Mak Ivan: другие произведения.

Загадка Кальмедо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Предыдущие связанные части:
Иу − Повелительница Рода
Империя Тигри

Ivan Mak


Загадка Кальмедо




− Ренти Белла, − произнес командир. − Отличный зачет. Ты прошла подготовку.
Ренти вскочила и закричала радостным голосом. Ее крик поддержали сокурсники и только через минуту поднятая вверх рука командира остановила шум. Он называл новое имя и оценку, вновь слышались крики и поздравления.
Ренти была счастлива. Она смотрела на своих друзей, на их веселые лица, и представляла свой дальнейший путь. Далекие путешествия, новые миры и звезды. Конечно, это произойдет не сразу, но пройдет время...

− Капитан Белла. Командир просит вас пройти в рубку, − раздался голос по внутренней трансляции. − Срочно.
Ренти бросила завтрак и помчалась по приказу. Через минуту она вошла в рубку, рапортуя.
− Проходите, капитан, − сказал командир. Белла села в кресло рядом с ним и улыбнулась. Капитан не обращал на это внимание. Подобное отношение не полагалось по уставу, но Ренти так и осталась его дочерью, а не просто подчиненной.
− Мы около звезды Кальмедо. Много лет назад здесь уже бывали наши корабли. Этот мир населен разумными существами.
− Я знакома с работами по Кальмедо, − объявила Ренти.
− Это хорошо, − произнес капитан. − Потому что мы приняли оттуда сигнал бедствия. Там кто-то из наших. Судя по всему, они там давно.
− Кальмедо по всем параметрам близка к нормальным условиям. Там может быть только одна опасность − от местного населения.
− Мы отправляем туда команду спасателей. Вы ее возглавите, капитан Белла.
− Да, командир!

Ренти еще не знала, что произойдет. Она не думала, что ее полеты в космос закончатся столь печальным образом.
Мир Кальмедо оказался словно заколдованным. Вслед за крушением неизвестной экспедиции последовала авария челнока, на котором спускалась Ренти с командой спасателей.
Вслед за ней вышел челнок во главе с Командиром экспедиции, но и он потерпел крушение, рухнув в тысячах миль от места первой аварии. Некоторое время еще поддерживалась связь с кораблем. Командир приказал заместителю никого не посылать, предположив, что челноки либо сбивают, либо они разбиваются по непонятной причине, и вероятность крушения третьего слишком велика.
Чтобы это проверить, на планету вышел зонд, который через два часа полета в верхней атмосфере вышел из строя. Но, на этот раз, причина была зафиксирована. Зонд попал в зону сильного электромагнитного воздействия − в мощный атмосферный слой, где происходили странные электрические явления. Радиосигналы проходили, но техника оказалась не способна справиться с воздействием без дополнительной защиты.


− Мы задержали чужаков, Иу. Тех самых, что упали с неба. Трое из них убиты, но четвертый еще жив.
− Еще? Он ранен?
− Да. Биологи занимаются им.
− Доставьте их сюда, как только станет ясно, что они не опасны, − произнесла Иу.
− Да, Повелительница.
Странное появление пришельцев все больше и больше беспокоило Иу. Поначалу в это совершенно не верилось, но вскоре астрономы сумели зафиксировать и отснять пролет крупного космического аппарата, за пределами атмосферы планеты.
Чужаки, свалившиеся чуть ли не на столицу страны, теперь находились в лабораториях. По виду они немного напоминали людей. Иу не раз смотрела кадры, где был показан еще живой пришелец...
− Очередное сообщение от биологов, − произнес дракон, входя в зал. − Они установили, что пришельцы совершенно безвредны для нас биологически. Более того, их генетическая структура похожа на нашу.
− Похожа? На сколько?
− Это еще выясняется, но в основе она такая же. Просто другой код.
− И это значит, что аппарат копирования генов способен их воспроизвести?
− Простите, я не знаю.
− Передайте этот вопрос биологам.
− Да...

Копирование оказалось возможным. Иу словно предчувствовала, что это потребуется, и через несколько дней, когда пришелец оказался при смерти, она приказала привезти его в Центр.
Иу объявила ученым, что собирается сделать, и те после некоторых размышлений согласились. В общем-то, их согласие и не имело значения, потому что Иу решила принять этого пришельца и родить множество подобных ему существ.
Она сделала это, а через несколько месяцев стало ясно, что эксперимент прошел удачно. Родившиеся существа были похожи друг на друга, словно куклы, сошедшие с конвеера. Иу не придавала этому значения, а ученые получили множественный материал для изучения.
− Не забывайте, что они мои дети, − сказала Иу, передавая малышей в руки исследователей. − Они должны будут узнать о том, как появились и откуда пришел их прародитель.


Связь с кораблем оборвалась через несколько недель. Причина так и осталась невыясненной. У руках Ренти оказалась только примерная информация о месте падения челнока и сообщение о том, что люди с него были захвачены абборигенами. Иного было трудно предположить после того, как Командир передал сообщение о нападении на лагерь местных жителей и обрыва связи. О том, что люди погибли, думать совсем не хотелось.
И вот, теперь капитан Белла с шестью солдатами-разведчиками оказалась на чужой планете без связи со своими. Оставаться на месте не имело никакого смысла, и, оставив в упавшем челноке информацию о цели похода, Ренти направила группу на поиск...

"Белла, ты слышишь меня? Белла!" − Ренти вздрогнула и проснулась. − "Белла!" − повторил голос в ее голове.
− Кто это? Кто?!
"Это я, Белла, твой отец! Я слышу тебя! Я умираю!"
"Но отец!" − взвыла Белла мысленно.
"Мы далеко, ты не успеешь! Они хотят... Они принесли меня к своему чудовищу и хотят скормить ему! Белла! Я!... Бе-е-ел-ла-а..." − Голос словно унесся эхом и усилившись на несколько секунд протяжным криком, исчез навсегда.
"Отец! Отец, где ты?! Где?!" − Она вскочила, подняла людей и все бросились через ночь, не зная куда...
Ренти Белла выла. Она поняла, что ее отец был жив, но теперь... Теперь он мертв. Его убили!.. Ренти не могла успокоиться. Она рассказала о голосе отца всем, и никто не поверил. Это было почти как безумие, но Ренти знала и другое. Она знала, что в ее мире существовали люди-телепаты. Их не признавали, и только несколько семей, связаных знанием этого факта, верили в подобную возможность. Среди них было не мало телепатов, которые могли связаться друг с другом. Таковым был и ее отец, а теперь она поняла, что и сама обладала такой способностью...
Несколько дней Ренти не могла придти в себя от случившегося. Люди еще надеялись, что им удастся найти своих, а затем и улететь в космос. Поход продолжался, и вновь на пути людей возникали препятствия.
Путь оказался на много более длинным, чем предполагалось. Группа вышла к полупустынной зоне, преодолеть которую не представлялось возможным. Пробные походы вглубь привели к гибели одного человека. Ренти Белла в тот момент сама почти отчаялсь, что удастся вернуться из пустыни к зоне лесов. Начались новые поиски и исследования местности, которые вылились в несколько лет поисков прохода через пустыню. Он нашелся только у берега океана. Потребовалось пройти тысячи километров, чтобы найти это место и еще не мало для преодоления засушливой зоны. По берегу океана располагалось несколько оазисов, которые и помогли группе пройти дальше.
Они вышли к новым лесам, к иным джунглям, где, уже встречались местные разумные жители. Группа сумела вступить в контакт с ними, а затем один местный человек, которого Ренти спасла от зверя, остался в группе. Существо, только напоминавшее человека по своему виду, оказалось довольно добродушным, и с ним вскоре нашелся общий язык.
Аббориген, научивший людей языку, погиб после очередной стычки с местными зверями. У людей уже не было пуль к ружьям, и защищаться приходилось палками, копьями и стрелами. Лишь через две недели походов по лесам удалось достичь зоны, где не было хищников. Но здесь находилось не мало местных людей. Впрочем, как оказалось, пришельцев даже не принимали за чужих. Абборигены встречали их в лесу, говорили, словно встретили своих. После очередной такой встречи стало ясно, что люди принимали за своих всех, кто на них похож и кто умеет говорить. Причина оказалась в разнообразии пород самих людей. Среди них встречались даже ужасные уроды с зеленой кожей и когтями. Было ощущение, что у абборигенов произошло смешение нескольких видов существ. Встречались и полулюди-полудраконы, что доказывало это смешение.
Уверившись в почти полной безопасности, группа продолжила движение по местным дорогам, и не ошиблась. Вскоре ей удалось добраться до столицы, где их тоже не приняли за чужаков.
− Я думаю, у нас есть только один выбор. Обратиться в местное Правительство, − сказала Ренти.
Ей не возражали. Она иногда злилась из-за этого. Из-за того, что солдаты оказались послушными как куклы и не имели своих идей. Не сумев найти иного пути, Ренти так и сделала. Она обратилась в местную полицию, где изложила суть своей просьбы, как могла.
Полицейский, осмотрев ее и солдат, решил что-то для себя, и вызвал начальников. Вскоре вопрос решился, и шестерых человек отправили прямиком на встречу с Повелительницей Иу...

Чего не ожидала Ренти, так это увидеть огромного монстра, превышавшего по своим размерам все мыслимые пределы. Это чудовище и оказалось Повелительницей Иу.
− Я так поняла, вы пришли за своими, − прорычал зверь.
− Да, мы пришли за своими.
− Увы, но их давно нет в живых.
− Почему нет в живых? Что вы с ними сделали?! − воскликнула Ренти.
− Они были убиты при задержании.
− Вы не имели права их задерживать!
− Глупости. Они ворвались в наш мир, а мы не имели права? Ты думай о чем говоришь! Все. Их больше нет.
− Я знаю, что они не все были убиты, − сказала Ренти.
− Один из них был ранен, но и он умер.
− Не умер. Его отдали на съедение чудовищу. И, я полагаю, что это именно ты его сожрала!
− Да, это я его съела, − прорычал зверь. − Еще есть вопросы?!
− Дьявол. Это ловушка! Уходим отсюда! − Закричала Ренти.
Солдаты выхватили оружие, в ту же секунду раздался грохот стрельбы. Пять человек попадали на пол. А Ренти оказалась под прицелами охранников.
− Заприте его где-нибудь, − прорычал монстр позади.
Ренти схватили огромные лапы с когтями. Ее утащили из зала и засунули в клетку. Двое драконов остались сторожить, а остальные ушли.


− Черт возьми, вы не могли стрелять так, чтобы они не были убиты?! − завыла Иу.
− Они могли убить тебя, Иу! − прорычал Мальмиду. − Кому еще могло прийти в голову думать останутся эти уроды живы или нет?!
− Ладно. Оставьте их.
Иу прошла к телам, которые собирались уносить и съела их все.
− Ты хочешь их родить заново, Иу? Зачем?
− Не важно. Следите, чтобы тот зверь не сбежал. И не убивайте, черт возьми! Он один остался живой! Даже если он человека убьет. Ты понял, Мальмиду?!
− Да, Иу.


"Ты еще поживешь, Белла. Ты еще поживешь. Ты вырвешься и сбежишь!" − Она говорила это самой себе, успокаивая и пытаясь привести себя в норму после происшедшего.
Конечно, это не так легко. Звери не сводили с нее глаз даже теперь, когда она сидела в клетке. Может, они считали, что она может сбежать? Что у нее есть какие-нибудь хитрые способности?
Какая разница? Важно иное. Теперь нужно что-то продумать, что-то, чтобы как-то уйти, отвлечь этих мерзких тварей-драконов, но как?..
Появление абборигенов не вызвало у нее никаких чувств. Впрочем, уже через минуту они вскрыли клетку и вошли к ней. Казалось, сейчас начнется допрос или что-нибудь пострашнее, но... Они ушли, оставив на полу корзину с плодами. Ренти не желала этого принимать из рук врагов, но голод и желание жить перебороли ее, и она взяла фрукты.
Пусть они думают, что хотят. Она все равно не сдастся, она не отдаст себя просто так, и они не узнают от нее ничего!...
Ничего... Ничего... Они ничего не узнают... Но почему не спрашивают?... Сколько времени прошло?... Ренти потеряла счет дням. Все оставалось по-прежнему и только клетку ее вынесли из замка и установили на улице, словно она была зверем... Может, они так и считали? Ведь для них пришельцы не были кем-то особенным. Абборигены считали их своими...
Ренти не раз пыталась вырваться. Пару раз набрасывалась на приходивших людей, приносивших фрукты и воду, но результат был плачевным. Форма охраны изменилась. Клетка оказалась двойной и теперь никто внутрь не входил, а пища передавалась с помощью механизма через небольшое окно...
Прошло еще не мало времени. Охрана в какой-то момент вдруг просто ушла. Ренти не поняла этого сразу, но обнаружив тут же решила использовать момент, чтобы сбежать.
Она вырвалась из клетки с легкостью, какой не ожидала. Дверь клетки оказалась просто не закрытой.
− Черт возьми, что им надо от меня? − произнесла она вслух и пошла от здания через парк. Ренти уперлась в ограду, прошла в сторону и вновь и вновь... Она прошлась вокруг и поняла, что ее просто выпустили в вольер, где она могла перемещаться более свободно, но не могла сбежать!
Нет. Этого не будет! Она уйдет!
Ренти легко нашла длинные палки, просто обломав их с деревьев и попыталась перебраться через изгородь. Она взобралась на самый край, схватилась за решетку, что была над камнем и... Удар отбросил ее. Ренти свалилась в траву и потеряла сознание.
И только когда она пришла в себя, Ренти поняла, что решетка над камнями находилась под высоким напряжением. Оно не убило ее, но выйти через нее Ренти не могла...


− Он еще пытается вырваться? − спросила Иу.
− Да. Постоянно. Либо у него с головой не в порядке, либо мы ничего не понимаем.
− Ладно. Следите за ним. У нас есть время. Что там с их детьми?
− Все в порядке. Выжило около сорока. Сейчас все здоровы и учатся говорить. И не плохо учатся.
− Хорошо. Подождем еще. Время терпит...


Ренти потеряла почти всякую надежду. Она прекратила попытки вырваться. Они ничего не давали. Но мысль оставалась. Ренти вела поиск в иной плоскости. Она надеялась, что абборигены совершат ошибку, но ошибок не было. Они не делали почти ничего с ней. Просто держали в загоне и кормили, как зверя. Ренти чаще всего пряталась под деревьями. Она не желала, чтобы ее видели, но, судя по всему, местных жителей это не задевало. И чудовище рядом не появлялось, хотя Ренти и понимала, что оно здесь, совсем не далеко, в замке...
Очередной день начинался как обычно. Все было тихо, затем послышался шум, и Ренти увидела, как раскрываются ворота. Они не открывались ни разу, и теперь она смотрела туда, ожидая увидеть нечто ужасное.
Но за воротами оказалось только двое абборигенов, да трое детей. Ренти на мгновение решила, что ей надо бежать, но поняла, что это невозможно. За спинами вошедших были другие ворота, и они были закрыты.
Абборигены прошли вперед и вскоре оказались рядом с Ренти. Она едва держала себя, что бы не наброситься. Но почему она держала себя?!
Ренти бросилась вперед и увидев, что за дети находились рядом с абборигенами, свалилась в траву не сумев удержаться на ногах.
Это были дети людей! Людей ее вида, а не местных!
− Что вы сделали?! Что вы сделали?! − завыла Ренти.
Ее голос явно напугал детей, и те спрятались за двух взрослых.
− Прекрати кричать. Ты их пугаешь, − произнес аббориген.
− Какого черта?! Что вам надо от меня?! − завыла Ренти.
− Повелительница желает, чтобы ты взял детей и учил их.
− Взял? Вы, болваны, даже не понимаете, кто я?! − воскликнула Ренти. − Вы не имеете права так обращаться с нами! Вы убийцы! Убийцы!
− Тебя никто не убил. И ты жив до сих пор только по воле нашей Повелительницы. Она не хочет тебя убивать, потому что ты остался один взрослый из своего рода. И только ты можешь научить этих детей.
− Я осталась одна?! Одна?! А что вы сделали с их родителями?! Что?!
− О... о.. Т-ты что? Ты можешь родить детей? Ты?... − Абборигены заговорили это совершенно непонятно и со страхом в голове. − Ты будущий родитель?!
− Да, я будущий родитель! − воскликнула Ренти...
Она не понимала, что это значило для местных жителей. Два аббригена оставили и ее, и детей, помчались к воротам.
Ренти хотела было бежать за ними, но ее остановили взгляды трех детей, оставшихся рядом. Трое маленьких пацанов, похожих друг на друга...
− Вы знаете своих родителей? − спросила она. Дети что-то залепетали непонятное и собрались в кучу, отступая. − Я не трону вас...
− М-мы не понимаем, − заговорил один из пацанов на языке местных.
− Вы не поняли, что я сказала? − спросила Ренти, переходя на другой язык.
− Нет. Сейчас поняли, а до этого не поняли.
Ренти прошла к ним, и дети отступили со страхом.
− Не надо меня бояться, а не обижу вас.
− Т-ты злой. Мы видели! − проговорил пацан.
− Я не злая. И не злой. Вы знаете своих родителей?
− Да. Наш родитель − Иу.
− Иу? Иу не может быть вашим родителем! − воскликнула Ренти.
Дети от этого только напугались, и она выругала себя мысленно, затем попыталась взять себя в руки.
− Я не буду на вас кричать, − сказала она тихо. − Больше не буду.
− Но ты кричишь на нас. Ты злой!...
− Я не злой. Это... − Ренти поняла, что сейчас бесполезно что-либо доказывать детям. Конечно же, абборигены их научили всему. В том числе и подчинению себе. Возможно, с ними и обращались вполне сносно...
Громыхнула дверь. Дети обернулись и побежали к вошедшим абборигенам с криками и просьбами, чтобы их не оставаляли со злым человеком...
Детей просто увели, а перед Ренти оказались два абборигена-дракона.
− Повелительница желает поговорить с тобой. Ты должна дать слово, что не будешь ни на кого кидаться, и мы проведем тебя к ней. Повелительница не знала, что ты будущий Родитель. Она просила передать, что не стала бы обращаться с тобой так, если бы ты об этом сказала раньше.
− Что за чушь вы тут несете? При чем здесь то, что я будущий родитель?
− Она мать нам всем, и она не желает зла другим матерям.
− В это плохо верится.
− Ты пойдешь, или останешься здесь?
− Я пойду, − ответила Ренти. Она не понимала, что и почему, но иного выхода и не было...


Иу, узнав, что пришелец был будущим Родителем, едва не взвыла. Она отдала приказ привести пришельца, но только не силой. После она приказала немедленно доставить в замок ученых, занимавшихся исследованием пришельцев, и те явились как раз к моменту, когда в зал привели Повелительницу Рода пришельцев.
Иу лежала на месте и молча смотрела на маленького человека.
− Почему ты не сказала, что ты будущий Родитель? Тебя никто не коснулся бы, − зарычала Иу.
− Почему я должна была вам верить? Вы убили моих людей! − воскликнула женщина.
− Вы пришли на мою землю, и вы не должны были подымать оружие на меня. Если бы вы этого не делали, ваши люди были бы живы и сейчас.
− Что вы сделали с родителями тех детей, что я видела?
− Ничего. Я их родитель.
− Это ложь. И я в это не поверю никогда! Я не дура!...
Иу замолчала. Рядом с ней уже были двое ученых.
− Почему вы не смогли разобраться с ними? Почему не поняли, что она будущий Родитель? − зарычала Иу, обращаясь к ученым.
− К-кто? − заговорил один из них и взглянул на женшину-пришелицу. − Он?.. Она?... Но этого не было видно!
− Не было видно! − фыркнула Иу.
− Прекрати, Иу, − произнес Мальмиду. − Они действительно этого не видели. И я не вижу. А он, вообще может врать! − Мальмиду бросил взгляд на стоявшего чужака. − Кто докажет, что он будущий Родитель? И где ты видела, что бы будущих Родителей посылали на подобные дела? Он лжет, Иу!
− Я не вру! − выкрикнул пришелец.
− Не врешь? Тогда, объясни, почему ты оказалась здесь? − зарычала Иу. − Как твои люди допустили, что будущий Родитель отправился в опасное путешествие?!
− Я сама этого добилась!
− Сама, − фыркнул зверь. Он замолчал, затем взглянул на ученых. − Ты пойдешь с ними, и тебя проверят, − произнесла Иу. − Это в твоих же интересах. Докажешь, что ты действительно будущий Родитель, тогда ты будешь полностью свободна. Так что, выбирай. Но если ты лжешь... − Иу замолчала.
− Они могут и не понять этого. Откуда им знать все о моем роде? − спросила женщина.
− Поэтому, я и сказала, что покажешь все. Чай, не дура, коли сама добилась сюда влезть! Иди. Тебя не будут толкать. А попытаешься бежать, это будет прямым доказательством твоей лжи.
− Хорошо. Я пойду.
− Иди с ними, Мальмиду. Ты знаешь, что делать.
− Да, Иу.


Проверка была завершена достаточно быстро. Ученые доложили Иу еще до того, как пришелица вернулась назад вместе с Мальмиду. Она действительно могла родить, но все тесты говорили, что она не могла рожать по много людей.
− Это значит, что либо она недоразвитый Родитель, либо у них Родителей значительно больше чем у нас.
− Скорее первое, − произнесла Иу. − Очевидно, что она всего лишь Повелительница Рода, а не Родитель.
− Да, скорее всего. Но мы еще ведем изучение. Нам не ясен механизм их размножения. Возможно, он совсем иной.
− Иной? Какой именно? Как у растений? Родители и опылители?
− Возможно.
− Не буду спорить. Вам виднее, хотя и не верится в подобное у людей...


Ренти играла на самой грани. Она понимала, что еще чуть-чуть и может сорваться, но все же. Абборигены, судя по всему, имели сильные предрассудки на счет отношений к родителям. Впрочем, предрассудки ли? Может, у них матерей значительно меньше, чем отцов?..
Повелительница Иу, казалось, тоже играла. Ее слова о почитании Родителей и Повелителей Рода, казались чуть ли не бредом. И в то же время, Ренти с этих слов получала статус Повелительницы Рода, а вместе с ним не просто свободу, но и высокое положение в местном обществе.
Иу объявила, что все дети рода Ренти будут переданы объявившейся Повелительнице Рода, что ей будут переданы все средства для жизни, что у нее будут слуги из местных людей и драконов, которым вменяется в обязанность выполнять приказы Ренти.


В один миг жизнь Ренти переменилась. Она еще не чувствовала себя свободной, хотя и получила возможность свободного перемещения по всему миру. За ней тянулся хвост слуг-абборигенов. Те действительно выполняли приказы Ренти, но служили явно не ей, а своей Повелительнице.
Выкладывать свои мысли этим людям Ренти не собиралась. Она решила использовать их для своих целей и вскоре достигла точки крушения первой экспедиции. Там не нашлось ничего, кроме старого разбитого аппарата. Вокруг не было следов людей и не было следов их смерти. Ренти понимала, что все могло оказаться куда страшнее. Местное население, по всем признакам, было родом каннибалов. Для них явление поедания сильными слабых являлось чуть ли не повседневностью.
Поняв, что искать своих людей бессмысленно, Ренти взялась за иной вопрос. Она решила изучить местную природу до самого корня и разобраться полностью во всех нюансах местных законов.
Все оказалось просто. Нашлись даже учителя, но Ренти решила изучать все сама, по книгам. Она сама выбирала их и не показывала своей заинтересованности биологией. Ей было нужно разрешить главный вопрос − способ размножения.
Достигнув этой темы, Ренти едва сдержала себя. Местные люди оказались вовсе даже не людьми! Они появлялись из яиц, откладываемых Родителем. Более того, Родителей оказалось не просто мало, а катастрофически мало. Родитель по сути был похож на матку в крупном муравейнике. Ренти, наконец-то поняла, почему ее людей прикончили едва те взялись за оружие. Конечно же... Они не только не дали бы убить, они не дали бы чужакам и прикоснуться к своей матери.
Так кто же они? Насекомые? Ящеры?... Второе показалось более похожим. Ренти видела не мало существ, похожих на пресмыкающихся своим видом, хотя они и ходили подобно людям. Да. Теплокровные пресмыкающиеся, с организацией семьи подобно муравейнику... Оказаться съеденным своей же матерью в этом муравейнике оказалось не то что почетным, а просто целью каждого. Процветающий каннибализм здесь считался благом, а поедание матерью своих детей обязанностью.
Из книг становилось ясно, что поедание матерью детей приводило к акту оплодотворения и, таким образом, у нее появлялись новые дети...

− Ты знаешь, девочка, наши ученые тебя раскусили, − прорычал дракон. Ренти едва не подскочила, увидев его перед собой. От неожиданности и испуга она захлопнула книгу перед собой. − Боишься. Я вижу, что боишься.
− Ты не имеешь права ко мне заходить! − воскликнула Ренти.
− Это ты так думаешь. Но я служу Иу, а не тебе. И даже в слугах твоих не числюсь. Понятно? − Дракон зарычал, показывая клыки.
− Я пожалуюсь Повелительнице и!...
− И ничего не будет. Потому что мы уже получили все данные. Ты не Повелительница Рода. Ты всего лишь маленький цветочек. Почти одноразовый. Ты родить, конечно, сможешь, но за всю жизнь ты не сумеешь родить стольких, скольких Иу рожает в один день, девочка.
− Ты не имеешь права так говорть со мной! Ты!... Я будущая мать!..
− Да-да, конечно. Ты будущая мать. Так же, как и половина населения вашего мира. Так что, твоя самооценка, девочка, ужасно завышена! − Дракон зарычал, показывая клыки.
Послышался грохот, в дверь вскочили еще два дракона, и первый вылетел со своего места.
− Вы спятили?! − зарычал он вскакивая.
− И как это тебя угораздило попасть на такое место? − зарычал один из ворвавшихся. − Пошел вон, паразит! И беги подальше, пока цел, потому что в следующий раз, когда я тебя встречу, ты пожалеешь!
Дракон, убрался, а Ренти теперь смотрела на двух других.
− Иу желает видеть тебя, − прорычал дракон.
− Что она хочет?
− Не важно. Но не заставляй нас тащить тебя силой. Это глупо.

Ренти понимала. Все понимала. Она чувствовала, что ее положение вновь изменилось, но все же. У нее еще была какая-то надежда...
Она вновь оказалась перед огромным зверем-Родителем. Ренти теперь видела вокруг охрану. Они все стояли в тени, но все были готовы. Не дай бог, что случится... Ренти молчала. Зверь так же не говорил ничего, разглядывая ее.
− Ты очень ловко воспользовалась тем, что мы не знали вашего способа размножения, − зарычал, наконец, зверь. − Впрочем, это уже не имеет значения.
− Что вы хотите сделать со мной?
− Ничего. Я поняла, что ты всего лишь глупая девчонка. Впрочем, я надеюсь, что ты все же поняла, что я не желаю тебя убивать.
− Я полагаю, у тебя другие планы, о которых ты говорить не желаешь, − произнесла Ренти.
− Да-да. У меня мало проблем, захотелось их добавить, поэтому я и тебя живой оставила, и людей твоего Рода родила...
− Ты не могла их родить!
− Не говори глупостей. Я их родила, и это факт. Потому что я Родитель, а не непонятно кто, вроде тебя! Я могу родить и людей, и тигров и райзигов... И таких как ты, я тоже могу родить! Ты просто глупая, не понимаешь, каким образом я продолжаю свой Род!
− Я читала об этом.
− Вряд ли ты читала все. Вряд ли ты поняла, иначе, не говорила бы глупостей. Ваш способ размножения довольно забавен. Я и представить себе не могла, что подобным образом могут рожраться высшие разумные.
− Да ты сама ящерица яйцекладущая! − выкрикнула Ренти.
− Можешь ругаться своими словами сколько хочешь. У тебя есть только один выбор. Ты либо покиниешь этот город и отправишься куда угодно, на все четыре стороны, либо ты пойдешь к детям своего Рода и будешь учить их. Не знаю, чему, ты сама будешь определять что они должны знать, чтобы остаться принадлежать своему Роду. Но, сразу предупреждаю, их будешь учить не только ты. Их будут учить и мои люди. И, не дай бог, я узнаю, что ты плохо обращаешься с моими детьми!..
Ренти дрогнула от последних слов и взглянула зверю в глаза.
− Откуда тебе знать, какое обращение хорошо, а какое плохо?
− Если ты этого не понимаешь, то и не поймешь. Я все сказала. Будешь плохо с ними обращаться, вылетишь оттуда к чертям! Выбор за тобой. И ты сделаешь его сейчас.
− Я пойду к детям, − ответила Ренти.
− Отлично. Отправляйся...
Ренти проводили в ясли, где находились дети, и она войдя туда встала как вкопанная. Перед ней было не три... Здесь было тридцать детей! И все как один, похожие друг на друга. Они играли друг с другом, бегали, веселились. Рядом находились люди-абборигены.
− Иди, − прорычал голос дракона над ухом. − И забудь об убитых. Иу родила в три раза больше людей твоего Рода, чем их было убито...
Ренти дрогнула и обернулась. Дракон уже уходил, и два человека закрыли за ним ворота. Ренти прошла вперед. Несколько детей заметив ее прошли к ней и стали разглядывать словно они никогда не видели женщин. Впрочем, они их и не видели никогда...


Иу глубоко вздохнула, когда ей доложили, что Ренти принялась за свою новую работу, что дети приняли ее.
− Ты думаешь, они нам для чего-то потребуются, Иу? − спросил Мальмиду.
− Не важно, Мальмиду. Это не важно. Ты все еще вспоминаешь Тигри? Думаешь, она станет такой же?
− Не знаю. Она вообще не из нашего мира, и неизвестно, что она нам принесет.
− Что бы ни было, Мальмиду. Убить чужой Род, это самое последняя подлость, какую можно представить. Они будут жить. А когда придет время, мы поймем, надо было нам их оставлять или нет.
− Не было бы поздно.
− Не будет. Пора приниматься за новые дела.
− У нас так и остался вопрос с Центром Вселенной.
− Она все еще ерепенится?
− И еще как. Она глупая. Все еще ищет кого-то, кто будет ей служить честно. Находит только среди своих, а те все глупые как пробки. Да и мы их контролируем.
− Хорошо. Важно только чтобы расходы не превышали доходов.
− С этим проблем нет. Она рожает людей, как и прежде. И иногда тигров мы ей подсовываем. Для поддержки.
− С Тигри все в порядке?
− С большой или маленькой?
− Мальмиду... − зарычала Иу, глядя прямо на него.
− Ладно, ладно, я понял, − усмехнулся тот. − С обоими, конечно. С Тигрицей все как и раньше. Она бродит по лесам с тиграми как обыкновенная дикарка. И не отличишь, если не знать. Ну, а с дочерью твоей куча проблем...
− Что?! Почему мне никто не сказал! − взвыла Иу.
− Иу, ну, не волнуйся. Проблемы то все маленькие и глупые.
− Ты издеваешься надо мной, что ли?!
Мальмиду подошел к самому носу Иу.
− У тебя нервы в последнее время совсем ни к черту стали. Волнуешься по пустякам. О дочери беспокоишься, ладно. Но об этой инопланетянке то что? Она то тебе точно пустое место.
− Не тяни, Мальмиду, что с Тигри?!
− Ничего. Балует много. И чует, что с ней обращаются не так как со всеми. По-моему, Иу, ты зря обо всем всем рассказала. Надо бы ее учить как всех, а не как королевну. Понимаешь меня? Ты ее испортишь, если будешь баловать. Она потеряет понятие об ответственности.
− Ты думаешь?
− Да, Иу. Тяжело в ученьи, легко в бою. Вспомни себя.
− Я не желаю, чтобы она так же мучалась!
− Не так же. Но она не должна уже сейчас чувствовать себя выделенной. Природа не зря создает людей изначально одинаковыми, неразличающимися.
− Ладно. Придумаю что-нибудь. Думаю, ты прав, баловать ее нельзя, а то вырастет что-нибудь на подобие Террахео!...
− У-у... − взвыл Мальмиду, смеясь.
− Смешно, да? Знаешь, что этот старый хрыч учудил?
− Слыхал, − ответил Мальмиду. − Он хотел себе страну целую сделать.
− Вот-вот. Только, болван, не сообразил сразу, что отправится в Империю Тигри ее строить.
− Он не согласился?
− Нет. Ругался долго, да толку мало.
− Кстати, я тут недавно встретил одного дракона. Поговорили с ним, оказалось, мы были знакомы давно. Представляешь, Иу, это оказался тот самый капитан, который нас подобрал в океане давно-давно.
− И что? Где он сейчас?
− Нигде. Оказалось, корабль его давно потопили, а он сам остался без дела вообще. А когда я ему рассказал, так он и вообще взвыл.
− Пригласил бы его...
− Не получилось. Он удрал куда-то. Но, думаю, еще объявится.
− Ладно. Думаю, мне пора, Мальмиду.
− Хорошо. Пойду приглашать твой обед...


Тигри чувствовала себя свободно и весело. Переход на новое место казался принесет множество еще лучших ощущений, но все вдруг переменилось, и она оказалась совсем не в той обстановке, что ожидала.
Появились учителя, которые начали требовать с нее выполнения уроков. Кроме того, Тигри должна была сидеть целыми часами и слушать их слова. Иногда, они были и интересными, но не мало показалось просто скучным и ненужным.
Тигри вела себя по-прежнему, но требования Учителей еще более ужесточились, а когда она не стала их выполнять в открытую, ее увели из класса и отправили к матери.
Подобного Тигри не помнила. Она встречалась с матерью раньше, но вовсе не потому, что что-то не выполнила... Учителя привели Тигри к Иу. Мать была недовольна поведением дочери, и та ощутила гнев.
− Я тебе очень просто скажу, Тигри. Ты мне нравилась. Раньше. И ты была моей любимицей, но сейчас... − Мать прошла к Тигри, и та задрожала. − Через полгода в школе будет экзамен, Тигри. Я проверю, как ты учишь уроки, как их учат твои друзья, и я выберу себе другую любимицу. Ту, которая учится лучше всех. Ты поняла?
− Поняла.
− Вот и отлично. Учись, Тигри. И будь первой в учебе, тогда и останешься такой, какая ты есть. Ну, а не захочешь, тогда, твоя воля... А теперь иди, Тигри!
По-началу это оказалось почти невозможным. Как это так! Из-за какой-то учебы, вдруг!... Но все изменилось. Все дети в классе узнали, что Повелительница Иу, мать всех детей будет выбирать свою любимицу после первых экзаменов по тому кто как учится. Кто учится лучше всех, тот и будет любимицей.
Началось соревнование, и Тигри втянулась в него. Просто случайно, в какой-то момент выиграла маленький конкурс и поняла, что она может, что это не так сложно, а значит!...


