Виктим: другие произведения.

Похоть против Морали (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.78*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (21.06.2020 опубликована 18я глава)
    Дано: в мир любимого аниме попадает двадцатидвухлетний парень и оказывается в теле восемнадцатилетнего ученика японской учебной академии. В прежней жизни попаданец - студент, анимешник, развращённый и сексуально озабоченный молодой человек, любящий активных и доминирующих женщин. Но в мире, где он оказывается, запрещены порнография, эротика и похабные словечки. Это государство жесткой моральной цензуры.
    Вопрос: что попаданец станет делать в новом мире и в какую сторону сюжет канонической истории повернёт?


   0x01 graphic
  
   Автор:
   Дмитрий Виктим
   Название романа:
   Похоть против Морали
   Жанр:
   фантастика, попаданец, откровенная эротика
   Форма:
   роман
   Пэйринг:
   Дима / Хёка, Маганэ (пока, в будущем пэйринг расширится) - гетеросексуальная эротика (гет)
   Реэтинг:
   nc18 (откровенные постельные сцены, женское доминирование, урокинк, сквиртинг)
   Статус:
   В работе.
  
   Читать роман по главам

Содержание

Глава 1. Мир без пошлых шуток
Глава 2. Развратные союзы
Глава 3. "Научные" изыскания
Глава 4. Подготовительные работы
Глава 5. Бартерный обмен
Глава 6. Милая Маганэ
Глава 7. Опасная игра
Глава 8. Экстренная терапия
Глава 9. Ламбендо Сомнум
Глава 10. "Дети Кериша"
Глава 11. Влиятельная подруга
Глава 12. Матриархальные порядки
Глава 13. Суд и приговор
Глава 14. Секретное задание
Глава 15. Нюансы отношений
Глава 16. Собрание подпольной ячейки
Глава 17. Развратные забавы
Глава 18. Катализатор

Предисловие автора

   Уважаемые читатели. Рад познакомить Вас с новым моим фанфиком на аниме "Shimoseka", ну или по-русски в полном варианте "Скучный мир, где не существует самой идеи пошлых шуток". События происходят в неотдалённом будущем альтернативной Японии, где усилиями правильственной организации "Миротворец" были запрещены не только порнография и эротика, но и возможность говорить бранные или связанные с сексом слова. Это мир, в котором государство силовым путём пытается выстраивать благовоспитанное общество. Однако на деле, устанавливаемые запреты, наоборот, повышают градус сексуальной озабоченности социума.
  
   События происходят в учебной академии "Такиока", где учащиеся тщательно ограждены от понимания, что такое секс, и от всего, что с ним связано. Однако самих студентов достаточно сильно занимают эти вопросы и им хочется побольше обо всём этом узнать. И вот в данное учебное заведение поступает молодой человек, который ранее учился в школе с плохими моральными устоями, а посему в запретные знания посвящен. Беда только, что сам этот парень, решил встать на путь морального очищения и выбрал для учёбы элитную академию как раз затем, чтобы окружить себя чистыми и высокоморальными людьми.
  
   Многим это аниме возможно покажется дурацким и не заслуживающим внимание, особенно ближе к концу. Но меня очень зацепили весьма необычные и притягательные персонажи. Одна из них - бесстрастная девушка-учёная Фува Хёка, которая настойчиво допытывается у главного героя откуда берутся дети. При этом во всех остальных вопросах она является большим эрудитом и знатоком. Другим не менее занимательным персонажем является президент школьного совета Анна Нишикиномия, которая, будучи внешне эталоном высокой морали и чистоты, в глубине своей души оказалась невероятно похотливой и сексуально-озабоченной девушкой. Ну и при том, что физически она ещё и сверхчеловек, не уступающий возможностями терминатору, можно лишь посочувствовать (или позавидовать) парню, к которому она испытает вожделение и которого будет домогаться. И вот эти две зеркально противоположные ипостаси Анны делают её на мой взгляд просто невероятно прикольной.
  
   Лично мне было жаль, что герой аниме старался всячески избегать пикантных моментов и пугливо сторонился событий, способных стать откровенной эротикой, создавая комедийные ситуации. Именно это и подвигло меня на написание фанфика. Я захотел посмотреть и пофантазировать, а что бы произошло, если б на месте главного героя аниме оказался раскрепощенный или даже сексуально-озабоченный парень. В общем я как раз и предлагаю вам почитать и узнать, что же из этого получилось.
  

Глава 1. Мир без пошлых шуток

К содержанию

   Дима смотрел на себя в зеркало и удивлённо хлопал глазами. Тёмно-каштановые волосы, серые глаза, небольшой слегка курносый нос, рост около ста семидесяти сантиметров и возраст семнадцати-восемнадцатилетнего юноши.
  
   - Какого хрена?.. Это не моё лицо, не моё тело, - пробормотал парень, проводя пальцами по своей щеке, и лишь секунду спустя сообразил, что говорит не по-русски. - И это не мой язык! Что, чёрт возьми, произошло?!
  
   Он точно помнил, как вчера вечером ложился спать в свою постель, у себя дома, а проснувшись от будильника, увидел совсем другое помещение, другую одежду.
  
   0x01 graphic
  
   Н-да, на нём были тёмно-серые шорты и светлая, почти белая с голубоватым оттенком рубашка с короткими рукавами. Впрочем, даже не рубашка, а скорее футболка. И он во всём этом спал, причём не на кровати, а на полу, на каком-то матрасе, хотя вечером ложился в свою любимую постельку и раздет был до трусов.
  
   - Да что ж это такое?! Где я, что со мной?
  
   Парень коснулся серебристого ошейника на своей шее и увидел аналогичный по форме и цвету браслет на правом запястье. Именно эта штука, кстати, его и разбудила. И на левой руке тоже был браслет. На всех этих изделиях помаргивали какие-то огоньки, и в целом Диме смутно знакомы были эти устройства. А то, что это именно устройства, а не украшения, он ни капли не сомневался.
  
   - Это ещё что?
  
   Он осмотрел браслеты, но не нашёл застёжки, позволившие бы их снять. Ошейник, судя по всему, тоже не снимался.
  
   - Так, стоп. Если я каким-то образом попал в чужое тело, то у меня должны быть хоть какие-то документы.
  
   Дима осмотрел комнату со светло-бежевыми стенами, в которой находился. Она была не очень большой и, похоже, включала все удобства. Тут и умывальник был, и небольшая кухня, шкаф-купе с нарисованными на нём тёмно-коричневыми и бежевыми прямоугольниками, чередующимися как на шахматной доске. Одна дверь вела на улицу, а другая, судя по всему, - в душевую и туалет.
  
   - Мелкая квартирка, - подумал молодой человек. - Что-то вроде квартиры-студии.
  
   Он увидел синюю пластиковую папку-уголок на тумбочке и тут же направился к ней, чувствуя, что нашёл то, что нужно. Сквозь прозрачный пластик виднелись какие-то документы.
  
   Вынув из папки бумаги, Дима обнаружил, что текст на них напечатан иероглифами, судя по всему японскими. Но вслед за разочарованием пришло удивление, потому что парень понял, что легко может их читать.
  
   На са́мом верхнем листе были результаты вступительных экзаменов в элитную академию "Токиока" с довольно высокими баллами. Под ними лежали уведомление о зачислении и студенческий билет. Раскрыв его, Дима увидел фотографию того парня, в теле которого находился, и имя Окума Танукичи.
  
   - Погоди... Окума - это вроде фамилия, Танукичи - имя, и почему они мне знакомы?
  
   И эти браслеты, ошейник...
  
   "эМТэ, - подсказала вдруг память. - Мини-Терминал, который предназначен для... Господи! Словесной цензуры".
  
   Информация стала всплывать в голове, подобно пару, взмывающему из кастрюли с кипящей водой, и глаза́ молодого человека всё более и более округлялись.
  
   - Я... я что, в аниме попал? В Симонэту? - пробормотал он, не в силах поверить в случившееся. - Я, наверное, сплю!
  
   Дима подёргал себя за уши, ущипнул - было больно и ни капли не похоже на сон. И это аниме... он смотрел его не очень давно, чуть более трёх месяцев назад. Смотрел... как раз перед новым годом. Помнится, аниме ему очень понравилось, хотя было довольно дурацким. Но вот один из его женских персонажей парня просто очаровал. Он тогда подумал ещё: "Вот бы с ней как-нибудь встретиться". И получается, что? Его желание сбылось? Потому что загадано было в новый год?
  
   "Это что, шутка такая? Дед Мороз отправил меня в "Симонэту"? В скучный мир, где не существует само́й концепции пошлых шуток? Что за бред?!"
  
   Вернее, речь шла о Японии, конечно, но не с его родной Земли, а из параллельного мира, если можно его так назвать. Сказать, что Дима был шокирован, - значит ничего не сказать. Он мысленно перебирал в уме то, что помнил об этом мире, и озабоченность его возрастала.
  
   В обществе "Симонэты" запрещено было произносить вслух слова, связанные с сексом. К ним относились не только матерные, но и просто неприличные слова и выражения. Нельзя было говорить: пенис, вагина, секс, трахаться, сперма, кончить ну и, соответственно, нецензурные синонимы этих слов. А мониторили этот запрет те самые ошейники, касающиеся гортани и считывающие произносимую вслух речь. Были и другие запрещённые слова с пошлым смыслом, и за любое из них, сказанное вслух, можно было легко угодить за решётку. О том, что в этом мире были запрещены тексты, изображения и видео не только порнографической, но и эротической направленности, можно было даже не говорить.
  
   Дима горестно вздохнул.
  
   "Вот влип так влип", - подумал он.
  
   Но, в принципе, не так всё было и плохо. Словесная цензура при особой надобности обходилась, посредством использования аллегорий или слов с несколькими смыслами. Пенис можно было назвать огурцом или бананом, влагалище - лоном или пещеркой, вагину - киской. Кошки ведь в принципе не были под запретом, как и пещеры в целом, а также фрукты и овощи. Однако эмтэ, похоже, мог анализировать простые фразы, так что словосочетания "мужской орган", "женское лоно" от греха подальше не стоило вслух говорить. Однако в общем жить было можно, если осторожно. Так что главным минусом являлось лишь отсутствие, а вернее труднодоступность порнухи, но... можно было прожить и без неё. А как насчёт плюсов?
  
   Дима только подумал об этом, и на губах его возникла пошлая улыбка.
  
   "Да-да, плюсы определённо есть", - мысленно пустил он слюну.
  
   Из-за моральных законов, ставящих всё сексуальное на уровень уголовного преступления, вышел совершенно обратный эффект. Градус сексуальной озабоченности общества был гораздо выше, чем в родном мире Димы. А следовательно, и порнухи не нужно было, поскольку имелась возможность получить её живьём.
  
   "Эмтэ" не отслеживал сексуальные действия, по крайне мере пока. Можно было и вздрочнуть, и даже сексом заняться, если без свидетелей, и останется это незамеченным. В конце концов, общество не запрещало делать детей. Правда, мини-терминалы на запястьях могли фиксировать то, что человек рисует, чтобы отследить создание эротического контента, но вот что касается остального, здесь ещё сохранялась некоторая вольница.
  
   "Так-так", - подумал Дима, чувствуя рост энтузиазма в душе́.
  
   Ведь он потому мечтал попасть в этот мир, что были в нём весьма необычные и привлекательные для него личности, с которыми имелись перспективы нехило замутить.
  
   "А какое сегодня число?"
  
   Молодой человек увидел мобильник Танукичи и, взяв его в руки, включил экран. Надписи оказались опять же на японском, но читались они легко:
  
   "Шестое апреля, две тысячи тридцать четвёртого года, - прочёл он и нахмурился. - То есть я уже во втором семестре? Это сколько ж времени от поступления в "Токиоку" прошло? Почему тогда в этой папке лежат результаты вступительных экзаменов, как будто я получил их совсем недавно?"
  
   Однако чуть позже в памяти его всплыла занятная информация. Оказывается, в Японии учебный год начинался не первого сентября, а шестого апреля. То есть сегодня как раз был первый учебный день.
  
   "Уф, - мысленно выдохнул Дима. - Всё интересное ещё впереди. А кроме того, похоже, что знания Танукичи в моём полном распоряжении, как и мои собственные. Значит, не пропаду".
  
   В своём мире молодой человек не только закончил уже школу, но учился в Университете на четвёртом курсе. Ему было двадцать два года.
  
   "Так, а когда занятия начинаются? Кажись, в восемь тридцать утра. А сколько времени сейчас?"
  
   Дима снова посмотрел на мобильник и увидел на его экране "семь часов тридцать две минуты".
  
   "Пора собираться, а то опоздаю. Надо ведь ещё путь узнать и сколько он времени займёт..."
  
   В памяти услужливо всплыла необходимая информация: и станции метро, и маршрут движения, и даже продолжительность пути. Академия располагалась не очень далеко, поездка могла занять чуть более пятнадцати минут. Но поспешить всё же стоило. А ещё неплохо было бы успеть позавтракать.
  

* * *

   Дима ехал в вагоне метро в форме академии, включавшей в себя светло-серый пиджак с чёрными отворотами и воротничком, чёрные брюки, белую рубашку и красный галстук. Но́ги парня облачены были в белые с чёрными полосками и зелёным носком кроссовки. Он смотрел в окно поезда и улыбался.
  
   0x01 graphic
  
   Ду́шу приятно грело и щемило от скорой встречи.
  
   "Сегодня я увижу мою милую Анечку, - думал Дима со сладким предвкушением. - М-м-м, и не только её".
  
   Училась в "Токиоке" и ещё одна девушка, занимавшая мысли молодого человека. Некое чудо с зелёными волосами, бесстрастной манерой речи и весьма интересной манией, от которой довольная улыбочка так и просилась парню на лицо.
  
   "Хёка Фува, - подумал Дима, чуть ли не мурлыкая от предвкушения. - Ох, похоже, жить здесь будет весело. Если действовать с умом".
  
   А действовать он собирался продуманно; правда, от маячащих перспектив так и подмывало наворотить глупостей.
  
   "Не-не, надо быть очень осторожным, - одёрнул себя Дима, - чтобы ненароком за решётку не угодить. А то обидно будет оказаться в малиннике, но по глупости своей лишиться всей малины".
  
   Ощущение тяжёлого взгляда справа заставило парня посмотреть через плечо, и он невольно вздрогнул. Метрах в пяти от него возле выхода из вагона стоял здоровенный парень со зверским лицом, чем-то напоминающим морду гориллы, и пялился на него, раздувая ноздри и двигая желваками.
  
   0x01 graphic
  
   Похоже, что он был чем-то разозлён, причём гнев его имел конкретную направленность на Танукичи. Это определённо вызывало мандраж и даже пугало, но Дима, зная события аниме, был в курсе, что́ там за мужик стои́т и почему он бесится.
  
   "Райки, - вспомнил Дима имя этого человека. - Райки Горики".
  
   В аниме Танукичи называл этого парня Горики-сэмпай, и был тот учеником третьего курса академии, членом студсовета, а по совместительству казначеем и секретарём. Райки испытывал влюблённость к Анне Нишикиномии, президенту студсовета, от которой тащился как Дима, так и сам Окума. Однако Горики не мог этого знать, потому что лично не был знако́м с Танукичи и не ведал о его чувствах к Анне. Злость его была вызвана тем, что он видел в новичке возмутителя спокойствия академии и считал его потенциальной угрозой для внутренней дисциплины. Дело в том, что Танукичи был сыном известного эро-террориста Дзэндзюро Окумы, поэтому Райки справедливо предположил, что новичок поступил в его любимую академию исключительно для того, чтобы чинить беспорядки.
  
   У Димы были свои мысли о том, какие беспорядки он может чинить, но, естественно, он не имел никакого желания делиться ими с Райки. Тем более что если это тот самый поезд и тот самый вагон, то...
  
   - Эй! Ты что делаешь, извращенец! - воскликнула женщина с каштановыми волосами и в бежевом плаще, которая стояла боком к Горики, но пото́м неожиданно схватила того за руку. - Ягодицы мои лапать вздумал?!
  
   0x01 graphic
  
   - Не трогал я Ваших ягодиц, - возразил слегка опешивший Райки. - Да и вообще, зачем мне это делать?
  
   Дима мысленно хмыкнул. Он знал, что Горики даже не касался этой женщины, да и понятия не имел о подобных желаниях. Проучившись всё своё детство в школе с высокими моральными устоями, в которой на корню устранялась любая возможность получить хоть какие-то представления о сексе и всём, что с ним связано, Райки просто не знал, зачем кому-то может понадобиться трогать ягодицы женщины, как, собственно, не знал и то, что трогать их нельзя. Однако совсем недавно он тяжело сопел и строил гримасы, как настоящий сексуальный извращенец, поэтому хитрожопая дамочка и решила этим воспользоваться, чтобы обвинить его в домогательствах и немного подзаработать. А может, и не немного. Сочувствовал ли Дима Райки? Да ни фига́. Ему было любопытно, как тот выкрутится и выкрутится ли вообще.
  
   В аниме Танукичи вступился за Горики, взяв вину на себя, и в результате юноше пришлось бегать от полиции по всей станции метро, из-за чего он едва не попался и не огрёб массу неприятностей. Он наверняка был бы схвачен, если б не другая ученица академии, студентка второго курса Аямэ Кадзё, которая пришла ему на помощь, устроив эро-террористическую акцию или эрористическую, как принято называть в этом мире. Она бегала по перрону в белом плаще на голое тело, скрыв лицо женскими трусиками, и разбрасывала фотографии откровенного содержания.
  
   Занятный вышел флэш-моб, но у Димы не было никакого желания во всём этом участвовать, да и интересно ему было, как изменится ход событий, если он поступит по-другому. Опасался ли парень последствий изменения будущего? Да не особо. Его совсем не огорчит, если Райки посадят. "Баба с возу - кобыле легче", так сказать. В аниме Горики часто появлялся в самые неподходящие моменты, выполняя функцию гордой птицы обломинго, и тем самым мешал развитию пикантных ситуаций. Диму, как зрителя, это обстоятельство изрядно разочаровывало, и он был бы совсем не против, если количество мешающих его развлечениям факторов в этом мире уменьшится хотя бы на один.
  
   Другое дело - встреча с Аямэ, которая являлась в аниме ключевым персонажем и весьма занятной личностью. Но Дима прекрасно знал, что сможет познакомиться с ней в школе, причём ему даже инициативу не придётся проявлять, она сама к нему подкатит, чтобы завербовать в свой эрористический отряд. И проблемы Танукичи, которые он создал себе на станции метро, станут для девушки отличными рычагами давления. Ещё и поэтому Диме не хотелось давать этой девчонке возможность себя шантажировать. В отличие от Танукичи, он был совсем не против сотрудничать с Аямэ добровольно, но у него имелись свои мысли о том, как он собирается это делать, и он, естественно, хотел сохранить за собой побольше степеней свободы.
  
   А скандал в вагоне тем временем развивался. Дамочка агрессивно наседала на Райки, тот пытался возражать, но пока что у него это неважно получалось. Когда вагон остановился на перроне, женщина вытащила слабо сопротивлявшегося "извращенца" за собой и конфликт переместился наружу. Двери метро закрылись, и поезд тронулся, увозя заинтригованного Диму с собой от места проблемных событий, и... Ничего не произошло. Мир не рухнул, кары господней не последовало и даже режиссёр не выскочил "на сцену", гневно размахивая руками и крича, что всё сыграно не по сценарию. Мир пошёл по другой ветке событий, а вот по какой - парню ещё предстояло узнать.
  

* * *

   Академия Токиока представляла собой огромное и высокотехнологичное здание с широкими светлыми коридорами, объёмными мультимедийными аудиториями, учебными и научными лабораториями, оснащёнными по последнему слову техники, и са́мой различной электроникой, встречающейся на каждом шагу. Это образовательное учреждение заметно превосходило технической оснащённостью университет, в котором Дима учился в своём мире, и парень был очень впечатлён, с любопытством глазея по сторонам.
  
   Учебный день открывала торжественная линейка в честь начала нового учебного года, и все студенты академии собирались в большом актовом зале, чтобы выслушать напутствие учителей и администрации. Занимая место в зрительском ряду, Дима слышал шепотки, раздающиеся вокруг него со всех сторон.
  
   0x01 graphic
  
   - Эй, гляди, это ж тот самый парень.
  
   - Ага, из школы с худшими моральными устоями.
  
   - Блин, вот бы его расспросить.
  
   - Давай, заговори с ним.
  
   - Думаешь, это так легко? Дай мне немного времени.
  
   Причём шептались о нём не только парни, но и девушки, что Диму очень радовало, питая его жажду интересных знакомств.
  
   "Хе-хе, чувствую, я здесь не заскучаю", - с удовольствием думал он, делая вид, что ничего этого не слышит, внимая речи учителей. Но, естественно, события, происходящие вокруг него, интересовали парня гораздо больше само́й линейки, и он чутко прислушивался к шепоткам студентов, а особенно студенток, и пытался невзначай разглядеть и запомнить тех из них, которые о нём шептались.
  
   Но вот через динамики послышалось объявление:
  
   - А сейчас слово предоставляется представителю от учащихся, президенту студенческого совета академии Анне Нишикиномии!
  
   Дима встрепенулся, и все посторонние звуки для него разом приглушились. Он во все глаза уставился на сцену, ожидая увидеть своего кумира. О, да! Парень был увлечён этой девушкой не меньше, чем сам Танукичи. Разница между их чувствами, правда, имелась и состояла в том, что Танукичи обожал публичную ипостась Анны, которую все воспринимали как идеального представителя общества высокой морали, успешную ученицу, чистого и светлого человека, объекта для подражания, достойного всяческих похвал. А вот Дима покорён был именно оборотной стороной медали, тёмной половиной характера Ани, скрытой от остальных. Хотя и внешний миленький образ этой девушки ему тоже очень нравился. Поэтому он с восторгом уставился на очаровательную голубоглазую блондинку, вышедшую к трибуне, и собирался внимать каждому её слову.
  
   Как и все ученики, Анна одета была в форму академии, а её средней длины волосы удерживал на голове тёмный обруч. Длинная чёрная юбка до щиколоток не позволяла разглядеть но́ги девушки, но, судя по всему, Аня отличалась спортивной и рослой фигурой. Рост её визуально был выше, чем у Танукичи, и составлял около ста семидесяти пяти сантиметров, а выдающийся бюст свидетельствовал о незаурядной груди.
  
   0x01 graphic
  
   Эмтэ девушки отличался от обычных. Его функциональный элемент имел форму серебристой снежинки, что намекало на её принадлежность к элите. И Дима знал, что мама Анны, София Нишикиномия, является высокопоставленным политиком, продвигающим идеи социального совершенства и всяческого ужесточения контроля за моральным обликом всех японцев. И в особенности парня беспокоили её новые идеи мониторить половую сферу человеческого организма и ввести модифицированные эмтэ, представляющие собой по сути пояс верности.
  
   Если это произойдёт, жизнь на Симонэте превратится для всех и для Димы в том числе в сущий ад, и именно поэтому парень собирался примкнуть к Аямэ в её борьбе, а вовсе не потому что ратовал за свободу и горел чувством справедливости, как та девушка. Дима с огромным удовольствием забил бы на эрористическую деятельность и с головой окунулся бы в свои сексуальные похождения. Но его бездействие могло привести к весьма плачевным последствиям, поэтому молодой человек не собирался оставаться в стороне.
  
   - Первокурсники! Поздравляю с поступлением в нашу академию! - вещала меж тем сереброволосая красотка своим чарующим мелодичным голосом, и, слушая его, Дима словно витал в облаках от удовольствия. - Рада приветствовать вас здесь сегодня. Меня зовут Анна Нишикиномия. Старая гвардия, молодая гвардия, вы наверняка ждали сегодняшнего дня с нетерпением.
  
   Речь девушки лилась весенним ручьём, звенела подобно серебряным колокольчикам. Дима не вдумывался в смысл её слов, он слушал их звучание и балдел, со сладким предвкушением ожидая скорого знакомства.
  

* * *

   Даже заняв своё место в учебной аудитории, Дима продолжал витать в облаках. Речь Ани снова и снова звучала в его ушах, будто записанная в виде звукового файла.
  
   "Боже! Какая же она классная!" - мысленно простонал парень. Щёки его порозовели от волнения, а в глазах порхали розовые сердечки. Даже в таком светлом и целомудренном облике Анна была для Димы неотразимой, подобно ангелу. А уж когда он вспоминал её демонический облик... О! Молодой человек даже фантазировать боялся о том, что с ним произойдёт, если он окажется в её объятиях и никто не помешает ей с ним развлечься.
  
    - Окума-сан, Окума-сан, Окума Танукичи-сан, - женский голос, звучащий откуда-то снизу, пробивался к Диме словно через толстую вату в ушах.
  
   Наконец парень осознал, что к нему кто-то настойчиво обращается, и, сфокусировав взгляд, едва не вскрикнул от неожиданности. Под партой у него между ног в очень пикантной ситуации сидела зеленовласая девушка и бесстрастно смотрела на него снизу своими большими фиолетовыми глазами.
  
   0x01 graphic
  
   Увидев, что собеседник заметил её, она представилась:
  
   - Я - Фува Хёка. Извиняюсь за вторжение.
  
   Сообразив, кто это, Дима сперва успокоился, но секунду спустя зажёгся уже от азарта.
  
   "Вот оно! Первое важное знакомство!" - с радостью подумал он.
  
   До сближения с Анной было ещё далеко, а вот Хёка! О! Она могла стать очень интересной подругой, и молодой человек ни в коем случае не хотел упустить такое перспективное знакомство. Он откинулся на спинку стула и улыбнулся девушке самым приветливым образом, как будто не было в её положении ничего необычного и они чинно беседовали, сидя за столом.
  
   - Приветствую, коллега, - ответил он и протянул девушке руку для рукопожатия.
  
   Дима специально выбрал такой стиль общения, намекающий на деловое взаимодействие двух учёных. К слову, Фува действительно была са́мой настоящей учёной, причём весьма талантливой, если не брать в расчёт, что она студентка. А Дима... ну, Дима хотел прикинуться учёным или хотя бы весьма заинтересованным в науке человеком, и у него были все шансы заработать авторитет в глазах этой неординарной девушки, учитывая его эрудицию в вопросах, которые её очень интересовали.
  
   - Чем могу быть полезен?
  
   - У меня есть к Вам вопрос, Окума-сан, - ответила Хёка, невозмутимо пожимая протянутую руку прямо из своего положения под партой. А пото́м, оперевшись на неё, вылезла наружу и, приблизившись на пол корпуса к лицу собеседника, спросила: - Вы не расскажете мне, откуда берутся дети?
  
   Дима отлично расслышал её. Более того, он ожидал этого вопроса, но просто не мог упустить прикола из аниме, а поэтому, сделав удивлённое лицо, переспросил в манере Танукичи:
  
   - Ч-чего?
  
   - Вы не расскажете мне, откуда берутся дети? - подобно роботу невозмутимо повторила зеленовласая девушка, как будто собеседник именно не расслышал её вопрос, а не опешил от его пикантности.
  
   Дима с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться в голос.
  
   "О-о-о! В этом вся Фува! - мысленно забавлялся он. - Просто потрясная кудэрэ, охеренная в своей невозмутимости и бесстрастности! Хёка, ты знаешь, что я просто тащусь от тебя? Впрочем, тебе этого лучше не знать".
  
   - Раз Вы учились в школе с низкими моральными устоями, - продолжала тем временем зеленовласая девушка, - то должны это знать. Поэтому ответьте мне, откуда берутся дети?
  
   - А! Вот Вы о чём, коллега, - просиял Дима, будто двойной повтор помог ему осознать смысл заданного вопроса. - Ну конечно расскажу! Так! Минуточку. Позвольте сформулировать ответ.
  
   Молодой человек мысленно выстроил фразу и внимательно оценил её, убедившись, что ни одно из запланированных к озвучиванию слов не является запрещённым. К своей радости он обнаружил, что часть научно-медицинской и акушерской терминологии осталась не под запретом и, если не касаться вопросов самого́ секса, то её вполне можно было использовать вслух.
  
   Находящиеся в аудитории ученики невольно обратились в слух, повернув к собеседникам свои лица. И Дима, подняв указательный палец вверх, с важным видом ответил:
  
   - Дети появляются в результате процесса зачатия, при котором сперматозоид мужчины сливается с яйцеклеткой женщины. При этом образуется эмбрион, который, развиваясь в матке женщины, становится ребёнком. Процесс этот называется беременностью. И по его окончанию женщина рожает дитя.
  
   0x01 graphic
  
   Не ожидавшая столь обстоятельного ответа от своего одногруппника, Хёка сперва удивилась, впервые проявив какие бы то ни было эмоции на лице, а пото́м, сверкнув глазами, уточнила:
  
   - Правильно ли я понимаю, Окума-сан, что процессу зачатия предшествует обмен биологическим материалом?
  
   - Совершенно точно, коллега, - с серьёзным лицом кивнул Дима, - мне остаётся лишь похвалить Вашу незаурядную проницательность.
  
   - В таком случае, Окума-сан, у меня к вам следующий вопрос, - продолжила говорить девушка, плавно поднимаясь вверх. Правой ладонью она опиралась на стул между ног парня, касаясь запястьем его промежности, а левой ухватилась за плечо. - Расскажите мне, в чём конкретно состоит процесс обмена биологическим материалом и как он, собственно, происходит?
  
   К концу этой фразы лицо Хёки настолько сильно приблизилось к Диминому, словно она собиралась парня поцеловать, и речь её по-прежнему оставалась безэмоциональной.
  
   0x01 graphic
  
   Однако в ней ощущалась какая-то запредельная целеустремлённость и, если можно так сказать, интеллектуальная страсть. В этот момент одногруппница живо напомнила молодому человеку терминатора, идущего к цели и не сводящего с неё глаз. Эмоциональный эффект от этой аналогии оказался таким сильным, что Дима буквально поплыл и едва сам сдерживался от того, чтобы поцеловать девушку, пока она продолжала говорить ему прямо в губы:
  
   - Если данный процесс сложно объяснить словами, то я не против натурной демонстрации.
  
   Всё это было столь сексуально и волнующе, что у Димы, а вернее у Танукичи очень быстро стало тесно в штанах и член его начал твердеть, принимая боевую готовность.
  
   - В-вы правы, что в-вопрос этот не простой, коллега, - ответил молодой человек, слегка заикаясь, но к концу этой фразы он почти справился со своими чувствами. - Я, безусловно, всё расскажу и могу попробовать показать Вам, но... боюсь, сейчас у нас нет для этого времени, и тема в целом требует уединённости, чтобы никто нам не помешал.
  
   У Димы было сильное желание скрыть эрекцию, отодвинувшись от девушки, но он сделал усилие над собой и намеренно не стал этого делать. Хёка явно заинтересовалась своими ощущениями в правом запястье, чувствующем нарастающую твёрдость у парня между ног.
  
   - Когда? - коротко переспросила она. - И где?
  
   - Я Вам позвоню, - ответил парень, заметив, как навострили уши все одногруппники вокруг. - Оставьте мне номер своего телефона.
  
   Хёка отстранилась и, повернувшись боком, невозмутимо уселась парню на колено своей мягкой попкой.
  
   "Ох, боже! - мысленно выдохнул тот. - Как же хочется остаться с ней наедине!"
  
   Тем временем Фува открыла Димину тетрадь, взяла его шариковую ручку и на внутренней стороне обложки написала номер своего телефона. Парень тихо сглотнул, рассматривая строчку цифр как указатель к сокровищу. А зеленовласка тем временем, повернув к нему заинтересованное лицо и непринуждённо положив ладонь на оттопыренную ширинку брюк, снова спросила:
  
   - Могу я задать последний вопрос?
  
   - А-ага, - согласился парень, с трудом сглатывая.
  
   - Мне кажется, что ху... - Хёка замерла на секунду и продолжила: - Опасно вышло... Буду использовать эвфемизмы. Мне кажется, обмен биологическим материалом как-то связан с мужскими огурцами.
  
   "Я просто тащусь от неё", - мысленно простонал Дима, но вслух выразился значительно более спокойно.
  
   - И снова Вы поражаете меня своей проницательностью, коллега, - улыбнулся он, чувствуя, что окончательно пришёл в эмоциональное равновесие. - Совершенно верная догадка, и... - парень запнулся, заметив, как в класс входит черноволосая девушка в очках и с длинной косой, тянущейся до самой попы.
  
   "Это по мою душу", - понял он и, быстро пересадив Хёку с колена на скамейку рядом с собой, закончил:
  
   - ...и я вынужден пока прервать наш разговор, но мы обязательно вернёмся к нему снова, коллега.
  
   - Буду ждать звонка, - бесстрастно ответила зеленовласка и, поднявшись из-за парты, удалилась неспешным шагом.
  
   Тем временем брюнетка в очках уже направлялась в сторону Димы. Подойдя к его парте, она посмотрела на парня сверху своими светло-карими, почти жёлтыми глазами и уточнила с серьёзным, даже немного хмурым выражением на лице:
  
   - Окума Танукичи-кун, верно?
  
   0x01 graphic
  
   "А вот и Аямэ собственной персоной", - подумал Дима и улыбнулся.
  
   - Да, это я, - ответил он.
  
   - Я - Кадзё Аямэ, второкурсница академии и вице-президент студсовета.
  
   - Вице-президент? Чем обязан?
  
   - Тебя хотят принять стажёром по общим вопросам, - ответила брюнетка. - Не соблаговолишь ли ты пройти со мной?
  
   - Да, конечно, - кивнул Дима, с готовностью поднимаясь из-за парты.
  
   "Ва-а-а, сейчас я увижу Анну Нишикиномию! - с удовольствием подумал он. - Ох! Это самое волнительное знакомство в моей жизни! Ну... одно из самых волнительных", - поправился парень, вспомнив недавнюю беседу с Фувой и искоса глянув на Аямэ.
  
   Знакомств в его жизни здесь предстояло немало, и все они были волнительными. Вокруг Димы собирались поистине незаурядные личности, и это его очень радовало. Двигаясь бок о бок по коридорам академии, парень и девушка практически не разговаривали. Аямэ лишь раз прервала молчание, спросив у Димы как бы невзначай:
  
   - Что от тебя хотела Фува Хёка?
  
   - Она предлагала мне вступить в её научный клуб, - соврал молодой человек, не моргнув глазом. Ему вдруг пришло в голову, что надо предложить Хёке своё членство в её клубе, тогда они спокойно могли бы видеться и... "проводить научные исследования" вдвоём, не вызывая ни у кого вопросов.
  
   - Понятно, - коротко ответила Кадзё и не проронила больше ни слова вплоть до кабинета студенческого совета.
  

* * *

   Комната студсовета была выдержана в светлых тонах: деревянные панели поверх стен, покрашенных под жёлтый кирпич, светло-жёлтая полочка вдоль левой стены с картинами над ней и кувшинами цветов, красновато-коричневый однотонный линолеум на полу и трёхстворчатое окно, открывающее вид на голубое небо с перистыми облаками. Слева и справа от окна стояли деревянные шкафы для бумаг, а в центре комнаты располагался обширный деревянный стол для совещаний, за которым в тёмно-красных креслах сидели Кадзё Аямэ - справа, Анна Нишикиномия - напротив и... чёрт возьми, Горики-сэмпай - слева от стоящего перед столом Димы.
  
   0x01 graphic
  
   Парня слегка смутило, что Райки умудрился как-то выкрутиться из трудной ситуации в метро, но он быстро взял себя в руки и предстал пред советом со спокойным и вдумчивым лицом.
  
   - Рада нашей встречи, Окума Танукичи-кун, - встретила гостя доброжелательными словами голубоглазая блондинка. - Позвольте представиться, я - второкурсница, Анна Нишикиномия.
  
   - Очень приятно, - откликнулся Дима.
  
   - В этой академии я исполняю обязанности президента студенческого совета. Мы долго ждали в академии такого ученика, как Вы.
  
   - За собой такого не припомню, - холодно подал голос Райки.
  
   0x01 graphic
  
   Дима ничего не сказал, только коротко глянул на него и снова обратил взгляд на Анну, от лица которой ему сложно было оторваться.
  
   - Итак, Окума-кун, перейдём прямо к делу, - промурлыкала Нишикиномия. - Вы согласны вступить в студенческий совет, чтобы вместе с нами защищать высокие идеалы академии?
  
   - Да! С огромным удовольствием! - не задумываясь выдохнул Дима, да и о чём было думать? Его приглашала к сотрудничеству сама Анна Нишикиномия! Парень просто не в состоянии был отказаться.
  
   - Как пылко, - хмуро отметила Аямэ.
  
   - Но почему вы выбрали именно меня, - скромно спросил молодой человек. Собственно, он знал, почему, но хотел отыграть анимешную роль до конца. Кроме того, Анна должна была озвучить информацию, осведомлённостью в которой Дима планировал потом официально пользоваться. - Я ведь учился в школе с худшим моральным обликом, и...
  
   - В этом и кроется причина, - мягко сказала Нишикиномия. - Дела́ в академии "Токиока" принимают лихой оборот.
  
   - Что случилось?
  
   Анна приложила указательный палец ко рту и предупредила:
  
   - Дальнейший разговор должен оставаться в секрете.
  
   0x01 graphic
  
   - Обещаю молчать, - серьёзно подтвердил Дима, и Райки вздохнул, явно не одобряя, что подозрительного новичка собираются в сей секрет посвятить.
  
   - В нашем городе, считающемся наипристойнейшим во всей стране, - начала рассказывать Нишикиномия, - совершает акты обсценного терроризма некто Поросль-во-снегу. Вследствие чего моральный облик города резко ухудшился.
  
   "Ага, знаю я эту "Поросль", - мысленно хмыкнул Дима, сохраняя бесстрастное выражение на лице. - И она как раз сидит слева от тебя, подперев рукой подбородок".
  
   - И что ещё хуже, - продолжала рассказывать Анна, - есть высокая вероятность, что эта террористка учится в академии "Токиока".
  
   "Стопроцентная вероятность", - мысленно поправил её новобранец.
  
   - Мы не хотим портить репутацию академии, поэтому выдворить Поросль-во-снегу нужно быстро и тайно. Однако... - Нишикиномия замялась и, слегка покраснев лицом, продолжила убитым голосом: - ...к стыду своему хочу признаться, что состав студсовета не имеет понятия о том, какое поведение считается обсценным. Мы так и не разработали план действий. Мне даже довелось однажды встретиться с ней, но я вовсе не заподозрила её в обсценном поведении.
  
   Дима живо представил себе сцену, как черноволосая девушка в белом плаще, наброшенном на голое тело, и с маской из женских трусиков на лице бегает по коридорам академии и разбрасывает фотки с эротическими картинками, а Анна Нишикиномия с беззаботным лицом идёт мимо.
  
   0x01 graphic
  
   Эта фантазия выглядела столь забавной, что он едва не рассмеялся в голос. У Димы в голове вдруг сложился занимательный план действий, и он решил попробовать воплотить его в жизнь.
  
   - Окума-кун! - воскликнула Нишикиномия, энергично поднимаясь из-за стола. - Раз Вы посещали школу с худшим моральным обликом в стране, то должны хотя бы отдалённо понимать, что есть обсценно! Я прошу Вас защищать моральный облик академии плечом к плечу с нами!
  
   "Ох, боже мой, - мысленно вздохнул Дима. - Как же неприятно обманывать девушку, в которую влюблён, но... впрочем, а почему обманывать? Поверь мне, Анечка, но глуби́ны твоей души совсем иначе относятся к сексуальности, чем ты сейчас считаешь. И через некоторое время ты сама в этом убедишься. Я выступаю на стороне истинной Анны, а поэтому..."
  
   Молодой человек набрал в рот побольше воздуха и решительным голосом заявил:
  
   - Я вступил в академию "Токиока" потому, что восхищаюсь Вами, Анна-сэмпай! - и это была истинная правда. - Я хотел войти в число Ваших самых близких друзей! Хотел разделить все Ваши горести и помочь исполнить даже самые сокровенные Ваши желания, - и это тоже правда. - И поэтому я с радостью принимаю Ваше предложение! - закончив на столь торжественной ноте, Дима перевёл дух.
  
   "Уф, вроде ни в едином слове не соврал", - удовлетворённо подумал молодой человек, а Анна радостно ему кивнула, будто её тёмная половина прочитала его мысли и одобрила их.
  
   0x01 graphic
  
   - В таком случае, Аямэ-сан, - сказала Нишикиномия, повернувшись к брюнетке, - ему нужно будет многому научиться.
  
   Кадзё подняла взгляд на блондинку и молча кивнула со столь же хмурым выражением на лице, какое сохраняла всё это время.
  

Глава 2. Развратные союзы

К содержанию

   Дима сидел напротив Аямэ за столом в одном невзрачном кафе, куда девушка привела его для разговора. Необычным было то, что хмурая до сих пор брюнетка светилась очень довольной улыбкой на лице.
  
   0x01 graphic
  
   "Ну всё, началось, - подумал молодой человек, с интересом разглядывая девушку. - Сейчас начнёт вербовать. Так, а как мне себя с ней вести? М-м-м, сколько интересных мыслей! Но, вначале, думаю, лучше просто сыграть Танукичи. Есть у этого сценария приятные и забавные моменты".
  
   Определившись с первичной тактикой, Дима задал вполне естественный вопрос:
  
   - Прошу прощения, Аямэ-сэмпай, а почему мы пришли сюда?
  
   - Вряд ли здесь сегодня будет наплыв клиентов, так что говорить можно о чём угодно, - ответила девушка спокойным тоном, но азартная улыбка выдавала чувства, распирающие её изнутри, и прорыв эмоций не замедлил последовать: - Стоит признать, Окума-кун, комедию ты ломал отлично!
  
   - Э-э-э... ты о чём? - озадаченно спросил молодой человек, поднося стакан с водой к губам.
  
   - Ну сейчас, в кабинете! Я знала, что на такое яиц у тебя хватит!
  
   Да уж, это было поистине неожиданно. Совершенно спокойная и уравновешенная девушка, которую вполне можно было принять за кудэрэ, продемонстрировала вдруг такую резкую трансформацию поведения. Но особенно неожиданным было внезапное использование запрещённого слова. Не знай Дима, кто перед ним сидит и на что она способна, он совершенно непроизвольно поступил бы как Танукичи в аниме. Даже сейчас он готов был прыснуть от смеха и, поскольку этого требовала продуманная наперёд тактика, не стал себя сдерживать. В результате вся набранная в рот вода распылилась в лицо сидящей напротив собеседнице.
  
   - Э-э-эй! Я всего четыре секунды говорю, а ты мне уже на лицо кончил?! И пра-а-авда пылкий! Все волосы и очки мне мокренькими сделал.
  
   Дима лежал на столе и, прикрыв лицо руками, беззвучно сотрясался от смеха. Он сдерживался изо всех сил, чтобы скрыть своё веселье, но ничего не мог с собой поделать. Эта девушка генерировала пошлые шутки экспромтом просто с невероятной скоростью. Дима не был больши́м ценителем такого юмора, но гениальность Аямэ в этой сфере не могла его не восхитить.
  
   Кое-как справившись с собой, он сделал по возможности максимально скорбное лицо и, подняв голову от столешницы, увидел женские трусики, надетые на лицо собеседницы.
  
   "Ну всё! Пришло время для моих приколов!" - обрадовался парень, а вслух произнёс с оторопью в голосе:
  
   - Ты же!..
  
   - Я Кадзё Аямэ, известная также как эрористка Поросль-во-снегу, - небрежно продолжила его реплику девушка. Правую руку она поднесла к лицу в шутливом приветствии, напоминающем "отдать честь" у военных, а левой стала совершать пошлые движения, имитирующие мастурбацию члена. - Ну что, Танукичи, давай дрочить?
  
   Дима лишь на мгновение задержался взглядом на брюнетке и тут же поспешил отвернуться, чтобы не выдать себя невольным смешком. Секунду спустя он уже́ делал вид, что тревожным голосом докладывает в терминал на запястье:
  
   - Ало! Блюстители нравов?..
  
   - Эй-эй! Ты что делаешь?! - испугалась Аямэ.
  
   - Передо мной находится!.. - договорить он не успел. Девушка подобно пантере прыгнула на него через стол и повалила на пол. Она цепко оплела его бёдра ногами, а руками сдавила шею в удушающем захвате и прижала парня к себе.
  
   0x01 graphic
  
   "Ого, сильная!" - мысленно восхитился Дима.
  
   Он чувствовал, как к ягодицам его прижимается женская промежность, ощутил пару упругих полушарий, вдавившихся в лопатки, и стал балдеть даже несмотря на то, что испытывал трудность с дыханием.
  
   - Ох, боже! Аямэ! Ты такая горячая! - простонал он. - Давай! Сожми меня крепче! Потрись об меня! О-о-о! У меня уже твёрдый!
  
   Плавясь от удовольствия, молодой человек плёл всё, что в голову взбредёт, но каким-то чудом не ляпнул ничего запретного.
  
   - Так ты что, прикалывался?! - возмутилась девушка у парня за спиной. Только теперь она заметила, что терминал его не только не соединён с полицией, но даже не активирован. - Я тебе сейчас!
  
   - Ай! - воскликнул Дима, получив коленкой под зад. - Нет! Прекрати! Такие игры мне не нравятся.
  
   - Я те, щас, п...зды дам!
  
   - Дай! - радостно согласился парень, растягивая губы в похотливой улыбке. - Лучше в рот! Тра... ой! - вовремя прервал он запретное слово. - Как бы это... потри мне рот своей кошечкой!
  
   - А ...уй в задницу не хочешь?!
  
   - У тебя ж его нет. И вообще, я только по девочкам.
  
   - Да я тебе твой собственный засуну!
  
   Дима готов был хоть сутки с Аямэ препираться, тем более что она, пинаясь и кусаясь, продолжала его обнимать и тискать. Но возню их прервал мужской голос:
  
   - Вы готовы сделать заказ?
  
   Парень поднял взгляд вверх и увидел худого седовласого мужчину с усами, облачённого почти во всё чёрное: брюки, жилет, галстук, ботинки. Только рубашка его была белой, а также полотенце, висящее на руке. Его седые волосы были собраны в короткий хвост на затылке, лицо оставалось бесстрастным, глаза́ - прикрытыми.
  
   0x01 graphic
  
   - Она - террористка! - заявил Дима, догадываясь, что этой репликой Аямэ не навредит. Её маска из трусиков на лице выдавала девушку лучше всяких слов.
  
   - Я знаю, - невозмутимо ответил хозяин заведения. - Так Ваш заказ?
  
   - Кофе с молоком и сахаром, - ответил молодой человек со вздохом. Пото́м повернул голову в ослабевшем захвате и попробовал поцеловать девушку в губы, но та ловко подставила ладонь и сама отстранилась, отпуская его.
  

* * *

   Минуты через две они вновь сидели за столом напротив друг друга. Дима неторопливо пил своё кофе, а Аямэ молча разглядывала его, вращая трусики на указательном пальце правой руки.
  
   0x01 graphic
  
   - Как ты умудряешься использовать запрещённые слова, так что эмтэ на них не срабатывает? - с любопытством спросил молодой человек. Ответ он опять-таки знал из аниме, но просто не мог не задать этот вопрос, потому что было бы это совсем нелогично.
  
   - Пока не скажу, - сказала девушка. - Перед тем как я смогу откровенничать, мы должны прояснить с тобой пару вопросов. Ты ведь сын эрориста Окумы Дзэндзю́ро? - нарушила она наконец молчание.
  
   - Да, - подтвердил парень, вспомнив, что он теперь не Дима, а Танукичи. - Но только я не пошёл по стопам отца и вся эта эрористическая шумиха мне чужда. Не люблю я бегать по улицам с маской на лице и устраивать беспорядки. Мне гораздо приятнее заниматься развратом по-тихому. Вот мы с тобой парень и девушка и свободно смотрим на такие вещи. Так почему бы нам не развлечься друг с другом, а?
  
   - Нет, - коротко ответила брюнетка, слегка покраснев.
  
   - Что такое? Неужели ты - девственница? - плотоядно усмехнулся Дима. - Ты так крепко схватила меня, что я уж думал, сейчас изнас... кхм... сделаешь со мной что-нибудь интересненькое.
  
   - Ты ошибся, - сказала девушка широко улыбаясь.
  
   - Ох. Как печально, - напустил молодой человек на лицо притворную скорбь. - Скажи, Аямэ, разве есть что-то постыдное или страшное в любви или желании потрогать чужое тело? - перефразировал он слова само́й девушки, которые она в аниме говорила Танукичи.
  
   - Нет, - ответила брюнетка. - Это абсолютно нормально.
  
   - Тогда почему ты отказываешься?
  
   Аямэ звонко рассмеялась.
  
   - Боже, Окума-кун, это же так просто. Нет ничего постыдного в желании, когда оно есть. Но если его нет, то о чём тут можно говорить вообще?
  
   Дима враз помрачнел, получив такой удар по своему самолюбию. Вот так приплыли.
  
   - Значит, я не нравлюсь тебе? - уточнил он.
  
   - Я не знаю, Танукичи, - развела Аямэ руками. - Мы с тобой сегодня только познакомились, а ты уже чего-то хочешь от меня. Давай получше узнаем друг друга, тогда я и смогу определиться. А пока что, если честно, от твоей настойчивости моё отношение к тебе только портится.
  
   "Чёрт, болван-болван, - подумал про себя Дима. - Избаловался от всеобщего внимания, от приставаний Хёки, и понесло меня. Ладно, завязывать надо с этим, пока ещё больше всё не испортил. А разговор этот, пожалуй, сто́ит на другой день перенести. Время ещё есть, успеем союз заключить".
  
   - Извини, - сказал молодой человек, натянуто улыбаясь, - я вёл себя глупо. - Он вызвал часы на терминале и, взглянув на них, сказал: - О-о-ой, ёо-о-ой, кажется, мне пора. Совсем забыл об одном деле. - Дима поднялся и вышел из-за стола. - До свидания, Аямэ-сан, встретимся завтра в академии.
  
   - Окума-кун, подожди, - окликнула его девушка, но молодой человек продолжил идти к выходу. - Мы ещё не закончили разговор, Окума!
  
   - Извините, Аямэ-сэмпай, - ответил он, переходя на Вы. - У меня нет настроения разговаривать сегодня с кем-либо. Мне надо побыть наедине.
  
   Девушка вдруг оказалась у него на пути и перекрыла путь к выходу.
  
   - Ну извини, Танукичи, я была грубовата. Давай вернёмся за стол, ладно?
  
   Диму так и подмывало ответить колкостью, мол, Ваша настойчивость, Аямэ-сан, портит моё к Вам отношение. Но он не стал этого делать, вовремя сообразив, что выйдет совсем уж говённо. Собеседница сейчас была в зависимом положении, и ей приходилось извиняться, даже когда неправ был её оппонент.
  
   - Аямэ-сэмпай, - вздохнул парень. - Всё в порядке, и никакой вины Вашей нет. Ну... просто реально плохое настроение сейчас и, пусть я сам в этом виноват, но ничего уже не поделаешь. Вы же сами сказали, что когда нет желания, то о чём тут можно говорить? Извините, я пойду.
  
   Дима попытался обойти девушку, и его сознание вдруг разом померкло.
  

* * *

   Очнулся молодой человек с ощущением, что крепко примотан к спинке стула на уровне живота. Ру́ки его были заведены за спину и тоже связаны в области запястьев. Лоб и затылок стягивала резинка, и по давлению ткани на голове Дима понял, что носит шапку в виде женских трусиков. Открыв глаза, он обнаружил себя в подвале кафе, в центре комнаты, под деревянной балкой, а напротив него стояла Аямэ, сложив руки на груди.
  
   - Как это? - изумился парень, удивлённо хлопая глазами. Нет, он помнил, что в аниме Танукичи точно так же попал сюда и в ту же самую позицию, после того как отказался сотрудничать с эрористкой. Вот только как ей удалось связать парня, показано не было. И тут Дима тоже попал неизвестно как, пропустив всё самое интересное.
  
   - Извини, Окума-кун, - сказала девушка, кисло улыбаясь, - но раз ты раскрыл мою личность, я не могу тебя отпустить. - Она подошла к Диме вплотную, присела на корточки перед его стулом и, подперев ладошками подбородок, предложила: - Поговорим?
  
   0x01 graphic
  
   - Как Вы вырубили меня? - поинтересовался молодой человек.
  
   - Это не важно, Танукичи, - ответила брюнетка. - Главное, что ты здесь и разговор не закончится, пока мы всё с тобой не обсудим.
  
   - И о чём мы будем говорить?
  
   - Да о чём угодно. Что может поднять тебе настроение?
  
   Похоже, девушка решила больше не кривляться и не шутить, выбрав максимально дипломатичную манеру общения.
  
   - Блин, Аямэ-сан, Вы серьёзно думаете, что, привязав меня к стулу, можно мне настроение поднять?
  
   Брюнетка рассмеялась и, встав на́ ноги, зашла собеседнику за спину, а пото́м, обняв его за шею, крепко прижала к себе.
  
   - Тебе же нравится быть пленником, Окума-кун? - проворковала она ему на ухо интимным голосом. - Может, я связала тебя, чтобы изнасиловать, а?
  
   Дима улыбнулся, чувствуя, как по телу его разливается приятное тепло.
  
   - Вряд ли причина в этом, - вздохнул он.
  
   - Но надеяться-то ведь никогда не помешает, верно?
  
   - Да, пожалуй.
  
   - Скажи, Окума-кун, а зачем ты поступил в Токиоку? - спросила Аямэ, упираясь своей упругой грудью в плечи собеседника.
  
   - Если честно, то чтобы быть рядом с Анной Нишикиномией, - ответил Дима. - Она мне очень нравится. Думаю даже, что я в неё влюблён.
  
   - Ты серьёзно? - удивилась брюнетка. - Влюблён в одну девушку и заигрываешь с другой. Тебе не стыдно, Танукичи?
  
   - Нет, - пожал Дима плечами. - Мы не в отношениях с Анной, она не знает о моих чувствах, и, когда мы сблизимся с ней, неизвестно. Так что ж мне, всё это время страдать от неудовлетворённых потребностей?
  
   - По-моему, логично было бы обратить все свои усилия на девушку, которую любишь, а не бегать за другими.
  
   - Нет, ещё не время, - мотнул Дима головой. - К сожалению, Анна сейчас не в состоянии меня принять.
  
   - Да, вставить х...ец тебе в неё не получится, - рассмеялась Аямэ, возвращаясь к прежнему своему образу. - Но, если будешь бездействовать, тебе вечно придётся дрочить.
  
   - Не придётся, - хмыкнул Дима, решив не обижаться на эпатажную речь собеседницы. - И давай уже с приколами своими кончай.
  
   - В п...зду? - уточнила брюнетка.
  
   - Блин! Да вообще!
  
   - Кстати, Танукичи, мы с Анной лучшие подруги, и я вполне могла бы подготовить почву для твоего путешествия в лоно любви.
  
   Молодой человек усмехнулся и покачал головой.
  
   - Не думаю, что тебе удастся подготовить почву там, где совсем нет грунта, - сказал он. - Но... можешь не беспокоиться, дело сдвинется с мёртвой точки, когда придёт время. И вот тогда я, возможно, обращусь к тебе за помощью.
  
   - А до этого будешь дрочить? Ох, бедненький Окума-кун. Поэтому ты подкатывал к невинной девушке, которой поручено тебя обучать?
  
   - Послушайте, невинная Вы наша Аямэ-сэмпай, - иронично сказал Дима. - Давайте я сразу на будущее развею кое-какие заблуждения о себе. Моей главной интимной потребностью является прежде всего не своё удовольствие, а возможность порадовать женщину. И я с удовольствием готов подарить блаженство любой представительнице прекрасной половины человечества.
  
   - Ох! Сколько патетики, - рассмеялась брюнетка. Пото́м она с любопытством в голосе уточнила: - Каким образом подарить? - и тут же сама предположила ответ. - Любишь пи...ду лизать, да? Раз своё удовольствие второстепенно.
  
   - Ну да, об этом можно было догадаться ещё наверху, в кафе, раз уж я проговорился. Но на са́мом деле не только так, а вообще любыми способами, которые женщина захочет. Мне нравится исполнять интимные желания леди.
  
   - Что, серьёзно? - не поверила Аямэ.
  
   - А с чего бы мне врать?
  
   - Прям желания любой-любой леди? Даже страхолюдины или старушки?
  
   - Ну нет... не любой, но многих, - поправился Дима. - По крайней мере, любой ученице академии и даже некоторым леди-учителям я готов удовольствие подарить, и... не важно, в общем. Исключений будет немного.
  
   - Ох, бо-о-о-оже, Танукичи-кун, ты - просто нечто! Самый настоящий шлюхан! Я понимала, что сын Дзэндзю́ро не может быть ординарным человеком, но ты превзошёл все мои ожидания! Хе-хе, я тебя хочу!
  
   - Что, правда? - оживился Дима.
  
   - Да, но не вые...ать.
  
   - Блин. Как грубо.
  
   - Ты просто шикарно подходишь для моих дел, поэтому стань вместе со мной первооснователем эрористической группировки СОКс и помоги мне портить моральные устои.
  
   Молодой человек сообразил вдруг, что так и не понял из аниме, как COKc расшифровывается, поэтому уточнил.
  
   - COKc - это вообще что?
  
   - Хе-хе, классное название, - ответила брюнетка и, подойдя к пластиковой учебной доске для маркеров, которая непонятно что делала в подвале кафе, повернула её вращающуюся панель по горизонтальной оси и показала парню заранее сделанную надпись.
  
   0x01 graphic
  
   - "О" - вообще похоже на знак цензуры, - прокомментировала девушка.
   Дима вчитался в японские иероглифы и в этот раз понял расшифровку СОКс: "Секса бОльше всего на Рождество (Кристмас)". Довольно странное на взгляд молодого человека было название. Почему именно на Рождество и как это связано с самим движением? Но сама аббревиатура звучала неплохо и, видимо, именно название было подогнано под неё, а не наоборот. Молодой человек, благодаря подсказке собеседницы, даже стал догадываться, откуда взялась эта аббревиатура. Если рассматривать в слове "сокс" букву "о" как знак цензуры, то под ним вполне может прятаться буква "е" и таким образом слово "сокс" окажется зацензуренным вариантом слова "секс".
  
   - И какой для меня смысл во всём этом участвовать? - скептически поинтересовался парень.
  
   - Ты же сам сказал, что любишь разврат, а он идёт вразрез с моральными устоями общества. Предаваться разврату - значит их нарушать. Наши цели совпадают, Танукичи. Так почему бы нам не объединиться?
  
   "И действительно, почему?" - подумал Дима, но кое-какие свои замыслы он хотел отстоять, а поэтому решил ещё потянуть время.
  
   - Я привык развлекаться в одиночку, - ответил он вслух.
  
   - Правой или левой рукой? - уточнила брюнетка. - Бо-о-оже, Танукичи! Да ты задрот!
  
   - Очень смешно, - хмыкнул молодой человек, понимая, что его уели и что он сам в этом виноват. Меньше надо болтать глупости.
  
   - Так давай смеяться вместе, - предложила девушка, обезоруживающе улыбаясь.
  
   - Послушайте, Аямэ-сэмпай, - вздохнул Дима, решив больше не юлить. - Давайте на чистоту. Вы же планируете шумные акции?
  
   - Ага, я хочу залить кончей всё это болото, устроить зна-а-атный буккейк!
  
   - Но ведь это совершенно не эффективная и осложняющая всё тактика.
  
   - У тебя есть идеи получше?
  
   - Да, есть, и я собираюсь их воплотить, но Ваши выходки могут осложнить мне работу.
  
   - Так может расскажешь, что ты задумал и чем я могу тебе помешать?
  
   - Насчёт замыслов своих пока промолчу, раз мы не заключили ещё соглашение. А вот чем Вы мешаете, без проблем отвечу. Вспомните, что сказала Анна сегодня на собрании студсовета. Она же совершенно не рубит в обсценных понятиях и может не замечать многих запретных вещей. Но Вы сами своими действиями указываете ей на запретное. Поросль-во-снегу уже скомпрометировала себя как индикатор обсценностей. Анна будет считать запретным всё, что Вы делаете. Даже если цветочки будете собирать на лужайке! Неужели непонятно? Если бы Вы не разбрасывали везде картинки интимного содержания, их можно было бы просто так, в открытую, студентам раздавать.
  
   - Хе-э-э, ну это ты не в ту дырку палку загнал, братиша, - хмыкнула Аямэ, - про учителей-то не забывай. Они ведь не столь дремучие, как наша блондинка. Так что выйдет из твоей затеи фи́га на постном масле.
  
   - А давай поспорим?
  
   - Могу ли я считать, что ты решил пойти на сотрудничество, мон шер?
  
   - Да, можешь, если готова учитывать мои пожелания или даже принимать мой план действий, когда это понадобится.
  
   Девушка задумалась.
  
   - М-м-м, а если у тебя ничего не выйдет и мы только время потеряем?
  
   - Во-первых, я не собираюсь совсем отказываться от твоих методов. На первом этапе они пригодятся и отлично подготовят почву для моих планов. А во-вторых, я прошу лишь дать мне определённый срок, чтобы проверить мою эффективность. Если у меня ничего не выйдет, я перейду в полное твоё подчинение.
  
   - Какой срок тебе нужен?
  
   - Ну, скажем, месяц.
  
   - Много.
  
   - Хорошо. Пусть будет две недели с возможностью продления до месяца, если удастся добиться заметных результатов.
  
   - Договорились.
  
   - Уф, - выдохнул Дима. - Значит, союз?
  
   - Ага! Будем дрочить вместе!
  
   - Лично я бы предпочёл... впрочем ладно. Может, теперь расскажешь, почему твой эмтэ не срабатывает, когда ты ругаешься матом?
  
   Аямэ хихикнула и достала из кармана пиджака розовый телефон-раскладушку.
  
   - Всё дело в нём, - сказала она и открыла аппарат, обращая его к Диме экраном.
  
   0x01 graphic
  
   - Сотовый телефон? - удивился молодой человек, увидев включённый таймер и бегущие цифры на экране. - Откуда у тебя это старьё?
  
