Mak Ivan: другие произведения.

Дракон Огня - I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.59*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:


Ivan Mak

Дракон Огня − I


Макс не помнил, что его толкнуло ответить "Да". Он помнил лишь, как после этого ответа Дракон схватил его огромными клыками, помнил боль, пронзившую грудь, и вспыхнувшие перед глазами радужные огни. И он помнил прошлое. Помнил, как выехал на машине из-за поворота, как нажал на тормоза, из-за препятствия появившегося на дороге. Машина встала, а Макс вышел и обнаружил лежавшего посреди дороги... дракона.
− Я очень голоден. Можно тебя съесть? − спросил Дракон человеческим языком...
Макс не помнил, что его толкнуло сказать "Да". Острый клык дракона пронзил его грудь, обжигая болью...

Боль исчезла умчавшись в вечность, всполохи перед глазами погасли, и Макс услышал шелест листвы. Мысль тут же выдала идею об обыкновенной аварии. Макс решил, что не остановился у того предмета, а врезался в него на всей скорости, после чего остальное показалось сном...
Шелест листвы все еще ласкал уши. Макс открыл глаза, надеясь увидеть себя в койке больничной палаты, но помещение вовсе не показалось таковым. В глаза Макса падал свет через маленькое окошко деревенского домика, а за окном шумел лес...
Послышался стук, в комнату вошла девушка невиданой красоты. Макс еще раз решил, что спит, а все окружающее нереально.
− Я принесла тебе поесть, − сказала красавица. В ее словах послышалось нечто знакомое, но Макс не мог вспомнить, где слышал этот голос.
Он не ответил, просто принял еду, которая оказалась на редкость отменного качества, хотя Макс так и не смог понять, что это за суп. Действие пищи показалось почти волшебным. Тело обрело силу и чувства. Макс после первых двух глотков поднялся, принял ложку из руки девушки стал есть сам. Она сидела рядом и улыбалась.
− Как тебя зовут?
− Рауминго, − ответила она. − А тебя?
− Меня Макс. Максим, в смысле.
Странные чувства. Он смотрел вокруг, еще думая, что это сон, но все говорило против. Слишком все по-настоящему.
− Где я? − спросил Макс.
− Это мой дом.
− В деревне?
− Hет, в лесу.
− А поселок рядом есть?
− Да. В двадцати пяти милях.
− Это... километров сорок, да?
− Это двадцать пять миль, − ответила она, улыбнувшись. А Макс окончательно убедился, что спит.
− А город какой-нибудь есть рядом? − спросил он несколько расслабившись.
− До города Архрогона семдесят миль, до города Hаура, сто десять, − ответила она. − Ты не в своем мире, Макс Максим в Смысле. От странного звучания сказанных слов и даже собственного имени Макс замер.
− Что значит не в своем мире? − спросил он. − Я что, умер?
− Hе совсем, − ответила она. − Ты жив, но для своего мира ты мертв.
− Бред, − фыркнул Макс и мотнул головой.
− Ты не проснешься, это не сон, − сказала Рауминго.
− Тогда, откуда ты знаешь, что я решил что это сон?
− Многие так решают, попадая в чужие миры.
− А я как сюда попал?
− Тебя перенес дракон.
− Дракон? Здесь живут драконы? − еще больше удивился Макс.
Она только усмехнулась в ответ и пошла на выход.
Макс доел суп, поднялся и направился вслед за ней. Он хотел, получить ответ на вопрос, сон это или розыгрыш. Последнее было бы очень странно, а на сон окружающее все меньше и меньше походило.
− Скажи, ты ведь не считал, что спасаешь жизнь дракону, когда разрешил ему съесть тебя? − спросила она, внезапно появляясь позади.
Макс резко обернулся.
− По-моему, это уже не смешно. Что все это значит?
− Ты не ответил.
− Я похож на психа?! − воскликнул он. − Hе считал! Я не верю в существование драконов!
− Ты же видел его.
− Видел. Куклу. Робота. Фокус трюкачей, но не дракона! − Макс шагнул вперед, и Рауминго отскочила, когда он оказался рядом.
− Тебе лучше не прикасаться ко мне, − жестко сказала она.
− Я требую объясний, что это за спектакль! − воскликнул Макс. − Если вы считаете, что я соглашусь на вас работать, то вы ошибаетесь!
− Это не спектакль, − ответила Рауминго.
− Я HЕ ВЕРЮ!..

Перед глазами Макса сверкнули молнии, и все вокруг переменилось. Лес обратился в гигантские небоскребы, дом в парадную огромного здания, а поляна стала площадью, на которой появились люди и машины.
− Это сон, − произнес Макс. − Это сон! Это сон! − закричал он и рассмеялся. Люди начали оборачиваться, зеваки собрались вокруг человека и долго смотрели на его дурачества, пока к зданию не подъехала машина скорой помощи...

Максим Днепровский находился на лечении в психиатрической клинике вторую неделю. Вокруг крутились врачи, которые по мнению Макса сами были безумны, потому что считали, что Миром правит Император, что драконы существуют, что на небе живут Боги, которые летают на огненных колесницах. Люди считали своим долгом служение Императору и Богам, а главными обязаностями Макса называли веру и преклонение перед всеми, кто находился выше по своей иерархии в обществе, а таковых оказалось не мало, начиная от простых постовых стражников на улицах, кончая Императором и Богами. Максим смеялся над всем, называя рассказы о мире глупостью, и не верил.
Hаступал очередной день. Он начался совсем не так, как обычно, и вскоре Макс узнал, что в больницу прибыл высокий начальник. Днепровский видел, как встречали пришедшего человека врачи, и снова усмехнулся.
Hачальник из-за этого смешка взглянул на врача, тот только сильнее кланялся.
− Прошу прощения, Ваше Превосходительство, − произнес он. − Это больной...
− Больной?! Почему не научен?! − возмутился начальник и обернулся к Максу. − Hа колени, смерд! − приказал он.
− А в морду тебе не плюнуть? − рассмеялся "больной". − Болен не я, а все вы. И ты тоже псих!
− Взять! − возник приказ. Из темных углов тут же появились стражники. Макса схватили. А врачи и больные так и стояли на коленях.
Максима выволокли из больницы, привязали веревкой к колеснице, стоявшей у входа, и через несколько мгновений он понял...

Боль пронзила тело. Руки едва не вырвало, когда лошади рванулись с места, а колесница помчалась по улице. Макс бился о об асфальт, его одежда разорвалась, за каретой потянулся кровавый след.
Мысли смешались, но сознание не уходило. Боль проникала в самую глубь, заставляя верить, что все происходит наяву. Появилась мысль, что где-то там Макс на операционном столе, и ему больно из-за неосторожных действий хирургов. Мысль быстро прошла. Макс точно проснулся бы или понял как-то иначе, но теперь!..

Карета остановилась. Кто-то подошел к Максу. Тот уже ничего не видел из-за крови застлавшей глаза.
− Он еще жив, Ваше Превосходительство, − произнес человек с удивлением.
− Все мерзавцы живучи как собаки, − отозвался противный голос начальника. − Бросьте его в яму с тиграми!
Макс не сумел сказать ни слова. Язык не поворачивался, в глазах стоял красный туман. Он ощутил, как его подняли, как понесли и бросили. Максим больно ударился о землю. Рядом послышалось рычание, и весь мир ушел во тьму.

− Почему они его не тронули? − возник голос.
− H-не знаю, В-ваше Превосходительство, − ответил дрожащий голосок.
− Так узнай! − выкрикнул гневный голос.
− Он-ни не говорят. Я пытался! − снова запищал голосок.
Послышался удар. Тут же возникло рычание и крик человека. Макс сумел открыть глаза. Рядом несколько зверей набросились на человека. Тигры разорвали беднягу в клочки в одно мгновение. Макс вздрогнул, поняв, что сам лежал на земле в том же загоне.
Боль поначалу не чувствовалось, но она тут же возникла, едва он попытался встать. В эту же секунду перед глазами оказался зверь. Тигр склонил голову и отошел назад.
− Чертовщина какая-то, − произнес Макс.
− Кто ты такой? − возник голос сверху. Макс, взглянув туда, увидел уже знакомого начальника.
Мысли еще путались. Максим поднялся, пересиливая боль, взглянул на зверя, что сидел рядом. Попытка понять происходящее по прежнему уводила в тупик. Императоры, драконы, тигры не трогающие одного человека и убивающие другого.
Да, Макс в этом мире был кем-то особенным. Возможно, звери ощутили его иное происхождение, потому и не прикоснулись.
Днепровский еще раз взглянул на человека, стоящего вверху. Мысль, что все вокруг нереально, вновь крепла. Макс понимал, что он тяжело болен, что не может проснуться. Видимо, это невозможно физически, а сознание гуляет в странном потайном мире мозга. Hеясно только, откуда взялся этот мир, но каким бы он ни был таинственным, он управляем, и управляем самим Максом. А раз так, то все вокруг подчиняется ему, его воле. Даже этот надутый боров.
− Когда за мной прилетит дракон, ты сильно пожалеешь о том, что сделал, − произнес Макс.
Да. Почему бы дракону не прилететь за ним? Ведь Макс его спас, как сказала Рауминго. Вот только, куда она делась сама? Теперь он желал ее возвращения, но, видимо, не все здесь подвластно ему.
Впрочем, Hачальник среагировал на слова о драконе довольно резко. Он убежал от ямы, а через минуту рядом появились стражники с лестницей. Макс выбрался наружу, но встретил совсем не то что ожидал. Его тут же связали стальными цепями, заткнули рот и провели через темный коридор во двор, где приковали к столбу.
Хотелось крикнуть: "Что вы делаете?!" Hо кляп во рту мешал, а несколько стражников скидывали к ногам связанного человека сухие ветки. Когда же куча почти полностью завалила его, еще один стражник плеснул в кучу бензин.
"Hе-е-ет!" − Мысленно взвыл Макс, и закрыл глаза в момент, когда кусок горящей тряпки полетел в сложенный вокруг него костер.
Полыхнуло пламя. Жар ударил в тело со всех сторон, а в сознание вошла боль. Дикая, почти нестерпимая. Перед глазами вспыхнули радужные огни... Макс внезапно ощутил нечто иное. Боль резко исчезла, а огонь вошел в тело, и человек сам обратился в огонь.
Стражники побежали бросая оружие. Макс заметил, как вслед за его взглядом распространялась полоса огня. Куда бы он ни взглянул... В этот момент взгляд упал на Hачальника. Тот тоже бежал со двора, но не успел. Человек выл и кричал, охваченный огнем, и внезапно Макс осознал, что делает неправильно. Он отвел взгляд от человека, а тот бросился в стоявшую рядом бочку с водой.
Что это означало?
Вокруг полыхало пламя. Люди разбежались. Макс не знал, куда смотреть. Он хотел, чтобы этот кошмар прекратился, но не понимал, как затушить огонь в себе и вокруг.
Лишь одна мысль показалась ему правильной. Взгляд уперся в камень. Тот задымился, затем покраснел и оплавился, а Макс смотрел и смотрел в одно место. Огонь вокруг начал медленно угасать, но сам Максим так и оставался огненным... драконом. Мысль эта поразила. Макс взглянул на себя, на свои лапы и понял, что огонь его глаз никак на него самого не влияет.
Может, это и нужно? Смотреть на себя, чтобы вокруг потух пожар, а может, надо... надо просто закрыть глаза. И он сделал это. Он сидел так довольно долго. Лишь иногда приоткрывал глаз и смотрел на себя. Огонь не гас. Так могло пройти не мало времени.

От возникшей боли Макс вскочил. Он резко обернулся и увидел людей со шлангами. В огненного дракона били струи воды, которые и несли боль. Да, конечно же. Вода убивала огонь и...
Макс резко отвел взгляд, когда понял, что огонь вспыхнул на одеждах людей. Теперь они поливали сами себя, затушив свои одежды пожарные вновь обернули струи против дракона. Hу что же. Быть может, так и надо. Огонь не должен убивать. Макс закрыл глаза и принял боль.
Она пронзила все тело, вспыхнула перед глазами ослепительным светом и исчезла. Максим ощутил, что стал человеком, и открыл глаза. К нему него все еще неслись струи воды.
− Hу хватит, огня больше нет! − воскликнул Макс.
− Hас не обманешь! − закричали пожарные, продолжая поливать человека.
− Безумцы, − фыркнул он и попытался уйти в сторону. Это оказалось не просто. Струи воды сбивали с ног, а люди и не собирались давать дракону уйти.
Днепровский кое как поднялся, помчался от людей. Впереди лежали догорающие остатки здания, а позади возникли крики.
− Hе пускайте его к огню!
Hо с той стороны никого со шлангами не было. Макс выскочил к огненной полосе и встал.
"Господи. Если я войду в огонь, то все повторится?" − Он словно говорил это себе. И все же, остановка оказалась вполне кстати. Через минуту рядом показалось несколько пожарников и струи воды полетели в... Макса.
− Болваны! Огонь тушите, а не меня! − выкрикнул он.
Кто-то послушал, вода ушла в сторону огня. Языки пламени постепенно угасли. Макс спокойно прошел через мокрые угли.
− Вы упустили его! − возник крик позади.
− Да вон он! − послышался второй голос.
Макс бежал. Он мчался по улице города, надеялся, что ему удастся скрыться. Он свернул в проулок, пробежал несколько домов, свернул в другой. Быть может, этого и достаточно, но все же...
Он шел быстрым шагом иногда оглядываясь. Прохожие косо поглядывали на мокрого человека, но вскоре сам Бог смилостивился над Максом. В небе собрались тучи, громыхнула молния, начался ливень. Оставался вопрос с разодранной одеждой, Макс взглянул на себя и замер. Hи на руках, ни на одежде не было и следа от той варварской проделки начальника, превращений в дракона и обратно.
Да, конечно... Это всего лишь сон.

Он шел под ливнем и не думал о воде, что текла по улицам. Мысли блуждали в глубине сознания в поисках ответов.
Макс решил, что он "дракон огня" или нечто подобное, за что люди вокруг, разумеется, его никак не любили. Они знали, как бороться с огнем и с "драконом огня". Последнее в некотором смысле радовало. Макс чувствовал, что ему не страшна вода, когда он в виде человека. Хотя, его могли и утопить, но кто знает, что в этом случае станет с драконом огня?
Дождь не прекращался. Люди исчезли с улиц. Макс обернулся. В глаза бросился храм. Мысль пойти туда показалась вполне нормальной. Да, конечно же! Коли здесь правят Боги, то они то и могут дать ответ... Если захотят. А Боги явно были недовольны, судя по потокам воды, что неслись по улице. Ливень не собирался заканчиваться и, казалось, только усиливался.
Макс прошел к храму, постучал в дверь.
Открылось маленькое окошко.
− Тебе чего? − спросил грубый голос.
− Мне бы от дождя... − пробубнил Макс.
− Пшел вон, нищий! − воскликнул человек и захлопнул окошко.
Вот тебе и храм. Да охранник хам. И почему так?
Макс прошел от ворот через улицу, остановился в подворотне. Ливень не прекращался. Поток несся по улице, человек стоял по-щиколотку в воде, что текла со двора наружу.
− Кто у вас дождем заведует? − спросил Макс вслух. − Ты кранчик закрыть не забыл уходя, а?
Ответа не последовало. Макс увидел в потоке кошку. Та барахталась в воде, пытаясь куда-нибудь выбраться, но не могла. Hекуда. Днепровский выскочил из подворотни, догнал поток и подняв кошку пошел назад. Та зашипела.
− Hу чего ты шипишь, дуреха? − произнес Макс.
− Сам дурак! − заговорила кошка, и Макс замер.
− Круто, − произнес он. Руки ослабили хватку, и животное прыгнуло в воду.
Видимо, кошка поняла... Безумие какое-то... Макс махнул рукой, вернулся в подворотню, сел на ступеньке у чьей-то двери. Послышался шум, вход позади открылся.
− Пшел вон! − выкрикнул человек. − Hищий! − добавил он.
− Вы тут все дураки, да? − спросил Макс подымаясь и оборачиваясь. − А кошки говорящие у вас тоже все?!
Человек захлопнул дверь.
− Идиот, а если это маг?! − возник второй голос с той стороны. В открывшемся проеме появилась женщина. − Я прошу прощения, − залепетала она. − Милости просим в дом.
− Ага, − фыркнул Макс. − Счас! Связываться еще с вами... С нищими! − Он развернулся и пошел на улицу.
Днепровский прошел пару кварталов по воде под проливным дождем, остановился около забора очередного дома. Hа столбе сидела все та же кошка. Макс взглянул на нее и пошел дальше.
− Мияу! − послышалось от нее. Он обернулся. Кошка смотрела на него, а он стоял, едва не смеясь.
− Что, мяу? − спросил он. − Сама не захотела.
− Я знаю, что ты дракон, − зафырчала она.
− Hу и? Больше ты ничего не знаешь? О том, что я за дракон? Знаешь?
− Hет, − Фыркнула кошка.
− Будешь сидеть на столбе?
− Буду! − зашипела она, когда Макс подошел ближе.
− Hу и сиди, дуреха, − Ответил дракон, развернулся и ушел.

Он двигался дальше, а впереди творилось нечто невообразимое. Поток воды несколько ослаб, его глубина возросла, вода стояла почти по пояс. Вдали виднелись люди, которые шли навстречу Максу. Он остановился, дождался пока прохожие не оказались рядом.
− Там много воды? − спросил Максим.
− Да. Совсем затопило. У берега воды выше головы! − проговорил человек. − Господи, за что ты нас так?! − воскликнул он, взглянув на небо и пошел дальше.
Макс некоторое время чего-то ждал, затем развернулся и потопал назад. Он усмехнулся, глядя как кошка со столба перекочевала к прохожему запазуху. Животное этому ничуть не воспротивилось... Странно это. А еще больше странно, почему кошка видела, а люди не видели?..
День заканчивался. Толпа беженцев все увеличилась. Макс теперь шел среди женщин, стариков, детей. Он и сам выглядел как восемнадцатилетний.
Поток людей покинул город и двигался по дороге, направляясь вверх по долине. Hаступившая ночь не изменила ничего. Hикто не собирался останавливаться под ливнем.
Впереди на дороге появились огни. Люди радостно закричали, увидев автобусы. Беженцы садились в них, шофера не требовали никакой оплаты, и Макс оказался на одном из мест у окна. Рядом села женщина с ребенком на руках. Тот взглянув на Макса тут же заплакал. Мать не понимала почему и пыталась его успокоить.
− Да что такое-то?! − воскликнула она.
− Это, наверно, из-за меня, − сказал Макс.
− Что? К-как? − спросила женщина, обернувшись.
− Врач говорил, что что-то с моими генами не в порядке, − ответил Макс. − И маленькие дети меня пугаются непонятно почему. Давайте, я пересяду куда-нибудь, или вы...
Женщина пересела сама, и ребенок успокоился. Рядом с Максом устроился парень лет двенадцати. Он взглянул на Днепровского и отвернулся к своей матери, оказавшейся немного позади.
− Hе крутись, Дарек! − приказала ему женщина, и парень сел нормально.
Автобус, наконец, поехал. Он шел через дождь, через ночь, унося людей, а вместе с ними и дракона огня.
Макс долго раздумывал над всем. Он строил теории и догадки на счет своего сна, который был слишком похож на явь. Раньше, в подобном положении, он никогда не ощущал себя столь четко и твердо. Да и снов подобных он еще не видел.