− Проблемы с учебой больше нет, Иу. Она все схватывает налету и учится отлично, − сказал Мальмиду.
− И все же, она делает это не потому, что осознает...
− Осознавала ли ты, когда училась в школе, Иу. Она поймет позже. Как и все. А пока учеба для них почти как игра. Кстати, идея эта и в другие школы попала.
− Да? И как же я буду выбирать?
− Это будут выбирать другие. В конце концов, кто сказал, что у Повелительницы Иу должна быть только одна любимица? Их может быть много. Так же много, как и детей.
− Ладно. Думаю, это не помешает. Что там с пришельцами?
− Они тоже в первый класс пошли.
− Тоже? Мальмиду, я полагаю, их надо смешать...
− Кого?
− Детей. Пришельцев с нашими. Отправишь их в нашу обычную школу. В центральную.
− Ты уверена?
− А в чем дело? Они что, тигры? Людоеды? Или заразные?
− Нет в общем... Как ты хочешь, так и будет.
− Вот и отлично. А Ренти Белла... В общем, и ей пора учить детей. Всех подряд, без разбора. Нечего выпендриваться...
Мальмиду фыркнул, смеясь.
− Чему она их учить-то будет?
− Не важно. Хотя бы языку своему. Чем худо?
− Ладно. Твоя воля...
− Что-то ты в последнее время слушком часто меня моей волей тычешь.
− Да? − удивился Мальмиду. − Что-то не замечал. Случайно, наверно...


Ренти почти забыла о старых бедах. Она учила детей, и те принимали ее равной другим учителям. Это казалось совсем нехорошо. Они же принадлежали ее виду! Но они этого еще не понимали.
Очередной день начинался с прерывания первого же урока. В классе появились драконы, и Ренти забеспокоилась.
− По указу Повелительницы Иу ваша школа упраздняется, − произнес дракон.
− Как это упраздняется?! − воскликнула Ренти. − А с детьми что?!
− Ничего. Не песочные ваши дети, не растают. Пойдут учиться в обыкновенную школу. Вместе со всеми детьми. Нечего здесь устраивать особливости непонятно для кого. А вам, Ренти Белла, предлагается идти в ту школу в качестве учителя. Будете как и раньше учить своих детей. Только не отдельным классом, а в классах с другими детьми. Отдельно для них теперь никто не будет преподавать. На этом все. − Дракон прошел к столу и положил перед Ренти бумагу. − Это направление в центральную школу для вас и ваших детей. Там вас примут, разместят и все прочее. Будете учиться как все, а не как королевны...
Дракон оставил бумагу и ушел.
Ренти прочитала ее. Обыкновенный указ Повелительницы.
Появились другие учителя.
− Вставайте, дети. Мы едем в новую школу, − заговрил Первый Учитель. Ренти хотела было что-то сказать ему, но тот даже не посмотрел в ее сторону. Да и чего ему смотреть? Он исполнял приказ Повелительницы, это для него никакой трагедии не представляло. А что станет с детьми?...
Впрочем, с детьми ничего не стало. Их привели в новую школу, разместили в разных классах и теперь в каждом было по четверо-пятеро учеников.
− Как же я их учить то буду всех сразу? − произнесла Ренти, взглянув на Первого Учителя.
− А в чем дело? Тебе не нравится, что нагрузка у тебя поболее будет? Разболталась королевна. Ничего, потянешь и девять классов, как один.
Ренти ничего не ответила. Ее лишь задело это слово. Впрочем, ее уже давно так называли многие местные люди. Королевна и все тут...
Делать ничего не оставалось, и Ренти взялась за новые уроки. Она приходила в класс, чтобы учить своих детей, а вместе с ними учила и других. Первый Учитель предупредил ее сразу на счет возможного наплевательского отношения к другим. Если оно появится, то Ренти вылетит из школы и отправится гулять на все четыре стороны...
Ренти учила их. Всех. И своих и чужих. Среди чужих были и умные и глупые. После первого класса их разделили, и Ренти с облегчением узнала, что все ее дети попали в средний и максимальный Ранги Школы. В малом и слабом ее учеников не оказалось, а Первый Учитель объявил, что уроки Ренти в Малом и Слабом рангах отменяются в связи с сильной нагрузкой, которую они давали на детей.
Вместо девяти классов, Ренти теперь вела четыре. Один из Максимального Ранга, другие три из Среднего. В Максимальном оказались десять ее учеников, в средних остальные двадцать девять.

− Ренти Белла, я вас спрашиваю, − возник голос. Она взглянула на дракона − директора школы. − В чем проблема? Вам дети не нравятся? Так может, вам просто покинуть школу? Не будь вашей протекции, я бы вас, честное слово, выкинул бы и к детям на милю не подпускал бы!
− Какой протекции? − спросила Ренти, не понимая.
− По-моему, наша королевна сама среднего ранга не закончила, − произнес Первый Учитель.
− Вы действительно не понимаете, или прикидываетесь? − спросил дракон. − Протекции Повелительницы Иу, разумеется. Я уже говорил с ней на счет того, что вы не учитель. Вы и близко не можете быть учителем со своей мерзкой мордой!
Ренти вздрогнула, и в ней возникла какая-то злость.
− Да что ты понимаешь, ящер?! − выкрикнула она. − Сам на себя посмотри, уродище!
− Я не имею ничего против вашего вида, Ренти Белла. Мне не нравится, что вы выглядите всегда так, что посмотрев на вас вешаться хочется! Вы хотя бы раз подумали, как это на детях отражается?! После ваших уроков на них жалко смотреть! Половину из них вообще чуть ли не палками загонять в класс приходится!
− Ну так и не загоняли бы.
− Ах вот как?... − Дракон замолчал. − Ну что же. Пора преподать и вам урок, Ренти Белла. Сегодня все будет как прежде. А завтра, и на всю неделю мы объявим детям, что они могут сами выбирать, идти на ваши уроки или нет. Я сказал сами, это значит сами. И это значит, что вы не имеете права их загонять на свои уроки. Вы все поняли?
− Да.
− В таком случае, вопрос закрыт на неделю. А там будет видно...

Ренти почти не думала, что это означало. Она решила, что ей будет только проще, что ее дети смогут учиться без проблем, без соседства с чужаками...
Класс оставался пустым. Прозвенел звонок, Ренти смотрела вокруг, затем услышала крики вдали на улице. Она прошлась, вышла в коридор, где никого не было.
− Что за черт? Они их отменили что ли? − произнесла она и отправилась на поиски детей.
Весь класс бегал на улице. Дети играли, гоняли мяч. Вместе с чужаками играли и дети рода Ренти. Она прошла к ним и остановилась, когда тяжелая лапа легла на ее плечо.
Ренти вздрогнула и обернулась.
− Кажется, я вас предупредил заранее на счет загона детей на ваши уроки.
− Я не собираюсь...
− Вы именно собираетесь. Я же знаю. Они просто испугаются не послушаться Учителя и пойдут. Возвращайтесь в свой класс.
− Я считаю, что вы просто отменили мои уроки!
− Читать не умеете? А если умеете, пройдите к расписанию уроков и взгляните на объявление. Пожалуйста.
Ренти ушла и отправилась к доске объявлений. Она прочитала его, молча вернулась в класс и сев за свой стол заплакала. В объявлении было сказано, что все уроки Ренти Беллы дети могут посещать по своему желанию. Всем, кому они нравились, кому нравилась сама Ренти Белла, предлагалось на эти уроки идти...
Второй урок оказался таким же. Лишь какой-то ученик заглянул в класс перед началом, а затем тут же сбежал.
Она сидела молча и раздумывала над тем, что делать. Что же все это значило?.. Но идей не было.
Третий урок начинался с грохота дверей класса. Вошло около двух десятков учеников, которые расселись на свои места. Среди пришедших все были абборигенами, но ни одного своего. Они смотрели на Ренти, ожидая.
− Вы пришли? − спросила она.
− Мы пришли, − возник голос ученика. − Это глупые не пошли, те, которых гнать из максимального ранга надо.
− Кто это вам сказал?
− Я это сказал сам, − произнес ученик. − А вы не хотите нас учить, да?
Ренти смотрела на него. Казалось так просто не может быть, что этого ученика кто-то просто подговорил. С максимальным рангом, он мог и играть по указке взрослых.
Ренти поднялась и сама покинула класс ничего не говоря. Позади послышался шум.
− Ты обидел ее, идиот! − возник чей-то голос.
− Я ее обидел?! Да она сама обижается на всех! Королевна чертова!
Ренти замерла.
− Болван.
− Кончай ругаться, Тигри, − заговорил третий. − Она здесь чужая, вот и обижается на всех.
− Не чужая она, а дура, − произнесла Тигри совсем другим голосом. − Мама для ее же детей старается, а эта не понимает ничего.
− Каких еще ее детей, Тигри, ты спятил? Всех детей родила наша мама! А эта королевна никого не рожала и не собирается.
− Глупый ты, сам ничего не понимаешь.
− Мы чего, так и будем сидеть здесь зря? Королевна то ушла, − послышался новый голос. − Идем гулять, как все!
− Да, идем! − послышались голоса, возник шум, и Ренти удалилась побыстрее из коридора, чтобы ее не заметили.
В этот день ни один урок не состоялся. А вечером Ренти оказалась перед Первым Учителем и директором школы.
− Я так понял, к вам никто не пришел, − прорычал директор.
− Пришел, − ответила Ренти. − Половина максимального класса.
− Ну да, − усмехнулся Первый Учитель. − Они уже всем рассказали, как пришли. Пришли, а королевна ушла. Сама не захотела их учить, потому что среди них не было ее...
Учитель умолк не договорив кого. Это было и так ясно.
− Стало быть, никто из ваших же детей, к вам и не пришел, − произнес директор. − Ну так что будем делать? Полное неуважение детей к учителю означает только одно. Учителя на помойку надо отправлять!..
Дверь в кабинет раскрылась.
− Директор! Там драка в раздевалке! − крикнул какой-то ученик. − Эти лысые совсем обнаглели!...
− Что?! − зарычал дракон.
Ренти выскочила в дверь и помчалась через коридор. Она вскочила в раздевалку, где стоял гомон и шум. Целая куча детей была в свалке и большинство среди них были детьми рода Ренти.
− Прекратить! Прекратить! − закричала она, схватила какого-то пацана, и тот отскочил от нее. − Прекратите сейчас же!
Куча как-то рассеялась, дети разбежались. В центре лежало несколько побитых... В раздевалке оказалось еще несколько взрослых, затем появился врач...
− Это все лысые! Они толпой накинулись на них! − говорил кто-то из детей возбужденно. Лысыми дети звали тех самых тридцать девять человек...

Разбирательство так ни к чему и не привело. Ни виновников, ни причины выяснить не удалось. С детьми Ренти разбираться вообще оказалось невозможно из-за того что они все одинаково выглядели...
Ренти вздрогнула. Она внезапно поняла иную истину. До нее вдруг дошло... Клоны. Только клоны одного человека могли быть столь похожи. А если так... Если они клоны человека, рожденные зверем, скопированные генетически, то... Ренти внезапно поняла, что перед ней не просто дети. Они были клонами ее собственного отца. Того, что перед смертью сумел телепатически связаться с ней и сообщить... Да. Его отдали Повелительнице Иу. Она съела человека, и в ее организме произошло биологическое копирование. Перед Ренти стояло тридцать девять копий ее собственного отца...
От этой мысли в голове зашумело, в глазах засверкали звезды, и она упала, теряя сознание.

Клоны, телепатия... Ренти вдруг ощутила словно кто-то находится рядом. Она открыла глаза, и увидела перед собой нескольких парней. Одинаковых, как...
"Вы слышите?" − спросила она.
"Кто ты?" − возник внутренний голос.
"Я Ренти Белла."
"Но почему ты с нами здесь? Ты же не похожа на нас!"
"Я похожа. Мы принадлежим одному виду. Просто я старше вас."
"Тогда, почему ты нас не любишь?"
"Я люблю вас. Я люблю!" − Ренти едва не взвыла.
"А почему нас никто не слышит другой?"
"Потому что остальные другие. Почему вы дрались?"
"Они не поверили. Они сказали, что мы врем, что все слышим друг друга."
"Вы и сейчас все слышите меня? Все до одного?"
"Да. Когда ты сказала прекратить, мы все услышали. Это было странно. Ты говоришь иначе, не так как все мы."
"Потому что я старше. И я хочу, что бы вы приходили ко мне. На уроки."
"Но ты говоришь там все время одно и то же. Это так неинтересно."
"Я изменю все. Я уже поняла, что ошибалась."
"Ты ошибалась?" − возникло удивление.
"Каждый может ошибаться. И я тоже. Я во многом ошибалась. Но теперь. Теперь не буду."
"Ты не будешь нас ругать за то что мы подсказываем друг другу на уроках?"
"Вы? Так вы подсказываете?"
"Это получается само. Мы слышим все, кто что думает сразу."
"Ладно. Но вы все же должны учиться. Все. И как можно лучше. Прошу вас. Это нужно для вас же."
"Мы будем учиться."
"Хорошо. И я буду учить вас. Всему, что знаю. И... Все будет иначе. Все. Я обещаю."


− Я думаю, вам больше нечего делать в нашей школе, − сказал директор на следующее утро.
− А я так не думаю, − ответила Ренти.
− Даже так? Вы еще на что-то надеетесь?
− Вы сказали одна неделя, а не один день. Может, я ослышалась позавчера?
− Как угодно. Какая разница, будете вы в пустом классе или вообще нигде. Пожалуйста...

Первый же урок начался с того, что в класс пришло несколько детей. Детей Ренти.
− Я буду говорить не так как раньше, − сказала Ренти на своем языке и мысленно произнесла то же самое. − Вы теперь будете понимать все слова сразу. Вы ведь понимаете?
− Да, − ответили голоса.
− Вот и хорошо. Я расскажу вам сегодня не о языке. Я расскажу о другом мире, о планете, которая находится далеко-далеко отсюда, у другой звезды. Вы смотрели на небо?
− Да!
− Вот там, у одной далекой-далекой звезды есть другая планета, другой мир. И там родилась я. Там родился мой отец, и мы жили долго и счастливо. А еще мы летали в космос. Мы летали меж звезд, искали новые планеты, и вскоре оказались около этого самого мира. Здесь произошло несчастье. Мой отец погиб, а я оказалась на планете, и у меня нет корабля, чтобы лететь домой. Я не смогу туда попасть. И, думаю, вряд ли смогу. Мне было очень плохо из-за этого. Я была почти сама не своя и никого не видела вокруг. Видела, конечно, но пропускала мимо, как некоторые ученики пропускают мимо ушей уроки. − В классе раздался смех. Ренти тоже улыбнулась. − Но все теперь не так. Я встретила вас. Я поняла, что вы принадлежите моему Роду, и теперь я буду учить вас всему. Всему что знаю.
− Так мы из твоего Рода, а не из Рода Иу?
− Вы из моего Рода... − ответила Ренти. − А Иу − ваша мать. Я в это не верила сама, но теперь я верю. Я поняла, что здесь нет никого кроме нее, кто мог бы произвести вас на свет. Вы принадлежите моему Роду, но Иу ваша мать...


− Я наверно, сплю, − произнес Первый Учитель.
− Что там? Что она говорит?
− Если бы я понял. Они говорят на своем языке. Она несется так что...
− Они что, все понимают?
− По-моему да. Тут даже смеются над чем-то...
− Вот черт, похоже, мы сами что-то упустили. Но почему они вчера не пришли никто?
− Не знаю. Я думаю, надо сообщить об этом Иу.
− Да, − ответил директор. − Я сам сообщу Повелительнице...


Тигри сидела в классе и развесив уши слушала слова Ренти Беллы. Они были совершенно непонятны, но вливались так, словно имели смысл... Ученики через некоторое время начали говорить сами, и в классе начался бардак.
− Да тихо вы! − выкрикнула Тигри.
− Ты чего слушаешь?! Она спятила и говорит сама не понимает что!
− Кто не хочет слушать, идите вон! − проговорила Тигри.
Класс почти весь поднялся и скрылся за дверями.
Тигри осталась одна среди "лысых". Ренти Белла остановила свои слова и взглянула на нее.
− А ты чего же не ушел? − спросила она на обычном языке. Оставшиеся дети засмеялись и тут же смолкли от одного движения руки Беллы.
− Я конечно понимаю... Что я не понимаю, − произнесла Тигри. − Только одного не понимаю. Почему ты сразу не объявила, что они язык ваш знают? Разделили бы классы не вдоль, а попрек, и учились бы все нормально, а не по-идиотски!
− А именно так и было, до того, как меня с ними в вашу идиотскую школу не засунули! − произнесла Ренти Белла.
− Какие мы бедные и послушные. Аж жуть берет. Язык то что, отсох бы, после нормальных объяснений? Можете продолжать урок, Ренти Белла. Но мой вам совет. Объясните все директору, а не дуйтесь как не знаю кто! − Тигри поднялась и покинула класс...

На третий день все началось с очередного разговора Ренти и директора. Тот вел себя достаточно сдержано. После чего объявил о новом разделении классов именно на уроках Ренти Беллы. Тридцать девять детей на ее уроке теперь были вместе, а оставшиеся ученики были разобраны еще на три класса, которые были вменены Учителю как нагрузка....


− Привет, далеко бежишь? − спросила Тигри, останавливая парня.
− Я тебе какое дело? − спросил тот, отскакивая.
− Да никакого, просто познакомиться захотелось. Тебя как звать?
− Иргит.
− Вот это да, ты не шутишь?! − воскликнула Тигри.
− Какие еще шутки, ты чего, издеваешься?! − воксликнул тот, пытаясь уйти.
− Да ты послушай. Меня зовут Тигри.
− Ну и что?! Мне какое дело?!
− Понятно. Ты, наверно, из среднего, а не из максимального, раз не понимаешь.
− Не приставай ко мне! − выкрикнул тот и убежал, наконец.
− Тоже мне прыщ, − фыркнула Тигри. Парень этого уже не слышал, а Тигри развернулась и едва не наткнулась на Ренти Беллу, что оказалась перед ней.
− К детям пристаешь? − произнесла та.
− Да-да. Я к нему пристал. − Тигри нарошно заговорила на языке, что преподавала Ренти Белла. − Можете Повелительнице пожаловаться за то что я вас обижаю! Тоже мне Учитель! Гнать таких в шею надо, которые одних учеников учат, а других не хотят!
− Ты-ты откуда таких слов нахватался?! − воскликнула Ренти Белла.
− От верблюда. Да-да. От него родимого, того, что на вашей планете плюется, а на нашей они и не водятся!
Тигри обошла женщину и пошла прочь.
− Стой! − выкрикнула Белла. − Стой! − Она достала Тигри и схватила ее за руку. − Ты откуда язык знаешь?! Я не учила вас такому!
− Да-да. Именно, − усмехнулась Тигри. − Зачем мне такой Учитель! − Тигри ткнула в Ренти рукой. − Проще взять книжку и выучить! И нервы целы, и верно все!
− Какую еще книжку?
− Ты с Луны упала? Поди в библиотеку, да посмотри, какую! Учитель блин! Даже не знает какие книжки в библиотеке есть! Интересно, кому из нас десять лет, мне или тебе?
Тигри ушла, а Ренти Белла отправилась в библиотеку...


Она почти не верила, когда обнаружила там учебник своего языка. Ренти листала его и поражалась. Такое можно было сделать только имея прямую связь с людьми ее мира!...
Она взяла книгу и ничуть не раздумывая отправилась из школы в Центр. Иу приняла ее, и Ренти потребовала объясний о том, откуда взялся этот учебник, каким образом он мог появиться, когда по словам Иу в этом мире никого кроме нее и детей не было?!
Иу молчала какое-то время, затем вызвала своих людей. Те добрались до редакторов книги, и уже сам редактор предстал перед Повелительницей через час. Вопрос был переадресован ему.
− Я не понял, а проблема то в чем? − спросил тот удивляясь. − Мне на голову рухнул целый инопланетный корабль с кучей книг и всякой мути. Я нанял лингвиста, он мне весь язык на блюдечке через пару лет принес. А там не только простые книги были, там и книги с информацией первого контакта нашлись и видеозаписи и все... Мы еще пять лет назад научный симпозиум по этому поводу проводили.
− Очень хорошо, − ответила Иу. − Надеюсь. Ренти Белла довольна объяснениями?
− Кто?! − воскликнул редактор и обернувшись взглянул на стоявшую рядом женщину. − О черт, это же!...
− Продолжайте, кто это? − сказала Иу.
− Это дочь командира того корабля.
− Командир был Родителем? − удивилась Иу.
− Да нет. В общем да, но у них все не так, Повелительница. У них каждый второй может родить, и каждый считается родителем. Как у растений...
− Хорошо. Думаю, вопросов больше нет?
− Есть, − произнесла Ренти. − Я хочу видеть все документы с того корабля! Все! Оно не может принадлежать вам!
− Как это не может?! − воскликнул редактор. − Он ко мне во двор грохнулся! Все разворотил, все уничтожил, и я не имею права?!
− Прекратите споры! − зарычала Иу. − Вы отдадите ей все. И получите компенсацию. Это мой приказ. Ясно?!
− Да, Повелительница. Ваш приказ... − человек поклонился ей.
− Еще есть претензии у королевны? − зарычала Иу, глядя на Ренти Беллу. Та опешила. − Молчишь? Значит нет. Свободны оба.


Ренти сидела над грудой записей и плакала. Воспоминания давили, и еще больше казалось то совершенно дикое, чудовишное ощущение одиночества. Даже множество детей, что были рядом не помогали от него избавиться.
"Ренти, что с тобой, ты опять обижаешься?" − возникла мысль.
"Я вспоминаю своего отца. Я не могу его забыть."
"Ты говорила, что он давно умер, а сейчас думаешь, что он рядом."
"Рядом его вещи и записи. Он и ваш отец."
"Мы тоже должны плакать как и ты?"
"Нет. Вам это не нужно. Вы совсем еще маленькие. И вы его не знали."
"Нам грусно из-за тебя. Не плачь, пожалуйста."
"Ладно. Я постараюсь."


− Ты знаешь, Тигри, а эти лысые сильны как черти, − сказал Марко. − Ты не замечал?
− Они сильны? Нет, не замечал.
− Ну ты посмотри на физре.
− Ладно. Гляну. Они вообще не от мира сего. Вроде учимся вместе, и все равно.

Урок физкультуры начинался просто и легко. Как всегда, пробежка, затем упражнения. Тигри смотрела на то, как бегали девять одинаковых детей. Да, конечно, не слабо... Тигри пробежала вперед, нагнала их и ткнув одного крикнула:
− Догоняйте!
Они мчались за ней. Тигри набрав темп обошла всех учеников, выскочила вперед и бежала по кругу. Она едва не смеялась, хотя толпа из девяти детей действительно вышла вперед...
Послышался свисток учителя, он замахал лапами и встал на дороге перед Тигри. Она остановилась. затем рядом оказались девять учеников.
− Что это еще за фокусы, Тигри?! − зарычал дракон-физрук.
− Они сказали, что бегают быстрее всех, вот я и показал, что врут!
− Мы не говорили этого нигде! − воскликнул один из девяти.
− Да уж прямо, − усмехнулась Тигри. − Иргит так не говорил!
− Не говорил я! И все это знают! − воскликнул Иргит из толпы. Кто из них кто, увидеть было сложно.
− Мы все знаем, не говорил он! − заголосили ученики.
− Угу. Крутая у вас компания, ребята. Он не говорил, но всем вам уже рассказал, что именно он не говорил! − рассмеялась Тигри. − Кого хотите обмануть?!
− Ты, драконище, еще пожалеешь об этих словах!
− Да неужели? Вы и в десятером меня завалить не сумеете! Спорим?!
− Прекратить! Прекратить! − зарычал физрук. − Тигри, ты желаешь себе неприятностей?!
− Неприятности за правду, это хорошие неприятности. Выбирайте. Мы деремся сейчас, под вашим присмотром, или деремся потом, когда никто не увидит! Ну?!
− Я сказал, нет!
− Как хотите. У нас целый день впереди. − Тигри взглянула на девятерых. − Вечерком еще встретимся!
Попытка учителей помещать драке ни к чему не привела.
Тигри ушла от слежки и встретилась таки с "лысыми". Они пришли не просто вдевятером. Они пришли все, и Тигри усмехнулась. Впрочем, ей было явно не до смеха. Эти тридцать девять могли и все вместе налететь.
− Я вижу, честных борцов среди вас нет, − произнесла Тигри. − Ну что же, нападайте!
Драка оказалась почти странной. Несколько парней налетели на Тигри с разных сторон, она увернулась и одним ударом сшибла троих, после чего они не поднялись.
− Ты убил их! − завыли голоса. − Убил! Бей его!
Они бросились все вместе и началась свалка. Еще десять парней свалились на землю без сознания, но остальные завалили Тигри и теперь били ее не щадя.
− Прекратить! Прекратить! − завыл голос.
Тигри ощутила лишь как толпа отхлынула от нее, затем она увидела Ренти Беллу...
− Дьявол... − произнесла Тигри, и сознание ее ушло.

Они лежали в лазарете все вместе. Тигри, рядом пятнадцать "лысых". Почему пятнадцать, а не тринадцать, Тигри поняла чуть позже. Оказалось, что во время драки, сама Ренти Белла набросилась на детей и отбросив нескольких с криками "прекратить", пару покалечила не рассчитав силу.
Мимо постелей прошелся врач. Тигри почти не ощущала, что ей требуется находиться здесь, но врач не дал ей встать, заставив лежать. Время уходило, Солнце исчезло за окном, и наступила ночь.
Тигри лежала в полутьме и засыпала, а в сознании словно говорил чей-то странный тихий голос.
"Вы должны прекратить все драки. Никаких конфликтов!" − говорил он на едва понятном языке, но Тигри почему-то его понимала. − "Вы же могли его убить!"
"Он сам напросился!"
"Сам?! На драку со всеми вами?! Я поверю, что он напросился на драку с одним, но не со всеми! И вы не должны так делать! Не должны! Вы должны быть честны!"
"Он сам..."
"Не он, а вы! Вы виноваты в этом! Вы не должны были даже поддаваться на подобные провокации! Вы повели себя как бесчестные слюнтяи, которые только вдесятером на одного сильны! Так нельзя!"
"Нельзя?! А если нас будут убивать по одному?!"
"Кто вас убивал здесь? Кто?! Вы здесь, в этом мире не для того, чтобы драться!"
"А для чего? Зачем мы здесь?"
"Вы здесь для того, чтобы жить. Чтобы нормально жить. Они другие, но они разумны! А все разумные друг другу братья!"
"Ты не говорила такого раньше, Ренти. Ты говорила, что они убили наших людей!"
"Да, они их убили. Но они же и породили вас. Ваша мать − Иу. А ваш отец − мой отец. Он умер здесь."
"Он не умер. Ты говоришь неправду!"
"Иу съела его, что бы родить вас."
"Как это съела?! Она что, людоед?!"
"Да. И вы не должны об этом говорить никому! Вам это ясно?!"
"Но почему?"
"Потому что будут только проблемы. А нам проблемы не нужны! Мы должны жить, а не умереть! Наша цель − вернуться в наш мир. И для этого вовсе не обязательно всей шоблой детей избивать!"
Странный странный голос вливался в сознание. Тигри словно чувствовала его, но не говорила сама. Она слышала ответы, и вскоре поняла, чьи это голоса. Это говорили Ренти Белла и дети. Те самые, "лысые"...

− Подъем! Подъем! − закричал голос.
− Тихо ты идиот! − выкрикнул другой. − Здесь же раненые!
− В зад раненые! − засмеялся первый.
− А ну брысь, шпана! − зарычал голос взрослого, и за дверью послышался шум. Дверь открылась, в нее вошел врач, и первым делом подошел к Тигри.
− Я могу встать, доктор? Или мне прохлаждаться дальше?
− Вставай, коли хочешь, − ответил врач и прошел к остальным.
Тигри поднялась и едва не завыла. Боль пронзила бок, но она вытерпела.
− Да ты терплячий совсем? − усмехнулся врач.
− Давайте не будем, доктор. Не цирк же, а?
− Ладно, Тигри. Выбирай сам, остаешься или идешь куда хочешь, − врач уже осматривал первого "лысого". − Лапа у тебя тяжелая, Тигри, мог бы и полегче, дети же! − воскликнул он вдруг раздраженно.
Тигри прошла к нему и взглянула на парня.
− Вы повели себя как бесчестные слюнтяи, которые только вдесятером на одного сильны, − произнесла она, глядя на парня. Тот дрогнул от ее слов. − Ну так что, будем друзьями или будем драться снова? Решайте же! Вопрос то детский!
Словно шорох пронесся в голове. Тигри не поняла, что он означал, а пацаны в палате переглядывались друг с другом.
− Ладно. Когда решите, тогда и скажете, − сказала Тигри и ушла.


− Вы должны понять одну вещь. В мире есть зло и есть добро. Вы обязаны служить добру! Вы люди, вы разумные. И только добро может быть нашей целью! А зло, это цель преступников и негодяев. Тех, кто желает сделать плохо своим братьям. Вы не желаете зла себе, не желаете его своим братьям. Вы не должны желать зла и им! Потому что они ваши братья. Они... Ваша мать Иу, и их мать Иу. Вы − братья... − Ренти Белла замолчала из-за возникшего шума. Дверь в класс раскрылась и в него вошел Тигри.
− Директор разрешил мне перейти в ваш класс, чтобы язык учить, − сказал он свободно на языке Ренти и сел за первую свободную парту.
− Тигри, здесь мои дети. И я хочу говорить с ними без посторонних. Пойди и скажи директору, что ты возвращаешься в другой класс. Если ты понимаешь, конечно.
− Я понимаю, конечно, − ответил тот. − Но иногда и объяснять надо. Прямо, а не криво. И втолковать своим детям, что их здесь тридцать девять. А нас здесь семь тысяч. Я мог бы свистнуть, и вас раздавили бы как червей. Только я этого не сделал, пришел один, а вы явились всей толпой, как самые грязные слюнтяи!
− Я им уже объяснила это.
− Я этого не видел. Не видел, чтобы они повинились, не видел, чтобы они поняли. Они не поняли. Они языка не понимают. − Тигри вышла в центр перед доской и взглянула на детей, затем обернулась к Ренти. − Я несколько раз пытался подружиться с вами. Просто. Очень легко. Это элементарное действие, которое может совершить каждый из нас. Но вы, похоже, не способны на него вообще. Вы смотрите на меня зверем, так словно я виновен во всех ваших бедах! У вас видите ли людей поубивали! Интересно знать, вы хотя бы раз слышали упреки с нашей стороны, скольких людей убили вы? Слышали?
− Мы не убивали, − произнесла Ренти.
− Ах не убивали! Какое благородство! С какой же это стати, их захватывали тогда? Ну? Объясните мне! Зачем хватать невинных людей?! − Тигри прошла к Ренти и всунула ей под нос маленький клочок бумаги. − Это так тебе для справки. Чтобы ты знала, кто и сколько убил...
− Но мне никто этого не говорил! − воскликнула Ренти, прочитав сводку о смерти двух взводов, оказавшихся под огнем пришельцев...
− Почитай и подумай как следует. Зачем Повелительница с вами возится?! И не пытайся считать, что ты секретов знаешь тьму, ни фига ты не знаешь! Ты никто. Просто так, зверь с Луны свалившийся. Так что давай. Доказывай свое благородство дикарям. И учи своих детей дальше. Шоблой на одного. Из-за угла нападать. Очень эффективно будет.
− Я такому их не учила!
− Да ну!.. − усмехнулась Тигри. − В ваших генах это прописано да?..
− Да ты... − Ренти запнулась.
− Помнишь, в прошлом месяце, мы все тестирование проходили. И ученики и учителя. Одним разом. Какой у тебя индекс вышел, а?
− Это мое дело, а не твое.
− Боишься сказать, да? Извини, но у нас не принято об этом молчать. Мне директор сказал сразу, что у тебя 711 пунктиков.
− Можно подумать, что у тебя их больше! − Не выдержала Ренти.
− Жизнь такая штука, понимаешь ли... Природа очень причудлива. И раздает ум совсем не по ровну. Ты не падай пожалуйста, а сядь сначала. И я тебе скажу. − Тигри просто толкнула Учителя в кресло. − 7849 у меня, понимаешь?
− Но это невозможно!
− Возможно. Реакция у меня драконовская, понимаешь? Ты знаешь, я сначала и не поверил, что 711 у тебя. Думал, может 7110, и ошибка там. Так нет. Мне директор прямо сказал, что ты на самом деле то глупая. И учителем ты здесь только по требованию Иу. А он тебя выкинул бы сразу, не будь...
Тигри остановила свои слова.
− Пока, Иргит, − сказала Тигри, махнув рукой. − Уж не знаю, кто именно из вас с таким именем. Но весело, когда читаешь мое имя задом наперед и получается... Иргит.
Тигри покинула класс, хлопнув дверью.
− Почему он к нам пристает? − спросили дети. − И уроки свои прогуливает!
− Черт его знает, почему, − ответила Ренти...


Тигри вошла в зал, и тут же нарвалась на голос Иу.
− Тигри, ты почему не на занятиях?!
− Ты извини, мам, что я... − Тигри замолчала, глядя на людей, переносивших яйца. − Ладно, я отвернусь, но у меня разговор, мам.
Тигри прошла к Иу и села перед ее носом.
− Мне действительно надо там учиться, да?
− Да.
− Но я же выучила давно весь курс. Всю библиотеку облазила. Зачем дальше то?
− Ты хочешь получить диплом и идти учиться дальше?
− А почему нет? Потому что мне одиннадцать, а не пятнадцать?
− На счет диплома не мне решать. Спросишь у директора.
− Я говорила с ним, он сказал, с тобой говорить.
− Чушь. Ладно, я сама с ним переговорю, а там будет видно. Ты только из-за этого пришла?
− Нет. Я не знаю, что думает эта Ренти Белла, но ее дети...
− Они мои дети, Тигри.
− Я понимаю. Но они ненормальные. Они только сами с собой и больше ни с кем. Это же неправильно, а!
− Да, это неправильно. Но не раскидывать же их по разным школам совсем?
− Я не знаю, может, это бред, но они общаются друг с другом мысленно, мама.
− Как это мысленно? Тигри, ты не шути так.
− Я не шучу. Я это видела. Они не говорят друг другу ничего, а потом оказывается, что все все знают! Ты видела такое?
− Думаю, тебе просто показалось.
− Может быть. Но это надо проверить.
− И как же проверить?
− Я не знаю. Заставить их выдать себя. Взять одного, увезти его куда-нибудь, так чтобы он узнал куда. Если эти все за ним явятся, значит, мысленно передают...
− Брось эти глупые мысли, Тигри. Мысленно общаются только в фантастических книжках.
− Ну да. Они там и в космос летают на другие планеты, а эти...
− Тигри...
− Ладно, мама. Я не буду. Пойду я.
− Иди. И не бегай с занятий!..


Тигри ушла. Иу еще лежала на месте, пока люди не закончили процедуру с выемкой яиц. Затем все стихло, и она вызвала Мальмиду.
− Есть у меня к тебе одно очень деликатное дело, Мальмиду, − сказала она.
− Да, Иу. Кого-нибудь пришить или съесть?
− Да кончай ты муть пороть! − зарычала она, столкнув его на пол. Мальмиду усмехнулся. − Речь о Тигри. И о Ренти.
− Не дружат да? И не будут, по-моему.
− В общем так, Мальмиду. Надо устроить что-то вроде похищения. Понимаешь?
− Ренти или Тигри?
− Тигри и нескольких тех детей.
− И наших несколько?
− Да, можно. Но похитители должны будут требовать выкуп за пришельцев, понимаешь?
− Конечно. Надо подумать, как. И еще, в конце то что?
− Они должны быть освобождены.
− А похитители? Убиты?
− Разыграть нельзя убийство, что ли? Мальмиду?
− Ладно. Я понял все. Надо приглашать спецов, да план строить.
− Приглашай...


