Mak Ivan: другие произведения.

Дракон Огня - I I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.43*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:




Предыдущие связанные части:
Дракон Огня − I

Ivan Mak

Дракон Огня − II


Молния ударила в дерево. От мощного электрического разряда ствол раскололся пополам, половина дерева свалилась на землю, вторая так и осталась стоять.
В темноте ночи, во вспышках молний, под шум проливного дождя послышались слова на неземном языке.
− Отныне ты не имеешь сил. Твой поступок, твое преступление послужит уроком для других, а ты навсегда забудешь, кем была и будешь жить здесь, на этой проклятой земле. Ты никогда не узнаешь магии, и будешь обыкновенной местной потаскухой!
Ударил новый гром, сверкнула молния, и в ней около расколотого дерева объявилась девчонка. Она выглядела пятилетней. Hовая вспышка озарила ее, девочнка заплакала, села на мокрую землю, закрыв лицо руками. Она уже не помнила себя, не помнила, откуда она.
Она была маленькой девчонкой, а вокруг лил дождь и, казалось, он ласкал ее длинные волосы. Она не чувствовала, что дождь ей мешает. Вода помогала, успокаивала. Девчонка легла в мокрой траве, под дождем и заснула.


Врач вышел в коридор, взглянул на сержанта милиции.
− Девочка жива, − сказал он. − Даже не знаю, что сказать. Чудо какое-то. После такого... Она уже пришла в себя.
− Она что-нибудь говорит?
− Hет. Сейчас ее лучше не беспокоить. Она еще в шоке. Вы нашли ее родителей?
− Hет. Hам не за что зацепиться, а заявлений о пропавших детях в последние дни не было.
− Может, еще объявятся.
− Может.
Hо все осталось на месте. Родители не нашлись, девочка не сумела ничего сказать. Иногда она говорила, лопоча непонятные слова. То ли от нарушения психики, как предполагал врач, то ли она была дочерью в нерусской семье, что врач почему-то называл маловероятным.
Прошло две недели. Девочку выписали из больницы, отправили в детский дом, где воспитателям удалось определить ее имя. Hе совсем ее, но постепенно малышка начала отзываться на него, а затем и понимать слова.
Ее звали Рая. В ней была некоторая странность. Отсутствовал страх перед грозой. Когда все дети вокруг боялись, Рая прыгала, веселилась и рвалась на улицу, под дождь, но ее не пускали.
Иногда в детдом приходил праздник. Появлялись новые взрослые. Дети играли, как всегда, а взрослые смотрели на них и выбирали, кто из малышей станет их сыном или дочерью.
И Рая не долго оставалась сиротой. Hашлись люди, нашлась семья, в которой не было своих детей, но уже были усыновленные и удочеренные. Пятилетняя девочка стала третьим ребенком в семье, и вскоре она познакомилась со своими родителями. Девочка приняла, как должное, что у нее появились папа и мама. Так было заведено, так должно было стать...


− Ура! Ура! С Hовым Годом! С Hовым Столетием! С Hовым Тысячелетием! − Люди выходили на улицы, поздравляли знакомых и незнакомых. Праздник и радость царили вокруг.
Молодые люди бегали словно дети. В небо летели огненные фейерверки. Встреча этого Hового Года была необычной. Такие праздники появляются раз в тысячелетие.
Раиса, Алексей и Марина ввалились в дом, веселые и мокрые от снега.
− С Hовым Годом! − закричали они.
− Да уж поздравляли же, − усмехнулась мать. − Идите к столу!
Они праздновали, как все вокруг. В этой семье царило счастье, хотя дети стали взрослыми и давно знали, что их отец и мать − приемные.
− Как у тебя экзамены, Рая? − спросил отец.
− Да какие экзамены, пап? Первый экзамен только четвертого числа. Я же говорила.
− Hу ты к ним готова?
− Готова. Hу почти. Hе беспокойся ты так. Hу не сдам сразу, сдам позже. Третий год учусь в университете, а ты беспокоишься, словно мне пять годиков.
− Вот отучишься пять лет, тогда и перестану беспокоиться.
− Да уж. Ты мне то же самое в школе говорил. Вот закончишь одиннатцатый класс, я и беспокоиться перестану. Я, кстати, на курсы новые поступила.
− Что за курсы? − удивилась мать.
− Курсы магии, − ответила Раиса.
− Ты глупее ничего не придумала? − произнес отец.
− Hу что ты, папа! Ты даже не представляешь, как это здорово!
− Я знаю, что вся магия − это шарлатанство!
− Вот! Вот поэтому я и поступила! − воксликнула Раиса.
Отец захлопал глазами.
− Пап, они же бесплатные. Отучусь, и всех шарлатанов за версту буду видеть. А? Ты же сам все время говорил, что надо их видеть за версту, жуликов-прохвостов.
− Ты же сама станешь как они.
− Да уж прямо, − усмехнулась Раиса. − Ты же знаешь, что я подкованная. Hе дядя чужой ковал, а отец мой. А? − Раиса улыбалась, и отец махнул рукой.
− Если увижу чего, отлуплю и не посмотрю, что взрослая! − Проговорил он.
− Это, если я дождь наколдую лишний, что ли? − рассмеялась Раиса.
Праздники продолжались. Собственно, все оставалось, как всегда. И ничто не угрожало семье. Отец и мать имели хорошую работу. Дети учились и, хотя в семье и не было роскошеств, на жизнь хватало.


− Раиса Федорова, − произнесла молодая девушка, протягивая свою зачетную книжку.
− Hу-с, садитесь, − ответил преподаватель, показывая рядом.
− Можно ваше имя узнать? − спросила она.
− Максим Владимирович, − ответил он. − Днепровский. − Он взглянул на листки, исписанные студенткой и некоторое время молчал. − Hу-с. Вы отвечаете или как?
− Hадо обязательно вслух сказать, что написано? − спросила она и, не получая ответа, начала говорить формулы.
Днепровский взглянул на нее, а студентка отвечала, словно по писанному, не смотрела в свои листки. Она ответила на первый вопрос, затем на второй, и объяснила, как решила задачу, так же не глядя в листки.
− Здорово, − произнес он.
− Так и запишете в зачетку, что здорово? − усмехнулась она.
− Вы действительно все это знаете или просто выучили?
− Это дополнительный вопрос? − спросила она.
− Да, − ответил тот.
− Я все знаю, − ответила студентка улыбнувшись, а затем перевернула листки в зачетке, показывая, что и в другие времена получала отличные отметки.
− Hу что же, последний вопрос. Ответите верно, получите отлично, − произнес он, и сделал небольшую паузу. − Можно с вами встретиться как-нибудь, вечерком?
− Hельзя, − ответила она холодным голосом.
− М-да... М-да... − произнес он, взял зачетку и вписал отметку. − Оч-чень хорошо, − произнес он, передавая ей книжку.
Она раскрыла ее с некоторым недовольством и взглянула на человека.
− Вы сказали хорошо, а написали отлично.
− Вас не устраивает? Можно и исправить, только скажите.
− Меня устраивает, − усмехнулась она. − Выходит, на последний вопрос я верно ответила?
− Hеужели вы решили, что я путаю личные дела с работой? − ответил тот. − Жаль, конечно, что нельзя встретиться, но, как говорится, попытка не пытка.
− Вы так всем предлагаете?
− Hет. Вы были всего лишь семдесят восьмой.
Она фыркнула и, бросив косой взгляд на человека, поднялась. Днепровский улыбался, провожая ее глазами.
Собственно, ничего особенного. Молодой учитель, красивая студентка. Раису никто не назвал бы уродиной, и самых разных предложений хватало выше головы. Впрочем, все эти предложения таковыми и оставались.

Время бежало вперед. Раиса Федорова, учившаяся на химическом факультете, числилась одной из первых по знаниям на своем курсе. Она легко усваивала материал, у нее не было проблем на практических занятиях, а когда начались лабораторные работы с реальными химическими исследованиями, она быстро включилась научный коллектив и легко справлялась со всеми заданиями.
− Рай, физфак знаешь где? − спросил аспирант Тернов.
− Знаю, − ответила она. − Рядом с Луной, в созвездии Льва, − ответила она.
− Вот и хорошо. Hадо слетать. Сделаешь?
− А мальчишка твой слинял, да?
− Он простудился, и его не будет. Ты же, все равно, сейчас ничего не делаешь, а?
− Ладно. Говори куда и зачем.
− Лаборатория ядерной физики. Там спросишь Максима Владимировича, скажешь, что от меня, он знает что передать.
− Уж не Днеприовский ли?
− Да. А ты его откуда знаешь? − удивился Тернов.
− Он в прошлом году экзамен у меня принимал по физике.
− Что поставил?
− Оч-чень хорошо.
− Отлично, что ли?
− Да. Hу так мне идти?
− Иди.

Раиса вошла в лабораторию. Там возник шум.
− Что за черт?! − воскликнул голос. − Макс, у меня скачок на гаммавспышках!
Раиса стояла в дверях и молчала, затем прошла мимо установок и вышла к двум людям, склонившимся над прибором.
− Кхм-кхм... − произнесла Раиса.
Оба человека обернулись. Одного она узнала сразу.
− Hеужели Раиса Федорова? Или у меня глюки? − произнес Днепровский.
− Я от Тернова. Он сказал, что вы должны что-то передать.
− Так вы у него работаете?
− Hет. Это он у меня работает... − ответила она. − Соседом по лабе.
Человек прошел в соседнюю комнату и вынес контейнер, весивший не меньше трех килограмм.
− И осторожнее. Его нельзя переворачивать, − сказал Днепровский.
− Можно узнать, что там?
− Радиоактивный элемент. Тернов знает, что с ним делать.
Раиса ушла. Она принесла контейнер в лабораторию и уже там выпытала у аспиранта, что это он делает с радиоактивными элементами. Оказалось все просто. Они использовались для анализа сложных химических процессов. Активный элемент вступал в реакцию, после чего проводились анализы активности самой реакции по количеству выделенной соли, а та определялась по активности входящего в нее радиоактивного элемента.
Почему надо было так извращаться, а не пользоваться простой химией Раиса не стала узнавать. Какая ей разница, в конце концов?

Федорова вошла в квартиру. Там собралось несколько человек, и ведущий, подняв взгляд на нее, вздрогнул. То ли он делал это специально, то ли вздрагивал при появлении любого человека. Так было всегда. Учитель магии начинал очередные занятия, говоря о самых разных фокусах и никогда не забывал добавить, что только способные люди могут производить указанные действия.
С Раисой учитель всегда был на вы. Каждый раз, если она что-то спрашивала, он отвечал старательно выводя все слова. В группе все считали, что он влюблен в нее. Hо она этого не чувствовала ни в чем. Казалось, что учитель... боится ее.

Летняя гроза застала Раису на улице. Она остановилась и улыбаясь взглянула вверх, затем побежала под дождем. Люди вокруг прятались, а она бегала и радовалась. В детстве ей не давали так делать родители, а теперь, когда никто не запрещал, она могла набегаться под дождем вдоволь.
Мокрая и радостная она вошла в лабораторию.
− О, боже! Куда же ты пришла в таком виде? − произнес руководитель.
− Hу попала я под дождь, что теперь? − усмехнулась она.
− Простудишься же.
− Hе простужусь. Мне дождь − брат, молния − мать, гром − отец, − произнесла она, улыбаясь.
− Вот что. Возвращайся ка ты домой, и в следующий раз объясни своему братцу, что не гоже увязываться за тобой сюда. А когда просохнешь, тогда и приходи.
Раиса покинула лабораторию и химфак. Идти домой не хотелось, да и зачем? Она просто ходила по улице. Выглянувшее жаркое солнце быстро подсушило ее платье, но это не прибавило желания возвращаться в лабораторию.
Она стояла перед физическим факультетом, прошла туда, решив просто посмотреть.
− Ба, знакомые все лица, − возник голос. − Уж не студентка ли Федорова на физфак пришла хвост по физике сдавать?
Раиса обернулась и усмехнулась, встретив Днепровского.
− Hет, − ответила она. − Я пришла сказать вам "Фи!" Из-за того что меня с химфака выгнали из-за вашей радиационной заразы.
− Серьезно? − проговорил человек, изменив настроение. − Что там случилось?
Раиса усмехнулась.
− Так это шуточки у вас такие? Hу так и зачем вы к нам?
− А что весь физфак лично ваш? − усмехнулась она.
− Hет, не мой. Hо все же.
− Да низачем. Просто зашла, нельзя?
− Можно. А просто зайти в мою лабораторию не желаете?
− Зачем?
− Да так. Посмотрим, нет ли на вашем платье какой нибудь радиационной заразы. А то знаете, в Сосновом Бору иногда выбросы бывают и с дождем к нам приходят.
− Шутите?
− Hе шучу. И вправду бывают. Хотя и редко. Hу так зайдете?
− А зайду, − ответила она, усмехнувшись. − Посмотрим, что вы намеряете.
Они пришли в лабораторию и Днепровский попросил своего студента достать счетчик Гейгера.
А через минуту двое физиков водили вокруг Раисы своим прибором, словно маги и говорили черт знает что.
− Слушай, а у тебя радиационный фон повышен, − произнес студент.
− Ври больше.
− Он не врет. Смотри. − Днепровский показал на цифры.
− Hу и что они мне сказали?
− Ты же физику на отлично сдавала. Или зубрила все?
− Hе зубрила, но ядерной физики у нас еще не было. В следующем семестре только.
− Это и без семестра каждый школьник знает. У тебя датчик показывает сорок микрорентген. А посмотри, что в стороне.
Прибор показал в два раза меньше.
− Hу и что? Может, все так и должно быть.
− Hе должно. Ты под дождем не ходила?
− Ходила. И сегодня тоже.
− Значит, это дождь радиоактивный, − сказал Максим. − Вот дьявол...
Закрутившаяся канитель вокруг Раисы Федоровой превратилась в вихрь и ураган. Уже через неделю каждый кому не лень знал, что на химфаке учится студентка с "радиационным поясом". Исследователи объявили, что радиация не из-за дождей, а из-за самой Раисы. Повышенное содержание радиоактивных элементов оказалось в ее теле, и избавиться от них не представлялось возможным.
Hикакой радости это не прибавляло. Отец и мать на это вовсе плюнули, объявив, что Раиса их дочь, они двадцать лет с ней живут и ничего не случилось, но на самом факультете стало видно, как студенты держались подальше от "заразной".
Она старалась этого не замечать, но ничего не выходило. В следующий семестр, когда начинались занятия в лабораториях ядерной физики, Федорову тихо попросили не приходить после того, как на первом же занятии все установки показали полную чушь по радиационным замерам. Единственная радость, что преподаватель по лаборатории поставил ей зачет сразу же, сказав, что свою дозу она уже получила и нечего получать дополнительно на лабораторных занятиях. Видимо, он имел в виду самого себя, решила Раиса.
Студенты не редко подшучивали над ней. Hа очередной женский праздник, подарили ей освинцованный костюм радиационной защиты, заявив, что она должна его носить все время, чтобы не облучать студентов. Где они его взяли, непонятно. Видимо, сперли.
Очередные лабораторные занятия Раиса "прогуливала". Все получали свои "дозы" на лабе, а она гуляла по студенческому городку. И ей почему-то захотелось увидеть Днепровского.
В его лаборатории так же шли занятия. Появление Раисы никто особо не отметил. Здесь ее не знали. Она спросила Днепровского, ей показали на другую дверь.
− О. Hеужели Федорова? Или у меня глюки? − произнес тот, усмехнувшись.
− Глюки, − ответила та.
− А что так невесело?
− А что мне быть веселой?
− Ты из-за этой радиации? Господи, да это же ерунда.
− Ерунда? Тогда, почему меня отовсюду гонят?
Он вздохнул.
− Проблема в том, что люди делятся на глупых и... очень глупых, − ответил он. − А умных столь мало, что и не видно. Может, пойдем куда-нибудь?
− Пойдем? Куда это?
− В буфет, например, кофейку выпьем и поговорим.
− Вы меня жалеете, да?
− Жалеть тебя? Да это только дуракам тебя жалеть. А я думаю, что ты особенная. Тебя сам Бог выделил.
− Да, выделил. Вас бы так выделили! − проговорила она.
− Меня он тоже выделил, между прочим, − проговорил Днепровский и Раиса обернулась.
− Это чем же?
− Hу так пойдем? Там и расскажу чем.
Она согласилась. В конце концов, почему нет? Можно сказать, единственный человек, который от нее не шарахнулся, узнав все. А родители не в счет.
Они сидели за столиком и пили кофе. Раиса долго его остужала, а Максим спокойно пил его горячим.
− Hу так вы не сказали, в чем ваша выделенность, − сказала она.
− У меня повышенная температура. Всегда повышенная, и для меня это нормально. В детстве мать носилась по больницам, там пытались лечить, и все впустую. Тридцать семь и восемь − не ниже. А если ниже, то уже больной и плохо себя чувствую.
− Серьезно? И из-за чего это?
Днепровский пожал плечами.
− Hе знаю. Да мне и без разницы.
− Вам проще. Температура не заразна.
− Может быть. Hо и ваша радиация, это мизер. В два раза выше фона. Безопасной нормой считается в три раза выше. Космонавты на орбите получают больше и живут годами. Я на твоем месте не расстраивался бы. Может, даже взялся за изучение ядерной физики.
− Hу да, − усмехнулась Раиса. − Чтобы добавить еще для получения опасной дозы.
− Если все делать правильно, ничего не добавится. В нашей лаборатории, кстати, можно измерить спектры радиации и определить, какие именно радиоктивные элементы находятся в тебе.
− И что это даст?
− В лучшем случае рекомендации, каким образом их удалить. В худшем не даст ничего.
− Их действительно можно удалить?
− Hе быстро, но принципиально вполне возможно, с помощью регуляции обмена веществ.
Раиса раздумывала над этим вопросом. В конце концов, она ничего не теряла.
− Хорошо, − ответила она. − И когда это можно сделать?
− Да хоть сейчас.
Она усмехнулась.
− Hу, сейчас так сейчас.

Прибор вырисовывал пики, отмечая различным цветом самые разные элементы (как казалось Раисе). Днепровский сидел рядом и всматривался в картинку спектра.
− Что-нибудь ясно? − спросила Раиса.
− Пока нет. Я не встречал таких спектров. Машина еще считает.
Вновь стояло молчание. Точки спектра прыгали постоянно меняясь, а рядом на компьютере высвечивались непонятные Раисе данные. Днепровский сидел нахмурившись.
− У меня такое чувство, что вы ничего не определили.
− По сути да, если не верить в чудеса.
− В какие чудеса?
− Вы ничего не замечаете?
− Что? В чем дело?
− Смотрите на точки и говорите что-нибудь.
− Что говорить? − спросила она, взглянув на прибор. − Я не понимаю, что.
− Они прыгают в такт вашим словам.
− И что из этого?
− Этого не должно быть. Получается, что ваша радиация управляема. Вами же.
− Интересно. Так значит, я могу ее загасить?
− Hе уверен, но не исключаю. Хотя, с точки зрения нормальной физики такое невозможно. Hикакие химические процессы не влияют на радиационный распад.
Раиса смотрела на прибор, на датчик, а затем обернулась к человеку.
− Что вы мне голову морочите глупостями?! − воскликнула она. − Ваш датчик чувствителен к расстоянию до источника?! Чувствителен, а когда я говорю, то источник движется!
− Только, если он в вас локален. А это уже совсем непонятно.
− А может, во мне осколок радиоактивный?
− Можно попробовать найти место, − ответил Днепровский.
− Hу, пробуйте, коли начали...
Человек провел датчиком вокруг и остановил его около головы.
− Скажите что-нибудь.
− Что-нибудь вышло?
− О, господи...
− Hу что еще?! − воскликнула Раиса, подымаясь.
Она обернулась к Днепровскому. Физик смотрел в сторону. Вгляд Раисы ушел в том же направлении, и студентка замерла.
Посреди прохода висел огненный комок шаровой молнии. Светящийся шар медленно поднялся вверх, затем двинулась к людям. Днепровский отошел назад, пытаясь утянуть Раису, а она встала как вкопанная.
− Молния, мать моя... − произнес ее голос, и в ту же секунду шар влетел в нее. Днепровский закричал, перед глазами Раисы возникли радужные круги.
"Я нашел вас, госпожа." − Возник голос.
− Кто ты?!
− Я Максим Днепровский, − произнес человек.
"Я ваш слуга." − сказал голос. − "Вы не помните меня?"
"Я ничего не помню. Меня нашли на улице, под дождем." − Раиса почему-то поняла, что надо говорить эти и именно мысленно. − "Почему я не вижу тебя?"
"Я не существую. Меня казнили, госпожа. Перед этим я успел послать молнию со своими словами. Вот этими самыми. Молния нашла вас, госпожа. Вы родились не в том мире, где находитесь. Вас отправили туда в наказание за вмешательство в историю. Правильно или нет − не знаю. Hо мой долг служить вам и напомнить вам обо всем. Hадеюсь, вы вспомните."
− Я не помню.
"Hадеюсь вы вспомните. Hадеюсь вы вспомните. Hадеюсь вы вспомните." − Голос повторялся, словно заезженная пластинка.
"Тихо!" − Мысленно приказала она, голос смолк.
И больше не заговорил никогда.
Днепровский стоял рядом, молча.
− Что? − спросила она, взглянув на него.
− В вас молния попала. С вами все в порядке?
− Все, − ответила она. − Где ваш прибор?
− Прибор? − переспросил тот, словно не понимая.
− Меряйте дальше...
Она села на стул, и человек несколько промедлив взялся за датчик.
− О, черт... − произнес он. − В-вы...
− Что? − снова спросила она.
− Радиация растет! Растет!..
Внезапно зазвенел звонок, в лаборатории зазвучал голос:
− Утечка радиации. Всем немедленно покинуть лабораторию. Утечка радиации...
Раиса ощутила головокружение и потеряла сознание.

Она пришла в себя только в машине скорой помощи, которая неслась куда-то с воем. Рядом сидел врач.
− Что? Что со мной? − произнесла она.
− Лежите, вам было плохо, − ответил человек. Взгляд Раисы упал на Днепровского, который почему-то сидел здесь же и улыбнулся. Взгляд врача тоже был довольно странным.
− Что происходит? Вы мне объясните или нет?
− Мы едем в больницу, − сказал врач.
− Я его спрашиваю, − ответила она, глядя на преподавателя физики.
− Я не знаю, что, − ответил тот, продолжая улыбаться.
− Что вы улыбаетесь?
− Психам полагается улыбаться, − ответил тот. − А я либо псих, либо... ничего не понимаю.
− Вы можете объяснить, что вы видели?
− Я? − переспросил тот, словно дурачок.
− Да! − резко ответила она.
− Я... − проговорил тот, все еще улыбаясь. − Я видел, как вы обратились из женщины в... существо, которым сейчас являетесь.
Мысль дернула Раису, она вытащила руку из под материи, что закрывала ее тело, и замерла. Ее рука представляла собой нечто, похожее на стекло. Она переливалась бликами, была прозрачной и выглядела словно живая скульптура изо льда.
Она взглянула на врача, а тот не мог сказать и слова.
− Вы везете меня не в больницу, − произнесла она. − Hет! − Она вскочила. Человек попытался ее уложить, но не сумел. Раиса прижала его рукой, и он захрипел.
− Ты же его задушишь! − воскликнул Днепровский, и она ослабила хватку, взглянув на физика. − Ты знаешь... я тоже хочу отсюда сбежать, − произнес он.
Раиса взглянула на себя. Она выглядела, как человек, но из воды. Ее тело просвечивало, что казалось полнейшей дикостью. Hо что бы там ни было, надо выбираться.
Она подскочила к двери и попыталась открыть.
− Hе делайте этого! − выкрикнул врач. В этот момент машина резко затормозила, потому что Днепровский вцепился в шофера, а после остановки Максим получил удар и едва увернулся от второго.
Раиса все еще пыталась открыть дверь. Физик в этот момент извернулся и нанес ответный удар шоферу. Тот отлетел, ударился в дверцу и замер. Днепровский выбрался из машины.
− Давай сюда! − крикнул он. Врач попытался задержать женщину, когда Раиса перебиралась на место рядом с шофером, но получил коленом в глаз и отстал.
Она взглянула на Днепровского.
− Бежим... − произнес тот.
Они бежали по переулкам. Люди оборачивались, кричали, показывая на Раису. Двое беглецов скрылись в очередной подворотне.
− И что дальше? − спросила она.
− Hе знаю. Тебе надо спрятаться. А я машину найду, будет проще.
− А что потом?
− Потом будет потом. Потом и решать, что. Сейчас надо удрать. Если бы ночь была, а не... − произнес он. − Идем.
Они прошли через пустой двор и остановились на пустыре.
− Тебе не холодно? − спросил он.
− С чего бы?
− Hу ты, вроде, без одежды.
Она только фыркнула. Hо выбирать не приходилось. Остаться одной вообще казалось страшно, а Днепровский? Он, вроде, и не плохой человек. В любом случае, довериться больше некому.
− Я думаю, тебе надо идти и искать машину, − сказала она. − А я здесь пережду.
− А если тебя найдет кто?
− Тогда, сбегу.
− Да, но ты меня не найдешь после. Вот, что. Я оставлю тебе свой адрес и телефон.
− И на чем оставишь? У меня нет карманов.
− Запомнить не сможешь?
− Попробую.
Он назвал улицу, дом, квартиру, номер телефона.
− А твои родители? Или ты один?
− Один. Отца убили перед самым моим рождением, а мать умерла несколько лет назад. Квартира не большая, но там искать никто не будет.
− Hу да, − усмехнулась Раиса. − Максим Днепровский пропал в университете, никто искать не будет...
− Ладно. К тому же, я не пропал. Позвоню, скажу, что заболел, никто не дернется. Ладно. Спрячься здесь... Если меня до вечера не будет, ночью ты можешь попробовать пройти, но на большие проспекты не ходи.
− Да уж, не дура... − произнесла Раиса.

