Петров Олег: другие произведения.

Сто миллиардов солнц (закончено)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 6.47*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение серии "Один из"... 2060 год. Путешествие в далекий космос и попытка отыграть "потерянное столетие" на Земле.

    ВНИМАНИЕ: РЕКОМЕНДУЕТСЯ НАЧАТЬ ЧТЕНИЕ С ТРИЛОГИИ "ОДИН ИЗ"!

    Если вам понравились книги, поддержите автора переводом на Яндекс-деньги! Номер кошелька: 410013341706892


  -------------------
  -------------------
  -------------------
  
  

Сто миллиардов солнц

  
  
  От автора: рабочее название этой книги украдено, но Р.Киппенхан не знал, что солнц в Галактике в несколько раз больше.
  
  
  
  
  --- ПРОЛОГ
  
  
  Август-сентябрь 2060 года
  
  Август - традиционно тяжелый месяц! И текущий год не стал исключением, хотя планета, три десятилетия сползавшая к тотальному хаосу и войне всех со всеми, теперь постепенно успокаивается. И даже космические исследования начинают понемногу обретать атрибуты мирного времени, грузопоток на орбиту растет и становится более разнообразным. Появилась политическая воля начать все сначала, забыв о 'потерянном столетии'. Но пришел август...
  
  Черные полосы бывают не только у людей, случается такое и в мире машин, и не так редко, как хотелось бы их создателям. Бывает подобное и при пусках ракет, когда несколько тяжелых аварий происходит в течение нескольких дней, зачастую в разных странах. Ничем, кроме невезения, такие совпадения не объяснишь, но ракетчики - люди суеверные. Даже если комиссия находит причину аварии, всегда найдется какой-нибудь нарушенный ритуал или традиция, на которую можно спихнуть любую неудачу.
  
  В этот раз от 'августовского проклятия' первыми пострадали американцы. Тяжелая ракета, имеющая отличную статистику надежности и заработанную десятилетиями репутацию, почему-то просто отказалась уйти со старта. Не помогло ни аварийное форсирование всех двигателей, ни героические усилия системы управления, ни команда на дистанционный подрыв, выданная дрогнувшей рукой оператора. Семьсот тонн жидкого топлива смешались и взорвались, превратив в руины стартовую позицию и распылив на мельчайшие осколки сверхдорогой разведывательный спутник. Вспышка получилась такая яркая, что несколько человек на смотровой трибуне получили повреждении сетчатки глаз, но жертв удалось избежать.
  
  Еще до начала официального расследования среди так называемых экспертов появились истеричные версии о 'руке Москвы' но, к сожалению изготовителя ракеты, на саботаж со стороны злобных русских шпионов аварию списать не удалось. Точную причину установить, увы, не вышло, и хотя комиссия склонилась к версии о лопнувшем трубопроводе, но была это микротрещина или что-то иное, так и осталось тайной. Уж больно силен был взрыв, в котором сгорели почти все улики.
  
  Еще не остыли руины в Америке, как всего через трое суток взорвалась на старте новая европейская ракета легкого класса, первая после огромного перерыва самостоятельная разработка вновь сформированного ЕКА. Новый стартовый комплекс на североафриканском побережье получил серьезные повреждения и выбыл из строя минимум на полгода. Подвела, как выяснилось, новая технология прессовки твердого топлива, из-за которой возникли неоднородности, приведшие к взрыву. Как дефектный мотор смог пройти контроль, никто так и не понял, ведь остальные двигатели из этой партии позже отработали идеально.
  
  А еще через двое суток пришли вести о том, что в Плесецке, на далеком русском севере, тяжелый 'Енисей' решил вспомнить добрую традицию и 'нырнул' под стартовый стол, превратив его в руины. Вместе с ракетой превратились в труху два спутника-ретранслятора, предназначенных для планового пополнения орбитальной группировки. Причиной стала незначительная в другой ситуации заминка с отводом кабель-мачты и случившийся именно в этот момент порыв очень сильного бокового ветра. Ракета 'легла' на башню и, потеряв тягу, соскользнула обратно вниз! 'Судьба!' - сказали те, кому посчастливилось не ставить свои подписи на документах о расследовании.
  
  Все пуски ракет, относящихся к 'отличившимся' семействам, надолго остановились, но примерно в это же время начались совсем иные события. В середине августа на закрытом аэродроме иркутского филиала ЛИИ имени Громова впервые поднялся в воздух непривычный двадцатитонный 'самолет' с короткими крыльями. Это, разумеется, уже совсем не та 'Спираль', которая в советское время так и не ушла дальше нескольких экспериментальных макетов. Нынешняя машина больше и тяжелее, ее крылья намного шире, и аэродинамическое качество выше.
  
  Но это и не та конструкция, облик которой утвержден меньше года назад, но всего лишь ее испытательный аналог с парой обычных турбореактивных двигателей, скрытых под гладкими конформными обтекателями. Из-за нештатного хвостового отсека вид у аппарата получился немного неожиданный. Вышел 'чемодан' для полетов в атмосфере, сказали 'специалисты', так и не обратив внимания на массивные заслонки воздухозаборников...
  
  Аппарат взлетел, полчаса покружил над тайгой, осторожно разворачиваясь 'блинчиком', и благополучно приземлился на ту же самую полосу, с которой начал свой полет. Из этого не стали делать большого секрета, даже выложили строго цензурированные официальные фотографии и видео, тщательно избегая ракурсов 'с хвоста', но обсуждение в Сети получилось нешуточным. Часть отзывов светилась осторожным оптимизмом, потому что машина, в принципе, вышла вполне летучая. Скептики же утверждали, что получился чемодан без ручки, ибо самостоятельно аппарат способен летать лишь 'низенько-низенько', а запуск его на тяжелом носителе не сильно удешевляет стоимость эксплуатации, несмотря на повторное использование.
  
  Многоразовые корабли делались и раньше. Это были и крылатые машины, большие и маленькие, и даже капсулы, которые в случае мягкой посадки можно использовать повторно. Увы, если не считать нескольких попыток спасения отработанных первых ступеней, добиться реального удешевления полетов так и не вышло, и далеко не все сейчас готовы поверить в то, что на этот раз получится по-другому.
  
  Самые догадливые комментаторы удивились, как вообще получилось, что машина взлетела всего через восемь месяцев после утверждения проекта? Как будто все трудности начального этапа уже кто-то когда-то решил и преподнес создателям на блюдечке. Кто-то вспомнил, что похожий проект фигурировал в одном из расчетных сценариев недавно закрытого телешоу про альтернативную историю, но уж больно велика разница!
  
  Второй аналогичный 'чемодан' взлетел всего спустя неделю, и начались обычные, как всем показалось, испытания. Полеты стали более сложными и продолжительными, и через месяц уже никто, кроме горстки энтузиастов и профессиональных разведчиков, этим не интересовался. И вот однажды, один из прототипов просто не вернулся на аэродром. И об этом не было ни пресс-релизов, ни фотографий, ни официальных сообщений. Вообще ничего, кроме слухов.
  
  Не случилось никакой поисковой операции по спасению машины и испытателей. Скрыть такое не получится при всем желании, но ничего же не происходит! Вертолеты не летают, начальство не суетится, в госпиталях и моргах все спокойно. На форумах снова закипели страсти, и начала рождаться новая теория заговора, даже несколько теорий. Куда могла деться машина? Никто из комментаторов так ничего и не узнал.
  
  А спустя трое суток высоко над тайгой пронеслась по небу огненная звезда, а над зеркальной гладью Байкала разлетелся отзвук двойного громового раската. Еще через четверть часа 'пропавший' прототип совершил совершенно обычную посадку на свой аэродром. Впрочем, опытное ухо мгновенно определило бы, что раскат - это сверхзвуковой удар, а опытный глаз заметил бы, что на обшивке вернувшегося аппарата имеется несколько подозрительных подгоревших следов.
  
  Но опытные глаза и уши не смотрели, не слушали, и не ждали, а о вернувшейся машине вскоре стало известно широкой публике. Большинством голосов энтузиасты пришли к мнению, что одну из 'Спиралей' зачем-то перегоняли на какой-нибудь секретный аэродром. Зачем? А кто их знает, этих любителей секретности! Вечно пытаются напустить тумана, к тому же, на пустом месте! Праведное возмущение сделало свое черное дело и отвлекло публику от других версий. Никто так и не понял, где именно побывала машина.
  
  Как бы удивились все эти люди, узнай они, что за двое суток до 'исчезновения' прототипа, темной сентябрьской ночью с того же самого аэродрома поднялся гораздо более крупный летательный аппарат. Для этого во всей округе устроили тотальное двадцатиминутное затемнение, выключив не только освещение летного поля, но даже подсветку полосы. Крупная черная тень рванулась из распахнувшегося ангара, стремительно выкатилась на темную бетонку и с непривычным свистом взяла разгон. Набрав скорость всего двести километров в час, таинственный объект, балансируя на ярких фиолетовых струях, оторвался от земли и исчез за кромкой бескрайнего леса.
  
  В отличие от своего крылатого побратима, этой машине и ее экипажу предстоит намного более далекое и опасное путешествие.
  
  
  
  -------------------
  -------------------
  -------------------
  
  Межзвездное пространство, примерно 600 световых лет от Солнца
  
  Октябрь 2060 года
  
  
  
  Жизнь из корабля уходит слишком медленно. Это парадокс, но уходи она быстрее, поиск пробоины стал бы проще. С другой стороны, запас времени пока есть, хотя темнота и холод заставляют шевелиться быстрее. Хорошо, что аварийный дыхательный аппарат работает безупречно, иначе с дыханием были бы крупные проблемы. Грузовой отсек корабля сейчас не только теряет атмосферу, но и заполняется едким дымом, как будто одной разгерметизации мало!
  
  Хорошо, что есть фонари! Маленькие светильники закреплены на маске, а большие под рукой, на поясе, поэтому не приходится шарить в полной темноте. Хорошо, что аварийные средства на корабле содержатся в идеальном состоянии, а то сейчас не было бы никакой возможности найти пробоину, разве что случайно. А при наличии звукового пеленгатора эта задача превращается из почти безнадежной лотереи просто в опасную, но выполнимую операцию, от которой зависит выживание.
  
  Также неплохо, что есть законы физики, которые гласят, что утечка воздуха под известным давлением, даже самая небольшая, должна оставлять совершенно определенный акустический отпечаток. Нужно лишь иметь специально сконструированный прибор и немного времени, чтобы успеть пролезть с этим прибором во все подозрительные места. И тогда...
  
  Вот и сигнал! Остается лишь сориентироваться по индикатору, подбираясь поближе к источнику. Фонарь в руку, зацепиться стопами за скобу, и еще раз свериться с пеленгатором. Утечка явно за вот этой панелью! Крепления долой, панель набок, зафиксировать 'липучкой', и снова фонарь в руки!
  
  Небольшая ниша, в ней плотно утрамбовано несколько жгутов кабелей, которые теперь предстоит аккуратно отодвинуть в сторону, чтобы добраться до металла корпуса. Хотя, достаточно чуть сдвинуть лишь один жгут, остальные не помешают. Прибор заливается трелями, но глазом ничего не видно. Микротрещина, или что-то еще? Неважно, теперь нужно ставить заплатку!
  
  Снять с пояса двойной пластиковый цилиндрик, сорвать пломбу и выдавить бинарное вещество в пакетик, надетый на край. Вещество заплатки твердеет не на воздухе, которого может не быть, а при смешении со вторым компонентом, но твердеет не сразу! Остается достаточно времени, чтобы размять пакет для равномерного смешения химикатов и выдавить полученную массу на 'подозрительное' место. Теперь необходимо придать заплатке нужную форму, а остальное довершат достижения прикладной химии.
  
  Спустя минуту заплатка уже заполнила собой все пустоты и затвердела настолько, что атмосферное давление не может продавить ее или сдвинуть с места. Живем! В этот момент в грузовом отсеке вспыхивает свет, а в наушнике раздается характерный щелчок.
  
  - Тренировка по обеспечению живучести окончена.
  
  
  
  
  Чтобы видеть, куда летишь, не нужны глаза. Давно ли такие глупости лезли в голову? Это совершенно верно, если летишь по давно известному маршруту, где ты бывал не раз и успел набить шишек. Шишки можно взять и у предшественников, если ты в состоянии воспринять их опыт, но что делать, если что-то делается впервые? И как быть, если масштабы и расстояния совершенно превосходят всякое воображение?
  
  Как объяснить это простому человеку, будь он даже неплохо образован, но никогда не имел дело с расстояниями большими, чем те, что разделяют континенты Земли? Несколько часов полета в комфортабельном (или не очень) кресле - вот самый привычный спутник понятия 'далеко'. Можно попробовать сменить масштаб и представить Землю теннисным мячом. И сказать человеку, что его 11-часовой перелет через океан покрыл в лучшем случае треть окружности, и даже космические станции в таком масштабе летят по своим орбитам, едва не задевая ворсинки мяча!
  
  А дальше у большинства земных обитателей начинаются проблемы с масштабами. Луна в виде шарика на расстоянии роста человека, Солнце как огненный шар в семь с половиной метров, который при данном масштабе окажется на расстоянии почти восьмисот метров! Самая дальняя из больших планет, Нептун, будет размером с небольшой арбуз и окажется на расстоянии почти 24 километра! Что же говорить о звездах, даже ближайших? От нашего теннисного мяча до ближайшей звезды пустое пространство в двести тысяч километров! А теперь вспоминаем о реальном масштабе и умножаем все это в сто девяносто миллионов раз!
  
  Мало до кого это доходит. Многие пытались постичь эту бездну, но чтобы воспринять такие цифры, нужен особый склад ума, способный балансировать между давящим на психику безумием огромности и четкими, ясными цифрами с невероятным количеством нулей. Многие люди просто кривят лицо и сквозь зубы говорят, что 'им это не интересно'. Многим становится просто страшно, а кто-то не в силах вынести собственное ничтожество, взглянув на такие громады. Мы, люди-человеки, тысячелетиями копошимся среди ворсинок на теннисном мяче! Кому такие мысли могут понравиться?
  
  Но есть и те, кто готов пуститься в путь, и огромность космоса их не пугает. И зря не пугает, между прочим. Один шибко умный решил, что все учел, формулы вывел, обоснование подвел. И даже несколько прыжков уже совершил! Но масштаб...
  
  - Ну что, мы таки допрыгались? - произнес вкрадчивый голос из правого кресла.
  
  Иван Родин открыл глаза, прерывая контакт с имплантами и словно выныривая из виртуальной среды, в которой общается с кораблем. На мостике полная темнота, только одна панель светится, дублируя 'узор', который он может воспринимать мысленно. Защитные створки мостика распахнуты, и вокруг только звезды на черном небе. И еще две ярких золотых звездочки сияют совсем рядом, в правом кресле.
  
  Не только словечки, но и голос похож, но эти мурлыкающие гласные пока не исчезают. Что ни говори, у девочки талант. И она спокойна, никакого волнения, просто не оставляет попыток слегка задеть уроженца Земли, слишком много на себя взявшего.
  
  - Я тебя с любимой никогда не перепутаю, Лина, - ответил Иван, посылая в ответ улыбку. - Даже в темноте на ощупь.
  
  В награду он тоже получил знакомую улыбку, и совсем успокоился. Если ей так нравятся эти упражнения в остроумии, так почему бы не поддержать? Он ведь отвозит ее домой почти за шестьсот световых лет. По крайней мере, пытается. Навигация полностью зависит от его алгоритмов и программ.
  
  - Ты определил, где мы? - поинтересовалась упомянутая Лина, стряхивая легкомысленную тему. - Уже три часа прошло...
  
  - Пока съемка не закончена, - серьезно ответил Иван, но не выдержал и добавил. - Может, у вас, у Рьялхи, есть встроенная навигация, а мы без приборов никак. Хотя с приборами, конечно, каждый дурак может! Пока что выходит, что мы прыгнули не слишком близко к Рьяле, но это не смертельно.
  
  Корабль в очередной раз чуть вздрогнул, и звезды поплыли вправо, относительно кресел.
  
  - Съемка в разгаре, - сообщил Иван. - Нам нужно опознать побольше звезд из каталога, и тогда мы точнее определим, куда нас занесло. Все-таки, параллаксы измерены с погрешностью, и абсолютного совпадения не будет.
  
  - Вот эта четверка! - Лина, утратив невозмутимость, вдруг взлетела над креслом и прилипла к сапфировому стеклу, всматриваясь в черноту. - Почти такая, как дома! Но соседних звезд не узнаю.
  
  - Значит, мы близко, - заключил Иван, усмехаясь от ее реакции. - Но не очень. Эта ваша Четверка состоит из ярких белых звезд, до которых сотни световых лет, а более близкие звезды смещены сильнее. Мы запросто можем быть в двух-трех световых годах от Рьялы, но не сможем на глаз определить, где она. Но ты очень вовремя появилась!
  
  - Чему радуемся? - устало спросила Альбина Барсова, бесшумно вплывая в освободившееся правое кресло.
  
  Корабль снова качнулся, нацеливая большой полуметровый телескоп в носовой секции на следующий участок неба. Иван, успокоившись, включил остальные мониторы на мостике и вывел на них информацию о сканировании.
  
  - Несколько опорных звезд уже поймали, - сообщил он Альбине, всмотревшись в цифры. - Только не все они достаточно близки. Главное, что мы точно знаем, что район правильный, Лина даже начала узнавать созвездия. Если наберем статистику по ближним звездам, будем точно знать, где мы.
  
  - А если не наберем? - совершенно спокойно спросила Альбина.
  
  - Тогда задержимся, - пожал плечами Иван. Сделаем полную съемку неба, потом прыгнем на сто астрономических единиц в каком-нибудь точно выверенном направлении. К примеру, к галактическому центру. С таким параллаксом я и по Денебу с Ригелем сориентируюсь. Но это на крайний случай, и я уверен, что такие сложности не понадобятся.
  
  - Значит, паниковать пока рано? - с наигранным облегчением ответила Альбина, привычным движением перелетая на его кресло и устраиваясь у него на коленях. - Значит, пока кибернетика работает, тебе помощь не нужна?
  
  - Нет, пока все происходит на автомате, - пояснил Иван. - Тебе, кстати, за тренировку зачет, быстро нашла. Жаль, что не успели это сделать до Прыжка, но лучше поздно...
  
  - Объясни мне еще раз, - попросила Альбина, краем глаза наблюдая за распластанной по стеклу Линой. - Как так получилось, что мы промахнулись?
  
  На мониторе мелькнули новые колонки цифр, бортовые машины жадно впитывают картинку с телескопов. Еще один тихий сигнал, и таблица опознанных звезд пополнилась еще двумя строчками.
  
  - Погрешность прыжка растет с расстоянием по экспоненте, - объяснил Иван. - Возможно, дело в гравитации от тел на пути нашего 'тоннеля', которые вносят искажения. Как это рассчитать, я пока даже примерно не представляю, поэтому прыгаем довольно грубо. Но ничего страшного, для первого раза неплохо получилось. Обратно будет проще.
  
  Заикнувшись об обратной дороге, он замолчал и призадумался. Сейчас, в эту минуту, он попросту не знает точных координат Земли. Найти Солнце среди россыпей тусклых звезд на таком расстоянии невозможно. Только когда завершится съемка, можно будет уточнить карту настолько, чтобы иметь возможность совершить более-менее точный прыжок.
  
  Пугает ли его эта мысль? Пожалуй, нет. Нужно верить в себя и в силу науки, иначе не стоило пытаться выйти за пределы не только родной системы, но даже планеты. А тоска по дому в какой-то мере неизбежна, но поддаваться ей нельзя, и даже где-то стыдно. Не пристало пасовать перед такими смелыми барышнями, доверившими ему свою жизнь!
  
  - Надеюсь, ты быстро разберешься, - посетовала Альбина. - Как-то неуютно болтаться посреди неизвестно чего. Тесновато в четырех стенах.
  
  - А мне нравится наш корабль, - не отрываясь от разглядывания черноты, вставила слово Лина. - Я только боюсь, что после общения с родичами мне захочется в нем запереться и не выходить. Или с вами обратно улететь.
  
  Иван захотел сказать что-нибудь ободряющее, но понял, что банальностями сыт не будешь, и промолчал. Но Альбина не удержалась.
  
  - Может, все не так плохо, - оптимистично заявила она. - И кстати, я про корабль ни слова плохого не сказала. А то командир уже решил возмутиться.
  
  Звезды снова поплыли, реагируя на поворот корабля, и Лина наконец оторвалась от стекла и изящным пируэтом вернулась в свое кресло. Даже в этом она не похожа на Альбину, у которой все движения в невесомости получаются скупыми и минимальными. А у Лины почему-то высший пилотаж получается...
  
  - Я не возмутился, - уточнил Иван, пронаблюдав за этим виртуозным, но коротким полетом. - Просто я все время думаю, что нас с нашей реактивной тягой могут и на порог не пустить. Вот бы и нам 'безопорный движитель' заиметь на борту! О гравитации не мечтаю, это сами Рьялхи не умеют, но летают же они без реактивных струй!
  
  - Я даже примерно не знаю, как это работает, - вздохнула Лина. - Если все будет хорошо, поговорим с Дари, он должен знать.
  
  При упоминании о старом друге Лина снова впала в задумчивость. Иван вспомнил, что Лина только так его и называла, когда речь шла о прошлых отношениях. Старый друг. За такой ширмой она явно что-то прячет, и это видно по ее взгляду, слегка затуманенному от воспоминаний.
  
  - Ты уверена, что доверяешь ему? - спросила Альбина. - Хоть вы и знали друг друга...
  
  - Другим доверяю еще меньше, - отрезала Лина, недовольная собственным сомнением. - К тому же, он технический координатор клана, серьезная фигура. Если мой дядя его не сместил...
  
  - Если только он пожелает нам помочь - с сомнением пробормотал Иван. - Лично я почти уверен, что он поможет лично тебе, по старой памяти или из симпатии. Но вот нам, непонятным людям непонятно откуда? Ладно, это мы уже обсуждали, и не раз.
  
  Снова раздался сигнал, и Иван закрыл глаза, погружаясь в 'узор'. По кораблю прошла едва ощутимая дрожь, это закрылись крышки телескопов, когда программа съемки отработала до конца. Пространственная сетка стала четкой, и на ней загорелись тысячи точек опознанных звезд и яркое обозначение цели.
  
  - Ну что? - нетерпеливо спросила Лина.
  
  Не открывая глаз, Иван подал мысленную команду, и корабль снова начал разворот, на этот раз более быстрый и целенаправленный. Найдя в пространстве только ему доступный ориентир, аппарат погасил угловые скорости и замер.
  
  - Видите три звездочки, почти на прямой? - спросил Иван, открыв глаза и указав точно в центр звездной россыпи. - А от этой палки еще одна вверх? Вот эта, угловая, и есть Рьяла.
  
  Оранжевая звездочка на вид заметно ярче остальных, но сильно не выделяется. Неужели это и есть цель путешествия?
  
  - До нее три световых года, - подсказал Иван. - Мы теперь точно знаем, где мы. Можно сказать, наконец-то допрыгались, да.
  
  - Потом посмотрю вблизи, - немного нервно объявила Лина, соскальзывая с кресла. - Пойду еще раз отрепетирую разговор с дядей и с Дари.
  
  - Лучше выспись, - мягко посоветовала Альбина. - Потом неизвестно, что будет.
  
  Лина не стала спорить, просто молча 'зависла' над креслом, обняла обоих и от души расцеловала. Кажется, у нее даже слезы выступили на глазах! Не говоря ни слова, она крутанула в воздухе 'бочку', оттолкнулась от подголовника и исчезла в люке, оставив пару бывших наблюдателей наедине.
  
  - Ну вот, кое-кто домой вернулся, - вздохнула Альбина. - А когда мы теперь домой попадем?
  
  Все-таки и ее эти мысли одолевают... Ничего, это легко лечится.
  
  - Вот теперь мы можем вернуться в любой момент, - уверенно заявил Иван. - И я тебе сейчас это докажу.
  
  Ненадолго погрузившись в 'узор', он быстро отыскал нужный снимок и сверил его со своей вновь построенной картой. Довольно хмыкнув, он вывел картинку на монитор и добавил еще один слой, маленький красный кружок, охвативший одну из крохотных точек.
  
  - Это Солнце, - тихо сказал он. - Черта с два найдешь эту кроху без привязки на таком расстоянии, но теперь у нас карта в полном порядке. Думаю, при обратном прыжке в полтора-два световых года погрешности я бы уложился. Посмотри внимательно. Не бледная голубая точка, конечно, но этот снимок даже посильнее будет.
  
  И даже не заглядывая в текст, он улыбнулся и продекламировал:
  
  
  Взгляните ещё раз на эту точку. Это здесь. Это наш дом. Это мы. Все, кого вы любите, все, кого вы знаете, все, о ком вы когда-либо слышали, все когда-либо существовавшие люди прожили свои жизни на ней. Множество наших наслаждений и страданий, тысячи самоуверенных религий, идеологий и экономических доктрин, каждый охотник и собиратель, каждый герой и трус, каждый созидатель и разрушитель цивилизаций, каждый король и крестьянин, каждая влюблённая пара, каждая мать и каждый отец, каждый способный ребёнок, изобретатель и путешественник, каждый преподаватель этики, каждый лживый политик, каждая 'суперзвезда', каждый 'величайший лидер', каждый святой и грешник в истории нашего вида жили здесь - на соринке, подвешенной в солнечном луче.
  
  (фрагмент речи Карла Сагана от 11 мая 1996 года - прим.авт.)
  
  
  
  - Трудно поверить, - почти прошептала Альбина и перевела взгляд на оранжевую звездочку перед кораблем. - Но нам на какое-то время лучше вот об этом солнце подумать. Жаль, что Варвара не с нами...
  
  - В каком-то смысле, она теперь всегда с нами, - поправил Иван. - Если найдем того, Строителя... Очень хочется понять, почему он исчез?
  
  - Думаю, ему помогли исчезнуть, - нахмурилась Альбина. - Иначе зачем он стал бы учить ее в тайне от начальства? Делиться информацией, опередившей свое время? Чтобы просто смыться и молчать полтора столетия?
  
  - Почему-то мне кажется, что все было намного серьезнее, - задумался Иван. - Уж больно сдержанно она о нем пишет. Возможно, ему и вправду 'помогли' исчезнуть, когда База была достроена. И он был единственный, кто общался с первой Тройкой.
  
  - Мэтт и Руди могли его видеть, но не более того, - вздохнула Альбина, вспоминая бывших друзей и коллег. - Но они либо не поняли, кто он, либо предпочли забыть. С другой стороны, Рьялхи им доверяли... Это я по привычке обобщаю. Как ты думаешь, наша Лина и в самом деле ничего не знает о том периоде?
  
  - Она может что-то скрывать, но вряд ли по-крупному, - усомнился Иван. - Это не в ее интересах, если она видит в нас союзников. Марик, ее отец, был еще тот параноик! Помнишь, что она рассказала? Он перемещался только на своем корабле, управляя Прыжком непосредственно сам, своими имплантами!
  
  - Как и ты, - улыбнулась Альбина и кратко поцеловала его. - Тот еще параноик!
  
  - Если проживу еще сотню лет, стану таким же, - пообещал Иван, прижав ее к себе. - Но и Марик не был безнадежен. Когда его приперло, он до какой-то степени доверился Лине, отпустил в 'свободное плавание'. Старшему сыну он отказал во внедрении, хотя тот рвался в бой. Еще бы, такие девушки...
  
  - Я помню, - улыбнулась Альбина. - Но Марик отправил к нам Лину, и она справилась. Если доверять, то только ей.
  
  Оба вспомнили тот разговор, когда окончательное решение было скреплено неформальным рукопожатием. И хорошо, что решено это было подальше от земных политиков, у них сейчас своих забот хватает.
  
  Судя по всему, на Земле будет новая космическая гонка, но до межзвездных полетов в любом случае пока далеко. Даже несмотря на наличие кораблей из другого мира и другого времени. Поэтому все вопросы налаживания отношений придется решать Ивану со своей командой. К которой теперь, как ни крути, принадлежит и Лина Эл. Потому что иного выхода, по сути, нет. Связь Земли и Рьялы не должна прерваться!
  
  - Пришлось доверить Лине самый главный секрет, - вздохнув, напомнил Иван. - Если со мной что-то случится, она сможет провести корабль обратно на Землю.
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  Москва, посольство США
  
  Октябрь 2060 года
  
  
  Совещание, брифинг, называй это мероприятие как хочешь! У любого из этих слов имеется кисловатый привкус канцелярского клея. Можно сидеть, теребя в руке чашку горячего кофе, и делать вид, что не спишь. Но это в обычном офисе.
  
  А в этом помещении можно, в теории, вывихнуть челюсть от зевоты, но уснуть - никогда! Потому что люди здесь собираются особенные, нагруженные немалой ответственностью. И обсуждают они не стоимость акций и не зарплату персонала. Вот только состав участников...
  
  - Я не понял, - замер на пороге отставной адмирал Юджин Дорман. - Мы что, опять тут вдвоем? Хрен с горы и посол Соединенных штатов - это сила?
  
  Его друг и нынешний гражданский начальник Николас Фаррел, как всегда, протянул свою генеральскую лапищу для рукопожатия и жизнеутверждающе улыбнулся, неуловимо напомнив самого себя в бойскаутские годы.
  
  - Я могу пригласить на брифинг любого, - отчеканил он. - А могу, как посол, и послать всех остальных. Сам посуди, кто мне еще нужен? Здесь, в Москве, твою светлую голову и проницательный дилетантизм никто не сможет превзойти, так зачем пытаться?
  
  - Понятно, - кивнул адмирал. - Опять что-то новенькое появилось, подо что только моя подписка о неразглашении подходит?
  
  - В точку, - кивнул Ник, помахивая каким-то листком бумаги. - И даже больше того, ты все-таки сядь, не маячь. Ладно, я все равно начну с мелочей. Во-первых, пуск 'Ауриги' решили не переносить.
  
  - Да ты что? - удивился Дорман, даже забыв о мягком кресле, в которое он уже собрался приземлиться. - После такого взрыва?! Да кто подпишется под этим?
  
  - Обещано, что 'охоты на ведьм' не будет, - скептически сообщил Ник. - Так что, на кого укажут, тот и подпишется. Причину взрыва, говорят, уже примерно установили, ракетчики обещают быть начеку. Если будет авария, то сработает система спасения и наши ребята не пострадают. Да, это конфуз, но отмена полета сейчас, после объявления планов, это еще больший конфуз.
  
  - Никто президента за язык не тянул, - согласился Дорман, все-таки пристраиваясь в вожделенное кресло. - Раз пообещал до конца своего срока сделать облет Луны с экипажем, значит, пусть исполняет. Хотя, если все получится, то будет очень красиво! И если не считать подъема на орбиту, остальной полет, если подумать, не так рискован, большой запас по энергетике. Буксир у нас отработан, не первый год летает...
  
  - Это уже несущественно, - Ник нетерпеливо махнул рукой. - Теперь переключимся на наших друзей-соперников. А точнее, на исчезновение их крылатого недоразумения, над которым уже несколько месяцев ржут все кому не лень.
  
  - И чем закончилось это исчезновение? - спросил Дорман. - Ну, помимо того, что через три дня они перегнали машину обратно.
  
  - Насколько можно судить, не было никакого исчезновения, - медленно проговорил Ник и 'уронил' на стол перед коллегой лист бумаги, который все это время теребил в руке, который тот схватил, не мешкая.
  
  - Это же распечатка объектов из каталога NORAD, - с интересом воскликнул Дорман. Но ведь там отмечаются только орбитальные объекты!
  
  - Ты сначала посмотри внимательно на цифры, - посоветовал Ник.
  
  - Удивительно, что формат TLE до сих пор используется! - словно не слыша его, продолжил адмирал. - А ведь структура этого двустрочника берет свое начало еще из эпохи Фортрана! Сейчас про этот язык, наверно, и не помнит никто...
  
  - Не умничай, - по-доброму поторопил его Ник. - Посмотри распечатку, да внимательно! Третий объект сверху...
  
  - Вижу, - кивнул Дорман, - появился семнадцатого, просуществовал трое суток. И что?
  
  - Трое суток,- подсказал Ник.
  
  - Ох, ты же... - Дорман мгновенно схватился за планшет и развернул свою орбитальную 'считалку'. В следующую минуту он аккуратно вбил в симулятор цифры с листочка и молча уставился на полученную траекторию.
  
  - Если его увидели в тот день над Западным побережьем, - недоверчиво сказал он, - То если отмотать назад, третий виток пройдет как раз где-то над Байкалом... Это что же получается...
  
  - Объект по недомыслию попал в публичный каталог, - проинформировал Ник. - Там его откопали энтузиасты и связали с 'пропажей' прототипа, а сегодня эта история уже попала в прессу. Секретить поздно.
  
  - Да как же так? - поразился Дорман. - Значит, я был прав еще тогда и эта хрень может выйти на орбиту самостоятельно, без ракеты!
  
  - Мы с тобой были правы изначально, - вздохнул посол. - Вот тебе и новая технология. И русские даже не очень-то скрываются. Теперь придется что-то говорить публике, и я рад, что это не моя забота.
  
  - А мы так и будем смотреть, открыв рот? - поинтересовался адмирал. - Это, вообще-то, большой скандал и угроза национальной безопасности. Правда, начальная траектория не угрожала нашей территории, но все равно, это нарушение договора!
  
  - Мы этот договор тоже нарушали, - усмехнулся посол. - И отбрехались тогда, кстати, точно таким же образом. Мол, только на третьем витке над вами пролетело. Но это уже ерунда, послезавтра здесь, в Москве, будет большое послание от Роскосмоса и пресс-конференция. Они собираются признать наличие новой технологии и озвучить свои намерения.
  
  - Опоздали, - вздохнул Дорман. - И что мы теперь сделаем? Бомбить их будем? Или попросим нас возить за деньги, как до войны?
  
  Ник промолчал, прошелся по комнате до кофе-машины и обратно, дав другу немного погрустить. А сам адмирал в это время просто бушевал внутри. Ведь предупреждали, просили, уговаривали, записки писали, графики строили! Никто не отреагировал, потому что сложно в такое поверить... Хотя и есть некоторые шевеления в определенных местах...
  
  - Не горюй, - вернувшись, Ник уселся с чашкой напротив. - Ты же не думаешь, что такое количество бумаги могло бесследно потеряться?
  
  Дорман оторвался от невеселых размышлений и удивленно посмотрел на Ника, словно боясь поверить.
  
  - Короче, я сам недавно узнал, - отрезал посол. - Команда Гровса, тот самый 'научный спецназ', пасла нас с тобой с самого начала. Все наши рекомендации вплоть до последнего клочка бумаги с твоими каракулями рассмотрены самым тщательным образом. Разумеется, не мы одни такие умные, но такой допуск, мягко говоря, в бюрократической природе вещей встречается нечасто. Обычно государственная машина - штука инертная и неповоротливая, но уж если она пойдет вертеться...
  
  - Да быть того не может! - воскликнул адмирал. - И как давно она вертится?
  
  - Уже два с лишним года, - ухмыльнулся Ник. - Почти с тех самых пор, как ты начал бить тревогу. Гонка давно идет, просто нам почему-то решили об этом не говорить. Поскольку сразу предположили, что узким местом станет подъем на орбиту, решили расконсервировать сверхтяжелый носитель. Тот самый, из трех букв. (на базе SLS, причем сразу Block II - прим.авт.)
  
  - Вот это да! - поразился Дорман. - Послужит еще старушка! А есть подробности?
  
  - Есть, как не быть, - кивнул Ник. - Я тебе скину все данные, но основное я и так помню, совсем недавно читал эту заумь. Производство компонентов за два года уже налажено в первом приближении, а транспортеры и стартовые столы никуда не делись.
  
  - Что-то быстро, - усомнился адмирал. - За два года у нас раньше только презентации успевали нарисовать!
  
  Ник расхохотался и выудил из кармана крошечный накопитель.
  
  - Здесь как раз презентации, - сообщил он. - По идее, подробностей там достаточно. Можешь посмотреть, только без сети.
  
  Дорман с нетерпением извлек свой планшет и считал накопитель, торопливо выхватив его из рук посла. Пролистав каталог, он быстро нашел нужную презентацию, открыл ее и завис буквально на третьей странице.
  
  - Движки не от 'шаттла', а от 'Дельты'! - удивился он, разглядывая схему. - А как же перегрев? Там же абляционное покрытие сопел, и когда движки слишком близко друг к другу...
  
  - Наверно, что-то придумали, - пожал плечами Ник.
  
  - С другой стороны, это единственно возможный вариант, - вслух прикинул адмирал. - Ступень одноразовая, и для нее нужны простые и дешевые движки, которых понадобится много. К тому они уже сертифицированы для людей! Но центральную секцию ракеты придется серьезно переделать...
  
  - Потом почитаешь, - упрекнул друга Ник. - Сейчас главное, что мы в игре и сдаваться не собираемся. Команда Гувера получила такие полномочия, что пути назад уже нет. Именно поэтому отменять облет Луны уже нельзя.
  
  - Такие события, - потрясенно проговорил Ник, - не отрываясь от схем. - Мне казалось, я бы о них узнал. А тут вдруг полная тишина.
  
  - Это потому, что и ты сам, и твои 'информаторы' давно под колпаком, - 'обрадовал' коллегу Ник. - Поэтому до тебя доходило только то, что должно было доходить. Сам понимаешь, какой уровень.
  
  - Ну, хорошо, - оторвался от планшета Дорман. - А теперь мне что делать? Считать себя мавром?
  
  - Ничего подобного! - возмутился посол. - У тебя теперь такой опыт и такие связи в России, что даже если сам попросишься, на покой не отпустят! Будем продолжать! И кстати, на пуск 'Ауриги' ты обязательно должен поехать.
  
  - Ты же не думаешь, что я стану отпираться? - расцвел адмирал. - Я сам за это доплачу, если надо.
  
  И снова уткнулся в планшет, разглядывая схему гигантской ракеты. Пять двигателей на центральной ступени это очень здорово, сразу закладываем максимум. Первая ступень - два 'пристяжных' бустера, и на каждом из них пара старых лунных 'керосинок', а точнее, их более современных версий. (речь об F-1B или даже более продвинутой версии - прим.авт.) Эта малышка закинет на орбиту больше груза, чем древний 'Сатурн-5', полторы сотни тонн... Огромная мощь!
  
  В свое время, в начале века, эту якобы новую ракету ругали за то, что она сделана только ради того, чтобы не прекращать выпуск запчастей для 'шаттла'. Мол, сенаторы из штатов, где стояли заводы, продавили проект ради 'распила' бюджетных средств. Что же, это абсолютная правда, но сейчас идеология в стиле 'используй готовое' это единственное спасение и возможность сделать все быстро. В свое время 'Сатурн-5' умудрились сделать почти с нуля всего за четыре года! И тогда не было мощных методов моделирования, все приходилось делать в металле, методом проб и ошибок! А сейчас, обладая послезнанием и работающими технологиями, а главное, зная наверняка, что это возможно, можно ли уложиться в три года или даже быстрее?
  
  Самое приятное отличие от 'прошлого раза' это наличие отработанных двигателей. 'Керосинки' для первой ступени, судя по материалам презентации, уже прожигались и отдельно, и в составе ступени. Да и ступень там, по нынешним временам, простая и примитивная, проекту почти сто лет, но зато можно быстро и дешево начать их делать! Собственно, уже и начали. То же самое со второй ступенью, потомком топливного бака все того же 'шаттла'. И серийные, на потоке, двигатели! Все-таки, не совсем потеряно это столетие, огромный опыт наработан! И заводы никуда не делись, при нормальном финансировании будут делать эти ракеты, как сосиски... Нет, это нехорошая аналогия!
  
  Компьютерное проектирование сейчас развито на уровне, совершенно немыслимом сто лет назад, и позволит сэкономить немало усилий. А то, что 'упустит' цифровое моделирование, можно поймать на стендовых испытаниях, ведь огромные и дорогие постройки 'эры Аполлонов' тоже никуда не делись! Один только циклопический стенд для динамических испытаний в Хантсвилле чего стоит!
  
  - Проект 'Нептун', значит, - пару минут спустя проворчал Дорман. - Марс, то есть Арес, был, Юпитер был, Сатурн был, а тут сразу Нептун!
  
  - Кто-то проявил редкую мудрость и хорошо подумал, - едко заметил Ник, припадая к почти остывшей чашке. - Это я тебе говорю как человек, испорченный дипломатией. И ракетчики, и астронавты люди суеверные. Лично я ни за что не сел бы в ракету с названием 'Уран'! (Uranus - это звучит не слишком гордо - прим.авт.)
  
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Окрестности Рьялы
  
  Октябрь 2060 года
  
  
  
  Прыжок всегда выглядит, словно яркая вспышка, причем как снаружи корабля, так и изнутри. Для пассажиров, впрочем, она безвредна, как мимолетный взгляд на Солнце в ясный день. Зная момент Прыжка, можно просто закрыть глаза, медленно моргнуть, и получится забавный эффект. Одни звездный фон до Прыжка, и совершенно иной после него. Поймать этот момент - небольшой аттракцион, развлечение для опытных путешественников.
  
  Но сейчас в поле зрения не только слегка изменился рисунок созвездий, но и добавилось новое, довольно яркое оранжевое светило, по яркости примерно равное полной Луне, видимой с Земли.
  
  Прибытие корабля в темные, необитаемые окраины системы осталось незамеченным. Маскировка скрыла импульс резонансного поля, а оптическая и тепловая вспышка достигнет центральных планет только через несколько часов. Но никого, по большому счету, не интересуют эти отдаленные районы, к тому же лежащие далеко за пределами плоскости местной эклиптики. А вот ближе к светилу лучше не соваться, там охранные сети не обманешь и, увидев неизвестный корабль без регистрации, в разведанную точку тут же прилетят беспилотные 'сторожа'. А точнее, не теряя времени, совершат почти мгновенный Прыжок и возьмут подозрительного визитера под контроль.
  
  Так было не всегда. Задолго до выхода в космос люди Рьялы жили кланами, которые заменили собой государства в традиционном понимании. Конфликтов было немало, но такого разделения народов, какое произошло на Земле в силу чисто географических причин, на этой небольшой планете не случилось. Здесь не возникли изолированные очаги цивилизации, тысячелетиями не знавшие друг о друге, и почти вся поверхность планеты оказалась доступна без сложной техники. Но большой океан, разрезающий экваториальный континент надвое, от полюса до полюса, оказался достаточным стимулом для развития мореплавания.
  
  Когда прогресс взял свое, кланы выбрали свой путь. Некогда единая цивилизация раскололась на ненавидящих друг друга Рьялхи и Сарги, и пролилось очень много крови. Резня, наследие темного прошлого, продолжалась десятилетиями, сдерживаясь лишь колоссальными усилиями нескольких кланов, которые пытались удержать цивилизацию от полного хаоса. Тем более удивительно, что этими миротворцами стали шесть кланов, отказавшиеся выбирать сторону Рьяхи или Сарги.
  
  Эти кланы были готовы зайти очень далеко и даже пожертвовать своей идентичностью, но развести жаждущих крови противников. Поэтому они объявили себя Советом Кланов и направили агрессию Рьялхи и Сарги вовне, в космос, а Рьяла стала нейтральной территорией. Чуть позже, когда в родной системе были колонизированы Рава и Норья, Совет прибрал к рукам и их, и с тех пор бдительно охранял от попыток реванша с любой стороны.
  
  Но если даже нельзя свободно летать по внутренним областям Системы, то это не значит, что нельзя сделать 'звонок другу'! Нужно лишь открыть замаскированный 'тоннель', зацепив зону действия планетной сети ретрансляторов. В данном случае, путаницы ради, выбор пал на Норью, внешнюю планету Тройки, а ее ретранслятор передал сигнал на Рьялу, где вызов уже без проблем дошел до штаб-квартиры действующего координатора клана Эл...
  
  
  
  Семейные разговоры! Для Ивана Родина, рано потерявшего семью, это всегда казалось чем-то теплым, доверительным и даже милым. Едва научившийся жить самостоятельно, но не успевший еще окончательно зачерстветь молодой физик очень вовремя попал к наблюдателям, и отчасти вернул себе то, что было утрачено. До того, как начались проблемы с доверием, они были одной семьей, без оговорок и исключений. Можно сказать, что они превратились в настоящий клан, спаянный общими целями и взаимным доверием, но сейчас это не так важно. Увы, клан это все-таки не семья, а скорее корпорация. Там бывают и конфликты интересов, и зависть, и даже предательство случается. Есть начальство, есть подчиненные, есть любимчики, есть неудачники. Есть те, кто предпочел бы 'царствовать и всем владеть', подвинув всех остальных.
  
  А клан Эл, к которому принадлежит Лина - довольно крупная корпорация. Поэтому не позавидуешь тому, кто в этой разветвленной и агрессивной среде оказался лишним...
  
  Готовясь слушать и смотреть разговор, Иван активировал 'узор' и повесил рядом две картинки. Слева он сейчас видит Лину такой, какой ее увидит дядя Стен. Тонкая черная курточка на молнии, коса, убранная за ворот, и полное спокойствие, дарованное программой гормонального контроля, попросту именуемой 'демоном спокойствия'. Лина сейчас на мостике, пристегнута к правому креслу плечевыми ремнями, а за ее спиной стена с небольшим диагностическим экраном и несколькими приборами. Разумеется, все надписи с помощью оптической проекции заменены на символы Рьялхи, а экран попросту пуст. Ни сам дядя Стен, ни его эксперты, живые или электронные, не найдут в кадре ничего интересного.
  
  А вот справа Иван разместил картинку, которую транслирует ему Лина, только что установившая связь со штаб-квартирой своего родственника. Следы хорошо запутаны, и установить точку вызова не получится, горловина тоннеля экранирована. Иван когда-то проделал этот фокус перед первым разговором с Линой...
  
  Ожидание почему-то затянулось, и на картинке видна какая-то тонкая мозаика, вспыхивающая фиолетовыми и золотыми искрами, нечто вроде заставки ожидания вызова. Иван раньше не видел Стена, а попросить портрет у Лины не догадался, но так даже интереснее. Каким он окажется? Он должен выглядеть молодым и бодрым, несмотря на возраст в два с половиной столетия, но глаза, как говорится, не лгут. Да и не может глава клана выглядеть слишком молодо, статус не позволяет.
  
  Но когда Иван увидел на экране человека, которому по земным меркам можно дать лет пятьдесят пять, он испытал странное чувство. Ведь знал же от Лины, что никакого бессмертия импланты не дают. Знал, что с определенного возраста эффект перестает работать, и человек все равно начинает медленно, но угасать. И знал, что ему самому еще далеко да этого возраста, а вот Альбине... И вроде бы, смирился с этим знанием, но продолжал где-то внутри надеяться - а вдруг это не так? Вдруг Лина что-то напутала, или инженеры Рьялхи где-то напортачили? Ведь еще никто из обладателей имплантов не успел умереть от старости...
  
  Но сделать пока ничего нельзя, слишком многое зависит от первого разговора. Имидж - ничто, нужно посмотреть, что скажет этот 'старейшина'. Но первое слово осталось за Линой.
  
  - Дядя Стен, - просто сказала она. - Я вернулась.
  
  Тот, если даже догадывался, с кем ему придется говорить, вида все равно не подал. Его умные янтарные глаза, окруженные тонкими морщинками, вспыхнули от удивления.
  
  - Лина! - воскликнул старейшина. - Племянница! Где Марик, где Кайра? Куда все пропали?
  
  - Они не пропали, дядя Стен, - так же ровно сообщила Лина. - Их убили Сарги. Взорвали базу и корабль. Поэтому я так долго не могла вернуться.
  
  Стену потребовалось несколько секунд на переваривание этой информации. Даже весть о гибели родственников отошла на второй план перед ненавистью к давним противникам.
  
  - Сарги, - яростно выдохнул он, и его лицо стало хищным. - Какой клан это сделал?
  
  - Наара, - равнодушно ответила Лина. - Но они нас больше не побеспокоят, мы всех вырезали.
  
  Дядя Стен 'завис' еще раз от такого заявления. Нет, нужно выяснить все подробности!
  
  - Где ты? - спросил он. - Моя консоль показывает какую-то ерунду с ретрансляторами. Почему ты прячешься?
  
  - Я не то, чтобы прячусь, - спокойно ответила Лина. - Просто у меня корабль... нестандартный. Я не могу на нем появиться в зоне контроля Совета, сами понимаете.
  
  - Рассказывай, - потребовал Стен. - Все с самого начала!
  
  - Я сама знаю не так много, - серьезно ответила она. - Отец мне доверял не больше вашего, и до последнего времени меня в свои эксперименты не втягивал. А когда втянул, прилетели Сарги и начали стрелять.
  
  - Я слышал, что Марик взял тебя на особый контракт, - припомнил Стен. - Но при этом все засекретил. Я до сих пор не знаю, чем он занимался.
  
  - Он нашел незарегистрированный техно-кластер, - полуправдиво объяснила Лина. - И имел серьезные дела с местными. Один из них долго скрывался, вот отец и попросил меня разобраться на месте. Собственно, только поэтому я пережила удар Сарги по нашей базе. Меня там просто не было.
  
  - Что за кластер, давай координаты! - потребовал Стен, впадая в ярость. - Я соберу спецгруппу, слетаем и разберемся, а потом доложим Совету! Ты представляешь, какой это скандал?!
  
  - Не нужно никуда летать, дядя Стен, - чуть поспешно заявила Лина. - Там уже все вопросы решены, а местные не хотят проблем, у них своих хватает. Я им пообещала, что контакты будут только через Совет, если возникнет необходимость, а сейчас там все тихо. Сарги убили не только наших, но и многих из числа местных, больше ста человек. Те, кого я выслеживала по заданию отца, помогли мне разобраться с Сарги и даже доставили домой, потому что корабль тоже погиб.
  
  - Не хотят проблем, значит! - огорченно протянул старейшина. - Какие недотроги! А мы тут уже год с ума сходим, пытаясь выяснить, куда вы делись! Так чем же занимался Марик?
  
  - Собрал группу из местных, - объяснила Лина. - Судя по всему, он их к чему-то готовил, но оружия и нормальной защиты не дал. Поэтому для Сарги они оказались на один зуб, выжила только горстка. Ну, и я вместе с ними. Мы нескольких боевиков убили, завладели их оружием, и пошла совсем другая игра. Шоршеху Наара результат очень не понравился.
  
  - Если все так, как ты говоришь, то я тобой горжусь! - Похоже, что в этой фразе Стен почти не соврал. - Но вырезать целый клан...
  
  - Да Копатель с ними! - жестко фыркнула Лина. - Кланом больше, кланом меньше! Эти Наара кровожадные отморозки, хуже Дорсо! Пропали без вести на Внешних территориях, туда им и дорога!
  
  - Ох, племянница! - посетовал дядя. - Прости, что такое говорю, но хорошо, что Кайра тебя сейчас не слышит...
  
  - Она отомщена, - оскалилась Лина, глядя на него немигающим взглядом. - Как и другие. Двадцать с лишним трупов Сарги за каждый наш. И девять из них лично мои, включая Убийцу Даргоса. Хоть что-то хорошее из этого вышло.
  
  Случившаяся пауза пошла на пользу обоим собеседникам, особенно дяде. Нельзя сказать, что Стен испугался такой перемене в характере и речах племянницы, но вид у него стал озабоченнее некуда. Оно и понятно, ведь Лину, пообщавшуюся с отморозками и вкусившую крови, никак не испугаешь, нахмурив лицо и пообещав что-то кому-то рассказать. Да и рассказывать особо нечего...
  
  - А вы обращались в Совет? - успокаиваясь, спросила Лина, пытаясь перехватить инициативу. - Расследование было?
  
  - Как только Совет узнал, что вы пропали на Внешних территориях, он тут же прекратил расследование! - нервно сообщил дядя. - Они сказали, что за пределами родной системы не их зона ответственности!
  
  Лина в ответ невесело усмехнулась, что-то припоминая.
  
  - Мы, когда делали свои дела на Внешних территориях, всегда на этом так настаивали, что Совет сам с этим согласился, - едко прокомментировала она. - Совету важнее то, что на Рьяле все спокойно!
  
  - Марик очень тщательно охранял свои секреты, - ревниво проворчал Стен. - Мы не смогли выяснить даже направление Прыжков, так он путал следы! Что я мог поделать?
  
  Уж не слишком ли он энергично оправдывается? Хотя, несмотря на разногласия с братом, так прямолинейно он бы не стал действовать.
  
  - Я вас не обвиняю в бездействии, - устало ответила Лина. - Наоборот, хочу попросить о помощи. Я понимаю, что с моим появлением возникает вопрос с наследием клана, но это будет решать Совет, а не мы с вами.
  
  - Да, у них к тебе будет немало вопросов, - пообещал дядя с почти искренним сочувствием. - Я-то знаю, что ты ни в чем не виновата, но если Совет что-то на тебя отыщет...
  
  - Вы всегда были ко мне добры, - с такой же фальшивой благодарностью отозвалась Лина. - Поэтому не буду злоупотреблять вашей добротой. Я вам сказала, что друзья дали мне корабль, но мне нужна на него регистрация и сертификат типа. Чтобы нас попросту не сбили, если сунемся на Рьялу. Собственно, это все, о чем я вас прошу.
  
  Стен на такие слова только хитро сощурился.
  
  - Формально ты можешь просить гораздо больше, - нехорошо улыбнулся он. - Мы же одна семья.
  
  Лина, что характерно, тоже умеет нехорошо улыбаться!
  
  - А по факту вы вообще ничего мне не должны, - кивнула она в ответ, показав зубки. - Поэтому я все-таки прошу помочь мне с кораблем, по-родственному, а остальные проблемы я как-нибудь решу сама.
  
  Стен, как стало видно по выражению лица, очень крепко задумался. Он бы, пожалуй, даже устроил 'военный совет' со своим аналитическим отделом, но такие вопросы он предпочитает решать сам. Не привык он делиться ни риском, ни выигрышем.
  
  А выбор очевиден, Лина предлагает временно забыть о ее претензиях на наследство в обмен на вполне посильную помощь. Хотя бы на первое время этот негласный договор сохранит силу, а дальше никто не обещал, что будет легко! А если он откажет, Лина обратится напрямую к Совету, и тогда уже повлиять на расклад будет невозможно. Не факт, что Лине станет от этого легче, скорее даже наоборот, но пользы клану это не принесет. А так, можно попытаться аккуратно проконтролировать все телодвижения дорогой племянницы...
  
  - Что за корабль у тебя? - приняв для себя решение, спросил Стен.
  
  - Аппарат довольно примитивный, - честно ответила Лина, вызвав у Ивана Родина легкую обиду. - Могу переслать данные, там ничего особенного нет. Мне главное, чтобы можно было в Системе появиться и никому ничего не объяснять. Особенно хорошо, если вы сможете зарегистрировать мой аппарат задним числом как исследовательский прототип. И желательно именно на меня, или на отца. К вам вопросы, вроде как, неуместны.
  
  - Ты сильно изменилась, - непонятным тоном отозвался Стен. - Пока не знаю, в какую сторону. Ладно, если это избавит меня от необходимости отвечать за поступки брата перед Советом, я тебе помогу. По-родственному. Присылай данные по кораблю, запишу как наш прототип.
  
  - Я на большее и не претендую, - холодно кивнула Лина, отправляя данные. - Спасибо, дядя Стен. Я выйду на связь завтра в это же время.
  
  Еще один обмен внимательными взглядами, и канал закрылся. Лина устало опустила потяжелевшие веки и протяжно выдохнула. Внушительного роста силуэт вплыл на мостик, устраиваясь в центральном кресле.
  
  - Жаль, - невесело усмехнулся Иван Родин.
  
  - Что жаль? - Лина так и продолжает сидеть с закрытыми глазами.
  
  - Жаль, что твой дядя не похож на идиота, - пояснил Иван. - Думаешь, он хоть одному слову поверил?
  
  - Ну, я же не все время врала, - чуть улыбнулась Лина, открыв глаза и встречаясь с ним взглядом. - Ты же сам видел.
  
  - Спасибо за 'трансляцию', приятно быть единственным зрителем на таком спектакле, - поблагодарил он с улыбкой. - Альбине я потом изложу суть или дам запись посмотреть. А Майра...
  
  - А рыжая обойдется, - недовольно проворчала Лина, но уже без прежней агрессии. - Сарги на борту это вообще плохая примета. Скорей бы ее домой отправить, а то я даже привыкать начала. Только не говори никому...
  
  Последнюю фразу она сказала уже под его тихий смех.
  
  - Пока могу констатировать, что от Майры на борту больше пользы, чем неприятностей, - усмехнулся Иван. - Наш договор она исполняет, в повседневных делах помогает, мышцы качает, Альбине массаж делает, а что еще нужно? Вот уладим проблемы со свободой перемещения, и тогда будем думать, как нам ее домой положить. Но сначала нужно понять, что задумал твой недоверчивый дядя...
  
  - В гибель моей семьи он поверил, - задумалась Лина. - А кто за этим стоит... Может даже подумать, что я сама это организовала.
  
  - Договорившись с одним маленьким, но очень гордым кланом Сарги? - предположил Иван. - Но неужели он думает, что ты на это способна?
  
  Лина снова вздохнула, словно разговор окончательно ее вымотал.
  
  - Пожалуй, ты прав, - медленно ответила она. - Дядя Стен, как я говорила, не очень высокого мнения обо мне. Я же по специализации боевик, полевой агент, не слишком умная или хитрая личность, по его мнению. Пожалуй, исполнения такой сложной комбинации он от меня не ждет.
  
  - В то, что здесь замешаны Сарги, он легко поверит, - задумался Иван. - Но не забывай, что твой отец вполне мог иметь с ними дела, за что и поплатился. И твой дядя может найти эту связь и использовать против тебя. А мы про это ничего не знаем.
  
  - Поэтому нужно быстрее уладить проблемы с кораблем, - кивнула Лина. - Пока дядя не начал копать и не раскопал что-нибудь про моих родственников, от чего мне потом придется отмываться.
  
  - Ну, данные по кораблю в порядке, - согласился Иван. - Мы же заранее готовились. И как только он увидит спецификации, сразу поверит в 'друзей' из захолустного кластера, которые помогли построить корабль. У вас таких уже лет сто не строят?
  
  - Где-то так, - усмехнулась Лина. - Но это на Рьяле, а за пределами бывает всякое. Главное, чтобы в данных все было чисто.
  
  - Да чисто там все, - успокоил ее Иван. - Твоему дяде совершенно не нужно знать, что у нас не пять 'вихрей', а двенадцать, и их мощность на порядок выше, чем на бумаге. Если они сделают расчеты по нашим данным, то получат то же самое, придраться к проекту будет сложно. И пушки у нас, как на испанских галеонах времен Великой армады. Правда, толку от них все равно мало, если твой дядя решит, что...
  
  - Не решит, - не слишком уверенно заявила Лина. - Без следа мы уже не исчезнем. Ну, он так думает, наверно.
  
  Все-таки космос огромен, к тому же объемен. Почему-то многие интуитивно мыслят категориями планетных орбит, которые в любой системе лежат более или менее в одной плоскости. А ведь выше и ниже эклиптики огромная пустота, триллионы кубических километров пустого пространства, контролировать которое практически невозможно! Можно засечь оптическую вспышку Прыжка, но пока свет от нее дойдет до центральных планет, можно спокойно ретироваться в темные глубины межзвездного пространства, еще более грандиозные по масштабам. А завтра, чтобы выйти на связь, прыгнуть уже совершенно в другую точку пространства...
  
  - Если бы твой дядя мог определить наше положение, мы бы уже исчезли, - предположил Иван. - Мы же не можем оставлять след, пока не легализуемся. Так что, если Стен выпишет нам 'бумаги' на корабль, сделаем себе страховку... На всякий случай. А сейчас, прыгаем отсюда подальше!
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  Иркутская область, ангар ОКБ 'Спираль'
  
  Октябрь 2060 года
  
  - Ну и каша заварилась! - бессменный директор Роскосмоса Николай Пермяков привычно поправил съехавший набок галстук, но этим только ухудшил свой внешний вид. Впрочем, ему на этот самый вид уже давно и традиционно наплевать. Вот вам костюм, вот галстук, и отстаньте, ради всех святых!
  
  Впрочем, увидеть его 'бронетанковую' фигуру сейчас может только один человек, и человека этого он знает не один год. Да что там говорить, не первую треть века!
  
  - Кашевары тоже на грани срыва, - прокомментировал академик Борис Мельников, официально давно уже покойный. - От открывшихся возможностей, как нетрудно догадаться. Ну, и от секретности, само собой.
  
  - Это я уже понял, товарищ ученый, - кивнул Пермяков. - А твой маскарад это вообще за гранью! Ну просто совестливый интеллигент из прошлого века, только в джинсе!
  
  - Да ладно! - отбрехался Борис, поправляя массивные очки в черной роговой оправе. - Ты же меня не узнал! А если ты не узнал, то и враг, который не дремлет, не догадается!
  
  Но Пермяков решил не сдаваться без словесного боя.
  
  - Ты вредитель! Ученый-изувер! История с твоей липовой смертью стоила мне минимум пятидесяти грамм гепатоцитов!
  
  - Ты хотел сказать печени? - поддержал своего бывшего студента академик. - При твоих габаритах это совсем немного.
  
  - Я же, сука, пришел на Ваганьково, где он лег отдохнуть! - возмущенно парировал Пермяков, но тут же решил, что пора бы эту игру закончить. - Ладно. Раз ты перелез обратно через свою оградку... теперь ты с нами надолго!
  
  - Я вас, если честно, никогда не покидал, - уточнил академик. - Просто сейчас почти не вылезаю из 'берлоги', руковожу научными прорывами оттуда. Но сам понимаешь, понадобилось провести пару встреч на иркутской земле... И ты тоже оказался здесь, так что я не смог пройти мимо!
  
  В огромном ангаре кроме этой пары старых знакомых сейчас никого нет. Над ними сейчас нависает широкая корма второго прототипа 'Спирали', буквально вчера вернувшегося с орбиты. Крупные темные панели теплозащиты, ничем не напоминающие мелкие 'плитки' старичка 'Бурана', хранят несколько 'радужных' следов от горячей плазмы, но на черном фоне их почти не видно. Широко расставленные сопла ТРД закрыты красными технологическими заглушками, но два сопла основных, космических двигателей, чуть утопленных в корпус, выглядят вполне привычно. Эти движки и заключают в себе основную тайну.
  
  - Знаешь, сколько я времени потратил? - тихо и не совсем понятно спросил Пермяков.
  
  - На бесплодные догадки? - предположил академик.
  
  - В точку, Сергеич, - устало кивнул 'толстяк'. - Я изначально был против этого проекта, потому что не понимал, зачем он нужен. А как над нами ржали...
  
  - Правильно делали, - согласился Мельников. - Без ракеты на орбиту эта штуковина не выйдет, а так мы вместо полезного груза везем в космос крылья, колеса, усы, лапы и хвост. Все то же самое, что на обычном носителе, только дольше, сложнее и дороже. Прямо как американцы в свое время!
  
  - А потом началась эпопея с движками, - припомнил Пермяков. - Никогда не видел чертежей, где вместо ключевых узлов нарисованы большие белые пятна!
  
  - Не совсем белые, - хмыкнул академик. - Планер считали на продольное ускорение в пять 'же', это говорит о многом. Правда, над этим тоже ржали, насколько я помню. Искали дырки, куда мы петарды будем вставлять. У конструкторов были в чертежах массогабариты движков, без подробностей, и интерфейсные спецификации. Борт строился вокруг ТРД, а эти 'петарды' как бы вспомогательные.
  
  - То есть конструкторы тоже ни черта не знают? - поразился Пермяков.
  
  - Плохо о них думаешь, - отмахнулся Борис. - Ты веришь в переселение душ? У тебя ничего не екнуло, когда Главным по этой 'птичке' стал некто Сергей Кораблев? С правильными инициалами 'С.П.'?
  
  - Я не верю ни во вселение, ни в переселение, - отрезал задетый за живое Пермяков. - Я верю только в результат. Это моя председательская железа требует.
  
  - Значит, ты все понял правильно, - усмехнулся Борис. - А Кораблев и его команда знали о движках абсолютно все, включая электромагнитные поля, карту нагрузок, спектр вибраций и прочие мелочи, записанные на стенде. Они не знали только, что у них внутри. И я могу сказать, что истинное устройство этих 'петард' знает всего несколько человек, включая тех, кто их строил и испытывал.
  
  - Что говорит об их чрезвычайной простоте, - ухватил суть Пермяков. - И следовательно, новых физических принципах. То есть, кто-то из вас нашел святой Грааль физики в виде почти бесплатной энергии. Все, Сергеич, можешь больше не объяснять.
  
  - Я все же объясню, - усмехнулся академик. - Ты у нас большой начальник и должен знать, с чем имеешь дело и под чем подписываешься.
  
  - Да я и так впечатлен по самое 'не могу', - сварливо замахал руками Пермяков, но в глазах зажглись веселые чертики. - Но мне хватит и того, что теперь можно таскать на орбиту спутники почти бесплатно...
  
  - Мелко ты плаваешь со своими спутниками, - с напускной грустью вздохнул академик. - Так вот, чтобы ты понял. На полной заправке этот 'чемодан' по запасу 'дельта вэ' смог бы отсюда взлететь, долететь до Луны, сесть, опять взлететь, уйти к Марсу, сесть на него, снова взлететь и вернуться к Земле, на этот же аэродром.
  
  - Да иди ты! - тихо сказал 'большой начальник', но по глазам стало видно, что он поверил. Не поверить Мельникову он не мог.
  
  - Разумеется, для таких полетов 'чемодан' не предназначен, - уточнил академик. - Только на орбиту и обратно. Но скоро появятся другие аппараты, буксиры на курьих ножках. Мы эту машину так 'ступой' и зовем, очень подходящее слово. Буквально завтра в Москве будешь бумаги по ним подписывать, сам все поймешь. Часть агрегатов и систем уже давно в работе, просто обстановка не позволяла об этом объявить. Наша 'Спираль' должна была оттянуть на себя все внимание, и с этим она с блеском справилась. А сейчас уже все равно, начинаем летать по-настоящему, ни на кого не оглядываясь. Понял?
  
  - Я о чем-то таком догадывался, - кивнул директор. - Особенно увидев уровень проработки чертежей 'Спирали'. Я так понимаю, это не единственный сюрприз? Ты должен быть в курсе!
  
  - Я же представитель реального заказчика, - загадочно улыбнулся Борис. - А тебе, деточка, полагается при упоминании этого заказчика испытывать мощный флаттер.
  
  - Вот даже как, - оценил намек Пермяков. - Опять будем бюджет кромсать? Сколько все это будет стоить?
  
  - Не поверишь, но постройка пяти буксиров 'нового облика' по цене выйдет как три пуска того самого 'Енисея', который развалил старт в Плесецке. Кстати, восстанавливать его никто уже не будет, хотя на бумаге процесс затянется.
  
  - Значит, производители ракет вылетят в трубу, - невесело констатировал директор.
  
  - Зачем же так? - осадил его академик. - Им придется слегка переориентироваться, теперь они будут делать оборудование для космоса. Те же модули, например. Да и кучу деталей и агрегатов и к 'Спирали', и к 'ступе' они уже делают, а дальше будет больше. Короче, не удивляйся, когда узнаешь, что 'ступа' прямо с Земли может доставить двадцать тонн груза что на орбиту, что на Луну...
  
  Пермяков благоразумно промолчал, но глаза сделал большие и выразительные.
  
  - Понимаю, - ехидно хихикнул академик, крепко хлопнув старого друга по спине. - Тут привычка нужна, чтобы такое переварить. У нас давно глаз 'пристрелямши', просто этот прорыв в тайне готовился несколько лет, так что извини, пришлось темнить. И даже сейчас резких движений пока не будет. Новая технология пока будет обкатываться на космосе с очень осторожным внедрением в наземной энергетике. Воякам пока массово давать в руки новые игрушки не хотим, хотя перспективы там... Но пока рано, потому что 'утратить' технологию можно не только военно-морским способом, но и сухопутным или даже военно-воздушным.
  
  - Американцы, не к ночи будь помянуты, с ума сойдут, - мрачно предрек Пермяков. - И что мы им скажем? А если они психанут и решат ракетами по нам садануть? По принципу 'не доставайся же ты никому'?!
  
  - Не нашего ума дело, - отрезал Мельников серьезным тоном. - Этим занимаются специально обученные люди. Знаешь, как сказал доктор Браун? Который Вернер Фон. Когда ракеты взлетают, не мое дело, на чьи головы они упадут. Учись, студент! Хотя он этого, на самом деле, никогда не говорил... (так и есть, это миф - прим.авт.)
  
  - Опасно, - покачал головой директор. - Очень опасно!
  
  - Не так все плохо, - тихо добавил академик. - Могу по секрету сказать, что они уже года два назад начали делать то же самое, активизировали финансирование по закрытым статьям, изображая дурочку на официальном уровне. Мы про это знаем очень приблизительно, но красиво умереть их совсем не тянет. Нашей технологии у них нет, но все возможное для уравнивания игры они сделают.
  
  - В дальнем космосе у нас подавляющего преимущества не будет, - задумался Пермяков. - У них ядерные моторы есть, причем не хуже наших. Все-таки, денег они не жалели, а сейчас и подавно не пожалеют. Расконсервируют работы по газофазным двигателям, если надо, прототипы никуда не делись.
  
  - На первое время это вполне возможно, - кивнул Мельников. - Эти моторы достаточно компактны и неплохо отработаны. У них будут проблемы с подъемом на орбиту, но и здесь есть куча возможностей срезать путь. Несмотря на потерю старта, без доступа на орбиту они не останутся. Им придется рисковать, сокращать сроки разработки, компенсируя это деньгами и людскими ресурсами, но это вполне возможно. Им мы можем им даже подыграть, помочь, скажем, с дозаправкой. Они же скоро облет Луны собрались делать с атомным буксиром? Если они застрянут на окололунной орбите...
  
  - Хорошо, что я это от тебя услышал, - вздохнул директор. - Хоть буду готов, когда в Москве на меня все это вывалят. Только бы не упустить эту вашу чудо-технологию...
  
  - На этот счет не волнуйся, - повторил Мельников. - Как я уже сказал, там все настолько просто, что достаточно небольшого экспериментального производства и всего нескольких человек. А при таком количестве народа гораздо легче следить за секретностью.
  
  - А если движок попадет не в те руки? - с опаской предположил Пермяков. - Мало ли, авария или незапланированная посадка...
  
  - Меры приняты, - чуть более жестко ответил академик. - Просто поверь, что все защищено как надо! Меня больше беспокоит направление нашей деятельности, это тебе придется серьезно обсуждать с политическим руководством. Впрочем, имея такие технические средства, можно развернуться на всю Солнечную систему, причем за ту же цену.
  
  - Значит, мы с тобой, в теории, тоже можем слетать? - полушутя предположил Пермяков. - Знаешь, я бы не отказался... Если только 'Спираль' сможет мою тушку поднять.
  
  - Я тоже хочу, - признался академик. - Но рисковать мне сейчас нельзя. Хоть здоровье у меня улучшилось, но 'ахт-ахт' это не шутки. Обидно будет концы отдать в такой момент.
  
  Директор задумчиво подошел к машине сбоку и аккуратно пнул колесо шасси, не обращая внимания на пыльную отметину, оставшуюся на ботинке. Потом протянул руку и коснулся черного брюха. Мельников молча наблюдал за ним, не скрывая улыбку.
  
  - И все-таки, что дальше? - отстраненно спросил Пермяков. - Наши официально анонсированные планы завоевания Вселенной в обход санитаров имеют хоть что-то общее с задумками твоей группы?
  
  - Еще как имеют, - молодо усмехнулся академик. - В околоземном космосе вместо старых носителей задействуем вот эти 'чемоданы', а остальное по плану. У нас как раз несколько спутников задержались в изготовлении, представляешь? Какое совпадение! Мы их сейчас быстро запустим 'Спиралями', в том числе на геостационар.
  
  - А радиационные пояса? - не сориентировался Пермяков. - С экипажем опасно через них летать туда-сюда! Хотя, черт, я же по старинке мыслю! Нам же нужна переходная орбита с большим наклонением, в высоких широтах интенсивность радиации небольшая.
  
  - И мы очень быстро проскакиваем опасную зону, - подтвердил академик. - Еще 'Аполлоны' так летали, и сейчас американе облет Луны так же будут делать. А мы в верхней точке переходной орбиты меняем наклонение и поднимаем перигей. И если помнить про 'запас хода', который у нас теперь есть, можно все это проделать намного резче.
  
  - Потом снабжение станции, - продолжил Пермяков. - В декабре меняем экипаж 'Спиралью' и привозим грузы. Потом привозим пару новых жилых модулей и расширяем экипаж до шести человек, с интересной научной программой.
  
  - Плюс маленький энергетический модуль для 'питания' всех этих планов, - дополнил Борис Сергеевич. - На новом принципе, конечно. Без электричества в космосе и прыщ не вскочит, это еще на старых станциях было. Вечный дефицит! А сейчас солнечные батареи будут только в резерве.
  
  - А дальше куда?
  
  Простой вопрос заставил Мельникова улыбнуться еще шире. Приятно осознавать, что теперь открыты почти все пути.
  
  - Осваиваемся в районе Луны - сказал он, будто речь идет об острове Валаам. - На поверхность, скорее всего, пока не полезем, хотя 'ступе' это на один зуб. Систему ЛУНАСС закончим разворачивать, и тогда можно будет провести несколько высадок, опять же, с очень хорошей научной отдачей. Нужно превзойти 'Аполлоны', иначе смысла нет, но для этого надо готовить и людей, и кучу оборудования. Даже скафандров для Луны у нас пока нет, хоть мы 'Звезду' и озадачили пару лет назад.
  
  - Все-то вы предвидели, - слегка ревниво проворчал директор. - Ладно, с Луной я понял. Как ни крути, как ни превозмогай достижения 'Аполлонов', но это пройденный этап. Люди на Луне уже были, и точка. Что дальше?
  
  - А тебе мало? - ехидно спросил академик. - Так быстро привык ко всему хорошему! Яблони на Марсе пока подождут, да и на Венере тоже. Впрочем. доберемся и до них, причем скоро. Есть у нас сюрпризы...
  
  Мельников не стал говорить о 'подарках' из совсем другого мира в виде трех больших кораблей, способных на дальние и относительно комфортабельные полеты. Группа Кораблева о них скоро узнает, потому что им важны любые крохи знаний и технологий. Два американских прототипа пойдут 'на запчасти', а вот советский корабль предстоит заново научить летать. И не просто так создается инфраструктура дальних полетов! Луна это, по сути, баловство, промежуточный этап, тренировочная площадка. Замысел простирается намного дальше.
  
  Мельников точно знает, что его друг и коллега Иван Родин рассказал ему далеко не все, что знает сам. Особенно это касается того, что ему удалось разузнать о планете пришельцев, но все же Иван кое-чем поделился со старым другом. Забавно, что Рьялой инопланетники называют и свое солнце, и свою планету. Но самое интересное то, что у них в системе не одна, а целых три заселенных планеты!
  
  Разумеется, так было не всегда, но когда люди Рьялы, третьей планеты, преодолели межпланетную пустоту, их соседние планеты, формально входящие в 'зону жизни', годились для колонизации ничуть не больше, чем наши Венера и Марс. Сам факт того, что 'терраформирование' этих миров удалось, не вызывает удивления. А вот сроки!
  
  Планеты-соседки Рьялы заселяются и осваиваются уже больше полутора сотен лет. Это значит, что преобразование заняло всего полвека или даже меньше! По всем каноническим научным понятиям это решительно невозможно, но теперь все будет иначе! Теперь есть средство навсегда изменить взгляд на Солнечную систему.
  
  Чем не цель, получить для жизни еще две планеты, помимо старушки Земли?
  
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Рьяла, 'квартал Эл'
  
  Октябрь 2060 года
  
  
  
  Как выглядит город будущего? Или все же правильнее будет спросить про инопланетный город? Но здесь нет никакого противоречия, ведь Рьялхи и Сарги от людей почти ничем не отличаются, поэтому можно взять за точку отсчета, скажем, середину 21-го века на Земле и добавить пару сотен лет. Какими станут земные города в будущем?
  
  Многие пытались это представить, рисуя гигантские городские агломерации и тянущиеся в небо километровые шпили. Писателям и художникам представлялись запутанные лабиринты высотных зданий, уродливых спальных районов и редких клочков зелени, пронизанных транспортными артериями. Все это лишь проекция нашего собственного опыта. И нужно признаться, что в нем нет ни капли вселенского смысла.
  
  Изначально и здесь все было почти как на Земле, и это логично! Сельское хозяйство постепенно развивается и уже не требует такого несуразного количества сельского населения. Инфраструктура городов обеспечивает более высокий уровень жизни. Здесь и высокие технологии, точки промышленного роста, подача энергии, очистка воды, подвоз продовольствия, вывоз мусора. С чего началась дурацкая привычка строить высотные здания? Ответ очевиден, из-за дорогой земли в городах, особенно в центральных кварталах! Велик соблазн уместить как можно больше этажей на каждом доступном клочке земли, и получить с этого прибыль.
  
  И теперь главный вопрос: почему уже две сотни лет города Рьялы растут не ввысь, а вширь? За это можно поблагодарить клан Амат, ставший одним из основателей Совета. Именно этот клан сумел сделать главное открытие и 'оседлать' эффект резонанса, раскрыв его секреты для всех и каждого, кто способен построить достаточно простую конструкцию.
  
  Энергия и ее цена, вот основной фактор. А что, если энергия перестает быть проблемой и основным товаром? Что, если больше не нужно ископаемое топливо и огромные дорогие линии электропередач? Что, если логистика упрощается до предела? Что, если любое производство можно комфортно и без вреда и издержек разместить там же, где живут люди, его обслуживающие? Что, если благодаря наличию простых и мощных источников энергии можно устроиться с комфортом почти в любом месте на планете? Что будет тогда?
  
  Люди стали переселяться в многочисленные специализированные городки, разбросанные по всей планете, и высотные здания почти перестали строить. Если это и происходит, то либо из-за конкретной необходимости, либо из-за амбиций отдельных кланов. Нет, полностью огромные города не исчезли, но и развиваться почти перестали. Многие из них отчасти обезлюдели, превратившись в заповедники прежнего уклада жизни и единственные оазисы, хотя бы частично свободные от контроля Совета Кланов...
  
  
  
  Иван Родин даже немного пожалел о том, что заранее узнал, что ему предстоит увидеть на Рьяле. Еще в прошлом году он выпросил у Лины несколько снимков, и это знание оказалось интересным и склоняющим к долгим размышлениям. Но сейчас возникла чисто техническая головоломка. Как провести и посадить на планету корабль на реактивной тяге, при этом ничего не спалив и не разрушив?
  
  И прежде чем решать эту проблему, следовало дождаться результатов сертификации 'нестандартного' корабля. Сложно представить, какие кнопки нажимал дядюшка Стен, но пакет электронных 'документов' оказался передан на борт всего через четыре дня после первого разговора. Этот факт, бесспорно, выдает неподдельную заинтересованность старейшины в скорейшем прибытии родственницы 'пред ясны очи'. С какой целью - вот вопрос.
  
  Еще около трех дней ушло на изучение 'техпаспорта' и проверку формальностей и поиски возможного подвоха со стороны любезного Стена. Лина немного успокоилась, когда подключилась к отрытому реестру кораблей клана и без труда нашла там 'исследовательский прототип', оформленный на отца. Более того, сам Стен настоятельно порекомендовал племяннице срочно связаться со своим другом Дари, который, наверно, уже и не надеется увидеть ее живой. Помимо сентиментальных соображений, дядя напирал на то, что Дари как технический координатор клана обеспечит проводку корабля к планете и поиск подходящей площадки. Последнее особенно важно, потому что 'парковок', способных выдержать мощные реактивные струи, на Рьяле не строят уже лет сто, если не больше.
  
  Лина сильно и заметно нервничала в эти дни, даже откладывала разговор с Дари, и ее можно легко понять. Что сказать другу, который три года вас не видел, а вы не могли даже сообщить, что живы? Да еще и просить после этого о помощи, пусть и с санкции начальства. Помощь он, разумеется, окажет, но что будет дальше? Иван посоветовал Лине поговорить с Дари без свидетелей, но она все равно отдала ему полную запись первого, самого важного разговора.
  
  Ознакомившись, Иван сразу понял, почему она так поступила. На первый взгляд, чисто внешне, Дари ему понравился. Чем-то он похож на бывшего финансиста наблюдателей Тони Марано, такой же чернявый добряк с галантными манерами, но куда менее шумный и беспокойный. Но намного важнее оказалось его отношение к Лине, и тут Иван сильно обрадовался, увидев отсутствие патологической гордости и спеси. Наш брат-технарь, снисходительно подумал бывший наблюдатель. Дари не начал разговор с упреков и гневных вопросов, он просто улыбнулся ей и сказал: я так ждал, наконец-то ты вернулась!
  
  И сразу же пропало напряжение и волнение, отравлявшее ожидание встречи. Лина объяснила отсутствие связи нападением, а Дари коротко рассказал историю своих попыток выяснить, что же случилось с ее семьей. Услышав о просьбе провести корабль на Рьялу, моментально открыл реестр и крайне удивился, увидев спецификацию. Но мозги хорошего инженера, как известно, устроены особым образом и предназначены для главной цели. Решать проблемы!
  
  Дари подтвердил, что с новой регистрацией можно смело соваться в зону контроля вблизи Рьялы, но увы, на корабле даже нет самого ответчика, чтобы эти коды передать! Естественно, 'гражданский' ответчик не обязан быть аппаратным, и его можно при желании эмулировать, если вытрясти эти сведения из Дари, но нужно ли? Вместо этого хитрый координатор обратился к Совету с просьбой о сопровождении, честно объяснив, что на корабле нет почти ничего, кроме двигателей...
  
  Но возникла еще одна накладка. Проложить курс довольно просто, но на корабле не хватает не только ответчика, но и системы автоматической навигации, совместимой с местным управлением воздушно-космическим движением. В принципе, ручное управление в порядке исключения могут разрешить, но потребуется очень точное пилотирование, чтобы не выскочить из заданного коридора. 'Сторожа' в лучшем случае обездвижат и возьмут на буксир, а в худшем могут и сбить ко всем Копателям! В любом случае будет скандал, которого хочется избежать.
  
  На просьбу поговорить с Дари об ограничениях пилотажа Лина посоветовала Ивану не светиться и просто составить список вопросов. Получив полные и исчерпывающие ответы, Иван настроил машину корабля и примерно двое суток потратил на тренировки. Убедившись, что задача выполнима, он начал изучать место будущей посадки.
  
  Как оказалось, садиться придется далеко не в пустынной местности, а в окрестностях одного из самых крупных сохранившихся городов Рьялы. Когда-то здесь лежали истоки нескольких крупных кланов, включая Эл, Ринкеш, Хорти и несколько других, но об этом уже почти никто не помнит. Сам город отчасти опустел, но все равно остался центром притяжения, даже несмотря на то, что название 'Даррен' нынче почти никто не произносит. Все говорят 'Старый Город' или просто 'Город'. Вокруг застывшего во времени гиганта процветают небольшие городки-спутники, связанные, как правило, с каким-нибудь специализированным производством.
  
  Одним из таких оазисов является 'город авиаторов', или 'Квартал Эл' исследовательский центр клана на восточной окраине Старого города, этакий аналог подмосковного города Жуковский. Нужно сказать, что вопрос с посадочной площадкой Дари решил весьма оригинальным способом, использовав наследие прошлых времен с пользой для дела.
  
  Летательным аппаратам давно уже не требуются полосы для разгона и торможения, но старая и прочная бетонка 'Квартала Эл' отчасти сохранилась, и сейчас почти вся она занята музейными экспонатами, летательными машинами прошлого. Оставив прочие дела на заместителя, Дари лично примчался на место и распорядился аккуратно передвинуть часть экспонатов, чтобы убрать их от греха подальше. Посадка будет необычная, мало ли что может случиться...
  
  Подход к безопасности полетов Ивана, если честно, порадовал. Это только в непродуманных фильмах все летают на 'флаерах' везде, где пожелают, притом на ручном управлении. Ручное управление в воздухе это средство последнего шанса, на самый крайний случай, и трасса должна пройти мимо населенных зон, которых здесь немало. Именно поэтому Ивану предстоит сойти с орбиты километров на двести севернее Города, а потом еще долго лететь 'своим ходом' по тщательно проложенному воздушному коридору.
  
  В сопровождение Совет выделил четырех 'сторожей', небольших беспилотных аппаратов, которые смогут, в теории, оказать помощь, если что-то пойдет не так. Закрывать воздушное пространство целиком не стали, потому что автоматика и так управляет всем, что летает, и машина лучше знает, как избежать столкновений. От Ивана потребуется только удержаться в заданном коридоре.
  
  А еще, ознакомившись со спецификацией корабля, Дари передал настоятельную рекомендацию не просто отключить пушки, но частично их демонтировать, чтобы не искушать судьбу. Услышав об этом, Иван хлопнул себя по лбу, не понимая, как сам про это позабыл. К счастью, демонтаж казенной части орудий не вызвал никаких проблем, потому что крышки портов герметичны, и когда они закрыты, в орудийных отсеках можно работать без скафандров. Теперь, сканируя корабль, все будут спокойны и расслаблены.
  
  Правда, пилоту от этого не легче. В космосе, разумеется, летать 'по ниточке' намного проще, там действует небесная механика, но есть и нюансы. К примеру, пришлось довольно долго согласовывать электронную модель местной планетной системы, потому что у Ивана была только приблизительная информация с бортовых телескопов. Летать по такой ненадежной 'карте' попросту опасно, но Дари без всяких напоминаний прислал местную 'лоцию', настолько точную и подробную, что опасения почти исчезли. Вот именно, что 'почти'...
  
