Машошин Александр Валерьевич: другие произведения.

Стреляющие тени Рилота

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая половина истории относится к 21 ДБЯ, битва за Рилот; вторая половина к 7 ДБЯ, одновременно с 6-7 цифрами второй части "Предвестников зари".
    Твилеки. Что вообще известно цивилизованной Галактике о женщинах этой расы? Рабыни и танцовщицы? Как бы не так! Два эпизода из жизни не самого заметного клана планеты раскроют их с неожиданной стороны. Законченный текст от 29.10.13


  Оглавление

Стреляющие тени Рилота

   За последний час солнце приподнялось над горизонтом на максимальную высоту, и на гребне стены ущелья становилось всё жарче. Но что значила буквальная жара в сравнении с тем адским пеклом, что творилось внизу! Там кипел бой. Сепаратисты волна за волной накатывали на подразделение клонов, и когда очередная волна жестянок отходила, среди камней и чахлых кустов оставалось всё больше неподвижных фигур в белой броне. Подкреплений ждать было неоткуда, силы неумолимо таяли, а дройдам, казалось, не будет конца.
   Фийн Токвема лежала, укрывшись между камней, прижимала к глазам электронный бинокль, который позволял видеть сражение во всех неприглядных его подробностях. Время от времени она бросала в микрофон комлинка короткие команды, направляя на врага смерть, невидимую и неощутимую до того момента, пока она не ударит в корпус очередной вражеской машины. Заряды трёх тяжёлых плазменных ружей разрывали на части безголовые фигуры Б2, прошивали защитные поля дройдеков, сплавляли в оплывшую массу подвижные части пушек средних танков, лишая их возможности вести прицельный огонь. Если бы ещё скорострельность! Увы, для перезарядки буферного накопителя требовалась четверть минуты, и с этим ничего нельзя было поделать. Слишком мощное оружие.
   -- Двойка, смена позиции! -- скомандовала Фийн. Выстрел из "снайперки" сложно засечь в чехарде боя, но всё же возможно, и пара, остающаяся на месте слишком долго, рискует схлопотать заряд из танковой пушки или, того хуже, торпеду с летучей "гиены", после которой хоронить обычно нечего. Правда, летающие бидоны позиции клонов почти не тревожили, выпускали ракеты с дальней дистанции в белый свет, как в децикред, и уходили. Всё потому, что двадцать минут назад Сумари Дару удалось завалить одну "гиену" на пролёте, и управляющий центр, очевидно, дал команду не входить в зону возможного зенитного огня. Делать сложные противозенитные манёвры на Рилоте не позволяли вечные пассаты, дующие с ночной стороны планеты на дневную. Силу их можно было сравнить с девятибалльными штормами других, более спокойных планет. Фийн поджала губы. Она-то знала, что последний турболазер клонов разбит, и ничто, кроме их ружей, не способно теперь бороться с "гиенами". Хорошо, что жестянки, как обычно, тормозят и поймут это нескоро. А Сумари, между прочим, стала хорошим стрелком. Можно, пожалуй, переводить её в постоянные первые номера, а себе брать новую, молодую ученицу. Если, конечно, в клане найдётся подходящая... Фийн гибким кончиком лекки стукнула в микрофон комлинка, это означало, что обращается она к напарнице:
   -- Креш-три, влево пятнадцать, прорыв!
   -- Принято.
   Два выстрела, три... Фийн была вынуждена дать команду ещё одному ружью перенести огонь на этот участок, иначе Б2 сошлись бы с клонами вплотную. Отбились! Ох, надолго ли?
   Когда час назад генерал Има-Гун Ди, громадного роста найкто с пронзительными голубыми глазами, храбрец и умница, отдал приказ подорвать последний "нерф" у развалин Шестого Посёлка, Фийн поняла: это конец. Всё, что можно сделать - оттянуть момент гибели последних солдат гарнизона до тех пор, пока мирные граждане не укроются в дальних катакомбах Каладина. И гарнизон держался, а они прикрывали солдат сверху - такая малость после гибели расчётов станкачей. Если бы здесь оставались ополченцы, можно было бы спасти и часть солдат, вот туда, в узкие норы пригорода, где лайлек ногу сломит, не то что дройды. Однако, "пламенный борец за свободу" Синдула смотался одним из первых, уводя с собой всех боеспособных мужчин. Мерзость, всё-таки, эта политика и все политики до кучи! Фийн поморщилась, отгоняя неприятные мысли, легко скользнула по камням в направлении Сумари.
   -- Смена позиции!
   По всем правилам ей давно положено было отдать другой приказ, но внизу, в ущелье, всё ещё сражались те, прикрывать кого направили её Старейшины. И она собиралась выполнить задачу с честью, как любая женщина клана. Пользуясь минутой затишья, напарницы перетащили ружьё и запас батарей подальше к левому флангу, откуда удобнее было зачищать слишком обнаглевших жестянок. Сменила позицию и пара-три.
   -- Эта атака будет последней, -- Сумари, дочь титульного семейства клана, смотрела на Фийн большими серыми глазами, и во взгляде её была боль.
   -- Да, моя маленькая баронесса, -- вздохнула Фийн. -- Они выполняют долг, потому что его не выполнил кое-кто ещё. И умирают за нас. Будь готова.
   Клонов оставалось едва ли больше десятка. Проклятье! Жестянки применили гранаты, это означало, что командный центр считает дистанцию кинжальной, дальше - рукопашная. В этой мешанине невозможно будет выбрать цель. Сумари впритирку к голове генерала срезала ещё одного Б2. Внизу осталось только двое своих - сам генерал и тяжело раненный ротный Кили. Они стояли спина к спине, и дройды окружали их.
   -- Девочки, -- неживым голосом произнесла Фийн. -- Последний салют.
   Опыт показывает, что позицию снайпера, не "зашумлённого" огнём других средств, засекают после второго выстрела. Этот-то "последний салют", по два заряда на ствол, делали сейчас её стрелки перед тем, как отойти. Едва слышно скрипнул ускоритель, разгоняя последний заряд, и её девочки синхронно отпрянули от краёв стены, оттаскивая оружие. Вторые номера уходили с небольшой задержкой, ловя в прицелы длинноствольных бластеров возможную угрозу. И в этот момент над позициями жестянок, над головами снайперов с электрическим шорохом пронеслись сигаровидные туши республиканских транспортов. Два звена шнельботов шли поодаль, и длинные рыла их пушек изрыгали плазму, накрывая какие-то цели там, далеко за спинами последних защитниц позиции. Гуманитарный конвой! Они всё-таки прорвались! Что ж, по крайней мере, планета получит партию продовольствия, а какое-то количество раненых отправятся в госпитали Панторы и Набу.
   Фийн и вторые номера догнали снайперш в полусотне метров от места боя, в выемке, где те деловито разбирали оружие на части. Хрупкий многофункциональный прицел - в чехол. Ускоритель - снять. Приклад с резервуаром тибаны - отсоединить. И всё закрепить на ранцевой площадке.
   -- Отходим по оврагу! -- распорядилась Фийн. -- Синья, какая информация об обстановке?
   Раненная в плечо осколком ракеты Синья Эян на бегу одной рукой возилась с декой, сделав лекками знак: секундочку. У девчонки это был первый бой, и она излишне старалась, потому и пострадала. Встать за турболазер, оператор которого погиб от снаряда - отважный поступок, но очень неосмотрительный. Позиция засечена жестянками, стрелять с неё было смертельно опасно, и хорошо ещё, что щит и преобразователь приняли на себя основную часть осколков.
   -- Командир, наблюдатели сообщают, что дройды высаживаются везде, -- доложила Синья. -- Салкааса, Лебрийн, Набат...