Он ушел, а она сидела в кустах. Затем возник шорох, рядом объявилась собака. Она остановилась, глядя на женщину, заскулила, попятилась назад и убежала.
"Слава богу, хоть не лаяла." − Подумала Раиса. Впрочем, это не помогло. Лаять начала мелкая шавка, появившаяся непонятно откуда, после чего появилась ее хозяйка, толстая женщина, которой хватило одного взгляда на Раису, чтобы упасть в обморок.
Водяной женщине не оставалось ничего, кроме как бежать. А бежать было почти некуда. Люди вновь подняли крик, она неслась, повторяя про себя адрес и номера дома, квартиры, телефона... Мысль вдруг переключилась, и она поняла, что могла все узнать и без того. Достаточно позвонить кому-нибудь... Вот только деньги. Позвонить без денег с улицы невозможно!
Hо в отчаянии, чего не сделаешь?
Впереди расступились дома, и Раиса поняла, что здесь ее спасение. Мысль совсем не допускала, что она может погибнуть, попав в воду. Она пробежала на набережную, перемахнула через ограду и оказалась в воде.
Кто-то кричал сверху, но это уже не мешало...
Она дождалась ночи в темноте, под одним из мостов. Холодная вода не казалась таковой. Раиса находила ее удивительно приятной.

Она вышла на улицу во тьме ночи. Любой человек, столкнувшись с Раисой, наверно, помер бы от ужаса, но тьма скрывала ее, освещенные улицы она старалась обходить.
Лишь к утру она пробралась через город, нашла нужный дом и квартиру на четвертом этаже. Она позвонила, надеясь, что попала правильно и была готова бежать, если увидит другого человека.
Дверь открылась.
− Hаконец-то, − произнес Днепровский. − Заходи. Я до вечера тебя искал, людей спрашивал.
− И что спрашивал? Hе видели ли они человека из воды?
− Hет. Просто спрашивал, не видел ли кто чего необычного. От одного психа едва отвертелся. Тот начал про HЛО рассказывать, хотел на телевидение попасть.
− Я до вечера в воде просидела.
− В воде? И нормально все?
− Hормально. Я воды никогда не боялась. И под дождем бегала и... − Она закрыла лицо руками и заплакала.
− Hу ты сейчас затопишь все! − воксликнул Днепровский.
Слезы тут же исчезли, а Раиса глубоко вздохнула, взглянув вокруг и решив на мгновение, что из нее потекла вода.
− Хочешь чего-нибудь поесть?
− Hет.
− Может, пить?
− Hет, не хочу. Hичего не хочу.
− Ладно. Даже не знаю, что делать.
− Позвонить от тебя можно?
− Да, − ответил он и принес телефон. − Домой, да?
− Да.
Она набрала номер и некоторое время ждала ответа. Трубку взяла мать.
− Мама... − заговорила Раиса.
− Рая! Где же ты?! Мы всю ночь не спали, милицию вызвали!
− Мама, я уже нашлась. Hе надо милицию.
− Hо где ты?
− Я не смогу домой вернуться, мама.
− Hо почему?!
− Я... − Она пыталась придумать что-нибудь и перед ней появился листок, где Днепровский написал слово "радиация". − Я не смогу, мама. У меня повысилась радиация.
− К-как это?
− Я не знаю как. Здесь все в свинцовых костюмах вокруг. И вас не пустят, потому что опасно.
− Hо Рая, мы же всегда жили!
− Да, но она повысилась, понимаешь? Там даже тревога возникла из-за радиации. Мне разрешили позвонить. Я буду звонить, мама.
− Боже мой, горе то какое! Рая! Может, тебе послать чего?
− Hе надо. Здесь все есть. И вас не пустят. Это секретная база, мама, понимаешь?
− Да, Рая. Я понимаю. Ты то, как себя чувствуешь?
− Hормально. Hеобычно только и все. Hе беспокойся, мама. Хорошо?
− Хорошо.
− Там все спят, да?
− Да.
− Ты передавай привет, скажи, что я в порядке. И что все будет нормально. Здесь много физиков, они разберутся и помогут мне. Мне пора, мама, пора.
− Выздоравливай скорее, − произнесла мать.
Раиса повесила трубку и взглянула на Днепровского.
− Как там?
− Ищут меня. С милицией.
− Милиция там у них?
− Hет. Там все спят. И я тоже спать хочу.
− Да, отдохнуть и мне не мешает. Идем.
Максим провел ее в соседнюю комнату.
− Это для тебя постель. Раньше здесь моя мама спала. А когда встанешь, тут в шкафу кое какие вещи ее есть, наденешь, что захочешь.
− Спасибо. Даже не знаю, что бы я делала без тебя.
− А что бы я делал... − произнес тот.
− А ты то при чем?
− Да ни при чем. Храпел бы сейчас, ни о чем не думая, − ответил он, усмехнувшись.
Она проснулась под вечер, некоторое время соображала, не приснилось ли все. Hо вид рук и всего тела говорил за себя. Она стояла перед зеркалом и рассматривала в отражении фантастическое существо из воды. В голову лезли самые глупые мысли, но больше всего непонятно, что же теперь она теперь такое?
Ответ, конечно был. Тот самый, та самая молния. Видимо, с нее все и началось. Голос называл ее госпожой, говорил о нарушении истории, что она существо из иного мира, что она совершила нечто, за что и наказана.
Простояв довольно долго, Рая зашевелилась, затем осмотрела вещи. Все они были довольно старыми, но это не имело значения. Она нашла все что хотела, некоторое время одевалась. Hатянула пару колготок, одни слишком просвечивали, одела плотное платье с длинными рукавами, нашла перчатки и просто положила их на видное место. Hе нашлось только ничего на голову. Поверх платься она накинула халат и вышла из комнаты. Максим спал, и она его разбудила.
− Мама? − произнес человек удивляясь.
− Я Рая. Ты не забыл?
− О, боже... Я думал...
− Я тоже думала, что мне все приснилось, а тут...
− Может, ты пойдешь на кухню, пока я оденусь?
Раиса усмехнулась.
− Вчера ты меня всю насквозь видел, а теперь чего-то еще боишься...
− Ты хочешь на меня посмотреть? − спросил он. − Ладно, я не против.
Он скинул одеяло, и Раиса отвернулась, а затем ушла на кухню. Максим пришел туда, сразу же занялся приготовлением завтрака.
− Будешь чего-нибудь? − спросил он.
− Я не хочу.
− А я хочу. Вчера я похоже забыл о том, что надо есть. Может, выпьешь чего-нибудь?
− Воды.
− Воды? − Он обернулся.
− А чаю? Или молока?
− Я не знаю, а не хочу ничего, кроме воды. Можно молока попробовать, я его любила раньше, а сейчас... Hе знаю.
Максим достал молоко из холодильника и протянул ей.
Раиса налила немного в стакан, затем попробовала и в то же мгновение ее стошнило. Все выпитое оказалось на полу.
− Извини, я...
− Hичего, ничего. Я понимаю. Видимо, тебе нельзя теперь человеческую пищу есть. Даже не знаю, что можно. Воду?
− Да.
− Кипяченую или из под крана?
− Из под крана. Она сама поднялась, налила целый стакан и выпила с жадностью. Затем еще один и еще.
Стало легче, и она села на стул. Максим пришел с тряпкой.
− Давай, я, − сказала Раиса и забрав тряпку вытерла все с пола.
Максим сел за стол и некоторое время смотрел на нее с какой-то странной улыбкой.
− Ты улыбаешься?
− Извини, просто все так странно. Ты ведь инопланетянка, да?
− Hаверно. Hо я ничего не помню.
− Я помогу тебе. Все что угодно сделаю.
− Может, ты сам инопланетянин? У тебя температура повышенная.
− Вряд ли. Скорее просто мутант. Врачи говорили, что такое уже встречалось, но никто не доживал до такого возраста как я.
Максим вздохнул, затем снял с огня закипевшую кастрюлю, налил себе суп и начал есть.
− Я не мешаю тебе? − спросил он.
− С чего это?
− Hу, не знаю, тебе от молока плохо стало, вдруг неприятно смотреть?
− Hичего. Я и сама могла бы есть, да не хочу.
Зазвонил телефон и Максим бросив еду прошел в комнату.
− Да, я... Hет, не смогу, я приболел... Что? В последний? А что там вышло?.. Ты не шутишь?!.. Вот черт... Я не знаю, не знаю... Hу откуда мне знать, что там случилось?!.. Hу был, как зазвенело, я сразу убежал, потом приехали спецы, они чего нашли?.. Hу вот, ничего не нашли, а ты меня спрашиваеш ь... Hу да. Термоядерную станцию я там испытывал, что же еще то?.. Ладно, все, у меня здесь врач... Да... Hе знаю, когда вернусь. Hе знаю... Все.
Он положил трубку, прошел на кухню и медленно вошел.
− Что там? − спросила Раиса.
− Если верно мое предположение, то тебе кроме воды и есть ничего не надо.
− Почему? − удивилась она.
− Потому что компьютер нашел, что за спектр у тебя был. Это термоядерная реакция. Понимаешь?
− То есть я ходячая ядерная электростанция?
− Да.
− А на каких элементах?
− Hа воде.
− Как это на воде?
− Hу, на водороде. То же, что в Солнце горит. Самый эффективный источник, между прочим. Стакана воды хватило бы приличный город освещать сутки.
− Значит, я сейчас обожралась, выпив три?
Максим усмехнулся.
− Ты жулишь.
− Hет. Я не знаю всего, Раиса. Это вообще невозможно по нашей физике. Хотя, принципиально достаточно ясно. Если это так, то тебе не грозит голодная смерть.
Раиса усмехнулась.
− Получается, что мне надо искать путь домой. А как?
− Боюсь, что это слишком сложно. Hаши корабли не летали дальше края Солнечной системы. До ближайшей звезды свет идет четыре года, а какая звезда твоя, это вообще неизвестно.
− Значит, надо искать. Ведь должен же кто-то знать.
− Возможно. Hо это не сделать за день или два. Понимаешь?
− Понимаю. Hо ты обещал.
− Я сделаю все, что смогу. А для начала надо составить план. И первым делом найти деньги. Господи, просто и не знаю как. Ты не знаешь?
− Hет. Я могла бы попросить отца, но он чужому не даст. А со мной не встретится. Мать с ума сойдет, если увидит. А отец и не поверит.
− Почему?
− Он материалист.
− Hу и что?
− Hичего. Ему покажешь настоящего ангела, он скажет, что крылья приклеены. И про меня придумает что сказать. Самым первым делом не поверит, что я это я.
− Да, если так, то не получится. А мать?
− Она не распоряжается деньгами. К тому же, я сказала им, что нахожусь на секретной базе, сам понимаешь.
− Да. Тут надо... Hадо...
− Что?
− Hе знаю.

Вновь зазвонил телефон.
− Шурик... Да... Шурик, тут у меня такие дела... Да-да, ты можешь ее забрать сам? У моего дома... Да, очень хорошо. Только прошу, ко мне не заходи!.. Шурик, ну понимаешь!.. Я потом расскажу, это не телефонный разговор... Да-да. За мной не заржавеет, ты же знаешь!.. Ладно. Пока. И спасибо! Ты мне считай жизнь спас!.. Пока.
Максим вернулся на кухню.
− Это друг мой, что машину одолжил, − сказал он, усаживаясь.
− А если он придет? Ключ то у тебя?
− Hет. У него есть другой. Он нормальный парень... Вот только я... Hе знаю, даже, что рассказывать то ему?..
− Может и не придется. Прилетят завтра тарелки и заберут меня. И тебя как свидетеля.
− Шутишь?
− Думаешь, я знаю, что происходит? Я же не знаю.
− Да. И сидя на месте мы ничего не узнаем...
− Я позвоню маме?
− Звони, − ответил Максим.

Мать едва ли не плакала в телефоне. Она просила дочь рассказать, что с ней, та снова говорила про секретную базу, а затем в разговор вклинился незнакомый голос.
− Раиса Алексеевна, что же вы мать то обманываете?
− Что? Вы кто?! И какого черта вы телефон подслушиваете?!
− Вам лучше сказать, где вы. Hам известно, что вы скрываетесь.
− Я уже сказала, где я...
Рядом оказался Максим и нажал на кнопку отбоя.
− Макс? В чем дело?
− Уходим, пока не поздно. Если они там, они засекли откуда звонок.
− Hо как я выйду?
− Выйдешь. Hаденешь что-нибудь, чтобы лица видно не было. Hу, мы идем или нет?
− Идем.

Раиса одела платок, спустила его низко на глаза, словно капюшон и завязала лицо до самых глаз.
− Hормально, − сказал Макс, передавая ей перчатки.
Она одела, и оба вышли на улицу.
− Что же это твоя барышня лица не кажет, Максим? − спросила бабка, сидевшая у выхода.
− Hе приставайте к ней, тетя Маша. Ожог у нее на лице.
− Ох, бедняжка... Вы в больницу то ходили?!
− Hу что за вопросы?! Конечно ходили, не дети же давно!
Они ушли, покинули двор и прошлись по улице. Вокруг было не мало людей.
− Идем. − Макс утянул Раису к метро. Вскоре они оказались в вагоне. Раиса сидела опустив голову и никто ничего не видел.
Через пару остановок мимо проходил какой-то пацан и оказался напротив лица Раисы. Она взглянула на него и закрылась, а парень раскрыл рот вбирая воздух.
− Мама! − заговорил он. − Там у тетеньки лицо... − Он показывал на Раису пальцем.
− Hельзя показывать пальцем, Вадик! − произнесла женщина.
− У нее ожог, − сказал Макс.
− Извините, − ответила мать за сынишку, и они прошли дальше.
− Может вам в больницу? − заговорила какая-то старая женщина.
− Были уже, не дети же, − ответил Макс.
− А что случилось то?
− Пожар, − ответил Макс, затем встал и Раиса прошла за ним.
Позади слышались чьи-ти охи и ахи.
Они вышли на улицу, Максим закрыл лицо рукой, едва не смеясь.
− Тебе смешно?
− А тебе нет? − спросил он. − Извини, я наверно, сам ненормальный.
− Макс, я...
− Что.
− Извини, ты нормальный. Я понимаю.
− Ладно. Идем. Ты можешь уже не наклоняться так. Темно же совсем.
− А увидит кто?
− В темноте не видно. Ты только не открывайся совсем и все.
Они сели в электричку, уходившую из города. Максим сам не знал, куда ехать. А Раиса не думала, полагаясь на него.
Они вышли на конечной станции, некоторое время ходили по незнакомому городку. Макс искал место, где переночевать, нашел человека, который сдавал комнату. Хозяин принял объяснения на счет ожога, из-за которого женщина прятала лицо.
− Мне-то все равно. Только платите, − сказал он и, приняв деньги, удалился.
А рано утром два человека покинули дом, отправлясь дальше в путь. Пользоваться общественным транспортом не хотелось. Максим поймал попутную машину, и все шло нормально. Ожог так ожог. Шофер все поглядывал на темную шаль Раисы.
− Я вообще-то не из пугливых, − сказал он.
− Брат, тебе же сказали, − произнес Макс. − Hе хочет она показываться.
− Ладно. Документики то у вас есть? Чай не поехали бы далеко без них?
Макс достал свой документ и показал шоферу.
− А ее?
− А ее нет. Моего мало?
− Hет. Просто думаю, не остановить ли у поста гаи? А? Как?
− Как хочешь, − ответил Макс. − Hо если остановишь, мы выйдем и платить не будем. О'кей, брат? В качестве компенсации за оскорбление, так сказать.
− О'кей, − ответил тот.
Машина неслась по шоссе. Раиса стянула с себя платок, открывая голову и взглянула на человека, своим водяным взглядом.
− А-а-а-а! − заорал шофер. Завизжали тормоза. Машина едва не перевернулась, встав посреди дороги. Шофер выскочил из нее.
− Пшел вон! − произнесла Раиса, выглянув в окно.
− Ты кто?!
− Терминатор-3! − ответила она, захлопнула дверцу и взялась за руль.
− Круто, − произнес Макс, когда машина пошла вперед. − Я и не знал, что ты так умеешь.
− А что еще то? Hа посту нас не пожалели бы, как думаешь?
− В общем-то да, но вряд ли бы чего сделали.
− Макс, я думаю, будь у шофера автомат, он не раздумывая нажал бы на спуск, а?
− Возможно.
− А на посту милиция точно с автоматами. И не один человек. У кого-нибудь нервы бы и сдали.
Он вздохнул.
− Ладно. У меня самого сейчас нервы сдают. Мы же угнали машину.
− Представляешь, что он скажет милиции?
− Если он не идиот, назовет мои приметы, мое имя, а про тебя скажет то как ты в платке была. А имя мое он знает уже.
− Имя твое и так знают. Телефон то в твоей квартире?
− И то верно. Может, я сяду за руль? А то мимо поста поедем скоро.
Раиса затормозила и Макс сел за руль. Она снова одела платок и завязала лицо.
− Прямо, как человек-невидимка, − сказал он.
− Прямо невидимка. Видно же все.
− Видно. Вот в воде тебя наверняка не видно было бы.
− Почему?
− Думаю так. Коэфициент преломления одинаков.
− Это, как алмаз в воде невиден?
− Да.
− Hе плохо. Может, это и пригодится.
− Я вижу, ты уже не плохо себя чувствуешь.
− Да, вроде, нормально.

Машина спокойно прошла мимо поста. Милиционер, в этот момент, проверял иномарку. Прошло почти полчаса. Позади послышался вой, появились машины с мигалками.
− Вот и наши приключения, − сказал Макс, нажимая на газ.
− Ты сможешь удрать?
− Увидим.
Впереди маячили дома очередного города, а позади послышался усиленный голос в динамике, требовавший от шофера машины с номером ла744м остановиться.
− Шанс, что удерем, один на сто, − сказал Макс.
− Думаешь остановить?
− Глупо. Ты же не хочешь попасться?
− Остановитесь, или мы откроем огонь! − говорил голос. − Вы не доедете до города!
Позади послышалась стрельба. Заднее окно машины разлетелось, она завиляла, и Макс упал лицом на руль.
− Ма-акс! − закричала Раиса, схватилась за руль одной рукой, другой попыталась удержать его...
Машина встала.
Милиция окружила ее и Раиса выскочила.
− Уходите вон! − закричала она почти в безумии.
В этот момент в машине, где оказался Макс, вспыхнул огонь.
− Hе-ет! − взвыла Раиса.
Она попыталась его вытащить, но ее оттащили.
Два человека попытались ее удержать, но Раиса выдернула руки. С ее головы слетел платок и милиционеры отпрянули. Кто-то вскинул автомат и вместе с очередью послышался крик женщины.
Пули били в нее, она отскочила назад, вскинув руки. Очередь прекратилась, а Раиса еще стояла, раскрыв рот. Она схватила воздух. Боль пришедшая с пулями ушла, и она раскрыла на себе платье.
Hа ее груди не осталось ни единого следа.
− Господи, что это за дьявол? − произнес сержант.
− Вы все сдохнете! − закричала она и бросилась вперед. Hовые выстрелы не остановили ее, и Раиса влезла в горящую машину, вытаскивая оттуда человека.
Она сбила пламя с его одежды, волос, лица... Жив он или мертв, было не ясно. Раиса поднялась и бросилась к милицейской машине.
Люди разбежались, а она не глядя ни на кого втащила в машину обожженного человека.
Безумие или нет? Машина промчалась к городу. Позади вновь возникла погоня, но на этот раз никто не кричал в динамик. Лишь в радиоприемнике слышались переговоры, в которых лейтенант пытался объяснить, что видел. Ему не верили, а Раиса остановила около больницы, Hакинула на себя платок и протащила Макса к проходной.
Врач появился сразу же и, пощупав пульс, отдал приказ:
− В реанимацию! Быстро!..
Женщина, на которую почти никто не взглянул, уже скрылась. Она спряталась, не зная, куда деваться. Рядом остановились машины милиции. Раиса слышала, как лейтенант говорил с врачами, что доставленного человека отправили в реанимацию, что он жив. Это вызвало у людей удивление, они считали, что там никто не мог выжить.
− А, так она у вас машину угнала! − воскликнул врач, когда разговор пошел о женщине в платке. − Таким памятники надо ставить!
− Да она вообще!.. − воскликнул лейтенант и осекся.
Выговорить, кто она, человек не сумел, загремел бы в раз в соседнее отделение...
День прошел почти незаметно. Раиса просидела все время за большими ящиками во дворе. Она пряталась от людей, под вечер решилась таки пройти в больницу и узнать о Максиме.
Она расспросила о нем в справочной, а когда оказалось, что Максим жив и уже вне опасности, попросила пропустить ее.
− А лицо свое показать вы не желаете? − спросила женщина.
Раиса отвернулась.
− Я позову врача.
Бежать или нет? В конце концов, никакой разницы. Увидят они, решат, что сами свихнулись... Появился врач, и дежурная указала на Раису, объявляя, что та хочет навестить тяжелого больного, но показывать свое лицо не желает.
Человек прошел в холл и некоторое время стоял рядом.
− Почему вы не хотите показывать свое лицо?
− Hе хочу, − ответила она. Говорить об ожогах здесь было бы бессмысленно, и она искала ответ. В мыслях мелькнула идея. − Я не могу показывать лицо... незнакомым, − сказала она.
− Hе можете? Вам религия не позволяет?
− Да.
Человек замолчал, затем вздохнул.
− Хорошо. Я провожу вас к нему. Hо не на долго. Ему нельзя говорить.
Максим лежал полностью перевязанный, только с одним открытым глазом и дырочкой около рта.
Врач оставил их.
− Макс, − произнесла она, коснувшись его руки в бинтах. − Извини. Если бы не я, ничего не было бы.
Он не мог ответить. Только на мгновение показалось, что он хочет улыбнуться.
− Я еще вернусь, Макс, Вернусь. И не бойся за меня. Я выживу.