  В точно согласованное время путешественники совершили Прыжок к Рьяле, что потребовало, помимо прочего, выравнивания скорости с самой планетой, которая не стоит на месте. Корабль оказался вблизи верхней точки высокого эллипса, втрое ближе орбиты Миры, ближайшей луны, и 'сторожа' почти мгновенно появились рядом. Все четыре часа, пока корабль мчался к перицентру, на мостике было довольно тесно. Створки открыты, ориентация построена, можно любоваться!
  
  Чувство новизны, возвышающее ощущение открытия! Вот что приходит в голову, потому что перепутать Рьялу с Землей решительно невозможно! Сразу же бросается в глаза недостаток синих, голубых тонов, и лишь с одного бока отливает лазурью большой Океан, соединяющий ледяные полярные моря. Основной цвет материков зеленый, с коричневыми и золотыми прожилками гор и пустынь, но очень много облаков, длинными перьями растянутых вдоль воздушных потоков, опоясывающих планету. Из-за более мягкого климата здесь не образуются гигантские атмосферные вихри и дуют более умеренные ветра. В процентном отношении на Рьяле намного больше твердой суши, чем на Земле, но сама планета меньше и не столь массивна. Кислорода в атмосфере чуть меньше, но зато давление выше!
  
  С высоты Рьяла кажется довольно уютным местечком для жизни. И еще больше хочется узнать, как же сюда попали люди? Да не простые люди, а прямые потомки вида Хомо Эректус, от которых на Земле не найти и следа. А знают ли сами местные жители о том, как они здесь оказались? Обе 'трофейных' барышни, кажется, не в курсе...
  
  Иван пытался разузнать об этом еще в прошлом году, когда Лина, наконец, согласилась ответить на его вопросы. Но ничего нового узнать не удалось, кроме того факта, что Рьялхи давно знают о загадке 'вселения'. Но ответов, насколько можно понять, до сих пор нет.
  
  А Сарги, кажется, слишком нацелены на внешнюю экспансию и новые миры, чтобы слишком пристально копаться в прошлом Рьялы. К примеру, Майра родилась в технокластере Тримар, большой колонии Сарги в нескольких световых годах отсюда. У нее панорама Рьялы в окне мостика не вызывает больших эмоций, а историю о странном происхождении вида она знает, но и только... Совсем иная тоска по совсем иному дому...
  
  На подходе к перицентру Иван разогнал с мостика всех посторонних и произвел серию заранее просчитанных маневров, скруглив орбиту и начав 'подкрадываться' к биостанции, чтобы исполнить самую долгую и неприятную часть плана.
  
  Карантин! Для этого неприятного дела Совет оборудовал километровую станцию с изолированными доками для кораблей в виде огромного двустороннего 'гребня'. Каждый зубчик этого 'гребня' - приемный док, способный принять почти любой корабль. Движение оказалось довольно интенсивным, половина доков оказалась занята, но Иван легко загнал корабль в свободную 'ячейку', указанную автоматической системой. В принципе, на этой станции все автоматическое, никаких людей здесь нет, и это правильное решение.
  
  Корабль фиксируется в доке, за ним закрывается завеса силового поля, и начинаются 'процедуры'... Гальюны задраены, собранные отходы отправлены в сжигатель, корабль воняет антисептиком, запасы провизии опечатаны. Замена микрофлоры в организме это болезненный и крайне неприятный процесс, но выхода, по сути, нет. Мало ли, какой 'подарок' можно в себе привезти... Двое суток поста не красят человека, но все когда-нибудь заканчивается, и удаленный биоконтроль дает 'добро'.
  
  Все это время Иван, испытывая себя, продолжал тренироваться, хоть иногда ему очень хотелось отвлечься и переключить перегруженные пилотированием мозги на что-нибудь другое. Это не обязательно должна быть какая-то вселенская проблема, вовсе нет! Пусть это будет даже развлечение, но какие развлечения на карантинной станции? Сейчас не стоит забивать себе голову и сосредоточиться на Рьяле, где придется провести много времени, прежде чем отправиться куда-то еще. Карантин закончился, и настало время спуска на планету.
  
  В открытом космосе, совершая заранее просчитанные маневры, вполне можно управлять кораблем 'мысленно', неторопливо исполняя цепочку команд и контролируя результат. Но спуск, полет по воздушному коридору и посадка требуют оперативной реакции и минимальных задержек при отдаче команд. Поэтому альтернативы механическим органам управления в виде обычных джойстиков просто нет!
  
  А спуск с орбиты сам по себе нетривиален. Хоть корабль на это вполне рассчитан, все же не хочется 'честно' тормозить брюхом об атмосферу, подвергая теплозащиту и корпус лишним нагрузкам. С другой стороны, нырять в атмосферу слишком отвесно тоже нельзя, поэтому приходится постоянно подрабатывать двигателями, не давая машине разгоняться. Пока не перевалили через трансзвук и не перешли в горизонтальный полет, Иван даже почти не смотрел по сторонам. Сейчас, выровняв машину примерно на девяти километрах, он снова увидел своих 'сторожей', следующих за ним классическим строем 'пеленг'. Должно быть, со стороны этот полет выглядит красиво, нужно потом отыскать это видео в местных новостях. Первый контакт, о котором никто и не догадывается!
  
  Первый у нас не только контакт, если подумать! Сколько уникальных достижений уже произошло или должно произойти в этом полете? Первый дальний Прыжок земного корабля, в пояс Койпера, к Плутону. Первая посадка на карликовую планету, и сразу с экипажем. Первый выход на поверхность, первый взлет оттуда же. Первый сверхдальний Прыжок по звездной сетке навигации, и почти точный. Первое прибытие земного аппарата в другую систему, первый выход на орбиту планеты там же. Первая стыковка на орбите экзопланеты, первый спуск в атмосфере, первая посадка. Можно легко сбиться со счета, но эта статистика потом будет проанализирована более дотошными людьми и останется в истории. Но пока никто и ничего не знает!
  
  Машину прилично тряхнуло из-за пересечения высотного турбулентного потока, и пилоту пришлось энергично парировать, чтобы не выскочить из 'коридора'. Внизу почти сплошные облака, четких ориентиров нет, но местная навигация работает, и Иван совершил аккуратный правый разворот, небольшим увеличением угла атаки не давая машине потерять высоту. Теперь его курс, включающий небольшие боковые маневры, лежит примерно на юг с довольно энергичным снижением. Нырнули в облака, и по стеклам ударили капли конденсата, разлетаясь прозрачными нитями.
  
  Такой корабль это не одномоторная 'жужжалка', на которой Иван когда-то учился летать, но грешно не справиться с управлением, имея такую автоматизацию. Пробив облачность, корабль снова повернул влево, облетая новую застройку и города-спутники, оседлавшие течение реки, протекающей к северу. Вот он, многострадальный Даррен, или просто Старый Город! А почему он многострадальный? Это хорошо видно по ленте реки, там сейчас торчит цепочка пологих холмов, словно оттесняющих реку дальше от города. Изучив хронику, Иван теперь знает, что это, на самом деле, вал кратера, образовавшегося после удара 'запрещенным оружием'. У клана Дорсо давняя репутация отморозков...
  
  После того бессмысленного удара северная часть города, по сути, исчезла, но центр и юг пострадали намного меньше. Из-за дымки сложно рассмотреть подробности, но ясно, что города-спутники невелики и на удивление малоэтажны. Разумеется, из этого правила есть исключения, и Иван вскоре в этом убедился.
  
  'Сторожа' немного отстали, давая ему больше пространства для маневра. Еще один, последний правый разворот, и теперь остается только посадить машину. Хочется посмотреть по сторонам, но взгляд устремлен только вперед. На полутора километрах от среза полосы выскочила виртуальная подсказка, и Иван поспешно дернул рукоятку выпуска шасси. И ведь какой молодец, что подстраховался, а то сейчас бы брюхом на бетон, опозорился бы! Судя по тряске и увеличенному сопротивлению, стойки вышли, но зафиксировались ли? Судя по индикации, все в норме, и можно готовиться к касанию.
  
  Полоса уже видна вполне отчетливо, и пусть это не совсем честно, но при наличии мощных корректирующих движков можно не уповать только на аэродинамику. От прежней бетонки сохранилось не более километра, здесь большая скорость ни к чему, она только во вред, да покрышки при контакте изнашиваются. Подняв клубы пыли, Иван произвел мягчайшее касание всеми четырьмя опорами на смешной скорости в сто двадцать километров в час, и плавно покатился вперед, к стоянке, где сверкают крыльями и хвостами экспонаты музея. Почти как в Жуковском, если не присматриваться...
  
  Слегка расслабившись, Иван не выдержал искушения и включил громкую связь.
  
  - Уважаемые пассажиры, наш лайнер совершил посадку на аэродроме кластера Льеис, квартала Эл, управы Даррен. Температура за бортом плюс двадцать два градуса Цельсия, атмосферное давление восемьсот восемьдесят миллиметров ртутного столба. До кучи, ускорение свободного падения девять целых три десятых метра на секунду в квадрате. Командир корабля не прощается с вами, даже не надейтесь. Никто не будет подавать вам трап, поэтому можете не оставаться на своих местах до полной остановки.
  
  Хочется представить реакцию пассажирок, но бдительность терять нельзя. Над полосой почти беззвучно пронеслись 'сторожа' и быстро исчезли вдали. Все, теперь этот корабль и его экипаж целиком на совести клана Эл. На поле перед кораблем выскочила небольшая машина, включив все габариты и фары на максимум, и Иван понял, что это 'поводырь'. Пристально рассмотрев приземистую и широкую машину, он понял, что она не имеет колес, а левитирует над самой поверхностью. Что же, очень удобно и практично, и теперь нужно не отставать. Иван взялся за небольшой штурвал, управляющий поворотом передних стоек, и вслед за 'поводырем' свернул на старую рулежку, очень аккуратно поддерживая минимальную тягу, чтобы случайно ничего не 'сдуть' реактивными струями.
  
  Теперь можно и осмотреться. Высокие мачты освещения сейчас выключены, все-таки день на дворе. Стоянка забита слегка непривычными летательными аппаратами на любой вкус и размер. Часть из них напоминает земные аналоги, а часть вообще ни на что не похожа. Как, например, огромный транспортник размером с советский 'Антей', но при этом биплан! Жаль, на пилонах между крыльями не сохранились двигатели. А рядом стоит столь же огромный конвертоплан, судя по плоскому фюзеляжу и высоким стойкам шасси предназначенный для перевозки груза на внешней подвеске. Дальше идет всякая мелочь, небольшие одномоторные самолеты, похожие на первые послевоенные реактивные машины Земли. И огромное количество вертолетов всех возможных схем! Ничего удивительного, что при пониженной гравитации и повышенном атмосферном давлении вертолеты здесь были популярны.
  
  Иван, следуя указаниям 'поводыря', загнал аппарат в почти пустой угол бетонной площадки, выровнял колеса и с облегчением затянул рукоятки тормозов. Теперь машина никуда не денется, и можно выключать все лишнее и закрывать мостик. Иван еще раз выглянул наружу, с удовольствием отмечая, что собственно строения научного городка расположены точно по правому борту, в зоне действия малых боковых телескопов. Машина 'поводыря', примостившись рядом с кораблем, погасила огни и 'осела' на брюхо. Колпак раскрылся, и Иван сразу же узнал единственного пассажира. Разумеется, это Дари, технический координатор клана Эл, кто же еще!
  
  Иван скомандовал закрыть створки, отстегнулся от кресла и поднялся на ноги. Немного непривычно, но никаких болезненных ощущений нет, спасибо космической медицине вообще и физкультуре в частности. Не совсем уверенной походкой, стараясь не спотыкаться, он выбрался с мостика и прошагал в 'кают-компанию', где его, конечно, уже ждут. Огромный экран, закрепленный на потолке, опущен, и на него для всех присутствующих транслировалась картинка с передних камер. Надо ли говорить, что присутствовуют все пассажирки? Лина и Альбина уже на ногах, привыкают к тяжести, а Майра до сих пор пристегнута к противоперегрузочному дивану у стены. Но все сейчас молча смотрят на командира.
  
  - Ну как посадка? - спросил он, складывая мешающий экран и усаживаясь в кресло у стола. - Я старался не расплескать.
  
  Альбина непривычно возбуждена и просто светится гордостью за него, и от этого хочется что-нибудь сплясать или даже спеть! Но, увы, не умеем ни того, ни другого...
  
  - Найду, как тебя еще отблагодарить, - поцеловав его, пообещала она с ухмылкой.
  
  А Лина старается быть спокойной и сдержанной, но ясно видно, что она сейчас просто счастлива! И глаза слегка на мокром месте... Наплевала на имидж, обняла пилота и расцеловала, не стесняясь ни компании, ни собственных слез.
  
  - Не плачь, тебя парень ждет, - с улыбкой сказал ей Иван. - А то скажет потом, что мы тебя до слез довели! Так что расплети эту ужасную косу, утри слезы и не заставляй его ждать, зови на борт.
  
  Лина кивнула, снова на секунду повисла у него на шее и помчалась в свою каюту, а Иван повернулся к Майре. Она сейчас спокойнее всех, и без всякого гормонального контроля. Яркие глаза смотрят пристально и внимательно, но как всегда, очень трудно понять, о чем она сейчас думает. Она все еще Сарги на положении трофея, не пристало ей показывать эмоции, даже в такой момент. Точнее, это она так думает...
  
  - Тебе пока наденем 'личину', - сообщил ей Иван. - Чтобы не опознали.
  
  Она только плечами пожала. Мол, видно будет, как ты держишь слово. Словно ее не 'почти домой' привезли, а на невольничий рынок. Она ждет подвоха даже в такой момент! Воистину, сколько Сарги ни корми...
  
  - Пойду расчешусь, - Альбина махнула ручкой и тоже исчезла в каюте, оставив Ивана наедине с 'трофеем'. Снова рассматривая Майру, Иван с одобрением усмехнулся про себя. Теперь это уже не та почти беспомощная 'девушка из офиса', на которой боевой костюм как на корове седло... Пусть этот путь пока не пройден до конца, но все же...
  
  - Ты, рыжая, совсем рехнулась?! - почти ласково усмехнулся Иван, бесцеремонно отстегивая ее от дивана. - Тебя что, связанной держат? В выгородке для белья? Или жрать не дают? Ну, что молчишь?
  
  После недавней мнемонической 'прошивки' языка Иван почувствовал на себе тот самый эффект, который когда-то наблюдался у Лины. Стоит перейти на язык Рьялы, и получаются только короткие, рубленые фразы. Приходится тщательно подбирать слова и не допускать, чтобы 'Остапа несло'.
  
  А Майра на резкую тираду только скрипнула зубами, но не на него, а куда-то в сторону, потому что возразить ей нечего. Осторожно поднялась на ноги и не посмела отвергнуть протянутую руку.
  
  - Ты уже давно не трофей! - продолжил гнуть свою линию Иван, поддерживая ее за плечи. - Ты свободна, сколько раз говорить! Но тебя очень быстро прибьют! Даже здесь, на Рьяле! Сейчас никто не знает, кто ты. Наследница клана Наара! Стоит тебе появиться... Сразу перестанет быть тайной. Будут желающие тайну похоронить.
  
  - Я этого не просила! - в очередной раз проворчала Майра.
  
  - Тебя зарезать, да? - поинтересовался Иван. - И извести весь клан? Чтобы потом иметь... возбуждающие беседы? С Советом и другими Сарги! Они и так будут!
  
  - Я могу отказаться, - спокойнее произнесла Майра.
  
  - И гибель клана повиснет на тебе! - 'обрадовал' ее Иван, постепенно повышая голос. - Ты это сама знаешь. Если тебе жизнь не дорога... можешь идти в любой момент! Мы на Рьяле, в центре цивилизации! Моя совесть чиста. Добирайся в свой Тримар сама, как знаешь!
  
  Снова этот яркий взгляд! Она знает, что Иван прав, знает, что она сейчас крайне уязвима. А еще она знает, что ее возвращение может кое-кому очень не понравиться... И тогда Майру не спасет ни чудо, ни заступничество...
  
  - Ладно, - выдохнула она. - Подожду, сколько надо.
  
  - Умница, - похвалил Иван. - Твой Тримар это колония Сарги. А у нашего корабля регистрация... клана Эл. Понимаешь, что с нами сделают? Если мы туда сунемся?
  
  Понимает! Сама бы 'красную кнопку' нажала, не задумываясь.
  
  - Поэтому играем по плану. Ты и Альбина это мой экипаж. Такими вас и покажем. Чтобы злые дяди не опознали...
  
  Ему показалось, или она усмехнулась? Нет, не показалось! Шагнула к нему, посмотрела в упор, и наконец, едва заметно улыбнулась. Так, как может улыбаться только Сарги, прежде чем пустить чью-то кровь.
  
  - Хорошая посадка, - сказала она.
  
  И исчезла в своей каюте.
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  
  ЦУП-Москва, октябрь 2060 года
  
  Фрагмент стенограммы пресс-конференции
  
  Участники:
  
  Директор Роскосмоса Н.Пермяков
  Начальник Управления пилотируемых программ Роскосмоса Р.Агеев
  Директор Института космических исследований АН В.Теряев
  Главный конструктор ОКБ 'Спираль' С.Кораблев
  Командир экипажа заслуженный летчик-испытатель майор Д.Сурдинский
  Бортинженер капитан Л.Ахромеев
  
  Пермяков: Ваши вопросы, пожалуйста. Начнем с первого ряда.
  
  Вопрос: Почему такое открытие...
  
  Пермяков: Не волнуйтесь, пожалуйста. Отложите бумагу и скажите своими словами.
  
  Вопрос: Почему такое открытие сделано в тайне? Если произошел научный прорыв, это достояние всего человечества!
  
  В.Теряев: Спасибо за вопрос. Открытие открытию рознь! Темные годы закончились, но конкуренция в мире не исчезла. Россия это миролюбивая держава, и нашим друзьям, поверьте, бояться совершенно нечего. Нам еще предстоит оценить истинный масштаб открытия, прежде чем оно сможет стать достоянием всего мира. Мы же не выкладываем в Сеть чертежи атомного реактора, не говоря уже о чем-то более разрушительном? Делать непродуманные широкие жесты с нашей стороны было бы безответственно.
  
  Пермяков: Следующий вопрос, второй ряд!
  
  Вопрос: Вы можете сообщить нам больше подробностей о принципе работы нового двигателя? В заявлении были только общие слова.
  
  Пермяков: Вам ответит главный конструктор корабля.
  
  Кораблев: Хм, спасибо. Наше ОКБ не разрабатывало эти двигатели, но коротко отвечу на ваш вопрос. Принцип действия - реактивный, здесь ничего нового. Рабочее тело - водород, скорость истечения несколько выше достигнутой в новейших ядерных моторах, отсюда и эффективность. И главное, никакой радиоактивности, что и позволило нам создать одноступенчатую космическую систему. Об этом давно мечтали конструкторы всего мира, и мы очень горды тем, что смогли выйти вперед в этом мирном соревновании. Спасибо...
  
  Пермяков: Давайте пятый ряд, центр. Да, вы!
  
  Вопрос: Не является ли секретный запуск 'Спирали' на орбиту нарушением договора о стратегических вооружениях? Это один из немногих договоров 'старого времени', который до сих пор действует, поэтому...
  
  Пермяков: Спасибо, я отвечу сам. Жаль, что среди нас нет кого-нибудь из военного ведомства, но 'Спираль' это все-таки не ракета! Наши американские друзья не раз нарушали договор, запуская секретные спутники с подводных лодок, вне зоны действия нашей системы предупреждения. Но справедливости ради, они делали это так, чтобы ни при запуске, ни при первых витках траектория не угрожала нашей территории. Как все должны понимать, наша 'Спираль' это не оружие и не секретный спутник, а смелый научно-технический эксперимент. Впрочем, мы тоже пошли навстречу нашим американским друзьям и проложили первые два витка вне пределов их территории. Дальнейшие пуски будут, безусловно, анонсироваться в общем порядке. Прошу, следующий вопрос. Тот же ряд, левее.
  
  Вопрос: Кто автор открытия? Мы узнаем хотя бы имена ученых? Или их тоже засекретили, как принято у военных?
  
  Теряев: Очень своевременный вопрос. К сожалению, наш коллега Борис Сергеевич Мельников, почетный академик и блестящий физик-теоретик, не дожил до этого светлого дня. Он лучше всех сумел бы ответить на этот вопрос и больше всех заслужил признание. И со свойственной ему скромностью он постарался бы принизить собственные заслуги... К сожалению, сейчас уже слишком поздно.
  
  Вопрос: Его скоропостижная смерть как-то связана с открытием?
  
  Теряев: О чем вы говорите? Борис Сергеевич ушел от нас на 86-м году жизни! Да, сейчас живут и дольше, но говорить о каком-то злом умысле крайне бестактно! Он потратил годы, чтобы смелые теоретические выкладки превратились в работающие машины, и мы, ученые, не позволим очернять его память!
  
  Пермяков: Коллеги, давайте обойдемся без теории заговора. Вопрос с галерки, прошу.
  
  Вопрос: Вопрос к пилотам, особенно к командиру корабля. Вы ведь уже до этого летали в космос. Чем отличается полет на новой машине от прежних?
  
  Сурдинский: Как летчик могу сказать, что ощущения крайне комфортабельные, если сравнить с отчаянным риском полета на обычной ракете, когда ты лежишь, вдавленный в кресло, почти ничего не видя и не контролируя. Сейчас мы взлетели с полосы, набрали высоту и скорость, сделали 'подскок' и плавно, плавно поднимались до самой орбиты с перегрузкой не более двух единиц. Ощущения как на высотном самолете, если не смотреть на указатель скорости, потом просто горизонт выгибается, Земля как-то совсем далеко внизу остается и 'бежать' начинает непривычно быстро.
  
  Ахромеев: Никакого сравнения с тягой ракеты на последнем участке перед отсечкой, когда ступень почти пустая и перегрузка максимальная, а потом вдруг бабах - и невесомость. Здесь все очень плавно и спокойно, сначала в гору, потом с горы. Приземление тоже очень комфортное, для летчика все привычно. Это самолет, а не планер, поэтому можно сделать пару кругов или даже на другой аэродром уйти. Нет того неприятного чувства, что у тебя одна попытка сходу приземлиться, а иначе гибель или авария. Намного приятнее летать в таком режиме.
  
  Пермяков: Добавлю от себя, что на случай тяжелой аварии кабина экипажа у 'Спирали' отделятся и спасается на парашюте. Следующий вопрос, из угла, пожалуйста!
  
  Вопрос: Какие задачи будет решать 'Спираль'? Какими будут следующие полеты и на что она вообще способна?
  
  Пермяков: Сергей, прошу.
  
  Кораблев: Хм, спасибо. Наша 'Спираль' сможет делать многое, но испытания еще не закончены. И технические проблемы никто не отменял, мы в самом начале пути. У нас пока не готов стыковочный адаптер, поэтому мы не можем возить грузы и людей на нашу станцию. 'Алмаз', конечно, не так велик, как прежние станции, но теперь мы сможем его расширять. При необходимости, 'Спираль' сможет доставлять на орбиту небольшие модули, но это дело будущего. Можно запускать и ловить небольшие спутники, но для этого нужен манипулятор, которого тоже пока нет. Вы хотите спросить что-то еще?
  
  Вопрос: Зачем под ваш проект создано отдельное ОКБ? Некоторые аналитики считают, что это неоправданно распыляет финансирование и ослабляет другие космические КБ.
  
  Пермяков: Позвольте, я отвечу. Для нас важнейшим фактором было время и четкая организация работ, ни одного лишнего движения. Поэтому мы решили выстроить новое КБ исключительно под нужную задачу и привлечь лучшие кадры. Вот, Сергея Петровича переманили. Изначально работали под эгидой 'Микояна', но теперь закрепили независимый статус в официальных документах. Ведь никто не думает, что все дело сделано и это единственный проект? 'Спираль' будет развиваться и совершенствоваться, но в дальний космос на ней не улетишь. Сергей, давайте скажем про 'Ступу', пока никто не спросил.
  
  Кораблев: Хм, давайте, хотя 'гражданское' название, на мой взгляд, нужно менять. Это второй проект нашего КБ, ОКР 'Ступа', способный взлетать и садиться вертикально. По сути это цилиндрический агрегатный отсек с двигателями, баками и посадочными опорами. На внешней стороне можно разместить до двадцати тонн грузов. Сверху установлен 'командный отсек', слегка измененная капсула от серийной 'Камы' и надувной переходной отсек для скафандров. Есть стыковочный узел, и аппарат может работать как буксир для дальнего космоса.
  
  Вопрос: Дальний космос это Луна? Или Марс? И не слишком ли дорого обойдется такой эксперимент?
  
  Кораблев: В ближайшей перспективе, конечно же, Луна. Наши американские коллеги преуспели в изучении Марса, а Луна до сих пор незаслуженно ушла на вторые роли...
  
  Пермяков: А про стоимость отвечу я. Насчет 'Спирали' уже понятно, что она сильно удешевит доступ на орбиту. Новые буксиры точно так же сделают доступным и дальний космос. Бюджет если и вырастет, то незначительно, но за те же деньги возможности у нас будут несоизмеримо больше.
  
  Вопрос: Вы готовы к сотрудничеству с другими странами?
  
  Пермяков: Мы-то готовы, а вот другие страны не всегда идут нам навстречу. Еще в начале века некоторые страны отвергли сотрудничество с китайскими товарищами, утверждая, что их технологии 'недостаточно зрелые'. Потом и наши предложения были отвергнуты, по политическим причинам. Теперь, я уверен, будет много предложений дружить и делить последнюю краюху, но мы будем очень внимательно взвешивать плюсы и минусы. Единственное, чего бы очень хотелось добиться, это согласование стандартов, чтобы можно было оказывать друг другу помощь в космосе. Впрочем, это тема для отдельной большой международной конференции. Прошу, следующий вопрос.
  
  Вопрос: Вы не считаете, что частный капитал смог бы более эффективно распорядиться новыми возможностями? Ведь здоровая конкуренция и рыночные отношения...
  
  Пермяков: Я понял ваш вопрос, позвольте ответить. Коммерция это прекрасно, конкуренция это великолепно. Есть рынок телекоммуникаций, спутниковых снимков и просто пусковых услуг, которые даже во время войны не исчезали. Есть рынок суборбитального туризма, больше похожий на клуб самоубийц, но мы им простим, ибо не ведают, что творят. Вы предлагаете нам туда влезть и всех задавить своими ценами? Или создать фирму 'Вася Пупкин и сыновья' и подарить им флот 'Спиралей' с чертежами, заводами и испытателями? Для чего? Нет, государство пойдет туда, куда частникам пока идти рановато. Тем более, теперь это нам по карману и сулит немало открытий и приобретений, которые пока что выражаются не в деньгах. А насчет эффективности поверьте, что все не так плохо. Если не верите - следите за нашими 'веселыми стартами', будет много интересного.
  
  Пермяков: В центре, четвертый ряд, прошу!
  
  Вопрос: Кто производит двигатели? Будете ли вы продавать из, если никто в мире пока не умеет их делать?
  
  Кораблев: Хм, позвольте я отвечу. Двигатели делаются на экспериментальном производстве, и чтобы запустить их в серию, потребуется несколько лет. Сами понимаете, мы не можем продавать экспериментальные изделия, пока не освоенные даже нашей промышленностью.
  
  Вопрос: Эксперты в один голос утверждают, что главный итог данного открытия - мощные и компактные источники энергии. Если это правда, то это переворот не только в космических полетах, но и в энергетике. Прокомментируйте, есть ли планы строить на новом принципе электростанции и что будет с традиционной энергетикой?
  
  Теряев: Я отвечу, хорошо? С энергетикой ничего страшного не произойдет. Действительно, хорошие перспективы есть, но это не дело сегодняшнего дня. Есть и технические трудности, и организационные, и экономические. Мы же не хотим одним махом разорить всех энергетиков и большую долю работающей на них промышленности? Поэтому никаких потрясений не будет. Мы поставим несколько экспериментальных станций в промышленных районах, испытывающих дефицит энергии, и будем, так сказать, 'сглаживать пики'. Мощностей, знаете ли, всегда не хватает. А уже по опыту такой эксплуатации будем принимать решения и внедрять дальше.
  
  Пермяков: Английские товарищи, пожалуйста.
  
  Вопрос: Спасибо. Как все мы знаем, НАСА собирается произвести облет Луны в самое ближайшее время. Собираетесь ли вы отвечать на вызов, и не начнется ли новая гонка? Полетите на Луну?
  
  Пермяков: На чем? У нас пока нет для этого корабля. Даже отработка новой капсулы для 'ступы' займет некоторое время, не говоря о сотнях других требований к технике, без которых покидать околоземную орбиту просто нельзя. Хотите уточнить вопрос?
  
  Вопрос: Некоторые эксперты утверждают, что 'Спираль' способна своим ходом совершить облет Луны. Правда ли это и следует ли ожидать сюрпризов?
  
  Пермяков: Я вас понял. Сергей, прошу вас.
  
  Кораблев: Хм, спасибо. Даже если предположить, что у 'Спирали', проще говоря, хватит 'запаса хода', то этого все равно мало. Для межпланетного полета нужна совсем другая система управления, которой пока нет. Нужна совсем другая система связи, способная работать на больших расстояниях. Нужна другая теплозащита, чтобы не сгореть при возвращении даже в том случае, если случится отказ двигателей, и затормозить не удастся. Вот наши американские партнеры летят на атомном буксире и собираются сначала вернуться на околоземную орбиту, но на случай неполадок их корабль способен выдержать и прямой спуск.
  
  Теряев: И научная программа у них обширная и даже уникальная, готовилась не один месяц. Лететь просто так, лишь бы лететь, не имеет смысла. Поэтому не беспокойтесь, мы не будем отнимать у коллег их заслуженную славу.
  
  Выкрики в зале по-английски: Остановите гонку вооружений в космосе! Космос принадлежит всему человечеству! Не допустим орбитальной тирании! Обуздаем космическую коррупцию!
  
  Пермяков: Уважаемый, дайте мне хоть одну бумажку почитать! Вы их так энергично разбрасываете... В вашем возрасте вредно так волноваться.
  
  Теряев: Кажется, я его знаю...
  
  Пермяков: Прошу вас, сядьте! А еще лучше, выйдите. Вы что, не насиделись еще? Вашу бумажку я сохранил, успокойтесь. Следующий вопрос, прошу! Блондинка в зеленом, только без папироски...
  
  Вопрос: Еще раз о военном аспекте вашего открытия. Это очевидное нарушение паритета и может стать поводом для новой гонки вооружений, да еще и в космосе. Вы не боитесь развязать еще одну войну?
  
  Пермяков: Я отвечу, хоть и не военный. Вы из Австралии? Если вы имели счастье учиться в школе, что в ваших краях большая редкость, то должны помнить, что Россия не начинает войн, но всегда их заканчивает. Сдались вам эти гонки! Когда-нибудь было такое, чтобы мы стремились нарушить паритет? Это скорее голубая мечта некоторых наших партнеров, воплощению которой нам приходилось противодействовать. А сейчас-то что не так? Ждете, что мы начнем нападать на всех, кто нам не нравится? Опять судите по себе? С кем-то другим нас не перепутали? Я немного эмоционально излагаю, но и нас прошу понять. Военные ведомства заинтересованных стран уже давно начали консультации, и непременно договорятся. Особенно сейчас, когда давить на нас, мягко говоря, бесполезно. Поэтому не нужно фантазировать и все усложнять. Мы устали от войны так же, как и все остальные, и даже больше, учитывая то, что особо роскошной и сытой жизни у нас и до кризиса не было. Можно сказать, что большего сторонника и защитника мира и спокойствия, чем Россия, на Земле просто нет. Следующий вопрос.
  
  Вопрос: Позвольте вернуться к вопросам туризма. Согласитесь, заманчиво было бы возить туристов при такой низкой себестоимости полетов?
  
  Сурдинский: Возить куда?
  
  Вопрос: Например, на специальную космическую станцию. Ведь теперь запустить ее можно совсем дешево? Туристы могли бы проводить там несколько суток и возвращаться.
  
  Кораблев: Поймите, запуск любого космического аппарата это лишь вершина айсберга. Разработка, изготовление и испытание любого аппарата обходится в несколько раз дороже, сем собственно запуск на ракете. Поэтому сейчас кто-то должен потратить огромные деньги и время на разработку новой техники. Думаю, Роскосмос этим заниматься не будет.
  
  Пермяков: Совершенно точно не будет. Мы будем заниматься исследованиями и прокладывать дорогу тем, кто придет после. Если появятся коммерсанты, желающие взять на себя подобные разработки, мы можем посодействовать. Приоритет, конечно, будет у отечественных фирм. Но это дело не сегодняшнего дня.
  
  Вопрос: А чисто теоретически, скольких пассажиров может вместить 'Спираль'? Помимо двух пилотов?
  
  Сурдинский: Только двоих. Можно, в теории, сделать дополнительный пассажирский модуль, в грузовом отсеке есть место. Шестерых можно уместить, но возникнет проблема безопасности.
  
  Кораблев: В случае аварии спасутся только четверо в носовой капсуле. Коммерческая авиация, конечно, не выдает парашют каждому пассажиру, но мы и не коммерсанты. Когда такие машины начнут летать тысячами, подтвердив свою надежность, то можно будет слегка ослабить меры безопасности, но не сегодня.
  
  Пермяков: Прекрасный ответ! Еще вопросы? Да, прошу!
  
  Вопрос: Вопрос экипажу. Куда бы вам хотелось слетать?
  
  Сурдинский: Хороший вопрос. Вы читали Мелвилла? У него в 'Белом Ките' есть хорошие слова:
  
  'Быть может, другим это не кажется столь заманчивым, но меня вечно тянет в отдаленные земли. Я люблю плавать по заповедным морям и высаживаться на диких берегах'.
  
  [Аплодисменты в зале]
  
  Сурдинский: Спасибо!
  
  Ахромеев: Все мы желаем оказаться там, где никто не бывал, и пилоты-испытатели не исключение. Хотелось бы взглянуть на Землю, улетая вдаль и ловя отблески Солнца на поверхности океана. Хотелось бы посмотреть вблизи на кольца больших планет, посчитать в них камешки.
  
  Агеев: Но для начала хорошо бы увидеть вблизи марсианские дюны. Особенно черные, базальтовые, каких нет на Земле! И наблюдать закат Солнца!
  
  Кораблев: Марсианское небо на закате может быть бледно-голубым, почти прозрачным! На фотографиях, я думаю, это не так красиво.
  
  Теряев: Но есть и другие места, где хочется побывать. Как насчет спутников больших планет? Там есть такие миры... На Титане низкая гравитация и плотная атмосфера. Представьте, можно прицепить к рукам крылья и летать, как во сне!
  
  Пермяков: Главное, потеплее одеться. А то почти минус двести, можно слегка озябнуть.
  
  [смех в зале]
  
  Пермяков: Это касается всех внешних планет и спутников, это царство тьмы и холода. Поэтому, для начала хочется проложить дорогу в ближние миры, хотя бы отдаленно похожие на Землю.
  
  Вопрос: Марс и Венера? Но зачем туда лететь сейчас? Жить там люди не смогут, а исследовать можно и автоматами.
  
  Теряев: С Марсом все понятно, это первая цель а вот Венера нам пока не по зубам. Жарковато.
  
  Пермяков: Можно, я отвечу на вопрос 'зачем'? Спасибо! Разумеется, люди должны расселяться по другим мирам, просто чтобы сохраниться как вид. Всем уже надоевшая астероидная угроза может возникнуть в любой момент, а достаточно крупное тело способно не просто уничтожить нашу цивилизацию, а полностью стерилизовать всю планету. Такое, между прочим, бывало не раз в ранней истории нашей Земли, поэтому расселяться необходимо! Но мы не можем делать это любой ценой, правильно? По крайней мере, если нет явной угрозы. Вот представьте, что очередной обзор неба отыщет большой объект, летящий к Земле откуда-нибудь извне, из межзвездного пространства. Разве такого не может быть? Да запросто! Вот тогда у нас в лучшем случае останется несколько лет, чтобы хоть как-то спастись, и мы будем пытаться! Возможно, тщетно, но будем. А сейчас такой угрозы нет, поэтому нет необходимости вкладывать ресурсы всей планеты. Прежде это обошлось бы слишком дорого, но теперь появляется возможность перемещаться в космосе за приемлемую цену, если можно так сказать. Так почему бы не основать хотя бы маленькое поселение на Марсе? Можно и на Луне, но туда придется возить вообще все, а на Марсе есть масса ресурсов.
  
  Теряев: Если освободить хотя бы часть замороженной углекислоты и поднять атмосферное давление до трети земного, то можно будет обходиться без скафандров, хватит и кислородной маски. Такого еще не было ни с одним человеком в истории. Выйти без скафандра под настоящее небо другого мира! Теперь мы можем себе позволить начать долгий и непростой процесс заселения новой планеты. Марс вполне можно преобразовать под наши нужды, превратить его из высохшей пустыни в оазис жизни. Теперь, грубо говоря, нам это по карману. Теперь мы можем себе это позволить!
  
  Пермяков: Коллеги, сейчас мы сделаем небольшой перерыв и заслушаем короткий доклад наших коллег из Академии Наук о методах преобразования планет нашей Солнечной системы...
  
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Рьяла, 'квартал Эл'
  
  Октябрь 2060 года
  
  
  
  Главный инженер - это звучит гордо! Так Лина сказала ему при самом первом разговоре, улыбаясь до ушей. Интересно, почему она выбрала именно такие слова? И фраза, и улыбка сразу приглушили его беспокойство. Кажется, она в полном порядке, и не похоже, что у нее проблемы. Попала под влияние? Подверглась манипуляциям? Ерунда!
  
  А знает ли он ее достаточно хорошо для того, чтобы делать выводы? И что самое интересное, знает ли он самого себя? Кто он для нее? Бывший, будущий, настоящий? Или просто тот, кем она его назвала? Он уже не просто Дари, технический координатор клана Эл, это определение теперь кажется пресным, казенным, вымученным! Главный инженер, вот! В этих словах есть такая прекрасная двусмысленность! Главный для кого? Вдруг и для нее тоже, но куда деть потраченное время? Три года встают между ними такой стеной, что не исключено, что ради истины придется заглянуть в настоящую бездну.
  
  Сам Дари, что ни говори, настоящий Рьялхи. Никакой суеты и напряжения, просто нужно дождаться аудиенции. Не станут же 'пришельцы' держать такого гостя за дверью! Он усмехнулся, заметив про себя, что странные 'друзья' Лины могут и не разделять мнения о его, Дари, большой важности. Да он и сам не разделяет, но должность от этого никуда не исчезнет!
  
  Он спокойно стоит под кормой странного корабля, сцепив руки за спиной. И совершенно не пытается привлечь к себе внимание, прекрасно зная, что это бессмысленно. После долгого путешествия экипажу и пассажирам нужно привыкнуть к тяжести, здесь спешка неуместна. И он будет ждать, сколько понадобится. Пять минут, десять, полчаса...
  
  Створки грузового отсека щелкнули и повернулись, выпуская наружу пандус, но Дари снова даже не шелохнулся. А ведь не ожидал так быстро! Конструкция корпуса, шасси и створок архаичная, но на вид прочная и надежная, сделано основательно. При этом цепкий глаз инженера стал замечать странные вещи. В корабле явно встречаются два разных уровня технологий. Сам корабль, кажется, более старый, но некоторое оборудование в нем заменено более современным. Но при этом все прикрыто от сканирования очень мощным силовым 'куполом'. Интересно, но непонятно!
  
  И кого пошлют ему навстречу? Если эти странные 'друзья' не доверяют Лине до конца, у них есть повод слегка 'отодвинуть' ее в сторону во время первого разговора...
  
  Умен координатор Стен! Нашел для него нужные слова. Иди, говорит, Дари, и встречай мою племянницу лично. Никаких штурмовых групп, никакого давления. Просто сходи и разберись, что там за 'друзья' такие пожаловали. То, что это не толпа убийц, и так понятно, а остальное тебе по силам. И все верно, Совет не допустит насилия с любой стороны, а остальное можно решить, как говорится, по-родственному...
  
  А родственные узы еще ничего не гарантируют. Лина теперь не просто племянница Стена, она наследница и претендент, как минимум, на равную долю 'всего'. И сам Дари вполне может вскоре оказаться в ее подчинении. А почему нет? Если Совет скажет свое слово и найдет решение отложенного спора... И если это произойдет, Лина вообще вспомнит о каком-то инженере? Пусть даже главном...
  
  Она спустилась вниз по грузовому пандусу, эффектно стуча каблучками по металлу. Сейчас на ней свежая вариация на тему ее любимого, в обтяжку, красно-белого костюма. Никакой брони, никакого оружия, и никаких сопровождающих. Свободная, сильная и уверенная в себе особа. А улыбка, вот она, никуда не делась, и с каждой секундой все ярче. А как глаза сверкают, словно и не было трех 'пропавших' лет!
  
  Остановилась перед ним, уперев руки в бока. По ее плечам хорошо видно, что времени она не теряла, тренировалась! Но то врожденное, аристократическое изящество, от которого сходили с ума и более устойчивые личности, никуда не делось!
  
  - Так и будешь стоять? - едко спросила она, и ему вдруг захотелось склонить голову, словно перед ним госпожа Кайра, а не ее дочь. Но еще один взгляд, первый шаг навстречу, и иллюзия почти исчезла.
  
  - Забудь о проекциях! - словно прочитав его мысли, слегка нетерпеливо подсказала Лина. - Просто обними меня!
  
  
  
  Позади осталась лестница на вторую палубу, и Дари, похоже, снова не знает, что ему думать, и его профессиональная маска не может этого скрыть. Наблюдая за перемещениями инженера, Иван отдал должное его расчетливой доверчивости. Разумеется, он знает, что бояться нечего, корабль еще долго никуда не улетит. Дари важно увидеть своими глазами экипаж и начать долгую беседу о том, что делать дальше.
  
  Едва инженер оказался на второй палубе, Иван первым шагнул вперед и протянул руку в привычном приветствии. Он знает, что рукопожатие не столь популярно, как на Земле, но вполне в ходу, особенно у отдельных кланов. Но даже в таком жесте есть нюанс. Руку следует протянуть левую, от сердца, иначе можно обидеть. Ладонь у инженера оказалась цепкая и сильная, и пожатие удалось на славу.
  
  - Приветствую на борту 'Мурены', - просто сказал Иван, стараясь рассмотреть подробности, упущенные при дистанционном общении. Вблизи инженер выглядит еще моложе, чем показалось раньше, хоть ему уже почти полвека! Слегка смуглые 'южно-европейские' черты лица кажутся чуть мягче, что подчеркивается совершенно гладкой кожей лица без намека на щетину. Вот только взгляд у парня знающий и серьезный и, разумеется, внешняя мягкость не подразумевает слабость характера, а скорее уравновешенность. Этот парень при желании может быть как интересным собеседником, так и въедливым спорщиком. И хорошим другом тоже, но это еще нужно заслужить!
  
  Но сейчас он с огромным интересом разглядывает и Ивана, и Альбину. Оба пришельца с Земли сейчас тоже несут на себе проекцию, меняющую цвет глаз, иначе вид у 'темноглазых' будет совсем уж нездешний. А Майра так и вовсе замаскирована от греха до полной неузнаваемости!
  
  - Это Айван, - почти торжественно представила Лина. - Он вел корабль.
  
  Очень важная оговорка оказалась оценена по достоинству. К счастью, имя 'прокатило' и вопросов не вызвало. Вообще, имена землян пришлось слегка изменить, чтобы сделать их более привычными для местных ушей.
  
  - Отличная посадка, - дружелюбно похвалил инженер. - Для ручного управления почти идеальная.
  
  - Спасибо, - откликнулся Иван. - С вашей помощью это было просто.
  
  Взаимная похвала еще никогда никому не повредила! А сейчас инженер уже сориентировался и обратил внимание на 'попутчиц'. Лина это заметила и поспешила продолжить знакомство.
  
  - Это Бина, - представила она, усмехаясь от того, как Дари рассматривает черноволосую 'пассажирку' совершенно непривычной красоты и стати, чего никакой маскировкой не скроешь.
  
  Впрочем, Дари не стал слишком пристально задерживать взгляд. Во-первых, время для этого еще будет. А во-вторых... Впрочем, достаточно и первого, тем более, что Лина рядом и не проявляет к незнакомой красотке ни малейшей враждебности. А ведь есть еще одна гостья! И Лина не дает ни минуты времени на раздумья.
  
  - А это Мара, - продолжила она, и Дари, судя по реакции, снова по-хорошему позавидовал командиру, собравшему у себя на борту такую 'коллекцию'. Пожалуй, в такой компании можно путешествовать далеко и не спеша. И где-то на задворках разума осталась мысль о том, что Лина, между прочим, тоже одна из них... Но теперь никаких загадок, и теперь он лично знает всех четверых, прошедших карантин!
  
  Короткий кивок каждой, и ритуал вежливости почти завершился. Можно представить, что Дари подумал о новых знакомых. Та дама, что выше ростом, явно боевик, как и Лина. Чувствуется сила и обжигающая опасность, но взгляд спокойный и даже по-женски оценивающий. Симпатия в этом взгляде дорогого стоит! А вот вторая не столь открыта, взгляд насторожен. И хоть физически она неплохо развита, с боевой подготовкой у нее, пожалуй, средне, если не хуже. Но эта парочка здесь на подчиненном положении, и разговаривать придется не с ними.
  
  Иван кивком отпустил 'лишних', как и предусмотрено сценарием, и Альбина увела сверкнувшую глазами Майру долой, в каюту. Никто не стал объяснять гостю, чем на корабле занимаются эти дамы, сочтя такие подробности несущественными. Чем меньше вранья, тем лучше отношения в перспективе. Таким образом, в кают-компании остались лишь трое, и именно они будут принимать решение о дальнейших действиях. До определенной степени...
  
  - Прошу за стол, - просто сказал Иван. - Но угостить вас почти нечем. Так что извините.
  
  Дари решил не спорить с хозяином и опустился в предложенное кресло рядом с Линой, а Иван уселся с противоположной стороны стола. Инженер переключил внимание на скромную трапезу, не зная, с чего начать разговор. Салат, хлебцы, сок... Да уж, после карантина путешественники не успели пополнить запасы провизии, поэтому угощение чисто номинальное. Наверно, не стоит откладывать главный вопрос, от которого так многое зависит!
  
  - Не хочу быть невежливым, - начал он, обращаясь к Ивану. - Но мне нужно знать, кто вы такие и чего хотите. И желательно правду. За правду рисковать как-то приятнее.
  
  И все понимают, что Дари сейчас уполномоченный человек дядюшки Стена. И говорит, и спрашивает от его имени.
  
  - Давайте начнем с повторения, - не менее вежливо ответил Иван. - Что вы уже знаете?
  
  Дари, как видно, от души позавидовал такой способности отвечать вопросом на вопрос. С другой стороны, предложение вполне толковое и не похоже на отказ делиться информацией.
  
  - Хорошо, - вздохнул инженер. - Но мне известно не так много. Лина внезапно пропала из виду около трех лет назад. Я навел справки, обратился напрямую к госпоже Кайре...
  
  - Мама передала мне, что ты беспокоишься, - встряла Лина. - А тебе она должна была сказать, что я на особом контракте у отца и беспокоиться не о чем.
  
  - Так и было, - кивнул Дари. - Но прошел год, и не только Лина не появилась, но и все ее родственники исчезли и перестали отвечать на вызовы. Господин Стен забил тревогу и начал расследование, только следов найти не удалось, пропали и люди, и корабль.
  
  - Они не просто пропали, - в очередной раз напомнила Лина. - Их убили. Ладно, давай дальше.
  
  - И вот теперь Лина возвращается, - продолжил Дари. - На очень старом корабле и в странной компании. То, что вы с Внешних территорий, я уже узнал от господина Стена, и про нападение Сарги тоже. Еще я узнал про большой неизвестный технокластер, с которым господин Марик имел какие-то дела. Поэтому я повторю вопрос. Кто вы и чего хотите?
  
  - Наш кластер далеко, - начал Иван. - Название 'Земля' ничего не скажет. Я говорю от имени клана Росс. Моя задача добраться до Рьялы. И поговорить с Советом. Втягивать в это клан Эл не хочу. Достаточно того, что Лина вернулась.
  
  - Потерянный кластер, - задумался впечатленный Дари. - Да еще и несколько кланов! Случай не уникальный, но очень редкий. Вы сможете подтвердить свои полномочия?
  
  - Не смогу, - честно ответил Иван. - Мои 'документы' вам... ничего не скажут. У нас другая иерархия.
  
  - Я подтверждаю его полномочия, - неожиданно резко сказала Лина. - Этого должно быть достаточно. И координаты их кластера есть только у меня. Больше никому их знать не нужно.
  
  Дари слегка удивился ее решимости, но всмотрелся в ее глаза и позволил себе тень улыбки. Понятно, что она защищает друзей, и делает это по своей воле. Еще один плюс.
  
  - Я тебе, пожалуй, поверю, - задумчиво сказал он. - И даже твой дядя Стен, положим, поверит. С огромной натяжкой, да. Но Совет?
  
  Казалось бы, законное опасение? Но почему-то Совет до сих пор не соизволил заинтересоваться такими гостями!
  
  - А что Совет? - пожала плечами Лина. - Они нас довели до планеты и забыли. Угрозы нет, Внешние территории их не волнуют. Ну, кластер, ну, потерянный. Ну, еще один клан. Если бы они заинтересовались, то прислали бы не одних 'поводырей', а посла или целую делегацию. Я уверена, что дядя сообщил Совету почти все, что знал сам. Не ради нас, а ради себя, чтобы с него потом спроса не было.
  
  - Ты права, - чуть шире улыбнулся Дари. - Координатор Стен ничего от них не скрывал. И Совет считает это проблемой клана Эл, а не своей. Так что, уважаемый Айван, ваши переговоры пока откладываются.
  
  - Может, оно и лучше, - вздохнул Иван. - Слишком много внимания.
  
  - Вы наши гости, - спокойно сообщил Дари. - Можете жить на корабле, если хотите, или же снимем вам 'апартаменты' поблизости. Хотя, здесь у вас вполне уютно. Только продуктов свежих нужно привезти.
  
  Умный парень! Прекрасно понимает, что покидать корабль пока не следует, и даже ненавязчиво советует остаться на борту. Мол, поможем и все такое...
  
  - Спасибо, - поблагодарил Иван. - Мы привыкли здесь жить. Так будет лучше. И мы не будем все время внутри. Лично я хочу посмотреть стоянку. Там такие машины!
  
  - О, это наша гордость! - рассмеялся инженер, поддавшись на небольшую похвалу. - Мы столько лет собираем эти редкости! Без обид, но ваш корабль смотрится как один из экспонатов.
  
  - Это тоже хорошо, - не обиделся Иван. - Затеряемся среди этого железа.
  
  - Удивительно, что дядя Стен сам не явился сюда, - вслух подумала Лина. - Он такое любопытство проявлял, такие вопросы задавал... Даже какие-то подарки грозился привезти.
  
  - Он собирался, - кивнул Дари. - Но почему-то не прибыл до сих пор, и это на него не похоже. В итоге он послал меня, а сам даже не интересуется, что у нас происходит.
  
  - И что это может значить? - сделав невинное лицо, закинула удочку Лина.
  
  - Ему некогда, - пожал плечами Дари. - Может, наши опять сцепились с Дорсо где-нибудь... Как обычно. Или Стен очередной разнос дочери устраивает. Это не секрет, охрану Лары твой дядя недавно полностью сменил.
  
  - Вот как? - удивилась Лина. - Значит, Мелви и Зоя уже не при делах? Неужели дядя вышиб их с контракта?
  
  - С треском, - кивнул Дари. - Я точно не знаю, что там случилось, но господин Стен был в ярости и чуть не придушил обоих. А зверствует он редко, сама знаешь.
  
  Иван слушал этот разговор, мотая на ус. То, что Дари при нем так спокойно выдал 'семейные тайны', его не очень удивило. В конце концов, Лина и раньше говорила, что до начала всей этой истории отношения с дядей и его дочерью у нее были хоть и прохладные, но ровные. А сейчас от благосклонности Стена зависит очень многое, и если что-то этому помешало, то такая информация придется очень кстати.
  
  - Значит, сидим и ждем? - предположил Иван. - Пока уважаемый Стен победит Дорсо? И соизволит поговорить?
  
  - Как-то так, - кивнула Лина. - И поскольку я поручилась за всю компанию, я пока останусь здесь. Я, конечно, буду отлучаться...
  
  Иван заметил, как Лина и Дари переглянулись после этой фразы, и сдержанно улыбнулся. Хоть бы у этой парочки все наладилось, а остальная Вселенная подтянется...
  
  - Когда уважаемый Стен закончит свои дела, - Инженер перешел на полуформальный тон. - Мы встретимся все вместе, и тогда уже будем выходить на Совет по обоим поводам.
  
  Все верно! Первый повод это высказанное Иваном желание пообщаться с Советом от имени своего клана. А второй это претензии Лины на часть наследства. Остается только дождаться уважаемого дядюшки Стена. Вот все-таки интересно, куда он подевался в такой важный момент? Что могло произойти?
  
  - Как быть с идентификацией? - спросил Иван. - Я могу запрограммировать ответчик. В имплантах. Чтобы он показывал 'клан Росс'. И прочие личные данные... При входе в местную сеть... Это не будет нарушением?
  
  - Если данные верны, то нет, - с незлой усмешкой ответил Дари. - Тем более, Лина уже поручилась за вас. Если не будете ничего нарушать, никто не придерется. Если импланты не у всех, то понадобится браслет с ответчиком, без этого из корабля лучше не выходить.
  
  Вот интересно, это он на всякий случай сказал, или уже понял, что 'пассажирки' не имеют имплантов? По крайней мере, предупредил, и на том спасибо! Но в этом вопросе лучше ничего не скрывать, пусть даже сходить 'на берег' без имплантов никто не собирается...
  
  - Нам понадобятся два браслета, - честно признался Иван. - Не к спеху, разумеется. Но путь будут.
  
  - Главное, чтобы не на шее, - машинально поддакнула Лина, цитируя популярную поговорку. - Пока мы не получим гарантий Совета, я вообще никому не советую покидать корабль.
  
  - И не только в гарантиях дело, - резко помрачнел Дари. - У нас тут, знаете ли, начали люди пропадать. Только в управе Даррен за год пропало одиннадцать человек. В том числе двое из нашего клана. И никаких следов! Эта информация не афишируется, но вам лучше знать. Будьте осторожны.
  
  - Спасибо, - кивнул Иван. - Мы и так на стреме. Не думал, что Рьяла... такое неспокойное место.
  
  - Когда я улетала, такого не было, - проворчала Лина.
  
  - Мы будем осторожны, - повторил Иван, и задал еще один заготовленный вопрос: - Я правильно понимаю, что Совет... не различает кланы Сарги и Рьялхи?
  
  Ответ примерно известен, но захотелось услышать это еще раз. И не от кого-нибудь, а от лица, наделенного серьезными полномочиями. Но Дари на мгновение задумался, прежде чем ответить.
  
  - Вы когда-нибудь слышали о клане Льянта? - спросил он, обращаясь главным образом к Ивану. - Нет? Есть еще Тодра, Ноос и несколько других, которые не запрещают своим людям иметь импланты, но и не поощряют. Как вы понимаете, они стараются не участвовать в борьбе Рьялхи и Сарги, но иногда попадают, как бы это сказать...
  
  - Под раздачу, - подсказала Лина, переглянувшись с Иваном.
  
  - Хорошо сказано! - одобрил Дари. - Поэтому, если появится еще один такой клан, ничего не изменится. А здесь, на Рьяле, все равны.
  
  Молодец, правильные выводы сделал! В таком случае нельзя не задать ему следующий вполне очевидный вопрос...
  
  - А можно поменять регистрацию корабля? На клан Росс?
  
  Этот вопрос даже важнее, чем личная свобода перемещения. Без корабля с нейтральной регистрацией будет очень тяжело налаживать контакты с разными кланами!
  
  - Если хозяйка не против, - усмехнулся Дари. - Оформить можно быстро, но улететь вам так просто не дадут. Все из-за вашей реактивной системы. Одно дело привести на площадку прототип, другое дело летать на нем по своей воле.
  
  - Боюсь даже представить, - проворчал Иван. - Замена двигателей! Это сколько ресурсов требуется?
  
  - Если Совет подтвердит мои права на наследство, - уверенно заявила Лина. - Тогда все будет. Я тоже хочу, чтобы этот корабль был на ходу. Хорошая машина, мне нравится!
  
  Иван даже рассмеялся, видя такой энтузиазм. И инженер тоже оценил, заулыбался.
  
  - Спасибо! - поблагодарил Иван. - А уж мне как он дорог...
  
  - Мою каюту пока не заселяй, - улыбнувшись, попросила Лина. - Пусть там все лежит, как раньше. Жить мне пока негде, да и безопасность на первом месте. А корабль защищен лучше, чем любые 'апартаменты'.
  
  Дари едва заметно вздохнул, но Лина все поняла и поспешила объясниться.
  
  - Не грусти, - улыбнулась она. - Про наши с тобой встречи, конечно, все скоро узнают. Но когда это еще будет! По крайней мере, пока мой статус не определен...
  
  Вот так! Если у Рьялхи и Сарги есть что-то общее, так это спокойное и открытое отношение к сердечным делам. А в кругу друзей они тем более обходятся безо всякого ханжеского стеснения. Но каковы голубки! Едва успели увидеться, а уже встречи обсуждают!
  
  - У вас тут все экранировано, - вдруг помрачнел Дари. - Мне нужно на связи оставаться, можно частично снять блокировку?
  
  - Можно открыть боковой тамбур, - ответил Иван. - Пойдемте вниз, там будет связь.
  
  Дари, нужно отдать ему должное, свое обещание сдержал, и активно сканировать не пытался. Корабль умеет экранировать себя от любых воздействий, но и гостя можно понять. Не по чину ему быть недоступным для связи...
  
  Вся троица спустилась на первую палубу, в тамбур, и Иван открыл левый шлюз, выдвинув трап. Внутрь корабля ворвался плотный порыв прохладного ветра и оранжевые лучи заходящего солнца. Быстро спустившись вниз с ловкостью бывалого моряка, Дари оказался вне 'зоны безопасности', на минуту оставив Ивана наедине с Линой.
  
  - Ну и как тебе дома? - нейтрально спросил он по-русски.
  
  Рьялхи зажмурилась, явно смакуя солнечные лучи и запах ветра.
  
  - Хорошо, - промурлыкала она. - А будет еще лучше. Скорей бы все наладилось. Так хочется просто... пожить. Как привыкла когда-то.
  
  - С Дари у тебя все так серьезно? - осторожно спросил Иван. - Я не буду говорить всякие глупости или спрашивать, уверена ли ты...
  
  - От тебя секретов нет, - почти с нежностью ответила она. - Но есть только один способ что-то узнать. Попробовать, правда? Это по-настоящему. Я чувствую. И не хочу отказываться, понимаешь?
  
  Ну а почему бы не понять, у всех бывают такие моменты, когда думаешь: а не пора ли притормозить? А будет ли из этого толк?
  
  - Понимаю, - кивнул Иван. - Была одна знаменитая летчица, и у нее было три жизненных принципа. Никогда не тормозить в конце полосы. Не отказываться от еды, потому что может быть, это в последний раз. И главный принцип это никогда не откладывать любовь на завтра. (речь о Марине Попович, эти принципы она озвучила сама в одном из интервью - прим.авт.)
  
  Лина лишь бросила короткий взгляд в его сторону, но сколько в нем силы и чувств! И благодарность, и обещание не упускать ни одной возможности. А все сомнения унесет с собой порыв прохладного ветра, когда последние лучи оранжевого солнца скроются в дымке у горизонта...
  
  В этот момент фигура Дари снова показалась в проеме шлюза, устроив нечто вроде преждевременного затмения. А его мрачная физиономия четко сигнализирует о неприятностях. Никто не стал задавать вопросов, просто выжидая, когда инженер соберется с мыслями и сам нарушит молчание.
  
  - Я узнал, почему координатор Стен не явился на встречу, - сухо сказал он, обращаясь к Лине. - Это из-за его дочери, Лары. Она пропала.
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  
  Мыс Канаверал, ноябрь 2060 года
  
  'Мы отошли от башни'!
  
  Рев, вибрация и яркий свет! Облака испаренной воды белесыми крыльями стелятся над прохладным, но спокойным морем. Огромная оранжевая 'связка' еле-еле ползет вверх на столбах огня, и так медленно, что невольно вспоминается недавний взрыв на соседней площадке. Но нет, ракета летит! Двести метров высоты, триста, и вот уже ее неумолимый разгон так очевиден и стремителен, что хочется кричать 'Пошла! Пошла!', но возраст и звание не дают. Впрочем, предательских слез сдержать все равно не получается.
  
  'Программа вращения выполнена'.
  
  Адмирал Дорман уже не в первый раз оказался свидетелем пуска, а щемящие чувства все равно не притупляются, особенно если знать, что это за 'грибок' на вершине ракеты. Там люди, трое отличных парней, которым еще до орбиты добираться и добираться! А потом долгая дорога... Наконец-то!
  
  'Двигатель центрального блока дросселирован. Полет устойчивый'.
  
  Дорман немного отвлекся от своих мыслей, почувствовав строгий, но ободряющий взгляд, и обернулся.
  
  - Рад, что ты приехал, Джин, - просто сказал генерал Гровс, чуть повышая голос из-за льющегося с небес грома. - Жаль, что Ник не вырвался.
  
  - Ну как тут не приехать? - усмехнулся Дорман, и снова устремил взгляд вверх, и его слегка передернуло. - Но черт побери, какой риск! Сажаем людей на аварийную ракету, которая только что разнесла старт!
  
  - Положим, не только что, - уточнил генерал. - Мы поняли суть аварии, и теперь знаем, куда смотреть. Можешь представить, как эту машину проверяли. И потом, у Президента много стартовых комплексов!
  
  'Максимальный скоростной напор'.
  
  А еще, подумал адмирал, Америка любит вызовы. Запланировали облет Луны, объявили заранее, и теперь не можем отказаться. Особенно после новостей из-за океана.
  
  Ракета еще хорошо видна, пусть в виде яркой точки, чуть размазанной по горизонтали. Скоро боковые блоки отделятся, но этого мы отсюда не увидим из-за висящей над океаном дымки. Но какой эффектный вышел пуск!
  
  - И все равно, возвращаемся к Луне первыми, - довольно сказал Дорман после минутного молчания. - Правда, сами не знаем, что там делать, и заранее готовимся к астрономическим тратам, но удила уже закусили.
  
  - Примерно так, - усмехнулся Гровс. - Но кто знает, может быть этого пинка нам и не хватало?
  
  'Есть отделение боковых блоков. Центральный блок выведен на полную тягу'.
  
  - А потянем с такой форой? - Адмирал и сам не уверен, имеет ли право на такие сомнения.
  
  - Должны, - пожал плечами Гровс. - Нас что, кто-то спрашивает, не надорвемся ли? Должны, и весь сказ. И тем более хорошо, что ты приехал. Узнаешь все, что тебе нужно знать, от меня, а не от Ника. Кое-чего он и сам пока не знает.
  
  ВИП-трибуна опустела, зрители разошлись, хоть полет еще продолжается. Но зато теперь можно поговорить без свидетелей.
  
  - Что-то новое раскопали? - спросил адмирал. - Извини, что лезу, просто до брифинга еще надо долететь...
  
  - Самолет через час, успеем, - успокоил его Гровс. - Я сам тебя ждал, чтобы поговорить.
  
  Дорман давно знал, чем занимается Гровс, пусть и в самых общих чертах. Сначала это был закрытый научный проект, целью которого было понять загадочные явления, названные 'чистыми' взрывами. Теперь, когда стало ясно, что новая технология реально существует, этот прорывной коллектив пущен по новому следу. Команда Гровса превратилась в поводыря, направляющего усилия Америки в новой технологической гонке. Но не проиграли ли они заранее?
  
  - У вас есть хоть что-нибудь? - спросил Дорман. - Хотя бы самое общее представление о том, как они это сделали?
  
  Вот интересно, будет ли ответ? Хотя, вряд ли от него будут скрывать такую информацию. Если что-то нашли, но обязательно скажут. А если нет... Тем более, да и попросят удвоить усилия, как будто и так землю не роем. Но генерал не стал спешить с ответом, словно требуя от собеседника более веского обоснования.
  
  - Понимаю, - не дождавшись, кивнул Дорман. - Жаль, конечно. Очень хочется иметь хоть малейшую надежду на то, что все это не безнадежно.
  
  Острый и прямой взгляд генерала застал его врасплох.
  
  - Ты знаешь, в чем был главный секрет атомной бомбы? - резко спросил он. - Я про 'Манхэттэн' и все, что было потом. Не гадай, я так скажу. Главным секретом стало то, что ее вообще можно создать. После первых взрывов о существовании Бомбы узнал весь мир, и повторение этого достижения стало лишь вопросом времени. У нас тогда случилось определенное головокружение от успехов, мы сами поверили в 'полвека ядерной монополии'. А Советы догнали нас за четыре года.
  
  - И сейчас мы знаем, что ЭТО возможно, - Дорман почувствовал предательское воодушевление. - Но разве мы знаем, где искать? Я примерно представляю, что общие знания, нужные для создания Бомбы, были разработаны еще до войны. Основную проблему представляла прикладная, инженерная реализация, то есть, производство делящегося вещества и конструкция самой Бомбы. А сейчас в каком направлении искать?
  
  - В единственно возможном, - уверенно выдал генерал. - Область высоких энергий, недоступных всем прежним ускорителям частиц. Если мы найдем что-то новое, то только там. Никакой конкретики, но поверь, надежда есть. У некоторых она даже переходит в уверенность.
  
  - Стэнфорд? - коротко спросил Дорман, и внутренне возликовал, увидев ответный кивок генерала.
  
  Он не раз думал об этом, пытаясь представить, где может быть выход. Стэнфорд! Именно там когда-то работал первый и пока единственный в истории линейный ускоритель частиц. Был еще международный проект, оставшийся на бумаге из-за войны, и теперь о нем мало кто помнит... А идея интересная, хоть и не новая! Если сталкивать не протоны, как в кольцевых ускорителях, а протон и электрон, то можно получить, в теории, более 'чистое' столкновение, которое проще анализировать. Если умники придумали еще что-нибудь новенькое и смогут серьезно нарастить энергию...
  
  - Спасибо, - усмехнулся он. - Думаю, для собственного воодушевления этого достаточно. А вам понадобится большая удача, чтобы не искать вслепую.
  
  - Мы ищем не совсем вслепую, - медленно сказал генерал. - Все, что русские рассказывают об этих источниках энергии и двигателях, есть абсолютная и святая правда. Материал и конструкция сопел, рабочее тело, скорости истечения - это все вторично. Главное это очень компактный и простой источник энергии, который и нагревает газовую струю. Это точно не реакция деления или синтеза, таких следов не скроешь. Они придумали что-то новенькое и очень простое. Поэтому мы до сих пор не знаем, кто эти движки делает. Мы знаем даже изготовителя камеры и сопел, но кто делает остальную начинку...
  
  - Значит, это небольшая лаборатория, - кивнул Дорман. - К которой мы вряд ли подберемся.
  
  - Научную зацепку мы обсудили, - продолжил излагать генерал. - Скорее всего, покойный Мельников имел к этому отношение. Мы пытаемся найти следы каких-нибудь необычных публикаций, но тщетно. Ускорителей они не строили, а без них...
  
  - Значит, получили в подарок, - кивнул адмирал. - Или украли. Второе более вероятно.
  
  - Неважно, - отмахнулся генерал. - Просто они тоже знали, что принцип действует, и нашли способ, грубо говоря, разработать теорию и воплотить все в 'железе'. Мы надеемся, что и у нас это получится.
  
  'Отсечка главного двигателя. Есть отделение центрального блока. Есть запуск двигателя второй ступени!'
  
  - А это все еще имеет смысл? - Дорман кивнул в направлении улетевшей ракеты. - Облет Луны 'на чем получится', тяжелая ракета... Если будет новая технология...
  
  - Если будет, - кивнул генерал. - Ты сам все правильно сказал. А если не будет, будем гоняться за ними на том, что имеем. Правда, пока не очень понятно, что они задумали, но очень похоже на освоение нашей системы с постепенным смещением фокуса от Луны к Марсу.
  
  - А мы уже решили доказывать любой ценой, что Марс наш?
  
  Генерал не поддался на эту небольшую провокацию и даже изобразил добродушную улыбку.
  
  - Пока не решили, - спокойно ответил он. - Остался еще один важный вопрос. Точнее, их целая куча, но сформулирую как один. Какие еще возможности потенциально дает это открытие, помимо энергетики и собственно полетов?
  
  - Десяток назову сразу, - уверенно заявил Дорман. - Сверхсветовые перемещения и связь, например. Шпионаж и наблюдение. Управление погодой...
  
  - Ты хочешь сказать, климатическое оружие, - поправил генерал.
  
  - Без разницы, как это назвать, - огорченно отмахнулся Дорман. - А применение в качестве оружия непременно будет, даже не сомневайся. Одни 'чистые бомбы' чего стоят...
  
  'Отсечка двигателя. Готовность к отделению корабля'.
  
  - Не будь таким пессимистом, - упрекнул генерал. - Мы пока не уверены, что 'подарки' позволяют русским делать подобные фокусы. Время покажет.
  
  'Есть отделение корабля от второй ступени'!
  
  - Ну вот, теперь ребятам нужно отработать как надо, - чуть веселее сказал адмирал.
  
  - Совсем не переживаешь за них? - без какого-либо ехидства спросил Гровс.
  
  - Переживаю, - пояснил Дорман. - Но почти уверен, что у них все получится. Если не считать стыковки с буксиром, то это, по сути, повторение пройденного. Мы знаем, что облет Луны возможен, правда? И мы даже знаем, что на нее можно высадиться. Так что я за ребят почти спокоен.
  
  - Тогда что тебя беспокоит?
  
  В самом деле, что? Корабль на орбите, самая рискованная часть, старт с Земли, позади. Что еще может отравить добрые ожидания?
  
  - Звезды, - коротко ответил Дорман.
  
  Гровс или все понял с полуслова, или просто дал адмиралу время собраться с мыслями. Как уложить в несколько слов все, о чем он так долго думал?
  
  - Что, если вся их деятельность в нашей системе это 'побочный эффект'? - наконец, сформулировал Дорман. - Что, если они уже вышли дальше, к звездам? Или вот-вот там окажутся? Что, если у них 'там' действительно есть покровители?
  
  - Слишком много предположений, - пожал плечами генерал. - Но какая нам разница? Все равно придется делать то, что мы делаем.
  
  Об этом почему-то не подумалось. В самом деле, что изменится для догоняющих? Ровным счетом ничего!
  
  - А если будет саботаж? - обеспокоенно спросил Дорман.
  
  - Опять же, без разницы, - спокойно ответил Гровс. - Меры секретности, насколько это возможно, мы приняли. Остальное мы не контролируем. Даже ты догадался про Стэнфорд, правда? Как думаешь, у наших 'друзей' не найдется парочка тех, кто тоже сообразит?
  
  - Но тогда нам могут устроить 'чистый взрыв', - сквозь зубы проговорил адмирал. - И попробуй потом докажи, что это не мы виноваты. Полезли не туда...
  
  - А что мешает нас накрыть сейчас? - поинтересовался Гровс. - Вся моя группа работает не первый год. Если бы русские были так всесильны, то смогли бы что-то сделать. А если не делают, то либо не хотят, либо не могут.
  
  Не то, чтобы Дорман совсем успокоился, но резон в словах генерала услышал. Ладно, что толку беспокоиться о том, на что повлиять все равно нельзя?
  
  - Значит, работаем как раньше? - спросил он.
  
  - Почти, - кивнул Гровс. - На брифинге получишь несколько новых вводных. И не делай такое лицо, в нашем возрасте вредно так напрягаться.
  
  Кто бы говорил! Гровс на двадцать лет моложе Дормана, а выглядит, мягко говоря, почти как ровесник. Правда, он по-прежнему на голову выше него и в полтора раза шире в плечах... Но тяжела ноша, которую генерал на себя взвалил!
  
  Но сейчас мысли адмирала снова унеслись в космос, далеко к востоку от старта, где прямо сейчас разворачиваются антенны и солнечные панели 'Ауриги'. Судя по всему, ничто не мешает нормальной, по плану, стыковке с буксиром всего через пять часов. Дальше будет Луна, выход на орбиту и трое суток экспериментов. Все в прямом эфире, красиво и эффектно, уж это мы умеем. А вот что будет дальше...
  
  Скорее всего, русская 'Спираль' действительно смогла бы легко повторить этот полет, несмотря на скромные заявления на недавней пресс-конференции. Но 'партнеры' пока не спешат, и что у них на уме, понять совершенно невозможно! И это самое ужасное, когда нельзя даже примерно понять планы 'другой стороны'. В голову снова пришли опасения... Очень может быть, что звезды для старых конкурентов уже доступны. А это превращает всю возню вблизи Земли в фарс. Или не превращает?
  
  Когда-то Запад и американцы сильно испугались 'Красной Луны', первого искусственного спутника. Безусловно, основания для этого у них были, целых восемьдесят три килограмма чистой паники на орбите! Но сейчас все может быть еще серьезнее.
  
  Спокойствие Гровса, увы, оказалось не слишком заразительным. Поэтому Дорман до сих пор не уверен, что для паники нет никаких оснований. А что, если они есть? Если кусочек металла в небе в свое время вызвал такой резонанс, то что же может произойти сейчас? 'Красная Луна', какая чушь!
  
  Как насчет 'Красной Солнечной системы'? Или даже 'Красной Галактики'?
  
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Рьяла, 'квартал Эл'
  
  Ноябрь 2060 года
  
  
  
  Информационный голод! Чтобы получать актуальную несекретную информацию необязательно приставать с расспросами к 'аборигенам' Рьялы, ведь стоит лишь подключиться к местной 'большой сети', а там уже всего навалом. Почти как на Земле! Теперь, получив официальный статус, можно слегка 'полазить' по местной сети, не опасаясь привлечь к себе особое внимание.
  
  Первым делом любой гость с Земли отыскал бы местное вещание, отметив гигантское разнообразие источников цифровых 'потоков'. Почти каждый клан имеет свое собственное вещание, где можно узнать о новостях, истории, успехах и личных достижениях некоторых личностей. Все это великолепие наверняка приукрашено, но всегда можно поискать иной взгляд в ином месте. Единственное, что безумно порадует любого разумного землянина, это отсутствие анонимных комментариев, здесь такое немыслимо. Вот чему нужно поучиться!
  
  Разумеется, самое большое число источников вещания у Совета Кланов, потому что 'рассказывают' они про всех и про каждого. Нашлись даже новости о прибытии на Рьялу 'прототипа', с указанием маршрута и времени пролета. Разумеется, в новости сказано не о гостях с Земли, а о перегоне старого корабля на музейную стоянку, но комментарии! Они на виду, и их никто не скрывает, и по ним можно судить об огромном интересе к прилету 'антикварного' корабля. Хорошо, что стоянка закрыта, и кто попало на нее попасть не может. Иначе давно бы началось настоящее паломничество!
  
  Отдельного изучения заслуживает форма подачи материала, а точнее, богатый выбор для пользователя. Можно просто прочесть в виде текста с картинками или без, по желанию. Можно просмотреть 'сюжет', сгенерированный на лету, отметив предпочтения. Живых 'дикторов' почти не встречается, вместо них успешно работают виртуальные 'аватары', которых можно выбрать как из числа готовых, так и создать самому. Например, любому члену клана Эл позволено выслушивать о событиях из уст виртуального дядюшки Стена, и выглядит это достойно. Ведь искусственный предводитель не щурится хитрым глазом и не пытается объяснять зрителю, что тому на самом деле нужно!
  
  
  
  - До сезона дождей остается еще месяц, - напомнила Альбина Барсова, одетая в изящное 'платье', словно скроенное из тонких золотых струй, а зеленая планета, крутясь, сошла с ее ладони и превратилась в развернутую карту. - Активное вмешательство, как и годом ранее, ожидается только в тропическом поясе. Главная цель наших координаторов погоды - это уменьшение скорости ветра, чтобы избежать перебоев с транспортом.
  
  Бывший город Даррен находится в северных субтропиках, поэтому новости можно назвать местными, а не планетарными. А управление погодой это совсем просто! Открыл 'тоннель', соединив области низкого и высокого давления, и вот уже воздушные массы перемешиваются не фронтально, образовывая гигантские вихри, а локально! Здесь тоже можно наломать дров, но местные координаторы, похоже, научились работать с минимальными воздействиями на естественные процессы.
  
  - Обратите внимание на температурный план, - продолжила Альбина, снова появляясь в кадре и масштабируя карту прикосновением. - Этой зимой возможно появление снежного покрова на широте Старого Города, координаторы считают это небольшое отклонение приемлемым.
  
  Иван Родин никогда не предполагал, что после прибытия на Рьялу придется так много времени провести в вынужденном бездействии. Десять дней уже прошло, а конца этому вынужденному отпуску пока не видно. Корабль прикован к площадке, а одному в городе делать нечего, хоть и любопытно было бы там побродить. Экспонаты музея Иван уже осмотрел и даже заснял, но надолго покидать Альбину и Майру он пока не собирается.
  
  Координатору Стену после исчезновения дочери тоже не до общения, и это можно понять. Лина тоже лицо заинтересованное, ей не нужны мутные истории накануне дележки наследства. Первые дни после бесплодных поисков она под вечер стабильно возвращалась и ночевала в своей каюте, но три дня назад впервые прислала короткое сообщение. Мол, заночую в городе, не переживайте. Да какие вопросы, все понимаем... Но ведь она что-то нашла! И даже обещала скоро приехать, чтобы обсудить этот вопрос.
  
  - А, вот ты где! - произнесла еще одна Альбина, присаживаясь рядом с Иваном на диван в кают-компании корабля. - Это что, новости?
  
  Кажется, до нее еще не дошло. Смотрит на огромный экран, где распинается о погоде ее собственная копия, и не замечает ничего необычного. Какой хороший фильтр от телевидения! Можно позавидовать...
  
  - Такие новости грех не посмотреть, - кивнул Иван, обнимая ее за талию. - И где они таких красавиц берут? Чудо, как хороша!
  
  И только сейчас она сообразила, всмотревшись в картинку. Взбеситься не успела, ведь сама виновата, что сразу не заметила!
  
  - Хочу такое платье, - почти всерьез произнесла Альбина.
  
  Иван рассмеялся, остановил картинку и рассказал, что у него давно заготовлено несколько виртуальных образов для дезинформации потенциального противника. Можно их применить и для 'новостей', виртуального персонажа можно установить локально, и он просто будет действовать по заданной программе поверх транслируемой картинки.
  
  - А платье может существовать только в виде проекции, - неохотно признался Иван. - Это от бедности, на самом деле. Долго думал, во что одеть твой образ, в итоге вышла вот такая импровизация...
  
  - Отлично получилось, - признала она с улыбкой. - Ты даже в этом преуспел! Я рада, что мой образ пригодился. От Лины слышно что-нибудь?
  
  - Скоро должна появиться, - сообщил Иван. - Я не уверен, что это что-то важное, но передавать она ничего не стала. Я поэтому и полез смотреть новости и читать комментарии. Отвратительно то, что приходится сидеть ровно и не дергаться. Терпеть не могу такие моменты...
  
  - А про нас кто-нибудь знает? - не поддаваясь его мрачному тону, спросила Альбина.
  
  - Мы стали популярны, - недовольно рассказал Иван. - Я почитал комментарии к новостям и немного растерялся. Даже спустя десять дней нас продолжают очень бурно обсуждать. Сетевая активность велика, и все выступают под собственным именем. Очень необычно!
  
  - И что про нас пишут? - с интересом спросила Альбина.
  
  - Не только пишут, - объяснил Иван, выводя на экран иерархическую схему 'обсуждения'. - Здесь можно не только текст оставить, но и картинку или видео повесить, и только от пользователя зависит, в каком виде это просматривать. На самом деле очень здорово! Я надеюсь, у нас к этому лет через сто тоже придут, хотя для этого нужно сперва побороть анонимность. Вот, видишь схему? Она на самом деле трехмерная, с кучей боковых связей, но очень легко найти нужный фрагмент, увеличить или скрыть целые ветки.
  
  - Погоди, - не поняла Альбина. - Если я повешу в комментарий свое видео, пользователи могут прочитать транскрипцию текста?
  
  - Именно, - кивнул Иван. - У нас на Земле уже лет тридцать распознавание речи вполне на уровне, но тут все намного круче. Местные программы не просто воспринимают звук, они понимают смысл речи, поэтому ошибок почти нет. И наоборот, если оставлен текст, система может прочитать его голосом и 'аватаркой' автора! Потому что анонимных комментариев нет и все привязано к конкретным, живым людям! Есть и виртуальные комнаты для 'живого' общения, вроде той, через которую я когда-то с Линой познакомился. Но там Рьялхи и Сарги предпочитают не появляться вместе, ибо чревато. Обычные комментарии, это другое дело.
  
  - Потрясающе! - от души восхитилась Альбина. - Так что же пишут про нас?
  
  - Конкретно про нас у них сведений нет, - Иван вывел на экран большую 'ветку' с сообщениями. - Но всем очень интересно, кто за этим стоит. Парни, интересующиеся техникой, хотят больше узнать про реактивный корабль. Девушки, само собой, хотят познакомиться с отважным пилотом...
  
  - Я серьезно! - расхохоталась Альбина. - Покажи пример!
  
  - Да пожалуйста! - Иван раскрыл цепочку сообщений. - Вот этот 'пользователь', видишь? Некто Стард из клана Ринкеш, 36 лет, живет на Норье. Это четвертая планета...
  
  - Я знаю! - кивнула Альбина. - Насколько я могу понять из этих сообщений, он сделал по картинкам модель нашего корабля?
  
  - Не слишком точную, - снисходительно оценил Иван. - Но самое смешное не это. Он четко увидел в нашей 'Мурене' следы раннего дизайна одного из кланов Совета!
  
  - А разве похоже? - всмотревшись, неуверенно предположила Альбина.
  
  - Как 'Кайман' на первый вертолет Сикорского! - заключил Иван. - Но зато ты представь, какие битвы после этого разгорелись! Как тебе теория заговора о том, что мы 'потеряшки' из клана Амат?
  
  - Ты же раскрыл физику резонанса, - усмехнулась Альбина. - Чем не наследник клана Амат? А насчет девушек ты все-таки соврал?
  
  - Ни боже мой! - притворно обиделся Иван. - Сейчас найду... Вот, полюбуйся. Некая Чели, клан Ферна, двадцать один год всего! Сарги, между прочим! Девочка по способностям пилот-оператор, как наша Майра. Вот тут она говорит, что испытала физическое удовольствие, наблюдая за посадкой. Не знаю, что ее так возбудило, но вот ее ролик, где она описывает пилота своей мечты. Будешь смотреть?
  
  - Поверю на слово, - в шутку нахмурилась Альбина. - Мы теперь легализовались и даже регистрацию корабля поменяли, так почему бы не возглавить процесс генерации слухов? Если предотвратить не можем.
  
  - Ты предлагаешь написать от своего имени? - спросил Иван. - Мол, мы клан Росс, я пилот Айван, корабль наш, старая постройка, спасибо корешам из клана Эл за место на площадке? Нет, пока рановато рвать тельняшку. Посидим тихо, пусть сперва прояснится ситуация с кланом. Скорей бы Лина появилась...
  
  - Я так рада за нее, - усмехнулась Альбина. - Она столько времени проводит со своим другом...
  
  - Мы точно не знаем, где она проводит время, - резонно возразил Иван. - Я ей доверяю, пусть сама скажет, что к чему. Паршивое предчувствие у меня.
  
  - Поэтому сидим тихо? - понимающе спросила Альбина.
  
  - Резких движений лучше не делать, - рассудил Иван. - Возможно, нас уже обложили и клановцы, и Совет. И только ждут повода, чтобы закрыть крышку. Скорее всего, опасными нас пока не считают, будут просто наблюдать со стороны.
  
  - Поэтому у нас все створки на окнах закрыты? - сообразила Альбина.
  
  - Разумеется, - усмехнулся Иван. - Дистанционно снять звуки со стекол это даже по земным меркам плевое дело. Можно их снять и со всего корпуса, но это только в теории, все-таки жесткость и масса совсем не те, без активного сканирования ничего не получится.
  
  - А от активного мы прикрыты, - кивнула Альбина.
  
  - Не просто прикрыты! - уточнил Иван. - Я держу несколько контуров, для надежности. Один еще можно пройти, теоретически, даже несмотря на огромную мощность наших 'вихрей'... Это я уже по-местному привык. Короче говоря, вряд ли нас смогут подслушать. Прибить при желании точно смогут, но вот собрать компромат пока не получится.
  
  - И что будем делать? - задумалась Альбина. - Получается, что шаг вправо, шаг влево...
  
  - Поэтому никаких шагов, - заключил Иван, замечая прошедший по сети сигнал. - Сидим и ждем, Лина только что мне просигналила. Сейчас все узнаем, если повезет.
  
  Настроив телескоп правого борта, Иван вывел на экран детальную панораму окрестностей города, на фоне которой вскоре появилась одинокая 'летучая' машина. В отличие от темно-синей, почти черной, машины Дари этот аппарат своей раскраской до боли напоминает маленькую красную 'Оку', оставленную Линой в охраняемом гараже на аэродроме города Иркутска...
  
  - Железная хватка у этой девочки, - оценила Альбина. - Уже машинку где-то достала и даже перекрасить успела. Хотя, может быть, у нее она и раньше была.
  
  Лина, как выяснилось, прибыла одна, быстро выбралась из машины и почти бегом помчалась вверх по открытому Иваном пандусу. Ее внешний вид как всегда опрятен, но волосы почему-то заплетены в косу и убраны за шиворот, что придает ей особо строгий вид. А глаза...
  
