Виктим: другие произведения.

Территория матриархата... Глава 9. Обращение

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я сидел голый в центре комнаты, в японской позе, коленками на кожаной подушечке, чтобы было помягче. А вокруг меня кругами ходила Мариша, то удаляясь, то приближаясь. То плечо заденет бедром, то шею пальцами, ну прям как акула, наворачивающая круги вокруг жертвы и постепенно распаляющая себя. Её обнажённое подтянутое спортивное тело просто завораживало меня своей хищной пластикой, и всё в душе моей трепетало в ожидании момента, когда в меня вцепятся мёртвой хваткой и возьмут.


   Автор:
   Дмитрий Виктим (Пленник Амазонок)
   Бета:
   Mish12
   Название романа:
   Территория матриархата и женского доминирования
   Глава:
   9. Обращение
   Жанр:
   фантастика, фэнтези, откровенная эротика
   Форма:
   глава
   Пэйринг:
   Дима / Мариша, амазонки
   Рейтинг главы:
   nc21
   Статус:
   Закончен.

<- предыдущая глава ----- следующая глава ->

   Читать роман целиком
  

Глава 9. Обращение

   Я сидел голый в центре комнаты, в японской позе, коленками на кожаной подушечке, чтобы было помягче. А вокруг меня кругами ходила Мариша, то удаляясь, то приближаясь. То плечо заденет бедром, то шею пальцами, ну прям как акула, наворачивающая круги вокруг жертвы и постепенно распаляющая себя. Её обнажённое подтянутое спортивное тело просто завораживало меня своей хищной пластикой, и всё в душе моей трепетало в ожидании момента, когда в меня вцепятся мёртвой хваткой и возьмут.
  
   Чуть в отдалении полукругом располагались шесть амазонок и, плотоядно сверкая глазами, наблюдали за разворачивающимся спектаклем. Все они тоже были обнажены. Гата и Рена с комфортом устроились на диване, подогнув под себя ноги. Лена и Селина заняли компьютерные кресла, Ринка сидела на стуле верхом, лицом к его спинке, опираясь на неё руками. Лика стояла справа от меня и всё записывала на камеру, изображение с которой выводилось на плазму для всеобщего обозрения.
  
   Наташа не пришла. Как только я озвучил своё решение, она заявила, что не желает принимать участия в этом сумасшествии и своими глазами наблюдать, как симпатичный ей мужчина, оказавшийся конченым идиотом, губит свою жизнь на корню.
  
   Потом были подготовка и инструктаж, во время которых Мариша сидела с правого бока на второй подушечке и, обвив меня своими длиннющими ногами за корпус, а руками - за шею, прижимала к себе, погрузив моё предплечье между тёплых и мягоньких грудок. Куратор почти касалась моего уха губами, ворковала и мурлыкала, приятно его щекоча, заставляя парить где-то в небесах от её волшебного голоса, но при этом доносила до меня вполне конкретную и развёрнутую информацию.
  
   - Первый листик - самый важный, - говорила она. - И для зелёного, и для оранжевого удовольствия первый лист - корневой. В общем от того, насколько сильным он получится, зависит рост всей ветви. Если хочешь стать моим, нужно, чтобы веточки твои достигли высокого уровня. А для этого мы с тобой должны очень постараться в самом начале. Какой цвет ты хотел бы видеть главным: зелёный или оранжевый?
  
   - Зелёный, - ответил я без колебаний.
  
   - Тогда с него и начнём. Чтобы корень зелёной веточки получился мощным, я должна влить в тебя много энергии блаженства. Для этого достаточно было бы подождать обычной хотелки и хорошенечко повариться в ней до состояния "полного немогу". Но здесь, у вас на Земле, такого уровня возбуждения любая из моих соплеменниц может добиться лишь в первую неделю пребывания, и я уже к их числу не отношусь. Однако я знаю, как раскочегарить своё либидо, так чтобы мой организм произвёл максимальную порцию энергии. И я это сделаю.
  