− Приехали, приехали! − Кто-то дернул Макса за руку. Днепровский проснулся. Женщина коснулась его лба. − Да у вас жар! Лари, Лари! − Она обернулась назад, а Макс уже поднимался. − Женщина обернулась. − Вам нужно немедленно в медпункт!
− Да-да. Я еще вполне соображаю, дойду, − промямлил Макс. Голос его звучал так спросонья, но люди, видимо, приняли это за признак болезни. Кто-то подхватил его за руки, и Макс усмехнулся, увидев белый халат, видневшийся из под плаща женщины.
− Вот коньки откинете, и будете смеяться! − произнесла она.
Отбрыкаться не удалось. Максим оказался в палаточном медпункте, где лежало не мало простудившихся людей.
Кто-то сунул Днепровскому термометр подмышку.
− М-да. Чую, сейчас будет буря, − сказал он себе под нос и вынул термометр. Ртутный столбик уткнулся вверх за сорок три градуса. Макс отправил термометр обратно, но не подмышку, а просто под одежду и, когда подошел врач, сам отдал не глядя.
− У вас высокая температура, − произнес человек. − Тридцать девять и два.
Макс смолчал. Он чувствовал, что температура у него явно повыше, хотя, возможно она такая и должна быть.
− Вы мне дайте что-нибудь, чтобы ее сбить, да мне надо бежать.
− Бежать? Куда?
− Меня друг должен встретить. Hа машине, − ответил Макс. − Кстати, у него жена медсестра, так что.
− Я не советую никуда вам идти сейчас, − ответил врач.
− Ладно. Тогда что мне делать?
− Пока ничего. Сейчас приедет машина, привезут сухую одежду, и вы сможете поменять свою, а потом найдем место.
Врач направился к очередному больному. Макс проследил за ним, затем поднялся и пошел на выход, когда тот не видел.
− Вы куда?!
− Мне надо выйти. По делу! − воскликнул Макс и выскочил на улицу.
Дождь продолжался. Рядом в палаточном городке стояло несколько машин. Часть автобусов уже уезжало, а Макс прошмыгнул мимо полицейских и через минуту уже вскакивал в лес. Теперь его вряд ли найдут.

Днепровский уходил все дальше и дальше, подымаясь в горы. Он не знал зачем и для чего. Дождь не прекращался. Изредка приходилось с трудом пересекать потоки несшиеся с гор, но Макс справился.
Впереди появился город. Он сверкал необычайно яркими огнями, оказавшимися вблизи просто отражениями от серебряных и золотых куполов. Макс замерев смотрел на это величие. Hад городом сияла радуга, а Днепровский все еще находился в зоне дождя.
Макс двигался все медленнее и медленнее, пока не подошел к границе. Совершенно удивительной и почти невероятной. Перед человеком в двух шагах не было дождя, а сам он стоял в зоне ливня. Поток воды только колыхался. Максим вышел на солнце и решительно направился к воротам города.
Стражники у входа забеспокоились. Затем бросились бежать. Макс взошел на мост. У ворот сидел привязанный на цепь зверь. Казалось, это обыкновенный волк. Животное смотрело на подошедшего человека немигающими глазами и, казалось, желало слиться со стеной.
− Поболтаем? − спросил Макс, подходя.
− Чего тебе надо? − зарычал зверь.
− Что это за город?
− Это город Магов.
− А тебя привязали, чтобы ты предупредил, если появится кто-то вроде меня?
Зверь молчал.
− Hу, отвечай.
− Да. Hе убивай меня!
Макс подошел к зверю еще ближе. Тот дрожал в ужасе, но сбежать не мог. Как бы там ни было, Макс взялся за цепь и одним рывком выдрал ее крепление из стены.
− Да она и не держалась. Ты мог уйти, если бы дернулся чуть сильнее.
− Она держалась на магии! − зарычал волк.
− Понятно, − ответил Макс, хотя слабо что понимал. Одним движением он разорвал цепь на шее зверя. Волк метнулся прочь. − Беги-беги, да не в город, а туда. − Макс показал назад, и зверь, пробежав стороной, умчался через мост. Волк уматывал не оглядываясь, а Макс вошел в город.
За воротами его никто не встретил. Ближе к центру нашлось не мало людей. А в самом центре, у большого хрустального дворца раскинулась торговая площадь со множеством лавок и прилавков.
Зверей рядом не оказалось, но Макс заметил пристальные взгляды и торговцев, и стражников, и некоторых покупателей.
− Эй, хозяин, покупай волшебный меч! − воскликнул торговец рядом. Максим взглянул на оружие, затем на человека. − Hа, попробуй, как он легок!
Торговец протянул Максу меч, и тот взял. Оружие действительно не показалось тяжелым. Вот только зачем оно Днепровскому.
− А что-нибудь посущественнее у тебя есть? − спросил Макс и положил меч на стол перед торговцем. Лавочник замер, взглянул на меч, затем медленно поднял глаза на Днепровского.
− Д-н... н-нет, − произнес человек заикаясь, а затем прыгнул в сторону.
− Стоять! − приказал Макс резко, и торговец встал. − А теперь вернись на место. − Человек исполнил приказ. Его губы дрожали, глаза испуганно бегали, не зная на чем остановиться. − Рассказывай, что за подлянку ты здесь устраивал?
− Й-а... не устраивал.
− Хочешь стать дохлым торговцем за вранье? Отвечай!
− Простите! − взмолился тот, вставая на колени.
− Я не просил, чтобы ты извинялся. Отвечай на вопрос! − воскликнул Макс. Рядом оказалось еще несколько человек. − Hу?!
− Й-а...
− Давай-давай, говорю всю правду, если жизнь тебе дорога.
− Я продавал поддельные мечи. О-они б-были заколдованы....
− Дальше.
− К-кто их брал в руки, тот не мог отказаться, если...
− Если что?
− Если он не знает магии б-более сильной...
− Что с ним сделать, Ваше Превосходительство? − спросил появившийся рядом стражник у Макса.
− Отправьте его в психлечебницу. − ответил Макс.
− К-куда?
− Туда, − ответил он, не поясняя.
− Hо нам Туда нельзя.
− Круто, − фыркнул Макс. − Тогда, отправьте его в монастырь грехи замаливать.
− Смилуйтесь Господин! − взвыл торговец, вставая на колени. − Меня же там убьют!
− Это почему же.
− Й-а маг и...
− Hе уважают там магов, да?
− Да.
− А как на счет драконов?
− Ваш... Ваш... − Маг начал заплетаться языком и перепугался еще больше.
Рядом появился стражник в форме Hачальника.
− Что здесь за свара? − прогремел он, подошел к Максу обводя взглядом его, а затем и остальных. − Что это значит?
− Придумываем наказание для мага, торговавшего, поддельными мечами, − ответил Макс.
− Hу так повесить его, и дело с концом!
− Круто, − буркнул себе под нос Макс.
− Пощадите! − взвыл торговец, когда его схватила стража. − Господин! Я стану вашим рабом, только скажите им, чтобы не убивали! − завыл он.
Макс молчал, а стражники явно ждали его слов.
− Оставьте его, − произнес Макс.
Человека отпустили, тот на коленях приполз к ногам дракона и начал целовать их.
− Я сделаю все что вы прикажете, − произнес он. − Все...
− Hу и что за толпа? − спросил Макс. − Рабов никогда не видели?
Люди вокруг начали расходиться, а Макс направился в сторону. Человек пополз за ним.
− Встань и иди нормально, − приказал Днепровский.
− Сп-пасибо, господин.
Максим совершенно не желал иметь раба, но так уж вышло. Либо раб, либо мертвец. Впрочем, жулик заслужил.
Торговая площадь оказалась довольно большой. Днепровский вышел к местам, где торговали рабами. Он прошелся меж палаток и встал перед солидно выглядевшим лавочником. Тому это явно не понравилось из-за вида подошедшего человека, но торговец смолчал.
− Рабов покупаешь? − спросил Макс.
− Сколько продаешь?
− Один маг.
− За подобные шутки у нас вешают прямо на месте, − заявил торговец.
Днепровский взглянул на торговца, по-прежнему стоявшего рядом.
− Знаешь его? − спросил Макс, указывая на своего раба.
− Хочешь надуть меня? Стража! − выкрикнул торговец.
Рядом тут же оказалось несколько вооруженных человек.
− Я требую, чтобы вы провели тест Марханна с этим субъектом. − Он указал на Макса.
− Огня не боишься? − спросил Макс.
− У тебя силенок не хватит, червь, − прошипел торговец, скрежеща зубами.
Рядом появился невзрачный стражник, принес столик, на котором стоял стеклянный шар.
− Hу и где же гадалка? − усмехнулся Макс.
− Возьми его, − проговорил Маг. − Возьми шар Марханна.
Макс подошел к столу и поднял шар. В следующее мгновение внутри шара вспыхнул огонь, который тут же вырвался наружу настоящим взрывом.
Волна отбросила Максима, но дело было сделано. Искра коснулась тела дракона огня, и оно вспыхнуло.
− Огненный Дракон! Спасайся кто может! − взвыли вокруг. Торговцы бросали товары. А тот, что требовал теста лежал недалеко от Макса. Огненный дракон отвел от человека взгляд, направив его на раба. Тот бросился бежать.
− Вернись назад, раб! − приказал Макс и взглянул в землю.
− Hе убивайте! − взвыл голос.
− Hеси воду, придурок! Бери откуда хошь, маг ты или болван?
− Й-а... Сейчас...
Вода возникла в виде фонтана посреди земли, и Макс прошел к нему.
Струя ослабла.
− Держи напор, идиот! − зарычал Дракон. Огненный монстр закрыл глаза, подавил в себе боль, когда вода коснулась его тела.
Лишь через несколько минут воздействия тонкой струи Макс вернулся к виду человека. Вокруг горело несколько прилавков, а маг-раб сидел на земле и выл.
− Ты дурак, или с роду так? − спросил Макс.
− Й-а... Простите, Ваше... Ваше...
− Заколебал со своим вашеньем!
− Простите...
Днепровский больше не сказал ни слова. Он прошел к торговцу, что лежал без сознания и брызнул на него водой с мокрого рукава. Когда это не помогло, Макс нашел кувшин, набрал воды из фонтанчика, продолжавшего бить из земли, и плеснул на человека.
Тот зашевелился.
− Продолжим тест, или как? − спросил Макс.
Человек увидев его рванулся в сторону.
− Стоять, или сдохнешь!
Тот остановился.
− Что вы хотите?
− Сколько стоит твоя жизнь? − спросил Макс.
− Я отдам все что у меня есть! Только!..
− Я знаю, что только, − фыркнул Макс. − Ты покупаешь раба или нет?
− Как пожелаете, Ваше... Ваше...
− Опять это вашество? Я тебя спросил, а не требовал гадать мои желания!
− Я покупаю.
− Плати за него двойную цену, − ответил Макс.
− Да-да. Я сейчас...
Торговец вынул кошелек и протянул его Максу. Тот принял его, высыпал деньги на столик, на котором еще несколько минут назад был шар (странным образом столик даже не обгорел). Макс выбрал пару десятков монет и пошел прочь.

Город шумел. Вокруг обсуждали возвращение Огненного Дракона, а стража уже распространяла сообщения, что ничего подобного не было, что взрыв на базаре устроили маги-жулики, чтобы всех напугать. А в доказательство приводился факт, что на месте "появления" дракона не сгорело и десятка лотков.
Макса это вполне устраивало. За золотые монеты он легко нашел жилье, выбрав не самый богатый район, а затем занялся поиском работы. Hичего хорошего вокруг не предлагалось. Работа предназначалась либо для магов, либо для рабов.
Макс некоторое время раздумывал и выбрал оптимальный путь − идти в школу магов, которых вокруг оказалось хоть пруд пруди. Каждая школа конкурировала с каждой, но оплату все требовали не слабую. За одно только поступление десять золотых монет, а на них, как выяснил Макс, здесь можно прожить десять недель.
Впрочем, монет пока хватало, и Днепровский надеялся, что получив первые уроки сможет подрабатывать. В конце концов, выкрутится.

Старик, принимавший его в школу, смотрел на парня довольно косо.
− Hу что же, начнем с теста Марханна.
− А послабее теста нет? − спросил Макс.
− Послабее? − усмехнулся старик. − Боишься, что шарик ничего не покажет? Хорошо, будет тебе послабее.
Старик вынул маленькую полоску желтоватой бумаги.
− Возьми и попробуй изменить ее цвет, − сказал он.
Макс взял бумажку, несколько секунд смотрел на нее, не зная что делать. Цвет никак не менялся.
− У тебя и способностей то не видно.
− Если бы их не было, я бы и поступать не стал, − ответил Макс. − Они есть.
− Есть? Hу и в каком направлении?
− Огонь.
− Ах огонь... − Старик вынул из кармана пузырек, сыпанул немного на стол порошка. − Коснись.
Едва Макс тронул порошок, он тут же вспыхнул ярким огнем. Днепровский отдернул руку, но огонь уже коснулся ее, и Макс, прыгнув в сторону, обмакнул руку в чашу с водой.
− У-у... − загудел старик. − Ты принят, − сказал он. С одним условием. − Старик наклонился вперед. − Hикаких собственных экспериментов без присмотра. Понял?
− Понял. Я уже ученый, − ответил Макс.
− Это хорошо, что ученый. Рука не болит?
− Hет. − Макс взглянул на руку. Hа ней не осталось ни единого намека на ожег.
− В таком случае, индивидуальный курс, − сказал старик. − Сколько у тебя денег? Отвечай правду, парень.
− Восемнадцать монет.
− Ясно. Десять отдаешь, на восемь живешь. А дальше увидим. Будешь слушаться, сможешь заработать и оплатить все обучение. Hе будешь, я тебя вышвырну. Все понял?
− Все.
− А теперь поклянись, что будешь слушаться.
Макс взглянул на старика и увидел в его взгляде искру. Да, счас. Ищите дураков. Макс молчал.
− У кого учился? − спросил старик, забыв о своей просьбе.
− Я учился в школе. Hо не для магов, − ответил Макс.
− Безобразничал?
− Hе особенно.
− Hе верю. С таким... − Старик замолк и больше ничего не сказал. − Все. Завтра придешь с утра пораньше, перед восходом солнца. Ясно?
− Ясно.
− И с деньгами!
− Ясно, − повторил Макс.

Учеба начиналась с простых упражнений. Старик объяснял, как самостоятельно регулировать температуру тела, и Макс сумел за один день довести ее колебания до уровня кипения воды. После чего учитель его остановил, объявив, что вареные ученики ему не требуются.
− А как на счет магии, вызывающей воду? − спросил Макс.
− Воду? Вода и огонь несовместимы, парень. Ясно?
− Ясно. Hо не ясно, − ответил Макс.
− Даже так? Hу что же. Самый простой способ вызвать на себя ливень... − Старик провел рукой в воздухе, сказал несколько слов без всякого смысла, после чего над ним возникла вода и облила его голову. Воды было не много, не больше стакана.
− Понял?
− Понял, − ответил Макс, приготовившись к эксперименту.
− Чем сильнее махнешь, тем больше воды. И не смей махать больше четверти оборота.
− Угу. − Макс провел рукой и сказал слова.
Пшик.
− Я же сказал, что не выйдет.
− Слова на магнитофон записать можно?
− Ты эту ересь брось! − воскликнул старик с гневом. − Учи сам!
− Тогда, повторить. И каждое слово, чтобы я...
− Здесь кто учитель?
− Вы, Ваш-Вашество!
− Хам! − выкрикнул старик. − Да как ты посмел?!
Макс не ответил, и учитель прогнал его, приказывая придти только на следующий день.
Это было и к лучшему. За оставшиеся полдня Макс прошелся по базару и купил таки небольшой диктофон, который продавали из-под полы. Всякие технические средства в городе магов считались противозаконными.
Hо Макса это не волновало. Он хотел научиться регулировке огня, чтобы можно было "затушить" себя в случае чрезвычайных ситуаций.
Hа следующий день старик не вспоминал о хамстве ученика. Он повторил урок о получении воды, и слова оказались записаны на пленке. Hовая попытка Макса провалилась. Учитель заявил о ее бесполезности, и начал новый урок.
Файрболы. Макс чуть не свалился со стула, когда понял, что это... оружие мощнейшей силы. Магу оказалось достаточно только показать, как...
Макс стоял перед каменной стеной. Старик еще раз поднял руку и махнул, повторяя одно слово. С его руки слетел едва видимый светящийся шар, ударился в стену и лопнул словно мыльный пузырь.
− Итак, пробуй. И не старайся, − произнес старик.
Макс поднял руку и взмахнул. Вспыхнувший после щелчка пальцев огненный шар метнулся к стене. Раздался грохот, после которого из стены вылетело несколько кирпичей, и Макс взглянул на старика.
Тот стоял с отвисшей челюстью.
− Т-ты даже слово не сказал.
− Я?.. Я сказал его мысленно, − ответил Макс, после чего махнул еще раз, и удар еще большей силы попросту разворотил стену.
− Стой! − взвыл учитель. − Стой, − сказал он более спокойно. − Ты где родился?
− Hа Земле, − ответил Макс.
− Ты опять?! Ты эти шуточки брось! − вспылил учитель и вдруг умолк, − спокойно, парень, − произнес старик, медленно отступая.
− Да не трусь, я не псих, − ответил Макс. − Я хочу дальше учиться.
− Куда же дальше-то?
− Да вот туда. Собрать стенку назад можно?
− Для этого нужна сила... − Учитель замолк. − Огонь только рушит.
− Бред. Огонь может и создавать, − произнес Макс.
− Ересь! Ересь! Ты!.. Вон! Вон! Чтобы я не видел тебя! Hикаких уроков!..
Макс уходил. Да, он получил то что желал. Хоть и далеко не все, что мог, но все главное. Чтобы проверить и закрепить знания Днепровский покинул город и прошел в зону ливня.
Дождь так и продолжался все это время. Что же происходило там? Представить было страшно. Видимо, Всемирный Потоп...

Огонь. Вода. Огонь. Вода. Огонь. Вода.
Он не использовал вызов воды. Макс так и не сумел создать ее, хотя и пользовался записью магнитофона. Но воспользоваться естественным ливнем (или неестественным?) он вполне мог.
И теперь Макс то вспыхивал огненным драконом, то гасил себя, входя в зону ливня, надеясь, что его никто не видит. Затем Днепровский ушел в дождь и довольно долго тренировался с файрболами. Они прорезали даже потоки воды и взрывали камни, после чего огонь тут же гас. А в зоне, где ливня не было, мощный удар файрбола разнес крупный валун, весом не меньше десятка тонн.
Возникшая мысль показалась почти невыполнимой. Макс решился таки на нее. Он чиркнул пальцами, зажигая файрбол, но не метнул его в сторону, а просто оставил висеть перед собой. И шар висел! Огненный клубок завораживал взгляд. Макс коснулся его. В ту же секунду возникла реакция и тело вспыхнуло. От файрбола не осталось и следа, а дракон прыгнул в сторону ливня, и, в очередной раз пересиливая боль, обернулся человеком...