   - Если набрать определённую комбинацию, - объяснила брюнетка, - я освобождаюсь от надзора эмтэ на три минуты в день. Но сегодня осталось только пятьдесят секунд, - огорчённо вздохнула девушка и закрыла аппарат.
  
   - Погоди. Какие три минуты? Мы же с тобой уже около часа разговариваем, и ты постоянно сыпешь запрещёнными словечками.
  
   - Не постоянно, - возразила девушка. - И таймер можно останавливать и включать снова, когда понадобится. Я насобачилась использовать это время максимально ёмко, так чтобы и парочки секунд даром не пропало.
  
   - Ясно.
  
   - Мой отец Эндо Массаши использовал его для борьбы с законом о моральных устоях благовоспитанного общества. Он оставил телефон мне как единственную лазейку.
  
   - Как ты сказала звали твоего отца? - переспросил Дима. - Эндо Массаши?
  
   - Да, бывший политик, десять лет назад осуждённый за секс со старшеклассницей, - печально сказала девушка. - Только вот он был невиновен. Его подставили какие-то шишки из "Миротворца", основной организации, которая продвигала в правительстве все эти запреты обсценного.
  
   - Смотрю, ты в отце даже не сомневаешься.
  
   - Конечно, ведь у папы, - Аямэ включила на телефоне таймер и добавила: - стоял на старушек.
  
   - Он что же, сам тебе об этом рассказал? - удивился Дима, но девушка не ответила ему.
  
   - В тот день отец сказал мне, - продолжала она свою историю, - "Твоя любовь к пошлостям абсолютно нормальная. Возьми его. И постарайся ужиться с освобождением от ограничений на три минуты в день".
  
   - Господи, что ж за детство было у тебя?
  
   - Все считали, что я вечно кислая хожу, - ответила Аямэ. - Да и как тут улыбаться, если нельзя ходить и кричать слово п...зда всем подряд?
  
   - Значит, поэтому ты решила стать эрористкой?
  
   - Вроде того. Себя не изменишь, и поэтому я решила изменить общество. Впрочем, это не единственная причина, но тебе ещё рано всё знать, - девушка на короткое время задумалась о чём-то, а потом повернулась к Диме. - Итак, мы договорились? - уточнила она. - Согласен ли ты вместе со мной основать СОКс?
  
   - Согласен, если не обманываешь, что хотя бы пару недель будем действовать по моему плану.
  
   - Этот рот не врёт! - воскликнула Аямэ.
  
   - Как будто у тебя есть другой, - усмехнулся парень.
  
   - А у девушек четыре рта!
  
   - То есть к-как четыре? - опешил Дима и стал в уме перебирать: "Рот, влагалище, анальное отверстие... что ещё? Какой четвёртый?!"
  
   Загадка про четыре рта была рассказана и Танукичи в аниме, но отгадки тот так и не дождался.
  
   - Прикалываешься? - спросил молодой человек. - Какой рот четвёртый-то?
  
   - Хы-ы-ы, - ухмыльнулась Аямэ, - если догадаешься, дам тебе полизать.
  
   - Блин...
  
   - Итак! Давай создадим мир, в котором пошлостям будет место.
  
   - Давай попробуем, - улыбнулся ей Дима.
  

* * *

   Выйдя из кафе, молодой человек первым делом открыл сумку и достал из неё тетрадь, в которой зеленовласая студентка-учёная записала номер своего телефона.
  
   "Аямэ оказалась той ещё недотрогой", - подумал он немного озадаченно, но особого сожаления у него не было.
  
   В аниме девушка ни разу не домогалась Танукичи, несмотря на весь свой развратный характер. Отношения между ними были скорее приятельскими, хотя ближе к концу истории Окума вроде стал испытывать к Аямэ какие-то чувства. В общем, Дима с са́мого начала не очень рассчитывал на быстрое сближение с этой девушкой, ему просто хотелось "прощупать" её на сей предмет, и вот "допрощупывался", едва всё не испортил.
  
   Причём это могло коснуться и его собственных планов на сегодняшний день: Диме сложно было представить, как он с кислым настроением развращает Фуву. Спасибо Аямэ, что вправила ему мозги, причём сделала это довольно профессионально во всех смыслах: и в физическом, и в психологическом. У этой девчонки явно были какие-то секреты по части боевых искусств, так что держать с ней ухо следовало востро. И надо будет узнать об этом побольше. Но это позже, а сейчас...
  
   Дима поцеловал номер в тетради, сладко вздохнул в предвкушении и стал вбивать цифры в книгу контактов эмтэ, высунув кончик языка от удовольствия. Этот номер следовало обязательно сохранить в памяти мини-терминала в качестве одного из самых важных и ценных абонентов.
  
   Закончив с вводом цифр, Дима убрал тетрадь назад в сумку и, поправив последнюю на плече, направился в сторону академии, попутно послав вызов Хёке. Голографическое изображение головы́ зеленовласой учёной, обратившей на парня свой бесстрастный взгляд, возникло над левым запястьем руки уже́ через пару секунд.
  
   - Слушаю Вас, Окума-сан, - сказала девушка.
  
   - Здравствуйте, коллега, - обратился к ней Дима, приветливо улыбаясь. - Я как раз освободился сегодня от всех неотложных дел, и мы могли бы продолжить нашу беседу. Где я могу Вас найти?
  
   - Я у себя в лаборатории, - ответила Хёка.
  
   - М-м-м, ясно, - сказал молодой человек и задумался на короткое время. Для его планов научная лаборатория была не самым удобным местом. Там оставался риск, что их учителя́ спалят, да и элементарные удобства отсутствовали. - Фува-сан, а Вы не против встретиться у меня дома? - спросил он, растягивая губы в невинной улыбке. - Посидим в уютной домашней атмосфере, чайку́ попьём. Беседа наша, опять же, выйдет приятной и непринуждённой. А?
  
   - То есть Вы приглашаете меня к себе домой, Окума-сан? - недоверчиво уточнила девушка. - Собираетесь назвать адрес, открыть мне дверь, впустить в своё жилище? - это прозвучало так, будто вампир, не поверив своим ушам, переспрашивает жертву, удивляясь её беспечности.
  
   Дима невольно улыбнулся столь занятной аналогии и кивнул.
  
   - Да, - ответил он, подумав попутно: "А что здесь такого?" И тут же получил ответ из памяти Танукичи, что вообще-то в местном обществе и до принятия законов о соблюдении морали не очень-то принято было звать малознакомых девушек в гости и оставаться с ними наедине. Что же касается теперешних порядков, за подобное предложение любая женщина могла на мужчину донести (как и наоборот), и у правонарушителя были бы серьёзные проблемы с полицией нравов. Дима уже озаботился своей промашкой, как...
  
   - Говорите Ваш адрес, Окума-сан, - бесстрастно сказала собеседница. - Я приду.
  
   Молодой человек мысленно выдохнул и продиктовал нужную информацию. Всё-таки Хёка была явно необычной девушкой и ей очень хотелось узнать побольше о сексе.
  
   Закончив разговор и отключив соединение, Дима решил заскочить в кондитерский магазин, чтобы купить чего-нибудь к чаю.
  

* * *

   К квартире своей парень подходил уже примерно через двадцать минут. Честно говоря, он немного опасался заставить гостью его ждать, поэтому, не обнаружив никого возле своей двери, с облегчением выдохнул. Переложив упаковку с печеньем в левую руку, Дима достал ключи и, открыв замок, вошёл внутрь, а пото́м от неожиданности едва не выронил печенья.
  
   - Добрый вечер, Окума-сан, рада снова видеть Вас, - бесстрастно поприветствовала хозяина квартиры Хёка, стоявшая возле окна в своём неизменном белом халате, надетом поверх формы академии.
  
   0x01 graphic
  
   - Замо́к у Вашей двери несложный, поэтому, раз Вы и так меня уже пригласили, я решила, что буду привлекать меньше внимания, если подожду Вас внутри. Извините, что вошла без спроса.
  
   - А... хе-хе, ничего, - озадаченно хохотнул парень, обеспокоенный тем, что квартира его оказалась столь легкодоступной. - Я тут печенье к чаю купил. Вы чёрный или зелёный чай предпочитаете? Или, может быть, кофе?
  
   - Всё равно, - ответила девушка, подходя к электрическому чайнику. Заглянув под крышку и убедившись, что вода внутри есть, она его включила. - Гораздо больше, чем чаепитие, меня интересует продолжение нашего разговора. Итак, Окума-сан, расскажите мне, как конкретно происходит обмен биологическим материалом между мужчиной и женщиной?
  
   Дима смущённо рассмеялся.
  
   - Ну, если Вам так не терпится, коллега, об этом узнать, - сказал он, укладывая упаковку с печеньями на кухонный стол, - то не стану испытывать Ваше терпение.
  
   Молодой человек подошёл к умывальнику, вымыл руки и, вытерев их кухонным полотенцем, направился к девушке, излагая свои мысли на ходу:
  
   - У мужчин и женщин между ног имеются биологические инструменты стыковки, - приблизившись к Хёке, он указал на её правую руку и спросил: - Вы позволите воспользоваться ею, чтобы проиллюстрировать мои объяснения?
  
   Девушка молча кивнула и протянула ему свою ладонь тыльной стороной вверх. Дима мягко взял её за запястье левой рукой, а правой аккуратно сложил пальцы собеседницы в кулак.
  
   - У девушек таким инструментом является пещерка, а у парней, - он соединил вместе указательный и средний палец правой руки и продемонстрировал их Хёке, - мужской огурец. Огурчик проникает в пещерку, - продолжил объяснять Дима, плавно вводя свои пальцы в кулачок девушки и раздвигая их, - а пото́м выстреливает из себя биологический материал, который содержит сперматозоиды, и они движутся к яйцеклетке. Сперматозоиды представляют собой...
  
   - Я знаю, - перебила парня зеленовласая учёная, крепко сжав его пальцы своим кулачком. - В учебниках по биологии можно найти подробные описания механизмов оплодотворения и онтогенеза у животных. Сегодня в школе, Окума-сан, Вы рассказали мне, как это происходит у людей, и, сопоставив то, что я знала из учебников, я поняла, что люди в этом вопросе не отличаются от других млекопитающих. Однако ни в одной книге по биологии не описан процесс, предшествующий оплодотворению. Поэтому именно об этом мне хочется узнать больше всего.
  
   - Задавайте свои вопросы, Фува-сан, - улыбнулся Дима, - и я охотно на них отвечу.
  
   Фиолетовые очи одногруппницы буквально засверкали азартом, а уголки её губ приподнялись в едва заметной улыбке. Это было весьма скупое проявление чувств, но, учитывая, что они вышли наружу у столь сдержанного человека, Дима мог себе представить, какая буря эмоций бушует у неё внутри. Насколько он помнил из рассказа самой Фувы в аниме, какое-то время девушка ходила в родильные дома и спрашивала пациенток, как они забеременели. Сначала ей просто не отвечали, а пото́м ещё и запретили входить. И вот сейчас, после столь длительных поисков, нашёлся, наконец, настоящий кладезь желанных знаний, который к тому же легко соглашается обо всём рассказать. Глядя в глаза́ Хёке, Дима видел, с каким вожделением она на него смотрит, и чувствовал себя на седьмом небе от удовольствия.
  
   - Мужской огурец сразу выстреливает биологический материал или через какое-то время после того, как он входит в женскую пещерку? - спросила девушка.
  
   - Нет, не сразу, - ответил молодой человек, пото́м хохотнул и добавил, - хотя исключения бывают. А так-то это не простой процесс. Вам в деталях о нём рассказать, Фува-сан, или вкратце? - уточнил он.
  
   - В деталях, - моментально ответила собеседница. Её голос по-прежнему оставался спокойным, но в нём чувствовалась какая-то холодная страсть.
  
   - Хе-хе, ну для начала хочу заметить, что в спокойном своём состоянии биологические инструменты мужчины и женщины плохо подходят для взаимодействия. Мужской огурец маленький и мягкий, а женская пещерка слишком сухая. Мужчина и женщина должны испытывать желание соединиться, чтобы инструменты их хорошо подготовились. О́рган мужчины наполняется кровью, увеличивается и твердеет; у женщины в пещерке выделяются скользкие "слюнки", которые облегчают вхождение огурчика и делают его скольжение взаимно приятным. - Дима потянул девушку за запястье и предложил: - Фува-сан, давайте поближе подойдём к кухонной раковине и посмотрим, как это происходит вживую. О нет, пока ещё не на настоящих инструментах, - предупредил молодой человек, видя, как глаза́ девушки засверкали от любопытства, - но придадим нашим заменителям атрибуты готовности.
  
   Хёка последовала за Димой, позволяя себя вести, и через несколько секунд они уже были на месте.
  
   - Мои пальцы достаточно твёрдые, чтобы изображать готовый мужской инструмент, поэтому давайте добавим Вашей пещерке немного смазки. К сожалению, у меня нет до́ма хорошей мази, способной лучшим образом заменить женский сок, но, как видите, на умывальнике у меня стои́т бутылка шампуня с яблочным запахом, которую я утром брал из ванной для мытья рук и не успел отнести назад. Он содержит экстракты трав и гораздо меньше сушит ру́ки, чем, например, средство для мытья посуды. Подставьте свою ладошку, Фува-сан, - предложил Дима, и девушка раскрыла кулак, позволяя парню вылить ей на ладонь немного шампуня. - Теперь сожмите руку, вот так, правильно. Ну что ж, будем считать, что Ваша пещерка готова принять мой огурец.
  
   Молодой человек просунул свои пальцы в кулачок девушки, и в этот раз они вошли гораздо легче.
  
   - Чувствуете, каким плавным стало скольжение? - он продолжал двигать "огурчиком" вглубь и наружу, и с каждым вхождением, по мере того как шампунь распространялся по "пещерке" и смазывал пальцы, трение становилось всё меньше и меньше, а движение - более лёгким. - Вы можете крепко сжать мои пальцы, Фува-сан, - предложил Дима, - и они всё равно будут скользить. Вот именно так, такими движениями и осуществляется процесс слияния, который в итоге приводит к выстрелу биологического материала, - продолжал объяснять молодой человек, чувствуя, что сжатие девушки стало значительно крепче.
  
   - А зачем это нужно, - спросила она.
  
   - Дело в том, что в результате этого трения мужчина и женщина чувствуют накопление некоего особого заряда, - ответил Дима, продолжая совершать фрикции пальцами в плавно ускоряющемся ритме, благодаря чему по кухне стал распространяться яблочный аромат. Электрический чайник к тому времени уже вовсю шумел, приближая воду к кипению. - Заряд не является электрическим, - пояснил молодой человек. - Он ощущается как рост удовольствия. И вот когда уровень этого удовольствия превышает некоторый порог, - голос Димы приобрёл интригующий тон, движения его ещё больше ускорились, а чайник на кухне стал клокотать и булькать, - происходит "ПЫХ-Х-Х!"
  
   Чайник с громким щелчком выключился, а парень задвинул пальцы максимально глубоко в скользкий от шампуня кулак и стал ими вздрагивать, изображая импульсы оргазма.
  
   - Выбрасывается биологический материал! - с восторгом выдохнула Хёка.
  
   Дима взглянул на неё и мысленно сказал: "ЙЕ-Э-Э!!!" От бесстрастности девушки не осталось и следа. Глаза́ её горели радостью, как у ребёнка в цирке, а улыбка на губах сияла во всё лицо.
  
   - Да, это так, - подтвердил рассказчик. - Мужчина выстреливает биологический материал из огурчика и испытывает очень сильное удовольствие, название которого, к сожалению, считается обсценным словом и запрещено.
  
   - Будем называть его "пых"! - предложила Хёка, продолжая сверкать глазами.
  
   - Хорошее предложение, уважаемая Фува-сан, - с важной миной на лице кивнул Дима. - Мне остаётся лишь его поддержать.
  
   Девушка шумно выдохнула, отпустила пальцы молодого человека и, включив воду в умывальнике, стала смывать с ладони шампунь.
  
   - Окума-сан... - начала она и замялась.
  
   - Да, спрашивайте, коллега, не стесняйтесь, - подбодрил её Дима, когда пауза в разговоре затянулась.
  
   Хёка выключила воду, вытерла руки и, приблизившись вплотную к лицу собеседника, спросила:
  
   - Вы... можете показать мне свой... мужской огурец?
  
   0x01 graphic
  
   "Вот оно! - мысленно встрепенулся парень. - Клюнула рыбка!"
  
   А вслух он, притворяясь смущённым, сказал:
  
   - Это та-а-ак неловко, Фува-сан, но... на что не пойдёшь ради науки. В общем... я готов показать Вам и сам огурец, и как он твердеет, и даже... как выстреливает биологический материал.
  
   Глаза́ девушки при этих словах возбуждённо распахнулись, а её зрачки расширились, заполнив почти всю радужку.
  
   - Правда? - прошептала она, не веря своим ушам.
  
   - Ну конечно, - улыбнулся парень, чувствуя теперь уже искреннее смущение. - Вот только у меня есть к Вам ответная просьба, уважаемая Фува-сан.
  
   - Согласна, - коротко ответила она, даже не выслушав Диму.
  
   - Но я ведь ещё не сказал, что хочу.
  
   - Я согласна на всё, - ответила собеседница, постепенно возвращая себе маску безэмоциональной девушки. - Говорите свою просьбу, я её выполню.
  
   - Видите ли, уважаемая коллега... Меня тоже увлекает наука, но исследую я... женский "пых"...
  
   - У женщин тоже бывает?! - перебила Хёка, вновь разгораясь глазами и теряя свою почти восстановившуюся бесстрастность.
  
   - Ну конечно, - подтвердил Дима. - Я же говорил, что заряд удовольствия накапливают и мужчина, и женщина. Однако у женщин он копится дольше, поэтому "пых" требует большего времени, чем у мужчины.
  
   - И женщина тоже выстреливает биологический материал?
  
   "Оба на! Это же классная идея! - мысленно возликовал молодой человек, - соблазнить Хёку на изучение сквирта!"
  
   - Чаще всего "пых" у девушек происходит без выстрела, - сдержанно ответил он. - Этот вариант мной... ещё исследуется, и он по-своему весьма интересен... Но иногда... в исключительных случаях выстрел всё-таки происходит, и я как раз хочу добиться этого явления и изучить его.
  
   Глаза́ Хёки вновь сверкали азартом. Она увидела перед собой просто непаханое поле исследований, массу требующих решения проблем, и её научный пыл кипел подобно вулкану.
  
   - Вы хотите, Окума-сан, чтобы я помогла Вам?
  
   - Я был бы очень рад, если бы мы объединили наши усилия, - подтвердил Дима, - и я с удовольствием вступил бы в Ваш научный клуб.
  
   Девушка вдруг заметалась по комнате, бросилась к своей сумке, стала в ней рыться, а пото́м со стоном закрыла её и уселась на колени прямо на пол.
  
   - В чём дело, уважаемая Фува-сан? - забеспокоился парень.
  
   - Я забыла в лаборатории бланки согласия для вступления в клуб, - простонала зеленовласая учёная.
  
   - О! Так это не беда. Завтра в школе я подпишу эту бумагу.
  
   - А Вы не передумаете, Окума-сан?
  
   - Конечно нет, раз я сам Вам это сотрудничество предложил.
  
   - Хорошо, - сказала Хёка, счастливо улыбаясь. - Итак, что мы с Вами будем делать сейчас? Я, признаться, не могу решить, чего мне хочется больше: увидеть Ваш огурчик в действии или попросить Вас сделать мне "пых"...
  
   Девушка стала вдруг мелко дрожать, не сводя с парня пристальный взгляд.
  
   0x01 graphic
  
   - Окума-сан, - пробормотала она. - Пожалуйста, выберите Вы, а иначе, боюсь, что мозг мой сам сделает "пых".
  
   Дима рассмеялся.
  
   - В таком случае, милая моя Хёка, - сказал он, широко улыбаясь. - Мы начнём с душа, потому что исследования огурчика и пещерки требуют чистых тел.
  

Глава 3. "Научные" изыскания

К содержанию

От автора: В тексте главы читатели увидят ссылки на иллюстрации, которые я не рискнул показать открыто из-за их откровенности. Предупреждение: Противникам пушистых кисок и урокинка их лучше не открывать! Особенно первую.
  
   Минут через десять парень и девушка стояли голыми в душевой кабинке и с любопытством разглядывали друг друга. Фува вновь была невозмутима и бесстрастна, лишь внимательный заинтересованный взгляд выдавал её чувства. А вот Дима и не пытался скрывать свои эмоции и с удовольствием ел глазами невысокую худенькую фигурку одногруппницы. Ростом девушка была чуть выше ста шестидесяти сантиметров, стройненькая, с неширокими бёдрами, грудью первого, максимум полуторного размера и треугольником зелёных волос между ног, на фоне которых контрастно выделялись интимные женские складочки. Изучая всю эту волнительную красоту, Дима почувствовал, как просыпается его товарищ, и поспешно отвёл взгляд. А затем он и вовсе отвернулся к сенсорной панели управления и стал набирать на ней требуемые параметры ду́ша: температуру воды, скорость её тока и режим разбрызгивания.
  
   "Надо же, какие прикольные душевые кабинки в этом мире, - подумал Дима, испытывая приятное удивление. - Столько наворотов у них. Можно даже горизонтальные струи включить, десять видов распыления. Класс! Надо будет поэксперименти..."
  
   - Ай! - додумать он не успел, потому что кто-то ощутимо сжал его ягодицу. - Эм... Хёка-сан, Вы чего? - спросил молодой человек, оборачиваясь.
  
   - Захотела пощупать, - бесстрастно ответила девушка. - Почему Вы отвернулись, Окума-сан?
  
   - Ну, мне ведь надо включить душ, верно? Какой режим Вам нравится больше?
  
   - Я предпочитаю оптимальный, - сказала Хёка, подходя к панели, и ткнула указательным пальцем в кнопку "стандарт".
  
   С потолка тут же полилась вода с умеренной силой струй и приятной горячей температурой.
  
   - Оу! Да, это неплохо, - отметил молодой человек. - А я вечно с душем экспериментирую, - признался он и сразу осознал, что относительно Танукичи это неправда. Тот тоже "стандартом" пользовался.
  
   - Могу я намылить Вас, Окума-сан? - спросила девушка, отодвинув маленькую дверку на стенке душевой кабинки, и правой рукой достала из неё полупрозрачную мочалку светло-зелёного цвета, представляющую собой сетчатую "варежку" с хаотично переплетённым ворсом пластиковых нитей полумиллиметровой толщины.
  
   - Эм... Д-да, - слегка заикаясь от волнения согласился Дима, - е-если Вам хочется.
  
   Выключив воду в ду́ше, Хёка надела "варежку" на правую ладонь, отодвинула дверцу поменьше, просунула в неё левую руку, и механизм с фотоэлементом брызнул на неё короткую струйку моющего геля для тела.
  
   - Т-только хочу предупредить, уважаемая Фува-сан. Из-за т-того, что я смотрю на Ваше обнажённое тело, мой огурец начинает твердеть. А к-когда Вы будете ко мне прикасаться, боюсь, он станет совсем... готовым для... работы.
  
   Глаза́ девушки тут же метнулись к промежности парня.
  
   - Могу я посмотреть, Окума-сан? - спросила она.
  
   - Д-да, к-конечно... Смотреть, т-трогать, что хотите...
  
   - Спасибо.
  
   Хёка опустилась на коленки перед Димой и замерла, бесстрастно разглядывая его уже слегка набухший член. Столь пристальное внимание девушки ещё больше возбудило парня, не говоря уже о близости её лица к причинной мужской части. Стоило только молодому человеку подумать, что из этой позы девушка может сделать ему минет, как член его шевельнулся, словно мелкий зверёк, и стал увеличиваться ещё быстрее, поднимаясь в боевую стойку.
  
   - Удивительно, - сказала Хёка, и в её голос вновь прорывались эмоции. - Ваш огурец, Окума сан, увеличился втрое... нет, пожалуй, даже в четыре раза, - поправилась она. Девушка коснулась ствола члена мыльными от геля пальцами и потрогала его. - Он такой твёрдый и большой. Вы уверены, что он поместится в мою пещерку?
  
   - Э-э-эм... По поводу вашей пещерки, уважаемая коллега... - замялся Дима. - Во-первых, она растягивается и... когда будет готова, легко примет мой огурец. Тем более что он не такой уж и большой, - добавил он, глядя на шестнадцатисантиметровый член Танукичи. - Во-вторых, я не думаю, что нам надо спешить со стыковкой наших инструментов.
  
   - Почему? - спросила Хёка слегка разочаровано и подняла взгляд своих бесстрастных фиолетовых глаз на лицо собеседника.
  
   - Причины как минимум две, - ответил молодой человек. - Или даже три: научная, юридическая и физическая. Прежде всего любые исследования должны быть системными и осуществляться поэтапно. Если мы сразу приступим к главному, Вы многое упустите, уважаемая Фува-сан. Например, не увидите, как биологический материал выстреливается из огурчика, и не сможете в должной мере отследить все предшествующие этому стадии. Второй причиной является риск зачатия. Если мой биологический материал попадёт в Вашу пещерку, коллега, Вы можете стать беременной, а это рано или поздно заметят учителя́ и другие посторонние люди. Нас с Вами обвинят в обсценном поведении, и закончится это больши́ми неприятностями с законом.
  
   - Я поняла, - кивнула Хёка. - Значит, Вы собираетесь исследовать женский "пых" с помощью своих пальцев?
  
   - Н-нет... не совсем. Я не рассказал ещё о третьей, физической причине, и она, увы, не позволяет мне даже пальцами в Вас проникать.
  
   - И что это за причина?
  
   - Строение женской пещерки таково, что если она ни разу не принимала в себя мужской огурец, то вход её запечатан тонкой плёночкой кожи, разрыв которой может быть для женщины болезненным и даже сопровождаться кровотечением. Мне очень не хочется причинять Вам боль, Фува-сан, поэтому я не возьму на себя ответственность порвать эту плёночку.
  
   - Жаль, - бесстрастно ответила зеленовласая учёная. - Мне хотелось бы ощутить Ваш огурчик в своей пещерке, Окума-сан. И как Вы тогда будете исследовать женский "пых"?
  
   - О! Есть много способов, - ответил Дима, интригующе улыбаясь. - И все они очень приятные. Когда мы приступим к экспериментам, Вы сами сможете в этом убедиться.
  
   - Звучит интригующе, - сверкнула взглядом собеседница, хотя голос её по-прежнему был лишён эмоций. И этот контраст внутреннего огня и внешней прохладности чертовски возбуждал парня, который чувствовал, что член его просто гудит от внутреннего давления.
  
   Хёка меж тем сняла "варежку" со своей правой руки, оставив её на полу душевой кабинки, и потёрла ладони друг о друга, намыливая их гелем, пото́м охватила ствол "мужского огурца" правой рукой и стала надрачивать его поступательными движениями, повторяя механику, которую Дима показал ей ещё в комнате.
  
   - Окума-сан, - сказала она столь безэмоционально, будто чистила ручку двери, - Вы ощущаете накопление заряда? Как думаете, Ваш огурчик выстрелит, если я продолжу его тереть?
  
   - Д-да, и очень скоро, - простонал парень, чувствуя, как тело его охватывается напряжением и истомой. Организм Танукичи оказался весьма чувствительным и скорым на подъём. Возможно, связано это было и с тем, что юноша являлся девственником и нечасто развлекался со своим "инструментом". Почему-то информация об этом у Димы отсутствовала. - Е-если Вы не остановитесь прямо сейчас, - продолжил он прерывающимся от возбуждения голосом, - б-боюсь, весь биологический материал окажется на В-вашем лице и груди́ в самое ближайшее время.
  
   Но Хёка не только не остановилась, она ещё больше ускорила движения, азартно посверкивая глазами. Её лицо замерло, обратившись во внимание, а рот слегка приоткрылся, согревая промежность Димы горячим дыханием.
  
   Парень же тихонько постанывал, вытягивая ноги и закатывая глаза. Он чувствовал, как по его позвоночнику вверх непрерывным потоком бегут пронзительные волны мурашек, словно пузырьки пара у закипающей воды. Он был словно чайник, который вот-вот закипит, и из носика его вырвется мощная струя пар...
  
   - Ох! Господи, Хёка-сама! - выдохнул он. - Я сейчас... сейчас конч... о-о-ох! Пыхну-у-у! А-А-А-А-А!!!
  
   И Дима будто взорвался в оргазме, сотрясаясь всем телом и обильно выхлёстывая из члена тугие белые струйки. Что делала в этот момент Хёка, он не видел, потому что от кайфа у него туманилось в глазах. Однако, судя по тому, как крепко сжали её пальцы ствол члена, парень мог догадаться, что девушка впечатлена. Прошло несколько секунд, и захват ослаб, а пото́м ладонь и вовсе оставила мужской орган. Послышался тихий звук, как будто кто-то вставал на́ ноги, шорох открывшейся дверцы душевой кабинки, а пото́м и быстрые шлепки босых ног по полу.
  
   Открыв глаза́, Дима увидел голую женскую фигурку, мелькнувшую на фоне двери и скрывшуюся в комнате.
  
   "Ох, я что, испугал её? - мысленно забеспокоился молодой человек. - Чёрт, неужели всё обломалось?"
  
   Он нашёл в себе силы сдвинуться с места и последовал за зеленовласой девушкой. Выйдя из душевой, Дима увидел Хёку, стоящую перед зеркалом и с сосредоточенным видом собирающую с лица сперму какой-то мелкой мензуркой.
  
   - Эм... Фува-сан, а что Вы делаете?
  
   Девушка закончила "чистить" лицо, наполнив белёсой жидкостью свою маленькую стеклянную ёмкость примерно наполовину, и, плотно прикрыв её пластмассовой крышечкой, ответила:
  
   - Собираю образцы биологического материала для исследований, хочу сперматозоидов под микроскопом рассмотреть и изучить химический состав. Вы разве против?
  
   - А... нет, совсем не против. Просто... не сразу понял, что Вы делаете.
  
   Больше всего Дима опасался, что Хёка сейчас сбежит к себе в лабораторию его сперму изучать. Это был бы классический вариант облома из аниме в жанре этти, в котором дело никогда не доходит до хентая по разным мешающим причинам. Впрочем, в его жизни хентай уже случился, и будь молодой человек персонажем этти, девушка сбежала бы гораздо раньше, сразу после его объяснений и демонстрации "секса" посредством пальцев и кулачка.
  
   Дима представил, как Хёка поспешно уходит, поблагодарив его за столь содержательный рассказ, и мысленно перекрестился.
  
   "Чур меня, чур, господи, - подумал он. - Такая сцена была бы достойна комедии, но вряд ли бы я посмеялся".
  
   Девушка меж тем подошла к молодому человеку и, опустившись на коленки рядом, стала бесстрастно изучать его промежность.
  
   - Ваш огурчик снова уменьшился, Окума-сан, - спокойно констатировала Хёка, но в голосе её слышались едва заметные нотки огорчения. - Жаль, что я не смогла увидеть, как это происходит.
  
   - Не беспокойтесь, коллега, - улыбнулся ей Дима. - Сегодня Вам ещё не раз представится возможность наблюдать этот процесс.
  
   На груди девушки ещё оставались белёсые разводы от собранной жидкости, да и спермой от неё довольно явственно пахло.
  
   - Надо Вас помыть, уважаемая Фува-сан, - сказал молодой человек. - Вы позволите мне это сделать?
  
   Зеленовласка кивнула.
  
   - А я вымою Вас, - предложила она.
  
   - Да, это будет неплохо, - улыбнулся Дима. - И я даже знаю интересный способ, который может Вам понравиться, коллега.
  

* * *

   Пару минут спустя они вновь стояли под струями ду́ша напротив друг друга. Молодой человек некоторое время смотрел, как следы его спермы смываются с лица и груди девушки потоком воды, а пото́м стал участвовать в этом процессе, проводя пальцами по бархатной нежной коже. Он убрал прядку со лба зеленовласой красотки, мокрые волосы которой выпрямились и вытянулись вниз, струясь по спине, погладил щёчки Хёки и крылышки её аккуратного носика, потом скользнул ладонями по шее, плечам и груди, прошёлся подушечками пальцев по упругим соска́м и легонечко сжал их, покручивая.
  
   Соски́ девушки стали быстро твердеть, а глаза́ слегка расширились.
  
   - Что Вы делаете, Окума-сан, - спросила она.
  
   - Я хочу показать Вам чувствительные точки женского тела, прикосновение к которым тоже может вызвать накопление заряда. Чувствуете, как это происходит?
  
   - Да, ощущения необычные... и приятные, - констатировала девушка спокойным голосом. - Так вот, значит, как это ощущается.
  
   - Ну, это только начало, - улыбнулся Дима. - Позвольте, я Вас немного намылю.
  
   Он выключил душ и, просунув руку в окошко инжектора геля, принял на пальцы небольшую порцию прохладного густого вещества. Распределив его по обеим ладоням, он стал плавными движениями гладить грудь девушки, описывая вокруг сосков сужающуюся спираль. Его пальцы накрыли твёрдые штырьки и мягко потёрли их, заставив девушку глубоко вдохнуть и слегка осоловеть глазами.
  
   - Приятно, - прошептала она.
  
   - Да, женская грудь - это сразу две кнопочки для накопления заряда, но они не самые главные.
  
   Дима встал сбоку от девушки, и правая его ладонь переместилась ей на спину, массируя её и слегка царапая ноготками, а левая продолжила описывать круги и восьмёрки вокруг груди, касаться сосков и сжимать их. Пото́м она скользнула Хёке на живот, погладила его и стала подбираться к зелёному треугольнику в промежности.
  
   Стоило пальцам коснуться складочек половых губ, высовывающихся из зелёных волосиков, как глаза́ девушки стремительно метнулись вверх, встречаясь взглядом с молодым человеком. Рот её чувственно приоткрылся.
  
   - Это ещё одна чувствительная зона, - шепнул Дима, проводя скользкими мыльными пальцами вверх по щёлке и слегка погружаясь в неё. - И она гораздо эффективнее накапливает заряд, чувствуете?
  
   Девушка кивнула, а пото́м всхлипнула и задышала громче, когда пальцы Димы добрались до её клитора.
  
   - А вот эта штучка у девочек - что-то вроде мужского огурчика, только маленького, - пояснил молодой человек. - И он тоже может увеличиваться, хотя и не становится таким же большим, как у мужчин. Однако это очень отзывчивая частичка, и, поглаживая только её одну, можно помочь женщине "пыхнуть".
  
   Хёка опустила взгляд вниз и во все глаза смотрела, что Дима делает.
  
   - Виноградинка, - прошептала она, глядя, как её заметно подросший и оттопыренный вперёд клитор нежится между подушечками большого и указательного пальцев молодого человека, которые потихоньку ласкали его от головки к основанию и обратно, как маленький член.
  
   Прикрыв глаза, девушка прижалась своей мягкой щёчкой к плечу молодого человека. Её ладошка скользнула по его спине и... Дима невольно вздрогнул, ощутив, как его правую ягодицу сжали.
  
   "Боже!" - мысленно порадовался он, чувствуя, что вновь возбуждается от таких знаков внимания. Но Хёка, похоже, и не заметила своих действий, плавно взлетая на "небеса".
  
   "Чему быть, того не миновать", - с удовольствием подумал парень, переключаясь на более разнообразные ласки, усиливая их и расширяя площадь воздействия. Его пальцы ласкали теперь не только клитор. Описывая маленькие петли, они спускались вниз, ко входу во влагалище, которое уже́ вовсю сочилось смазкой, а пото́м вновь возвращались к "виноградинке" и массировали её.
  
   Глядя на томное лицо одногруппницы, на сладко приоткрытый рот, балдея от её мимики наслаждения, парень не выдержал и нежно поцеловал девушку в губы, мягко проникая в её рот языком и очаровываясь бархатностью этого контакта. Большие фиолетовые глаза Хёки тут же распахнулись и уставились на него.
  
   - Что Вы делаете, Окума-сан, - спокойно спросила зеленовласка, как будто речь шла о деталях лабораторных изысканий и её заинтересовала продемонстрированная только что методика.
  
   - Это был поцелуй, - ответил Дима. - Когда мужчина и женщина испытывают желание соединиться, они сливаются губами, чтобы выразить друг другу одобрение на это действие.
  
   - Вы хотите проникнуть своим огурчиком в мою пещерку, Окума-сан? - уточнила Хёка. - Уже решились мою плёночку разорвать?
  
   - Э-эм, н-нет, - замялся молодой человек, поняв, что дал совсем не ту интерпретацию своим действиям, которую планировал. - Вернее, я... хотел бы сделать это, но обстоятельства меня останавливают. В общем, поцелуй может не значить, что возникло желание немедленно соединиться, а просто говорит, что слияние желаемо в принципе, в том числе и в долгосрочной перспективе.
  
   Девушка вдруг отодвинула руку парня, продолжавшую мягко гладить её киску, и слегка отстранилась от него.
  
   - Я не обидел Вас, Фува-сан? - забеспокоился Дима.
  
   - Нет, я не обижаюсь, Окума-сан, - спокойно ответила Хёка. - Просто я поняла, что мне надо в туалет. Если бы я не остановила Вас прямо сейчас, то, боюсь, скоро опи́сала бы Вам руку.
  
   - А, ну тогда конечно ид... - молодой человек замялся на пару мгновений, переваривая пришедшую в голову мысль, и как бы невзначай предложил: - Но если нужда только в этом, то нет надобности куда-то идти, коллега. Вы можете и здесь, в душевой, всё сделать...
  
   - Спасибо, - быстро согласилась девушка и повернулась к стоку воды, расположенному на полу кабинки.
  
   Дима подумал, что Хёка присядет на корточки, как это обычно делают девушки, когда пи́сают не в унитаз, но она просто раздвинула пальцами обеих рук свои половые губки и выпустила мощную струйку, которая почти точно попала в сток.
  
   Пару секунд молодой человек заворожённо смотрел, как почти бесцветная, с едва заметным желтоватым оттенком жидкость клокочет и вспенивается в отверстии на полу, а пото́м робко подал голос:
  
   - Эм... Фува-сама...
  
   - Что-то не так, Окума-сан? - переспросила девушка, моментально прекращая пи́сать.
  
   - Нет... всё в порядке... Я просто хотел узнать, почему Вы писиете стоя. Девушки обычно присаживаются и...
  
   - Мне так удобнее, Окума-сан. Ещё в начальных классах средней школы я случайно увидела в парке мальчика, который справлял малую нужду в кустиках, и заинтересовалась мужским способом уринации. Девочкам пи́сать стоя гораздо сложнее, и мне было любопытно, смогу ли я так научиться. Я тренировалась меньше недели, справляя малую нужду до́ма в душевой кабинке до и после занятий в школе. И мне удалось не только научиться пи́сать стоя, не обмачивая ноги и одежду, но и с хорошей точностью попадать, куда я хочу.
  
   - Потрясающе! - восхитился Дима. - Фува-сан, это... очень интересное достижение. Могу ли я осмелиться спросить у Вас разрешение... поближе посмотреть, как Вы писиете? Просто... процесс женской уринации, эм-м-м... интересен сам по себе, а уж такой незаурядный его способ является воистину уникальным объектом для наблюдения.
  
   - Пожалуйста, Окума-сан, - кивнула Хёка. - Смотрите с любого ракурса, я не против. Мне и само́й на Вашем месте было бы интересно. Так что я могу понять Ваше любопытство.
  
   "Ва-а-а! - мысленно возликовал парень. - Какая классная девчонка! Ну просто ни грамма комплексов у неё".
  
   Он шагнул ближе к стоку и присел на коленки, так что его лицо оказалось на уровне женской промежности, сантиметрах в сорока от неё спереди и с левого боку.
  
   "Боюсь только, как бы и мне не пришлось ответить ей взаимностью, - смущённо подумал молодой человек. - Мне-то самому́, блин, будет неловко писеть при ней. Впрочем, я и не хочу сейчас. Так что в любом случае не получится".
  
   Дима посмотрел перед собой, и у него слегка перехватило дыхание. Раскрытая женскими пальчиками вагина, покрытая зелёной порослью волос, словно каким-то волшебным магнитом притягивала к себе взгляд.
  
   "Бо-о-оже, какая пре-э-элесть! - мысленно простонал он. - Я просто в раю! А уж когда Хёка начнёт писеть... ох! Не думал, что мысль об этом будет меня так возбуждать!"
  
   Прошло около четырёх или пяти секунд, но девушка почему-то медлила. Дима поднял взгляд вверх и встретился с ней глазами.
  
   - Эм... что-то не так, коллега? Я Вас смущаю?
  
   - Нет, - спокойно ответила Хёка, как-то странно глядя на него. - Когда Вы так сидите, Окума-сан, у меня возникает навязчивое желание Вас опи́сать. Вы не будете против, если я слегка оболью Ваше лицо? Совсем немного, для пробы.
  
   - Ам... по-пожалуйста не надо, Фува-сан! - отрицательно мотнул головой парень и слегка отодвинулся, испытывая лёгкий испуг. - Б-боюсь... я пока к этому не готов... - слегка заикаясь пояснил он.
  
   - Жаль, ну да ладно, - сказала Хёка без каких-либо эмоций в голосе. - Тогда я начинаю.
  
   Она слегка присела в коленках, разводя ноги в стороны и подаваясь бёдрами вперёд, а пото́м из её киски с тихим завораживающим сипением вырвалась струйка прозрачной, чуть золотистой жидкости и угодила в сток почти с первого попадания, лишь слегка зацепив его край.
  
   А Дима просто замер, обратившись во внимание, зачарованный сверкающим током воды. И даже сам не заметил, как придвинулся ближе, словно притянутый природной эстетикой процесса.
  
   "Боже! Какой класс!" - думал он и тихо млел от удовольствия, всё глубже и глубже погружаясь в созерцательный транс.
  
   Струйка журчала и текла, то набирала силу и утолщалась, то слегка ослаблялась, становясь тоньше. Секунд через тридцать она стала заметно слабее, затем прервалась на секунду и рывком выплеснулась вновь. Напрягая промежность, Хёка выталкивала остатки своего жидкого заряда короткими, но достаточно сильными выстрелами.
  
   Последняя струйка продержалась чуть дольше, а когда заканчивалась, вдруг вильнула в сторону и завершилась парню на лицо, окатив горячим потоком его лоб и правую щёку. Дима был настолько увлечён своими наблюдениями, что сперва даже не понял, что произошло. Ну а когда понял, уже поздно было уворачиваться.
  
   - Извините, Окума-сан, кажется, я слегка обмочила Вас, - бесстрастно извинилась зеленовласая девушка. - Это произошло не нарочно. Когда заканчиваешь пи́сать, струёй сложно управлять, поэтому такие конфузы иногда случаются. Вы не в обиде на меня? Мне действительно жаль, хотя в то же время я испытываю какое-то необычное приятное чувство, - бесхитростно призналась она.
  
   - А... эм... н-ничего, всё в порядке... коллега, - ответил слегка опешивший Дима. - Я... я понимаю... - Он провёл ладонью по мокрой щеке, стирая с неё капли, и поднёс руку к глазам, чувствуя лёгкий запах, напоминающий аромат топлёного молока. - Н-надо бы воду включить, и тогда всё смоется.
  
   - Да, сейчас, - кивнула Хёка, которая до этого пристально разглядывала парня, не спуская глаз с его лица и словно изучая место, куда попала её струйка. Она подошла к панели управления, ткнула пальцем сенсорную кнопку на её экране, и горячие струи ду́ша вновь стали литься с потолка.
  
   Быстро смыв с лица попавшую на него жидкость, Дима поднялся на́ ноги и постарался не думать о том, что только что произошло.
  
   - Давайте я намылю Вас, Фува-сан, - предложил он, беря в руки варежку-мочалку. - А Вы пото́м намылите меня.
  
   Девушка молча кивнула молодому человеку, продолжая его странно разглядывать, а когда он приблизился к ней, вдруг обвила его шею руками, притянула к себе и захватила губы поцелуем. Дима замер в её объятиях, не зная, как ему реагировать на этот порыв, а затем, выронив мочалку на пол, обнял девушку и ответил на её поцелуй, наслаждаясь бархатной нежностью соприкосновения губ и языков.
  
   Он расслабился и поплыл по течению сексуальной ласки, пробуя девушку на вкус, наслаждаясь им, а пото́м ему пришлось вздрогнуть от неожиданности, когда левая ладонь Хёки сжала его правую ягодицу, а правая ухватилась за ствол изрядно затвердевшего члена.
  
   - Ваш огурчик снова готов, Окума-сан, - констатировала девушка в своей бесстрастной манере, но в то же время парню послышались оттенки удовлетворения в её голосе. - Значит ли это, что Вас впечатлило то, как я пи́саю, или мой поцелуй был приятен для Вас?
  
   - Д-да, наверно, - неопределённо ответил Дима, слегка заикаясь.
  
   "Господи! Да хватит уже трястись! - мысленно рассердился он на себя. - Что со мной такое? Кто из нас двоих кого развращает?"
  
   - А почему Вы дрожите, Окума-сан? - поинтересовалась зеленовласая красотка. - Я не напугала Вас?
  
   - Н-нет, это не испуг, я просто... взволнован. Вы повели себя как активный партнёр, милая Хёка-сан, и это... мне очень понравилось.
  
   Глаза́ девушки слегка расширились, но в целом лицо осталось бесстрастным.
  
   - Что значит "активный партнёр"? - уточнила она.
  
   Ухватившись за роль просветителя, Дима вновь почувствовал себя уверенно.
  
   - Мужчина и женщина в паре могут играть пассивную или активную роль. Такое распределение возможно как на постоянной основе, так и попеременно, по возникшему желанию, кроме того активность может быть и одновременной. Активный партнёр проявляет инициативу и может совершать действия, ориентируясь прежде всего на свои желания, чаще всего даже не спрашивая разрешения пассивного партнёра. А пассивный партнёр получает удовольствие от своего ведомого положения и от того, что выполняет желания активного партнёра. Например, поцеловав меня без предупреждения, Вы поступили активно. И... когда сжимаете мне попу, хватаете за чл... ой... огурчик, тоже действуете как активный партнёр.
  
   Молодой человек в просветительском порыве хотел было добавить про недавний инцидент, когда получил тёплую струйку на лицо, но вовремя прикусил язык, сообразив, что Хёка при очередной своей активности может уже намеренно его обмочить.
  
   Девушка слушала парня очень внимательно, не сводя бесстрастных фиолетовых глаз с его лица. И когда Дима замолчал, она задумалась на пару секунд и призналась:
  
   - Когда я случайно опи́сала Вас, у меня возникло странное чувство. И сейчас я поняла, что мне захотелось быть активной. Ваши ягодицы, Окума-сан, тоже вызывают у меня подобное желание. Мне нравится быть активной в том смысле, как Вы объяснили. Ваши слова наводят на мысль о некоторых преимуществах этой роли. Например, мне очень хочется захватить Ваш огурец в свою пещерку; значит ли это, что, как активный партнёр, я могу не ждать вашего согласия и сделать это принудительно?
  
   У Димы даже дыхание перехватило от столь рассудительной угрозы изнасилования. Было что-то неимоверно привлекательное во внешней бесстрастности девушки и её... мании ко всему, что касается секса. Иного определения парень подобрать не мог. Ему очень хотелось подтвердить, что да, как активный партнёр Хёка имеет полное право с ним не церемониться, но он сделал над собой усилие и, сохраняя внешнее спокойствие, ответил:
  
   - Эм... Фува-сан, мне очень нравится, когда Вы активны, но я также рассчитываю на Вашу разумность, свойственную учёному. Нельзя игнорировать последствия, которые я чуть раньше назвал. А иначе наши исследования могут прискорбным образом прерваться до разрешения интересующих нас с Вами вопросов...
  
   Хёка выслушала его и кивнула.
  
   - Я подумаю над тем, как устранить перечисленные Вами препятствия, - спокойно сказала она. - А пока я хотела бы найти другие возможные применения Вашему огурчику.
  
   Девушка вдруг прижала Диму к стене душевой кабинки и, направив его эрегированный член себе между ног, буквально уселась на него своей киской. Молодой человек ощутил, как твёрдый ствол его орудия окутывает горячая мокрая нежность. В первую секунду ему показалось даже, что "приятель" его окунулся в женское лоно целиком, но пото́м парень сообразил, что возбуждённая киска Хёки просто обволокла его член сверху и с боков своими мокрыми складочками и проехалась упругой ягодкой клитора до са́мого основания. Мягкие губки ещё глубже захватили мужской стержень в свою расщелинку и словно горячим маслом залили его влагалищными соками.
  
   Глаза́ девушки широко распахнулись, рот эротично приоткрылся. Кажется, она и сама не ожидала того чувственного эффекта, который испытало её тело.
  
   - Это... - выдохнула Хёка и крепко стиснула обеими ладошками ягодицы парня, - так приятно...
  
   Её бёдра надавили вниз, слегка отклоняясь назад, и отогнули член книзу, заставляя упругую головку клитора скользить по его стволу вниз от основания к головке. Пото́м последовало движение вперёд и чувствительный женский штырёк отправился в обратную дорогу.
  
   - Окума-сан, я... немного поглажу Ваш огурчик своей... промежностью, - прошептала зеленовласая девушка, поднимая балдеющее личико вверх и прикрывая глаза́ от удовольствия. Носик её сладко сопел, из чувственно приоткрытого рта вырывалось горячее дыхание, при этом хватка ладошек на заднице парня стала ещё крепче, а движения бёдер - более быстрыми и размашистыми.
  
   Ну а Дима просто тащился, осознав, что его прижали к стенке и энергично трахают в позиции стоя. И пусть член парня оставался снаружи, стимулируя своим стволом и головкой клитор девушки и её половые губы, происходящее действие со стороны выглядело именно как секс и, судя по всему, приносило Хёке немалое удовольствие.
  
   "Чёрт! Она же просто как зверь меня берёт!" - мысленно восторгался молодой человек, глядя в её отрешённое личико.
  
   Каждое движение зеленовласой красотки, казалось, было проникнуто животным инстинктом. Она совершенно не задумывалась, что делает и как, следуя лишь по пути своего удовольствия. И эта увлечённость процессом заводила парня ещё больше. У него уже кру́гом шла голова, тело словно парило в невесомости, и лишь мерные толчки отсчитывали время, приближающее Хёку к закономерному финалу. Она стала вздрагивать и постанывать с каждой фрикцией, движения её приобрели ускоряющийся рваный ритм, и вот...
  
   - ХА-А-АХ!!! - громко вскрикнула девушка, повисая на парне и сотрясаясь всем телом от токов блаженства, которые её пронизывали.
  
   Диме оставалось лишь прижать красотку к себе покрепче, чтобы она не упала, и накрыть своими губами приоткрытый от кайфа рот, наслаждаясь поцелуем и волнительными пульсациями женского лона, которые он чувствовал членом.
  
   - Н-н-нх! - выдохнула Хёка через нос, обвив парня за шею правой рукой, и страстно ответила на его поцелуй. Ну а левая её ладошка продолжала цепляться за ягодицу молодого человека и крепко сжимать её при каждом вздрагивании тела.
  
   Буйство наслаждения продолжалось пару десятков секунд, прежде чем пошло на спад.
  
   - М-м-м, - удовлетворённо простонала девушка, прерывая поцелуй, и приоткрыла затуманенные удовольствием глаза́. - Как хорошо... - промурлыкала она с томной улыбкой на губах и спросила: - Это и есть женский "пых"?
  
   - Да, - кивнул Дима, радуясь, как именинник. - Только Вы поспешили, Фува-сан, я планировал начать наши исследования уже после того, как мы помоемся.
  
   - Это нестрашно, - ответила Хёка, прижимаясь щёчкой к Диминому плечу. - Такими исследованиями я готова хоть весь вечер заниматься.
  
   - Ну, на са́мом деле у каждого человека есть свой предел, некоторое количество раз, сколько он может без длительного перерыва "пыхнуть". Например, я совсем недавно кон... эм... - молодой человек едва не ляпнул запрещённое слово, мысленно чертыхнулся и поправился, - испытал "пых", поэтому, даже несмотря на то, что мой огурец - твёрдый, "пыхнуть" в ближайшее время мне будет проблематично.
  
   - Почему? - без какой-либо толики эмоций в голосе уточнила зеленовласая девушка, и ладонь её в очередной раз сжала Димин зад.
  
   - Эм... - замялся на секунду парень от столь частого внимания собеседницы к своей попе, - потому что мой организм потратил биологический материал для "пыха", и ему требуется какое-то время, чтобы его накопить.
  
   - Ясно, - кивнула Хёка, продолжая поглаживать подушечками пальцев ягодицы молодого человека. Лицо её оставалось бесстрастным, но вот глаза́ едва заметно посверкивали от удовольствия. - Однако я хочу заметить, Окума-сан, что во время своего "пыха" я биологический материал не выстреливала, поэтому и восстанавливать моему организму нечего. Сейчас я не ощущаю никакой усталости и уже заряжаюсь в настоящий момент. Вашу попу, Окума-сан, мне очень приятно трогать, поэтому, когда я касаюсь её, мой заряд начинает накапливаться.
  
   По телу девушки вдруг прошла волна дрожи, и она, обняв ногу молодого человека своими бёдрами, судорожно сжала её. Левая рука Хёки снова стиснула ягодицу парня, а правая ухватилась за член, который стал уже потихоньку сдуваться.
  
   - Окума-сан, - прошептала Фува, поднимая лицо вверх и встречаясь взглядом с Димой. Глаза́ её буквально светились от какого-то маниакального желания. - Я снова хочу потереться своей виноградинкой о Ваш огурчик! Прямо сейчас! Дайте мне ещё раз "пыхнуть"!
  
   "Боже! Вот это аппетиты! - восхитился парень, чувствуя, как член его вновь быстро твердеет. - Но так мы до постели долго не доберёмся!"
  
   - Ваша ненасытность меня радует, коллега, - улыбнулся он. - Однако, как Вы смотрите на то, чтобы капельку потерпеть, быстро помыться и продолжить наши исследования в более комфортных условиях? Уверяю Вас, Вы не пожалеете, ведь есть гораздо более приятные способы заряжения, от которых "пых" получается гораздо сильнее. Будет обидно, Фува-сан, если Вы устанете раньше времени и мы с Вами не попробуем самое вкусненькое.
  
   Девушка некоторое время пристально смотрела Диме в глаза, а пото́м просто кивнула, вновь становясь бесстрастной.
  
   - Хорошо, - согласилась она. - Давайте помоемся, Окума-сан. Но только поскорее.
  

* * *

   Мочалка в душевой Танукичи оказалась одна, поэтому намыливались и натирались ею по очереди. Воду, естественно, выключили, чтобы она не смывала пену, и шоркались ворсистым моющим инструментом, натирая им кожу докрасна. А чтобы избежать разных пикантных соблазнов, решили, что каждый сам моет себя. Вот только когда очередь дошла до спины, пришлось сделать исключение, потому что варежкой-мочалкой Окумы сложно было спину себе тереть.
  
   "Как он мылся вообще такой штукой?" - подумал Дима, с удовольствием натирая спинку и ягодицы девушки правой рукой, на которую надел "варежку". Однако он попытался не увлекаться соблазнительным видом женских форм и вскоре передал эстафету своей одногруппнице.
  
   Хёка натёрла парню спину, потом переползла мочалкой на попу и там конкретно зависла. Дима заподозрил неладное примерно через минуту полировки своих ягодиц, когда зеленовласая "попоманьячка" стала зондировать пальцами второй руки щёлку между его булочками.
  
   - Эм... Фува-сан, - обратился он к девушке, поворачивая к ней голову, встретился с одногруппницей взглядом и понял, что оторвать её от своего тыла будет нереально, если не пообещать что-то равноценно интересное. - Как Вы смотрите на то, чтобы потереть мою спину своей грудью? - предложил Дима, вспомнив один из не самых редких эротических приёмов аниме в жанре этти.
  
   - Грудью? - переспросила девушка, недоумённо рассматривая свои маленькие титьки. - Она же плоская.
  
   - Во-первых, не плоская, а аккуратная, - возразил парень, придумывая на ходу, как бы отвлечь собеседницу своего от зада. - Во-вторых, не в объёме дело, а в ощущениях. Фува-сан, давайте проверим, как это чувствуется. Мне очень интересно.
  
   Хёка с удивлением посмотрела на молодого человека и неуверенно кивнула.
  
   - Ну если интересно, то... давайте, - сказала она и стала намыливать мочалкой свои небольшие пышечки, оставляя на них густой слой пены.
  
   Затем девушка прижалась грудью к Диминой спине и принялась водить по ней мягкими сосо́чками. Парень ощутил приятное нежное скольжение и прикрыл глаза от удовольствия.
  
   "М-м-м, неплохая вышла затея", - радостно подумал он, однако уже в следующий момент слегка забеспокоился, когда объятия девушки стали неожиданно крепкими, а соски́ её начали быстро твердеть.
  
   Вслед за грудью и мягкий животик прижался к спине молодого человека, а затем тот попой своей ощутил пушистый лобок. Упругий холмик принялся тереться о ягодицы, и Дима услышал возбуждённое сопение у себя за спиной. Ещё через пару секунд он почувствовал, как булочкам его становится подозрительно мокро и тепло. Трение пушистой выпуклости о мягкую поверхность начало приобретать заметно более плавный и скользкий характер. Одновременно с этим усилилось давление, и парень явственно ощутил, как о ягодицы его трётся постепенно набирающий твёрдость штырёк.
  
   Теперь уже не оставалось сомнений, что Хёка умудрилась совместить свою тягу к пятой точке парня с чувственным удовольствием и зверела буквально на глазах с каждой своей фрикцией. Её клитор твёрдой пуговкой массировал Димины ягодицы, заставляя их мышцы напрягаться и вздрагивать от ощущения, напоминающего щекотку. Он словно искал для себя удобное местечко, где ему будет наиболее приятно и хорошо. И, естественно, эти настойчивые поиски не могли не увенчаться успехом. Нахальный штырёк ткнулся в расщелинку ягодичной щели, и Дима рефлекторно сжал его, ещё больше усугубляя свою ситуацию.
  
   Хёка охнула от удовольствия, а затем толкнула парня вперёд и повалила его на четвереньки. А уже в следующую секунду она прижалась к его спине, крепко обняв за грудь руками снизу-вверх и зацепившись за плечи ладонями. Клитор её быстро нашёл излюбленную расщелинку и с удовольствием обжился в ней, высекая искры блаженства посредством поступательных движений. Из искр, как говорится, разгорелось пламя, и Дима вдруг осознал, что зеленовласая девчонка трахает его клитором в позиции догги-стайл.
  
   Находиться парню в такой позиции было как-то неправильно и неестественно, и ещё более неестественным было получать от этого удовольствие. И тем не менее Диму неумолимо охватывал балдёж, как бы тот ему ни сопротивлялся. Спина молодого человека, словно скрипка под смычком, пела от волнительного скольжения по ней твёрдых сосочков, контрастно чувствующихся на фоне небольших, но мягких пышечек. Ягодицы ощущали толчки женской промежности и радостно гудели, как барабаны, а трение и пульсация хоть и маленького, но весьма ощутимого клитора в ягодичной щели завершали эту чарующую парня картину ощущений.
  
   "Без проникновения не считается, - успокаивал он себя, а следом мысленно стонал: - О-о-ох! Господи! Да что со мной не так?! Почему мне так приятно?!"
  
   Но, впрочем, долго терзаться психологической дилеммой Диме не пришлось. Он сумел уверить себя, что происходящее больше напоминает лесбийский секс, чем гейский, и сразу же успокоился. А ещё короткое время спустя объятия Хёки резко сжались и...
  
   - КХА-А-А-АХ!!! - закричала она, сотрясаясь в мощном оргазме, а пото́м ещё впилась зубами в плечо молодого человека, заставив того вскрикнуть от неожиданности.
  
   - Боже! - ошеломлённо выдохнул парень, чувствуя себя изнасилованным, и это было чертовски пикантное и приятное осознание. И особенно сладко Диме было ощущать, как вздрагивает и жмётся к нему сзади зеленовласая девчонка, насладившаяся им столь необычным для девушки способом.
  
   "Вот отвлёк от своей задницы так отвлёк! - подумал молодой человек и тихонько рассмеялся. - Ведь совершенно же с обратным знаком получилось отвлечение! Не-э-эт! Надо срочно переключать Хёку на традиционные для женщин удовольствия, пока эти игры не приняли совсем лихой оборот".
  
   Тем временем блаженство зеленовласой красотки постепенно вступило в затухающую фазу релакса и хватка её ослабла. Воспользовавшись этим, Дима повернулся на бок и, выскользнув из-под девушки, сел, прислонившись спиной к стене. С одной стороны, он принял более удобную для себя позу, а с другой - защитил тыл от продолжения домогательств.
  
   - Эм, Хёка-сан, - смущённо сказал молодой человек. - Мне кажется, Вы не совсем правильно поняли моё предложение. Я хотел, чтобы Вы помыли мне спину, а не тр... ой... не наслаждались моей попой, делая себе "пых".
  
   - Да, я знаю, Окума-сан, - ответила Фува, возвращаясь в своё излюбленное бесстрастное состояние. - Я позволила себе быть чуточку бесцеремонной с Вами, за что могу не извиняться. Ведь я действовала как активный партнёр, поэтому, если правильно поняла Ваши объяснения, была в своём праве.
  
   Дима молча открыл и закрыл рот. Возразить ему было нечего. Он действительно сам рассказал Хёке, что активные партнёры могут руководствоваться своими желаниями и воплощать их, не спрашивая разрешения у пассивных. Вот только парень совсем не ожидал, к какому результату приведёт это секс-просвещение.
  
   - А Вам разве не понравилось, Окума-сан? - слегка приподняв брови, уточнила Фува. - Судя по твёрдости Вашего огурчика, Вам было хорошо.
  
   "Так, всё, надо завязывать с душем и поскорей вылезать отсюда!" - подумал парень, а вслух сказал:
  
   - Ну, Хёка-сан... Поро́й реакции нашего тела не отвечают устремлениям ума. Не могу отрицать, что мне было приятно, однако... Считаю, что нам пора выходить из душа. Как думаете?
  