   От тебя же требуется мне не мешать. Ты можешь глазеть на меня, восхищённо любоваться, но чур не трогать и вообще минимум инициативы проявлять. Только лишь моё непосредственное прикосновение киской к твоим губам даёт тебе право её облизать, а если я войду тебе в рот клитором, то ты можешь очень ласково и нежно пососать его. И вообще, никаких сильных воздействий, всё очень бархатно. Я легко могу кончить, когда перевозбуждена, и должна сама это сделать, когда посчитаю нужным, когда почувствую, что дошла до своего предела. А если ты своими действиями доведёшь меня до оргазма раньше времени, то для формирования сильного зелёного корня дозы тебе может и не хватить.
  
   Теперь второй момент, твоя собственная задача состоит в том, чтобы принять и усвоить эту энергию с минимумом потерь. Вот где ты должен как следует постараться. А для этого тебе нужно мне отдаться, полностью, беззаветно, с восторгом. Не надо строить из себя мастера орального секса. Возможно, ты и мастер, но эти знания тебе не помогут. Выбрось из головы все методы ласк и приёмы ублажения. Забудь о них, плыви по течению моего удовольствия, слушай, что будет говорить тебе моё тело, следуй своей интуиции и отдавайся, отдавайся мне, отдавайся! Будь восторженным поклонником моего удовольствия, его ценителем и гурманом. Тебе понятна твоя роль, солнце?
  
   - Да, - вздохнул я мечтательно. Мариша иными словами повторила мои собственные мысли о куннилингусе, которые я в отзыве на сайте написал.
  
   - Хорошо, - проворковала она и стала покрывать мою щеку и ухо множеством нежных поцелуев.
  
   - А как мне под дождиком себя вести? - спросил я немного напряжённо. В своей способности проглотить женское золото я был как-то не сильно уверен.
  
   "Как бы не напортачить мне с этим делом", - подумал я.
  
   - Об этом не беспокойся. Просто постарайся полностью расслабиться и как бы заснуть. Доверь мне это дело. Оранжевый корень отличается от зелёного. Его сила мало зависит от твоего удовольствия и восторга. Энергией блаженства будет насыщен мой сок, и чем большее его количество ты проглотишь, тем сильнее первый листик получится. Я постараюсь дать тебе максимум, который ты сможешь в себе удержать. А кто-нибудь из девочек поможет тебе специальным массажем справиться с рвотным рефлексом. Вот и всё. От тебя опять же почти ничего не потребуется. Только пассивность и доверие.
  
   - Хорошо, - кивнул я и улыбнулся.
  
   - Ну и, наконец, третий момент. Первые листики исключительные. Благодаря своей коренной природе, они позволяют почти без паузы отрастить веточку до второго листа. Причём она будет развиваться гораздо более эффективно, пока корешок ещё возбуждён. То есть в первые полчаса после образования. Но не раньше, чем через десять минут.
  
   С третьим листом так же не получится. Должно пройти не менее восьми или даже десяти часов, пока веточки укоренятся и стабилизируются в организме пария, прежде чем рост их продолжится. Это не значит, что после образования второго листика ты не можешь никому сделать куни, даже наоборот. Парочка зелёных оргазмов сверху (но вряд ли больше) немного укрепят второй лист и сделают его сильнее. Только в зачёт к третьему листику они ещё не пойдут. Поэтому я и пригласила к нам в помощь только шесть амазонок. Больше женщин тебе не понадобится. Если они не помогут сформировать второй зелёный лист, то перспектива развития этой твоей веточки будет для моих целей слабоватой. И в дальнейшем о тебе уже Лика позаботится. Так что постарайся, дорогой, заработать сегодня два зелёных и два оранжевых листа, тебе это должно быть по силам. Ну и заодно удовлетворишь всех присутствующих здесь женщин. Договорились? Сделаешь это для меня?
  
   - Да, Мариша, - подтвердил я, чувствуя приятные волнение и предвкушение. И могу биться об заклад, что моська моя в тот момент была в высшей степени счастливой. Лика тогда ещё не подключила свою камеру к "плазме", поэтому я не мог видеть себя со стороны, но она очень долго с удовольствием снимала моё лицо, и, видимо, неспроста.
  
   - А теперь официальная часть твоего обращения. Ты должен словесно подтвердить своё желание стать парием, и мы запишем его на видео для представления в регистрационную палату. Так чтобы ни у кого не возникло сомнений, что сделано обращение было по твоей воле и добровольному согласию. Готов ли ты подтвердить, что согласен отдать мне свою свободу?
  
   - Да.
  