  Иван предполагал, что случилось нечто плохое, но взгляд Лины дал ему понять, что он недооценил возможные неприятности. Такой взгляд у нее был там, на поле боя, после перестрелки с боевиками Сарги. Когда пропала Альбина...
  
  - Рассказывай, - Иван решил не церемониться и не терять время.
  
  Лина метнулась в камбуз, извлекла пакет с соком и методично, не отрываясь, выпила его без остатка. Похоже, это не столько жажда, сколько стресс.
  
  - Я нашла кое-что, - туманно сказала она, тяжело присаживаясь за стол и выкладывая перед собой небольшой круглый предмет.
  
  - Кольцо, - определил Иван. - По виду мужское, из платины. Три мелких камня, похоже на берилл. Ну да, он и есть. У нас такие цацки носят на большом пальце амбициозные парни, если только психологи не врут. Среди местных я таких оригиналов пока не встречал. Рассказывай с самого начала, где и как ты его нашла.
  
  Лина сделала пару глубоких вдохов и окончательно успокоилась. Видно, что она рада снова оказаться в привычной обстановке и в окружении проверенных друзей. Но взгляд у нее...
  
  - Когда пропала сестра, - начала она. - Меня слегка забыли. И вас тоже. Не до того сейчас дяде Стену. Поэтому я начала искать сама. У меня были соображения... Особенно после разговора с Дари. Сестра не боевик, но импланты у нее, скажем так, непростые. С некоторых пор.
  
  - С тех пор, как дядя Стен сменил ей охрану? - предположила Альбина.
  
  - Именно так, - кивнула Лина. - Дядя выгнал с контракта Мелви и Зою, которые ее охраняли, и сменил ей импланты. Дари имел к этому отношение... Так просто убить ее вряд ли получится.
  
  - И ты думаешь, на нее было покушение и она выжила? - спросил Иван.
  
  - Необязательно, - неохотно ответила Лина, стараясь выкинуть из головы давнюю неприязнь к двоюродной сестре. - Похоже, что она сама смылась. То ли почувствовала опасность, то ли сама в этом замешана. Я пока не знаю причину. Но главное, если она не погибла, значит, смогла 'исчезнуть'. Отключить дистанционный контроль. Хоть это не совсем законно, но ничего сложного там нет. Если не Мелви, то Зоя точно могла ее этому обучить.
  
  - То есть, твоя сестра все-таки может быть жива? - подхватила мысль Альбина.
  
  - Я трое суток искала следы, - устало ответила Лина. - Вы же не думаете, что я все это время с Дари... 'тренировалась'?
  
  - И в мыслях не было, - с улыбкой соврал Иван. - Давай дальше.
  
  - В Городе очень неспокойно, - стала рассказывать Лина. - Особенно там, где Совет и раньше не слишком пытался что-то контролировать. Я нашла нескольких старых знакомых... Из числа тех, с кем не мечтала увидеться снова. Там очень много тех, кто не признает ни Совет, ни власть кланов. Крайне опасные люди, но даже они напуганы.
  
  - Что их так напугало? - спросил Иван, до сих пор не услышавший ничего особенно нового.
  
  - Обычно такая территория контролируется зондами, - объяснила Лина. - Вроде тех, с которыми мы дрались. Стационарные сети там отключены, точек доступа почти нет. Совет отправлял зонды, и с некоторых пор это перестало работать. Зонды, как и люди, исчезают.
  
  - Кто-то отгораживает территории? - предположила Альбина.
  
  - Не просто отгораживает, - немного нервно дополнила Лина. - Там сейчас вообще никто не знает, что происходит! И я стала обследовать особо 'интересные' места, в которых проще всего скрыться от чужих глаз. Вдруг Лара где-то там прячется? У меня там почти нет знакомых, поэтому приходилось кое-кого... допрашивать. Грубо. Естественно, не от своего имени.
  
  - И я так понял, не зря? - спросил Иван, настороженно глядя на кольцо, мирно лежащее на столе.
  
  - Там много подземелий, - с видимой неприязнью вспомнила Лина. - Даррен очень древний город, один из самых первых. Под землей там не меньше всего настроено, чем сверху. Потом покажу на карте место, где мне удалось найти следы перестрелки. Я ползала по подземельям в полной маскировке и в конце концов нашла следы от снарядов на стенах. Начала обследовать ответвления и натолкнулась на глубокую шахту, а на дне... Мелви... То, что от него осталось.
  
  От такого рассказа и без того мрачный настрой за столом испортился сильнее.
  
  - И это его кольцо? - помрачнев, спросил Иван.
  
  - Да, я бы иначе не поняла, кто это, - призналась Лина. - У меня не было его генной карты, поэтому анализ не помог бы. Бедный Мелви...
  
  - Он точно от снаряда погиб? - уточнила Альбина, жестким взглядом рассматривая кольцо на столе, на котором сейчас не видно ни грязи, ни крови.
  
  - Точно, - кивнула Лина. - Первый снаряд его не убил и отбросил к стене, и там его добили вторым выстрелом. Труп улетел в колодец, и с ним не стали возиться. Очень глубоко, я сама еле туда пробралась. Неприятно.
  
  Даже представлять не хочется, как она справилась, но сейчас нужно думать совсем не о том.
  
  - Другие следы есть? - спокойно спросил Иван.
  
  - Ничего там не понять, - вздохнула Лина. - Кроме того, что прошло около двух суток. Были следы от других выстрелов, но больше никаких тел я не нашла. Хоть долго искала.
  
  Это обнадеживает, до определенной степени. Если погиб только Мелви, значит, остальные, если они там были, могли спастись. Или, что тоже возможно, смерть настигла их в других подземельях, куда Лина не добралась.
  
  - И что теперь делать? - спросила Альбина. - Что это может значить? Если предположить, что твоя сестра что-то почуяла и сбежала от своей новой охраны...
  
  - И отыскала Мелви и Зою, - продолжил Иван. - Чтобы переждать опасность в привычной компании...
  
  - То это значит, что опасность была реальная, - заключила Лина. - Кто-то за ней охотится.
  
  Иван вдруг вспомнил день прилета и схватился за голову.
  
  - Так вот же оно! - воскликнул он. - Лина! Это же все случилось в день твоего появления! Тебе не кажется, что твой прилет 'с того света' кого-то сильно напугал? Так сильно, что этот кто-то, будучи не в силах добраться до тебя, попробовал ударить по Ларе? Потому что через нее можно добраться до дяди Стена?
  
  - Разве что мы не всех Наара перебили, - неуверенно проговорила Лина. - Но это вряд ли. Если Дорсо не знали...
  
  - Погоди, - вслух задумалась Альбина. - Мы знаем, что Дорсо помогали клану Наара, но почему-то решили, что это из простой солидарности. И что они не знали, чем Наара занимаются. Значит...
  
  Но она не успела изложить свою мысль до конца.
  
  - Бина, срочно рыжую сюда! - скомандовал Иван тоном, не терпящим возражений, и Альбина, поняв его мысль, птицей сорвалась с места.
  
  Спустя три минуты заспанная Сарги, наспех одетая, была настойчиво усажена на привычный диван в кают-компании. Недовольно сверкая глазами, она не стала поминать Копателя, но взяла себя в руки и стала ждать объяснений. Не то, чтобы она перестала постоянно ждать подвоха... В конце концов, Иван, чтобы скрасить девушке вынужденное безделье, даже выдал ей доступ в местную сеть. Разумеется, доступ 'только для чтения', но не все же ей в спортзале трудиться!
  
  А сейчас она опять настороже. А больше всего ей не нравится присутствие Лины, в глазах которой боль сменяет ярость, а ярость переходит в растерянность. И как тут реагировать?
  
  - Майра, - строго начал Иван на ее родном языке. - Нам нужно больше знать! Об отношениях Наара с Дорсо. Ты сказала, что Дорсо дали корабль. И приборы, убивающие импланты. И оружие тоже от них. И мы не стали спрашивать подробнее. Чтобы тебя не подставлять. Но теперь нам нужно знать. Что еще ты можешь рассказать?
  
  Может, пригрозить ей? В конце концов, формально она еще трофей. Вот сейчас она будет просто молча сверкать глазищами, не говоря ни слова, и что тогда делать? Про свой клан она говорила. В конце концов, она наследница. А вот другие...
  
  - Проблемы с Дорсо? - спокойно спросила Сарги, нисколько не удивляясь.
  
  - Никаких проблем, - ледяным голосом сообщила Лина. - Одни люди пропадают, других убивают. Меня и сестру пытаются достать, и началось это в день прилета. Кто, кроме Дорсо, стал бы этим заниматься?
  
  На этот вопрос Майра ответила весьма оригинально, и не похоже, что она при этом пошутила.
  
  - Копатели, - ядовито оскалилась она, но Лина не отвела взгляда, яростно показав зубки в ответ.
  
  - Я не моя сестра, - прошипела она, угрожающе наклоняясь вперед. - Она верит, что Копатели сохранились после Резни. И прячутся в подземельях Города. И по-прежнему ищут и убивают Ясных, или тех, кто мог бы ими стать. Но Ясным не нужны импланты. А у нас они есть. Так зачем Копателям охотиться за нами?
  
  Этот яростный экскурс в историю немного остудил наглую браваду Сарги и заставил ее стать немного конструктивнее.
  
  - Дорсо нас обманули! - вдруг зло прошипела она. - Корабль дали со схемами контроля! Шоршех что-то заподозрил и перегнал корабль подальше. А потом мы полгода отключали контроль. Пришлось разобрать почти весь корабль!
  
  Эта внезапная вспышка застала всех врасплох, но Иван решил не терять темп.
  
  - Дорсо об этом узнали?
  
  - Конечно, - чуть спокойнее фыркнула Майра. - Они все поняли и начали убивать наших. Шоршех успел вывезти многих, но не всех. Мы жили на корабле.
  
  Так вот почему Шоршех держал весь свой клан на корабле! За ними охотились Дорсо, и те девяносто два человека, нашедшие смерть на Земле, не были кланом Наара, а лишь его остатками.
  
  - И поэтому весь клан погиб? - сообразила Альбина. - Вы сами спасались от Дорсо?
  
  Майра молча пожала плечами, но внутренне, кажется, содрогнулась от неприятных воспоминаний. Это было время тяжелой борьбы, которой она отдавала себя без остатка, несмотря на не совсем безоблачную репутацию предводителя. И теперь она постарается, чтобы об этих людях вспоминали не только плохим словом.
  
  - Значит, слежка за кланом Эл... это идея Дорсо? - догадался Иван. - Шоршех действовал не сам? Но потом он отбился от рук? И решил сделать по-своему?
  
  - Дорсо не знают, куда мы летали, - тихо сказала Майра. - Но очень хотят узнать. Они знают, что это за место. Но не знают, где оно.
  
  Вот, значит, как! Выходит, о Земле знают Дорсо и еще неизвестно, сколько других кланов! И получается, что Землю отыскал клан Эл, а Дорсо с помощью Наара пытались узнать их тайну!
  
  - Почему раньше не сказала? - недовольно нахмурился Иван. - И не говори, что мы не спрашивали.
  
  - А вы не спрашивали, - спокойно напомнила Майра.
  
  Видимо, на Рьяле эта фраза не является столь заезженным штампом. Или, что более вероятно, эта рыжая стерва просто издевается!
  
  - Майра, не буди во мне Копателя! - прорычал Иван так громко, что Сарги вздрогнула. - Что ты еще знаешь?
  
  - Только это, - вздохнула она и неприязненно посмотрела на Лину. - Тебе нужно было Даргоса брать трофеем. Но я понимаю, почему ты его так быстро прибила. Слишком много знал.
  
  Уже не впервые всплывает какая-то нездоровая память о Даргосе, и Лина, кажется, уже прикидывает, как размазать Сарги по стене и ничего при этом не испачкать. Черт с ними, личными тайнами, тут бы с отдельными кланами разобраться.
  
  - Значит, Дорсо, - подвел итог Иван. - Здесь есть желающие иметь дело с этими отморозками?
  
  К его удивлению, Лина подняла руку, словно отличница на уроке. Но взгляд у нее сейчас, мягко говоря, недобрый. Точнее сказать, убийственный.
  
  - Они ударили по моему клану, - прошипела она. - Сначала руками Наара, потом сами. Убили моих родных. Чуть не убили сестру и теперь охотятся за мной. Конечно, я хочу с ними пообщаться! Чтобы порвать на части и скормить Копателям, настоящим или выдуманным.
  
  - Отличный план, - скупо похвалил Иван и перевел недовольный взгляд на Майру. - Иди к себе. Если ты опять 'забудешь'... что-нибудь важное... Я плюну на наш договор. И стану твоим персональным Копателем. Учти это.
  
  Майра снова пожала плечами и молча удалилась в свою каюту. Формально, с нее взятки гладки, но Иван уже порядком разозлился.
  
  - Дрянь рыжая, - грубо посетовал он, но заметил осуждающий взгляд Альбины и слегка осекся. - Ладно, воспитательную работу... проведем. Что делать-то будем, господа военный совет?
  
  - Предупредить Совет и дядю Стена, - мгновенно отреагировала Альбина, на что Лина молча покачала головой.
  
  - Бина, нельзя никому говорить, - объяснил Иван. - Сама подумай! Лина действовала абсолютно незаконно. На свой страх и риск. Мелви уже не вернуть, но если Лара жива... мы и ее можем подставить.
  
  Альбина нахмурилась, но признала свою неправоту.
  
  - То есть, нам придется распутывать все самим? - предположила она. - Какими силами? Втроем?
  
  - Вдвоем, - скорректировал Иван. - И не спорь. Ты должна остаться на корабле и присмотреть за Майрой. Согласись, других вариантов нет.
  
  - А Дари? - не сдалась Альбина. - Он разве не поможет?
  
  - Он уже помог, - вздохнула Лина. - Но втягивать его в незаконное расследование...
  
  - Не стоит, - кивнул Иван. - Мы справимся вдвоем. Мы умеем действовать скрытно и эффективно. Нас так просто не возьмешь.
  
  - Оружие брать нельзя, - с досадой заметила Лина. - Но броню можно, у нас трофейные комплекты есть. Только в броне лазать под землей...
  
  - Достаточно грудной пластины, - решил Иван. - Там генератор силового щита, да и сама пластина лишний снаряд выдержит. Если придется куда-то лезть, броню можно снять.
  
  Альбина, хоть и смирилась, но без всяких шуток погрозила Ивану кулаком.
  
  - Смотри у меня! - с болью сказала она. - Ты должен сам понимать, как это глупо! Столько сделать, столько пережить, прыгнуть на шестьсот световых лет и сгинуть в каком-нибудь подземелье...
  
  Три пары глаз одновременно метнулись в сторону кольца, мирно лежащего на столе. Но через мгновение Альбина отбросила всякие условности, метнулась вперед и с огромной силой отчаянно обхватила обоих, прижав к себе.
  
  - Берегите друг друга, - прошептала она. - Если что-то случится, остаток моей никчемной жизни потеряет смысл.
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Ростов, неизвестное место
  
  Ноябрь 2060 года
  
  
  
  - Буксир отработал, - с облегчением заключил Мельников, всмотревшись в перехваченный сигнал. - Вышли из-за Луны точно в нужное время.
  
  Ростовский исследовательский комплекс за последнее время слегка разросся, превратив бывший экспериментальный завод в серьезный научный центр. Идея перенести 'мозговой центр' в Ростов почти сразу понравилась всем, а особенно людям президента Орлова, отвечающим за безопасность. И если подумать, то переезд нескольких человек не представляет никакой проблемы, а группа академика Мельникова, по сути, не изменилась. Бывшие студенты Вадим и Михаил стали не просто помощниками заслуженного руководителя, но пробивной силой 'научного спецназа' и ничуть не возражали против отъезда из столицы. В конце концов, первый родом из Казани, а второй и вовсе из Хабаровска, так что 'столичная болезнь' обошла их стороной.
  
  Да и что они там видели, в этой столице? Два года просидели в бункере, помогая Ивану Родину и его 'соучастнику' Мельникову проводить 'эксперимент века'. Создали новый 'параллельный' мир, изменили в нем историю, подстегнув прогресс, получили массу уникальных технологий, а самое главное - четыре готовых корабля!
  
  - Молодцы американы, - со знанием дела заключил Михаил. - Теперь им трудно будет что-нибудь испортить!
  
  - Не каркай, а? - осадил его Вадим, не отрываясь от планшета. - Мысль, она материальна. Им еще двое суток лететь обратно.
  
  Американским товарищам, связанным старой технологией космического летания, все равно не позавидуешь. Нам-то теперь проще! Сами теперь учимся строить машины по новой технологии. Проект крылатого корабля из 'той' реальности стал 'Спиралью', а универсальный буксир - 'Ступой'. Разработать что-то полностью свое пока нет времени, да и необходимости тоже. Тем более, есть еще третий проект корабля, и даже в двух вариантах! Переданные 'предками' четыре машины стали шедеврами своего времени, но какой проект лучше, советский или американский?
  
  Прав был Иван, когда выбрал для своего путешествия именно советский прототип, оценив его более простую и надежную конструкцию. Американцы, пожалуй, создали бесспорный шедевр, но уж больно инновационный и переусложненный. Одна гидросистема чего стоит! Советские инженеры от нее избавились, полностью положившись на электромеханику, а американцы проявили чудеса изобретательности и оставили резерв. Их корабль имеет короткие крылья и более аэродинамичен, что тоже не имеет особого смысла. Советские инженеры ограничились несущим корпусом, выиграв в технологичности и прочности. И они, в отличие от американцев, использовали титан, а не сталь, повторив на новом витке историю строительства подводных лодок.
  
  Поэтому оба советских корабля были подготовлены к дальней экспедиции, и на них проводились одинаковые работы по замене оборудования. После налаживания производства 'Ступы' и 'Спирали' можно будет подумать о производстве этой машины своими силами. Иван улетел на одном из советских аппаратов, а второй остался в резерве, в то время как 'американцев' оставили в первозданном виде. Ничего сверхъестественного в них нет, пусть ждут своего часа.
  
  - Жаль, что связи с Иваном нет, - отвлекшись от американских достижений, проворчал Михаил. - Я, если честно, всю голову сломал. Пытаюсь представить, что они там найдут...
  
  - Хорошо, если найдут, - проворчал академик. - Им бы до цели добраться! Если прыжок на таком расстоянии даст погрешность хотя бы в пару световых лет, то сами понимаете, какая тут может быть связь с Землей... Вся эта экспедиция это огромная авантюра, хоть я это уже говорил...
  
  - Допрыгнул до Плутона, допрыгнет и дальше, - рассмеялся Вадим. - Мне понравились такие испытания, если честно. После этой посадки даже пыль на колесах корабля будет дороже золота.
  
  Все на минуту притихли, вспоминая большой пакет данных, переданный Иваном перед тем, как уйти в межзвездный прыжок. Снимков Плутона и его окрестностей в таком качестве больше нигде в природе не существует, а уж видов с поверхности и подавно! Кто-то может подумать, что если освещенность на поверхности карликовой планеты в девятьсот раз меньше, чем на Земле, то там царит вечная тьма. Но это не так! Даже такое далекое, похожее на яркую звезду Солнце светит в сто раз ярче, чем полная Луна на Земле, и этого света вполне хватает и человеческому глазу, и современным камерам. Но после того как Иван со своим кораблем совершил прыжок к звездам, от него не поступило никаких известий.
  
  - Придется пока ждать и болеть за янки, - в шутку поморщился академик, заваривая свой любимый 'Букет Грузии'. - Луна тоже красивая, и снимки вышли очень эффектные.
  
  Путешествие у американцев получилось эпическое, несмотря на 'повторение пройденного', но и такого на Земле очень долго не видели. Даже если не считать обширной научной программы, это все равно станет большим достижением. Дважды выходили в открытый космос, чтобы 'поймать' взлетные капсулы с грунтом для доставки на Землю и даже запустили руками несколько микроспутников! Подобные спутники запускали еще с 'Аполлонов', но сегодня об этом никто не вспомнит, поэтому шоу не пострадало! Такой полет все равно остается рискованным, несмотря на технический прогресс и колоссальные возможности связи. Видео высокого разрешения, передаваемое 'живьем' с нескольких камер, дало огромный эффект погружения.
  
  - Главное, буксир не подвел, - резюмировал Михаил. - И теперь янки на этих буксирах будут за нами гоняться по всей Системе. Когда у них первый пуск 'Нептуна'? В январе?
  
  - Если не уедет на февраль, - кивнул Вадим. - Но я думаю, успеют. Работают по-стахановски, в три смены. Центральный блок недавно прожгли в сборе, грохоту было!
  
  - Вот и будет у них первый резерв рабочего тела на орбите, - чуть ревниво проворчал академик. - Когда они узнают, что мы задумали, то сразу направят усилия к Марсу. Вот помяните мое слово, что в окно 63-го года они сделают как минимум облет! Поставят вокруг 'Ауриги' баки с водой, сделают пару надувных модулей для бытовых нужд и причал для двух буксиров, и полетят!
  
  - Двумя пусками 'Нептуна'? - спросил Вадим, в уме прикидывая схему. - Вместе с рабочим телом в триста тонн можно уложиться. Или даже меньше, но все равно понадобится два пуска.
  
  - А если они ПРАВИЛЬНО поймут, что мы задумали? - медленно проговорил Михаил. - Ведь неглупые ребята, сообразят.
  
  - Ну, в теории можно отправить даже поселенцев, - задумался Вадим. - Но только в один конец, и придется очень быстро придумывать, как сделать из 'Ауриги' посадочные модули для Марса. Желающие будут, к гадалке не ходи. Тем более, при новом климате... Но тут уже не два пуска, а минимум четыре.
  
  - Посадочных модулей тоже должно быть не меньше двух, - Мельников охотно встрял в фантазии молодых коллег. - В одном люди, в другом груз. Первым сажаем автомат с грузом, и если неудача, то сбрасываем балласт и, форсируя буксиры, успеваем вернуться к Земле в это же окно. Но если автомат сядет как надо, то уже экипаж делает прецизионную посадку в ту же точку и разворачивает базу. Поселение получится скромнее, чем было 'там', не больше шести человек, но им в новых реалиях будет проще.
  
  А в случае неприятностей сердобольные русские привезут им припасов на своей могучей 'Ступе', продолжил про себя академик. И это может привести к чему угодно, вплоть до намеренных провокаций с захватом корабля и технологии. Не хочется об этом думать, но приходится! Борьба за свои интересы в космосе, увы, неизбежна.
  
  - Скорей бы все это увидеть, - мечтательно улыбнулся Вадим, не подозревая о мрачных мыслях наставника. - Ладно, буду собираться! Самолет ждать не будет.
  
  - Самолет у тебя ночью, - удивился Михаил, безобидно подкалывая друга. - Ты же холостой, сколько можно собираться?
  
  Сам-то он уже успел обзавестись не просто подружкой, а женой! Лена, совсем молодая монтажница с экспериментального завода, не оставила Мише никаких шансов отвертеться! Скромную, но веселую свадьбу сыграли еще летом, почти без отрыва от производства, и принесла она массу положительных эмоций.
  
  - У нас еще совещание будет, - напомнил Мельников. - Так что, не спеши.
  
  Он вызвал на свою рабочую консоль 'селектор' местной сети и вызвал нужного абонента.
  
  - Станислав Данилович, - с хитрецой напомнил он. - А мы вас ждем!
  
  - Один момент! - донеслось с другого конца. - Испытываем новый шов! Сейчас отстреляемся, и я приду к вам.
  
  Всегда у него что-то испытывается, ломается, отстреливается или прожигается! А иногда даже взрывается. И это, нужно признать, прекрасно! Стас умудрился организовать работу своей команды таким образом, чтобы главная тайна так и оставалась тайной для всех, кроме него самого. Сборщики, технологи, испытатели и конструкторы работают с полной отдачей и не подозревают, откуда взялся этот технологический рывок. Именно здесь делаются двигатели для 'Спирали' и 'Ступы', и это до сих пор удается сохранить в тайне!
  
  Стас появился через четверть часа, притащив с собой несколько бумаг, для наглядности, и запасной планшет, для верности. Нелегко быть директором секретного экспериментального завода, но он с этой ношей отлично справляется. И умудряется при этом не терять военной выправки и достоинства человека, который не раз смотрел в лицо костлявой. К счастью, теперь его больше не тянет в горы, пострелять 'бородачей' да побегать по ущельям...
  
  - Мое почтение, - в шутку поздоровался он. - И вам, Борис Сергеевич, и тебе, женатый, и тебе, холостой.
  
  - Ну хватит уже толкать меня к краю бездны! - так же несерьезно возмутился Вадим. - На себя-то посмотри, поборник семейных ценностей!
  
  Стас, будучи гораздо ближе по возрасту к 'студентам', нежели академик Мельников, сам давным-давно предложил парням перейти на 'ты', и все с этим согласились. Но дружеские перепалки, по традиции, мгновенно прекратились, как только Стас подключил свой планшет к большому проектору и разложил на столе свои 'шпаргалки'.
  
  - Иван все-таки голова, - признал инженер. - Хорошо, что он обратил внимание на эти нюансы. Мы переделали в наших изделиях фокусирующую систему. Долго не могли изготовить детали, слишком тонкая работа.
  
  - А молекулярной фабрике не все равно? - удивился Мельников. - Я понимаю, что древние принтеры никогда бы такого не напечатали, но сейчас...
  
  - Структура материала, - проворчал Стас. - Технологи меня чуть не распяли, потому что понять не могли, зачем нужна такая обработка. У нас работают принтеры от трех производителей, но только зеленоградцы смогли настроить свои изделия так, что у нас все получилось.
  
  - Так испытали или нет? - нетерпеливо спросил академик.
  
  - Внимание на экран, - усмехнулся Стас, кивая на 'слайд' с кучей цифр, собранных в краткие таблицы а-ля Циолковский. - Вот вам почти тридцать процентов мощности как с куста, полное подтверждение проектных характеристик. Плюс гораздо меньший износ фокусирующей системы, улучшенный тепловой баланс, а главное, на порядок меньшая 'утечка' из контуров! Полный успех, поздравляю.
  
  - Ивана нужно будет поздравить, - облегченно вздохнув, проворчал Мельников. - Если бы он не добыл нам эти трофеи, черта с два мы бы до такого додумались! Сами же, по сути, ничего не придумали. Воруем готовые решения.
  
  - Но теперь мы хотя бы понимаем их суть, - встрял Михаил. - А помните, как Иван впервые про это заговорил и показал нам сканы еще той, первой капсулы? Ну, которой он корабль взорвал?
  
  Все помнят! Для чего нужен тончайший 'узор' на деталях системы фокусировки, который можно увидеть только под электронным микроскопом? И особая форма самих деталей! Все это кажется непонятным, как если бы разработчикам турбореактивных двигателей из середины прошлого века кто-то показал, как устроены современные лопатки турбин. Сто с лишним лет эволюции превратили эту простую деталь в нечто запредельное, доступное лишь трем-четырем странам на планете.
  
  Энергетические капсулы прошли на Рьяле схожую эволюцию, но здесь у землян, к счастью, были трофеи, натолкнувшие ученых на нужные мысли. Группа Мельникова, получив в свое распоряжение, буквально, все суперкомпьютеры страны, сумела смоделировать тонкие процессы, слепой поиск которых мог бы занять десятилетия. И теперь все эти теоретические построения попали в руки технологов Стаса и сработали!
  
  - Славное было время, - снова проворчал Мельников. - Два года сидели в подвале, и вся наша наука в один чемодан помещалась! Не то, что сейчас...
  
  О том, что сидение в том бункере было не самым худшим временем, говорит многое. В том числе развешанные по стенам портреты отцов-основателей космической гонки, а также космонавтов и астронавтов. Нужно ли говорить, что таких фотографий в этом мире не существует?
  
  - Будем постепенно внедрять изменения, - заключил Стас. - Поменять систему фокусировки на готовых изделиях можно в любой момент, и это не к спеху. Мощность и так избыточная, тут гораздо важнее купирование 'утечки' и износа.
  
  - Отлично! - подвел итог академик. - Тогда мы начинаем считать решения по миниатюрным капсулам. Такого мы пока не умеем делать, а хотелось бы.
  
  - Но это, как я понимаю, не все? - насторожился Стас, уловив в голосе пожилого ученого подозрительный недостаток оптимизма.
  
  А судя по тому, как оба 'студента' отложили свои дела и подъехали на своих креслах поближе, разговор предстоит нешуточный.
  
  - Да, теперь о грустном, - начал академик. - Мы тут начали считать еще одну задачу в связи с поступлением новых разведданных. Если коротко, то американы расконсервировали старый линейный коллайдер в Стэнфорде и теперь ударными темпами его обновляют. А самое главное, очень сильно удлиняют. Мы проследили некоторые закупки оборудования и примерно представляем, что у них получится, а когда посчитали нашу модель, то поняли, что эффект резонанса они нащупают.
  
  - Вот даже как, - Стас резко выключил проектор и сгреб бумаги обратно в папку. - Начальство в курсе?
  
  Забавный вопрос, учитывая тот факт, что единственное их начальство - это сам президент страны.
  
  - Мы уже неделю назад с ним встречались, - признался Мельников. - Он поручил нам еще раз все пересчитать и убедиться, что ошибки нет.
  
  - Тогда почему мы не паникуем? - задал Стас еще один резонный вопрос. - Я так понял, вы уже все перепроверили?
  
  Мельников прихлебнул чаю и усмехнулся, вспоминая события трехлетней давности.
  
  - Когда Иван впервые рассказал мне про резонанс, - начал объяснять академик. - Он привел аналогию с законами Кеплера для планетных орбит. Мол, пока не появились точные данные Тихо Браге по Марсу, научный мир рисовал орбиты планет с эпициклами и был счастлив. Эта модель работала и давала неплохую точность. И еще он сказал, что в современной физике для перехода от 'эпициклов' к простому 'эллипсу' понадобится построить ускоритель размером с Луну, иначе не получится достичь нужных энергий. Но это в теории, а на практике получается, что в обновленном линейном ускорителе американы почти дойдут до нужных энергий.
  
  - 'Почти'? - приободрился Стас. - Но если 'почти', то как они нащупают наш резонанс?
  
  - Если говорить просто, они наткнутся на эпициклы, - пояснил Вадим. - На этом уровне энергетики они увидят картину, которую удастся втиснуть в существующие теории. Это большая удача, потому что если они в это поверят, то застрянут очень надолго.
  
  - Они смогут 'оседлать' эффект, - продолжил Мельников. - Но получат только энергетику и, следовательно, двигатели нового принципа. Их капсулы будут работать, но при этом страшно 'фонить'. Плюс неслабый износ с частой заменой контуров, но это не смертельно. Летать они будут, но вот остальных возможностей им не видать. Никаких бомб и силовых барьеров, да и пробивать пространство они не смогут.
  
  Стас вспомнил драматическую операцию, когда ему пришлось вместе со своими бойцами совершить прыжок через пространство, сидя в чреве огромного черного корабля. Альбину удалось выручить только благодаря мгновенному перемещению на огромное расстояние. Иван со своим отрядом буквально свалился на голову врагу, и поэтому успел... Где они теперь? Что делают? Добрались ли до цели? Смогли ли наладить контакт?
  
  Никакой ревности нет и в помине! По крайней мере, он в этом себя убедил. Глупо думать о чем-то другом, хоть раз увидев этих двоих вместе. О чем можно мечтать или надеяться, уловив их жесты и брошенные взгляды, от которых пространство словно наполняется яркими молниями...
  
  - Значит, у нас не так много времени, - вернувшись к реальности, заключил Стас. - Мы не собираемся им мешать?
  
  - Мы думали об этом, - признался академик. - И уже доложили 'куда следует'. Техническая возможность у нас есть, но...
  
  И это тоже легко представить. Сделать еще одну 'бомбочку' из трофейной капсулы, в момент запуска коллайдера аккуратно пробить пространство и уложить адскую машинку прямо в недра детектора. Килотонна 'чистой энергии' наверняка поставит крест на исследованиях, но весь мир поймет, кто за этим стоит. Мы хотим стать изгоями, пугалом для всех стран и народов? Вряд ли, сомнительная честь. Вот, даже отцы-основатели на фотографиях словно бы нахмурились, спрашивая: мы разве для этого старались, помогая вам?
  
  Нет, это не наш метод! Гораздо лучше направить 'партнеров' по ложному следу. Пусть думают, что мы не всесильны, и это будет, в принципе, недалеко от истины.
  
  - Пусть живут? - спросил Стас.
  
  - Именно, - кивнул Мельников. - Мы не будем устраивать саботаж, просто ускорим наши планы. Пока американы раскачиваются, мы должны уйти вперед. Года два-три-четыре у нас есть, а дальше... Кто знает?
  
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Город Даррен
  
  Ноябрь 2060 года
  
  
  
  Для 'маленького человека' клан превыше всего. Клан дает почти все, чтобы стереть грань между выживанием и нормальной, комфортной жизнью. В первую очередь клан дает хорошую еду, качественно отличную от стандартной бесплатной пищи, которую можно получить в любом синтезаторе, только чтобы с голоду не умереть. При нынешнем развитии биотехнологии голод как таковой давно уже не проблема, но если ты хочешь чего-то большего...
  
  С одеждой то же самое, любой человек может заказать себе комплект нужного размера. В самом деле, голым не останешься, летом голову не напечет, а зимой не замерзнешь. Но выбор, увы, минимален. Хочешь чего-то большего? Это может дать только клан!
  
  А вот жилье - другое дело! Здесь уже совсем иные порядки, и только клан может, и даже обязан предоставить некий минимум, зависящий как от положения человека в иерархии, так и от места работы. Если у тебя есть клан, тебе не придется ночевать под мостом или в тепловом коллекторе, если на дворе холода. Да и где их взять, эти коллекторы? Благодаря клану Амат любое здание давно имеет автономную энергетику, которой хватает и на отопление, и на все остальное.
  
  Как же быть прочим людям, не входящим в кланы? И сколько их? Совет пытается вести статистику, но насколько она может быть полна? И насколько желательно распространение знания о том, как много людей принципиально не принимают власть кланов? Насколько многочисленны эти отщепенцы? По данным Совета, в одной только управе Даррен их больше ста тысяч. А сколько их на самом деле, не знает никто.
  
  Как живут эти люди? Что едят, где спят? Неужели они мирятся со своей минимальной, положенной от щедрот цивилизации, пайкой? Сомнительно, что это так. Если эти люди не смирились с властью кланов, то разве они смирятся со своим убогим существованием? Очень сомнительно!
  
  Поэтому неизбежной стала альтернативная система учета и распределения благ, никак не связанная с кланами и их понятиями о чести и справедливости. Для этого пришлось в какой-то степени сделать шаг назад и извлечь из глубин истории то, что, казалось, уже ушло навсегда. Проще говоря, пришлось заново изобретать деньги.
  
  
  
  Над городом висит такая плотная дымка, словно кто-то нарочно пытается облегчить задачу. Как незаметно исчезнуть в большом, но не слишком населенном городе? Как и на Земле, ответ на этот вопрос весьма прост. Места надо знать!
  
  По сути, все устроено очень банально. Снимаете небольшие уютные 'апартаменты', селитесь в них, и не показываетесь наружу, скажем, в течение суток. Чем вы в это время занимаетесь на самом деле, никого не интересует. Разумеется, если обеспечивающие ваше 'алиби' заинтересованные лица получат свою компенсацию.
  
  - Это и есть твои 'знакомые'? - мрачно поинтересовался Иван. - Из числа тех, с кем ты не мечтала увидеться снова? Столько денег содрали...
  
  Здесь есть настоящие 'теневые' банки, которые контролируются... Да какая разница, кем? Не те суммы, чтобы рисковать, пытаясь что-то об этом выяснить. Счет можно привязать к уникальному идентификатору любого устройства, даже к собственным имплантам, но это, как говорят знающие люди, 'палево'. Поэтому обыкновенно используются дешевые устройства-накопители, которые легко спрятать, экранировать, а при угрозе и уничтожить. Получается, в принципе, аналог банковской карты.
  
  - Жадные, как стая Копателей! - кивнула Лина. - Но свое дело знают.
  
  Формально, можно было не прибегать к таким хитростям и просто пробраться в нужную часть Города, ни от кого не прячась. Но в таком случае следы их пребывания и маршрут движения может быть отслежен, чего хочется избежать.
  
  В этом квартале не так много освещенных и заселенных зданий, но настоящая жизнь начинается с полуподвалов и уходит вниз, в подземные этажи. И чем ближе к северной окраине, бывшей когда-то древним центром Города, тем меньше вокруг светящихся окон, а влияние кланов и Совета почти не ощущается. Впрочем, основной маршрут 'заговорщиков' проходит под землей, и дымка, скрывающая верхние этажи когда-то незаменимых небоскребов, ничего не меняет в общем раскладе.
  
  - Не волнуйся так, - тихо сказала Лина, активировав закрытый канал связи. - Никто не знает, что мы здесь.
  
  Как будто от этого легче! Маскировка у обоих работает в полную силу, внешность и голос полностью изменены, демпферы гасят слова, чтобы они не долетели до чужих ушей. Плохо только, что куцая броня не защитит от выстрела, а в руках, как-то незаметно привыкших к оружию, совсем пусто!
  
  И даже не эта мысль сейчас самая неприятная, ведь опыт происходивших на Земле памятных стычек с боевиками клана Наара, если честно, не придает слишком большой уверенности. По той простой причине, что самые опытные боевики клана, отправленные штурмовать убежище наблюдателей, погибли почти сразу, еще при подрыве бункера! Все остальные, кроме предводителя и его 'грязных дел мастера' Даргоса были в той или иной степени 'мобилизованными', что сказалось на их результативности. Каждый человек был на вес золота, поэтому даже Майра, несостоявшийся пилот, вынуждена была взять в руки оружие. Ей повезло выжить, а остальным не очень...
  
  Но здесь, на Рьяле, им противостоит не горстка беглецов, а организованная и хорошо оснащенная сила. Здесь будут сражаться не любители, а профессиональные 'волкодавы' из кланов, плюс зонды! Этого добра здесь наберется явно не в гомеопатических количествах. Есть ли у пары безоружных 'авантюристов' хоть какие-то шансы в случае осложнений?
  
  - Без стволов совсем грустно, - проворчал Иван, пару раз уже замечавший вооруженных лиц. - Если к нам пристанут...
  
  - Не пристанут, - спокойно ответила Лина. - Мы тут никому не нужны. Доверься мне, я здесь много времени провела.
  
  Похоже, она и вправду чувствует себя в этих местах вполне уверенно. Сколько еще остается неизвестных подробностей о ее прошлой жизни?
  
  - Училась ремеслу? - предположил Иван.
  
  - Училась, и даже кое-чему научилась, - усмехнулась Лина. - И хорошо, что родители не знали, кто это был.
  
  Давно понятно, что отец держал Лину на расстоянии во многом из-за ее собственного нежелания лезть в интриги и тайны. То есть, это он так думал. А на самом деле Лина просто не хотела ограничивать себя только тем, что ей соизволят сообщить. Поэтому не приставала к родителям и не посягала на их тайны, а вместо этого прошла совсем другую школу жизни.
  
  - Ты здесь Даргоса встретила? - Иван решил не стесняться и спросить прямо, но Лина и не подумала увиливать.
  
  - Я тогда не знала, кто он, - спокойно ответила она. - Здесь как бы неважно, кто мы и откуда. Здесь все люди свободны. А где свобода, там много разных темных дел.
  
  - А где темные дела, там Даргос, - закончил мысль Иван и решил переключить внимание с прошлого на настоящее. - Слушай, тут прямо настоящие подземные улицы! Наверху пустынно, а здесь...
  
  В самом деле, под землей совсем другая жизнь. Широкие проходы скорее напоминают старое лондонское метро, это не 'честные' подземелья, а нечто среднее. Преобладают просторные бетонные коридоры, лишь прикрытые сверху строительными конструкциями, среди которых иногда мелькают обрывки низкого грязного неба. Иногда 'дороги' уходят еще дальше вниз, или становятся обычными улицами, идущими по поверхности. Здесь, на подземных 'улицах', даже машины встречаются, и всегда полно людей! Кто-то спешит по делам, или просто проводит время, или ждет кого-то, или ищет приключений. И, как правило, находит.
  
  - Я же не знала, что Даргоса мне специально подвели, - Лина полностью проигнорировала попытку соскочить с темы. - Чтобы мы с ним 'подружились', и глупая дочка выболтала все секреты своего отца. Я когда обо всем узнала, пообещала найти его и придушить.
  
  - Приговор приведен в исполнение, - тихо усмехнулся Иван. - Но я так понимаю, об этом почти никому не известно?
  
  - Боюсь, долго секрет не продержится, - проворчала Лина. - Если даже твоя рыжая про это знает. Тихо! Вот он, попался!
  
  - Кто? - удивился Иван, ничем не выдавая себя внешне.
  
  - Ронти, - усмехнулась Лина. - Один из 'друзей' Зои совсем из другой жизни. Если это он, конечно...
  
  Рослый парень в серьезной броне и с замаскированной компактной 'скорострелкой' за спиной сам по себе не выделяется чем-то особенным. Вот он просто идет по своим делам, как десятки других прохожих, но рост совпал с шаблоном идеально, и дальше Лина сравнила другие параметры. Ширину плеч или, скажем, длину ног и рук скрыть очень непросто. И походку полностью не изменишь, даже если постараешься. А лицо, конечно, закрыто проекцией, притом весьма качественной.
  
  - Точно он? - тихо спросил Иван, стараясь смотреть на объект только через пассивные сенсоры, чтобы не спугнуть.
  
  - Очень похож, но без гарантий, - с сомнением сказала Лина. - Надо его отследить и проверить. Хорошо, что он такой неторопливый. Идем за ним, аккуратно.
  
  - Может, разделимся? - предложил Иван. - А то близко нельзя подходить, заметит. Эх, нам бы пару зондов!
  
  - Близко не будем, - заверила его Лина. - Лучше потерять, чем спугнуть.
  
  Первая зацепка за несколько часов, не хочется ее упустить! Предполагаемый Ронти не торопясь прошел через огромные металлические ворота, похожие на старые герметические двери от бомбоубежища, и оказался на одной из узких боковых 'улиц', уходящих глубже под землю. Здесь чуть меньше прохожих и намного больше шансов нарваться на неприятности, поэтому Лина быстро поменяла план.
  
  - Стой у ворот, - шепнула она в канале. - Дальше я одна.
  
  Иван подчинился, понимая ее правоту. Лина здесь, по сути, у себя дома, не пропадет в любом случае, а Иван, что ни говори, только 'помощник детектива'. Хочется верить, что из него вышел не столь тупой помощник, как принято по законам жанра...
  
  Заняв позицию за воротами, Иван внимательнее осмотрел 'площадь', на которой ему пришлось задержаться. Довольно оживленное место! С одной стороны выход к жилым 'апартаментам', где можно, если постараться, найти и другие услуги, не вполне законные. Вроде тех, которые позволяют исчезнуть, при необходимости. С другой стороны кое-какая торговля, в основном вполне автоматизированная. Исключение составляют те услуги, где необходима не только скорость обслуживания, но и рука мастера. Например, пошив одежды.
  
  Именно пошив, а не безликие изделия, созданные молекулярной фабрикой! Выбор зависит только от финансовой состоятельности. Есть даже ткани из натуральных волокон, что особенно хорошо для белья и нижнего слоя доспехов. Рядом продают еду, промтовары и повседневные мелочи. Ничего нелегального нет, потому что зонды Совета в этих местах хоть и редко, но встречаются. Впрочем, если так пойдет и дальше, то скоро здесь будут продавать живые трофеи и крепкий алкоголь. С чем кланы официально стараются не связываться.
  
  Сверху, огибая светящийся свод, промчалась пара зондов и нырнула в узкий боковой 'проход'. Иван без активного сканирования никак мог определить, кому принадлежат эти машины, поэтому слегка занервничал. Через минуту эта же пара промчалась обратно, и Иван решил убраться с видного места, чтобы не оказаться в ненужное время в ненужном месте. Он снова прошел через ворота, за которыми Лина преследовала Ронти, и стал не спеша двигаться все дальше вглубь города, разглядывая обстановку.
  
  Освещенные своды и бегущий цветовой орнамент на стенах неуловимо напоминают навсегда потерянный дом, убежище наблюдателей. Но такого оживления на Базе, конечно, никогда не было, и чем дальше от 'светлых' уровней, тем больше народа вокруг. Не похоже, что здесь кто-то боится неприятностей, но и смелой открытости лиц и эмоций, как 'наверху', нет и в помине. У каждого свои заботы, а мысли лучше держать при себе.
  
  - В первый раз? - громко спросил кто-то, не стесняясь толпы.
  
  Иван все видел заранее, но надеялся, что этот тип в темной накидке, напоминающей длинные стильные плащи 19-го столетия, пройдет мимо, как и все остальные до него. Поджарая, атлетичная фигура, коротко стриженые волосы, тонко проступающие морщины вокруг глаз и рта, пронзительный взгляд из-под густых бровей. Кем бы он ни был, лет ему немало, а под накидкой, как минимум, может быть броня, или даже скрытое компактное оружие. И опять без активного сканирования не скажешь. Придется что-то отвечать, чтобы не быть невежливым.
  
  - Вам нечего делать? - притворно удивился Иван, не повернув головы.
  
  Краткий инструктаж, полученный от Лины перед 'миссией', гласил: всех вежливо посылать, в разговоры не вступать. Эта установка и на Земле прекрасно работает, а здесь и подавно!
  
  - Совершенно нечего, - не растерялся тип, рассеянно засунув руки в непонятно откуда взявшиеся карманы плаща. - Если госпожа Лишши до сих пор не явилась, день можно считать свободным.
  
  Иван никак не мог избавиться от ощущения, что попал лет на шестьдесят назад и ввязался в диалог с цыганкой где-нибудь на Курском вокзале. В лучшем случае можно остаться без кошелька, а в худшем... Первым делом Иван аккуратно просканировал окрестности в поисках 'силовой группы', никого не нашел, но энтузиазма это не добавило.
  
  - Надеюсь, ожидание госпожи Лишши того стоит, - нейтрально ответил Иван, так и не глядя на собеседника. - Желаю удачи.
  
  Но незнакомец и не подумал сдаваться, хоть и повел себя на удивление вежливо. Пристроился рядом, тихо шагая почти в ногу, но на почтительном расстоянии метра в полтора.
  
  - Я же вижу, что вы здесь впервые, - чуть тише сказал он. - А мне сейчас любая компания подойдет.
  
  - Зато мне не подойдет, - кратко поставил точку Иван, на всякий случай усиливая защиту. - Желаю удачи.
  
  По законам жанра сейчас должен начаться скандал, но странный тип, к большому удивлению землянина, все-таки отстал, не сказав ни слова. Похоже, неприятностей удалось избежать, и Иван отправился дальше, выискивая следы Лины и Ронти. По логике, далеко уйти они не могли, иначе Лина нашла бы способ сообщить новое место встречи. Значит, они где-то рядом...
  
  Иван поймал слабый сигнал местной сети, а импланты немедленно интерпретировали его и нарисовали схему. Всего лишь маломощный местный 'маячок', помогающий ориентироваться среди небольших заведений, мастерских и жилых апартаментов. Маленький подарок для путешественника, не более того. Иван еще раз осмотрелся, сверяясь с новыми указателями, и решительно направился к широким дверям местной 'таверны'. Затемненные стекла не скрывают почти привычных столиков, а самое главное, это характерные красные фонари, и это означает совсем не то, что на Земле. На базе наблюдателей тоже был почти такой же уютный бар, а обстановка... Понятно, что корни дизайна взяты на Рьяле, но как насчет остальных деталей? Вот сейчас и узнаем!
  
  Полупрозрачные створки мигнули подсветкой и расступились, пропуская посетителя. Почти сразу же Иван понял, что выбрал правильный путь, когда в дверях мимо него поспешно ретировался нервничающий Ронти. Странное поведение для здорового парня в броне и с оружием... Оглядев заведение изнутри, и отметив про себя приличное количество посетителей, Иван обнаружил за дальним угловым столом одинокую Лину.
  
  - Сбежал, - без эмоций объяснила она, когда землянин присоединился к ней за столом. - Ничего не сказал и сбежал. Ты есть хочешь?
  
  - Не откажусь, - признался Иван. - Мы уже семь часов на ногах, нужно подкрепиться.
  
  - Я возьму на двоих, - усмехнулась она, устанавливая защитный 'купол' от прослушки. - Как всегда.
  
  - Конечно, - кивнул Иван, вспоминая Ростов и их совместное проживание на окраине города. - Мы тогда неплохо погуляли.
  
  Детали... Не похоже это заведение ни на Базу, ни на типичное земное кафе. Нет здесь музыки, ни хорошей, ни плохой, но это, пожалуй, даже плюс. Хороший музыкальный вкус почему-то реже всего встречается именно у таксистов, парикмахеров и хозяев подобных заведений. Да и странно было бы услышать здесь какой-нибудь дельта-блюз или рэгтайм...
  
  Детали! 'Демилитаризованный' зонд, парящий над столом, совсем не вписывается в привычные рамки, но зато он легко несет поднос с заказом. Вот чего на Базе никогда не было и быть не могло, поэтому приходилось самому таскать свои тарелки... Но вряд ли здесь подают вкуснейшие салаты по рецептам Варвары... И чтобы каждую неделю новые!
  
  Большое блюдо с чем-то вроде салата быстро перебралось с подноса на стол, а с ним и пара внушительных кружек, украшенных красивым рельефом и источающих ароматный пар. Плюс небольшая тарелка с почти привычным белым хлебом и столовые приборы, и вот уже все готово для трапезы.
  
  - Это 'турема-яг', - заявила Лина, хватая свою кружку и поспешно делая жадный глоток. - Как чай, только с небольшим градусом, заваривается с настойкой... Неважно. Я только им спасалась, когда три дня бегала...
  
  Иван заметил, что местные кружки имеют по две ручки. Удобно, и думать не надо, под какую руку ставить! Он поднял свою кружку и улыбнулся Лине.
  
  - У нас не принято стучаться кружками, - тихо пояснила Рьялхи. - Иначе две ручки никто не стал бы делать.
  
  - Мы аккуратно, - пообещал Иван. - За что пьем? А хотя, какая разница... Мы еще ничего не сделали, чтобы праздновать.
  
  - Верно, - кивнула Лина и слегка звякнула о его кружку своей. - Но все равно, вдруг поможет?
  
  Пригубив напиток, Иван признался себе, что ради такой вкуснятины стоило сделать остановку. Действительно, словно фруктовый чай с привкусами трав, но такой терпкий и ароматный, что дух захватывает! Вот бы еще странный салат оказался не хуже... Вооружившись вполне привычного вида ложкой, он зачерпнул смесь непонятных овощей, среди которых явно белеют кусочки мяса, зацепил побольше 'подливки' и отправил по назначению. Вкусно, но непривычно. Хрустящий хлеб добавляет необычный вкус, а если еще немного отхлебнуть из кружки...
  
  - Ронти так ничего и не сказал, - сообщила Лина, зачерпывая своей ложкой из общей тарелки. - Но я уверена, что он с ними виделся, причем недавно.
  
  - С ними? - удивился Иван. - Почему ты так уверена?
  
  Лина задумчиво отпила горячий напиток и села к нему поближе.
  
  - Я не уверена, - мрачно вздохнула она, устало положив голову ему на плечо. - Я надеюсь. Но я чувствую, что сестра где-то здесь. И Зоя где-то рядом, охраняет ее.
  
  Вот еще одна деталь: напиток даже и не думает остывать! Интересно, когда на Земле в каждой кружке будет встроенная энергетическая капсула с теплообменником?
  
  - Если твоя сестра прячется где-то в этих лабиринтах, - начал Иван, привычно обняв Лину за талию, отчего она еще сильнее расслабилась. - То как мы ее найдем?
  
  - Есть один способ, - тихо сказала она, подняв на него слегка насмешливый, но дружеский взгляд. - Если Зоя делала охранную сеть, я ее найду.
  
  Напиток, в самом деле, волшебный, и тепло от него быстро разливается по телу. Сейчас 'турема' просто придает сил и бодрит, но в другой обстановке действие может быть и иным... Но они оба сейчас 'не в своей тарелке', даже внешне. Лина благодаря маскировке лишь бледная копия самой себя, да и он сам ничуть не лучше... И голоса изменены. И только жесты, и едва заметные искорки в глазах сохраняют привычное доверие, которое теперь уже никуда не уйдет.
  
  - Нужно доедать и искать дальше, - усмехнулся Иван и погладил ее по щеке, вспоминая милые взаимные провокации. - Как ни хочется запереться с тобой на ночь в номере, но надо поспешить. Твою сестру могут найти и те, другие.
  
  Словно и не прошел целый год с тех пор, как они проводили вдвоем не только дни, но и ночи, хоть и соблюдая при этом дружескую дистанцию. Ели из одной тарелки, спали под одним одеялом, вели хозяйство, допрашивали пленную Сарги. И думали о том, как вернуть Альбину. А что, если бы не вернули? Иван и раньше старался не думать о таком варианте, но в глубине души нет-нет, да и всплывала назойливая мысль. Мысль о том, что в этом случае симпатяга Дари мог и не дождаться своего счастья... Нет, хватит об этом!
  
  - А ты знаешь, что здесь за мужик бродит, в длинном плаще? - спросил Иван, для верности перебрасывая Лине переснятый портрет недавнего собеседника. Лине хватило доли секунды, чтобы все понять и рассмеяться.
  
  - Это Гьян, - выдала она. - Он, вообще-то, здесь хозяин. Мы с ним однажды даже подрались, но потом помирились.
  
  - Интересно, - скептически нахмурился Мван. - И зачем он ко мне приставал? И кто такая госпожа Лишши, которую он ждал?
  
  - Понятия не имею, - честно ответила Лина. - Возможно, он понял, кто я такая, и решил 'прощупать' заодно и тебя. Мало ли, что мы тут забыли. Поэтому давай уже закругляться, нам пора.
  
  Спорить с этим утверждением никто не собирается, тем более, что при таком большом числе посетителей никак не расслабишься, даже когда Лина кажется воплощением спокойствия. Слишком много народа, слишком трудно контролировать всех! Нужно уходить, а тем более, задача предстоит не из простых.
  
  - Ты хоть примерно представляешь, где искать? - спросил Иван спустя четверть часа, когда они углубились в подземный жилой массив, в котором высокие городские здания лишь играют роль верхушки айсберга.
  
  - Везде, - коротко отрезала Лина. - Мы рано или поздно наткнемся на охранную сеть. Сейчас мы разделимся, и будем прочесывать подвал за подвалом, дом за домом. Это наше единственное преимущество. Мы можем распознать настройки Зои, а вот другие вряд ли.
  
  Согласовав маршрут, они разделились и начали методичный поиск. Напоминает охоту за подводной лодкой, только здесь процесс еще более тонкий. В городе огромное количество охранных систем разной мощности и радиуса, и почти все они пересекаются между собой. Как найти нужное излучение, а следовательно, нужную сеть? По сигнатуре, как и в случае с подводной лодкой. Если у вас имеется база данных акустических сигнатур разных кораблей, вы без труда сможете сопоставить сигнал и отфильтровать те источники, которые вас не интересуют. Так и здесь, охранные устройства не могут быть полностью пассивными, в какой-то момент им приходится оставлять свой след на чужом приемнике. И если в этом сигнале найдется что-то, что может дать зацепку...
  
  Зоя и Мелви охраняли семью Эл много лет, и выработали определенный стиль, но очень немногие смогли бы правильно отфильтровать сигналы. Посмотрев на настройки поиска, присланные Линой, Иван решил, что сейчас лучше не пытаться что-то понять, а полностью довериться опыту Рьялхи. Все-таки, лишнее столетие развития криптографической науки за полчаса не перескочишь, а искать нужно прямо сейчас, и быстро! Если повезет, позже у него будет несколько недель на изучение местных алгоритмов, а сейчас...
  
  - Слишком много зондов, - заметила Лина, когда спустя полчаса они встретились, обследовав очередной 'квартал'. - Мне это сильно не нравится. По-моему, 'они' тоже ищут.
  
  - Если найдем, останемся в стороне, - предложил Иван. - Чтобы не выдать...
  
  - Верно, - чуть усталым голосом согласилась Лина. - Пошли дальше.
  
  Квартал за кварталом, три часа подряд! Без имплантов трудно выдержать такую нагрузку, но 'день поиска' и не думает завершаться. Только одно слово, присланное Линой, меняет весь дальнейший расклад.
  
  'НАШЛА'
  
  Пришлось еще час изображать бурную деятельность, которая должна убедить возможных соглядатаев в том, что поиски остаются бесплодными. Так или иначе, обоим необходим отдых. Иван уже давно почувствовал предательскую тяжесть в голове, которую никакие импланты уже не в силах преодолеть. Питательные брикеты из местного пайка, взятые с собой для подобного случая, давно съедены и запиты скудным запасом воды из фляги, но этого мало. Нужен отдых и хотя бы пара часов сна!
  
  - Я больше не могу, - лишь наполовину притворно пожаловалась Лина, и вцепилась ему в рукав. - Тут недалеко есть гостиница. Условная, конечно...
  
  Иван даже вспомнил, о какой 'гостинице' речь, но спорить нет сил. Нужен перерыв, иначе даже убежать, в случае чего, не получится. Лина установила собственную сеть вокруг подозрительного участка, и теперь там, в теории, и мышь не проскочит. А на практике лучше не искушать судьбу и держаться подальше от этого места.
  
  Вдвоем, они пробрались через пустые и довольно мрачные 'улицы', освещенные лишь редкими лучами дневного света, пробивающимися откуда-то сверху, и оказались в одном из немногих заселенных мини-кварталов. Здесь не задают вопросов и просто исполняют разумные пожелания тех, кому нужно убежище. Местная осень, в отличие от земной, наступает стремительно, и ночи скоро станут по-настоящему холодными. Никто не станет топить пустые подземелья, чтобы потерять прибыль... Хочешь поесть, поспать или согреться - снимай комнату.
  
  - Ты здесь уже бывала? - тихо спросил Иван, видя, как Лина, не задумываясь, выбрала маленький 'номер' без окон с замаскированным аварийным выходом, идущим, судя по карте, в еще более глубокое подземелье. А при желании можно пробить стенку и через шахту лифта уйти на верхние этажи, откуда имеется путь как на поверхность, так и в соседние здания.
  
  - Давно, - кивнула Лина. - Здесь тесно, но нам больше не надо.
  
  Откидной стол, широкое кресло, теплый пол, мягкий свет. Жить можно, да и чистота здесь образцовая, за этим следит целая орава зондов, на которые, как на мотоблок, можно навешивать любые бытовые устройства, и это не стоит почти ничего. Санузел и душевая тоже не вызывают содрогания, особенно у землянина, помнящего типичные уборные века двадцатого. А такая традиционная мелочь, как единственная неширокая кровать, и вовсе не является помехой.
  
  Хорошая вещь автоматизация, подумал Иван, наблюдая, как Лина, содрав с себя броню и почти все остальное, исчезает в душевой. Периметр безопасности настроен, импланты никогда не отдыхают, в отличие от их носителей, которым теперь не нужно выставлять посты и устанавливать график дежурства. Автоматика разбудит обоих, но если такой случай настанет, то не все ли равно, спят они или бодрствуют? Оружия по-прежнему нет... Вряд ли при нападении им дадут шанс уйти, хоть и хочется надеяться на лучшее.
  
  Дождавшись своей очереди на помывку, Иван с огромным облегчением забрался под теплые водяные струи, чувствуя, как пульсирующие от усталости мышцы начинают расслабляться. Очиститься можно и с помощью имплантов, но две-три минуты под душем дают намного больше, чем просто гигиенический эффект. Жизнь, между прочим, зародилась в воде, а наши далекие предки знали в этом толк еще до того, как выбрались на сушу, неуклюже ковыряя прибрежный песочек своими плавниками. И зов океана в последующие эпохи был так велик, что некоторые млекопитающие вернулись туда, став китами и дельфинами. Почему это пришло в голову именно сейчас? Потому что плохо чувствовать себя рыбой, не только вытащенной из воды, но и поставленной вертикально...
  
  В таком состоянии даже моргать страшно, чтобы вдруг не уснуть прямо на ходу. Дайте точку опоры, и можно будет приять горизонтальное положение, как и подобает уважающей себя рыбе. Иван выключил воду, тщательно просушил себя и наспех выполосканное белье, переоделся и на остатках выносливости преодолел три метра, отделявшие его от кровати, отметив, что свет уже выключен. Он неуклюже забрался под одеяло, бережно отодвинув от края находящуюся в глубокой отключке Лину, и наконец-то примостил голову на подушку. Сон, почти лишивший его сознания, отступил на несколько коротких мгновений. Обрывки мыслей налетели серым роем, не задерживаясь и не принимая четких форм.
  
  Теоретически, у них есть шанс не проснуться. Или проснуться и понять, что шансов нет. Или понадеяться на что-то, и не успеть. Лина многое рассказала ему о сестре и ее телохранительнице Зое, ставшей близкой подругой, но что они за люди на самом деле? Примут ли они помощь от Лины и ее неизвестно откуда взявшегося 'напарника'? Что скажут? Можно ли им доверять? И самый главный вопрос: стоило ли во все это ввязываться?
  
  Все-таки Лина молодец, и нервы у нее стальные. Сделала все, что требовалось в данной ситуации, и моментально уснула. В комнате совершенно темно, но на тепловой картинке видно, как ровно она дышит, лежа на спине. Она часто засыпает именно так, и только после полного расслабления позволяет себе свернуться калачиком или уткнуться носом в подушку. Как ребенок! Но пора спать, хватит думать о том, что уже много раз обдумано. И хватит смотреть на то, что уже много раз видано...
  
  Лина словно бы почувствовала его появление, тихо вздохнула, повернулась на бок и совершенно естественным жестом прижалась к его боку, не просыпаясь ни на секунду. В точности, как делала это раньше, в другое время, в другой жизни. А если так, то и мысли прочь, и сон приходит, наваливается и стирает из головы всякое беспокойство.
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Иркутск, ОКБ 'Спираль'
  
  Ноябрь 2060 года
  
  
  
  Сергей Кораблев, новоявленный Главный конструктор новоявленного ОКБ 'Спираль' решил никак не проявлять того факта, что сейчас он по-настоящему взбешен. Его вытащили из лаборатории, оторвали от всех дел, чтобы познакомить с какой-то залетной шишкой! И это притом, что дела сами, конечно, не делаются, и без его личного внимания всегда есть шанс, что что-то пойдет не так! Впрочем, и с ним тоже...
  
  Впрочем, сейчас Сергей не проявляет внешне никаких эмоций, потому что прекрасно знает, что без политической поддержки в таком деле и прыщ не вскочит. Лишь бы человек попался понимающий! Как объяснить всем этим важным людям, что лезть в технические вопросы не стоит, иначе настоящего конфликта точно не избежать! Назначая его Главным, все должны были понимать, что кланяться всем подряд и говорить комплименты он не умеет. Не тот характер! Бывший беспризорник, дитя войны, самоучка, ставший блестящим инженером со своим выстраданным мнением о том, как нужно делать дела. И даже по возрасту далеко не мальчик, в свои пятьдесят лет. Ни купить, ни запугать, ни перехвалить такого 'неудобного' человека нельзя.
  
  Сергей вернулся в свой кабинет, проверил защиту помещения, взял у секретаря чашку чаю и сел в кресло, поглядывая на светящуюся настенную панель, где крупными кислотно-зелеными цифрами горят часы. Может, галстук нацепить? Обойдутся, если уж сами искали встречи...
  
  Вошедший в кабинет человек не попал ни в одну из теорий, придуманных Сергеем. Бодрый старикан лет семидесяти с аккуратной бородкой и в огромных старомодных очках на слегка припухшем носу никак не походит на высокопоставленного функционера или ревизора от промышленного контроля. Чистый, но явно не новый джинсовый костюм довершает картину, и Сергей начал слегка нервничать. Вот ради этого все и затеяно?!
  
  - Здравствуйте, Сергей Петрович, - с порога начал гость, и Кораблеву в этом образе вдруг почудилось что-то знакомое. - Прежде чем я вам представлюсь, вспомните бумаги о неразглашении, которые вы уже подписали.
  
  Как же, помним! Тайна Особой Государственной Важности! Формулировки о сути тайны предельно обобщенные, меры наказания за разглашение предельно драконовские. Конструктор молча кивнул, и этого оказалось достаточно.
  
  - Отлично, спасибо за понимание! - улыбнулся гость и зачем-то полез во внутренний карман. - Теперь еще немного о моих полномочиях, чтобы не было сомнений.
  
  Красная корочка, орел и чип с двузначным серийным номером. Личный порученец Верховного Главнокомандующего Борис Сергеевич Мельников, покойный академик и якобы автор 'открытия века', по которому до сих пор льет крокодиловые слезы 'научное сообщество'.
  
  - Однако, - пробормотал Сергей, решительно протягивая руку. - Удивили вы меня, Борис Сергеевич. Долго жить будете. Но зато теперь я понимаю, почему такая секретность.
  
  - Пока не понимаете, - загадочно ответил академик и тепло пожал руку конструктора. - Если позволите, я навешу на вашу защиту еще и свою. Мне рисковать нельзя.
  
  Он произвел какие-то быстрые манипуляции с небольшим планшетом и снял с плеч небольшой рюкзачок, который Сергей как-то сразу и не заметил.
  
  - Готово, - сказал академик и с облегчением присел в кресло. - Давайте я кратко скажу, чем я занимаюсь. Я действительно возглавляю научную 'группу прорыва', и обычно сижу далеко от глаз и сам ни с кем не встречаюсь. Но в вашем случае я во второй раз за короткое время вылез на свет и устроил эту встречу, потому что мне нужно лично узнать того, кто воплощает наши задумки.
  
  - Мы их только используем, - развел руками Сергей, чувствуя легкое раздражение от того, что тайной с ним никто не поделился. - Я до сих пор не знаю, кто поставляет нам двигатели. И как они работают...
  
  - Это не так важно, - прервал его Мельников. - Формулы вам пока никто не скажет. Гораздо важнее знать не их, а принципиальные вещи, доступные новой технике. Вы получили неплохо проработанные электронные чертежи 'Спирали' и сумели меньше чем за полтора года довести дело до полетов. Вам же не помешало незнание принципа?
  
  - Помешало, - усмехнулся Кораблев. - Приходилось все время напоминать себе, что не сплю, и мне все это не снится.
  
  - Прекрасно, - кивнул в ответ Мельников. - Пытливый ум не остановится перед неизвестностью. Я сейчас не пытаюсь вам льстить, не хмурьтесь, это от души. Вам придется закладывать в новые машины очень много непривычных концепций, и я хочу, чтобы вы были к этому готовы. И 'Спираль' в следующей итерации изменится довольно сильно.
  
  - Да, следующие корпуса мы строим по измененному проекту, - согласился конструктор. - Долой ТРД и их обвес, другое крыло, другая центровка. А начинка...
  
  - Я знаю, - усмехнулся Мельников. - Эти чертежи тоже моя группа готовит. Мы полностью избавляемся не только от ТРД, но и от 'вонючки' в системе ориентации, остаются только новые движки. Все схемы давно посчитаны, продуты и утверждены, что сэкономит вам месяцы и годы труда. 'Ступу' мы сразу делаем по такому проекту, потому что теперь факт наличия новых технологий уже не скрывается.
  
  Кажется, подозрительный конструктор так и не мог заметить никакой фальши в глазах и голосе академика. А если разговор получается равный и честный, то можно копнуть немного глубже.
  
  - Так зачем вы решили мне открыться? - осторожно спросил Кораблев. - Я, грешным делом, ждал в гости какого-нибудь дуболома с большими полномочиями, и даже настроился на скандал...
  
  - С полномочиями вы угадали! - негромко, но от души расхохотался академик. - А дуболомов, извините, не держим, и водку с ними не пьянствуем. Итак, о нашем деле. Понимаю ваше желание скандалить, особенно прошлой зимой, в феврале, когда у вас без объяснения причин забрали группу специалистов. Правда, их потом вернули, но вам полгода пришлось выкручиваться, так?
  
  - Как вспомню, так вздрогну, - помрачнел Кораблев, неосознанно повышая голос. - Неужели трудно было объяснить, зачем у меня забрали лучших людей? Да еще и запугали их подписками так, что они до сих пор делают страшные глаза и отворачиваются!
  
  - Это и сейчас трудно объяснить, - спокойно ответил академик, наслышанный о простых манерах Главного. - А тогда, в начале года, и подавно. Но поверьте, причина была, а график по 'Спиралям' нужно было выполнять. Все остальное на тот момент было не таким срочным, поэтому обошлись малой кровью. Но сейчас вам придется взять на себя еще одну тему.
  
  - Это хорошо, - повеселел Главный. - Но 'Спираль' я никому не отдам, хоть увольняйте. На самотек я ее пустить не могу. Несмотря на ваши проработки, у нас тысяча триста изменений в конструкции 'В', девять новых материалов, а система управления...
  
  - Я знаю, - мирно и терпеливо продолжил свою линию академик. - И поверьте, никто лучше вас эту работу не сделает. Но второе направление придется слегка разгрузить.
  
  Мало кто осмелился бы вот так запросто сказать в лицо Кораблеву, что тому придется отдать какую-то тему в чужие руки, но Мельников не зря на таких переговорах собаку съел. И он прекрасно знает слабую сторону конструктора, способную предотвратить любой конфликт. Жажда новой работы, желательно на переднем крае науки!
  
  - По 'Ступе' мой зам Иванов прекрасно справится, - задумался Главный, в уме перебирая подробности крайнего совещания. - Там не будет таких резких изменений, и серия больше.
  
  - И ваш второй зам, Лемешев, - напомнил академик, точно зная, что решение уже принято. - В его руки переходит вся программа 'приложений' по 'Спиралям'. Ну, всякие манипуляторы, модули, стыковочные адаптеры и другой 'обвес'. Все-таки это не передний край.
  
  - Сейчас все передний край! - слегка вспылил Главный, но его вспышка, к счастью, больше источает энтузиазм, нежели недовольство. - Я уже говорил, что мы всем КБ постоянно щиплем друг друга, чтобы проснуться? Мы раньше и представить не могли такой избыточной энергетики! Как это влияет на надежность, вы сами понимаете! Нам не приходится делать исполнительные механизмы из бумаги, чтобы не дай боже лишний грамм и лишний ватт! Теперь у нас получается основательная, надежная конструкция, способная прослужить десятки лет!
  
  - Я знаю, - понимающе улыбнувшись, снова кивнул академик. - Как я уже сказал, все расчеты проходят через нас.
  
  - Но самое главное не это! - продолжил Кораблев, словно не слыша собеседника. - 'Спираль', несмотря на огромный 'запас хода', годится для околоземных полетов. 'Ступа' подарит нам Луну и, в какой-то степени, Марс, ведь подолгу летать в ней тесновато, и для Марса она годится только для разведывательных полетов. Так?
  
  Мельников молча кивнул, довольный тем, что увлекшийся конструктор не совсем потерял связь с 'аудиторией'.
  
  - И здесь заканчиваются все разумные планы, - Кораблев резко сбавил тон и с блеском в глазах буквально уставился на собеседника. - Мы ведь можем летать и дальше, разведать всю внешнюю Систему!
  
  - Далеко вы замахнулись, - одобрил Мельников. - Но если вы хотите сказать, что нам необходим проект дальнего корабля-разведчика, то я даже спорить с этим не буду.
  
  - Вот как? - искренне удивился Главный. - Не за этим ли вы пришли, Борис Сергеевич?
  
  Пожилой академик сделал паузу, вытаскивая из кармана небольшой планшет, а взятый с кресла рюкзачок лег на середину стола, звякнув металлом, словно в нем скрывается довольно увесистый и прочный контейнер. Попросив Кораблева закрыть поляризующие фильтры на окнах, Мельников произвел несколько манипуляций с планшетом, и над столом замерцал воздух, клубясь размытым узором.
  
  - Это чтобы вам лучше было видно, - ехидно начал академик. - Проект у нас, к слову, уже есть. Даже в металле. В двух экземплярах.
  
  Светящийся туман исчез, и прямо над столешницей повис, медленно поворачиваясь, длинный обтекаемый корпус невероятного корабля. Иллюзия кажется настолько осязаемой и реальной, что дух захватывает. При этом можно различить мельчайшие детали, такие как створки системы охлаждения и заслонки, закрывающие мостик.
  
  Сергей Кораблев влюбился в эту машину с первого взгляда, мгновенно уловив самую суть того, что увидел. Эта машина предназначена совсем для иных расстояний и масштабов! 'Спираль', кажущаяся чем-то невероятно совершенным, непременно потеряется рядом с этим 'пожирателем пространства', если так можно выразиться. Мельников снова что-то сделал с планшетом, проекция корабля развернулась 'брюхом' вниз и выпустила четыре мощных стойки шасси.
  
  - Для этого мы и забирали вашу группу, - пояснил академик. - Чтобы подготовить и переоснастить обе машины для дальних полетов. Конструкция досталась нам из довольно отдаленной эпохи, поэтому пришлось менять начинку. Не спрашивайте о подробностях, откуда все это взялось. В подписанных вами бумагах этот пункт тоже обговорен.
  
  Конструктор протянул руку и осторожно коснулся проекции, ощутив пальцами почти натуральное сопротивление металла. Вот еще один повод не задавать вопросов и не интересоваться подробностями. Как такое возможно?
  
  - Бортовые сети, 'ящики' и софт унифицированы с вашей 'Спиралью', - подкинул информацию Мельников. - Реально, очень много общего. И как я уже сказал, таких кораблей у нас два. Один из них мы при помощи ваших специалистов привели в порядок, а второй служил стендом, но и там почти все работы проведены. Нам нужно за три недели все закончить.
  
  - Вы хотите отправить дальнюю экспедицию? - спросил Главный, сам удивляясь, насколько быстро поверил в совершенно безумный, казалось бы, рассказ. - Из двух кораблей? Как 'Восток' и 'Мирный'?
  
  Если подумать, то аналогия неплохая, но только холод и мертвая пустота внешних окраин Солнечной системы не идут ни в какое сравнение с Антарктикой! При всем уважении к отважным исследователям Беллинсгаузену и Лазареву...
  
  - Не совсем так, - усмехнулся Мельников. - Первый корабль уже давно отправлен и вернется, вероятно, не очень скоро. Второй нам нужен для срочного решения другой задачки, которая лежит в пределах орбит Венеры, Земли и Марса.
  
  Значит, первый корабль отправился к внешним планетам? Зачем, что там можно найти? Хотя, если имеет место такая спешка, то это значит, в холодных и темных окраинах Системы обнаружено что-то интересное и по-настоящему важное. Но зачем тогда срочный второй рейс, к ближним планетам?
  
  - Понятно, что наша цель это Марс, - кивнул Кораблев. - Но почему такая спешка?
  
  - Американцы нас догоняют, - серьезно заявил Мельников. - Мы это недавно узнали. Наша фора сильно сокращается, лет до двух-трех, а то и меньше. Поэтому мы решили не ждать и ускорить весь процесс. И второй корабль нам нужен срочно.
  
  - Где вы держите это чудо техники? - слегка ревниво поинтересовался Главный. - В Раменском, наверное?
  
  - Вовсе нет, - рассмеялся академик. - Все здесь, у вас под боком, в закрытом ангаре рядом с заводом. Там сейчас мой сотрудник, научный куратор от нашей конторы, и мы немного позже туда проедем, познакомитесь. Сразу говорю, у него такие же полномочия, как и у меня.
  
  - Невероятно! - Кораблев снова надавил на проекцию ладонью, и в этот раз объект даже немного сдвинулся! - Что еще может этот аппарат?
  
  - Многое, - не скрывая гордости, усмехнулся академик, снова тронул планшет, и у корабля раскрылась грузовая рампа. - Летает далеко, таскает много, большая автономность и чрезвычайный комфорт для экипажа. Остальные возможности узнаете на месте, нам они очень понадобятся.
  
  - Это имеет отношение к нашему марсианскому интересу? - предположил Кораблев.
  
  - Самое прямое, - кивнул Мельников, придерживая самый большой секрет. - И сейчас нужно срочно довести до ума борт ноль-два, чтобы можно было отправить его в полет и заняться адаптацией проекта под наше серийное производство. Работа предстоит колоссальная, и чем раньше начнем, тем лучше.
  
  - А что американцы? - озабоченно спросил Главный. - Как так вышло, что они нас догоняют? Была утечка?
  
  - Сами сообразили, - проворчал академик. - Но если нам повезет, у них через те самые два-три года будут только источники энергии, а до всего остального они будут доходить еще лет пятьдесят. Но это, как я сказал, если очень повезет. И если мы не допустим утечек.
  
  При такой секретности, подумал конструктор, будет очень странно, если это случится в обозримом будущем. Но увы, полной гарантии нет и быть не может, слабые места есть у всех. И пусть редко, но встречаются и идейные предатели. Будем надеяться, что всем известная Контора Глубокого Бурения знает, что делает...
  
  - Рано или поздно утечка будет, - мрачно отрезал Кораблев. - А тотальная секретность, хоть и свяжет нам руки в плане внедрения новых решений, но мы ее как-нибудь переживем. Чай, не дети, все понимаем.
  
  - Мы тоже морально готовы к тому, что что-нибудь когда-нибудь утечет, - признал Мельников. - Но не в первые годы и не в полном объеме. Поэтому вам придется, как и раньше, работать с 'черными ящиками', только теперь все будет несколько иначе.
  
  Мельников вновь ткнул пальцем в планшет и, словно лепестки, раскрылись створки, закрывающие 'окошки' мостика. Кораблев с изумлением увидел, что стекла прозрачные и можно заглянуть внутрь! Прекрасно видны три кресла и герметичный люк на задней стенке.
  
  - А в разрезе можно посмотреть? - с энтузиазмом попросил конструктор, и модель почти мгновенно перешла в 'проволочный' режим отображения. То, что он увидел, поразило его еще больше. Вот обширные жилые помещения с каютами и камбузом. Вот второй, скрытый в глубине мостик. Мощные телескопы, стыковочный адаптер и просторная 'кладовка' на нижней палубе, перед грузовым отсеком. Шлюзы со скафандрами и, черт побери, курсовые орудия!
  
  - Мы с кем-то воевать собираемся? - мрачно спросил Главный.
  
  - Орудия поставили на всякий случай, - невозмутимо отмахнулся Мельников, словно речь идет о мухобойке. - Случаи, как мы знаем, разные бывают.
  
  Американская военщина, конечно, не дремлет, но Кораблев почему-то ощутил нехорошую мысль о том, что орудия ставились вовсе не против несчастных американцев. Если задуматься об этом дальше, то можно впасть в научную ересь и потерять покой и сон. А спит Главный, к слову, хоть и мало, но зато крепко, поэтому все тайны подождут. Захотят товарищи ученые испортить человеку режим - сами расскажут. Но вопящее любопытство сложно не только унять, но даже скрыть!
  
  - Эти пушки... - аккуратно подбирая слова, начал Кораблев. - Они имеют отношение к тому, куда сейчас летит ваш борт ноль-один? Хоть что-то вы можете об этом сказать? Мы с кем-то воюем или нет?
  
  Ну не зря же он явился лично и начал 'наводить мосты'! Если уж речь о доверии, то доверять нужно во всем. Ну, или хоть с чего-то начать...
  
  - Только знайте, любезная Катерина Матвеевна, - ехидно процитировал ученый-изувер. - Что классовые сражения на сегодняшний день, в общем и целом, завершены, и час всемирного освобождения настает.
  
  Или издевается, или пытается стимулировать мыслительный процесс собеседника. Примем, все же, вторую гипотезу. И еще немного надавим!
  
  - И сколько лет теперь ждать их возвращения?
  
  Вопрос с подковыркой! Если все эти намеки означают выход на пределы Солнечной системы, то даже с новыми двигателями лететь до ближайших звезд придется десятки или даже сотни лет. Но Мельников явно намекал, что новые технологии дают совсем иные возможности!
  
  - Больше ни слова не скажу, - усмехнувшись, уперся академик. - Но вы сами все узнаете, со временем. Поверьте, всю правду знают от силы пять-десять человек, и вы первый в очереди, чтобы войти в этот круг. В конце концов, нам нужен союзник и соратник, а не слепой исполнитель. На первом месте способность к работе и преданность делу, остальное детали.
  
  Пусть это похоже на фактическую вербовку в 'научный спецназ', но наплевать! Раздумья, сомнения и колебания просто смешны. Осталось последнее - увидеть все своими глазами!
  
  - Когда поедем смотреть аппарат? - рубанув рукой по воздуху, решился Главный. - Вы, я вижу, неплохо меня изучили. Бьете наотмашь и по больному месту. Куда же я от вас теперь денусь?
  
  Академик, кажется, и не сомневался в успехе этого разговора. Не показал ни удивления, ни радости от достигнутой цель, лишь молча провел пальцами по планшету, отчего модель корабля снова стала непрозрачной, цельной и почти реальной.
  
  Даже если не думать сейчас о звездах, все равно это невероятно хорошо! Ключ не просто к исследованию, но к освоению и заселению околосолнечного космоса - вот он, висит перед глазами! Научимся их строить, и что бы там ни нашли американцы, нас уже не догнать. Мы ведь тоже теперь не будем стоять на месте, так?
  
  - Слетать разрешите? - неожиданно спросил Кораблев, не в силах оторвать взгляд от парящей над столом модели.
  
  - Все об этом спрашивают, - понимающе улыбнулся Мельников. - Но в вашем случае, если не будете спешить, вполне успеете. И не только на орбиту, но и на Марс попадете, когда колония начнет расти. Думаю, здорово будет постоять на пригорке у озера, поглядеть на закат или восход, и чтобы никакого скафандра, а только маска кислородная. Думаете, до этого сотни лет придется ждать?
  
  Главный захотел было ответить, но потом решил промолчать, потому что все оказалось намного серьезнее, чем он думал раньше. Да, это невозможно, но сейчас такое время, что это понятие очень быстро устаревает. И не шутит Мельников, и не издевается, а прямо обещает! А этот человек, а тем более, те, кто стоят за ним, дав подобное обещание, вряд ли возьмут его обратно.
  
  Кто сказал, что время инженеров-романтиков прошло? Сергей вспомнил своего тезку и знаменитого коллегу, академика Королева. Начал тот с планеров и легких самолетов, сам их проектировал, сам строил, сам испытывал! Став спустя годы главным ракетчиком страны, но потеряв драгоценные годы и здоровье, он любил и берёг своих 'ореликов', но при этом люто завидовал им! Потому что не мог полететь сам!
  
  А его далекий непрямой потомок, увы, никогда не был пилотом и испытателем. Да, он мечтал о полетах, но эта мечта не была рациональной, она больше походила на сон. Полетал во сне - собирайся на работу! Это не тоска по утерянному здоровью, но просто жажда полета, которая живет во многих людях, которые зачастую даже признаться в этом не могут, не говоря уж о конкретных шагах в этом направлении. Наш мир циничен. Не для всех людей слово 'мечтатель' - это положительный эпитет.
  
  А теперь есть выход. Честно говоря, уже разрабатывая 'Спираль', Сергей понял, что это шанс попасть хотя бы на орбиту! Только он, в отличие от Королева, на свой билет пока, увы, не заработал. Но если ему это удастся, то приз будет несравнимо больше. Вот как насчет того, чтобы не просто слетать на Марс, а поселиться там? Не сегодня, но когда-нибудь, после почетной отставки, будучи дважды Героем Труда. Почему бы нет? Семейная жизнь, как он точно узнал, не для него, дети уже давно взрослые, и что его удержит на Земле? Если хватит здоровья, то ничего...
  
  Рано он думает о покое, сейчас это стыдно! До того времени еще далеко, а работы предстоит столько, что и не знаешь, с какой стороны копать. Замы, смежники, сборщики, испытатели... Всех нужно настроить на результат, чтобы получить свой приз. А некоторых, проверенных и лучших из друзей, можно не приковывать стальными обручами, как советовал Шекспир, а просто взять с собой! Мало ли, вдруг это будет первое марсианское КБ?
  
  Вперед - на Марс!
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Город Даррен
  
  Ноябрь 2060 года
  
  
  
  День всегда сменяет ночь, иногда даже преждевременно. Но верно и обратное утверждение, и тот, для кого наступает ночь, не всегда может дождаться нового дня. Хуже всего, если ты один, и рядом нет никого, кто готов за тебя сражаться. А иногда и умереть, если придется.
  
  Можно ли доверять профессиональным охранникам? Иногда можно, но если речь идет о личном телохранителе, ставки растут. Гибель охранника не всегда спасает жизнь подзащитного. Сколько раз такое случалось? Контрактом, в случае чего, не прикроешься от снаряда. Хватит ли силы воли у постороннего, по сути, человека, чтобы встать на пути смерти, когда лично для него выхода, кажется, уже нет?
  
  А если вас связывают более крепкие узы? Можно назвать это любовью, дружбой или чувством личной лояльности, но суть не меняется. Пункт о гибели охранника в контракте никогда не заполняется, потому что есть клан, который всегда позаботится о родственниках. Если человек погиб, это еще не повод давать кому-то предпочтения. Но сейчас контракта нет, есть лишь долг.
  
  Зоя Эл давно заслужила особое клановое имя, множество раз спасая жизнь своей подопечной, как правило, не подвергая ее непосредственной опасности. Удавалось парировать угрозы заранее, не вступая в бой. Совсем недавно она приняла на себя снаряд, остановленный на излете лишь броней, но в тот раз ей крупно повезло. Выжила и вернулась в строй.
  
  А потом Мелви, ее напарник, сделал выбор и погиб. Он не был близким другом, но никогда не давал повода усомниться в его преданности. А теперь Зоя, грубо вытолкнув наследницу клана и свою подругу из зоны поражения, поняла, что пришло и ее время. Времени на уклонение нет. Кинетический щит почти на нуле. Броня не выдержит прямого попадания. Наступает ночь...
  