Кто-то свистнул. Тигри обернулась и увидела человека за оградой.
− Эй парень, не подойдешь, вопросик есть.
Тигри прошел к ограде с некоторым удивлением.
− Чего? − спросил он.
− Ну чего, через забор говорить будем? Неудобно как-то.
− Чего неудобно-то? Вон калитка рядом! − Тигри словно чувствовала подвох, но не понимала в чем.
Человек прошел туда и остановился. Тигри так же прошла.
− Ну чего? − спросила она.
− Ты дорогу не знаешь? Как к складу школьному подъехать?
− Ты что, не учился в школе, что ли? Вон въезд, вон склад! − Тигри показала их рукой.
− Макс, идиот, ты долго будешь возиться?! Спросить не можешь где?! − послышался чей-то голос еще. Тигри обернулась и увидела за кустом машину.
− Вон там ваш склад! − сказала она, показывая.
− Слушай, парень, залезай в кабину, покажешь куда ехать! − воскликнул второй. − А то этот козел ничего не знает!
− Я знаю! − выкрикнул второй.
− Да пошел ты со своим знанием! Тоже мне ученый нашелся!.. − выкрикнул человек
Тигри усмехнулась.
Она прошла к машине и села в кабину.
− Вперед и направо, − сказала она шоферу.
Тот поехал вперед, по пути отмахнулся от напарника и через минуту въехал в нужное место.
− Ну? Все? − спросила Тигри, усмехнувшись.
− Все, − зарычал голос позади. Тигри вскрикнул, когда лапа дракона выдернула ее с сиденья и утащила в фургон.
− Отпустите меня! − завыла Тигри, но ей заткнули род, и она не смогла больше ничего сказать.
− Все тихо, − произнес дракон. − Шпиндель, вперед!
Тигри плохо понимала, зачем все это надо, но похищение Повелительницы Рода могло иметь какое-то значение, если это враги... Она не могла ничего сказать.
Через несколько минут в фургоне оказались еще двое учеников, а затем и трое "лысых".
− Вот эти нам нужны! − зарычал дракон, показывая на лысых.
− А с этими троими что?
− Ничего. Берем с собой, профессор решит на месте, что.
− Может, выпустить? Дети же...
− Болван! Чтобы они всем рассказали о нас?! Вперед, пока никто не видит!
− Куда? Тут же школа...
− Назад, идиот!...
Исполнители были явно не в почете у Природы при раздаче мозгов. Половину дороги они ругались, но вскоре умолкли.
Машина проехала через город, выехала на шоссе и продолжала движение. Она остановилась только к вечеру. Шестерых детей выгрузили и посадили в клетки.
− Вы идиоты! Выпустите нас! − закричала Тигри. − Я Тигри, Повелительница Рода!
− Полоумный, − фыркнул дракон, показывая знак сумасшедшего.


Иу лежала посреди зала. Вновь, как много-много раз, люди вынимали яйца и уносили в инкубатор. Иу охватывала тревога при виде этого действия. Она чувствовала, что что-то не так, но ей не говорили.
− Мальмиду, я чувствую, что происходит нечто, о чем мне никто не говорит. Я не знаю, что это, но... − Иу взглянула прямо на дракона. − Ты должен сказать. Все, Мальмиду!
− Хорошо. Ты все равно узнала бы. У тебя снизилась рождаемость, Иу. Поначалу, мы думали, это временно, но снижение теперь очень хорошо видно, по отношению к максимальному числу родившихся в день, она в четыре раза меньше. И число снижается каждый день, Иу...


Земля дрогнула. Снаружи послышался вой, затем грохот. Где-то странным образом застрекотало нечто, мерным почти оглушающим звуком, после чего возникло множество глухих ударов...
За решетками возникло волнение. За дверями послышались крики. Затем грохот, и через несколько секунд в зал с клетками ворвались вооруженные солдаты.
Тигри проснулась от шума, и тут же вскочила. Ворвавшиеся в подземелье солдаты освободили шестерых детей. Их вывозили из особняка на небольшом автобусе, из которого был виден огонь позади. Горело несколько зданий, позади двигались машины военных. Тигри взглянула на старого дракона, командовавшего солдатами.
− Я уже решил, что вы никогда не появитесь, − произнесла она. − Что было нужно этим идиотам от нас?
− От тебя − ничего. Ему были нужны эти трое, − ответил дракон, показывая на детей пришельцев.
− Надо было этих недоумков оставить там, − ответила Тигри, отвернувшись.
− Очень странное у тебя отношение к своим братьям, − прорычал дракон. − То что они выглядят не так как все, это не причина.
− Причина в том, что они идиоты. Им в ранге для слабоумных надо быть.
− Это не тебе решать.
Тигри не ответила. Больше всего ее злило то, что эти трое за несколько дней, что пробыли в подземелье, не сказали ни одного слова. Вели себя так, словно ничего вокруг не изменилось, словно их не поймали и не посадили в клетку...


В школе почти ничего не изменилось. Шестеро детей прошли небольшой курс восстановления. Их почти сразу разделили, потому что Тигри не желала видеть трех "лысых". Она почти забыла о похитителях и не вспоминала о них. Ее решение было почти непреклонным. Она решила забыть о пришельцах. Занялась учебой и большее время теперь проводила в библиотеке, где готовилась к экзаменам на выпуск из максимального ранга.
Дети вокруг едва верили, что она делала именно это, но по окончании учебного года появилось общее объявление о Тигри, в котором ей назначались экзамены.
Математика, физика, биология, химия, история, география, литература, музыка... Тигри не просто сдавала экзамены на знание предметов. Она показывала свою высшую готовность к продолжению учебы дальше. Некоторые учителя пытались ее гонять по разным темам, но официально каждый экзамен был ограничен во времени, и Тигри не провалила ни одного.
Она сидела одна перед комиссией. Дети, желавшие видеть, как проходит экзамен, находились наверху, за толстыми стеклами и не могли помешать. Они видели ход экзамена, слышали слова и Тигри, и учителей. Они передавались по школьной трансляции.
Прошел почти целый месяц экзаменов. Они проходили плотной группой, по одному экзамену в три дня. День подготовки, день экзамен, день отдых, и так двенадцать раз.
В самый последний день Тигри сдавала экзамен по биологии людей. Она рассказала на отлично все, что знала, ответила на все дополнительные вопросы. Затем комиссия совещалась некоторое время. Тигри ответила еще на пару каверзных вопросов, и Учителя остановились. Им больше нечего было спрашивать. Они понимали, что Тигри знает все, хотя ей и исполнилось недавно всего одиннадцать лет.
− Это был последний экзамен, Тигри, − произнес дракон-директор. − Сегодня-завтра у тебя отдых, а послезавтра состоится церемония вручения диплома. Я рад за тебя, и, надеюсь, ты добьешься очень многого в своей жизни. Иначе и быть не может.
Дракон подошел к ней, обнял и подняв понес через зал. За дверью уже слышался вой. Их встречало множество детей, служащих школы и директор зарычал, призывая к молчанию.
− Пришло время, − произнес он. − Не мало из вас уже знают то что я сейчас скажу, но теперь это должны знать все. Тигри не спроста имеет ум ученого, силу дракона и ловкость рабочего. Пришло время, и вы должны узнать, что Тигри − Повелительница Рода!
Вой затмил все звуки. Кто-то кричал, кто-то выл. Слышались чьи-то голоса о том, что он знал, но они потонули в вое. Теперь все смотрели на Тигри, и она улыбалась.
Для нее это были праздники. Два дня школа ходила на ушах, и никто никому ничего не запрещал. Тигри была в центре внимания. Ее поздравляли, ей приносили подарки, ее слушали, когда она рассказывала что-то о себе, о том как сама узнала о том, кто она. Это было давно, и тогда Тигри как глупый ребенок решила, что ей все дозволено. Но те времена прошли, и теперь она знала на много больше.
Директор вручал Тигри диплом. Рядом оказалось не мало других гостей, среди них находился и Мальмиду служивший матери Тигри. Он принес поздравления Тигри от Повелительницы Иу, и официальное приглашение, по которому Тигри отправлялась в Центр после празднований в школе.
Прочитав эти официальные слова Мальмиду подмигнул Тигри, и она улыбнулась. Все это было только поверхностью, корочкой тех отношений, каковы были между Тигри и Иу.

− Ау-ау-ау! − выла Тигри. Она бегала вокруг школы, и за ней неслась свора детей. Они бесились, играли. В темноте ночи вспыхнул костер, и все прошли к нему. Тигри вновь была в центре.
− Спасибо! − выкрикнула она. − Спасибо! Мы всегда будем вместе! Мы еще увидимся! − Она махала руками. Дети еще не понимали, к чему эти прощания, но вскоре послышался шум. В небе вспыхнул огонь и в стороне от костра опустился вертолет, освещенный множеством внешних огней, что горели на борту. − До встречи! − выкринула Тигри и пошла к машине.
Вертолет поднялся над площадкой. Внизу, в свете огромного костра стояло множество детей и взрослых. Они махали руками улетавшей ввысь Тигри.
Машина сделала круг над ночным городом и опустилась в Центре. Там начиналась новая встреча. Не такая пышная, но не менее важная. Тигри провели через замок и представили Иу. Все действие транслировалось по кабельным видеоканалам. Встречу Повелительницы Рода с Родителем видели все. Весь город, вся страна. Весь мир.
Вновь был праздник, но на этот раз вокруг были только взрослые. Тигри знала далеко не всех, и ей представляли самых разных людей и драконов, руководителей крупных и не очень крупных ведомств страны. С этого момента Тигри получала все права Повелительницы Рода. Иу объявила это, заметив, что Тигри не стоит распускаться и баловаться, потому что за это она может получить наказание и от матери. Сказано было в шуточной форме, и Тигри сама делала вид, что смеется. Но она знала, что это серьезные слова. Впрочем, она не собиралась делать ничего такого, за что мать рассердилась бы на нее...


Ренти Белла ощущала, словно кто-то желает ворваться в ее голову, словно хочет заставить что-то сделать, но она не поддалась. Отпор, что встретил противник, тут же напугал его, и атака исчезла.
Мысль замкнулась, и Ренти поднялась. Кто это мог быть? Кто пытался к ней ворваться в душу?
Послышался шорох за дверью, и Ренти явно увидела детей. Они спорхнули словно напуганные бабочки, но этого было достаточно для возникновения подозрений.
Они? Но почему? И что это означает?
Следующий урок начинался с прямого вопроса, и Ренти наткнулась на стену. Впервые. А, может, и нет? Она помнила это чувство и возникло несколько далеких ассоциаций, когда возникало нечто подобное.
Что это означало? Они не принимали ее? Отчуждались? И что означала та попытка? Ответа не было, а дети смотрели в этот момент на Ренти совсем иными глазами. Она увидела в них холод. Почти безжизненный и жестокий холод.
Нет. Ее отец не мог быть таким!... Он был добр и ласков, он учил Ренти очень многому, в том числе и защите от подобных посягательств. Так что же это? Может, все не так? Может, гены и не определяют сознания? И перед Ренти совсем иное существо. Еще совсем молодое, но сильное и... злое.
Мысль об этом перевернула все.
− Я знаю, что это были вы. Больше некому, − произнесла Ренти. − Зачем вы это сделали?!
В ответ было гробовое молчание. Дети сидели, как прежде, и Ренти смотрела на них, а затем применив старые идеи, высказываемые еще ее отцом много лет назад, попыталась пробить установленную стену.
В ответ возник смех. Они все, как один взвыли и засмеялись. Зло и жестокость, а затем поднялись и пошли на Ренти.
− Вы с ума сошли! Вы!... − взвыла она. Поняв, что надо уходить, Ренти проскочила через класс. Несколько детей попытались ее задержать, но не сумели, и она выбежала в коридор.
Казалось, за ней мчалось чудовище. Вслед неслись злобные проклятия и угрозы. Ренти слышала их! Слышала и не понимала, почему?!... Почему?
Она убегала, и только ноги спасли ее. Чужие мысли отцепились и исчезли, а Ренти поняла, что заскочила в неизвестный ей район города. Она долго ходила по нему, пока не попала в руки полицейских...

− Не знаю, сэр, что это за человек. Даун какой-то. Заявляет, что учит детей, а сам не сумел назвать и имен трех современных ученых... − Слова, наконец, стали доходить до Ренти. − А офицер продолжал говорить с кем-то. − В нашей базе информации о нем нет, поэтому нужна более полная проверка...
Ренти слышала эти слова и поняла, что ее не принимают ни за какую пришелицу. Собственно, так было и раньше, когда она встречалась с людьми.
Она приподнялась, достала бумагу и ручку, написала номер телефона директора школы и свое имя. Кто-то из полицейских подошел к ней.
− Позвоните по этому номеру, и скажите, что у вас здесь Ренти Белла, − сказала она.
Полицейский взял бумажку и прошел к своему начальнику.
− Шеф...

Ренти отправили на военной машине. Люди по непонятной причине не поехали к школе, а остановились в стороне, и Ренти провели в крупный фургон, где оказалось несколько драконов и вооруженная охрана.
− Это их начальница, − произнес кто-то.
− Отлично. Теперь ты прикажешь им сдаться, − зарычал дракон, глядя на Ренти.
− Кому им? − не поняла Ренти.
− Своему зверью! − зарычал дракон.
Ренти закрыла глаза и попыталась связаться с детьми мысленно. Ответ не пришел, но она в жестком тоне потребовала от них сдаться.
"Мы захватили здесь всех, и теперь здесь все наше!" − пришел ответ.
"Вы сошли с ума. Если вы не сдадитесь, вас просто убьют..." − произнесла Ренти.
− Вы здесь спать собрались?! − сбил ее дракон.
Ренти открыла глаза, глядя на него и усмехнулась.
− Не вижу ничего смешного! Если вы не отдадите им приказ, ты умрешь первым!
− Они не подчиняются мне, − произнесла она. − Не верите, можете попытаться связаться с ними и отдать им любой приказ от моего имени.
− Они заявляют, что ты захвачен, что они будут держать заложников, пока мы не выдадим им тебя!
− Вы же видите, что это вранье. Сколько там заложников?
− Семь.
− Всего семь? − усмехнулась Ренти. − Семь! − Она рассмеялась и не удержавшись от смеха повалилась на пол. − У них семь! Семь! − Выла она и смеялась...
Кто-то схватил ее за руку, что-то вколол, и Ренти провалилась в черноту. Она очнулась в комнате. Рядом был врач.
− Вы должны встать и идти за мной, − сказал он.
− Мне некуда идти. − ответила Ренти.
− Не говорите глупостей! Хотите, чтобы вас выволокли отсюда силой?! − заговорил врач с гневом в голосе.
Ренти поднялась. Она прошла за человеком. В коридоре ее тут же окружила охрана, и Ренти проследовала вместе с ней в зал, где сидело несколько военных. Ее усадили перед ними в кресло, и начался натуральный допрос, в котором от нее требовали полной информации о том, чему она учила своих детей, и почему те озверели, и теперь держали в заложниках учителей.
Ренти сама этого не понимала. Впрочем, понять, почему они научились совсем не тому, она могла. Отчуждение возникло в действительности давно. Они не раскрывали ей всех своих чувств. И теперь. Теперь они стали настоящей бандой...
Ренти отвечала лишь, что не знает, а сама витала в своих мыслях...
Громыхнула дверь и голоса смолкли. Ренти медленно обернулась и увидела молодого человека, прошедшего к ней. Человека-абборигена. Что-то в нем показалось знакомым...
− Не узнаешь меня? − спросил тот. − Я Тигри.
Ренти усмехнулась, но через мгновение ей уже было не до смеха. Она оказалась в руках Тигри, и его сила могла только уничтожить ее. Ренти едва трепыхнулась и поняла, что бесполезно.
− Ну так что, ты собираешься что-нибудь делать, или нет?! − произнесла Тигри жестким голосом.
Ренти не сумела ответить. Она внезапно ощутила присутствие рядом иного разума, и ее взгляд сошелся со взглядом Тигри.
"Отвечай, что вам надо?!" − возник голос.
"Мне ничего не надо, это они..." − заговорила Ренти.
Сила, державшая ее, ослабла.
"Они сами? Ты потеряла над ними контроль?"
"Его никогда и не было."
"Свяжи меня с ними. Давай."
Ренти вновь вызвала на связь детей. Впрочем, и не детей вовсе. Она поняла, что там находилось тридцать девять почти взрослых людей со своей волей и своими...
"Ты нам уже надоела!" − возник ответ. − "Мы убьем их! Так и передай. Если они не выполнят условие!..."
"Привет соплякам." − возник новый голос. − "Не узнали меня? Я − Тигри, Повелительница Рода."
"Считай, что ты уже сдохла!" − возник голос. Затем Ренти увидела, как мысленная атака обрушилась на Тигри.
Та словно не сопротивлялась, а затем пошла в атаку и удар еще большей силы обрушился на тех, кто засел в школе.
Прошло около полуминуты. Издали послышался грохот стрельбы, затем кто-то ворвался в штаб.
− Они ведут с кем-то бой! − выкрикнул он.
− Атакуйте с севера и с востока, − приказала Тигри. − Немедленно!

Ее приказ был выполнен. Завязалась новая схватка. На этот раз в бой вступили спецчасти, а через полчаса остатки "воинства" выволокли наружу. Их осталось только одиннадцать. Рядом положили трупы убитых. Заложников отправили в медчасть. Среди них были только раненые.
− Ну что, телепаты, дотелепатились? − произнесла Тигри, встретив оставшихся "лысых". Она говорила на их родном языке, и рядом никто из солдат не понимал слов.
Одиннадцать человек выглядели почти взрослыми. Они по-прежнему были одинаковы, как и раньше.
− Что с ними делать? − спросил офицер, оказавшийся рядом.
− Ясно, что. Под суд. И не считайте их детьми. Они давно не дети.
− Но как суд выяснит, кто из них что сделал?
− Никак. Судите всех по совокупности, как одного. Потому что он один. − Тигри взглянула на пришельцев. − Запомни на всю свою жизнь, зверь. − заговорила она на языке, который люди не понимали. − Еще одна такая выходка, и ты просто сдохнешь. Я приду и убью тебя. − Тигри оставила их и вернулась в штаб.
Ренти уже выводили оттуда.
− Оставьте его, − сказала Тигри, показывая знаком. Женщину проводили назад, а Тигри прошла к Командующему.
− Я не знаю, как вам это удалось, но... − произнес командующий. − Спасибо. Вы нас просто спасли.
− Я училась в этой школе и давно знала, что это за шпана, − ответила Тигри.
− А почему вы сказали оставить его? − спросил дракон о Ренти.
− Потому что он отправится со мной. − Тигри взглянула на женщину. − Иди за мной. − Тигри отправилась на выход.
− Вам может потребоваться охрана.
− От кого! − рассмеялась Тигри и вышла.
Рядом остановилась машина, и Ренти Белла села в нее по знаку Повелительницы Рода.

− В университет, − приказала Тигри шоферу, и машина помчалась через город.
Они сидели рядом молча. Ренти не знала, что говорить, а Тигри раздумывала о чем-то своем и смотрела в сторону.
Жизнь казалась невыносимо жестокой и никчемной. Ренти понимала, что она никто в этом мире. Ей не интересуются как инопланетянкой. Чувство было таким, что местные жители никогда не мечтали летать. Это угнетало. Казалось, жизнь проходит в болоте, среди мерзких тварей... Ренти вздрогнула от возникшей мысли, что Тигри, сидевшая рядом, слышала ее мысли. Но Повелительница Рода даже не пошевелилась.
Машина пересекла город, въехала в ворота очередного особняка, оказавшегося на пути, и остановилась около парадного въезда.
− Маун, о чем ты думаешь? Я сказала в университет, а не домой! − возник голос Тигри.
− О, простите... − произнес тот и начал разворачивать машину.
− Прощаю. И не забывай, куда едешь, − сказала Тигри.
Машина выехала из особняка и направилась дальше. Через две минуты она остановилась на площади перед крупным зданием, в котором угадывались контуры Университета. Было странно, что здание не похоже на то, что изображали во всех рекламных проспектах...
− Выходим, Ренти. Или ты тоже спишь? − послышался голос Тигри.
Ренти обернулась к окну, за которым уже стояла Повелительница Рода. Сопротивляться? Глупо. Да и нечему сопротивляться, не было никакого насилия... Это больше всего угнетало, казалось, это верх издевательства.
Машина уехала, когда Ренти покинула ее.
− Тебе повезло, что Иу нет сейчас в городе, − сказала Тигри. − Иначе, ты была бы сейчас у нее. И не знаю, что с тобой стало бы.
− Что ты хочешь со мной сделать? − спросила Ренти.
− Ничего. Я поняла, что ты их не контролировала. Считай, что я увезла тебя от суда. А что ты будешь делать дальше, решай сама. Либо ты останешься со мной, сама останешься, а не из под палки. Либо катишься отсюда на все четыре стороны. Куда угодно.
− Вас не задевает то, откуда я прилетела? − спросила Ренти.
− Нас это задевает. И даже очень задевает. Только ты либо дура, либо тупая. Ты не понимаешь, что если бы нас это не задевало, тебя выкинули на улицу за твой непревзойденный тупизм еще двадцать лет назад, или пятнадцать, сколько там?.. И я увезла тебя только потому, что ты не такая как те. А тебе кажется, что мы должны вокруг тебя толпой ходить? И ученым нашим думать только о тебе и больше ни о ком, да? Чтобы узнать тебя, у нас достаточно других примеров. Десяток с лишним трупов в морозилке биофака. Изучай сколько хочешь. И даже по частям, там есть такие, у которых голова на севере, ноги на юге. Может, ты думаешь, что мы тебя не знаем? Ты от них не отличаешься. Разве только тем, что ты жива еще, а они сдохли из-за своего тупизма. Тебя удивляет, что мы не допрашиваем тебя, не выпытываем секреты космические, да? А ты их знаешь, Ренти? По-моему, ты их не знаешь. Разве что так, по макушкам, которые нам давно известны и так. Будь в тебе что-то, чего не было бы у нас, ты это нашла бы сама. И, не была бы дурой, использовала бы, чтобы поднять себя в обществе. Но ты этого просто не сумела.
− А ты сумела? Ты получила все только потому что оказалась... − Ренти умолкла.
− Поняла, что ляпнула? Именно, что я оказалась. Кем оказалась, там и нахожусь. Ты тоже оказалась не слабо. Только вот хочешь, чтобы тебя ценили как неизвестно что. Было время, тебя ценили. И даже очень. Иу еще тогда отдала приказ не прикасаться к тебе, даже если ты убьешь кого-нибудь. Но ты сама себе выдумала непонятно что, и сидела в клетке.
− Ты хочешь сказать, что меня оттуда выпустили бы?!
− Не выпустили бы. Однако, чисто физически, тебя никто не задевал. А дальше, будь ты поумнее, ты нашла бы способ как повести диалог, и не торчала бы в яме как дикий зверь, не понимающий языка! Это ты себя туда загнала. Своими истериками и тупизмом. Ты сейчас то понимаешь, из-за чего ты тогда выла как идиотка?! Тебя выпустили, когда стало ясно, что ты представляешь угрозы не больше чем даун неприрученый.
− Меня выпустили, когда...
− Можешь не рассказывать. Я знаю всю твою историю, Ренти Белла. Мне мать рассказывала все. Еще тогда, когда я пыталась стать вам другом, да вы не пожелали. Ты ведь этого и сейчас не желаешь. Просто не желаешь и все, из-за тупизма своего.
− Я знаю, что это невозможно.
− Твои знания, вон там, − ответила Тигри и пнула какой-то камешек, что попался под ногу. − И стоят они не больше.
− Тогда, какого черта ты ко мне привязалась?! − выкрикнула Ренти.
− Я тебе все сказала. − Тигри пошла от нее. − У тебя четыре дня на раздумывание, − проговорила та, разворачиваясь. − Четыре. Через четыре дня я уезжаю на практику далеко-далеко. И ты, либо поедешь со мной, либо останешься. Останешься, значит все. Больше мы не увидимся, и я забуду о твоем существовании. Ты единственный даун, на которого я еще обращаю внимание, Ренти. И шанс остаться со мной, а не оказаться на помойке, у тебя сейчас только один. − Тигри ушла. Просто убежала.


− С кем это ты говорил, Тигри? − спросил Рохагар. − Я видел в окно, Ты с ним вместе приехал, а потом оставил его.
− Это даун, − ответила Тигри, проходя через лабораторию. − С чего это ты спрашиваешь?
− Да так. Странный он, не видел никогда таких... А что это ты с даунами возишься?
− Ничего. В школе были вместе, вот и все.
− И настроение у тебя явно не того. Из-за него, что ли? Тигри, ты это бросай такие фокусы.
− С каких это пор ты меня опекать вздумал, Рохагар? Может, ты дракон, а не ученый, а?
− Рабочий я, − фыркнул тот усмехаясь. − Дело делать собираешься?
− Успокойся. Еще десяти минут не прошло, а тебе результат подавай. Ну, на, бери! − Ренти включила передачу, и с ее прибора пошел сигнал, который тут же "взорвался" кучей ложных сообщений об обнаружении самых разных веществ в образце...
− Ну ладно, ладно! − воскликнул Рохагар. − Не мути мне здесь, и так ничего не понять!
Работа вскоре началась, как обычно. Тигри в последние дни находилась в помощниках у Рохагара. Тот не имел понятия, что рядом с ним Повелительница Рода, а не молодой студент, как он думал. Не знал Рохагар и того, что Тигри уже несколько месяцев назад защитила свой диплом и теперь работала в аспирантуре просто, чтобы дождаться обычного времени поступления.
− Эй, студент! Не заснул еще? − спросил Рохагар.
− А что такое? − фыркнула Тигри.
− Бросай все, идем обедать.
− Че, так все и бросать, разобьется же!
Рохагар прошел к Тигри и несколько удивился. "Студент" сидел с кусочком стекла и выделывал из него с помощью огня что-то такое...
− Что это ты делаешь? − удивился Рохагар.
− По-научному, это называется скульптура, − ответила Тигри, взглянув на Рохагара. Она закончила, остудила стекло и поставила кусочек на полку рядом с множеством других похожих поделок.
− М-да. Тебе явно заняться нечем, да?
− Не понимаешь ты ничего, − усмехнулась Тигри. − Идем обедать что ли?
− Идем.

Пролетели четыре дня. Тигри даже не задумывалась над тем, куда исчезла Ренти. Исчезла, и бог с ней. Не хочет − не надо.
− Ну. Все готово, − произнес Рохагар. − Завтра в дорогу. Думай, студент, чего мы забыли еще?
− Вроде, ничего. Ты так и не сказал, куда едем, − ответила Тигри.
− На запад едем. В Мальервские пустыни.
− Ну да, − фыркнула Тигри. − Ты еще скажи, что мы на облака сядем.
− Может, и сядем. Какая тебе разница-то? Ты же говорил, что хочешь наукой заниматься, а сам... Лепишь из стекла чучела какие-то! Кстати, ты куда их дел? Не с собой упаковал?! Ты это брось!
− Да не дергайся ты. Я их в галерею Таскадо сдал. Там выставка с такими поделками будет скоро.
− Интересно, кому они нужны? − усмехнулся Рохагар.
− Вернемся и узнаем, − ответила Тигри. − Может, даже продадут чего. Прибавка к зарплате не помешает.
− Зарплате? − усмехнулся Рохагар. − Может, к стипендии?
− Стипендия будет, когда учиться начну, а сейчас зарплата.
Рохагар остановился и взглянул на Тигри.
− Эй, так ты что, еще не поступил?!
− Поступил. Все экзамены уже сдал, а учеба начинается почти через полгода. Не будут же для меня одного курсы открывать, а? И чего ты дергаешься? У тебя чья рекомендация на меня?
− Ладно. С конце концов, если что не получится, будет на кого свалить вину, − усмехнулся Рохагар.
− Ты это, дружище, не забывайся. Я и кусаться умею.
− Шуток не понимаешь, что ли?
Тигри поднялся со вздохом и прошел к окну, не отвечая, затем обернулся к Рохагару.
− Слушай, а ты диск "Мергероса" взял?
− Я?.. О, черт!.. Ты откуда узнал то?!
− Ниоткуда. Разведка донесла, − ответила Тигри, усмехнувшись.
− А ты сам то музыку слушаешь какую? − спросил Рохагар.
− Не особенно. Я читаю больше.
− Ладно, мне надо сбегать кое куда... − сказал Рохагар и пошел на выход. − Кстати, я тут видел на днях твоего дауна. Не знаю, он или похожий...
− Где?! − воскликнула Тигри, вскакивая.
− Ну ты... − удивленно произнес Рохагар. − На западной стороне. Слонялся по улице, потом в помойке копался, когда туда что-то выбросили...
Тигри поднялась и пошла к выходу.
− Пойдешь его искать? − спросил Рохагар.
− Какая тебе разница-то? Ты же чувств не имеешь к братьям своим! − фыркнула Тигри и проскочив между стенкой и Рохагаром помчалась к выходу...

Полицейский выслушав слова Тигри несколько косо посмотрел на нее. Тигри не говорила о себе, а говорила только о Ренти Белле, о том, что ее надо найти, что ее видели на помойке...
− Ну, знаете ли. На помойках столько даунов, что нам следить за всеми никакого времени не хватит, − произнес офицер. − Хотите искать, ищите. Можете нанять кого-нибудь...
− А вы, стало быть, ничего делать и не будете? − спросила Тигри.
− У нас хватает и своей работы...
− Мне не хотелось говорить, но видимо придется добавить вам работы, − сказала Тигри и вынула свой знак. Полицейский, увидев его, поднялся и взглянул на Тигри. Теперь он узнал в ней Повелительницу Рода, которую должны были знать все полицейские, и приказы которой должен был исполнять каждый...
− М-мы найдем его. − произнес он.
− Найдете, и сегодня же. Завтра я уезжаю. И никаких силовых действий!
− А если он будет сопротивляться?
− Скажете ему, что его ищет Тигри и желает знать ответ.
− Какой ответ?
− Не важно, какой. Он либо останется, либо пойдет с вами, и вы доставите его ко мне. И не советую это делать силой, потому что я это все равно узнаю.
− Нам незачем нарушать приказ...
− Я просто предупредила, потому что и в полиции недоумки встречаются... Привезете ее ко мне в дом, вы знаете куда.
− Да-да, конечно.
Тигри оставила полицейский участок и уехала. Она сама еще некоторое время ездила по западному району города, но не встретила Ренти. По радиотелефону, наконец, пришло сообщение от полиции, в котором говорилось, что Ренти Белла найден и его скоро доставят в дом Тигри...


Все изменилось. Мир ушел из под ног. Поддержка исчезла так, словно ее и не было. Ренти осталась одна посреди улицы и... оказалась никому не нужной. Совершенно.
В первый день она еще держалась, во второй попыталась найти работу, но ее протестировали в паре мест и отправили восвояси. В третьем месте принимавший что-то просмотрев на компьютере выгнал Ренти сразу, и так повторялось еще пару раз. Ренти в четвертый раз потребовала, чтобы ей объяснили в чем дело. Ответ шокировал. Оказалось, что результаты двух тестов уже были в компьютерной сети, и наниматели просто смотрели их, после чего уже не смотрели на Ренти... Она потребовала провести еще один тест и с треском провалила его, когда оказалось, что неправильно понимала "элементарные" вещи из биологии, не сумела назвать имя известного физика, открывшего радио, неверно определила цвет... Цвет! Ренти едва не всбесилась, когда ей сказали об этом. Какой к черту цвет, когда она другая и видит иначе!.. После этого эмоционального взрыва ее выставили за дверь.
− Иди, получай свою пенсию, даун, и радуйся! − произнес кто-то. − Для тебя здесь нет работы. И не будет!
Какая еще пенсия? Ренти не имела ничего. Она была ужасно голодна и была готова есть все что угодно. На третий день ее уже не остановил вид помойки...

Несколько машин остановились рядом, высвечивая фарами сидевшего в углу тупика человека. Ренти едва не рассмеялась, когда в свет фар попал еще один человек, что оказался в противоположном углу этого же тупика.
Появились полицейские с какой-то бумагой в руке, затем один из них прошел к Ренти и встал не доходя нескольких метров.
− Ренти Белла, это ты? − произнес он. Ей не хотелось отвечать. − Тебя ищет Тигри, − произнес полицейский, и это уже задело. Ренти поднялась. Поднялся и второй человек непонятно от чего.
− Чего она хочет? − спросила Ренти.
− Чего она хочет! − закричал второй человек махая руками.
− Уберите его, − сказал полицейский кому-то, показывая на второго. Тот что-то закричал, но его просто уволокли. Полицейский дождался, пока крики исчезли и заговорил вновь. − Ты знаешь, чего она хочет. Ей нужен ответ. Ты можешь остаться здесь, а можешь проехать с нами, и мы отвезем тебя в ее дом.
Ренти некоторое время раздумывала, вздохнула глубоко и произнесла.
− Я поеду.
Ее посадили в машину. Ни один полицейский даже не коснулся ее.

Ренти вновь была перед особняком, который уже видела. Ее проводили внутрь. Тигри встретила и ее и полицейских, после чего поблагодарила офицера, объявляя, что все свободны.
− Что ты решила? − Спросила Ренти.
− Это не понятно?
− Нет. Мне нужны слова, а не намеки. Прямые слова. Мало ли? Вдруг, ты приехала сюда, чтобы поругаться еще раз?
− Я поняла, что я никому не нужна.
− А я это поняла очень давно, − ответила Тигри. − Еще тогда, в школе, когда ты отказалась учить меня языку не так как всех.
− Я не знала, кто ты.
− Это не имеет значения, кто я. Я сейчас учусь в университете, и там тоже мало кто знает, кто я.
− О тебе же рассказали всем.
− Ну да. В школе, в Правительстве. А по всей стране рассказали по радио, только вот никто не видел как я выгляжу.
− Показывали и по телевидению.
− Официальную встречу, где ничего не видно. Кончай спорить с очевидными вещами, Ренти. Я сказала, что почти никто не знает, и это так.
− Тогда, что ты хочешь от меня?
− Я ничего от тебя не хочу, − ответила Тигри. − Ты все какие-то умыслы ищешь в делах, где их нет.
− Но ты же не делаешь это для меня просто так! − воскликнула Ренти.
− Мне от тебя плакать хочется, − произнесла Тигри. − Я делаю это для тебя, и именно просто так. Просто потому что мы знакомы были и все. Потому что помогать ближнему, это обязанность каждого. Но не такая, какой ты ее видишь. Тебе кажется, что все все делают только почему-то и за что-то. Так вот это не так! Не знаю, что у вас там за планета инопланетянская! Может, у вас действительно никто никому не помогает, и за каждое слово каждый каждому платит бумажками с кучей нулей?! А? Это так, Ренти?
− Не так.
− Тогда, в чем дело, не понимаю. Я тебе просто помогаю. И не рассчитываю, что ты мне поможешь когда-нибудь! Может, да, может, нет! Может, ты мне свинью подложишь, как те устроили тебе! А, Ренти? Ты думаешь о том, как бы напакостить побольше?
− Я не думаю о таком!
− Тогда, прошу тебя, не думай, что другие так думают!
Ренти уже поняла. Она давно поняла, что она никто. Теперь она поняла, что с ней обращались просто как... с собакой. С собакой, которую хотелось погладить, которую любили просто так, как собаку... И такую роскошь могла себе позволить Повелительница Рода. Мысль об этом показалась дикой. Ренти вспоминая о том, что произошло, как к ней относились, каковы были результаты тестов, вдруг поняла, что сама оказалась вовсе не в обществе дикарей-абборигенов... В голову ворвалась мысль, что эти существао просто выше по развитию интеллекта, они...
В глазах потемнело от возникшего напряжения, Ренти ощутила как падает... Все исчезло...

