Митюгина Ольга: другие произведения.

Храм Мортис-3а: Заговор богов. Ловушка в Тагине

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Снять проклятье с целого мира - непростая задача. Где истоки зла? Как узнать верный путь? Укажут ли его легенды? Отыщется ли ключ в древних руинах заброшенных городов? Или на дне морском? И какой окажется цена спасения мира?.. С первых же шагов в Невенаре отряд Эета попадает в опасную ситуацию.

    Бумажную книгу можно купить здесь

    Входить в магазин российским читателям надо только с анонимайзером (или VPN, или с включенной функцией Турбо в браузере Опера), поскольку доступ пользователей с российским айпи блокируется украинской стороной - и издательство в этом не виновато.


Книга третья

Заговор богов

Том 1

Ловушка в Тагине

Часть шестая

Глава XXXVIII

Невеста Гвариана

Луришшаэль

  
   Лампа на низком столе горела совсем тускло - наверное, заканчивалась подпитка, - и огонёк едва дрожал, отражаясь в слюдяном окошке, за которым дремала холодная темнота.
   Лури, сев на покрытый водным мхом камень, заменявший ей постель, потёрла виски. Болела голова: духота в келье стояла невыносимая.
   И окно не открыть. Слюда прочно закрыла и без того небольшое отверстие. Рабочие уберут её только весной - и уже до новой осени. Роскошь иметь настоящее окно, с рамой, способной подниматься и опускаться, дозволялась только Верховной. Обычным жрицам и послушницам не подобало суетно стремиться к удобствам.
   Особенно послушницам. Жрицам хотя бы разрешалась настоящая постель... а ещё им выдавали подпитку для ламп по первому требованию.
   Девушка, чтобы отвлечься от чудовищной головной боли, прикусила острыми зубками губы. Хватит ныть! Можно подумать, ей выпал печальный жребий! Многие, наоборот, считают, что повезло...
   По крайней мере, тут досыта кормят, а в храме и жилых кельях не холодно: преподобные матушки уже с месяц как наложили заклятье кипения на отопительные котлы, и теперь стужа монастырю не грозит...
   Представив, каково сейчас крестьянам в их хлипких хибарах, Луришшаэль поёжилась и в который раз благословила милость матушек, несколько лет назад приютивших девочку-сиротку...
   Лури усмехнулась с грустной иронией.
   Нет, видимо, сегодня уже не уснуть. А завтра...
   Девушка тяжело вздохнула.
   Завтра её здесь не будет.
   Куда отправит юную послушницу Верховная - известно лишь Гвариану.
   И выбраться бы из душной кельи, из монастыря, попрощаться с родными местами - только как пробраться мимо неусыпных стражей? Задержат... А матушки, при их болезненной подозрительности, ещё вообразят, что побежала к любовнику - и всё. Конец.
   Послушница, отправляясь в своё Путешествие, должна быть чиста.
   Если же Лури не оправдает доверия, какое будущее её ожидает? Что она может? Не наделённая никакими талантами, без дома, без семьи... Нищая девчонка, подобранная на улице!
   Из сострадания.
   Хотя, конечно, грамоте послушниц обучали, спасибо добрым матушкам... но кого, кроме крестьян, удивишь знанием письма и счёта?
   Нет, духота просто невыносима!
   Луришшаэль, с силой оттолкнувшись руками от постели, взмыла под потолок - иссиня-чёрные волосы от резкого движения взметнулись над плечами, окружив голову ореолом - и подплыла к вентиляционной отдушине. Серебристые пузырьки воздуха едва пробивались сквозь зелёную пробку тины. Скрипнув зубами, Лури запустила пальцы в склизкую гадость и попыталась расчистить трубу - хоть немного, сколько хватит длины руки. Разумеется, воздуха больше поступать не стало, зато вода в келье замутилась: жирные ошмётки тины удушливым облаком ворвались в комнатушку.
   Кашляя и зажимая лицо ладонью, Лури бросилась в коридор, чуть не запутавшись в ширме из "водяной травы", заменявшей двери.
   И едва не налетела на выплывшую из-за поворота Ушшалалиль, младшую жрицу - та едва успела отшатнуться.
   Луришшаэль замерла.
   В холодных голубых глазах красавицы Уш блеснуло раздражение. Светлые волосы, колеблемые легчайшим течением, волшебным облаком окружали безупречное лицо, слегка поблёскивая в сиянии светильников. И, разумеется, белоснежная туника с косым подолом, как у всех жриц, изящно подчёркивающая бёдра, перехвачена элегантным поясом - вовсе не подобающим преподобной матери...
   - Что тут происходит? - осведомилась жрица, смерив послушницу сверху донизу ледяным взглядом. - Так ли подобает вести себя девушке перед Путешествием?
   Луришшаэль глубоко вздохнула - слава Гвариану, в коридоре вода была насыщена воздухом! - и смущённо потупилась, глядя на свой хвост - обычный тёмно-синий хвост с белым плавником, вовсе не такой яркий, как изумрудная роскошь Ушшалалиль...
   Как мучительно тянутся секунды тишины...
   Послушница молчала, машинально одёргивая на бёдрах подол собственной невзрачной туники. Пояс не из золотого шитья с перламутром, обычная грубая ткань. Куда уж...
   Ушшалалиль недобро усмехнулась и подплыла вплотную. Её жёсткие пальцы сжали подбородок Луришшаэль, заставили приподнять голову.
   - Я спросила тебя, что тут происходит, Лури, - тихо вымолвила жрица, глядя девушке в глаза. - И тебе следует отвечать, когда вопрос задаёт преподобная мать!
   - Я пыталась прочистить вентиляцию, матушка, - последовал кроткий ответ. - Но тина...
   Хватка холодных пальцев исчезла.
   - Чистка вентиляции - дело рабочих, - презрительно поджав губы, уронила раскрасавица Ушшалалиль. - Послушницам не подобает...
   - Неужели послушницам подобает мучиться из-за духоты? - вырвалось у Луришшаэль. - Разве для страданий творили нас боги?
   Ушшалалиль вскинула голову.
   - Что ты сказала? - тихо осведомилась жрица.
   - Что мне стало плохо от духоты, - не в силах более сдерживать раздражение, резко ответила девушка. Будь что будет! - Полагаю, той, что назначена в невесты Гвариану, можно...
   Её прервал неприятный смех Ушшалалиль.
   - О, в невесты Гвариану! Старинный обряд... Ты сама-то понимаешь, что тебя ожидает, юная дурочка? Кого ты смеешь кусать за плавник?.. Обрадовалась, её выбрали! Мне тебя жаль.
   - Прибереги свою жалость, преподобная матушка, - вырвавшись наружу, долго сдерживаемый гнев уже не позволял бывшей крестьянке молчать. - То, что я буду избавлена от твоего общества - уже повод для поздравлений. А теперь изволь сообщить мне, что привело тебя в столь неурочный час к кельям послушниц? Ведь - какой ужас! - тебе пришлось покинуть объятья преподобного Элиля? Впрочем, если бы не ваш нежный роман с начальником монастырской стражи, возможно, на моём месте была бы сейчас ты? И сама бы готовилась к Путешествию?
   Ушшалалиль усмехнулась, покачав головой.
   - Удивительно, как смеет эта грязная тина вообще открывать рот в присутствии преподобной матери, тем более что-то спрашивать... - она вздохнула с преувеличенной кротостью. - Но жрицам приличествует смирение. Поэтому я отвечу: меня отправила за тобой Верховная.
   - И ты тратишь время на пустые разговоры? - колко усмехнулась в ответ Луришшаэль.
   - Я?.. - приподняла брови Уш.
   Взгляды русалок скрестились. Наконец Ушшалалиль фыркнула и, резко развернувшись, бросила через плечо: "Следуй за мной!"
   Удар волны от великолепного хвоста жрицы пришёлся Луришшаэль прямо в грудь, отбросив к стене коридора. Лури стукнулась затылком - и в глазах на миг потемнело. Скрипнув зубами, послушница оттолкнулась от окаменевшего песчаника и в два мощных хвостовых гребка догнала Ушшалалиль.
   - Ах, я тебя, кажется, задела? - невинно поинтересовалась преподобная гадина. - Прости, не рассчитала.
   Луришшаэль промолчала, и жрица негромко рассмеялась.
   А Лури почему-то подумала, что унизить стремятся того, кого, по меньшей мере, считают равным...
   От этой мысли губы тронула довольная улыбка, и Ушшалалиль, заметив её, оборвала свой смех. Дальнейший путь девушки проделали в молчании.
   Перламутровая крышка люка в конце коридора, закрывавшая вход в приёмную Верховной, медленно поднялась, открыв неглубокий вертикальный колодец. Луришшаэль столько раз проплывала тут, но никогда у неё так не билось сердце!
   Колодец выводил в небольшой зал, сейчас, ночью, освещённый очень скупо - всего двумя светильниками. Дальние углы тонули в темноте, и тени танцевали на мягких диванчиках и креслах.
   Ушшалалиль постучала в белоснежную дверь из кости морского змея.
   - Я привела Невесту, Верховная, - почтительно промолвила жрица.
   Дверь поднялась.
   - Пусть вплывёт.
   Ушшалалиль коротко кивнула послушнице на вход.
   Глубоко вздохнув, Луришшаэль проплыла в тёмный проём, и дверь за ней сразу опустилась.
   Здесь также царил полумрак. Светильник едва мерцал на столе, и его блики дрожали на картине, украшавшей всю дальнюю стену - великолепное панно из цветных раковин и камней, изображавшее сцену встречи Гвариана и Ундиллашшиль.
   Луришшаэль всегда нравилось смотреть на эту картину. Восхищало мастерство художника.
   Что касается самого сюжета, то свои соображения послушница предпочитала держать при себе. А матушки не спрашивали.
   В самом деле, разве любая русалка, будь она знатнейшей аристократкой или беднейшей из крестьянок, не захотела бы оказаться на месте Ундиллашшиль?
   Ну вот, Луришшаэль и повезло... если это можно назвать везением. Хотя... ну почему нет?
   Девушка тяжело вздохнула.
   Ушшалалиль спрашивала, понимает ли она, что ей предстоит.
   Что ж тут непонятного?
   Лури снова вздохнула.
   Конечно, роль Гвариана в обряде исполнит какой-нибудь преподобный жрец... публично. Противно и мерзко, но не смертельно. А потом? Что потом?
   А потом жрицы решат.
   Во всяком случае, там, где ей придётся жить, статус у неё будет не низкий...
   Луришшаэль нахмурилась. Глупый ритуал и глупый обычай! Для чего? Зачем? Неужели они все и в самом деле верят, что однажды Гвариан действительно снизойдёт к одной из "невест"?
   О Создатель, ведь стоит лишь задуматься, чтобы понять - он искал вторую Силинель. И не станет искать второй Ундиллашшиль...
   Которой, кстати сказать, не так уж и повезло.
   Когда нежить схватила юную русалочку, куда пропал её божественный возлюбленный? Почему он даже не попытался спасти свою новую "супругу"? Неужели испугался немёртвых?
   Или - встречи с Мортис?
   Но чего может бояться мужчина, если в его сердце живёт честь? Если его ведёт любовь?
   Старые, старые сказки... Вряд ли стоит к ним серьёзно относиться.
   Наверное, на заре этого дурацкого обычая мерфолки в самом деле надеялись "соблазнить" Гвариана, а теперь...
   Традиция.
   - Тебя всегда очаровывал этот сюжет, - негромкий голос от дальней стены вывел Луришшаэль из задумчивости. Верховная "стоймя" выплыла в круг света: едва шевеля серым хвостом, плавник которого давным-давно обесцветился.
   Высокая и статная, она сохранила отблеск былой красоты. Седые волосы мягким облаком клубились вокруг лица, а узкое белое платье, украшенное лишь простым поясом из ракушек, хотя и закрывало тело жрицы почти до самого плавника, тем не менее прекрасно обрисовывало изгибы по-прежнему безупречной фигуры.
   И в этом скудном освещении лицо настоятельницы монастыря казалось молодым.
   - Подкинь подпитки в лампу, дитя, и садись, - мягко распорядилась Верховная, указывая на уютное кресло, обитое золотистой тканью - прямо напротив рабочего стола. Сама жрица села за стол, где всегда занималась делами.
   Девушка взяла из подставки светильника крохотную коробочку и, плотно прижав её к выдвижному контейнеру, приподняла крышку. Ни единая пылинка не всплыла.
   - Меня всегда восхищала твоя сноровка, - добродушно усмехнулась Верховная, глядя, как девушка задвигает контейнер в светильник - и дождь корма заполняет воду. Ламповый планктон моментально набросился на еду - и начал разгораться.
   Комната осветилась до самых дальних углов, и теперь уже можно было рассмотреть и ковры на стенах, и дверь в спальню - и сеть морщин на лице Верховной...
   - Я позвала тебя, дитя, потому что пришло время, - торжественно произнесла старая русалка.
   Луришшаэль замерла - и с трудом сглотнула.
   - Но я... матушка... я полагала... что это случится... утром.
   Верховная согласно опустила веки.
   - На заре ты отправишься в путь.
   Луришшаэль затаила дыхание. Сейчас Верховная скажет...
   Жрица с сочувствием посмотрела на девушку.
   - Ты славная девочка, Лури, но ты ведь должна понимать, что твоё положение не таково, чтобы надеяться на что-то исключительное?
   - Матушка, я даже не рассчитывала, что меня выберут Невестой, - простодушно пожала плечами послушница.
   - Ты красива, - заметила старуха. - Конечно, не так, как Ушшалалиль, зато твоя добродетель не вызывает сомнений.
   - Преподобная Ушшалалиль злится на меня.
   - Я знаю, - усмехнулась настоятельница. - Дело в том, Лури, что у нас было две заявки, присланные Великим Святилищем. Одну я передала Верховной монастыря Кабильдор, что в Заснеженной. А вторую приняла. По первой Невеста требовалась в Лашшин...
   Луришшаэль от восторга широко распахнула глаза. Лашшин, один из столичных храмов! Море Сен! Тёплое море...
   Верховная невозмутимо продолжила:
   - Вот эту-то заявку я и отдала. Она не для крестьянской девушки, прости за прямоту. А Ушшалалиль её недостойна. Так что у нас остаётся просьба о Невесте от Ишурула. Между прочим, они подают её второй раз, потому что в прошлом году ни один из монастырей им так никого и не прислал.
   Луришшаэль сглотнула.
   - Ишурул... это где?
   - Полночный залив, на северо-западе континента.
   - Полгода зима?! - невольно вырвалось у послушницы.
   Настоятельница пожала плечами.
   - Но как же... Как же я буду там...после обряда... Как же я смогу быть Верховной? Я же не владею магией! Как я смогу накладывать заклятья на котлы и...
   - У тебя будут жрицы, - отрезала старуха.
   - И они будут смеяться надо мной, - опустила глаза девушка.
   - Лури, - Верховная облокотилась о стол и всем корпусом наклонилась вперёд, устремив пристальный взор выцветших глаз на юную русалку. Лури ощутила тонкий сладковатый запах её духов. - Не пугайся. Никто не сделает тебя настоятельницей - бедную полуобразованную девчушку, лишённую магии. Но высшей жрицей - без сомнения. Тебе больше не придётся терпеть суровый быт послушниц, а о жизни крестьян ты забудешь, как о страшном сне. Возможно, ты понравишься жрецу, с которым вы вместе проведёте обряд, и у тебя появится покровитель и защитник...
   - Любовник, - гадливо дёрнула девушка уголком рта.
   - Мужчина, - с нажимом поправила старуха. - Твой мужчина. Это дар судьбы, поверь.
   - Мужчина мужчине рознь, - буркнула Луришшаэль. - В любом случае, подумайте сами! Сначала, значит, он меня перед всеми... гм... а потом вдруг воспылает нежной любовью? Вы сами верите в эту сказку?
   Верховная похлопала послушницу по ладони.
   - Ну, не станем загадывать, - примирительно вздохнула она. - Но Путешествие - твой шанс, дитя. Единственный шанс как-то устроить свою жизнь. Я в ответе за твою судьбу и потому объявила Невестой тебя. Да, Ишурул не предел мечтаний... зато они и не станут возмущаться, что им прислали такую, как ты. А у тебя нет родственников, которые могли бы опротестовать твоё назначение в Полночный залив.
   - Вот как всё складно увязывается! - мрачно съязвила Луришшаэль.
   Верховная рассмеялась.
   - Да, - признала она. - Всё складывается очень удачно.
   - Кроме одного, - хмуро заметила "невеста". - Плыть в этот ваш Полночный залив - своим ходом, как велит обычай - больше полугода потребуется. Пока я доберусь до устья Тагирив, пока проплыву через море Сен в океан, а оттуда...
   - Деточка, - мягко прервала Верховная. - Конечно! Так ты не успеешь к сроку...
   - К зимнему солнцевороту? Да уж точно...
   - ...но зачем, скажи на милость, тебе все эти кружные пути? - словно не заметив, что её перебивали, светло улыбнулась Верховная. - Ты же можешь пройти напрямик: через земли людей и эльфов.
   Лури моргнула.
   - То есть... пройти?.. В смысле?
   - В прямом, дитя моё, - усмехнулась настоятельница. - Неужели ты никогда не слышала о зелье трансформации?
   - О... Но...
   Лури замолчала: слова пропали. Остался только бешеный стук сердца в горле.
   - Ты же знаешь: не все вещи, которыми мы пользуемся, можно сделать под водой, - мягко заметила старая русалка. - К счастью, наш народ обладает способностью дышать и воздухом. В своё время, на заре цивилизации, это сыграло огромную роль... Но вот уже несколько тысяч лет как маги изобрели трансформацию - и это позволяет нам иметь мануфактуры на далёких островах в океане, вести торговлю с поверхностью через подставных лиц и просто путешествовать между жителями суши... Конечно, последнее доступно не всем, но ты удостоишься такой чести, ибо обряд - веский повод дать тебе зелье трансформации.
   - Но...
   - Разумеется, никто из наземных не должен догадаться, что ты - мерфолк. Если жители Верхнего мира узнают о нашей цивилизации, они рано или поздно втянут нас в свои бесконечные войны... Нашему народу, в силу среды обитания, и так было намного сложнее, чем им, оправиться после глобальной катастрофы, постигшей Невенар шесть тысяч лет назад. Зато теперь мы живём благополучнее обитателей суши. Так что говори всем, что ты эльфийка: эльфы тоже дети Гвариана и похожи на нас.
   - Матушка, я... А может, я и кружным путём, через море... успею? - выдавила Лури. - Я поплыву быстро! Я нигде не буду останавливаться. Но... пожалуйста...
   - Глупости! - резко прервала Верховная. - Одни дикие племена океана чего стоят! Хочешь попасть на обед к каннибалам?
   - Я боюсь! - выпалила Луришшаэль и прикусила язык.
   Страх не подобает избраннице Гвариана...
   Настоятельница поднялась и, обплывя стол, по-матерински обняла за плечи юную русалку.
   - Я понимаю тебя, дитя. Но послушай: ты увидишь мир, узнаешь жителей поверхности... Ты владеешь Общим наречием, так что с общением проблем у тебя не возникнет. Твой путь пройдёт через цивилизованные земли, ты увидишь много красот и чудес. Другая бы благодарила судьбу. К тому же, Путешествие - способ для юной Невесты показать, насколько она бесстрашна и находчива, насколько горда выбором бога - и на что способна ради его милости. Поэтому обычай и велит отправляться в путь совсем одной.
   - Матушка... - в воде появился лёгкий привкус соли: Луришшаэль, не сдержавшись, заплакала.
   - Ну, хватит. Хватит.
   Настоятельница вернулась на своё место, взяла стило, пластинку из кости морского дракона и пододвинула чернильницу. Луришшаэль, как завороженная, следила за привычными манипуляциями, словно видела их в первый раз.
   Просунув стило сквозь клапан в крышечке, Верховная рычажком сдвинула в горлышке чернильницы перегородку и опустила костяную палочку в чернила.
   И, прежде чем достать, вернула перегородку на место: чтобы жидкость не просочилась из пузырька в воду комнаты.
   - По крайней мере, писать на суше легче, - пошутила русалка, глядя на хмурую Луришшаэль.
   Девушка смотрела, как впечатывает стило нерастворимую краску в полированную костяную пластину.
   - Вот, передашь это письмо жрецу, исполняющему обязанности Верховного в Ишуруле, - настоятельница протянула пластину девушке. - Можешь ознакомиться, там самые лестные рекомендации.
   - Этот самый... Верховный... он и будет?.. - мрачно осведомилась послушница, вертя в руках тонкий костяной лист.
   - Он назначит одного из жрецов, - невозмутимо пожала плечами Верховная. - Ты же знаешь, они живут отдельно от жриц, и тот, кому выпадает честь изображать Гвариана, сам потом решает, оставаться с Невестой или нет. Если он остаётся, а она становится Верховной, жрец разделяет с ней заботы по управлению монастырём.
   - Ага, - криво усмехнулась девушка. - Женским.
   Верховная рассмеялась.
   - Ну, мы уже выяснили, что стать настоятельницей тебе не грозит. Так что, если жрец и решит остаться, это будет только и исключительно из-за тебя самой.
   Луришшаэль поморщилась.
   - Давай обсудим, как тебе лучше добираться, - весело блеснула глазами старая русалка. - Знаешь, я тебе даже немного завидую... Моё путешествие проходило тоже по суше, и это было прекрасно... - Верховная мечтательно опустила веки, но тут же встряхнулась. - Запоминай, дитя, карты у меня нет. Ты должна добраться до Тагина - ближайшего города вверх по реке, на западном берегу. Там постарайся пристроиться к любому каравану, идущему к Золотому Лесу. Если не получится, двигайся на север, пока не сможешь обогнуть область демонов...
   - О Гвариан, ещё и демоны! - Луришшаэль побледнела.
   - Никто тебя не тронет, если не пересечёшь их границу, - твёрдо ответила жрица. - Через Золотой Лес ты дойдёшь до океанского побережья и вновь повернёшь на север. Эльфы подскажут тебе, как добраться до Полночного залива, а уж под водой до Ишурула рукой подать.
   - А как долго продлится действие зелья? - кусая нервно губы, спросила девушка.
   Вот ведь как у матушки всё просто! Повернёшь, обогнёшь, доберёшься через лес... "А через два квартала поверни направо"... Да ещё и эльфы подскажут! А если не подскажут? Так что отыскать в огромном северном заливе Ишурул, до которого будет "рукой подать" - наименьшая из проблем. Во всяком случае, пока.
   Но ведь не станешь же спорить с преподобной!
   - Одного глотка хватает на три месяца, - пояснила настоятельница. И оптимистично добавила: - Ты, милостью Гвариана, доберёшься за два, я надеюсь. Полагаю, тебе в дороге придётся несколько раз пить зелье, чтобы возвращаться в истинный облик и затем вновь превращаться в жительницу суши, - старуха улыбнулась, словно читала каждую мысль молодой русалки. - Кто знает, какие неожиданности подстерегают тебя впереди? Поэтому используй волшебный эликсир экономно. И не потеряй пузырёк. Надеюсь, ты понимаешь, насколько дорого это средство? На суше ты нигде не купишь его, а приобрести у мерфолков, даже если ты и сумеешь отыскать наших тайных агентов... Дитя моё, обычной послушнице такое удовольствие не по карману.
   - Вы мне это говорите, чтобы я вдруг не решила остаться среди обитателей поверхности? - понимающе усмехнулась девушка. - Да Гвариан с вами!
   - Как бы там ни было, прими мои слова к сведению, юная невеста, - нейтрально склонила голову Верховная. - Подожди.
   Жрица поднялась и выплыла к себе в спальню. Через минуту старая русалка вернулась со свёртком в руках, на котором лежали два увесистых мешочка.
   - Здесь деньги, - мешочки плавно опустились на стол перед девушкой. - В одном - наши, в другом - эльфийские. Не тревожься, - не дав Луришшаэль открыть рот, проговорила настоятельница. - В любом человеческом городе ты сможешь обменять эльфийские на деньги людей. Полагаю, такая здравомыслящая девушка не попадёт в беду?
   Луришшаэль кивнула, прерывисто вздохнув.
   - Я оправдаю ваше доверие, Верховная.
   - Надеюсь на это, дитя. Вот здесь - одежда жителей суши. Я заказывала торговцам купить точно по твоему размеру, - рядом с кошельками лёг свёрток: вещи, завёрнутые в тонкую непромокаемую плёнку. - Ну, и обещанное зелье, - настоятельница улыбнулась, достав из ящика чёрный пузырёк. - Он герметичен. Откроешь только на берегу, поняла?
   Послушница снова кивнула.
   - Какой большой... - прошептала она.
   - Но не бесконечный! - сухо отрезала Верховная. - Не забывай, о чём я тебе говорила. Сейчас ступай к себе, оденься потеплее, сложи всё в сумку... Кстати, - голос жрицы смягчился. - Я распорядилась на кухне приготовить тебе немного еды в дорогу, так что заверни к ним, прежде чем оставить монастырь.
   - Благодарю, матушка, - Луришшаэль поднялась.
   - И помни о двух условиях: ты никому не должна рассказывать о мерфолках и обязана соблюсти свою чистоту, - сурово предупредила жрица. - Хотя... - лицо настоятельницы посветлело, а в глазах промелькнула улыбка. - Полагаю, пока ты выглядишь, как земная девчонка, одно-два весёлых приключения роли не сыграют... - старуха подмигнула покрасневшей Лури. - Если, конечно, ты не позволишь сделать тебе ребёнка.
   - Матушка... - Луришшаэль совсем смутилась.
   - Иди, - мягко сказала настоятельница. - Счастья тебе, дитя, и да сохранит Гвариан свою невесту.
   Девушка поклонилась и оставила Верховную, чтобы вернуться к себе.
   Муть в келье уже улеглась, и Лури без помех собрала дорожную сумку. Впрочем, что было собирать простой послушнице? Лишь упаковать вещи, данные настоятельницей.
   Покончив со сборами, Луришшаэль натянула поверх туники шерстяную куртку, обшитую чёрной кожей морского змея. Она не пропускала воду, и потому прекрасно удерживала тепло.
   Такие же штаны - на хвост.
   Затянув потуже шнуровку на единственной штанине, чтобы выстуженная осенним холодом вода не просочилась к телу, девушка окинула последним взглядом келью.
   Ничего не забыла?
   Кажется, ничего.
   Кроме кусочка души.
   Сколько лет прожито в этой комнатушке! Знакома каждая трещинка в потолке... Странно: иногда казалось, всё бы отдала, лишь бы вырваться из этих унылых стен... а теперь хочется плакать.
   - Прощай, - прошептала Лури и, перекинув сумку через плечо, выплыла за порог.
   На кухне сердобольная тётушка Зуши, всхлипывая, протянула невесте Гвариана увесистый узелок с провизией и пожелала "бедняжке" лёгкой дороги.
   - Всё у меня будет хорошо, тётя Зуши, - ободряюще улыбнулась поварихе Луришшаэль. - Я доберусь. И там, на новом месте, буду счастлива. Обещаю!
   - Ох, дочка, дочка! И так ты сиротинушка, да ещё тут такое на тебя свалилось...
   Причитая, добрая Зуши проводила девушку до крытого монастырского двора, тёмного, словно омут. Только из окошек кухни тянулись сквозь мрак рассеянные лучики света, смутно обозначая массивную внешнюю стену, замыкавшую привратную площадь.
   - Прости. Дальше ты одна должна, деточка, - длинно шмыгнув носом напоследок, попрощалась повариха.
   Луришшаэль, стараясь двигаться уверенно, проплыла через двор.
   Стражники не задали ни единого вопроса - наверное, их обо всём предупредила настоятельница. Они только молчаливо отдали честь юной невесте бога, что отправлялась в своё Путешествие, и так же молчаливо передвинули высокий, вделанный в пол рычаг, поднимая массивную плиту врат.
   Лури всё-таки оглянулась на прощанье - на золотистые тёплые огоньки, мерцавшие во тьме - и решительно выплыла в стылую осеннюю воду Тагирив.
   Когда врата закрылись за спиной, девушка глубоко вздохнула и, запрокинув голову, посмотрела вверх - в необъятную чёрную пустоту.
   А потом - вниз.
   Там, под едва различимым в темноте склоном, уже мерцали огоньки в крестьянских лачугах. Деревенским не до сна: конец страды. Скоро на поля выплывут труженики, и округа заполнится голосами...
   Но сейчас царила тишина - та неповторимая, чуткая тишина, что бывает только перед рассветом. Лишь негромкий шелест водорослей, колеблемых течением. Они в изобилии росли здесь, у подножия монастыря.
   Луришшаэль, сама не зная, зачем, сорвала макушку высокого стебля и сунула в сумку.
   - На счастье, - неизвестно для кого прошептала она - и, ударив хвостом, взмыла ввысь.
   В ледяную непроглядную темноту.
   Луришшаэль поднималась стремительно, но, оставив далеко внизу монастырские башни, остановилась.
   И оглянулась...
   Огромная донная скала монастыря почти сливалась с ночным мраком - виднелись только огни в окнах келий и коридоров - слабо, словно россыпь светящихся рыбок.
   И совсем тускло, далеко-далеко внизу, мерцали огонёчки в крестьянских хижинах...
   Юная русалка издала нежный долгий звук, пронёсшийся над почти сжатыми плантациями водорослей. Этот звук незримо падал вниз, к деревеньке Лури - и, стукаясь о стены хибарок, о канавки и булыжники улиц, тихим эхом возвращался к девушке - и она в последний раз смотрела на родные места. Так, как не дано жителям поверхности...
   А потом Луришшаэль решительно повернулась и на одном мощном ударе хвоста рванулась вверх. Гребок - жёсткая упругость холодной воды... Ещё гребок...
   Лури закашлялась, резко выскочив из воды и захлебнувшись ледяным ветром.
   Волосы мокрыми прядями прилипли к щекам и тёплой куртке.
   Над головой висело низкое, покрытое тучами небо.
   Ни единого огонька. Только гладь огромной величественной реки - и шум лесных крон.
   Чужой мир вокруг. Мир, где тело тяжёлое, где нельзя парить над землёй, скользя в потоках воздуха - как можно скользить над дном в речных струях...
   Тагин, сказала настоятельница, стоит на западном берегу, вверх по течению.
   Луришшаэль задумалась. Конечно, сейчас никого рядом нет, и можно без помех выбраться на сушу, глотнуть волшебного зелья...
   Но есть ли поблизости дорога? И можно ли одинокой девушке спокойно пройти через лес? Ночью?
   Кстати, она и ходить-то не умеет...
   Нет, лучше всего добраться до города, осмотреть окрестности, и там уже придумать, где лучше трансформироваться: вернуться ли в лес или отыскать укромное местечко за городскими стенами: в порту, например...
   Наверное, второй вариант предпочтительнее. Не надо ничего объяснять страже на воротах - а о том, насколько дотошны стражники поверхности, насколько они корыстны, Луришшаэль прекрасно знала из уроков преподобных матушек.
   Ну что ж, значит, решено!
   Девушка поправила сумку на плече и бесшумно скрылась в водах Тагирив.
  

Глава XXXIX

Привал в лесу

Эет

  
   - Ребята, у кого соль? - Ариэлла, присев на корточки у костра, помешивала кашу в котелке. Рядом на камне аккуратно были разложены припасы: пакетик с крупой, масло, пряные травы и заварка. - Я её выложила из мешка вместе с другими продуктами. Ну признавайтесь, кто соль упёр?! - возмущённо блеснула глазами демонесса.
   Они расположились на свой первый привал в лесу, меж величественных дубов, листва с которых почти облетела и сейчас покрывала землю толстым слоем. Облюбованное местечко находилось на краю неглубокого каменистого оврага, поросшего мхом. На дне тихо журчал небольшой ручей.
   Путники расседлали лошадей, привязав их к низко нависшей ветви старого дуба, и каждый занялся своим делом: Вирлисс и Таривил отправились собирать хворост, Эет - за водой, а Ариэлла распаковывала продукты и готовила место для костра.
   И вот - мирно пофыркивают попившие кони, весело потрескивает костерок под двумя котелками: в одном булькает вода под чай, в другом - устало пыхтит каша, курясь ароматным паром, что смешивается с сизым дымком... Вирлисс сидит на расстеленном плаще меж корней старого дуба и читает, пристроив книгу на согнутую в колене ногу. Рядом - Таривил, отрешённо вырезает из сухой деревяшки какую-то фигурку...
   Сам Эет отошёл к краю оврага, и, запрокинув голову, всецело погрузился в созерцание низко несущихся серых туч. Они так же заполняли небо, как мысли - его разум, стремительные и хмурые. Но - ради друзей, ради их общей цели - он должен держать свои тревоги при себе.
   Ариэлла, закипая не хуже воды в котелке, поднялась и, воинственно растопырив крылья, упёрла руки в бока.
   - Кто стянул соль? - как-то слишком спокойно осведомилась она, медленно обводя парней испепеляющим взглядом.
   Юноша, перекинув через плечо свои длинные золотистые волосы, небрежно заплетённые в косу, повернулся к девушке - и не смог сдержать улыбки: так забавно выглядела Ариэлла в своей боевой позе - и с ложкой в руках...
   Вирлисс, оторвавшись от чтения, с недоумением смотрел на взбешённую красавицу-суккуба. Таривил же бросил в её сторону лишь один рассеянный взгляд.
   Ариэлла пульсирующими зрачками смотрела на Вира - спокойного и безукоризненного, словно на светском приёме, - но взгляд вампира не выражал ни малейшего сочувствия к её проблеме. Только удивление.
   - Эльф! - в голосе Рири зазвучало обвинение. - Признавайся!
   Таривил, подняв голову, недоумённо моргнул.
   - Зачем мне красть соль? Я же вместе со всеми собираюсь есть.
   - Ой, какие мы невинные! - фыркнула Ариэлла, почему-то метнув гневный взор на Вирлисса. - Мальчик с оленьими глазами! "Зачем"! Чтобы мне досадить!.. - она топнула. - Сейчас же отдал, а то как дам ложкой по ушам!..
   - Да не брал я никакой соли, - Таривил тоже начинал закипать, но сдерживался. Только в голосе прорывалось раздражение.
   Эет, мягко ступая сапогами по палой листве, подошёл и, присев на корточки, внимательно осмотрел со всех сторон землю у камня, где Рири разложила припасы.
   Свёрточек с солью соскользнул с импровизированного "стола" и сейчас лежал на мшистой подушке, затянувшей подножье камня.
   - Крылатая, вот твоя пропажа, - миролюбиво улыбаясь, протянул лич свою находку девушке. - Ты, наверное, когда брала масло, повернулась и кончиком крыла смахнула.
   Таривил тут же снова вернулся к своей фигурке, Вирлисс - к книге, а Ариэлла обиженно поджала губы, но ничего не возразила.
   - Спасибо, - со странной смесью смущения и досады буркнула она, отворачиваясь с пунцовыми щеками и соля кашу.
   Эет поднялся и, нагнувшись к уху Ариэллы, что-то прошептал.
   Суккуб вздрогнула и бросила на молодого некроманта взгляд, полный такого негодования, какое могло бы вспыхнуть в глазах целомудренной женщины, получившей непристойное предложение.
   -Ты с ума сошёл?!
   Эет покачал головой.
   - Я знаю, что обычно с тобой спорить бесполезно, но на сей раз тебе придётся уступить, если ты хочешь остаться в отряде, - тихо, но уже не шёпотом ответил юноша, и в голосе его проскользнули металлические нотки. - Ни к кому тут не будет особого отношения, Крылатая. И свар я не потерплю.
   Тонкие ноздри Ариэллы гневно затрепетали, но демонесса сдержалась.
   - В который раз убеждаюсь, что правильно поступила, решив не выходить за тебя замуж... - почти про себя фыркнула она, но Эет услышал и улыбнулся.
   - Ты... Ушастый... - девушка обернулась к Таривилу. - Эльф, я к тебе обращаюсь! Слышишь меня? Извини.
   Таривил поднял голову, холодно посмотрел на Ариэллу, потом - на Эета, стоявшего, скрестив руки на груди, и сдержанно кивнул.
   - Я готов принять твои извинения, если впредь подобное не повторится.
   Ариэлла негромко рассмеялась, бросив на Таривила недобрый взгляд.
   - Нет, это уже наглость...
   Эет кашлянул, а Вирлисс укоризненно покачал головой.
   Девушка, увидев это, негодующе пнула листья, взметнув их в воздух:
   - Ну хорошо, чёрт вас возьми! Я постараюсь! - и, помолчав, бросила, старательно избегая смотреть на красавца-вампира: - Если вы думаете, что я терплю ваши непомерные требования из-за какой-то там особенной к вам симпатии...
   Эет вздохнул и посмотрел на Вира.
   "Я говорил тебе, что их придётся разнимать на первом же привале, - мысленно заметил он. - Любуйся, теперь мы крайние".
   "Но ведь ты всё же разнял, - так же мысленно ответил вампир, улыбнувшись. - И все целы".
   - Мы всё понимаем, Рири, - он, встав, примирительно положил руку на плечо спутницы. - Ты просто хочешь как можно лучше выполнить свой долг перед Владыкой.
   - Вы есть собираетесь? - мгновенно оттаяв, но стараясь сохранить обиженный вид, проворчала Ариэлла, отворачиваясь и засыпая заварку в котелок с кипятком. Щёки её вновь заалели. - Готово уже.
   Дважды повторять не пришлось: из мешков тут же явились миски, ложки и кружки, и вся компания дружно столпилась у костра. Вирлисс и его подопечный, получив свои порции, вернулись на облюбованное местечко, а Эет пристроился рядом с Ариэллой, на покрытой палым листом земле.
   - Итак, когда мы будем в городе? - спросил он демонессу.
   - К вечеру доберёмся, - ответила она Эету, одарив сидящего напротив Вирлисса мрачным, странно умоляющим взглядом. И, не дождавшись никакой реакции, добавила: - Кстати, ваш способ общения может привлечь ненужное внимание.
   - Подробнее, - Эет перестал есть. Все тревожные мысли, отступившие было на второй план, сразу вернулись.
   Ариэлла вздохнула, оторвавшись от созерцания Вира.
   - Подробнее... Эт, мы понимаем друг друга с помощью телепатии. Для нас не имеет значения, на каком языке разговаривает собеседник. Но вряд ли при таком подходе мы сможем избежать ненужных вопросов в городах.
   Эет прикусил губу.
   - Ты права, - признал он. - Я, конечно, читал книги из библиотеки твоего отца, благо корни наших языков общие... Но живое общение - совсем другое дело, это верно. Мы с Виром должны работать над разговорной речью...
   - Ну, ты у нас гений, это давно всем известно, - шутливо фыркнула Рири и заботливо убрала сухой листик, запутавшийся в волосах Эета. При этом краем глаза она наблюдала, обеспокоит ли такая её забота божественного тариллина. Но божественный тариллин, похоже, ничего не заметил: он продолжал читать, рассеянно ковыряя ложкой кашу.
   Тогда, зло прищурившись, девушка самым восхищённым тоном добавила:
   - Я не удивлюсь, Эт, если ты по одной случайной фразе любой неизвестный язык реконструируешь и освоишь...
   - Не надо издеваться, - не оценив комплимента, нахмурился Эет.
   - А Вирлиссу вообще надо учить с нуля. Он ведь книг не переводил, - словно не услышав слов лича, со странной смесью яда и дружеского лукавства уже прямо заявила демонесса, покосившись на тариллина. - Я могла бы...
   - Таривил мне поможет, - тут же забыв о чтении, с преувеличенным энтузиазмом откликнулся вампир, не дав ей договорить.
   Эльф лишь печально покачал головой, а Ариэлла насмешливо и как-то горько фыркнула.
   - Таривил!.. Вы б ещё какую-нибудь мумию времён сотворения мира откопали, чтобы у неё уроки брать!
   - Но... - начал было Вирлисс.
   - Она права, - тихо прервал его эльф, не поднимая глаз. - Я слишком давно жил...
   - Ну, значит, пока за переводчицу будешь ты, - пожал плечами Эет. - Только меня беспокоит одна вещь... Тебя в город пустят?
   Ариэлла усмехнулась и лениво, откровенно красуясь, откинула за плечо тяжёлые пряди волнистых чёрных волос.
   - Если ты о том, насколько здесь любят демонов, то вам лучше не упоминать, что я одна из них.
   - То есть ты?.. - Эет испытующе всматривался в принцессу Пятого Круга.
   - То есть я, конечно, не умею, в отличие от батюшки, принимать человеческий облик - это особая милость Вельзерена, такая способность, - но я использую иллюзию.
   - А если твою иллюзию заметят маги? - наконец спросил у демонессы Вирлисс: тихо и напряжённо, нервно теребя упавшую на лицо серебристую прядь - и сам того не замечая.
   - Маги решат, что девушка прячет какой-нибудь изъян в своей внешности, - презрительно хмыкнула Ариэлла, но в глазах её что-то оттаяло. - Вы не представляете, какие в большинстве своём люди ленивые дураки! Без особых причин они никогда не подумают копнуть глубже того, что лежит на поверхности. Инертность мышления - великая вещь!
   - Да, пожалуй... - задумчиво кивнул Эет, с ног до головы оглядывая Ариэллу. Девушка как девушка, даже - красавица. Точёная шейка, безупречная фигурка, волосы - как грозовые тучи, брови вразлёт, ресницы что крылья... Глаза, словно у лани... если бы ещё в них бесовское пламя не сверкало!
   Рога - тонкие, с лёгким изящным изгибом - совершенно не портили картину и казались изысканной диадемой, венчавшей голову. Но Эет прекрасно помнил, как девушка однажды во время боя насквозь пробила этим "украшением" солдата-демона.
   И крылья... Роскошь цвета бронзы. Могут ниспадать мягко, как плащ, могут распахнуться, блистая под солнцем остриями шипов и становясь прекрасным щитом, могут нежно укутать свою владелицу - и того, с кем она делит постель...
   Нет, ни он сам, ни Вирлисс - Эет знал это - не назвали бы рога и крылья Ариэллы изъянами её внешности. Но жители этого мира такой красоты не поймут. Слишком много слёз и крови принесли демоны Невенару, чтобы кто-то, будь то человек, эльф или дварф, смог восхищаться этим народом. И неважно, что цель их отряда - самая благая. Неважно, что они хотят избавить Невенар от проклятья, тысячелетиями висевшего над несчастным миром...
   Просто сначала на них нападут, а потом спросят.
   Что ж, значит - иллюзия. Так тому и быть.
   - Мой Господин, - голос Таривила был тих, но в нём звенело напряжение. - Если мы заговорили о маскировке... Можно ли мне тоже сказать?
   Эет с изумлением посмотрел на юношу. С чего это эльф вдруг решил перейти на официальное обращение? О богиня, неужели тоже на что-то обиделся?..
   Нет, в такой развесёлой компании недолго и с ума сойти!
   - Конечно, Тар. Мы тебя слушаем, - мягко ответил он.
   - Возможно, это всего лишь нелепые страхи, - смущённо пробормотал юноша. - И, разумеется, целых двенадцать тысяч лет о нежити никто не слышал под этими небесами...
   - К чему ты, Таривил? - поторопил Эет.
   Эльф потупился, не отрывая взгляд от миски с кашей.
   - Я хочу сказать, что меня беспокоит ваша самоуверенность, - честно ответил он. - Вы требуете маскировки от Ариэллы и в то же время свято убеждены, что в вас никто не заподозрит нежить. Кого угодно, но не немёртвых. И всё же... Пусть вы обманете людей. Но дварфы? Эльфы? Срок их жизни неизмеримо больше человеческого, и потому память - дольше.
   - Двенадцать тысяч лет, - приподняв бровь, напомнил Вирлисс. - Кто мог прожить столько в мире, обречённом на вечную войну? Да ещё и пережить катастрофу, которая почти уничтожила Невенар шесть тысяч лет назад?
   Таривил, не поднимая глаз, пожал плечами.
   - Мой отец смог, - неожиданно поддержала эльфа демонесса. Голос её был серьёзен. - Как бы я ни относилась к ушастому, но он прав. Мой отец помнит не только исход немёртвых, он помнит зарю Великих Войн. И Эрмеб - тоже. Если они прожили столько, не исключено, что прожил и кто-то ещё.
   - Твой отец - демон, - уже не столь решительно возразил Вир.
   - Это повод отмахнуться? - нахмурилась Ариэлла. - Ушастый в кои-то веки дело говорит!
   - Ты понимаешь, каков шанс наткнуться на такого долгожителя? - усмехнулся Эет. - К тому же ты сама только что говорила об инертности мышления. Ваш с Таривилом ходячий раритет должен ещё и сообразить, что стоит порыться в памяти.
   - Ах, по-твоему, мой отец - ходячий раритет?! - Рири задохнулась от возмущения.
   - Прости, я не имел в виду герцога Сегерика, - покраснел молодой лич. - Даже как-то не подумал, что ты можешь отнести мои слова на его счёт... В любом случае, когда мы впервые встретились, он тоже не признал в нас неумерших!
   Ариэлла окинула юного лича насмешливым взором.
   - Ты действительно в это веришь?.. Убеждена - ему хватило взгляда на вашу ауру!
   - Прости, - Вирлисс даже отставил в сторону тарелку. - Герцог был искренне удивлён.
   Теперь, когда речь зашла о деле, эти двое словно по некоему безмолвному соглашению оставили в стороне всё, что связывало их - и разъединяло.
   - Я полагаю, - наставительно произнесла девушка, подняв кверху пальчик, - папа просто хотел произвести на вас благоприятное впечатление. Вы никогда не дали бы ему даже шанса с тогдашним вашим предубеждением против демонов! Тем более, если бы батюшка сразу дал понять вам, что он - умный и могущественный правитель. А добродушный, немного нелепый старичок, который играется с подзорной трубой и просит расширить его кругозор - разве не подкупающий образ? Зато теперь наши государства заключили союз, вы с Сегериком хорошие друзья, и...
   - И тебя чуть не выдали за меня замуж, - рассмеялся Эет, пытаясь снять напряжение.
   - Ха-ха, - раздражённо передёрнула плечами Ариэлла. - Очень смешно. Вообще-то я хотела сказать, что теперь мы все вместе разыскиваем Скипетр Созидания.
   - Да уж, что верно, то верно, - вздохнул правитель Атариды. - Его мы и разыскиваем...
   Если бы Ариэлла и её отец знали истинные мотивы его "благородного намерения"! Впрочем, тогда бы Рири тут не было. Что ни говори, но Сегерика тоже можно обмануть.
   - Эт! Где ты витаешь? - фыркнула демонесса. - Я же только что открытым текстом сказала: достаточно какому-нибудь магу додуматься взглянуть на вашу ауру, и ему всё станет предельно ясно! Уверяю: все окрестные государства бросят войска на ваши поиски, а маги правителей ринутся в музеи и библиотеки, поднимать архивы!
   Друзья переглянулись.
   - Таривил, - Вирлисс внимательно посмотрел на эльфа. - Помнишь, ты как-то упомянул, что нежить в вашем мире прекрасно маскировалась под живых. Каким образом?
   Юноша не сумел сдержать смущённой улыбки.
   - Не знаю...
   - Я знаю! - победоносно усмехнувшись, тряхнула локонами Рири. - Демоны частенько используют иллюзии в астральных планах, маскируя свои ауры под человеческие. Правда, держится такая штука недолго, но чтобы пройти городские ворота, времени с лихвой хватит. Главное - потом не привлекать к себе внимания.
   - Ты за нас не волнуйся, Крылатая, - Эет серьёзно посмотрел на девушку. - В мире, где дня не проходит без насильственных смертей, мы сумеем отыскать себе пропитание. Но ты? Тебе ведь нужны души негодяев. А их так просто не раздобыть...
   Демонесса быстро чмокнула молодого мага в щёку - снова украдкой бросив взгляд на Вирлисса.
   Но Вирлисс снова предпочёл сделать вид, что ничего не заметил.
   - Спасибо, - прошептала Рири на ухо личу.
   - За что? - еле смог пробормотать ошеломлённый юноша, невольно прижав руку к щеке.
   - За заботу! - со смехом пояснила суккуб. - Нет, правда, спасибо. Но не волнуйся. В крайних случаях демоны поступают так.
   Она поставила миску на землю и склонилась над огнём костра. С наслаждением опустив ресницы, девушка вдыхала запах пламени, как вдыхают запах цветов, и жгучие язычки нежно касались её кожи, лизали пряди, лоб и высокие скулы - и не причиняли ни малейшего вреда.
   А потом Ариэлла зачерпнула огонь в ладони, как зачёрпывают воду, и, жмурясь от удовольствия, выпила.
   - Вот так, - повернувшись к потрясённым парням, небрежно уронила она. И. предупреждая вопросы, заметила: - Это не магическое пламя и не пламя Преисподней. Земной огонь не может причинить демону вреда. Напротив, он даёт нам силы.
   - Так... какого же чёрта тогда... вы за душами охотитесь?.. - от возмущения правитель Атариды не находил слов.
   Ариэлла усмехнулась.
   - А почему ты не спрашиваешь Вира, какого чёрта он не живёт на крови зайчиков и белочек? Я же сказала: демоны пьют пламя только в крайних случаях!
   Эет опустил голову, погрузившись в невесёлые думы. Но не об их походе думал он, а о своём народе, о нежити. Когда-то - безжалостные чудовища, не наделённые ни состраданием, ни особым разумом, созданные как самое совершенное оружие, как орудие мести Мортис.
   Сейчас...
   Богиня дважды изменяла неумерших. В первый раз, ещё под небесами Невенара, она дала им возможность самостоятельно мыслить, одарила собственной волей...
   А во второй, переносясь на Атариду...
   О да, на Атариде очутился уже совсем другой народ!
   Мортис - нет, Силинель! - поняв свою ошибку, мечтая начать в новом мире с чистого листа, вернула немёртвым их души. А вместе с ними - способность к состраданию. К милосердию. Она, насколько возможно, изменила даже физиологию нежити - неумершие могли теперь дышать, чувствовать биение сердца в груди, радоваться теплу солнца и холоду снега...
   В детстве, ещё будучи Смертным, он даже спрашивал, чем же Бессмертные отличаются от живых.
   Невинный ребёнок.
   Нежить могла "выжить" там, где простой человек был обречён. Голод, жажда, наводнение - некроэнергия, пронизывающая тела неумерших, позволяла им обходиться не только без дыхания, но и без самих лёгких. Не дышать, не спать, не есть обычную пищу, существуя исключительно на некроэнергии, лишь на ней одной... но это, к сожалению, имело свою цену: частую охоту на живых людей.
   Ну да, убивать пореже предпочтительнее.
   Эет горько усмехнулся.
   Увы, неумершие так или иначе должны были отнимать чужие жизни - этого богине так и не удалось изменить, как бы ей того ни хотелось. Но, чёрт возьми, каково существам, наделённым совестью и милосердием, ради собственной шкуры губить невинных?
   И народ Мортис искал выход, как мог.
   На Атариде издавна запрещалась охота на Смертных - лишь в глухих местах, ночью, мог позволить себе Бессмертный напасть на человека.
   А сейчас Эет отменил и эту лазейку в законе.
   Никаких исключений.
   Немёртвый не может напасть на безвинного Смертного.
   Преступники - вот пища для неумерших. На Атариде или где-либо ещё.
   Личи, кроме того, могут поедать свежие трупы - вот о чём думал Эет, говоря, что не видит сложности искать пропитание здесь, в Невенаре, где насильственная смерть может настигнуть человека повсюду: от кинжала разбойника или от мечей наёмников.
   Эету - тело жертвы, Вирлиссу - возмездие убийце.
   Но если бы был способ изменить самую природу их народа...
   О, Мортис...
   Юный лич тяжело вздохнул.
   Счастливчик Таривил! Ему не нужно охотиться. Скелет, хищная нежить, не нуждается в пище, пусть даже этому скелету и возвращена прежняя внешность магией драконьего яйца.
   Хотя Ариэлла и говорила, что, в некоторых случаях...
   Эет пожал плечами. В Таривиле он не сомневался. Парень скорее себя до истинной смерти доведёт, чем убьёт неповинного. Как был эльфом, так и остался!
   Жаль, его сородичам этого не объяснить...
   Хотя, разумеется, принимать неумерших за безответных овечек Эет никому бы не посоветовал. В сражении немёртвые не знают жалости. Они хищники.
   Но не подонки.
   - Спой, Таривил, - негромко попросил лич, откинувшись на ствол дуба и прикрыв глаза.
   Богиня, столько ещё предстояло сделать!
  
  

Глава XL

Принц и принцесса

Эрушалия

  
  
   Высокие языки пламени вздымались за каминной решёткой. Полка над камином изображала голову горгульи с распахнутой пастью, и создавалось впечатление, что огонь полыхает в глотке твари. Огненные сполохи - разумеется, иллюзорные - скользили по стенам. Они и камин составляли всё освещение небольшой комнаты - кабинета, где, кроме двух обитых алым шёлком кресел, огромного рабочего стола и шкафа в дальнем, скрытом тенями углу, не было никакой мебели.
   Алый ковёр на полу глушил все шаги.
   Высокий стройный мужчина, затянутый в узкие штаны из чёрной кожи и в синюю кожаную куртку, стоял у стола. Густые, но короткие чёрные волосы не могли скрыть витых рогов, венчавших его голову - впрочем, демона выдавали и роскошные чёрные крылья с острыми металлическими шипами, ниспадавшие за его спиной, словно плащ.
   Бледное лицо с аккуратной бородой и живыми карими глазами сейчас хранило глубокую сосредоточенность, а взгляд не отрывался от книги: молодой демон так и читал - стоя.
   Высокая девушка, закутанная с головой в просторный чёрный плащ, замерла у камина, ожидая, когда владелец кабинета сочтёт возможным продолжить разговор. Молчание тянулось уже несколько минут.
   Наконец мужчина захлопнул книгу и обернулся к девушке.
   - Плохо, Эрушалия, - вздохнул он. - Я не нашёл ни одного подходящего заклятья, чтобы обойти защиту Сегерика. Мы не сможем на расстоянии наблюдать за их отрядом.
   - Этого следовало ожидать, - губы Эрушалии шевельнулись почти беззвучно.
   - Вот как? - тем не менее мужчина услышал и улыбнулся, приподняв бровь. - Именно с таким ответом ты предлагаешь мне явиться к отцу?
   Девушка подняла голову и посмотрела на собеседника. Взгляд её зелёных глаз полнился осенним холодом.
   - Чего ты от меня хочешь, Эртил? Думаешь, Сегерик не подозревает о возможности слежки? Особенно после того, как наша сеть на Атариде обнаружена и обезглавлена? Сейчас они наверняка подослали своих агентов, и те только и ждут, когда появится наш связной.
   Эртил очаровательно улыбнулся.
   - И пусть себе ждут. Что интересного может произойти на Атариде? Нет, моя дорогая... - он подошёл и нежно приобнял девушку за талию.
   Эрушалия раздражённо отвела его руки.
   - Если бы мне был нужен мужчина, Эртил, ты бы узнал об этом первым.
   Он рассмеялся, словно она оправдала его ожидания, и, отойдя, уселся в кресло, закинув ногу на ногу.
   - Самое интересное происходит здесь, в Невенаре. Ты, дорогая Руш, должна пробраться в отряд к своей подруге - во что бы то ни стало должна! Ты была бы не ты, если бы не сумела.
   Эрушалия покачала головой.
   - Разумеется, ты хочешь явиться к своему батюшке с докладом, что Руш взялась за дело. Эртил, ты понимаешь, что мой лимит доверия в доме Сегерика исчерпан после инцидента со стражей? Герцог по-прежнему мил и ровен со мной - ещё бы, ведь я младшая принцесса Седьмого Круга! - но...
   - Но он более не обсуждает при тебе свои планы? - с деланным сочувствием вздохнул Эртил.
   Эрушалия рассмеялась.
   - Он никогда и не обсуждал их при мне! Но это перестала делать Ариэлла.
   Эртил замолчал, с отсутствующим видом глядя в дальний угол, только пальцы барабанили по подлокотнику кресла.
   По стенам скользили огненные водопады.
   - Руш, - заговорил он наконец, и голос его был серьёзен. - Они выехали недавно и, скорее всего, покинули Преисподнюю через портал над замком Сегерика. Поэтому не говори мне, что тебе не хватит ума отыскать их отряд в ближайшем городе. Тагин, не так ли?
   - А ты не говори мне, что им не хватит ума от меня отделаться! - огрызнулась Эрушалия. - И Ариэлла окончательно укрепится в своих подозрениях.
   - У неё нет никаких подозрений. Иначе она не выболтала бы тебе и той ничтожной информации, что ты раздобыла, - холодно отрезал Эртил.
   - Ты хочешь, чтобы эти подозрения у неё появились? - парировала Руш. - С чего ты взял, что Эрмеб вообще заинтересуется очередной прогулкой потаскухи в компании мужиков - на сей раз немёртвых?
   - Всё, что так тщательно организует дом Сегерика, касается дома Эрмеба, - удивлённый таким вопросом, приподнял брови Эртил. - Руш, я тебя не понимаю. Ты хочешь вести жизнь, ничем не уступающую жизни старших принцесс домов, а замуж между тем не хочешь. Но деньги так просто не достаются, это прописная истина. Так объясни мне, какого чёрта ты сейчас упираешься? - мужчина нехорошо прищурил глаза. - Тебе сказано: выследи отряд своей подружки. Каким образом - не мои проблемы; это ясно?
   Эрушалия откинула капюшон, и блики камина заплясали на её длинных белокурых волосах, искрами брызнули по изумрудной огранке изящных рогов.
   - Цена будет высокой, - бесстрастно проронила девушка. - Постоялые дворы, разбойники, осенние дороги... Ты действительно считаешь, что принцесса Седьмого Круга, хотя бы и младшая, по щелчку твоих пальцев станет бескорыстно терпеть все эти... неудобства?
   Эртил рассмеялся.
   - Какой слог, моя маленькая Руш! Я даже на миг испугался, что ты назовёшь эти неудобства лишениями... Не волнуйся. Сколько ты просишь?
   - Четверть годового дохода дома Эрмеба... кажется, это половина твоих официальных карманных денег, друг мой? В течение ста лет.
   Эртил нахмурился.
   - Ну, знаешь...
   - Тогда мы не договорились, - Эрушалия вновь накинула на голову капюшон и повернулась к выходу.
   - Руш! - окликнул Эртил. Она обернулась.
   - Тебе не кажется, что ты себя переоцениваешь? У дома Эрмеба много других агентов.
   - Тогда я желаю им удачи, - невозмутимо пожала плечами девушка.
   - Руш! Если я дам тебе охрану и слуг, это уменьшит цену?
   - Увеличит. Поскольку будет привлекать излишнее внимание, - отрезала она.
   Эртил, не скрывая раздражения, стиснул подлокотники кресла.
   - А если я сам поеду с тобой? - вкрадчиво произнёс он.
   Эрушалия только расхохоталась, запрокинув голову, и смерила молодого мужчину с ног до головы скептическим взглядом.
   - И мы с тобой вместе покажемся на глаза Ариэлле?
   - Это единственное возражение? - голос Эртила стал ещё вкрадчивей, он просто сочился ядовитой сладостью.
   Эрушалия помолчала, задумавшись.
   - Да, - наконец с заминкой ответила девушка, явно чтобы не оскорбить нанимателя. - Единственное.
   - Тогда мы едем, Руш, - усмехнулся принц дома Эрмеба.
   - Единственное, но существенное, - тревожно воспротивилась она.
   - Мы станем следить за ними издалека, - Эртил поднялся и, подойдя к Эрушалии, скинул капюшон с её волос. Нежно провёл рукой по голове. - Я глупец, Руш. Мне сразу следовало понять твоё предложение. Разумеется, ни одна порядочная женщина не стала бы говорить о нём прямо...
   - Ты с ума сошёл? - Эрушалия шарахнулась в сторону.
   Эртил рассмеялся.
   - Но ты же не станешь отрицать, что принц Четвёртого Круга - защита посерьёзнее простых солдат? Я прекрасный маг и фехтовальщик. И это не единственные мои достоинства, - шутливо поклонился он.
   - Остальные достоинства меня не интересуют, - холодно отрезала демонесса. - Хорошо, ты можешь отправляться со мной...
   - Тогда твоё вознаграждение - одна восьмая от доходов нашего дома в течение пятидесяти лет? - невинно уточнил он.
   - Ста, - безапелляционно поправила она.
   - Маленькая скряга, - улыбнулся Эртил. - По рукам! Выезжаем через два часа, я отдам все необходимые распоряжения.
   Эрушалия кивнула.
  