   - Умничка! А сейчас мы с тобой произнесём стандартную формулу присяги. У неё есть обязательная короткая часть, состоящая из моих вопросов и твоих ответов. Но сверх неё женщина может формулировать и свои собственные дополнительные вопросы. Обычно это делается для усиления убедительности. На меня же данная церемония окажет ещё и возбуждающее воздействие, поэтому я могу её затянуть. А всё, что от тебя требуется, - это отвечать неизменное "да" на все вопросы. Даже одно "нет" всё отменит. Ну и эмоции свои можешь не сдерживать. Ты волен проявить любые позитивные чувства, если они возникнут.
  
   Теперь ещё один важный момент. В завершении присяги твой рот и моя киска соприкоснутся. Но ты обязан сохранять полную неподвижность до окончания церемонии, поэтому никаких ласк. Прояви смирение и пассивность. Просто наслаждайся осязательными ощущениями без какой бы то ни было инициативы. Это понятно?
  
   - Да.
  
   - И лишь когда я прерву наш милый поцелуйчик и помечу своим соком твоё лицо, можешь считать церемонию законченной. Тогда у тебя появится право действовать чуть поактивнее, но не перебарщивай с этим. Ещё раз напоминаю, что инициатива по большей части будет исходить от меня, твоя же задача - мне нежно подыгрывать. Всё понятно тебе?
  
   - А... ага.
  
   - Тогда поехали! Лика, снимаешь?
  
   - Уже давно.
  
   - Отлично!
  
   Мариша расцепила свои объятия, поднялась на ноги и отбросила в сторону подушечку, на которой сидела. Потом она встала надо мной и, глядя сверху, начала торжественно и нараспев произносить свою речь. Эта церемония чем-то напомнила мне акт бракосочетания, в котором я в одностороннем порядке давал односложные ответы и соглашался на разные вещи, подтверждая, что понимаю последствия и что готов участь свою принять. Я подтвердил, что хочу ласкать женщину ртом и принимать в себя силу её блаженства, что готов пить её золотой сок и облегчать нужду её тела. Согласился, что мечтаю дарить ей радость и наслаждение, отдавая всего себя целиком, свою свободу, своё тело, свои чувства и душу.
  
   Я отвечал снова и снова на эти вопросы в разных их формах. Судя по всему, обязательная часть клятвы уже закончилась, но Мариша продолжала свою речь, поедая меня глазами, и с каждым моим да распалялась всё больше и больше. Её вопросы наполнялись самыми интимными подробностями того, что она собиралась со мной делать. Она спрашивала о том, согласен ли я принять в самое горло полную мощь её струи и пропускать её в желудок беспрепятственно? Согласен ли долго и трепетно ласкать её писечку? Хочу ли служить её вагине, молиться на неё как на персональное божество, считать за райское счастье погрузить губы и язык в бархатную нежность её божественных лепестков. Мечтаю ли отдаваться потоку её оргазма всем своим сердцем и душой. Хочу ли принадлежать ей целиком до последней своей клеточки. Она спрашивала - я отвечал, она зажигалась страстью и зажигала меня самого. Последние "да" я говорил уже со стоном, настолько сильно мне хотелось испытать всё то, что мне было обещано и согласие с чем требовалось подтвердить.
  
   - Я принимаю твою клятву, - благосклонно сообщила Мариша. Её голос звучал мягко и уравновешенно, но вот глаза уже просто светились плотоядным огнём.
  
   И в этот момент на телевизоре, который включился в процессе церемонии и воспроизводил изображение, поступающее с камеры, вдруг картинка сменилась огромной надписью во весь экран:
  
   "Только не вздумай вцепиться мне киску, как голодный пёс в кусок стейка! Смирение! Смирение! Покорность! Неподвижность!"
  
   И это было очень своевременное предупреждение, потому что, распалившись от слов желанной женщины, я напрочь позабыл о её наставлениях.
  
   "Неподвижность, покорность", - повторил я мысленно и улыбнулся, наполняясь умиротворением.
  