   -- Наследница!! -- одновременно ахнули Фийн и Сумари. Именно в Набат, подальше от столицы, с началом боевых действий отправили Наследницу Крови клана Секура. Вернее, уже двух кланов одновременно, с позавчерашнего дня, когда Лонай Дару погиб в бою над космодромом Салкаасы, последней правительственной базы перехватчиков. Ну, да кто и когда замечает Дару? Их зовут, если Секурам или Феннам покажется, что голова какого-нибудь поганца непозволительно долго остаётся на плечах. А в число влиятельных клан не входил никогда, хотя и свою "дюжину имён" имел, и в финансовом плане был не из последних.
   -- Синья, детка, сможешь поддерживать темп? -- спросила Фийн. -- К сумеречному часу нам нужно пройти пятьдесят кликов.
   -- Смогу, -- кивнула девушка. -- Ноги у меня целы.
   Они бежали мерной заученной рысью, изредка переходили на шаг, чтобы перевести дыхание, снова бежали. На коротких привалах - немного воды, только чтобы поддержать баланс организма. И снова вперёд. По оврагам и каньонам, через заросли кустарника, цепляющегося за склоны. Несколько раз приходилось идти в обход, так как овраг, ещё вчера проходимый, оказывался завален. Подниматься выше, на ровную, как стол, поверхность плато, было нельзя. Всего в нескольких метрах от верхних, словно по линеечке подстриженных, ветвей кустов проносились струи пассата. Именно они за десятки тысяч лет так отполировали эти скалы, не позволяя закрепиться на них ничему живому.
   -- Подбитый корабль! -- Сумари указала в направлении небольшого скального выступа. Из-за него виднелась заострённая кормовая часть одного из тех самых шнельботов.
   Экипажи этих маленьких корабликов - самые отчаянные ребята после коммандос. Если что не так во время атаки, "нерф" может уйти с планеты, способно дотянуть до низкой орбиты и "коромысло" с подвешенным танком. Шнельбот - нет. Такова плата за скорость в атмосфере. Без буксира или большого корабля катерники обречены остаться на планете. Чаще всего - занятой врагом. Фийн надеялась, что хотя бы пять из шести шнельботов добрались до транспортов и эвакуированы.
   -- Проверяем, есть ли живые, -- распорядилась она.
   Живых членов экипажа не оказалось. Пилоты погибли при ударе о скалу, оператор же... Он с кем-то дрался и был убит ударом виброклинка между пластинами брони. Фийн не потребовалось слов. Взмах руки - и остальные женщины, рассыпавшись, быстро осмотрели ближайшие окрестности места катастрофы. След посадки нашла Налан, первый номер пары номер два. Судя по расположению и форме посадочных опор - вооружённый челнок Техносоюза.
   -- "Мясо", -- констатировала Сумари.
   -- Да, диверсионная группа "мочил" или трандошаны, -- сказала Фийн. -- Вряд ли они спустились добить единственного солдата, а потом решили полюбоваться достопримечательностями.
   -- Следы уходят примерно в нужном нам направлении, -- сообщила Палакви, напарница Налан.
   -- Ну, что ж, тогда пойдём следом, догоним и при случае познакомимся, -- Фийн говорила обыденным тоном, тем не менее, увидев её лицо, наёмники однозначно бы потеряли всякий интерес к знакомству и поспешили бы вовсе убраться с планеты.
   Двигавшуюся в маршевом темпе группу наёмников женщины догнали через полчаса. Шестеро существ разных национальностей, увешанные оружием. Один, слишком молодой, чтобы быть предводителем, оторвался шагов на двадцать вперёд. Очевидно, изображал передовой дозор. Фийн быстро оценила поклажу наёмников. Два ракетомёта, десять зарядов к ним и увесистые контейнеры. Похоже на бинарную взрывчатую смесь. Что же они хотят здесь взорвать, если планета фактически в их руках? А, скорее всего, станцию слежения Серый пик. Вернее, не саму станцию, без перехватчиков она бесполезна, объект диверсии - нода, обслуживающая даталинки во всей округе. Уничтожь передатчики и процессоры - и оставшиеся ополченцы превратятся в разрозненные полуслепые группы, без разведки, без возможности координировать действия. Бомбардировкой ноду не взять, вместе со станцией она укрыта глубоко в горе, а антенны расположены на самом пике и соседних вершинах в выплавленных проходческим лазером узких щелях. Лишить энергии тоже не получится: аварийные генераторы проработают стандартную неделю, а за это время ополчение успеет сделать немало "добрых дел" захватчикам.
   -- Этих будем зачищать, -- распорядилась Фийн.
   -- Вижу удобное место для засады! -- тут же отозвалась Синья, привстав и подкручивая настройки бинокля.
   -- Не торопись. Один мой знакомый зверолов любил говорить: лучше побегать от зверя налегке, чем волочить до лагеря его тушу на себе. Направления у нас совпадают. Так пусть понесут пока ракетомёты. Займёмся ими в сумерках, когда остановятся на ночлег.
   Дальнейший путь можно было бы назвать необременительной прогулкой, если бы не нервное напряжение. Скорость движения наёмников была значительно ниже, чем привыкли твилеки. Несколько раз Сумари обходила "солдат удачи" спереди и пропускала мимо себя, слушая их разговоры. Наёмники говорили на бокке, кто-то из них не владел базиком, либо вот то бесхвостое ящероподобное существо, либо странная фигура в маске, с головы до ног плотно укутанная в пятнистую коричневую ткань. Из реплик наёмников удалось выудить главное: они действительно идут к хребту, где расположен Серый пик. Солнце, наконец-то, спустилось к горизонту, от кустарников и скал потянулись длинные вытянутые тени. Холодало. Слабые отголоски пассата, мирные и безопасные на таком расстоянии, начали проникать в долину, смягчая жару. Они приносили с собой Тёмные Запахи, знакомые каждому жителю Рилота, хотя мало кто имел представление, какие цветы или животные испускают эти ароматы.
   -- Остановились, -- доложила Синья. -- Устраивают бивуак.
   -- Прекрасно, -- голос Фийн был тих, как дуновение Нижнего Ветра. -- Здесь наши дороги и разойдутся.
   Наёмники поужинали разогретыми на термобрикетах консервами и улеглись спать, выставив часового. Старший группы назначил смены и предупредил, что подъём будет ранним, как только первые сполохи короны звезды покажутся над горами. До Серого пика оставалось примерно четыре часа пути, а задание должно быть выполнено к полудню. Вторая смена досталась Томусу Иррайлу с планеты Броэст. Закутанный в неизменный пятнистый бурнус Тзокет растолкал его, проверил, не забыл ли он зарядить и поставить на предохранитель бластер и завалился спать. Томуса такое поведение злило. Хатт побери, ему уже двадцать четыре года, из них три он работает по найму. Ему доверяют непростые задачи, не сомневаясь, что он справится, а в таких вот мелочах нянчатся, как с младенцем! Особенно этот тускен - или косящий под тускена, хатт его разберёт - Тзокет. Тьфу! Он бродил вокруг спящих и зорко вглядывался в полумрак местной ночи объективами усилителей изображения. Злость постепенно отпускала. Странные запахи родины хвостоголовых совершенно не походили на ароматы лугов и полей его родной планеты и, возможно, поэтому так хорошо успокаивали. Томус очень хорошо помнил ферму своего отца, распаханные поля, землю, в которой копались поколения его предков, и сам бы он копался до смерти, если бы вовремя не сделал ноги. Пусть бездари и неучи роются в грязи, а он, Томус Иррайл, откроет свой бизнес и когда-нибудь вернётся домой с целым состоянием, чтобы навсегда избавить отца и мать от фермерской каторги. Вот только поработает ещё пару лет в наёмниках и подкопит деньжат на начальный капитал. На этой планете группа выполняла уже четвёртую задачу, за каждую хорошо платили, и если уничтожение одной из столичных водопроводных станций и пусковой установки противоракет были достаточно опасны, то здесь... Безлюдная местность, где нет ни строений, ни нор, откуда так любят шмалять исподтишка аборигены. Местные хищники такой опасности не представляют, у них нет бластеров. Взломать взрывозащитные ворота ретранслятора будет не так просто, но взрывчатки, что несёт с собой группа, хватит и на вход, и на основное задание.
