Mak Ivan: другие произведения.

Тилира Миу Фррниу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:

Начало здесь:


Тилира Джейн Камара

Тилира Миу Фррниу


Место было очень красивым. Дикий лес, горная река, множество животных вокруг. Тилира прошлась по этому лесу и двинулась вверх вдоль течения горной реки. Она осталась в лесу на ночь, а утром продолжила свой поход. Ущелье сужалось, впереди появился водопад. Тилира прошла к нему, обратилась в молнию и вошла в полутемный грот, находившийся за струями воды, падавшими сверху. Место казалось особым. Тилира смотрела вокруг, пытаясь понять, что в нем такого, но она так и не нашла ничего.
Молния ушла вверх, сквозь скалу. Тилира вновь оказалась на берегу реки, но водопад теперь был позади. Ее путь лежал дальше. В одном из мест она наткнулась на старую ржавую проволоку. Было ясно, что ее оставили люди. Тилира огляделась вокруг и увидела упавший столб. Проволока тянулась к нему. Женщина подошла к столбу, подняла его и некоторое время смотрела на надпись. Буквы едва можно было различить. Тилира провела над металлической пластиной рукой и увидела все.
"Опасная зона. Людям вход воспрещен." − гласила надпись. Видимо, за этой проволокой располагалась зона оборотней. Тилира знала о них не мало. Ее совершенно не пугала такая надпись. Тем более, такая старая.
Женщина шла дальше. К реке вновь подступил лес. Горы словно сравнялись с землей, образовывая обширное плато, на котором река стала шире и текла довольно плавно. Тилира остановилась, увидев впереди крупных зверей. На поляне гуляли не травоядные, каких она уже не мало встречала, а хищники из семейства кошачьих. Своим видом они напоминали львов, а полосатый окрас шерсти больше подходил тиграм.
Звери так же заметили Джейн. Среди них находились и взрослые и малыши. Кто-то из молодых помчался вперед, на человека. Джейн стояла, глядя на него, а издали внезапно раздался вой, и молодой зверь остановился. От взрослого послышалось непонятное фырчание и полулев-полутигр пошел назад, а затем побежал.
Тилира не стала уходить. Она продолжала наблюдать за зверями, а те следили за ней. Через полчаса один из взрослых отделился от группы и пошел в сторону Тилиры. Он медленно приближался, остановился в нескольких метрах, а затем зарычал. Тилира молча смотрела на него, а зверь продолжал рычать. И Тилира вдруг осознала, что это слова, а не просто рычание.
− Я не понимаю, что ты говоришь, − произнесла она на английском. Зверь умолк. − Я не понимаю. Ты понимаешь меня?
Зверь не ответил. Он только слушал, а затем прошел к Тилире, встал рядом и провел когтями по земле.
− Что? − спросила она.
Он только фыркнул, а затем лег.
"Эй, ты меня слышишь?" − мысленно спросила Тилира, вызывая хийоака.
"Где ты?!" − тут же взоник его голос.
"У тебя шарманка совсем поломалась? Определять координаты источника сигнала разучился?" − спросила Джейн.
"Оставайся на месте!"
"Я здесь инопланетян каких-то встретила. Выглядят как львы, а полосатые как тигры."
"Где?!" − взвыл голос.
"Ты совсем тупой? Сканер включить не в состоянии?!"
В небе раздался удар. От него зверь рядом с Тилирой вскочил и бросился бежать. А над лесом уже несся корабль хийоака. Он приземлился и из него выскочил черный зверь. Он прошел не к Тилире, а к зверям. Разговор с ними было короток. Инопланетяне поднялись и пошли в корабль, а черный зверь направился к Тилире.
− Какого черта ты сбежала? − зарычал он.
− Ты совсем тупой, или прикидываешься? − спросила Джейн. − Где я сбежала? Куда я тут сбегу без космического корабля?
− Я еще разберусь с тобой, − произнес он и пошел к своему кораблю. Джейн прошла вслед за ним. − Куда прешь?! − зарычал он оборачиваясь около дверей.
− Ну ты и псих. Сначала требуешь, чтобы я у тебя в корабле оставалась, теперь не пускаешь меня. Ты с крыши упал, что ли?
− Ты останешься на Земле и будешь ждать меня.
− Да пошел ты! − зарычала Джейн и исчезла. Она унеслась молнией через горы, пролетела тысячи километров и возникла посреди улицы Нью-Йорка.
− Проходи-проходи, − сказала она человеку, увидевшему это появление. Он стоял рядом, словно столб. Джейн сама обошла его.
Она несколько секунд двигалась вдоль проспекта. Мысль о том, что хийоак, которого она встретила, оказался глупцом, казалась довольно странной. Тилира взлетела над городом и умчалась в Замок Львов.
Корабль хийоака в этот момент находился над ним и приземлялся. Возможно, хийоак и не видел явившегося рядом крыльва. Тилира некоторое время наблюдала за ним издали, затем пронеслась к кораблю, влетела внутрь и оказалась там рядом со львами. Она не показывалась им, а превратилась в похожего зверя, используя генокод инопланетян.
Хийоак вернулся назад через несколько минут. Он не говорил ничего, а вскочил за управление и зарычал непонятные слова, похожие на слова львов. Видимо, он предупреждал их о взлете, потому что корабль взял старт и поднялся в воздух, а затем выскочил из атмосферы в космос.
Тилира прибыла на новую планету. Хийоак высадил львов, передавая их властям. Вместе с ними там оказалась и Тилира, а корабль хийоака взлетел несколько минут спустя и исчез.
Взрослые львы начали разбираться со своими детьми и какой-то момент обнаружили "лишнего" львенка. Тилиру окружило множество глаз, затем раздался вой, от которого она попыталась спрятаться под пол, но у нее "естественно", ничего не вышло.
Львы зaговорили, что-то выясняли друг с другом. В конце концов Тилиру взяла одна из львиц, схватив котенка за шкирку.

Ее звали Рауру. Молодая львица, которая по своему несчастью оказалась бесплодной, удочерила Тилиру и стала ей матерью. Она дала маленькой львице имя Ниу. Тилира только потом узнала, что это слово на языке миу означало "трусишка". А Рауру даже не подозревала, что растила не потерявшегося котенка, а зверя, равного которому по силе было сложно найти в галактике. Тилира принимала все меры, чтобы ее не обнаружили как крыльвицу. Поначалу она боялась всего, оправдывая свое имя, но постепенно ее страхи исчезали вместе со знаниями приходившими от миу, являвшимися в Союзе Хийоаков одной из главенствующих рас.
Поначалу Тилира рассчитывала улететь, узнав все о миу, но постепенно ее ощущения менялись. Менялись так, словно миу были действительно ее родней. Больше всего сближал образ жизни хищника. Рауру, прожив несколько месяцев в городе, уехала оттуда, поняв, что такая жизнь не для нее. Они поселились в небольшом поселке. Вокруг рос лес, и для миу открывались огромные охотничьи просторы. Рауру радовалась успехам маленькой Ниу. Она радовалась за свою дочь сначала на охоте, затем в школе, где Ниу оказалась первой. Прошло почти двадцать пять лет. На Рарр годы шли довольно быстро. Ниу выросла, и стала большой красивой львицей, за которой хвостом ходили молодые львы. А мать теперь подталкивала свою дочь к тому, чтобы она шла учиться дальше. Тилира этого не хотела, но в один прекрасный день она поняла, что именно это может дать ей возможность улететь домой.
И Ниу согласилась. Она уезжала в город оставляя мать, а в напутствие та одарила ее новым именем, переход на которое по закону предков означало, что Ниу становилась взрослой. Теперь ее звали Фррниу, что означало совершенно противоположное понятие прежнему имени. В отличие от многих других рас, у миу не было длиных имен. Попытка их ввода не прижилась, и миу имели простые двух-, иногда, трехсложные имена.

− Что уставилась, глупая девка? Прочь с дороги! − зарычал миу. Фррниу стояла перед ним и еще четырьмя миу, перегородившими переулок, по которому она шла. − Пошла вон! − зарычал миу.
− У тебя клыки тупые и когти короткие, недоумок, − прорычала Фррниу. − Ты не справишься со мой, даже если твои сопляки будут тебе помогать!
Это была первая серьезная драка, в которой участвовала Тилира. Раньше она не видела подобной жестокости у миу. В поселке, где она жила, схватки были короткими и кончались при первой же крови.
На этот раз все было иначе. Пятеро миу, атаковавших Фррниу, нанесли ей не мало кровавых ран. Но каждый из них получил от молодой львицы не меньше. Приехавшая на шум драки полиция разнимала миу с помощью стальных сетей. Задержали всех шестерых, и Фррниу впервые оказалась в полицейском участке. Ее продержали там двое суток, прежде чем привели на допрос к следователю.
− Не успела приехать в наш город и уже драки устраиваешь? − прорычал старый миу.
− Да, − прорычала Фррниу. − В моей деревне никто не дрался и я сюда приехала, чтобы подраться. У меня занятий других нет, как нападать на ваши уличные банды.
− Тебя, похоже, не учили уважать старших, девочка?
− Когда меня встречают старшие и говорят, "пошла вон с дороги, глупая девка", никакого уважения к ним не остается.
− Я говорю не о них?
− А о ком? О самом себе? Твои первые слова были оскорблением в мой адрес. Если ты этого не понимаешь, я не виновата. Так что, научись сначала сам уважать собеседника, а потом учи этому других.
− Кто начал драку?
− Они.
− Они говорят, что ты.
− Пригласите сюда хийоака, и пусть он определит, кто лжет.
− Слишком много чести для таких как вы.
− В таком случае, нечего было вмешиваться в наши дела.
− Если бы мы не вмешались, они убили бы тебя.
− Если бы вы не вмешались, я пошла бы дальше, а их отправили бы в реанимацию.
− Ты отказываешься помогать следствию?
− Я не вижу никакого следствия, − ответила Фррниу.
Миу поднялся и вышел из кабинета. Через минуту там появилась охрана, и Фррниу выпроводили из участка.
Она вернулась к учебе. Прошло несколько дней. Фррниу вновь шла через тот переулок, и перед ней оказалось пятеро миу. Главарь тут же зарычал сигнал атаки, и львы бросились на Фррниу.
Она остановилась и не сошла с места, когда они приблизились. Главарь прыгнул первым. Фррниу сделала шаг в сторону, и ее когти прошлись по телу летевшего на нее миу. Лев грохнулся мимо Тилиры, перекувырнулся несколько раз и распластался на земле. Он попытался подняться, но не смог.
А Тилира в этот момент принимала атаку четверых. В отличие от прошлого раза она не выла и не рычала, нанося удары. Фррниу делала это молча. Еще один лев улетел в сторону, получив серьезное ранение. Трое оставшихся еще не понимали что стало с их друзьями. И только, когда третий рухнул на землю с кровавыми полосами на шее, двое оставшихся поняли, что нарвались не на девчонку, а на зверя. Они отступили.
− Хррр... − тихо зарычала Тилира и прыгнула. Она достала обоих. Удары когтей били в цель. Львы взвыли, решив, что их убивают. Фррниу нанесла обоим ранения после которых те не смогли встать.
Уже слышались сирены полиции. На этот раз она приехала позже, потому что драка не сопровождалась воем, как в прошлый раз. Фррниу вновь оказалась в полицейском участке. На этот раз ее не держали столько времени, как в предыдущий раз, а сразу же привели к следователю.
− На этот раз ты пойдешь под суд, стерва, − прорычал лев.
− Ты все сказал? − спросила Фррниу. − В таком случае, захлопни свою пасть и не пищи.
Ее отправили в тюрьму. А через несколько дней Фррниу встретила Рауру. Мать бегала вокруг, выла и умоляла Фррниу повиниться, попросить прощения у следователя и других миу. Она не понимала, почему ее маленькая любимая Ниу, которая никогда никого не обижала, внезапно оказалась замешаной в жестокой кровавой драке. А жестокость драки оказалась таковой, что делом Фррниу заинтересовались и власти города, и пресса. А это означало, что намечавшийся суд должен был стать для Фррниу решающим.

Зал суда быстро заполнялся. В него пускали далеко не всех. Многие миу оставались за дверями и они могли наблюдать за происходящим на большом экране, куда транслировались изображения с нескольких камер.
Фррниу молча выслушала выступление обвинителя, затем защитника. После этого были зачитаны заявления пострадавших миу, находившихся в это время в больнице. Эти заявления принимались, как их показания. А затем была вызвана для ответа Фррниу. Ее провели через зал под охраной и в кандалах.
− Поклянись перед судом говорить правду и только правду, − прорычал судья.
− Клянусь говорить правду и только правду, − прорычала Фррниу.
− Назови свое имя, − сказал судья.
− Фррниу.
− Ты признаешь себя виновной?
− Нет.
В зале послышался вой, но судья призвал всех к порядку. Наконец, наступила относительная тишина.
− Ты отрицаешь обвинение? − спросил судья.
− Я отрицаю обвинение, − прорычала Фррниу, глядя в глаза льву.
− Против тебя выступили пятеро свидетелей. Ты не можешь отрицать их слова.
− Пятеро сговорившихся свидетелей. И все пятеро лгут.
− Они находятся в больнице, и экспертиза установила что их раны нанесены твоими когтями, − прорычал судья. − И ты заявляешь, что они лгут?
− Они лгут, − прорычала Фррниу. − Возьмите любую из бумаг с их показаниями и прочитайте ее еще раз.
Судья некоторое время молчал, затем передал бумагу своему помощнику и тот начал ее читать.
− ...она напала на нас, и...
− Стоп! − зарычала Фррниу.
Лев остановился.
− Прочитай еще раз последние пять слов, − прорычала Фррниу. − Эти слова − ложь! И все подобные слова − ложь. Я не нападала.
− Выходит, что пятеро львов напали на тебя, и на тебе не осталось никаких ран? − спросил обвинитель.
− А кто это проверял? − зарычала Фррниу. − Никто. На мне не меньше ран, чем на них. Только вы их видеть не желаете.
− Если бы их на тебе было не меньше, ты не смогла бы здесь стоять, − прорычал лев.
− Еще одна ложь, − прорычала Фррниу.
Зал вновь зашумел. А к Фррниу проскочила Рауру. Ее не удержали охранники, и мать оказалась рядом. Она коснулась тела львицы и взвыла.
− Да у нее же кровь! Вы что, ослепли совсем! Она даже здесь, на пол капает! − завыла Рауру. Теперь это видели и те, кто находился рядом. − Ниу! Почему ты молчала?! − взвыла мать.
Суд прервался. Фррниу отправили к врачу. У льва едва не вылезли глаза, когда он обнаружил множество ран на теле миу. Часть свежих, часть недавно заживших. А затем была сделана экспертиза, которая показала, что ранения были нанесены когтями тех самых пострадавших.
Суд возобновился через несколько дней. Обвинитель корректировал свое заявление, объявив лишь, что раны нанесенные обвиняемой были следами сопротивления пострадавших.
− Я отрицаю обвинение, − вновь произнесла Фррниу.
− Ты не можешь его отрицать! − зарычал обвинитель. − Все доказано!
− Ничего не доказано, − ответила Фррниу. − НИЧЕГО! − повторила львица, и лев сам начал сомневаться в своих словах.
− Отойдите на свое место, − прорычал судья. Обвинитель ушел, а судья смотрел на Фррниу. − Расскажи нам, Фррниу, как было дело.
Она начала с того, что училась и каждый день ходила по тому переулку от места учебы к общежитию и обратно. Фррниу рассказала о первой встрече, о том как пятеро львов перегородили ей дорогу, а затем набросились на нее и все шестеро оказались в полицейском участке.
− Меня продержали в участке двое суток без воды и еды, затем отправили к следователю, которого здесь почему-то не видно. Он начал разговор со мной с оскорблений и обвинений в том, что я устроила драку на улице. После подобного обращения я отказалась отвечать на его вопросы. Он стал угрожать мне и заявил, что банда, которую я встретила на улице в следующий раз убьет меня. После этого он ушел, а меня выпроводили на улицу. А через несколько дней я снова встретила их. В этот раз они атаковали меня без всяких слов. У меня не было иного выхода, кроме как нанести им ранения, от которых они не смогли подняться. Вот и все. Я не нападала.
− Из этих слов следует, что ты обвиняешь следователя в невыполнении его обязанностей?
− Я не знаю его обязанностей. Я рассказала то, как все было. И еще там, когда я в первый раз говорила со следователем, я сказала, как он может проверить кто лжет, а кто нет. На эти слова он мне ответил, что слишком много чести для меня, чтобы что-то там проверять. А входит в его обязанности оскорблять подследственных или нет, мне неведомо.
− Это серьезное обвинение следствию, − произнес судья. − Я предупреждаю, ты находишься под присягой и, если это окажется неправдой, тебе будет предъявлено обвинение в лжесвидетельстве.
− Вам достаточно пригласить сюда хийоака, и он скажет, кто лжет, − произнесла Фррниу. − Но, как сказал следователь, слишком много чести...
Суд заканчивался. Следователь все же появился, и обвинил Фррниу в оскорблениях, которые она нанесла ему лично. Ни о каком приглашении хийоака не было речи. В конечном итоге Фррниу была осуждена.
Рауру плакала, а Фррниу молча принимала ее ухаживания, которые были последними перед тем отправлением молодой львицы в колонию.
− Не расстраивайся, − произнесла Фррниу. − Я это переживу.
− Как же так, Ниу? Как ты могла такое сделать?
− Ты мне не веришь? − спросила Фррниу, взглянув на львицу.
− Я тебе верю.
− Так вот, и верь. Я не совершала преступлений. И когда-нибудь я это докажу. И, судя по тому, как прошел суд, в тюрьме сидят не только преступники, мама. Не беспокойся за меня. Я уделала пятерых бандитов, справлюсь и с другими.
Свидание заканчивалось. Фррниу увозили и она прощалась с Рауру на три года.

Тюрьма представляла собой зону, в которой царил закон силы, она не была похожа на тюрьму людей. Миу не держали в камерах, а в большом закрытом помещении с множеством отделений без дверей. Дверь из помещения была только одна, и покинуть зону было возможно только сломав решетку или проломив стену.
Фррниу запускали в зону через эту дверь. Перед ней открывалась решетка, она проходила вперед, решетка закрывалась позади, после чего открывалась следующая и так четыре раза. Со стороны зоны ее уже встречало два десятка львиц. Фррниу прошла последнюю решетку, и металл грохнулся позади, закрывая выход.
Тилира осматривала новых соседей, с которыми ей предстояло прожить три года. Они так же смотрели на нее.
− Ты первый раз в тюрьме, − прорычала старая львица.
− Первый, − произнесла Фррниу.
− Значит, дерьмо будешь убирать ты, − зарычала другая.
− Если это дерьмо − ты, то с радостью уберу, − ответила Фррниу.
Львица сделала шаг вперед с рычанием, но ее тут же осадил другой голос.
− За что попала сюда? − прорычала старая львица.
− За то что следователь сволочь и суд купленый, − ответила Фррниу.
− За подобные слова ты можешь получить и когтями по морде, − возник новый голос.
− Твои когти слишком коротки, что бы достать до меня, − ответила Фррниу.
− По-моему, она уже заслужила это, − сказала все та же львица, обращаясь к старшей. Вокруг, видимо, все слушали именно ее. Она молча развернулась и пошла прочь. Оставшиеся восприняли это, как знак того, что Фррниу в их распоряжении.
− Я с ней разберусь! − зарычала та, что говорила про уборку дерьма.
Ей никто не мешал. Львица прошла к Фррниу и прыгнула.
От тихого и бесшумного удара львица рухнула на пол и взвыла.
− Твое дело только дерьмо убирать, − прорычала Тилира. Львица поднялась и сделала еще одну попытку напасть, но и на этот раз у нее ничего не вышло. Она улетела в угол от мощного удара задних лап Фррниу.
Побежденная убралась с тихим воем, а перед Тилирой оказалась сильная взрослая львица, которая была намерена расправиться с новенькой не хуже чем Фррниу расправилась со своим первым противником.
− Распустишь когти, и ты сдохнешь прямо здесь, − прорычала она.
− Скорее у тебя клыки выпадут, чем я сдохну, − ответила Тилира.
Схватка началась. В первом же прыжке львица нанесла Фррниу ранение, от которого любая другая миу потеряла бы способность драться. Но Фррниу лишь отскочила в сторону и слизав кровь взглянула на противницу.
− Хочешь еще? − зарычала та.
− Хочу еще, − произнесла Фррниу.
Львица прыгнула, и в то же мгновение навстречу прыгнула Фррниу. Схватка началась еще в воздухе. Тилира вывернулась, уходя от удара когтей противницы, а затем нанесла свой удар. Один... Второй. Третий!
От четвертого тело противницы передернулось, и она рухнув на пол не поднялась. Фррниу медленно прошла к ней.
− Ты тоже будешь убирать дерьмо, − прорычала она и подняла взгляд на остальных.
− Убейте ее! − зарычала раненая львица.
Теперь драка была не равной. Но неравенство было вовсе не в пользу миу атаковавших Тилиру. Послышался вой одной, затем другой. Миу вылетали из круга получая жестокие ранения. Под конец они разошлись от Фррниу.
Она стояла, глядя на них. Ее шерсть была в крови, и миу вокруг ощутили страх, и Фррниу зарычала, нагоняя на них еще больший страх.
Никто больше не посмел коснуться Фррниу, и начались ее первые дни жизни в тюрьме. Тилира узнавала имена миу.
Самую старую звали Аррау. Она находилась в тюрьме больше двадцати лет, и никто не знал за что, а Аррау не говорила.
Молодую, ту которой досталась работа по чистке отхожего места, все звали Рай, по детскому имени, а ее полное имя было Вирай. Она попала в тюрьму за уличную драку. Большая часть миу сидели именно за драки.
Ту, что была второй после Аррау, звали Равурр. Ее осудили за убийство. Именно поэтому она и была второй, а Аррау оставалась первой, как больше всех просидевшая в тюрьме.
Первая драка с Фррниу фактически переменила расстановку позиций. Равурр стала третьей и оставалась таковой лишь потому, что вокруг нее было еще четыре львицы, которые не подпускали к своей раненой предводительнице никого. Все вокруг занимались теперь зализыванием ран после схватки с Фррниу. Не получили ранений только три львицы. Они были молоды, как Вирай, и не участвовали в драке просто испугавшись лезть в общую свалку. Среди этих троих была своя грызня. Им предстояло вскоре выбирать, кому заменить Рай, которой оставалось совсем не много времени до освобождения.
Раны Фррниу давно зажили. Равурр тоже оправилась после полученого ранения. Фррниу почти не выходила из своей "камеры" и встречалась с миу только во время обеда. Это действие тоже было особенным. Мясо, переправляемое в зону изначально было разделено на равные части по числу заключенных. Но негласный закон говорил, что первые миу брали ровно столько, сколько хотели, и никто из слабых не имел права прикоснуться к мясу, пока свою порцию не возьмут сильные. И право Фррниу никто не нарушал. Она приходила и брала столько, сколько желала, хоть две, хоть три порции, и Тилира пользовалась этим правом. В первые дни она забирала по три части, затем стала брать по две, как это делали Равурр и четверо ее львиц. Аррау брала одну порцию и уходила. После этого наступала очередь слабой части зоны. Там была своя иерархия. Еще четверо были первыми, и брали свои части, а остальные набрасывались на оставшиеся куски и раздирали их, кому что достанется. Четверка молодых обычно урывала пару кусков. Их делили на четыре части. Если удавалось схватить три, тогда для них был пир, если же одну, тогда трое делили ее на три части, а Вирай оставалась голодной. Впрочем, бывало, когда и все четверо оставались голодными, и тогда они бродили по зоне выпрашивая кусочки у остальных. Кто-то иногда и кидал.

Прошло почти полгода. Вирай ушла. Трое молодых львиц, под конец, решили заниматься чисткой отхожего места по очереди. В зоне появилось еще несколько миу они улавливали иерархию сразу же. Двое из них уже были в подобных местах, поэтому их не пришлось учить, а еще две получили не мало ран от помощниц Равурр, прежде чем поняли, каково положение дел вокруг.
Теперь время, когда на волю выходила еще одна львица. На ее место должна прийти другая. Мест в тюрьме ограниченое количество, но больше миу, чем число камер, в зоне никогда не наблюдалось.
Свободное место пустовало только один день. Затем послышался сигнал, который означал, что в зону прибывает новая заключенная. Большинство миу встречали ее у входа. На этот раз ее встречали все, кроме Фррниу. Она лежала у себя и одним глазом смотрела в зал, где обычно все и находились. Первой ушла от выхода Аррау. Затем около входа послышалась возня. Очередная драка, в которой выяснялось место прибывшей.
Фррниу она не интересовала. Драка закончилась достаточно быстро, миу разошлись и Тилира поняла, что произошло не совсем то, чего все ожидали. Вновь прибывшая львица оказалась сильнее кого-то из помощниц Равурр. А около входа, видимо, намечалась новая драка.
И она действительно произошла. Фррниу не видела ее, но вой и рычание, слышавшееся оттуда, говорили сами за себя.
Равурр была побеждена. Вместе с этой победой раздался вой победительницы, которая провозглашала себя первой в зоне и требовала от каждого, кто не согласен, выходить на бой.
Кто-то проходил мимо камеры Фррниу, и она прикрыла глаза, делая вид, что дремлет. Львица посмотрела на Фррниу и ушла дальше.
День подходил к концу, а следующее утро начиналось с дележки обеда. Тилира вышла со своего места и прошла вперед. Некоторое время все наблюдали за процедурой прогонки тележки через вход. Наконец, она оказалась рядом с миу и к ней прошла Аррау.
− Куда прешь, старая дура! − возник голос. − Я первая!
Аррау молча взглянула на нее и отошла в сторону. Теперь Тилира видела новую львицу. Она не была очень молодой и выглядела крупнее остальных. Львица прошла к тележке и встала от того, что Фррниу встала ей на хвост.
− Кто?! − Взвыла львица оборачиваясь. − Пошла вон, мелюзга!
− Ты ошиблась, девочка, − произнесла Фррниу. − Ты здесь далеко не первая.
− Уберите ее от меня! − зарычала львица. Вокруг возник шорох и вместо того, чтобы кто-то прошел к Фррниу, все вокруг разошлись. − Это еще что?! − снова взвыл ее голос. − Так ты хочешь сдохнуть?!
Это была драка. Фррниу молча уходила от ударов львицы, а та выла и рычала, кидаясь на нее.
− Ты будешь убегать или драться?! − зарычала львица.
− Если я прыгну, ты ляжешь и не встанешь, − произнесла Фррниу. − Желаешь?
− Попытайся.
Тилира прыгнула. Львица попыталась встретить ее когтями, но они лишь промелькнули в воздухе рядом с телом Фррниу, а затем когти молодой львицы вошли в горло ее противника. Рычание перешло в вой, а от нового удара львица взлетела в воздух и рухнула на спину. Фррниу била в нервный центр, что приводило к непроизвольным реакциям мышц.
− Я сказала, что ты ляжешь, если я прыгну, − прорычала Фррниу. − И лежи. А иначе, ты сдохнешь.
Фррниу отвернулась от поверженой. Но та не желала сдаваться. Она вскочила и прыгнула. Тилира шагнула в сторону и, как это уже было не раз встретила летевшего противника когтями.
Несколько глубоких кровавых ран возникли на животе львицы, она передернулась в воздухе и приземлилась не на лапы, а на бок. Ее голова ударилась о бетон и львица не сумела больше встать.
Фррниу смотрела на нее в упор и молчала. Та еще несколько раз порывалась встать и не смогла. Бой закончился. Тилира оглядела всех вокруг, затем прошла к тележке с мясом и остановилась. Она обернулась к Аррау.
− Ты первая, − прорычала Фррниу.
Аррау несколько мгновений колебалась, затем прошла и взяла свой кусок. Фррниу так же взяла кусок мяса, затем взяла еще один и подошла к раненой львице.
− А это твое, − произнесла она и положила кусок перед ней.
Вокруг никто не прорнил ни слова. Фррниу ушла на свое место, а около тележки начался обычный дележ мяса. А когда все закончилось, пустая тележка уехала назад. Раненая львица кое-как доползла до своей камеры и осталась там.
День подходил к концу. Фррниу лежала на своем месте. Рядом кто-то появился, и она открыла глаза. Перед ней оказалась Аррау. Она вошла и села рядом.
− Почему ты это сделала? − спросила она.
− Вряд ли ты способна это понять.
− Я многое могу понять.
− Тогда, попытайся понять сама, почему.
− Тебе что-то нужно от меня.
− Не угадала.
− Тогда, почему? Ответь мне.
− Потому что ты не дралась.
− Это глупо.
− Поэтому я и сказала, что ты не поймешь, − ответила Фррниу.
Львица молчала. Она прошла из камеры Тилиры и остановилась на выходе.
− Мой совет тебе, проследи, чтобы она не умерла. Иначе тебе добавят лет пятьдесят, − произнесла она и пошла прочь.
Последние слова львицы не мало значили. Фррниу некоторое время лежала, а затем поднялась и прошла мимо камер. Она задержалась на мгновение около Равурр. Та лежала с ранениями после боя с новой заключенной. Фррниу прошла дальше, обошла вокруг и вошла в камеру с другой раненой миу. Та лежала без сознания, рядом была лужа крови, в которой лежал недоеденый кусок мяса.
Фррниу принялась за обработку ран миу. Миу обычно делали это сами, своими языками, но на этот раз львица была не способна сама зализывать раны. Тилира принесла воды, промыла ее шерсть от застывшей крови, затем перевернула львицу на другой бок так, что бы большая часть ее ран не была внизу.
Кто-то оказался у входа. Фррниу обернулась, и миу тут же скрылась. Это мало что значило, хотя, неизвестно, как миу приняли бы подобное ухаживание со стороны "сильной" по отношению к "слабой".
Состояние миу стабилизировалось. Главное было остановить кровотечение, и Тилира сделала это.
На следующее утро раненая пришла в себя. Вновь было распределение кусков мяса. На этот раз Фррниу взяла три куска мяса и прошла не к своей камере. Раненая львица смотрела на Фррниу и на два куска мяса плохо понимая, что происходит.
− Что это значит? − зарычала она.
− Это значит, что я не желаю получить лишних пятьдесят лет тюрьмы, если ты сдохнешь, − ответила Фррниу. − И это все.
− В таком случае, можешь не сомневаться, когда я доберусь до тебя, ты сдохнешь.
− У тебя кишка тонка, − ответила Фррниу и пошла прочь. Она понимала, что львица могла попытаться ее убить. Наиболее вероятно во сне.

Время вновь шло как прежде. Новую львицу звали Ранран. Вскоре Фррниу узнала и о том за что та оказалась в тюрьме. За убийство. Она получила срок восемдесят лет, и это был самый большой срок после Аррау, у которой он был пожизненным.
До новых схваток Ранран с Фррниу не дошло. В дело вступила Равурр, которая решила что у нее есть только один способ вновь вернуться к первенству. Она вступила в схватку с Ранран, когда та еще не оправилась от ран. Это и решило исход боя. Ранран вновь оказалась неспособной драться.
Равурр была готова сделать подобное же и с Фррниу. Нанести жестокое ранение, а затем просто не давать вылечиться. Попытка это сделать закончилась плачевно для самой Равурр, хотя она и не участвовала в ночном покушении. Тилира явилась к ней и несколько раз шарахнула миу об стену.
− Нравится? − Зарычала Фррниу. − А теперь запомни, дура. Еще раз кто из твоих ко мне прикоснется, я вас всех размажу по стенкам. Будете плавать в своей крови. Ясно? А через пару годиков, перед тем, как мне уйти, я сделаю так, что вы все будете лежать, а Ранран встанет. Ты поняла?
Казалось, больше всего миу поразили слова о двух годах.
− Ты уходишь через два года? − спросила она.
− Да, − прорычала Фррниу. − Поняла, что рискуешь за ничто?
− Поняла, − ответила та.
И она действительно поняла. А через два дня в камере Фррниу оказалась Аррау.
− Я узнала, что ты выходишь через два года, − сказала она.
− И что из этого?
− Три года за драку, это слишком мало.
− Тебя это задевает? Ты сама никому не сказала за что ты здесь.
− За то что съела двуногого зверя.
− Человека? Они здесь есть? − удивленно спросила Фррниу.
− Есть. Ты не хочешь сказать, за что ты?
− Я уже говорила.
− За драку дают минимум десять лет.
− А сколько дают за самозащиту?
− За самозащиту ничего не дают.
− И за такую, когда нападавшие залетели в больницу?
− За такую могут дать.
− Три года, − произнесла Фррниу.
− Почему ты ни с кем не говоришь? Ты считаешь себя выше других?
− Мне не о чем говорить. И не хочу ни о чем говорить.
− Говорить всегда найдется о чем.
− Я сказала, нет, − произнесла Тилира.
Миу ушла.
С этого момента в зоне ничего больше не менялось. Ранран лежала израненой и теперь была готова убить Равурр, но у нее не было сил. А вокруг все подчинялись только сильной львице, жестокость которой росла все больше и больше.
Шел последний год заключения Фррниу. В какой-то из дней Аррау просто не вышла из своей камеры за мясом. Кто-то прошел к ней и вернулся с сообщением, что она мертва.
Фррниу прошла туда. Львица не была убита. Она просто умерла. Либо от старости, либо от сердечного приступа, которые иногда случались и у львов.
Мясо с тележки разобрали, и на его место положили мертвую миу. Тележка ушла. Фррниу прошла на свое место. Она раздумывала над временем, проведенным в тюрьме. Тилира могла легко сбежать. Для этого требовалось только желание. А его то и не было.
Вновь прибывшая львица попала под горячую лапу Равурр. Та, казалось, просто была в бешенстве. От нее вокруг пострадало не мало миу. Многие имели на нее зуб, но никто не решался выступить против.
Раненую львицу утащили в освободившуюся камеру. Равурр напутствовала ее рычанием и словами о том, кто в зоне первый.
Фррниу в очередной раз проходила мимо камер с миу и остановилась рядом с камерой Ранран. Львица зализывала очередные раны, полученые от Равурр.
− Ты так и осталась дурой? − спросила Фррниу.
Миу обернулась и замерла. Она не знала, чего ожидать от этого появления рядом Фррниу.
− Ты не поняла, что все было бы иначе, если бы ты не была дурой?
− Чего тебе надо от меня?
− Просто скажи мне слова: "Прости девочка, я была дурой, что напала на тебя." Скажешь, и когда я уйду, первой станешь ты. А я уйду совсем скоро. Через каких-то сто дней.
− И ты прикажешь им не прикасаться ко мне?
− Я не могу им этого приказать. Им приказывает Равурр. А я могу всего лишь сделать так, что они не встанут. Но для этого ты должна кое-что пообещать.
− Что?
− Ты выполнишь одно дело, какое я скажу. Не сейчас, а когда-нибудь. Просто дашь обещание и все. Согласна?
− Согласна.
− Можешь считать, что сейчас ты вторая. А через сто дней станешь первой.
Фррниу вышла из камеры Ранран и прошла к группе миу, окружавших Равурр. Они заметили это и большинство разошлось в стороны. Осталась лишь Равурр и четверо ее друзей.
− Я так полагаю, вам известно, что такое жестокость, девочки, − произнесла Фррниу. − А так же вам известно, что такое беспричинная жестокость. − Не так ли, Равурр?
− Чего тебе надо? − спросила та.
Фррниу прошла к ней. Миу вокруг разошлись, и Равурр отступила.
− Я тебе говорила, что размажу тебя по стенке, если ты меня заденешь?
− Я тебя не задевала!
− Правда? А кто только что ответил мне хамством?
− Я...
Равурр не договорила свою фразу, получая удар когтями.
− Вот именно, что ты, − зарычала Фррниу.
− Я ничего тебе не сделала! − завыла та.
− Три года соседства с мерзкой кошкой, это ничего?! − зарычала Фррниу. Львица побежала от нее, но не сумела убежать. Фррниу достала ее и от нового удара Равурр взвыла.
Вокруг уже собирались миу, а Фррниу продолжала наносить удары Равурр, отчего та только выла. Под конец она свалилась на пол и не смогла встать.
Тилира оставила ее и развернувшись прошла к четверке служившей Равурр.
− Не трогай нас! Мы сделаем все что ты прикажешь! − взвыли они.
− С этого момента ни одна из вас не прикоснется к Ранран.
− Но она... − зарычала львица и тут же взвыла от того, что Фррниу ударила ее когтями.
− Это мой приказ! − зарычала Фррниу. − Все! Закончилась ваша баланда!
Они выли. Равурр пыталась понять за что получила это наказание, но она не поняла этого. А Фррниу нашла помощников, которые были обижены на Равурр, и те согласились дежурить рядом с камерой Ранран, которой еще требовалась защита, но которая в скором времени сама станет на место Фррниу и не даст спуску Равурр и ее львицам.