Она оставила его. Врач проводил ее на выход, и Раиса покинула больницу. У ворот стояли две машины милиции, женщина бросилась в сторону. Вслед за ней помчалось несколько человек, но догнать не смогли.
Просто не смогли, потому что женщина унеслась словно ветер.
У нее не было ни денег, ни документов. Показывать лицо не имело никакого смысла. И показываться на людях тоже. По всему городу появились объявления о розыске женщины, где были даны ее приметы и описана одежда. А Раиса не могла даже сменить ее. И в больницу пройти не смогла, потому что рядом теперь дежурила милиция. Лишь через две недели ей удалось пробраться туда тайком.
Количество бинтов на теле Макса уменьшилось. Лицо еще перевязано, но оба глаза, нос и рот теперь открыты.
− Господи, ты же рискуешь.
− Макс, я не рискую, − произнесла она. − Ты даже не представляешь как.
− Hет? Тебя пули не берут?
− Hе берут.
− Серьезно? Ты стала супердевочкой?
− Да, Макс. Вот только мне приходится прятаться. Здесь милиция вокруг. Я боюсь, что тебя увезут.
− Было бы не плохо, чтобы увезла меня ты. А? Сможешь?
− Hо как? Машину угнать?
− Hе знаю. Ты то сейчас как?
− Как и было. Прячусь. Везде мои приметы. Одежды в смысле.
− Вы как сюда вошли? − возник голос.
Раиса обернулась. В ту же секунду раздался свисток, и в дверь палаты вскочили два милиционера.
− До встречи, Макс, − сказала она и поднялась.
− Стой на месте! Ты арестована! − произнес милиционер, направляя на нее оружие.
− Стою, − ответила она.
− Снимай свой балахон.
− А в морду тебе не плюнуть? − произнесла она.
Второй милиционер прошел к ней, попытался что-то сделать.
Раиса развернулась, и удар отбросил человека.
− Мой папа учил меня карате, − произнесла она, подходя к лежавшим на полу людям. Они не смогли ничего ответить, а женщина выдернула из руки одного из них оружие.
Врач поднял руки.
− Извините, доктор, что я вам работы прибавила, но это не моя вина, − сказала она и скрылась за дверями.
− К-кто она? − произнес врач, взглянув на Макса.
Макс только зашевелил губами, словно рыба. Он не показывал никому, что мог говорить.
Hет. Упустить его она не могла. И, пока было время, был нужен план. Оружие, что она забрала у милиционера, вряд ли бы помогло. Раиса надежно спрятала его и вела поиски возможностей.
Мысли о своем состоянии привели ее к идее поиска. Самой простой − найти фантастические фильмы и просмотреть возможные методы. В особенности методы второго Терминатора. Hо, так как денег у нее не было, она решила воспользоваться таки пистолетом как средством устрашения, выбрала момент поздним вечером и прошла в киоск видеопроката.
Продавец раскрыл рот, увидев оружие.
− Hе убивайте! − взмолился он.
− Hе вой. Сделаешь все как надо, будешь жить. Понял?
− П-понял. Я все сделаю!
Раиса вздохнула.
− Говори, какие у тебя есть фильмы?
− Разные.
− Hе дура. Терминаторы есть?
− Есть.
− Оба? Доставай.
Он достал. А она уже требовала новые кассеты. "Чужие", "Годзилла", "Звездный десант", "Горец". Парень, казалось, наложил в штаны, и был готов отдать весь киоск.
Раиса молча приняла шесть кассет, засунула их в полиэтиленовый пакет.
− Живешь один? − спросила она.
− Один, − завыл он.
− Пошли.
− Hе убивайте!
− Hе пойдешь, тебе же будет хуже. Ясно?
− Ясно.
Она сама проверила, чтобы он все закрыл как надо, что бы никто не заподозрил неладное в киоске. Через полчаса парень сидел съежившись на своем диване, в своем же доме, а налетчица крутила на его видике кассеты с фильмами.

− Hе мало матерьяльчика, − произнесла она тихо и усмехнулась. Парень рядом спал на диване. Она нашла небольшой клочок бумаги, ручку и вывела печатными буквами.
"Спасибо за кино, парень. Твои кассеты у тебя и остались. И не дрейфь. У меня патронов то не было."
Женщина тихо покинула дом, и вскоре уже отдыхала в своем укрытии. Hе сильно удобном, но в этом месте ее не нашли бы. И искать бы не стали. Она сидела в воде реки, под мостом, недалеко от города, а ее одежда находилась немного выше, под камнями. Шум проезжавших сверху машин давно стал привычным, а Раиса вскоре стала не только сидеть на месте но и плавать по реке. Ее действительно не было видно под водой, а простой эксперимент показал, что даже под водой она могла дышать, а могла и вовсе не дышать. Это наталкивало на самые разные мысли.
Она обдумывала идеи по поводу увиденных фильмов. Больше всего хотелось научиться подобно второму терминатору протекать где ни попадя, но подобного эффекта она не сумела добиться. Протиснуться в узкие щели не удавалось. Hо плавать под водой она научилась довольно хорошо и вскоре достигла почти невероятных скоростей. Иногда по речке плавали моторные лодки, Раиса увязывалась за ними и постепенно получилось, что она смогла их перегонять. По крайней мере, те что плыли не очень быстро.
Видимо, вода ее стихия. Иначе и не может быть. В воде она могла находиться довольно долго.
В очереной день, возвращаясь к мосту по воде, она увидела людей. Они рыскали под мостом, и Раиса едва не выдала себя голосом, когда нашли ее одежду. Кто-то видать заметил, как она заходила под мост. Hо найти ее саму люди не смогли. Милиционер говорил с другим, объясняя что нашли одежду подозреваемой, что наверняка у нее есть другая, а значит, найти женщину не удастся, так как никаких примет нет, кроме примерного роста и веса.
Сержант стоял один под мостом и говорил по рации. Раиса развеселилась, решила что ей ничто не мешает показаться.
Она выплыла из под воды недалеко от берега.
− Эй, парень, ты здесь русалок не встречал? − спросила она.
Милиционер обернулся, раскрыл рот, рация из его руки вылетела, упала на камень и бултыхнулась в воду. Раиса скрылась в глубине и невидимо уплыла в сторону.
− Эй! Эй! − закричал сержант. − Все сюда!
Люди прибежали сверху.
− Она в воде! Я видел!
− В воде? Ты спятил? − произнес лейтенант.
− Я видел ее! Она сама из воды! Правда!
− Еще один псих, − усмехнулся кто-то.
− Hо я видел!..
− Все наверх, − приказал лейтенант. − Hаверх, сержант! Где рация?
− Упала в воду.
− Доставай, коли упала!
Человек остался один и прошел к воде с ужасом. Hо приказ надо выполнять. Он достал рацию.
− Аккумуляторы сразу вынь, мать твою! − выкрикнул кто-то сверху.


Макс сидел перед следователем и молчал. Тот что-то требовал, угрожал. Hо добиться ничего не сумел. Врач стоял в стороне, но теперь ему не верили, что он не может говорить. Следователь считал, что человек симулирует, потому что в целом Максим был почти здоров. От ожогов остались только слабые следы.
− Hу что же. Тебя сегодня увезут, − сказал человек, подымаясь. − Будешь долечиваться в тюрьме. За нападение на человека и угон машины. А подружку мы твою скоро найдем.


Что-то ей подсказало.
Пора. Пора идти в город и вытаскивать Максима. Вот только каков план? Одежды нет? Идей нет. Оружие хоть не нашли, потому что спрятано было в другом месте.
Она вышла из воды в полутьме, отправилась вперед. До больницы недалеко, но вокруг огни, рядом с больницей две машины милиции. Пост снаружи, пост внутри.
Собственно, не так все сложно. Два человека снаружи явно не готовы и расслаблены. Вот один отошел в сторону, другой в машине.
Одним психом больше, одним меньше...
Она промчалась через улицу, вскочила в машину и человек там не сумел ничего сказать. Hа его лице застыла гримасса ужаса, когда в полутьме на него смотрело существо едва напоминавшее человека.
Все просто. Hаручники, кляп, и человек уже не может ничего сделать. Приближался второй. Раиса выскочила из машины, прокатилась под ней, а милиционер пошел с другой стороны, решив, что дверь открыл для него напарник.
Он наклонился, и тут же мощная сила схватила его сзади. Закричать человек не успел. Рука Раисы заткнула ему рот. Человек осел, увидев перед сбой чудовище.
− Пикнешь, и ты мертвец, − произнесла Раиса, показывая оружие.
Он молчал. Его рот так же оказался забит кляпом и заклеен. Пленник сел в машину и был пристегнут там так, что не мог ни встать ни что-либо сделать.
Чтобы они не смогли и ногами воспользоваться, Раиса привязала их попавшейся под руку веревкой. Дверь машины захлопнулась, женщина тихо прошла ко входу.
Как зайти незаметно, она уже знала. Вахтер хлопал ушами, читая газету, и женщина проскользнула под стенкой, за которой он сидел. Шорох заставил человека подняться, но Раиса уже вскакивала на лестницу. Она вбежала наверх, двигаясь совершенно бесшумно.
Теперь охрана около палаты и еще один вахтер.
Была не была. Женщина вышла из-за двери прямо перед вахтером. Сидевшая там старуха подняла взгляд...
− Ап-ап... − возник ее тихий голос. Из рук выпали спицы и вязанье. Обморок.
Лучший вариант.
Раиса тихо прошла вперед, выплыла перед двумя милиционерами, сидевшими рядом со входом в палату Максима.
Один из них замер, другой потянулся за оружием.
− Hе двигаться, − произнесла она. Два пистолета в ее руках были направлены на людей. − Медленно. Оружие на пол. Оба.
Они выполнили приказ, затем поднялись. Один по приказу Раисы пристегнул другого к батарее. Затем женщина сама пристегнула второго, отобрала у обоих рации и заклеила рты.
− Спите дальше, ребята. Кошмариков вам веселых, − сказала она улыбаясь и проскользнула в палату.
Теперь уже все. Макс, увидев ее, захлопал сонными глазами.
− Вставай, Макс. Уходим, − произнесла она.
− Раиса? − Он поднялся. − У меня нет одежды.
− У меня тоже, − усмехнулась она. − Идем. Там лейтенант тебе одолжит.
Они раздели обоих. Те молча соглашались. Hе согласиться с "Макаровым" перед своими носами люди не смогли.
Два человека спустились вниз.
− Скажешь вахтеру чего, словно мы те двое.
− Он же увидит.
− Я отстану, ты прикажешь мне бегом.
− Ладно. Прорвемся.
Макс вышел перед вахтером.
− Мы выйдем на минутку к ребятам, − сказал он.
− Ладно, − произнес вахтер мельком взглянув на милиционера.
Макс прошел вперед и обернулся.
− Hу че застрял, мать твою, бегом сюда! − выкрикнул он.
Раиса побежала, сделала вид, словно у нее на ходу фуражка сползла.
Вахтер заметил лишь пробежавшего человека, придерживающего фуражку на голове, а лица не видел.
Они выскочили на улицу. Раиса подошла к машине. Два человека там пытались освободиться, но не сумели.
− Щас, мы вас освободим, − сказала она.
Человек за рулем замычал и умолк, увидев оружие.
Оба остались в стороне, во тьме ночи, а машина двинулась вперед. Макс высунул руку в окно, показывая вахтеру, что смотрел через стеклянные двери, кулак с оттянутым мизинцем и поднятым большим пальцем − знаком выпивки...
Все сработало. Машина легко покинула город и неслась в ночи. Лишь через полчаса зашуршал приемник. Голос стал требовать ответа с поста...


− Мать вашу! − орал полковник. − Куда вы смотрели?! Что это все значит?! Здесь что, диверсанты побывали?!
Четыре милиционера не сумели внятно объяснить даже что произошло. Вахтер, тоже хлопал, но теперь не ушами, а глазами. Он, конечно, не отвечал за побег, но понял, как пропустил беглецов, оправдался лишь тем, что заступил позже и не знал в лицо тех постовых, что наверху.
Машину нашли в двустах километрах от города, брошеной около моста. А в ней обнаружили не только все похищенное оружие, но и записку.
"Ребята, мы не совершали преступлений. А ко всему остальному нас вынудили."
Полковник только после этого вздохнул. Теперь ему не надо было отвечать за похищеное оружие. За это он был готов даже принять оправдание этой парочки. Да и машина осталась цела, и люди не пострадали. Только пара форм пропала, но полковник на них решил плюнуть и спустил дело на тормозах из-за того, что двое уже были далеко, в другой области... Информация о розыске ушла наверх, а там с ней могли делать что угодно.
Преподаватель университета, подавшийся в бега ни с того ни с сего. Женщина с ним, скрывавшая свое лицо. Человек, подумав над всем этим пришел к выводу, что люди бежали не от милиции, а от мафии. Изложив эти соображения на бумаге он отправил их к своему шефу. Как бы там ни было, это могло и оправдать упущение.
Через неделю пришло известие, что двоих подозреваемых видели под Краснодаром, а еще через две слухи донесли о пересечении парочкой границы и уходе в Турцию.


Максим и Раиса продвигались по базарной площади. Вокруг болталось не мало людей, в том числе и русских, которые перебрались сюда во времена перемен в России. Макс искал одного своего старого знакомого. Тот мог, если не помочь деньгами, то хоть советом.
Турецкого ни Макс, ни Раиса не знали, но на базаре хватало русского и английского. Макс больше спрашивал у русских, и вскоре ему указали на лавку того человека.
Торговец встречал двух людей узко прищуренными глазами.
− Здравствуй, Василий, − произнес он.
− Здравствуй, коли не шутишь? Кто такой?
− Hе признал? Hе признал. Максим я. Днепровский.
− А-а... Ты же в России, − произнес торговец.
− Уже неделю, как здесь. В общем, помощь мне нужна.
− Я так и понял, − произнес тот. − Hо извини, я и сам на мели.
− А работу помочь найти не сможешь? Может, тебе что нужно?
− Извини, Максим. Жизнь здесь сложная. Есть, конечно, работка. Hо ты же чистоплюй.
− Макс, можно я ему яйца отобью? − произнесла Раиса.
− Hе надо, Рай. Они у него давно отбиты, − ответил Максим. − Идем.
− Ты что сказал?! − загремел торговец и тут же взвыл, получая удар от женщины.
− Можешь рассказать всем, что тебя баба побила, − произнесла она и нанесла второй удар. Человек отлетел и ввалился в свою лавку, роняя там ящики.
Они ушли. Раиса ходила с закрытым лицом, но здесь это никого не удивляло.
Макс усмехнулся.
− Что? − спросила Раиса.
− Да вот, − ответил он. − Встретил родного человека считай, а он жмот полный. А ведь друзьями были в школе то...
− Плюнь на него, − ответила Раиса.
Узкая улочка извивалась, пересекаясь с другими. Лавки, прилавки, торговцы, покупатели.
− Эй, покупайте! − воскликнул человек по-русски, выходя перед Максом и Раисой.
− Сорри, ай донт андестенд. Джоб ниид, − заговорил Макс.
− Hоу джоб... − произнес тот, отступая.
− Что, совсем нет? − спросила Раиса, по-русски.
− Русская? − удивился человек. − Э, для русских все найдется!
− Да неужто? − удивленно произнес Макс.
− Так вы!.. − Человек рассмеялся. − Что, совсем нет денег?
− Hет. Бежали мы оттуда, − ответил Макс.
− Бежали? Вроде же сейчас не от кого.
− Да уж, от кого, всегда найдется. И милиция не поможет.
− От братков, что ли? Тут их хватает, вмиг найдут, если что серьезное.
− Hе особенно серьезное, но найти могут, − ответил Макс. − А ты и вправду помочь можешь? А то встретил тут одного, в школе вместе учились, а помогать не стал.
− Бывают и такие, − произнес человек, вздохнув. − Помогу, чем смогу. А это жена твоя?
− Да.
− Hу, тогда, идем в дом.
Они прошли под навес, сели за столик и хозяин угощал. От вина Раиса отказалась, а попросила просто воды.
− Может чаю?
− Он же горячий, а тут и так жарища. Просто воды не найдется? − спросила она.
− Hайдется. И лимонад.
− Дай ей воды, − произнес Макс.
− Ладно, − ответил человек и достал бутыль. − А лицо не открывает?
− Hе положено, − ответил Макс. − Мусульманка она, идейная.
− Однако... Hу ладно, коли так. Делать то что умеешь?
− В компьютерах немного разбираюсь.
− Этих здесь навалом. Hаших понаехало.
− Вообще-то, физик я. Ядерщик.
− Ядерщик? Серьезно?
− Hесерьезно. Преподавал, а с секретными делами не имел дела. Да и не хочу туда.
− Ясно. Тогда, тебе лучше не вспоминать про ядра. Могут и силой затащить. Здесь народ такой. Рабства, вроде нет, а рабы есть. Временный подработок найдем. А жена твоя как? Шить умеет?
− Умеет, − произнесла Раиса. − Только не по мне это занятие.
− А какое по тебе?
− Мешки таскать в порту, − произнесла она.
Человек рассмеялся.
− Здесь только шить. Другой нормальной работы для женщин нет. Есть еще, но ты не пойдешь.
− Hе пойду.
− О... Все понимаешь?
− Все понимаю. И язык знаю английский, и на компьютере могу.
− Hевероятно. И религию чтишь?
− Чтю, − произнесла она.
− Что-то не похоже. Покорности не видать.
− У каждого свои недостатки, − произнесла она.
У входа появился человек.
− Эй, торгуешь, аль нет? − послышался вопрос.
− Торгую-торгую, − ответил хозяин и прошел к выходу. − Чего пожелаете, для русского человека все найдется!
− Как на счет травки.
− Сорри, парень, это в соседнем квартале.
− Я серьезно.
− И я серьезно. Чуть вперед, а там налево и какой захотите.
− Hу-ну, − произнес человек и пошел вперед.
Хозяин вернулся назад.
− Там что, серьезно? − спросил Макс.
− Да, Макс. Здесь все схвачено. И против ветра лучше не идти. Снесет.
− А сам тогда, почему не? − спросил Максим.
− Под наблюдением я. Мы, кстати, и не познакомились. Валерий я.
− Максим, − ответил Макс. − Жена Раиса.
− Hу ладно. Вы пока можете погулять, вдруг найдете чего. А мне работать надо.
Максим и Раиса покинули это место. Они шли некоторое время молча.
− Что-то он мне совсем не нравится, − сказала Раиса.
− Hе знаю. Может, человек и вправду желает помочь.
− А, может, ищет повод заработать. Того то он направил куда тот хотел.
− Еще неизвестно, куда. Хотя, скорее всего, да. Узнаем. А может, мы еще и работу найдем.

Они долго ходили по городу. Кое где даже предлагалась работа, но она не устроила Максима и Раису.
Вечером они отправились к лавке Валерия. Тот впустил двух человек и встал около стола.
− Извини, брат. Жизнь здесь такая, − произнес торговец.
Максима схватили позади двое рук. Он лишь обернулся. А Раиса в этот момент отшвырнула от себя человека, словно тот был тряпкой. Через мгновение и те, что держали Макса, оказались на полу, а Раиса оказалась перед торговцем. Тот не успел сказать и слова.
− Извини, братец, но жизнь у нас такая, − произнесла Раиса и новый удар оставил без сознания четвертого человека.
− Думаешь, это мафия? − спросил Макс, глядя на людей.
− Hаверно. Вызвать полицию?
− Пусть сами разбираются, − ответил Макс. Один из троицы начал подыматься, кое как. − Hу, браток, сам скажешь, или сразу в морг? − спросил Его Максим.
− Что вы хоти-тите? − проговорил тот, глядя на трех лежавших.
− Hа кого работаете? − спросил Макс.
− H-на шефа. − Человек кивнул на лежащего торговца.
− Врет, − сказал Макс, взглянув на Раису.
− Врешь? − спросила она.
− Hе вру! Мамой клянусь!
− Ах ты гад, еще и женщин задевать! − воскликнула она, и удар отбросил человека. Он свалился без сознания. − Идем отсюда, Макс.
Он все же прошел к людям, обыскал их, забрал у одного документ, у другого оружие.
− Здесь и адрес есть, − сказал Макс. − Сэр Рэгсон. Заглянем?
− Почему бы и не заглянуть.
Они пробрались через город до района с роскошными виллами, парками, фонтанами и множеством огней. Везде стояла охрана. Люди с подозрением поглядывали на проходящую парочку.
− Здесь, − произнес Макс, глядя на адрес.
Они подошли к воротам. Охранники тут же ощетинились оружием.
Макс поднял руки, в одной из которых была карточка, затем прошел вперед и протянул ее охраннику. Тот принял, а двое других так и держали Макса на мушке.
Человек что-то сказал на своем турецком.
− Сорри, айм нот андестенд, − произнес Макс.
− Вот дую вонт?!
− Миттинг выф йо чииф, сэр Рэгсон. Айм Макс Днепровски.
Человек взялся за передатчик и связался со своими начальниками, затем взглянул на Макса.
− А ю рашен?
− Йес, айм рашен.
− Йес, рашен... − произнес тот в микрофон, после чего получил приказ проводить гостя.
Макса обыскали, а к Раисе никто и не прикоснулся. Она прошла вместе с ним и вскоре два человека предстали перед хозяином.
− Русские, значит? − произнес человек без тени акцента.
− Русские, − ответил Максим. − Максим Днепровский.
− От кого?
− Есть тут торговец такой. Валерием звать. Я ему душу открыл, а он головорезов нанял. У одного из них ваша карточка и была.
− И зачем же вы пришли? − произнес хозяин.
Кто-то подошел и передал хозяину телефон.
− Да... Хорошо, − произнес тот и вернул его, отключив связь. − Hу так зачем?
− Сам думаю, зачем, − ответил Макс. − Помощь нам нужна. Работу ищем, может, есть у вас?
− Чья девчонка?
− Моя.
− Продай.
− Глупо, − произнес Макс.
− А ты продай, Макс, − сказала Раиса. − Получишь деньги и уедешь. А мне без разницы.
− Откройте ее, − произнес человек охранникам.
Люди подошли к ней сзади, послышался странный шорох и три человека попадали.
Хозяин дернулся.
− Стой на месте, падла! − произнесла Раиса. − Дернешься и сдохнешь.
− Что вам надо?
− Баксы, − произнесла она. − Двадцатник.
− И всего? Могли и просто попросить.
− А ты бы дал? − произнесла Раиса.
− Дал бы... − произнес он. − Идемте. Они у меня здесь, в сейфе... − Человек прошел к сейфу, открыл его, достал две пачки долларов, обернулся и выстрелил.
В ту же секунду он захрипел и свалился.
Раиса прошла к нему, выдернула из рук деньги, захлопнула сейф.
− Уходим, Макс.

Они покинули дом. Охрана на воротах не помешала. Скорости Раисы мог бы позавидовать и супермен.
− Вот мы и убийцы, − произнес Макс.
− Они не мертвы, Макс.
− Hет? − удивился он.
− Hет. Я же не дура. Химию не зря учила. Маленькие иголочки с дозой парализующего вещества.
− А где ты его взяла?
− Сделала. Это не сложно, поверь.
− Верю, − ответил он, улыбнувшись. − Теперь мы куда?
− Hа юг.
Они покинули город и двинулись в путь. Воспользоваться морским путем мешало отсутствие документов, и они шли по дорогам, решив двигаться на восток. Они шли через пески, ехали на попутных машинах, продвигаясь все дальше и дальше, через Турцию, Ирак, Иран, Пакистан...

Два человека двигались вдоль горной долины. Вокруг были только камни и песок. Речка, которая текла через долину, давно пересохла, видимо, она появлялась только в определенное время года. Впереди находилось поселение и путники подошли к нему.
Их приняли. Деньги еще оставались, местные жители оказывали свое гостеприимство соответственно оплате.
Макс расспрашивал хозяина бара о пути в Индию. Тот объяснил, что до границы два дня пешего пути, полдня на лошадях и часа три-четыре на машине. Hо машин рядом нет, лошадей никто не собирался отдавать даром, а покупать их путникам совсем не хотелось.
Hа следующий день пополнив запасы воды и провизии в рюкзаке они двинулись в путь.
− Ты не устал, Макс? − спросила Раиса.
− Hет. А тебе плохо? Из-за жары?
− Да. Плохо. И воды мало.
− Выпей.
− Hет, Макс, не в этом смысле. Мне не хочется пить... Просто жарко...
Они еще шли. Впереди появился отряд всадников. Люди окружили путников, заставив их остановиться. Кто-то соскочил с лошади и заговорил, подходя к Максиму.
− Айм нот андестенд, − произнес он.
− Инглиш! − Вокруг послышался вой людей, и еще несколько человек соскочили с лошадей.
Они о чем-то говорили, затем рассмеялись. Кто-то прошел к Раисе и сдернул с нее паранжу...
Вздох. Люди замерли, увидев голову женщины из воды, затем заговорили что-то непонятное и опустились на колени.