* * *

   Комната, застеленный футон и голая парочка, сидящая на нём на коленках напротив друг друга.
  
   - Итак, коллега, - продолжим наши исследования? - прервал молчание Дима, взволнованно посмотрев в бесстрастное лицо зеленовласой девушки.
  
   - Да, Окума-сан, - спокойно ответила Хёка, - приступайте. Я в полном Вашем распоряжении.
  
   "Ух, как это пикантно звучит!" - с удовольствием подумал молодой человек и облизнулся.
  
   - Тогда я начну.
  
   Он подсел к девушке поближе и, обняв её за плечи, поцеловал в губы. Фува охотно ответила на его поцелуй, а её ладошки моментально оказались на Диминой попе и с удовольствием сдавили пальчиками ягодицы.
  
   "Боже, она опять взялась за своё, - подумал парень, - точнее, за моё... мою..." - но возражать против столь приятных домогательств не стал. Вместо этого начал свои объяснения.
  
   - Вы уже знаете, что такое поцелуй, Фува-сан. Он Вам нравится?
  
   - Конечно, - кивнула Хёка. - Поцелуй - это очень приятное соприкосновение губ, и он способствует накоплению заряда.
  
   - Но целовать можно не только губы, - пояснил молодой человек. - Рот - это вообще очень хороший инструмент для ласки. И, когда мы с Вами чистые после ду́ша, можно целовать, облизывать и посасывать любую часть тела партнёра, доставляя ему удовольствие. Например, Ваша грудь, Хёка-сан. Почувствуйте.
  
   Дима склонился к аккуратной титечке девушки и, взяв её сосок в рот, мягко его пососал, поглаживая языком по кругу стремительно твердеющий штырёчек. Фува ахнула и широко распахнула глаза, а ру́ки её мигом зарылись в шевелюру парня и сжали её.
  
   - Окума-сан!.. Это... это хорошо! - прошептала она с придыханием, и молодому человеку пришлось немного задержаться, чтобы потешить зеленовласую красотку, хотя первоначально он планировал короткую демонстрацию приятных ощущений.
  
   Поняв по слабеющей хватке, что ощущения девушки насыщаются, Дима оторвался от её груди и с улыбкой взглянул в затуманенные удовольствием фиолетовые глаза.
  
   - А теперь представьте, Фува-сан, что я медленно спускаюсь губами по вашему животику вниз, нежно целуя его, - и он стал делать то, о чём рассказывал, продолжая говорить между поцелуями и согревать кожу Хёки тёплым дыханием. - И постепенно приближаюсь...
  
   - Поняла! - с восторгом выдохнула девушка.
  
   Дёрнув парня за шею и плечо, она рывком опрокинула его на футон приёмом борьбы, напоминающей айкидо. Не успел ещё Дима, лёжа на спине, проморгаться от столь неожиданного оборота, а Хёка уже перешагнула коленкой через его лицо и нависла сверху своей пушистой киской. Ру́ки её поднялись к волосам, а взгляд полуприкрытых глаз опустился вниз, на Диму, рот слегка приоткрылся и изогнул губы в предвкушающей улыбке.
  
   0x01 graphic
  
   - Вы хотите поцеловать меня там? Правда, Окума-сан?
  
   - Д-да, - ответил молодой человек, слегка ошеломлённый случившимся, и рассмеялся. - Всё так и есть, милая Хёка-сан. Только я думал, что Вы ляжете на спину и расслабитесь, отдавшись в мои нежные руки. Можете мне поверить, что так наслаждаться ласками рта гораздо комфортнее.
  
   - Я понимаю, Окума-сан, Вы, наверное, правы, - кивнула Хёка, не переставая зачарованно смотреть на парня сверху вниз. - Скорее всего, Вы точно правы, но... Когда я вижу Вас под собой, меня охватывает очень приятное чувство и пещерка моя начинает наполняться соком. Я не знаю пока, почему меня так волнует это Ваше положение, и не хочу сейчас думать об этом. Поэтому... давайте просто приступим к эксперименту, а Ваш вариант можно будет попробовать позже.
  
   Дима совсем не был против фейсситтинга, навязанного ему Хёкой, более того, ему гораздо больше нравилась эта поза для куннилингуса благодаря подчинённому положению, в котором он находился, и общему комфорту само́й позиции. Лежи на спинке, балдей и вкушай лакомство, которым девушка сама тебя кормит.
  
   "Что может быть лучше? - мысленно спросил себя Дима и сам же ответил на свой вопрос: - М-м-м, да ничего! Разве что, хе-хе, изнасилование!"
  
   Конечно, парня несколько удивила такая спонтанная приверженность Фувы к фемдому, но он не стал её анализировать, полагая, что надо брать то, что дают, тем более если сам от этого тащишься.
  
   - Ох, Хёка-сама! Вы меня просто балуете! - порадовался он, сияя улыбкой, как именинник. - Конечно я с уд...
  
   Хёка резко опустилась и заткнула ему рот своей киской. При этом щёчки её заметно порозовели, а глаза́ полыхнули от удовольствия.
  
   - Из... вините, Окума... сан, что не дала Вам договорить, - сказала девушка хоть и прерывающимся, но спокойным голосом, чем-то напоминая сейчас свою бесстрастную ипостась. Вот только отсутствие эмоций в ней сейчас воспринималось как их зашкаливание, отчего у Димы кру́гом шла голова и мысли рвались на части будто каким-то ментальным миксером. - Я не знаю почему, но мне вдруг стало очень хорошо, когда я это сделала. Так... приятно... Кажется, я вживаюсь в активную роль... теперь даже не знаю... смогу ли вести себя как-то иначе.
  
   Говоря всё это, девушка прижималась сверху всё сильнее и сильнее, практически усаживаясь парню на лицо. Её киска вдавливалась ему в губы, раздвигая их, и Дима, переживая острые эмоции, скорее неосознанно, чем намеренно, начал плавно засасывать её себе в рот. Тело девушки задрожало, и эта дрожь стала усиливаться. Хёка ахнула и наклонилась вперёд, опираясь о футон ладонями у молодого человека за головой. Она совершила бёдрами несколько резких толчков и, выгнувшись в спине, испустила громкий крик, содрогаясь в мощном оргазме.
  
   Диме показалось, что он оказался в эпицентре какого-то буйного сумасшествия, но оно приводило парня в восторг, насыщая его кровь адреналином, как затяжной прыжок с парашютом или что-то сравнимое по накалу эмоций.
  
   Девушка сотрясалась от блаженства секунд двадцать, прежде чем буря её удовольствия пошла на спад. Некоторое время она ещё вздрагивала, прижимаясь к парню сверху и наслаждаясь ласками мягко сосущего рта, а пото́м обессиленно повалилась на бок и улеглась на футоне в той позе, которую приняло её тело. Фува не убрала даже с лица Димы свою левую ногу, и та продолжала прижиматься к его рту внутренней стороной бедра.
  
   "Кру-у-у-уто! - мысленно восхитился молодой человек, чувствуя себя на седьмом небе от удовольствия. - Это было что-то невероятное! Боже, Танукичи! Ты понимаешь теперь, что потерял, бегая всё аниме от этой девчонки?"
  
   Но сознание оригинала ему не ответило. Его просто не было в этом теле, и Дима не стал задумываться, почему.
  
   Полежав какое-то время, наслаждаясь запахом удовлетворённой женщины и бархатной нежностью её кожи, молодой человек аккуратно выбрался из-под бедра Фувы. Он сел на футоне и стал с улыбкой разглядывать сверху балдеющую девушку, очень привлекательно и вкусно раскинувшуюся на постели.
  
   "Ох, Хёка, ты такая миленькая, - подумал Дима, испытывая приятное щемящее чувство. - Ну просто всю хочется зацеловать!"
  
   Он склонился к девушке и поцеловал её левую ягодичку, словно специально обращённую вверх для поцелуя. Фува слегка потянулась и прогнулась в талии, принимая ещё более соблазнительную позу и будто поощряя парня продолжать его действия. Ну и он, конечно, продолжил покрывать тело зеленовласой красотки поцелуями, ласкать губами его чувствительные точки и облизывать бархатную нежную кожу девушки. Как можно было отказаться от такого предложения?
  
   Хёка легла на спинку, подставляя животик, и Дима тут же стал ласкать его ртом. Потом он поднялся вверх и дорвался до небольших, но очень миленьких грудок, смачивая их слюнками и заостряя соски́, которые быстро твердели под ласковыми губами и настойчивым языком. Девушка откровенно балдела, прикрыв глаза, и раскрывалась всё больше и больше. Вот и ножки её, согнувшись в коленках, раскинулись в стороны, намекая, что путь к сокровенному месту открыт. Молодой человек сразу это заметил, но решил ещё немного подразнить красавицу, чтобы повыше поднять её сексуальный аппетит. Его рот переместился на плечи и шею, отыскивая новые чувствительные точки.
  
   Хёка вдруг схватила парня за волосы и потянула его голову к своей промежности. Её ноги оплели Диму с боков, переместились внутренними сторонами коленок на плечи и, надавливая сверху, помогли рукам отправить осуждённого в место выполнения принудительных работ. Ещё секунду спустя девушка уже обволакивала рот молодого человека пушистыми дольками своей горячей и мокрой киски. Пятка её левой ноги давила на его спину между лопатками, а голень правой - на шею, выполняя основную роль в жёсткой фиксации пленника.
  
   Не ожидавший столь решительных действий Дима слегка дёрнулся в крепком захвате, заставив его на короткое время стать ещё крепче и вызвав хищную улыбку на губах юной красотки.
  
   - Ваши поцелуи, Окума-сан, были очень приятными, - сказала Хёка своим неизменно ровным голосом, в то время как щёки её налились румянцем, а глаза́ полыхали азартом, - настолько волнующими, что мне не хотелось останавливать Вас. Но... одновременно очень захотелось направить в желаемое русло, и благодаря одному лишь этому действию я ощутила сильный всплеск заряда. Такой мощный, словно "пых" испытала у себя в груди, - призналась девушка, прижав левую ладонь к сердцу, продолжая правой удерживать Диму за волосы. - А теперь я хочу, чтобы Вы пососали мою виноградинку и сделали мне "пых". И я не отпущу Вас, Окума-сан, пока не добьюсь желаемого. Поэтому будьте добры... оставайтесь в том месте, которое... я Вам определила, и добросовестно сделайте свою работу.
  
   Произнося эти слова в своей бесстрастной манере, Хёка начала учащённо дышать, отчего речь её прерывалась, а глаза́ засияли ещё ярче. Девушку явно возбуждала доминирующая роль и подневольное положение парня. Причём настолько зримо и притягательно, что у Димы от удовольствия темнело в глазах.
  
   "Боже! Как же это круто! Как круто! - мысленно стонал он. - Хёка! Я тебя обожаю!"
  
   Ну а рот его уже действовал в автономном режиме, вкушая киску девушки, словно божественно вкусный экзотический фрукт. Как всегда в таких ситуациях, молодой человек не продумывал свои действия и осмысленно их не направлял. Отдавшись своим чувствам и позволяя им собой руководить, он просто балдел от куннилингуса и наслаждался им, погружаясь в эмоциональный транс.
  
   Тело девушки стала охватывать дрожь. Уже обе её руки судорожно вцепились парню в шевелюру, а сто́пы разместились на его лопатках, подогнувшись навстречу друг другу в жесте острого удовольствия. Они слегка подрагивали и надавливали Диме на спину, предвещая приближающийся оргазм, и тот не заставил себя ждать, нахлынув на девушку мощным водопадом, заставив её резко выгнуться в груди и сладостно закричать.
  
   А молодой человек принимал заслуженные почести в виде сотрясающегося в блаженстве женского тела и счастливо думал:
  
   "Ах! Я в раю!"
  
   Он балдел от тугого сжатия бёдрами его головы и слегка болезненного, но по-своему приятного дёрганья за волосы, которое подобно остренькой приправе облагораживало вкус всего блюда.
  
   С полминутки Хёка пропускала через себя волны высоковольтного блаженства, после чего наступил сладостный релакс и томное затишье. Оба участника миновавшей стихии лежали расслабленно и переводили дух. Затем девушка неожиданно перевернула парня на́ спину и уселась верхом на его груди, изучая сверху бесстрастным взглядом, как энтомолог какую-нибудь занятную букашку на предметном столе.
  
   - Было очень приятно, Окума-сан, - констатировала она без каких-либо эмоций, словно фиксировала результат выполненных экспериментов. - Этот "пых" оказался заметно другим и ощущался иначе, по-своему сильно, но с иным эмоциональным фоном. Вместе с тем я интуитивно чувствую, что мне будет сложнее достичь выброса биологического материала таким способом, чем из позиции сверху. Но пока у меня нет понимания, как это может произойти. Что скажете, коллега? - спросила Хёка, впервые обратившись к парню как к деловому партнёру. И Дима мысленно порадовался, посчитав это знаком некоторого сближения и того, что девушка признала в нём учёного. - Есть ли у Вас какая-то дополнительная информация для меня? Результаты наблюдений, позволившие бы нам двигаться к цели более направленно?
  
   Дима тут же вспомнил про точку "джи" в женском влагалище и про то, что обычно её стимуляцию считают активатором женской эякуляции. Однако он опасался, что Фува вновь озаботится вопросом своей дефлорации и попытается на него эту задачу взвалить. И всё же, немного подумав, молодой человек решил не утаивать от своей "коллеги" важные сведения, справедливо решив, что увильнуть от лишения девушки девственности он всегда сможет, а вот направить её гениальный ум в нужном направлении никогда не помешает.
  
   - Кое-что есть, - кивнул он с важным видом, строя из себя знатока. - По моим предположениям, женский биологический материал не накапливается заранее, как мужской. Его выделение начинается в процессе стимуляции и, согласно более ранним исследованиям других учёных, в женской пещерке, на передней её стенке имеется особая чувствительная точка, воздействие на которую способно привести к подобным эффектам. Вот только не знаю, как эта информация нам может помочь, - добавил Дима, смущённо отводя в сторону взгляд. - Ведь Ваша плёночка на входе пещерки, Фува-сан, не позволит нам в неё проникнуть и осуществить стимуляцию этой точки.
  
   Глаза́ Хёки слегка расширились, и взгляд её ярко сверкнул, красноречиво выражая мнение, что любое препятствие на пути научного прогресса должно быть немедленно и безжалостно устранено. Однако она ни слова не сказала парню, помня его отношение к данной проблеме, и от этого Дима почувствовал себя ещё более неловко.
  
   - Видите ли, коллега, - попытался он оправдаться за свою нерешительность. - Даже если мы сейчас порвём эту плёночку, наши исследования придётся прекратить, потому что болезненные ощущения, вызываемые нанесённой ранкой, будут мешать Вам получать удовольствие и не позволят достигнуть "пыха". Может статься, что даже стимуляция "виноградинки" уже не будет столь же приятной, как сейчас, и продолжать сегодняшний эксперимент станет бессмысленно.
  
   Судя по изменившемуся выражению лица зеленовласой учёной, Диме удалось найти веский аргумент с её точки зрения.
  
   "Тогда понятно, - словно бы говорил её взгляд. - Лучше подойти к этому вопросу с умом и не торопить события".
  
   Однако Хёка продолжала о чём-то думать или прислушиваться к себе, и Дима ощутил вдруг, что прикасающаяся к его груди пушистая киска словно бы слегка колышется, то выпячиваясь вперёд и прижимаясь к нему сильнее, то приподнимаясь и почти отрываясь от него.
  
   - А где расположена эта точка? - поинтересовалась девушка. - Можете примерно показать её внутреннее положение снаружи на моём животе, Окума-сан?
  
   - Ну... у разных женщин её положение слегка разнится, - слегка замялся с ответом молодой человек. - Чувствительная точка расположена где-то на расстоянии примерно одной третьей длины пещерки от её входа, - добавил он. - Возможно, примерно здесь, - молодой человек очертил указательным пальцем небольшую овальную область на пушистом лобке Хёки на пять-семь сантиметров выше её клитора.
  
   - Ясно, - откликнулась Фува, заинтересованно кивнув, и во взгляде её замерцали искорки азарта. - А как может чувствоваться накопление биологического материала у женщин, Вы можете предположить?
  
   - Вероятно, как появление желания пописеть и усиление его, - ответил Дима. - Девушки, которым удалось выстрелить биологический материал во время "пыха", говорили, что испытывали как раз такое чувство, хотя перед началом стимуляции справляли малую нужду. И попытки снова сходить в туалет не приводили к успеху. Желание пописеть просто пропадало. Согласно наблюдениям прежних исследователей, при возникновении таких ощущений следует продолжить стимуляцию, и позывы к мочеиспусканию постепенно трансформируются в другое, более мягкое и приятное чувство, сопровождающееся быстрым заряжением и мощным "пыхом", во время которого как раз и происходит желаемый струйный эффект.
  
   - Здо́рово! - восхитилась Хёка, и бесстрастное выражение на её лице на несколько секунд сменилось детским восторгом, прежде чем зеленовласая учёная вновь нацепила маску андроида. - Это по-настоящему ценно, уважаемый Окума-сан. Я очень впечатлена Вашей эрудицией. Полученные от Вас знания позволят мне действовать гораздо более направленно и значительно повышают наши шансы на успех.
  
   - А как Вы собираетесь их применить? - полюбопытствовал Дима. - Как можно "нажать кнопочку", не имея к ней доступ снаружи?
  
   - Если нет доступа снаружи, Окума-сан, то можно попытаться нажать её изнутри, - туманно ответила Фува и сразу же пояснила: - Когда я оттачивала свою технику пи́сать стоя, мне пришлось заниматься тренировками мышц малого таза, в состав которых входят мускулы и той самой пещерки, где расположена названная Вами точка. Даже достигнув успеха, я продолжала их тренировать и сейчас ежедневно выполняю комплекс разработанных мной упражнений. Так что у меня есть возможность попытаться подобрать комбинацию внутренних сжатий, благодаря которым смогу осуществить требуемую стимуляцию.
  
   - Класс! - восхитился парень, засияв улыбкой, словно лампочка. - Давайте попробуем это сделать. В какой позе Вам будет удобнее, Фува-сан?
  
   - Сверху, - ответила девушка, хищно сверкнув глазами. - Я хочу взять также руководство экспериментом на себя. Надеюсь, Вы не обидитесь, Окума-сан, если Вам придётся сыграть роль пассивного инструмента? Дело в том, что все чувствительные датчики моего тела передают информацию только мне, поэтому лишь я и могу действовать направленно. Кроме того... моему заряжению очень способствует Ваше подневольное положение и моя власть над Вами. Извините, если что-то не так.
  
   - О! Всё так! Уважаемая коллега! - радостно кивнул молодой человек. - Мои личные чувства меркнут перед важностью научного прогресса и отходят на второй план! - добавил он с патетикой в голосе, хотя врал при этом безбожно, потому что просто тащился от навязанной ему роли сексуальной игрушки. - Поэтому, Фува-сан, располагайте мной как захотите! Я готов полностью Вам отдаться!
  
   Маска бесстрастности вновь поплыла на девичьем лице, протапливаемая переполнявшим её вожделением. Глаза́ расширились и слегка затуманились нарастающим желанием.
  
   - Окума-сан, - сказала она тихо. - П-повторите пожалуйста последнюю фразу...
  
   - Я готов отдаться Вам, Хёка-сама, - с соблазнительной улыбкой на губах исполнил её просьбу Дима.
  
   - Ещё... пожалуйста...
  
   - Готов отдаться, - сладким шёпотом соблазнял он. - Отдаться, отдаться, отдаться! - нашёл парень слово, производящее максимальный эффект. - Отдаться, отдаться, отда!..
  
   Фува со стоном заткнула юноше рот киской, которая уже́ вовсю текла, и толчком проникла между губами своим подросшим упругим клитором.
  
   - Сосите мою виноградинку! - страстно выдохнула она. - Сосите сильнее! - добавила с приказными нотками в голосе и, урча как хищник, стала буквально трахать Диму в рот, совершая бёдрами грубые фрикции. И с каждым толчком она проникала всё глубже и глубже, внедряясь не только "виноградинкой", но и всей сердцевиной вагины, расположенной между пушистыми дольками.
  
   Однако неистовый трах достаточно быстро сбавил обороты, и движения Хёки приобрели более размеренный характер. Плюс ко всему этому Дима смог ощутить, как что-то движется и напрягается у девушки внутри, выталкивая струйки и капельки вагинальной смазки ему в рот и на подбородок. Тут уже несложно было догадаться, что Фува пытается сжимать влагалище во время своих фрикций. Похоже, она варьировала различные движения и прислушивалась к своим ощущениям, пытаясь подобрать нужную комбинацию.
  
   Оргазм на девушку нахлынул внезапно, окутав её тело дрожью за пару секунд, а затем пронзил мощными импульсами, заставив судорожно извиваться.
  
   - ХА-А-А-АХ!!! - со стоном закричала она, и наслаждение в её голосе частично смешалось с неудовольствием, что её изыскания были прерваны. Фува выгибалась и стонала, охотно вкушая волны кайфа, но стоило только блаженству схлынуть, как она моментально мобилизовалась.
  
   - Ещё! - потребовала Хёка и возобновила свои энергичные скачки на Димином лице. - Я уже близко... близко!..
  
   "Боже! Боже! Боже!" - мысленно повторял молодой человек, сходя с ума от восторга и возбуждения. Напряжённый член его пульсировал и дрожал, упрашивая, чтобы его приласкали. Но увлечённая исследовательница этого, естественно, не замечала, потому что сидела к нему спиной. А сам хозяин не хотел отвлекаться на собственное удовольствие, чтобы не пропустить ни единого из сигналов, идущих от женского естества, которые отражали весь спектр нарастающего удовольствия.
  
   И вот новый взрыв, содрогание тела, бешеный шторм наслаждения, и... Парню показалось или ему на самом деле брызнуло в рот несколько сладковатых капель? У него не было полной уверенности в этом, потому что из-за восторга, кружившего голову, он вполне мог выдать желаемое за действительное.
  
   Сотрясающаяся в оргазме Фува рухнула вперёд, оперевшись на согнутые в локтях руки, и воспарила в чертоги рая. Девушка наслаждалась волнами блаженства несколько десятков секунд, а затем, после того как удовольствие схлынуло, снова поднялась в сидячее положение. Немного переведя дух, она, наконец, пересела парню на грудь и устроилась на ней своей мягкой попкой.
  
   - Скажите, Окума-сан, - обратилась Фува к ошеломлённому молодому человеку в своей фирменной бесстрастной манере. - Как Вы относитесь к тому, что часть моего биологического материала или даже весь он целиком может попасть Вам в рот? Вас не беспокоит такая перспектива?
  
   - Нет! - безмятежно улыбнулся Дима. - Не беспокоит! Я с удовольствием приму Ваш сок и выпью его. Мне даже хочется попробовать его на вкус.
  
   - А если он окажется... мочой и я просто опи́саюсь?
  
   - Ну... не должен, - неуверенно ответил молодой человек. - Вы ведь не хотите сейчас в туалет?
  
   - Сейчас нет, но совсем недавно хотела... Незадолго до того, как испытала "пых".
  
   - Тогда не должен, - гораздо более уверенно сказал парень и азартно улыбнулся. - Мне... кажется, что сок Ваш должен быть очень вкусным, - добавил он, вспомнив сладкие капельки на языке.
  
   - Значит я могу смело спустить его Вам прямо в рот, Окума-сан? - уточнила Хёка, и выражение её лица стало очень похожим на то, с которым она спрашивала разрешение устроить Диме золотой дождик.
  
   - Можете, - подтвердил парень, улыбаясь во весь рот.
  
   - Пожалуйста... скажите об этом более... полно, Окума-сан.
  
   "Хе-хе, жаль, что у меня нет телефонного аппарата Аямэ, - подумал парень с пошлой улыбочкой на губах. - Уж я бы попросил Хёку вые...ать меня в рот и накачать по самые гланды своей кончей!"
  
   - Ох, Фува-сан! - выдохнул он возбуждённо. - Пожалуйста, воспользуйтесь моим ртом, чтобы "пыхнуть" и выплеснуть в него весь свой сок до са́мой последней капли!
  
   - М-м-м-мх! - простонала девушка и задрожала. Казалось, она способна кончить от одних лишь Диминых слов. Но молодой человек хорошо чувствовал кожей, как ритмично пульсирует внутренними мышцами вагина девушки, которая сокращалась, словно второе сердце. Хёка не просто так сидела у парня на груди, она пыталась ещё и стимулировать себя изнутри.
  
   - Ещё! Скажите ещё! - страстно попросила Фува.
  
   - Залейте мне весь рот своим со!..
  
   И опять парня заткнули, не дав ему договорить до конца. Похоже, Хёку очень возбуждала возможность прерывания речи. Она просто вспыхивала от этого, как бочка с бензином, и мощно взрывалась после короткого верхового заезда. Вот и в этот раз наездница, не продержавшись и минуты своих галопирующих скачек, вскинулась, как дикая амазонка, застреленная на полном скаку.
  
   Ошеломлённый молодой человек планировал уже расслабиться, насладившись оргазмом девушки. От всего этого круговорота он совершенно забыл, о чём просил её совсем недавно, поэтому едва не захлебнулся от тугой струйки, которая, выстрелив ему в самое горло, заставила закашляться и взбрыкнуть. Наездница подпрыгнула на норовистом жеребце и приземлилась на его грудь, отчего второй и третий её выстрелы согрели ему кожу. Однако Хёка вновь быстро оседлала лицо парня, крепко вдавилась ему в рот своей киской и принудительно напоила остатками своего заряда.
  
   Только сейчас Дима распробовал женский сквирт и слегка прибалдел от его прелести. На первый взгляд эта жидкость оказалась почти безвкусной. Ну слабенькая такая минеральная водичка, мягкая, почти артезианская, только не холодная, а горячая и чуть сладковатая. Но вот послевкусие у неё было просто... божественным. И молодой человек потерялся в своих ощущениях и никак не мог сообразить, на что это похоже.
  
   Дима, пожалуй, ещё долго пребывал бы во вкусовой нирване, если бы не почувствовал, как что-то гладкое и прохладное скользит по его груди. Открыв глаза, он приподнял голову и обнаружил Хёку с мензуркой в руке, которая с традиционно бесстрастным выражением на лице сосредоточенно собирала воду с его груди, стараясь, чтобы ни капельки не пропало.
  
   - Эм, Фува-сан, что Вы делаете? - задал парень глупый вопрос, потому что не в полной мере ещё пришёл в себя после лёгкой контузии.
  
   - Собираю биологический материал для исследований, - спокойно ответила девушка.
  
   Набрав примерно половину своего маленького пузырька, она закрыла его пластиковой крышкой и убрала к себе в сумку.
  
   - Спасибо за сотрудничество, коллега, - поблагодарила зеленовласая красотка и чинно поклонилась. - Полагаю, что сегодняшний наш эксперимент прошёл успешно и настала пора проанализировать полученные результаты.
  
   - Ам... - попробовал возразить Дима, но Хёка, быстро одеваясь, перебила его:
  
   - Прошу меня простить, но мне нужно идти. Я должна успеть в лабораторию до того, как академия закроется. Встретимся завтра, Окума-сан, - добавила она, набрасывая на форму белый халат, и выскользнула из квартиры ещё до тех пор, как озадаченный парень очухался.
  
   - Эй! А как же я? - спросил он у захлопнувшейся двери. - Я тоже хочу кон... блин, "пыхнуть"...
  
   Дима взглянул на свой эрегированный член, затем на руки, на запястьях которых были надеты браслеты эмтэ, и не рискнул мастурбировать, помня, что это устройство отслеживает ещё и движения.
  
   - Вот чёрт, и что же мне делать? - подумал он.
  
   Пото́м, осмотревшись, обнаружил свою подушку, лежащую рядом с футоном на полу, положил её на постель, лёг сверху и принялся трахать. Движения бёдер браслеты на запястьях отследить были не в состоянии, и уже через пару минут парень с рычанием извергался в мягкий спальный предмет.
  
   "Ох, наволочку пото́м придётся стирать", - мысленно посетовал он, расслабленно вытягиваясь на футоне.
  

Глава 4. Подготовительные работы

К содержанию

   На следующий день Дима подходил к академии в приподнятом настроении, прокручивая в памяти приятный вечер в компании Хёки и сколько раз она кончила с ним. А вспоминая горячие струйки женского сквирта, выстреливающие в рот, и его волшебный вкус, парень сладко облизывался, как кот, слопавший крынку сметаны.
  
   "Ох, какая девчонка! - радостно думал он. - Просто обалдеть! Нет, надо обязательно в её научный кружок записаться, чтобы можно было побольше времени с ней проводить. Прямо сейчас перед занятиями и зайду в лабораторию согласие написать. Заодно узнаю, как её исследования продвинулись".
  
   В раздевалке Дима снял с себя уличную обувь, потянулся к своему шкафчику да так и замер с поднятой рукой. Он вдруг живо вспомнил, какие события случились с Танукичи в аниме в этот день и в это же самое время.
  
   0x01 graphic
  
   Осмотревшись по сторонам, молодой человек ничего подозрительного не заметил. Рядом переобувались такие же студенты, как он, и за спиной не оказалось странной зеленовласой девушки в противогазе. Дима пожал плечами и снова потянулся рукой к дверце, но пото́м всё же отошёл в сторону, встав сбоку от своего шкафчика, резко открыл его дверцу и сразу отстранился, отступая на шаг.
  
   Однако, опять же, ничего неординарного не случилось. Из шкафчика его не вырвалась струя усыпляющего газа, и парень удовлетворённо ухмыльнулся.
  
   "А вот и первые изменения в истории, - с удовольствием подумал он. - Хе-хе! Вот что куннилингус животворящий делает! Стоило как следует девушку ублажить, занять её интересным делом, и она уже не устраивает покушения... Или похищения?.. С одной стороны, жалко конечно, а с другой - какое удовольствие в том, чтобы вырубиться от газа и пропустить интересные события, как тебя тащат в лабораторию и привязывают к стулу? Ничегошеньки я не потерял. Зато сколько получил приятностей вчера!"
  
   Дима переобулся и закрыл шкафчик.
  
   "Зайду к Хёке до занятий, - подумал он. - Лучше побыстрее согласие подписать, чтобы она лишний раз не волновалась. А то если у неё неизрасходованный баллончик с газом остался, кто его знает, где он может в следующий раз в физиономию мне выстрелить".
  
   Поднявшись на второй этаж, молодой человек приблизился к лаборатории и постучал.
  
   - Входите, - послышался из-за двери бесстрастный голос девушки.
  
   Дима открыл дверь и застал Фуву со стеклянной посудой в руках. В левой она держала химический стакан, а в правой - деревянный зажим, который удерживал за горлышко большую колбу. В обеих ёмкостях плескалась какая-то тёмно-коричневая жидкость, напоминающая кофе.
  
   0x01 graphic
  
   - Доброе утро, Окума-сан, - безэмоционально поприветствовала парня Хёка. - Рада снова Вас видеть.
  
   - Здравствуйте, Хёка-сама! - ответил ей Дима широко улыбаясь. - Вот пришёл утрясти формальности с вступлением в научный кружок. Буду рад официально сотрудничать с Вами.
  
   Зеленовласая красотка слегка качнула руками и едва не пролила жидкость из стакана.
  
   - Сейчас, - дрогнувшим голосом откликнулась она, ставя свою посуду на стол, и быстрым шагом направилась к шкафчику у стены.
  
   Открыв его дверцу, Фува извлекла бланк согласия и подошла к Диме, протягивая ему бумагу.
  
   - Вот, - сказала она неуверенно, будто всё ещё не могла поверить, что кто-то захотел вступить в её клуб. - Я могу назначить Вас вице-президентом, если хотите.
  
   - Это было бы большой честью для меня, - учтиво поклонился парень.
  
   Затем он извлёк ручку из сумки, положил бланк на химический столик и прямо на нём быстро заполнил необходимые поля документа, затем подписал его и вернул Хёке.
  
   - Ух как волнительно чувствовать себя Вашим коллегой, Фува-сан, - улыбнулся Дима. - Для меня большая честь работать под Вашим началом. Чувствую, будет очень интересно!
  
   "И приятно", - мысленно добавил он про себя.
  
   Девушка поклонилась в ответ и, забрав бланк, быстренько спрятала его обратно в шкаф, будто опасалась, что её новый сотрудник передумает и попросит бумагу обратно.
  
   - Хорошо, - сказала она, скупо улыбнувшись. - Я очень рада. И у меня как раз есть новая тема для разговора. Хотелось бы кое-что с Вами обсудить.
  
   Услышав это, Дима испытал лёгкое волнение, почувствовав, что вступает на территорию новых событий, которых и в помине не было в аниме. Ему действительно интересно было, какой проблемой теперь озаботится Фува, после того как он полностью удовлетворил её любопытство по части деторождения.
  
   - Так, и о чём бы Вы хотели побеседовать?
  
   Девушка достала из ящика в лабораторном столе стопку крупных фотографий.
  
   - Взгляните на это, - сказала она, разложив их перед парнем.
  
   Тот посмотрел на снимки и обнаружил на них изображения с разных ракурсов какой-то биологической ткани, закреплённой на предметном стекле микроскопа.
  
   - Я насчитала относительно умеренное количество кровеносных сосудов, - сообщила Хёка, - и все они капиллярного характера. То есть однозначно не могут привести к опасным кровотечениям. Однако нервные окончания тоже есть, - добавила она, поджав губы, - так что Ваши предположения, Окума-сан, относительно болевых ощущений при разрыве, тоже имеют под собой основу.
  
   - А что это такое? - поинтересовался молодой человек.
  
   Девушка озадаченно посмотрела на него, пару раз моргнула, а затем на лице её проявилось понимание.
  
   - О, я не сказала? - удивилась она. - Извините. Окума-сан, я постоянно думаю об этом, а потому забыла ввести Вас в курс дела. Это та самая плёночка, что перекрывала вход в мою пещерку.
  
   Дима даже закашлялся от столь неожиданного "прозрения" о том, что́ он видит перед собой.
  
   - Эм, Хёка-сама, подождите, - пробормотал молодой человек, отворачиваясь от фотографий и переводя дух. - Вы... к-как вообще достали её... с-сами вы́резали, что ли?
  
   - Нет конечно, - спокойно ответила девушка. - Сама бы я не смогла это сделать. У меня нет опыта в хирургических операциях, да и действовать в таком сложно доступном месте на само́м себе даже опытному хирургу было бы проблематично. Я воспользовалась медицинским зондом-роботом, которого разработала ещё в прошлом году в рамках выпускного проекта.
  
   Хёка, к Диминому облегчению, отвела фотографии в сторону и положила их на стол, а пото́м направилась в противоположную часть комнаты к другому шкафу. Парень искоса глянул на фото и поспешил за ней, чтобы шокирующие снимки не маячили у него перед глазами.
  
   Она открыла один из многочисленных ящичков шкафа и извлекла из него металлический цилиндрик с полированной до зеркального блеска поверхностью, диаметром примерно в сантиметр и длиной около двух-двух с половиной сантиметров.
  
   - Как видите, зонд имеет компактные размеры, - продолжила объяснять девушка, обнаружив, что новоявленный коллега следует за ней. - Он может применяться при исследовании кишечника, пищевода и для зондирования желудка.
  
   Хёка положила цилиндрик на стол и извлекла из ящика небольшой планшет с восьмидюймовой диагональю.
  
   - Управление производится дистанционно, беспроводным путём, - пояснила она и включила устройство. Подождав завершения загрузки, Фува пробежалась пальцами по сенсорным кнопкам на экране, и цилиндрик, зажужжав, отрастил шесть тонких лапок и вскочил на них, моментально став похожим на крупное механическое насекомое.
  
   - Ого! - вырвалось у Димы, и он невольно отступил назад. - Эта штука прямо бегать может?
  
   - И бегать, и ползать, и ввинчиваться, в зависимости от того, что нужно, - ответила Хёка. - У зонда есть встроенная камера, через которую он передаёт изображение на планшет, светодиодная подсветка, отсек для образцов и подвижный манипулятор со сменным инструментом: микроскопический скальпель, лазер, шприц и инжектор для внешнего напыления веществ.
  
   - И вот этой штукой Вы себе вы́резали?.. - Дима замялся с подбором слова, но Фува его поняла.
  
   - Да, - ответила она. - И это было несложно. Вставила зонд, получила изображение плёночки на экране, отметила контуры разреза по её краям, отредактировала их, выравнивая точнее, и отдала команду на выполнение. Зонд нанёс на отмеченный контур дезинфицирующее средство, сделал разрез скальпелем и поместил отсечённую ткань в отсек для образцов. Потом обработал сечение лазером, чтобы остановить кровь, и напылил сверху заживляющее средство. Вся операция заняла около десяти секунд, мне даже анестезию вкалывать не пришлось, было почти не больно.
  
   - Потрясающе! - выдохнул Дима с восхищением. - Я очень впечатлён.
  
   - Как видите, Окума-сан, две обозначенные Вами проблемы, научная и физическая, уже решены. Осталось устранить опасность зачатия - и можно попытаться вставить Ваш огурчик в мою пещерку.
  
   - Да-а-а, Хёка-сама, Вы просто великолепны, - улыбнулся молодой человек. - Я склоняю голову перед Вашим научным гением. Но при всём желании придётся, видимо, подождать, пока заживут Ваши ранки.
  
   - Суток для этого хватит вполне, - заверила его девушка. - Так что завтра вечером я хотела бы произвести стыковку. К тому времени я придумаю, как решить третью проблему. Может быть, у Вас есть какие-нибудь соображения на сей счёт, коллега?
  
   - Конечно, - кивнул Дима с важным видом, моментально вспомнив несколько вариантов контрацепции. - Самый простой способ - это надеть герметичный чехол на мужской огурец. Если выплеснувшийся биологический материал не попадёт в пещерку, то и зачатия не произойдёт. Другой способ - перекрыть сперматозоидам путь в матку, и для этого можно надеть на шейку матки специальный колпачок. Правда, этот способ менее надёжен. Если преграда будет негерметичной, то сперматозоиды смогут её обойти. Третье средство - гормональные препараты, препятствующие выходу яйцеклетки женщины в матку, но их надо принимать заранее и произвести без должной квалификации сложно. Так что этот вариант отпадает.
  
   - Ясно, - задумчиво кивнула зеленовласая девушка. - Нечто подобное я примерно и предполагала. Сегодня после занятий я собираюсь исследовать зондом свою пещерку и посмотреть, как выглядит вход в матку. Тогда станет понятным, каким должен быть надёжный барьер. Над чехлом для мужского огурчика я тоже подумаю, но этот вариант мне нравится меньше.
  
   - Почему?
  
   - Мне бы хотелось почувствовать стенками своей пещерки Ваш огурчик, Окума-сан, напрямую, без каких-либо преград, - бесхитростно призналась Фува. - А герметичный чехол будет этому мешать.
  
   - Понятно, - Дима на секунду задумался. - А Вы не торо́пите события, Хёка-сама? - спросил он. - Может быть, сто́ит подождать заживления ранок, прежде чем зонд в пещерку вводить?
  
   - Не беспокойтесь. Слой заживляющего герметика, который я на порезы нанесла, не повредится, если устройство ввести аккуратно, так что откладывать зондирование нет нужды.
  
   - Это хорошо. А могу я участвовать в сегодняшнем исследовании Вашей пещерки, Хёка-сама? - скромно поинтересовался Дима. - Мне очень любопытно посмотреть, как она выглядит изнутри.
  
   - Я бы хотела, чтобы Вы участвовали, - кивнула девушка. - Ваша эрудиция в вопросах деторождения и личное мнение будут мне очень полезны. Поэтому я буду только приветствовать Ваш приход.
  
   - Спасибо, Фува-сан, я очень польщён Вашим доверием. В какое время начнём?
  
   - Сразу после окончания уроков я буду ждать Вас у себя в лаборатории. Поэтому приходите как сможете.
  
   - Хорошо, договорились, - радостно кивнул Дима. - Если буду задерживаться, то позвоню. - Он хотел спросить, как продвигаются исследования женского и мужского биологических материалов, но тут послышался первый сигнал, сообщающий, что до начала занятий остаётся пять минут. - Оу, нам уже пора́, Фува-сан, - сказал молодой человек.
  
   - Да, пойдёмте.
  

* * *

   Хёка была в своём репертуаре. Стоило Диме чуть вырваться вперёд на пути к аудитории, а спутница его, похоже, специально слегка приотстала, он тут же ощутил, как его жмякнули за ягодицу. Обернувшись назад, парень встретил бесстрастный взгляд Фувы, по которому ни в жизнь нельзя было догадаться о пошлых мыслишках у этой безэмоциональной с виду девушки.
  
   - Эм... Хёка-сама... - слегка замялся Дима, подбирая слова. - Я бы хотел кое о чём попросить Вас...
  
   Уголки губ девушки слегка приподнялись, демонстрируя скупую улыбку.
  
   - Не стесняйтесь, Окума-сан, говорите. Хотите снова сделать мне "пых"? Я охотно поддержу Ваши исследования. Но лучше выбрать более удобное время, например, после занятий.
  
   - Э-э-э, н-нет... Вернее да, я хочу, но сейчас собирался попросить о другом...
  
   - Снова попробовать мой биологический материал? Конечно можно. Но подождите хотя бы до конца пары. Вы такой нетерпеливый, Окума-сан.
  
   - Д...да нет, не это, просто...
  
   - Неужели Вы решились?.. - глаза Хёки распахнулись и засверкали азартом, заметно нарушая общую бесстрастность девушки. - Вот только я пока не хочу. Но я могу выпить воды побольше, и на ближайшей перемене...
  
   - Хёка-сан, дайте сказать, - сердито проворчал парень, затыкая Фуве рот ладонью. - Речь о том, как Вы трогаете... - он обернулся по сторонам, чтобы проверить, нет ли свидетелей их разговора, и тихим голосом продолжил: - трогаете мою попу. Мне это нравится, конечно, и я не против, когда мы наедине. Но должен заметить, что это обсценное действие, поэтому...
  
   - Я знаю, - сказала девушка, убрав ладонь Димы со своих губ. - Но как Вы могли заметить, я не делаю этого при учителях. Не беспокойтесь.
  
   - Хорошо, - кивнул Дима с улыбкой.
  
   - Вы точно не хотите, чтобы я выпила побольше воды?
  
   - Нет, - ответил молодой человек и направился в аудиторию.
  
   - Может, Вы стесняетесь, Окума-сан?
  
   - Нет, Хёка-сама, и давайте поспешим на занятия, - ответил он, прибавив ходу.
  
   Зайдя в класс, Дима обратил внимание, что преподаватель ещё не пришёл. Стал выискивать для себя свободное место, и тут... Жмяк!
  
   - Фува-сан, мы же договаривались! - сердито прошипел он.
  
   - Учи́теля здесь нет.
  
   - А?..
  
   - А другие не понимают, - улыбнулась девушка одними уголками губ и направилась на своё место.
  
   "Ага, как же, не понимают они..." - подумал Дима. Идя к свободной парте, он смущённо осматривался по сторонам и видел заинтересованные взгляды студентов. Одна девушка даже глаза́ ладошками прикрыла и глядела через раздвинутые пальцы, мол, типа совсем незаметно, что она смотрит.
  
   0x01 graphic
  
   А чуть позже, уже садясь на стул, молодой человек услышал возглас:
  
   - Эй!
  
   И повернувшись на звук, заметил в проходе юношу, держащегося за попу, а рядом за партой сидела черноволосая девушка и листала учебник как ни в чём не бывало. Ничего не сказав, парень проследовал дальше, а девушка посмотрела ему вслед, приподнялась на стуле и пощупала свою попку, проверяя, видимо, как это чувствуется.
  
   "Блин, Хёка, ты же всю группу нам таким образом развратишь, - весело подумал Дима, видя, как подействовал на других одноклассниц дурной пример его коллеги. - Рассказать, что ли, Аямэ о новом перспективном кандидате в члены СОКс?"
  
   Но пото́м он вспомнил, что эрористка в аниме не очень позитивно относилась к Фуве, и решил пока обождать, слегка прозондировав почву.
  

* * *

   После па́ры Дима зашёл в туалет, закрылся в кабинке, чтобы справить неотложные дела, и минуту спустя оказался невольным свидетелем разговора троих парней, которые, пристроившись к писсуарам, стали обмениваться слухами, не зная, видимо, что кроме них в туалете ещё кто-то есть.
  
   - Эй, слышал про такое? - сказал один из них. - Если долго носить бельё девушек, х... то есть он отвалится.
  
   - Да ну?! - удивился второй. - А мне говорили, что если носить женское бельё, то грудь вырастет.
  
   - А что вы на это скажете, пацаны, - вклинился в их разговор третий. - Если девушка начнёт качать мышцы, то между ног у неё отрастёт эээ... ну он. Короче вы поняли, да?
  
   А Дима стоял над унитазом и ухмылялся. Всё было точно так же, как и в аниме. Ученики академии Такиока не блистали знаниями в интимных вопросах.
  
   "Придётся их просвещать", - подумал молодой человек. Троица студентов тем временем вышла из туалета, и он хотел уже было покинуть кабинку, но в этот момент вошли ещё два парня, и Дима решил остаться, чтобы послушать, о чём те будут говорить, если будут.
  
   - Ну что, как твоя нога, Сота? Всё ещё болит после растяжения? - послышался юношеский голос.
  
   - Почти уже не болит, - ответил второй парень. - Но в медкабинет мне ходить приходится. Вот и сегодня после занятий пойду. Доктор Маганэ продолжает осматривать меня и помогать с этой травмой.
  
   "Хе-хе, милая Маганэ! - вспомнил Дима зубастую девушку из другого аниме. [1] - Прикольное имя. Надо бы посмотреть на местную врачиху. Интересно, как она выглядит".
  
   - Продолжает помогать? - уточнил тем временем приятель Соты. - И что же она делает?
  
   - Ну... вроде прощупывает мышцы на предмет болевых ощущений. Ещё делает массаж. Она каждый раз очень тщательно меня осматривает. Даже не знаю, зачем. Но массаж мне нравится. Поэтому я и не возражаю.
  
   "Оба на, - заинтересовался Дима. - Прощупывает мышцы, значит? Любопытненько. Глянуть бы хоть одним глазком, как она это делает. Меня посещают смутные сомнения, что здесь присутствует только медицинский интерес".
  
   Услышав, как парни направляются к выходу, Дима сообразил, что надо бы узнать, как этот Сота выглядит. Он открыл дверь кабинки, вышел из неё и увидел парочку второкурсников, идущих в сторону двери. Один из них был шатеном, а другой брюнетом.
  
   - Кхм, Сота-семпай, - бросил Дима им вслед, и шатен обернулся, недоумённо посмотрев на него. На секунду позже остановился и обернулся брюнет, а пото́м оба парня слегка напряглись, узнав в собеседнике всем известного новичка из школы с худшими моральными устоями.
  
   - Извините за беспокойство, - дружелюбно обратился Дима к шатену. - Я тут случайно ваш разговор услышал и вспомнил, что мне надо зайти в медкабинет по разным формальным делам. Но я не знаю, где тот находится. Вы ведь всё равно после занятий туда пойдёте, Сота-семпай. Не прово́дите и меня тоже?
  
   - Провожу, - пожал плечами шатен. - Мне не сложно. Последняя пара у нас заканчивается в час тридцать в четыреста третьей аудитории. Я могу возле неё Вас подождать.
  
   - Спасибо, - поблагодарил Дима. - Буду очень признателен.
  
   Затем они втроём вышли из туалета. Второкурсники с любопытством косились на новичка, но ничего у него не спросили. Не выяснили, например, а почему ему понадобилась именно их помощь и зачем ждать окончания занятий, когда путь до медкабинета может показать любой, в том числе и кто-нибудь из одногруппников. Но эта тема не была поднята, и Дима пошёл своей дорогой, а Сота со своим приятелем - своей.
  

* * *

   У парня было большое желание обсудить кое-какие мысли со своей новой коллегой Хёкой, но после пары по математике, Аямэ поймала Диму в коридоре на его пути к школьной лаборатории и утащила на задний двор школы для секретного совещания.
  
   - Итак, какие у тебя планы? - спросила она. - Мы договорились, что я отдаю тебе инициативу, но я должна знать, что ты задумал и что собираешься делать в ближайшем будущем.
  
   - Пока что я осматриваюсь и прикидываю обстановку, - ответил молодой человек.
  
   - Ну и каково впечатление?
  
   - Честно говоря, уровень просвещённости студентов академии в вопросах интимных отношений меня весьма забавляет. Сегодня я случайно подслушал разговор парней в туалете, и они несли полный бред.
  
   Дима поведал о заблуждениях юношей, закончив байкой о члене, который якобы может вырасти у девушки, если та станет качать мышцы.
  
   - Вот именно, полный бред, - подтвердила Аямэ, нахмурившись. - Иначе это была бы мутация клитора.
  
   - Ну да, - хохотнул Дима, - и это была бы весьма пугающая для меня мутация. Кл... эээ... эта штучка может лишь слегка подрасти, если женщина станет принимать стероиды, чем грешат некоторые культуристки, пытаясь ускорить рост мышечной массы. Но в таком случае женская виноградинка станет лишь более крупной. Из маленького "кишмиша" превратится в "дамский пальчик", но не мутирует в мужской огурец. И хотя я весьма положительно воспринимаю "дамские пальчики", огурцы мне совсем ни к чему.
  
   - Вижу, что тебя фруктово-овощная тема занимает, - рассмеялась Аямэ. - Но я совсем не за этим её подняла. Я думаю, что теперь ты в полной мере понял, что происходит в наиблаговоспитаннейшей школе на са́мом деле. Все шепчутся на запретные темы, используя лексику, на которую эмтэ не реагирует. Только вот несут они такой бред, что хоть вешайся.
  
   - Согласен, - кивнул Дима.
  
   - Сколько бы я их ни разбрасывала, никто так и не учится, - вздохнула брюнетка и, вынув из кармана пиджака стопку картинок, рассы́пала их по земле.
  
   Дима глянул на разбросанные фотки и вздрогнул. Всё это были запрещённые изображения, хотя содержанием своим они больше проходили по части эротики. Были на них женщины в откровенном белье и без него, короче никакой порнографии и разных извращений. Но парень присел на корточки и стал быстро собирать фото, пока никто их не увидел.
  
   - А всё потому, - продолжала тем временем свою мысль девушка, - что не хватает са́мой важной сцены - стыковки.
  
   - Понятно, что не хватает, - хмыкнул молодой человек, заканчивая собирать фото. Сложив их в стопку, он, не глядя, протянул её своей собеседнице. - Такие сцены было запрещено изображать и до принятия законов о моральных устоях благовоспитанного общества.
  
   0x01 graphic
  
   - И всё же, как члены СОКс, - решительно заявила Аямэ, направляясь в сторону Димы, - мы просто обязаны показать всем и каждому дураку в этой академии, что такое стыковка, - добавила она и забрала у него эротические фото.
  
   "А я этим уже занялся, - мысленно ухмыльнулся парень, поднимаясь и отряхивая руки. - Начал, правда, не с дураков, а с самых умных студенток".
  
   - Может, попросишь помощи у Фувы Хёки-сан? - предложил он, забрасывая удочку. - Знание о половом воспроизводстве - её страшная страсть.
  
   - Ещё чего! - моментально ответила брюнетка агрессивным тоном. - Она припыленная.
  
   "Так я и знал, всё как в аниме", - подумал Дима, а вслух с усмешкой сказал:
  
   - Кто бы говорил. Но, впрочем, - тут же поправился он, поднимая руки в примирительном жесте, - мы с тобой по местным меркам тоже припыленные.
  
   - А что ты вдруг её защищаешь? - нахмурилась Аямэ. - Я сегодня видела твоё заявление о вступлении в научный клуб. Что ты задумал? Признавайся.
  
   Дима рассмеялся.
  
   - Уже узнала, хех, быстро. А что я могу ещё задумать? - по́шло ухмыльнулся он. - Понятно, что, если девушка столь страстно пытается узнать о человеческом воспроизводстве, умудрённый в этих вопросах одногруппник просто обязан её просветить. Вчера мы с Фувой-сан провели ряд интересных научных исследований, благодаря которым она получила необходимые знания в этом направлении. И после столь захватывающего времяпровождения я решил, что мне очень нравится поле её исследовательских интересов, а потому решил составить ей компанию, став членом научного клуба.
  
   - И что же вы с ней делали? - полюбопытствовала брюнетка.
  
   - Много разных вещей в русле целей нашей с тобой организации, - подмигнул Дима. - В любом случае Фува-сан уже не девственница, и я сыграл в этом немаловажную роль.
  
   - Погодь, ты её трахнул?! - опешила Аямэ. - Вот так, прямо в первый учебный день, едва познакомившись?!
  
   Молодой человек вдруг сообразил, как двусмысленно прозвучали его слова, и едва не рассмеялся.
  
   - А что мне ещё оставалось делать? - развёл он руками. - Когда моя соратница по партии отказывается следовать своим же заветам. Я, между прочим, не моралист и не железный человек, чтобы отказывать девушке в её устремлениях.
  
   - Надеюсь, обошлось без насилия? Мне не стоит опасаться, что полиция тебя сегодня заберёт?
  
   - Фуву-сан, ты хотела сказать? - хихикнул Дима. - Ведь жертвой-то стал я. Стоило мне всё ей объяснить и показать на пальцах, как она сама меня едва не... это самое. Но я заявлять на неё в полицию не собираюсь, не беспокойся. Это будет просто ужасно и совершенно неподобающе для члена СОКс. Я уж молчу, что без столь энергичного и талантливого президента научный клуб быстро придёт в упадок.
  
   - Кобель, - мрачно резюмировала Аямэ.
  
   - Да есть такое дело, - широко ухмыльнулся парень. - Спасибо за комплимент.
  
   - Слу-у-ушай! - азартно протянула собеседница. - Раз уж вы всё равно занимаетесь этими своими исследованиями, почему бы не зафиксировать часть проведённых экспериментов на фото? А может даже видяшку порнушную записать, а?
  
   - Извини, но я пас, - отрицательно мотнул головой Дима. - И дело тут не в стеснении. Сама подумай, после того как все компрометирующие материалы попадут полиции в руки, как быстро правоохранители смогут установить личности актёров, даже если ли́ца их будут скрыты? Ты же ведь не для частной коллекции хочешь сделать эти записи, а? Лично я совсем не горю желанием в тюряге сидеть. Так что придумай что-нибудь другое. Кстати, до встречи со мной Фува-сан занималась изучением слияния брюшек у мух, но сейчас она уже вышла на уровень хомо сапиенс, поэтому прежний исследовательский материал ей без надобности.
  
   - Слияния мух? - заинтересовалась Аямэ, и глаза́ её засверкали азартом. - Ха-ха! На этих выходных школьную линейку будет ждать первоклассный эроризм! - заявила девушка и разразилась громким маньячным смехом.
  
   Дима прекрасно помнил из аниме, что она задумала, но не стал возражать. Это шумное мероприятие в полной мере отвечало его будущим планам.
  
   "Блин, придётся в девчонку переодеваться, - озабоченно подумал молодой человек. - Но хрен с ним, один раз не страшно. Следующую акцию я проверну уже по своему плану. И мне нужно подготовить почву для неё".
  

* * *

   Перемена заканчивалась, и Дима не успевал переговорить с Фувой до начала третьей пары. Это вызывало у него озабоченность, ведь потом Сота должен был показать ему медпункт, а заодно пойти на приём к доктору Маганэ. Но у Димы были некоторые планы до этого времени. Он хотел раздобыть средство слежения, чтобы подсмотреть, что происходит в медпункте.
  
   "Интересно, медицинский зонд Хёки мог бы незаметно пробраться в кабинет доктора? - подумал молодой человек. - Вроде бы этот аппарат мелкий. Может, если умело им управлять и действовать осторожно, то... Чёрт! Но я ведь этого не умею! Что же делать? Ладно, забегу в научную лабораторию, пока перемена не закончилась, встречусь с Хёкой, а там видно будет. Может, по пути в аудиторию удастся с ней поговорить".
  
   Войдя в лабораторию, Дима обнаружил девушку за микроскопом. Она склонилась к окулярам и что-то там рассматривала. Судя по своей увлечённости, Хёка никуда не спешила, а ведь до начала пары оставалось уже менее трёх минут.
  
   - Эм... коллега, а Вы разве не собираетесь на занятия?
  
   - Нет, - спокойно ответила девушка и подняла на собеседника бесстрастный взгляд своих фиолетовых глаз.
  
   "Ух ты! А так можно?" - мысленно обрадовался Дима. Если пару по биологии пропустить, то вопрос с цейтнотом легко решался.
  
   - Не опасаетесь, что Ямамото-сэнсэй наложит какие-нибудь санкции за пропуск? - уточнил он.
  
   - Я выполняю индивидуальный научный проект по биологии, - пояснила Хёка голосом, лишённым каких-либо эмоций, - а Ямамото-сама является моим научным руководителем. Научные исследования проводятся как раз в часы занятий по биологии, поэтому я ничего не пропускаю.
  
   - О, вот как, - вздохнул Дима. - Скажите, пожалуйста, Фува-сама, а я не могу быть полезным Вам в часы занятий и как-то помочь с научными исследованиями? Я ведь всё-таки Ваш коллега.
  
   Девушка на пару секунд задумалась.
  
   - М-м-м, Окума-сан. Вы действительно хотите помочь или ищете оправдания для пропуска?
  
   - Конечно помочь! - с жаром ответил Дима, глядя на девушку честными глазами. Найти повод для пропуска он тоже был не прочь, но, учитывая то, какими могли быть эксперименты, парень вполне искренне был рад участвовать в них.
  
   Хёка кивнула.
  
   - Если хотите, я попробую договориться с Ямамото-сэнсэем о Вашем сегодняшнем участии в эксперименте, но гарантировать его согласие не могу.
  
   - Хочу, - без раздумий согласился Дима.
  
   - Однако, - девушка сделала многозначительную паузу, - если учитель пойдёт мне навстречу, то хочу предупредить, что в часы пары по биологии Вы перейдёте в моё полное подчинение и без возражений должны будете выполнить любое моё задание, - возникла ещё одна многозначительная пауза, после которой последовало уточнение: - В рамках научных исследований, конечно. Вы согласны с таким условием?
  
   "Ох и ах, неужели это намёк на сексуальное рабство?" - с удовольствием подумал парень.
  
   - Ну конечно, Фува-сама, - ответил он и учтиво поклонился. - Любое Ваше распоряжение я исполню безоговорочно.
  
   Едва заметная улыбка коснулась губ девушки, и она подняла левое запястье с браслетом эмтэ на уровень своего лица.
  
   - Ямамото-сэнсэй, - ровным голосом сказала Хёка, и над её браслетом возникло голографическое поле видеосвязи.
  
   Чуть позже в конусе объёмного изображения появилась голова учителя. Повернувшись к девушке, он сказал:
  
   - Слушаю Вас, Фува. Чем обязан?
  
   - Учитель, я бы хотела привлечь к сегодняшнему исследованию ученика Окуму Танукичи-сана. Мне понадобится ассистент. Этот юноша состоит теперь в научном клубе академии и помогает мне. Могу я попросить у Вас разрешение забрать его с Ваших занятий?
  
   Ямамото подумал немного и кивнул.
  
   - Можешь, - разрешил он. - Но на тех же условиях, как мы ранее с тобой договаривались. Мне потребуется его отчёт, в котором будет указана доля участия в исследованиях и суть проделанной им работы.
  
   - Поняла, - кивнула Хёка. - Благодарю Вас. До свидания.
  
   Девушка отключила связь и посмотрела на Диму. Её лицо оставалось по-прежнему бесстрастным, но у парня почему-то мурашки побежали по спине.
  
   - Подойдите ближе, Окума-сан, - приказала девушка ровным голосом, и парень приблизился, испытывая лёгкий мандраж.
  
   "Чего она задумала?" - гадал Дима, а то, что задумала чего-то, ему было ясно как божий день.
  
   Хёка ухватила его за пояс брюк, подтянула к себе вплотную, так что юноша оказался у неё между ног, и сжала его ноги своими бёдрами, а пото́м Дима ощутил на своих ягодицах сразу две ладошки, которые стали мягко поглаживать его и пощипывать.
  
   - Эм... Фува-сама, а что Вы делаете? - спросил он.
  
   Девушка подняла лицо вверх, и парень увидел скупую улыбку на её губах. Вот только глаза учёной были словно затуманены удовольствием.
  
   - Я повышаю концентрацию эндорфинов в своей крови, - ответила Хёка несколько секунд спустя. - Проект, над которым я работаю, связан с изучением состава и свойств крови. Стойте спокойно, Окума-сан, этот процесс может занять некоторое время.
  
   - О, конечно, милая Хёка-сама, - согласился Дима и прикусил нижнюю губу, чувствуя, как его основательно пробивает на смех. - Я в Вашем полном распоряжении, как мы и договаривались. Но не лучше ли будет запереть дверь, чтобы нас никто не застал за обсценными действиями?
  
   - Да, - согласилась Фува, и огонь в её глазах стал ярче. Она достала из ящика стола ключ и протянула его парню. - Заприте дверь и возвращайтесь.
  
   Тот кивнул и с улыбкой взял металлический предмет.
  
   - Как закроете дверь, снимайте штаны, Окума-сан, и идите к умывальнику, - распорядилась Хёка, поднимаясь со своего стула. Она прошла к шкафу, достала из него химический стакан и тоже направилась к умывальнику в лаборатории.
  
   "Зачем это?" - подумал Дима, но не стал переспрашивать. Как и обещал, он выполнил все распоряжения своей новой начальницы без каких-либо возражений: закрыл дверь, снял с себя брюки, оставшись в трусах, повесил одежду на спинку стула и подошёл к умывальнику, возле которого его уже ждала девушка.
  
   Стеклянный стакан учёная поставила на стол, примыкающий к раковине, пото́м улыбнулась и забралась парню в трусы со стороны спины, охватывая ладонью его ягодицу и сжимая её.
  
   - Хёка-сан, - тихо сказал Дима. - Может, перейдём уже на ты, как очень близкие... э... по интересам учёные и... друзья?
  