   А Мариша, алчно посверкивая глазами, сделала ко мне шаг, нависая сверху, и, запрокинув моё лицо за волосы, накрыла мне рот своей пушистой писюлей. Я почувствовал бархатную нежность, обволакивающую мои губы, и едва не застонал от желания попробовать на вкус эту прелесть. Кажется, я всё-таки тихонечко промычал носом, и эти звуки послужили усладой женщине. На лице её отразилось удовольствие, а вагина стала волнительно растягиваться и сжиматься, истекая слюнками и увлажняя ими мои губы. А потом я увидел перед самыми своими глазами плавно разрастающийся клитор и снова не смог сдержать стон.
  
   - М-м-мф-ф-ф, - возбуждённо выдохнула Мариша, влагалище её плотно сжалось, и по подбородку моему потёк густой и горячий сок. - Открой рот, - потребовала она, слегка отстраняясь. Я послушался, а в следующий момент с сочным "чвирком" на язык мне прилетела порция кисленькой смазки. - Глотай, - был следующий приказ. И последовал он как нельзя вовремя, практически совпав с моим самопроизвольным действием.
  
   "Боже, какая она вкусная", - подумал я с удовольствием, а в следующую секунду надпись на экране телевизора сменилась на другую:
  
   "Вот и умничка. Ты справился. Теперь твоё согласие на обращение в пария, на зелёную и оранжевую ветвь официально зафиксировано".
  
   И вот Мариша снова приближается ко мне, легонько касается своей пушистой киской моего рта, поглаживает его мягкими волосиками.
  
   "Интересно, уже можно? - подумал я. - Я могу её поцеловать?"
  
   Робкий взгляд снизу вверх и томная улыбка в ответ, еле заметный кивок:
  
   "Да, можно", - ответили мне её глаза.
  
   И я, приоткрыв рот, нежно провёл кончиком своего языка между набухшими дольками по мокрым бархатным лепесткам, проскользил до клитора и погладил его снизу, словно кошечке шейку почесал. И торчащий вперёд штырёчек сразу стал расти, удлиняясь и набухая прямо на моих глазах, наливаясь крепостью и упругостью изнутри. Зрелище это было поистине волнующим и красивым, и я продолжал поглаживать клитор снизу, двигаясь от самого его основания до головки и обратно, всячески поощряя его рост ласками и заворожённо созерцая, как он увеличивается.
  
   Мариша слегка отстранилась и изменила наклон киски, подставляя верхнюю часть своей непрерывно растущей конфетки для моих нежных ласк. И вот мой язык уже скользит по спинке у маленькой кошечки, щекочет ей макушку, гладит по головке, а та напрягается и сладко потягивается вверх, подставляясь под приятные ласки.
  
   Ох! Не могу больше! Захватываю клитор губами и начинаю нежно посасывать его уже довольно крупненькое тело. Мариша мурлыкнула и через пару секунд отстранилась, а я увидел, как клитор её продолжает свой рост у самых моих глаз, вытягиваясь в длину и пульсируя. Боже! Какая это была красота!
  
   А леди тем временем перебирала пальчиками мои волосы на голове, удерживая меня ладонями на расстоянии, не позволяя приблизиться. Потом неожиданно сама подалась бёдрами вперёд и внедрилась клитором мне в рот, однако сразу же отстранилась, не позволяя себя пососать. Снова проникла и снова вышла. А в третий раз я уже сам сообразил, что от меня требуется, и сложил губы и язык в узенькую пещерку для дорогого гостя. И вот он входит в неё основательно и глубоко, занимая своё хозяйское место, выходит наружу полностью, сохраняя лишь контакт головки с моими губами, и входит вновь.
  
   - М-м-м, - томно промычала Мариша, продолжая свои размеренные проникновения, а я стал легонько посасывать частого гостя, стараясь со своей стороны всячески поблагодарить его и умаслить, чтобы он подольше оставался завсегдатаем. - М-м-м! - застонала женщина громче, и, прервав своё плавное скольжение, выдернула у меня изо рта уже поистине гигантский шестисантиметровый клитор, и зависла им над моим лицом. И боже! Как же он напряжённо вздрагивал и пульсировал, поднимая своё гибкое тельце вверх! Как соблазнительно дразнил меня этим восхитительным танцем! Как звал лизнуть его и поцеловать!
  