  
  
  Иван Родин очень сомневался, что удастся скрыться, да еще и с таким грузом, но выбора нет. Таскать с собой малознакомых барышень, заключенных в стазис, становится нехорошей привычкой.
  
  И ведь чуть не проворонили нападение на 'беглянок'! Пробуждение вышло в армейском стиле, 45 секунд на сборы, а потом бешеная гонка. В какой-то момент пришлось встревать и импровизировать на ходу, и еще хорошо, что охранная система вовремя подала сигнал о концентрации зондов. На открытой местности связываться с такой группой не стоит и пытаться, но в подземельях есть свои плюсы. Можно подойти скрытно, можно схитрить. Можно сыграть на тактике. Иван и Лина во всю мощь поставили 'завесу' и в окрестностях словно вспыхнул огонь, кто-то из случайных прохожих вскрикнул. И началось!
  
  Иван вспомнил, как оказался без оружия на базе наблюдателей, когда Сарги пошли на штурм. Отвратительное чувство! Вспомнилась повесть одного из классиков фантастики (Хайнлайн, 'Тоннель в небе' - прим.авт.), где речь шла о том, брать ли с собой оружие на экзамен по выживанию. Главному герою посоветовали не брать с собой ничего огнестрельного, мол, с оружием человек становится слишком самоуверенным, идет напролом. А так бы лучше убежал, спрятался и гарантированно выжил.
  
  Там, где происходило действие книжки, это имело смысл. Мол, встретится тварь, которую пулей убить нельзя, а только разозлить, и конец охоте. Но ведь в нашей реальности речь не о пистолетике и не о дробовике, здесь в ходу совсем другое оружие! Да и тварей, способных выдержать такое попадание, не встречается. Вот почему без оружия паршиво!
  
  С другой стороны, и Зоя, и ее подзащитная не были совсем безоружны. Но что сделают две компактные скорострелки против десятка зондов и двух пеших 'троек'? Нужно было хоть как-то уравнять шансы, и Иван решил поступить так же, как тогда, на Базе. Пользуясь узостью поля боя, он атаковал один из зондов, нарушив схемы контроля энергетической капсулы. Проще говоря, подорвал ее.
  
  Это было весьма рискованно, но ничего другого придумать уже нельзя. Рвануло знатно, причем досталось всем без исключения, но зато удалось полностью выбить первую 'тройку' и прикрывавшие их зонды. 'Беглянок' тоже хорошо тряхнуло, хотя из-за маскировки их трудно было различить, разве что Зоя, теоретически, выглядит на сканере движения чуть крупнее. И оружие из рук она не выпустила, в отличие от менее опытной подзащитной.
  
  Дальше все завертелось с такой скоростью, что если бы не запись, можно было бы усомниться в реальности произошедшего боя. Вторая вражеская 'тройка' выдвинулась вперед настолько быстро, что времени воспользоваться заминкой почти не осталось. Зоя только успела вытолкнуть подругу с линии огня, и сама при этом получила два попадания, оставшись почти без защиты. Лишь слегка сместилась в сторону, но полностью скрыться за каменным выступом не успела.
  
  Все, что Иван успел заметить, это выстрел и образованный им конус скоростных обломков, который буквально смел Зою из поля зрения, но в этот момент взялась за дело Лина. Ей наперерез бросилась темная фигура, но она, не снижая скорости, буквально размазала противника по стенке силовым ударом. Иван заметил, что удар пришелся точно в 'мясо', оставив оружие боевика неповрежденным. И это самое оружие, не успев даже упасть, оказалось в руках Лины, причем правильной стороной, и сразу же начало стрелять! Иван похожим, но более грубым ударом избавился от еще одного боевика, но схватить его оружие уже не успел.
  
  - Лару вытаскивай, - коротко приказала Лина, но Иван и так уже сфокусировал на девушке силовой 'щуп' и успел выдернуть ее 'на себя' буквально за секунду до парного выстрела зондов. Снаряды прошили пустое пространство, а Ивану пришлось ловить Лару на лету и вновь уходить с линии огня. Поймав, он прикрыл ее своей защитой и рванул в сторону боковой 'улочки', заметив, как Лина, стреляя с одной руки, аккуратно втаскивает неподвижную охранницу под прикрытие стены.
  
  Все это произошло секунд за пять, и еще столько же времени ушло на то, чтобы всем четверым втиснуться в узкий коридор. Очень хотелось надеяться, что все четверо живы, но Зоя, лишившись маскировки, слишком напоминала Джину Лаваль после того, рокового боя... А вот Лара вполне цела, маскировка на ней работает, и она изо всех сил пытается вырваться.
  
  - Заряжай защиту! - рявкнул на нее Иван, жалея, что не может толком ее разглядеть. Впрочем, он и сам для нее сейчас лишь расплывчатая темная фигура с непонятными намерениями.
  
  А Лина еще раз выстрелила куда-то в проем и запечатала горловину коридора силовым барьером.
  
  - Зонды, - выдохнула она. - Если сможешь еще один...
  
  - Уйми сестру, - поднимаясь на ноги, отозвался Иван, и попытался нащупать один из зондов. - И заряжайся, я стенку удержу. Отойдите подальше!
  
  Раздался треск скорострелки, и по барьеру застучали, зазвенели рикошеты снарядов. Лина подхватила Зою на руки и оттащила вглубь коридора, за толстый выступ стены. Это обнадежило, потому что с трупом так, обычно, не обращаются. Иван остался наедине с противником, но это ненадолго, барьер долго не протянет.
  
  И снова, придется хитрить. Он устроил небольшую тактическую провокацию и ослабил барьер, делая вид, что не может держать защиту. Теперь понятно, что зондов четыре, а боевики, получив еще одно подкрепление, вперед не идут, и правильно делают. Первый же зонд, 'клюнувший' на брешь в защите, получил от Ивана силовой удар, вылетел обратно и там эффектно взорвался.
  
  Остатки защиты приняли на себя энергию взрыва, но на ногах устоять не удалось. Полет к дальней стене не доставил Ивану удовольствия, но спас ему жизнь, когда от взрыва с треском обрушилось перекрытие, намертво изолируя коридор от внешних помещений. Защита почти вся истрачена, но ее остатки не дали Ивану выйти из строя. Кряхтя, он поднялся на ноги и успел застать краткую семейную сцену. Сестры уже обменялись 'опознавательными знаками' и поняли, кто есть кто, но времени на разговоры им никто не давал. И Зое хорошо досталось...
  
  - Ты ее понесешь! - резко приказала Лина. - Держи на ней стазис!
  
  - Копателю будешь приказывать, - прошипела Лара, но взяла на руки свою подругу и охранницу так бережно, что Иван был этим почти тронут. Боевые импланты это хорошо, они сильно помогают таскать тяжести. И полную маскировку никто не отменял, поэтому ни лица, ни образа, ни голоса. Все чужое.
  
  - За мной, - снова велела Лина и пустилась бежать прочь по коридору.
  
  Да, сейчас главное - это уйти подальше. Иван замыкает 'шествие', пытаясь замести следы группы, и иногда посматривает вперед. Лара держится хорошо, и почти не отстает от сестры, которая ведет их в глубокие и довольно мрачные катакомбы. Можно предположить, что Лина здесь ориентируется лучше всех присутствующих, но сейчас она завела их в такие дебри, что становится не по себе. Главное это скорость и скрытность. Рано или поздно везение может закончиться, и тогда противник подтянет уже не две-три группы, а десяток.
  
  Иван отметил про себя то, чего давно опасался. И зонды, и 'пехота' действовали намного стремительнее и опаснее, чем ранее встреченные боевики Сарги. Это уже явные профессионалы, а не кучка отчаявшихся беглецов. На открытой местности против них шансов нет, и только подземелья помогли уравнять шансы. Ну, и немного везения, само собой.
  
  Везение и самопожертвование. Удивительно, что Зоя все еще жива, такие повреждения за полчаса не регенерируешь. Осколки сильно повредили броню, проломив ее в нескольких местах, и проникли в тело. Кажется, руки перебиты, но кисти целы. Очень много крови на одежде и на доспехах, но голова, кажется, цела. Короткие волосы так напоминают о Джине, что жуть берет...
  
  К сожалению, хорошие рефлексы Лары начали давать сбой по мере удаления от источника опасности. Поначалу она просто неслась вперед, стараясь не отставать от сестры, и хотя скорости ей явно не хватало, упорство брало свое. Они углубились в лабиринт пустых тоннелей, пару раз спрятались от зондов и дальше пошли уже простым быстрым шагом, полагаясь на демпферы и маскировку. И тут Лару, наконец, прорвало, и она стала бросать недобрые взгляды то на сестру, то на ее 'напарника'.
  
  'НИ СЛОВА!' - предугадывая ее намерения, передала Лина по ИК-связи.
  
  Все правильно, любой шум может навести на след. Ларе пришлось отложить скандал на более позднее время, но периодические недобрые взгляды это не отменяет. Все дальше вниз, и все уже становятся проходы и коридоры, и людей здесь уже не встретишь, и темень кромешная, не доходит сюда свет с поверхности. Многие ли знают про эти закоулки? Многие ли бывают здесь? Ведь даже карта этих тоннелей у каждого своя, и не всякому 'отщепенцу' доступны планы древних подземелий. Вокруг мелькает то ржавая чугунная опалубка с обрывками массивных кабелей, то на редкость привычные для земного глаза бетонные тюбинги, а то и голый грунт, слегка подпертый мощными досками, которым столько лет, что страшно представить. Есть и подтопленные участки, но туда лучше не соваться, если шкура дорога...
  
  А еще, в этих тоннелях имеется сеть датчиков движения, пусть неполная, но весьма полезная. Кто ее расставил? А не все ли равно, ведь главное, что доступ к ней имеют далеко не все, а лишь те, кому здешние 'авторитеты' доверяют. И у кого есть на это деньги, разумеется.
  
  'СТОП!'
  
  Лина поймала сигналы от сети и переслала по безопасному каналу Ивану. Судя по этим данным, рядом вовсю шарят чьи-то зонды, но так глубоко в подпол пока не лезут. Возможно, они и не полезут, но лучше затаиться, ведь по прямой это всего каких-нибудь двадцать метров вверх! Лина осмотрелась и решительно полезла в узкий наклонный проход, лежащий несколько в стороне от маршрута. Здесь она отыскала громоздкий прямоугольный люк и аккуратно приподняла массивную крышку, стараясь не греметь старым железом.
  
  - Вниз! - коротким шепотом скомандовала Лина, фиксируя свежие и более близкие сигналы зондов, и первой резво нырнула в колодец. Иван и Лара, не сговариваясь, вдвоем осторожно опустили неподвижное тело Зои в колодец, нежно придерживая несчастную охранницу с двух сторон. Иван, хватаясь за холодные шершавые скобы, осторожно опустил на место тяжелую крышку, но не успокоился, пока над головой не появилось еще несколько метров бетона и земли. Все это сильно напомнило то, как радистка Кэт в известном фильме пряталась от Гестапо. Здесь, в самой глубине, своды выложены древним рыжим кирпичом, и даже старые карты не помогут найти дорогу, а активно сканировать никак нельзя.
  
  Иван не удержался от легкой ностальгии, вспомнив московские подземелья, где ему с соратниками так долго приходилось прятаться. Кто же знал, что на Рьяле есть почти такие же! Нужно найти небольшое замкнутое пространство и построить в нем защитный контур, тогда это будет почти гарантия. Где-то шумит вода, но воздух не затхлый и почти сухой. Обходясь только 'тепловым зрением', Иван и Лина обследовали несколько узких галерей и обнаружили, наконец, подходящую нишу в стене, наполовину закрытую более свежей кирпичной кладкой, кусок которой когда-то откололся и теперь валяется рядом. Возникло нехорошее ощущение, что в этой нише пытались кого-то замуровать, но не довели дело до конца.
  
  Зою пронесли первой, осторожно положили ее у стенки на силовую 'подстилку' и кое-как втиснулись сами. Сейчас лучше не рисковать и просто отсидеться, не проявляя себя. Если все сделано правильно, то зонды ищут наугад, прочесывая квадрат за квадратом. Лина последней проскользнула в нишу и силовым захватом поставила на место отвалившийся кусок кладки. Все, теперь снаружи никто ничего не увидит, остается только замкнуть защитный периметр...
  
  Который оказался неожиданно маленьким. Иван отключил 'ночное зрение', подвесил под потолок маленького 'светляка' и немного растерялся. Места в нише оказалось примерно вдвое больше, чем в какой-нибудь древней телефонной будке. Теперь все трое синхронно отключили маскировку и смогли, наконец, рассмотреть друг друга. Точнее, особого разглядывания и не вышло, потому что сестры друг друга и так знают, а 'принцессе', похоже, совершенно плевать на 'попутчика'. К тому же, нужно спасать Зою...
  
  - Надо снять с нее броню, - Лара немного успокоилась и перешла от недовольного шипения к шипению деловому. Внешне она чем-то похожа на Лину, и в то же время совсем другая! И волосы не просто с рыжинкой, с шикарным медным отливом, и даже вьются! У нее не такие прямые и точеные, как у сестры, черты лица, и округлые очертания губ еще больше смягчают образ. И в глаза, по традиции, лучше не заглядывать, так и улететь недолго. А манеры у нее, понятно, совсем другие, она все равно бесится, но уже не готова рвать и метать. Сейчас она полностью отрезана от внешнего мира, и в такой ситуации ей придется немного сдать назад.
  
  - Я тебе помогу, - отозвалась Лина, ставя давно молчащее оружие в угол. - Заодно и поговорим.
  
  - Вас двоих отец послал? - нехотя выдохнула Лара, осторожно расстегивая изломанную пластину доспехов Зои. - И как ты меня нашла?
  
  Иван захотел вставить словечко, но сдержался. Незачем раздражать 'принцессу' лишний раз.
  
  - Дядя не знает о твоих 'способностях', - мягко отмахнулась Лина, бережно удерживая Зою на месте. - Если он кого-то и послал, то только от отчаяния. Мы знали, что тебе грозит опасность, и решили подстраховать.
  
  - А это кто? - спросила Лара, игнорируя его присутствие.
  
  - Айван, клан Росс, - Иван все-таки не смог не ответить на подобный выпад сам. Впрочем, Лара умудрилась даже спиной выразить презрение.
  
  - Надежный человек, - усмехнувшись, добавила Лина. - Без него тебя бы уже убили.
  
  - А без тебя и не пытались бы, - зашипела на сестру Лара, при этом бережно снимая с тела Зои обрывки ткани и осколки. - Это с твоим появлением все началось!
  
  Значит, о гибели родных Лины и ее внезапном возвращении она знает. Это не удивительно, даже если сам Стен ей ничего не говорил. Не так она проста, как кажется.
  
  - А я и не спорю, - Лина спокойно пожала плечами. - Но извиняться за то, что жива осталась, не буду. Раньше никак не могла вернуться. Сама еле выкрутилась.
  
  - Жалко твоих, - неожиданно выдала Лара, и стало понятно, что она не врет. - Мы бы помогли, если бы знали.
  
  - Отец решил иначе, - вздохнула Лина. - Из-за этой проклятой секретности, похоже, и начались все проблемы. Ладно, проехали.
  
  'Куда проехали?' - видимо, хотела спросить Лара, но промолчала, снова переключая внимание на раненую. Полностью сняв с нее броню и поврежденную ткань, сестры начали удалять осколки и обрывки, впившиеся в тело. Невооруженным глазом видно, что ребра сломаны, грудная клетка иссечена и вдавлена, и если сейчас снять программу стазиса, Зоя умрет меньше, чем за минуту. Ее импланты, несмотря на потерю ресурсов, еще работают, но регенерировать ткани при таких повреждениях не могут.
  
  - Могли на минуту раньше появиться, - чуть мягче проворчала Лара. - Вода есть, хоть немного?
  
  Лина молча отдала сестре флягу, и та бережно промыла раны подруги, просушила и обработала раствором из своей 'аптечки'. Предусмотрительная девочка, ведь таскает с собой комплект первой помощи, несмотря на наличие боевых имплантов. Интересно, сама догадалась или кто-то подсказал? А с водой у нас неважно, и воздух слишком сухой, чтобы добыть конденсат. Но где-то поблизости точно есть вода, и если преследователи отстанут, можно будет отфильтровать...
  
  - Регенерация работает? - спросил Иван, заметив, что Лара, похоже, не слишком уверена, что делать дальше.
  
  - Откуда я знаю?! - привычно огрызнулась она, но на глазах появились предательские слезы. Кто бы мог подумать, что такая избалованная особа способна на подобную слабость?
  
  - Стазис снимать нельзя, - заключил Иван, осторожно сканируя раненую. - Импланты не могут полностью... восстановиться. Из-за повреждений костей. Значит, будем вручную. Все равно, мы здесь надолго.
  
  И еще, вспомнил он, нужно включать поглотители углекислоты, чтобы не задохнуться в таком тесном объеме. Впрочем, Лина уже сама сообразила, а ее сестра, защищая достоинство беспомощной подруги, прикрыла ее наготу проекцией.
  
  - Нечего пялиться! - прорычала она, отворачиваясь, чтобы смахнуть слезы.
  
  Он вовсе не 'туда' смотрел, а все больше на черты лица Зои. Скуластая, чуть курносая... Как же похожа! Это не переселение душ, но что-то подобное. Зоя, пожалуй, самую малость меньше ростом, чем Джина, и соответственно, немного уже в плечах, но все равно, в ней чувствуется какая-то особая жизненная сила. Даже сейчас, когда она едва жива! Так ли давно Иван интересовался, бывают ли Рьялхи светлой масти? И вот, пожалуйста! Хоть Зоя тоже темноволосая, но некоторые прядки искусственно высветлены, образуя крупный, но приятный 'орнамент'. Ее волосы короткие, едва прикрывают шею, но выглядит это великолепно. Редкий дар, и еще одно напоминание о Джине...
  
  - Не ори, - упрекнула сестру Лина. - У тебя что, гормональный контроль слетел? Включай голову! Ты умеешь регенерировать вручную?
  
  - Ее нельзя трогать! - решительно возразила Лара, чуть ли не прикрывая Зою собой. - Надо выбираться наверх и везти ее в наш Центр! Или к Ринкеш, это ближе!
  
  - До Центра надо дожить! - остудил ее Иван, не обращая внимания на колючий взгляд. - Нам не дадут отсюда выйти. Если придется прорываться... Лучше, если нас будет четверо!
  
  - И кто это говорит? - зло проворчала Лара, неожиданно ткнув его кулачком в грудь. - Хам-наемник? Почему без оружия приперлись?
  
  - Не было времени! - ответила за него Лина. - Чтобы достать серьезное оружие, одного желания мало. А скорострелки вам не помогли, и Мелви тоже!
  
  - Мелви, - чуть не простонала Лара, балансируя между слезами и бешенством. - Что ты вообще знаешь о Мелви?!
  
  - Я его нашла, - тихо ответила Лина, решительно привлекая сестру к себе и обнимая за плечи. - И нашла его печатку. И так вышла на ваш след. Времени не было. Понимаешь?
  
  На секунду показалось, что Лара сейчас сломается и расплачется на груди у старшей сестры, но не тут-то было! Без всякой агрессии она отстранилась и почти сразу успокоилась. Похоже, братание откладывается до лучших времен.
  
  Иван решил не терять время, снова просканировал Зою и понял, что начать нужно, по идее, с ребер. Все посторонние обломки и лоскуты удалены, но вмятая грудина это верная смерть. Стазис дает возможность не спешить, и это очень хорошо, с такими повреждениями Иван раньше не сталкивался. Но шаблон есть шаблон, главное не допустить дальнейших повреждений обломками костей, для чего их пришлось аккуратно, по одному, изолировать.
  
  Медленная и кропотливая процедура, несмотря на автоматизацию, заняла несколько напряженных минут. Потом Иван медленно, по миллиметру, приподнял вдавленную грудину, удерживая поврежденные кости десятками силовых захватов. Хорошо, что не руками приходится держать, тем более, что сестры не нашли ничего лучше, как продолжать шептаться.
  
  - Зачем ты за мной полезла? - подозрительно тихо спросила Лара, пассивно наблюдая за манипуляциями Ивана.
  
  
  - Я же не спрашиваю, почему ты исчезла, - парировала Лина.
  
  Иван начал осторожно ставить на места обломки костей, стараясь не пропускать даже самых крохотных. Если делать все руками, то это работа для бригады хирургов часов на десять, но у нас не тот случай. Да здравствует автоматизация!
  
  - Я исчезла, - сквозь зубы прошипела в ответ Лара. - Потому что меня чуть не убили.
  
  А что отец, наверно, с ума сходит, об этом лучше не заикаться. Не нашего ума дело!
  
  - Это я знаю, - ответила Лина, и даже по ее тону было слышно, что она при этом усмехнулась. - Но ведь всем известно, какая у нас с тобой 'любовь', и если тебя прибьют...
  
  - Представила, - прервав ее, процедила Лара. - Значит, ты решила меня спасать, чтобы на тебя не подумали?
  
  Или плохо знает сестру, или личная неприязнь застит любую логику. Нужно напомнить, а еще лучше, устыдить. Но вникать в это некогда, пора запускать регенерацию ребер. Не всех, а наименее поврежденных, и только потом настанет черед остальных. В некоторых из них разорваны нервы и сосуды, их тоже нужно восстановить. Потом соединительная ткань, и только после этого можно будет перейти к внутренним органам.
  
  - Не хочу, чтобы тебя убили, - спокойно объяснила Лина. - Понимай, как хочешь.
  
  - Ладно, - как-то подозрительно покладисто согласилась Лара. - При случае замолвлю слово перед отцом. Но ты права, возвращаться сейчас нельзя...
  
  Наконец, поставив на место все ребра и даже кости рук, Иван почувствовал, что импланты Зои сориентировались в ситуации и начали собственную регенерацию. В стазисе это будет происходить долго, не меньше двух-трех часов, так что спешить некуда.
  
  - Готово, - сообщил Иван. - Теперь она сама справится. Только ждать.
  
  - Сидим и ждем, - согласилась Лина.
  
  - Отдыхайте, пока можно, - посоветовал Иван. - Наверху сейчас нездоровая активность. Никто никуда не пойдет. Будем здесь сидеть. Хорошо хоть какое-то оружие есть.
  
  - Оружия нет, - устало ответила Лина и встретилась с его удивленным взглядом. - Сам посмотри.
  
  Иван взял в руки 'пушку' и сразу понял, что слишком уж она легкая. Отомкнул магазин, для верности. Пусто.
  
  - Что давали, то и взяла, - ничуть не оправдываясь, вздохнула Лина.
  
  - Паршиво, - заключил Иван, ставя пустое оружие обратно в угол. - Лара, ты хоть расскажи... Что с нападением? Кто это? Ты знаешь?
  
  - И не хами, - сработала на опережение Лина, видя намерения сестры, которая в последний момент язычок прикусила!
  
  Только сейчас ей не хватает начинать качать права! И тогда придется девочке снова объяснять, какой в этих катакомбах действует этикет. Не привыкла она к такому обращению, это точно. Все больше 'госпожа Эл' или 'уважаемая вице-координатор' и тому подобная ерунда. Впрочем, если честно, Ивану девушка все равно понравилась, потому что не дура. И не настолько она избалована, чтобы не включать мозги в нужный момент, или даже чтобы считаться безнадежной стервой. А стресс, он пройдет...
  
  - Потом расскажу, - проворчала 'принцесса'. - Когда Зоя очнется.
  
  Ладно, сейчас это не так критично. С другой стороны, обидно просто сидеть в каменном мешке несколько часов, пусть даже в такой приятной компании. Допустим, полчаса или час придется потерпеть, заодно попытаться понять судорожные телодвижения противника. Зонды так и шныряют! Почему их так упорно ищут? И кто сказал, что ищут именно их? Они не могут знать, где искать. Разве что, обыскать все подземелья подряд, но тогда не было бы такого постоянного мельтешения. Беглецы сейчас очень далеко от места побоища, много ближе к северным окраинам Города, и если пройти еще немного дальше, то попадешь в тупик. Там находится вал кратера, и древних подземелий не сохранилось.
  
  Иван задумался, прикидывая набросок плана действий. Для начала, решил он, попробуем понаблюдать, и если найдется брешь во вражеских порядках... Тогда непременно нужно обследовать окрестные ходы. Посмотреть, что за вода журчит неподалеку. Да и эта ниша, в которой они укрылись, определенно не столь проста, как казалось поначалу. И как он сразу не заметил?!
  
  Только вот 'принцессу' будет трудно убедить, но зато у Ивана есть серьезная союзница. Лине на этот раз хватило одного взгляда на его просветленную физиономию.
  
  - Ты что-то придумал? - мило поинтересовалась она.
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Иркутск, ангар ОКБ 'Спираль'
  
  Ноябрь 2060 года
  
  
  
  - Гражданские, - добродушно проворчал командир. - Не удивлюсь, если наш новый 'начальник' задержится.
  
  Его бессменный бортинженер даже глазом не моргнул, вместо этого любовно погладил черную панель 'трешки'. Последняя из 'Спиралей' проекта 'Б', эта машина полюбилась обоим больше остальных. Но теперь предстоит снова учить летать уже новый проект 'В', без старых двигателей, но кто же будет жаловаться? Где еще найдешь такую работу?
  
  Но сейчас должно произойти что-то необычное. Бумаги, которые пришлось подписать, впечатлили бывалых испытателей, а теперь нужно ждать 'начальника экспедиции'. Почему-то воображение рисует заслуженного ученого, еще крепкого физически, но умудренного опытом. И почему встреча назначена здесь, прямо в ангаре?
  
  Их ждет какое-то серьезное задание, и для этого понадобился лучший экипаж. Понятно, что выбрали именно их, тут никаких сомнений нет. С их-то налетом! Но пассажиров возить для испытателей весьма непривычно... Да и сама суть миссии непонятна. Четыре дня назад им сказали, что летать придется минимум месяц, и даже дали трехдневный отпуск, чтобы провести его с семьями. И больше никаких подробностей и никаких вопросов.
  
  Кое о чем можно и так догадаться, если пораскинуть мозгами. 'Трешка' к полету готова и не подведет, но летать на ней месяц?! Вдвоем, плюс пассажир?! Нет, это чересчур, нет такого садизма у начальства. Кабина у 'Спирали' тесновата для длительных полетов, лабораторный модуль, таскаемый в грузовом отсеке, не готов. Остается станция, но тогда зачем вся эта секретность?
  
  - Доброе утро! - раздался молодой голос, эхом прокатившись по ангару.
  
  Вновь пришедший оказался спортивным молодым человеком, белобрысым и зеленоглазым, одетым просто и практично. Утепленная куртка, полуботы на рифленой подошве, одним словом, типичный студент-старшекурсник или же 'молодой специалист', едва закончивший практику. Картину завершает небольшой рюкзак за плечами и планшет в руках.
  
  - Вы, наверно, ждали профессора Барбенфуа, - непонятно пошутил парень. - Но прислали всего лишь меня. Вадим Руднев, к вашим услугам.
  
  Если судить по уверенному виду парня, пилотов он прекрасно знает, но представиться все равно нужно.
  
  - Дмитрий, - скромно представился майор Сурдинский и крепко пожал протянутую руку.
  
  - Леонид, - последовал его примеру капитан Ахромеев.
  
  - Давайте приступим, - сходу начал Вадим. - Только сначала договоримся. Вы тоже подписали страшные бумаги о неразглашении, но на моих орел был крупнее, поэтому вас в этой истории ждет много непонятного. Надеюсь, никакого снобизма в стиле 'молодо-зелено' не будет?
  
  Летчики немного удивились такому напору, но быстро адаптировались.
  
  - Сколько вам лет? - спокойно спросил Сурдинский.
  
  - Двадцать два, - охотно ответил Вадим, ничуть не смущаясь. - Сразу скажу, что задача у нас будет строго научно-прикладная и очень секретная. И придется освоить новую технику.
  
  Знает парень, что нужно сказать бывалым летунам, чтобы привлечь внимание!
  
  - Это другое дело, - усмехнулся командир. - Против техники не попрешь.
  
  - Отлично! - заключил Вадим и сделал приглашающий жест. - Прошу за мной! 'Трешку' теперь другой экипаж будет облетывать.
  
  Вот еще одна странность! 'Трешка' пока самая новая в серии, 'Ступы' к испытаниям не готовы, так что же за новая техника? Они не спеша вышли на летное поле, и Вадим предложил летчикам сесть в свой автомобиль, оказавшийся внушительным 'Барсом', новым внедорожником уральского завода.
  
  - Здесь недалеко, - объяснил молодой ученый, садясь за руль. - Так просто нас в те ангары не пустят, так что приготовьте документы.
  
  К удивлению летчиков, им пришлось проехать через настоящий блокпост, неизвестно откуда взявшийся прямо на территории аэродрома, за невысоким забором. А со стороны и не видно ничего! Суровые парни в полной выкладке придирчиво проверили всех троих, заставили расписаться в журнале, сняли всех крупно на камеру но, в конце концов, пропустили.
  
  Вадим подогнал машину к самому дальнему ангару и загнал ее в пристройку, оказавшуюся утепленным боксом. Здесь тоже серьезная охрана и целый ворох камер и датчиков. Под белыми колпаками, расставленными тут и там, ждут своего часа телеуправляемые турели. Серьезнее не бывает! И снова пришлось расписаться в журнале и позировать на камеру, но вот они уже в коротком отапливаемом 'рукаве', соединяющем бокс охраны и сам ангар. Еще одна дверь с электронным замком, и они на месте. В ангаре полная темнота и только слышен гул тепловых пушек, гоняющих горячий воздух. Вадим уверенно подошел к стене и хлопнул ладонью по светящимся в темноте панелям выключателей.
  
  Насколько ярким показался вспыхнувший свет, настолько же угольно-черным явился огромный вытянутый силуэт корабля. Четыре мощных опоры шасси с большими колесами кажутся основательными и надежными, но сам аппарат не похож ни на что на свете! Вадим что-то скомандовал со своего планшета, и створки грузового отсека разошлись в стороны, выдвинув длинный пандус.
  
  - Вот наша птица, - гордо сказал он, будто сам ее строил. - Прошу на борт.
  
  Летчики-испытатели не те люди, которых можно легко вогнать в ступор. Если эта чудо-машина стоит перед ними, значит, нужно ее облетать! Разобраться во всем, освоиться с управлением, поднять в воздух, постепенно выжимая из нее максимум возможного!
  
  - И сколько у нас времени, чтобы освоить машину? - поинтересовался командир.
  
  - Две недели, - кратко ответил Вадим, но поспешил объясниться, видя ошарашенную реакцию профессионалов. - Не удивляйтесь, у этой машины очень много общего со 'Спиралью'. Можно сказать, почти одно и то же, 'мозги' и управление у них почти одинаковые. Но самое главное, вам ее не нужно испытывать и учить летать. Она уже прекрасно все умеет.
  
  Даже не пытаясь осознать такой поворот, летчики поднялись за ученым сначала в грузовой отсек, а затем и на вторую палубу, на мостик. Расположились в комфортабельных креслах согласно привычке, командир в центре, бортинженер справа, исследователь слева. Вадим снова что-то сделал с планшетом и с улыбкой подбодрил командира.
  
  - Включайте, Дмитрий Сергеевич. Как на новой 'Спирали'!
  
  Органы управления в исходном, питание есть, табло горит. Контроль гидросистемы не нужен за неимением таковой. СОЖ на автономном питании, в готовности. Топливо не нужно, 'обычных' двигателей нет, и это хорошо. Собственно, можно включать! Даже у такой большой и сложной машины есть простой выключатель. Всего лишь поворот 'ключа', и машина 'оживает'!
  
  При этом не взвыла дурным голосом ВСУ (вспомогательная силовая установка - прим.авт.), которой здесь попросту нет. Энергии на борту и так достаточно! Зажглась подсветка приборов, и тихо зашелестели под обшивкой контуры охлаждения. Вентиляторы, включившись на пару секунд для проверки, остановились, 'почувствовав' гравитацию, при которой естественная конвекция достаточна. Зажглись большие дисплеи, отображая процесс 'загрузки' борта, занявший всего несколько секунд.
  
  - Борт ноль-два, грузовой отсек открыт, - сразу же проговорила РИТА.
  
  Сурдинскому потребовалось меньше трех секунд, чтобы найти нужную рукоятку. Уж он-то хорошо знает, где у 'Спирали' управление грузовыми створками! И здесь все почти так же...
  
  - Борт ноль-два, грузовой отсек закрыт, - спустя полминуты успокоила всех РИТА.
  
  - Дальше как при социализме, - несвойственным для нынешней молодежи выражением прокомментировал Вадим. - Мы сейчас в режиме тренажера, так что ничего не сломаем. В основном нам предстоит разбор матчасти, и поскольку времени у нас мало, я буду все показывать прямо на 'железе'.
  
  - То есть, вы не только начальник экспедиции, но и наш инструктор? - дружелюбно усмехнулся командир.
  
  - Скорее, ваш борттехник, - принял шутливый тон Вадим. - Как ни странно, но эта машина от самых первых чертежей прошла через мои руки. Я знаю, как она работает и на что способна. Просто поверьте, это не пустые слова.
  
  Летчики синхронно переглянулись.
  
  - Это заметно, - кивнул бортинженер. - На одних словах такую махину не построить. Тогда зачем нам 'Спираль', если есть такое чудо?
  
  Вадим устало улыбнулся как человек, который слишком много знает и не хочет 'грузить' окружающих. Стало понятно, что несколько последних лет были для этого совсем молодого человека вовсе не простыми. Не похож он на беззаботного 'брата студента'...
  
  - Все потому, что 'Спираль' в природе существует, - медленно произнес Вадим. - А эта машина нет.
  
  В принципе, уже и так все понятно. Как там одна известная вражина однажды сказала? Головоломка, завернутая в тайну, завернутую в загадку? Как-то так... Такой корабль нужно разрабатывать лет пять, а то и все десять! А ведь его уже кто-то построить и испытать успел! Но на инопланетное изделие тоже не похоже, везде вполне привычные конструкции и надписи на русском языке. И сразу видно, что со 'Спиралью' эта машина в близком родстве.
  
  - Борт ноль-два, установи охлаждение на 'авто', - снова возникла РИТА.
  
  - У нас на борту масса энергии, а в ангаре довольно тепло, - пояснил Вадим. - Вот она и предлагает сама проследить за режимом. На 'Спирали' радиаторы на створках грузового отсека, а здесь этакие длинные жабры на 'спине'. Четыре независимых системы, и вон там правее блок переключателей, видите? Ставьте все на 'авто'.
  
  Четыре щелчка, и над тумблерами загорелась успокаивающая нервы зеленая индикация.
  
  - Машина очень летучая, - Вадим ласково погладил подлокотник кресла. - На ней можно и вертикально взлетать и садиться, тяги достаточно. Отработаем взлет по приборам, сами увидите. Груза у нас почти не будет, только полные баки рабочего тела. Пушки нам тоже сняли, лишний вес.
  
  - Пушки? - повторил командир каким-то странным голосом.
  
  - На будущее, - туманно отмахнулся Вадим. - Мы же за мирный космос, в конце концов.
  
  - Значит, через две недели мы уже должны лететь? - спросил бортинженер, возвращаясь к цели экспедиции.
  
  - Желательно не позже, - кивнул Вадим. - Хотя небольшая отсрочка и не смертельна. Вы уже в курсе, летать будем как минимум месяц, поэтому тренировки обязательны, как в любом длительном полете. Куда и зачем летим, не спрашивайте. Все узнаете сами.
  
  Вадим что-то переключил на своем пульте, и с гудением раскрылись наружные створки, закрывающие стекла. На мостике сразу стало светло, как на стадионе во время ночной игры.
  
  - Вы ОКП (общекосмическую подготовку - прим.авт.) проходили? - спросил командир, почти наверняка зная ответ.
  
  - Отчасти, - мысленно вздрогнув, признался Вадим. - Меня слегка покрутили на вестибулярку и пару раз свозили на невесомость, чтобы медицину успокоить. Эксплуатацию гальюна я освоил в совершенстве, дыхательный аппарат использовать умею. А остальное вы мне подскажете по ходу дела. Понимаю, что ситуация непривычная...
  
  - Не то слово, - самую малость нахмурился майор. - Мы, конечно, приказы не обсуждаем, но что с вами делать при нештатной ситуации?
  
  - Обузой я не буду, - спокойно парировал Вадим. - Машина у нас тоже необычная, сломать ее трудно, вероятность неполадок очень невелика. Разве что, фатальное невезение, вроде столкновения с чем-нибудь...
  
  - Невероятно, - проворчал бортинженер. - Остается понять, почему так важно ваше присутствие? Именно ваше?
  
  Интересно, ответит ли юный 'профессор' на такой простой вопрос? Какие он найдет слова, чтобы убедить пару матерых космических волков в своей незаменимости? Но Вадим не проявил никакой нервозности и просто постучал пальцем по краю своего планшета.
  
  - Когда мы прибудем на место, - постарался объяснить он, - На моей совести будет управление определенным оборудованием корабля. Это и есть наша научно-прикладная миссия. Очень важная и секретная. И чтобы сделать все правильно, требуется присутствие специалиста из нашей 'особой' научной группы, к которой я отношусь.
  
  - И больше никого не нашлось? - внимательно вглядываясь в лицо молодого ученого, Сурдинский заметил признаки искреннего волнения. Вот занесло парня...
  
  - Не быть мне космонавтом, - нервно усмехнулся Вадим, поняв, что его испытывают. - Во всяком случае, официально. Полет секретный, в новости и статистику я не попаду, и вряд ли полечу куда-нибудь снова. Но больше некому, это факт. Нужны определенные знания, которыми владеют от силы несколько человек. Нас и так очень мало, а по совокупности факторов на эту роль подхожу только я. Теоретически, можно управлять машиной дистанционно, с Земли, но мы решили не рисковать.
  
  - Мы в вас не сомневаемся, - отозвался бортинженер. - В конце концов, в авиации кого только не возят! Даже 'Спираль' для пассажира все равно, что обычный самолет.
  
  - Утрируем, - согласился командир. - Но по сути верно. И все же, что там наши затеяли? Здесь что-то очень большое намечается, это даже чувствуется. Да и секретность такая!
  
  Не очень похоже, что Вадим сильно переживает из-за выбора. Скорее, даже наоборот, он слегка успокоился, словно все уже давно решено.
  
  - Скажу в общих чертах, - усмехнулся он. - То, что мне разрешили, зная ваше любопытство и упорство.
  
  Пилоты озорно переглянулись. Вот, значит, что! Ловко их начальство просчитало, и заранее одобрило все 'откровения'. Ну что же, спасибо за доверие!
  
  - Все дело в Марсе, - продолжил Вадим. - У нас на него, знаете ли, большие виды. И откладывать свои планы в долгий ящик, как мы теперь знаем, нельзя. Поэтому мы начинаем подготовку, скажем так, к большим подвижкам в этом направлении. Но на Марс мы с вами, конечно, не полетим.
  
  - Жаль, - усмехнулся командир, который где-то в глубине душе успел помечтать о межпланетном полете. - Но это понятно, мы за месяц туда и обратно не успеем, если оставаться там хотя бы на неделю. Так что же нам предстоит?
  
  - Эксперимент, - хитро улыбнулся Вадим. - С большими последствиями. Вам знаком термин 'терраформирование'?
  
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Город Даррен
  
  Ноябрь 2060 года
  
  
  
  Когда-то страх перед Копателями и их делами двигал не только простыми людьми, но и Советом Кланов. И в то же время, что мы о них знаем сейчас, спустя два с половиной столетия? Кто они?
  
  Не все легенды сегодня можно проверить, а Копатели это одна сплошная череда легенд и их интерпретаций. Почему они охотились на тех редких людей 'не от мира сего', которых называли Ясными, или, если по-нашему, блаженными или одержимыми? Мы даже не можем с уверенностью сказать, было ли это на самом деле, за давностью лет. Эти самые Ясные тоже легенда и сведений о них ничуть не больше, чем о самих Копателях. И перебили их задолго до эры высоких технологий, когда стали возможны хоть какие-то исследования.
  
  Но есть ученые-историки и их рабочие гипотезы, которые так или иначе могут нам о чем-то рассказать. Почему Копатели, внезапно выйдя из небытия в те годы, когда кланы только начали внедрять импланты, спровоцировали Резню? Почему они так воспротивились новым веяниям, обещавшим могущество и долголетие? Большинство специалистов согласны с тем, что Копатели испугались так сильно, что начали действовать на свой страх и риск. Они испугались возвращения Ясных. Обладатели имплантов стали слишком напоминать тех, кто был уничтожен столетия назад, но в этот раз это были совсем другие люди, и не было никакой мистики.
  
  Создав импланты, человек знал, на что шел, и знал, чего хочет. Долголетия. Защиты. Могущества. И конечно, справедливости в том, как распределятся эти блага. Но Копатели решили, что все это не стоит риска, и начали свою войну. Они смогли расколоть общество, но не смогли победить окончательно, потому что Совет Кланов встал у них на пути.
  
  Копатели проиграли в этой борьбе, и их много лет преследовали и убивали и Рьялхи, и Сарги, пришедшие в себя после Резни. Но кто может поклясться, что они исчезли совсем и навсегда? Ведь Совет Кланов, их заклятый враг, все еще существует. А Копатели, и это один из немногих достоверных фактов, никогда не прощают врагов.
  
  
  
  - Оставь его в покое! - потребовала Лина, недовольно оскалившись на возмущенную сестру. - Я тоже не всегда понимаю его задумки. Но почему-то он всегда оказывается прав!
  
  Щелчок, и еще один кирпич вытащен из стены и уложен в некое подобие косой складки, пусть даже не по ГОСТу. Долгий, муторный процесс, но Иван, кажется, никуда не спешит. Если его догадка верна, все очень скоро прояснится. Лишь бы присутствующие барышни не мешали...
  
  - Помнишь, как ты ругалась, когда дядя Стен не отпустил тебя со мной в Город? - вдруг спросила Лина, сменив недовольство на фирменную иронию. - Причем на отца шипеть тебе духу не хватило, отыгралась на мне.
  
  - Я все помню, - проворчала в ответ Лара. - Мне вообще нельзя ничего забывать. И про все это я тоже не забуду.
  
  И не поймешь, то ли это намек на благодарность за спасение, или же совсем наоборот... Одно ее слово, сказанное отцу, может многое изменить, поэтому лучше не ругаться. Но если даже Лина сомневается, хоть и пытается разобраться...
  
  - Это я попросила дядю Стена, чтобы он тебя дома оставил, - призналась Лина. - Наговорила ему всякой ерунды. Мол, не мое это дело, за мелюзгой присматривать. Тебе еще и двадцати не было, поэтому он согласился.
  
  Иван про себя умилительно расхохотался, ведь Лина старше сестры на целых четырнадцать лет! А ее собственный возраст давно уже не секрет, еще с тех пор, как они жили в съемном доме на окраине Ростова. Как-то, одной тревожной декабрьской ночью он набрался наглости и спросил ее прямо, при этом опасаясь делать предположения. Вот как можно угадать возраст Альбины, к примеру? Сомнений было много, не обидится ли?
  
  Но Лина тогда не только не обиделась, но и не дала ему уйти от ответственности. Трудно выкрутиться, лежа под одним одеялом, и она, сверкнув глазами, потребовала от него предъявить свои соображения о ее годах. Иван подумал пару секунд, да и выложил ей все как есть, с самого начала. О чем думал, увидев ее в первый раз, в виртуальном зале, в качестве посланника Рьялхи. Как сначала поверил в ее юность и надменный тон, и как быстро поменял свое мнение. Как решил, что ей вряд ли 'чуть за двадцать', но сколько на самом деле, не мог представить. Вспомнил, как во время трудного разговора после штурма Базы ему показалось, что она вдруг стала старше лет на десять, и после этого он перестал гадать и лишь думал о том, что если будет доверие, то она сама все скажет.
  
  И она, конечно, все сказала, и он, конечно, ничуть не удивился. Тогда сорок семь, а сейчас уже все сорок восемь. Очень молода, по сравнению со старейшинами клана Эл, но когда ее сестра еще только делала первые самостоятельные шаги без ежеминутной опеки, Лина уже неплохо знала трущобы Города, была знакома с Даргосом и уже успела прервать своей рукой несколько жизней. Так почему она теперь вспомнила о том, как отказалась 'выгуливать' сестру?
  
  - Хочешь сказать, тебе меня жалко стало? - фыркнула Лара, попав при этом в точку.
  
  - Я и сейчас не хочу, чтобы тебя убили, - усмехнулась Лина. - А за мной тогда тоже кое-кто охотился. Ты ведь не поняла, в чем дело?
  
  - Что за семья такая, - недовольно вздохнула Лара. - Все только и делают, что меня охраняют. Ограждают, оберегают! А меня спросили?
  
  - Меня тоже не спросили, - все так же спокойно ответила Лина. - Отец про меня вообще не вспоминал, у него все планы были рассчитаны на брата. Наследник, и все такое. А я сама по себе. Где училась, где бывала, с кем ночевала... Никому не было дела. Не думала я о наследстве, понимаешь?
  
  - Уважаемые госпожи Эл, - встрял Иван. - Нельзя ли перенести на потом? Все это очень интересно, но... нам нужно как-то выбираться.
  
  Лара ничего не ответила, только уселась поудобнее в своем углу, поджав колени, как будто возражения у нее закончились. А Лина как-то незаметно подхватила эстафету сомнений...
  
  - Так почему ты решил, что там есть проход? - тихо спросила она, подобравшись к Ивану поближе и внимательно раскладывая потревоженную кладку.
  
  - Я же говорил, - так же тихо ответил Иван, борясь с искушением перейти на русский язык. - Здесь в углу другие кирпичи. Совсем другие! Я такое видел в Москве! Бывало, в подземельях происходили... несчастные случаи. Какой-нибудь любитель старины... Падал в колодец или застревал в штольне... У нас есть старинные проходы... Очень узкие. Они опасны для жизни. Поэтому власти города их часто... Короче, замуровывали. Ну, чтобы никто не лазил. Я на эту стенку посмотрел... Сразу как домой попал! Видишь кирпичи, которые я вынул? Они почти новые! Я вынул первый ряд. Остался еще один.
  
  Вынутый кирпич глухо стукнулся, укладываясь на вершину штабеля, а Лина задумчиво провела рукой по раскуроченной стенке.
  
  - Ты прав, - наконец, заключила она. - Без активного сканирования я бы не заметила. Да и с ним тоже... Не все так просто. А ты на глаз определил.
  
  - Я два года под землей прятался, - припомнил Иван. - И от вас, и от Сарги. И от всех прочих тоже. По итогам даже этих... археологов на пару открытий навел. А здесь как раз такой случай. Кто знает, что за этой стенкой?
  
  - Потом Ринкеш обрадуем, - проворчала Лара, но как-то почти одобрительно. - Они любят старину. А мне другое надо знать. Это не ухудшит наше положение?
  
  - Куда уж хуже, - пожала плечами Лина. - Назад нам хода нет, там все перекрыто. Без оружия не прорвемся даже вчетвером. Поэтому если есть шанс отыскать другой путь...
  
  - А если там ничего нет? - не сдавалась Лара. - Если там просто закрытый кусок подземелья?
  
  Иван про себя отметил, что 'принцесса', к счастью, перешла к рациональным рассуждениям, и с этим у нее все хорошо. Может, и примет аргументы.
  
  - Даже если так, - отметил он. - Будет проще пересидеть. Если места будет больше. Воду найдем, может быть.
  
  - А если совсем повезет, - вклинилась Лина. - То этот ход нас выведет в другое место, где нас не ищут.
  
  По иерархии кланов Лара сейчас, конечно, старшая, но командовать она не может, и прекрасно это понимает. Тем не менее, ей в этот момент дали право слова, и даже выделили время, чтобы подумать. И старшая сестра, и ее странный 'напарник' просто молча сидят и ждут ее согласия. И Зоя пока не может помочь или поддержать, ведь регенерация не завершена. Так что же остается делать?
  
  - И что дальше? - спросила Лара, почти полностью задавив свое недовольство.
  
  Умница, дочка! Теперь тебе лучше сидеть тихо и не мешать.
  
  - Нужно запечатать вход, - заключил Иван. - Подобием раствора. Там очень толстая стенка. Если будет сплошной массив... Не придется держать периметр.
  
  Остатки воды пошли на приготовление жалкого подобия строительного раствора, который Иван заправил тонко растертым каменным порошком и гелем из пакета первой помощи в качестве связующего. Получившая кашица могла сравниться по прочности разве что с алебастром, но просохнув, образовала плотный и, что самое главное, сплошной шов, наглухо запечатавший нишу с внешней стороны. В случае же опасности выбить кирпичную пробку можно одним ударом. Сейчас, похоже, путь лежит в противоположном направлении, вглубь стены.
  
  - Полная тишина, - тихо сказал Иван, погасив 'светляка' и перейдя на ночное зрение. - Если я вскрою стенку, придется... держать границы периметра... с этой стороны. Лина, страхуешь меня. Начали.
  
  Иван выбрал поперечно уложенный кирпич, хуже всего зафиксированный на своем месте, и начал осторожно крошить раствор силовыми щупами. Едва слышный шорох полностью скрыли звуковые демпферы, и когда Лина слегка переместила защитный периметр дальше, за стенку, Иван сдвинул кирпич с места и аккуратно вытянул его наружу. И сразу припал глазом к отверстию, пытаясь хоть что-то увидеть. В лицо едва заметно потянуло прохладой и сухостью, а впереди видны только стены, сплошные старые кирпичи.
  
  Запасаясь терпением, Иван приступил к методичному извлечению кирпичей и примерно через двадцать минут перед ним образовался ровный квадратный лаз, в который, если снять броню, вполне можно попытаться протиснуться. И ужасно не хочется лезть туда без оружия. Иван уже успел изучить 'отжатую' у неизвестных боевиков 'пушку', и даже сделал несколько интересных выводов.
  
  Оружие почти знакомое, калибр тот же самый, но сама 'пушка' немного легче, и удобнее лежит в руке. Четкое и ясное ощущение 'новой модели' по сравнению с тем, что попадалось раньше. Неужели Сарги на Земле бегали со старьем? Сразу же бросается в глаза небольшое утолщение ствола, похожее на приспособление для бесшумной стрельбы... Глупость, конечно, такой 'голос' ничем не заглушишь, но ведь можно добиться частичного эффекта? Нужно разбираться, вот только снарядов все равно нет... А приклад хороший, человека без имплантов вполне можно убить...
  
  Уж если лезть неизвестно куда, то лучше делать это всем скопом, вместе! Но от Зои толку мало, даже если регенерация завершится прямо сейчас. И кто-то должен остаться здесь, в крошечной темной нише, и поддерживать защитный периметр, чтобы не было сюрпризов. Ведь их до сих пор ищут! Хотя, ведь можно поступить намного проще, хоть это и не совсем законно...
  
  Импланты, не успевшие до конца регенерировать вторичные контуры, крайне уязвимы, и именно это можно протолкнуть в виде официальной версии. Хотя даже полностью 'здоровый' комплект можно взять под контроль, особенно после изучения 'адских машинок' клана Дорсо, из-за которых Альбина когда-то попала в плен, а Иван только чудом не последовал за ней. Правда, чудо это зовут Лина, но сейчас речь не о ней, а запрещенную технику лучше вообще не упоминать. Комплект Зои уже вполне в состоянии держать стазис и защиту, пусть даже за счет скорости регенерации. Только нужно взять под контроль ее импланты и немного изменить настройки...
  
  Подумав еще раз, Иван решил не 'светить' свои возможности по контролю над чужими имплантами. Лина давно про это знает, а остальным лучше остаться в неведении. Достаточно просто снять внешний стазис, сейчас это уже вполне безопасно. Риск минимальный, вряд ли Зоя, очнувшись, станет кричать, звать на помощь и биться головой в стенку...
  
  Несколькими ИК-передачами Иван изложил 'сообщницам' идею и очень удивился, когда обе сестры с ним согласились. В самом деле, не тащить же беспомощную Зою через лаз, где неизвестно, с чем можно столкнуться? Все-таки хорошо, что вслух говорить нельзя, и все обсуждение ведется письменно. Это очень здорово сбивает накал страстей. Иван даже мысленно пару раз представил, что бы сказали сестры вслух на ту или иную фразу.
  
  Произведя нужные манипуляции, Иван вслед за сестрами аккуратно проскользнул в узкий лаз, оставив Зою 'сторожить' тыл. Здесь они оказались в коротком Г-образном коридоре, уходящем влево, за пределы защитного периметра. Нервничающую Лару оставили 'на стреме' в этом закутке, а сами двинулись дальше. Темнота полнейшая, как и тишина, но на тепловой картинке все прекрасно видно. Впрочем, смотреть здесь не на что, кроме старых рыжих кирпичей...
  
  Следующее помещение, куда привел их короткий кривой коридор, оказалось куда крупнее, и появились признаки цивилизации! Пластиковые панели, полки, ящики... Впрочем, главный сюрприз очень быстро заставил забыть обо всем, когда навстречу Ивану и Лине с характерным шелестом выплыл старый знакомый. Зонд, вооруженный скорострельной пушкой!
  
  Как известно, зонды универсальны и могут оснащаться любым навесным оборудованием, на любой вкус. Но так уж получилось, что чаще всего попадаются машины, оснащенные скорострелками, но это можно списать и на чистое невезение. Рассуждать о шансах, когда смотришь в ствол такой пушечки, не приходится. Либо паникуй, либо сражайся!
  
  Мелькнула глуповатая мысль о том, что зонд тоже растерялся, словно не ожидая увидеть странных гостей с такой неожиданной стороны. Медлить в такой ситуации нельзя, но атаковать 'на подрыв' тоже не рекомендуется! Во-первых, укрыться негде, а помирать не хочется! Во-вторых, взрыв зонда уловят, наверно, даже за Северной речкой, и через несколько минут сюда сбегутся, слетятся и сползутся все заинтересованные лица, а нам такого не надо. Даже простой стрельбы лучше не допускать, слишком уж громко тарахтят выстрелы...
  
  Не дожидаясь, пока загорится иконка 'захват', чисто интуитивно, Иван наотмашь врезал по зонду силовым ударом. Повредить не смог, но сорвал наведение и сбил верткую машину с курса в самом начале набора скорости.
  Главное, это не допустить передачи тревожных сигналов, и с этим справились 'демоны', неплохо знающие конструкцию зондов. 'Мозги' маленькой машины хорошо защищены, но можно предотвратить генерацию 'тоннеля' для передачи сигналов. Иван очень надеялся не уничтожить зонд, а захватить его, но даже с маломощной скорострелкой лучше не шутить.
  
  Помогли два обстоятельства. Во-первых, ограниченное пространство, где зонду сложно маневрировать, уклоняясь от силовых ударов. И во-вторых, численное и качественное превосходство над грозной, но не слишком умной машиной. Серия хаотичных ударов, нанесенных Иваном и Линой, несколько секунд мотала зонд в небольшом пространстве до тех пор, пока странная траектория не привела его прямо 'в руки' к Ивану. В упор! Как говорили предки, на дистанцию удара кинжалом!
  
  Что делать в такой ситуации, ударить его кулаком? Пнуть силовым полем, чтобы отогнать? Иван сам не понял, почему он сделал то, что сделал. Но он просто протянул руку и схватился за ствол скорострельного орудия примерно посередине, за пределами защитного поля зонда. Импланты многократно усилили хват, но зонд рванул в сторону так, что чуть не оторвал Ивану руку. Раз, другой, третий, снова и снова! Прямо как тот памятный ахтубинский голавль, который когда-то чуть не выкинул Ивана из лодки, в основном из-за эффекта неожиданности. Но Иван удержался на ногах и не разжал пальцы, скрепленные вместе силовым полем. В конце концов, универсальное крепление пушки просто не выдержало такого издевательства и с треском сломалось.
  
  Отбрасывая в сторону бесполезную железку, Иван попытался прикинуть, что теперь будет делать безоружный зонд. Самоубиться он не сможет, его энергокапсула под контролем, передачи заглушены, и что остается бортовому интеллекту? Пушки больше нет, бодаться с врагом бесполезно. Остается одно: вырваться, уйти, скрыться! Что зонд и попытался проделать, вложив в это всю свою энергию. Без посторонней помощи Иван его ни за что не удержал бы, и даже вдвоем с Линой, вцепившись в него силовыми 'клещами', продержались бы всего несколько секунд. Но, к счастью и к огромному облегчению, Лара вовремя примчалась на шум и присоединилась к общим усилиям. Как там сказал у Ефремова один из персонажей: выше билатеральной симметрии - триада! Три силовых луча надежно зафиксировали зонд в пространстве, и Иван смог, наконец, заняться его обезвреживанием. Как ни хотелось сохранить машину для себя, пришлось просто сжечь ей 'мозги', чтобы не рисковать внезапными сюрпризами. Для верности несчастный аппарат 'разобрали' на довольно мелкие части, притом совершенно не заглядывая в инструкцию...
  
  - Если я не ошибаюсь, - сказал Иван, с сожалением разглядывая обломки. - Мы все сделали тихо. Кажется, тревоги нет?
  
  В помещении снова темно и тихо, как и до вторжения. Но не обмануться бы...
  
  - Все тихо, - подтвердила Лина, рассматривая длинное и узкое помещение, которому явно не одна сотня лет. И не просматривается ни окон, ни дверей. Кирпичные стены частично закрыты пластиковыми панелями, вдоль стен и потолка тянутся цепочки твердотельных световых панелей. Правда, включать их никто не собирается. И повсюду стеллажи, заполненные металлическими ящиками темно-серого цвета.
  
  - Склад какой-то, - тихо произнесла Лара, и ее голос почему-то дрогнул.
  
  - Не бойся, - неудачно подбодрил ее Иван. - Мы сейчас сами Копатели...
  
  Лара выдала ему такой взгляд, что он почти раскаялся в своем выборе выражений. Нужно аккуратнее относиться к словам, а к слову 'копатель' особенно! В данном случае Лара может подумать, что Лина рассказала постороннему человеку про ее страхи. Нехорошо это, особенно если память у девицы и впрямь не девичья...
  
  - Похоже на полевой склад, - задумчиво сказала Лина. - Только законсервированный. Замуровали помещение и оставили внутри зонд. Грамотно.
  
  - Задерживаться нельзя! - Убедившись, что никаких ловушек больше нет, Иван принялся сканировать ящики. - Молчание зонда тоже... может быть сигналом тревоги. Давайте посмотрим, что здесь. Только очень осторожно!
  
  - Как думаешь, что мы нашли? - тихо спросила Лина, все еще опасаясь скрытых ловушек, но Иван ее как будто не услышал.
  
  - Статья сто пятьдесят восьмая, часть вторая, пункт 'б'! - непонятно пробормотал он по-русски, игнорируя вопрос. - Кража, с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище! До пяти лет! Прелесть!
  
  - Что там? - не выдержала Лина, увидев, как Иван любовно гладит крышку одного из контейнеров. - На меня ты так не реагировал. Хотя, я догадываюсь...
  
  - Я тебя поцелую! - не оборачиваясь, пообещал Иван, затем аккуратно отомкнул крышку, стараясь не сдвинуть с места сам контейнер. - Потом, если захочешь! А ты захочешь! Смотри сюда!
  
  Под крышкой в мягком ложементе лежит изящное орудие убийства. Иван еще раз проверил наличие ловушек и осторожно извлек 'пушку' из контейнера, примериваясь и привыкая. Есть люди, которые любят возиться с оружием, и даже неплохо в нем разбираются, но при этом ни разу не воевали и собираются. Не хочется называть их больными, это не совсем справедливо. Но если ты бывал в бою, слышал свист пуль над головой, да еще и не мог при этом достойно ответить... Тогда чувство надежного оружия в руках перестанет быть блажью. И жизнь придет на смену смерти. Может быть...
  
  Иван снова взвесил оружие в руках. Снарядов нет, но это не проблема, здесь полно других ящиков, нужно только поискать! Поразительно, но в комплект входят и ремни, и запасные магазины, и шомпола, и специальная смазка, и запасные гидроцилиндры гасителя отдачи, самая уязвимая деталь! Чудо, сказка, восторг! Но время лучше не терять.
  
  Лина азартно кинулась к соседнему стеллажу и открыла ящик со снарядами. Вольфрамовых 'стрелок' нашлось много, и Иван с Линой быстро зарядили несколько магазинов, про запас.
  
  - Здесь не только оружие, - они перешли к следующему ряду ящиков, и Иван тщетно пытался понять маркировку. - А здесь у нас что?
  
  - Рационы, - моментально ответила Лина, просканировав ящик. - Пищевые капсулы и питьевые энергетики. Длительного хранения.
  
  - Столько жратвы! - поразился Иван. - А вон в тех ящиках что? Не броня ли?
  
  - Похоже, - подтвердила Лина после сканирования. - Очень хорошие доспехи. На семь троек хватит, как и оружия.
  
  - Семь троек, - нахмурился Иван. - Двадцать один человек! С таким оснащением это сила. Кто мог устроить такой схрон? Не Копатели же...
  
  - Не знаю, - ответила Лина. - Данных о производителе нет, хотя... Погоди!
  
  Метнувшись к узкому кирпичному лазу, через который троица и проникла на 'склад', она вернулась, сжимая в руках пустое трофейное оружие, и Ивану потребовалось буквально мгновение, чтобы понять ее мысль.
  
  - Точно! - оценил он, поняв, что Рьялхи права. - Из той же партии! Давай сверим номера! Хотя, какие номера... если это нелегальные стволы...
  
  - Это Дорсо, - быстро сказала Лара за их спинами.
  
  Иван и Лина синхронно повернулись к ней, временно забыв о ящиках. Клан Дорсо, само собой, один из главных подозреваемых, но такие вещи требуется доказывать!
  
  - Что уставились? - зло усмехнулась Лара. - Такие 'пушки' были у моей охраны. Точнее, у тех двоих, кого Дорсо подменили.
  
  - Дорсо подменили твою охрану?! - от души удивилась Лина. - Как такое вообще может быть?!
  
  - Я тоже так подумала, - все так же спокойно сказала Лара. - Если у нас такие дыры в безопасности, то лучше просто исчезнуть. У отца личная охрана, проверенная. А у меня были Зоя и Мелви, от которых отец очень вовремя избавился.
  
  - Он дал тебе боевые импланты, - напомнила Лина.
  
  - За это спасибо, - оскалилась Лара. - Благодаря им я и узнала, что это Дорсо. Приказа на мою ликвидацию у них явно не было, иначе все бы давно закончилось. Я решила все узнать и выманила их вместе... Одного убила, второго допросила. Это боевики Дорсо, но кто отдал приказ меня пасти, никто не знает. И я решила исчезнуть.
  
  - Неслабо, - признался Иван, не представляя, как эта неопытная девочка могла справиться с парой боевиков Дорсо. - Если не врешь. Но почему не сказала отцу?
  
  - Я бы тоже не сказала, наверное, - задумчиво прокомментировала Лина. - Ты права, сестренка. Нет уверенности в том, что Стен тебя не использует в какой-то хитрой комбинации.
  
  - Если так, то сам виноват, - сквозь зубы проговорила Лара. - В другой раз будет мне доверять.
  
  Не хочет она в это верить. Но версия, всего лишь версия. И безумные события последних часов говорят о том, что варианты могут быть самые разные. Но все равно, сомнительно, чтобы глава клана поступил подобным образом.
  
  - Мне не очень верится, - осторожно встрял Иван. - Так рисковать единственной наследницей...
  
  - Я уже ничему не удивлюсь, - вздохнула Лина. - Хотя ты, наверно, прав. Дядя Стен, в теории, мог бы пожертвовать даже мной, но никак не Ларой.
  
  - Обсудим другой момент, - благоразумно предложил Иван, не желая раздувать семейные страсти. - Мне не нравится этот схрон. Если мы, блуждая наугад... Натолкнулись почти сразу...
  
  - Значит, он такой не один, - согласилась Лина.
  
  - Такие запасы оружия и снаряжения, - продолжил тревожную мысль Иван. - Не создают просто так. Обычно это означает подготовку... к чему-то серьезному.
  
  - Охота за мной это несерьезно? - цинично спросила Лара. - Да еще и такими силами.
  
  - Для охоты за тобой вскрыли один из складов, - предположила Лина. - Чтобы оснастить небольшую группу. Но зачем?! Если это Дорсо...
  
  - Отец точно знает, что мою охрану подменили, - сообщила Лара. - Я ему оставила пару трупов в качестве улик. Я думаю, что через меня Дорсо пытаются достать отца. Их очень интересует, откуда вы прилетели. Но они не знают, что отец не знает...
  
  - Про это мы догадались, - кивнул Иван, вспоминая тот разговор. - Но эти схроны не новые. Год, два, три... Но не больше. И их делали с другой целью.
  
  - Кому на Рьяле может быть нужно столько оружия? - снова переспросила Лина. - И главное, зачем все это нужно Дорсо? Им что, жить надоело? Если мы отсюда выйдем и предъявим Совету улики...
  
  - Какие улики? - резонно спросил Иван. - Снаряжение это не улики. Нужны свидетели.
  
  - Сестренка, - ехидно поинтересовалась Лина. - Ты случайно не записала сцену допроса? Ну, когда ты одна на двоих...
  
  - Ты меня хочешь обвинить в чем-то? - агрессивно взвилась Лара, но Иван решил остудить конфликт в самом зародыше.
  
  - Лучше покажи запись, - посоветовал он. - Если она у тебя есть... Это все объяснит. А если нет, то это значит...
  
  - Это значит, что расторжение контракта с Зоей и Мелви это операция прикрытия, - продолжила мысль Лина. - И что дядя Стен подозревал внедрение, поэтому сменил тебе охрану. И тебя хорошо страховали. Я не удивлюсь, если это были Зоя и Мелви, которые после должны были увести тебя и спрятать. Внедренных агентов Стен раскрыл, но недооценил опасность и силы противника, и что они будут за тобой гоняться по всему Городу с таким упорством. Все правильно, сестренка?
  
  Для Лары наступил непростой момент, а Иван удивился тому, что раньше об этом не подумал. В самом деле, теперь все сходится. Возможно, Лина уже давно обо всем догадалась, уж она-то знает сестру достаточно хорошо. Вряд ли Лара стала бы действовать самостоятельно...
  
  К ее чести, наследница решила не отрицать очевидное, но и не упустила случая выдать очередную браваду.
  
  - Вы оба такие тупые, что только догадались? - фыркнула она.
  
  - Меня ты могла обмануть, - с улыбкой признал Иван. - Но сестру вряд ли.
  
  - Сейчас без разницы, - великодушно отмахнулась Лина. - Сначала нужно вернуться. Потом будем думать, кто виноват и что делать.
  
  - Это по-нашему, - похвалил Иван. - Давай проверим вон те ящики.
  
  Оставив в покое озадаченную Лару, которая, судя по всему, была уверена, что сейчас будет скандал, Иван и Лина приблизились к четырем самым крупным ящикам, сложенным стопкой в углу. Безумная мысль, возникшая при самом первом взгляде, приобрела четкое подтверждение, стоило просканировать маркировку.
  
  - Девочки мои, - признался Иван сестрам, чуть не пустив скупую слезу. - Как же мне с вами везет!
  
  Спорить с ним опять никто не стал. Не говоря ни слова, втроем сняли верхний ящик, поставили на видном месте, открыли крышку и долго не могли оторвать глаз от продолговатого корпуса, отливающего матовым металлическим блеском.
  
  - В самом деле, повезло, - призналась Лара, мгновенно взвешивая изменившиеся шансы. Даже улыбнулась, или это показалось? На тепловой картинке легко ошибиться...
  
  - Ты сможешь ими управлять? - шепотом спросила Лина. - У меня таких игрушек никогда не было.
  
  Удивительная девушка, эта Лина Эл. С любым оружием обращается запросто, а стреляет вообще лучше всех. В работе имплантов разбирается на уровне среднего инженера. С невольничьими ошейниками знакома, даже умеет их дистанционно обезвреживать. А такую распространенную технику, видите ли, до сих пор не освоила! Но какой поворот! Кто-то из 'принцесс' однозначно приносит удачу, и может даже статься, что обе...
  
  - Научимся! - страстно пообещал Иван, в шутку обнимая обеих сестер. - Девчата! С четырьмя зондами... Мы будем дураками, если не пробьемся!
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Околоземная орбита
  
  Декабрь 2060 года
  
  
  
  А мы летим орбитами, путями неизбитыми...
  
  И простор прошиваем не метеоритами, а космическим мусором, и этого тоже никто из 'провидцев' прошлого не угадал. Впрочем, песня все равно хорошая, но вот уже почти сто лет наши орбиты практически не меняются, вокруг Земли их намотано столько, что даже новых песен на эту тему никто не сочиняет. Последние шедевры, берущие за душу песни о космосе и о будущем и 'у нас', и 'у них' написаны еще 1980-е годы, а потом были в лучшем случае перепевки, причем сильно уступающие оригиналам, за очень редким исключением. Те, кому за 60, смогут вспомнить от силы один такой случай (на ютубе ищем KaOC9danxNo - прим.авт.), а кто помоложе, так и вовсе не поймут, о чем речь.
  
  И этот полет начался почти так же, как сотни других. Хотя, это не совсем верно, ведь 'Спирали' уже вполне официально совершили двадцать четыре полета, и не было там перегрузок, вибраций и отчаянного риска, которые случаются во время привычного ракетного старта. Три коротких рейса на геостационар, два экспериментальных полета по удалению опасных обломков с низких орбит, а остальное отдано под обслуживание 'Алмаза'. Еще ни одна станция в истории не переживала такого бума развития за такое короткое время! Все это, конечно, тоже эксперимент, но какой! Поставили небольшой энергетический модуль 'на новых принципах', решив все проблемы с электричеством на годы вперед, добавили четыре надувных модуля с жилыми отсеками и причалами, подняли орбиту комплекса до пятисот километров. Увеличили экипаж до шести человек, привезли стойки с аппаратурой. Все это лишь начало большого переворота в мозгах и в самих подходах к исследованию. 'Алмаз' как был станцией 'старого формата', так и остался, и количественные улучшения ничего не значат. Там тесно и неудобно, а комфорт создан весьма относительный, и то лишь по сравнению с транспортным кораблем.
  
  Нужна новая станция, по-настоящему большая, которая сможет стать настоящим 'хабом' на орбите, комфортабельным пристанищем для путешественников. Так с опозданием на столетие могут появиться на орбите крупные кольцеобразные сооружения, медленно кружащиеся в ритме вальса...
  
  Но все это будет потом! А сейчас у нас почти обычный полет, только вот орбита на удивление низкоширотная, двадцать восемь градусов. Не пожалели рабочего тела на такую странную операцию прикрытия. И главное, никто не объяснил, для чего это понадобилось! А 'профессор' молчит, словно так и надо...
  
  И все-таки начальник экспедиции, теперь уже без всяких кавычек, сильно волнуется! Майор Сурдинский видел многих космических новичков, но Вадим его удивил с самой лучшей стороны. В нем сочетается и восторг того, кто всю жизнь мечтал оказаться в космосе, и умение в нужный момент превращаться в собранного и даже несколько отстраненного от суеты ученого.
  
  Трое суток на адаптацию это не так много, как может показаться. Некоторым не хватает и недели, чтобы прийти в себя, но Вадим, испачкав в первые сутки пару гигиенических пакетов, быстро пошел на поправку. А сейчас он уже не любуется панорамой Земли с мостика, а отрешенно колдует что-то на своем планшете, и при этом даже успевает поесть!
  
  Но до чего хороша машина! Майор в очередной раз убедился, что нет предела совершенству. Еще недавно он был убежден, что нет ничего более простого и надежного в управлении, чем 'Спираль'. Разумеется, если сравнивать именно с космическими кораблями. Но это еще один шаг вперед! Выползли из ангара глухой ночью, слегка разбежались, оторвались от земли, прокрались над лесом подальше от посторонних глаз, набрали скорость, и вверх, на орбиту! Мощь такая, что дух захватывает! Но невесомость не разбирает, какой у тебя корабль. Ей интересно только, какой у тебя организм...
  
  - Ну что, пора начинать ваш загадочный маневр? - спросил командир, вместе с бортинженером вплывая в рубку и пристегиваясь к креслу, за трое суток полета ставшему почти привычным.
  
  - Да, пора, - проговорил Вадим, убирая остатки трапезы в контейнер, но не отрываясь от планшета. - Я почти закончил проверять подготовленную на Земле сетку, скоро все начнется. Сделаем диагностику, а потом нас поведет автоматика. После моего сигнала не вмешивайтесь.
  
  Командир только плечами пожал. Нет, так нет. В конце концов, с таким запасом 'дельта вэ' можно исправить любую ошибку, если Вадим что-то не учел. К счастью, надежда на межпланетный полет все-таки оправдалась, но вот способ до сих пор неясен. При таком фазовом угле к цели вообще непонятно, на что рассчитывает 'профессор' и его 'штаб'.
  
  Диагностику провели, как на тренировках, привычно и придирчиво пытаясь найти подвох в отчетах, выданных машиной. Вадим во всем этом не участвовал, а только задумчиво смотрел на звезды, плывущие за стеклами мостика, словно эта финальная проверка нужна только для того, чтобы успокоить командира и бортинженера. Если так, то велика должна быть уверенность в технике!
  
  Несмотря на идеальную работу всех систем, уверенность Вадима была для профессиональных пилотов не слишком заразительна, но пришлось привыкать. Вот, к примеру, простой вопрос, заданный бортинженером еще на первом витке: как быть с секретностью, если радары 'потенциальных друзей' нас все равно видят, как на ладони? И ответ Вадима, удивительный своим архаичным юмором: не видят, успокойтесь, в Политбюро не дураки сидят!
  
  Предположим, ориентация корабля построена черным 'брюхом' вниз, радиаторами вверх, охлаждение включено на максимум. Мы сейчас как боеголовка на боевом курсе, почти незаметная в оптическом или ИК-диапазоне, но как быть с радарами? При таких габаритах никакое покрытие не обеспечит достаточной малозаметности! Но 'профессора' это, в самом деле, не беспокоит, и его начальство тоже, поэтому придется смириться. Видимо, подписка, данная пилотами, не на все 'чудеса техники' распространяется...
  
  Точно известно, что 'партнеры' ни разу не смогли засечь своими средствами подъем на орбиту даже самой первой 'Спирали', что немудрено, учитывая скромные размеры факелов двигателей, если сравнить с обычной ракетой. Но здесь движки мощнее, и вполне возможно, что геостационарные 'сторожа' смогут что-нибудь разглядеть. Хотя в лучшем случае это будет лишь траектория, силуэта 'Регины' они не увидят...
  
  Кстати, вот еще одна загадка. Откуда взялось это имя? Собственно, имя для гражданского корабля вполне подходящее, пусть мы даже понимаем, что он не совсем гражданский... Но гравированная табличка со стилизованной надписью и портретом скуластой и вихрастой незнакомки прикручена к стенке рубки весьма основательно. И Вадим, будь он неладен, так и не признался, кто эта загадочная дама, удостоившаяся подобной чести! Намекнул лишь на то, что кто-то очень попросил назвать машину именно так, хотя настоящее имя, по его словам, это нечто производное от 'Регины'. И как хочешь, так и понимай! Бортинженер ради любопытства даже в Сети поискал варианты, но вскоре махнул рукой. Регина, Рина, Джина, какая разница?
  
  - Есть небольшие отличия от 'единицы', - непонятно проворчал Вадим, не замечая 'зрителей'. - Нужно еще раз убедиться, что сетка посчиталась с правильными коэффициентами, а то можно и промазать. Не критично на таком расстоянии, но все же...
  
  Корабль слегка вздрогнул, но звезды остались неподвижны, но по корпусу словно бы прошла легкая высокочастотная вибрация, переходящая в певучую, но едва слышимую ноту. А если посмотреть на дисплеи, можно заметить много интересного! Что за режим 'НАВ ПР'? В руководстве такого режима нет! На корабле, как теперь известно, двенадцать 'горшков', или энергетических капсул, или 'вихрей', как иногда говорят инженеры. И теперь, судя по диаграмме на дисплее, четыре из них включены с нестандартными режимами синхронизации, причем все они работают почти во всю свою чудовищную силу! Может быть, это они так 'поют'?
  
  - Все пристегнуты? - на всякий случай уточнил Вадим, и тут же выдал: - Ну, поехали!
  
  Сначала не изменилось ничего. Потом частота 'пения' окончательно ушла в ультразвук, раздался гул, и корабль снова слегка задрожал. Потом гул и дрожание усилились, а параметры синхронизации на дисплеях вспыхнули ярко-зеленым светом.
  
  Вспышка!
  
  Словно снаружи корабля кто-то сделал фотоснимок! Неприятно, но болезненных последствий для глаз нет, а больше ничего на борту не изменилось. Гудение и дрожь постепенно сошли на нет, а на дисплеях снова горит привычный 'орбитальный' режим.
  
  - Сейчас поймем, попали или нет, - загадочно объявил Вадим, с облегчением подмигнув пилотам.
  
  Корабль, исполняя программу, ожил и начал медленный разворот вправо по рысканию. Что там 'визуально' можно увидеть, кроме Земли? Вот ее край вплывает в поле зрения, и... Стоп!
  
  Ну и кто успел перекрасить Землю в сплошной желто-белый цвет? И такой яркий, что глаза режет! На выпуклом боку планеты почти не видно деталей, но если всмотреться, можно заметить небольшие, едва заметные завихрения облаков...
  
  - Приехали, - объявил Вадим, но голос его дрогнул от вполне понятного волнения. - Как в аптеке.
  
  - Венера, значит, - медленно произнес командир, привыкший верить своим глазам. Ничем иным этот ослепительный шар быть не может.
  
  - Фазовый угол между Землей и Венерой сейчас поганый, - пояснил Вадим. - Мы выскочили так, чтобы развернуться гравитационным маневром и своим ходом погасить разницу скоростей. Часа через четыре будем на орбите.
  
  - Венера, значит, - повторил за командиром бортинженер. - Выходит, это ваше открытие даже интереснее, чем нам говорят?
  
  - Это не просто открытие, - спокойно пожал плечами Вадим, словно не раз репетировал этот монолог. - Простите за пафос, но это новая физика, переворот в науке. И много всего другого.
  
  - И все же, можно было сказать и раньше, - проворчал бортинженер с едва заметным недовольством. - Про межпланетный полет нам сказали. Уточнили, что не на Марс летим. Ведь можно было еще пару слов добавить!
  
  - Не можно, - не обидевшись, улыбнулся Вадим. - Помните, я говорил, сколько людей в курсе всей нашей эпопеи? И один из них президент Орлов. И попробуйте теперь сказать, что вам не доверяют.
  
  - Принято, - от души рассмеялся Сурдинский, щурясь от яркого желтого света. - Уж простите нас, таких впечатлительных. Жаль, теперь даже похвастать нельзя, что на Венере побывал. Только зачем мы здесь? Или это тоже секрет?
  
  - Один момент, - Вадим взял небольшую паузу и сверился со своим планшетом. Навигационная съемка только началась, и потребуется еще несколько минут, чтобы окончательно подтвердить точность расчета программы, подготовленной еще на Земле. В таком деле лучше не допускать экспромтов. Но на грубый первый взгляд можно утверждать, что Прыжок удался.
  
  Собственно, почему должно быть иначе? Иван Родин, прежде чем увести к звездам свою 'Мурену', совершил целых два внутрисистемных прыжка, после чего передал на Землю все полученные при этих испытаниях данные. Перехватить этот объемный пакет никто не мог, такой технологии на Земле больше ни у кого нет, зато теперь борт ноль-два может легко повторить подвиги своей сестры 'Мурены'. Собственно, это уже получилось!
  
  Вадим закрыл планшет и повернулся к пилотам.
  
  - Когда окажемся на орбите, - снова разочаровал он спутников. - Начнем основной процесс, и я расскажу о нашей задумке. Часов через восемь.
  
  День выдался длинный и слегка нервный. Все трое долго не покидали мостик, только закрыли створки, чтобы защититься как от непривычно яркого Солнца, так и от его нестерпимого отражения в облаках Венеры. В отличие от Земли, долго смотреть на эту планету скучновато, да и для глаз большая нагрузка, но не спать же в такое время! Даже в кондиционированном воздухе корабля носятся вопросы, о которых еще вчера никто не задумывался. Заслуженные испытатели буквально насели на Вадима, требуя больше подробностей, они хотели знать все, начиная с самых основ. Правда ли, что открытие сделал покойный академик Мельников? Не наделают ли глупостей другие страны, особенно те, что из трех букв и звездно-полосатые? И, черт возьми, зачем нам Венера?
  
  Про открытие Вадим все подтвердил, вот только у пилотов возникло стойкое подозрение, что упомянутый Мельников, вполне возможно, вовсе даже не покойный. Уж больно спокойно об этом говорит их молодой коллега! Про мнение 'прогрессивного человечества' он высказался еще более категорично, вызвав полное одобрение старшего поколения. Те страны, что из трех букв, могут идти на другие три буквы, не их ума это дело. Если смогут, пусть догоняют, а если нет, то сами виноваты. Уж они бы с нами точно не поделились!
  
  А про Венеру разговор затянулся. Слишком сложно в такое поверить с непривычки.
  
  - Мы прибыли за крайне ценным веществом, - хищно ухмыляясь, сообщил Вадим. - Под нами очень много прекрасного и сильно разогретого газа, которого там раз в тридцать больше, чем в атмосфере Земли. И самое замечательное, это не просто газ! Двуокись углерода же!
  
  Вбросив эту информацию, Вадим замолк, наблюдая за реакцией пилотов, которые, наконец, начали кое-что понимать. Если все это ради Марса, экспедиция перестает казаться бессмысленной. Именно там, на небольшой красной планете, эта двуокись может очень, очень пригодиться! Как говорится, парникового газа всем! Даром! Чтоб никто не ушел обиженным!
  
  - Если мы можем физически прыгнуть через пространство, - медленно произнес просветленный командир. - То мы также можем открыть этот ваш 'транспортный тоннель', оставаясь в стороне?
  
  - Можем, - с улыбкой кивнул Вадим, довольный тем, что больше ничего объяснять, по сути, не придется. - И миллиарды тонн горячего газа под большим давлением хлынут в атмосферу Марса. Мы можем держать открытый тоннель примерно полминуты, потом он схлопнется, и мы откроем новый. У нас есть возможность постоянно держать открытыми три-четыре тоннеля, и это очень быстро запустит на Марсе необратимые процессы.
  
  - Понятно, - потрясенно ответил командир. - Больше температура, замерзшая углекислота тает, давление еще больше растет, парниковый эффект усиливается. И все это за недели!
  
  - И уже примерно через месяц можно довести давление до половины земной атмосферы, - добавил Вадим. - А этого достаточно, чтобы находиться там без скафандра, с одной лишь кислородной маской. Неплохой эксперимент, правда? И главное, почти ничего не стоит!
  
  В такой обстановке время пролетело быстро. Снова и снова провели навигационную съемку, убедившись в точности траектории. Прошли над планетой, едва не цепляя атмосферу, но гравитация сделала свое дело и корабль, дав несколько импульсов двигателями, оказался на стабильной почти круговой орбите высотой в четыреста километров. Еще в течение двух витков проверяли и перепроверяли навигационные снимки, и только тогда Вадим снова взял управление на себя.
  
  Не было никаких эффектов, горловины транспортных тоннелей открывались почти у самой поверхности, под плотными сернокислотными облаками, и с орбиты их не разглядеть. Зато на другой стороне сейчас, должно быть, происходит нечто феерическое! Да, это всего лишь эксперимент, но, как и обещал Вадим, с большими последствиями. Марс очень скоро изменится, а вместе с ним и отношение к нему землян, вдруг ставших создателями миров.
  
  Многие скажут, что так нельзя, что вмешательство что-то там нарушит и что-то там поломает... Так мы спросим этих деятелей: что мы боимся нарушить? Боимся, что Венера перестанет быть безжизненным адом? Это вряд ли, чтобы стравить всю ее атмосферу нам понадобится целый флот и годы усилий, да и не нужно это никому. А Марс, что с ним случится? Мы боимся, что от свалившегося 'счастья' передохнут местные бактерии, кое-как выживающие в глубоких трещинах под поверхностью ледников? Глупости, при повышенном давлении и температуре им только легче будет. Так почему же мы должны отказываться от эксперимента?
  
  Можно возразить, что усилия преобразовать Марс будут тщетными. Мол, магнитного поля нет, атмосферу сдует солнечный ветер, как это уже было в далеком прошлом. Но позвольте, это не происходит за день и даже за год. Для этого требуются тысячи лет! Для планеты это ничто, а для нас? Мы разве будем сидеть и ждать, когда Марс снова замерзнет, как три миллиарда лет назад? Нет, мы теперь всегда можем 'открыть кран' и добавить еще газа. А если вспомнить, сколько в Солнечной системе спутников с подледными океанами, то и воды можно накачать, при желании!
  
  И снова приходит на ум песня, теперь уже другая, про Марс и яблони. Сколько над этими словами смеялись, сколько издевались! Мол, смотрите-ка, все эти жалкие мечтатели остались копошиться в грязи! Собственно, мало кто из тех первых космических романтиков дожил до нынешнего дня, но и их идейные противники находятся в том же положении. Никто не вечен, хоть небо коптить некоторые способны довольно долго. Но разве это остановило прогресс? Задержало, это да! Но ведь никогда не поздно повозить кое-кого воображаемым рылом о воображаемый стол?
  
  Кто-то мечтал о сидре из марсианских яблок, кто-то думал о яблочном пироге или пирожных, а кто-то хотел засунуть первое яблочко 'оттуда' в формалин и поставить банку в музей. Кажется, ожидание скоро закончится, и это не помешает исполнить множество задумок тех людей, кто не потерял веру и не смирился с 'приземленной' точкой зрения.
  
  Скоро, друзья! Уже очень скоро!
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Город Даррен
  
  Ноябрь 2060 года
  
  
  
  Культы и верования так и не стали для людей Рьялы серьезным политическим фактором. Кланы, едва войдя в силу, стали довольно жестко отторгать любых фанатиков, тайных или явных. Сама по себе вера не возбраняется, если держишь свои понятия о вечности при себе. И почти все понимают, что рай или ад при желании можно устроить прямо здесь, в материальном мире. Твой клан - это и есть справедливость, но только для своих. А что об этом думают остальные, не все ли равно?
  