К тому дню, как пришел приказ об освобождении Фррниу, Ранран была полностью здорова и приняла эстафету. Теперь Равурр была загнана в свою камеру и ранения не давали ей подняться.
Перед Тилирой подымались решетки. Она проходила вперед, решетки закрывались позади, и позади оставались три года жизни в тюрьме. Ее проводили через тюремный двор и вывели за ворота.
Там стояла Рауру. Тилира почти забыла о ней, а львица, принявшая ее как дочь, казалось, простояла под воротами тюрьмы все эти три года. Она бросилась к Фррниу и начала ее вылизывать.
− Как ты, Ниу? С тобой все в порядке? Тебя там не били?
− Не били. Я там всех била.
− Ты шутишь.
− Поедем домой, мама, − ответила Фррниу.
Они уехали в деревню, и Рауру еще долго бегала вокруг дочери, считая, что той плохо, что ей надо помочь. Тилире все же удалось убедить львицу, что с ней все в порядке, что тюрьма ее не сломала, что там у нее не было серьезных проблем.
А через год Фррниу вновь поехала в город, чтобы начать учиться. Ей пришлось приложить не мало усилий, чтобы поступить. Наличие судимости сильно подрывало возможности Фррниу в обществе миу.
Но она шла вперед. Сложность начала обратилась в легкость в конце. В высшей школе, куда поступила Тилира, ее успеваемость вскоре перевесила все домыслы по поводу судимости. А Фррниу уже штурмовала основы теории поля миу.
Это было так просто! Взять понимание мира крыльва, переложить в математические формулы, дать этим формулам название и действовать по ним, объясняя самые разнообразные эффекты.
Понять эту теорию было дано не каждому. В тот день, когда Фррниу сдала на отлично экзамен по Общей Теории Поля, она переступила черту. Тилира еще не знала этого. Она не знала, что попала в списки нескольких организаций, которые начали работу в самых разных направлениях, в том числе и в направлении по расследованию былой судимости.
Через двенадцать дней Фррниу вызвали в Управление школы, и она предстала перед хийоаком, который выглядел как миу и представлялся как миу. Он задал ей несколько вопросов об обвинении, о суде, о времени, проведенном в тюрьме, а затем умолк и несколько минут молчал, видимо, слушая мысли Фррниу. Она знала, что так будет, и ее мысли витали в самых разных местах. Она вспоминала о своем доме, о матери, о походах по лесам. Она проклинала в мыслях свою упертость за то что ходила по той дурацкой улице, где наткнулась на банду, которую побила, но из-за которой попала в тюрьму. Она вспоминала следователя, который однозначно принял враждебную позицию по отношению к ней и, фактически, привел ее к тюрьме выпустив на волю тех пятерых...
− Я думаю, мы с вами еще увидимся. А сейчас вы свободны, − сказал миу-хийоак, и Фррниу попрощавшись покинула кабинет.
Проверки-проверки-проверки. Фррниу словно сканировали насквозь, пытаясь понять, что она представляла внутри себя. Наверняка в это время где-нибудь допрашивали заключенных, с которыми она сидела. Возможно, какие-то миу следили за Рауру.
Тилира ощутила всю эту сеть не сразу. Она поняла это полностью только через год, когда кто-то объяснил ей, что за дурацкие ситуации постоянно случались с ней.
А Фррниу шла в гору. Шла семимильными шагами, постигая науку, которую в действительности давно знала. Ни один профессор не сумел запутать ее в уравнениях. Ни один не смог найти в ее решениях ошибок.
А проверяющие докопались до того самого момента, когда маленькая миу была найдена в космопорте и удочерена львицей Рауру. После этого Фррниу оказалась на новой комиссии, которая решила провести гипнотический сеанс, в котором миу должны были проникнуть в прошлое и узнать секрет происхождения Фррниу.
Тилира не могла не согласиться. И вместе с этим согласием приготовила все, чтобы показать миу свое "прошлое".
Она вспоминала мать, вспоминала тот день, когда встретилась с ней и вспоминала, как попала в космопорт... Корабль хийоака, который привез ее с... Фррниу, конечно же не знала, а миу было известно, что в тот день на Рарр была привезена группа миу с Земли. А там на Земле маленькая миу помнила только лес, реку, и других миу, от которых пряталась... Дальше никто не ушел.
Фррниу "пришла в себя". Она помнила все то о чем рассказала под гипнозом и попросту взвыла.
− Стой-стой-стой! − зарычал врач-психотерапевт. − Ничего не случилось, Фррниу. Ты просто узнала немного о своем прошлом.
− Я думала, моя мама... А она не моя мама... − завыла Фррниу.
− Она стала тебе матерью. Она не родила тебя, но она воспитала тебя. Ты должна быть ей благодарна.
− Я благодарна... − ответила молодая львица. Никто из миу вокруг не понял, что за зверь сидел перед ними. Для них все эти поиски были необходимым условием. Миу, которая обладала способностью понять главную физическую теорию всего мира, не должна была иметь изъянов в своей душе.
Шестой год обучения заканчивался направлением в новую школу. Фррниу выбрала специальность, которая однозначно связывала ее будущее с космосом. И, казалось, она не сама к этому шла. Ее словно вели. Фррниу окружали множество миу. Ей пророчили блестящее будущее, а кто-то почти не скрывая ставил молодую львицу в один ряд с Великой Авурр.
Новая школа. Новые понятия. Закон и порядок. Философия и миропонимание Союза Хийоаков. Взаимоотношение различных разумных видов. Все вводилось четко ясно и понятно. Все строилось на единых принципах, на единых законах, которые превращали новое миропонимание в монолит и для миу Фррниу этот монолит должен был лечь в саму основу жизни. Тилира не мешала этому. Она учила, познавала, сдавала экзамены, и никто вокруг не сомневался в искренности всех ее поступков. Никто не понимал, что в самой глубине сознания львицы находится зверь, который ее полностью контролирует и которому достаточно одного движения, чтобы монолит науки хийоаков разлетелся на множество осколков. Впрочем, Тилира не собиралась этого делать. Ей было интересно, во что это выльется, что произойдет, когда закончится обучение Фррниу, и она станет той самой надеждой миу на... На непонятно что.

Новые времена приносят новые знания. А миу Фррниу внезапно узнает, что весь мир миу находится в глубоком кризисе, что те самые уличные драки, заключенные в тюрьмах, это не случайность, а почти закономерность. Что найти законопослушных миу на Рарр так же сложно, как найти иголку упавшую в траву. Рарр, одна из основных планет Союза Хийоаков находится на грани внутренней войны, в которой миу все равно кого убивать. В них восстает их собственная природа, природа хищника, которой нет выхода. Во многих районах планеты охотиться не на кого. Миу живут фермерством, выращивая животных на убой. А от миу скуки начинают кидаться друг на друга. В нескольких местах уже были зарегистрированы кровавые вспышки насилия, в которых миу вымещали свою злобу на ком попало.
В руках Тилиры были все данные. Не в руках, в лапах. Она просматривала их не раз и следила за развитием событий. У нее было свое видение. И она знала целостную картину. Она понимала ее. Понимала как хищник и понимала, как разумное существо, осознававшее все обстоятельства.

Профессор Раурау молчал. Он думал о будущем планеты, о том, что мир миу катится в пропасть, что все вокруг может исчезнуть в бешенстве зверей, теряющих разумную ориентацию...
Фррниу прошла через кабинет и остановилась.
− Ты хочешь что-нибудь сказать, Фррниу? − спросил миу. Он даже не оборачиваясь к входящему понял, кто вошел.
− Да, − ответила она. Миу обернулся, прошел к своему столу и лег перед ним.
− Я слушаю.
− Хийоаки нам помочь не смогут?
− Нет. У них самих кризис. Хотя, они этого и не признают.
− Плохо, что не признают. На Рарр есть еще одна проблема, которую стоит решить. При чем, у нее есть решение.
− Какая проблема?
− Колония землян.
− Я не вижу в них никакой проблемы.
− А я вижу, − произнесла Фррниу.
Раурау взглянул на нее. Возможно, он начал бы спорить сейчас с кем угодно по этому поводу, но слова сказанные Фррниу...
− Какая проблема? − спросил профессор.
− Люди на Рарр могут стать катализатором. Попросту причиной, по которой миу начнут драку. Первым делом в этой драке будут перебиты все люди. И поэтому, я считаю, что их следует вывезти с Рарр на Новую Землю.
− Мы хотим недопустить проблему, а вы говорите о ее последствиях.
− Я говорю о том, что может спровоцировать начало конфликта. И, если это нечто есть возможность убрать, это стоит сделать. Это будет проще всем. И людям, которым не придется там дрожать, и миу, которые останутся без причины для драки.
− Но будет минус в том, что кто-то окажется против этого переселения.
− Кто? Те, кому хочется на них поохотиться?
− Те, кто живет с ними. Они же там не сами по себе, а вместе с миу живут.
− Полагаю, друзья поймут, что им лучше жить на своей планете.
− Этого могут не понять и сами люди.
− Не попытавшись это сделать, мы не узнаем.
− А попытавшись мы можем спровоцировать то самое начало.
− Хорошо, − произнесла Фррниу, подымаясь. − Мое дело предложить, ваше отказаться.
− Как это?
− Это поговорка такая. У землян. Означает, что не особенно то мне и нужно то что я сказала.
− Я подумаю над этим, − сказал Фррниу.
− Свяжитесь с хийоаками и предложите это им. Может, они лучше сообразят, что лучше.
− С каких это пор вы начали командовать? − спросил Раурау.
− С тех пор, как вы мне сказали, что я ваша надежда. Я знаю в чем состоит кризис. И я знаю, что его погасить может только одно. Кровь. А вот, какая кровь, чья и сколько, это мы сейчас еще можем решить.
− Ну уж нет. Это уже слишком! − зарычал Раурау. − Вы эту ересь выкиньте из головы!
− Я подумаю над этим, − ответила Фррниу и покинула кабинет.

Как это было знакомо. Предвоенная ситуация. Только мир миу не имел деления на государства. В нем не было реальных границ. Границы проходили внутри общества и именно там мог возникнуть конфликт. Между фермерами и горожанами, между молодыми и старыми, просто между разными улицами города. Так уже было.
Нужна была разрядка. Настоящая охота. И настоящая кровь, а не такая, как на экранах телевизоров, где уже давно господствовали фильмы с насилием, погонями и другими кошмарами.
Фррниу уехала из города и вернулась домой. Ее встретила мать. Рауру уже знала, что Ниу известно об удочерении. И она радовалась тому, что дочь не перестала ее любить после этого.
− Что-то у нас здесь изменилось, − сказала Рауру. − Не знаю, что. Что-то не так, Фррниу. Я это чувствую, но не понимаю.
− Я знаю, что не так, − ответила Фррниу.
− Что?
− Миу нужна кровь.
− Что ты, что ты! Господь с тобой, Ниу! Как ты можешь такое говорить!
− Твой разум противится. Но твои внутренние желания, твоя природа говорит, да. Вот это и есть то самое противоречие. И, если его не разрешить, начнется война.
− Война? Какая война? С кем?
− Миу с миу. Тех, кто забыл свои инстинкты глубоко внутрь, с теми, кто выпустит их наружу. Ты ведь охотишься, мама. Ты знаешь, что ты чувствуешь на охоте. Ты знаешь это ощущение. А многим оно неведомо. Не мало таких, кто видел охоту только в кино. Для них это почти фантастика. Но она в самой природе. Миу хищники. А хищникам нужна жертва.
− Ты говоришь страшные вещи, Ниу. Ты даже не понимаешь, на сколько они страшны.
− Я понимаю. А еще я понимаю, что сдерживание напора только увеличивает будущую силу прорыва.
− Но этого не было! Много сотен лет, ничего этого не было! Откуда, Ниу?!
− Не знаю. Либо была сила, которая сдерживала, либо кто-то закрывал глаза на то что было.
− Ты это придумала, чтобы оправдать себя.
− Мне незачем себя оправдывать.
Разговор с матерью тоже уходил не туда. Фррниу прервала его, а на следующий день отправилась назад. У нее возникла новая идея, которая могла помочь разрешить кризисную ситуацию.
Она вернулась в институт, взяла Основной Закон Миу и несколько раз прочитала его от корки до корки.
Там все было. И об охоте, и о крови, и об отношениях миу. И там не было запретов на кровавые схватки. Там не было наказаний за устройство охотничьих состязаний на фермах. Там не было...
− Чертов Марнау! Вот кто это устроил! − взвыла Фррниу. − Этот плюгавый мелкий кот!
Она не пошла к Раурау. Она не пошла в Ученый Совет. Фррниу поднялась и отправилась прямиком в Правительство Рарр. По дороге она мысленно кляла идиотские "законы чести" Марнау. Это была не честь. Это была западня, подстроеная для миу. Угол, в которых загнали хищников и отчего они начали грызню друг с другом.

Ее слушали долго и внимательно. Слушали, потому что многие знали о том, что Фррниу имела не мало способностей и претендовала на высокую роль в будущем. Она говорила о "законах чести", как об оскорблении чести и достоинства миу. Каждый миу − охотник. И если ему запрещать охотиться, он взбунтуется. Рано или поздно. И приведет это к кровавой бойне, которая не чета тем играм, что когда-то устраивались на фермах. Там миу устраивали охоту на тех зверей, которых потом будут есть. Их все равно отправляли на убой. А теперь вместо того, чтобы использовать свои собственные клыки, миу использовали бездушные машины для убийства. И ради чего? Ради соблюдения дурацкого "закона чести", который был выдуман идиотом, не способным охотиться. Она говорила об охоте, как о жизни. Как о цели жизни, как главном способе жизни. Хищники − это не оскорбление. Это достоинство! Это стиль жизни. Это природа. Сдерживание главного инстинкта вот причина бед. Вот причина того, что природа вылезла на улицы в виде кровавых драк. Вот причина того, что миу на грани братоубийственной войны.
Она закончила свою речь и вокруг воцарилась тишина. Миу раздумывали над сказанным. Для них подобное отрицание "законов чести" было не просто отрицанием. Это был бунт.
− Ересь! − взвыл чей-то голос. Тут же поднялось рычание. Фррниу обвиняли в непонимании законов, в непонимании сути сознания миу. А закончилось все обвинениями в подстрекательстве к бунту и кровавой бойне.
Ее выкинули из зала заседаний. Кто-то даже предлагал лишить Фррниу всех привилегий и отправить в тюрьму, чтобы высказанная ею ересь не выплеснулась наружу. Хорошо еще, что заседание было закрытым...
Тилира прошла через пустые коридоры и вышла в холл. Она остановилась. Рядом послышались шаги, Тилира обернулась и увидела белого миу. Он не был миу. Это был зверь, только похожий на Миу по виду. Тилира пыталась понять, кто это.
− Я астерианец, − произнес зверь.
− Астерианец? − удивилась Фррниу. − Живой?
− Живой. Я слышал твою речь там. Должен сказать, что ты сделала очень смелый поступок. Я не смог бы вот так выступить против закона.
− Довольно странно, в свете того, что мне говорили о вас.
− Что странно?
− Мне говорили, что у вас нет чувства страха.
− Я не смог бы выступить не от страха. Просто не считал подобное возможным. Раньше.
− А теперь?
− Ты живой пример того, что это возможно.
− Только от этого толку мало. Ты же не считаешь, что я права?
− Я не считаю, но я не знаю. А еще я знаю, что ты веришь, что ты права. И я знаю, что ты выступила пытаясь помочь всем миу. Мне это очень понравилось. И я хочу, чтобы мы стали друзьями.
Джейн усмехнулась, фыркнув.
− Почему тебе смешно?
− У меня такое чувство, словно говорю с ребенком.
− Это часто бывает с нами.
− Почему?
− Потому что мы иначе все воспринимаем. Вам это может показаться смешным или похожим на ребенка. − Он прервался на мгновение и добавил. − У тебя проблема.
− Какая проблема?
− Там решили, что тебя следует арестовать.
− И что собираешься делать ты?
− Я не знаю. Я хочу тебе помочь.
− Помощь бывает разная.
− Скажи, что ты хочешь получить.
− Например, "Защиту Союза".
− Я не в праве ее давать.
− А как на счет "Защиты Астерианца"?
− Такого понятия не существует.
− Надо только подумать хорошо, и оно может появиться.
− Я не имею права выступать против воли Правительства миу.
− Правительство Миу запрещало тебе вывезти меня из города?
− Нет.
− Тогда, сделай это, если можешь.
− Я могу. Иди за мной.
Фррниу вышла вслед за астерианцем, и тот привел ее к своей машине, которая, как оказалось, была его собственной частью. Машина не выезжала на улицу, а поднялась в воздух и унеслась из города.
− Что теперь? − спросил белый зверь.
− Ты спрашиваешь у меня?
− У нас принято выполнять то, что говорит миу, если он находится внутри нас.
− То есть ты хочешь, чтобы я командовала?
− Да. Я могу выполнять что-то сам, но наша воля на много слабее воли живых существ.
− Почему?
− Потому что мы бессмертны. Для каждого из нас нет цели в будущем, потому что оно бесконечно.
− Значит, никто из вас не умирал?
− За всю историю союза астерианцев с хийоаками насчитываются только единицы случаев гибели астерианцев. И все они в результате несчастных случаев или боевых действий... Тебя уже ищут. Если мне дадут приказ искать тебя, я буду обязан вернуть тебя назад.
− Ты не можешь от них скрыться?
− Скрыться? Каким образом?
− Просто уйти, сказать, что у тебя срочное личное дело.
− Срочное личное дело? У меня таких никогда не было.
− Придумай что-нибудь. В конце концов, ты можешь вовсе ничего не объяснять.
− Могу.
− Вот и сделай. Уходи и убегай, так, чтобы тебя не догнали.
− Это смешно, − произнес зверь.
− Куда мы сейчас летим?
− Никуда. Мы висим над полем.
− Ты знаешь, где я жила раньше?
− Да. Ты имеешь в виду свою деревню, где живет твоя мама?
− Да. Лети туда.
− Уже лечу, − ответил он. − Что мне делать с той частью, что удрала?
− У тебя еще много частей?
− Всего четыре, если считать меня и эту машину одной частью. Две части в космосе. И одна удравшая.
− Ты можешь поднять ее в космос?
− Нет. Она состоит из одного фрагмента. Для подъема требуется восемь или разрешение на взлет с полевым ускорителем. Этого разрешения на Рарр не будет, как минимум четыре дня.
− Почему?
− Производственный цикл заводов использующих...
− Я поняла, − сказала Фррниу.
− Даже то, что я не договорил?
− Это не сложно, когда представляешь картину в целом. Ты ведь тоже полетел туда, куда я сказала, раньше чем я сказала лететь?
− Да. Это было наиболее вероятное направление.
− Вот и я поняла по наиболее вероятному направлению.
− Я должен был понять, как ты это поняла.
− Ты еще научишься этому.
− Мы так и не решили, что сделать с той частью.
− Она не может догнать нас сейчас?
− Я не вижу в этом какого-либо смысла.
− Тогда, я тоже не знаю, чем тебе ее занять.
− Если ее найдут, могут спросить о тебе. И охрана видела, что ты ушла со мной.
− Ты ведь можешь изменить ее форму?
− Я понял. Теперь ее никто ни о чем не спросит. Она стала ящиком.
− Надеюсь, не посреди дороги?
− Уже не посреди, − произнес астерианец.
Тилира снова усмехнулась.
− Это тоже смешно?
− Да. Представила себе ящик, который с посреди дороги в угол убежал.
− Странно. Я не вижу в этом смешного.
− Мы уже столько вместе, а я не знаю даже твоего имени.
− Я Сто семдесят семь тысяч триста четырнадцатый.
− Я слыхала, что у вас имена в виде цифр, но чтоб такие длинные, не знала...
− Ты можешь называть меня просто Четырнадцатый.
− А другого имени нельзя придумать?
− У нас это не принято.
− А у нас не принято друзей обзывать номерами, − ответила Тилира.
− Я об этом не слышал.
− Тебе противно другое имя, кроме цифр?
− Я не знаю.
− А ты представь, что твой единственный друг придумывает тебе новое красивое имя, а ты от него отказываешься.
− Я не отказываюсь. Ты не называла никаких имен.
− А если назову?
− Тогда я и буду думать.
− Ладно, я тоже буду думать.
− О чем?
− О том, как тебя назвать.
− Меня вызывают на связь, − сказал астерианец.
− Ну так выходи, тебе же положено?
− Да. Я уже вышел. Спрашивают, куда я лечу.
− А ты что отвечаешь?
− Я еще не ответил.
− Тогда, скажи, что ты забыл куда.
− Астерианцы ничего не забывают.
− Шутить астерианцы тоже не умеют?
− Умеют, − ответил белый зверь. − Я им это сказал. Теперь они думают и не отвечают. Во...
− Ты разговор то выведи сюда, я сразу и услышу.
− Что значит забыл? − возник рычащий голос.
− Я сейчас посмотрю в словарь, подождите секундочку, − ответил астерианец.
− Прекрати эти глупости, Триста Четырнадцатый! − возник голос. − Нам нужно, что бы ты помог в поисках миу по имени Фррниу. − Ту, которая выступала в Правительстве. Ты ее видел.
− У меня нет выбора, − сказал астерианец, разворачивая машину.

Он прилетел к Правительственному комплексу и проводил Фррниу внутрь. Рядом оказалось множество львов и львиц, а затем Фррниу взяли под стражу.
− Я хочу знать, на каком основании вы ее задержали, − произнес астерианец.
− Она задержана по постановлению Верховного Суда за распространение антизаконной информации.
− Я полагаю, что это обвинение незаконно, − произнес белый зверь.
− Это постановление Верховного Суда. И оно законно, − прорычал миу. − И еще, это наше внутреннее дело, которое не касается астерианцев.
− По Закону Союза я имею право выступать на суде и защищать ее независимо от того, к какому виду я принадлежу. Если же вы провели этот суд без ее участия и без участия ее защиты, то этот суд не может считаться законным, как бы он ни назывался.
А Фррниу тем временем уводили все дальше и дальше. Астерианец пытался ее защищать, но ему не дали этого сделать. Его попросту не слушали, а он сам не мог применить силу.

Суда не было. Молодую львицу просто поставили перед фактом, что она осуждена заочно за призывы к антизаконным действиям. И свидетелями этому были не какие-то уличные хулиганы, а члены Правительства Рарр. А посему, любая защита была бы бессмысленна.
Фррниу молча выслушала все эти обвинения. Она не стала что-либо доказывать. Это было бессмысленно. Миу уже были под влиянием собственной злобы и не понимали откуда росли ее корни, не желали этого понимать.

Она оказалась в той же тюрьме, где и раньше, в той же зоне. Миу, вышедшие ей навстречу, молчали, ожидая слов Первой львицы. А ей была Ранран. Равурр так же стояла среди остальных, но явно была далеко от лидеров.
− Я вижу, ты не рада встрече, Ранран, − прорычала Фррниу.
− Ты пришла сюда надолго?
− Это зависит от того, с какой стороны смотреть. В приговоре записано пожизненно.
− Ты съела двуногого? − спросила Ранран.
− Нет. Я выступила в Правительстве Рарр с антизаконной речью.
− Ты не могла оказаться в Правительстве.
− Не смеши меня, Ранран, − ответила Фррниу и пошла вперед. Львицы, оказавшиеся на ее пути, разбежались в стороны. − Привет, красавица, тебе понравился мой подарок? − прорычала Тилира, останавливаясь около Равурр.
− Когда-нибудь ты за это заплатишь.
− Не забывай, дорогая, что пожизненно плюс пятьдесят равно пожизненно. Так что ты можешь тоже оказаться здесь пожизненно. Понимаешь меня? Не срок твой увеличится, а жизнь укоротится.
Фррниу сделала шаг к Равурр, и та метнулась назад.
− Правильно мыслишь, − проговорила Фррниу. Она прошла мимо камер и вошла в свободную. Теперь у Фррниу было новое время для размышлений. Она, конечно, не собиралась сидеть в тюрьме пожизненно. Когда-нибудь ей придется сбежать, а пока надо все хорошо обдумать.

Прошло семь лет. Ранран долго пыталась понять, почему Фррниу не брала власть в свои лапы. Для нее все оставалось по-прежнему и только одна львица оставалась неприкасаемой. Это знали все. Многие знали и то, что Фррниу сильнее Ранран. Это не было очевидно только для тех, кто пришел после ухода Фррниу, а таких было всего трое, и они не попытались доказывать недоказуемое.
В зоне не было жестокости, подобной той, что была при власти Равурр. А для самой Равурр наступали новые времена. По приговору она получила в два раза больше лет, чем ее подруги, и приходило время, когда они покидали зону. Все четверо. А Равурр оставалась одна. Она чувствовала приближение этого времени и чувствовала, что оставаясь одна окажется на самой низшей ступени в зоне.
Так и произошло. В тот день, когда ушли четыре львицы, Равурр слетела со ступеней власти, сметенные приближенными Ранран, которыми стали те самые миу, что когда-то дежурили около раненой львицы, не давая помощницам Равурр подойти к ней.
А при разделе мяса первой была Фррниу. А Ранран не просто отдавала ей первенство. Она ощущала это во всем. В том числе и в поведении молодой львицы, которая не нуждалась в чьей-либо защите.
В зоне появились новые заключенные. Четыре львицы. Трое были вместе, а одна особняком. Этой одной быстро указали место и она не рыпнулась, а троица некоторое время претендовала на достойное место в иерархии и львицам пришлось столкнуться с Ранран.
Сила Ранран, казалось была неоспоримой. Она разметала троих в одиночку. Две после драки не смогли подняться, а третья уже не лезла в бой.
А на следующее утро трое новых львиц поняли, что столкнулись даже не с Первой. Первой была Фррниу, и это доказывали все, пропуская ее вперед, к тележке с мясом.
Время вновь уходило. Тилира продумывала план побега. У нее было два варианта. В первом она могла просто улететь, используя силу крыльва, а во втором ей надо было выбраться, как миу. Именно этот второй план Фррниу и хотела осуществить. Для этого надо было выйти из зоны, а выйти Фррниу могла только мертвой.
Фррниу пришла к Ранран.
− Помнишь, ты обещала мне сделать то что я прикажу? − произнесла Фррниу.
− Да, − ответила Ранран, подымаясь. − Что ты хочешь.
− Сегодня ночью я умру, а завтра вы положите меня на тележку и отправите из зоны.
− Как это умрешь? − удивленно произнесла Ранран.
− Не важно как. Это все, Ранран.

А на утро миу обнаружили Фррниу в своей камере бездыханной. Ранран долго смотрела на Фррниу, затем приказала положить ее на тележку, и мертвая львица отправилась назад.
Охранники приняли это с настороженностью. Они некоторое время проверяли тело миу, а когда пришли к заключению, что она действительно мертва, отправили ее в цех мертвых.
Цех мертвых был еще одним заведением не вписывавшимся в "законы чести", по которым запрещалось какое-либо использование частей мертвых тел разумных существ, тогда как с самых древних времен миу проводили похороны по своим правилам. И в этих правилах четко расписывалось, что делать со шкурами умерших, что делать с их мясом, что делать с кровью. Разделка тел мертвых для миу была так же естественна, как для землян похороны путем зарывания в землю. И этот многовековой обычай миу не отдали на растерзание "закону чести". Кто-то когда-то отстоял право похорон по собственным обычаям, доказав, что они не противоречат законам.
Фррниу осталась одна всего на одну минуту. Она тихо соскочила со своего места, неслышно прошла к дверям и дождавшись пока в кородоре никого не осталось, вышла из цеха.
Тюрьма поднялась по тревоге, когда охранники увидели миу, мчавшуюся к выходу. Она бежала по крыше одного из блокзон. Охранники рванулись наверх. Около десятка миу оказались на крыше, когда Фррниу добежала до ее края. А оттуда было почти шесть этажей вниз. Фррниу помчалась в сторону. Миу бежали ей наперерез, а львица уже решила, что будет делать.
Она набрала скорость и прыгнула. Позади раздался вой. Миу затормозили у самого края крыши и увидели как Фррниу приземлилась на крышу поста у самой стены. Теперь Фррниу оставалось сделать лишь одно. Невероятный для миу прыжок с крыши на стену. Тилира взлетела на самую вершину, остановилась на мгновение, оборачиваясь, и спрыгнула на другую сторону стены.
Из ворот выбегали охранники. Миу мчались к Фррниу, которая несколько мгновений смотрела на них, а затем побежала от стены так, словно на ней никто не гнался.
Львица резко прибавила скорость и рванулась к лесу.
Где им было догнать Тилиру! Никакой чемпион по бегу не сравнился бы с ее скоростью. Фррниу уносилась через лес. Она мчалась вдоль ручьев и рек, прыгала через овраги, перескакивала буреломы, проносилась сквозь заросли кустарников так, будто их и не было.

Ее потеряли. Иного и не могло быть, когда львица прошла через несколько городов, скрывая свои следы. Фррниу не держалась какого-либо направления, а уходила петляя и кружа, сбивая миу со следа. И этот след окончательно оказался потерян. Поиски велись в одном месте, а Фррниу уже была за тысячи километров от него.
Она шла через лес. Шорох в стороне выдал присутствие там кого-то. Тилира мгновенно поняла, что за кустами прятались двое миу. Она продолжала идти и в тот момент, когда они прыгнули, повернула сама.
Два льва пролетели мимо. В них слышалась только злоба. Они развернулись и атаковали. Фррниу на этот раз приняла удар и нанесла атакующим ранения, после которых оба противника взвыли.
− Запомнили? И, как следует запомните, в следующий раз я вас убью, − прорычала Фррниу и пошла дальше.
Она заявилась в свою деревню. Туда, где жила Рауру, ее приемная мать. Фррниу прекрасно знала, что там ее могли ждать и в то же время миу могли считать, что Фррниу не явится в свой дом, зная, что ее там ждут. А раз так, то там и ждать незачем.

− Ниу! − воскликнула мать. − Боже мой, Ниу! Что ты опять натворила?!
− Я просто сказала в Правительстве то же самое, что говорила и тебе, − ответила Фррниу. − Как тут у вас дела?
− Плохо.
− Что плохо?
− В лесу появилось много чужих миу. Они распугали и поубивали всех зверей. А теперь нападают на нас и отбирают скот у фермеров.
− И много этих бандитов?
− Не знаю, − говорят, не меньше пятидесяти.
− Ну что же. Будем считать, что я приняла вызов.
− Что ты, что ты, Фррниу! − воскликнула мать. − Они убьют тебя!
− Не убьют, мама. Я пойду к Раурану. Он еще шериф?
− Да, но он же...
− Он меня сдаст? Мама, ну не смеши меня. Пока сюда кто-то приедет, я на другой край планеты убегу. А один он со мной не справится. Если же у него есть голова, то ему и справляться не придется. А ты лучше оставайся дома, мама.
− Я не могу.
− Это надо. Пойми меня. Если мне придется удирать, я не хочу, чтобы кто-то задел тебя.
Тилира ушла. Рауру послушалась ее и осталась дома. А молодая львица прошлась через поселок. Ее узнавали все. Тот, кто знал, что Фррниу оказалась в тюрьме, был удивлен ее появлением, а молодая львица тем временем прошла в центр поселка и вошла в полицейский участок.
Рауран увидев ее тут же схватился за телефон.
− Лучше не делай этого, Рауран, − прорычала Фррниу.
− Я знаю, что ты сбежала из тюрьмы.
− А я знаю, что у вас здесь проблемы и, я знаю, что могу помочь их разрешить.
− Ты нарушила закон...
− Я нарушила только тот закон, который противоречит законам предков, Рауран. Все мое преступление состоит в том, что выступила в защиту чести и достоинства миу. Настоящей чести, а не ублюдочной, придуманой непонятно кем непонятно для чего. Если ты послушаешь меня, Рауран, если сделаешь как я скажу, здесь не будет проблем. Никаких проблем с бандитами в лесу. Что для тебя важнее, Рауран, спокойствие твоих друзей и родных, или отправить меня за решетку непонятно за что, за что ты даже не знаешь?
− Что ты предлагаешь?
− Я предлагаю закон джунглей.
− Ты смеешься?!
− Я не смеюсь. Я говорю не о том, чтобы здесь все обратить в хаос. Я предлагаю сделать так, чтобы каждый миу мог показать то на что способен. Чтобы все могли это увидеть. Не для того, чтобы он стал главным или распоряжался всеми, а для того, чтобы он это чувствовал. Ты ведь знаешь что такое охота, шериф. Ты знаешь каково это ощущение превосходства над жертвой. Ты знаешь, какие чувства возникают, когда ты мчишься за зверем, и убиваешь его.
− Это...
− Это ничему не противоречит, шериф! Ничему. Это закон природы. Закон предков. Миу всегда жили так. И не было никаких драк. Не было никаких нападений друг на друга, не было предвоенных состояний, пока не был введен этот "закон идиотов". Это не закон чести, шериф. Может, для кого-то это и честь убивать животных не своими клыками, а оружием, но только не для миу. Плюнь на него. Просто скажи, что ты сам чувствуешь. Считаешь ли ты сам охоту преступлением?
− То что ты предлагаешь, невозможно.
− Возможно. Возможно, если хорошо подумать. И тогда все останется на месте. И фермы будут целыми и охотники будут довольными. Тебе надо только сказать одно слово. Слово "да". И я сделаю так, что здесь не останется никаких проблем, шериф. Их просто не станет. Они испарятся как утренний туман.
− Что ты предлагаешь?
− Отменить закон запрещающий охотничьи соревнования. Отменить закон, запрещающий миу делать все что угодно с жертвой. Отменить закон запрещающий кровавые схватки. Отменить весь "закон чести", шериф. И оставить только Основной Закон и законы предков.
− Ты понимаешь, к чему это приведет? Миу начнут драться друг с другом!
− Не начнут. Не начнут, если их желание драться направить в нужную сторону.
− В какую нужную?
− В охоту и соревнования. Миу нужна кровь. И миу будет достаточно крови жертвы. Я не говорю, что не останется тех, кто решит нападать на своих. Но их будет во много раз меньше чем тех, кто жаждет крови сейчас. И я в этом уверена. Абсолютно. И я уверена абсолютно, что пустив кровь жертвы миу вновь вспомнят, что они братья друг другу. Они не будут кидаться на своих.
− Я боюсь, что это закончится очень плохо.
− Это закончится еще хуже, если этого не сделать. То что ты видишь здесь, это не локальная беда, шериф. Так повсюду. Везде, Рауран. А в городах это началось на много раньше. Я это говорю, потому что я это знаю. Я была там. И я была в Правительстве. И там все знают об этой проблеме, но никто не пожелал слушать меня. Они решили, что закон дороже жизней миу, шериф. Они так решили. А теперь вопрос в том, что решишь ты.
В дом вскочил лев.
− Шериф, они идут снова! Шериф! − воскликнул он.
Рауран взглянул на Фррниу.
− Ты сможешь их остановить?
− Я смогу их остановить, − ответила она.
− Тогда, я согласен. Если ты их остановишь, я сделаю все, как ты скажешь.

Миу наступали широким фронтом. Они шли не спеша, но и не останавливаясь. Фррниу оказалась в поле, вышла вперед и несколько мгновений искала вожака. У этой стаи был вожак. Может, и не один, но он был. Молодая львица двигалась вперед.
Она теперь шла в одном направлении и через минуту остановилась. К ней приближалось несколько львов и они остановились.
− Ты пришла, что бы умолять нас о пощаде? − прорычал вожак.
− Ты ошибаешься, − ответила Фррниу. − Я пришла, чтобы напомнить тебе про один старый инстинкт миу. Я полагаю, вспомнив инстинкт охоты, вы вспомнили и этот.
Фррниу прошла вперед и встала перед львом.
− Я вызываю тебя на бой, − прорычала Фррниу. − И, если ты его проиграешь, ты будешь делать все, что я прикажу. Или умрешь.
− Ты глупая девка, если считаешь, что справишься хоть с одним из нас.
− У тебя есть возможность это проверить, недоносок, − прорычала Фррниу.
Схватка была короткой. Лев взвыл, падая на землю, а Ниу подошла к нему и нанесла новый удар.
− Не трогай меня! − завыл он.
− Твое слово выполнять все мои приказы, − прорычала Фррниу.
− Я сделаю, все что ты скажешь, − прорычал он. В нем уже не было никакого достоинства. Он дрожал и желал только одного, чтобы его не убили.
− Прикажи своим возвращаться в лес.
− Они не послушают.
− Так ты и не был вожаком, − прорычала Фррниу.
Она отскочила от него и взвыла.
− Всем стоять! − зарычала она. − А кто не послушает, тот будет иметь дело со мной!
Фррниу промчалась сначала в одну сторону, затем в другую, приказывая миу остановиться. Но они не остановились, а просто сошлись вокруг нее.
− Кто считает, что он сильнее меня, пусть попытается это доказать. Здесь и сейчас! − зарычала Фррниу.
− Ты сдохнешь, − взвыли голоса вокруг.
− Я не вижу, от кого я сдохну. Или вы все трусы, боитесь выйти в бой один на один!
− Мы пришли сюда не для того, чтобы драться с девчонками, − Прорычал чей-то голос и миу начали расходиться.
Фррниу промчалась вслед за ними. Послышался вой миу. Сначала одного, затем другого, затем третьего.
− Ты что сделала, мерзкая зверюга! − взвыл очередной голос.
Фррниу свалила около десятка миу прежде чем оставшиеся сообразили, что она делала. Ее снова окружили.
− Я сказала, что вы будете слушать меня, − зарычала Фррниу.
− Давайте, проучим ее, − послышалось от миу, и они пошли в атаку, сжимая круг вокруг Фррниу.
Новая драка, рычание, вой. Комок львов катался по полю, оставляя след из раненых миу, которые выбывали из схватки.
Под конец их осталось всего одиннадцать, и они расступились, оглядываясь.
− Она не настоящая миу. − зарычал кто-то.
− Всем лежать! − зарычала Фррниу. − Немедленно!
Она прыгнула вперед и достала еще одного льва, и тот свалился, получая ранение.
Оставшиеся легли, поняв, что им не удрать после такой схватки.
− Чего тебе надо? − зарычали миу.
− Глупый вопрос. Вы явились к моему дому, а не я к вашему. И я знаю, чего вы хотели. Вы хотели крови. И вы ее получили. Так что теперь можете убираться по своим домам. И запомните на всю свою жизнь. Если вы вновь придете сюда за кровью, вы вновь будете лизать свою кровь. А теперь вон отсюда! Все!
Фррниу пошла от места побоища. Ее встретили жители деревни. Они расступались, пропуская ее вперед, а она прошла к Раурану.
− Как видишь, никто из них не дошел досюда, − произнесла Фррниу.
− Что ты хочешь?
− Отмену закона, о котором я говорила.
− Это в силах сделать только Правительство.
− Это в силах сделать каждый. Достаточно просто закрыть глаза на все, что этому закону противоречит. И все.
− И что это будет значить для нас? − спросил шериф.
− То что завтра будет праздник, − ответила Фррниу. − Охотничий праздник. Тебе надо только объявить его шериф. Только объявить.
− Ты думаешь, кто-нибудь на него придет?
− Сделай как я сказала, и увидишь, придет или нет.
− Хорошо, − произнес миу. Он взглянул на жителей, стоявших вокруг. − Завтра будет охотничий праздник. Полагаю, всю организацию Фррниу возьмет на себя.
− Именно так, − ответила Фррниу.
Шериф не сказал больше ни слова. Начали расходиться и миу вокруг. На некоторое время задержалась лишь пара молодых, а затем ушли и они.