− Он плохо ел, судя по всему, − послышался голос. Вместе с ним возник странный звук. − Кажется, он пришел в себя.
Ренти открыла глаза и увидела врача. Они всегда отличались своей одеждой. Врач подошел и тронул ее руку.
− Живой еще, − сказал он словно усмехаясь.
− Я сейчас принесу обед, − сказала Тигри и скрылась за дверями.
Ренти не говорила ничего. Для нее весь мир переворачивался. Она ощутила себя погруженной в океан. Хотелось выплыть, но поверхность была слишком далека. Слишком... Ренти просто не способна, и у нее нет иного выбора, кроме как подчиниться этому океану, стать его частью и двигаться с его течениями.
Тигри принесла обед, передала его Ренти. Это выглядело словно насмешка, словно очередное доказательство: Ренти − собака. Просто собака, которая понравилась хозяину, и тот готов кормить ее с рук. А у собаки уже не оставалось выбора...


− Так-так! Тихо вы! Осторожно! − воскликнул Рохагар. − Там стекло!...
Рабочий, управлявший краном, казалось, не понимал. Тигри прошла к нему в кабину и просто взяла за руку, останавливая движение стрелы.
− Ты недавно со школы, наверно? − спросила она его.
− Да, я... − заговорил тот нервничая.
− Успокойся. Отпусти рычаг, он не сбежит.
Человек усмехнулся, а Тигри взялась за управление, плавно перевела стрелу в нужное положение и тихо опустила контейнер на платформу.
− Тебе подучиться не мешало бы, − сказала Тигри. − Не управлять, а не нервничать, когда работаешь. Делай все спокойно, понял?
− Понял. А ты давно работаешь?
− Краном я управлял еще в прошлом году. Ладно, мне пора.
Тигри оставила человека и прошла к платформе.
− Черт возьми... − произнес Рохгар. − Я уже думал, хана приборам.
− Ты в заявке написал, что у тебя оборудование хрупкое?
− Нет, я...
− Вот-вот. Тебе и прислали абы кого. Контейнер-железяка...
− А ты откуда знаешь как с краном работать?
− Да не смеши меня, Рохагар, Это не сложнее чем уравнения решать. Рычаг туда, рычаг сюда, спокойно провел и все. Никаких сложностей. − Тигри взяла Рохгара за руку. − Да ты нервный совсем! − усмехнулась она.
− Он же мне чуть не угробил все!...
− Ты это, не волнуйся. Тебе еще десять раз угробят все по дороге, если не будешь сидеть на контейнере с указаниями как и что делать.
− Ты издеваешься, да?!...
Тигри рассмеялась и пошла по перрону к пассажирскому вагону. Рохгар еще стоял около контейнера. У него была новая работа. Контейнер надо было закрепить, чтобы его по дороге не снесло. Этим уже занимались рабочие, и Рохгар увидев в их руках какой-то тяжелый молот тут же поднял вопль, что бить контейнер нельзя!
Он еще о чем-то спорил с рабочими, а Тигри уже сидела в купе. Рядом опустились Раф и Дрэк, двое молодых недодраконов, которые служили Тигри как охранники.
− Ренти там еще собирается? − спросила Тигри.
− Собирается, − ответил Раф. − А что там с тем ученым? Он не свихнулся так кричать?
− Нервы у него. Вокруг куча болванов, которые всю его работу одним махом угробить могут. Впрочем, он сам болван, упаковал бы как следует оборудование, не было бы проблем. А так. Я почти уверена, что без осколков не обойдется в конце.
От слов Тигри в купе послышался смех. В дверях появился какой-то человек.
− У вас занято?
− Занято, − ответила Тигри. − А вы кто, простите?
− Профессор Маргандо. Физтех. А вы не похожи на студентов. Особенно эти двое.
− Я только поступаю, а они со мной едут.
− С вами? А на какие шиши, простите?
− А это очень просто. Смотрели передачу "Зеленый Лес"?
− Я такую муть не смотрю.
− А я смотрю, − ответила Тигри. − Я выиграла главный приз лотереи "Зеленого Леса". Приз − ПГО.
− Что еще за ПГО?
− Пожизненное Гос-Обеспечение. У меня есть все средства. Понимаете? − Тигри улыбалась.
− П-понимаю, − ответил профессор и пошел прочь. − Откуда только берутся такие! − воскликнул он издали.
− Оттуда же, откуда и все! − крикнула Тигри вдогонку.
Ответа не было. Тигри взглянула на перрон и увидела Ренти. Та стояла и глядела по сторонам.
− Ренти! − крикнула Повелительница, выглядывая в окно. − Иди сюда, в седьмое купе.
Ренти прошла к вагону и вскоре появилась в дверях. Она молча села напротив Тигри.
− Рафа ты уже знаешь, Ренти, а это Дрэк.
− Он говорить то умеет? − спросил Дрэк.
− Умею, − произнесла Ренти.
− Ну, извини, а то вошел, ни поздоровался, ни...
− Не приставай к нему, Дрэк, − сказала Тигри. − Ренти еще не привыкла.
− Не привык-ЛА? − удивленно произнес Дрэк.
− Раф уже знает, я ты Дрэк, тоже должен знать. Ренти − инопланетянка.
Дрэк внезапно рассмялся. Он гоготал на весь вагон и едва остановился.
− Ну вы шутники! − воскликнул он. − Инопланетян не существует. Это научно доказанный факт!
Теперь смеялись Тигри и Раф.
− Что смешного?! Что?! − взвыл недодракон.
− Да ничего, Дрэк. От жизни ты отстал, вот чего.
− По-моему, это не тема для смеха, − сказала Ренти.
− Ренти, все люди живут и умирают. Я понимаю твое горе, твои родственники погибли, но не пятнадцать же лет о них плакать, а? Что это за жизнь такая у тебя? Или там у вас все такие? Кто умер, остальные за ним прыгать с небоскреба? Да?
− Ты же все знаешь о нас, зачем вопросы задаешь?
− Ну блин, она еще и огрызается как райзиг! − воскликнул Раф. − Тигри, зачем ты с ней возишься? Или это из-за...
− Нет, не из-за этого, − перебила дракона Тигри. − У них там половина населения женского рода.
− Как это половина, это же глупость! − воскликнул Дрэк. − Половина! Они же всех в один день слопают!...
− Чудак ты, Дрэк. Биологию не учил совсем? Класс драконов, это не все существа. Есть и другие...
− Другие? Так они что, низшие-примитивные?...
Ренти попыталась вскочить, но Тигри схватила ее за руку и вернула на место.
− Из-за глупых слов сбегают только полные идиотки, Ренти. Поняла?!
− Я не хочу! Не хочу! Оставь меня! − закричала та.
Тигри знаком указала двум драконам выйти, и те ушли сразу же, закрыв купе. Ренти дернулась, но не сумела уйти от Тигри, а через мгновение оказалась в ее объятиях.
− Успокойся, пожалуйста. Успокойся, − произнесла Тигри в ухо женщине. − То что мы разные биологически, вовсе не есть повод для обид.
− Но они!...
− Они просто драконы. У них что в голове, то и на языке. Не дергайся. Я знаю, что ты не дура, просто ведешь себя как дура.
− Ты считаешь себя умнее меня, и я это знаю!
− А это, извини, факт доказанный. Раф и Дрэк не обижаются на него. И никто не обижается. А ты словно... Ты что, среди своих была умнее всех, что ли?
− Нет.
− Тогда, что за проблемы, Ренти? То что тебе не попались наши люди глупее тебя? Да ты их не замечала просто. Половина нашего населения квадратного уравнения решить не сможет.
− К-как это?
− Так. У нас нет равенства в развитии, как у вас. У вас тоже нет, но у вас функция распределения более ровная. А у нас, кто ученый, кто рабочий, кто дракон, определяется при рождении. Это закон природы, ты не поняла этого, что ли? Ведь читала же биологию!
− Я не поняла.
− Тогда, пойми пожалуйста. И не обижайся на глупости. − Тигри отпустила Ренти, и та села на место.
− Все равно, я знаю, что ты меня держишь как райзига, а не как...
− Дура ты, поняла? Райзигов я держу на цепи и в клетке. Ты даже сообразить не способна, что единственная реальная цель, для которой я могу тебя держать, находится совсем в другом месте. Она там. − Тигри показала вверх. − В космосе. В том, что там находятся иные миры, другие люди, такие как ты. И, когда они снова прилетят, они не смогут отмалчиваться как раньше. Им придется говорить, потому что здесь будешь ты. И ты будешь с ними говорить. Ты будешь все объяснять. Вопрос только в том, доживешь ли ты до того времени, как они прилетят снова. Боюсь, что нет. Но нам совсем не нужно, чтобы ты умерла. Тебе этого не понять, да? Ты не понимаешь, почему?
− Вы же знаете, что я скажу об убитых людях.
− Знаю. А ты знаешь, что мы тебе о них сами сказали. Сразу, не скрывая. Ты это помнишь? Ты хотя бы помнишь, что тебе говорили тогда?
− Я помню.
− И понять не можешь, что все эти смерти от глупости? От непонимания того, кто чего хотел. Не понимаешь? Ваши палили по нашим, наши по вашим. Потом вы встретились с Иу, она приказала не касаться вас в тот момент. Вообще, вас даже с оружием впустили к ней, решив, что вы поймете, что можно делать, а что нельзя. Но вы не поняли. Ты сейчас то понимаешь, что мы просто не могли допустить даже ранения своей матери? Понимаешь или нет?
− Я понимаю.
− Вот и пойми это. Пойми и объясни своим. Не знаю, как. Мы сами не сумеем объяснить. Ты здесь и то почти не понимаешь, а что будет с теми, кто будет над планетой? Что они будут думать? Откуда нам это знать? Иу провела эксперимент, она родила ваших людей, она хотела, чтобы они стали своими, но они. Ты знаешь, что с ними стало. Она сейчас не верит тебе, Ренти. Вообще не верит. Я уговорила ее, и она отдала тебя мне. − Ренти от этих слов дрогнула. Ее взгляд пересекся со взглядом Тигри. − И теперь все дела, что касаются тебя, будут проходить через меня. Поэтому меня вызвали, когда твои дети подняли бунт. Тебя отправили бы с ними, если бы я не остановила их тогда.
− Где они сейчас?
− В тюрьме. В подобной той, где была ты до того, как назвалась женщиной и Родителем. Их признали исключительно опасными для общества. Кроме этого суд учел их нечеловеческое происхождение и...
− Они люди! − воскликнула Ренти.
− Ренти, не тупи, пожалуйста. Речь о наших людях, а не о ваших. И учет этого происхождения был в их пользу, а не против. Иначе, их просто уничтожили бы. А так, они сейчас предоставлены сами себе на ограниченной территории без прямых контактов с нашими людьми. И все. Не знаю, сколько они проживут, но, быть может, они доживут до той встречи с вашими людьми в космосе. Тогда они улетят. И ты тоже. Это ты понимаешь?
− Вы отпустите нас?
− А зачем вас держать еще тогда? Тех вообще бессмысленно, они ничего не знают такого, чего не знали бы мы. А ты тоже явно не профессор университета, а просто исполнитель.
− Я не исполнитель.
− Не важно. У тебя не было ни высших знаний, ни высокого положения. Может, оно и появилось бы, но ты влипла в историю, Ренти. Просто влипла и сейчас расхлебываешь проблемы первого контакта.

Ренти взвыла, закрывая лицо руками. Она вновь и вновь оказывалась не права!.. Сколько раз ее учили!.. Сколько раз повторяли на уроках в космической школе, что в момент первого контакта надо вести себя как можно более сдержанно и терпимо. Нужно прощать, иначе, первый контакт может вылиться в войну из-за глупейших поводов... Ее мир уже получил две таких войны. Две войны с чужими мирами просто из-за непонимания в начале. Первый раз люди расхлебывали свое непонимание несколько сотен лет, во второй разгоравшуюся войну удалось остановить, хотя, напряженность так и осталась. И вот теперь, здесь... Ренти внезапно ощутила дикую ответственность на себе. Ответственность за Первый Контакт...
Поезд дернулся. Ренти вздрогнула и обернулась. В купе никого не было. Мимо окна поплыла платформа, дома. Ренти смотрела на них, смотрела на этот мир, и в ней возникали совсем иные чувства. Все менялось... Все...


− Что за глупости, Рохгар?! − возник голос Тигри. − Я же сказал, что нас четверо! Четверо!
− Мы же будем работать вместе и мы должны ехать вместе!...
− Ну ты тупой... − проговорила Тигри, входя в купе.
− Ты что сказал? − произнес Рохгар. − Ты понимаешь, что сказал?!
− Мальчик, освободи дорогу, − зарычал голос позади Рохгара.
− Я не мешаю вам, − произнес тот, входя в купе.
− Мешаешь! − Раф выдернул Рохгара из купе и прошел туда. За ним в купе вошел Дрэк, и оба заняли оставшиеся два кресла.
Рохгар уперся взглядом в Тигри и промолчал. Он вышел, с силой захлопывая купе и скрылся.
− Сказала бы ты ему, − произнес Раф.
− У него и так крыша слабая, − ответила Ренти. − Скажу, так она вообще рассыплется.
Раф и Дрэк усмехнулись.
− Ты извини меня, Ренти, − произнес Дрэк. − Я не хотел тебя обидеть.
− Я не обижаюсь, − ответила Ренти. − В нашем мире примитивными считают тех, кто вылупляется из яиц.
− Чего? − удивился Дрэк. − Как это?!
− Так. Класс драконов у нас называется классом яйцекладущих, а следующим по развитию является класс млекопитающих.
− Что за чушь? Что еще за... ..питающие? − Дрэк не сумел правильно повторить это слово.
− Это значит, что дети питаются молоком матери. У каждого из нас есть мать и отец, которые являются нашими Родителями. В нашем мире Родителем или будущим Родителем считается каждый.
− Ну, так не интересно. Если каждый начнет рожать, это же через год сколько людей будет?
− Наши Родители не рожают тысячами в день. Они рожают единицы в год, но их самих миллионы и миллиарды.
− Это что, правда? − удивленно спросил Раф, обращаясь к Тигри.
− Правда, − ответила Тигри. − И Родители у них не едят друг друга, чтобы родить. Это как у цветов, оплодотворение происходит при встрече двух родоначальных клеток женского и мужского пола. А для этого они соединяются в пары по одной мужской и одной женской особи. В нашей природе подобного нет нигде. Цветы − да, но они живут раздельно и их соединяет ветер. А у них все не так. Они живут семьями. Родители с детьми в одном доме. Школа у них просто как университет у нас. Приходишь туда на занятия и уходишь. И в яслях дети не все время, а только пока родители работают.
− Как это родители работают? − Раф спрашивал это, разглядывая Ренти.
− Так же, как у нас рабочие. У нас все разделено. Рабочие, ученые, драконы, родители. А у них они все объединены в одном. Каждый и рабочий, и ученый, и родитель, и защитник своей семьи.
− Когда нет специализации... − произнес Дрэк. Он умолк, не сумев закончить свою мысль.
− У вас остались все наши книги? − спросила Ренти у Тигри.
− И не только. Почти целый космический аппарат, что грохнулся в огород к одному умнику. Не забыла?
− Нет. Но мне тогда не отдали все.
− Тебе отдали все, что ты просила. А снятые копии с книг и записей, ты не просила. И корабль не влез бы в твою Учительскую комнату в школе.
− А что стало с тем?...
− Ничего. Баюк не успокоился, пока ему ПГО не вручили. Потом, глупый, обижался, почему его из Очереди выкинули.
Раф и Дрэк рассмеялись.
− Я не поняла, что за Очередь? − спросила Ренти.
− Очередь к Иу. На съедение.
Ренти хлопала глазами.
− Он что, хотел?...
− Ты будешь смеяться, Ренти, но хотят все. Ну почти, за редким исключением. Но не всех допускают. Это право надо заслужить. Ты удивляешься? А вы сами, что, каждому встречному даете право стать вашим супругом для рождения детей?
− Нет, не каждому. Но я не думала, что так...
− Так, значит, в этой Очереди все люди?
− Не все. Это не реально, чтобы все. Чисто принципиально ограничение стоит на десять тысяч человек. При населении пятьсот миллионов, выходит пятьдесят тысяч желающих на одно место. Такой вот конкурс, Ренти. Места даже в лотерее разыгрывают. И они ценятся больше чем ПГО. Только покупка/продажа этих мест запрещена по закону. Кто попал в Очередь может либо дойти до конца, либо отказаться от места. Просто отказаться и все. Никакая передача не может произойти ни по каким условиям.
− Почему? − спросила Ренти.
− А у вас что, есть такие люди, которые продают места своего супруга? − спросила Тигри.
− Встречаются, некоторые.
− У нас тоже встречаются некоторые отморозки, которые пытаются торговать этим.
− Я не могу вас осуждать за способ размножения, − произнесла Ренти.
− Иногда... − заговорила Тигри.
Дверь в купе в этот момент раскрылась и на пороге появился человек.
− Здравствуйте, − произнес Раф.
− Я начальник поезда, и хочу знать по какому праву вы здесь находитесь? − произнес он.
Тигри поднялась, достала бумагу из сумки, висевшей на стене и протянула ее человеку.
− Я.. Зде... − начал вдруг заикаться человек и замер, глядя на Иу. − Я прошу прощения, я...
− Я прощу, если вы выдумаете любую другую причину, которая всех удовлетворит, но без информирования пассажиров о том, кто я, − произнесла Тигри. − Кому надо, все знают, остальным знать не обязательно.
− Да, конечно. Я не буду говорить. Мне можно идти?
− Да, − ответила Иу, и человек ушел, тихо закрыв дверь за собой.
− Они всегда так? − спросила Ренти.
− Почти всегда. Не обращай внимания.
Где-то там послышался грубый голос, затем ругань. Что-то громыхнуло и стихло. Через поминуты дверь в купе раскрылась и появился Рохагар.
− Мы больше не работаем вместе, − сказал он.
− Твоя воля, − ответила Тигри. − Я могу и на другую тему перейти.
− Да. Сейчас! Так тебя и взяли! − усмехнулся человек. − Можешь не сомневаться, я всем расскажу, что ты ничего не умеешь!... С-студент!
Раф и Дрэк поднялись, и вытолкнули его из купе.
− У тебя проблемы, парень? Можем добавить! − зарычал Раф.
− Оставьте меня! − закричал тот. − Я буду жаловаться!...
Два охранника вернулись в купе и закрыли дверь.
− Что с ним случилось? Вроде же не был таким, − спросил Раф.
− Не знаю. Перегрелся, наверно, − ответила Тигри.

Поезд уходил все дальше и дальше. Разговоры заходили на разные темы. Тигри рассказала историю, что слышала от матери по поводу железных дорог. Их было очень мало поначалу. Считались нерентабельными и почти не строились. Несколько дорог пересекало страну, соединяло крупные города, и все. Но пришли иные времена. Страна оказалась в кризисе. Строительство автодорог оказалось значительно более сложным и трудоемким, чем строительство железных. К тому же, по железным дорогам могли ездить даже Родители. Для этого были построены спец-платформы, а затем появились и целые поезда, в которых находилась часть Инкубатора, так что Родитель мог путешествовать несколько дней по стране. Именно в подобное путешествие и уехала Иу, и теперь ее встречали в самых разных местах. В политике настали иные времена. Иу фактически стала единоличным Правителем Мира, хотя ей и не подчинялись огромные незаселенные территории, на которых даже встречались редкие племена дикарей. Теперь вся страна была опоясана железными дорогами. Рентабельность восстановилась из-за того, что на обслуживание железных дорог требовалось меньше труда рабочих, а он то и стоил дороже всего. Квалифицированный труд. Неквалифицированного так же требовалось не мало, но таких рабочих, как раз, хатало с лихвой и даже больше чем нужно.
А за окном проплывали леса, реки, озера, города. Поздно вечером все улеглись спать, а на утро, после завтрака все четверо покинули поезд, ожидавший времени отправления на стоянке.
− А чего он ждет то? − спросила Ренти.
− Сейчас узнаем, чего. − Тигри прошла по перрону, вошла в здание вокзала и вскоре нашла начальника узла. Тот был несколько недоволен явлением "молодых ученых", но не стал ничего говорить, а просто принял их.

− Говорите побыстрее, у меня мало времени, − сказал он, встретив Тигри.
− Собственно, я вас долго не задержу. Наш поезд отправляется всего через два часа, − заговорила Тигри.
− Если будете словоблудить по полчаса, он никогда не отправится! − воскликнул человек.
− Мы просто хотели узнать, почему задержка такая?
− Потому что ваш поезд пришел вне плана, а станция перегружена. Понятно?! Я уже объяснял это вам!
− Прошу прощения. Мы больше не будем вас задерживать.
Все четверо покинули кабинет начальника.
− Во разнервничался то, а? − произнес Раф.
− Ладно. Мы и вправду влезли не в свое дело, − сказала Тигри. − Идем куда-нибудь, раз у нас времени свободного такая куча.

Они прогуляли почти два часа по городу и вернулись к назначенному времени отправления поезда. Его не было на месте, и Тигри удивленно смотрела на пустой перрон и голые рельсы.
− Эй, а научный ушел что ли?! − воскликнула Тигри, останавливая рабочего-железнодорожника.
− Да никуда он не ушел, вон он там, в тупике стоит. − Рабочий показал на поезд в стороне.
− А когда он отправится?
− Откуда мне знать то? Придет время, и отправится.
Тигри, Раф, Дрэк и Ренти прошли к поезду, нашли свой вагон и забрались в него. Пустота в соседних купе заставила их подняться и идти искать людей.
Два проводника сидели на своем месте.
− А что случилось? Почему не едем? − спросила Тигри.
− Авария на дороге, − ответил проводник едва ли не зевая. − Стоять будем не меньше двух дней.
− И что, часто так?
− Ну, как вам сказать? Мелкие аварии каждый день. Где-нибудь, да что нибудь... Такие как эта у нас впервые. В других местах уже бывало.
− Столкнулись поезда, что ли? − спросил Раф.
− Нет. Просто грузовой слетел с рельс. Превысил скорость, торопился куда-то. Как говорится, "тише едешь, дальше будешь", ан нет. Погнался вот... И залетел...

Тигри почти не думала об аварии, но на следующий день выяснилось, что причиной был приказ начальника станции, которого кто-то "предупредил", что на научном едет Повелительница Рода, и что его надо побыстрее пропустить, ну и начальник передал указание грузовому идти на предельной скорости... Слова об этом Тигри услышала случайно, когда сидела в столовой вместе с другими студентами, а те базарили ничуть не стесняясь и не думая, что та самая "Повелительница Рода" окажется рядом.
Тигри добралась до начальника поезда и спросила его прямо, говорил ли он чего-нибудь начальнику станции на счет скорости и Повелительницы Рода.
Тот некоторое время молчал, а затем признался во всем, сказав, что сам требовал от начальника, чтобы встречный ускорил движение и требование это подкреплял словами о Повелительнице Рода, которая может оказаться недовольна...
− Да. Я действительно недовольна, − произнесла Тигри. − И ужасно неводольна!
− П-простите...
− Простите! Вы не выполнили простого указания. Я вам прямо сказала, не упоминать обо мне. Вы забыли?
− Н-нет, я...
− Вот это вот и есть то, что получается, когда не выполняются инструкции. Из маленькой вашей оплошности пострадала и дорога, и груз, и мы теперь стоим на месте и никуда не едем! Я что, всем должна объяснять, что надо выполнять свои же обещания? Я лично вас просила гнать поезд? Просила или нет?
− Н-нет.
− Ну так в чем дело?
− В-вы ходили к начальнику, и он...
− Он уже до моего визита знал, что я в поезде. Я это поняла, так как?
− Я приму любое наказание, − произнес человек. − Я виноват.
− Никаких наказаний от меня вы принимать не будете. И сейчас я требую, чтобы никаких слов о моем присутствии здесь не было! Вам ясно?
− Да.
− Вот и отлично. И нечего здесь пороть горячку. А то у вас еще что-нибудь поломается на путях из-за спешки...

Тигри оставила человека. Она прошлась по вокзалу, некоторое время наблюдала за приходившими вагонами с покореженным металлом. На второй день ее пригласили в здание вокзала, где собиралась комиссия, разбиравшая дело об аварии.
Тигри сначала предстала перед человеком − начальником комиссии.
− Я знаю, что вы Повелительница Рода, и что я не имею права вас винить или наказывать, но вы должны понять, что ваши действия повлекли слишком серьезные последствия, − произнес он.
− Я думаю, вы принесете мне извинения, господин Начальник Комиссии, − произнесла Тигри. − Потому что я не совершала никаких действий, из которых следовала бы авария. Я не пыталась никого даже просить ускорять движение или что-либо в подобном духе. Единственная моя ошибка в том, что я сказала Начальнику Поезда, кто я есть, когда он пристал ко мне, требуя с меня доказательства моих прав ехать этом в поезде. Он умудрился растрезвонить это, хотя я ему прямо сказала − никому не говорить. А на счет времени, я просто узнала, сколько мы будем стоять, и пошла гулять со своими друзьями, потом спросила у Начальника станции о причине задержки, он сказал о перегруженности станции, и все. Обо всем остальном спросите своих людей. И прошу вас, не принимать их слова о том что я БЫ, хотела БЫ, да что-то там еще БЫ... Спрашивайте с них, что они там себе придумали обо мне. Полагаю, это все?
− То есть вы не совершали никаких действий к ускорению движения, не делали даже никаких намеков на это?
− Нет. Я узнала только, сколько и почему задержка. И все. Остальное меня не волновало.
− Хорошо. Я приношу извинения за лишние подозрения, − произнес человек. − Я готов выполнить любое ваше пожелание.
− Спасибо. Мое пожелание будет таким − никогда больше не говорите мне таких слов на счет моих пожеланий. Задолбали уже. Если мне потребуется, я свистну, и у меня объявится сотня исполнителей желаний. Вы поняли?
− Да. − Человек явно чувствовал себя не в своей тарелке.
− Я могу идти?
− Да.


Только на третий день поезд двинулся дальше. Он медленно прошел по месту, где случилась авария. На одной стороне все еще валялись перевернутые вагоны и искореженные рельсы.
− Вот что происходит, когда паникеры-угодники начинают выслуживаться не по делу, − сказала Тигри, глядя на разгромленный вагон.
− А они тут при чем? − удивленно спросил Раф.
− Так они же аварию устроили. Погнали поезд на предельной скорости, когда кому-то взбрело в голову, что Повелительница Рода куда-то спешит.
− Они же ее угробить могли! − воскликнул кто-то рядом.
− Она была в другом поезде, − произнесла Тигри, взглянув на человека. − Этот то грузовой, мне рабочие сказали. Вон, видно же, что вагоны не пассажирские.
− У нас тоже не все пассажирские.
− Типун вам на язык, профессор Маргандо, физтех! − произнесла Тигри.
− А вы, собственно, где учитесь? − спросил тот несколько усмехнувшись.
− Биотех, − ответила Тигри. − Специализация − генная инженерия.
− Не рано о специализации думать?
− Поздно, − усмехнулась Тигри. − А у вас какая специализация, профессор?
− Ракетная техника.
− Оружие, что ли? − удивилась Тигри.
− Не оружие. Вы ракету настоящую видели когда-нибудь?
− Нет. Только в кино.
− Значит, увидите.
− Серьезно? Там?
− Прям дедсад... − усмехнулся профессор и скрылся в купе.

− Как-то я совсем упустила этот аспект, − произнесла Тигри, закрыв дверь купе. Она села на свое место и взглянула на Ренти. − Ты слышишь, Ренти?
− Что? − спросила та рассеянно.
− Спит она, − сказал Раф.
− Да? Ну, спи тогда. Да и нам пора спать. − Тигри забралась на верхнюю полку и растянулась там, − спокойной ночи.


За окнами полз пустынный пейзаж.
Ренти где-то ходила по поезду, а Тигри и Раф сидели вдвоем.
− То ли мне кажется, то ли эта твоя Ренти умнеет на глазах, − произнес Раф.
− Просто глупость ее покидает, похоже, − ответила Тигри. − Будем надеяться, что она все поймет как надо.
− Еще бы знать, как это надо, − ответил Раф. Тигри усмехнулась. − Ты, кстати, знаешь, что мой Родитель Террахео, а не Иу?
− Знаю, − усмехнулась Тигри. − Я это с самого начала знала.
− Да? И тебя это не задевает?
− А почему меня это должно задевать то? Мальмиду тоже не принадлежал Роду Иу, когда они встретились.
− Да, но родители Иу и Мальмиду не цапались никогда.
− Так ты чего, подраться со мной хочешь?
− Нет, Тигри, я просто хочу знать, что ты думаешь по этому поводу.
− Я ничего не думаю. Не вижу причин, чтобы думать что-то. Мы все вместе составляем один Род, а кто кому Родитель, это уже частности.
− Частности то, что Террахео подчиняется Иу.
− Кто подчиняется? − удивилась Тигри. − Раф, Террахео так же свободен, как и все. Иу предлагала ему целую Империю, он отказался.
− Как это предлагала?
− Так. Прямо. Бери людей, бери землю и командуй хоть до посинения. И он отказался. Все. Какие еще вопросы?
− Я не знал, что такое было. Тигри, может, там было еще что-то? Какие нибудь условия?
− Не знаю. Но, если ты хочешь уйти, Раф, пожалуйста, я не держу тебя.
− У-у... Да ты что?! − воскликнул он.
Тигри открыла глаза и взглянула на недодракона.
− Ты же сам эту тему начал, Раф. Разве не поэтому?
− Нет. Я не хочу уходить. Извини, Тигри, я...
− Да ладно, мы же друзья, что ты так распинаешься? Террахео научил, что ли?
Раф фыркнул.
− Будешь теперь меня им подкалывать?
− Зачем? Дрэка тоже Скентером подкалывать?
− Так он?...
− А кто ты думал? − усмехнулась Тигри.
− Я думал, он от Иу. Он не сказал мне.
− Я от Иу, ты от Террахео, Дрэк от Скентера, Ренти вовсе с Луны, осталось кого-нибудь найти от Скауни и от Центра Вселенной.
− Ну ты скажешь тоже! − фыркнул Раф. − На кой нам еще тигры?
− Ладно, на счет тигров я, может, и погорячилась. Важно, что ты с остальными согласился.
− Ну ты!... − фыркнул Раф и рассмеялся.


− Конечная станция! Конечная станция! − разносился голос по вагону. Поезд остановился, и пассажиры покинули душные купе.
Рядом раскинулся небольшой поселок. Вокзал выглядел как обшарпаная избушка. Путей было всего два, и оба соединялись, уходя назад, а впереди были только тупики.
− Туда дороги больше нет? − спросила Тигри, глядя за горизонт.
− Нет, − произнес незнакомый голос. − Там океан в десяти километрах. Конец мира считай.
− Прям таки и конец, − усмехнулась Тигри, взглянув на незнакомца. − А ты, похоже, местный.
− Да. Я пришел посмотреть, как ракету будут выгружать.
− Ну и как? Увидел?
− Нет. Ее еще не привезли.
− Чудак ты парень, − рассмеялся кто-то. − Ракета давно на старте стоит.
− Как давно?!
− Так. Уже вторую неделю, вот как. И полетит не скоро.
Вокруг было не мало интересного. Больше всего новых интересных людей, которые, как оказалось в большинстве служили на местном ракетном комплексе.

− Что за черт?! Ты будешь работать или нет?! − закричал профессор.
− А я уже закончил, − ответил голос.
− Как это закончил?! Еще не все разгружено!
− Ну и что? У меня рабочий день закончился, − человек захлопнул дверь крана и пошел от профессора.
− Эй! Эй! Стой! Здесь же работы всего на полчаса!
− А меня не волнует! − брякнул тот. − Я не нанимался там сверхурочно сидеть!
− Бывают же отморозки, − произнесла Тигри, глядя на уходившего рабочего. Тот даже не обернулся. − М-да, − вздохнула она и прошла к крану. Профессор еще некоторое время стоял, глядя на удалявшегося рабочего.
Затарахтел стартовый двигатель, взревел мотор, и человек обернулся.
− Эй, ты что делаешь там?! − воскликнул профессор.
− Да не волнуйтесь вы, профессор. У меня первый квалификационный разряд по крану. Говорите, что куда, и все будет как надо.
Маргандо решил не спорить. В конце концов, он и не подумал, что среди научных работников и свои рабочие могут ехать. Он прошел к платформам, показал что и как цеплять.
Тигри легко справилась со всеми делами и вскоре оборудование профессора оказалось погружено на машину. Тигри заглушила мотор крана и прошла к профессору.
− Ты извини, что я тебя так там... − произнес тот.
− Я и не обижался, профессор. Не вы первый, не вы последний.
− Ты о чем?
− Об этом. − Тигри показала ему свой документ студента университета. − Не всякому профессору дано управлять краном, а учащемуся это позволительно.
− Так ты что?! У тебя нет прав?!
− Да почему же нет то? Есть. Я курсы закончил и получил карточку крановщика. − Тигри показала и ее. − Я и шоферить умею, так что...
− Шофер здесь уже есть, − зарычал голос. Тигри обернулась и улыбнулась недодракону, садившемуся в кабину грузовика. − Все погрузили или нет? − спросил он.
− Осталось только меня погрузить, − ответил профессор.
− Ну, тогда, грузитесь, профессор. Здесь, в кабине для вас спецпосадка.
Маргандо ушел в кабину и машина двинулась с платформы, направляясь по проселку.