  Но идея о жизни после смерти слишком очевидна, чтобы считаться редкой деформацией сознания. И почти все культы, оставшиеся с давних пор, эксплуатируют это понятие. Как и на Земле, об этом задумываются многие, и даже те, кто не считают себя религиозными. А вдруг все совсем не так? Вдруг и на самом деле есть что-то, где-то? Второй шанс, искупление, перерождение? Особенно когда стоишь на пороге гибели, как не подумать, хотя бы мельком? Вдруг твоя гибель это не совсем гибель? Надежда, даже самая призрачная, греет душу, а человек слаб...
  
  Как может выглядеть персональный рай для телохранителя? Если в тебе есть хоть капля ответственности, ты захочешь узнать, что тот, кого ты охранял, все-таки смог уцелеть. Вопреки отсутствию любых шансов. И если этот человек выжил, можно расслабиться и предаваться безделью вечности. Но если твой подзащитный погиб, то это уже не рай. Это твой персональный ад, где ты будешь снова и снова переживать тот момент, когда совершил ошибку. Не справился, не уберег, не просчитал...
  
  Если бы не боль и жжение в груди, Зоя Эл даже не подумала бы о таких глупостях. Первый глоток воздуха дался ей с таким трудом, что поневоле подумаешь о каком-то наказании. Но потом она сообразила, что жжение это последствие регенерации, а подземелье, облицованное рыжим кирпичом, не похоже на описание загробного мира. Скорее всего, ее все-таки не убили, ведь иначе... Все было бы иначе...
  
  И ее бы не встречала Лара, при этом чуть не плача от радости. На 'той стороне' ее бы встретил погибший Мелви, или еще кто-нибудь, далекий от мира живых. Но не она! Нужно просто дышать, двигаться, жить! Ведь при любом исходе сейчас придется держать ответ. Но отвечать перед живыми все-таки проще, потому что мертвые не прощают.
  
  
  
  - Не отдам! - упрямо заявил Иван по-русски, стараясь не повышать голос. - Ни одного снарядика этим уродам не оставлю! Ни одной баночки рациона! Все заберу, даже если на себе придется тащить!
  
  Зонд сделал еще пару кругов между стеллажами, поблескивая в слабом свечении 'светляка', и неподвижно завис в метре над полом.
  
  - Хорошо, что мы одни, - улыбнулась Лина, изящно усаживаясь на маленькую машину верхом. - Я даже спорить с тобой не буду. Вижу, что ты уже все обдумал.
  
  - Не все, - признался Иван. - Но оставлять все это здесь это просто не по-хозяйски! Вывезем, вытащим, перепрячем!
  
  Зонд тронулся с места и снова пролетел по своему простому маршруту, и Лине пришлось приложить некоторые усилия, чтобы удержаться. Несмотря на нагрузку, машина очень точно выдержала траекторию, и Иван решил признать испытания успешными.
  
  - Как думаешь, долго они там будут ворковать? - спросил он, кивнув в сторону коридора. - Мне нужно еще немного времени, и будем уходить.
  
  Он очень надеялся на то, что и этот момент Лара не забудет. Это ведь он предложил ей 'встретить' Зою наедине, когда регенерация завершилась. Пусть первое, что она увидит после пробуждения, будет лицо ее подруги и подзащитной. Может быть, это немного смягчит обстановку.
  
  - Все будет быстро, - заверила Лина. - Как только Зоя поймет, в чем дело...
  
  - Она попытается отжать у нас два комплекта брони с оружием, прихватить Лару и снова скрыться? - предположил Иван.
  
  Лина не успела ответить, заметив, как младшая сестра появилась из коридора и молча направилась прямо к ящикам с броней. Открыла первый попавшийся универсальный комплект, извлекла пакеты с мягким слоеным 'поддоспешником' и умчалась обратно. И ведь выбрала правильный ящик! Примерно четверть комплектов брони - универсалы, легко подгоняются под женскую фигуру, но за счет слегка меньшей прочности. А остальные кирасы чисто мужские, и это не шовинизм, а статистика: все же, большинство бойцов во всех кланах мужского пола. Впрочем, серьезные бойцы модифицируют свою броню сами, добавляя слои защиты или кинетические щиты, но сейчас выбор ограничен...
  
  - Давай переодеваться, - скомандовал Иван. - Эти кирасы все равно лучше, чем наши с тобой обноски.
  
  Хороший доспех, как и хороший скафандр, сделан так, что в него можно облачиться без посторонней помощи, но Иван в шутку пожалел, что нет повода что-нибудь застегнуть у Лины на спинке... Впрочем, помощь ей все равно понадобилась, когда приступили к той самой настройке доспеха по фигуре. Жаль, что такие красивые формы означают уменьшенную прочность брони, и с этим нужно что-то делать.
  
  Подумав, Иван вытащил генераторы щитов из обеих старых бронепластин и закрепил их у Лины на поясе, где для этого имеются специальные гнезда. Немного повозился с разъемами, но судя по изменившимся параметрам оно того стоило.
  
  - А как же ты? - упрекнула Лина. - Возьми один себе!
  
  - У меня 'рубашка' прочнее, - улыбнулся в ответ Иван, застегивая собственный панцирь. - Зато ты теперь наш 'танк', без собственных щитов два попадания выдержишь, а с ними все пять. Помнишь, что мы Альбине обещали?
  
  - Беречь друг друга, - нахмурилась она. - А ты нарушаешь обещание и не даешь мне тебя беречь... Еще и танком обозвал...
  
  - Не жалуйся, - рассмеялся Иван и привычно пригладил ей волосы. - Ты пойдешь первой. По уставу танки идут впереди пехоты. Правда, в городе наоборот, но нам без разницы. 'Панцерфауст' нам не грозит.
  
  Остаются шлемы, но их пока рано надевать, отряд еще не собрался. Да и сам отряд, если честно, под вопросом. Война есть война, даже в таком небольшом масштабе, и как тут обеспечить единое командование? Допустим, тактическое разбиение на пары напрашивается само собой, но кто будет командовать?
  
  А время бежит, и чем дальше, тем тревожнее ожидание. Уходить нужно как можно быстрее! К счастью, в этот момент 'вторая пара' показалась из-за угла, и Иван с облегчением понял что, будучи в сознании, Зоя почти не напоминает Джину. Странное преображение, но это факт. И не помогают ни схожие черты лица, ни телосложение, ни короткие упрямые вихры на голове. Потому что глаза у нее совсем другие!
  
  Давно, еще в прошлой жизни, встречаясь глазами с Джиной Лаваль, Иван всегда улыбался, пусть даже внутренне. Даже если он внешне оставался серьезен, эта рослая, полная жизни спортсменка всегда вызывала у него приступ безудержного оптимизма. Они неплохо знали друг друга, и Альбина была тем самым мощным канатом, удерживающим вместе столь разные души. Они понимали друг друга с полуслова, при этом понимая Альбину вообще без слов. А Зоя до сих пор ни разу даже не видела его физиономию, и разве она в этом виновата?
  
  - Где мой ящик? - сварливо поинтересовалась она, на ходу застегивая свой 'поддоспешник' точными, скупыми движениями профессионала.
  
  А голос у нее выше, чем у Джины, хоть отдаленно и похож. Впрочем, Ивану достался лишь колкий взгляд, и никаких слов в свой адрес он не дождался. Вот так всегда: лечил, зашивал, и ни слова благодарности. Впрочем, он не для этого старался.
  
  - Привет, Зоя, - ехидно улыбнулась Лина. - Ты все такая же милая и вежливая?
  
  - Сначала броня, потом все остальное, - отрезала Зоя и резко повернулась к Ларе: - Сначала тебя одеваем.
  
  Знакомство вышло не слишком дружелюбное, но спорить никто не стал. Зоя открыла еще один ящик и быстро 'упаковала' подругу в броню, после чего столь же стремительно завершила собственное облачение. Старая легкая броня Лары осталась бесхозной, и Зоя просто отбросила ее в угол.
  
  - Там генератор щита есть? - спросил Иван. - Его можно переставить.
  
  Снова колючий взгляд, но лишь на мгновение.
  
  - Некогда возиться! - проворчала Зоя, повернувшись к нему спиной. - Дохлый щит. И разъем не тот.
  
  - Займитесь оружием, - авторитетно посоветовал Иван. - Я генератор подключу. Лара, подойди ко мне.
  
  Зоя одарила его презрительным взглядом, но мешать не стала. Пока они с Линой собирали из комплектов 'пушки', навешивали ремни и набивали магазины, Иван подобрал старую броню Лары и выдрал из нее генератор щита. Действительно, разъем другой, но он не настолько другой! К тому же, что за дурацкие отговорки? По слухам, когда случилась авария на японской атомной станции, местные долго не могли подать аварийное питание и охладить реактор. И все потому, что разъемы на спешно проложенном кабеле не совпадали! По легенде, высокотехнологичные японцы заказали новые разъемы на заводе, а сделать элементарную скрутку не догадались. Скорее всего, это просто байка, но дыма без огня не бывает!
  
  А генератор щита имеет собственное питание, и все, что нужно сделать, это соединить четыре тонких управляющих жилы, скрученных в прочный защитный кожух. Иван покопался в останках растерзанного зонда, нашел подходящий кусочек пластика, потом оторвал старый разъем, зачистил провода, скрутил их и засунул в новый разъем на поясе бронекостюма Лары. Потом точечным нагревом расплавил пластик и аккуратно закапал им разъем, намертво зафиксировав контакты. К счастью, физические крепления вполне совпали, и таким образом у Лары появился солидный довесок к защите. И не такой уж дохлый генератор, даже мощнее наших!
  
  - Ловко, - неожиданно похвалила его импровизацию Лара, недавно прошедшая неплохую школу выживания. - Спасибо.
  
  Надо же, какие волшебные слова мы знаем!
  
  - На здоровье, - вздохнул Иван. - Надеюсь, не пригодится. Если повезет, уйдем тихо. Помоги мне с ящиками!
  
  Вдвоем они раскрыли оставшиеся три ящика с зондами, и Иван включил все четыре машины в свой контур управления. Зонды поднялись над полом и с едва слышным шелестом выстроились в ряд.
  
  - Что он делает? - сквозь зубы спросила Зоя, но Лина в ответ только улыбнулась.
  
  - Не мешай, - посоветовала она. - Инженер за работой.
  
  Все четыре больших ящика Иван освободил, выдрав из них ложементы, и повернулся к девушкам.
  
  - Складывайте туда все! - велел он. - Россыпью, не разбирая! Начиная с брони, оружия и снарядов. Ремни в сторону! Потом сверху аптечки и рационы! Сколько влезет! Быстрее, родные!
  
  Лина, привыкшая доверять его идеям, сразу же отложила в сторону четыре 'пушки' с приличным боекомплектом и принялась вскрывать ящики с броней. Сестра почти сразу бросилась ей помогать, но Зою это не убедило.
  
  - Нужно идти налегке! - громко заявила она. - С этими ящиками...
  
  - Что с ними? - спокойно спросил Иван, колдуя с креплениями. - Четыре зонда, четыре ящика. Ты считать умеешь?
  
  - Зоя, помогай! - Лара буквально за рукав оттащила охранницу от озадаченного инженера, который уже переключился на что-то другое. Но Зоя не сдавалась.
  
  - Как мы отсюда выберемся?! - прошипела она. - Да с такими ящиками! А вы вдвоем что, совсем думать перестали? Он вообще кто такой?
  
  - Айван, клан Росс, - нетерпеливо отозвался Иван. - Зоя, не тормози. Сама все увидишь. Только не мешай.
  
  - Зоя, помогай!
  
  Повторный приказ Лары Зоя уже не смогла проигнорировать, хоть взгляд у нее при этом ничуть не смягчился. Заполнив до краев первый ящик, девушки не без труда закрыли крышку, и для Ивана наступил момент истины. Четыре ремня от карабинов, продетые в четыре паза на крышке ящика, соединяются вместе и цепляются за универсальное крепление зонда. Поднимет ли? Шелест перешел в явственное жужжание, но ящик от пола оторвался, и зонд, хоть и не без труда, но проделал пару кругов, аккуратно уклоняясь от стеллажей и людей.
  
  - Я же говорила! - с гордостью заявила Лина. - Главное, не мешать.
  
  Ящики загрузили один за другим, смонтировали и испытали подвес, и тогда Иван приступил к финальному аккорду. Четвертый ящик оказался заполнен лишь частично и получился намного легче, ведь рационы не столь тяжелы. Подвеску для него Иван усилил металлическими лентами, сделав ее жесткой, чтобы петля всегда оставалась наверху. Потом он взял в руки оторванную скорострелку и принялся разбирать крепление.
  
  - Я почти готов, - заявил он, отбрасывая в сторону какие-то ошметки. - Девчата, разбирайте оружие. И снарядов побольше. Каждому по две банки энергетика.
  
  - Ты хочешь скорострелку поставить на зонд? - недоверчиво спросила Зоя.
  
  - Хочу, но не могу! - отозвался Иван. - Калибр другой. Снарядов у нас нет. Придется так...
  
  Трофейный 'ствол', захваченный Линой, он избавил от приклада и наглухо приварил к остаткам турели, которая, в свою очередь, идеально подошла к захвату на 'брюхе' зонда.
  
  - Стрелять только по курсу, - пояснил Иван. - Но иначе никак. Кажется, работает. Сейчас, только откалибрую...
  
  Зонд, шелестя, сделал несколько кругов, делая 'заходы' на людей и на другие зонды. Хоть все знают, что пушка пока не заряжена, но все равно, ощущения неприятные. Испытали видимость цели в боевом режиме, и результат вышел неплохой.
  
  - Шлемы! - скомандовал Иван, заряжая магазин в пушку зонда.
  
  - Но как мы выйдем отсюда? - почти растерянно спросила Зоя, видя, что сестры наблюдают за ней с какой-то странной иронией. - Здесь сплошные стены!
  
  - Мы живем в трех измерениях, - терпеливо объяснил Иван, показывая рукой себе под ноги. - Кроме стен, есть еще пол. Почему на полу бетонная плита?
  
  И действительно, под обшарпанной облицовкой пола нашлась плохо замаскированная плита, присыпанная кирпичной крошкой. Логично, что все эти полки и ящики сюда попали не сами по себе!
  
  - Сигналов от сети нет, - подсказала Лина. - Наверху никого нет, как будто все вымерло. Самое время сбежать!
  
  - Теперь боевой режим, - скомандовал Иван, решивший не терять время. - И полная тишина. Только ИК-связь. Мы с Линой идем впереди... Лара в центре, Зоя позади. Поднимаем!
  
  К счастью, больше спорить никто не стал, принимая этот план. Четыре боевых комплекта имплантов это неслабый подъемный кран, и плита сопротивлялась недолго. Под ней обнаружился пятиметровый колодец, выложенный все тем же рыжим кирпичом, переходящий в невысокий, но довольно широкий горизонтальный проход. Скорость передвижения получилась приличная, но самое интересное, что по данным инерциальной навигации они теперь приближались к валу кратера, а не удалялись от него.
  
  Вскоре, сделав приличный крюк, беглецы начали отворачивать в сторону населенных районов Города, постепенно поднимаясь ближе к поверхности. Но даже спустя полчаса, как ни хотелось надеяться, что 'пронесло', но Иван не позволял себе излишнего оптимизма. И как вскоре выяснилось, он оказался совершенно прав.
  
  Влипли они внезапно и качественно, но тактическая задумка сработала на 'отлично'. Главное, удалось сохранить зонд, который четко следовал рядом с авангардом, оставаясь под прикрытием полновесной защиты. Первый наскок противника оказался быстрым, но недостаточно мощным, и Лина, почти истратив свою защиту, быстро поменялась местами с Иваном, и под его прикрытием они успели отступить и соединиться с арьергардом. Самое главное, что противник почему-то бросил в атаку только зонды, а 'пехота' так и не появилась в поле зрения. Именно благодаря этому Иван, Лина и их единственный вооруженный зонд успели уполовинить состав нападающих машин.
  
  С другой стороны, есть опасность, что их могут обойти, но сзади все оказалось на удивление тихо.
  
  - Странная засада, - шепнула Лина по тактической сети. - Не тот почерк.
  
  Иван промолчал, но мысль у него появилась очень схожая. Главное отличие это мощное активное сканирование со стороны противника. Похоже, их больше пытаются не убить, а опознать, впрочем, и защита у всех четверых сейчас на высоте.
  
  - Нас не зонды сканируют, - заключил Иван, внимательно сравнив спектры сигналов. - То есть, не только зонды. Импланты тоже. И какие-то еще устройства.
  
  Следующие слова, произнесенные Линой, Иван решил считать неразборчивыми. Интересно, откуда к ней прилипло это самое 'ихо де пута'? Вряд ли от Альбины, просто кто-то слишком часто бывал на Кубе и нахватался словечек.
  
  Но дальше произошло нечто еще более странное.
  
  - Не стрелять! - рявкнула Лина своим собственным, неизмененным голосом, и можно не сомневаться, что с 'той стороны' ее тоже прекрасно услышали. Потом он выключила маскировку, сунула свой карабин в руки Ивану спокойно вышла из-за укрытия. Никто не выстрелил, полная тишина.
  
  - Гьян! - снова взревела Лина, грозя кому-то невидимому кулаком. - Копатель драный, ты что творишь?!
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  Северная Америка, неустановленное место
  
  Декабрь 2060 года
  
  - Что происходит с Марсом? - в очередной раз спросил генерал Гровс, не повышая голоса.
  
  Все совещания 'Бюро погоды', как его называют для секретности, давно уже проходят, будто военный совет. Только условия довольно комфортабельные, почти не напоминающие серьезно защищенный бункер, которым это сооружение и является. Почти что отель со всеми удобствами. Мягкие кресла, удобные столы, огромные проекторы, спецсвязь...
  
  Защищенная связь необходима, если один из постоянных участников 'Бюро' не может прибыть лично, и тогда в исключительном случае можно устроить телеконференцию. Естественно, линии связи здесь сильно отличаются от гражданских и никак не пересекаются с ними.
  
  Но раз в неделю неизменно происходит личный сбор участников. Опять же, бывают исключения, но они редки и для них нужны веские причины. И люди здесь собираются незаурядные, способные смотреть на вещи нестандартно, чтобы любая несуразность не укрылась от подробного анализа. Но чем больше всплывает искомых несуразностей, тем крепче убеждение, что они не случайны.
  
  - Мы пока ни черта не знаем, - проворчал профессор Блэк из Калифорнийского института. - Четыре часа назад прекратился 'подогрев' атмосферы. Вся планета по-прежнему закрыта глобальной пылевой бурей, какой еще никогда не было. Плотность и температура атмосферы сильно выросли.
  
  - Назовите итоговые цифры, - на правах начальника попросил Гровс, зная, что ответ одного из самых выдающихся планетологов современности не разочарует.
  
  - Ситуация менялась каждый день! - эмоционально начал Блэк. - Но сейчас у нас передышка. Давление на поверхности за месяц выросло почти в десять раз. И температура на двенадцать градусов. И всюду пыль.
  
  Видно, что бедняга не спал уже больше суток. Он и раньше не щадил себя, а попав на проект, тем более перестал следить за часами. И вот, в свои сорок пять, он уже щеголяет роскошной лысиной, а седые подвижные брови делают его похожим на филина. Да и ростом он невелик, но заменить его, если честно, некем. Штучный товар, как говорят о таких людях циничные руководители. А генералу Гровсу приходится быть циничным, должность обязывает...
  
  - Что будет дальше? - спросил он.
  
  - Даже без дальнейшей подпитки атмосфера будет уплотняться и разогреваться, - начал объяснять профессор. - И процесс станет поддерживать сам себя. Огромное количество углекислоты, связанной в породах и полярных шапках, испарится и попадет в атмосферу, еще больше ускоряя процесс. Двуокись углерода это прекрасный парниковый газ, поэтому это тоже будет способствовать удержанию тепла и дальнейшему разогреву.
  
  - Что сейчас происходит на поверхности? - спросил Гровс у второго ученого, доктора Леонарда из Лаборатории реактивного движения. Все космическое 'железо' по его части, и его квалификация опирается на давние традиции ЛРД. Ученик самого Сквайрса, на него можно положиться!
  
  - Связь с обоими роверами нестабильна, - посетовал моложавый и рослый доктор, полная противоположность коллеги-планетолога. - Но сейчас ситуация налаживается. К счастью, с энергетикой все нормально, но про науку пока приходится забыть, только снимаем показатели ветра, температуры и так далее. Огромная проблема с ветром и песком, по мере роста плотности атмосферы нарастает абразивный эффект. Главная проблема, это линзы и тонкие детекторы, не рассчитанные на подобную нагрузку. Основные камеры, к счастью, закрываются шторками, а вот навигационные могут пострадать. Сейчас трудно делать прогнозы по роверам, поэтому мы можем твердо рассчитывать только на орбитальные аппараты. Атмосфера Марса распухает с такой скоростью, что нам уже пришлось поднимать орбиты, чтобы не потерять вообще все.
  
  - Но у нас есть ИК-съемка, - напомнил профессор. - Только от этого не легче.
  
  - Там был какой-то хаос! - развел руками Леонард. - Несколько блуждающих горячих очагов на поверхности с температурой выше четырехсот градусов и там же огромные скачки давления. Вы видели когда-нибудь промышленный фен? Им можно зимой машину от снега очистить! Вот что-то похожее происходило на поверхности.
  
  - То есть, мы твердо уверены, что это искусственное явление? - на всякий случай уточнил Гровс. - Я знаю, мы уже обсуждали варианты...
  
  - Мы только что получили результаты газовой хроматографии, - хитро прищурился Леонард. - И могу сказать, что безумие восторжествовало. Очень специфические примеси, помимо азота и аргона. Сернистый газ, монооксид углерода, хлороводород, фтороводород...
  
  - Короче, газ с Венеры, - кивнул Гровс. - Как мы и предполагали. То есть, мы имеем дело с попыткой терраформирования Марса некими разумными силами. Возражений нет?
  
  В этот раз никто не стал спорить даже ради научного интереса. В эту игру присутствующие уже давно сыграли, а результат вырисовывается только один. Кто-то произвел этот странный астроинженерный акт, но кто?
  
  Реакция широкой публики пока на редкость спокойная, но это лишь от незнания. Заголовки новостей не дают повода спекулировать о причинах, а лишь подогревают интерес, до определенной степени. 'Марс пробуждается'! Подобная ерунда ни на шаг не приближает к правильной постановке вопроса. Информация об истинном масштабе событий давно и очень надежно контролируется, поэтому никаких утечек, говорящих об искусственности процесса, допущено не будет. Но не придет ли эта информация с какой-либо другой стороны?
  
  - Мы обобщили данные по научным организациям, - подал голос незаметный куратор от ЦРУ, полковник Смитс. - Реакция везде одинаковая. Европейцы, азиаты, 'южане' - никто ничего не понимает. И поведение русских ученых, между прочим, ничем не отличается от всех остальных.
  
  - У них железная отговорка, - добавил от себя Леонард. - Ни одного живого аппарата на марсианской орбите или на поверхности у них нет. Значит, сейчас никто, кроме нас, получается, ничего и не может знать.
  
  - Если русские имеют к этому отношение, - напомнил Гровс. - Мы так и не решили, как далеко распространяются их знания. Если они получили от 'гостей' только энергию, то у нас есть шанс. Но если у них 'полный пакет', то проще сразу сдаться, провести референдум и стать Североамериканским федеральным округом.
  
  - Неважные у вас шутки, сэр, - с искренним возмущением проворчал Смитс, не веря своим ушам.
  
  - Это не у меня, - уточнил Гровс. - Это в Вашингтоне. Я эту хохму услышал две недели назад на совещании 'догадайтесь где' в присутствии 'догадайтесь кого'. Можете представить, как там ждут наших рекомендаций.
  
  Об этом можно и не говорить. Очень лестно, что в Вашингтоне кто-то верит в способности людей из 'Бюро'. Вот им бы самим такую уверенность!
  
  - Ладно, пойдем дальше, - продолжил генерал. - Как мы уже знаем, данные 'звездочетов' из НОРАД показывают одно 'событие' на околоземной орбите, очень похожее на сентябрьское, но мы до сих пор не можем определить, 'прилет' это или 'отлет'. Мы не без труда наблюдали вспышку на низкой орбите в двадцать восемь градусов, как и раньше. Через четыре дня после этого на Марсе начался бардак. С другой стороны, русские 'Спирали' летали много, но их мы без малейшего труда видим и отслеживаем, даже когда они довольно интенсивно маневрируют. Поэтому вопрос остается открытым.
  
  - Или у русских есть другие корабли, о которых мы не знаем, - подвел итог Леонард. - Или все это дело рук их 'друзей' или 'покровителей'.
  
  - Жаль, что у Венеры сейчас вообще ни одного аппарата нет, - посетовал Блэк. - Но мы видели эти 'горячие источники' на Марсе... Если каждый из них это портал, или окно... Кстати, время жизни у них у всех разное. От двадцати пяти с чем-то секунд до тридцати с чем-то. Видимо, это сделано, чтобы скрыть искусственность этих образований.
  
  - Должен быть серьезный корабль, - заключил Гровс. - С хорошей автономностью и огромной энергетикой. Построить такое в полной тайне...
  
  - Исключено, - отрезал Леонард. - Такой корабль будет заметен даже в оптике. С Земли, как я понимаю, ничего подобного не улетало.
  
  - Это возвращает нас ко второй логической развилке, - напомнил Гровс. - Если это дело рук 'гостей'... Согласуют ли они свои действия с русскими? Помните версию о том, что Марс они готовят для себя?
  
  Все дружно замотали головами, выражая единодушный скепсис.
  
  - Я и тогда был против этой версии, - возразил Леонард. - А теперь и подавно. На кой черт 'им' этот Марс? Уж мы-то знаем, сколько планет даже в соседних системах. Зачем им маленький неуютный Марс, без магнитного поля, потерявший почти всю воду? Только чтобы у нас над головой маячить? Нелогично.
  
  - Недоказуемо! - буркнул Блэк, но тут же уточнил: - Но с точки зрения здравого смысла коллега прав. Скорее всего, 'гости' выполняют просьбу, или же сами решили сделать русским такой подарок.
  
  - Если так, - задумался Леонард, - То это подарок не русским, а всем нам. Я не думаю, что кто-то будет столбить там территорию, как на Земле, но основать поселение...
  
  - Чертова небесная механика! - снова посетовал Блэк. - Мы никак не успеваем в следующем году, а потом 'окно' будет только через два года.
  
  - Вы оптимист, профессор, - осадил его Гровс. - Вы считаете, что два года для подготовки экспедиции на Марс это слишком много?
  
  Никто так, разумеется, не думает, но Леонард все же вступился за коллегу перед начальством.
  
  - Посадка на Марс теперь сильно упростится, - заметил он. - С плотной атмосферой, сами понимаете, другое дело. Минус скафандры, если давление поднимется достаточно. Технические проработки мы начали уже давно, и если 'Нептун' и новые буксиры не подведут, то успеем, если только полетим в один конец. А там, если у доктора Мукерджи все получится...
  
  - Жаль, что он не вырвался, - вздохнул Гровс. - С другой стороны, пусть работает спокойно. Чем раньше он запустит свой ускоритель, тем раньше мы начнем понимать, каковы наши шансы. А пока, будем улыбаться и изображать стремление к сотрудничеству.
  
  - Меня не покидает ощущение, - встрял Смитс со своей фирменной ЦРУ-шной въедливостью. - Что мы движемся по узкому пути, который для нас приготовлен. Нас заманивают на этот чертов Марс, про который мы бы еще сто лет не вспоминали. Для чего им это нужно?
  
  - Если вы про русских, а не про 'пришельцев', то я могу подсказать, - хитро усмехнулся Леонард. - Нас втянули в космическую гонку в роли безнадежно отстающих. Вы слышали, что русские чиновники от космоса твердят на каждом углу? И им вторят даже некоторые политики, включая президента?
  
  - Потерянное столетие? - предположил Гровс, который давно уже сам задумывался об этом.
  
  - Вот именно, - одобрительно кивнул доктор, выполняя несвойственную роль историка и социолога. - Они пытаются насадить во всем мире мысль о том, что последние сто лет человечество потратило зря. Что ресурсы проедены, время упущено, шанс построить более-менее справедливое общество разрушен войной.
  
  - А разве это не так? - едко спросил Блэк. - Нас это тоже касается. Просто русские открыто говорят о том, чего мы до сих пор стесняемся.
  
  - У них не хватит сил, чтобы повести за собой весь мир, - мрачно заявил Смитс.
  
  - Я вас поправлю, - с грустной усмешкой ответил Леонард. - У них до сих пор не хватало сил. А сейчас они понимают, что появился шанс. И не просто шанс, а реальная возможность! В истории это уже было, только закончилось совсем иначе, и кое-кто хорошо запомнил этот урок.
  
  - Сто лет назад у Советов был неплохой имидж в мире, - напомнил Гровс. - И очень многие клюнули на идеи справедливого общества, особенно в сравнении с тогдашним капитализмом. То, что Советы этот багаж доверия растеряли, это по большей части не наша заслуга, а их собственная бездарная политика. Так или иначе, проект коммунизма обанкротился, а предложить что-то взамен ни они, ни мы не смогли.
  
  - А теперь смогут, - горячо высказался Леонард. - И ошибок не повторят, никакого коммунизма им не надо, это слово у них не в почете. Даже про социализм редко говорят, только поминают 'социальное государство'. Это я с нашим послом в Москве пообщался, не нужно на меня так смотреть!
  
  Все деликатно посмеялись, и доктор продолжил свою мысль.
  
  - Посудите сами, - энергично сказал он. - Какой переворот в умах может произойти, когда Земля перестанет быть единственным местом, где живут люди. Да и на самой Земле будут огромные перемены. Неограниченный источник энергии запустит такие процессы, что и вообразить трудно.
  
  Это он верно заметил, отметил про себя генерал Гровс. Трудно представить, но можно, особенно если регулярно читать доклады аналитических групп. И уж начальник 'Бюро' этим занимается регулярно!
  
  - Я давно думаю о том, чтобы ввести в нашу команду социолога, - признал Гровс. - Тем не менее, выводы правильные. Новая технология изменит очень многое. Я читал доклад с анализом по энергетике, там говорится, что через десять-двадцать лет начнутся такие изменения... Естественно, это касается того, кто владеет новой технологией и кто будет таким образом распространять свое влияние по всему миру. Начнут меняться города, производства переедут в глушь, жизнь станет чище, продукты и товары первой необходимости очень сильно подешевеют, появятся ресурсы на прорывы в других областях. И военный аспект, разумеется, тоже. Доклад секретный, но нас это не касается, почитаете потом. Вот вам и власть над миром. Или, если сказать мягче, мировое лидерство, в том числе моральное. И в этот раз, в отличие от СССР, картинка будет соответствовать реальности, и оттого станет еще более привлекательной.
  
  - Это опасно, - тихо заключил Смитс, но генерал деликатно не дал ему договорить.
  
  - У нас будет то же самое, - пожал плечами Гровс. - Разумеется, при условии, что доктор Мукерджи сможет повторить открытие покойного Мельникова. Хотя мы до сих пор не уверены, что он покойный.
  
  - Зато мы, наконец, отыскали пропавших 'студентов', помните? - на более радостной ноте добавил Смитс. - Самойлов и Руднев. Которые, как мы подозревали, участвовали в их проекте. Они закончили учебу, защитились, несколько раз появлялись на публике, а теперь совершенно официально работают в двух московских институтах. Разумеется, далеко друг от друга. Сейчас Ник, то есть, посол Фаррел, пытается найти к ним подходы.
  
  - Скорее всего, это обманка, - с уверенностью заключил Гровс. - Или даже приманка для нас. Но давайте вернемся к теме. Предположим, мир как-то изменится, станет чуточку сплоченнее под чьим-то руководством. Это тянет на самоцель?
  
  Для Америки вполне тянет, а как насчет давнего соперника? На власть над всей планетой даже СССР не замахивался, а уж современной России это ни к чему. Так в чем секрет? Здесь появляется новый фактор, до сих пор непознанный. Нечто огромное и до сих пор невообразимое. Нечто, что изменит не только планету, но и умы всех тех, кто на ней живет.
  
  - Намекаете на подготовку к первому контакту? - насторожился Леонард. - Как в старой шутке: инопланетяне прилетели, увидели, как мы живем, плюнули и улетели?
  
  Никто даже не улыбнулся. И в самом деле, ничего смешного, если об этом хорошенько поразмыслить.
  
  - Возможно, - задумался профессор Блэк. - Но это слишком отдаленная цель. Власть над нашим маленьким миром гораздо ближе. Но это уже не научная проблема.
  
  - Очень даже научная, - возразил Гровс. - А точнее, научно-техническая. Если не догоним, то не сможем повлиять на процессы, которые пройдут без нас. Впрочем, как на них влиять, уже не нашего ума дело, с нас требуются лишь анализ и новые разработки. Если 'гости' намекнули русским, что не собираются вступать в официальный контакт, пока на Земле не будет наведен относительный порядок...
  
  - У них появится большой соблазн навести этот самый порядок, - закончил мысль Смитс.
  
  И об этом 'где надо' думали, мрачно вспомнил генерал. На полном серьезе обсуждали нанесение первого удара по России с тем, чтобы гарантированно уничтожить центры разработки и носителей новых знаний, которых не может быть слишком много. Но подумали, посчитали, и поняли, что задача невыполнима даже в теории. В самом деле, о чем можно мечтать, если мы до сих пор не знаем, на каком предприятии делается новая секретная техника? А точнее, те самые загадочные агрегаты...
  
  - 'Наверху' о таком варианте знают, - сообщил Гровс. - Но у нас пока нет сил, чтобы напрямую противодействовать подобному развитию событий. Поэтому, так или иначе, придется догонять. И лететь на Марс, и основывать поселение. И пытаться вписаться в этот 'дивный новый мир' на своих условиях.
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Город Даррен
  
  Ноябрь 2060 года
  
  
  
  Злые языки утверждают, что 'независимость' общины города Даррен и им подобных от Совета Кланов есть фикция и самообман. Мол, пожелай Совет, давно бы все ходили строем и прославляли мудрость Совета. Но обсуждают эту гипотезу лишь те, кто в принципе не может знать правду.
  
  Можно прожить в Городе много лет, раскрыть многие загадки, отыскать многие тайные тропы, но так и не понять, есть в этой теории хоть доля правды, или нет. Совет не вмешивается в повседневную жизнь города, это факт. Но с другой стороны, жители Города годами не дают Совету повода вмешаться, и это тоже не подлежит сомнению.
  
  Главы общин, или главари, что намного точнее, стараются править и решать вопросы, не привлекая к себе внимание. В этом есть свой резон, ведь община, по сути, противопоставляет себя кланам! Если местный Глава начнет себя вести как предводитель клана то, как говорят земляне, за что боролись-то?
  
  Отсюда и налет неопределенности, который, как правило, ничуть не мешает рядовым жителям. Соблюдай правила, не нервируй Совет и общину, и не забывай делиться, если вдруг повезло сорвать куш. Простые правила, известные во множестве миров и во множестве вариантов.
  
  Любое преступление это угроза существующему порядку. И с нарушителями поступают строго. Кто-то привез контрабанду, кто-то попытался вывезти невольников, или даже начал использовать взломанную молекулярную фабрику для производства синтетических наркотиков. Но все это покажется мелочью, если возникнет настоящая угроза.
  
  И тогда, и только тогда, появится шанс узнать, такими ли безумными были слухи о том, что Совет Кланов ничего и никогда не пускает на самотек.
  
  
  
  - Пока есть время, нужно пожрать! - резонно заключил Иван. - Там более, уже все готово.
  
  Ему уже не в первый раз почудилось урчание чьего-то живота. И пить хочется зверски, к тому же, аппетит приходит во время еды!
  
  - Налетаем, - с энтузиазмом кивнула Лина. - Давно пора.
  
  А что, жить вполне можно! Господин Гьян, почувствовав, во что вляпался, не поскупился на серьезные апартаменты для гостей. Можно назвать этот уголок роскоши ВИП-зоной, если прибегнуть к привычным терминам. Изолированная зона, просторный холл и два двухместных номера, бесплатная кормежка и даже доступ в местную Сеть! Иван полностью доверился мнению Лины и, следуя ее примеру, сразу же избавился от брони, переодевшись в 'цивильное'. В апартаментах нашлась мини-фабрика, на которой Лина в пять минут 'напечатала' себе изящный костюм, гораздо более свободный и открытый, чем ее привычные одеяния, а Иван, повозившись с настройками чуть подольше, наколдовал себе нечто вроде джинсовых штанов и легкой рубашки с коротким рукавом. Вот до чего дошел прогресс!
  
  После этого они уселись за неплохо сервированный стол, решив больше никого не дожидаться, и начали совместное распитие 'туремы', словно вся еда и питье предназначено только им.
  
  - Да ну, к Копателю! - воскликнула проголодавшаяся Лара и метнулась переодеваться, а Зоя, до последнего не верящая в добрые намерения местного 'авторитета', неохотно последовала за подругой.
  
  - В броне лезть за стол, - фыркнула Лина. - Даже здесь это слишком.
  
  Лара вернулась первой, одетая в удивительно красивое, но простое на вид длинное платье. Белая волнистая ткань словно бы сама светится, а черный блестящий поясок перетягивает талию так, что глаз не оторвать. Принцесса, да и только!
  
  - Недурно, - похвалила Лина, не отрываясь от смачного уничтожения мясного салата. - Садись, ешь. Бесплатно же!
  
  Голод не тетка, с этим не поспоришь. Лара даже не попыталась огрызнуться, молча уселась напротив Ивана с Линой и первым делом взялась, конечно, за 'турему'. Зоя появилась последней и с явной неохотой подошла к столу. Серый брючный костюм, с ума сойти...
  
  - Ешь! - Лара дернула ее за рукав, заставив сесть. - Займи рот чем-нибудь. Я от твоих комментариев устала уже.
  
  Зоя вздохнула и послушалась, а Иван ей мысленно посочувствовал. Сложная ситуация! Переговоры с Гьяном вела и ведет Лина, а остальным, несмотря на недовольство, лучше помолчать.
  
  Распахнулась мембрана двери, и Гьян быстрым шагом буквально ворвался в помещение. Вот только черного плаща уже нет, да и скрывать манеры ему не нужно.
  
  - Вы еще не доели? - резко упрекнул он, но разглядев гостей поближе, слегка смягчился, но лишь слегка. - Славные наряды, но у нас носят попроще. Грибов Дорс не подаем, уж извините. К нам редко заглядывают столь высокородные особы.
  
  И ведь издевается, подлец! К счастью, Ларе хватило ума промолчать и вовремя наступить на ногу своей охраннице, а Иван, не чувствуя принадлежности к голубым кровям, просто с удовольствием наблюдал за спектаклем.
  
  - Мы не просто особы! - бодро ответила Лина, не переставая жевать. - Мы очень вежливые, а главное, полезные особы. Ты же делец, Гьян. Извлекай пользу.
  
  - Пользу извлекают там, на Внешних территориях, - притворно вздохнул он и тут же уселся во главе стола. - Берут наследников кланов в заложники и требуют выкуп. Лина, дитя мое, ты помнишь, что я обещал тебя отругать?
  
  - Ты уже отругал, - фыркнула Лина каким-то странным голосом. - Твои зонды чуть мне голову не отстрелили.
  
  - И за это 'чуть' я тоже буду тебя ругать, - пообещал Гьян. - Где я новых возьму?
  
  - Купишь, - чуть хрипло отрезала Лина. - Или трофеями возьмешь. В крайнем случае, Совет тебе поможет, не впервой.
  
  Иван дисциплинированно ел свой салат, пытаясь осознать очередную трансформацию Лины. Кажется, здесь ей намного проще и комфортнее, чем 'наверху'...
  
  - Я уже поняла, что тебе не по душе перестрелки на твоей территории, - продолжила Лина. - Поэтому ты начал искать. И нашел нас.
  
  - Все так, - кивнул Гьян. - А кого я еще должен был найти?
  
  - Вчерашняя перестрелка у Большого Креста, - напомнила Лина. - Вы там ничего не нашли?
  
  - Кроме следов и обрушенного перекрытия ничего, - спокойно сказал предводитель. - Кто-то быстро убрал все следы. Я так понимаю, напали на вас?
  
  - Напали на них, - Лина кивнула в сторону сестры и ее подруги. - А мы подоспели. По идее, кланам вмешиваться не следует, и Совету тоже, но у нас особый случай. Поэтому я пригласила на наш разговор еще кое-кого.
  
  Одна из стен зала покрылась плоской проекцией, на которой появилась мерцающая заставка соединения, сменившаяся весьма рассерженным лицом дядюшки Стена.
  
  - Наконец-то! - гаркнул он, но через мгновение узнал всех пятерых присутствующих.
  
  - Уважаемый господин Эл, - ядовито протянул Гьян без малейшего подобострастия. - Да, именно вас нам тут не хватало!
  
  Стен чуть не задохнулся от такой наглости, но быстро овладел собой.
  
  - Давай в объем, - быстро буркнул он Лине, держащей соединение, и через мгновение проекция исчезла, а в помещении появился абсолютно реалистичный трехмерный 'аватар' дядюшки. Он молча прошелся вокруг стола, рассматривая, в первую очередь, живую и здоровую Лару, на удивление спокойно потягивающую 'турему' из кружки.
  
  Впрочем, сентиментальный момент быстро прошел, когда он убедился, что это действительно она.
  
  - Дочь, ты что вытворяешь? - проворчал он. - Я допускаю, что мне не все известно, но это...
  
  Тут он переключил внимание на другую сторону стола, полностью игнорируя при этом ироничный взгляд Гьяна.
  
  - Племянница, - глядя на Лину тяжелым взглядом, сощурился Стен. - Каждый раз тебя вижу, как впервые. И снова с тобой этот молодой персонаж...
  
  - Я не персонаж, Стен, - спокойно ответил Иван. - Я тот, кто вместе с Линой... вывел Лару из-под огня. Без оружия.
  
  Быстрый взгляд на Лару подтвердил, что все это правда, и Стен решил чуть-чуть смягчиться.
  
  - Вы заслужили благодарность, - признал он. - Как вас наградить, поговорим при встрече. Но я бы хотел выслушать все с начала.
  
  - Если с начала, то это к вам вопрос, - поправила Лина. - Что вы можете сказать о внедренных боевиках Дорсо? Очень похоже, что за Ларой гонялись именно они. Собственно, поэтому Гьян тоже здесь. Особый случай, поверьте.
  
  - Я им почти ничего не рассказывала, - проворчала Лара, заметив осуждающий взгляд отца. - Сами догадались.
  
  На минуту Стен впал в чрезвычайную задумчивость. Больше всего его задело то, что он, как ни старался, но так и не нашел, к чему придраться в рассказе племянницы. Лара не только все подтвердила, но и добавила пару деталей, которые никак не меняют картину. Наконец, он решился.
  
  - Живыми мы никого не взяли, - признался он. - Генную карту мы тоже не опознали, в нашей базе их нет. По экипировке скорее всего Дорсо.
  
  - Скорее всего?! - фыркнув, не выдержала Зоя. - С таким же успехом это может быть любой клан!
  
  - А с тебя, самка Копателя, отдельный спрос! - злобно уперся Стен и повернулся к чересчур говорливой персоне. - Теперь ты у меня точно вылетишь с контракта!
  
  Зоя могла бы промолчать, но снова не удержалась и выступила.
  
  - За то, что получила три снаряда вместо Лары? - оскалилась она, вспоминая 'последний выстрел', который не надеялась пережить.
  
  - Там, где ты получила снаряды, вас вообще не должно было быть! - жестко напомнил старейшина. - Я не могу доверить охрану дочери кучке любителей! Кстати, где второй?
  
  - Мелви погиб, - жестко ответила Лара, и старейшина внезапно осекся.
  
  - Не ругайтесь, дядя Стен, - примирительно заявила Лина. - Мы теперь знаем об опасности, и никакого лишнего риска теперь не будет.
  
  Стен с минуту помолчал, пристально разглядывая всех по очереди. Словно пытался проникнуть в их мысли и понять мотивацию. А спокойная улыбка Лины его просто выводит из терпения, хоть показывать этого он не собирается.
  
  - Подменили мне племянницу, - наконец, проворчал он. - Была простая и понятная девочка, а сейчас с тобой страшно разговаривать. Все время вижу Кайру...
  
  Для Лины это комплимент! Ее мать всегда старалась сгладить отношения между братьями, чтобы не доводить до греха. Только вот Иван Родин, узнав эту историю, как-то заметил, что для такого дела одного доброго слова обычно маловато, нужен еще и револьвер... И этим Лина выгодно отличается от матери.
  
  - А может, и не подменили, - нейтральным тоном неожиданно попенял Иван. - Может, вы ее и не знали вовсе? И знать не хотели?
  
  - Грубовато сказано, - оценил Стен. - Но доля правды в этом есть. Так что у тебя за особый случай, племянница?
  
  Лина молча выбралась из-за стола и подошла в угол комнаты, где сняла проекцию со стопки четырех больших ящиков и такого же количества выключенных зондов, ромбом разложенных по полу.
  
  - Мы прятались и наткнулись на полевой склад, - сказала она, открывая крышку. - Чей он, неизвестно. Мы вывезли все, что там нашли: четыре зонда, оружие и доспехи для семи троек, рационы, медикаменты и всякая мелочь. Склад был замурован, внутри оставлен активный зонд для охраны. Учитывая, что на Лару напали с таким же оружием, мы сделали вывод, что таких складов должно быть много. Вот и думайте, что это значит.
  
  Дядя Стен оказался сильно впечатлен, и это видно по глазам. Даже сказать ничего не пытается, нахмурил лоб, задумался...
  
  - Этого должно быть достаточно, чтобы поставить на уши Совет, - прокомментировала Лина. - На Рьяле кто-то создает сеть полевых складов и незаметно переправляет сюда десятки боевиков. Дядя Стен, я сейчас перешлю вам координаты первого склада, срочно обратитесь к Совету, пусть бросают все дела и обыскивают подземелья. Это может касаться не только Даррена, но и других городов. И местные пусть помогают, несмотря на нелюбовь к кланам.
  
  Это уже намек Гьяну, но он и без этого уже знает, что нужно делать.
  
  - Нужно предупредить другие кланы, - кивнул Стен. - Пусть подключаются.
  
  - Дорсо и Ферна тоже будем предупреждать? - фыркнула Лара, но мысль достигла цели.
  
  - Ты права, - озадаченно нахмурился Стен. - Некоторые кланы могут в этом участвовать. Пусть Совет решает, что с этим делать. Я предупрежу Ринкеш и несколько других кланов, в ком я уверен. А сейчас срочно возвращайся в наш Центр. И не возражай! Можешь эту... самку Копателя с собой взять. Так и быть, переживу.
  
  Зоя от такого упоминания скривилась, но нашла в себе силы промолчать. В конце концов, самое страшное позади, и теперь она даже сможет остаться рядом с Ларой, а что еще нужно, чтобы жизнь наладилась?
  
  - Может, мне лучше пока не 'воскресать'? - выдала Лара 'домашнюю заготовку'. - Побуду на нелегальном положении.
  
  - Уже побыла, - отрезал старейшина. - С меня хватит, высылаю за тобой группу. Сначала вернешься в Центр, потом будем думать, куда тебя спрятать. Считай, что это приказ. И тебе, племянница, лучше там не задерживаться.
  
  Дядя Стен даже не пытается отдавать Лине распоряжения, и это очень хорошо. Формально он может это делать, но по факту ее статус не определен, а теперь Совету и подавно станет не до наследства клана Эл.
  
  - Мы пока задержимся, - сообщила Лина. - Возможно, еще что-нибудь узнаем.
  
  - Ждите, - подвел черту Стен и отключился. 'Аватар' расфокусировался и растаял в воздухе.
  
  - Надо доесть, - предложила Лина, возвращаясь за стол. - А то жалко.
  
  - Как будем делить добычу? - спросила Лара, косясь на ящики и зонды.
  
  - Никак, - усмехнулась Лина. - Можете свое оружие и броню с модификаторами забрать, а остальное мое. Мое, сестренка, и не смотри так! Зачем тебе зонды, груда оружия и рационы?
  
  - А тебе зачем? - не сдалась Лара. - Вообще, это все нелегально!
  
  - В Городе почти все нелегально, моя госпожа, - напомнил Гьян с неожиданной симпатией в голосе. - Но даже частичный переход этого барахла в руки такой организованной особы, как ваша сестра, сильно уменьшит энтропию в этой части Вселенной.
  
  Иван про себя искренне восхитился такой формулировке комплимента.
  
  - Разбирайся сама, - фыркнула Лара. - Все равно, тебе ничего не достанется. Отберут, и правильно сделают.
  
  - Про барахло поговорим позже, - почти равнодушно ответила Лина. - Сейчас главное, это понять, кто стоит за нападениями. И для чего готовили склады с оружием.
  
  - Я знаю, к чему ты клонишь, - серьезно сказал Гьян. - Но я также понимаю, почему никто не произносит 'то самое' слово.
  
  - Копатели, - почти прошептала Лара.
  
  - Налицо большая угроза, - кивнул Гьян. - И я готов рассмотреть любой вариант. Но что-то не сходится. Давайте предположим, что это Копатели, каким-то образом избежавшие мести кланов и Совета. Как-то выжили, спрятались, нашли союзников и теперь зачем-то хотят устроить еще одну Резню. Пусть они сделали, скажем, сотню таких складов. И даже этого невероятно мало, и кроме нескольких акций устрашения таким количеством ничего не решить. Это же Рьяла! Одно то, что я вывел своих людей в тоннели, заставило их исчезнуть, спрятаться. Где смысл?
  
  - Мы пока маловато знаем, чтобы его искать, - проворчала Лина. - Вот когда узнаем, сколько таких складов заготовлено... Но ты прав, что-то не сходится. Ладно, теперь подключатся более серьезные службы.
  
  Интересно, насколько эти самые службы компетентны? Ведь столько времени прошло, и очень давно никто даже не пытался оспорить монополию Совета на власть над родной системой.
  
  - Двести лет мира, - вслух подумал Иван. - За такое время... Можно расслабиться... И не заметить опасность.
  
  Гьян пристально всмотрелся в его лицо и кивнул.
  
  - Возможно, вам стоило сразу ко мне обратиться, - медленно сказал он. - Еще когда я в Городе с вами заговорил...
  
  - Он не знал, кто ты, - усмехнулась Лина. - А меня ты так и не опознал, правда? Подозревал, но проверить не смог. Пока с Ронти не поговорил, да?
  
  При упоминании этого имени Зоя заметно вздрогнула.
  
  - Ронти, - кивнул Гьян. - Здорово ты его напугала. Но он не смог молчать, пришел ко мне. Думаю, ты на это и рассчитывала.
  
  - Это было просто, - снисходительно расхохоталась Лина. - Я его отлично знаю. Не так близко, как Зоя, разумеется...
  
  - Где он сейчас? - на удивление робко подала голос охранница, но ее глаза вспыхнули от эмоций.
  
  - За мембраной, - как-то суховато ответил Гьян, мотнув головой в сторону выхода. - Сторожит вашу компанию вместе с моими парнями.
  
  Все синхронно посмотрели на Зою, которая от такой новости разволновалась еще сильнее.
  
  - Иди, поговори с ним, - Лара нежно толкнула подругу в плечо. - Если уважаемый господин Гьян не против.
  
  Все-таки дипломатия ей не чужда, есть у 'принцессы' чутье. Да и Гьян уже не скрывает откровенную ухмылку.
  
  - Полчаса у вас есть, - Лина с наслаждением добавила масла в огонь. - Или даже больше, пока группа дядюшки Стена до нас доберется.
  
  Даже не глядя вслед упорхнувшей Зое, Иван переглянулся с обеими сестрами, отметив их редкое единодушие в данном вопросе. Как показал недавний опыт, что с имплантами, что без них, но жизнь слишком коротка, чтобы откладывать такие редкие возможности на будущее.
  
  И хорошо, что Гьян проявляет сдержанную дружелюбность, несмотря на то, что знает, что еще предстоит непростой разговор насчет трофеев. Так или иначе, местный 'авторитет' имеет право на большую часть добычи. Разумеется, это случится после того, как Лара и ее охранница отправятся домой. Но Лину это, похоже, не очень беспокоит, словно она уже знает, что именно нужно сказать местному 'капо', чтобы никакого конфликта не случилось.
  
  - Ты выглядишь уставшей, - почти искренне сказала она сестре. - Не хочешь полчаса полежать? Если уснешь, Зоя тебя на руках понесет.
  
  - У нее сил на это не будет, - фыркнула Лара, но поднялась на ноги. - Ладно, обсуждайте свои дела без меня.
  
  Умная девочка, все поняла правильно. И даже то, что качать права и злить 'хозяина' в таком месте и в такое время не стоит. Когда дверь в 'спальню' закрылась и поверх нее повисла защитная мембрана, Гьян оживился. Но начинать разговор он не спешил, глядя, как Лина, прикрыв глаза, собирается с мыслями.
  
  - У вас все серьезно? - вдруг спросил Гьян, вызвав недоуменный взгляд Лины.
  
  - Тебе не все равно? - скупо улыбнулась она в ответ, опередив Ивана, который было собрался внести ясность. - Что это меняет? Давай лучше о трофеях поговорим.
  
  - Я восхищен твоим спокойствием, - прищурился Гьян. - Почему ты вообще думаешь, что я тебе хоть что-то оставлю? Ну, броню на двоих и два, или даже три, ствола, еще может быть. Но все остальное?
  
  - Все просто, - снова усмехнулась Лина. - Если твои ребята больше ничего не найдут, так и сделаем, и это будет щедро с твоей стороны. Но если найдут...
  
  Но Гьян не сразу признал такой вариант.
  
  - Ты почему-то уверена, что мы найдем много, - проворчал он. - С чего такая уверенность?
  
  - Скоро узнаем, - пожала плечами Лина. - Как насчет четверти всего?
  
  Гьян чуть не поперхнулся.
  
  - Ну ты наглая, - хрипло рассмеялся он. - Даже учитывая, сколько лет я тебя знаю, больше десятой части никак не смогу отдать. И зачем тебе столько? Ты что, свою армию хочешь собрать?
  
  - Не на Рьяле, - мотнула головой Лина. - Ты сам и твои... 'коллеги' могут не беспокоиться. Я заберу все это барахло, погружу на корабль и ты его больше не увидишь.
  
  - У тебя свой корабль есть? - переспросил Гьян. - Растешь, девочка.
  
  - Мой рост не при делах, - отмахнулась Лина. - Я наследница и имею право на гораздо большее, чем просто корабль. Но сейчас я не собираюсь торопить события, пусть Совет и кланы сначала разберутся с угрозой. Все, что меня сейчас интересует, это безопасность друзей и близких, а учитывая, что их не так много... Вот Айван, к примеру. Ну и еще парочка на корабле. Сестра и дядя сами о себе позаботятся, а остальное меня не касается.
  
  Иван про себя трижды сосчитал до двух, но так и не понял, что пытается сказать Лина. Она что, вместе с Альбиной Майру записала в 'друзья и близкие'? А своего дорогого инженера Дари не посчитала? Нет, скорее всего, она просто хочет забрать оружие!
  
  - Ты меня почти уговорила, - медленно произнес Гьян. - Но все-таки, ты слишком полагаешься на мое чувство справедливости. Мы давно не виделись с тобой. Ты не боишься, что изменилась не только ты, но и я?
  
  Очень откровенный вопрос, но Лина в ответ даже глазом не моргнула.
  
  - Ты слишком старый, чтобы меняться, - необидно подсказала она. - Гьян, тебе придется сыграть роль местного Совета. Это очень хорошо, что мы попались именно тебе. В других твоих... 'коллегах' я не так уверена. Для тебя этот Город слишком много значит. Ты за него порвешь не только Копателей, но и кого угодно. Даже дядя тебя уважает, хоть ни за что в этом не признается, и даже дочку научил. Ты видел, как сестра перед тобой присмирела?
  
  - Это довольно лестно, - кивнул 'авторитет'. - Но все-таки десятая часть, и не больше. Не наглей, а?
  
  - Давай так, - предложила Лина. - Если найдешь меньше десяти таких складов, тогда десятая часть. А если больше, то четверть.
  
  Это напомнило Ивану яркий момент из прошлой жизни. Он как-то наблюдал, как Альбина на спор сторговала треть цены на изумительно красивый шелковый шарфик, случайно увиденный ею на вещевом базаре. Он тогда сильно удивился такому таланту возлюбленной, а сейчас еще и Лина туда же! Но согласится ли 'авторитет' на такой размен?
  
  - Пятая часть, - поставил точку Гьян. - И помогу тебе все это вывезти и погрузить на корабль. Чтобы не было вопросов, да и мне будет спокойнее. Что скажешь?
  
  Как человек, не обладающий патологической гордостью, Иван с удовольствием понял, что понимание достигнуто, и ему самому ни во что не пришлось вмешиваться. Так даже лучше, и пусть местные договариваются сами. Самое главное, что удалось отстоять найденные трофеи, с которыми откровенно жаль расставаться. Да и это еще не все... Собственно, все присутствующие уверены, что добыча будет солидная, и все это очень пригодится там, за пределами системы Рьялы. Когда придется налаживать отношения с куда менее предсказуемыми кланами Сарги, полагаясь лишь на свои силы. Без всяких покровителей...
  
  Но Лина все-таки не согласилась сходу, взяла паузу, изображая какие-то расчеты. Ничего, это часть ритуала, и все это понимают. И вот, наконец...
  
  - Согласна, - откровенно расцвела Лина, салютуя старому приятелю кружкой дармовой 'туремы'. - Только с тебя рассказ о том, кто такая госпожа Лишши.
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Четыре месяца спустя
  
  --------------
  
  
  
  
  Апрель 2061 года
  
  Непогода и весенние грозы, наконец, отступили от берегов Флориды, дав шанс голубому небу раскинуться над ворчливым океаном. Почти неделю мрачные гигантские тучи в виде исполинских наковален бродили вокруг стартового комплекса, на корню срывая все попытки хотя бы начать обратный отсчет. Даже разрешения на заправку решили не давать, чтобы сберечь ресурс баков, сделанных по упрощенной технологии. Мы же хотели, чтобы недорого? Поэтому три заправки максимум, а потом придется снимать ракету со старта и везти обратно на завод. В такую погоду лучше и не пытаться.
  
  И никто не пытался, опасаясь срывов по другим причинам. Пусть на два месяца позже, чем планировалось, но огромная ракета, наконец, выкатилась из здания вертикальной сборки и вскоре оказалась на площадке 'А' 39-го стартового комплекса. Заправка и отсчет прошли как по маслу, и грянул гром, и расплескался огонь, какого здесь очень давно не видели!
  
  Но доктор Аниш Мукерджи, находясь на противоположном побережье, в Стенфорде, ничуть не жалеет о том, что пропустил такое зрелище. В конце концов, вся его работа направлена на то, чтобы подобные фейерверки можно было забыть, словно страшный сон. Ладно, пусть не страшный, а очень даже красивый и вдохновляющий, но ведь первые паровые машины тоже красивы! Они так мило чадили и коптили, из их труб летели снопы ярких искр, а запах раскаленного железа и горячей смазки казался приветом из прекрасного будущего. По сравнению с этими чудесными машинами можно даже подумать, что электромобиль самого доктора Мукерджи выглядит бледновато. Подумаешь, катится бесшумно и разгоняется до ста миль в час за три секунды, если очень хочется. И право, какая безделица эта ваша алюминий-ионная батарея на четыреста киловатт-часов, которая заряжается за две минуты! Подумаешь, двадцать лет и мировая война от первого прототипа до серийного изделия...
  
  Доктор не собирается ехать ни в университет, ни на 'площадку' ускорителя, а просто катается 'с ветерком' по окрестным дорогам, стараясь лишь не свалиться по глупости в какое-нибудь ущелье. Он и так уже целый месяц получает все данные с ускорителя в реальном времени, где бы он ни находился. Даже преданные студенты, устав его выслеживать, подхватили его любимую поговорку... (игра слов, 'cut some slack' значит быть к кому-то проще, не требовать слишком многого, а SLAC это название ускорителя - прим.авт.)
  
  Но сейчас Аниш понял, что уже хватит делать вид, будто решение можно откладывать бесконечно. Ведь уже целый месяц прошел! Он потратил это время главным образом для себя, для собственного успокоения. Слишком боялся совершить ошибку, ведь его верные лаборанты знают только часть того, что знает он. Очень небольшую часть, если быть до конца откровенным.
  
  Доктор свернул с шумного хайвея, промчался по Сенд-Хилл роуд, сделал широкий крюк через начинающий зеленеть парк и плавно подкатился к своему дому. Сдав управление автомату, заехал в свой маленький подземный гараж, дождался, когда закроются ворота и энергично поднялся в свой кабинет по узкой лестнице, игнорируя лифт. Почти семьдесят прожитых лет еще не повод делать себе слишком много поблажек. Объясняться ни перед кем не приходится, и на том спасибо. Зато американцы дружно считают, что Аниш настоящий индус, при этом индусы неодобрительно замечают, что он как-то слишком радикально превратился в янки.
  
  И что на это ответить? Начать всем рассказывать, что по древнеиндийским представлениям он сейчас находится на третьей ступени жизни, 'ванапрастха', став, по сути, добровольным отшельником? Ступени ученичества и домохозяйства он уже давно прошел, а после, если он сумеет исполнить свой замысел, можно будет подумать и о четвертой ступени. О странствиях, ведущих к неизбежному концу. Но кому все это интересно, как и его возраст?
  
  Если в нем и осталось что-либо от истинного индуса, так это отношение к возрасту. При этом поспешно бежавший в Америку от войны двадцатипятилетний ученый-физик об этом, конечно, не задумывался, пока с ним не случилась старость... Которая для настоящего индуса равнозначна погоде или времени года, а не какому-то бедствию, навевающему ужас. Ну, случилась старость, придя на смену зрелости, словно некий вселенский факультатив. Сил еще полно, а дел хватит на три жизни. Куда спешить?
  
  Но теперь вся страна куда-то спешит, и ученому приходится спешить вместе со своей новой Родиной. Хватит уже сомневаться в себе, избегая ответственности, и не стоит раздражать уважаемого генерала Гровса. Доктор уже давно потерял свою густую шевелюру естественным путем, а тут ему еще одну плешь пытаются проесть!
  
  Терминал закрытой связи привычно ожил, но отзыва не было почти две минуты. Странно, в такое время генерал должен быть в гостинице, приходя в себя после нескольких совещаний. Мысль о том, что он может попросту спать, промелькнула и исчезла.
  
  - Доктор Мукерджи, - зевнул с экрана Гровс, кутаясь в плед, накрученный поверх изрядно мятой футболки. - Я вас слушаю.
  
  Аниш на минуту растерялся, впервые в жизни увидев могущественного генерала Гровса в столь неформальном виде, но быстро справился с собой.
  
  - Хочу доложить об успехе, - отчеканил доктор, видя, как сонное выражение мгновенно покинуло генерала. - О полном успехе.
  
  - Через пятнадцать минут, доктор, - мгновенно сориентировался Гровс. - Будьте добры, наберите меня еще раз. Я соберу всех, это слишком важно.
  
  - Как скажете, генерал, - ответил доктор и отсоединился, чувствуя настоящее раздражение.
  
  Впрочем, он быстро справился с негативными эмоциями, мысленно поставив себя на место генерала. Гровс и не думал его обидеть, отказавшись первым услышать новости. Да он и не знает, что это за новости! Успех - слишком общее слово...
  
  - У нас впервые такое странное совещание, - усмехнулся Гровс, когда пунктуальный Аниш перезвонил. - Но если вы, док, хотели нас удивить, то вам это удалось.
  
  Теперь собрались все, пусть даже в виде картинок из телеконференции. Сам Гровс, успевший надеть мундир и даже побриться. Похожий на доброго филина профессор Блэк и моложавый доктор Леонард, и даже незаметный ЦРУ-шник Смитс. Все в сборе!
  
  - Вам слово док, - дружелюбно подбодрил Леонард. - Ради всего святого, не томите!
  
  - Я перешлю вам подробный доклад, - пообещал Аниш. - Скажем, завтра. Там все изложено с цифрами, а сейчас я расскажу кратко. Вы уже знаете, что мы уже месяц собираем данные с наших детекторов, но с интерпретацией возникла заминка. Очень сложно работать с такими энергиями, мы чуть не утонули в 'мусорных' треках, но с помощью моих лаборантов мне удалось отфильтровать результат. И неделю назад я сумел решить свои уравнения. Они весьма сложны, но их красота в том, что не требуется ломать привычную модель, все прекрасно получается и так.
  
  - С ума сойти, - выдохнул доктор Леонард, единственный из группы, владеющий предметом в достаточной мере. - И вы хотите, чтобы я ждал до завтра? Почему не сейчас?
  
  - Потому что я еще не написал отчет, - скромно объяснил Мукерджи. - И как раз к завтрашнему обеду все успею. Мы имеем четкий резонанс, и я даже примерно представляю, как его получить, не прибегая к ускорителю частиц. Впрочем, важно не это.
  
  - А что может быть важнее? - удивился Гровс.
  
  - Точность наших детекторов, - улыбнулся Мукерджи. - Мы обнаружили странный паразитный сигнал резонансного поля, а потом потеряли его. Долго бились, поймали снова, а потом опять потеряли.
  
  - Так вы поняли, откуда наводка? - спросил Леонард, от нетерпения чуть не влезая в камеру.
  
  - Я понял, - скромно кивнул индиец. - И пока никому не говорил. У этих помех стопроцентная корреляция с полетами русских. Когда они сидят на Земле, все чисто. Когда они в полете, их двигатели фонят на всю Вселенную. Мы теперь без труда сможем их отслеживать.
  
  - А почему они фонят? - задумчиво спросил Гровс.
  
  - Это из-за конструкции, - объяснил Мукерджи. - Слишком сложно избавиться от утечек, даже если поставить на борт суперкомпьютер. Главное, я теперь понимаю, как это работает.
  
  Вся компания дружно выдохнула, словно проглотив по стакану виски.
  
  - Не успели запустить нашу ракету, - в шутку посетовал Леонард. - Как выходит, что она уже не нужна?
  
  - Нужна, - возразил Гровс. - Будет летать, пока мы не освоим новый принцип.
  
  - Конструкция выйдет сложная, - предупредил индиец. - Но все равно проще, чем привычные двигатели.
  
  Вопреки планам, совещание продлилось до утра, и доктор Мукерджи не успел дописать свой доклад в срок. Но его за это никто не ругал, ведь слишком много важных событий происходит вокруг, а новая технология уже никуда не денется. Никто не собирается объявлять об открытии раньше времени, а остальное пока идет, как и запланировано.
  
  Запущенный огромным 'Нептуном' новый орбитальный буксир утащил на высокую орбиту стотонный бак с водой, положив начало орбитальной 'заправочной станции'. Очень скоро этот запас окажется не лишним.
  
  Первые русские 'Ступы', не чета легким 'Спиралям', уже таскают на орбиту по-настоящему тяжелые грузы, добавляя модули к станции 'Алмаз'. Вот уже начали проступать контуры широкой ступицы и тонких 'спиц' будущего космического колеса.
  
  Безотказный 'Марс Вотчер' присылает гигабайты снимков с орбиты Красной планеты, сделанных сквозь обновленную и изрядно прогретую атмосферу. Вот и появились на Марсе первые ручейки настоящей жидкой воды, собираясь в низинах и образуя небольшие озера.
  
  А ответственный за 'перестройку' Марса экипаж, совершив уже третий полет к Венере, вернулся домой и стал готовиться к другим экспериментам. Но об этом так никто и не узнал, потому что на 'Регине' нет специального устройства, имитирующего утечку из резонансных контуров...
  
  
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Рьяла, квартал Эл
  
  Апрель 2061 года
  
  
  
  Скорость уже под двести, но в это сложно поверить, не глядя на приборы. Все три системы контроля дают неплохое согласование: традиционные ПВД (приемники воздушного давления - прим.авт.), как на самолете, плюс инерциальная система корабля и недавно установленная 'местная' навигация. А почему не верится в такой стремительный разгон по полосе? Да потому, что вокруг почти полная тишина.
  
  Корпус корабля слишком прочен, чтобы 'поскрипывать', подобно традиционной конструкции самолета. Да и крыльев, самой нагруженной и гибкой детали, по сути, нет. Слышно только шуршание колес по бетону, да ритмичный перестук, когда машина перескакивает с плиты на плиту. И даже скоростной напор не слишком ощущается на таком режиме. Пусть это не подлет, а всего лишь пробежка.
  
  А подлет уже был, причем на месте, без всякого разбега. А теперь нужно убедиться, что ускорение корректно работает по всем трем осям, а для этого идеально подходит старая добрая пробежка. Жаль, что от старой полосы остался всего километр, поэтому пора бы замедлиться. Приходится бороться с рефлексами и не тянуться к рукоятке тормоза, а лишь прикоснуться к ручке управления тягой, отклоняя ее назад.
  
  Корабль послушно замедлил свой бег, и при этом не раздалось привычного шипения сопел, не загорелись яркие фиолетовые факелы. Плавно докатившись до среза полосы, машина аккуратно развернулась и помчалась обратно к стоянке. Полный контроль, идеальная плавность движения. Вот и пропала нужда в старинном бетоне. Сейчас можно вот так же беззвучно оторваться от поверхности и унестись в небо, и даже выше.
  
  Но это будет позже. Очень скоро, но позже. А сейчас, нас снова ждет привычная рулежка, ведущая мимо старинных экспонатов всех форм и размеров. И на самом краю площадки свободный угол, облюбованный несколько месяцев назад. Все почти готово! Пора в полет!
  
  
  
  Короткая зима Рьялы пришла и прошла, а теплые весенние ветры, дующие почти строго на север, местная служба погоды предпочитает не купировать. В самом деле, зачем? Пусть поскорее настанет по-настоящему летняя погода, можно даже теплого экваториального воздуха добавить, если надо.
  
  Эти ветры приносят не только тропическое тепло, но и ароматы. Иногда это терпкий горьковатый привкус, похожий на полынь, иногда пряные пересушенные травы. А иногда кажется будто, подставив нос ветру, нюхаешь какие-то невообразимые цветы, пропахшие густым, выдержанным медом.
  
  А пчелы здесь очень даже встречаются, как и другие насекомые, но зато мух и комаров местные, похоже, смогли как-то отвадить от городов. Впрочем, тонкую силовую мембрану на дверях лучше все равно держать, чтобы в шлюзы ничего не заползало и не залетало. Лови потом всю эту живность по кораблю...
  
  Тихо пискнула какая-то птица, ветерок от крыльев коснулся лица, но Иван Родин даже не отреагировал, настолько привычными стали для него эти мелкие серые создания, порхающие буквально повсюду. Воробьи, что с них взять... Какие-то дальние родичи земных, но и не совсем похожи. И даже 'демон' переводит их название простым и понятным словом. Воробьи, и все тут!
  
  Завершив испытательную пробежку корабля, Иван раскрыл боковой шлюз и привычно уселся на ступеньку трапа, смакуя весеннюю погоду. Осталось завершить несколько настроек системы управления, и покою придет конец. Теперь, пожив здесь почти полгода, можно легко понять Лину и других уроженцев Рьялы. Эта уютная маленькая планета притягивает и заставляет быстро сродниться с ней. Вот и получается, что одновременно есть три совершенно разных желания. Тоска по Земле, жажда снова оказаться в глубоком космосе и желание долго-долго сидеть вот так, неподвижно, нежась в оранжевых лучах местного солнца.
  
  И что, возвращаться на Землю? Теперь такая возможность имеется, но как быть с незавершенными делами? Лина со своим наследством более-менее разобралась, не обращаясь к Совету Кланов, но теперь застряла на организационной стадии. Впрочем, это уже ее личные дела. А вот Майра все еще терпеливо ждет, когда Иван исполнит свое обещание и доставит ее в кластер Тримар, откуда она родом. Терпение у нее не лопнуло лишь потому, что Иван привлек ее к переоборудованию корабля, объяснив, что пока оно не закончится, никто никуда не полетит. И ведь сработало!
  
  Рядом с кораблем прошелестела и остановилась знакомая машина, и из-под ее колпака аккуратно выбралась знакомая красно-белая фигурка. Длинные волосы летят по ветру... И она сейчас одна. Это тоже немного странно, раньше она частенько появлялась вдвоем с Дари, но уже почти месяц инженер появлялся в гордом одиночестве, а Лина не появляется вообще. И тут такой сюрприз! Интересно, Дари знает, что Лина все эти недели звонила или писала Ивану и Альбине почти каждый день?
  
  - Получила данные по пробежке, - с улыбкой произнесла Лина, подходя к трапу. - И сразу примчалась. Извини, что без приглашения.
  
  - Да какое там, к Копателю, приглашение! - ответил Иван, радостно обнимая ее. - Что видишь, все твое, везде в своем дому! Не просишь ни о чем, не должен никому... (стихи М.В.Ломоносова - прим авт.)
  
  - Я сейчас кое-что попрошу, - возразила Лина. - Но главное, что корабль готов.
  
  - А я так увлекся железками, - почесал в затылке Иван, - Что забыл обо всем. Зато теперь все работает. А помнишь, как мы об этом мечтали, когда сюда летели?
  
  И ведь он чуть не забросил это дело! Сначала хотел справиться за месяц, потом чуть дольше. В результате, окончание работ уехало 'вправо' до самой весны. Иван уже начал подумывать о том, чтобы вернуться на Землю и заняться переделками в заводских условиях, но что сказать Майре? И главное, что с ней делать, снова брать с собой? Тогда на ее благодарность и хотя бы минимальную лояльность в будущем можно не рассчитывать. Но Иван просто не смог бы так поступить с ней, потому что... не смог бы, и все!
  
  И Альбина ему так и сказала: люблю, мол, тебя за то, что ты такой неравнодушный, и Майра для нас обоих не чужая... А кто с этим спорит? Достаточно в глаза ей заглянуть и представить, как будешь объяснять свою неспособность исполнить обещание. Поэтому Иван в зародыше придушил мысли о капитуляции и взялся за дело с удвоенной энергией.
  
  Идея безопорного привода не нова, но только в рамках 'старой' физики она неумолимо разбивалась о закон сохранения энергии. Опираясь на 'пену' из виртуальных частиц, составляющих метрику пространства, никакого движения не получишь, но узнав, что пришельцы это ограничение как-то обошли, Иван много раз безуспешно возвращался к своим уравнениям, пытаясь отыскать лазейку. Это было еще на Земле, и даже помощь Мельникова и его молодых коллег ничего не дала. Лина в физике микромира совершенно не разбирается, Майра тем более, а заполучить неповрежденный образец движителя тоже не удалось, поэтому вопрос был отложен. Позже, уже на Рьяле, Иван получил доступ к живым, работающим зондам, и снова ничего не понял. В них просто не было ничего похожего на движитель!
  
  К счастью, зайдя в тупик, Иван не постеснялся спросить об этом Дари. Где система движения? Да вот же, ответил озадаченный инженер, показывая место на схеме зонда. Эту деталь Иван уже неплохо знал, но несколько с другой стороны, но от этого легче не стало. Дело в том, что Дари указал на схеме не что-нибудь, а энергетическую капсулу.
  
  Это заставило Ивана почти сутки бродить по музейной стоянке, разглядывая экспонаты из прошлого и обдумывая собственную зашоренность и неспособность мыслить за рамками очевидного. Капсула, даже сделанная по недостижимым для землян техпроцессам, это всего лишь капсула, и Иван считал, что неплохо разобрался, как минимум, в основах. Он может заблокировать генерацию тоннеля, проломить кинетический щит или попросту подорвать капсулу, но о такой возможности просто не подумал! Капсула и есть движитель, нужно только подобрать параметры синхронизации! Иван снова вытащил из арсенала трофейный зонд и начал эксперименты.
  
  В те напряженные дни ему особенно не хватало советов друга Бориса, а просить о помощи местных ученых нельзя, будет слишком много вопросов, ведь даже Дари слегка удивился тому эпизоду с капсулой. Но, проведя ряд экспериментов и проследив за потоками энергии, Иван, наконец, получил долгожданные цифры, которые можно было подставить в уравнения. Решив их, Иван снова потерял самообладание, поняв, что кинетические щиты, которые он давно научился генерировать и проламывать, делают, по сути, то же самое. Виртуальная 'пена' сама по себе энергетически нейтральна, но ее можно вывести из этого равновесия, затратив определенную энергию. Вот тогда, и только тогда, на нее можно физически опереться! И это открытие дало надежду на то, что задачу можно решить без заводской переделки всего корабля.
  
  Но всплыла и другая проблема, вечный вопрос прочности конструкции. Теперь понятно, почему в оружии капсулы расположены там, где это удобно, а в зондах они буквально намертво вшиты в силовой набор, да еще и залиты упругим наполнителем. Достаточно вспомнить, как метался зонд, стороживший подземелье, и какие усилия при этом развивал...
  
  На 'Мурене' и ее 'систершипе' резервные капсулы, не предназначенные для питания двигателей, тоже расположены внутри мощного киля почти в середине корабля. Но увы, их крепления никак не рассчитаны на то, чтобы выдержать массу машины даже при минимальном ускорении. На первый взгляд эта задача не решается, но только на первый...
  
  - Я верила, что у тебя получится, - призналась Лина, словно угадав его мысли. - А ты еще переживал, что нестандартные ходы тебе плохо даются!
  
  - Мне стало стыдно, - усмехнулся в ответ Иван. - Если бы я быстрее соображал, мы бы в пару месяцев уложились. Но что есть, то есть.
  
  И в самом деле, решение получилось из двух частей. Во-первых, Иван все-таки усилил крепления, насколько это возможно, с использованием местных материалов. Почти целую неделю провозились всей командой, монтируя армированные расчалки и цементируя пустое пространство упругим наполнителем. Получилось добротно, но все равно недостаточно прочно.
  
  И тут помогло то, что капсул на корабль поставлено с избытком, поэтому Иван заставил их работать попарно. Одна служит движителем, вторая при этом удерживает напарницу кинетическим барьером, распределяя нагрузку вдоль киля корабля. Иван очень боялся неправильно рассчитать нагрузку, поэтому проверял и перепроверял цифры не один день, почти забыв про еду и сон...
  
  - Проходи на борт, - пригласил Иван, стряхивая хаотичные мысли о физике и сопромате. - Расскажешь, что у тебя нового.
  
  - Я немного нервничаю, - призналась Лина, и только сейчас Иван обратил внимание на объемистый рюкзачок у нее за спиной. Интересно, что там и куда она собралась?
  
  - С чего бы? - усмехнулся Иван, тщательно закрывая шлюз и проверяя защиту. - Даже дядюшка Стен перестал постоянно оборачиваться, ища нож в спине. Даже молекулярную фабрику дал напрокат, не поскупился. А тебе-то с чего волноваться?
  
  - Есть от чего, - вздохнула Лина, беспокойно осматривая нижнюю палубу. - А где все?
  
  'Спортивный уголок' оказался пуст, и именно на это она обратила внимание. Более, того, в 'кладовке' нижней палубы все очень тщательно прибрано и закреплено 'по-штормовому'. Испытания, мало ли что...
  
  - У нас ночная жизнь, - улыбнулся Иван, беря ее под локоток и увлекая наверх, на жилую палубу. - Мы до утра монтировали обратно снятые панели, а то не пройти было... Потом я девчат отправил спать, а сам погнал аппарат на пробежку.
  
  - И ты совсем не спал? - неодобрительно нахмурилась Лина. - Ну как так можно?
  
  - За меня не волнуйся, - дружелюбно успокоил ее Иван. - За мной тут приглядывают в четыре глаза, а я не враг самому себе, потом отосплюсь. Перед отлетом.
  
  Они поднялись в 'кают-компанию' и расположились за столом, на одном из боковых диванов. Лина рассеянно кинула в угол свой рюкзачок и подсела к Ивану поближе.
  
  - Моя каюта, - наконец, выдохнула она. - Еще свободна?
  
  Иван ждал чего угодно, но не подобного сюрприза. В первую минуту он даже не нашелся, что сказать в ответ, но потом встретился с ней взглядом и решил не гадать.
  
  - Рассказывай, - тихо сказал он, прикидывая про себя то, что уже известно.
  
  Если подумать, то за последние четыре месяца произошло не так уж много значимых событий. Ажиотаж, поднятый находками складов с оружием, почти сошел на нет, а Совет сделал все, чтобы об этом узнало как можно меньше народа. Вот только слухи никуда не делись... Кланы Эл и Ринкеш, проведя собственное расследование, сумели получить на руки еще несколько безымянных трупов и целую груду бесхозного оружия. Примерно такие же успехи были у 'теневой' общины города Даррен, и часть их добычи благодаря Лине теперь тщательно заскладирована в недрах земного корабля. Но последствия? Почти никаких свидетельств о предполагаемом масштабном 'заговоре' так и не нашлось.
  
  - Нас никто не слышит? - тихо спросила Лина, и Иван понял, что дело серьезное.
  
  - Внутри защита работает всегда, - ответил он. - Говори, что у тебя случилось.
  
  - Мы прервали переговоры, - еще тише сказала Лина. - Без Совета ни один вопрос по наследству не решить. Да и с ним будет не легче...
  
  Иван давно знает, что дядюшка Стен предложил договориться 'по-семейному', не беспокоя Совет, и Лина даже согласилась. Вроде бы, после известного 'приключения' позиции родственников сблизились, но это только на первый взгляд.
  
  - Я тебе говорила, - напомнила Лина. - Что дядя устранился от переговоров и все повесил на дочь. Мол, вы уже с ней поладили, вот и обсуждайте. И дочь натаскать в этих играх не помешает. Вот тогда все и началось. Дядя предлагал для начала отдать мне квартал Эл с окрестностями...
  
  - Мелковато, - прокомментировал Иван. - Учитывая остальные владения клана. Твой дядя не из тех, кто охотно расстается с активами. Хотя, нам он через Дари сильно помог...
  
  - Дядя не так плох, - поморщилась Лина. - И комплект имплантов для Альбины даст, как обещал, только не сразу. Но вот сестра...
  
  После вызволения из подземелья Иван видел Лару всего один раз, когда вместе с Линой оказался по приглашению главы клана в Центре Эл, западнее Даррена. Это было нечто вроде званого обеда с формальными расшаркиваниями, но Лара выглядела и действовала почти так же, как прежде. Минимум слов, высокомерные взгляды и пара скупых улыбок. А потом Иван занялся кораблем и долго не вспоминал эту рыжую стерву...
  
  - И что сестра? - переспросил Иван. - Решила затянуть переговоры?
  
  - Не затянуть, - ответила Лина. - Скорее, сорвать. А теперь, самое неприятное. Она тоже знает про Даргоса. Более того, у нее есть большой архив. Снимки, прослушка, видео... Из тех времен, когда я жила в Городе.
  
  - Компромат? - ошарашено переспросил Иван. - Ты хочешь сказать, что у этой рыжей дряни на тебя компромат?!
  
  - Этих материалов достаточно, - выдохнула Лина. - Чтобы Совет отказался вмешиваться в наше дело. Там получается, что я связана с Дорсо и Ферна. Точнее, с выходцами. Клан Наара как раз в это время образовался, и Шоршех перетягивал спецов, откуда только мог. Даргос и клан Дорсо... В принципе, этого хватит.
  
  - А дядя? - спросил Иван.
  
  - Он не знает, - мотнула головой Лина. - И сестра обещает, что не узнает, если я откажусь от претензий на крупную долю. Мелочь мне подбросят, а остальное...
  
  - Получается, - пробормотал Иван. - Что не надо было ее спасать?
  
  Лина даже не попыталась осудить его за подобную мысль. Видно, что такие размышления ее тоже посещали.
  
  - Ее бы живьем взяли, - возразила она. - И тогда неизвестно, к кому бы это все попало. Уж лучше так.
  
  - И что ты сказала дяде?
  
  - Похвалила сестру, - криво усмехнулась Лина. - Мол, дерется как раненый Копатель, защищает интересы семьи. Поэтому извините, дядя, я беру перерыв, продолжим после. Он даже согласился со мной в том, что торопиться не следует. Похоже, кое-кто решил перехватить все на себя.
  
  - И ты решила лететь с нами? - уточнил Иван. - Не слишком ли опасно?
  
  - Вот об этом я и хотела попросить, - не совсем уверенно начала она, неуклюже положив ему голову на плечо. - Опасно может быть не только для меня. Поэтому не все так просто...
  
  - А когда было просто? - тихо спросила Альбина Барсова, неожиданно появляясь из каюты. - Любите вы без меня обниматься...
  
  Она сказала это с такой довольной улыбкой, что Лина рассмеялась в ответ, при этом даже и не думая отстраняться.
  
  - Мы хотя бы одеты, - ласково огрызнулась она, намекая Альбине на короткий халатик на голое тело. - А ты чуть все не проспала.
  
  - Что именно я чуть не проспала? - Альбина проскользнула между ними, усаживаясь на диван, и оба уловили тончайший аромат, исходящий от ее кожи. Алоэ и бергамот?
  
  - Мне нужно лететь с вами, - коротко выдохнула Лина.
  
  Альбина мгновенно сообразила, что шутливый тон неуместен, и ее взгляд тут же наполнился концентрированным вниманием. Легкость движений и сонный эротизм жестов слетел с нее, словно на ней сейчас не тонкий халатик, а тяжелая броня... Но все равно, оторваться от такого зрелища невозможно, и пока Лина кратко повторяла свой рассказ, Иван даже не пытался отвести взгляд.
  
  - Однозначно летишь с нами, - уверенно заключила Альбина, выслушав Лину до конца. - Вы теперь с сестрой поменялись местами. Только если тебя захотят прибить, она не примчится на выручку. Разве что, чтобы контрольный выстрел сделать.
  