   Потом Мариша резко отстранилась совсем и стала ходить вокруг меня, выписывая хищные круги. С этого момента, собственно, и началось повествование данного эпизода. Прошло уже около минуты с момента, как я пушистую кисульку целовал, а леди всё не останавливала свой бег. Но вот она приблизилась сзади, грубовато наклонила мне голову вперёд, я услышал такой знакомый мне уже "чвирк" и тут же ощутил затылком горящую струйку сиропа, которая вязко потекла вниз. А потом к моей шее прижалось сзади что-то тонкое и упругое и стало скользить по ложбиночке позвоночника, инспектируя его позвонки и втирая в кожу густой целебный крем.
  
   - М-м-м, - снова заурчала Мариша, прижимаясь сильнее, и я ощутил своим затылком горячий жадный зев, который неожиданно распахнулся и стал меня обсасывать, даря невероятно приятные массажные ощущения. При этом длинное упругое тело продолжало тереться в облюбованной канавке, зарываясь головкой в ямочку у самого начала моей головы.
  
   Но вот с сочным чмоком сладострастная хищница отстранилась и вновь начала круги вокруг меня описывать. Ещё через полминутки она зашла сбоку, сжала моё плечо бёдрами, и я ощутил ухом бархатные женские лепестки, которые очаровательной нежностью обволакивали его. Толчок горячей жидкости залил ушную раковину целиком, и нежные скользящие движения продолжались ещё какое-то время, пока мочку мою не стало затягивать в горячую и очень мокрую пещерку. Потом её легонько дёрнули, раздался сочный "чмок", и кружение хищницы вокруг меня возобновилось.
  
   Ещё секунд через двадцать всё то же самое повторилось со вторым ухом, ну разве что смазки было раза в полтора больше и, начав затягивать мочку, Мариша не сразу остановилась, поглотив и часть нижнего края раковины, скручивая её рулончиком. Она сжала её и приятно так пососала, прежде чем, чмокнув, выпустила на волю.
  
   "Господи! Что она со мной творит?! - мысленно простонал я. - Так ведь не долго и с ума сойти от желания!"
  
   Но вот хищница замерла передо мной, поедая глазами и учащённо дыша. Она нарочито медленно приблизилась ко мне и встала, широко расставив ноги, демонстрируя своё сильное возбуждение. Пушистые дольки её набухли и основательно так приоткрылись, показывая сочную розовую сердцевинку. Здоровенный клитор стоял торчком, направив на меня свою головку, и ритмично вздрагивал, подаваясь вверх и вперёд. Влагалище распахивало и смыкало свой зев, выпуская густые слюнки, стекающие по внутренним сторонам бёдер.
  
   "А-а-а! Круть! Какая круть! - сгорал я от желания. - Я сейчас умру! Умру!"
  
   И вот он - резкий порывистый шаг ко мне, крепкий захват за волосы и сочное соприкосновение. Губы мои окунулись в бархатный мокрый омут, наполненный парным сиропом, а в рот рывком внедрилась горячая и упругая плоть, истекающая густым кисловатым лакомством.
  
   "Мягко! - напомнил я себе, - нежно!" - и стал ласково посасывать оккупировавшего мне рот гостя. Хищница рыкнула, сделала несколько грубых фрикций и, с силой навалившись сверху, стала жадно причмокивать вагиной, выталкивая мне в рот свой кисленький нектар. Она судорожно сжимала бёдрами мои щёки и непрерывно текла, наполняя меня своими соками, томно взрыкивая каждый раз, как я их глотал.
  
   - А-а-а-х! - вскрикнула Мариша и замерла, задрожав всем телом, вибрируя мышцами, и я тоже замер, каким-то шестым чувством понимая, что должен сейчас просто затаиться, как мышка, и ждать, предоставив магессе полную инициативу.
  
   Но вот она выдохнула, расслабилась и, запрокинув мне голову ещё сильнее, стала плавно скользить вперёд-назад, словно что-то нащупывала. Я осторожно коснулся языком бархатной и мокрой сердцевинки и тут же ощутил, как приглашающе распахивается влагалище, подманивая меня новой порцией своего нектара. Я будто зов услышал - настолько сильно потянуло меня туда - и не стал сопротивляться ему, проникая в сочащуюся соком пещерку. А она быстро сжалась, заливая мне смазкой рот, и плотно стиснула язык, сдавливая его сверху и снизу.
  
   В следующую секунду я ощутил, как женская ипостась неумолимо и мощно всосала меня в глубину, затягивая всё дальше и дальше. Мой язык натянулся до слегка болезненного состояния, а потом сосущее воздействие ощутила на себе и вся нижняя часть моего лица, включая нижнюю губу и подбородок.
  