Тилира продумывала все до самых мелочей. Первым делом она прошла через фермерские хозяйства и предложила хозяевам ферм продать нескольких животных для охотничьих состязаний. Миу не желали этого делать, и Фррниу осталась ни с чем. Она еще некоторое время раздумывала, а затем поднялась и унеслась в соседнее поселение.
Первый же фермер вылупился на нее, когда Фррниу заявила об охотничьем празднике, который состоится на следующий день в соседней деревне.
− Они же запрещены, − сказал он.
− У нас исключение, − ответила Фррниу. − Шериф дал разрешение. Вот бумага с его подписью. − Тилира показала ее миу.
− Ну, если так, то я согласен. Сколько нужно животных?
− А сколько можешь предоставить?
− Да сколько хочешь. Мне их все равно на бойню скоро везти.
− Тогда, десяток нир, − сказала Фррниу. − И, если там все пойдет как надо, будь готов, что понадобится еще.
− Я могу пригнать хоть фургон. А там, сколько понадобится, столько и будет.
− Отлично! − произнесла Фррниу. − Завтра я буду ждать вас там с утра!
Фррниу умчалась от фермера, а затем до нее дошло, что надо делать! Она выскочила посреди деревни и взвыла. Через несколько минут рядом собралось несколько десятков миу.
− Что случилось?! Что произошло?!
− Я приглашаю всех завтра на праздник в нашу деревню! − зарычала Фррниу. − Завтра у нас праздник охоты!
− Да ты спятила! Они же запрещены!
− Вот разрешение! − ответила Фррниу и показала бумагу. − Приходите завтра к нам, и вы не пожалеете потраченного времени! До завтра! А я побежала! Мне надо рассказать об этом в других деревнях!

Следующий день начинался не так как все. Проснувшись жители деревни обнаружили, что вокруг полно гостей, а рядом, в поле уже велась разметка для праздника охоты. Фррниу знала что делать! Она много читала о подобных праздниках в прошлом! И теперь все повторялось! А затем в деревню прикатил фургон со зверями, и вокруг послышался вой миу.
− Тихо-тихо! Вы так всех жертв раньше времени до инфаркта доведете! − зарычала Фррниу. Вой продолжился, но на этот раз это был смех.
Больше всего вокруг было молодых. Они желали участвовать в состязаниях. Старики в основном только смотрели. Кто-то даже считал, что это неправильно, но пришел для того, чтобы увидеть это состязание. Возможно, даже для того, чтобы вмешаться, если что-то пойдет не так.
Но все шло так как надо.
Фррниу вела праздник. У нее было несколько помощников из тех же молодых миу. Подошло время начала. И в этот момент произошло чудо! Солнечные лучи прорвав беспросветную пелену облаков Рарр осветили площадку и множество миу, а вместе с ними и Фррниу. Миу взвыли. Взвыли и молодые и старики! Такого события не помнил даже никто из стариков.
Сам Бог подавал знак, и освещал начало Праздника Охоты.

Из фургона привели жертву. Фррниу объявила о правилах. Каждый участник имел группу поддержки. На поле выходило восемь миу, цель которых состояла в том, чтобы поймать жертву. Побеждал именно тот, кто это делал. А группы поддержки стояли вокруг площадки и не давали жертве выскочить и убежать. Если это происходило, проигравшими считались все восемь миу. Если же кто-то побеждал, то он получал право выхода в следующий тур и, конечно же, саму жертву.
Вой и веселье царило вокруг почти весь день. Миу гонялись за нир. Львы выли и рычали. Поле после подобных погонь превратилось в сплошную грязь и последние туры сопровождались новым весельем, когда участники падали в нее.
Короткий день Рарр подходил к концу, а Фррниу объвляла победителя соревнований. Молодого миу, который сиял от радости. Он стоял на пъедестале почета, весь перепачканый в земле, но он был счастлив от того, что победил, от того, что вокруг всем было весело и радостно.
− Вам понравилось? − спросила Фррниу, объявляя о закрытии праздника.
− Да! − послышался вой вокруг.
− Вы желаете еще?
− Да!
− Сколько их там у тебя осталось, Ранра? − спросила Фррниу, взглянув на фермера.
− Еще штук восемь. − ответил миу.
− Ну?! − взвыла Фррниу. − Все готовы к веселью?!
− Да!
− Ранра! Выпускай всех оставшихся!
− Ау-у! − возник вой миу. А через минуту вокруг уже стоял хаос. Миу прыгали на нир, а те удирали, выскакивая из под носа хищников. − Ау-ау-ау! − снова разносился вой над полем.
Паре нир все же удалось удрать к лесу, и за ними погналось несколько миу.
− Не догонят, − прорычала Фррниу под общий вой толпы. − Ну что же. На этом все, теперь мы можем расходиться по домам! И, до скорой встречи на новом празднике!
Последние слова вызвали новый вой, а затем миу начали расходиться.
− Такого веселья я давно не видел, − произнес Ранра. − Как это вам удалось шерифа убедить дать разрешение?
− Просто, он пообещал мне сделать все что я захочу, если я сделаю одно дело. Я его сделала, и ему пришлось выполнять обещание.
− А что за дело?
− Знаешь банду, что вокруг бродила и нападала на всех?
− Конечно знаю. Они же у меня сколько скота порезали, просто кошмар.
− Так вот, их больше нет.
− Нет? Как нет?
− Так нет. Они явились вчера утром сюда, и я им такое устроила, что им теперь только по домам сидеть, да раны свои зализывать.
− Шутишь?
− Спроси кого угодно у нас. Все это видели.
− Так они больше не явятся?
− Бог их знает. Может и явятся, но теперь не скоро. Если вокруг нет других банд.
− Знаешь что, − прорычал миу. − Считай, что этот фургон нир был тебе в подарок. Ради того веселья, что я увидел не жалко. Если же бандитов и вправду не станет, то я первым буду лизать твои лапы.

Весть о прошедшем Празднике Охоты пронеслась вокруг словно ударная волна от взрыва. Миу по всей округе получили мощнейший заряд энергии, который в не мог остаться без разряда. Началась настоящая цепная реакция. Через несколько дней вокруг разнеслась весть о новом Празднике Охоты, на который приглашались все желающие. А в поселок, где жила Фррниу пришла целая делегация, которая просила Фррниу помочь в организации праздника.
Она не могла не согласиться, и вскоре над новым поселением миу раздался радостный вой, ознаменовавший начало нового праздника. На этот раз он продолжался два дня, потому что в один было не уложиться. Вновь погони и веселье. Вновь вой и радостное рычание. И вновь счастливые миу, которым удалось, наконец, выплеснуть свою энергию в дело, которое им предначертала сама природа.

Праздники начались проводиться повсеместно. Вскоре о них заговорило и телевидение и радио. Поначалу о них сообщалось, как о нарушениях "закона чести", но эти нападки захлебнулись в тысячах и миллионах голосов миу, которые были за!
Фррниу вновь была арестована. Но на этот раз ее арест не был тайным. О молодой львице знала вся планета, вся планета узнала о том, что она арестована. И на этот раз миу никто не смог сдержать. Гнев толпы вырвался на улицы городов, требуя освобождения для героини.

Тилира молчала слушая слова обвинителя и судьи, которые словно не замечали происходящего на улицах. Они выносили новый приговор, объявляя для Фррниу двойной пожизненный срок в тюрьме.
Судья закончил свои слова, и поднял взгляд на Фррниу.
− Вы отправитесь туда, откуда не сможете сбежать, − сказал он.
− А мне этого и не потребуется, − ответила Фррниу. − Вы слепцы. Вы не видите что происходит вокруг. И я вам скажу, что будет. Я не сбегу из тюрьмы. Меня оттуда вынесут. А вас снесут. И это сделает не кто-нибудь, а тот самый народ, который вы якобы защищаете.
− Достаточно! − зарычал миу. − Выведите ее отсюда!
Охранники прошли к Фррниу. В этот момент вдали раздался грохот, а затем возник вой и рычание миу.
− Что происходит?! − взвыл судья, подымаясь.
Двери зала суда распахнулись и в него ввалилось несколько десятков миу.
− Да здравствует свобода! − взвыли они. − Фррниу! Мы с тобой!
− Прекратите немедленно! Это бунт! − взвыл судья.
Охранники оставили Фррниу и отошли к судье, понимая, что им предстоит жестокая драка, в которой могло быть только одно спасение − выполнение требования толпы.
− Это не бунт, господа. Это свобода, − сказала Фррниу и обернулась к миу. − Идемте друзья! Мы свободны! − прорычала она.
− А этих надо отправить в тюрьму! − зарычали миу.
− Не надо. Они сами забьются в свои норы. А в нашем мире тюрьмы не нужны! − зарычала Фррниу.
− Ау-у! − завыли голоса вокруг.
Фррниу выходила на улицу. Вокруг собралось множество миу, тысячи и тысячи львов и львиц, которые смотрели на своего кумира и ждали ее слов.
− У нас свобода! − взвыла Фррниу, и ее вой подхватила толпа. − И пусть Правительство прячется в свои собственные тюрьмы! А мы сами будем управлять своим миром! Отныне и навсегда! Я объявляю! С этого момента на Рарр действует только тот закон, который устанавливаем мы сами! Наш закон! И в нем нет места глупым запретам! С этого момента все законы основываются только на двух главных принципах! Жизнь и Свобода! Каждый из нас имеет право на жизнь и свободу! А теперь, друзья, мы пойдем и скажем свое слово Правительству! Мы скажем, что пришло время настоящих и свободных выборов! Пришло время выбирать то, что мы желаем сами! Пришло!

Планета ушла в хаос. Где-то полиция еще держала контроль, где-то небольшие военные силы сдерживали натиск толп миу, не подпуская их к важнейшим предприятиям. Но где-то уже взлетали на воздух каменные стены тюрем. Где-то власть переходила к толпе и начиналась слепая анархия, которая рушила все.
Сто дней до выборов. Они пронеслись как ураган над планетой. Сотни и тысячи городов проводили их по-своему. Но результат этого действия уже был предрешен. Великая Революция свершилась и миллиарды голосов, отданные за Фррниу решали все.

Правление начиналось с ввода новой конституции планеты. В этой конституции объявлялись основы будущего устройства мира. Жизнь и Свобода. Каждый миу брат и сестра каждому миу. Каждый миу уважает права и свободу своих братьев и сестер. Каждый миу определяет как он живет, что ему нравится, и что он делает. И каждый определяет для себя правила своей жизни, основываясь на главных законах.
Фррниу выводила все понятия из двух принципов. Она показывала, как рождались принципы "не убей", "не укради", "не вреди ближнему"... Новая Конституция Рарр объявляла этот закон главным и неколебимым законом планеты. Изменить ее могли только сами миу. И никакие внешние договоры ни с какими планетами не могли противоречить Конституции Рарр. Ее действие распространялось на всю планету, околопланетное пространство, космические корабли миу и колонии, которым давалось право вводить свои законы на основе главных принципов Конституции Рарр.
Прошел год. Планета словно переродилась. Вокруг городов выросли тысячи площадок для охотничьих соревнований. Каждый миу мог прийти туда и вдоволь набегаться за персональной жертвой. Вместе охотничьими состязаниями вводились и другие. Турниры, где миу могли силой выяснять отношения между собой. Основой участия турниров была все та же свобода. Никто не имел права заставить миу участвовать в турнире. А тот кто участвовал, сам определял, степень возможных ранений, когда бой должен был остановиться.
Мир преобразился, и кризисная ситуация канула в лету. Фррниу в очередной раз выходила со своим заявлением на телеэкран.
− Сегодня особенный день, − сказала Фррниу. − Прошло ровно два года с того, самого первого Праздника Охоты, с которого все началось. И сегодня я хочу поздравить вас всех с этой годовщиной, а вместе с этим объявить новость, которая, возможно, вас огорчит. Я ухожу в отставку. Я сделала все, что считала необходимым и нужным для вас, для всех миу. И я оставляю этот мир вам! Живите в мире и согласии друг с другом. И пусть гордое звание Миу несется над всей Вселенной! Я рада, что встретила вас. Я рада, что стала одной из вас. Боги Космоса с вами! Удачной всем охоты!

Уход Фррниу с поста Президента стал великим событием, которое подняло авторитет Фррниу до самых небес. И миу услышали в словах Тилиры невысказанное. Они услышали в этих словах ее признание в том, что она не просто миу, что она особенная миу.
Тилира вернулась домой, к Рауру. Мать встречала ее со слезами. То были слезы счастья, в которых она радовалась за свою дочь.
− Кто же ты на самом деле, Ниу? − спросила она. − Такое под силу сделать только богу.
− Наверно, мне стоит извиниться перед тобой, − сказала Тилира.
− Извиниться? За что?
− Ты права. Я не миу на самом деле. Хотя, прожив столько лет здесь, я ощущаю, что стала миу. По крайней мере, во мне появилась часть миу. Такого со мной не было нигде.
− Кто же ты? Хийоак?
− Нет. Я не хийоак. Ты должна была это понять. Хийоак не пошел бы против закона, придуманного хийоаками.
− Я теперь не знаю, что будет с Рарр. Ведь без этого закона мы оказываемся вне Союза.
− Помнишь, я говорила тебе. Не надо бояться. Просто не надо и все. Боги Космоса с вами. Ведь это они прислали меня сюда.
− Они? Как? − удивилась Миу. − Они действительно существуют?
− Я в это верю. Я могла просто улететь и никогда не встретить вас.
− Ниу, о чем ты говоришь? Куда улететь? Ты же... − она замолчала.
− Я родилась очень далеко отсюда. В другой галактике.
− Ты не шутишь?
− Нет. Я думаю, сейчас самое время, чтобы ты узнала кто я есть.
Тилира поднялась, прошла немного назад и переменилась в одной вспышке, становясь крылатой львицей.
− Господи... − произнесла Рауру. Она больше не смогла ничего сказать.
− Я умею летать, мама, − сказала Тилира, подойся к Рауру. − Правда умею. А еще я умею много-много другого. И я хочу сделать тебе один подарок. Надеюсь, у меня получится. − Тилира подняла лапу и в ней возник голубой светящийся шар, − прикоснись к нему, мама. − Сказала она. − Прикоснись, не бойся.
Львица подняла лапу и коснулась огня. Молния вошла в нее и пронеслась сквозь все тело. Миу ощутила это и лишь вздрогнула.
− Что? Что стало? − спросила она.
Тилира подошла к ней, переменилась становясь миу и лизнула.
− Ты сможешь родить детей, мама. Настоящих, своих собственных. Тебе надо только найти того, кто станет им отцом.
− Это правда?! − воскликнула миу.
− Правда.
Дверь распахнулась и в нее вскочил миу.
− Рауру! Рауру! Включай телевизор!
− Что там?!
− Хийоаки прилетели!.. Их... Их тысячи!
− Мне надо лететь, мама, − сказала Фррниу.
− Лети, Ниу, лети, − ответила Рауру. Миу стоявший в дверях замер, когда Фррниу растворилась в воздухе.


Ауран, едва принявший обязанности Президента Рарр, стоял перед группой хийоаков и не знал что отвечать. А те требовали ответа, почему на Рарр отменен один из основных законов Союза Хийоаков.
Рядом возникла вспышка света, она обратилась во множество светящихся точек, которые закружились в вихрь и собрались в одно целое. Перед хийоаками и Аураном возникла Фррниу. Ее тело еще несколько мгновений светилось, окруженное остатками светящихся точек, Но свечение исчезло вместе с тем, как точки уходили в миу.
− Я думаю, что я здесь нужна, господин Президент, − произнесла Фррниу.
− Фррниу? − произнес он. − Как это?
− Чудеса Теории Поля Миу, − произнесла Фррниу. − Вы же знаете, что я ее давно освоила.
− Кто ты? − произнес хийоак.
− Я Фррниу.
− Миу не могут делать подобное.
− Ересь. Великая Авурр могла сделать и не такое.
− Великая Авурр шла к этому много лет.
− После того, что я показала, глупо судить о моем возрасте по моему виду. Если у вас есть вопросы, вы можете их задать мне. До недавнего времени Президентом Рарр была я.
Хийоаки молчали.
− Что они хотят? − спросила Фррниу, обращаясь к Аурану.
− Они требуют ответа, почему мы нарушили Закон Союза.
− Вы не объяснили им, что из-за этого закона на Рарр началась гражданская война? − спросила Фррниу.
− Гражданская война? − переспросил Ауран.
− А как еще можно назвать события, когда миу свергли Правительство разнесли сотни тюрем, когда в сотнях городов возникла анархия? Надо называть вещи своими именами. Это была гражданская война. − Фррниу взглянула на хийоаков. − Я думаю, вы понимаете о чем речь. Миу свергли Правительство и установили на своей планете свои законы. И в этих законах прямо сказано, какое место я них занимает Закон Союза. Полагаю, вы уже знакомы с ними.
− Подобные законы недостойны разумных существ, − произнес хийоак.
− Ну что же. Стало быть, миу неразумны. А раз так, Рарр нечего делать в вашем Союзе.
− Да вы понимаете, о чем говорите?! − взвыл хийоак.
− Я понимаю, − ответила Фррниу. − Раскол в Союзе, отделение недовольных, а в конечном итоге, война, если центр не пожелает отказываться от своих привилегий. Называя своими именами, это революция и гражданская война.
− Никакого раскола не будет, − произнес хийоак. − Произойдет то, что Рарр останется без защиты. И когда сюда явятся очередные завоеватели, вы не сможете защититься. Никакой вашей силы не хватит.
− Ну что же. В таком случае, будем считать, что мы обменялись любезностями. И, раз вы нас из Союза исключили, то попрошу покинуть планету.
− Это ваше последнее слово?
− Это мое последнее слово.
− Когда-нибудь вы приползете к нам на коленях с просьбой о помощи.
− Обязательно. Вот, как начнет у меня шерсть выпадать, так я к вам и приползу. Уматывайтесь.
Они ушли, а через несколько минут из столицы Рарр взлетел космический корабль хийоаков. Флот еще несколько часов находился на орбите, а затем ушел.
Правительство Рарр обсуждало сложившуюся кризисную ситуацию. Фррниу присутствовала на этом заседании, но не как Президент, а как бывший Президент и миу, от которой многое зависело на Рарр.
− У меня есть один вопрос ко всем, − сказала Фррниу. − Кто-нибудь из вас считает, что хийоаки решатся на силовую операцию по восстановлению здесь Закона Союза?
− Вряд ли это произойдет. Проблема в том, что мы остаемся без защиты от внешних врагов, − сказал Ауран.
− От залетных из других галактик? Или от местных?
− И тех и других. Из наших наиболее опасны алерты.
− Не вижу никакой опасности от алертов, − сказала Фррниу.
− Почему?
− Потому что они не проводят политику колонизации развитых миров. А это означает, что атака алертов нам не грозит.
− Хорошо. Но остаются внешние враги.
− Скажем так, вероятность их прямого попадания прямо на Рарр составляет мизер. Если они попадают в другое место и начинают экспансию там, полагаю, Союз сам забудет о всяких разногласиях и отправится туда выбивать врага. В подобной ситуации возможно объединение даже с алертами и вы все это знаете. Таким образом, мы сидим здесь и дрожим от того, что нам на голову может упать кирпич. Ровно с такой вероятностью сюда явятся инопланетяне для завоевания.
− То есть наши страхи напрасны?
− Напрасны. Особенно, если вспомнить тот факт, что собственная оборонная система Рарр является одной из лучших в галактике. Кажется, третья или четвертая по счету.
− Думаю, без астерианцев она будет на десятом-двадцатом месте, − сказал Ауран.
− При этом существуют планеты, на которых вовсе защиты нет. И они живут не думая о завоевателях. Так что, не надо дрожать от страха на пустом месте.

Все осталось на прежних местах. И только Тилира, собравшаяся улетать с Рарр, вновь оказалась перед выбором. Она осталась.
Вновь потекли годы. Рауру родила своего первенца, а затем и второго и третьего котенка. Она была счастлива вместе со своими детьми и со своим мужем.


К Рарр прибывал очередной корабль. Система обороны запросила код и получив его выдала разрешение на проход к планете. Новый запрос, новое разрешение. Космическая система Рарр работала в прежнем режиме. Никто не отменял разрешений на прибытие к планете кораблей хийоаков. Формальный выход Рарр из Союза никак не сказывался на частных отношениях. Особенно в том, что казалось связи с колониями миу на других планетах.
Прилетевший корабль не имел каких-либо особых отличий. Обыкновенный астерианец. Он приземлился в Островной столице Рарр, из корабля появилась белая миу. Подобный цвет шерсти у миу был редкостью. На Рарр подобной окраской обладали считанные единицы. Несколько больше было белополосатых.
Миу явилась в космопорт для регистрации прибытия. Ей пришлось ждать несколько больше обычного из-за того что ее документ был стар и миу требовалось переоформление бумаг. Она не была против и ждала все положеное время, пока документы не были оформлены.
Закончив с формальностями она отправилась в ближайшую гостиницу, где проспала почти целые сутки, а затем продремала еще полсуток, пока не закончилась ночь.
Заметность окраски компенсировалась незаметностью поведения. Казалось, миу не претендовала ни на какую серьезную роль в обществе миу. Наступило очередное утро. Миу покинула гостиницу и отправилась через город к Правительственному району. Но того что она искала там не оказалось. Островная Столица давно перестала выполнять функции столицы. В ней оставалось несколько организаций, которым не имело значения где находиться, а все остальные Правительственные учреждения перехали в Новую Столицу.
Миу спокойно восприняла этот факт и отправилась в космопорт. Вскоре ее корабль взлетел и пролетев вокруг планеты приземлился в Новой Столице.
На этот раз миу отправилась не в Правительственный Комплекс. Она опустила свою машину рядом с легендарными горами Раврав и несколько часов ходила по этим горам. В центре гор находился музей истории Рарр. Подобное его положение обуславливалось историческими событиями. Когда-то давно в этих горах находился центр производства ядерного оружия. Тот самый центр, откуда шло управление запусками ракет той страшной ядерной войны, когда вся жизнь планеты оказалась под угрозой уничтожения.
Миу провела в горах ночь, а под утро вернулась в свой корабль и улетела в столицу. Ее путь к Правительственному Комплексу вновь прервался. В космопорте она увидела объявление о Празднике Охоты. Объявление привлекло ее, и она отправилась туда.
Огромный стадион, сотни участников, веселье, шум, вой! Миу веселились. Охота − жизнь миу!
Настроение повысилось, и миу решила не просто смотреть, а поучаствовать в этих безумных гонках. Она приобрела билет участника и вскоре вышла на поле вместе с семью другими участниками.
Старт! Гонка, погоня за зверем! Глупый, но шустрый нир выскакивает прямо из под носа, но кто-то все же хватает его, слышится последний крик жертвы и наступает ее смерть.
Белая миу не стала первой. Ее обошли молодые миу. И теперь победитель уносил жертву с поля. Можно было участвовать еще и еще. Сколько угодно попыток. Только оплатить каждую попытку, ну и при выигрыше автоматический переход в следующий тур, но там можно легко вылететь и тогда начинать все сначала.
Белой миу не нужна победа. Она была рада самому участию. Единственная проблема, извозилась в грязи, пока носилась по полю! Но это не беда. Рядом все что нужно. Можно вымыться, высушиться, привести себя в порядок.
После таких игр надо и поесть. Миу отправилась в соседний ресторан. Там все по-прежнему. Все как раньше. Миу на своей вершине. Вокруг все счастливы. И это просто здорово.
Но дело есть дело. Сколько дней прошло, как она прибыла на планету, но так и не добралась до Правительства. Собственно дел у нее там и нет. Миу остановилась. Хотя, бог знает, может, вокруг все хорошо, а проблему просто не видно? Она вновь пошла вперед.

Новое утро. Миу перед Правительственным Комплексом. Вход открыт. Даже если был бы и закрыт, у нее есть пропуск во все двери. Это только кажется, что она никто, хотя белый окрас и выделяет ее.
Она прошла в главное здание, прошла в холл и некоторое время ходила по нему, рассматривая картины на стенах. Виды Рарр, портреты выдающихся деятелей. На самом первом месте белая миу − Великая Авурр. Огромный портрет с изображением львицы, лежавшей в траве. Это даже не портрет. Это древняя фотография, которой тысяч десять лет по годам Рарр. Рядом другие миу. Ученые, политические деятели. Среди них выделяется портрет молодой львицы по имени Фррниу. И все портреты без коментариев.
Белая миу прошла дальше. Она подошла к посту охраны, и показала свой документ, в котором есть четкий знак, обозначавший статус миу. Охранник открыл вход. Миу прошла мимо и направилась дальше.
Президентский уровень. Новая проверка на входе и вновь вход открыт. Охранник куда-то начал звонить, но миу все равно. Пусть звонит и предупреждает всех, кого нужно.
Она прошла через коридор и вошла в новую дверь. Секретариат Президента. Несколько миу уже предупреждены. А из дверей напротив появился еще один миу. Это Президент Рарр.
− Здраствуйте, − произнесла белая миу.
− Здраствуйте, − ответил тот.
Ощущения белой миу подсказывают ей, что миу чего-то боится. Нашкодил, наверно?
− Миу зовут Авурр, − произнесла она. − Авурр − член Совета Союза от Рарр.
− Ауран − Президент Рарр, − произнес миу.
− На Рарр все в порядке? − спросила белая миу. − Авурр может помочь, если нет.
− На Рарр все в порядке. Не в порядке отношение Рарр с Союзом.
− Что? − удивленно спросила она.
− Вы не знаете?
− Вы... − Миу фыркнула. − Местоимения в официальном общении? − спросила она удивленно.
− Миу признали местоимения частью официального языка более четырех тысяч лет назад.
− Да. Давно Авурр не была на Рарр. Так что там с отношениями с Союзом?
− Рарр находится в состоянии войны законов с Союзом. Официальные отношения прерваны двенадцать лет назад. Вы не знали об этом?
Миу снова несколько дернулась.
− Нет. Миу носило по космосу. Авурр не была здесь и на Мира больше пяти тысяч лет Рарр. Миу нужно место и все документы по этому вопросу.
− Союз может не признать ваши полномочия, как члена Совета Союза, − сказал Президент.
− Звание члена Совета Союза пожизненно. Союз не может не признать полномочия Авурр.
− Отказ Рарр от принятия части законов Союза приравнен к заявлению о выходе Рарр из Союза, − произнес Президент. − В этом случае ваши полномочия бесполезны.
− Глупее ничего не слышала, − проговорила Миу. − Я извиняюсь, но все эти слова означают, что вы отказываете предоставить мне возможность для работы?
− Именно так, − произнес президент.
Белая миу молчала. А затем развернулась и ничего не сказав отправилась на выход.
− Я не думаю, что вы можете просто так уйти, − сказал Президент.
− Действительно? − удивленно спросила она.
Но рядом оказалась охрана, и миу действительно оказалась под стражей. Ее не отправляли в тюрьму, а закрыли в пустом кабинете, приставив охрану.
Время текло медленно и скучно. Миу легла и прикрыла глаза. Она ждала своей участи, не думая о том, чтобы спасаться. Ей это было незачем.
− Кого вы задержали? − послышался голос в коридоре. Отвечавшего не было слышно. − У тебя что, совсем мозги отсутствуют?! − возник вой. − Вот идиот! − послышался шум, охранник открыл дверь, и в нее вошла молодая миу.
Она встала у самого входа и замерла на мгновение.
− Великая Авурр... − проговорила львица и грохнулась на пол. В ее взгляде было огромное удивление.
− Миу на нее только похожа, − произнесла белая миу.
− Фррниу просит прощения у белой миу за этого придурка.
Белая миу фыркнула.
− Что здесь происходит? Авурр никогда не слышала, что бы Президента так кто-то называл.
− Авурр? − возник удивленный голос.
− Почти всех белых миу зовут Авурр.
− Да-да... Авурр − представитель Союза Хийоаков?
− Авурр − член Совета Союза от Рарр.
− Авурр хийоак?
− Когда это было, что бы миу в Союзе представлял немиу?
− Я прошу прощения за свои глупые вопросы, − сказала Фррниу.
Белая миу снова умолкла от возникшего обилия местоимений в речи львицы.
− Что думают в Союзе по поводу Рарр?
− Авурр не знает. Авурр носило по космосу много лет. Авурр прилетела домой не залетая на Мира.
Фррниу поднялась и вышла из кабинета.
− Авурр свободна, − произнесла миу.
Белая львица поднялась и вышла. Президент стоял в коридоре.
− Она свободна, − произнесла Фррниу, взглянув на Аурана
− Она же...
− Она миу? Миу! Закон равен для всех! − зарычала Фррниу. − Даже если она считает, что миу должны быть ангелами и питаться одной травой, это не повод для задержания!
Белая Авурр фыркнула.
Фррниу уже уходила. Авурр прошла вслед за ней и вскочила в лифт вместе с молодой львицей.
− Я совсем ничего не понимаю. Он Президент. А ты кто?
− Я была Президентом до него.
− Как это ты? Тебе же лет сорок, максимум пятьдесят.
− И я была Президентом. Год с хвостиком. Ушла в отставку. Если сейчас начнутся выборы, и Фррниу согласится балотироваться на пост Президента, за меня будет процентов восемдесят голосов.
− Ты должна была сделать что-то особенное.
− Я и сделала. Четырнадцать лет назад Рарр была над пропастью и уже падала в нее.
− Почему?
− Из-за дурацкого закона, который был навязан миу хийоаками. Ты когда-нибудь охотилась?
− Разумеется. Я же миу, а не кто-то там.
− Вот и представь, что миу запретили охотиться.
− Ты шутитиь? Кто мог такую глупость придумать?
− Марлау.
− Это кто?
− Гений от хийоаков.
− Нет. Мне надо найти все документы и все прочитать. Здесь есть библиотека?
− Есть.
− Можешь меня туда проводить?
− Ну, идем, коли хошь. Только там все в электронном виде.
− Тем лучше. Запишу на диск и дома почитаю.
Лифт остановился. Фррниу прошла через коридор и подошла к посту. Охранник открыл проход ничего не требуя.
− Она со мной, − сказала Фррниу и проход остался открыт.
− То ли здесь все поглупели, то ли я совсем дурой стала, − сказала Авурр.
− Почему?
− Охранник не должен никого пропускать только по одному виду. Он может и ошибиться.
− По мне так, здесь охрана вовсе лишняя, − ответила Фррниу. − Знания охранять? Разве не глупо?
− Есть такие знания, которые не следует распространять.
− Есть. Только не здесь, − ответила миу.
Они вошли в помещение. Вокруг находилось несколько терминалов. Два места были заняты.
− Думаю, тебе здесь долго придется просидеть. − Сказала Фррниу. − Чистые диски можно взять здесь. − Она открыла ящик над терминалом. − Берешь и записываешь все что нужно. Ну а мне пора идти.
− А где ты живешь, не скажешь?
− У тебя свой транспорт?
− Я обычно пешком хожу.
− Ну да. Пешком полпланеты пойдешь? Я не в столице живу.
− У меня есть свой самолет.
− Ну, тем лучше. Спрашиваешь у диспетчера, где первый Праздник Охоты проходил, вот туда и лететь. А там рядом деревня, где я живу. Спросишь, тебе покажут.
− И что, каждый может так тебя найти?
− Каждый. И ходят. Толпами. Увидишь толпу миу, знай, либо к Фррниу собрались, либо на Праздник Охоты.
Авурр усмехнулась этим словам, а Фррниу ушла из библиотеки.
Переписывать информацию на диски можно было до бесконечности. Авурр посмотрела на них, забросила обратно в шкаф и вытащила свой прибор. Рядом с компьютером находился параллельный интерфейс для быстрой передачи данных. Авурр вставила в него прибор, ввела пару команд с терминала и больше ей незачем было прикасаться к клавиатуре.
Данные пошли через параллельный интерфейс. Можно было выбирать, а можно было вытащить все, а затем разбираться, что нужно, а что нет. Второе проще.
Перезапись данных, казалось, кому-то помешала. Позади послышался шорох, затем двое миу за терминалами начали переговариваться по поводу того, что у них пропала связь с банком данных. Авурр ввела еще одну команду, которая несколько ограничила скорость перекачки. Это дало возможность двум миу продолжить свою работу, и они успокоились, решив, что это был временный сбой в компьютере.
Перезапись закончилась. Авурр забрала свой блок и вынув для формы одну дискету, пошла на выход.

Охранник выпустил ее не глядя в документ. Но на выходе из здания документ потребовался, и Авурр предъявила его.
Она шла через город, смотрела на миу вокруг и раздумывала о том, что узнала. Разрыв с Союзом Хийоаков был для нее больным местом. Такого не должно было быть. С другой стороны слова Фррниу о запрете на охоту, пришедшем от хийоаков. Наверно, все же не запрет, а что-то другое? Может, миу не поняли? В этом надо было разобраться.

Авурр добралась до своего корабля и улеглась на полу. Теперь можно было не беспокоиться ни о чем. Блок с информацией вошел в стену астерианца и через мгновение вокруг возникло множественное изображение документов. Тысячи и десятки тысяч бумаг, которые образовали вокруг Авурр объемный массив. Она видела сразу все. Подобное представление информации просто было удобно для анализа.
Вот они, документы за те годы кризиса. Статистика преступлений, статистика нарушений дисциплины, статистика детской преступности, статистика... статистика...
Рарр не просто висела над пропастью и не просто падала. Она стремительно неслась в бездну.
Фррниу... Данных о ней множество. Привезена с Земли совсем маленькой. Удочерена львицей прилетевшей оттуда же. Жила в деревне, потом отправилась учиться в город. Проучившись совсем недолго попала в тюрьму за драку на улице. Отсидела положеное, вновь поступила. В школе проявила большие способности к математике, физике, обошла всех миу в знании Общей Теории Поля.
Авурр читала одновременно все. Она была не просто миу Авурр. Она была той самой Великой Авурр, которую в ней сразу же узнала Фррниу, но не узнал больше ни кто.
Молодая львица с гениальными способностями. Почему бы и нет? И у нее возникает своя теория по поводу кризисной ситуации. Фррниу выступает со своими догадками в Правительстве и оттуда прямиком попадает в тюрьму, а через несколько лет бежит оттуда.
Вот тогда все и начинается. В маленькой деревушке, где объявляется Праздник Охоты. Действие, которое по закону запрещено, но закон в данном случае нарушается.
Первый резонанс. Мощнейший выброс энергии, цепная реакция. Весь мир вскипает, как перегретая жидкость, которую взболтнули.
Фррниу вновь под судом, но на этот раз разгневанная толпа врывается в здание суда и освобождает свою героиню. Начинается настоящее восстание. Правительство свергнуто...
Да. Фррниу действительно великая миу. Гениальная догадка плюс воля, которой можно только позавидовать. И все. Молодая львица, которой едва сорок лет − Президент Рарр. Новая Конституция, которая вырывает с корнями все старые законы. Чистая, ровная, красивая. Гениальное творение миу Фррниу.
Рарр запомнит ее на тысячелетия.

Авурр поняла все. Всю глупость ситуации, в которую попала Рарр. Глупость не от миу, а от Союза хийоаков. Кто там сейчас? Какие глупые законы придумывают?
Это уже не важно. Важно, что на Рарр все хорошо. Глупый Президент, но это не страшно. Это поправимо. Он не сможет разрушить то, что построила Фррниу.
А девчонка не промах. Такую следует выводить на следующий уровень знаний. Она это заслуживает.
А теперь можно спокойно спать. Будущему Рарр ничто не угрожает.