  

Глава XLI

На большой дороге

Луришшаэль

  
   Свет над головой - рассеянные лучи, пронизывающие зеленовато-жёлтую толщу воды - закрыла огромная тень: по реке спускался корабль. Лури остановилась и, запрокинув голову, смотрела на широкое днище, покрытое мелкими ракушками. У левого края сновала стайка юрких коричневых рыбок: видимо, нашли что-то вкусное...
   На мгновение девушка пожалела, что корабль идёт вниз. Ведь можно было бы уцепиться за корпус и с комфортом проплыть до самого города...
   Увы.
   Повинуясь какому-то детскому азарту, русалка подплыла ближе и, осторожно скользнув мимо рулевого пера, ухватилась за баллер. Шелковистый водный мох, которым обросла ось, приятно защекотал кожу запястья, и девушка не удержалась от улыбки. Да, если бы корабль шёл вверх...
   Впрочем, разве это судно - единственное на всей Тагирив?
   Она разжала пальцы и с улыбкой помахала вслед кораблю. Вновь воду пронизало солнце - позолотило зеленоватый сумрак. В неясных тенях глубины смутно угадывалось дно: камни и высокие водоросли, колеблемые течением...
   Деревня и монастырь остались далеко позади, а впереди на многие лиги лежала лишь дорога: русло Тагирив служило торговым путём не только кораблям наземных жителей, но и караванам мерфолкских торговцев. Правда, в отличие от земных трактов, здесь не приходилось бояться разбойников: сторожевые отряды регулярно патрулировали вверенную им акваторию. Здесь, в районе монастыря, забота о безопасности лежала на матери-настоятельнице, а дальше простирались владения одного из лордов реки, и Лури не сомневалась, что его солдаты не хуже монастырской стражи знают своё дело.
   Впрочем, для неё всё равно подводный путь закончится в порту Тагина.
   При этой мысли по спине пробежал холодок, и русалка невольно передёрнула плечами. Что ж, наверняка близ границы между владениями лорда и монастыря найдётся какой-нибудь придонный трактир. Там она проведёт последнюю спокойную ночь, а потом, ранним утром...
   Даже додумывать не хотелось!
   И не хотелось покидать родную реку.
   Остывающая Тагирив сейчас, в это время года, обрела неповторимую, хрустальную прозрачность. Ни пыльца, ни ряска, ни пыль уже не оскверняли поверхность, в глубине почти исчез планктон - и лучи солнца лились сквозь толщу воды, как сквозь безукоризненный хризолит, у берега высвечивая дно до мельчайшей гальки, а в середине - теряясь в глубине...
   Да и кому вопрошать молчаливую бездну реки, куда глядится лишь небо?
   Воистину, прекрасна Тагирив в тихие дни золотой осени.
   ...С правого берега донёсся шум. Крики. Слабый толчок, некое колебание воды - эта волна пришла оттуда же, справа. Лури вздрогнула. Что-то швырнули в реку. Что-то большое... И ещё раз. И ещё. Лури, сама не зная почему, встревожилась. Тем более, крутой склон русла не позволял видеть, что происходит на отмели.
   Девушка всплыла к самой поверхности и осторожно выглянула из воды, не выше глаз. Так её не должны заметить... В худшем случае, примут за топляк.
   В отдалении, там, где расцвеченный осенью лес подступал вплотную к Тагирив, раздавался звон мечей. Визжала какая-то женщина, истошно голосил младенец, слышались яростные выкрики дерущихся людей.
   Луришшаэль высунулась по самые плечи: всё равно людям на берегу сейчас не до любования рекой.
   Купеческий караван... Два дерева, упав поперёк дороги - одно перед телегами, другое за ними, - загородили торговцам путь к отступлению. Защитники каравана, встав кольцом вокруг повозок, отражали яростный натиск разбойников. Один фургон, задетый падавшим деревом, съехал прямо в реку и стоял, накренившись. Парусина, не выдержав веса поклажи, порвалась, и два огромных сундука вывалились из фургона прямо на отмель - судя по всему, волна от их падения и докатилась угасающим эхом до русалки. Они лежали в воде, как огромные валуны.
   Лури облизнула мгновенно пересохшие губы. Где ближайший пост стражи? Ведь надо спешить, надо сообщить... Бандиты напали...
   Русалка стиснула зубы. Солдаты мерфолков не придут на помощь. Даже если она даст им зелье трансформации. Суша - не их забота. Они просто поднимут наивную девчоночку на смех. Много ли люди и эльфы помогают мерфолкам? О дварфах и говорить не стоит...
   Да. Подводье - это Подводье. Наземье - это Наземье.
   Но...
   Сердце Луришшаэль сжималось от безысходности. Младенец на берегу заходился от плача. Звон мечей не прекращался.
   Луришшаэль поплыла к отмели.
   На крохотном островке, отделённом от основного берега узкой протокой, в ещё зелёных и густых лозняках затаился лучник, и сейчас его стрелы с удивительной точностью пронзали защитников каравана.
   Лури бросила на берег лихорадочный взгляд. Караван защищали опытные наемники-мечники. Даже ей, неискушённой в искусстве боя, стало ясно: они отбились бы от шайки разношёрстного сброда, если бы не этот мастер лука.
   Девушка заплыла за островок. Отсюда, с реки, она прекрасно видела спину засевшего в кустарнике разбойника. Серо-зелёная куртка с отброшенным сейчас на плечи капюшоном чудесно маскировала бы бандита от вражеских стрел - если бы нашлось, кому их пускать.
   Но у торговцев не было своих лучников.
   Негодяй полностью сосредоточился на стрельбе, полагая себя в полной безопасности.
   Впрочем, разве он неправ?
   Бандиты блокировали все попытки прорваться к островку. В конце концов купцы, перевернув пару фургонов, укрылись за ними, тщась отбиться от налётчиков, не подставляясь под стрелы.
   Луришшаэль глубоко вздохнула. Преподобные жрицы говорили, что, попав в беду на суше, русалка должна запеть.
   Но правда ли это?
   Да, под водой голос, возвращаясь эхом, позволял словно бы видеть предметы, скрытые сумраком глубины. Но на воздухе, если верить жрицам, пение на той же ноте действовало на обитателей поверхности жутковатым образом.
   Частота... Жрицы разъясняли: определённая частота звука, воздействуя на кору головного мозга...
   В легендах Наземья говорилось проще: русалки околдовывают своим пением и потому опасны. Потому их надо убивать, едва встретив. Даже рот не дав открыть.
   А если неправда? Если всё сказки? Как это - парализовать пением?
   Луришшаэль тряхнула головой. Не время колебаться! Надо попробовать, иначе ни в чём не повинные люди погибнут.
   Нежный чистый звук её голоса заструился в воздухе. Не громче пересвиста птиц звучал он, но стрелок вдруг выронил лук, вскинул руки к голове, словно хотел зажать уши - и застыл будто статуя.
   Лури не сумела сдержать восторженную улыбку - но петь не перестала. Пока идёт сражение, она должна удерживать этого молодчика в состоянии парковой скульптуры.
   Не так уж и сложно.
   Заметив, что обстрел прекратился, защитники каравана выбрались из-за своей импровизированной баррикады и перешли в наступление.
   Бой закипел с новой силой, а затем его звуки постепенно начали затихать: угасал звон мечей, женщина больше не кричала, плач ребёнка стал не таким отчаянным: скорее, похожим на писк.
   Зато слышнее стали выкрики противников: грязные ругательства бандитов и азартные издёвки купцов.
   И - треск лесной поросли: остатки разбойничьей шайки бесславно ломились сквозь кусты, вслед им летел злой хохот и улюлюканье торговцев и охранников каравана.
   - А лучник? - крикнул вдруг кто-то. - Ихний лучник-то где?
   На протоке послышался плеск: двое крепких мужиков, поднимая тучи брызг, кинулись к островку. Лури рассмеялась и, перестав петь, бесшумно погрузилась в омут. Заплыв в тихий душный затон, она забралась на осклизлое, покрытое водорослями бревно, и, чуть раздвинув ветки кустов, наблюдала за происходящим.
   Бледный парень с выпученными от испуга глазами метался по полянке, не зная, куда скрыться, а лозняки трещали всё ближе. Отчаявшись, незадачливый стрелок кинулся к затону, видимо, собираясь уходить вплавь - и отшатнулся, наскочив на Луришшаэль.
   Ей мгновенно стала понятна причина его феноменальной меткости: перед ней стоял полуэльф, остроухий и белобрысый.
   - Ты!.. - со странной смесью детской обиды и безысходности выдохнул он, и, поскользнувшись, шлёпнулся пятой точкой прямо в грязь. - Значит, это ты... меня...
   Лури кивнула, с любопытством рассматривая разбойника. Совсем ведь молодой, а уже бандит...
   - Меня повесят из-за тебя! - всхлипнул он. - Довольна?!
   - Уходи, - пожала плечами девушка. - Я их задержу. Но наперёд подумай, если вдруг снова решишь грабить.
   Вряд ли разбойник услышал это наставление. Похоже, до его сознания дошло только одно слово: "уходи". Не раздумывая, он сиганул в холодную гнилую воду затона и, высоко вскидывая руки - левой, правой! - стремительно поплыл прочь, спеша обогнуть мыс.
   Луришшаэль соскользнула с бревна на берег и, в мгновение ока раскрыв сумку, вытащила пробку из заветного пузырька. Прижав горлышко к губам, девушка сделала глоток.
   По телу прокатилась странная волна: то ли озноб, то ли тепло. Голова закружилась, на миг потемнело в глазах, и...
   Такое... странное ощущение... в хвосте.
   Нет. Просто... странно чувствовать вместо него... ноги.
   О Гвариан, как двигаться-то с ними?
   Неожиданно накатил ужас. Сможет ли она в облике земной девушки дышать под водой? Сможет ли парализовать голосом?
   Сможет ли сбежать, приди что не то в голову этим наёмникам?
   Но бояться было уже поздно: разгорячённые боем и поисками, из кустов вывалились здоровенные мужики с мечами наголо.
   - Вон он, мерзавец! - кричал огромный, налысо бритый здоровяк в распахнутой на груди куртке, тыча пальцем в сторону маячившей над водой головы бандита. Ещё секунда - и она скрылась за мысом.
   - Ах, ушёл, подлец! - другой, лохматый, ростом поменьше, с досадой стукнул кулаком по ладони. На зелёной куртке болталась ладанка.
   Бритый резко развернулся, и девушка невольно вскрикнула.
   - Ты глянь! - ахнул бритоголовый. - Да у них тут связанная девчонка!
   - Где? - его напарник тут же обернулся. - И верно, девчонка!
   Лури инстинктивно отшатнулась и поползла к воде, не зная, как подняться на ноги. Впрочем, от ног, стянутых штанами, предназначенными для хвоста, всё равно было бы мало толку, но Луришшаэль, от страха не способная связно мыслить, этого не осознавала.
   - Тихо, тихо, не бойся, - человек в зелёной куртке сунул меч в ножны и широко развёл руки, улыбнувшись. - Мы не разбойники, крошка.
   - Натерпелась, видать, - оглянувшись через плечо, озабоченно бросил он бритому.
   Здоровяк тоже убрал меч, отстранил приятеля, и, одним шагом преодолев отделявшее их от Лури расстояние, втащил, словно котёнка, девушку за шиворот на траву - с прибрежной грязи.
   - Не дёргайся, не обижу, - буркнул он и, присев возле мнимой спасённой на корточки, ножом разрезал шнуровку штанов.
   - Что за мешок такой?.. - с недоумением хмыкнул наёмник под нос и, поднявшись, протянул руку Лури. - Вставай. Там караван торговый у нас, в Тагин идём. Если хочешь, поехали. Я бы на твоём месте поехал.
   - Я поеду... - прошептала Луришшаэль, пробуя встать. Ноги не слушались, а разошедшиеся полы штанов - которые теперь больше походили на длинную кожаную юбку с бесстыдным разрезом - чертовски мешали, путаясь. Сырая трава колола неокрепшие подошвы.
   Зубы начинали стучать: мокрая одежда на осеннем ветру отнюдь не грела.
   - Они тебя что, в воде, что ли, держали? - поразился тот, с ладанкой.
   Лури только кивнула и, сделав над собой усилие, пробормотала сквозь зубы, лязгавшие от холода и нервной дрожи:
   - Они меня связали... и привязали к бревну, в воде... А я... я о сучок верёвки на руках... разрезала... и выбралась... А он... он как выбежит... я испугалась, а он... уплыл, и тут вы...
   Наверное, её история показалась правдоподобной. Во всяком случае, на лицах наёмников отразилось сочувствие - и негодование.
   - Вот ведь нелюди! В осеннюю воду, связанную! За что они так тебя?
   Лури только сильнее задрожала и замотала головой.
   - Отстань ты от девчонки, - буркнул верзила. - Видишь, на ногах не стоит. Это твоя сумка, девонька?
   Лури кивнула.
   - Они... отобрать хотели... но не успели... сказали, потом разберёмся... после... каравана...
   - Вот мерзавцы! - мужик с ладанкой стукнул по колену.
   - Держи, - здоровяк сунул Лури её имущество и легко, словно она совсем ничего не весила, подхватил девушку на руки. - Пошли, - через плечо бросил он приятелю.
   Луришшаэль сжалась в комочек, прижимая сумку к груди, словно щит. Здоровяк шёл сквозь лозняк той же дорогой, по которой бежал сюда вместе с напарником, и у Лури кружилась голова от непривычных и таких сильных запахов: раздавленных листьев, раненного дерева... К ним примешивался дух сырой взрытой земли, мокрого песка - запах реки.
   И запах кожаной куртки наёмника, запах его пота - но не противный, а какой-то... уютный? Домашний...
   Луришшаэль прикрыла устало глаза. В детстве... давно-давно... может, тоже был сильный мужчина, который носил её на руках? Или то были просто сны?
   Голоса людей. Кажется, заканчивают убирать с дороги деревья.
   Лури подняла ресницы и увидела над собой высокое синее небо - и блеснувшую на солнце паутинку, плывущую в воздухе...
   Осень.
   - Вон! Идут! - раздался чей-то возглас, и сразу вокруг столпились люди: в основном взрослые мужчины, но среди них она заметила и несколько юношей, почти подростков.
   - Эвона! Она, что ль, из лука стреляла?.. - озадаченно поскрёб в затылке какой-то мужик, глядя на девушку.
   - Ушёл лучник, - коротко бросил бритый здоровяк. - Девка у них пленницей была. В воде держали, к бревну привязанную.
   - Ага, - подтвердил второй, с ладанкой. - Чтобы не убежала, значит. Мы когда её развязали, она на ноги встать не смогла.
   Все дружно ахнули. Кое-кто выругался.
   - Ты, Рут, вот что, - сказал доселе молча стоявший представительный человек - вероятно, хозяин каравана. - Ты её к Ивине в фургон устрой. Она присмотрит.
   - А малыш как?
   - Они друг другу не помешают, я думаю, - беззлобно усмехнулся купец. - Ну, некому больше у нас за ней приглядеть, а девке уход нужен, не видишь разве? Переодеться, опять же, помочь. Не ты ли станешь ей рубашку менять?
   Вокруг засмеялись, но снова по-доброму.
   - Да ну вас! - махнул рукой бритый и зашагал в глубь наскоро разбитого лагеря.
   Купцы ставили на колёса перевёрнутые фургоны, подбирали своих убитых - чтобы обеспечить им достойное погребение в Тагине - и перевязывали раненых. Разгружали съехавшую в воду повозку - парень с ладанкой, на прощанье подмигнув Лури, побежал помогать.
   - Ивина, - подойдя к одному из фургонов, негромко позвал "спаситель". - Ивина, тут я тебе подружку нашёл.
   Полог фургона откинулся, и в образовавшуюся щель выглянуло бледное лицо молодой женщины. Забавные светлые кудряшки совсем не сочетались ни с запавшими щеками, ни с выражением безмерной усталости в тревожных голубых глазах.
   Она с безмолвным вопросом посмотрела сперва на Лури, а потом на мужчину.
   - Малыш-то у тебя утихомирился, видать, - скорее уточнил, нежели спросил наёмник.
   Женщина кивнула и спрыгнула из фургона - ещё довольно гибкая, в сером дорожном платье из домотканой материи.
   - Уснул, - прошептала она. - Вот только что. Еле успокоила. Чего хотел-то, Рут?
   - У разбойников отбили, - кивком указал он на Лури. - Сможешь за ней походить, пока в себя придёт?
   Ивина кивнула.
   - До темноты-то успеем в Тагин въехать?
   Наёмник широко улыбнулся.
   - За час до закрытия ворот будем, не сомневайся! Сегодня ночуем, как короли!
   Ивина слабо улыбнулась в ответ и откинула полог.
   - Заноси. На мою постель укладывай.
   Здоровяк, пригнувшись, забрался в фургон и бережно уложил Лури на жёсткую циновку, закинутую одеялом.
   - Давай. Подремли немного, - прошептал он, похлопал девушку по плечу и вышел наружу, где ждала Ивина.
   Лури сунула свою сумку под подушку и осмотрелась. Длинный фургон, похоже, специально предназначался для пассажиров: на полу тёплая дорожка, сундук для вещей, на бортах оконца со шторками, полочки, металлическая печурка на камнях в углу, столики даже ночная ваза рядом с постелью. Напротив циновки стояла детская кроватка: сквозь её решётку Лури рассмотрела белокурую головку на подушке. Малыш спал, и его грудь под одеялом равномерно вздымалась и опускалась.
   Почему-то защипало глаза. Если бы разбойники разбили защитников каравана...
   Русалка встряхнула головой. Всё позади. Этот кроха и его мама в безопасности, и сегодня вечером они все вместе будут в Тагине.
   Замечательно.
   На облучке раздалось чьё-то кряхтение: похоже, туда забирался возница. Почти сразу вход заслонила тень, и в фургон поднялась Ивина. Повозка дёрнулась, зафыркали лошади, щёлкнул кнут - и они покатили.
   Лури попыталась приподняться, сообразив, что занимает единственную постель, и Ивине даже негде сесть, но женщина ласково удержала её за плечи.
   - Тебе бы поспать, бедняжка. Какая ты бледная. Замёрзла?
   Лури действительно колотила дрожь, но не от холода - от нервов. Незнакомая обстановка, странное ощущение собственных ног, другой мир... Но как объяснить это Ивине? Той проще думать, что девушка переживает из-за плена у разбойников.
   Женщина достала из сундука толстое одеяло и укутала её.
   - Погоди. Сейчас я тебе молока тёплого налью. - Она доверительно улыбнулась и с нежностью поглядела на ребёнка в кроватке. - Усыпляла, так оно не успело остыть.
   Через минуту русалке протягивали кружку. Лури потянулась - и, вскрикнув, отдёрнула руки: никогда прежде ей не доводилось держать ничего горячего. К счастью, Ивина не успела выпустить чашку.
   - Обожглась? - изумилась женщина.
   Лури испуганно смотрела на неё.
   - Ну-ну, это ничего. Ничего. Вот, я на столик поставлю. Тут два шага ступить. Остынет и возьмёшь. А ещё лучше поспи. Поспи, - Ивина улыбнулась Луришшаэль и, раздвинув передний полог, перебралась из фургона к вознице.
   Русалка осталась одна.
   Она натянула повыше одеяло и, притихнув, лежала, глядя на парусиновый потолок, по которому скользили густые тени древесных крон и блики солнца. Бликов было меньше, они пятнами дрожали на желтовато-серой ткани, прокалывая её иголочками света. Навевали дремоту.
   Однако сон пока не входил в планы путешественницы.
   Лури, держась дрожащими пальцами за рейку оконца, села на постели. Поднялась на колени. Ноги слушались. Главное - не запутаться в них...
   О Гвариан!
   Она приникла к окну и, позабыв обо всех сложностях и невзгодах, с детским восторгом смотрела на пёстрый осенний лес, пронизанный солнцем. На испятнанную игрой света дорогу. На небо.
   Ивина негромко смеялась, о чём-то разговаривая с возчиком, посапывал сонно ребёнок, и Лури осторожно сползла с циновки.
   До вечера ей нужно научиться держаться на ногах!
  

Глава XLII

"Отель"

Луришшаэль

  
   Смеркалось, когда фургон, подпрыгивая на уже почти неразличимых колдобинах, подкатил к воротам города. Ивина собирала вещи и кормила ребёнка, а Лури, чтобы не мешать, перебралась на облучок к вознице. Она уже переоделась в подаренные преподобной матерью вещи: мягкую нижнюю рубашку, кожаную куртку, плотные гетры и отлично выделанные полусапожки - и сейчас, укутанная в плед, с улыбкой смотрела на первые звёзды. Дома, в такие вот ясные вечера, она любила подниматься на поверхность и смотреть на небо, а жителям Наземья и собираться долго не надо: запрокинь голову и любуйся...
   А ещё, кроме звёзд, над городскими стенами сияли тёплые оранжевые огоньки в окнах дворцовых и кафедральных шпилей, в бойницах сторожевых башен, а впереди маячили яркие фонари на воротах: как успели рассказать Лури попутчики, этим фонарям ни ветер, ни дождь не страшны, потому что - диво дивное! - их светильни защищены колпаком из стекла.
   И вот теперь фургон остановился в распахнутых воротах Тагина, в круге мягкого медного света - от тех самых фонарей, закреплённых на массивных, окованных металлом створках из потемневшего дерева, - и стражники, позёвывая, проводили досмотр - столь же небрежно, сколь и во всех предыдущих повозках, и командир лениво махнул возчику рукой: "Проезжай!", и их фургон, грохоча по булыжникам мостовой, покатил через привратную площадь в сплетение городских улочек - следом за другими повозками каравана.
   Порт находился в другом конце города, и Лури сомневалась, что сумела бы отыскать к нему дорогу. Сейчас она даже радовалась, что прибилась к каравану. Интересно, куда он направится дальше? Быть может?..
   Русалка не позволила себе додумать до конца. Такое совпадение было бы слишком большим везением!
   Фургон вкатил в распахнутые ворота, ведущие на просторный двор великолепной трёхэтажной гостиницы, в окнах которой - в тех, что не были сейчас заперты ставнями - виднелись светлые занавески из тонкой воздушной материи. Если не шёлк, то что-то очень похожее, как поняла Луришшаэль, бросив мимолётный взор на фасад, украшенный лепниной и цветами.
   Последние цвели в ящиках, закреплённых под окнами.
   - Хозяин наш дело знает, - усмехнулся под нос возчик, пока они мягко катили по подъездной аллее. - Это вам не портовый притон. Тебе, малышка, - подмигнул он Лури, - наверное, и во сне бы не привиделось, что будешь ночевать аж в самом княжеском "Отеле"? Для именитых гостей его казна содержит. Э?.. - он рассмеялся. - То-то и оно... Тут остановиться - или патент торговой гильдии нужен, да не какой-нибудь, а первой степени, или титул не ниже баронского, или гора золота!
   - А мы?.. - робко спросила Луришшаэль.
   - А наш хозяин - как раз купец первой степени. Так что товары, слуг и пассажиров имеет право размещать здесь за счёт казны и гильдии - пополам король да гильдия расходы делят. Ну... - тут он несколько замялся.
   - Что? - Лури покрепче прижала к себе сумку.
   - Пассажирам каравана бесплатно только первая ночь, потом надо платить четверть стоимости. Да ведь четверть - это не такие уж большие деньги, - ободряюще хлопнул он её по плечу. - В других гостиницах примерно так номер и стоит... Зато тут никакая шантрапа...
   - А стол? - уточнила привыкшая к ведению хозяйства послушница.
   - Верно подметила, - кивнул возчик. - За стол тоже платить надо, хотя и со скидкой.
   - Тоже четверть?
   - Половина. Для пассажиров.
   Луришшаэль кивнула.
   Пассажирский фургон остановился перед крыльцом. Остальные свернули на хозяйственный двор, к складам. Часть охранников, отдав своих лошадей конюхам, направилась помогать разгружать товары, а другие прямиком устремились к радушно распахнутым дверям гостиницы.
   Рядом с фургоном возник Рут и помог Ивине сойти. Женщина прижимала к груди укутанного ребёнка и с благодарностью посмотрела на могучего охранника.
   - Сейчас, я твои вещи поднесу, - улыбнулся ей Рут. - Иди пока.
   Молодая мать кивнула и направилась к крыльцу.
   - Лури, спускайтесь, приехали, - проходя мимо, улыбнулась она девушке. В фургоне топал Рут, собирая узлы.
   - Помочь? - подмигнул возница, спрыгивая с козел. Русалке не оставалось ничего другого, кроме как кивнуть. Она всё равно не сумела бы устоять на ногах, вздумай слазить самостоятельно.
   Он подхватил её и осторожно поставил на землю. Девушка покачнулась.
   - Эхх, как тебя... - с сочувствием крякнул возница - молодой светловолосый парень. - Пойдём, доведу уж.
   Они преодолели ступени и вошли в просторный, залитый светом холл. Как разузнал провожатый, Луришшаэль отвели комнату на втором этаже, в правом крыле - и они двинулись направо, в долгий путь через зал, к роскошной лестнице.
   - Госпожа! - властный голос остановил девушку и её провожатого у самых ступеней. Русалка стремительно обернулась - и чуть не упала, в последнюю секунду схватившись за вырезанный из дерева большой шар, украшавший оконечность перил.
   К ней уверенной, решительной походкой направлялся подтянутый молодой человек в форме. Во всяком случае, грудь его перетягивала портупея, а у бедра висел лёгкий меч. Но военный ли это офицер, офицер ли стражи или таможни - или кто ещё - Луришшаэль сказать не могла.
   - Да? - стараясь скрыть волнение, спросила она.
   Какой холодный взгляд!
   Нет. Не холодный. Бесстрастный. Словно парню всё равно, кого вести в тюрьму или вот этот свой меч кому всадить под рёбра: хоть ребёнку, хоть родной матери - был бы приказ.
   - Это вы та барышня, которую спасли от разбойников на дороге?
   Она кивнула.
   - Я капитан гарнизона в Тагине. Несколько вопросов, сударыня.
   - Девушка устала... - попробовал было возразить молодой возчик, но офицер бросил на него лишь один взгляд - и храброго защитника как ветром сдуло.
   - Я не задержу вас, сударыня, - проронил ледяной красавец с глазами убийцы. И повелительным жестом указал на ближайший столик: - Прошу.
   - Я... - ноги Луришшаэль подгибались, но офицер уже сжал ей локоть жёсткими пальцами и влёк в зал. - Я не подавала никаких заявлений... господин капитан.
   - Заявление поступило от господина Виртеля, купца первой степени, при въезде в город. Пленившая вас шайка совершила разбойное нападение на его караван, а вас господин Виртель указал в качестве свидетельницы. Вы видели бандитов и, полагаю, многих запомнили. Без сомнения, они разговаривали при вас и могли выдать ценную для их поимки информацию. Как видите, от вас требуется немногое: всего лишь дать показания против напавших на вас негодяев. Я слушаю.
   - Я...
   - Присаживайтесь.
   Офицер отодвинул от стола стул и с придворной учтивостью помог сесть своей спутнице - больше похожей на пленницу.
   Сам сел напротив.
   Лури лихорадочно оглядела огромный роскошный зал, заполненный людьми. Помощи ждать не приходилось ни от кого.
   - Я сейчас, право, слишком измучена, господин капитан...
   - Тогда давайте начнём с простого, - растянул он губы в любезной улыбке, но в глазах не проскользнуло ни искры тепла. - Вы эльфийка, как я вижу.
   Луришшаэль, сглотнув, кивнула.
   - Ваше имя?
   - Лури... Луриэль, - тут же поправилась она.
   - Откуда и куда направляетесь?
   - Я иду в Золотой лес.
   - Откуда? - не принял половинчатого ответа капитан.
   Вспоминать географию не оставалось времени.
   - Из Ишурула, - ляпнула она название конечной цели своего путешествия. В конце концов, вряд ли этот въедливый офицер знает о существовании такого местечка в Полночном заливе.
   Стражник нахмурился.
   - Очевидно, это далеко?
   - Очень, - кивнула девушка.
   Он побарабанил пальцами по столу.
   - И какова цель столь дальнего и опасного путешествия?
   - Паломничество к святыням Золотого леса, - быстро ответила русалка.
   Он смотрел на неё и - Луришшаэль готова была поклясться! - понимал, что она врёт.
   - И как же эльфийку сумели выследить какие-то разбойники, да ещё и в лесу?
   - Среди них тоже был эльф, - вспомнив лучника-полуэльфа, поспешно пояснила Луришшаэль.
   - Чудесно, - усмехнулся он. - Вот видите, а говорили, что ничего не знаете... Итак, вы шли по лесу... Что дальше?
   Луришшаэль судорожно вздохнула, призывая на помощь всю свою выдержку и фантазию.
   - Они набросились сзади, оглушили, накинули на голову мешок...
   - Может быть, наоборот? - иронически вскинул брови капитан. - Сначала накинули мешок, а потом оглушили?
   - Ах... - Луришшаэль в замешательстве заправила за остроконечное ушко тёмную прядь. - Ну... да... Конечно. Сначала мешок, а потом уже...
   - Ну, я не настаиваю, - развёл руками молодой человек - ему, видимо, доставляло наслаждение мучить свою жертву. - Ведь вы могли сперва потерять сознание, а очнуться уже с мешком на голове.
   - Вы знаете... я устала... я измотана, - взмолилась Лури. - Мне тяжело об этом говорить...
   - Эти негодяи обесчестили вас? - спросил он так светски, словно осведомлялся, не желает ли дама чашечку кофе.
   Девушка разозлилась. Как он смеет? И что, она сейчас должна доказывать ему свою непорочность? Но какая ей разница, что он будет думать?
   - Да, - выдала она, дерзко глядя молодому дознавателю прямо в глаза.
   - Нет, - мягко возразил он. - Они вас не обесчестили. И вещи, - он кивнул на сумку на коленях Луришшаэль, - остались при вас. Удивительное везение, знаете ли. Поздравляю. И что же дальше? Вас оглушили, вы очнулись с мешком на голове...
   Гнев придал сил и смелости. Не опуская взора, девушка повествовала о своём пленении, выдумывая на ходу подробности - но изредка вставляя в ворох вранья правдивые детали: всё же некоторых бандитов она запомнила, наблюдая за сражением из-за кустов.
   Офицер слушал, кивал - и не сводил своих ледяных, полных колючей иронии глаз с Луришшаэль. Они сцепились взглядами, как борцы - руками.
   - Мы проверим, - неприятно улыбаясь, наконец обронил он и поднялся из-за стола. - А вас я попрошу пока оставаться в Тагине.
   - Конечно, капитан, - лучезарно улыбнулась в ответ Луришшаэль, думая о заветном флаконе в своей сумке.
   А вот не удержишь ты воду в решете, ищейка. Не расставишь своих псов по дну Тагирив. Жаль, разумеется, тратить из-за тебя зелье трансформации, но что поделаешь?
   Он нахмурился её безмятежному виду, но придраться было не к чему. Оставалось откланяться - что офицер и сделал.
   Русалка смотрела ему в спину. Что ж... По крайней мере, её не задержали. Можно переночевать тут, а утром, пораньше, постараться выбраться из города. Неприятностей с законом только и недоставало!
   Интересно, неужели капитан в самом деле подозревает её в связи с разбойничьей шайкой? Чушь какая... Хотя, если смотреть беспристрастно, что ещё он может подумать? Девушка цела-невредима, все вещи при ней, а удравшего лучника видели лишь Рут и его приятель. Так что, вздумай капитан повесить на неё соучастие в нападении, ей только на этих двух парней рассчитывать и придётся...
   А как не хочется тратить зелье трансформации! Ведь если при каждом недоразумении нырять в воду, то можно никогда до Ишурула и не добраться... Может, попробовать разыскать Рута? Сделать спасительный глоток она всегда успеет... а ведь есть шанс, что всё обойдётся.
   Капитан не ушёл, она прекрасно видела его средь немногочисленных людей, оставшихся в столь поздний час в зале. Офицер стоял у стойки администратора и о чём-то негромко говорил с управляющим, тщательно избегая смотреть в сторону Лури.
   Управляющий кивал.
   Прислуга запирала ставни, меняла свечи в стенных канделябрах.
   - Вы чего-то желаете? - подошла к Луришшаэль девушка-разносчица. Лури только мягко улыбнулась в ответ и отрицательно покачала головой.
   А потом у входа появились новые лица.
   Сначала по ступеням поднялась... красавица. В одежде наёмницы.
   ...В наступившей тишине гулко икнул управляющий, и Лури заметила, как его кадык дёрнулся вверх-вниз. На бесстрастном лице капитана проступили красные пятна.
   Следом в холл вошли те, кого наёмница, очевидно, охраняла. Сперва - эльф-менестрель с лютней за спиной, высокий и гибкий, а потом - двое людей, юноши. Тот, что с золотистыми волосами, сначала показался русалке чуть ли не мальчишкой: его черты ещё не успели полностью утратить некую девическую нежность - головную боль симпатичных подростков-парней. И странно не вязался с такой внешностью взгляд: уверенный и умный, полный спокойной силы. Сила читалась и в развороте плеч, и в походке, и в том, как держал голову этот...мужчина - ибо Лури, присмотревшись, даже в мыслях уже не смогла бы назвать его юнцом.
   Второй, невероятно красивый парень с длинными серебристыми волосами, производил то же двоякое впечатление, хотя контраст не так бросался в глаза: всё же этот молодой человек выглядел немного старше, и красота его не несла ни малейшего оттенка женственности - она была сдержанной мужской красотой.
   "Маги?" - подумала Луришшаэль.
   Никакое другое объяснение такому сочетанию юного облика со взглядом зрелого человека не приходило в голову. Конечно, если бы они были эльфами... Но они - люди.
   Впрочем, похоже, никто из поздних клиентов, сидевших в холле, не обратил внимания на загадочных приезжих - все глазели на их спутницу. А та раскованной, небрежной походкой продефилировала через зал к стойке администратора и о чём-то негромко заговорила.
   Впрочем, догадаться было не трудно, о чём. Она просила комнаты: себе и попутчикам.
   А потом на стойку опустился увесистый кошелёк - очевидно, путники не являлись обладателями ни громких титулов, ни торговых степеней, зато имели при себе ту самую гору золота, о которой говорил возчик.
   Улыбнувшись, Лури поднялась из-за стола и медленно направилась к лестнице. Хватит сидеть. Надо ещё разыскать Рута. Неспроста ведь капитан решил здесь задержаться...
   По ровному полу ходить было легче, чем по раскачивающемуся фургону, так что до ступенек на второй этаж Луришшаэль добралась сравнительно легко. Подъём по лестнице дался сложнее, но шагов через десять русалочка наловчилась и второй пролёт преодолела уверенней. Что ж, ещё неделька - и она бегать сможет!
   Подбадривая себя такими мыслями, Лури поднялась на второй этаж. Внизу, получая ключи от номера, она расслышала, что Ивину поселили недалеко: Лури досталась семнадцатая комната, а Ивине - пятнадцатая. Возможно, женщина подскажет, где устроился Рут? Кажется, они с ним хорошие друзья.
   А несколько дополнительных шагов никак не помешают.
   Девушка доковыляла до двери Ивины и осторожно, опасаясь разбудить малыша, постучала.
   - Это Лури, - негромко окликнула она. - Госпожа Ивина, вы ещё не спите?
   Шлёпанье босых ног по полу. Дверь приоткрылась, и в щель просунулась головка Ивины - облако чудесных пышных волос вокруг исхудалого, но такого милого личика с остреньким носом и большими глазами.
   - Что случилось? - встревоженно спросила женщина, придерживая у горла лёгкую ночную накидку.
   - Простите меня, если я вас потревожила...
   Ивина покачала головой.
   - Я легла, но не спала. Говорите, Лури.
   - Мне Рут нужен, - торопливо заговорила девушка. - Может, вы знаете, где он...
   Ивина вздохнула и оглянулась через плечо.
   - Рут, Лури, оказывается, к тебе, - тихо позвала она в комнату - и в голосе её звучал сдержанный смех.
   Девушка почувствовала, как жаркая краска поднимается, заливая лицо, к самым ушам.
   - Простите... - пробормотала русалка, не зная, куда девать глаза.
   Дверь раскрылась пошире, и рядом с Ивиной возникла мощная фигура Рута в одних штанах - и с широченной, добродушной ухмылкой через всю физиономию.
   - Ну? Что стряслось, девочка? Выкладывай быстрей.
   Луришшаэль поспешно кивнула. Что бы ни было меж Ивиной и Рутом, дорожный роман или серьёзная связь - это её не касается. Но они оба хорошо отнеслись к ней, и она не имеет права отнимать их время.
   И совсем великолепно будет, если свет и голоса разбудят ребёнка - вот тогда "романтическое" начало ночи точно обеспечено!
   И всё благодаря ей.
   - Рут, я буквально на пару слов, - она кивком попросила мужчину выйти в коридор.
   Очевидно, разделяя её опасения о ребёнке, наёмник последовал за девушкой, прикрыв за собой дверь.
   Торопясь и сбиваясь, Лури поведала о своём разговоре с капитаном гарнизонной стражи.
   - Рут, я прошу вас, пойдёмте со мной утром к господину капитану! Скажите ему, что я не разбойница!
   - Да что ты так разволновалась, глупышка? - рассмеялся Рут. - Ну, да этот медный лоб, солдафон, тоже молодец, довёл деточку до истерики. Не волнуйся, отобьёмся от него, всё будет хорошо. Давай, после завтрака встретимся в холле, внизу. А сейчас - шагом марш в постель! Детям спать пора!
   Лури невольно рассмеялась и, с благодарностью сжав обеими руками широкую ладонь Рута, двинулась в путь до своей комнаты.
   Если б могла, она бежала бы. Никогда ещё у неё не было так легко и спокойно на сердце.
  

Эет

  
   Лич, не зажигая свечей, стоял у окна своего номера и смотрел, как раскачивается под ветром на воротах гостиницы фонарь - его свет пробивался сквозь поредевшую крону огромной липы. Начался дождь, и капли стучали по закрытым створкам. Бедные цветы в ящике на карнизе дрожали под ударами ливня. Их намокшие соцветия со слипшимися лепестками напоминали свалявшиеся сырые колтуны в шерсти бродячего пса.
   На мокрое стекло налипло несколько жёлтых листочков.
   Значит, в этом мире стекло известно не только магам...
   Хотя, конечно, гостиница, где они остановились, отнюдь не дешёвая.
   Он пытался убедить Ариэллу подыскать постоялый двор попроще, но демонесса, как обычно, не внимала никаким доводам, зато свои приводила блестяще и умело: сюда и только сюда стекаются лучшие торговцы людей и дварфов, поэтому здесь и только здесь можно получить достоверную информацию, а не какую-нибудь сплетню или слух. Только здесь исключена возможность натолкнуться на мошенников. Ничего, дом Сегерика может себе позволить и не такие пустяковые траты, пусть Эет не волнуется...
   Эет вздохнул.
   Ох, бесовка...
   Сколько можно оттягивать разговор с Ариэллой? Убеждать себя, что сегодня не горит, что завтра будет более подходящий момент - самообман. Богиня ясно дала ему понять, что Атариде нужен наследник - тот, кто воплотил бы в себе лучшие качества нежити и демонов, стал бы символом союза двух рас...
   Эет прижался лбом к холодному стеклу.
   - Сили, как же так мы?.. - прошептал он. - Ну не хочу я!
   Молодой лич вздохнул. Что за детский лепет? "Ты взобрался на трон, - сам себя отчитывал правитель Атариды, - указал жрецам их новое место, взял на себя ответственность за судьбы смертных, нежити и демонов - так будь любезен принять все последствия. С души воротит?
   Но ты сам это выбрал".
   В конце концов, остаётся надежда, что Рири врежет ему по морде и пошлёт известным маршрутом - вполне справедливо, за такое-то предложение!
   И как же он будет ей за это благодарен!
   Сегерику заикнуться о бастарде короны - без брака, без каких-либо гарантий для дочери герцога - он просто не посмел.
   Дверь за спиной приоткрылась, и в отражении стекла лич увидел, как в комнату просунулась голова Вирлисса.
   - Эт, ты чего сидишь один? Иди ко мне, у меня Тар песни поёт, Рири байки травит... Присоединяйся!
   - Позови ко мне Рири, - не поворачиваясь, тихо ответил Эет. - У меня к ней серьёзный разговор.
   - Насколько серьёзный? - весело полюбопытствовал Вирлисс. - По твоему тону можно решить, что прямо государственных масштабов.
   - Да, - кивнул Эет, по-прежнему стоя спиной. - Государственных.
   Молчание.
   - Тебе не кажется, что государственные дела лучше решать с отцом Ариэллы? - наконец осведомился Вирлисс неожиданно сухо.
   Эет коротко и горько рассмеялся - и обернулся к другу.
   - Чёрт бы тебя побрал, тариллин! - с кривой улыбкой развёл он руками. - Набей мне морду, если тебе станет легче.
   - А тебе? - отрывисто бросил Вир.
   - Мне - не станет, - просто признался Эт. - Слушай, позови Ариэллу. Я же только изложу ей ситуацию, как она есть, а там пусть решает! Сама.
   Вирлисс резко развернулся и вышел, хлопнув дверью.
   Эет вздохнул и, подойдя к камину, разжёг огонь. Без магии, пользуясь одним лишь кресалом, лежавшем тут же, на каминной полке.
   Лишь бы чем-то занять руки и голову.
   Огонь бросил пляшущий свет на вычищенный пол, наполнил комнату тёплым полумраком.
   Лич сел в одно из двух кресел, стоявших перед камином, спиной к роскошным интерьерам номера, где господствовало необъятное ложе под претенциозным балдахином.
   И принялся созерцать тени на полу.
   Ариэлла вошла без стука и плотно прикрыла за собой двери. Остановилась на пороге, пристально глядя на молодого мага. Он почти физически ощущал её взгляд.
   И старательно не смотрел в её сторону.
   Демонесса негромко усмехнулась и, без приглашения пройдя вглубь комнаты, села в кресло напротив, закинув ногу на ногу. Руки баронессы покоились на подлокотниках, а сама она, откинувшись на спинку, с непонятной усмешкой изучала Эета.
   Он почувствовал, что уже не в силах выносить молчание.
   - Я позвал вас, сударыня, чтобы...
   - С каких пор мы снова на "вы"? - осведомилась баронесса.
   Эет выдавил улыбку.
   - Крылатая... знаешь...
   Она утомлённо вздохнула и закатила глаза.
   - А если знаю?
   Эет вздрогнул и бросил на девушку стремительный взгляд.
   - Что ты знаешь?
   - Что ты заложник долга государя - и наконец признал справедливость доводов моего отца.
   Эет стиснул зубы.
   - Это... не всё.
   - А что ещё?
   Он резко поднялся и отвернулся, заложив руки за спину. Ариэлла видела, как сжимаются и разжимаются кулаки.
   - Я... не могу жениться на тебе. Я твой друг, но я... не люблю тебя.
   - Ты уже говорил, - пожала плечами суккуб. - А я, знаешь ли, не могу выйти за тебя замуж. И тоже отношусь к тебе исключительно как к другу.
   Руки Эета разжались и безвольно упали вдоль тела. Молодой правитель опустил голову.
   Волосы, скользнув, закрыли его лицо - краем глаза он видел мерцание огня сквозь свои золотистые пряди.
   - Тогда... бастард короны?.. - почти беззвучно спросил он.
   Надежда его покинула. Чтобы суккуб отказалась от того, что так давно мечтала получить?..
   Он ждал ответа, как приговорённый ждёт последнего удара.
   Рири молчала.
   Эет решился обернуться.
   Она сидела, задумчиво глядя в огонь и прикусив ноготь на большом пальце левой руки.
   - Знаешь, отец меня чуть с ума не свёл наставлениями о долге принцессы, - наконец с глубоко спрятанной болью прошептала девушка. - А я... А мне этот долг... - она помотала головой. И, подняв вдруг широко распахнувшиеся, полные какого-то лихорадочного, больного возбуждения глаза, прошептала: - Эт, ты можешь мне не верить, но я... Я в Вирлисса влюбилась.
   От неожиданности Эет отступил.
   Рири вся как бы потухла, вновь устремив взгляд в огонь.
   - Только ты ему не говори, - безжизненно прошептала она. - Я... мучить его не хочу. Ты сам понимаешь. Но мне иногда... очень трудно удержаться. Я ведь демон, а не ангел, - девушка криво улыбнулась.
   Эет молчал. События последних дней, странное поведение Вира и Ариэллы - всё обретало смысл.
   - Ты думаешь, если бы не Фрери?.. - вырвалось у него.
   Она вздохнула.
   - Не знаю. Наверное. Но это неважно. Вирлисс никогда не простит ни меня, ни себя, если между нами что-то произойдёт. И дело тут не только в любви.
   Эет прерывисто вздохнул. Всё верно. Дело в высокой порядочности Вирлисса. В его чувстве чести - и в его совести.
   Ариэлла прикрыла глаза.
   - Вот видишь... - безжизненно прошептала она. - Наши чувства - что они перед долгом?
   Эет присел напротив Рири и взял её руки в свои. Они у неё дрожали и были холодными - холоднее, чем у него, немёртвого.
   - Я... дам Атариде наследника, - вдруг решительно произнесла она. - Потому что ты мой друг, государь, и потому что я принцесса Пятого круга.
   - Если ты и Вирлисс... однажды... я пойму, - прошептал Эет.
   Ариэлла опустила веки, и из-под длинных ресниц, блеснув в свете камина, скользнула слеза.
   - Прекрати, Эт. Пожалуйста. Не надо...
   - Больше не буду, - кивнул Эет. - Но это правда.
   Он привстал и, склонившись над Рири, коснулся её губ со всей нежностью, на какую был способен. Девушка, как ребёнок, обхватила его за шею, и он, взяв Ариэллу на руки, отнёс её на кровать.
   Всё стало почему-то очень просто.
   Барабанил дождь в стёкла. Горел камин.
   ...А когда дело дошло до слияния магических потоков, сила Ариэллы уже не показалась Эету иссушающей, как когда-то. Она была трепещущей, подобно огоньку свечи, столь же завораживающей - и слабой. Способной погаснуть от единого резкого вздоха, от неосторожного движения руки...
   И он сдерживал собственную силу, как мог.
   Ариэлла положила ладони ему на плечи и внимательно смотрела в лицо.
   - Ты изменился, - прошептала она.
   Он кивнул.
   - Ты словно демон.
   Эет промолчал. Он был сильнее любого демона, но зачем Рири это знать? Да и как в конечном счёте он будет выглядеть?
   "Знаешь, дорогая, я просто бог! Только есть такая штука, политика, и с ней сладить у меня кишка оказалась тонка. Потому мы с тобой лежим сейчас в одной постели... и посмотри: разве я не крут?"
   Смешно и горько.
   - Я что-то не то сказала? - встревожилась Ариэлла.
   - Нет-нет, Крылатая, - мягко улыбнулся Эет. - Всё хорошо. Всё лучше, чем я смел надеяться.
   Они двигались в спокойном слаженном ритме. И барабанил дождь в стёкла. И горел камин.
   И блики плясали по шёлковым простыням, по золотым волосам Эета, блестели на металлических шипах в крыльях Рири...
   И Эет, играя, плеснул в девушку своей силой, словно пригоршней чистой воды - и Ариэлла схватила ртом воздух, запрокинула голову - и застонала.
   Её ногти вонзились ему в плечи.
   Он хотел отстраниться, но она порывисто обняла, удержала - и Эет продолжил игру. Сила его была неисчерпаема, как истоки самого Бытия, но он очень боялся не рассчитать и погубить Рири.
   По лицу суккуба катились слёзы, она лепетала что-то невнятное...
   - Всё... Я - всё, - еле слышно прошептала она наконец, мягко отстраняя Эета. - Я не могу больше... Ты любого инкуба за пояс заткнёшь.
   Он невольно рассмеялся и откинулся на подушки. Ночь ещё не отмерила своей половины, а Рири уже обессилена. Это - абсолютный реванш.
   И Эет поймал себя на том, что рад своей маленькой мести.
   - Понравилось? - небрежно осведомился он.
   Ариэлла скользнула по нему насмешливым, чуть ли не снисходительным взглядом.
   - Не попрошайничай, - бросила она тоном, воистину достойным принцессы. - Если ты забыл, мы тут занимались не любовью, а политикой. И исключительно потому, что мы друзья.
   Эет покачал головой. Как держит лицо, бесовка!
   - Прости, - он в темноте нащупал и сжал её руку. - Я не хотел обижать... Просто... Это действительно было лучше, чем в первый раз. И я очень обрадовался.
   Она закусила губы и почему-то отвернулась.
   Эет ласково ткнулся носом в прядку у виска.
   - Рири... Ну что тут стыдного?
   Она помотала головой.
   - Ты не понимаешь... эту вечную жажду, - прошептала она. - Этот огонь. Я думала, его невозможно насытить.
   - А инкубы?.. - ляпнул Эет.
   Рири невесело рассмеялась.
   - Инкубы... Изматываешь друг друга сутками... в конце концов, не остаётся ни физических, ни магических сил - и останавливаешься, потому что не можешь больше... Ни он, ни ты... А желание остаётся, и сводит с ума. И это с инкубами! А от других уже и не ждёшь ничего... Всё, довольно! - внезапно оборвала она сама себя. И улыбнулась: - Я спать хочу, как ни странно.
   Она закуталась в крылья, словно в плед, и, натянув одеяло до самого носа, свернулась в клубочек.
   Эет лежал на спине, закинув руки за голову и глядя в потолок. Что ж... Действительно, всё случилось много лучше, чем он опасался. А Ариэлла, какую бы девочку она временами из себя ни изображала - умная, бесовка! Они оба стали заложниками обстоятельств - и она сумела сохранить между ними дружеские отношения, несмотря на...
   Ну, несмотря на эти клятые обстоятельства.
   Девушка вдруг хмыкнула и прошептала под нос "Интересно".
   - Не спишь? - удивился Эет.
   - Думаю о нашем приезде сюда, - негромко ответила Ариэлла, не поворачиваясь. - Меня заинтересовал офицер, который торчал у стойки. Ты его помнишь?
   Эет шутливо дёрнул Ариэллу за чёрную прядь.
   - Сударыня, пока вы не подарите Атариде наследника, смиритесь с тем, что я никому вас не отдам. Кроме Вирлисса.
   Рири стремительно обернулась - и нежно обвила Эета руками за шею, уткнувшись носом в плечо.
   И это было самым лучшим ответом.
   - А что тебе тогда до этого парня у стойки? - с любопытством спросил молодой лич.
   Она зевнула, изящно прикрыв рот ладошкой.
   - Да так... У него душа продана. Интересно только, кому... - не договорив, Рири уснула - так быстро, что Эет опешил.
   Он только озадаченно моргнул - и, засыпая, размышлял над словами Ариэллы.
  
  

Глава XLIII

Дализское вино

Вирлисс

  
   За ней закрылась дверь.
   Он стоял и смотрел.
   В никуда.
   В камине пылал огонь, но Вирлисс обхватил плечи руками, словно мёрз.
   И ярко озарённая свечами комната, и разложенное на столе угощенье - всё стало вдруг таким неуместным...
   Уместен был только дождь, стучавший в стёкла. Холодный осенний дождь.
   Таривил кашлянул, напоминая о себе.
   Вирлисс обернулся, попытавшись как можно беспечнее улыбнуться.
   - Ну вот, мы остались вдвоём, Тар. Так что ты ещё хотел спеть? Вечеринка не закончена! У нас с тобой не допита целая бутылка вина.
   Юноша-эльф внимательно смотрел на тариллина.
   - Что случилось, лорд Вирлисс?
   Вир плюхнулся на кожаный диван и водрузил ноги в сапогах прямо на стол.
   - Всё замечательно! - провозгласил он, дотянувшись до бутылки и плеснув себе в кубок почти до краёв. - У меня намерение надраться вдрызг - тем более что дама нас покинула. Мы можем кутить! Давай, Тар. Присоединяйся!
   - Чтобы надраться вдрызг, одной бутылки мало, - серьёзно заметил Таривил.
   - Точно! - Вирлисс воздел указательный палец. - Закажем ещё. Сколько? Десять? Пятнадцать?
   Эльф поднялся.
   - У меня нет настроения пить. Доброй ночи, лорд Вирлисс.
   Вирлисс приподнял бровь и усмехнулся уголком рта.
   - Вот славно! Меня оставляют напиваться в одиночестве...
   - А зачем вам вообще напиваться?
   Вирлисс вздохнул. Тоска становилась невыносимой.
   Как ему быть? Не женат, но и не свободен. Стал вдовцом, не быв мужем... И сам себе противен... и нет этому конца!
   Сознание, что он докатился до жалости к самому себе, убивало.
   Таривил молчал. Сел на диван и сосредоточенно начал подкручивать колки лютни.
   - Вы любите Ариэллу? - неожиданно спросил он, не отрываясь от своего занятия.
   Вирлисс вздрогнул и изумлённо посмотрел на Таривила, сам не зная, рад он такому вопросу или возмущён им.
   - Как у тебя всё просто... - в замешательстве прошептал тариллин, почти против воли отвечая откровенностью на откровенность. - Люблю, не люблю... Это ведь...
   - Разве я задал сложный вопрос? - удивился юноша. - Помните, тогда, в коридоре, я спрашивал вас о Фрей. И в ту ночь вы не колебались с ответом.
   Вирлисс молчал. Таривил ждал.
   - Я люблю Фрей, - наконец произнёс Вир. - Просто временами мне очень тяжело из-за этого.
   - Разве любовь может быть в тягость?
   - Да что ты об этом знаешь?! - вспылил вампир. - Ты пойди ещё Эету советы давать, как управлять страной! Сначала сопли вытри, щенок!
   Таривил поднялся.
   - Не смею более надоедать вам, лорд Вирлисс, - сухо проронил он и вышел.
   Вампир проводил его холодным взглядом.
   - С-советчик... - процедил он сквозь зубы и, резко отвернувшись от двери, подошёл к окну.
   В стёкла колотил дождь.
   Вирлисс заставил себя вспомнить Фрери: их первую встречу... Объяснение... Первую близость...
   Воспоминания были полны света и нежности - но были такими далёкими! Они туманились, расплывались, оставляя после себя ощущение тепла и лёгкой печали - безвозвратные и прекрасные, как юность...
   На смену приходило иное. Слов таких он не знал, чтобы выразить его.
   Почему мальчику всегда всё так предельно ясно?
   Почему мужчине порой всё так сложно?..
   - Я люблю тебя... - прошептал он ночи за окном. - Я люблю тебя... Прости...
   Вирлисс вздохнул и провёл ладонями по лицу.
   Что ж... Значит, теперь, рано или поздно, у трона Атариды появится наследник.
   А ему, наверное, не суждено когда-нибудь взять на руки своего ребёнка.
   Он будет любить дитя Ариэллы и Эета, как собственное. Что ещё ему остаётся?
   Он уткнулся лбом в холодное стекло. Глаза щипало немилосердно.
   Вирлисс стукнул кулаком по стене.
   Хватит! Всё к лучшему. Неважно, что он испытывает к Ариэлле. Она - с его другом. Неважно, что её и Эета никогда не свяжет брак. Она станет матерью наследника.
   А у него есть Фрери. И спасибо политике, теперь он не сможет совершить подлость.
   Вир медленно прошёл по комнате, гася свечи. А когда остался гореть лишь камин, забрался на раздольное, как степь, ложе и, натянув на голову одеяло, сжался в комок.
   Уснуть не получалось. Приходили ненужные, совсем ненужные мысли.
   Злясь на самого себя, Вирлисс поднялся; с размеренной деревянной педантичностью, аккуратно, облачился в одежду - и вышел из номера, спокойно притворив за собой двери.
   В нижнем зале почти никого не осталось, сидели только двое мужчин, азартно, с выкриками, игравших в карты, да в противоположном конце холла одиноко притулился за столиком с бутылкой какой-то неприметный господин.
   Компания шумных картёжников Вира не прельщала, а вот в приличном человеке, желающем в одиночестве напиться, похоже, можно было найти понимающего собеседника.
   По крайней мере, какие-то проблемы у него точно есть.
   Однако воспитание не позволяло Вирлиссу бесцеремонно подсаживаться к незнакомым людям - ещё б не хватало, чтобы его приняли за любителя выпить на дармовщину!
   Вир направился к барной стойке.
   Сонный управляющий поднял голову с конторки и кисло взглянул на нового клиента.
   Вирлисс кинул золотой.
   - Бутылку лучшего вина... три.
   Вир не знал языка, поэтому подкрепил слова телепатией - хотя прекрасно помнил разговор с друзьями на эту тему, но сейчас ему было всё равно.
   Однако не проснувшийся толком дежурный администратор не заметил никаких странностей в обращении посетителя. Зато заметил кое-что другое.
   Он сумрачно глянул на монету и с мученическим вздохом заявил, что этого мало за три бутылки настоящего дализского.
   - Ну и цены у вас... - буркнул Вирлисс.
   - Цены княжеского "Отеля", - с трудом сохраняя вежды открытыми, вяло возразил управляющий. И, как механическая игрушка "с голосом", воспроизводящая в который раз свою запись, пробубнил: - Зато вино поставляется прямо из Дализа, в фирменных оплётках и под печатью. Так и подаётся на стол... всё как положено... - он зевнул. - Так будете брать или нет?
   Вирлисс бросил на стол ещё одну монету.
   - "В оплётках"... - передразнил он. - Золотые они у вас, что ли?
   Не дожидаясь ответа, он отошёл от стойки и направился к столику, где сидел одинокий мужчина.
   - Вы позволите? - обаятельно улыбнулся вампир, не показывая клыков.
   Мужчина поднял на неожиданного соседа совершенно трезвые глаза - серые, цепкие. Вирлисс заметил, что бокал рядом с этим человеком сух, словно солончак, а бутылка, хоть и раскупорена, даже не почата.
   Что значилось на этикетке, вампир прочитать не мог. Возможно, это тоже было дализское - а, возможно, и нет.
   - Простите? - мужчина нахмурился.
   Вирлисс смотрел в его глаза и всё отчётливей понимал, что, используй он телепатию, этот господин моментально обратит внимание на своё странное понимание незнакомой речи. Он трезв как стёклышко и, похоже, отнюдь не дурак...
   Решение принять требовалось немедленно. Лучше всего, конечно, было бы устроить так, чтобы собеседник воспринимал перевод чужой речи, сам собой всплывающий в уме, как нечто естественное. А ещё лучше - чтобы и вовсе этого не замечал. Ментальная магия? А вдруг у странного господина под одеждой защитный амулет? Магия вампирская? Уж от неё-то в Невенаре ни у кого не может быть защитных амулетов - за ненадобностью...
   Остаётся лишь один вопрос: какие мысли посетят потом, поутру, сего загадочного типа? Какого дьявола он торчит тут ночью - трезвый, словно жрец на служении? Кстати! Зафига парню вино, если он его не пьёт?
   Нет, лучше уж, от греха подальше...
   Вирлисс изящно поклонился: с самой лучезарной из своих улыбок и - спасибо общению с Ариэллой, отдельные расхожие слова он таки знал! - на ломаном Общем пробормотал извинения:
   - Я простить... Не хочу помешать. Ошибаться есть...
   Он хотел уже отойти, но тут - "вовремя", чтоб её! - возникла девушка-разносчица, поставив на столик два бокала и три узких металлических ведёрка, в которых, словно в подставках, покоились бутыли тёмного стекла, оплетённые серой металлической сеточкой. Пробку запечатывал сургуч с гербовой печатью - очевидно, либо печатью винодельни, либо самого Дализа.
   - Ваш заказ, мой господин, - с дежурной любезностью взмахнула ресницами разносчица. - Ещё что-нибудь?
   Вир отрицательно покачал головой.
   - Сдача, мой господин, - девица опустила руку в карман и извлекла оттуда монеты. - Шесть серебрушек, прошу вас.
   Вирлисс со свистом втянул носом воздух. Серебро!
   На Атариде серебро не использовалось ни в быту, ни в украшениях - только в технических и магических нуждах.
   И всегда под предупреждающей этикеткой: "Осторожно, серебряное!".
   Он сам, при всей своей любви к серебряному цвету, пользовался только белым золотом.
   Вампир покосился на неприветливого господина, пристально созерцавшего эту сцену.
   Да какого чёрта!
   - Оставь себе, - улыбнулся он, подкрепляя свои слова недвусмысленным действием: ласково согнув пальцы девушки и тем самым заставив сжать открытую ладонь.
   Хоть он и говорил на языке Атариды, красавица всё поняла: она расцвела и, поблагодарив, упорхнула в свою каморку: досыпать.
   Человек за столиком пристально смотрел на Вирлисса.
   Тот криво усмехнулся и пожал плечами.
   - Вы хотели подсесть, - бесстрастно произнёс странный человек. - Никакой ошибки.
   Вирлисс вздохнул и сел напротив.
   - Я плохо говорить... - пробормотал он.
   Незнакомец буквально ощупывал взглядом.
   - Откуда же вы прибыли в нашу страну?
   Вполне невинный вопрос... Но тон!
   Любой архонт позавидовал бы.
   Впрочем, господина можно понять. Наверное, в Невенаре мало таких мест, где не знают Общего языка. На то он и общий.
   Мысли помчались в безумной скачке. Не ошибиться, только бы не ошибиться с ответом! Честно сказать"с Атариды"? А вдруг это название упоминается в здешних легендах об исходе нежити? Какие сведения, что принёс Двури, Один передал миру?
   Хотя... Как называл Локи их остров?
   - Аталанд, - ответил Вир. - Далеко.
   - Надо думать... - покивал незнакомец. - А в какой части света, если не секрет?
   - Не понимать, - Вир едва удержал невольный смешок. Какая, однако, у него теперь удобная возможность избегать ненужных вопросов!
   Мужчина чуть нахмурился, но кивнул.
   - Полагаю, моя компания будет вам скучна. Те молодые люди... - он кивнул на азартных картёжников.
   - О, нет! - Вирлисс замотал головой. - Не любить... как это?.. такие игра.
   В уме человека всплыло слово "азартные" - и Вирлисс тут же ввернул его в свою речь:
   - Не люблю азартные игры.
   Фраза получилась настолько правильной, что Вир сам удивился - а уж собеседник тем более. Взгляд его стал похож на бурав.
   - Ну, что ж... - произнёс с расстановкой мужчина. - Коли уж вы не поскупились на дализское, так давайте же, приступим!
   "Сначала от меня хотели избавиться, а теперь вдруг - неожиданная уступка? Неужели он решил меня напоить? - проскользнула у Вира мысль. - Зачем? Он не похож на мошенника, который вытаскивает деньги у пьяных... да и заведение не то... Что ему нужно? Кто он?"
   Несколько секунд Вирлисс вполне серьёзно обдумывал, а не вывести ли нового "приятеля" под благовидным предлогом из зала - и отведать, какова на вкус его кровь... но быстро отказался от подобной идеи. Кто знает, что это за тип? Не наделает ли его исчезновение проблем больше, чем его любопытство?
   Оставалось принять последствия собственного легкомыслия и вступить в навязанную игру.
   - Что ж... Тогда первый бокал поднимать за... как сказать будет? За знакомство! - улыбаясь как можно беспечнее, провозгласил Вир, вновь "считав" мысленную подсказку. - Меня зовут Вирлисс.
   - Крок, - склонил голову мужчина. - А вы купец, господин Вирлисс? К нам в Тагин по торговым делам, надо полагать?
   Вирлисс про себя усмехнулся. Вопрос-ловушка, причём неприкрытая. Какой же купец не знает общего языка?
   - Нет. Путешественник, - покачал головой вампир. - Другие страна, чужой народ... интересно есть. Да?
   Он взялся за горлышко бутылки - и, зашипев от резкой, неожиданной боли, отдёрнул руку.
   Серебро!
   Оплётка, чёрт возьми, оказалась не золотой - но серебряной!
   - Чтоб тебя! - невольно выругался Вир. - Лучше б и в самом деле золотой была...
   - Что с вами? - нахмурился господин Крок.
   - Укололся, - через силу рассмеялся Вир, потряхивая пострадавшей рукой. - Будьте любезны, разлейте вы.
   Мужчина хмыкнул.
   - Знаете, - нейтрально заметил он, разливая вино по бокалам. - Они ведь, в Дализе, не просто так свои бесценные бутыли серебром оплетают. Церковь настаивает. Чтоб никакая нечисть к их лучшему вину прикоснуться не могла.
   - Да что вы! - деланно поразился Вирлисс. - А в сами бутылки, они, часом, ничего такого... лишнего... не добавляют? Святой водицей, например, не разводят, нет? - ответ на этот вопрос для вампира был слишком важен, чтобы допустить даже тень непонимания. Вирлисс рискнул воспользоваться телепатией.
   Очень мягко. Осторожно.
   И Крок, кажется, не обратил внимания...
   - Насколько мне известно - не разводят, - ответил он. - А что же, вы раньше никогда не пили дализское?
   - Признаться, нет. Я ведь издалека, - напомнил Вирлисс.
   Мужчина только покачал головой.
   - Да-с, сударь мой. Нечисть к настоящему дализскому прикоснуться не может.
   И снова взгляд! Острый взгляд.
   - Ну, к нему и масса простых людей не может прикоснуться, - пошутил вампир. - Дорого оно, в серебре-то.
   Телепатия опять не подвела.
   - Так ведь... оно того стоит, - уголками губ усмехнулся Крок.
   - И какая же нечисть у них обитает? - полюбопытствовал Вирлисс.
   - Ну, - собеседник задумчиво пожал плечами. - Домовые, русалки, бесы там всякие... Как везде.
   - Ага... - рассмеялся Вир, пытаясь перевести разговор. - Эльфы с дварфами...
   Собеседник тоже вежливо рассмеялся - и в уголках его глаз собрались лукавые морщинки.
   - Эльфы, мой господин, только эльфы, - поправил он. - Помилуйте, какая же дварфы нечисть? Честный народ! Даже магов у них нет.
   И опять укол взгляда.
   - По-вашему, эльфы и русалки боятся серебра? - Вирлисс излучал скептицизм.
   - Ой, ну что вы! Если бы! Эльфы еретики, спору нет, но не демоны... А чего русалки боятся - так кто их знает? Кому у них спрашивать? Утопленникам?
   - Выходит, дализцы от демонов свои изделия оберегают? - изумлённо уточнил вампир. - Мне кажется, этих серебром не испугать!
   - О, высших демонов - конечно, нет! - мужчина посерьёзнел. - Я ж говорю: бесы, домовые, винники... Шушера мелкая, которая в домах пакостит. Чтоб вино не спортила.
   - Вы суеверны? Верите в домовых? - Вирлисс иронически приподнял брови, рассудив, что лучшее оружие против мистики - скепсис.
   Мужчина пожал плечами, не поддавшись на этот древний, как мир, приём. Он смотрел на собеседника, не моргая.
   - Как сказать, господин Вирлисс, - наконец протянул Крок. - Что же до виноделов... хм... Думаю, издревле у них такой обычай, а почему - они и сами толком уж не помнят.
   Вид у Крока при этих словах был такой, словно он собирался, едва Вир покинет зал, прямиком направиться к инквизиторам.
   Вирлисс глубоко вздохнул. Оставалось последнее средство. И, если подозрения Крока не исчезнут - тогда...
   Чёрт, ну скверный вариант это! Убийство - скверный...
   - А что, господин Крок, вы меня, надо полагать, за нечисть приняли? - полюбопытствовал Вир, очертя голову пойдя ва-банк. - Только неужели же за домового? Как низко я пал! - вампир сокрушённо вздохнул. - Я не нечисть, господин Крок. Я нежить. Хищная нежить. Это от таких, как я, в древности бутыли оплетали серебром. Чтобы предложить разлить вино незнакомому сотрапезнику - и посмотреть, как у него получится. - Он рассмеялся нарочито громко, запрокидывая голову - и уже не скрывая клыков. - Видите, какая красота во рту? Знаете, как прятать неудобно? Доля у нас такая, вампирская! И вина мы пить хорошего не можем, и девушки нас стороной обходят... друзей нам предпочитают... наших лучших друзей!
   Вир подпустил в свой смех истерические нотки - тем более что сделать это оказалось не так уж и трудно.
   Крок ошеломлённо смотрел на Вирлисса и, похоже, не знал, что сказать. Только моргал.
   А потом, покраснев, отвёл глаза.
   - Ну... Что ж вы так... - покачал он головой. - Ну, оплётку некачественно зачистили, вы ладонь поранили... Бывает. Скажете тоже, "нежить"...
   - А что, непохож? - выдохнул Вирлисс сквозь смех: он уже не мог остановиться.
   - Вы ещё прародителем драконов представьтесь! - буркнул Крок. - Или воплощением Вельзерена... Выпейте-ка лучше!
   - Крови мне, крови! - Вир понимал, что его несёт, что вынужденное признание в своих чувствах было последней каплей - и у него началась не наигранная, а самая настоящая истерика... И ничего не мог поделать с собой. - Не искушайте меня, застегните ворот. А то укушу! - ржал он.
   Крок оглянулся на зал - видимо, надеясь, что оттуда придёт помощь. Но дежурный администратор вновь мирно сопел на своей конторке, картёжники в который раз начинали "последнюю" партию - и никто не спешил избавлять его от неуравновешенного соседа.
   - Полноте! - строже вымолвил Крок. - Будьте мужчиной. Баба... ну, что баба? Плюньте на них! Не вы первый, не вы последний. Если из-за каждой юбки так себя изводить, недолго и с ума съехать.
   - Простите... - еле выдохнул Вир. Плечи его мелко тряслись от смеха. - Я...
   Он схватил кубок с вином и одним глотком осушил его - даже не почувствовав вкуса. Крок вскрикнул, словно от боли.
   - Да что ж вы!.. Кто такое вино так глушит!
   Но испытанное средство помогло: Вир сумел перевести дух.
   - Прошу извинить моё поведение, - склонил он голову.
   Во всяком случае, результат стоил нервного срыва: судя по всему, подозрения Крока пропали.
   Крок, между тем, вновь налил вина в его бокал.
   - Только не залпом... - проворчал он.
   Вирлисс сделал глоток и прислушался к своим ощущениям. Неплохой вкус. Но не стоит серебряной оплётки.
   Хотя, может, он просто зол из-за неё на дализцев?
   Вир сделал ещё глоток - и решил простить виноделов.
   - А насчёт зубов ваших... - как бы вскользь обронил собеседник. - Могу порекомендовать очень хорошего целителя. Мага-целителя. Возможно, в ваших краях с такими специалистами проблемы, а у нас хорошие профессионалы есть. Я-то сначала не понял, почему вы так... немного неестественно улыбались. А теперь ясно: такое уродство, при вашей внешности!
   Вирлисс чуть не крякнул, услышав слово "уродство", но сдержал себя и слегка поклонился:
   - Вы меня очень обяжете.
   На Атариде никто не воспринимал клыки как нечто обезображивающее. Видовое отличие, не более...
   - Оно разумнее, чем швырять деньги на вино, - кивнул Крок, назвав фамилию своего целителя. - Сеанса два-три - и все девушки ваши, молодой человек. Этот чародей моим сослуживцам и не такие приметы убирал! Завтра пойдёте в Гильдию магов...
   - Вашим сослуживцам?
   Крок закашлялся.
   - Что-то... першит... - он похлопал себя рукой по горлу. - Давайте, за ваше здоровье!
   И впервые за весь вечер пригубил из своего бокала.
   - Так вот, я и говорю... - продолжил он, словно позабыв о вопросе собеседника. - Вы умный юноша, сами маг... - увидев изумлённые глаза Вирлисса, Крок снисходительно рассмеялся. - Полно! Вы думаете, я не заметил вашей телепатии? Вам сразу следовало её использовать, а не мучиться со всеми вашими выкрутасами.
   - Я... не решался... Воздействие на разум без согласия... - Вирлисс покраснел.
   - ...один из важнейших постулатов Гильдии Светлых магов! - подхватил Крок. - Знаю. Сразу понял. Но ведь ваше воздействие было минимальным - и исключительно в целях облегчения нашего разговора. Так что я не в претензии.
   Вирлисс благодарно кивнул, мысленно поздравив себя с собственной сдержанностью. Видимо, этот субъект действительно непрост. Например, что это за Гильдия Светлых магов? Есть ещё и Гильдия Тёмных? Герцог Сегерик ничего не говорил о них.
   Зато говорил кое-что другое.
   Маги - истинные правители этого мира. Совет сильнейших магов контролирует всю политику Невенара. Только означает ли это...
   - Вы меня не слушаете?
   - О, простите! - спохватился Вир. - Задумался. Вы сказали?
   - Я говорил, что, тем не менее, понимаю, почему вы сами не могли решить вашу небольшую проблему с внешностью. Специализация. Она многое значит... А вы ведь ещё и учёный-историк? Изучаете нежить, верно?
   Вирлисс прикинулся смущённым.
   - Ну... Вы очень проницательны...
   - Я далёк от этой темы, но она воистину интересна, - кивнул Крок. - Хотя и лишена какого-либо практического применения. Вы ведь прибыли сюда с целью посетить архивы нашей библиотеки?
   - Я вижу, от вас ничего не скроешь, господин Крок.
   Крок отечески похлопал Вирлисса по руке.
   - Это всё просто на самом деле, юноша... Поживите с моё! То, что нежитью увлекаетесь, было ясно с ваших слов. Я вот о "вампирской доле" понятия не имею - и никто почти не имеет, кроме таких, как вы, любителей. Но ведь их по пальцам можно пересчитать!
   - Неужели? - у Вирлисса от восторга дух захватило. Это какие же интересные выводы напрашиваются...- То есть, вампиры, личи...
   - Понятия не имею, что за звери, - прервал Крок. - Да мне и ни к чему, надо признать. Ну, Тагин - второй город королевства. Так что, может, в Гильдии и найдёте кого с общими интересами, - он улыбнулся.
   - А далеко ли она отсюда? - полюбопытствовал Вирлисс.
   - О, совсем рядом с княжеским дворцом. Они даже соединяются переходом...
   - Порталом? - уточнил Вирлисс.
   - Да нет! - замахал руками Крок. - Я уж не знаю, как у архитекторов правильно эти штуки называются - крытый переход из одного здания в другое, на этажах...
   - Воздушная галерея?
   - Галерея, переход - то пусть зодчие разбираются! А нам важно другое: в этой галерее и находится библиотека. Причём из гильдейской половины относительно свободно можно пройти на княжескую, а из княжеской на половину магов без их разрешения - не пробраться! Думаю, вы нашли бы там по своей теме кое-что интересное.
   - Хм... - Вирлисс в задумчивости прикусил губу.
   - Так что... Два больших здания с башнями, и соединяет их каменная галерея. Княжеский дворец, известное дело, стража охраняет, а в приёмную Гильдии может зайти всякий.
   - Благодарю вас, - вежливо склонил голову Вирлисс. - Вы в самом деле оказали мне неоценимую услугу.
   Крок покровительственно кивнул.
   Вир протянул ему свой бокал, Крок плеснул вина почти до краёв - и беседа плавно потекла дальше: о городских достопримечательностях, об обычаях, о лоботрясках-служанках, о женщинах и о жизни...
   Дализское закончилось через два часа.
   Вампир заказал ещё бутылку - и поднялся из-за стола, положив деньги за свой заказ на край столешницы.
   - Вы уже уходите? - огорчился Крок.
   - Да. Поздно. Прошу вас, выпейте бутылку дализского, что я заказал для вас, - любезно улыбнулся Вир. - Она - скромное выражение благодарности за прекрасный вечер.
   С этими словами он поклонился - и оставил своего собеседника.
   Крок тяжело вздохнул, угрюмо покосился на дальнюю лестницу и вновь, как озябший сыч, нахохлился над пустым бокалом.
  