   "Боже! Какая она сильная там!" - с восхищением и восторгом подумал я.
  
   Вагина тем временем совершила новый всасывающий рывок, такой вязкий и тягучий. Она уже не могла заглотить меня сильней, в силу больших размеров моего лица, и тем не менее у меня возникло странное ощущение, будто я погрузился в неё ещё глубже и если не физически, то как-то чувственно что ли. Перед глазами замелькали зелёные искорки, которые принесли мне слово... нет, ощущение... нет, не понимаю что. Какое-то внешнее чувство, идущее словно со стороны, которое означало одно короткое и яркое, окрашенное зелёным цветом слово: "Власть!" Пришедшее именно так, с большой буквы и с восклицательным знаком, оно и не было написано символами, но воспринималось именно в такой форме. А ещё оно словно самой вагиной было произнесено.
  
   Следующее тягучее всасывание - и у меня возникло стойкое ощущение, что голова моя одним неумолимым плавным глотком проглочена целиком.
  
   "Плен!" - пришло вместе с этим чувством новое слово.
  
   Нет, я видел, что не проглочен. Перед глазами моими покачивался пушистый лобок, а над ним пританцовывал женский живот, волнительно вздрагивающий и напрягающийся кубиками пресса. Во рту же гигантский клитор дрожал и пульсировал, прижимаясь к моему нёбу, и словно бы высекал яркие зелёные всполохи своей головкой.
  
   И тем не менее где-то вторым планом я чувствую плотный захват, сковавший мою голову необычной зелёной плотью, которая хищно вибрировала зелёными стенками, сочилась зелёным соком и аппетитно причмокивала, пробуя меня на вкус. Она ощутимо сжимала плотным колечком мою шею, то охватывая плотнее, то расслабляясь, и выпускала при этом зелёные слюнки, бегущие по моей груди и спине.
  
   - Га-а-ар-р-р! - вскрикнула Мариша, совершая очередное всасывание, и одновременно с этим зелёная плоть выпустила сотни толстых и мокрых щупалец, стремительно вытянувшихся в длину и опутавших меня от шеи до пояса, плотно сжавших со всех сторон и окунувших в потоки зелёного сока.
  
   "Поглощение!" - увидел, или услышал, или как-то по-другому ощутил я третье слово.
  
   Эти чувства были какими-то иррациональными. Переживая их, я одновременно с этим видел выгибающуюся и вздрагивающую от блаженства Маришу. Это был ещё не оргазм, но близкое к нему состояние, острое и сладкое, наполненное волнительным хищным предвкушением настоящего шторма наслаждения.
  
   - М-м-м! - простонала магесса, балансируя на самом краю. Я прям физически это чувствовал. И она продолжала всасывать меня рывками, с каждым из которых я погружался всё больше и больше в зелёную плоть.
  
   "Поглощение! Поглощение! Поглощение!" - алчно повторяла та и затягивала меня в себя всё глубже и глубже. Причмокивая и рассасывая, она добралась щупальцами до самых моих ног, опутала их, подобрала и заключила в непроницаемый плотный кокон.
  
   - А-а-аха-а-ах! - стонала Мариша, тело которой охватывала стремительно набирающая амплитуду вибрация. - А-А-АХ!!! - вскрикнула она ещё громче.
  
   "ПОГЛОЩЕНИЕ!!!" - вторила ей зелёная плоть и, широко распахнув свой хищный зев, помогая себе щупальцами, заглотила меня целиком.
  
   "Сумасшествие какое-то!" - с изумлением подумал я, чуть ли не физически ощущая, как погружаюсь в настоящую ванну зелёного сока и оказываюсь плотно сжатым со всех сторон зелёными стенками. И вновь моё лицо попало в плен, пойманное какой-то большой жадной присоской, которая попутно внедрилась мне в рот и основательно заполнила его зелёной плотью, практически полностью повторяя захват, ощущаемый мной в реале.
  