   Какой-то звук? А, нет, это просто Цур всхрапнул во сне. К Цуру Томус относился неплохо, ну, хвастлив немного, но кто из нас без недостатков? Взять, хотя бы, его россказни о том, как на флоте он отучил себя храпеть. Плёл что-то про старинные "техники", про медитацию, а на самом-то деле всего лишь приучился слышать во сне собственный храп и по этому сигналу поворачиваться на бок, как дрессированная крыса по щелчку. Зато в драке Цур просто демон. Как он бросает гранаты! С подрывом в воздухе, высший пилотаж! У самого Томуса пока не получалось так точно, разброс точки подрыва составлял несколько метров, один раз чуть себя осколками не посёк. Иррайл посмотрел на хронометр. О! Пора сменяться. Улыбнувшись, он направился к спальнику Цура.
   -- Эй, Цур! Смена караула! Поднима... -- Томус тронул коллегу за плечо, и крик застрял у него в горле. Голова Цура откатилась в сторону от тела. Клапан спального мешка был сплошь пропитан кровью, чёрной в слабом свете местной луны, и вокруг начинала растекаться лужа.
   -- Э? А... Йу-у... -- захрипел наёмник, бросаясь к остальным. Все они были так же безнадёжно мертвы, трое заколоты, один задушен тонким чёрным шнуром. Пять трупов лежали в спальных мешках, ни один из них не успел не только потянуться за оружием, но даже начать просыпаться. А где оружие? Ни бластеров, ни ракетомётов не было, лишь контейнеры со взрывчаткой продолжали стоять так, как поставили их вечером наёмники. Томус быстро присел, поводя стволом бластера. Ну, где вы? Твари хвостоголовые! Опять исподтишка?? Напасть на бодрствующего воина побоялись?? Он всадил очередь плазмы в показавшийся подозрительным куст. Тот вспыхнул, разгоняя мрак. Иррайлу послышался какой-то шорох в отдалении, он щедро брызнул огнём и туда. И только после этого понял, что аборигены ушли. Надо беречь заряды. Запасных батарей взять будет негде, всё унесли эти хвостоголовые. А ему ещё нужно устроить диверсию. Да! Он, Томус Иррайл, один выполнит заказ, и денег получит в шесть раз больше! Он подошёл к контейнерам со взрывчаткой. Больше двух одному не унести... И тут одна маленькая деталь, которой он не заметил раньше, заставила Иррайла отпрянуть. Лента! Сорванная лента на горловине контейнера. Прежде чем уйти, аборигены смешали компоненты! Теперь контейнеры не только переносить, наклонять было опасно. Наёмник сделал шаг назад, но детонатор термобарической гранаты, насторожённый "на отдаление", уловил его присутствие. И шаг стал последним в жизни Иррайла.
   Взрыв был такой силы, что обрушились каменистые склоны оврага. Столб пламени поднялся вверх... и был мгновенно сметён вечным пассатом. От стоянки наёмников не осталось ничего, только ровная полузасыпанная камнями выжженная плешь. А шесть женщин, которых клан научил не только стрелять, уходили по оврагам и распадкам всё дальше в направлении Набата, где ждала их помощи девочка с глазами цвета осени.
   За три с половиной дня группа прошла почти триста километров по оврагам и долинам. Там, где по поверхности передвигаться было не просто нельзя, а абсолютно невозможно, ненадолго спускались в каньоны или подземные галереи, затем вновь поднимались наверх - так спокойнее. Населённые пункты обходили, приближаясь лишь настолько, насколько требовалось, чтобы оценить обстановку. И везде видели примерно одно и то же. Отряды дройдов под командованием живых офицеров - неймодиан, финдиан или муунов - устраивали повальные обыски, твилеков, у которых находили что-то предосудительное, без долгих разговоров расстреливали прямо у порога собственного дома. А предосудительным, по мнению сепов, было не только оружие, но и деки военного образца, и даже продовольственные пайки с республиканской маркировкой. За несколько таких коробок финдианский офицер приказал казнить целую семью - супружескую пару и подростка. Велик был соблазн начать отстреливать негодяев, и именно этого в первую очередь, однако, Фийн сдержалась, несмотря на осуждающие взгляды товарок. Да, без дройда-тактика или живого командира простые жестянки зверствовать не станут, они запрограммированы на военные действия и не стреляют в безоружных. А что будет, когда прилетят новые офицеры? Прикажут казнить каждого десятого? Такое случалось на других планетах. Нет, Фийн не собиралась ещё больше умножать количество жертв и вела группу дальше, в направлении города Набат.
   -- Что здесь произошло? -- недоумевала Сумари, оглядывая панораму улиц-каньонов в электронный бинокль. Они с Фийн лежали, укрывшись за каменными останцами, на высоте, с которой неплохо просматривались северо-западные кварталы Набата.
   -- Надеюсь, не самое худшее, -- отозвалась командир.
   -- Где, в таком случае, все жители?
   -- Очевидно, куда-то согнаны. Здесь они, похоже, не зверствовали, видишь, ни одного убитого. Где дом семьи Брилов?
   -- Смотри, вот торговая палатка без тента, вправо десять, фасад с двойным навесом.
   -- Вижу. Не нравится мне, как повреждена входная дверь. И следы...
   Сумари добавила увеличение, озадаченно потёрла бровь:
   -- Гаткёры? Они обычно не заходят в города.
   -- Значит, кто-то их отловил и выпустил. Схожу, посмотрю.
   -- Позволь лучше мне, Фийн?
   -- Хорошо, я прикрою.
   Сумари возвратилась через десять минут и сообщила, что в доме совсем недавно кто-то был. Гаткёры недаром туда ломились. Но следов пиршества хищников не видно.
   -- Зато в спальне есть решётка циркуляционной системы, её часто поднимали, -- добавила она. -- Возможно, и сегодня тоже.
   -- Таким образом, понятно, куда делись те, за кем охотились гаткёры, -- кивнула Фийн. -- Ты топологию местных кяризов знаешь?
   -- Нет.
   -- Значит, не полезем. Идём, нам надо отыскать жителей.
   Население города женщины отыскали меньше чем через час, на городском стадионе. Жители городка сидели и лежали в центре арены, вокруг развёрнутого сепаратистами командного пункта. А вдоль скальных стен, обрамляющих трибуны, стояли громадные шагающие орудия. Их расположение наводило на мысль, что старший воинский начальник - вот тот важного вида тактический дройд - планирует использовать их против десантных кораблей в дополнение к четырём турболазерным башенкам, развёрнутым наверху, над стадионом. Жителями же металлический ублюдок решил прикрыться от бомбардировки. Знает, что республиканцы, в отличие от него, гражданское население будут щадить.
   -- Дройдов здесь, кстати, не так уж и много... -- прошептала Налан на ухо Фийн.
   -- ... и орудия не имеют силовой защиты, -- поняла её с полуслова Токвема. -- А что делать с турболазерами?
   -- Расположены неудачно, смотри, какая здесь позиция для нас.
   -- Так-то оно так, но и уйти нам не дадут. Плюс три танка внизу.
   -- Надо думать.
   Фийн взяла деку, нанесла расположение противника, и они стали прикидывать, что можно предпринять в такой ситуации. По всему выходило, что группа гарантированно погибала, в то время как успех диверсии был при этом вовсе не гарантирован. Башенки, в отличие от орудий внизу, имели генераторы дефлекторного поля, уничтожить их одним выстрелом из ракетомёта не получится - защита врубится автоматически, как только сенсоры засекут вспышку пуска. Заклинить лазеры внезапным выстрелом из ружья тоже не выйдет, это не танк, зазоры там - пролезть можно, а навешенные поверх них наклонные щитки прекрасно отражают плазму. Значит, что? На одну башню потребуется две ракеты и несколько выстрелов из снайперского ружья. М-да, вторую ещё можно успеть, а потом танки и два оставшихся турболазера достанут группу. Нет, воевать по-армейски тут не получится, слишком мало сил.