   Девушка, казалось, смутилась слегка, опуская взгляд, пото́м улыбнулась снова и кивнула.
  
   - Хорошо, Танукичи, я принимаю твою дружбу.
  
   - Тебе так нравится моя попа? - улыбнулся в ответ парень.
  
   - Очень, - шепнула девушка. - Когда я глажу тебя там, сжимаю твои мягкие булочки, мой заряд быстро накапливается, а пещерка становится мокрой. А ты что чувствуешь? - она посмотрела на трусы парня, которые уже заметно оттопырились поднимающимся и твердеющим членом.
  
   - Мне тоже нравится, - подтвердил юноша, проследив за взглядом подруги, и хихикнул: - Мой огурчик с головой меня выдаёт.
  
   - Ощущения приятные?
  
   - Это тоже, но больше твоя активность нравится и чувства. Я вижу, что тебе приятно меня гладить, и от этого становится приятно и мне.
  
   Хёка ухватилась руками за резинку трусов парня и спустила их вниз, выпуская член наружу. К этому моменту тот уже основательно затвердел и подобно орудию направил свой ствол вперёд и вверх, будто готовясь к стрельбе по баллистической траектории.
  
   Девушка с удовольствием посмотрела на него и, включив воду, взяла в руки бутылочку с моющим гелем.
  
   - Твой огурчик, Окума, это наш научный инструмент, - объяснила она, - поэтому мы должны заботиться о его чистоте, понимаешь?
  
   - Ага, - тихо подтвердил парень, заворожённо следя за действиями Фувы.
  
   А зеленовласая девушка меж тем выдавила на левую ладошку порцию геля, правой пощупала и настроила температуру воды, а пото́м смочила ею член и, захватив его левой рукой, стала намыливать плавными поступательными движениями.
  
   Дима невольно вздохнул и прикрыл глаза от удовольствия.
  
   - Приятно, - прошептал он.
  
   - Можешь рассказать? - попросила Хёка. - Что нравится тебе ещё кроме поглаживаний огурчика и моего удовольствия? Что заставляет твой орган твердеть?
  
   Парень ответил не сразу. Ему трудно было сосредоточиться на разговоре, и мысли всё время уплывали под действием накатывающих приятных волн.
  
   Левая рука Хёки продолжала ласкать его дружка, постепенно усложняя движения, добавляя к ним покручивания и перебор пальцами, а правая вернулась к попе и стала гладить и мять ягодицы.
  
   - Вообще любое внимание от девушки приятно, - ответил Дима наконец. - Прикосновения, запахи, звуки твоего голоса, слова́ об этом... ну, об обсценном, поцелуи и... конечно, женское тело, когда на нём мало или даже совсем нет одежды. Вид женской пещерки снаружи мне очень нравится. Твой пушистый красивый цветочек очень эффективно стимулирует выработку моего заряда. А его бархатная нежность, очаровательный запах! М-м-м. Всё это, ох... заставляет мой огурчик... твердеть...
  
   Дыхание юноши постепенно учащалось, он чувствовал, как быстро приближается к оргазму.
  
   - Хёка, - напряжённым голосом выдохнул Дима, осознавая, что уже вплотную подходит к грани. - Я... я могу пыхнуть в любой момент!
  
   Девушка тут же прекратила ласки, пододвинула парня вплотную к раковине и, подставив его член под струю воды, стала смывать с него гель.
  
   "Уф. Ну вот, опять останусь неудовлетворённым", - мысленно посетовал Дима, но, как оказалось, он поспешил со своими выводами.
  
   Едва только скользкое вещество было смыто, Фува закрыла воду и, повернув молодого человека к себе, опустилась перед ним на коленки. Пульсирующий от желания ствол завис перед самым её лицом.
  
   "Что она собирается?.." - с трепетом подумал парень, но не успел закончить свою мысль.
  
   - Ам-м-м! - сказала девушка, захватывая ртом член, и Дима всхлипнул, задрожав всем телом.
  
   "Боже!" - мысленно простонал он, чувствуя, как по телу его от паха распространяется приятная волна.
  
   А Хёка тем временем стала облизывать и посасывать трепещущее у неё во рту мужское достоинство, словно пробовала его на вкус и исследовала в своей бесстрастной манере. На лице её вновь не отражалось никаких эмоций, она словно не минет делала, а проводила научные исследования, и такой её необычный подход возбуждал Диму ещё больше.
  
   "Господи! Я сейчас кончу!" - подумал он, ощущая мощную волну удовольствия, которая подобно вскипающим со дна пузырькам стала подниматься вверх по позвоночнику.
  
   - Хёка я... я пыхну сейчас! - предупредил парень дрожащим голосом. - Т-точно пыхну!
  
   Однако девушку не только не остановил этот возглас, но и побудил к более активным действиям. Она обеими руками ухватила его за голые ягодицы и, сжав их пальцами, стала энергично насаживаться ртом на член, попутно засасывая его. Причмокивая губами и создавая разрежение во рту, Хёка словно пыталась вытянуть сперму из Диминого организма, подобно коктейлю через соломинку.
  
   - Мамочка! - простонал парень и вспыхнул от кайфа, хватая подругу за голову и прижимая её к себе. Всё тело его словно сладкой судорогой скручивало и заставляло сотрясаться от токов блаженства, пронзающих организм.
  
   Сознание Димы будто туманом окутало, но́ги стали ватными, тело погружалось в нирвану приятной релаксации. Его хватка ладоней у Хёки на голове ослабла, молодой человек отпустил её и опёрся одной рукой на край раковины, чтобы устоять на ногах.
  
   Причмокнув губами, Фува выпустила изо рта опадающий член и, поднявшись на́ ноги, взяла в руки химический стакан. Сквозь туманную дымку в глазах Дима увидел, как она склоняется над стеклянной ёмкостью и выпускает в неё струйку белесой жидкости.
  
   - Новая порция мужского биологического материала получена, - констатировала учёная ровным голосом, в котором, однако, слышались нотки удовлетворения.
  
   - Боже, Хёка, - простонал Дима и тихо рассмеялся. - Ты кому эндорфины собиралась повысить, мне или себе?
  
   Фува тем временем деловым шагом направилась к лабораторному столу, удерживая в руках стакан со своей добычей.
  
   - Нам обоим, - ответила она на ходу.
  
   Поставив стеклянную ёмкость на стол, девушка стала выполнять какие-то манипуляции, в суть которых парень пока не вникал. Ему было так классно, что внешние события его сейчас мало интересовали.
  
   - Обоим, - повторил Дима. - Значит, тебе тоже понравилось? - улыбнулся он, сосредотачивая свой взгляд на подруге.
  
   Хёка повернула к нему лицо, и фиолетовые очи на её уравновешенном лице азартно сверкнули.
  
   - Очень, - подтвердила девушка. - Это было очень волнительно и интересно, - добавила она, проводя языком по губам, и данное действие выглядело весьма сексапильно. - Однако, - Фува слегка кашлянула, - рвотный рефлекс не позволил мне принять твой огурчик глубже, Танукичи-кун. Хотя так хотелось... - учёная слегка покусала губки. - Я подумаю над этой проблемой и решу её. А сейчас, Окума, подойди ко мне, пожалуйста.
  
   Дима томно улыбнулся и, оттолкнувшись бедром от раковины, направился к девушке. Однако, сделав пару шагов, почувствовал, что ему что-то мешает идти. Посмотрев вниз, юноша хихикнул и поднял вверх спущенные трусы, надевая их.
  
   - Как во сне себя чувствую, - признался он. - В приятном таком сне.
  
   Фува дождалась, когда парень приблизится, и взяла его за запястье, а пото́м перехватила руками и всю ладонь. В следующую секунду Дима почувствовал неожиданную боль, пронзившую безымянный палец его левой руки, и туман из головы разом выдуло. Взгляд юноши обострился, и он увидел, как девушка собирает капельки крови из его пальца специальной стеклянной трубочкой с отсасывающей грушей на противоположном конце.
  
   - Эм... Хёка, ты что делаешь? - спросил Дима, озадаченно моргая глазами.
  
   - Кровь твою для исследований беру, - пояснила Фува. - Тебе ведь тоже отчитываться перед учителем надо, так что поучаствуешь в эксперименте.
  
   - А, ясно... - вздохнул юноша. - Не люблю сдавать кровь.
  
   - Никто не любит, - откликнулась девушка, накладывая на его палец ватку со спиртом, и молодой человек увидел такую же ватку, закреплённую пластырем на её пальце. - Но иначе кровь не взять. Можно из вены, конечно, но мне сейчас требуется именно капиллярная.
  
   - Да, всё в порядке, - улыбнулся молодой человек. - Я ведь сам напросился помогать.
  
   - Ага.
  
   Хёка занялась обработкой полученных образцов, в том числе и спермы, смешивая их с какими-то растворами, так что на некоторое время в разговоре возникла пауза. Дима присел на стул рядом с учёной и расслабился, возвращаясь в состояние послеоргазменной неги. Попутно он стал обдумывать, как бы направить беседу в интересующее его русло, касающееся медицинского зонда Фувы и его возможностей. Мысли парня постепенно выстраивались в стройную схему, и хитрая улыбочка появилась на его губах.
  
   - Как прошли результаты вчерашних исследований? - спросил он. - Ты изучила свой биологический материал? Мне любопытно, что собой представляет эта жидкость?
  
   Хёка отвлеклась от своих манипуляций с пробирками и обернулась к Диме.
  
   - Сперматозоидов в ней не было, - ответила она в своей фирменной бесстрастной манере. - Однако состав жидкости мне показался весьма интересным. Там присутствовал ряд необычных веществ, назначение которых я пока не выяснила. Мне просто не хватило образцов, чтобы сделать полный объём тестов.
  
   - М-м-м, так, может быть, добудем ещё? - предложил юноша, азартно посверкивая глазами.
  
   Фува на секунду задумалась.
  
   - Нет, - качнула она головой. - Слишком трудоёмко. Я думаю подождать, пока заживут мои ранки в пещерке, и тогда откроются дополнительные способы стимуляции. Уже завтра мы можем вернуться к этому вопросу.
  
   - Понятно... А можно один вопрос, касающийся твоего медицинского зонда?
  
   - Да, конечно, Танукичи-кун. Спрашивай.
  
   - В этой штуковине есть механизм вибрации?
  
   - Есть, - подтвердила девушка. - Он предназначен для очистки поверхности от налипших частиц. Там относительно широкий диапазон регулирования частот и амплитуд, так что работает эта функция достаточно эффективно. А почему ты о вибрации спросил?
  
   Дима улыбнулся ещё шире.
  
   - Так вибрация - один из самых эффективных способов стимуляции точки "джи". Если аккуратно ввести зонд в твою пещерку, расположить его в нужном месте и включить вибрацию, то выброс биологического материала станет весьма вероятным и его даже может много выстрелить. Понимаешь? Мы сможем собрать образцы для исследований уже сегодня, - добавил юноша с искушающими интонациями в голосе. - М-м-м, и я даже готов поймать их ртом и слить потом в твой стаканчик. Как тебе такая программа эксперимента?
  
   Хёка размышляла лишь пару секунд, сохраняя полное спокойствие на лице, но пото́м поднялась на́ ноги, и по порывистости её движений стало заметно, что она взволнована.
  
   - Хорошо, - сказала девушка, подходя к шкафу и извлекая из него зонд. - Заодно мы сможем сделать запись изнутри и посмотреть, как выглядит у меня вход в матку, произвести его замеры и спланировать способы защиты.
  
   Черты лица девушки дрогнули, и на нём проявился азарт.
  
   - Я увижу, как ведёт себя моя пещерка во время пыха. Это будет очень... познавательно. - губы Хёки растянула возбуждённая улыбка. - Ты - умница, Окума-сан. Давай сделаем это прямо сейчас!
  
   "Хе-хе, это я-то умница? - с удовольствием подумал Дима. - Умница у нас ты, милая Хёка. И не просто умница, а гений, которого нужно только подтолкнуть в правильном направлении, и дальше он уже го́ры свернёт".
  
   Юноша в предвкушении облизнул губы, надеясь, что в благодарность за светлые идеи и содействие учёная потом разрешит ему воспользоваться своим роботом. Ну очень Диме этого хотелось.
  
   Возвращаясь назад с зондом и управляющим планшетом в руках, девушка подошла к другому столу и взяла с него маленькую стеклянную ёмкость с притёртой крышкой, в которой содержалась какая-то вязкая прозрачная жидкость.
  
   Хёка остановилась возле прежнего своего места, положила планшет на стол, открыла крышку на баночке и, зачерпнув из неё пальцами немного жидкости, стала смазывать ею зонд.
  
   - Это у тебя лубрикант, - уточнил Дима.
  
   - Да, - подтвердила Хёка. - Я сделала его ещё вчера, воспользовавшись результатами исследования жидкости, которая увлажняет мою пещерку. Полностью повторить состав мне не удалось, но свои функции полученный образец выполняет хорошо. Кроме того, я добавила в него немного антисептика, так что он ещё и от микроорганизмов меня защитит.
  
   Закончив со смазкой зонда, Фува посмотрела на Диму.
  
   - Подними мне юбку, Танукичи-кун, - попросила она. - Мои руки испачканы в лубриканте.
  
   Улыбнувшись, парень наклонился и, взявшись за край подола длинной юбки, поднял её вверх, собирая ткань одежды подобно гармошке. Ему нравилось, что можно было задрать юбку девушки, не опасаясь получить по щам, и попутно полюбоваться на её стройные ножки. Однако, когда тёмно-синяя материя поднялась выше промежности, глаза парня удивлённо расширились и он невольно облизнул губы.
  
   - Эм... Хёка... а где твои трусики? - дрогнувшим голосом спросил он, созерцая соблазнительные розовые складочки, поблёскивающие от влаги и контрастно выделяющиеся на фоне пушистого зелёного треугольника.
  
   - В шкафчике моего стола, - бесстрастно ответила Фува. - А зачем они тебе?
  
   - Ну... мне как бы и незачем... - слегка смутился Дима. - Я просто хотел узнать, почему они на тебе не надеты.
  
   Хёка меж тем слегка раздвинула ноги и, немного присев, аккуратно и медленно ввела блестящий цилиндрик в своё влагалище. Протолкнув его пальцами немного вглубь себя, она убрала руки и снова взглянула сверху вниз на Диму, сидящего перед ней на стуле.
  
   - Я сняла их утром, когда делала тесты, и решила не надевать. Всё равно под длинной юбкой не заметно, что на мне надето.
  
   - И ты все занятия была без трусов? - уточнил молодой человек, испытывая пикантные чувства.
  
   - Ну да, а что такого? - пожала Хёка плечами. - Юбку мою́, кстати, можешь отпустить.
  
   Парень разжал пальцы, и тёмно-синий занавес скользнул вниз, закрывая прекрасную сцену, а девушка направилась к раковине мыть руки. Вернувшись, она уселась за стол и включила планшет.
  
   - Придвигайся поближе, - предложила она Диме, указывая глазами на девайс, в котором осуществлялась загрузка системы.
  
   Молодой человек не заставил себя ждать и придвинул стул вплотную к столу, направив взгляд на экран планшета.
  
   Фува запустила программу управления зондом и стала быстро активировать его функции, нажимая кнопки на сенсорном экране. Раздалось тихое жужжание откуда-то снизу. Хёка на пару секунд прикрыла глаза и облизнула губки.
  
   - Приятные ощущения, - сказала она, - а ведь он ещё только начал оживать.
  
   Фува коснулась ещё парочки кнопок, и пульт управления сменился развернувшимся на весь экран изображением. Дима увидел розовый тоннель с колышущимися влажными стенками и невольно замер, обращаясь во внимание.
  
   "Ух ты! Это влагалище Хёки изнутри! - подумал он. - Как интересно!"
  
   Девушка тоже с явным увлечением смотрела на экран. Стенки тоннеля вдруг начали изгибаться и двигаться, то сжимаясь, то расширяясь. Улыбка учёной стала шире, и парень понял, что Фува намеренно задействовала свою интимную мускулатуру, чтобы увидеть её работу изнутри.
  
   - Потрясно! - восхитился Дима. Девушка одобрительно посмотрела на него и кивнула.
  
   - Давай теперь войдём глубже, - предложила она. - Я хочу увидеть, как выглядит вход в мою матку.
  
   Хёка провела пальцем по экрану планшета сверху вниз, вновь выводя пульт управления, активировала какую-то опцию, и в правом нижнем углу экрана появился квадратик с кнопками разного цвета. Были там синие стрелки вперёд, назад, влево, вправо, расположенные крестом, имелся розовый кругляшок в центре, а также указатели поворота по часовой и против часовой стрелки, изображённые белым цветом на зелёном фоне в верхних углах квадратного пульта. В нижних углах находились ещё какие-то две кнопки, назначение которых Дима не смог понять. Та, что слева, походила чем-то на зелёный молоток в белом круге, а справа - на зелёную изогнутую стрелку, направленную слева по дуге вниз и указывающую на какую-то плоскую ёмкость.
  
   Девушка нажала синюю стрелку вперёд, и изображение стало плавно надвигаться, как будто зрители углублялись в розовый тоннель. Стеночки пещерки постепенно раздвигались, и вскоре на экран выплыла необычная выпуклость с отверстием в центре, напоминающая чем-то конец головки полового члена, только гораздо крупнее. Хёка нажала розовый кругляшок, и зонд остановился.
  
   0x01 graphic
  
   - Ух ты, это маточный зев! - догадался Дима, с интересом разглядывая изображение на экране планшета. - Вон через ту дырочку в центре выпуклости сперматозоиды проникают в канал шейки матки, а затем попадают в её основную полость и добираются до яйцеклетки, - пояснил он. - Надо эту дырочку чем-то закрыть, и тогда оплодотворение станет невозможным.
  
   Хёка задумчиво смотрела на экран какое-то время, а потом пожала плечами.
  
   - Но ведь это просто, - сказала она. - Не надо ничего особого придумывать. Если заполнить канал вязким составом, то сперматозоиды через него не пройдут.
  
   - А как ты это сделаешь?
  
   Фува нажала "изогнутую стрелку" на пультике управления в правом нижнем углу экрана, и в объективе камеры появился маленький тонкий манипулятор.
  
   - Надо взять образец жидкости из маточного канала, - пояснила она.
  
   Коснувшись "розовой кнопки" на экране, девушка добилась появления перекрестия "прицела", которое потом захватила указательным пальцем и переместила перед входом в матку. Далее Хёка коснулась синей стрелки "вперёд", и манипулятор передвинулся к отмеченной точке. Следом был нажат "молоточек", который высветил целый ряд новых кнопок с различными инструментами. Учёная выбрала среди них пипетку и, вновь нажав стрелку вперёд, добилась плавного и аккуратного вхождения манипулятора в отверстие. Повторное нажатие на изогнутую стрелку привело к тому, что зонд тихонько прогудел и, вынув манипулятор, спрятал его в своём корпусе.
  
   - Ну вот и всё, - сказала Фува. - Образец я взяла. Сегодня изучу его и посмотрю, как можно изменить вязкость этой жидкости.
  
   - А ты не боишься себе навредить? - уточнил Дима.
  
   - Нет, - уверенно ответила учёная. - Я хорошо изучила законы обмена веществ и механизм взаимодействия биологических жидкостей с тканями организма. Уверена, что смогу подобрать безопасный для меня состав. Можно сделать так, чтобы он самостоятельно через определённое время разжижался и заменялся обычной жидкостью. А если не получится, то я сама могу удалять и устанавливать его с помощью зонда, когда мне это понадобится. Осталось только исследовать взятый образец, чтобы с этим определиться. В любом случае задача контрацепции не очень сложная и будет решена в самое ближайшее время.
  
   - Круто. Ты просто гений, - похвалил парень.
  
   - Не гений, но кое-что могу, - бесстрастно поправила Хёка и посмотрела на него. - Ну что, Танукичи, перейдём ко второй части нашей программы? - предложила она.
  
   - Имеешь в виду добычу женского биологического материала? - улыбнулся Дима. - Давай перейдём. С чего планируешь начать? С поиска точки "джи"?
  
   - Сперва я включу вибрацию, - решила Фува.
  
   Она нажала молоточек на пультике, среди появившихся значков выбрала кнопку с волнами, и парень услышал тихое приглушённое гудение. Он посмотрел на девушку и увидел, как та прикрывает глаза, а на губах её появляется улыбка удовольствия.
  
   - М-м-м, надо же как приятно, - отметила Хёка и, повернувшись к Диме, попросила: - Танукичи, возьми, пожалуйста, ещё один химический стакан вон из того шкафа, - она указала рукой, и парень сразу вспомнил, откуда девушка брала химическую посуду. - Сто миллилитров будет достаточно, - добавила она. - Больше всё равно не поместится тебе в рот.
  
   Дима поднялся со стула и сходил за стеклянной ёмкостью заказанного объёма, которую поставил на стол, когда занял своё прежнее место. А Фува тем временем смотрела в планшет и управляла зондом. Используя кнопки на экране, она перемещала и поворачивала аппарат в своём влагалище.
  
   Поймав какое-нибудь особо приятное место, девушка останавливала зонд, прислушивалась к себе, варьировала частоты и амплитуду вибраций, а пото́м перемещала его снова. Постепенно пещерка её становилась всё более активной и мокрой, стенки двигались и пульсировали, растягиваясь и сжимаясь; несколько раз объектив зонда покрывался густой жидкостью, замутняющей изображение. Но картинка почти сразу же очищалась подвижной моющей шторкой, как будто веко смаргивало помеху и устраняло её.
  
   Внезапно Хёка всхлипнула и крепко сжала Димино плечо. Глаза́ её слегка округлились и заволоклись дымкой удовольствия.
  
   - Очень... приятно... - прошептала она прерывающимся голосом. - Танукичи... пожалуйста... полижи мою пещерку и помоги сделать пых. Кажется... Ох!.. Выработка биологического материала усилилась... А-а-ах! - девушка всхлипнула и задрожала. А пото́м она повернулась вместе со стулом, отворачиваясь от стола, раздвинула ноги пошире и задрала свою юбку до пояса. - Давай, Танукичи-тян, пососи мою виноградинку, - попросила она, чувственно облизывая губки. От безэмоциональности её не осталось и следа. Хёка откровенно балдела.
  
   Диму малость обескуражил суффикс "тян", добавленный Фувой к его имени. Как заядлый анимешник, он привык, что так обычно обращаются к девушкам. Однако память Танукичи моментально подсказала парню, что это заблуждение. "Тян" в японском языке добавлялся как аналог уменьшительно-ласкательной формы имени. Причём как женского имени, так и мужского. Осознав этот факт, молодой человек отбросил в сторону все посторонние мысли и вновь вернулся к происходящей действительности.
  
   Он быстро опустился перед Хёкой на коленки и сразу приник ртом к пушистому цветочку, проводя языком в мокрой щёлочке и раздвигая её для губ. Девушка застонала громче, и обе руки её вцепились парню в шевелюру, натягивая её и вдавливая рот молодого человека поглубже в храм удовольствия.
  
   "Ох, боже! - с восхищением подумал парень. - Какая она возбуждённая и вкусная!"
  
   Мягко двигая губами, он захватил тельце клитора и стал посасывать и вылизывать его. Школьные туфли стукнули об пол, спадая с щиколоток Хёки. Она обвила Диму ногами за шею, перекрещивая голени на его затылке, и надавила, ещё крепче прижимая к себе.
  
   - Ох! Танукичи! Ещё! Да! - стонала она, подрагивая всем телом, и чувственно выгибалась. Пальцы её расчёсывали парню волосы и время от времени судорожно сжимали их, вызывая лёгкое чувство боли.
  
   Однако молодой человек не замечал эту боль, он тоже блаженствовал в крепких объятиях, наслаждаясь вкусом девушки, облизывая и обсасывая её киску, как экзотический фрукт. Дима не замечал, что́ делает и сколько времени прошло. Он балдел, пребывая в необычном трансе, полностью погрузившись в удовольствие от куннилингуса. Ладони его, забравшись девушке под попку, сжимали её упругие булочки, язык кружился в сложном изысканном танце, скользя по складочкам и клитору.
  
   Хёка выгибалась и вздрагивала в объятиях Димы, её дыхание учащалось, сердцебиение набирало ход. По телу девушки прошла волна дрожи, и она судорожно выгнулась, рывком сдавливая голову парня ногами.
  
   - Ха-а-а-ах! - испустила Фува приглушённый крик, закрыв, видимо, себе рот руками, и Дима ощутил, как тугая сладкая струйка выстрелила ему чуть выше горла и растеклась во рту.
  
   "Ой, только бы не подавиться!" - озабоченно подумал юноша и слегка запрокинул голову назад, не отрывая губ от волшебного источника.
  
   Следующий выстрел пришёлся ему уже в нёбо, и парень расслабился, отдаваясь удовольствию от струйного оргазма.
  
   - Ха-а-а-а-а-ах! - снова простонала Хёка и выдала такую мощную и долгую струю, что рот Димы заполнился больше чем на половину.
  
   "Если что, часть сквирта я проглочу", - с удовольствием подумал он, предвкушая это удовольствие. Однако делать этого не пришлось. Четвёртый выплеск получился гораздо короче, и после него девушка вздрагивала почти всухую.
  
   Едва лишь оргазм стал стихать, Фува опустила ноги на пол и, выпрямившись, отодвинулась от парня. Пальцы её забрали химический стакан со стола и подсунули под рот юноши.
  
   - Отдавай, - сказала она с жадностью в голосе. - Танукичи-кун, ты ведь не проглотил мои соки, верно? - уточнила она елейным голосом, и парень поспешил выпустить жидкость изо рта в стакан, чувствуя мурашки, бегущие по спине.
  
   - Молодец! - похвалила его Хёка с радостью и удовлетворением в голосе.
  
   Поставив на стол стомиллилитровый стакан, наполненный белесой жидкостью примерно на треть, девушка откинулась на спинку стула. Она притянула к себе Диму и, обняв его руками и ногами, прижала щекой к своему животу. Пальцы её мягко зарылись молодому человеку в волосы.
  
   - Ох, как хорошо, - прошептала зеленовласая учёная, прикрыв от удовольствия глаза и поглаживая юношу по голове. - Танукичи-тян, давай посидим так немного, ладно? Это твоё положение очень способствует выработке эндорфинов в моей крови.
  
   Парень не возражал. Однако суфикс "тян" ему по-прежнему не ловко было слышать.
  
   'И как Хёке об этом сказать? - подумал он. - А, ладно. Решу как-нибудь позже'.
  
   Сноски к главе:
   [1] Дима подумал о персонаже Маганэ Чикуджоин из аниме Re-Creators. Это пугающая и опасная девушка, но Диме такие нравятся.
  
   0x01 graphic
  

Глава 5. Бартерный обмен

К содержанию

   Хёка поднимала уровень своих эндорфинов минуты три. Возможно, она и быстрее бы срелаксировала после струйного оргазма, но её сто́пы добрались до ягодиц парня и через ткань трусов стали пощипывать их пальчиками. Найдя для себя ещё один источник приятных ощущений, Фува на пару минут к нему прикипела, но пото́м всё же разжала свои объятия и нехотя отпустила Диму. Тут, видимо, уже исследовательская страсть увлекла её мысли и переключила их на научный лад. Хёка взяла в руки планшет и, нажав синюю кнопку "назад", направила зонд на выход из своего влагалища.
  
   Несколько секунд спустя серебристый цилиндрик вывернулся наружу. Дима успел увидеть вращение мягких силиконовых рёбрышек, благодаря которым зонд двигался, и поспешно подставил ладошки, чтобы его поймать, но Фува ловко подхватила аппарат пальцами и сжала в кулаке.
  
   - Готово, - сказала она и стала обуваться, помогая себе свободной рукой. - Ты можешь одеваться, Танукичи, - добавила зеленовласая учёная, поднявшись со стула и опуская подол своей длинной юбки вниз. - Ничем обсценным в ближайшее время мы заниматься не будем, так что дверь можешь открыть, как только приведёшь себя в порядок.
  
   Сама она отправилась к раковине и, включив воду, стала отмывать зонд от лубриканта и своих вагинальных соков.
  
   - О-о-ох, - Дима поднялся на́ ноги и поискал глазами брюки.
  
   К тому времени, как он обрёл приличный вид и открыл дверь в лабораторию, Хёка уже сидела за столом и колдовала над медицинским зондом, извлекая из него ёмкость с образцом.
  
   - Знаешь, - ровным голосом сообщила она, когда Дима сел с ней рядом, - я передумала закачивать вязкий состав в канал своей шейки матки. - Судя по тому, что я ощутила, когда брала образец жидкости оттуда, это очень неприятная процедура. Я не хотела бы снова почувствовать нечто такое и тем более неоднократно. Надо бы найти какой-нибудь другой метод контрацепции, без проникновения в маточный зев.
  
   - Понятно, - кивнул юноша. - Есть ещё диафрагма, которая устанавливается в конце вл... э... пещерки и прикрывает вход в матку снаружи. Можно использовать её.
  
   Хёка задумалась.
  
   - Боюсь, что мне не удастся быстро изготовить такое приспособление, - сказала она после небольшой паузы. - Если б у меня был натурный образец, скопировать его было бы проще, чем делать с нуля.
  
   Личико девушки заметно помрачнело, а губ Димы, наоборот, коснулась лёгкая, едва видимая улыбка. Он наконец-то нашёл повод заговорить о докторе Маганэ.
  
   - Знаешь, а у меня есть идея, где можно попытаться найти диафрагму, - небрежно сообщил юноша. - Вернее, у кого можно попробовать её попросить.
  
   Фува перевела на него взгляд своих бесстрастных фиолетовых глаз и вопросительно приподняла брови.
  
   - И у кого?
  
   - У школьного врача, Маганэ-сэнсэй.
  
   Хёка отвела взгляд, в котором мелькнуло разочарование.
  
   - Плохая идея, - равнодушно констатировала она.
  
   - А ты послушай, что я тебе расскажу, - проворковал Дима, улыбаясь шире. - Есть у меня кое-какие соображения, как к ней грамотно подкатить.
  
   - Хорошо, я слушаю, - согласилась учёная и повернулась к нему, оставив свои пробирки в покое.
  
   Юноша коротко поведал ей о разговоре между Сотой и его одногруппником, беседу которых ненароком подслушал в мужском туалете, и о своих подозрениях насчёт Маганэ.
  
   - Нам бы только как-нибудь скрытно проследить за тем, что там происходит, - добавил он. - И тогда, возможно, мы могли бы найти ключик к сотрудничеству с нашим доктором.
  
   За всё время рассказа взгляд Хёки оставался абсолютно нечитаемым, так что непонятно было, о чём она думает и как относится к сказанному.
  
   - Ты собираешься уличить Маганэ-сэнсэй в обсценных действиях? - безэмоционально уточнила учёная.
  
   - Ну, можно сказать и так. Но для начала хотя бы проверить мои подозрения.
  
   - И что будешь делать, если они подтвердятся? Как воспользуешься этой информацией?
  
   Дима хитро улыбнулся.
  
   - Узнав, что у нас общие интересы, мы могли бы наладить с врачом сотрудничество.
  
   - Ты хочешь шантажировать её? - прямо спросила Фува.
  
   - Нет, что ты, - возразил молодой человек. - Начинать отношения с конфликта - совсем не лучший вариант. Тем более это может быть опасным.
  
   - Правильно, - подтвердила девушка.
  
   - Я лишь хочу увидеть, есть ли у нас общие интересы, и попытаться наладить пути для установления взаимовыгодной связи. Нет ничего лучше и безопаснее договора, стороны которого в равной степени заинтересованы.
  
   Хёка кивнула и отвела взгляд.
  
   - Пожалуй, - согласилась она и вернулась к своим пробиркам.
  
   Дима некоторое время наблюдал за манипуляциями учёной, но та, похоже, не собиралась продолжать диалог, основательно углубившись в обработку образцов, полученных недавно.
  
   - Эм... Фува-тян... - неуверенно обратился к ней парень.
  
   - Что, Танукичи?
  
   - Ну... мне как бы... не обойтись без твоей помощи.
  
   Хёка замерла на секунду и обратила к нему лицо.
  
   - И что я получу за свои услуги? - спросила она.
  
   Парень слегка опешил.
  
   - А... ну... диафрагму же мы хотели у Маганэ-сэнсэй получить.
  
   - Вероятность того, что это удастся, мала, - возразила девушка. - Нет никакой гарантии, что мы диафрагму добудем. А мне бы хотелось за свою помощь что-то гораздо более надёжное. Вознаграждение, которое я гарантированно получу.
  
   - Погоди, но до сих пор же ты ничего у меня не просила и на все мои предложения соглашалась легко, - удивился Дима. - Что изменилось сейчас?
  
   - Отнюдь, Танукичи-тян, - ответила Хёка, и гу́бы её тронула лёгкая улыбка, а пальчики коснулись щеки парня и мягко её погладили. - Ты, видимо, неправильно меня понял. Я никогда и ничего не делаю бесплатно, если сама не испытываю интерес к тому, о чём меня просят. Исследованиями женского и мужского пыхов мы взаимно увлечены, поэтому я в них охотно участвую. Ну а что Маганэ-сэнсэй станет делать с Сотой-сэмпаем, мне совершенно не интересно. И мне не особо хочется плести какие-либо интриги вокруг неё. Поэтому я ещё раз спрашиваю, Окума-тян. На что я могу рассчитывать за своё содействие?
  
   "Вот ведь меркантильная редиска, - подумал Дима, от лёгкой досады покусывая губы. - Неужели то, что мы друзья, ничего не значит?"
  
   Он хотел было предложить Хёке дружеский формат взаимодействия, при котором каждый их них будет выполнять любые просьбы другого, но вовремя прикусил язык. Ему тут же вспомнилось, что сам он готов был выполнить далеко не каждую просьбу девушки.
  
   - Ладно, - вздохнул парень. - Что ты хочешь?
  
   Черты лица Фувы разгладились, и оно вновь приняло бесстрастное выражение, но глаза́ её, казалось, ярко сверкнули изнутри. Фува отвела взгляд в сторону и короткое время молчала, словно подбирала слова, но потом снова взглянула на Диму и улыбнулась.
  
   - Хочу опи́сать тебя, - ответила она прямо. - Если согласишься, то я помогу тебе с доктором Маганэ.
  
   Юноша поднял очи горе́.
  
   "Так и знал, - подумал он. - Эх, и зачем я попросил Хёку вчера в душе пописеть в моём присутствии? Сам же открыл этот ящик Пандоры!"
  
   - И ничего в этом нет страшного, - продолжила тем временем девушка его уговаривать. - Если не нравится, то можешь даже не смотреть. Встанешь на четвереньки, а я твою спинку полью... и попку. Всё быстро закончится. Тебе даже приятно будет от тёплой водички.
  
   - Смотреть-то мне как раз нравится, - проворчал Дима. - Так что если я соглашусь, то буду сидеть к тебе лицом. Можешь описеть мне грудь и живот... если хочешь.
  
   - Хочу ещё попку.
  
   - Ладно... я повернусь.
  
   Улыбка просто засияла на лице девушки.
  
   - Хорошо, - сдержанно сказала она.
  
   - Но только в лицо чур не метить.
  
   - Договорились. Лицо я тебе потом своим пыхом обрызгаю.
  
   А вот этот вариант парню уже гораздо больше понравился, так что он сразу же заулыбался в ответ.
  
   - Я не понимаю, почему бы только этим не обойтись? - спросил Дима. - И в том и в другом случае водичка, струйки выстреливают из одного и того же места. Почему тебе так хочется именно пописеть на меня?
  
   - А почему ты так этому сопротивляешься? - парировала Хёка. - Ко́ли сам не видишь в этом разницы.
  
   - Для меня-то разница как раз есть, потому что я принимающий...
  
   - Для меня тоже есть, - перебила его Фува. - Когда я пыхаю, то мне сложно следить за тем, что происходит вокруг. У меня совсем другие чувства. Мой заряд полыхает. И мне слишком хорошо, чтобы внимательно за чем-то наблюдать. А когда я пи́саю, то всё очень хорошо вижу, мне это нравится, и заряд мой быстро накапливается. Другие чувства, понимаешь? - развела она руками. - Но и те, и другие мне очень нравятся.
  
   - Ну ладно, понимаю... - вздохнул Дима.
  
   Ему стало даже немного совестно, что он отказывался исполнить такое сильное, но в то же время совсем несложное для него желание подруги. Однако порыв сказать Фуве, что уже бескорыстно согласен на "золотой дождь", он в себе подавил. Для будущих расчётов с этой извращенкой ему требовалась твёрдая валюта, и девальвировать её было недальновидно. А вдруг Хёке захочется чего-нибудь большего? Наверняка ведь захочется. И в следующий раз она потребует уже рот открыть для её струек? Нет уж! Пусть лучше "золотой дождь" на его тело по-прежнему остаётся запретным плодом. Так он точно дольше будет котироваться на бартерном рынке их взаимоотношений.
  
   - Значит, сегодня вечером я могу прийти к тебе в гости? - проворковала Хёка, азартно посверкивая глазами, и парню было очень приятно на неё такую смотреть. Он даже заулыбался в ответ.
  
   - Конечно, приходи. Нам ведь надо продолжать исследования.
  
   - Да, - подтвердила девушка и, опустив взгляд, согласно кивнула. - Исследования нельзя останавливать... Я приду...
  
   Она кашлянула, внутренне собралась и вновь нацепила на себя деловую маску бесстрастности.
  
   - Итак, Танукичи-кун, какие у тебя планы насчёт Маганэ-сэнсэй?
  
   Дима взглянул на часы и ответил:
  
   - Через двадцать минут закончится пара, и Сота-сэмпай будет ждать меня возле четыреста третьей аудитории. Мы вместе с ним пройдём к медкабинету, и я останусь снаружи, ну типа очередь свою буду ждать. Однако я планирую не просто так возле двери околачиваться и хочу каким-нибудь способом подсмотреть, что внутри происходит.
  
   - Каким? - уточнила Фува.
  
   - Ну... я бы хотел медицинский зонд у тебя попросить, чтобы... - Дима осёкся, увидев, как маска бесстрастности спадает с лица девушки и сменяется крайне возмущённой миной с невербальным посылом: "Ты охренел?!"
  
   Однако продолжалось это не более секунды, и Хёка вновь превратилась в воплощение спокойствия.
  
   - Отклоняется, - безапелляционно отре́зала она. - Это слишком важный для меня и сложный аппарат, чтобы использовать его для таких... - девушка сделала паузу, словно подбирала слово, и закончила в дипломатичном стиле, - таких незначительных задач. К тому же зонд слишком заметен. Он не предназначен для скрытого наблюдения.
  
   Фува взяла в руки планшет, активировала его экран и выгрузила программу управления зондом. Пото́м она запустила другое приложение, положила устройство на стол и, поднявшись со стула, направилась в другой конец лаборатории.
  
   - Но... как же быть? - спросил Дима ей вслед. - У меня нет ничего такого, что подошло бы для слежения.
  
   Не ответив ему, Хёка выдвинула ящик лабораторного стола, взяла из него маленький предмет и, задвинув ящик, стала возвращаться к парню. Сев на своё прежнее место, она положила на стол какой-то невзрачный серый кругляш, размером и формой своей напоминающий небольшую пуговицу. Поверхность его была матовой, гладкой и куполообразной.
  
   0x01 graphic
  
   Девушка вновь подняла со стола планшет и пробежала пальцами по сенсорным кнопкам на экране.
  
   - Что это? - поинтересовался Дима, с любопытством разглядывая "пуговицу". Он невольно потянулся к ней, чтобы потрогать и взять в руки, но кругляш внезапно отъехал от его пальцев в сторону, заставив парня от неожиданности отдёрнуть руку.
  
   - Устройство слежения, - бесстрастно ответила Хёка. - С тех пор как у меня возникло желание изучить способ, которым писают мальчики, я начала́ осваивать наноэлектронику и изготовила несколько вариантов скрытых камер. Постепенно мои знания в сфере мужской уринации стали полными и я потеряла к ней интерес. Но к тому времени у меня появилось новое увлечение. Своё последнее и самое совершенное изделие я собирала уже ради него самого. На этот аппарат я потратила около двух лет, пытаясь добиться эффекта невидимости. К сожалению, у меня не было всех нужных мне материалов и даже весьма продвинутого технического оснащения академии оказалось недостаточно, чтобы добиться абсолютной мимикрии. Так что, достигнув максимума своих возможностей, я оставила эту задачу.
  
   - Невидимости? - заинтересовался Дима. - Но эту пуговку достаточно хорошо видно. Здесь стол серый, но будь он иной расцветки, то...
  
   Молодой человек не успел договорить. Хёка нажала парочку кнопок на экране планшета, и кругляш словно бы обрёл прозрачность, слившись со столом.
  
   0x01 graphic
  
   - Ух ты! - восхитился парень. - Можно посмотреть?
  
   - Смотри, - разрешила учёная.
  
   Дима взял пуговку в руки, и в этот раз она не попыталась увернуться. Юноша думал, что устройство стало прозрачным, но в действительности он словно бы взял в руки кусочек стола. Около секунды "пуговка" сохраняла серый цвет с зернистой текстурой, после чего вдруг перекрасилась в телесный и даже изобразила на своей поверхности рисунок складочек кожи.
  
   - Офигеть! - восхитился Дима. - Хёка-тян, ты - просто бог техники!
  
   - Не бог, - возразила девушка. - Я не всесильна, могу лишь то, что умею.
  
   - Но умеешь ты, кажется, всё, - рассмеялся парень.
  
   Учёная лишь пожала плечами и отрицательно качнула головой, мол, она осознаёт рамки своих возможностей. И Дима одобрительно улыбнулся.
  
   - Даже быть скромной умеешь, - резюмировал он.
  
   Перевернув "пуговку", молодой человек увидел матовую поверхность серого шарика в серой оправе и понял, за счёт чего эта штука двигалась.
  
   - Катается, значит? - догадался он.
  
   - Да. Может ехать в любом направлении и прыгать. Верхний мимикрирующий слой хорошо пропускает свет, а расположенная под ним камера способна поворачиваться на триста шестьдесят градусов. Сигнал передаётся по фай-фай, так что технически его можно запеленговать. В этом плане устройство неидеально.
  
   - Да бог с ней, с идеальностью! - воскликнул впечатлённый юноша. - Это же настоящий шпионский аппарат! Ух! Просто круть! Маганэ наверняка ничего не заметит. И что? - он направил весёлый взгляд в сторону собеседницы. - Ты ни разу эту штучку не применяла?
  
   - Применяла, - не стала Фува отпираться, - несколько раз следила за учителями, чтобы узнать, о чём они говорят и что делают в преподавательской, но потом мне это надоело. В общем, оно уже больше года лежит без дела.
  
   - Ясно, так значит, тряхнём стариной? - Дима радостно потёр руки. - Научишь меня им пользоваться?
  
   - Не сейчас. Ты не успеешь его нормально освоить. Лучше я сама буду им управлять.
  
   - Хе-хе, договорились!
  

Глава 6. Милая Маганэ

К содержанию

   Дима подошёл к четыреста третьей аудитории примерно за минуту до окончания пары, поэтому ему пришлось какое-то время Соту подождать. Шатен вышел в коридор в компании своего приятеля и слегка замешкался, увидев кохая.
  
   - Привет, Сота-сэмпай, - помахал Дима рукой. - Не забыл про меня?
  
   - Помню-помню, - ответил второкурсник. - Как и обещал, могу показать, где находится медкабинет.
  
   - Это будет здорово.
  
   - Пошли, за мной, - предложил Сота и двинулся вперёд.
  
   "Ну нет, пошлить я не буду ни за кем", - мысленно пошутил Дима, машинально переведя фразу Соты на русский, но вслух, естественно, ничего не сказал.
  
   Некоторое время они шли втроём по коридору школы, потом стали спускаться вниз. На лестничной площадке второго этажа одногруппник Соты попрощался с ним и направился ниже, к раздевалке, а шатен и Дима проследовали в коридор и, повернув направо, устремились по нему.
  
   - Медпункт расположен ближе к концу, - пояснил сэмпай. - Если тебе недолго, то я могу вперёд тебя пропустить.
  
   - Честно говоря, я не знаю, - ответил его спутник. - Может, меня тоже будут осматривать, так что я своей очереди подожду.
  
   - Ну как хочешь.
  
   Подходя к дверям медкабинета, Дима увидел небольшую рекреацию напротив него, в которой были установлены скамеечки для отдыха студентов, и на одной из них сидела Хёка с планшетом, делая вид, что читает.
  
   - Кабинет свободен? - задал ей Сота вопрос. - Вы не к доктору Маганэ?
  
   - Не к доктору, - ответила зеленовласая девушка, отрываясь от экрана. - Заходил кто-то или нет, я не обратила внимания, сэмпай. Думаю, что Вы можете постучаться и спросить разрешения войти.
  
   - Спасибо.
  
   Шатен приблизился к двери и постучался, а Дима занял место на одной из скамеек и стал внимательно осматривать пол в поисках шпионской "пуговки", но так и не сумел её обнаружить.
  
   - Войдите, - послышался из кабинета приятный женский голос, и второкурсник скрылся за дверью.
  
   Оставшись с сообщницей наедине, юноша подсел к ней и, улыбаясь, кивнул на планшет.
  
   - Ну как, получилось? - спросил он шёпотом.
  
   Вместо ответа девушка развернула экран к Диме, и тот увидел изображение медкабинета и молодую женщину лет двадцати пяти, сидящую в синем кресле за столом и что-то быстро записывающую. Это была кареглазая шатенка в очках с длинными распущенными волосами, дотягивающимися примерно до середины спины. Под белым медицинским халатом её виднелась светло-розовая рубашка и тёмный мужской галстук. Ниже пояса бёдра прикрывала тёмно-серая с лёгкой синевой юбка, а но́ги обтягивали чёрные капроновые колготки или чулки.
  
   0x01 graphic
  
   - Наушник, - сказала Фува и сунула парню в ухо какую-то маленькую штучку, после чего тот сразу услышал звуки, доносящиеся из медкабинета.
  
   Стол Маганэ располагался боком к окну, примерно на треть прикрытому белыми жалюзи, а по бокам - розовыми шторами. На столе находились системный блок компьютера и создатель голографического экрана, тёмно-синий стакан с ручками, держатель для документов, голубые папки которых стояли в нём вертикально, а также какие-то бумаги, вероятно, медицинского характера.
  
   Камера развернулась к двери, и Дима увидел юношу, неуверенно мнущегося с ноги на ногу, а заодно и остальную часть медкабинета. Пол и потолок были покрыты крупной жёлтой плиткой. Ряд небольших квадратных светильников усиливал естественную дневную освещённость из окна. Стены имели бежевый цвет, но нижняя их часть оказалась облицована коричневыми деревянными панелями.
  
   0x01 graphic
  
   Слева от входной двери на стене висела зелёная доска с закреплёнными на ней бумагами и нарисованной таблицей. Под доской располагался ещё один письменный стол голубовато-серого цвета, снабжённый четырьмя выдвижными ящичками. Размером он был поменьше, чем стол, за которым сидела Маганэ, и рядом с ним стояло синее кресло на колёсиках. Ещё левее находился спальный закуток, отгораживаемый светлыми сиреневыми шторками. Здесь стояла пара больничных коек, застеленных красновато-бежевыми покрывалами, и мог быть создан уединённый покой.
  
   - Проходи, Сота, раздевайся, - раздался голос врача. - Всё как обычно. Ты знаешь, что делать.
  
   - Да... Маганэ-сэнсэй. А... долго ещё будут проходить наши процедуры?
  
   Камера вновь повернулась к Маганэ. Та как раз закончила писать, закрыла журнал и подняла его со стола, показывая голубую обложку. Дима вгляделся в надписи на книжечке и понял, что это медицинская карта Соты.
  
   - Разве я тебе уже надоела, Сота-тян, - мягко, с лёгкой хитринкой в глазах улыбнулась доктор, и Дима мысленно восхитился тем, насколько обаятельно и мило она в этот момент выглядела.
  
   0x01 graphic
  
   "Ну надо же, действительно милая Маганэ!" - с удовольствием подумал парень, и у него появились сомнения, что вот эта очаровательная женщина с ангельской внешностью может творить какие-то непристойные делишки со студентами.
  
   - Нет, что Вы, Маганэ-сэнсэй... - смутился Сота. - Совсем нет... просто... - он замялся и замолчал.
  
   - Мы обсудим с тобой это потом, ладно? - весело предложила доктор. - А сейчас давай сделаем то, что нужно. У меня ещё много дел.
  
   - Д-да.
  
   Сота опустил взгляд и направился в постельный закуток. Войдя туда, он задвинул за собой шторку и стал там, видимо, раздеваться.
  
   - Как всегда до трусов? - уточнил он.
  
   - Да, - проворковала врач, и в этот момент улыбка на её лице стала весьма далёкой от ангельской. Теперь она явственно излучала похоть и отражала истинные намерения женщины, в развратности которых не приходилось больше сомневаться. Поэтому, когда доктор подошла к двери и заперла её на ключ, Дима особо не удивился.
  
   Вернувшись к столу, Маганэ выдвинула его средний ящик и извлекла небольшой гладкий розовый предмет яйцеобразной формы, имеющий, судя по всему, силиконовое покрытие. Вслед за ним на столешницу легла маленькая чёрная коробочка с парочкой кнопок и круглым поворачивающимся регулятором, а также пластиковый тюбик с какой-то мазью и пачка влажных дезинфицирующих салфеток.
  
   Шатенка достала одну и тщательно обтёрла ею руки и "яйцо". Затем открутила крышку у тюбика, выдавила на округлый предмет небольшую порцию вязкой прозрачной жидкости и положила тюбик на стол. А пото́м, азартно облизнув губки, она взяла "яйцо" пальчиками левой руки и правой стала смазывать его скользким составом.
  
   "Это чего такое у неё? - изумлённо подумал юноша. - Неужели?.."
  
   - Можно крупнее показать, - попросил он у Хёки. И та, используя стрелки управления, подкатила камеру поближе и включила медленный зум, дополнительно увеличивая "яйцо".
  
   В этот момент Маганэ перехватила смазанный предмет в правую руку, а левой, чистой от лубриканта, взялась за подол своей длинной юбки и задрала её вверх. Дима во все глаза уставился на красивые стройные ножки и мысленно ахнул, обнаружив, что трусиков на женщине нет. Капроновые колготки оказались всё же чулками и совершенно не скрывали пушистой промежности, к которой устремилось силиконовое "яйцо". Предмет прижался к пухленьким половым губкам, раздвинул их и с едва слышимым чмоканьем скрылся в розовой глубине.
  
   - М-м-м, да, - тихо проворковала врач и, достав вторую салфетку, стала с её помощью очищать руки от смазки.
  
   Затем Маганэ взяла со стола чёрную коробочку, придавила больши́м пальцем одну из кнопок и пару секунд спустя от её промежности донеслось тихое, на пределе слышимости гудение. Леди сладко вздохнула и прикусила губки.
  
   - Ну что, Сота-тян? - спросила она, слегка повысив голос. - Ты готов?
  
   - Да, Маганэ-сэнсэй. Уже разделся и лёг.
  
   Алчная улыбка растянула губы шатенки. Доктор расправила свою юбку, опуская её вниз, спрятала чёрную коробочку в левый боковой карман и направилась в сторону шторки. Скрытая камера пропустила Маганэ над собой, подняв объектив вверх и позволив Диме насладиться видом из-под юбки, а пото́м плавно двинулась за женщиной, последовав к новому месту действия.
  
   - Ох, Хёка, это просто класс! - радостно шепнул Дима. - Ты - офигенный оператор. Жалко, что нельзя будет повторно увидеть такую прелесть в записи.
  
   - Можно, - коротко ответила Фува, - трансляция пишется на планшет. Пожелай ты уничтожить жизнь данной женщины, тебе бы это запросто удалось.
  
   - Нет, - даже слегка испугался парень. - Надо будет потом всё удалить, чтобы, не дай бог, никто не увидел. Но... - он изобразил огорчённую мину на лице, вспомнив уникальные кадры, - разве что самые классные фрагменты оставим, там, где не видно лица́, а остальное удалим.
  
   - Ты так беспокоишься за Маганэ-сэнсэй? - бесстрастно спросила Фува, но во взгляде её угадывались искорки любопытства. - Она тебе понравилась?
  
   Дима обеспокоенно глянул на зеленовласую сообщницу, опасаясь увидеть признаки ревности, но лицо той оставалось абсолютно непроницаемым.
  
   - Я чувствую, что она может быть нам полезна, - осторожно ответил парень, - поэтому не хочу ей зла. Блин, доктор настолько беспечна, что просто туши свет! Поражаюсь, как она до сих пор не спалилась.
  
   Хёка пожала плечами.
  
   - Дверь заперла, - отметила она. - И яйцеобразный предмет Маганэ-сан ввела в себя без свидетелей. Не будь у нас скрытой камеры, она бы не рисковала ничем.
  
   - Но скрытая камера есть, - возразил Дима. - Её мог оставить и использовать кто-то другой, кто-нибудь из полиции.
  
   - Эта академия считается элитной и безупречной, поэтому проверять её будут в самую последнюю очередь.
  
   - Ну ладно, - не стал спорить молодой человек. - Будем считать, Маганэ-сан повезло, что проступки её увидели мы, а не стражи морали. В любом случае надо бы ей с Сотой завязывать. В конце концов, ведь и я могу его заменить.
  
   Сказав это, Дима мысленно прикусил язык и снова с опаской посмотрел на Фуву, однако опять не смог прочитать на её лице никаких эмоций. Либо эта девушка не испытывала ревности, либо умело скрывала её.
  
   - Ну... в том смысле, что со мной Маганэ-сэнсэй будет безопаснее, - попытался он неловко сгладить свои слова, однако Хёка снова никак на них не отреагировала, продолжая управлять аппаратом.
  
   "Блин, чехню всякую несу, - мысленно разозлился на себя Дима. - Поменьше надо глупостей болтать".
  
   Доктор тем временем достала из прикроватной тумбочки бутылочку с массажным маслом и приоткрыла её колпачок.
  
   - Как твоя нога, Сота-кун? - спросила она у своего пациента. - Не болит?
  
   Юноша лежал на кровати лицом вверх, и из одежды на нём были только трусы.
  
   - Давно уже прошла, - ответил парень.
  
   Каким-то образом камера поднялась выше и снимала, казалось, со спинки кровати, расположенной у Соты за головой.
  
   - И тем не менее массаж тебе ещё нужен, - сказала Маганэ.
  
   - Доктор, но я...
  
   - Ш-ш-ш, - пресекла его реплику женщина. - Мне, как врачу, виднее.
  
   Она налила себе на ладонь немного масла из бутыли, поставила её на тумбочку и стала смазывать Соте ногу, которая, видимо, была раньше травмирована. С виду действия доктора казались вполне обычными, не выходящими за рамки врачебной помощи. Да и лицо её выглядело сосредоточенным и спокойным, никаких признаков непристойных чувств на нём не отражалось. Разве что немного необычная тщательность, с которой производился массаж, непрерывность и длительность поглаживаний можно было заметить. Однако какие-то подозрения это могло вызвать только у параноика.
  
   Массаж Маганэ делала довольно профессионально и, видимо, приятно, потому что уже через минуту Сота прибалдел и закрыл глаза. Врач снова воспользовалась маслом, чтобы смазать вторую ногу пациента, и от наблюдателей не укрылось, как она словно бы невзначай сунула левую руку в карман, где находился пульт управление "яйцом", и что-то там сделала.
  
   "Не иначе как мощности прибавила", - с азартной улыбкой на губах подумал Дима.
  
   Постепенно массаж становился более энергичным и порывистым. Лицо доктора по-прежнему оставалось уравновешенным, но она начала слегка покусывать губки и чаще моргать.
  
   - Теперь перевернись на живот, Сота-тян, - сказала Маганэ, и голос её прозвучал чуть более напряжённо, чем обычно.
  
   Юноша сделал то, о чём его просили, поворачиваясь лицом вниз, и женщина наконец позволила мимике наслаждения прорваться сквозь маску спокойствия. Тело её слегка задрожало, губы чувственно приоткрылись, глаза́ слегка прижмурились от удовольствия, а пото́м распахнулись и стали откровенно есть стройную фигуру паренька, лежащего на кровати. Маганэ снова воспользовалась бутылочкой с маслом, чтобы смочить им руки, и, склонившись над Сотой, возобновила массаж.
  
   В этот раз она работала сразу с обеими ногами парня, проминала и гладила икры, поднималась ладонями вверх и массировала внутреннюю и тыльную сторону бёдер от колен до самых ягодиц. Действия леди по-прежнему напоминали массаж, вот только черты лица и взгляд однозначно выдавали её истинные намерения. Она жадно лапала тело юноши, испытывая вожделение, и наслаждалась сексуальной стимуляцией, которую осуществлял вибратор в её влагалище.
  
   Время от времени рука Маганэ скрывалась в кармане юбки, чтобы отрегулировать режим вибрации. Бёдра её ритмично стискивались, усиливая удовольствие, спина выгибалась и вздрагивала, выдавая высокий накал возбуждения. Чувствуя приближение оргазма, девушка присела на кровать. Продолжая гладить Соту правой рукой, левой она снова манипулировала с пультом.
  
   Всё тело Маганэ подрагивало в предвкушении скорой разрядки, а лицо исказилось мимикой наслаждения, и вдруг... Врач замерла и прекратила массаж. Её левая ладонь в кармане порывисто двигалась, выдавая какие-то манипуляции с пультом управления, но их результат девушку явно не удовлетворил. На лице её появились растерянность и недовольство, а пото́м досада. Она поднялась с койки и, коротко бросив парню:
  
   - Полежи пока, Сота, - выскользнула за шторку.
  
   Камера стала опускаться вниз, и Дима вновь задался прежними вопросами.
  
   - Хёка, а как твоё устройство движется по вертикали, почему не падает? - спросил он.
  
   - Электромагнит, - пояснила Фува. - Спинка у кровати железная.
  
   - Оу, ясно.
  
   Опустившись на пол, пуговка выехала за шторку, и наблюдатели увидели, как Маганэ ковыряется со скользким от влагалищной смазки вибратором, который успела уже достать. Она разделила силиконовое "яйцо" на две половинки и заменяла в нём батарейку. Соединив обе части и повернув их относительно друг друга до тихого щелчка, врач собрала изделие и вновь попыталась его включить кнопкой пульта, однако вибратор не реагировал.
  
   - Сломался, - горестно пробормотала девушка тихим голосом. - Моё любимое яичко, как же я теперь без него.
  
   Положив "яйцо" на столешницу, Маганэ пристально посмотрела на шторку и облизнулась.
  
   - Эх, Соточка, мне бы сейчас твой нежный язычок совсем не помешал, - шепнула она.
  
   Доктор вздохнула, выдвинула ящик стола и долго смотрела внутрь. Пото́м извлекла из него квадратик с презервативом и какое-то время крутила его в руках. Судя по похотливому и немного безумному взгляду девушки, сексуальная невинность Соты повисла буквально на волоске. Однако чуть позже в глазах Маганэ появилась осмысленность, она поспешно и даже слегка испуганно вернула презерватив на место, а затем положила туда же и чёрный пульт управления.
  
   Взяв со стола вибратор, врач направилась к умывальнику, включила воду и стала его отмывать.
  
   - Одевайся, Сота, - громко сказала она. - Наш сегодняшний сеанс закончен. Масло оботри полотенцем из тумбочки. Мне сейчас некогда, поэтому сделай это сам. Если хочешь, я дам тебе талон в душевую.
  
   - Нет, доктор, спасибо. Я домой, - послышались из-за шторки голос и шуршание. Юноша, видимо, встал и начал приводить себя в порядок.
  
   - Как хочешь, - Маганэ выключила воду и, вытерев "яйцо" полотенцем, вернулась назад к своему столу, после чего положила вибратор в ящик, задвинула его и села в кресло.
  
   - В коридоре сидит ещё один студент, ожидая Вашего приёма, Маганэ-сэнсэй, - предупредил из-за шторки Сота. - Он пришёл вместе со мной и ждёт своей очереди.
  
   На лице врача возникло недовольство.
  
   - Кого ещё нелёгкая несёт, - тихо пробормотала она, пото́м глаза её расширились, словно женщина вспомнила что-то важное. Она поспешно поднялась из кресла, быстрым шагом подошла к двери и открыла замок. И уже затем более спокойно вернулась назад.
  
   - И что за студент? - спросила доктор у Соты.
  
   - Первокурсник, - ответил тот из-за шторки. - Окума Танукичи, если не ошибаюсь.
  
   - Окума, - Маганэ задумалась. - Это случайно не тот ученик, который окончил школу с... - она замолкла, не договорив. Глаза́ девушки слегка расширились, и в них промелькнула заинтригованность.
  
   - Он самый, - ответил парень и вышел наконец из-за шторки полностью одетым.
  
   - Окума не говорил, что ему надо?
  
   Сота пожал плечами.
  
   - Ничего конкретного, - ответил он. - Сказал, мол, что-то формальное. Но когда я предложил ему вперёд пройти - отказался. Предположил, что Вы, возможно, захотите и его осмотреть.
  
   - Ладно, - откликнулась врач с едва заметной улыбкой на губах. - Можешь позвать его, пусть заходит.
  
   Увидев, как второкурсник направляется на выход, Дима поспешно пересел поближе к кабинету врача, где сидел раньше, и принял скучающий вид.
  
   Сота вышел в коридор и кивнул своему кохаю.
  
   - Ну всё, - сказал он. - Можешь заходить. Доктор Маганэ тебя ждёт.
  
   - О, хорошо, спасибо. Ну как массаж?
  
   - Приятный, - ответил второкурсник. - Только, по-моему, он мне уже не нужен. Нога-то прошла.
  
   - Раз прошла, значит, скоро и процедуры закончатся, - улыбнулся Дима. - Просто доктор немного перестраховывается. - Он поднялся со скамейки и направился к кабинету. - Бывай, Сота-сэмпай.
  
   - Давай, до встречи.
  