− Я, наверно, скоро улечу, мама, − произнесла Фррниу.
− Ты это уже десять лет говоришь, − ответила Рауру. − Я уже и слушать перестала такие слова.
− Ты думаешь, я здесь буду вечно?
− Не думаю. Улетишь ты или нет, а у меня твой подарок останется навсегда. Я и мечтать забыла о таком счастье.
− Президент на Рарр глупый, − сказала Фррниу.
− Господь с тобой, Ниу, что ты говоришь!
− Ну так он себя ведет как глупый миу. Вот я и говорю. Тут недавно белая миу прилетела из космоса. Она раньше была представителем Рарр в Совете Союза. Ну так он ее арестовал за это.
− И что?
− Ну так дурак, вот что.
Рауру фыркнула усмехаясь.
− Вот услышит тебя кто, проблем не оберешься.
− Каких проблем? Я когда там была, прямо ему в морду и сказала, что он дурак, что своих надо уважать, а не арестовывать.
− А он что?
− Ничего. Стоял, как пацан, которому нотацию читают. Он ведь боится меня.
− Боится? С чего бы?
− Если бы я знала, с чего. Не понимаю, как его вообще выбрали.
− Он же твоим заместителем был.
− Именно, что был. Вот начнутся новые выборы, ляпну где-нибудь, что я против него, он тут же и свалится.
− По-моему, тебе для этого и выборов ждать не обязательно.
− Да ну. Кому смута нужна?
− На тебя поглядишь, так ты словно императрица.
− Ну да. Словно богиня, − произнесла Фррниу.
− Этого же никто не знает. А ты не хочешь рассказывать.
− Не хочу. Кому нужна смута?
− Опять смута? Почему смута то?
− Я же рассказывала тебе.
− Ну да. Про сказки о том, что вы звери ужасные. На миу погляди и скажи, что ужасного, если у миу крылья появятся? Ангелом станет и все.
Фррниу лишь вздохнула.
− Пойду на улицу, − сказала она.

Стоял обычный день. Накрапывал небольшой дождь и большинство миу сидели дома. Фррниу решила все же идти дальше и пройдясь через деревню вышла на окраину. Послышался удар грома. Через некоторое время дождь усилился. Видимо, не надо было идти. Фррниу собралась идти назад, когда увидела сверкнувший в небе свет. А еще через несколько мгновений послышался гул и рядом в поле опустился летательный аппарат. Фррниу прошла к нему. Из аппарата появилась миу, и Фррниу сразу же узнала Авурр.
Белая миу направилась к ней.
− Можно вас спросить? − произнесла она, подходя. − Фррниу? − удивилась она. − Ты узнала, что я лечу?
− Нет. Я вышла погулять, а тут дождь. Собралась идти домой и услышала, что кто-то летит.
− Пойдем ко мне, − сказала Авурр. − Разговор есть.
Фррниу прошла в самолет Авурр.
− Похоже, это астерианец, − сказала Фррниу.
− Мне по статусу положено иметь астерианский корабль, − ответила Авурр.
− Он живой?
− Он? Нет. Это просто корабль. Ты встречала астерианцев?
− Да. Одного. Он назвался другом, а потом сдал меня властям.
− Я думаю, ему просто приказали тебя сдать. У астерианцев слабая собственная воля.
− Я это уже знаю. О чем разговор то?
− Я собираюсь лететь на Мира и хочу, чтобы ты полетела со мной.
− А делать то там что? Доказывать им, что миу без охоты, что всадник без лошади? Они же не поймут.
− Они поймут. Надо только объяснить все. Ты боишься, что ли?
− А если и боюсь? Мало ли, что им там взбредет?
− Не взбредет. В этом закон хийоаков строг.
− Ну да. Был пять тысяч лет назад. А сейчас ты уверена?
− Я лечу туда в любом случае. И буду доказывать, что Рарр имеет право на новый закон. Ты можешь либо помочь мне, либо остаться здесь. Вот и все.
− Когда ты летишь?
− Я готова лететь сейчас. Жду только твоего ответа.
− Мне надо с мамой попрощаться, − сказала Фррниу.
− Я жду тебя здесь, − ответила белая миу.

Рауру поняла все. Фррниу столько раз говорила, что улетает, что львице ничего не оставалось, как попрощаться и пожелать счастливого пути.
Тилира оставила дом, в котором прожила много лет и отправилась к кораблю белой миу. Она шла раздумывая над всем. Просто невероятно. Она вновь летела не домой, а в самое сердце Союза Хийоаков, чтобы доказывать им право хищников.
Она вошла в корабль Авурр. Это был словно шаг в новую жизнь. Тилира знала главное правило космоса. Если улетаешь в космос, то навсегда. Она легла рядом с Авурр, и белая миу начала взлет. Корабль поднялся над облаками. Он уходил все выше и выше. Синева вокруг отступала и вскоре на темном небе появились звезды.
Корабль прошел на орбиту и соединился с частью астерианца, остававшегося там. Авурр на мгновение задержалась и развернула корабль так, что в окна оказалась видна вся планета.
− Ты видела Рарр? − спросила Авурр.
− Так еще ни разу, − ответила Фррниу. − Мы летим?
− Летим.
Авурр включила сверхсветовой прыжок.
− По тебе и не скажешь, что ты в космос не летала.
− А я летала, − ответила Фррниу.
− Расскажешь?
− Ну да. Космическая волчица спрашивает волчонка о том, как в космосе летать.
Авурр усмехнулась.
− Хочешь, что бы я рассказала, где была?
− Да.
− Тогда, слушай. Впервые в жизни я улетала в космос, когда миу не знали сверхсветовых двигателей.
− Это же двадцать тысяч лет назад было!
− Именно так и было. Наш корабль отправился в космос не имея реальной цели. Была звезда, к которой мы решили лететь, но му не долетели до нее и вернулись, потому что на Рарр началась ядерная война...
− Авурр? − произнесла Фррниу. − Ты мне сказала неправду, что ты не та самая, − проговорила Фррниу глядя на нее.
− Извини. Мне не хотелось, чтобы вокруг меня ходили толпы миу.
− А то, зачем мы летим? Ты тоже меня обманула?
− Нет. Ты мне не веришь?
Фррниу замолчала, а затем взглянула на миу.
− Я верю, − сказала она. − Но ты теперь мне должна.
− Что должна?
− Одну веру. Вот, если я что-то совру, то после этого ты будешь обязана мне верить. Согласна?
− А ты мне в чем-то врала?
− Нет, − ответила Фррниу. − Ты же прочитала обо мне все что нашла. Я же знаю. Ты знаешь каждый мой шаг за все последние годы. Скажи еще, что нет.
− Можно считать, что да. Я читала о тебе. Но там ведь не все.
− Думаю, не все.
− И чего там нет?
− Про то, что я в тюрьме сидела, есть?
− Есть.
− То что два раза.
− Есть.
− То что в первый раз меня несправедливо осудили?
− Правда? Этого нет.
− Ну, несправедливость понятие относительное. Я считаю, что было несправедливо.
− Так что там было то?
− Я отправила лечиться пятерых миу, напавших на меня. У меня же гениальность не только по прямой. Она во все стороны.
− У тебя, похоже, и хвастовство гениальное.
− Ну, а что еще ты прочитала обо мне?
− Ты не знаешь всего, что было в том компьютере?
− Там всю жизнь читать, не прочитать.
− Ну да, − усмехнулась Авурр.
− Что ну да? Это такое твое гениальное хвастовство, что тебе все прочитать за пять минут?
− Не за пять, но за день, − ответила она.
− Кошмар. И куда я лечу?
− Ничего с тобой там не сделают, − сказала Авурр.
− Ну да. Начнут просвечивать мозги, увидят, что у меня там зверь сидит в голове и решат, что его надо выковырять.
− Зверь? У тебя в голове зверь?
− Зверь. Такой, что кого хошь съесть может.
− Прямо так и кого хошь?
− Нет, криво. Понимаешь же все, а подкалываешь.

Корабль продолжал полет. Полчаса прыжка до Мира. Затем вход в систему. Практически мгновенное опознавание системы обороны. Фррниу фыркнула усмехаясь.
− Ты увидела что-то смешное? − спросила Авурр.
− Да вот, представила себе, сидит хийоак с пушкой и смотрит на мух пролетающих вокруг. Своя-несвоя...
Авурр фыркнула и взвыла смеясь.
− Ну ты меня уморила, − проговорила она. − Были времена, когда без этой системы от Мира не осталось бы ничего, Фррниу. Тебе смешно, а я помню ту войну, когда вокруг взрывались звезды. Отлети чуть от галактики и ты увидишь свет тех взрывов.
− И кто только придумал эти войны?
− Мы сейчас будем приземляться. Держись, Фррниу.

Они опустились на планету. Две львицы вышли из корабля и проследовали через посадочную площадку к зданию, на стенах которого были выбиты слова о том, что это здание Совета Союза Хийоаков. Они были выведены на многих языках и надпись на языке миу была второй после языка хийоаков. Третьей, как ни странно, был язык землян. Затем слова о вечности союза. Они сейчас звучали довольно смешно.
Двое миу прошли в здание. Они поднялись наверх и оказались в зале заседаний. Там в этот момент находилось не особенно много представителей. Несколько хийоаков, один алерт, двое кентавров и несколько человек, только похожих на землян.
Навстречу миу прошел черный тигр.
− Полагаю, вы одумались, раз явились сюда? − произнес он.
− С каких это пор члену Совета Союза требуется одумываться, чтобы приходить в Совет? − спросила Авурр.
− С тех пор, как Рарр объявила о выходе из Союза.
− Я вижу, вы здесь шутники. Когда вы успели отменить все три первых Закона Союза?
− Их никто не отменял.
− Тогда прочитайте Первый закон? Он гласит, что основа Союза Хийоаков − это равоправный Союз шести планет. И первые две это Мира и Рарр. Кто-то это забыл? Второй закон, дорогие мои. ВСЕ законы главных планет являются законами Союза. Приняли миу новую Конституцию − это новый закон Союза. Это закон, а не то что вы здесь навыдумывали. И третий закон, дорогие мои. Представители в Совет Союза от главных планет выбираются на соответствующих планетах пожизненно. ВСЕ! А недоумка Марлау − на помойку!
− Кто ты такая, что бы здесь распоряжаться! − зарычал еще один тигр, подходя к Авурр и Фррниу.
− Ты сам кто такой.
− Я Марлау, Председатель Совета Союза.
− Должности Председателя в Совете не существует.
− Не существовало, а теперь существует! И я здесь решаю, кто прав!
− Бедный, − проговорила Авурр. − У него бред. Наверно, совсем заработался.
− Вон отсюда! − завычал тигр.
− Да неужели? − произнесла Авурр и села перед ним.
− Если вы не уберетесь, я вызову охрану!
Авурр икнула.
− Неужели это Совет Союза? − произнесла она, взглянув на Фррниу. − До чего же вы тут докатились!
Тигр зарычал непонятные слова и рядом появилось несколько роботов. Они словно выросли из пола.
− Как грубо, − произнесла Авурр и ударила лапой в пол.
Роботы исчезли со свуком плюхающейся воды.
− Что это значит?! − зарычал Марлау.
− Это значит, дорогой мой, что кода Золотой Цепи у тебя нет, − произнесла Авурр. Ее тело вспыхнуло зеленым огнем. Хийоак, стоявший рядом отступил на шаг. А на месте белой львицы уже стояла землянка. − А теперь собирайте весь Совет, и мы будем разбираться, что здесь за уродство вы устроили. Ты еще не веришь, Марлау?! − В руке Авурр возник огонь и появился светящийся шар с двигавшимися внутри точками.
− Авурр... − произнес второй хийоак. − Это Великая Авурр! − Взвыл он и бросился бежать. Его вой еще долго разносился по залу, приходя из соседних коридоров.
− Долго же до него доходило, а Фррниу, − произнесла Авурр.
− А ты на самом деле не миу, а землянка, − произнесла Фррниу.
− Не говори глупостей.
− А я прикалываюсь, − ответила Фррниу.

Прошло почти полчаса. Зал наполнился множеством самых разных существ. Авурр провела Фррниу на одно из свободных мест, оставила там и прошла в центр.
− Я правильно понимаю? Вы все желаете видеть доказательство того, что я та самая Авурр? Не так ли?
− Это будет сложно доказать, − прорычал черный тигр, сидевший у самого центра.
− Вы знаете ключ, − ответила Авурр. − Вот этот. − Перед ней возник все тот же шар, а затем он увеличился, так, что все увидели что у него внутри.
Фррниу плохо понимала, почему подобный трюк должен был что-то доказать, но в зале возникло шевеление и голоса, видимо, соглашавшиеся с тем, что там стояла Авурр.
− Подобный трюк с галопроектором может устроить любой школьник, − произнес все тот же черный зверь.
− Вы не забыли, что у вас под ногами? − спросила Авурр. − Это астерианский монолит. Вот и спросите у него, трюк это или нет? − Авурр в этот момент взглянула на двух белых зверей-астерианцев.
− Все астерианцы поняли, что это ты, Авурр, в тот самый момент, когда ты прилетела к Мира, − произнес один из них.
− И вы молчали?! − послышался вой хийоака.
− А кто нас спросил? − прорычал астерианец.
− Кто еще не верит? − спросила Авурр. Ее знака уже не было. Она некоторое время стояла в виде человека, а затем обратилась в белую миу. − Ну что же. Будем считать, что неверующих больше нет. В таком случае, я выношу на голосование вопрос о возвращении всех главных законов Союза Хийоаков.
− На голосование вопросы выносит председатель! − снова зарычал хийоак.
− Уймись, Марлау, а иначе, я тебя отсюда вынесу. В Законе о Совете прямо записано, что каждый член Совета Союза имеет право выносить на голосование любой вопрос.
− Это в старом законе, а не в новом.
− Новый закон не может опровергать старый.
− Может.
− Тогда, извини. С этого момента пост Председателя аннулируется.
− Ты не имеешь права!
− Имею. Потому что в Законе записано, в случае возникновения неразрешимых ситуаций с законами решение принимают хийоаки Первой Группы. От Первой Группы я здесь одна. Итак, я выношу на голосование вопрос о возвращении всех Законов Союза в первоначальный вид.
Началось голосование. Прошло несколько минут.
− Я прошу назвать результат. − Сказала Авурр, взглянув на астерианцев.
− За возвращение семдесят семь. Против семь. Воздержавшихся нет. Отсутствующих четырнадцать. Решение принято.
− Итак, "дурацкие законы Марлау" ликвидированы, − произнесла Авурр, глядя на хийоака в упор. Он поднялся и пошел на выход. − Я освобождаю это место. − Сказала Авурр. − Кто желает выступить или что-то предложить, пожалуйста.
Авурр прошла к Фррниу и легла с ней рядом.
В центр прошел хийоак. Он взглянул на Авурр.
− Я хочу спросить. Эта отмена означает, что "закон чести" ни для кого не писан?
− Именно так, − ответила Авурр. − Каждый разумный вид вправе сам определять что для него честь, а что нет.
− Так любой хищник может объявить, что для него честь убивать всех вокруг.
− Покажите мне такого хищника, который это объявил.
− Да те же крыльвы, − произнес хийоак.
− Вот только не надо сказок про крыльвов! − зарычала Фррниу.
− Спокойно, Фррниу, − сказала Авурр. − Я должна вам напомнить, что речь идет о хищниках, входящих в Союз Хийоаков. И таких, кто объявил бы для себя честью убивать всех вокруг у нас нет. Это во-первых. А во-вторых, запрет на убийство есть во всех законах, каждой планеты. Кто-то из вас считает, что разумые существа не способны определить для себя, что правильно, а что нет? Я считаю, что введение подобных глобальных законов, как бывшие "законы чести" это прямое оскорбление чести и достоинства разумных существ! Оскорбление недоверием! Главная цель нашего Союза не управлять планетами участниками, а объединять их! В этом единении наша сила. А единый закон это, простите за выражение, туфта! Не может быть одинаковых законов у разных видов. Наше объединение основано на доверии и уважении друг к другу. А у себя дома каждый определяет свой закон сам. Мы же здесь определяем не сами законы, а их взаимодействие и договариваемся об общих делах. И все. Других функций у Совета нет.
− А управление Союзом кто осуществляет?
− Какое управление? Управление планетами осуществляют Правительства планет. Чем еще управлять? Вакуумом среди звезд?
− А договоры с другими объединениями планет?
− Это попадает в разряд общих дел Союза. Именно дел, а не законов. Все законы давно определены на планетах. Я еще раз повторяю. Нет законов сверху. Есть законы внутри планет. И есть законы на границах. Вот на этих границах мы определяем не законы, а их взаимодействие.

Обсуждение продолжалось довольно долго. Посреди заседания в зале появились двое терриксов. Первый же вопрос был в том, что Совет принял без них. И им это объяснили. Терриксы больше ничего не сказали.
− Вы не желаете высказаться по этому поводу? − спросил хийоак, который, видимо, был против той отмены.
− Нам нечего сказать, − ответил большой тигр.
− Вы же были первыми за "законы чести".
− Были, − ответил террикс. − А теперь мы против. Потому что из-за них на Рери началась война.
− Война? − спросила Авурр. − Какая война? Кто с кем?
− Волки с людьми, − ответил террикс.
− Я отправляюсь туда, − сказала Авурр. − Немедленно.
Она поднялась, и Фррниу прошла за ней. Вслед за ней ушли и терриксы. Они присоединились к этому полету и вскоре корабль прибыл к Рери. Все, как будто было спокойно. Сверху не было видно никаких боев, но корабль опустился ниже. Перед глазами экипажа оказались картины разрушения. Сожженные деревни, разрушеные города. Корабль приземлился в аэропорту столицы Рери.
Здесь первое, что бросалось в глаза, это полное отсутствие признаков войны. В аэропорту находились и волки и люди. Двое миу и двое терриксов проследовали в Правительство планеты. Их встретили люди.
− Мы покончили с этой войной, − сказал человек, обращаясь к терриксам.
− Каким образом? − Спросила Авурр.
− Мы отменили действие "законов чести" на Рери. Нам не нужен закон, который приносит ничего кроме разрушений и крови. Так и передайте в Совет. Рери не принимает этот закон.
− Миу тоже не приняли этот закон. − сказала Авурр.
− Действительно? − спросил человек. − Впрочем, зачем я спрашиваю. Вы же хищники.
− Именно, − ответила Авурр. − И еще одна новость. Совет Союза подавляющим большинством голосов отменил все законы Марлау.
− Совсем все? − удивился человек.
− Совсем. Закон Союза возвращен к первоначальному виду, такому, каким он был с начала его основания.
− И Марлау не был против?
− Совет это не один Марлау. Будь он трижды против, все возвращается на свои места. В том числе аннулирован пост Председателя Совета. В Совете нет главных лиц. Там все равны.
− За исключением некоторых, кто равен равнее остальных, − произнесла Фррниу.

− А ты язва еще та, − произнесла Авурр, когда осталась наедине с Фррниу. − Чего это ты там за крыльвов начала вступаться?
− Ну так ясно же было, что заврался он там. Крыльвы ведь похожи на миу. Настоящие крылатые миу. Можно сказать, ангелы.
− Не встречалась ты с этими ангелами, вот и говоришь глупости.
− А ты встречалась?
− Встречалась.
− И с кем же это?
− Что, прямо по именам назвать, с кем? С Ирмарисой. Знаешь такую?
− Не знаю.
− А ты обиделась, что ли? − спросила Авурр.
− Нет.
− Я же вижу, что да.
− Ты же сама про них ничего не знаешь, а говоришь всякие мерзости.
− Я знаю о них достаточно, чтобы понять, что это за звери.
Тилира молчала. Она не сказала больше ни слова. Корабль Алисы в этот момент перескочил к новой планете, и Тилира взглянув на экран узнала Новую Землю.
− А сюда то зачем? − спросила она.
− Ты поняла, что это за планета?
− А чего не понять? Меня же отсюда на Рарр привезли.
− Похоже, ты людей недолюбливаешь.
− Так же как ты крыльвов. Отвратительные твари, и все. Никаких других аргументов.
− А то что они людоеды, это не аргумент? Это точно известный факт.
− Ну да. Для меня точно известный факт, что миу людоеды. И не двадцать тысяч лет назад, когда там война с землянами была, а совсем недавно. Когда я сидела в тюрьме, рядом была миу, которая человека съела.
− И сколько она получила за это?
− Пожизненно.
− Надо будет посмотреть на нее.
− Не выйдет. Она умерла в тюрьме.
− Почему?
− От старости.
Корабль приземлился на крыше Замка Львов. Авурр и Фррниу вышли из него.
− Я думаю, тебе надо стать человеком, − сказала Авурр.
Фррниу шарахнулась от нее.
− Нет! − зарычала она.
− Это совсем не так страшно, − произнесла Авурр. − Я дам тебе прибор биотрансформаций и ты сможешь сама превращаться с его помощью в человека и обратно в миу.
Тилира не знала, что говорить. Каков бы ни был этот прибор, от его действия ее природа могла выйти наружу.
− Да ты еще и трусиха гениальная, − проговорила Авурр.
Она переменилась становясь землянкой. В ее руке сверкнул огонь и появился браслет.
− Тебе надо всего лишь одеть его на лапу, а дальше отдавать все приказы мысленно, − сказала Авурр. − Ну, давай же, Фррниу.
− Нет, − сказала она.
− Ну и упрямая же ты. Хочешь, что бы я тебя заставила?
− Я тогда перестану тебе верить! − зарычала Фррниу.
− Боже мой... − вздохнула Авурр и пошла от Фррниу. Она остановилась и положила браслет на землю. − Когда решишься, тогда сама и возьмешь, − сказала она и ушла в замок.
Тилира прошла вперед. В конце концов, у нее не было выбора. Либо ей придется воспользоваться прибором Авурр, либо придется рассказывать, кто она есть. А рассказывать, когда Авурр считает крыльвов врагами...
Будь, что будет.
Фррниу подошла к браслету, одела его и приготовилась ко всему. Она отдала мысленный приказ и ощутила действие прибора. Волну биотрансформации, которая меняла тело, не затрагивая сознание.
Собственно, и все. Тилира стала человеком. Ровно так же, как если бы она создала эту волну сама в своем сознании.
− Ну что? − спросила Авурр.
Фррниу дернулась и повалилась на бок. Авурр подошла к ней и подняла. Тилире не надо было учиться ходить на двоих, а вот Фррниу. Авурр держала ее за руку и она шла.
− Мы пару дней пробудем здесь, Фррниу. Ты привыкнешь, научишься ходить.
− Не мало пару дней? − спросила Фррниу.
− Вообще-то, это будет шесть суток в переводе на наше время.
Тилира не ответила на это. Ее давнее впечатление о Замке Львов, как о довольно мрачном месте, на этот раз почему-то исчезло. Обыкновенные залы и картины. Тилира "училась" ходить, а вместе с этим и осматривала замок. Затем Авурр показывала ей, как едят люди и посмеивалась над "неуклюжестью" миу, превращенной в человека.
− А где терриксы, которые здесь жили? − спросила Фррниу.
− А кто где. Может, кто из них по Земле сейчас гуляет.
− По Земле? − удивилась Фррниу.
− Ну да. Они же могут стать людьми, как и ты сейчас.
− С такими браслетами?
− Да. И эти терриксы − мои дети.
− Как это твои? Ты же миу? Или террикс?
− Я миу. Но я могу стать терриксом. И тогда мои дети родятся терриксами. А если я вздумаю родить сейчас, то у меня родятся люди.
− Бред, − произнесла Фррниу.
Авурр усмехнулась в ответ.

Прошли два дня. Затем еще один. Авурр теперь "учила" Фррниу языку людей.
− Я, вообще-то, его знаю, − произнесла Фррниу на английском.
− М-да... Вот только выговор твой никто не поймет. Тебе надо потренироваться и рычание убрать. − Тренировка закончилась частичным исправлением разговора Фррниу.
Наконец, Авурр объявила о походе в Нью-Йорк. Она взяла Фррниу за руку, провела ее через зал и остановила в центре нарисованного на полу круга.
От возникшего импулься биополя Фррниу вздрогнула и не удержавшись на ногах упала на пол.
− Да ты чего, Фррниу? Не было же никаких толчков.
− Где мы? − зарычала Фррниу, оглядываясь.
− Мы уже в Нью-Йорке.
− Это ты меня перенесла?! − воскликнула Тилира, глядя на Авурр.
− Это станция перемещения, Фррниу. Ее действие подобно действию сверхсветового двигателя.
− Предупреждать надо, когда такие шутки... − фыркнула Фррниу, подымаясь. − Не видишь, что ли, что меня они пугают?
− Ты боишься, словно нир, − сказала Авурр. − Идем.
Они вышли из помещения и оказались в чьем-то доме.
− Эй! Вы что здесь делаете?! − послышался крик. Фррниу снова дернулась, а Авурр поймала ее рукой и прижала к себе. − Я сейчас полицию вызову! − продолжал говорить голос.
− Успокойтесь, − ответила Авурр. − Вот мое разрешение.
Рядом появился землянин. Он с недоверием осмотрел его.
− А кто докажет, что это не подделка? − спросил он.
Он все же вызвал полицию и только в участке был подтвержден документ Авурр. После этого с Фррниу документов уже не требовали, и две женщины отправились на машине в Правительство Новой Земли.
Авурр представилась как Авурр Лайонс, и ей тут же посыпались жалобы на то, что хийоаки, обещавшие помогать Земле, пропадают на десятки лет, а на Землю в это время являются крыльвы и устраивают погромы.
− Когда это они являлись? − спросила Фррниу, вновь вмешавшись в разговор.
− Двадцать лет назад крылев разнес окна и стену в зале заседаний Правительства и чуть не поубивал всех. А потом он ходил по Земле и пугал людей.
− Где братская могила погибших от монстра, покажете? Мы возложим цветы в память... − произнесла Фррниу.
− Прекрати, Фррниу! − проговорила Авурр.
− А что прекратить? Ужасный монстр, кровожадный зверь. Людей тут напугал... А убитые где? Нет? Что же тогда это за монстр, если убитых то нет? Выдуманый? Вот вы скажите, сколько от этого крыльва здесь было жертв? Вот настоящих жертв, а не предположений. Сколько? − Фррниу смотрела прямо на человека. − Ну что вы молчите? Сказать боитесь?
− Вы хотите сказать, что раз убитых нет, то все остальное ему позволено? − спросил человек.
− Что остальное то? Он же крылев и не виноват, что люди от одного его вида пугаются.
− Я говорю, что таким нечего делать на нашей планете. А вы не можете обеспечить, чтобы они здесь не появлялись!
Фррниу больше не говорила ничего.
− Я прошу прощения за нее, − сказала Авурр.
− Я хочу знать, что вы собираетесь предпринять? − произнес человек.
− Должна вас огорчить. В Союзе сейчас много внутренних проблем. Как только они будут решены, здесь появятся наши силы, и мы найдем этого крыльва, где бы он ни прятался сейчас.
− Вы думаете, что он и сейчас здесь? − спросил человек.
− Не знаю. Я только прилетела и из Замка Львов сразу к вам. Если хотите, я могу задержаться, посмотреть все документы по этому поводу, может, и пойму что к чему.
− Хорошо. Я соберу все материалы и передам их вам. Где вас можно будет найти?
− Сейчас открылся наш первый канал связи, через него вы сможете найти меня в любой момент.

Авурр и Фррниу покинули здание Правительства. В руке Авурр возник телефон, и она вызвала такси, набрав перед этим несколько номеров и выспрашивая сначала справочную, а затем таксопарк.
Машина подъехала к воротам в тот момент, когда Авурр и Фррниу вышли. Машина проехала через город и остановилась перед зданием Представительства Хийоаков.
Авурр и Фррниу были встречены хранителем. Тилира помнила эту женщину. Когда-то она была совсем молодой, а теперь перед появившимися хийоаками оказалась старуха.
− Вы пришли по делу? − спросила старая женщина.
− Да. − ответила Авурр. − Вы работаете здесь?
− Я − хранитель, − ответила женщина. − В этом здании сейчас нет никого, кроме меня, и за последние годы здесь не побывало никого, кроме ремонтников или случайных прохожих. Кто вы?
− Я Авурр Лайонс, представитель Союза Хийоаков.
Женщина, казалось, онемела, а Авурр достала свой документ и показала ей.
− Вы можете связаться с Правительством Земли и получить подтверждение, − продолжила Авурр. − И еще, я хочу посмотреть ваш договор о найме на работу.
− Вы хотите меня уволить? − спросила женщина.
− Я не хочу причинять вам зла. Если вы не хотите покидать работу, то этого и не требуется. Даже наоборот, мне придется нанимать новых людей. Я просто хочу посмотреть ваш договор, чтобы знать какие у вас обязанности и не требовать с вас лишнего.
Женщина немного постояв вытащила из кармана плоскую пластиковую коробку, раскрыла ее и передала Авурр старый, пожухлый и подклееный во многих местах документ.
− Я не всегда выполняла все, что от меня требовалось, − сказала она. − Поначалу, все было нормально, здесь кто-то появлялся, я говорила то что от меня требовалось. Потом поток людей иссяк, а я начала сходить с ума от одиночества. Я не выдержала и сбежала. Потом вернулась, потом снова убежала. Некоторое время просто жила как хотела, изредка заглядывая сюда. А однажды придя сюда я увидела здесь людей, сказала им все. Они только рассмеялись и выкинули меня. Тогда мне пришлось обращаться в полицию. Их арестовали, а я чувствовала себя словно преступницей. От того, что нарушила договор. Некоторое время я оставалась здесь, но потом снова ушла, но в тот раз во мне что-то сломалось. Не знаю, что. Веселье перестало быть весельем. И я вновь оказалась здесь. Много всего было. Однажды я всбесилась и разорвала эту бумагу. Потом собрала, пошла в полицию и сказала, что это хулиганы на меня напали здесь и разорвали документ. Я просила выдать новый, но мне сказали, что у полиции нет таких полномочий и посоветовали просто склеить разорванные клочки. Я их склеила. Потом, когда снова оказалась в городе, увидела эту коробку в магазине. В ней было какое-то украшение, но мне они ни к чему. Я купила, положила бумагу в коробку, а украшение отдала нищенке на вокзале. И с тех пор я здесь. Всякое бывало. Приходили всякие психи, называли себя хийоаками. Однажды я едва не поверила, но здесь появились врачи из психиатрической клиники. Тогда мне показалось еще немного они, и меня заберут, но появилась полиция, офицер подтвердил кто я, и все ушли. Я потеряла счет годам. Не знаю, какой сейчас год. Знаю, можно выйти, взять первую газету и узнать, но мне незачем. − Женщина замолчала на мгновение. − Не знаю, зачем я это рассказываю. Оно ведь вам не нужно?
Авурр подошла к женщине и обняла ее.
− Все хорошо, − сказала она. − Ты выполнила договор. Это ведь камень. Ему не нужно, чтобы на него смотрели все время. И ты заслужила награду.
− Мне ни к чему награды, − ответила женщина. − Моя жизнь подходит к концу. Я хочу остаться здесь и умереть здесь.
− Я хочу предложить тебе нечто особенное, − произнесла Авурр. − Ты потратила свою жизнь на службу здесь, и я хочу вернуть тебе твою жизнь.
− Вернуть жизнь? − переспросила женщина. − Это же невозможно.
− Это возможно. Тебе надо только пожелать, и ты станешь молодой, как в тот день, когда пришла сюда и подписала этот договор.
− Это действительно возможно?
− Да.
− И после этого я смогу идти куда захочу?
− Да.
Женщина взглянула на Авурр, та отошла на шаг и облако энергии Авурр вошло в землянку. Та переменилась, а затем начала смотреть на свою руки.
− Я, наверно, сплю, − сказала она.
Авурр показала женщине старую склеенную бумагу, и она растаяла.
− Значит, это все? − спросила женщина. − Я здесь больше не нужна?
− Нам нужны работники в представительстве, молодая леди, − произнесла Авурр. − Что вы умеете делать?
− Я? Ничего.
− Нет. Ничего мы и сами умеем делать. Надо что-то такое, что нам может потребоваться.
− Я знаю все это здание и могу...
− Вот это уже дело.

Фррниу успела заскучать, пока Авурр разбиралась с женщиной. Под конец Авурр представила ей Фррниу.
− А звать то ее как? − спросила Фррниу.
− Надежда. − ответила женщина, а теперь уже молодая девушка.
− Надежда-надежда... Да! Мы же здесь вот по какому поводу. Здесь мамонт не пробегал? Тьфу, не мамонт. Крылев.
− Прекрати, Ниу! − произнесла Авурр.
− Ниу? Ты назвала меня Ниу?
− Ты ведешь себя как ребенок.
− По-моему, это вы заводитесь от одного упоминания о крыльвах, − ответила Фррниу.
Авурр не стала отвечать. Этот день она провела в представительстве хийоаков, а Фррниу весь день слонялась без дела.
На утро в здании появилось множество людей. Их встречала Надежда и провожала к Авурр, там шел разговор о найме на работу. Затем появились посланники из Правительства Новой Земли. Авурр принесли документы по поводу появления крыльва, и Фррниу не упустила шанса покопаться в них.

− Может, тогда ты и будешь в них разбираться, а я займусь другими делами? − спросила Авурр, оставляя Фррниу.
− Что?! − воскликнула та, вскакивая. − Чтобы ты потом говорила, что я все факты извратила в свою пользу?!
− А ты способна их извратить?
− А как же? Я тебе говорю, он людей немного попугал. А человек тебе говорит, что он их тут всех ПОПЕРЕПУГАЛ. Ты ведь сама сидишь и выискиваешь что он там такого наделал. Но почему-то ты не ищешь, а что же он сделал еще? И, собственно, почему он вломился в Правительство? От нечего делать, что ли? Ты возьми хотя бы и узнай ПОЧЕМУ?
− Вот и узнай, почему, − сказала Авурр. − А узнаешь, расскажешь мне. Тогда, я и проверю, предвзято ты это сделала или нет.
Авурр ушла.
Тилира молча села на место, а затем фыркнула, укладываясь на пол. Ей незачем было все это искать. Она прекрасно знала, что хотела тогда, и почему так поступала. И ничуть не сожалела о том, что сделала.
Проходило время. Мысли, наконец, выстроились в нужном порядке и Фррниу поняла, что ей делать. Она взялась за документы с новой идеей. С идеет того что бы найти в этих тысячах листов те самые крупицы истины, которые показывали бы, почему.
На следующий день Фррниу показала Авурр то что нашла. Первое, это жесткая связь имен Тилира и Джейн Камара. Второе − несколько направлений поиска информации о Джейн. Город Даминго, семья Дигри, Старая Земля, авиакомпания, где работала Джейн. Еще несколько мест там же, где она училась.
− Ну что же. Вот тебе и работа. Сначала отправишься к Дигри, узнаешь что сможешь о ней. Потом поедешь в Даминго. А там посмотрим, стоит лететь на Старую Землю или нет.
− Я должна идти туда одна?
− А тебя на Рарр всегда за ручку мама водила? − спросила Авурр.
Фррниу фыркнула в ответ.
− Вот именно. И здесь езжай сама. Берешь машину и едешь. Все как на Рарр, только не миу, а люди. И не трусь.
− Чего мне трусить? Превращусь в миу, они все вокруг задрожат.
− А этого не надо, Фррниу. По соглашению Союза с Новой Землей хийоаки здесь не имеют права показывать свои превращения. Это возможно только в экстремальных ситуациях.

Молодая женщина вышла из такси и прошла к воротам крупного особняка. Она нажала кнопку вызова. Возник щелчок динамика. Сквозь треск и шорох послышался полуохрипший голос, спрашивавший о том, кто пришел и зачем.
− Я Миу Ррниу, мне нужно встретиться с Томасом Дигри.
− По какому вопросу? − прохрипел голос.
− Я ищу информацию о Джейн Камаре. Томас Дигри встречался с ней когда-то.
− Одну минуту, − произнес человек. Динамик выключился, и Тилира стояла еще некоторое время, пока вновь не возникла связь.
Голос приглашал Миу Ррниу входить. Новое имя не особенно смущало Тилиру. На языке людей имя Фррниу плохо звучало, а Ррниу вполне подходило. А так как фамилии у миу не было, то вместо нее использовали название вида.
Тилира прошла через парк, вошла в холл. Навстречу вышел старый человек, который пригласил ее следовать за ним. Это был не Томас. Тилира узнала бы его, и она узнала в старике, сидевшем в кресле-каталке того самого Томаса, с которым она встречалась когда-то.
− Спасибо, Дан, ты можешь быть свободен, − сказал Томас человеку, провожавшему Фррниу. Тот ушел, а старик пригласил молодую леди присаживаться в кресло. Он молчал некоторое время, а затем проехал через комнату, взял из стола рисунок, запечатаный в рамку из металла и стекла, проехал к Тилире и передал его ей.
То был старый-старый карандашный наборосок Джейн с женщиной, рисовавшей прямую линию.
− Это ее первый рисунок, − сказал он. − Не самый первый, но первый, который она продала мне. Я заплатил за него сто долларов. А сейчас ему нет цены.
− Вы не шутите? − Спросила Фррниу.
− Нисколько. Официально по заочным торгам он стоит двести пятьдесят тысяч. Но я его не отдам и за миллион.
Он замолчал, а Тилира смотрела на свой давний рисунок и все еще не могла понять, что в нем такого увидел человек.
− Я не ощущаю этой цены, − сказала она, возвращая рисунок.
− Нет? − удивленно спросил старик. − Вы, разве не из художественной школы?
− Нет. Я веду расследование по одному факту, из которого следует, что Джейн Камара нечеловек.
− Это чья-то злая шутка. Джейн − человек. Она даже больше человек, чем многие из нас. Вы читали мою книгу о ней?
− Книгу? Нет, простите.
− Как же так? Вы ищете информацию и не прочитали книгу?
− Я начала с официальных данных и совсем недавно. Эту книгу можно где-нибудь купить?
− Вот что. У меня есть несколько экземпляров, и я один подарю вам, − сказал Томас. Он снова проехал по комнате, но на этот раз выехал из нее и вернулся через минуту с книгой. Она так и называлась "Джейн Камара". − Здесь все, что я о ней знаю. Все, что я нашел, все что мне рассказал мой друг, которому я и обязан встречей с ней. − Человек взял ручку и раскрыв книгу начал писать. − Как ваше имя?
− Миу Ррниу. Имя Ррниу, а фамилия Миу.
Он писал, а затем передал книгу женщине.
− Мне кажется странным, что вы не верите в то что я сказала.
− Почему?
− Просто потому, что я не вижу ничего злого в том, что она была инопланетянкой, а не землянкой.
− Не надо меня убеждать в этом, − ответил Томас Дигри. − Я просто не желаю в это верить. Для меня она была и есть человек. И я могу сказать с уверенностью, что я полюбил ее тогда. И люблю сейчас. Если бы она пришла ко мне, я принял бы ее, что бы там ни было.
− Мне, наверно, надо идти, − сказала Тилира.
− Уже? − удивился человек.
− Да. И еще одно. Что бы там ни было, я тоже верю в то, что вы сказали о ней. И я хочу это доказать.
− Тогда, если вам что-то потребуется, вы можете обращаться ко мне. В любое время.