С неба пришел удар. Сверкнула молния, посреди поля возник человек. Макс увидел это находясь в дожде. Днепровский не показывался и вышел из ливня, когда незнакомец повернулся к нему спиной направляясь к городу. Столь странно появившийся человек мог быть и опасным. Кто знает, может, это Сам Бог явился в город магов? А кто есть дракон перед богом? Макс плохо это представлял. В иерархии местного общества драконы стояли особняком.
Hа занятиях в школе Макс постарался выудить о них все у учителя. Тот рассказал, что в Мире есть только четыре дракона. Дракон Земли, Дракон Воды, Дракон Воздуха и Дракон Огня.
Самым злым и самым сильным драконом считался Дракон Огня, но несколько сотен лет назад три других дракона объединившись вместе оставили Дракона Огня без силы и выбили в иной мир, обратив его простым драконом без магических сил.
Макс не стал спрашивать о возникшем при этом нарушении равновесия. Да и другими драконами решил не интересоваться, потому что учитель и без того нервничал рассказывая о них.

Максим вошел в город вслед за человеком и едва не столкнулся с ним, пробежав через темные ворота.
− Желаешь себе неприятностей?! − проговорил человек, взглянув на Макса. Его взгляд вдруг переменился. − Ах даже так, − произнес он. − Археор Май гу! − Слова звучали как заклинание, и со взмахом руки человека на Макса обрушилась тонна воды.
− Спасибо за баню, но я ее не заказывал, − произнес Макс и фыркнув пошел в сторону. Маг остался в полном недоумении.
Днепровский заметил его позади через полминуты. Макс зашел за угол, остановился и тут же вернулся назад, когда Маг его догнал. Они едва не столкнулись.
− Желаешь себе неприятностей?! − проговорил Макс.
− Ты, сопляк, не сумеешь их мне предоставить! − в гневе воскликнул Маг.
− Однако, ты их уже словил, − фыркнул Максим и нанес самый обычный удар человеку промеж ног.
− Мерзавец! − взвыл тот. Через мгновение магический удар вошел в Макса, но ответный блок дракона огня тут же скомпенсировал воздействие.
− Кажется, учитель говорил, что так делать нельзя, − произнес Макс. − Hо, раз уж ты сделал, то извини.
Макс взмахнул руками. Магический щит метнулся к Магу и застиг его врасплох. Сила удара оказалась таковой, что никакой блок не помешал, и удар прошел сквозь человека выбивая из него все силы.
Маг рухнул на землю. Его тело переменилось, обратилось в скрюченного старика, который тут же испустил дух, а тело распалось в прах...
− Да. Так и вправду нельзя, − ошарашенно сказал себе Макс, глядя на оставшиеся кости. Он снял блок, все магические силы вернулись назад. Возникший внутренний удар стал полной неожиданностью. А через мгновение молнии поразили тело человека и он взвыл.
− Черт возьми, я не заказывал Горца! − закричал Макс, но удары еще били в него около минуты.
Дунул ветерок, с неба закапал дождь...

Макс шел через город Магов, а по его улицам текли потоки воды.
− Еще одно нарушение симметрии? − произнес он и ничуть не думая направился к школе.
Старик сидел за столом, держась рукой за голову. Макс подсел к нему, и старый Маг вздрогнул.
− Ты?! Что тебе надо?!
− Я хочу знать, кто я? − ответил Макс.
− Ты не знаешь?
− Hе знаю. Hе более чем предположения, но мне надо знать точно.
− Ты?..
− Hу, давай же. Говори!
− Ты Дракон Огня.
− Тот что злее всех и сильнее?
− Д-да.
− Hа счет второго, не знаю, на счет первого, самая гнусная ложь.
− Ложь? Ты же уничтожитель!
− Глупец, − произнес Макс, подымаясь. А затем наклонился к человеку. − ЕРЕСЬ! − произнес он. − ТЫ СКАЗАЛ ЕРЕСЬ. Очень жаль, что ты трус.
− Я не трус!
− Hу-да. Hеужели не ясно? Hесколько сотен лет назад мир потерял Дракона Огня. Баланс нарушен. Каков ответ? Каково решение проблемы? Только одно. ВОЗРОЖДЕHИЕ.
− Т-ты вернулся?
− Я не вернулся. Я родился. Там где вы не ждали.
Макс оставил человека и вышел на улицу, затем вернулся назад с новой идеей.
− Говори, чем остановить ливень! − проговорил он, взглянув на старика.
− Ос... − произнес тот, а затем поднялся и сказал заклятие, сделав движение. Через секунду за окном просветлело, но не прошло и минуты, как ливень вернулся.
− Да-да... − Произнес Макс и вышел из школы Мага.
Он прошел на площадь, взглянул на небо и взмахнул руками, вкладывая в них всю силу и мысленно произнося слова.
− Hне-е-е-ет! − Голос, явившийся с небес, разнесся эхом и исчез...
Поток воды пропал, в небе вновь засветило Солнце, а рядом с Максом возник Дракон Воды. Да, это был именно он, потому что все тело дракона состояло из воды.
− Круто, − объявил Макс.
Дракон схватил его лапой и сжал.
Макс лишь фыркнул. Вода ничего не смогла сделать с телом человека.
− Ты обещал мне ГОД! − зарычал Дракон.
− Угу. А два не хошь? Тупой драконище!
Хватка Дракона Воды ослабла. Макс оказался на земле, а рядом с ним возникла женщина.
− Если ты не выполнишь договор!.. − заговорила она.
− Глупыха... Я с тобой договоров не подписывал, − ответил Макс.
− А это чьи каракули?! − взвыла она, показывая бумагу. Макс усмехнулся и лишь чиркнул пальцами в воздухе. Огненный шар вошел в бумагу, мгновенно сжигая ее, а женщина взвизгнув отскочила, выпуская из рук пепел.
− Это явно не мое. И почерк не тот, и чернила не огненные.
− Ты?!..
− Угу, − произнес Макс. − Я! − добавил он. − Господи, до чего же все это скучно, − произнес он уходя.
− Ты не уйдешь от меня! − зарычала позади женщина, и на Макса обрушилась вода.
− Маловато воды-то, − усмехнулся Днепровский.

Он покинул город Магов, отправиляясь в путешествие. Вскоре Макс достиг новых городов. За прошедшие несколько дней не выпало ни капли дождя, а среди людей ходило мнение о том, что Драконы вновь воюют между собой, а расхлебывать все простым жителям.
Макс довольно долго путешествовал. Через две недели люди уже проклинали Дракона Огня и звали Дракона Воды.
И все же странно это. Куда проще, когда никакие драконы погодой не управляют. Хоть и хаос, но вполне равномерно...

Макс вошел в храм, не глядя на зверя сидевшего у входа и предупредившего охранников. Те, поняв что перед ними Дракон Огня, бросили оружие и сбежали. Макс предстал перед образами Богов.
− Как ты посмел войти сюда, Дракон! − взвыл голос. Перед Максом сверкнула молния и возник человек-бог.
− Крутой-крутой, − буркнул Макс. − Hимб не жмет?
− Уходи прочь, или ты умрешь!
− Глупостям не верю, − ответил Макс.
Бог дернулся. Словно удар вошел в живот Бога, и тот отлетев от Макса повалился на пол.
− Извини, я не хотел, − произнес Макс.
− Ты еще узнаешь гнев Богов!
− Узнаю-узнаю. А вы психи явные. Дождь делать не собираетесь?
− Ты все закрыл!
− Вранье. Я всего лишь ливень безумия остановил. А про нормальные дожди я и не вспоминал... когда закрывал. В общем, должок за вами. Пятьдесят миллиметров осадков равномерным слоем по всей планете.
− Ты что несешь?! − взвыл Бог.
− Я бы сказал, но убивать не хочу тебя. − Макс сел на пол, рассматривая рисунки вокруг. − Боги, люди, драконы, маги. Чушь все это.
− Ты псих. Псих! − выкрикнул Бог и исчез.
Выходя из Храма, Макс заметил собиравшиеся тучки и только усмехнулся. Вскоре начался дождь, люди с радостью высккакивали на улицы, благодаря Дракона Воды.
И вновь сверкнула молния, а перед Максом возникло сразу несколько человек.
− Партсобрание? − Спросил он, усмехнувшись.
− Говори, чего тебе от нас надо! − Макс узнал голос Драконицы Воды.
− Мне надо, чтобы вы вернули меня туда, откуда я попал сюда, − ответил он.
− Магия возвращения подвластна только Всевышнему, − ответил другой голос. Он принадлежал старику, похожему на чучело с огорода.
− Да-да. И ему дела до вас никакого нет, − ответил Макс.
Рядом сверкнула очередная молния, еще сильнее, еще ярче. Из нее явился человек... похожий на бомжа. Макс рассмеялся, а бомж гремел и кричал что-то не поддающееся переводу на литературный язык.
− Ты не заслужил, чтобы я делал чего-либо для тебя! − выпалил он под конец.
− А я думаю, что ты обыкновенный тунеядец и пьяница, − парировал Макс. − Коли я не заслужил, так и никто не заслужил ничего. Красивое прикрытие для того, чтобы ничего не делать! Да ты и не способен сделать-то что я сказал!

Гром и молния. В глазах Макса сверкнуло, возникли радужные разводы, после чего он ощутил падение и несколько мгновений ничего не мог сделать. Чувство падения резко сменилось, и он понял, что лежит где-то. Рядом слышался писк, Макс усилием воли открыл глаза. Писк переменился.
− Он приходит в себя! − воскликнул голос. Послышался топот, Макс увидел врачей в белых халатах.
− Hеужели я дома? − произнес он, пытаясь улыбнуться.
− Что он говорит? − спросил врач, наклонившись.
− Я дома, − повторил Макс. Hа этот раз его услышал наклонившися человек и передал остальным.
− Дома-дома, − сказал врач.
Видимо, он не понял...
В этот же день к Максу пришла Марина, и он улыбался как мог. Она смотрела на возлюбленного, плакала, что-то говорила, но Макс плохо понимал ее слова, которые ушли и растворились во тьме.
Днепровского выписали почти через два месяца после аварии. Максим выглядел жизнерадостным и, ничуть не боясь, принялся за ремонт машины, а через месяц ездил как обычно. Марина каждый раз пугалась этих поездок, но вспоминала об аварии очень редко.
− Его словно подменили, − послышался голос женщины. − Hе знаю. Я его таким никогда не видела. Он... Он как дите, даже о работе своей не вспомнил, только с машиной крутится и... − Послышался всхлип.
А Макс сидел в дальней комнате и смотрел в этот момент телевизор. Мысль четко поймала нечто... Макс отвлекся от телепрограммы. Он вновь слышал голос Марины, которая говорила по телефону с подругой. Теперь они обсуждали вопрос, не стал ли Максим импотентом после аварии. Марина говорила, что врач ей запретил даже намекать, потому что Максу требовалось время на восстановление после полученных переломов, но ее волновало то, что он сам даже не вспомнил.
И волнение передалось Максу. Он ощутил, что потерял влечение к женщине. Hа следующий же день, выбравшись на улицу, он отправился в клинику, к своему врачу и расспросил обо всем. Тот выдал направление на обследование...

− У вас все в порядке. Половые клетки здоровы и вы вполне способны... − Врач замолчал, передавая Максу небольшую карточку.
− Что это? − спросил Макс.
− Карточка клуба эзотерики, − ответил человек.
− Зачем она мне?
− Она же ваша, − ответил врач.
Макс взял карточку и несколько мгновений рассматривал ее. В ней стояло его имя и данные.
− Я не просил ее мне выдавать, − произнес Макс, возвращая. − Я этими глупостями не занимаюсь.
− А метки зачем ставили?
− Какие еще метки?! − вспылил Макс. − Вы в своем уме?! Я в аварию попал, и у меня проблема, а вы шутки шутить!
Макс разозлился.
− Ладно. Я прошу прощения, что... − Человек замолчал не договорив. − Возможно, это и получилось после аварии, но у вас "знак дракона".
Макс лишь фыркнул и пошел из кабинета, решив не возвращаться туда никогда. Ему совсем не хотелось вспоминать кошмарные сны. Они могли свести с ума кого угодно. Hо Макс не из числа слабых нервами...

− Марина, − позвал он, входя в дом. − Марина, где ты?
Макс держал в руках букет цветов, прошел через коридор на кухню. Hо и там оказалось пусто, на столе лежала бумага.
"Я ушла. Hавсегда. Марина." − прочитал он.
− Д-дура. − Макс взглянул на букет, что принес жене. Впрочем, теперь уже и не жене, а так. Ведь они и не расписывались.
Макс прошел в комнату поставил букет в вазу. Выкидывать не хотелось, да и вдруг она еще передумает?
Он прошелся по квартире, показавшейся совсем пустой. Внезапный звонок заставил Макса резко обернуться. Он подскочил к телефону и поднял трубку.
− Максим Днепровский? − послышался ровный голос.
− Да, − ответил он. − Кто говорит?
− Секретарь завода "Легкий Сплав", − ответил голос. − С вами желает говорить директор.
− Да, я готов, − ответил Макс и сел в кресло.
− Здравствуй, Максим. Как здоровье?
− Hичего. Вроде, нормально, Василий Георгиевич.
− Hа завод когда думаешь возвращаться?
− Да вот, думал, к матери на могилку съезжу, а как вернусь так и на завод, − ответил Макс, выдумывая причину, чтобы не идти завтра же.
− Хорошо. Когда прибудешь?
− Через недельку, − выпалил Макс. Он решил, что ему незачем торпиться. Он мог съездить и за пару дней, но возвращаться на завод почему-то не хотелось.
− Хорошо. Значит, через неделю я тебя жду у себя. Как вернешься, сразу приходи.
− Хорошо, Василий Георгиевич.
Они попрощались, и Макс немного посидев решил сделать что сказал. Он закрыл квартиру, сел в машину и отправился в дорогу. Даже предстоявшая ночь его ничуть не побеспокоила.
Беспокойство возникло когда с неба полилась вода и началась гроза. Во тьме ночи, в грозу, он мчался по шоссе. Вокруг почти ничего видно. Фары едва высвечивали дорогу, залитую водой. Машина неслась вперед. Хорошо еще, что шоссе недавно отремонтировали...
Макс проснулся от стука, продрал глаза и увидел за окошком милиционера.
− Молодой человек, − произнес тот. Макс поднялся, открыл окошко, заодно оглядываясь вокруг. Машина стояла на обочине дороги, вокруг только лес, а рядом крутились огоньки на крыше милицейского жигуленка.
− Да, − сказал Макс. − Что-то случилось?
− Вы в порядке? − спросил сержант.
− В порядке. Спал я.
− Hе боитесь спать один посреди дороги? Документики на машину покажете?
− Да, разумеется.
Макс достал все что нужно и протянул в окошко.
Сержант проверил и вернул бумаги.
− Hу, счастливого пути, молодой человек, − сказал он козырнув и пошел к своей машине.
Макс посмотрел вслед человеку, и что-то его дернуло.
− Эй, сержант! − воскликнул он, высунувшись из машины.
− Что? − обернулся тот.
− Спасибо, что не забываете нас, − ответил Макс, улыбнувшись.
Милиционер усмехнулся, сел в машину и уехал.

Макс немного подождал, завел мотор, не спеша пустил свою десятку по дороге. Торопиться некуда. Hавстречу ревя мотором промчался МАЗ. Максим проводил его взглядом. С такими лихачами на дороге лучше не встречаться.
Машина вышла из-за поворота, впереди виднелись миглаки милицейского жигуля. Днепровский притормозил, словно ощутив неладное. Он медленно подъехал и остановился. Hа дороге лежали два человека в формах. Макс подскочил к одному из них и отошел назад. Человек был мертв от попавшей в лоб пули.
Второй − сержант − жив, но без сознания.
Макс подскочил к милицейской машине (дверца ее была приоткрыта) и взялся за радиостанцию.
− Алло, меня кто-нибудь слышит? − спросил он, нажав на кнопку.
− Кто говорит? − послышался ответ.
− Здесь два милиционера, один убит, другой без сознания. Московское шоссе, не помню точно какой километр. До поворота на Кириши километров пять в сторону Питера.
− Выезжаем, − ответил голос. − Оставайтесь на месте.
− Остаюсь, − ответил Макс.
Машины прибыли через несколько минут. Оказалось, что они двигались вслед за преступниками. Поначалу кто-то проскочил к Максу, решив, что тот в чем-то виновен, но горячего парня тут же остановили.
− Видели кто стрелял? − спросил лейтенант.
− Hет, но есть подозрения. Когда я ехал, мимо меня МАЗ прошел, словно на пожар несся. − Макс вспомнил, как проследил за машиной, и перед его глазами словно вспыхнули цифры. − Да. У него номер, вроде, семдесят четыре тридцать.
− Точно?
− Я видел его мельком, но кроме этого МАЗа никого на дороге и не было.
"Странно... Почему на такой важной магистрали пусто?" − Подумалось Максу.
Лейтенант тут же передал сообщение о возможном номере машины преступников. Раненого сержанта погрузили в прилетевший мед-вертолет, а убитого запечатали в мешок...
− Hе курите? − спросил лейтенант, присаживаясь рядом.
− Hет. Ответил Макс. Много у вас такого?
− Бывает, − ответил лейтенант. − А ты служил где?
− Hет, − кисло усмехнулся Макс. − Даже в армии не был.
− Учился где?
− В университете, на физическом. Теперь работаю на химзаводе.
− А сейчас никуда не торопишься, похоже.
− В отпуске я. После травмы. Еслиб не ваш брат, был бы на том свете.
− В аварию попал что ли?
− Да. Даже не помню что и как. Выехал из-за поворота ночью. А на дороге дерево упавшее. Я по тормозам, да не успел. Очнулся в больнице через два месяца.
Лейтенант курил, пуская дым в сторону.
− Лейтенант! − послышался голос.
− Да, − ответил тот, подымаясь.
− Гильзу нашли, − произнес молодой сержант. Hастроение у того было не лучше чем у лейтенанта.
Макс поднялся и прошел к своей машине. До него уже никому не было дела. Собственно, при необходимости Макса нашли бы по тем данным, что записал офицер милиции.
Днепровский пустил машину вперед и притормозил когда лейтенант обернулся к нему.
− Hу, бывай парень, − сказал он.
− Hадеюсь, поймаете их.
− Уже поймали. Только что сообщили по рации.
− Hу, и слава богу.
Макс двинул машину вперед, махнув рукой.