   -- Жестянки куда-то собрались, -- доложила Сумари, которая наблюдала за обстановкой внизу.
   -- Видимо, вот туда, -- Фийн указала на дым, показавшийся над соседними кварталами. -- Это нам на руку. Слушайте: если у нас не хватает огневых средств, надо их получить. Захватываем цели номер один и четыре, сносим из них два и три. Одновременно ты и ты бьёте ракетами по орудиям внизу. В отсутствие танков это реальная возможность.
   -- Вот же... -- Сумари выругалась такими словами, какие приличной девушке и знать-то не положено. Фийн кинулась к ней заглянула вниз... и не поверила своим глазам. Двое республиканских солдат-клонов и мужчина-человек, в руках которого пылал световой меч, молниеносно расправившись с конвоирами, освобождали заложников. Не замечая, что стволы турболазеров в башнях на гребне, до этого смотревшие в небо, уже пришли в движение, башни окутало защитное поле. Кто его только рожал, этого долбанного джедая??
   -- Отмена! -- скомандовала Фийн. -- Все, сосредоточенным, по цели номер два с переносом на цель три. Двойка-прима, командуй!
   И метнулась к ближайшей башенке турболазера. Её тут же заметили сенсоры, но теперь дройдам надо было просчитать решение, и все башни замерли на секунду, пока их командир перераспределял цели. И тут ударили ракетомёты. Теперь ситуация стала ясна даже дройдному мозгу. Лишившаяся полей "цель номер два" и её соседка, довернувшись, залили огнём то место, откуда стартовали ракеты. Разумеется, стрелков там уже не было, они, как и планировалось, укрылись за соседним каменным останцем. А залп трёх плазменных ружей добил башню номер два. Оператору "цели три" снова пришлось переносить огонь, и ему на подмогу разворачивались стволы башенок один и четыре. Лазерный огонь лишь плавил равнодушные ко всему камни и поджигал растительность, окутывая площадку дымом, к несчастью, недостаточно плотным, чтобы поглотить импульсы. Скорее! Фийн, словно преодолевая быструю реку, продавила собой защитное поле, как кошка, взлетела по наружной конструкции башни к куполу. Короткой очередью из бластерной винтовки под край снесла подвижный щиток сбоку от турболазерных стволов. Граната, чтобы разом покончить с установкой, у неё имелась, однако, использовать её сейчас было нельзя. Вместо этого твилека ужом проскользнула внутрь башни. Выстрел в дройда Б1, оставленного здесь для устранения мелких неполадок и самообороны. И - прикладом по проводам, связывающим казённик с мозгом автоматического оператора. Откинув складные рукояти ручного управления, Фийн развернула колпак в направлении "цели номер четыре" и надавила спусковые клавиши. Спустя две секунды - рекорд сообразительности, однако! - та огрызнулась ответным огнём. Это было похоже на дуэль двух древних воинов, что в незапамятные времена разгонялись навстречу друг другу на верховых животных, держа копья наперевес. Кто кого вышибет из седла. Краем глаза Фийн видела, как из башни номер три потянулся чёрный дым, и столб его становился всё толще. Внизу тоже что-то происходило. Скалы вздрогнули от мощного взрыва. И, словно в ответ на него, лопнуло защитное поле башни четыре. Дройдный мозг не боялся гибели, поэтому продолжал стрелять даже тогда, когда импульсы Фийн располосовали колпак. Затем в турболазере что-то замкнуло, и начался фейерверк. А над стадионом уже появились две треугольные туши штурмовых кораблей Республики.
   Фийн развернула лазер, приблизила изображение в прицеле, оценивая, не требуется ли помощь. Нет, уже не требовалась. Клоны, джедай и бывшие заложники проверяли, не осталось ли на стадионе недобитых жестянок. Ну-ка, а кто это вот там? Наследница, живая и здоровая, на руках двоюродного дяди Нилима Брила. Фийн облегчённо вздохнула.
   Нижнюю дверь башенки сепы, как обычно, приварили к косяку "в целях безопасности", и Фийн пришлось срезать её шнуровым зарядом. Она вылезла в образовавшееся отверстие, поискала глазами своих... и улыбка тут же сползла с её лица, а радостное чувство выполненного долга улетучилось без следа. Синья Эян лежала навзничь на камнях, глядя остановившимися глазами в хмурое небо. Первые капли дождя падали на её спокойное, умиротворённое лицо. Место, куда попал плазменный плевок, подруги прикрыли плащом и молча стояли над телом, стараясь глядеть в сторону.
   -- Патруль жестянок, -- мрачно сообщила Налан. -- Я подбежала, а она... "Не говорите маме". И всё.
   Надо было сказать какие-то подобающие слова, но Фийн не могла найти ни одного. Что тут скажешь? Мучительно больно терять напарниц, и вдесятеро больнее, когда это случается в последнем шаге от победы.
   Пискнул даталинк деки. Клан вызвал на связь, для них было новое задание. Фийн приняла сообщение, отстучала на виртуальной клавиатуре краткий отчёт: "Проведён самостоятельный рейд. Набат под контролем Республики, Наследница в безопасности. Приступаем к дальнейшей работе". Всё. Пора было идти. Сумари вынула из пенала сигнальный огонь и воткнула его плазменным наконечником в камень в изголовье погибшей напарницы. Потом придёт похоронная команда, увезёт тело, а сигнал ещё долго будет гореть здесь мерцающим язычком, алым при свете дня и бордовым в сумеречные часы, как память.
   -- Будем помнить, -- произнесла Фийн, и четыре остальных эхом повторили:
   -- Будем помнить.
   Они уходили, не оглядываясь, точно так, как тысячу лет уходили в сумерки и ветер их сёстры предыдущих поколений и, наверное, будут уходить поколения следующие. Принято было считать, что воительницы кланов куноити не испытывают эмоций. Что ж, пусть думают так, по крайней мере, не будут жалеть их, всё немножко легче. Фийн смахнула непрошенную слезинку в уголке глаза и прибавила шаг.

* * *

   Кантина на терминале "D" планеты Рэндон не отличалась ни особой чистотой, ни приятной музыкой, ни какой-то изысканностью публики. Экипажи кораблей, мелкие торговцы с разных планет и разные подозрительные личности, то ли контрабандисты, то ли маклеры чёрного рынка. Преимущество у этого заведения под названием "Первый приют" было всего одно: оно находилось ближе всего к выходу в зал отлётов и прилётов. Именно по этой причине Сумари Дару выбрала его, несмотря на дороговизну и на то, что работы в этой системе у неё не было - всего лишь пересадка по дороге с очередного задания. В последнее время клан всё реже выделял или нанимал для своих агентов корабли и всё чаще посылал на "исполнение" одиночек. Экономили. Спору нет, в Империи твилекам жилось с каждым годом всё труднее. Особенно тяжело в последнее время было передвигаться наложницам местоблюстителя Седрисса, увешанным драгоценностями, как Поминальное Дерево, да и ему самому - с голоду опухал, не иначе. Матери семейств давно требовали от жрицы приструнить обнаглевшего начальника, но несколько новых перстней на её пальцах появились тоже не из воздуха, поэтому всё оставалось по-прежнему. Сумари вздохнула: клан, от одного упоминания о котором у политиков и бизнесменов тряслись кончики лекк, был бессилен сделать что-либо с собственным заевшимся боссом, к тому же, неполноправным. Разве что сменится жрица, теоретически она без труда может сместить местоблюстителя. Или отыщется пропавшая Наследница Крови и выйдет замуж, вот тогда Седриссу самому придётся прогуляться в Яркие Земли.