Глава XLIV

Гильдия магов

Эртил и Эрушалия

  
   Фонарь на воротах раскачивался под порывами ветра, а вместе с ним раскачивались по мокрой кладке городской стены уродливые тени придорожных кустов и двух путников. И ржавая цепь скрипела немилосердно...
   Эрушалия ниже надвинула капюшон дорожного плаща и опустила голову, чтобы уберечь лицо от ударов холодного ливня.
   Эртил отчаянно колотил в калитку, но у отряда городской стражи, дежурившей сегодня на воротах, видимо, был отменный сон.
   "Прелестно... - мысленно усмехнулась девушка. - Принц и принцесса Преисподней, словно нищие, стучатся у ворот!"
   Эртил изрыгал ругательства, но отвечал ему лишь тревожный лепет мокрых кустов под ветром и шум ливня.
   Устав колотить кулаками в обитую железом калитку, принц Четвёртого круга повернулся к воротам спиной и принялся молотить в них подкованным каблуком.
   Эрушалия поёжилась от холода. Фыркали, изредка мотая головой, промокшие кони, и тогда с их грив во все стороны разлетались капли воды.
   "О Владыка, я же его предупреждала! - страдальчески вздохнула девушка. - Ночь, в город никого не пускают. Но нет, мы сами всё знаем. Нет, нам надо быстрее. Надеюсь, наш папенькин сынок получает удовольствие от ситуации!"
   Эртил, отбив пятку, выхватил из ножен меч и начал колошматить в ворота рукоятью.
   Эрушалия тронула за повод своего коня и подъехала к взбешённому спутнику.
   - Прекрати, - голос её был не теплее падавшего с тёмных небес дождя. - Вернёмся в лес, а сюда приедем на рассвете.
   В лесу можно будет использовать магию. Создать пространственный карман и развести там костёр... Поесть горячую еду, лечь спать в сухости и тепле...
   Эртил метнул на Руш разъярённый взгляд. Ноздри принца гневно трепетали.
   - Эртил... - девушка заговорила мягче. - Пожалуйста. Я замёрзла и устала. Прошу тебя.
   Эртил бешено фыркнул, но взялся за повод своего коня, чтобы вскочить в седло...
   Калитка приоткрылась. В трепещущем свете фонаря показалась взлохмаченная голова стражника.
   - Кому тут чего надо?! - рявкнул он.
   Эртил ринулся к воротам. Эрушалия закатила глаза.
   Предстояли переговоры. Значит, ещё час стынуть в мокром плаще, на ветру, вымаливая разрешение войти в город...
   А ведь чего проще - использовать магию!
   Но нет. Во-первых, Эртил, будучи сыном одного из членов Верховного Совета магов - совета тайного, что немаловажно, - свято чтил его Устав, Конвенцию и ещё пару десятков документов, регулирующих отношения между магами разных рас, формирующих этот самый Совет. Ведь, в конце концов, именно соблюдение этих правил и давало в руки Совета реальную власть над миром.
   Во-вторых... Во-вторых, у них с Эртилом тайная миссия, и рисковать тем, что Ариэлла почувствует всплеск демонической магии, им совершенно не с руки.
   - Я не могу впустить никого в город ночью без разрешения капитана гарнизона! - злился на настырного Эртила стражник.
   - Так позови его! - рыкнул Эртил.
   И сразу же услышал от солдата всё, что тот думает об его умственных способностях.
   Эрушалия подъехала ближе.
   - Господин стражник, - умоляюще заговорила она. - Простите моего спутника. Сами видите: сейчас дождь, мы продрогли и устали. Ну, припозднились, бывает. Посудите сами! Похожи ли мы на разбойников или злоумышленников? Прошу вас, впустите нас если не в город, то хоть в кардегарию при воротах, погреться и обсушиться. А утром мы поедем по своим делам, заплатив вам чуть больше обычной въездной пошлины: за ваше гостеприимство.
   Солдат кашлянул и почесал в затылке.
   - Ну... Вам всё равно придётся подождать, когда придёт капитан или его заместитель. Правила такие... А так... чего же... если заплатите...
   - Эртил, ты не против? - с очаровательной улыбкой посмотрела на своего спутника Руш.
   - Своим кошельком ты распоряжаешься сама, моя дорогая, - усмехнулся он.
   Эрушалия пожала плечами.
   - Видимо, мой друг предпочитает ночевать в поле, - удивлённо приподняв брови, заметила она стражнику. - А я заплачу.
   Стражник ухмыльнулся и распахнул калитку.
   - Стой! - рявкнул Эртил, когда Руш, спешившись, шагнула к воротам, держа своего коня под уздцы. - Я с тобой. Сколько они там просят?
   - Сколько бы ни просили... - Эрушалия поёжилась и ступила под массивную арку ворот. Эртил последовал за ней.
   Под аркой их пропустили сквозь неприметную дверцу в небольшую, ярко освещённую комнату. Над очагом булькал котелок, распространяя по всему помещению вонь варёной капусты и сала, которая смешивалась с запахом винного перегара. За столом двое стражников играли в кости, с хохотом кидая кубики на растрескавшуюся столешницу. Они даже не потрудились спросить, кого привёл их товарищ - очевидно, тот был начальником караула и сам принимал решения.
   Он сразу направился к очагу, помешать суп, и только кивнул Эртилу и Эрушалии на стоявший у дальней стены топчанчик, заваленный плащами, портупеями и одеялами:
   - Вон, там можете прикорнуть.
   На том солдаты и перестали обращать внимание на своих гостей.
   Поскольку демоны ещё в лесу наложили на себя чары иллюзии, они с облегчением скинули мокрые плащи, и, пока Эртил развешивал их на свободных стульях, пододвигая ближе к очагу, Эрушалия незаметно наложила на топчан и груду валявшегося там барахла заклятие прочности, чтобы её с Эртилом крылья - невидимые, но никуда не пропавшие - не продрали своими шипами лежанку вместе с вещами стражников до досок.
   Закончив с одеждой, Эртил вопросительно поглядел на свою спутницу, и, получив в ответ кивок, с наслаждением рухнул на убогое ложе.
   - Вот оно, счастье... - пробормотал он, отворачиваясь от света к стене.
   - Как мало для него иногда нужно, да? - хмыкнула Эрушалия, пристраиваясь на краю. И, зевнув, добавила, поворачиваясь к Эртилу спиной: - Если вот ещё только пара одеял...
   Наследник Четвёртого круга, ни слова не говоря, набросил на Руш какие-то попоны, валявшиеся в ногах, и оба провалились в сон.
   Эрушалия проснулась от того, что её трясли за плечо.
   - Госпожа, вставайте. Госпожа! Пришёл господин капитан!
   - Мммм... - Эрушалия села на топчане, сонными глазами оглядывая кардегарию из-под спутанных прядей, упавших на лицо.
   Дверь каморки была распахнута, и от знобкого ветра трещало пламя в очаге. Снаружи доносились голоса, и особенно отчётливо - властный молодой голос, чеканивший слова.
   - Его высокородие недовольны, что вас пустили... - прошептал начальник караула. - Придираться начнут...
   - Долго мы спали? - откидывая волосы с лица, невнятно осведомилась Эрушалия.
   - Часа два, госпожа. Рассвет ещё не скоро. Вот принесла ж его нелёгкая с ночным обходом! - в сердцах выпалил солдат и тут же прикусил язык.
   Эрушалия зевнула, прикрыв рот ладонью, и бесцеремонно пихнула Эртила ногой.
   - Вставай!
   В ответ раздалось недовольное бормотание, и Эртил попытался натянуть на голову попону.
   - Вставай! - ещё раз толкнула его Руш и поднялась в ледяной сквозняк, задувавший из открытой двери.
   К счастью, плащи уже высохли, и Эрушалия быстро залезла в свою тёмно-зелёную накидку, застегнувшись на все пуговицы.
   Эртил смотрел на девушку сонными глазами из-под вороха курток и попон, даже не думая вставать.
   Руш бросила ему плащ.
   - Одевайся!
   - А пошёл бы он к чёрту! - буркнул Эртил, роняя голову на подушку, чтобы через секунду отшвырнуть одеяла и встать, ругаясь сквозь зубы.
   Эрушалия отвернулась, чтобы Эртил не увидел выражения её лица.
   О Владыка, и вот с этим папенькиным сыночком ей предстоит выслеживать Ариэллу! Дай мужества...
   Эртил искоса наблюдал за ней, тая насмешливую улыбку в уголках губ. Ему доставляло удовольствие злить Эрушалию, мстя ей за пренебрежение и высокомерие. Что ж, дорогая, ты считаешь меня вздорным и изнеженным? Для тебя - любой каприз... Я стану вести себя именно так. Пока ты спесь не поубавишь. Все, видите ли, вокруг тебя - второй сорт, одна ты - первый...
   Но Эрушалия не видела его улыбки. Она смотрела на дверь: через порог перешагнул высокий молодой офицер с пронзительными, насквозь промороженными глазами.
   Эртил, увидев капитана, чуть не присвистнул.
   Демоны переглянулись - и очи Эрушалии, бесчувственно-прекрасные, как изумруды в её рогах, ликующе сверкнули.
   - Кто такие и с какой целью... - начал офицер - и, побелев словно снег, запнулся на полуслове.
   Дело секунды - кинуть заклятье, позволяющее видеть сквозь иллюзию.
   - Боже... - капитан отступил на шаг. - О боже мой...
   - Я полагаю, свидетели нам не нужны, господин офицер? - приподняв бровь, проворковала Эрушалия.
   - Ещё рано... Ещё не вышел срок... - пролепетал капитан.
   - Если вы не забыли, в договоре есть пункт, позволяющий нам решать, когда закончится срок... в том случае, если вы нарушите кое-какое обязательство со своей стороны...
   - Но я... но я же... это вышло само собой, случайно! Я...
   Эрушалия и Эртил переглянулись, пряча улыбки. О, великое искусство составления договоров о продаже души! Взять практически любой - ни один смертный, если он не святой, не выдержит условий, запрещающих демонам забирать его душу до срока.
   Правда, забрать её может лишь тот, с кем договор подписан - или его слуги. Но откуда господину капитану знать всех слуг своего хозяина...
   - Отошлите подчинённых! - приказала Эрушалия.
   - Пошли вон, - слабо махнул рукой офицер своим ничего не понимающим солдатам.
   - Итак... - Эрушалия села на стул, закинув ногу на ногу, а Эртил встал чуть сзади, опершись о спинку другого стула. - Надеюсь, вы понимаете, зачем мы здесь.
   Офицер облизнул пересохшие губы. Девушка склонила набок голову, наблюдая ужас человека и смакуя его. Блики пламени, дробясь, переливались в изумрудах на её рогах.
   - Я... не думал... что это будет так... - прошептал несчастный.
   - Верно. Обычно демоны не разговаривают, - усмехнулась демонесса. - Они просто берут то, что им принадлежит.
   В глазах человека мелькнула надежда.
   Эртил негромко рассмеялся, а Эрушалия покровительственно кивнула:
   - У вас есть возможность отсрочить плату.
   - К вашим услугам, моя госпожа! - поспешно выдохнул офицер.
   - Сегодня в город инкогнито прибыла одна из принцесс Преисподней. Её сопровождают трое мужчин: эльф и двое людей. Забросьте всю свою мышиную возню, отложите все дела - но докладывайте нам о каждом её шаге и о каждом шаге её спутников в пределах Тагина и его окрестностей! Никакой магии: они сами очень сильные маги и немедленно заметят слежку. Только агенты. Вы поняли?
   Офицер поспешно кивнул.
   - Конечно, госпожа! Могу ли я узнать, как они выглядят?
   Эртил пожал плечами и создал иллюзию, а Эрушалия с удовольствием и некоторым изумлением отметила, что при её создании Эртил использовал магию Воздуха, а не Огня.
   "Он не безнадёжный дурак", - с облегчением подумала девушка.
   Капитан, не моргая, несколько секунд смотрел на парящий над полом образ Ариэллы - и лицо его светлело.
   - Хвала Небесам... - прошептал он.
   - Что-что? - нахмурилась Эрушалия.
   Офицер закашлялся.
   - Простите, госпожа! Я лишь хотел сказать, что видел ваш объект. Сегодня вечером. Я, видите ли, профессионал в своём деле и не забываю лиц...
   - Ха! - Эрушалия презрительно смерила его взглядом с головы до ног. - Не нужно быть профессионалом, чтобы запомнить суккуба! Эта дура даже не потрудилась поубавить своё воздействие на самцов, - бросила девушка через плечо Эртилу. Тот ответил ей холодным взглядом - и Руш довольно улыбнулась.
   Она отвернулась, и потому не заметила некое немое обещание, промелькнувшее в гневном взгляде спутника.
   - Где ты её видел? - вопрос демонессы прозвучал, как удар.
   - Она и её товарищи остановились в "Отеле", - скороговоркой сообщил капитан. - И я как раз направил туда своего человека этой ночью. Возможно, он кое-что сообщит...
   - Зачем ты его туда направил? - бесстрастно осведомилась Эрушалия.
   - Одна девчонка... я подозреваю, что она связана с разбойниками, и, чтобы она не сбежала... - торопливо начал объяснять офицер.
   Демонесса прервала его взмахом руки.
   - Разбойники меня не интересуют, равно как и бродяжки. Отныне твоя забота - лишь эта принцесса из Преисподней и её спутники. Опиши их нам, чтобы не вышло недоразумения...
   Капитан выполнил требование демонессы, самым подробным образом описав внешность Эета, Вирлисса и Таривила.
   Эртил и Эрушалия снова переглянулись.
   - Прекрасно... - прошептала Руш. - Что ж, завтра ты сообщишь нам всё, что тебе удастся узнать. А сейчас нам пора.
   - Где я найду вас?
   - Мы сами тебя найдём, - усмехнулась девушка. Зачем же спрашивать, если ответ настолько предсказуем?
   - Не разочаруй нас, - добавил Эртил - и от прозвучавшего в этой сакраментальной фразе обещания капитан нервно сглотнул.
   Демоны вышли под арку ворот, где, привязанные к кольцам в стене, стояли их кони. Дождь перестал, но ветер стал ещё яростнее.
   - Почему ты так ненавидишь мужчин? - спросил Эрушалию спутник, когда они отъехали на приличное расстояние и городская стена слилась с ночной темнотой.
   Руш с досадой отмахнулась.
   - Ах, брось, я о всех сужу исключительно по их качествам!
   - Ну конечно, - хмыкнул Эртил. - Ненависть - слишком сильное чувство, чтобы потревожить твоё ледяное сердце. Хорошо, скажи, почему ты так мужчин презираешь?
   Эрушалия тяжело посмотрела на него из-под своего капюшона.
   - Не надо обобщать, - только и ответила она.
   - Один-ноль, - рассмеявшись, признал демон. - Да, я такой, маленькая Руш. Изнеженная истеричная сволочь. И всё же ты терпишь моё общество и выполняешь мои приказы - потому что я плачу тебе... Так, может, своё презрение стоит обратить не только на меня, но и на кое-кого ещё?
   - Я тебя с собой не звала, - холодно бросила Эрушалия.
   - Именно, - многозначительно заметил Эртил и замолчал.
   - Что? - не выдержав молчания, напряжённо выдохнула Руш.
   - Не звала, но согласилась. Потому что испугалась, что твой отказ меня разозлит, не так ли? И ты потеряешь прекрасный источник дохода... который сама ведь тоже не искала... но и не отказалась от него, когда предложили, ведь так? Видишь, как легко тобой управлять, маленькая Руш? А если я предложу тебе на тех же условиях стать моей любовницей - неужели откажешь, при всём своём презрении?
   Глаза Эрушалии полыхнули бешенством - даже в темноте Эртил увидел багровый перелив, вытеснивший холодную зелень.
   - О, осторожней, куколка, так в тебе мгновенно распознают демона! - рассмеялся он.
   - Ты!.. Ты!..
   Эртил видел, что она готова ударить его - и ждал пощёчины... точнее, момента, когда Руш замахнётся: чтобы перехватить руку...
   Но девушка отвернулась и лишь дёрнула за повод коня, чтобы отъехать подальше.
   - Прости, - окликнул он её. - Я, кажется, перегнул палку.
   Демонесса обернулась, и Эртил с удивлением увидел, что она улыбается. Криво и вымученно - но улыбается.
   - Один-один, - только и ответила она.
   И поехала дальше в лабиринт улочек, поплотнее запахнув плащ.
   Эртил догнал её.
   - Ты знаешь дорогу? - нейтрально осведомился он.
   - Где Гильдия магов Тагина, знает каждый, кто хоть столетие занимался ловлей душ, - столь же нейтрально пожала плечами Эрушалия.
   Эртилу ужасно хотелось взять её за руку и попросить не держать на него зла - но что-то ему подсказывало, что этим он мгновенно сведёт на нет результат их стычки. Он разозлил и озадачил Эрушалию... но сам при этом почувствовал себя виноватым.
   Что за чушь!
   Глупее же всего то, что они оба сейчас больше думают о своих взаимоотношениях, чем о деле. А между тем пора бы подумать именно о нём: перед ними из темноты выплыло заросшее мхом подножие гильдейской башни.
   Демоны вскинули головы, глядя наверх, на острый шпиль, пронзающий низко несущиеся тучи. Там мигал одинокий огонёк.
   И выл ветер, танцуя на флюгерах крыш.
   Эртил особым образом сложил пальцы и подул в них, как в трубу.
   Печальный звук, похожий на глубокое, протяжное пение рога, пронёсся над башней, но слышал его лишь Эртил да тот, кому предназначался этот призыв. Даже Эрушалия не услыхала ничего, хотя стояла в двух шагах.
   Через мгновение в стене башни разверзся сияющий круг портала, и демоны, спешившись, вошли в его белое сверкание.
   Когда свет перехода померк, они обнаружили себя в круглой комнате, отделанной голубым мрамором. Вдоль стен высились книжные стеллажи, а единственное окно, за которым царила ночь, выходило на внутренний двор.
   Свет лился из огромного шара, висящего под потолком прямо в воздухе - белый и холодный. Он походил бы на свет дня, если бы не был таким... безупречным. Ровным и мёртвым.
   Навстречу демонам поднялся высокий полный старик в белом одеянии. Окладистая белая борода падала на грудь.
   - Маг Эртил, сын нашего брата Эрмеба, - старик поклонился. - Что привело тебя в Тагин?
   Эртил изысканно поклонился в ответ, и Эрушалия, посмотрев на него, тоже на всякий случай присела в самом почтительном реверансе.
   - Мой господин Дарин, рад видеть вас в добром здравии. Я прошу у вас гостеприимства на несколько дней для себя и для моей спутницы. Смею заверить вас, что наша миссия далека от обычных дел демонов и касается всего Невенара.
   - Я не слышал, чтобы наш князь использовал опасные технологии, - Дарин недоумённо приподнял брови. - Неужели Эрмеб полагает, что использование стекла в окнах и фонарях предосудительно?
   - О, уверяю вас, Совет нисколько не сомневается в вашей компетенции! - тут же заверил Эртил. - Я здесь по иной причине. Полагаю, демоны рискуют вновь вовлечь Невенар в величайшую смуту - и я здесь именно затем, чтобы предотвратить это.
   - Почему же твой отец напрямую не обратится в Совет, если что-то настолько тревожит его? - нахмурился маг. - Он без колебаний отправил тебя сюда, к людям, с их суровой инквизицией. Тебя, собственного сына, наследника... Дело должно быть воистину важным. А ведь ему стоило лишь сказать человеческой фракции Совета - и всё оказалось бы чрезвычайно просто.
   - Сначала надо убедиться, - пожал плечами Эртил. - Дело достаточно деликатное, и, боюсь, в нём замешана дочь одного из членов фракции демонов...
   - Его имя? - глаза мага полыхнули.
   - Позвольте мне сначала удостовериться в его предательстве, прежде чем называть имена, - вновь поклонился принц. - Мне крайне не хотелось бы возводить напраслину на одного из вас. В конце концов, всё может оказаться лишь недоразумением.
   Волшебник медленно кивнул.
   - Что ж, я рад оказать помощь наследнику Эрмеба. Вы наверняка устали и проголодались. Сейчас я распоряжусь об ужине и комнатах для вас... - старик внимательно посмотрел на Эрушалию, а потом перевёл взгляд на молодого демона. - Вам общую спальню или две отдельных? - осведомился он.
   Эртил невольно улыбнулся, взглянув на побледневшую Руш.
   - Две отдельных, - почтительно поклонился он хозяину. - И позвольте представить вам госпожу Эрушалию, младшую принцессу Седьмого круга. Я покорнейше прошу оказывать ей всяческое уважение, подобающее её титулу... и, что более важно, её осведомлённости об истинных владыках Невенара.
   Маг кивнул.
   - Эрушалия, - продолжил Эртил, - представляю тебе мессира Дарина, главу Гильдии магов в Тагине и одного из пяти членов человеческой фракции в тайном Высшем совете магов.
   Девушка ещё раз присела в реверансе, держась со скромным достоинством.
   Дарин со значением посмотрел на своих гостей.
   - Я оставлю вас буквально на пару минут, а заодно отдам распоряжения о ваших лошадях. И, как вы понимаете, - добавил он, - никто из моих подчинённых, а тем паче, из челяди, не должен заподозрить в вас демонов.
   Эртил и Эрушалия поклонились.
   "Интересно, что он скажет, если узнает, что мы выслеживаем дочь самого Сегерика? - едва хозяин исчез, телепатически спросила Руш, нервно сжимая пальцы. - Ведь Сегерик не просто один из членов Совета, он один из трёх его глав!"
   "Предателя это не спасёт, Руш", - смеясь, ответил Эртил и, подойдя, обнял её.
   - Замёрзла? Ты вся дрожишь, маленькая... Не бойся.
   - Ах, оставь меня в покое! - Эрушалия сильно, совсем не кокетливо, оттолкнула его - так, что он едва не упал на угол столика.
   Эртил нахмурился, но, совладав с собой, снова рассмеялся.
   - Не бойся, - повторил он. - Ситуации зачастую оказываются намного проще, чем кажутся. Всё будет хорошо.
   Эрушалия прикрыла глаза и, сев в кресло, обессиленно откинулась на спинку. Ей очень хотелось поверить словам Эртила.
   Но в груди ледяной занозой засела тоска и тревога.
  

Вирлисс

  
   Город сливался с ночью. Горело только несколько разрозненных окон, похожих на переливы золотых слитков под светом факела. Люди спали.
   В княжеском дворце слабые огоньки мерцали лишь в окнах коридоров и трёх-четырёх комнат: вероятно, кардегарий, где сидели дежурные отряды стражи.
   Шпиль Гильдии тоже полнился темнотой, только под самой крышей ярко светились три окна. Наверное, кто-то засиделся за работой...
   Вирлисс порывом ветра ещё раз облетел вокруг башни, осторожно, словно невзначай, коснувшись её - но не ощутил ничего неприятного. Очевидно, в астральном плане башня не защищена...
   Странно. Неужели маги Тагина балуются призывом демонов? Если так, то, разумеется, нецелесообразно защищать свой дом от дорогих гостей... Будет довольно оградить несколько комнат.
   Правда, ему это только на руку.
   Тело Вира лежало сейчас в уютной постели княжеского "Отеля", а он сам незримо скользил в потоках ветра.
   Тариллин. Существо с иного плана реальности.
   Голова кружилась от невероятного, немыслимого чувства свободы!
   Какое же это счастье - способность к развоплощению...
   Он взмыл к монолитному переходу меж двумя башнями, несколько раз, забавляясь, кружением вихря опоясал его - и проплыл сквозь каменную толщу стены, словно через тёмный коридор.
   Оказавшись в огромном пустынном зале.
   Воздушная галерея, что соединяет Гильдию с дворцом князя...
   Библиотека.
   Здесь, внутри, обнаружились окна - широкие и стрельчатые, украшенные розетками - которых Вирлисс не увидел снаружи.
   Тариллин смешливо фыркнул, покачав головой. Что ж... Значит, слоистость пространства здешние маги создавать умеют. Не самый простой раздел магии, надо отдать им должное. Окна при этом становятся ещё и хорошей ловушкой для всякого существа, обитающего исключительно на физическом плане реальности. Интересно, сколько воров сгинуло в них?
   И есть ли тут ещё ловушки?
   Вирлисс осматривался, не спеша материализоваться.
   Луна пробилась сквозь тучи, и её свет протянулся по блестящему полу: чёрным и кремовым плитам, узор на которых сам по себе был произведением искусства. К тому же...
   Вирлисс пристальней всмотрелся в хитросплетения нарисованных трав и цветов, обрамляющих периметр каждой плитки.
   Да.
   Если ступить на этот пол в темноте или в сумерках, в зале зажжётся свет.
   Очень мило. И совершенно безобидно.
   Разумеется! Ловушки должны находиться на дверях и на стенах, а внутри библиотеки нужно работать, а не думать о том, куда поставить ногу...
   Вирлисс ещё раз огляделся. Слева - столики, справа - ряд длинных стеллажей. Прятаться здесь негде. Да он и не замечал в зале ничьей ауры: ни живого существа, ни магического стража.
   А ауры прекрасно видны на астральных планах.
   Хм, а вот на стеллажах слабо мерцает что-то...Очевидно, там какие-то магические предметы. Но фон едва уловим, дремлет, да и по самой сути своей неагрессивен... И даже... кажется... знаком.
   Как эхо... Затихающее эхо... Полустёртый след на песке.
   Отголосок ауры Силинель!
   Тариллин материализовался.
   В тот же миг в зале вспыхнул свет: тёплый и яркий. Темнота за окнами мгновенно стала непроницаемой.
   Но Вирлисс не торопился кидаться к старинным рукописям. Он оставался на месте, прислушиваясь и наблюдая сразу за несколькими уровнями реальности.
   Минута... Две...
   Ничего не происходило. Не слышалось топота бегущих смотрителей, всё дремало на магических планах... Очевидно, его появление осталось незамеченным.
   Вирлисс усмехнулся и уже по-хозяйски осмотрел зал. Итак, до рассвета он может делать здесь всё, что пожелает!
   Ему очень хотелось посмотреть, что же за предмет некогда держала в руках их богиня, но он понимал, что явился сюда не за этим. Так что, пообещав себе обязательно отыскать его позже, Вир нашёл ряд стеллажей, где висела табличка "История", и медленно двинулся вдоль полок, с трудом разбирая надписи и в который раз проклиная своё незнание языка.
   "История"... чёрт... какого-то там "периода". "Раздел Империи между..." Хм... "Период пост...пост..." А, это, должно быть, о времени после той страшной катастрофы, что едва не разрушила Невенар... Интересно, но, увы, бесполезно. Ага, вот, Древняя история!
   "Эпоха императора Ламерта I"... Что за деятель?.. "Заговор Ираиля", "Архив Тьерре"...
   Вирлисс с досадой прикусил губу. Только человеческая история! Где же документы других рас?
   Эет бы тут, конечно, уже с восторженными возгласами скакал от стеллажа к стеллажу. Но он-то - не Эет, не одержимый чистой наукой лич, и ему нужна не просто информация. Ему нужна конкретная информация!
   Вампир наобум вытянул с полки свиток.
   "...Его Величество Ламерт I вспоминал неоднократно, что, по словам Иллаэль, демон Хаарус некогда был другом Лакиана, и Его Величеству представлялось это символичным, его удивляло печальное сходство судеб этих двоих: невольное предательство своего народа. Но Лакиану, в отличие от Хааруса, не было дано даже искупления..."
   Вирлисс оторвался от чтения, вдруг поймав себя на том, что свободно разбирает текст. О Мортис... Это же... Это же древне-атаридский!
   Вир невольно рассмеялся. Конечно же! Древний язык их народа - это древний общий Невенара. Замечательно! Значит, тут дело пойдёт повеселее. Если б ещё библиотекари писали названия разделов на древнем!
   Дальше...
   "Эпоха императора Эмери I"... "Переписка Её Величества Императрицы Эмриэль с Владычицей Леса Друлиан"...
   "...с Владычицей Иллимиль"...
   Странно. Либо с Друлиан что-то случилось, либо Эмриэль не была человеком. Или была сильным магом. Обычно люди эльфов не переживают.
   Неважно. Дальше.
   "Заговор Краунли"..."Эпоха императора Димотена"... номер императора - неразборчиво.
   О Мортис, тут можно рыться десятилетиями! Если бы ещё знать, в архивах какого периода есть вероятность наткнуться на подсказку!
   Одни эльфы. Чёрт, где же переписка правителей с дварфами?
   Вирлисс дошёл до конца прохода, но не отыскал ничего стоящего. Тут, в углу полки, истрёпанный, словно тряпка, лежал ссохшийся пергамент, склеенный из четырёх частей. Как гласила аккуратная каллиграфическая подпись на современном общем, этот раритет содержал древнюю легенду об эпохе сотворения Невенара, а отыскал манускрипт в своих странствиях с эльфом Эртионом сам император Ламерт...
   Опять Ламерт!
   Вирлисс улыбнулся. Наверное, интересная была личность. Император, который странствовал и собирал старинные манускрипты в обществе эльфа... Любопытно, что в это время творилось в его стране?
   Хотя... Наверное, тот же вопрос можно задать им с Эетом.
   Вампир осторожно развернул свиток, который угрожающе потрескивал в руках, хотя - Вир чувствовал это - его скрепляла магия. Буквы стёрлись, а оставшиеся выцвели и едва различались.
   "...ангелы завидовали... Вель...н... наказ...е... Всебла...ца..."
   Вирлисс вздохнул и вернул манускрипт на полку. Ясно, что речь шла о наказании Вельзерена - наконец хоть что-то по теме! - но текст, увы, уничтожило время.
   Тариллин нахмурился. Интересный момент, кстати. "Ангелы завидовали"...
   Конечно, Ариэлла говорила о чём-то таком, но мало ли как демоны рассказывают историю своего Владыки! В целом доверяя сюжету, Вирлисс, сам будучи, фактически, ангелом Мортис, не очень прислушивался именно к этой детали. Но сейчас...
   Сейчас перед ним не предания Преисподней. Это - библиотека людей.
   Ангелы завидовали!
   Значит, ангелы могут завидовать? Тариллины могут завидовать? Ну ладно, кто бы вставал в позу... Он сам сегодня вёл себя не лучшим образом - из-за ревности. Но плести заговоры? Заранее всё продумав, пойти на жестокий обман, зная, что невиновный понесёт чудовищное наказание?..
   Вирлисс с негодованием встряхнул головой, отметая подобное допущение.
   Никогда!
   Интересно, что же это за заговорщики такие, по вине которых на мир пало проклятие? Почему предания полагают их ангелами? Неужели они воистину - ангелы? Как же так? Значит, сейчас они живут себе в чертогах Всеблагого Отца... Смотрят ему в глаза - и молчат?..
   Или нет?
   Вирлисс со вздохом потёр лицо, отгоняя усталость. Возможно, сюда стоит прийти ещё раз, но сперва поговорив или с Таривилом, или с Ариэллой. А ещё лучше - с обоими.
   Кстати, перед Таром надо извиниться. Мальчик хотел помочь, а он вместо благодарности на него наорал... Хорош светлый тариллин!
   Молодой вампир обернулся, ещё раз внимательно окинув взглядом коридор меж стеллажами.
   Да. Ничего не пропущено.
   Вир поймал себя на том, что прислушивается. Тишина библиотеки изменилась. Стала... тоньше. Звуки его шагов и шелеста манускриптов уже не подчёркивали её, не разрушали. Она словно впитывала их, пронизывалась ими... Сливала с другими звуками: они раздавались по всему зданию. Где-то скрипели половицы под ногами вставшего смотрителя, на этажах уже шёл по коридору дежурный, в комнатах какая-то ранняя пташка плескалась над тазом для умывания...
   На улицах появлялись первые прохожие.
   Люди ходили - и здание откликалось их шагам едва уловимой дрожью балок. Слух не воспринимал её, но ощущали подошвы. И подсознание настороженно передавало сознанию необъяснимое, странное ощущение: тишина изменилась.
   Близился рассвет. Поздний осенний рассвет. Вирлисс чувствовал, что непозволительно долго задержался в библиотеке.
   Вампир тряхнул головой. Какого чёрта! Развоплотиться - дело секунды. Он, нежить, почует человека задолго до того, как тот вставит ключ в замочную скважину. Время ещё терпит. Значит, можно успеть...
   Он, осторожно скользя за стеллажами, в ежесекундной готовности перейти на астральный уровень, направился к хранилищу магических раритетов.
   Вир искал след ауры Силинель, то мягкое и нежное мерцание, которое он заметил, едва войдя в зал, которое не мог спутать ни с чем - он, её тариллин!
   Вот! Здесь.
   Вирлисс остановился возле стеллажа, полки которого лучились волшебным свечением, исходившим от сваленных там зачарованных побрякушек, могущественных и не очень.
   Что же это, где оно?
   И перебрать бы весь этот хлам - но ведь даже зелёному адепту известно первое правило безопасности при работе с незнакомыми артефактами: руками без подготовки не трогать!
   Мешочек с рунами... Не то. Какой-то жезл с полустёршимися письменами... не то! Вот оно!
   Обычный тонкий шнурок с зелёным камушком. Эльфийский амулет-оберег.
   От простенького кулона в самом деле шло слабое эхо её силы - но, если бы Вирлисс не чувствовал ту же силу в себе самом, силу, что отзывалась радостной, неистовой пульсацией силе амулета, он ни за что не сумел бы различить этот едва уловимый фон.
   Куда интенсивнее амулет излучал иную силу - более резкую, более... мужскую.
   Сила... Гвариана?..
   Очень может быть...
   Сколько лет этой безделушке? Вполне возможно, она изготовлена в те далёкие времена, когда Гвариан и Силинель упоминались вместе, когда вместе призывалось благословение этих богов?.. Не удивительно, что с тех пор аура Силинель почти рассеялась: богини давно нет в Невенаре...
   А ведь Гвариан в своё время мог бы спасти свою жену - но не пожелал этого сделать...
   Вирлисс аккуратно, чтобы не задеть другие артефакты, взял амулет и, ласково проведя по шнурку, чуть сжал камушек в ладони.
   Тёплый...
   Губы невольно тронула улыбка. Для чего бы ни создавался этот оберег, способности, которые ему некогда давала сила Силинель, почти утрачены. Сейчас эту вещицу наполняла сила одного Гвариана, и та дремала. Интересно, что этот кулончик делает тут, в секретном секторе магической библиотеки? Не иначе, подарок какого-нибудь эльфа одному из императоров. Неизмеримой исторической ценности вещь.
   Вирлисса неожиданно охватил азарт. А что, если?.. Он же тариллин! В его власти возродить в вещице погасшую силу Силинель! Скоро ли заметят это маги? Эх, жаль, не увидит он их лиц!
   - Во имя твоё, богиня, - прошептал Вир, сильнее сжав камень и поднимая его к глазам.
   Он сосредоточился, окутывая амулет своей силой...
   ...камень вспыхнул, запульсировал и...
   Ответный толчок. Изумление... недоверие... всплеск паники...
   Где?! О Отец!
   Краткий миг они смотрели друг на друга: Вирлисс и бледный темноволосый эльф с глазами древними, как иссохшие колодцы - и столь же глубокими, столь же наполненными пустотой.
   Они смотрели друг на друга - оба напуганные и ошеломлённые этим внезапным столкновением, оба в полнейшей растерянности...
   В тёмных глазах Гвариана плеснулся ужас - и почти мгновенно ужас этот сменился ненавистью. Бог сделал шаг вперёд, вскидывая руку, Вирлисс непроизвольно повторил этот жест, и его сила - сила Силинель! - отразила удар.
   - Её тариллин!.. - прошипел создатель эльфов.
   Вирлисс резко отшвырнул амулет, обрывая связь. Камушек, не долетев до пола, взорвался мелкими осколками.
   Вир, тяжело дыша, прислонился к стеллажу. Колотила внутренняя дрожь.
   Чёрт... Встряли!
   Это ж надо было свалять такого дурака!
   Сотни... тысячи лет насчитывал амулет. Его касались руки тысяч и тысяч смертных: и людей, и долгоживущих эльфов, и, наверное, даже демонов, чьё могущество и срок жизни несопоставимы ни с чьими другими...
   И Гвариану не было до них никакого дела!
   Замечал ли хотя бы он эти прикосновения к амулету - к одному из невероятного количества грошовых магических безделушек, заклятых его силой?
   И внезапно - всплеск божественного могущества. Прикосновение либо божества, либо божественного спутника!
   Гвариан не мог не почувствовать.
   И понять: сила эта так знакома...
   Гвариан не мог её не узнать.
   Он не мог не взглянуть.
   Итак, Гвариан увидел свой амулет в руках тариллина Мортис.
   Браво, Вир!
   Теперь бог эльфов знает, что немёртвые в Невенаре.
   Ничего не зная об их цели, он знает, что тариллин Мортис - в Невенаре!
   Вира неожиданно разобрал смех: очень уж забавным показалось вдруг стечение обстоятельств. Как в старом глупом анекдоте: недалёкий ревнивый муж кидает из окна тумбочку в случайного прохожего, приняв его за любовника жены.
   И вот в данном случае в тумбочке сидит Эет.
   Вир прижал ладонь ко рту, пытаясь загнать смех внутрь. Плечи тряслись от сдерживаемого хохота. На самом деле ситуация сложилась глупая и паршивая, и ничего смешного в ней не было, но Вир ржал и не мог остановиться.
   "А пойдёмте бить морду Гвариану?" - так, кажется, он в шутку сказал Эету и Силинель месяца два назад, когда они втроём сидели и весело болтали на зелёной лужайке - там, на грани снов и реальности...
   Ах, как осторожно надо высказывать свои желания!
   Сейчас, в их деле, морда Гвариана уж точно лишняя...
   Вирлисс глубоко вздохнул, переводя дыхание.
   Да уж, воистину ничего смешного. И Силинель - отнюдь не ветреная бабёнка, и Эет - ей не любовник, а муж.
   Да и Гвариан станет их разыскивать отнюдь не из ревности...
   Неизвестно, к каким выводам он придёт и что решит делать, но эльфы получат теперь известие о возвращении нежити. А значит, предупредят другие расы.
   В Тагине задерживаться нельзя. Скорее всего, эльфийские маги свяжутся с магами Тагина сегодня же.
   Вирлисс в последний раз бросил полный сожаления взгляд на расколотый амулет, развоплотился - и через секунду открыл глаза в своём теле.
   В номере княжеского "Отеля".
   Камин бросал тусклые медные отблески на пол и лепнину на потолке, тикали часы, по окну снова стучали капли дождя... На миг всё случившееся показалось Вирлиссу нелепым сном, но самообольщаться он не имел права.
   Первый раз он использовал возможность, о которой говорила богиня: возможность покидать своё физическое тело - и сразу же навлёк неприятности на друзей.
   Ну что ж, в следующий раз он будет осмотрительнее!
   Вирлисс решительно поднялся. Предстояло многое решить и многое сделать.
   И чем быстрее - тем лучше.
  
  

Глава XLV

Маги и стража

Таривил

  
   За окном шуршал дождь. Таривил сидел на подоконнике в своей любимой позе: подтянув одну ногу к подбородку и обхватив руками колено, а вторую свесив вниз. Лютня лежала на нетронутой постели.
   Сейчас уместна была лишь одна музыка - капель по стеклу...
   Таривил вздохнул и скользнул пальцами по оконной раме.
   Холодная.
   Юноша уткнулся лбом в колено.
   О Гвариан...
   Он трус. Он обыкновенный трус. Сколько он ещё собирается путешествовать в компании немёртвых и демонессы? Настоящий эльф давно уже отправился бы к сородичам! Сейчас он мог бы идти сквозь леса, весело насвистывая - свободный, словно птица...
   А вместо этого сидит здесь, в человеческой гостинице, и рассматривает прозрачные дорожки на стекле.
   Впрочем, кто сказал, что он - настоящий эльф?
   Нежить. Хищная нежить. Древний скелет, оживлённый магией.
   Но он не ощущал себя немёртвым!
   Впрочем, что это такое - чувствовать себя неумершим, - Таривил так и не смог понять, несмотря на общение с Аритом, Эетом и Вирлиссом. Иногда юноша ловил себя на том, что боится.
   Самого себя.
   Своей новой природы.
   Она дремала, никак не проявляясь - и день ото дня Таривилу становилось всё страшнее. Словно идёшь по хрупкому льду, всё дальше и дальше от берега - и знаешь, что в любой момент под ногой может раздаться треск...
   ...и ты рухнешь в ледяную чёрную глубину.
   Голод. Пресловутый голод нежити. Каково это - однажды ощутить его? И что тогда делать?
   О Мортис, на Атариде было легче...
   И ведь ничего не стоило - остаться...
   Только он не мог!
   Таривил сильнее обхватил колено и совсем по-детски всхлипнул.
   Кто же он? Нежить или эльф?.. Что ему делать? С кем быть? Кого молить о помощи? Мортис? Гвариана?
   Интересно, светлый Лакиан... Мессия эльфов... Когда нежить подняла его неумершим, он чувствовал ту же боль и то же смятение? Или нет?
   Легенды говорят, Лакиан всей душой предался Мортис. Называл её матерью. Он осмелился призвать Гвариана и насмехаться над ним в лицо...
   Насколько нужно сойти с ума, чтобы так поступить с собственным богом?
   Или насколько возненавидеть...
   Гвариан пытался убить своего бывшего пророка. Но нежить защитила Лакиана... Оскорблённый бог не сумел его уничтожить. Отступил перед отрядами Мортис.
   Такая вот ирония судьбы, припасённая для немёртвого эльфа. Выдержать противостояние с богом - чтобы погибнуть от рук дварфов. Нелепая смерть. Глупая случайность.
   Или... не случайность?
   Мог ли Лакиан искать гибели? Зачем?..
   Неужели тот, кто выдержал ярость Гвариана, не сумел бы справиться с обычным отрядом подгорного народа?
   Или там, в скалистой теснине, Лакиана просто застали врасплох, одного? Ведь, что ни говори, богу он противостоял не в одиночестве...
   Так за каким же чёртом Лакиан попёрся в горы один?
   Таривил с усталым вздохом взлохматил волосы.
   Ну, а за каким чёртом ему хочется уйти от Эета?
   Вновь услышать шёпот вечно золотых эльфийских лесов...
   Руки невольно сжались в кулаки. Как же вступить под их благословенную сень, зная, что не принадлежишь себе? Что в любой момент тебя может захлестнуть зло? Сумеет ли он справиться с собой, ощутив голод?..
   Эет и Вирлисс справлялись, но...
   Но.
   Вечное "но".
   Трус!
   Сколько можно бегать от себя самого? Стоило ли тогда отправляться в Невенар? Вирлисс и Эет не могут вечно его опекать. У них хватает и своих забот.
   Божественный тариллин сказал правду. Он просто щенок. Зарвавшийся щенок с огромным самомнением. Осмелиться давать советы спутнику богини!
   Не умея разобраться в себе...
   Лорд Вирлисс всегда был добр к нему - и такую благодарность получил в ответ?
   Таривил со стоном сжал голову руками.
   Со двора начали доноситься голоса прислуги. Смеялись девушки - горничные и официантки - обмениваясь новостями. Грубовато шутили охранники. Утренняя смена меняла ночную.
   Таривил решительно сжал губы и спрыгнул с подоконника. Какого чёрта... Всё равно сна ни в одном глазу, да сейчас ложиться и смысла нет. Может, он наконец соизволит сделать здесь, в Невенаре, хоть что-то самостоятельно, не прячась за спинами Эта и Вира?
   К тому же, в такой час внизу наверняка мало посетителей...
   Юноша вышел в коридор, аккуратно прикрыв за собой дверь, и медленно двинулся к лестнице.
   Светильники горели ещё приглушённо, по-ночному, но снизу уже раздавалось хлопанье дверей, звон посуды и голоса.
   О Мортис, уместно ли сейчас его появление в холле?..
   Таривил чуть было не повернул назад, но, сжав кулаки так сильно, что ногти вонзились в ладони, приказал себе идти дальше.
   Он замер у верхней ступеньки. В огромном холле, погружённом в полумрак - горели только несколько светильников на стенах, - хлопотали служанки, вытирая пыль с мебели и застилая столы свежими скатертями. С кухни доносился грохот: топали истопники, выгружая дрова перед печами, гремели вёдрами водоносы, наполняя котлы, пели о точильные камни ножи в руках поваров... Тонкий слух Таривила - эльфа и немёртвого - улавливал всё.
   За конторкой администратора бодрый сменщик бойко пересчитывал выручку, сверяясь с записями своего зевающего коллеги.
   Утро.
   Утро нового дня.
   По губам юноши невольно скользнула улыбка.
   Через зал, неся полное воды ведро, прошествовала толстуха в тёмном рабочем платье, повязанном грубым фартуком. Кряхтя, она начала подниматься по ступенькам и, заметив Таривила, посторонилась.
   Эльф смущённо посмотрел на неё, не зная, что делать. Она - выжидательно - смотрела на него.
   В ведре плавала половая тряпка.
   - Проходите, господин, - неверно поняв его замешательство, кивнула полотёрка. - Мне лестницу надо мыть. А вас уже ждут.
   - Ждут?.. - юноша так удивился, что машинально ответил с помощью телепатии, и, спохватившись, закусил губы.
   - Да, - невозмутимо подтвердила женщина. - Разве эльфийка ждёт не вас?
   Таривил открыл рот, потом закрыл - и быстро сбежал вниз по ступеням. Его переполняли тревога и изумление, но более всего сердце сжималось от надежды. Странной, необъяснимой надежды непонятно на что. На чудо.
   Оглядевшись, он быстро заметил её - изящную черноволосую девушку в простой дорожной одежде. Она сидела в центре зала, на самом видном месте, и, похоже, действительно кого-то ждала, то и дело поглядывая на вторую лестницу.
   Наверное, тут просто какое-то недоразумение... Конечно, ждут не его...
   Но встретить эльфийку!
   Таривил никогда не простил бы себе, если бы сейчас отступил. Тогда оставалось бы только одно: открыть портал на Атариду, разрыдаться на груди у доброго Арита и больше никогда не называть себя эльфом.
   Будь что будет! Пускай это невежливо, пускай странно...
   Будь что будет!
   Она повернула голову в его сторону, и по лицу её скользнула странная тень. Опираясь на спинку стула, девушка поднялась.
   Всё, теперь отступать некуда!
   Таривил изящно поклонился, выгадывая время. Он вдруг сообразил, что не сможет даже поздороваться с соплеменницей, ведь язык эльфов, как и общий, немыслимо изменился за двенадцать тысяч лет...
   Оставалось одно: обратиться к ней на Высоком Наречии. Тайном языке их народа. Языке первых эльфов. Во времена его детства обучение Высокому Наречию считалось среди детей Гвариана столь же обязательным, как обучение грамоте, столь же естественным, как знание леса. Правда, использовали этот язык в исключительных случаях...
   Что ж, для него случай и в самом деле исключительный!
   - Приветствую вас, светлая госпожа, - открыто посмотрев на девушку, улыбнулся Таривил. - Мне сказали, что вы желаете меня видеть?
   Незнакомка молчала. Лишь дыхание стало странно прерывистым, и щёки слегка побледнели. В замешательстве заправив скользнувшую на лицо прядь за остроконечное ухо - как часто Таривил сам поправлял свои волосы подобным жестом! - она неуверенно улыбнулась.
   - Простите?..
   Юный маг понял её лишь благодаря телепатии.
   - Вы не говорите на Высоком Наречии?.. - потерянно прошептал он.
   Сколько же изменилось в этом мире с тех пор, как он покинул его...
   - Я вас не понимаю, - покачала головой девушка. И смущённо добавила: - Вы не могли бы говорить на общем?
   На общем?.. Не на эльфийском?
   Юноша нахмурился.
   Или этот мир не просто изменился, но встал с ног на голову, или...
   Он прищурился, словно брал девушку на прицел своего лука.
   - Вы. Не. Эльфийка, - медленно произнёс он.
   Она моргнула.
   - Эльфийка! - возразила она, пожав плечами. И от её негодования за версту несло фальшью и страхом - чего Таривил терпеть не мог.
   - А вы маг, - перешла она в неожиданное наступление. - И я вам не позволяла ковыряться у меня в голове!
   Значит, заметила телепатию? Явно не дурочка. Но в магии полный ноль: иначе бы знала, что по-настоящему ковыряться в мозгах, взламывая память и искажая сознание, так просто нельзя. Для этого надо быть или демоном, или очень сильным мастером Ментальной магии. Поддержание же разговора в обход языкового барьера - бытовой уровень телепатии, доступный практически каждому, наделённому способностями к волшебству...
   - Я - маг, - кивнул Таривил. - Я маг и эльф, а вот кто вы? Вы выглядите как эльфийка, но вы не эльфийка.
   - Что вам нужно? - резко спросила она. - Прежде всего, вы - первый встречный, и с какой стати я должна перед вами отчитываться? Мы даже не на территории эльфов!
   - Не люблю, когда врут, обделывая свои тёмные делишки под личиной одного из моих соотечественников, - ледяным тоном обронил Таривил.
   Девица колко рассмеялась.
   - Хотите страшную тайну? - осведомилась она. - Так вот, меня не волнует, что вы любите, а что нет!
   Девушка отвернулась.
   Таривил глубоко вздохнул, пытаясь сдержать негодование. Она права. Здесь не эльфийские леса. В чём он может её обвинить? В незнании эльфийского?
   А скажи-ка, дружочек, ты сам на эльфийском свяжешь хоть пару фраз?.. На современном эльфийском.
   - Прошу прощенья, - холодно обронил Таривил, собираясь уходить...
   ...Двери гостиницы распахнулись, и в холл вошли эльфы.
   Шестеро.
   В белых плащах Верховных Лордов с золотым шитьём на плечах.
   Дыхание Таривила перехватило.
   Верховные. Маги.
   Девушка бросила на юного немёртвого взгляд, полный смятения и укоризны, словно это Таривил каким-то неведомым образом их сюда вызвал. Но если Верховные обратят на них внимание, то его превратят в пепел вместе с этой девицей. На тех же основаниях.
   О Мортис, и кой чёрт сюда принёс Лордов?!
   Таривил резко дёрнул девушку вниз, заставляя сесть за столик.
   - Сиди. Не смотри на них! Не оглядывайся.
   Девушка быстро кивнула и - внешне так непринуждённо! - взяла его за руку, словно старого знакомого.
   Словно своего парня.
   Всё верно. Всё правильно. Парочка влюблённых эльфов, воркует - и весь остальной мир для них пропал... Всё мило и естественно, и ужасная бестактность - вмешиваться... Эльфы учтивы, так что вряд ли Верховные теперь подойдут...
   Её ладонь, лежавшая на его ладони, дрожала. Таривил положил сверху свою вторую руку и крепко сжал пальцы девушки.
   - Улыбайся... - растянув губы в улыбке, прошептал он.
   - Ты тоже боишься, - прошептала она в ответ сквозь такую же приклеенную улыбку.
   - Не твоё дело, - процедил он.
   - Разумеется, - девушка склонила голову. - Давай так: я не лезу в твои дела, а ты не лезешь в мои?
   - Согласен... уйдут ли они наконец, о М... Гвариан?
   - Получат ключи от комнат и уйдут.
   - Какого дьявола их вообще сюда принесло?..
   Вопрос не требовал ответа, и она промолчала.
   На столик упала тень. Таривил поднял глаза. Над ним стоял высокий эльф. Густые волосы обрамляли лицо с безупречными чертами, и остренькие кончики ушей поднимались над волнами этого белокурого совершенства. На дне зелёных глаз горели острые иглы света.
   И почему-то Таривилу вспомнилось вдруг другое заведение, и другой столик - но так же упавшая тень... так же поднятый взгляд, и - глаза в глаза...
   ...пронзительный взор бесстрастных синих глаз под серым капюшоном...
   Именем богини!
   Словно вчера.
   Таривил задержал дыхание.
   - Простите мою неучтивость, - заговорил эльфийский маг - и Таривил незаметно выдохнул. Верховный Лорд обратился к ним на Высоком Наречии! - Я понимаю, что возмутительно ввязываться в чужую беседу - к тому же, не будучи представленным... Однако долг побуждает меня пренебречь воспитанностью.
   Тёмный эльф слегка сжал руку девушки, призывая к молчанию, и поднялся.
   - Для нас огромная честь - беседа с вами, милорд, - поклонился он, ответив тоже на Высоком Наречии. - Мы слушаем вас.
   Эльф вздохнул.
   - Пророчицы сегодня проснулись от ужасного видения, ниспосланного Гварианом. Нежить вернулась в Невенар! Бог открыл оракулам, что немёртвые находятся в Тагине, и Владычица отправила нас сюда, в помощь магам людей. Они вряд ли справятся одни.
   Таривил вцепился в край стола, чтобы устоять на ногах.
   Эльф с пониманием посмотрел на юношу.
   - Мы уже предупредили магов Гильдии. Они сообщат князю. Думаю, очень скоро нежить пожалеет, что выползла на свет! Но вам, брат мой, и вашей спутнице я всё же советовал бы соблюдать осторожность.
   - Благодарю за предупреждение, милорд, - пробормотал Таривил непослушным языком.
   - Понимаю, - эльф склонил голову. - Могу только просить вас сохранять мужество и веру в благость Гвариана. Конечно, нелегко узнать, что тебе на долю выпало в действительности столкнуться с тем, что считал страшной сказкой... В такой тяжкий миг эльфы обязаны помогать друг другу.
   - Вы можете всегда на меня рассчитывать, милорд, - поклонился Таривил. - Но что... что нужно нежити здесь, в Тагине? Вещий Гвариан не открыл?
   - Увы, Мортис умеет превосходно скрывать свои цели - даже от светлого Гвариана... Что ж, не смею более отнимать ваше время, - учтиво поклонился в ответ Верховный Лорд и направился к лестнице, догонять своих товарищей.
   - Что?.. - одними губами спросила девушка. - Что он тебе сказал?
   Таривил молчал, кусая губы и глядя в пространство перед собой.
   Вот и всё. Всё понятно. Какую бы любовь ни испытывал он к своему народу, отныне для любого из них он - отродье Мортис.
   Если они узнают его историю.
   Юноша вздохнул. О богиня, о чём он думает?.. Надо бежать к Эету и Вирлиссу, предупредить...
   И какое счастье, что нынешние эльфы, даже столь мудрые, как Верховные Лорды, представляют себе нежить, видимо, несколько... иначе, чем она есть на самом деле. В противном случае этот добрый маг вряд ли осмелился бы о чём-то предупреждать первого встречного, пусть даже этот первый встречный и выглядит, как его соплеменник...
   - Что он сказал? - девица бесцеремонно дёрнула за руку.
   Таривил усмехнулся уголком рта.
   - Да ничего интересного, - пожал он плечами, скользнув по ней рассеянным взглядом. - И благодари Гвариана, что я знаю Высокое Наречие. Так что на твоём месте я бы отсюда съехал как можно скорее. Иначе при следующей встрече у милорда возникнут к тебе вопросы.
   - А ты тоже съезжаешь? - прищурилась она.
   - Можешь не сомневаться, - кивнул тёмный эльф.
   - Слушай, а куда ты...
   - Не твоё дело, - не дав девушке договорить, отрезал Таривил и, даже не поклонившись, направился прочь.
   Надо было немедленно предупредить Господина и лорда Вирлисса...
   Нет, не так.
   Надо было предупредить друзей.
   Пусть боги ведут свои игры, но он - это он. Такой, какой есть. И он поступает так, как велит ему сердце. Как считает правильным.
   Никогда ни поступком, ни помыслом он не предавал свой народ - и не предаст его впредь. Он никогда не причинит зла ни одному эльфу. Но немёртвые - отныне тоже его народ. Эет и Вирлисс сделали ему столько добра - не говоря о том, что вернули к жизни...
   И он не предаст их доверия. Никогда!
   Таривил мчался по лестнице, перепрыгивая через ступеньки.
  

Луришшаэль

  
   Лури смотрела вслед этому странному эльфу и не замечала, что кусает губы. Легко сказать - съезжай! Кто бы ещё её из города выпустил... Неужели действительно придётся расходовать зелье трансформации?..
   Отчаяние накатило вдруг с такой силой, что девушка упала на стул и уткнулась лбом в ладони. О Гвариан, она совсем одна! Кругом чужой мир! Чужой, непонятный и враждебный. Она никогда не доберётся к сроку... Не сумеет оправдать доверие преподобной матушки... Не успеет к ритуалу.
   И закончит свои дни нищенкой при храме, а вовсе не жрицей...
   На плечо легла тёплая рука.
   - Ну вот, уже убиваешься, дурёха, - раздался над головой ласковый, рокочущий бас. - Стоило чуток задержаться, и уж сырости целый тазик!
   Девушка подняла голову, улыбнувшись сквозь слёзы. Рядом стоял Рут и выглядел весьма представительно: в чистой рубашке и аккуратной кожаной куртке.
   Мужчина подмигнул.
   - Как? Хорош? То-то...Объясним мы всё господину капитану, не волнуйся. Меня в городе знают. Считаюсь одним из лучших наёмников Гильдии, не абы как! Ну, пошли, что сидишь?
   Лури встала и сделала несколько неуверенных шагов следом за Рутом, а он, внимательно посмотрев на девушку, предложил ей руку.
   - Что ж ты так? - нахмурился он. - До сих пор не оправилась! К лекарю тебя, может?
   - Пройдёт, - голос Луришшаэль чуть подрагивал, но девушка старалась держаться уверенно. - Всё нормально, это у меня... бывает. Когда сильно переживаю, ноги отказывают.
   Рут с сочувствием покачал головой, но ничего не сказал.
   Они вышли в сырую, промозглую темноту осеннего утра. Холодный ветер ударил в лицо колючими каплями мелкого дождя, принёс запах сырости и дыма - печи "Отеля" топились вовсю. По двору бегали конюхи, скрипела ржавая цепь колодезного ворота, кто-то кого-то ругал...
   - Караваны к выходу готовятся, - усмехнулся Рут. - Как рассветёт, так и двинутся в путь.
   - А караван господина Виртеля? - робко поинтересовалась Луришшаэль.
   - Нет, Виртель в Тагине ещё неделю простоит: торговать будет, - наёмник пожал плечами, помогая девушке спуститься с крыльца и ведя через широкий двор гостиницы к воротам.
   - А потом?
   - А потом обратно, в Тарнилл.
   - Где это? - не удержалась русалка.
   - Ну, как где? На юго-западе. Не слыхала, что ли? - недоумённо посмотрел Рут. - Большой ведь город-то...
   - Если ты всю жизнь провёл в лесу, то мало знаешь о городах, - мило улыбнулась Лури.
   - А, ну да! - расплылся в ответной улыбке наёмник. - Ты ж эльфийка. Живёте в лесу, не молитесь Всеблагому Отцу... - он осёкся. - Не обиделась?
   - Нет, - Луришшаэль помотала головой. - Нисколько. Это люди так про эльфов говорят, да?
   - Ну... Есть такое дело... - Рут смущённо почесал кончик носа. - Но ты не подумай, будто...
   - Да всё нормально, Рут! - прервала оправдания русалка. - Скажи лучше, а какой караван сегодня уходит на север, к Золотому Лесу?
   - Ну, я могу поспрашивать, - задумчиво протянул наёмник. - Хочешь купить место?
   Лури кивнула.
   - Да. И я спешу. Мне нужно успеть к зимнему солнцевороту...
   - А что так?
   - Праздник это большой, - немного смущённо пояснила девушка. - В честь Гвариана. И если я не успею...
   - Так следующий год будет! - Рут ободряюще хлопнул её по плечу, пропуская через скрипнувшую калитку.
   Лури только вздохнула.
   - Да не волнуйся, пассажиров охотно берут, - приободрил мужчина. - Деньги-то ведь у тебя есть?
   - Есть.
   - Значит, никаких проблем, - он подмигнул. - Знаешь же: за ваши деньги - любой каприз!
   Они шли по вымощенной булыжником улице, довольно широкой для такого плотно застроенного города, как Тагин. Под ногами хлюпала грязная вода. По обеим сторонам высились двухэтажные дома - их белёные стены, перечёркнутые косыми тёмными балками, под серой пеленой дождя выглядели уныло и тускло.
   За рваными тучами разливался зябкий рассвет. Хозяева магазинчиков тушили фонари над вывесками и вывешивали у входа таблички "Открыто", поскольку холодный ветер не позволял держать двери распахнутыми.
   Из печных труб тянулись струи белого дыма, стелились по-над крышами - и рассеивались клочьями, таяли в мутной мороси. Во влажном воздухе носились запахи хлеба, жареного мяса и тушёных овощей: хозяйки готовили вовсю.
   - Нам далеко? - спросила Лури, цепляясь за рукав Рута. Наёмник только покачал головой.
   - Нам до здания суда. Там же и сам господин капитан должен заседать, и его начальство... ежели что, - он подмигнул, а девушка побледнела. - Да не волнуйся ты! Я ж своими глазами сбежавшего бандита видел, да и Конри со мной был, подтвердит, коль потребуется. Два свидетеля! Твоё дело верное, девочка, - он шутливо щёлкнул её по носу.
   Лури вздохнула, пытаясь успокоиться.
   Они завернули за угол, и в конце улицы русалка увидела площадь, где мокла под дождём позеленевшая медная статуя, изображавшая какого-то конного князя. По правую руку статуи возвышалась городская ратуша, а по левую - здание суда.
   Дождь усилился, и Рут припустил бегом к крыльцу, почти волоча за собой девушку.
   Тяжёлые двери хлопнули, пропуская их в просторную, но душную приёмную, наполненную суетливыми клерками и писцами. Все в чёрном, они показались Луришшаэль хищными щуками, подкарауливающими добычу. Светлый Гвариан, выйдет ли она отсюда?
   Свет пасмурного утра проникал в зал через мутное окно над входными дверями, но этого скудного освещения не хватало, и потому на каждой конторке горели свечки, бросая рыжий свет на документы и тёмное сукно столов. Правда, сейчас в приёмной царило странное, отнюдь не рабочее оживление. Стряпчие с большими испуганными глазами бегали от стола к столу, перешёптывались и боязливо поглядывали через плечо.
   - Почтеннейший, - обратился Рут к первому попавшемуся клерку. - Как нам пройти к начальнику городской стражи?
   Тот, моргнув, уставился на наёмника рассеянным взором. Наконец смысл вопроса дошёл до сознания клерка, и парень махнул в конец зала:
   - Лестница налево, второй этаж...
   Рут учтиво поблагодарил и повлёк совсем обессилевшую от страха Лури в указанном направлении.
   Тёмная лестница воняла потом и свечным салом, так же вонял и узкий тёмный коридор, освещённый единственным окном - в самом конце, и в этом спёртом тяжёлом воздухе разносились приказы, отдаваемые чётким громким голосом.
   Лури сразу узнала этот голос.
   На лестнице их чуть не сбили два лейтенанта стражи, с совершенно безумными глазами сбегавшие по ступеням. Лури охнула и отшатнулась, прижавшись к стене, но всё равно, её чуть не зацепил острым краем кирасы первый военный. Девушку обдало запахом металла, кислой вонью мокрых кожаных ремней - и отвратительным "ароматом" жареного лука, смешанного с густым винным перегаром. Она закашлялась, зажав нос ладонью.
   - Идём, идём, - тащил наверх Рут.
   В коридоре, переминаясь с ноги на ногу, мялись несколько групп солдат и пара-тройка неприметных людей в чёрном. Из кабинета, откуда летел властный голос, то и дело выбегали люди - то в форме, то в просторных плащах с капюшонами - и скрывались на лестнице.
   - Вы на восточных воротах. Тайный пост здесь. Маги уже ждут. Полная готовность. Теперь вы. Сейчас в Гильдию. Вот мандат, примете магов в своё распоряжение. Объясните этим господам, как не привлекать к себе внимания. Так... У вас - все гостиницы в южном секторе, у вас - все тамошние забегаловки. А вы прочёсываете улицы. Выполнять все рекомендации господ магов по безопасности, но не позволять им совершать глупости. Теперь вы...
   Рут бросил озадаченный взгляд на свою спутницу.
   - Ты гляди, ловят кого-то, - он покачал головой, на миг выпятив нижнюю губу. - И как ловят! С магами! Поди, не вовремя мы...
   С этими словами он постучал в открытую створку.
   - Кто там? - рявкнул недовольный голос господина капитана.
   Не дожидаясь другого приглашения, Рут вошёл в переполненный кабинет. Военные и тайные агенты столпились вокруг огромного рабочего стола, напряжённо разглядывая разложенную на нём карту Тагина.
   - Прошу прощения, господин капитан, - кашлянул Рут. - Я тут по делу вот этой особы. Моё имя Рут, я принадлежу к Гильдии наёмников и считаюсь там...
   Офицер, выпрямившись, смотрел на Рута злыми покрасневшими глазами. Щека его дёргалась. И наёмник почему-то подумал, что господин капитан не спал всю ночь.
   - Вы видите, я занят? - бросил глава стражей Тагина.
   - Мы не отнимем много времени. Тут вот какое дело...Я видел своими глазами сбежавшего разбойника, своими руками развязывал эту девушку... Пожалуйста, позвольте ей покинуть Тагин, она очень спешит...
   - В общем порядке, - нетерпеливо махнул рукой офицер. - Если пройдёт контроль на воротах, я её не задерживаю!
   - Благодарю, господин капитан, - Рут поклонился, подтолкнув Лури. Девушка склонилась тоже. - Спасибо огромное, вы можете рассчитывать на...
   - Вон отсюда!.. - зарычал господин капитан, и Рут с Лури выскочили из кабинета.
   - О Гвариан... - Луришшаэль прислонилась к стене, держась за сердце. - Я его так боюсь...
   - Ну вот видишь, все сложности были только в твоей голове! - спутник хлопнул её по плечу. - Наверняка господин капитан ничего такого даже и не думал. А ты себе нафантазировала невесть что...
   - Спасибо, - прошептала девушка.
   - Ишь, "спасибо"... - лукаво протянул наёмник. - "Спасибо" в карман не положишь. Ты... вот что... - он немного смущённо почесал кончик носа. - Ты лучше помоги мне подарок Ивине выбрать. Ты ж девушка всё ж таки, понимаешь во всех ваших дамских штучках, а то я чего не то ещё куплю...
   - Подарок? - улыбнулась Лури. - С удовольствием! А в честь чего?
   - Ну... Свадьба у нас намечается... - совсем смутился этот сильный мужчина.
   - Правда?.. Я так за вас рада! - девушка даже захлопала в ладоши, совсем как ребёнок. - Значит, ты не поедешь обратно с караваном господина Виртеля?
   - Нет. Я тут, с Ивиной останусь. Она вдова небедная, загородное имение, как-никак... Она как раз и ехала, чтобы в права наследования вступить...
   - Она недавно овдовела?
   - Год, - Рут пожал плечами. - По закону у людей год надо женщине ждать после смерти мужа... А ты подумай, каково ей было, беременной, узнать, что мужа убили? Он тоже вот караван вёл в Тагин... Поди, повторения не захочется! Да и ребёнку отец нужен... А я, знаешь, устал от трактов, придорожных гостиниц, от разбойников этих... Я пожить нормально хочу, как человек! И умереть нормально, а не сдохнуть под кустом, словно пёс. В молодости думал: стану наёмником, разбогатею... А знаешь, сколько в налоги уходит? Да на взносы Гильдии? Да и ещё кое-кому... неважно! А тут такой случай подвернулся! Да и приглянулась она мне. И я ей по сердцу пришёл... Чего ещё желать? Любви неземной? Ну, так и ехали мы вместе не неделю-две, я ж не сразу жениться придумал...
   - Рут, - мягко дотронулась Лури до его плеча. - Что ты словно оправдываешься? Идём. Покажешь, где тут у вас магазинчики. Мы такой подарок Ивине подберём, что она с ним расставаться не захочет! А потом, в гостинице, ты поспрашивай, кто из купцов меня пассажиркой возьмёт. К Золотому Лесу.
   - Да помню я, девочка! - Рут хлопнул её по плечу. - Ты не беспокойся даже. Ну, идём!
   Они вышли из здания суда, и, не замечая промозглого дождя, направились к торговому кварталу.
  