Тилира ушла. Она едва сдерживала себя. Она испытывала совершенно невероятное ощущение. Слова человека о любви заставляли терять голову и Тилира поняв это постаралась мгновенно изменить все. Она встряхнула головой и подняла руку голосуя.
А через час она оказалась в пустом кабинете, где села с книгой в руках и долго читала ее. Это были слова человека, который любил женщину. И ей была сама Тилира.
Она не заметила, как заснула, а проснувшись увидела рядом Авурр.
− Ты плакала? − спросила Авурр. − Что случилось?
Тилира молча протянула ей книгу и Авурр взяла ее. Она читала ее быстро перелистывая страницы. А Фррниу все это время смотрела в пол.
− Ты думаешь, это о ней?
− А о ком же еще?
− Она бросила все, улетела на Старую Землю, и ее жизнь полностью переменилась. Крылев мог просто подменить ее.
− Ну да. Ты, наверно, сама так же делала, да?
− Что за глупости, Фррниу?
− Ты сама глупости говоришь. Зачем ей кого-то подделывать, если она могла просто стать человеком и все. Кто ее здесь дернул бы? У них же нет номеров на лбах.
− Ох, Фррниу... − вздохнула Авурр. − Лететь тебе на Старую Землю.
− Я этого не вынесу.
− Что не вынесешь?
− Этого дела не вынесу, − ответила Фррниу. − Я прилечу туда, там окажется, что она тоже не проявила себя, как чудовище, ты скажешь, что она не сейчас ее подменила, а после.
− Лети, Фррниу. А когда все выяснишь, тогда и поговорим.

Она улетела. Вновь, как когда-то давно, корабль перескочил с одного края орбиты на другой. Фррниу потратила еще один день, чтобы добраться до того самого городка. Она некоторое время искала старых знакомых, начав с хозяина компании. Теперь им был сын прежнего хозяина. В компании все так же работал Галс, но он уже не летал, а занимался делами на земле. Фррниу некоторое время наблюдала за человеком, затем обернулась, решив уйти и встала.
Рядом был Файв. Тот самый Файв Индигра.
− Вы что-то хотите? − спросил он у молодой женщины.
− Я... Я... − заговорила она, затем взяла себя в руки. − Я ищу людей, которые знали Джейн Камару, − сказала она.
− М-да... Не будь вам лет двадцать пять, я решил бы, что и вы какая-нибудь комиссия из Правительства, − произнес Файв. − Что вы хотите о ней знать?
− Все. О том, что она за человек, что делала...
− Что за человек... − проговорил Файв. − Ну что за люди? Сколько раз говорить! Крылев она, а не человек! Вы отличить человека от крыльва не способны?!
− Только не надо на меня кричать, Файв, − произнесла Фррниу.
− Что? − произнес тот. − Так вы, значит, меня знаете, и говорите, что ищете людей, которые ее знали? Это что, шутки такие?
− Я пытаюсь найти доказательства того, что она не чудовище, − произнесла Тилира. − А с вами, похоже, что этого будет не доказать. − Фррниу отвернулась и пошла. Если в нем осталась хотя какая-нибудь добрая память о Джейн, то он не отпустит ее так.
Но человек оставался на месте, а Фррниу уходила. Она не знала, что делать, просто шла по улице, и ее глаз случайно зацепился за картинку, где был нарисован крылев. Фррниу дрогнула и повернула назад. Она оказалась перед книжной лавкой. На полке стояла книга, на обложке которой огромный крылатый лев стоял с раскрытой пастью над человеком.
"В пасти монстра" − автор Файв Индигра.
Фррниу вошла в лавку, выложила пять долларов за книгу и отправилась в местную гостиницу, чтобы спокойно сесть и прочитать то что написал человек.


Это четвертое издание моей книги. В нем исправлены некоторые неточности, а так же добавлены мои новые воспоминания. К моему великому сожалению, очень многое в моей книге осталось непонятым читателями. Не знаю, почему. Возможно от того, что мои чувства не такие, как у всех людей. Меня не раз называли сумасшедшим, хотя ни одно официальное обследование этого не показало. Я описал все так как было. Попытался передать свои чувства. Ощущения человека, оказавшегося во власти крыльва. После выхода первого издания, меня засыпали вопросами о том, как я попался. Мне смешно. Я столько раз писал об этом в книге. Я отвечу, как. Я не попался. Я сам этого пожелал. Я сам просил ее взять меня с собой. И сейчас, если бы Тилира появилась здесь, я сделал бы то же самое. Я ни сколько не жалею о тех годах. И, какими бы страшными не показались все рассказанные мною истории, для меня они не были таковыми. Да, были обиды и огорчения. Я не мало пережил, не мало испытал. Но это моя жизнь, которая была связана с ней, и я хотел этого. И поэтому я пишу эту книгу. Я вспоминаю о том, что было, и жалею только об одном... что все закончилось.


Совершенно иная тема. Крылев − человек, как хозяин − собака. И чувства этой собаки. Чувства привязанности и любви. Такие же, как у собаки, которая любит своего хозяина, хотя тот бывает и кричит на нее и пинает, и ругает. Впрочем, и у собаки есть свой нрав, она может и гавкнуть на хозяина, хотя ей за это иногда и достается.
Он писал о Джейн. О том, как он ее видел. Джейн − бог. Казалось, этому нет подверждения. Особенно, в самом начале, когда она его едва не съела. Он писал и об этом. О своих ощущениях, когда оказался проглоченным, затем о том, как очнулся. Он словно несся сквозь неведомый мир, шагал не по жизни, а поперек. Он не чувствовал обиды на зверя. Он чувствовал, что все так и должно быть. Ему хотелось обнять крылатую львицу и сказать ей "Я тебя люблю", но он не решался этого сделать, будучи обыкновенным псом. И словно пес, он доказывал это своей верностью, тем, что не желал уходить от Тилиры.
А потом были новые годы. Встреча с другим зверем, который мучал и пытал его. Тогда человек чувствовал совсем иное. Он ненавидел своего мучителя. Он проклинал его и в конце концов бог услышал его. Зверь был пойман, а человек освобожден. Но лишь частично. Эти звери не боги.
Бог − Тилира. И, когда она приходит, она освобождает его полностью. В одно мгновение, чудесным божественным прикосновением. Но дальше это ощущение смазывается. Тилира, конечно же не бог. Она крылев. Зверь. Но она вовсе не бездушна. Для нее человек − обыкновенная собака. Он, как хозяин защищает свою собаку от чужих, так и Тилира защищала человека от врагов. И она не щадила врагов. Пес видел смерть своих сородичей, это пугало, но он оставался верен хозяину.

Фррниу продолжала читать. У нее не появлялось таких же чувств, как несколько дней назад, когда она читала книгу Томаса Дигри. Она читала слова Файва, как слова влюбленной собаки. Наверно, это действительно выглядело смешно и безумно для людей. Впрочем, Тилира тогда и сама чувствовала, что Файв не такой как все люди. Это можно было назвать сумасшествием, или тихим помешательством.
Но он пес. Верный пес, который шел до конца, который видел и понимал дела хозяина. Возможно не все понимал, но он знал откуда смотреть, чтобы понять. Он знал, что убивая кого-то крылев делал это не ради того, чтобы убить.
И Файв писал об этом. Писал о спорах часто возникавших между ним и Тилирой. Чем больше он жил с ней, тем больше было таких споров. И кончая описания этих споров, он добавлял слова: "Она права". А дальше, почему. Четко и ясно. С позиций не собаки, а хозяина.
Она была права, убивая людей. И тогда, когда защищала самого Файва. И тогда, когда воевала на другой планете, принадлежавшей землянам. О ней Файв тоже написал. Он писал почти со смехом о людях, считавших, что живут на Земле. О тех, у кого была и Америка, и Европа и Австралия. Но они забыли про Африку и Антарктиду. Просто потому что на их планете не нашлось стольких материков. Кто-то далеко в древности сыграл с этими людьми шутку и они жили на своей Земле не зная, что произошли с другой планеты, не зная даже, что их предки прилетели на эту планету из космоса.
А Тилира − бог. Она разгромила врага и покончила с войной на планете. Она прошлась по сотням городов, гордая и великая богиня − крылатая львица − Тилира. Даже местная церковь признала ее богиней.
А об этой церкви отдельная эпопея.
БОГ ЗЕМЛЯН − КРЫЛАТАЯ ЛЬВИЦА АЛИСА. И, конечно же, это крылев, а крылев крыльву − брат и сестра. Тилира − сестра Алисы. Религия дрогнула, но получила мощнейшую поддержку миллиардов людей, которые видели своими глазами свого бога.
Файв ревновал. Он кричал и был готов разбить телевизор, где показывали его богиню в окружении десятков тысяч других собак. И в то же время он понимал, что его попытка добраться до нее ничем не закончится. Он просто не дойдет, потому что к Тилире рвались тысячи людей. Поезда шедшие в города, к которым прибывала Тилира, разрывались от пассажиров, набивавшихся в вагоны. Люди желали оказаться поближе к своему богу. Они хотели увидеть ее, коснуться ее.
А она шла. Ее сущность зверя иногда проявлялась в том, что она делала с непокорными. Она останавливала войну, последние пули доставались ей, а затем возвращались к тем, кто их выпускал. И тогда солдаты видели, что она − БОГ. Они бросали оружие и сдавались.
Ревность и обида все еще кипели в нем, когда Тилира вернулась. Нет, он не мог из-за этого ее разлюбить. Он знал, что простит ей все. Он просто прыгал, говорил "Гав!", а затем вилял хвостом и ластился, прощая все. А она прощала ему это первое "Гав!"

Тилира продолжала читать. Под конец, у нее все же появились слезы. Именно слезы. От тех воспоминаний, от чувств, нахлынувших на нее. Определенно, ей следовало вернуться туда, подойти к Файву и дать ему этой книжкой по голове, а затем обратиться в зверя, свалить его на землю и зарычать.
Что бы он сказал?

Если его слова правда, а в этом сомневаться было трудно, он должен был закричать и завыть от радости. А может и нет.
Тилира читала дальше. Последние главы. О встрече с хийоаком, о возвращении на Землю, о том, как Тилира улетела и еще несколько после.
Сколько было шума, сколько было воя! Кто-то едва не решил, что это нападение крыльвов на Землю. А Файв все еще надеялся, что Тилира вернется, что она не сможет улететь без него. Какой же он глупый! Зверь вернул его домой и оставил там, зная, что человек не выживет в мире крыльвов. Файв это понимал. Он понимал, что его мечта несбыточна, что все давно закончилось.
Он писал:

Я знаю, что крыльвы − боги.
Я знаю, что люди − собаки.
Боги делают все что желают.
Не собакам решать, что им можно, а что нельзя.
Я плюю на тех, кто считает крыльвов врагами.
Я плюю на тех, кто пытается очернить их.

Книга закончилась. Тилира закрыла ее и взглянула на обложку позади. Там картина была совсем противоположная той, что впереди. Крылатая львица лежала на земле, а человек обнимал ее за шею.

"Быть может, ты увидишь это когда-нибудь. Быть может, через десять веков, когда я буду мертв. Знай, Тилира. Я − человек. Я твой верный пес. Я полюбил тебя с тех пор, как узнал. Я люблю тебя сейчас. Я буду любить тебя до самой своей смерти. Что бы ни произошло. Что бы ни сделали крыльвы. Даже если они явятся на Землю и разнесут ее на атомы, я останусь верным тебе, Тилира. До самой своей смерти."

В окно светило утреннее Солнце. Тилира не заметила, как прошла ночь. Она вздохнула, поднялась из-за стола и легла спать. Ее разбудил стук в дверь. Она поднялась и открыла. В дверях стоял Файв Индигра.
Тилира молча отошла от дверей.
− Проходи, − произнесла она. Человек вошел. В нем дрогнула какая-то струна. Словно проявилась его едва видимая связь с Тилирой.
− Я прошу прощения за вчерашнее, − сказал он.
Фррниу села за стол и показала ему на кресло напротив.
− Я прочитала вашу книгу, − сказала она.
− И что вы о ней скажете?
− Я думаю, она дала бы вам по башке вот этой самой книгой, − сказала Фррниу, показывая ее.
− Почему?
− Не знаю, почему. У меня просто сложилось такое ощущение. Да. Раз уж вы здесь, можно попросить ваш автограф? − Фррниу положила книгу и достала ручку. − Можно? − спросила она еще раз.
− Да, можно, − ответил он и пододвинулся к столу. − На какое имя?
− Миу Ррниу.
− Как? − удивленно спросил он. Фррниу взяла листок бумаги и написала свое имя.
− Ррниу это имя, а Миу фамилия, − сказала она.
Он подписал, положил ручку на стол и замер, глядя на руку Фррниу.
− Откуда у вас этот браслет? − спросил он.
Файв показывал на браслет, что Авурр подарила Фррниу.
− Это подарок от моей хорошей знакомой, − сказала Фррниу. − А в чем дело?
− Ее зовут Рауль?
− Ее зовут Авурр.
− Я видел такой браслет у Рауль, − сказал он.
− У той, про которую вы писали в начале книги?
− Да.
− Не знаю, что и сказать. Она так и живет здесь?
− Да.
− Может, стоит к ней зайти? Сразу станет ясно, такой же у нее браслет или нет.
− Она не любит незваных гостей.
− Тогда, я схожу к ней одна. Я же не знаю, что она не любит.
− Об этом написано в книге.
− Я это не заметила, − ответила Фррниу.
Файв фыркнул усмехнувшись.
− Вы хотите доказать мне, что ваш браслет не ее? − спросил он.
− Именно.
− Не вижу в этом необходимости.
− А телефона у нее нет?
− Нет. У нее вообще нет электрических приборов в доме. Она оборотень, а оборотни не любят электричество.
− Вы ничего не можете добавить? − спросила Фррниу.
− Что именно?
− К своему рассказу о Джейн Камаре. Мне хотелось бы узнать о том, как она жила здесь.
− Так же, как и все люди. Ничего особенного. Книга начинается именно с того момента, когда впервые проявилось это особенное.
− Хорошо, − сказала Фррниу. − Мне пора улетать. − Сказала она, подымаясь.
− Улетать? − удивленно спросил Файв. − Ближайший самолет отсюда будет только завтра.
− Точно?
− Точно. Я знаю все рейсы, я работал в авиакомпании.
− А теперь вы там не работаете?
− Летать мне давно запретили, так что у меня нет работы. Вы действительно хотите доказать, что она не чудовище?
− А вы не верите?
− Я верю. И я сам этого хочу.
− Ну да. Доказательство от противного, − проговорила Фррниу, показывая книгу. − Кому доказываешь? Глупым псам? Они же не понимают.
Файв встал. Он вновь словно ощутил присутствие Тилиры.
− Кто ты? − спросил он.
− Не важно кто, − ответила она и вышла из гостиницы.
Человек вышел вслед за ней и догнал.
− Вы не ответили на мой вопрос, − сказал он.
Фррниу остановилась и взглянула на него.
− Знаете, что я сейчас поняла? Я поняла, что любая баба, у которой хоть чуть-чуть есть мозгов, прочитав эту книгу может повесить вам хомут на шею. Знаете как? Элементарно. Просто взять все ваши замечания на счет поведения Джейн Камары, сложить их и следовать им, как правилам. И все. Дальше достаточно водить вас за нос, не отвечая на вопрос: "Кто ты?" Вы же сейчас думаете, а не Тилира ли я? Ведь так?
Он молчал. Молчал, не зная, что говорить.
− Мой вам совет. Постарайтесь избавиться от этого ощущения привязанности к ней.
− Это нереально.
− Это реально. Это очень реально. Вы поняли, что вы пес. Но вы не поняли ее последнего приказа. Что она сказала? "ТЫ СВОБОДЕН." Это она сказала. Не кто-нибудь. Ваш бог вам приказал быть свободным. А у вас что? Приказ не выполнен. − Тилира усмехнулась. − Я думаю, вам надо идти домой, сесть и очень очень хорошо над этим подумать. И понять, наконец, что им не нужны псы и рабы. Не в том смысле, что их поубивать, а в том, что они должны стать свободными. − Тилира взяла книгу и некоторое время искала нужную страницу, затем показала ему. − Вот. Это то что вы пишете с ее слов: "Наш главный закон − жизнь и свобода." − Тилира взглянула на человека и закрыла книгу.
− Я не верю, − произнес он.
− Ну и дурак, − ответила она и пошла прочь.
Она чувствовала его. Чувствовала, как в нем все переворачивалось. И весь этот переворот мог завершиться только в одном случае...
− Тилира! − закричал он вслед.
Она дрогнула и задержалась на мгновение, затем пошла дальше, а человек уже бежал вслед. Все было кончено. Теперь он уверен в том, что встретил именно Тилиру.
Он выскочил перед ней и встал.
− Это ведь ты! Ты, Тилира! Я это чувствую! − воскликнул он.
− Ты не выполнил приказ, Файв, − сказала она.
− Скажи, что это ты, и я сделаю все, что ты прикажешь.
− Это я.
Он подскочил и обнял ее. Он держал ее, она молчала и они стояли так около минуты.
− Все, Файв, Все, − произнесла она, отстраняя его.
Он отошел. А в нем горел огонь.
− Я сказала, что ты свободен, − произнесла Тилира.
− Я хочу остаться с тобой, Тилира. До конца своей жизни.
− Это невозможно.
− Почему невозможно?
− Во-первых, потому, что я Миу Ррниу.
− Я никому не скажу кто ты.
− Ты не сможешь этого скрыть, Файв. Физически не сможешь. Первый, самый глупый хийоак это услышит в твоей башке.
− Ты сейчас с ними?
− Ты же помнишь, с кем я улетела? С хийоаком. Я от него удрала, он меня потерял, и я оказалась среди них как своя. И, если ты действительно меня любишь, если ты желаешь мне добра, если ты хочешь, чтобы я достигла того, чего хочу, то ты останешься здесь, Файв.
− Значит, я никогда тебя больше не увижу?
− Не знаю. Я уже не знаю, когда вернусь домой. Может, мне придется прожить здесь еще тысячу лет. И, может, я еще прилечу сюда. Так что тебе лучше оставаться здесь. Ты понял?
− Я понял, − ответил он.
− И все, Файв. Не ходи за мной. Я тебя прошу.

Она уходила, а человек оставался позади. Он не бежал за ней. А Фррниу решила, что ей надо улетать, уезжать, уходить. Как угодно, только чтобы не оставаться в этом городе, чтобы человек не передумал. Он мог передумать по своей глупости.

Космолет приземлялся на аэродроме Нью-Йорка. Фррниу всю дорогу обдумывала что делать в случае если Файв ее выдаст. И у нее родился план. Проще некуда.
Она проехала на Парижскую улицу. А там все переменилось. Около здания стояло множество машин. На улице появилась свежая разметка и новые знаки, означавшие, что стоянка у самых ворот запрещена, а остановка разрешена только для специальных машин. Таксисту пришлось проехать несколько дальше, чтобы не нарушать правило, и Фррниу прошла к воротам пешком. Она вздохнула и шагнула вперед. У входа уже стояли охранники. Они проверяли документы входящих, и бумага Фррниу оказалась вовсе не такой, какой следовало быть.
− Ну вот, доигрались, − произнесла Фррниу. − Вызовите сюда своего начальника, − сказала она охранникам.
Появился еще один человек. Он осмотрел бумагу Фррниу и помотал головой.
− У нас не было распоряжения пропускать кого-либо с подобными документами, − сказал он.
− Тогда, сообщите обо мне Авурр Лайонс, − сказала Фррниу. Человек взглянул прямо ей в глаза.
− Хорошо. Я сообщу, − произнес он.

Ее, наконец, впустили и привели к Авурр.
− Да-да, она наша, − сказала она охраннику, и те удалились.
Фррниу смотрела на Авурр, а та смеялась.
− Ну и что смешного? − спросила Фррниу. − Если бы он отказался сообщать тебе обо мне, я доказывала бы свое право когтями. Это смешно?
− Да ладно. Ничего не случилось. Фррниу. Рассказывай, что ты там узнала?
− Узнала, что люди самые глупые создания на свете, − ответила Фррниу.
− Это почему? − удивилась Авурр.
− Вот, читай, − ответила она и передала Авурр книгу.
− Ау-у... − взвыла она, увидев ее. Авурр села за стол, а Фррниу оказалась в кресле напротив.
Хийоаку первой группы потребовалось несколько минут, чтобы прочитать всю книгу.
− Ну и как? − спросила Фррниу.
− Хотелось бы мне взглянуть на этого человека.
− И не говори, − произнесла Фррниу. − Я с ним встретилась. И едва сбежала.
− Почему?
− Знаешь, за кого он меня принял?
− За кого?
Фррниу ткнула пальцем в изображение крылатой львицы на обложке.
− За нее.
− Ты шутишь? Ты что, превращалась там в миу?
− Ничего подобного. Просто после того, как я эту книгу прочитала, у меня в разговоре с ним вырвалась фраза, которую она говорила. А он точно пес. Вот, как только сказала, у него уши торчком, глаза на лоб и тут же вопрос: "Кто ты?" Ну, я поняла, к чему он клонит, решила, что пора прощаться, и ушла.
− А он помчался за тобой, так?
− Да. Начал снова требовать ответ. Ну, а я ему попыталась объяснить, что ему как псу было приказано быть свободным.
− Господи, да зачем, Фррниу?
− Ты думаешь, он поверил бы, если я начала говорить, что я просто Фррниу, а не кто-то? Брось. Он был готов принять за нее кого угодно. Ты же читала. У него натуральный сдвиг по фазе. Он живет не по жизни, а поперек.
Авурр усмехнулась.
− Я думаю, он тебя за нее и принял.
− Так и есть. Кончилось все тем, что я ему наплела кучу бреда про то, что я Тилира, но я в хийоаки затесалась, и ему там не место, что он своими мыслями меня выдаст. − Фррниу фыркнула. − Отвязалась я от него, руки в ноги, на первое такси и бежать оттуда. Я думаю, он и сюда припереться может.
Авурр снова смеялась.
− Да, выдала ты делов, − произнесла она. − Все же можно было проще решить.
− Какая теперь разница?
− Ну а о крыльвах то ты теперь что думаешь?
− Ясно что. Все то же самое, даже еще лучше. Сколько она с ним таскалась по космосу? Ведь могла просто когтем по горлу, чтоб не цеплялся. Она же этого не сделала? Нет. Вот и не говори, что они звери. Так что за нее теперь три голоса.
− Откуда три?
− Ну как же? Первый мой, второй этого... художника, третий − Файв.
− Ты не заметила самого главного, Фррниу.
− Чего?
− Того момента, когда Джейн Камара умерла, а на ее место встала Тилира.
− Когда это? − захлопала глазамиа Фррниу.
− Он же написал об этом. В самой первой главе. Женщина вылетела в окно самолета. Пробила толстое стекло, грохнулась об землю. И после этого на ней не нашли ни единой царапины. Вот это и есть тот самый момент.
− Ерунда. Крылев пробил стекло башкой, грохнулся и на нем ни царапины... − сказала Фррниу.
Авурр рассмеялась.
− А воспоминания?
− Какие?
− Те, что поменялись. Вдруг. Она всем рассказывала кто она, где продилась, где жила, кто ее родители. А тут вдруг оказывается, что она их якобы выдумала, когда в больнице лежала. Это же чушь, Фррниу. Ты не чувствуешь?
− Нет. Вот, если где она и подменила эту Джейн, так это в той самой психбольнице. Вот там, да. Ни говорить, ни читать, ни писать не умела. Прошлого не помнила. Полный набор. А так как ты говоришь, ты подумай сама, сколько ей надо было знать об этой самой Джейн, чтобы ее подменить? И, если она ее подменила, то есть решила выглядеть как этот человек, то на кой черт она все тут же поломала, понеслась в отпуск с этим самым Файвом, куда-то, к черту на рога? Зачем такие сложности?
− По-моему, ты сама не понимаешь, что сказала, − произнесла Авурр. − Она ее подменила и начала делать то, что ей было нужно. Взять отпуск, это не так подозрительно. А вот то что она вместо отпуска сначала вовсе уволиться решила, это доказывает, что она не соображал, что в отпуск можно уйти, чтобы дела на Новой Земле делать.
− А подмена зачем? − спросила Фррниу. − Ну зачем? Что бы документ получить?
− Именно. И не какой-нибудь, с пометкой, что явилась изниоткуда, а нормальный.
− Ладно. Сдаюсь, − произнесла Фррниу. − Бог с ней. Но и тут ей плюс.
− Какой?
− То что она подмену совершила не убив человека, а того, кто сам убился.
− Она могла это и подстроить.
− Ну да. Подстроить ураган в море! − рассмеялась Фррниу.
− Ладно, не подстроила. Но как она угадала, что там это произойдет?
− Ну, это то проще простого. Слушай радио, там тебе сразу скажут, кто в аварию может попасть в ближайшее время.
− Хорошо. Это мы выяснили, − сказала Авурр. − Будем считать, что твой первый экзамен сдан.
− Ты еще кое о чем забыла, − сказала Фррниу.
− О чем?
− О том, что теперь ясна причина, по которой она в Правительство вломилась.
− Это? Ты имеешь в виду бомбу в корабле?
− Именно. Разве нет? Элементарно, как дважды два. Все есть. Корабль, космос. Летим домой... И на тебе... Ты не разозлилась бы?
− Возможно.
− А дальше что? Пуганые люди? Это же ерунда.
− Значит, твой вердикт − невиновна?
− Разумеется.
− А на Землю она зачем явилась?
− Ну, это... − проговорила Фррниу.
− Попробуй это выяснить.
− Как?
− Ты же помнишь, что она помчалась на Новую Землю.
− Встречаться с хийоаками, между прочим. Так что надо хийоаков ловить, что здесь были тогда, и спрашивать.
− Их здесь не было.
− А терриксы то были. Ты же читала. Файв их видел, и Тилира с их помощью вспомнила свое прошлое.
− Или только сказала, что вспомнила.
− Все равно, это сейчас не выяснить. Терриксов то здесь нет.
− Ладно. Оставим этот вопрос. Считай, что у тебя выходные дни.
− А на Рарр, когда мы полетим?
− Не знаю.
− Как это? Мы что, здесь останемся?
− Фррниу. Так нужно, понимаешь?
Фррниу усмехнулась.
− Что смешного?
− Да это слово. То что "понимаешь". Сколько раз его Тилира повторяла?
− Ну, в общем, ты поняла.
− Еще нет, − ответила Фррниу.
− Что нет?
− Я миу, ты миу. Нам дела на Рарр делать надо, а мы здесь торчим.
− На Рарр все в порядке, Фррниу. Там нет проблем.
− А здесь есть, что ли? Я что-то не заметила.
− Здесь проблема в том, что несколько десятков лет Земля осталась без защиты. А Союз обязался Землю защищать. Поэтому мы здесь. И останемся здесь. Это наше дело. − Авурр остановилась. − Тебе пора переходить на новый уровень, Фррниу. Думать не только за Рарр, а за весь Союз.
− По правде сказать, я даже не стремилась за весь Рарр думать. Приходилось иногда, когда думать некому было, вот и все.
− Ну так и решай, Фррниу. Здесь именно такая ситуация, что думать некому. Только ты да я.
− Я за людей думать не умею.
− А ты попробуй.
− Не надо, Авурр. Не надо. Я точно знаю, что наломаю здесь дров. Я не человек.
− Ладно, Фррниу. Я же не заставляю тебя прямо сейчас решать все дела. Я сказала, что у тебя выходные. Дела на мне. Я улететь не могу, а ты не можешь улететь без меня.
− Здесь есть место, где меня никто не увидит?
− Зачем?
− Хочу побыть самой собой. А то меня уже воротит от собственного вида.
− Идем, я покажу.

Они поднялись наверх, и Авурр показала Фррниу целую квартиру, которая становилась для нее домом на время пребывания на Земле.
− Моя квартира напротив. Захочешь поговорить, приходи. Только я не всегда там.
− А в коридоре никто не появится?
− Нет. Этот этаж сейчас закрыт для людей.
Фррниу отошла и взглянула на браслет. Волна прошла через нее и она стала миу.
− Я такого еще не видела, − сказала Авурр.
− Какого? − зарычала Фррниу.
− Такого обращения с браслетом. Ты отдаешь мысленный приказ с такой осторожностью, словно бомба взорваться может.
− Да, вот, что я вспомнила. Ты помнишь эту Рауль? Файв Индигра сказал, что у нее такой же браслет, как у меня.
− Хорошо, Фррниу. Я сама узнаю про нее все.

Фррниу осталась одна. Она легла в своем новом доме. У нее было множество самых разных мыслей. Она думала о своем далеком доме, которого давно не существовало. Там все было иначе. Люди, ратионы. На Ренсе не было места крыльвам. Не было им места и в других мирах с людьми. Существование Маймиро и Даны только доказывало это. Их родители убиты, а они сами приспособились к жизни среди людей. Все менялось. Где теперь планета крыльвов? Может, ее вовсе нет. А самих крыльвов судьба разметала по самым разным мирам, по всех галактике, и даже дальше. Сколько могло быть еще таких как Тилира, которые носились по разным планетам в поисках пути домой? И сколько еще надо пройти, чтобы найти эту дорогу?
Она заснула с этими мыслями и проснулась посреди ночи. Длинные земные ночи. Когда-то они пролетали очень быстро, но с тех пор, как Тилира стала миу для нее поменялось время. Сутки стали втрое короче земных.
Тилира поднялась, прошла по комнатам, затем вышла в коридор. Она ощутила рядом Авурр и обернулась.
− Не спишь? − спросила Авурр.
− А ты?
− Я тоже не сплю.
Включился свет, и Фррниу увидела белую львицу в проеме двери.
− Заходи, Фррниу, поболтаем, − сказала она.
Фррниу зашла и остановилась, увидев на диване спящего человека.
− Это Рауль, − сказала Авурр. − Она наша.
− Да? Она миу? − удивленно спросила Фррниу.
− Нет. Она землянка. Но оборотень.
− С браслетом каждый оборотень, − сказала Фррниу.
− У землян есть свои оборотни, Фррниу. Идем, пусть она спит.
Они прошли через комнату в другое помещение. Авурр закрыла дверь. За ней погас свет, а в новой комнате зажегся.
− Есть хочешь? − спросила белая львица.
− Да.
− Тогда бери. − Авурр открыла холодильник, и Фррниу взяла кусок мяса.
− А ты не хочешь? − спросила Фррниу, когда Авурр закрыла холодильник ничего не взяв себе.
− Я уже обедала, − ответила та и улеглась.
Фррниу некоторое время расправлялась с холодным куском мяса и закончив вылизала свои лапы.
− Скажи, ты думала когда-нибудь о космосе, Фррниу? − спросила Авурр.
− Думала. Или ты о чем? О полетах?
− Да.
− Не знаю. У меня нет большого желания куда-то лететь. Разве что домой.
− А я думала, тебе понравится летать.
− Летать? Летать я хочу. Но не барахтаться в пустоте.
− Я думаю, ты научишься летать, Фррниу. И я тебе помогу.
− А что потом? − спросила Фррниу.
− Как что?
− Ты же скажешь, что надо лететь туда, делать то и то. Ведь так?
− А ты не хочешь ничего делать, Фррниу? Ты еще и ленивица гениальная, что ли?
Фррниу фыркнула.
− Мне сложно делать что-то, чего я не понимаю, или не понимаю зачем, − ответила Фррниу. − Я не говорю, что не могу понять что делать, если ты скажешь что. Я говорю, что я могу не понять зачем это нужно. Вот сечас я совершенно не понимаю, зачем мы здесь, на Земле. То что защита, это ладно. Но от кого? Здесь нет ни войны ничего. Защищать то их не то кого. А ты вся в непонятных делах.
− Ну одно дело мы сделали. Мы выяснили, что крылев улетел с хийоаком.
− Да ты шутишь, Авурр.
− Почему?
− Кто тебе сказал, что он с хийоаком улетел? Ты даты то вспомни. Когда она от него улетела с хийоаком, а когда вломилась в Правительство? Ну? Она туда под предводительством хийоака ломанулась, что ли?
− Ну и язык у тебя, Фррниу.
− Извини, ты же помнишь, где я десять лет просидела и с кем общалась.
− Ты должна понимать, какие слова надо говорить.
− Авурр. Ты же не была на Рарр пять тысяч лет. Ты слышишь одно, а миу уже слышат другое. Эту фразу на счет "ломанулась", я в кино слышала.
− Ладно, бог с ним с языком. Он уже так изменился, что я не всегда понимаю смысл фраз. Я все же думаю, что хийоак ее увез. Иначе, ее походы продолжались бы.
− Да? А ты не думаешь, что она могла просто взять и подменить еще кого-нибудь? Стать человеком и ждать удобного момента, чтобы улететь?
− Какого момента то? Корабль ей не купить...
− Сейчас. А через сто лет? Она же бессмертна. Дождалась, пока шухер улегся, и гуд-бай.
Авурр снова фыркнула.
− Бог знает, как все было.
− Надо просто взять, найти того спасателя и спросить у него.
− Искать спасателя, что ветра, − ответила Авурр. − Он где угодно может сейчас оказаться.
− А информацию в центр он никогда не передает? Не котенка встретил, крыльва, должен был сообщить. А, Авурр?
− Должен. Но там этой информации нет.
− Ты уже связалась? − удивилась Фррниу.
− Я забрала всю имевшуюся там информацию о крыльвах.
− Правда?! − воскликнула Фррниу. − Дашь поглядеть?
− Боже ты мой... − произнесла Авурр. − Ладно, Фррниу. Раз уж ты так к ним привязалась, ты получишь доступ ко всем данным. Только попозже.
− Почему?
− Потому что здесь не готовы системы. Поставим терминалы, проведем связь, тогда и сможешь читать все, хоть круглые сутки.
− А почему их здесь нет? Вроде же здание хийоаков...
− Не знаю почему. Когда улетали, все поснимали.
− А я знаю. Чтоб этим не досталось, − сказала Фррниу.
− У людей будет тот же доступ к нашим данным. И тогда был по всем правилам...
− По законам Марлау. Не уверена я что-то.
− Может, ты и права. Этот прохвост мог что угодно приказать.
− Он и сейчас может что угодно приказать.
− Нет, Фррниу. Тебе следует узнать, что главная сила Союза не хийоаки, а астерианцы.
− Да? У них же воли нет. Ты сама это подтвердила.
− Сейчас у них есть моя воля. И никакой Марлау ее не прошибет.
− Ты уверена?
− Уверена.
− Я все этого Четырнадцатого вспоминаю. Если они все такие, я не уверена.
− Ты его не знала, Фррниу. И он тебя не знал. На Рарр есть Правительство. Астерианцы на Рарр подчиняются именно ему. Он не имел права нарушить приказ. Ему сказали доставить тебя, он доставил. Для него твоя воля стояла против воли Правительства Рарр. А на Мира сейчас стоит моя воля против воли Марлау.
Разговоров было не мало, а под утро Фррниу и Авурр заснули вместе.