− Тигри, тебя только ждем! − воскликнул Дрэк.
− Иду-иду, − ответила она и пробежала вслед за ним. Небольшой автобус двинулся в путь, как только Тигри и Дрэк заняли места.
− Чего ты там застрял то? − спросил Раф.
− Да, отморозок очередной попался. Рабочий день у него кончился, он все и бросил. Вот я полчасика крановщика и заменял.
Вокруг послышался смех.
− А че смеетесь? − произнес Раф. − У Тигри квалификация есть.
− Что, правда что ли заменял? − спросил шофер автобуса.
− Правда. Могу и тебя заменить если ты забастуешь.
− С чего это мне вдруг бастовать? − усмехнулся тот.
− Да так, − ответила Тигри. − Сколько ехать то?
− Недалеко. Лагерь здесь рядом. За парой холмов. А на холм заедем, ракету будет видно. Там, на берегу. − Шофер показал в сторону, и все прильнули к окнам.
Вскоре она показалась вдали. Совсем небольшой, словно маленький беленький столбик.
− А ты ближе там был? Видел?
− Видел. И как взлетает видел, − ответил шофер. − Если ночью, так тут от огня аж светло становится по всей округе. А близко и не пускают. Взорваться может при старте. И взрывались раньше.
− А теперь? − спросила Тигри.
− Теперь они где-то высоко взрываются. Сколько людей погибло, кошмар просто...
− Ты это что за ерунду говоришь? − заговорил Рохагар. − Они без людей взрываются.
− Как же! А управляет ими кто? Там в кабине...
− Ну ты лох. Нет там никакой кабины. По радио все управление. И люди во время старта в укрытиях сидят, так что не мути воду зря, коли не знаешь!
Разговор затих. Автобус пришел в лагерь. Тигри видела, что настроение шофера испорчено из-за последних слов Рохагара.
− Ты не обижайся, − произнесла Тигри, подходя к человеку. Тот с силой захлопнул дверь машины. − Среди ученых тоже отморозков хватает.
Шофер взглянул на Тигри.
− Кто обижается-то? − спросил он.
− Ну и отлично. Меня зовут Тигри, а тебя как?
− Шофер меня звать.
− Шофер − это профессия. А имя?
− Зачем имя? Семь лет никто имени не спрашивал. Шофер и все.
− Ну так чего, ты забыл его что ли? Или назвать боишься?
− Я спросил, зачем?
− Да низачем. Просто знать хочу и все.
Человек вновь остановился и взглянул на Тигри.
− Сентор я.
− А я Тигри.
− Я уже понял.
− Ладно, Сентор. Мы еще увидимся. − Тигри пошла вслед за всеми.
− Увидимся, − проговорил тот себе под нос и пошел в обратную сторону.
− Ну что, умник? Перед работягой извинялся? − усмехнулся Рохагар.
− И как это я сразу не понял, что ты настоящий отморозок? − произнесла Тигри.
− Да ты думай, с кем говоришь! − воскликнул тот, проскочил к Тигри, схватил ее за одежду. Рохагар перелетел через нее, грохнулся на землю и захлопал глазами.
− Отморозок-отморозок, − произнесла Тигри. − Даже простых приемов борьбы не знаешь, ученый недоучка.
Рохагар поднялся и не посмел подойти к Тигри, потому что рядом с ней уже стоял Дрэк.
− Не худо ты его приложил, − произнес Дрэк, когда Рохагар ушел.
− И как это у тебя вышло, Тигри? − произнес Стерф. − Сдается мне, что ты... − Он замолк, увидев взгляд Тигри и Дрэка на себе. − Я молчу-молчу, − произнес он.
− Вот и помалкивай, коли понял. Ибо нефиг всяким отморозкам знать то что не положено, − произнес Дрэк.
Стерф ушел. Он был единственным свидетелем стычки Тигри с Рохагаром. Дрэк не считался. Он просто обязан был находиться рядом с Тигри все время.
− Ты училась борьбе? − спросил он, когда остался наедине.
− Училась. Чтобы бить, но не калечить и не убивать, − ответила Тигри. − Понимаешь ведь?
− Понимаю. Только что с этим Рохагаром делать теперь?
− Ничего. Сам нарвется. Уже не в первый раз.

Студентов размещали в общих бараках. Два здания, в которых селилось по двадцать человек. Арсегонхар, начальник лагеря, после всех дел по размещению пригласил Тигри, делая это незаметно для всех.
− Я приготовил для вас отдельный дом, − заговорил он почти сразу.
− Зачем это? − удивилась Тигри.
− Ну вы же захотите с удобствами, наверно?
− Странный народ. Все думают о том, что хочу я, а о том что я хочу, совсем не думают. − Тигри смотрела на человека, и тот хлопал глазами.
− Это как? − не понимая произнес он.
− А так. Я приехала сюда. Кем? Студентом, чтобы никто не знал, чтобы пожить вместе со всеми, как все, и нате! Опять, дома, удобства... Вы еще слуг наймите.
− Я уже подумал об этом, у нас есть...
− Да вы не поняли ничего! − воскликнула Тигри. − Мне не нужен отдельный дом и слуги. Ясно?
− Да.
− И забудьте обо мне. Нет здесь меня. Только студенты! И я не собираюсь селиться где-то отдельно!... Все понятно?
− Да.
− Вот и отлично. − Тигри пошла на выход.
− А как же?...
− Никак! − прервала она фразу начальника и хлопнула дверью.
− Еще один непонятливый? − спросил Раф.
− Не знаю. Если бы можно было совсем никому не знать!...
Раф не ответил. Он прекрасно понимал желание Тигри. Он провел с ней не один год и видел, как доставали Повелительницу Рода всякими глупостями.


− Ну-с... Что с вами будем решать? − спросил профессор Таго, рассматривая Тигри и Рохагара. − Аспирант Рохагар, понятное дело, продолжит свою работу, а вы?
− А я буду отдыхать и веселиться, если мне работы не найдется, − ответила Тигри. − Займусь вопросом влияния дауна на поведение недодраконов.
− Шутки шутками, но без этой практики вы не можете поступить, − произнес профессор.
− Это в каком смысле? − переспросил Рохагар.
− В смысле в аспирантуру, отморозок, − ответила Тигри.
− Вы слышали, профессор?! Вы слышали! − воскликнул тот, вскакивая.
− По-моему, вы переходите всякие рамки приличия, Тигри! − произнес профессор. − Вы либо извинитесь, либо...
− Я извинюсь только в одном случае. Если господин Рохагар принесет извинения моему другу, которого он оскорбил публично в присутствии всех студентов.
− Какому еще другу?! Какие оскорбления?! − воскликнул Рохагар.
− Ты обозвал его лохом и грубил несколько раз, − произнесла Тигри.
− Ты про шоферюгу этого?!
Тигри взглянула на профессора и показала ему знак, словно что-то передавала.
− И как можно работать с таким субъектом, если он своих братьев не уважает? Разумеется, у меня всякое уважение к нему исчезло, когда он понес такую ахинею, что мне едва дурно не сделалось.
− Вопрос сейчас не о нем.
− А обо мне какие вопросы? − спросила Тигри. − Я поступил в аспирантуру. Не поступаЮ, а поступиЛ. Улавливаете разницу? Мне нужна практика, но, если работы нет, то нет. И влиять она не будет.
В кабинет постучали, после чего дверь сразу же открылась и вошел профессор Маргандо.
− Я прошу прощения, господин Таго, срочное дело.
− Вы оба можете идти, − сказал Таго. − Позже поговорим.
Рохагар вышел первым и остановился, когда Тигри закрыла дверь кабинета.
− Ты еще заплатишь за это.
− Ты совсем окосел, Рохагар? Берешь билет и мотаешь отсюда, чем дальше тем лучше. Ты пустое место против Тигри − Повелительницы Рода.
Рохагар дрогнул.
− Я объяснила популярно, что тебе делать сейчас. Не сделаешь, я тебя просто размажу. Физически размажу, мне для этого и своих сил хватит без моих охранников. Ты все понял?
− П-понял, − проблеял тот.
− Тогда, вон отсюда... И только ляпни лишнего, я тебя из-под земли вырою. Понял, отморозок?
Тот сорвался с места и умчался...


Тигри прошлась по лагерю. Она встретила Рафа с Ренти в парке и присоединилась к ним.
− Что там с Рохагаром? − спросил Раф.
− Возможно, тебе будет интересно посмотреть, как он драпает?
− Серьезно?
− Да. Я ему сказала пару ласковых от своего имени.
− Тогда, я пойду. Посмотрю, чтобы он не выкинул чего.
Раф ушел.
− Ты странно себя ведешь, − сказала Ренти. − Словно одна половина зверя, а другая человека.
− И ты едва не познакомилась со зверем, Ренти. Считай, повезло.
− Действительно? − Ренти обернулась и взглянула в глаза Тигри.
− Ты же помнишь, как я тебя схватила, когда возник тот бунт. Я могла и убить. Если бы ты оказалась с ними тогда, вряд ли ты сейчас была бы жива.
− Я не могла оказаться с ними.
− Я поняла это. Я поняла, что вы совсем разные.
− И то что мы одного вида, не имеет значения?
− А ты не замечаешь? Сколько раз ты видела всяких уродов среди наших? Ты же не судишь по ним о всех, а?
− Не сужу.
− И я не сужу.


Работа для Тигри так и не нашлась. К тому же Рохагар сбежал, не оставив даже сообщения об этом, и его несколько дней искали по всей округе, хотя Раф и сказал всем, что видел как Рохагар уезжал на машине в сторону ближайшего города. Успокоились только через четыре дня, когда пришло официальное сообщение о появлении "бежавшего" в городе Бангеро, в тысяче с лишним миль от лагеря.
− Привет, Сентор, как дела? − произнесла Тигри.
Человек подскочил и ударился головой об открытую дверцу автобуса.
− Господи, да ты чего так пугаешься-то! − воскликнула Тигри.
− Ты-ты.. Чего тебе? − произнес он.
− Да ничего, я просто гулял тут, тебя увидел.
− Мне работать надо, автобус чинить.
− Ну так, может, я помогу чем? Инструмент там подать или подсказать чего, у меня квалификация есть, по второму разряду на шофера.
− А ты не должен быть со своими?
− Там для меня не нашлось дела, − ответила Тигри. − Ну так чего там у тебя сломалось?
− Колесо надо чинить. Прокол где-то.
− Ну, это... тогда, займемся, что ли?
Сентор больше не сказал ни слова, а взялся за дело, и Тигри прошла к нему. Сначала колесо надо было снять. Для этого приподнять машину, и Сентор несколько удивился, когда Тигри легко справилась с домкратом.
− Не дрейфь, не свалится, − сказала она, когда Сентор тронул домкрат. − Запасного колеса нет?
− Нет.
Они сняли колесо. Тигри помогла со снятием покрышки, после чего два человека долго смеялись друг над другом, когда не сумели засунуть надутую камеру под воду, чтобы проверить, где течь. Это удалось только, когда камера была почти спущена, и вскоре обнаружилась дырка, а вместе с ней и мелкий кусочек проволоки, из-за которого дырка образовалась.
− Э, да это покрышка наверно, совсем стерлась, − произнесла Тигри. Она подняла покрышку и некоторое время рассматривала ее внутри. − Во, точно! Смотри!
Сентор взглянул на место, где изнутри торчало несколько кусочков проволоки от армирования покрышки.
− Да. С такой покрышкой уже не ездить. Ее надо менять.
− Нету?
− Нету.
− Что будешь делать?
− А чего делать? Камеру заклею, а за покрышкой в район надо мотаться. − Шофер взглянул на Тигри с усмешкой. − А ты совсем не такой как все здесь. Наверно, потому что молодой совсем. Сколько тебе?
− Шестнадцать скоро.
− А мне тридцать два. В два раза больше, − усмехнулся он.
− А ты тоже на рабочего простого не похож.
− А... − Сентор махнул рукой и пошел к машине.
− Ну что ты, я не хотел тебя обидеть!
− Я не обижаюсь. Поздно уже обижаться. Они так и не определили, кто я, рабочий или ученый. Среднюю школу закончил, а все равно. Записали рабочим и гуляй.
− А ты сам-то что чувствуешь?
− Не знаю. Ничего.
Тигри села на землю и теперь наблюдала, как Сентор возился с покрышкой.
− Работа то хоть нравится?
− Нормальная работа. Только вот занесло меня сюда...
− На передовой фронт науки? − спросила Тигри.
− Передовой? Какой передовой-то?
− Ну так вон там, ракеты взлетают, это передовой фронт.
− Мне до них так же далеко, как до Повелительницы Иу, − произнес он.
Тигри от этих слов рассмеялась.
− Тебе смешно?
− А что? − спросила она смеясь. − Я представил, как это будет, если моя мать вдруг с десятке миль отсюда окажется.
− Интересно, как все все понимают, а. Вроде сказал почти в шутку, а ты это до смеха довел. Не смешно же.
− Кому как. Ты то сам чей?
− Скауни. − Сентор смотрел на Тигри, ожидая ее реакции, но ее не было. − Обычно, когда я говорю Скауни, все вокруг смеются, − сказал он.
− Вот тут действительно смеяться не над чем. Ты знаешь, как Террахео назвал Иу, когда встретил впервые?
− Как?
− Он сказал: "Да это же дикарка!"
− Ты серьезно? − удивился Сентор.
− Серьезно.
− У нас в школе за распоространение подобных слухов отправляли в класс для даунов.
− Очень странная школа. А у нас это рассказывал Учитель на уроке биологии. И никто никуда его не ссылал.
− Наверно, ее никто не контролировал совсем.
− Может быть. Столичная школа, кто подумает, что там такие дела творятся?
− Ты шутишь? Я поверить не могу в такое. Там же наверняка нашлась куча доносчиков, которые сообщили бы Повелительнице Иу, и все. Нет Учителя.
− Кто это тебя учил подобным гадостям про Иу? − спросила Тигри. − Иу никого не наказывает за слухи о себе. Разве что если будут врать по черному, но это то точно известный факт.
Сентор вздохнул.
− Может, я не в той стране жил, а? − спросил он. − Я говорю все как есть. И сюда меня отправили не за то что я плохо работаю.
− Тебя отправили? Силой, что ли?
− Почти. Просто сказал начальник, едешь туда или сядешь в тюрьму за... За клевету на Повелительницу Иу.
− И что же ты говорил о ней такого?
− Да ничего не говорил. Вообще ничего. Я о нем самом говорил. О том, что он работать не умеет, а указывает хорошим мастерам что и как делать. Вот и договорился. А здесь семь лет Шофер и все. И поговорить не с кем. К начальнику не подойдешь, а других рабочих раз два и нет. С половиной пару слов едва связать можно, а другая половина... В общем, самая натуральная дыра здесь. А тебе спасибо, конечно, что хоть человеком посчитал. Но ты уедешь, и все вернется назад.
− Ты мог бы уехать с нами.
− Куда?
− В столицу. Хорошего шофера там днем с огнем не найдешь.
− Это только кажется так. А в действительности, посмотрят в компьютер, увидят список "подвигов" и до свиданья.
− Подвигов, это каких же?
− Да все что начальник выдумал. Списал на меня две аварии гад. У меня в жизни ни одной аварии не было, не считая поломок в дороге. Но это-то техника, а не я. − Сентор взглянул на часы. − Мне ехать пора, пока магазин не закрылся в поселке.
− Ладно. Едешь то на чем?
− Есть еще пара колес, − ответил шофер.
Он вытащил из сарая мотоцикл, убрал части автобуса в сарай, закрыл все и взглянул на Тигри.
− Успехов тебе, ученый, − произнес он с улыбкой.
− Мы еще увидимся, Сентор, − ответила Тигри.
Она вернулась в лагерь и направилась в лаборатории, где студенты вели работу. Каждый приехал со своим оборудованием, и теперь готовил его к запуску на воздушном зонде, что предполагалось провести через неделю.

− Так ничего и не придумал, Тигри? − спросил профессор Таго.
− Нет еще, − ответила она. − Но придумаю.
− Ну давай-давай. А то так и не сделаешь ничего...
− Профессор. − К Таго подошел Маргандо. − Вы нашли то, что я просил?
− Еще ищем, − ответил Таго. − Как получилось то, что вы запчасти не взяли?
− Да второпях собирались и... − Маргандо остановил взгляд на Тигри. − Вы что-то хотите, студент? − спросил он.
− Да я тут думаю. У меня дела никакого, а вы что-то ищете, может, я помогу?
− Фиксатор Рангеро с насадками найти сумеете?
− А на космодроме такого пустяка нет, что ли?
− Да кто ж нам оттуда что даст за просто так? − произнес Маргандо. − Я связывался с ними, никто и ухом не повел, говорят, у них дел своих без нас хватает.
− Ну, ладно. Извините, коли так.
Тигри оставила профессоров и ушла в лагерь. Тот стоял пустым. Ренти где-то гуляла с Рафом. Уже не в первый раз. Тигри нашла только Дрэка, который сидел на воротах и просто зевал.
− О, Тигри. − произнес он, подымаясь.
− Как твой пост? − спросила она.
− Фигово. Связи нет, электричества нет, воды нет, ничего нет.
− Заметил движение противника?
− Есть немного. На западе колонна военная прошла. Сентор куда-то умотал на мотоцикле. А так все, вроде.
− Ясно. Сентор в поселок поехал за новой покрышкой. Я вот думаю, не смотаться ли на космодром.
− Не дури, Тигри.
− Я не дурю. Сделать все как надо, без инкогнитов. Это же можно?
− Так да, конечно. Но сейчас поздно, да и неначем.
− Подождем, когда Сентор вернется. А там и решим. Кстати, ты на мотоцикле ездил когда-нибудь?
− Ездил, а ты?
− А я нет. Даже не пробовала и не умею.
− Однако, что бы ты, да чего-то такого не умела!... − Дрэк усмехнулся. − Может, Сентор тебя и научит? У него, вроде, не много дел.
− Не много. И человек он явно получше некоторых. Я у него спрошу, думаю, он не откажется.
Сентор вернулся только поздно вечером. Он привез не одну, а целых шесть покрышек, на все колеса, и Тигри поняла, что учебы ей не видать, как минимум, несколько дней, пока он все колеса не переобует.
Впрочем, возникшая идея тут же воплотилась в реальность, и Тигри отправилась на помощь Сентору.
− Слушай, давай я тебе помогу их всех сделать, а ты меня научишь на мотоцикле ездить? − произнесла она заготовленую фразу.
− На мотоцикле?! − Сентор вдруг рассмеялся. − Ты не умеешь, что ли?!
− А что смешного?
− Да ничего. Просто я не встречал людей, которые... Не умеют на мотоцикле. Тигри, ты не шутишь?
− Я не шучу. Я их и не видела почти никогда. В столице их нет.
− Может быть, там же все на машинах.
− Не все, но.
− Ладно. Раз так, принимаемся за работу.
Сентор не просто справился со всей работой. Он организовал все так, что к вечеру следующего дня автобус стоял готовым к выходу.
− Ну что, прокатимся куда-нибудь?
− На космодром тебя не пустят?
− Нет. Там охрана на въезде, понимаешь же.
− Понимаю. Тогда, ты сам выбирай, куда ехать.
Автобус проехал через лагерь к выезду.
− Тормозни ка. − Тигри выглянула в окно. − Дрэк, поехали! − сказала она.
Дракон вышел из своей "будки" и прошел в автобус.
− Ну, куда едем? − спросил недодракон.
− Надо у Сентора спросить, − ответила Тигри. − Он обещался красивые места показать.
− О! Поехали...
Автобус проехал по песку, свернул между двух сопок и перевалив через еще одну, остановился напротив небольшого леса.
− И как это здесь колеса у тебя не буксуют? − спросил Дрэк, глядя на песок.
− Здесь песок такой. Утрамбованый, − ответил Сентор. − А вот дальше точно застрянем. Там, за лесом поселок.
− И много людей?
− Сотен пять. В основном смены для космодрома. Ну еще торговцы, да начальство.
− А связь там есть?
− Есть, конечно. Хочешь куда позвонить?
− Да, но не сейчас. Поздно уже.
− Ну, тогда, возвращаемся.

Автобус вернулся в поселок, и его встретил профессор Таго.
− Вы куда это ездили? − спросил он.
− Покрышки обновляли. − ответил шофер.
− Что делали? − удивился Таго.
− Проверяли покрышки, что все правильно поменяли и ничего не криво, не косо, не вылазят перья... − произнесла Тигри.
− Ну ладно, вылазьте, перья, − произнес Таго. − У нас здесь проблема. Расмед куда-то ушел и нет его до сих пор.
− Давно ушел? − спросил Дрэк.
− Утром. Пошел на юг.
− Это плохо, − произнес Сентор. − На юге только сопки, там заблудиться как нечего делать. Чего его понесло туда?
− А черт его знает. − Таго взглянул на шофера. − Вы хорошо знаете эти места?
− Сопки знать нельзя. Они меняются каждый год. Нужен вертолет, пока не поздно. Если он ориентирование не знает, то не выйдет.
− И, как на зло, нет связи ни с кем! − воскликнул Таго.
− Четыре года назад двое студентов так заблудились и не вернулись. − сказал Сентор.
− Ну, спасибо! Утешил! − воскликнул Таго, махая руками.
− Человек вам говорит, что дело серьезно, надо срочно предпринимать что-то.
− Сентор, у тебя же есть мотоцикл, − сказал Дрэк.
− От него толку в песках никакого.
− Да не с песках. Довезешь Тигри до космодрома, там он все что надо объяснит.
− Тигри слишком молод, ему могут не поверить, − произнес профессор.
− Там что, не люди, что ли? − спросила Тигри. − Сообщение о бедствии проигнорируют?
− Ладно. Надо быстрее!
− Едем? − спросила Тигри, взглянув на Сентора.
− Едем, − ответил тот. Вскоре они сидели вдвоем на мотоцикле. − Расслабься, и не двигайся, чтобы тебе ни казалось.
− Ты о чем?
− О равновесии. Чтобы не мешал, понял?
− Постараюсь.
Машина пошла вперед. Тигри поняла смысл слов Сентора почти сразу, и через минуту уже сидела словно слившись с машиной. Та набрала скорость, ушла по дороге на север, затем свернула на запад.
Всего пятнадцать минут, и мотоцикл прибыл к базе. Въезд был закрыт, и несколько солдат тут же вышли на дорогу.
− Эй, поворачивай назад! − произнес один из них.
− Нам нужно переговорить с кем-нибудь из командиров, − сказала Тигри, слезая с машины. − Мы из лагеря студентов, там ЧП, нужна срочная помощь.
Солдат махнул своему, и тот убежал в будку. Через пять минут к посту подъехала машина с другой стороны.
− Студенты, − проговорил дракон почти с усмешкой. − Ну и что скажете?
− У нас пропал один человек, мы не можем его найти...
− У нас ваш человек.
− У вас? − удивилась Тигри.
− У нас. Влез в неположенном месте. Теперь сидит в положенном.
− Ну, слава богу, жив. Жив?
− Жив. Что-нибудь еще?
− Передайте это письмо начальнику космодрома, пожалуйста. − Тигри вынула конверт, который готовила еще раньше, чтобы передать на космодром.
− Что здесь? − спросил человек.
− Письмо. − произнесла Тигри.
− А в нем что?
− Может, я тупой совсем? Письмо адресовано Начальнику Космодрома. Вы Начальник Космодрома? Нет. О чем тогда вопрос?
− Ты давай, не прикидывайся! Отвечай на вопрос!
− Там лунная бомба. Кто прочитает, тот сразу взорвется. Я отказываюсь отвечать на ваш вопрос.
− В таком случае, я отказываюсь его передать.
− Разворачивайся, Сентор.
− Взять их! − приказал дракон.
Три солдата, подскочив к Тигри, разлетелись в стороны и попадали на дорогу. Дракон едва увидев это тут же получил удар, от которого сам свалился и завыл от боли.
− Извини, отморозок. Я все поняла, − произнесла Тигри, тихо на ухо дракону и выдергивая из его руки письмо.
− Тигри, ты же!... − заговорил Сентор.
− Подожди меня пару минут, − ответила она.
Тигри вошла в будку связи и переключив пару тумблеров вышла на Дежурного по Охране Космодрома.
− Алло, дежурный? − спросила она.
− Кто это говорит?
− Пост номер два, − ответила Тигри. − Здесь четверо охранников на дороге лежат. По-моему, без сознания.
− Кто вы?
− Студент, − ответила Тигри. − Я письмо оставлю в будке связи для Начальника Космодрома.
Тигри выключила связь и вернулась к мотоциклу.
− Едем, Сентор. Он жив, нам не о чем беспокоиться.
Сентор довел мотоцикл до лагеря. Он не говорил ничего, и Тигри сообщила профессору, что потерявшийся студент пошел на космодром, где и был пойман охраной.
Тигри вернулась в гараж.
− Ты ведь умеешь хранить тайну, Сентор?
− Я умею. Но то что ты сделал. Я... Я не понимаю, почему!
Тигри подошла к нему, взяла за руку села рядом.
− Судьба у меня такая, Сентор. Я − Повелительница Рода, − он дернулся, но Тигри не выпустила его из рук.
− Это невозможно. Невозможно... − произнес он.
− Все возможно. Ты видел раньше студентов с охраной?
− С о... Так они?
− Они охранники, Сентор. И они мои друзья. А еще я хочу, чтобы и ты стал мне другом.
− А потом ты меня съешь?
− Извини, но этого я не могу тебе обещать. Ты старше меня, Сентор, я могу только Иу попросить за тебя.
− Я не... − Тигри усмехнулась, услышав мысль человека. Он спрашивал о съедении совсем в обратном смысле, он не хотел этого для себя...
− А ты чудной, Сентор. Если не хочешь, так и скажи.
− Ты не будешь считать это плохим?
− Не буду. Просто не распространяйся об этом и все. Хорошо?
− Я не знаю. Я просто с ума сойду.
− А вот этого не надо. Зачем мне сумасшедшие шофера?
− Ты хочешь забрать меня отсюда?
− Ты решаешь все сам. Я всего лишь даю тебе возможность. А желающих, можешь поверить, найдутся миллионы.
− Я верю. Я поеду. Если только это не сон.
− Завтра проснешься и все узнаешь. Но не говори никому.
− Хорошо.


Утро началось с шума машин. В лагерь въехал военный грузовик. Из него выгрузили нерадивого студента. Некоторое время ушло на переговоры Командира с профессором Таго, затем солдаты выгрузили ящик из машины, и та укатила.
− Тигри, ты... − Таго остановил на ней взгляд. − Как это тебе удалось их так?...
− А что случилось то? − спросила она.
Рядом объявился Маргандо.
− Вызывали? − спросил он.
− Да. По-моему, этот ящик для вас, профессор Маргандо.
− Что там?
− Не знаю, но предполагаю, что ваши прокладки...
Маграндо прошел к ящику, вскрыл его и захлопал глазами.
− Боже, кто свершил это чудо?!
− Тигри, − произнес Таго.
Маграндо поднялся, словно мальчишка пробежал к Тигри и обнял его.
− Ты меня просто спас! Ты!... Боже! Теперь все получится!..
Профессор бегал словно ребенок, затем скрылся с ящиком в своей лаборатории. А Таго в этот момент разбирался с Расмедом. Тот заявлял, что заблудился, но явно врал. Тигри это слышала, но не пыталась раскрывать перед всеми.
− Что здесь за шум? − спросила Ренти, появляясь рядом с Тигри.
Студенты вокруг начали смеяться. Все принимали Ренти за обыкновенного дауна, и ее вопрос звучал для них совсем комично.
− Расмед нашелся.
− А он куда-то пропадал?
Вопрос вновь вызвал смех.
− Он попал в когти военных, когда отправился шпионить на космодром.
− Я не шпионил! − воскликнул студент.
− Тебе лучше помолчать, Расмед. Считай, это последнее предупреждение, − произнес Таго. − Еще один самый маленький проступок, и ты вылетаешь из университета далеко и на долго.
Веселость Расмеда улетучилась.
− Профессор, я же объяснил!...
− Все! Расходитесь!


Маргандо еще крутился с прибором, что-то настраивал, подкручивал. Он не видел двух человек, стоявших в полутьме.
− Что он делает? − спросила Ренти.
− Настраивает фокус, судя по всему, − ответила Тигри.
− Что за вульгарщина? − проговорил профессор. − Чертов луч... Никак его не поймать!
− Что-то не понимаю, как это не поймать? − спросила Ренти, проходя к установке.
− Надо установить линзы, чтобы луч проходил по центру. Отъюстировать.
− А пустить простой свет нельзя? − спросила Тигри.
− Нет. Здесь фильтры и ничего не пройдет.
− А что за луч тогда здесь светится? − спросила Ренти, проводя рукой перед прибором, из которого выходил яркофиолетовый свет.
− Где? − спросил профессор.
− Да вот же, пятно у меня на руке.
− Ренти, ты шутишь, какое пятно? − спросила Тигри.
− Т-ты не видишь? Что, серьезно?! − воскликнула Ренти.
− Черт, ты же...
− О чем это вы? − спросил профессор.
− Профессор, я думаю, Ренти может вам помочь. У нее аномальное зрение.
− Аномальное? − удивленно переспросила Ренти.
− Ну ты же понимаешь, Ренти, какое же еще, если ты видишь смещенный спектр?
− Какой смещенный спектр? − Маргандо уставился на Ренти.
− Я вижу здесь фиолетовый луч, − сказала Ренти и показала его, проводя рукой. − Здесь щель, он выходит вот так.
− Щель? Там не должно быть щелей!
− Ну так надо проверить, наверно, − сказала Тигри. − Я верю Ренти.
− Я понимаю, но... − Профессор замолчал. − Ладно. Все равно времени потеряно уйма...
Они провозились почти весь день. Профессор убедился, что Ренти видит невидимый луч, проведя простые опыты с картинками, проецируемыми этим лучом.
− Просто невероятно, − произнес Маргандо. − Вы у кого родились?
− У своей матери, − ответила Ренти.
− Я понимаю, что у своей...
− Профессор, Ренти − инопланетянка.
− Да бросьте вы эту чушь пороть! Я не поверю! − воскликнул он. − Это все выдумки! Был установлен прямой факт, Иу родила от одного из этих людей. От инопланетян то она не могла родить!
− А другая планета и полеты в космос мне привиделись значит? − спросила Ренти.
− Полеты! Вы хотя бы понимаете, что там происходит?!
Профессор показал вверх, а Ренти рассмеялась. Она смеялась и смеялась, пока Тигри не обхватила ее и не успокоила мысленными словами.
"Не обращай внимания, Ренти. Ему самому скоро придется ходить на ушах."
− Профессор тоже меня за дауна принимает, − произнесла Ренти.
− Зачем же так грубо? − произнес Маргандо. − Вы не даун, это очевидно, но у вас просто отклонения, а ваши полеты....
− Мои полеты, это реальность. Это вы там никогда не были, не летали по орбите, не чувствовали невесомости! Вы никогда не управляли космическими аппаратами, и никогда не приземлялись на чужиих планетах!
− Я видел все, что касается ваших полетов. И корабль видел. Подделка натуральная и больше ничего! Он даже на метр подняться не может в воздух!
− А нафига ему подыматься, если это спускаемый аппарат? И что вы видели? Обломки? Или то что ваши ученые склеили из обломков?
− Так значит, вы сюда прилетели, и ваш корабль рассыпался? Так?
− Так. Не рассыпался, а потерпел аварию из-за сильных электромагнитных полей. Тех что на полсотни километров вверх начинаются.
− Что? Какие еще поля?
Ренти рассмеялась.
− Вы что, не знаете сами?! Обыкновенные поля. Электромагнитная штормововая зона в области ионизации. Корабль вошел в нее, и все приборы повыбивало. А дальше грохнулись, едва сумев спланировать на кусочках крыльев.
− Либо я псих, либо вы сошли с ума! − воскликнул профессор. − Если бы там были эти поля, здесь не было бы никаких условий для радиосвязи!
− А они у вас есть? Я что-то ни разу не видела маломальски нормальной радиосвязи здесь, у вас! Сплошной треск с помехами, а телесигнал тот и вовсе только по кабелям...
− Телесигнал невозможно передавать иначе. Он уходит в космос, а не огибает планету, как длинноволновые сигналы.
− Нормальные телесигналы передаются со спутников. И принимаются на огромных территориях. А дальше передающие башни. Достаточно высокие, чтобы охратить, например, крупный город...
− И ничего не выйдет. Помехи не дадут!...
− А с чего мы начали, как не с помех! Я сказала, что их та зона дает!
Профессор умолк. Он хлопал глазами, затем взглянул на Тигри.
− Черт возьми, и в правду не даун...
− Ты можешь сказать что-нибудь еще, Ренти? Именно связанное с космосом, что может помочь.
− А что мне говорить? Принцип реактивного движения и многоступенчатых ракет?
− К-каких ракет? − переспросил Маргандо.
− Многоступенчатых, − ответила Ренти, прошла к доске и несколькими свободными движениями нарисовала ракету, затем ее ступени и несколько стадий взлета, когда ступени с лишней массой отваливались...
Маргандо смотрел на рисунок несколько минут. Тигри ощутила, как он начал терять над собой контроль, подхватила его.
Человек пришел в себя через несколько минут. В лаборатории уже были раскрыты окна и шторы. Тигри использовала аптечку, чтобы привести его в чувство.
− Что со мной? − спросил он. − У меня галлюцинации, доктор?
− Да, профессор. Увы, у вас галлюцинации. Дело в том, что я не доктор.
Маргандо поднялся и еще некоторое время смотрел на схему ракеты на доске, затем на Ренти.
− Вы прилетели на такой? − спросил он.
− Нет. У нас двигатели помощнее, и принцип основного перелета другой.
− Помощнее, это как?
− На ядерной энергии.
− На какой? − не понял профессор.
− На ядерной. Энергия атомного ядра. Вы ее не знаете, что ли? − Ренти взглянула на Тигри.
− Ты на меня не смотри, на него смотри. У меня пять курсов биотеха, а не физтеха.
− Я не знаю ни о каких энергиях атомных ядер, − сказал профессор.
− А о физическом ограничении скорости вам известно, профессор? − спросила Ренти. − Скорость света в вакууме.
− Вы? − Профессор обернулся к ней. − Это же бред!
− Интересно, кто из нас отстал в развитии? Вы или я? − спросила Ренти. − Не знать элементарных вещей в физике... Да вы... Вы и квантовую теорию не знаете?... Боже мой... Я никогда не вернусь...
Ренти села на скамейку и уткнулась взглядом в пол.
− Даун! Вот это даун! − взвыла она. − Да вы все сами дауны! Ракеты нормальной построить не сумели!
Тигри прошла к ней и села рядом.
− Ты не убивайся так, Ренти. Построим мы и ракеты, и в космос полетим.
− Вы не улетите дальше своей Луны. У вас кораблей нет! И сто лет не будет!
− Это ты загнул, − произнес профессор. − Наши ракеты уже под шестьдесят километров вверх уходят.
− Ну и толку? Взлетела она туда, шарахнуло ее полем, и ба-бах...
− Полем? − переспросил профессор.
− Не надоело переспрашивать?
− Может, им только тебя и не хватает, Ренти? Ткнешь пальцем, здесь здесь и здесь... − Тигри словно показывая ткнула Ренти в голову в грудь и в живот. − Ракета и взлетит куда надо, а?
Ренти усмехнулась.
− Кто поверит-то?
− Ну, чего-чего, а с этим проблемы можно быстренько уладить. Один звонок Повелительнице Иу, и все решится тут же!
− Ха! Щас! − рассмеялся Маргандо. − Алло, Повелительница! Вам звонит студентка с дауном! Мы ракету строим, не одолжите сотенку миллионов?
− Может, он клоун, а не профессор? − спросила Тигри.
− Вы сами клоуны! − выкрикнул тот. − Все это чушь! Я не верю!
− И в ракеты? − спросила Ренти.
− Ну, идея не дура, она может прийти к тому, кто поумнее, − профессор взглянул на Тигри. − А уж дрессуру то ты знаешь, биотех, а?
− Что он несет? − спросила Ренти.
− Ничего. Идем, Ренти. А то у него нуль-гипотеза с минимальным действием уже возникла. Ну хочет человек проволочиться на телеге по холмам вместо комфортного перелета в суперлайнере. Пусть волочится.


Тигри дождалась пока студенты разойдутся по своим делам и прошла к профессору Таго.
− Что-нибудь надумал?
− Да. В общем, нечего мне здесь делать. Поеду я домой, сдавать документы из аспирантуры.
− Да ты что?! Так же нельзя!
− Почему нельзя? Мне все можно, − ответила Тигри. − Все. Поеду я. И, кстати, Сентор едет со мной в столицу.
− Это зачем? А мы что, без шофера останемся?!
− Да чего вы волнуетесь, профессор. Шоферов вокруг хватает. Найдете нового.
− А я его не отпущу!
− У нас рабство давно отменили, профессор. Что еще за "не отпущу"! Он сам решает, хочет или нет. На этом все...