   "Растворение!" - услышал я торжествующую мысль хищницы, и буквально через мгновение:
  
   - ГА-А-А-АР-Р-РХ-Х-Х!!! - завопила Мариша во всё горло, резко напрягаясь, стискивая меня ногами и взрываясь от потрясающего по силе оргазма. И вместе с этим сладостным восхитительным долгим криком в меня полилась река зелёной субстанции. Она врывалась мне в рот, беспрепятственно проникала в горло и распространялась по всему телу, словно токи слегка болезненного, покалывающего, но одновременно очень приятного электричества.
  
   "Не сопротивляться! Отдаться! Отдаться!" - думал я восторженно, чувствуя, как зелёный сок словно бы протапливает и растворяет мою плоть изнутри, как горячая вода, заливающая ледяную фигуру. И одновременно с этим ритмично сокращалась и причмокивала вокруг меня зелёная плоть, рассасывая меня снаружи.
  
   "Растворение! Растворение! Растворение! - повторяла она с довольным урчанием. - Мой! Мой! Мой!"
  
   И я действительно таял в ней, растворялся, и это было невероятно приятно, чувствовать, как я теряю очертания, превращаясь в однородный густой питательный сироп.
  
   - Ва-а-ау! Какой яркий листик! - услышал я у самого своего уха голос Лики. И это было очень странно, потому что я больше не чувствовал никакого уха, не чувствовал тела, меня не было совсем. Я всасывался зелёной хищницей, и это было невероятно приятно.
  
   - Боже! Да он светится прям как лампочка! - продолжала восторгаться амазонка. - Ва-а-а! Разгорается ещё сильнее!
  
   - Тише, дура! Не мешай! - прошипела рядом с ней Ринка. - Не видишь, она ещё не закончила!
  
   - Упс! - всхлипнула Лика и замолчала. Я не видел её лица, не видел больше ничего, кроме безбрежного ярко-зелёного и сверкающего, как жидкая драгоценность моря, но у меня возникло чёткое ощущение, что девушка заткнула себе ладонью рот.
  
   "О чём это они? - подумал я умиротворённо. - Чего там у них светится?"
  
   Но в этих моих мыслях не было ни капельки любопытства. Мне было абсолютно всё равно. Я растворился, растёкся в нирване, смешался с зелёным пространством, полностью поглотился им и чувствовал себя как в раю.
  
   - М-м-ма-а-ах! - простонала Мариша, и бескрайнее зелёное пространство вдруг разорвала оранжевая молния. Она обожгла мне рот тугой водной струёй и наполнила его солоновато-горьким вкусом.
  
   "Какой рот? Откуда?! - подумал я с удивлением. - Нет у меня никакого рта".
  
   Но странная жидкость, которая сиянием своим напоминала высокотемпературную лаву, раскалённую до оранжевого свечения, продолжала мощным напором вливаться в меня, почти беспрепятственно перетекая изо рта в пищевод, а по нему - в желудок, и возвращала мне ощущение моего тела. Несмотря на свой цвет и свечение, она меня не обжигала... Ну, почти. Немного она всё же жглась, но это было даже приятно. Вот только вкус её был отвратным.
  
   "Зачем? Не хочу, - думал я лениво и немного капризно. - Почему так невкусно и горько? В раю просто не может так невкусно быть".
  
   Но жидкость продолжала неумолимо течь и в какой-то момент вынесла меня из безбрежного зелёного океана. Я ощутил судорожно вцепившиеся мне в волосы пальцы, натянувшие их до боли. Почувствовал глубокий захват вагиной моего рта, свой язык, основательно затянутый во влагалище, которое очень глубоко его засосало. А ещё ощутил характерную для потока жидкости вибрацию, приходящую откуда-то из глубины. И в следующее мгновение я вдруг осознал себя сидящим на коленках на мягкой кожаной подушке, увидел стоящую надо мной Маришу, прижавшую меня к своей промежности и мощным напором писевшую мне прямо в рот. Она буквально дрожала от страсти, выгибалась от вожделения и, запрокинув лицо вверх, тянула свой долгий, властный и наполненный удовлетворением звук:
  
   - А-а-а-а-а-а!
  
   И вслед за этим во мне стали подниматься ощущения дискомфорта, словно вскипающее в кастрюле молоко.
  
   "Нет-нет-нет! - мысленно уговаривал я себя. - Расслабиться! Отдаться! Подчиниться! Восторгаться! Боже! Я принимаю золотой дождь! И он льётся прямо мне в горло! Это так круто!"
  