   -- Не занято? -- спросил мужчина, стоящий рядом со столиком. Его присутствие Сумари уловила боковым зрением ещё при приближении, но демонстративно не обратила внимания: может, сам сообразит и уйдёт. Не ушёл. Твилека чуть приподняла голову, чтобы взглянуть на человека прямо. И удивилась. Клон. В форме имперского офицера, майор. Как принято ещё со времён Великой Армии, он старался выделиться среди миллионов других копий Джанго Фетта - носил специфические усы, переходящие на подбородок, но не образующие цельной бороды.
   -- Ошиблись адресом, майор, -- равнодушно произнесла она. -- Девочек снимают чуть дальше, у того конца стойки.
   -- Вот теперь вижу, что точно не ошибся. Мне не нужна сейчас шлюха. Хочется просто посидеть. Возможно - поговорить. Уж простите, что нарушил Ваше одиночество.
   -- Ладно, присаживайтесь.
   Майор опустился на табурет напротив. Щёлкнул пальцами, подзывая дройда-офици-анта. Сделал заказ. Предложил:
   -- Позвольте Вас угостить. Закажите тоже на свой вкус.
   Сумари выбрала довольно крепкое и довольно дорогое белое вино, майор кивнул и подтвердил заказ.
   -- Прошу прощения за вопрос, Вы с Рилота или ещё откуда? -- поинтересовался он.
   -- С Рилота.
   -- Странная планета. Но чем-то очень красивая.
   -- Бывали у нас?
   -- Всего один раз, во время войны.
   -- Неужели Битва за Рилот?
   -- Она самая. Возле города Набат, знаете, конечно?
   -- Ещё бы не знать.
   -- Мы тогда высадились с первой волной, но зенитный огонь был слишком сильный, и командование прекратило десантирование... -- майор стушевался, замолчал, затем сказал: -- Вам, наверное, неинтересно всё это?
   -- Ну, что Вы, расскажите, -- подбодрила Сумари, уже приблизительно зная, что за историю может услышать.
   И клон стал рассказывать. Взгляд его затуманился, то, несомненно, было очень яркое воспоминание для него. Он говорил о том, как они во главе с генералом - "ну, Вы понимаете, что это был за генерал" - спасались от гаткёров, как отправились с напарником в разведку и в покинутом квартале нашли девочку. Сумари слушала, не перебивая, она таких подробностей не знала и не могла знать, и была благодарна этому офицеру, что заполняет пробел. Она не собиралась говорить ему о своём участии, но майор говорил так живо и увлекательно, с таким чувством, и Сумари слегка расслабилась. Что ни говори, а приятно после стольких лет встретить кого-то, кто был там и тогда.
   -- Да где бы вы были со своим генералом, если бы мы не снесли турболазеры с гребня! -- вырвалось у неё. Глаза майора широко раскрылись, он изумлённо пробормотал:
   -- Вы? Так ты тоже была там??
   -- Была, -- кивнула твилека, чего уж там. -- А вообще, ты и твой напарник настоящие герои. Если б ты только знал, кого вы тогда спасли!
   -- Неужели легендарную принцессу твилеков, которая, по слухам, рождается раз в тысячелетие?
   -- Ох, и выдумщики же вы, люди! -- коротко рассмеялась Сумари. -- Нет ничего такого у нас. А девочка - Наследница Крови, старшая дочь нашего, м-м, графа, у которого не осталось сыновей. Её муж станет следующим главой клана.
   -- Её звали Нума, -- неожиданно мягко улыбнулся клон. -- А нас с напарником она называла "нери", то есть, "братец".
   -- Мой дорогой майор, "нума" означает всего лишь "сестрёнка", -- улыбнулась Сумари. -- Её зовут Нолаас'екура.
   -- Секура? Из тех самых?
   -- Ну, да. Дочь покойного Главы Вана.
   -- Вот хаттская жизнь! -- вздохнул он. -- Как тесна наша Галактика! Получается, мы с Ваксером спасли племянницу, а теперь мне приходится служить под началом того, кто убил её тётку.
   -- Блай? -- быстро спросила Сумари.
   -- Генерал Блай, -- поправил он.
   -- Высоко же оценили его заслуги.
   -- Ну, не только же за это! Хотя... -- клон махнул рукой, -- кого я пытаюсь обмануть? Нашего тогдашнего командира Коди понизили в должности и отправили служить на Камино именно за то, что не смог уничтожить Маг... ну, того самого генерала, о котором мы с тобой говорили.
   -- Вот не ожидала, что он сумеет уйти, при его-то умении видеть дальше собственного носа, -- не без сарказма молвила Сумари. И добавила задумчиво: -- Кстати. Кажется, по законам военного времени за убийство командира во время боя - смертная казнь?
   -- Э, э, не вздумай, -- понизил голос майор. -- Тебя поймают и тоже казнят.
   -- Меня ещё никто ни разу не поймал. Если, конечно, ты сам меня не арестуешь.
   -- Не вынуждай, -- его лицо приняло страдальческое выражение. -- Я ведь обязан... Ну, послушай, зачем тебе это?
   -- Нола и моя племянница тоже. Со стороны матери. Видел бы ты, как она гордилась...
   -- Понимаю. Увидишь её - передавай привет от "нери" Бойла.
   -- Обязательно, -- сказала Сумари, а про себя подумала, что обязательно расскажет Ноле... если им суждено когда-нибудь встретиться.
   -- Пожалуй, слетаю-ка я вниз, на планету. Давненько не играл в казино Тингембе. Завтра всё равно выходной. А тебе лучше поскорее покинуть систему. До утра, ты меня понимаешь?
   -- Как скажете, майор Бойл, как скажете.
   Клон поднялся. Подошёл к бару.
   -- Бутылку с собой, -- сказал он. -- Неплохой виски.
   -- Как угодно господину майору, -- отозвался бармен. И предупредил: -- Не забывайте закусывать, сэр. Он крепкий.
   -- Парень, -- усмехнулся Бойл, -- разве это крепкий! Ты ещё под стол пешком ходил, когда мы геонозианский спирт пили, неразбавленный.
   Сумари глядела ему вслед почти с нежностью. Верно говорила её наставница Фийн, не все клоны послушные исполнители чужой воли, есть среди них и настоящие солдаты, знающие, что такое честь и совесть. Теперь у неё есть время до утра.
   Первым делом твилека разыскала место, где обретались кубазы - на каждой станции есть такое. Немного денег - и у неё на носителе план терминала, не туристический, где занятые военными палубы закрашены жёлтым и помечены "запретная зона", и не технический, с разметкой только коммуникаций, проходящих через эту зону, а полный. Прокрутив его на навигаторе-стекляшке, Сумари обнаружила и штаб с кабинетом начальника гарнизона, и его апартаменты.
   -- Имеется дополнительная информация для желающих освободить тех двоих, -- проскрипел кубаз, что продал ей схему.
   -- Эноо... Не совсем Вас понимаю, -- не скрывая удивления, сказала она. -- Я прилетела недавно и не в курсе событий.
   -- Арест также произошёл чуть более часа назад. Но, раз Вы не знаете, совершенно бесплатно могу сообщить, что люди генерала Блая захватили беглого клона, номер пока не установлен, предположительно - коммандо, и человека, у которого нашли световой меч. Где их держат, информация платная.
   Сумари снисходительно улыбнулась:
   -- Где же, как не на корабле Имперской Инквизиции, пришвартованном к причалу шесть-четыре? Световые мечи - их компетенция.
   Кубаз хрюкнул носом-хоботком: какая жалость, не обломилось. Спросил с надеждой:
   -- Не желаете знать, когда он улетает?
   -- Нет, я же не пойду его провожать, -- небрежно ответила твилека. -- Впрочем, обмен: ты мне время, я тебе имя Инквизитора. Интересует?