Тигри оставила Таго, и тот попытался ее остановить, но выскочив из дома увидел автобус подъехавший к Тигри. Она вскочила внутрь, и машина пошла вперед.
− Эй! Стой! Стой! − закричал Таго, но автобус ушел.
Тигри села рядом с Ренти. Раф и Дрэк сидели чуть позади. Автобус мчался по дороге, ведомый Сентором. Через два часа пути он остановила около железнодорожной станции, и Тигри легко сделала все что хотела. Автобус был сдан местным властям с сообщением о необходимости вернуть автобус в лагерь студентов около космодрома, а так же о том, что там требуется шофер для этого самого автобуса.
Пока Тигри разбиралась с этим делом, Раф разобрался с другим. Поезда ждать не шлось − пятерка отправлялась дальше на междугороднем автобусе.
Сентор сев в кресло пассажира словно ощутил неудобство.
− Не привык, да? − усмехнулась Тигри.
− Да. Давно не ездил так... − Сентор взглянул на Тигри. − Я действительно тебе нужен?
− Ну что за вопрос, Сентор? Если ты про шофера, то да, мне нужен шофер. Ты, правда, не сумеешь им работать сначала.
− Почему?
− Да потому что города не знаешь. Но это не важно. Для начала мы отправимся в Центр и определим, что у тебя там с генами. Чтобы вопросов лишних не было.
− А там определят?
− Определят. Если нет, то уже нигде не сумеют. А там у нас генетики что надо. Они что хошь определят.
− И количество моих знаний?
− Не количество, а способность.


Сентор сидел в кресле. Рядом работало несколько человек. Гул, стоявший в зале, напоминал о работе множества компьютеров. Датчики уже давно сняли все показатели и Сентор просто ждал. могло потребоваться повтороное снятие данных, и все датчики оставались на нем.
− Так-так, − произнес Тамрадео, подходя к Сентору.
− Выяснили что? − спросила Тигри, подымаясь.
− Да, Тигри. В общем-то ничего не обычного. Довольно редкое, но известное отклонение. У него рабочий синдром дракона.
− Что это значит? − спросил Сентор.
− Господи, это же было так просто! − воскликнула Тигри.
− Да? − переспросил Тамрадео.
− Ну, не совсем, но почти. − Тамрадео показал знак подошедшим служащим снимать датчики, и через минуту Сентор освободился.
− Я не понял, что со мной? − спросил Сентор.
− Вы ранее считали себя рабочим, не так ли?
− Да, мне так сказали.
− Это только половина правды. Вторая половина − вы дракон.
− К-как это?
− Это значит, что ты смесь того и другого, − сказала Ренти.
− А точнее, вы смесь, у которой моторные функции рабочего, умственные и защитные − дракона. Кстати, очень редкое качественное совпадение. Коэфициент уникальности примерно один к десяти тысячам.
− Что-то мне не нравятся все эти коэфициенты, − произнес Сентор.
− Мы пойдем, профессор. Я все сама ему объясню.

Сентор ждал объяснений. Тигри села напротив него и махнув рукой вызвала официанта. Тот вскоре принес заказ, и Тигри начала свой обед.
− Бери и ешь, Сентор. Считай, что для тебя сегодня наступил праздник. Можно сказать, второе рождение.
− Ты мне ничего не объяснила.
− Объяснять то нечего. Ты дракон, Сентор. Вот и все.
− А рабочий? Я же был им.
− У тебя одно качество рабочего. Основное качество рабочего, это ловкость рук. У драконов этого нет.. почти. А у тебя все качества дракона плюс ловкость рук рабочего.
− Но почему меня приняли за рабочего, а не... Они что, определили неправильно?
− Ты сам мне говорил, что они не сумели определить. Так и есть, именно не сумели.
− Я не знаю, как я теперь буду с этим жить. Полжизни к черту!...
− Когда это тебе две с половиной сотни лет исполнилось? − удивленно спросила Тигри.
− Ч-что? − удивился тот.
− У тебя не полжизни прошло, Сентор. У тебя еще детство не закончилось. Ты дракон. Тебе отведено Природой пять сотен лет жизни. Ты понимаешь? В десять раз больше, чем ты думал раньше.
− Все равно. Мне надо...
− Тебе надо время, чтобы понять, да? У тебя оно есть. Поговоришь с Рафом и Дрэком, они тебе объяснят, что такое быть драконом.


Все почти наладилось. Тигри переговорила с Иу на счет ракетных технологий, и Повелительница передала ей эту часть жизни страны. Просто объявила, что все космические ведомства переходят в прямое подчинение к Тигри Повелительнице Рода.
Профессора, получив такой "подарок", были не особенно довольны, но возражать не могли. Приказы Иу не обсуждались. Хотя и могли быть отменены. Реально в стране существовало два ракетных комплекса. Один военный, рядом с которым уже побывала Иу, и другой научный. Он находился почти на другом конце материка.
Тигри отправлялась в научный. Она вооружилась множеством учебников, а так же двумя десятками оригинальных книг на языке Ренти, в которых была и физика и математика и ракетная техника. Четыре тома были специально посвящены возможностям строительства и старта с чужих планет, с применением самых разных примитивных технологий. В ведение Тигри попал и космический челнок, воссозданый из обломков. Ренти побывав в нем, долго смеялась, а потом плакала. Корабля фактически не было. Была только фанерина, на которой скреплены куски, да макет в натуральную величину из подручных сплавов явно не космических.


Сопротивление ученых было сломлено напором Тигри и знанием Ренти. Белла и не представляла, что ее скудные знания физики окажутся бездной нового для мира.
Мир, который имел радио, компьютеры, самолеты, но мир, который не имел адекватных физических теорий. В нем все строилось из опыта, но мало что рассчитывалось. В учебниках, что переводила Ренти и Тигри, оказалось множество такой информации, которую ученые просто не переваривали. Оказалось, что реально книги пришельцев не были прочитаны или были прочитаны неверно.
Тигри, просматривая множество старых статей в физических журналах, натыкалась на множество необъяснимых вещей. Она приходила с ними к Ренти, и они находили решения парадоксов вместе. Простые и не очень, но решения были.


Ракета стояла на старте. Тигри и Ренти смотрели на телеэкраны, где шел отсчет времени. Вспыхнул огонь, в воздухе пронесся удар и вой. Ракета начала подъем вверх.
Она уходила ввысь, все дальше и дальше.
− Отделение первой ступени, − произнес голос.
Взрыв. В воздухе все вспыхнуло и люди взвыли, но через секунду уже был виден уходящий вверх свет.
− Она идет! Идет! − закричали голоса...
− Перегрузка по электромагнитному потоку. Полное отключение и изоляция систем.
Ракета продолжала идти вверх. Где-то там в небе сверкала огненная точка. Она подымалась все выше и выше. Телеметрия молчала, и только глаз наблюдателя указывал, что движение продолжалось.
− Пройдена отметка 100 километров высоты! − произнес оператор. Вновь послышался вой, а ракета шла дальше...
В этот раз, подъем составил двести сорок километров. Датчики отфиксировали зону высоких электромагнитных аномалий в стратосфере, и теперь для новых пусков были ориентиры.
− Не так уж это и сложно, Ренти, а?
− Зачем мне на Луну? − спросила она.
− Странный вопрос, − произнес профессор Таом.
− Ты думай не про Луну, Ренти. Ты думай о том, что ты сможешь взлететь, если прилетят ваши. Понимаешь? Они не смогут спуститься, но ты сможешь взлететь туда.
− Ты думаешь?
− А почему нет? Ракета взошла. Немного добавить мощности, и она выйдет на орбиту. Если ты там окажешься, тебя подберут свои, ведь так?
− Да. Но их там нет.
− Ну, это извини. Мы не в силах такое тебе устроить. Хотя, если подумать, то можно построить корабль...



− Маргесон!
− Я, сэр! − произнес лейтенант.
− Ваш полет на Макоро отменяется.
− Но, сэр...
− Отставить разговоры! Это приказ! − выкрикнул капитан.
− Да, сэр!
− Скимсадер!
− Я, сэр!
− Вы отправляетесь с лейтенантом Маргесоном!
− Да, сэр!
− Драить верхнюю палубу. Оба! Марш!
Два человека вышли из строя. Вскоре они уже работали руками и ногами.
− И чего он взъелся? − спросил Скимсадер.
− Ясно что. Петух жареный его клюнул, − ответил Маргесон, продолжая работу. − Черт возьми, сколько я мечтал туда полететь, и на тебе! Какая-то сволочь...
Маргесон умолк. Он слышал, как по коридору приближался человек, и уже не сомневался, что это капитан Рукад.
− Чуешь, собака, чем пахнет? − произнес Рукад.
Маргесон резко обернулся и отскочил в сторону от удара ножа.
− Вы с ума сошли! − выкрикнул он, но атака продолжилась.
Маргесон уходил от каждого удара. Он видел их, видел, что собирался делать капитан, и уходил. Чуть раньше, чтобы только успеть.
− Ты чуешь! Чуешь, собака! − воскликнул капитан.
Словно из ниоткуда позади капитана оказался Скимсадер. Его рука описала полукруг и кинжал вошел в горло капитана.
− А ты совсем не чуешь, червяк, − произнес Скимсадер.
− Черт возьми, ты его убил! − воскликнул Маргесон.
− Мы и так уже оба смертники, − ответил Скимсадер.
− Почему? Что?!...
− Семь дней назад Правительство постановило запрет на организацию "Лоуренсия".
− Ну и что? Я то здесь при чем?
− Ты к ней приписан, Маргесон. Это называется: "без тебя тебя женили", но это так. Есть несколько признаков, по которым людей причисляют к лоуренсистам. У тебя эти признаки на виду. Так что, лететь нам отсюда и побыстрее, Маргесон.
− Куда лететь то?
− Домой лететь. На Лоренсию.
− Я родился здесь!
− Не спорю. Но твои родители. Или родители твоих родителей. Уж не знаю, в десятом поколении или в двадцатом... Они прилетели оттуда. Летим, Маргесон. У нас нет выбора. Ты видел, что он пытался тебя убить.
− Хорошо. Хорошо, − ответил Маргесон. − Летим, коли так...

Небольшой челнок покинул станцию. По радио понеслись запросы, и Скимсадер передал ответ, заявляя, что "капитан приказал"... Некоторая заминка вышла на поиски капитана, а система челнока в этот момент проводила рассчет на сверхсветовой прыжок.
− Мы не можем найти капитана. Где вы его видели в последний раз? − спросил голос по радио.
− На верхней палубе, сэр, − ответил Скимсадер. − С ним был еще какой-то человек, я его не видел раньше.
− Вы должны оставаться на месте.
− Мы стоим, сэр.
Скимсадер отвечал достаточно ровно. Маргесон так не сумел бы после всего. Система выдала сообщение о готовности расчета.
− Лейтенант Скимсадер. Возвращайтесь назад, это приказ Командира станции.
− Да, сэр. Возвращаюсь.
Челнок тихо дрогнул, и вокруг все исчезло. Сверхсветовой прыжок увел его на сотни миллиардов миль от планеты. Система уже считала новый прыжок, и вскоре корабль выскочил у нового мира. Едва он оказался там, рядом возникло несколько истребителей.
− Свои, − сказал Скимсадер непонятно почему. Он уже вел челнок, который вскоре оказался на космической станции.
− Вы прибыли вне плана, − произнес капитан, встречавших двух человек. − Что произошло?
− Это секретная информация, простите, капитан, − произнес Скимсадер. − Мы должны попасть в сектор Х-3.


Все прошло достаточно гладко. В X-3 находились свои люди, и Скимсадер договорился с ними почти сразу же. Оставались лишь формальности, которые были необходимы для окружающих. Пробыв еще две недели в космосе, два человека отправились на планету. Маргесон поступал в Школу Лоу, а Скимсадер сопровождал его. Правила оказались довольно своеобразными. Каждый новый ученик поступал по рекомендации людей, закончивших школу. Рекомендаций требовалось две. Но в случае Маргесона было сделано исключение, потому что сама рекомендация была получена директором от Скимсадера при личной встрече. Директор согласился с тем условием, что Скимсадер станет для нового ученика напарником в учебе.

− Мы так и не познакомились как следует, − сказал Скимсадер. − Меня зовут Дик.
− Мое полное имя Ракжей Венд Тиру Маргесон, − произнес Маргесон. − Можешь называть меня просто Тиру.
− Странно. Никогда не слышал таких имен.
− Ты можешь не поверить, но мой отец на Тагарисе занимает высокий пост. А этот побег...
− Ты хочешь сказать, что ты жалеешь?
− Я не знаю. Я давно не виделся с отцом и чувствовал, что что-то не так.
− Возможно, что твой отец уже не занимает этот пост. Кем он был?
− Губернатором Лерского Района.
− Извини, брат, − произнес Дик и обнял Маргесона.
− В чем дело? Ты чего?
− Надеюсь, твоему отцу удалось бежать. Первыми были сообщения о боях в Лерском районе, Тиру.
− Но я ничего не слышал об этом!
− О них не сообщали открыто, а я имел иной канал. Ты это поймешь, когда закончишь Школу Лоу.
− Ты учился здесь?
− Не здесь именно, но в подобной школе. А здесь специальная школа для людей подобных тебе, Тиру. В смысле, для взрослых.

Прошло несколько дней. Тиру оказался среди множества людей. Слухи, ходившие среди них казались почти фантастикой, но все говорили об этом как не о слухах, а о действительности. Более того, демонстрация телепатических способностей здесь была обычным делом. Тиру почти не верил, что сам их имел, но Дик объяснил ему все, в том числе и причину, почему Тиру "чуял".

-...три наших челнока были сбиты в атмосфере той планеты. Мы получили данные поначалу, что это атмосферное явление, но исследования показали, что только некое оружие могло подобным образом уничтожить корабли. Для природного электричества слишком сильное поле. − Человек рассказывал о своем полете, о корабле, где команда провела несколько лет, прежде чем сумела вернуться на Лоренсию. И вернулась она только через сто с лишним лет по местному времени.
− Тиру, − позвал Дик.
− Дик, я слушаю.
− Бросай слушать, Тиру, корабль с Тагариса пришел. − Тиру резко обернулся к Дику, забыв о лекции. − Там твой отец, Тиру, это точно, и он уже знает, что ты здесь.
− Он?! Он здесь?!
− Идем.
Тиру прошел вместе с Диком, и вскоре они оказались на космодроме.
− Они скоро приземлятся, − произнес Дик. − Ты, я вижу, волнуешься?
− Я не виделся с ним столько лет! − воскликнул Тиру.

Он ждал и едва не бежал к садившемуся кораблю. Охрана задержала Тиру, и тот остановился. А через несколько минут его уже не держали.
Тиру промчался через плошадку и бросился к отцу, когда увидел его.
− Ракжей, ты жив! Жив! − воскликнул отец, обнимая его. − Я так рад...
− Что там случилось, отец? Почему?
− Это все политика, сын. Не бери в голову. Как ты здесь?
− Я поступил в Школу Лоу. Ты знал о ней?
− Нет, но мне рассказали. Мы учились всему иначе, тайно.
− Но я ничего не знаю, отец!
− Я тоже узнал все на много позже. В твоем возрасте я даже не чуял.
− Ты? Ты сейчас знаешь все?
− Не все. Но это не важно.

Встреча с отцом изменила все. Словно камень с души упал. Стало легче и проще. А через несколько дней пришло известие о назначении Маргесона старшего командующим Войск Сопротивления Тагариса. Под его командованием собирались сотни и тысячи человек, что бежали с Тагариса от антилоренсийских репрессий.
− Тебе надо поступать учиться дальше, сын, − сказал отец, когда Тиру закончил Школу Лоу. Окончание это дало не особо много. Тиру не научился телепатии и не смог даже передать слова. Но его "чуяние" было развито на столько, что в простых схватках Тиру "видел" противника в темноте. Он его чувствовал, и уходил от ударов. Другим, новым для Тиру чувством, стало ощущение состояния окружающих. Он видел, зол человек или добр. Серьезен или смеется. Счастлив или несчастлив. Это помогало в общении. − Ты снова о чем-то думаешь, сын? − перебил мысли Тиру отец. − Ты слышал меня?
− Да, я слышал. Я думаю, куда мне идти.
− Просто закрой глаза и подумай, где ты себя хочешь видеть. Не думай ни о каких обязанностях, просто реши, что тебе нравится.
− Мне нравится летать в космос.
− Тогда, тебе идти в космическую школу.
− Я же ее закончил там.
− Да. Значит, здесь пойдешь на курсы повышения квалификации. На Лоренсии свои корабли, ты должен узнать все нюансы.
− Хорошо. А как же быть с нашей Родиной?
− Когда-нибудь, мы вернемся туда, сын. И не переживай. Много лет назад наши предки так говорили о Лоренсии. Когда-нибудь они вернутся сюда. Здесь наша Родина, сын. А на Тагарисе место, где мы родились. Я очень надеюсь, что нам не придется воевать. Очень надеюсь. И ты не должен думать о войне, сын. Думай о том, что ты хочешь делать. Просто о том. А война, если она начнется, и так никого не обойдет. Не думай о ней. Не думай.
Тиру усмехнулся.
− Ты прямо как гипнотизер, отец, − произнес он. − Ладно, я не буду о ней думать. Пойду в космическую школу, выберу самую мирную профессию.

− Генкай Ревс, − произнес студент, протягивая руку Маргесону.
− Тиру Маргесон, − ответил тот.
− Тиру? Мне сказали, что ты Ракжей и...
− У меня длинное имя, Ракжей Венд Тиру Маргесон. Но я выбрал просто Тиру Маргесон.
− Отлично. С чего начнем? − Ревс смотрел на лабораторию, где ему предстояло работать вместе с Тиру несколько месяцев.
− Сходим в бар, вдарим по пивку, − ответил Тиру.
Ревс усмехнулся.
− Ну, идем тогда, − сказал он, улыбаясь. − Ты местный да?
− Нет. А ты?
− Я местный, но здесь все изменилось с тех пор, как летал в космос.
− И далеко летал?
− К Икс-мандеру. Десять тысяч лет отсюда.
− Однако. И как эта звездочка вблизи выглядит?
− Не хилый костерок, − усмехнулся Ревс. − Но мы до него не дошли. Были рядом, но ближе одного года не добрались. Аномалия там какая-то в пространстве. Двигатель клинило. А потом залетели в на одну из местных населенных систем.
− Здорово. Я инопланетян и не видел никогда. Наверно, красивые там девочки, а? − Тиру смеялся, а Генкаю было явно не до смеха. Он лишь сделал вид, что усмехнулся. − Там что-то серьезное случилось?
− Мы потеряли там командира и полтора десятка человек. Те инопланетяне их сбили, когда они полетели спасать наших.
− Не понял. Как это спасать наших? Они сами за собой что ли полетели?
− Нет, там была другая экспедиция. Мы приняли сигнал бедствия с планеты и решили послать туда челнок. Но его сбили. И второй сбили. Потом послали зонд для проверки атмосферы, думали, что в ней дело, но зонд оказался под ударом электромагнитного импульса. Это явно были местные.
− А ваш корабль они не достали?
− Мы были значительно выше и летели быстрее. Думаю, они либо не попали, либо не стали стрелять, решив, что бесполезно.
− Не думаю, что сложно рассчитать орбиту движения.
− Ты так думаешь. А представь, что корабль появляется над тобой и за пару минут скрывается из вида.
− А сеть наблюдения отменяется что ли? Там поймали, здесь вычислили и сбили...
− Не знаю. Не знаю, − произнес Генкай.
− Ладно. Сейчас спорить бесполезно. Чужая планета, чужой разум. Кто его знает, что он решил?
Они уже сидели в баре, и Генкай рассказывал о том, что с ним случилось далеко-далеко. Тиру слушал его слова будучи почти пьяным. Он ругал инопланетян и грозился им отомстить за друга.
− У вас там девочки то были в экспедиции? − спросил Тиру почти не понимая.
− Были. Красивее всех была дочь капитана.
− О! Дочь капитана обязана быть красивее всех. Она то вернулась?
− Нет.
− Нет?! Инопланетяне и ее?!... Ну все! Мы им этого не простим!... − Тиру едва не рычал как зверь, говоря эти слова
Генкай уже не отвечал, потому что Маргесон был невменяем. Ревс довел нового напарника до общежития, и был не сильно доволен доставшимся ему пьяницей.

На следующее утро Тиру постарался прополоскать свои мозги, а после завтрака отправился в учебный корпус. Ревс сидел в лаборатории ничего не делая. Он просто смотрел в окно грусным взглядом и витал где-то в своих воспоминаниях.
− Извини, я кажется вчера перебрал лишнего. Ничего не помню.
− Да уж, − ответил Ревс, оборачиваясь. − Чего не ожидал, того не ожидал. − В его голосе звучал упрек.
− Я много наболтал?
− Много. Обещал всех инопланетян перебить, например.
− Ты же сам сказал, что они...
− Ты не понял ничего. Там иной разум. Мы не имеем права их убивать. Плохо, что снова война. Новый контакт и!... Господи, ну почему нельзя иначе?!
− Ревс, я не понял, ты страдал о погибщих людях, а теперь... − заговорил Тиру.
− Что ты мне фамилией то тычешь?!
− Извини, привычка армейская...
− Армейская? Так ты?...
− Я служил в армии. В космосе, около Тагариса. Я родился там.
Гернкай не отвечал.
− А ты где родился? − спросил Маргесон.
− Станция Алерсон-207, сектор Би-14, около Бетты-Мо.
Тиру захлопал глазами и встал.
− Там?! Около Бетты-Мо?!
− Что тебя смущает? Я и встречался с ними и за руку здоровался, и язык их знаю как свой. Война то закончилась давно. Или снова уже началась?
− Нет. Но, на сколько я знаю, контактов нормальных нет. Они держат наших на расстоянии.
− И правильно делают. Таких как ты только на цепи и держать.
− Послушай, Ревс... Извини. Генкай, я понимаю, что ты злишься на меня, но не понимаю почему не можешь остановиться.
− Тебе план работы известен?
− Известен.
− Понимаешь, что из-за твоего пива мы уже на два дня отстаем?
− На два дня? − Удивленно спросил Тиру. − Извини, не понимаю. − План рассчитан на месяц. Реально нам дано полтора. Работу, в действительности, можно за неделю выполнить. И, по-моему, приступать к ней глупо, пока мы не выясним отношения друг с другом. Я, конечно, перебрал, но ты должен понять.
− Что понять? Что ты пьяница?!
− Глупый. Я вчера пиво пил впервые за два года. В Школе Лоу его запрещали, до этого был в ар...
− Ты в Школе Лоу учился?! − воскликнул Ревс, вскакивая.
− А в чем дело, Ревс?
− Ни в чем, − ответил тот, не желая отвечать. Ревс прошел мимо Маргесона и скрылся в коридоре.
− Какой-то болван... − произнес Маргесон.
Тиру пересек лабораторию и взялся за учебник. Он некоторое время проверял все что необходимо для проведения намеченных экспериментов. Два прибора оказались неисправны. Маргесон расчистил место на одном из столов, достал инструмент...

Дверь лаборатории раскрылась.
− Есть здесь кто? − спросил голос.
− Есть, − ответил Маргесон из-за шкафа.
Человек прошел вперед и заглянул к нему. Маргесон сидел за столом, над которым горел яркий свет. Перед ним был полуразобраный прибор.
− Чем вы занимаетесь? − спросил человек.
− Ремонтом. А вы, простите, кто будете?
− Я доктор Танон. Вы должны были появиться вчера, но вас не было здесь.
− Шутите, доктор? Я был здесь вчера. И Грнкай Ревс был. Возможно, мы уходили на обед или еще куда.
− Здесь никого не было. И где этот ваш Генкай Ревс?!
− Да он просто вышел куда-то, доктор. По делу.
− Вы прочитали план работы?
− Разумеется.
− Тогда, почему я не вижу, что вы приступили к работе?
Маргесон поднялся, вышел из-за стола и прошел вокруг доктора.
− Что это еще за фокусы?! − произнес тот отходя.
− Доктор. Я понимаю. Вы встали не с той ноги. По дороге сюда вам упал горшок цветочный на голову, и вы злитесь. Может, вы все же пойдете куда-нибудь и сольете свою злобу в уголок, чтобы никто не видел? Вы сами-то свои уроки выучили? Прочитали все обо мне, о Генкае? Вам известно, что мы не дети? По-моему, вам это не известно. А еще, судя по всему, вам не понять и того факта, что работа начинается не с битья друг друга молотками по головам. Вам это известно? Ах нет? Тогда, прошу вас, доктор. Покиньте это помещение и не возвращайтесь, пока не выучите свои уроки. Вам все понятно?! Вон отсюда! − От последних слов доктор Танон вздрогнул.
− Вы здесь долго не задержитесь, − произнес он. − Это я вам обещаю.
Танон покинул лабораторию. Маргесон вздохнул глубоко, затем прошелся немного и занялся наведением порядка в помещении. Ремонт в состоянии раздражения лучше было не делать.
Уборка плюс упражнения, которым Тиру научился в школе Лоу исправили положение, потом обед и приятная беседа с незнакомой девушкой вернули Маргесона в колею, и он вернулся в лабораторию с намерением продолжить ремонт.
К вечеру оба прибора были исправны. Маргесон не стал себя торопить, вновь принялся за наведение порядка и подготовку места для эксперимента.
На следующее утро он явился в лабораторию раньше положеного и занялся делом. Генкай Ревс, объявился там почти в непотребном виде. В его руках была бутылка с пивом, и он предлагал ее Маргесону. Тот принял ее, вылил содежимое в раковину и запер Ревса в небольшой комнате отдыха при лаборатории. Ревс там некоторое время буянил, затем заснул, а Маргесон принялся за работу.
Еще один прибор барахлил, и полдня ушло на приведение его в порядок, а к вечеру пошли первые результаты измерений. Маргесон усмехнулся. По плану эти результаты следовало получить через неделю после начала.

Ревс проснулся и начал тарабанить в дверь. Маргесон открыл ее.
− О, ты наконец, встал! − воскликнул он. − Ну, слава богу.
− Что произошло?... − проговорил тот.
− По-моему, ты перебрал лишку, Генкай. И поболе моего, даже утром не пришел в себя. Иди, вымойся, приведи себя в порядок, поужинай где-нибудь, и возвращайся сюда.
Ревс взглянул на Маргесона и ушел. Он вернулся довольно поздно и некоторое время рассматривал лабораторию.
− Здесь сколько времени прошло? − спросил он.
− Неделя, а что?
− К-как неделя? − Ревс захлопал глазами.
− Неделя, − ответил Маргесон. − Уже результаты идут, а ты все пьянствуешь. Еще меня обзывал пьяницей, а сам...
− Ты ведь лоуренсист.
− Ну и что? Это не преступление быть кем-то. Кстати, я смотрел данные о вашей экспедиции. По всем признакам ваш капитан и его дочь тоже были лоуренсистами. − Маргесон улыбался. Он врал об этом в открытую и нагло. Любой чуявший, это увидел бы, но Ревс не увидел.
− Так они...
− Мы все люди, Генкай. Одинаковые, разные. Кстати, чтобы ты не особенно дергался, я тебя немного успокою. По шкале Лоу у меня всего двадцать баллов. Из сотни. Понимаешь?
− Нет.
− Это значит, что у меня только одна пятая часть способностей. Я даже не телепат, как стопроцентные лоуренсисты. У меня есть только чувство и все.
− Чувство? Какое?
− Это не объяснить. Словно некое видение. Я чувствую, когда рядом оказывается кто-то. Даже если за стенкой или в темноте. Я словно другого человека вижу спиной. Но это чувство слабо. Нужны особые условия, чтобы оно было четким.
− А в той школе ты чему учился?
− Тому и учился. Видеть и понимать, что вижу.

Они просидели до полуночи. Ревс еще не принимал лоуренсистов полностью, но у него не было выбора. Он находился в мире, где лоуренсисты давно занимали ключевые позиции. Мир не делился на тех и других людей, но незримый контроль присутствовал, и каждый, кто имел способности, хоть какие-нибудь, получал преимущества...
Эксперименты почти закончились. Ревс долго пытался понять, как Маргесон собрал все что нужно сразу, но разбирать установку ради ее новой сборки не думал. Приборы работали как часы. Фиксаторы записывали последние данные. Второй этап экспериментов подходил к концу, а по плану это должно было произойти через две недели. В руководстве далалась ставка на ручной съем информации, тогда как Маргесон внаглую использовал средства компьютера, собрав пару схем для ввода данных. Нигде в руководстве не было запрета на подобный ввод.

В лабораторию постучался и вошел человек.
− Я вижу, вы навели порядок, − произнес он. − Не плохо. − Он прошел к Маргесону и Ревсу. − Профессор Тиманд Керо.
− Прошу прощения, профессор, что не узнал вас, − произнес Маргесон, подымаясь.
− В первый день было общее собрание, но вы не пришли.
− О нем не было предупреждения, профессор. Мы с напарником проходили важный этап эксперимента. Он не требовал нашего присутствия в лаборатории...
− Доктор Танон говорил мне об этом. Говоря прямо, вы пьянствовали.
− Доктор Танон сильно преувеличил. Мы просто знакомились. Вы же понимаете, профессор, что без нормальных личных отношений никакой нормальной работы не было бы?
− Да, но вы явно не обратили внимания, что подобные отношения должны быть и с вашим научным руководителем.
− Я сожалею, что доктору не удалось нами покомандовать. Но, ничего не поделаешь.
− Как вы собираетесь начинать эксперимент?
− Вообще-то, мы не собираемся его начинать, господин профессор. Мы собираемся его заканчивать. Осталось часа два до окончания.
− Вы шутите? − произнес Керо.
− Никак нет, сэр! − произнес Маргесон. − Прошу прощения. Я не шучу. Мы отремонтировали неисправные приборы, собрали установку, написали программу сбора данных, и она сейчас завершается.
− Программу? Вы что... Вы снимаете данные с помощью компьютера?!
− Разумеется, профессор. Компьютер освобождает от рутины в эксперименте и высвобождает время для мыслей и идей. А вы рассчитывали, что мы будем все записывать на бумажку, а затем вводить в компьютер ручками?
− В общем-то да.
− Я извиняюсь, но, по-моему, это было бы издевательством над людьми.
− Тысячи лет ученые делали именно так.
− Ни за что не поверю. Компьютеры изобрели пятьсот лет назад. С тех пор применение автоматизации в экспериментах есть важнейший этап интенсификации исследований. Важен результат, а не умение экспериментатора писать цифры.
− Хорошо. Вы меня убедили, − произнес профессор. − Можете продолжать.
− А что с доктором? Он ведь зол на меня, − сказал Маргесон.
− Разберемся, − ответил профессор уходя.

Руководителем работы стал сам Керо. Генкай включился в работу с еще большей силой и влиял на нее не меньше чем Тиру. Маргесон был хорошим специалистом в технике, а Ревс взял на себя почти всю научную часть, в том числе и то, что казалось описания всего эксперимента, выводов и возможностей.
− Ну ты выдал, − произнес Тиру, прочитав полный отчет. − Я бы так не сумел написать.
− Нормально? − спросил Генкай.
− По-моему просто отлично. Круто! Ты просто гений!
Генкай усмехнулся.
− Я учился на исследователя, а ты, похоже просто техник. Впрочем, очень хороший. Я бы провозился с этой установкой весь месяц.
− Ну, тогда, нам просто грех не быть командой? А, Генкай? − Маргесон подал ему руку.
− Да, − ответил тот, протягивая свою.
− Ну, тогда, пора идти в бар отмечать это дело!
Они рассмеялись оба и пошли из лаборатории, выключая и закрывая все.

Керо смотрел отчет, иногда тер свой лоб, затем взглянул на двух учеников.
− Вы раньше учились уже где?
− У меня несколько лет опыта работы исследователя, − сказал Генкай.
− А у меня четыре года опыта работы замкомпотеха на космическом крейсере, − произнес Маргесон.
− Хорошо. Ваша работа принята. Думаю, вам следует готовиться к сдаче экзаменов.
− К сдаче? А как же учеба? Еще полгода, − сказал Маргесон.
− Судя по всему, она вам не требуется. Завтра приходите ко мне с утра, получите список литературы, список экзаменов, и идете в библиотеку. Если до окончания практики решите, что вам экзамены не осилить, будете учиться как все, если сумеете, то будете сдавать все с предыдущим потоком. Полгода на дороге не валяются.
− Да, сэр, спасибо, сэр! − произнес Маргесон. Профессор усмехнулся. − О, простите, профессор.
− Я все понял. Идите.


С экзаменами пришлось попотеть. Особенно Маргесону. Он легко сдал все, что касалось техники и методологии, но с наукой было не очень. Особенно с передовой. Теория физики Лоу вообще оказалась за гранью понимания, и Маргесон не получил по ней отличной оценки в отличие от Ревса. Для того подобное положение оказалось просто удивительным. Он не видел в теории ничего особо сложного, просто изначальные положения ставил под сомнение, но об этих сомнениях его не спрашивали.
Последний экзамен к науке вовсе не относился. Все ученики проходили тест на политкорректность. Маргесон отвечал на все вопросы, как их понимал, и под конец уже плохо соображал, что от него требовали.
− Значит, вы не верите в существование полей Лоу? − произнес какой-то старый профессор.
− Да что вы мне голову морочите?! − воскликнул Тиру не выдержав. − Верю-неверю! У меня у самого двадцать баллов по шкале Лоу! Меня едва не прирезали на Тагарисе за это, а вы!... Мой отец!...
− Нам известно, кто ваш отец, господин Маргесон. Не нужно так нервничать.
− Я не нервничаю.
− Не смешите меня, − произнес человек. Маргесон встретился с его взглядом, и понял, что это один из лоуренсистов. − Вы, судя по всему, не понимаете серьезность проблемы.
− Я вообще проблемы не вижу, − ответил Маргесон. − Одни люди, другие люди, нам что драться теперь из-за этого?
− Вы же служили в армии.
− Да, я служил. И вовсе не для того, чтобы людей убивать.
− Хорошо. Я думаю, на этом можно закончить экзамен.
− Комиссия зачитывает вам этот экзамен, − произнес председатель.
− Спасибо, господа, − ответил Маргесон.

Он покинул комиссию и вернулся в общежитие. Вскоре там оказался и Генкай.
− Сдал? − спросил Маргесон.
− Сдал, − ответил тот с явно нелучшим насроением.
− Словно изнасиловали... − произнес Маргесон.
− Ты? Они что, и тебя? − спросил Ревс.
− По-моему, они всех так. Просто зло берет, прямо!...
− Ты же вроде свой для них.
− Ну да, − усмехнулся Тиру. − Одна пятая часть от своего. А другая явилась с Тагариса. − Он взглянул на Ревса. − И как? Свой или чужой?
− Не знаю.
− Вроде умный, а не знаешь, − фыркнул Тиру.
− А ты сам что об этом думаешь?
− Я думаю, что люди все свои. И там и здесь. А кто считает Тагарис вражеской планетой, тот просто последний кретин. Уж теперь то ясно, чего Бетта-Мо от нас отгородилась. Мы со своими сладить не сумели, а к чужим лезем с нравоучениями о мире!... Идиотизм...
Наступило молчание.