Глава XLVI

Мышеловка

Эртил и Эрушалия

   За завтраком царила камерная атмосфера. Мессир Дарин благодушно улыбался, поглаживая седую бороду унизанной перстнями рукой, Эртил непринуждённо болтал, излагая последние светские сплетни - весьма виртуозно: занимательно и красочно, но так, что слуги и подумать не могли, о герцогах и баронах какого двора идёт речь.
   Зато они вздохнуть лишний раз не смели от благоговения и ответственности: прислуживать заезжему принцу!
   Эрушалия только вежливо улыбалась уголками губ, когда того требовал рассказ - и молчала.
   Золотые часы с амурами, висевшие на стене, пробили десять.
   - О, вскоре я должен буду покинуть вас, - с сожалением покачал головой мессир Дарин. - Дела.
   Демоны переглянулись.
   - В таком случае, пока вы не оставили наше общество, скажите нам, кто и с какой целью открывал портал в Гильдии незадолго до рассвета? - чуть смягчив свою бесцеремонность любезной улыбкой, полюбопытствовал Эртил. - Мы с леди Эрушалией проснулись от сильнейшего всплеска пространственной магии.
   Мессир Дарин внимательно посмотрел на принца Четвёртого круга.
   - Я понимаю. Вы и леди Эрушалия живёте в такой атмосфере интриг и всеобщего недоверия, что поневоле начинаете подозревать всех и каждого в двойной игре. Поэтому я прощаю вам такой вопрос, ваше высочество.
   - Я сражён вашим великодушием, - слегка поклонился Эртил, и лишь Эрушалия распознала тончайшую издёвку в голосе наследника Эрмеба. - И восхищён вашей проницательностью. Но, надеюсь, простив меня, вы всё же мне ответите?..
   Маг нахмурился и несколько раздражённо побарабанил пальцами по столу. Уголок рта дёрнулся.
   - Выйдите! - неожиданно велел он слугам. Едва за последним служкой закрылась дверь, стол накрыло заклятье Тишины.
   - Так-то лучше... - пробормотал Дарин. - Эртил, коль скоро ты начал столь откровенный разговор, я расскажу всё, что знаю, но в ответ попрошу от тебя и твоей спутницы такой же откровенности. Итак, Эртил и Эрушалия, я требую с вас слова демонов, что вы ответите на мои вопросы так же, как я отвечу на ваши. Вы согласны?
   - Демоны всегда держат данное слово, - кивнула Эрушалия. - Ваше требование разумно.
   - Да, очень разумно, - поддержал Эртил.
   - Господа, - вздохнул Дарин. - Я же не мальчик. Сейчас вы мне ничего не пообещали, вы всего лишь похвалили моё намерение. Давайте не будем играть. Вы согласны на мои условия? Да или нет?
   Эрушалия чуть прикусила губу.
   - Как вы сказали? Мы должны ответить на ваши вопросы точно так, как вы ответите на наши?
   - С той же полнотой и откровенностью.
   Демоны переглянулись.
   - Ну хорошо! - решительно тряхнул головой Эртил. - Но, надеюсь, вы понимаете, что информация не должна выйти за пределы нашего круга?
   - Разумеется, - кивнул маг. - А что скажете вы, принцесса?
   - Да. Сколько вы нам поведаете, столько поведаем вам и мы, - медленно кивнула демонесса.
   - И поведаете сразу же. Не через год, не через неделю, не завтра. Но едва я задам вопрос.
   Эрушалия рассмеялась.
   - О, мессир Дарин! Это уже жестоко!
   - Итак?
   - Будь по-вашему, - одновременно кивнули гости из Преисподней. - Мы вас слушаем.
   О том, что глава Гильдии скажет неправду, не могло быть и речи: демоны чувствовали ложь.
   Мессир Дарин снова побарабанил по столу пальцами.
   - Ситуация чрезвычайная, скажу прямо. Впервые за многие тысячи лет мы стали свидетелями прямого проявления воли одного из богов. Гвариан заговорил с оракулами.
   Эртил и Эрушалия переглянулись. Руш сжала губы.
   - Что же он сказал? - не выдержав затянувшейся паузы, поторопил Эртил.
   - Немёртвые в Невенаре, - медленно произнёс Дарин, наблюдая за реакцией своих сотрапезников. - Сегодня в Гильдию прибыло посольство эльфийских магов, направленное к нам на помощь Владычицей. А теперь мой вопрос, господа: что вы знаете о появлении нежити?
   Эрушалия резко поднялась, оттолкнув от себя свой прибор.
   - Ваш ответ, мессир Дарин, при всей его многословности, содержал всего три информативных предложения. Отвечаю с той же полнотой и откровенностью. Первое: немёртвые путешествуют с интересующей нас особой. Второе: отец этой особы, один из членов Тайного совета, установил связь с тем миром, куда ушла Мортис. Третье: выяснить цель их путешествия - одна из задач нашей миссии.
   - Как вы понимаете, от этого может зависеть равновесие сил и в Совете, и в мире, - добавил Эртил, поднеся сцепленные в замок руки ко рту.
   - Понимаю, - маг тяжело вздохнул и, нахмурив густые брови, встал из-за стола. - Вам следовало ещё вчера рассказать об этом. Ну, что ж... Глава эльфийского посольства - руководитель одной из фракций Совета. Полагаю, мы должны ввести его в курс дела.
   - Великолепно! - колко рассмеялась Эрушалия. - А давайте сразу созовём Совет и всё выложим на общем собрании! Может, заговорщик сам объяснит свои действия?
   - Мессир Дарин, я бы сохранял разумную осторожность, - мягко произнёс Эртил. - При всём уважении к нашему эльфийскому коллеге... Он выполняет волю своего бога. А воля бога выше всех конвенций и договоров. Так что... я не решился бы сейчас довериться никому из эльфов.
   Лицо мессира Дарина стало совсем хмурым, а тишина - такой густой, что, казалось, в ней вязнет даже тиканье часов.
   - Сейчас все маги и вся стража Тагина занимаются поисками интересующих вас лиц, - наконец медленно, словно выдавливая из себя каждое слово, произнёс глава Гильдии. - Возможно, оно и к лучшему?
   - Вы надеетесь взять их в плен и задать вопросы лично? - Эрушалия скептически приподняла бровь. - О да, но имейте в виду: право допросов эльфы наверняка оставят за собой... в качестве награды за помощь. А поскольку на сей раз их ведёт воля Гвариана, я очень сомневаюсь, что Совету после допроса и уничтожения пленных перепадёт даже ничтожная доля информации. Что узнают эльфы о древней магии нежити и как возрастут их силы, можно только гадать. В любом случае, равновесие сил в Совете пошатнётся... вы понимаете, в чью пользу, мессир Дарин?
   - Я понимаю. Вы хотите опередить эльфов, чтобы это равновесие пошатнулось в вашу пользу? - хмыкнул маг.
   - Этого хочет заговорщик, - невозмутимо поправил Эртил, даже не изменив позы. - А мы стремимся ему помешать. И найти доказательства его измены для Совета. Мы же ещё вчера вам сказали.
   - Ну так говорили бы яснее! - вспылил Дарин. - Я бы придумал, как выиграть время... А сейчас поздно. Весь город поднят по тревоге, князь поставлен в известность. И что вы мне предлагаете? Бежать к нему, рассказывать о Совете и утверждать, что вот сейчас за завтраком с весьма достойными демонами мы пришли к выводу, что эльфы негодяи, преследующие свои цели?..
   Эртил негромко рассмеялся.
   - Ну, положим, эльфы не негодяи, они всего лишь служат своему богу. Ведь только воля Гвариана толкала их на одно злодеяние за другим... тогда, тысячи лет назад. А потом Гвариан молчал. А когда он молчит, эльфы просто душки.
   Мессир Дарин отмахнулся.
   - Я ценю вашу иронию, но в самом деле не вижу выхода.
   Эрушалия нахмурилась.
   - Вы можете отдать приказ своим магам несколько... мешать эльфам? -спросила она. - Мы постараемся исправить, что возможно, но если они начнут путаться под ногами, проявляя чрезмерное рвение, боюсь, нам не избежать кровопролития. А ведь тогда начнётся расследование, и вы окажетесь перед весьма... сложным выбором. Или отправиться на костёр за союз с демонами, или обелить себя, рассказав князю о тайном Совете и о сложившейся ситуации... как посмотрит на подобные откровения Совет, можно только гадать.
   - Не надо мне угрожать, - насупился маг.
   - Руш не угрожает, она лишь обрисовывает ситуацию, - заметил со своего места Эртил. - Во избежание недоразумений.
   - Вы принимаете меня за идиота? - недовольно осведомился мессир Дарин.
   - Ну что вы... - примирительно поднял руки принц Четвёртого круга. - Боюсь, Руш принимает за идиота меня... Но я-то не обидчивый, - подмигнул он девушке.
   Эрушалия отвернулась, пытаясь скрыть улыбку, но не выдержала и смешливо фыркнула.
   Мессир Дарин зло посмотрел на демонов.
   - Я свяжусь со своими магами через амулеты связи, - наконец произнёс он. - Но это всё, что я могу сделать. Есть ещё стража.
   - Уж со стражей-то мы разберёмся... - многообещающе усмехнулась демонесса.
   - Тогда останутся эльфы, - предупредил маг. - И сам Гвариан.
   Руш пожала плечами.
   - Должны же наши друзья хоть что-то решить самостоятельно.
   Мессир Дарин устало вздохнул.
   - Тогда не станем терять время, его и так почти не осталось...
   Эртил и Эрушалия переглянулись.
   - Я окажу моральную поддержку нашему дорогому хозяину, - пожал плечами сын Эрмеба. - А принцесса вчера так обаяла господина капитана, что, думаю, он придёт в совершеннейший восторг от новой встречи.
   - Благодарю, ваше высочество, - Руш отвесила Эртилу насмешливый реверанс и вышла из трапезной.
   Через четверть часа, под заклятьем невидимости, она уже входила в здание суда. Клерки испуганными глазами уставились на дверь, которая вдруг открылась и закрылась сама собой, но их душевное здоровье демонессу не волновало. Конечно, намного быстрее и легче было бы пройти через астральный уровень - так, как дано лишь демонам и спутникам богов. Но принцесса Седьмого круга не желала рисковать. Ариэлла могла почувствовать возмущение тонких сфер.
   Ей повезло. Никем не замеченная, Эрушалия проскользнула в кабинет господина капитана, и, встав в тени за портьерой, вновь стала видимой.
   И несколько минут наблюдала, как глава стражей Тагина раздаёт распоряжения своим людям.
   А потом ледяной шелест её голоса зазвучал в его разуме.
   "Так ты выполняешь данный тебе приказ?"
   Офицер запнулся посередине фразы, и неестественная бледность покрыла его лицо. Неверными руками он скомкал край карты.
   - Что с вами? Вам плохо, господин капитан? - один из лейтенантов сделал шаг вперёд.
   Господин капитан облизнул пересохшие губы.
   - Д-да... - выдавил он. - Что-то... душно. Выйдите все в коридор! Я позову.
   Едва за последним подчинённым закрылась дверь, Эрушалия выскользнула из-за портьеры.
   - Что я тебе приказывала, мразь? - тихо, и от этого почему-то очень страшно, отчеканила она, смерив взором безжалостных глаз господина капитана с головы до ног. - Пеняй на себя...
   - Госпожа! - взвыл он, рухнув на колени и цепляясь за рукав девушки. - Умоляю! Пощадите! Госпожа!.. Честное слово, приказ Гвариана, я не мог!..
   - Кому ты служишь? Владыке Вельзерену или этому эльфийскому недоумку? - зло прищурившись, Эрушалия выдернула свой рукав из цепких пальцев. - Как ты смеешь приказ ничтожества, полоумного божка, ставить выше приказа той, что лицезрела самого Владыку?!
   - Госпожа, что мне делать, госпожа, я же... я... - господин капитан рыдал, как ребёнок, закрыв лицо руками.
   - Ты червяк! - не сдержавшись, демонесса пнула корчившегося у её ног человека. - Назови мне хоть одну причину немедленно не забрать твою жалкую душонку!
   - Я сделаю всё, госпожа, я исправлюсь!.. - выл он.
   - Исправишься?.. - Эрушалия издевательски изогнула губы, подпустив в свой голос деланного сочувствия. - Неужели?
   И снова пнула несчастного.
   Его ужас и унижения доставляли ей истинное удовольствие. Она смаковала.
   А потом её рука утратила материальность - и человек содрогнулся, схватив ртом воздух.
   Там, на астральном плане, ледяные и твёрдые пальцы Эрушалии сжались на тонкой, хрупкой субстанции - его душе...
   - Гос-с-с... - голос перешёл в хрип, и господин капитан, завалившись на бок, упал на пол, в агонии дёргая ногами.
   Если бы его душа принадлежала принцессе Седьмого круга, бедняга не пережил бы этого дня.
   С сожалением девушка разжала пальцы, полностью возвращаясь на материальный план.
   - Мразь... - пробормотала она, вытирая руку о плащ, словно испачкалась.
   Глотая воздух ртом, будто выброшенная на берег рыба, офицер приподнялся на руках. Глаза его, безумно выпученные, были белыми от ужаса.
   Эрушалия присела возле на корточки и мягко, почти заботливо, погладила человека по щеке.
   - Мне всегда хотелось задать таким, как ты, один вопрос... - прошептала она нежно, чуть ли не с материнским состраданием. - Сейчас ты понял, что тебя ожидает. Так скажи мне - оно того стоило? То, за что ты продал свою душу - оно вот этого стоило?
   Плечи офицера затряслись от глухих рыданий.
   - Ну, полно... - Эрушалия поднялась, ласково гладя его по голове. А потом её ладонь сжалась, закручивая волосы. Демонесса заставила господина капитана посмотреть ей в лицо. - Так что же ты сейчас будешь делать, друг мой? Чей приказ выполнять?
   - Ва... ваш приказ... госпожа... - выдохнул он.
   - Ответ правильный, - Эрушалия, опустив ресницы, созерцала пресмыкавшегося у её ног смертного. - Только приказ немного изменится...
   - Всё... всё, что угодно... Прошу... госпожа...
   Демонесса разжала пальцы, и господин капитан рухнул на пол.
   - Немёртвые, которых твоими стараниями столь рьяно разыскивают... Они сопровождают интересующую нас особу. Мне нужны сведения о том, куда эти немёртвые направляются, а вовсе не их пленение или смерть. Так вот, если твои орлы их поймают, пеняй на себя...
   Она негромко рассмеялась, ободряюще похлопала беднягу по щеке и исчезла, окружив себя невидимостью, чтобы вернуться в башню Гильдии.
  

Эет

   Камин почти догорел.
   В углях ещё таился рдяный огонь, и Эет, сидя в кресле перед очагом, разворошил кочергой поленья, пытаясь разбудить пламя.
   Медные отсветы скользнули по стенкам камина, по бледному лицу молодого человека, по золотистым волосам.
   В стёкла колотил дождь.
   Лич проснулся, когда стрелки часов, стоявших на каминной полке, показывали четверть седьмого.
   Он отвык долго спать. Очень давно.
   Опасаясь разбудить Ариэллу, Эет осторожно поднялся. Оделся, стараясь не шуметь - в тонкую нижнюю рубашку и штаны. И сейчас, набросив чёрную верхнюю куртку себе на плечи, сидел, молча глядя на тлеющие угли и погрузившись в невесёлые размышления.
   О богиня, богиня...
   Меньше всего он хотел становиться на пути своего лучшего друга.
   Да, Вирлисс никогда не перешагнул бы через свою честь - и потому никогда не был бы с Ариэллой. Да, существует политическая необходимость - и потому с Ариэллой должен быть он, правитель Атариды.
   Всё это правда. Но почему-то трудно взглянуть Виру в глаза.
   Эет прикусил нижнюю губу.
   Долг государя, чёрт бы его побрал! Долг государя...
   В стёкла барабанил дождь. Мерцали угли в камине. Стрелки часов буднично и неутомимо двигались по своему извечному кругу. Большая подползала к половине седьмого. За окнами занимался тусклый рассвет.
   Молодой правитель поднёс ко рту сцепленные в замок руки.
   Краше всего то, что позвать Ариэллу он попросил именно Вирлисса. Конечно, тогда он ещё не знал... Но всё равно. Выглядит, как верх цинизма.
   Эет глубоко вздохнул.
   Они должны поговорить.
   Конечно, сейчас к Вирлиссу не пойдёшь. Но, как только рассветёт...
   Молодой лич не успел додумать: в дверь постучали. Резко и настойчиво.
   - Кто там? - чуть громче обычного спросил Эет, не двигаясь с места.
   - Эт, открой!
   Голос Вира. И от того, как он прозвучал, правитель Атариды прыжком сорвался с кресла - то, покачнувшись, развернулось к комнате.
   Вир стремительно вошёл и, захлопнув дверь, упал на неё всем телом.
   - Что случилось? - едва шевельнув губами, поинтересовался лич. Вопрос прозвучал больше мысленно.
   Вампир смотрел с каким-то лихорадочным возбуждением, напряжённо сжав губы.
   - Да что случилось-то? - повысил голос Эет, покосившись на кровать, где спала Ариэлла.
   Вирлисс прерывисто вздохнул.
   - Эт, оторви мне голову. Я только что сообщил Гвариану, что мы в Невенаре.
   Эет открыл и закрыл рот. Несколько раз моргнул.
   - В смысле?.. - пробормотал лич. - Как это, "сообщил"?
   Вирлисс скрипнул зубами. На скулах заходили желваки.
   - Естественно, я не хотел. Впрочем, в данном случае это не оправдание.
   - Вир, - Эет взял друга за плечи. - Спокойно. Без эмоций. По порядку.
   Вирлисс ещё сильнее сжал губы, помолчал - и начал рассказ.
   Ему не спалось. За бутылкой вина он услышал о том, что у магов Тагина неплохая библиотека, где можно отыскать много ценных материалов. Отправился туда с вполне понятной целью, и там...
   Закончив, Вир замолчал, глядя на алые точки углей в камине. Эет молчал тоже, придерживая на плечах куртку, и тоже смотрел на затухающие огоньки.
   - Н-да... - наконец протянул златокудрый лич.
   Правитель Атариды отвернулся и отошёл к каминной полке. И стукнул вдруг по ней кулаком.
   - Вот какого!.. Нет, ну вот какого...- Эет резко обернулся к другу. - Он ничего тебе не сделал?
   Вирлисс только отрицательно покачал головой.
   - И то вперёд... - Эет с силой сжал губы, пытаясь сдержать раздражение.
   - Я думаю, нам теперь... - начал Вир, не поднимая взгляда.
   Эет не дал ему закончить. Не сдержавшись, лич схватил вампира за грудки, яростно глядя в глаза.
   - Кретин! - рявкнул он, встряхивая Вира. - Хорошо хоть, цел остался! Больше без моего ведома ни шагу!
   На губах Вирлисса впервые с начала их разговора промелькнула слабая улыбка.
   - Что я, по-твоему, теперь за каждым чихом буду к тебе бегать?..
   - Будешь! - жёстко отрезал Эет. - Пока мы в Невенаре - будешь. Или можешь сейчас же открывать портал на Атариду. Выбирай.
   Вир развёл руками.
   - Ну, что поделаешь... Если уж ты ухитрился так себя поставить, что перед тобой сама Мортис отчитывается, то что остаётся бедным тариллинам?..
   - Позубоскаль, позубоскаль... - буркнул Эет, отпуская Вира. - Я не шучу.
   - Да знаю я, Эт, - посерьёзнел Вир. - Сказал же, что согласен.
   - Ну, хорошо... - Эет устало вздохнул и провёл ладонями по лицу. - Что ж, надо сообщить остальным. И быстро.
   - Надо уходить из города, - тихо заметил вампир.
   Эет кивнул и, подойдя к постели, потряс Ариэллу за плечо.
   - Рири, вставай.
   Девушка приоткрыла глаза и потянулась.
   - В такую рань... - капризно запротестовала она. - Что за спешка?
   - Поверь, я не стал бы тебя будить без веских на то причин, - в вежливом ответе Эта проскользнули металлические нотки. - Вставай, нам потребуется твой совет.
   Ариэлла мгновенно подобралась. Резко села на постели.
   - Что случилось? - ни в голосе, ни во взгляде баронессы не осталось и тени сна.
   - Вставай и одевайся, - ровно сказал Эет. - Вирлисс, иди за Таром. Я не хочу дважды излагать одно и то же.
   - Вирлисс?.. - Ариэлла повернула голову, живо натянув одеяло до подбородка, но вампир уже вышел, закрыв за собой дверь. - Почему ты мне не сказал, что здесь Вир? - возмущённо вскинулась она на Эета.
   - Он ведь видел тебя без одежды, - лич невозмутимо пожал плечами.
   - Я не об этом! Просто... просто... - суккуб замолчала, не найдя слов. Плечи её поникли. - Ладно... - вдруг прошептала она. - Я понимаю.
   - Я тоже всё понимаю, Рири, - мягче ответил Эет. - Мы ещё вернёмся к этому разговору. Но сейчас, поверь, не до сердечных дел. - И, пресекая дальнейшие расспросы, повторил: - Одевайся.
   Девушка, не тратя более слов, встала и начала приводить себя в порядок - быстро, но без суетливости. Когда она застёгивала ворот туники, в комнату вернулся Вирлисс.
   - Тар внизу, в зале, - ответил он на вопросительный взгляд Эета. - Разговаривает с какой-то эльфийкой.
   Эет вскинул брови. Ариэлла хмыкнула.
   - Он тебя видел? - уточнил лич.
   - Нет, - тариллин покачал головой. - Я заметил их с лестницы и не стал спускаться.
   Эет кивнул. По лицу пробежала тень раздражения: сейчас каждая минута была на счету.
   - А я вам говорила, - усмехнулась демонесса. - Я предупреждала, что эльф предаст при первой же возможности.
   - На нём Заклятье Подчинения, - хором возразили Эт и Вир. Ариэлла с издевательским благоговением закатила глаза:
   - О-о, "Заклятье Подчинения"! Когда подобные вещи останавливали эльфийских ублюдков? Можно подумать, в своё время Владыка не озаботился наложить на Хааруса парочку сдерживающих заклятий... И всё равно этот мерзавец предал!
   - Сам по себе разговор с эльфийкой не означает предательства, - терпеливо вздохнув, заметил Эет.
   - А кто такой Хаарус? - спросил Вирлисс. - Мне попалось это имя в древних свитках...
   - Каких древних свитках? - удивилась Рири.
   Вир прикусил губу, а Эет скупо усмехнулся уголком рта.
   - Ну вот, об этом и пойдёт речь...
   Ариэлла приподняла бровь.
   - О Хаарусе? Или о древних свитках?
   - О Гвариане, - тихо ответил Вирлисс.
   Дочь Сегерика нахмурилась.
   - Старинные рукописи, Хаарус, Гвариан... Я знаю, в своё время Владыка надеялся получить от упомянутого недоноска Хааруса информацию о том, как обрести свободу... Потому что это мог знать Гвариан и мог обмолвиться Лакиану, а тот - своему лучшему другу, Хаарусу. Только у эльфийского слизняка память отшибло после трансформации в демона. Увы. Так неужели вы нашли ту самую информацию? Неужели Гвариан знал о Скипетре - и именно об этом умолчал Хаарус?
   Эет тяжело вздохнул и, прикрыв глаза, ладонями помассировал виски.
   - Рири, если бы Гвариан знал, где Скипетр, он бы давно стал величайшим и единственным богом Невенара. Или уже сотворил бы себе личную Вселенную.
   Ариэлла промолчала. Да и стоило ли озвучивать согласие с очевидным? Она просто подошла к камину и, подняв над почти догоревшими углями руку, оживила огонь. Пламя, питаемое магией, взвилось на прогоревших в пепел поленьях, потянулось к своду камина, осветив комнату золотым светом, выхватив из темноты скомканное бельё на постели, сброшенную на пол тунику Эета - и сбрызнуло бликами серебристые волосы Вира, который стоял, мрачно и сурово глядя на дальнюю стену.
   Девушка покосилась на тариллина, украдкой вздохнула и потыкала носком сапога каминную решётку.
   Эет, тоже не сумев сдержать вздох, опустился в кресло и, поднеся к лицу сложенные лодочкой ладони, задумчиво постучал ими по губам.
   Тикали часы - стрелки указывали уже двадцать минут восьмого. Бил в стёкла дождь.
   - Может, Таривил закончил наконец свою беседу? - не выдержала Ариэлла.
   - Да, я схожу, посмотрю, - Вирлисс почти с облегчением устремился к двери.
   Девушка посмотрела ему вслед, потом подняла с пола тунику Эета и, повесив её на спинку стула, принялась приводить постель в первозданный вид - почему-то руками, а не магией. Наверное, чтобы не создавать возмущение в магических полях...
   Учитывая размеры ложа, работа ей предстояла та ещё...
   - Рири, ты знаешь выходы из города? - чтобы не молчать, осведомился Эет.
   Ариэлла бросила на него через плечо удивлённый взгляд.
   - Даже так? - приподняла она бровь.
   - Знаешь или нет?
   Демонесса покачала головой, возвращаясь к своему занятию.
   - Я могу покинуть Тагин в любой момент, мне стоит лишь перейти на астральный уровень - а там не существует понятий пространства и времени.
   - Возможно, тебе придётся воспользоваться этим способом, - прошептал Эет.
   - А ты? - Ариэлла развернулась к государю Атариды - своему другу... и прекрасному любовнику, подарившему ей прошлой ночью настоящее наслаждение - которое, как она была уверена до сей поры, суккубам недоступно.
   И в её изумлённо распахнутых чёрных глазах пульсировал огонёк настоящей тревоги.
   - Я не смогу перейти на астральный уровень, - пожал плечами Эет. - И, даже если бы мог, я не брошу Вирлисса и Тара.
   - Вирлисс тариллин! Я объясню ему, как объединять физическое и астральное тело для перехода на тонкий план. Но Тар? Зачем он тебе нужен? - Ариэлла, бросив расправлять складки на одеяле, подошла, присела на корточки, заглядывая немёртвому в глаза, сжала его руки в своих. - Эт, мы с Виром, объединив силы, наверное, смогли бы провести тебя на астральный уровень. Ненадолго, конечно, и, скажу честно, это нас вымотает... Но мы втроём смогли бы незаметно покинуть город! Но с эльфом... - она покачала головой. - Это нереально. К тому же у Вира совсем нет опыта.
   Огонь бросал золотистый свет на тонкие черты девушки, полные тревоги и заботы, и свет этот тонул в глазах под пушистыми ресницами, танцевал на изогнутых рогах...
   Эет покачал головой, ласково скользнув пальцами по щеке девушки.
   - Спасибо, Рири. Но я не брошу Тара. Даже не проси. А вы с Виром...
   - Ты думаешь, мы с Виром бросим тебя?! - Ариэлла вскочила, с негодованием пнув ножку кресла. - Ты готов из-за одного никчёмного эльфа подставить весь отряд?!
   - Вы можете уйти, - Эет снова пожал плечами. - Я даже настаиваю на этом.
   - Ха-ха, - Ариэлла закатила глаза. - Он настаивает! Ты просто не оставляешь нам выбора.
   - Именно.
   - Ненавижу предателей! - рявкнула на него Ариэлла. - Таких, как Хаарус!.. Каждый демон с презрением произносит его имя. И ты хочешь, чтобы я уподобилась ему? Да ещё по твоей указке?!
   Эет невольно улыбнулся, глядя на неё снизу, из кресла.
   - Так зачем же ты мне предлагаешь предать Тара?..
   Девушка бросила на лича испепеляющий взгляд.
   - Разве ты ему что-то обещал?
   - Он в отряде, Рири. И он подданный Атариды.
   - С каких пор? - насмешливо искривила суккуб губы.
   - С тех самых, как стал нежитью, - терпеливо объяснил Эет. - А нежитью Таривила сделал я - без его согласия, заметь. Так что, с какой стороны ни глянь, а я за него отвечаю.
   - Да вы с Виром свихнулись оба на своём эльфе! - негодующе фыркнула баронесса, признавая поражение. - Кстати, где они? Уже половина девятого!
   Эет поднялся.
   - Пойдём, - коротко бросил он, надевая куртку и пристёгивая к поясу мечи и Жезл.
   Ариэлла с досадой прикусила губы: её оружие осталось в отведённой ей комнате, а использовать сильнейшую магию Пространства, чтобы переместить его сюда, она не решалась.
   Лич, посмотрев на неё, коротко кивнул:
   - Мы заглянем к тебе.
   Они распахнули дверь - и нос к носу столкнулись с Вирлиссом и Таривилом.
   - Явились! - саркастически отметила Ариэлла.
   Эет не сказал ничего, просто посторонился, давая друзьям войти.
   Вир, скользнув взглядом по мечам и Жезлу на поясе Эта, только хлопнул его по плечу.
   - Там эльфы были в зале, поэтому я не мог спуститься к Тару, а он - подняться сюда.
   - Что за эльфы?
   Таривил пытался казаться спокойным, но получалось у него плохо. Кусает губы, то и дело заправляет пряди за ухо: одну, вторую...
   - Ты сразу всю чёлку туда перекинь, - посоветовала Ариэлла. - Так проще.
   Таривил хмуро покосился на демонессу и резко отдёрнул руку от волос.
   - Их шестеро. Лорды, - с болью в голосе произнёс он. - Высшие маги, советники Владычицы... или Владыки. Но они сказали, что их послала Владычица... на помощь людям.
   - Владыка или Владычица - несущественно, Тар, - прервал Эет. - Значит, ты с ними говорил?
   Эльф кивнул.
   - Они знают, что нежить в городе... Сообщили магам Гильдии, князь Тагина поставлен в известность. А Лорды остановились здесь.
   - Интересно, откуда они узнали? - протянула Ариэлла, косясь на Таривила. - О нежити?
   - Гвариан им сказал, - пожал плечами юноша.
   Ариэлла саркастически покачала головой, скрестив руки на груди.
   - Гвариан? Ну-ну. Разумеется. Кроме него, конечно же, некому.
   Таривил отступил на шаг, широко распахнув глаза. Он вдруг осознал, на что намекает демонесса.
   - Гвариан вещий бог! - выдохнул он. - Он мог...
   - Вещий бог... - Во вкрадчивом голосе принцессы Пятого круга появились зловещие нотки. - Значит, вещий...
   Вирлисс в последний момент заслонил собой Тара, и тёмное проклятье Ариэллы врезалось в серебристое сияние защиты тариллина, окутавшей Вирлисса.
   Ариэлла вскрикнула, осознав, что чуть не погубила Вира, а в следующую секунду вскрикнула снова, уже от негодования: Вирлисс влепил ей пощёчину.
   - Ты... - выдохнула она. - Ты?.. Как ты мог?
   Лицо тариллина было бледным, ноздри тонко очерченного носа гневно трепетали.
   - Больше никогда, - тихо произнёс он. - Никогда не смей. Это я виноват в том, что Гвариан узнал. А ты...
   Вирлисс заставил себя замолчать. С его губ чуть не сорвалось "ты только и делаешь, что всюду сеешь раздор!". В конце концов, обвинять одну Ариэллу в ситуации, в которой он сам виноват ничуть не меньше - непорядочно, по меньшей мере...
   - Что? - дрогнувшим голосом спросила она. - Что - я?
   - Ты судишь предвзято, не разобравшись, - мягче ответил Вир.
   - Лорд Вирлисс, - окликнул Таривил. - Почему вы сказали, что виноваты вы?..
   - Потому что сегодня утром я...
   - Никто не виноват, - не дал ему договорить Эет. - Так сложились обстоятельства. Просто сегодня утром Вир, желая раздобыть информацию для наших поисков, проник в библиотеку Гильдии магов. А поскольку он проник туда через тонкий план, энергию тариллина Мортис уловил один из хранящихся там артефактов, освящённых силой Гвариана. Вот и вся история.
   - Эт, не надо меня выгораживать, - резко бросил Вирлисс. - Они имеют право знать, какого дурака я свалял. Что я сам активировал этот злосчастный артефакт.
   Эет тяжёлым взглядом посмотрел на Вирлисса. Тариллин, вот хоть башку ему о стенку разбей! Скоро и в самом деле нимб над головой засветится.
   - Повторяю для особо одарённых, - неприятным голосом произнёс лич. - Никто. Не. Виноват. Мне надоели и взаимные обвинения, и самобичевания. Мы - отряд. Ошибка одного - это ошибка всех. А в первую очередь - ошибка командира. Моя, - он пристально посмотрел на Ариэллу, и та, покраснев, опустила глаза. - И исправлять нашу общую ошибку мы тоже будем вместе.
   Он вернулся к своему креслу и снова сел.
   Ариэлла пожала плечами и примостилась на краешке кое-как закинутой постели. Таривил остался стоять, скрестив руки на груди и стараясь сохранить невозмутимость, но Эет прекрасно видел, что эльфа обуревают противоречивые чувства.
   Вирлисс, тоже развернув второе кресло к комнате, уселся на подлокотник.
   Все смотрели на Эета. Тар и Рири - напряжённо, а Вир - просто выжидательно. По-дружески.
   И Эет ответил ему признательным взглядом.
   А потом протянул руку - и они обменялись рукопожатием.
   - Итак, Гвариан знает о том, что мы в городе, - начал лич. - Нас разыскивают. Есть идеи, как нам незаметно покинуть Тагин?
   - Я тебе уже один план предложила, - пожала плечами Ариэлла.
   - Не принимается, - отрезал Эет.
   - Тар, а что могут Лорды? - негромко спросил Вирлисс.
   - Они маги Воздуха, - пожал плечами эльф. - Очень сильные. Некоторые владеют силами Земли, все - магией Леса. А судя по тому, как быстро они очутились в Тагине, среди них по крайней мере один маг Пространства. И, думаю, все они прекрасные воины...
   - Что сейчас предпримут маги и князь? - глядя на обоих уроженцев Невенара, спросил Эет.
   - Маги наложат отслеживающие заклятья на город, чтобы контролировать любые порталы, - пожала плечами Ариэлла. - А сами вместе со стражей встанут на воротах, проводя глубокое сканирование каждого, кто выходит из города. И, уверяю вас, на ауры они будут смотреть в первую очередь.
   - Но ты же можешь их замаскировать?
   - Могу, - кивнула Ариэлла. - Я демон, а не просто маг. Но, боюсь, эльфы под благословением Гвариана... А против могущества светлого бога я бессильна. Против него, могу сказать, бессильно даже могущество Владыки. Гвариан действительно вещий бог, чтоб ему пусто было.
   Эет побарабанил пальцами по подлокотнику.
   - Ладно... А что в самом городе?
   - Начнут прочёсывать все кварталы, все забегаловки и гостиницы, - Ариэлла, опершись на руки, откинулась назад и, задумчиво глядя в потолок, сдула на лоб упавшую волнистую прядь. - Доберутся и до "Отеля". В последнюю очередь, методом исключения... но доберутся.
   - Сколько у нас времени?
   - Тагин большой... Думаю, сутки есть точно. И очень хорошо, что эльфы остановились именно здесь. Ведь самое тёмное место - прямо под подсвечником... - она усмехнулась.
   - Уйти в прочёсанный район города мы не сможем?
   - А кто тебе сказал, что они обойдутся одним рейдом?.. - Рири приподняла бровь.
   Эет выдохнул в сцепленные замком руки и снова в задумчивости постучал ими по губам. Ситуация складывалась совсем уж невесёлая...
   Он осмотрел отряд, прикидывая силы. Ариэлла демон, к тому же неплохой маг Огня, не спасует и в бою. Вирлисс - тариллин, игнис-маг, некромант... вампир, наконец. В сражении - тигр. Этим всё сказано. Он сам...
   Эет вздохнул.
   Он сильный некромант. Лич. Прекрасно фехтует. Знает магию Пространства, Жизни и Воздуха.
   Эет закусил губы.
   Если бы им противостояли всего шесть эльфийских Лордов! Но втроём против всей Гильдии магов Тагина, против всего городского гарнизона...
   Они погибнут, как герои.
   Впрочем...
   Если он позволит своему божественному могуществу - могуществу бога Смерти! - наполнить его тело, он, конечно, в два счёта разберётся со всеми магами и стражниками. И даже с удовольствием померяется силами с самим Гварианом... хотя, честно сказать, расклад в пользу бога эльфов. Но, в любом случае, окончательная гибель ни одному из них не грозит...
   Эет задумался, прикидывая.
   Гвариан, разумеется, не самый сильный бог. Один его однажды уже убил. Правда, душу уничтожить не смог, поэтому и забросил её вместилище - сердце - на солнце. Спасая сердце мужа, Сили и утратила в этом мире свою красоту, а вместе с ней и жизнь...
   Напрашивается вывод... и его можно пока принять в качестве гипотезы... что боги не могут уничтожить душу. Интересный момент. Зато могут демоны. И, конечно, их Владыка. Который по сути - архангел. Тариллин Всеблагого Отца. Демоны и тариллины... Они могут нанести удар по душе. Вирлисс может. Приятная деталь: и Рири, и Вир - на его стороне... И оба могут выходить на тонкий план.
   Но стоит ли открывать Рири и Тару свою истинную суть?
   Итак, допустим, дело дошло до сражения. Он сражается как обычный лич. Примем усреднённый вариант: друзья спаслись, а его убили. Конечно, такой расклад вряд ли возможен на практике: тут уж либо убьют всех, либо все спасутся... но всё же допустим. Что произойдёт?
   Его тело, тело немёртвого, рано или поздно восстановится... хотя... Смотря как уничтожать. Хороший маг Пространства вполне может распылить на атомы - и восстанавливаться будет уже нечему...
   Тогда он окажется заперт в мире богов. Скорее всего, его перекинет к Алтарю, в котором заключён исток его могущества. И ему придётся поколениями вести отбор средь смертных, по капле вливая в избранных свою силу, чтобы однажды смог родиться тот, кто будет способен воспринять его дух, дух бога Смерти, и остаться при этом в живых.
   Так Мортис избрала род, в котором однажды появилась на свет Ларинна...
   Тысячи лет ради возможности время от времени, на несколько часов, спускаться в физический мир.
   Если бы они у него ещё были, эти тысячи лет!
   Нет, это не вариант.
   А если допустить, что удар нанесут по душе? Например, среди эльфов отыщется мастер?
   Ну, тут всё проще. Убить они его вряд ли убьют - силёнок просто-напросто не хватит, - но из физической оболочки точно вышибут. И, пока его душа будет восстанавливаться (опять же в мире богов), тело, предоставленное само себе, начнёт существовать, повинуясь инстинктам нежити...
   Эет поморщился.
   Да уж, вот счастье-то его друзьям привалит: караулить невменяемого лича... Да ещё в таких роскошных обстоятельствах, как сейчас.
   А сколько его душа пробудет "на лечении" - неизвестно.
   Значит, надо объединять тело и дух. Только тогда он может вступать в бой, не волнуясь за судьбу их экспедиции. Только тогда маги и стража окажутся пред богом Смерти во плоти - и убить его будет практически невозможно...
   И тогда почти наверняка явится сам Гвариан.
   Эет в чужом мире, его алтарь далеко, а Гвариан у себя дома, поддерживаемый верой тысяч последователей...
   Но Эет - бог Смерти. Кто из живущих не задумывается о ней? Кто не подвластен её могуществу? Пусть не молитвы - но мысли о смерти наполняют тонкий план любого мира...
   К тому же, на его стороне Рири и Вир.
   Да, они померялись бы силами!
   Только всё имеет свою цену. Бог Смерти не может долго оставаться на материальном плане. Вытащив друзей из западни, он будет вынужден оставить их. Навсегда.
   И ждать, и надеяться, что им удастся отыскать Скипетр...
   И, как в первом варианте, терпеливо, тысячами лет, создавать среди смертных того, кто смог бы изредка становиться вместилищем его духа...
   Эет потёр руками лицо, чувствуя, как тихо начинает подкрадываться к сердцу отчаяние.
   Неужели это - единственный вариант? О Мортис, нет...
   - Мы должны... избежать сражения, - с трудом вытолкнул он. - Избежать любой ценой.
   - О чём ты думал? - тихо спросила Ариэлла.
   - Просчитывал варианты, - признался Эет.
   Вирлисс понимающе на него посмотрел и прикусил губу. Если смотреть строго, он в том же положении. Он - тариллин богини Смерти. Им обоим нельзя объединять дух и тело. Это - точка невозврата.
   - Может, есть какие-то тайные ходы под городом? - тихо спросил Таривил... и Эет поймал себя на том, что совсем не принимал Тара в расчёт, прикидывая силы отряда. И то сказать, какой из мальчишки воин? Одно сплошное недоразумение...
   - Должны быть, - кивнула Ариэлла.
   - О них, разумеется, знает князь, - возразил Эет. - Тайные ходы, как правило, создаются именно по приказу князей. И, скорее всего, эльфы именем Гвариана вынудят его выложить карту переходов.
   - Вынудят или нет - а это наш единственный шанс, - пожала плечами дочь Сегерика. - Если мы хотим избежать сражения, конечно.
   Вирлисс хмыкнул со странной интонацией и отошёл к окну. Там, во дворе, собирались в путь караваны...
   - Рири, ведь Тагин - торговый город? - не оборачиваясь, спросил он.
   - Да.
   - Значит, с товаров взимаются солидные пошлины? И есть товары, вовсе запрещённые к ввозу?
   Ариэлла помолчала.
   - Д-да... - протянула она наконец.
   - Контрабандисты... - в один голос прошептали Эет и Таривил.
   Ариэлла вскочила, словно подкинутая пружиной.
   - Я разыщу вам нужного человека, или я не демон! А вы без меня старайтесь не привлекать внимания.
   - Пусть будет так, - кивнул Эет, снимая куртку и снова накидывая её на плечи. - Мы подождём тебя здесь, в моём номере. Только береги себя.
   Ариэлла уже направлялась к дверям. На напутствие лича она лишь обернулась с улыбкой, послала воздушный поцелуй и выпорхнула из комнаты.
  

Луришшаэль

   Над Тагином звонили колокола, призывая верующих к молитве. Хмарь над шпилями наконец разошлась, и в её разрывах показалась небесная синь. Края облаков горели, окаймлённые сиянием солнца - лучи, словно прозрачнейшие драпри, широкими полотнищами протянулись к земле из-за туч.
   Лури с восторгом впитывала эту непривычную ей красоту, глубоко, взахлёб, вдыхая прохладный осенний воздух, полный запахов листвы, мокрой черепицы, дыма и - солнца.
   Неуловимый запах начинающей высыхать земли...
   Они шли к "Отелю", обойдя почти все торговые ряды. Рут заказал у ювелира для Ивины кольцо, а потом отправился в галантерейные ряды, где по подсказке Лури приобрёл отрез тончайшей белоснежной материи и моток кружев - для будущего свадебного платья.
   Сияя, оба возвращались в гостиницу.
   - Да, когда колечко сготовят, Ивина от радости не своя будет, - широко ухмылялся Рут. - А я ей тут - ткань на платьице: прими, душечка! Порадую её, да... Жаль, ты не увидишь, девонька, - наёмник с искренним огорчением покачал головой - и вдруг предложил: - А то оставайся! Поживёшь пока у нас с Ивиной - мы-то сегодня вечером к ней в дом перебираемся из "Отеля"... а там и на свадьбе на нашей повеселишься! - он, словно парня, хлопнул девушку по плечу.
   Лури совсем по-детски покраснела: она всегда краснела, когда её хвалили. А предложение Рута русалка восприняла как похвалу. Как благодарность за помощь в выборе ткани.
   - Спасибо, - пробормотала она, опуская долу ресницы и заправляя за ушко выбившуюся тёмную прядь. - Я бы осталась... Но мне надо спешить.
   - Да дался тебе тот праздник! - махнул рукой Рут. - На следующий год съездишь.
   - Я не могу, - в голосе Лури проскользнули умоляющие нотки. - Пойми! От этого... от этого вся моя судьба зависит.
   Наёмник даже остановился и внимательно посмотрел на спутницу. Она не отвела глаз. Смотрела прямо, напряжённо даже немного - и ветер бросал на лицо длинные пряди пушистых волос.
   - Не хочешь рассказать? - просто спросил мужчина.
   - Не могу, - покачала головой русалка. - Не имею права. Но я очень спешу, поверь, Рут.
   Он коротко кивнул, снова хлопнул её по плечу - и они вошли во двор "Отеля".
   Здесь царила обычная суета, только стало ещё оживлённее, чем утром. Купцы, счетоводы, приказчики толпились у складов, там же мелькали грузчики, охранники сидели на краю колодца, лениво поплёвывая на землю, суетились лакеи, мчались через двор посыльные, разбрызгивая лужи... Смех, ругань, споры, ржание лошадей - все эти звуки оглушали, смешиваясь в воздухе. И, словно тени облаков, плыл над землёй запах жаркого, с клубами дыма поднимаясь из кухонных труб, сплетаясь с ароматами тушёных грибов, жареной рыбы, пирогов - чего только ни готовили искусные повара "Отеля"! И запахи эти смешивались с запахами металла, кожаной сбруи, навоза и лошадиного пота.
   Лури невольно чихнула и улыбнулась Руту.
   - Ишь ты, глянь, до полудня ходили! - крякнул наёмник, определив время по каким-то ему одному ведомым признакам. - Ну, идём, девонька. Приглядим тебе попутчиков.
   Он уверенным шагом двинулся через двор к складам, где грузились подводы, и, перекинувшись парой слов со знакомыми наёмниками, довольно кивнул.
   - Девонька, тебе повезло. К Золотому Лесу через час караван выходит. Поедешь? А то завтра с утра ещё два купца отправляются...
   Луришшаэль умоляюще воззрилась на своего покровителя. Тот крякнул и махнул рукой:
   - Ладно, пошли, бог с тобой...
   ...Глава каравана, подтянутый сухощавый мужчина с острым крючковатым носом и пронзительными колючими глазами, смерил девушку взглядом.
   - Она же вчера с Виртелем приехала? - осведомился он у Рута, словно будущей пассажирки тут не было.
   - Ну да, в одном караване ехали, - расплылся в улыбке наёмник. - Вы ж меня знаете, господин Виссельхорт, я если поручусь...
   - Мест нет! - отрезал господин Виссельхорт.
   - Как? - опешил Рут. - Как же нет?
   - В караване мест нет, - пожал плечами торговец. - Прости, Рут, пассажирские фургоны у меня не безразмерные. О таких вещах заранее договариваются.
   Он кинул в рот какую-то зелёную пластинку и начал невозмутимо жевать.
   - Но... я заплачу. У меня есть деньги... вот... - Лури полезла за пояс, где лежал кошелёк.
   - Не трудитесь, сударыня, - не удостоив её даже взглядом, прожевал господин Виссельхорт. - Мест нет.
   - Я золотом заплачу... я очень спешу! - взмолилась русалка.
   - Завтра ещё два каравана к Лесу выходят. Поговорите там... - безразлично пожал плечами торговец, развернулся и пошёл прочь.
   - Свинья! - сплюнул Рут. - Мест у него нет! Сам видел: два фургона, второй полупустым идёт! Какая муха этого дурня укусила?
   Лури стояла и смотрела вслед Виссельхорту - и её до белизны сжатые губы дрожали.
   - Что, до завтра совсем никак? - поразился наёмник.
   Девушка выдавила из себя улыбку.
   - Ну что ты, Рут? Днём раньше, днём позже... Пойдём-ка лучше с другими торговцами поговорим, чтобы не вышло, как сейчас.
   Наёмник кивнул, и они вдвоём вошли в холл гостиницы.
   Хозяин одного из завтрашних караванов очень кстати сидел внизу за столиком, вкушая жареного гуся. Кругленький и коротко стриженый, торговец аккуратно разделывал птицу, отделяя нежное мясо от костей и, казалось, полностью погрузился в своё занятие. Возле на столе стояла бутылка биртского: не очень дорогого - но и не особо дешёвого - красного вина.
   - Господин Линдерер? - кашлянул Рут, подходя к обедающему купцу.
   - Да? - тот поднял глаза и, узнав наёмника, улыбнулся уголками губ. - А, господин Рутен Вильзен, как же, как же... Помню. Желаете наняться в охрану? Или... - взгляд купца скользнул по жующему залу, а голос понизился. - Есть что предложить?
   - Благодарю, - Рут поклонился. - Я на сей раз по другому вопросу.
   - Присаживайтесь, - пригласил купец, вытирая руки салфеткой. - О делах так не говорят. Ну-с?
   - Моя знакомая хочет купить место в вашем караване, прямо до Золотого Леса.
   - Ах, только-то? - рассмеялся господин Линдерер. - Ну, для вас, мой любезный, я всегда рад... Вы нам, мы вам... Где ваша знакомая?
   - Лури! - крикнул Рут через зал, и девушка, ожидавшая за соседним столиком, немедленно подошла.
   - Эльфийка? Я ослеплён, госпожа, - галантно поклонился толстячок - впрочем, не вставая с места. - Ну-с, вы готовы заплатить пятнадцать золотых?
   Луришшаэль вопросительно глянула на Рута, и тот кивнул.
   - Вот, - девушка вынула из-за пояса кошелёк и отсчитала деньги. - Правда, они эльфийские... я не успела ещё обменять... - смутилась вдруг она. - Но если надо...
   - Ни в коем случае, сударыня, помилуйте! - купец вскинул руки. - Что вы! Мы идём к эльфам, и чтобы я не принимал эльфийских денег... Ах, за кого вы меня принимаете?
   - Спасибо, - лицо девушки посветлело.
   - Да не за что, - пожал плечами купец. - Пассажиров я всегда охотно беру. А тут ещё и просьба господина Вильзена... Кстати, вы давно знакомы?
   - Мы... - начал наёмник, но Лури не дала ему закончить. С детским простодушием она отрицательно покачала головой:
   - Нет... Мы только вчера познакомились. Господин Вильзен сопровождал караван господина Виртеля, а я...
   - Постойте-ка! - нахмурился вдруг Линдерер. И, прикусив губу, отодвинул от себя деньги. - Какая досада... но я внезапно вспомнил! Я же уже продал место... ах, какая непростительная забывчивость! Увы, барышня. Увы, - он развёл руками.
   - То есть как это - продали? - нахмурился Рут. - Господин Линдерер...
   - Увы, продал, - невозмутимо пожал плечами торговец, глядя на Рута честнейшими глазами. - Надо перевозить больного... чёрная оспа, говорят... так что, я думаю, барышня сама не поедет... и требуется соблюдать строжайший карантин...
   - Но...
   - Заберите деньги, - твёрдо отрезал купец. - Я не повезу её.
   Рут потемнел лицом, но, ни слова не говоря, сгрёб со столешницы монеты и протянул девушке.
   - Идём, - коротко бросил он ей.
   - Что происходит? - тихо спросила она. - Ведь неспроста же мне все отказывают. Что-то ведь происходит, да?
   Наёмник скрипнул зубами.
   - Ты, девка, молчала бы, когда договаривались, - буркнул он. - Попробуем к последнему купцу подойти. Только не лезь ты в разговор, ради Всеблагого Отца!
   Они узнали, в каком номере остановился владелец последнего каравана, и, не откладывая, сразу поднялись к господину Килуру: мрачному краснолицему здоровяку самого зловещего вида.
   И, едва Рут изложил причину визита, купец сразу ответил коротким "нет".
   - Ты, Рутен, меня извини, - встав с кресла, Килур подошёл к визитёру и, положив обе руки ему на плечи, пристально посмотрел в глаза. - Я скажу как есть: не пачкай свою репутацию этими хлопотами. Виртелю вчера ясно капитан стражи объяснил: девчонка с разбойничьей бандой связана.
   - Вздор это! - вспылил Рут. - Ты меня за младенца держишь? Что я, не разберусь, разбойник передо мной или честный человек? И тех, и других перевидал!
   - Думай как хочешь, - нахмурился Килур. - А я свой караван не буду подставлять. И никто не будет. Если ей так надо, пусть своим ходом отправляется.
   Лури только сдавленно ахнула, почти всхлипнула.
   - Неправда! Я не разбойница! Господин капитан сегодня снял с меня все обвинения.
   - Всего хорошего, - сухо бросил Килур.
   Луришшаэль повернулась и опрометью бросилась прочь из номера, только взметнулись над плечами волосы - чёрным ветром. Она бежала - сама не понимая, что бежит - и кусала руки, чтобы не разрыдаться от отчаяния.
   Рут догнал её у лестницы, развернул, встряхнул за плечи.
   - Куда, дурёха? Куда? - рявкнул он. - И что я с тобой вожусь, свалилось же такое недоразумение на мою голову...
   - Пусти меня! Пусти! - отбивалась Лури. - Я одна пойду... сейчас же... пропади они все пропадом... я сама!..
   - Да куда ты пойдёшь, малявка?! - разозлился Рут. - Бандитам на потеху? Через неделю Виртель уйдёт, все нынешние постояльцы разъедутся - и устроишься ты в караван. Как пить дать! Ну, недельку поживёшь у нас с Иви, ничего страшного. Отдохнёшь, сил наберёшься. Здесь про тебя забудут. Что ты, в самом деле? Неделя погоды не делает!
   - У меня два месяца всего! Два! - крикнула, совсем забывшись, Лури. - К Полночному заливу идти...
   - К Полночному? - ахнул наёмник.
   Лури, поняв, что брякнула лишнее, прикусила язык.
   - Ну... - Рут почесал нос. - Не знаю даже... Подумать надо. Что тебе в Полночном-то?
   Девушка молчала, упрямо сжав губы и выпятив подбородок. Мужчина вздохнул.
   - Ох, молодо-зелено... Ладно, пошли-ка, пропустим по стаканчику... авось что и надумаю.
   - А что ты надумаешь? - вызывающе бросила Лури. - Ничего тут не надумаешь. Спасибо за всё, Рут. Прощай.
   - Цыц, девка! - оборвал он. - Сказано - помолчать, так и помолчи. Идём.
   Он сжал всей пятернёй руку Лури повыше локтя и отконвоировал девушку в зал, где почти силой усадил за столик. Им принесли меню, Рут заказал себе и своей спутнице тушёной зайчатины и пива - мнением Лури не интересовались - и погрузился в свои мысли.
   И с каждой минутой лицо его всё больше мрачнело.
   Луришшаэль сидела тихо, обдумывая, как теперь ей идти: дороги она не знала, боялась разбойников, не умела ориентироваться в лесу...
   Но выбора у неё не было. Вдоль северного тракта реки не текли.
   - А какой ближайший город... по пути? - спросила она у Рута. - Я до него... как бы... сама... А там уже пристроюсь в караван...
   Наёмник промычал под нос что-то неразборчивое.
   - Есть у меня приятели... - начал он с неохотой. - Тебе бы таких лучше не знать, но...
   - Приятели? - озадаченно нахмурилась Лури.
   - До ближайшего города они тебя бы проводили, только вот... - Рут с сомнением оглядел девушку.
   Стройная, как речной камыш, глазищи синие, что омуты - и такие ж бездонные... Искушение одно! Эльфийка. А шея тоненькая, слабенькая... Свернуть - раз плюнуть. И золота в кошельке - лишь дурак не позарится на столь кругленькую сумму...
   Рут с досадой скрипнул зубами.
   - Что - только вот?
   - Господин Вильзен?
   От неожиданности оба вздрогнули и подняли головы.
   Над ними стояла черноволосая красавица в одежде наёмницы. У бедра висел фальшион. Лури сразу узнала её - не узнать было невозможно.
   - Могу я попросить вас на пару слов? - вежливо осведомилась незнакомка. И со значением добавила: - Я от Тихого.
   Рут быстрым взглядом окинул ближайшие столики - совсем как Линдерер - и поднялся.
   - Сиди тут, - велел он Лури.
   Они отошли. О чём шёл разговор, русалка не слышала: гул голосов в зале плотной завесой отгородил собеседников от любых нескромных ушей. Но жительница Подводья прекрасно видела обоих - и наблюдала очень внимательно.
   Рут сначала резко, отрицательно мотнул головой. Наёмница лишь покивала с всепонимающей улыбкой - и что-то добавила. Рут снова отказал и направился было прочь... но девушка бросила ему вслед несколько слов. Рут остановился и, медленно развернувшись, уставился на девицу. Та довольно рассмеялась и сделала приглашающий жест.
   И Рут, сгорбившись, поплёлся обратно.
   Две-три фразы черноволосой красавицы, снисходительно изогнутая линия безупречных губ, покровительственный взгляд - и унылый кивок наёмника.
   А потом они направились к столику.
   - Я понимаю ваше затруднение, - с фальшивым сочувствием говорила незнакомка. - И даже готова заплатить... хотя, как вы понимаете, меня толкает на этот жест исключительно сострадание. Итак, сколько вы хотите?
   Рут с ненавистью уставился на неё.
   - Куда вы идёте? - процедил он сквозь зубы.
   - На север.
   Лицо Рута вдруг озарилось.
   - Не надо мне ваших денег! Я выведу вас из Тагина. Не знаю, что у вас за делишки... Но прошу об одном: возьмите вот эту девушку с собой. Хотя бы до ближайшего города.
   Лури от неожиданности привстала, незнакомка удивлённо приподняла бровь...
   - Я обещала заплатить вам, - наконец без какой-либо интонации проронила загадочная нанимательница. - Мы возьмём её с собой.
   Луришшаэль неизвестно почему ощутила ком в горле.
   - Я жду вас здесь за четверть часа до первой стражи, - кивнул Рут.
  

Глава XLVII

Взаимные приготовления

Гвирион

   - Милорд?
   Литиос вошёл бесшумно, да и сейчас его выдавал только лёгкий шорох одежд, когда время от времени помощник переступал с ноги на ногу, ожидая ответа. Но Гвирион молчал. Высокий белокурый эльф даже не обернулся, услышав, как позвал его заместитель - и не потому, что хотел подчеркнуть собственное превосходство (он знал, Литиос никогда не подумает так), - но потому, что понимал: известия неутешительны, а решения у него нет.
   Он стоял и смотрел сквозь прозрачное стекло за окно княжеского дворца, катая в ладонях серебряный бокал с вином.
   Тагин... Огромный город. Он раскинулся перед эльфом в золоте ясного осеннего полудня - средоточие красоты и порока, могущества и нищеты, надежд и отчаяния. Великий город.
   Человеческий город.
   Гвирион вздохнул.
   Где-то в его недрах затаилось зло - страшная, мрачная опасность. Тёмная сила, поднявшаяся из глубины столетий, словно со дна гнилого пруда - и кто знает, какой ценой придётся останавливать её на сей раз?
   И что пробудило её?
   Почему здесь?..
   Вопросы, вопросы...
   Если бы на них могли быстро найтись ответы!
   Увы, он не обольщался: сотрудничество с людьми всегда обещало неожиданности. Они поклонялись Всеблагому Отцу, но были созданы Вельзереном.
   Братья демонам.
   Гвирион встряхнул головой. Что за мысли? Не иначе, от усталости. Ведь точно так же он мог бы сказать, что он, светлый эльф - брат нежити!
   Но правда оставалась правдой. Люди зачастую оказывались непостижимы для эльфов, а уж о том, чтобы предсказывать их действия, лесной народ даже и не помышлял. О чём говорить, если один и тот же человек столь разительно менялся за свою короткую жизнь, что у долгожителя-эльфа подобная эволюция вызывала головокружение? Понять их было - словно пытаться догнать падающую звезду.
   Или постичь её...
   Одно плохо - именно падающую.
   Эльфы почти никогда не сближались с людьми. Да и как, скажите на милость? Люди слишком быстро взрослели, слишком стремительно познавали жизнь и набирали опыт. Сегодня твой приятель вместе с тобой лепит куличики из песка, а завтра уже беседует с твоей прабабушкой о смысле жизни!
   А послезавтра ты кладёшь цветы на его могилу...
   Разумеется, подобная участь грозила не всем представителям рода людского. Маги - а как стремительно учились человеческие маги! - могли сохранять свою жизнь и молодость сколь угодно долго... Но разум их - пытливый человеческий разум, созданный, чтобы познать многое за малое время - он продолжал работать с прежней невероятной скоростью.
   И с той же изощрённостью...
   О чём говорить, если эльфийского юношу, которому исполнилось сто двадцать лет, мог легко обвести вокруг пальца человек-проходимец, разменявший лишь четвёртый десяток?
   Эльфы могли противопоставить этому только свой опыт - тысячелетний опыт. Редко, очень редко юные эльфы отваживались общаться с этими загадочными существами, людьми. И никогда политики лесного народа не посылали молодых к людям намеренно, но - лишь тех, кто насчитывал, по меньшей мере, полтысячи лет...
   Души эльфов были бездонны и чисты, как воды величественной и неторопливой Тагирив. Души людей походили на сметающий всё на своём пути бурный поток.
   А такой поток не всегда может похвастаться чистотой...
   Эльфы накапливали мудрость и опыт медленно, но мало какой человек мог превзойти в уме и знании жизни взрослого эльфа.
   Гвирион осознавал, что не сможет предсказать поступки князя и его слуг, но он осознавал также, что не верит союзникам и станет полагаться лишь на себя и своих спутников.
   Именно поэтому половину отряда он отослал в гостиницу, подальше от бесчисленных соглядатаев княжеского дворца, а половину разместил здесь - вполне достаточно, чтобы контролировать выполнение приказов людьми князя.
   Сегодня утром, в присутствии правителя, Гвирион подробно расспросил капитана городской стражи и главу Гильдии магов о внутренней планировке Тагина и о его внешних укреплениях, о размещении постов стражи, о подземельях под городом... Князь хмурился, делился стратегической информацией скупо и неохотно, но всё же делился, и, в конце концов, эльфы составили план поисков.
   Посланники Владычицы тщательно изучили карты городских районов, подземных катакомб и портовых кварталов, схемы тонких полей над столицей княжества и её окрестностями, обсудили точки скрещения энергетических напряжений... Теперь никто не смог бы открыть портал в пределах Тагина без того, чтобы о точке назначения тут же не узнал мессир Дарин и сам Гвирион. Человеческие и эльфийские маги стояли на воротах, прочёсывали кварталы с отрядами стражи... Четверо самых опытных и могущественных чародеев Золотого Леса, вооружившись картой подземелий, сейчас бродили под городскими улицами. Водное и воздушное пространство города тоже контролировалось... и всё же результатов не было.
   Гвирион ломал голову: где же он просчитался? Где? Его подчинённые, казалось, ненавязчиво руководили деятельностью всех служителей князя. И - ничего!
   Хотя... ведь день только начинается. Возможно, очень скоро поиски увенчаются успехом...
   Просто он, старый мудрый эльф, не доверяет людям. Происходи всё в эльфийском городе, сейчас бы он сидел и попивал вино, непоколебимо уверенный в победе - советник Владычицы, Верховный маг Золотого Леса и прочая, и прочая... а ещё - о чём мало кто знал - председатель фракции эльфов в тайном Совете магов.
   Да, он был одним из трёх глав Высшего совета, и сейчас серьёзно раздумывал над тем, чтобы этот совет собрать. Однако спешить не следовало. Требовалось больше фактов. Больше информации. Гвирион, проживший не одну тысячу лет, знал превосходно, что именно владение информацией в конечном итоге определяет, на чью сторону склонятся чаши весов.
   Впрочем, в их семье не только он мог похвастаться долголетием. Его бабка - внешне столь же юная и прекрасная, как его дочь, её правнучка - разменяла уже двенадцатое тысячелетие. Одна из немногих уцелевших в бесконечных войнах, одна из счастливцев, переживших катастрофу шесть тысяч лет назад - она могла поведать многое. Увы, немёртвые покинули Невенар, когда ей едва минуло три года, и вряд ли даже она, Мудрая Леди, как почтительно называли её эльфы, могла тут помочь...
   К тому же, леди Элиира вообще неохотно говорила о нежити: её первая любовь, юноша, за которого она должна была выйти замуж, стал последней жертвой великой войны против Мортис - спустя сто девятнадцать лет после исчезновения неумерших из Невенара. Подробностей внук Элииры не знал и особо ими не интересовался, но сейчас беспокоился, что, возможно, ему придётся задеть старую рану в душе Мудрой.
   Если не будет другого выхода.
   - Да, Литиос? - тяжело вздохнув и проведя рукой по лицу, обернулся Гвирион к своему заместителю. - Ничего?
   Литиос стоял у дверей, в двух шагах от огромного чёрного стола, столь чистого, что в его зеркальной поверхности отражалась роскошная люстра вместе с причудливой позолоченной лепниной на потолке.
   Зеленоглазый юноша поклонился, и его волнистые тёмно-каштановые пряди скользнули вдоль щёк, на миг скрыв лицо. Тонкое, вытянутое лицо благородного эльфа.
   - Напротив, милорд.
   Гвирион невольно шагнул к заместителю, обходя стол.
   - Что?
   - Со мной десять минут назад выходил на связь Вириндил, он контролирует северные ворота. К его напарнику, одному из лучших магов Гильдии, явился служка от самого мессира Дарина. Маг должен за два часа до первой стражи явиться в Гильдию. Вириндил не преминул поинтересоваться, для какой столь неотложной надобности отзывают его человеческого помощника...
   - Продолжай, - медленно кивнул мессир Гвирион.
   Литиос широко улыбнулся, настолько хорошей казалась ему новость.
   - Милорд, капитан стражи просил мага у Гильдии: для прикрытия своего агента, которому поручено выследить отряд контрабандистов в катакомбах. Сегодня ночью группа нелегальных торговцев с опытным проводником спускается в городские подземелья. Агенту и магу останется лишь проследить их путь. Я понимаю, мы уже осматриваем катакомбы: по картам князя. Но преступники наверняка знают эти норы лучше людей капитана! Иначе бы негодяи там не скрывались... и стражникам не было бы нужды выслеживать их, чтобы поймать. Как вы считаете, милорд? Разве это не шанс пройти по неизученным тоннелям?
   Гвирион внимательно посмотрел на помощника, склонив набок голову. Литиос был молод, ему только-только исполнилось сто семьдесят лет, что по человеческим меркам соответствовало примерно двадцати двум годам, но юноша уже успел зарекомендовать себя как умный и дальновидный дипломат, искусный маг и отважный воин. Именно поэтому, несмотря на столь юный возраст, Литиос удостоился титула Лорда - и места секретаря при Гвирионе.
   - Ваша идея неплоха, Литиос, - раздумчиво протянул советник Владычицы, пригубив вина. - Но кого мы можем направить на столь опасное задание? Каждый из нас выполняет свою задачу.
   - Позвольте мне, милорд! - пылко вскричал юноша и преклонил колено перед Гвирионом, опустив голову.
   Гвирион улыбнулся уголками губ: иного ответа он и не ждал.
   - Что ж, это важнее, чем докладывать о текущих делах старому замшелому чинуше...
   - О милорд!
   - Пусть будет так, - кивнул Гвирион. - Я разрешаю. И санкционирую открытие вами портала из катакомб, если у вас возникнет в том нужда. Ваш личный опознавательный телепорт-код вы получите непосредственно перед выходом на задание. Вместе с карманным телепортом на случай экстренной эвакуации.
   - Тогда я немедленно отправлюсь к господину капитану... - начал было Литиос, поднимаясь.
   Верховный Лорд Золотого Леса мягко положил руку на плечо юноши.
   - Нет, Литиос.
   - К мессиру Дарину?..
   - Вы ни к кому не пойдёте, друг мой. Вы присоединитесь к магу Гильдии и его подзащитному непосредственно у спуска в катакомбы.
   Литиос секунду помолчал, а потом медленно кивнул.
   - Я понимаю, милорд. Но у которого спуска мне ждать? И как не столкнуться с контрабандистами?
   Гвирион нахмурился и в задумчивости потёр щёку.
   - Да, тут, как говорится, не угадаешь... Возможно, контрабандисты и вовсе изменят свои планы в последний момент. Вы правы, Литиос. Вам придётся дождаться мага у выхода из Гильдии - или, на худой конец, отследить его по личному телепорт-коду, если ему вдруг придёт в голову фантазия переместиться сразу на место. Сходите к Вириндилу, он создаст иллюзию и покажет вам, как выглядит ваш будущий напарник. И больше - никому...
   - Мы поставим их перед фактом, - озорно улыбнулся юный эльф. - И им будет уже не отвертеться!
   - Соображаешь, - довольно усмехнулся Гвирион.
   В моменты, когда советник бывал особенно доволен своим помощником, он позволял себе переходить с ним на "ты".
   Большей похвалы Литиосу не требовалось.
  