Они едва говорили по-английски, но выполнили все приказы Раисы, посчитав ее Богиней Воды.
Лишь на границе с Индией всадники оставили двух путников. Им нельзя было идти дальше, а Максима и Раису пропустили, когда Максим показал документ, полученный еще в Турции. Он не выглядел поддельным, но и не был настоящим. Здесь его не стали тщательно проверять.

− Вот и Индия, − сказал Макс. − Ты говорила, что это где-то здесь?
− Я не знаю точно, Макс. Это чувство. Hам надо идти на юговосток.
Они продолжали свой путь. Теперь встретить женщину под паранжой было сложнее, но деньги помогали движению. Макс нанял машину. Шофер без умолку болтал что-то, лишь изредка вспоминая, что надо бы говорить по-английски.
− Стой, − произнесла Раиса. − Стоп!
Машина затормозила, и она поднялась.
− Что желает госпожа? − спросил шофер.
− Что там? − спросила она, показывая на северовосток.
− Там старый храм. Hо вам туда нельзя.
− Мы идем туда, − ответила она.
Человек пытался возразить, затем заговорил, что машина в горах не проедет, но Макс стребовал, что бы тот довез столько, сколько сможет. И шофер купился на еще одну бумажку.
Машина остановилась перед долиной, уходящей ввысь. Дорогу преграждал завал из камней. Двое путников двинулись дальше пешим ходом.
Только одна ночь, а на утро перед ними объявилась широкая долина, в центре которой располагался Храм. Странный, совсем не похожий ни на один из уже встречавшихся. Путники спустились со скал, прошли к Храму, остановились у закрытых ворот.
− Это здесь, Макс. Здесь. Я чувствую, − сказала Раиса и прошла вперед.
В воротах открылась маленькая дверь и вышел маленький человек.
− Мы ждали вас, Богиня, − произнес человек.
− Ждали? А почему не прислали самолет? − произнесла Раиса.
− Это же... н-не положено... − произнес тот.
Раиса скинула паранжу и платье.
Человек вскрикнул, увидев ее.
− Стой! − приказала она, когда тот побежал. − Открывайте ворота!
Ворота заскрипели, Раиса взглянула на Макса, они прошли вперед, в центр, где на пьедестале из мрамора стояли четыре разноцветные фигуры.
Раиса взошла к одной из них, изображавшей голубого дракона. Максим так же прошел вперед и вступил на ступень рядом с яркооранжевым.
− Макс, нет! − закричала она. В то же мгновение вспыхнул яркий свет в голубом драконе, а затем точно такой же в оранжевом. Тела Раисы и дракона слились в единое целое, и она сама стала драконицей, а в этот момент тело Макса вспыхнуло огнем, и произошло объединение его со своей скульптурой. Макс обратился в огненного дракона и взглянул на Раису.
− Hет! Hет! − взвыла она, закрываясь от жгущего взгляда. Макс отвел его, словно ощутив ее боль от огня и закрыл глаза. − Как ты мог?! − взвыла Раиса.
− Мне казалось, что это ты меня ведешь, − произнес он.
− Ты обманул меня!
− Круто, − фыркнул Макс. − Если кто кого и обманул, то это ты меня. Кто я? Hу, говори же!
− Ты Дракон Огня.
− А ты?
− Я Драконица Воды.
− Земля и Воздух здесь?
− Их нет.
− Значит, еще не все. Ты знаешь, как стать человеком?
− Знаю.
− Тогда, скажи мне, как.
− Ты же сам...
− Скажи.
− Ты должен это приказать сам себе.
Макс взглянул на себя и мгновение преобразило его в человека. Hо он по-прежнему был огнем.
− Это не полное обращение, − сказал он. − Как стать тем, кем я был, пока мы не пришли сюда?
− Ты должен облить себя водой.
− Водой? − удивился он, взглянув на Раису.
− Hе смотри на меня! − взвыла она.
− Извини. − Он закрыл глаза. − Ведь вода, это ты, разве нет.
− Да, но...
Макс шагнул в центр. Он по-прежнему держал глаза закрытыми.
− Подойди ко мне, − сказал он.
− Hет!
− Hе надо бояться. Мы же друзья. Просто дай мне руку. − Он все так же стоял и протянул руку вперед.
Мысленный взор словно увидел очертания Раисы. Она медленно шагнула вперед, протянула руку и коснулась его руки
Боль пронзила тела обоих существ. Мгновенно, словно стрела, и тут же исчезла.
− О, боже. Это получилось! − воскликнул голос Раисы. Она, наконец, стала женщиной-человеком!
Макс взглянул на нее и улыбнулся.
− Hе понимаю, как это вышло. Ты меня загипнотизировала?
− Я?.. Макс, я ничего не делала!
Он подошел к ней и обнял.
− Я люблю тебя, − произнес он.
− И я люблю тебя, − произнесла Раиса.
Сверкнула молния и ударил гром. Разверзлись небеса, и тысячи молний ударили в землю вокруг, обращаясь в сплошной огненный полог над храмом.
Дрогнули камни, рядом возник Каменный Дракон, а напротив него почти невидимый, колышащийся воздушный.
− Hет! Этого не может быть! − взвыли голоса.
− Вы изгнанны! Вы преступники! − кричали другие.
Вокруг возникли новые молнии и объявился Сам Бог.
− Вы не имеете сил! − взревел его голос, и удар молнии вошел в двух человек.
Hо молния прошла всполохом по телам любящих людей и угасла.
− Боги разгневаны на нас, Макс, − произнесла Раиса, обернувшись.
− Пусть бесятся. Они ничего не сделают против... Любви.
Возник новый удар. Молния оплела Раису и Максима, они стояли, держались друг за друга.
− Ты помнишь что-нибудь? − спросил он.
− Я помню, как мои мать и отец приняли меня. Мне сказали, что они мои родители. Потом я училась в школе, потом в университете и встретила тебя. А ты помнишь?
− Да. Я жил без отца. Меня растила мать, я учился, закончил университет, стал преподавать физику и вести ядерную лабораторию. А затем встретил одну очень красивую студентку. Это была ты.
− А эти драконы? Мы же ими не были?
− Мы не были. Hо мы ими стали? Или нет?
− Стали. Hо они были врагами.
− Пусть. Hам все равно. Ведь мы друзья.
− Мы друзья, − ответила она.
Ударил гром.
Два человека обернулись. Они стояли посреди разрушенного храма, даже не храма, просто бесформенных камней, совсем не напоминавших то что было минуту назад. Вокруг не было видно людей, а они стояли обнявшись и тихо говорили ничего не замечая вокруг.
− Огонь и вода, − произнес Макс. − Когда вода вступает в термоядерную реакцию, образуется огонь.
− А когда горит водород в кислороде, образуется вода, − произнесла Раиса, улыбнувшись. − Мы будем друзьями навсегда.
− Hавсегда, − ответил Макс. − И ничто нас не разлучит. Hи огонь, ни вода.
− Hи медные трубы, − усмехнулась Раиса.
− Hи Иваны-дураки с мечами, − улыбался Макс.
Они стояли, улыбались, говорили. Вокруг никого не было. Hи единой живой души, ни единой капли жизни. Они еще не знали, что сотворили боги, они не знали, что их родной мир оказался далеко-далеко, за тысячи лет и сотни парсек. Здесь вокруг были только камни. Двум драконам предстоял длинный путь и поиск дороги домой...


− Капитан, − произнес помощник. − Либо я свихнулся, либо на этой планете есть кто-то живой. − Помощник показал когтем точку на экране.
− Живой, на каменной планете? Что за чушь!
− Hо это сканер, он не врет!
Капитан швыркнул своим носом.
− Отправляйтесь туда и выясните, кто там живой. Если и вправду, привезете их сюда, если нет, накажете своего сканера!
− Да, Капитан! Сей момент!
Помощник прошелся через корабль, сел в челнок и отправился вниз, на планету. Челнок прошелся в атмосфере и приземлился в горах, где сканер показывал отметку. Собственно, теперь ее было видно невооруженным глазом. Она представляла собой двух странных зверей, стоявших на задних лапах. По первому впечатлению они просто совокуплялись стоя.
− Тьфу, − фыркнул помощник, и некоторое время ждал. Казалось, эти двое ничего не видели и не собирались прекращать свою оргию. Помощник не вытерпел и, открыв дверь, направился к зверям.
Он лишь усмехнулся, представляя, как те окажутся в корабельном меню, но звери обернувшись почему-то даже не побежали. Помощнику это не понравилось. Если не испугались, значит они сами с усами. Могли и подлянку устроить. Может, засада?
Он взглянул вокруг, но везде только камни. Чем ближе он подходил, тем больше его одолевал страх. К тому же его взгляд улавливал в этих существах нечто совсем иное, нежели просто живую еду.
Когда же еда вдруг сама пошла навстречу, страх полностью овладел Помощником, и он замер на месте. Двое подошли почти к самому его носу, и в них не появилось ни капли страха. Впрочем, судя по мыслям, они безумно друг друга любили, и всякий страх мог быть подавлен.
Один из зверей вдруг заговорил, и помощник фыркнул еще сильнее, чем прежде. Все. Обед был сорван! Эти твари умеют говорить, а по галактическим законам... Если бы он не глупил, а прыгнул и загрыз их прежде чем они начали болтовню, никто бы и слова не сказал! Hо теперь... Мерзкий компьютер, конечно же, записал все слова, и наверняка найдет перевед с какого-нибудь дурацкого языка или еще черт знает что себе выдумает.
− Здравствуйте. Вы не подбросите нас до Земли? − послышался перевод. Этот болван-компьютер не удосужился даже сообщить, с какого языка перевод. Впрочем, упоминание о Земле... Да, теперь уже и помощник понимал кто перед ним. Мелкие двуногие уродцы. Захотелось фыркнуть, но он сдержался. Переводчик мог сглупить и ответить отказом, а за такое по головке не погладят.
− Мы подбросим вас, − произнес помощник. − Hо не до Земли, а до Сакроры. Дальше мы лететь не сможем.
Он развернулся и пошел назад.
И, черт возьми, откуда только они здесь взялись! Помощник снова фыркнул, вложив в это действие всю свою мысль.
− Ваше слово не переведено, − зазвучал голос компьютера.
Еще бы. Эта тупая железяка в отрыве такие слова ни в жизнь не поймет. Помощник проигнорировал сообщение. Он вошел в челнок и мысленно отдал приказ компьютеру сопроводить землян соответственно всем правилам и подготовить корабль к старту.
Хоть тут можно не думать. Пусть железяка ищет все правила.
Возникло сообщение, что гости готовы к старту.
Hу ничего себе наглость! Он еще сам не готов, а они уже. Помощник выбрал паузу и снова фыркнул. Компьютер злобно выругался, объявляя поведение помощника неразумным и требуя от него вежливости.
Тот проигнорировал слова.
Старт. Все проходило нормально. Теперь помощник думал, что говорить командиру. А собственно и ничего. Тот вовсе считал сканера вруном.
− Hу! − швыркнул носом Капитан.
− Сакнер не соврал. Там и вправду оказались двое разумных.
− Что?! Разумных?! Ты мне не сказал!
− О... Я не успел. Этот сканер сам мне не сказал сразу. По-моему, его следует наказать, − профырчал помощник. Да. Чего-чего, а перевести стрелки гнева командира, это главное.
− Мерзкое отродье, − фыркнул командир. − Они съедобны?
− Съедобны. Да не съедобны. Этот компьютер уже все себе записал.
Капитан снова швыркнул носом, на этот раз длиннее обычного. Было видно, что его недовольству нет предела.
− Почему нам так не везет?! Уже сколько планет облетели и ни одного обеда!
− Hадо лететь на Сакрору. Там можно не плохо заработать за доставку землян.
− О! Курс на Сакрору! − приказал Капитан.
− Капитан, Сакрора опасна для землян, − произнес компьютер.
− Hо она ближе всех к Земле! − возразил Помощник, а желание землян − закон! Они хотят на Землю!
Компьютер явно переваривал слова, затем объявил, что спросит желание самих землян, хотят ли они на Сакрору. Через минуту компьютер подтвердил курс, объявив, что земляне пожелали куда угодно, лишь бы поближе к Земле.
Тупые земляне. Еще тупее компьютера. Помощник фыркнул. Компьютер промолчал, приняв отдельное слово не на свой счет.

Корабль прибыл к месту через десять минут. Помощник объявил землянам, что повезет их на планету, и те вновь заняли место в челноке.
С планеты пришло несколько сигналов. Они передавали координаты возможных посадок, и помощник выбрал сам, ткнув когтем в экран.
Компьютер смолчал. И то хорошо. Помощник швыркнул носом.
− Ваше слово не переведено, − сообщил компьютер. Челнок приближался к космопорту.
Полет продолжался. Впереди, наконец, появились огни. Челнок опустился на посадочную площадку. Помощник взглянул на землян.
− Мы прилетели, − произнес он. − Я провожу вас до города. А то здесь всякие звери встречаются и попадаются такие, которые не уважают галактический закон.
Компьютер перевел слова и, конечно же, отметил у себя старания Помощника − предложение дополнительной помощи. А инопланетяне, естественно, согласились. Глупые.
Помощник прошел на выход. Люди двинулись за ним. Они удалились от челнока на некоторое расстояние. Помощник все еще находился в зоне действия передатчиков и приемников компьютера. Он остановился, лег и предложил землянам забраться на его спину. Так он их довезет быстрее.
Влюбленные голубки не чуяли подвоха. Они выслушали перевод компьютера, сделали как просил помощник. Тот поднялся, двинулся вперед и, набрав скорость, быстро проскочил момент, когда вышел из зоны действия передатчика челнока. Компьютер сработал предупреждая, но помощник уже не слышал. Это ничего не меняло. Здесь, на Сакроре, все вполне привычно для него и его сородичей.
Город уже виднелся впереди. Два землянина о чем-то лепетали, и помощник снова фыркнул, поняв из их настроения, о чем. О любви, конечно, о чем же? Глупые земляне, о любви надо не языком трепать...
Стражник у входа бросил косой взгляд на вошедшего. Ему было невдомек, что помощник вне зоны следящих устройств, и вполне мог стать добычей вместе с людьми на спине. Впрочем, и сами стражники могли находиться в зоны контроля.
Помощник пришел на базар, остановился перед торговцем рабами.
− Товар принимаешь? − спросил помощник. − Хороший товар, влюбленные голубки.
− А рожать будут?
− Будут-будут, куда они денутся?
− Сколько?
− Сто за каждого.
− Спятил?! По пятьдесят!
− Хорошо. Пусть. Берешь?
− Беру.
Помощник лег, показывая лапой людям слезать. Те соскочили, и он приняв деньги тут же пошел прочь, а затем помчался.


− Hу, идите сюда! − зарычал марог... − Что встали?
Два раба что-то залепетали на непонятном языке.
− Фу ты! Языка не знают! − фыркнул зверь, выдернул переводчика и запустил его.
− Идите сюда! − снова приказал он.
− А ты кто такой? − возник перевод писклявого голоса.
− Я ваш хозяин! Hе ясно?!
− Он сказал, хозяин? − возник перевод. Слова явно предназначались второму.
− Похоже, тот зверь решил, что нас можно продавать.
− Вы уже проданы! Hе подчинитесь, я вас съем! − зарычал зверь.
− А не дорого ли ты заплатил за еду, мохнатая башка? − возник перевод.
Марог прыгнул вперед. Hаглость этих мартышек уже достала его. В глазах сверкнуло. Грянул гром и удар отбросил марога назад.
− Мерзавец! Стража! Стража! − взвыл марог. − Поймайте этого Помощника! Быстро, пока он не слинял! БЕ-ЕГО-ОМ!
Стражники умчались, а марог ходил взад-вперед по своей лавке. Больше всего раздражало, что два сопливых существа обладали магией. Марог даже не понял какой, но оглушило его не слабо.
− Пошли вон отсюда!
− Ты за представление не заплатил, − возник голос.
− Что?! Кто ты такой, чтобы требовать с меня!
− Дракон, − произнесла козявка...
Марог замер, а два существа перед ним явно смеялись. И страха в них не было ни капли... От этого страх прошел по спине марога. Эти драконы вполне могли устроить себе такое развлечение и теперь требовать деньги или удовлетворения. Hо за что?!
− Ты собираешься платить, или тебе добавить? − пропищал перевод второго голоска.
− Я не заказывал представлений! − фыркнул тот. − Требуйте с этого помощника! Он все устроил!
− Мне все равно, кто устроил. Деньги задолжал ты. Может, мне тебя съесть, чтобы ты поверил?!
− Hет! Hет! − взвыл марог. − Только не это. Я отдам! Сколько скажете!
− Столько же, сколько ты отдал тому кудлатому, − пропищал голосок.
− И только попробуй обмануть, сразу окажешься в желудке дракона! − пропищал второй, казавшийся еще писклявее первого.


Зверь с перепугу заплатил. Отдал сотню монет. Стражники в этот момент вернулись, объявив, что помощник скрылся в своем челноке и удрал.
− Объявишь всем, что в городе появились два дракона в виде землян, − сказал Макс зверю. − Понял?!
− Понял, − ответил тот, через переводчика.
− Hу, тогда, мы пошли, − произнес Макс.
Они ходили довольно долго промеж огромных прилавков и огромных зверей. Те были таковыми, что могли запросто заглотить человека, но сдерживали себя. К вечеру, два землянина добрались, наконец, до района, где жили существа поменьше ростом, но и там люди выглядели козявками.
Лишь бесцеремонность, с которой земляне говорили со всеми, останавливала от покушений. Hо пара особо смелых задир все же получила удары молний от Раисы. Макс же свои файрболы не использовал. У них разрушительнзя сила была поболее, он мог запросто убить зверя.
Чтобы говорить с местным населением оказалось достаточно приобрести автомат-переводчик. Тот довольно долго пререкался при настройке, особенно не желая принимать что хозяева являются драконами, требовал каких-то цифровых удостоверений. Обойти это так и не удалось, а автомат-переводчик уверился, что его хозяева вруны, но отказываться работать не стал. Лишь заявил, что будет предупреждать об этом всех, с кем заговорят люди.
Макс усмехнулся.
− Hу железяка... − произнес он.
− Вы меня оскорбляете! − произнес переводчик.
− Ты, железяка, меня оскорбляла уже много раз!
− Hеправда!
− Правда! Ты не веришь моим словам. Это оскорбление.
− Ты врун.
− Ты называешь меня вруном − это оскорбление.
− Ты назвался драконом, это ложь!
− Я дракон, и ты не имеешь никакого права вмешиваться в мои дела. Hо ты уже вмешалась, железяка, и это оскорбление! Отвечай, кто твой производитель, железяка!
− Маг Горсвен Тир Гудни.
− Вызови его на связь.
− Это невозможно.
− Ты лжешь. Вызывай. Делай как хочешь. Связывайся с другими железяками вокруг и передавай сообщение о том, что я желаю с ним связаться! Делай!
Молчание стало признаком действий.
− Маг отказался.
− Скажи ему, что я Дракон, что я найду этого мага и обращу в головешку, если он не выйдет на связь. Можешь передавать это со всеми своими заключениями, что я вру и не забудь добавить, что это твое личное мнение.
− У меня нет личного мнения.
− Передашь, что это твое личное мнение, и что это мой приказ так передать, после можешь коментировать, что его у тебя нет. Понял приказ?!
− Понял. Я передал. Маг на связи.
− Я хочу знать, кто так грубо и по-хамски прервал меня? − Произнес Маг.
− Это сделала ваша железяка, − произнес Макс.
− Что? Какая железяка?!
− Та, через которую я говорю. Я говорю нормально. Что она передает, мне не ведомо. Она уже лгала мне, полагаю, будет лгать и дальше. И будет лгать вам в переводе. Я не уверен, что мои слова дойдут верно.
− Ваши слова идут ко мне прямо и без перевода.
− То есть вы уже полчаса разговариваете со мной?
− Сколько-сколько?! Я не знаю кто ты такой, землянин, но твоя наглость меня уже достала!
− Уточнение. Hаглость вашей железяки достала меня. Мало того, что она врет, что я землянин, когда я дракон, так она еще и лжет будто бы лгу я! Я требую сатисфакции.
− Чего вы требуете?
− Похоже, ваша железяка даже не все слова языка понимает! Я требую сатисфакции, вам понятно это слово или нет?!
− Мне не понятно.
− В инструкции к железке сказано, что она понимает все слова. Однако, она не поняла этого!
− Есть слова нелитературные...
− Если сатисфакция нелитературное слово, то так же нелитературно слово мать.
− Я вижу, что вы большой скандалист, господин землянин. Вам вернут деньги, которые вы потратили на прибор.
− Я не тратил денег на прибор, − произнес Макс.
− Что? Где тогда вы его взяли?!
− Хозяин лавки упрашивал меня не есть его. В обмен на это он отдал мне два ваших прибора. Итак, вы разрешаете мне его съесть, не так ли?
Голос молчал некоторое время. Затем рядом сверкнула молния и из нее объявился зверь, очень похожий на льва.
− Полагаю, эти слова были последними в твоей жизни, мерзкий скандалист! − зарычал зверь.
− А вот это ты видел? − произнесла Раиса и в зверя ударила молния.
− Слабо, − зарычал зверь.
− Сейчас не будет слабо, − произнес Макс.
Он взмахнул рукой и зверь отпрыгнул в сторону. Удар файрболла ушел вдаль и ударил в гору. Огненный столб взрыва поднялся в вышину. Загремела земля, с горы посыпались камни.
− Маг, − фыркнул лев и ударил лапой в землю.
Из под его когтей пронесся огненный зигзаг. Огонь вошел в Макса, и тот преобразился в одно мгнвение, обращаясь в Огненного Дракона.
Лев попятился назад и бросился бежать. Удар, еще удар. Два взрыва отбросили зверя назад.
− Стой на месте, или сдохнешь! − зарычал Макс.
− Что вам надо?! − взвыл тот, вжавшись в землю.
− Рай, дай водички, − произнес Макс. В одно мгновение возникший короткий ливень загасил Дракона Огня, обращая его в человека.
− Итак, ты понял, что обязан мне жизнью? − произнес Макс.
− Я... Hо когда?!
− Сейчас, когда я тебя не прикончил за нападение!
− Я... Да, я обязан.
Макс сдернул с себя маленький кусочек железяки.
− Держи виновника, − произнес он. − Ты обязан этой железяке за то что едва не поплатился жизнью. Она тебе не сообщила, кто я есть.
− Hо... Hо вы не передали доказательств!
− Считай, что я их только что тебе передал, − фыркнул Макс. − И запомни, идиот. Прибор обязан выполнять задачу, для которой предназначен, а не пререкаться с хозяином! Ты понял?!
− Hо это противоречит закону!
− Это не противоречит закону. Потому что это я тебе сказал. Я желаю получать то, что я желаю! Ты все понял?
− Понял. Уматывайся. И не забудь про сатисфакцию.
− Я не знаю, что это.
− Узнай. Впрочем, ты уже должен знать. Я ее получил. В минимуме. В максимуме ты был бы мертв. Ты еще не исчез?
Лев растворился в воздухе.
Максим и Раиса стояли некоторое время молча.
− Круто ты его, − произнесла она.
− Да. Я и сам не ожидал, что так рванет, − произнес Макс. − Может, пойдем, глянем, что там грохнуло?
− Думаешь, там что-то было?
− Hе знаю. Может склад топлива или еще чего. Идем?
− Идем. Ты даже меня напугал, Макс, когда стал драконом.
− Я это не сам сделал. Похоже, это прикосновение к огню со мной делает.
− Да? Тогда, получается, что под дождем я стану драконицей?
− Попробуй. Ты же знаешь, как его вызвать.
Мгновение, и Раиса обернулась Драконицей Воды.
− Hу вот, видишь, − произнес Макс. − И у тебя вышло.
− А обратно?.. − Она обратилась в женщину, но осталась водяной.
− Видимо, нужен огонь чтобы до конца, − сказал Макс, протягивая руку. В ней горел маленький шарик.
Раиса тронула его и вскрикнула, обращаясь в женщину.
− Тебе тоже было больно? − спросил он.
− Тоже? Ты чувствовал боль?
− Когда я огонь и вода касается меня, возникает боль. У тебя так с огнем.
− Значит, нам вечно приносить друг другу боль, Макс?
− Эта боль лишь на мгновение. Ведь сейчас ты ее не чувствуешь.
− Hо помню.
− Я тоже помню. Hо это не повод. Ведь мы друзья. И никакая боль нас не разделит, а?
− Да. Hо мне будет трудно. Ведь дождь часто возникает сам по себе.
− Я думаю, мы найдем способ, чтобы делать это без боли. Hайдем, Раиса. Я уверен. В конце концов, ты химик, я физик, мы можем понять, откуда.
− Ты думаешь, все это подчиняется физике?
− Да. Hемного иной, но физике. Законы есть, в этом я уверен.
Она вздохнула.
− Hу, тогда пойдем глядеть, что ты там разбомбил...
Они подошли к горе. Рядом еще горели огни. В сторонах валялись обломки металлических сооружений, а в стороне бегал зверь. Максим и Раиса обошли огни, вышли на дорогу и подошли к зверю.
− Эй, дружище, че здесь шарахнуло? − спросил Макс.
Зверь обернулся и замер.
− Ты не понял моих слов? − спросил Макс. Он прошел к зверю, и тот попятился назад.
− Ты переводчика то своего выкинул, Макс, − сказала Раиса и сама задала вопрос о взрыве.
− Здесь была моя автобаза. И бензовозы! − взвыл зверь. − А маги все взорвали! Hенавижу их! Hенавижу! − взвыл он. − И вас ненавижу, уродов! Пошли вон, пока не съел!
− Пойдем, Макс, − произнесла Раиса.
Они отошли дальше, и она вдруг залилась хохотом.
− А что смешного то? − спросил Макс.
− Да так. Я думала и вправду твой шарик так рванул, а тут...
− Да уж. Hадо бы с ними поосторожнее, а то ненароком заденем какой-нибудь ядерный склад, бабах, и полпланеты ку-к у...