   Дима постучался, дождался разрешения: "Войдите" - и, шагнув в медпункт, прикрыл за собой дверь. Осмотрев уже знакомую для себя комнату, юноша увидел шатенку, сидящую за столом и с интересом рассматривающую его из-под очков.
  
   - Здравствуй, - сказала она. - Чем могу быть полезна?
  
   - Здравствуйте, Маганэ-сэнсэй, - в ответ поздоровался парень. - Я - Окума Танукичи. До вчерашнего дня в стенах академии не учился, поэтому боюсь, что обо мне у Вас нет никаких медицинских данных. Вот я и решил познакомиться, карточку завести, медицинский осмотр пройти, в общем всё, что надо.
  
   - О-о-о! Какой ты сознательный, однако, Окума-кун, - весело протянула доктор. - Прям мечта здравоохранения, а не студент. Вот только ты ошибаешься, - добавила она, становясь серьёзной. - Все медицинские данные на тебя нам были переданы из твоей прежней школы. Так что и карточка есть, и результаты осмотров. С этим всё в порядке. Не волнуйся.
  
   - Вот как? - немного растерялся Дима, который ожидал, что врач ему подыграет.
  
   - Да, так, - ободряюще улыбнулась та и кивнула. - У тебя всё?
  
   - Эм... а... н-нет, не совсем... - стал заикаться парень, понимая, что всё идёт совсем не так, как он планировал. - У-у меня есть н-некоторые проблемы со здоровьем. И-и... я пришёл, чтобы их обсудить.
  
   - Да-а-а? - притворно удивилась Маганэ, слегка округлив глаза. - А в карточке твоей ни о чём таком не написано. Наоборот, у меня есть все основания считать, что ты абсолютно здоров. И никаких проблем у тебя не имеется. По крайней мере, по медицинской части, - многозначительно добавила она.
  
   - Т-тогда я... я не пойму, - сделал последнюю попытку Дима, ещё больше волнуясь. - Почему п-прежний доктор меня часто осматривала и просила два раза в н-неделю к ней заходить.
  
   В глазах шатенки мелькнул лёгкий испуг. Она, видимо, уловила аналогию со своими грешками. Девушка откинулась на спинку кресла, настороженно прищурилась и уточнила:
  
   - И что же такое делала с тобой прежний доктор, Окума-кун?
  
   - Ну... она наблюдала м-мой недуг.
  
   - Поразительно! И почему о нём ничего в твоей карточке не записано?
  
   - Я не знаю.
  
   - Ох, ну ладно, - вздохнула Маганэ, сплетая пальцы на руках. - Расскажи мне тогда поподробнее о своём заболевании.
  
   Дима взволнованно облизнул губы, чувствуя, что окунается в опасную авантюру, из-за которой может огрести немало проблем. Если бы он сегодня своими глазами не увидел оборотную сторону морального облика этой женщины, ни за что бы на такое не решился. А так... можно было попробовать рискнуть, но рискнуть о-о-очень сильно. Юноша мысленно перекрестился, прерывисто вздохнул и сказал:
  
   - У меня наблюдается редкое и тревожное, по словам моего доктора, явление - д-динамичная опухоль.
  
   - Ну надо же, - деланно удивилась Маганэ. - Первый раз слышу о таком недуге. Но ты продолжай-продолжай, Окума-кун, я внимательно тебя слушаю.
  
   - Это за-заболевание проявилось первый раз во время медицинского осмотра. Когда доктор слушала меня фо-фонендоскопом, то... в этом месте... - указав себе между ног, Дима замялся, чувствуя, что вот она, крайняя черта, после которой либо пан, либо пропал. Ведь посчитать эрекцию своего члена опухолью мог только совершенно невежественный в сексуальных вопросах человек, и Маганэ прекрасно знала, что Танукичи таким не являлся. У парня просто отнялись голосовые связки, и он некоторое время не мог вымолвить ни звука. Девушка выдержала небольшую паузу и подбодрила его, хитро прищурив глаза:
  
   - Ты рассказывай, Окума-кун, не бойся. Я врач и умею хранить тайны пациентов, - она вновь многозначительно посмотрела на него и добавила: - если они не нарушают законов, конечно.
  
   - Всё, завязывай с этим спектаклем! - услышал Дима тревожный голос Хёки, идущий из наушника, который был вставлен в его ухо. - Слишком опасно! Просто уходи, Танукичи. Уходи немедленно!
  
   - Я... я, к-кажется, забыл, - промямлил парень заикаясь. - И-извините пожалуйста. Я-я пойду...
  
   - Нет, Окума-кун, - широко ухмыльнулась Маганэ и, схватив парня за отвороты пиджака, притянула его к себе. - Пока ничего не могу сказать о твоей "динамической опухоли", - добавила она елейным голосом, - просто понятия не имею, что это. Но амнезия - очень серьёзное заболевание. Как врач, я не могу оставить её без внимания и отпустить тебя. Поэтому никуда ты не пойдёшь, пока мы не справимся с этим недугом и ты не ответишь на мои вопросы, дорого́й.
  

Глава 7. Опасная игра

К содержанию

   Дима смотрел в угрожающе прищуренные глаза доктора и понимал, что влип по полной.
  
   - Маганэ-сэнсэй, Вы меня пугаете, - севшим голосом вымолвил он, но странным образом перестал заикаться. - Я от страха уже имя своё стал забывать. Может, мы отложим наш разговор на другой день, а? Пожа-а-алуйста.
  
   - Ох, бедный Танукичи-кун, - с притворным сочувствием пожалела его девушка. - Как же это я так? Мне кажется, нам не хватает непринуждённой обстановки для доверительной беседы.
  
   Маганэ встала из кресла, прошла к двери и заперла её.
  
   - Танукичи, - услышал Дима голос Хёки в наушнике. - Давай я постучу в кабинет и скажу, что тебя куратор нашей группы вызывает по важному делу.
  
   - Нет. Не надо, - ответил ей Дима, сообразив, что слова́ эти Маганэ может принять на свой счёт. И замыслы его оправдались.
  
   - Но почему? - улыбнулась доктор, вопросительно приподняв брови. - Так нам никто не помешает.
  
   Ответа юноши она дожидаться не стала и сразу направилась к своему столу.
  
   - Ладно, раз у тебя есть план, следуй ему, - ответила Хёка. - Вмешиваться без разрешения я не буду. Но я слежу за вами. Если потребуется моя помощь, скажи фразу: "Я устал, очень хочу домой!" И помни, что у нас имеется на врачиху компромат. Успокойся, действуй продуманно.
  
   - Хорошо, - вздохнул Дима, посчитав, что в сложившейся ситуации его реплика не вызовет у Маганэ вопросов.
  
   - Ну вот и замечательно, - кивнула та, усаживаясь в кресло. - Я рада, что ты меня понимаешь, Танукичи... тян. - Девушка с комфортом откинулась на спинку, сняла очки и с обаятельной улыбкой на губах уточнила: - Не против, если я буду тебя так называть?
  
   - Да, доктор, не против, - ответил Дима и улыбнулся в ответ. Женские чары собеседницы были столь сильны, что кружили парню голову, даже в состоянии лёгкого стресса. - В Ваших устах это звучит очень приятно. И... кажется, волнение моё начинает проходить.
  
   Про себя же он подумал: "Нужно просто перестраивать эту форму в уме. Не Танукичи-тян, а как-то по-русски. Танукичик? Нет, коряво. Танучик? О! Танусик! Так будет хорошо".
  
   - Как замечательно, - игриво сверкнула глазами Маганэ, положила очки на стол и стала растягивать петлю галстука на своей шее. - Немного давит, - доверительно призналась она и сняла с себя этот элемент одежды, также положив его на стол рядом с очками. Пото́м девушка расстегнула три верхних пуговицы на рубашке, создав пикантное декольте до са́мой груди. Дима тут же прилип глазами к этому месту и заметил краешек кружевного чёрного лифчика, выглянувшего из-за отворотов розовой ткани.
  
   - Жарковато здесь, не находишь? - пояснила доктор свои действия. - И ножкам моим жарковато. - Она собрала свою длинную юбку вверх, открывая колени, и положила левую ногу на правую.
  
   Следя за своей собеседницей, юноша почувствовал нарастающую тесноту в штанах и невольно облизнул губы: уж очень соблазнительно доктор сейчас выглядела. Маганэ, которая тоже наблюдала за ним, весело рассмеялась и взяла со стола фонендоскоп.
  
   - Ну что, Танусик. Давай уж я осмотрю тебя, раз ты этого хотел. Раздевайся до пояса, я тебя послушаю.
  
   - Э... хорошо, - юноша стал расстёгивать пуговицы на пиджаке, а Маганэ вставила в уши наушники и с удовольствием следила за ним.
  
   Повесив галстук, рубашку и пиджак на спинку стула, Дима подошёл к доктору, и та с развратной миной на лице потянулась к нему микрофоном фонендоскопа.
  
   0x01 graphic
  
   Холодный кружок прижался к груди парня, но одновременно её коснулась и тёплая ладошка.
  
   - Твоё сердечко бьётся слишком часто, Танукичи, - проворковала Маганэ. - У тебя нет никаких жалоб на него?
  
   - Н-нет... просто Вы так приятно касаетесь меня, доктор... Что оно как-то само...
  
   Девушка игриво рассмеялась и стала переставлять микрофон, но одновременно с этим не упускала возможности парня погладить.
  
   - Дыши ровно, - посоветовала она. - Иначе я не смогу закончить осмотр. О, вот так уже лучше, Танукичи. Молодец.
  
   Около минуты Маганэ водила микрофоном у юноши по груди. Металл постепенно нагрелся и почти перестал ощущаться, зато ладонь доктора, наоборот, чувствовалась всё явственней. Она скользила теперь не только по груди, но и по животу, хотя, казалось бы, чего там можно было услышать?
  
   Девушка внимательно следила за своим пациентом, за его мимикой, и постепенно взгляд её наполнялся вожделением и похотью. Под конец она вообще перестала маскироваться и откровенно лапала парня, пощипывая пальчиками и царапая ноготками кожу на его торсе. Дима и не скрывал, что ему всё это очень нравится, открыто реагируя на прикосновения. А когда доктор легонько сжала подушечками пальцев его сосок и слегка покрутила его, прикрыл глаза от удовольствия и облизнул губки.
  
   Маганэ развратно рассмеялась.
  
   - Ох, боже, Танусик, какой ты увлекательный пациент. Слушаю тебя, слушаю, и прям не хочется отрываться. А что у нас тут, - рука её скользнула к промежности парня и крепко сжала изрядно затвердевший член. - Вау! Какая большая опухоль! - воскликнула шатенка с притворным испугом. - Её придётся незамедлительно удалить!
  
   Дима дёрнулся от неожиданности, попытался вырваться, но Маганэ придержала его второй рукой за талию, и её хватка на члене заметно усилилась.
  
   - Стой спокойно, а то оторву ещё ненароком.
  
   - Не надо, доктор, пожалуйста, - с лёгким испугом попросил парень и придал своему лицу как можно более жалобное выражение. - Мой огурчик мне очень дорог.
  
   Врач слегка прыснула, наклоняя вперёд голову и сдерживая смех. Но затем всё же посмотрела на юношу снизу-вверх, показывая искрящиеся весельем глаза.
  
   - Огурчик, говоришь? Интересно. Может, мне салатик из него нарезать? - она с аппетитом облизнула губы, и в лице её появились садистские черты. - Люблю, знаешь ли, салат из огурцов. Могу и тебя им угостить.
  
   - Маганэ-сэнсэй, не надо, пожалуйста, - снова попросил Дима грустным голосом.
  
   Всем видом своим юноша пытался показать, что вот он такой беспомощный и беззащитный, а слабых обижать нехорошо. Девушка засмотрелась на его мимику немного плотоядным взглядом, но улыбка её смягчилась.
  
   - Как твоя память, Танукичи? - спросила она. - Восстановилась?
  
   - Ага, - признался Дима. - Стала кристально ясной как никогда.
  
   - Ну и замечательно, - сказала доктор, отпуская его. Она сняла фонендоскоп, положила его на стол и откинулась в кресле. Взгляд её испытывающе сверлил собеседника, а ру́ки переплелись под грудью. - Что ж, теперь, когда мы хорошо поняли друг друга, давай поговорим начистоту, Танукичи. Скажи мне, пожалуйста, но только честно и прямо, зачем ты ко мне пришёл и какие цели преследовал, разыгрывая весь этот спектакль?
  
   Дима задумался, подбирая нужные слова и формулируя в уме действительные причины. Он решил, что в сложившейся ситуации лучше всего будет открыть карты, но и это следовало сделать в правильном порядке.
  
   - Целей у меня несколько, - ответил он после небольшой паузы. - И самая первая из них была достигнута совсем недавно. Я о том, как Вы меня трогали, Маганэ-сэнсэй. Это было очень приятно, и я мечтал о таком приключении.
  
   - Я просто тебя осматривала, - ответила доктор настороженно. - Ну, может быть, хотела слегка подразнить. Но ничего такого, о чём ты только что подумал... - она замялась, и юноша воспользовался возникшей паузой в разговоре.
  
   - Маганэ-сама, поверьте, пожалуйста, я не желаю Вам зла, - заверил он как можно более искренне. - И все... все мои действия не несли за собой никакого подвоха. Я не пытался Вас ни уличить ни в чём, ни как-то скомпрометировать. Если Вы вдруг подумали о чём-то подобном, то знайте, что я лучше сдохну, чем донесу на кого-либо стражам морали. Да будь этот человек хоть моим врагом, я не оскверню память отца ради того, чтобы противнику насолить.
  
   В последней фразе Дима, конечно, малость приврал. Не был он сыном эрориста и ничьей памяти чтить не собирался. Однако он действительно не желал никого сдавать "миротворцам" по той простой причине, что в корне не разделял порядки, которые они устанавливали. Глядя в слегка озадаченное и очень милое личико девушки, юноша испытал всплеск симпатии к ней, и с его губ невольно слетело:
  
   - А Вы, Маганэ-сэнсэй... мне очень... - но в последний момент Дима смутился и закончил фразу иначе, чем хотел: - Вы мне совсем не враг... Вот.
  
   Доктор удивлённо захлопала глазами и неуверенно улыбнулась, но пото́м вновь стала серьёзной. Она, видимо, догадалась о недосказанном, и это её смутило.
  
   - Танукичи, ты... А, ладно, ничего... Я рада, что не враг тебе, - закончила она и неловко рассмеялась. - Но всё-таки, Окума... ты очень странно решил со мной познакомиться. Ты вообще, что, дурак? Любая нормальная женщина давно бы вызвала стражей морали за такие выходки. Да и я сама легко могла это сделать, если бы не пожалела симпатичного юного дурня. С чего ты вообще решил, что я тебя не сдам?
  
   Дима замялся, подбирая слова и покусывая от волнения губы.
  
   - Видите ли, Маганэ-сама... - вымолвил он наконец. - У меня были некоторые подозрения, что Вы... не совсем норм... э... в смысле... что Вы меня не сдадите.
  
   - Чего-чего? - настороженно прищурилась доктор. - Какие такие подозрения? С какой стати?
  
   - Ну... я случайно услышал разговор Соты с его одноклассником, и это дало мне хорошую пищу для размышлений.
  
   Во взгляде доктора на пару мгновений зажёгся страх, но очень быстро лицо её стало непроницаемым.
  
   - Так-так, и о чём же болтал этот недотёпа?
  
   - О! Не беспокойтесь, доктор, ни о чём таком, что могло бы Вас скомпрометировать. Просто сетовал, что школьный врач почему-то вызывает его к себе на приём снова и снова, тогда как нога у него уже не болит. Массирует его зачем-то. И пусть это всё приятно и здорово, но всё равно как-то странно. И чем бы это можно было объяснить?
  
   - Это была посттравматическая профилактика, - взволнованно объяснилась Маганэ. - Только и всего. Я просто проявила врачебную бдительность и подстраховалась от возможных будущих осложнений.
  
   - Охотно верю, - мягко заверил собеседницу Дима, но хитрая улыбка на его лице показывала несколько иные эмоции. - Более того, смею успокоить Вас, что приятель Соты ни о чём необычном не подумал. Он высказал ту же самую версию, что Вы только что озвучили. Возможно, Сота даже первый раз поделился с кем-то своим недоумением. И разговор этот остался на уровне учеников... Пока остался. Я уже успел убедиться, что студенты Такиоки крайне плохо разбираются в запретных вещах. Вот только у меня к подобному очень высокая чуткость. Меня слова́ Соты натолкнули на кое-какие мысли. И во мне проснулась надежда, что я, возможно, могу найти человека, разделяющего мои взгляды. А может быть, может быть, я об этом и мечтать пока не решаюсь, возможно, стал бы ей чем-то полезен. Надеялся, что у меня с ней могут возникнуть общие интересы, которые бы нас сблизили.
  
   - С надеждами своими, Танукичи, ты... несколько поспешил, - с лёгкой запинкой сказала врач и отвела взгляд в сторону, но парень успел заметить в нём противоборство желания и здравомыслия.
  
   - Ага, я понял, - не стал спорить Дима, подумав, что сказал уже всё, что хотел, и доктор сама должна дозреть до итогового решения. - Тем не менее я рад, что сумел предупредить Вас о возможных неприятностях в будущем, и Вы наверняка теперь сможете их избежать.
  
   - Да, спасибо, - пробормотала Маганэ, нервно покусывая губы. - Действительно, терапию Соты, пожалуй, надо заканчивать, раз она выглядит столь двусмысленно. Не подумала об этом... а зря. Ну ладно, - врач перевела взгляд на собеседника: - Какие ещё у тебя были причины... м... визита ко мне? - уточнила она. - Ты говорил, что их несколько.
  
   Дима смущённо улыбнулся и кивнул.
  
   - Действительно, - подтвердил он, - я говорил такое. Ну... в общем... Я подумал, может, Вам нужен помощник по медицинским делам? Знаете, скоро ведь в школе будет плановый медосмотр. Наверняка ведь ассистент Вам пригодится.
  
   Маганэ испытывающе посмотрела на него, иронично усмехнулась, и с губ её сорвался короткий смешок.
  
   - И почему я не удивлена? - спросила она весело. - Ну, конечно, медосмотр. И ты, вероятно, хочешь помогать мне в кабинете для девочек.
  
   - Да... я как бы просто... - замялся парень.
  
   - Ну да, ну да, - широко ухмыльнулась доктор, во взгляде которой читалось: "Хитрый лис просится в курятник". - Я понимаю, что у тебя чистый бескорыстный порыв и тяга к медицине, ничего более. Правильно?
  
   - Ну... я готов вообще с чем угодно помочь, - заверил собеседницу Дима. - Готов, например, после уроков подежурить в медкабинете на случай, если Вам отлучиться куда-нибудь понадобится. Не целый же день Вам тут сидеть? Да и если вдруг сломалось что-нибудь электрическое, я бы мог посмотреть и попытаться исправить. Всё-таки я в электронике немного разбираюсь.
  
   Юноша прекрасно помнил, что нуждалось в починке у доктора Маганэ, и не прогадал. Выстрел его пришёлся точно в десятку. В глазах девушки мелькнула радость и оживление.
  
   - Что, правда? - переспросила она. - Ты разбираешься в электронных устройствах?
  
   Парень уверенно взглянул на неё и утвердительно кивнул.
  
   - Кое-что могу, - скромно подтвердил он, но в устах его это прозвучало, как своеобразное кокетство профессионала. Естественно, Дима рассчитывал на помощь Хёки и был просто железобетонно уверен, что она не просто легко отремонтирует вибратор, но способна ещё и модифицировать его или даже покруче устройство сварганить.
  
   Доктор о чём-то напряженно задумалась, и юноша стал догадываться о ходе её мыслей. Со случившейся недавно поломкой у Маганэ возникли весьма объективные сложности. Проблема была не в том, как найти мастера, способного её исправить, а в том, что́ именно требовалось починить. Ведь сломалось довольно деликатное и, к сожалению, запретное устройство, которое далеко не каждому человеку можно было показать. Однако если кому-то и показывать, то именно Танукичи выглядел наиболее пригодным кандидатом для этого. И если он к тому же имел необходимую квалификацию, то ценность его в глазах этой женщины взлетала буквально до небес.
  
   В общем, Маганэ колебалась недолго.
  
   - У меня есть кое-что, требующее починки, - призналась она наконец.
  
   Дима посмотрел на собеседницу, увидел осторожную надежду в её глазах и ободряюще кивнул.
  
   - Если покажете мне эту вещь, я могу посмотреть её и попытаться исправить.
  
   Доктор порывисто вздохнула и опустила глаза. Она по-прежнему испытывала колебания. В их знакомстве возник ключевой момент. Если девушка доверится Диме, то дальше возможным становилось и всё то, на что он так рассчитывал. Если нет, то перспективность попыток парня сблизиться с этой леди становилась очень сомнительной.
  
   - Это очень деликатная вещь, - уточнила она после некоторой паузы. - И я бы очень не хотела, чтобы она попалась на глаза какому-нибудь постороннему человеку.
  
   - Понял, - кивнул юноша. - У меня есть два специфических качества, - пояснил он. - Во-первых, разбираться с электронным оборудованием я привык в полнейшем уединении. Закрываюсь, запираюсь так, чтобы никто не смог увидеть, что́ я делаю, и отвлечь от работы. Во-вторых, я никогда не задумываюсь о назначении оборудования, которое чиню. Меня увлекает сам процесс, я целиком погружаюсь в него, и все остальные мысли, не касающиеся ремонта, отходят на второй план. Если Вас, доктор, не беспокоят эти странности, то Вы можете смело показать мне сломавшийся предмет.
  
   Маганэ широко улыбнулась, и во взгляде её появилось одобрение.
  
   - Очень необычные качества, - признала она. - Особенно второе. Но они мне подходят.
  
   Девушка выдвинула ящик стола, достала из него силиконовое яичко и протянула его Диме. Юноша взял у неё этот предмет, ощутив пальцами его приятное мягкое покрытие, и стал осматривать со всех сторон, делая вид, что внимательно его изучает.
  
   - Перестал вибрировать, - уточнил молодой человек, давая Маганэ понять, что догадался о назначении предмета, но одновременно максимально неопределённо обозначив свою догадливость. Мол, да, это что-то вибрирующее, но для чего оно вибрирует, он понятия не имеет.
  
   - В-верно, - смущённо подтвердила девушка с лёгкой заминкой.
  
   Изучив яйцо, Дима взялся обеими руками за две противоположные его части и попробовал их повернуть против часовой стрелки, помня из своих недавних наблюдений, как доктор соединяла половинки поворотом по часовой стрелке. Тем не менее умеренным усилиям вибратор не поддался, а прилагать бо́льшие парень не рисковал, чтобы зажимы не сломать.
  
   - Там, вероятно, фиксаторы, - услышал он подсказку Хёки через скрытый наушник. - Половинки, скорее всего, надо сдавить навстречу друг другу, чтобы преодолеть зажимы.
  
   Юноша воспользовался этим советом, и части легко повернулись, после чего изделие распалось на две половинки. Осмотрев внутренние их стороны, Дима увидел плоскую металлическую батарейку в пластиковом фиксаторе и шляпки маленьких крепёжных шурупчиков, расположенных по периметру окружностей.
  
   - Элемент питания, как я полагаю, новый, - уточнил он.
  
   - Да, только сегодня меняла, - расстроенно подтвердила доктор. - Ну как? Это... можно будет починить?
  
   - Думаю, можно. Аппарат вполне ремонтопригоден.
  
   - Хорошо! - воспряла духом врач. - И как... скоро?
  
   - Наверное, уже завтра отдам.
  
   - Ура! - Маганэ радостно рассмеялась и, порывисто притянув Диму к себе за пояс штанов, обняла его. - Это очень важная и редкая вещь! Ты здорово выручишь меня, Танукичи. Ох! Как я рада!
  
   А юноша тем временем замер, ощутив девичьи ладошки на своей голой спине и упругие полушария, прижавшиеся к его животу. Он слегка прибалдел и таял, стоя́ в приятных женских объятиях. Вот только в штанах его снова стало тесно, так что девушка быстро ощутила нарастающую твёрдость.
  
   - Ого, Окума, - с притворной тревогой сказала она. - Мне кажется, или твоя опухоль снова даёт о себе знать?
  
   - Эм... Маганэ-сама, я...
  
   - Всё-таки я немного поспешила с предварительным диагнозом, Танукичи-кун, - мягким голосом перебила врач Диму, продолжая слегка поглаживать его выпирающий бугор на брюках. - Если новообразование доброкачественное, то оно не нуждается в оперативном вмешательстве, - добавила она, хитро посверкивая глазами. - Его надо просто наблюдать.
  
   - А... это хорошо, - робко улыбнулся юноша.
  
   Маганэ отпустила парня и позволила ему отступить на шаг.
  
   - Раздевайся, - приказала она.
  
   - Что?
  
   - Снимай одежду, Танукичи. Я собираюсь тебя осмотреть.
  
   - Я-ясно, - откликнулся Дима, опять начиная волноваться. - До... трусов раздеваться? - уточнил он, укладывая на стол половинки вибратора.
  
   - А где у тебя опухоль, дорого́й? - спросила доктор, иронично улыбаясь. - Естественно, догола, а иначе как я её увижу? И не беспокойся ни о чём, - заверила она мягким голосом. - Я - врач, поэтому стесняться тут нечего.
  
   Девушка откинулась в кресле и уставилась на парня с развратным выражением на лице. Глаза́ её маслено поблёскивали. Она приняла правила его игры и выглядела очень довольной. Сейчас Маганэ мало походила на медика, напоминая больше посетительницу стрип-клуба. И Диму почему-то очень возбуждал её раздевающий взгляд, он даже невольно облизнулся, глядя на зрительницу.
  
   "О боже! - подумал парень, сдерживая нервный смешок. - Сейчас бы интимную музыку включить - и совсем было бы круто".
  
   Он снова облизнулся, но теперь уже намеренно, с соблазняющей улыбкой глядя девушке в глаза, и стал расстёгивать ремень на поясе. Дима старался двигаться плавно и изящно, спуская вниз брюки. Ему требовалось разуться, чтобы их снять, а чтобы получилось сексапильнее, он повернулся к Маганэ спиной, наклоняясь к шнуркам, и слегка оттопырил попку. Юноша полагал, что эта поза должна выглядеть соблазнительно даже для женщин. Тем более что фигура у юного Танукичи была очень даже ничего, а булочки выглядели весьма упругими и аппетитными.
  
   Развязывая шнурки, молодой человек ощутил лёгкий шлепок по своей попе и, обернувшись назад, встретил возбуждённый взгляд зрительницы.
  
   - Раздевайся-раздевайся, - проворковала она, поедая его тыл голодным взглядом. - Это был обычный тест на упругость мышечных тканей. Только и всего.
  
   Дима распутно улыбнулся девушке, снял с себя обувь, затем штаны и, наконец, выпрямился. Повесив брюки на спинку стула поверх рубашки и пиджака, он повернулся к Маганэ лицом, и стал хорошо заметен его стояк, оттопыривающий трусы-боксёрки. Медленно, словно смущаясь, юноша потянулся к резинке на своём поясе, но врач отрицательно покачала головой и поманила его пальчиком к себе.
  
   Взволнованно облизнув губы, молодой человек приблизился, чувствуя себя так, будто подходит к дикому зверю: уж больно алчно сверкали глаза Маганэ. И, конечно же, она сцапала его, заключив в объятия, и жадно притянула к себе.
  
   - А ты плохой мальчик, о-о-очень плохой, - проворковала леди, скользя ладонями по голому торсу юноши.
  
   Левая рука её опустилась на попу и стала гладить упругие ягодицы, пощипывая их через ткань. А правая, нырнув под резинку трусов, добралась до возбуждённого органа и прошлась пальчиками по его стволу.
  
   - Вау, какой он у тебя классненький, Танукичи, - прошептала доктор, предвкушающе улыбаясь и продолжая гладить член.
  
   Она добралась подушечками пальцев до его основания, ладошкой образовала лодочку, слегка охватывая ствол с боков, и мягкая головка прижалась к её запястью.
  
   - И размер тот что надо! - добавила Маганэ радостно, сверкнув глазами. - Ты очень хороший пациент, Окума. Пожалуй, я возьмусь за твоё лечение.
  
   - Ох, спасибо огромное, - обрадовался Дима. - Значит, у меня там всё хорошо?
  
   - Сейчас посмотрим, - подмигнула врач и, оттянув резинку трусов, спустила их вниз, обнажая мужское достоинство. - М-м-м, выглядит очень доброкачественно, - промурлыкала она, поедая глазами возбуждённый орган. - Очень-очень...
  
   Затем девушка крепко сжала его в кулаке, заставив парня ойкнуть от неожиданности, и испытывающе посмотрела тому в глаза.
  
   - Если кто-то не будет болтать языком лишнего, - предупредила она елейным голосом, - то оперативного вмешательства не потребуется.
  
   - Я - нет! Ни в коем случае! - искренне заверил парень, сложив ладошки перед грудью для убедительности.
  
   - М-м-м, какой ты умничка, - промурлыкала Маганэ, растягивая губы в довольной улыбке. - Хороший мальчик, - похвалила она, и крепкая хватка на мужском органе превратилась в мягкие ласкающие поглаживания. - Хочу только предупредить, - добавила врач притворно грустным голосом, - что новообразования такого вида не лечатся и требуют постоянного наблюдения.
  
   - Я понимаю, - кивнул Дима, с трудом сохраняя серьёзное лицо, вот только в глазах его плясали чёртики, выдавая ликование с головой.
  
   - Но есть и хорошая новость для тебя, - улыбка девушки стала плотоядной. - Я знаю прекрасную терапию, которая поможет снимать разные беспокоящие симптомы и сделает твою жизнь приятной и комфортной.
  
   Свободной рукой врач открыла ящик своего стола, достала из него что-то, и секунду спустя перед глазами юноши появилась упаковка презерватива.
  
   - Как ты смотришь на то, чтобы опробовать этот метод, Танукичи? - искушающе спросила девушка.
  
   - Я целиком и полностью доверяюсь Вам, доктор, - ответил Дима, взволновано облизнув гу́бы. - Если Вы считаете, что данная терапия поможет мне, то я с радостью её приму.
  
   - Умф-ф-ф! - возбуждённо выдохнула Маганэ и, притянув юношу к себе за шею, впилась ему в губы жадным поцелуем.
  
   Парень почувствовал, как в рот к нему проникает бархатный язычок, покрытый сладковатыми слюнками, начинает хозяйничать внутри, и у него закружилась голова от удовольствия.
  
   - Анализ слюны в норме, - весело резюмировала доктор, оторвавшись от пациента через десяток секунд. - А сейчас марш в койку, - она повернула Диму к себе спиной и легонько шлёпнула его по попе, задавая направление движения в сторону шторки, огораживающей кроватную зону. - Начнём процедуры прямо сейчас, чтобы не запускать ситуацию.
  

Глава 8. Экстренная терапия

К содержанию

   Избавившись от трусо́в, молодой человек снял покрывало с кровати, на которой чуть раньше лежал Сота, и лёг на белую чистую простынку лицом вверх. Дима чувствовал лёгкую дрожь от волнения, которое в большей степени было вызвано сладостными ожиданиями предстоящих событий, а потому его член исправно держал стойку и даже слегка гудел от переполняющего его давления.
  
   От умывальника в кабинете слышался плеск воды, но через полминутки он прекратился, и мягкие, едва слышимые шаги стали приближаться. Шторка отодвинулась, и за неё скользнула девушка в расстёгнутом белом халате, наброшенном на голое тело. Она с хищной улыбкой на губах окинула взглядом лежащего на постели юношу. Глаза́ её на пару секунд остановились на приподнятом над животом эрегированном члене, затем взгляд Маганэ переместился на лицо парня и тот увидел плотоядное предвкушение в её глазах.
  
   Быстро скинув с ног туфельки, она забралась на постель и уселась верхом на Димины ноги, прижавшись мокрой промежностью к одной из его коленок. Судя по прохладе влаги, которую юноша ощущал своей кожей, это была вода. Но стоило девушке немного надавить сверху, слегка обволакивая коленку парня пушистыми складочками, как ощущения того стали гораздо более горячими.
  
   Рука Маганэ потянулась к мужскому орудию и с удовольствием ухватилась за ствол, сжимая его и пробуя на твёрдость.
  
   - Хорошенький огурчик, - промурлыкала она. - Крепенький и о-о-очень соблазнительный.
  
   Врач достала из кармана халата квадратную упаковку с презервативом и помахала ею в воздухе.
  
   - Расслабься, парниша, и не волнуйся ни о чём. Милая Маганэ обо всём позаботится.
  
   Услышав, как доктор себя назвала, уловив весёлые интонации в её голосе, Дима перевёл взгляд с фигуры девушки на её лицо, и глаза́ его невольно расширились. Сейчас своей мимикой, прищуренным взглядом и хитрой улыбкой Маганэ очень напомнила одноимённого с ней персонажа из другого аниме. Ей только острых зубов во рту не хватало для полноты картины. [1]
  
   - Милая Маганэ, - повторил юноша с лёгкой оторопью в голосе.
  
   - Да, Танусик? Что-то не так? Что тебя так удивило?
  
   - А... ничего... Почему Вы меня парнишей назвали?
  
   - А ты разве девочка? - доктор притворно округлила глаза и рассмеялась.
  
   - Нет, я - парень, - в ответ улыбнулся Дима. - Но Вы до сих пор со мной были менее фамильярной.
  
   - А раньше мы и не были так близки, как сейчас. Если девочка сидит голышом на твоих коленках, парниша, то нет ничего странного в том, что она и разговаривает с тобой по-простому. Но давай не будем сейчас отвлекаться, сладенький.
  
   Улыбка Маганэ вновь стала хищной, и юноша взволнованно облизнул гу́бы, в очередной раз уловив сходство доктора с зубастой девчонкой, если и не внешностью, то какой-то общей манерой поведения.
  
   - М-м-м, Танусик, ты чего такой перепуганный? Разве я страшная? - спросила девушка притворно-расстроенным голосом. - Или, может быть... - глаза́ её азартно засверкали. - Скажи честно, Окума. Ты - девственник?
  
   Дима замялся с ответом, потому что, с одной стороны, он как личность девственником уже не был, однако, с другой - тело, в котором он сейчас пребывал, оставалось невинным в том смысле, как это принято понимать по отношению к мужчинам.
  
   - М-м-м, так не пойдёт, - проворковала Маганэ и весело погрозила парню упаковкой презерватива. - Скажи что-нибудь. Ты слишком напряжён, Окума. Не волнуйся. Я никому твою тайну не раскрою. Просто ответь, был ли этот огурчик, - девушка покачала пальцем другой руки напряжённый орган, - хоть раз у девочки в домике?
  
   А вот на этот вопрос Дима мог ответить вполне однозначно.
  
   - Не́ был... - сказал он, слегка покраснев, - ни разу.
  
   - Ва-а-ау! Какой приятный сюрприз! - радостно пропела девушка. - Танусик, ты не устаёшь меня удивлять. Я, конечно, понимаю, что девственников в нашей академии хоть отбавляй, но что сын Дзэндзюро таковым окажется, не ожидала никак. Неужели ты для меня сохранил свою ягодку? М-м-м, как это ми-и-ило. Моё девичье сердечко сжимается от удовольствия.
  
   Глядя парню в глаза, девушка разорвала упаковку презерватива и вынула из неё резиновый кружок.
  
   - Не беспокойся, Танукичи. Я буду нежной, - промурлыкала Маганэ. - Сделаю так, что ты надолго запомнишь свой первый раз.
  
   Она склонилась к члену парня, надела кружок на его головку и, захватив её губами, стала насаживаться ртом на ствол, попутно расправляя презерватив. Дима сотни раз видел подобный приём в различных порнофильмах, но сам испытывал его первый раз, и ощущения охватывающего член тугого плотного тепла оказались потрясающе приятными.
  
   Закончив с надеванием презерватива, девушка сделала ещё несколько поступательных движений, очень приятно посасывая и массируя ртом мужскую конфетку, пото́м оторвалась от неё и насладилась выражением сладкого балдежа на лице юноши. Плотоядно облизнув губки, она встала на четвереньки и начала медленно надвигаться на парня, переступая ладонями и непрерывно глядя тому в глаза.
  
   Очень скоро лицо Маганэ оказалось почти вплотную к Диминому.
  
   - Запомни этот момент, - шепнула она ему в самые губы. Девушка сделала плавное движение бёдрами, подцепив своей промежностью ствол члена и отогнув его вверх и назад. - Ты находишься на са́мом пороге от того, чтобы стать мужчиной, и очень скоро я тебя через него проведу.
  
   Попка её стала опускаться вниз, направляя упругую головку вдоль своих мягкий складочек и лаская ею себя снаружи. Прослойка презерватива была такой тонкой, что Дима её почти не ощущал. И его возбуждённый орган во всех подробностях чувствовал рельеф женской киски, её потрясающую, обволакивающую спереди и немного с боков, горячую нежность, упругую выпуклость клитора, скользящего по стволу вниз и слегка буравящего его поверхность своей остренькой головкой. Он ощутил пульсирующий и приоткрывающийся подобно маленькому рту вход во влагалище, который, коснувшись члена, пахнул на его головку жаром, а потом слегка охватил её и сжался, выталкивая наружу и словно облизывая. Однако тепло странным образом усилилось. Дима ощутил, как оно буквально стекает по его члену вниз, распространяясь по стволу от головки до са́мого основания, а затем окутывает и яички.
  
   - Моё лоно производит очень много смазки, - весело сказала Маганэ и лизнула юношу в щёку. - С одной стороны, это удобно. Мне никогда не приходится пользоваться лубрикантом, мой организм быстро вырабатывает свой собственный в больших количествах. А с другой - есть и досадные минусы. - Девушка с шутливым недовольством наморщила нос. - От большого количества смазки трение хуже чувствуется, - посетовала она и подмигнула парню. - Но я справилась с этой проблемой, - на губах шатенки зажглась довольная улыбка, - научилась сжимать свою пещерку и выдавливать излишки сока наружу. Чувствуешь, какой он у меня горяченький? По глазам вижу, что чувствуешь. В них столько миленького удивления, которое меня очень заводит!
  
   Маганэ захватила рот парня жарким поцелуем и сразу ворвалась в него языком, по-хозяйски занимая эту территорию и исследуя её. А попка девушки при этом слегка пританцовывала круговыми движениями, так что киска её энергично ласкалась о член, то приоткрывая зев и охватывая им головку, то сжимая его и выталкивая её назад вместе со смазкой. И горячие струйки вязкой жидкости возобновляли свой ток по стволу, покрывая его всё больше и больше скользким слоем.
  
   Девушка будто дразнила Диму, тело которого начинало дрожать всё сильнее в ожидании волнительного слияния. Он даже начал мычать и постанывать от этой жажды. И когда Маганэ неожиданно захватила мужское орудие в свой бархатный омут, насадилась на него до са́мого основания и крепко сжала, юноша вскрикнул от пронзившего его удовольствия, но жадный рот, продолжающий его целовать, заглушил эти звуки.
  
   - М-м-м, до чего же приятный у тебя голосок, Танукичи, - проворковала девушка, прерывая поцелуй. Она облизала своим язычком чувственно приоткрытые губы парня и развратно улыбнулась. - Только что этим вкусненьким стоном ты знаменовал потерю своей девственности. Ох! Как это классно звучало! Моё сердечко просто пропело от удовольствия. Ну давай, порадуй меня ещё раз.
  
   Влагалище Маганэ стало тягуче сжиматься, массируя захваченный член волнообразными движениями и вызывая у Димы головокружительные ощущения. Прошло лишь несколько секунд, и он снова вскрикнул от охватывающего его кайфа, а девушка вновь съела этот звук поцелуем, подловив момент, когда рот парня стал приоткрываться.
  
   Не прекращая целоваться, Маганэ плотоядно заурчала, будто хищница, поглощающая добычу, и бёдра её стали плавно двигаться, добавляя к внутренним сжатиям поступательные движения, которые сделали ощущения юноши ещё ярче и острее.
  
   "Ох! Боже! Что она со мной творит?! - мысленно простонал Дима. - Так приятно, господи!"
  
   Наслаждение парня было столь мощным и всеохватывающим, накрывающим с головой, что он непременно бы кончил уже сейчас, если б не фора, которую Хёка обеспечила ему своим минетом и не столь давним оргазмом.
  
   "Боже! Боже! Боже!" - мысленно восклицал Дима и содрогался по мере того, как движения девушки ускорялись и набирали амплитуду.
  
   - О-о-ох, Танукичи! - прерывисто выдохнула она и, захватив член на всю длину, снова туго сжала его своим сильным лоном, выталкивая наружу новые струйки смазки. - Ты здорово держишься, - похвалила Маганэ с довольной улыбкой на губах. - Предлагаю небольшое соревнование на выносливость, - добавила она. - Это будет борьба двух начал, женского и мужского, до тех пор, пока кто-нибудь из нас не сдастся. Ты ведь понимаешь, о чём я? - промурлыкала шатенка, коварно улыбаясь.
  
   Дима почувствовал, как девушка оплетает его но́ги своими, будто гибкими змеями, и фиксирует в очень плотном захвате, ру́ки её обвились вокруг шеи парня и тоже крепко сжались. Уже через пару секунд он ощутил себя настолько основательно пленённым, что не смог бы вырваться из этих объятий при всём своём желании. Увидев изумление в глазах соперника, Маганэ возбуждённо рассмеялась.
  
   - Это моя фора тебе, - пояснила она с кошачьей мягкостью в голосе. - Мне очень нравится использовать захваты джиу-джитсу во время постельных развлечений. Ох, как же приятно связывать парня собой! А когда я чувствую, насколько крепко его спеленала, у меня просто крышу сносит от удовольствия. Вот и сейчас... я еле держусь... В-в-в! Извини, Танукичи, кажется, я буду сейчас очень эгоистична и груба. А теперь... обязательное приветствие перед схваткой, - Дима ощутил, как крепко сдавила девичья пещерка его бойца. - И начали!
  
   Маганэ резко навалилась сверху, ещё сильнее стиснула его в своих объятиях и стала страстно двигаться, совершая толчки в быстро ускоряющемся темпе. С каждым полным погружением её лоно становилось очень тугим, будто пытаясь подобно питону задушить свою добычу в смертельных объятиях. Однако вслед за этим его хватка слегка ослабевала и оно плавно скользило вверх, выпуская из себя примерно две трети ствола, а пото́м резким толчком вновь захватывало его до са́мого основания и снова туго сжимало.
  
   Оказавшись под таким мощным натиском, Дима закатывал глаза, переживая острые ощущения. Однако те были, пожалуй, чересчур грубы, чтобы быстро продвигать парня к разрядке. Конечно же, ему было очень приятно, но если Маганэ и затеяла с ним сексуальную борьбу, то играла в большей степени в поддавки. Каждым движением и толчком она демонстрировала глубокую увлечённость своим собственным удовольствием, напоминая страждущего человека, который, преодолев пустыню, жадно пьёт. Она двигалась именно так, как ей хотелось, страстно наслаждаясь юношеским телом, извлекая для себя максимальное удовольствие и целеустремлённо двигаясь к вратам личного рая.
  
   В какой-то момент наездница остановила свой бешеный галоп, переходя от амплитудного тверка к мелким, едва заметным движениям и налегая в основном на вагинальные сжатия, от силы которых Дима охал и постанывал в её крепких объятиях. Леди же, словно жалея его, всхлипывала и вздрагивала, будто в плаче. В груди́ её нарастал сперва тихий, но постепенно набирающий громкость стон. А пото́м Маганэ вскинулась и, порывисто заткнув себе рот ладонью, глухо закричала, содрогаясь в мощных импульсах разрядки. И вместе с ней улетел и молодой человек, остро ощущая оргазм девушки по судорожным пульсациям лона и балдея от этого ничуть не меньше, чем от собственной разрядки. Это было в большей степени психологическое удовольствие, но возбуждение оно подстёгивало ничуть не хуже, а то и сильнее, чем физическая стимуляция. Так что ближе к концу этой восхитительной концовки юноша сам уже вплотную приблизился к своему пику.
  
   Однако кончить он не успел. Маганэ замерла на пару секунд с полуприкрытыми глазами, а затем легла на него сверху и томно расслабилась, отпуская все свои хватки, в том числе и внутреннюю, которой совсем недавно сдавливала и тискала член.
  
   "Ох, какое потрясное вышло лечение! - мысленно восхитился Дима и возбуждённо облизнул гу́бы. - До чего же крутая целительница эта Маганэ. Как же здорово мне с ней повезло".
  
   Юноша по-прежнему учащённо дышал, и сердце его бешено колотилось, но постепенно дыхание успокаивалось и чехарда с ощущениями затихала. По телу уже не бродило блуждающее электричество, покалывавшее мышцы и заставлявшее их подрагивать. Кипящий от возбуждения котёл в паху тоже постепенно сбрасывал своё давление. Однако член по-прежнему напряжённо пульсировал и гудел, жалуясь, что его оставили в покое в самый ответственный момент.
  
   Вот только Дима особо не переживал по этому поводу. Он наслаждался ощущениями, которые становились всё тоньше по мере того, как сексуальное напряжение, занимающее всё его восприятие, умеряло свой накал. Юноша почувствовал, например, что расслабленная пещерка, окутывающая его приятеля, продолжала потихоньку сжиматься, будто проверяя, на месте ли воин, не ушёл ли, не выскользнул, готов ли к новым подвигам. И стоило парню слегка прогнуться в талии, извлекая член наружу, как влагалище моментально туго сжалось, словно ловя беглеца, а бёдра девушки надавили сверху, возвращая его обратно.
  
   Маганэ зашевелилась, будто пробуждаясь ото сна, и плавно уселась в позу наездницы, глядя на Диму сверху вниз слегка осоловевшими глазами.
  
   - О-о-ох, как же классно я разрядилась, - томно вздохнула она, растягивая губы в балдеющей улыбке. - Давно уже так не... - доктор замялась с выбором разрешённого термина.
  
   - Пыхала, - подсказал ей юноша, тоже улыбаясь.
  
   - Пыхала? - переспросила девушка и рассмеялась. - Да, давно не пыхала так сильно, с тех пор как муж от меня сбежал.
  
   У Димы глаза засверкали от любопытства, и Маганэ, заметив это, пресекла возможные вопросы.
  
   - Это всё неважно, - сказала она, и влагалище её снова крепко сжалось, сдавливая твёрдый орган, который не только не думал мякнуть, но, казалось, даже ещё больше воспрял от столь пикантного внимания к своей персоне и дружеских объятий с женской стороны.
  
   - Боже, Танукичи, как же классно чувствовать твоего дружка, - промурлыкала девушка, прикрывая глаза́ от удовольствия. - Мне очень нравится ощущать мужскую твёрдость у себя внутри. Но отдельную ценность эти впечатления обретают после... пыха. - Она посмотрела парню в глаза и с улыбкой кивнула, словно поблагодарив его за хороший термин. - Поэтому мне очень нравится разряжаться раньше мужчины, чтобы пото́м всласть насладиться его великолепным величием... Хе-хе, в моём домике. Но ты не беспокойся, парниша, без медицинской помощи я тебя не оставлю. В конце концов, я приносила клятву Гиппократа, чтобы просто так не бросить больного без своего участия.
  
   Маганэ привстала, выпуская из себя член, отсела немного назад и ловко одним движением сорвала с него использованный презерватив. Дима ощутил прохладную влажность, которая из-за притока свежего воздуха охватила его промежность, но не придал этому особого значения. Доктор же тем временем положила резинку в левый карман халата, а из правого извлекла упаковку второго презерватива.
  
   - Прям как чувствовала, что он понадобится, - весело сказала она.
  
   Разорвав квадратик, девушка извлекла из него новый кружок и без промедления надела его на головку члена, после чего быстро раскрутила пальцами тонкую плёночку по всему стволу.
  
   - Извини, если ожидал от меня чего-то более пикантного, - подмигнула Маганэ. - Не люблю повторяться. Да и второй раз, - она покрутила указательным пальцем возле своего лица, - уже не столь значим, чтобы обставлять его особой праздничной помпой. Провернём всё по-быстренькому.
  
   Девушка продвинулась вперёд, ухватила мужской орган правой ладонью и направила его в себя. Попка её стала опускаться, и Дима тихонько охнул, ощутив, как приятель его погружается в горячее и плотное нутро. Через пару секунд он оказался полностью проглочен и крепко сжат, а рот юноши чувственно приоткрылся от удовольствия.
  
   - Ох, боже, Танусик, какой же ты миленький, когда так балдеешь, - промурлыкала доктор и прилегла сверху на своего пациента, располагаясь так, чтобы видеть его лицо с максимально близкого расстояния. Она стала вытворять с пленником такие волшебные вещи, массируя его своим лоном, что Дима невольно вскрикнул через несколько секунд, и рот его был моментально закрыт девичьей ладонью.
  
   - Тише ты, обормот, - весело пожурила она. - Звукоизоляция в кабинете не идеальная.
  
   Вот только ласки Маганэ продолжались, и юноша чувствовал, как неуклонно взлетает на небеса её усилиями.
  
   - Ох, Танукичи, - с притворным огорчением посетовала доктор. - Твоя проблема оказалась сложнее в излечении, чем я думала.
  
   Попка её стала совершать плавные движения вверх-вниз, заставив пульсирующий от возбуждения орган скользить в тугом тоннеле и вырвав у Димы новый стон, но только уже значительно приглушённый ладонью, прикрывающей рот.
  
   - Мне жаль так говорить, ты ведь страдаешь, - с притворным сочувствием призналась доктор, - но меня, как врача, стойкость твоего недуга только радует. Он позволяет мне проявить всё моё медицинское мастерство и получить максимальное удовлетворение от победы над болезнью.
  
   Чувствуя, что тело его буквально вскипает, Дима прикрыл веки, выгнулся, приготовившись кончить, однако лоно девушки грубоватыми неритмичными сжатиями сбило надвигающийся оргазм, вынудив его отступить. Юноша изумлённо распахнул глаза и увидел хищную улыбку на очаровательном лице склонившейся над ним женщины.
  
   - Тише-тише, - проворковала она с садистскими интонациями в голосе. - Поспешность в этом методе недопустима. Мы должны как следует подготовить разрешение проблемы, чтобы терапия получилась максимально действенной.
  
   - В-вам в-виднее, доктор! - порывисто выдохнул парень, чувствуя себя между адом и раем от переполнявших его сумасшедших ощущений.
  
   - М-м-м, да-а-а, - произнесла Маганэ, окатывая губы юноши жаром, идущим изо рта, и тот увидел нарастающий огонь желания в её глазах, показывающий, что она тоже неслабо возбудилась. - Я рада, Танукичи, что ты мне доверяешь.
  
   Девушка снова подвела Диму к са́мому порогу блаженства, заставив его судорожно хватать ртом воздух, и снова не позволила его пересечь, сбивая разрядку крепкими сжатиями.
  
   - Ш-ш-ш-ш, потерпи ещё немного, парниша, - прошептала девушка и тихо рассмеялась. - Уже скоро всё закончится, мой дорогой.
  
   Но парень плохо воспринимал окружающую действительность, и слова́ её почти не достигали его сознания. Выгибаясь и содрогаясь всем телом, он чувствовал себя перегретым котлом. Маганэ не просто не давала ему разрядиться, она ещё и держала его на са́мом пороге, вынуждая сгорать от желания кончить и каким-то образом наращивая сексуальный потенциал.
  
   Сколько времени это продолжалось, изнемогающий юноша не смог бы ответить, ему казалось, что прошла целая вечность, пока девушка вдруг не зарычала, как зверь, и не разразилась серией резких фрикций, буквально вбивая в себя твёрдый пульсирующий штырь. И под конец, судорожно стиснув парня в объятиях, она вновь заткнула себе рот рукой и глухо закричала, выплёскивая в этом крике весь бешеный накал своего блаженства.
  
   Дима ощутил сладостные сжатия женского лона, и это стало последней каплей, сдетонировавшей его избыточный заряд. Ему показалось, что в паху у него родилась сверхновая и мощнейшим взрывом разнесла весь мир вокруг, превратив его в горнило запредельного кайфа. Парень думал, что вопит на всю академию, но на са́мом деле он беззвучно открывал и закрывал рот, не будучи в силах издать ни единого звука перехваченным от зашкаливающих ощущений горлом.
  
   Пламя наслаждения бушевало в его организме, сжигая его изнутри, а девушка содрогалась от своего кайфа, вздрагивая снова и снова и сдавливая юношу так крепко, словно пыталась задушить. Однако Диме такое крепкое радушие было лишь в кайф. И пусть дышать становилось сложнее - ему казалось, что женское удовольствие проникает в него и смешивается с его собственным, создавая потрясающий коктейль.
  
   Постепенно бушующая стихия схлынула и на смену ей пришёл блаженный томный релакс. Хватка Маганэ тоже ослабла, так что юноша смог вздохнуть полной грудью. Он приоткрыл глаза́ и с улыбкой отметил, что окружающий мир остался цел.
  
   "Боже, как классно!" - подумал Дима и вновь сомкнул веки. Тело его расслабилось, и он, чувствуя умиротворение, стал погружаться в дрёму.
  
   Сноски к главе:
   [1] Дима имел в виду Маганэ Чикуджоин из аниме Re-creators. У доктора было такое же выражение лица и улыбка, как у этой девушки
  
   0x01 graphic
  

Глава 9. Ламбендо Сомнум

К содержанию

   Парень очнулся почти сразу, как только Маганэ зашевелилась. Он открыл глаза́ и увидел томное личико доктора.
  
   - М-м-м, как хорошо, - промурлыкала она, поднимаясь в позу наездницы. - Здорово мы с тобой оторвались, Танукичи.
  
   Дима почувствовал, как его вялый орган сжало тёплое влагалище, и на лице шатенки промелькнуло огорчение.
  
   - Поздравляю, кстати, с успешным преодолением кризиса, - с улыбкой сообщила она. - Проблема твоя благополучно разрешилась, так что сегодняшнюю процедуру можно считать оконченной.
  
   Доктор приподнялась на коленках, выпуская из своего лона павшего бойца, облачённого в резиновую одежду. Вслед за ним наружу выплеснулась приличная порция белесой жидкости и растеклась тёплой лужицей у парня по животу. Она слегка напоминала сперму, и Дима, увидев её, обманулся, не разглядев с испуга, что жидкость эта гораздо светлее и прозрачнее.
  
   - Он что, порвался? - взволнованно спросил юноша, подразумевая презерватив.
  
   Маганэ непонимающе захлопала глазами.
  
   - Чего? - переспросила она, но пото́м проследила за взглядом парня и рассмеялась. - Боже, Танукичи, ты меня смешишь. Орудие твоё сроду бы не смогло столько настрелять. Или же... - доктор хитро прищурилась, - ты у нас рекордсмен по производству мужского молочка?
  
   - А... нет... - смущённо опустил Дима глаза. - Извините за глупый вопрос... Просто эта жидкость мне напомнила...
  
   - Ну, это мой сок, Окума, о котором я тебе уже говорила, - пояснила Маганэ. - Его много выделяется. Боюсь, вся простынка под тобой уже мокренькая. Хорошо, что матрас кожаный, не промокает.
  
   Юноша только сейчас обратил внимание на влажность под своими ягодицами. Он поспешил подняться и отсесть назад, ближе к подушке, занимая сухое место. Вся его промежность и яички были покрыты больши́м количеством всё той же скользкой и киселеобразной жидкости, как будто парня основательно обкончали. А в том месте, на котором ранее располагалась его попа, на постели осталось мокрое пятно.
  
   - Ого, действительно, так много смазки, - удивился Дима.
  
   - Ну да, я ведь говорила.
  
   Юноша зачерпнул указательным пальцем немного жидкости со своего живота и понюхал её. В отличие от спермы та почти не пахла. Вернее, слабо пахла возбуждённой женщиной, и этот запах парню понравился. Он слизнул жидкость со своего пальца и ощутил почти нейтральный, слабый вкус: капельку кисленькая, чуть сладковатая, немного солоноватая и в целом довольно приятная, напоминающая по консистенции яичный белок.
  
   - Ты чего делаешь? - удивилась Маганэ.
  
   - А... ничего... - вновь замялся парень. - Просто интересно было... попробовать.
  
   - И не противно?
  
   - Нет, ни капельки, - уверенно ответил юноша. - Даже вроде бы вкусно, - улыбнулся он собеседнице и заметил её пристальный и немного странный взгляд. - Извините, если я... что-то не так сделал.
  
   - Да нет, всё нормально, - сказала доктор и поспешно опустила глаза́, как будто её что-то смутило. - Ну ладно, надо одеваться и в порядок себя приводить! - предложила она нарочито оживлённым голосом. - Снимай с себя эту резинку и давай мне, я выброшу.
  
   Дима аккуратно снял с члена презерватив, постаравшись не разлить его содержимое, и, зажав пальцами отверстие, немного помял другой рукой, проверяя целостность. Резиновая оболочка оказалась герметичной и сперму наружу не пропускала.
  
   - Что, до сих пор сомневался? - улыбнулась девушка.
  
   - Да нет, так, на всякий случай... ну... интересно было.
  
   - Ладно, давай его сюда, исследователь, - проворчала Маганэ и протянула к парню руку. Тот передал ей презерватив, и врач спрятала его в левый карман, к первому собрату.
  
   Вынув из тумбочки чистое полотенце, она бросила его Диме.
  
   - Оботрись пока этим. Можешь в умывальнике его намочить, или, если хочешь, дам тебе талон в душевую.
  
   - А, нет, не надо, - отказался юноша, - умывальника мне хватит вполне.
  
   - Дело твоё, я предложила, - пожала девушка плечами и взяла себе другое полотенце.
  
   Через пару минут Дима полностью отмылся и вернулся в постельный закуток. Там он нашёл свои трусы и надел их. Маганэ тем временем перестелила кровать. Старая простынь, которой девушка, скорее всего, обтёрла кожаный матрас, валялась на полу, а новая, сухая и чистая, уже красовалась на её месте.
  
   Окинув юношу взглядом и убедившись, что он чистый, доктор удовлетворённо кивнула.
  
   - Одевайся, - сказала она.
  
   - Эм... Маганэ-сэнсэй, - обратился к ней парень смущённо.
  
   - Да, Танукичи, - откликнулась леди в белом халате. Взяв в руки покрывало, она стала разворачивать его.
  
   - Я Вам... понравился?
  
   Шатенка весело посмотрела на него, и на лице её возникла миленькая улыбка, очень похожая на ту, какой она улыбалась Соте.
  
   - На комплименты напрашиваешься, парниша? - хитро спросила девушка.
  
   - Да нет, я просто...
  
   - Ладно-ладно, не оправдывайся. Я знаю, что всем мальчикам нравится, когда их гладят по головке. Ну а ты к тому же мне действительно очень понравился, поэтому приятно будет тебя похвалить. В общем, ты классный мальчик: симпатичное личико, привлекательное тело, огурчик что надо и работает хорошо. Тебе, конечно, не хватает робости и невинности. Меня это в парнях очень заводит, но и раскрепощённость твоя имеет свои плюсы. Очень, я бы сказала, жирные плюсы и большие. Хе-хе, как ты клёво передо мной раздевался, до сих пор вспоминаю с удовольствием. М-м-м, а какая соблазнительная у тебя попка. Так бы и покусала её. Но самое вкусненькое, что было сегодня, Танукичи, - это твоя девственность, - глаза́ Маганэ томно прикрылись, и на лице её отразилось сладкое удовлетворение. - Моя́ киска прям мурчит от удовольствия, что ей дали слопать её. Ох, такое ла-а-акомство, - пропела она и открыла глаза́.
  
   - Но я больше не девственник, - огорчённо вздохнул Дима.
  
   - Ну и что, - бодро откликнулась доктор. - Понятно, что девственность - это деликатес и она одноразовая. Однако в тебе и кроме неё есть много достоинств, чтобы тебя хотеть. Короче, парнишка, если ты переживаешь, захочу ли я снова тебя осмотреть, то даже не бери в голову. Можешь заходить в любое рабочее время на процедуры, я с удовольствием тебя полечу. - Маганэ сделала паузу, разворачивая покрывало, и многозначительно добавила: - Скорее, тебе надо озаботиться другим вопросом, Окума.
  
   Набросив прямоугольник красновато-бежевой плотной материи на кровать и выровняв его, она испытывающе посмотрела на парня.
  
   - У тебя есть серьёзная проблемка, дорого́й, - сказала девушка, хищно сверкнув глазами. - Я имею в виду твоё здоровье, конечно. И как лечащий врач я назначаю тебе обязательные процедуры не менее трёх раз в неделю. Обязательные, понял меня? Чаще можно приходить, - жизнерадостно пояснила доктор, - но реже нельзя. Несоблюдение лечебного графика может быть очень опасно... для твоего огурчика, сладкий.
  
   Маганэ объяснила это с очаровательной миленькой улыбкой на лице, и мимика её отражала участие и заботу. Вот только в глазах девушки Дима увидел добродушное предупреждение сытой пантеры, от которого у него лёгкий озноб пробежал по спине и которое совершенно не хотелось игнорировать.
  
   - Я понимаю, доктор, - кивнул юноша, всем видом своим показывая прилежность. - Здоровье - это очень важно.
  
   - Ну и умничка, - промурлыкала очень довольная врач, одаривая Диму флюидами тепла, излучаемыми её очаровательным личиком. Напоследок она глянула в центр его тела, прикрытого трусами, и с сожалением отвернулась. - Ну что, одеваемся? - предложила девушка.
  
   - Да... наверно... - неуверенно откликнулся парень, скромно постреливая на неё глазами, словно испытывая колебания и желая что-то сказать. Маганэ это заметила и вопросительно наклонила голову.
  
   Дима нерешительно мялся, опасаясь перегнуть палку. "Всё хорошо в меру", - думал он. Однако последний взгляд девушки и кое-какие сигналы, которые она посылала ранее, наталкивали парня на мысль, что замыслы его могут найти должный отклик.
  
   - У тебя что-то ещё, Танукичи? - нарушила молчание доктор. - Не стесняйся, говори. Мы с тобой теперь свои люди.
  