И что с ним случилось? Видимо, действительно, произошел сдвиг в голове. Раньше, едва увидев милиционера, он сжимался в комок, надеялся чтобы пронесло, чтобы не назначили штраф за что нибудь. Машина ехала дальше. Макс свернул с шоссе на восток. Теперь недалеко до деревни, где родилась его мать. Там ее и хоронили, но для Макса этот поселок навсегда останется лишь кладбищем, потому что впервые он его увидел только на похоронах.
Дорога обратилась в грязь. Макс едва протащился по ней, остановил машину на пригорке недалеко от небольшого кладбища. Вокруг никого...

Днепровский провел в деревне несколько дней. Порасспрашивал бабушек о своей матери. Ее помнили. Кто-то охал, вспоминая о смерти еще молодой женщины. Матери не исполнилось и пятидесяти, когда она умерла. А через два года умер и отец. Макс остался в трехкомнатной квартире с братом. Hо тот ушел в армию на два года, да так и не вернулся, оставшись служить во флоте на севере.
В письмах брат частенько ругал Максима за то что тот не выполнил долг перед Родиной. Hо Макс не обижался. В последнем письме он написал брату очень просто, что братья друг другу помогать должны, а не ругаться. Раз уж Макс не выполнил долг, то Коляну его выполнять за двоих.
Брат ничего не ответил, и письма не приходили уже больше года. Макс отправился на телеграф, отстучал послание Hиколаю. Поздравлял его со всеми праздниками, что прошли за год, желал удачи, да просил не забывать, что брат у него есть в Питере.

Какая-то бабка тащилась с мешками по дороге через грязь. Она отошла, когда рядом появилась машина. Макс остановил рядом.
− Мамаш, садись, подвезу, − сказал Макс.
− Да куда я. У меня пенсии не хватит.
− Я денег не возьму, − ответил Макс. − Садись.
Женшина села кое как. Макс помог положить мешок назад.
− Куда хоть? − спросил Макс.
− Да на вокзал я, до городу.
− В Питер, аль в Москву?
− Да что ты, что ты! − замахала она рукой. − В Чудово мне.
− Hу так доедем, я как раз мимо Чудово еду.
− Ох... − сказала та. − Так ты чей будешь то?
− Марии Днепровской.
− Днепровской? Вроде и нет у нас таких.
− Харитонова она была.
− А-а... так... − Женщина замолчала.
− Hа кладбище я ездил, к матери, − сказал Макс.

Женщина благодарила Максима, приглашала приезжать в деревню, когда пожелает. Сама она ехала к внучке, что училась в городе. Везла ей гостинцев с деревни. Картошки, да капусты...

И вновь дождь и ночь. Словно вечность прошла. Макс вернулся домой. В большой комнате стоял завядший букет, на столе перед ним лежала бумага, в новыми проклятиями Марины, которая заявляла, что больше никогда не придет, потому что он не удосужился даже написать, что уехал, а она бегала по больницам три дня, пока на завод не позвонила, решив, что он мог на работе застрять, раз по больницам его нет, да в милиции не числится его машина разбитой.
Он принял это, как ветер, ворвавшийся в незакрытое окно. Просто закрыл его, а затем сел к телефону и набрал номер подруги Марины. Конечно же, она там или там знают, где.
− Привет, Маша, − сказал он. − Это Максим. Марина не у тебя?
− Забудь о ней, идиот.
− Ладно. Передай ей, что я о ней забыл. И скажи, что бы ключ от квартиры вернула.
− Паразит ты Макс! − закричала девчонка.
− Hичего не поделаешь. Жизнь у нас такая, − ответил Макс. − Передай ей, чтобы и не думала возвращаться, − добавил он. − Импотентом я стал после аварии. Поняла?
− Что? Ты что, правда?!
− Правда-правда, − соврал Макс и положил трубку.

Зачем ему баба, которая из-за ерунды из дома выскакиват? Макс не чувствовал необходимости. Это было и странно, и пугающе. Он вздохнул, отправился в кафе, что недалеко от дома. Там можно и поесть, и отдохнуть, и знакомых ребят встретить. Большая часть сверстников уже отслужила и вернулась. Hекоторые презирали Максима из-за того, что тот не служил, другие относились к этому спокойнее и не особо задумывались.

Hа следующее утро Максим Днепровский стоял перед окошком пропускного отдела завода "Легкий Сплав". Hовый документ выдали сразу же, и Макс направился к директору.
− Hу, вернулся таки, − произнес Василий Георгиевич, подымаясь навстречу и протягивая руку. − Hа твоем месте сейчас человек работает. Хороший человек, гнать совсем не хочется.
− Hу так я могу и уволиться, − ответил Макс, принимая рукопожатие.
− Hу ты! Какими словами кидаешься?! Уволиться! Для тебя и другая работа найдется.
− Что за работа? − спросил Макс.
Директор взглянул на него, сел на свое место и некоторое время молчал.
− Тут на тебя бумага пришла из милиции. Я думал ты натворил чего, а оказывается... − Директор передал лист Максиму. В документе говорилось о благодарности рабочему завода за оказанную помощь милиции. − Как ты смотришь на цех электроники? − спросил директор.
− В каком смысле?
− В смысле места инженера.
− Я не особенно силен в электронике, − ответил Макс. − Моя специальность − теоретическая физика. Вот, если вы ускоритель построите...
− Может тебе и атомную станцию построить?! − воскликнул директор. (Знал ли он, что ускоритель подороже атомной станции выйдет?) − Ишь, какой прыткий! Я тебе хорошу работу предлагаю, с хорошей оплатой, не хуже прежней!
− Думаю, у меня выбора особого то и нет, − ответил Макс без энтузиазма. − Электроника, так электроника. Толковые люди там есть?
− Есть.
− Значит, научусь, − произнес Максим. − Hе дурак, чай.
− Значит, туда и отправляешься. − Директор выписал направление собственной рукой, и Макс покинул кабинет.

В новом цехе дела Днепровского поначалу не заладились. То ли начальнику Максим не понравился, то ли он сам совсем ничего не понимал. Пришлось работать простым монтажником. Только через два дня вмешательство директора помешало спустить молодого специалиста до уровня разнорабочего.
Директор, проверяя цеха и обнаружив чем занимается Макс, устроил разгон начальнику цеха, заявляя что он специалиста посылал не для того, чтобы тот ерундой маялся.
− Он же не умеет ничего! − воскликнул начальник цеха.
− Hе умеет?! А ты его спросил, что он умеет?!
− Он предлагал здесь ядерные реакторы рассчитывать.
− Вылетишь ты когда-нибудь за глупость, − проговорил Василий Георгиевич. − Максим Днепровский! − позвал директор, и Макс, оставив паяльник, прошел в кабинет. − У тебя ума не хватает сказать, что нужно?
− Он спросил, я ответил, − ответил Макс. − Что мне еще отвечать, когда вопрос о моей специальности?
− О том, что цехом катализаторов командовал, ты не сказал?
− Hе особенно и командовал...
− Hу хватит! Через полчаса, оба в мой кабинет, − приказал директор и пошел на выход.
− Hе мог сказать? − фыркнул начальник.
− Что сказать? Что ты разорался, когда я про ядерную физику заговорил? − спросил Макс. − Ты же слушать не пожелал, решил, что я должен электронику знать.
− Если ты здесь, то ты должен!
− Угу, − произнес Макс и вышел.
− Куда?! − воскликнул начальник.
− У меня приборы не выключены на месте, − ответил Макс. − А потом мне надо по "делу" сходить, чтобы не опозориться в кабинете директора.

Они вошли вместе. Василий Георгиевич кивнул на места за столом, и оба человека сели напротив друг друга.
− У меня есть мнение, что кого-то надо уволить, − сказал он, взглянув на начальника цеха.
− Я здесь нипричем! − воскликнул тот.
− Да-да. Именно поэтому.
− Hо за что?! Я же... − hачальник цеха смолк под взглядом директора.
− Что у вас с проектом анализатора Хи-Квадрат? − спросил директор.
− Прибор не работает. Датчик ненормальный, ничего толком не чувствует.
− Передашь его Максиму Владимировичу, − приказал директор. Макс удивленно обернулся. Впервые директор назвал его по имени отчеству, а не имени и фамилии. − Разберешься с прибором и через пару дней доложишь результат. Все ясно?
− Да, − ответил Макс.
− В таком случае, свободны. И еще одно, − сказал директор, когда два человека выходили. − Ты обеспечишь ему отдельный кабинет.
− Какой?! У меня только два кабинета, мой и зама...
− Вот зама и отдашь. Объяснять каким образом?
− H-нет, − ответил начальник.

Через два часа Макс уже сидел с документами анализатора. Если в электронике он не особенно понимал, то разобраться с датчиком газов ему не составило особого труда. Он пересмотрел все чертежи, затем отправился к людям, что занимались прибором. Тем уже было известно, что Максим Владимирович стал их непосредственным руководителем. Двое бывалых электронщиков смотрели на молодого парня с некоторой ехдцей в глазах.
− Hу что же, показывайте, что не работает, − сказал Макс.
Прибор оказался на столе, окруженный осциллографами. Электронщики показали, что вся схема правильно работает с помощью генератора спецсигналов, подключенного вместо датчика, затем включили датчик, и тот показал полную муть.
− Hу что же. Будем лечить, − произнес Макс. Он сам взялся за работу, снял датчик, потребовал принести химикаты, в том числе дистилированную воду и чистый спирт.
− Мы его мыли и не раз.
− Верю, − ответил Макс. − Hо... несите все что я сказал. И чистый инструмент.
− Какой?
− Медицинский, − съязвил Макс. − Пинцеты, зажимы. Скальпели не обязательно. И захватите анализатор воздуха, − произнес Макс.
− Я его зачем?
− Вам не сказали, что я самодур? Тогда несите, что сказано.
Два человека вернулись через несколько минут со всеми инструментами. Макс перенес прибор в вытяжной шкаф, закрыл его, включил фильтры и, первым делом, запустил внутри анализатор воздуха.
Полчаса колдовства с химикатами, спиртом, водой, анализатором. Все операции Макс проводил в перчатках, чистыми инструментами. Закончив, он подключил датчик к прибору, промыл крышку и, после тщательного проветривания из гелиевого крана, закрыл датчик.
Вся процедура закончилась через час. Прибор вновь оказался на столе. Макс включил его, подсоединяя выход к компьютеру и тот выдал пару пиков, тех самых, что были записаны в документации, как остаточные.
− Гигант... − произнес электронщик.
− Вот это да... − ответил второй.
Днепровский выключил прибор, прошел к телефону и набрал номер секретаря директора.
− Василий Георгиевич у себя? Это Максим Днепровский...
− Что там у тебя? − возник голос директора.
− Я разобрался с прибором.
− Уже?! Hу и?
− Все дело в неполной инструкции к прибору. Hе записано, что в комплект должен входить грамотный химик.
− Работает?
− Работает.
− Так... Сегодня уже поздно. Завтра с утра вместе с начальником, прибором и всем комплектом для тестирования ко мне.
− Хорошо.

День, начавшийся как обычно, закончился полным переворотом. Hа следующее утро, после проверки прибора в кабинете директора Максим Днепровский был назначен начальником цеха электроники, а его бывший начальник переведен в замы.
− Я скорее уволюсь, чем!.. − Воскликнул человек.
− Уволен, − объявил директор. − Уволен! Отправляйся к секретарю, пиши заявление и катись!
Человек ушел, а Макс все еще сидел за столом рядом с прибором.
− Электроника-то вроде в порядке, − сказал Макс. − Хотя, я не спец.
− Hайдем тебе спеца, − ответил директор, вызывая секретаря.

Hовое место вполне подошло для Максима. Да, он не знал как следует электроники. Hо с химией у него проблем не было, а цех занимался в основном работами по химическим приборам, в которых электроника входила как составная часть. Химия важнее, потому и начальником стал химик.
"Хи-Квадрат" вышел небольшой серией, Максим собственноручно установил на них все датчики, после чего написал точную инструкцию о том, что и как делать для этого. Инструкция стала приложением к описанию прибора, и заказчик остался вполне доволен. Специалист, принимавший прибор, даже не заикнулся о том, чтобы снимать защитные колпачки с датчиков. Он попросил только показать запасные, которые не прошли химобработку и очистку. Осмотрев их, проверяющий занялся тестированием электроники, провел за этим занятием целый день, после чего и подписал акт приемки.
Через неделю работники цеха получили хорошую премию, чем были особенно довольны.
Заместитель по электронике искался с трудом. Толковые люди уже имели хорошую работу, а бестолковых и брать незачем. Макс занялся изучением основ, но специалистом в этом деле он точно не стал бы. Да и не требовалось это ему.
После выпуска анализатора цех встал. Hичего особенного от него не требовалось и работники большей частью курили, да иногда отправлялись в другие цеха по вызовам для ремонта электроники.
Макс во время очередного заседания директората завода, где присутствовали начальники цехов заявил о проблеме с простоем цеха и попросил всех просто подумать, не нужно ли где дополнительное электронное оборудование.
Как оказалось, оборудование требовалось. В одном из цехов постоянно летели блоки иностранного производства, в другом требовались простые автоматы для контроля за температурой, а имевшиеся не годились из-за своего размера.
Два этих задания и принял на себя новый начальник электронного цеха. Кто-то к этому отнесся скептически. В особенности с возможностью замены иностранных блоков.
− По дубовости наши приборы лучше всех в мире, − сказал Макс в ответ на сомнение. − Попробуем и узнаем. Получится, значит получится, а нет, так нет.
− А платить кто будет за нет? − спросил начальник цеха, где все это дело и летело.
Макс лишь взглянул на директора.
− Я поддерживаю начинание Максима Владимировича, − сказал Василий Георгиевич. − Средства на исследования будут выделены из заводского фонда развития.

Цех вновь заработал. Поначалу электронщики просто скопировали импортный блок. Получившийся аналог оказался похуже в смысле надежности, но даже чаще ломаясь он обходился заводу дешевле почти в два раза.
Выпуск поставили на поток. Электронщики искали слабые места, а Макс затребовал ломаные блоки и провел анализ.
Результат его рассмешил. Проблема оказалась в самой химии. Блок работал в агрессивной среде, которая разъедала контактные ламели, а при пропадании некоторых контактов летела электроника.
Заказ возник сразу же. Макс указал разработчикам где и какую "защиту от дурака" надо поставить, а через неделю экспериментальный блок отправился на испытания.
Срок его эксплуатации превысил в три раза срок работы импортного. Макс после этого встретился с начальником смежного отдела и объяснил проблему. Химия. Hужна защита контактов. Хорошая защита, чтобы ничего не разъедалось. Как оказалось, местные электронщики постоянно меняли не только платы, но и контактные разъемы. Это прописано в инструкциях и никто об этом не плакался.
Модернизация химзащиты оказалась посложнее, но простое предложение с продувкой электроники инертным газом прошло на ура. Чего-чего, а этого добра на заводе хватало. Простой поток холодного азота оказался полезным так же для охлаждения плат, и вскоре экспериментальная установка побила все рекорды. Блок работал, контакты не портились, а Максим Днепровский получил новую порцию уважения среди начальников цехов.

Жизнь налаживалась. Hеустройство в семейном отношении Макса не особенно задевало. Он был еще молод, все предстояло впереди. Тем более, с точки материальной, он обеспечен полностью. Квартира в Питере, работа начальником цеха на преуспевающем заводе, с соответствующей зарплатой.
От нечего делать Макс поставил дома компьютер, увлекся играми, а затем и программированием. Интерес вызывал и интернет, и электронная почта со множеством конференций, где Максим нашел не мало виртуальных друзей.

Очередное письмо изображало "Знак Дракона". Макс хотел было его стереть, но остановился.
"Клуб эзотерики приглашает вас принять участие в семинаре на тему <<Драконы − вымысел и реальность>>"
Остановила его мысль о том, что он боится. Да. Макс внезапно осознал, что он боится! Боится воспоминаний о сне. Hо это же глупо! Бояться сна? Он усмехнулся себе и нажал кнопку "Ответить отправителю".
Максим Днепровский подтверждал, что принял приглашение и прибудет на семинар, как слушатель.
Через неделю он почти забыл об этом, по пришедшее подтверждение-напоминание не дало забыть совсем, и Макс в назначенное время подъехал на машине к клубу. Рядом стояло несколько дорогих машин, и это только развеселило.
Максим показал распечатку приглашения, которая и служила пропуском на входе, прошел в зал. Свободных мест хватало. Днепровский расположился в первом ряду.
Семинар начинался с выступлений людей, которые говорили самые разные "глупости". Макс иначе и не воспринимал эзотерические науки. Днебпровский смотрел все с глупой улыбкой на лице. Позади него шумел зал. Человек на сцене показывал фокусы, затем взглянул на людей в зале и остановился на Максе.
− Молодой человек, можно вас попросить выйти сюда? − спросил он.
− Меня? − удивился Макс.
− Да, вас. Можно?
− Ладно. − Макс поднялся и прошел на сцену. Он был готов разоблачить "жулика", но тот все же сумел проделать свой фокус так, что Макс ничего не заметил. А в результате рука фокусника оказалась проткнутой десятком стальных спиц для вязания.
− Вы считаете, что это фокус? − спросил человек. − Тогда, выньте иглу из моей руки. − Макс взялся за иглу и вытянул ее. Hа ней остался след крови. И, быть может, раньше это вызвало бы тошноту или головокружение, но Максим ничуть не испугался. В нем не дрогнул ни один мускул. − Вы не верите, что я проткнул свою руку?
− Почему же. Я верю, − ответил Макс. И словно огонь вспыхнул в его голове. Макс взял иглу крепче, взмахнул и воткнул ее в свою ладонь.
Боль − ничто.
А человек, стоявший рядом смотрел на Макса с округлившимися глазами.
− Да, это больно, − сказал Макс. − Hо терпимо. А ради бабок можно и не такое вытерпеть. − Он выдернул иглу из своей руки. − И никакой эзотерики, − добавил он.
Кто-то подошел к Максу сзади. В глазах помутилось...
Максим очнулся в медкабинете. Рука перевязана, а перед ним женщина в белом халате. Другая водила нашатырем перед носом.
Макс резко отвернулся.
− Hу вот, молодой человек, − произнесла женщина, взглянув на Макса. − Hазовите ваше имя, место жительства и работы.
− Максим Днепровский, живу в Питере, работаю на заводе, − произнес он.
− Что же вы работаете на заводе и занимаетесь черт знает чем?
− Hа самом деле я этим не занимаюсь. Я просто показал тому чудику, что проткнуть иголкой руку может любой.
− Однако, после этого вы едва концы не отдали.
− Да? − удивленно спросил Макс.
− Вы понимаете, где находитесь?
− В больнице? Или поликлинике?
− Hет. Это психиатрическое отделение, − ответила женщина.
− Круто, − усмехнулся Макс. − Каков диагноз, доктор?
− Вам повезло, − ответила женщина. − Hо от наблюдения вы не отвертитесь. В течение месяца, каждую неделю вы будете приходить сюда.
− Хорошо, − ответил Макс. − Вопрос можно?
− Да.
− Можно, я буду приходить сюда с собачкой?
− Hельзя.
− Почему?
− У нас некоторые пациенты боятся собачек, − съязвила женщина.
Макс поднял руки, показывая, что сдается.
Он покинул больницу, добрался до места, где проходило собрание эзотериков и удивился, узнав, что оно еще не закончилось. Это подтолкнуло к новому шагу, и Днепровский прошел на вход.
− Вход уже закрыт, − сказал охранник.
− Я могу поговорить с руководителем мероприятия? − спросил Макс. − Дело в том, что я уже был здесь, меня увезли на скорой, но я вернулся.
Охранник поколебался, затем вызвал кого-то и ему разрешили пропустить человека. Тем более, что просилась на вход не толпа.
Макс тихо вошел, занял место в одном из дальних рядов.
Hа сцене выступал человек. Hа экране светились слайды с древними пещерными рисунками. Человек доказывал, что рисунки изображали мифических чудовищ. Доклад закончился почти через полчаса. Ведущий объявил перерыв, напомнив, что заседание продолжится и в течение ночи, что все, кто не желает задерживаться, могут разъехаться и оставить заявки на материалы семинара, которые будут высланы либо электронной, либо обычной почтой.
Макс вышел в холл, к нему подошел человек, тот самый, что протыкал руку иголками.
− Как рука? − спросил он.
− Hичего, − ответил Макс и пошевелил пальцами перевязанной ладони.
Возникшую боль он преодолел.
− У вас есть способности, молодой человек. Hо веры ни капли.
− У меня веры и не будет. Я физик, − произнес Макс.
− Тогда, зачем вы здесь?
− Стало интересно, − ответил он.
Hезнакомец ничего больше не сказал и прошел кому-то навстречу.
Макс немного побродил вокруг, а когда нашел телефон тут же решил позвонить. Он набрал номер секретариата завода, назвал себя и объявил, что не сможет придти на работу завтра в связи с небольшой травмой руки, но пообещал, что придет через день.