Рауль сидела перед Авурр и молчала. Казалось, она не хотела ничего говорить. Рядом появилась Фррниу, подсела к Авурр и взглянула на женщину. Та не повела даже взглядом.
− А что мы молчим? − спросила Фррниу. − Авурр?
− Рауль говорить не хочет.
− Обиделась на что?
− Спроси ее.
− Рауль? − произнесла Фррниу.
− Оставьте меня! − проговорила та, вскакивая. Она сняла с руки браслет, бросила его на стол и тот вспыхнул ярким светом исчезая.
Фррниу подпрыгнула, шарахнулась назад и свалилась на пол вместе со стулом.
− Сдурела, что ли?! − воскликнула Фррниу.
А женщина уже уходила и скрылась за дверью.
− Что с ней? − спросила Фррниу.
− Нервы. Она здесь пятьдесят лет без связи с нами.
− Она же сама на Старой Земле сидела вместо того, чтобы прийти в Замок Львов, хотя бы. Тилира же от нее туда направилась. А она чего?
− Бог ее знает, − ответила Авурр. − Это ее жизнь. Ей и решать, что она хочет.
− Значит, мы снова только вдвоем?
− Да. И еще Надежда.
− Ты ей дала браслет?
− Нет. Но там увидим. Вообще, в Законах Союза нет такого, чтобы раздавать подобные браслеты всем подряд.
− А какой есть?
− Никакого. Это могут делать только хийоаки Первой группы. Физически это могут только они.
− То есть только ты и больше никто?
− Сейчас да. А вообще, нас шестеро.
− Понятно, − сказала Фррниу.
− Что понятно?
− Носит их где-то по космосу. Ведь так?
− Так, Фррниу, − ответила Авурр, вздохнув. − Трое улетели в зону эртов, трое оставались здесь. Была еще Вторая группа. С подобной же силой, но немного меньше.
− Их было больше.
− Ненамного. Их центр на Реале, планете рамиров. Сейчас у нас с ними слабая связь.
− То есть они отделились?
− Нет. Это из-за нарушений в плоскости одновременности. Ты о ней знаешь.
− Знаю. Чушь собачья.
− Почему?
− Да элементарно. Она же своя для каждой информации. Можно выровняться самим, синхронизировать поток, будет ровно до тех пор, пока извне что-то не придет. Как пришло, так и все. Нет равенства. А точка, куда пришла информация оказывается в изоляции.
− По-моему, это ты сейчас чушь сморозила, − сказала Авурр. − Синхронный поток выравнивает все поле.
− Авурр, ты знаешь точно сколько информации может прийти извне? И какова должна быть мощность потока, чтобы сравнять поле? Вот представь. Есть определенный набор приемопередатчиков для выравнивания. Они передают информацию, ну скажем, единицу в день. Что происходит, если в некую точку приходит тысяча единиц?
− Поток увеличивается то тысячи в день.
− У тебя каналы связи ограничесной ширины.
− У них запас ширины на шесть порядков.
− Хорошо. Приходит инфосолитон с мощностью в миллиард единиц. Что?
− Подобная мощность может уничтожить не то что планету, но и звезды вокруг.
− Неуправляемая − да. А управляемая? Является сюда вот такая Тилира, которой раз плюнуть взорвать и планету и звезду. Мало того, что она информацию несет, эта информация и в передатчик-то не попадет. С какой стати?
− И это означает, что разрушение плоскости одновременности является признаком того, что наша галактика находится под атакой крыльвов.
− Ничего подобного. Это означает, что галактика переполнена противоречивой информацией, в результате которой плоскость порушена. Это нашествие кажущееся, Авурр. Она зигзагом прошла промеж планет и все. Нет плоскости. Плюс к этому ваш поток с ложными данными встречается с ее информацией и это сбивает ее с пути.
− Хватит, Фррниу. Это ты уже точно чушь понесла. Она не принимает наш поток, значит не может он ее сбить.
Фррниу только помотала головой.
− Что нет?
− Взаимодействие инфополя вблизи населенного мира непредсказуемо. Ты не знаешь, что принесет ее встреча с самой захудалой планеткой, где есть обезьяны научившиеся топорами махать. Это ладно. Представь, какой заряд информации она приносит им? Не то что она их там пожрет, это ничего, а если возникнет самый малый контакт разума? Эта планета получает мощнейший импульс, а вокруг уходит волна, которую вы не видите.
Авурр молчала.
− Ты до какого уровня дошла, когда училась?
Фррниу усмехнулась.
− Что, Фррниу?
− Авурр, там индикаторы все зашкалило.
− Какие индикаторы?
− Ну, глаза у профессоров. Чем больше выпучены, тем больше уровень. − произнесла Фррниу.
− Я серьезно, Фррниу.
− Седьмой, − произнесла Фррниу.
− А ты знаешь, что чувство инфополя, это минимум десятый уровень?
− Мне говорили это. И никто не верит, что оно у меня есть.
− Я думаю, Фррниу, тебе это просто кажется. Есть вероятность, что что-то ты ощущаешь верно, но...
− Но достоверность близка к нулю, не так ли?
− Да, Фррниу. А то что ты сказала, это очень близко к недостоверному факту. Во всяком случае, я не ощутила его верности с твоих слов. Понимаешь, что это значит?
− Понимаю. Что у тебя нет всей информации обо мне.
Авурр взвыла смеясь.
− Фррниу, вот это точно ты чушь сказала! − воскликнула она.
− Да? − спросила Фррниу. − Значит, ты меня насквозь видишь?
− Вижу, − ответила Авурр.
− Жаль, − проговорила Фррниу.
− Почему?
− Было бы интересней, если бы ты что-то не знала.
− Ничего не поделаешь, Фррниу. Уровни инфополя нельзя перескочить. Можно пройти только последовательно.
− От некой величины.
− От нуля.
− Нуль инфополя? Впрочем, это аксиома.
− А ты считаешь, что она неверна?
− Пока не уверена. Не чувствую я его.
− Тогда мне все понятно, − усмехнулась Авурр.
− Что?
− То, откуда у тебя такие видения поля. Это кажущиеся отрицательные уровни, Фррниу.
− Ладно. Надо заканчивать с полем, а то уже голова вспухла, − сказала Фррниу.
− Вот это правильно. Пора приниматься за работу.
− У меня выходной?
− Выходной. Иди в город и загружай свои уровни инфоэнергии.
Фррниу усмехнулась.

Тилира гуляла по Нью-Йорку. Она вышла к океану и смотрела на бушующее море. Ветер бился об огромные стены, возвышавшиеся вдоль берега и уходил вверх.
Хотелось хохотать. Просто смеяться! Теория Поля! Боже мой! Как же миу оплошали со своим нулем и кажущимися уровнями! Тилира помчалась вдоль берега и закричала. Она бегала и кричала. Она радовалась своей жизни и тому, что нашла не просто выход. Это была ДЫРА. Огромная и бесконечная дыра, в которой можно было чувствовать себя совершенно свободно. И, самое смешное было в том, что крыльвы находились именно там! В тех самых отрицательных уровнях инфоэнергии, а это означало, что достаточно Тилире уйти в глубь, и Авурр не увидит ничего, кроме едва различимого кажущегося далекого уровня.
Игра! Вот она! Настоящая игра! И Тилира не просто на высоте. Она в глубине. Далеко-далеко, где хийоаки ее не увидят в силу своей аксиомы нуля. Было даже странно, что они не проникли туда.
Тилира шла по берегу она мысленно выстраивала новую пирамиду Теории Поля, но не вверх, а вниз. Отрицательная Теория. Уровни ниже нуля. Дальше и дальше, в самую бесконечность, а оттуда...
Тилира встала. Ее ощущение резко переменилось, словно она коснулась чего-то неведомого. Ощущение отрицательной бесконечности переходило в ощущение нового пространства. Новой Вселенной... Тилира несколько мгновений оставалась на границе, а затем перешла через нее. Ощущение нового пространства перешло в ощущение "подвала", перемещение по которому приводило к перемещению... Тилира едва не взвыла. Она прошла еще немного и вынырнула из подвала в сияющем голубом огне инфосостояния крыльва. Земля была в сотне световых лет. Рядом не было никаких звезд. Подобное казалось почти фантастикой.
Невероятно... Но надо было возвращаться. Именно такая мысль пришла к ней. Мгновенное действие, и Тилира вновь на берегу океана. Она не исчезала оттуда. Просто там для нее остановилось время.
Она села на песок и еще долго раздумывала над этим подвалом. Что это могло быть? Кто там мог быть? Первое впечатление о нем было таким, словно это давно покинутый мир.

Тилира вернулась назад. Она встретила Авурр и та остановилась.
− Что случилось, Фррниу?
− Да, вроде, ничего. Я ходила к морю.
− Ты о чем-то таком думала, когда вошла, что я не поняла.
− Это все те же дурацкие отрицательные уровни. Не могу от них избавиться. Надо будет взять учебник и как следует разобраться с нулем.
− А это верная мысль, − ответила Авурр.

Через несколько дней все вернулось назад. Авурр предоставила ей компьютер и всю информацию. Фррниу прошлась по учебникам, затем взялась за данные о крыльвах, начиная с самых первых сообщениях, переданных много тысяч лет назад хийоаками представлявшими Союз в галактике крыльвов. Но ровной связи с этой галактикой так никогда и не было, не считая одного короткого промежутка, когда наблюдалась стабильная связь в обе стороны. Тогда в Союз попало не мало информации о самой галактике, о планетах, об Империи дентрийцев, и о крыльвах, которые в короткий срок объединили около сотни планет в единую информационную сеть. Тогда же хийоаки построили подобную сеть и у себя.
Но связь с крыльвами оборвалась. Хийоаки получив множество поверхностной информации о них не получили никакой внутренней. Информация же об устройстве общества крыльвов, как обществе свободных дикарей, посчитали дезинформацией, проводимой с далеко идущими планами по захвату миров.
Затем были только обрывки. Война Империи дентрийцев с крыльвами. Война с хмерами, которая переметнулась даже в галактику хийоаков, но тут хмеров быстро вывели. В войне дентрийцев с хмерами крыльвов причислили к союзникам хмеров, но Союз имел информацию и обратную. Например, о том, как крылев, оказавшийся на Земле, выбил оттуда хмеров. Тогда были предприняты множественные попытки понять кем были крыльвы, но они провалились. Более того, было открыто необъяснимое явление, когда, казалось бы, убитый крылев вновь оживал. С этим было связано множество теорий, и одной из наиболее вероятных считалась подтасовка данных крыльвами-шпионами в Союзе. Впрочем, таковых поймать не удалось. Когда же эксперименты с крыльвами были остановлены из-за новой напасти из другой галактики, они просто исчезли.
Из галактики крыльвов продолжали приходить разные сведения. Последними были сообщения о том, что крыльвы разбили хмеров, разбили дентрийцев и захватили власть во всей галактике. А дентрийцы получив кратковременную связь с хийоаками, попросили помощи в борьбе с крыльвами. Помощь Союз предоставил, но закончилась она полным поражением сил хийоаков от крыльвов. При этом не удалось даже получить сведения о том, как произошел этот разгром.
Со следующей порцией информации пришли данные о развившейся новой Империи дентрийцев, в которой первыми законами стояли законы крыльвов. Первоначально считалось, что этой империей правили крыльвы, но эта информация не подтвердилась. С последними же порциями приходили данные о том, что крыльвов в их галактике вовсе нет. Есть только воспоминания о них, да изредка появляющиеся шатуны, которых не редко подлавливали с помощью стабилизаторов поля и убивали.

Информация о галактике крыльвов закончилась. Тилира долго раздумывала над ней, не пришла ни к каким выводам и принялась за новый блок.
Галактика "Голубая Сфера". К этой информации Авурр имела непосредственное отношение. Она сама летала туда вместе с Айвеном и узнавала о крыльвах. Тогда они привезли информацию жестко противоречащую той, что была в Союзе. Ее суть была в том, что крыльвы в "Голубой Сфере" оказались на страже порядка и участвовали в нескольких конфликтах как умиротворяющая сила. Впрочем, были и другие данные. Отдельные "буйства" отдельных крыльвов. Плюс жестокая война против эртов, но те получили по заслугам за взорванную населенную планету.
Здесь же была и информация об Ирмарисе. Той, о которой Авурр уже упоминала в разговоре с Фррниу. Это была не просто информация. А целый раздел о жизни Ирмарисы и ее делах, в которых ее характеристика была "чрезвычайно положительной".

Тилира продолжала читать. Она не торопилась и продумывала все. Ей казались несколько странными все эти завихрения со службами, в которых участвовали крыльвы, но бог знает, что там было...

Новый пакет. Данные из галактики хийоаков. Здесь было много всего. Не только похождения Алисы Крыльвицы на Земле, где она безбожно жрала людей, но и встречи с крыльвами на других планетах. Несколько миров, где крыльвов возвеличили до богов.
Информация о Рили Террикс − отдельная статья. По этим данным Рили Террикс провела много лет с крыльвами, в том числе с Ирмарисой. Более того, она получила от крыльвов знания инфоэнергии, но вместе с этим знанием она получила и "веру крыльвов". Непонятно, как могла перейти вера хищников терриксу, но это произошло, и в Союзе считали, что Рили Террикс была уже не той Рили, которая когда-то улетела на поиски Рраира.

− Чего читаем? − послышался голос рядом.
− Ужастики про крыльвов, − ответила Фррниу и обернулась. Рядом стоял человек, которого слова о монстрах никак не задели.
− Я Айринг, − сказал человек. − Авурр передает тебе привет. Она улетает через несколько минут.
− Что?! − воскликнула Фррниу, вскакивая.
Айринг смеялся.
− Беги, Фррниу. Говорю тебе, улетает она. Смена пришла.
Фррниу ничего не ответила, выскочила из зала и промчалась к Авурр.
− Авурр! − воскликнула она.
− Ты чего-то напугалась, Фррниу?
− Он сказал, что ты улетаешь.
− Хвост ему надрать. Не беспокойся, Фррниу. Я без тебя не улечу. Иди, бери свои книги, и мы отправляемся в Замок Львов.
− А этот Айринг кто?
− Он хийоак.
− У него тоже браслет?
− Фрниу, ну и бестолочь ты! Они же как сетверы.
− Ну да. Я просто не поняла.

Фррниу убежала наверх за книгами про Джейн Камару. Такси привезло ее и Авурр к тому дому, в котором находилась станция перемещения. Мгновение и две женщины в Замке Львов.
− Здесь запрета на превращения нет, Фррниу, − сказала Авурр.
Та приняла это соответственно. Рядом с Авурр теперь шла молодая полосатая львица.
− Куда летим? − спросила Авурр, когда они оказались в рубке корабля.
− На Рарр?
− На Рарр, − ответила Авурр.
Корабль поднялся над замком и ушел в космос. Рядом висела Новая Земля. Солнце ушло за нее, и в рубке стало темно.
− Что за ерунда? Опять плоскость полетела, − произнесла Авурр.
− Мы не сможем лететь на Рарр? − спросила Фррниу.
− Сейчас не сможем. Летим на Мира.
Астерианец ушел в прыжок.
− Ты расстроилась? − спросила Авурр.
− Ты же видишь.
− Вижу. Не надо расстраиваться. Мы разберемся с этой плоскостью. Ничего там не случилось, Фррниу.
− Откуда ты знаешь то? Может там уже хмеры орудуют?
Авурр рассмеялась.
− Их давно разбили, Фррниу. Если и попадет какой-нибудь заблудший корабль, то его не допустят и близко. Ты же знаешь, какая там система обороны.
− Ну чего ты мне доказываешь? Я расстраиваюсь, что домой не попадаю, а ты про каких-то хмеров тут выдумываешь.
Авурр снова фыркала.
− Ну держись, я тебя точно подловлю когда нибудь, − сказала Авурр.
− Чего меня подлавливать-то? Ты же насквозь меня видишь.
− Учиться тебе надо, Фррниу. Вот чего. На Рарр выше седьмого уровня ты не сможешь пройти.
− Почему?
− Потому что там учить некому.
− А ты?
− Шустрая ты какая! Сначала будешь учиться вместе с хийоаками. Заодно свою привычку шарахаться от них выкинешь. Ты же умная девчонка. Выкинь ты эти глупости из головы. Марлау тебе покоя не дает, да?
− Да.
− С Марлау я еще разберусь, что это за ежкин кот.
− Чего? − удивленно спросила Фррниу.
− Не хийоак он, вот чего. Не знаю, откуда его принесло.
− И ты видела это там?
− Нет. Я это поняла здесь. Вернее, уже там, на Земле.
− Почему?
− Потому что слишком много ходов по обходу закона.
− Ну да, − усмехнулась Фррниу. − Это же у крыльвов такое. Нарушил закон − не крылев, а шпион!
− С таким законом я могу и согласиться, − сказала Авурр. − Только не по отношению к виду, а вообще. Нарушил закон − не наш.
− А если закон дурацкий? Ты забыла, где я сидела?
− И дернул тебя черт туда залететь, Фррниу. Ладно, Разберемся и с этим.
− Чего разбираться то? Сидела и сидела. Тоже была школа. Любому коту морду надрать могу.
− Школа, − фыркнула Авурр. − Ты, давай, выкидывай эту дурь. Ты считаешь, что правильно сделала нарушив закон?
− Я же сказала, что закон дурацкий. Их же все отменили, сначала на Рарр, потом в Совете.
− Тогда, можешь считать, что судимостей у тебя и не было.
− И тюрьма мне приснилась... − фыркнула Фррниу.
− Перестань дуться, Фррниу.
− Мне не нравится, что ты начинаешь переворачивать все с ног на голову. Была судимость и была. Все.
− Ты не понимаешь, что я говорю, что ли? Где ты видела, чтобы с судимостями в высшую школу принимали?
− Меня приняли.
− Миу приняли. Да и то, наверно, от того, что некого принимать было.
− Было кого.
− Вредность у тебя тоже гениальная... − проговорила Авурр.

Корабль пришел на Мира. Авурр все же добилась своего. С Фррниу сняли все судимости в связи с отменой законов, по которым осуждали. Теперь оставалось лишь одно. Двигаться вперед по ступеням знаний.
Тилира поступила в высшую школу хийоаков. Ей пришлось учиться бок о бок с черными тиграми. Она со многими познакомилась. Старое недоверие все же мешало, но выкинуть его Тилира не могла. Ей приходилось не мало трудиться, чтобы преодолеть подобную ситуацию и, в конце концов, она нашла способ как преодолеть неприязнь.
Тилира спустила ее на нижние уровни. На отрицательные уровни. И у нее не осталось не только неприязни, но и страха. Неприязнь ушла в тень, а страх разбился о мощную стену силы крыльва.

− Ха... − послышалось от Арлана. Это был хийоак, с которым она училась в паре. Он смотрел на Фррниу хлопающими глазами. − Ты избавилась?
− Избавилась, − ответила Фррниу.
− Невероятно. За одну ночь! Как тебе удалось?
− Преобразование Сти, − ответила Фррниу.
− Ты шутишь? Сти примененное к собственному сознанию? Это нереально.
− Зачем к сознанию, я что дура? Я взяла нужные линии и шарахнула их в ноль. Они и улетели.
− Да ладно тебе прикалываться. Наверняка тренингом сбила?
− Кака разница то? Сбила и сбила.
− Ну так чего? Значит, друзья?
− Друзья? Я и ты? − произнесла Фррниу. − Да ты шутишь. Мы враги. Кровные. И между нами ядерная война.
− Ну, знаешь ли... − произнес Арлан. Хийоак не сказал больше ни слова и отправился в зал.
Фррниу прошла вслед за ним и легла рядом. Арлан молчал и демонстративно не обращал на нее внимания.
− Подвинь свой хвост, а то Солнце загораживает, − сказала Фррниу.
− Я таких шуток не понимаю, − ответил Арлан.
− Зря. Придется тебе мой язык учить или искать нового партнера по учебе.
− А мне без разницы. Я не гордый, перетерплю.
− Правда? Хочешь, я тебе фокус покажу?
− Ну? − проговорил он и обернулся.
Фррниу взглянула на него и переменила свою мысль. Просто ушла с одного состояния в другое.
− Да ты спятила?! − воскликнул он, вскакивая. Он видел в миу ощущение оскорбленного достоинства, которое могло не только убедить хийоака в этом, но и привести к вылету партнера Фррниу из школы.
− Я же сказала, что война, Арлан, − произнесла Фррниу.
− Что я тебе сделал?!
− Вопрос не корректен, Арлан. Что ты НЕ сделал? Это правильно. Понимаешь меня?
− Я не понимаю.
− Мне жаль.
− Чего ты хочешь?
− Вернись на несколько строчек назад, Арлан. Я там четко сказала, что я хочу. Ты либо учишь мой язык, либо мы расстаемся.
− Хорошо, − ответил он.
− Значит, сегодня же идем к ректору и ты подаешь заявление.
− Какое заявление?
− О перемене партнера, Арлан.
− Зачем. Мне проще выучить язык.
− Извини, но это уже поздно. Ты мне что сказал? Что ты не гордый, перетерпишь. Только вот, я не перетерплю, понимаешь? Я ведь тоже живая, а ты этого не видишь.
− Я вижу!
− Не видишь. Шуток не понимаешь. Просто не желаешь понимать. Я знаю, ты можешь сделать вид, что понимаешь, но это уже не то, Арлан. Так что, давай разойдемся по-хорошему и все. Я не хочу тебя выкидывать из школы, но я хочу, чтобы мой партнер меня понимал. Именно понимал, Арлан, а не делал вид, что понимает. Так что сделай это. Тебе же будет проще. Найдешь кого-нибудь без претензий.

Он не понял. Фррниу не держала плохого настроения в себе, и Арлан выбрал момент, когда его у нее не было, привел с собой свидетелей, и Фррниу не оставалось ничего, кроме как идти вместе с ним и хийоаками к ректору.
Разговор хийоаков был короток. Теперь оставалось слово за миу, которая была обвинена в попытке шантажа партнера.
− А слушаю вас, Фррниу, − сказал ректор. − Как вы все это объясните?
− Мне очень жаль, − сказала она. − Я не желала ему зла. И просто предложила что бы он написал заявление о перемене партнера. Он отказался это сделать, хотя я и объяснила ему все. Не только объяснила, но и показала на сколько он не прав в отношениях со мной. Мне очень жаль, Арлан, что ты этого не понял. А теперь я попрошу сделать одну простую вещь. Провести тест Аймару.
− Хийоаки слышат мысли, − произнес ректор.
− Не важно, − ответила Фррниу. − Я знаю, что делать. Начнем, Арлан?
− Я готов, − ответил он.
− Миу Фррниу дура, − прорычала Фррниу на языке миу. За мгновение до этого ее мысль оказалась закрытой для хийоака.
− Я не понимаю языка. Это не засчитывается, − произнес Арлан.
− Как хочешь, − ответила она на языке хийоаков. − У меня зеленый хвост, − сказала она.
− Не верю.
− Я была Президентом Рарр.
− Не верю.
− Тест файлед, − проговорила Фррниу.
− Это нечестно! − воскликнул хийоак.
− Боюсь, что все честно, Арлан, − проговорил ректор.
− Что?! Как это честно?! Эта запрещенная фраза!
− Это не запрещенная фраза, Арлан, − произнесла Фррниу. − Это констатция факта. Того факта, что ты не потрудился даже разузнать о том кто я и кем была. И я уверена в том, что тебе не известен факт того, с кем я прилетела на Мира. Ну, Арлан? − Он молчал. − Мне очень жаль. Я хотела разойтись по-хорошему, ты сам этого не пожелал. Я прилетела сюда вместе с Авурр Лайонс.
Он сдался. Второе незнание доканало.
− Я могу идти? − спросила Фррниу.
− Да, − ответил ректор.

Миу осталась без партнера по учебе. Тут сыграла роль обратная отдача происшедшего конфликта. Хийоаки решили не связываться с миу, из-за которой из школы вылетел их сородич.
Фррниу это не мешало, но на некоторых занятиях приходилось просто скучать и смотреть на тренировки пар учащихся.
В очередной день Фррниу вызвали прямо с занятий, и она пришла к ректору. Там находилась Авурр.
Она подошла, взглянула на ректора и тот поняв знак тут же удалился.
− В чем дело, Фррниу? Чем тебе хийоаки не угодили?
− Дело не в хийоаках, а конкретно в Арлане, который был моим партнером. Он не прошел тест Аймару.
− Я это знаю. Но после этого никто не желает быть твоим партнером.
− Это их проблема.
− Это не их проблема, Фррниу. Это твоя проблема.
− Моя проблема в том, что хийоаки разнесли весть о том, что я "вышибла Арлана". Так, Авурр? Чья это проблема? Ты возьми, стань черным тигром, приди к ним, скажи, что новенькая, они тебе все расскажут, я уверена. Это же просто, Авурр?
− Я хочу знать, как это видишь ты.
− Он смотрел на меня, просто как на куклу. На мои шутки реакция как черт знает на что. Сказала тут, что его хвост мне солнце загораживает, он вместо того что бы посмеяться или отшутиться сказал, что шуток не понимает таких. В другой раз сказала ему, что у нас с ним война ядерная, он обиделся так, что я не знаю, как с ним мне учиться. Потом у нас был серьезный разговор. Я объяснила ему, что он меня обидел. При чем очень жестоко обидел. Он не понял чем, я объяснила и попросила его о том, чтобы просто разойтись. Вместо этого он собрал своих друзей, они подловили меня, когда я о нем совсем не думала, "определили", что обиды нет, и повели сдавать ректору. Но ты то знаешь, что значит седьмой уровень? Я могу легко скрыть и мысль и чувства. И подавить их в себе. Я именно это и сделала, решив, что мы с ним обо всем договорились. Но я то его мыслей не умею читать. Он все решил сам. Из трех вопросов он ответил верно только на мои слова о том, что у меня зеленый хвост. Он не удосужился даже анкету мою прочитать, Авурр. Это партнер?
− Да-а.. − протянула Авурр. − Ничего не поделаешь, Фррниу. − Она выглянула за дверь, вызвала ректора, и тот выписал документ, который Авурр вручила Фррниу.
− Исключена? − проговорила она, взглянув на нее. − За что?
− Низачто, Фррниу. Ты просто пойдешь в другую школу с другими правилами.
Авурр и Фррниу отправились не просто в другую школу, а в другой город.
− Не знаю, сможешь ли ты учиться там Фррниу. Но там тебе придется найти партнера самой. И хийоаки будут делать то же самое. Если ты будешь дуться на них, останешься без партнера, вылетишь. Поняла?
− Поняла. Я не боюсь их, Авурр и не дуюсь. Это прошло.
− Вот и прекрасно.
− Там связь с Рарр не появилась?
− Нет. Ловятся только обрывки из будущего. В них нет никаких тревожных сообщений.
− Ну, тогда, хорошо. Это часто такое бывает?
− Ты же учила теорию.
− По теории у нас одновременность должна быть.
− Не часто, но бывает. Сейчас идут колебания с разрывами по несколько лет. Это, в принципе, не страшно.

Фррниу оказалась в новой школе. Она вошла в группу позже чем остальные. Подобное по правилам этой школы допускалось. А правила были просты. Поступающие слушали общие курсы, и в это время должны были выбрать себе партнеров по учебе. Партнерство по схеме изменяющийся хийоак − неизменяющийся вид.
На выбор давалось время всего первого семестра. За это время можно было объединяться в пары, разъединяться, как угодно по обоюдному согласию.

Среди учащихся Фррниу оказалась единственной миу. Большую часть составляли хийоаки, изменяющиеся и неизменяющиеся. Для Фррниу было удивительно узнать, что тигры хийоаков были двух видов. Кроме хийоаков и миу в группе оказались рамиры и люди.
Фррниу была удивлена тем, что хийоаки больше всего стремились объединиться именно с людьми. Вторыми были рамиры. Кем стала миу, Фррниу не знала, но было ясно видно, что неизменяющимся хийоакам везло меньше всех.

Теория и практика. С теорией Фррниу расправлялась с легкостью. А в практике были две части. Научный практикум и физический. Научный в лабораториях, физический на спортплощадке.
Фррниу приглядывалась к хийоакам, те приглядывались к ней. На специальных занятиях знакомства ученики рассказывали о себе.
В очередной раз разыгрывая, кто будет рассказывать, выбор пал на Фррниу. Вокруг раздался вой.
− Попалась полосатая, − произнес кто-то рядом с Фррниу.
− Разбежался, − ответила Фррниу. Она вышла к трибуне, взошла на нее и улеглась, оглядывая всех вокруг.
− Ну давай, рассказывай! − послышался нетерпеливый возглас.
− Родилась я... у черта на куличках на неведомой планете не прописаной в анкете, − произнесла Фррниу. − Оттуда попала на Рарр и была удочерена своей матерью. Вот. Маму мою зовут Рауру. И она мне дала имя Ниу, кому неведом перевод, это имя означает "трусишка". − Вокруг возник смех. − Но потом пришло время и трусишку переименовали в нетрусишку. Так что теперь меня зовут Фррниу. Кто не знает, "фрр" на языке миу означает отрицание. Да-а... Вот... − Фррниу задумалась. − Пошла я учиться, попала в тюрягу.
− Эй, да ты что, правда? − возник удивленный голос.
− Правда. В анкете моей этого нет, но что было то было.
− Как же ты тогда попала сюда, если это было?
− Просто. Обвинение в последствии было признано незаконным.
− Тогда это не считается.
− Ну правильно. Не считается. Но сидеть-то я отсидела. Годы назад не вернешь. Отсидела я и пошла снова учиться. И доучилась до ручки... Тьфу. До седьмого уровня.
− У тебя седьмой?! − воскликнул голос. − Да ты врешь!
− Ты слышал, что я вру? − спросила Фррниу.
− А я не слышу, я же не... − проговорил хийоак и вокруг раздался хохот.
− Кто слышит, тот подтвердит, что я не вру. Подтвердите?
− Подтверждаем! Давай, дальше! − возник другой голос.
− Так.. Значит, что там дальше было? Пошла я работать после учебы. Проработала пару месяцев, и пришла в мою головушку ужасная ересь о том, что "законы чести" миу не подходят.
− Это же не ересь.
− Тогда была именно ересь. Озарила она меня и помчалась я прямиком в Правительство Рарр, чтобы доклад сделать по этому поводу. И сделала. Объявила во всеуслышанье, что закон этот отменять надо, пока совсем худо нам миу не стало. Вот так. И не стало у меня в тот день работы, не стало дома, а появилась камера, зона и приговор пожизненный. Шучу, скажете? Не шучу. И кому подтвердить есть. Просидела я на этот раз больше семи лет и не выдержала. Продумала все как следует, устроила себе побег и удрала. Гоняли меня не мало после этого по лесам. Я от погонь уходила и, в конце концов, след свой запутала так, что меня не нашли, и я ушла окончательно. Куда, скажете, податься? Некуда. Осталась у меня только мама моя, к ней я и пошла. Пришла домой, в деревню нашу, а там оказывается, проблемы начались. Завелись рядом в лесу охотники скот с ферм угонять. Вот тут и пригодилась моя выучка тюремная. Драться я умею так, что ни один миу со мной не справится. Пошла я к этим бандитам, и надрала им всем хвосты, они и убрались. А шериф нашей деревни встретил меня после этого и, как обещал перед этим, выполнил мое желание. Желанием моим оказался Праздник Охоты. Этот прадник на следующий день и состоялся. Открывала его я. А в тот момент, когда открыла, свершилось настоящее чудо. Сквозь облака пробилось солнце и осветило и меня, и миу, которые находились вокруг. Никогда этого не забуду. Знаете что значит, когда солнце пробивается сквозь облака на Рарр? Такие события не забываются. О них рассказывают легенды, потому что очень немногим миу за всю свою жизнь посчастливилось увидеть солнце. У нас на Рарр облака всегда и везде. В тот день переменилась вся моя жизнь. Я поняла, что была права в том, что следует отказаться от "законов чести". И я сказала это всем, кто пришел на тот праздник. Миу взяли его в свои сердца и разнесли по всей планете. Пал закон и вместе с ним пало Правительство Рарр. Я оказалась в столице, вокруг меня были тысячи и десятки тысяч миу. Все ждали моих слов. Все миу были готовы выполнять то что я скажу, и я сказала, что быть на Рарр внеочередным выборам. Выборы состоялись. Миу выбрали нового Президента планеты и им стала миу Фррниу. В тот день я поняла, что вся планета со мной. Миллиарды миу, сказали мне свое "да". А вместе с этим они сказали "нет" законам чести. Я была Президентом Рарр немного более года. За это время Рарр приняла Новую Конституцию. И за это время был преодолен кризис, в котором Рарр катилась к гражданской войне. Все закончилось. Я поняла, что главное дело сделано и объявила о своей отставке.
Эти слова Фррниу были приняты с удивлением и даже свистом.
− Вы удивляетесь? − Спросила Фррниу. − Я ведь была совсем девчонкой. И я поняла, что не смогу держать на себе всю планету. Пока меня поддерживали миу, это было просто. А дальше начиналась обычная работа, в которой требовались знания и опыт. Знания у меня кое-какие были, но больше из физики, чем из управления. А опыта вовсе нет. Поэтому я так и решила. Решила и уехала к матери. На том, считайте, и закончилась история моей жизни на Рарр.
− Ну так это когда было то? − Возник вопрос. − На Рарр "законы чести" отменили за восемь лет до их отмены в Совете Союза. Про эти годы то не хочешь рассказать?
− А что рассказывать? Жила в своей деревне и в ус не дула. Мама моя замуж вышла...
− Как это вышла? У тебя отца что ли не было?
− Дык, ты чем слушал то? Хвостом, чтоль? − спросила Фррниу. − Удочерила она меня. Не было у нее ни мужа не детей. И не могло быть, пока она от бесплодия не вылечилась. А когда вылечилась, тогда и мужа нашла, и детей родила. Так что у меня теперь две сестрички и братик растут на Рарр. И я была вместе с ними. На ферму иногда ходила, но ее хозяин меня гонял, все время говорил, что звери меня пугаются. Прошло там двенадцать лет с тех пор, как я ушла в отставку.
− Как это двенадцать? − возник вопрос.
− А у них годы короткие, − ответили ему. − Наш один, а у них три.
− Не три, а два, − поправила Фррниу. − Это сутки у нас втрое короче чем здесь.
− Ну а дальше то что? Сюда че, прям с грядки огородной прилетела? − возник голос.
− Сюда я прилетела из-под дождичка проливного. А улетала прямо из деревни. На корабле космическом, что в сарае построила.
− Ну ты! Давай, правду, а не сказки! − возник вой.
− Да ладно вам. Уж и пошутить не дадут.
− Ты говори-говори, а то время занятия скоро заканчивается.
− А че нам время? Я тут жисть!.. Целую.. почти прожила, а вы хотите ее в один час упихнуть. Я и так укоротила, самые интересные моменты пропустила...
− Как это пропустила! − взвыли голоса.
− Ну так чего рассказывать-то? Моменты интересные или как сюда летела?
− Рассказывай моменты! − послышался голос.
− Ну ладно. Такой вот момент был. Сижу я дома, прибегает к нам шериф наш, ко мне. Кричит, давай, Фррниу, подымайся, рви когти в столицу, тебя Президент срочно вызывает! Я, естественно, лечу туда, прибегаю к нему, что случилось, какая беда? А он мне и говорит, что мол миу на Рарр прилетела из Совета Союза и что мол шпионка она. У меня челюсь то так и отвалилась. Я ему говорю, "Ты что, дурак, что ли?"
− Что, так и сказала?!
− Ну так подтверждайте! Сказала!
− Сказала она!
− Ау-у-у!... − взвыли голоса.
− Ладно. Но и это не все. Подобрала я свою челюсть, пошла в комнату, где эта сама шпионка, вошла, встала в дверях и грохнулась на этот раз вся на пол... Кем оказалась шпионка, знаете? Великая Миу Авурр! Я смотрела на нее и слова сказать не могла, пока она сама не заговорила. И что ведь сказала то? Что не та она, а только похожа. И имя у нее Авурр, потому что на Рарр почти всех белых миу зовут Авурр. Вот так я с ней и познакомилась. Ну, а раз она не она, то и удивительного ничего нет. Белых миу на Рарр мало, но есть. Интересно?
− Интересно! Че дальше то?
− Про что?
− Ну, ты от нее ушла что ли тогда?
− Дык и ушла. Проводила только в библиотеку, как она попросила, а сама пошла и отправилась домой. Только перед этим Президенту объяснила, что миу на Рарр шпионами не могут быть по определению.
− Почему? А если алерт какой-нибудь заявится и станет похожим на миу?
− Ага. И система защиты Рарр этому алерту в подмогу. В смысле, промолчит и не доложит о том, что на Рарр прибыл не миу, а кто-то еще.
− Ладно, убедила. А потом то что? Как ты с ней снова то оказалась?
− Так и оказалась. В дождичек проливной прилетела Авурр в мою деревню и похитила от моей мамочки. И повезла она меня не куда-нибудь, а прямо в Совет Союза. На то самое заседание, где было принято возвращение к старым законам.
− Ничего себе... − послышались голоса. − И что, ты там выступала?
− Попыталась, но Авурр мне тут же по ушам надавала.
− А чего пыталась сказать то?
− Ересь, как всегда. Я люблю говорить ересь.
− Че за ересь то! Давай, говори! − взвыли почти все хором.
− Выступал там один, так сказать, член Совета, со словами в защиту этого самого "закона чести". Вот мол, говорит, что коли каждый будет сам себе честь определять, так всякий хищник может определить что честь для него в том, чтобы убивать всех вокруг. Авурр говорит ему, покажите такого хищника, который это объявил. А тот говорит − крыльвы! Ну, вот тут то я и выступила.
Фррниу замолчала.
− А выступила то чего? Чего сказала?
− Вот только не надо сказок про крыльвов! − зарычала Фррниу. − Вот как сейчас сказала, так и там сказала. Авурр меня тут же по ушам, умолкни, говорит. Я же там никто, у меня не было слова. Просто пришла вместе с Авурр и все.
− И тебе за это ничего не было?
− А чему быть то? Авурр меня потом отчитала, конечно.
− А когда ты узнала, что она та самая?
− Вот, когда летели с Рарр на Мира, тогда и узнала. Так что, она теперь у меня в долгу ходит.
− В каком это долгу?
− Она мне там чего сказала сначала? Что она не она. Потом оказалось, что она она. Вот я ей и сказала тогда, что коли так, коли я когда ей совру чего, то она мне верить должна будет после этого. Так что должна она мне не в золотой валюте, а в том, чего ни за какие деньги не купишь. Одну веру она мне должна.
− Глупости это! − воскликнул голос. − Выдумываешь!
− Подтверждения где? − спросила Фррниу.
− Правду она говорит.
− Ну, чего еще рассказать?
− А здесь ты чего делала? После того, как заседание Совета кончилось. Тут уже два месяца прошло с тех пор.
− До конца заседания мы не досидели. Авурр, как узнала, что на Рери война, так сразу сорвалась, меня в охапку и вперед. Прилетели туда, а там война уже закончилась, а люди объявили, что "закон чести" им такой не нужен, из-за которого войны начинаются. − Фррниу снова замолчала на мгновение. − Ну, а после Рери мы полетели на Новую Землю. На Авурр там дел куча навалилась, а я сидела в Представительстве Союза и с компьютером баловалась. Ну, а потом, когда туда смена прилетела, мы сразу сели в корабль и полетели на Рарр, но так и не долетели, и прилетели сюда.
− А чего не долетели?
− Одновременность барахлит. Сейчас связь с Рарр обрывками только. Да, я пока на Земле то сидела, Авурр такую свою теорию рассказала! По поводу Теории Поля. В общем такую что!..
− Ну не тяни, что?!
− Что она мне снова по ушам надавала, говорит, иди бери учебники и учи все снова. Ясно дело, пошла учить.
− А что за теория то? Про что?
− Про одновременность, про то, чего она бесится. А оказалось, что я аксиому нуля позабыла.
Вокруг раздался смех.
− Ну че, примем ее рассказ? − спросил кто-то.
− Не! Не! − Взвыл чей-то голос. − Навыдумывала! Президентом была, говорит! Ерунда это! Вот я был Президентом, а она не... Не бывает миу президентов.
− Да ладно дурака валять, принимаем!
− Принимаем! − послышались голоса.
− Ау-у! − взвыла Фррниу.