Ариэлла, Эет, Вирлисс, Таривил

   Небольшие часы, стоявшие на каминной полке, отзвонили четверть первого, когда в комнату вошла Ариэлла. Закрыв за собой двери, девушка прислонилась к ним всем телом и с загадочной улыбкой посмотрела на троих немёртвых, устремивших на неё вопросительные, напряжённые взгляды.
   Чёрные глаза демонессы лукаво блестели.
   - Сегодня вечером мы уходим из города, - наконец объявила она.
   По комнате пронёсся громкий вздох облегчения: все, включая Таривила, провели утро в напряжённом ожидании.
   Ариэлла усмехнулась.
   - Впрочем, есть одно "но".
   - Говори, - помолчав, спокойно велел Эет. Он встал с кресла, которое не покидал всё это время, и, придерживая на плечах свою чёрную куртку, подошёл к баронессе. Вирлисс остался сидеть у камина, рядом с шахматным столиком, вновь сосредоточившись на доске: он коротал время с Этом, играя партию за партией. Только лёгкий наклон головы выдавал, что Вирлисс прислушивается - и что хмурится отнюдь не из-за безнадёжного положения своей деревянной армии...
   Таривил поднял взгляд от растрёпанной книжки, которую пытался читать, пока его спутники играли: сборник эльфийской поэзии, как поняла Рири, скользнув взглядом по названию. Эльф растянулся на кровати, небрежно застеленной ею сегодня утром - и его сапоги с милой аккуратностью были поставлены у изножья.
   - Тарик, я поздравляю тебя, - сообщила демонесса с самой очаровательной из своих улыбок. - Твоя знакомая отправляется с нами...
   - Какая знакомая? - не понял юноша.
   - Кто отправляется с нами? - нахмурился Эет, а Вирлисс наконец перестал созерцать доску, изумлённо воззрившись на Ариэллу.
   - Ну, извините, - без тени раскаяния проворковала она, мило пожав плечами. - Нам поставили ультиматум. Или мы берём девицу с собой, или выбираемся сами.
   Суккуб, почти вызывающе покачивая бёдрами, продефилировала к креслу Эета и села, откинувшись на спинку. Её длинные заострённые ногти забарабанили по подлокотникам, пока их владелица с мечтательной улыбкой созерцала потолок.
   Первым сообразил Вирлисс.
   - Ты говоришь о той эльфийке, с которой разговаривал Таривил сегодня в зале?
   - Умница, - не глядя на вампира, похвалила Ариэлла, и улыбка её стала вовсе уж неземной.
   Эет, отошедший в дальний конец комнаты, резко развернулся.
   - Эльфийку? Нам навязывают эльфийку? Ты соображаешь, что...
   - Она не эльфийка! - с негодованием выпалил Таривил.
   Ариэлла негромко рассмеялась.
   - Неужели вы так мало доверяете своей почти государыне, почти муж мой? - осведомилась она. - Стала бы я брать в отряд вражескую лазутчицу? За кого вы меня принимаете? Ну вот, пожалуйста, - она махнула рукой в сторону Тара. - Даже ушастый говорит: она не эльфийка.
   Эет нехорошо прищурился, скрестил руки на груди и прислонился к стене, согнув ногу в колене.
   - Сударыня, я попросил бы вас не смешивать одно с другим, - сухо обронил он. - Моё доверие ни в коей мере не делает вас ни государыней Атариды, ни моей женой. Даже "почти". И мне хотелось бы, чтобы впредь мы не возвращались к этому вопросу... Теперь к делу. Вы разговаривали с этой девушкой?
   - Нет.
   Эет приподнял бровь.
   - Тогда, позвольте полюбопытствовать, как вы можете утверждать, что она не подосланная эльфами шпионка?
   Ариэлла с досадой выдохнула, запрокинув голову на спинку кресла.
   - Ушастый мне верит.
   - Таривил наивный мальчик, которого несложно обмануть, - холодно возразил Эет.
   - Мой Господин! - Таривил вскочил с постели. Глаза его возмущённо сверкали. - Когда я дал вам повод так судить обо мне?
   Эет удостоил тёмного эльфа лишь мимолётным взглядом и снова перенёс всё своё внимание на демонессу. Та молчала.
   - Но девушка действительно не эльфийка! - не отступал Таривил. Пытаясь успокоиться, он сел на постель и натянул сапоги. - Она не владеет Высоким Наречием, - стараясь говорить уверенно и взвешенно, встал юноша перед своим Господином.
   - Ну и что? - хладнокровно приподнял бровь Эет.
   - Все эльфы знают его, - пожал плечами Тар.
   - Очевидно, не все.
   - Все! - Таривил, не сдержавшись, фыркнул.
   - За двенадцать тысяч лет многое изменилось.
   - Я тоже так подумал сначала, - пытаясь успокоиться, возразил юноша. - Но она попросила меня говорить с ней на Общем, лорд Эет. Не на эльфийском! Вы понимаете?
   Лич нахмурился и в задумчивости потёр подбородок.
   - Пожалуй... тут ты прав. Тем более странно. Ты хочешь, чтобы мы взяли её в отряд?
   - Нет, - Таривил облизнул пересохшие губы и заправил за ухо выбившуюся прядь. - Вы неверно меня поняли, Господин. Я лишь хочу сказать, что не считаю аргумент Ариэллы достаточным основанием для того, чтобы взять эту особу вместе с нами. Пусть она не эльфийка, но с ней дело нечисто!
   - Согласен, - медленно кивнул Эет. - Только таинственных девиц нам и не хватало.
   - Напоминаю, - лениво проронила Ариэлла. - Либо мы берём "таинственную девицу" с собой, либо остаёмся в Тагине. И я ещё раз говорю, она не представляет опасности.
   - Откуда, чёрт возьми, тебе это знать?! - взорвался Эет.
   Ариэлла негромко рассмеялась.
   - О Вельзерен, оказывается, и у твоего хладнокровия есть предел... Вирлисс, - обернулась она к безмолвно сидящему вампиру, казалось, с головой ушедшему в обдумывание ходов. - Напомни, пожалуйста, как звали того глупого низшего демона, благодаря которому состоялось наше знакомство?
   - Артхарит, - не поворачивая головы, пробормотал под нос Вирлисс, крутя в руках своего ферзя.
   - Ах да, верно. Артхарит. Скажи мне, пожалуйста, когда он выкладывал тебе всю твою подноготную, он пользовался телепатией?
   - Нет. Но ты же говорила, что...
   Вирлисс не закончил. Ферзь выскользнул из его пальцев и со стуком покатился по доске, сбивая фигуры.
   - Ты выходила на астральный уровень... - прошептал он.
   - ...чтобы прочитать её прошлое, - улыбнулась Ариэлла, прикрыв глаза, как довольная сытая кошка. - Отошла под благовидным предлогом на минутку, развоплотилась - и готово. Девочка даже и не подозревает, что я знаю о ней всё, вплоть до того, какими кашками потчевала её во младенчестве мамочка... которую она и сама не помнит.
   - И кто же она? - уже без злости, с любопытством, спросил Эет.
   Демонесса рассмеялась.
   - А пусть тебе твой тариллин расскажет, - хмыкнула она. - Ему же надо тренироваться.
   Вирлисс покачал головой.
   - В любом случае, я не стану болтать направо и налево о чужих тайнах. Могу только проверить, не заблуждается ли Рири, считая девушку безопасной. Мой ответ сведётся к "да" или "нет".
   - Ангел, - уголками губ усмехнулась дочь Сегерика. - Воплощённое благородство. Ну а я демон, и мне просто хочется повредничать. Ничего я не скажу об этой девице. Особенно Таривилу, - хихикнула бесовка. - Так что придётся вам обойтись только моим "да". Её можно взять в отряд. Даже нужно, иначе мы тут застрянем.
   Эет и Вирлисс обменялись быстрыми взглядами. Эет коротко кивнул.
   Вир откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Через секунду тело его расслабилось, словно вампир погрузился в глубокий сон. Таривил с любопытством и некоторой опаской смотрел на это, Ариэлла, пользуясь тем, что Вирлисс теперь не мог её видеть, с глубокой нежностью и тоской устремила на тариллина взгляд своих прекрасных глаз... Один лишь Эет в нетерпении кусал губы: если сейчас кто-нибудь из слуг или постояльцев постучится в комнату...
   Нежить в бессознательном состоянии в несколько раз опаснее.
   Кажется, по коридору кто-то идёт? Или просто расшалившиеся нервы играют с ним злые шутки? Половицы поскрипывают? Едва-едва. Кто-то очень лёгкий...
   Эет напрягся.
   В дверь постучали.
   И в этот момент Вирлисс открыл глаза.
   Взгляды Эета и его хранителя встретились, и тариллин, улыбнувшись уголками губ, просто кивнул.
   Таривил уже открывал дверь.
   - Ой, это вы?.. - пискнули из коридора, а Таривил, посторонившись, лишь сухо оборонил в ответ:
   - Как видишь.
   На пороге комнаты стояла изящная черноволосая эльфийка - и никому из присутствующих не требовалось объяснять, что это - та самая девушка, о которой только что шла речь.
  

Глава XLVIII

Партия начинается

Луришшаэль

   Стук в дверь - под удары сердца... И губы пересохли. Она была готова ко всему, и даже подыскала объяснения своему визиту... Если бы открыл кто-то из тех молодых людей, магов... ведь Лури прекрасно помнила их: рассмотрела великолепно, когда они вчера зашли в гостиницу... Так вот, если бы открыл кто-то из них, она сказала бы, что её просила прийти их спутница. Она ведь наёмница, да? Было бы замечательно, если бы её позвали, чтобы...
   А если бы открыла сама Ксирина - девушка представилась именно так, - то лучшего и желать нельзя. "Ксирина, вы просили прийти, и вот..."
   Дверь распахнулась, и все заготовленные речи вылетели у русалки из головы. Перед ней стоял тот самый эльф.
   - Ой, это вы?.. - только и получилось пискнуть у неё, и Лури тотчас обругала себя за глупость. Разумеется, это он! И она сама виновата, что не сообразила сразу. Ведь его она тоже вчера в их компании видела... Просто не присмотрелась так, как к другим - ну, эльф и эльф, добавить хвост - и вылитый мерфолк... эка невидаль! - вот и не узнала его сегодня утром.
   - Как видишь, - ответил он, посторонившись.
   Она нерешительно переступила порог. В комнате до её появления явно что-то происходило. Девушка отметила и полузаправленную постель - даже к этому времени никто тут не озаботился позвать горничных, чтобы привести ложе в подобающий вид, - и шахматную доску с недоигранной партией... Причём фигуры частью валялись прямо на игровом поле, словно на них что-то уронили, а потом не удосужились расставить обратно. На изголовье постели лежала потрёпанная книга - раскрытая...
   И они здесь были все. Вся вчерашняя компания. И все одеты, словно сейчас готовы в дорогу. Только один, с золотистыми волосами - верхняя куртка у него просто лежала, накинутая, на плечах - но и то, едва стоило войти, как он сразу продел руки в рукава и теперь поправлял манжеты, выжидательно глядя на гостью.
   Выжидательно смотрел и его друг - который с серебристыми волосами, сидевший возле шахматного столика. Ксирина, восседавшая в кресле посреди комнаты, созерцала эту картину с непонятной улыбкой.
   Под хмурым взглядом эльфа русалка готова была просочиться сквозь пол. В чём он её подозревает? Что о ней такого думает? Что наговорил остальным?
   - Я... - начала Луришшаэль. - Меня... Ксирина мне сказала, чтобы...
   Губы золотоволосого тронула улыбка.
   - Чтобы вы зашли познакомиться, - мягко пришёл он на выручку гостье. - Ксирина уже предупредила нас, что какое-то время вы будете путешествовать вместе с нами.
   - О... только я не хотела бы... причинять неудобства... - пролепетала Лури.
   - Эт, где же твои манеры? - укоризненно вздохнул второй, сидевший у камина. Он встал и, подойдя, склонился в изысканном поклоне - каким никто и никогда не дарил простую послушницу. - Никакого неудобства! Сударыня, умоляю, простите моего друга, он не хотел показаться невежей. К сожалению, мы были давно лишены хорошего общества... Разумеется, он хотел сказать, что вы окажете нам честь, проделав с нами часть своего путешествия.
   Лури прерывисто вздохнула. Они все пользовались телепатией, как и эльф - там, внизу. Иначе ни единого слова, произнесённого ими, она не смогла бы понять.
   О Гвариан, что же ей делать? Кто эти люди? Почему им надо незаметно выскользнуть из города? Почему эльф испугался своих же Лордов? Как себя вести? Что говорить? К добру ли Рут пристроил её к ним?
   Заметив сомнения девушки, собеседник тут же пояснил:
   - Увы, во время нашего путешествия мы вынуждены будем общаться с вами, используя магию - поскольку в наших, весьма отдалённых, краях не знают Общего языка. Разумеется, кодекс Светлых магов запрещает нам пользоваться глубокой телепатией, для чтения мыслей.
   Лури робко кивнула. Слова среброволосого немного успокоили её.
   - Значит, вы - из гильдии Светлых магов?
   - Мы чтим её кодекс, - улыбнулся он - и девушка увидела клыки.
   И стала белее манжет своего собеседника.
   Тот нисколько не смутился.
   - Не обращайте внимания, - с очаровательной небрежностью отмахнулся он. - С детства так растут, а у меня всё руки не дойдут исправить... Простите, если напугал вас, сударыня. Друзья уже давно не обращают внимания на этот небольшой изъян моей внешности, и я забылся.
   Девушка ещё боялась, но улыбнулась в ответ на его улыбку - невольно. Этот человек... он словно излучал свет. Рядом с ним, казалось, не было места ничему тёмному и страшному.
   Она снова покосилась на первого, с золотистыми волосами. Симпатичный парень, и глаза очень умные...
   И добрые.
   Заметив её взгляд, он слегка поклонился.
   - Прошу простить, если вас обидели мои манеры.
   - Н-нет... Что вы... - вновь смутившись, пробормотала она.
   - Меня зовут Эет, я старший в нашем отряде. Если во время пути у вас возникнут какие-нибудь проблемы или сложности, то сразу обращайтесь ко мне, без всяких церемоний. Впрочем, вы можете обратиться и к Вирлиссу, - Эет жестом указал на её собеседника. - Он мой друг и помощник, и подчас находит выход там, где не могу его найти я. Ну, Ксирину вы уже знаете. Она наша проводница и, по совместительству, наш повар... А это - Таривил... впрочем, вы, кажется, тоже успели с ним познакомиться?
   Лури в замешательстве поглядела на эльфа. Он стоял, скрестив руки на груди, и буравил её мрачным взглядом карих глаз.
   - Я бы не назвал нашу встречу знакомством, - с расстановкой произнёс юноша.
   Русалка пожала плечами, вновь оборачиваясь к Эету.
   - Очень приятно. Меня зовут Луриэль. И я благодарна вам за согласие принять меня в ваш отряд, - последнюю фразу русалка произнесла несколько даже вызывающе, покосившись на Таривила.
   Эет приподнял бровь, созерцая эту сцену.
   Вирлисс мученически закатил глаза, и, одарив своего друга вместе с эльфом красноречивым взглядом, пододвинул к девушке кресло.
   - Сударыня, прошу вас, садитесь.
   - Спасибо, - покраснев до ушей, только и смогла кивнуть не привыкшая к светским манерам Лури, присаживаясь на самый краешек. Ксирина чему-то негромко рассмеялась.
   Ветка липы изредка постукивала по оконному стеклу, раскачиваясь под ветром, и последние листочки на голых ветвях, пронизанные солнцем, казались сотканными из света.
   Часы звонко отзвонили половину первого.
   - Так куда же вы направляетесь? - осведомился Эет, прислонившись к стене и скрестив руки на груди. - Сами понимаете, я спрашиваю не из простого любопытства, коль скоро вы собираетесь ехать с нами.
   - Я держу путь в Золотой Лес, - с готовностью ответила русалка - и заметила, как странно встрепенулся Таривил при этих словах. - А вы?
   - Мы едем в противоположную сторону, на восток, - уклончиво ответил глава отряда. - Ксирина, - обернулся он к их проводнице, - где расходятся дороги?
   - У Пенного Брода, - с какой-то опасной томностью промурлыкала наёмница. Она так и сидела в кресле, запрокинув голову на спинку и безмятежно созерцая потолок, словно там была нарисована карта. - Это на притоке Заснеженной, Яростной Стремнине. По этой реке идёт граница тагинского княжества с владениями гномов.
   - Далеко отсюда?
   - Три дня пути.
   - Девушка сможет там устроиться в караван?
   Наёмница пожала плечами - и выпрямилась, наконец прямо взглянув на Эета.
   - Там нет города. Там постоялый двор. Обычный постоялый двор. Но не притон, конечно. Если Луриэль будет сохранять элементарную осторожность и сама не станет искать неприятностей... думаю, ничего с ней не случится. Караваны там не останавливаются... но честного наёмника-проводника отыскать можно.
   - Не искать неприятностей - это как? - вырвалось у русалки.
   Ксирина одарила её снисходительным взглядом.
   - Ну, например, не спускаться вечером в зал, где полно пьяных, деточка. И кошелёчек свой, такой тугой, у пояса не носить. Разумеется, не стоит деньги оставлять в номере, но ведь и не так откровенно их демонстрировать! Спрячьте за пазуху, хотя бы... а у пояса носите мелочь: так, на текущие расходы...
   Лури серьёзно кивнула.
   - Благодарю за совет.
   - Я найду вам там проводника, - вздохнула Ксирина. - Обещаю.
   - Ну что ж, - улыбнулся Эет. - Думаю, мы договорились. Доезжаем вместе до Пенного Брода, а там наши пути расходятся. Ксирина находит вам надёжного попутчика, вы отправляетесь на запад, а мы - на восток.
   Русалка кивнула.
   - Сначала надо выбраться из города, - нейтрально проронил Таривил. И добавил странно саркастичным тоном: - Надеюсь, ваш человек, Ксирина, справится.
   - А кстати, он... Вы... - с трудом преодолевая смущение, решилась уточнить Лури. - Рут сказал, что вы... вроде контрабандистов, да?
   Миг тишины. Стук ветки по стеклу.
   - Вроде, - ответила за Эета Ксирина. - Это я так Руту объяснила. Правда, контрабанда - не всегда вещи. Иногда она - люди.
   Луришшаэль опустила глаза, вновь ощутив замешательство. В душе опять зашевелились сомнения. Будь у неё выбор, вряд ли бы она рискнула связываться с такой странной компанией. Но выбора-то у неё как раз и не было...
   Как тикают часы на каминной полке! Почему вокруг так тихо? Все ждут, что она скажет?
   - А Рут... если увидит, что у вас нет товаров... он не откажется?
   Ксирина усмехнулась.
   - А он не сможет, - лениво проронила она. - Видите ли, деточка, наш уход из города - это цена, которую Рут должен заплатить, если хочет, чтобы его кое-кто оставил в покое. Цена помимо отступного, конечно. Он ведь, кажется, жениться собирается, этот Рут?
   - А откуда вы знаете? - вырвалось у Лури.
   - От Тихого.
   - А Тихий - это кто?
   - Вроде короля воров и бандитов Тагина, - снисходительно пояснила наёмница. Лури заметила, что и Эет, и Вирлисс, и Таривил - все внимательно слушали рассказ. - Так вот, Тихий, как и все ему подобные, очень не любит, когда кто-то из подчинённых решает отойти от дел. Вернуться, так сказать, к честной жизни. Положенную сумму Рут уплатил, спору нет... Но Тихий ему сообщил - через меня, не стану отпираться, - что это была цена его собственной безопасности, а вовсе не безопасности его невесты. И её имущества... "Жаль будет, если особнячок сгорит, - так Тихий велел передать. - Возможно, сгорит вместе с Ивиной и ребёнком". Так что поведёт нас Рут катакомбами. Хоть без товара мы пойдём, хоть с драконом на поводке... Поведёт!
   Лури вскочила.
   - Но это... подло, это... ужасно! - выпалила она. - Так нельзя! А если Тихий не сдержит слова? И Ивина...
   - Обычно такие люди слово держат, - холодно оборвала Ксирина. - Может, вы удивитесь, но власть таких "королей" держится не только на страхе, но ещё и на уважении "подданных". Каждый мошенник знает, что за слово, данное подобному себе, надо отвечать. Мы - последнее требование Тихого. Своеобразная месть. Потом у Рута и Ивины всё будет хорошо.
   - Но...
   - Деточка, - снисходительно улыбнулась наёмница. - За счастье надо бороться, а за грехи - отвечать.
   Вирлисс и Эет переглянулись и обменялись парой слов, которых Лури не поняла. Ксирина живо вскинула голову и нахмурилась. Таривил закусил губу.
   - Луриэль, - обернулся к ней глава отряда. - Я попрошу вас пойти сейчас к Руту и передать ему, что мы выходим на сорок пять минут раньше намеченного. Не за пятнадцать минут до первой стражи, а за час. Понимаю, что это опасно рано, но Тихий может попытаться сделать так, чтобы наш проводник не вернулся из катакомб - и мы вместе с ним, разумеется. А самый простой способ это сделать, чтобы не вызвать недовольства среди бандитов - руками стражи. Вы поняли, Луриэль?
   Русалка побледнела. О Гвариан, в какую же переделку она попала!
   - Неужели "король" бандитов... может донести страже... о ва... о нас?
   Эет улыбнулся уголком рта.
   - Совершенно верно, сударыня. Более того. Наш отряд весьма удобно принести в жертву, сводя счёты с Рутом. Ведь мы не связаны ни с кем из бандитских "князей" города. Поэтому поторопитесь, Луриэль. Идите. И будьте осторожны...
  

Крок

   Звонницы соборов сзывали верующих к вечерне, и густой медвяный гул больших колоколов смешивался с мелодичным перепевом маленьких. Звон плыл над крышами Тагина в прохладном воздухе, сплетаясь с запахами металла из раскалённых кузень и ароматами кухонь, пронизанный лучами закатного солнца, призывая к молитве и извещая всех, что через полтора часа опустится ночь.
   Через полтора часа прозвучит сигнал тушить огни. Через полтора часа по улицам пройдёт первая стража.
   Крок хмуро вздохнул и поёжился под плащом, прислонившись к стене дома напротив "Отеля", в очередной раз прокручивая в памяти события сегодняшнего утра. Как же они его настораживали! Как не нравились...
   После ухода чужеземного мага, поставившего ему на прощание ещё одну бутылку дализского, он просидел в зале до рассвета. Видел, как спустилась в холл его "подопечная", как села за столик. Как к ней подошёл какой-то эльф. О чём они говорили, Крок не слышал, но со стороны выглядела их встреча престранно. Сперва агент подумал, что парень просто желает познакомиться с симпатичной соотечественницей, но нет. Похоже, он её в чём-то обвинял, она сердилась... Крок навострил уши и уже подумывал подсесть поближе, но тут в гостиницу вошли аж шестеро эльфов, причём, судя по плащам, Лорды. Пока новоприбывшие толкались у стойки, девушка и парень живо изобразили влюблённую парочку, старательно избегая смотреть в сторону вельмож из Золотого Леса, - а в том, что те прибыли из эльфийской столицы, Крок почти не сомневался.
   Пока агент размышлял, чем может быть вызвано нежелание привлекать внимание высокородных особ, один из Лордов подошёл прямо к "подопечной" и её собеседнику, о чём-то негромко переговорил и вернулся к своим, которые уже поднимались на второй этаж.
   Нет, встреча отнюдь не походила на передачу информации о торговых караванах разбойникам, но, без сомнения, что-то за этим крылось...
   Парень тоже ушёл - почти сразу. Девчонка расплакалась... Ещё минут через десять к ней спустился один из самых известных наёмников, Рутен Вильзен - и они ушли.
   Крок направился следом и вскоре с удивлением обнаружил, что идут они в направлении суда. Удивление возросло ещё больше, когда агент понял, что "клиенты" идут не просто в "направлении", но в сам суд. А поскольку близилось завершение его дежурства, соглядатай испытал истинное облегчение.
   Сдав наблюдение за эльфийкой своему сменщику, он направился к господину капитану. У кабинета толпилось непривычно много людей: стражники и коллеги Крока. Он заметил несколько знакомых.
   - Нежить в городе, - негромко сообщил один из них, подойдя ближе. - Капитан раздавал всем задания, а сейчас вот небольшой перерыв...
   Крок уставился на знакомца, не в силах понять услышанное. Наверное, сказывалась бессонная ночь.
   Так ему рассказали и о посольстве Владычицы к князю, и о послании вещего Гвариана, и о мерах, что сейчас принимают власти...
   Сыщик сразу вспомнил о разговоре с вчерашним магом, - надо же случиться такому совпадению! - как раз специалистом по нежити.
   Потому неудивительно, что, закончив доклад и услышав от капитана, что слежка за девчонкой окончена, он поспешил порадовать начальство известием о некроманте, который, ко всему прочему, ещё и состоит в Гильдии Светлых магов. Да, разумеется, Светлых. Ведь будь маг Тёмным, он бы пустил телепатию в ход сразу - и вызнал всю подноготную Крока. И вряд ли стал бы с ним пить...
   Однако господин капитан, услышав сведения, отнюдь не пришёл в восторг. Он помрачнел, смерил агента с ног до головы тяжёлым взором и велел ожидать во второй комнате кабинета - в личных покоях капитана. Так там Крок и заснул, ожидая...
   Проснулся он от прикосновения к плечу - и вскочил с дивана, красный от смущения. Капитан смотрел на смятение своего агента с наисердечнейшей улыбкой.
   - Не беспокойтесь, прошу вас, - самым любезным тоном проворковал он - сразу насторожив своего шпиона. - Присаживайтесь. У меня есть для вас ответственное задание...
   А дальше последовал весьма странный разговор... Не говорил ли Крок ещё кому-нибудь о встрече с господином некромантом? Нет? Ну и прекрасно... Замечательно, что нашёлся такой специалист. Да, благодаря наблюдательности Крока. И, разумеется, достойного агента вознаградят. Подобающим образом. После выполнения ещё одного небольшого задания... раз уж он в курсе, то кому и поручать, как не ему? Да, конечно, информация не должна выйти за пределы кабинета. И уж тем более - дойти до эльфов. Ах, почему? Да-да, несомненно, эльфы наши союзники и посланы Гварианом... Но тем более. Нежить ведь их заметит скорее, чем человека, между нежитью и эльфами ведь связь... если верить легендам... о, и господину некроманту, конечно же! А с ним уже поговорили. Да-да. О, разумеется, он и его друзья согласились помочь. Да. Тут поступила информация... Словом, сегодня ночью господин некромант и его помощники должны спуститься в катакомбы под городом. Под видом контрабандистов. Их проводник ничего не подозревает и поведёт их самыми тайными переходами... Кто проводник? Рутен Вильзен. Знаете? Замечательно. Да, славный план, спасибо. Его разрабатывал лично господин капитан, разумеется. Нет, не надо похвал! А Крок должен последовать за ними... нет-нет, они не должны знать, ни в коем случае! Да, проводник особенно. Иначе он не поведёт по тайным тоннелям, да... Нет, волноваться совершенно не о чем. Кроку будет придан маг из Гильдии. Он позаботится о магическом прикрытии, чтобы их не обнаружили. Да. И он же откроет портал, если вдруг потребуется срочно убраться из катакомб. Нет, ещё раз говорю, ни в коем случае не показываться господам некромантам! Вы это понимаете? Прекрасно... А какова задача? Узнать, куда они пойдут и что собираются делать дальше. Вот, собственно, и всё. Подслушать, проследить, выкрасть письма или карты, на худой конец... Да, потому что нам нельзя терять из виду таких нужных людей!.. - тут господин капитан сорвался на крик.
   Крок поморщился - и спросил в лоб, подозревает ли его высокородие некромантов в причастности к появлению нежити. Его высокородие сморщился так, словно глотнул прокисшего вина, рыкнул нечто невразумительное и приказал отправляться, если Крок всё понял. Маг к нему присоединится в гостинице. Пароль, отзыв. И никаких эльфов!
   И вот сейчас Крок стоял и смотрел на двери "Отеля", хмуро размышляя, насколько подозрительно всё это выглядит и в чём именно выразится "подобающая награда" от господина капитана, при таком-то раскладе. Может, потихоньку уносить ноги, пока все думают, что он на задании? Хотя... вряд ли капитан решит устранить его сразу. И, уж конечно, не лично. Будет время что-нибудь придумать. А лишняя информация, особенно если на кону твоя собственная жизнь, никогда не мешала... Что ж, играем, господин капитан! Потому что, думается, не только ему, Кроку, интересно будет узнать, какие-такие мотивы заставляют офицера княжеской гвардии утаивать от светлых эльфов тех, кто, возможно, причастен к появлению нежити...
   Крок прикрыл глаза и устало помассировал веки. Задувал прохладный ветер, гоня по небу лёгкие и частые облака, которые уже подкрасило рыжим вечернее солнце. Где-то пересвистывались синицы. Скрипела, открываясь и закрываясь, калитка в воротах гостиницы: люди входили и выходили... "Отель" никогда не мог пожаловаться на отсутствие посетителей.
   Агент вздохнул и, рассудив, что уже достаточное время уделил внешнему наблюдению - подозрений ничего не вызывало - скинул с головы капюшон и вошёл внутрь.
   Он даже не посмотрел в сторону вчерашнего столика, а сразу направился к стойке, где кинул администратору две серебрушки.
   - Рюмку перцовой настойки. И, пожалуй, селёдочки положите на тарелочку.
   Взяв свой заказ, агент отправился в дальний правый угол - если считать от стойки - и сел к окну. Там, морщась и ворча, что персонал гостиницы совсем обнаглел, и селёдку неаккуратно залили маслом: всю тарелку забрызгали - тщательно вытер пальцы платком.
   Ну что ж, все условия выполнены: заказ перцовой настойки с селёдкой, платок, определённый столик... Значит, сейчас должен подойти напарник, маг Гильдии. Ребята там толковые и инструкции понимают... Уж в чём-чём, а в интеллекте и выдержке волшебникам не откажешь. Кроку не первый раз доводилось работать в одной команде с магами, и он уважал их.
   - Вы позволите? - почти сразу раздалось над ухом, и напротив на лавку опустился мужчина в кожаной куртке охотника. Грудь крест-накрест перетягивали ремни лука и колчана. - Осень... - вздохнул он, задумчиво глядя в окно. - Караванов меньше становится. Скоро совсем перестанут ходить...
   - Что поделаешь, сезон для наёмников заканчивается, - понимающе кивнул Крок, отвечая на пароль.
   Да, нынешний напарник молодец - решил обойтись без мантий и плащей. И то верно - если уж придётся лезть в катакомбы, а там Всеблагой Отец знает, что может поджидать, лучше одеться попрактичней...
   - Если только к князю податься... - прозвучала последняя часть пароля, и напарник протянул руку через стол. - Джеффри.
   Крок представился в свою очередь.
   Напарник оглянулся по сторонам и негромко спросил:
   - А как вы думаете, они и в самом деле имеют отношение к появлению нежити?
   Агент вздохнул. Маги, конечно, умницы и инструкции понимают, но всё же они не профессионалы... Впрочем, почему бы и не поддержать беседу? Тем более что можно узнать кое-что небесполезное...
   - Что вам сказали о нашей миссии? - ответил он вопросом на вопрос.
   Джеффри пожал плечами.
   - Мессир Дарин попросил выяснить с вашей помощью, куда направится группа лиц, заподозренная в связях с нежитью. Возможно, виновная в её призыве. Я понимаю, задерживать их на настоящем этапе неразумно, куда полезнее проследить и вызнать всё необходимое, я полностью согласен с мессиром Дарином и капитаном... Именно поэтому и не нужно сейчас ввязывать во всё это эльфов. Поскольку их ведёт воля Гвариана, вряд ли они станут прислушиваться к разумным доводам... Уничтожат некромантов - ну и что? Раз уж эта мерзость снова появилась, надо выяснить её источник.
   - Резон в этом есть... - задумчиво проронил Крок. - Да и не доверяю я этим ушастым типам. Сами они - нечисть лесная, хоть и рядятся в белое. Поди, в лес к ним так просто не сунешься. Спасибо, что хоть по тракту дозволяют проходить, а попробуй сверни с дороги - и сам не заметишь, как получишь стрелу! Говорят же, что Мортис и к их созданию руку приложила!
   Совсем рядом раздался сдавленный возмущённый возглас, и Крок быстро обернулся. Вокруг бурлила толпа. Пожав плечами, агент снова посмотрел на своего напарника.
   - Вы слышали? - спросил он у мага.
   Тот тоже пожал плечами.
   - Мало ли... Вон, сколько народу. Поди разбери, кто о чём говорит.
   - Не наложить ли нам заклятье Тишины, от греха?
   - Пожалуй, - кивнул волшебник. - Если вам так спокойнее.
   Его лавка скрипнула - видимо, он, поводя рукой, чуть подвинулся.
   - Ну вот, - улыбнулся Джеффри. - За пределами стола нас теперь не услышат.
   - Отлично, - Крок улыбнулся. - Я хотел спросить вас, много ли вы сами знаете о немёртвых?
   - Хм... Не сказать, что я специалист... Сегодня просматривал архивы. Увы, информации сохранилось не так уж и много. Выучил парочку заклятий от атак, основанных на магии Смерти - но, сами понимаете, что можно успеть за день? Буду пользоваться привычной защитой. Впрочем, наша задача ведь не воевать с некромантами, а проследить за ними...
   - Да, конечно, - кивнул агент. - Но всё же хотелось бы знать, с кем имеешь дело. Я вчера, ничего не подозревая, говорил с одним из них. Он показался мне нормальным парнем. Даже телепатию применял в соответствии с правилами вашей Гильдии.
   Маг снова пожал плечами.
   - Потому мы и следим за ними. Я ведь буду только рад, если наши сомнения развеются, и мы вместо противников получим союзников. Но зачем-то же они идут сегодня тайно в катакомбы!
   - Которые и сами не знают, - буркнул Крок. - А будь у них там штаб, полный нежити, наши приятели ориентировались бы в этих тоннелях - будь здоров!
   - Почему вы думаете, что они не ориентируются? - живо спросил маг.
   - Потому что иначе не искали бы проводника.
   Джеффри в задумчивости потёр подбородок.
   - Странно. Одно с другим не вяжется как-то...
   - Ещё как не вяжется! - усмехнулся Крок. - А вдруг они и в самом деле решили уничтожить немёртвых? Поискать и прикончить. Да и кому, как не им?
   - Как маг, я их понимаю, - улыбнулся Джеффри. - Какой настоящий волшебник откажется проверить на практике заклинание, которое прежде знал лишь в теории? А тут не заклинание, тут целая наука - некромансия! На их месте я бы побежал.
   - Ага. К властям. Предлагать услуги, - снова улыбнулся Крок. - Так поступил бы всякий. Не думаю, что Гильдия бы отказала. Да ещё и денег бы предложила!
   Джеффри нахмурился.
   - Может, они с эльфами связываться не хотят? - помолчав, предположил он.
   - С эльфами и я бы не стал связываться, - вздохнул тайный агент, и маг, очевидно, снова поёрзал на лавке, потому что она снова скрипнула. - Так что очень может быть. Парень мне и в самом деле показался приятным человеком. Три бутылки дализского, можете представить? - он рассмеялся. - И разговор о несчастной любви!
   Джеффри рассмеялся.
   - Сочувствую.
   - Дализское того стоило, - весело отмахнулся Крок. - А парень в конце концов договорился до того, что сам себя объявил нежи... - шпион замолчал.
   Они с Джеффри уставились друг на друга.
   Крок поднёс руку к горлу и закашлялся.
   - Он сказал, чтобы я не искушал его и застегнул ворот. А то... - Голос агента странно сел. - Знаете... у этого парня... У него были клыки.
   Джеффри побледнел.
   - О Всеблагой Отец...
   - И ещё... он не прикасался к бутылкам...
   - ...потому что на них была серебряная оплётка... - прошептал маг, закончив за напарника.
   Они снова уставились друг на друга.
   - Если мы проследим за ними, то, думаю, узнаем многое, - взяв себя в руки, твёрдо произнёс Крок. И, помолчав, добавил: - В конце концов, пусть небольшая, но ведь остаётся вероятность, что парень действительно шутил. В соответствии со спецификой профессии и из-за несчастной любви.
   - Согласен, нужны доказательства, - кивнул Джеффри. - Большие, чем бред за бутылкой. Когда некроманты собираются выйти?
   - Сказали, что за четверть часа до первой стра... Да вон же они!
   В зал, оглядывая толпу с самым праздным видом, спускались двое: вчерашний собеседник Крока и парень с длинными золотистыми волосами, небрежно убранными в косу.
   Маг и шпион переглянулись, Джеффри привстал, но Крок дёрнул его обратно за руку.
   - Сидите. Наблюдаем.
   Некроманты, негромко переговариваясь, сели за свободный стол. Вскоре к ним присоединилась девушка-наёмница, а через несколько минут подсел эльф, которого сегодня утром Крок видел с предполагаемой наводчицей на караваны - и с которым разговаривал утром один из послов Владычицы.
   - Всё интереснее и интереснее... - протянул агент.
   - О чём вы? - спросил Джеффри.
   - Погодите.
   И тут Крок даже присвистнул. Последними к компании присоединились проводник и - кто бы мог подумать! - та самая юная эльфиечка, за которой он следил прежде.
   Компания о чём-то негромко переговорила, а затем, не прошло и минут трёх - проводник раздал всем какие-то запечатанные конверты и, забрав с собой эльфийку, вышел из гостиницы. Остальные по двое, с интервалом минут в пять, последовали за ним. Наёмница ушла вместе с эльфом, последними - Вирлисс и его приятель.
   Крок кивнул напарнику, и они вышли следом за некромантами - на ещё многолюдные улицы, которые заливало медвяным светом уходящее солнце.
  
  

Глава XLIX

Путь в катакомбы

Эет и Вирлисс

   Друзья шли по вымощенной булыжником мостовой, что тянулась вдоль двухэтажных островерхих домов, и из распахнутых окон до чуткого слуха немёртвых долетали голоса людей и детский смех, звон посуды и крики хозяек, зовущих семью к столу. Вечерняя служба уже закончилась, и вернувшиеся домой прихожане собирались за ужином.
   Солнце скрылось за высокими крышами, и, хотя ещё не село, на улицы уже легла тень. Ещё полчаса - и прозвучит сигнал тушить огни.
   Эет с Виром остановились возле горбатого мостика, перекинутого над каналом. На противоположной стороне за ажурной высокой оградой шумели под ветром деревья - там раскинулся какой-то не то парк, не то сад...
   Лич вынул из-за пазухи полученный от Рута конверт и вытащил оттуда карту.
   - Смотри, Вир. Вот "Отель". Мы от него повернули налево. Ага, отлично, сейчас мы здесь... вот и мостик. Значит, нам теперь на ту сторону и мимо городских садов, вниз, вдоль канала...
   - До площади с круглым фонтаном, - Вирлисс кивнул, и его палец указал на место, помеченное на карте крестом.
   Эет свернул лист и спрятал обратно. Рассеянно оглянулся. Никого вокруг, только прохладный ветер, налетая, морщил гладь воды, кидал друзьям пряди на лицо.
   - Идём? - Вир шагнул на первую из двух ступенек, ведущих на мост.
   Эт не двигался с места. Он смотрел в сгущающиеся сумерки, закусив губы.
   - Вир... - наконец вытолкнул он из себя. - Я же не знал... - И, резко обернувшись к другу, сказал: - Прости.
   Вирлисс поднял брови, и Эет почувствовал, как начинают пылать уши. Не знал? Какого чёрта! Ведь Ариэлла ему рассказала! Всё он прекрасно знал, неся её на руках в постель... но предпочитал думать не о друге, а о долге государя!
   Ведь что ему стоило, услышав признание Рири, просто пожать ей руку и пойти вместе с девушкой к Виру и Тару? Они душевно посидели бы все вместе, и ничего - ничего из случившегося! - не произошло бы...
   Да, он виноват больше всех. Он, их лидер, их государь. Именно он всех подвёл...
   Эет не смел посмотреть в глаза Виру.
   - Эгоист и упрямый осёл, - услышал он полный добродушной насмешки голос друга, словно Вирлисс прочитал его мысли. - Каким был, таким и остался. Твоя проблема в том, что, определившись с задачей, ты на ней зацикливаешься. Видимо, вчера ты думал исключительно о наследнике.
   Эет заставил себя поднять взгляд на Вира. Тот улыбался привычной ехидной улыбкой, и в глазах скакали знакомые весёлые искорки, но глубоко под ними таилась печаль...
   - Прости, - снова повторил Эт, опустив голову. - Я знал.
   Ветер выл над каналом.
   - Я знал, - через силу продолжал лич. - Рири мне сказала. А я... Не знаю, о чём я думал. Я...
   - Эт.
   - Я предал нашу дружбу... - прошептал государь.
   - Эт, прекрати.
   Вирлисс спустился со ступеньки и положил руку на плечо друга.
   - Ты сам сказал - виноваты все. Возможно, в какой-то мере даже Силинель. И я тоже хорош. Если бы ты узнал раньше... От меня, а не от Рири... До того, как принять решение...
   - Вир, - Эет ответил ему прямым взглядом. - Я благодарен тебе за прощение. Но не знаю, смогу ли простить сам себя...
   Вирлисс усмехнулся, показав клыки.
   - "Прощение"- неверная формулировка. Мне тебя не за что прощать. Я и не обижался. Эт, пойми! До вчерашней ночи я не знал, что испытываю к Ариэлле. И даже сейчас не уверен... Кажется, я люблю её... но это не имеет значения, понимаешь? - Вирлисс отошёл и со вздохом облокотился на перила, склонившись над тёмной водой. Ветер шевелил его серебристые волосы. - Это любовь без будущего. И хватит об этом. Хорошо?
   - А Фрей? - тихо спросил Эет. - Всё кончено?
   Губы вампира тронула слабая улыбка.
   - Вот ради Фрей я и держусь, - почти беззвучно ответил он.
   - Не понимаю, - покачал головой лич.
   - Значит, и винить тебе себя не за что! - повернувшись, Вирлисс хлопнул друга по плечу. - Забей!
   - Но...
   - Так лучше, Эт, поверь мне, - грустно посмотрев прямо в глаза Эету, произнёс тариллин. - Так лучше. Ариэлла твоя. А сейчас идём. Мне не по душе, что мы отправили эту девицу вместе с Таром. Идём скорее!
   Эет упрямо сдвинул брови и покачал головой.
   - Не уверен, что наш разговор закончен. Но ты прав: в другой раз!
   Они поспешно перешли мостик, зашагав в сгустившуюся темноту. На небе вспыхивали первые звезды.
   - Рисунок незнакомый, - вздохнул Эет, передёрнув плечами. Вир чуть слышно, невесело, усмехнулся в ответ.
   - Не могу я всегда на всё забивать! - сам не зная, почему, вспылил лич.
   - Я тоже, - спокойно ответил Вирлисс.
   Они быстро шли по тёмной набережной, и над их головами ветер качал ещё густые кроны ночного сада, и в просветах между ветвями мерцали острые чужие звёзды.
   В душе Эета нарастало чувство тревоги.
   - Вир, - он остановился.
   - Да?
   Они замерли, вслушиваясь в ночь. Ничего. Только вой ветра над каналом. Только шелест ветвей над головой. В отдалении по мостику, распевая песни, в обнимку пробрела парочка пьяных гуляк.
   - Что, Эт? - спросил Вирлисс.
   - Да так... показалось. Идём! - Эет решительно зашагал вперёд.
   Канал красивым изгибом уводил набережную влево, а в глубь сада крутым поворотом вправо уходила аллея. Свернув на неё, друзья через несколько минут вышли через ажурные ворота на площадь, в центре которой бил небольшой фонтан, и на его тёмных струях поблёскивали блики света от стоящего в отдалении одинокого фонаря.
   Этот фонарь хорошо освещал только небольшой пятачок у крыльца какого-то роскошного особняка, остальную же площадь скрывала тень, ещё более густая по контрасту с ярким кругом света.
   Когда немёртвые приблизились к каменной чаше фонтана, над Тагином проплыл густой и протяжный удар колокола - сигнал тушить огни.
   Навстречу Эету и Вирлиссу шагнула тёмная фигура - Рут. Его спутница сидела на бортике, почти неразличимая в своей чёрной одежде.
   Струи воды с негромким плеском падали в бассейн, и на мелкой волне покачивались опавшие листья - они в изобилии нападали в чашу фонтана, занесённые ветром из сада. Налипли на влажный бортик, шуршали, гонимые ветром по брущатке площади - и Эету вдруг вспомнились яблоневые лепестки той памятной весны... и пепел, которым они стали. Он передёрнул плечами.
   - Где Тар и Ксирина? - отгоняя ненужные мысли, спросил он у Рута.
   - Их маршрут длиннее вашего минут на десять, так что скоро должны прийти, - невозмутимо пожал тот плечами.
   Эет кивнул.
   - Как настроение, Лури? - весело подмигнул Вир.
   - Боевое... - прошептала девушка, но, хотя она старалась говорить бодро, голос её дрожал.
   - Боится, - просто констатировал Рут.
   - Чего? - хмыкнул Вир с таким изумлением, словно им предстоял выход на светский вечер.
   - А если нас стража увидит? - вырвалось у Лури.
   - Говорю ж, девка, не увидит. Первая стража здесь проходит минут через двадцать после сигнала тушить огни, так что успеем уйти, не волнуйся. Да и маршрут мы сменили, как начальник ваш сказал, - кивнул проводник на Эета. - Через другой вход идём... а вот и ваши друзья. Подоспели. Я ж говорил, что придут.
   Вынырнув из теней, как призраки, у фонтана возникли Ариэлла и Таривил. Лицо эльфа казалось бесстрастным, словно принадлежало каменной статуе, а демонесса - которая по-прежнему выглядела обычной девушкой, без крыльев и рогов - поджала губы так сильно, что они походили на тонкую ниточку. Ни он, ни она старались лишний раз головы не повернуть, чтобы не смотреть друг на друга. Видимо, совместная прогулка далась им нелегко.
   - Ну, все в сборе, так и тянуть нечего, - сурово проронил проводник. Он весь как-то подтянулся, резко проступили скулы на лице. Нагнувшись, Рут приподнял решётку стока у своих ног. - Спускайтесь! - коротко приказал он.
   - Вир, - кивнул Эет.
   Вампир понимающе кивнул в ответ и скрылся в чёрном провале.
   - Луриэль.
   Девушка судорожно вздохнула и бросила вопросительный взгляд на Рута. Тот подмигнул. Тогда она на секунду зажмурилась, набрала полную грудь воздуха, словно перед прыжком в воду - и юркнула в лаз.
   - Ой! - тут же гулко донеслось оттуда. - Ма-а-ама-а-а!..
   Эет и Рут ринулись к люку, через миг за ними последовали Рири и Тар... и увидели, как Вирлисс, в высоком красивом прыжке подхватив сорвавшуюся эльфийку, мягко опустился с ней вниз.
   - Хороша лесная жительница, по вертикальным лестницам слезать не умеет, - саркастически хмыкнул Таривил. - Вы ещё не пожалели, лорд, что взяли её? - осведомился он у Эета.
   - Ха-ха, - обронила Ариэлла, скрестив руки на груди и демонстративно глядя в сторону.
   - Я доверяю мнению Вирлисса, - просто ответил лич. - Лезь-ка следом, Тар. Луриэль своим криком наверняка переполошила всю городскую стражу. Рири, ты следующая.
   - А потом вы, - вмешался Рут. - Я должен закрыть за нами решётку.
   Едва голова Таривила скрылась в отверстии люка, Рири скользнула вниз. Эет, не теряя ни мгновения, полез следом. Рут спустился последним и осторожно уложил решётку на место.
  
  

Луришшаэль

   Они стояли внизу, в полной темноте и тишине. Пахло плесенью - и пустотой.
   Лури даже сквозь сапоги чувствовала, какая холодная вода на полу - она доходила до щиколоток.
   - Мы в катакомбах? - в ледяном мраке шёпот девушки прозвучал особенно испуганно. Лури стало стыдно.
   - В ливневой канализации, - гулко ответил Рут. - И лучше бы свет зажечь, чтобы никто не потерялся... Шага два только сделайте вправо аль влево из-под решётки, чтобы сверху не заметили.
   С руки Вирлисса вспорхнул огненный шарик - крохотный, он, словно язычок свечи, едва осветил каменные стены, верх которых терялся в темноте.
   - Вот и хорошо, - кивнул Рут. - Идёмте. Ничего страшного тут нет, главное - не потеряться... а как в катакомбы зайдём, тогда... ну, тогда и скажу.
   Они в молчании двигались по тоннелю, и эхо гулко разносило вокруг плеск воды, путалось в многочисленных поворотах - и возвращалось. Эету, похоже, начало казаться, что за отрядом кто-то идёт. Он несколько раз останавливался, оглядываясь через плечо, но слепой мрак подземелья не нарушался ни единым лучом света.
   - За нами никто не может следить, Рут? - не выдержал маг.
   - Это вряд ли, - ответил тот.
   - Вы тоже чувствуете, лорд Эет? - вырвалось у русалки.
   - Возможно, это просто нервы, - помолчав, наконец проронил глава экспедиции.
   - Нет, - шёпотом возразила Луришшаэль. - Я вот чувствую.
   - Женской интуицией? - скептически осведомился Таривил.
   - Ногами! - обиделась Лури. - Рут и лорд Вирлисс впереди идут, от них волна касается носков. А сзади вы, госпожа Ксирина и лорд Эет. Ваши волны сильные, они смешиваются... У Ксирины волна резкая, у вас лёгкая, почти невесомая, у лорда Эета...
   - Чушь! - фыркнул эльф.
   - А вот и нет! Есть ещё волны... От трёх человек. Эти люди следом крадутся... они...
   - Послушай меня внимательно, - вспылил Таривил. - Ты - никчёмное существо, ты даже спуститься по лестнице не можешь. Ты не знаешь ни одной эльфийской премудрости. И сейчас не надо набивать себе цену! Я, эльф, ничего не чувствую. И не слышу. Лорд Эет и лорд Вирлисс ничего не слышат. А ты городишь чушь про свои ноги!
   - Но лорд Эет тоже... - в голосе Лури послышались слёзы.
   - Я бы не стал отмахиваться от её слов, - поддержал девушку Эет. - Далеко эти люди?
   - Думаю, не очень. Они нас не слышат, потому что мы тихо говорим, плеск воды мешает... Мы их поэтому тоже не сможем услышать. Но они могут нас видеть... из-за света. А сами они в темноте.
   - Сейчас отстанут, - хмыкнул Рут. - В катакомбах потеряются. Ну-ка, двигаемся поживее!
   Он сорвался с места, и отряд волей-неволей припустил за ним. Вирлисс, огонёк которого служил остальным маячком, вынужденно бежал след в след за Рутом, думая только о том, чтобы не потерять проводника в переплетениях коридоров. Он не заметил, как споткнулась и упала Лури. Ксирина и Эет, не придав этому значения, пробежали мимо.
   - Постойте! - крикнула девушка. Обернулся только эльф.
   Лури сжала губы, пытаясь встать сама. Подошвы сапогов скользили на мокром полу.
   - Ох, никчёма!
   Её рывком вздёрнули на ноги. Подняв голову, русалка с изумлением увидела возле себя Таривила.
   Вернулся...
   - Пародия на эльфийку! - прошипел он сквозь зубы и, схватив её за руку, побежал за отрядом, почти волоча девушку за собой. Лури только ойкала, то и дело спотыкаясь на бегу и отчаянно цепляясь за своего спасителя.
   - Ты что, гномиха под заклятьем иллюзии? - после очередного Луриного падения спросил он сквозь зубы, несмотря на то, что старался экономить дыхание. - Хотя нет... Гномы сильные и выносливые. А ты какая-то квашня!
   - Я... Я эльфийка! - гордо всхлипнула в ответ Луришшаэль.
   - Оно и видно, - буркнул Таривил. - В собственных ногах путаешься с несказанной грацией!
   Девушка крепче стиснула зубы. Возможно, ей и было что сказать, но ругаться с тем, кто тащит тебя по тёмным коридорам чуть ли не на закорках, по меньшей мере, неумно.
   Не говоря уж о благодарности...
   Вскоре, к счастью, этот сумасшедший бег закончился. Когда Таривил, поддерживая повисшую у него на плече, хромающую Лури, задыхаясь, догнал Рута, тот в одиночестве стоял возле стены, и огненный шарик светил над самой его головой. Не говоря ни слова, проводник указал вверх - и Тар, подняв голову, увидел на высоте в два человеческих роста едва различимое в неверном свете отверстие.
   Луришшаэль отступила на шаг, отчаянно замотав головой.
   - Я не смогу... я не залезу...
   Рут только в сердцах сплюнул под ноги, и его смачный плевок закачался на растревоженной чёрной воде.
   - Лури! - Таривил взял её за плечи и встряхнул. - Ты пошла с нами. Зачем? Чтобы подставить весь отряд?
   - Я не смогу... - всхлипнула она.
   - Я тебя подсажу. Сейчас мы оторвались, но если ты будешь тянуть время, преследователи нас догонят. У тебя всё получится. Давай!
   Девушка глубоко вздохнула, ступила на подставленные замком ладони эльфа и, ничего не успев понять, очутилась на плечах Рута. Узкий чёрный лаз теперь оказался перед самым её лицом, ей оставалось только уцепиться за край и подтянуться... а она не умела. Она повисла, беспомощно дёргая в воздухе ногами - пока запястья её не обхватили сильные холодные пальцы, втянув в грязный лаз.
   Эет смотрел на неё, и девушке казалось, что его глаза в темноте слегка светятся зеленью.
   - Видимо, у вас благородное воспитание, Луриэль, - только и проронил молодой человек, улыбнувшись. - Учили одним танцам?
   Она уже открыла рот, чтобы что-то объяснять, как лорд, обрывая не начавшийся монолог, кивнул в глубь лаза, веля двигаться.
   Ход оказался узким и низким, пришлось ползти на животе, работая локтями - к счастью, русалке такой способ передвижения был не в новинку: летом она с подружками часто выбиралась на берег, погреться на песке... хотя матушки в монастыре строго-настрого запрещали это. Но что поделать, если загар долгое время считался среди послушниц верхом моды?
   Она сама не заметила, что появился лёгкий уклон вверх. Поняла, только когда подъём стал достаточно крутым. А потом впереди потянуло холодным воздухом, по лицу скользнули тенёта...
   - Давай руки, - услышала она негромкий голос лорда Вирлисса - и её аккуратно вытянули наружу. Под каблуками что-то хрустнуло. Девушка подняла голову - и не увидела потолка. Каменные своды с причудливыми известковыми наплывами вздымались ввысь, теряясь в темноте - но полного мрака, как в канализации, тут почему-то не было. Лури вполне могла различить фигуры своих спутников и смутные очертания ряда причудливых колонн, созданных подземными водами.
   - Рут просил свет здесь не зажигать, - отвечая на её безмолвный вопрос, прошептал Вирлисс.
   - И правильно сделал, - прокомментировал Таривил, легко спрыгивая из лаза в стене. Следом за ним ловко соскочил Эет.
   Последним из хода выбрался Рут.
   - Поздравляю вас, господа. Мы в катакомбах Тагина, - широко улыбнулся он.
  

Глава L

Кошки-мышки

Крок

   Ноги стыли в ледяной воде. Стены, высокий потолок в грязных разводах и ржавые решётки, изредка встречающиеся в каменной кладке тоннеля, казались залитыми мертвенно-синим светом - но видны были прекрасно. Джеффри припас два амулета ночного видения - для себя и для напарника, - и сейчас эта цацка болталась на груди у Крока. Княжеского агента неимоверно раздражало такое "освещение", но приходилось благодарить мага и на том, поскольку огонь зажечь они не могли, чтобы не привлечь внимания "объектов".
   Как в полной темноте без амулета бредёт эльф, которому Джеффри чуть не свернул шею при попытке произнести заклинание, Крока не волновало. В конце концов, никто его с ними не приглашал.
   Этот эльфийский хлыщ возник буквально ниоткуда у самого спуска, когда они с Джеффри поднимали решётку ливневой канализации. В чёрном обтягивающем костюме с капюшоном, с колчаном и луком за спиной, в первый момент он показался Кроку наёмным убийцей. "Не успел! - пронеслась в голове агента предательская мысль. - Господин капитан подсуетился-таки, чёрт бы его побрал..."
   Однако уже в следующий момент всё разъяснилось. "Убийца" отбросил за спину капюшон, открыв лицо с благородными чертами - и высокие заострённые уши, чьи кончики симпатично торчали из-под густых тёмных прядей.
   - Нехорошо обманывать союзников, господа, - негромко, с расстановкой произнёс он. - Впрочем, надеюсь, это недоразумение не возымеет последствий и не дойдёт до князя, если вы позволите мне присоединиться к вам.
   Джеффри метнул озадаченный взгляд на Крока. Тот глубоко вздохнул и скрестил руки на груди.
   - Шпионить, значит, будешь, - покачал головой он. Эльф и глазом не моргнул.
   - Мессир Гвирион направил меня вам в помощь, - невозмутимо ответил юноша.
   Крок огляделся. Никого... А если прихлопнуть эльфа и схоронить в канализации? Никто ничего не узнает. С другой стороны, неизвестно, как на это посмотрит Джеффри. Да и сам эльф... каким арсеналом он располагает? Что может? Да, у Крока приказ: держать эльфов от операции подальше... но ведь убить парня можно в любой момент - там, внизу. К тому же... если мы играем против господина капитана, эльф может очень даже пригодиться живым.
   - В помощь, значит? - Крок поморщился. - Тогда не высовываться без нужды, а меня и Джеффри слушаться!
   По губам эльфа скользнула улыбка.
   - Не беспокойтесь, мессир Крок, я знаю, что и когда мне делать. И ваше отношение к моему народу мне тоже известно. Очень неприятно, знаете ли, было выслушивать ваши с мессиром Джеффри слова, сидя возле вас под невидимостью за столом. Увы, благородное дело шпионажа имеет свои издержки, вам ли не знать, мессир Крок?
   Шпион нахмурился.
   - Как зовут-то тебя?
   - Литиос, - чуть поклонился юноша. - Я личный секретарь лорда Гвириона, главы посольства... и утром он ждёт моего доклада.
   И снова понимающая улыбка. Крок готов был уже кулаком стереть её с этой смазливой физиономии!
   И вот сейчас они идут в стылой темноте канализации, и он испытывает какое-то мстительное удовольствие при мысли, как нелегко приходится эльфийскому мальчишке.
   Впрочем, с чего он взял, что Литиос - мальчишка? Проклятая их внешность, не определить, сколько на самом деле лет. Не стареют они! Отнесёшься, как к ребёнку, а подлец тебе потом такое выкинет, что только волосы на себе рвать останется.
   Вот гномы - честный народ. У них всё по длине бороды можно понять. Себе на уме, конечно... как и люди. А эльфы... тьфу, что за твари! Вроде все из себя благородные такие, а как поглубже копнуть - подлее не сыщешь. Разве что только демоны их переплюнут... хотя есть ведь легенда, что какой-то эльф давным-давно ухитрился аж самому Вельзерену подлянку устроить!
   Ступать приходилось осторожно, чтобы не привлечь внимания идущих впереди некромантов. К счастью, те и сами довольно громко шлёпали по залитому водой полу, а лабиринты переходов усиливали эхо, так что тут волноваться особо не приходилось. К тому же, маленький огонёк, который "объекты" так беспечно зажгли, служил великолепным ориентиром. Возможно, эльф был за него благодарен некромантам больше всех.
   - Скверно... - расслышал вдруг Крок едва уловимый шёпот напарника. Обернувшись, он приложил палец к губам.
   - Что скверно? - тут же спросил идущий замыкающим Литиос.
   - Что в этом направлении идём - вот что скверно, - буркнул Джеффри.
   - Почему?
   - Потому что сейчас оба по зубам получите! - прошипел в ярости Крок. - Оба заткнулись!
   Эльф только улыбнулся уголками губ и изящно поклонился. Маг вздохнул и покачал головой, но промолчал. А что он мог сказать? Можно подумать, у них есть выбор, куда идти! Будь на то воля Крока, он бы тоже тут не шлёпал...
   Однако предупреждение волшебника отнюдь не пролетело мимо ушей главы их небольшого отряда. Княжеский агент теперь внимательнее оглядывал решётки над головой и в стенах, прислушивался к каждому звуку... эх, если бы можно было расспросить Джеффри поподробнее, что там за пакость такая, в том направлении, куда прут эти балбесы! И почему он сразу о ней не сказал...
   Хотя... ну что бы это изменило?
   Коридоры, повороты, развилки, перекрёстки... Если бы Кроку не приходилось по долгу службы частенько спускаться сюда, он давно бы запутался. Что уж говорить о чародее и эльфе! Соглядатай уже понял, к какому входу в катакомбы ведёт провожатый некромантов, и, признаться, теперь недоумевал, что такого опасного предполагает там Джеффри. Хотя... кто этих магов знает? Может, тут что с фазой луны связано... или ещё с чем?
   Гулкий плеск эхом заметался под тяжёлыми сводами: "объекты" вдруг кинулись бежать со всех ног. Крок на мгновение замер. Заметили? Неужели заметили? Джеффри ринулся было вдогонку, но Крок вытянул руку, преградив ему путь, и маг остановился, недоумённо глядя на проводника.
   - Тс-с. Не надо, - покачал головой шпион. - Дадим им уйти. Ненадолго. Пусть успокоятся, решат, что оторвались. Я знаю, куда их ведёт Вильзен. И, голову даю, сейчас он устроит им пробежку кружным путём, чтобы нас, получается, запутать и со следа сбить, - он усмехнулся. - А мы придём на место раньше минут на десять, уверяю. Схоронимся там за поворотом и подождём.
   - Ты знаешь катакомбы? - спросил Джеффри, и Крок заметил, как бледен его напарник.
   - Я знаю канализацию, - покачал он головой. - А катакомбы... не то чтобы очень... Хуже, чем Вильзен. Хотя в ближних переходах не потеряюсь. Идём.
   - Постойте! - Литиос смотрел, хмуря изящные брови. - Пока мы тут. Джеффри, скажите, какая опасность находится в катакомбах.
   - Может, и обойдётся. Там просто...
   - ...и почему об этой опасности не предупредили моих сородичей, которые осматривают туннели? - эльф не дал магу даже начать объяснения. Его тонко очерченные губы побелели и, сжатые, подрагивали от гнева.
   - Да потому, что по тем картам, которые им выдали, твои сородичи в опасный сектор не попадут! - придушенно рыкнул Джеффри.
   - Значит ли это, что их намеренно пустили по ложному направлению? - скрестил руки на груди секретарь Гвириона. - Так вот, если...
   - Если ты сейчас же не заткнешься, я шею тебе сверну, и чихать мне на твоего начальника... да хоть на саму вашу Владычицу! - Крок шагнул вперёд, сжимая кулаки. Литиос вскинул голову, глянув тому в лицо. Казалось, он не сделал более ни одного движения, но вся его фигура теперь излучала опасность, как приведённая в готовность боевая машина.
   - Хватит вам! - встал между ними Джеффри. - Литиос, я вас уверяю...
   - Какая честь, ко мне впервые изволили обратиться на "вы", - саркастически дёрнул эльф уголком рта, не отрывая взгляда от Крока.
   - Я вас уверяю, - пропустил слова эльфа мимо ушей Джеффри, - что выданными вашим товарищам картами пользуются все городские стражники и агенты... Там преднамеренно, по приказу мессира Дарина, не отмечены пути в опасные проходы, хотя знает об этом только глава Гильдии и сам князь. Несколько доверенных магов... иногда... - Джеффри смутился. - Словом, мы знаем, что некромантов в тех секторах нет и быть не может, как и нежити. Я клянусь вам.
   Литиос помолчал, пристально вглядываясь в Джеффри, а потом медленно кивнул.
   - Я верю вам, компаньон, - только и сказал он. - Так что же там находится?
   - Магия... - облизнул пересохшие губы чародей. - Нестабильная магия. Наши сотрудники поколениями... гм... сливали результаты своих алхимических экспериментов... и иногда отводили избыточную магическую энергию заклятий... особенно разрушительных... в подземелья. И только недавно нам стало известно, что она... не рассеивалась. Она по каким-то причинам скапливалась... вероятно, притягиваясь аналогами в алхимических отходах, которые, как любая жидкость, стекают в самое глубокое... гм... и теперь эта энергия дошла до критической точки. Это значит, что в том секторе...
   - Нестабильное магическое поле, - кивнул эльф. - Там может случиться что угодно, и неизвестно, что сейчас происходит. - Глаза его гневно блеснули, но он сдержался и лишь презрительно пожал плечами: - Люди... Как вы только в собственные тарелки не гадите? Что вам мир вокруг?
   Джеффри потупился.
   - Мы... по мере возможности... наблюдаем... и стараемся предотвратить... распространение...
   - Ну ещё бы! - насмешливо фыркнул Литиос.
   - Что мы можем сделать, чтобы не вляпаться? - перебил Крок.
   - Вы, друг мой, ничего. Но я, как ваш маг...
   - Ясно, - вздохнул агент. - Про эльфа я не спрашиваю. Полагаю, он...
   - Не уверен, - скептическая усмешка не покидала губ Литиоса. - Возможно, я сумею справиться; возможно, мне потребуется помощь... которую, разумеется, вы мне окажете, - с непередаваемой издёвкой обронил он. - А пока, коль скоро объекты отошли, я всё же воспользуюсь моментом и применю заклятье Ночного Зрения.
   На секунду его фигура озарилась мягким серебристым светом, а потом эльф обернулся к Кроку.
   - Я готов. Если нас тут более ничего не задерживает, мы можем следовать за вами.
   - Благодарю за разрешение, ваше сиятельство, - язвительно обронил Крок, разворачиваясь к одному из тоннелей.
   - Мне будет довольно, если вы станете обращаться ко мне "Лорд Литиос", - в спину ему заметил эльф.
   При слове "Лорд" Крок и Джеффри на миг обернулись, изумлённо воззрившись на эльфа. Тот с довольной усмешкой развёл руками - дескать, да, я один из эльфийских Лордов, ребята, и ничего тут не поделаешь, - и все трое скрылись во мраке канализации.
   Как и предсказывал Крок, они не потеряли своих "подопечных". Возможно, не задержись их отряд из-за спора, то и в самом деле оказался бы на месте минут на десять раньше. А так, миновав несколько пересекающихся коридоров, все заметили на стенах дрожащий отблеск - казавшийся бело-голубым в том синюшном "освещении", что позволяло им видеть во мраке. Они заметили - и замерли.
   "Объекты" стояли и разговаривали. Отчётливо слышались три мужских голоса и женский. Один мужчина - Рутен Вильзен - говорил на Общем, двое других - на непонятном наречии. Женщина переводила. Крок заметил, как нахмурились Джеффри и Литиос, словно что-то пытаясь уловить, осознать что-то ускользающее... Решив не мешать им, Крок сосредоточился на том, что мог понять - и что два его высокоумных спутника, разумеется, могли пропустить мимо ушей, занятые своими соображениями.
   Оказывается, от отряда отстали двое. Эльфы. Рутен и начальник некромантов рассудили, что проводник останется тут, дожидаться парня и девку, а второй некромант, вчерашний собутыльник Крока, полезет пока смотреть, что да как там, с другой стороны, в катакомбах. Переводчица пойдёт с ним и подстрахует, ежели что. А сам начальник некромантов схоронится у начала лаза и подождёт эльфов вместе с Рутом - вроде как в засаде, если что пойдёт не так.
   Крок сам не заметил, как одобрительно покачал головой. Толково. Котелок у парнишки, похоже, варит... даже странно: для такого юного возраста. Агенту ведь хватило одного взгляда на "объект", чтобы разглядеть его и запомнить, когда тот вместе с другом спустился в зал. Память-то профессиональная. А сколько некроманты ещё за столом с проводником сидели? Минут пять? Десять? Неважно... Он тогда ещё подумал, что парнишка-то совсем молодой, мальчишка почти. Поди, самый юный в их компании. А как разговор послушать, так он самый главный! Удивительно... Хотя и правда парень толковый. И не трус, сразу ясно. Да и приказывать, судя по всему, привык... Нет, даже не так. Не просто приказывать. Приказывающих оболтусов хватает в детской любого замка. Он привык править... а это совсем другое. Выслушать, взвесить услышанное, принять решение - и ответственность за него. Так могут очень немногие.
   Распоряжения юноши выполнялись быстро и чётко. Друг его, судя по звукам, с переводчицей в лаз забрались, следом сам... лорд. (Крок усмехнулся, поймав себя на том, как про себя невольно назвал золотоволосого парня лордом). А Рутен Вильзен остался стоять, похоже, у хода. Дожидаться.
   Соглядатай осторожно выглянул из-за поворота. Разумеется, стоящий под ярко светящим шариком Рут не мог увидеть его, скрытого мраком подземелья.
   И долго ждать не пришлось. С шумом и плеском, как табун разгорячённых коней, из глубины тоннелей выбежала парочка: эльф почти тащил свою спутницу, повисшую у него на плече. Чёрные прямые волосы эльфийки растрепались, она прихрамывала и кусала губы - но не жаловалась, как заметил Крок.
   У лаза девушка отчаянно замотала головой и почти разрыдалась, заявляя, что не сможет залезть. Спутник, похоже, готов был заорать на неё или обругать последними словами, но сдержался и даже попытался как-то успокоить. Это чувствовалось по звуку его голоса - но что он говорил, Крок не разобрал. Очевидно, парень пользовался телепатией, чтобы девчонка его понимала.
   На плечо осторожно легла чья-то рука, и шпион чуть было не подскочил от неожиданности, но ограничился гневным взглядом.
   Рядом стоял Литиос, который внимательно разглядывал странных сородичей. Складка меж его бровей стала совсем глубокой... Словно не веря какому-то предположению, лорд медленно помотал головой.
   Между тем девчонку кое-как подсадили, и поджидавший наверху начальник помог втащить её в лаз. Эльф и Рут быстро забрались следом, и огонёк, освещавший коридор, потух.
   Крок развернулся к спутникам и поднёс палец к губам.
   - Пусть отойдут, - шёпот его прозвучал не громче слабого вздоха, слова можно было угадать разве что по губам - но Джеффри и Литиос поняли. Выждав минут пять, Крок кивком велел товарищам следовать за собой.
   "Объекты" уже покинули лаз и, выглянув из отверстия, Крок заметил меж колоннами удаляющиеся фигуры. Довольно кивнув, он спрыгнул.
   Хотя он постарался сделать это как можно тише, подошвы его сапог глухо стукнули по камню - и шпион вжался в стену. Шедший последним начальник некромантов обернулся, но, похоже, ничего не заметил и пошёл дальше. Крок перевёл дух.
   Литиос соскочил бесшумно, словно был бесплотным духом, и вместе они помогли осторожно спуститься магу.
   - Нам туда, - прошептал Крок.
   Вместе они двинулись следом за некромантами, прячась за колоннами.
  