  - Это я понимаю, - кивнула Лина. - Но на Внешних территориях от меня не намного труднее избавиться. Это риск для вас.
  
  - Мы тебя не бросим, - уверенно откликнулся Иван. - Правда, Бина?
  
  - Никто не знает, куда мы летим, - кивнула Барсова. - Если повезет, мы закончим все дела до того, как за тобой кого-нибудь отправят. Но даже если будет иначе, отобьемся.
  
  Лина кивнула и заметно расслабилась, с благодарностью прислонившись теперь уже к Альбине. Неужели она думала, что ее просьба может быть отвергнута?
  
  - А что будет с Дари? - аккуратно спросил Иван, но Лина только плечами пожала.
  
  - Чем меньше мы с ним будем общаться, - тихо ответила она. - Тем меньше шансов, что он тоже пострадает.
  
  Ивану ее ответ не понравился. Нет ничего хуже, чем когда кто-то все решает за тебя. Особенно, если дело касается близкого человека... Но Альбина, кажется, с одного взгляда поняла его мысли и нахмурилась. Слишком хорошо его знает!
  
  - Я хотела ему сказать, - опередила обоих Лина. - Но я сейчас слишком мало знаю о том, что происходит. Уж лучше так... Его теперь будут проверять, понимаешь? Постоянно. Ему и раньше не сильно доверяли, а сейчас сестра его в покое не оставит. Пусть лучше его понизят, чем...
  
  - Он может подумать, - проворчал Иван, - Что я тебе дороже, чем он. Как бы это глупо ни звучало.
  
  - Пусть даже так, - не стала спорить Лина. - Только добавь в это уравнение Альбину наравне с собой. Зато я точно знаю, что Дари нам вредить не станет. А наши с ним отношения... Можно сказать, что мы не так сильно тосковали друг без друга, как нам казалось.
  
  После такого признания остается только посочувствовать инженеру и пожелать ему не делать слишком простых выводов. Хотя, если подумать, то Лина все-таки права, добряк Дари может пострадать ни за что. Нужно двигаться дальше и надеяться, что здравый смысл восторжествует. А ключ к успеху сейчас лежит далеко за пределами Рьялы.
  
  - А ведь это шанс, - вдруг произнес Иван. - Девчата, это реальный шанс.
  
  - Ты о чем?
  
  Две пары удивленных глаз, карие и золотые. И странное недоумение... И почему об этом подумал простой инженер, а две потомственных интриганки все еще не сообразили?
  
  - Мы теперь еще больше заинтересованы в том, чтобы помочь Майре, - заключил Иван, улыбнувшись Лине. - Если твоя вина в том, что ты связалась с кланом Наара... Ну, или вообще с Сарги, то так тому и быть! Вот же он, клан Наара, спит в нашей каюте. Кстати, а почему в нашей?
  
  Это уже не первая его попытка съязвить на эту тему, но разве можно от этого отказаться? Это вечная игра, которая никогда не надоедает...
  
  - Массаж, - не моргнув глазом, объяснила Альбина. - Под стук колес, пока ты гонял по бетонке. Не выгонять же?
  
  - Я не очень поняла, - сменила тему Лина, словно не замечая чувственную перепалку друзей. - Что насчет Наара? Как это поможет мне?
  
  Иван вспомнил Альбину в невольничьем ошейнике и свои мысли о том, что не пожелал бы такой участи никому. Но сейчас в нем снова стала подниматься темная волна гнева, направленная не на Шоршеха и Даргоса, которые уже давно мертвы, а на некую вполне живую особу, так и не понявшую, что такое благодарность. Возможно, ее папаша тоже заслужил напоминания о том, что высокое положение не гарантирует вечной жизни и процветания.
  
  А мысль простая, ведь именно Лина сняла с Альбины ошейник, окончательно освободив ее. Никто этого не забыл, поэтому ради Лины можно и нужно рискнуть. Вот только все выяснить не спеша, и перейти к планомерным действиям по восстановлению справедливости. Грязная игра одной стороны всегда развязывает руки другой...
  
  - Решено, - подвел итог Иван. - Летишь с нами, а там разберемся. Сначала убедимся, что компромат существует только в одном экземпляре, и что эта копия хранится у Лары. А уже потом...
  
  Он приложил к себе волевое усилие и загнал темные мысли обратно в подсознание, где им сейчас и место. До поры, до времени...
  
  - Сарги, - почти одобрительно произнес Иван и нехорошо усмехнулся. - А особенно эти отморозки из клана Наара! Они коварны, от них всего можно ожидать!
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  Московская область
  
  12 апреля 2061 года
  
  9 часов 49 минут
  
  Шум встречного ветра и хищный свист лопастей! Такой почти неслышный с земли полет доставляет немало приятных чувств, а почему не слышен привычный рев турбин, никому знать не положено! Даже редуктора теперь в комплекте нет, а винт вращается компактным электромотором. Такие двигатели раньше ставили только на беспилотники вместе с довольно массивными батареями, но даже современные алюминий-ионные аккумуляторы здесь не помогут.
  
  Так откуда энергия, заставляющая машину лететь, словно ведьмина метла? А из небольшого источника с малопонятным принципом работы, который вместе с обвесом имеет размер с небольшую стиральную машину. Места внутри теперь полно, и нужно еще подумать, чем его занять. Бедная 'стрекоза', сколько всего пришлось из нее выкинуть! Одни топливные баки чего стоят, не говоря уже о поехавшей центровке и прочих прелестях. Вся гидравлика заменена на электромеханику, еще один плюс. Хвостовая балка больше не содержит гибкий вал для передачи крутящего момента на малый винт, там теперь свой отдельный источник энергии и свой электромотор. Конструкция упростилась неимоверно, и снизились допуски на вибрацию, что позволило использовать резерв массы на усиление самой балки.
  
  'Стрекоза', еще даже не получившая собственный индекс, стала намного быстрее и маневреннее своих прежних вариантов. Пришлось заново продувать и оптимизировать обводы корпуса, но внутри освободилась куча места, что позволило даже сделать небольшие 'стелсовые' отсеки для ракет. Правда, на этой машине пока только две пушки с удвоенным боезапасом, и этого вполне хватает. Потому что пушки тоже совсем не те, что прежде!
  
  Президент и Верховный главнокомандующий Николай Орлов, как обычно, злоупотребил административным ресурсом и получил новую игрушку одним из первых. И старый вариант 'стрекозы' уже не вызывает такой благоговейной дрожи, как раньше. Гигантская энергетика 'вихрей', как их часто стали называть инженеры, превратила привычную машину в невидимого и неслышимого убийцу. Ну, или в данном случае в безотказный личный транспорт. К сожалению, летать на этой штуке можно только над своей территорией, чтобы секреты случайно не попали 'не в те' руки. Поэтому массового внедрения не будет еще очень долго. А вот большие электростанции, это другое дело! Хоть с ними, конечно, не так все просто.
  
  Орлов аккуратно сверился с проекцией карты, 'перепрыгнул' тихий подмосковный город Юхнов с его холмами и помчался дальше на юго-восток. Его эскорт на старых машинах остался выше, за редкими облаками, но четко повторил его маневр. Орлов по привычке держит скорость чуть меньше шестисот, хотя новый аппарат способен и на большее. Но спешить пока некуда...
  
  Год для страны выдался тревожным, особенно на юге. Серьезно активизировалось афганское направление, и наркотрафик это только часть проблемы. Столько крупных банд и отрядов из 'заречья' здесь не видели очень давно, и избиваемые таджики и узбеки вскоре стали звать на помощь 'северного соседа'. Пришлось усиливать пограничников и нещадно бомбить горные перевалы, не жалея объемно-детонирующего геля. 'Стингеров' у бандитов оказалось не просто много, а очень много, но летунов сильно выручали системы активной обороны, иначе бы кровью умылись. Но почерк-то, вместе с ушами 'партнеров', вот он!
  
  На дальнем востоке начались регулярные набеги с бывшей китайской территории. Группировка 'Вольные ханьцы', о которых лет десять ничего не было слышно, взяла на себя ответственность за несколько сожженных приграничных поселков. Мирных жителей частично вырезали, частично угнали в неволю, так что пришлось проводить войсковую операцию, освобождать людей и бомбить, бомбить... 'Стингеров' и дешевых европейских подделок у 'ханьцев' почти не было, но китайцев даже сейчас слишком много, всех не перестреляешь...
  
  В то же самое время на всем Кавказе снова начали плодиться бородатые 'имамы', причем быстрее, чем летучие отряды успевали их отстреливать. Зато наличные деньги на вербовку 'воинов Аллаха' вдруг потекли полноводной рекой, и вскоре загремели взрывы смертников на улицах и в транспорте, снова полилась кровь. Пришлось во всем южном округе вводить военное положение и комендантский час. Снова, как полвека назад, позакрывали религиозные школы, только-только открытые после войны, и вернули крайние меры в отношении родственников террористов. Но пока эти меры подействуют, сколько еще времени пройдет, сколько крови прольется?
  
  И самое главное, все это началось, едва лишь закончились президентские выборы в одной симпатичной североамериканской стране. Торчащих ушей 'партнеров' в виде косвенных улик просто море, но предъявить пока нечего. И кому предъявлять? Европа сделает вид, что в Москве опять решили 'переписать историю' и попросту проигнорирует любые улики, а в Вашингтоне им подыграют и подпоют. И ведь неспроста вечные соперники взялись за старое, ох, неспроста!
  
  На этом фоне любое светлое пятно для страны становится особо ценным подарком. И сегодня как раз такой день! Орлов врубил автопилот и сверился с небольшим планшетом, взятым с собой в полет. Военная аппаратура на борту не предназначена для отслеживания памятных дат...
  
  'Вижу звезды через 'Взор', как проходят звезды. Очень красивое зрелище, продолжается полет в тени Земли!' (здесь и далее слова Гагарина приведены по исторической фонограмме, и эти фразы не всегда литературно выверены - прим.авт.)
  
  Голос Гагарина на удивление спокоен, учитывая обстоятельства. А ведь идея, как правильно отпраздновать столетие самого первого полета в космос была на поверхности! И опять, как много раз до этого, инициатива пришла не от государства, а от энтузиастов. Первоначально они просто хотели построить копию спускаемого аппарата 'Востока' и сбросить его с самолета над местом приземления. По мере того, как к проекту присоединились серьезные спонсоры, было решено повторить весь полет целиком, насколько это было возможно. К 'шарику' добавили агрегатный отсек, внешне неотличимый от исторического, но с современной начинкой, и весь аппарат запустили на третьей серийной 'Ступе' в тот же день и час, что и сто лет назад, и ровно на ту же орбиту. Пускали с Байконура, из окрестностей исторической 'гагаринской' площадки, а траекторию выбрали так, чтобы при посадке не угодить в Волгу, что едва не произошло в прошлом веке с реальным первым космонавтом. Впрочем, общий район посадки останется примерно тем же.
  
  'В правый иллюминатор сейчас наблюдаю звезду, она так проходит слева направо по иллюминатору. Ушла звездочка, уходит, уходит!'
  
  Сейчас 'Восток' уже перелетел Америку и вскоре должен выйти из тени Земли. Его полет отслеживают не только профессионалы, но и любители, причем информации с борта можно получить намного больше, чем предки могли мечтать. Сделана очень качественная трехмерная реконструкция самого Гагарина, и теперь в небольшом окне можно поминутно увидеть все, что он делает во время полета. А сейчас, кажется, он смотрит на часы!
  
  'Внимание, внимание, в 10 часов, 9 минут 15 секунд вышел из тени Земли. Через правый иллюминатор и 'Взор' видно, как появилось Солнце. Объект вращается. Очевидно, работает солнечная система ориентации!'
  
  Сейчас он уже над Африкой, а это значит, что через 15 минут будет выдан тормозной импульс и корабль пойдет на спуск. Еще есть время, чтобы спокойно долететь до окрестностей Волги и встретить 'первого космонавта'...
  
  А пока автопилот делает свою работу, можно подумать о том, что мир, кажется, по-прежнему не желает успокаиваться. Этот вариант, конечно, тоже прорабатывался, но была и надежда на лучший исход. Впрочем, когда стало ясно, что вновь избранного в Штатах президента начали энергично подталкивать к конфронтации, осталось лишь вскрыть заготовленные на этот случай папки. Но все равно обидно! Хоть Мельников с коллегами совершенно четко предсказал эти события, и его прогноз подтвердился. Едва запустив свою установку и получив резонанс, американцы решили, что играть по старым правилам нет смысла, и тут же начали то, что лучше всего умеют. Разжигание конфликта и нагнетание истерии.
  
  Может, стоило поступить грубо и просто долбануть по этой лаборатории, устроив саботаж? Но нет, слишком рано! Пока не существует защита от традиционного ядерного оружия, лучше не рисковать полновесным ракетным ударом.
  
  Утешает в этой фразе только слово 'пока'. Интересно, кто-нибудь догадается, что 'новые' реакторы это не только гражданская энергетика мирного времени, но и защитная сеть, которая закроет всю страну непроницаемым щитом? Если у нас будет еще год-полтора, чтобы закончить строительство объектов в самых важных районах страны, кого-то ждет большой сюрприз...
  
  'Наблюдаю Землю, пролетаю над морем. Направление движения над морем определить вполне можно. Сейчас я примерно движусь правым боком!'
  
  В космосе все идет благополучно, но от тревожных мыслей никуда не деться. Орлова все больше беспокоит тот факт, что Иван Родин так до сих пор и не вернулся из дальнего космоса, хотя уже пора бы! Полгода вполне приличный срок для того, чтобы аккуратно прибыть на место, установить контакт и вернуться. Не хочется думать, что Иван влип в какие-то разборки между кланами Рьялы. Слишком скудная информация, слишком мало данных.
  
  Самое паршивое то, что американцы, по сути, правы, когда верещат на весь мир о том, что коварные русские скрывают от человечества правду о своих открытиях. Скрывают, да еще как! Любимая тема любителей заговоров, тайный сговор земных правительств с инопланетянами. Только с правительством, вступившим в сговор, западным конспирологам не повезло, для них Российское государство никаких прав на 'вкусности' не имеет. А с кем 'оттуда' пришлось разговаривать, это вообще ни в какие рамки не укладывается. Две юные особы, имеющие сомнительный правовой статус, но ведь на этаком космическом безрыбье больше никого и нет!
  
  Орлов вспомнил тот день, а точнее, ночь, когда увидел 'их' впервые. Это случилось, когда Иван Родин 'перебросил' в наш мир четыре корабля, построенных предками по специальному заказу. Потребовалось срочно вывозить Ивана вместе с обеими барышнями из Ростова, чтобы вместе с силовой группой погрузить их на флагмана, 'Мурену', и Верховный снова не смог остаться в стороне. Поднял на уши все службы, вылетел навстречу конвою на 'Стрекозе' и явился пред ясны очи честной компании самолично, чтобы поговорить и присмотреться. Он, конечно, видел записи, но свое собственное впечатление не помешает.
  
  Что можно сказать, увидев живьем всю эту инопланетную экзотику? Лина Эл ему понравилась своей прохладной приветливостью и почти безупречным русским языком. И не скажешь, что она гостья из столь дальних краев, только цвет глаз не совсем обычный, но среди людей такое встречается. Видно было, что за последние месяцы Иван для нее стал не только союзником, но и близким другом, а после спасения Альбины эти чувства не только не ослабли, но и укрепились. Орлов встречался с ними и позже, в том числе накануне отлета, и оценил изменения, случившиеся за пролетевшие месяцы. Ни ревности, ни противоречий в их кругу он не заметил, и рассорить эту сумасшедшую троицу сейчас, пожалуй, не сможет уже никто.
  
  А что следует думать о второй барышне? Орлов так и не решил эту задачу до конца, положившись на мнение ее 'владельцев'. Можно легко понять концепцию трофея, принятую у кланов, ведь невольник он и в далеком космосе невольник. Но обращались с этой девицей хоть и строго, но уж очень по-нашему, как с воспитанницей какой-нибудь кадетской школы. Майра, последняя из злополучного клана Наара, оставила у Верховного совсем другое впечатление, хоть с ней Орлов не смог поговорить без посредников. При этом по-русски она уже немного понимала, но говорить то ли отказывалась, то ли пока не могла.
  
  Хоть она и безропотно подчинялась Ивану с Альбиной, характер у этой рыжей чертовки проявлялся во всем, даже в манере повиноваться и молчать, опустив глазки в пол. Мозги, упорство и терпение у этой девочки точно имеются, далеко она пойдет! Но до конца она своим 'благодетелям' не доверяла, и со стороны это заметно. Лину она в упор не замечала, и это даже закономерно, а вот Альбину слушалась с полуслова, словно родную мамашу.
  
  Обе девушки с почтением отнеслись к появлению местного большого начальника, это у них в крови, и поэтому Орлов, являясь 'по понятиям' главой клана Росс, все-таки постарался официально донести до них мысль, что клан к ним претензий не имеет и рассчитывает на добрые отношения. Перед отлетом разговор получился более конкретный, хоть Майра на контакт так и не пошла. Только коротко кивнула, давая понять, что спорить не собирается и, спросив разрешение 'госпожи' удалиться, ушла в каюту. А вот Лина даже немного разговорилась, при этом дипломатично не сказав ничего лишнего. Будто бы добавила еще одну ниточку связи с Землей, на будущее. Коротко обрисовала ситуацию в своей семье и возможные трудности, но пообещала, что если станет главой клана, проблем точно не будет. Хорошо, если так...
  
  Орлов снова сверился с планшетом и убедился, что разделение отсеков уже произошло. Реконструкторы не стали воспроизводить аварийное неполное разделение, стоившее реальному Гагарину немало седых волос. Их задача обеспечить точную посадку в заданном районе, а хаотичное вращение связки 'шарика' и приборного отсека могло этому помешать. Теперь, несмотря на баллистический спуск, аппарат не отклонится от заданной точки посадки больше, чем на пяток километров.
  
  Траектория спуска идет с юга на север, а Орлов на своей 'Стрекозе' движется на юго-восток, поэтому огненного шара в небе он не увидит, слишком далеко, да и небо сейчас очень яркое. Но зато вход в атмосферу можно наблюдать в реальном времени со 'Ступы', пролетающей сейчас где-то намного выше границы атмосферы. Все как положено, две мерцающих точки с огненными хвостами. Одна яркая, вспыхивающая огнем и искрами, оставляет за собой жирный след из горящих фрагментов. Это агрегатный отсек, не имеющий теплозащиты, эффектно распадается на части! А чуть впереди видна совсем неяркая точка с коротким хвостиком, и почти никаких искр не видно. Это и есть 'шарик' с космонавтом, которому гореть и распадаться не дает теплозащита. Здесь создатели копии тоже немного смухлевали, использовали современный материал. Пожалуй, оригинальное абляционное покрытие горело бы ярче!
  
  Орлов знает, что в точке посадки в воздухе будет тесно, но на то и 'умная' техника, чтобы провела безопасным маршрутом, не встречаясь с другими вертолетами и беспилотниками. Пассивные ИК-сенсоры 'Стрекозы' легко обнаружили цель, все еще прилично нагретую при торможении, и включилось автосопровождение. Теперь 'шарик' как на ладони, не потеряется! Как высоко он летит! Хотя, можно не гадать, все данные на экране, высота 10 километров. Еще километра через три сработает высотомер, и начнется финальный акт.
  
  Все случилось точно по программе, и на высоте семи километров 'шарик' отстрелил крышку люка, которая улетела, кувыркаясь, куда-то вбок. А еще через две секунды из аппарата вылетело и кресло с манекеном... Посадка точно в цель! Наблюдая два оранжевых парашюта, Орлов снова вспомнил историю первого космонавта и то, что в СССР долго не хотели признаваться, что космонавта катапультировали перед посадкой. Ведь по тогдашним правилам рекорды регистрировались, только если пилот приземлялся вместе с аппаратом.
  
  Когда оба парашюта опали и расстелились по свежевспаханному полю, Орлов усмехнулся про себя, незаметно ложась на обратный курс. Мало кто из числа сильных мира сего стал бы жертвовать таким количеством своего ценного времени ради того, чтобы вновь пережить историю. Но это того стоит! Много воды утекло за сто лет, а сколько всего изменилось за последние четыре года, и вовсе подобно сказке. Мы дотянулись до звезд но, как и раньше, дела земные вновь неподъемными цепями повисли на ногах людей.
  
  Пора разорвать этот порочный круг и навести на старушке Земле порядок!
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Технокластер Тримар, внешние окраины системы
  
  Апрель 2061 года
  
  
  
  На Земле уже более полувека идет азартная охота за планетами у других звезд, и к началу 7-го десятилетия их уже известно более ста тысяч. Больших и малых, ледяных и горячих, водных и аммиачных, пригодных, в теории, для жизни и смертельно опасных. Известны даже планеты со спутниками и кольцами, остаются сомнения лишь в их фактической обитаемости.
  
  Так почему же до сих пор никто не обнаружил систему Рьялы? Ее могли обнаружить, если бы не небольшое невезение. Плоскости эклиптики у Солнца и Рьялы почти совпадают, поэтому ни на транзиты, ни на метод лучевых скоростей рассчитывать не приходится. Чистое совпадение! Ведь планетную систему кластера Тримар земляне обнаружили во время одного из обзоров красных карликов, несмотря на огромное расстояние.
  
  Другое дело, что среди ста с лишним тысяч известных планет система Тримар вполне заурядна и далеко не уникальна. Кто-то может этого не знать, но в нашей Галактике две трети всех звезд это красные карлики. И планеты у них искать проще, из-за их малой яркости, чем ученые и пользуются. Но почему нельзя просто направить антенну и попытаться услышать 'голоса' цивилизации?
  
  Все потому, что Рьяла слишком далеко! Шестьсот световых лет это не шутки, как в пространстве, так и во времени. Еще почти два столетия пройдет до того, как первые более-менее мощные передачи с Рьялы долетят до Земли. Поэтому космос пока молчит. Но ведь есть другие системы, колонизированные кланами! Неужели среди них нет более близких?
  
  Увы, таких систем почти нет. Основное направление экспансии кланов - к центру Галактики, к густонаселенному спиральному рукаву, а Солнце, так уж вышло, находится совершенно с другой стороны, в темной и малонаселенной области. И земные радиосигналы тоже пока не успели добраться до Рьялы и ее окрестностей. То, что две цивилизации вообще сумели отыскать друг друга, можно назвать чудом.
  
  Но в каждом чуде, как мы знаем, есть лишь доля чуда.
  
  
  
  То, что считается дальними окраинами для обычной звезды, подобной Солнцу, для миниатюрного красного карлика является, по сути, межзвездной пустотой. Слишком мала и тускла эта звезда, чтобы даже в тридцати астрономических единицах создавать иллюзию своего влияния, а о пятидесяти и речи не идет. Темнота и холод.
  
  Но от непрошеных гостей эта система защищена не хуже, чем Рьяла, особенно после того, как тримарцы получили опыт общения с 'рейдерами' из кланов Наара и Дорсо. Лазейки, при желании, можно попытаться поискать, но это занятие для любителей риска, обладающих особо быстрыми и защищенными кораблями. На 'антикварном' аппарате, неспособном к крайне резким маневрам и вооруженном по местным меркам лишь 'бекасиной дробью' лучше действовать открыто, не провоцируя местных 'сторожей'. Все-таки, тримарцы это Сарги до мозга костей и вряд ли дадут нарушителям своих границ шанс оправдаться, прибегая к пространным объяснениям.
  
  Впрочем, скромный корабль клана Росс вовсе не так уж плох, по сравнению с некоторыми другими, в разное время посещавшими Тримар. Прыжок в точку над местной эклиптикой был необходим, чтобы уточнить орбиты планет, сверившись с местной 'лоцией', а десятки астрономических единиц пустого пространства гарантируют, что мгновенного обнаружения удастся избежать. Впрочем, даже навигационная съемка в таких условиях - дело непростое, уж больно близки к своей звезде внутренние планеты.
  
  Конечно, так было не всегда. Красные карлики проводят первый миллиард лет своей жизни в бурных вспышках, сопровождаемых колоссальными выбросами вещества. Эти потоки энергии могут хорошо 'прожарить' близкие планеты и даже сдуть с них атмосферу, несмотря даже на наличие магнитного поля. Но планете, ставшей технокластером Тримар, повезло родиться много дальше от своей звезды, долго оставаясь ледяным миром. А потом в судьбу системы вмешались местные гиганты, начав неуклонную миграцию все ближе и ближе к своей звезде.
  
  Впрочем, гигантами они являются лишь условно, а по земной классификации это всего лишь пара суб-Нептунов. Но и их влияния хватило, чтобы раскачать орбиты внутренних, небольших планет, часть которых упала на звезду, а часть оказалась оттеснена к ней почти вплотную. В конце концов, гиганты заняли устойчивые орбиты, зацепив друг друга орбитальным резонансом, а две небольших каменных планеты умудрившись дожить до этого момента, обрели покой на миллиарды лет. И одна из них, к большой удаче, оказалась в 'зоне обитаемости', облетая звезду всего лишь за 24 земных дня.
  
  Но в то время, пока большой телескоп 'Мурены' делал серию снимков внутренних планет, используя предусмотрительно установленный коронограф, ее экипаж энергично занимался почти привычным делом. А именно, выяснением отношений.
  
  - Зачем мне эта железка?! - раздраженно спросила Сарги.
  
  Несмотря на невесомость, обстановка в кают-компании не то, чтобы накалена, она скорее нервная и волнительная. И чем ближе встреча Майры с бывшими родичами, тем менее управляемой становится эта 'рыжая' упрямица.
  
  - Повесишь на бедро, как Шоршех, - пожала плечами Альбина, и шлепком ладони показала, где именно. - Еще одна черточка к картине. Ты теперь вместо него, и лезвие твое.
  
  А то, что этим лезвием Альбина лично прирезала бывшего предводителя клана Наара, можно и не упоминать, здесь про это все и так знают.
  
  - У меня и так есть запись его смерти! - фыркнула Майра. - И Даргоса тоже. С двух ракурсов! Им этого хватит.
  
  - Тем более, - Альбина аккуратно запустила длинные тонкие ножны в направлении Сарги. - Пусть знают, что это тот самый ножик. Убедительнее.
  
  Майра поймала ножны и скептически повертела их в руках. Теперь стало понятно, что ей и хочется, и колется, поэтому она и отпирается не очень энергично. Как будто уже знает, зачем ей нужно это лезвие.
  
  - У вас есть еще час на ругань, - Иван отпустил кресло и 'всплыл' над столом. - Пока съемка идет, а потом мы прыгнем в другую точку. Я буду на мостике, на всякий случай.
  
  - Я с тобой! - заявила Альбина, не желая больше тратить нервы. - Люблю смотреть, как ты работаешь.
  
  - Особенно с того же кресла, - мило поддела Лина, сдерживая смех, а Сарги, все еще вертя в руках сомнительный трофей, изобразила пантомиму в стиле 'завидуй молча'.
  
  Оставшись наедине, Рьялхи и Сарги некоторое время помолчали, но и разлетаться по каютам никто из них не спешит, словно осталось еще что-то важное. Обмен сдержанными взглядами грозит затянуться, и кому-то придется его прервать.
  
  - Что уставилась? - наконец, спросила Лина, умудрившись сохранить почти нейтральный тон. Сарги не отреагировала, молча приложила ножны к брючине комбинезона и застегнула ремни вокруг бедра.
  
  - Цепляться будет, - снова прокомментировала Лина.
  
  Майра отстегнулась от дивана, проплыла пару метров в сторону Лины и заняла ближнее кресло, словно бы примеряясь. Вытащила лезвие из ножен, крутанула в воздухе между пальцев, чуть прищуренными глазами следя за бликами полированной стали. Снова перехватила рукоять ладонью и резко повернулась к Лине.
  
  - Когда долг отдашь?
  
  Видно, что Лина ждала чего-то такого, но все равно удивилась. Во взгляде мелькнуло раздражение, почти сразу задавленное в пользу любопытства.
  
  - Это когда я успела тебе задолжать, рыжая?
  
  Сарги неожиданно усмехнулась, довольная произведенным эффектом.
  
  - Давно, - напомнила она. - Еще в том подвале, когда меня резала.
  
  Было такое! И был обман, когда из Майры буквально вытрясли нужную информацию, и теперь получается, что Сарги затаила обиду вовсе не на Ивана, который все и придумал...
  
  - Ты считаешь это долгом? - сдержанно удивилась Лина. - А то, что я перебила девятерых из твоего клана, это не долг?
  
  - То в бою, - пояснила Сарги, щелкнув ногтем по краю лезвия. - И их давно нет, а я жива. Мне нужна твоя кровь. Знаешь такой ритуал?
  
  - Интересно, - призналась Лина, чувствуя прилив раздражения. - Значит, ты хочешь моей крови? Кровь за кровь? Это ритуал Сарги, причем далеко не все кланы его практикуют. И ты хочешь меня в это втянуть? Меня, Рьялхи, наследницу клана Эл?
  
  - Да какая ты, к Копателю, Рьялхи? - едко фыркнула Майра, стрельнув глазами. - Ты просто тварь имплантированная, без названия! Контроль отключила? Ну и кто ты после этого? И наследница из тебя... Не отдадут тебе ничего просто так! Или ты их уберешь, или они тебя.
  
  Сказать такое в лицо, усомниться в природе Рьялхи, обычно означает смерть. Например, в поединке прямо сейчас, или от несчастного случая, только чуть позже. Лина может размазать ее по стенке прямо здесь и сейчас, но почему-то лишь смотрит внимательно, скрестив руки на груди. Похоже, ей самой интересно, чем такую наглость можно оправдать.
  
  - Далеко пойдешь, рыжая, - вдруг ухмыльнулась Лина, где-то глубоко внутри признавая ее правоту, но внешне не дрогнув.
  
  - Думаешь, я тупее тебя? - оскалилась Майра. - У меня аналитический коэффициент выше ста тридцати!
  
  Лину, имеющую сходный показатель, это не слишком впечатлило, но мысленно она отдала должное способностям Сарги. Видимо, коэффициент был установлен еще в Тримаре, где Майру могла ждать совсем другая судьба. Но после вмешательства клана Наара и его предводителя все изменилось.
  
  - И вместо аналитики и пилотирования ты делала для Шоршеха грязную работу, - не реагируя на возмущение, спокойно спросила Лина. - Хотя, это тебя и спасло.
  
  - Потому что выбора не было! - мгновенно успокоившись, ледяным голосом ответила Майра. - Людей мало, работать некому. Каждый делал все, что мог.
  
  - Странная привязанность к Наара, - слегка сменила тему Лина, провоцируя собеседницу. - Учитывая то, что они с тобой сделали. Что-то личное? Чувства? Интерес?
  
  Майра мотнула головой, отказываясь отвечать на вопросы, только крутанула лезвием в воздухе.
  
  - Когда долг отдашь? - переспросила она.
  
  - На один вопрос ответь, - терпеливо предложила Лина. - Зачем тебе нужна эта возня с кровью? Что изменится?
  
  - Для меня ничего, - оскалилась Сарги. - А ты не будешь ждать удара в спину. Когда подомнешь под себя клан. Странно, что ты знаешь про наш ритуал, но забыла о подвале. С тебя долг. Я так хочу.
  
  Лина размышляла всего пару мгновений и решилась.
  
  - Я дам тебе кровь, - заявила она. - Но ты мне кое-что за это скажешь. У кого могут быть данные о моей связи с Даргосом и другими Сарги?
  
  - Откуда я знаю?! - раздраженно огрызнулась Майра. - Надо было Даргоса не убивать так быстро.
  
  - Погорячилась, - охотно признала Лина. - Слишком долго этого ждала.
  
  - Кровь, - напомнила Сарги, снова крутанув лезвием в воздухе.
  
  - Интересно, почему только сейчас? - вслух подумала Лина. - Почему не раньше? Чего ждала? Хотя, я могу угадать. Ты до сих пор не верила, что Иван сдержит слово и отвезет тебя домой?
  
  - Он мог передумать, - тихо процедила Сарги.
  
  - Дура ты рыжая, - рассмеялась Лина. - Иван никогда бы так не поступил. А ты все это время покорность изображала? Особенно с Альбиной. По имени ее не звала, все больше 'моя госпожа', да глазки опускала. Помощь по хозяйству, массаж, даже засыпала у нее под боком, как грелка. А сама только и ждала, что тебя обманут и продадут? И до сих пор ничего не поняла?
  
  Хоть и промелькнула в глазах у Сарги какая-то тень понимания, но вслух она так ничего и не возразила. Даже если все это правда, не перед 'тварью имплантированной' же признаваться!
  
  - Я же говорю, что дура, - продолжила Лина, наблюдая сомнения Сарги. - Пусть с высоким аналитическим коэффициентом. Ты не поняла, чего стоит его слово? Точнее, ИХ слово? Я тебя не убила, потому что ОНИ меня попросили!
  
  - Мне от тебя ничего не надо! - упрямо проворчала Майра. - Кроме крови.
  
  - Кровь ты получишь, - вздохнула Лина, потом быстро расстегнула легкую курточку. - Ты меня прямо здесь будешь резать? На этом кресле? А сама на коленки ко мне сядешь?
  
  - Серьезнее давай, - огрызнулась Майра. - Можно у меня в каюте. Пока ИМ не до нас.
  
  Лина прикрыла глаза, словно всматриваясь во что-то, и мечтательно улыбнулась.
  
  - Редкий случай, - тихо сообщила она, снова открывая глаза. - Ты даже угадала. Им как минимум полчаса действительно будет не до нас. Поплыли к тебе, рыжая, здесь неудобно.
  
  Майра поспешно перелетела к двери своей каюты, приложила браслет. Замок пискнул, дверь открылась. Лина вплыла вслед за ней, присматриваясь и почти принюхиваясь. В этой каюте она ни разу не была. Последним Сарги, у которого она была 'в гостях', был покойный Даргос, но это было слишком давно. А в каюте у Майры все совсем по-другому, непривычно. Приглушенный красноватый свет и порывистый ветерок, создаваемый специальной программой вентиляции. И пахнет здесь словно бы травами, но совершенно непривычными для Земли или Рьялы. Значит, скучает рыжая по дому, если такую обстановку создала.
  
  - Все-таки ты глупая, - добавила шпильку Лина, про себя оценивая порядок и чистоту жилища Сарги. - Тебе даже каюту отдельную дали. Тебе, трофею, отдельную каюту! И что тебе твоя аналитика про это сказала?
  
  Микроклимат в каюте установлен по вкусу постоянной обитательницы, плюс 26 градусов. Немного жарковато, но зато можно не заворачиваться в спальник, а только пристегнуть себя к койке, чтобы не улететь во сне, повинуясь воздушным потокам от вентиляторов. Хотя спальник на койке все равно есть.
  
  - Ты в этом спишь? - недоверчиво спросила Лина, кивнув на спальник. - При такой жаре?
  
  - Я после того подвала до сих пор мерзну, - поежилась Майра, на что Лина тихо рассмеялась.
  
  - А Иван перед холодами долго все утеплял, - с упреком рассказала она. - Лазил повсюду с баллонами пены, все дырки затыкал, чтобы не дуло. Потом поставил тебе в подвале мощный обогреватель, пижаму теплую купил, чтобы ребенок не простыл. Это он про тебя так! А тебе все равно холодно было? Не чувствуешь ты настоящего тепла, рыжая, и не ценишь.
  
  - Сама-то не мерзла, - обидчиво огрызнулась Майра. - Под одним одеялом с ним...
  
  На это Лина от души рассмеялась, окончательно скидывая с себя курточку и располагаясь на койке. Она зафиксировала себя, аккуратно всунув ноги в спальник, и весело взглянула на недовольную Сарги.
  
  - Глупая ты, - снисходительно повторила она. - Тебя же в подвале даже не запирали, только из дома не выпускали. Ты хоть раз слышала, чтобы мы с ним развлекались? Ну, по ночам, когда ты в холодильник лазила? Ты так ничего и не поняла? Он обращался по-человечески и со мной, и с тобой! Даже тогда, когда еще не знал, увидит Альбину живой или нет! По-человечески, по-доброму! Не нужен большой коэффициент, чтобы это понять!
  
  Майра не ответила сразу, но ее взгляд как-то неуловимо изменился. Она собралась что-то сказать, но Лина, которой надоели пустые разговоры, решила ее поторопить.
  
  - Режь в том же месте, - велела она, показывая на свой левый бок. - Я все выключила, как положено. Слов можно не говорить, ритуал крови важнее. Только быстрее, вдруг у них не так долго получится...
  
  На секунду показалось, что Майра немного растерялась от такой готовности, но это быстро прошло. Даже выражение лица Сарги изменилось, словно ей захотелось обхватить рукоять двумя руками всадить лезвие поглубже под ребра. Но это нереально, импланты не позволят нанести фатальные повреждения, а честь будет замарана нарушением условий ритуала.
  
  Майра снова помедлила, но потом сделала глубокий вдох, и нехороший огонек в ее глазах почти погас, сменившись уверенностью в своей правоте. Она перехватила нож правой рукой и быстро, как учила Альбина, нанесла неопасный скользящий удар в подставленный бок. Тонкий алый разрез сразу же наполнился кровью, а Лина, скрипнув зубами, поморщилась. Все правильно, обезболивание и регенерация должны быть выключены, с имплантами или без.
  
  - Тебе хватит моей крови, Сарги? - тихо спросила Лина. - Возьми еще, пока можешь.
  
  - Хватит, - проворчала Майра, глядя, как вокруг раны скапливается шарик крови. Разрез получился серьезный, кровавый шарик скачками разрастается с каждой пульсацией сердца.
  
  - Это твоя кровь, Сарги, - все еще слабо усмехнулась Лина. - Лови ее теперь.
  
  - Заткнись и включай регенерацию! - посоветовала Майра, впервые в жизни жалея, что у нее нет имплантов. Сейчас можно было бы заключить эту каплю в силовой кокон и спокойно собрать в пакет. Хотя, пакета тоже нет! Но зато есть лезвие! Майра поднесла нож к ране, и кровь охотно прилипла к стали, обволакивая ее красной волнистой пеленой. Но очень вовремя вспомнилось, что все это затеяно не просто так.
  
  - Крови больше нет, - наконец, произнесла Майра, вспоминая ритуал. - Долг уплачен.
  
  И провела пальцем по лезвию, словно 'пробуя' кровь, убеждаясь, что она настоящая. Вот только рука немного дрогнула...
  
  - Драный Копатель! - прошипела Майра слова, не предусмотренные ритуалом и отдергивая порезанный палец. Новые красные шарики прилипли к лезвию, сливаясь с прежними. А ведь Альбина не раз говорила, что тщательно вычистила и заострила это лезвие, чтобы на нем не оставалось ни следа от прежних хозяев...
  
  - Это не тот ритуал, - усмехнулась Лина, машинально поглаживая ранку на боку, которая уже почти затянулась. - Я вообще не знаю, что это у нас получилось. Кровосмешение какое-то...
  
  Майра почти оцепенела, поэтому Лина выбралась из спальника, вытащила из-под аварийной панельки аптечку, ловко вскрыла ее и протянула Майре впитывающую салфетку и пластырь. Сарги, сверкнув глазами, вынуждена была проглотить гордость и принять эту помощь. В первую очередь она тщательно протерла от крови лезвие, продезинфицировала его, спрятала в ножны и только потом занялась своим порезом.
  
  - Ладно, - снисходительно признала Лина, поймав свою уплывшую курточку и ловко натягивая ее на плечи. - Будем считать, ритуал состоялся. Долгов нет?
  
  - Долгов нет, - скупо кивнула Майра, но уверенность в себе снова куда-то улетучилась.
  
  - Что-то еще надо? - спросила Лина. - Говори, пока я добрая.
  
  - Тебя режут, а ты добрая? - не поверила Майра. - Я хотела спросить, останешься ты на корабле или нет.
  
  Видимо, речь идет о скором посещении Тримара, при котором кто-то может остаться на борту, чтобы не мозолить глаза местным. По идее, Лине уж точно не стоит высовываться.
  
  - Я пока не решила, - задумавшись, ответила она. - Если ваш предводитель даст личную гарантию безопасности, то можно и прогуляться. Иван точно пойдет, а у него импланты, и он с точки зрения Сарги ничем от меня не отличается. В принципе, мое присутствие придаст тебе больше веса в глазах начальства, как ни странно это звучит. Посмотрим.
  
  - И ты готова так рискнуть? - спокойно спросила Сарги. - Почему?
  
  - Мы все рискуем, отправляясь в Тримар, - пожала плечами Лина. - Но если ЭТИ ДВОЕ так в тебе уверены, то кто я такая, чтобы спорить? Ты же не думаешь, что твое будущее меня хоть немного волнует?
  
  - Тогда почему? - Майра решила добиться ответа и не отвела глаз.
  
  - Это ИХ волнует, - ответила Лина. - Это ИМ нужно, чтобы у тебя все сложилось, и тогда ИМ будет легче. А у меня и так затруднения из-за глупых связей с Сарги, зачем мне новые?
  
  Майра не нашла быстрого ответа, и Лина, явно устав от разговора, проплыла мимо задумчивой девушки, направляясь на выход. Вот только дверь не смогла открыть.
  
  - Еще и дверь изнутри запирается, - проворчала Лина и добавила по-русски, подражая интонациям Альбины: - Трофей, чтоб я так жила...
  
  - Ты что, не можешь замок открыть? - фыркнула Майра.
  
  Лина притворно закатила глаза и покачала головой.
  
  - Дура ты рыжая, - вздохнула она. - Я могу открыть что угодно, но это твоя каюта. Ты хоть что-нибудь поняла?
  
  Человеческое отношение к ближнему своему, конечно, не столь заразительно, нежели традиционно-свинское, но даже оно передается окружающим при наличии нужной атмосферы. Поняв, наконец, смысл урока, Майра сорвалась с места и приложила запястье к замку. Дверь открылась, и Лина выпорхнула из каюты, не оглядываясь и не говоря ни слова. А Сарги осталась, вернувшись на койку и забравшись в еще слегка теплый спальник. Еще несколько часов, проведенных в одиночестве, она будет разрываться между предательской благодарностью и привычной злостью в отношении одной и той же 'твари имплантированной'. Решение этой дилеммы она найдет, и будет оно довольно простым.
  
  Врагов на борту этого корабля у нее точно нет! А чтобы определиться с друзьями, достаточно лишь прислушаться к ИХ мнению и довериться ему.
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  Тихие московские переулки выручают не только уставших от забот местных жителей, которым просто захотелось пройтись. Иногда они могут помочь и более влиятельным в политическом смысле людям, которые не доверяют даже собственным проверенным стенам. В наше время почти любые стены имеют уши, и не факт, что они всегда дружественные. В любом случае, прогулка на свежем воздухе не повредит, если это можно обернуть на пользу дела.
  
  - Хорошо, что мы давно всем надоели, - усмехнулся адмирал Дорман. - Никто не спросит, почему мы тут с тобой гуляем под руку, словно какие-нибудь греки...
  
  - Обрусел ты, Джин, - чуть не заржал посол Фаррел. - И глаз замылился. Ну какие из нас греки? Мы же и сейчас в ногу идем. Хотя такое братание армии и флота само по себе подозрительно.
  
  Они сели на скамеечку лицом к глухой стене старой трансформаторной будки. Над головой шумят старые клены, шевеля свежими листочками, а в старом дворике больше никого и нет. Остается опасность быть выслеженным и подслушанным с беспилотника, но на этот случай у обоих имеются звуковые демпферы. Слышать друг друга они могут благодаря крохотным ушным имплантам и прямому защищенному соединению.
  
  - Говори, - коротко бросил адмирал. - Что стряслось?
  
  - Похоже, недолго мне быть послом, - ошарашил друга Ник. - Новая администрация за нас взялась.
  
  - В каком смысле взялась? - спросил Дорман. - А раньше они чем занимались?
  
  - Портфели делили, - хмыкнул Ник. - Что им еще после выборов делать? Судя по всему, расклады сильно поменялись. Президент Кейт совершенно неожиданно сделал госсекретарем Дойчера вместо Ройи.
  
  - Обложили со всех сторон, - кивнул Дорман, наслышанный об этой публике.
  
  - Все-то ты знаешь, - скривился Ник. - Но хуже другое. Дойчер совершенно отмороженный тип, которого пять лет облизывали все оборонные подрядчики и недорезанные банкиры. Вице-президентом у нас нынче товарищ Лерман, племянник младшего Рокфеллера.
  
  - Знаю, - снова кивнул адмирал. - Не дорезали, значит. Опять отрастает.
  
  - Это еще не все, - подкинул Ник. - Гровс тоже, похоже, перестал их устраивать.
  
  - Они рехнулись? - взвился Дорман, но по привычке сумел не повысить голос. - Где они второго такого найдут? Только 'Бюро' начало давать стране угля, и тут...
  
  - Именно поэтому их и хотят подрезать, - подтвердил Ник. - Гровс за статус-кво и против обострения отношений с русскими, потому что умный и понимает, что игра не в нашу пользу.
  
  - И что они собираются делать? - скептически скривился Дорман. - Ударить первыми? Войну начать?
  
  - Не знаю, - раздраженно ответил Ник. - Но через неделю Дойчер должен прилететь в Москву с визитом. Говорят, это будет первый и последний визит перед новым обострением. И меня, скорее всего, быстро заменят каким-нибудь адвокатишкой, как в старые времена. Мне кое-кто шепнул, что мы с тобой не справляемся с вызовами времени. Так что придется собирать вещи и ехать домой.
  
  - Да никуда я не поеду, - проворчал Дорман. - У меня только жизнь начинается! Даже Лиззи здесь понравилось, а уж как она упиралась с переездом! Мол, старший брат из ума выжил, в снежную Московию меня тащит!
  
  - Не говоря уж о твоем бизнесе, - хмыкнул Ник.
  
  - Мелочевка, - отмахнулся Дорман. - Здесь я по-прежнему могу пользу принести. Связями оброс за эти годы... Все подписки с меня уже взяли, но нет такой подписки, чтобы за шкирку и на ранчо!
  
  - Придумают, если надо, - мрачно напророчил Ник. - У меня тут один парень из внутренней безопасности с рук ест... Ну короче, обязан мне лично, и это большой секрет. Он мне сегодня намекнул, что на тебя ориентировка уже получена. Так что готовься к худшему.
  
  Адмирал не сразу нашелся, что ответить.
  
  - К худшему? - сквозь зубы проговорил он. - Что за бред, когда меня успели крайним сделать?
  
  - Мы с тобой многого не знали, - тихо объяснил Ник. - Но перспективы нехорошие. Может быть, тебе только поводок укоротят и оставят на месте. А меня точно отзовут.
  
  - Может, все не так плохо, - без уверенности предположил Дорман. - Может, пришлют молодого и головастого? Хотя с новой администрацией надежды мало. Они даже заказы на 'Нептун' сократили! Только мы начали разворачиваться...
  
  - Ну, давай поиграем в варианты, - предложил Ник. - Это же наша любимая игра! Почему это сделано? Лично я вижу всего два варианта, если не считать прирожденной глупости.
  
  Дорман усмехнулся и слегка успокоился.
  
  - Либо у нас состоялся научный прорыв и 'Нептун' как запасной вариант идет на свалку, - медленно сказал он, включая воображение. - Либо в Вашингтоне окончательно поняли, что прорыва не будет и за русскими нам уже не угнаться.
  
  - Но тогда должен быть и запасной план, - кивнул Ник. - И мы с тобой, судя по всему, в него не вписываемся. Интересно, что они придумали?
  
  Адмирал обреченно махнул рукой и широко зевнул.
  
  - Скоро увидим, - невесело заключил он. - А русские в это время начали чистить орбиты от мусора. Причем делают это довольно быстро, используя 'Спирали'. Видел отчет?
  
  - Да, пока я могу эти отчеты читать, - мрачно крякнул Ник. - Гровс и ребята всю голову сломали, силясь понять, как они умудрились свести с орбиты столько мелких осколков за такое малое время. Еще пара лет таких усилий, и на низких орбитах можно будет почти спокойно летать. Самое интересное, они чистят в основном свой мусор, игнорируя наши 'дохлые' спутники. Мелочь смахивают, а большие аппараты не трогают. Я считаю, что они просто не хотят давать нам повод для придирок, чтобы никто не кричал о противоспутниковом оружии.
  
  - Дело хорошее, - согласился Дорман. - По уму, здесь нужно строить специализированные беспилотники и отправлять на автономную работу, чистить. А так летает корабль с экипажем, не придерешься.
  
  - А еще скоро первые энергоблоки запускают, - напомнил Ник. - На новом принципе. На Белоярской станции, им не впервой новые блоки испытывать.
  
  - Я никак не могу успокоиться, Ник, - признался Дорман. - Я теперь почти уверен, что прорыв в Стэнфорде состоялся, поэтому в Вашингтоне так обнаглели. Они решили, что теперь смогут потягаться с русскими, а наши с тобой расследования уже не дадут ничего нового, поэтому нас можно списать. Могут даже объявить нас предателями, если это поможет накручивать истерию.
  
  - Это чересчур, - мрачно возразил Ник. - Но на всякий случай будь осторожен. Сними другое жилье, подальше, и отправь туда сестру, сам один не гуляй. Мне прятаться нет смысла, а ты, если что, смело проси убежища.
  
  Не веря ушам, Дорман замер, впившись глазами в старого друга.
  
  - Ты что сейчас сказал? - переспросил он. - И главное, чем сказал?
  
  Ник устало покачал головой.
  
  - Ты хочешь из меня вытрясти все тайны? - поморщился он. - Ладно, держи еще одну. Морская пехота переформировывает двадцать бригад из резерва и пополняет их техникой. Извини, обойдемся без номеров. В армии та же история, ремонтные работы, пополнение, погрузка боезапаса. С авиакрыльями то же самое, ставят технику в строй и частично перебазируются обратно на палубы. Понимаешь, что это значит?
  
  - Война, - кивнул Дорман, чувствуя странное опустошение. - Вот забавно, не об этом ли мы говорили, не об этом ли мечтали? Говорили, отплатим этим 'южанам', выбомбим их до самого экватора, чтобы сто лет на всем континенте боялись голову к небу поднять. Меня эти сраные боливарианцы вообще не волнуют, но начинать войну сейчас?!
  
  И если кто-то считает, что одолеть 'южан' будет просто, тот ошибается. С другой стороны, если не ограничивать себя применением любого оружия, не боясь жертв среди гражданского населения... Но все равно потери будут приличные, хоть популярная русская поговорка и гласит, что не стоит пугать военных войной, а кота сосиской...
  
  - Ты уже старенький, - дружески подколол Ник. - Тебя уже точно не призовут. А вот меня после отставки очень даже могут отправить 'на текущую войну'. Поэтому если ты останешься здесь, то не нарушишь свой долг. Кто знает, как оно повернется?
  
  Дорману захотелось возразить, но слов у него не нашлось. Совсем не так он представлял свое будущее вдали от Родины, и рассчитывал совсем не на такую 'благодарность'. Вот и устроился, старый проныра! И сестру в это дело втянул, дурень... И что теперь ей сказать, если все пойдет по худшему варианту?
  
  - Пойдем, а то засиделись, - предложил Дорман, которого уже чуть ли не мутит от собственного бессилия. Оба не спеша поднялись и побрели к выходу со двора, думая каждый о своем.
  
  - Не в ногу идем, - вдруг пошутил Дорман, но Ник отреагировал серьезно.
  
  - Идем в разных направлениях, - отметил он. - Разное у нас с тобой будущее, Джин, очень разное. Есть шанс, что вообще больше не увидимся. Это, конечно, в самом худшем случае.
  
  В молчании они прошли еще около полукилометра, и Ник, пожав руку другу, сел в машину и уехал по своим посольским делам. А Дорман не спеша побрел к метро, не жалея о том, что оставил транспорт дома. На своих двоих ему сейчас лучше, потому что нужно еще обдумать будущий разговор с Лиззи.
  
  Если все пойдет так, как опасается Ник, то поймет ли она его решение остаться в России? Он уже почти уверен, что сам никуда не уедет, а вот сестра... Еще год назад трудно было представить большей патриотки, чем Лиззи, но ее тоже изменила жизнь в Москве. В какую сторону? Разумеется, в лучшую, с его точки зрения, но что она скажет, когда он расскажет ей все без утайки? И есть ли у него право об этом рассказывать?
  
  В этот момент Дорман еще не знает, что в одном пункте своего прогноза, насчет последней встречи старых друзей, Ник все угадал очень точно.
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Технокластер Тримар
  
  Апрель 2061 года
  
  
  
  Эта планета не похожа на Рьялу ни своим пугающим видом багрового серпа с черными пятнами неглубоких морей, ни тем более крутым норовом. Планета не для туристов и не для праздных путешественников. Собственно, если вы оказались здесь, то это значит, что вам это очень нужно, или же вы сами здесь живете. По этой же причине никто по-настоящему не посягал на Тримар уже полтора столетия. Некоторые кланы устраивали набеги и диверсии, но отобрать этот 'оазис' не пытались. И их можно понять.
  
  Вечный день на одной стороне планеты и вечная ночь на противоположной, и только в середине, в кольцевой зоне 'вечных сумерек' температура близка к комфортной. Так часто бывает, если планета достаточно близка к звезде, чтобы оказаться в гравитационном 'замке'. К счастью, мощная конвекция не только приводит к постоянным ветрам, но и сглаживает перепады температуры. Северным полюсом здесь удобства ради считают самую горячую точку, где солнце всегда в зените.
  
  Ветер не стихает ни на минуту, без устали гоняя пыль вдоль меридианов.
  Здесь не знают штиля и тихой погоды. Развитая жизнь, если бы возникла на этой планете, не имела бы в своем распоряжении огромного океана, ведь моря Тримара немногочисленны, мелки и больше напоминают соленые озера. Впрочем, примитивные местные микроорганизмы, за десять миллиардов лет так и не сумевшие вырваться из этих тесных ареалов, почти не заметили появления людей. Даже в наличии пригодного для дыхания воздуха нет их заслуги.
  
  Эту планету можно считать ярким образцом астроинженерного искусства. Ее создало страстное желание одного клана, когда-то гонимого войной, не просто найти, но построить себе новый дом там, где все остальные прошли мимо, с презрением глядя на маленькую старую звезду и ее суровые планеты. Тримарцы вовсе не забыли уютную Рьялу, до которой всего лишь несколько световых лет и которые можно преодолеть одним прыжком. Они просто нашли способ не слишком тосковать по ней.
  
  
  
  Пройдя орбитальный карантин, 'Мурена' нырнула в атмосферу почти на 'экваторе', быстро прошла зону горячего южного ветра на больших высотах и погрузилась в нижние, более холодные слои. Здесь прохладный нескончаемый ветер направлен к северу, замыкая всепланетный погодный цикл. Не доверяя до конца своим 'безопорным' движителям, Иван наплевал на возможные упреки и вернул реактивную тягу в контур управления. Борьба с турбулентностью стала намного проще, и 'Мурена', развернувшись навстречу воздушному течению, 'спорхнула' вниз, словно исполинский сухой лист, подхваченный штормовым ветром.
  
  К счастью, тримарцы люди практичные, и планета у них суровая, поэтому площадки для кораблей они строят основательно. Разумеется, никто не позволит гостям 'парковаться' в удобные герметичные терминалы, но и на том спасибо. К минусам можно отнести то, что садиться все равно пришлось вручную, несмотря на программы контроля движения, работающие по стандартам Рьялы. Тримарцы заявили, что их система несовместима с принятой на планетах Совета, безопасности ради, но сам Иван абсолютно уверен в том, что это просто маленький тест на профпригодность.
  
  Поэтому посадка вышла нервная, пилот слегка поволновался и даже взмок, но клан Росс не опозорил. Балансируя на реактивных струях и поднимая пыль, Иван опустил корабль почти в центре площадки и еще немного прокатился вперед, устанавливая нос корабля точно по ветру. Накрепко затянул тормоза и стал ждать шевеления на грунте, которое не заставило себя ждать. Две юркие машины пристегнули ко всем четырем стойкам шасси нечто, похожее на длинные фалы. Второй конец каждой 'привязи' пристегнули к выдвижным крюкам на периферии площадки, и у Ивана возникло опасение, что крепление недостаточно надежно. Направление ветра здесь никогда не меняется, но его сила может преподнести сюрпризы. Впрочем, волнения быстро закончились, когда обычные на вид фалы вспыхнули, словно био-люминесцентные водоросли, и рывком натянулись, намертво фиксируя корабль. Миомерное волокно, не иначе! Не доверяют местные силовым полям, и правильно делают.
  
  Пора выходить! Прятаться не от кого, в корабле можно никого не оставлять. В ход идут плотные утепленные комбинезоны 'под кожу', предусмотрительно 'напечатанные' по найденному в Сети проекту. Обладателям имплантов защита лица от ветра и летящего песка не нужна, но местные жители чаще всего обходятся фильтрующими матерчатыми масками и массивными 'летными' очками. Альбина и Майра смотрятся в этих 'дизельпанковских' нарядах совершенно невообразимо!
  
  Щелкнула дверь бокового шлюза, и вот он, тримарский ветер, тут как тут, но все остальное совершенно непривычно! В первую очередь это солнце, злым красным шаром неподвижно висящее над горизонтом. Его умеренная яркость совсем не соответствует потоку тепла, который чувствуется всей кожей. Ничего удивительного, ведь красные карлики в основном светят в инфракрасной части спектра, а на видимое излучение приходятся лишь излишки его энергии. Густая краснота не позволяет глазу приспособиться и перестать воспринимать искаженные цвета. Не очень приятное место, но ведь Майра здесь выросла!
  
  - Думала, больше не вернусь, - спокойно сказала она, но на последнем слове ее голос предательски дрогнул. Она почти сбежала вниз по трапу, не дожидаясь, пока Иван закроет шлюз, и быстрым шагом устремилась к краю площадки.
  
  - Надеюсь, не сбежит от нас на радостях, - проворчала Альбина, провожая глазами фигурку Сарги.
  
  - Баба с возу, - неожиданно откликнулась Лина на чистом русском языке, вызвав дружный смех бывших наблюдателей. Хорошо еще, что она вариант про 'потехе час' не озвучила...
  
  Разумеется, Майра никуда не сбежала, ей захотелось просто побыть наедине с родной планетой, хотя бы несколько минут. А вдруг невольная слеза блеснет сквозь защитное стекло, зачем это демонстрировать попутчикам? Не пристало Сарги показывать слабость у себя дома!
  
  - Нас что, никто не встречает? - вслух удивилась Альбина.
  
  - Не баре, - со смешком ответил Иван. - По крайней мере, половина из нас. Сами дойдем.
  
  Дожидаясь Майру, он стал разглядывать массивные здания города, нависающие над местностью далеко в стороне. Интересная у них архитектура, острых шпилей нет, а высотные знания имеют скругленный симметричный профиль, сориентированный по направлению ветра. Все строения массивные и основательные, но при этом тонко украшены люминесцентными полосами теплых цветов, уравновешивающих навязчивую красноту освещения. Видно, что местные жители неплохо научились выживать в столь неуютном месте.
  
  - Это что, цветы? - почти прошептала Альбина, когда они спустились с площадки на почти нетронутый каменистый грунт. Повсюду видны черные, толстые листья в форме многоугольников, посаженные на довольно толстую ножку и все, как один, повернуты в сторону светила. Часть из них слегка светится по краям призрачным белым светом.
  
  - Ничего удивительного, - отозвался Иван. - Только не пойму, это местная жизнь или тримарцы искусственно вывели такие интересные растения. Ладно, сейчас Майру отпустит, и пойдем...
  
  - Но почему они черные? - спросила Альбина, присев возле одного 'оазиса' и трогая листья ладонью в перчатке.
  
  - Они черные, потому что света мало, - объяснил Иван. - На Земле есть такие микроорганизмы, живущие в рыхлой почве. Они расположены слоями и поглощают последовательно разные полосы спектра. А здесь, похоже, эти листья тоже слоистые, и вытягивают из скудного освещения все, что могут, и ничего не отражают. Потому и черные. А светящиеся прожилки на них это, скорее всего, бактерии-симбионты, или организмы покрупнее, вроде наших тлей. Будем улетать, возьмем образцы. Я, конечно, не биолог, но тут может быть столько интересного...
  
  Майра, наконец, перестала нарезать круги по 'полям' и вернулась к ожидающим попутчикам. Вид у нее стал почти умиротворенный, даже тень улыбки появилась, насколько можно судить по глазам. Осталось лишь понять, в какую сторону идти. Иван заметил на местности нечто вроде виртуальных навигационных меток, но совершенно не знал, как именно их нужно интерпретировать. Видимо, и здесь у клана Тримар свой собственный, как сказал бы земной инженер, несовместимый протокол.
  
  Майра остановилась, производя какие-то мысленные манипуляции с помощью своего браслета, который является не только устройством опознания, но и сильно упрощенным аналогом комплекта имплантов. Интерфейс, или 'узор', почти аналогичный, что подтвердила Альбина, вынужденная временно использовать такой же браслет. По крайней мере, связь держать вполне можно.
  
  - Идите за мной, - спокойно сказала Майра, разобравшись с местной навигацией и определив направление. Она зашагала в сторону строений, игнорируя прямую дорожку с ровным, как зеркало, искусственным покрытием. Даже серый цвет этого странного материала ничем не напоминает асфальт...
  
  - Я бы здесь жить не смогла, - недовольно проворчала Лина. - На нервы действует. Но зато я теперь понимаю, почему рыжая такая стерва.
  
  - Она не стерва, - понарошку возразила Альбина. - У нее идеальный характер. Для Сарги, разумеется. Не нам судить.
  
  Пришлось пройти пешком добрую пару километров, но никто особо не жаловался. Все-таки, свежий воздух и масса впечатлений! У самой границы города они наткнулись на тонкий, но крепкий полутораметровый 'забор', единственным назначением которого является задержка 'ползучего' песка. Во всяком случае, небольшие 'барханы', наметенные ветром у основания этого нехитрого сооружения, говорят именно об этом. Путешественники снова вернулись на дорожку, прошли небольшие 'ворота' и вскоре оказались в черте города, полностью доверившись указаниям Майры. Никаких сопровождающих им не прислали, и это тоже очень в духе Сарги. Если гости сами не доберутся до места назначения, то о чем с ними можно вообще разговаривать?
  
  Иван переключил внимание на городской пейзаж, который незаметно, но принципиально поменялся внутри периметра. Первое, что бросается в глаза, это почти полное отсутствие ветра и летящего песка. Скорее всего, силовые барьеры все-таки используются, благодаря чему в городе местные жители не закрывают лица, но неизменные защитные очки красуются на лбу почти у каждого. Местная мода! Транспорта на улицах мало, тримарцы в большинстве своем находятся в хорошей форме и передвигаются пешком. Хоть это и административный центр клана, название которого в переводе могло бы звучать как 'Тримар Главный', но само поселение довольно компактно. Здесь изначально избегали скученности больших городов, несмотря на то, что подходящей для поселений земли на этой планете не так уж много.
  
  А еще в городе работает корректирующая подсветка, добавляя недостающие сине-зеленые тона в скудное естественное освещение. Благодаря этому создается спокойная обстановка, а подсознательная тревога, вызванная красным солнцем, сама собой подавляется. Альбина с Майрой шагают впереди, Иван с Линой за ними. Четверо пешеходов не привлекают особого внимания, но некоторые прохожие всматриваются, не скрывая любопытство. Люди в относительно солидном возрасте, которых здесь тоже немало, реагируют сдержанно, а вот молодняк порой проявляет себя на грани агрессии. Видимо, некоторым не дает покоя единственный мужчина в компании трех девушек, но чьи это проблемы? В драку никто не лезет, и на том спасибо.
  
  - Что это за улица? - тихо спросила Альбина. - Если это, конечно, улица, как на Рьяле...
  
  - Северная директория, - охотно подсказала Майра. - Мы скоро будем в центре.
  
  - А ты где жила? - так же ненавязчиво спросил Иван.
  
  - Не здесь, - не оборачиваясь, коротко ответила Сарги. - Далеко отсюда.
  
  Сам город имеет площадь примерно с подмосковный Зеленоград, и повсюду чувствуется вдумчивая рука планировщика из высокотехнологичной эры. Простор во всем, но при этом минимальные расстояния и буквально шаговая доступность. Но при необходимости, как и на Рьяле, можно вызвать общественный транспорт, этакое легкое автоматическое такси. Разумеется, услуга только для выходцев из клана, а посторонние могут ждать милости или топать пешком. Весь транспорт функционирует на высотах выше полусотни метров, поэтому сами улицы свободны для пешеходов и не разделены на проезжую часть и тротуары.
  
  - Это что, парк? - вдруг спросила Альбина, указывая куда-то в сторону.
  
  В этом месте Директория расширяется, высокие блестящие стены отступают, превращаясь в овальную площадь, где с одной стороны густо переплелись странные деревья. Черные и темно-зеленые листья, тонкие стволы... Словно лабиринт, занимающий целый квартал. Из-за этой живой стены слышится приглушенный шум воды, но разглядеть ничего нельзя, а площадь быстро осталась позади.
  
  - Все-таки парк, - тихо прокомментировала Альбина. - А здесь даже уютно.
  
  - Странное понятие об уюте, - слегка поежилась Лина. - Тебя что, рыжая во время массажа укусила?
  
  - Все относительно, - встрял в разговор Иван. - Мы бывали в разных местах... Тримар очень даже ничего. В черте города просто курорт.
  
  - Главное, чтобы на нас тут ошейник не надели, - снова проворчала Лина. - Я тоже много где бывала, но соваться в кластеры Сарги еще не пробовала. Если что, меня даже выкупить будет некому. Или доплатят, чтобы я точно не вернулась.
  
  - Вот этим мы от вас и отличаемся, - презрительно отозвалась Майра. - Если Сарги что-то обещают, это нерушимо. Сам глава клана дал слово, а Рьялхи судят по себе и ждут предательства.
  
  - Я тебе тоже слово давал, - напомнил Иван. - А ты не верила.
  
  - Ты не Сарги, и не глава клана! - мрачно отрезала Майра и умолкла.
  
  С этим трудно поспорить, и Иван решил помолчать и не усугублять своими возражениями идеологический раскол между Сарги и Рьялхи.
  
  - Удивительно, что нас вообще решили принять, - примирительно сменила тему Альбина. - Это хорошо, что не все Сарги похожи на Дорсо.
  
  В молчании пройдя еще полкилометра, они оказались на другой площади, которая и стала целью их перехода. Здесь уже нет никакого парка, но небольшие 'оазисы' зеленых и черных деревьев расположены по периферии. Центр площади занят небольшим прудом, а подходы к нему покрыты не искусственным 'асфальтом', а самой настоящей брусчаткой! Видимо, в этом есть какой-то серьезное символическое значение, ведь впервые после отлета с Земли Иван увидел здесь настоящие флаги! Четыре флагштока, расставленных вокруг пруда, уходят высоко вверх, где ветер намного сильнее, и большие яркие полотнища реют в воздушных потоках с ураганной яростью!
  
  Сами флаги с символикой клана Тримар тоже вызывают у землян интересные ассоциации. Ровное красное полотнище с пронзительно черным символом посередине, напоминающим тройной Карданов подвес, вполне соответствует идее автономного технокластера, идущего собственным путем развития.
  
  Здесь, как и по всему городу, здания украшены яркими люминесцентными полосами разных цветов и форм. Но наиболее ярко выглядит полукупол с выступающим округлым 'портиком', в котором колонны не только расположены наклонно, но и уменьшаются с высотой! Очень странная архитектура, притягивающая глаз. Там, на низких широких ступенях, Майра остановилась, снова считывая 'навигационные метки' с помощью своего браслета. Судя по всему, цель путешествия близка, как никогда.
  
  - Наверх, - коротко сказала Майра. - Под купол.
  
  Если это главное административное здание города, то система безопасности, судя по всему, хорошо спрятана. Холл закрыт легко проницаемой силовой мембраной, расступившейся перед путешественниками, но никто не попытался остановить гостей или обыскать их. Иван и Лина, чтобы не злить хозяев, переключились в полностью пассивный режим работы имплантов, кроме системы опознания, но в холле оказалось совершенно пустынно, хотя вполне светло и даже уютно.
  
  Просторный лифт, выросший прямо из пола посреди первого этажа, показался приветом из утерянного прошлого, так он был похож на аналогичное устройство с Базы наблюдателей. Все четверо, встав на круглую площадку, оказались в коконе силовых полей и мгновенно взлетели вверх, промчавшись через несколько этажей и остановившись только под просторным куполом, где сверху сквозь прозрачные панели льется почти белый, скорректированный свет. Выскользнув из почти забытого силового захвата, Иван вдруг понял, что его смущает одна деталь. Как так вышло, что компенсировать ускорение лифта возможно, а сделать на кораблях искусственную гравитацию не получается? Нужно будет узнать подробнее, когда все закончится...
  
  Помещение, где оказалась четверка, напоминает огромный 'пентхауз', где даже в мини-футбол можно запросто играть. Подсветка стен выключена, и все освещение идет снаружи, с улицы. Гулкое эхо шагов разносится вокруг, несмотря на мягкое покрытие пола. И вспыхнувшие перед глазами нестерпимо-красные слова, дублированные громовым голосом, идущим со всех сторон:
  
  УСТРОЙСТВА ВЫКЛЮЧИТЬ. ИМПЛАНТЫ В СПЯЩИЙ РЕЖИМ.
  
  Демонстративная и маломощная атака на импланты отключила, а попросту, убила по одной 'нити' вторичных имплантов в комплектах Лины и Ивана. Браслеты Майры и Альбины отключились сами. Предупреждение более чем понятное, и спорить никто не собирается. Контрольные контуры имплантов 'уснули', повинуясь сигналам пользователей, и наступила гулкая тишина.
  
  И только сейчас стали видны три фигуры напротив.
  
  Тот, что в центре, в представлениях не нуждается, с ним гости уже знакомы, пусть и опосредованно. Дэлус Тримар, отец-основатель клана, выглядит рослым и бодрым, но при этом совершенно седым, хоть ему еще даже двухсот лет не исполнилось. Это неудивительно, учитывая, сколько сил и здоровья он отдал на первом этапе освоения планеты. Сейчас на нем плотный костюм местного 'первопроходца', затянутый широченными ремнями, а на лбу огромные защитные очки, больше напоминающие маску. И только горящие глаза словно бы не принадлежат этому лицу, выделяясь на фоне глубоких морщин и хищного носа, пересеченного коротким поперечным шрамом. Брони на нем нет, но за спиной виднеется рукоять скорострелки. Серьезный дядя, очень серьезный!
  
  С ним, конечно, его сыновья, 'упакованные' в такую же экипировку. По левую руку Ронш, старший наследник, неуловимо похожий на отца, несмотря на разницу в возрасте. Именно так, должно быть, выглядел Дэлус, когда впервые выбрал Тримар домом для своего клана. Все на поверхности, налицо огромная физическая сила и готовность ее применить, направляемая мыслью тонкого и азартного игрока. Ронш стоит чуть позади отца и его взгляд скользит сквозь гостей, не задерживаясь, словно наследник ждет слова старейшины.
  
  А вот младший, Грай, совсем другой. Он не боевик и не тактик, а скорее эксперт и аналитик, при этом весьма подкованный. У него не такая резкая внешность, хоть ростом он повыше отца и брата. Черты лица круглее, а взгляд любопытный и оценивающий, а особенно, как кажется, в отношении женской части 'делегации'. Ну, это можно понять!
  
  - Я Айван, клан Росс, - коротко представился землянин. - Это моя экспедиция. Мы пришли, как договорено.
  
  - Отлично, - хрипло отозвался Дэлус, изобразив очень нехорошую ухмылку. - Раньше мы заложников ловили, а теперь они сами в ошейник лезут. Давно такой добычи не было!
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  Северная Америка, неустановленное место
  
  Апрель 2061 года
  
  - Есть фон, - объявил доктор Мукерджи. - Как ему не быть? Новый энергоблок хорошо светится. Координаты примерно совпадают с теми, что опубликовали русские. Точнее мои приборы пока не видят.
  
  - Спасибо, док! - с облегчением ответил Гровс. - А вы можете по этим сигналам установить еще что-нибудь?
  
  Хитрый индус сделал эффектную паузу, как он часто делал перед важными докладами.
  
  - Двухгигаваттный реактор 'светится' примерно как 'Спираль' на полной тяге, - сообщил он. - Скорее всего, большая стационарная конструкция дает намного лучшую фокусировку и, следовательно, меньшую утечку. В нашем проекте будет даже лучше. Русские явно не проводили таких исчерпывающих исследований, ведь необходимый для этого ускоритель есть только у нас.
  
  Гровсу не очень понравился самонадеянный тон индуса, но вслух он этого не сказал. Пускай док потешит самолюбие, ведь свою работу он сделал. К счастью, разведка все-таки сумела отыскать небольшой подмосковный завод, где раньше делали системы управления для ядерных реакторов. Ныне на этом предприятии развернули производство 'новых' энергосистем. И хотя мелких подробностей выяснить не удалось, примерная конструкция энергетических модулей теперь понятна. Еще немного, и их удастся повторить и даже улучшить, если уважаемый док не шутит. Казалось бы, удача?
  
  Но все только начинается! Теперь уже точно можно сокращать заказ на пуски огромного 'Нептуна', ведь по планам всего через год взлетит одноступенчатый носитель, построенный на базе его укороченного центрального блока. Получится нечто вроде русской 'Ступы', но более грузоподъемное и неспособное целиком вернуться на Землю. То есть, стартующий вертикально одноразовый носитель. По крайней мере, доктор Леонард с коллегами из JPL взялся за дело весьма рьяно, а считать конструкцию они начали уже давно, примерно ориентируясь на двигатели 'Ступы'.
  
  Но генерал Гровс не смог бы сейчас заглянуть так далеко в будущее, и даже его собственная судьба, к сожалению, не поддается прогнозу. Чудовищная завеса секретности, опущенная на его группу, на Стэнфорд и всех подрядчиков по новым машинам не сулит ничего хорошего. Для чего это вообще нужно? Русские и так узнают, что в Америке научились строить 'новые' реакторы. Мы видим их излучение, и они прекрасно увидят наше, что бы там док ни говорил про их отсталость и ограниченные знания. Вот кого не стоит недооценивать, так это давних друзей-соперников!
  
  Но зато для остального мира наличие у Америки новой технологии должно остаться секретом, и русские не смогут это опровергнуть, не разглашая подробностей собственного открытия. Не на это ли собираются уповать в Вашингтоне? Надавить на русских, противопоставить всему миру, обвинить в сокрытии важных знаний? Очень многие страны недовольны тем, что в Москве не хотят с ними делиться, и на этом не грех сыграть. Пока не было собственных аналогичных разработок, мы сидели тихо, да и старая администрация на собиралась обострять отношения. И это, кстати, тоже многим не нравилось...
  
  - Скажите, док, - попросил Гровс, оторвавшись от политических рассуждений. - Значит ли это, что из вашего ускорителя мы уже ничего не выжмем?
  
  - Правда, - моментально ответил индус. - У нас и так все на пределе, повышать энергетику нельзя. Мы проводим как можно больше сеансов для последующего анализа, но ничего нового не найдем, картина совершенно ясна.
  
  Кажется, личному мнению доктора Мукерджи в Вашингтоне теперь верят больше, чем коллективным докладам группы Гровса. Давно уже известно, что индус рассылает двойные отчеты о своей работе, один 'наверх', другой Гровсу, причем тексты сильно отличаются. А все потому, что снобизм уважаемого доктора, решившего, что он раскрыл главную тайну столетия, оказался крайне заразителен. Никто не хочет верить что, несмотря на огромные усилия, удалось лишь прикоснуться к новым знаниям, взглянув на них одним глазком. А как же 'прыжки' неизвестных кораблей? А как же переброска газа с Венеры на Марс? У доктора пока нет даже зацепок, как это можно сделать, но что он написал в отчете для обожаемой администрации? Мол, очевидно, что данные феномены имеют внеземное происхождение, недоступное ни для русских, ни для кого-то еще на нашей планете! Мол, инопланетники ставят свои эксперименты, не оглядываясь на землян, и готовят Марс для каких-то собственных целей, не посвящая своих русских 'контактеров'! Мол, все источники техногенного 'резонансного' излучения легко отслеживаются и локализованы в ближайших окрестностях Земли, поэтому беспокоиться не о чем!
  
  И что самое смешное, 'наверху' доброму доктору охотно верят! Потому что хотят верить, что игра стоит свеч! И кстати, что за игру они задумали? Военные приготовления, увы, говорят сами за себя, и скрыть такие мероприятия не получится. 'Южане' уже зашевелились и начали серию больших учений, русские подали несколько официальных запросов о целях мобилизации. Нельзя же вечно заговаривать зубы! Азиаты, скорее всего, промолчат и сделают вид, что их это не касается. А что же европейцы?
  
  А эти очень хотят снова играть хоть какую-то роль в мире, поэтому снова начали лезть в бутылку, провоцируя русских. И денег выделили на 'борьбу с тиранией', и информационную компанию начали, запугивая сами себя 'угрозой с востока' до зубовного скрежета. Эта шелупонь, похоже, опять позабыла, чем все закончилось в прошлый раз...
  
  А Гровс и его группа имеют все шансы разделить судьбу известного мавра. Доктор Мукерджи теперь на коне и точно не пропадет, а остальные, даже если сохранят свои 'гражданские' посты, перестанут влиять на принятие решений. А он, Гровс, получит либо важное тыловое назначение где-нибудь на Аляске, либо с ним произойдет хорошо подготовленный несчастный случай. Потому что его слово до сих пор кое-чего стоит, и это слово очень не нравится тем, кто сейчас решил снова повоевать за 'мировую корону'.
  
  В последние дни Гровс очень много думал над тем, как можно выбраться из этого тупика, но решения не нашел. Он сам связан по рукам и ногам, и даже в собственной группе с доверием не все благополучно. Мукерджи уже сделал свой выбор и с пути не свернет, лавры Эйнштейна нашего времени окончательно превратили доктора в сноба и карьериста. Господин Смитс кадровый ЦРУ-шник, и этим все сказано. Недавно взятые в штат 'Бюро' социолог, лингвист и историк так и остались 'темными лошадками', за них никто не может поручиться. Профессор Блэк блестящий ученый, но слегка не от мира сего, ему чужд любой житейский риск, а уж про политику и говорить нечего. Выдаст себя с головой при первой же доверительной беседе, даже допрос учинять не нужно. Вот и получается, что довериться Гровс может только одному человеку, самому трезвомыслящему из всех сотрудников 'Бюро'.
  
  Доктор Леонард из Лаборатории реактивного движения попал в группу Гровса в самом начале, еще даже до того, как было придумано ее название. Помимо отличных деловых и личных качеств есть у него еще один огромный плюс. Он единственный, помимо доктора Мукерджи, кто способен прочесть и понять формулы нового открытия. Разумеется, у индуса есть собственные ассистенты и заместители, но в группе Гровса только доктор Леонард может вникнуть в суть того, что открыли на Стэнфордском ускорителе.
  
  С индусом больше говорить не о чем. По крайней мере, сегодня... Гровс вежливо поблагодарил доктора и прервал связь, повернувшись к коллегам.
  
  - Можно расходиться, - заключил он. - Завтра продолжим.
  
  Смитс собрал свои бумаги и почти незаметно испарился, а вслед за ним суетливо засобирался и Блэк, словно торопясь куда-то.
  
  - Собираетесь рвануть в институт, профессор? - дружески поддел его Гровс. - Что-нибудь свеженькое от 'Вотчера'?
  
  - Это сейчас самое интересное, - монотонно ответил Блэк, пытаясь нашарить в портфеле очки, красующиеся у него на лбу. - Марс сейчас стремительно оживает, когда еще такое увидим? Мы все время молимся, чтобы у 'Вотчера' ничего не сломалось, пока нет замены. Осталось уже всего ничего!
  
  - Удачи, - коротко пожелал Гровс, увидев, что Блэк наконец-то нашел свои очки и поспешно удалился за пределы бывшей лаборатории. Леонард, к счастью, понял намек и остался, тщетно пытаясь скрыть беспокойство. Он уже догадался, что Гровс хочет поговорить и теперь только ждет распоряжений насчет места и формы проведения беседы. Видно, ему и самому есть, что сказать.
  
  Гровс поднялся и сделал жест рукой, призывая следовать за ним. Они прошли пару смежных помещений и оказались в небольшой аппаратной, похожей на пост охраны. Не останавливаясь, Гровс провел коллегу к дальней двери и открыл замок своим личным ключом. Теперь они прошли по небольшому коридору и оказались в совсем уж спартанской каморке, больше похожей на монашескую келью, оборудованную для аналитической работы с большим объемом информации. Простой стол, кровать и куча аппаратуры.
  
  - Присаживайтесь, - пригласил Гровс, закрывая сплошную дверь и подключая несколько непонятных систем, опутывающих всю комнату тонкими жилами кабелей. - Это единственное помещение, где нас точно никто не подслушает.
  
  - А остальной бункер, значит, под наблюдением? - еще сильнее насторожился доктор.
  
  - Скорее всего, нет, - успокоил его Гровс. - Но 99 и 9 в периоде процентов уверенности для меня маловато. В этой комнате сто процентов. Я хотел поговорить, потому что вижу, что вы единственный, кто не разделяет всеобщий оптимизм, и мне хочется понять, почему.
  
  - Вы знаете мое мнение, - коротко, но эмоционально напомнил Леонард, но Гровс в ответ недовольно покачал головой.
  
  - Вы очень деликатно формулируете свое недовольство, - четко определил он. - Поэтому мне нужны не только выводы, но и весь путь к ним. Я понимаю, что у вас большие разногласия с доктором Мукерджи...
  
  - А у кого их нет? - нервно усмехнулся Леонард, рывком погружаясь в проблему, не дающую ему покоя. - Даже если проводить параллели с Эйнштейном, я один из очень немногих людей в мире, кто понимает суть открытия уважаемого доктора. И при всем уважении, в его теории мне видится множество слабых мест, к которым даже подходов пока не видно. Основываясь на теории групп, даже если принять сомнительные решения Баранова и Тармена, мы получаем крайне противоречивую динамику...
  
  - Другими словами, - понимающе улыбнулся Гровс, деликатно перебив ученого. - Это еще не физическая теория, а лишь некий базис?
  
  - Я постараюсь объяснить проще, - с пониманием кивнул Леонард, почти справившись с волнением. - Если внимательно осмотреть, например, автомобиль, можно многое узнать о повадках его владельца. Потеки масла, мятый некрашеный бампер, плохо прикрученный номер, убитые щетки дворников и так далее. Понимаете? Так же и с новой теорией. Сейчас это набор крайне громоздких формул, в которых почти ничего не напоминает простые и изящные построения Эйнштейна, если мы опять об этом вспомним. Да, как-то работает, но цена?
  
  - А что цена? - аккуратно спросил Гровс. - Не руками ведь считаем, в наше-то время.
  
  - Я не про эту цену, - почти брезгливо поморщился доктор. - Я про врожденную порочность самих построений. У меня такое ощущение, что решение нащупано эмпирически, вслепую! В пределах некой погрешности будет работать, но точность вычислений нам ничего не даст. Это те самые 'утечки' из контуров, благодаря которым мы можем их отслеживать и не стесняться собственных поделок. Даже если русские получили точно такое же решение, в чем я сомневаюсь, пока слишком рано объявлять открытие окончательной победой!
  
  - Вы все-таки думаете, что русские ушли дальше? - спросил Гровс.
  
  - Не знаю, - честно признался доктор. - Если ушли, то не в рамках того ужаса, который получили мы. Из этих 'эпициклов' мы больше ничего не выжмем, кроме сомнительной энергетики.
  
  - Погодите, - остановил его Гровс. - О каких эпициклах вы говорите?
  
  Леонард немного отдышался, собираясь с мыслями. Хорошо заметно, что думал он об этом много раз и очень давно, но до сих пор не решался ни с кем поделиться. И если генерал хочет откровенности, то пусть ее и получает.
  
  - Эпициклы использовались в древних и средневековых теориях движения планет, - очень формально, будто читая лекцию, начал доктор. - В этих теориях все планеты равномерно движутся по малому кругу, называемому эпициклом, центр которого, в свою очередь, движется по большому кругу, который называется деферентом. В центре у нас, конечно, Земля, а все планеты и Солнце движутся вокруг нее. Это все неважно, важно лишь то, зачем это понадобилось. Древним это было нужно, чтобы привести наблюдаемые движения планет с птолемеевскими догмами, сомнение в которых пахло костром вплоть до середины 17-го века. И пока люди наблюдали небо невооруженным глазом, эпициклы худо-бедно работали.
  
  - А потом изобрели телескоп? - предположил Гровс, ухвативший аналогию.
  
  - Даже без этого обошлось, - покачал головой Леонард. - Датчанин Тихо Браге добился рекордной точности наблюдений без всякого телескопа. И Кеплер, глядя на его данные по движению Марса, очень быстро понял, что перед ним простой эллипс. Понимаете, к чему я клоню?
  
  - Нехватка данных? - предположил Гровс.
  
  - Именно! - с плохо скрытым разочарованием кивнул Леонард. - Нужно строить новый ускоритель, но это минимум десять лет, если начать прямо сейчас. Я гарантирую, что если русские открыли все сами, то они нас не опередят. Но если им помогли 'извне' и дали более точные данные, тогда даже профан вроде меня, скорее всего, сможет повторить открытие Кеплера и получит полную власть над 'резонансом'.
  
  Гровс очень крепко задумался, пытаясь решить, стоит ли доверять столь необычной аналогии, равно как и научной интуиции собеседника. В конце концов, Леонард не является всемирно признанным авторитетом в физике, хоть и неплохо в ней разбирается. Впрочем, профаном себя доктор называет зря.
  