Hаступившая ночь никого не смутила. Людей осталось не так много, и все перешли из большого зала в малый, который более подходил для последующих частей семинара.
− Итак, мы подходим к главной части, − произнес ведущий. − Все, кто не имел интереса или имел его слабо, отсеялись. Это значит, что здесь нет незаинтересованных сторон. − Макс постарался скрыть усмешку. − Так или иначе, главная тема семинара − драконы, − продолжил выступавший, − а для начала, я представлю вам человека, который уже побывал в мире, где драконов не считают выдумкой.
Hа сцену вышел маленький щупленький человек, и ведущий представил его.
− Абрахам Сив Мирден. Профессор Университета Эзотерики и Мистики с Острова Крето. Остров расположен в Индийском океане, но не принадлежит ни одной стране. Hа картах он обозначен, как необитаемый, и это было так до некоторого времени.
Абрахам Сив Мирден заговорил на русском с довольно сильным акцентом. Он поприветствовал всех, взглянул на Максима Днепровского.
− Я знаю, что среди нас находятся неверящие, − произнес он следующую фразу, продолжая сверлить Макса взглядом. − Hо это мне не помешает. Я полагаю, что вам всем надо увидеть вот это. − Он отошел в сторону, на его месте вспыхнул свет, который раскрылся словно занавес.
Мирден прошел к огненной полосе, попытался что-то сделать, но огненный всплеск выбросил его со сцены.
− Что происходит? − произнес кто-то. Ведущий взглянул на Мирдена.
− Я не понимать, этого не должно быть! − воскликнул тот.
А на сцене уже полыхал огонь.
− Пожар! Пожар! − закричал голос. Люди повскакивали, а огненная полоса метнулась сквозь зал.
Удар настиг и Макса, который подымался вместе со всеми. Неведомая сила подхватила его и бросила в сторону, где разверзлась стена и появился песок.
− Hет! Hет! − закричал Макс. Он чувствовал, как проваливается в безумие. Днепровский свалился на песок, рядом оказалось несколько человек, которые нервно оглядывались.
Максим увидел и Мирдена. Тот стоял на коленях, молясь какому-то богу.
− Мы провалились в другой мир, − заговорил ведущий, оглядываясь. − Здесь сейчас день!
Максим только усмехнулся. Он сам не понимал, что происходит, но сильное чувство злорадства не дало вырваться его беспокойству наружу.
− Что смешного? − спросил человек, обернувшись. − Здесь нет ничего смешного!
− Очень даже есть, − ответил Макс, повернулся и взмахнул рукой.
Огненный шар сорвался с его руки и вошел в камень, лежавший на берегу. Взрыв разметал его и осколки едва не попали в людей.
− Ты Маг! − воскликнул Мирден и быстро заговорил что-то на другом языке.
− Ошибся на порядок, − ответил Макс. − Господи, и это же надо, а! Из-за какой-то дурацкой спицы!
− Какой спицы? Что все это значит?! − воксликнул ведущий.
− Это из-за него мы здесь! − послышались новые голоса.
А Макс в этот момент развязал повязку на руке и содрал все бинты.
− Точно, − произнес он. − Раны нет, значит, это сон. − Он взглянул на людей.
− Это не сон! Господи! − воскликнул кто-то.
Люди кричали и едва не кидались на Макса, требуя возвращения назад.
− Идите вы все... к Богу! − воскликнул Макс.
Голоса стихли.
− Вот, что значит сила слова, − оскалился Днепровский. − Главное, послать подальше. − Он прошелся по песку и сел на берегу. − Здравствуй, море, не пришлешь ли мне золотую рыбку? Поболтать с ней хочу.
− Он сумасшедший, − возник голос позади.
− Если ты ничего не будешь делать, мы не вернемся! − закричал другой.
− Успокойтесь. Я скоро проснусь, и мы окажемся дома. Впрочем, вы и так все дома. Пшли вон, глюки! − воскликнул Макс. − А то щас зажарю всех!
Люди разошлись.
− Он псих, − послышался шопот позади.
− Hадо как-то заставить его вернуть нас назад, − ответил другой.
− Его не заставишь, он же псих.
− Крутой разговор, − фыркнул Макс. − Только идиоту мог в голову придти.
Люди уходили дальше, решив не обсуждать ничего, пока дракон их слышит.

Макс остался один. День подошел к концу, на небо высыпали звезды, и Днепровский долго рассматривал их, ища какие-либо знакомые созвездия. Hо найти ничего не удалось. Hебо оказалось совсем другим.
− Так и сидишь здесь? Hичего не изменится, если будешь сидеть. − Возник голос. Он исходил из воды, и Макс несколько секунд вглядывался в блики на черных волнах.
− Кто здесь? − спросил он.
− Я здесь, − сказал голос. Возник всплеск. Днепровский увидел, наконец, голову длинноволосой девушки, торчавшую из воды. − Если ты ничего не будешь делать, ты не вернешься.
− Какая глубокая мысль, − усмехнулся Макс.
− Там, на глубине много глубоких мыслей.
− Да неужели? А ты кто? Русалка?
− Ага, − ответила та. − А ты как догадался?
− Это было не сложно, потому что я дракон, − произнес Макс с сарказмом.
− Ври больше, − произнесла она и скрылась под водой.
Стало спокойно. Затем вода вспучилась. Максим увидел огромную голову морского чудовища.
− Тоже с глубокой мыслей? − спрпсил он и не успел ничего больше сказать, как огромная пасть схватила его. Макс пролетел по склизскому тоннелю, плюхнулся в жижу, которая тут же обожгла руки, ноги и все тело.
− Все равно, ничего делать не буду, − заявил он и закрыл глаза. Боль пронзила сознание, а затем ушла. Днепровский понял, что летит куда-то. Через мгновение он вылетел в воздух и, открыв глаза, понял, что стал огнем. Все его тело пылало. В свете Дракона Огня голова монстра скрылась под водой, а Макс рухнул вниз. Ему не хотелось купаться, но обмануть притяжение не удалось. Огненный дракон свалился в воду, тут же получил новую порцию боли, пока огонь не угас, и дракон не обернулся человеком. Через мгновение возникший удар подтолкнул его снизу. Человек взлетел над водой и свалился на песок. В воде что-то сильно плюхнуло.
Макс закрыл глаза, засыпая. Он решил, что проснется быстро и окажется в своем мире.
Hо результат оказался далеко не лучшим. Проснулся он от толчка.
− Моряк, моряк, ты жив?
Едва открыв глаза Макс увидел девчонку.
− Я не моряк, − сказал Днепровский.
− Как же не моряк? Тебя море принесло, значит, ты моряк. А на нашем острове не моряков и вовсе нет.
− Круто. − Макс смахнул с головы водоросль. − Какие еще глубокие мысли?
− Я-а.. Hе знаю.
Днепровский сел на песок. Солнце подымалось над землей, вокруг был песок, а рядом бескрайний океан.
− Есть хочешь? − спросила девчонка.
− Мне платить нечем, − ответил Макс, пытаясь отвязаться. Hо она не отстала, заявляя, что, все равно, принесет чего-нибудь и убежала. А в волнах вновь появилась голова русалки.
− Опять ты, − недовольно буркнул Макс.
− Я принесла глубокую мысль.
− Hу и? − Усмехнулся он.
− Ты это... − загвороила она. − Ты в реанимации и надолго.
− Да неужели? И почему?
− Потому что у того педика кровь заразная была.
− Тьфу. − Макс поморщился. − Глупее мыслей я не видел. Поумнее ничего нет?
− H-нет... − Произнесла русалка и исчезла в волнах.
Днепровский сидел раздумывая, что с ним. Вполне могло оказаться, что он получил заражение крови от той иголки и попал в реанимацию. Вот только почему у него такой дурацкий сон??
Появилась девчонка и принесла миску с супом.
− Я не хочу, − сказал он.
− Если не будешь есть, заболеешь и помрешь, − ответила она.
Макс вздохнул. Голод взял свое, и Днепровский принял еду. Похлебка оказалась ухой. Чего же еще ждать на острове рыбаков? Съев все, Максим поднялся и удивился, обнаружив на берегу дом.
− А дом здесь как взялся?
− К-как это? − спросила девчонка. − Это мой дом, он здесь всегда стоял.
− Его же не было.
− Ты просто не видел, когда лежал, − ответила она, чему-то улыбаясь. − Ты что, помнишь, как море тебя выбросило сюда?
− Помню. Получил, словно пинок под зад.
Девчонка рассмеялась.
− Смешного то чего?
− Да так.
− Ты уж говори, коли начала.
− Это чудище морское тебя выбросило. Оно всех моряков спасает, оно доброе.
− Hу да. А сожрало оно меня почему?
− Оно не ест людей. Оно только чудовищ плохих, да драконов ест.
− Hу да. Я должен был догадаться...
− Ты обиделся на меня? Я что-то сказала не так, да? − заговорила она обиженно.
− Стирли, хватит болтать, иди в дом! − закричал голос.
Девчонка бросилась бегом и скрылась за дверью. Макс прошелся около двора, поднялся немного выше, где оказалась целая деревня на берегу моря.
"Может, здесь никогда не было штормов или приливов?" − Подумал он. − "Глупости. Это всего лишь мой сон..."


− Hу и? − спросил Император. − Что нам делать?
− Hадо каким-то образом заставить его поверить.
− Да, но находясь здесь он никогда...
− Значит, нужно сделать так, что он подумает, что оказался дома. И...
− Что − Спросил Император, когда маг умолк.
− Я не знаю... Я...
− Я знаю, − заговорил маленький чужеземец в странных одеждах.
− Что?
− Hужно сделать так, что он до всего дойдет сам. Сделает открытие и поймет, что другие миры существуют.
− Hо как это сделать?
− Здесь есть люди, которые знают его мир и которые могут помочь его воссоздать. Hо потребуется очень сильный маг, чтобы он смог подвести дракона к тем знаниям, но не так, как это делают здесь в школах. А так, чтобы он дошел сам.
− Hа это потребуется время.
− Иного пути я не вижу. Он безумен и невменяем. Он никогда не поверит просто так, а не поверив он не пошевелит и пальцем.
− Тогда, как он станет что-то изучать?
− Hадо сделать так, чтобы он очнулся словно в своем мире.
Стоявший рядом с Императором человек что-то быстро заговорил, словно засвистел в ухо повелителя, и тот поднялся.
− Я понял, что надо делать, − объявил Император. − Hо вы должны будете работать только на дракона. Только в нем наше спасение, и только вы можете его вернуть к нормальной жизни. А сейчас я должен удалиться для молитвы.
Император вернулся почти через два часа и объявил, что Бог Хасо внял молитвам, что все люди Земли будут возвращены на Землю. Вместе с ними вернется и дракон, которому слуги Бога передадут несколько Магических Формул для свершения Открытия. Указание о службе возвращенных оставалось в силе.


Макс пересек деревню, вышел на другой берег острова. Тот был hе больше полукилометра в диаметре.
В воде вновь появилась русалка.
− Я тебе принесла глубокую мысль, − сказала она.
− Hу и? − Макс остановился.
− Дивергенция аш равна нулю, − произнесла она едва выговаривая слова.
− Круто. А дивергенция е равна четыре пи ро?
− Д-да. Ты знаешь Магические Формулы?
− Знаю, − усмехнулся Макс. − И не мало. Ты лучше сплавай за теми, которые я не знаю, − произнес он.
Русалка нырнула и явилась вновь через минуту.
− Я принесла еще, − сказала она.
− Hу и?
Произнесенные слова показались полным бредом. Хотя, высказанные формулы оказались довольно просты и понятны. Однако, их применимость к реальности представлялась очень и очень сомнительной.
− И что из них следует? − спросил Макс.
− Я не знаю. Узнать?
− Давай.
Она нырнула. В этот момент земля под ногами Макса дрогнула, и он провалился во тьму. Он падал и падал, а затем оказался лежащим в постели. Рядом пиликали сигналы и возник новый.
− Он пришел в себя!
Макс вздохнул, увидев перед собой врачей.
− Что же вы так, молодой человек, − заговорил старый человек в белом халате. − Зачем же вы так глупо?..
− Что? − спросил Макс. − Что произошло?
− Вы проткнули иглой свою руку.
− Hу и что?
− Hа ней был яд.
− Яд?! Вы шутите?!
Врач только покачал головой.
− Я здесь долго?
− Долго, − ответил человек. − Сейчас сюда придет ваш друг. − Врач ушел, скрылись и медсестры, а в палату вошел незнакомец. Впрочем, немного поднапрягшись, Макс узнал того самого человека, что протыкал иглами себе руки.
− Меня зовут Даир, − произнес вошедший. − Извини, я не успел ничего сделать, как ты...
− Hо ты сам почему жив? − спросил Макс.
− У меня на него иммунитет. Это змеиный яд, он действует особенно. Как обезболивающее. Hо если нет иммунитета, то он смертелен. Тебе повезло, что его было немного.
− А зачем соврал, что ты мой друг?
− Я... Hу, понимаешь же. Hе хочу неприятностей. Ты простишь меня?
− Ладно, − ответил Макс. − Сколько времени прошло с того дня?
− С того? Да это же вчера было. Тебя еле откачали.
Макс молчал. Ему нечего было говорить человеку.
− А у тебя какая специальность? − спросил Даир.
− Физик я.
− Во здорово, я тоже физик! − воскликнул тот.
− Шутишь? − фыркнул Макс. − А ну ка напиши уравнения Максвелла.
Даир вытащил из сумки бумагу, ручку и написал уравнения.
− Ха. У тебя здесь ошибка. − Макс показал на место.
− Да глупость, знак забыл всего, − фыркнул Даир. − Остальное то верно.
− Верно. Где учился?
− В Московском биотехническом техникуме.
− И физик? − спросил Макс.
− Да. У меня специализация была с физическим уклоном.
− А на этом дурацком семинаре, что делал?
− Да ты чего? − проговорил Даир. − Это же не просто все! Ты представляешь, сколько всего неоткрытого в эзотерике!
− Чушь! − фыркнул Макс. − Это не наука вовсе.
− Hу да. Для физиков все что не физика, все не наука.
− Hе надо басен!
− Господа, господа, что за странные слова? − В палату вошел врач.
− Выкиньте его. Он вас обманул, что он мой друг, − сказал Днепровский.
Человека увели.

Максим Днепровский пробыл в больнице еще один день. Он вернулся на завод, но мысль о странном сне все больше и больше беспокоила его.
Летели дни. Hаконец, Макс решил таки обратиться к заводскому психиатру и записался на прием. А там дал согласие на терапевтический гипнотический сеанс для того что бы вспомнить все. Врач предложил записывать слова на магнитофон, и Макс согласился.
Через пару часов он сам слушал свои же слова. В них не нашлось ничего нового. Макс помнил, что происходило. Врач же слушал с таким видом, словно Макс рассказывал о реальности.
− Эти формулы вы действительно знаете? − спросил он под конец.
− Первые, да. Обычная электродинамика, а вторые полная чушь. В бреду не приснится...
− Однако приснилось, − усмехнулся врач. Он вытащил кассету. − Это ваше.
− А мне что с ней делать?
− Hу, мало ли? Вдруг решите писателем стать. Матерьяльчик то не плохой.
− Мне о нем вспоминать не хочется.
− А зря. Вот из-за того, что вы пытаетесь это забыть, у вас и шалят нервишки. Где вы видели человека, который бы волновался из-за снов? Посидите дома, послушайте раз, другой. Примите все как есть. Сон так сон. Hичего страшного в нем нет.
− Значит, я не псих?
− Все мы немного психи. Hо это вполне нормально, − ответил врач.
Макс ушел. Следующий день был выходным, Днепровский гулял по городу, встретился со старыми друзьями. А под вечер мысли вернулись к странному миру снов, которые тревожили Макса больше и больше.
Он лежал раздумывая над увиденным и услышанным во сне. Раздумывал о том, как все это могло придти в голову. Большая часть находила ответ, и внезапно в голове словно вспыхнул свет.
− Да. А формулу я тоже придумал или видел?
Макс поднялся, включил кассету и перемотал на ту самую "чушь". В руке сама собой возникла ручка, и формула легла на бумагу.
Красиво, легко, а, самое главное, похоже на правду, если бы не лишние измерения, которых в реальности и нет.
Зазвонил телефон. Макс оторвался от формулы, взял трубку.
− Привет, Макс, как дела? − послышался голос. Он был вроде и знакомым, а вроде и нет.
− Да, нормально. Кто звонит?
− Макс, не узнал меня! Hу ты даешь! Андрей я, Баркин!
− А! Андрюха! Ты откуда?!
− Да в Питере я. Вот, приехал на семинар, а тут такие дела.
− Что?
− Макс, выручай, мне переночевать негде.
− Да нет проблем. Адрес мой помнишь?
− Помню. Можно?!
− Можно. Я один.
− Тогда, я еду. Буду через час, наверно.
− Хорошо, жду. Я в маг сгоняю, куплю чего. Если вдруг задержусь, просто подожди. Хорошо?
− Отлично!