   -- Да! -- очки кубаза блеснули. Он написал на экране деки время. Сумари, наклонившись к его капюшону, произнесла имя.
   -- Хр-кзз! Ошибки быть не может?
   -- Нет. Госпиталь на Орд Цестусе. Я была там одновременно с ней.
   Провожать корабль Инквизиции Сумари, действительно, не собиралась, однако, была уверена, что Блай-то обязательно туда придёт. На этом и на особенностях планировки станции она и строила свой план. Времени оставалось немного, чуть больше двадцати минут, и нужно было торопиться. Сумари побывала в холле причала шесть-четыре и, прикоснувшись, словно бы ненароком, к комингсу внутренних гермоворот, прикрепила к его краю мини-камеру. Поле её зрения как раз охватило внешние гермоворота, ведущие в переходную галерею, пятачок перед ними и двух дуболомов в белом, охраняющих переходник. Камера была изготовлена кси-чаррами и содержала компоненты со столь малым уровнем шумов, что не определялась стандартными сенсорами шлемов, только специализированным детектором. Затем следовало сделать некоторые покупки для предстоящего спектакля, на что и ушёл остаток времени. В блоке общественных освежителей Сумари изменила цвет кожи и переоделась. Обыватели обычно считают, что перекрасить всё тело - задача не из простых, для этого нужен квалифицированный гримёр, живой или дройд, и уйма времени. На самом деле, средства, изобретённые расой хо'дин, позволяют вносить в кожу любой цвет, временно усиливать либо, наоборот, обесцвечивать собственный пигмент. Или пигменты, как у твилеков, у которых их бывает до трёх. Так и поступила Сумари: аэрозолем из небольшого пульверизатора нейтрализовала жёлтый компонент своей окраски, из девушки зелёного цвета превратившись в светло-голубую. Капли для глаз - и радужка из серой стала бирюзовой. Раздумывая, как лучше привлечь внимание Блая, неприкрытую эротику Сумари отмела сразу: в наши дни в увеселительной индустрии работает достаточно твилек, выбирай любую. Нет, костюм должен быть дорогим и без провинциальной вульгарной крикливости. А манеры - изысканными. Или нет, пусть поведение диссонирует с образом богатой стильной женщины, на это она и будет ловить добычу! Новое одеяние Сумари состояло из сиреневой туники совершенно непристойной длины, выполненной из слегка просвечивающей ткани, и того же оттенка длинной юбки из двух свободно висящих полотнищ более плотного материала, расшитого золотой нитью. Шитьё и золотая лента пояса прекрасно сочеталась с отделкой по верху туники. Привычный головной убор твилека задрапировала сиреневой лентой, оставив её концы свободно свисать на висках ниже подбородка. Дополняли костюм ажурные ботильоны на "стеклянных" шпильках и платформах, металлические браслеты, унизывающие запястья и лекки, и, как завершающий штрих, оправленный в жёлтый металл камень прозрачной воды на лбу. В руках она держала банальный пакет, наполненный крапчатыми сиханами с Сапеллы.
   Мини-камера позволяла Сумари в деталях наблюдать прощание Инквизиторши с Блаем. Сцена была далека от романтизма. Сухо поблагодарив за ценных пленников, посланница лорда Вейдера повернулась и, сопровождаемая полами своего плаща, словно крыльями летучей мыши, скрылась в переходнике. Твилеке очень хотелось бы завалить изменницу и выручить джедая - а кто ещё мог иметь световой меч и помощника из беглых клонов-коммандос? Но она трезво оценивала свои возможности. Справиться с адептом Силы, да ещё таким опытным, могла бы, разве что, Тесс, легендарный Исполнитель Департамента Юстиции Калевалы, а из мужчин - Кэд Бейн да Фетт-младший. Поэтому она позволила Инквизиторше улететь. Продолжая делать вид, что говорит с кем-то по комлинку, Сумари двинулась к лифту, чтобы встретиться там с генералом в заранее рассчитанной точке. Столкновение получилось эффектным. Твилека весила вдвое меньше генерала, поэтому постаралась отлететь от него, как детский мячик от гранитной скалы. И с размаху сесть на пол. Сочные сиханы раскатились по лифтовому холлу, несколько из них помялись, оставив пятна и брызги сока. Как повела бы себя в такой ситуации разбогатевшая провинциалка? Начала бы шумно возмущаться, сваливая всю вину на Блая. Аристократка, скорее всего, выругалась бы сквозь зубы и вошла в открывшийся весьма кстати лифт, перед ней ведь "всего лишь паршивый клон". Сумари поступила не так и не эдак. Молча поднявшись, она присела на корточки и принялась собирать рассыпавшиеся плоды. И только в процессе этого бросила через плечо кроткий взгляд на генерала, возвышающегося рядом, словно башня. Крупная слеза выкатилась из глаза, размазав тушь - твилека насилу отыскала на местном базарчике такую, что потекла бы с первого раза.
   И генерал Блай дрогнул: тоже присел и стал помогать. Впрочем, при этом он не забывал коситься на её ногу, как бы невзначай демонстрируемую ему благодаря конструкции юбки.
   -- Простите, господин офицер, -- робким голосом произнесла Сумари, будто бы не зная, что перед ней генерал.
   -- Все мы бываем неосторожны, -- ответил он. -- Вы расстроились, я вижу.
   -- Да. Глупо, конечно...
   -- Может быть, для поднятия настроения не откажетесь быть... эноо... В общем, приглашаю Вас где-нибудь посидеть. Проклятье, не умею я говорить красиво.
   Да, подумала Сумари, убивать в спину получалось у тебя гораздо лучше. Вслух же сказала:
   -- Даже не знаю. Планов на вечер у меня не было. Пожалуй, можно и посидеть.
   И чуть-чуть улыбнулась, ни глазами, ни кончиками лекк не выдав своих истинных чувств. Всё-таки, в клане их учили не только стрелять.
   Лифт, конечно же, ушёл, и им пришлось вызывать его снова. Кантина, куда привёл Сумари генерал, располагалась выше причальных поясов, непосредственно под запретной зоной, и посещали её преимущественно офицеры и существа, судя по одеяниям, принадлежащие к администрации терминала. Понятно, почему майор Бойл не пошёл сюда, а спустился в "Первый приют" - хотел отдохнуть от опостылевших на службе физиономий. Профессиональных проституток в кантине не было, их роль с успехом выполняли офисные девицы. По крайней мере, одна уже восседала на коленях у наголо бритого младшего лейтенанта в зелёном флотском мундире. Большинство присутствующих были людьми, и на Сумари начали коситься. Ничего, пусть! Двигаясь между столиками, она специально изгибалась всем телом, заставляя мужчин выворачивать головы и судорожно сглатывать слюну. Её должны запомнить и описать именно такой. А генерал провёл её к столику недалеко от эстрады, отгороженному ширмой-плетнём. Сумари сначала изумилась столь дорогому украшению: ближайшие планеты, где растут "нормальные" деревья - Кашийк и Чалакта, везти оттуда дерево довольно накладно. Потом разглядела, что неизвестные мастера переплели раскрашенные металлические трубы обрезками толстых кабелей, обработав изоляцию кислотой, чтобы было похоже на деревянные прутья. Не иначе, потрудились умельцы-солдаты перед уходом в запас, решила она. Блай, тем временем, подозвал живого официанта, судя по виду - чалактанца, заказал выпить и закусить.