   Юноша решил, что одним вопросом ничего не испортит, и поднял на собеседницу глаза.
  
   - Э-э-э... Маганэ-сама, скажите, пожалуйста... если можно... Мне показалось или вы всё же почувствовали огорчение от того, что... победили мой недуг... ну... на сегодня.
  
   Девушка непонимающе посмотрела на него, пото́м ласково улыбнулась и, наконец, рассмеялась.
  
   - Боже, Окума! Ты что, переживаешь из-за такой ерунды? Я же сказала, всё было классно. Я осталась очень довольна тобой и в полной мере удовлетворена. Не загоняйся такими мыслями.
  
   - Нет, я не переживаю, честное слово. Но... не могли бы Вы всё же ответить на мой вопрос? Просто хочется это знать.
  
   Маганэ озадаченно посмотрела на юношу, не понимая его мотивов, и пожала плечами.
  
   - Если так хочешь, отвечу, мне несложно. М... Видишь ли, солнце, у меня уже почти полгода не было нормального... "пациента". Моё волшебное яичко, как ты понимаешь, не в счёт. Поэтому, конечно, я хоть сейчас не отказалась бы от добавки. Однако я не дура и прекрасно понимаю, что у каждого мужчины есть свой предел и, ко́ли "недуг" его побеждён, не сто́ит ожидать, что он быстро проявится, - она подмигнула парню и добавила: - К тому же я хочу поберечь своего драгоценного Танусика на будущее, - лицо девушки опять озарилось очаровательной улыбкой, превращая её в сказочную фею, и она благодушно спросила: - Ну что, я ответила на твой вопрос?
  
   - Да, - кивнул Дима, азартно покусывая гу́бы. - Я всё понял. - Он посмотрел собеседнице в глаза и с притворной грустью вздохнул. - Понимаете, Маганэ-сэнсэй... тут такое дело. У меня как бы... есть ещё один недуг... и если Вы не устали как врач, то не могли бы его продиагностировать?
  
   Глаза́ девушки расширились в искреннем изумлении.
  
   - Что? Ещё одна опухоль?! Где?! - весело воскликнула она и рассмеялась.
  
   - Нет, это не опухоль доктор, - ответил Дима, опуская глаза, и прикусил нижнюю губу, чтобы скрыть улыбку.
  
   - Ох, как жаль, любопытно было бы глянуть на вторую.
  
   - Всё гораздо серьёзней, - скорбно подчеркнул парень и вздохнул.
  
   - Ох, так-так-так, - откликнулась Маганэ озабоченным тоном и присела на постель. - Что ж ты мне раньше-то об этом не рассказал? Ну ладно, не будем останавливаться на частностях. Я тебя внимательно слушаю, Танукичи. Что ещё тебя беспокоит?
  
   - Маганэ-сэнсэй, у меня случаются обмороки.
  
   Глаза́ девушки расширились теперь уже в неподдельном удивлении. На пару мгновений она прекратила игру, озадаченно посмотрев на Диму.
  
   - Обмороки? - уточнила она, плохо, видимо, понимая, как эта проблема может быть связана с сексом.
  
   - Да, - подтвердил юноша, - очень странные, и они меня... беспокоят.
  
   - Ну ладно, продолжай, - сказала врач недоумённо. - Что это за обмороки, как они проявляются и в каких случаях возникают?
  
   - В общем, это связано с запахом, - пояснил Дима. - С очень приятным женским запахом, от которого у меня кружится голова. А пото́м вдруг бац - и я теряю сознание, возвращаясь в чувства через некоторое время.
  
   Недоумение на лице Маганэ всё ещё сохранялось.
  
   - Ты говоришь о женском запахе, но от меня у тебя голова не кружится? - уточнила она. - Или всё дело в расстоянии?
  
   - Да, - подтвердил Дима. - Головокружение начинается, когда мой нос оказывается на очень близком расстоянии от... от одного особенного места на теле девушки.
  
   - О, вот как, - на лице доктора появилось понимание, а в глазах засверкал весёлый интерес. Она ухватила суть новой игры и с удовольствием в неё включилась. - Ты случайно говоришь не про это место? - уточнила девушка, совершая указательным пальцем оборот вокруг своей промежности.
  
   - Да, Маганэ-сама, именно о нём, - подтвердил парень и смущённо вздохнул, всем видом своим показывая, как неудобно ему сознаваться.
  
   - Очень любопытно, - отметила врач, сдерживая улыбку. - И ты совершенно ничего не помнишь, Окума, после того как вдыхаешь этот запах?
  
   - Совершенно, доктор.
  
   - И сколько по времени продолжается твой обморок?
  
   - По-разному. Иногда коротко, иногда долго. Видимо, это зависит от того, насколько долго я соприкасаюсь лицом с тем самым дурманящим меня местом. Мне кажется, я буду оставаться без сознания всё время, пока воздействие запаха на меня не прекратится.
  
   Глядя на пациента маслеными глазами, Маганэ коснулась пальцами своей киски, словно собиралась её приласкать, но, так и не сделав это, убрала руку.
  
   - Занятно, Танукичи, - сказала она. - Честно говоря, я впервые в своей практике сталкиваюсь с такими симптомами. Хочу сразу успокоить тебя, что данная проблема не опасна. Ведь очень редко случается, когда нос какого-либо человека оказывается в непосредственной близости от столь деликатной части женского тела. И меня крайне удивляет, что возникла ситуация, в которой у тебя проявился этот недуг, - в глазах девушки зажёгся искренний интерес. Ей, видимо, действительно любопытно стало, какую версию придумает юноша, чтобы объяснить свои слова. - Когда впервые у тебя случился такой обморок и при каких обстоятельствах?
  
   А вот такого вопроса Дима не ожидал. Ему почему-то казалось, что Маганэ не станет интересоваться подобными деталями, прекрасно понимая, что очередная болезнь её пациента - это липа чистой воды. И является ничем иным, как завуалированным предложением начать новую игру. Тем не менее, взглянув в глаза собеседницы, юноша понял, что та ждёт от него ответа и не собирается ему как-то помогать выпутываться из сложившейся ситуации.
  
   "Ну давай, развлеки меня новой сказкой", - словно бы говорил её хитрый взгляд.
  
   Дима задумался, напрягая мозги, и в его памяти тут же всплыли кадры из комедийного аниме, главный персонаж которого, Юки Рито, обладал уникальным талантом либо самому́ удачно падать носом в самые интимные места девушек, либо ловить таким образом девушек, падающих на него. Причём происходило это достаточно часто и всегда непреднамеренно. [1]
  
   0x01 graphic
  
   - Это вышло случайно, - ответил Дима. - Го́да четыре назад я играл с одной девочкой, и мы... неудачно упали, так что она села прямо на моё лицо.
  
   - Ого, серьёзно? - весело удивилась доктор. - Довольно уникальное приземление.
  
   - Да. Вот так сложились обстоятельства, - согласился юноша. - Ну и я тогда первый раз почувствовал тот самый пьянящий запах и пережил первый свой обморок.
  
   - А были ещё?
  
   - Ага, - смущённо сказал Дима. - Подруга тогда очень испугалась за меня. Подумала, что я ударился головой. Даже в травмпункт меня отвела. Но никакой шишки или других повреждений на моей голове не обнаружилось, да и боли я не испытывал. Упали-то мы с ней на мягкий песок. В общем, врач ничего не нашёл и выгнал нас. Решил, наверное, что мы обманываем его. Ну а позже мы попробовали воссоздать ту ситуацию. Подруга снова села мне на лицо прямо своими трусиками, и я опять отключился... Только в этот раз на гораздо больший срок.
  
   - На какой?
  
   - Около получаса я, наверное, был без сознания, а первый раз - чуть больше минуты.
  
   - И что сказала подруга? Она не испугалась за тебя снова?
  
   - В этот раз почему-то нет. Выглядела она спокойной и даже какой-то довольной. Сказала, что я просто мирно спал. Причём, с её слов, выглядел так миленько, что ей не хотелось меня будить.
  
   - Да-да, - весело хихикнула врач. - Могу себе представить, как это было. А ты сам что подумал?
  
   - Ну, ничего. Мы были очень дружны с этой девушкой, и я ей полностью доверял. Раз она сказала, что я просто спал, я не стал сомневаться.
  
   - Хм-м-м, ясно. Пото́м у тебя ещё случались эти обмороки?
  
   - Да, доктор.
  
   - Вы продолжали эксперименты?
  
   - Да, как бы сказать... Я не особо стремился к этому, но подруге моей очень понравилось смотреть, как я сплю, и она просила меня делать это снова и снова. Пото́м она подруге своей показала мой сон и тот ей тоже почему-то понравился. Вы знаете, Маганэ-сама, самое странное во всей этой истории, что всем девушкам, которые смотрели на мой обморок, почему-то очень нравилось это.
  
   Врач не выдержала, прыснула и рассмеялась.
  
   - А что смешного? - спросил Дима с притворным недоумением.
  
   - О-о-ох, Танукичи, ты просто невероятный фантазёр.
  
   - Вы мне не верите?
  
   - Верю-верю, - весело соврала доктор. - А девушек, значит, было много? Ну из тех, кто на обмороки твои смотрел.
  
   - Да, - удручённо кивнул Дима. - Подруга моей подруги оказалась болтливой девушкой, и чем больше девчонок узнавало про мой странный сон, тем больше становилось желающих на него посмотреть.
  
   - Ну что ж, мне всё ясно. Судя по симптомам, у тебя весьма экзотическое заболевание - "Ламбендо Сомнум". [2] Лекарства, к сожалению, от него нет. Из-за редкости этого недуга его толком не удалось изучить. Однако он, похоже, совсем неопасный и, кроме некоторого неудобства и необходимости быть осторожным с девушками, ничем тебе не грозит.
  
   Юноша горестно вздохнул.
  
   - Значит, Вы не станете лечить меня от этих обмороков?
  
   - А вот этого я не сказала, - азартно посверкивая глазами, ответила Маганэ. - Данное заболевание настолько редкое, Танукичи, что мне страсть как охота его исследовать. Поэтому, если ты не против, я могла бы попытаться найти методы терапии. Хочу также отметить, что твоё содействие внесёт очень серьёзный вклад в медицину.
  
   - Это хорошо, - улыбнулся юноша. - Значит, я стану Вашим ассистентом в исследованиях своего недуга, Маганэ-сэнсэй?
  
   - Ну, можно сказать и так.
  
   - А нельзя это как-нибудь официально оформить? - хитро прищурился парень. - Чтобы я мог и с медосмотрами Вам помогать.
  
   Пару секунд лицо доктора имело выражение, которое можно было интерпретировать как "Вот нахал!", но пото́м она рассмеялась.
  
   - Да уж, Танукичи, наглости тебе не занимать, - весело отметила Маганэ. - Ну хорошо, я подумаю над этим. Решение моё будет зависеть от того, насколько интересным пациентом ты окажешься.
  
   - Я готов показать себя хоть прям сейчас, - азартно предложил Дима. - Ну, если Вы не устали, конечно.
  
   - О, боже, - девушка хихикнула и смущённо опустила глаза. - Для таких исследований, Танукичи, у меня всегда силы найдутся.
  
   Она взяла подушку с кровати и бросила на пол себе под ноги, затем устроилась поудобнее и развела коленки в стороны.
  
   - Иди сюда, мой лакомка, - тихо проворковала Маганэ, и от этого мягкого голоса у Димы мурашки побежали от удовольствия. Слыша в нём нотки благодарности и предвкушения, Дима и сам разгорался желанием припасть губами к волшебному цветку.
  
   Он опустился коленями на подушку, обнял бёдра девушки снизу и устремился ртом к вожделенному месту. Однако шатенка придержала порыв парня, уперевшись ладошкой тому в лоб.
  
   - Нет-нет, не так быстро, сладкий, - мурлыкнула она с кошачьими интонациями. - Исследуем сперва, с какого расстояния тебя усыпит мой аромат. А сейчас считай вслух, хороший мой, и медленно приближайся.
  
   Дима нетерпеливо облизнул гу́бы и начал считать:
  
   - Один, два, три, - с каждым числом сокращая расстояние сантиметров на пять, именно такое сближение позволяла ему делать Маганэ.
  
   Очень скоро юноша почувствовал запах женского возбуждения и у него на са́мом деле слегка закружилась голова. Он стал немного сбиваться и задерживаться со счётом, но делал это не только чтобы сыграть опьянение; ему хотелось подольше полюбоваться на сокровенное место девушки. Досчитав до девяти, Дима оказался буквально в одном шаге от соприкосновения с женским сокровищем и подумал, что пора́ "засыпать". Число "десять" он так и не произнёс, продолжая давить лбом на удерживающую его ладонь.
  
   Маганэ запрокинула лицо парня немного вверх и встретила его отрешённый взгляд.
  
   - Ага, значит, с этого расстояния, да? - спросила доктор. - Или ты ещё не спишь, Танусик?
  
   Дима ей не ответил, продолжая смотреть словно бы в пустоту. Девушка рассмеялась и отпустила юношу, позволив ему "примагнититься" к себе. А в следующую секунду изо рта её вырвался сладостный вздох.
  
   - Да, - прошептала Маганэ. - Ох, боже, мой сладенький, да. Как же давно я об этом мечтала.
  
   Она откинулась назад, уперев ру́ки за спиной в упругую поверхность кровати, прикрыла глаза от удовольствия и расслабилась, вкушая нежные ласки бархатного языка.
  
   Дыхание девушки постепенно учащалось, сквозь гу́бы стали прорываться тихие стоны. В какой-то момент она задрожала и охнула, вцепляясь пальцами парню в волосы. Это был ещё не оргазм, но нечто очень приятное. Открыв глаза, Маганэ обратила свой взгляд на юношу, увидела его увлечённое счастливое лицо и стала непрерывно смотреть. Мягкий розовый язычок девушки чувственно облизнул тонкие губы, глаза́ возбуждённо засверкали. Глядя на доктора со стороны, вполне определённо можно было сказать, что её увлекало и возбуждало зрелище, за которым она следила. Можно было даже предположить, что Маганэ наслаждалась им, расширяя спектр своего удовольствия зрительными образами.
  
   Дима тоже был увлечён. Он буквально балдел от нежного и горячего цветочка девушки, очаровывался вкусом его нектара и словно витал в облаках, не задумываясь, что вытворяет его вёрткий язык. Юноша будто с поводка спустил нетерпеливого зверька и позволил тому радостно резвиться и кувыркаться, выплёскивая в этих движениях всю накопленную страсть и энергию. Его гу́бы и рот действовали совершенно независимо от сознания, повинуясь больше чувствам и страсти, нежели осознанной воле.
  
   Придумывая симптомы своего недуга, юноша недалеко ушёл от истины. Пусть сознание своё он и не терял, но разум его однозначно был затуманен эмоциями и ощущениями. Дима весь словно превращался в слух, но касалось это не только ушей. Обострялись все органы чувств и жадно ловили сигналы, посылаемые женским телом. Вот мышцы на ногах девушки начали подрагивать, вот бёдра её сладостно подались вперёд, навстречу ласкающему рту, а чуть позже пальцы крепко вцепились в волосы и рот издал чувственный стон. Все эти знаки воспринимались чувствами парня единой совокупностью и играли направляющую роль. Они будто течением влекли его в верном направлении, подсказывая, какие действия и ласки воспринимаются ярче, острее и приносят леди больше удовольствия.
  
   Нарастающее блаженство девушки воспринималось Димой как ускорение течения реки. И по мере того как водная пучина становилась более необузданной и стремительной, у парня всё больше и больше захватывало дух. Он словно в небеса взлетал на крыльях своей страсти и восхищался головокружительным полётом.
  
   Приближаясь к оргазму, Маганэ закинула юноше ногу на затылок и крепко прижала его к себе голенью. Глаза́ её снова прикрылись, лицо запрокинулось вверх, и рот чувственно приоткрылся. Тело шатенки мелко подрагивало, а бёдра стали совершать толчки, напоминающие короткие фрикции.
  
   Угадывая желания девушки, Дима стал двигаться ей навстречу. Скользя языком вниз, ко входу во влагалище, он будто минет ей делал, насаживаясь ртом на истекающий нектаром цветочек и наслаждаясь его вкусом. Толчки Маганэ постепенно ускорялись, пальцы судорожно сжались у парня на голове и натянули волосы. Другая рука шатенки стремительно взметнулась ко рту, затыкая его и приглушая крик, рвущийся наружу. А затем женское тело выгнулось от оргазма, начиная свой танец блаженства.
  
   Когда девушка закричала и сжала голову Димы ногами, он ощутил, как подбородок его окатило чем-то горячим и жидким.
  
   "Сквирт! - вспыхнуло у парня в голове. - Ва-а-а-а! Хочу-хочу!"
  
   Он опустился ниже, собираясь поймать ртом следующую порцию лакомства и в порыве страсти даже проник языком в пещерку, чтобы не дать соку шансов пролиться мимо рта. Маганэ содрогнулось от ещё более сильной волны блаженства, её лоно резко сжалось, и в рот парню хлынул поток густой жидкости, напоминающей кисло-сладкий и чуть терпковатый кисель.
  
   "Ох! Это же смазка!" - догадался Дима, и глаза́ его стали округляться, по мере того как пульсации влагалища нагнетали ему в рот новые порции жидкости, постепенно наполняя его.
  
   "Господи, как её много!" - панически подумал молодой человек, осознав, что ошибся с напитком, и не зная, что ему теперь делать с ним.
  
   "Проглоти! - подсказал внутренний извращенец - Это же так классно! Она вкусненькая, неужели не чувствуешь?"
  
   "Выпущу изо рта, как только Маганэ меня отпустит, - принял Дима более осторожное решение, - а то эта штука уж больно сперму напоминает".
  
   Почувствовав, что смазка перестала выплёскиваться, юноша успокоился и стал наслаждаться тем, как вздрагивает девушка под действием волн затихающего блаженства, как пульсирует и сжимается её лоно, будто дружески пожимая проникший в него язык.
  
   "М-м-м, а смазка у Маганэ действительно вкусненькая, - с удовольствием подумал парень, распробовав наконец вкус и оценив его по достоинству. - Она словно ягодный кисель с небольшим количеством сахара".
  
   Дима продолжал ещё колебаться, решая, что ему делать с жидкостью во рту, как девушка вдруг встрепенулась и посмотрела на него.
  
   - Танукичи, ты как? - спросила она взволнованно. - Я, кажется, в рот тебе на... пыхала. Ох, боже мой, да ещё и выплюнуть не дала.
  
   Маганэ поспешно убрала ногу с шеи молодого человека, отпуская его, и слегка отстранилась. Однако Дима, естественно, не отреагировал на её слова, продолжая игру и притворяясь лунатиком. Взгляд его по-прежнему был отрешённым, будто у загипнотизированного человека, и беспокойство на лице врача сменилось весёлой улыбкой.
  
   - О, так ты спишь и ничего не понимаешь, - хихикнула она. - Как удобненько. А ну-ка открой рот, красавчик.
  
   Парень послушался, решив притвориться, будто обморок его подобен гипнозу и он готов любые приказы выполнять.
  
   - Вау! Так ты ещё и слушаешься! - обрадовалась доктор и заглянула юноше в рот. - Хе-хе, как много у тебя моего киселёчка. А теперь проглоти его.
  
   "Ой, мама", - подумал Дима, с беспокойством осознав, что, похоже, опрометчиво выбрал невыгодные для себя правила игры, но делать теперь было нечего. Он сомкнул губы и выполнил приказ, одним больши́м глотком отправив в желудок всё содержимое своего рта, а пото́м снова открыл его, демонстрируя, что распоряжение выполнено.
  
   - Какой умничка, - похвалила Маганэ, ласково погладив парня ладонью по щеке. - Интересно, сколько будет длиться твой замечательный сон? Лучше, наверное, не оставлять тебя надолго без добавки.
  
   И она снова привлекла Диму к себе, прижимая его носом к своей киске.
  
   "Ого, она хочет ещё?" - мысленно удивился и обрадовался парень, после чего опять подчинился правилам игры и снова начал ласкать девушку.
  
   - О да! - томно простонала Маганэ. - Как же мне это нравится!
  
   В общем, всё вернулось на круги своя и леди по второму кругу стала вкушать оральное удовольствие. Правда, первое время она ещё развлекалась, отдавая парню распоряжения: то просила засунуть язык во влагалище максимально глубоко и вылизывать его изнутри, то попку ей облизать, то пососать её клитор. Ну а поскольку называть интимные места своими именами было нельзя из-за словесной цензуры, доктор обходилась действиями. Например, прижимала парня ртом к клитору и говорила: "Соси", а пото́м регулировала: мягче или сильнее.
  
   Похоже, Маганэ очень нравилась как новая игра, так и сам парень в качестве живой игрушки с голосовым управлением. Не прошло и десяти минут, как она уже опять истекала смазкой и шутила, что цветочек её нектар произвёл, так что готов покормить трудолюбивую пчёлку. В общем, Диме пришлось подобно птенчику открыть рот и безропотно принимать сиропчик, который девушка выдавливала из своего влагалища с довольной улыбкой на губах.
  
   Юноша всё время считал в уме, решив, что без соприкосновения с киской придёт в сознание через минуту, но каждый раз Маганэ опережала его и вновь прижимала к себе, обнуляя счёт и не позволяя "проснуться".
  
   В конце концов девушка, видимо, наигралась всласть. Она вновь присела на кровать и, посмеиваясь, подёргала Диму за уши.
  
   - Ох, какой же ты миленький, Танукичи, - ласково проворковала доктор. - И такой самоотверженный. Всё терпишь и терпишь. Ой! - она снова рассмеялась. - Я хотела сказать, что сон твой очень крепок. Прям ничто не может его поколебать. И это о-о-очень классно! Столько можно всего попробовать!
  
   Маганэ хихикнула и, раздвинув ноги, опять прижала парня лицом к своим мокрым складочкам, заставив того открыть рот и пустить в ход неутомимый язык.
  
   - О да, Танукичи, да, - прошептала девушка. - Продолжай, как ты это умеешь. О-о-ох! Всё-таки круче всего выходит, когда ты делаешь это сам.
  
   Она прилегла на постель, увлекая за собой Диму, и блаженно расслабилась. Через пару минут доктор стала стонать, ещё через минуту её уже всю трясло. Она вытянула из-под головы подушку и положила её рядом. Прошло совсем немного времени, и тело девушки забилось в сладостных конвульсиях, а из-под подушки, прижатой к лицу, раздался приглушённый крик.
  
   И вновь парень почувствовал, как рот его наполняется кисленьким мёдом, который выталкивало из себя пульсирующее влагалище. Но Дима больше не ждал, пока жидкость накопится, и просто проглатывал её маленькими глотками. Постепенно вздрагивания шатенки ослабевали, а вместе с этим и "кормление" подходило к концу.
  
   Затихнув совсем, Маганэ ещё около минуты лежала неподвижно, с удовольствием принимая нежные ласки для своей кисульки, и лишь пото́м лениво отодвинула юношу от себя.
  
   - М-м-м, как приятно, - томно промурлыкала она. - Как же классненько. Давно я так не отрывалась.
  
   Сладко потянувшись, девушка села в постели и в очередной раз одарила парня своей милой улыбкой.
  
   - Не очнулся ещё, - констатировала она. - Н-да, надо бы какое-нибудь стоп-слово придумать, что ли, чтобы не ждать, пока твоя минутка истечёт.
  
   "Интересно, откуда она про минуту узнала?" - подумал Дима, осознав, что совсем забыл про счёт, и стал отмерять в уме секунды.
  
   - О! Ты же вроде как под гипнозом, - пришла девушке на ум какая-то светлая мысль. - Давай-ка этим воспользуемся. Сейчас я щёлкну пальцами, сладенький мой Танусик, ты проснёшься и-и-и... - она сделала интригующую паузу и закончила: - будешь помнить всё, что с тобой произошло.
  
   Раздался щелчок, и юноша замер, лихорадочно соображая, принять ли новые правила игры. Пото́м решил всё-таки принять и усиленно заморгал, делая вид, что вернулся в чувства.
  
   - Ох, доктор Маганэ, я...
  
   - Расслабься, - лениво перебила его врач и вновь прилегла на кровать, не забыв подложить под голову подушку. - На сегодня игры закончились.
  
   Причём сказано это было таким тоном, что Дима сразу понял: ломать комедию дальше не стоит. Он полежал немного животом на постели, в той позе, в которой до этого находился, затем поднялся на руках и забрался на кровать с ногами.
  
   Маганэ с сонной улыбкой посмотрела на него и, продвинувшись в сторону, похлопала ладошкой рядом с собой.
  
   - Ложись, - предложила она, и юноша не заставил просить себя дважды. Когда он устроился возле девушки, пахнущей очень приятно и уютно, она обняла его и прижала к себе.
  
   Некоторое время они лежали молча. Пото́м Маганэ улыбнулась и стала ласково расчёсывать пальцами волосы у парня на голове.
  
   - Скажи, Танукичи, - спросила доктор с мягкой улыбкой на губах. - Откуда ты такой взялся?
  
   - Так учусь же я на первом курсе академии, - ответил Дима. - В группе "один А".
  
   - Да знаю я, что учишься, - вздохнула девушка и легонько подёргала его за волосы. - Просто ты какой-то... чудной немного. Извини, если обидела.
  
   - Нет, что Вы, Маганэ-сама. Никаких обид. Я же знаю, что нравлюсь Вам таким, а значит, всё в порядке.
  
   - Н-н-н! - недовольно промычала шатенка и, опрокинув юношу на спину, уселась верхом на его бёдра.
  
   - Что, опять?! - воскликнул тот с шутливым испугом.
  
   - Не ёрничай тут мне, - сурово проворчала доктор, но пото́м не выдержала и рассмеялась. - Ох, Танукичи-Танукичи, хитрый ты обормотик. Послушай, парнишка, вот я столько с тобой всяких... необычных вещей вытворяла, и тебя что же, совсем ничего не смутило?
  
   - Ну... смутило кое-что, - признался Дима.
  
   - И что же?
  
   - То, что Вы спустили мне в рот очень много смазки. Это было вообще, просто страсть как необычно, но... постепенно я привык. Так что пото́м было вкусненько даже.
  
   - Боже мой, боже, - шутливо посетовала Маганэ, - и кого ж ты мне послал? Просто какого-то... больного мальчика, - она задумалась на секунду и хихикнула. - Ну да, я же врач. Так что всё правильно.
  
   - Вы, Маганэ-сэнсэй, тоже необычной человек, - отметил Дима.
  
   - Да? И чем же?
  
   - У Вас так много смазки выделяется. Ну нереально много, - юноше вдруг вспомнилась Анна Нишикиномия из аниме, и он решил пошутить: - Скажите, доктор, а Вы случайно не обладаете какой-нибудь суперсилой?
  
   Того, что дальше произошло, парень просто не ожидал. Маганэ вдруг напряглась и буквально вонзила в него враз потемневший взгляд. Правая рука её стальной хваткой сдавила юноше горло, так что тому стало нечем дышать. В какую-то долю секунды беззаботная милая девушка превратилась в терминатора-убийцу, и Дима вдруг очень чётко осознал, что жизнь его повисла буквально не волоске.
  
   - Что ты знаешь о "детях Кериша"?! - прошипела она. - Откуда знаешь?! Кто тебя послал?! "Тигры"?! Ну! Говори! Только правду! Или умрёшь!
  
   Дима испуганно таращил на Маганэ глаза и беспомощно извивался. Он и рад был бы ответить, но не мог вымолвить ни звука.
  
   В этот момент от двери в кабинет раздался громкий стук, и из коридора послышался бесстрастный голос Хёки.
  
   - Доктор Маганэ, Маганэ-сэнсэй, Окума Танукичи случайно не у Вас на приёме?
  
   Шатенка ослабила хватку, и волна живительного кислорода ворвалась парню в лёгкие. Он вдохнул поглубже, чтобы позвать на помощь, но врач заткнула ему рот ладонью и приложила указательный палец другой руки к своему рту.
  
   - Если хочешь жить, ответь на заданные мной вопросы, предельно честно и тихо. Даже не пытайся врать, ложь я распозна́ю мгновенно. Ты меня понял?
  
   Дима усиленно закивал.
  
   - Вопить не будешь?
  
   Он отрицательно помотал головой, и Маганэ после секундной паузы убрала руку с его рта.
  
   - Я понятия не имею ни о каких "детях Кериша"! - горячо зашептал Дима. - А из тигров знаю только хищных кошек, живущих в джунглях и... Уссурийской тайге! Это чистая правда, добрая леди! Чем угодно поклясться могу! Не убивайте меня, пожалуйста!
  
   Несколько мгновений девушка-терминатор испытывающе смотрела парню в глаза, пото́м озадаченно моргнула и тихо выругалась.
  
   - Всё в порядке, Окума-кун здесь, - крикнула она в сторону двери. - У нас идёт медицинская процедура. Кто Вы и что Вам надо?
  
   - Я Фува Хёка, президент научного кружка, - откликнулась девушка. - А Танукичи - мой помощник. Полтора часа назад он ушёл к Вам на приём и пропал. Я беспокоилась. С ним всё в порядке?
  
   - Да, конечно, что с ним может случиться? - беззаботно ответила врач. - Минут через пять мы закончим. Подождите, он скоро выйдет.
  
   - А, хорошо, спасибо, - откликнулась Хёка и замолчала.
  
   Но Маганэ не спешила Диму отпускать, разглядывая его пусть и не с враждебностью уже, но настороженно и недоумённо.
  
   - Скажи-ка мне, парниша, - сказала она елейным голосом. - С чего ты вдруг решил, что у меня есть суперсила?
  
   - Это была просто шутка, - снова шёпотом ответил парень. - Дурацкая и неудачная шутка! Честное слово! Честное-пречестное, Маганэ-сама!
  
   Гу́бы девушки растянулись в зловещей улыбке.
  
   - А сейчас, милый мой Танусик, ты говоришь не полную правду, - угрожающе сообщила она. - Я могу сказать твоей однокласснице, что ты неожиданно умер на процедурах. Мне сделать это, дорого́й?
  
   Дима отрицательно помотал головой, чувствуя нарастающую панику. Он мысленно схватился за голову и подумал:
  
   "Мамочка! Кто ж за язык-то меня тянул?! Вот ведь влип, господи! И как мне теперь выпутываться?! А-а-а-а-а!!!"
  
   Сноски к главе:
   [1] Дима вспомнил об аниме To Love-Ru (Любовь и прочие неприятности). Юки Рито постоянно попадал носом в пикантные места.
   [2] lambendo somnum - переводится с латыни как "сон облизывания".
  

Глава 10. "Дети Кериша"

К содержанию

   Дима лежал на кровати, придавленный весом Маганэ, и лихорадочно соображал, как ему объяснить ей свою фатальную шутку. Он не мог рассказать доктору об Анне Нишикиномии, потому что не пережил ещё в этом мире тех событий, которые позволили бы ему узнать её секреты. Например, о физической суперсиле блондинки и способности стремительно намокать, вырабатывая свой "нектар любви" в немереных количествах. Он не мог авансом сообщить, что видел это, потому что в реальности ничего подобного не произошло, а значит, мистический детектор лжи доктора однозначно сработает не в его пользу.
  
   Вот что юноша на са́мом деле видел, так это аниме. Но мог ли он рассказать о нём? Вышел ли подобный сериал в здешнем мире? Дима очень сомневался. Даже несмотря на то, что в данной Японии тоже снималось и показывалось аниме, трансляции в эротическом жанре не имели ни единого шанса на существование. И всё-таки парень узнал о сверхспособностях Анны Нишикиномии именно из аниме. Лишь такое объяснение не погрешит против истины. А следовательно, никакое другое просто-напросто не подойдёт.
  
   - Я в аниме это видел, - ответил юноша наконец. - Там одна девушка со сверхспособностями очень много... ну, того са́мого сока вырабатывала, когда возбуждалась. Вот я и решил пошутить... на свою голову.
  
   И снова Маганэ некоторое время молчала, с изрядной долей удивления на лице разглядывая Диму.
  
   - Не врёшь, - вздохнула она и кисло улыбнулась. - Просто поразительно, где ты такое аниме посмотрел. А впрочем, - она хохотнула и махнула рукой. - Чего я удивляюсь. В видеоколлекции Дзэндзюро наверняка были и гораздо более откровенные фильмы, чем какое-то фривольное аниме.
  
   Дима промолчал от греха подальше, мысленно переводя дух.
  
   - Как хоть называлось-то оно? - спросила доктор расстроенным тоном.
  
   - Шимосека.
  
   - Дурацкое название, первый раз такое слышу.
  
   - Да и само аниме, если честно, дурацкое, - осторожно признался молодой человек.
  
   Маганэ простонала и прикрыла ладонями лицо.
  
   - Ох дура-дура, - захныкала она. - Так глупо проколоться! Ну что мне стоило парочку-другую уточняющих вопросов задать? - девушка горестно замотала головой: - О-о-о-о-о-ой! Боже-боже!
  
   На несколько секунд наступила пауза, в течение которой врач сидела молча и неподвижно. Дима тоже старался не шевелиться лишний раз и молился, чтобы его пронесло.
  
   - Нервишки ни к чёрту, - вздохнула Маганэ, опуская ру́ки. - Сейчас бы и волки были сыты, и овцы... - она с усмешкой посмотрела на испуганного парня, лежащего под ней, и закончила пословицу: - целы. Тяжело, знаешь ли, таиться много лет подряд, всё время трясясь за свою шкуру.
  
   - А можно овец не трогать? - робко подал голос молодой человек. - Я никому ничего не скажу, честное слово.
  
   Маганэ невесело усмехнулась.
  
   - А что ты вообще понял? - спросила она.
  
   - Ничего! Совершенно ничего не понял!
  
   Девушка задумчиво подняла глаза к потолку.
  
   - И где бы мне спрятать тело одного глупого врунишки? За город вывозить опасно. Не ровен час полиция может остановить. О! У одной моей знакомой живёт здоровенный питон. Весьма экзотическая, я бы сказала, змейка, которая в природе охотится на крупных обезьян. У неё очень сильный желудок. От человека даже косточек не останется. Хочешь с ней познакомиться?
  
   Дима слушал шатенку, слегка приоткрыв от удивления рот, и даже кивнул разок на автомате, прежде чем отчаянно замотал головой.
  
   - Нет, Маганэ-сама, не надо меня к этой змее, пожалуйста!
  
   - Тогда не ври мне! - жёстко предупредила доктор. - Если задаю тебе вопросы, честно на них отвечай!
  
   Юноша прерывисто вздохнул и упавшим голосом ответил:
  
   - Я понял, что у Вас есть суперсила... скорее всего. Что Вы как-то связаны с "детьми Кериша" и, возможно, даже одна из них, а "тигры", наверное, - Ваши враги.
  
   В разговоре снова наступила пауза, в течение которой леди размышляла, а Дима лежал ни жив ни мёртв в ожидании своей участи.
  
   - Н-да, слишком много лишнего ты узнал, - вздохнула она через несколько секунд. - Ну да ладно, вставай, одевайся.
  
   Маганэ поднялась, соскочила с кровати и вышла за пределы постельного закутка.
  
   - Продолжим разговор в кабинете? - послышался её голос из-за шторки. - И давай побыстрей. Чтобы через пару минут уже был одетым.
  
   Осознав, что времени у него мало, Дима не стал разлёживаться в постели, сетуя на судьбу. Он мигом оказался на ногах и поспешил к своей одежде.
  
   Две минуты спустя полностью одетый парень сидел на стуле возле письменного стола, а доктор приводила себя в порядок перед зеркалом возле умывальника. Закончив прихорашиваться, девушка подошла к своему креслу и уселась в него напротив Димы. Она вновь выглядела официально и строго: длинная тёмно-синяя юбка, спущенная до середины голеней, туфельки, розовая рубашка, застёгнутая на все пуговицы, галстук, ну и, конечно же, медицинский халат. Из прежней одежды на враче лишь чулки отсутствовали. Но под длинной юбкой это было почти незаметно.
  
   Маганэ протянула юноше свою руку ладонью вверх и, дружески улыбнувшись, попросила:
  
   - Давай руку, Танукичи.
  
   Не понимая, зачем это, Дима положил поверх женской ладошки свою, и леди накрыла её второй рукой, образовав своеобразный сэндвич.
  
   - Давай ещё раз сначала, - сказала доктор. - Зачем ты пришёл ко мне, Окума-кун.
  
   - Ну так я ведь уже говорил, - вздохнул парень. - Чтобы... ну... вы потрогали меня.
  
   - Так. Дальше.
  
   - В ассистенты хотел к Вам напроситься.
  
   - Хорошо. А ещё?
  
   Дима решил ответить, что это всё, но, встретив колкий взгляд Маганэ, замялся.
  
   - Не надо врать, дорого́й мой, - предупредила врач почти ласково. - От этого зависит твоя жизнь в са́мом прямом смысле.
  
   Юноша опустил глаза и вздохнул. Ему не хотелось касаться опасной темы разговора, способной привести к Хёке и шпионажу, которым он с ней занимался, но у него просто не оставалось другого выхода.
  
   - Я хотел попросить у Вас диафрагму.
  
   - Какую? - вопросительно приподняла брови собеседница.
  
   - Противозачаточную.
  
   Такой ответ ещё больше доктора удивил.
  
   - Зачем она тебе?
  
   - Ну это не мне... - замялся Дима. - Девушке одной... знакомой.
  
   - Кому именно?
  
   - А можно не говорить?
  
   - Нельзя, - возразила Маганэ.
  
   "Ох, бли-и-ин", - мысленно прохныкал парень, но вдруг услышал голос Хёки в наушнике:
  
   - Всё в порядке, можешь ей про меня рассказать.
  
   Дима снова вздохнул и сдался:
  
   - Моей однокласснице, Фуве-сан.
  
   - Да ты с ума сошёл! - совершенно опешила доктор. - Да ты... Да как?.. Ты что задумал, дурила?! В тюрьму захотел?!
  
   - Ну почему сразу в тюрьму? - пожал парень плечами. - Если никто не узнает...
  
   - Так, стоп! - выдохнула Маганэ. - Какие между вами отношения?
  
   - Мы с ней коллеги по кружку, наукой вместе занимаемся.
  
   - Давай-ка ближе к телу, парниша.
  
   - Ну, друзья... Лю... любовники...
  
   - Капе-э-эц! - простонала доктор. - Совсем рехнулись! Ты уже с ней?.. А впрочем, о чём я, ты же сегодня ещё девственником был. Давай-ка рассказывай, дружок. Что у вас с Фувой уже было?
  
   - Ну... руками баловались... - смущённо признался Дима, - оральными... ласками.
  
   - Она ко... пыхала?
  
   - Ага. Это слово, кстати, - её придумка.
  
   Маганэ опустила веки и сделала несколько глубоких вдохов-выдохов, будто успокаивая нервы. Затем открыла глаза́ и криво усмехнулась.
  
   - Ну ты даёшь, парниша. Ещё только второй учебный день в академии, а уже такое. Наш пострел везде поспел.
  
   Шатенка сунула руку в карман халата, достала ключ и, поднявшись из кресла, прошла к двери. Отперев замок и выглянув в коридор, она увидела зеленовласую девушку с планшетом в руках, сидящую на скамеечке в рекреации.
  
   - Привет, Хёка, - обратилась к ней врач, улыбаясь доброжелательно и мило. - Извини, что заставили ждать. Пройди ко мне в кабинет. Разговор есть.
  
   Фува кивнула, поднялась со скамейки и, выключив планшет, молча подошла к доктору. Та посторонилась, пропуская её внутрь, а пото́м закрыла дверь и снова заперла её.
  
   - Проходи, присаживайся, - ответила Маганэ на вопросительный взгляд девушки. - Нам с вами, ребятки, есть о чём поговорить.
  
   Хёка подошла к столу доктора, придвинула к себе свободный стул и села на него рядом с Димой. Шатенка снова заняла своё место напротив них и переплела ру́ки под грудью.
  
   - Скажи, дорогая, - обратилась она к зеленовласой девушке. - Ты слышала или читала что-нибудь о Джеймсе Керише?
  
   - Вы имеете в виду учёного-генетика? - уточнила Фува.
  
   - Да, именно его.
  
   - Кое-что читала, - подтвердила девушка. - Он выходец из Британии, но довольно долго работал в Токийском университете. Из тех работ, что попались мне в открытой печати, я поняла, что Кериш открыл и исследовал ряд аномальных последовательностей в генетическом коде человека. Однако он преждевременно ушёл из жизни при странных обстоятельствах. Официальной версией полиции был бытовой несчастный случай, поражение электричеством от неисправного нагревателя воды в ванной.
  
   - И что же тебе показалось странным?
  
   - Нагреватели такого типа разработаны и устанавливаются с высокой степенью защиты от электрических утечек. Мне кажется, что случайное стечение обстоятельств, при котором вышли из строя сразу несколько систем защиты, очень маловероятно. А намеренную поломку эксперты-криминалисты должны были бы заметить.
  
   Маганэ усмехнулась, но не сказала ничего.
  
   - Работы Кериша мне показались интересными, - продолжила тем временем Хёка. - Жаль, что он не закончил свои исследования и не выяснил, к каким эффектам приводят аномальные цепочки. К сожалению, я не смогла прочитать бо́льшую часть его опубликованных в открытой печати работ, потому что они по какой-то причине были изъяты. А почему Вы заговорили об этом учёном, Маганэ-сэнсэй?
  
   - Потому что его исследования были закончены и применены, девочка моя. И мы с тобой как раз являемся одними из результатов его работы.
  
   - Что Вы имеете в виду? - бесстрастно уточнила Хёка, но Дима почувствовал, как слегка дрогнул локоть девушки, которым она касалась его.
  
   На лице Маганэ появилась лёгкая усмешка; она, видимо, всё же заметила волнение собеседницы, несмотря на её внешнюю хладнокровность.
  
   - Те самые аномальные последовательности, о которых ты упомянула, милочка, - это не открытие доктора Кериша, а продукт его экспериментов. Он сам их воссоздал, пытаясь активировать скрытые резервы человеческого организма и ряд его биологических функций, которые у обычных людей почему-то бездействуют. Аномальные последовательности - это не отклонение от нормы, а патч к генетическому коду человека, который способствует рождению нового, более совершенного существа. А вернее, человека с исправленными ошибками кода.
  
   - И Вы хотите сказать, Маганэ-сэнсэй, что мы с Вами и есть такие люди?
  
   - Именно так. Джеймса убили, дорогая, после того как стали известны последствия, к которым его исследования могли привести. Родилось и повзрослело несколько человек, в генетический код которых были внесены изменения. Кериш успел создать три локальных патча, названных "альфа", "бета" и "гамма", на три разных сферы человеческой активности. "Альфа" - усиливала физическую энергетику и моторику, "бета" - интеллект, "гамма" - эмоционально-сенсорную составляющую. Джеймс работал над тем, чтобы объединить эти разработки и создать сверхчеловека, когда его жизнь была пресечена. Он также не успел произвести версии своих патчей для мужчин.
  
   - Что? - удивился Дима. - Так эти патчи применимы лишь для одного пола?
  
   - Именно так, - кивнула Маганэ. - Женский и мужской организмы отличаются половыми системами, а сверхспособности, активированные патчами Кериша, тесно с ними взаимодействуют и используют одни и те же источники энергии. Поэтому для рождения улучшенных мальчиков требуется иной патч, чем для девочек.
  
   - Понятно, - покивал молодой человек. - Значит, все суперлюди - женщины? А почему Кериш не начал исследования с мужчин?
  
   Врач развратно улыбнулась.
  
   - Потому что он любил женщин и мечтал окружить себя прекрасными суперпомощницами, - ответила она.
  
   - Это ошибочное предположение, - бесстрастно констатировала Хёка.
  
   - Ну да, я пошутила, - рассмеялась шатенка. - Половая система женщин мощнее, чем у мужчин. Её энергетика рассчитана на создание плода и взращивание дитя, поэтому и выход от женщин Кериш ожидал более сильный. Однако версия с прекрасными помощницами тоже имеет место быть, - доктор подмигнула. - Кериш был тем ещё бабником и больши́м почитателем женщин. Буквально боготворил их.
  
   "Наш человек!" - с удовольствием подумал Дима.
  
   - Скажите, Маганэ-сэнсэй, - прервала её хихиканье Фува. - Зачем Вы всё это нам рассказываете?
  
   - А тебе разве не интересно, моя́ милая беточка?
  
   - Интересно и познавательно. Но какую Вы сами преследуете цель?
  
   - Да очень простую, - хитро улыбнулась Маганэ. - Хочу обезопасить себя от лишней болтовни. Сегодня со мной случился один очень неприятный казус. Из-за собственной несдержанности и испуга я сболтнула Танукичи лишнего, ляпнула ему о "детях Кериша", то есть о таких людях, как мы с тобой, Хёка-тян. Ох, это было очень неосмотрительно и опасно, прям оё-ёой. Настолько опасно для меня, что я готова была... - шатенка замялась и смущённым тоном поспешила закончить фразу: - ну неважно, впрочем, - на губах её расцвела чарующая улыбка. - Танусик такой лапочка, прекрасный мальчик, мне совсем не хотелось делать ему плохо. А когда я узнала, что он дружит с беточкой, как я могла ему навредить? Мне с бетой ссориться совсем неохота. Гораздо выгоднее с ней подружиться и рассказать о том, что у нас много общего. Мы с вами теперь в одной лодке, ребятки. За информацию, которую вы узнали, полагается смерть. Так что вам лучше держать язык за зубами, родные мои.
  
   И снова локоть Фувы дрогнул слегка, хотя внешне она оставалась бесстрастной.
  
   - От кого исходит угроза? - спросила она. - От "миротворцев"?
  
   - Нет, - ответила врач. - Миротворцы, наоборот, наши защитники. Собственно, потому они и назвали себя так, что, мол, типа они за мирное решение проблемы, - она иронично усмехнулась. - Есть другие товарищи, которых нам стоит бояться. Вообще, когда Кериша убили, а вслед за ним и большинство его "детей", на какое-то время возникло спокойствие. Я тогда ещё не родилась. Мне мама рассказывала. Так вот, чуть позже выяснилось, что проказник Джеймс оставил после себя фатальную подлянку. При попытке вскрыть сейф с его записями, произошёл небольшой такой взрыв, от которого никто особо не пострадал, однако все носители информации были приведены в негодность. Кроме того, как выяснилось гораздо позже, сейф содержал ампулу с вирусом, способным патчить человеческий код. В силу того что вирус этот никаких симптомов не вызывал, инфицирование произошло совершенно незаметно и обнаружено было слишком поздно, чтобы потом последствия предотвратить. Так вот, когда это выяснилось, противники нашего дорогого генетика - назовём их, скажем, консерваторами - разделились на две фракции. Те, что стали называть себя "тиграми", считали, что "детей Кериша" необходимо поголовно истребить, а другие стали "миротворцами" и выбрали гораздо более мягкий путь противодействия. К счастью, власть была именно у них в руках, поэтому им и удалось пресечь геноцид, планируемый радикалами. В итоге было достигнуто соглашение, что "тигры" не трогают "детей Кериша", способности которых так и не пробудились. И могут убивать лишь тех, кто "переступил черту человечности".
  
   - И много этим вирусом было инфицировано людей? - спросил Дима.
  
   - М-м-м, если честно, не знаю, - ответила Маганэ. - Искусственный вирус не очень эффективно размножался и не был в той же мере живучим, как естественные микробы. Так что, когда его заметили, бороться с ним уже не было необходимости. Дальнейшее распространение патча шло только генетическим путём, передаваясь новому поколению. И носителями его являются как женщины, так и мужчины. Миротворцы ввели сперва жёсткое ограничение на зачатие ребёнка. Как ты, должно быть, знаешь, будущие родители должны пройти особый тест на отсутствие генетических дефектов. Но на са́мом деле проверяется, нет ли в их генах "зловредного" патча. Кроме того, чтобы предотвратить активацию нежелательных функций, началась вся теперешняя антисексуальная компания.
  
   - А как сверхспособности связаны с сексом? - спросил юноша.
  
   - Самым прямым образом, - ответила врач. - Если девушка с пропатченным организмом ни разу не... э-э-э... пыхнула до своего двадцатилетия, то у неё практически нет шансов пробудить в себе сверхчеловеческие функции. Поэтому-то и были созданы академии с самым благовоспитанным образованием, где собирали всех детей, у которых обнаруживались аномальные последовательности в генетическом коде. И где эти дети всячески ограждались от любой информации об... ну вы поняли о чём, вплоть до окончания обучения. Но, конечно, не все ваши одноклассницы являются "детьми Кериша". Из всех людей с модифицированным кодом активация нулевого уровня происходит менее чем у десятой доли процента. И лишь после этого человек, работая над собой, может развить свои умственные, физические или чувственные способности до первого уровня. В общем, только одна девочка из тысячи или даже двух становится альфой, бетой или гаммой нулевого уровня. И по какой причине происходит нулевая активация, до сих пор не знает, вероятно, никто. А иначе "миротворцы" позаботились бы, чтобы такое и вовсе не происходило. Хотя... не знаю. Ведь "дети Кериша" первого уровня не супермены, но при этом очень полезные члены общества. Возможно, их принимают в элитные школы не только для ограждения от нежелательной информации, но и чтобы дать возможность максимально развиться талантам в человеческих рамках.
  
   - Значит, у всех учащихся Такиоки есть генетические модификации? - уточнил Дима.
  
   - Нет, не у всех. В благовоспитанные учебные заведения, подобные Такиоке, поступают и самые обычные люди, которые в состоянии в них поступить. Возможно, так было задумано для конспирации, а может, чтобы у "тигров" не было искушения взорвать все эти "цветники" к едре́не фене, я не знаю. В общем, можно сказать, что "миротворцы" вас берегут.
  
   - Я ведь была бетой первого уровня? - уточнила Хёка у Маганэ.
  
   - Судя по остроте твоего интеллекта, однозначно да.
  
   - И что сейчас со мной произойдёт? - осторожно спросила зеленовласка. - Я имею в виду, после того, как я пыхнула. Появление каких свойств мне у себя ожидать?
  
   - Понятия не имею, - пожала доктор плечами, миленько улыбаясь. - Я не сталкивалась ни с одной бетой второго уровня. Полагаю, что секреты этого патча тебе предстоит узнать само́й. Я, видишь ли, гамма, как и моя мать. Будучи ещё девочкой, я обнаружила в себе незаурядные художественные способности. Отлично рисовала, у меня был идеальный слух, но родители не стали отдавать меня в музыкальную или художественную школу, чтобы подольше сохранить мою природу в тайне. И когда я выбрала себе первого мальчика, я знала, для чего это делаю. У него были очаровательные губки и язычок, но главное, он был по уши влюблён в меня. Так что я назвала цену своего к нему расположения, и он согласился её уплатить.
  
   - Вы же могли и сами себя активировать, - сказал Дима. - Ну, пальцами. Разве нет?
  
   - Увы, но первого своего пыха "дочери Кериша" не могут достичь самостоятельно. Мама предупредила меня, что даже пытаться не стоит. И, между прочим, я проверяла. Действительно, это так. Пото́м уже да, пото́м получается, и очень просто. Но в первый раз без посторонней помощи не выходит. У обычных девчонок, таких сложностей вроде нет, даже у модифицированных.
  
   - Занятно, - хмыкнул юноша. - И какой у Вас открылся дар? Если не секрет, конечно.
  
   - Поскольку мы в одной команде теперь, секретов у меня от вас нет. Дня через два примерно я почувствовала, что стала сильнее. Не такой, как альфа первого уровня, конечно, но сильнее простого человека, даже мужчины... примерно одной со мной комплекции. С мальчиком своим я продолжала миловаться, и где-то через неделю стала чувствовать его удовольствие и эмоции. Во мне проснулась эмпатия. Я научилась буквально до исступления его доводить. И сегодня ты испытал мой талант на своей шкуре, Танусик.
  
   Дима осторожно глянул на Фуву, но прочесть эмоции на бесстрастном лице девушки не сумел.
  
   - М-м-м, до чего сильная выдержка, - промурлыкала Маганэ. - Даже с моей обострённой чувствительностью к мимике я не могу твои чувства понять. Можно твою руку, дорогая?
  
   Хёка колебалась не больше секунды и протянула ей ладонь. Доктор зажала её между своими руками, замерла, будто прислушиваясь к чему-то, и с удивлённой улыбкой констатировала:
  
   - И здесь по нулям. Просто поразительный самоконтроль. От моего дара способна защититься только гамма. Значит, я не могу прочесть тебя не потому, что твоя книга закрыта, а потому что её страницы пусты. Потрясающе! Вот она, сила чистого разума, подчиняющего все эмоции.
  
   Маганэ помолчала немного, не отпуская руку девушки, и спросила:
  
   - Скажи пожалуйста, Хёка-тян, ты ведь не держишь на меня зла?
  
   - Нет.
  
   - А могу я считать тебя своей... союзницей?
  
   - Да, Маганэ-сэнсэй, - ответила Фува и вдруг скупо улыбнулась.
  
   - Спасибо за доверие, - в ответ улыбнулась врач. - Я почувствовала наконец твою правду. Это... - она улыбнулась шире, - просто здо́рово. Может, тогда и подругами станем, а? Я бы совсем не отказалась от дружбы такой миленькой беточки и в ответ готова предложить свою.
  
   Лицо Хёки снова стало бесстрастным, и она молчала несколько секунд.
  
   - У меня есть одно условие, - сказала наконец девушка ровным тоном.
  
   - Да? И какое же?
  
   - Когда Вы снова захотите поиграть с Танукичи, я хочу на это посмотреть.
  
   - Ч... что? - слегка опешила доктор.
  
   - Мы ведь станем подругами, Маганэ-сан, - тихо сказала Фува, и у шатенки стали округляться глаза. - А для подруги ничего не должно быть жалко, - ру́ки доктора стали дрожать. - Я позволю Вам играть с моим парнем, а Вы разрешите смотреть на это. Всё по-честному, разве нет? Разве это не равноценный обмен?
  
   Доктор с трудом оторвала свои руки от ладони девушки, будто их удерживало электрическим напряжением, и, учащённо дыша, слегка отъехала в своём кресле назад.
  
   - Боже, какой накал, - выдохнула она, хватая ртом воздух. - Ты... в следующий раз... пожалуйста, полегче... со своими эмоциями, подруга, - добавила она и начала тихо хихикать. - А иначе просто спалишь мои бедные мозги.
  
   - Ты сказала "подруга"? - откликнулась Хёка со скупой улыбкой на губах. - Значит ли это, что моё предложение принято?
  
   Маганэ прикрыла рот ладонью и прыснула, пытаясь сдержать нервный смех.
  
   - Ты... очень... очень извращённая девушка, Фува-тян, - отметила она, подрагивая плечами. - Но от твоего предложения... невозможно отказаться... - В конце этой фразы доктор не выдержала и рассмеялась в голос. - Я согла-а-асна, - простонала она сквозь смех.
  

Глава 11. Влиятельная подруга

К содержанию

   ...Примерно десять месяцев назад...
  
   Две леди сидели на деревянных стульях за невысоким чайным столом на открытой веранде огромного особняка и попивали чай из коричневых глиняных кружек. Они наслаждались свежим вечерним воздухом, наполненным запахом цветов, прислушивались к шуршанию ветра, вдыхали приятный аромат напитка, вкушая сладкую терпкость дорогого чая, и любовались прекрасным видом цветущей сакуры за окном, которую освещала полная луна. Шатенка была облачена в розовую сорочку и строгий костюм серого цвета с пиджаком и длинной юбкой, достающей до середины голеней. Но́ги её, затянутые в тёмные капроновые колготки, были обуты в домашние тапочки. Ну а брюнетка, одетая в красную юкату, украшенную бутонами самых разных цветов, и другую пару тапочек на босу ногу, судя по всему, являлась хозяйкой особняка. Её длинные распущенные волосы развевал ветер, а тонкие и изящные черты лица невольно притягивали взгляд своей незаурядной красотой.
  
   Девушка поставила опустевшую кружку на тёмно-коричневый столик, сделанный из полированного дерева, и приложила правую руку к щеке, поправляя разметавшиеся волосы.
  
   0x01 graphic
  
   - Ох, Маганэ, как же хорошо, что ты ко мне заехала, - промурлыкала она, обращая к подруге свои больши́е красновато-карие глаза. - Я так давно не видела свою школьную подругу, что соскучилась просто страсть.
  
   - Мы ж неделю назад с тобой по видеосвязи общались, - с улыбкой сказала шатенка, вспоминая их бурную встречу. Возле до́ма и в парадной в присутствии слуг хозяйка вела себя крайне сдержанно. Маганэ даже подумала сперва, что она ей не рада. Но стоило им остаться наедине... Да-а-а, подруга просто ошеломила гостью своими восторгами от встречи.
  
   - Видео не считается. Ты была далеко. И я не могла обнять тебя, как прежде, и потискать.
  
   - Риса-тян, ты неисправима!
  
   Девушки рассмеялись, тепло улыбаясь друг другу.
  
   - И всё же ты меня поразила, Риса, всей этой роскошью, - продолжила Маганэ, обводя окружающее пространство рукой с опустевшей кружкой. - Я знала, что ты разбогатела и взлетела наверх, но что настолько, да всего лишь за шесть лет, что мы не виделись, это просто поразительно. Ты что, наследство получила?
  
   - Можно сказать и так, дорогая, можно сказать и так, - весело улыбнулась хозяйка, но в глазах её проявилась жёсткая сила. - Что-то я получила от жизни, но гораздо больше взяла сама. В этом мире, жестоком к таким, как мы с тобой, очень опасно оставаться слабыми.
  
   Риса сделала едва заметный жест рукой, и к ней тенью скользнул мужчина, стоявший в отдалении за спиной. Он принял у госпожи пустую кружку и, склонившись к ней, что-то шепнул на ухо.
  
   - Ах да, - сказала брюнетка и, оживившись, обратила к подруге лицо. - Ты ведь ко мне не одна приехала, милочка. Мои люди интересуются, что им делать с мужчиной, которого ты привезла с собой и попросила запереть? Он до сих пор не проснулся. У него на редкость крепкий сон. Признавайся, что за мальчика ты похитила? - добавила она, игриво улыбаясь.
  
   Маганэ переменилась в лице, словно вспомнив о чём-то важном, и, стрельнув на подругу тревожным взглядом, ответила:
  
   - Нет, это не мальчик, а очень опасный гад. Охраняйте его, пожалуйста, чтобы не сбежал, когда проснётся.
  
   - Не беспокойся, родная, он не сбежит, за ним непрерывно следят, - сказала хозяйка, становясь серьёзной, и взгляд её изрядно прибавил в тяжести и авторитарности. - В моём доме не принято оставлять без присмотра незнакомых гостей. В особенности если их просят держать под замко́м. Так кто этот мужчина, с которым ты приехала? У тебя какие-то проблемы, м? Откройся мне, не стесняйся. Я помогу чем смогу.
  
   Маганэ вздохнула и протянула слуге опустевшую кружку, которую тот принял у неё и отчалил, возвращаясь на прежнее место.
  
   - У меня проблемы, - подтвердила шатенка. - И очень серьёзные. Ты, помнится, говорила, что если у меня возникнул тёрки с тиграми, я могу обращаться к тебе.
  
   - Да-да, - покивала подруга, и улыбка на её лице стала хищной. - Я просто обожаю ловить диких кошек. К ним у меня особая слабость. Так тот брюнетик один из них?
  
   Маганэ кивнула.
  
   - Он попытался меня убить, и... ему это едва не удалось. Я его вырубила и связала. А на запястье у него... их татуировку нашла. Вколола ему лошадиную дозу снотворного, усадила на заднее сиденье машины и сразу поехала к тебе. Что мне делать, Риса-тян? Я не знаю! Мне очень страшно. Мои дни уже сочтены?
  
   - Ну что ты, что ты, успокойся, девочка моя. Сейчас ты в безопасности. Ты всё правильно сделала и, возможно, всё у тебя хорошо. Тигры получают хорошее вознаграждение за голову каждой из нас и поэтому нередко действуют в одиночку, чтобы не делиться выручкой с собратьями. Он мог даже никому о тебе не сказать, чтобы не было конкурентов. Поживёшь у меня какое-то время, а люди мои последят, не ищет ли тебя кто-то ещё. И тигра мы этого допросим. Есть у меня хорошая специалистка. Вытянет из него всё подчистую. Узнаем и как он вышел на тебя, и кто ещё о тебе знает.
  
   Брюнетка обернулась к своему слуге-тени.
  
   - Мару, - сказала она, - отправь кого-нибудь к Бетти, сказать, что есть для неё работа. Пусть покажут ей нашего "спящего красавца". А она сама уже разберётся, что с ним делать. Нужно выяснить всё, что он знает о своей ячейке и людях, на которых та нацеливается. Да, и передай Кассандре, чтобы Горгону сегодня не кормили. Для нашей змейки есть пища повкуснее, она будет очень рада моему новому подарочку, - глаза́ Рисы радостно сверкнули и будто засияли, разгораясь плотоядным огнём. - Завтра, подруга, нас с тобой ждёт очень увлекательное зрелище. Думаю, тебе понравится. Это гораздо круче, чем охота ужей на лягушек, за которой мы любили в детстве наблюдать.
  
   Поняв, что распоряжений больше не будет, слуга кивнул и удалился, а брюнетка улыбнулась гостье.
  
   - Пойдём, родная моя, я тебе свой дом покажу и домашний гардероб. Найдёшь во что переодеться с дороги. А может, ванну примем, а, и пошалим, как раньше? Хи-хи, как же мне хочется пальчиками тебя приласкать, - она рассмеялась, увидев смутившееся лицо Маганэ. - Пойдём-пойдём! Насчёт шалостей, это тебе само́й решать, но расслабляющая ванна, м-м-м, по-моему, святое!
  

* * *

   Купальня в доме Рисы оказалась просторной и напоминала неглубокий бассейн средних размеров, наполненный горячей водичкой, в котором можно было сидеть по грудь в воде, отмокать и даже плавать, если было на то желание.
  
   Когда подруги раздевались в предбаннике и Маганэ увидела татуировки на теле Рисы, у неё от изумления открылся рот.
  