  

Эет и Вирлисс

   "Вир, за нами идут", - мысленный голос Эета едва слышно коснулся внутреннего слуха Вирлисса.
   Вампир, шедший сразу за проводником, невольно оглянулся, но, разумеется, увидел лишь Лури, осторожно ступавшую меж камней.
   "Чёрт! - так же мысленно ответил он другу. - Похоже, у нас нет выбора. Придётся ими заняться".
   "Погоди. Не так быстро. Надо зайти поглубже".
   "И ещё кое-что..."
   - Рутен, - негромко окликнул проводника Вир.
   Рут обернулся, удивлённый, что маг заговорил с ним без посредницы.
   "Рут, извините, мне придётся вести с вами беседу вот так, - услышал он в своей голове голос волшебника. - Во-первых, обмен мыслями проще разговора через переводчика, а во-вторых, теперь нас точно не подслушают. Скажите мне, Рутен, есть поблизости какие-нибудь нехорошие коридоры? Вы намекали. Отвечайте мне так же, мыслями, я услышу".
   Рут невольно закашлялся, но быстро справился с собой. Жизнь наёмника, в конце концов, приучает к неожиданностям...
   "Нехорошие? Это как? Опасные, что ли?"
   "Да. От которых стараются держаться подальше. Идите, не останавливайтесь".
   Проводник поскрёб в затылке, но продолжил идти.
   "Хм... Есть, совсем близко есть. Только я туда не пойду, такого уговора не было!"
   "А что там?"
   "Ну... можно и проскочить, если повезёт. Но я б не стал рисковать. Частенько там свечение бывает, а когда оно появляется... жди недобрых вещей!"
   "Где эти тоннели?"
   "Через два поворота будет развилка. Так левый коридор как раз туда, к нехорошим переходам ведёт".
   Вирлисс наклонил голову, размышляя.
   "Тар, - наконец позвал он. - Если я выйду на астральный уровень, ты сможешь понести моё тело?"
   "Что случилось, лорд Вирлисс?" - в мысленном голосе эльфа прозвучала тревога.
   "Наши друзья не отстали. Боюсь, мне придётся воспользоваться способностями тариллина", - как можно беспечнее ответил Вир.
   "Но как же вы сумеете нас снова отыскать? Чтоб вернуться?"
   "Ну, Тар! Чтобы вернуться в собственное тело, мне не потребуется шарахаться по лабиринтам". - Вирлисс снова обернулся и подмигнул Таривилу через плечо Лури. Девушка даже озадаченно оглянулась, но эльф только нахмурился и знаком велел ей идти вперёд.
   "Я сделаю всё, что от меня потребуется, лорд".
   "Вот и прекрасно, - Вир улыбнулся. - И ещё... - он чуть запнулся. - Ты меня извини за вчерашнее. Я не должен был так говорить с тобой".
   "И вы меня, милорд... - в тихом мысленном голосе Тара явственно прозвучало смущение. - Я не имел права позволять себе подобную дерзость".
   "Дерзость? Нет, нисколько... - задумчиво отозвался Вирлисс. - Нисколько. Ну что ж, скоро ты мне потребуешься. А пока продолжай идти, словно ничего не случилось".
   "Эт, у ближайшего поворота как-нибудь ненавязчиво задержись, - попросил Вир. - Рут, Лури, сейчас, когда повернём, ничему не удивляйтесь, не кричите и сохраняйте спокойствие".
   - Что случилось? - прошептала девушка.
   - Потише! - оборвала её Ариэлла.
   "Я могу помочь?" - спросила баронесса у Вира.
   "Полагаю, что да. Присмотри за отрядом. Если нам с Этом не удастся отвлечь всех..."
   "Ах, за нами всё ещё идут?" - в мысленном голосе Рири прозвучал смешок.
   "Умница. Думаю, тебе не надо ничего объяснять".
   Ариэлла только негромко хмыкнула, и в этом её смешке все явственно расслышали что-то хищное.
   Они повернули, и Эт, призвав световую сферу, остановился, словно рассматривая причудливые известковые наплывы на колонне. Отряд углубился в тоннель.
   Потом оттуда донёсся сдавленный возглас: это не удержалась Лури, увидев, как Вирлисс быстро опустился на землю, а через секунду от его тела отделился дух - прозрачная, серебристо мерцающая фигура, точь-в-точь походившая на Вирлисса. И фигура эта в считанные секунды обрела материальность.
   - Тише! - шикнула на девушку Ариэлла.
   "Тар, быстрее, пока я рядом и контролирую его! - приказал Вир, кивком указывая на своё тело. - Пока оно на руках у нежити, вампирские инстинкты не пробудятся..."
   Эльф, внезапно осознав весь груз ответственности, что ложился на него - ответственности за безопасность Рута и Луриэль, - одним прыжком оказался рядом с телом и поднял его на руки.
   Проводник, ничего не понимая, лишь хмурился, переводя взгляд с одного Вира на другого.
   "Я предупреждал! - усмехнулся Вирлисс, предусмотрительно не открывая клыков. - Не берите в голову, Рутен, и идите. Мы с Этом нагоним".
   - Эт, ты что там застрял? - пройдя в хвост отряда, довольно громко осведомился он - хотя и не так громко, чтобы его можно было заподозрить в нарочитости. Лишь в неосторожности.
   - Иду-иду, - отозвался Эет в той же манере. - Наплывы уж больно причудливые.
   Вирлисс вздохнул, театрально закатив глаза.
   - Вот он весь в этом! - проворчал он, покачав головой. Эт смущённо улыбнулся и, ускорив шаг, подошёл к другу.
   Так, очень ненавязчиво, они приотстали.
   Следующий поворот, как предсказывал Рут, вывел к развилке: две тёмные дыры, два каменных коридора уводили отсюда в толщу скал. Отряд свернул в правый ход, а Эт и Вир, шедшие на некотором расстоянии, последними - в левый.
   Там, чуть пройдя, они остановились и, прижавшись к неровной, выщербленной водами стене, стали ждать, обратившись в слух. Ничего, только звук их дыхания да похрустывание гальки под подошвами сапог. И, на грани слышимости, журчание далёкого подземного ручейка.
   "Какой у нас план?" - мысленно спросил Эт.
   "Иди вперёд, - кивнул Вир в глубину прохода. - Замани их подальше. А я пока пригляжусь к ним. Тогда и решим, что делать".
   Эет кивнул, вновь направившись в темноту.
   "Осторожнее, - напутствовал его Вирлисс. - Насколько я понял со слов Рута, место нехорошее. Вполне возможно, там неконтролируемая магия...чёрт её знает, какая. А тебе ведь нельзя использовать божественную силу".
   "Но и маг я неплохой, - улыбнулся одними губами лич. - Хотя поторопиться тебе не помешает".
   Вир кивнул - и исчез, рассеявшись серебристыми искрами.
  

Глава LI

Охота

Крок

   Под сапогами еле слышно похрустывал гравий, но Кроку казалось, что звук их шагов разносится на всё подземелье. Хвала Всеблагому Отцу, объекты до сих пор ничего не услыхали и идут спокойно вперёд. Хотя...
   Быть может, их заманивают в ловушку? Или у него уже просто сдают нервы, и он видит подвох там, где его нет?
   Они давно миновали знакомые Кроку коридоры и углубились в переплетение неизвестных переходов. И это отнюдь не успокаивало.
   Да ещё Джеффри хмурит брови! Ясное дело, идут туда, куда вовсе и не следовало бы идти... Только как же некроманты уговорили на такую прогулку Рута? Ведь контрабандист прекрасно знает здешние переходы и должен понимать, куда ведёт клиентов! Или ему своя жизнь не дорога? Или...
   Крок покачал головой. Вариантов напрашивалось множество, но все они упирались в этот самый вопрос: дорога ли Руту собственная шкура. Взвесив ли всё, он ведёт некромантов в область нестабильной магии или по глупости, добровольно или же по принуждению - так или иначе, он здорово рискует. Причём рискует огрести не только от той магической фигни, но ещё и от собственных нанимателей. Странно... Крок никогда не замечал за Вильзеном ни какой-то особой склонности к героизму, ни, тем паче, глупости.
   Когда начальник некромантов зажёг магический огонёк и остановился, рассматривая что-то на колонне, Крок замер, вжавшись в стену и затаив дыхание. С чего эта внезапная остановка?
   Второй парень, с серебристыми волосами, окликнул приятеля. Тот смущённо улыбнулся - в свете волшебного шарика Крок очень хорошо рассмотрел эту искреннюю, почти детскую улыбку - и ответил что-то на своём непонятном языке. И поспешил присоединиться к другу.
   Шпион князя покачал головой и нахмурился. Весь его многолетний опыт слежки подсказывал: ничего не случается просто так. Если человек всю дорогу проявляет удивительное здравомыслие, а потом вдруг ни с того ни с сего допускает небрежность... Это неспроста.
   Он остановился и вытянул руку, молчаливо преграждая путь идущим следом товарищам. И обернулся, прижимая палец к губам.
   Джеффри только вопросительно глянул, а эльф нахмурился. Крок покачал головой и, ткнув пальцем себя в грудь, показал, что дальше пойдёт один. Указав на Джеффри и Литиоса, он растопырил два пальца, показав магу.
   Джеффри кивнул. Они последуют за ним через две минуты.
   Осторожно ступая, Крок двинулся боком вдоль стены. И вскоре добрался до небольшой пещеры, откуда выходили ещё два коридора: направо и налево. Агент успел заметить, как золотоволосый начальник некромантов скрылся в левом тоннеле.
   Крок закусил губы. Что-то не так. Он не мог сказать точно, но вся его интуиция подсказывала: что-то очень не так.
   Шпион не спешил углубляться в левый ход. Вместо этого он подошёл к правому и, наклонившись, пригляделся к полу и стенам.
   Камень... Да ещё и влажный. Что по нему определишь? Свежая на гравии грязь, или её лет пять назад занесли сюда другие контрабандисты? А вот эти царапины на булыжнике... У кого-то были подкованные сапоги. Да, гарантии нет, что объекты свернули сюда... но ведь и что не свернули - тоже. Как ни крути - следы есть.
   Сзади осторожно подошли Джеффри и Литиос.
   - Лорд, - одними губами шепнул эльфу Крок. - Ваш народ славится следопытами. Свежие ли это отпечатки?
   - В подземелье? Вы меня за гнома принимаете, милостивый государь? - Литиос холодно смерил его взглядом с головы до ног. Губы гневно дрогнули: возможно, Лорд счёл, что над ним сознательно потешаются. - Впрочем, я могу спросить у камней.
   - Магия запрещена, - покачал головой Джеффри.
   Литиос пожал плечами и вопросительно поглядел на Крока. Тот в задумчивости потеребил нижнюю губу.
   - Рискнём, - решился он наконец. - Приступайте, Литиос. А мы с Джеффри отойдём, чтобы вам не мешать.
   Шпион мягко подтолкнул мага к проходу, откуда они только что вышли.
   - Который туннель безопасней? - на одном выдохе спросил он.
   - Если Рут не свихнулся, он повёл их направо, - твёрдо заявил напарник. - Это последнее место, где можно свернуть. Налево... там прямиком... Я сразу хотел вам сказать.
   - Я точно видел, что начальник их туда пошёл, - скрипнул зубами агент. - А он у них замыкающим идёт, так что...
   Крок оборвал себя на полуслове.
   - Посмотрим, что скажет эльф, - нейтрально заметил Джеффри.
   - С-с... скоты, - прошипел Крок, явно проглотив готовое слететь с языка словцо покрепче. - Они вынуждают нас разделиться.
   - Мы можем пойти направо. Все вместе, - пожал плечами чародей.
   - Ага. И их главарь спокойно зайдёт нам с тыла. Сосунок, а какой умный! - мужчина с досадой стукнул кулаком по ладони.
   К ним подошёл Литиос.
   - Камни молчат, - бесстрастно проронил он.
   - Великолепно, - проворчал Крок. - Просто чудесно.
   - Друзья мои, мне кажется, самое время открыть телепорт и покинуть это место, - предложил Джеффри.
   - Ни за что! - Литиос гневно вскинул голову.
   - Хватит! - оборвал Крок. И задумался, прижав палец к губам. - Вот что, - заговорил он наконец. - Вы, Литиос, идите налево, а мы с мессиром Джеффри направо. В конце концов, вы отличный маг. Вы сумеете самостоятельно открыть портал отсюда... или отыскать нас. Разумно? - он подкупающе улыбнулся эльфу. - Видите ли, милорд, если бы мы доподлинно знали, в какой ход идти... увы, я не успел увидеть, следы есть возле обоих, а камни, как вы сами сказали, молчат.
   Литиос кивнул.
   - Джеффри, если с вами случится беда, дайте мне знать, - протянул эльфийский лорд магу крохотный блестящий кругляшок, похожий на серебряную монетку. - Я немедленно поспешу на помощь. Со своей стороны, буду рассчитывать на вас, - Литиос улыбнулся. - У нас могут быть разногласия, но и люди, и эльфы служат Свету.
   - Конечно, - улыбка княжеского агента просто-таки лучилась сердечностью. - Однако не будем терять время, милорд. Поспешим.
   Литиос кивнул и направился к левому тоннелю. У входа он остановился на секунду и, обернувшись, махнул рукой напарникам.
   И скрылся за поворотом.
   - Зачем вы это сделали? - резко обернулся к Кроку Джеффри. - Вы же знали, что...
   - Вот именно, - холодно отрезал шпион, забирая эльфийский медальон у мага и вышвыривая прочь.
   - Да он же пропадёт ни за грош!
   Крок пожал плечами.
   - Его жизнь в его руках. Идёмте.
   Волшебник топтался в нерешительности. Крок усмехнулся уголками губ - и двинулся в правый тоннель. Джеффри оглянулся, гневно поджал губы - и последовал за начальником.
  
  

Эет

   Мокрый камень скалистых стен... Смешанный с грязным песком галечник под ногами. Вода сочится отовсюду. Нет, не ручей и не река, а сотни грязных потёков - слабеньких, не способных унести даже кленовое крылышко, но многочисленных. Должно быть, близко какой-то подземный водоём. Настоящая подземная река, которая впадает... судя по усиливающемуся магическому напряжению, впадает она прямиком в коллектор магических отходов.
   Эхо от случайно задетого камешка мечется меж стен, запах мокрой земли окутывает промозглым холодом всё тело.
   "Эт, - мысленный шёпот Вира коснулся внутреннего слуха. - Они разделились. За тобой идёт только эльф".
   Эет усмехнулся, покачав головой, но не остановился.
   "Впереди озеро, да?" - спросил он.
   "Какой догадливый! - Эт почти услышал смешок Вирлисса, но голос тариллина тут же посерьёзнел. - Пакость самая там впереди. Справишься? Или помочь?"
   "Займись двумя оставшимися, - ответил Эт. - А я тут разберусь с эльфом - и зайду с тыла его приятелям. Возьмём их в клещи!"
   "Крок эльфа подставил, - вздохнул Вир. - Послал его сюда одного, хотя прекрасно знал, что тут такое..."
   Эет вздохнул.
   "Вир, я прошу тебя, - печально ответил он. - Не надо... И без того тошно".
   "Тошно, - согласился Вирлисс. - Ну ладно, сориентируемся по ситуации. Всё, я пошёл. Удачи!"
   "И тебе", - только и успел ответить Эет, как ощущение присутствия Вирлисса исчезло.
   Лич глубоко вздохнул. Что ж... Надо действовать. Там, впереди, нестабильное магическое поле - у которого сейчас, судя по всему, пассивная фаза, иначе бы оно уже как-то проявило себя.
   Потянуло холодным ветром - с тем безжизненным запахом пустоты, который свойствен лишь огромным подземельям. Эет вышел в невероятных размеров зал... пещеру... гигантское тёмное пространство, наполненное тихим беспрестанным звуком, который немёртвый не сразу сумел опознать - то негромко журчала вода, стекая по каменным террасам невидимыми ручьями. Эхо играло этим журчанием, искажая почти до неузнаваемости: подкидывало под покрытый трещинами свод и оттуда разбрасывало по закоулкам, множило, переплетало... В этой сумятице звуков различить чьи-то шаги было нереально.
   В центре зала находилась колоссальная воронка, и из неё к потолку поднималось слабое белесоватое свечение и, не достигая свода, терялось во мраке. Эет, осторожно, боком, двинувшись вдоль стены, добрался до ряда каменных колонн, образованных сросшимися известковыми наплывами, и, стараясь держаться за ними, подобрался к самому краю верхней террасы.
   И глянул вниз.
   Волосы на его голове зашевелились - от ветра, который вырывался оттуда, из нижних тоннелей, лежавших под верхним ярусом.
   Что там за волны лизали прибрежный камень, маг не смог бы сказать - но, точно, то не было водой. Марево это мерцало, меняя цвет - то насыщенно-синий, почти фиолетовый, то зелёный, словно изумруд, то становилось белым, как известь...
   Эет сглотнул и отшатнулся. Из-под сапога выскользнул камень и, множа и без того сумасшедшее эхо, покатился вниз, подскакивая на уступах. Влетев в дремлющее сияние, он задёргался, словно живой, судорожно забил неведомо откуда взявшимися перепончатыми крыльями, которые тут же свернулись лиловыми полосками вокруг странной жёлтой массы - и, издав полный муки вой, пропал, с плеском упав в глубь озера.
   Эт попятился, невольно зажав рот рукой. Кем надо быть, чтобы намеренно заманить сюда живое существо?.. Нет, лучше честный поединок, в коридорах... Один на один...
   Свечение взметнулось ввысь, становясь лиловым... Кроваво-красным. Тени заметались по пещере, дразня и запутывая. Колонны и каменные наплывы будто заплясали в безумном хороводе - и уже не понять, где выход, где - обрыв. Где спасение, где - страшная гибель. Свет ширился, лизал камни террас - и те разевали рты в безумных криках.
   Эет зажал уши.
   Свет приближался, слепо шаря сполохами по вопящим камням.
   Лич не рискнул воспользоваться магией - он просто повернулся и побежал, полагаясь лишь на свои способности немёртвого: силу и скорость. Зрение и слух ничем не могли помочь - и Эет бежал вперёд, двигаясь лишь по запаху - внятному лишь ему, едва уловимому собственному запаху, которого раньше и не замечал... но сейчас все чувства безумно обострились.
   Он ощущал примешавшийся к своему запаху - чужой, запах юной плоти, молодой жизни... Парень свернул от входа в другую сторону, влево.
   Эет остановился в зеве спасительного тоннеля и развернулся, ругая себя за глупость.
   Ну, какого же чёрта... Он же хотел этого эльфа прибить, может, даже съесть потом... Чего ж так болит душа-то? Почему сжимается сердце?
   Тени плясали в немыслимом хороводе, вой камней сводил с ума. Мортис, если так орут скалы, то что может ощущать живой?..
   В том месте, где прежде прятался немёртвый, свечение добралось уже до первых двух колонн - и те скрутились, обернувшись гигантскими улитками - наполовину вмурованными в породу.
   Сухо сплюнув, Эет вновь бросился в этот кошмар обезумевших теней, следуя по запаху жизни, будто по путеводной нити - и сразу словно очутился в лабиринте отражений. Сполохи сплетались с тенями, меняли цвета, перетекали один в другой, меняли направление... Но запах жизни - оставался неизменным. Вдруг совсем рядом, наверное, шагах в десяти, полыхнула вспышка - заклятье, выпущенное из Жезла Власти. Безобидное, как понял Эет. Эльф всего лишь пытался разрушить иллюзии...
   Лич увидел его - стройного юношу в чёрном костюме лучника. Капюшон отброшен за спину, голова вскинута - и во всей позе решимость и отчаяние...
   "Беги! - телепатически крикнул ему Эет. - Беги же!"
   Похоже, эльф просто не услышал. Возможно, ментальная магия здесь и сейчас не работала... Любая - могла подействовать как угодно.
   Парень отступил на шаг. Свет ширился и разрастался, приближаясь. И Эету стало ясно, что эльф не успеет.
   Юноша снова вскинул Жезл Власти, и на сей раз заклинание прозвучало жёстче. Впрочем, что хотел применить посланник Владычицы, Эет так и не понял: оно исказилось.
   Свет, вырвавшись из навершия эльфийского Жезла, изогнулся серебристым хлыстом - и ударил по коленям вызвавшего его мага. Тот вскрикнул не своим голосом - и рухнул на камни. Ноги его посинели, распухли и стали сливаться в одну чудовищную, бесформенную массу.
   Юноша закричал.
   И Эет понял, что нескоро сможет забыть этот крик. Он будет преследовать его в кошмарах.
   Конечно, если удастся отсюда выбраться.
   Лич прерывисто вздохнул и отступил на шаг. Крики и стоны эльфа сливались с воем камней. Свет приближался...
   Бежать. Бежать отсюда. Парень всё равно не жилец.
   Эет сделал шаг вперёд и встал перед наползающим, шепчущим свечением, загородив собой эльфа.
   Ноги словно вросли в пол. Эет вскинул голову, решительно глянув на приближающийся, слепо шарящий по камням свет.
   Губы сжались в тонкую линию.
   Он на миг прикрыл глаза - и рухнул в Могущество, как в океан.
   Серый туман.
   По камням прокатился гул - ужаса, удивления. Свет тонко заскулил, как попавший в капкан щенок, и, приникнув к полу пещеры, пополз назад, прочь от Эета - за спиной которого распахнулись крылья Силы. Воздух наполнился запахом озона.
   Эет не думал об этом. Вокруг него вращалось мироздание, частью, формирующей частью которого он был - и не существовало преград его могуществу. Живое существо, звезда, море, пустыня - всё имело свой конец. Всё было - им.
   - Нет тебя, - только и сказал юный бог Смерти отползающему свечению - и оно пропало. Магия, столетия копившаяся здесь, погасла, как свеча на ветру.
   Камни смолкли, но слуха коснулся иной звук - то застонало само пространство вокруг Эета, ткань мира... Застонало, грозя расползтись в любой момент.
   Хотя этот стон был внятен лишь ему.
   Эет схватил ртом воздух и упал на колени, пытаясь удержать, скрепить рвущиеся нити Бытия - и не зная, как... О Мортис... ты же говорила, что... даже у богов Смерти... есть какое-то время...
   Что же делать, богиня? Что надо делать?!
   - Мортис... - сорвался с его губ хриплый стон. - Сили, помоги мне!
   И холодный туман плеснулся прочь, отхлынув от Эета, уходя... унося лишнее Могущество.
   Стон пространства смолк.
   Эет, судорожно вздохнув, утёр со лба липкий пот. Руки дрожали.
   Он понимал, что ещё одна подобная демонстрация Силы - и даже Силинель ничего не сможет поделать. Он сам отрежет себе путь в материальный мир.
   - Сили, спасибо... - прошептал немёртвый, только сейчас осознав, как тихо вокруг.
   Тишина оглушала. Ничего. Даже крики эльфа утихли.
   Эет оглянулся на несчастного. Тот лежал, запрокинув голову, с закушенными до синевы губами, и его бледность могла поспорить с бледностью самого Эета.
   Без сознания.
   Лич посмотрел на то, что некогда было ногами юноши - и невольно отвёл взгляд. Впрочем, эльфийские целители, если верить Таривилу, справлялись и не с такими увечьями. Что ж, остаётся надеяться, что Тар ничего не приукрасил. Эт не скрывал от себя, что, доставь кто ему такого больного, он не знал бы, что делать. Впрочем, магия Жизни отнюдь не его специализация...
   Оттащив парня к стене и усадив поудобнее, Эт применил заклятье Обезболивания и, прикоснувшись кончиками пальцев к закрытым векам эльфа, превратил его бессознательное состояние в глубокий сон, который мог продержаться около часа. Потом, осмотрев карманы бедняги, извлек оттуда небольшой, голубовато светящийся амулет.
   Запрограммированный на перенос карманный телепорт...
   Эет улыбнулся, аккуратно положил его на грудь спящему эльфу, активировал заклятье Переноса - и тихо отошёл в сторону.
  

Вирлисс

  
   Охота! Вновь охота.
   Вирлисс почти забыл её вкус - головокружительный, пьянящий, бьющий в голову, как игристое вино.
   Игра... Упоительная игра. Охота за дичью.
   За дичью, которая на сей раз заслуживает подобного как никогда.
   Вир едва сдерживал негодование, наблюдая, как Крок отправляет эльфа на верную смерть. И Джеффри даже не пытается ему помешать.
   Да, народы этого мира живут по своим правилам, у их государей и владык свои интриги, и подчинённые в какой-то мере становятся их заложниками... ну, пусть! Ткни ты мечом эльфу под рёбра! Или кинжалом по горлу, если шуметь не хочешь.
   Но так...
   Нет, Вирлисс не испытывал удовольствия при мысли о том, что ему придётся убить - да ещё и человека, с которым он вместе пил. Несмотря ни на какие его поступки. Хотелось другого: проучить... Хотя, если Крок и Джеффри не оставят ему выбора, он прикончит обоих без колебаний.
   Азарт вскипел гейзером. Вирлисс порывом ветра прошумел по узкому тоннелю.
   Джеффри, шедший следом за Кроком, замер. Его начальник обернулся.
   - Что? - одними губами спросил он.
   - Откуда здесь ветер? - нахмурился маг.
   Крок скрипнул зубами и покачал головой.
   - Чёрт, не нравится мне всё это...
   "Ещё бы тебе нравилось!" - мысленно бросил Вир, прекрасно слышавший каждое слово.
   Он вновь вихрем пролетел по коридору, завился вокруг преследователей, растрепал волосы, рванул плащ Крока. Агент придержал полы.
   - Что скажешь?
   Джеффри пожал плечами.
   - Магии я не чувствую.
   Если бы Вир был в материальном состоянии, он рассмеялся бы. Да, выходки тариллина - это не магия.
   - Идём! - решительно тряхнул головой Крок. - Если я не выясню, куда идут некроманты, живым мне лучше не возвращаться...
   Он вновь повернулся к коридору - и замер. Перед ним, шагах в десяти, стоял белый тигр.
   Человек ахнул и невольно отступил. Иллюзия? Или?..
   Чародей говорил, что не чувствует магии...
   Рука сама собой легла на висевший у пояса кинжал. Джеффри, стоявший за спиной Крока, потянулся за Жезлом Власти.
   Тигр хлестнул по бокам хвостом, припал к земле, и губы его приподнялись, обнажив клыки. Рычание раскатилось по каменному горлу тоннеля.
   Джеффри вскинул Жезл - и с волшебного скипетра сорвалась молния.
   Она полыхнула, на миг осветив влажные своды - и врезалась в серебристое мерцание, на долю секунды окружившее зверя.
   И пропала.
   Волшебник охнул и схватил напарника за плечо.
   - Крок, это божественное существо! Его защита! Это...
   Агент коротко обернулся на мага, облизнув пересохшие губы.
   - И что теперь?
   - Я не смогу ничего сделать, я... любые атакующие заклятья... Если только оружием... колющим...
   - Ну так иди назад, чтоб их начальник нам в тыл не зашёл! - не сводя пристального взгляда с хищника, бросил Крок.
   Джеффри не заставил долго себя упрашивать.
   Оставшись один на один с хищником, шпион князя сделал плавный, медленный шаг вперёд и чуть в сторону, вынимая из ножен клинок.
   - Киска... Киска... Хорошая киска... - наговаривал он, медленно приближаясь к зверю. - Будь умницей, киска... Не обижу... Спокойно, умничка, спокойно...
   Тигр ещё раз яростно рыкнул - и взвился в воздух.
   Он обрушился на Крока всей тяжестью стремительного мощного тела, припечатал руки лапами - и шпион встретил взгляд синих тигриных глаз.
   В которых светился разум - и негодование.
   "Крок, - раздался в голове спокойный, звучавший металлом голос. - Крок, где твой спутник Литиос?"
   Агент вздрогнул и замер. Он ожидал чего угодно - но только не вопроса. Подобного вопроса!
   "Где твой спутник Литиос?" - повторил зверь.
   По лицу человека пробежала гримаса раздражения. Он дёрнулся, пытаясь высвободить руку с кинжалом.
   Бесполезно.
   - Я что ему, сторож? - огрызнулся он.
   Тигр зарычал, но в глазах его отразилась боль.
   И пасть оказалась совсем рядом, у лица.
   "Что ты натворил, несчастный? Что ты наделал? Его кровь на твоих руках... И есть ли у меня сейчас выбор?"
   Крок насмешливо фыркнул, покачав головой.
   - Ну, положим, выбор есть всегда. А кто ты такой?
   "Я тариллин Мортис, ангел Смерти, - прозвучал бесстрастный ответ. - И долг мой карать негодяев. Так что сейчас, прежде чем заговорить, очень хорошо подумай. Потому что любые твои слова, кроме единственно верных, станут для тебя последними".
   Крок изумлённо распахнул глаза, и рот его невольно приоткрылся. Дыхание стало прерывистым. Он медленно, в замешательстве, облизнул губы.
   Белый тигр ждал.
   Капала где-то вода, срываясь со сталактитов.
   Взгляды хищника и жертвы встретились.
   Человек прерывисто вздохнул.
   - Я... не знаю, почему я это сделал, - наконец медленно заговорил он. - Всю дорогу злился на него... да ещё этот приказ капитана в голове крутился... а тут такой случай подвернулся... и не удержался я. Прости, - Крок отвёл взгляд, даже голову набок повернул - лишь бы не видеть выражения глаз божественного зверя. - Может, я не то сейчас сказал, но... знаешь, я подумал: о чём мне сложнее всего было бы кому-то рассказать?.. Из этого нашего похода. И... вот. Убьёшь теперь?
   И тигр убрал тяжёлые лапы с его плеч.
   "Теперь нет, - сказал он. - Иди! А князю можешь доложить, что некроманты ушли из его владений".
   И белоснежный зверь пропал, рассеявшись серебристыми искрами.
   Крок с трудом сел на мокрых камнях. Тело колотила дрожь. Кинжал со звоном выпал из пальцев. Закашлявшись, агент потёр горло ладонью.
   - Чёрт... - выдохнул он. - Чушь какая-то... - Он коротко, нервно рассмеялся. - Бред... Тариллин Мортис, о Всеблагой Отец... Нет, хватит с меня. Пусть капитан сам за ними бегает, коль так надо! Джеффри! Джеффри, ты где, Вельзерен тебя раздери?
   Маг выбежал из глубины тоннеля, бледный и встревоженный.
   - С вами всё хорошо, Крок? Я следил, чтобы никто сзади не подобрался. А где?..
   Шпион помотал головой, не дав напарнику закончить.
   - Пошли... - он тяжело вздохнул. - Пошли за эльфом. Если не найдём его, возвращаемся домой. Хватит!
   Лицо Джеффри посветлело.
   - Знаете, так и лучше, Крок. Сердце у меня из-за Литиоса не на месте. Идёмте. Некромантов нам сейчас всё равно уже не отыскать...
   Крок криво усмехнулся, и они медленно зашагали обратно. Джеффри поддерживал напарника: того шатало.
   Вир, незримо обогнав их, вернулся к Эету - тот добрался уже до пещерки, где расходились дороги.
   "Эт, они эльфа пошли искать, не поверишь, - с широкой улыбкой телепатически сообщил он, материализуясь в человеческом виде рядом с другом. - Как он, кстати?"
   "Надеюсь, его уже лечат, - улыбнулся в ответ лич, останавливаясь и отступая на всякий случай за скальный выступ. - Значит, та парочка идёт сюда?"
   Вирлисс кивнул, последовав за своим государем.
   "Живая и здоровая?" - улыбка Эта становилась всё шире и шире.
   "Как и твой эльф!" - Вир с видом непризнанного гения вскинул голову.
   "Ну, мой эльф не такой уж и здоровый, - Эт помрачнел. - Но живой, и это главное. Я потом тебе всё расскажу... Тс-с!"
   Он приложил палец к губам.
   Оба вжались в стену.
   Мимо, уже не скрываясь, вздыхая и переговариваясь вполголоса, прошли Крок и Джеффри - прямо к левому тоннелю.
   Ни тот, ни другой даже не повернули головы.
   "Они ни во что не влипнут? - озабоченно спросил Вир. - Может..."
   Эет слабо отмахнулся.
   "Не во что там уже влипать. Я потом тебе расскажу", - повторил он на вопросительный, изумлённый взор Вира.
   Они проводили взглядами удалявшиеся спины княжеских людей.
   - Хвала Мортис, - одними губами прошептал Эет, когда те скрылись из виду. - Всё. Пошли отряд догонять!
   И немёртвые, ориентируясь по едва уловимому запаху жизни, скрылись в переплетении тоннелей.
  

Глава LII

Легенды людей, выводы эльфов и планы демонов

Крок и Джеффри

  
   Тяжёлая деревянная крышка над прогнившей, хлипкой лесенкой, ведущей из катакомб, подалась с трудом. Сверху на лицо и волосы посыпались комья сырой земли. Лба коснулось дуновение свежего ветерка, полного запахов ночного осеннего леса.
   Отвалив полностью крышку люка, Крок выбрался на поверхность - это был один из немногих известных ему выходов - и помог вылезти Джеффри. Вздохнув с облегчением, агент пинком уронил крышку обратно, и она, замаскированная мхом и дёрном, сразу слилась с усыпанной палым листом землёй. Крок развернул плечи и вздохнул полной грудью, а потом достал из-за пояса флягу и сделал несколько глотков.
   - Всё! Выбрались! - он утёр пот со лба.
   - А почему вы не хотели, чтобы я переместил нас в город? - Джеффри недоумённо приподнял бровь, поправив на груди ремень лука. - Быстрее бы узнали о судьбе Литиоса. Точно ли он телепортом воспользовался... Но ведь не мог же парень просто испариться. А вот магическое поле куда-то сгинуло. А оно там было, Крок, Всеблагим Отцом клянусь! Что на всё это эльфы скажут, подумать страшно...
   Крок улыбнулся и стащил с себя амулет ночного видения. Над поредевшими кронами висел широкий месяц, и в его свете прекрасно различались и деревья, и мшистые валуны...
   - Возьмите. Ни к чему мне в Тагин возвращаться, - просто ответил он.
   Брови Джеффри поднялись ещё выше - уже обе.
   - Постойте... Но как же...
   - Я говорил, что, если задание не выполню, лучше мне живым к господину капитану не являться. А я его не выполнил. И пытаться не стану. Хватит с меня!
   - Но... - Джеффри осёкся и пожал плечами. - Что там произошло, с тигром?
   - Возьмите! - настойчивей повторил Крок, протягивая амулет. - Что могло произойти? Поговорили мы... - он вздохнул.
   Джеффри нахмурился и взял свой амулет с раскрытой ладони бывшего агента.
   - Поговорили?
   Крок некоторое время молчал. Ему предстояла дорога в неизвестность - и самое меньшее, что он мог сейчас сделать - это воспользоваться последней возможностью кое-что для себя прояснить.
   Так. На всякий случай...
   - А как вы думаете, откуда мог взяться тариллин? - спросил он.
   - Может, второй маг его призвал? - пожал плечами Джеффри. - Есть такие заклинания, что призывают подобных существ. Кто-то призывает демонов, кто-то ангелов... Говорят, гномы некогда валькирий могли призывать - были такие существа, спутники Одина. Возможно, так и тут... Маг Смерти призвал ангела Смерти.
   Крок тяжело вздохнул и опустился на заросший мхом валун.
   - Может быть. А ведь есть легенда, что император Ламерт...
   - А, что в его спутниках был один из ангелов Всеблагого Отца? Ралиэль, кажется? Или Радаэль... Не помню точно имени. Все думали, что он простой оруженосец.
   - И никто даже не догадывался об его истинной природе. Для чего он с ними по миру-то колесил, не напомните?
   Джеффри оттопырил в задумчивости нижнюю губу.
   - Как он сам говорил, его послали верные Всеблагому Отцу ангелы, чтобы спасти мир от разрушения. Ангел Ираиль, возгордившись, решил уничтожить Невенар, как неудачное творение, и сотворить свой - чтобы порадовать Всеблагого Отца. А может, и подвинуть, кто знает? Раз у него была сила разрушить и создать целый мир...
   - Если бы такая сила у него была, - возразил Крок, - Ламерт и этот ваш Ралиэль не совладали бы с Ираилем. Логично?
   Джеффри потёр переносицу.
   - Логично, - признал он наконец, садясь на валун напротив Крока.
   - Хотите пить? - тот протянул магу флягу.
   - Давайте...
   - Так неувязочка получается! - вернулся к теме бывший княжеский агент. - Или Ралиэль наврал с три короба, и не мог Ираиль ничего с миром сделать - но тогда мотива нет у Ралиэля под видом Смертного тут лишения терпеть. Либо... Либо Ираиль предполагал, что получит подобную силу - и не успел. Не срослось у него что-то.
   - Значит, не срослось, - улыбнулся Джеффри. - И слава Всеблагому Отцу! А что это мы о легендах заговорили?
   - Ну, раз ангелы в мир возвращаются, - улыбнулся широко Крок, - это уж не легенды, а реальность, верно? А откуда стало известно, что Ираиль со своей посланницей людям врут? И что девчоночка-ангел вовсе не спасительница мира, а совсем даже наоборот?
   - Иллаэль? Вы о ней? Да она сама, кажись, призналась, - пожал плечами Джеффри. - Когда раздумала Ираилю помогать. О Ралиэле она и не знала ничего... Он же до последнего свою тайну хранил, только в решающей битве открылся. А если бы Иллаэль не призналась, то эльфы бы сказали. Эртион-то к людям шёл по воле Гвариана - пророчество от него было. Ну, Эртион, который стал лучшим другом императора Ламерта! - пояснил Джеффри, заметив недоумённый взгляд собеседника.
   Тот махнул рукой и поморщился.
   - Эльф, короче! Значит, и тут Гвариан. С пророчествами своими... - Крок сплюнул. - Выходит, он знал о планах Ираиля? Хор-рошо быть вещим! - агент снова сплюнул. - Только почему в таком разе мы тут нежить-то вынюхивали, как идиоты?.. Не понимаю я такого ясновидения.
   Джеффри слабо улыбнулся.
   - Не любите вы Гвариана...
   - Не люблю, - признался Крок. - И эльфов в целом не люблю... - он вздохнул. - Наверное, я не прав... как сегодня мне дали понять. Мало ли, кого мы не любим, да?
   Джеффри смотрел с недоумением.
   - Так к чему вы? - поторопил он.
   - Да так... Ощущение возникло, когда говорили с тариллином... Когда я в глаза ему посмотрел. Я почему об ангелах и спрашивал... Ощущение, что это второй наш с ним разговор, - Крок улыбнулся. Невесело.
   Джеффри нахмурился.
   - Вы хотите сказать...
   - Нет. Не хочу. Ничего я не хочу сказать. Если бы хотел, пошёл бы в Тагин. И вы, Джеффри... о догадках тоже не говорите. Сами понимаете, какие могут быть догадки в докладах? - Крок снова улыбнулся. - В докладах должны быть факты. Только факты. Вот вы им и скажите: было так-то и так-то. Некромантов упустили. Куда ушли, не знаем, но ушли - это факт. У Вильзена спросите, у проводника их. Где, значит, он с ними расстался, и чего они о планах своих при нём говорили. А Крок тоже ушёл. В неизвестном направлении. И не вернётся. Пусть им Гвариан меня вещий искать помогает, коль надо, - Крок совсем уж откровенно, насмешливо, разулыбался. И вдруг посерьёзнел. - А я не думал, что у Мортис могут быть такие тариллины.
   - Какие? - задумчиво проронил Джеффри, явно пытаясь переварить услышанное. Где-то вдалеке крикнула птица. Прошумел ветер в ветвях.
   - Благородные, - просто ответил бывший агент. - У Мортис, понимаете? Нет? Вот и я не очень. И никто не поймёт. Так что молчать об этом надо. А то... Хорошо, если просто за психа примут, а не за сообщника, например...
   Джеффри задумчиво кивнул.
   - Вы правы...
   Они помолчали.
   - А знаете, - заговорил вдруг маг, - я где-то читал... в каком-то древнем-древнем труде... Легенда была одна. Её Ламерту будто бы Ралиэль рассказал, на одном из привалов, ещё под видом Смертного. Что, взирая на мерзости Мортис, ужасались ангелы. И однажды не утерпели и попросили Всеблагого Отца указать им способ уничтожить её. Всеблагой Отец не отвечал ни да, ни нет... но в конце концов, вроде бы, согласился. Но при условии, что не найдётся никого, кто поднял бы голос в её защиту. Ну, ясное дело, из Светлых, потому что - какой смысл нежить или людей-некромантов спрашивать? Но если хотя бы один Светлый скажет, что она достойна жалости... И вот тут - самое интересное-то! - выходит вдруг из толпы этих златокудрых синеоких ангелов один - и им, своим же собратьям, все планы рушит! Говорит: она не только жалости, она прощения достойна. В ней столько любви и боли!
   Ангелы... ну, ангелы его чуть не съели, надо полагать, - Джеффри улыбнулся. - Даже Всеблагой Отец изумился. Что ж ты, говорит, против своих же слов... Разве ты с другими не просил её покарать?
   "Нет, не просил", - говорит.
   "Так что ж ты, не видел, что она творит?"
   "Видел, Господь мой. Но это зло порождено другим злом. Вины же Силинель тут меньше всего".
   А ведь просчитать - к первому-то злу - проще простого. Это ж что получается: если бы Гвариан не погиб, Силинель бы не предалась злу. Он бы не погиб, если бы не убил его Один. Один бы не убил Гвариана, если бы не защищал свой народ. Он бы его не защищал, если бы эльфы мирно сидели в своих лесах. Они бы мирно сидели в своих лесах, если бы не демоны, которых выпустил решивший мстить Вельзерен. Вельзерен не решил бы мстить, если бы Всеблагой Отец не сбросил его с Небес...
   - И что с тем ангелом стало? - с сочувствием спросил Крок.
   - Всеблагой Отец нахмурился и говорит: неужто ты намекаешь, что я несправедливо и с Падшим поступил?
   А тот отвечает: не дерзну судить о твоей справедливости, Отец мой, но, по-моему, и кара Падшему слишком сурова, и беды все мира с этого начались.
   "Ишь ты, - говорит Всеблагой Отец, - какой! Всех бы тебе спасти и простить. Добрый, а ума мало. Ну, оставим Вельзерена. Не о нём речь... Так, значит, думаешь, что Мортис достойна прощения?"
   "Да. И думаю, и чувствую, - просто отвечает тот ангел, преклонив колени. - Я любил Силинель с тех пор, как впервые увидел её - на расстоянии, не смея выдать свою любовь богине Любви. А когда она стала богиней Смерти, а Гвариан предал её, сердце моё чуть не разорвалось от боли. Не прошу тебя покарать Гвариана... но позволь Силинель спастись!"
   Все ангелы так и ахнули, а Всеблагой Отец вроде обрадовался.
   "Ну, коль говоришь ты мне, что любишь богиню Смерти, то готов ли ты за её спасение пожертвовать собственным бессмертием? Готов ради неё стать Смертным - навсегда?"
   Ангел глаза широко распахнул и онемел даже на несколько секунд. Тишина стояла в божественных чертогах - что и сказать нельзя. А потом он, став бледнее своих белоснежных одежд, очень тихо, но твёрдо ответил "Да" - и в глаза Всеблагому Отцу посмотрел.
   Тот кивнул и сказал, что, когда придёт время, лишится он своей ангельской природы и родится среди людей, обычным человеком. А дальше - всё в его руках. Будет ли помнить его душа свои чувства к богине - и достанет ли у него, у Смертного, силы...
   Есть что-то в этой легенде, - Джеффри улыбнулся. - Запомнилась она мне. Не знаю, кто был прав: ангел этот - или его товарищи... Стал ли он уже Смертным и проиграл - или его время ещё впереди? Но одно то, что Всеблагой Отец дал ему попытку, о многом говорит. Значит, есть для Мортис шанс на спасение. Значит, не так уж она и плоха.
   - Рад, что вы меня поняли, - Крок поднялся и протянул руку магу. - И за рассказ спасибо. На сердце, право слово, легче стало. Только всё же о тариллине... не рассказывайте. Что говорил я с ним. Хорошо?
   - Обещаю, - Джеффри тоже встал и крепко пожал руку бывшего агента. - Что ж, вряд ли ещё свидимся... Удачи вам, куда б вас судьба ни забросила - и прощайте!
   - Прощайте! - благодарно кивнул Крок - и скрылся в густом лесном подлеске, который начинал застилать предрассветный туман.
   Джеффри некоторое время смотрел вслед напарнику - а потом прошептал заклинание телепорта и переместился во дворец князя, где, согласно договорённости, ждал его мессир Дарин.

Гвирион

   Глава эльфийской фракции Совета магов сидел у изголовья спящего юноши и смотрел, как золотистые солнечные лучи скользят по резному дереву стен и мебели, ложатся на подушку, заставляют переливаться волосы - и так бесстрастно освещают ввалившиеся щёки, землистый цвет лица, заострившийся нос...
   А за окном по-прежнему пересвистываются птицы, и всё так же покачиваются под тёплым ветром ветви деревьев, и шелестит листва...
   Сердце старого Лорда разрывалось от вины и боли: ведь он, он сам послал этого пылкого, подающего надежды юношу навстречу такой опасности! Он, глава Совета, помощник Владычицы. Он, для которого каждый эльф - как собственное дитя!
   Если бы знать...
   Целители прикладывали все усилия, маги дежурили у постели Литиоса днём и ночью, и в конце концов их усилия увенчались... хоть каким-то успехом. Ноги восстановились - как оптимистично говорили лекари. На самом же деле желеподобная синяя масса просто разделилась и стала напоминать две конечности.
   Довольно аморфные и лишённые костей.
   Целители и жрецы уверяли, что в свой срок всё восстановится, что лечение идёт хорошими темпами - для такого тяжёлого случая. И что ноги обязательно придут в норму - и юноша сможет снова ходить. И даже бегать.
   Гвирион тяжело вздохнул. Он молил Гвариана, чтобы надежды не оказались ложными. Просто нужно время. Время. Сколько? Десять лет? Двадцать? Для бессмертных эльфов это, конечно, невеликий срок...
   Если не лежать прикованным к кровати.
   А ведь какой светлый ум, какой талант, какое преданное сердце!
   И какие перспективы при дворе открывались перед этим мальчиком...
   Гвирион уже пообещал себе, что не забудет Литиоса и, когда тот поправится, восстановит на всех должностях.
   Если будет на то желание самого юноши. Если эта история навсегда не искалечит его душу. Не погасит огонь в сердце - тот огонь, что толкал к новым и новым свершениям.
   Литиос слабо застонал и открыл глаза.
   - Мой... Лорд? - прошептал он, увидев возле своей постели советника Владычицы.
   Гвирион вымученно улыбнулся.
   - Мальчик мой... я так перед тобой виноват...
   Литиос улыбнулся в ответ - слабой, но светлой улыбкой.
   - Что вы, милорд, я сам просил вас об этом задании... Я хотел вам рассказать... а вы всё не приходили...
   - Целители не пускали, - вздохнул советник. - Второй день я в столице, и только сейчас прорвался к тебе. Вчера достопочтенная Иллиина была непреклонна.
   - Что в Тагине? - Литиос стиснул руку старого эльфа.
   Гвирион вздохнул и покачал головой.
   - Люди... - поморщился он. - Единственное, чего мы от них добились, так это уверений, что некроманты покинули пределы города. Дескать, тот отряд, в котором ты шёл, предоставил сведения... - советник криво усмехнулся. - "Сведения"! Союзнички, чтоб их... Что я мог сделать? Приказать захватить князя тагинского в заложники? Штурмовать Гильдию магов? - Он снова вздохнул. - Надеюсь, ты расскажешь мне толком, что произошло.
   - Значит, Крок был прав... Некроманты действительно разделились. Начальник их, похоже, решил наш отряд от своих увести... или разделить нас. Ну, раз уж я за ним шёл... а Крок и Джеффри выяснили, что остальные покинули катакомбы. - В голосе эльфа прозвучало облегчение. - Значит, они вернулись? Крок и Джеффри вернулись?
   Гвирион побарабанил пальцами по столику у изголовья. Вернулся-то только человек мессира Дарина, маг Джеффри. Агент капитана по неизвестной причине решил не возвращаться в город. Хотя капитан его так ждал... Всё бегал туда-сюда по коридору перед дверями князя, мессир Дарин даже попросил не мельтешить. А когда явился с докладом Джеффри и сообщил, что Крок, дескать, простился с ним у выхода из катакомб и отбыл в неизвестном направлении... Гвириону показалось, что капитан, без преувеличения, вот-вот грохнется в обморок.
   Что ж... Люди всегда вели свои игры, и этот человек, похоже, крупно проиграл.
   - С твоими напарниками всё хорошо, - не вдаваясь в подробности, успокоил юношу Гвирион. - Кстати, почему ты не позвал их на помощь?
   Литиос медленно провёл языком по пересохшим губам.
   - Они бы ничего не смогли сделать... - ответил молодой эльф. - Разве я имел право звать их на верную смерть? Я думал... пусть уж они добудут сведения, это важнее... раз уж мне суждено умереть. Зачем же тянуть за собой других?
   Гвирион покачал головой.
   - Мне сказали, там была неконтролируемая магия.
   Литиос прикрыл глаза.
   - Да... - прошептал он. - Это не некроманты устроили, нет. Это...
   И, сбиваясь, переводя дыхание, иногда умолкая на несколько минут, Литиос пересказал всё, случившееся с ним в катакомбах.
   - И всё же... - закончив, вдруг добавил он, не открывая глаз. - Всё же я уверен, что там кто-то был. Там был кто-то ещё!
   Гвирион покачал головой.
   - Мой мальчик, твои спутники искали тебя, насколько мне известно, но так и не нашли. И они сообщили, что поле, искалечившее тебя... - он умолк, прикусив губы.
   - Что? - выдохнул Литиос.
   - Поле по какой-то причине исчезло. Загадка на загадке. Сейчас наши маги работают совместно с магами Тагина, изучая это явление. Так что, знаешь ли... никого с тобой не было. Тебе повезло, что ты успел активировать телепорт, перед тем как отключиться. Целители говорят, что ещё бы несколько минут - и тебя ничто бы не спасло.
   Литиос прикусил нижнюю губу - и лицо его озарилось каким-то внутренним светом.
   - Я ничего не успел активировать, мой Лорд, - с сияющими глазами отрезал он. - Я знаю. Уверен. Но я видел... краем глаза я видел.
   - Маг, за которым ты шёл? - Гвирион удивлённо приподнял бровь. - Ты думаешь, это он спас тебя?
   Литиос только фыркнул и помотал головой.
   - Нет... Он, наверное, был уже мёртв к тому времени. Там всё так исказилось... там...
   - Так что же ты видел?
   - Гвариана! - с детским восторгом сообщил Литиос и, забывшись, попробовал сесть на постели. И тут же упал на подушку с исказившимся от боли лицом. Из закушенной губы потекла тонкая струйка крови.
   - Гвариана?.. - советник приподнял брови.
   - Да! - выдохнул Литиос. - Я почувствовал... запах озона. Это последнее, что я помню. Силуэт стройного мужчины, вставший на пути свечения... и запах озона. И вы говорите, поле это пропало... а меня кто-то обратно перенёс!
   - Хм... - Гвирион в задумчивости склонил голову набок. - Ну... не стану спорить, мальчик мой. Кто знает? Не стану спорить. Хвала Гвариану, если так. А теперь расскажи мне побольше об этих некромантах. Их же искать надо, как ни крути...
   - Да... - Литиос помрачнел. - Я подвёл вас...
   - Литиос!
   - Но я всё же кое-что могу сказать. Я прекрасно рассмотрел их, но, более того...
   Юноша замолчал, и лицо его стало каким-то печальным и в то же время решительным.
   - Не торопись, - посоветовал Гвирион. - Давай по порядку.
   Литиос кивнул.
   - Двое эльфов. Точнее, эльф и эльфийка. Трое людей, не считая проводника. Двое мужчин и женщина. Наверное, людей теперь уже тоже двое. Раз уж их начальник погиб. Но, милорд! Их язык!
   - Что - их язык?
   - Люди говорили между собой на странном наречии, в котором я разобрал архаичные элементы языка древней Империи и Алаара...
   - Историки полагают Алаар родиной нежити. Среди магов, вставших тогда на путь некромансии, большая часть была людьми, выходцами из древней Империи, так что ничего удивительного тут я не вижу, - пожал плечами советник.
   - Да, согласен, - кивнул Литиос. - Но это доказывает, что тагинские некроманты действительно причастны к появлению нежити.
   - Почему? - приподнял бровь Гвирион.
   - Язык Алаара. Кто ещё может пользоваться им в нашем мире, если не служители Безмясой Богини? А есть ли у неё иная цель, кроме новой армии живых мертвецов?
   - Хм...
   - И ещё это значит, что явились они в наши края... очень издалека. Когда я это осознал, меня более всего озадачил простой вопрос: что с ними делали эльфы? А с парнем связана ещё одна странность. Он разговаривал с эльфийкой на древнем!
   - На Высоком наречии? - Гвирион приподнял брови. - Но, мальчик мой, это естественно.
   - Нет! - Литиос вспыхнул от гнева. - Милорд, он говорил на языке, который я встречал в книгах эпохи Исхода нежити. Причём девушка-то тоже хороша. Она отвечала ему на современном. - Литиос усмехнулся. - Почему-то на Общем. Словно понимала спутника исключительно с помощью телепатии, а сама пользоваться ею не умела: иначе бы они вели мысленную беседу.
   Мессир Гвирион нахмурился.
   Литиос прерывисто вздохнул.
   - Ужасно осознавать, что среди нас есть предатели. Но, возможно... ситуация даже хуже. Если эльф не мог перейти с древнего даже на современный Общий, то... возможно, он...
   - Возможно! - как-то суховато отрезал Гвирион.
   - Хотя ведь на их языке он не говорил тоже, - с робкой надеждой добавил Литиос.
   - Значит, родился и вырос он не среди этой нечисти! - советник говорил сурово и холодно. - В таком случае я могу даже назвать его имя. Таривил. - Он отвернулся и провёл по лицу рукой. - Какой позор... - одними губами прошептал Лорд. - Но его спутница? Она тоже тёмная эльфийка? Откуда она взялась? - спросил он, вновь оборачиваясь к Литиосу.
   Тот лишь растерянно пожал плечами. Мессир Гвирион вздохнул и решительно поднялся.
   - Ну, мальчик мой, выздоравливай. Порадуй старика. Вот, я тут тебе гостинец принёс, - он вынул из глубокого кармана и положил на столик у изголовья два спелых яблока. - А ещё, чтобы скучно не было, велел Иллиине тебе книги приносить. Ну, поправляйся, поправляйся быстрей, - советник похлопал юношу по плечу и вышел из больничной палаты.
   Выводы напрашивались очень интересные и очень страшные. Да и не мешало бы кое-что уточнить... дополнительно.
   Что ж, медлить далее невозможно. Нужно как можно скорее созывать Совет магов.
  

Эртил и Эрушалия

   Эрушалия в синем дорожном плаще, скрывавшем крылья, стояла у окна башни в кабинете главы Гильдии магов, опираясь рукой о стену оконного проёма, и смотрела вдаль. Взгляд её был рассеян, но пальцы постукивали по стене, выдавая нервное напряжение. Она молчала, хмуря изящные брови - молчала с ухода мессира Дарина.
   На столе лежал, оставленный им, отчёт некоего Джеффри, мага, который выслеживал некромантов в катакомбах Тагина.
   Эртил поднялся с кресла и, подойдя со спины, мягко положил ладони на предплечья Эрушалии. Потёр их, согревая.
   - Руш, успокойся. Всё наладится, - ободряюще шепнул он, склоняясь к её уху - дыхание скользило по шее, ласкало кожу.
   - Эртил, ты болван? - холодно осведомилась Эрушалия, не поворачивая головы. - Мы их потеряли! А ты думаешь исключительно о...
   - Я думаю исключительно, да, - поддразнивая, рассмеялся Эртил, обнимая Эрушалию за талию. - Куда исключительнее тебя. Поэтому и не волнуюсь по пустякам.
   Демонесса попыталась отпихнуть его, но Эртил рук не разжал.
   - Руш, что ты трепыхаешься, как птичка в силках? - посмеивался он. - Вот я и говорю - волнуешься по пустякам.
   Эрушалия резко развернулась в его объятьях, вскинув голову. Лицо её хранило ледяное спокойствие, но глаза гневно сверкали.
   - Эртил, если бы я не знала тебя, я бы решила, что ты инкуб. Пусти. И подумай наконец о нашей задаче.
   - Руш, а у тебя вообще мужчины были? - весело осведомился принц Четвёртого круга.
   Эрушалия приподняла бровь.
   - Моя личная жизнь - это моё дело.
   Он рассмеялся.
   - Неужели?.. Неужели и правда?.. Не было? А ведь многие хотели, да?
   - Эртил, - мягче, как-то устало заговорила девушка. - Давай же обсудим наконец сложившуюся ситуацию.
   - Давай, - с готовностью согласился демон. - Когда ты станешь моей?
   - О, ты невозможен! - Руш резко наклонила голову - и Эртил отлетел в другой конец комнаты.
   Эрушалия ударила его выступами рогов, а не их остриями, но всё равно - удар получился ошеломляющим. Несколько секунд Эртил даже не мог вздохнуть.
   Руш невозмутимо прошла в глубь гостиной и села в кресло, закинув ногу на ногу.
   - Полагаю, тебе стоит вернуться к отцу. И в течение ста лет выплачивать мне четверть годового дохода вашего Дома. Мою первоначальную цену.
   Эртил, скрипнув зубами от боли, встал, прижимая ладонь к больному месту - почти напротив сердца. Эрушалия невольно улыбнулась.
   - Полагаю, тебе не стоит указывать, что мне делать, - процедил он.
   Эрушалия иронически приподняла брови.
   - Может, тогда ты блеснёшь своим исключительным умом? Где нам теперь искать их?
   Эртил наградил девушку тяжёлым взглядом.
   Эрушалия насмешливо фыркнула - хотя этот взгляд молодого демона напугал её.
   - Подумай, - Эртил сел в кресло в другом конце комнаты. - В отряде появилась новенькая. Случайная попутчица. Сопоставь, ты же у нас такая умная, Руш! Ведь капитан говорил именно о ней: девчонка, которая хотела отправиться куда-то на север и которую заподозрили в связях с разбойниками.
   Эрушалия помолчала, размышляя.
   - Да. Логично, - наконец признала она.
   Эртил пожал плечами.
   - Надо порасспрашивать в гостинице. Куда именно эльфийка хотела отправиться? А можно и не расспрашивать, а затребовать отчёты шпионов у капитана... Что ты с бедолагой сделала, кстати?
   Эрушалия прищурилась от удовольствия, вспоминая.
   Как он подпрыгнул, бедняжка, когда, обернувшись, заметил: она, беззвучно возникнув, стояла, скрестив руки на груди, у него за спиной в тёмном кабинете - где он так лихорадочно выгребал армейскую казну из потайного ящика.
   Наверное, куда-то собирался...
   - Когда он мне заявил, что агент, не вернувшись с задания, скрылся в неизвестном направлении, я не выдержала, - очаровательно улыбнулась демонесса. - Я забрала душу. Извини. Но ведь отчёты найти в его кабинете не проблема?
   - Вот и займись! - холодно бросил Эртил.
   - Надо же! Ты не станешь мне выговаривать за похищение души, купленной другим демоном? - насмешливо осведомилась Руш.
   - Это твои проблемы, - вновь пожал плечами наследник Эрмеба.
   Эрушалия поднялась и подошла к нему. И неожиданно он ощутил почти невесомое прикосновение к волосам.
   - Так сильно болит? - виновато шепнула девушка. - Эртил, ну прости... Я не рассчитала...
   Эртил устремил на неё удивлённый и внимательный взгляд.
   Щёки Эрушалии тронул лёгкий румянец - и она кротко присела рядом с креслом, положив ладони на руку молодого демона, лежавшую на подлокотнике.
   - Я правда не хотела тебя обидеть. Ты и в самом деле нашёл выход... но я ведь не знала. Почему же ты сразу не сказал?
   Эртил улыбнулся - и от этой его улыбки Эрушалия против воли потупилась. И на лицо её легло выражение, которого Эртил никогда у неё не видел - и не думал, что увидит когда-нибудь.
   Выражение смущения и робости.
   - Ты... прекрати, наконец, - пробормотала она.
   - А я ничего и не делаю.
   Ноздри её гневно затрепетали.
   - Эртил, - холоднее произнесла она. - Ты выводишь меня из себя. Ты - избалованный папенькин сынок, который считает, будто может получить всё, что захочет. Но иногда... иногда мне начинает казаться, что ты совсем другой. Что ты умный, например. Многое замечаешь, многое понимаешь. Иногда даже пугаешь меня. А иногда становишься таким заботливым... И я перестаю тебя понимать... или начинаю понимать, что никогда не понимала. Если ты прикидываешься изнеженным балбесом... то зачем? Зачем ты меня злишь?
   Эртил торжествующе улыбнулся - колючей улыбкой, хотя ловил себя на мысли, что сейчас ему хочется не пугать и злить Эрушалию, а просто погладить по голове, по этим чудесным белокурым волосам. Хочется быть нежным...
   Но он уже пробовал. Хватит.
   Он наклонился к ней. Она моргнула - и на дне её глаз он рассмотрел тень страха.
   А выражение лица стало совсем ледяным. Губы сжаты плотно-плотно. И смотрит в упор.
   Они скрестили взгляды, как мечи.
   Он склонился ещё ниже. Она не отводила глаз, но огонёк страха в них разрастался, превращаясь в настоящее смятение.
   Эртил улыбнулся ещё шире - и коснулся её крепко сжатых губ своими.
   Глядя ей в глаза.
   Она не шелохнулась. Даже попытки не сделала отстраниться.
   Его пальцы легли на её густые волосы, запутались в них - а губы продолжали ласкать губы.
   Он видел, как вспыхивает мерцающим, неверным огоньком в её глазах негодование - и теряется, гаснет в вихре растерянности. Смущения... Дрожа, опускаются ресницы - и тут же взлетают вновь, не желая уступать и проигрывать.
   Он отстранился.
   Она встала.
   - Кажется, у нас есть дела, - только и произнесла девушка.
   Эрушалия направилась к выходу - невозмутимая и ледяная, словно ничего и не произошло. И обернулась только в дверях.
   - Эртил, не обольщайся, - уронила она. - Этот поцелуй... Это было извинение. Забудь. И не питай ни надежд, ни иллюзий.
   Двери за ней закрылись.
   Эртил довольно улыбнулся и откинулся на спинку кресла.
   Что ж... Всё складывается более чем прекрасно.
   В том, что Эрушалия добудет сведения, куда направлялась эльфийка, он не сомневался ни секунды. Сейчас его интересовал другой вопрос...
   Всплеск божественного могущества. Сильнее, чем могущество тариллина. (То, что советник Атариды - тариллин, Эртил узнал от Эрушалии давным-давно. Это наводило на размышления об особом благоволении Мортис к нынешнему правителю и заставляло действовать осторожнее на его территории, но особо не пугало. В конце концов, сила тариллинов сопоставима с силой демонов). Но всплеск, что он и Эрушалия ощутили этой ночью, превосходил в несколько раз могущество божественных спутников.
   Эртил нахмурился. В отчёте упоминалось, что поле нестабильной магии в катакомбах, копившееся несколько веков, исчезло. Логично предположить, что его исчезновение связано с всплеском божественной силы. Но кто её призывал? Из отчёта Джеффри следовало, что именно туда свернул глава экспедиции. И туда же отправился эльф. Который, по словам мессира Дарина, необъяснимым образом сумел переместиться к своим в самый последний момент.
   Следовательно, либо за своим питомцем наблюдал Гвариан, либо... либо Мортис ближе, чем они думают. И столица Атариды оставлена без присмотра.
   По губам Эртила скользнула улыбка.
   Что ж, пока Руш выясняет, что и как там с эльфийкой, у него есть минутка-другая. Можно успеть сообщить отцу о своих выводах - с глазу на глаз. А учитывая, что все эти необъяснимые события закрутились вокруг гостей герцога Сегерика... Возможно, кое-кому придётся попрощаться не только с местом главы фракции демонов, не только с членством в Совете, но и с жизнью... или со свободой, по меньшей мере.
   Эртил щёлкнул пальцами - и перед ним вспыхнул золотом портал.
  