  - Строить ускоритель никто не собирается, - устало поморщившись, сообщил генерал. - И я подозреваю, что наш дорогой доктор Мукерджи сделает все возможное, чтобы этого не случилось. В Вашингтоне ему только в рот не заглядывают, так им нравится все, что он говорит. Меня или вас слушать никто не станет, а другим ученым, судя по всему, доступа к новой теории никто не даст. И тоже, скорее всего, по наущению нашего доктора. Поэтому у меня нехорошее ощущение, что кроме 'эпициклов' нам в обозримом будущем ничего не грозит.
  
  - Прыжки через пространство! - чуть не простонал Леонард, снова едва не теряя самообладание. - С нынешними схемами никакой энергии не хватит, чтобы перебросить хотя бы пару фотонов на пару километров! Но Мукерджи утверждает, что со временем такая энергия достижима!
  
  - Поэтому он напирает на то, что у русских не может быть ничего подобного, - мрачно добавил Гровс. - А с прыжками инопланетяне шалят, которые русским если не враги, то уж точно не друзья! И опять же, ему верят, а мы с вами уже почти объявлены паникерами.
  
  - Вы хотите сказать, что мы больше не нужны? - с явным холодком в спине поинтересовался доктор.
  
  - Ну а зачем мы еще можем понадобиться? - пожал плечами Гровс. - Ответы на все вопросы получены, все тайны мироздания раскрыты стараниями одного гениального ученого. Вас и Блэка вернут на места и станут присматривать, чтоб лишнего не болтали, остальные вообще толком поработать у нас не успели. Ну, а я человек военный, куда пошлют, туда и пойду, хоть имею все шансы не дойти.
  
  Леонард на это только недоверчиво помотал головой, но спорить не стал. Что тут можно сказать, если все именно к этому и идет? И 'неудобному' ученому, между прочим, устроить несчастный случай даже легче, чем генералу...
  
  - Так что делать? - слегка растерянно спросил доктор.
  
  - Я без понятия, - честно признался Гровс. - Думал, вдруг вам придет в голову какая-нибудь светлая идея. Я даже не могу все бросить и сбежать с деньгами в Мексику. Не те времена, знаете ли... И в нашей группе больше нет ни одного человека, кого бы я решился даже просто спросить, как вас.
  
  С этим тезисом Леонард полностью согласился, уже давно присматриваясь к коллегам. Генерал абсолютно прав, остальные не поймут даже постановку вопроса.
  
  - А вне группы? - задал резонный вопрос доктор.
  
  - Есть такие, - туманно ответил Гровс. - Но их мало.
  
  А сейчас еще меньше, добавил он про себя. С тех пор, как Ника Фаррела отозвали из Москвы, единственным надежным контактом остался адмирал Дорман. Но он, фактически, теперь сидит на вражеской территории, поэтому говорить про него Леонарду не стоит. И так уважаемый доктор нервничает, поняв то неприятное положение, в котором он оказался.
  
  Вот только глаза у него бегают, но не потому, что он что-то скрывает. Ему просто стыдно признаться в собственном малодушии.
  
  - Хочу сказать спасибо, - вдруг выдал Леонард, мысленно приняв какое-то решение. - За доверие, и за то, что спросили моего совета.
  
  Гровс кивнул, чувствуя сильные эмоции и почти ощутимый страх за свое будущее, исходящий от собеседника.
  
  - Про наш разговор никто не узнает, - твердо пообещал доктор. - Но я не стану открыто выступать против... Ну, вы понимаете.
  
  Гровс снова кивнул, мысленно делая скидку совершенно невоенному человеку. В самом деле, на что он рассчитывал? Что талантливый ученый с неплохим будущим рванет в бой с ветряными мельницами? Наивно.
  
  - Мы сейчас работаем над новым носителем, - напомнил доктор. - И насколько я понимаю, снимать меня с этой работы пока никто не собирается. Поэтому... извините меня. Если мне придет какая-нибудь мысль, я вам сообщу, неофициально. Мне самому хочется раскрыть эту тайну, и я надеюсь дожить до того дня, когда увижу истинные уравнения... Ну, вы понимаете...
  
  - Нет проблем, - тепло заверил его Гровс, смиряясь с собственным поражением. - Спасибо за понимание, но я и не собирался вас вербовать в тайное общество борьбы за истину, мне просто захотелось поговорить с редким человеком, который видит дальше собственного носа.
  
  Леонард явно повеселел, пожал руку генералу и с облегчением удалился. А сам Гровс остался в той самой защищенной каморке, чтобы подумать. С таким персоналом, конечно, рассчитывать не на что. Остается Дорман, который после отзыва Ника просто перестал отвечать на запросы нового посла, внезапно сменив место жительства вместе с сестрой, да так ловко, что найти его до сих пор не могут. Есть запасной канал, передать весточку не проблема, но вдруг адмирал уже давно под колпаком у русских, иначе как бы он смог так ловко прятаться? Везде тупик, и никакого выхода.
  
  Везде какие-то 'эпициклы', фальшивый эрзац прежней простой и понятной работы. Один против системы? Бред, генерал вовсе не желает идти против системы, он хочет лишь вернуть ее на правильный путь. Дорману он все же напишет, чтобы убедиться, что канал работает, а сам адмирал не завербован по жесткой, неприемлемой схеме. Если Джин более-менее свободен в своих действиях и сохранил лояльность, можно будет попробовать разузнать через него о возможной реакции русских на усиление конфронтации. Если дело идет к войне... Нет, ничего еще не решено!
  
  Гровс снова задумался, пытаясь представить себе реакцию инопланетян в том случае, если земляне снова перегрызутся между собой после нескольких лет мира. Останутся ли пришельцы в стороне? Мукерджи уверен, что останутся, и Вашингтон свято в это верит, потому что альтернатива слишком ужасна. Кто захочет поверить, что задуманная авантюра заранее обречена на провал?
  
  А если его, генерала Гровса, объявят предателем или вредителем? Ведь может быть и это! Впрочем, в истории такое бывало не раз, когда истинные патриоты оказывались не нужны собственной стране.
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Технокластер Тримар
  
  Апрель 2061 года
  
  
  
  Основав кластер Тримар, новоиспеченный глава клана вовсе не мечтал о самоизоляции. Он хотел безопасности для своих людей, хотел спасти их от Резни. Но место он выбрал негостеприимное, и до завершения Трансформации попросту опасное для жизни. А потом вдруг наступил мир, и Тримар снова был вынужден меняться.
  
  Они не сошли с пути Сарги, оставшись верными себе и своим убеждениям. Тогда еще люди помнили, что Сарги это не только и не столько отказ от имплантов. У них бывают импланты, потому что это удобно! Но разумеется, они не такие, как у Рьялхи, и в этом вся загвоздка!
  
  Ради борьбы сторонников и противников этих поганых Нитей погибло столько людей, что лучше бы их никогда и не было. А не было бы их, не появились бы и Копатели. А не появись копатели... Впрочем, зачем гадать? Мир все равно наступил, а тримарцы остались верны себе. Жили отдельно, почти не имели контактов с Советом и совсем не вели никаких дел с кланами Рьялхи.
  
  Но другие Сарги, такие как Дорсо, видели в их самоизоляции слабость. Что толку от целого кластера, если они не принимают участия в борьбе с ересью Рьялхи? Их пытались уговорить, заинтересовать, но тщетно. К Дорсо присоединились Ферна и некоторые другие кланы, для которых такие 'родичи' казались мертвым грузом. Не добившись успеха в интригах, они перешли к угрозам и спецоперациям, пытаясь пошатнуть власть Дэлуса и его сыновей.
  
  И молодой клан Наара с удовольствием принял участие в травле! Шоршех, получивший от Дорсо карт-бланш, решил не стесняться в средствах, чтобы увеличить популяцию собственного клана и собрать трофеи. Для этого он несколько раз нападал на периферийные поселения за пределами главной планеты кластера Тримар. Исследователи, разведчики и просто экипажи неохраняемых кораблей пропадали, и многих из этих людей больше никто никогда не видел, но некоторые по разным причинам выбрали жизнь в новом клане.
  
  Майра, дочь Эммора и Кьеры Тримар, едва закончила обучение на пилота и пропала вместе с кораблем и пассажирами в своем первом рейсе. И ей тоже было сделано предложение, несовместимое с честью клана. Она могла выбрать смерть свою и всей семьи, потому что среди заложников были ее родители. Но она решила иначе и поклялась, что перейдет под руку Наара, если остальные вернутся домой. Шоршех тоже поклялся, что отпустит их, и сдержал слово. Но Дорсо решили иначе, вот только Майра узнала об этом слишком поздно...
  
  
  
  В принципе, можно было бы 'разбудить' импланты и ударить первыми. Вдвоем с Линой против троих с маломощными пушками и без брони... Но только при условии, что в противниках идиоты, чтобы так подставляться. А глава клана и его сыновья при любом раскладе идиотами быть не обязаны, даже провоцируя силовую реакцию опасных незнакомцев с боевыми имплантами. Скорее всего, они прикрыты мощными стационарными щитами, о которые любая атака попросту разобьется. Лина, конечно, слегка напряглась, но не более того. Альбина и вовсе не шелохнулась, уж она эти милые игры в исполнении Сарги понимает не хуже некоторых. Окончательно в том, что опасности нет, Иван убедился, поймав озорной взгляд Майры, которая явно ждала от земляков чего-то в этом духе.
  
  - Шутку понял, - не позволяя себе ни тени улыбки, заявил Иван главе клана. - Смешно!
  
  Или их сейчас начнут 'вязать', или уважаемые хозяева прекратят ломать комедию и перейдут к делу. Точнее, хотя бы к разговорам. Судя по наступившей тишине, драки все-таки не будет.
  
  - А нам не смешно, - раздраженно ответил Дэлус, делая размашистый шаг навстречу. - Как и все, что связано с кланом Наара. То есть бывшим кланом Наара. И почему я должен терпеть присутствие Рьялхи, впервые за полтора столетия?
  
  - Меня не нужно терпеть, - спокойно отозвалась Лина, которой была предназначена последняя тирада старейшины. - Можно просто игнорировать.
  
  - Поговорим позже, - угрожающе сказал Дэлус и снова повернулся к Ивану и Альбине. - А с вами что? Почему я не слышал ни о каком клане Росс еще полгода назад? И вдруг появляется странный корабль, неизвестно откуда! И вас только двое! Как такое может быть?
  
  Старейшина то ли в самом деле взбешен, то ли просто играет на нервах. И как понять, что он задумал? Приходится быть вежливым и настойчивым.
  
  - Бывает всякое, - спокойно ответил Иван. - Например, секретность. Вот вас трое, например. Остальным о нашей встрече лучше не знать. Но вы знаете, почему мы здесь. Кланы Эл и Росс подверглись нападению. Наара убили многих наших. Мы вернули долг, передали вам записи того, как погибли Шоршех и Даргос. И еще, мы вернули вам одного из ваших.
  
  Дэлус должен, просто обязан знать из результатов генного сканирования во время карантина, что Майра урожденная Тримар. Одна из тех, кого давно уже заочно оплакали и похоронили. Именно поэтому он до сих пор ни слова не сказал о ней. Но теперь и до нее очередь дошла.
  
  - Подойди ко мне, девушка, - тихо приказал он, и Майра, не пряча глаза, сделала пару шагов вперед. Остановилась в полуметре от главы клана, который деликатно взял ее за плечи и развернул лицом к попутчикам.
  
  - Теперь скажи мне, - беспощадным тоном велел он. - Кто они тебе? Это они захватили тебя? Это они увезли тебя из дома? Ты их трофей? Тебя унижали? От тебя что-то требовали? Если это так, скажи свое слово, и никто их больше никогда не увидит.
  
  Это получилось неожиданно, такого никто не ждал. И что ей теперь стоит 'передумать' и наговорить глупостей? Наверно, чувство самосохранения, ведь ее слова можно проверить, и какую цену с нее спросят за вранье? Впрочем, Майра не стала тянуть резину.
  
  - Дело не в них, - ответила она, отступив на шаг и вновь встретившись взглядом со старейшиной. - Они обещали доставить меня на Тримар и слово сдержали. Дело во мне. Клан Наара не уничтожен полностью. Я последняя из них.
  
  У отца и обоих сыновей руки невольно потянулись к оружию, но все трое справились с первым позывом. Только Ронш и Грай шагнули вперед, словно готовясь вступить в бой.
  
  - Рассказывай, - коротко приказал Дэлус, и Майра начала говорить.
  
  Она рассказала о нападении и о том, как пыталась избежать захвата, что ей почти удалось, несмотря на неравные силы. Абордаж был быстрым и бескровным, но потом началось самое неприятное. Шоршех потребовал привести пилота, доставившего столько проблем, и очень удивился, увидев совсем юную пленницу, на которую половина силовой группы успела положить глаз. Она знала, что уже мертва, но вышло иначе, и она приняла новое клановое имя, думая, что тем самым спасает свою семью.
  
  А потом была резня, устроенная Дорсо и правым, и виноватым, когда им показалось, что Шоршех и его клан выходят из-под контроля. Рассказала про бегство, отчаянную борьбу и про то, как клан Наара потерял корабль, а она сама попала в плен. Рассказала про последний бой и про то, что ей позволили выжить и сохранить имя клана. И вот, ее привезли домой.
  
  Четко выверенный, много раз отрепетированный рассказ лишь с небольшими умолчаниями, затрагивающими чужие тайны. Никаких подробностей о клане Эл, наблюдателях и том, что Земля это не просто какой-то захолустный кластер. Этого Майра, к счастью, так и не узнала...
  
  Но Дэлус и его сыновья, тем не менее, сильно впечатлились. Наверняка ведь уже подняли материалы по исчезнувшему кораблю, сопоставили факты и сделали выводы, что она именно та, за кого себя выдает. Единственное, чего нельзя исключить в данной ситуации, это двойная игра, но с этим пунктом быстро разобраться не получится.
  
  - Ты ж знаешь, - кладя ей руку на плечо, глухо напомнил Дэлус. - Как много нам задолжали эти Наара. И теперь все это висит на тебе? И долг перед этими, как их... Росс и Эл тоже на тебе? И кстати, сними с себя браслет и брось вон туда, прямо на пол.
  
  Майра не стала спорить, сняла браслет и швырнула его к дальней стене. Ударил яркий свет, полетели искры, и металлическая полоса исчезла, испарившись в энергетической вспышке.
  
  - Пять лет, - напомнил Дэлус, обходя Майру по кругу, словно хищник. - За это время очень многое изменилось, и в первую очередь, для тебя. Ты призналась, что приняла присягу Наара и жила с ними все это время. Помогала им, сражалась за них. И теперь ты возвращаешься к нам и думаешь, что мы тебя вот так запросто примем обратно?
  
  Видно, что к этому моменту самой Майре надоело выслушивать чужие мнения, придерживая свое собственное.
  
  - Нет! - громко сказала она. - Я уже давно все решила. Я люблю Тримар, но я уже давно живу как Наара и не откажусь от имени! Хочу начать все сначала и спасти свой клан, не повторив ошибок основателя. Если вы, господин Дэлус, мне это позволите.
  
  - Я могу тебя убить, - тихо ответил предводитель, глядя в ее горящие золотом глаза. - Сам, прямо сейчас. За все грехи Наара, да и Дорсо заодно. Ты же знаешь, что они действовали сообща? Знаешь, скольких наших они убили?
  
  - Восемьсот двадцать девять человек, - мощным басом подал голос Ронш, старший наследник. - Мы помним всех по именам.
  
  - Мое имя там тоже должно быть, - упрямо парировала Майра, уперев руки в бока. - Так что это не аргумент. Наара погибли вообще все, поголовно. Несколько тысяч вырезали Дорсо, девяносто два человека оставалось на корабле Шоршеха. И они тоже все погибли. Я последняя.
  
  - И есть хоть одна причина не довести дело до конца? - мертвенно спокойным голосом спросил Дэлус.
  
  - Нет, - пожала плечами Майра. - Но убивать меня у вас тоже нет причин.
  
  - А если есть? - жестко спросил Дэлус, и щелкнул пальцами.
  
  Майра не успела ничего сказать, как попала в силовой захват, приподнявший ее на полметра над полом. Вокруг ее тела ярко вспыхнула зеленая сетка, стянувшая девушку по рукам и ногам, не давая пошевелиться. Ее голова запрокинулась назад, а глаза закрылись, словно в трансе.
  
  Иван переглянулся со спутницами, беззвучно призывая их к спокойствию. Само собой, тримарцы не могут просто так принять Майру, им нужно убедиться в ее лояльности любыми способами. А здесь, похоже, все оборудование под рукой, и никаких имплантов не нужно.
  
  - Память ей не стирали, - заключил Грай, глядя на какой-то видимый только ему интерфейс. - Нет характерных очагов. За последний год два карантина прошла. Имплантов нет и следов тоже нет. Вообще, не вижу, чтобы на нее воздействовали. Минимальные изменения в сравнении с эталоном, кроме физической формы.
  
  - А что с формой? - спросил Дэлус.
  
  - Хорошая мускулатура, - с удовольствием объяснил Грай. - Кости и суставы лучше развиты, в основном за последний год. Следы регулярных и очень качественных тренировок.
  
  - Ваша работа? - спросил Дэлус, повернувшись к путешественникам.
  
  - Наша, - ответил Иван. - Начали из-под палки, потом ей самой понравилось. Сейчас сама занимается.
  
  - Какая забота о трофее! - хмыкнул Дэлус. - Я о таком только легенды слышал. Ладно, что там еще по сканеру?
  
  - Да нормально все, - фыркнул в ответ младший сын. - Физически полный порядок. Спрашивай, отец.
  
  Конфигурация сетки слегка изменилась, и Майра теперь парит в воздухе почти горизонтально. И в таком положении мало кто избежит соблазна внимательно рассмотреть ее фигурку подробнее...
  
  - Кто ты? - громко позвал Дэлус, и девушка слегка вздрогнула, но глаз не открыла.
  
  - Майра, клан Наара, - громким шепотом ответила она.
  
  Иван понял, что это последняя проверка, местный детектор лжи. Он даже примерно понимает, как это работает, ведь у него подобный 'демон' тоже имеется. Он даже Альбину когда-то проверял... Впрочем, Майру тоже, ведь ему очень не хотелось привезти на Тримар 'кота в мешке' и испортить все дело.
  
  Дэлус допрашивал Майру так долго и так тщательно, что Иван заподозрил у предводителя обширный опыт в подобных допросах. Если бы она что-то скрывала, это стало бы явным, но все ответы оказались верными. Больше всего старейшину интересовало, не принимала ли Майра участие в набегах на Тримар после перехода в другой клан. Допрос показал, что она про них даже не знала. Дэлус спрашивал про клан Росс, не стесняясь Ивана и Альбины, и про клан Эл, не стесняясь Лины, но ничего нового не узнал. Майра выложила все, что знала сама, ничего не скрывая и не искажая. Она даже рассказала о том, как жила в подвале, будучи трофеем, и как Иван с Линой обманом 'развели' ее на откровения.
  
  - Хитрецы какие, - жестко усмехнулся Дэлус. - И руки марать не побоялись? Ты, Рьялхи, хоть знаешь, что за тобой долг крови?
  
  - А вы ее спросите, - пожала плечами Лина, не моргнув глазом, и Дэлус снова начал задавать Майре вопросы. Впрочем, услышав про ритуал крови, он не выдержал и долго поминал Копателей и всех, кто на них похож. Потом махнул рукой, и зеленая сетка исчезла, предварительно аккуратно поставив Майру на ноги. На мгновение она пошатнулась, но быстро пришла в себя, стараясь не показать волнения.
  
  А предводитель не стал спешить с выводами, и пауза в ожидании 'грозы' получилась нервная и затяжная. Дэлус, заложив руки за спину, несколько раз прошелся взад-вперед, недобро поглядывая на Майру, а потом вдруг резко остановился прямо напротив нее.
  
  - С ума ты сошла, рыжая! - беззлобно выдал он, и все присутствующие ощутимо расслабились. - Ты же одна! На что ты рассчитываешь? Кто за тобой пойдет? Шоршех Наара имел поддержку Дорсо. Более того, он сам выходец из Дорсо и весь его 'новый' клан был проектом Дорсо! Они даже корабль ему дали! И когда он не оправдал доверие, что сделали с ним и его людьми? Правильно, вырезали! И теперь они займутся тобой!
  
  Майра ничего не ответила, ожидая продолжения тирады, и не прогадала. Или просто не хотела перебивать старейшину?
  
  - И скажи, зачем это мне? - продолжил Дэлус, теперь уже жестче. - Что, у Сарги мало кланов? Конкуренция и без того такая, что хоронить не успеваем. Мы тут, в Тримаре, неплохо устроились, и нас почти не трогают. Но тебе придется искать другое место для собственного поселения. И самое главное, защищать его! Какими силами, а?
  
  - Я не собираюсь сразу всем об этом рассказывать! - парировала Майра, поймавшая зацепку в разговоре. - Тем более, это случится не сегодня.
  
  - Мы ей поможем, если что, - добавил Иван.
  
  - Судя по вашему кораблю, юноша, - резонно возразил Дэлус. - Вы и себе не поможете, если встретитесь с Дорсо в бою.
  
  - При всем уважении, господин Дэлус, - не обиделся Иван, переходя в контрнаступление. - Вы сами когда-то явились сюда... на списанной реактивной барже! В компании двух жен и шести инженеров. Только с легким оружием. И за вами в то время гонялись Копатели! А не какие-то сраные Дорсо.
  
  Историю клана Тримар, а особенно его основателя, Иван проштудировал неоднократно и с огромным интересом. Собственно, это чтиво очень много рассказало о том, с какой стороны нужно подходить к старейшине и о чем с ним говорить. А главное, в каких выражениях!
  
  - Хороший аргумент, - от души похвалил Грай, младший наследник, но его отец агрессивно щелкнул пальцами, требуя тишины.
  
  - Хорошо, что вы такой начитанный, - едко ответил Ивану Дэлус. - Но у этой девушки нет ни баржи, ни жен, ни инженеров.
  
  Похоже, старейшина немного успокоился и переключился с угроз на банальный скепсис. Ну что же, недоверие можно попытаться развеять. Иван шагнул к Майре и сам осторожно обнял ее за плечи, стараясь придать ей уверенности.
  
  - У этой девушки есть очень многое, - начал он. - Реактивная баржа точно есть, пусть не личная. Есть инженер, пусть и один. В моем лице. С женами проблема, это да. Но самое главное, воля и характер. Она выжила и смогла нас удивить. И я уверен, удивит и вас.
  
  Похоже, Майра и сама не ожидала такой характеристики. Даже чуть дернулась, будто собираясь возразить, но вовремя осеклась, снова расслабив плечи. Сейчас Дэлус не собирается обсуждать ее достоинства и недостатки.
  
  - А зачем это вам? - снова сменил тактику старейшина, обращаясь к Ивану. - Я вижу, что вы хотите ей помочь, но для чего? Чтобы иметь влияние среди Сарги? Ведь за этим стоит что-то еще?
  
  - Всегда есть что-то еще, - не стал спорить Иван. - Но в данном случае клан Росс... Просто ищет хороших отношений. И с Рьялхи, и с Сарги. Живем мы далеко, интересы не пересекаются. А Майра... Она попала к нам, как трофей. А потом просто стала одной из нас. Наш долг о ней позаботиться. По-родственному.
  
  Иван в этот раз почти физически почувствовал ее удивление, но только слегка сжал ее плечи, призывая к спокойствию. Видно, что старейшина тоже все это увидел и сделал себе 'зарубку' на память. Осталось выяснить еще один вопрос.
  
  - А ты, Рьялхи? - резко спросил Дэлус, повернувшись к Лине. - Чего ждать от тебя?
  
  - Ничего не ждать, - ничуть не смутившись, отпарировала Лина. - Игнорировать.
  
  - Не выйдет! - агрессивно надавил Дэлус. - Что будет делать твой клан?
  
  - Я частное лицо, - напомнила Лина, принимая неприступный вид. - От имени клана говорить не могу. Но лично мне рыжая не мешает. И весь ваш Тримар тоже.
  
  - Вы все сумасшедшие! - недоверчиво процедил Дэлус, рассуждая вслух. - Даже Рьялхи! Где логика? Все себя ведут, словно Копателями укушенные! Как можно просчитывать последствия, имея дело с психами?
  
  - Если не выходит просчитывать, - предложил Иван. - Можно попробовать прочувствовать.
  
  Старейшина довольно злобно хмыкнул и снова в упор взглянул на Майру.
  
  - Доверяешь этим психам? - просто спросил он.
  
  - Слово они держат, - мгновенно и четко ответила Майра, очень вовремя используя заготовленный заранее козырь. - И кстати, о психах. У них нет гормонального контроля. У всех.
  
  Отец и сыновья на несколько секунд замолчали и удивленно переглянулись.
  
  - У меня отключен, - очень вовремя подыграла Лина.
  
  - У меня тоже, - добавил Иван.
  
  Собственно, наличие имплантов как таковых и гормональный контроль и есть два краеугольных камня, лежащих в идеологическом расколе Рьялхи и Сарги. И удалив один из них, можно неслабо сблизить позиции.
  
  - Теперь понятно, почему вы такие психи, - поморщился Дэлус, но теперь видно, что он смягчился. - И как вы предлагаете мне 'прочувствовать' перспективу?
  
  - Хотя бы не мешать, - немного нагло заявила Майра.
  
  - Хамишь, девушка, - усмехнулся Дэлус. - Ты все равно обречена быть одной из нас, пока не наберешь силу. Я не собираюсь тебе мешать, но меня другое беспокоит. Как насчет сохранения тайны? Вас много, и верить на слово...
  
  - Возьмите с них договор о непричинении вреда, - раздраженно предложила Майра. - Если не верите слову.
  
  - Договор! - почти рассмеялся Дэлус. - Да кто мне его подпишет? Рьялхи, что ли?
  
  - Я подпишу, - снова подала голос Лина. - Мы психи или нет?
  
  - В самом деле, - недоверчиво проворчал старейшина, снова переглянувшись с сыновьями.
  
  - Они все подпишут, - подвела черту Майра. - И я тоже подпишу. Клятву о том, что Наара никогда не причинят вреда клану Тримар. Вам этого достаточно?
  
  Дэлус снова прошелся туда-сюда, остановился и пристально посмотрел в глаза старшему сыну.
  
  - Нормально, - басовито сказал Ронш. - Сыграем против Дорсо.
  
  Почти все присутствующие ничего не имели бы против такого плана.
  
  - Это я с удовольствием, - оскалилась Майра. - Даже не сомневайтесь.
  
  - Смелая девушка, - очень тихо произнес Грай.
  
  - Пока поживешь у нас, - заявил старейшина, снова повернувшись к Майре. - Основывать поселение тебе пока рано. Можно, конечно, найти местечко и на Тримаре обосноваться, временно...
  
  - И как только прозвучит имя Наара, - мрачно встрял Иван, - Кто-нибудь сразу скинет на них бомбу с 'вихрем'.
  
  Снова странные перегляды отца с сыновьями и направленный на землянина тяжелый взгляд старейшины.
  
  - Сразу виден хороший инженер, - мрачно заметил Дэлус. - Большинство наших даже в теории не знают, как это сделать. Вы корабль Наара именно так уничтожили?
  
  Иван решил, что запираться не стоит, и просто кивнул.
  
  - На войне, как и в любви, все средства хороши, - банальной цитатой ответил он, но Сарги его, кажется, поняли правильно. В самом деле, уничтожили, и ладно! Защищались ведь!
  
  - Война, говоришь? - мрачно проворчал Дэлус. - Вы хоть знаете, что сейчас происходит? Корабли исчезают, целые кластеры на связь не выходят! Я бы на вашем месте сидел на Рьяле и не высовывался! Этот драный Совет не лучше Копателей, но хотя бы планету защитить они сумеют.
  
  - И вы не знаете, кто за этим стоит? - тихо спросил Иван.
  
  - Если даже узнаю, легче не станет, - фыркнул в ответ предводитель. - У нас планета имеет кое-какие резервы, но если это серьезная сила... Может, несколько кланов объединились и решили накостылять Совету...
  
  - Нам в любом случае скоро лететь домой, - сообщил Иван. - Поэтому Майра останется с вами, а мы на Рьяле не задержимся. Надеюсь, мы еще увидимся в менее нервной обстановке.
  
  Отец и сыновья как-то по-новому переглянулись, после чего предводитель снова взял паузу. С одной стороны, вопросов к пришельцам у него еще много, на несколько таких допросов хватит. Например, никому не известный клан Росс его интересует очень сильно, но давить на остальных гостей нельзя. Ведь Дэлус дал им личную гарантию безопасности! В любом случае, гости улетят, а Майра останется, и это еще одна проблема. Нужно как-то ее легализовать, и желательно под другим именем, чтобы не было лишних вопросов. Впрочем, это уже рабочий момент.
  
  - Ну а что, давайте попробуем! - неожиданно сказал Дэлус, неуловимо напоминая в этот момент папашу Мюллера.- Только сначала договор. И полная секретность.
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  Апрель 2061 года
  
  - Честно скажу, - признался академик Мельников, разливая свежезаваренный чай по кружкам. - Я не полностью понимаю, что задумали там, 'наверху'. А когда нас попросили не беспокоиться, то я и вовсе сон потерял.
  
  'Букет Грузии' давно уже стал визитной карточкой всей команды, и теперь этот потрясающий аромат осваивает новые закоулки. Даже те, кто чаю предпочитают кофе, никогда не отказываются от заваренного академиком напитка, чтобы соблюсти традицию. Новое, еще более комфортное и просторное помещение научной базы уже обжито и стало почти привычным. И это хорошо, потому что у некоторых теперь семьи, и даже дети на подходе. Космические портреты из другого мира, слегка подретушированные в целях конспирации, тоже переехали в новое помещение в качестве 'вечных ценностей'
  
  - Но ведь нам не запретили думать своей головой? - с усмешкой напомнил Михаил Самойлов, первый заместитель Мельникова. - 'Регина' стоит на приколе с подключенной аппаратурой геосинхронизации, и что это значит? Правильно, 'контора' и без нашей помощи прослушивает всех интересных персонажей, как мы делали когда-то...
  
  Не все сотрудники научной группы знают о портале в другой мир, поэтому формулировки максимально сглажены.
  
  - Тоннели обычные, не транспортные, поэтому обнаружить их нельзя, - добавил Вадим Руднев. - Поэтому все под контролем, так?
  
  - Но остановить военные приготовления никто не пытается, - проворчал Стас, единственный человек в группе, знающий войну изнутри. - Поэтому у меня нехорошее чувство, что мы наших партнеров очень упорно провоцируем.
  
  - Логично, - кивнул Мельников, по-барски густо намазывая на булочку абрикосовый джем. - А 'партнеры' проглотили наживку так глубоко, что теперь не отпустят, даже если зубы сломаются. Этот доктор Мукерджи для нас настоящая находка! Мы ему такие сны организовали, что он поверил в свою гениальность, и на Потомаке ему поверили. Бедняга Гровс и его люди теперь ничего не сделают, чтобы повернуть назад.
  
  Генерал Гровс даже у своих заокеанских коллег на хорошем счету, потому что прекрасный организатор и настоящий патриот. И именно поэтому он всячески сопротивлялся милитаризации но, в конце концов, проиграл. Склевали его 'ястребы' и не подавились.
  
  - Их даже немного жаль, - нахмурился Вадим. - Группа фактически перестала работать, все заняты 'гражданскими' делами. А военные приготовления идут своим чередом.
  
  - А 'южане' отобьются? - вслух подумал Стас. - Мне кажется, шансов у них немного, если янки навалятся всеми силами, не стесняясь в средствах. Особенно в воздухе будет тяжело, додавят.
  
  - Если мы не поможем, - закончил мысль Михаил.
  
  Все замолчали, переваривая такой вариант. Если все усилия нацелены на то, чтобы спровоцировать американцев, то каким может стать ответный удар? Защитная сеть пока не готова, поэтому если придется помогать 'южанам', то делать это следует только тайно! Чтобы никто не смог ничего доказать...
  
  - Похоже, что про Марс скоро все забудут, - проворчал Мельников. - Ну и ладно, нам больше достанется! Только Иван почему-то задерживается. Я надеюсь, он там налаживает отношения, а не отбивается от каких-нибудь обвинений.
  
  - Главное, чтоб не давал показания, - мрачно крякнул Стас, искренне переживающий и за Ивана, и за Альбину.
  
  - Не сгущай краски! - недовольно заступился за 'научного руководителя' Михаил, уверенный в способности шефа выкрутиться из любого затруднения.
  
  - Да вернется он! - уверенно высказался Вадим. - Куда денется? Привезет нам мешок с подарками, вот увидите! Хоть Сергей Петрович очень недоволен задержками по проектированию...
  
  - Товарищ Кораблев лучше нас понимает причину задержки, - усмехнулся академик. - Мы все ждем подарков от Ивана, и кто знает, какие знания и технологии он привезет 'оттуда'?
  
  - Как будто мало того, что есть, - в шутку пожаловался Стас. - Мы только успели на новый техпроцесс перейти, но чувствую, что это не в последний раз.
  
  - Это все ваши прикладные задачи, - почти равнодушно отмахнулся Мельников. - Но даже в теории у нас еще полно пробелов. Например, как считать коррекцию во время прыжка? У нас до сих пор нет зацепок. А как летают 'их' корабли и зонды без реактивной тяги? А как 'они' читают координаты прыжка по вспышке?
  
  - Бедный доктор Мукерджи, - усмехнулся Вадим. - Он так уверен, что сможет открывать тоннели, лишь немного уменьшив утечки из контуров...
  
  Новый мнемопроектор взамен потерянных в старом бункере поначалу казался ненужным, ведь эксперимент по влиянию на прошлое давно закончился. Но президент Орлов, пробив установку аппарата, очень кратко проворчал 'пригодится', словно горячий парень из известного анекдота. И в самом деле, применение прибору нашлось! Товарищи ученые начали ездить по мозгам не историческим личностям, а собственным современникам.
  
  - Мы теперь справимся, даже если Иван не сможет узнать ничего нового, - задумчиво закончил мысль Мельников. - Пусть он просто вернется, даже с пустыми руками, хоть я в это не слишком верю. И уж точно он не будет в одиночестве.
  
  Все присутствующие успели познакомиться с экипажем 'Мурены' во время подготовки к полету, но по-настоящему общались только с Альбиной. Именно ей пришлось брать на себя часть организационных работ, чтобы хоть немного разгрузить разрывавшегося на части Ивана. Корабль готовился к полету общими усилиями в условиях чудовищного аврала, где странным образом переплелись бывшие наблюдатели, научная группа Мельникова, Стас с его головорезами, иркутские авиастроители и две молодые барышни, прилетевшие из невероятного далека. Впрочем, об истинной природе Лины и Майры до сих пор знают очень немногие.
  
  - Жаль, что обе золотоглазки там останутся, - вздохнул впечатлительный Вадим, вызвав дружный смех коллег.
  
  - Хорошо, что у тебя ума хватило их вслух так не обзывать, - выдал сомнительную похвалу Стас. - Я бы побоялся. Опасные и упрямые барышни, с первого взгляда видно. Я вообще не понимаю, как их Иван с Альбиной умудрялись контролировать?
  
  - Вот увезли бы тебя в такую глушь, - резонно напомнил Михаил. - Ты бы сам порвался, чтобы аппарат поскорее наладить и домой улететь. Особенно эта Сарги, которой мы все до лампочки. Домой хотела, поэтому слушалась и помогала. А вот Лина вполне нормальная девчонка, с ней можно и поговорить, и выпить...
  
  - Тебя оправдывает только то, что ты на тот момент жениться не успел, - поддел друга Вадим. - Но ты прав, она нам очень помогла при монтаже, иначе мы бы на месяц дольше провозились. Короче, я уверен, что они там не пропадут. Если Иван задерживается, значит, так надо. Подождем еще немного.
  
  - Да подождем, - отмахнулся Стас. - Только представляете, вернутся Иван с Альбиной, а у нас тут мировая война в разгаре!
  
  - Чувствуешь себя поджигателем мирового пожара? - ехидно поинтересовался Мельников. - Вот и зря! Настоящие поджигатели там, за Большой Лужей. Пусть воюют, если хотят, а мы сделаем так, чтобы они как можно глубже увязли. Да, 'южане' тоже пострадают, но они тридцать лет мечтали отомстить и сами готовились к продолжению.
  
  - А у них ведь атомное оружие, - напомнил Стас. - Причем давно. На что янкесы надеются?
  
  - Как обычно, на первый удар, - напомнил Михаил. - Средства доставки у 'южан' так себе, массированного удара не получится, а что долетит, янки перехватят. И тогда ответным ударом их просто сотрут. Поэтому если 'южане' не дураки, биться будут обычным оружием.
  
  - А мы им поможем 'необычным'? - скептически фыркнул Стас. - Ладно, я все понимаю, не смотрите на меня так. Главное, чтобы наши люди не пострадали, тут я с товарищем Орловым целиком и полностью согласен. Как почитаю новости из-за речки, так честное слово, хоть опять все бросай и беги в горы, бородачей отстреливать. Хотя, братцы, погодите-ка...
  
  Стас отобрал у академика банку с джемом и начал вдохновенно ваять из двух булочек нечто, напоминающее одновременно 'слойку' Сахарова и 'цилиндр' Улама-Теллера.
  
  - Как вы думаете, - наконец, спросил он. - Когда не станет нужды скрывать наши возможности... Нельзя будет причесать эти долбаные горы нашими 'вихрями'? И не килотонного класса, а поболее?
  
  - И все-таки ты поджигатель, - рассмеялся Мельников. - Но мыслишь правильно. Единственное, чего не учел, это точку зрения. У тебя личные счеты и к горам, и к бородачам, и это понятно. Теперь можно будет бить точечно и именно по опасным элементам, ничем не рискуя. А на Дальнем востоке что творится, забыл? То же самое! На Кавказе та же история! И теперь у нас есть возможность навести порядок везде!
  
  - Визгу будет! - довольно представил Стас, с аппетитом надкусывая получившуюся сдобную конструкцию.
  
  - Не без этого, - согласился академик. - Обвинят в геноциде свободолюбивых борцов за что-нибудь и нарушении общечеловеческих ценностей кого-нибудь. Уже сам хочу на это посмотреть.
  
  - А космос они теперь опять забросят? - невесело предположил Вадим. - Хотя, новый носитель уже делают, но это случится не очень скоро. Неужели они решили, что преодолели отставание?
  
  - Так мы же этого и хотели, - напомнил Михаил. - Все им выложили на тарелочке, даже обманку с заводом устроили. Можно было объясниться по-хорошему, но зачем? Если открыть карты сейчас, то они затаятся, и публичной порки не получится!
  
  - Придушить задумку с этой войной можно было в зародыше, - кивнул Мельников. - Хотя бы через Дормана передать сведения с намеком на наши истинные возможности. Адмирал, кстати, ловкий парень, ухватился бы за любой след.
  
  - Я так понимаю, уже поздно? - спросил Стас. - Теперь он частное лицо, ни на что не влияет.
  
  Пронзительно пискнул планшет Мельникова, и академик, не вставая с места, прикоснулся двумя пальцами к виску, активируя имплант. На пару секунд закрыл глаза, будто вчитываясь во что-то, а потом резко скомандовал:
  
  - Включайте новости, быстро!
  
  Вадим оказался быстрее всех, схватил рабочий планшет и активировал огромный настенный проектор. Невероятно четкая картинка повисла в воздухе, и первое, что бросилось всем в глаза, это огромный столб черного дыма над каким-то городом. Еще не успев прочитать надписи, каждый услышал взволнованный голос диктора.
  
  'По предварительным данным погибло более тридцати человек, в основном персонал Стэнфордского центра. Официальный представитель Госдепартамента заявил, что несколько подозреваемых задержаны непосредственно после совершения теракта. В том, что это теракт, никто в Белом доме, по их словам, не сомневается. Группа влиятельных сенаторов от обеих партий также выступила с заявлением о том, что по их данным взрыв совершила группа боливарианских террористов под руководством российских спецслужб. Следуя закону, сегодня в 18:00 по атлантическому времени президент Кейт ввел на всей территории США чрезвычайное положение.'
  
  - Вот и попили чаю, - тихо сказал кто-то.
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Рьяла, дальние окрестности системы
  
  Апрель 2061 года
  
  
  Когда кто-то говорит, что та или иная планетная система хорошо защищена, следует понимать условность этого заявления. Как можно оборонять целую звездную систему? Никак, если быть до конца честным. Планеты другое дело, но пространство между ними? Его слишком много.
  
  И здесь у подобных Тримару компактных систем есть преимущество. Меньше пространства, которое нужно контролировать. Быстрее можно обнаружить угрозу и быстрее на нее отреагировать, но это касается лишь внутренних планет. Внешние окраины любой системы невозможно контролировать целиком.
  
  Тримарцы, столкнувшись с агрессией других кланов, неплохо обезопасили себя от 'лобовых' ударов. Они прикрыли от дальнего сканирования окрестности колонии и, что немаловажно, установили постоянную защиту, которая не позволяет открывать транспортные тоннели слишком близко к планете. Продавить такую защиту с атакующего корабля сложно, ведь планетные генераторы помех при прочих равных всегда мощнее портативных прыжковых устройств.
  
  Но такая система не может исключить старого доброго шпионажа с помощью хорошо экранированных зондов. Иногда их находят 'при исполнении', но можно быть уверенным в том, что, по крайней мере, несколько чужих шпионов всегда болтается где-то поблизости. Что происходит на планете, эти автоматические разведчики не разглядят, но они прекрасно видят тех, кто прилетает и улетает.
  
  И куда потом будет отослано донесение, тоже никому не ведомо. Иногда такой разведчик даже нарочно демаскирует себя, чтобы отправить доклад, и быстро самоуничтожается. Одним зондом меньше? Не страшно, наверняка где-то болтаются другие. Они будут тихо прятаться, скрывая себя во всех диапазонах, чтобы и в следующий раз тихо сделать свою работу...
  
  
  
  - Милый, а ты не переборщил с паранойей?
  
  Вопрос, заданный Альбиной, снова заставил Ивана крепко задуматься. Хотя, что тут такого? Ну, смонтировали обратно казенники орудий. Четыре 57-миллиметровых пушки это не то, чем можно кого-то напугать. С властями кластера Тримар все согласовано, на Рьяле согласно сертификату типа тоже не должно быть проблем. Вот если кто-то просканирует корабль и обнаружит запрещенные снаряды с 'вихрями', тогда могут быть крупные неприятности. Но снаряды в лентах сейчас пустые, без начинки, но если очень захочется, их смертельное содержимое можно попросту 'напечатать'. На борту две 'фабрики', способные выдать полсотни 'кассет' в час, но уж лучше бы такое никогда не понадобилось. Не такие уж они смертельные, эти заряды, сделанные на основе энергокапсул зондов, захваченных еще на Земле. А мощность у них совсем небольшая, всего лишь чуть больше килотонны каждый. Ворон пугать, да рыбу глушить.
  
  - Мы на Внешних территориях, - отрезал Иван, запуская процедуру Прыжка. - Долетим, вместе посмеемся.
  
  Но смеяться не пришлось. Как и в прошлый раз, возвращаясь на Рьялу, Иван направил первый Прыжок во внешние области, подальше от системы. Хоть Тримар находится относительно недалеко, но метод коррекций Прыжка для землянина до сих пор непонятен, поэтому лучше подстраховаться и целиться с запасом. Собственно, это несовершенство и спасло всю экспедицию, когда всего в нескольких световых секундах от 'Мурены' выскочил преследователь. Будь на их месте любой другой корабль, все закончилось бы несколькими короткими выстрелами в упор. Но преследователь, вычисляя траекторию прыжка, предположил, что его жертва выйдет в ту же точку, произведя коррекцию. В результате, перехват не совсем удался.
  
  А что, разве Иван не знал, что по сигнатуре вспышки, возникающей во время Прыжка, можно вычислить точку выхода? Знал, конечно, хоть сам пока не умеет это делать. Но кто ожидал, что некто отследит прыжок 'Мурены' из кластера Тримар? Либо уважаемый Дэлус решил наплевать на договоренности и подчистить следы, либо у него в системе кто-то неплохо шпионит. Утешает лишь то, что Дэлус мог от них избавиться гораздо менее экзотическим способом.
  
  Сигнатура Прыжка это очень характерная штука, и очень легко обнаруживается в оптическом и ближнем ИК диапазоне. На Мурене есть система широкоугольных датчиков, для которых создатели корабля предусмотрительно оставили место, но городить ее пришлось уже иркутским авиастроителям. И хорошо, что живем мы в эру всеобщих цифровых стандартов, поэтому систему, созданную для самолетов, удалось относительно легко перенастроить. Эти малютки тоже сыграли одну из главных ролей в спасении корабля.
  
  Когда взвыла система предупреждения, обнаружив далекий отсвет вспышки, сработала бдительная автоматика, державшая 'под парами' резервную капсулу, и корабль снова сорвался в Прыжок. Если мы обнаружили чужую сигнатуру, то и противник в то же время должен увидеть нашу, быстро провести замеры и прыгнуть ближе, чтобы бить в упор. Поэтому оставаться на месте смерти подобно!
  
  - Приплыли, - заключил Иван, на автомате включая себе гормональный контроль. - За нами хвост. Это теперь надолго.
  
  Этот Прыжок автоматика ограничила десятью световыми годами в наименее опасном направлении, и когда преследователи снова прыгнули следом, в запасе осталось не больше двадцати секунд, чтобы прыгнуть еще раз. Но к счастью, на корабле двенадцать капсул, и такие кошки-мышки могут продолжаться долго.
  
  - Плохо то, что мы теперь прыгаем приблизительно, - объяснил девушкам Иван после следующего Прыжка. - Мы будем болтаться в радиусе полусотни световых лет, постепенно накапливая погрешность. Идти на сближение не можем, нас просто порвут. Прыгать подальше попросту опасно, у нас нет заготовленной сетки.
  
  - Сколько по времени задержка? - коротко спросила Лина, на лету схватившая суть тактики.
  
  - Примерно сорок пять секунд, - объяснил Иван. - Они не могут прыгнуть ровно в ту же точку, что и мы, иначе нас бы уже не было. И мы не можем оторваться дальше, без сетки вылетим из района, и никакой гарантии, что потом найдем ориентиры.
  
  Датчики снова взвыли, поймав чужую сигнатуру, но программа сделала паузу секунды в три, и только потом инициировала спасительный Прыжок.
  
  - Три секунды точно есть, - заключил Иван. - Хорошо. Может, успеем снимок сделать. Надо же знать, кто за нами увязался. Все пристегнуты? Будет неприятно.
  
  Альбина молча затянула ремни, понимая, что бессильна чем-либо помочь. Это не та драка, в которой от нее может быть толк.
  
  - У меня база по кораблям есть, - следуя примеру Барсовой, проворчала Лина. - Если будет картинка, разберемся.
  
  Время почти вышло, и Иван открыл створки большого телескопа, направляя его 'вверх' и намертво фиксируя монтировку. Поворачивать будет весь корабль, приводы для этого слишком медлительны. Вспышка!
  
  - Ждем, - вздохнул Иван. - Всем молчать, а то языки прикусим.
  
  Сорок секунд прошли в полной тишине, пока не пришла сигнатура вспышки, и корабль резко крутанулся, наводя телескоп на цель. Никаких ограничений на угловые скорости, совместная работа реактивной системы и 'безопорного' движителя. Хорошо, когда много капсул и корпус из титана...
  
  Благодаря имплантам Иван и Лина почти безболезненно перенесли хаотичное вращение и отрицательную перегрузку, но Альбина, сжав зубы и закрыв глаза, побледнела, борясь с дурнотой. Но едва прекратилось движение, она быстро сориентировалась, вытащила из кресла кислородный прибор, отработанным движением надела маску и сделала вдох. Тренировки не забываются! И никто не считает секунд, хотя прошло их уже почти семь.
  
  Вспышка! Кажется, ушли вовремя.
  
  - Бина, - тихо позвал Иван. - Если ты в норме... Мне нужны снаряды.
  
  - Я в порядке, - отозвалась она, все еще борясь со слабостью, но маску вернула на место. Рывком отстегнулась от кресла и умчалась с мостика, как живая торпеда.
  
  - Думаешь, снаряды помогут? - спокойно спросила Лина, не слишком веря в возможность чуда.
  
  - Как слону дробина, - согласился Иван, возвращая телескоп в исходное положение и закрывая створки. - Но я не собираюсь с ними сближаться. Для нас это чревато, коротка кольчужка-то. Давай лучше посмотрим, что на снимках вышло.
  
  - После прыжка, - настойчиво уточнила Лина.
  
  - После прыжка, - согласился Иван. Давно он не видел ее такой собранной. Почти никаких эмоций, лицо будто каменное, глаза сияют каким-то непривычным холодом. Понимает, что положение почти безвыходное, но если инженер за работой...
  
  - Что-то придумал?
  
  Вспышка! И новый отсчет секунд.
  
  - Пока не знаю, - признался Иван. - Если инфракрасный снимок хоть что-то даст, посмотрим. В оптике мы точно ничего не увидим, черное на черном.
  
  - Это не тримарцы, - заключила Лина, рассматривая мутный силуэт на снимке. - У них корабли четырехгранные. Не спутаешь ни с чем. А этот похож на...
  
  - Похож на тот, что мы взорвали на Земле, - заключил Иван, складывая получившуюся серию снимков, чтобы выдавить помехи. - Но только приблизительно. Сложно оценить размер.
  
  - Это может быть кто угодно, - нахмурилась Лина. - Даже Совет. Или Копатели.
  
  - Да нам сейчас без разницы, - вздохнул Иван. - Если не получится их отпугнуть, прыгнем далеко в сторону и будем надеяться, что хватит времени на съемку по навигации. Вечный шах.
  
  - Но почему они не могут прыгнуть за нами точно? - недоверчиво спросила Лина.
  
  Вспышка! Теперь это уже почти привычно.
  
  - Может, сами не понимают, что дело в коррекции, - предположил Иван. - Они пользуются навигацией корабля, вычисляют точку, прыгают следом и промахиваются. Вряд ли они догадываются, почему это происходит. Если бы на их месте был твой отец, он бы моментально сообразил, в чем дело. Ты сама говорила, что он управлял прыжками сам, через импланты. Значит, понимал, как это работает. А эти ребята, кем бы они ни были, просто стараются нас взять измором.
  
  - И все-таки, ты что-то придумал, - проворчала Лина, чьи мысли еще больше омрачились напоминанием об отце.
  
  - Опасная штука, - неохотно признался Иван. - Но на нашей стороне физика транспортных тоннелей. Я ни разу не встречал в вашей Сети упоминания о таких приемах. Возможно, это тоже запрещенное оружие, но выбора у нас почти нет. И от нас вряд ли такого ждут. Мы же сами из провинции, на примитивном корабле...
  
  - И ты готов мне рассказать? - усмехнулась Лина, вспоминая ту ночь, когда Иван придумал, как одурачить Майру, чтобы спасти Альбину.
  
  Вспышка! Судя по настырности преследователей, отступать они не намерены.
  
  - Рассказать пока не готов, - покачал головой Иван. - Думаю.
  
  Немного покривил душой, конечно. Все давно продумано, еще тогда, на Рьяле. И даже раньше, на Земле! И программы написаны, ждут своего часа, нужно лишь принять решение. Нападать или убегать? Если убежать, то никогда не узнаем, кто за этим стоит. Если напасть, то шансы что-то выяснить будут невелики, но они будут. А выбор может сделать только один человек. Командир.
  
  - Машинки работают, - доложила Альбина по внутренней связи. - Парочка уже есть, закручиваю в снаряды.
  
  - Отлично, - похвалил Иван. - Скажи, когда будет двадцать штук и выключай. Заряжай обе правых пушки, по десятке на ленту, и бегом сюда.
  
  - Принято.
  
  Никакой суеты в голосе, и это хорошо. Морально устойчивые спутницы у командира!
  
  - Мне кажется, это не боевой корабль, - вдруг сказала Лина, продолжая мысленно листать свои каталоги.
  
  - Любой корабль боевой, - возразил Иван. - Даже наш, как видишь. Вопрос в том, как им пользоваться. Это очень странно, но в действиях наших противников я чувствую налет дилетантизма.
  
  Вспышка! Еще один судорожный рывок через пространство, и снова сорок с лишним секунд тишины.
  
  - Это как с имплантами, - пояснила Лина свою мысль насчет корабля. - У меня когда-то был детский комплект, там такие ограничения... Наверно, из-за этого мне стало интересно, как все работает. Но я теперь знаю, что даже детская версия, если постараться, может убить. С боевым комплектом все намного проще. Так и здесь.
  
  - Они медленно считают Прыжок, - согласился Иван. - Скорее всего, из-за гражданского протокола со всеми ограничениями по безопасности. Потому и не успевают за нами.
  
  - Тогда это точно не Совет, - нахмурилась Лина. - И не Дорсо или Ферна, они в таком деле случайностей не допускают.
  
  - Это может быть ловушкой? - спросил Иван. - Они могут притворяться?
  
  - Не верю, - мрачно возразила Лина. - Слишком прямолинейно. Все прыгают и прыгают...
  
  В этот раз сигнал тревоги зазвучал менее чем через тридцать секунд, но результат был тот же. Вспышка!
  
  - Погрешность вышла чуть меньше, - прокомментировал Иван. - Можно сказать, повезло. Но все равно, далеко выскочили. Интересно, на что они надеются?
  
  - На то, что ты ошибешься, - предположила Лина, с трудом сдержав улыбку.
  
  - Я, конечно, могу ошибиться, - усмехнулся в ответ Иван. - Но мои программы вряд ли. Я как телескоп выключил, ни разу не вмешивался в работу системы. Хотя...
  
  - Опять что-то придумал, - недовольно нахмурилась Лина. - И опять не хочешь говорить.
  
  - Кое-что я могу сказать, - улыбнулся в ответ Иван. - Я постепенно сокращаю дистанцию прыжка, пусть думают, что нагоняют нас.
  
  - Это не опасно?
  
  Вспышка! Снова тридцать секунд без малого, но 'вечный шах' продолжается.
  
  - С запасом, - заверил ее Иван. - Чем ближе они выскакивают, тем ярче сигнатура. Нам же лучше. Бина, что там со снарядами?
  
  - Одна лента есть, - учащенно дыша, отрапортовала Барсова. - Первая заряжена. Во второй ленте пока четыре штуки.
  
  - Отлично, жду! - Иван на глазах повеселел и повернулся к Лине. - Нам необязательно попадать в цель, но вспышки забьют сигнатуру нашего прыжка. По крайней мере, должны это сделать. Тогда у нас будет немного времени. Полсекунды, но будет. Надеюсь...
  
  - Я хотела настоять на том, что лучше все-таки смыться, - почти рассмеялась Лина. - В звездах ты разберешься, я уверена. И найдешь дорогу. Но сейчас вижу, что ты уже решил иначе.
  
  Вспышка! Дистанция сокращается, но очень медленно. Теперь и другой стороне стоит подумать, надо ли идти на сближение? Хотя, возможно, они слишком уверены в своем превосходстве над 'антикварным' кораблем. Но именно эта его архаичность и несет самую большую опасность.
  
  - Готово! - доложилась Альбина. - Вторая пушка заряжена. Машинки выключены. Сейчас все тут задраиваю и лечу к вам.
  
  Иван на всякий случай проверил готовность орудий. Система показывает, что обе правых пушки заряжены, но про количество снарядов она не знает. Страхуясь от механических неполадок, Иван вбил десятку в счетчики снарядов и почти успокоился. Должно получиться!
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  
  Стэнфорд, апрель 2061 года
  
  Повинуясь налетевшему ветру, огромный столб черного дыма склонился к югу, в сторону озера Сирсвилл, прижимаясь к земле, словно хвост огромной бешеной собаки. Несмотря на произошедшую катастрофу нельзя поддаваться панике, даже если никто не видит. Если тебя ведут высшие силы, то даже самые страшные испытания следует встречать достойно и терпеливо.
  
  Во всем городе и окрестностях отключилось электричество, поэтому доктор Мукерджи решил увидеть все собственными глазами и взобрался на чердак собственного дома, от которого до лаборатории рукой подать. Опять же, по логике ему сейчас следует быть там, среди развалин, подсчитывать ущерб и сроки восстановления. Ведь он знает в этом проклятом ускорителе каждый винтик! Но что-то заставляет его оставаться дома и не вмешиваться в ход этой трагедии. Ведь он должен был сегодня работать именно там, на ускорителе! И он отказался от своих планов только в самый последний момент, оставшись дома под предлогом завершения обработки результатов. Он знал, что должно случиться что-то ужасное, ведь этой ночью он видел неприятный сон, полный огня и разрушения.
  
  А теперь и подавно не стоит сломя голову бежать вперед, давая знать злоумышленникам, что самый гениальный физик столетия выжил и находится в безопасности. Если его охрана сообразит и сделает такие же выводы, то все наладится. Ведь пока жив он сам, ничего не потеряно! Да и его лаборанты должны были в этот момент находиться в кампусе, далеко от места взрыва. Ну, и где этот майор Хоуг и его люди? Почему до сих пор не приехали?
  
  Они появились спустя семь минут, которые доктор провел, задумчиво созерцая пожарище со своего чердака. Хоуг и его молчаливый напарник приехали на машине, внешне неотличимой от крупного 'фермерского' фургона, каких полно на дорогах Америки. Прислали код опознания, вошли в жилище доктора и застали его собранным и готовым путешествовать.
  
  - Вы уникальный человек, доктор, - признал Хоуг. - Быстро сориентировались и собрались.
  
  Мукерджи только усмехнулся про себя. Что эти неучи из ФБР могут знать о высших силах, помогающих избранным? Он еще утром собрал вещи, едва проснувшись, когда еще свежи были предупреждения, полученные во сне. Потому что знал, что что-то случится! Но майор как-то странно на него смотрит, словно боится донести до него страшную весть. Неужели он считает Мукерджи настолько малодушным? Неужели он думает, что он сейчас впадет в истерику и сорвет эвакуацию?
  
  - Вашего ускорителя больше нет, - наконец, сообщил майор, тщательно следя за реакцией собеседника. - Минимум тридцать погибших из персонала лаборатории. Официально вы тоже числитесь погибшим, поэтому вас мы спрячем, пока не найдем заказчика. Ваших уцелевших сотрудников мы тоже вывозим, поодиночке.
  
  - Правильное решение, - снизошел до похвалы доктор, не показывая никакого волнения. - Поехали, майор.
  
  Он даже не спросил, куда его повезут. Но зачем? Все рабочие данные под рукой, кроме планшета ему больше ничего не нужно. Кажется, элегантные строчки формул теперь сотрет из его памяти только смерть! Тонкий, деликатный баланс уравнений немыслимо прекрасен, ведь именно так и должны выглядеть формулы самого Мироздания! И очень зря уважаемый доктор Леонард спорил с ним, пытаясь обосновать свой собственный недальновидный взгляд.
  
  Впрочем, никакой он больше не уважаемый, этот Леонард! Мукерджи давно перестал с ним общаться и обсуждать сделанное открытие. Знать бы заранее, что этот выскочка на самом деле просто спесивый болван, ничего не понимающий в физике...
  
  Как можно сомневаться в совершенстве этих божественных формул? Доктор подавил в себе приступ раздражения к бывшему коллеге и спокойно сел в большую машину. Здесь, в широком мягком кресле, доктор вытащил свой планшет и снова погрузился в формулы. Любой, кто способен оценить гениальность открытия, поймет, что погибший ускоритель, по сути, больше не нужен. Все, что требуется для дальнейшей работы, это кропотливое совершенствование, основанное на уже добытых знаниях. Этот путь бесконечен, но не дает возможности сомневаться в божественной избранности самого пути!
  
  Он не стал смотреть по сторонам, сосредоточившись на проблемной части одного из уравнений. Нет, не проблемной, а просто недостаточно совершенной! Ведь очевидно и понятно, что это временное решение, и область сходимости можно сузить, и тогда...
  
  К сожалению, спокойное размышление доктора бесцеремонно прервал майор Хоуг, только сейчас позволивший себе сильные эмоции.
  
  - Проклятые 'южане', - процедил он, скрипнув зубами. - Все-таки не удержались, атаковали гражданский объект. Да еще какой!
  
  - Вы уже знаете, кто это сделал? - спросил доктор.
  
  - Почти наверняка, - кивнул майор. - Я все время на связи, слушаю доклады. Нескольких террористов уже взяли, далеко они не ушли. Кубинцы, венесуэльцы... Но мы же знаем, у кого они с рук едят...
  
  - Думаете, все же русские? - подозрительно прищурился индус.
  
  - А кто еще? - искренне пожал плечами майор. Похоже, он для себя уже все решил...
  
  На самом деле не так важно, кто все это устроил. Доктору жаль погибших техников, но никаких тайн они не знали, а враги теперь и подавно ничего не поймут. То, что русские могут быть недовольны работами в Стэнфорде, ни для кого не секрет. Вполне понятна их ревность к ученым, постигшим тайну Мироздания намного глубже их самих, имея лучшие в мире приборы и лабораторию. Но им следовало совершить это злодеяние раньше, ведь только тогда у них был шанс добиться своего. А сейчас слишком поздно!
  
  Доктор снова вернулся к своему планшету. Один из его лаборантов, а по сути, лично отобранных доктором учеников, предложил интересное решение проблемы с накачкой. Чтобы достичь энергетического уровня, достаточного для создания гравитационной 'точки', прокола в пространстве, понадобится крайне сложная схема фокусировки. При этом износ резонаторов будет такой, что придется наращивать их в реальном времени, компенсируя эрозию! Еще недавно это было невозможно, а теперь такая технология есть! И зря недалекий Леонард пытался доказать ему, что такую 'точку' долго удерживать не получится! Ведь долго и не надо!
  
  Мукерджи даже не смотрит по сторонам, не интересуясь маршрутом. Работать он сможет в любом месте, а если еще и ученики будут рядом... Эта проблема тоже скоро будет решена! Но сначала нужно оснастить флот, и только потом построить стационарные энергоблоки и двигатели для нового носителя. Вот это та область, где Леонард может быть полезен, а лезть в теоретическую физику ему не следует. И хорошо, что не нужно больше писать отчеты Гровсу! Этот солдафон давно раздражает доктора, отнимая драгоценное время своими бессмысленными совещаниями.
  
  Но ускоритель все равно жалко. Интересно, что от него осталось?
  
  - Как произошел подрыв? - спросил доктор.
  
  - Судя по всему, заминировали систему фокусировки, - чуть не прорычал майор. - Сверхпроводящие кольца, которые...
  
  - Я знаю! - грубо прервал его Мукерджи. - Можете не рассказывать мне, как там все устроено. Значит, заряды подложены на кольца и подорваны в момент тестирования, когда в систему закачан максимум энергии. И ускоритель сам себя разнес на части. Заряды, скорее всего, кустарные, другие к нам не пронести, на входе детекторы. Интересно, как они смогли их заложить?
  
  Но этого майор, судя по всему, пока не знает. Впрочем, это уже не так важно, больше подобных случаев не будет. Теперь меры безопасности на секретных объектах, несомненно, будут усилены. Интересно, какие теперь произойдут политические последствия? Доктор в очередной раз оторвался от формул, но планшет из рук не выпустил, пытаясь поймать телевизионный сигнал или хотя бы послушать новости по радио. Поймав какую-то станцию, он скоротал минут десять, прислушиваясь к яростным речам сенаторов, обличающих террористов и их русских покровителей. Как-то уж больно резво они рвутся в бой, но теперь все зависит от президента.
  
  А президент Кейт тоже не подарок, слишком уж мягкий, и даже во время предвыборной кампании не говорил о том, что собирается делать с обнаглевшими русскими. К счастью, госсекретарь и вице-президент уравновесили этого безвольного пацифиста, который только и умеет, что речи толкать.
  
  Наконец, диктор объявил о срочном выступлении президента, и Мукерджи выключил трансляцию, устав от бормотания в эфире. Что бы сейчас ни объявил Кейт, на дальнейшую работу доктора это не повлияет. Если виновные уже найдены, и это действительно 'южане', то будет война. Она может оказаться быстрой и победоносной, но может и затянуться, если вояки чего-то не учли, они ведь всегда не к той войне готовятся. Поэтому трудностей не избежать. А если учесть, что 'южане' почти поголовно вооружены довольно свежим русским оружием...
  
  В этой обстановке любой козырь может оказаться решающим. И открытие доктора будет одним из таких козырей, послужив источником энергии для неатомных кораблей ВМС. Первые установки уже монтируются на трех крейсерах, и пусть по эффективности они не дотягивают до идеала, главное вовсе не это. Эти установки неприхотливы, совсем не дают радиации и намного мощнее атомных реакторов той же размерности! Мукерджи не слишком силен в военно-морской стратегии, но не нужно быть адмиралом Нимицем, чтобы понять, как важно для кораблей эскорта держать высокий ход, следуя за авианосцами! В обычной ситуации это потребовало бы колоссального расхода топлива, хотя в американском флоте со снабжением полный порядок, еще со времен Второй мировой. Но у русских, традиционно не имеющих развитой морской логистики, до сих пор в строю атомные эсминцы, построенные в двадцатых и тридцатых годах, и это решение многократно их выручало! Такие корабли смертоносны, быстры, автономны и не требуют огромного танкерного флота, который тоже нужно защищать...
  
  Жаль, что времени на подготовку не так много. Если 'угрожаемый период' продлится хотя бы месяц, можно будет успеть переоборудовать десяток кораблей, и это уже станет огромным подспорьем во время острой фазы конфликта. Но, как всегда, у этой затеи есть и минусы. Утечку из контуров можно будет запеленговать, но точно установить координаты не выйдет. Даже новый точнейший детектор дает погрешность в несколько сотен километров, что же тогда говорить о грубых поделках русских? Даже если они будут передавать разведданные 'южанам', тем это не сильно поможет.
  
  Доктор вдруг обратил внимание на то, как майор Хоуг яростно усмехнулся, скрипнув зубами. Судя по всему, ему сообщили какие-то новости. Интересно, он догадается поделиться информацией, или придется намекнуть?
  
  - Президент ввел чрезвычайное положение, - заметив интерес доктора, сообщил Хоуг. - Сегодня с восемнадцати часов. Я слушаю трансляцию.
  
  - А нам-то что? - раздраженно отмахнулся доктор, ожидавший чего-то более интересного.
  
  - Теперь будет проще работать, - пояснил майор. - В том числе, в плане вашей безопасности. Мы, кстати, едем в Форесту, на вашу третью площадку, где новый детектор. Там есть, где разместить всю вашу группу, да и посторонних вокруг не будет. Мои люди перевезут все ваши вещи и аппаратуру в течение двух-трех суток.
  
  Значит, правильно поступил доктор, решив не волноваться относительно пункта назначения. Хоуг или кто-то из его начальства повыше выбрал не самое худшее место для секретной научной базы. Лес, горы, свежий воздух и полный покой для размышлений. Это очень удачно, что детектор решили строить в безлюдном месте. Ускоритель безумно жаль, но он свое дело сделал, а детектор это теперь еще один набор глаз и ушей для страны.
  
  Они уехали уже достаточно далеко от обесточенного района, и доктор поймал, наконец, сигнал сотовой сети. Безопасные криптографические 'тоннели' восстановились, давая доступ к информации с детектора, и планшет высветил карту мира с нанесенными на ней маркерами сигналов. Вот яркая точка Белоярского реактора, недалеко от русского Екатеринбурга. Светится вычисленный разведкой подмосковный завод, где собирают русские реакторы. Прекрасно видны маркеры 'Спиралей' и 'Ступ', три из них на орбитах, шесть рассредоточены на наземных базах от Москвы до Иркутска. А вот и наши отметки! Светятся заводы 'Локхида', где собирают и проверяют корабельные установки! И конечно же, светятся верфи Норфолка и Филадельфии, где в гулких чревах спешно осушенных корабельных танков уже монтируют первые рабочие машины. А вот Стэнфорд, увы, больше ничем не выделяется на этой 'карте будущего'.
  
  Самое главное, что у 'южан' тоже нет ни одной засветки! А это значит, что никакого 'чуда', которое сможет спасти противника, не произойдет. Все пойдет так, как должно, и победит сильнейший. А весь мир будет ждать результатов сражения, и решать для себя, чья научно-техническая и военно-морская мощь возьмет верх. Хотя, если говорить откровенно, для доктора Мукерджи и его высоких покровителей этот вопрос давно решен...
  
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Межзвездное пространство
  
  Апрель 2061 года
  
  
  
  Маленький неуклюжий кораблик обречен. Невозможно так долго обманывать 'читалку' сигнатуры прыжка! Расстояние постепенно сокращается, спасительные световые секунды тают с каждой итерацией! Очень скоро все закончится, и остается только позавидовать упорству жертвы. Неужели можно еще на что-то надеяться?
  
  В этот раз световое эхо пришло менее чем через пятнадцать секунд, и это значит, что агония скоро завершится. Можно даже открывать огонь! Не кинетикой, конечно, но для квантовых генераторов расстояние не невозможное. Даже не слишком мощный рентгеновский лазер на таком расстоянии смертелен. Но уничтожать жалкий старый корабль пока рано...
  
  Вспышка! Совсем близко, но из нее высыпалась лишь горстка кинетических снарядов. Еще вспышка, и еще, и еще! Все мимо, и снаряды летят невпопад, но как такое возможно? Как открыть несколько тоннелей с такой точностью и быстротой? 'Читалка' молчит, выходная 'горловина' тоннеля для нее безразлична. Но зачем нужен этот бессмысленный обстрел? Щиты работают на максимуме, их не пробить.
  
  Когда снаряды, роем разлетевшиеся вокруг корабля, вдруг разом взорвались, наступило мгновенное оцепенение. Всего пара секунд, но как много всего произошло, но 'чистое' пламя резонанса скрыло еще одну вспышку, чуть поодаль. Никто не успел понять, что жертва сама решила поохотиться.
  
  Но даже в этом нет никакого смысла. Даже если все эти снаряды взорвутся при попадании в цель, они не пробьют щиты. Да и корпус корабля способен выдержать многое. А потом раздался страшный удар, со страшным скрежетом лопнули хвостовые отсеки, и под свист выходящего воздуха начали гулко звенеть, смыкаясь, аварийные переборки, дублированные силовыми полями. Система безопасности разделила гибнущий корабль на отсеки, пытаясь удержать убегающую в космос атмосферу, но на этом везение закончилось.
  
  
  
  - Будем добивать? - кровожадно спросила Лина, 'ночным зрением' следя за дрейфом обломков.
  
  - Будем спасать, кого сможем, - тихо ответил Иван. - Хотя стрельнуть хочется.
  
  - Ты хоть знаешь, где мы оказались? - спокойно спросила Альбина.
  
  - Точно не знаю, - признался Иван. - Но где-то в темном пространстве, далеко от звезд, в пределах сотни световых лет от Рьялы. Точнее сейчас не узнаем, съемку проводить бесполезно, телескопы от всего этого мусора с ума сойдут.
  
  - А ты уверен, что там есть живые? - Альбина всмотрелась в инфракрасную картинку на мониторе корабля. - Такой разгром...
  
  - Должны быть, - проворчала Лина. - Не могли же мы прибить всех! Эти корабли очень живучие.
  
  - Удачно получилось, - усмехнулся Иван. - У них основные агрегаты в хвосте, и туда мы и ударили. А передняя часть вообще почти цела. Только улететь они никуда не смогут.
  
  - Расскажи, что ты сделал! - Лина буквально вцепилась в него взглядом. - Я такого никогда не видела!
  
  Иван задумался, подбирая слова и успокаивая в себе легкую дрожь. Как и в прошлый раз, уничтожая корабль, он испытал неприятные чувства, словно совершил акт жестокого вандализма. И совсем уж на задний план ушла мысль о том, что корабль почему-то жальче, чем его пассажиров.
  
  - Во времена моей молодости это называлось 'телефраг', - наконец, вздохнул Иван. - У нас просто энергетика тоннеля такая, что продавила их защиту, а выход из горловины физического тела это страшная вещь. Я еще на Земле планировал так избавиться от корабля Сарги, если бы мы смогли его отыскать. Так вот, защита этого корабля оказалась слабее энергетики нашего 'тоннеля'. Если бы открыть его не получилось, моя система тогда совершила бы прыжок далеко в сторону, и пришлось бы удирать. Ладно, давайте уже спасем кого-нибудь.
  
  'Мурена' зажгла посадочные огни, осветив полуразрушенный корабль. Пока нет ясности даже с тем, как искать выживших, не говоря об эвакуации. Иван ради такого случая сгонял на склад, расконсервировал драгоценную заначку и отправил на разведку зонд, отведя 'Мурену' на пяток километров от развалины.
  
  - Кто-нибудь еще крикнет 'банзай' и взорвется нахрен! - объяснил девушкам Иван. - И зачем нам это надо? А моя паранойя сегодня заслужила десерт.
  
  Лина, наконец, смогла опознать тип корабля, но выяснить, какому клану он принадлежит, не вышло. Даже аварийный ответчик на яхте почему-то не отвечает. А в том, что это, по сути, комфортабельная яхта, сомнений нет никаких.
  
  - Почти все кланы их строят, - заключила Лина. - Проект назывался 'Амати До', разработка Совета. Очень удачная машина. У мамы такая была.
  
  - На этих яхтах есть шлюзы в передней части корпуса? - спросил Иван.
  
  - Есть, по бокам, - кивнула Лина, перебрасывая схему. - Но мне кажется, что слева все оторвано, нужно справа проверить. Пусть зонд слетает.
  
  - Уже летит, - отозвался Иван, направляя маленькую машину по новому маршруту. - Но как быть дальше? Стыковочный адаптер бесполезен. В наш грузовой отсек эту дуру не затащишь. И я не думаю, что на этой яхте есть скафандры.
  
  - Я не уверена, что они сами захотят спасаться, - проворчала Альбина.
  
  - Представь себя на их месте, - мягко сказал Иван. - Сама же всегда говоришь, что лучше помучиться. Я бы не захотел тут помирать. Еды нет, кислорода мало, даже если остальное не развалится, это от силы неделя жизни, без всякой надежды. А потом проще себя усыпить.
  
  - А если это фанатики? - не сдавалась Альбина. - Дорсо какие-нибудь?
  
  - Фанатики Дорсо на яхте? - усмехнулся Иван под короткий смешок Лины. - Оригинально!
  
  Сделав пару облетов, зонд подтвердил догадку о том, что уцелел только аварийный шлюз правого борта. Остался вопрос, что делать дальше. Иван и Лина несколько раз попытались связаться с выжившими, но в ответ не прозвучало ни слова. Ивану это нравилось все меньше и меньше.
  
  - Или мы и в самом деле всех угробили, - недовольно заключил он. - Или Бина права и пощады никто не желает.
  
  Он проверил еще одну возможность и с облегчением понял, что сканеры зондов могут работать даже через корпус, системы корабля этому не противодействуют.
  
  - В средней части никого нет, - мрачно заключил Иван. - По крайней мере, живых. Много хлама, все покорежено.
  
  - Остается мостик, - подтвердила Лина, всматриваясь в картинку с зонда. - Но там, кажется, с воздухом не очень.
  
  - Здесь трое! - заключил Иван. - Только не шевелятся, словно без сознания, хотя телесных повреждений я не вижу. Ну да, давление резко упало, и они отключились. Интересно, почему аварийный наддув не сработал? Хотя удивительно, что от корабля вообще что-то осталось.
  
  - Наддув можно включить, - подсказала Лина, поспешно просматривая схемы. - Я 'Амати' хорошо знаю, отец у меня настоящий экзамен принимал. По технике безопасности.
  
  - Это прекрасно! - обрадовался Иван. - Только вспоминай быстрее, иначе у нас будет три трупа и масса вопросов.
  
  - Подведи зонд к правому борту, где шлюз, - быстро сказала Лина. - Там при аварии должна была открыться панелька, с красной подсветкой. Сделано как раз для спасателей, если приходится кого-то вытаскивать.
  
  Иван без труда нашел нужное место на корпусе и передал управление Лине. К счастью, аварийный порт не требует физического соединения, поэтому зонд легко подключился к внутренней сети корабля.
  
  - От систем мало что осталось, - заключила Лина, просматривая данные аварийного режима. - Но часть запасов воздуха в баллонах уцелела. Есть даже чистый кислород, сейчас его и пущу на мостик.
  
  - Правильно, - согласился Иван. - При уменьшенном давлении больше кислорода.
  
  Спустя несколько минут, когда давление на мостике яхты достигло половины атмосферного, мизерный запас кислорода закончился.
  
  - Должны скоро очнуться, - спокойно сказала Лина. - Интересно, кто это?
  
  - Достанем и узнаем, - рубанул рукой Иван и выпустил еще пару зондов. После повторного сканирования мостика он поймал, наконец, какое-то вялое шевеление внутри искалеченного корабля.
  
  - Приходят в себя, - хмыкнул он. - Теперь самое время поговорить.
  
  Зонд завис прямо напротив мостика и включил яркую фару. Если выжившие хоть немного соображают, это должно стать приглашением к диалогу. Еще через минуту внутри корабля появилось три источника излучения.
  
  - Импланты, - заключил Иван, проанализировав сигналы. - Уже хорошо, что не Дорсо и не Ферна.
  
  - А подписи не читаются, - проворчала Лина. - Маскируются.
  
  - И что они сейчас делают? - спросил Иван, недоверчиво наблюдая на мониторе возню за стеклами мостика. - Собираются на этом огрызке улететь?
  
  - Они смотрят аварийные отчеты, - отчиталась Лина. - Те же, которые видим мы. Сейчас сообразят, что подсистема локальной связи вполне работает, и позвонят нам.
  
  Возня продолжалась недолго, и еще через минуту появился сигнал вызова, принятый и обработанный бортом 'Мурены'. Иван выдержал психологическую паузу в тридцать секунд, выдал картинку на мониторы и только потом принял вызов. Он уже обдумал множество вариантов развития событий, но так и не решился выбрать наиболее вероятный. Зачем гадать, если через несколько секунд все станет ясно? Но то, что он увидел, его все равно очень сильно удивило.
  
  На экране появился не кто-нибудь, а госпожа Лара Эл, наследница клана и любимая дочка дядюшки Стена. Правда, вид у нее в этот раз не самый безупречный, да и раскуроченный полутемный мостик в виде фона не добавляет красоты. А она сейчас видит только сидящего в центральном кресле Ивана, но сказать ей, похоже, нечего, а в глазах какой-то недоверчивый ужас. Неудивительно, что слов не нашла! Иван честно подождал полминуты и решил сам начать разговор.
  
  - Лара, - как можно спокойнее сказал он. - Не могу сказать, что рад встрече. Какого Копателя ты все это устроила?
  
  Она нервно оглянулась по сторонам, словно ища чьей-то поддержки, но так и не решилась ответить. Иван захотел добавить парочку более крепких выражений, но его отвлекла Лина, бесцеремонно влезая в кадр с правой стороны.
  
  - Привет, сестренка, - жизнерадостно сказала она потрясенной Ларе. - Можно, я повторю вопрос? Какого Копателя?! И кстати, с кем ты там путешествуешь? Я готова поставить стреляный поддон от снаряда против целого корабля, что Зоя с тобой. А кто второй? Ронти, да?
  
  - Почему ты с ними? - наконец, выдохнула Лара, все еще не веря глазам. - Почему?!
  
  - Что значит, почему? - промурлыкала Лина, демонстративно кладя Ивану голову на плечо. - Да потому, что я в последний момент попросила взять меня с собой! А ты так спешила, что улетела раньше?
  
  - Если бы я знала... - начала Лара, но сестра не дала ей шанса закончить.
  
  - Что, не стала бы убивать моих друзей? - злобно рявкнула Лина. - Что ты устроила? Это же 'Лирда', яхта моей матери! Тебе дядя Стен ее отдал, а ты что с ней сделала?
  
  - Я не знала, что ты с ними! - яростно крикнула Лара. - Ты что, не знаешь, что происходит вокруг?! Дорсо опять взялись за старое, остальные Сарги заодно с ними! А твои дружки куда собрались?
  
  - Дура! - еще громче гаркнула Лина, подаваясь вперед. - Ты, мать твою копательскую перемать, решила, что я свой клан продала? Я тебя только за это имею право порвать на тряпки и сказать, что так и было! Мои друзья летают по делам, которые тебя, тупица рыжая, не касаются никак! И даже меня не касаются! Клан Росс нейтралы, и не тебе, мелочь избалованная, их учить, к кому в гости летать! Ну что, допрыгалась теперь?
  
  Такой взбешенной Лину никто из землян пока не видел. А тут еще и Альбина решила присоединиться...
  
  - Полегче, подружка, - спокойно усмехнулась она, пристраиваясь в кадре слева от Ивана. - Здравствуй, Лара, я много про тебя слышала. Хотя, сейчас я насчет твоего здоровья уже не уверена.
  
  По тому, как обе спутницы повисли на нем, не отрываясь при этом от мониторов, Иван понял, что сейчас бедную Лару будут совместно прессовать, не делая никаких скидок.
  
  - Как верно подмечено, - согласилась с подругой Лина. - Сейчас решение всех моих проблем с наследством обойдется мне ровно в один снаряд. Никаких следов, никаких свидетелей. Айван и Бина меня не выдадут, они ведь не только мои личные друзья, но и друзья клана Эл!
  
  Камера на мостике яхты слегка увеличила поле зрения, и теперь в кадре оказалась сильно растрепанная Зоя, но ее глаза, как обычно, чуть прищурены от злобного недоверия.
  
  - Не бойся, - тихо сказала она Ларе. - Им что-то от тебя нужно.
  
  - Когда будем трофеи делить, - тихо, но отчетливо промурчала Альбина, буквально облизываясь. - Можно мне вон ту, лохматую?
  
  Все-таки скучает она по Джине, подумал Иван, с трудом удерживаясь, чтобы не заржать вслух. Но ведь можно и подыграть!
  
  - А мне тогда что, Ронти достанется? - с возмущением возразил он. - Мне такое не надо!
  
  А ведь Ронти в кадре так и не появился. Видимо, из врожденной скромности.
  
  - С ума сошли?! - с ужасом прошипела Лара. - Лучше сразу стреляйте!
  
  - А ты остальных спросила? - поинтересовалась Лина. - Вот хотя бы Ронти, ему за твою дурость очень помереть охота? Где он, кстати?
  
  - Здесь я, - виновато проворчал парень, вплывая в кадр позади Лары. - Мы не знали, что...
  
  - Как ты попал в эту историю? - авторитетно спросила Лина, не дослушав до конца.
  
  Парень снова вздохнул и пожал мощными плечами, поглядывая не столько на экран, сколько на Зою. Наконец, он решился и начал говорить.
  
  - Я не знал, за кем охота, - признался Ронти. Я на контракте с госпожой Эл, меня взяли в силовую группу на случай затруднений.
  
  То есть, на случай абордажа! В этом никто и не сомневается, но какова мотивация?
  
  - Что ты ему сказала? - спросила Лина у сестры. - Что мы шпионы Дорсо? То есть не я, а они, мои лучшие друзья, шпионы Дорсо?
  
  - Теперь все равно, - огрызнулась Лара. - Или стреляй, или говори, что тебе надо.
  
  Лина оторвалась от кресла, приблизилась к камере и так мило улыбнулась сестренке, что даже Иван с Альбиной напряглись, чувствуя холодок.
  
  - Мне нужны показания, - медленно, с чувством объявила старшая сестра. - От всех троих, под запись. Что вы делали, почему нас выследили и как вы это сумели провернуть. От тебя лично, сестренка, мне нужен весь компромат на меня и резервные копии с указанием мест хранения и личностей. Все трое пройдут допрос с пристрастием, на детекторе. Что с вами делать дальше, я пока не придумала. За малейшее сопротивление накажу так, что будет очень больно. Первое предупреждение - живьем сжигаю импланты, в стиле Дорсо. Второе - надеваю ошейник. Третье - выкидываю за борт. Все понятно?
  
  - Тогда она нас точно убьет, - тихо процедила сквозь зубы Зоя. - Когда получит все это...
  
  - Лохматую мне, - настойчиво и слегка капризно повторила Альбина. - Не дам выбросить такую прелесть!
  
  Ронти от этой тирады как-то заметно нахмурился, но ему хватило ума промолчать. Видимо, не настолько он простодушен, чтобы не понять своего положения.
  
  - Не спеши, - понарошку успокоил Альбину Иван. - Пусть сперва показания дадут, потом проверим на детекторе. Деваться им некуда, до ближайшей звезды световые годы. И зачем тебе лохматая? Она же бешеная, я тебе рассказывал!
  
  Альбина сделала вид, что слегка обиделась, да так натурально, что Иван снова чуть не расхохотался. Все-таки эта Зоя слишком похожа на Джину, чтобы не испытывать к ней странных, нелогичных чувств и симпатии. Глупо, но это факт! Небольшая проекция, меняющая цвет глаз на изумрудно-зеленый, создаст почти полную иллюзию, вот только характер и личность совсем другие. В любом случае, главный виновник всего происходящего абсурда не она, но пусть никто не мечтает о простом выходе из положения.
  
  - Импланты в спящий режим! - приказала Лина. - Немедленно! И открыть порты на внешний доступ. Я буду вас сканировать, и если кто-нибудь попытается дернуться, буду с вами работать жестко, невзирая на прошлое. Хорошее отношение, я вижу, не все понимают. Выключайте импланты, или мы просто улетим, даже снаряд на вас не потратим.
  
  Вся незадачливая троица притихла, понимая, что выбора нет. В самом деле, умирать в медленно остывающей скорлупке никто не хочет, а если удастся выжить, то можно подумать и о вариантах.
  
  - Выключаемся, - обреченно велела Лара. - Выхода нет.
  
  Иван еще при первом знакомстве с ней решил, что девчонка вовсе не глупа, но уровень ее авантюризма оказался сильно недооценен. Это надо же было влезть в такую историю! И до сих пор отчаянно, до слез, жалко загубленный корабль.
  