На следующий день все было словно как обычно. Даже вручение дипломов прошло как обычный праздник, а не особое событие в жизни. Вечером Тиру потерял Генкая из вида и долго искал его, но безрезультатно.
− Ба! Какие люди! Маргесон! − послышался громкий голос.
− Ха! Скимсадер! А ты откуда?! − воскликнул Тиру, подходя к нему и хлопая по плечу.
− А я за тобой, брат. Мне сказали, что ты школу закончил.
− Я курсы уже закончил. Повышение квалификации.
− О! И кем теперь стал?
− Исследовательские технологии.
− Э.. Да ты что, в ученые подался?
− Да. Меня отец сюда направил. Ну а ты как? Где?
− Я командую группой истребителей, − ответил Скимсадер. − Сейчас в отпуск напросился. Так ты чего, в армию не возвращаешься, что ли?
− Исследования, это тоже фронт, Скимсадер. И не менее важный, а у меня способности есть. Так что, привет с одного фронта на другой! − Маргесон еще раз хлопнул Скимсадера по плечу. − Пойдем в бар, что ли, вдарим по пивку?
− Вдарим! − ответил тот с некоторым сожалением.
− Жалеешь, что я откололся, да? − спросил Маргесон.
− Ты был не плохим техником, Скимсадер. Жаль, что ты ушел.
− Ты не беспокойся. Я кем был, тем и остался. А придет время воевать, можешь не сомневаться, я отправлюсь на настоящий фронт. А наука это стерпит.
− Ты же потеряешь хватку.
− Не потеряю. Я же техник, а техника везде одинакова. Что военное судно, что научное. На научном даже поболе техники. И самая передовая.
− Ну, если так, тогда... Выпьем, чтобы все было отлично!
Они приложились к кружкам...

Генкай вернулся в общежитие совсем поздно. Тиру еще не спал.
− Ты куда-то пропал... − произнес Маргесон.
− Извини, я просто встретил друзей старых, а тебя предупредить не смог.
− Понятно. Я кстати, тоже старого друга встретил и весь вечер мы с ним в баре просидели. Вспоминали старое.
− Ну и как?
− А никак. Звал он меня к себе, но я решил в науку идти, а не в армию. А ты как? О чем говорили?
− Об экспедиции. К той самой планете.
− Что, кто-то летит туда?
− Нет. Два раза комиссия рассматривала вопрос и оба отклоняла. Завтра будет новое заседание. В общем, последний шанс.
− Может, мне туда пойти с тобой?
− А ты то что? У тебя даже научных идей нет, чтобы представить комиссии.
− Не важно. Если можно, Генкай, то я пойду туда.
− Можно. Я ребятам о тебе рассказал, думаю, они не будут против.
− Ну и отлично.

Маргесон смотрел фотографии планеты, данные об условиях, о звезде, об окружающем космосе.
− И они от этого отказались? − произнес он.
− Планета очень далеко и почти не исследована. Несколько аварийных невозвратных посадок, − произнес Натан Девор. − Это возражения комиссии, а не мои.
− Ну, такие возражения обычно отправляются в корзину сразу же, − ответил Маргесон. − Что в ней существенного, что действительно может затруднить освоение.
− Во-первых, там свой разумный вид, − произнес Генкай. − Так что освоение, ты это загнул, Тиру. Речь только об исследовании и не более.
− Может, я слепой, но здесь населена разве что десятая часть. Еще неизвестно, может, это население, само переселившееся.
− В любом случае, они там очень давно.
− Не важно. Впрочем, отложим это сейчас. Исследования самой системы проводились? Каковы планеты, каковы метеоры?
− Этих данных навалом. Если бы система была рядом, можно было бы строить базу в космосе по стандартным схемам.
− Это плюс. Дальность минус. Но не сильный. К тому же, рядом разумный вид. Как бы мы ни старались, мы с ним встретимся в космосе. Когда-нибудь. И лучше раньше. То что у них выхода в космос нет, нам только на руку. Можем летать сколько угодно и изучать сколько влезет.
− Это слишком грубо, − произнес Девор. − К тому же, у них может быть оружие...
− А вот это уже серьезно. У них уже сейчас оружие есть, что корабли сбивает, что будет, когда они взлетят?
− Я тебя не понимаю, − произнес Генкай.
− Не важно. Важно, чтобы комиссия поняла.
− Ты думаешь, мы тебя туда допустим с такими словами? − спросил Девор.
− А выбор у вас есть? Идеи относительно предыдущей комиссии? Реальные, не те, что типа "поплакаться в юбочку"? Я понял, что этот мир имеет значение. Если не сейчас, то потом будет иметь. Вы сейчас можете выбрать, двигаться своим путем, или ввести таки в бой тяжелую артиллерию.
− Это тебя, что ли? − спросил Ревс.
− Именно меня. Я не буду уговаривать, я буду бить в глаз. Фактами и стратегическими данными. Решайте. У вас еще час, вроде, а я пойду прогуляюсь.
Они решили рискнуть. Девор сдался, когда Генкай напомнил ему, что все дело вначале зарезали именно военные, которые имели зуб на средства. И тут применение знаний настоящего военного совсем не мешало.

Маргесон присутствовал вместе со всеми, как запасной вариант. Выступал Девор, отвечал на вопросы, затем его просто задавили словами о предвоенном положении, необходимости экономии, дальностью планеты и подобными вещами.
Маргесон уже открыто давал знак, что хочет выступить, и Девор перевел на него взгляд.
− В чем дело? − спросил Председатель.
− Есть некоторые данные, которые господин Девор почему-то боится высказывать, − ответил Маргесон.
− Какие именно данные? К кто вы?
− Я капитан Маргесон. Пока в отставке, но ничто не мешает, как говорится. И речь не о научных данных, не об открытиях, а о стратегической важности. Я, конечно, не генерал, чтобы ее определять, но и капитану видно, что мир этот уникален по-своему. Сколько у вас планет с разумом? Раз два и обчелся. А здесь третий. Неизученный вид. Очевидно, они на пороге выхода в космос, и нам оказаться там в этот момент просто необходимо. Они должны выйти в космос и наткнуться на нас. После этого мы будем очень многое определять для них. Я повторяю, очень многое, и это стратегически важно. На это нельзя жалеть средства, тем более столь мизерные. Один исследовательский корабль в войне не сыграет роли. Но в данном случае, он не просто сыграет. Он откроет мост между нами и целым миром. Одна только потенциальная возможность, что нас туда просто впустят и позволят что-то делать, имеет огромнейшее значение. И дальность уже не будет играть роли, полчаса на прыжок, это не дальность. Придет время, и мы будем летать по всей галактике. И неизвестно, с какими силами мы столкнемся. Так что, господа, вы решаете не вопрос о маленькой научной экспедиции, вы решаете вопрос о будущем отношении целых миров. Решайте, господа. Ну, а если не можете, мы обратимся дальше.
− И куда же это, позвольте?
− К Главнокомандующему. Думаю, он поймет важность вопроса, как только ему доложат об открытии мира, полностью совместимого по биологии с Лоренсией.
− Его совместимость не доказана.
− Это пустяки. Не доказана его несовместимость. А факт, что там люди уже были − на лицо. Плюс факт наличия разумного вида, который не просто разумен, а способен выйти в космос. Желаете получить третью Бетту-Мо? Если не желаете, то надо лететь и исправлять положение, пока не стало поздно.
− Какое положение?! Там ничего не произошло!
− Ну да. Корабли сбитые, сигналы о помощи от людей. Это ничего. Вы бы думали что говорите то.
− Вы всегда говорите в таком тоне, господин Маргесон?
− Я прошу прощения у Комиссии. Но уж как привык, так привык. Мы люди военные, не притязательные к языку. Что думаем, то и говорим, если только это не секрет.
− Думаю, надо обратиться за консультацией к военным, − сказал Председатель Комиссии.
− Мы уже обращались, и они дали исчерпывающий ответ, − ответил член комиссии.
− Вы, видимо, не с той стороны подошли к ним, господа, − ответил Маргесон. − Скажите сейчас прямо, не думая о военных, вам нужны эти исследования? Нужен этот контакт с иным миром? Не оглядываясь на экономии и тому подобное.
− Мы не можем не оглядываться.
− Вы можете не оглядываться. Сделать это как люди, а не как комиссия. Просто вам как ученым, это нужно или нет?
− Как ученым, это безусловно нужно, − произнес Председатель.
− В таком случае, давайте просто разделим функции. Вы отвечаете за научную необходимость, а я доведу до соответствующего круга информацию о военно-стратегической необходимости. Возможно, и средства найдутся.
− Вы предлагаете оставить этот вопрос открытым сейчас?
− Спешка нам сейчас не поможет, это очевидно.
− Хорошо. Когда вы сможете дать свой ответ? − спросил Председатель.
− Думаю, максимум, дня через три.
− Вы полагаете, что сумеете?
− Давайте не будем судить сейчас о том, что я сумею, а что нет.
− Хорошо, − председатель взглянул на свою бумагу. − Через три дня мы собраться не сможем. Через четыре.
− Хорошо, − согласился Маргесон.

Закончилось заседание, и Маргесон оказался вместе с группой исследователей.
− Не знаю, как ты будешь делать то что сказал, − произнес Натан Девор.
− Важно, что признал Председатель. Ты не расслышал это, Натан? Что научная ценность − бесспорна.
− Это было очевидно.
− Надо было, чтобы признала Комиссия. И какие у Комиссии будут возражения, если найдутся средства?
− Но как их искать? Нас и близко к Командующему не подпустят.
− Ну, это как сказать, − усмехнулся Тиру.
− Что ты задумал?
− Если расскажу, будет неинтересно, − ответил он. − Я еду в столицу.
Девор и Ревс отправлялись вместе с Маргесоном. Они легко добрались до штаба Командования. Маргесон ушел в отдел пропусков и вернулся через полчаса с бумагой на всех троих и сопровождающим лейтенантом.
− Я не понимаю, как... − произнес Девор.
− Не спеши, − усмехнулся Тиру.
Их провели на один из высоких этажей и подвели к пропускному пункту, где висела надпись Штаб Войск Сопротивления Тагариса, а еще через несколько минут все трое прошли в кабинет Командующего.

− Ракжей! Как давно мы не виделись! − воскликнул отец, обнимая сына. − Как дела? Как учеба?
− Учеба уже закончилась, − ответил Тиру.
− Как? Тебя выгнали? − забеспокоился отец.
− Нет, оказалось, слишком много знаю. Сдал экзамены экстерном. Сейчас у меня пара недель отпуска, а там работу буду искать.
− Мне сказали, что ты еще и по делу какому-то?
− Да. Но если у тебя срочные дела есть, лучше сначала их, а потом...
− Срочными делами займется мой зам. А мы пойдем. Не каждый день ко мне сын приезжает.
Маргесон подмигнул Девору. Тот стоял чуть ли не с раскрытым ртом, и едва отошел от оцепенения.
Они прошли через кабинет в другую дверь и оказались в квартире, где и жил Командующий. Он пригласил всех за стол, предложил выпить. Девор отказался, сославшись на важность вопроса, Ревс так же не стал.
− Давай после, а сейчас простого лимонада.
Отец согласился, убрал вино и взял другую бутылку. От лимонада никто не отказался.
− Ну-с. Рассказывайте, что за дело.
Маргесон знаком показал Натану молчать, и тот не сказал ни слова.
Тиру вынул бумаги, расстелил их на столе.
− Просто оцени, − сказал Тиру.
Перед Командующим было несколько изображений планеты, данные о составе, процент вероятности совместимости, превышавший пятьдесят. А так же данные по системе, по составу астероидов, по стабильности системы. Так же карта ближних звезд с указанием возможного их влияния.
− Где это такое чудо? − спросил Маргесон.
− Довольно далеко, но все же, − сказал Тиру.
− Ну так где?
− Туда тридцать минут в прыжке.
− Да, расстояние не слабое. А здесь что? − спросил Тиру, показывая на обозначенные пятна.
− Поселения разумных абборигенов. Они на уровне плюс ноль.
− То есть? − командующий взглянул на Тиру. − Они только начали строить ракеты?
− Думаю, уже начали. Тогда были только самолеты. Экспедиция улетела сто лет назад, вернулась сейчас. Есть и сложности. − Отец только намекнул, чтобы сын продолжал. − На планету спустилось три челнока, все потерпели крушение.
− Все три? − удивился Маргесон.
− Да. Подозрение, либо их сбили, либо проблемы в атмосфере, невидимые снаружи.
− Да, мир очень интересен. И каков же вопрос?
− Вопрос в том, что некая Комиссия решает лететь или не лететь туда, не имея при этом достаточных прав в решении стратегически важных вопросов. Нет средств, экономия, предвоенное состояние, вот их аргументы против.
− Это не аргументы, а отговорки. Средства есть, − ответил Командующий. Он взялся за телефон и попросил связать его с заместителем Командующего Армии Лоренсии по космической разведке.
Вопрос был изложен достаточно сухо, но этого хватило, и четыре человека получили приглашение на встречу. Они отправились туда сразу же. Заместитель находился в этом же здании и был заинтересован, как данными, так и их источником.
Через двадцать минут он уже смотрел фотографии.
− Откуда они? − спросил он. − Эти данные засекречены.
− Можно засекретить данные, но нельзя засекретить мозги ученого, − произнес Девор. − Я один из вернувшихся оттуда. Именно мы привезли эти данные, и теперь нам говорят, что все это никому не нужно, что нет средств на экспедицию!...
− Натан, побереги нервы, − произнес Тиру.
− Кто вам говорил, что нет средств на экспедицию? − спросил Заместитель, сделав небольшую паузу.
Девор несколько промедлив вынул еще один документ и передал его человеку.
Командующий прочитал бумагу, затем вызвал кого-то.
− Проверьте, что это за комиссия и из какой задницы она вылезла, − произнес он.
− Да, сэр! − ответил полковник и скрылся.
− Думаю, нет смысла сейчас скрывать. Экспедиция туда готовится полным ходом. Выход назначен примерно через месяц, − произнес он взглянув на Девора. − Почему вас не поставили в известность, не знаю. На сколько вы знакомы с тем миром?
− Мы летали вокруг несколько лет, надеялись найти способ спасти людей.
− Они оставались живы там?
− Во всяком случае, несколько месяцев мы держали связь по радио, потом она оборвалась.
− Это время они выжили на открытой территории или в челноках?
− На открытой территории. Я подозреваю, что биологически совместимость все сто процентов. У нас были проблемы с замерами из-за того, что зонды выходили из строя в атмосфере на больших высотах. А прорвавшиеся челноки оказались с полностью выведеным из строя оборудованием. Действие подобное электромагнитному импульсу, это сообщили те, кто оказался внизу, поэтому мы подозреваем, что их сбили, так же как и зонды.
− А каким образом у них остались целы радиостанции?
− Осталось цело все оборудование, находившееся в запечатанных железных ящиках. НЗ короче.
− Вы наблюдали радиосигналы местного населения?
− Да, но в очень малом количестве. Пара вещательных станций на весь мир и несколько нерегулярных связей в день. Данные о языке разобрать лингвистам не удалось. Он слишком разнообразен.
− А какой именно вид разумных там?
− Люди. Не такие как мы, но бесспорно гуманоидный тип. Фотографий нет, но есть описания со слов тех, кто был внизу. У них сильное разнообразие форм и, похоже, наших приняли за своих. Или играли так с ними.
− На сколько вы оцениваете возможность положительного контакта?
− Чисто физически сто процентов. Общественно-политически, сказать сложно. Там было обнаружено развивающееся общество, они могли измениться как угодно.
− Ясно. Вы проводили исследования лесов на предмет наличия абборигенов?
− Да. Они расселены везде. В некоторых местах обнаружены старые развалины. По оценкам не менее тысячелетнего возраста.
− Сэр? − произнес голос человека, появившгося в дверях.
− Да, проходите. Выяснили что?
− Да, сэр. Эта комиссия не имела компетенции выдавать подобное заключение. Они превысили свои полномочия. Но криминала нет. Новые положения еще не всем хорошо известны.
− Ясно. Поставьте их в известность, что вопрос полностью переходит в наше ведение.
− Да, сэр.

Все решалось достаточно быстро. Уже через два дня Девор, Ревс и их друзья оказались в команде новой экспедиции. Более того, Девор получил назначение заместителя экспедиции по научной части. Тиру Маргесон так же отправлялся туда и оказался на крейсере просто техником. Иных вакансий не нашлось, а Командующий Маргесон прямо дал указание никаких поблажек капитану не давать.

− Ну у тебя и отец, − произнес Генкай. − Мог бы и посодействовать.
− Ты смешон с такими словами, Генкай. Отец у меня лучше всех. И когда будет нужно, он первым придет мне на помощь. И я его не оставлю, если что. А покомандовать я еще успею. Вот шарахнет замкомпотеха током, тут я и нарисуюсь.


Старт проходил без всяких помп. Люди попрощались друг с другом. Челноки ушли в космос. Команда ученых заняла места в крейсере. Пара часов подготовки к старту, и отход от станции.
− Ну, с Богом, − произнес Командир. Его голос разошелся по крейсеру, и аппарат нырнул в черноту сверхсветового прыжка...


− Тигри, подымайся! Тигри!
− Что еще там? До утра нельзя подождать? − заворчала она.
− Тигри, корабль в космосе!
Она вскочила сразу же.
− Идем быстрее! − Закричал Сентор, выскакивая из комнаты.
Тигри плохо верила. Все могло оказаться розыгрышем, но уже через несколько минут ей показали снимки, сделанные из обсерватории...
Ренти так же привели в комнату, и Тигри показала ей фотографию с изображением маленького треугольника на фоне звезд.
− Это корабль? У нас, вроде не было треугольных...
− Ну не было, было, − фыркнула Тигри. − Не хочешь лететь, что ли?
− Я хочу! Хочу! − воскликнула она.
− Штайнсу здесь?
− Я здесь, Повелительница, − произнес старый ученый.
− Запускайте сеть Мано. Выловите его.
− Уже запущена. Уже выловили, − произнес старик.
− А злишься чего? Не выспался, что ли? − усмехнулся Тигри. − Гости у нас!
− Гости. Еще неизвестно, что за гости.
− Не важно.
Тигри прошла через зал и вышла в центр связи. Ренти прошла за ней. Они сели на место перед большим экраном.
− Изображения нет? − спросила Тигри.
− Только старое. Новое появится через несколько минут.
− Старое выведите сюда, − ответила Тигри, показывая на монитор рядом. Вскоре появилось изображение. Треугольник шел на фоне звезд, затем исчез.
− Ушел в тень, − сказал кто-то.
− На какой он высите? − спросила Тигри.
− Около пятисот миль.
− Есть изображение! − произнес голос. На экране понеслись звезды, в которые попал треугольник. Он был совсем размазан.
− Четкости нет? − спросила Тигри.
− Там слабый телескоп. Через десять минут будет более четко.
− Радиосигналы?
− Нет. Мы можем послать запрос.
− Ренти, ты готова?
− Да, − ответила она. − Что мне говорить?
− Ну ты спрашиваешь! Там же твои.
− Это не факт. Там может кто угодно оказаться, даже беттамоняне.
− А это еще кто?
− Они вовсе нелюди.
− Все равно. Выходишь на связь как со своими.
Ренти согласилась. Через минуту она уже вызывала на связь своих...

− Ренти! Ренти Белла! Это ты?! Неужели это ты?! − послышался вой в динамиках. − Ренти, как ты? Где?!
− Кто это говорит?
− Это Натан Девор, я летал вместе с вами сюда.
− Вы улетели, оставив нас.
− Мы потеряли связь, летали три года, пытаясь восстановить, и не могли спуститься, ты же знаешь. А потом подошли к концу запасы, и нам пришлось улететь. Замком отдал приказ и...
− Вы должны это понимать, Ренти Белла, − зазвучал новый голос. − Я Герм Таг, командир экспедиции.
− Я понимаю.
− Возможно, мы сейчас потеряем связь, луч уходит.
− Не уйдет, − произнесла Тигри и показала знак своим. Сигналы переключились. − Теперь лучше?
− Да. Кто вы?
− Я Тигри, Повелительница Рода.
− Кто она, Ренти?
− Она местная, − ответила Ренти, взглянув на Тигри. − Я осталась здесь одна.
− Очень странно, но я вижу двоих, как минимум, − произнес командир.
− Кого двоих? Рядом со мной все люди местные.
− Второй не рядом. Он далеко от вас.
− Это Иргит, Ренти, − сказала Тигри.
− Иргит? Что за Иргит? − заговорил командир.
− Это человек вашего вида, рожденный здесь. Впрочем, там их одиннадцать, а не один.
− Я вижу только одного.
− Наверно, в них только одиннадцатая часть от людей, а остальное от зверей, − ответила Тигри. − Он плод генетического эксперимента. Размноженная копия одного из ваших людей.
− По-моему, вы не имели права так делать.
− Возможно. Однако, мы посчитали это благом, нежели просто смерть того человека.
− Почему он умер?
− Все ваши люди были убиты, не считая Ренти Беллы. Ей просто повезло.
Человек молчал. Возможно, там наверху шло обсуждение полученного факта.
− Кем они были убиты?
− Солдатами и охранниками, − ответила Тигри. − Одна группа во время возникшего боя в лесу, другая во время попытки покушения на нашего Родителя.
− Вы считаете их виновными?
− Я считаю, что все эти смерти были от глупости. Полагаю, вас успокоит то, что во время боя они убили в три раза больше наших.
− Не вижу в этом ничего успокаивающего, − ответил голос. − Вы должны вернуть всех наших людей.
− Хорошо. Мы вернем всех, кто сейчас жив. Надеюсь, вы подождете, пока мы построим корабль для этого.
− Не вижу причин, чтобы ждать. У нас есть челноки, и...
− Ваши челноки бьются как стекла, когда садятся к нам. Три штуки разбилось по одной и той же причине.
− Вы их сбили.
− Не говорите глупостей. Нам незачем было их сбивать. Они разбились в зоне электромагнитных бурь в высоких слоях атмосферы. Чтобы эту зону пересечь нужно специально экранировать все оборудование. Вы можете это проверить, послав аппарат, только не сажайте в него людей.
− Вы утверждаете, что не сбивали наши корабли?
− Я это утверждаю. И утверждаю не просто так, а официально. Я имею все полномочия для этого. Моя мать − Повелительница всего нашего мира.
Ренти едва не усмехнулась, глядя на Тигри. Так мог сказать каждый пятый в стране.
− Хорошо. Вы убедили меня. Но проблему надо решать.
− Мы ведем разработки космической техники. Наши аппараты уже смогли преодолеть тот слой, но до сих пор мы не посылали на них людей. И вряд ли это будет возможно в ближайшее время. Несколько лет, как минимум.
− Вы можете сказать как защитить аппарат от излучения?
− Полная экранировка. В момент прохода зоны надо полностью закрывать аппарат и отключать все приборы.
− А каким образом контролировать, что проход завершен?
− Никаким. Мы ставили механический таймер, но он не сработал. Видимо, сломался на старте.
− Получается, что мы не можем никого вернуть? Так?
− В данный момент, да. Можете разве что послать сюда кого-нибудь на свой страх и риск. Впрочем, вы тоже можете провести разработки аппарата для спуска и подъема с учетом особенностей атмосферы.
− Это не так легко и не так быстро сделать.
− Именно. Это сложно для вас, тем более, это еще более сложно для нас. Вы уже летаете, а у нас нет никакого опыта.
− Вы хотите получить доступ в космос?
− Разумеется. Смешно было бы отрицать.


Натан слушал переговоры. Генкай сидел за приборами и отлавливал все сигналы, а Тиру Маргесон слушал слова инопланетянки, желая, чтобы в разговор вновь включилась Ренти Белла. Ее голос словно завораживал, но почему-то уже довольно долго не звучал. Герм Таг и Повелительница Рода обсуждали какие-то частности, о которых полчаса назад никто даже не задумался бы.
Генкай подал знак, и Тиру подсел к нему. На экране компьютера высвечивалась сетка, которая опоясывала планету. Десятки станций, которые сейчас сопровождали корабль пришельцев. Он был на виду, где бы ни находился. Лишь небольшие области над полюсами оставались невидимыми для абборигенов.
− Ты видел Ренти Беллу? − спросил Тиру.
− Видел. Ты о чем?
− Она красивая?
− Тиру, тебе думать не о чем, что ли?
− Не о чем. Там внизу красивая женщина, и у нее нет мужчины.
− Ты не учитываешь, что ей сейчас не меньше пятидесяти?
− Не знаю. Судя по голосу, она еще не старуха. Хотелось бы мне с ней поговорить.
− Ты, кстати, слыхал, что сказала эта Повелительница? Про генетический эксперимент.
− Ну так они же дикари, наверно.
− Дикари. Генетика, это наука такого уровня. Генетическое копирование. Ты понимаешь, что это такое? Какова должна быть технология?
− Наверно, не слабая, но ты это к чему? Что они в космос не вышли, а генетику развили?
− Может, и так. А, может, у них есть иной выход в космос.
− Да не смеши ты меня, − фыркнул Тиру. − Иной выход. Через женское влагалище, что ли?
Генкай сам рассмеялся, и утих под взглядом командира.
Связь с планетой закончилась.


− Тигри, я, наверно, не выдержу. Ты понимаешь?! Они здесь, здесь! А я!... − Ренти едва не закричала. Тигри схватила ее и удержала.
− Терпение, Ренти. Терпение. Если брыкаться, можно и убиться случайно, понимаешь?
− Да. Но что делать?! Что?!
− Строить дальше. Проект движется вперед. Следующий этап выход на орбиту, ты не забыла?
− Нет. Нет. Я буду ждать.
− Жди. И надейся, может и твои что-нибудь придумают. Наверняка. Им то проще, а?
− Да, наверно. Но я не уверена.
− В чем?
− В том, что они прилетели только из-за меня. Тигри, ты же понимаешь, что люди могут быть разные. Я не знаю, кто там.
− А тот твой знакомый.
− Я и не помню его. Наверно, был в какой-нибудь команде, но я всех не помню.
− Сейчас тебе, Ренти, главное не сорваться на самом конце пути. Держи себя и просто скажи, что уже скоро. Совсем скоро.
− Я боюсь, что будет поздно.
− Что поздно то?
− Тигри, ты ведь понимаешь, что я должна стать матерью.
− Да, я понимаю, но проблема в чем?
− В том, что может стать поздно. Это у вас поздно быть не может, а у нас не так. Есть предел возраста, за которым...
− Ты не сможешь родить? И сколько?
− Он близок. Он рядом. Если вообще уже не пройден. Я сейчас не могу сообразить, сколько мне лет. Должно быть, не меньше пятидесяти, а наши рожают в двадцать.
− Господи. И ты не сказала? Ну почему?!
− А что я скажу? И что это изменит?
− У нас же есть мужские особи...
− Ну да. Ты не городи ерунды. Я не хочу от таких особей детей!
Тигри замолчала. Ей было сложно представить, как можно не хотеть детей и при чем там какие-то особи, но не стала ничего говорить.
− Ладно. Хочешь, мы собьем этот корабль, и у тебя будет куча особей для выбора?
Ренти рассмеялась.
− Не пори чушь! − произнесла она.


Тиру сидел в рубке. Рядом находились только двое дежурных. Корабль продолжал кружиться над планетой уже несколько дней.
− Как там дела? Инопланетяне не появились? − спросил Тиру.
− Где? − спросил дежурный оборачиваясь. − Вам нечего делать, капитан?
− У меня есть одно дело, да вот никак его не могу осуществить. Вечно что-нибудь сломается, а как все чисто и хорошо, так мне дежурства назначают, словно нет никого больше.
− Ну так шел бы и делал. А мы и без тебя справимся, − ответил дежурный.
− О. Ну, тогда, я пошел.
Тиру скрылся из рубки и отправился к себе. Он давно готовился к этому дню и теперь оставалось осуществить задуманное.
Запустилась программа. Команды ушли в центральный компьютер корабля, и на пульте дежурного зажегся аварийный сигнал. Просто сообщение о неисправности в антенне.
Дежурный вызвал Маргесона, и тот сразу же "принял сигнал".
− Я понял. И снова мне нет покоя, − произнес он. В ответ послышался смех дежурного. − Я проведу тесты антенны, вы не обрашайте внимания на включение/выключение передачи.
− Хорошо. Мы отключим у себя прием.
− О'кей.
− Только сообщай сразу как поймешь, что случилось.
− Ладно.


Ренти сидела одна. Тигри уехала куда-то, и рядом находился только Раф. Он не мешал, но был все время начеку. Охранник оставался охранником до конца.
Ренти поднялась и пошла к центру наблюдения.
− Я там нужен? − спросил Раф.
− Как хочешь. Там сейчас никого почти нет.
− Тогда пойду, а то вдруг чего.
Ренти вошла в центр и некоторое время наблюдала за картинками на экранах. Они отслеживали движение корабля пришельцев. В этот момент там было время отдыха. Оно отличалось от времени суток на планете и уже несколько раз "день здесь ночь там" переходило в "день здесь и там".
Ренти включила компьютер. Она вновь проверяла все, что касалось программы полетов. Ускорять в ней было ничего невозможно, но следовало искать ошибки. Ренти не видела их, и программа шла сама собой.
Возникло движение в зал.
− Они вызывают нас, − сказал дежурный и включил связь. − Надо вызвать Тигри. Мы же не знаем...
− Алло, как слышите, проверка связи, − произнес голос.
Ренти прошла к техникам и показала знак включения связи.
− Алло, я слышу вас, вы слышите? − произнесла Ренти, когда связь возникла.
− Да, я слышу вас, Ренти Белла. Очень рад вас слышать. Кстати, меня зовут Тиру Маргесон.
− У вас какие-то проблемы, Тиру?
− Мелкие неполадки. Антенный блок передал сообщение об аварийном состоянии на центральный компьютер, но пока я не обнаружил неисправность. Возможно, просто сбой. Вы понимаете?
− Понимаю, − ответила Ренти. − Как там у вас?
− У нас все нормально. Все спят почти.
− Я про планету. Что там?
− Все, как обычно. Я родился на Тагарисе. Знаете такую планету?
− Слышала. А я с Лоренсии. Слыхали о такой?
В ответ послышался смешок.
− Да. У вас специальность какая была?
− Пилот. Командовала челноком.
− А я был замкомпотехом на крейсере. Сейчас просто старший техник.
− И почему понизили?
− Я с другом пошел в эту экспедицию, а здесь вакансии другой не было. Потому и старший техник. Сейчас вот ночь, а я антену чиню.
− Вроде все работает, я не чувствую проблем.
− Мы еще можем поговорить, если хотите. Пока тест полный пройдет, антенна должна работать.
− Я не против, − ответила Ренти. − Я давно не говорила с людьми.
− Да? А с командиром нашим не считается?
− Считается, но то было не так. Ты сейчас один?
− Да. А ты?
− Я нет, но здесь никто языка нашего не понимает. Смотрят на меня и ждут чего-то. − Ренти усмехнулась.
− Они там тебя не кусают?
− Нет. Они нормальные люди, только с приветом. А Тигри − мой друг.
− Так ты там не плохо устроилась, значит? При принцессе можно сказать.
− Да. Но отца моего убили. И всех других.
− Ты знаешь как это было?
− Четырех убили у меня на глазах. По глупости. Нас встретила Повелительница Иу. В общем, если бы они не вытащили оружие, были бы живы сейчас. Тогда я этого не понимала, сейчас знаю точно.
− А про вторую группу что ты знаешь?
− Они упали в огород к какому-то местному торговцу.
− Вот это да, и что там было? Торговец всмятку?
− Торговец, как ни странно, жив, наверно, на базар ходил. Но там был бой после этого, и почти всех убили. Остался только один тяжелораненый. Его они пытались спасти, но сам понимаешь. Впервые увидев такой вид врачи могли сделать не много. Он не выжил. И это был мой отец.
− Ты его видела живым?
− Последний раз только на корабле, когда летела вниз. Мы приняли сигнал бедствия, полетели спасать. Влетели сами. Затем и второй челнок влетел. Не будь меня на первом, отец, наверно, не послал бы сразу второй и не полетел бы сам.
− Да. Паника до добра никогда не доводила. Ты уж извини, Ренти.
− Я и сама понимаю. Тигри меня всегда успокаивает, когда я начинаю паниковать.
− Мы здесь даже не знаем, как они выглядят.
− Нормально. Я уже привыкла. Люди и люди. Я среди них как дистрофик-даун. Некоторые из них вовсе как страшилища с когтями и клыками.
− Шутишь?
− Нет. У них вид такой. В общем, как у наших собак куча разных пород.
− И что, тоже с шерстью?
− Нет. Волосатые на голове. Есть некоторые с шерстью, но редко. С видео то у вас что?
− Да пытались, ничего кроме помех. В радиотелескопе планета как звезда светится. Наш физик хватается за голову и понять не может как такое может быть.
− Представляешь, они здесь теорию относительности не знали.
− Да можно представить. Ты, небось там гений?
− Нет. Я здесь даун. А Тигри говорят, что я просто кем-то научена, как говорить.
− Странно. И что, не доказать?
− Ну, кто свой, тот знает. А чужие по виду судят. Представляешь, здесь ученые − это порода.
− Порода? Кошмар.
− Почему кошмар-то?
− Да, не знаю. Не хотелось бы, что бы меня метили из-за вида.
− У них это делают при рождении. В генах все записано, кто кем станет. Рабочие, ученые, защитники и родители.
− Однако. И что, рабочие не бастуют?
− Нет. У них умственное развитие не позволяет. Хотя, я не знаю всего. Я с ними почти не сталкивалась.
− А служат Повелительнице ученые, что ли?
− Нет. Защитники. Их еще драконами называют.
− Почему?
− Потому что страшилищами становятся после пятидесяти лет. Даже не знаю, как описать. Человек с толстой кожей, с когтями. И рожа как...
− Что здесь такое?! Кто вам позволил выходить на связь без разрешения?! − возник голос Командира Крейсера.
− Командир, вы слышите меня?! Я Ренти Белла! − Ренти поднялась.
− Я слышу. Что это значит? Вы не должны были выходить на связь во внеурочное время.
− Командир, я здесь много лет с людьми не говорила, а вы говорите внеурочное время! Что за глупости! Оставьте его, я хочу с ним говорить дальше!
− Пока я здесь командир, никаких левых связей не будет! − ответил тот.
− Идиот, − произнесла Ренти.
Связь оборвалась. Ренти взглянула на людей рядом. Ее едва не разобрал смех. Здесь − чужие − ей слова не сказали, а там свой влез со своим внеурочным временем.
− Что они хотели? − спросил Раф.
− У них антена поломалась, они связь проверяли.
− Мне показалось, что ты ругалась в конце.
− Да. Там какой-то болван пришел, нам договорить не дал.
− Для тестирования связи длинноват разговор, − произнес профессор Кортен.
− Мы больше болтали, чем тестировали связь. Вы же записали все, передадите Тигри, она переведет вам, что посчитает нужным.