Глава LIII

Привал

Эет

   Утро сияло, словно пронизанная солнцем голубая льдинка. В чистом воздухе разливался тонкий, волшебный запах морозца, отдающий мятной свежестью и снегом, а в лазурной безукоризненности неба белели покрытые ледниками вершины Хмурого хребта - что дремал там, за шумными пенными порогами Яростной Стремнины.
   Широкая горная река кипела на перекатах всего в нескольких десятках шагов от лагеря, разбитого возле кромки леса: деревья подступали здесь почти к самому берегу.
   На той стороне Стремнины высились уже только горы.
   Золотые кроны негромко шелестели, роняя листья на каменистую землю. Прибрежные валуны покрывала тонкая корочка льда. На некоторых белел снег - ночь выдалась холодной.
   Лури стояла над бешеными волнами, балансируя с раскинутыми руками на обледеневших камнях. Она смеялась и что-то восторженно кричала этому ослепительному сверканию реки, неба и солнца. Таривил хмуро наблюдал за ней, словно за умалишённой - похоже, готовясь спасать соплеменницу, если она вдруг потеряет равновесие и рухнет в бурлящий поток. Что мешало эльфу просто подойти и попросить не прыгать на скользких валунах, Эет понятия не имел.
   Сам он, с полной охапкой хвороста, остановился в тени последних деревьев и с улыбкой наблюдал за лагерем. Вирлисс разводил под котелком костёр, и в прозрачный воздух уже поднималась тонкая струйка сизого дыма, вплетая в морозную свежесть гор и реки свои резковатые нотки, а слабые язычки огня, потрескивая, пробивались из-под груды сушняка. Вокруг них начинало струиться и дрожать тёплое марево.
   Вампир, подсыпая в котелок соли, поднял голову и, встретив взгляд Эета, подмигнул. Эет улыбнулся в ответ, и, подойдя, бросил на землю хворост.
   - Она угробится так, - кивком указал лич на Лури. - Её дело, конечно, но...
   Вирлисс негромко хмыкнул, лукаво покосился на девушку и ничего не сказал.
   Эет вопросительно приподнял бровь, но, так и не дождавшись ответа, только вздохнул.
   - Вот опять у тебя тайны. Как бы снова раскаиваться не пришлось...
   Белый Тигр широко улыбнулся, показав клыки.
   - Не волнуйся, на сей раз не придётся. Но ты прав: у Тара, - улыбка стала ещё шире, - из-за неё скоро случится сердечный приступ. Лури! - крикнул он. - Мы все поседеем, глядя на ваши прыжки. Идите-ка лучше, соберите веток для лежанок. Мы здесь надолго...
   Лури обернулась и, смущённо заправив прядку за ухо, направилась к лесу. Таривил с видимым облегчением вернулся к костру.
   - Вы уверены, что Ариэлла не предаст? - скрестив руки на груди, сурово спросил он, когда Лури отошла достаточно далеко.
   - Это не в её интересах, - пожал плечами Эет, поправляя носком сапога полено в костре. Вирлисс, присев на корточки, развязывал зубами узелок на мешочке с крупой и тихо мычал ругательства.
   - Зачем она вообще вернулась в Тагин? - не отступал эльф.
   Эет вздохнул.
   - Она же объяснила: за конями. Не волнуйся, Тар. Туда она попадёт через астральный уровень, а оттуда... Ну, выведет потихоньку коней, одного за другим, через разные ворота - и завтра к вечеру будет здесь. Сам подумай, мы же не можем идти пешком. Так что придётся подождать...
   - Ты за Рири не беспокойся, Тар, - Вирлисс наконец справился с узелком и, выпрямившись, щедро сыпанул крупы в котелок. - И за её верность тоже. Потому что в данном случае она хранит верность не нам, а Владыке. Скипетр - ключ к его спасению. - Вирлисс невесело усмехнулся. - Поэтому она за нас костьми ляжет, на кусочки даст себя порезать, но не предаст.
   Вампир тихонько вздохнул и потянулся к другому мешку, где лежала солонина. Расстелив на пеньке чистый платок, Вир аккуратно нарезал мясо соломкой, добавил сала и отправил в кашу.
   Эет тем временем выбрал несколько палок из груды сушняка и начал устанавливать навесы из плащей.
   - Когда вы уже примиритесь друг с другом? - осведомился он у Тара: эльф подошёл помочь.
   - Никогда, - коротко ответил Таривил.
   - Что она тебе сделала? Вот лично она?
   Тар пожал плечами.
   - Ну почему ты отмалчиваешься?
   Эльф выпрямился, сжав только что воткнутую в землю жердь так, что пальцы побелели.
   - Вы приказываете мне говорить, Господин мой? - Таривил спросил это тихо и жёстко, в упор поглядев на Эета.
   От неожиданности лич даже моргнул.
   - Нет...
   - Простите, - сдержанно проронил эльф. - Я не хотел быть резким.
   - Похоже, это я был слишком настырен, - примирительно улыбнулся золотоволосый маг. - Извини.
   Юноша только кивнул и, подняв с земли один из плащей, с преувеличенным тщанием принялся его привязывать к палкам, натягивая над землёй.
   - А ещё мне кажется, она хочет проконтролировать Рута... и вообще, проверить, что и как там, в городе, - добавил Эет.
   - Очень может быть, - холодно отрезал Таривил. - Смею ли я просить вас, лорд Эет, более не возвращаться к этой теме?
   - Ну, как знаешь, - Эет улыбнулся. Он видел, что Таривил чем-то расстроен и угнетён, и вовсе не собирался портить ему настроение ещё больше. - Вон у нас какие славные навесы получились! Отличная работа, а? - он подмигнул.
   И эльф тоже улыбнулся ему в ответ - впервые улыбнулся за это утро.
   - А вот и я! - из леса выпорхнула раскрасневшаяся, запыхавшаяся Лури с огромной охапкой свежесломленных душистых веток. Она вдохнула их запах, зажмурившись от наслаждения. - Как пахнут, а?
   Таривил тихонько, насмешливо фыркнул.
   - Что?.. - удивилась Луриэль.
   - Свежих наломала? "Эльфийка"...
   - Не поняла...
   - Да ничего! - Тар махнул рукой и отвернулся, зажимая ладонью рот, чтобы не рассмеяться. Всё его дурное настроение куда-то улетучилось.
   Эет посмотрел на сотрясающуюся от беззвучного смеха спину Таривила и тоже махнул рукой.
   - Не обращайте внимания, Лури. Давайте, складывайте свою добычу под какой-нибудь навес - и пойдёмте, я вам помогу ещё наломать. - И громче добавил, глядя на эльфа: - А наш весельчак поможет Виру. И посмотрим, кто кого там перехихикает...
   Девушка прыснула в ладони - и побежала следом за Эетом: ломать ветки для следующей лежанки...
   ...После столь усердной работы к обеду все собрались весёлые и голодные и, рассевшись на душистых "матрасах" под навесами, за обе щеки уминали вкуснейшую, пропахшую дымком кашу, которую приготовил Вирлисс.
   - Ой, хорошо... - наевшись, Эет растянулся во весь рост на своей зелёной "постели", широко раскинув руки. Похлапывал под лёгким ветерком навес, негромко шелестели деревья - и на душу нисходило невероятное чувство покоя. Покоя и безопасности. Здесь, на отдалённой границе Тагинского княжества, Золотого Леса и Хмурого хребта - земель дварфов - беглецов никто не мог отыскать...
   И то сказать - они, путая следы, добирались сюда по тайным лесным тропам целые сутки!
   И тревожный сон в узкой глухой лощине минувшей ночью, где Ариэлла позволила им вздремнуть буквально часа два, не шёл ни в какое сравнение с тем безмятежным чувством, что сейчас заполняло грудь.
   - Говорят, через эти перевалы Хаарус вёл пленную Иллаэль, - услышал лич негромкий, задумчивый голос Таривила - и тут же сел.
   - Кто такой этот Хаарус, наконец? - опередил друга с вопросом Вирлисс. - Я уже не раз слышал это имя. Рири... - Вирлисс осёкся, бросив взгляд на новую попутчицу, и быстро поправился: - Ксирина его называет предателем.
   - И весьма бурно реагирует на малейшее упоминание, - не удержался от заочной подначки Эет, вспомнив, с какой ненавистью, с каким огнём в глазах говорила о Хаарусе Ариэлла. - Он некогда был эльфом?
   Луриэль не задала ни единого вопроса, она улыбнулась, но тоже уселась поудобнее на своей лежанке, устремив на Таривила полный любопытства взгляд.
   Уютно потрескивали сучья, наливаясь малиновым жаром. Сухая кора, пропитанная золотым соком огня, скручивалась, истончалась - и падала искрами вниз, пеплом касаясь земли. Ветер похлапывал навесами.
   - Хаарус был другом Лакиана, - вздохнул Таривил, поворошив прутиком в костре. - Я ведь рассказывал лорду Вирлиссу, кто такой Лакиан...
   - Мессия эльфов, - кивнул Вир. - Ты говорил, что Гвариан послал Лакиана к эльфам, но нежить убила его, чтобы потом поднять неумер...
   - Как - нежить? - вырвалось у Луриэль: девушка переводила недоумённый взгляд с Вирлисса на Таривила.
   Эльф запнулся и, побледнев, широко раскрытыми глазами уставился на неё. А ту просто понесло:
   - Лакиана убили демоны! Потому что вокруг посланника Гвариана могли объединиться люди, эльфы и дварфы - а княжествам демонов этот союз очень бы мешал. В те годы князья Ада выпустили на землю страшную болезнь. Её так и называли: Дьявольская Чума, - Лури обвела своих слушателей изумлённым взглядом. - Вы не знали? Они мстили людям. За то, что принц Империи чуть не узурпировал трон Вельзерена. Едва не прикончил самого Владыку. Мне матушки... - тут она слегка запнулась, но быстро продолжила: - Мне наставницы в монастыре рассказывали. Месть демонов оказалась страшна. Тогда вымерло почти всё население Империи и Золотого Леса. Дварфы спаслись в своих подземельях... - Девушка вздохнула, словно пыталась отгородиться от неких жутких картин, что рисовало её воображение. - Империя и эльфы должны были заключить союз, чтобы прорвать оборону демонов и уничтожить источник Чумы. Во главе переговоров стоял Лакиан. И демоны убили его, обставив всё так, будто за убийством стояли люди. Разумеется, этим они делали невозможным союз эльфов с Империей. Но тут нежить... Нежить по приказу Мортис оживила Лакиана! И отправила к людям. Пока там разобрались, что да как, источник Чумы успели уничтожить. А потом узнали о новой природе Лакиана... Ему пришлось вернуться к немёртвым. Но его всё равно потом нашли и убили. Дварфы. А чтобы нежить снова его не подняла, тело расчленили и куски спрятали в разных местах. Только потом, много лет спустя... эльфы, говорят, нашли часть его останков и похоронили найденное как подобает.
   - Какая чудовищная несправедливость... - прошептал Эет.
   Вирлисс кивнул, но, взглянув накусавшего губы Таривила, не удержался от смешливого фырканья.
   - Это точно, - заявил он. - Значит, Тар, говоришь, нежить во всём виновата была?.. Какая несправедливость!
   Эльф метнул на растерянную Лури злой взгляд. Кто эту дуру за язык тянул?!
   - Я... что-то не то сказала?.. - смутилась девушка.
   Эет и Вирлисс взвыли от хохота. Таривил вскочил, сжав кулаки.
   - Вам смешно, да?! А вы бы себя на моё место поставили!.. Я что, должен был вам говорить, какая Мортис славная и добрая?! Да можно подумать, она хотела людям и эльфам помочь!.. Она мужу, мужу отомстить хотела, только и всего!.. Надругаться над природой эльфов! С чего бы Лакиану призывать потом Гвариана и говорить ему гадости в лицо?! Чтобы угодить своей новой богине! И когда разгневанный Гвариан явился, сея вокруг себя смерть, нежити и Лакиану просто пришлось расхлебать то, что они сами же и заварили! Им пришлось убить воплощение Гвариана - спасая свои шкуры, а вовсе не мир!..
   - Тар... - начал Эет. Эльф не стал его слушать.
   - А вам так понравилась эта роль - спасители мира, да? Просто упиваетесь собственным величием и благородством!.. А на деле - всего-то выполняете очередной приказ... и кто вам сказал, что вы знаете её настоящие планы? Она сама?! - Таривил издевательски рассмеялся.
   - Таривил! - Вирлисс вскочил, а Эет нахмурился.
   Луриэль переводила растерянный и немного испуганный взгляд с одного участника этой сцены на другого.
   - Ой, да пошли вы все! - махнул рукой эльф и убежал к реке, почти скатившись по обледеневшей тропке.
   Вирлисс обернулся к Эету. В глазах его был немой вопрос.
   Лич пожал плечами.
   - Тар сегодня сам не свой с утра. Ничего. Подумает, остынет и вернётся.
   Тариллин покачал головой, глядя вслед эльфу.
   - Мне кажется, он начинает по-настоящему осознавать, кем стал... и противится этому. - Вир грустно улыбнулся. - Он начинает видеть в нас... друзей. Если бы Тар видел в нас хозяев, он никогда бы не заявил нам "Да пошли вы"...
   - Я чем-то обидела его? - спросила Лури, не понявшая ни слова из бурного диалога эльфа с попутчиками: неумершие сразу прекратили телепатический перевод, едва Тар начал свою "сцену на опушке". Но девушка слышала интонации, видела выражение, с каким глянул на неё эльф...
   - Видите ли, когда-то, рассказывая одну старинную легенду, он несколько исказил факты, - улыбнулся Вирлисс, усаживаясь обратно. - А теперь благодаря вам его маленькая ложь вскрылась, вот и всё. Не обращайте внимания, Лури. Ему сейчас очень стыдно... в первую очередь перед самим собой. Тар хороший парень, поверьте. Когда он поймёт, что был неправ, он извинится, вот увидите.
   - Наверняка он просто забыл рассказать нам правильную версию, - добавил Эет. - Речи не заходило, и у бедняги тот давний разговор с тобой элементарно вылетел из головы.
   Вирлисс вздохнул с преувеличенно сокрушённым видом - и улыбнулся.
   - Ну вот, а ведь намечался такой интересный рассказ. Я-то думал, что наконец узнаю, кто такой Хаарус...
   - Может, Лури знает? - подмигнул девушке лич.
   Луриэль смущённо пожала плечами.
   - Я... знаю, конечно. Но... по-моему, это все знают...
   - А мы вот не знаем! - заявил золотоволосый маг, вытянувшись на животе во весь рост. Подперев руками голову, он с интересом уставился на девушку. - Расскажите, Луриэль.
   - Да-да, расскажите! - Вирлисс небрежным движением перекинул косу вперед и скрестил ноги. Вытянув из-за голенища кинжал, он, по-мальчишески играя, то броском втыкал его в землю, то вытаскивал обратно - и улыбался, предвкушая интересную повесть. - Итак, кто такой Хаарус, кто такая Иллаэль, почему он взял её в плен... Давайте, мы слушаем!
   В лесу пересвистывались птицы: их лёгкая стая опустилась на отдых на ближней опушке, и сейчас ветки трепетали и вздрагивали от непоседливых пернатых, летавших над кустами поздних ягод. Какая-то смелая птичка подпорхнула к костру. Подпрыгивая по земле, она то и дело поглядывала на людей, склонив головку, словно тоже ждала рассказа. Эет, улыбнувшись, кинул крылатому смельчаку хлебных крошек, но тот, испугавшись резкого движения, отлетел к кустам.
   Лури рассмеялась, мило покраснела и, потупившись, повела рассказ.
   - Как Таривил уже сказал, Хаарус был другом Лакиана. С не менее трагической судьбой... Словом, его история начинается в тот момент, когда отряды демонов подступали к поселению, где скрывался Лакиан.
   Поняв, что битва неизбежна, Лакиан позвал Хааруса и попросил о последней услуге. Он, будучи избранником Гвариана, обладал даром предвидения и поэтому знал, что не переживёт боя. Хотя видения повергали душу пророка в смятение, поскольку столь же ясно говорили, что его жизнь тут не окончится. Это противоречие волновало и смущало Лакиана, он не знал, чему верить. Как он мог подумать, что поднимется неумершим?
   - Почему Гвариан ему не помог?.. - пробормотал Вирлисс, нахмурившись. Луриэль пожала плечами.
   - Гвариан... Он... Не знаю. - Девушка сурово сжала губы, и меж её бровей залегла хмурая складка. - Как бы там ни было, Лакиан решил поверить тем видениям, что предрекали ему смерть.
   Итак, он позвал Хааруса и попросил довести до безопасного места... я не помню названия города... попросил довести туда свою жену, которая была беременна - поэтому она повиновалась мужу и оставила его в момент величайшей опасности. Думаю, она никогда не бросила бы его, если бы не боязнь за жизнь их будущего ребёнка...
   Хаарус поклялся, что исполнит последнюю волю своего друга и своего мессии, и что ни один волос не упадёт с головы возлюбленной жены Лакиана. Они выбрались из осаждённого лагеря эльфов, проскользнули мимо постов демонов и углубились в леса. Несколько дней Хаарус вёл спутницу по диким и суровым местам, оберегая и сохраняя от всякого зла, и уже на границе безопасных земель с ужасом понял, что женщина заразилась Дьявольской Чумой.
   До беглецов уже достигли слухи о гибели Лакиана, и потому эльфийка готова была приветствовать свою смерть, хотя и печалилась о судьбе нерождённого малыша. Но Хаарус не мог допустить такого финала. В отчаянии он вышел из лесов на дорогу и расспрашивал всех встречных о лекарстве от Чумы, но никто ничего не мог посоветовать. Тогда один из друидов, хранителей леса, что живут тысячами лет и скорее духи, нежели существа из плоти и крови... Один из них сжалился над эльфом. Он явился Хаарусу и поведал, что в нескольких днях пути, в глухой чаще, находится святой источник, обладающий целительной силой.
   Хаарус понимал, что это его последний и единственный шанс спасти спутницу - и они отправились к источнику.
   Между тем владыка демонов Вельзерен начал понемногу приходить в себя после страшного противостояния с порочным и жестоким духом принца Утана, вытянувшим из Владыки Преисподней почти все силы. Вельзерену потребовалось несколько лет, чтобы излечиться и снова начать интересоваться происходящим в Невенаре... Не знаю, что он сказал своим князьям, узнав о выпущенной ими Чуме... об уничтожении Лакиана... Легенды говорят, Владыка был крайне недоволен, поскольку надеялся узнать от пророка, как спастись из заточения. Теперь спрашивать было не у кого. Но оставался лучший друг Лакиана, Хаарус, который мог что-нибудь слышать об этом от посланника вещего Гвариана. Вельзерен приказал отыскать Хааруса и спросить...
   ...Они окружили путников на лесной опушке, возле самого источника - высшие князья и герцоги Ада. Эльф заявил, что будет говорить с ними лишь тогда, когда они позволят его спутнице безопасно уйти - и не станут преследовать её потом. Демоны пообещали, и супруга Лакиана покинула Хааруса, спасая дитя, что носила под сердцем. Предание утверждает, что демоны не позволили ей выпить из источника, но я, честно говоря, не верю, - Лури улыбнулась. - Иначе бы она не добралась живой до эльфийской столицы... а она добралась.
   Итак, Хаарус остался один на один с ужасными порождениями Преисподней. Они ждали, что эльф тоже выполнит своё обещание и поведает им, говорил ли Лакиан, как можно спасти Владыку Ада из заточения...
   - Но светлый эльф не может держать слово, данное тварям из Преисподней!
   Луриэль вздрогнула и обернулась. За её спиной, скрестив руки на груди, стоял Таривил - он подошёл совсем беззвучно, - и голос его полнился холодным негодованием.
   - Что может значить слово, данное демону? Возможно, Лакиан и не говорил ничего Хаарусу - не это важно. Хаарус просто рассмеялся им в лицо - и я его понимаю. Он наотрез отказался говорить.
   - Ох... - Вирлисс вздохнул и покачал головой. - Какое счастье, что... Ксирины тут нет.
   Эет смешливо фыркнул.
   - Да уж. Сейчас бы развернулась... дискуссия.
   Оба они, подшучивая над Таривилом, ни словом не упомянули его недавнюю выходку. Вирлисс протянул эльфу чайник.
   - Тар, раз уж ты стоишь, сходи-ка за водой. Пить хочется.
   Таривил мрачно поглядел на Лури, но, ничего не сказав, взял протянутую посудину и вернулся к реке. Девушка проводила его растерянным и виноватым взглядом. Налетевший порыв ветра бросил ей на лицо пушистую прядь, и Лури заправила её обратно поспешным, неловким жестом.
   - Продолжайте, Луриэль, - ободряюще улыбнулся Эет. - Итак, Хаарус нарушил слово... - Лич на мгновение замолчал, вспомнив своё первое знакомство с демонами и то, как сам готов был обмануть Ариэллу. - И я его где-то понимаю. Создания Вельзерена очень... своеобразный народ. И опасаться их вполне естественно. Хотя от доводов разума честь не перестанет быть честью, а подлость - подлостью...
   Вздохнув, он сел, подтянув колени к подбородку. Обхватив их руками, устремил задумчивый взгляд на огонь. Его собственная затея, при всех благих намерениях - не что иное, как попытка обвести вокруг пальца Сегерика и Рири. А учитывая, что теперь он не просто обманывает Ариэллу как политик, но ещё и спит с ней... Кто бы говорил о чести.
   Эет уткнулся лбом в колени. На душе стало совсем скверно.
   Долг государя, чтоб его! Какая же скверная это штука - долг государя...
   Девушка наклонила голову.
   - Как хорошо вы сказали... - прошептала она.
   - Лорд Эет вообще хороший человек, - проронил вернувшийся Таривил, подходя к костру и подвешивая чайник над огнём. - Я прошу простить моё поведение, - обратился он сразу ко всем.
   - Да оставь, Тар, уже давно всё забыли! - Вирлисс махнул рукой, прося эльфа сесть и не загораживать рассказчицу. - Спасибо за воду... Лури, продолжайте, интересно же!
   Эет поднял голову и постарался отогнать дурные мысли.
   Он заметил, что ветер посвежел, а суета птиц в лесу поутихла: они наелись и, отяжелевшие, лишь лениво пересвистывались, изредка перелетая с ветки на ветку. Тени от гор дотянулись до середины реки, а блики в водоворотах Стремнины, по контрасту с этой прохладной синью, засияли, казалось, ещё ярче. Солнце, наполовину спрятавшись за Хмурым хребтом, окружило его вершины ослепительным нимбом.
   - Я с вами согласна, - задумчиво обронила Лури, придвигаясь ближе к огню. - Честь не перестанет быть честью, а подлость подлостью... хотя иногда, наверное, очень трудно понять, где одно, а где другое. Хаарус тоже, надо полагать, запутался. Если бы он просто сказал... честно сказал, что ничего не знает... Демоны ведь могут видеть ложь... так говорят.
   - А если он знал? - в упор спросил Вирлисс.
   Лури смущённо пожала плечами.
   - Да... сказать что-то... что может освободить Прародителя Зла... Наверное... я бы тоже их обманула, - призналась она. - Словом, демоны пришли в ярость и набросились на обманщика. Хаарус принял неравный бой. Он дрался до последнего. И тогда... Здесь версии легенды расходятся. Кто-то говорит, что один из его противников, какой-то герцог Ада, восхитился смелостью погибшего юноши и, забрав тело, попросил Владыку Вельзерена вернуть ему жизнь, а кто-то - что на место боя явился сам Вельзерен... точнее, его дух, вселившийся в одного из приближённых. Он остановил сражение - увы, слишком поздно. Как бы там ни было, Вельзерен оживил Хааруса. Он не был властен над жизнью и смертью, но властен над душами. Владыка не дал душе Хааруса улететь во владения Мортис и, сотворив новое прекрасное тело - тело юного демона - вселил туда душу погибшего эльфа.
   Усевшийся на своё место Таривил фыркнул.
   - "Ах, как благородно! - закатив глаза, с подвываниями продекламировал он, явно передразнивая Ариэллу. - Ах, какой этот Хаарус подлец, о Владыка!"
   Прижав руку к сердцу, он рухнул навзничь, словно сражённый наповал.
   Лури пожала плечами, не поняв этой странной выходки - равно и того, чему так дружно расхохотались Эт и Вир.
   - Трудно поверить, что им руководила жалость, - серьёзно возразила она, видимо, приняв кривлянье Тара за чистую монету. - Скорее всего, он надеялся услышать от демона то, о чём молчал эльф. Однако исчадия Преисподней просчитались. Хаарус, получив новую природу, полностью забыл, кем был раньше. Его душа начала новую жизнь с чистого листа.
   Впрочем, Вельзерен, если и был разочарован, ничем не выдал своей досады. Он очень хорошо относился к Хаарусу, сделал его одним из своих приближённых, одним из князей, осыпал без счёта милостями... - Луриэль улыбнулась. - Возможно, другие бы сказали, что ему хотелось загладить вину своих не в меру ретивых подчинённых... Словом, Хаарусу не на что было жаловаться. Да, он принял участие в войне, которую тогда демоны вели против эльфов и людей - и в которой в конце концов проиграли. Ирония судьбы заключалась в том, что именно Хаарусу выпало взять эльфийскую столицу, где скрывалась вдова Лакиана. Говорят, женщина узнала его - узнала в демоне. Он - не узнал. Хаарус убил её своими руками.
   Эльфы с тех пор считали его предателем.
   Но Хаарусу и дела не было до эльфов. Он служил Вельзерену - так же верно и искренне, как некогда своему мессии и другу, Лакиану. Летели столетия... И вот однажды с небес скатилась яркая звезда - то была девушка-ангел, посланная в Невенар - чтобы спасти его, как она говорила. Однако Вельзерен ощутил в ней отблеск иной силы - силы, способной творить и рушить миры. Словно некогда она видела... или соприкасалась... Эхо божественного могущества.
   И Вельзерен отправил Хааруса с тем, чтобы тот пленил Иллаэль - так звали посланницу Небес - и доставил её к нему, на самое дно Преисподней. Нет, на сей раз не спрашивать хотел Падший - но уничтожить деву-ангела и, освободив скрытую в ней силу, разрушить свою темницу.
   Луриэль замолчала, устремив взгляд своих глубоких глаз на белоснежные пики гор. Солнце уже переползло седловину меж самыми высокими вершинами, вновь показавшись во всём блеске, и ледники сияли в чистом небе так, что больно было смотреть.
   - Странно... На самом деле Иллаэль вовсе не хотела спасти мир. Она хотела уничтожить его. И послал её вовсе не Всеблагой Отец, но другой ангел - Ираиль...
   - Получается, уничтожив Иллаэль, Вельзерен спас бы мир? - уточнил Вирлисс.
   Луриэль прикусила губку.
   - Д-да, - наконец нехотя признала она. - Если смотреть в целом, то да. Но ведь откуда он мог знать?.. Вряд ли Владыку демонов беспокоила судьба мира.
   - Невенар - его творение, - напомнил Эет.
   Девушка удивлённо посмотрела на него.
   - Лорд, вы... разве вы не боитесь и не ненавидите демонов? - с запинкой спросила она.
   Эет улыбнулся.
   - Не боюсь - это точно. И, может, именно поэтому и не ненавижу... Видите ли, Лури, ведь именно страх - источник всякой ненависти. Страх и непонимание. А я... Я - учёный. И именно поэтому всегда пытаюсь понять и докопаться до сути. А когда что-то знаешь, бояться уже трудно. Впрочем, давайте оставим мои взгляды на жизнь и послушаем дальше. Честное слово, вы так интересно рассказываете!
   - Спасибо... - Лури покраснела и потупилась. - Что ж...
   Итак, Хаарус покинул Преисподнюю, поднявшись на поверхность. А надо сказать, что к тому времени демоны практически полностью оставили Невенар. Они не вели никаких войн, не преследовали никаких целей... Существовало лишь несколько порталов, через которые можно было спуститься в Ад - и выйти оттуда. И знали об их местонахождении очень немногие...
   Хаарусу и его небольшому отряду предстояло пройти незамеченными сквозь земли людей и эльфов, чтобы похитить Иллаэль у её проводников и защитников, свято уверенных, что оберегают спасительницу мира, посланницу Всеблагого Отца. Может, именно поэтому выбор Вельзерена пал на Хааруса - ведь некогда тот жил в этих местах, и его душа помнила... пусть у него не осталось сознательных воспоминаний, но нечто на уровне интуиции, смутных образов - оно могло сохраниться. В любом случае, Вельзерен предпочёл отправить его, а не выпускать на землю армии чудовищ.
   Между тем Иллаэль, объявившая себя спасительницей мира, хотела добраться до некого места... якобы там находилось средоточие силы, и только с ним она могла выполнить свою миссию. Как выяснилось позже, в том месте находился портал между миром богов и нашим... Странно, - Лури снова пожала плечами. - Нет, разумеется, такой портал - невиданная редкость, но чтобы с его помощью рушить и созидать миры? Не знаю.
   Эет и Вирлисс переглянулись - и Эет весь превратился в слух. Таривил посмотрел на них - и усмехнулся уголком рта.
   Лури продолжала:
   - Однако в Империи отнюдь не все поверили словам посланницы Небес. Многие хотели заполучить её силу, чтобы использовать в своих целях. Поэтому император приказал одному из своих верных дворян, сэру Ламерту, сопровождать Иллаэль. Тот с благодарностью и великим священным трепетом принял столь благородное поручение и, дабы не привлекать излишнего внимания, выбрал себе в спутники немногих, но зато самых верных и проверенных людей. Уходя от отрядов святой Инквизиции, которая объявила Иллаэль ведьмой и еретичкой - поскольку глава Церкви желал пленить ангела и завладеть его силой - уходя от этого преследования, они углубились в дикие и опасные места. Пройдя сквозь все преграды, Ламерт и Иллаэль почти добрались до портала... И вот тут-то Хаарус и решил действовать.
   Отряд его демонов напал на отряд Ламерта, когда люди остановились на привал. Удар был стремительным и точным. Хаарус и Ламерт сразились - и рыцарь потерпел сокрушительное поражение. Иллаэль, пытаясь спастись, решила бежать - но, чтобы открыть путь в мир богов, требовалась божественная сила, а её Иллаэль не могла высвободить, оставаясь живой. Почему в этот момент она не исполнила свою миссию - неизвестно. Вероятно, что-то помешало ей это сделать... Итак, она просто шагнула в портал, надеясь, что он перенесёт её в другое место Невенара, неважно, в какое. Она оставила Ламерта прикрывать свой уход, но выразила надежду, что они встретятся на той стороне... однако вместо Ламерта в портал шагнул Хаарус.
   И закрыл его за собой.
   Так Иллаэль стала пленницей демона.
   Портал выкинул их где-то здесь, на отрогах Хмурого хребта, на границе эльфов, дварфов и людей. Ближайший спуск в Преисподнюю лежал далеко, в Золотом Лесу, сокрытый даже от его обитателей. Что оставалось Хаарусу? Только идти вперёд и вести за собой свою пленницу.
   Увы, Иллаэль почему-то начала стремительно терять силы. Хаарус делал всё возможное, чтобы сохранить её жизнь, сберечь от всех опасностей. И в его памяти начинали всплывать видения... Ему начинало казаться, что так некогда уже было. Некогда он так же шёл, скрываясь от всех, через эти леса, оберегая женщину... Его пугали и тревожили эти видения - и не меньше беспокоилась из-за них Иллаэль. Что произошло меж ними - меж пленницей и её стражем и заступником? Никто не знает. Известно лишь, что именно после встречи с Хаарусом Иллаэль решила отказаться от планов уничтожить Невенар. И всё больнее становилось Хаарусу вести её дальше - ведь он знал, что ведёт девушку на смерть. Но... что может быть между ангелом и демоном?
   Вирлисс резко втянул воздух и, запрокинув голову, устремил взгляд в пустое небо.
   - Лури... если ангел и демон однажды сумеют понять друг друга... - Он замолчал и вдруг отрывисто, почти грубо бросил: - Ты права, ничего быть меж ними не может!
   Задребезжала крышка на чайнике, брызгая кипятком, и Вирлисс, поднявшись, плеснул себе в кружку чаю.
   - Никто не хочет? - весело спросил он сразу у всех, словно и не было этих его странных последних слов.
   Эт, Тар и Лури, не сговариваясь, одновременно протянули кружки, и, когда их наполнили, а вампир вернулся на своё место, рассказчица продолжила.
   - Так случилось, что Хаарус, желая спасти Иллаэль от странного упадка сил, привёл её к тому самому источнику... и сам выпил из него.
   И память к нему вернулась.
   В отчаянии он проклял демонов и их Владыку. "Лучше бы они просто убили меня!" - так сказал он Иллаэль и поведал ей свою историю. А она, полная сострадания и раскаяния, поведала ему - свою... Ангел обрадовалась его решению порвать с Преисподней, со службой Вельзерену, и сама готова была отказаться от своего плана уничтожить мир - и от Небес вместе с ним...
   Но Хаарус пылал жаждой мести, достойной истинного демона. Он считал, что лучшей местью Вельзерену, создателю Невенара, станет уничтожение его творения - которое Хаарус возненавидел всем сердцем за свои страдания и несправедливость. Он умолял Иллаэль помочь - или ему незачем будет жить. Всё равно он покончит с собой - а так... так хоть смерть его окажется не напрасной.
   Иллаэль, преисполненная горечи, не могла отказать Хаарусу. Она пошла за ним - в долгий и полный опасностей обратный путь к божественному порталу, где должен был ждать её Ираиль... с некой силой, способной уничтожить всё творение.
   - А для чего это было нужно Ираилю? - нахмурился Эет.
   Луриэль хмыкнула, пожав плечами.
   - Он, говорят, хотел порадовать Всеблагого Отца, уничтожив мир, принёсший Всеблагому столько печалей и разочарования. Создать свой... и снискать милость Творца Небес.
   - Снискать милость... - иронически протянул Вирлисс и, усмехнувшись, поднял кверху палец. - Вот оно, ключевое слово. Не просто порадовать, а снискать милость, понимаете ли... Только при таком карьеризме не вижу логики. Ведь милость Отца давно ничего не может дать честолюбцам - поскольку он потерял большую часть Силы вместе со Скипетром, отданным Вельзерену. Слышали о Скипетре Созидания?
   Таривил закатил глаза и иронически глянул на обоих друзей, а Луриэль озадаченно нахмурилась.
   - Скипетр Созидания? Н-нет... - пробормотала она.
   - Кстати, интересно, как Ираиль собирался без него осуществлять свои планы? - Эет переглянулся с другом.
   - Вот и я о том же... - задумчиво проронил Вирлисс. - Похоже, если судить по его характеру, Ираиль - один из тех самых ангелов, которые когда-то кое-кому очень позавидовали. Только, если Скипетр был у них... Почему они никак не проявили себя раньше?
   - Я... не понимаю, о чём вы говорите, - смущённо пробормотала Луриэль. - Ни о каком Скипетре легенда не упоминает...
   - Ещё бы! - хмыкнул Эет, садясь поудобнее и положив вытянутую руку на согнутое колено. - Так чем же всё закончилось?
   Таривил криво усмехнулся уголком рта, но ничего не сказал. Рассказчица продолжала:
   - К счастью, о планах Ираиля стало известно: вещий Гвариан всё сообщил эльфам - и те отправили посланника к людям. Эртион - так звали вестника. Он нашёл Ламерта, помог его отряду пройти через леса...
   Ламерт не знал, что и думать. Как Иллаэль, такая чистая, такая добрая - могла лгать? Могла предавать их веру и верность каждым словом, каждым взглядом, каждым шагом?.. Он очень сдружился с Эртионом, не мог ему не верить... но и не мог поверить в подлость посланницы Небес. Ламерт полагал, что тут какая-то страшная, необъяснимая ошибка... и хотел сам обо всём расспросить девушку. К тому же, он просто очень беспокоился о её судьбе, - Лури вздохнула.
   - А дальше, - продолжала она, помолчав, - дальше, собственно, всё очень печально... Эртион и Ламерт сумели спасти Иллаэль, вырвав из рук пленившего её инквизитора Тьерре...
   - Постойте, - нахмурился Вир. - Какой ещё Тьерре? А Хаарус?
   - А, ну да... - спохватилась девушка. - Я сбилась немного... Хаарус довёл спутницу до портала - туда, откуда некогда начались их странствия. Здесь его настигли бывшие подчинённые, которые потребовали объяснений. Владыка рассчитывал на него - и что получил в ответ на все свои милости и благодеяния?
   Хаарус объяснил всё очень доходчиво, - Лури улыбнулась. - Ему, одному из князей Ада, не мог противостоять никто из обычных демонов. И тогда снова, как когда-то, на поле боя явился сам Вельзерен: в чужом теле. - Девушка прерывисто вздохнула и замолчала. Ветер тревожил её волосы, бросая тонкие прядки на щёки. - Хаарус не стал даже разговаривать с Владыкой Преисподней. Не сказал ему ни единого слова. Он сразу начал сражение... Вельзерен отвечал ему страшными ударами, но... Хаарусу удалось уничтожить демона, чьё тело заключало в себе дух Владыки - и тот вынужден был отлететь обратно, в свою темницу.
   Хаарус выжил - выжил в немыслимом противостоянии... И к нему, израненному, плача от облегчения, кинулась Иллаэль, дева-ангел... "Хаарус, друг мой..." - только и успела она сказать.
   Именно в эту секунду, в этот миг, когда оба они, и демон, и ангел, были обессилены и поглощены своей неслыханной удачей, своим счастьем... когда оба ничего не замечали вокруг... именно тогда к Хаарусу подобрался негодяй и всадил ему нож в спину. Обычный человек сделал то, чего не сумел Владыка Преисподней. И человек этот был служителем Церкви, охотником на ведьм, инквизитором. Звали его Тьерре.
   Он тоже, как и Ламерт, разыскивал Иллаэль - но цель его была иной. Заполучить её силу и заставить служить себе - вот чего он желал. Он выследил посланницу Ираиля - и сумел дождаться подходящего момента. И снова Иллаэль стала пленницей... но ненадолго. К ней на выручку подоспели Ламерт и Эртион. Тьерре бежал.
   А потом, помертвев от горя, Иллаэль рассказала всё Ламерту и Эртиону. Она обелила перед эльфами память Хааруса - и призналась во всех своих грехах. Призналась, что здесь, у портала, должна была открыть путь Ираилю... у которого есть сила... должна была появиться сила... способная уничтожить мир. Однако, если Ираиля тут нет, это значит, что его план потерпел крах... но она рада этому. Она так полюбила Невенар... и всех, кто живёт в нём. Даже... - голос Луриэль дрогнул, словно она лично пережила ту давнюю трагедию девушки-ангела. - Даже демонов.
   - По-моему, эта девица полюбила одного конкретного демона, - фыркнул насмешливо Таривил. И добавил самым небрежным тоном, за которым и Эт, и Вир уловили немыслимое напряжение: - Если его можно считать демоном.
   Ему никто не ответил. Немёртвые понимали, что Тар в первую очередь задаёт вопрос себе самому: кем можно считать одного конкретного тёмного эльфа...
   Луриэль странно посмотрела на Таривила, словно осуждая его иронию, но никак не выразила своё неодобрение. Девушка просто продолжила свой рассказ.
   - Иллаэль боялась, что Ираиль всё же отыщет способ выполнить задуманное. Его требовалось остановить. И она открыла портал в мир богов, чтобы Ламерт и Эртион уничтожили Ираиля. Для этого ей пришлось пожертвовать собственной жизнью - но, думаю, она жить уже не хотела.
   Лури замолчала, и глаза её затуманились.
   - Ламерт и Эртион оказались на Небесах, - вздохнула она. - Такое ещё никому не выпадало... да и не выпадет никогда больше, наверное. Правда, защитникам Невенара недосуг было осматриваться и любоваться. - Голос её посуровел. - Они столкнулись с самим Ираилем. И сбросили его с Небес - с помощью ещё одного ангела, из тех, что хранили верность Всеблагому Отцу... Этот ангел потом перенёс их обратно, в смертный мир.
   - Красивая легенда, - задумчиво проронил Эет.
   У подножия гор уже сгустился сумрак, и тень хребта легла на лагерь - а вокруг вершин разливалось торжество заката - в розовом небе. Алый свет лёг на склоны - и казалось, что ледники превратились в широкую кровоточащую рану.
   - Да нет, - возразил Вир. - Вряд ли легенда. Похоже, Ираиля с Иллаэль кто-то очень красиво подставил, - усмехнулся Вирлисс. - Потому что в такие авантюры от нечего делать не влезают. Обычно к ним тщательно готовятся. И если план с треском проваливается... Интересно, кто и для чего это сделал? Кто руками верных Всеблагому Отцу ангелов убрал Ираиля?
   - Вир, давай не сейчас, - тихо произнёс Эет, многозначительно кивнув на новую спутницу.
   - А Ираиля не убрали, - обронил Тар, ни на кого не глядя: он черкал прутиком по земле. - То есть, конечно, Ираиль лишился божественной силы, но не погиб. Он... как бы сказать... Надо думать, он не хотел повторить судьбу Вельзерена, и потому Щиты Огня при падении не применял. И тело его, разумеется, сгорело. Но дух, одержимый жаждой мести, остался в Невенаре. Он поглотил и уничтожил душу одного из Смертных, находившихся поблизости - наверное, душа эта была наиболее близка Ираилю по свойствам и чертам характера.
   Имя этого негодяя вам известно: Тьерре.
   Так инквизитор стал воплощением падшего ангела. Увы, узнали об этом слишком поздно...
   - Да. Он жаждал власти, - подхватила Лури. - И потому, убив императора, захватил трон. Верные императору дворяне на тот момент ничего не могли поделать - идти против Тьерре означало идти против Церкви. Ламерт, например, бросил службу, поместье - и уехал странствовать. Быть может, он искал смерти... Над Империей тогда словно мрак сгустился.
   - Ираиль не власти, он силы жаждал, - возразил, печально вздохнув, тёмный эльф. - Потерять собственную природу непросто... Непросто после такого остаться собой. Он жаждал вернуть своё былое могущество ангела... или даже получить большее - божественное. И сам не заметил, как предал себя.
   Лури возразила:
   - Он давно себя предал. Давно перестал быть ангелом. Но вы правы - он жаждал божественного могущества. И бессмертия. А другой стороной этого желания стал страх. Страх не успеть. Став смертным, Ираиль более всего начал бояться умереть. Он вострепетал перед могуществом Мортис.
   Эет криво усмехнулся.
   - И он мечтал создать новый мир? Смерть - часть Бытия, она необходима для порядка вещей. Так устроена природа. Именно такой задумал её Создатель. Где смерти нет, там нет и жизни.
   - Эт, не все это понимают, - мягко возразил Вирлисс, подкладывая веток в костёр. Огонь словно стал ярче в первом дыхании сумерек - непередаваемом, ускользающем "сером часе", за которым начинает умирать день. - Желать жить - что может быть естественнее? И очень немногие способны уловить ту грань, за которой это прекрасное желание превращается в нечто чудовищное. Страх смерти способен толкнуть на кошмарные преступления. Всё, что угодно - лишь бы выжить...
   - Могу представить, каким трусливым тираном он стал для своих подданных, - вздохнул Эет. - В каждом неосторожном слове видеть заговор, в каждом кубке предполагать яд... Так можно сойти с ума. Хорошая, конечно, кара для негодяя, но, честное слово, людей жалко...
   - Ты прав, конечно, но всё же не будь столь категоричным. Быть бессмертным и внезапно лишиться этого...
   - Он сам виноват, - пожал плечами лич.
   - Не спорю. И не оправдываю его. Просто хочу сказать, что Ираиля можно понять.
   Эет улыбнулся.
   "Тариллин..." - только мысленно и ответил он Виру. Тот смущённо усмехнулся и опустил взгляд.
   - Что же случилось дальше? - спросил золотоволосый маг у Лури и Тара. Те в замешательстве переглянулись, не зная, кому вести дальше рассказ.
   - Ну... - Лури заправила за ухо прядь. - Ираиль отыскал в сокровищницах Империи Жезл Власти, который давал возможность повелевать нежитью. Древний скипетр, созданный ещё во время Первых Великих войн могущественным некромантом. Тогда за этой вещью, говорят, охотилась даже нежить по приказу самой Мортис - потому что Жезл чуть ли не выводил немёртвых из-под власти богини... И, разумеется, добра не приносил никому, разве что выгоду своему владельцу: мало того, что в распоряжении мага оказывалась страшная сила - что ни кладбище, то готовая армия, - так ещё обладатель этого артефакта переставал стареть и потому мог жить бесконечно долго... Разумеется, убить его было можно, но куда как труднее, чем обычных Смертных. Потому и немёртвые, и Империя стремились уничтожить Жезл.
   Судьба этой вещи долгое время оставалась неясной. То ли её всё же заполучили немёртвые, и Мортис уничтожила Скипетр, то ли первыми до него добрались люди - и тоже уничтожили... говорят, просто растоптали сапогами в пыль. Но, как выяснилось, обе версии не имели ни малейшего отношения к истине.
   Эта вещь сохранилась - и лежала, позабытая, в императорских сокровищницах. Её-то и отыскал Ираиль - и почувствовал себя в относительной безопасности.
   Ни днём, ни ночью не расставаясь с Жезлом, он окружил себя армией зомби, ни на секунду не доверяя живым. Ведь он очень хорошо знал, как легко живые могут ударить в спину: память Тьерре не оставила Ираиля.
   И вот... - Луриэль судорожно вздохнула. - И вот Ираиль решился действовать. Он... напал на ангела, в те далёкие времена постоянно жившего при столице, стоявшего на страже людей. Его так и называли: Защитник Людей. А настоящее его имя было Мираэль.
   - Милосердный - так, кажется? - уточнил Вирлисс.
   - Что - "милосердный"? - озадаченно моргнула Лури.
   - Имя переводится так, - улыбнулся тариллин. - С древнего Общего.
   - Не знаю, - смутилась девушка. - Словом, он убил Мираэля. И... снял с него одну вещь... - Лури закусила губы и почему-то замолчала.
   - Что за вещь? - Эет с Вирлиссом переглянулись, озадаченные такой внезапной остановкой.
   Луриэль упорно смотрела в костёр и не разжимала губ.
   - Я не стану говорить дальше! - вдруг сказала она.
   - Тогда я расскажу, - прервав всеобщее ошарашенное молчание, произнёс Таривил. - Ираиль снял с убитого одну вещь... Не вдаваясь в подробности: тот, кто ею обладал, сам получал ангельскую природу. И тогда...
   - Значит, он добился своего, вернул природу ангела? - не скрывая горечи, уточнил Эет.
   - Нет. Ираиль хотел большего. Он не желал, чтобы ангельская сущность, которая, впрочем, не уберегла Мираэля от гибели, зависела у него от какой-то безделушки: сегодня она на тебе, а завтра ты её потерял... В Жезле древнего некроманта Ираиль видел для себя большую выгоду. Но вещь Мираэля... - Таривил вздохнул, - ...эту вещь Ираиль использовал весьма странно. Он подарил её. Девушке. Почему-то - русалке. Обычной русалке. Надо полагать - первой встречной.
   - Что-то я не замечал, чтобы русалки на каждом прибрежном камне сидели, - покосившись на Лури, проронил Вир.
   Та, сжав губы, смотрела в землю. Золотые тени огня скользили по её лицу. Взгляда Вирлисса она не заметила.
   - Именно! - Таривил встряхнул головой и, переломив о колено сухую палку, подбросил в костёр. В густые, сизые сумерки взвился сноп искр. - Это сколько ж ему пришлось путешествовать, пока хоть на одну наткнулся? Или он просто сидел и ждал где-нибудь на берегу, где, по слухам, они водятся?
   - "Водятся"! - тихо фыркнула Луриэль.
   - Так что там с русалкой? - поторопил заинтригованный Эет. - Ираиль её встретил, и?..
   - И подарил снятую с Мираэля безделушку, которая придала девчонке ангельскую красоту и могущество. Не помню, как звали эту дурочку...
   - Ундиллашшиль, - странно напряжённым тоном проронила Луриэль. - Её звали Ундиллашшиль.
   - Возможно, - отмахнулся Таривил. - Но умом она действительно не блистала. Что Ираиль нашептал над этой безделушкой, неизвестно, но русалка, говорят, внешне стала напоминать Силинель - какой та была до гибели мужа. И Гвариан, поражённый таким сходством, взял подводную обитательницу в жёны, - Таривил криво улыбнулся. - И всё бы ничего... но девчонка, по собственной ли глупости, по наущению ли Ираиля или вторя любовным уверениям Гвариана... словом, она объявила себя истинной Силинель и потребовала от смертных божественных почестей. Храмов, молитв, приношений... В своей неосмотрительности она дошла до того, что объявила Мортис самозванкой.
   - Могу представить, что чувствовала Сили, - прошептал Эет. - Не говоря уже о том, что не стоит злить Смерть...
   Вирлисс неприятно усмехнулся.
   - Да! - глаза Таривила сверкнули. - И Мортис поставила точку в этой затянувшейся истории с Ираилем - как и подобает Смерти.
   Эет и Вирлисс с удивлением переглянулись: в голосе эльфа при этих словах прозвучала гордость и даже - мыслимое ли дело? - чуть ли не мрачная радость.
   Таривил, весь в давней легенде, ничего не замечая, продолжал рассказ: быстро, звенящим, напряжённым голосом.
   - Неумершие отыскали русалку - и никакое ангельское могущество не помогло ей устоять против посланников Мортис. Они захватили её в плен, забрали подарок Ираиля и отвезли девушку в Храм... - Таривил чуть запнулся. - Ни люди, ни мерфолки, ни эльфы не пришли ей на помощь. Дальнейшая её судьба неизвестна...
   - Даже Гвариан не пришёл, - с кривой улыбкой проронила Лури.
   Эет только презрительно усмехнулся краешком рта, а Вирлисс и Таривил - внимательно посмотрели. Впрочем, во взгляде Вира читалось сочувствие, а во взгляде эльфа - удивление и боль. Но Лури молчала, ничего более не добавляя. Она сидела в сгустившейся тьме, обхватив колени руками, на самой границе светового круга, и золотое мерцание костра трепетало на её лице и руках. Отодвинься девушка чуть дальше - и пропадёт, сольётся с мраком.
   Таривил, помолчав, лишь покачал головой и продолжил:
   - Потом, повинуясь воле разгневанной богини, немёртвые разыскали главного виновника: Ираиля. По иронии судьбы, они нашли его там, где он сразил Защитника Людей, Мираэля. И богиня, перед тем как отправить своих служителей в опасную битву с негодяем, низвергнутым с Небес, вернула погибшему ангелу, Мираэлю, жизнь - та была заключена в похищенной безделушке, отобранной у русалки. Слуги Мортис отыскали и Ламерта - и тот успел со своими отрядами на подмогу. Общими силами Мираэля, людей и нежити Ираиль был уничтожен - окончательно. Нежить вернулась в свои земли, Ламерта Мираэль возвёл на престол Империи, Жезл, дававший власть над немёртвыми, забрала богиня - и уничтожила. Так и закончилась эта история...
   - Только не понятно, кто же в ней - главный кукловод... - задумчиво проронил Вирлисс. - Кто и зачем стремился убрать Ираиля?..
   - И почему Ираиль так глупо спровоцировал Силинель? - не удержался Эет. - Словно одного некромантского Жезла было мало! К чему было устраивать эту историю с русалкой? Чтобы уж наверняка взбесить Мортис?
   Ночь окутала мир, и на небо карабкалась огромная луна, заливая бледным светом пики гор. Река в её лучах походила на тёмное стекло, а пена на перекатах отливала холодной голубизной.
   - Н-да... Странно всё это, - Вирлисс вздохнул. - Ну, ещё по кружечке чая - и спать?
   - Я не засну, - мотнула головой Луриэль.
   - Ерунда! Ещё как заснёте! - Вирлисс подмигнул девушке и, не успела она возразить, как слова замерли у неё на губах, голова опустилась на грудь - и Лури мягко начала клониться к земле. Если бы Таривил не подхватил свою "соплеменницу", она упала бы.
   Вирлисс, глядя на это, довольно усмехался, не скрывая клыков.
   - Уложи, - кивнул он Тару. - И укрой потеплее. Пусть поспит.
   - Зачем ты её?.. - Эт с недоумением взирал снизу вверх на поднявшегося вампира.
   - Господин лич, а не желаете ли вы проверить, не шастают ли в округе разбойники? - обворожительно улыбаясь, предложил Вирлисс. - Я не прочь от позднего ужина.
   Эет рассмеялся и тоже встал.
   - Пожалуй... А то развелось разбойников, честным людям и в лес страшно зайти! Тар, покараулишь лагерь?
   Таривил лишь молча кивнул, заботливо укрывая Луриэль вытащенным из вещевого мешка тёплым одеялом.
   - Удачи, - только и сказал он, улыбнувшись на прощанье Виру и Эту.
  

Глава LIV

Пенный Брод

Эет

   Копыта коней глухо стучали по укрытым снегом камням. Тропа вилась вдоль кромки обрывистого берега над потоком Яростной Стремнины. Солнце дрожало искристой рябью на её светлых водах.
   Величественные вершины Хмурого хребта по-прежнему закрывали полнеба, вздымаясь на той стороне реки, по этому берегу всё так же тянулся вдоль тропы лес - уже голый, облетевший, укрытый лёгкой изморозью: отряд значительно продвинулся на север. Только алые гроздья рябины да ягоды позднего шиповника беззастенчиво-ярко пылали под белыми шапками снега. Птицы, играя в ветвях, часто осыпали его струйки с веток.
   Эет полной грудью вдыхал мятную свежесть мороза. "Ксирина" и Лури, напротив, ехали съёжившись, завернувшись в тёплые плащи: Рири - в свой, а Лури - в плащ Вира: Вирлисс отдал его девушке, заметив, что у той зуб на зуб не попадает.
   Голову государя переполняли размышления. Он думал о странном поведении Ариэллы.
   Она вернулась вовсе не к вечеру второго дня, а утром. Он, проснувшись от тревожного чувства, что окружающее Пространство исказилось, обнаружил её у потухшего костра: принцесса Пятого круга ворошила прутиком ещё тёплые угли. На поляне, пофыркивая, мирно щипали жухлую осеннюю траву кони.
   Заметив, что глава экспедиции уже не спит, демонесса с неземной улыбкой поздоровалась и объявила, что у неё получилось вывести лошадей из города быстрее, чем она рассчитывала. Так что отряд может отправляться в путь хоть сейчас... Немедленно. А зачем тянуть? Ах, завтрак... ну да, завтрак. Пожалуй, можно. Пусть Эт всех будит, нечего тут задерживаться - и поскорее, поскорее!
   Такая спешка насторожила молодого мага. А то, что Ариэлла не пожелала вдаваться в объяснения, лишь усугубило эту настороженность. Он растолкал Вирлисса, вместе они подняли Тара... Лури решились потревожить в последнюю очередь, только перед самым завтраком: уж очень измученной и усталой выглядела девушка.
   Впрочем, разготавливать Ариэлла не позволила. Она выдала всем по большому сухарю и куску холодной солонины, заявив, что этого достаточно, чтоб никто не скончался от голода до следующего привала. Перед дорогой, видите ли, не следует объедаться! И они выступили.
   У Лури лошади не было, и потому Вирлисс посадил новенькую перед собой - и придерживал всю дорогу, потому что сидеть верхом, как оказалось, Луриэль тоже не умела...
   Эет поначалу тревожился, не вздумает ли Рири ревновать Вира к эльфийке: только сцен на почве неразделённой любви в их отряде и не хватало! - но Ариэлла то ли великолепно изучила характер Вирлисса, то ли не считала себя вправе предъявлять претензии... Во всяком случае, если демонесса иногда и бросала взгляд в сторону прекрасного тариллина с его подопечной, то губы её лишь вздрагивали, пряча улыбку, словно Рири и Вира объединяла некая тайна, куда остальные не допускались... но тут Эет как раз ничего странного и не видел, ведь и демонесса, и ангел Мортис прекрасно знали, кто же такая на самом деле их загадочная попутчица.
   В отличие от Эта и Тара.
   Эет лишь смешливо фыркнул под нос, поймав себя на мысли, что предпочтёт такие вот невинные секреты склокам и ссорам.
   Впрочем, переглядывания с Виром не мешали Ариэлле задавать отряду хороший темп. Кони шли крупной рысью, и что-то подсказывало Эету - если бы не крутизна тропы, их проводница пустила бы скакунов в галоп.
   На привале, который баронесса позволила устроить лишь далеко за полдень, она просто мило прощебетала на довольно жёсткий вопрос Эета, что всего-навсего торопится покинуть пределы Тагинского княжества и поскорее начать настоящие поиски.
   - Ну хорошо, предположим, - скрипнул зубами лич. - Но если за нами нет погони, если всё упирается лишь в твой каприз...то почему бы тебе не пожалеть Лури? Ещё один такой переход - и девочка сляжет на неделю! Она, вообще-то, живая! И видно, что в седле впервые.
   - Ничего, мы тут все маги, подлечим, - невинно пожала плечиками демонесса. - Что ты так разволновался?
   Эет со свистом втянул воздух через стиснутые зубы.
   - Я спокоен, - еле сдерживаясь, процедил он в ответ. - Но мы - отряд. Мы должны думать друг о друге. Так что советую тебе или поумерить прыть - тем более что беспомощность Луриэль тебе осталось терпеть всего какой-то день, - либо признаваться, что случилось в Тагине. Мы от кого-то бежим?
   Ариэлла вздохнула и посерьёзнела.
   - Эт, когда ты, в конце концов, усвоишь, что я ничего не делаю просто так?
   - Разве? - не удержался от сарказма лич. - Вспоминается наше знакомство... Впрочем, ладно. Прости... Так по какой же причине мы так спешим, Крылатая?
   Ариэлла некоторое время молчала, глядя мимо своего собеседника, на заснеженный лес. Они стояли в стороне от лагеря, подальше от любопытных ушей.
   - Давай я потом тебе расскажу, договорились? - проронила она наконец. - Тебе и Виру. И будем думать. А пока прими как должное: я считаю, что нам надо как можно быстрее убраться подальше от Тагина.
   Эет нахмурился.
   - "Потом" - это когда?
   - Давишь, Эт, - усмехнулась баронесса.
   - Конечно, - не стал отрицать маг. - Но я имею на это право.
   - На постоялом дворе, - решительно поставила точку в разговоре Рири. - Потому что в закрытом помещении можно установить заклятье Тишины, чего не сделать под открытым небом.
   - Значит... - начал было лич.
   - Все вопросы - потом, - отрезала дочь Сегерика.
   И вновь, никому не позволив толком отдохнуть, подняла отряд в дорогу.
   В густых сумерках демонесса свернула с тропы в лес и там, облюбовав какую-то раскидистую ель, под которой не было снега, разрешила устроить ночёвку - создав пространственный карман.
   Эет и Вир занялись костром, Рири распаковывала дорожные мешки, притороченные к сёдлам, где лежали тёплые спальники... а Лури упала на стылую землю, не сказав ни слова, как только сползла с коня. Она лежала на животе, обняв свою дорожную сумку, и плечи вздрагивали от беззвучных слёз.
   Таривил молча подошёл к ней и, окружив себя магическим Щитом, коротко произнёс заклятье Исцеления.
   - Легче? - спросил он, опустившись на одно колено рядом с девушкой.
   Луриэль дважды шмыгнула носом - покрасневшим и распухшим от плача - и, вытирая со щёк мокрые дорожки, осторожно села.
   - Да... - всхлипнула она. - Да. Спасибо.
   - Что ж ты такая... - он оборвал себя на полуслове и осторожно отвёл назад прилипшую к Луриной щеке тонкую чёрную прядку.
   - Недоделанная? - со слабой улыбкой закончила за него Луриэль.
   - Ну, можно и так, - уголком рта усмехнулся Таривил. - Но я хотел сказать - нежная. Даже самую знатную эльфийскую деву не могли бы воспитывать столь трепетно, как, видимо, воспитывали тебя, оберегая от малейших трудностей. Знаешь, я ещё могу понять, что ты не умеешь ездить верхом... но спускаться по лестницам, Лури?.. О чём думали твои воспитатели?
   - Значит, я не нежная, - грустно покачала головой девушка. - Ты хотел сказать, что я - изнеженная...
   Таривил сел рядом, обхватив колени руками.
   - Нет... Ты очень сильная. Ничего не умеешь, это правда, но ни на что не жалуешься. Так всё стойко переносишь, так стараешься научиться... нет, это никак не вяжется с образом избалованной неженки. Вот я и не могу понять тебя, Лури. Кто ты? Откуда? Куда идёшь? Зачем?.. И почему...
   - ...выдаёшь себя за эльфийку? - опять предвосхитила конец фразы девушка, улыбнулась и встала. - Но я и есть эльфийка. Спасибо, Тар. Ты меня вылечил, так что пойду помогать Ксирине с ужином. Увидишь, я тоже кое-что умею! - и она убежала к костру, оставив Таривила озадаченно глядеть ей вслед.
   И за ужином она всех поразила, угостив удивительным блюдом: нежными шариками, сваренными из неведомой крупы. Их скрепляли ленты из странных тёмных листьев - длинных и тонких. На каждый шарик Лури положила по ломтику восхитительного белого мяса, тающего во рту - никто так и не смог угадать, что это за деликатес. В шариках обнаружились икра и кусочки какого-то нежного овоща... или фрукта. А какого - опять никто не смог понять.
   Все продукты для кулинарного шедевра Луриэль извлекла из своей сумки, и сейчас довольно улыбалась, слушая похвалы и вопросы спутников.
   - Ты, оказывается, мастерица! - Эет с улыбкой глядел, с каким аппетитом поглощает Лурину стряпню Таривил.
   - А что это за мясо? - проглотив последний кусочек, осведомился эльф.
   - Это креветки, - мило покраснела девушка.
   Вирлисс присвистнул.
   - Остроты не хватает, - потягиваясь, лениво обронила Ариэлла.
   - Да, немного, - чуть смутившись, признала эльфийка. - На самом деле это надо есть с особыми приправами... увы, у меня их нет.
   - А чем всё это скрепляется... что это такое? - Таривил, крутя в руках очередной шарик, указал на тёмную траву.
   - Водоросли такие, - ответила Луриэль и рассмеялась тому, как закашлялся Тар.
   - Водоросли?.. - наконец смог выдохнуть он.
   - Ну да, - пожала плечами девушка.
   Глянув на лицо бедолаги, "Ксирина" тоже расхохоталась от души - заливисто, запрокидывая голову.
   - Ешь солонинку, Тар, - вытирая слёзы с глаз, сердобольно посоветовала она.
   Таривил бросил на демонессу полный негодования взгляд - и демонстративно отправил в рот следующий шарик.
   - Да с какой стати? - вызывающе прожевал он в ответ. Ариэлла только пуще развеселилась.
   Таривил посмотрел на неё, на Лури, на сдерживающих смех Эта и Вира - и тоже засмеялся...
   На ночь к услугам Луриэль оказалось три спальника на выбор: каждый из немёртвых уступал девушке свой. В итоге она взяла спальник Эета - поскольку, видите ли, Вирлисс всю дорогу вёз её на своей лошади, а Таривил вылечил и помог в катакомбах... И злоупотреблять их великодушием она не имеет права.
   Эет соорудил себе лежанку из еловых веток и, завернувшись в плащ, мирно уснул под уютное потрескивание костра.
   На следующий день всё повторилось: быстрый подъём, скудный завтрак, скачка вдоль потока Яростной Стремнины, привал, больше похожий на поспешный перекус - и к тому часу, когда солнце начало опускаться за вершины Хмурого хребта, тропа вывела путников к горбатому каменному мосту, перекинутому над бурным потоком. Пена кипела под сваями, летела водная пыль, оседая на лице и волосах, река с рёвом прорывалась меж скользкими камнями, плевалась и шипела, закручивалась воронками.
   Сюда по склону карабкался тракт - из засыпанной снегом долины. Она простиралась внизу, под синей пустыней холодного неба, открытая всем ветрам, в оправе бескрайнего леса: он тянулся на север и запад до самого окоёма. Ответвляясь от основного тракта, туда, в эльфийские владения, вела вторая дорога.
   У самой развилки высилось двухэтажное бревенчатое здание - постоялый двор. Из трубы поднимался дым, за частоколом сновали люди, с заднего двора доносилось ржание коней, стук молота, запах кож и разогретого металла: там расположились конюшни и хозяйственные пристройки - амбар, сеновал и небольшая кузня.
   - Пенный Брод. - Ариэлла остановила своего коня у самого спуска и махнула рукой, показывая на подворье. - Здесь мы переночуем и найдём проводника для Лури. А дальше... - демонесса улыбнулась. - Вам, Лури, вон туда, - она кивком указала на лесную дорогу. - А нам сюда, - она кивнула направо, на Яростную Стремнину, что ревела на перекатах. - Через этот мост. Его гномы строили. НА той стороне уже их владения.
   Лури прерывисто, как-то судорожно, вздохнула и кивнула - коротко.
   - Ну-ну, прощаться будем завтра, - приободрила Рири. - А сейчас выбросьте все тревожные мысли из головы. У нас впереди горячий ужин и мягкая постель. Веселее, Луриэль!
   Демонесса подмигнула, тронула повод скакуна, и вскоре отряд уже въезжал в ворота постоялого двора - массивные и надёжные, способные выдержать и буран, и набег разбойников.
   Лошадей пришлось ставить в конюшню самим, и самим задавать корм. В большом зале гостиницы к вновь прибывшим тоже никто не подошёл. Хозяин, стоявший за прилавком, смеялся и болтал с гостями - охотниками, если судить по лукам и меховой одежде. Сидела за длинными, потемневшими от времени столами и парочка воинов - их выдавали мечи у пояса. Другие посетители, обедавшие в трапезной, могли быть кем угодно, их вид ничего о них не говорил - кроме того, что это простые и суровые люди... или гномы. Последних, пожалуй, было тут столько же, сколько и людей, и вели они себя точно так же - иными словами, не буянили и внимания к себе не привлекали.
   Скромная и опрятная девушка-разносчица подавала клиентам еду и выпивку - и, как заметил Эет, никто тут не позволял себе ни отпускать в её адрес грубых шуток, ни - тем более - распускать руки. Иные и вовсе предпочитали сами встать и подойти к кухне - либо к хозяину - за бутылкой вина, кружкой эля или миской жаркого.
   Отряд Эета подошёл к стойке.
   - Найдётся ли у вас пять свободных комнат? - спросил лич.
   Хозяин, крепко сбитый, коротко стриженый мужчина средних лет, в простой шерстяной рубахе и кожаных штанах, посмотрел на Эета и добродушно рассмеялся.
   - Э, мил человек, тебе, поди, комнаты-то ещё и для каждого? Извини, апартаментов не держим. Остались у меня две свободные каморки - но там не по одной, там по три кровати стоит! И не думай, пустовать те лежанки не будут, нравится это тебе или нет. Если устраивает - берите, а нет - так только общий зал могу предложить, - усмехнулся он. - Местечко у камина, оно, знаешь, тоже на ночь продаётся...
   Эет оглянулся на своих. Ариэлла смеялась - самыми уголками губ.
   - Хорошо, - кивнул государь. - Мы берём эти две комнаты. В нашем отряде, как видите, трое мужчин, а женщин всего две... Могу я просить вас, в виде исключения, никого к дамам не подселять?
   - Не-а, - хмыкнул хозяин. - Понятно, что мужика не поселю. А если наёмницу какую принесёт, или охотницу - извиняй. Сдам ей койку.
   - Ну, пусть, - согласился Эет. - Я первым осудил бы того, кто оставил бы женщину на ночь без крова.
   - Ну вот, значит, мы поняли друг друга, - хозяин хлопнул широкой ладонью по потемневшему, но чистому прилавку. - Тогда за пять постелей с вас двадцать пять серебрушек.
   Эет с досадой прикусил нижнюю губу.
   Серебрушки, чёрт бы их!..
   - Рири, - обернулся он к демонессе. - Ты у нас казначей...
   Ариэлла выступила вперёд и положила перед трактирщиком требуемую сумму.
   - Вот, пожалуйста. Ровно двадцать пять, - суккуб мило улыбнулась.
   Хозяин хмыкнул и сгрёб мелочь под прилавок.
   - Ну, вот и славно, - кивнул он. - Идите за мной, спальни покажу!
   Указанные спальни оказались скудно обставленными комнатками под самой крышей - о чём недвусмысленно свидетельствовал покатый потолок. В каждой каморке было только одно окно, и ржавые петли на ставнях красноречивее всяких слов давали понять, что его не открывали, по меньшей мере, с лета.
   Эет, убедившись, что девушек устроили как положено, вернулся в "мужскую", но, не успел он закрыть за собой дверь, как следом скользнула Ариэлла.
   - Тарик, - медовым голосом пропела она с порога, не дав никому и слова сказать. - Уйди отсюда. Мне надо поговорить с Этом и Виром.
   Таривил вспыхнул и бросил странный взгляд на Эета. Молодой маг не смог понять его выражения. Возмущение? Просьба? Столько испытующей силы лич ещё никогда не видел ни в чьих глазах.
   - Тар... - в замешательстве кашлянул он. - Нам действительно надо поговорить... но ты не торопись, тебя же никто не выгоняет. Вещи разло...
   Дверь оглушительно хлопнула - не дослушав, юноша вышел вон, яростно швырнув на ближайшую постель свой дорожный мешок.
   - Истерит деточка, - глядя ему вслед, с насмешливой ласковостью проворковала демонесса.
   - Зря ты так, - вздохнул Вир, устало потерев руками лицо, и сел на дальнюю койку, справа у окна. Эет кинул свои вещи на постель слева и обернулся к Ариэлле. Комнату накрыло Заклятье Тишины.
   - Мы тебя слушаем, - спокойно произнёс он.
   - Сын Эрмеба в Тагине, - просто ответила демонесса. - Принц Эртил. А это может значить только одно...
  