  Проблем впереди великое множество, но глупый поступок младшей сестры может сыграть на руку везучему клану Росс. Политические осложнения при этом придется расхлебывать Лине, потому что больше некому. Не говоря уже о том, что сейчас даже непонятно, как вытащить эту несчастную троицу из разрушенного корабля, не подвергая опасности самих себя. Хотя, почему непонятно? Есть один нетривиальный вариант, но он не всем понравится...
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  Околоземная орбита
  
  Май 2061 года
  
  Когда это происходило в самый первый раз, в эфире звучал вальс. Тот самый, выбранный почти сто лет назад гениальным Стэнли Кубриком для своего известного фильма. Все, кто знал, почему эта музыка плыла в эфире на фоне докладов экипажа и указаний с Земли, тот прослезился. Кто не знал, тот полез в Сеть, чтобы посмотреть оригинал и сравнить.
  
  По масштабам, конечно, реальность до 'Одиссеи 2001' пока не дотягивает, а если подумать о сроках, то и вовсе зло берет. Грандиозное космическое будущее не наступило ни в 2001, ни в 2061 году, а компания 'Пан Американ', чей космический лайнер должен доставил на станцию киношного доктора Флойда, и вовсе не дожила до 21-го века. Но первая стыковка 'Спирали' с достроенным и раскрученным шестидесятиметровым кольцом станции 'Алмаз' дала, наконец, надежду на исправление ситуации. С тех пор эта операция стала уже привычной, но красота никуда не делась. 'Ступам' проще, у них стыковочный узел спереди, и они без труда причаливают с 'тыла' на осевой узел станции, даже если она вращается. А как быть 'Спиралям', у которых этот узел на 'спине', и даже не на оси, проходящей через центр масс?
  
  - Дистанция сто, - доложил командир. - Скорость три. Все в пределах, углы в норме, кресты собраны.
  
  Впереди крутится в ритме вальса, отбрасывая яркие блики, станция, а 'Спираль' приближается к ней, как ни странно, носом вперед. Экипаж только контролирует полет, автоматика по-прежнему имеет приоритет перед ручным управлением, как было при отцах-основателях. Но есть и отличия от прежних лет. Например, на современных кораблях уже нет ядовитого топлива, пары которого могут загрязнить конструкции станции, поэтому не требуется переориентировать радиаторы и солнечные батареи, поворачивая их ребром. Энерговооруженность тоже совсем другая, поэтому сближение происходит быстрее и энергичнее. И только в непосредственной близости от 'причала' вводятся ограничения на работу передних двигателей.
  
  - Дистанция пятьдесят, идем ровненько, - спокойно сказал командир. - Скорость два с половиной.
  
  Разумеется, такие большие секции космического 'колеса' не поднимет никакая 'Ступа', поэтому конструкцию сделали надувной. Сначала монтируется тонкий прочный каркас, потом внутри него ставятся и надуваются жилые секции, а поверх натягиваются толстые чехлы термоизоляции и защиты от микрочастиц. Возни было много, но 'Ступы' справились и позволили не только быстро и дешево возить на орбиту грузы, но и взять на себя доставку людей.
  
  Возникла другая проблема. 'Спирали' без труда стыковались с прежней станцией, но при наличии вращения им нужен другой причал. Причем такой, который смог бы, в теории, принимать и более крупные корабли.
  
  - Пятнадцать метров, скорость два, - снова выдал командир.
  
  - Подтверждается! - успокоил пилотов 'контролер' со станции. - Ждем касания.
  
  - Восемь, скорость один. Пять... Три...
  
  Корпус 'Спирали' наполовину скрылся в 'причале', безобидно поскреб крыльями податливые надувные стенки и мягко ткнулся носом в конус амортизатора.
  
  - Касание, - четко сказал командир, после чего боковые фиксаторы 'причала' слегка повернулись и надежно зафиксировали корабль. - Есть захват. Приехали, индикаторный режим.
  
  Никаких поздравлений с Земли не донеслось, и станция тоже промолчала. Этак можно еще одну традицию растерять! В самом деле, нельзя же сто лет устраивать аплодисменты после каждой успешной стыковки!
  
  - Опять не дали порулить, - тихо посетовал майор Сурдинский, обращаясь к бессменному напарнику. - Я каждый раз надеюсь, что захват сорвется или еще что-нибудь этакое...
  
  Несмотря на то, что толчок от стыковки весьма слабый, для огромного закрученного кольца станции он может создать неприятные последствия в виде нерегулярных биений. Поэтому еще четверть часа система управления аккуратно устраняла малейшие эффекты, способные повлиять на стабильность вращения. Пришлось терпеливо сидеть и ждать команды, разрешающей открыть грузовой отсек и выдвинуть стыковочный адаптер.
  
  Со стороны это выглядит очень эффектно. Неприкрытая надувным захватом 'спина' корабля словно бы расходится надвое, раскрывая темные изнутри лепестки. Сверху медленно опускается стыковочная галерея станции и два андрогинных узла смыкаются, образуя надежную связку. В итоге всего через полчаса после стыковки люки открылись, и пилоты торжественно выпроводили с борта четверых пассажиров, прибывших на место работы.
  
  - Когда уже нам стюардессу дадут? - мечтательно спросил Ахромеев, тщательно осматривая 'салон' и выключая забытые пассажирами индивидуальные светильники.
  
  - Не нам, а мне, - поправил его командир, отключая поглотители и вентиляцию и переводя борт в режим 'парковки'. - Вместо тебя, кстати.
  
  Закончив необходимые процедуры, пилоты выбрались из своего корабля и согласно инструкции задраили люки. Короткий Г-образный лаз внутри стыковочной галереи ведет к центральным модулям, с которых когда-то и начиналась станция. Теперь из-за осевого вращения здесь не очень комфортно, и эти помещения почти полностью превращены в кладовую. Здесь есть резервный пост управления, но он сейчас не используется, да и вообще, в этих старых модулях сейчас ни души. И нет ни встречающих, ни телекамер, ни цветов. Рутина!
  
  Центральный цилиндрический модуль, на котором и закреплены спицы 'колеса', имеет два противоположных тоннеля, ведущих к ободу. И лезть в этот тоннель следует ногами вниз, потому что с каждым метром сила тяжести увеличивается, достигая на уровне 'пола' трети от земной. Этого достаточно, чтобы резко снизить болезненные эффекты невесомости, и в то же время не крутить 'колесо' слишком быстро.
  
  Не выпуская из рук поручни, майор соскользнул 'вниз', пока не почувствовал пол под ногами, и тут же посторонился. Вслед за ним из лаза не потолке 'выпал' его коллега. Как приятно твердо стоять на ногах, а не болтаться в воздухе, пытаясь зацепиться за что-то ногами и жалея, что у тебя нет обезьяньего хвоста! И дружеское рукопожатие перестает быть наглядной демонстрацией третьего закона Ньютона...
  
  - Вот и наши шефы, - едко поприветствовал гостей командир станции и ветеран Отряда Валентин Кареев. - Мы рады встретить в этой тревожной обстановке истинных борцов за Родину!
  
  Грянул дружный смех. Потолок здесь чуть выше двух метров, но зато в ширину почти четыре метра жилого пространства! Мягкий свет, комфортные кресла и непривычный простор, несмотря на столпотворение резидентов станции и вновь прибывших. Кажется, что кто-то перенес сюда конференц-зал Роскосмоса, где Кареев много лет мелькал в качестве начальника ЦПК. И вот поди ж ты, бросил бюрократию и вернулся в космос ради грандиозной космической стройки!
  
  - Усы и звезды! - ласково припечатал друга-усача Сурдинский. - Все как обычно! Старичье на извозе, молодежь в пекло?
  
  - Это кого ты молодежью обозвал? - поинтересовался сорокалетний Сергей Богданов, исторически самый первый пилот-испытатель 'Ступы'.
  
  Уже сто лет известно, что выжить в Отряде без чувства юмора крайне тяжело, особенно если шутят не над кем-то еще, а над тобой. А Сергей умеет находить темы для шуток, которые не всегда оказываются шутками, а скорее, подсказками. Впрочем, давним знакомым обижаться на его выходки грешно. И сейчас никто не стал сдерживать смех, а старые друзья-пилоты тепло обнялись под серию ярких вспышек, сопровождаемых фальшивым звуком затвора.
  
  - Я про эту девочку с фотоаппаратом, - объяснил Сурдинский. - Которая вместо того, чтобы обнять по-братски, нас из фоторужья - щелк!
  
  Новый взрыв хохота, и планетологу Елене Фирсановой пришлось отдать камеру коллегам и самой позировать вместе с пилотами. Хоть выглядит она моложе всех, но как профессионал она на своем месте, все-таки кандидат наук. Но зато характер и выдержка у этой невысокой блондинки под стать мужскому коллективу, в котором она оказалась. И навыки работы с камерой ей очень скоро пригодятся...
  
  Главное, что четверка тех, кто вскоре отправится в дальний рейс, теперь в сборе. Сам Сергей Богданов как командир и пилот, его зам Саша Бахтияров, Елена как научный руководитель и только что прибывший на 'Спирали' метеоролог Игорь Юдин, все собрались здесь!
  
  - Ладно, ребята и девчата! - призвал к порядку Кареев. - По местам, у кого вахта. Все знают, что нужно делать. А мы тут с командирами и бродягами посовещаемся.
  
  - Вот прямо здесь? - поинтересовался Ахромеев. - Хотя, кресла хороши, почему бы нет?
  
  - Предыдущим рейсом пригнали, - объяснил Богданов. - Долго упрашивали, на жалость давили. Мол, зачем нужна сила тяжести, если нельзя даже сесть нормально?
  
  Не только сесть, но даже лечь, что прежде сильно выбивало из колеи. А возможность пользоваться привычным, 'гравитационным' туалетом вообще невозможно превзойти по важности!
  
  - Тогда рассаживаемся, - скомандовал Кареев, жестом предлагая коллегам располагаться. Сурдинский и Ахромеев уселись рядом с командиром станции, а вся 'великолепная четверка' расположилась полукругом на свободных креслах.
  
  - Ну, поговорим о деле, - великодушно начал Кареев. - Думаю, все знают, что окончательное решение пока не принято.
  
  - Про обстановку в мире ты правильно заметил, - серьезно добавил Сурдинский. - Война на пороге, вообще-то. К счастью, это далеко наших берегов, но 'южане' от нас сильно зависят. Хотя не в этом дело. Сейчас то, что мы задумали, никто в мире не заметит, поэтому с политической точки зрения есть мнение годик подождать. Но это вы сами знаете.
  
  - Знаем, - кивнул Кареев. - И письма пишем, чтоб не валяли дурака. Пропагандистский эффект может быть очень сильным. Янкесы войну разжигают, а мы на Марс летим.
  
  - К Марсу, - мрачно уточнил Богданов. - Всего лишь к Марсу. Но подготовку мы пока не сворачиваем.
  
  Большие иллюминаторы на стенах расположены очень удобно, чтобы смотреть в них можно было и сидя, и стоя. И сейчас с одной стороны 'колеса' видна стыковочная ловушка и торчащий из нее хвост 'Спирали'. А с другой стороны по оси станции идут старые модули и венчающая их новая энергетическая платформа, а за ней еще одна секция с причалами. И на осевом узле пристыкована 'Ступа' с большим жилым модулем, предназначенным для удобства экипажа в долгом путешествии. Хотя, не такое уж оно и долгое! Две недели туда, три обратно.
  
  Все участники совещания повернулись к иллюминаторам, чтобы еще раз увидеть экспедиционный корабль своими глазами. И ведь все уже готово, припасы погружены, экипажи мотивированы, траектории посчитаны!
  
  - Когда мне предлагали командовать экспедицией, - с улыбкой разглядывая свою 'Ступу', вспомнил Богданов. - Я даже жене не стал звонить, чтобы посоветоваться. И знаете почему? Потому что давно пора, имея такую технику. Пусть мы пока не будем садиться, но все снимем, обследуем спутники и через полтора месяца вернемся вот на эту станцию. И плевать на эффекты.
  
  Садиться на Марс пока и в самом деле опасно, даже для автоматов. Слишком мало времени прошло после разогрева атмосферы, который привел к огромным, небывалым переменам климата. Марс потерял обе полярные шапки, но приобрел нечто иное, почти сплошной слой белых облаков! И впервые за миллиарды лет он перестал быть 'Красной планетой', и теперь виден с Земли как яркая, почти белая звезда, пусть и уступающая Венере. Слом стереотипов, сопровождаемый эффектными снимками американского 'Марс Вотчера', теперь не помешает дополнить свидетельствами очевидцев. И снимками, сделанными из иллюминатора с рук...
  
  - Снимки будут что надо, - Елена любовно погладила свою камеру. - На обороноспособность страны наш полет не повлияет?
  
  - Не должен, - усмехнулся Богданов. - Бомбить со 'Ступы' мы пока не пробовали.
  
  - Бомбить, если что, будем мы, - негромко сказал Сурдинский. - Ваше дело слетать и вернуться.
  
  От подобной ремарки настроение космонавтов не улучшилось. Впрочем, оговорку командира 'Спирали' никто, кроме его напарника, не принял всерьез. Никто больше не знает про 'Регину' и уникальные возможности огромного корабля. И разумеется, никто даже вообразить не может, что Сурдинский и Ахромеев причастны к изменению климата на Марсе. Официальная история будет считать четверку под командованием Богданова первыми межпланетными путешественниками.
  
  О планах экспедиции объявлено заранее, и в мире уже поднялся недовольный ропот. Мало того, что русские секретами не делятся, так еще и отказались брать с собой представителей цивилизованных стран! Да уж, насколько они цивилизованные, можно с легкостью узнать, послушав новости...
  
  Традиционные для 'цивилизаторов' претензии тоже выкатили, куда без них! Неполиткорректный экипаж подобрался, кое-кого сильно бесит языческая женственность Елены, татарские скулы Саши и бурятский прищур Игоря. А командир экспедиции Богданов вполне себе голубоглазый коренной новгородец в каком-то немыслимом поколении, и даже позывной себе взял подходящий - 'Княжич'!
  
  А ведь древние мореплаватели, уходя от родных берегов в своих деревянных ладьях, рисковали куда больше, чем эта русская четверка!
  
  - Да вернемся мы, куда денемся, - пообещал Богданов, и добавил со смехом: - Можно было и на 'Спирали' лететь, да только тяга к комфорту победила!
  
  Это, конечно, шутка, пассажирский отсек космоплана для этого тесноват, а вот просторный жилой модуль, сделанный из запасной секции 'колеса', для этой цели подходит идеально!
  
  - Главное, чтобы отмашку дали, - раздосадовано вздохнула Елена. - Уж очень хочется узнать, что там на самом деле произошло. Вряд ли НАСА будет что-то скрывать, но других 'глаз' там сейчас нет, а мы столько аппаратуры везем...
  
  - Больше, чем еды, - согласился ее командир. - Хотя жаль, что сесть не получится...
  
  - Ага, прямо на северный полюс! - азартно фыркнула Елена. - Моментально в море! Хотя надо еще посмотреть, сколько воды набралось. С орбиты все равно ничего не видно!
  
  Но по ее глазам заметно, что даже марсианское море некоторым может быть по колено.
  
  - А вот тут 'Спираль' пригодилась бы, - высказался Игорь Юдин, услышав зов профессии. - Нырнуть под облака, полетать, посмотреть.
  
  И опять научный интерес вытеснил из разговора политические осложнения, от которых все равно никуда не деться.
  
  - Ветер не даст, - осадил ученого Сурдинский. - То есть, даст, но риск пока чрезмерный.
  
  - Еще полгода, и все успокоится, - убежденно заверил коллег Юдин. - И даже разрывы в облаках могут появиться. Тогда можно будет слетать еще раз, с посадкой.
  
  - Игорь, забудь об этом! - Елена протянула руку, крепко сжала рукой его локоть, и размечтавшийся метеоролог мгновенно успокоился. - Никаких авантюр! Даже мысленных. У нас программа, пусть впопыхах составленная, но своя. Сосредоточься на этом.
  
  Вот вам и 'младшенькая'! И это не конфликт, и даже не мимолетное раздражение от слов увлекшегося коллеги. Это авторитет, заработанный Еленой, в том числе, в лунных испытаниях 'Ступы'. А Игоря там не было, ведь метеоролог на Луне ни к чему...
  
  - Летим строго по программе, - добавил Саша Бахтияров. - Это само собой! И никаких отклонений от программы!
  
  Эта упрямая 'татарская морда' знает 'Ступу' изнутри так, что даже создатели машины иногда удивляются, откуда Саша нахватался. Оттуда, неизменно отвечает тот, тыкая большим пальцем в небо, словно показывая, что у него все под контролем. И это во многом справедливо, ведь Саша и Сергей посвящены в часть Тайны. По крайней мере, они в общих чертах знают, как работают 'вихри', от которых зависит жизнь.
  
  - А если отказ? - пробормотал про себя впечатлительный Игорь, и только потом понял, что произнес эти слова вслух.
  
  - Мы с Леней за вами прилетим, - со смешком успокоил его Сурдинский.
  
  - На 'Спирали'? - осторожно спросил Игорь. Все-таки, авантюрный у него склад ума, склонен думать о невероятном и немыслимом, и ничего не может с собой поделать. Настоящий ученый!
  
  - Может, на 'Спирали', - расплывчато ответил Сурдинский. - А может, еще на чем. Главное, вы там без авантюр.
  
  Можно позволить себе намек, но не более того. Ребята должны знать, что их не бросят и вытащат из любой переделки. Пусть даже для этого придется взять из иркутского ангара 'Регину' и прыгнуть через пространство...
  
  - Авантюры только через мой труп, - командирским тоном пообещал Сергей. - Даже мысленные!
  
  Пискнул чей-то браслет, вызвав почти полную тишину, которую даже вентиляторы почти не нарушают. Естественная конвекция! Кареев поморщился, его усы как-то несимметрично шевельнулись, когда он извлек из кармана небольшой планшет. Прочтя сообщение, пришедшее через ретранслятор, он на несколько секунд задумался, а потом молча отдал планшет Сурдинскому прямо в руки.
  
  - Ну вот, - процедил майор, пробежав глазами текст. - Не успели прилететь!
  
  - Что-то случилось? - стараясь не выдать волнение, спросил его напарник.
  
  Кареев уже все знает, и он спокоен и сосредоточен, словно перед посадкой на палубу. Бывший морской летчик понимает, что теперь с посадочной глиссады уже не сойти. Четверка 'марсиан' напряглась, и у всех в глазах только один вопрос: неужели отменят полет?
  
  - Война началась, - ледяным тоном объявил майор Сурдинский. - Нас с Леней отзывают домой. Есть ровно час на разгрузку корабля, потом летим обратно. Сразу в Иркутск.
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Рьяла, квартал Эл
  
  Май 2061 года
  
  
  На дальних окраинах системы, среди черной пустоты, встретились два корабля, большой и малый. Встретились не в бою, а по доброй воле, чтобы сохранить в тайне деликатные секреты клана Эл. Можно сказать, родственное дело.
  
  Маленький корабль раскрыл грузовой отсек, из которого четыре зонда выволокли короткий цилиндр шлюзовой камеры, бывшей когда-то частью яхты класса 'Амати До'. Кому-то пришлось изрядно повозиться, чтобы 'отпилить' эту деталь от раскуроченного корабля, притом так, чтобы не нарушить герметичность и не убить тех, кто внутри.
  
  А сейчас зонды подвели оторванный шлюз к стыковочному порту на 'спине' большого корабля и аккуратно соединили силовые кольца двух механизмов. Для тех, кто томится внутри шлюза, закончилось вынужденное заключение, едва не ставшее погребением. Выполнив задачу, зонды вернулись к себе домой, на небольшой корабль, который остался висеть неподвижно, наблюдая за огромным собратом.
  
  Когда замки стыковочного кольца, наконец, раскрылись, опустевший шлюз отделился за счет остаточного давления и полетел, медленно кувыркаясь, по собственной орбите, облетая далекое солнце Рьялы за несколько столетий. Большой корабль оставался неподвижным около десяти минут, после чего исчез, растворившись во вспышке Прыжка.
  
  Еще десять часов маленький корабль оставался на месте, и только два зонда с какими-то кустарными насадками что-то делали на его поверхности, слева от раскрытых створок мостика. Возможно, экипаж просто убивал время, выполняя чью-то просьбу. Потом зонды исчезли внутри корабля, и еще одна вспышка Прыжка отметила его исчезновение.
  
  
  
  В одну из теплых ночей короткого лета 'Мурена', давно ставшая местной знаменитостью, плавно прокатилась по знакомой бетонке и заняла свое законное место в самом углу выставочной площадки квартала Эл. В этот раз ее прибытие не вызвало публичного ажиотажа, потому что все внимание публики переключилось на тревожные события на Внешних территориях.
  
  Впрочем, это не помешало соблюсти стандартную процедуру и быстро закончить карантин. Корабль вернулся в Квартал Эл, и никто не заметил две маленькие белые звездочки, нарисованные на левом борту, возле мостика. Но зато многие заметили кортеж Координатора Стена, примчавшийся встречать этот 'рейс'.
  
  Вокруг корабля и прибывших машин поставили плотную маскировочную завесу, и только после этого открылся грузовой пандус. Лина вышла первой, за ней Альбина, и самым последним Иван, который закрыл за собой корабль, насторожив охранные системы. Как и раньше, никакой гарантии это не дает, но хоть как-то успокаивает.
  
  Дядюшка Стен, явившийся в сопровождении нескольких 'дружинников', не стал терять время и коротким кивком поприветствовал всех троих.
  
  - В Центр, быстро! - скомандовал он.
  
  Все без труда разместились внутри шикарного 'лимузина' старейшины, по габаритам больше напоминающего прогулочный катер. Охрану Стен отправил в конец салона, отгородившись от них защитной мембраной, чтобы поговорить без помех. Машина тихонько 'запела', поднялась в воздух, быстро набрала высоту и встала в поток на нужное направление. Никакого ручного управления, только автоматика. Хоть лететь в Центр Эл совсем недолго.
  
  - Спасибо, племянница, - вдруг тихо произнес Стен. - Не спрашивай, за что, сама знаешь. За то, что вернула мне дочь. Второй раз. Хоть была не обязана это делать.
  
  - Мне бы пришлось убить всех троих, - пожала плечами Лина. - И это уже перебор, дядя Стен.
  
  - А все, что я узнал про Лару, не перебор?! - в бессильной ярости взвился он. - Всю жизнь готовлю дочь стать моей опорой в делах, и вдруг узнаю, что она и так подмяла под себя половину клана, вместе с разведкой! Причем так, что приказы шли от моего имени!
  
  - И что с ней теперь будет? - без эмоций спросила Лина.
  
  Не хочется Стену отвечать на этот вопрос, особенно при посторонних, но придется.
  
  - Пока не решил, - признался он. - Но ты теперь можешь не беспокоиться, тебя больше никто от наследства не отодвинет. Я удивлен, что ты сообщила про компромат. Хотя, по сравнению с попыткой убийства это не компромат вовсе.
  
  - Рано или поздно это всплывет, - так же спокойно пожала плечами Лина. - Уж лучше, если вы узнаете от меня. Тем более что фигуранты давно умерли. От рук здесь присутствующих. А Зоя и Ронти, что с ними?
  
  - Ронти и эта самка Копателя... - фыркнул Стен. - Неплохие бойцы, сильно нам пригодятся, если будет драка. Я до сих пор поверить не могу, как Лара смогла их в это втянуть. Личная верность, Копатель побери! Нашли время в любовь играть, да еще и вляпаться...
  
  - Мне надоело ждать удара в спину, - призналась Лина. - Хотя бы от родственников.
  
  - У меня почти не осталось к вам вопросов, - хрипло усмехнулся Стен. - Кроме одного. Что вы забыли в кластере Сарги? Жить надоело?
  
  - Мы отбили у Наара одного из тримарцев, - объяснила Лина. - И отвезли домой. Насколько я знаю, дядя, наш клан никогда не враждовал с Тримаром. Так зачем было начинать?
  
  - Значит, эта неизвестная девушка из вашего экипажа... - усмехнувшись, припомнил Стен. - Как ее, Мара, кажется?
  
  - Она и есть, - кивнула Лина. - Отвезли, отдали, улетели. И на обратном пути на нас напали. Перехватили после Прыжка. Это вы уже знаете, мы вам все данные передали.
  
  - Почему сразу не вернулись? - строго спросил Стен. - Почему сутки держали их в этой бочке?
  
  - Мы упрыгали за пределы навигационной сетки, - пояснила Лина. - Они нас преследовали, мы убегали, точно рассчитать прыжок за такое время невозможно. Вот мы и застряли, пока не нашли дорогу обратно. Да и бочку оторвать не сразу получилось. Сами понимаете, брать эту троицу на борт мы не хотели. Слишком рискованно.
  
  Вот так и пришлось кое-кому сидеть сутки в шлюзе, закрепленном посреди разгерметизированного грузового отсека. Береженого бог бережет...
  
  - В паршивое время вы вернулись, - невесело сообщил Стен. - Что-то нехорошее начинается. Мы потеряли связь с несколькими внешними кластерами. У других кланов то же самое. Корабли не возвращаются, сообщение прервано. Совет готовится к худшему.
  
  - К чему именно? - спросила Лина. - На нас кто-то напал или собирается? И главное, зачем?
  
  - Откуда я знаю?! - скривился дядя. - Совет рекомендовал принять меры, и мы уже третьи сутки готовим убежища. Стягиваем свои силы к Рьяле и отдаем под общее командование. Может, нам повезет и ничего не будет.
  
  - Повезет нам, как же... - мрачно вздохнула Лина.
  
  - Ладно, - подвел черту Стен. - Тебе, племянница, я давно кое-что обещал, так? Я потому вас в Центр и везу. Мы недавно отбили у этих недоумков Ферна одного из наших, случайно. Но импланты ему успели сжечь. Поэтому я заготовил два комплекта. Один бедняге Ризасу, а второй...
  
  Все молча посмотрели на Альбину.
  
  - Спасибо, - просто сказала она. - Вы очень добры.
  
  - И от меня спасибо, - добавил Иван. - Без имплантов не жизнь.
  
  Все-таки падок на похвалу дядюшка Стен! А тут, все перед ним головы склонили, даже племянница! Доброе слово и главе клана приятно...
  
  Машина выскочила из невидимого воздушного коридора и пошла на снижение.
  
  - Надо было здесь корабль сажать, - заметил Иван, разглядывая огромную свободную площадь посреди массивных высотных зданий Центра, куда направилась машина. - Могли бы сэкономить время.
  
  - Перегоняйте сюда свое корыто, - разрешил Стен. - Если хотите.
  
  - Спасибо, - от души поблагодарил Иван. - Надеюсь, это не понадобится.
  
  Машина коснулась земли почти перед самым входом в центр физиологии, огромной колонной примостившийся на краю площади. Выскочив на поверхность вместе с Альбиной, Иван только сейчас увидел, что 'высотки' затемнены и, кажется, уже эвакуированы. Очень паршивое ощущение! Вокруг суета, но какая-то очень целенаправленная и неплохо организованная. Импланты ловят десятки навигационных 'меток', оперативно расставленных по округе. Альбина дернула Ивана за рукав, показывая куда-то в сторону, а Лине даже подсказывать не пришлось, заметила сама.
  
  - Дари! - улыбнулась она, когда инженер в сопровождении пары дежурных зондов оказался рядом. - Я заметила, как здесь все организовано, и сразу поняла, что ты где-то поблизости.
  
  - Времени нет, - серьезно ответил Дари, добродушно приветствуя всех троих. - Но я рад вас видеть. Слухи были нехорошие.
  
  - За работу! - недовольно рявкнул Стен, в зародыше убивая неуставные отношения. - Эвакуация Центра не может ждать. Племянница, поступаешь в распоряжение Дари. Остальные за мной!
  
  Хороший командир дядюшка Стен, подумал Иван. Услышав его приказ, ноги сами идут, куда надо. Лина тоже восприняла приказ старейшины как должное. Время нынче тревожное, предвоенное, действовать нужно сообща. В такой обстановке приказы командующего не обсуждаются и интриги не плетутся. Лина сразу же получила от Дари участок работ и куда-то умчалась, а главный инженер со своими зондами занялся перегрузкой каких-то ящиков с припасами.
  
  - Вниз! - коротко приказал Стен, направляясь к блоку подъемников. - Физиологию мы эвакуировали в первую очередь. Мы не можем потерять все это оборудование.
  
  Уж местные знают, какова цена незавершенной эвакуации. Один только город Даррен, на треть стертый с лица планеты, не дает отнестись к этой процедуре легкомысленно. Дорсо и прочие отморозки хорошо научили кланы, как нужно строить жизненно важные центры. Все эти чудеса высокотехнологичной архитектуры, высотные шпили, изящные мостики и парящие в воздухе ажурные перемычки между зданиями хороши для мирного времени! Все остальное, самое ценное, зарыто глубоко в землю и защищено, судя по всему, от серьезных передряг. Снова стремительный спуск, и уже трудно понять, на какой глубине находишься, навигация здесь не работает. Секретность!
  
  Недавно эвакуированный медицинский центр сейчас почти пуст, только исследовательская часть работает, как и прежде. Навстречу вышла незнакомая и непривычно смуглая молодая женщина, на ходу колдующая с вязанкой каких-то небольших устройств на поясе. Однотонный темно-синий комбинезон подчеркивает невероятно смачную фигурку с такими сумасшедшими изгибами, что даже Альбина не удержалась и нежно цокнула языком. Впрочем, насколько эта незнакомка действительно молода, можно лишь гадать, но тут Иван вспомнил, что слышал о ней и от Дари, и от Лины. Вот она какая, Рила Эл, главный физиолог клана! Неудивительно, что редкую операцию по внедрению комплекта имплантов будет проводить именно она. Ходят также упорные слухи о том, что уважаемый Координатор Стен к этой даме очень неравнодушен, но осуждать его за это, право слово, грешно!
  
  Яркие золотые глаза кратко вспыхнули покорностью и восторгом в отношении главы клана, а потом лишь на мгновение Иван поймал ее любопытный взгляд. Кто-то, бывает, с детства боится врачей, но не таких же! Она уже наверняка знает, кто будет ее подопечной, но ее глаза, словно диагностический сканер, не делают различий между пациентами нынешними и потенциальными. Иван реально почувствовал себя 'образцом', помещенным в пронумерованную пробирку, но взгляда не отвел, словно намекая на ответный интерес. Эксперимент вышел очень интересный! Пожалуй, дядюшке Стену нужно как следует приглядывать за своей избранницей, а то уведут, с таким-то темпераментом...
  
  Игра продолжалась всего пару секунд, Рила прекратила 'сканировать' и молча провела всех в небольшой зал, в котором смутно угадывается некое подобие операционной. Впрочем, здесь нет ни привычного оборудования, ни толпы ассистентов. Бритого налысо беднягу Ризаса, худощавого и бледного парня, поместили в стазис и уложили на 'стол', мгновенно принявший форму тела. Рила закрепила на его запястьях снятые с пояса приборы и тщательно проверила их работу. Пациента надежно зафиксировали и все, кроме главного физиолога, отступили за прозрачную силовую мембрану, окружающую 'стол'.
  
  - Делаем быструю процедуру, - мягко велел Стен, и Рила кротко кивнула, принимая волю главы клана.
  
  - А что за быстрая процедура? - смело спросила Альбина. - Я думала, контрольный контур внедряется оперативно.
  
  Вопрос не был направлен конкретному лицу, но Рила, которой положено видеть и слышать все, что происходит в операционной, отреагировала мгновенно.
  
  - Вы моя вторая пациентка, - Ее приятный голос зазвучал с небольшим усилением. - Вам можно знать. Раньше мы делали операцию, хотя нашим Центром давно разработан более простой способ.
  
  - Который Марик почему-то запрещал применять, - добавил Стен.
  
  - Внедряется только одна Нить, - быстро объяснила Рила. - Тонкий прокол, никаких разрезов. Нить собирает в черепе контрольный контур, внедряется в него и становится Базой.
  
  - 'Нить' это вторичный имплант, - вслух рассудил Иван, переваривая новую информацию. - Да, в контрольном контуре есть такая. И именно она генерирует себе подобных, копируя себя. Наверно, это и есть База.
  
  Свет вспыхнул ярче, и наступила полная тишина. 'Стол' немного изменил положение, подстраиваясь под рост и длину рук Рилы. Лицо физиолога вдруг стало совершенно невозмутимым, словно гормональный контроль включился на максимум, чтобы исключить любые ошибки. В ее глазах вспыхнули знакомые фиолетовые круги мультиспектральных сенсоров, а руки окутались пеленой биозащиты, поднося к голове пациента небольшой круглый предмет. Рила приложила эту капсулу к затылку парня и замерла, словно статуя. Так прошло две с половиной минуты, и физиолог, наконец, разжала ладони и с облегчением обернулась.
  
  - Все в порядке, - так же мягко сообщила Рила, и свет в операционной слегка померк. - Нить работает, через сутки комплект будет активен и пациент проснется.
  
  - Хорошо, - похвалил ее Стен. - Внедряй второй комплект и дальше работаем по плану эвакуации.
  
  - Сделаем, господин, - почтительно склонила голову физиолог. Внезапно появившиеся откуда-то ассистенты осторожно сняли бесчувственного Ризаса со стола и аккуратно унесли его куда-то за пределы помещения. Второй раз они в операционную уже не вернулись.
  
  - Мне надо идти, - вдруг сообщил Стен, тоже направляясь на выход. - Дальше сами справитесь.
  
  - Что нам делать после операции? - спросил Иван, чувствуя, что Стен уже готов переключиться на другие задачи. Старейшина остановился буквально в дверях, резко обернулся и нахмурился.
  
  - Делайте что хотите, - проворчал он с недовольным видом. - Вы не мой клан.
  
  Повернулся спиной и вышел из зала.
  
  - Мы ему надоели, - заметила Альбина, переглянувшись с Иваном. - Его можно понять.
  
  В самом деле, дядюшке Стену в последнее время досталось немало хлопот. Но зато если слухи не врут, главный физиолог поможет уважаемому старейшине расслабиться. Когда все закончится... Но сейчас в компетентные руки Рилы попала Альбина, которую та уложила на 'стол' и аккуратно, по науке, зафиксировала.
  
  - У вас прекрасный гормональный баланс и без имплантов, - похвалила физиолог, возвращая на пояс ненужные устройства. - И не похоже, чтобы вас держали в стазисе. Это сильно упрощает процедуру.
  
  - Главный физиолог меня хвалит, - Зафиксированная на 'столе' Альбина уже не в силах повернуть голову, но удержаться от небольшой выходки не смогла. - Завидуй! У нее волшебные руки...
  
  - Не разговаривайте, - промелькнувшую на лице физиолога тень смущения мгновенно смыл гормональный контроль. - Сейчас вы уснете и проснетесь через сутки. Приятных снов.
  
  Свет вспыхнул снова, и Рила, заключенная в поле биозащиты, приложила к затылку Альбины небольшой черный контейнер. Завершая привычную манипуляцию, она терпеливо выждала положенное время, и...
  
  И ничего не произошло.
  
  - Странно, - гулко раздался ее голос в почти опустевшей операционной. - Такого никогда не было.
  
  - Что с ней? - Иван шагнул за пределы защитной мембраны, но Рила даже не попыталась его остановить. Свет погас, и физиолог подняла на него растерянный взгляд. Видимо, гормональный контроль тоже выключился.
  
  - Комплект внедрения сработал, - почти прошептала она. - Но ничего не произошло.
  
  Иван наплевал на условности и просканировал Альбину сам, но не нашел никаких повреждений или фатальных изменений в организме. Он даже нашел Нить, уютно устроившуюся там, где положено быть контрольным контурам имплантов, но больше ничего не увидел.
  
  - Пульс падает, - с ужасом сказала Рила. - И дыхание замедляется. Этого не может быть!
  
  Паника не лучший советчик. Мелькнула мысль грубо 'вырубить' Рилу и спасать Альбину самому, но это тоже не выход. Главный физиолог, обладательница почетного кланового имени Рила Эл сама сейчас ничего не понимает, и ее смятение можно понять. По всем данным Альбина в полном, совершенном порядке, но пульс и дыхание замедляются все сильнее. И сканер не показывает угрозу для жизни! Как такое может быть?
  
  Если и есть во всем раскладе что-то неучтенное, то это внедренная Нить. Все из-за нее! Снова возникла шальная мысль удалить это постороннее образование, мы ведь находимся в шикарно оснащенной операционной! Но попытавшись просканировать саму Нить, Иван словно наткнулся на стену, исключительно мощный силовой барьер. Не даст эта штука себя извлечь без вреда для носителя! А дыхание почти не прослушивается, и сердце почти не бьется, но индикация биосканера горит ярко-зеленым огнем, словно жизненные силы даже не думают покидать Альбину!
  
  Поэтому нельзя сейчас действовать на эмоциях! Ведь произошло что-то небывалое и настолько необычное, что даже компетентный специалист ничего не понимает. Сомнений почти нет, все это устроила Нить, но почему и как? Кажется, падение показателей дыхания и сердцебиения замедлилось и спустя несколько секунд прекратилось, достигнув некой точки равновесия. Это не стазис и не кома, но что? Кто бы подсказал...
  
  - Четыре удара в минуту, - недоверчиво прошептала Рила, и ее огромные глаза вдруг наполнились слезами. Всхлипнув, она машинально прислонилась к нему, едва не срываясь в панику, но Иван не почувствовал ни ее прикосновений, ни горячего дыхания где-то совсем рядом. Он снял ее руки со своих плеч и осторожно отодвинул смуглую красавицу от 'стола', к которому сейчас прикован его взгляд. Лицо Альбины не выглядит ни бледным, ни болезненным, скорее наоборот! Даже тень улыбки неспроста гуляет на ее губах, ведь последнее, что она почувствовала, это прикосновение волшебных рук Рилы.
  
   - Что я наделала?! - снова прошептала физиолог, на этот раз не сдержав слез.
  
  - Вам этого не понять, - раздался за их спинами спокойный, но мощный голос.
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  
  
  Подмосковная резиденция Ново-Огарево
  
  Май 2061 года
  
  Какая разношерстная толпа! И ведь совершенно не волнуются, как ответственные товарищи, уверенные в своем правильном выборе. Все эти люди представляют зародыш будущего Азиатского союза, если не считать японцев, которые скорее сами спрыгнут в море со своих радиоактивных скал, чем согласятся на союз с китайцами. А что ядром нового Союза станут именно китайцы, сомневаться не приходится. А мы разве против? Пусть объединяются и торгуют с нами, но за мухлеж будем бить по рукам...
  
  Президент Орлов от души, почти до хруста, пожал руку каждому гостю, и получившие финальное внушение делегаты начали оттягиваться к выходу. Хоть и не по чину главе государства лично встречаться с вице-президентами и министрами, но в этот раз можно сделать и исключение. С первой группой закончили, но присматривать за ними все равно нужно, потому что верить нельзя никому. Мне - можно, со смехом подумал про себя Верховный. Главное здесь то, что приехали представители абсолютно всех приглашенных стран, никто не стал отказываться. Пусть приехали полуофициально, без освещения в прессе, но ради особого случая японцы не поскупились и прислали живого премьера, чтобы засвидетельствовать уровень гарантий. А вот китайцы и все прочие прислали министров иностранных дел, но это тоже неплохо, полномочиями их снабдили с запасом. И что особенно приятно, так это чуйка дальневосточников, которые с полуслова уловили намек!
  
  Орлов был с ними вежлив, но тверд. Сказал прямо - не вмешивайтесь, помогайте только 'южанам', а 'северяне' и им сочувствующие должны огрести. Вы же не хотите огрести вместе с ними, друзья? Мы будем очень, очень пристально смотреть за вашими успехами, и нам будет очень, очень жаль, если придется повторять дважды. Да, 'северяне' в предстоящем конфликте непременно должны огрести! Откуда мы знаем? Но ведь добро всегда побеждает зло, не правда ли?
  
  Кажется, хитрые азиаты все поняли и прониклись. Японец склонился в пояс аж под прямым углом, китаец чуть меньше, но тоже постарался. В один голос заверили, что все сказанное передадут в точности! Не извольте сомневаться в нашей искренности! Помогать, скорее всего, желтолицые хитрецы не станут ни тем, ни этим. Нейтралитет! Ну, тоже хорошо, будет вам нейтралитет...
  
  После отъезда первой делегации Орлов провел час в 'тревожной' комнате на связи со своими помощниками, а потом еще час скоротал на тренажерах и в бассейне. Организм словно бы сам требует перезарядки перед очередным сеансом политического 'курощения'. Откуда взять силы на этих 'цивилизованных' европейцев, кто бы подсказал? И снова пришлось влезать в костюм и ботинки, и бодрой походкой идти на лужайку перед усадьбой, встречать гостей.
  
  Теперь предстоит поговорить с теми, кто мыслит несколько иначе. Честное слово, иногда с азиатами гораздо проще вести дела, чем с отпрысками старушки Европы. Эти сейчас будут включать дурака и делать вид, что не понимают, о чем им говорят. Раньше они на нас давили, имея хоть какую-то силу и влияние, но в итоге додавили до того, что мы научились обходиться без них почти во всем. И сейчас, по большому счету, ничего нам от них не нужно. Если получится убедить - хорошо, не получится - им же хуже. Но попытаться нужно, чтобы потом на пресс-конференциях делать большие глаза и всем напоминать о наших миротворческих усилиях еще до того, как все началось.
  
  На дворе глубокая ночь, поэтому подвоз делегатов ничем не осложнен, да и лишних глаз поменьше. Все равно шила в мешке не утаишь, но от слухов будем открещиваться уже потом. А вот и гости! Первым приехал француз, сам месье Бенар, министр иностранных дел. Низкорослый, проворный и слегка увлекающийся человек, но не худший в Европе дипломат. К сожалению, он чистый гуманитарий, хотя русский язык знает неплохо.
  
  Вторым прибыл пожилой итальянец, бывший премьер, известный по многочисленным скандалам и уголовным делам сеньор Сарто. Можно сказать, большой авторитет, доверенное лицо страны, настоящий итальянец, традиционный, до драки доведет, но своего не упустит. После него приехал немецкий канцлер, в последний момент решивший ехать сам, а не отправлять вместо себя министра. Господин Мерц уже давно занимает свой пост и кажется совершенно непотопляемым, но ничто не длится вечно, и конкуренты уже наступают ему на пятки даже в собственной партии...
  
  Остальные делегаты прибывают один за другим. Австрия, Испания, Швеция, Швейцария и другие, все они прислали лишь министров, потому что решать за них, как обычно, будут люди в Берлине и Париже. Англичан и канадцев не позвали, Восточная Европа тоже осталась не у дел, а с особенным удовольствием из списка вычеркнули Польшу. С 'гиеной Европы', по меткому определению Черчилля, разговор будет особый и на других условиях.
  
  - Прошу вас, господа, - пригласил Орлов. - Проходите за мной.
  
  Маленький конференц-зал с трудом вместил всех делегатов, но при отсутствии привычного стада журналистов это не проблема. Даже переводчики не нужны в наш век миниатюрной и умной электроники. Встреча с азиатами была в другом помещении, где не было ни одного стула, для придания бодрости и активизации мыслительных процессов. Здесь и сейчас все будет иначе, поэтому Орлов сам вытащил из переднего ряда кресло и сел так, чтобы видеть всех.
  
  Инкрустированные сандалом и самшитом двери зала захлопнулись, и настало время поговорить.
  
  - Господин Президент, - устало произнес немец, когда шевеление в зале прекратилось. - Скажите откровенно, вы верите в успех этих переговоров?
  
  - Я верю просто в успех, - спокойно ответил Орлов. - А эти переговоры могут стать или не стать его частью. Я, конечно, буду вас просить выслушать и понять нашу позицию, но не буду никого упрашивать. Вы ведь знаете, о чем пойдет речь?
  
  - Разумеется, - надменно кивнул француз, и одновременно с этим машинально дернулись головы у половины министров.
  
  Круговая порука, это нам знакомо. Но ведь ничего вы, ребята, не знаете! Кто-то из азиатов уже доложил, о чем говорил с ними русский Президент, но это не беда. Сейчас разговор пойдет совсем иначе.
  
  - Война, отложенная на двадцать лет, началась, - напомнил Орлов. - Грубо говоря, Северная Америка против Южной. Уже неделю идут бои, Куба практически пала, боливарианцы отступают на юг, жертвы идут сотнями тысяч. Но при этом, скорое поражение Севера неизбежно.
  
  - Весь мир считает иначе, - быстро ответил немец, вызвав тихий одобрительный гул среди делегатов.
  
  - Вы опять путаете себя со всем миром, - резонно упрекнул Орлов. - Но поверьте мне, в итоге 'южане' как минимум останутся при своих. Да, мы их открыто поддерживаем, потому что они обороняются против сильного и коварного врага. Многие из вас готовы поддержать 'северян' в обмен на часть приза, а кое-кто уже готовит места под американские базы.
  
  - Клевета! - синхронно заявили голландец, бельгиец и норвежец.
  
  Вот и отозвались первые три строчки из списка желающих восстановить оккупированный статус. Надоел бардак, ребята?
  
  - Вы имеете полное право звать к себе чужих военных! - усмехнулся Орлов. - А мы имеем такое же право вам мешать. Поэтому просто подумайте, стоит ли делать ставку на победу 'северян'. Если вы сами не в состоянии навести в Европе порядок...
  
  - Ваши слова напоминают угрозу, - прищурился итальянец, но легкая улыбка матерого интригана осталась на месте. Да, этот уважаемый дон знает толк в угрозах, особенно если верить желтым газеткам, принадлежащим его противникам.
  
  - Как вы могли подумать, дорогой кавалер Сарто! - всплеснул руками Орлов. - Вы разве хотите, чтобы мы сами полезли к вам в Европу и надорвались на этом? Нет, нам достаточно своей зоны интересов и связанных с ней проблем. Но это не значит, что наши американские партнеры, ответственные за многие из этих проблем, имеют право здесь распоряжаться. Вам, всей Европе, не хватило прошлого раза?
  
  - Ваше влияние тоже не всем по душе, - уже спокойнее заметил француз. - Особенно в свете того, что вы до сих пор скрываете свои научные разработки. И есть серьезное подозрение, что взрыв в Стэнфорде лишил вас единственного возможного конкурента.
  
  - Вы правы, мы скрываем, - легко согласился Орлов. - И будем скрывать дальше. Вот только есть одна деталь, и я вам ее продемонстрирую.
  
  Президент достал из кармана пиджака небольшой пульт и надавил пару кнопок, отозвавшихся едва слышным писком. В зале померк свет и засветился большой проекционный экран на дальней стене, на котором повис, вращаясь, земной шар. Поверх сетки параллелей и меридианов вспыхнула гроздь ярко-красных точек.
  
  - На этой карте отмечены энергетические установки нового типа, - объяснил Орлов сильно взволнованным гостям. - Картинка прямо с наших детекторов. К сожалению, точных координат они не дают, фундаментальное ограничение в теории, очень большая погрешность. Вот эта мигающая точка - Белоярский реактор, вы о нем знаете. Вот еще одна, Ленинградская, только что ввели в строй. Под Москвой и Иркутском отметки от 'Спиралей', одна на орбите, ее отметка сливается с 'Алмазом', вторая чуть дальше...
  
  Орлов 'отодвинул' нарисованный земной шар так, что стала видна Луна.
  
  - Еще одна 'Спираль' на геостационаре, - продолжил Верховный. - Чистит всякий мусор, направляя его в атмосферу. Обратите внимание на Луну, на южном полюсе экипаж майора Данилова готовит место для постоянной базы.
  
  Еще одно нажатие на кнопку, Земля стала совсем маленькой, и обнаружилась еще одна яркая точка примерно вдвое дальше Луны.
  
  - А это наш 'Княжич', Богданов, - с гордостью сообщил Орлов. - Как вы знаете, мы решили не откладывать облет Марса, пусть все идет своим чередом. Как видите, реакторы нового типа прекрасно видны даже на межпланетных расстояниях, отследить их нетрудно.
  
  Президент еще поколдовал с пультом, и изображение Земли вновь заполнило весь экран, но теперь красные точки пропали, и появились синие, совсем с другой стороны 'шарика'.
  
  - А это американцы, - спокойно продолжил 'лекцию' Орлов. - Норфолк, Филадельфия, там верфи. Еще несколько точек на континенте, это заводы и испытательные центры, в основном Локхид и Боинг. А вот эти группы точек - Третий и Четвертый флоты, корабли эскорта, приданные авианосным группировкам. Отсюда не видать, но можете мне поверить, что их одиннадцать штук. То, что янки успели так быстро поставить реакторы на эсминцы крайних серий, это научно-технический подвиг, нужно отдать им должное.
  
  - Вы нас разыгрываете, - каменным голосом процедил немец.
  
  Разумеется, это розыгрыш! Но только отчасти, наши детекторы умеют работать и в таком режиме, имитируя технологию американцев. Но главный посыл совсем другой. Вас, ребята, обманули, научный прорыв сделан не только у нас.
  
  - Вы имеете право на любое мнение, - не стал спорить Орлов. - Но сами подумайте, почему бы не взорвать ускоритель в Стэнфорде уже после того, как все данные получены? Ведь можно все свалить на 'южан' и их русских покровителей!
  
  - Невозможно, - недоверчиво пробормотал итальянец. - Как они смогли сохранить тайну?
  
  - А никакой тайны нет, - ответил Орлов. - Группу, сделавшую открытие, возглавляет доктор Аниш Мукерджи, блестящий физик, между прочим. Мы вам передадим всю информацию по их программе, которую нам удалось добыть. Если у вас есть вопросы, можете адресовать их сразу в Вашингтон. Мол, мы за вас всей душой, опять с русскими ссоримся, а вы...
  
  - Как будто это что-то меняет! - снова вспылил француз. - Америка далеко, а вы близко! Мы не желаем, чтобы новый порядок в Европе строился вашими азиатскими методами!
  
  Неужели двадцать лет уличных боев по всей Европе лучше, чем азиатские методы, сохранившие мир и порядок? Очень хочется спросить об этом господ делегатов, но сейчас обострять риторику ни к чему.
  
  - Как я уже сказал, не буду вас упрашивать, - охотно повторил Орлов, сохраняя полное спокойствие, отчего француз разозлился еще больше. - Но попрошу немного подумать и сделать выводы. Не вмешивайтесь в ход войны и не поминайте всуе атлантическую солидарность. Когда война закончится, причем не в пользу 'северян', это не добавит вам хорошего настроения.
  
  - Вы так уверены? - задумчиво спросил итальянец. - По мне, так 'южане' в гораздо худшем положении.
  
  - Они отважны и изобретательны, - улыбнулся Орлов, надеясь, что хотя бы этот опытный пройдоха поймет намек. - И просто так не сдадутся. Я думаю, они способны удивить нас всех. Ведь они много лет мечтали о реванше!
  
  В зале зашумели и заспорили, и только итальянец остался нем и неподвижен, задумчиво хмурясь и теребя дорогущую золотую запонку на галстуке. В какой-то момент снова зажегся свет, и бессмысленные переговоры продолжились. В итоге, пришлось почти впустую потерять еще полтора часа и отпустить упрямых делегатов восвояси. Понятно, что некоторые проявят осторожность, но ведь далеко не все!
  
  Но кавалер Сарто не стал спешить и выходить из зала вместе со всеми. Выразительно глянув в сторону Орлова и поймав ответный кивок, он дождался момента и сам прикрыл дверь, оставшись наедине с Президентом. Они сели напротив друг друга, понимающе усмехаясь, как старые приятели, несмотря на почти двукратную разницу в возрасте.
  
  - Скажите, Марцио, - фамильярно спросил Орлов, зная, что собеседник и не подумает обидеться. - Эти остолопы хоть что-то поняли?
  
  - Я тоже ничего не понял, Нико, - отшутился итальянец. - Кроме того, что вы задумали какую-то пакость для янки и не хотите, чтобы мы тоже пострадали. Верно говорю?
  
  - Примерно так, - кивнул Орлов. - Но я с вами откровенен только потому, что вы единственный, кто внял нашей просьбе и не притащил на себе аппаратуру записи. Так что скажете? Есть шанс, что прислушаются?
  
  - Не все, - серьезно ответил кавалер. - Кое-кто сильно соскучился по дяде Сэму и мечтает раздвинуть... горизонты евроатлантического сотрудничества.
  
  Сарто лишь на секунду скорчил похабную рожицу, иллюстрируя свой пассаж намеком на неприличный жест, но Орлов не выдержал и от души расхохотался.
  
  - Умеете вы формулировать! - отсмеявшись, похвалил он старого друга. - Да вся эта встреча, по сути, не имеет смысла, кроме одного...
  
  - Самоуспокоение? - влет догадался старый интриган.
  
  - Типа того, - кивнул Орлов. - Предупреждали их, просили... Пусть не обижаются.
  
  - Можно еще раз посмотреть вашу карту? - вдруг спросил итальянец. - Нечасто такое можно увидеть.
  
  - Пожалуйста, - охотно согласился Орлов, заново приглушая свет и возвращая проекцию карты. - Все происходит даже быстрее, чем мы думали. Янки действуют очень жестко, не считаясь с разрушениями и не жалея ракет. От Кубы скоро ничего не останется, бьют по площадям, по городам, по источникам воды. Вы знаете, как их генералы хвалятся? До экватора все сожжем, а дальше на юге будет каменный век.
  
  - И что будет дальше? - мрачно спросил кавалер.
  
  - Дальше? - невесело усмехнулся Верховный. - Дальше, как я сказал, скажется упорство и изобретательность 'южан'. Военная удача как капризная дама, друг мой, она легко может ускользнуть, оставив в ваших руках лишь надушенный пеньюар.
  
  От такого сравнения знающий толк в капризных дамах итальянец от души изобразил аплодисменты.
  
  - Браво, Нико, - похвалил он. - Мне, как вашему искреннему другу, остается лишь надеяться, что вы не надорветесь. И политика, и война, и наука, и межпланетные полеты... Вы очень серьезно взялись за дело, для этого требуется большая уверенность в своих силах. И очень символично, что ваша экспедиция, посвященная Марсу, началась одновременно с этой страшной войной.
  
  - Совпадение, - пожал плечами Орлов. - С таким же успехом мы могли бы совершить облет Венеры. И что бы от этого изменилось? Янки давно готовились напасть и ждали только своих выборов. Мы тоже ждали, но не отменять же из-за этой авантюры то немногое, что может дать надежду на лучшее будущее?
  
  - Вы верите, что 'потерянное столетие', о котором все время твердите, можно преодолеть? - серьезно спросил пожилой кавалер.
  
  - Нужно попытаться, - улыбнулся Президент. - Тем более, что время пришло, техника готова...
  
  - А люди?
  
  Вопрос, заданный итальянцем, ставился во все эпохи больших перемен и значимых преобразований. И наше время не исключение. Вот только нужно и можно ли знать ответ заранее?
  
  - Люди с веками не меняются, Сарто, - ответил Орлов. - Так зачем сдерживать прогресс? Готовы, не готовы... Пусть приготовятся, иначе мы еще пятьсот лет впустую потеряем.
  
  - Вы теперь собираетесь править небесами? - почти серьезно спросил кавалер. - Американцы дышат вам в затылок. Научное открытие, сделанное дважды, рано или поздно повторят и другие. Не слишком ли высок стал ваш полет? Больно будет падать.
  
  - Мы затем и стремимся в космос, - усмехнулся Орлов. - Ведь тело, набравшее первую космическую скорость, обратно вниз уже не упадет. Я утрирую, но все же! Это касается не только одной страны, но и планеты и ее населения в целом. Выйдя в космос, мы повышаем свои шансы на выживание. Это банальные вещи, но от этого не менее верные.
  
  - И Марс кто-то очень удачно 'расконсервировал'... - пробормотал итальянец.
  
  - Грех упускать такую возможность, - с улыбкой кивнул в ответ Орлов, а его собеседник снова задумался о том, что это может значить. Вполне возможно, что ничего...
  
  Еще минут через десять Орлов демонстративно поглядел на часы, давая понять, что время на исходе. Сообразительный итальянец поспешил удалиться, тепло попрощавшись со старым другом, а Президент перебрался в комнату связи и склонился над совсем другой картой. Масштаб и точность этой проекции позволяют оценить все детали идущей бойни, вот только тянуть дальше означает согласиться с новыми жертвами. Генштаб, понятное дело, тоже не зря ест свой хлеб, и все посчитал совершенно правильно. У 'южан' в этой войне шансов почти нет. Ну что же, сюрприз будет для всех.
  
  А ведь об истинном раскладе не знают даже сами 'южане', которые сейчас сражаются с упорством обреченных, нанося агрессору страшные, но не смертельные удары. Прорваться к авианосцам на дистанцию пуска ракет они не могут, стреляют издалека, что дает янки время для перехвата. Утопили пару вспомогательных кораблей, повредили еще пяток... Капля в море! Но теперь пора вмешаться более могущественным силам...
  
  'Регина' не боевой корабль и создавалась она совсем для других целей, но сейчас выбирать не приходится. Сейчас она, укутанная в маскировочный кокон, как раз проходит над Южным полюсом, в мертвой зоне СПРН противника, поэтому небольшие вспышки исходящих транспортных тоннелей никто не заметит. Точность выхода на таком расстоянии позволяет уложить снаряд с погрешностью всего в пяток метров, а мощность начинки этих самых снарядов крайне занижена, чтобы не вызывать подозрений.
  
  Майор Сурдинский и капитан Ахромеев, бессменные пилоты 'Регины', сами боевые летчики и им не впервой сбрасывать тротиловый эквивалент на голову врага. Вадим Руднев, молодой физик, при личной беседе охотно признался Орлову, что ничего не имеет против 'стрельбы' по военным целям, и поэтому он сейчас тоже там, в космосе, управляет прокладкой 'тоннелей', несущих погибель вражескому флоту. Все готово, и теперь остается лишь отдать приказ...
  
  За несколько последующих суток 'Регина' отправила в цель два десятка снарядов, коренным образом изменив картину войны. Первым погиб гигант 'Буш', палач Кубы, получив три 'торпеды' под киль и через полчаса отправившись на дно вместе со всем авиакрылом. И что интересно, ни одного попадания в реакторный отсек! Еще три 'торпеды' аккуратно вывели из строя самые опасные крейсера эскорта, по странному совпадению именно те, на которых еще не израсходован боезапас для береговых целей.
  
  Через виток настала очередь 'Энтерпрайза', который после двух попаданий остался на плаву, но перестал существовать как боевая единица. По его эскорту тоже словно бы прошлась метла смерти, но аккуратно, без фанатизма, создавая так необходимые прорехи в обороне. И 'южане' этим воспользовались, добив подранков и расширив зону действия собственных сил. 'Рейган' и 'Форд' потеряли часть эскорта и стали уязвимы, что немедленно сказалось на качестве обороны. Оба авианосца 'проглотили' всего по одной противокорабельной ракете, но этого хватило, чтобы на пару суток прекратить полеты с палубы. И когда небо очистилось, в дело вступил москитный флот, юркие ракетные катера, выпившие немало крови 'северян' еще в прошлую войну.
  
  Карательная операция превратилась в катастрофу, после которой из семи авианосных группировок уцелели лишь три, и то в неполном составе. Потери самолетов и летчиков превзошли всякое воображение, а пленных 'южане' не брали, добивая на воде все, что шевелится.
  
  Обе стороны еще долгие месяцы избивали друг друга, но никто так и не понял, что и как пробило первые бреши в обороне янки.
  
  
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  Рьяла, Центр Эл
  
  Май 2061 года
  
  
  Как известно, Рьяла не была слишком разделена даже в древности. Такая география не способствует образованию большого разнообразия племен и языков. Но это вовсе не значит, что язык, позже ставший на Рьяле общим, был единственным во все времена. Сохранились знания о нескольких более ранних наречиях, безумно красивых на слух, но бесполезных с точки зрения поздней цивилизации. Очень немногие могут читать эти древние письмена и еще меньше людей могут произнести их вслух.
  
  И самый красивый из них это Квид Чият, наречие островных кочевников Среднего океана. Этот язык мертв уже многие столетия, он исчез, растворился среди континентальных племен, ведших оседлый образ жизни и позже ставших первыми кланами Рьялы. Кочевники поклонялись Мире, Большой Луне, и проклинали Раали, Младшую. И весь их язык навсегда запечатлел эти устремления, сделав сугубо утилитарное наречие ярким и поэтичным.
  
  Кочевники моря были искусными мастерами, вопреки принятым представлениям о превосходстве оседлых культур. Они не только торговали, ловили рыбу и строили свои удивительные корабли, словно парящие над волнами. Они писали стихи и песни о любви и ненависти, нанося архаичные знаки на тонкие золотые и серебряные пластинки. Эти 'грамоты' часто украшали помещения ковчегов, и никто не смел на них посягнуть.
  
  Но эти корабли, к сожалению, иногда гибли. С другой стороны, если бы этого не случалось, исследователи будущего не находили бы эти пластинки на дне морском. Язык кочевников не вернулся в обиход простых людей, но увлек историков и искусствоведов, да и просто романтические натуры. Увы, спустя многие века этих людей не стало больше.
  
  Но сегодня, в последнюю мирную ночь Рьялы, Квид Чият зазвучал снова!
  
  
  Появившийся в операционной человек буквально светится властью и авторитетом, но не дутым, не присвоенным и не полученным по наследству, а явно заслуженным и даже выстраданным. Огромный рост не редкость среди Рьялхи и Сарги, но в этом незнакомце чувствуется совсем другая сила, за пределами физической. И главное, это его лицо. Образ воина, образ борца, убеленный седой гривой волос, бывших когда-то пронзительно черными. Сколько ему лет? Под триста?
  
  Сигнатура имплантов не замаскирована и светится, как солнечный протуберанец. На широченных плечах свободная серебристая накидка, которая выглядит почти как униформа, а под ней четко видна броня с несколькими модификаторами. За плечами какое-то серьезное оружие, и оно даже близко не походит на массовые поделки, с которыми приходилось иметь дело раньше. И как он смог пронести оружие в убежище клана Эл?
  
  - Оставьте нас, - резко приказал незнакомец, обращаясь к растерянной женщине. - Физиолог здесь больше не нужен. Этим делом займется Совет Кланов.
  
  Даже Рила Эл, воспитанная в почтении к оперативникам Совета, не смогла сразу исполнить такой приказ.
  
  - Я ее не оставлю! - твердо заявила она, и ее смуглое лицо еще больше потемнело. - И даже вы меня не заставите это сделать! Я не имею права так поступить!
  
  - Имеете, - парировал незнакомец и настойчиво, не повышая голоса, повторил приказ. - Оставьте нас, а Координатору отправьте отчет со ссылкой на меня. В том, что здесь произошло, нет ни вашей вины, ни вашей заслуги.
  
  Несмотря на свою решительность, Рила не смогла долго противиться такому напору и, в конце концов, сдалась, кротко склонив голову. Если она и боится гнева Координатора, то злить оперативника Совета ей хочется еще меньше. Постояв рядом с неподвижной пациенткой, она что-то прошептала и вышла из операционной.
  
  - Это должно было случиться, - пророкотал незнакомец. - Мы этого ждали, но не успели вмешаться. Теперь придется идти до конца.
  
  Иван не думал, что долгожданная встреча с представителями Совета окажется столь печальной. Хотя не похоже, что этот седой воин сильно опечален. Скорее, удивлен.
  
  - Вы знаете, что с ней? - тихо спросил Иван, чувствуя мощный защитный купол, грамотно установленный внезапным визитером. Видимо, разговор будет не из простых.
  
  - Почти наверняка, - охотно ответил гигант. - Но сначала вы должны мне кое-что сказать.
  
  - Должен? - Иван постарался не разозлиться на столь наглое заявление, пусть он хоть трижды оперативник Совета. - Именно вам?
  
  - А кому еще? - с адским спокойствием произнес незнакомец. - Вы ничего не забыли?
  
  Самое удивительное то, что последняя фраза прозвучала по-русски. И тут Иван вспомнил то, что почти выкинул из головы, но память вернулась мгновенно. Гигант смотрит сдержанно, словно до конца не уверен в правильной ставке. А на что он ставит в своей непонятной игре, совершенно неясно. Что же, сыграем и свою партию! Вряд ли это навредит Альбине. Иван сделал вдох, повторил давно заученную фразу про себя и тут же произнес ее вслух.
  
  - Райна шин'ва эйоли ра'ва.
  
  Незнакомец резко повернулся к нему, но не сказал ни слова. Только желтые глаза вспыхнули от бури эмоций, мгновенно задавленных то ли железной волей, то ли гормональным контролем.
  
  - Мне кажется, вы услышали, что хотели, - тихо добавил Иван.
  
  - Да, услышал, - медленно произнес тот. - Вы знаете, что это за слова?
  
  - Не знал, пока не прилетел сюда, - кратко ответил он, не желая ударяться в тонкости перевода на Квид Чият поэзии Серебряного века. Пусть даже за авторством Варвары, хотя это пока не доказано. В своем послании она привела лишь одну строку, но местные программы справились с переводом. Неплохая шутка, с опозданием дошедшая с того света...
  
  - Где она? Почему она не с вами? - быстро и нервно спросил незнакомец.
  
  - Если вы про Варвару, - спокойно ответил Иван. - То вы тоже должны мне кое-что сказать. Хотя бы, представиться. Ваша сигнатура легко читается, но я не уверен, что имя Ставр...
  
  - Она называла меня Ставр, - тихо ответил незнакомец. - Мой крест, так она говорила, хотя тогда у меня было совсем другое имя. А теперь... Можете звать меня Ставр, или Строитель, на выбор.
  
  Снова каскад воспоминаний и ассоциаций, связанных с кратким посланием Варвары. Строитель, далекий предшественник Дари на посту главного инженера клана Эл! Тот, кто построил базу наблюдателей на Земле! Единственный, кто вступал в контакт с людьми, и не просто с людьми, а с единственной и незаменимой...
  
  - Вы знаете о нападении клана Наара на семью Эл? - спросил Иван. - При этом погибли не только Рьялхи... Почти все наблюдатели, больше сотни... Варвара взорвала Базу и дала нам шанс уйти. Остались только мы с Альбиной.
  
  Наверно, Строитель подозревал о таком исходе, но до конца не верил. Только хрустнули, сжавшись, его кулаки, но в глазах опасный огонь едва заметен.
  
  - Совсем немного, - тихо сказал он. - Не дождалась меня...
  
  - Значит, вы когда-то работали на Марика, - спокойно произнес Иван. - Строили Базу для его безумного проекта. А потом исчезли больше, чем на столетие.
  
  - Не по своей воле! - яростно проговорил Ставр, хрустнув костяшками пальцев. - Вы же не думаете, что от нее можно было уйти по своей воле?
  
  Иван промолчал, неотрывно глядя на Альбину. Нет, он так не думает, если седой ветеран говорит именно об этом чувстве...
  
  - Марик так и не узнал про нас, - продолжил откровенный рассказ Ставр. - Но Кайра, умная стерва, могла догадаться и шепнуть ему. В конце концов, от меня избавились. А точнее, попытались. Я выжил и пришел с повинной к Совету, но доказать ничего не смог, мои импланты Марик тоже сжег. Координат Земли я не знал, а то, что смог вспомнить или восстановить, не могло навести на след. Марик умел хранить тайны.
  
  - Это точно, - борясь с воспоминаниями о беспомощной ярости перед лицом безликих 'небожителей', процедил Иван.
  
  - А дочь Марика? - спросил Ставр. - Как она выжила?
  
  А вот теперь хватит расспросов! В этот момент Иван понял, что историй о прошлом вполне достаточно, а его терпение и склонность к жестам доброй воли начинают улетучиваться.
  
  - Что с Альбиной? - потребовал объяснений Иван. - Если можно помочь...
  
  Слишком многое уже потеряно. И неужели этот тип не понимает, что еще одна потеря, потеря Альбины, сделает бессмысленным все остальное? По крайней мере, для одного землянина...
  
  - Что вы знаете о Нитях или Жилах? - вдруг спросил Строитель.
  
  Уж лучше бы это имело отношение к вопросу о состоянии Альбины! Хотя, это ведь именно Нить все устроила... И что мы о них знаем?
  
  - О вторичных имплантах? - переспросил Иван, пытаясь понять, к чему этот вопрос. - Меньше, чем хотелось бы.
  
  - Правильный ответ 'ничего', - подсказал Строитель. - Но у вас есть хотя бы доля сомнения. Вы их изучали?
  
  - Я умею их программировать, - признал Иван. - Но мне кажется, они способны на большее. Они слишком сложны и разнообразны. И даже индивидуальны. Для нас такой уровень непостижим. Вы слишком далеко ушли вперед, создавая их.
  
  Строитель, несмотря на мрачные события, позволил себе тихо усмехнуться.
  
  - Вы нам льстите, - выдал он. - Неужели у вас не было даже мысли о том, что мы их не создавали? Это они нас создали, а не мы их.
  
  Иван решил промолчать. Чему здесь удивляться? Разве он не знает, что вторичные импланты совсем другие, нежели контролирующие их схемы? Разве он не 'разговаривал' с ними, ловя яркие отсветы энергии из их контуров? Разве не сталкивался с проявлениями упрямства или нежелания делать то или иное действие?
  
  - Они живые, - вслух сказал Иван. - И отчасти разумные. Но я не думал, что настолько.
  
  - Вы слышали легенды о Ясных? - снова спросил Строитель. - Особых людях с необычными способностями, задолго до эры имплантов? Правда, не все легенды о них забавны.
  
  - Что-то слышал, - нехотя признался Иван. - Но причем здесь...
  
  Он осекся, увидев, как Ставр подошел к неподвижной Альбине и всмотрелся в ее лицо. Потом повернулся и посмотрел Ивану в глаза.
  
  - Она стала первой за много столетий. Понимаете? Она стала одной из Ясных. И именно поэтому у нас начинается война.
  
  Захотелось фыркнуть и рассмеяться, но Ивану хватило одного взгляда на Альбину, и все глупые позывы исчезли.
  
  - О каких способностях вы говорите, - медленно, стараясь не частить, произнес Иван. - Если она в коме? Почти не дышит, и сердце не бьется!
  
  - Мы не знаем, что бывает с Ясными в первые часы или дни их жизни, - ответил Ставр. - Это было очень давно, и описания, как бы сказать... ненаучны. Не все Ясные становились добрыми вестниками, целителями или, к примеру, музыкантами. Большинство сходили с ума, не сумев справиться со своим даром, но ей, я думаю, это не грозит.
  
  Иван благоразумно промолчал, понимая, что не сможет возразить по существу. Нужно просто верить в то, что Альбина справится и вернется к жизни. Вернется к нему... Видимо, предстоит долгое и нервное ожидание, а пока нужно прояснить другой вопрос.
  
  - Вы сказали, что будет война, - слегка успокоившись, спросил Иван. - Но не объяснили, с кем.
  
  - С теми, кто уничтожал Ясных и раньше, - подсказал Строитель, скрестив руки на груди. - Вы же не думаете, что Копателями нас пугают просто так? Они так старались, что полностью уничтожили всех Ясных. А Нити не внедрялись всем подряд, а только тем, кто нес на себе определенные генетические маркеры, и об этом давно известно исследователям. Другое дело, что это знание держат в секрете. Копатели столетие за столетием вырезали носителей этих маркеров, и теперь на Рьяле никаких Ясных нет. То есть, не было.
  
  - И вы знали, что это может случиться? - стараясь не скатиться в примитивные упреки, спросил Иван. - И не предупредили?
  
  - Мы не знали наверняка, - спокойно ответил Строитель. - Вы, люди Земли, в отличие от нас, людей Рьялы, все еще имеете нужные маркеры в своих генах. Но людям внедряли импланты и раньше, и ничего не происходило.
  
  - Потому что Марик запрещал 'быструю процедуру'! - припомнил Иван. - Когда Нить внедряется в организм сама, не по команде неполноценной Нити из контрольного контура. И если маркеры совместимы... Значит, он знал!
  
  - Он знал намного больше, - добавил Строитель. - Иначе как он нашел Землю? Нити имеют прямое отношение к тому, что мы отделились от планеты-матери и оказались здесь! Они разумны, но откуда они взялись? И как мы оказались на Рьяле? Этого, скорее всего, не знал и сам Марик.
  
  - Я давно над этим думал, - признался Иван. - И признаюсь, у меня даже сейчас нет никаких идей. Марик что-то узнал, что-то особенное...
  
  - Он изучил Нити лучше других, - согласился Ставр. - Узнал их секреты и начал действовать сам. И за этими секретами охотились Копатели, которые использовали клан Наара, чтобы выследить корабль Марика. И выследили ведь...
  
  - Копатели? - с удивлением переспросил Иван. - Не Дорсо, не Ферна, а именно Копатели?
  
  - Не существует клана под названием 'Копатели'! - резковато объяснил Строитель. - Потому что Копатели это Сарги, а точнее, первые Сарги. Вы же читали об истории раскола? Именно Копатели начали борьбу с пользователями имплантов, потому что боялись Нитей, боялись возвращения Ясных!
  
  - Да, я читал, - кивнул Иван. - И теперь выходит, что среди Сарги тоже раскол? На тех, первых, 'истинных', и всех прочих? Которые не лезут в драку?
  
  - Примерно так, - кивнул Строитель. - Копатели объединили многих Сарги, но есть и исключения, вроде Тримара. А на нашей стороне почти все Рьялхи и нейтралы. Копатели догадывались, что Марик нашел не просто далекий кластер, а планету-мать! Естественно, они постарались обезвредить и самого Марика, и его проект. А Наара вышли из-под контроля, за что и поплатились.
  
  - А когда мы вдруг прилетели, Копатели задергались, - кивнул Иван. - И начали действовать. Попытались похитить наследницу клана Эл, что-то узнать через нее.
  
  - Но вы устроили в Городе погром и всех спугнули. Они отступили и решили, что допустить даже вероятность появления Ясных они не могут. И начали войну.
  
  - Что теперь будет? - спросил Иван, с болью глядя на неподвижную Альбину. - Она в коме. Чем она может повредить Копателям?
  
  - Она заново родилась, - неуверенно сказал Строитель. - Через какое-то время она наберет силу, но точно сказать нельзя. В любом случае, она теперь наша главная ценность. Поэтому вы должны улетать. Немедленно.
  
  - Вот тебе бог, а вот порог, - проворчал по-русски Иван, но Ставр при этом неожиданно вздрогнул, словно слышал это не раз.
  
  Русский язык этот парень, к счастью, не забыл. Наверно, практиковался все эти годы, 'демона' написал. Возможно, ждал того момента, когда вновь увидит Варвару? Видимо, сам Строитель тоже об этом подумал, потому что его лицо за пару секунд словно бы окаменело, а голос стал более хриплым и огрубел.
  
  - Это не ваша война, - жестко заявил он. - Но теперь ваша ответственность. Ясная не должна погибнуть. Возможно, без нее мы не выиграем войну, но сейчас она беспомощна и уязвима.
  
  - Почему вы так уверены во мне? - спросил Иван. - Почему вы решили, что я не авантюрист-одиночка?
  
  - Клан Росс, - вдруг усмехнулся Строитель. - Хорошее название. Нужно быть идиотом, чтобы не понять, какую страну вы представляете. Да и корабль ваш, несмотря на его скромные данные, по-своему великолепен. Без поддержки клана, или государства, как у вас говорят, ничего подобного не построишь. Значит, вы уполномочены на контакт.
  
  
  - У нас очень многое изменилось, - пожал плечами Иван. - Столько лет прошло... Но я действительно уполномочен установить с вами контакт. Только вы не очень охотно на него шли.
  
  - Это вынужденная мера, - пожал плечами Ставр. - Мы наблюдали и делали выводы. От лица Совета Кланов я гарантирую, что мы не допустим вмешательства в дела Земли. Обменяемся информацией, у вас наверняка есть приготовленный пакет данных для такого случая. У меня он тоже есть. Поэтому я не буду отправлять с вами послов, в моем архиве есть все нужные данные.
  
  Иван мысленно вздохнул, прикидывая шансы на нечестную игру. Ставр, говоря о 'подарочном' пакете, как в воду глядит, но если ему доверяла сама Варвара, это ко многому обязывает...
  
  - Вы передадите информацию по проекту Марика? - спросил Иван. - О строительстве Базы, о том времени, о первых рекрутах и Варваре... Это для нас очень важно.
  
  - Вы получите все, что у меня есть, - торжественно пообещал Строитель.
  
  - Я тоже отдам все, что сохранил, - кивнул в ответ Иван. - Так будет честно. Но я не уверен, что хочу вот так улететь и бросить здесь...
  
  - Кого? - вспыхнули только глаза, но сам Строитель не шелохнулся. - Вы хотите нанести ей оскорбление, предложив эвакуацию? Подальше от ее клана и от опасности?
  
  Иван почти мгновенно успокоился, осознав свой промах. А ведь вообразил себе, что неплохо знает Лину...
  
  - Вы правы, - признал он. - Но что будет дальше?
  
  - Просто улетайте, - посоветовал Строитель. Я дам вам машину, возвращайтесь к своему кораблю и стартуйте сразу же. Наведите порядок дома. И вообще, в своей Системе.
  
  - Легче сказать, чем сделать, - банальным выражением ответил Иван, припомнив политическую ситуацию на момент отлета. Интересно, что там сейчас происходит? Планы были всякие, в том числе на самый нехороший случай, но очень хочется верить, что этого случая можно избежать.
  
  - Но вы добились успеха, - резонно возразил Строитель. - Контакт установлен. Возвращайтесь домой и постарайтесь убедить других, что клан Росс кое-чего стоит. Варвара была бы рада такому исходу. Берите Ясную и идите за мной.
  
  - Ее зовут Альбина! - резко сказал Иван, осторожно поднимая на руки драгоценную ношу. - Помните об этом.
  
  - Я-то помню, - усмехнулся Строитель. - Я ее видел еще в списке кандидатов. Вара была от нее в восторге. Посмотрите записи, там кое-что есть.
  
  Все, что касается прошлого Альбины, бесценно! Но вот еще одна грань сложного морального выбора. Остальные наблюдатели мертвы, им уже ничто не повредит. Но Альбина жива, и имеет ли Иван право копаться в ее прошлом, не спросив ее разрешения? Еще одна моральная проблема, которую придется отложить на будущее...
  
  Ставр, для которого не существует закрытых дверей, быстро вывел Ивана с драгоценным грузом на поверхность, и за эти короткие минуты они успели обменяться приготовленными архивами. Иван раскрыл пару файлов, чтобы убедиться, что все по-честному, и оказался потрясен количеством и качеством собранных данных. Сколько всего нового предстоит узнать о наблюдателях! Но это уже после возвращения домой, а сейчас очень хочется спросить, как он из инженера клана Эл превратился в могущественного оперативника Совета Кланов? Но времени на расспросы тоже нет!
  
  Видимо, Строитель тоже полез смотреть архив, поэтому разговор сам собой прервался. Пользуясь этой паузой, Иван решил использовать последний шанс, пока работает местная сеть, и вызвал на связь Лину, а точнее, отправил ей короткое сообщение. Мол, улетаем домой по приказу Совета, давай встретимся на стоянке перед Центром. И почти мгновенный и очень краткий ответ: 'Бегу'! Вряд ли кто-то станет чинить ей препятствия, особенно зная, что странные друзья Лины собираются улетать.
  
  Строитель привел Ивана с его ношей к большой черной машине и открыл колпак.
  
  - До квартала Эл и вашей стоянки машина дойдет сама, а потом вернется, - объяснил он. - Скорее, вам нужно успеть до начала атаки.
  
  Иван усадил неподвижную Альбину в пассажирское кресло и старательно пристегнул застежками, больше похожими на мягкие шланги, нежели на ремни.
  
  - Садитесь, - велел Строитель. - Время дорого.
  
  - Еще пару минут, - извиняясь, сказал Иван, заметив бегущую через площадь Лину. Оказавшись рядом, она заметила Ставра, коротко кивнула оперативнику и почти сразу забыла о нем.
  
  - Не объясняй! - выпалила она, улыбаясь Ивану до ушей. - Вам нужно лететь домой, это правильно! Главное, с Альбиной все в порядке!
  
  Иван решил ничего не говорить Лине о том, что произошло во время операции, а внешне Альбина действительно в полном порядке, через сутки она проснется, и будут у нее импланты... Строитель даже одобрительно кивнул, поддерживая такую конспирацию. Не нужно говорить о Ясных раньше времени.
  
  - Без тебя будет паршиво, - признался Иван, обнимая ее. - Но придется потерпеть. Привык, что у меня есть старпом на борту...
  
  - Не забудь, мы после Тримара не заправлялись.
  
  - Я помню.
  
  - Новые комплекты для карантина там же, где старые.
  
  - Я помню.
  
  - Зонды нужно вернуть в контейнеры и запустить диагностику.
  
  - Я помню.
  
  - В вашей каюте подогреватель течет, я перекрыла линию.
  
  - Я помню.
  
  - Рационы с фиолетовыми бирками самые свежие, ешьте красные.
  
  - Я помню.
  
  - Все-то ты помнишь, - в шутку проворчала она, тряхнув длинными волосами. - И зачем тебе старпом?
  
  - Мне не старпома будет не хватать, а тебя! - от души улыбнулся Иван. -Будь осторожна. У вас скоро будет жарко...
  
  - Вы тоже берегите друг друга, - Лина прижалась к нему и уткнулась носом в грудь. - Мы тут все закончим и прилетим к вам. Он знает?
  
  - Да, - кивнул Иван. - Координаты я передал. Прилетайте, только Копателей на хвосте не приведите.
  
  - Не приведем, - усмехнулась она. - Но вы готовьтесь, я точно в стороне не останусь. Прилечу к вам!
  
  - Время, - деликатно напомнил Строитель.
  
  - Он прав, - тихо сказал Иван. - Пора лететь.
  
  - Летите, - почти шепнула Лина. - Но раз Альбина еще не проснулась...
  
  Она обняла его за шею и поцеловала, от души, по-настоящему, не сдерживая себя. Плевать на свидетелей, плевать на Совет и плевать на все, кроме чувства, загнанного слишком глубоко, чтобы оставаться там вечно. Ведь почти никто не знает, что Лина уже давно живет без гормонального контроля, как Сарги. А Сарги просто берут то, что им нужно!
  
  Закончилось это так же стремительно, как началось, но ни тени смущения в золотых глазах не промелькнуло.
  
  - Это вам на двоих, - довольно усмехнулась она, отстраняясь. - Потом передашь!
  
  И умчалась прочь, не оглядываясь, словно никаких слов больше не нужно. С улыбкой поглядев ей вслед, Иван решил для себя, что это не худшее расставание в его жизни... Но и не лучшее. Остался небольшой осадок из-за того, что приходится говорить не всю правду, но резон в этом есть. Пусть Лина в это трудное время будет уверена в том, что у обоих близких друзей все хорошо...
  
  Иван быстро сел в машину рядом с Альбиной, поймав одобрительный взгляд Строителя, и колпак тут же закрылся. Ставр не стал больше ничего говорить, только помахал рукой, а машина сорвалась с места, спеша оказаться в запрограммированной точке.
  
  Еще на подлете к Кварталу Эл по общей Сети прошел сигнал тревоги. Всем в укрытие! Планета хорошо защищена, но на поверхности гарантии никто не даст. Едва машина коснулась старой бетонки, Иван отстегнул Альбину от кресла, подхватил ее на руки и помчался к кораблю, на ходу отправляя команды опознавания. Ветер Рьялы налетел как всегда, путаясь в волосах и оставляя в ноздрях ароматы безмерно далеких цветов, но уже нет времени смаковать приятные ощущения.
  
  Иван быстрым шагом поднялся в грузовой отсек, закрыл пандус и включил защиту корабля на максимум. Отнес Альбину в рубку и бережно усадил ее в левое кресло, тщательно затянув ремни. Вдруг придется резко маневрировать?
  
  - Домой, милая, - тихо сказал он, погладив ее по прохладной щеке. - Летим домой.
  
  Пришлось потратить еще несколько минут на диагностику борта и прокладку курса, а точнее, выбор стратегии Прыжка. Очень не хочется повторять недавнюю гонку, уходя от преследования, поэтому прыгать придется с большим 'плечом', чтобы сбить со следа потенциальных 'охотников'. Самое неприятное состоит в том, что придется совершить Прыжок прямо из атмосферы, не выходя в открытый космос. И чтобы не натворить бед на поверхности, сначала требуется набрать спасительную высоту, но даст ли противник достаточно времени? Корабль взмыл над бетонкой вертикально вверх, автоматика на Рьяле уже отключена, диспетчерская служба не отвечает. Еще несколько секунд, и стало понятно, почему это произошло.
  
  В высоком небе сплошным куполом вспыхнула слепящая завеса, смотреть на которую невооруженным глазом чревато полной потерей зрения. К счастью, фильтры имплантов справились с нагрузкой, и Иван поспешно закрыл створки мостика. Наверху, на границе космоса, кто-то усердно долбит по защитным системам планеты из всего, что есть под рукой, стараясь насытить оборону астрономическим количеством снарядов. Невозможно закрыть кинетическим щитом такой огромный объем, но планетарная защита работает иначе. Она создает транспортные тоннели, отбрасывая кинетические снаряды в сторону, но на короткий миг такой переброски система остается уязвимой для контратаки. Классический поединок брони и снаряда! Судя по свистопляске наверху, дыры в обороне скоро появятся, и немалые.
  
  Вот неподалеку мелькнула короткая вспышка транспортного тоннеля, из которого выпал небольшой продолговатый предмет, почти идеально экранированный от сканирования. Бомба рванула на оптимальной высоте, и огненный удар 'чистой' энергии почти мгновенно снес с лица планеты зубчатые шпили квартала Эл, старую бетонку и бережно собранные на площадке древние летательные машины. Но 'Мурена' уже поднялась довольно высоко и успела ускользнуть от взрыва, балансируя на ярко-фиолетовых огненных струях.
  
  Дерзкое бегство корабля не осталось незамеченным, и атака была почти вовремя повторена, но высотный взрыв, призванный распылить 'Мурену', почти слился с яркой вспышкой Прыжка, унесшего земной корабль прочь от терзаемой планеты.
  
  --------------
  --------------
  --------------
  
  КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
  
  
Оценка: 6.47*21  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"