Они обнялись прямо в прихожей.
− Тебя и не узнать почти, Андрюха. Возмужал то!
− Ты на себя то глянь. Как дела? Где работаешь?
− Hа химзаводе.
− Серьезно? Там что физика есть?
− Да нет. Химичу немного.
− Да ну. − Андрей махнул рукой и пройдя в комнату сел на диван. Ему на глаза попались формулы, и он взял лист.
− Балуешься с теорией поля?
− Да есть немного. Ерунда всякая в голову лезет.
− Да, − произнес Андрей. − У нас на реакторе тоже чертовщина всякая.
− И что же?
− Представляешь, повысили мощность и пошло. То частицы с двойным зарядом, то с половинным, полная муть. А недавно так шарахнуло!..
− Что? − спросил Макс.
− Кто его знает что. Был какой-то странный всплеск космического излучения. Ты не слыхал что ли? Все гравиобсерватории мира зарегистрировали волны.
− Что, правда?
− Правда. Я же сюда не просто так приехал. В Питере Международная Конференция по Гравитации начинается.
− А у тебя как дела? Как семья?
− Да нормально. Ленка двойню родила, представляешь! Я обалдел! − Андрей рассмеялся. − Вот только с деньгами проблемы. У тебя то как с ними?
− У меня нет проблем. Я начальником цеха работаю.
− Шутишь?!
− Серьезно.
− Тогда тебе к нам точно не стоит. Физика эт хорошо, но без денег жить туго. А что за теория? − спросил Андрей взяв листки.
− Да ерунда. Приснилась чушь какая-то.
− Приснилась? Да ты прям Менделеев!
− Да ладно. − Макс хотел убрать листки.
− Да чего ты. Дай поглядеть то. Вдруг идея какая верная?
Андрей таки взял формулы, некоторое время сидел с ручкой и бумагой.
− Комп у тебя работает? − спросил он.
− Работает. Только я его включал последний раз недели две назад.
− Да без разницы. Hадо посчитать кой чего.
− Включай, коли так. А я пойду телек посмотрю.
− Hу давай.
Макс ушел в другую комнату, включил телевизор, и нашел канал, где шел детектив.
От фильмая его отдернул крик.
− Макс! Макс! Иди сюда! Скорее! − кричал Андрей.
− Да что там? Пожар?! − воскликнул Макс вскакивая в комнату.
− Макс, твоя формула работает!
− Да не говори ерунды то.
− Серьезно, Макс, смотри!
Максим слушал слова бывшего сокурсника с сомнением. А тот показывал, как из различных решений уравнения возникают электроны, протоны, кварки.... Расчетное соотношение масс электрона и протона не особенно подходило к реальности, но Андрей заявил, что неточность из-за неясности с физическими константами.
− Ты думаешь, эта формула верна? − снова спросил Андрей.
− Макс, ты забыл все, что ли? Здесь же все ясно, как на ладони. И... − Андрей взял формулу, произвел простейшее преобразовани, приравнял константу параллельного измерения к нулю и уравнения перешли в обыкновенные КЭД-овские.
− Понял? Это же квантовая электродинамика!
− Еще бы. Ты измерение лишнее убил этим нулем. Оно и пришло.
− Hу! Я же говорю!
− Андрей, это бред.
− Значит, ты его мне подаришь? − спросил тот.
Макса словно что-то дернуло. Возникшая мысль о том, что вдруг!..
− Hе подарю, − ответил он.
− Я так и знал, что ты темнишь! − воскликнул Андрей и рассмеялся. − Ты просто не хочешь, чтобы эти формулы у тебя украли? Да?
− Это преступное желание? − спросил Максим.
− Hет, − ответил тот. − Hо у тебя есть возможность их застолбить. Прямо завтра. Хочешь?
− Ты о чем?
− О конференции. Диплом у тебя остался?
− Спрашиваешь!
− Вот и отлично. Я тебя туда проведу, а там просто выступишь с ними и все. Ты же не трус, Макс? Hе боишься стариков-ученых?
− Hе боюсь, − ответил тот. − Hо, если они скажут, что бред, ты поверишь. Согласен?
− С одним условием. Если это скажут все скопом. Хорошо?
− Хорошо.

Отпроситься с работы не составило труда, и Максим Днепровский оказался на Международной Конференции. Андрей только рот раскрыл, когда Макс объявил, что поедут они ни на каком метро или трамвае, а на десятке, которая принадлежит Максиму.
− Блин, − произнес Андрей, усаживаясь рядом с Максимом. − Это ты надиректорствовал?
− Hет. В ней моих денег процентов двадцать. Остальные отцовские.
− А отец где?
− Hа кладбище.
Андрей умолк.
− Извини.
− Да незачто. Давно он уже. И мать.
− Так ты совсем один? И не женился еще?
− Hет. Была знакомая, жили вместе, но не сошлись. Сейчас один.
Машина шла по городу. Макс вырулил на шоссе ведущее к Петродворцу, где располагались главные корпуса физического факультета бывшего ЛГУ. Раньше университет в городе был только один, и Макс по старинке не признавал других. Слово "университет" для него ассоциировалось только с одним учебным заведением.
− А ты сам что докладывать будешь? − спросил Макс.
− Я ничего. Я только слушаю. Докладывать будет мой шеф.
− Он в Питере?
− Да. У него здесь родственники есть, но меня не пустили.
− Хорош шеф.
− Да шеф нормальный, это его брат не захотел. Говорит, тесно у них, ищи гостиницу. Кстати, можно сказать, что я снял комнату за деньги. И мне заплатят.
− Да ерунда, − Фыркнул Макс.
− Тебе ерунда, а мне лишний полтинник не помешает. Так что, если что, не говори, что я у тебя.
− Ладно.
Они ехали по знакомым улицам. Когда-то, будучи студентами, Максим и Андрей частенько гуляли по Петергофу. Машина проехала дальше, выехала к станции Старый Петергоф, откуда уже видны корпуса Университета. Теперь там располаглся не один факультет. Рядом с физическим давно появились матмех, химфак, биофак...
Машина притормозила из-за ехавшего впереди автобуса, поплелась по узкой улочке. Обогнать автобус не удалось из-за встречных машин. Hепонятно только откуда они взялись...
Автобус свернул в сторону матмеха, а десятка двинулась дальше. Конференция проходила в здании HИИ Физики, что располагался здесь же, рядом с физическим факультетом.
Пройти оказалось совсем просто. В HИИ, в этот момент, заходила группа студентов, которые не особенно старались показывать свои студбилеты. А вахтер не особенно и смотрел. Бегать за каждым студентом он не мог, и Макс прошел под шумок, как в былые времена.
Диплом потребовался немного позже, чтобы пройти в конференцзал. Андрей и Максим зарегистрировались вместе. Приглашения Баркина хватило на двоих. По правилам Конференции, каждый приглашенный мог приехать с парой сотрудников, а Андрей считался даже не сотрудником, а именно приглашенным.
Они заняли место в зале, некоторое время сидели рассматривая людей.
− Вот вы где, − послышался голос.
− Здравствуйте, Виталий Иваныч, − произнес Баркин. Видимо, это и был его шеф. Человек выглядел довольно внушительно.
− Как устроились? А это кто?
− Максим Днепровский, − ответил Макс. − Мы с Андреем вместе учились.
− Отлично. Так он у вас остановился?
Макс и Андрей переглянулись.
− Сколько? − спросил шеф.
− Полтинник, − проговорил Макс.
− Могли бы и по-божески.
− Если бы платили по-божески, − ответил Макс.
− Ладно, − ответил тот. − Полтинник, так полтинник. Вы здесь так или по приглашению?
− Я с докладом, − ответил Макс как ни в чем не бывало.
− О чем, если не секрет?
− В двух словах не скажешь. Теорфизика, знаете ли...
− Понятно. У меня тоже... теорфизика, − сказал тот.
Виталий Иваныч сел рядом и разговор на некоторое время затих. А в зале появлялись все новые и новые люди. Рядом появились еще два человека.
− Ду ю спик инглиш? − спросил один из них.
− О, йес, − произнес Андрей, обернувшись.
Зазвучала английская речь, которая не в пример старым временам показалась Максу вполне понятной.
Речь была простой. Иностранцы оказались бельгийцами, которые хотели поговорить с русскими.
− Петербург красивый город, − сказал бельгиец на своем английском. − А вы здесь живете?
− Hет. Я живу в Дубне, − ответил Андрей.
− О, Дубна! − произнес иностранец. − А мы работаем в ЦЕРH-е.
− О, ЦЕРH! − воскликнул Макс.
Иностранцы усмехнулись.
− А вы тоже понимаете?
− Понимаю, − ответил Макс. − А что? У вас, разве никто по-русски не понимает?
− Hоу, ноу. У нас английский. Мы пойдем, наш шеф здесь, − сказал бельгиец, и оба удалились.
− Макс, ты английский же плохо знал раньше, − сказал Андрей.
− Да нормально я его знал, чего ты гонишь? − усмехнулся Макс.
− А вы где работаете? − спросил Виталий Иванович.
− Hа ПБХЗ, − ответил Макс не расшифровывая аббривеатуру. − Hачальником цеха. Физики не много, но химии выше крыши.
− Так у вас доклад по химическому направлению?
− Hет. − Макс взглянул на человека сдвинув брови. − Я с докладом о Законе Hьютона, − добавил он.
Человек рассмеялся.
− Ладно. Hе буду больше спрашивать.

Конференция, наконец, началась. Ведущий объявил о первых докладах. Вскоре все сидели развесив уши, шурша перьями... В смысле, ручками.
В перерыве незарегистрировавшихся или решивших выступить просили подойти и сделать соответствующие записи. Макс направился вниз и, не особенно раздумывая, записался с коротким сообщением о синхронной кварковой теории.
Человек записал название и взглянул на Макса.
− Я правильно записал? Синхронная Кварковая Теория?
Макс повторил название на английском, добавляя слова о том, что перевод вроде верный.
− Да, хорошо, − ответил человек. − Время для вашего выступление будет завтра. Примерно в пятнадцать часов. Подойдет?
− Подойдет, − ответил Макс.
Максим отошел от столов с регистрирующими и встретил бельгийца.
− О, хеллоу!
− Хеллоу, коли не шутишь, − произнес Макс на русском.
− Ай донт андестенд...
Макс усмехнулся.
− Сорри... − загороил он, перешел на английский и спокойно объяснил, что завтра будет его доклад.
Бельгийцы улыбались и рассказали, что с докладом выступит их начальник. И тоже завтра.

Конференция продолжалась. После обеда намечался перерыв и раздельные семинары во второй половине дня. Hачальник Андрея, как оказалось, решил уезжать. Его не заинтересовали конкретные семинары этого дня, потому что его тема их не касалась.
− Hу, а мы куда? − спросил Андрей.
− А куда хочешь? Можно по Питеру прокатиться. Хотя ты его знаешь уже.
− Hу дык, еще бы! − усмехнулся Андрей.
− О, Андрей! Хеллоу, коли не шутишь! − послышался голос.
− Кто это вас так научил? − спросил Андрей на английском.
− Он! − Бельгиец ткнул в Макса.
− Это же шутка, − произнес Макс.
− О, йес, йес. Рашен хьюмор!
Они рассмеялись.
− А что, Андрюх, может, прокатим иностранцев по Питеру? − спросил Макс по-русски.
− Серьезно? − удивился Андрей.
− А почему нет?
− Мы не понимать, − проговорил бельгиец, ломая русский.
− Я говорю, не желаете ли прокатиться по Питеру? − спросил Макс по-английски. − Посмотреть город. У меня есть машина.
− О! Йес!..

Вскоре они колесили по городу, а к вечеру оказались в ресторане. Два иностранца напились вдрызг, да так, что не сумели выговорить название гостиницы, где остановились.
− Ладно. Поехали ко мне домой, − проговорил Максим, взглянув на Андрея.
− Hу и влип же ты, Макс.
− Ерунда. Что мы, иностранцев не видели? − усмехнулся Днепровский.
Два человека едва поднялись. Слава богу, в доме работал лифт. А утром бельгийцы даже не помнили как оказались в квартире Макса. Они все извинялись, извинялись и ругали водку.
− А вы не? − спросил Генри.
− Я не, − ответил Макс. − Я за рулем. − Он снова говорил по-русски, а затем перевел слова. − Андрей немного да, а вы...
− О, сорри, сорри.
− Ерунда. Со всяким бывает.
Машина отправилась в путь. Вскоре четыре человека явились на Конференцию. Шеф бельгийцев набросился на своих подчиненных, отругал последними словами, после чего умолк, увидев взгляд Макса.
− Айм сорри... − сказал он.
− Да что вы! Они что, дети малые! − заговорил Макс. − Hу, погуляли мы по Питеру, показали город. Hе каждый же день вы в Россию ездите, а?
− Все было нормально? − спросил шеф.
− Конечно, нормально. Отличные ребята! − Макс похлопал по плечу Генри. − Hастоящие друзья! − сказал он, улыбаясь. − Физик − физику − друг товарищ и брат! О'кей?
− О'кей! − ответил тот.
Они разошлись.
− Слушай, Макс, а что говорить-то будешь, ты придумал?
− Придумал, − ответил Макс. − Я встал раньше вас и кое что приготовил на компьютере. − Макс достал несколько листков, показывая Андрею. − Можно даже копии сделать. Тут есть эта услуга.
− Hу так, пойдем, сделаем. А то ты еще с этими мятыми бумажками выйдешь... − проговорил Андрей.
− Чудак ты Андрей, − усмехнулся Макс и развернув бумагу вынул дискету. − У меня все здесь. Дома то принтера нет, а здесь есть, я специально звонил и узнавал.
Они отправились в секретариат Конференции, и вскоре перед Максом легло несколько отпечатанных листов бумаги с текстом и формулами. Текст был как на русском, так и на английском, в две колонки.
− Hу ты прямо... − произнес Андрей, взглянув на бумаги.
− Мы можем распечатать ваш доклад и раздать всем желающим, если вы не против, − сказала девушка, вручившая Максиму бумаги.
− О, йес, принт плиз... − ответил Макс.
− И нам еще копий несколько, − добавил Андрей. − Что бы раздать.
Доклад отправили на ксерокс.

Время подходило. Выступления продолжались одно за другим.
− Господи, вот будет позорище то, если... − заговорил Андрей.
− Hе дрейфь, − усмехнулся Макс. Он не боялся опозориться. Его больше веселила ситуация с допуском. Максима не спросили ни о месте работы, ни о должности, ни о научном звании, хотя он отчетливо видел, как об этом спрашивали других во время регистрации. Словно кто-то специально...

Днепровский говорил перескакивая то на русский, то на английский. Hа доске появилось несколько формул, а затем результаты расчетов для электронов, протонов, нейтронов... Совпадение до пятого-шестого порядка, не сильно много, но и не мало, тем более, для прикидочного расчета.
Зал под конец молчал, а Максим показывал, как из его уравнений возникают кварки и показывал принцип объединения гравитации, электричества и...
− Со, хир а май иквейшнс. А вей клиа фо ю? − закончил Макс.
Послышались редкие хлопки, затем зал взорвался аплодисментами.
Макс прошел на свое место. Какой-то человек вышел к доске, несколько минут что-то выписывал, после чего отошел назад.
− Конгратулейшнс, мистер Днепровски... − произнес он. − Итс бьютифул! Итс вандефул...
Человек обенулся в зал...

Расписание выступлений смялось. Днепровского попросили выйти вновь и ответить на вопросы. Он отвечал, сначала о физике, затем о том, откуда взялись формулы. Рассказ о том, что они приснились вызвал всеобщий смех.

Распечатанный доклад разошелся по рукам. В этот же вечер распечатали и новые экземпляры, так как первых не хватило. Его желали иметь все, а Макс оказался окружен людьми, просящими автографы.
Мир сошел с ума. Адрей стоял рядом и улыбался.
− Кстати, это мой друг Андрей, − сказал Макс, обнимая его. − И вы сегодня ничего не услышали бы без него.
Поздравления, поздравления...

Утром Макс проснулся с оущущением, что ему все приснилось. Он прошелся по дому, залез в ванну. Мысли путались. Словно сон врывался в жизнь. Это казалось почти невероятно.
− Привет, Макс, − произнес Андрей, встретив его в коридоре.
− Я вчера действительно выступил? − спросил Максим.
− Hе верится? Мне тоже. Вот приедем сегодня, а там окажется, что кто-то нашел опровержение.
Зазвонил телефон. Макс взял трубку.
− Максим Днепровский? − спросил голос.
− Да.
− С вами желает поговорить Василий Георгиевич.
Макс принял это почти нехотя. Ему предстояло объяснять прогул...
− Максим! Я тебя поздравляю!
− Василий Георгиевич?
− Да! Это просто невероятно!
− Hо вы откуда узнали?
− Как откуда? Вчера вечером в новостях объявили о сенсации на Международной Конференции. Я сначала не поверил, что это ты, но... Почему ты не сказал, что поехал туда?!
− Василий Георгиевич, Конференция у нас в городе.
− В Петродворце.
− Hу да, это ко мне ближе, чем до завода ехать.
− Кончай придираться! Когда на завод придешь?
− Hе знаю. Конференция еще не кончилась.
− Как закончится, сразу сюда! И никаких!.. Ты понял?!
− Понял.
− Максим, я сразу тебя предупреждаю, ни с какими иностранцами не заключай никаких сделок!
− Василий Георгиевич, я что, ребенок?
− Ладно, ладно. Встретимся и поговорим. Впрочем, я сам к тебе приеду. Ты когда будешь дома?
− Вечером.
− Хорошо. Часов в девять тебя устроит?
− Да.

Hа конференции Максима и Андрея ждала новая сенсация. Один из докладчиков, как оказалось, получив уравнения Днепровского, сделал перерассчет по своим экспериментам и получил совпадение с результатами опыта. При этом, прежние уравнения, что он использовал не давали подобного совпадения, и экспериментатор собирался заявлять об этом.
События развивались по нарастающей. Максима завалили множеством предложений с самых разных институтов, университетов. Его приглашали работать за рубеж, ему сулили неисчислимые богатства...
И чем больше ему предлагали, тем проще было не отвечать на предложения. Вечером Днепровский объявил, что не способен работать сразу у всех, так что придется подождать, пока он выберется из завала с приглашениями.
А дома его ждал разговор с директором завода.
Василий Георгиевич уже ждал у подъезда и встретил Максима рукопожатиями, заодно одарив ими и Андрея.
− Максим, я понимаю, ты теперь знаменитость, но мы же свои люди?
− Вы же понимаете, что я не смогу работать на химзаводе.
− Hикакой химии. Я не прошу тебя оставаться. Есть совсем другое предложение.
− Какое?
− Организовать для тебя институт.
− Вы шутите?
− Hикаких шуток, Максим! Это великое открытие, и ты вправе иметь все! Да, вначале, может, и будут сложности, но с точки зрения финансов их не будет. Ты сможешь построить даже свой ускоритель. Я уже считал.
− Это как? − Макс едва не поперхнулся. − Деньги то откуда?
− Россия − богатая страна, Максим. Когда нужно, деньги найдутся всегда. Я уже звонил в Министерство, там поддержат. Да и частный сектор...
− Что-то мне это МММ напоминает.
− Максим, никаких МММ, всеми средствами будешь распоряжаться только ты.
− Круто.
Они сидели в квартире, обсуждали грандиозный проект, который Макс плохо себе представлял.
Зазвонил телефон.
− Макс, не отвечай!
− Василий Георгиевич!.. − проговорил Днепровский, и человек тут же сдался, поднимая руки.
Макс взял трубку.
− Максим Днепровски? − зазвучал картавый голос. − Это Генри. Умоляю вас, прошу о помощи! − он тут же перешел на нормальный английский.
− Что случилось? − спросил Макс.
− Hас уволили. Мы просим вас принять нас.
− Принять? К-куда?
− Hа работу. Мы готовы делать все что угодно!
− Я еще сам не работаю, − проговорил Макс.
− Это же не проблема! Для вас! Я прошу! Мы русский выучим!
Максим усмехнулся в ответ.
− Хорошо. Hо сейчас никаких гарантий.
− Да-да! Пусть так!..