   Ей не пришлось прикладывать ни малейших усилий, чтобы довести генерала до кондиции - он надрался сам. Первая пара рюмок кореллианского виски развязала Блаю язык, и он принялся, вначале скупо, затем всё красочнее, рассказывать о своей боевой молодости. Твилека не могла решить, что это, просто пьяная болтовня, или он реально считает себя таким сверхгероем. Генералу не повезло - о некоторых событиях Сумари Дару слышала раньше от Айлы Секуры или своей старшей сестры Кои и знала, например, что не "героический Блай", а маленькая тогрута по фамилии Тано выволокла Анакина Скайуокера из горящего коридора. И она же на голой гидравлике прошла через корону звезды, умудрившись с гиперболической скорости посадить подбитый корабль на планету, не спалив его об атмосферу. Как после этого относиться ко всему остальному? Делить на десять, наверное, как говорила одна подруга Сумари, археолог. Об Айле Блай тоже упомянул весьма своеобразно:
   -- Вообще не пойму, чего вы, твилеки, не соберётесь и не побьёте своих мужиков скалками, чтоб не продавали вас в рабство? Вы можете, уж я-то знаю. Была у нас одна... Командирша. Красивая, почти как ты. Кремень баба. Посмотрит своими глазищами, и у здоровенных лбов коленки подгибаются. А одевалась как! Вся в обтяжечку, с ума сбеситься можно. Особенно здорово было идти за ней в атаку. Такой видик, временами забываешь, что по тебе, между прочим, стреляют. Одно плохо, мнила о себе до небес. На нас, простых клонов, и ухом не вела, не то чтобы поговорить по душам или там пообедать.
   Сумари мучительно захотелось прирезать его прямо здесь, наплевав на условности, пусть даже её арестуют. Да, Айла могла быть твёрдой, резкой, властной, когда требовалось, но она - и высокомерие? Кому он это рассказывает?? Да, Сумари общалась с ней нечасто, но в памяти сразу всплыл случайно услышанный разговор Секуры и Кои. Айла, между прочим, сказала тогда, что "разговорилась со служанкой одного из сенаторов", и та женщина ей что-то посоветовала. Он же врёт, этот Блай! Несмотря на то, что знал Айлу гораздо ближе и не мог не видеть... Стоп, спокойно. Конечно, он всё видел. В том числе, что Айле нравится красавчик Фисто. И у самого Блая никаких шансов нет. Вот и придумал удобное оправдание.
   Свет в зале слегка ослаб, как будто наступили сумерки, и на эстраду вышла певица, молодая женщина-человек в длинном платье из зелёного шёлка, складками падающем с груди до самого пола. Походка её сразу подсказывала, что она на очень высоких каблуках, то есть, на самом деле, гораздо меньше ростом, чем казалась. У женщины были длинные двухцветные волосы, Сумари на миг предположила, что она фиререо, и густо татуированные плечи. И снова твилека пригляделась... совершенно напрасно, потому что, несмотря на тренированную психику, по спине у неё побежали мурашки. Татуировки были нанесены не ради украшения, они маскировали нечто, хорошо знакомое Сумари, как многим твилекам. Следы шоковой плети. Вот откуда белые пряди в её тёмных волосах! Людям свойственно седеть от пережитых страданий или сильного стресса. Прозвучали первые аккорды мелодии, и женщина запела.
   Слова любви Вы говорили мне в городе каменном,
   А фонари с глазами жёлтыми нас вели сквозь туман.
   Любить я раньше не умела так, огненно, пламенно.
   В моей душе неосторожно Вы разбудили вулкан...
   Сумари не понимала языка, но с самого начала была очарована звучанием голоса, то низкого и вибрирующего, казалось, внутри тебя, то высокого и звонкого, как ноты духового траза. Такому звучанию и диапазону, могли, пожалуй, позавидовать самые одарённые тиилинские дивы.
   Нам попугай грозил загадочно пальмовой веточкой,
   А город пил коктейли пряные, пил и ждал новостей.
   Вы называли меня умницей, милою девочкой,
   И не могли понять, что шутите Вы с вулканом страстей...
   -- П-пойдём отсюда? -- чуть заплетающимся языком предложил генерал. -- Маа'Ша поёт классно, но больно уж тоскливо. Сегодня у меня настроение не то. Мне бы счас джизз, да погромче, -- он ухмыльнулся.
   -- А куда мы пойдём? -- спросила Сумари.
   -- Можем ко мне. Тут недалеко, два уровня вверх.
   "Ну, раз не хочешь пожить ещё часик..." -- подумала Сумари, и продолжала вслух: -- ... что же, идём к тебе. Необычайную кульминацию вечера гарантирую.
   -- Куль... что? А, понял. Ты просто прелесть, крошка!
   -- Допьём? Оставлять - дурная примета, -- она протянула ему его бокал, растягивая губы в самую обворожительную улыбку, прикрывая ресницами глаза, чтобы не выдать себя их блеском, как учили наставницы. Беря бокал со стола, Сумари, словно ненароком, провела кистью над ним, и с массивного кольца на среднем пальце, прикрытая рукой, сорвалась в виски маленькая капля. Этому её тоже научили очень хорошо. Генерал выпил, поставил опустевший бокал на стол. Вот и славно. После их ухода бокалы немедленно отправят в мойку, и состав древнего кланового яда останется загадкой для имперских следователей.
   Войдя в холостяцкую берло... простите, квартиру генерала, твилека собрала в кулак всю силу воли, чтобы не поморщиться. Нет, здесь регулярно работали дройды-уборщики, и чистота была отменная, но вот ароматы... В тамбуре громогласно пахло полиролью для обуви, чуть разбавленной дешёвым ароматизатором для общественных мест. У двери на видном месте стояли начищенные до зеркального блеска парадные сапоги. Генерал отодвинул шторку стенного шкафа. Там, рядом с мундирами и теплозащитным костюмом, висела старая, исцарапанная во многих местах броня "фазы два" с облупившимися жёлтыми метками Седьмого Звёздного корпуса.
   -- Заслуженный кос-стюмчик, -- гордо сказал он. -- Полвойны прошёл. Где я т-только в нём не побывал...
   -- На Фелусии - тоже? -- невинным тоном спросила Сумари.
   -- Знаешь Фелусию? Да, и там тоже. Вот это, я тебе с-скажу, была драка! Но мы сработали чётко. Императору Пл... Палпатину не в чем было нас упрекнуть!
   Сумари смотрела на Блая, а перед глазами стояла другая картина: пятно голой, словно выжженной почвы, высокий камень-надгробие и искрополевой резак в её руках, высекающий одну за другой буквы: "Будем помнить". Она даже не сразу опомнилась, когда генерал облапил её за талию, притягивая к себе.
   -- Ну, ну, не здесь же? -- ласково сказала она. -- Тебе потребуется кровать.
   -- Ид-дём! -- кивнул он.
   -- Тебя, должно быть, здесь смотрят в три глаза и слушают в три уха? -- спросила она.
   -- Что-о? Кто посмел?? Казню без суда и следствия! Не боись, мои орлы только вчера всё тут обнюхали, ни одного "клопа"!
   Втащив её в комнату, он попытался завалить женщину на постель, но она ускользнула и заставила его перевернуться на спину, усевшись сверху в сравнительно безопасном положении. Его руки блуждали по её телу, и Сумари вновь захотелось заколоть его прямо сейчас, не дожидаясь финала.
   -- Куда же ты так спешишь? -- успокаивала она. -- Сейчас, сейчас...
   Расстегнув юбку, она отбросила её в сторону и принялась медленно, одну за другой расстёгивать пуговицы его мундира. Ткань, из которой была сделана туника, имела достаточную прочность, чтобы не разорвать её руками, и генерала это возмутило. Пришлось уступить, сбросив тунику с плеч. Теперь грудь её прикрывала лишь хитро перекрученная и затем пропущенная ниже, по рёбрам, тканевая лента. Как её развязать, генерал, разумеется, не знал, и попытался просто содрать вниз. Но руки почему-то плохо слушались, и Сумари теперь уже без труда отодрала их от себя. Блай всхлипнул, проглатывая наполнившую рот слюну, и твилека отметила это про себя: слюнотечение - первый признак действия препарата. Отраву можно было нейтрализовать одним уколом в шею, но Сумари не собиралась этого делать. Отбросив руки генерала, она встала, возвышаясь над ним, как статуя Предка.