− Что это значит? Ты что им говорил?! − произнес Герм Таг, хватая Тиру за руку.
− Да что с вами?! Совсем спятил?! − выкрикнул Тиру, вырываясь. − В антене сбой был, я связь проверял, они ответили, мне что надо было повеситься?!
− Что еще за сбой? Ты чего городишь?!
− Да ты... − Тиру смотрел на человека, в его глаза, и дернулся. Он ощутил мысленную атаку, и тут же отбил ее, как его учили. − Ну гад! − воскликнул Маргесон и проскочил в сторону. Он выскочил в другую дверь...
Казалось, командир всбесился. Подобного бардака на корабле еще не было. Маргесону удалось поднять тревогу и через несколько минут уже весь экипаж оказался перед командиром, который с пеной у рта приказывал черт знает что. Закончилось все тем, что врач вколол человеку успокоительное, тот оказался в постели и заснул.
− Это явно нервное.
− А по-моему, он просто спятил, − ответил Тиру. − Набросился на меня, словно зверь. Я ему говорю антену тестировал, сбой был, а он спрашивает что еще за сбой, чего я горожу.
− Там действительно сбой? − спросил врач.
− Да спросите у дежурных, они мне и передали сообщение о сбое.
− А по-моему, ты сам дежурный сегодня, − произнес Натан.
− Я просто вышел на минуту, − ответил Тиру.
− Так. Надо провести полный сбор и перекличку, − произнес Девор. − Мало ли чего. Капитан, возвращайтесь на дежурство.
Маргесон вернулся в рубку, где его тут же завалили вопросами о том, что случилось, что за шум на крейсере, отчего тревога.
− Проблемы с первыми психами, − ответил Маргесон. − Ничего особенного, бывает.

− Господин Девор, можно вас? − произнес врач.
− Да, − ответил Натан, проходя к нему. Врач закрыл дверь за собой. Это было не хорошим признаком.
− У нас проблемы, − сказал он.
− Я уже заметил. Что происходит?
− Проблема у Командира. Он явно не в себе. − Врач сел на свое место, пригласил Натана и включил видеозапись. На ней был капитан, привязанный к койке и кричащий о том, что...

− Там люди! Я видел их! Видел! Их много! Они держат людей в клетках!... Они не люди! Они звери-драконы! Они людоеды!..

− У него явный бред, − произнес Натан.
− Да, но он не спит. Он...
Раздался грохот. Натан вскочил и вместе с врачом выскочил в коридор. Дверь в изолятор была открыта, рядом лежал человек без сознания, а капитана не было на месте.
− Он сбежал! Сбежал!

Вдали послышался грохот выстрела.
− Господи... − произнес Натан. Он проскочил к системе связи и вызвал рубку.
− Дежурный. Внутренняя Боевая Тревога! − произнес он. − Внутренняя Боевая Тревога! Вы слышите?!
− Да, сэр, что случилось?
− Мне это сложно говорить, но Герм Таг свихнулся. Он сбежал из изолятора ранив человека. Закройтесь в рубке и никого не допускайте к управлению, пока все не успокоится!
− Да, сэр. Запускаю Режим Безопасности Управления.
Где капитан взял оружие было не ясно, но стрельба продолжилась, а врачу досталось два трупа и один тяжело-раненый солдат.

Девор, наконец, добрался до центра крейсера и прошел в техотдел.
− Таг? − Спросил Маргесон.
− Да. Он уже убил двух человек.
− Я не знаю, так или нет, но без Лоу здесь не обошлось, − сказал Тиру.
− Ты думай, что говоришь! − воскликнул замокомпотех Тседо.
− Я говорю то, что считаю, − ответил Тиру. − Он атаковал меня!
− Атаковал? Что значит атаковал?!
− То и значит. Это атака Лоу. − Тиру дернулся и перехватил руку замкомпотеха. − Ты не суйся в эти дела, понял?!
− Ты... − заговорил Девор. − Теру, держи себя в руках!
− Я держу. Просто некоторые болваны не имеют понятия некоторых о вещах. − Натан, не знаю как, но постарайся выяснить, сколько здесь лоуренсистов и постарайся связаться с ними всеми. Понимаешь?
− Думаешь они?...
− Не знаю. Я не знаю! Все. Я иду искать капитана.
Маргесон скрылся.
− Он псих. Он тоже псих! − воскликнул замкомпотех.
− Ты сейчас тоже псих, так что, сиди.
Девор прошел к пульту связи и вызвал рубку.
− Дежурный, вы слышите меня?
− Да, сэр. Сейчас, вроде все тихо. Я передал приказ никому не выходить со своих мест.
− Вы можете проверить крейсер. Кто сейчас где?
− Да. Запускаю команду на сканирование.
− И еще один вопрос. Мне нужны данные на команду. Сколько у нас лоуренсистов?
− Это закрытая информация, сэр.
− Вы понимаете проблему? Командир не в порядке. В такой ситуации Командиром экспедиции оказываюсь я.
− Да, сэр. Но пока не установлено, что капитан не в порядке...
− Свяжитесь с врачом и спросите. Время дорого, я говорил, уже убиты два человека.
− Хорошо. Мы будем действовать по инструкциям. Прошу прощения, господин Девор, конец связи.

Девор чертыхнулся, взглянув на замкомпотеха.
− Нет, у них дом горит, а они инструкции читают!
− Иногда, это полезнее чем паниковать, − ответил человек. − Зачем вы выпустили капитана? Он же сам...
− Не важно.
Включилась связь и появился дежурный.
− Мы отсканировали крейсер. В каютах закрыты почти все. Капитан находится в отсеке Б, он вооружен и движется в сторону отсека Ц. Маргесон только что прошел в свою каюту, но не похоже, что он собирается исполнять приказ о невыходе. Он не закрыл дверь.
− Вы связались с врачом?
− Да, сэр. Врач подтвердил ваши слова о капитане, но по инструкции в этом случае командование переходит к полковнику Веро. Мы уже поставили его в известность. Он готовится к захвату. Я могу связать его с вами.
− Хорошо. Свяжите его со мной. И скажите, что это важно.
− Да, сэр.
Веро вышел на связь через полминуты.
− Что вы хотели передать? − спросил полковник.
− Полковник, у вас есть кто-нибудь, знакомый со школой Лоу?
− Нет. А в чем дело?
− Проблема в том, что капитан владеет этими приемами. Судя по всему, у нас нет никого против него. Вы как командир можете узнать, нет ли кого еще, кроме капитана.
− Хорошо. Я узнаю. Но предупреждаю сразу. Я в их фокусы не особенно верю, так что они не пройдут со мной.
− Надеюсь, что вы правы, полковник.

Через несколько минут ситуация пришла почти в норму. Командир оказался в блоке Ц. Полковник Веро принял командование на себя и провел солдат в атаку. По дороге он захватил Маргесона и запер его в первой попавшейся каюте. Маргесон только матерился в ответ, говоря, что против Командира идти прямо и с оружием глупо.
А через минуту началась схватка. Бой оказался жестоким. Несколько солдат ворвались в блок Ц. Загремели выстрелы, затем все стихло, кто-то из солдат позвал остальных, и Веро вошел в отсек.
Перед ним оказался Командир с оружием в руке.
− Нет! − Закричал полковник и в ту же секунду удар обрушился на него.
Удар Лоу.
Полковник успел лишь выстрелить. Пуля ударила в плечо Командира. Три солдата, стоявших рядом открыли огонь, стреляя в Полковника. Кто-то снаружи это увидел, и солдаты в панике отступили, передавая слова об этом.
Девор получил сообщение.
− Болван. Я сказал же ему! − выкрикнул он в ответ.
− П-простите, сэр, вы о чем?
− Ни о чем. Откройте капитана Маргесона, сообщите ему, что случилось, и исполняйте все его приказы! Вы поняли?!
− Да, сэр.
− И свяжите его со мной, как только откроете!

Маргесон выслушал слова о смерти полковника молча. Он взглянул на испуганные лица солдат.
− Я пойду туда. Вы не должны приближаться. Чтобы ни произошло, пока я сам вам не скажу слова "Зеленый дуб". Вы поняли?
− Да, сэр.
− Это пароль. Если я его сказать не сумею, вы убьете меня. Вам ясен приказ?
− Д-да, сэр.
− Надеюсь, этого не потребуется...

Капитан взял оружие и направился вперед. Он прикрыл глаза и тихо пошел, ориентируясь по признакам, которым его учили, одновременно закрывая свое присутствие. Командир, конечно, так же скрывал себя, но для этого Капитан и не закрывал глаза полностью.
Он тихо вышел в коридор, прошел к дверям в блок. За ними стояли два человека. Прикинув, какова в этом месте стена и дверь, Маргесон вложил заряд в крупнокалиберное ружье. Он делал все достаточно медленно и спокойно.
Выстрел. Вслед за ним возник крик. Один человек за дверью упал, второй отскочил, затем начал бегать по помещению. Капитан не медлил, вложил второй заряд и вновь выстрелил, когда человек за стеной бежал к нему навстречу. Новый крик, на этот раз вместе с ним возникла странная невидимая вспышка. Маргесон увидел еще одного человека на полу. Он был еле жив и в нем словно горел тот огонь.
Капитан прошел к двери, толкнул ее ногой и медленно прошел вдали так, чтобы увидеть лежавшего. Оружия рядом с ним не было, Мергесон осторожно двинулся вперед. Рядом могли быть и другие люди.

Командир лежал на полу и тяжело дышал. Он взглянул на Маргесона и атаковал. Капитан отбил удар и прошел ближе.
− Я сожалею, Командир, но вы не оставляете мне выбора, − произнес Маргесон, подымая оружие.
− Я был там. Я был среди них, я захватил их! − произнес Командир.
− Но ты был глуп и напал на своих.
− Это был он.
− Он? Кто он?
− Он там. Там. Тот, второй. Они его заперли.
− И он не вышел?
− Они защищены. Все охранники...
− Да, сэр. Спасибо за информацию, − произнес Мергесон и поднял оружие.
− Нет! − закричал тот.
− Ради живых, − произнес Маргесон и выстрелил.
Пуля пробила голову человека. На мгновение возникла вспышка, и Маргесон увидел, как она ушла вниз. Мгновенно.
"Я убью тебя!" − прокричал голос...


− Зеленый дуб. − тихо сказал Маргесон выходя к солдатам. Те опустили оружие. − Все кончено. Командир мертв. Вызовите Девора на связь.
Девор принял все как должное. И только наедине с ним Маргесон объявил, что убил Командира, когда тот был ранен.
− Он захватывал людей? − спросил Девор. − Это возможно?
− Да. И именно так и было. Более того, есть вероятность, что он не умер, а ушел вниз в тех, кого захватил там.
− Это невозможно представить.
− Мне нужен отдых, Натан. Я чувствую, что сильно устал. Надеюсь, здесь все будет нормально, пока я...
Капитан не договорил и повалился с ног.


− Они не вышли на связь в назначеное время, − сообщил Кортен. − Уже второй пропуск.
− Вы можете предположить, почему? − спросила Тигри.
− В последний раз был незапланированый сеанс, с ними говорил Ренти Белла. Я не знаю, о чем... Но я считаю, что он виновен.
− Вы язык не способны выучить, профессор, так что оставьте свои расчеты при себе. Она говорила со своими, и ей позволено говорить с ними сколько угодно, о чем угодно, без перевода слов. Это ее право, вам это уже было сказано.
− Но после этого оборвалась связь и...
− Вы сами сказали, у них были неполадки, они тестировали, связь оборвалась. И я спросила о предположениях, а не о подозрениях. Все на этом.
Тигри ушла, оставив приказ вызывать ее в любое время, если появится связь. Она отправилась к Ренти. Та лежала в комнате и ничего не делала.
− Ренти, − тигри вошла к ней. − Связи так и нет.
− Наверно, антена сломалась. Маргесон говорил, что была какая-то проблема, и он пытался выяснить.
− Корабль, у которого одна антена, Ренти, это смешно. Нашлась бы и запасная, как думаешь?
− Да, я конечно сглупила. Антена на корабле не одна. Но что тогда? Они не хотят отвечать? Вы их вызывали?
− Обижаешь. Конечно, вызывали. Просили просто хотя бы сообщить, что связь есть, если она есть.
− Это либо политика, либо что-то серьезное.
− Какая политика то на корабле?
− Не знаю. Решили не выходить на связь. Почему, не знаю. Но глупо. И не думаю, что они там умерли вдруг.
− А если авария? Метеорит попал в корабль...
− Давай не будем гадать, а подождем.
− Хорошо. В конце концов, для тебя все, − ответила Тигри.
Ренти усмехнулась.
− Все для меня, ну как же.
− А как же? Думаешь, я жду от них чего-либо хорошего? Я уже поняла, что Командир у них с приветом. В последний раз, когда говорила с ним, казалось, что его вообще подменили.
− Почему?
− Не знаю. Просто иначе говорил. Словно... Даже не знаю, как сказать. Темнотой от него несло.
− Ну, это бред, − усмехнулась Ренти.

− Повелительница! − К Тигри прошел дракон. − Сообщение из Тево.
− Из Тево? − удивилась та. − Что за сообщение.
− Там одиннадцать инопланетян. Они хотят встретиться с вами.
Тигри взглянула на Ренти. Та пожала плечами.
− Идем в центр связи, − произнесла Тигри.
Связь вскоре была установлена. Включился экран, и на нем появились два молодых человека-пришельца.
− Мы знаем, что около планеты находится наш корабль, и требуем, чтобы вы переправили нас туда! − произнес один из них.
− Что еще вы требуете? − спросила Тигри.
− Ничего. Только это.
− Прекрасно. Вас вернут назад, и там вы будете требовать этого дальше сколько угодно. Вам не запрещается это требовать. Вы все поняли?
− Мы требуем, чтобы вы отправили нас туда!
− Требуйте дальше. Может, от ваших требований у вас на дереве космический корабль и вырастет. Если это все, тогда, конец связи.
− Это не все! Мы требуем, что бы вы вернули нам Ренти Беллу!
− Не выйдет. Она расстреляна четыре года назад.
− Ра-ра... Ты врешь! Мы знаем, что она жива!
− Не знаю, откуда вы это взяли. Ее нет. Что-нибудь еще?
− Вы не имеете права нас здесь держать!
− За преступления надо платить. И радуйтесь, что вас не расстреляли, ибо это и следовало сделать. Конец связи.
Экран погас и Ренти прошла к Тигри со стороны,
− Может, это жестоко, Тигри.
− Что?
− Я думаю, что их следует уничтожить. Ради нашего будущего.
− Ты же знаешь, что на крейсере о них известно.
− Знаю, но я чувствую, что из-за них будет проблем во много раз больше. В конце концов, Тигри, вы создали их из клеток моего отца. Он умер, и только я могу ими распоряжаться.
− Забудь об этом Ренти, и не проси. Они совершили преступление, но не на столько, чтобы их убивать.
− Ты же сама говорила...
− Я говорила это только им, Ренти. В действительности, в нашем законе расстрел как таковой вообще отсутствует, я его из вашего вытащила.
− С законом без смертной казни вы должны быть ангелами.
− Я не говорила, что смертной казни нет. Она есть. Но не такая.
− Отправление на обед к Родителю.
− Ну это уволь. Размножать дерьмо, Тигри, ты думай хотя бы!
− Тогда, что?
− Их убивают драконы. Когтями вспарывают живот и...
− Ладно, все, не надо... − Ренти отвернулась.

Пришельцы вышли на связь через четыре дня. Командиром теперь был Натан Девор, и разговор с ним у Тигри оказался совсем другим. Девор по непонятной причине часто сбивался, а Тигри своей логикой давила его, и это, видимо, мешало нормальному пониманию. С другой стороны иначе было и не поговорить. Старый Командир, как оказалось, умер от невыясненых обстоятельств по словам Девора...


− Здравствуйте, − произнес голос, которого Тигри не слышала раньше.
− Здравствуйте. Кто на связи? − спросила Тигри.
− Капитан Тиру Маргесон, старший техник. Я могу поговорить с Ренти Беллой?
− Да, но не сейчас, а попозже. Почему нет Командира на связи?
− Он немного приболел. Нервное перенапряжение. А я ему еще лишнего ляпнул. В общем, он выйдет на связь, скорее всего, только завтра.
− Вы выяснили почему умер ваш прежний командир?
− Да, я это выяснил. В тот момент, когда Командир умер.
− В тот момент? − удивилась Тигри. − Натан Девор не сказал мне.
− Он жалел ваш нежный слух и говорил расплывчато.
− Он сказал, что причина была не выяснена.
− Да. Мы еще не выяснили от первой пули он умер или от второй. Я вас не сильно шокировал?
− Ваши слова звучат очень странно.
− Иначе им и не звучать. Особенно в свете прошедшей ментальной атаки с вашей стороны.
− Может, расскажете поподробнее? А то я что-то не заметила, что кого-то атаковала.
− Что за объект находится у вас в районе с координатами 76-03?
− Вам надо знать прямо сейчас? Я не узнаю это за минуту. К тому же, район этот не маленький.
− Думаю, вы сумеете определить что там могло быть связано с нами. Именно оттуда была произведена атака, о которой я сказал. Я очень надеюсь, вы выясните и сообщите нам. Думаю, на этом можно окончить связь. Как только вы сможете что-то сказать, вызывайте. Я буду ждать.
Связь закончилась. Тигри еще стояла на месте.
− Психдом... − произнесла она и прошла через зал. − Кортен!
− Да, Повелительница.
− Найдите подробные карты района 76-03 по сетке пришельцев.
− Мне нужно перевести, я не совсем понимаю.
Тигри фыркнула усмехаясь и взялась за расчет. Получив координаты, Кортен ушел и вскоре вернулся с картами.
− Как прошла связь? − спросила Ренти, появляясь рядом.
− Так, что я ничего не понимаю. Что такое ментальная атака, Ренти?
− Это мысленная атака. Помнишь их? − Ренти мысленно сказала о людях-клонах.
− О, черт... Тево. Кортен!
− Да, Вот все карты.
− Где Тево?
− Вот здесь. − Кортен указал на точку. − Что случилось?
− Это сложно объяснить, Кортен. − Ренти взглянула на Тигри и они говорили уже мысленно.
"Они атаковали корабль, Ренти. Ментально."
"Я чуяла, Тигри. Я чувствовала, что они совершат еще большее зло! Что там?!"
"Видимо, был бой. Потом не было связи."
"К-как? Это было тогда?"
"Да, Ренти."
"Но тогда, это было до того, как я..."
"Возможно, чувство пришло после атаки."
"Тигри. Ты видела их. Ты слышала их слова."
"Да. Мы едем туда, Ренти. И там разберемся."
"Это может быть опасно. Они уже взрослее и сильнее."
"Я тоже не маленькая уже, Тигри. Справилась с тридцатью девятью, справлюсь и с одиннадцатью."

Вертолет приземлился на крышу здания. Тигри, Ренти, Раф и Дрэк спустились по лестнице вниз и прошли в ворота, за котороми находились одиннадцать человек.
Атака была мгновенной. Ренти едва защитилась, Раф и Дрэк выстояли благодаря инстинкту, а Тигри сломив удар нанесла свой.
Одиннадцать человек взвыли и набросились друг на друга. Тигри не жалела их. Удары били прямо в цель. Они бились сами с собой и с Повелительницей Рода.
И только когда остался один человек, драка прекратилась. Он пятился от Тигри, а она медленно шла вперед.
Мысль.
Человек взвыл, вскинул руки вверх и кричал. Его мышцы начало сводить, затем полопалась кожа на руках, брызнула кровь. Человек свалился на землю и бился в судорогах, а Тигри добивала его сознание. Она уже видела, что в нем не один, а два человека. Один − звереныш. И второй... Командир крейсера.
Удар Тигри ослаб. Человек попытался захватить Тигри, но она отмахнулась от его попытки как от мухи.
"Не дергайся! Остановись!"
"Я убью тебя." − произнес тот. − "Убью!"
Злоба, что еще пылала в полуживом человеке, заставила Тигри действовать дальше. Последний удар стал смертелен. Человек замер, его сознание на мгновение вспыхнуло яркой звездой невидимого света и исчезло.

− Ты была права, Ренти. Их следовало прикончить сразу.
Ренти не отвечала. В ней сидел страх, и Тигри обняла ее.
− Успокойся, и летим назад. Поговоришь со своим Тиру Маргесоном.
− Думаешь, его пустят после того что случилось?
− Чего ему не пустить самого себя?
− Самого себя? Он что, был на связи?!
− Да. И обвинил меня в ментальной атаке на крейсер. − Тигри взглянула на лежавших людей. − Интересно, осталось ли там от них что нибудь? А, Ренти, как думаешь, если бы я их атаковала вот так?
− Тигри, идем, а то меня стошнит.


− Вы выяснили, что я просил? − спросил голос Тиру Мергесона.
− Да, выяснили, − ответила Тигри. − Вы можете поговорить с Ренти Беллой. Я передаю связь.
Тигри взглянула на Ренти и та взяла микрофон.
− Я хочу знать! − воскликнул голос Мергесона.
− Что ты хочешь знать, старший техник? Или кто ты там на самом деле? − произнесла Ренти.
− Ренти, в чем дело?! С кем ты? У нас здесь восемь убитых!
− Мне абсолютно точно известно, что Тигри в этом не виновна. И мне точно известно, что в этом виновен ваш Командир.
− Откуда тебе это известно? Ты говорила с ним о чем-то?
− Тебе известно, что такое телепатические способности?
− Ты ими обладаешь? Да?
− Да. Ими обладал и мой отец.
− Тогда, что произошло? Кто на нас напал?
− На вас напал выродок, которого следовало давно убить, а не держать в тюрьме. Я сожалею, но ваш Командир вступил с ним в телепатический контакт и, судя по всему, они поменялись местами. Возможно, просто объединились в сознании. Вы понимаете меня?
− Я понимаю. И прошу тебя не называй меня на вы. То что я сейчас здесь, на месте командира, не должно никак влиять...
− Ты псих. Вероятность, что мы встретимся по-настоящему на столько мала, что я почти не верю в нее.
− Надежда умирает последней. Мы встретимся. И очень скоро, Ренти.
− О чем ты говоришь? У вас есть транспорт?
− Есть. В одну сторону.
− Не делай этого! Он может взорваться в воздухе!
− Что это вдруг ты так разволновалась-то? − усмехнулся голос.
− Прекрати издеваться. Кто у вас командир сейчас?
− Натан Девор. Но он немножко в больнице.
− Почему?
− Нервы. Нежная душа. Ты, похоже, не из таких, а? Мне Ревс рассказывал о тебе.
− Какой еще Ревс?
− Он тоже был в вашей экспедиции. Ты не знала всех совсем?
− Я пробыла на крейсере всего сорок часов после чего оказалась здесь.
− Ну, извини. Что вы будете делать с тем, кто напал на нас?
− Ничего не будем делать.
− Он же может повторить атаку.
− Вряд ли. Земля экранирует.
− Ничего она не экранирует!
− Экранирует. И очень хорошо. Особенно, если она сверху гроба насыпана.
− Не понял. Он что, уже мертв?
− Да. Его уничтожили. Тигри не хотела, но я настояла. Чтобы меньше проблем было.
− Странно это. Ты вроде там чужая, а...
− Я давно перестала ощущать себя чужой здесь. Но я, все равно, надеюсь вернуться. И, надеюсь, вы дождетесь меня.
− Мы дождемся. В любом случае здесь кто-нибудь да будет.
− Это может оказаться просто без толку.
− Ты обижена, Ренти? Или мне это кажется.
− Тебе кажется. Ты сам то можешь в телепатический контакт вступать?
− Нет. У меня только двадцать баллов из ста. Я только чую и все.
− Я тоже когда-то только чуяла и все.
− Ты думаешь, я смогу? Я учился в школе, где меня спецы пытались научить слышать, но не вышло.
− Тогда, не знаю. Меня учил отец. И школ тогда не было никаких, где бы учили такому.
− На Тагарисе их и сейчас нет. И не верят.
− Это не ново.
Разговор тек как-то странно и медленно. Иногда просто стихал. Ренти слушала шорохи шумов, затем спрашивала, там ли Тиру, и он откликался. Связь, почти странная.
− Тебе сколько лет, Тиру?
− Тридцать.
Ренти усмехнулась.
− А что смешного? А тебе сколько?
− Много. Сыном сгодился бы.
− Сыном?! Да ты врешь! Я же слышу по голосу, что ты молода!
− Не прикидывайся, Тиру. Я слышу по голосу, что ты сейчас врешь.
− Все равно, я хочу встретить тебя. Думаешь, это глупо?
− Мне так думать глупо. Я буду рада, если меня хоть кто-нибудь встретит.
Уже было темно за окном, а Ренти сидела и смеялась. Тиру взялся рассказывать ей анекдоты, и Ренти не успевала останавливаться.


− У тебя мозги не расплавились, Маргесон. Ты смотри, сколько времени прошло! Ты двадцать часов уже на связи!
− Да, пора и прерваться, − возник голос с другой стороны. − До встречи, Тиру.
− До встречи, Ренти, − ответил тот.
Связь закончилась, и Мергесон усмехнулся, глядя на Ревса.
− А ты чего здесь?
− Дежурство у меня.
− Ладно. Я пошел спать.
Маргесон прошелся покачиваясь.
− Невероятно, − произнес он...


− Этот аппарат проходил и не такие атмосферы, − заявил лейтенант. − Мы летали и в шторма и в грозу. Он выдерживает температуру расплавленной меди.
− Ты мне не про медь говори. Рядом с ядерным взрывом летал? ЭМИ нюхал? − произнес Маргесон.
− Издеваешься?
− Не издеваюсь. Замер показывает, что в атмосфере планеты аномалия подобная ЭМИ на расстоянии в один километр от стакилотонного взрыва. Обычные самолеты сыплются как горох после такой обработки.
− Он рассчитан на прямое попадание молнии. И уже выдерживал.
− Ясно. У нас выбора большого и нет, − произнес Девор.
− Он полетит на автомате, − произнес Тиру. − Или ты, Девор берешь на себя ответственность за риск для пилота.
− Я могу управлять и дистанционно.
− Вне. Внутри аномалии ничем не будешь управлять. Он должен сам пройти. Сумеет?
− Сумеет. Он все сумеет. И десять человек поднять обратно сумеет.
− Десять не надо. Одного поднять хотя бы. Вернее, одну.
Лейтенант взглянул на Маргесона.
− Ну чего смотришь?
− Тиру, ты не забывайся хоть, − произнес Девор.
− Ладно, − вздохнул тот. − Мы здесь год уже болтаемся. Кстати, что там слышно, лейтенант?
− А что? Будет натуральная база.
− Без спросу у хозяев?
− Спросим. Разрешат, будем строить. Не разрешат... будем строить.
Тиру прыснул со смеха.
− Шутники. Ну-ну.
− Вы имеете что-то против?
− Я не имею. Не моего ума дело рассчитывать будущее. Раз надо, значит, надо.


− Ренти, нам надо рассчитать топливо. Для этого надо знать массу при старте назад, − произнес Тиру.
− Хочешь узнать мой секрет? − усмехнулась Ренти. − Семдесять пять.
− И умножай на десять. − произнесла Тигри.
− Зачем это? − удивился Маргесон.
− Потому что кроме Ренти лечу еще я и три моих человека. Как и договаривались.
− Это как? Когда договаривались?!
− С вашим Командирон, − произнесла Тигри. − И вам лучше этот договор выполнить. Во избежание глупых недоразумений.
− Я не в компетенции это решать. Но передам Командущему. Думаю, завтра на переговорах вы с ним и договоритесь обо всем.
− Хорошо.

− Тигри, ты что правда? − спросила Ренти, когда связь закончилась. − Это же опасно. И, тем более, для тебя!
− Не говори ерунды. Для меня, как раз, меньше всего. Я выдержу поболе, чем любой человек. И не думай ничего. Этот вопрос решен, я уже говорила с Иу.
− Она не была против?
− Была. Но решила, что ради нашего Рода дело того стоит.
− Как она сейчас? Ты говорила, что у нее не было детей.
− Теперь есть, но меньше чем раньше. Причину не выяснили до конца.


Новые переговоры прошли в официальном тоне. Командующий передал просьбу о разрешении строительства в системе базы людей, объявляя это полезным для обоих рас. В обмен на это разрешение он предлагал услуги космического плана. Тигри уже говорила об этом с Иу, и выбор мог быть только один. Разрешение было дано. А вместе с ним был разрешен и вопрос о поднятии на орбиту Тигри, Повелительницы Рода вместе с Ренти Беллой.
Но для этого сначала надо было испытать спец-аппарат в полете в зоне аномалий.

Огненный боллид прошел над степью. Изменив свой цвет, он потускнел, а затем, изменив курс, пошел кругами, после чего возник над взлетной полосой и приземлился подобно самолету.
Вокруг стоял вой и крик. Люди смотрели на приземлившийся аппарат, затем прошли к нему. Тигри, Ренти, Раф, Дрэк и Сентор прошли к челноку. Открылся вход. Внутри корабля горел яркий свет. Ренти вошла внутрь первой и заняла место в рубке. Через некоторое время она вышла на радиосвязь с космосом. Рядом горели экраны, но на них были лишь помехи.
− Мы плохо слышим вас, и ничего не видно. Прорвался голос сквозь помехи.
− Атмосфера мешает, − ответила Ренти. Рядом появилась Тигри. Позади сели три недодракона. Ренти запустила программу и аппарат закрыв двери начал подъем...

Почти невероятные ощущения. Взлет, разгон. Машина подымалась все выше и выше. Экраны снаружи закрылись, приборы выключились и пятеро друзей оказались в кромешной тьме. Вокруг слышался только вой и какой-то грохот. Где-то рядом работали ускорители, унося машину вверх. Говорить было бесполезно, грохот заглушал все звуки.
Пролетали минуты. Приборы вновь включились и на экране перед Ренти появился лейтенант.
− Я вижу их! − закричал он. − Они вышли! Вышли!
− Вышли. Мы вышли! − воскликнула Ренти и закрыла глаза.
Машина рванулась вверх с еще большей силой, и теперь набирала космическую скорость. Еще несколько минут...
Невесомость. Тигри смотрела на Ренти, а та улыбалась.
− Чувствуешь?
− Д-да, − произнесла Тигри и замолчала. У нее не было слов, еще немного и, казалось, она взвоет. По ощущениям машина ПАДАЛА.


Аппарат медленно прошел по ангару. Вид его было довольно потрепан. От краски ничего не осталось, на металле было множество вмятин и выбоин, словно кто-то прошелся по поверхности сварочным аппаратом и исполосовал весь корпус.
Дверь кое-как открылась. Затем просто свалилась на пол.
− Так и знал, что одноразовый, − буркнул Тиру, глядя на аппарат.
Лейтенант смотрел на вид своей машины с полураскрытым ртом, словно спрашивая: "Что это же вы с ней сделали, гады?!"
Мергесон прошел вперед. В дверях появилась женщина, и он захлопал глазами. Его чувства было сложно описать. Капитан прошел к ней навстречу.
− Ренти? Это ты?
− Это я, − ответила она. − Боже, я с ума сойду. И ты еще говорила о какой-то старости?!
− Мне скоро шестьдесят, − ответила она.
− Все. Ни слова об этом. − Тиру подошел к ней и протянул руку. − Я рад приветствовать тебя, Ренти. Я счастлив видеть тебя.
− Тогда, встречай и моих друзей, − ответила Ренти.
Из дверей челнока вышли еще четыре человека.
− Л-люди, − произнес он. − Они люди... − Взгляд Маргесона проскользил сверху вниз и остановился на когтях, что были на руках трех человек. − Ну, почти люди, − добавил он. − А кто?...
− Я − Тигри, Повелительница Рода, − произнес один из четверых. Тот, у кого не было когтей.
− Я рад приветствовать вас, Тигри, Повелительница Рода.

Встреча прошла несколько странно. Маргесон больше напоминал клоуна, который не знал, куда себя приткнуть. Но он все же проводил прилетевших в зал, где намечалась основная официальная встреча. Там находилось не мало народа, в том числе и Командование.

− Что-то мне уже скучно, − проговорил Раф. Его слова поняли только свои.
− Имей терпение, Раф, − ответила Тигри.
Встреча подходила к концу, и, наконец, гостей проводили в приготовленные для них аппортаменты, где они и остались наедине.
− Тебе, наверно, с нами не хочется сейчас оставаться, Ренти? − сказала Тигри.
− Да. Я пойду туда. А ты?
− Мы будем отдыхать. Так и передай, кому надо.

Ренти ушла. Ничего передавать. Не требовалось, все было и так ясно. И только около выхода ее ждал Тиру Маргесон.
− Ренти, я.. − произнес он, затем встал на одно колено. − Я прошу, выходи за меня, Ренти.
− Ты псих, Тиру.
− Если ты откажешься, я застрелюсь.
− Если ты застрелишься, я сама застрелюсь. Я... Я согласна.
Тиру поднялся и обняв ее поцеловал. Они долго стояли так, потом отправились в местный бар. Говорить было и нечего. Они просто любовались друг другом, а все слова давно были сказаны. Еще тогда, по радио, когда они часами говорили друг с другом обо всем.
− Ренти, ты выглядишь как ангел, я тебе правду говорю!
− Не надоело повторять? − усмехнулась она.
− Не надоело. Я люблю тебя, Ренти. Я люблю...
Он едва не плакал. Это казалось почти невероятным, но Ренти чувствовала его. Чувствовала его состояние и удивительное ощущение. Они посидели в баре, потом отправились на отдых. Тиру проводил ее до каюты.
− Пойдем ко мне, − сказала она. Он улыбнулся и шагнул вслед за Ренти во тьму каюты...


Завтрак начинался с неофициальной встречи. Тигри знакомилась с капитаном и командой небольшого рейдера, на котором она отправлялась дальше, на Лоренсию, там должны были пройти официальные переговоры.
Небольшая заминка возникла, когда оказалось, что вместе с Тигри летит и Ренти Белла, и Тиру Маргесон. Но она была легко разрешена.
− Значит, ты его съешь, Ренти? − спросила Тигри улыбаясь.
− Я его уже съела, − ответила та тихо ей на ухо.
− Уже? Так ты?
− Если все нормально, у меня будут дети, Тигри. Я счастлива. Я просто счастлива. Ты чувствуешь?
− Чувствую. Я рада за тебя, Ренти. Ты скоро прилетишь домой. А я начинаю свое путешествие. Ты знаешь, что я сейчас и вернуться не могу?
− Не можешь? Почему? − Ренти замерла.
− Та машинка... одноразовая. Она развалилась.
− Но другие же такие есть.
− Нет. Других нет. Она была уникальна, − тигри усмехнулась. − Мне, конечно, проще, чем тебе.
− Ты просто еще не чувствуешь. А когда окажешься далеко от дома, когда возникнет чувство невозможности вернуться... Не дай бог, Тигри. Никому такого не пожелаю. Даже не знаю, как ты на такое решилась.
− А ты как решилась, когда полетела в космос?
− Я летела не одна.
− И я не одна.
− Я не об этом. У нас летают тысячи и миллионы.
− Ну прямо не знаю. Что это ты меня отговаривать вздумала?
− Я не отговариваю, Тигри. Ты сама все решаешь. − Ренти обняла ее. − А для меня ты друг навсегда, Тигри. Навсегда. И я хочу быть с тобой.
− Ну ты смешишь меня. Скоро ты будешь дома, а я после переговоров полечу назад.
− Я знаю, − вздохнула Ренти. − И мне грустно будет расставаться.
− Если захочешь, Ренти, ты можешь прилететь к нам в любое время, − Тигри обняла ее. − Знай, на Кальмедо есть твой дом.

________________
        Ivan Mak
        XXI век.




Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Р.Оганезова "Дюймовочка на шпильках" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Обратная сторона луны" (Приключенческое фэнтези) | | Vera "Унесенные не тем ветром" (Короткий любовный роман) | | О.Лаврентьева "Городская фифа" (Короткий любовный роман) | | М.Горохова "Магические Игры. Минессы умеют побеждать" (Любовное фэнтези) | | С.Бельский "Монстр 2. Улей" (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Прекрасная помощница для чудовища" (Любовные романы) | | И.Арьяр "Тирра-2. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Любимка "За гранью" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"