  

Луришшаэль

   Лури лежала на отсыревших простынях, натянув на себя меховое одеяло до самого носа, и настороженно прислушивалась к голосам внизу, в зале. Сквозь щели в ставнях давно перестал пробиваться тусклый вечерний свет, и только мерцающее в очаге пламя бросало на стены причудливые тени - но, несмотря на поздний час, шум внизу не утихал - и с каждым взрывом хохота Луришшаэль вздрагивала и сжималась в комок.
   Она отчаянно ждала возвращения Ксирины, а та всё не приходила...
   Русалка ворочалась на жёстком продавленном матрасе и никак не могла устроиться достаточно удобно - хотя в родной келье ложем ей служил простой камень, поросший водным мхом.
   Лури боялась.
   Её пугало всё: тени на стенах, смех внизу, сама эта гостиница, затерянная среди чужих и страшных мест Наземья, длительное отсутствие соседки... Но более всего девушку страшил завтрашний день. Она опять останется одна. Одна посреди большой дороги. Найдёт ли Ксирина ей попутчика-проводника? Какого? Можно ли будет на него положиться?.. И надолго ли пересекутся их дороги?.. До ближайшего города? А потом? Что потом?..
   Столько расставаний, о Гвариан...
   Девушка шмыгнула носом. Нет... Нельзя поддаваться унынию! Надо думать не о расставаниях - о встречах! Сколько встреч! Рут, её нынешние спутники... Все проявили к ней столько доброты! И это - только начало пути!
   Луришшаэль уткнулась лицом в подушку и закусила губы, чтобы не расплакаться.
   Да. Это только начало. И хвала Гвариану, что с ней ничего не произошло. Ведь это чудо, истинное чудо! Разбойники, стражники, побег через катакомбы...
   О Гвариан, если ты хранишь свою Невесту, то, воистину, и испытания ты ниспосылаешь жестокие... Только вот Невеста никогда не хотела становиться Невестой!
   За окном, набирая силу, всё сильнее выл ветер, стучал в запертые ставни.
   Луришшаэль села на кровати, обняв укрытые одеялом колени. Распущенные волосы пушистым пледом окутали её плечи в простой белой рубашке.
   ...Вздор. Гвариану и дела нет до какой-то там кандидатки в высшие жрицы. Да ещё и в Ишурул! Этих кандидаток не меньше десятка бредёт сейчас по миру - каждая своей дорогой, к своей цели, к своему монастырю.
   Хотя не у каждой - зелье трансформации...
   Другая бы радовалась.
   Луришшаэль тяжело вздохнула и мрачно посмотрела на свои руки. По ним скользили золотые блики очага.
   А что её ждёт в конце пути?
   Девушка зажмурилась, пытаясь выбросить из головы подобные мысли - и её передёрнуло.
   Да, никогда её не готовили к такой роли. Никогда не воспитывали как Избранницу. Все, воистину все думали, что в Невесты однажды выберут Ушшалалиль! Только та предпочла Элиля - нормального, простого парня, бесхитростного вояку, который будет любить и уважать её. Кто знает, может, она поступила правильно?..
   Нет, Уш вела не любовь, и даже не страсть. Ушаллалиль вёл расчёт, как подозревала Луришшаэль. С одной стороны - полное опасностей путешествие, неизвестные порядки и интриги на новом месте, жрец... не обязательно что покладистый. С другой - хорошее положение в родном монастыре, статус старшей - пусть и не верховной - жрицы, мужчина, которым она может управлять... Да, она отдалась тому без любви. Ну так ведь Ушшалалиль с детства и готовили к чему-то подобному, даже к большему: к близости с незнакомым мужчиной, да ещё и на глазах у сотен паломников... посему рухнуть в объятья капитана монастырской стражи для Уш никакого труда не составило.
   А Лури... Она краснеет, когда ей парень просто доброе слово скажет...
   И, конечно, это очень дурно.
   "Неприятно, - в один голос пели новоиспечённой Избраннице преподобные матушки, - но не смертельно! Цени великую честь! Этот обряд - символ надежд нашего народа, и в жреце воплотится сам Гвариан, что снизойдёт к своей Невесте..."
   Ей всегда хотелось ответить, что как-то много Невест на одного Гвариана получается...
   Если бы матушки знали о таких крамольных мыслях!
   По губам Лури невольно скользнула улыбка - больше похожая на тень.
   Дверь распахнулась - от резкого движения воздуха метнулось пламя в очаге, и его рыжие отблески затанцевали по стенам и полу комнатушки.
   - Ксирина? - живо обернулась Луришшаэль, не сдерживая радости. В обществе этой наёмницы - иногда резкой, иногда насмешливой, но всегда обаятельной - русалка чувствовала себя защищённой.
   - Да нет, не Ксирина, - хмыкнули в ответ. Не грубо; скорее, развязно. На пороге стояла незнакомая женщина в меховой одежде охотницы. - Что, подружка потерялась?
   - Кто вы? - русалка невольно прижалась к стене, натянув на себя одеяло до самого подбородка - словно защиту.
   - Да ты чего напугалась? - хохотнула вновь вошедшая. - В комнату меня к вам подселили, соседка я ваша. Уф, на улице и пурга поднялась! - она сняла с тёмных волос шапку и стряхнула на пол капли воды: растаявший снег. - Скажи лучше, которая койка свободная?
   - Там... У окна, - Лури робко кивнула на дальнюю постель.
   - О-о-ох, устала как собака! - зевнула новенькая во весь рот и, стянув с себя меховой плащ, встряхнула его прямо над очагом. Во все стороны полетели брызги, пламя зашипело и приникло. - Ох и буран разыгрался, ох и буран... - наговаривала охотница. - Я думала, живой не доберусь. Ну, хвала Всеблагому Отцу!
   Она швырнула свои меха на спинку стула и подтащила к самому огню.
   - Слушай, ты пиво пьёшь? - обернулась она к Луришшаэль, стаскивая сапоги. - У меня сил не было внизу сидеть, так устала, но пожрать и выпить всё ж таки охота! А одной пить как-то... - она поморщилась.
   - Пиво? Н-нет, не пью... - пробормотала девушка, помотав головой.
   - Это ты зря, - вздохнула новая соседка, падая на кровать и водружая ноги в носках на спинку. Подтянув к себе свой мешок, она развязала тесёмки, и, порывшись в недрах, извлекла на свет кусок холодного жареного мяса, а также бутылку с каким-то пойлом. Вытащив зубами пробку - по комнате разлился запах дешёвого пива, - охотница приложилась к горлышку, смачно рыгнула, откусила от мяса здоровенный шмат - и протянула остатки Лури. - Слушай, на, ешь! Не привыкла я одна, когда в компании... Не хочешь?
   - Я... - Лури поспешно поднялась и натянула верхнюю одежду. - Простите, я лучше вниз пойду... Я... Мне надо свою подругу... соседку... найти...
   - Давай, - великодушно разрешили ей в спину и отсалютовали бутылкой.
   Лури выскочила в коридор, и, захлопнув за собой дверь, прижалась к стене. Сердце колотилось как безумное, горло перехватывало. Что теперь делать? Нет, одна она ни за что не вернётся в комнату, где сидит эта страшная тётка. Ни за что! Где же Ксирина? Та бы сумела как-то... как-то... нет, не то чтобы поставить на место... тётка вроде не злая... но почему-то страшная... какая-то... резкая... непривычная... Так при Лури себя ещё никто не вёл, даже мужчины. А Ксирина... Ксирина сумела бы как-то... разрядить ситуацию. Но их проводница у Эета и Вира... и они обсуждают какие-то свои, очень важные, дела. Дела, в которых Лури нет места, как с завтрашнего дня не будет места в их отряде... Так есть ли у неё право стучаться к ним, просить помощи?.. Нет, никакого...
   Луришшаэль твёрдо сжала губы и вскинула подбородок. Что ж, в конце концов, пора уже привыкать к самостоятельности! Не хочет она терпеть страшную тётку? Прекрасно. Это не повод топтаться под дверями в холодном коридоре. Она спустится в зал, возьмёт себе горячей еды и тёплый травяной чай. Посидит... И вернётся через часик обратно. К тому времени новая соседка наверняка уже уснёт, она ведь была такой уставшей...
   Лури вытащила из внутреннего кармана кошелёк, высыпала на ладонь три серебряные монетки, тускло блеснувшие в свете свечного огарка, прилепленного к каменной стене. Задумчиво поглядев на них, девушка рассудила, что этого должно хватить. Монетки отправились во внешний карман, а кошелёк - обратно, во внутренний.
   Принятое решение придало уверенности, уверенность подняла настроение. Мурлыча под нос песенку, Лури сбежала по лестнице в нижний зал.
   Хозяин без лишних слов, очень просто, выполнил Лурин заказ, и девушка, держа в руках поднос с яичницей и чаем, аккуратно начала пробираться меж переполненными столами по шумному, ярко освещённому залу, выискивая свободное местечко.
   Казалось, в зале заняли все лавки и стулья. Люди и гномы пели и орали, размахивая кружками с элем и пивом, и во все стороны летели хлопья пены. К таким развесёлым ребяткам девушка и сама бы ни за что не подсела, даже если бы возле них и обнаружилось место.
   Отчаявшись отыскать приют в центре зала, Луришшаэль свернула за грубые деревянные колонны, что поддерживали антресоли второго этажа. Сюда, в этот проход вдоль стены, почти не попадали свет и тепло очага, и потому тут было темнее и холоднее - и почти безлюдно.
   Осмотревшись, девушка вздохнула с облегчением: здесь ей никто не мог помешать. Из трёх длинных столов занят оказался лишь один, в самом дальнем углу. Сгорбившись, там сидел какой-то... Лури тихо ахнула.
   Таривил!
   Молодой эльф, облокотившись на стол и уткнувшись лбом в сцепленные ладони, ссутулился над кружкой, в каких тут подавали эль. Но не пил. Вся его поза выдавала такое безграничное отчаяние и такую усталость, что у Лури невольно сжалось сердце от сострадания.
   - Тар, - она, отставив поднос на соседний стол, подошла и несмело положила руку ему на плечо. - Тар, что случилось?..
   Эльф невольно вздрогнул и вскинул голову.
   - А, это ты... - пробормотал он. И криво усмехнулся: - Надо же, я и не услышал, как ты подкралась.
   - Тар, всё хорошо?
   Он смотрел на неё с улыбкой, от которой девушке делалось не по себе.
   - Всё хорошо, светлая госпожа, - медленно, с расстановкой произнёс он, впервые обращаясь к Лури так, как подобает обращаться к эльфийке. Только зрачки его были - как иглы.
   - Ладно... - она отступила, облизнув пересохшие губы. - Тогда... я пойду?
   - Куда же ты пойдёшь? - усмехнулся он. - Составь мне компанию. - И уж с совсем странным выражением добавил: - Я же. Тебя. Не съем.
   - Лучше не надо, - попробовала отшутиться Лури, ставя свой поднос на стол Таривила, напротив юноши. - Могу поделиться яичницей.
   Таривил коротко рассмеялся - сухим, колючим смехом, в котором не прозвучало ни крупицы веселья.
   - Не видишь? У меня есть эль.
   - А у меня - чай, - парировала Луришшаэль, решившая не обращать внимания на странные манеры Таривила. - И он, в отличие от эля, горячий!
   - Горячий... - вздохнул эльф, опуская голову. - Как жизнь, да?
   Лури за обе щёки уписывала яичницу.
   - Интересное сравнение, - кивнула она с набитым ртом.
   - Слушай, - Таривил посмотрел на неё в упор, - а как ты относишься к... - он внезапно замолчал.
   - К кому?
   - К ожившим скелетам, например...
   Лури фыркнула от смеха в кружку с чаем.
   - Ну да, к ожившим скелетам... Тар, прекрати! Что ты хотел спросить? Как я отношусь к тебе? К Эету? К Ксирине? К кому?
   - Да какая мне разница, как ты ко мне относишься? - вспылил Таривил, вскакивая и отталкивая кружку с элем. Пена плеснула на стол. - Ты даже не эльфийка! Что мне за дело до твоего мнения?
   Луришшаэль смотрела на него снизу вверх и озадаченно моргала.
   - Я не хотела тебя обидеть, - тихо произнесла она. - Прости, если что...
   - "Не хотела обидеть!" - зло рассмеялся он. - Да разумеется, не хотела! Только ты всегда всё делаешь не так! Ведёшь себя, как... как... так себя даже человеческие крестьянки не ведут! Да ещё и врёшь постоянно! "Я эльфийка, я эльфийка!" Хуже нет, когда врут через слово. Видеть тебя не могу!..
   Луришшаэль тоже вскочила.
   - Знаешь что? - гневно сузив глаза, выдала она. - Ты тоже на эльфа не очень-то похож. Где твоя эльфийская изысканность и вежливость? Где твоя сдержанность? Ты ведёшь себя, как капризный, избалованный мальчишка! Нет, даже хуже! Как истеричная девчонка! Ты думаешь, я забыла твою выходку тогда, на привале? Ой, слово ему не так сказали; ой, не так на него посмотрели!
   Таривил под столь неожиданным напором отступил и только глотнул ртом воздух, но Лури уже понесло.
   - Да, ты прав. Я не эльфийка... только, если я вру, значит, у меня есть на то причины. И всё тебе объяснять я не обязана - кажется, мы это уже обсуждали. Я ни вопроса тебе не задала о твоих странностях - а их хватает, можешь поверить! - а ты только и делаешь, что выпытываешь! Кто я, откуда, зачем... Терпеть не могу парней, которые сплетни собирают! И я очень рада, что завтра наши дороги расходятся!
   Она развернулась так резко, что волосы взметнулись над плечами. Таривил, в два стремительных шага обойдя стол, удержал её за руку.
   - Лури, постой. Прости. Я вёл себя по-свински. Мне просто очень... очень непросто, Лури. Послушай. Ты, конечно, не эльфийка, но ты так похожа на эльфийку... Мне больно смотреть на тебя. Ты - как лучик из мира, который я потерял... Мне и больно, и... не хочется терять и тебя...
   Луришшаэль всё ещё не могла успокоиться. Губы её гневно сжимались, глаза - сердито горели.
   - Не удержусь и всё же спрошу, - с ледяной иронией произнесла она. - Тебя эльфы изгнали, Таривил? За что? Ты преступник?
   - Нет! - горячо возразил Таривил. - Поверь мне, Лури. Слушай... Ты идешь в Золотой Лес?
   Луришшаэль молчала, не глядя на Таривила. Лицо её ничуть не потеплело.
   - Я иду через Золотой Лес, - наконец сухо ответила она. - А что?
   Он молчал, закусив нижнюю губу.
   - Нет. Ничего... - наконец ответил юноша, выпуская ладонь Лури из своих пальцев. - Я просто подумал... Может быть... там, в Золотом Лесу... ты могла бы встретить... Нет, это вздор, - он вздохнул.
   - Кого?
   - Забудь, - Таривил улыбнулся уголком рта. - И спасибо.
   - За что?.. - Луришшаэль склонила набок голову, настороженно взглянув на эльфа из-под густых прядей, упавших на лицо.
   - Ты помогла мне принять решение.
   - Решение?.. Какое?
   Таривил откинул волосы с её лица и невесомо коснулся щеки самыми кончиками пальцев.
   - Неважно, - просто ответил он. - Пойдём, я провожу тебя до комнаты.
   У Луришшаэль перехватило дыхание. Никто никогда раньше не дотрагивался до неё - так. Почти невесомо, но настолько... настолько нежно. Никто не стоял так близко...
   И Лури потупилась, опустив длинные изогнутые ресницы, чувствуя, как жарко начинает полыхать всё лицо.
   - Зачем ты так сделал?.. - прошептала она.
   - Что?
   Она прерывисто вздохнула.
   - Н-ничего... И... не надо... - пальцы её нервно теребили пуговицу куртки, - не надо провожать меня до комнаты. Я сама дойду...
   - Дойдёшь, конечно, - кивнул Таривил. - Просто в зале полно пьяных, и тебе, наверное, неприятно идти через эту толпу одной. Пойдём, - он чуть улыбнулся. - Нам же всё равно по пути.
   - Просто это как-то... нехорошо... наверное, - пролепетала Лури.
   - Нехорошо - это если я тебя тут брошу. Ночью, да ещё и в переполненном мужичьём сомнительном трактире. Что с тобой, Луриэль? Я начинаю думать, что ты ни разу в жизни не сталкивалась с воспитанными мужчинами, - Тар улыбался - уже поддразнивая. - Это ведь просто вежливость, светлая госпожа. Та самая эльфийская вежливость.
   Юноша не скрывал смеха - доброго смеха, совсем не похожего на тот, колючий и злой, в начале их разговора.
   Красными у Лури стали не только щёки, но и уши.
   - Ну... если так... Пойдём, - пробормотала она, не поднимая глаз. - Ведь нам действительно по пути.
   - Ты - загадочная девушка, - весело обронил Таривил, предлагая спутнице руку. Лури, замирая от смущения и непонятного, головокружительного восторга, опёрлась о неё - и вместе эльф и русалка вышли в зал.
  
  

Эет, Вирлисс и Ариэлла

  
   - ...Принц Эртил в Тагине. И это может значить только одно, - Ариэлла сурово сжала губы и решительно тряхнула головой.
   Эет устало вздохнул.
   - Учитывая всю ситуацию, начиная от шпионов в столице Атариды, такое сложно счесть простым совпадением. Безответственно. Значит, за нами по-прежнему следит дом Эрмеба. И, коль скоро руководит слежкой сам наследник, они придают этому делу первостепенную важность, - Эет встал у каминной полки и, опершись локтем о трубу дымохода, устремил взгляд на огонь, задумчиво похлапывая тыльной стороной ладони по губам. - Ты уверена, что видела именно Эртила?
   Ариэлла только коротко рассмеялась.
   Вирлисс встал с койки.
   - Значит, скорее всего, дом Эрмеба знает о событиях в Тагине, - тихо сказал он.
   - Знает? - Ариэлла иронически фыркнула. - Да наверняка демоны Эртила принимали в них самое горячее участие! И я вам даже скажу, какое. Они выпустили нас из Тагина, понимаете? Выпустили! - девушка в сердцах пнула ножку кровати.
   - С чего ты взяла? - нахмурился Эет.
   - О, но ведь это очевидно, - всплеснула руками демонесса. - Если ты сам не можешь узнать то, что тебя интересует, проследи за тем, кто знает! Дому Эрмеба невыгодна наша гибель и невыгоден плен. Вот Эртил и расстарался. Наверняка Гильдию магов подключил со стражей. Недаром за нами шли шпионы - а вовсе не отряд боевых магов с приказом уничтожить! А вот когда мы приведём принца к нашей цели - вот тогда...
   - Вельзерен клялся мне силой Скипетра, что никого не отправит следить за нами... и никого больше не пошлёт искать этот артефакт, пока мы не вернёмся... или не погибнем, - тихо возразил Эет.
   - Да, вот только Эрмебу забыли доложить о клятве Владыки, - взвилась Ариэлла. - Не думай плохо о Вельзерене из-за глупости одного из герцогов!
   Эет улыбнулся уголками губ.
   - Да у меня и в мыслях не было. Мне просто пришло в голову... если Сегерик сообщит Вельзерену о самоуправстве Эрмеба, проблемы решатся сами собой.
   Вирлисс хмыкнул. Всё же Эет умница. Одной фразой и извиниться перед демонессой за необдуманные слова, и предложить план!
   Рири резко отвернулась. В наступившей тишине со звоном лопнуло полено в очаге, брызнув снопом медных искр в закопченный свод.
   - Крылатая? - Эет озадаченно смотрел на наследницу Пятого круга. - Я что-то не то сказал?
   - Ну почему ты такой умный, а? - в голосе девушки Виру показался глубоко скрытый под злым сарказмом надрыв. - Ну да, я тоже сразу бросилась к батюшке, едва лишь засекла сынка Эрмеба в Тагине...
   - И?..
   Ариэлла молчала, кусая губы. В горле стоял комок слёз.
   - Слушай, отвали ты со своими вопросами, пожалуйста...
   Потрескивал огонь в очаге, за окнами временами завывал ветер.
   И всхлипывала Рири... впервые с тех пор, как Эет отказался с ней заключать договор.
   Государь Атариды молча стоял, по-прежнему глядя на пламя - и ждал, когда Ариэлла прекратит своё показательное выступление. Вир не обладал такой выдержкой: он подошёл и нежно обнял девушку за плечи.
   Она, резко развернувшись, уткнулась ему в грудь и разразилась бурными рыданиями.
   Ветер снаружи взвыл сильнее, яростнее - и холодом потянуло из оконных щелей. Крохотный огонь очага уже не мог согреть тёмное и неприютное убежище. Там, снаружи, начиналась буря - вьюга набирала силу, залихватски свистела, бесцеремонно колотилась в ставни ледяными кулаками.
   Вирлисс заботливо обнимал Ариэллу, ласково гладя по голове и что-то шепча на ухо - и бурные рыдания постепенно сменились всхлипами, и, наконец, смолкли и они...
   - Герцог Сегерик... одним словом, его судьба неизвестна, - безжизненным голосом проронила принцесса в куртку тариллина. - Три дня назад... - она всхлипнула, - как раз когда я вернулась в Тагин... Словом, тем утром он получил приглашение на внеочередной Совет магов. Когда я переместилась домой... из-за Эртила... вечером... он все еще не вернулся, а я... меня... Мне повезло уйти из дворца, помогла служанка. Там... Там люди Эрмеба и представители Совета магов. Если отец и жив, он под арестом... я не знаю, где они его держат... И от нашего успеха зависит его жизнь... и репутация. - Девушка опустила голову, и длинные крупные кольца её пушистых волос закрыли всё лицо. - Его обвиняют в предательстве Совета. Хуже всего... они поставили следилку на астральный уровень... мне нельзя теперь перемещаться... развоплощаться... они и меня ловят...Особенно если мне сунуться к Владыке. Ловят другие маги... эльфийские... Думаю, тут Эрмеб уже сам себя переиграл... Я чуть не попалась... когда возвращалась домой. Потом рискнула... когда переместилась обратно из Пятого круга в Тагин... потом пришлось рисковать и с конями... возвращаясь в лагерь... а ты думаешь, я из-за каприза так спешила подальше уйти? - Ариэлла обиженно всхлипнула. - Они ведь меня в последний раз засекли... почти засекли.
   - Поэтому и сообщить Владыке ты ничего не сможешь, - подвёл итог Эет. И невесело усмехнулся: - И наверняка о примитивных телепортах они тоже позаботились.
   - А если он мёртв, о Владыка?! - Ариэлла снова разрыдалась, закрыв руками лицо.
   - Тихо, тихо... - шептал Вирлисс, прижимая девушку к себе. - Давай надеяться на лучшее.
   - Эрмеб ни перед чем не остановится!.. О Владыка... а я... а я... я так огорчала батюшку... и теперь уже... всё...
   - Через твою мать сообщить Вельзерену... - заикнулся было Эет.
   - Не смей! - вскинулась Рири. - Я не позволю и её втягивать сюда! Она спокойно живёт, ни о чём не догадываясь... Мы с батюшкой никогда не посвящали её ни в дела Совета, ни в дела Пятого круга... и, как оказалось, правильно делали! Сейчас она, по крайней мере, в безопасности, а ты... ты хочешь её втянуть в этот... этот кошмар... я боюсь представить, что с моим отцом, а ты предлагаешь мне рисковать ещё и матерью?!
   - Но, Рири...
   - Эт, - тихо вмешался Вир. - Разговор не имеет смысла. Рири всё равно нельзя перемещаться. Ни с помощью магии Пространства, ни с помощью астрального уровня. А добираться пешком отсюда до Восьмого круга Преисподней... Эт, ты сам понимаешь, что это фантазия. А время играет против нас. Чем быстрее мы отыщем Скипетр, тем вернее поможем Сегерику. Да и нет гарантии, что агенты Эрмеба дадут нам добраться до матушки Ариэллы... а ей - до Владыки.
   - Что ж ты сразу-то ничего не сказала, о богиня... - Пальцы Эета, которыми он задумчиво похлапывал по губам, сжались в кулак.
   - Сказала при первой возможности, - глухо ответила Ариэлла, мягко высвобождаясь из объятий Вирлисса.
   - "Сказала"... - проворчал Эет. - "Сын Эрмеба в Тагине"! Что ж ты сразу не сообщила, что твой отец схвачен Советом Магов?
   Ариэлла отвернулась.
   - Я думала... вы не...
   - Ах, ты думала, нам не дойти до такой элементарной мысли, как просить о помощи Владыку?
   - Эт... - Вирлисс укоризненно покачал головой.
   - Я не хотела вешать на вас свои проблемы! - уже со злостью огрызнулась Ариэлла.
   - Рири, мы - отряд! - Эет резко развернулся к ней. - Сколько можно твердить одно и то же? Проблемы одного - это проблемы всех! О Мортис! - Эет всплеснул руками. - То один не хочет "грузить своими проблемами", то другая... а в результате страдают все!.. Рири, - он подошёл к ней вплотную. - Давай договоримся. Пока мы в Невенаре, пока мы ищем Скипетр, между нами нет и не может быть "чужих" проблем. Нет и не может быть чужой боли. Я поступаю так со всеми вами, и того же жду в ответ от каждого из вас. И от тебя тоже. И по отношению ко мне, и по отношению к другим членам отряда. К Виру. К Тару. Ты поняла?
   Ариэлла молчала, угрюмо уставившись в полный теней угол - и, наконец, медленно кивнула в знак согласия.
   - Итак, - Эет прошёлся по комнате, - мы имеем ровно то, что имеем. Сегерик нам уже не подмога, напротив: это мы его единственная надежда. Чем быстрее мы выполним свою миссию, тем быстрее добьёмся его освобождения.
   - Но... если за всем этим стоят эльфы... - робко возразила Ариэлла. Она так и стояла подле Вира, хотя тот больше не обнимал её.
   - Сегерика обвиняют в предательстве Совета, так? - уточнил Эет. - Рири, скажи честно, под этим обвинением есть основания?
   Ариэлла помотала головой и всхлипнула.
   - Это Эрмеб... всё подстроил...
   - Тогда всё упрощается. Если мы доставим Скипетр Владыке, среди демонов твой отец прослывёт героем, а эльфы... Эльфы узнают, что он не предавал Совет. И держать в плену героя демонов им не позволят элементарные дипломатические соображения... одним словом, давай решать проблемы по мере их поступления. Сейчас наша главная задача - Скипетр. И я не сомневаюсь, твой отец одобрил бы такие приоритеты. Ты и сама их одобряешь - иначе бы твоим первым сообщением было бы известие о пленении герцога.
   Ариэлла угрюмо молчала.
   - Да, - наконец глухо сказала она.
   - Отлично. Тогда далее. Шпионы Эрмеба и эльфов нас потеряли, так?
   - Да.
   - Если ты не будешь выходить на астральный уровень или пользоваться телепортами, они не смогут ни схватить тебя, ни выяснить наше местонахождение, так?
   - Н-ну... Выяснить они его выяснят, рано или поздно...
   - Пока они не знают, где мы?
   - Пока нет.
   - Значит, продолжаем действовать по плану - и держать ухо востро. Завтра мы пересекаем границу гномов. Каков наш дальнейший путь?
   Ариэлла ещё раз шмыгнула носом и подошла к столу.
   - Карту дай, - попросила она Эета.
   Вирлисс убрал со стола оставшуюся после прошлых постояльцев грязную посуду, Эет вытащил из дорожного мешка карту - и все склонились над изображениями гор, рек и долин.
   - Смотри, - палец Ариэллы ткнул на крутой изгиб тонкой синей полоски. - Это Яростная Стремнина, а мы - здесь. На той стороне владения клана Боевого Молота...
   Они проговорили несколько часов, обсуждая дальнейший путь, и свеча на столе почти догорела, закапав нехитрую металлическую подставку потёками воска. Буря за ставнями голосила и рыдала так, словно оплакивала покойника.
   Эет встряхнул головой, помассировав уголки глаз.
   - Ну вот, кажется, как-то определились... Богиня, который час? - спохватился лич. - Тар, наверное, уже с ног валится. Надо его позвать. Да и Лури, разумеется, Рири потеряла.
   - Да, пожалуй, надо сходить за Таривилом, - Вирлисс поднялся из-за стола. Следом встала Рири.
   - Ещё одно... - Эет глубоко вздохнул и тоже встал. - Я не знаю, вовремя ли... ладно, пусть так, лучше уж не тянуть. Я хотел обсудить то, что... как бы сказать... получилось между нами. Троими. Сейчас мы все вместе, никто сюда не ворвётся... так что, Крылатая, прости, что выбрал такой сложный для тебя момент. Но точки над "i" расставить всё-таки нужно.
   Эет замолчал. Вирлисс и Ариэлла, замерев на полпути к дверям, стояли рядом и смотрели на своего друга едва ли не испуганно.
   - Эт... - наконец севшим голосом проговорил Вир. - Ведь я же тебе сказал, что Ариэлла твоя...
   - А я тебе сказал, что разговор не закончен! - оборвал государь. - "Твоя, не твоя"... Она что, вещь, чтобы решать, чья?.. Ладно, проехали... - Эет закусил губы. Кулаки его непроизвольно сжимались и разжимались. - Знаете... То, что я сейчас скажу... Вир, только выслушай до конца, ладно? Наверное, со стороны это может показаться... некрасивым, скажем мягко. Но это... это действительно могло бы стать выходом для всех. - Эет устало потёр руками лицо. - Мы... ведь наше знакомство началось именно так. Ариэлла... Рири выбрала нас обоих. - Эет нервно прикусил губу. - Ты понимаешь, Вир? Обоих! Так почему же я должен сейчас всё получать один? Мы могли бы быть все вместе. Вир... если так всё получилось, почему бы тебе... Честное слово, мне неважно, кто из нас с тобой станет отцом наследника Атариды!
   Ариэлла коротко вскрикнула и отступила, невольно схватившись за сердце. Взгляд её метнулся к Вирлиссу - который стал бледен даже для вампира.
   Он стоял и молчал, и на лице его одно чувство сменялось другим.
   - Эет... ты... - наконец вытолкнул тариллин. - Ты хочешь, чтобы Рири была... общей?..
   - Не общей, Вир, - едва ли не сурово возразил Эет. - Нашей. Только нашей. Чувствуешь разницу? Да и... пусть какая-то извращённая, но тут есть справедливость. У меня, кроме Рири, есть Сили, у тебя - Фрей... А у Рири будем мы оба. Если, конечно, она согласится.
   Вирлисс молчал.
   - Да пойми ты! - не выдержал Эет. - Я же не призываю падать втроём в одну постель! По крайней мере, в обязательном порядке... - Он криво усмехнулся. - Сегодня Рири была бы с одним из нас, завтра - с другим. Вир, ну... Ну, это - выход! Единственный выход, какой я вижу!
   Вирлисс посмотрел на Ариэллу долгим взглядом, полным боли и странного внутреннего света, и, нежно коснувшись пальцами её щеки, отступил на шаг.
   - Это прекрасный выход, Эт, - тихо сказал он. - И я был бы счастлив с благодарностью принять его. Но... - Вирлисс грустно улыбнулся. - Но Сили тебе разрешила, а Фрей... Она пока не может мне разрешить. А её доверия я не предам.
   Он повернулся и направился к двери. Ариэлла, забыв себя, забыв всё на свете, кинулась за ним.
   - О нет! Ты не можешь! Не можешь! Вир, я прошу тебя!.. - она догнала его и схватила за руку. - Вир, ты же любишь меня, я знаю! Как же так?
   - Прости, - мягко попросил Вирлисс. - Я люблю Фрей. Прости, Рири. Прости.
   Он мягко отцепил её пальцы от своей куртки и взял девушку за плечи.
   - Ну вот, ты опять плачешь... Что ж ты нашла в таком дураке, как я?.. - попытался пошутить он, утирая слезинки с её щёк. - Видишь, я тебя не стою.
   Эет стоял, созерцая эту сцену, и чувствовал себя последним идиотом.
   - Ну, идём, - Вир, словно ребёнка, легко хлопнул Ариэллу пальцем по носу и подмигнул. - Идём. Ты к Лури, я за Таром. Эт, ты с нами?
   - Да нет, я, пожалуй, уже лягу, - буркнул Эет и с досадой содрал с себя куртку. - Ангел хренов! - проворчал он вслед закрывшейся двери.
  
  

Глава LV

Кружка эля с Ариэллой

Вирлисс

   Несколько шагов по коридору.
   Вирлисс обернулся, поняв, что за ним никто не идёт.
   Ариэлла так и стояла - вполоборота к двери, опустив голову. Капризный завиток локона падал вдоль щеки. Прилепленный к стене свечной огарок заключал девушку в круг тусклого рыжего света, и в этом больном освещении тень Ариэллы чёрным мучительным изломом трепетала на стене.
   Сердце полоснула боль. Плюнуть бы на свою порядочность... Ну кому, кому от этого будет плохо?.. Рири такая хрупкая, такая беззащитная! Впервые узнавшая любовь...
   Как же так?..
   И дело не в том, что демоны, якобы, не могут любить. Они, творения Вельзерена, должны хранить в себе искру той любви, что некогда заставила светлейшего из архангелов сотворить мир. Но она суккуб! Сама суть её - лёгкость отношений.
   И умение забывать...
   О таком можно говорить, только стоя на коленях... ибо это - чудо. Чудо кого-то, кто немыслимо выше Мортис и Вельзерена. Того, кто послал душу Эета Силинель...
   Та же неведомая сила ниспослала чудо и ему, Вирлиссу - любовь Рири. Любовь, ставшую испытанием. Хорошо, он пройдёт его... но она! За что это ей? Нарваться на благородного кретина...
   А от Эета помощи не дождёшься. Ведь именно сейчас, когда Рири тяжелее всего... Логик чёртов! Если круг идеальная фигура, надо вписать в него треугольник - и будет всем счастье!
   Только на самом деле нет никакого треугольника. Есть четырёхугольник.
   О, Фрей...
   Ну почему, почему он не может переделать себя? Ведь это так просто - подойти к Ариэлле, обнять, прижать к себе... Так сладостно...
   Снизу приглушённо доносились смех, сальные шутки, пьяные выкрики.
   Вирлисс резко отвернулся, зажмурившись, и, мотнув головой, стряхнул с ресниц предательски навернувшиеся слёзы. А потом, как ни в чём не бывало, подошёл к Рири.
   Она, вся в золотом свете свечи, подняла на него заплаканные глаза.
   - Пойдём-ка вниз, - просто сказал он, беря девушку за руку. - Кружка-другая эля тебе не повредит.
   Ариэлла покорно пошла, не ответив ни слова. И только на середине тёмной, пропахшей еловой смолой лестницы тихо пробормотала в спину "Прости".
   Он круто развернулся на ступенях. Желание сгрести Ариэллу в охапку и прижаться губами к её губам едва не смело все доводы разума... и Вир знал, что Ариэлла видит эту боль, эту жажду в его глазах.
   Темнота для них обоих не была помехой...
   Он заставил себя улыбнуться.
   - За что прощать-то? - едва справившись с собой, подмигнул вампир. - Это ты Эета прости... если можешь. Он сегодня повёл себя, как полный кретин. И ведь действительно как лучше хотел, осёл логичный! Не знай я как следует этого остолопа, наверное, дал бы ему в морду. Забудь, всё наладится. Идём.
   Рири, глядя в пол, упрямо, как ребёнок, помотала головой.
   - Не как кретин. Он сейчас поступил, как эгоист, да. Но я согласилась бы с таким эгоизмом, Вирлисс. И за это тоже - прости.
   - Как эгоист?
   Ариэлла скупо, уголком губ, усмехнулась.
   - Беда, поделённая на двоих, в два раза легче, знаешь? А у него беда, божественный тариллин. Он изменяет своей любви. Вот ему и хочется разделить эту измену с тобой, с лучшим другом... разве не очевидно? Это не логика, это страдание, Вир. А я... Я же демон. Я бы воспользовалась его чувством вины, чтобы получить тебя...
   Вирлисс молчал.
   Ариэлла тоже хранила молчание, упорно не поднимая взгляд.
   - А что потом? - наконец отрывисто спросил Вир.
   - Не знаю, - она пожала плечами. - Потом бы ты меня возненавидел. Меня, Эета... за свою измену. Ты прав. Нам нельзя быть вместе.
   Вирлисс отрицательно покачал головой, а потом осторожно погладил девушку по заплаканной щеке.
   - Нет, - мягко возразил он. - Никогда бы не возненавидел. Ни тебя, ни Эта. Я не могу ненавидеть, Рири. Тариллины не могут ненавидеть...
   - Могут, - жёстко отрезала она. - И завидовать, и мстить, и обманывать. Вся история Невенара тому примером.
   Вирлисс опустил голову и долго молчал. Голоса внизу сливались в единый монотонный гул, время от времени разрываемый раскатами смеха и криками.
   - Если ангелы могут предаться злу, - медленно произнёс он наконец, словно подбирая слова, - то тогда и демоны могут любить. Ты любишь меня, Рири. А любовью оскорбить нельзя. Пусть тариллины не всегда совершенны, но я тебя никогда бы не осудил... за свою собственную ошибку. Но если я совершу её, я предам самого себя. И не смогу простить. Себя, а не вас с Этом. Страдание я прощу ему ещё легче, чем логику.
   - Зато сам будешь страдать. А мы себя сами будем грызть, видя, как ты терзаешься, - криво усмехнулась Рири. - Вот молодец! А ведь, казалось бы, какое великодушие! Он почти согласился.
   Вирлисс невольно улыбнулся.
   - Нет. Не согласился. И именно поэтому.
   - Ты прав... - кивнув, прошептала Ариэлла. И вдруг, сделав шаг, обвила шею Вирлисса руками. - Вир... Только одну ночь! Прошу тебя. Пусть не сегодня, не сейчас... когда сможешь. Когда будешь готов. Одну ночь! Я не прошу о большем... я хочу от тебя ребёнка, Вир. Наследника Пятого Круга! Я согласилась дать Эету наследника Атариды, не откажи мне в такой же просьбе...
   Вир от растерянности даже моргнул, сам не заметив, как обнял и прижал к себе девушку.
   - Но... Ведь сначала надо для Атариды... и потом... как ты можешь быть уверена... после всего одной ночи...
   Ариэлла нежно накрыла его губы ладонью, прервав этот сбивчивый лепет.
   - Тс-с... Глупенький. Я же суккуб. Мы - единственные демоны, которые могут контролировать зачатье. А как иначе? - она усмехнулась. - При нашей любви к новым знакомствам? Я уже храню в себе семя Эета, но дам ему зажечь новую жизнь только тогда, когда мы выполним волю Владыки, когда вернёмся с победой.
   - Значит... тебе больше не надо... - Вирлисс даже задохнулся от непонятной радости и облегчения.
   - Спать с ним? - шаловливо улыбнулась Ариэлла. - Ну да, не надо. Только он об этом не знает, - и она снова невольно рассмеялась, глянув на лицо Вирлисса.
   - Эгоистка, - прошептал он, выпуская её из объятий и отстраняясь.
   - Я суккуб! - почти взмолилась она. - Если бы ты мог иначе, если бы ты только захотел... я предпочла бы тебя! Но ты не хочешь, а Эт... Он удивительный любовник...
   Вирлисс скрипнул зубами.
   - Одну ночь, Вир... - сладко мурлыкнула Ариэлла. - И я дам наследников вам обоим. В один день.
   Вампир бросил на неё полный негодования взгляд.
   - Не говори "нет"! Пожалуйста. Просто подумай. Хорошо? - она умоляюще сложила ладони.
   Вир молчал. Под лестницей кто-то грохнул тарелками, послышалась ругань.
   - Ах, ну я не буду больше спать с Этом, только не смотри так! - Ариэлла всплеснула руками.
   - Я не требую жертв, - обронил Вирлисс.
   - Ну тогда чего же ты хочешь?
   - А ты опять торгуешься? - горько усмехнулся он. - Ничего я не хочу.
   - Но как же...
   - Давай закончим этот разговор! - в голосе Вира невольно проскользнуло раздражение.
   - Какой же ты ревнивый... - прошептала суккуб. - А ты не думал, каково мне?
   Вир со свистом втянул воздух сквозь стиснутые зубы.
   - Да. Прости. Я об этом и говорю, Рири. Поэтому давай договоримся: мы просто друзья. Ни ты, ни я не имеем права ревновать, так что постараемся держать чувства при себе, хорошо? И забудем этот разговор.
   - Не забудем, - упрямо возразила она. - Не сможем.
   Вир тяжело вздохнул и устало прикрыл глаза. А потом повернулся и молча пошёл вниз по лестнице.
   - Вир!.. - Ариэлла, стуча каблучками по деревянным ступенькам, кинулась за ним. - Вир! - крикнула она, перегнувшись через перила, когда он, не ответив, ступил на глинобитный пол нижнего зала - в яркий свет факелов и очага.
   Тариллин поднял голову и улыбнулся ей.
   - Ты всё-таки надумала выпить эля? - как ни в чём не бывало, шаловливо осведомился он. - Или по-прежнему настаиваешь на бурных сценах?
   - Я выпью эля! - демонесса стремительно сбежала вниз. - Просто выпью эля.
   - Тогда идём! - дружески подмигнул вампир.
   Они, пробираясь сквозь толпу, направились к стойке.
   Хозяин щедро наполнил им кружки - так, что пена потекла через край, - и оба отправились на поиски свободного места.
   - Смотри! - пройдя всего два шага, ахнула Ариэлла и схватила Вира за локоть, кивком указывая на лестницу. Вампир проследил за взглядом спутницы - и невольно хмыкнул.
   По лестнице, мило болтая, поднимались Таривил и Луришшаэль.
   - А мы-то думали, они скучают, - хихикнула баронесса.
   Вирлисс, с трудом сдерживая улыбку, покачал головой.
   - Жаль, что завтра Лури покинет нас.
   Ариэлла покосилась на него и лукаво хмыкнула.
   - Что? - Вир вскинул брови.
   - Очень хорошо, что она покинет нас, - с нажимом произнесла демонесса. Взгляд её был полон некоего намёка.
   - Почему?
   Ариэлла вздохнула и пожала плечами, двинувшись дальше, в переполненный зал.
   - Потому что она мерфолк, и потому что она - Невеста Гвариана, - уже на ходу бросила через плечо дочь Сегерика - так, словно объясняла очевидное. Вирлисс догнал её и пошёл рядом, протискиваясь сквозь шумную толпу. Девушка между тем продолжала, не глядя на собеседника и с изяществом миража избегая столкновений с пьяницами:
   - Луришшаэль надо пройти свой путь до конца. И я приложу все усилия, чтобы она его прошла. Проводника вот найду...
   - Гвариану дела нет до Лури, - Вир поморщился. - Девчонка ушла из-под носа его служителей вместе с нами... ирония судьбы, не находишь?
   - Подарок судьбы, - возразила Ариэлла.
   - Слушай! - вампир, резко развернувшись, схватил её за руку выше локтя. Баронесса остановилась. - Если ты считаешь, что мы рискуем... - он оглянулся и понизил голос, хотя они и говорили на языке Атариды, - рискуем, таская кое-чью невесту за собой, то почему тогда ты решила взять её в отряд?
   - А разве не ты меня поддержал? - невинно вскинула брови Рири. - По-моему, причина лежит на поверхности. Кое-чья невеста - будущая старшая жрица мерфолков. Фигура не из последних. Если мы ничего не найдём у дварфов, то мерфолки - следующие на очереди. И с чего-то нам надо будет начинать. Лури станет идеальным вариантом. Я думала, ты встал на мою сторону, потому что понял мой план.
   - Я тебя поддержал, потому что мне стало жаль девочку, - Вир вздохнул, разжимая пальцы. - К тому же у твоего плана куча дыр...
   - Каких? - Ариэлла усмехнулась. - Боишься, что вам с Этом под водой воздуха не хватит?
   Вампир слегка покраснел.
   - А тебе?
   - А я о себе сама позабочусь, не переживай.
   - "Не переживай"... Хорошо, вот завтра Лури уйдёт. И как мы сможем потом разыскать её? Ой!
   Эль в кружке Вира качнулся - и пена плеснула прямо на куртку.
   - Простите... - заплетающимся языком пролепетал пьянчуга, налетевший на вампира - и, не дожидаясь ответа, растворился в толпе.
   - Разве ты не знаешь, что наша девочка идёт к Полночному заливу? - губы демонессы изогнулись в насмешливой улыбке - и суккуб, достав платок, плавными, неуловимо эротичными движениями начала водить по груди Вирлисса, вытирая с куртки эль. - А там ей нужен Ишурул.
   - А если Лури не дойдёт? Или её переведут из Ишурула в другой монастырь? - не сдавался Вир. Он отобрал у баронессы платок и принялся сам вытирать следы столкновения.
   - А вот на этот случай я и повесила ей на ауру сигнальный маячок, - улыбка дочери Сегерика стала вовсе неземной. - Сразу, как мы выбрались из катакомб. Я увижу Лури с астрального уровня, где бы она ни находилась.
   - Но теперь на астральный уровень тебе выходить нельзя, - заметил Вирлисс.
   Ариэлла помрачнела.
   - Тогда было можно... Но если потребуется, я рискну.
   - Погоди! А я смогу увидеть твой маячок?
   - Нет, - девушка покачала головой. - Если Лури в астрале будет видна любому - а шастает там предостаточно, - то рано или поздно кто-нибудь этим маячком заинтересуется, не так ли? Оно нам надо? Так что... - она вновь подарила Виру очаровательную улыбку, - без меня вам, дорогие мои мальчики, никуда.
   Вирлисс от такого заявления онемел. Ариэлла отвернулась... и, по-девчоночьи взвизгнув, опрометью бросилась к одному из столов, откуда с шумом и гамом вываливалась развесёлая компания - только на дальнем конце оставался сидеть какой-то пожилой гном.
   Демонесса легко перепрыгнула через лавку и обернулась, отчаянно замахав Вирлиссу рукой.
   - Вир! Давай быстрее!.. Занято!.. - рыкнула она троице сунувшихся было к свободному местечку охотников - и те сразу предпочли ретироваться. Впрочем, только лишь окрик вряд ли подействовал бы на пьянчуг, но Ариэлла не долго думая сбросила с себя иллюзию, представ перед враз протрезвевшими забулдыгами во всем великолепии демонической красоты.
   Вирлисс сел рядом, с любопытством поглядывая на гнома.
   Ариэлла, гордясь произведённым эффектом, повернула увенчанную рогами головку и тоже посмотрела на дварфа - выжидательно.
   Тот, посмеиваясь в тёмную бороду, прочерченную ниточками седины, продолжал невозмутимо сидеть за столом, потягивая эль.
   - Зря ты так, Рири, - заметил Вирлисс. - Зачем всем знать, что ты демон?
   - А что такого? - невозмутимо изогнула она бровь. - Трактир открыт для всех, это не княжеский город. К тому же мне просто надоело притворяться.
   - Ох, Рири... - Вир, вздохнув, только головой покачал.
   - А вы что же, - вдруг с озорно блеснувшими глазами обернулась к гному демонесса, - не торопитесь убежать?
   - Да я, деточка, ещё посижу, коль не прогоните старика, - добродушно отмахнулся гном - надо сказать, столь же трезвый, как Ариэлла и Вирлисс.
   - Вот вы какой... - хмыкнула девушка. - Смелый дедулька.
   - А что? - прикинулся удивлённым сосед по столу, приподняв кустистые брови. - Чего я, наёмников не видал на своём веку? Всяких перевидал. Ну, и демонов-наёмников тоже. Они, милая, разные бывают. Одних я и сам своим молотом хорошо гонял... - он подмигнул вспыхнувшей от гнева демонессе, - а с другими и выпить можно. Вы как, к каким относитесь-то?
   - С нами можно выпить, - не дав онемевшей от такой наглости Рири и рта раскрыть, поспешно вмешался Вирлисс, сжав её руку своей. - Хотя я отнюдь не демон.
   - Ну, это как скажете, - хмыкнул дварф, придвигаясь на своей лавке поближе. Теперь он сидел почти напротив своих собеседников. - А насчёт выпить - это можно. Хотите на спор, кто кого перепьёт? - снова подмигнул он.
   - Это он нам? - поразилась демонесса. В глазах её зажёгся шаловливый огонёк. - А почему бы нет? На что спорим?
   - Только при условии, - в уголках глаз гнома собрались лукавые морщинки. - Вы дадите слово, что в нашем состязании демоническими способностями и уловками пользоваться не будете.
   - С какой это радости? - усмехнулась девушка.
   - Неспортивно, - любезно пояснил гном. - А то много ваш брат тут приёмчиков знает...
   - Ага, а пользоваться врождённой устойчивостью к выпивке - спортивно? - поддела Ариэлла. - Нет уж! Или мы пьём без всяких условий, или даже не начинаем.
   - Значит, боитесь без уловок проиграть? - поддел дварф в ответ. - Вот так сразу уступите?
   - Ха-ха, - отрезала Ариэлла. - А давайте тогда я у вас заблокирую гномью устойчивость к выпивке. Пить с эльфийской, скажем - согласны? И будет честно.
   Вирлисс улыбнулся в кружку с элем и сделал глоток.
   - Неспортивная вы, барышня, неспортивная... - разочарованно крякнул сосед. - А вы, молодой человек, тоже?
   - А я не человек, - покачал головой Вирлисс. - И мне не хотелось бы вступать в состязание, пользуясь вашим неведением.
   - О как! - гном вытаращился на спутника демонессы. - Ишь ты... В первый раз вижу, чтобы демон так прямо правду сказал...
   - Я не демон, - повторил Вирлисс.
   - Он ангел, - хихикнула Рири. - Самый настоящий ангел.
   - Рири, - Вир снова укоризненно глянул на девушку. - Я понимаю, у тебя сейчас тяжело на душе, но всё равно - следи за языком. Пей-ка давай - и по комнатам!
   - И он ведь даже не отрицает, - фыркая в пену своей кружки, смеялась баронесса. - Мы же такие честные-честные... такие честные-честные...
   - Ксирина, остановись, - холодно заговорил Вирлисс. - Ты переходишь все границы. Тебе осталось только залезть на стол и... - тариллин закусил губы, оборвав себя.
   - ...и начать танцевать стриптиз, да? - подхватила Ариэлла. - Какая отличная идея!
   - Полагаю, благодарных зрителей у тебя будет предостаточно! - отрезал Вирлисс, поднимаясь из-за стола. - А с меня хватит.
   - О-о, Вир, не ревнуй! - Ариэлла схватила его за руку и обернулась к гному. - Вот вы посмотрите на него: ни себе, ни другим. Это нынче называется благородством...
   - Довольно! - Вирлисс выдернул руку из пальцев Ариэллы.
   - Ладно, Вир, - неожиданно мягко и кротко произнесла девушка. - Прости. Я... Мне в самом деле сейчас очень тяжело - и меня заносит. Ну прости. Не уходи.
   Вирлисс некоторое время с негодованием смотрел на неё, но потом всё же сел обратно, отодвинувшись от Ариэллы.
   - Э, как у вас всё непросто, молодёжь, - философски вздохнул гном. - Ну да ничего, не вы первые, не вы последние... Куда путь-то держите?
   - Мы направляемся в земли Подгорного королевства, а именно - во владения клана Боевого Молота, - любезно ответил Вирлисс. - По поручению одного мага. Он интересуется старинными легендами и артефактами. Быть может, вы знаете какие-нибудь? И расскажете нам?
   В уголках глаз дварфа вновь появились лукавые морщинки.
   - В наши края, значит... Ну, насчёт артефактов не знаю, а легенд, почитай, у нас цельная вагонетка наберётся. О Чёрном Рудокопе, о Неиссякаемой Жиле, о Девчушке-Серебрушке - это, говорят, видят её там, где богатство какое-то лежит... О Колодце, опять же, Бездонном и его Страже... Вам какую рассказать?
   Слушатели переглянулись, и Ариэлла пожала плечами.
   - Это всё так... сказки рудокопские, - фыркнула она. - А мы легенды ищем, а не байки!
   Дварф надул щёки.
   - "Легенды, легенды"... Ну и чем вам мои рассказы не легенды? Это ж где вы в жизни видели колодцы без дна, где доверху сокровища лежат... а как посмотреть - вода обычная. И Страж только те богатства достать может...
   - Сказки! - отрезала Ариэлла. - В любой книжной лавке сборник с такими вот "легендами" купить можно.
   - А есть ли у вас предания о семьях, полностью уничтоженных во время Великих Войн - и об их забытых сокровищницах? - мягко задал Вир наводящий вопрос.
   Гном хмыкнул и насмешливо уставился на тариллина.
   - Легенды собираете, значит? - фыркнул он. - А по мне, так за сокровищами охотитесь... Это вам в заброшенные города надо. Только опасно оно... - он сделал большой глоток. - Думаете, наш брат там не ходил, не искал? Во-первых, трудно нетронутую сокровищницу найти... вообще трудно их найти, а уж необшаренные... - гном задумчиво головой покачал. - Проще Девчушку-Серебрушку в самом деле повстречать. Ну, а вот шею свернуть куда как реальнее в тех местах!
   - А что там? - спросил Вирлисс. - В тех древних поселениях?
   - На первых ярусах могут селиться бандиты... - Гном снова приложился к кружке. - Эти города заброшенные - славное укрытие для любой шайки! Тепло, сухо, надёжно... Сытно, опять же! Оно, вишь ты, зверья вокруг в лесах-горах полно... тоже, кстати, в виду имейте... Наземный вход сложно найти - ни один командир стражи туда с вылазкой просто так не сунется, если людей бережёт.
   - Бандиты - это не проблема! - отмахнулась Рири. - Если это все опасности...
   - Отчего же все? - гном плечами пожал. - Это ведь только первые ярусы, верхние... Ниже лабиринт настоящий. А где к сокровищницам семейным подходы - так там ловушек полно... И действуют они, будьте покойны! Наш народ издревле магию не шибко жаловал, и механизмы создавал - любо-дорого посмотреть! А ещё... ну, любому горняку очевидно... обвалы могут быть в тех местах, за которыми никто не следит. Порода проседает, крепления ветшают... Так вот в один прекрасный момент потолок и рухнет.
   - Кто не рискует... - с очаровательной улыбкой протянула Ариэлла. - А не знаете ли вы, какие заброшенные города в ваших краях насчитывают около восемнадцати-двадцати тысяч лет?
   - Именно в наших краях? - уточнил гном, вскинув брови.
   - К востоку, вплоть до центрального кряжа Хмурого хребта. Точнее - до озера Ирдин, - живо добавила Ариэлла.
   - Так только один тогда - Таримия. Только не знаю, как вы туда заберётесь. Город немыслимо древний, говорят, аж само падение Вельзерена застал! Но с тех пор очень уж глубоко под землю ушёл... Над ним, практически вот сразу, ещё города два заброшенных лежат. Самый верхний - его относительно недавно забросили, в пору Катастрофы...
   - Шесть тысяч лет назад, - обернувшись к Вирлиссу, пояснила Ариэлла. Гном кивнул.
   - Да. Так там могут быть и стражи - механизмы охранные... мало приятного, скажу я вам! Ниже, коль пробьётесь через верхнее городище, лежит второе. Древнее. Его, друзья мои, во времена Джианатты Ханли забросили - когда эльфы, значит, убили Джианатту - это королева дварфов была тогдашняя, великая женщина, надо сказать... Так вот, когда убили её, ушастые всех гномов выгнали из их поселений и согнали в одно подземелье, где и замуровали... воздуховоды засыпав. По приказу Гвариана. - Гном помолчал. - Тогда много городов опустело... К счастью, эльфы ни разу не горняки, и не все воздуховоды отыскали. Большую часть, но не все! Так что... Выбрался наш народ из этой могилы, - невесело хмыкнул дварф, - и с эльфами счёты свёл... со временем. Только погибших это всё равно не вернуло. Детей много погибло тогда... - он вздохнул.
   - Вот видите, какой душечка?.. - насмешливо хмыкнула Ариэлла. - Вот сюда бы нашего Ушастого, чтобы послушал, а то он всё на своего светлого и мудрого бога никак надышаться не может...
   - А, вы о Гвариане? - хмыкнул дварф. - Ну, так у него затмение какое-то тогда было... нашло на него что-то. Не в себе был. Говорит, тут его бывшая жена, Мортис, постаралась, навела на него какую-то порчу, что ли... Так что Мортис виновата, а не он.
   Губы вампира сжались в тонкую линию, а глаза сверкнули.
   Ариэлла положила ладонь на его напряжённый локоть.
   - Вы хотели нам рассказать о последнем городе, - напомнила рассказчику демонесса. - Итак, под руинами времён несчастной Джианатты Ханли лежит...
   - ...лежит тот самый древний город, который вам нужен! - подхватил гном. - Не знаю, как вы до него доберётесь... хотя, говорят, все городища Таримии соединяются природными тоннелями... только там лабиринт похлеще, чем в самих городах!
   - И карты этих переходов, разумеется, нет, - поморщился Вирлисс.
   - Разумеется, - хмыкнул гном. - Зато я больше чем уверен, что сохранились карты самих городов... по крайней мере, двух верхних! Вы у историков наших спросите. Всё равно ведь так просто, очертя голову, в руины не ринетесь - пойдёте за припасами, за снаряжением... короче, сперва в жилой город какой наш явитесь, нет? - он подмигнул. - Я посоветую вам в столицу завернуть, там обязательно со Старейшинами поговорите. Они вам, может, какой совет дадут, позволят с карт в архиве копии снять... Поговорите! Наш народ и сам до артефактов уж больно охоч, - рассказчик расплылся в улыбке. - Если что найдёте, вас на руках будут носить... ну, правда, в королевский музей находки отдать попросят. Наиболее ценные, я имею в виду. Разумеется, половину стоимости выплатят! - спохватился дварф. - Ну... или как договоритесь. А вам-то разве оно не выгодно? Разве сокровища не ради денег ищут? - гном подмигнул. - А тут даже половина - лет на сто безбедной жизни хватит! Опять же, помощников дадут... Опытных горняков-рудокопов. И риска с ними будет тоже вполовину меньше. Ведь мы ж не мошенники какие!
   - Хм... - Вирлисс нахмурился. - Почтенный дварф, а согласятся ли Старейшины оказать нам помощь вот на каких условиях: всё найденное - вашему народу, кроме одного артефакта, ради которого нас нанимали. Нас интересует лишь одна вещь - но, если у нас её отнимут, нам не будет резона вообще куда-либо лезть.
   Гном надул задумчиво щёки и склонил набок голову.
   - Н-не знаю... - наконец нерешительно протянул он. - Не могу отвечать за Старейшин. А что за вещь-то?
   Вирлисс глубоко вздохнул.
   - Это что-то вроде магического скипетра, - ответил тариллин. - Очень древнего.
   - Ну понятно, раз маг нанял... - гном нахмурился. - Поди, вещица-то ценная...
   - Ценная, - кивнул Вир. - Но ваш народ ведь никогда не жаловал магию, верно? - улыбнулся он. - И маги у вас не рождаются. Так к чему вам эта игрушка?
   - Ох, темните вы что-то! - вздохнул дварф. - Ох, темните! Поди, "игрушка" эта ваша всего древнего города стоит!
   Вирлисс улыбнулся.
   - Быть может, мы и сами справимся, без помощи Старейшин, - невинно проронил он. - И тогда все найденные артефакты, кроме обещанного заказчику скипетра, оставим себе. И продадим... хоть в Тагине.
   - Да ну вас! - буркнул гном. - Сгинете вы там одни!
   - Тогда проиграют все, - пожал плечами Вирлисс. - И наш заказчик, и ваш народ - и мы, разумеется. Что ж... Как сказала моя спутница, "кто не рискует - тот не выигрывает".
   - Экие вы... - насупился дварф. - Пить со мной не пожелали, а лезть в подземелья наобум - так очертя голову... Вот что, я вас проведу до столицы, покажу, что там и где у нас: архивы, музеи... чтоб, значит, карты раздобыть. Магазинчики опять же нужные укажу. Что из снаряжения посоветую... а вы со Старейшинами и не заговаривайте даже, упрутся они! Я б упёрся. Больно темните вы, ребята, больно темните... А потом я вас до самого входа в Таримию доведу, чтобы вам, значит, не искать попусту. Ну, за двести золотых, согласны? А дальше вы сами. Я вас подожду наверху дней с пяток. Если вернётесь, я вам деньги честно верну, но всё, что найдёте в подземельях - пополам! Ну, кроме артефакта этого вашего. Идёт?
   Вирлисс с Ариэллой переглянулись. Вир побарабанил пальцами по столу.
   - Решаем не мы, - сказал он наконец. - Я передам начальнику отряда ваше предложение. Думаю, он его примет.
   - О как! - гном вскинул брови. - Я думал, вас только двое.
   - Нас четверо, - ответил Вир.
   - Уже легче, - кивнул дварф. - А то в заброшенный город вдвоём соваться - самоубийство чистое. Я потому деньги с вас вперёд и прошу, что... - тут он смутился и замялся.
   Ариэлла рассмеялась.
   - Мы всё понимаем, почтеннейший. Всё понимаем...
   - Рири, у нас найдётся двести золотых? - обернулся к девушке Вир. Демонесса усмехнулась уголком рта.
   - Наскребём. Но только потом уже гостиницы вроде "Отеля" позволить себе не сможем. На всё про всё у нас останется монет триста... и, если мы не найдём артефакт в том городе, то при дальнейших поисках придётся затянуть пояса потуже. - Она вздохнула. - А ведь жизнь в столице дварфов тоже не дешева. А ещё закупка снаряжения. Сам понимаешь, теперь пополнять денежные запасы за счёт моего дома проблематично.
   - Насчёт жизни в столице не беспокойтесь! - дварф даже подскочил. - Вы можете остановиться у меня. Постель и еда пойдут в счёт тех двухсот золотых. Зато потом... даже если не найдёте вы своего скипетра, всё ж что-нибудь да найдёте же! И находки те мы как нельзя выгоднее продадим, я помогу! - Гном хлопнул Вирлисса по плечу. - Тысячу золотых обещаю! И это только чистоганом, вам на руки! Ваша половина, так сказать.
   Ариэлла и Вирлисс снова переглянулись. Ариэлла вопросительно вскинула брови.
   - По-моему, хорошее предложение, - заметила она. - Соглашайся, Вир. Ведь Эт не дурак от такого шанса отказываться.
   Вирлисс кивнул.
   - Как ваше имя, почтенный? - спросил он.
   - Ригнир, - представился их собеседник. - Сейчас уж на пенсии, а был вторым королевским горняком.
   - Неплохо, - хмыкнула Рири, склонив набок увенчанную рогами голову. - Давно ли вышли на отдых, тан Ригнир?
   - Да какой я тан? - отмахнулся гном. - Обычный гражданин. С пятьдесят лет будет...
   - Меня зовут Ксирина, - Ариэлла протянула руку. Дварф осторожно её пожал.
   - Вы остановились наверху, в гостевых комнатах? По словам хозяина, нам он отдал две последние свободные каморки.
   - Ага, - буркнул, помрачнев, Ригнир. - В гостевой комнате на пять постелей. Кто храпит, кто балаболит... "Милая" гостиница, ничего не скажешь!
   - Да уж, не тагинский "Отель", - усмехнулась Ариэлла.
   - Моё имя Вирлисс, - представился тариллин. - Предварительно мы согласны, но окончательное решение зависит от моего друга и главы нашего отряда. Рири, - повернулся Вирлисс к девушке. - Будь добра, позови сюда Эета.
   Ариэлла поднялась, небрежным движением ладони вернув иллюзию, скрывшую её рога и крылья, и ушла - чтобы через десять минут вновь присоединиться к тёплой компании за кружкой эля - уже вместе с Эетом.
   А спустя ещё четверть часа глава отряда и Ригнир скрепили свой договор рукопожатием и условились встретиться завтра в десять утра в этом зале.
  
  

Глава LVI

По разным дорогам

Таривил

  
   Он стоял в распахнутых воротах и смотрел, как разгорается над лесом холодный свет зимней зари. Матовое в дымке облаков, солнце размытым пятном карабкалось на небо.
   Двор гостиницы за спиной эльфа был почти пуст: только изредка под чьей-то ногой поскрипывал снег.
   Мороз пощипывал кончики ушей.
   Таривил стоял, любуясь восходом - и сам понимал, что тянет время. Эет и Вирлисс ждут в зале... наверное, ждут уже только его.
   А он... Он тянет время.
   Потому что - решение принято.
   Эет и Вирлисс никогда не видели в нём полноценного члена отряда. Как представлял Эет своих спутников Лури! "Вирлисс - мой помощник... Ксирина - наша проводница и повар... А это - Таривил".
   И всё. Просто Таривил. Никто.
   И вчера - "Тарик, выйди!"
   Выйди. Какой толк с тобой что-то обсуждать?..
   И, возможно, он сам заслужил такое отношение - своей слабостью.
   Вот она, дорога в Золотой Лес. Перед ним. Такая свободная, такая манящая - иди! А они направляются в Подгорное королевство.
   Если бы не вчерашний разговор с Лури...
   Беззащитная, неопытная - и такая сильная! И у него вчера почти повернулся язык попросить её разузнать о судьбе Элииры...
   Лури не станет её искать. Поскольку - не Лурина проблема. У неё хватает своих. И она их решает - несмотря ни на что.
   Возможно, если бы он взглянул в лицо своим страхам и трудностям, он перестал бы срываться на окружающих по любому пустяку? Вчера Луриэль назвала его истеричной девчонкой... Неужели он действительно ведёт себя так?
   Вздохнув, Таривил развернулся и направился через пустынный двор к дремлющему трактиру.
   Хозяина за стойкой не было, только помощница, которая ночью не работала. Она, выполняя заказ, с улыбкой положила на протянутую Таривилом тарелку кусок мясного пирога и щедро полила сверху наваристым, крепким бульоном. Тар бросил на прилавок две медные монетки и направился к столу, где за завтраком собрался весь их отряд, включая Лури. Тут же сидел и гном в синей стёганой куртке - как знал Таривил, новый проводник. Дварф был оживлён и весел, но молчалив. Внимательно осматривал всех прищуренными лукавыми глазами, неспешно поглощал свою оленью отбивную и с разговорами ни к кому не лез.
   Эет и Вирлисс доедали мясное рагу, Ариэлла уже сидела над пустой тарелкой, потягивая горячий травяной чай. Луриэль нервно ковыряла отварную рыбу, перемешивая её мякоть с салатом, и почти не ела.
   - Всё будет хорошо, Лури, - Ариэлла заботливо положила руку ей на плечо. - Не переживай.
   По лицу девушки пробежало облачко то ли досады, то ли тревоги, но Луриэль промолчала.
   - Да знаю я, что новая проводница тебе не очень нравится, - вздохнула "Ксирина". - Иначе бы ты вчера от неё не убежала. Брось! Я с ней поговорила, всё, что нужно, прикинула. Простая тётка, без претензий. Места здешние знает. Сегодня после обеда выйдете, а через день-два попрощаетесь - доведёт она тебя до Брина в лучшем виде... это последний человеческий город, на самой границе Золотого Леса.
   - А потом? - прошептала Лури, не поднимая глаз от тарелки.
   - Что потом? Потом ты в Брине к каравану пристроишься и спокойно дальше поедешь - прямо в эльфийские земли. - Ариэлла подмигнула.
   Лури сидела убитая. Было видно, что перспектива двух дней пути в обществе охотницы тяготит её - но ещё больше тяготит неизвестность, вынуждая принимать неприятную спутницу.
   Таривил глубоко вздохнул.
   - Если вы не будете против, светлая госпожа, - произнёс он самым учтивым тоном, - то я бы присоединился к вам по дороге к Золотому Лесу. До Брина я послужил бы вам охранником, а после, если не повезёт с караваном - и проводником.
   ...Послышался стук: это из рук Эета выпала ложка. На Таривила воззрился весь стол. Эльф как ни в чём не бывало повернулся к своему Господину.
   - Лорд Эет, я принял решение. Я возвращаюсь к своему народу.
   Эет, в полнейшей растерянности, молчал.
   - Конечно... как хочешь, - наконец пробормотал он. - Но ты уверен?
   - Как никогда, мой Господин, - Таривил склонил голову, и его длинные волнистые пряди скользнули вдоль лица. - Я благодарен вам и лорду Вирлиссу за всё, но мне пора идти своей дорогой.
   - Ты понимаешь, что... - начал Вирлисс.
   - Я всё понимаю, лорд! - несколько резче, чем сам хотел, прервал эльф тариллина.
   Вир пожал плечами и вернулся к своему рагу.
   - Ты всегда сможешь возвратиться, если пожелаешь, - сказал Эет. - На время или навсегда - мы будем рады тебе. Параметры Атариды для заклятья Переноса ты знаешь.
   Юноша коротко кивнул - так, словно не хотел обижать отказом. Он не сводил с Господина ждущих глаз.
   Лич усмехнулся уголком рта. Нет уж, не в нынешней ситуации разбрасываться Формулами Освобождения...
   - Я отменяю своё распоряжение нападать и убивать лишь по моему приказу, - произнёс он, прервав телепатический перевод для Ригнира и Лури. - Но я приказываю тебе рассказывать отныне о своём прошлом лишь в той степени, в какой это безопасно для нас.
   - Как же я узнаю?.. - Таривил растерянно моргнул.
   - Заклятье Подчинения будет знать, - жёстко ответил Эет. - Оно не даст тебе оступиться... и заодно позволит понять, друг перед тобой или враг под маской друга.
   Эльф медленно кивнул.
   - Благодарю, лорд Эет. Свою лошадь я уступаю почтенному Ригниру, - возобновив телепатический перевод, добавил он. - Лури и её проводница идут пешком, а поскольку я, с позволения Луриэль, отправляюсь с ними...
   Он выжидательно взглянул на девушку.
   Та, розовая от смущения, лишь бросила на юношу взгляд из-под длинных ресниц и тут же вновь потупилась.
   - Только не дальше Золотого Леса... - прошептала она.
   - Благодарю, светлая госпожа, - Таривил поклонился.
   - Ах, вот как славно всё устраивается! - Ариэлла даже хлопнула в ладоши. - В кои-то веки от Тарика польза будет. Лури, знаешь, этот мальчик куда лучше, чем пытается казаться, - весело сообщила она.
   Таривил внимательно, но отнюдь не сердито посмотрел на демонессу - и скупо усмехнулся.
   - Благодарю на добром слове, Ксирина.
   - Вот, пожалуйста, - с очаровательной улыбкой обратилась сразу ко всем Ариэлла. - Видите, какой милый?
   - А за лошадку спасибо, - вставил своё слово и гном. - Лошадка мне пригодится... Ну, коль поели - так и в путь?
   - Да, - Эет поднялся из-за стола, и остальные последовали его примеру.
   Отряд направился к выходу. Таривил и Луриэль проводили всех до дверей.
   - Удачи вам, друзья, - тёмный эльф улыбнулся, сдерживая слёзы. - Пусть счастье сопутствует вам!
   - И тебе, - серьёзно посмотрев ему в глаза, ответил Эет - и они крепко обнялись. - Удачи. И прощай!
   - Да хранит тебя богиня, - обнялся с Таривилом и Вирлисс. - Прощай!
   - А я не прощаюсь, - сладко мурлыкнула Ариэлла. - Думаю, мы и с Тариком, и с Лури ещё свидимся. До встречи, дорогие мои, до встречи!
   Она чмокнула в щёчку Луриэль, с неземной улыбкой послала Таривилу воздушный поцелуй - и выпорхнула из таверны.
   - Прощайте... - прошептал Таривил им вслед, глядя на захлопнувшуюся дверь - немую и равнодушную.
   В горле застрял странный комок.
   Глубоко вздохнув, эльф обернулся к Луриэль. Она стояла у него за спиной, и глаза её были красны от невыплаканных слёз. Таривил сглотнул предательский комок и осторожно взял девушку за руку, сжав её холодные пальцы в своей ладони.
   - Всё будет хорошо, светлая госпожа. Всё обязательно будет хорошо!
   Луриэль несмело улыбнулась в ответ.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Олав "Мгновения до бури. Выбор Леди"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Н.Кожедуб "Земная сфера"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"