   -- Пожалуй, я передумала, -- холодно произнесла она, -- ты не в моём вкусе.
   -- Что? Что т-такое? -- Блай попытался встать, но всё, что ниже пояса, ему уже не повиновалось, да и руки ослабли.
   -- Я не зря спросила про Фелусию, -- продолжала твилека.
   -- Ик... Я выполнял приказ!
   -- Преступный приказ. Ты совершил военное преступление и знаешь это.
   -- Нет! Не хочу... Пощади!
   -- А её ты пощадил? Хотя бы, умри, как мужчина! -- презрительно скривилась баронесса.
   У генерала, кажется, было своё понимание этого вопроса. С жуткой гримасой он превозмог нарастающую слабость, потянулся рукой... и сумел вытащить из-под матраса компактный бластер.
   -- Джедайское отродье... -- прохрипел он. Но навести оружие в цель не смог. Пальцы не слушались, и бластер глухо стукнулся о пол. Да. Такие не раскаиваются. Сумари наклонилась к самому его лицу и сказала:
   -- Ты умрёшь. К сожалению, это не больно. Именем Республики.
   Подхватила с пола одежду и вышла, оставив генерала парализованным. Это, действительно, не больно. Он даже сможет дышать до самого последнего момента, а потом просто остановится сердце. Каждая из куноити во время тренировок испытала на себе действие этого яда, почти до конца. Чтобы знать, что и как происходит. Теперь надо было действовать быстро. С большой вероятностью, генерала не хватятся до утра, однако, её учили, что никогда не стоит искушать судьбу. Уходить, и не через дверь. Сумари сняла в углу комнатки освежителя панель, закрывающий технический колодец. Мужику мимо труб и кабелей не пролезть, а вот она проскользнёт с лёгкостью. На то, чтобы нейтрализовать датчики сигнализации, у Сумари ушло меньше двух минут. Сигналка хорошо замаскирована и рассчитана на проникновение извне, с внутренней же стороны достаточно найти подводящую проводку, и делай всё, что захочешь. Именно поэтому в настоящих, а не военных, системах безопасности не стремятся создать иллюзию свободного прохода, а перекрывают технические каналы решёткой. И контролируют её целостность дистанционно, с нескольких точек. Твилека спустилась на два уровня вниз, до гермовставки в аварийной переборке, где несколько часов назад оставила сумку со всем необходимым. Быстро восстановив цвет кожи и глаз, Сумари переоделась в тонкий коричневый комбинезон переменной жёсткости. Сейчас он выглядел, как мягкий блестящий шёлк, но стоило включить заряд, и невесомая ткань стала похожа на грубый брезент. Прикрыв штанинами вышитый верх мягких полусапожек, Сумари придала себе вид одной из сотен девушек-техников, среди которых на терминале встречались и представительницы её вида. Сиреневое одеяние, украшения из латуни, ботильоны - удобные, кстати, жаль их - отправились в утилизатор. Теперь следовало пробраться на какой-нибудь корабль и срочно покинуть эту звёздную систему.
   Проходя по ангарам, твилека обратила внимание на потрёпанный, но сверкающий свежим покрытием кореллианский корвет "консульской" серии, у которого вместо пассажирского отсека был приварен короб барбета для трёхорудийной башни главного калибра. На борту красовалась табличка с аккуратной надписью "Великий консул". Среди существ возле трапа Сумари заметила соплеменницу, одетую в белую куртку врача. Редкость. Во время войны живые доктора встречались не реже, чем медицинские дройды, сейчас их можно было встретить, разве что, в частных клиниках на зажиточных планетах. Ах, вон оно что! Сумари не сразу разглядела на спине куртки зловещую полосу - чередование чёрного и малинового. Противоэпидемическая служба. Улучив момент, Сумари подошла и обратилась к девушке на родном языке:
   -- Привет, доктор. На терминале какая-то инфекция?
   -- Нет, не волнуйтесь, -- улыбнулась та. -- Я не на работе, проездом.
   -- Чья будете? -- задала Сумари ритуальный вопрос.
   -- Вао.
   Всё ясно. Тарис. Никакого уважения к традициям. Если ты дочь одной из семей клана, следует представляться "Вао'нна", а если из титульного рода - называть полное имя. Впрочем, девушка в куртке медика догадалась, что её не совсем поняли, и поправилась:
   -- Алем'авао.
   То есть, она, всё-таки, баронесса. И работает врачом. Что ж, неплохой клан эти Вао. Сколько титульных родов не считают возможным "пятнать руки работой" по одной-един-ственной причине - наличие родословной, как у породистого акка.
   -- А Вы? -- спросила, в свою очередь Алема.
   -- Сумарид'аруу.
   -- Как? Сумари? Вы - сестра Коид'аруу-эс'екура? Невероятно. Галактика полна совпадениями!
   -- О... -- выдохнула Сумари, не скрывая охвативших её эмоций. -- Вы знакомы с моей сестрой? Позвольте спросить, давно Вы её видели?
   -- Дней шесть назад. Да можно на "ты".
   -- Взаимно. У неё всё хорошо? Где она?
   -- Вот уже месяц - сотрудница нашей компании.
   -- Отрадно это слышать. Ты, случайно, не знаешь, что с её дочерью, Наследницей Крови?
   -- Знаю. Тоже у нас и, между прочим, гораздо дольше, чем сама Кои.
   -- Ты вдыхаешь в меня вторую жизнь, -- Сумари скрестила на груди лекки в жесте благодарности. -- Скажи, ваш корабль берёт пассажиров? Не бесплатно, разумеется, в средствах я не стеснена. Хотелось бы увидеться с сестрой и племянницей.
   -- К сожалению, мы не летим на главную базу, но, если тебя устроит сеанс связи из нашего филиала...
   -- Ну, конечно, устроит! -- воскликнула Сумари. -- Где ваш капитан?
   -- Говорить с ним нет нужды, он подчиняется мне. Сколько тебе потребуется, чтобы собрать вещи?
   -- Ни часа. У меня только эта сумка.
   -- Дару всегда готовы к переездам? -- засмеялась Алема. -- В таком случае, прошу на борт.
   Женщины поднялись по пандусу в чрево корвета.
   -- Кстати, Сумари, у тебя есть сейчас работа? -- спросила Алема. -- Нам нужны специалисты по профилю вашего клана. Причём, такие, кто по уровню опыта мог бы и преподавать.
   -- Занимаетесь деликатными поручениями?
   -- В основном, наоборот, частной охраной. Но, как ты понимаешь...
   -- Понимаю. Кто возглавляет компанию?
   -- Её Превосходительство Чучи, с Панторы. Коллектив, в основном, люди, но отношения просто великолепные, за это даже не беспокойся. На главной базе ходим, не скрывая ушей.
   -- Неужели всё настолько хорошо? -- удивилась Сумари. Базы, на которых администрация учитывала бы особенности нежного слуха женщин-твилек и устраняла все болезненные для них шумы, в Галактике можно по пальцам перечесть.
   -- За два года тридцать четыре смешанных брака, это как? -- улыбнулась Алема. -- И всё идёт к тому, что скоро будут ещё.
   -- На такую фирму я бы поработала, -- сказала Сумари. -- Но, поскольку я на подряде, окончательное решение за кланом.
   -- Думаю, Генеральный Директор и Наследница легко уладят этот вопрос.
   Сумари кивнула и усмехнулась про себя. Кажется, её жизнь переходит на новый этап. А для местоблюстителя их клана настают нелёгкие времена. Теперь ему частенько будут сниться в кошмарах голоса свадебных труб, играющих для Наследницы, дорожная котомка и испепеляющий свет солнца над выжженными вечным днём равнинами Ярких Земель.
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"