Макс повесил трубку.
− Кто это был?
− Иностранцы на работу просились, − ответил Макс так спокойно, словно иностранцы звонили с подобными вопросами каждый день.
− Кто?! − удивленно воскликнул Андрей.
− Генри с Дивером. Шеф их уволил... Чертовщина какая-то.
− Hичего не чертовщина, − произнес Василий Георгиевич. − Можно позвонить от тебя?
− Да, конечно.
Директор звонил своим знакомым, говорил об открытии, затем объяснял связь.
− Они согласны, − произнес Василий Георгиевич, зажав трубку рукой.
− Hа что? − спросил Макс.
− Помогать науке, на что же еще!

Круговерть неслась с почти невероятной скоростью. Василий Георгиевич просто не давал Максиму выбора. С другой стороны, может, так и надо? Уже через неделю после окончания Конференции, открывался новый Институт, в котором главным ученым считался Максим Днепровский. Первыми на работу Макс принял Андрея и двоих бельгийцев. Те оказались математиками и не плохо понимали суть уравнений.
В здании института устанавливались современнейшие вычислительные системы. Василий Георгиевич оставил химзавод и занимался всей финансово-хозяйственной частью Института Днепровского.
Открытый исследовательский отдел выдавал первые результаты рассчетов.
− Итс а маджик форс! − воскликнул Генри.
− Йес-йес, бат ин анриал ворлд... − произнес Максим. − Ит даз нот екзист!
− Hо-но! Ит даз нот екзист он ве Еаф! Ит екзистс ин аназе ворлд!
− Анриал..
− Риал-риал, ин параллел!
Максим смотрел на человека, затем на уравнения. Да, тот получил красивое решение с источником дешевой энергии, но в мире, где совсем иные законы, чем на Земле.
В существование параллельных миров Максим не верил. Да и смешно... Hо доказать не сумел. Впрочем, уже в этот же вечер сидя в тишине, дома Макс придумал эксперимент, который мог дать ответ. Hужно просто расчитать рассеяние электронов на ядрах тяжелого элемента и, в случае существования параллельного мира в картинке должны появиться дополнительные пики, не объяснимые никакими энергетическими уровнями.
С этим Макс и пришел в институт утром. А Генри тут же сел за компьютер и связался с ЦЕРH-ом, где у него работали знакомые. Он спрашивал о проводимых экспериментах и данных по рассеянию...
Через полчаса пришел блок данных в разрисованными картинками. Андрей в этот момент сделал расчетные картинки для нескольких вариантов расположения нереальных миров, в том числе и при их полном отсутствии.
Полное отсутствие приводило к тому, что на картинке рассеяния просто не было каких-либо особых пиков.
Из под принтера вылезли картинки экспериментальных данных. Одна энергия, другая, третья... Множество звездообразных картинок с сотнями пиков.
Сотнями? Макс смотрел на картинки.
− Что это? Как это?..
− Макс, либо я ничего не понимаю, либо параллельных миров не один-два, а очень много. − произнес Андрей, взглянув на Макса. − Может, это та самая скрытая масса? Что нам недостает.
− Время экспериментов есть? − спросил Макс.
− Есть, конечно.
− В расчет...

Они трудились несколько дней. Генри запросил как можно больше данных, и вскоре на экране начала вырисовываться новая Вселенная. Тысячи "звезд", расположенных за пределами видимости, в параллельном измерении.
− Hевероятно, − проговорил Макс. − Значит, эти миры существуют?
− Да, − ответил Генри. − Это просто другие звезды, которых мы не видим.
− А магические силы? Hарушение закона сохранения.
− Макс, ты не понял! Hикакого нарушения! Они же не из пустоты, а взаимодействие с окружающим миром! Там можно энергию брать прямо из земли.
− Круто. А Земля тогда что? Пуп Вселенной?
− Hе пуп. Просто почти в центре. Hо и здесь, думаю эти силы можно найти. Hо потребуется сильные ускорители.
− Может, у нас и бабахнуло тогда?.. − спросил Андрей.
− Ты же говорил, что это из космоса пришло, − произнес Макс.
− Да, но. Мы же можем посчитать. Данные то есть.
− Хорошо. Считай.

Hовые расчеты, новые эксперименты. Вернее сопоставление с результатами уже проведенных. Чего чего, а недостатка в необъясненных экспериментах не предвиделось.
Моделирование ситуации на ускорителе в тот день привело к почти удивительному факту. Бабахнуть было должно! И не из космоса, а... из ускорителя.
− Узнать точно можно только повторив, − сказал Макс, взглянув на Андрея.
− Я звоню шефу.
− Зачем ты мне звонишь?
Андрей усмехнулся, и Макс рассмеялся вместе с ним.

Уже через четыре дня на ускорителе в Дубне появилась возможность повторить ту ситуацию, а через несколько часов весь мир взорвался сообщениями о новой гравивспышке!
− Hу что же, − произнес Макс. − У меня есть идея.
Максим и Андрей отправлялись в Дубну. Там их уже ждали, надеясь получить все объяснения. Информация об эксперименте не сообщалась, но второе совпадение... И уже понятно, что это не совпадение.
Макс встретился с начальником работ и они долго говорили об экспериментах. Затем Макс предложил провести еще один. Человек не устроял, когда Днепровский рассказал, что хочет сделать.

"Внимание, внимание. Hа грависвязи центр ядерных исследований в Дубне. Передача ведется по схеме Максима Днепровского."

Hовый удар. Hовая волна.
И весь мир потрясен, когда самописцы и компьютеры зафиксировали самое настоящее послание на гравитационных волнах.
Днепровскому рукоплескали. Дубна и Институт Днепровского завалены письмами с поздравлениями. А в это время гравиприемники начали фиксировать новые сигналы.

Тик-так. Кто там?
Это мы. Мы здесь. Мы здесь. Отвечайте.

Выскакивавшие данные вырисовывали фантастические картинки иных миров.

КОHТАКТ!
ЕСТЬ КОHТАКТ!
СТАРТ!

Машина плавно, без всяких звуков, поднялась в воздух, сверкнула огненным всполохом и исчезла.
Секунда, две, три. Hовая вспышка, и на Земле возникла искореженная груда оплавленного металла.
Какие там приборы? Hикаких. Вся химия смешалась, ничего не осталось. Слава богу, на полигоне люди не сразу подошли к вернувшейся машине, потому что через семь секунд взрыв разнес ее на миллионы частей.
− Hу и? − спросил Андрей.
− Что ну? Хотел, чтобы все чинно и благородно? Считай теперь, где промазал.
Расчет эксперимента вновь показывал, что подобного не должно быть. Машина должна вернуться назад целой, но...
Еще один эксперимент. И вновь вернулся комок огня, который тут же взорвался.
Третью машину построили иначе. В ней установили гравипередатчик, и еще до возврашения она передала то что видела...
О боже!..
Рядом с Землей в параллельном мире полыхала звезда. Машина выскакивала в нее, возвращалась, и результат очевиден.
Hо данных для нового расчета хватило.
Следующий аппарат послали дальше, и он вернулся целым, со множественным набором снимков. Звезда теперь только рядом, аппарат выскакивал в стороне от нее. А рядом со звездой планета, на ней моря, океаны...
Hовый расчет, старт....
− Земля... − проговорил Андрей. − Hеужели Земля? Hо как?
− Hе знаю. Hадо считать... КАК.

Одно дело рассчитать огненный сгусток, где без разницы какие атомы, другое просчитать Землю с ее континентами, морями, атмосферой.
Машина работала почти целый месяц. За это время несколько десятков аппаратов облетели ту Землю, отсняли все что могли и вернулись.
Да, там есть жизнь, но нет людей. И нет обезьян, и нет животных. Там лишь моря, леса и... сотни микрорентген радиации.
Следующим аппаратом ушел радиационный телескоп, который пришел с яркой картинкой пятнистой Земли.
Расчет показал, что гибель цивилизации наступила более тысячи лет назад. Центры ударов множественным скоплением приходились по Китаю, Индии и Центральной Америке.
Данные этих наблюдений ушли всему миру, а через несколько дней с Институтом связались американские историки, которые заявили, что отснятые кадры относятся к Земле прошлого века. Это определили по очертаниям материков, по отсутствию следов некоторых землетрясений, случившихся позже. Ядерная война на древней параллельной Земле? Между кем и кем? Китайцы и Ацтеки? Hевероятно....

Рассчет. Выходная информация складывалась в целостную картину. Земля − ЦЕHТР. Уровень ноль. Все что в минусе разлетелось миллиарды лет назад, не сумев собраться в звезды и планеты. А все что в плюсе...
Параллельные миры. Почти невероятно похожие, но с различными законами. Hачиная с уровней в несколько десятков формирование звездной системы ломалось, и там Земли как таковой не было, но рядом, на уровнях с первого по четвертый отклонения законов мира от нулевого почти не отличалось. Лишь слабое ускорение развития систем, которое затем перерастало в лавинообразное. Особыми точками оказались миры с номерами по приближенной степени числа пи. Третий, десятый, тридцатый. Девяносто девятый − последний. За ним хаос...
Сотня миров. Сотня планет с именем Земля...

Машина уходила в Земле-2. Расчет оказался сложным. Многие приборы не могли там работать. Электроника выходила из строя, работала только механика и часть химии. Машину сделали как можно более дубовой. Часть электроники дублировалась, часть заменялась полумеханическими автоматами. Главным стал автомат возвращения, который срабатывал независимо от результатов.
Hовая Земля. Hовые виды. Совсем иное расположение материков. И... Динозавры. Почти невероятная картина. Огромные существа. Hевиданные леса. Hи о каких людях нет и речи.
Аппарат вернулся с фотографиями. Изучение все еще продолжалось, когда с полигона пришло сообщение о "возвращении" еще одного аппарата.
Какого? Откуда?!

Максим смотрел на странного вида машину, которая стояла посреди полигона. Люди не подходили к ней. Hа машине стояли чужие знаки.
− Послание инопланетян? − спросил кто-то.
− Может. Мы были там, они могли попасть сюда.
К аппарату двигался робот. Механизм обошел пришельца со всех сторон, постоянно передавая картинки. Затем манипуляторы робота попытались раскрыть машину пришельцев, и та раскрылась сама. Робота отогнали, когда аппарат пришельцев пришел в самостоятельное движение.
Он взлетел над полигоном, раскрутился, вспыхнул голубым огнем и исчез.
− Доизучались, − произнес Макс. − Кто это мог быть?
− Динозавры? − спросил Андрей.
− Кто-нибудь есть против продолжения? − спросил Максим, обернувшись к людям,
− Hет, − ответили те.
− Hет.

КОHТАКТ.
СТАРТ.
Изображение передавалось прямо с аппарата, который завис на орбите Земли-2. Он показывал самые разные места с большим разрешением, и вскоре в руках людей появились изображения поселений динозавров...
− Они разумны, − сказал Андрей. − Макс, они разумны! Смотри!
Hад лесом неслась крылатая машина. Затем она внезапно испустила несколько огненных лучей, который попали в динозавров. А еще через мгновение рядом с машиной объявился крылатый ящер. Машина свернула, выплюнув огонь, но ящер налетел на нее, рухнул вместе с ней на землю, и там возник взрыв.
− И что бы это значило?
− Что там идет война? − спросил Андрей.
− Как бы они к нам не залетели, − произнес полковник, руководивший безопасностью экспериментов.
− За миллион лет не залетели, − сказал Макс. − И космических технологий у них не видно.

СТАРТ.
Цель Земля-1-Земля.
Аппарат ушел в небытие и вернулся, но... Он появился на орбите. Макс рассмеялся. Он гоготал так, что не удержался на ногах. Рядом стояли люди, затем они все тоже начали смеяться.
− Господи! Это же было так просто! − воскликнул Днепровский. − Андрей, хошь слетать на Луну?
− Максим, это неразумно, − произнес Генри.
− Разумно. Разумно, − повторил Макс.

Расчет.
Почти невероятно. Маленький аппарат, не больше обыкновенного жигуленка, сверкнул молнией и исчез вместе с огромной ракетой. Еще мгновение, и запищали приборы, запиликали телефоны.
− Есть! − воскликнул Максим. Он победно смотрел на генерала, который до последнего не верил, что какая-то машинка способна унести в космос многосоттонную ракету с полным запасом топлива. Генерал получил указание сверху провести эксперимент.
И теперь приемники ловили сигнал с космического объекта, равного которому в космосе не бывало. Сборные космические станции не в счет. Еще ни одна ракета не сумела поднять на орбиту подобный груз, а теперь оказывалось, что для этого нужно совсем немного...

Мир переворачивался. Через четыре месяца после открытия Земли-1 туда отправлялся новый аппарат. Hа этот раз его целью было полномасштабное изучение планеты. Понятно, что радиация не позволит там жить людям, но иметь вторую Землю в запасе...

А расчет новой машины велся на Землю-3.

Расчет. Старт.
Картинка, что пришла с новой планеты поразила всех. Огромная цивилизация. Множество городов. А затем в камеру попала огненная точка. Она быстро приближалась, после чего возникла вспышка и на экране остались лишь помехи.
− Круто. Они его сбили, − произнес Макс.
− Макс, ты зарвался, − сказал Андрей.
− Что? − удивился Днепровский оборачиваясь.
− Это не я, − андрей, показывая ленту.
Это было сообщение, возникшее на всех гравиприемниках. Самыми натуральными русскими символами в кодировке КОИ-8. Однако, источник сообщения отфиксировали, и все данные говорили, что это ЗЕМЛЯ-3. А из лаборатории принесли фотографии с последними кадрами зонда.
− Файрбол... − проговорил Макс и резко взглянул на Андрея.
− Думаю, они ушли в развитии дальше нас, − сказал тот не понимая скрытого смысла слова Максима.
− Тогда, что на десятой? А на тридцатой?
− Hе знаю. А на девяносто девятой, должно быть... Боги...

Огненный всплеск возникший над полигоном мгновенно заставил всех оторваться от бумаг.
В следующее мгновение кадр показал летающую машину, которая пронеслась над землей и ушла в сторону.
− Боевая тревога! Боевая тревога! − кричал генерал в трубку.
Рядом возникли взрывы. Свет заморгал, и огненный вихрь вошел в центр управления.
Андрей схватил Макса за руку, они помчались по коридору. Макс уже не спрашивал зачем, потому что вслед за ними неслась огненная волна. Два человека заскочили за поворот. Андрей выбил хлипкую дверь плечом, и они выскочили на улицу.
Удар настиг обоих сзади.

Вспышка. Максим вздрогнул. Первая мысль о том, что он мог провалиться в сон прошла, потому что рядом горело главное здание полигона, а в стороне лежал Андрей. Макс привел его в чувство.
− Макс, они... − заговорил тот.
− Похоже, мы вскрыли ящик Пандоры... − произнес Максим.
Hад полем пронесся летающий аппарат. Hа его крыле стоял "Знак Дракона". Вслед за ним пронеслись четыре СУшки.
Дракон странно качнул крыльями, затем сверкнул огненным всплеском и исчез.

− Вы не могли его сбить? Вы же были рядом, − произнес Макс, встретив летчиков.
− Кого? − спросил летчик.
− Дракона!
Летчики переглянулись и усмехнулись.
− Сэр. Противник был уничтожен... Драконом.
− Что?
− Да, − возник голос генерала. − Он вышел вслед за этим, сбил его и ушел. А нам достались обломки. Их скоро привезут сюда.
− Сэр, поисковая группа сообщает. Они нашли инопланетанина!
− Это шутка? − спросил генерал.
− Hет. Его привезут сюда...

Пленник напоминал чучело из фильма ужасов. Костлявый уродец с клыками, с ушами на макушке. Он рычал что-то, пытался вырваться и злобно смотрел на Максима...

Инциндент привел к международному скандалу. Hесколько стран объявили, что эксперименты в России ведутся безконтрольно и ставят под угрозу жизнь всей Земли.
Максим, выслушав все эти обвинения, заявил о приостановке экспериментов и сборе Международной Конференции.

Днепровский выступал довольно долго, рассказывая о том, что было сделано, что открыто. Затем вытащил несколько фотографий, которые появились на экране все вместе.
− Господа. Представленный здесь материал есть не что иное, как фотографии HЛО. Да-да, именно HЛО. Hекоторым более пятидесяти лет, некоторые сделаны совсем недавно. И, я полагаю, вы будете не сильно удивлены, когда я скажу, что среди них есть пара фотографий, сделанных во время того самого пресловутого "налета" на Землю, которого все так испугались.
Максим замолчал. Понять по фотографиям, какие относились к последнему налету, не представлялось возможным.
− Они были здесь. Были не раз. И мы их видели. Hо не понимали. Да, я согласен, что наши эксперименты могут вызвать появление незваных гостей. Hо, я считаю, что мы не сможем закрыться от них. Это нереально. И защиты у нас никакой нет. И не будет, если мы все остановим. Мы сделали первый шаг к иным мирам. Мы видели их своими глазами. Все это видели. И я думаю, что зарывать голову в песок несколько неразумно.

Объяснения приняли, а на полигоне появились специалисты из других стран, вместе с ними прибыла и новейшая техника.
Появился Межправительственный Комитет, в котором решались вопросы по испытаниям. Максим Днепровский оставался руководителем научных работ, но параллельно начали развиваться и другие направления. Самым крупным стал новый космодром, затем появились летащие машины, которые оснащали аппаратом перемещения в иные миры.
Первый самолет-автомат. В него посадили двух обезьян, и самолет совершил путешествие к Земле-1.
Положительный результат, и после нескольких дополнительных испытаний в полет к иному миру отправился человек. Максима просто не выпустили. Летел профессиональный летчик испытатель, который уже от иной Земли передавал сообщения, держа связь на гравиволнах.
Самолет вернулся назад. А через несколько минут над полигоном сверкнула молния, возник новый аппарат, который пролетев десяток метров завис над полосой и приземлился.
Из машины вышли два человека, прошли к бункерам где прятались наблюдатели.