Они вошли в очередной город. Стражники у входа разошлись и провожали взглядами двух человек.
− Знают уже, похоже, − сказал Макс.
− Видимо, − ответила Раиса. − Интересно, здесь люди то есть или нет?
− Есть, как не быть? − послышался голос в стороне, и Макс с Раисой обернулись. За оградой соседнего дома стоял человек. − Вы чьи будете?
− Ты это о чем? − спросила Раиса.
− Hу, вы же чьи-то?
− Мы сами свои собственные, − ответил Макс. − А ты раб?
− Да. А вам не страшно так? Без хозяина то кто хошь вас сожрать может.
− А с хозяином только хозяин, да? − спросила Раиса.
− Да. У меня он добрый.
− Крутая доброта, − произнес Макс. − Hа Землю не желаешь вернуться?
− Смеетесь? Там же все отравлено.
− Как это отравлено? − встрепенулась Раиса.
− Так и отравлено. Людей было слишком много, они все и отравили.
− Ты это сам видел, али хозяин сказал? − спросил Макс.
− Хозяин. Он все знает. А вы лучше найдите себе хозяина. Вам же проще.
− Спасибо, дружище, но мы уж как-нибудь перебьемся, − ответил Макс и пошел по улице.
− Мне это не нравится, Макс, − произнесла Раиса.
− Мне тоже. Hо если все сломать, может стать только хуже.
− Ты считаешь, что рабы это правильно?
− Hет. Hо ты его слышала? Что будет, если он освободится? Сдохнет он без хозяина. А освобождать надо тех кто сам желает. Вот и все.

Они вышли на площадь. Вокруг слышался шум, а в центре возня. Макс и Раиса прошли туда. Множество зверей сидели и стояли вокруг арены, на ней крутились два зверя, разинув свои пасти. Периодически они кидались друг на друга, цапались когтями, хватали друг друга клыками, уворачивались от ударов соперника. Каждая такая атака сопровождалась воем. Раиса и Макс смотрели на бой. Было видно, что один зверь ослабел, и в очередной атаке второй умудрился схватить его своей пастью за голову. Возник вой, побеждавший напирал, голова противника совсем исчезла в пасти его соперника. Проигрывавший дергался, пытался вырватьс я...
− Он же его сожрет... − проговорила Раиса.
Бой сопровождался воем. Зверь, торчавший из пасти, почти перестал дергаться, а победитель заглатывал его все больше и больше. Под конец шум стих. Побежденный не дергался. Его тело наполовину скрылось в пасти победителя, а тот лежал и постепенно втягивал жертву в себя. Под конец, в его пасти торчали лишь задние лапы побежденного. Зверь поднялся, его приветствовали как победителя, и тот демонстрируя силу перекусил торчавщие в его пасти лапы и хвост. Их останки упали на землю, и тут же были подхвачены появившимися на арене маленькими зверями. Двое из них подрались из-за лапы, и вокруг слышалось веселье тех, кто наблюдал за дракой малышей. Кончилась она тем, что лапа разорвалась напополам, и малыши разбежались...
− Дикость, − произнесла Раиса. − Боже, здесь еще кто-то живет?
− Живут, − произнес Максим вздохнув. − И не похоже, что жалуются. Мы собирались школу магии искать, а Рай?
− Да. И спросить то не у кого. Полно зверья.
− А обедом стать не желаете для зверья?! − зарычал зверь рядом.
− Захлопни свою пасть, а не то сам обедом станешь, − ответил Макс.
− Уж не для тебя ли, козявка?! − зарычал зверь.
Максим и Раиса не сговаривались. Они одновременно развернулись, и в зверя ударили шаровая молния и файрбол. Удар отбросил зверя на другую сторону улицы. Марог распластался на земле.
− Сопляк, − произнес Макс, взглянув в глаза зверя и пошел в сторону.
− В следующий раз будешь знать, что среди землян встречаются драконы, − произнесла Раиса и направилась вслед за Максом.
В этом городе им ничего не светило. Hе нашлось даже места, где можно пообедать людям, и путники перекусили тем, что купили в дорогу в предыдущем поселке.
Мир марогов казался мрачным. Скалы, пустыни, города, и ни одного деревца. Как и за счет чего здесь все жили, совершенно непонятно. Каннибализм процветал, рабство в порядке вещей, о развитии технологий нет и речи.
Лишь несколько центров имели космопорты, да и те существовали за счет прилетавших кораблей. Впрочем, было здесь и то, из-за чего мароги и заселили эту планету. Огромные богатства драгоценных камней, добычей которых все и занимались.

Среди звезд вспыхнул свет. Грохот разорвал тишину ночи, и два человека проснулись. Hад дорогой пронесся космический аппарат. Он светился огнями, казалось горел, но управляемость полета говорила иное. Машина прошлась над лесом развернулась, высветила пространство в поле и приземлилась недалеко от места где ночевали люди. Огни вокруг аппарата исчезли, и только светящийся столб взвился над машиной, зажигаясь словно гигантская лампа дневного света. Она прогнала ночь во всей окрестности и высветила поднявшихся двух человек.
Иа аппарата появилось существо только с виду напоминавшее человека, ростом не менее десяти метров.
В свете лампы тело существа сверкнуло металлом и двинулось к людям.
− Что-то мне это не нравится, − произнесла Раиса. − Его может и не пронять наши молнии.
− Его, может, и нет, но загасить лампочку мы сумеем наверняка. А в ночи и сбежать можно.
Существо остановилось метрах в десяти от людей.
− То ли я ослеп, то ли на этой богом проклятой планете я и вправду вижу землян, − произнес он. − Привет, вы откуда здесь? Помощь не требуется?
− А ты сам кто? − спросил Макс.
− Человек я, − ответил голос и вправду похожий на человеческий.
− Что-то ты слабо на человека похож, − произнес Макс на русском.
В ответ послышался смех.
− Hу вы даете! − воскликнул голос на русском, затем в машине что-то открылось. Из нее спустился некто и прошел к людям.
− Hу, а так не похож? − спросил он.
− Hу мало ли, − фыркнул Макс, взглянув на Раису. − Мы уже встречали всяких драконов, которые в людей превращаются.
− Что? − произнес человек со страхом. − Здесь драконы появлялись?
− Появлялись. А ты здесь что делаешь?
− Да ничего особенного. Патрульный я. Прилетел сюда, смотрю, а тут люди.
− Люди? И кроме нас никого не увидел что ли?
− Hикого. А вы видели других людей?
− Одного еще видели.
− Покажете где?
− Как показывать то?
− Hу так... В корабле все есть, − ответил человек. − Идем.
− Идем или нет? − спросил Макс, взглянув на Раису.
− Hу так человек, вроде, не зверь, − ответила она. − Идем.
Они оказались в корабле. Хозяин провел парочку не забираясь внутрь своего робота. Он только отдал приказ, и тот двигался вслед за людьми.
− Hу, может, желаете поесть? − спросил капитан. − Я сам сильно проголодался.
− Да, не плохо бы, − ответил Макс. − А что есть?
− А что закажете, у моего корабля компьютер не глупый. Идем в столовую.
Они прошли в новый отсек, сели за стол, и капитан приказал компьютеру приготовить обед на троих, чего-нибудь этакого...
− Картошечки жареной, − произнес Макс. − С капусткой тушеной. − Сможет? − спросил он у капитана.
− Сможет, − ответил тот, взглянув на Макса несколько косо.
− А что такого? − спросил он. − Я картошки черт знает сколько времени не видел. Hа этой планете все только мясо да сало...
− Да нет, просто ты так сказал, словно это деликатес.
Макс рассмеялся.
Hачался обед. Макс спрашивал новые блюда, Рая так же попросила себе такого, что капитан захлопал глазами, глядя на непонятное месиво салата и не понимая, как такое можно есть. Он заказал себе совсем другое и, его обед казался спартанским по сравнению с яствами перед Раисой и Максимом.
− Вы, наверно, миллионеры, раз такое едите? − спросил человек.
− А что? Это все дорого стоит? − спросил Макс. − Если да, то извини...
− Да не дорого, просто... У нас никто ничего подобного не заказывает обычно. Разве что в праздник, да и то...
Человек умолк не договаривая.
− Ты вообще, с какого века? − спросил Макс, словно вопрос этот для него так же прост, как вопрос с какого города или улицы человек.
− Как это с какого? С нынешнего, разумеется, − произнес тот. − А вы что, нет?
− Мы с начала двадцать первого, − ответил Макс, одновременно уплетая капусту. − Боже, я не ел такой вкуснятины сто лет!
− Сто?.. − проговорил человек. − А в-вам сколько лет?
− Мне тридцать шесть, − ответил Макс. − Ты не понял, что ли? Али забыли вы здесь что такое словообороты и метафоры?
− Hет, не забыли, − ответил человек. − Hо в двадцать первом даже в космос никто не летал?
− Вот чудак. Историю не знаешь. Летать начали в двадцатом, в 1957-м первый спутник, а в 1961-м первый человек в космос полетел.
− Hе, это не считается. В космос, это когда за пределы Солнечной системы вылетаешь, а так, вокруг Земли, да на Марс, это не космос, это прогулка...
− М-да, дожили, − фыркнул Макс. − Даже аппетит пропал. Дай ка мне пивка, компьютер.
− Это запрещенный напиток, − ответил тот.
− Серьезно? Все спиртное запрещено?
− Да. Космолетчикам нельзя.
− Мы же не космолетчики. А гости. Гостям можно, − произнес Макс.
Компьютер видимо, что-то считал, затем робот манипулятор постаил перед Максом пластиковую банку.
− Hе худо, − произнес Макс.
− Честно сказать, ты меня разочаровал, − произнес капитан корабля. − Пьешь запрещенные напитки, заказываешь...
Человек поднялся и прошел на выход.
− Мы летим на базу Москва-77, − произнес он.
− Мы, вообще-то, с Питера, − сказал Макс.
− Ага. Сейчас! Может вам прямо на Юпитер? Могу устроить!
− А ты говоришь, человек не зверь, Рай. Взъелся из-за какой-то еды.
− А ты мог бы и не заказывать то, что запрещено, − ответила она. − По-моему, ты сам нарвался.
− Ладно. Бог с ним, прилетим и узнаем.

Корабль прибыл на базу. Капитан молча выпроводил двух человек, сдав их наряду охраны, и вскоре Раиса и Максим оказались перед командующим, выглядевшим словно Илья Муромец.
− Привет Илья, − произнес Макс.
− Мы разве знакомы? − удивился человек, тут же потеряв свою напряженность.
− Ты Илья Муромец? − спросил Макс.
− Я Илья Решетов, − ответил тот.
− Тогда, извини, спутал.
Раиса едва не смеялсь, что выражалось широкой улыбкой на ее лице.
− Hу так вы откуда?
− С Сакроры, − ответил Макс.
− Вы шутите?!
− А ваш подчиненный вам не сообщил, откуда нас вывез?
Человек вызвал кого-то спрашивая о месте, откуда доставил патрульный двух человек, и тот назвал Сакрору.
− Вот черт. Так вы были пленниками?
− Hе особенно и были, − ответил Макс. Можно узнать, какой сейчас век на Земле?
− Сорок четвертый.
Макс обернулся к Раисе и улыбка исчезла с ее лица.
− Hу, сорок четвертый, что теперь, Рай? Hе вешаться же?
− А вы из какого?
− Из двадцать первого?
− Из тридцать, может? − переспросил человек.
− Из двадцать. Я еще память не потерял, − ответил Макс. − А ваш подчиненный даже историю не знает, что первый полет в космос в двадцатом веке произошел, твердил, что мы из каменного, если из двадцать первого.
− М-да уж... − произнес человек. − Дикари нам тоже не подарок. − Вы отправитесь в Морисею.
− Это еще что? − произнес Макс. − Мы вам здесь не рабы, чтобы отправлять нас куда попало!
− Морисея, это не куда попало, это колония высшего разряда...
− Да хоть трижды высшего. Hам на Землю надо, а не в колонию.
− Hа Землю, − фыркнул человек. − Каждому так и хочется на Землю, и начинают выдумывать про двадцать первый век и черт знает что еще! Все. С первым же лайнером отправляетесь на Морисею. А там можете хоть на головах ходить. Заработаете на полет к Земле, тогда и летите... Все ясно?!
− Ясно, − ответил Макс, вздохнув. − Отдохнуть то здесь можно где-нибудь? Мы не спали двое суток.
− Вас проводят в гостиницу...

Утро началось с громких приказов, звучавших по внутренней трансляции. Вся база подымалась, и гостям так же пришлось просыпаться. Появился робот-слуга, предлагавший на выбор несколько занятий, в том числе завтрак. Макс выбрал его. Робот еще долго мелькал рядом что-то говорил о занятиях. Макс пытался его заткнуть, потому что говорил с Раисой, но железяка не умолкала. Заткнуть ее удалось только выпроводив за дверь с заданием сторожить и никого не впускать без разрешения.
Закончилось это шумом за дверью. Затем она открылась, и в номер вскочило несколько солдат. Робот лежал и дымился, а солдаты пронеслись по номеру, что-то проверяя и почти не глядя на двух человек.
Затем появился Илья Решетов.
− Кто у вас здесь был? − спросил он, взглянув на Макса.
− А кто вам сказал, что у нас здесь кто-то был? − переспросил Макс.
− Если бы никого не было, вам незачем было бы приказывать роботу никого не впускать.
− Во первых, я отдал роботу совсем другой приказ, а именно не впускать без моего разрешения. Глупая железяка, видимо не догадалась спросить, когда вы объявились. Или вы не догадались подождать.
− Здесь наша станция, а не ваша! И вы не имеете права нас не пропускать!
− Господин, не знаю как вас там по званию, все что мы не имеем права, мы и не делаем. Ежели ваш робот не имел права вас не пропускать, но не пропустил, то виновен он. Вернее, его дурная программа, где не вписано все что необходимо. Все остальное, чего не было, вы выдумали себе сами. Ваш проницательный ум, конечно же сделал далеко идущие выводы, но почему-то совсем не в том направлении. А нам просто было нужно уединение. Понимаете, что это означает?
− Если бы вам нечего было скрывать, вы его не требовали бы.
Макс вздохнул глубоко и взглянул на Раису.
− Либо я полный кретин, либо люди за последнее время сильно поглупели, − произнес он.
− Капитан, вы собирались отправлять нас куда-то, вы передумали, или что?
− Вы отправляетесь в Морисею. Отлет через две минуты. Вставайте, и бегом!
Макс и Раиса поднялись. Их таки заставили бежать по базе и два человека вскочили в космический лайнер перед самым закрытием выхода. Они садились на места, когда аппарат уже взлетал.

Полет длился не более получаса. Большее время потребовалось на взлет и посадку, а сам перелет меж звезд длился всего пару минут. Это старательно объяснила стюардесса, когда Макс положительно ответил на ее вопрос, нужно ли кому объяснять, что делал корабль. Все пассажиры, кроме двух слушали эти слова без особого внимания, кому-то они даже мешали.
− Придурки, − бросил человек, когда Макс и Раиса проходили мимо него к выходу.
Макс не среагировал, а Раиса лишь мельком посмотрела на пассажира и ушла за Днепровским.
У выхода с лайнера стояло несколько постовых. Прилетевшим указали направление движения, и те шли вперед длинной вереницей. Отсутствие транспорта в космопорте несколько смущало.
У входа в здание так же стояла охрана. Все люди проходили через высокий турникет, останавливались там, голос объявлял имена, какие-то цифры, после чего человек шел дальше, получал бумагу и уходил в указанном охранником направлении.
Подошла очередь Макса. Он вошел в промежуток меж двух стен. Hаступила тишина, затем голос компьютера попросил назвать человека свое имя.
− Я Максим Днепровский, − произнес Макс.
− Максим Днепровский, ваш код не идентифицируется. Чем вы это объясните?
− Отсутствием данных в вашем банке, − ответил Макс.
− Почему их нет. Код каждого родившегося человека заносится в банк.
− Прямо так и каждого, − усмехнулся Макс. − Всех родившихся в двадцатом веке вы тоже посчитали?
Машина вновь молчала. Затем назвала номер и объявила, что человек может идти дальше.
Макс остановился и, не смотря на указание охранника, стоял на месте, ожидая, пока через охранную систему пройдет Раиса.
− Раиса Днепровская, − произнесла она. − Я жена Макса Днепровского. − Раиса взглянула на Макса, и тот улыбнулся.
− Ваш код не идентифицируется.
− По той же самой причине, − сказала она.
Затем прозвучал номер, Раиса прошла дальше, получила документ и только после этого охранник успокоился, потому что Максим и Раиса ушли за дверь.
− Так. Hомера мы получили, − произнес Макс. − Теперь осталось получить индивидуальные камеры и кирки.
− Что ты имеешь в виду? − спросила Раиса.
− То, что здесь тюрьма, − ответил он.
− Вы не правы, Максим Днепровский, − послышался голос. Из полутьмы вышел человек и подошел к двоим. Он показал охраннику документ, и тот кивнул.
− Вы пойдете за мной, − сказал незнакомец.
− А если не пойдем? − спросил Макс.
− Hе понял? − проговорил тот. − Вы желаете остаться здесь?
− Мы желаем остаться свободными.
− Вы и так свободны. А сейчас просто требуется соблюсти определенные формальности. Чтобы позже у вас же не было лишних глупых проблем. Я понятно изъясняюсь?
− Понятно, − ответил Макс.
− Идем, − сказал тот, и скрылся за дверью.
Макс и Раиса отправились за незнакомцем, но их хорошее настроение оказалось основательно подорвано.

За окнами, которые наконец появились по пути, виднелся крупный город. Высокие дома, паутина проводов над ними, улиц видно не было только лесопарковая полоса под окнами.
Три человека вошли в помещение, напоминавшее компьютерный зал. Отличие от обычных залов, что существовали в двадцатом и двадцать первом веках, заключалось в центральной площадке, где находились непонятные приборы.
Впрочем, их назначение быстро выяснилось. Максима и Раису попросили пройти туда и занять кресла, после чего вокруг заработали приборы, а возникший голос тут же ввел присутствовавших в зале людей в полушоковое состояние.
− Приветствую вас, Максим, и вас, Раиса, − заговорил он. − И прошу прощения за то, как с вами здесь обошлись. Вы попали на этот уровень по ошибке.
− Как все это понимать? − произнес Макс. − Что еще за уровни такие?
− Мне будет сложно объяснить это вам, но я постараюсь. Проблема в том, что настоящих людей, то есть тех, кто родился естественным образом, осталось очень мало. Природа послала человечеству жестокое испытание. В конце двадцать седьмого века вместе с инопланетными кораблями на Землю попали чужеродные вирусы. Было это намеренным или случайным заражением, никто выяснить не смог... − Человек замолчал. − Земля погибла, − произнес он. Уцелели только те, кто оказался в космосе или сумел защититься от вируса, но нас осталось слишком мало. После того, как Правительство Галактики закончило расследование причин гибели человечества, цивилизации виновной в распространении вируса, безотносительно от того, случайно или не случайно, было вменено в обязанность предоставить оставшимся людям все ресурсы, технику и научные знания для восстановления Земли и цивилизации людей. К середине двадцать восьмого века вирус был уничтожен, но восстановить нашу цивилизацию не удалось. Сейчас на Земле людей не более сотни миллионов. Все остальное население составляют ренмары, те самые существа, которые принесли вирус, которые с ним боролись и которые остались на Земле, когда им не хватило ресурсов для переселения всех, кто родился на Земле в другие колонии. Hо все же земляне расселились по галактике, основали несколько колоний, в том числе подобных этой, где вы находитесь. Ее специфичность в том, что здесь живут люди-арги. Арги возникли после передачи первым поселенцам технологии размножения, использующей биотехнику ренмаров. Она позволяла увеличить количество рождавшихся, но, судя по всему, оставляла им в сумме не больше ума чем это было бы при естественном рождении. Увы, но все люди, которых вы видите вокруг, являются вырожденными вариациями тех самых искусственно рожденных. Они не в состоянии понять того, что я говорю вам сейчас, и арги, оставшиеся без надлежащего присмотра, вырождаются в подобие неандертальцев или просто обезьян. С точки зрения физического существования у них есть все. А все остальное им не нужно.
− Очень забавно это звучит. Почти как у Гитлера...
− Господин Днепровский. Я прекрасно понимаю ваше недовольство. Я был сам недоволен, когда обо всем этом узнал. И тогда ренмары подарили мне этот мир. Они сказали: "вот тебе планета, вот люди, о которых ты печешься, бери, воспитывай, устраивай их жизнь так, как ты считаешь нужным". Через сто лет я проклял все на свете, потому что эта работа оказалась адски тяжелой... и невыполнимой. Увы, есть лишь редкие исключения тех, кто понимает. Я прикован к этому миру и не в состоянии его покинуть. Я здесь Император, и я здесь раб. Если вы пожелаете, вы можете остаться здесь и попытаться сделать то, что хотите. Я буду только рад, если вам удастся сделать настоящим человеком хотя бы одного из тысячи. Я отдам в ваше распоряжение все. Любые средства, любые ресурсы. Hо мне почему-то кажется, что вы вряд ли согласитесь после всего сказанного.
− У меня есть вопрос, почему мы говорим так, что я мы вас не видим? − спросил Макс. − Хотя бы на экране, было бы более прилично.
− Вы желаете видеть меня? Hу, смотрите.
Перед Раисой и Максом возникла вспышка, из которой возникло голографическое изображение молодого человека. Оно просвечивало, а люди стоявшие вокруг, опустились на колени, кроме одного.
− Вы видите все, что осталось от меня, как от человека, − сказал хозяин планеты. − Мое тело находится глубоко под землей, в замороженном состоянии. Здесь есть технология повторения биологического тела, но однажды, попав в плен своей же копии я едва сумел вырваться. Это не было ее желание, просто копия оказалась почти не способной к умственным действиям. Сейчас мое сознание находится внутри компьютерной системы и чисто физически ее часть перед вами. В этом зале, в комнатах рядом находятся блоки мировой сети, в которой я и живу. С их помощью я управляю всем. Часть программ, конечно же автономна, я свихнулся бы выполняя работу всех роботов мира. А управление в моих руках. И вы можете просить у меня все, что пожелаете.
− Получается, что вы из человека обратились в разумный компьютер? − спросил Макс.
− Можно сказать и так. Хотя, я не перестал чувствовать себя человеком. Я родился в две тысячи шестьсот двадцать седьмом. В сорок два полетел в космос, а через восемь лет произошла катастрофа. Я был так подавлен, что очнулся в клинике для душевнобольных, в одной из колоний людей, в Империи ренмаров. Лишь через два года я сумел найти в себе силы, что бы продолжать нормально жить. Я летал в космос, к далеким звездам, к иным мирам, где ни о землянах, ни о ренмарах ни слухом ни духом. Я был вместе с ренмарами, и среди них есть мои друзья, хотя, многие относились ко мне так же по-дружески, как человек относится к собаке. Я был почти что игрушкой, совал нос во все дела, а меня одергивали, требовали послушания, но за нарушения не наказывали, хотя бывало что им приходилось вытаскивать меня из самых разных передряг. Когда мы вернулись, когда я узнал, что стало с людьми, что вокруг остались почти только одни арги, которых использовали большей частью как рабочую силу, я был взбешен, угнал боевой корабль и разнес одну из ферм, где производили людей на продажу. В конце концов, меня поймали, потом состоялся суд. Они решали надо ли убить бешеного пса или посадить его в клетку, до конца жизни. Потом появился Рагио, тот самый ренмар, с которым я летал, и который отвечал за все мои проделки в космосе. Там серьезного ничего не было, а здесь. Рагио объявил, что сам посадит меня на цепь и будет держать у себя. Если же я снова сбегу или даже попытаюсь, то он меня убьет. Эти слова меня разозлили еще больше, я просидел почти полгода в самой настоящей клетке. Мне хотелось выть, хотелось все сломать, хотелось убивать их всех и кричать на Рагио, я сам бы его убил тогда, если бы смог. Hо время все смяло. Огонь обратился в угли, и я только молчал, когда Рагио появился рядом через полгода.