   - Так ты?.. - выдохнула она с оторопью в голосе. - Из якудзы?!
  
   - Ну да, - рассмеялась брюнетка, довольная произведённым эффектом. - Я ведь говорила, что в нашей стране таким, как мы с тобой, сила просто необходима для выживания. И раз государство нас не бережёт от разных экстремистов, то защиты приходится искать у мафии.
  
   - Но... как?!
  
   - Что "как"? Как я попала в эту систему, стала одной из них?
  
   - Да.
  
   - На са́мом деле это не так уж и сложно с нашими с тобой талантами. Якудза охотно принимают незаурядных людей. Ну а дальше всё зависит только от тебя. Останешься ли ты ценным исполнителем или пробьёшься в верхушку. У меня, как ты видишь, получилось пробиться. Но продолжим нашу беседу уже в купальне, ладно?
  
   Повесив юкату на крючок, Риса подмигнула подруге.
  
   - Водичка стынет, - сказала она. - Давай, не считай ворон, подруга. Одежды у тебя больше, чем у меня.
  
   Раздевшись догола, Маганэ последовала за хозяйкой дома и вскоре уже с удовольствием погружалась в горячую воду.
  
   - Как ты смотришь на компанию красивых молодых мужчин? - спросила хозяйка дома. - Не беспокойся, они - вышколенные слуги и ничего лишнего себе не позволят.
  
   - Как-то это немного смущает, - с сомнением ответила шатенка.
  
   - А попробовать? Давай я тебе покажу одного из них? Он делает просто шикарный массаж.
  
   - Ну... давай, - неуверенно согласилась Маганэ.
  
   Риса щёлкнула пальцами, и в комнату с бассейном вошёл стройный черноволосый парень с подносом в руках, спортивное тело которого прикрывала лишь короткая набедренная повязка. Качком он явно не был, хотя и ботаном тоже не выглядел.
  
   Маганэ невольно залипла глазами на подошедшего мужчину, облизывая взглядом его соблазнительный торс и плоский живот со слегка проступающими кубиками пресса. Её киска, давненько уже не встречавшая приятного твёрдого гостя, которого можно заключить в свои тугие и влажные объятия, волнительно сжалась и пустила первые слюнки. Девушка облизнула гу́бы и невольно подумала, что это соблазнительное тело она не отказалась бы отыметь.
  
   - Ну что, нравится? - хихикнула Риса, наблюдая за ней. - Знакомься - это Кодзи, один из моих слуг, специализирующийся по банным делам. Правда, он аппетитный мальчик? Ну что, уже не против мужской компании?
  
   Маганэ ещё раз окинула взглядом слугу, его красивое гладкое тело без единой волосинки, если не считать короткой причёски на голове и тонких изящных бровей. Оценила комплекцию и ощутила комфорт. Этот симпатичный юноша не вызывал у неё ощущений угрозы. При необходимости она легко могла его скрутить, используя превосходство в силе и навыки джиу-джитсу.
  
   - Не против, - ответила шатенка. - А эта повязка на бёдрах снимается?
  
   Хозяйка дома весело рассмеялась.
  
   - Конечно да, - ответила она с хитрой улыбкой, - но не сейчас. Всему своё время. Для начала массаж, м? Он очень приятно приласкает твою шею и плечи. Хочешь?
  
   - Только плечи?
  
   - Как сама пожелаешь. Правила здесь простые. Массируется то, что находится над водой, захочешь побольше - поднимись повыше или вообще пересядь на поребрик. Ну и разные твои пикантные места мои слуги без разрешения не трогают. Берёшь его руку и перемещаешь туда, где хотела бы ощутить, - пояснила Риса. - После этого доступ к обозначенной зоне считается для массажиста открытым.
  
   - Ладно, - согласилась гостья с озвученными правилами, и мужчина, присев у неё за спиной на колени, опустил на пол поднос с небольшими бутылочками, содержащими ароматные масла́.
  
   - Но раз ты не против, я приглашу ещё одного, - подмигнула брюнетка. - Кодзи, позови Криса. И пусть он захватит графин с соком и четыре бокала.
  
   Мужчина молча кивнул и, встав на́ ноги, отправился за своим напарником, а хозяйка, повернувшись к подруге, пояснила:
  
   - Вино в купальне лучше не пить: алкоголь и горячая вода плохо сочетаются. А холодный сок, наоборот, идёт на ура. Ну что, прикольно отдыхаем?
  
   - Ага, - кивнула Маганэ и смущённо рассмеялась. - Быть боссом якудза, наверное, хорошо.
  
   - Свои плюсы в этом определённо есть, - весело подтвердила подруга.
  
   - И всё-таки, как тебе всё это удалось? Научи, может, и мне пригодится?
  
   Риса с улыбкой покачала головой.
  
   - Твой путь, дорогая моя, может быть гораздо проще. Захочешь остаться под моим крылышком - и я приму тебя с распростёртыми объятиями. Даже татуировки накалывать не придётся. Я специально протоптала свою дорожку, чтобы дорогим сёстрам помогать. Про Элизабет ты уже слышала. Она бета первого уровня, правда, из позднего первого поколения, на десять лет примерно старше нас с тобой. И хоть предыдущее поколение слабее следующего, их первый уровень - аналог нашего половинного, она всё равно очень умна. Я обеспечила Бетти всем необходимым оборудованием, и она трудится на моё благо. Или взять Кассандру. Она - альфочка. Тоже первый уровень и первое поколение, но очень сильна. Лучший боевик в моём отряде. Мои парни её побаиваются. Эх, жалко, что девочки эти уже взрослые и их нельзя на второй уровень продвинуть. А так хотелось бы посмотреть, что получится.
  
   - И ты не боишься, что, став сильнее, они могут использовать силу против тебя?
  
   - А зачем? - уточнила Риса с мнимой наивностью в голосе, глаза́ же её слегка потемнели, передавая незаурядную силу характера.
  
   - Чтобы занять твоё место.
  
   - Не боюсь, - усмехнулась брюнетка. - Во-первых, у каждой из них своё положение, которое во всём их устраивает. Я никого из моих сестёр ни в чём не ущемляю. А во-вторых, я сейчас очень сильна. И ты, подруга, даже не представляешь, насколько. Хотя циферка три может тебе на что-нибудь намекнуть.
  
   - Третий уровень?! - не поверила Маганэ. - Но... как? Я думала, что мы с тобой достигли потолка.
  
   - Как оказалось, нет, сестрёнка, - самодовольно ответила Риса, и на лице её отразилась гордость своим достижением. - Лазейка для нас есть, и я её нашла.
  
   - Расскажешь?
  
   Брюнетка весело прищурилась.
  
   - Надо подумать, - она сделала вид, что взвешивает в уме решение, а пото́м рассмеялась. - Ну конечно расскажу. Тем более что вот он, ответ на твой вопрос, заходит к нам собственной персоной.
  
   Маганэ обернулась на звук лёгких шагов и увидела двух приближающихся к ним мужчин, облачённых в набедренные повязки. Брюнета Кодзи она уже знала, он нёс в руках поднос с больши́м запотевшим графином, наполненным холодным тёмно-красным соком, и четырьмя пустыми стеклянными бокалами типа "хайбол" с объёмом примерно миллилитров на двести пятьдесят. Второй парень, с русой шевелюрой, выглядел тоже достаточно спортивно и имел европейские черты лица. Бёдра его прикрывал кусок материи голубовато-серого цвета, а ру́ки были свободны от какой-либо ноши. И почему он не нёс ничего, стало понятно уже в следующую секунду.
  
   Завидев русоволосого юношу, Риса расцвела радостной улыбкой и, протянув к парню ру́ки, стала делать нетерпеливые жесты, показывая ими, как хочет, чтобы он поскорее присоединился к ней. Крис застенчиво улыбнулся девушке и, не заставив себя ждать, спустился в воду. Он сделал к брюнетке несколько шагов и оказался в её жадных объятиях. Хозяйка даже заурчала от удовольствия, оплетая парня руками и ногами, и тот почти сразу прибалдел, складывая гу́бы в осоловевшей улыбке.
  
   - М-м-м, вот оно, моё сокровище! - промурлыкала Риса. - Знакомься, Крис, это моя школьная подруга, Маганэ. Она такая же гамма, как и я, но только второго уровня, а не третьего.
  
   Русоволосый парень встал на́ ноги, опираясь левой рукой на поребрик бассейна, и, повернувшись к гостье лицом, учтиво поклонился, изучая её настороженным взглядом. [2]
  
   0x01 graphic
  
   Маганэ с удивлением отметила, что глаза́ юноши почти точно копируют цветом глаза́ Рисы, и протянула парню руку для рукопожатия.
  
   - Очень приятно, Крис, - сказала она.
  
   Парень улыбнулся ей в ответ и, прижав правую руку к груди, произнёс:
  
   - Взаимно, Маганэ-сама. Извините, что не отвечу на рукопожатие. Я очень осторожный и не привык сразу доверяться незнакомым людям.
  
   Риса хихикнула и пояснила:
  
   - Ну он знает, что ты можешь читать его эмоции через прикосновения. Мой Крис слишком робок с новыми девушками. Так что не обижайся на него, ладно?
  
   - О нет, всё в порядке, - улыбнулась шатенка и опустила руку. - Я понимаю. А ты в нём просто души́ не чаешь. Он твой любимчик?
  
   - Да-а-а, - сладко пропела брюнетка. - Я просто с ума по нему схожу. Как вцеплюсь в него, так и отпускать не хочется. Но этому есть очень веское объяснение.
  
   - И какое? Это ведь Крис является тем самым ответом на мой вопрос, который я задала минуту назад? Он продвинул тебя на третий уровень?
  
   - Да, он, - подтвердила Риса.
  
   - Крис - необычный мужчина или дело в твоих чувствах к нему?
  
   - М-м-м, да, он необычный, и вожделение моё связано с этой са́мой необычностью, - призналась подруга. - Крис - особый парень для таких, как мы с тобой, Маганэ. Тигры называют их катализаторами и истребляют наравне с нами. Даже, наверно, ещё более рьяно. Я узнала об этом около трёх лет назад, когда мои люди обнаружили Криса связанным и приготовленным к ритуальной казни в подвале одного загородного дома, в котором располагалось "тигриное" гнездо. Мне тогда не удалось спасти юную беточку, на след которой я случайно напала и разыскивала её. Тигры нашли девушку раньше, а мне досталось только обезглавленное тело, - в голосе брюнетки послышалась боль. - Но зато, - она грустно улыбнулась и снова прижала парня к себе. - Мы смогли вычислить ликвидатора, проследили за ним и обнаружили тот самый дом, в котором прятали Криса.
  
   - Ого, как хорошо, что ты успела, - порадовалась Маганэ. - И в чём секрет этого мальчика? Как он... тебе помог?
  
   Риса мягко улыбнулась, переключаясь на приятные воспоминания.
  
   - Почти так же, как и другие мужчины, которые в своё время помогли нам с тобой шагнуть на вторую ступеньку, - ответила она. - Но... с некоторыми нюансами. Бетти расшифровала записи в документах тигров, которые мои люди нашли у них в гнезде. Хе-хе, там были весьма интересные сведения о катализаторах. Представляешь, если хочешь получить от них толк, презервативами нельзя пользоваться.
  
   - То есть как?
  
   - По прямому их назначению, - усмехнулась Риса вопросу подруги. - Шарики надувать можно. Главное, чтобы резинка эта не помешала сперматозоидам парня проникнуть в твою матку.
  
   - А как же беременность?
  
   - Для подстраховки можно пропить противозачаточные таблетки, которые препятствуют овуляции. Они процессу инициации не помешают. Как выяснила моя беточка, от катализатора нельзя залететь, когда он... м-м-м, как бы это сказать... "катализирует". Там очень интересные фокусы со сперматозоидами происходят. Они равномерно рассредоточиваются по стенкам матки, совершенно игнорируя яйцеклетку, а пото́м - бабах! Неожиданно все разом гибнут, и ты переходишь на третий уровень. Желательно, чтобы до завершения процесса "катализации" член парня оставался тебе. Но вроде бы и внешнего соприкосновения половых органов достаточно. И знаешь, как можно узнать, что всё получилось?
  
   - Как?
  
   - Глаза́ мальчика станут такого же цвета, как твои! Хо-хо! Это здорово заводит! Ты просто не представляешь, как я кайфанула, наблюдая за перекрашиванием его глаз. Раньше-то они у Криса были серые. Но ещё больше я улетела от ощущений! В груди возникает чувство такого сладостного единения, как будто мы сливаемся с ним душами. Ох! Это просто потрясно! Покруче оргазма. И наслаждаюсь я этим чувством теперь каждый раз, как Крис в меня кончает! М-м-м, он просто волше-э-эбный любовник, - пропела Риса и счастливо рассмеялась.
  
   Шатенка завистливо посмотрела на подругу, тихо вздохнула, но не решилась попросить её об одолжении, которое так и вертелось у девушки на языке. Однако хозяйка дома моментально прочитала её чувства.
  
   - М-м-м, извини, Маганэ, - с сожалением в голосе сказала она, - но мне совершенно не хочется, чтобы глаза́ моего мальчика стали другого цвета. У меня прям какой-то зверский бзик имеется на сей счёт. От одной мысли, что Крис перестанет быть моим даже ненадолго, меня пробирает опасная дрожь и в душе просыпается свирепая для окружающих психопатка.
  
   Парень, о котором шла речь, с улыбкой обнял Рису за талию и прижался щекой к её груди.
  
   - Не беспокойся, моя пантера, - проворковал он. - Я хочу только тебя и никого другого.
  
   Лицо девушки осветилось довольной улыбкой, и она радостно рассмеялась, зарываясь пальцами юноше в волосы.
  
   - О-о-ох, ты мой сладкий! - промурлыкала она, сияя слегка опьяневшими глазами. Затем посмотрела на подругу и, словно извиняясь, пожала плечами. - Как видишь, Крис у меня натуральный однолюб. Знаешь, когда я с ним только познакомилась и ещё не сильно загонялась ревностью, то... был у меня момент, когда я скрепя сердцем хотела попробовать... ну... своих беточку и альфочку прокачать с его помощью. Он ведь катализатор всё-таки, вдруг бы проканало. Но он отказался, и я, естественно, не стала настаивать. Так что как-то... вот так.
  
   - Всё в порядке, я понимаю, - улыбнулась Маганэ. - Извини, что... соблазнилась...
  
   - Нет-нет, ты не виновата, - доброжелательно перебила её Риса. - Я сама его разрекламировала. Это ты меня извини. Соблазнила и не дала.
  
   Шатенка вздохнула.
  
   - А есть какой-нибудь способ найти другого катализатора? - спросила она. - Ну, может, признаки какие-нибудь имеются?
  
   - Прям однозначно по наблюдениям не определить. Тут только пробовать его надо. Впрочем, в записях тигров было написано вроде, что катализаторы обычно сексуально пассивны и в отношениях крайне скромны, склонны к морализму. Вроде как эти качества характера позволяют им свои способности пробудить. А если такой парень втюхался в кого-то, то склонен прям боготворить свою избранницу. Крис как увидел меня, так сразу запал. Хе-хе, как же это прияа-а-атно. Я - эмпатка, и он прямо очаровал меня своими глубокими чувствами... - Риса снова задумалась. - Так... что-то там ещё было... А, точно! Альфы к катализаторам очень чувствительны. Ко́ли западут на такого, то будут буквально маньячить, переться от его запахов, го́лоса, с ума по нему сходить. Так что, если узнаешь, что какая-то альфа увивается возле парня, то велика́ вероятность, что он - катализатор. Правда, тогда поздновато будет к нему подкатывать. Соперничество с ревнивой альфой выйдет себе дороже. Она просто в порошок тебя сотрёт. Так что ищи себе застенчивого и скромного мальчика. Если какой-то кадр сам к тебе полезет, то, скорее всего, он - не катализатор.
  
   - Ясно всё про них, - вздохнула Маганэ. - Неясно только, как их искать. Но сейчас я не отказалась бы и от обычного мужчины.
  
   - М-м-м, дорогая, так за чем же дело встало? Хе-хе. Эй, Кодзи! Ты чего подвис? Не видишь, гостья наша скучает по мужской ласке. А ну давай, распечатывай свои масла́ и покажи, на что способны твои волшебные ру́ки!
  
   Брюнет с улыбкой кивнул, открыл пробку одной из своих бутылочек, вылил немного густой жидкости на ладонь, и в купальне очаровательно запахло цветами. Крис тем временем стал разливать сок по бокалам и протянул один из стаканов Маганэ, а другой - Рисе.
  
   Шатенка с удовольствием глотнула сладкий напиток, чувствуя приятное послевкусие винограда Изабеллы, и расслабилась под сильными и одновременно мягкими руками, массирующими ей плечи.
  
   "М-м-м! Хорошо!" - подумала она, предвкушая приятный вечер.
  

Глава 12. Матриархальные порядки

К содержанию

   ...Примерно десять месяцев назад, продолжение...
  
   На следующее утро Маганэ проснулась и сладко потянулась в постели новой для себя спальни и нового дома. Да, вчерашний вечер вышел на славу. Девушка с удовольствием вспомнила события в купальне и удовлетворённо улыбнулась. Как это, оказывается, здо́рово - иметь парня, который не может ни в чём тебе отказать и выполняет все твои желания по первому требованию. Причём выполняет, надо сказать охотно и с явным удовольствием.
  
   "Ох уж этот красавчик Кодзи, - с теплом на сердце подумала она, вспоминая слугу, - если б муж мой был таким же отзывчивым и внимательным, я бы его ни за что не отпустила. А так... может, даже и хорошо, что ушёл. Скатертью дорога, дорого́й! Я без тебя тут, похоже, не заскучаю!"
  
   Маганэ мечтательно прикрыла глаза́, раскинув ру́ки в стороны, и стала с удовольствием прокручивать в уме волнительные детали вчерашнего тет-а-тета. Риса со своим парнем быстро слиняли, стоило им только наобниматься и нацеловаться всласть, так что "искры страсти" начали сыпаться с их тел. А Кодзи остался с ней, и это было волшебно.
  
   Слуга просто восхитительно делал массаж, и девушка сперва поднялась и села на край бассейна, открывая свою спину и живот, а пото́м, поймав ру́ки брюнета, положила их себе на грудь, добавляя её в перечень доступных для прикосновения территорий. Ну и пото́м она просто улетела, погружаясь в чудесный аромат массажного масла и тёплую нежность умелых рук.
  
   Не прошло и пяти минут, а Маганэ уже закипала от возбуждения. И теперь ей хотелось, чтобы те́ла её касались не только ру́ки. Возжелала того са́мого, что́ просто до чёртиков нравилось и в чём муж ей регулярно отказывал. Ох у неё выделяется слишком много смазки, ох ему неприятно, что она затекает в рот. Бли-и-ин! Но она же не виновата, что таков её организм и что тело её так тащится от куни!
  
   На губах Маганэ возникла хищная улыбка, когда она подумала, что у Кодзи просто нет права ей отказать. Ухватив парня за волосы, она заставила его спуститься в бассейн и сесть перед ней на коленки, как раз в ту позу, в которой рот его очень близко оказался от страждущего места перевозбуждённой девушки. Но слугу даже не пришлось направлять. Он моментально понял, что́ госпожа хочет. Его рот жадно приник к бархатным и мокрым складочкам, а девушка, запрокинув голову назад, испустила сладостный, полный удовольствия стон.
  
   О да! Кодзи совсем не механически выполнял свою работу. Ему явно нравились такие ласки, и он погружался в них страстно и с увлечением. Но Маганэ, взлетая в небеса, даже не задумывалась, что́ он там делал, она просто парила в потоках восходящего блаженства и вскоре мощно вспыхнула от кайфа, извиваясь всем телом и судорожно стискивая ногами голову умелого слуги.
  
   И больше всего девушка кайфовала от того, что ей не приходилось сдерживаться. Она не задумывалась, как там Кодзи поживает у неё между ног, не захлебнулся ли? Как он переносит внезапное наводнение и как относится к вязким струйкам горячего киселька, выстреливающим в его рот подобно эякуляту. О, нет! Она просто кайфовала и делала это в полную силу, без оглядки.
  
   Но вот блаженство схлынуло, и Маганэ с садистским чувством в душе посмотрела на парня. И каково же было её удивление, когда она увидела очень довольное лицо слуги, даже несмотря на то, что оно было основательно перепачкано и залито знаками женского удовольствия. Кодзи открыл рот и показал девушке, что тот основательно заполнен её соком.
  
   Маганэ изумлённо расширила глаза́, прикрыла свой рот рукой и смущённо рассмеялась. Жест парня был неожиданным, но... очень приятным. На девушку нахлынуло пьянящее чувство власти над этим мужчиной, и она сама не заметила, как высказала вслух своё желание:
  
   - Глотай, Кодзи-тян! Выпей всё, что я накончала тебе в рот, до последней капли.
  
   И парень с улыбкой на лице моментально послушался. Дрожь удовольствия прошла по телу девушки, и она радостно рассмеялась.
  
   - Ещё! - потребовала Маганэ. - Хочу ещё раз!
  
   Слуга обнял её за бёдра и приник ртом к мокрому цветочку, а девушка удовлетворённо простонала и улеглась на спину, вытягиваясь на тёплом кафельном полу купальни, расслабилась и стала вкушать удовольствие.
  
   Ко второму оргазму она двигалась дольше, но зато он и получился заметно сильней. А пото́м девушка захотела секс. Восхитительное слияние тел началось ещё в купальне. Маганэ приняла в себя твёрдый член парня, сидя на краю бассейна и обнимая своего послушного любовника руками за торс, а ногами за ягодицы. Противозачаточные таблетки девушка перестала принимать ещё месяц назад с уходом мужа, но у Кодзи с собой оказалась целая упаковка презервативов. Так что сложностей с безопасным сексом не возникло.
  
   Затем сладкая парочка переместились в спальню и Маганэ устроила долгий головокружительный верховой заезд. Используя свои способности к эмпатии, она умело управляла оргазмом Кодзи, не позволяя тому кончить. Но одновременно девушка поддерживала его возбуждение так, чтобы сохранять эрекцию мужского органа в полной её силе. Она кончила пару раз, прежде чем позволила парню взорваться, а пото́м ещё наслаждалась его долгим затихающим блаженством.
  
   После такого дикого оргазма слуга был побеждён. Обессиленным взглядом он посмотрел на растерзавшую его хищницу и упавшим голосом извинился, что не может продолжить "бой". Но Маганэ со смехом обняла его и, покрыв лицо нежными поцелуями, успокоила, что полностью удовлетворена.
  
   - Я могу продолжить ртом, если хотите, госпожа, - предложил слуга, виновато улыбаясь.
  
   - О, нет, Кодзи, - устало ответила шатенка. - Я уже всё. Всё, что я хочу сейчас, - это попросить книгу "отзывов и предложений", чтобы записать в неё мою признательность. А ещё предложить тебя хорошенько премировать за твоё мастерство и проявленный энтузиазм. Ставлю тебе оценку десять из десяти, мой самоотверженный труженик. И завтра я обязательно скажу об этом твоей хозяйке. А сейчас можешь идти. Хотя нет, покажи мне вначале, где тут можно под душем помыться.
  
   Девушка вынырнула из воспоминаний, от которых по телу шла лёгкая дрожь, а внизу живота приятно саднило, и отправилась в ванную умываться и приводить свои волосы в порядок.
  

* * *

   Собираясь на завтрак, Маганэ изучила гардероб, который ей предложила подруга. У Рисы имелась масса японской традиционной одежды, но были также и женские наряды европейского типа: платья, юбки, сорочки, брюки и шорты. Однако, подумав немного, Маганэ выбрала себе голубую юкату с розовыми цветами, чтобы выглядеть в традициях дома. Облачаясь в неё, девушка с улыбкой подумала, что будет прикол, если Риса оденется сегодня по-европейски.
  
   Завтрак проходил в небольшом обеденном зале со светло-серыми стенами, длинным рядом окон вдоль левой от входа стены и окнами на торцевой стене напротив входа. Трапезникам предлагалось устраиваться на зайсу - традиционных японских стульях без ножек за длинным котацу, накрытом на четырёх персон. Низкий стол был выполнен из светлого полированного дерева, а зайсу имели деревянные спинки того же цвета и мягкие светло-красные подушки с белой верхней поверхностью, украшенной светло-красным рисунком. Полы имели мягкое бежевое покрытие, сделанное из плотной ворсистой ткани. Потолок был выложен светло-коричневыми деревянными плитами в тон стола и оконных рам. А в центре потолка располагался здоровенный люминесцентный светильник прямоугольной формы, занимающий примерно четверть всей потолочной площади.
  
   0x01 graphic
  
   Увидев подругу в фиолетовой юкате, украшенной цветами подобно прежней красной, Маганэ мысленно порадовалась, что не ошиблась с одеждой. Риса заняла место лицом к окнам и ближе ко входу, привычно скрестив ноги перед собой. Зайсу по правую руку от себя она предложила Маганэ. Крис, облачённый в светлые шорты и футболку, плюхнулся на свой стул напротив Рисы. Ему явно непривычно было сидеть в японском стиле, и он просто вытянул свои босые ноги под столом, нагло уткнув их в но́ги хозяйки. Однако девушка была только рада этому, она довольно улыбнулась и слегка сжала сто́пы парня коленками.
  
   До́ма у себя Маганэ предпочитала высокие стулья и столы, но и зайсу с котацу ей были привычны, поэтому, присаживаясь и скрещивая но́ги перед собой, она никакого дискомфорта не чувствовала. Место напротив неё заняла рослая коротковолосая брюнетка с бесстрастным лицом и холодными светло-серыми глазами. Одета она была в длинную чёрную юбку и голубую сорочку, а в руках держала серебристый десятидюймовый планшет, который положила рядом с собой на стол.
  
   Едва все устроились, в зал вошла пара слуг с подносами в руках, неся для гостей ароматные яства и горячие напитки. Маганэ в очередной раз отметила, что слугами у Рисы были в основном молодые красивые мужчины, и с удовольствием облизала взглядом их спортивные фигуры в светло-голубых обтягивающих шортах и рубашках, подчёркивающих аппетитные мужские формы. Она подумала, что могла бы попробовать не только Кодзи, пока у подруги гостит, и ощутила приятное тепло возбуждения между ног.
  
   Девушка представила, как ловит за руку одного из таких парней прямо в коридоре, приказывает опуститься перед собой на колени и развязывает оби [1], чтобы раскрыть юкату ниже пояса. По телу её прошла дрожь предвкушения, и она поспешила отогнать эти фантазии, чтобы не возбуждаться за обеденным столом.
  
   "Интересно, можно ли так сделать?" - подумала Маганэ, но затем встретилась с весёлым взглядом хозяйки, повернувшей к ней голову, и смущённо опустила глаза́.
  
   "Блин, спалилась, - со стыдом в душе́ поняла девушка, сообразив, что подруга прочитала её эмоции. - Стыдно-то как".
  
   - Ну как тебе спалось, родная? - мягким голосом спросила у неё Риса. - Как вечерок вчера провела? Сдаётся мне, по твоему утреннему настроению, что Кодзи не очень хорошо справился.
  
   - О нет, Риса-тян, - вступилась шатенка за слугу. - Кодзи был просто великолепен и мил. Я вчера засыпала, чувствуя себя порхающей в облаках. Но... - она пожала плечами, - просто отдохнула за ночь и аппетиты вернулись.
  
   - Всё ясно с тобой, милая, - рассмеялась подруга. - Любой слуга моего дома в твоём полном распоряжении. Все они одеты одинаково, так что не ошибёшься. Никто из них не посмеет тебе отказать, да и не захочет, наверное. Ты у меня просто чертовски миленькая, - проворковала Риса, - особенно в этой юкате, - она о чём-то на секунду задумалась и хихикнула: - Но если увидишь какого-нибудь парня в чёрном, то лучше не трогай его. Это один из охранников, и он - на службе.
  
   - Э... понятно, - смущённо ответила гостья.
  
   Повернув голову к брюнетке, хозяйка улыбнулась и ей.
  
   - Доброе утро, Бетти. Рада видеть тебя за завтраком, дорогая.
  
   - Здравствуй, Риса, - ответила та. - У меня готов отчёт.
  
   - Оставь, пото́м доложишь. Сперва поедим. Кстати, Кассандра где? Она сегодня к нам не присоединится?
  
   - У неё утренний моцион, - ответила Бетти. - Она позавтракает позже и отдельно.
  
   - Всё ясно, трахается, значит, - рассмеялась Риса. - Эти альфы такие похотливые, - посетовала девушка с шутливым осуждением. - Впрочем, как и некоторые гаммочки.
  
   Щёки Маганэ заметно покраснели, и хозяйка поспешила уточнить:
  
   - Я себя имела в виду. Просто я встаю раньше и к завтраку всё успеваю, - она стрельнула взглядом на Криса, и довольная улыбка тут же зажглась на лице парня.
  
   - Да, ты тут здорово устроилась, - улыбнулась шатенка. - Окружила себя мужской красотой. Слу́ги у тебя все парни или девушки тоже есть?
  
   - Есть девушки, - ответила Риса, - но их гораздо меньше. А что делать? - развела она руками. - Ко́ли все сестрёнки мои такие темпераментные. Вон даже спокойная на первый взгляд Бетти каждый день хоть раз, а в комнату к себе кого-нибудь затаскивает.
  
   - Это исключительно для поддержания трезвости ума, - бесстрастно ответила брюнетка.
  
   - А я разве против, - одобрительно улыбнулась хозяйка. - Трезвость ума - это очень важно. Но в большей степени обширный штат мужчин я завела из-за Кассандры. Если бы я этого не сделала, она домогалась бы моих подчинённых, а я берегу их самолюбие.
  
   - Она и так домогается, - вставил своё слово Крис, уплетая салат.
  
   - Ну, это же, наверное, просто флирт, - предположила Риса.
  
   - Да я бы не сказал, что флиртом всё ограничивается, - непринуждённо ответил парень.
  
   - Н-да, - лицо хозяйки стало озабоченным. - И чего мне на неё не жалуется никто? Видимо, всё-таки моим ребятам нравится её темперамент.
  
   Крис хихикнул и неопределённо пожал плечами:
  
   - На Кассандру попробуй пожалуйся. Для самых несговорчивых у неё есть страпон, - молодой человек увидел, как стремительно мрачнеет лицо Рисы, и поспешил добавить: - Со слугами она чаще развлекается. А с парнями якудза лишь так, иногда и в последнее время нечасто.
  
   - Зачем она вообще к ним лезет? Ей что, слуг мало?
  
   - В воспитательных целях, - неожиданно вступилась за альфу Элизабет.
  
   Риса слегка выдохнула и попросила:
  
   - Уточни.
  
   - У сестры есть принцип: посмотрел на неё как на шлюху - изволь сам шлюхой побыть.
  
   - А, вот в каком смысле, - усмехнулась хозяйка. - Тогда совсем другое дело. И что, находятся идиоты, которые так с ней себя ведут?
  
   - Насколько я знаю твоих подчинённых, - бесстрастно пояснила Бетти, - среди них хватает кадров, позволяющих себе сальные шуточки и взгляды в сторону женщин. Некоторые из них не сразу справились с этим своим пороком в отношении сестры. Теперь они гораздо лучше держат язык за зубами, но на взглядах иногда попадаются.
  
   Риса рассмеялась.
  
   - Да уж, мужчины есть мужчины, - весело отметила она. - Хотя... хе-хе, у Кассандры такая фигура, что вах! - девушка облизнула гу́бы. - Страпон, говоришь, у неё есть? Может, и мне как-нибудь нарваться на наказание, а?
  
   - Женщины её не интересуют, Рис, - напомнила Бетти. - И к тому же Кассандра чтит субординацию. Ты для неё несокрушимый авторитет. Не рекомендую тебе портить свой имидж в её глазах.
  
   - Да, знаю я, знаю, - улыбнулась хозяйка. - Уж и пошутить нельзя.
  
   На этом беседа была свёрнута, и дальше все завтракали молча.
  
   Закончив трапезу, Риса удовлетворённо откинулась на спинку зайсу, подождала, пока слу́ги уберут приборы, и обратила взгляд к Бетти, которая тоже поела и листала странички в своём планшете.
  
   - Ну что, моя умница. Докладывай свой отчёт.
  
   Брюнетка сразу собралась и бесстрастным голосом стала излагать информацию, которую ей вчера удалось узнать у тигра.
  
   - Мужчину зовут Изу́ми, позывной - "дикобраз". В охоте предпочитает использовать дротики, покрытые парализующим средством, или пневматическое оружие, стреляющее ампулами со снотворным. Перед убийством жертву насилует.
  
   После первой порции сведений Риса заметно помрачнела.
  
   - Как тебе удалось его обезвредить? - спросила она у Маганэ.
  
   - Повезло, - тяжко вздохнула гостья. - Ампула его попала в мой кулон под рубашкой и не проткнула кожу. Я притворилась, что потеряла сознание, а когда он приблизился, сбила с ног и придушила за шею. Отключила его, пережав сонную артерию.
  
   - Н-да, действительно счастливый случай, - кусая гу́бы от волнения, сказала хозяйка. - Это просто счастье, что я не потеряла тебя. Ты, видать, в рубашке родилась, дорогая.
  
   - В рубашке с кулоном, - добавила Маганэ и нервно рассмеялась.
  
   - У-у-ух, - выдохнула Риса и обратилась к Элизабет: - Продолжай.
  
   Брюнетка кивнула и продолжила чётко, лаконично, без каких-либо эмоций в голосе излагать остальные сведения, которых оказалось немало. Были там и конкретные люди, и их адреса, и перечень возможных целей, которые следовало проверить. За три года своей ликвидационной деятельности Изу́ми убил девять человек: семь женщин и двух мужчин. Маганэ должна была стать юбилейной жертвой. Кроме этого тигра, о ней, к счастью, никто не знал. Он обнаружил гамму случайно неделю назад, когда она оказывала первую помощь старику, у которого прихватило сердце в метро.
  
   - Я всё-таки врач и не могла остаться в стороне, - с оторопью в голосе оправдалась Маганэ. - И выглядели мои действия как обычная помощь медика!
  
   - Для обычных граждан, возможно, - вздохнула Риса. - Но у тигров есть специальные приборы, которые похожи на зеркальные солнцезащитные очки и позволяют визуализировать распределение электрических потенциалов по поверхности головного мозга. Если кто-то из нас применяет свои способности, эта топограмма изменяется и начинает отличаться от обычной для простого человека. По таким изображениям тигр может не только обнаруживать дочерей Кериша, но и определять, кого он видит: альфу, бету или гамму. Бетти, ты нашла у него электровизоры?
  
   - Да, - ответила брюнетка, - и ещё много всякого разного инвентаря. В том числе и маячок, которым можно вызвать подмогу.
  
   - Тигр его не включил?
  
   - Не успел. Маячок оставался неактивным, но я немного с ним поработала. Пока Изуми находился под действием снотворного, я вынула из этого устройства передающую систему и вернула маячок хозяину.
  
   Риса рассмеялась.
  
   - То-то он обрадовался, наверное, когда проснулся.
  
   - Да, - бесстрастно подтвердила Бетти. - Придя в сознание и обнаружив маяк на месте, в потайном кармане, Изуми тут же его активировал. Во время допроса он вёл себя вызывающе, много болтал. Не сразу заметил, что находится под действием эликсира правды, и рассказал бо́льшую часть из того, что я доложила. Ну а детали я выведала у него, погрузив в гипнотический транс. Вот и всё.
  
   - Отлично, отлично, - похвалила её Риса, барабаня пальцами по столу. - Сегодня же передай все эти данные Кассандре. Пусть разыщет намеченных тиграми людей и тоже проверит их. А за членами ячейки надо установить слежку. Узнать, куда они ходят и на кого нацеливаются. Очки эти их можно как-нибудь "ослепить"?
  
   - Вывести подобный аппарат из строя несложно с помощью электромагнитного импульса. Я подумаю, как сделать это незаметно, чтобы выглядело будто естественная поломка.
  
   - Отлично, Бетти, подумай, - кивнула Риса. Затем повернулась к Маганэ и улыбнулась: - Ну что, подруга, хочешь на мою змейку посмотреть?
  
   - Не откажусь, - ответила шатенка.
  
   Сноски к главе:
   [1] Оби - широкий японский пояс, носимый поверх юкаты и других видов кимоно.
  

Глава 13. Суд и приговор

К содержанию

   ...Продолжение событий десятимесячной давности...
  
   Небольшая экскурсия в храм змеи очень впечатлила Маганэ. Она поразилась, насколько её подруга заморочилась со своим террариумом. Это был именно что храм, самый натуральный и полноценный, со светло-красными стенами, башенками и пагодами, позолоченным шпилем и эмблемой на центральной башне в виде золотого цветка в чёрном шестиграннике.
  
   0x01 graphic
  
   Гнездо змеи оказалось обширным, около ста квадратных метров, и имело каплевидную форму с острым концом на входе и закруглённой стеной в противоположной от двери стороне. Оно напоминало каменную пещеру с небольшими круглыми отверстиями по окружности, обеспечивающими вентиляцию и рассеянный свет. Здесь в специальной канавке даже ручей тёк и журчал, создавая впечатление природной естественности помещения. Имелся также ещё один выход наружу, который, судя по размерам, был предназначен для обитательницы. Он не запирался и мог быть открыт как снаружи, так и изнутри. А у дальней от входа стены располагалось широкое круглое углубление, в котором с комфортом свернула свои кольца гигантская змея́.
  
   Её длина на первый взгляд составляла метров восемь или даже десять, а самая толстая часть была сантиметров тридцать-тридцать пять в диаметре. Окраска рептилии оказалась приятной и притягательной - желтоватой сверху, серой внизу с пёстрым рисунком на спине и тройным хребтом из выпуклых чешуек.
  
   - Бразильский дракон, - шепнула подруге Риса с восхищением в голосе. - Правда красотка? Я её просто обожаю!
  
   И Маганэ оставалось лишь согласиться. Змея́ действительно была очень красивой и впечатляющей своими размерами.
  
   За время, проведённое в особняке Рисы после возвращения из храма, Маганэ успела познакомиться и даже подружиться с Кассандрой, которая оказалась жизнерадостной и позитивной брюнеткой со светло-карими глазами и шикарной спортивной фигурой. На неё просто невозможно было не заглядеться, особенно учитывая, что девушка эта предпочитала носить топики, оставляя открытыми спину, плечи и живот с татуировками двух танцующих в полёте драконов.
  
   0x01 graphic
  
   Мужчинам было явно сложно сдерживать свои чувства в её присутствии. Кассандра со смехом призналась Маганэ, что обожает ловить парней на похотливых взглядах в свою сторону, а пото́м троллить их. Мужчины, которые были неинтересны ей как сексуальные партнёры, отделывались лёгким испугом. А домогалась альфа лишь тех, на кого у неё у само́й "стояло".
  
   В са́мом простом варианте "обидчик" мог откупиться куннилингусом или отбиться посредством поединка на ринге. Против альфы, правда, это был совершенно дохлый вариант. Однако, если девушка видела, что сопернику реально не хочется с ней секса в подчинённой роли, она его отпускала, слегка помяв и потискав во время схватки. Что же касается страпона, то сей девайс служил наказанием лишь для самых наглых и непонятливых рецидивистов. В особенности если у альфы не было желания "наказывать" их традиционным для женщины способом.
  
   Вот такой интересной подругой Маганэ обзавелась. Но сейчас она сидела в большом и ярко освещённом зале, по периметру которого располагались мягкие кресла, и в них с удобством устроились многочисленные зрители в пёстрых желтовато-серых "змеиных" кимоно. Эти мужчины и женщины, по всей видимости, были жрецами своей любимой богини. У каждого в руках имелось устройство, напоминающее прибор ночного видения, которое можно было приложить к глазам и закрепить эластичным ремнём на затылке.
  
   Кассандра уже объяснила новой подруге, как пользоваться этим прибором, называемым ви́зором. Он мог показывать не только внутреннее содержимое чего-либо, но и работать как бинокль, существенно приближая и детализируя изображение без малейшей потери качества.
  
   Маганэ испытывала лёгкое волнение в предвкушении суда над Изуми и последующего представления.
  
   "Что же такое задумала Риса? Что она сделает с тигром? Скормит Горгоне? Но как?" - масса интригующих вопросов роилась у неё в голове.
  
   Всё внутреннее пространство зала было пустым, если не считать установленного в центре трона, на котором восседала Риса в одежде Верховной жрицы. Слева и справа от неё стояли два черноволосых охранника в чёрной одежде и с бесстрастными выражениями лиц.
  
   Пол данного помещения представлял собой ровную поверхность, покрытую слоем светло-жёлтого песка. Усаживаясь на своё место, Маганэ зачерпнула его ладонью, пропуская между пальцев. Песок оказался сухим и тёплым, словно был только что взят с пляжа какого-нибудь моря.
  
   Чуть позже две́ри зала открылись и в него вошла Кассандра, одетая, как и большинство присутствующих, в "змеиную" форму храма. Она вела перед собой невысокого и коренастого шатена, облачённого в серую робу и идущего босиком со скованными за спиной руками. В мужчине Маганэ сразу узнала тигра, пытавшегося её убить. Изуми ерепенился и пытался вырваться, но Кассандра легко удерживала его, толкая перед собой, раздавая попутно весомые тычки и подзатыльники, призванные успокоить строптивца.
  
   Маганэ включила визор, прижала его к глазам, закрепила лямками на затылке и настроила изображение так, чтобы видеть происходящее поближе.
  
   Заметив Рису, восседающую на троне, Изуми ухмыльнулся и, перестав сопротивляться, целенаправленно устремился к ней. Кассандра следовала за парнем по пятам и придержала его метрах в двух от гаммы. Пленник дёрнулся пару раз, пытаясь вырваться, а затем презрительно бросил хозяйке сего представления:
  
   - Что, Оригами-тян, боишься остаться со мной наедине? Окружила себя охранниками и сидишь трясёшься, как последняя трусиха? Ой, да не бойся ты так, у меня же ру́ки в наручниках, - добавил парень и захохотал над своей шуткой.
  
   Кассандра замахнулась, чтобы дать тигру очередную оплеуху, но Риса отрицательно мотнула головой, и альфа послушалась, отступая на шаг.
  
   А парень тем временем заливался хохотом, и выглядело это немного странно, потому что смех продолжался необычно долго и постепенно набирал силу. Лицо Изуми стало пунцовым. Надрываясь от смеха, он схватился за живот и повалился на песок. Изо рта его почти перестали вырываться звуки. Мужчина лишь судорожно открывал и закрывал его, словно у него перехватило дыхание.
  
   "Вот она, сила гаммы третьего уровня, - с восхищением подумала Маганэ. - Ох! Хочу себе такую же!"
  
   А Риса меж тем с притворным сочувствием вздохнула и обратилась к пленнику, задыхающемуся от смеха:
  
   - Боги, ну что ж ты так разошёлся-то? Прям смешинка какая-то в тебя попала. Давай уже успокаивайся, а то помрёшь ещё и всё представление нам испортишь.
  
   Смех Изуми действительно стал быстро сбрасывать свои обороты. И через несколько секунд шатен уже молча лежал на песке, изрядно напуганный и обессиленный недавним приступом безудержного веселья. Кассандра нагнулась к нему, рывком поставила на́ ноги, отряхнула и придержала, потому что парень покачнулся, собираясь снова упасть.
  
   - Ну вот и хорошо, - обаятельно улыбнулась пленнику Риса. - Вот и здо́рово, правда? Давай поговорим теперь серьёзно, без шуток. Шутить, как я поняла, в твоём присутствии нельзя. Уж больно ты, братец, смешливый.
  
   - Ведьма! - прошипел тигр, с ненавистью глядя на неё. - Таких ведьм надо не просто убивать. Сжигать вас надо на костре, чтобы вы вопили от боли! Чтобы... - парень вдруг замолк, выпучив глаза, и дёрнулся руками, будто хотел использовать их для чего-то, но наручники не позволили это сделать.
  
   Он нагнулся и попытался что-то выплюнуть. Пото́м, совершая горлом рвотные позывы, высунул язык изо рта и стал скоблить им о зубы, словно хотел очистить его от чего-то. Выглядело это довольно странно, и Маганэ никак не могла понять, что происходит, пока Верховная жрица вновь не заговорила огорчённым тоном:
  
   - Ну что ты за человек, Изуми, а? Что ни слово, то дерьмо, и льётся оно у тебя изо рта сплошным потоком. Немудрено́, что ты стал чувствовать его вкус. Прекрати уже сквернословить, ладно? В моём присутствии это чревато самыми неприятными последствиями. Если не хочешь более браниться, дай знать или просто кивни.
  
   Парень отчаянно закивал головой, и Риса, мягко улыбнувшись, как добрая фея, щёлкнула пальцами, после чего тигр, видимо, перестал чувствовать омерзительный вкус во рту и издал долгий надрывный стон, переживая отчаянный гнев из-за собственного бессилия.
  
   - Ну-ну, что опять не так? - участливо спросила Верховная жрица.
  
   - Ты за это поплатишься, - процедил парень сквозь сжатые зубы. - За всё поплатишься, с... - но произнести бранное слово он тем не менее не решился.
  
   "Воспитывается постепенно", - с усмешкой на губах подумала Маганэ.
  
   Риса деланно зевнула и откинулась на спинку своего трона.
  
   - Ох, сколько раз мне уже угрожали, - скучающим голосом вспомнила она. - И никто ни разу ещё угрозы свои не воплотил. Сам-то ты на что надеешься, дурачок? На свой маяк в скрытом кармане, который ты вчера активировал? Ох, боги, какой наивный мальчик. И у тебя не возникало мыслей, почему помощь к тебе так задерживается и всё никак не придёт? Наверное, возникали, да? Но ты по-прежнему надеялся, что друзья-товарищи твои просто скрытно готовятся к штурму моего дома и им нужно больше времени. Изуми, дорого́й мой, выбрось эти надежды. Никто не оставил бы тебе рабочий маяк. Он не передаёт никаких сигналов. Помощи не будет.
  
   Тигр взревел раненным зверем и неожиданно кинулся на жрицу, целя головой ей в лицо. Кассандра была явно начеку, но почему-то его не остановила. Охранники, слегка опаздывая, дёрнулись было к буяну, но Риса едва заметными жестами обеих рук дала им отбой, а сама мощным фронт-киком правой ногой в точку чуть пониже груди буквально отбросила агрессора от себя, не вставая с трона. Изуми отлетел назад, попал в руки Кассандры и стал оседать на землю, но альфа его придержала. Лицо мужчины стремительно бледнело и наливалось болезненной синевой. Его исказила гримаса боли. Видимо, стопа обороняющейся девушки угодила ему в солнечное сплетение. Изуми безуспешно пытался схватиться руками за живот, но наручники не позволяли ему это сделать.
  
   - Боги, ну что ж ты такой нетерпеливый, - раздражённо посетовала Риса. - Напал на меня со скованными руками, без какой-либо возможности защититься. Если так хочешь подраться, предоставлю я тебе эту возможность. Просто потерпи.
  
   Тигру и в са́мом деле приходилось терпеть, правда, в данном случае боль. Глаза́ его болезненно закатывались, а изо рта слышался тихий скулёж.
  
   Верховная жрица протянула руку к правому охраннику, и тот передал ей свиток, скрученный в рулон. Девушка развернула его, тот оказался около полуметра в длину и был исписан полностью каким-то текстом.
  
   - Список всех твоих преступлений, - прокомментировала Риса. - Я планировала их зачитать. Тут перечислены девять невинных людей, молодые девушки и парни, которых ты безжалостно убил и надругался над ними. Описана подноготная всех твоих мерзостей. Очень жуткий текст. Меня от него тошнит. Так что я не буду зачитывать, ты и сам обо всём этом знаешь. У тебя есть, чем оправдаться за свои злодеяния?
  
   - Иди в ад! - прошипел Изуми.
  
   - Ну ладно, - вздохнула жрица, вставая на́ ноги. - Пора заканчивать дело и приступать к наказанию. Суд в моём лице постановил смертную казнь и её немедленное исполнение.
  
   Девушка кивнула Кассандре, и та двумя резкими рывками разорвала робу на теле мужчины, оставляя того полностью голым. Только сейчас Маганэ заметила, что на парне нет эмтэ. Люди Рисы как-то сняли с пленника ошейник с браслетами, и при этом к ней домой не нагрянули служители морали.
  
   "Обалдеть, - изумлённо подумала шатенка, - значит, и так можно?!"
  
   Развязав оби на талии, Риса распахнула своё кимоно, сняла его с себя и тоже осталась без одежды. Красивая, чуть смугловатая кожа гаммы гладко блеснула под светом ярких люминесцентных ламп, а её очаровательная грудь размера так третьего соблазнительно покачнулась вверх-вниз. И только треугольник чёрных волос в паху скрывал интимную часть крепкого спортивного тела. Красотка бросила свою одежду на трон. Подала сигнал охранникам, и те, подхватив изысканное, но громоздкое кресло с боков, стали уносить его из центра площадки.
  
   Кассандра подошла к тигру сзади, ключом разомкнула его наручники и сняла их, после чего отступила на несколько шагов в сторону и замерла подобно бесстрастному рефери.
  
   - Ну вот и пришёл твой час, непримиримый воин добра и справедливости, - с усмешкой сказала Риса, - борец за людей, спаситель человечества. Ими вы себя, кажется, считаете? Я стою перед тобой безоружная и готова помериться силой, не используя эмпатические удары. Только ру́ки и но́ги, сто́пы и кулаки, только ты и я, один на один. Всё как ты хотел. Избежать смерти ты вряд ли сумеешь, но у тебя есть хороший шанс поквитаться со мной. Давай же, воспользуйся им.
  
   Тигр неожиданно бросился на девушку и тут же согнулся пополам от молниеносного удара кулаком в солнечное сплетение.
  
   - Блин, ну что ж ты за идиот такой, а? - совершенно искренне разозлилась Риса, обращаясь к парню, корчащемуся на песке. - Прекрати уже меня недооценивать. У меня чёрные пояса́ по каратэ, кикбоксингу и джиу-джитсу, я мастер акупунктурного боя, а ты бросаешься на меня, как псих, без какой-либо защиты. Давай уже, покажи, на что ты способен. Чему-то тебя в ордене вашем научили? Не позорь свою организацию. Или ты способен убивать только исподтишка?
  
   Тигр зашипел от боли, досады и поднялся на четвереньки. Массируя ладонью живот, он пытался унять боль, а Риса смотрела на соперника и ждала, пока тот оправится. Она совершенно уверенно чувствовала себя без одежды, а вот парень, похоже, ощущал скованность.
  
   Уперевшись ладонями в землю, Изуми встал на́ ноги и, стремительно распрямившись, бросил горсть песка девушке в лицо. Однако брюнетка словно заранее знала о намерении противника её ослепить. Начав двигаться чуть раньше, она ушла с линии броска и неожиданным хай-киком в шею сопернику снова сбила того с ног.
  
   - Нет. Ты безнадёжен, - вздохнула Риса. - Или совсем не умеешь драться, или не хочешь делать это по-нормальному. Я такими темпами просто-напросто тебя изобью, и это будет совершенно неинтересно. Соберись, давай, встань в стойку и нападай по уму, не забывая о защите. Если не будешь подлянки устраивать, типа бросков песком, я дам тебе немного форы.
  
   - Не нужны мне твои подачки, стерва! - рыкнул тигр и нанёс серию быстрых ударов руками и ногами.
  
   Часть из них брюнетка блокировала, от другой части уклонилась и ответила парой коротких тычков пальцами в область плеча и бока, на которые тигр никак не отреагировал. Однако на губах девушки появилась довольная улыбка.
  
   - Вот это уже другое дело, - с удовольствием сказала она. - Такой поединок мне нравится.
  
   - Заткнись, сука! - выдохнул Изуми, нанося новые удары.
  
   И девушка вновь уклонилась и поставила блоки. Она в основном оборонялась, отвечая безобидными с виду тычками в разные части тела соперника. Соски́ на её груди отчего-то заострились и встали, заметно твердея, а розовый язычок плотоядно прошёлся по губам.
  
   - М-м-м, а у тебя привлекательное тело, красавчик, - промурлыкала Риса, облизывая мужчину взглядом. - Я уже начинаю течь, когда любуюсь твоими формами. Давай, продолжай, возбуди меня ещё сильнее. И тогда, возможно, я трахну тебя перед тем, как убить.
  
   - Ра-а-а!!! - взревел Изуми и нанёс удар ногой в прыжке.
  
   Однако брюнетка вновь уклонилась, сделала серию молниеносных тычков пальцами в корпус мужчине, пока он летел, а под конец выполнила подсечку в момент его приземления, заставив упасть на спину.
  
   - Ая-яй! - весело погрозила Риса сопернику пальцем. - Опять про оборону забыл и был наказан. Ну что ж ты так?
  
   Девушка сделала паузу, глядя тигру в область паха, и весело рассмеялась.
  
   - Вау! Да у тебя встал! - забавлялась она. - Как это мило! Неужели нравится, как я тебя избиваю?
  
   Изуми, казалось, только сейчас заметил состояние своего органа и обескураженно прикрыл его рукой.
  
   - Ведьма! - выкрикнул он. - Это всё твоих рук дело!
  
   Риса хихикнула и одобрительно кивнула.
  
   - Какой ты проницательный, однако, - с плотоядной улыбкой заметила она. - Да, моих, и именно рук. Как и обещала, я не использовала дар. Но он и не смог бы дать столь надёжных и длительных результатов без постоянных усилий с моей стороны. Акупунктурная серия, которую я только что закончила, называется длинно и возвышенно, но по-простому её кличут "Виагра". Теперь стояк тебе обеспечен не менее чем на полчаса. И он будет сохраняться, что бы я с тобой ни делала. Хе-хе, это очень удобно. Я могу изнасиловать тебя самым жестоким образом, нравится тебе это или нет. Ты насиловал своих жертв связанными и беспомощными. Ну а я оставляю тебе возможность отбиваться, можешь попробовать отстоять свою мужскую честь.
  
   Изуми слушал её со всё возрастающим беспокойством.
  
   - У тебя ничего не получится, стерва, - вымолвил он неуверенно и слегка испуганно.
  
   - Поспорим? - проворковала Риса и, сунув пару пальчиков себе во влагалище, почавкала ими, показывая, что лоно её уже переполнено смазкой.
  
   Тигр рывком отполз по песку, и на лице его отразился страх пополам с ненавистью.
  
   - Не подходи, тварь! Не подходи, у...бу!!!
  
   Гамма снова залилась смехом, который в этот раз был заметно более злорадным и хищным.
  
   - Ох, как тебе хорошо без эмтэ, Изуми-тян, - сказала она с лёгкой издёвкой. - Полная свобода сло́ва. - Риса ухмыльнулась и с притворным сочувствием добавила: - Или же ты, наоборот, грустишь по строгим временам? Сейчас бы рад небось был стражам морали, как братьям родным.
  
   Девушка сделала шаг к голому парню, и глаза́ её ещё больше разгорелись от похоти, а но́здри стали раздуваться, как у хищницы, почуявшей добычу.
  
   - Ох, лучше бы тебе не бояться так, Изуми, - выдохнула она, медленно наступая, пока соперник её в страхе отползал. - Твои панические чувства очень возбуждают меня и просто пьянят желанием.
  
   Гамма ухмыльнулась шире.
  
   - Ты сказал, что уе...ёшь меня? - спросила она, неожиданно используя запрещённую лексику, и её эмтэ странным образом не сработал. - Давай посмотрим, у кого это лучше получится.
  
   Парень вскрикнул высоким голосом и, вскочив на́ ноги, попытался броситься наутёк, но Риса с хищным рычанием прыгнула на него и повалила на песок, захватывая руками и ногами.
  
   Изуми заверещал и стал вырываться, но делал это порывисто и неловко, как перепуганная девушка в объятиях насильника. Глаза́ его переполнились настоящим диким ужасом, и, похоже, он сейчас плохо соображал, напрочь позабыв все приёмы боя.
  
   - Отпусти!!! Отстань, тварь!!! - кричал он, взбрыкивая и извиваясь. - Не трогай меняа-а-а-а!!!
  
   Парень перевернулся на спину, но, похоже, сделал это напрасно. Риса поймала ладонью его твёрдый член и, направив его в себя, одним резким толчком бёдер насадилась мокрым и сильным влагалищем на мужское орудие до са́мого его основания. Утробное урчание хищницы и крик отчаяния жертвы прозвучали одновременно. Будто не сексуальная стыковка случилась, а острые клыки пронзили беззащитную плоть и разорвали её.
  
   Девушка очень плотно переплела но́ги мужчины своими, а ру́ки его прижала к песку, сковав их кистевыми замка́ми. Маганэ сразу узнала один из захватов джиу-джитсу и со стороны оценила его жёсткость и качество. В этой хватке у парня не было ни одного шанса вырваться, в особенности если соперница превосходила его силой. Кроме того, Риса могла провести болевой излом и сделала это, судя по тому, как мужчина в следующую секунду взвыл от боли.
  
   - Тише-тише, - проворковала она со страстным придыханием и начала совершать ритмичные фрикции. - Просто не брыкайся, сладкий, и больно тебе больше не будет. Вот так, вот так, - урчала она, ускоряя темп. - Сделай своей госпоже приятно.
  
   Изуми вдруг разрыдался в объятиях насильницы, а та, наоборот, разразилась торжествующим злорадным смехом. Её движения ещё больше ускорились и стали необузданными, словно у девушки сорвало крышу от похоти, и она вконец озверела, буквально вдалбливаясь в пах мужчины своим.
  
   Маганэ чуть ли не физически ощутила, как подруга её стремительно приближается к оргазму. Каждая чёрточка лица и нотки постанывания в голосе Рисы живо напомнили девушке их прежние шалости.
  
   "Она сейчас кончит, - догадалась шатенка. - Очень сильно кончит".
  
   И действительно, уже в следующее мгновение насильница с громким криком содрогнулась от мощного оргазма. Объятия её судорожно сжались, а парень вновь завопил от боли. Ему казалось, что он слышит, как кости в его руках и ногах потрескивают в болевых захватах. Однако уже через несколько секунд Риса ослабила хватку и, выдохнув, рассмеялась.
  
   - О-о-ох, это было круто! - простонала она. - Сильно я кончила. Но член у тебя по-прежнему стои́т. Так что я продолжаю.
  
   Её бёдра вновь пришли в движение, а Изуми разрыдался снова.
  
   Маганэ непрерывно следила за всем этим представлением и чувствовала, как сама она постепенно закипает от возбуждения. Трусики она уже сняла, чтобы не мешали, и украдкой ласкала себя пальцами между ног.
  
   - Хотите соку? - поинтересовался тихий вежливый голос.
  
   Девушка подняла визор на лоб и посмотрела на черноволосого слугу, склонившегося к ней, увидела на подносе единственный запотевший бокал, наполненный прохладным оранжевым напитком, и, взяв его, стала пить освежающий апельсиновый сок жадными глотками. Юноша учтиво поклонился и собрался уже ретироваться, но Маганэ поймала его за футболку свободной рукой.
  
   - Подожди, - сказала она. Девушка размеренными глотками допила сок, смакуя его, затем опустила руку с бокалом и стала с удовольствием разглядывать симпатичного парня. - Мне нужна твоя помощь. О-о-очень сильно нужна.
  
   - Что прикажете, госпожа? - с улыбкой спросил тот.
  
   - На коленки, красавчик, - промурлыкала Маганэ, в предвкушении облизывая гу́бы, - я хочу удовольствия.
  
   Она раскрыла полы юкаты, обнажая бёдра, раздвинула но́ги в стороны, и слуга послушно опустился между ними. Он принял у девушки бокал и вместе с подносом поставил его на песок чуть в сторонке. А пото́м гу́бы парня стали покрывать поцелуями внутреннюю сторону бёдер Маганэ, постепенно приближаясь к сокровенному месту. В конечном счёте они прижались к мокрым складочкам женского естества, и девушка тихонько простонала от наслаждения, расслабляясь и откидываясь на спинку кресла. Она опустила визор на глаза́ и вновь стала наслаждаться волнительным спектаклем, а умелый язычок помогал переводить зрительное удовольствие в физическое.
  
   Риса кончила ещё пару раз, и во время второго, а точнее уже третьего её оргазма Маганэ тоже вознеслась в свой собственный рай и стала биться там в сладостных судорогах. Судя по всему, член тигра по-прежнему сохранял твёрдость, а сам он теперь только всхлипывал и стонал с отрешённой скорбью в глазах.
  
   Вынырнув из нирваны блаженства, насильница рассмеялась.
  
   - Какая завидная выдержка! - похвалила она. - И всё ради меня, чтобы я получила удовольствие? Как мило!
  
   Тигр попытался плюнуть девушке в лицо, но та в последний момент накрыла его рот ладонью и не позволила это сделать. А в следующую секунду парень заорал так, словно его резали.
  
   - Ещё одна такая выходка - и раздавлю твой член, - пригрозила Риса, спокойно произнося запрещённое слово, и её эмтэ снова на него не отреагировал. - Да-да, моя́ горячая пещерка может не только нежно ласкать твоего дружка, но и сломать его самым болезненным способом. Чего выберешь, боль или удовольствие?
  
   - Твою смерть, тварь! - с надрывом выдохнул парень.
  
   Девушка поцокала языком и выбрала за него.
  
   - Удовольствие, - сказала она. - Извини, но мне надо, чтобы ты кончил. Хотя ты можешь попробовать сопротивляться и мне помешать. Будет забавно посмотреть, как ты это делаешь.
  
   Риса возобновила плавные фрикции, и мужчина тихо заскулил.
  
   - С-сука, с-сука, - причитал он и извивался, однако насильница подстраивалась под его рывки так удачно, что получалось, будто Изуми сам помогает стимулировать себя.
  
   Маганэ не знала, что подруга вытворяет со своим пленником, но, похоже, она очень эффективно двигалась к цели. Не прошло и пары минут, а парень уже дрожал в экстазе, готовый излиться в любой момент. Однако теперь насильница, наоборот, не позволяла ему кончить, доводя пленника до исступления. Она то злорадно смеялась, то с деланным сочувствием спрашивала, что с Изуми такое случилось? Почему он так мучается и не может кончить? Что ему мешает, может, она что-то делает не так?
  