   И как ни странно, эти мысли помогали, они словно дули на вспенивающееся молоко и замедляли его подъём.
  
   - А-А-А-А-А!!! - восторженно заголосила Мариша, и струя её ещё больше усилилась. "Молоко" слегка снизило свой уровень в "кастрюле", побурлило немного, а потом резко устремилось вверх.
  
   Но в этот момент струя мочи резко оборвалась, и горло моё стали разминать умелые сильные пальцы, которые массажем своим эффективно гасили рвотные позывы. "Молоко" стало плавно опадать, словно "кастрюльку" сняли с плиты. Вагина на моих губах последний раз сжалась и, чмокнув, выпустила из своего захвата, отпуская и язык мой, и рот, извлекая из него уже заметно уменьшившийся клитор. Теперь тот был около трёх сантиметров в длину, но всё равно выглядел весьма аппетитно.
  
   А потом я увидел перед собой радостное лицо Мариши и её горящие восторгом глаза. Она присела передо мной на корточки и накрыла мой основательно смазанный женскими соками рот ладонью, плотно запечатывая его, но в этом больше не было необходимости. Сидящая рядом с ней Ринка мягко поглаживала мне шею, заканчивая свой массаж, и одобрительно мне улыбалась. А где-то с правого бока возбуждённо сопела Лика, направляя объектив камеры мне на шею.
  
   Чувствуя, как в желудке моём начинает полыхать огонь, я судорожно глотнул ртом воздух и случайно зацепил взглядом телевизор. Изображение на нём тут же поймало моё внимание и притянуло. Я увидел своё горло, транслируемое крупным планом, поглаживающие его пальцы и ярко сияющий зелёный лист, рядом с которым прямо на глазах разгоралось оранжевое пятнышко. Оно стремительно прибавляло в сиянии и трансформировало размытые края, уплотняясь до чётких контуров нового листа. А потом меня буквально захлестнуло оранжевым морем, вырвавшимся из моего желудка, разлившимся во все стороны и растворившем меня в себе, как до этого меня растворяло зелёное море.
  
   "Ка-а-айф! Блаженство! - томно думал я, в очередной раз погружаясь в сладостную нирвану. - Бо-о-оже! Как кла-а-ассно! Я в раю! Опять в раю!"
  
   - Сколько ты умудрилась влить в него? - послышался удивлённый голос Ринки.
  
   - Не знаю, - хихикнул в ответ счастливый голос Мариши, - но не меньше полулитра, точно! Писела, писела, а он всё глотает и глотает! Это было так здорово! Да я чуть не рехнулась от восторга. Но, к счастью, не проморгала крайний момент. Я вовремя прервалась, да?
  
   - С хорошим таким запасом, - одобрительно сказала Ринка. - Мне не составило большого труда его рвотный рефлекс подавить.
  
   - Ва-а-а! Кла-а-ассно! Вы только посмотрите, какие они классненькие! - восхищённо пропела Лика. - Я уже вся теку от предвкушения! Мы ведь прямо сейчас продолжим, да?
  
   - Сейчас он срелаксирует немного, и продолжим, - ответила ей Мариша. - Димочка, солнце моё, как ты себя чувствуешь? Ты можешь открыть глаза? - спросила она, убирая ладонь с моих губ.
  
   - Оранжевый океан, - прошептал я, - хорошо... Апельсиновый сок вокруг и во мне. Такой вкусный.
  
   - Листик ещё укореняется, - констатировала магесса и потрепала меня по волосам. Это было странное ощущение. Меня словно бы не было, я не чувствовал своего тела и одновременно с этим вдруг ощутил её руку на своей голове и свои волосы под ней.
  
   - Ещё немного, минутка или две, и он очухается.
  
   - Не хочу, - прошептал я и услышал весёлый смех трёх женщин.
  
   - Первый раз вижу такое глубокое погружение, - с удивлением отметила Ринка.
  
   - Ну, значит, ты просто не видела ещё, как обращаются в париев первого класса, - ответила ей Мариша очень довольным голосом.
  
   Женщины оставили меня и отошли в сторону, тихо обсуждая какие-то свои вопросы, а я продолжил парить в оранжевом океане, наслаждаясь его тёплыми водами и очаровательным апельсиновым ароматом.
в начало

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"