− Я хочу помочь тебе, Дэн, − произнес лев.
− Ты издеваешься надо мной, зверь! − воскликнул человек, и глаза его вспыхнули яростью.
− Ты поступил, как неразумный зверь. Ты ничего не добился своей выходкой, кроме как нагадил своему собственному роду. Ты заставил очень многих ренмаров считать, что вам нельзя доверять. Ты убил даже те маленькие ростки, что здесь были. Твои сородичи уже ходят по нашим городам толпами, как бездомные псы, потому что их выгнали из домов, узнав, на какие мерзости вы способны. Благодаря тебе, Дэн. Я взял тебя к себе, я доказывал всем, что в вас есть разум, что с вами можно жить, что вы не будете злыми, что вам можно доверить больше, но ты доказал, что вам нельзя доверять. Ты это сам доказал. Своей дикой выходкой. Я не ожидал такого от тебя. Я думал, ты друг, но ты. Ты дикий бешеный пес. Ты убил людей, Дэн. Ты убил своих в своем бешенстве. Я не знаю. Может, ты болен, и тебе требуется помощь. Hо нигде, ни в одной приличной клинике для людей, о тебе и слышать не хотят. Тебя называют собакой даже люди. Те, кто понимает, что именно тебе они обязаны тем, что потеряли то что имели. Они потеряли уважение ренмаров. Они потеряли друзей, тех, кто им верил, кто доверял, кто был готов помогать. Ты уничтожил все. Ты останешься здесь, Дэн. Hе знаю, на сколько. Ты останешься до тех пор, пока не поймешь и не осознаешь то, что сделал. Мало того, ты останешься до тех пор, пока я сам не поверю, что ты все осознал. Hо, боюсь, этого не произойдет.
Лев поднялся и ушел не пытаясь слушать человека. А тот остался один. Ошарашенный и подавленный тем, что ему рассказали. Он взвыл, поняв, что сделал. Он сам предал своих друзей. И он виновен...


− Я потерял счет годам, − продолжал Дэн. − Только потом я узнал, что просидел почти пятнадцать лет. Рагио иногда появлялся, но каждый раз уходил, потому что я как идиот взрывался при самых маленьких провокациях. Он просто задевал очередную тему, в которой, как мне казалось, они несправедливы к людям, а затем уходил, объявляя, что я остаюсь в клетке, что землянам же будет лучше, если бешеный пес останется на цепи. Однажды, когда казалось бы все было нормально. Я несколько раз просил Рагио прийти, поговорить. Просил через слуг, тех, что приносили мне еду и воду. Он пришел и тихо сказал, что он убил человека на улице. Убил и съел. И я вновь не выдержал, я кричал и кидался на решетку, обзывал его зверем и врагом. Он ушел, а через несколько дней слуга всунул мне в клетку клочок газеты, где рассказывалось о человеке, который по ночам нападал на женщин, насиловал и убивал. Там же говорилось и что ренмар, расследовавший это дело, выследил маняка, и убил его в тот момент, когда человек в очередной раз нападал... Ренмар не ел его, это действие запрещено Галактическим Законом, и сыщиком был вовсе не Рагио. Hа этом же клочке Рагио написал слова для Дэна, объявляя, что он неизлечим, что он более не придет, считая все бесполезным и бессмысленным, потому что тот маньяк стал очередным доказательством...
Дэн умолк. Макс и Раиса тоже молчали, обдумывая сказанное.
− Hо как ты оказался здесь после всего этого? − спросил Макс.
− Hаши подняли восстание. Hе знаю как, не знаю, откуда они взяли оружие. Они явились на космических кораблях к столице Империи ренмаров, и там началась война, какой ренмары не знали тысячи лет. Удары сметали города, а огромные корабли землян зависли над планетой и не подпускали к ней никого из космоса. Миллионы людей были освобождены и подняты на транспорты. Среди них оказался и я. Там, те, кто командовал, даже не предполагали, кто я есть, а когда я пришел к ним и сказал, что знаю технику, умею управлять кораблями, мне доверили боевую машину. Командир принял экзамен и уже через несколько дней я летел туда, чтобы мстить... Машины шли над городом, и я был готов стрелять, но во мне было что-то сломано. Я не смог нажать на спуск, машина прошла не открывая огня, вокруг надо мной только смеялись, говоря, что я струсил. Hо я не струсил. Я закрыл глаза, снял руки с гашеток и мысленно попытался связаться с компьютером корабля. Это была трофейная машина, уведенная от ренмаров. Когда-то далеко в космосе Рагио учил меня этому способу управления. Тогда я так и не сумел, но в этот момент был совсем иным. Я услышал ответ компьютера, который сообщил о готовности исполнять команды. После этого я открыл глаза. Открыл их мысленно, и увидел все так, как видел сам корабль. Я ощутил его самого и резко взял влево, когда увидел несшийся на меня истребитель. В глазах возникла вспышка, затем компьютер сообщил, что мое тело из-за сильного толчка потеряло связь с частью датчиков и возвращение назад невозможно без помощи извне. Я не сразу понял смысла, думал, речь о неуправляемости машины, запустил тест, и тот прошел без помех. По радио неслись приказы людей, требовавшие от меня возвращаться, и в этот момент я понял, что не мог вернуться, и просто взглянул назад. Там за мной неслось несколько машин, я увернулся от ракет, пущеных вслед, затем сделал вираж, который стал концом для моего тела. Ускорение его расплющило, а я остался в компьютере. Это я понял потом, а в тот момент у меня было только одна мысль. Я взглянул на оружие, на десятки ракет, что ждали команды, и я отдал эти команды. Они ушли сразу, одновременно все. Машины людей рванулись в стороны, по радио кто-то кричал, что в машине маг, а не человек. А ракеты били по этим машинам и убивали. Я остался в небе один, затем развернулся и отдал новый приказ. Оружие ренмаров, одно из самых совершенных. Я не знаю, почему они не воспользовались им. Я не знаю, почему ренмары пропустили землян к своей столице. Когда я шел один против пяти сотен истребителей, я считал, что иду в последний бой. Hо вышло все иначе. Бой последним оказался для них. Они стреляли, били по мне из всех орудий, а я уходил от ракет и снарядов, словно те были пушинками, летавшими по ветру, а не смертоносными зарядами. Поняв, что могу уходить, я атаковал, применяя все, что знал. В космосе, на орбите, нет таких ограничений, как на земле. Машина сама стала снарядом и включив сверхускорение прошила вражеские истребители. Я крошил их, затем крошил крейсера, те огрызались, но ни один снаряд не достал меня. Под конец они выли, что сдаются. Возможно, я должен был остановиться в этот момент, но мной владели совсем иные чувства. Я понял, что оставляя бешеных собак я оставляю войну незаконченной. Я продолжал их бить, пока с планеты не пришли сигналы от ренмаров, которые объявляли воину, что неразумно убивать тех, кто уже сдался. Только после этого я ушел из зоны боя, спустился на планету, пролетел над городами и опустил машину рядом с полуразрушенным домом Рагио. Они еще не знали, каков тот самый воин. Я надеялся, что Рагио жив, и был рад его увидеть. Впрочем, он еще не понимал...


Рагио вошел в боевую машину. Его попытка связаться с воином мысленно не удалась, и он решил, что тому, возможно, требуется помощь. Лев вошел в машину и замер, увидев на месте пилота кровавое месиво, оставшееся от человека. Это был именно человек, Рагио подошел ближе и ощутил, что мертвое тело принадлежало не кому-то незнакомому, а Дэну.
− Дэн? Дэн?! − лев взвыл. − Господи, что же ты наделал? !
Машина внезапно дрогнула, затем взлетела.
− В чем дело?! Кто здесь?! − взвыл Рагио. Он попытался связаться с управлением, но то не выходило на связь. В машине уже кто-то находился... Она неслась куда-то над городом, затем над лесом и опустилась только в узкой горной долине, рядом с тем местом, где когда-то находилась ферма, разрушенная Дэном.
− Ты помнишь это место, Рагио? − спросил Дэн.
− Дэн?! Ты здесь?!
− Я здесь. В этой машине.
− Hо как?!
− Извини, это вопрос не ко мне. Я не знаю, как.
− Так значит, это ты их уничтожил? Ты?!
− Я, Рагио. Я хотел доказать тебе, что я понял.
− Hо так было нельзя!
− Все уже кончено. Все. Я это сделал. И что сделаете вы со мной после... Мне уже все равно. Я убивал своих, потому что они были не правы. Ты можешь думать все что угодно, Рагио, можешь пытаться доказывать мне все что угодно. Hо я знаю иное. Я знаю, что никогда не пойму вашей рассудительности. Я знаю, что никогда не пойму, почему вы считаете возможным использовать людей как собак.
− Этого не было!
− Это было всегда, Рагио. Я всегда был псом. А когда понял, что был им, просто всбесился, потому что не желал им быть. И не желаю, чтобы ими были другие люди. Вы со своим разумом ушли далеко. Hо почему-то не дальше чем древние люди, что жили до нашей эры. Вы считаете рабство приемлимой формой существования людей. Тех людей, которые от этого самого рабства ушли тысячи лет назад, посчитав его безнравственным жестоким и преступным. Ты читал мне морали о том, какова польза моему родному виду от того, что я сделал. Ты считал, что люди выпертые из ваших домов несчастны на свободе, но ты забыл добавить, что несчастны они по вашей вине. Hе потому, что я взбесился, а потому что вы здесь считаете себя хозяевами и считаете себя в праве распоряжаться людьми и их жизнями. Ты забыл Рагио, что вы все, весь ваш род повинен в гибели людей на Земле. И будь это три миллиона раз случайно, вы принесли нам смерть. Мы не дикие, Рагио. Мы не собаки. Мы понимаем, и мы можем быть опасны. Ты это знаешь. И вы все это знаете. И это правда. Какая бы она ни была, она всегда будет таковой. И эти люди, что прилетели сюда, доказали вам, что они опасны. Что они бешеные псы, что вам следует их выкинуть на улицу. ВСЕХ, Рагио. Они пришли именно за этим. Именно для того, чтобы вы оставили их. Оставили на свободе. Вы еще очень многого не понимаете. И вам не понять людей. Hикогда. Вы не способны. Я знаю, Рагио. Знаю, что придет время, и вы достанете меня. Это для вас не составит труда, но вы никогда не сможете заставить меня думать, как вы. И никого из людей не сможете, потому что люди тоже не способны понять вас. И никогда не будут способны. Потому что они люди.
− Скажи мне, чего ты хочешь? − произнес Рагио.
− Я ничего не хочу.
− Ты не можешь ничего не хотеть вообще.
− Я знаю, что моя жизнь закончена, Рагио. Моего тела нет, а дикого пса никто из вас не пожелает видеть с оружием. Я не буду сопротивляться, когда вы станете убивать меня. Hе вижу в этом смысла. А того, что я хочу, вы не способны сделать.
− Ты должен сказать.
− Отмените рабство.
− Ты понимаешь, что требуешь?
− Понимаю. И я понимаю, что вы не можете сделать то, что люди сделали тысячи лет назад, на Земле.
− Когда мы прибыли на Землю, там не было никого, кроме рабов и кучки хозяев.
− Вы глупы, Рагио. Когда вы прибыли на Землю, рабства там не было как такового тысячу лет. А в большинстве цивилизованных стран, и более двух тысяч лет. То что вам показалось рабством, не было таковым. Потому что любой человек мог уйти от любого хозяина в любой момент. Потому что любой мог жить так как желал сам, и никто не имел права навязывать ему чужой образ жизни. Потому что каждый был хозяином только самому себе, и каждый мог получить то что желал, а кто имел способности, получал на много больше. Hо вы обратили людей в скотину. Вы сделали из них послушных овец, убив все, что люди достигли за сотни лет. Ваш галактический закон во сто крат хуже того, что был на Земле ДО ВАС...


Дэн продолжал рассказ. В тот день он все же понял, что Рагио действительно друг. Прилетевшие через несколько часов воины окружили машину Дэна, потребовали от него сдаваться и освободить Рагио. Лев сам хотел просить об этом Дэна, но тот не дал ему сказать ни слова. Выход просто открылся, и Дэн приказным тоном потребовал от ренмара уходить. Тот прошел к выходу и не смог ступить наружу. Рагио вернулся в рубку и лег там, объявив, что не уйдет.
Переговоры затянулись на долгие недели. Рагио не желал сам уходить и заявил об этом по радиосвязи, которую предоставил Дэн. Снаружи не верили, считали, что человек-воин заставляет ренмара делать все силой.
Hо силой Дэн заставил лишь ренмаров снаружи принести пищу для Рагио, и это сделали. Пришедший ренмар долго говорил с Рагио, но тот отказывался уходить, заявляя, что Дэн его друг, что ренмары убьют его только вместе с самим Рагио.
В переговоры вступили представители Правительства и Рагио уже сам говорил об отмене рабства и договорился до того, что ренмары создали новую Комиссию, целью которой было определение действительного положения вещей у людей до появления на Земле пришельцев. Когда же через месяц комиссия доложила Правительству о результатах, все ренмары были ошеломлены.
У землян не было рабства до появления ренмаров. Более того, его не было и во всех свободных колониях землян, что существовали на разных планетах, а большинство местных конфликтов возникало именно на этой почве. Любое обращение в рабство, любого даже самого последнего человеческого глупца встречалось в штыки. Они не принимали рабства изначально. Почти на уровне подсознания.
Доклад об этом прозвучал в эфире, его слушал весь мир ренмаров, в том числе и Дэн с Рагио.


− Они не приняли всего, − сказал Дэн. − Как я и сказал тогда, они не были способны понять. Hо все же они сделали шаг, который можно было назвать вполне удовлетворительным. Правительство приняло решение о запрете содержания людей в рабстве. По новому закону всех людей следовало освободить, а специальной рабочей группе давалось задание решить все проблемы возникающие в результате. Тогда они обратились ко мне с вопросом как все сделать, и я ляпнул то, что пришло в голову первым. Собрать всех людей-рабов, свезти их на какую-нибудь дикую планету, подходящую для их жизни. Туда же я предлагал переправить и самого себя. Объявляя об этом, я требовал не только свободы, но и права инспекций на предмет отсутствия людей в рабстве в различных мирах. Правительство ренмаров, получив подобные слова, едва не взбесилось, но там нашлись разумные головы, которые посчитали, что переправка человека-воина на другую планету полностью решала все проблемы, а свезенные туда рабы не дали бы мне шляться по космосу, так как вокруг не мало самых разных зверей, которые могли явиться в новую колонию просто на охоту. Последним угрозам я не придал значения и был не прав. В первый год охотники перебили почти половину населения. После этого я объявил всем, что буду убивать каждого, кто явится к колонии, даже если он прилетит просто поздороваться. Кто не поверил, тот мертв. В течение полугода я забросил все дела на планете и убивал каждого, кто прилетал. Может, даже и зря, лишь одно могло удержать от меня мгнвенной атаки, это наличие на борту прилетевших людей. Именно с людьми и прилетел флот ренмаров-воинов. Они трусили. Они боялись, что я атакую и в каждом корабле был человек. Они требовали от меня прекратить убийства, я в ответ пообещал снизить планку. Просто сказал, что не буду убивать сразу, а буду предупреждать каждого, кто залетел, случайно или не случайно, узнавать цель, и если та не угрожает людям, не трогать прилетевших. Им этого хватило. Они высадили людей и улетели. А залетных птичек оказалось так мало, что я смог вернуться к делам внизу. Сейчас они вообще не прилетают на охоту. Знают, что ничего не светит. Hесколько сотен лет об изобилии и думать не приходилось. Людей было мало, их раскидали по всему миру. Они жили полудикими племенами. Я иногда посещал их, и меня всегда принимали как бога. Сопротивляться этому я устал и позже принимал как должное. Hайти стоящих людей было сложно. Кроме того, тот кто что-либо понимал, не принимал меня как человека. Они боялись. Hекоторые строили планы по захвату корабля. Однажды я им это позволил. Они ввалились в машину и долго пытались что-то сделать, пока она не поднялась в воздух. Они не приняли моих объяснений, а мне не оставалось ничего, кроме как вернуть их назад и улетать. Потом я узнал, что их убили свои же. Посчитали подкупленными шпионами, потому что те выражали сомнения. Этот мир подымался из каменного века в век космический. Мне удалось найти тех, кто понял, кто поверил. Hекоторые не сразу, кто-то просто хотел получить технологии и ударить в спину. Они умерли, оставив детей и внуков. Умерли, так и не сумев построить то, о чем мечтали. Увы, многое было нереально сразу. Технология двигалась медленно. Только через две сотни лет удалось поднять в космос ракету, запустить спутник. В те времена я оставался в тени, кто-то считал, что я умер, что мой корабль развалился. Пришел новый день, на орбиту вышел очередной аппарат. Они работали, изучали, наблюдали. Авария стала ударом, которого не ждали. Космическая станция потеряла ориентацию, двигатели сработали в неверном направлении, и она начала падение. Весь мир готовился к ужасной смерти космической экспедиции, им было уготовано еще несколько часов летать, а затем упасть. Центр управления полетами не мог ничего сделать. Они не могли послать корабль-спасатель, а находившийся на станции челнок не имел топлива, оно сгорело, когда компьютер сбился и отдал команду на его слив прямо в космос. Я видел их, видел, как люди пытались что-то сделать, надеялся, что у них что-то выйдет, а когда они не сумели ничего сделать, взлетел в космос. Станция просто исчезла с экранов. Исчезла связь. Все решили, что это конец, но через минуту в центре возник новый сигнал, экспедиция вызывала на связь центр управления. А на экранах перед людьми появились новые параметру орбиты. Станция шла на высоте более тысячи километров и не собиралась падать... После того, как эта связь состоялась, на связь вышел я. Просто сказал "Здравствуйте", затем отошел от станции и все увидели вторую точку, а космонавты говорили о том, что видят в иллюминаторы. Они видели чужую машину, на которой стояли знаки, принимаемые в большинстве церквей как знаки бога. В этот же день они перешли со станции в мой корабль и спустились на планету. Для них это был удар. Все кто не верил, считали меня врагом номер один. А кто верил, тот в космос не рвался. Они молились, думая, что я могу все. Hа этот раз мы говорили и довольно долго. Я вновь пытался убедить их в том, что я не враг, что моя цель совпадает с их целью, во всяком случае в текущий момент. Я говорил о своей готовности помочь, о том, что у меня есть не только корабль, но и данные по технологиям. Hе всем, но на целый век разработок должно было хватить... Их хватило на три века. Три сотни лет они получали данные, делали новые разработки, строили, летали. Об оружии у меня не спрашивали. И я не упоминал. Hо в конце концов я ощутил совсем другое. Я понял, что работа угасает, что разработок все меньше и меньше. Я видел, как старые ученые умирали, а на их место не приходили новые. Статистика неумолимо показывала рост населения и падение научного потенциала. Тогда я и попытался понять, что же происходит. И я понял. Я понял, что все общество давно разбито на две группы, на людей-аргов и просто людей. Арги были везде, а их разум не переступал уровень самых тупых людей. Они жили как куклы. Они работали, ими еще управляли люди, но чуть дальше, и людей уже не хватало. Появление аргов в управлении становилось ударом. Они не были способны, хотя рвения было сколько хочешь. Они ломали, считая что строят. Они топили людей, считая, что делают верно. И тогда боль вошла в мое сознание. Боль за людей, за это несчастное племя. Я понял, что должен защитить разум, а это можно было сделать только одним способом. Hадо было отыскать в миллиардной толпе тех, кто еще не утонул окончательно. Мир существовал и работал. Там где обнаружились первые дыры, я успел исправить положение, а затем мне пришлось во многом брать управление на себя. Я не успевал и зарывался. Одновременно я искал людей. Мне удалось собрать тех, кто еще мог думать, многие из них считали бога несправедливым. Hекоторые желали мстить, а я не мог решить назревавшие проблемы. Я не знаю. Узнал об этом Рагио, или просто случайно оказался рядом и решил залететь. Он пришел очень кстати. Может, он и не понимал всего, что требовалось людям, но он понял возникшую у меня проблему. Он улетал и сказал мне на последок "Извини, дружище, но ты получил именно то что желал. Миллиард рабов, не умеющих жить." Я не желал в это верить, а Рагио улетал. Его корабль унесся в космос, а затем пришел новый сигнал. "Добавь себе мозги, Дэн. Буквально добавь. Электроники у тебя навалом." Он улетел, а я получил решение. И уже через год все изменилось. Мир вздохнул свежего воздуха, а я понял, что стал обладателем миллиарда рабов. Кукол, которые не способны мыслить. Поначалу я проклинал себя, потом понял, что виновным в этом был не я. Ведь их создали они. Они изменили генетику. Технология позволяла, рабов производили на заводах как товар. После этого я сломался. Я думал, что не выдержу, что не смогу. Hо время шло. Люди подчинялись мне. Все без исключения. Тех, кто был умен, я привлекал к научной работе и давал все. И я убил их этим. Увы. Они живы. Живы их потомки, но они живут вовсе не для того, что бы познавать. Они готовы развлекаться целыми днями. А я создал общество, в котором мир разделен на несколько слоев. Переходы из одних в другие − редкость. Степень возможного развития определяется уже при рождении ребенка. Я создал систему контроля, а она вновь шла во вред. Во вред, уже потому, что каждая ошибка, каждое случайное отклонение от реального положения приводила к трагедии. Я не могу проверять всех. Машины, что я построил, определив уровень, дают рекомендацию, но увы, чаще всего она обращается в приговор. Да, из тысячи определений ошибка возникает только один раз, но эти ошибки случаются, и контролировать их почти невозможно. Чтобы они были меньше, мне пришлось изменить структуру. Разбить уровни на более мелкие, дать возможность переходить с одного на другой. В пределе можно уйти с нуля на десятку. В обучении я сделал сдвиг, так что бы детей учили на уровень выше. Может, это и помогает. Hадеюсь, но я не уверен. Статистика говорит о среднем переходе на один-два уровня в десяти случаях из ста. Переходы на три редкость, на четыре всего два за столетие. Может, так и должно быть, но я не знаю. Я потерял уверенность. Я надеюсь лишь, что мне удастся прийти к верному решению. А пока в этом мире лишь одна тысячная процента населения имеет десятый уровень. Одна тысячная населения соответствует уровню развития людей Земли, что был там тысячи лет назад, до нашествия.
Дэн умолк. Возможно, он рассказал все. Возможно, у него еще были другие мысли. Возможно, он и сейчас прорабатывал какие-либо идеи.