Группа начала расходиться. Фррниу оказалась в кругу нескольких сокурсников.
− А расскажи еще чего нибудь! − произнес один из них.
− А чего рассказать?
− А чего ты за крыльвов выступила?
− Ясно чего. Они мне нравятся. Выглядят как крылатые миу, настоящие ангелы.
Вокруг раздался смех.
− Да, встретишься ты с таким ангелом, попадешь к нему в животик, совсем по другому запоешь.
− Ерунда. Я ему сначала тебя скормлю, он и отравится.
Тигры вокруг снова смеялись.
− Эй, занятие через минуту!
Они бросились все скопом через коридор и вскочили в зал, где читались лекции по Теории Поля.
Рядом с Фррниу улегся черный зверь.
− Не обижаешься? − спросил он.
− А чего обижаться? − спросила Фррниу, обернувшись. − А ты кто? Чего то я тебя не узнаю.
− А это для большего приколу, − ответил тот.
Фррниу фыркнула усмехаясь.
− А я думаю, мы смогли бы быть в паре, − произнес хийоак.
− А я думаю, сейчас половина хийоаков так думает, если не все, − ответила миу. − Ведь так? Да?
− Умная ты зверюга.
− Ну так, была бы дурой, сюда не попала бы. Ты себя назвать не хочешь?
− Не, я еще подумаю. А то выпрешь меня, как Арлана.
− Ты его знаешь, что ли?
− Не знаю. Зачем мне его знать? Я читать умею.
− Ты не шутишь?! А писать?
Зверь смеялся.
− Не, писать я еще только учусь, − произнес он.
Фррниу тоже смеялась.
В аудитории появился лектор и шум стих.

Фррниу больше не видела этого зверя. И не мудрено. Изменяющиеся хийоаки могли выглядеть как угодно. Даже как люди. Но людьми они не становились. Проходили дни. Фррниу говорила со многими, но выбора так и не было. Впрочем, был, но тот зверь затихорился и не показывался.
Миу оказалась на очередной лекции. Мимо пробегал черный тигр. Он вдруг встал рядом.
− Слушай, а ты к людям как относишься.
− Дык.. ты... Каким людям? − зарычала Фррниу удивляясь. − Миу я, а не человек.
Как он ржал. Зверь взвыл смеясь, его лапы подкосились, и он кубарем полетел вниз со ступенек по которым бежал.
− Эй, че за смех, дай нам посмеяться! − завыли голоса.
− Да я спрашиваю ее, как она к людям относится, а она отвечает, что не человек она, а миу! − завыл хийоак и продолжил свой смех. Его поддержала половина зала.
− Все смеетесь? − послышался голос лектора, выходившего в зал. − Настанет день экзамена, вам будет не до смеха.
Ученики утихли, лектор прошел.
− Хотите хохму? − спросил он.
− Хотим! − взвыли студенты.
− Кто знает формулу Стерха?
− Я... я... − послышались разные голоса.
− Ну, давайте, кто ближе, идите, напишите, − произнес учитель.
К доске вышел хийоак и вывел формулу.
− Так-так... − произнес лектор. − Знаешь, но еще один член в формуле забыл.
− Как забыл? − удивился зверь. Он проверял и ничего не увидел.
− Иди садись. Кто знает, чего здесь не хватает?
Зал притих. Фррниу оглядела хийоаков и взглянула на лектора.
− Я знаю, − произнесла она.
Зверь поднял взгляд.
− Миу, − проговорил он. − Опять миу! − взвыл он. − Ладно, иди, дописывай.
Фррниу прошла к доске, взяла мел и обернулась ко всем.
− В этой формуле есть еще один член, который называется "след Маррау" − прорычала она. − Маррау написал ее и сказал, что эта формула верна! − Фррниу ударила лапой по доске в конце формулы, и от нее остался меловой отпечаток ее следа. − Вот это и есть след Маррау.
− У-у-у... − возник вой.
− Ладно, иди на место, − сказал хийоак. Фррниу вернулась на место.
− Да. Не густо. Куда смех потратили?
− На Президента, − послышался голос.
− Какого Президента? − переспросил лектор, оборачиваясь. Студенты снова грохнулись со смеху.
− Ну что смешного? Скажите мне, я посмеюсь. Что за Президент?
− А вон, его след на доске.
Лектор обернулся, затем взглянул на миу.
− Ну да, ну да... − заговорил он. − Миу на лекции по теории поля, это что-то. Седьмой уровень? − спросил он у нее.
− Седьмой.
− Ну, если уши крепкие, может, кто тебя и вытащит дальше.
− Чего меня вытаскивать? Мой хвост давно на десятом уровне!
− Так, закончили болтовню, к делу! − проговорил он и начал со стирания формулы, дошел до следа, остановился и оставил его.
Лекция была веселой. Лектор выписывая формулы то и дело натыкался на след, объявлял, что здесь след и делал перенос. К середине лекции это ему надоело и он писал так, словно след входил в написаные формулы.
− Следы миу по всей теории, тут ничего не поделаешь, − произнес он в очередной раз.

Гонка продолжалась. Вокруг уже начиналось разделение на пары. С людьми все прошло достаточно быстро. Рамиры так же уже находили себе пары, а миу оставалась одна.
− Эй, Президент! − послышался голос рядом. Фррниу остановилась. К ней подошел черный зверь. − Помнишь меня? − спросил он.
− Помню, − ответила Фррниу. − Ты недавно со смеху по лестнице катался.
− Ага. А еще я учусь писать.
− У-у... Так ты решился? − спросила она.
− Чего решился?
− Пару со мной составить?
− А ты меня не вышибешь?
− Зачем? Арлан вылетел потому что шуток не понимал, а ты понимаешь.
− А ты имя мое помнишь? − спросил он.
− Тебя зовут Ирли.
− Чего бы такого еще спросить? − произнес хийоак. − В жены меня возьмешь?
− Какие жены? Мне мужья нужны, ты это, давай, не дури.
− А мы и мужьями быть можем, − произнес зверь.
− Шутишь, что ли? − спросила Фррниу.
− Шучу. Мне говорили, что миу еще те развратники.
− Господи, чего только эти двуногие не выдумают, − произнесла Фррниу.
− А ты откуда узнала, что это мне люди сказали?
− Ну так напраслину возводить на хищников, кому выгодно?
− Не знаю. По-моему, ты людей не сильно уважаешь.
− Это слабо сказано. Я их вообще не перевариваю.
− Чего так?
− Да так. Я и хийоаков раньше боялась.
− Да? − удивилась Ирли. − Я, вообще-то, среди людей выросла.
− И что, проблемы?
− Да нет, просто они ко мне в гости могут приходить, а там вдруг ты окажешься.
− Перепугаются? − спросила Фррниу.
− Да ну, ерунду говоришь. Ты же сама сказала, что не любишь их.
− Ну не на столько же, что совсем. Я же вон, на Новой Земле даже была и ничего, жива, как видишь.
− Нет, ну ты прямо скажи.
− Да не против я их. Можешь меня познакомить с ними, может, даже друзьями кто станет.
− А чего говоришь, что не перевариваешь тогда?
− Да так. Стращаю. Люблю стращать, кого ни попадя.
− Ну меня то ты не застращаешь.
− Почему, я могу такое сказануть, что и ты попятишься.
− Да неужели?
− А ты вранье на каком уровне перестаешь слышать?
− На шестнадцатом.
− Тьфу ты, ежкин кот... − зафыркала Фррниу.
Ирли рассмеялась.
− Да, застращала ты меня. Поду лучше кого другого выбирать. − Она развернулась, что бы уходить.
− Эй-эй! − взвыла Фррниу. − Ты чего, правда напугалась?
− По-моему, ты сама напугалась сейчас.
− Мы почти договорились, а ты вдруг пошла.
− А ты расскажешь, как Арлана вышибла? Все полностью.
− Хочешь знать, чтобы не попасться? − спросила Фррниу.
− А ты не хотела бы?
− Ладно, я расскажу.
− Ну так, я слушаю?
− Что, прям щас?
− Да.
− Он провалил тест Аймару.
− Серьезно? − удивилась она.
− Ты же слышишь.
− Тьфу ты, ежкин кот! − воскликнула Ирли. − Это же каким болваном надо быть?
− Ну так чего?
− Ну ты же понимаешь, еще два месяца. Я могу кого-нибудь еще найти.
− Да, − произнесла она. − Ну, как хочешь. Только не обижайся, если я тоже кого-нибудь найду.
− Да какие обиды? Будем считать это предварительным договором. Если я найду кого, я тебе сразу сообщу. И ты мне сообщай. Согласна?
− Согласна.
− Ну и, я должна тебе сказать, у меня еще два таких договора. С рамирами.
− Ясно, − ответила Фррниу.
− А у тебя что?
− А у меня ноль.
− Правда что ли?
− Ты же слышишь.
− Ежкин кот, я думала, у тебя отбоя нет.
− Ну так ваш телефон то быстрее света работает.
− Ну ничего. Я тоже звонить умею. Да, Фррниу, ты объявление про Арсинскую систему видела?
− Видела, а что?
− Да ничего, подключайся, вот чего. Партнеров искать только так. Я же через них на рамиров вышла. Давай, не трусь.
− Я думала, они только для людей.
− Да ты... − поперхнулась Ирли. − Нет, ну прямо слов нет. Идем, Фррниу. Давай-давай.

Система была довольно интересной. Каждый мог внести в список вопросов три пункта. И каждый отвечал на все вопросы. Он мог и не отвечать на часть. Списки разделялись на две части. Одна от изменяющихся хийоаков, другая от остальных и ответы давались перекрестно. Для каждого вопроса существовал список ответов и выбор делался из них.
− Прочитала правила? − произнесла Ирли. − Тогда, садишься за компьютер и вводишь свои вопросы.
− А если я захочу их поменять?
− Нет. Три вопроса и все. А то списки такие будут, что не разберешь. Три главных вопроса.
Фррниу сидела и думала, какие вопросы записать. Один вопрос уже крутился в голове, но он не мог быть первым.

Первый вопрос: Отношение к юмору.
Ответы: 1.Отрицательное

2.Положительное

3.Среднее от первых двух пунктов.


Второй вопрос: Где лучше находиться человеку?
Ответы: 1.Под миу.

2.Над миу.

3.Внутри миу.


Третий вопрос: На чьей стороне участвовал бы в

войне крыльвов с дентрийцами?

Ответы: 1.На стороне дентрийцев.

2.На стороне крыльвов.

3.Там же, где и все.



Затем Фррниу начала смотреть вопросы хийоаков. Половина этих вопросов была о сексе. Кто-то спрашивал про еду.
Некоторые задавали головоломки. С этой группой Фррниу расправилась достаточно быстро. Она продолжала читать вопросы. Были и юмористические вопросы.
Затем начались появляться ответы. На первый вопрос больше всего было троек. Несколько двоек и пара единиц. На второй повально отвечали, "под миу". Кое-кто ответил "над миу". И был один ответ "внутри миу". Третий вопрос Фррниу огорчил. Почти все на стороне дентрийцев, остальные там же где и все, На стороне крыльвов − ноль.
Фррниу отметила для себя несколько имен и пошла искать их вопросы. М-да... Не думала миу, что хийоаки все столь сексуально озабочены. Математиков среди отмеченых не было. Пара юмористов. Номер, что ответил "внутри миу", спрашивал только о сексе.

Хотите ли взять меня в жены?
Какую стойку предпочитаете?
Сколько у вас жен?

Ответы надо было вписывать своими словами.
Фррниу написала на первый вопрос "нет", на второй "охотничью", на третий "Столько же, сколько мужей."

Проходили дни. Близилось время экзаменов, а вместе с ними и время выбора. Ирли не редко встречалась с Фррниу.
− Слушай, это ты написала про охотничью стойку? − спросила Ирли.
− Я написала. Это были твои вопросы?
− Мои, − ответила та, улыбаясь.
− И ты написала "внутри миу"?
− Ну так, я же поняла, что это твои вопросы. Это все поняли.
− Да? И про крыльвов написала, что как все?
− А как ты хотела?
− Я хотела за крыльвов.
− Ежкин кот, ты что, серьезно?!
− Откуда ты кота то взяла?
− Да от тебя. На что тебе крыльвы эти сдались?
− Ну так нравятся они мне. Крылатые миу.
− Они же наших сколько побили. Ты не знаешь?
− Ну так не надо было за дентрийцев выступать. Здесь я еще понимаю, но там то, чужая война, чужая галактика.
− Какая чужая? Соседи же. Трое суток и ты там.
− Ладно. Забудем эту тему. Все равно, все одинаково считай ответили.
− Ты нашла хоть кого еще то?
− Нет.
− Ежкин кот, ты меня зацапать хочешь, что ли?
− Хочу.
− Ладно. Посмотрим еще. Может, ты найдешь кого. Может, я кого тебе сосватаю.
− Почему вы все так на секс наседаете?
− Ну так это же чувства, Фррниу. Не понимаешь? У нас ведь друг с другом таких нет.
− Как нет? − удивилась Фррниу.
− Нет. Вот когда с кем-то еще, тогда мы чувствуем. Не себя, а партнера.
− И поэтому ты меня не хочешь?
− Да хочу я тебя, это ты меня не хочешь.
− Я не об этом.
− А я об этом.
Фррниу не ответила. Ирли некоторое время стояла рядом, а затем пошла прочь. Фррниу смотрела вслед, и у нее возникла шальная мысль. Она рванулась вслед за Ирли, та обернулсь, затем отскочила в сторону, но миу достала ее и свалила на пол рыча и скалясь.
− Ты что, спятила?! − воскликнула Ирли.
− Ты же хотела чувства, − произнесла Фррниу, отходя. − Чувства охотника тебе не подойдут?
− Не знаю. Это не то, − ответила Ирли, подымаясь. − Играть жертву не интересно.
− Жертву могу и я сыграть. Ты же сильнее миу.
− Сильнее. Но если ты напугаешься по-настоящему, то мне же будет худо. Нет, Фррниу. Лучше ищи. Ищи.

Она искала. Даже переговорила с несколькими хийоаками, но результат был ноль. А Ирли можно было привлечь только отказавшись от девственности.
Глупо. С другой стороны, что Фррниу теряла? Пресловутую бумажку об образовании? Это рассуждение вывело миу из тупика. Конечно же. Ей же все равно, выгонят ее или нет...
Она прекратила поиски и занялась только одной учебой, наседая больше всего только на Теорию Поля. Все остальное давалось с чрезвычайной легкостью.

Экзамен. Фррниу совершенно спокойна. Она отвечает на все вопросы, хийоак дает ей дополнительное задание. Фррниу без особого напряжения справляется и с ним, а черный зверь, сидящий рядом внезапно приходит в движение, уносится и возвращается с другими.
Фррниу вновь решает задачу, которую ей дает хийоак. На этот раз другую, но подобную. Среди тигров возникает некоторое волнение. А Фррниу получает новое задание от другого зверя.
Задача решена. Не так, чтобы сразу. Фррниу видит, что она довольно сложна, но она решаема. И она находит решение.

− Я считаю, что это отлично, − произнес зверь, выдавший Фррниу последнюю задачу.
− Согласен, − ответил другой.
Согласны оказались все. Фррниу еще не понимала, что это означало, и почему ее так спрашивали. Но ей осталось совсем немного времени, чтобы узнать.

Ее вызвали к ректору. Некоторое он спрашивал ее о простых вещах, затем перешел на Теорию Поля и спросил, где Фррниу учила ее.
− На Рарр, − ответила она.
− Решение таких задач тоже? − спросил хийоак, показывая ее экзаменационный лист.
− Нет. На Рарр таких задач мне никто не давал.
− А где вы научились их решать?
Фррниу несколько мгновений молчала.
− Нигде, − сказала она. − Мне экзаменатор ее дал, я решила.
Тигр взглянул на другого зверя, сидевшего рядом.
− Ты не ощутила, что это задача другого уровня? − спросил второй зверь.
− Я чувствовала, что она сложная, но я не знаю, какого она уровня.
− Девятого, − произнес зверь.
Фррниу от удивления села.
− Серьезно? − спросила она.
− Да уж куда серьезнее, − проговорил ректор. − Можешь это объяснить?
− Нет, − ответила Фррниу. − Я думаю, об этом надо спросить у Авурр.
− Она будет здесь через минуту. − сказал хийоак.
− Я уже здесь, − послышался голос Авурр. Фррниу обернулась. − Что ты еще натворила, Фррниу? − спросила белая миу.
− Они говорят, что я вышла на девятый уровень.
− Не может этого быть, − произнесла Авурр.
− Вот, задача, которую она решила на экзамене, − сказал ректор, протягивая Авурр лист.
Авурр взглянула на него.
− Ну и где здесь решение? − спросила Авурр. − В первых же строчках ошибка. − Она взглянула на Фррниу. − Ты снова аксиому нуля забыла, Фррниу?
− Я не забыла. Я ее в конце применила, − сказала Фррниу.
Авурр несколько мгновений смотрела на результат.
− Это решение неверно, − сказала она.
− Но результат верен, − произнес ректор.
− Случайное совпадение, − ответила Авурр. − Она оперлась на минус второй, решила и вернулась назад. Вам показалось, что она прошла на девятый, а этого нет.
− Введи аксиому нуля, Фррниу и реши, − сказала Авурр.
Фррниу молча взяла лист, затем взяла еще один и начала писать.
− Стой, − произнесла Авурр. − Ты снова там же, Фррниу.
− Где?
− В минусе. Ты неправильно делаешь. Аксиома означает, что этого нет. − Авурр вычеркнула несколько уравнений.
− Но тогда ничего не выходит.
− Именно это я и говорю. Нет у тебя понимания ни восьмого, ни, тем более, девятого уровня.
− Но ведь верно же вышло.
Авурр взяла бумагу и выписала новое условие.
− Решай. Своим методом, Фррниу, и посмотрим.
Все решение пошло кувырком и результат оказался плачевным. Он был, но он был совсем не тем, какой получался с применением аксиомы нуля сначала.
− Поняла? − спросила Авурр.
− Значит, все не так? − спросила Фррниу.
− Нет, Фррниу. Я думаю, ты еще поймешь все. Но не так быстро. − Авурр взглянула на ректора. − Кому взбрело в голову давать ей задачи другого уровня? − спросила она.
− Экзаменационной комиссии, − ответил хийоак.
− Не делайте так. Иначе, она все время вам будет голову морочить со своими отрицательными уровнями. И решит еще, что они существуют.

Фррниу осталась наедине с собой. Она легла, закрыла глаза и несколько мгновений раздумывала над задачей, которую ей дала Авурр.
Смешно. Ужасно смешно. Фррниу, конечно, выдала неверное решение, но его неверность заключалась в неправильном применении тех самых отрицательных уровней, о которых Теория Поля Миу имела плохое представление. Она их игнорировала. А для Фррниу они существовали. И в решении Фррниу применила не минус второй, а два минус первых уровня. Они не давали решения. Надо было уходить глубже, чтобы его получить.
Глубина-глубина. Бесконечная глубина. Под ней стена. Фррниу уже не раз пыталась пройти туда, как раньше, но ей это не удавалось. Быть может, этот подвал существовал только в окрестности Земли?
Фррниу не знала. Она вернулась назад и некоторое время уничтожала в себе последствия погружения. Надо было уничтожить возникшие вследствие этого отрицательные уровни, оставив только тот глубокий, едва видимый слой, который хийоаки принимали за неверное решение. Самое веселое в том, что хийоаки, имевшие некий положительный уровень не видели глубоких отрицательных уровней. Это "дно" Фррниу могла видеть разве что Авурр. Как она его воспринимала, Фррниу не знала. Возможно, просто как "глюки" миу.
А в действительности эти "глюки" могли в одно мгновение отразиться от того самого нуля и уйти в высь, на те уровни, где обитала Авурр. И даже выше, в бесконечность. Что было в той бесконечности?
Фррниу не знала. Но и экспериментировать не стоило. Это действие хийоаки точно засекли бы.

Новый день. Это был не просто день, а день, когда определялись пары. Всем этим действием руководил куратор группы.
− У нас довольно длинный день, − сказал куратор. − Я не думаю, что кто-то останется без пары, потому что показатель вашей группы равен ровно одной второй. День у нас длинный. Все может переигрываться еще не раз, поэтому мы начнем по сложившейся традиции с построения списков в порядке успеваемости. Первый список, это список неизменяющихся видов. По успеваемости он начинается с четырех учеников, сдавших все экзамены на отлично. − Зверь подошел к доске и начал выписывать имена. В первой четверке были трое неизменяющихся хийоаков и миу. Куратор на мгновение задумался, написав имя Фррниу, а затем продолжил этот список, разделив его чертой, за которой находились те, кто имел общую оценку на один балл ниже, затем на два и так до самого конца. − Так, здесь, вроде, никого не забыл. Кто не увидел себя, кричите или войте, а я пишу второй список. − В нем было всего две группы. Отличники и на один бал ниже. В эту вторую группу, где на один бал ниже, попала и Ирли.
Хийоак закончил писать и взглянул на всех.
− Итак, у нас есть одно правило. Объединение добровольное. Вы все знаете, что это означает. Нет взаимного желания, нет пары. Насильно никто никого не объединяет. Крайний случай, вынужденное объединение, когда ничего другого не остается. Итак, как будем разыгрывать первый тур?
− Есть те, кто уже давно договорился, − послышался голос.
− Хорошо. Я прошу выйти сюда тех, кто действительно договорился. То есть. Есть взаимное согласие партнеров и нет никаких предварительных договоров на стороне. Прошу.
К куратору вышло одиннадцать пар, в которых были люди и хийоаки.
− Если кто-то оспаривает отсутствие нерасторгнутых предварительных договоров, прошу высказаться. Нет?
Никого не было.
− Тогда, прошу выписывать имена пар сюда, а здесь имена вычеркивать.
Списки немного поредели.
− Хорошо. Эти первые пары, обычно не разваливаются. Я думаю, вы можете сесть на места или выйти до начала второго тура. Считайте, примерно через час.
Они ушли все.
− Продолжим. Полагаю, у всех есть предварительные договоренности. Можно начать с тех, у кого только одна договоренность. Или сыграть в "любовь с первого взгляда".
− Любовь с первого взгляда! − возникли тут же голоса.
− Хорошо. Итак, каждый из вас получает листок и пишет на нем имя. Сдаете листки мне, я собираю из них пары тех, кто указал друг на друга.
Действие происходило достаточно быстро. Через три минуты хийоак уже просматривал, листки, а затем начал читать имена совпавших пар.
Фррниу написала Ирли, а та вписала в свой листок имя рамира. Затем начался второй круг, третий. Имена менялись или нет, в зависимости от того, кто получил пару. Ирли вышла вместе с рамиром, а Фррниу осталась вовсе без пары.
− Итак, у нас уже появилось несколько учеников, которые исчерпали свои договоренности. − Произнес куратор. − Продолжаем до тех пор, пока не останутся все такие.
Прошел почти час. Теперь осталось двадцать четыре неопределившихся.
− Это даже лучше, чем я ожидал, − произнес куратор. Он взглянул на собравшиеся рядом с ним пары. − Теперь не мало зависит от вас. Я думаю, среди вас есть такие пары, кто видит там своих возможных партнеров. Тех, у кого есть предварительные договора. Я думаю, вы понимаете, о чем речь. Схема простого взаимодействия. Если есть пара, у обоих партнеров которой есть возможный партнер там, пара может распасться для того что бы образовать две пары. Возможны и более сложные схемы. Распад двух пар для образования трех и так далее. Здесь, первое слово за вами. А я объявляю перерыв до начала второго тура. Вы можете разойтись, еще раз переговорить друг с другом.

Фррниу оставалась на своем месте. Она видела Ирли, а та попросту старалась не смотреть на нее. В группе начиналось самое настоящее брожение. Несколько пар распались, объеднились в новые, затем еще и еще.
Перерыв закончился, и в зале вновь появился куратор.
− Итак, я попрошу все образовавшиеся пары спуститься вниз. Где наши первые одиннадцать?
− Они не вернутся, − произнес чей-то голос.
− Ясно. Спускайтесь, − Произнес он оставшимся и внизу оказалось множество пар, а наверху осталось четыре ученика. Двое изменящихся хийоаков, рамир и миу.
− Итак, начнем с тех, у кого наибольшая вероятность реакции, − Сказал куратор, обращаясь к сидящим наверху. − Вы называете числа, сколько у вас предварительных договоров. Нерасторгнутых, разумеется. Итак? Четыре, три, семь и один, − последнее число относилось к миу. Хийоак взглянул на нее несколько странно, а затем обернулся к хийоаку, у которого было семь возможных связей. − Я попрошу эти семь пар пройти сюда. − Разумеется, только в том случае, если возможность распада подтверждается той стороной, что связывается со свободным ионом. Теперь будем считать, что у нас еще семь виртуальных ионов и с ними возможна связь в случае распада еще одной пары. Я думаю, все поняли смысл?
− Поняли, − ответили голоса. − Есть или нет?
− Не видать, вроде. Тогда, строим следующую цепь. Сюда выходят те пары, кто может распадаясь образовать связь с семью виртуальными. Так так, что? − К куратору подошла еще одна пара, и через несколько секунд все разрешилась. Прошла цепь распадов и соединений через пять пар. − Я напоминаю, это добровольно. Если кто-то не желает рвать связь, то она не рвется. Если же кто-то просто решил разорвать, то она рвется.
− Все и так ясно. Двое всего осталось.
− Так, − произнес куратор и взглянул на Фррниу. − У вас одна связь. С кем?
− Она не разорвется, − ответила Фррниу.
− Почему это? − послышался голос Ирли.
− Не надо здесь споров, − произнес куратор. − Я попрошу без обид. − Произнес он, взглянув на миу.
− Я не обижалась. Просто сказала то что вижу.
− Вы можете объединиться вдвоем, − сказал куратор, взглянув на оставшегося хийоака.
− Нет, − произнес тот.
− Нет, значит, нет. Будем искать выход, − он взглянул на оставшиеся пары. − Кто-нибудь здесь вообще, способен сказать ей "да"?
− Никто? − послышался вопрос от Ирли.
Она несколько мгновений стояла, а затем прошла к Фррниу и села рядом.
− Я думала, что это ты никого не хочешь, − произнесла она.
− Что вы решили? − спросил куратор.
− Мы образуем пару, − ответила Ирли.
− Да? − спросил хийоак у миу.
− Да, − ответила Фррниу.
− Тогда, спускайтесь. А свободному радикалу путь наверх.
Фррниу и Ирли спустились вниз. Рамир встретился взглядом с Фррниу и оскалился, тихо зарычав. Ответ миу для зверя оказался неожиданным. Фррниу зарычала не скрывая этого. Рамир дернулся от этого в сторону. Он был раза в два меньше миу по весовой категории.
− Это еще что?! Хотите оба вылететь?! − зарычал куратор.
Фррниу уже шла вниз так, словно ничего не произошло. Миу молчала. Она словно находилась в глубоком трансе, и Ирли ощущала это. Я зале в это время шли новые перетасовки связей. Ирли в какой-то момент прошла к доске, взяла мел и выписала под одиннадцатью парами еще два имени, затем перечеркнула их в списках и прошла к миу.
− Идем, − сказала она. Фррниу прошла за ней на выход. − У нас слишком сильная связь, чтобы ее рвать, − сказала она куратору.
Они вышли в коридор, прошли немного, и Ирли остановилась.
− Фррниу, ты не должна обижаться. Я не знала, что с тобой никто не желает объединяться. Я правда не знала.
− Почему ты даже не взглянула на меня? − спросила Фррниу.
− Потому что я знала чем это кончится. Твоими словами, что ты одна. Я думала, тебе найдется пара. Но, если бы не нашлась, я пришла бы к тебе, Фррниу. И я пришла.
− Ты правда, не оставила бы меня?
− Нет, Фррниу. Еще тогда, когда мы договорились, я решила, что буду с тобой, если ты никого не найдешь.
− А я уже решила, что мне все равно, если я вылечу, − произнесла Фррниу.
− Ты шутишь?! Фррниу, так же нельзя! Надо бороться за себя.
− С кем бороться? С тобой?
− Не со мной, а вообще.
− Вообще я могу кому хошь хвост надрать. А здесь было не вообще. Либо с тобой, либо ни с кем. Все, с кем я говорила, только смеялись надо мной.
− Ты сама то, откуда ежкиного кота взяла? − спросила Фррниу.
− От Авурр.
− Авурр? Той самой?
− Той самой.
− А ты меня с ней познакомишь?
− Познакомлю. Только не знаю, когда.
− Ну так ясно, что ты не побежишь ее по всему космосу искать.
− Какому всему, когда она здесь? Она не собирается никуда улетать сейчас.
− Тогда, в чем проблема?
− В том, что она знает где я, а я не знаю, где она.

Все пары были собраны и найдены. Под конец распределения оказалось, что группа разделена на несколько несвязаных областей, что оказалось довольно редким случаем. Затем были произведены новые "реакции". Свободный ион разбивал пары, если связь в них была слабее возможной связи с ионом. Затем пошли хаотические перетасовки, когда менялись равные связи и искались возможные более слабые звенья. Под конец, когда все эти перетасовки были закончены, оставшимся двум ионам из разных групп пришлось соединиться в пару, и они это сделали.
Закончился семестр, пришло время первых каникул. Фррниу отправилась в гости к Ирли, потому что у нее не оставалось другого дела. Можно было попытаться найти Авурр. Впрочем, это ничего не дало бы. Белая миу никогда не сидела без дел, и времени на Фррниу у нее было не так много.

Вновь учеба. Теория, практика, совместные занятия. Фррниу иногда казалось, что не хийоак тянет ее, а она сама вытаскивает Ирли, объясняя ей разные нюансы Теории Поля.
По окончании второго семестра Фррниу все же вышла на восьмой уровень, чем удивила многих вокруг. Посмотреть на это пришла и белая миу Авурр. Фррниу решала задачи восьмого уровня без всяких выкрутасов с отрицательными состояниями.
− Похоже, ты научилась пользоваться аксиомой нуля, − сказала Авурр.
− Научилась, − ответила Фррниу. − А ты говорила, что я дальше седьмого уровня не пойду.
− Я этого не говорила. Я говорила, что на Рарр ты не пошла бы дальше. Там некому было тебя учить.
− Я обещала Ирли, что познакомлю тебя с ней.
− Это твоя напарница?
− Да.
− Ну, хорошо.
Ирли встретив Авурр не знала, что и говорить. У нее отнялся и язык, и лапы, и все остальное.
− Ну, ты чего, миу никогда не встречала? − зарычала Фррниу, ткнув Ирли лапой.
− Встречала, − произнесла та.
− Ну ладно. Мне пора и дела делать, − сказала Авурр.
Ирли села на пол, когда Авурр ушла.
− Я же была совсем не готова к этому, − произнесла тигрица.
− Ну да. Я же говорила, что она придет. Ты не поверила?
− Я не думала, что так скоро.
Фррниу только фыркнула.

Тилира оставалась в самой глубине. Она продолжала свою невидимую игру. Училась. С каждым семестром миу постигала все новые и новые уровни. Прошло пять лет учебы. Окружающие Фррниу хийоаки уже перестали удивляться ее успехам. Авурр давно объявила всем, что Фррниу пройдет все уровни, а миу уже была на шестнадцатом. Преодоление этого рубежа означало, что у Фррниу больше нет преград. Дальше оставалось лишь двигаться вперед.
Ирли, хотя и делала вид, что плохо знала теорию, оказалась после пяти лет на пятом десятке. В том районе изучение шло на много быстрее, и за следующие три года Ирли дошла до самого последнего, шестьдесят четвертого уровня. Именно на этом уровне заканчивалась учеба. Фррниу до него было еще не мало, но для продолжения обучения ей уже не требовалась помощь хийоака. Она теперь штурмовала теорию сама.
Миу училась еще пять лет.

− Ты сделала почти невозможное, Фррниу, − сказала Авурр. − Такого не было уже много лет.
− Так я не первая миу? В смысле, не вторая?
− Нет, − усмехнулась Авурр. − До тебя тоже было не мало таких миу, кто прошел всю эту школу. Разница только в том, что ты ее прошла за десять лет, а миу проходили за двадцать, а то и больше.
− У меня же было двадцать лет в промежутке, − сказала Фррниу.
− Может, это и сыграло роль, а может и нет. Ты же не думала эти годы о теории?
− Еще как думала. Я такого понастроила, а ты враз все поломала.
− Да ладно, Фррниу. Кто не ошибается, тот не учится. Теперь тебе остается только выбрать тему для работы, Фррниу. Ты думала об этом?
− Конечно думала. И давно уже. Ты же знаешь, Авурр. Или это запретная тема? Крыльвы.
− Бог мой. Я думала, ты забыла о них давно.
− Почему это?
− Ты же их не вспоминала сколько лет?
− Это тебе кажется. Мы виделись то по два раза в году.
− Хорошо. Эта тема твоя, Фррниу. Не только твоя, но твоя.
− А чья еще?
− Есть целая группа, которая ими занимается, − ответила Авурр. − И данных у них побольше чем ты когда-то читала.
− Да? − удивилась Фррниу.
− Да.

Работа начиналась с простого знакомства. В группе состояло более сорока членов. Исследования велись по множеству данных, пришедших из разных мест. Фррниу промолчала, когда оказалось, что руководителем группы была сама Авурр.
− С чего будешь начинать? − спросила Авурр.
− С изучения всех данных?
− Всех, − усмехнулась Авурр. − На все тебе жизни не хватит.
− Тогда, я не знаю, с чего.
− Я сама тебе дам направление.
Фррниу не возражала. У нее не было никаких представлений о том, что за работа велась. Она не знала многого, что было известно о крыльвах хийоакам.
Авурр дала миу очень сложную тему, по расследованию действий крыльва, когда он превращался в неживой объект, а затем оказывался вновь живым. Подобное показалось невероятным не только миу, но и самой Тилире. Она взялась за изучение этого феномена. В лапы Фррниу попало множество данных. Запись биополевых сигналов. Записи сканеров. Множество самых разных фактов.
Фррниу вела поиск. И параллельно ей поиск вела Тилира. Надо было не просто понять сами данные, надо было понять, что происходило. И как.
Первое, к чему пришла Тилира, было понимание, что все "невероятное" происходило на отрицательных уровнях. Надо было понять, что могло там сохраняться в моменты стабилизации поля, и Тилира проводя свои построения наткнулась на самое простое решение. Стабилизация поля по разному воздействовала на положительные и отрицательные уровни. Положительные уровни просто компенсировались стабилизатором, а отрицательные выдавливались. Самый малый кольцевой уровень превращался в сферу, уходившую за зону стабилизации. Он просто размазывался по этой сфере, когда же стабилизация отключалась, уровень восстанавливался до прежнего состояния. Таким образом положительные инфоуровни уничтожались и могли восстановиться только, если была соответствующая им структура в веществе. А на отрицательных уровнях стабилизатор практически ничего не менял. Для того, что бы крылве остался жив в подобной ситуации, он должен был просто держать себя в кольцевых отрицательных уровнях. Или иметь там свою собственную копию. Далее, возврат назад происходил почти автоматически. Уровни возвращались назад. Их концентрация приводила к сбору положительных потоков Вселенной, которые в какой-то момент просто восстанавливали сознание существа, оказавшегося в подобной ситуации. Если же сознание существовало, то возникала мгновенная синхронизация инфополя прошлого и настоящего.
Тилира мысленно перевела все свои отрицательные уровни в кольцо. Она не знала, верно ли ее рассуждение, но в таком состоянии у нее повышались шансы выжить, если хийоаки обнаружат ее.
− У меня хорошая новость, − сказала Авурр, встречала Фррниу на следующий день.
− Какая?
− Восстановилась связь с Рарр. Полностью. Можно лететь туда, если хочешь.
− Ты летишь?
− Да, − ответила Авурр. − Мне надо кое-что выяснить там.
− И ты возьмешь меня?
− Конечно, Фррниу.

Они летели на Рарр! Фррниу ликовала. Тилира не знала, радоваться или нет. Для нее это событие означало новую встречу с Рауру. Корабль пришел к планете. Авурр высадила Фррниу в ее собственной деревне, а сама отправилась по делам.
Вой, визг, радость! Фррниу встречала мать, сестер, брата, отчима. Дети Рауру стали взрослыми.
− У тебя все хорошо, Фррниу? − спросила мать.
− Да, мама. У меня все хорошо. Я работаю вместе с Авурр.