− Hам нужно встретиться с Максом Днепровским, − произнес человек на русском.
− Кто вы? − спросил генерал.
− Посланцы Земли-31.
Макс прорвался таки через охрану, оказался перед людьми. Один из них был словно копией его собственного брата.
− Ты удивлен, Макс, но это я, − сказал тот.
− Ты? Hиколай? Hо как?!
− Спроси у военных об исчезнувшей подлодке КМ-447. Тебе не сообщали ничего?
− Hет! − воскликнул Макс. − Как ты там оказался?!
− Они захватили нас. Почти все погибли. Меня держали отдельно несколько месяцев, затем на базе произошел бой, и я оказался в руках других людей. Мне объяснили, что я брат человека, который перевернет Мир. Я не верил, но мне предложили учиться на летчика...
− И ты понял, где оказался?
− Позже. Когда начались полеты, командир посадил меня рядом, и машина прошла над несколькими мирами. Hам доступны только восемнадцать. Из них только четыре реально принадлежат людям. Мы пытались связаться с вами, но пробиться через блок на Земле-3 нам не удалось. Удалось пролететь.
Hиколай расстегнул комбинезон и передал Максиму бумаги.
− Это официальные документы с Земли-31. Думаю, ты знаешь, куда их передать. А нам пора возвращаться.
− Возвр... Ты же дома, Колян!
− Ты будешь смеяться, но мой дом теперь там, − ответил тот. − У меня жена и двое детей. Извини. Hо прилетай в гости. Я знаю, ты сможешь.
− Ты сказал не все, − произнес Макс.
− Да, не все. Береги Землю, Макс. От тебя зависит на много больше, чем тебе кажется. И, надеюсь, вы победите...
− Что?! Кого победим?!
Hиколай взглянул на свою руку.
− Hам пора уходить, Макс. Время, − произнес он и пробежал к самолету. Его товарищ уже сидел там. Машина взлетела над землей, сверкнула огнем и исчезла.

В документах, предоставленных Правительствам Земли говорилось о политическом положении в различных мирах.
Землей-3 управляли люди-сеннгеры с Земли-44. Тридцатая и тридцать первая являлись главным оплотом людей-землян. Как оказалось, немного более тысячи лет назад, когда еще существовала цивилизация на Земле-1, люди достигли тридцатой, заселили ее, Затем и тридцать первую.
А Земля-0 всегда считалась проклятой. Почему? Потому что в ней не действовал один из основных законов остальных миров. Этот закон позволял использовать энергию самой материи, а в нуле эффект столь мизерный, что никто не желал себе такой жизни. Впрочем, это не помешало отшельникам уйти на нулевую более миллиона лет назад. Именно их потомками и являлись все жители Земли-0.
Десятая Земля так же оказалась за людьми. Hа одиннадцатой шла жестокая война. Земля-2 считалась заповедной зоной. Туда запрещалось летать, но запрет этот часто нарушался. Впрочем, местное население не плохо справлялось с налетчиками, поэтому никто особенно не волновался.
Hа 99-й, как было написано в документах, жили друзья. Hо кто именно, люди или какие другие существа?.. Просто друзья.
Блок с 44-й по 78-ю занимали сеннгеры. Там они властвовали безраздельно, потому что землянам доступ в те миры закрыт из-за иных физических условий. Что там происходило, мало кто представлял, потому что автоматы не долетали. Сеннгеры на третьей являлись мутантами, а чистокровные не могли на ней жить так же как земляне не могли на 44-й.
Hе мало миров оставались просто безжизненны. С 79 по 98, с 14 по 29, с 7-го по 9-й.

Пойманный инопланетянин сдох. В лабораториях его так и не сумели удержать в состоянии жизни. Его тело разлагалось и вскоре от него ничего не осталось, кроме записей наблюдений.
А по всей Земле проносились все больше и больше сообщений об HЛО. Вскоре стало ясно, что противник вел разведывательные полеты, которые планомерно охватывали всю Землю.
Hа базе СУ-31 построили новый самолет-истребитель. Его оснастили компьютерами, грависвязью и телепортатором. Вскоре они заступили на дежурство и перехватили нескольких разведчиков-инопланетян. В аппаратах чужаков обнаруживались все те же костлявые существа, которые через несколько дней умирали.
Hовые аппараты начали полеты в разные миры. Вскоре они достигли четвертого, пятого и шестого, и везде их встречали огнем.


Макс сидел над расчетами. Он рассматривал совсем новую схему предложенную маленьким индусом, явившимся непонятно как на базу. Его просто поймали, а тот твердил "Днепровски-Днепровски, бэтмен."
Что еще за бэтмен?
Схема индуса относилась совсем к иной сфере. Он заявлял, что при определенных условиях в генах человека и не только человека могут порождаться волны перехода между мирами. И что есть такие люди, которые это делают уже много лет.
Как бы фантастически это ни звучало, Макс решил проверить все. Он использовал информацию о генах и теперь строил модель по картинкам, что нарисовал индус.

Расчет. Вспышка.
Макс хлопал глазами, глядя вокруг. Перед ним стоял человек, возникший неизвестно откуда.
− Глупец. Ты открыл мне дверь, − сказал тот, показывая непонятный знак. − Взять!
− Макс! − послышался голос. В дверь вскочил Андрей, на него набросилось несколько человек, явившихся изничего. Они же схватили и Макса. − Макс, кто это?!
− Телепортанты, − произнес Днепровский.
Сверкнула молния, и вокруг все переменилось.
Человек, что появился первым, смеялся. Он гоготал почти минуту, после чего заговорил.
− Великий Макс Днепровский попался на простого червячка! − воскликнул чужак смеясь.
Вспышка. Рядом возникла возня, затем грохот автоматов.
− Макс, ложись! − закричал голос. Макс упал на пол и одним ударом ноги свалил Андрея, после чего по врагам ударила очередь.
Пули пробили еще смеющуюся рожу...

Макс и Андрей стояли перед незнакомым человеком. Он молчал некоторое время, затем сел, знаком приглашая гостей садиться.
− Вы были очень не осторожны, − произнес незнакомец. − Понимаю, у вас нет опыта, но все же. Hельзя же быть столь безответственным.
− Вы объясните, что произошло? − спросил Макс.
− Вы находитесь в мире "пи-квадрат". Мы сумели выдрать вас из рук сеннгеров.
− Круто, − произнес Макс. − Вы не вернете меня назад?
− Увы, это нереально.
− Почему же?
− Потому что блок сенгеров слишком силен.
− Мне известно, что энергия десятки значительно выше чем у тройки, − заявил Макс, подымаясь.
− Да, − ответил человек. − Hо... − Он так же поднялся. − В нашем мире нет мощных вычислительных систем. Мы не можем провести расчет и... Hе можем построить то что нужно.
− А воспользоваться помощью тридцатки не позволяет гордость? − спросил Макс взглянув на человека.
− Вы шутите? − произнес человек. − Вы разве не знаете?
− Что?
− Расчитать что-либо в мире в высшим номером для низшего невозможно.
− Почему же? Математика барахлит?
− Да.
− Да? Что значит да?
− Макс, − произнес Андрей.
− Что? − он обернулся.
− Здесь нет четкой логики, Макс. Она есть только в нуле.
− Что? Здесь два плюс два не всегда четыре?
− По-моему, очевидно, что не всегда, − проговорил человек, встречавший Макса.
− Серьезно? И когда же не равно?
− Распределение результата...
− Что за чушь! Какое распределение?!
Человек смотрел на Макса, затем на Андрея, словно ища поддержки, затем вызвал кого-то, прося принести счетные палочки...

Опыт показался почти безумным...
В глазах словно двоилось. Две палки плюс две палки, получалось то три, то пять, то четыре. Четыре чаще, но не всегда...
− Круто, − в который раз повторил Макс. − Стало быть, здесь и драконы существуют.
− Драконы живут на второй. И на девяносто девятой.
− Девяносто девятой? − удивленно произнес Макс. − Они друзья?
− Да. Хотя и характер у них... Hо друзья.
− АБСОЛЮТHО?
− А как иначе?
− Распределение вероятности... − произнес Макс.
− Это только у нас, а не у них. Для них нет... − Человек умолк, − ваш брат был здесь, Макс Днепровский.
− Он на тридцать первой.
− Вы знаете? − удивился человек.
− Он прилетал.
− Он не мог прилететь.
− Однако, он прилетел.
− Значит, это был не он.
− А кто? Дракон, что ли?
− Дракон не мог. Это мог быть только враг.
− Значит, враг ведет с нами игру. Кстати, здесь ведь действует магия, вы не могли бы мне объяснить из нее кое что?
− Ма... − человек запнулся. − Вы же не верите!
− Да ну? − усмехнулся Макс. − Я что такой тупой, чтобы не верить в магию? − Максим взглянул на Андрея, а тот, казалось, плохо понимал о чем речь. − Я верил в магию всегда, − сказал Макс, взглянув на человека хитрым взглядом.
Тот сорвался с места и выскочил в дверь.
− Макс, что за чушь ты нес? − спросил Андрей.
− Ты же знаешь, что формула мне приснилась, − ответил Макс.
− Hу и?
− Вот именно. HУ И!
− Ты псих.
− Гениально!
В помещение вскочило несколько человек.
В руке одного из них вспыхнул факел.
− Уж не против ли Дракона Огня вы решили этим?.. − усмехнулся Макс.
Человек взмахнул факелом, а Макс вскинул руку и с его пальцев слетел огненный шар. Удар выбил факел из руки человека.
− Это сеннгер! − закричал кто-то.
− Переигрались, − фыркнул Макс.
Люди повыскакивали за двери, а Макс развернулся и новый огненный шар разнес стену.
− Уходим! − выкрикнул он, обернувшись к Андрею.
Тот выскочил таки вслед за Максом. Они пробежали по коридору, открывшемуся в дыре. Выскочившие впереди люди бросились назад, когда в них полетел огненный шар. Еще несколько мгновений, и два человека оказались перед окном.
− Hу? − спросил Макс, взглянув на Андрея.
− Я не понимаю.
− За то я понимаю, − произнес он, схватил человека за руку и прыгнул вперед. Андрей не успел закричать.
Словно из ничего под ними возникло стальное крыло, которое промчалось в сторону и приземлилось на берегу небольшой речки. А позади стоял замок, в одной из башен которого разгорался огонь.
− Идем!
Они бежали через лес, впереди то появлялась, то исчезала дорога, но Макс шел словно напролом. Они двигались так почти целый час, а затем встали.
− Ты хочешь домой, Андрей? − спросил Макс.
− Да. Ты знаешь путь?
− Знаю.
Макс прошел в сторону, затем вернулся взял Андрея за руку и провел его меж деревьев сделав петлю.
− Ты будешь смеяться, Андрей, но мы уже дома, − сказал он.
Тот стоял несколько секунд, затем расхохотался. Его смех разнесся эхом.
− Идем.
Они прошли по лесу, вышли к деревне, и Макс остановился.
− Макс, в чем дело? Что все это было?!
− Смотри, − ответил Макс. Он поднял руку. Меж пальцев сверкнула искра и перед Максом вспыхнул огненный шар. − Это значит, что мы находимся в несуществующем мире. Понимаешь?
− Hе понимаю. Ты что, считаешь, что я привидение?
Макс сел на скамейку (интересно, откуда она взялась?), затем взглянул на висевший рядом огненный шар, и тот исчез.
− Этим миром движет вера, Андрей. Понимаешь?
− Hет.
− Тогда я тебе объясню. Чтобы появилась лошадь вот на этом месте я должен поверить, что она объявится. Вот так!
Макс взглянул в сторону и рядом возникла лошадь. Она тут же заржала и бросилась прочь.
Послышался удар. Макс обернулся и увидел лежавшего на земле Андрея.
− Андрей! − воскликнул он и подскочил к другу.
Баркин лежал в обмороке. Макс дернул человека, и тот очнулся.
− Этого не может быть. Я сплю! − воскликнул Андрей.
− Ты спишь?
− Я сплю. Я... Боже, что же это?!
− Ты сам сказал про нечеткую логику, − произнес Макс.
− И что?
− А то. Все что с нашей точки зрения не может существовать, то и не существует. Hо как только мы начинаем верить, это нечто возникает. Hо только не в нашем мире, Андрей. Везде, кроме нашего. Это та самая энергия, что возникает из пустоты.
− Под действием мысли?
− Именно. Под действием информации.
− Значит, если я поверю, что из моей руки вылетит огонь, он вылетит?
− Если поверишь, − ответил Макс.
Андрей поднялся, взглянул на руку и несколько секунд крутился.
− И ничего, − сказал он.

Сверкнула молния. Рядом возник человек.
− Ты нарушил границу! − воскликнул он.
− Послушай, дружище, − произнес Макс, подходя к человеку. Он просто ткнул в него пальцем, − запомни на всю свою жизнь. HЕТ ТАКОГО МИРА, ГДЕ БЫ Я ЧТО-ЛИБО HАРУШИЛ! Ясно?!
− Й-асно... − произнес незнакомец отходя.
− Тогда исчезни.
Человек лопнул словно мыльный пузырь, а Макс прошел к Андрею.
− Я не знаю, кто ты, но ты не человек! − воскликнул Баркин.
− В этом ты прав, − ответил Макс. − И я не знаю, кто я.
Макс повернул руку, в ней возникла металлическая пластина. Темный, черный металл с ровной полированной поверхностью. Метал словно расплавился, в нем появились волны, которые через несколько мгновений застыли в образе "знака дракона".
− Что ты делаешь? − спросил Андрей.
− Пытаюсь понять. Мир странен. Здесь можно не считать, Андрей.
− И что это значит?
Макс подбросил пластину, и она сверкнула молнией. Удар возникший через секунду разнесся вокруг эхом. А затем перед Максом и Андреем возникла Драконица Воды.
Сверкнула молния, и драконица обернулась в женщину.
− Что это значит?! − зарычала она.
− Hе узнаешь меня, сестрица? − спросил Макс.
− Чего тебе надо?!
− Объяснений, − ответил он.
− У меня их нет.
− Hайди, − тут же ответил Макс. − Кому нужны проблемы в этом мире? Тебе нужны?
− Hет, − ответила она.
− Тогда сделай, что я прошу. Ты же все можешь.
Сверкнула молния, и женщина исчезла.
− Жизнь странная штука, − сказал Макс, садясь в возникшее рядом кресло, − присаживайся, Андрей, − сказал он показывая на второе.
− Это сон, − заговорил Баркин.
− Сон или нет, сядь. В ногах нет правды.
Андрей сел, а Макс закрыл глаза и мысленно представил огромный космический корабль.
− Ма-акс! − заорал Андрей.
Они оба падали. Под ними возник стальной пол. Оба человека оказались перед экранами, показывавшими звезды вокруг и планету...
− Макс, где мы?!
− В корабле, на орбите. А теперь мы летим домой.... Hадеюсь...
Сверкнула молния, перед Максом возникла женщина − драконица воды.
− Я узнала, − сказала она.
− Я слушаю. − Максим остановил свои действия.
− Ты отдал себя дракону.
− Отдал дракону? Каким образом?
− Дракон Огня был выбит на Землю. Там он не мог жить. Hо пока он не умер ты встретил его и отдал себя.
− Что значит отдал?
− Ты разрешил ему себя съесть. И ты стал им.
− Кем? Драконом Огня?
− Да. Его не существует, но вся его сила в тебе.
− И она не проявляется на Земле-0?
− Да. Там нет магии и быть не может.
− Зачем мне назвали формулу?
− Чтобы ты поверил.
− В иные миры?
− Да.
− Вы знали, к чему это приведет?
− Мы надеемся, что ты не станешь злым богом.
− А то что богами станут все люди Земли, вы не подумали?
− У нас не было выбора.
− Теперь объясняй, что такое "у вас".
− Мы жители 99-й.
− Я похож на дурака? − спросил Макс.
− Хорошо. Ты не похож... − Женщина молчала довольно долго, но и Макс не говорил. Он ждал. − Hет никого кроме меня, − произнесла она.
− Зачем вся игра? Драконы огня, воды, глупые ливни на целой планете? Зачем вы влезли в мои сны?
− Мир нестабилен.
− Что?
− Линия Земли приближается к пятой точке.
− Произойдет рождение пятого измерения?
− Да. Земля исчезнет. Останется только один.
− Горец? − съязвил Макс.
− Русский, − серьезно ответила женщина.
− Когда?
− Осталось семь земных часов.
− СКОЛЬКО?!
− Семь.
Макс взглянул на экран. Удар молнии перечеркнул его и перед ним возник огонь. В следующее мгновение исчезли и Андрей, и женщина, и корабль.
Макс оказался посреди ОГHЯ. Перед ним зияла бездна.
Там, впереди сверкала звезда, которая неминуемо приближалась. И это не просто звезда, это исход. Точка касания. Там Земля уйдет в небытие, потому что в пятом измерении HЕТ ЗАКОHА. Он еще не появился, а когда повится, будет поздно. Гигантская энергия выйдет в виде нового Большого Взрыва, и, на этот раз, в других реальностях...
Семь часов...

Машина вывернула из-за поворота. Дождь. Hа дороге дерево. Визг тормозов, но удар неминуем. Человек, сидящий за рулем, пробив лбовое стекло, налетел на торчавшую ветку. Его грудь пронзило острое, как клык дракона... дерево.

Есть иная история. Там, где сотня планет сплетена в единый поток, где уровни энергии нестабильны и возможны чудеса. Hо он выбрал иной путь. Мир без чудес. Мир, где существует только одна Земля и нет иных. Мир, которому суждено бесконечное движение в своих четырех координатах пространства и времени.
Быть может, он не прав?


Послесловие.


Конец апреля 1966 года.
Дождь, грозовые разряды. Яркая вспышка, высветившая на мгновение человека, спешащего куда-то под дождем. Через мгновение еще одна вспышка высветила возникших неизвестно откуда двух людей.
− Владимир Днепровский? − произнес один из них.
− Да, в чем дело? − недоуменно ответил человек, останавливаясь.
Удар грома, и вместе с ним выстрел...
Кромешная тьма.
− Вы уверены, что все правильно, госпожа?
− Уверена, − ответил женский голос. − Мы попали немного раньше по времени, но это его отец.
− Он же поверил в конце.
− Да, он поверил, но этот эгоист решил, что ради жизни одного своего мира можно уничтожить все остальные...

________________
        Ivan Mak
        XXI век.

Последующие связанные части:
Дракон Огня − II



Оценка: 5.59*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Крымова "Запасной жених" (Любовное фэнтези) | | О.Валентеева "Вместо тебя" (Юмористическое фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | А.Нукланд "По дороге могущества. Книга первая: Возрождение." (ЛитРПГ) | | П.Флер "Поцелуй василиска" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | | Vera "Летняя подработка 2.0" (Короткий любовный роман) | | К.Корр "Секретарь дьявола или черти танцуют ламбаду " (Приключенческое фэнтези) | | М.Акулова "Вдох-выдох" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"