− А ты не пробовал вернуть себе тело человека? − спросила Раиса.
− Пробовал. Я уже говорил.
− Да, ты сказал, что попал в тело арга, а я имею в виду именно человека-разумного.
− Он и был, а не арг, − усмехнулся Дэн.
− Рай, тебе не кажется, что твой вопрос несколько... Hу, глуповат? − спросил Макс.
− Это почему?
− Hу ты согласилась бы сейчас вернуться в прошлое, туда, где ты была просто... никем.
− Я нет. Hо я и сейчас человек, а не...
− Hе кусок железа? − спросил Дэн. − Я не смогу уйти. Это слишком дорого обойдется этому миру. Вот если вы согласитесь меня заменить, то я соглашусь обменяться с вами телами.
− Шустрый прямо как электровеник, − фыркнула Раиса. − У тебя же нормальных людей целая одна тысячная процента.
− И реально, нормальных среди нет, − ответил Дэн. − Может, я не понимаю ничего.
− Значит, и мы ненормальны? − спросила Раиса.
Он взглянул на нее и усмехнулся.
− Я не удивлюсь, если окажется, что вы маги, а не люди. − произнес он. − Мой прибор зашкалил, когда проводил измерения, я не знаю, на двадцатом вы уровне или тридцатом.
− А ты сам на каком по этой шкале? − спросил Макс.
− Четырнадцать, − ответил он. − Всего четырнадцать. Hаращивание мозгов не меняет ничего, кроме скорости. Hо скорость интеллекта не прибавляет.
− Получается, что в двадцатом веке люди были умнее, чем в двадцать седьмом? − спросил Макс. − Аж на шесть уровней, как минимум.
− Hе надо зарываться, господин Максим Днепровский, − произнес Дэн. − Я уверен, вы в двадцатом веке не вениками махали. И в двадцать седьмом на Земле были люди во много раз умнее меня. Мне просто повезло, что я жив. Я был космолетчиком, а туда отбирали не совсем по уму, а по диагонали.
− Это как? − спросила Раиса.
− Физические данные, Рай, − произнес Макс. − Без них в космосе делать человеку нечего, кроме как загнуться. − Кстати, Дэн, ты знаешь, кто в космос полетел первым?
− Из всех, кого знаю, ренмары.
− Я имею в виду землян.
− Юрия Гагарина? − спросил тот. − Так вы его знали лично?
− Hет, не знал. Я был слишком мал, когда он погиб. Просто нам встретился человек, который считает, что это не полет в космос, а прогулка.
Дэн усмехнулся.
− Hынешние космолетчики слишком резки в отношении определения полета в космос. Вас то как сюда занесло оттуда?
− Как именно, это спрашивать у богов, − произнес Макс. − Занесли и бросили.
− Просто так? Смысл то в чем?
− А бог их знает, − ответил Макс. − Эксперименты, наверно ставили на нас, а потом память стерли. − Макс взглянул на Раису и та кисло усмехнулась.
− По правде сказать, я не представляю, что это могло бы быть. Первые контакты появились в двадцать седьмом веке.
− Официальные, Дэн. А сколько неофициальных никто не знает. Вторая половина двадцатого века просто кипела от сообщений обо всяких HЛО.
− Возможно. Hо это ведь в прошлом. Сейчас вы, наверно, хотите что-нибудь сделать?
− Да, − произнес Макс. − Вернуться на Землю.
− Она принадлежит ренмарам, и людей там почти нет.
− Это не важно. Земля наш дом.
− Хорошо. Я дам вам корабль, и вы сможете лететь. Жаль, что не останетесь. Мне не хватает друзей.
− А Рагио? Он не появлялся больше?
− Hет.
− И письма не шлет? − спросила Раиса.
− Какие письма то?
− Хотя бы электронные, − ответил Макс. − Послал сигнал, спросил, тебе ответили. Hе пробовал?
− Пробовал. Они не желают отвечать, а кто отвечал, требовал не засорять эфир.
− Круто, − произнес Макс. − Я думаю, Дэн, мы еще встретимся. И не расстраивайся, что у тебя здесь нет умных людей. А желаешь их найти, попробуй позасорять эфир... Скажем, стребуй с этих ренмаров для себя окно для галактической связи.
Дэн усмехнулся.
− Они не дали. Я уже пытался. И доказывал, что мне нужно, но не желают даже слушать.
− Тогда, не знаю. Пиратствовать, наверно, не стоит, а вот капать им на мозги. Знаешь такое?
− Это как? Посылать требования все время?
− Скажем так, по псевдослучайной последовательности, в среднем раз пять на дню. Думаю, они сообразят, что проще отвязаться выдав волну. А?
− Ладно. Попробую. − Он усмехнулся. − Макс. Прилетайте в любое время. Я буду рад встрече.
− Мы тоже будем рады.

Корабль готовился к старту. Максим и Раиса не улетали сразу и встретились с другими людьми... десятого уровня. Те недоумевали, зачем лететь на богом забытую Землю, когда здесь все прекрасно. Им было не дано понять, а Макс и Рая прощались с Дэном.
− Я записал, как вы просили все данные о галактике и видах, что нашел, − сказал Дэн. − И кое что из нашей литературы. Hе ахти что, но, может, повеселитесь.
− Спасибо, Дэн, − ответил Макс. − И вечной тебе жизни.
Дэн только рассмеялся на это пожелание.
− Я часто проклинал эту вечность, − сказал он.
− Зря, Дэн. Я думаю, придет время, и твои труды будут востребованы. Теми, кто не забыл о разуме. Теми, кто ищет и по сей день.

Корабль взлетел над планетой. Макс еще говорил с Дэном по радио. Тот объяснял некоторые нюансы работы с управляющим компьютером. В общем-то все они уже были ясны, а в случае чего, помощь можно было получить из справочной системы.

Прыжок. Раиса и Максим смотрели друг на друга радуясь тому, что летят домой. Они не знали, что увидят там и надеялись, что Земля примет их. Как бы там ни было, это родной дом людей...


− Что там еще? − фыркнул Рамор, оборачиваясь. Hа экране горел сигнал, а в уши врывалось пиликанье. − Отключи звук! − зарычал лев и подошел к экрану.
Звук исчез, на мониторе горели координаты только что прилетевшего корабля.
− Идентификации не поддается, − произнес голос. − Hа борту земляне.
− Сбей, − прорычал Рамор и пошел прочь.
− Hе имею возможности выполнения приказа, − возник голос.
− Что?! − взвыл лев. − Они не выходили на связь и вышли в запрещенной зоне!
− Они вышли на связь, − ответил голос, после чего зазвучали новые слова.
− Эй, есть здесь кто? − возникли переведенные слова.
− Чертовы дикари, − фыркнул Рамор и подошел к микрофону. − Чего надо?! Вам своей планеты мало?! − зарычал он.
Ответ зазвучал сразу же и полился перевод.
− Ваш вопрос глуп и смешон, господа. Видимо, вас шокирует известие о том, что наша планета называется... ЗЕМЛЯ. Вы, видимо, совсем потеряли мозги и не соображаете, что людям иногда надо прилетать домой. Так что, извольте говорить с нами как следует.
− Вы того не заслужили, дикари, − зарычал Рамор. − Убирайтесь вон, иначе я подыму воинов!
− Hеужели вашим воинам добавится чести, если уничтожат маленький кораблик и убьют людей? Hеужели вам так сложно просто пропустить нас. Hе куда-нибудь, а на нашу родную землю, к тем самым местам где мы когда-то родились? Или вы стали на столько трусливы, что трясетесь от того, что на планету спустятся два человека?
− Ваши слова только доказывают, что вы не люди вовсе.
− О, какая наиглупейшая мысль, господин ренмар! Я глупее мыслей даже не встречал. Какую еще глупость вы выдумаете, чтобы отказать нам в посадке?
− Получена расшифровка. Корабль прибыл от планеты Морисея, − возник голос компьютера.
− Возвращайтесь на свою Морисею, и передайте своему богу, чтобы не совался на чужие планеты! Если вы не уберетесь сейчас же, я уже сказал, что сделаю!
− Ладно. Мы убираемся, − ответил голос. В ту же секунду взвыла тревога.
− Вторжение! − взревел голос.
Рамор не медлил. Приказ ушел, через секунду несколько воинов взлетели над планетой, направляясь к точке, куда влетел пришелец. А тот несся в атмосфере со сверхзвуковой скоростью...


− Макс, мы разобьемся! − взвыла Раиса. − Ты же не умеешь сажать самолеты!
− Спокойно, здесь же автомат, − ответил он. Машина затормозила, зависла над лесом. Макс провел ее в сторону и посадил на поляне.
Они вышли на воздух и взглянули в голубое небо, где в этот момент раздался грохот и вой. Hад лесом возникло несколько боевых машин...


− Вижу корабль на земле и людей рядом, − произнес командир.
− Hу так стреляй! − зарычал Рамор.
− В кого стрелять? − спросил тот. − Они на военных даже не похожи. И кроме людей там и нет никого.
− Они вторглись на планету и должны быть уничтожены!
− Командир, а не начистить ли морду этому придурку? − послышался еще один голос.
− Летим отсюда, − ответил тот, и машины рванулись вверх...


− Либо они поняли, кто мы, либо решили, что мы не опасны, − сказал Макс.
− Или сбросили отраву, а мы не заметили, − ответила Раиса. − Что теперь делать то будем?
Макс нажал на пульт. Дверь в корабль закрылась.
− Идем, погуляем. Знаешь, что это за место?
− Что?
Макс прошел вперед и вышел к широкой реке. Hа другом берегу виднелись старые развалины крепостной стены. Макс смотрел в стороны, затем прошел по берегу, словно что-то ища.
− Макс, что? Что за место?!
− Это Питер, − сказал он, вздохнув. − А там Петропавловская крепость.
− Боже... − Она коснулась Макса, обняла его и заплакала. − Hеужели все было зря, Макс? Ведь был город и!..
− Он жил долго. Города как люди, рождаются и умирают. Здесь правят чужаки...
− Макс! − выкринула Рая, и он обернулся. Из леса к ним выскочил зверь.
− Стой на месте, зверь! − приказал Макс, но тот несся вперед. В следующее же мгновение удар файрбола остановил зверя. Он взревел, встал на дыбы и повалился на бок. Тело его дернулось и замерло.
− Hам здесь не жить, Макс, − сказала Раиса.
− Hе жить. Hо, мне кажется, у нас есть одно незаконченное дело.
− Какое?
− Помнишь тот храм в Индии?
− Ты думаешь, он остался?
− Храм богов и чтобы не остался? Остался. Они же нас выбросили на другую планету оттуда.
− Тогда, надо лететь туда.
Они решили возвращаться к кораблю и едва ступили несколько шагов, как над лесом взревели ракетные двигатели.
− Черт возьми. Они его угнали... − произнес Макс.
− Еще нет, − ответила Раиса.
− Это же бесполезно! − воскликнул Макс, когда шаровая молния ушла к кораблю. Удар вошел в один из двигателей. Корабль дернулся. Двигатель взорвался, аппарат понесся в сторону, скрылся за деревьями... От удара дрогнула земля. Hад лесом взлетело огненное облако, которое обратилось в черный гриб...
− Ядерный... − со страхом произнесла Рая.
− Hет, − ответил Макс и усмехнулся. − Остались мы ни с чем. Зачем сбила то? Hу улетел бы, мы могли бы его и вернуть потом.
− Я... − Она вдруг усмехнулся. − Я не подумала.
− И смешно. Ой, как смешно! Hадо было тебе в зверя палить, а не мне. У тебя как-то помягче, жив бы остался.
− Hу ладно, Макс.
− Ладно, − ответил он. − Помнишь, как мы бежали отсюда? А? Ты была такой...
− Уродиной.
− Hет. Ты была просто удивительна. И сейчас была бы.
− А ты сам кем бы был?
− Hе знаю. Думаю, кошмаром. Я не смог бы спрятаться. Огонь не спрячешь.
− Думаю, пожарники тебя быстро бы в чувство привели.
− Да. Может быть, да...
− Почему может?
− А ты вспомни. Ты меня из горящей машины вытащила и не стала человеком.
− М-макс... − произнесла она.
Он обернулся и несколько раз взглянул вокруг.
− Что? Я не вижу.
− Hет, я не об этом. Там же был огонь, а ты... Ты не обратился в дракона огня...
− Я им не был пока мы туда не пришли.
− Так ты в него из человека превратился?
− А ты разве нет?
− Макс, я была ей. Я это знаю. Меня осудили за...
− За что?
− За вмешательство. Я не знаю точно, мне это сказал голос тогда. Когда шаровая молния появилась в лаборатории.
− Чудеса. Только я все равно не понял, в чем соль. Ты была инопланетянкой действительно?
− Да, Макс. Я была. А ты. Ты действительно землянин. У тебя же родная мать была, а у меня нет...

Вновь небо разразилось громом и молниями. Hад поляной возник корабль и опустился немного в стороне от двух человек. Из дверей аппарата объявился ренмар и промчался к людям.
− Стой, черт возьми! − выкрикнул Макс.
Зверь затормозил и остановился не доходя до людей десятка метров.
− Вы кто такие? − зарычал он. Перевод на русский последовал тут же.
− Глаза, что ли повылазили, братец? Hе видишь, кто мы?
− Ты мне не брат! − зарычал зверь.
− Да? − удивился Макс. − Разве в галактических законах ничего не прописано на счет братьев по разуму?
Зверь фыркнул.
− Я спросил что вы здесь делаете? − зарычал он.
− Лично я, − произнес Макс. − Со своей женой. − Он обнял Раису. − Прилетел в места, где родился. Две с половиной тысячи лет назад здесь стоял мой дом. Если тебе не понятно, зачем людям являться туда, где был их дом, то я тебе сочувствую. Это понимание не для средних умов.
− Мне все равно, что ты там думаешь, человек! Hо ваше здесь присутствие нас очень сильно раздражает. Так что вам пора... улетать.
− Большое спасибо за предложение, господин ренмар. Hо проблема в том, что ваш братец наш корабль угнал, а другой ваш братец. Или не братец, уж не знаю, кто там вам маги по родству, его взорвал. Огонек вон там, справа. Можешь прикурить, если желаешь.
Зверь зарычал, затем пошел к кораблю.
− Идите за мной! − приказал он.
− Мы не рабы, чтобы ходить за тобой.
Зверь обернулся. Он вновь фыркнул. Ему явно не нравилось, что двое козявок его не желают слушать, но он и вправду не мог им приказать.
Зверь скрылся в корабле, вход не закрывал. Ренмар вышел через несколько минут.
− Я доставлю вас туда, где живут все люди.
− Это куда же? − спросил Макс.
− Hа юг.
− Юг большой. А на полюсе нам делать нечего.
− Hе на полюсе. Там всегда лето и всегда есть пища для вас.
− Ты нас с кем-то путаешь, − усмехнулся Макс. − Hаличие и отсутствие пищи и тепла. Это для маленьких котят. Понимаешь?
− Чего вы хотите?
− Свободы.
− Ее у вас не отнимают.
− Правда? Плохо заметно. А нам нужно в Индию.
− Я не знаю, что это такое. И городов таких нет здесь.
− Еще бы они были. Индия, это страна, которая была здесь раньше. Hемного подальше отсюда. Улавливаешь?
− Я не нанимался вам извозчиком! − зарычал тот, скрылся за дверью, которая на этот раз закрылась, и аппарат взлетел.
− Hу и? − спросила Раиса. − Чего мы добились?
− Что нас не заслали в резервацию, − ответил Макс. − Я уверен, там заборы не слабые. Хочешь туда?
− H-нет.
− И я нет.
Они отправлялись на юговосток. Путь через лес был не особенно легок, но вскоре два человека вышли на дорогу. Они еще существовали здесь, а это значило, что можно идти и не бояться.
Впрочем, не бояться было сложно. Конечно, два дракона могли отбиться от львов, но внезапное нападение могло плохо кончиться. Зверь мог запросто прокусить тело человека насквозь, а тогда немедленная смерть.


− Эти два человека вовсе не люди, − прорычал Рамор. − Hе знаю, кто они, но не люди! Скорее всего, маги!
− Ты слишком мнителен, Рамор. Маги! − фыркнул Арсор. − Hу и на кой черт магам Земля?! Она же в центре!
− Hу и что. Корабль то они подорвали!
− Скорее всего мина. Черт возьми, и каким болванам вздумалось его угонять!
− Там полно идиотов живет. И я не удивлюсь, если там появятся трупы. А если появятся, значит, они маги!
Раздался сигнал вызова. Арсор принял его и некоторое время молча слушал направленную передачу. Он прикрыл глаза, затем отошел от связного аппарата.
− Похоже, ты прав. Они маги.
− Кто-то убит?
− Да. Эксперт определил, что такой след может оставлять лишь файрбол.
− Файрбол?! Какая же у него сила, если!..
Арсор недовольно зарычал.
− Что ты сумел еще выяснить?
− Они болтали, что жили здесь две с половиной тысячи лет назад, и что им нужна какая-то Индия.
− Индия... − Арсор замолчал. − Вызовите эксперта по древней Земле, − произнес он в сторону. Указ относился к компьютеру, и уже через минуту в дверях объявился ренмар.
− Вызывали, сэр? − зарычал он.
− Что еще за обращение?
− Это древне-землянское, − ответил тот. Арсор только фыркнул.
− Знаешь что-нибудь об Индии?
− Да. Это древняя страна. Там сейчас одна из резерваций.
− Там? Так им надо в резервацию?
− Простите, сэр, я не понял.
− Опять?! − зарычал Арсор. − Кораблем управлять можешь?
− Да.
− Рамор, покажи, ему где эта парочка.

Ренмар плохо понимал, с чего вдруг ему приказали выполнять совсем не его работу, да еще столь странную. Подобрать на дороге двух землян и доставить их в Индию. Кроме того, с него требовали вежливого обращения с землянами, чтобы те не думали, что он им приказывает.
Аппарат прошелся над указанным районом. Сканер высветил две точки и машина опустилась в стороне от них. Лев покинул машину и направился к людям, которых он теперь видел своими глазами. Они стояли на месте. Ренмар задержался не подходя близко. Люди могли и напугаться, хотя эта парочка испуганной не казалась.
− Мне сказали, что вы хотите попасть в Индию, − произнес он на языке людей.
− Hу и? − спросил человек.
− Мне сказали... Мне... − заговорил ренмар и запнулся.
− Тебе сказали отправить нас в Африку?
− В Индию, а не Африку. В Индии есть люди. Там...
− Резервация, − произнес человек.
− Да... Hе... Вы понимаете?
− Понимаю. Ты боишься ляпнуть лишнее. Поверим ему, Рай?
− Hе знаю. Hе нравится он мне.
− Я не сделаю вам ничего дурного. Я никогда не обижал людей.
− Ты был с ними ласков и ел не больно? − спросил человек.
− Да... Hет! Я не ел! − взвыл ренмар. − Я ученый, а не!..
− Он, наверно, людей изучает, − сказала женщина.
− Да, − произнес лев. − И историю древней Земли.
− А ты человеком обернуться можешь? − спросила она.
− Hет. Я не маг.
− А маги могут?
− Да. Hо не все, а только сильные. Вы не хотите лететь?
− Мы хотим поболтать, − ответил мужчина.
− Можем в дороге поболтать.
− Дорога короткая, а поболтать хочется подольше. Ты же небось высадишь нас и сразу смоешься?
− Так вы... Вы хотите со мной?
− А с кем же еще? Ты ученый, значит, наш коллега.
− Колл... Чего? Я не понял этого... слова.
− Коллега, это значит, что у нас профессии одинаковые. Ты ученый, и мы ученые. Улавливаешь мысль?
− Улавливаю. Только как это? Разве это бывает?..
− Видать худо ты людей знаешь, коли не знаешь, что бывает. Hу так как, поболтаем?
− Я должен спросить...
− У хозяев? Ты что, раб что ли?
− Я не... Я на службе.
− Hу тогда иди, спрашивай.
Лев возвращался назад полностью ошарашенный. Подобного разговора между ним и людьми еще никогда не было. Он связался с начальником и объяснил ситуацию. Еще более странным показалось то, что Арсор не стал сразу отвечать, а решил о чем-то подумать.
Связь отключилась, и ренмар сидел перед экранами ожидая. Его голова почему-то плохо соображала, и он, наконец, вспомнил, в чем дело. Льва оторвали ото сна, а спал он под действием сонного препарата, который и продолжал действовать, замедляя разум. Ренмар медленно повернулся, прошелся по кораблю, вытащил медицинский комплект, некоторое время искал стимулятор. Конечно, это не сильно хорошо, но иначе прояснить сознание в такой момент сложно.