Фррниу бегала по полю. Вместе с ней носилось несколько миу. Они гоняли только что купленого у местного фермера зверя. Нир, казалось, плохо понимал, что от него требовалось. Миу набрасывались на него, он отскакивал и снова останавливался. Рычание хищников на него словно не действовало.
− Ну никакого удовольствия, − прорычала Фррниу.
− Может, отдадим его назад? Скажем, зверь некачественный! − спросила Раурау.
− Точно! − послышался вой миу, и они погнали нир обратно на ферму.
Хозяин был недоволен. Получилось так, что миу взяли зверя, погоняли его, наигрались и вернули назад, требуя свои деньги.
А на следующий день все повторилось, только с другим хозяином. Снова игра, бег, погоня за зверем. Теперь зверь оказался прытким и пугливым, а под конец едва не сбежал в лес, где миу его не догнали бы.
На этот раз миу загрызли жертву, а затем отправились вместе с трофеем домой.


Авурр вела поиск. Она просматривала множество информации, пытаясь найти в нем след крыльва, потому что существующая теория нарушений плоскости одновременности оказывала на его присутствие именно на Рарр.
Но следов не было. Ни единой зацепки, ни единого случая. Рарр продолжала жить своей жизнью. За прошедшие годы не раз менялось Правительство. Президенты менялись один за одним каждые выборы, и это говорило против того, что крылев стоял у власти.
Это означало лишь одно. Зверь не проявлял себя. Он затаился и чего-то ждал. Было только непонятно чего.
Белая миу пролетела к поселку, где жила Фррниу. Она приземлилась немного дальше, решив прогуляться на природе. Рядом в поле группа миу бегала за зверем. Они были так увлечены своим занятием, что не заметили прилетевший корабль, опустившийся на тихих антигравитационных двигателях. Авурр приблизилась к ним. Миу ее заметили, послышался вой и вся группа бросив зверя побежала к Авурр.
Все стало ясно, когда они подбежали. Среди миу, игравших в поле была и Фррниу.
− Авурр! − воскликнула она, подскакивая. Рядом оказались еще трое миу.
− А вижу, ты нашла себе достойное занятие, − сказала Авурр.
− Да, − ответила Фррниу. − Жизнь без охоты, это не жизнь. А это мои сестры и брат. Раурау, Маура и Аурав.
− Рада познакомиться, − сказала Авурр.
− Мы тоже рады, − прорычал Аурав.
− Не хочешь поохотиться, Авурр?
− На кого? − спросила та. − Зверь то ваш сбежал уже.
− А мы другого найдем, − ответила Фррниу.
− Нет, Фррниу. Сейчас уже нет времени. Я прилетела за тобой.
− Пора улетать?
− Да. Так что, прощайся и идем.
− Я еще с мамой хочу попрощаться, − сказала Фррниу.
− Я буду тебя ждать, − ответила Авурр и пошла назад, к кораблю.

Фррниу вновь была рядом с Авурр. Корабль поднялся в космос и вышел от Рарр.
− Куда теперь полетим? − спросила Фррниу.
− На Мира, − ответила Авурр. − Ты так и игралась все это время, Фррниу?
− А что?
− Я думала, ты мне поможешь в работе.
− Ты мне даже не говорила, что делать собиралась, − ответила Фррниу.
− Я искала следы крыльва на Рарр. И ничего не нашла.
− Странно-странно, − ответила Фррниу.
− Почему странно?
− На Рарр очень много следов похожих на следы крыльва. Это следы миу.
− Фррниу, я серьезно говорю, а ты шутишь не к месту. Ну вот...
− Что?
− Двигатель заклинило. Перелет на Мира закрыт.
− Опять одновременность поломалась?
− Да. Только теперь наоборот.
− Значит, надо задрать нос и идти вверх, − сказала Фррниу.
− Надо найти нормальный путь, а не задирать нос. А задрать нос мы всегда успеем.
Фррниу не отвечала. Авурр сама знала, что делать. Корабль несколько минут пытался лететь в разные стороны, а затем двинулся сериями мелких прыжков, которые увели его в сторону от главных миров хийоаков.
− А знаешь, по твоей теории мы не попадем туда, где есть крыльвы, − сказала Фррниу.
− Почему? − Удивилась Авурр.
− Ты же сама говоришь. Появился крылев, плоскость сбилась. А восстановилась, значит, его там уже и нет. Разве не так?
− Не так. Плоскость сбивается, но она постепенно выравнивается снова. А характер сбоев указывает на то, что крылев проделал довольно большой путь через нашу галактику. Твои книги, что ты на Земле купила, это только подтвердили. Сбои прошли именно по тому пути. Самый сильный был на Земле, но там все вернулось назад. А самая последняя точка, где происходил сбой, была на Рарр.
− А твое движение не влияет на плоскость? − спросила Фррниу.
− Влияет. Но не разрушающе, а стабилизирующе.
− Странно-странно, − проговорила Фррниу.
− Почему странно. Я не несу разрушающей информации.
− Ты несешь ее достаточно много, чтобы потоки не справлялись с ее передачей.
− Потокам незачем передавать всю мою информацию. Она и так известна в Союзе. А все что я узнаю нового, я рассылаю по всему Союзу при первой же возможности.
Корабль остановился около одной из миллиардов звезд галактики.
− Ну и занесло же нас, − произнесла Авурр.
− И что это?
− Неисследованная зона.
− И откуда они только берутся эти неисследованные зоны? − произнесла Фррниу. − Ведь сколько летали...
− Чтобы облететь все звезды потребовалось бы каждому хийоаку заниматься этим всю жизнь, Фррниу. Вспомнить, что астерианцев не больше сотни тысяч, и получится, что на каждого от десяти до ста тысяч звезд.
− Из которых населенных дай бог сотня, если не меньше. Можно же сканером проверить.
− Проверяли и не раз. И каждый раз находим новые миры, которые сканер почему-то не видел.
− Еще одно необъяснимое явление? − спросила Фррниу.
− Ты так это спрашиваешь, словно радуешься.
− Я просто прибавляю это к тому списку открытий, которые я могу сделать после тебя, − ответила Фррниу. − Знаешь, какой он уже длинный?
− Могу представить, − ответила Авурр, взглянув на Фррниу. − Ты всерьез думаешь найти все объяснения?
− Я вообще об этом не особенно думаю. Когда куча неоткрытого, жить интересней. Вот прилетаешь в какую-нибудь такую дыру, залетаешь на чужую планету и оказывается, что там живут какие-нибудь супер-существа, которые могут совершать такие чудеса, какие хийоакам и не снились. Только с одним чудом у них проблема. Вот не знают они о сверхсветовых космических кораблях. И на эксперименты по превышению границы поля у них табу. Сама знаешь, почему, чтобы планету не порушить. А, Авурр? Красиво?
− Красиво, но маловероятно.
Корабль пролетел к звезде, прошел мимо нескольких планет и вышел на орбиту неведомого мира, светившегося на сканере великим разноцветьем точек.
− Нас обнаружили, − сказала Авурр.
В рубке послышался голос на неизвестном языке, затем он сменился и, в какой-то момент возник язык землян.
− Вы прибыли к планете Ирман, принадлежащей Великой Империи Землян, − произнес голос. − Выберите свой, или наиболее близкий к своему, язык и отвечайте. − Голос сменился, продолжая говорить.
Авурр переключила связь и вышла на радиоволну, используя язык землян. Она несколько минут вызывала на связь людей, пока не появился ответ. Земляне приглашали гостей на свою планету.
− Странно это все, − произнесла Авурр.
− Что?
− То что я не вижу языка землян на радиоволнах.
− Может, они давно его позабыли и говорят на каком-нибудь извращенно-французском, которого ты не знаешь.
− Может, и так, − ответила Авурр. − Но здесь нет телевидения, и мы не можем увидеть, кто они.
− Тебе же сказали, что Империя Землян, − проговорила Фррниу.
− Фррниу, ты на сканер смотришь?
− А что там?
− Там нет землян. Только неизвестные существа. При чем, куча самых разных.
− Может, ты землян просто не замечаешь? Сама же говорила, что сканер плохо сообаражет, когда вокруг куча самых разных видов.
− Ладно. Я думаю, тебе пора кое-что взять от меня. − Авурр переменилась, становясь землянкой, а в ее руке возник браслет.
− Я опять должна становиться землянкой? Ты же даже не знаешь, как они выглядят.
− Они знают землян.
− И неизвестно, как к ним относятся, − прорычала Фррниу.
Авурр подошла к Фррниу взяла ее лапу и одела браслет.
− И не снимай его Фррниу. Захочешь, чтобы его не было видно, поверни его вот так. − Авурр повернула браслет на лапе Фррниу, и тот исчез. − Он остался у тебя, Фррниу, но ты его не ощущаешь, пока не отдашь ему приказ.
− А не проще просто приказать ему появиться и исчезнуть? − спросила Фррниу.
− Проще, − ответила Авурр. − Это твой браслет, Фррниу. Тот же, что у тебя и был. И он твой навсегда. Его только не должно было быть у тебя, когда ты училась, поэтому я его и забрала.
− Я хочу оставаться собой, когда мы спустимся туда, − сказала Фррниу.
− Хорошо. Но, если они будут тебя пугаться, ты уйдешь в корабль и не будешь высовываться.
− Я смогу там стать человеком и выйти.
− Можешь. Это ты можешь сделать и сейчас.
− Не вижу в этом смысла, − ответила Фррниу.

Авурр вышла на связь и получила приглашение спускаться. Вскоре корабль полетел вниз. Он опускался сквозь облака, пролетел над лесом и двигаясь в зоне, указанной в радиосообщении. Первые анализы показали совместимость условий с теми, что требовались миу и землянам.
Авурр и Фррниу вышли. Вокруг не было никого видно. Они отошли от корабля, оглядываясь.
− Либо ты спутала координаты, либо ты их перепутала. − Произнесла Фррниу. − Здесь никого не видно.
Фррниу смотрела вокруг. Включение стабилизации поля стало неожиданностью для обоих. Фррниу не прореагировала на это.
− Они включили стабилизатор поля, Фррниу, − сказала Авурр.
− Гляди по сторонам, сейчас из под земли появятся разумные тараканы и захомутают нас, − произнесла Фррниу.
− Ты все шутишь?
− Может, вернемся на корабль, пока не поздно?
− Поздно, − ответила Авурр, оборачиваясь.
Фррниу обернулась и увидела около корабля нескольких существ. Корабль Авурр в этот момент был закрыт, и никто не мог попасть внутрь астерианца.
− Они со всех сторон, − сказала Авурр.
Абборигены окружили прилетевших инопланетян.
− Ты настоящая землянка или так? − спросила Фррниу.
− Настоящая, − ответила Авурр.
− Значит, придется сдаваться.
Абборигены не дали пришельцам выбора и поймали обоих. Фррниу и Авурр оказались в двух клетках на разных машинах.
Они не виделись больше друг с другом. Фррниу смотрела на зверей, ходивших вокруг клеток, слушала их слова, но они не были понятны. Иногда в речи зверей проскакивал язык, похожий на английский.
Местные сутки показались Фррниу очень длинными. Фррниу ждала момента, когда около ее клетки никого не окажется, чтобы попытаться вскрыть замок, но ей такой возможности не предоставили. Миу засыпала и просыпалась несколько раз. Рядом постоянно находилось не меньше двух абборигенов, которые следили за ней не отрывая глаз.
В маленьком окошечке сверкнул последний луч солнца, небо потемнело и рядом с клеткой вспыхнул электрический свет. Фррниу заметила, как сменялись охранники. Они делали это довольно странным образом, проводя непонятную процедуру с различными звуками, похожими на "у".
Два зверя обходили охранников, стоявших на посту сзади, вставали рядом, говорили "у", после чего двое снимавшихся повторяли это "у" с некоторым иным призвуком, обходили сменяющих, вставали рядом, говорили свое "у". Сменяющие отвечали, переходили на место, где стояла охрана, и вновь повторялась процедура передачи наблюдения через звук "у". После этого сменившиеся уходили.

Наступал новый день. Фррниу проснулась в очередной раз от шума, возникшего рядом. Она увидела множество абборигенов. Они окружили клетку, подняли ее и понесли. Фррниу все еще лежала. Клетку принесли в другой зал. Там находилось множество зверей. В этом же зале стояла и вторая клетка. В ней сидела Авурр. Пленники оказались рядом.
− Ты в порядке, Фррниу? − спросила Авурр.
− Шуточки у тебя, − фыркнула миу. − Говорила я тебе, что не надо становиться двуногим уродом.
В зале раздался вой, а затем послышался голос зверя, который шел от дверей к клеткам. Остальные абборигены слушали его. Зверь подошел ближе и остановился. Его взгляд упирался в Авурр.
− Вы явились в наш мир без приглашения, − заговорил зверь по-английски. − И вы заплатите за это.
− Мы получили приглашение и спустились сюда, − произнесла Авурр.
− Вы явились в наш мир без приглашения! − снова зарычал зверь. − Никто вас сюда не приглашал!
Авурр попыталась что-то доказать, но у нее ничего не вышло. Зверь перебивал ее и еще больше рычал, иногда добавляя слова, обращенные к остальным абборигенам, присутствовавшим в зале.
В зале раздалось рычание Фррниу и звери вокруг умолкли.
− Объясни им, кто здесь главный? − прорычала Фррниу, взглянув на Авурр.
− Это бесполезно.
− А, по-моему, полезно.
− Что это за зверь? − спросил аббориген на английском.
− Не твоего ума дело, − ответила ему Авурр. − Ты, плешивый урод, слов нормальных не понимаешь.
− Скажи ему, что я их всех съем, если они не выпустят нас, − произнесла миу.
− Умолкни, Фррниу, − ответила Авурр.
Зверь прошел около клетки Авурр и подошел к Фррниу. Он несколько мгновений молчал, а в тот момент, когда собрался говорить, Фррниу зарычала, прыгнув на прутья. Зверя смело словно ветром.
− Прекрати, Фррниу. Ты делаешь только хуже, − сказала Авурр.
− Они не достойны разговора, − произнесла Фррниу.
− Вот и молчи, коли так.
В зале наступила тишина.


Полковник стоял в раздумьях. Пришедшее сообщение означало, что на планету прибыли хийоаки. Прилетел всего один корабль. Разведчик. В подобной ситуации надо было все решать как можно скорее.
Первое. Союз хийоаков с абборигенами означал конец всем людям. Дать обнаружить себя так же могло означать что угодно. Неизвестно, как закончилась война в космосе. Судя по всем данным земляне либо потерпели поражение, либо ведут бои где-то далеко. Возможно, даже на подступах к Земле и основные силы не могут отправляться на помощь небольшим колониям.
А теперь здесь разведчик хийоаков. Однозначно. Не узнать астерианский корабль было бы сложно.
− Значит, вы посадили его прямо около столицы зирахов? − спросил полковник, обращаясь к своему помощнику. Эти слова означали скорее продолжение разговора, чем вопрос.
− Да, сэр, − ответил капитан Стринг. − Скоро прибудет сообщение от наших разведчиков. Ожидаем с минуты на минуту.
− Вы знаете, что произойдет, если они примут хийоаков как друзей? − спросил полковник.
− Нам придется серьезно повоевать.
− Не придется, капитан. Нам придется либо умереть, либо сдаться. И сдаться лучше хийоакам, чем зирахам. Знаете почему?
− Нет, сэр.
− Потому что зирахи нас убьют.
− А хийоаки нет?
− Хийоаки не убивают пленных, капитан, − произнес полковник, взглянув в окно.
− Как же?.. − Удивленно переспросил человек.
− К сожалению, здесь осталось очень мало людей, которые это понимают, − продолжил полковник. − Очень мало. − Он говорил несколько медленно, словно раздумывая над словами.
− Сэр, доклад от разведки, − послышался голос дежурного.
− Читайте, − ответил полковник и резко обернулся к дверям.
− Зирахи захватили двух пришельцев. Землянку и миу. Их отправили в клетках в Императорский дворец. На завтра назначен суд. Лайз.
− Лайз, − произнес полковник, вспоминая имя человека. Он знал его. И знал, что через совсем скоро ему придется рисковать жизнью даже не из-за людей.
− Передавайте ему, − произнес полковник. − Кодом. Подготовить и провести операцию по освобождению. Высшая важность миссии. − Полковник прошел к своему столу. − Я сам напишу сообщение для него, − произнес он и взялся за бумагу.


Лайз сидел под деревом и наблюдал за своими друзьями. Их было четверо. Самому старшему − Джону − недавно исполнилось двадцать четыре года. Он в этот момент приводил в порядок свое оружие. Рядом с Джоном сидел Крис и наблюдал за действиями старшего товарища. Крису было всего восемнадцать, и он был самым младшим в группе. Радиста звали по кличке Кодер. Он один мог расшифровывать важные сообщения для группы. Впрочем, Лайз тоже мог бы это сделать при необходимости. Шифр был у него в папке вместе с другими документами. Кодер в этот момент лежал в траве и можно было подумать, что он спит, но в действительности он не спал. Кодер слушал эфир и ждал ответа с базы. Четвертый член группы − Рина. У нее не мало обязанностей. Она и врач, и повар, впрочем, желания драться с врагом у нее не меньше чем у остальных. Рина в этот момент сидела выше всех и смотрела вокруг. От ее глаза не ускользнуло бы ни единое движение.
Кодер зашевелился. Лайз смотрел на него и едва уловимое движение руки подсказало, что началась передача. Кодер выписывал слова на бумагу. Лайз прошел к нему и некоторое время наблюдал. Передача вскоре закончилась, а на бумаге остался текст сообщения.
Вся группа оказалась рядом. Лайз читал сообщение про себя. В нем был приказ об операции высшей степени важности. Это означало не простое дело. Группе предстояло проникнуть в центр столицы зирахов. А это не легко. Ох как не легко. Проникнуть в город достаточно просто. Ночью сонных зирахов можно брать почти голыми руками. Но что бы провести операцию за одну ночь надо было знать точно где и как содержали пленников. А их охраняли и, наверняка, не сонные охранники.

Решение принято. Каждый в группе знает свое дело. Сначала марш-бросок до города, затем короткий отдых до темноты, а далее, как получится. Группе предстояло проникнуть ночью в город, добраться до Императорского замка зирахов, выкрасть оттуда пленников, и вернуться назад. До рассвета. График очень жесткий.
− Я не уверен, что мы успеем, − произнес Джон.
− Предлагаешь остаться там днем? − спросил Лайз.
− Я не предлагаю. Я предлагаю не торопиться.
− Ты не понял. У нас нет времени не торопиться. Суд завтра. Значит, завтра их убьют. И у нас нет времени. Только сегодняшняя ночь.
Никто больше не возражал. Да и Джон возразил скорее для того, чтобы показать всем, что он мог поспорить с командиром. Лайз не обращал на это внимания. В конце концов, когда-нибудь Джон сам станет командиром подобного отряда.

По дороге они зашли на лесной склад, чтобы пополнить запасы оружия. Его было предостаточно. Этот склад зирахи еще долго не обнаружат из-за того, что он располагался в пещере, а к подобным местам у зирахов не просто отвращение. Они их боялись. Непонятно почему. Этот инстинктивный страх преодолеть могли только единицы зирахов.
Короткая передышка. Город уже виден и теперь оставалось часа три на сон. Лайз распределил время дежурства на всех и отправился спать. Ему самому предстояло дежурить в самый последний момент. Короткий сон, чуть больше двух часов, не дал бы нужного отдыха, но дело есть дело.
Закат. Последние лучи солнца ушли за лес. Темнота окутала лес и город. В городе зирахов есть электрический свет, но не везде. А там где его нет, люди могли идти спокойно не боясь встретить зверей. Зирахи не вылезали из своих домов. Это опять же инстинктивный страх. Страх перед темнотой. Возможно, люди не проиграли бы войну, если бы узнали об этом страхе зирахов раньше. Возможно, сейчас не пришлось бы вот так тайком пробираться через чужой город, возможно...
Центр города освещен на много сильнее. Уже сложнее находить темные улицы. Иногда приходится перебираться через освещенные. Этому помогает темная одежда и специальные приспособления, с помощью которых пять человек могут передвигаться через освещенные участки на четвереньках. Тогда издали их можно принять за зверей. Зирахи ко всему прочему, еще и не так хорошо видят.
Группа продолжала движение. До центра города оставалось совсем недалеко, когда пять человек внезапно оказались освещены фарами выскочившей из-за угла машины.
Случайно или нет? Машина едва слышно затормозила. Зверь за рулем не мог не заметить людей, нырнувших за выступ стены. Лайз тронул Джона и несколько мгновений знаками объяснял, что делать. Тот понимал все. Человек выскочил из-за угла и побежал по улице. Машина дернулась и понеслась за ним.
Зирахи, конечно, не дураки, но иногда они чудовищно глупы. Четыре тени метнулись к машине, когда та проезжала рядом. Всего несколько мгновений. Почти никаких звуков. Зверь не успел даже завыть или зарычать, когда острый кинжал вошел в его горло. Машина вновь остановилась и, на этот раз, все, как будто, обошлось.
− Его нельзя бросать здесь, − сказал Лайз.
− Пусть валяется здесь, − проговорил Джон. − А мы сядем в машину и проедем куда надо. Это же их машина. А кто за рулем они не увидят.
− Хорошо. Все в фургон. Джон, ты тоже туда. Кодер − за руль, а я сяду рядом.

Это решение оказалось роковым. Кто знал, что зирахи заметили людей раньше? Кто знал, что они проследили их движение и подослали эту самую машину? Лайз и Кодер сидели кабине, а трое их друзей в кузове. Им оставалось до замка всего несколько сотен метров, когда машина выехав на очередной проспект оказалась под прицельным огнем десятков пулеметов. Лайз словно предчувствуя это нападение приказал Кодеру гнать в тот самый момент, когда началась стрельба.
Машина прорвалась сквозь первый заслон, позади возникла стрельба. Джон, конечно же, знал что делать. Но силы были слишком не равны.
− Уходим, Кодер, уходим! − проговорил Лайз. В его руках тоже было оружие. Позади появилось несколько машин погони. − Погаси фары, прорываемся так!
Гасить не гасить − это уже было все равно. Машина неслась к тому самому месту, где ее ждали мины.
Удар. Огненная вспышка позади. Машина летит кувырком. Лайз в этот момент оказался выброшеным, потому что открывал дверцу, чтобы стрелять назад, по преследователям.
Он упал на землю, перекувырнулся несколько раз и ощутил, как хрустнула кость его ноги. Боли еще не было. Было чувство обиды за невыполненное задание. Но еще не все потеряно. Еще не все силы потрачены и перед смертью он убьет не мало врагов. В руках человека автомат, а в нем полный магазин.
Огонь.
Машина, несущаяся почти на Лайза, внезапно делает резкий поворот, и влетает в фонарный столб. Взрыв, электрические искры... Все таки не везет на этот раз не только людям. От возникшего замыкания вся улица погрузилась во тьму. Лайз заметив около машины движение открыл огонь. А в сознание уже входила боль и тьма...

Пробуждение наступило от непонятного звука. Лайз открыл глаза и некоторое время пытался что-то увидеть. Едва заметный свет пробивался из маленького окошка и в этом свете была видна фигура... человека.
− Кто здесь? − спросил Лайз.
− Тихо, Лайз, − возник голос Риты из-за спины. − Не говори. − Произнесла она шопотом, наклоняясь к его уху.
Он обернулся. В темноте было виден только ее силуэт. А через полминуты рядом появился Джон. Конечно же, это был Джон. Лайз понял это по его движениям на руке. Только Джон знал этот способ общения в темноте, когда было нельзя говорить.
"Кодер погиб. У тебя перелом ноги. Крис легко ранен. Остальные целы. Сейчас день. Мы в подвале Императорского дворца. Зирахи этого не знают. Надеюсь."
"Задание высшей важности, Джон" − сказал Лайз знаками.
"Знаю. Поэтому мы здесь, а не ушли из города."
"Что у Криса?"
"Царапина. Он может и ходить и стрелять. Переживет. С тобой хуже."
"Если придется меня бросать, Джон, ты должен это сделать."
"Не думай об этом. У меня есть план. Мы сделаем все, вернемся сюда и заберем тебя. Если все удастся, оружие Кодера будет кому применить."
"Какой план, Джон?"
"Здесь рядом не так много охраны. Мы с ней справимся без шума. Дальше, главное добраться до зала, где проходит суд. Там зирахов будет не мало, но от стрельбы наверняка начнется паника. У нас есть шанс. И другого не будет. Ты знаешь."
"Да, Джон. Постарайтесь. И пусть ваш путь скроет тьма."


Фррниу молчала. Авурр смотрела на зверя. Тот еще чего-то ждал. В зале внезапно возникло движение, затем непонятно откуда повалил черный дым. Абборигены взвыли и вместе с этим воем раздался грохот стрельбы. Звери разбегались от расходившегося черного дыма. Кто-то из них падал, а затем возникли вспышки и снова дым, который заволакивал все вокруг.
Дым оказался не только черным, но и едким. Фррниу и Авурр пришлось закрыть глаза, но не на долго. Стрельба все еще продолжалась, а рядом послышался голос человека.
− Мы пришли за вами, − произнес он. − Держитесь!
Кто-то сбил замок с клетки Авурр. Затем открылась и клетка Фррниу.
− Уходим, − произнес голос в дыму.
Фррниу двигалась на слух. Дым давно заглушил все запахи, и она выскочив из него увидела убегавших людей. Авурр была с ними. Она показала миу знак, означавший не отставать. Глупо. Где это видано, чтобы миу отстала от человека?
Кто-то впереди стрелял и кидал гранаты с дымом. А вокруг лежали мертвые абборигены. Беглецы спустились по лестнице и нарвались на огонь. Вновь вперед полетели дымовые гранаты, затем и настоящие, от которых вокруг все содрогнулось от ударов.
Фррниу заметила зверей позади и подала голос. Через мгновение рядом оказалась Авурр. В ее руках было оружие, и она открыла огонь, одновременно бросая гранату с дымом.
− Иди за ними, Фррниу, − произнесла она, и миу помчалась вниз. Авурр уже бежала следом.

Они остановились в подвале. Небольшая передышка.
− Все целы? − спросил голос человека.
− Вроде все, − возник другой.
− Целы, − послышался голос Авурр.
− Только ты свой хвост потеряла, − прорычала Фррниу.
− Не шуми, Фррниу, − произнесла Авурр.
− Уходим, − приказал командир группы.
Люди шли через подвал. Оказалось, там находился еще один человек. Он был ранен до того, как группа попала в замок. Его забирали с собой. Они шли в полутьме по длинному вонючему подземному каналу. По непонятной причине абборигены не преследовали их.
− Они нас потеряли? − спросила Авурр.
− Вряд ли. Они боятся темноты, − послышался новый голос. И Фррниу не поняла бы, что он принадлежал женщине, если бы не знала людей раньше. − Этот канал выходит к реке. Там нас наверняка будут ждать.
− Пусть ждут, − возник голос командира. − Мы не станем вылезать днем.
− Тихо, − произнесла Авурр.
− Что? − возник голос женщины.
− Я слышала грохот металла. Тихо.
Все встали. Встала и Фррниу. Она прислушалась, и до нее дошел странный звук.
− Вроде все тихо, − сказал командир.
− Не все, − прорычала Фррниу.
− Ты что-то слышала, Фррниу? − тихо спросила Авурр.
− Они идут по тоннелю. Позади.
Авурр перевела слова с языка миу на английский.
− Идем дальше, − приказал командир.
− Она понимает английский? − спросила женщина.
− Понимает, − ответила Авурр. − Только сказать ничего не может.
− Закончили разговоры, − приказал командир.
Пять человек и миу уходили все дальше и дальше. Фррниу шла позади всех. Она не знала, как незнакомые люди воспринимали ее. Возможно, они не понимали, кого встретили.
Тоннель впереди поворачивал, а за поворотом был виден свет.
− Оставайтесь здесь. Я проверю выход, − сказал командир.
− Джон, − послышался голос раненого. − Не высовывайся. Сколько до ночи?
− Часа четыре, не меньше. У нас есть шанс.
− На свету нет, Джон. Здесь есть. Остаемся и ждем. Появятся с той стороны, уйдем в эту, иначе наоборот.
− А если они с обоих сторон появятся?
− Вряд ли. Они не знают тоннелей. Их строили люди. Соблюдаем тишину и ждем.
Фррниу была бы рада лечь, но под ногами была грязная вонючая жижа. Она стояла на месте, затем прошлась немного назад и вернулась. Лечь было негде, хотя и хотелось.
Время тянулось нудно и скучно. Иногда до слуха миу доносилось рычание, но оно было далеко.
Вновь возник грохот металла. Далекий, но четкий. Все вокруг замерли. Фррниу тоже замерла и навострила уши. Она слышала лучше людей. Возможно, даже лучше чем Авурр в этот момент.
Вновь слышался какой-то странный звук. Словно что-то шипело.
− Что-то шипит, − произнесла Фррниу. Авурр повторила ее слова на английском.
− Джон? − вновь возник голос раненого. Человек подошел к нему, тот взял его руку и что-то сделал.
− Подъем, − произнес Джон. − Уходим.
Было не ясно из-за чего, но никто не стал возражать. Пять человек и миу двинулись к свету. Они оказались у самого выхода. Джон прошел вперед и выгялнул из тоннеля.
− Надо проверить верх, − произнес он.
− Я пойду, − сказал молодой воин.
− Это слишком опасно, Крис, − ответил раненый.
− Где это было видно, что бы я боялся опасности?
− Поэтому ты и не пойдешь.
Человек взглянул на Джона. Тот, видимо, понял этот взгляд и прошел из тоннеля.
Он шел на свою смерть. Джон сделал всего несколько шагов, развернулся и помчался назад. Затем раздался грохот стрельбы. Несколько пуль вошло в его грудь и в голову.
− Надо уходить назад, − сказал раненый. − Вы должны оставить меня! Это приказ!
− Мы не оставим тебя, командир, − произнес молодой.
− Это приказ, Крис!
− Я могу нести его на себе, − прорычала Фррниу, взглянув на Авурр.
− Ты сможешь? − спросила та.
− Смеешься? Вы же как черепахи ходите.
Авурр объяснила всем, о чем был разговор. Через минуту раненый оказался на спине Фррниу и оставшаяся группа двинулась вглубь тоннеля.
− Они не идут за нами? − спросила Авурр.
− Они боятся, − ответила женщина. − Это инстинктивный страх. Поголовная клаустрофобия.
Они продолжали двигаться. Фррниу шла вслед за людьми. Ей было не так легко тащить на себе землянина. Знал бы он, на чьей спине едет, наверно, умер бы от ужаса.
− Здесь газ! − послышался голос женщины.
− Надо прорываться. У нас нет выбора, − сказал раненый командир.
Они почти бежали через тоннель. Бежала и Фррниу. Она ощущала, как дергалось тело человека на ней. Из-за боли, возникавшей в его ноге. Но он терпел и не проронил ни звука.
Они оказались у нового выхода. Крис выскочил вперед.
− Нет, Крис! − закричал командир, но тот уже не слушал. Он пронесся вперед и подскочил к реке.
− Здесь никого! − возник его голос издали.
− Черт возьми, − произнесла Рина.
− Идем, − возник голос Авурр, и все вышли из тоннеля. Они перебрались через реку, прошли некоторое расстояние по воде и вошли в лес.
Солнце клонилось к горизонту.
− Мы ушли, − сказал Крис. Он взглянул на Фррниу, и его улыбка исчезла, словно он впервые увидел миу.
− Надо идти дальше, − сказал командир. − Рина, ты знаешь дорогу.
− Куда?
− На базу.

Они шли несколько дней. Останавливались, затем шли дальше. Фррниу все так же несла на себе человека. Никто почему-то не подумал о том, что ей не так легко это делать, но она молчала из своей упертости.
В очередной день впереди появились горы, и это означало, что до базы оставалось совсем не далеко. Чтобы уйти от зирахов было достаточно пройти через глубокую пещеру, а в пещере воспользоваться рекой, чтобы скрыть следы. Там же в пещере располагался и первый пост охраны. Его целью было не задержание возможного противника, а предупреждение о его появлении в пещере.
Но, на этот раз все оказалось иначе. Группу встречали рядом с горами. Лайз оказался на носилках. Фррниу, наконец, смогла спокойно вздохнуть, а Авурр встретилась с командиром землян − полковником Мэйдэй. Фактически он правил всей колонией землян.

Фррниу сидела рядом с Авурр и слушала ее разговор с человеком. Казалось, им нечего было сказать друг другу. Они обменялись приветствиями, Авурр назвала себя, полковник ответил объяснением своего статуса и на этом все закончилось. Авурр и Мэйдэй некоторое время молчали.
− Я знаю, что вы хийоаки, − произнес полковник в какой-то момент.
− Вы послали своих людей на смертельно опасное дело зная это? − спросила Авурр.
− Да, − ответил полковник.
− Если бы вы сказали бы им об этом, погибших могло и не быть.
− Если бы я им это сказал, они не отправились бы туда.
− То есть ваши люди отказались бы выполнять приказ?
− Мои приказы выполняются до тех пор, пока люди видят в них смысл.
− А какой смысл был в том, чтобы сажать нас на чужой территории? Чтобы потом спасать?
− Это была ошибка оператора. Он перепутал координаты. А потом связь потерялась, и мы не смогли передать правильные цифры.
− И стабилизацию поля вы тоже по ошибке включили? − спросила Авурр.
− Ее включили зирахи. Эти существа очень опасны. В том числе и для вас.
− Я не видела в них ничего опасного. Эта планета принадлежит им. И здесь нет места ни вам ни кому бы то ни было, кроме них.
− Значит, мы должны умирать?
− Вы должны улететь отсюда. На свою планету.
− Нашей планеты давно не существует.
− В вашей голове ее не существует. А в нашей галактике я знаю двенадцать планет, где живут земляне. В том числе и Земля.
− Земля была уничтожена...
− Земля была восстановлена. Там не осталось старой цивилизации, но там давно существует новая. И, я надеюсь, вы понимаете, что у вас выбор невелик. Либо вы умрете, либо отправитесь туда.
Полковник молчал некоторое время.
− Нас здесь более пятидесяти тысяч. И у нас нет никаких кораблей.
− Вам нужно только согласиться на переселение. Все остальное сделаем мы.
− Хорошо, − ответил полковник.
− Значит, мы договорились, − произнесла Авурр. − И еще одно. Все ваше оружие останется здесь.
− У нас нет выбора? − сказал человек.
− Нет, − объявила Авурр.

Корабли хийоаков прилетели к планете уже через несколько дней. Авурр сама вышла на связь с зирахами и долго доказывала им, что попытки помешать вывозу людей приведут к бессмысленным жертвам. А через четыре дня она договорилась таки о личной встрече с Императором зирахов.
Фррниу вновь была с ней, но на этот раз в виде хийоака, превратившегося в миу. Авурр сама стала белой миу, и два зверя отправились на переговоры.
Зирахи встречали прилетевший корабль чуть ли не целой армией. Появление Авурр и Фррниу было встречено воем, а через несколько минут они встретились со зверем.
− Вы представляете людей? − спросил зирах.
− Мы представляем хийоаков, − ответила Авурр. − Я миу Авурр. Я являюсь членом Совета Союза Хийоаков от планеты Рарр. Это миу Фррниу. Она мой помощник.
− Ваш Император посчитал меня недостойным встречи? − спросил зирах.
− В Союзе Хийоаков нет Императора. Планетами Союза управляют правительства планет. А нашим высшим органом является Совет Союза, который состоит из равноправных членов. Некоторые преимущества имеют только представители основных планет. Среди них находится и Рарр.
− Это значит, что в вашем Союзе нет никого старше вас?
− Нет, − произнесла Авурр.
− И это значит, что ваш Союз заплатит не малую цену, если вы окажетесь в заложниках.
− В таком случае Союз ничего не заплатит. Платить придется вам самим. И не чем-нибудь, а своим собственным будущим. Любые ваши действия против мирных посланников будут означать, что вы не признаете законов галактики. И они будут означать, что вы попадете в черный список. С вами перестанут считаться не только хийоаки, но и большинство планет галактики.
Император зирахов несколько мгновений молчал.
− Хорошо, − произнес он. − Я понял. Я хочу знать, на каком месте в вашем Союзе находятся земляне?
− Земляне не входят в Союз. Между Землей и Союзом существует договор, по которому земляне находятся под защитой Союза Хийоаков.
− Вы защищаете тех, кто нападает на другие планеты?
− Мы защищаетм тех, кто давно отказался от нападений на другие планеты. Земля в данный момент не имеет космической армии.
− А ваш Союз имеет?
− Имеет.
− И на сколько сильную?
− Более сильной армии в нашей галактике не существует.
− Если вы не нападаете, зачем вам такая сильная армия?
− Затем, чтобы защищаться от тех, кто нападает.
Зверь вновь замолчал. Он некоторое время рассматривал Авурр, затем перевел взгляд на Фррниу.
− Что мы получим с того, что вы вывезете отсюда землян? − спросил он.
− Отсутствие проблем, связаных с ними.
− И все?
− И все.
Фррниу видела, как отвечала Авурр. Она уже не пыталась ничего рассказывать или доказывать. Возможно, ей это надоело делать в предыдущие дни, а, возможно, она поняла, что Император зирахов согласится на все.
Так и произошло. Несколько сотен астерианских кораблей пролетело к планете. Землянам потребовалось не мало времени, чтобы погрузиться, но пришло время, и корабли стартовали с планеты. Вместе с ними стартовал и корабль Авурр. Астерианцы улетали к Земле, а Авурр направила свой корабль к Мира.


_______________
       Ivan Mak
       XXI век.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"