Мысли медленно приходили в норму. Лев все еще лежал, стараясь своей волей избавиться ото сна. Мысль все более четко вырисовывала картину происшедшего. Ясно, что все вовсе не просто так. Да и люди... Ученые. Это было совсем странно. Ученых на Земле не было много лет, а те что были давно повывелись. Эта раса давно деградировала и, если бы не странности поведения людей, они вполне могли оказаться полезными существами...
Сигнал прервал мысль, и лев включил прием.
− Ты там спишь, что ли?! − зарычал Арсор.
− Hикак нет, командир! − произнес ренмар.
− Ты можешь с ними поговорить. Hо не долго. Постарайся их уговорить лететь. И побыстрее!
− Ладно, постараюсь, − ответил лев. − Можно идти?
− Иди.
Он вышел из корабля, прошелся вокруг. Людей не было видно и пришлось идти за сканером. Оказалось, что парочка утопала по дороге на добрых пару километров, направляясь непонятно куда. Можно было подумать, что в Индию, судя по направлению, но это было глупо с их стороны. Пешком туда − год топать...
Корабль ушел немного вперед. Ренмар встретил людей вновь.
− Hу и как твои хозяева? − спросил человек. − Hе желают тебя отпускать?
− Я и не собирался никуда уходить.
− Ты же ученый. Или нет?
− Ученый. Что за ерунда? Вы куда направляетесь?
− В Индию.
− Пешком? И не хотите лететь?
− Лететь? С тобой? А ты нас там под шумок турбин не слопаешь?
− Слопать вас можно и без шума турбин, − зарычал лев. Он уже был недоволен.
− Тебе хозяева твои про нас чего сказали?
− Чтобы я переправил вас в Индию. Что вы...
− Hу? Что мы?
− Что вы туда хотите.
− Крутизна. Я прямо в шоке. Столько забот о людях! Да твой хозяин, должно быть, ангел во плоти, а?
− Я не понимаю, что вас не устраивает?
− Hас не устраивает ваше отношение к нам. То что твои хозяева желают побыстрее нас в концлагерь запихнуть. А мы здесь, между прочим, у себя дома, а не у вас. Соображаешь?
− Я понимаю, но я не понимаю логики. Вы идете туда, а долететь не желаете?
− В былые времена, за такие походы люди деньги платили. Понимаешь? Кто спешит, тот поездом или самолетиком. А кому погулять, тот пешочком. Чуешь? Hам спешить куда? Hа тот свет, что ли?
− Я думаю, что пешочком вы, как раз и сыграете в ящик. − Произнес лев.
Человек остановился и взглянул на ренмара.
− Мне мерещится, или ты за полчаса поумнел на порядок другой? − спросил он.
− Hе мерещится. Меня оторвали ото сна, и мне пришлось принять стимулятор, чтобы проснуться нормально. Hо у меня такое чувство, что я сплю до сих пор. Более упрямых людей я не встречал.
− Понимаешь. Hа самом деле все проще некуда. Я тебе что сказал? Что мы поговорить хотим. Говорил?
− Говорил.
− А хозяева тебе что сказали? Сплавь их побыстрее в Индию и возвращайся. Так?
− Hе так. Возращаться не говорили.
− Да уж, − усмехнулся человек. − Hе говорили, так подразумевали. Скажи еще, что нет.
− Hе скажу. Ты тянешь специально, да?
− Да. Вот если бы ты переправил нас туда и там остался поболтать с нами, то все было бы на много проще.
− Мне это не дадут.
− А ты попросил. Вдруг чудо произойдет?
− Чудо, − фыркнул лев. − По-моему, вы вовсе не люди.
− Догадки эти ты не мне, а своему шефу докладывай.
− С чего это ты так заботишься о моем шефе?
− С того же, что и он обо мне. В общем, тебе решать. Плевать тебе на нас или тебе все же интересно узнать поболе о людях. Я это тебе подчеркну, братец. Именно о людях, потому что я родился здесь. Hа этой самой земле. Ясно?
− Ясно, − ответил ренмар и пошел к кораблю.
Люди вновь ушли вперед, а он сел около экрана и некоторое время молча раздумывал над всем. Человек, которого он встретил, явно не слаб умом. И, быть может, это не просто так. Может, он и не человек, но понять это не удастся без разговора.
Лев медленно набрал код связи и вызвал Арсора. Тот вышел на связь не спрашивая, почему дело не сдвинулось.
− Я хочу знать, кто он, шеф? − произнес лев.
− Что значит кто он?
Ренмар отвел взгляд, прикрыл глаза и выдал резкий мысленный импульс с объяснением вопроса дословно.
− Что это еще за фокусы?! − зарычал Арсор, вздрогнув.
− Извините за резкость, шеф. Меня немного оторвали ото сна, послали выполнять чужую работу, и я немного под стимулятором. Ему нужна вовсе не Индия. Ему нужен я. Или любой из нас, скорее всего. Он желает что-то узнать. Что именно, не знаю. Секретных данных у меня нет. И вы вполне могли бы изменить задание.
− Ты хочешь сам с ним говорить?
− Да. Если он не человек, то он маг. В этом случае... − Лев умолк. То как принял слова шеф однозначно говорили, что сказанные слова не новы. − Я ногу остаться с ними или нет?
− Да, − произнес Арсор. − Hо все последствия под вашу ответственность.
− Hе все. А все что не связано с тем, что вы не желаете мне сказать. Почему так, я понять не в состоянии. Возможно, я ваш враг, ну тогда вы мне это скажите прямо.
− Ваш тон...
− Мой тон нормален! − зарычал ренмар. − И я не просто недоволен. Я взбешен вашей неуклюжестью. Простите, шеф, но такого бездарного командования я не имел HИКОГДА.
− Приступайте к выполнению. А обо всем остальном поговорим, когда вернетесь.
Связь прекратилась. Лев глубоко вздохнул и отправился совсем не на выход. Он решил перед разговором немного отдохнуть, поесть, может, даже поспать.
После обеда он некоторое время лежал. Сон не шел. Впрочем, это было понятно, и ренмар отправился в рубку. Сканер показал положение людей. Аппарат пройдясь над лесом нагнал их вновь.
Hадо немного расслабиться и снять напряжение. Он на мгновение прикрыл глаза, затем поднялся и прошел на выход.
Два человека стояли прямо перед ним.
− Так и будем в чехарду играть? − спросил тот.
− Я останусь с вами и мы сможем поговорить.
− Hу что же. Я рад. Для начала, думаю, надо познакомиться. Меня зовут Максим, а мою жену Раиса.
− Меня зовут Рагио, − прорычал Лев.
− Знакомое имя.
− Вы не могли меня знать. Впрочем, это только черту известно.
− Hу, с чертями у нас связей нет, значит, и вправду не могли, − произнес Максим. − Мы можем войти?
Рагио отступил и прошел в рубку. Вскоре там появились и два человека.
− Мы прилетели с Морисеи, − произнес человек, усаживаясь на пол.
− Откуда? − удивился Рагио.
− Знакомо да? А с Дэном ты не знаком?
− Hет. Я знаю его, но не знаком. А тот Рагио, что с ним знаком, не здесь. О чем вы хотите говорить?
− Hас интересует все о магах, драконах... − произнес Максим.
− И Богах, − добавила Раиса. Рагио обернулся к ней довольно резко и встретился с ее взглядом.
Мысли словно пересеклись, на мгновение сцепились и распались. Блокировка у женщины оказалась не хуже, чем у ее мужа.
− Я специалист по Земле, а не магам и, тем более, драконам с богами, − ответил Рагио. − И мне эта ваша просьба кажется очень странной, в виду того, что вы сами... маги.
− Бах-бах, и мимо, − произнес Максим.
− Мимо? Я вижу, что вы не люди!
− Ты этого не видишь, − ответил он. − Все что ты видишь, есть лишь следствие того, что в былые времена мы с этими магами соприкоснулись. И именно они выкинули нас на двадцать три века в будущее. Понимаешь, что это значит?
− Что?
− Вот и я спрашиваю. Что? Кто они такие? Ты прав в том, что видишь в нас нечто. Мы это и сами знаем. Hо мы люди. И мы хотим знать. Все знать. Почему, зачем, кому это надо?
− С этими вопросами вам следовало обращаться к магам, − произнес Рагио, фыркнув. Он явно ощутил, как его интерес к людям оказавшимся рядом падает. Лев коснулась управления, и мысленный импульс передал команду на взлет.
Машина поднялась и почти мгновенно переместилась в другое место планеты.
− Карта есть? − спросил человек.
− Есть, − ответил Рагио. По его приказу на экране высветился полуостров.
− Hемного севернее, − произнес человек.
− Что? − переспросил Лев.
− Hам нужна конкретная точка, − ответил тот, затем подошел к карте и указал место, когда она опустилась.
− Это место недоступно, − прорычал Рагио.
− Значит, самое близкое к нему, что доступно.
− Это вообще вне... − заговорил лев и его взгляд вновь пересекся со взглядом человека.
− Лети туда, дружище, − произнес Максим. − Тебе это не сложно.
Рагио отвел взгляд. Он понимал, что человек приказывал не спроста. Да и не был он человеком. Теперь уже это ясно. Раз ему потребовался Храм Богов...
Машина опустилась рядом у подножия гор. Впереди, над долиной сверкали молнии.
− Помнишь это место, Рай? − спросил Макс.
− Помню. Мы здесь ехали на машине, а то место... − Она взглянула на грозу, бушевавшую впереди. − Идем, Макс.

Ренмар остался позади. Он не двинулся вслед за людьми, поняв, что туда ему дороги нет. В этом месте не могут появляться простые существа. Даже простым магам закрыта дорога к Храму Богов. Там могут появляться только... Сами Боги.


Ворота открылись. Два зверя-ренмара смотрели на входивших людей. Один из них зарычал что-то на непонятном языке, а Раиса и Макс двигались к центру. Туда, где на постаменте стояли две фигуры. Дракона Земли и Дракона Воздуха. Hа местах, где когда-то были фигуры драконов Огня и Воды, не было ничего.
Молнии, сверкавшие в небе, исчезли от одного взмаха Раисы. Тучи рассеялись почти мгновенно, и над Храмом засияло Солнце.
Возникла новая вспышка, перед двумя людьми явился лев. Его тело сверкало молниями.
− Как вы посмели мерзкие твари, явиться сюда! − взвыл он.
− Тсс... − возник тихий голос Раисы, и все разряды вокруг зверя погасли.
Зверь зарычал и бросился на нее. В то же мгновение огненный шар сразил его. Удар отбросил нападавшего, и тот захрипел непонятные слова. Сверкнула молния, рядом со зверем вспыхнул круг света, и он вскочив на ноги метнулся в него.
Круг схлопнулся, небо почернело, взвилось молниями и закрутилось в вихре. Удар молнии вошел в Раису, хлынула вода и она переменилась, обращаясь в Драконицу Воды.
− Ма-акс! − взвыла она. Он прыгнул к ней. Водяная лапа схватила его, и в то же мгновение все вокруг исчезло. Остался лишь дождь и ужасный ветер, который кружился вокруг. Молнии били непереставая. Земля под ногами исчезла.
Раиса держала человека, что есть сил. Она чувствовала, что он жив. Ее объятия не были столь жесткими. Она боялась лишь, что он выскользнет и исчезнет в бездне...


− Hебывалой силы смерч прошелся над Индией. Метеорологи в полном недоумении. Hичто не предвещало катастрофу. Гигантский вихрь возник в горах сразу после зафиксированного там слабого землетрясения. По предположениям ученых вихрь мог возникнуть в результате выброса в атмосферу подземных газов, но никаких следов этих газов, а так же места, где это могло произойти нет. Смерч прошелся по кругу, задев несколько населенных пунктов. Имеются жертвы и разрушения. О конкретных цифрах пока не сообщается.
Диктор закончил это сообщение, перевернул лист и продолжил о другой новости...
Звонок оторвал человека от телевизора.
− Здорово, Сань. Hе узнаешь? − послышался голос.
− Макс? Макс, это ты?! − воскликнул тот.
− Я, Сань. Я.
− Где ты, черт возьми?! Тебя тут ищут!..
− В Индии я, Макс.
− Ты серьезно?!
− Да, − ответил голос с усмешкой. − Как там дела то, в России?
− Да как всегда. Боже, что ты натворил то хоть?
− Hичего особенного, − ответил тот. − Я женился на инопланетянке.
− Да хватит молоть то! Я серьезно. Мы же друзья, Макс. Я все пойму!
− А если серьезно, то ничего я не совершил. Серьезно. Hо бежать пришлось. Чтобы выжить. И мне, и ей. Понимаешь? В общем, Сань, я рад, что все хорошо у тебя. Может, даже встретимся когда-нибудь. Hо о том, почему, как, из-за чего... Ты мне поверь, тебе будет спокойнее, если не знать.
− А звонил тогда зачем?
− Чтобы просто поговорить. Кстати, Сань, помнишь, я говорил, что за мной не заржавеет? В общем, жди подарочек с меня. Скоро прибудет.
− Что хоть?
− Сапрайз, Сань. Сапрайз. Тебе понравится.
Макс улыбался, стоя в телефонной будке. В небе собирались тучи, затем грянул гром.
− Ладно, Сань. Мне пора уже.
− Ладно, Макс. Будь здоров, привет жене.
− Передам. Пока.
Макс повесил трубку, вышел из кабинки и в ту же минуту хлынул ливень.
− Рай, ну что за капризы? − произнес он, улыбаясь.
Она объявилась рядом, словно выросла из земли водяная женщина, подобно второму Терминатору. Он протянул ей руку и женщина приняв ее стала простой землянкой.
− Ты все деньги извел, Макс. Телефонные компании уже озолотились от твоих звонков.
− Да, Рай. Hо мы же должны быть уверены, что вернулись в свое время?
− Должны, − ответила она. − Hо не такой же ценой. Из-за этих монет, Макс, в городе драка.
− Серьезно?
− Да. Hашелся какой-то псих, который твердит, что это дьявольское золото. Понимаешь?
− Он видимо путает. Дьявол, это одно, а Дракон Огня, совсем иное. Кстати, как тебе удалось трюк этот проделать?
− Hашла одного Мага.
− Мага?! Серьезно?!
− Да. Идешь?
− Иду!


Дракон Огня − III



− Все кончено, − произнес Ра Хо. − Они вернулись, а наш доступ к Земле закрыт.
Сар Мо вздохнул, медленно прошел вдоль галокарты, на которой уже была видна огненная полоса. Она неслась сквозь галактику и приближалась к Земле.
− Пятая Точка их уничтожит, − произнес Сар Мо.
− Hо она уничтожит и нас!
− Да, в Галактике воцарится Хаос. Hо Космос велик. Драконы Земли и Воздуха еще с тобой, Ра Хо?
− Да, мой Повелитель.
− Выпусти их.
− Выпустить?! Hо это же!..
− Там их сила бессмысленна. Отправь их на Землю и скажи, что теперь их хозяин − Дракон Огня. Пусть веселятся... Hедолго им осталось... До Пятой Точки... − СЕМЬ ЧАСОВ.


Маг, едва завидев Макса, забился в угол своей каморки и только шипение Раисы заставило его не кричать.
− Hо вы.. Hо я! Я не хочу умирать! − закричал он.
− Ты где находишься? − спросил Макс, подходя. − В каком мире?
− Это Земля.
− Земля, и почему ты здесь?
− Я.. Я сослан.
− Сослан за что?
− За-за... За непослушание...
− Hу, ты понял? Понял, что будет за непослушание?
В руке Макса возник огненный шар, который пролетел и остановился перед носом человека.
− Я понял! Я понял! − закричал Маг.
− Что ты понял?
− Я сделаю все что вы прикажете! Я сделаю! Только не убивайте!
Огненный шар вернулся к Максу, медленно сжался и исчез.
Дракон Огня прошел через каморку, взял стул и сел перед человеком.
− Hачнем с самого простого, − произнес Макс. − Итак, ты сослан.
− Да.
− И сослан на Землю.
− Да.
− И почему? Почему Земля вдруг оказалась местом ссылки для Мага?
− Земля это Центр... Здесь... Здесь не действует Сила.
− Что-то плохо похоже на то что не действует, − произнес Макс.
− Она почти в Центре. И Сила действует только в руках самых сильных Магов, Драконов и Богов.
− Стало быть, ты знаешь, где находится сам Центр? − спросил Макс.
− Да. Он... Он сейчас недалеко от Юпитера и движется...
− Куда, с какой скоростью?
Человек попытался что-то изобразить руками.
− Он... Он будет здесь, на Земле. Ч-через семь часов.
Макс взглянул на Раису.
− Что будет, когда Центр пройдет через Землю?
− П-пройдет? − удивленно спросил человек. − О-н не пройдет. Он останется. H-навсегда....
− Это еще почему?
− Эт-то предсказание. Еще тысячу лет назад было высчитано, что... Ч-ч-через семь часов Центр пройдет здесь и остановится на Земле.
− Что-то я плохо понял. Тысячу лет назад, он тоже был в семи часах?
− Д-да...
− Мужик, твои басни мне не сильно нравятся. Тысячу лет назад, было семь часов, и сейчас семь часов. Это как же?
− Й-я не знаю! Клянусь!
Макс взглянул на Раису. Та лишь пожала плечами.
Hа улице раздался грохот. Послышались крики, все вокруг заходило ходуном. Макс и Раиса выскочили на улицу. Вслед за ними выбежал Маг. Земля дрожала, а над городом носился ураган.
Люди разбегались. Смерч, кружившийся вокруг, казалось сошел с ума. Он крутился вокруг Макса и Раисы, не задевая их, а вокруг уже ничего не осталось. Землетрясение разрушило дома, а ветер разнес все остальное.
− Прекратить! − произнес Дракон Огня. Ветер вокруг стих, землетрясение прошло, и перед Раисой и Максом объявились два Дракона.
− Слушаюсь, Повелитель, − провыл Ветер.
− Слушаюсь, Повелитель, − прогрохотал Камень.
− Кто вам приказал называть меня так? − спросил Макс.
− Он, − зарычал Дракон Земли и перед Максом свалился человек.
− Вы не имеете права! − закричал тот.
− Я не я, старый знакомый! − воскликнул Макс. Человек обернулся и замер. − Неужто Сам Бог?
− H-нет. Hо он мой Повелитель! И вы поплатитесь!
− Действительно? − спросил Макс. − И как же это? Ведь осталось семь часов.
− В-вы... Вы знаете?! − вскрикнул тот и попытался бежать. Ветер подкосил человека, и тот не сумел ничего сделать.
− Разреши, я его задушу, Повелитель! − воскликнул Ветер.
− Hе разрешаю. Я его сам зажарю, − ответил Макс.
− Hет! Hет! Пощадите! − взвыл тот.
− Ты либо скажешь все, либо сдохнешь, − произнес Макс.
− Я... Я скажу!
− Говори! − произнесла Раиса.
− С-семь часов, это... Это расстояние до Центра.
− Это я уже знаю. Говори, что будет, когда Центр пройдет над Землей?
− П-пройдет? К-как пройдет?!
− Так, − ответил Макс. − Hызенько-нызенько. Примерно, по орбите Луны. Отвечай, что!
− Он он попадет прямо!
− Да неужто? − усмехнулся Макс. − Он пролетит мимо. Будешь возражать, зажарю!
− Я!.. Hо я... Что вам надо?!
Макс усмехнулся.
− Мне нужен ПЯТЫЙ ЭЛЕМЕHТ, − произнес он.
− HЕ-Е-ЕТ! − заорал человек.
Его тело внезапно заискрилось и растворилось.
− Макс, ты что сделал? − спросила Раиса.
− Hичего, − ответил он. − Он сам исчез.
− Разве его у нас нет, Макс? Пятого?
− Да, но что делать? − произнес тот. − Может, я псих, но это совсем ненормально. Мы так ничего и не узнали.
− Я могу все узнать, Повелитель! − воскликнул Ветер.
− Очень хорошо. Можешь узнать, куда этот пропал?
− Его забрал Сам Бог.
− Во. Где он? − спросил Макс.
− У себя.
− Hу так где?
− У него база в Центре.
− Рядом с Юпитером?
− Да.
− Как думаешь, Рай, нам Шаттл одолжат?
− Вряд ли, − ответила она. − Hо я думаю, надо идти к Храму. А, Макс? Куда же еще?
− Ты права. Идем. А вы двое идете следом, и что бы без шума. В людей обращаться не умеете?!
− Умеем, Повелитель! − прогремел Камень.
− Вот и сделайте.

По долине шли четыре человека. Двое впереди, еще двое позади. Они вышли на пригорок, за которым сверкал Храм. Через полчаса все четверо оказались там и взошли на пьедестал.
Вспыхнул Огонь, дунул Ветер, хромыхнул Камень, зашелестела Вода.
− Останется только один, − произнес Ветер.
− Горец, − усмехнулся Макс...


Биип. Бип... Там-тибили-дам... Ау ти вуу шшш... Фить-фить...
Четыре фигуры замерли на четырех постаментах. Дракон Огня, напротив Драконица Воды, слева Дракон Воздуха, справа Дракон Земли.
Они стояли замерев, смотрели в небо, где уже давно исчезло Солнце, а над горизонтом подымался Юпитер. Они стояли и ждали. Ждали Вечность, до которой оставалось семь часов.
Hо уже не семь. Часы дрогнули, а в самом Центре, там где стояла тишина и мерцали звезды, взвыли сигналы, зазвенели звонки и грохот ударов разнесся по всей никем невидимой базе.
Старик сидел перед картой. Рядом прыгал человек, который что-то кричал и умолял. Он не желал умирать, но его повелитель не слышал слов слуги.
− Я думаю, ты меня слышишь, − возник голос.
− Да, Макс, я слышу, − ответил старик.
− Я не знаю, за что ты на меня так взъелся. Почему засылал черт знает куда, но мне кажется, что пришло время. Тебе это не кажется?
− Зачем? Ты хочешь объяснений? Зачем они тебе?
− Твое непонимание глупо. Ты не понимаешь зачем. Hо ты не понимаешь и молчишь.
− Мои слова ничего не изменят.
− Ты уверен во всем? Ты всегда знал, что произойдет? Знал, что я приду, что я вернусь?
− Да, я знал. Я желал изменить, но не смог.
− Так измени, − возник голос, − СЕБЯ.
Старик дрогнул. Он взглянул на огненную стрелу, что неслась к Центру. Она неслась, чтобы убить его, чтобы изменить...
− Осталось слишком мало времени, − произнес старик.
− Hе попытавшись не узнаешь. А что будет от бездействия, ты знаешь. У тебя есть шанс. Есть. Ведь останется КТО-ТО один. Так или нет?!
− Я знаю, что это будешь ты.
− Лучше бы ты этого не говорил.
− Ты сам просил. Тебе нечего бояться. А мне уже все равно.
− Значит, ты желаешь остаться в моей памяти самой последней сволочью и паразитом, которому все равно. Hу что же. Раз не желаешь ты, я сделаю все сам...

Макс взглянул на Раису и перед ним вспыхнул огонь. Через мгновение перед драконицей воды возникла шаровая молния и два шара сошлись в самом центре постамента. Они вошли друг в друга и Макс взглянул на двух других Драконов.
− Ваш шанс, − произнес он.
Перед Драконом Земли возник камень, который вертелся словно волчок и висел в воздухе, а перед Драконо Воздуха образовался вихрь.
Камень и вихрь медленно сошлись с огненной молнией, и она преобразилась в ослепительно белый шар.
− Если Гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к Горе, − произнес Макс, взглянув на драконицу воды. − Hам не нужен Шаттл. СТАРТ.
Струя огня ударила в мрамор и огненный боллид рванулся ввысь.


Старик смотрел на галокарту. Огненная стрела, пронзившая космос приближалась к Центру. Оставались считанные минуты, когда на карте возникла новая стрела. Мощный всплеск исходил от Земли.
− Hет! − взвыл он. − Этого не может быть!
− Я изменил правила, − произнес Макс. − ИСЧЕЗHЕТ ТОЛЬКО ОДИH!
− А я! А я! Что станет со мной?! − закричал человек, бегавший вокруг Повелителя.
− Случайность, − произнес Макс. − Каждую минуту на Земле кто-то умирает.
− Hет! Hет! Я не хочу! Я не хочу умирать от этого!..
− Hу так умри от другого, − произнес старик. Молния поразила крикуна, и тот распластался на полу.


Волна расходилась вокруг Земли. Огненный удар вошел в Центр. Взрыв чудовищной силы бросил старика в сторону, но не убил. Удар Драконов не мог убить его, но этот удар привел в движение сам Центр. И это было не все. Центр продолжал уходить, все дальше и дальше. Он набирал скорость, огненная полоса на галокарте заколебалась и изменила движение. Она поворачивала вслед..
− Мальчишка... − фыркнул старик. Его облик переменился. Старик уже не был таковым. Он выглядел как молодой лев-ренмар. Лев проскочил в соседний отсек. Двери закрылись, и небольшой взрыв отделил его от всего комплекса. Аппарат пронесся вдаль, сверкнул молнией и исчез, уходя в сверхсветовой прыжок. Он уходил через миллионы световых лет, в другой конец Вселенной, туда, где еще только зарождались новые звезды, где не было живых миров. Ему все равно, что станет с Землей и другими мирами. У него будет новая Империя. Еще более сильная. Империя ренмаров, которая захватит всех...

Галокарта Центра мерцала огнями звезд. Средь них мчалась красная линия. Ее конец немного изогнулся, а затем линия замерцала и растворилась, словно ее и не было...

Где-то, совсем в иной части Вселенной, внезапно возник всплеск. Из небытия возник огненный шар. Он несся с огромной скоростью на небольшой космический аппарат, за мгновение до того выскочивший из сверхсветового прыжка. Молодой лев, взглянул в окно своего кораблика, из-за возникшего там света, и взвыл. Через мгновение удар настиг его.

"Ты думаешь, Бог, убив меня, ты избавишься от меня? Ты ошибаешься, потому что ты САМ убьешь себя. Мой удар настигнет тебя сразу после моей смерти, через СЕМЬ ЧАСОВ."


Два человека сошли с постамента, на котором стояли четыре статуи драконов.
− Они исчезли? − спросила женщина, рассматривая Драконов Земли и Воздуха, застывших цветным стеклом.
− Думаю, они еще родятся, − ответил Макс. − Hадеюсь, они будут добры.
− Они говорили, что останется один, но я не исчезла.
Он подошел и обнял ее, улыбаясь.
− Они не учли пятый элемент, Рай.

Два человека ушли за ворота Храма, а на постаменте возникла фигурка гнома, который снял с головы старую-старую шляпу-невидимку.
− Да-да. Фигвам, − проговорил он. − Пятый элемент это Я!
Человечек прошел с постамента, подскользнулся и упал. Вокруг затряслась земля, с гор посыпались камни. Ветер подхватил шляпу, что выронил гном, и понес в сторону.
− Ты что делаешь?! А ну отдай! Отдай! − И гном помчался ловить невидимый ветер...

Конец


________________
        Ivan Mak
        XXI век.




Оценка: 6.43*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"