   - Ты только объясни, мой сладкий, - ворковала девушка, почти не двигая бёдрами. - Объясни, что ты хочешь.
  
   Но парень лишь мотал головой и хрипел, пуская изо рта струйки слюны. А пото́м стал хныкать и причитать:
  
   - Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!
  
   Садистски улыбаясь, Риса подвела его, казалось, к са́мой черте, за которой могло последовать беспамятство, а пото́м позволила наконец кончить и сама закричала от блаженства, переживая бешеный оргазм своей жертвы.
  
   Мужчина сотрясался в её объятиях около минуты, пронзительно вскрикивая, выгибаясь и закатывая глаза́, пока наконец не затих полностью обессиленный. Гамма полежала на нём ещё немного, затем отпустила и расслабленно встала на́ ноги, с сожалением глядя на жертву сверху вниз.
  
   - Опять пусто, - вздохнула она. - Самый простой зверёныш-убийца. Человеком, увы, я тебя назвать не могу. Впрочем, это и хорошо. Не хотелось бы обламывать мою девочку.
  
   Изуми ей не ответил. Он лежал неподвижно с закрытыми глазами и, похоже, был без сознания.
  
   - Ого, никак отключился? - удивилась девушка. - Видать, я знатно над тобой поработала. Но это очень удачно.
  
   Она щёлкнула пальцами, подзывая Кассандру, и та, приблизившись к гамме, передала ей два маленьких белых цилиндрика. Риса склонилась к парню, пребывающему в отключке, и сунула ему инжекторы в нос, запихнув их поглубже, чтобы не смог достать.
  
   - А теперь самое время использовать действенные методы пробуждения, - усмехнулась гамма.
  
   Она расставила ноги пошире, подалась вперёд бёдрами и выпустила из киски тугую горячую струю, уходившую парню прямо в лицо. Какое-то время тот неподвижно лежал, затем стал ворочаться и крутить головой, пото́м распахнул губы, хватая воздух, и громко забулькал ртом, который стремительно наполнялся золотистой жидкостью.
  
   - Гргла-а-а-а!!! - закричал Изуми, отворачиваясь и отплёвываясь. - С-с-су-у-у-ука-а-а-а-а!!!
  
   Брюнетка издевательски рассмеялась, заканчивая пи́сать, и энергично встряхнула попой, сбрасывая последние капельки. Затем она сделала шаг вперёд, вновь оказываясь у жертвы над лицом, и, сочно чвиркнув влагалищем, сплошным потоком выдавила из себя всю сперму, которую до этого выкачала у парня, как суккуба.
  
   - Чужого мне не надо, - сообщила Риса, - забирай назад своё достояние.
  
   - Стерва! Тварь! - отплёвывался Изуми и, заливаясь слезами, стирал рукой с лица липкую белую жидкость. - Ты поплатишься за это! Жестоко умрёшь, с-сука! Тебя будут пытать! До-о-о-олго! Все жилы из тебя вытянут, бл...дь поганая! Как мы делаем это со всеми такими тварями, как ты, чудовище!
  
   Риса усмехнулась и пошла прочь.
  
   - О себе подумай лучше, - бросила она мимоходом через плечо. - Если кто-то и умрёт в ближайшее время, то точно не я.
  
   Тигр замер, прислушиваясь к странному шороху, который становился громче, словно что-то быстро приближалось к парню. Повернул лицо в сторону шума и, широко распахнув глаза, в ужасе закричал. К нему стремительно ползла по песку гигантская змея и уже поднимала голову вверх, алчно сверкая глазами.
  
   - А-а-а-а!!! Уйди! Уйди от меня!!! - завопил голый мужчина, вскакивая на́ ноги и бросаясь прочь.
  
   А Верховная жрица, идущая к своему трону, стоящему в этот раз у стены, довольно улыбнулась. Начиналась вторая часть представления, и в этот раз она собиралась быть зрительницей.
  
   От автора: Тринадцатая глава оказалась несчастливой для Изуми, однако ещё большие беды его останутся за кадром, потому что я решил не шокировать читателей сценами жесткого воре. Однако те, кто хотять увидеть полный вариант этой арки, могут почитать её здесь (◕‿─)
  

Глава 14. Секретное задание

К содержанию

   ...Продолжение событий десятимесячной давности...
  
   Маганэ сидела в кресле, блаженно расслабившись, и нежными движениями пальцев расчёсывала волосы у слуги на голове. Девушка так и не отпустила его, даже после того, как кончила третий раз, в тот самый момент, когда Риса запихивала тигру кислородные инжекторы в нос.
  
   Шатенка склонилась к пойманному мальчику, пригревшемуся у неё в ногах, и тихо спросила:
  
   - Тебе удобно, лакомка моя? Но́ги не затекли?
  
   Юноша отрицательно мотнул головой и посмотрел на Маганэ пьяными от удовольствия глазами.
  
   Слуге очень нравилось делать куни, гамма знала это по чувствам, которые он испытывал, и девушка давно уже поняла, что с соком он к ней неслучайно подошёл. Его возбуждение во время оральных ласк было столь сильно и так пьянило, что Маганэ от одних только этих чувств балдела не меньше, чем от игры языком с её нежным цветочком. Она приказала парню спустить шорты, высвободив член, сняла с правой ноги туфельку и стала ласкать твёрдый орган юноши стопой и гибкими пальчиками, отвечая ему взаимностью во время орального удовольствия. Второй раз Маганэ кончила одновременно с парнем и во многом за счёт его оргазма. Но это уже осталось в прошлом.
  
   - Как тебя зовут? - спросила девушка с тёплой улыбкой на губах.
  
   - Акио, - ответил юноша, и шатенка, прикрыв ладошкой рот, тихо рассмеялась [1].
  
   - Ох, очень приятно, Акио. Какое подходящее у тебя имя. А я Маганэ.
  
   Она протянула парню ладонь, и новые знакомые скрепили дружбу рукопожатием.
  
   - Ты ведь не против, если я ещё немного тебя задержу, Акио? - спросила девушка, и слуга отрицательно помотал головой. - Ох, это очень мило, мой хороший. Чувствую, мне очень скоро вновь понадобится твой волшебный язычок.
  
   Маганэ опустила визор на глаза́ и стала увлечённо следить за разворачивающимся спектаклем, на сцене которого появилось новое действующее лицо.
  
   Отчаянно вопя, Изуми носился по площадке, проскальзывал ногами по песку и падал. Он безуспешно пытался убежать от гигантской серо-жёлтой змеи, которая, похоже, играла с ним, как кошка с мышью. Двигаясь молниеносно, Горгона неожиданно оказывалась у беглеца на пути и широко распахивала пасть, словно приглашая жертву саму в неё запрыгнуть. Парень панически отпрыгивал и пускался в бегство в противоположную сторону, но долго это продолжаться не могло. Змея́ поймала и безжалостно проглотила его, не обращая внимание на отчаянные вопли и мольбу о пощаде. Но никто не пришёл осуждённому на помощь. Все зрители наслаждались зрелищем пожирания человека, а пото́м наблюдали с помощью визоров, как жертва входит в желудок и начинает перевариваться. Эти события настолько захватили Маганэ, что вернулась она к реальности лишь продолжительное время спустя.
  
   Когда всё закончилось, гамма осмотрелась по сторонам, увидела, как некоторые зрители встают со своих кресел и покидают зал. Риса распяла Криса возле трона прямо на песке и увлечённо скакала на его члене в позе наездницы. Кассандра, развалившись в одном из кресел, наслаждалась оральными ласками другого слуги. И, судя по темпераменту, с которым она это делала, ей ещё было далеко до сексуальной сытости.
  
   Девушка обратила свой взгляд на Акио, выжидательно смотревшего на неё, разжала но́ги и отпустила парня. Но затем, ухватив его за футболку, подтянула к себе поближе и шепнула на ухо:
  
   - Сегодня после ужина жду тебя у себя в спальне, красавчик. Я очень-очень восхищена тобой, мой милый Акио-тян. Хочу в полной мере тебя отблагодарить, поэтому приходи, пожалуйста.
  
   - Да, госпожа! - с радостью кивнул юноша, и гамма с удовольствием взлохматила волосы у него на голове.
  
   - Проводишь меня до особняка? - промурлыкала она. - Я и сама бы дошла, но Риса просила, чтобы я за пределами зданий пока не ходила без сопровождающих.
  
   - Провожу.
  
   - Ну тогда пойдём.
  
   Маганэ поднялась из кресла, оставив визор на его сиденье. Поправив юкату, она обворожительно улыбнулась юноше, который тоже встал на́ ноги, и подхватила его под локоток.
  
   - Веди меня, мой кавалер, - хихикнула девушка, и образовавшаяся пара присоединилась к редкому потоку людей, выходящих из зала.
  

* * *

   Прошло чуть более трёх месяцев с тех пор, как Маганэ поселилась у подруги в особняке и проводила время, как на курорте. Слу́ги на любой её вкус, изысканные яства, комфортные купальни и змеиный храм - не жизнь, а благодать. И всё-таки девушка всё больше и больше испытывала неловкость, ощущая себя дармоедкой и приживалкой. В какой-то момент Маганэ не выдержала и вызвала подругу на разговор.
  
   - Не могу так, Риса-тян, - вздохнула она во время обеда.
  
   - Что не можешь? - удивлённо приподняла брови подруга.
  
   - Да на шее твоей сидеть.
  
   - А-а-а, - протянула брюнетка и рассмеялась. - Тоже мне проблему нашла. Шея у меня крепкая.
  
   - Блин, Риса, если я говорю, то, значит, это меня реально напрягает.
  
   Оригами вздохнула и побарабанила пальцами по столу.
  
   - Хочешь работу? - уточнила она. - Или съехать от меня совсем?
  
   - Работу, - ответила Маганэ, - чтобы я могла чувствовать свою полезность. Я же гамма. Неужели тебе такая помощница не нужна?
  
   - Ох, ё-моё, - снова вздохнула подруга и замолкла почти на минуту.
  
   Время текло, и гостья терпеливо молчала.
  
   - Работа у меня для тебя есть, - продолжила Риса наконец, - и наметилась она ещё несколько дней назад, но... я всё оттягивала этот разговор. Хотела найти кого-то другого.
  
   - Почему? Думаешь, я не справлюсь?
  
   - Да справишься конечно, - вздохнула Оригами. - Но тебе придётся от меня съехать, а мне так не хочется расставаться с тобой, дорогая моя.
  
   - А я буду в гости приезжать, - широко улыбнулась Маганэ. - Не заскучаешь. Нет, ну правда. У тебя слишком тепличные условия. Я тут совсем размякну. Пожить самостоятельно было бы для меня очень полезно.
  
   - Блин, - огорчённо пробормотала брюнетка. - Недолго музыка играла, недолго барабаны били. Не получится нам видеться... Некоторое время, по крайней мере. Пока не выполнишь моё задание.
  
   - Это опасно? - навострила ушки шатенка, и глаза́ её азартно засверкали. - Какое-то шпионское задание, да?
  
   - Ну шпионское или нет, - Риса неопределённо повела рукой. - По крайней мере, там не должны знать, что ты от меня. А иначе ты эту работу не получишь.
  
   - Что хоть за работа-то, не томи, я уже вся извелась от любопытства.
  
   Брюнетка улыбнулась.
  
   - Ничего суперменского и экстраординарного, как раз по твоей врачебной специальности - место школьного доктора в одной элитной учебной академии Токиока.
  
   - Это же лавочка миротворцев, - широко распахнула глаза́ Маганэ от удивления. - Туда берут только своих.
  
   - А кто сказал, что я не своя? - усмехнулась Риса. - У меня, между прочим, муж - миротворец.
  
   - Ч-что?! - не поверила своим ушам её собеседница. - М-муж? Как? Он вообще хоть знает, кто ты такая? Что ты гамма третьего уровня? Что якудза, наконец?
  
   - Конечно знает, - хмыкнула Оригами. - Это сугубо расчётный брак. Баш на баш. Моя сила и влияние в обмен на связи с правительством и спокойную беспроблемную жизнь.
  
   - Я... как-то не так себе это представляла.
  
   - Что не так?
  
   - Ну... то, что миротворцы могут... с такими, как мы...
  
   - Ох, наивная ты, Маганэ. Думаешь, почему ряд влиятельных миротворцев постоянно динамит закон о всеобщем генетическом тестировании? Да потому что они - та самая часть старых тигров, которая была в своё время инфицирована вирусом Кериша. Не все, конечно, но многие. Либо сами, либо члены их семей. Естественно, всё это тщательно скрывается, и, естественно, новые тигры об этом знают. Но у большинства миротворцев нет дара, а те, у кого он есть, к власти не допускаются.
  
   - Тигры знают и мирятся? - не поверила своим ушам шатенка.
  
   - А что им остаётся делать? Власть не в их руках. Миротворцы всеми манипулируют. И патченными, и теми, кто их убивает. Всё что им надо - это сохранить власть, поэтому они всячески удерживают текущее равновесие. И охотницы на тигров, такие как я, нужны, чтобы те сильно не задирались и не выпендривались. Думаешь, я не знаю основных лидеров их организации? Думаешь, они не знают обо мне? Все мы играем по правилам, установленным миротворцами, и... меня это устраивает. По крайней мере, пока.
  
   - Но почему?
  
   - Потому что миротворцы поддерживают порядок, а я не чувствую в себе силы делать это за них. Я могу защитить себя от киллеров, которые по своей инициативе время от времени пытаются выслужиться перед начальством на радость Горгоны, но мне не выиграть с экстремистами открытой войны. Это равновесие, Маганэ. Хрупкое, но равновесие. И, конечно, я хочу усилиться и ещё больше обезопасить себя. Мне нужны новые сёстры из нового поколения и желательно выше первого уровня. Академия Токиока - это вотчина семьи Нишикиномия, которые входят в правящую элиту. Их дочка, кстати, учится там и является пробудившейся альфой первого уровня. Она из третьего поколения, понимаешь? Ещё более сильного, чем мы. Но... нацеливаюсь я не на неё. Этот кусок не отломишь. Там есть ещё одна девочка. Фува Хёка. Она - бета первого уровня и ещё может перейти на второй. Она - тоже из третьего поколения. Вот кто мне нужна! Догадываешься, какое у тебя будет задание?
  
   Маганэ взволнованно прикусила гу́бы и кивнула.
  
   - Но если не хочешь рисковать, то не надо, я могу кого-нибудь другого найти.
  
   - Нет-нет, я хочу, я буду. А как ты собираешься пристроить меня в Токиоку, чтобы никто не узнал, что мы знакомы? Мы же учились вместе, и эту информацию несложно найти.
  
   - О подобном не беспокойся, родная. Это уже моя забота, - ответила Риса и вздохнула. - Здесь одна только беда. Придётся тебе съехать от меня заранее.
  
   - Хорошо.
  
   - Но не прямо сейчас, - уточнила брюнетка. - Мне понадобится некоторое время на подготовку. Примерно... месяц. Так что, моя́ дорогая подруга, ты побудешь ещё со мной.
  
   С того разговора прошло много времени. Вначале Маганэ переехала в другой город и даже в другую часть страны. Обзавелась новой личностью и документами. Даже внешность ей пришлось изменить. Только имя и цвет глаз и волос остались прежними. Она подала свои резюме в поисках работы в те самые источники, о которых договорилась с Рисой. А дальше оставалось лишь ждать.
  
   Предложение пройти собеседование пришло примерно через месяц, и не откуда-нибудь, а из Токио. Маганэ выехала по указанному адресу в тот же день и познакомилась со строгой сероглазой блондинкой суровой внешности и авторитарного характера, представившейся Софией Нишикиномией. Соискательницу расспросили о её врачебной квалификации, но ещё более досконально и тщательно пытали насчёт политических взглядов. Тщательно выясняли отношение девушки к законам благовоспитанного общества, и Маганэ отвечала в соответствии с полученными от Рисы инструкциями, которые за всё время своего ожидания выучила просто назубок. София осталась довольной, и девушку приняли в штат медперсонала Токиоки.
  
   И вот сейчас Маганэ сидела в своём кабинете и задумчиво подпирала подбородок рукой, глядя на дверь, через которую только что вышли Фува и этот невероятно распутный парень Окума. Всё получилось лучше, чем доктор могла ожидать. Она ещё только прикидывала, как ей приступить к заданию Рисы, а то уже само приступило к ней.
  
   "А я точно в рубашке с кулоном родилась, - весело подумала гамма, - просто фантастическое везение! Эх, сейчас бы ещё катализатора себе найти, - помечтала она мысленно и вздохнула. - Куда уж там. Столько везения за раз просто не бывает. И этот Танукичи точно не катализатор. Уж слишком он шлюховатый. Но потрахаться с ним очень прикольно. Ух! Просто здо́рово всё вышло! Так. Где там мои бумаги. Надо всё же оформить его ассистентом. Так будет и мне удобнее, и распутник этот останется под контролем".
  
   Маганэ открыла ящик стола, достала из него несколько бланков и принялась их заполнять.
  
   Сноски к главе:
   [1] Акио - мужское японское имя, имеющее значение: красавец, красавчик.
  

Глава 15. Нюансы отношений

К содержанию

   Хёка словно на буксире тащила Диму за собой, крепко удерживая его за руку, а на робкий вопрос коротко ответила, мол, в лаборатории поговорим. Глядя в профиль на бесстрастное лицо своей спутницы, парень смирился с мыслью, что наедине его ждёт сцена ревности, и боялся даже предположить, какие формы примет возмездие от столь изощрённого и пытливого ума.
  
   Втолкнув парня в лабораторию, Фува закрыла за собой дверь и рывком прижала юношу к стенке. Обвив его правой рукой за шею и повисая на ней, а левой, удерживающей планшет, обхватив за спину, она буквально впилась молодому человеку в губы жадным поцелуем и крепко сжала его в своих объятиях.
  
   "Ох боже! Мне кажется, или Хёка реально стала сильней", - подумал Дима, ошеломлённый таким неожиданным натиском.
  
   Жадный язычок девушки нежным бархатом исследовал его рот, энергично поигрался с языком парня и угостил его сладкими слюнками. Затем Фува прервала поцелуй, но не отстранилась, так что гу́бы её продолжали касаться губ Димы, и шепнула:
  
   - Хочу пыхнуть. Встань на колени, пожалуйста.
  
   Девушка развернулась спиной к стене, переложила планшет подмышку левой руки, а правой ладонью надавила на плечо молодого человека, выдавая своё нетерпение. И парень охотно послушался, опускаясь вниз. Если можно было зализать свою вину и искупить её удовольствием, то он был этому только рад.
  
   Прислонившись к стене, Хёка подняла вверх подол своей длинной юбки, обнажив стройные ножки и изрядно намокшие трусики.
  
   - Снимай, - потребовала она.
  
   Дима взялся за лямку трусов, аккуратно снял их с девичьих ягодиц, чувствуя руками гладкую и мягкую кожу упругой женской попки и балдея от этих ощущений. Затем потянул ткань вниз и обнажил треугольник зелёных волос с выделяющимися на его фоне розовыми складочками, блестящими от влаги. Продолжая опускать трусики, юноша прижался ртом к интимному женскому месту и проник языком в мокрую расщелинку, заполненную терпковатым с кислинкой соком. Фува тихо простонала, подаваясь бёдрами вперёд, и прижала к себе голову Димы руками, продолжающими удерживать подол юбки.
  
   Дождавшись, когда лямка трусов опустится до щиколоток, девушка нетерпеливо переступила ногами, помогая их снять, и набросила свою длинную юбку на парня, скрывая его под ней. Затем Хёка забралась и уселась Диме на плечи, а он прихватил и придержал её ладонями за попу, помогая поудобней устроиться. Откинувшись спиной на стену, девушка вытянула но́ги, подворачивая щиколотки юноше под живот. Её киска основательно насадилась на игривый ласкающий рот, обхватив его гу́бы пушистыми дольками, и Дима почувствовал себя пойманным и крепко пленённым в темнице женского удовольствия. Здесь ему предстояло провести срок до тех пор, пока сладострастная тюремщица не удовлетворится его ласками и не соизволит отпустить.
  
   Чувствуя губами бархатные складочки, лаская языком упругий штырёк клитора и вкушая сладковатый с кислинкой сок, которым поила его горячая пещерка, Дима балдел в волнительном плену и, погружаясь в волшебный транс, парил в восходящих потоках удовольствия, наслаждаясь восхитительным нежным цветочком. А Хёка, взяв в руки планшет, включила его, вставила в уши капельки наушников и, продолжив воспроизведение развратной видеозаписи, стала с упоением в глазах её созерцать. Бёдра девушки начали двигаться сперва плавно, но постепенно ускоряли ритм, насаживая возбуждённую киску на сосущий и ласкающий рот парня. И возникающая при этом музыка блаженства неукротимо набирала обороты в девичьем организме, заполняя всё её тело.
  
   Наслаждение Фувы быстро нарастало, взмывая к са́мому пику, когда от двери лаборатории послышался стук, после чего она открылась и в кабинет вошла строгая брюнетка в очках и с причёской, заплетённой в длинную косу, достающую до са́мого пояса.
  
   - Хёка-сан, ты случайно не видела Окуму-куна, - спросила Аямэ, увидев зеленовласую учёную, стоящую у стены и с бесстрастным выражением на лице изучающую что-то в своём планшете. - Нигде не могу его найти, и на вызовы не отвечает. Я думала, он у тебя в лаборатории.
  
   Фува обратила на неё взгляд своих отрешённых фиолетовых глаз и почему-то промолчала. Тело девушки как-то странно подрагивало, будто она замёрзла. Затем Хёка открыла рот, будто хотела ответить, но вместо слов из груди её вырвался громкий сладостный возглас:
  
   - ХА-А-А-АХ! - поразивший брюнетку своей неожиданной чувственностью.
  
   Тело учёной судорожно выгнулось и затряслось, а правая рука порывисто прижалась в область паха и с силой вцепилась в странную округлую выпуклость под юбкой. Но́ги поджались и коленки выпятились вперёд, однако учёная странным образом осталась на прежней высоте, будто парила в воздухе.
  
   Взгляд ничего не понимающей и обескураженной брюнетки растерянно опустился вниз, и она заметила наконец парня, скрывающегося под длинной юбкой Фувы, башмаки и попа которого, обтянутая школьными брюками, выглядывали наружу из-под подола. Глаза́ Аямэ слегка округлились от изумления и шока, затем сверкнули возмущением и прикрылись. Лицо девушки на секунду успокоилось, а пото́м исказилось притворным страхом, и с криком: "Извращенцы!" - она выскочила наружу и захлопнула за собой дверь.
  
   Хёка некоторое время ещё вздрагивала от импульсов оргазма, затем затихла на несколько секунд и, оперевшись на голову парня свободной рукой, наконец слезла с его плеч и встала на́ ноги.
  
   Дима выбрался из-под юбки со слегка покрасневшим упаренным лицом и с тревогой в голосе спросил:
  
   - Кто это был?
  
   - Кадзё-сэмпай, - расслабленно ответила Фува, на бесстрастном лице которой не отразилось ни капли волнения.
  
   "Уф, слава богу, всего лишь Аямэ", - внутренне расслабился Дима, но вспомнив, что Хёка не знает, кем на са́мом деле является эта девушка, вновь изобразил тревогу на лице и встал на́ ноги.
  
   - Надо её догнать, - сказал он и хотел уж было броситься к дверям, но Фува поймала его за руку и удержала.
  
   - Не спеши, - произнесла она. - Она сама тебя подождёт, пока ты не выйдешь наружу.
  
   - Почему подождёт? Она может донести кому-нибудь, учителям, директору или даже стражам морали.
  
   - Нет. Не думаю, - возразила Хёка. - Я слышала её голос, когда она вышла наружу и закрыла дверь. Очень тихий, но довольно отчётливый. Она сказала: "Окума - придурок, идиота кусок! Дверь нельзя было запереть?! Ну я тебе устрою, кобель недоделанный!"
  
   Дима икнул и опустил глаза от смущения.
  
   - Что, прямо так и сказала?
  
   - Ну да, вряд ли мне такое могло послышаться. Я и слов-то таких не использую. - Она помолчала немного и уточнила: - У тебя что-то было с этой девушкой?
  
   - Нет, - поспешно ответил Дима, и в голове его невольно проскочила мысль:
  
   "Обломщица она та ещё. Даже и не думал, что "Поросль-во-снегу" окажется такой недотрогой".
  
   Фува внимательно посмотрела на парня, стоящего рядом с ней, и уточнила с едва заметным удивлением в голосе:
  
   - Кадзё-сэмпай - это "Поросль-во-снегу"? Откуда ты знаешь?
  
   - А? Я знаю? - удивился Дима. - С чего ты так решила?
  
   - Но ты ведь сам только что это сказал. Очень тихо, но я услышала.
  
   - Я не... - парень осёкся, округляя от удивления глаза. - Хёка... ты... мысли, что ли, читаешь?
  
   Фува подумала, немного глядя парню в глаза, и кивнула.
  
   - Похоже на то. И это твоё: "Охренеть! Охренеть! Мне капец!" - я услышала, пока ты не размыкал губ. Видимо, дар беты второго уровня начал проявляться.
  
   - Боже! - выдохнул Дима. - Телепатка!
  
   - А почему ты так волнуешься? Ты что-то скрываешь от меня? В каких отношениях ты с Кадзё-сэмпай?
  
   - Да, мы просто... - начал мямлить юноша, но пото́м вздохнул, понимая, что скрывать что-то от телепатки бесполезно, и вкратце рассказал Фуве о вчерашнем разговоре с Аямэ и о том, как она его в СОКс завербовала.
  
   - Вот, значит, как, - задумчиво произнесла девушка. - Буду теперь знать. Но я попросила бы тебя сильно в её авантюры не лезть. Опасно всё это.
  
   - Понимаю, я и сам хочу её сдерживать. Но она довольно ловкая девчонка и давно уже водит стражей морали за нос.
  
   - Что вы с ней задумали?
  
   - В ближайшие выходные Аямэ собирается устроить эрористическую акцию во время линейки. Хочет воспользоваться твоими мушками для этого.
  
   Бесстрастное лицо Хёки на пару мгновений выпустило наружу удивление, но пото́м вновь стало нечитаемым.
  
   - Мои мушки? - уточнила она. - Как с их помощью можно устроить эроризм?
  
   - Она хочет показать, как они спариваются, и наложить на это развратную озвучку, - улыбнулся Дима.
  
   - Зачем ей это?
  
   - Чтобы позлить администрацию академии и учеников взбаламутить.
  
   - Зачем?
  
   Парень помолчал, покусывая гу́бы и стараясь не думать, что он не тот, за кого себя выдаёт.
  
   - В общем, миротворцы собираются в ближайшее время закручивать гайки. Готовят новую версию эмтэ для неженатых людей, с которой пыхать станет очень проблематично. Поэтому я не могу оставаться в стороне.
  
   - Хорошо, - кивнула Фува. - Я не против, чтобы ты помогал "Поросли", и сама если что могу посодействовать. Но я тебя очень прошу. Пожалуйста, будь осторожен.
  
   - Не беспокойся.
  
   Ру́ки девушки с планшетом опустились вниз, и Дима увидел на его экране замершее изображение того, как Маганэ трахает его в позе наездницы. Глаза́ парня слегка округлились, и Хёка, проследив за его взглядом, отключила устройство и спрятала его за спину.
  
   - Чего? - спросила она смущённо, на пару секунд теряя свою бесстрастность. Но пото́м исправилась и вновь натянула на лицо спокойную маску. - Эту запись я решила оставить себе в качестве вознаграждения за помощь.
  
   - Х-хорошо, - слегка заикаясь, согласился парень. - Если ты уверена, что её не увидит никто, то...
  
   - Не увидит, - заверила Фува. - Все данные на моём планшете имеют три уровня сложного шифрования. Их без моего ведома никто не сможет просмотреть.
  
   - Ладно, тебе видней, - откликнулся парень. - А если Маганэ узнает?
  
   - Не беспокойся. Этот вопрос я с ней завтра решу. Ты, кстати, забрал у неё вибратор?
  
   - Ой, нет.
  
   - Хорошо. Я сама это сделаю. Знаешь, я подумала отложить на завтра нашу встречу у тебя дома. Мы с тобой хорошо попыхали сегодня, и больше я не хочу. Ну и я планировала вечером с вибратором Маганэ поколдовать.
  
   - А... ладно, - Дима смущённо помолчал, покусывая гу́бы, и, наконец, решился заговорить. - Фува-тян...
  
   - Что?
  
   - А ты... меня не ревнуешь к Маганэ?
  
   - Нет, - безэмоционально ответила девушка. - А почему я должна ревновать?
  
   Мимика Хёки была абсолютно нечитаемой, и парень маялся от того, что не понимал её чувств.
  
   - Ну... я же как бы с ней... - начал мямлить он.
  
   - Мне понравилось, - перебила его Хёка и, едва заметно улыбнувшись, добавила: - Наблюдать за человеческим спариванием со стороны очень увлекательно и волнительно. Это меня сильно возбуждает и вызывает желание пыхнуть. Если захочешь ещё с кем-нибудь, - добавила Фува, поглядывая на Диму маслеными глазами, - дай мне знать, чтобы я могла посмотреть. Я надеюсь, что ты, как мой партнёр по научным изысканиям и подчинённый в моём кружке, не откажешь мне в возможности собрать больше исследовательского материала.
  
   - А... нет, конечно, не откажу, - подтвердил Дима, а пото́м, помявшись немного, уточнил: - Но... разве ты не считаешь меня своим парнем?
  
   Хёка пожала плечами.
  
   - Я не понимаю, что под этим имеется в виду. Если ты спрашиваешь, планирую ли я выйти за тебя замуж и родить от тебя детей? То нет. Я не планирую детей пока и вступать в брак ни с кем не собираюсь.
  
   Девушка шагнула к Диме и мягко погладила его по груди.
  
   - Но ты мне до́рог как друг и коллега, - добавила она с тёплой улыбкой на лице. - Нет никого другого, к кому бы я относилась так же хорошо.
  
   - Спасибо, - улыбнулся парень в ответ.
  
   Он был и разочарован слегка, и рад одновременно. С одной стороны, его самолюбие немного пострадало, а с другой - юноша почувствовал облегчение, что не придётся скрывать от Хёки свои интрижки и опасаться сцен её ревности.
  

* * *

   Фува оказалась права. Стоило Диме выйти из лаборатории и пройти с десяток метров по коридору, двигаясь в сторону выхода из академии, как из-за угла вынырнула Аямэ, сцапала парня за руку и потащила за собой. Брюнетка ни слова не сказала ему, но юноша и так знал, в чём проблема, а поэтому безропотно следовал на буксире и морально готовился к взбучке.
  
   Вытащив Диму на задний двор, где у них ещё днём состоялась беседа, Кадзё прижала его к стенке и зашипела, как рассерженная кошка:
  
   - Ты что, рехнулся совсем, Танукичи?! Совсем страх потерял?! Башкой своей разучился думать?! А если бы это не я в лабораторию к вам зашла, а препод какой-нибудь?! Сейчас вы оба уже ехали бы в фургончике стражей в соответствующее место! Слушай, Окума, ты тот ещё кобель, но думай хоть иногда не маленькой своей головкой ниже пояса, а той, что побольше и на плечах! Или у тебя в ней совсем мозгов нет? Не хватило ума дверь запереть, да?
  
   - Прости, Аямэ-сан, это мой косяк, я понимаю, - покаялся парень. - Больше такого не повторится.
  
   Девушка ещё какое-то время дышала ему в лицо, сердито раздувая ноздри, пото́м отпустила и отступила на шаг.
  
   - Если такими темпами дело пойдёт, - проворчала она. - То мне придётся искать другого помощника.
  
   - Не придётся, - возразил Дима. - Я буду осторожнее впредь.
  
   - Ох, что-то мне в это слабо верится. Ну ладно. Что ты делал сегодня в медкабинете так долго? Я больше часа тебя прождала.
  
   Парень смутился.
  
   - А, ну это... проходил медосмотр.
  
   - Какой ещё медосмотр?
  
   Дима тихо хихикнул.
  
   - Внеплановый. Сперва Маганэ-сэнсэй проверила упругость моих мышечных тканей и провела анализ слюны, затем испытала функциональность половой системы и, наконец, проверила гибкость и выносливость моего языка. М-м-м, это было великолепно. Доктор осталась довольна результатами своих исследований, а я воодушевлён тем, что полностью здоров.
  
   - Танукичи, ты что, с ней трахался? - спросила девушка, изумлённо округляя глаза́.
  
   Дима метнулся взглядом к её эмтэ и убедился, что тот не сработал.
  
   - Хорошо иметь возможность не ограничивать себя в словах, - вздохнул он, попутно вспомнив, что обещал Маганэ держать язык за зубами. - Ты следуешь своему плану, Аямэ-сэмпай, а я - своему. Я наводил связи с медперсоналом академии и, возможно, вскоре получу место ассистента врача. Это открывает для меня дополнительные возможности, - подмигнул парень. - Особенно если учесть, что на следующей неделе будет плановый медосмотр.
  
   - Ох, Танукичи, ты просто неисправим.
  
   - Мы же договорились, что две недели я действую по своему плану. Вот я и действую по нему. Гораздо проще осуществлять эроризм во время медосмотра, когда ты участвуешь в его проведении.
  
   - Ты уверен, что Маганэ-сэнсэй тебя не сдаст?
  
   - Убеждён. Мы с ней очень хорошо поладили.
  
   Дима задумался вдруг, а не могла ли и Аямэ быть "дочерью" Кериша? Вряд ли она бета. В сравнении с Хёкой не настолько умна. И по сравнению с Анной Нишикиномией не настолько сильна, чтобы быть альфой. Если у неё и есть дар, то скорее дар гаммы.
  
   - Скажи, - обратился парень к брюнетке, которая молчала, о чём-то задумавшись. - Ты слышала что-нибудь о Джеймсе Керише?
  
   Дима внимательно следил за мимикой Кадзё, но на лице её не дрогнул ни один мускул.
  
   - Он эрорист, борец за свободу ёб...и? - уточнила девушка. - Или какой-нибудь сексуальный извращенец?
  
   - Не эрорист, - ответил юноша. - А насчёт второго не знаю. В истории он известен как выдающийся учёный-генетик.
  
   - Понятно, - хмыкнула Аямэ. - Нет, не знаю его. Но если этот твой Кериш придумал, как вырастить девушке хер, то это было моим упущением.
  
   - Ничего подобного.
  
   - Ну, значит, я немного и потеряла. Зачем ты вообще о нём спросил?
  
   - Да так... - замялся Дима. - Маганэ мне много интересного о нём рассказала, вот и вспомнился. Он... вроде как предок её.
  
   - Ох, Танукичи, мне неинтересны родственники нашей врачихи. Давай лучше подумаем, как нам разнообразить линейку академии в эти выходные. Два дня уже осталось, между прочим.
  
   - А, давай. Что от меня нужно?
  
   - Значит так, слушай сюда, - и Аямэ принялась излагать Диме план, который придумала, а тот слушал и запоминал. Впрочем, из аниме ему всё уже было известно.
  

* * *

   Вернувшись домой, Дима уселся на футоне и задумался о том, как ему провести оставшийся вечер. Хёка сегодня не придёт. С одной стороны, жалко, а с другой... Юноша прислушался к себе и понял, что секса ему не хотелось. Маганэ здорово его выкачала сегодня. Прям почти до изнеможения.
  
   "Ох, этот доктор, такая сексуальная женщина!" - с удовольствием подумал Дима, но пото́м вспомнил об Анне и от волнения закусил губу.
  
   "Блин, как бы мне ускорить с ней сближение?" - стал гадать юноша. Вот о чём ему следовало сегодня помозговать.
  

Глава 16. Собрание подпольной ячейки

К содержанию

   Дима долго не мог заснуть, думая, как бы ему соблазнить Анну Нишикиномию. В голову лезли дурацкие образы, как он падает на девушку подобно Юки Рито из аниме "Любовь и прочие неприятности", утыкается носом ей в грудь или, и того хуже, в трусики, а блондинка пото́м гоняется за ним, как Золотая Тьма из того же аниме, и пытается убить.
  
   Молодой человек понимал, почему ему представлялся именно такой исход. Ведь за подобные выходки любая девушка должна была устроить парню настоящую взбучку. Однако он помнил также, что в аниме, которое он сейчас лично переживал, всё случилось именно благодаря падению и случайному поцелую Анны и Танукичи.
  
   "Блин, но он же тогда ей жизнь спасал, - мысленно вздыхал Дима, - защищал от маньяков-учителей, и обстановка там была особая, героическая... Нет, не сто́ит рисковать, - решил юноша. - Пусть всё идёт так, как идёт. Слишком многое поставлено на карту, слишком много ништяков ждёт меня, чтобы похерить всё это из-за глупой поспешности".
  
   Подумав так, парень наконец уснул и увидел во сне дурацкие события, как он лапает студенток во время медосмотра, пытаясь измерить объём груди, а они хихикают и бьют его по рукам. Пото́м пришла Хёка и стала требовать, чтобы Дима отлизывал у девушек и она могла всё это на камеру записать. Только аппарат её был теперь размером не с пуговицу, а с целое блюдце и порхал по воздуху, как маленькая тарелка пришельцев.
  
   Парень присел на колени, устроившись на полу, и ученицы Токиоки выстроились к нему в очередь. Доктор Маганэ расположилась рядом с секундомером и собиралась засекать время, которое понадобится девушкам, чтобы испытать оргазм. К Диме подошла первая "пациентка", и фигура её показалась очень знакомой. Молодой человек поднял глаза́, узнал Анну, глядящую на него с жаркой похотью в глазах, и дыхание его перехватило волнением.
  
   Но пото́м вдруг раздался звонок, который сигналил и сигналил, никак не прекращаясь. Дима проснулся и сообразил, что слышит будильник.
  
   - Ох, блин, чёртов эмтэ! - горестно вздохнул парень. - Такой сон классный не дал досмотреть.
  
   Но неожиданно ему в голову пришла интересная идея и стала постепенно выкристаллизовываться в эрористический план. События на воскресной линейке должны были стать его первой частью, а работа ассистентом в медкабинете могла существенно помочь осуществить вторую.
  
   "Ого! А это неплохо!" - подумал Дима, рассматривая новую идею и так и эдак под разными углами. Она была очень рискованной, но Поросль-во-снегу в аниме вытворяла и ещё более рисковые дела.
  
   "Как бы только подтолкнуть девушек обратиться ко мне за помощью, - думал парень. - Может, Аямэ придумает что-нибудь? Надо с ней поговорить".
  
   Дима вскочил с постели и стал поспешно собираться, чтобы пораньше прийти в академию.
  
   "Если я такое проверну до голосования, - с удовольствием рассуждал молодой человек, - то никто из студентов Токиоки не станет подписываться за эмтэ нового типа! Надо обсудить этот мой план с Аямэ. Одна голова - хорошо, а две - лучше!"
  

* * *

   Подходя к академии, Дима почувствовал вибрацию видеовызова, создаваемую браслетом на левом запястье. Подняв руку на уровень глаз, юноша принял вызов и увидел развернувшееся из эмтэ голографическое изображение Маганэ.
  
   - Доброе утро, Танукичи-кун, - поприветствовала его доктор, мило улыбаясь.
  
   - Доброе утро, Маганэ-сэнсэй.
  
   - Ты далеко сейчас?
  
   - Уже возле дверей академии, - ответил молодой человек.
  
   - О! Хорошо! Зайди ко мне, пожалуйста, прямо сейчас. У меня к тебе разговор есть.
  
   - А... ладно, - растерянно ответил Дима.
  
   Просьба Маганэ нарушила планы парня поговорить с Кадзё-сэмпай до уроков, но доктор могла стать его боссом в ближайшее время, поэтому он не рискнул её ослушаться.
  

* * *

   Постучавшись в медкабинет, Дима услышал шаги, приближающиеся ко входу, и звук отпираемого замка́. Затем дверь отворилась, и парень, к удивлению своему, увидел Хёку в её неизменном белом халате поверх формы академии.
  
   - Заходи, - сказала девушка с нечитаемым выражением на лице и посторонилась, пропуская парня внутрь, пото́м закрыла дверь и вновь заперла её на замок.
  
   Посмотрев вглубь кабинета, Дима увидел Маганэ-сэнсэй, сидящую за своим столом и пристально пялящуюся в экран планшета Хёки. Глаза́ её были широко распахнуты и сверкали от возбуждения, а язык время от времени облизывал влажные гу́бы. Оторвавшись на секунду от экрана, доктор коротко глянула на вошедшего парня и улыбнулась ему.
  
   - Привет, Танукичи, - поздоровалась Маганэ и махнула ему рукой. - Бери стул, присаживайся.
  
   Затем шатенка посмотрела на Фуву и восторженно выдохнула:
  
   - Класс! Такая чёткость! Я каждый волосок на своей писюльке могу рассмотреть!
  
   Зеленовласая девушка тем временем к ней приблизилась и села в кресло, стоящее рядом.
  
   - Мне тоже очень нравится, - ровным голосом сообщила она. - Я вчера много раз смотрела, и мне хотелось вновь и вновь. Даже пожалела потом, что отпустила Танукичи.
  
   Обе девушки одновременно посмотрели на парня, замершего со слегка приоткрытым ртом, и улыбнулись: Маганэ развратно и похотливо, а Хёка - скупо и едва заметно, одними уголками губ.
  
   "Они что?! Порнушку со мной смотрят?!" - не поверил своим глазам юноша.
  
   - Вот сейчас услышала, - сказала вдруг Фува, обращаясь к Маганэ. - Очень тихонько, но отчётливо. А до этого не слышно было ничего.
  
   - Интере-э-э-эсно! - протянула Маганэ. - Значит, мысли, смешанные с сильными эмоциями, ты можешь воспринимать бесконтактно, а обычные - нет.
  
   - Да, скорее всего так.
  
   - А когда касаешься?
  
   - Тогда слышу гораздо громче и чаще. Вчера, пока держала Окуму за руку, хорошо слышала, о чём он думал. Но, вероятно, не всё. Скорее всего, только мысли, чётко произнесённые в уме.
  
   - Понятно, - покивала головой Маганэ. - Здо́рово. Но у тебя, похоже, более сильный дар, чем у сестёр второго поколения. Воспринимать мысли бесконтактно уже на следующий день после повышения. Это что-то новенькое. Хотя, с телепатками я раньше знакома не была. Не с кем сравнивать, - рассмеялась шатенка и дружески сжала ладонь собеседницы.
  
   - Вы зачем позвали меня? - подал голос молодой человек, привлекая к себе внимание.
  
   Врач снова посмотрела на него и улыбнулась шире.
  
   - А ты чего до сих пор стоишь, Танусик? Бери стул, садись. У нас будет важный разговор.
  
   - У меня через пятнадцать минут урок по литературе начинается, - предупредил парень, - так что серьёзно поговорить не успеем, наверное. Может, отложить беседу до конца занятий?
  
   - Литературы не будет, - подала голос Хёка. - Накамура заболела. Студентам назначена самостоятельная работа в часы первой пары.
  
   - О! Какой сюрприз, - обрадовался Дима. - Ну... тогда действительно можно и побеседовать, - согласился он и направился к сидящей за столом парочке, прихватив по пути стул.
  
   Хёка тем временем повернулась к Маганэ и уточнила:
  
   - Значит, я могу сохранить эту запись для себя?
  
   Врач рассмеялась, прикрыв рот рукой.
  
   - Ух, хулиганка, - сказала она. - Нашла способ меня соблазнить. Да уж, удалять такую шедевральную порнушку было бы жалко, особенно в ситуации, когда нормального порева в стране днём с огнём не сыщешь. Да, оставляй. Тот способ защиты информации, который ты показала, меня впечатлил. Ну и тебе само́й, сестрёнка, я доверяю. Только у меня одна просьба. Сделай и мне копию, чтобы я могла тоже смотреть. Защитить видео можно паролем. На моём простеньком планшете не работает чтение отпечатков пальцев, как у тебя.
  
   - Хорошо, я сделаю.
  
   - Вот и договорились, - улыбнулась Маганэ. - Должна же я хоть как-то отблагодарить тебя за моего любимчика, которого ты починила. Правда, сейчас он уже не столь актуален, - шатенка бросила масленый взгляд в сторону Димы и подмигнула ему.
  
   Хёка поёрзала немного в своём кресле.
  
   - Я бы диафрагму ещё хотела получить, - напомнила она.
  
   Врач огорчённо поцокала языком.
  
   - С этим пока сложности. Контрацептивы продают только замужним женщинам, а я со своим бывшим супругом год назад развелась. Но не переживай. Я попрошу подругу, и она достанет. Презики, как я поняла, тебя не устроят? А то у меня до́ма годовой запас, - хихикнула Маганэ.
  
   - Нет, - отрицательно мотнула головой Хёка.
  
   - Ух, какая ты привереда! Ну ладно. Одно задание Рисы было успешно выполнено, так что я могу отчитаться, а попутно и просьбу о диафрагме передать. Правда, придётся подождать какое-то время, дней пять или недельку.
  
   - Я подожду.
  
   - На этом и порешим. А сейчас давай перейдём к делу, а то мальчик наш уже заждался.
  
   Фува кивнула, и врач обратила взгляд на молодого человека.
  
   - Что там у тебя за мутки с Порослью-во-снегу? Выкладывай давай, Танусик. У нас тут серьёзная компания, нам лишние проблемы ни к чему.
  
   - Извините, но отсидеться в сторонке не удастся, - серьёзным тоном ответил Дима. - Миротворцы готовят новый эмтэ, из-за которого писец будет полный. Вас, Маганэ-сэнсэй, это, скорее всего, не коснётся, но нам с Хёкой о пыхе придётся забыть. И меня такая ситуация в корне не устраивает.
  
   - Что за новый эмтэ? - спросила врач.
  
   - Металлические труселя по типу пояса верности, которые закроют от прикосновений самые интимные части тела.
  
   - Блин, действительно засада, - враз помрачнела Маганэ. - Откуда узнал?
  
   - От Кадзё-сэмпай, - не задумываясь ляпнул Дима, забыв, что Аямэ ещё не успела ему ничего рассказать.
  
   Секунду спустя он испугался, что его уличат в неполной правде, но гамма на эту оплошность никак не отреагировала. Видимо, не касаясь собеседника, она не могла узнать, правду тот говорит или лжёт.
  
   - Впрочем, через недельку-другую все узнают, - небрежно добавил юноша. - В академии должен состояться сбор подписей за этот проект.
  
   - Ух, да-а-а, хреново, - озабоченно протянула доктор. - И как СОКс планирует этому помешать? Я сильно сомневаюсь, что эротический спектакль с мушками поможет чего-то добиться.
  
   - Спектакль должен возбудить учеников.
  
   - Сомнительно, но допустим. А дальше?
  
   - А дальше студенты станут искать возможность разрядить избыточное напряжение и нам останется только показать способы, как это сделать. Ну а когда ученики поймут, где расположена главная кнопка для пыха и как она действует, они ни за что не подпишутся за этот эмтэ.
  
   - Наивный ты, - хмыкнула Маганэ. - Подписи можно и угрозами собрать. У дирекции академии есть рычаги для давления. Но... если бездействовать, - вздохнула она, - то точно ничего и не добьёшься. Ладно, осуществляйте свой план. Посмотрим, что выйдет. Мне интересно только, как вы собираетесь проводить своё просвещение в массы?
  
   Дима улыбнулся. На этот вопрос у него уже был ответ, придуманный сегодня утром.
  
   - Желание пыхнуть может восприниматься как недомогание, - сказал он. - А если ученик чувствует себя нехорошо, то он обращается в медкабинет за помощью. Не просто так я рвался на место вашего ассистента, Маганэ-сэнсэй. По крайней мере, девушкам я мог бы помогать с возникшей проблемой. А с юношами... ну не знаю... Может, Вы их на себя возьмёте? Надо просто научить студентов получать разрядку, а потом... они, наверное, смогут уже сами как-нибудь.
  
   Девушки быстро переглянулись друг с другом, как будто у них возникла одна и та же мысль, и Маганэ взволнованно забарабанила пальцами по столу.
  
   - Интересно, интересно, - пробормотала она.
  
   - Думаешь найти катализатора, сестра? - спросила у неё Хёка.
  
   - Да, очень хотелось бы, - взволнованно кивнула доктор. - И последовательный перебор студентов в нашем случае - это пока единственный вариант. Вот только... - она вздохнула и замолчала.
  
   - Презервативами ведь пользоваться нельзя? - полуутвердительно уточнила зеленовласая девушка, понимая затруднения собеседницы.
  
   - Да, нельзя.
  
   - Нужны таблетки? Кстати, от них я бы тоже не отказалась.
  
   - Понимаю, - вздохнула Маганэ. - Но для их приобретения тоже нужно свидетельство о браке. Чёртовы законы, чтобы их!
  
   Хёка промолчала с бесстрастным выражением на лице, и врач тоже о чём-то напряжённо задумалась.
  
   - Когда СОКс запланировала свою акцию? - спросила она у Димы через некоторое время.
  
   - На воскресенье.
  
   - Так. Следовательно, студенты могут начать обращаться к нам уже на следующей неделе.
  
   - Это вполне вероятно, - подтвердила Фува. - Тебе нужно связаться с Оригами-сама заранее. Лучше сегодня. Попроси заодно таблетки и для меня.
  
   - Понимаешь, Хёка-тян, гормональные контрацептивы моментально не действуют. И начинать их принимать следует с начала менструального цикла. У тебя когда последний раз были месячные?
  
   - Девять дней назад.
  
   - Вот и у меня прошло лишь две недели. Поэтому придётся ждать.
  
   Вновь наступила пауза в разговоре. Дима хотел уже воспользоваться ею, чтобы задать вопросы, однако доктор раньше прервала молчание.
  
   - Ладно, есть у меня ещё одно средство для приёма внутрь, - сказала она ворчливо. - Оно очень эффективное и быстрое, действует уже через четыре часа, защищает от двух до пяти суток. К тому же принимать можно в любой день цикла и, что самое крутое, побочных эффектов практически нет. Однако имеется одна загвоздка. Риса дала мне всего десять доз, и четыре я уже израсходовала.
  
   - Ясно. То есть тебе хватит этого на двенадцать дней, верно? - посчитала в уме Фува, явно делая акцент на надёжность.
  
   - Технически да, но фактически... Я вообще не знаю, что будет и как. Сильно сомневаюсь, что ученики прям сразу потянутся в медкабинет. В этом вопросе вели́к фактор случайности, а мне не хотелось бы расходовать средство наугад. Да и спать с каждым страждущим меня не очень-то тянет. Самым идеальным вариантом предохранения были бы стандартные контрацептивы, когда я защищена в любое время и ничего заранее планировать не требуется.
  
   - Тогда закажи их у Рисы-сан.
  
   - Ну да, надо заказать, - вздохнула Маганэ.
  
   - И одного мужчину можно было бы проверить уже сейчас, - подсказала Хёка, - не дожидаясь, пока обратятся другие.
  
   Доктор посмотрела на Диму и усмехнулась.
  
   - Если ты о Танукичи, то я не собираюсь тратить на него одного целую дозу. Может, пото́м как-нибудь между делом его проверю.
  
   - Почему ты уверена, что он не катализатор? - с интересом спросила Фува.
  
   - Да потому, что он слишком уж аморален и неразборчив, - ответила Маганэ. - Ты уж извини меня, Окума, я назвала бы тебя эпитетом, начинающимся на слог "шлю", но, боюсь, мой эмтэ отреагирует плохо.
  
   Дима, который до сих пор слушал, не понимая половины, и терпеливо ждал удобного момента вклиниться в беседу, оскорбился от этих слов и наконец не выдержал.
  
   - Да кто такие эти катализаторы, объясните толком! - воскликнул он. - Или из-за своих свободных взглядов я не достоин этого знать?! Что за манера обсуждать меня в моём присутствии и удерживать в неведении, как будто я пустое место?! Если вы считаете меня этим самым "шлю", Маганэ-сэнсэй, и позволяете себе оскорбления в мой адрес, то не удивляйтесь потом, когда я стану опровергать это мнение, придерживаясь в отношениях с Вами целомудренного подхода! И вообще! Я думаю, что время до окончания первой пары мне лучше использовать с пользой для учёбы.
  
   Обиженный парень порывисто вскочил со стула и нацелился уж было устремиться к выходу из кабинета, благо ключ от него торчал в замочной скважине, но доктор поймала беглеца за руку и, подтянув к себе, обняла руками и ногами. Дима дёрнулся, но гамма явно превосходила его силой.
  
   - Ш-ш-ш, - мягко прошептала она, гладя юношу по голове и покрывая его лицо поцелуями. - Извини, пожалуйста. Я не хотела тебя обижать. Ты у меня очень хороший мальчик. А то самое качество, на которое ты обиделся, я считаю твоим достоинством. Я в тебе его очень ценю. Очень здо́рово, когда мужчина такой безотказный, - Маганэ тихонько хихикнула. - В особенности для столь озабоченной леди, как я.
  
   Пока она успокаивала парня, Хёка сходила к дверям, вынула ключ и положила его в карман, отсекая путь к отступлению. Затем, вернувшись, девушка склонилась к Диме и, взяв его щёки в свои ладошки, нежно поцеловала в гу́бы.
  
   - Ты хороший, Танукичи, - сказала она тёплым голосом. - Мне тоже нравится, что ты "шлю". Столько ценного исследовательского материала можно с твоей помощью собрать, - добавила она мечтательно. - Не обижайся на нас, пожалуйста. Сейчас мы расскажем, кто такие катализаторы. Правда, Маганэ-тян?
  
   - Конечно расскажем, - подтвердила доктор. - Ведь Окума-кун - наш дорогой мальчик. Очень милый и отзывчивый, добрый мужчина, который не бросит бедных девушек на произвол судьбы и согреет их своей лаской.
  
   Дима откровенно балдел и оттаивал в этих объятиях, даже догадываясь, что им сейчас бессовестно манипулируют.
  
   "Как приятно!" - сладко подумал он и ответил на поцелуй Хёки, а пото́м повернул лицо к Маганэ и поймал её гу́бы, давая понять, что конфликт исчерпан.
  
   - Хорошо, - согласился парень. - Я вас слушаю. Расскажите мне, что это за уникумы и в чём состоит их необычность?
  
   Гамма отпустила молодого человека, дождалась, пока он устроится на своём стуле, и стала излагать всё, что узнала о катализаторах от Рисы, поведав и кто они такие, и как появились, и каким даром обладают.
  
   Услышав про то, как альфы реагируют на таких ребят, Дима встрепенулся.
  
   "Я - катализатор!" - мысленно воскликнул он, вспомнив, что в аниме Анна Нишикиномия подобно сексуальной маньячке преследовала Танукичи.
  
   Хёка не касалась юноши, но тут же повернула к нему лицо, как будто услышала, и её бесстрастная мина была поколеблена промелькнувшим удивлением. Вслух бета ничего не сказала, но в глазах её читался вопрос:
  
   "Почему ты так в этом уверен?"
  
   - Значит, катализатор поможет Вам перейти на третий уровень? - уточнил Дима, обращаясь к Маганэ.
  
   - Да, так и есть.
  
   - Но Вы сильно сомневаетесь, что я могу им быть, верно?
  
   Доктор хихикнула.
  
   - Сомневаюсь - это ещё мягко сказано, Танукичи.
  
   Дима подумал немного и вдруг искренне рассмеялся, забавляясь сложившейся ситуацией.
  
   - Что смешного, мой хороший? - поинтересовалась шатенка.
  
   - Да просто вспомнилось одно клише, нередко использующееся в комедиях или романтических фильмах, - пояснил юноша, продолжая хихикать.
  
   - А ты нас просвети, мы тоже хотим посмеяться, правда, Хёка-тян?
  
   - Ну это своеобразный комедийный приём, когда кто-то кого-то ищет и в этом ему помогает другой человек. Проходит множество событий, герои попадают в разные приключения, но главная цель остаётся недостигнутой, потому что не удаётся найти нужного человека. Ну а в са́мом конце истории по какой-то дурацкой случайности выясняется, что объектом поиска был как раз помощник, который повсюду следовал за искателем.
  
   На па́ру секунд в разговоре возникла пауза.
  
   - Маганэ-тян, а я бы проверила Танукичи, - прервала её Хёка со скупой улыбкой на лице. - Мне нравится разрушать клише, и особенно такие глупые. Ты только представь, как всё упростится, если слова́ Окумы окажутся верными и мы с тобой сломаем шаблон, - девушка улыбнулась шире и добавила: - А ещё ты мне дашь одну из своих волшебных таблеток в благодарность за то, что я тебя уговорила.
  
   - Там не таблетки, а леденцы, - возразила гамма и нахмурилась, разглядывая попеременно то парня, то девушку. И, судя по выражению лица, в уме её шла нехилая борьба. В конце концов Маганэ рассмеялась и махнула рукой.
  
   - Ладно, уломали, - сказала она весело. - Мне, конечно, совсем не хочется тратить ценную дозу впустую, но... Если пото́м окажется, что ты, Танукичи, как в воду глядел, я же с потрохами себя сожру от того, что напрасно время потеряла. И твоё неизбежное: "А я же говорил!" - заставит меня повеситься. Но имей в виду, парниша, - хихикнула врач. - Я намерена использовать свой вклад по полному, и если вдруг окажется, дорого́й, что ты не катализатор, то я буду тра... эм... любить тебя всё свободное время, пока препарат действует. Ну ты понимаешь, да? Мне захочется компенсировать свои затраты по максимуму.
  
   - А если я окажусь катализатором?
  
   Глаза́ шатенки возбуждённо сверкнули, и улыбка на её лице стала хищной.
  
   - О, это было бы круто! - ответила она. - Вот только для тебя, Танусик, мало что изменится, кувыркаться с катализатором так клёво, что ты у нас с Хёкой пойдёшь нарасхват.
  
   - Ну, я как бы и не против, - широко ухмыльнулся Дима. - Когда планируете меня проверять? Сегодня или в понедельник, чтобы действия таблетки хватило и на других претендентов?
  
   - Конечно сегодня, мой дорого́й, - елейным голосом проворковала Маганэ. - Ты меня так завёл, что до понедельника мне не дотерпеть.
  
   Она открыла ящик стола и вынула из него пакетик с шестью леденцами тёмно-красного, как спелая черешня, цвета. Один из них девушка забросила себе в рот и стала рассасывать.
  
   - В общем, сегодня после занятий, Танусик, сразу ко мне. Препарат к тому времени уже должен будет подействовать. Не придёшь - зарежу.
  
   - Всё понял, буду как штык, - с улыбкой ответил Дима и поднялся со стула. - Ну что, я могу идти?
  
   - Не так быстро, парниша, - проворковала доктор. - От одной мысли, что ты можешь оказаться катализатором, я намокла.
  
   Маганэ задрала юбку и показала парню свои голубые трусики с потемневшим от влаги низом.
  
   - Как будущий ассистент врача, ты должен уметь оказывать первую помощь страдающей девушке и начнёшь свою медицинскую практику с меня. Возражения есть?
  
   Юноша облизнулся, залипая глазами на столь развратное зрелище, и отрицательно мотнул головой.
  
   - Тогда приступай.
  

Глава 17. Развратные забавы

К содержанию

   Предупреждение: Внимание, во второй части главы после звёздочек достаточно подробно описана сцена с уро-кинком в исполнении Хёки. Там всё на мой взгляд невинно, но не предупредить не могу.
  
   Глядя на Маганэ, сидящую перед ним в соблазнительной позе, Дима порывисто вздохнул и хотел уже было опуститься перед ней на колени, но Хёка его остановила. Поднявшись со своего кресла, девушка подошла к одногруппнику и стала расстёгивать пуговицы на его пиджаке, а пото́м и на рубашке.
  
   - Зачем это? - спросил молодой человек.
  
   - Чтобы не испачкался, - бесстрастно ответила Фува, раздевая парня до пояса. Вслед за пиджаком она стянула рубашку с его рук и, выдернув её из брюк, закончила свою миссию. - Теперь можешь приступать, - скупо улыбнулась подруга и легонько куснула Диму за плечо, как бы давая добро к действиям.
  
   Юноша улыбнулся ей в ответ и опустился на колени, располагаясь у Маганэ между ног. От её мокрых трусиков исходил явственный запах женского возбуждения, который будоражил и пьянил парня. Оставляя цепочку поцелуев на внутренних сторонах бёдер девушки, облизывая и мягко покусывая их, Дима стал приближаться к эпицентру женского удовольствия и двигался до тех пор, пока не уткнулся в него носом.
  
   Трусики оказались очень мокрыми и горячими, но у юноши не возникло никаких неприятных ассоциаций. Наоборот, он увлёкся и прибалдел ещё больше. Двигаясь носом по скользкой, ароматно пахнущей ткани, Дима нащупал в ней расщелинку между мягкими дольками, слегка погрузился в неё, двигаясь снизу вверх, и услышал довольное урчание Маганэ. А когда молодой человек достиг выпуклости клитора, поверхность под его губами нагрелась и взмокла ещё больше, как будто изнутри на неё что-то вытекло.
  
   "Ох!" - мысленно воскликнул Дима, и его ру́ки скользнули вдоль красивых и длинных бёдер к резинке трусиков, мягко поглаживая и массируя гладкую кожу на своём пути.
  
   Ухватившись за резинку, юноша потянул ткань вниз, и Маганэ приподнялась над креслом, помогая ему снять с себя этот элемент одежды. Парню пришлось слегка отстраниться, стягивая мокрые трусики с ног, но едва он закончил девушку раздевать, как его снова притянуло назад будто магнитом.
  
   Дима на па́ру секунд замер над возбуждённым женским цветком, любуясь его красотой. Розовые лепестки были раскрыты, а мокрая от нектара щёлочка источала дурманящий аромат, привлекая "пчёлку сесть" и полакомиться вкусненьким. Парень с тихим стоном приник к этой красоте и с блаженством погрузился губами в горячую бархатную нежность, собирая языком очаровательный нектар, вкус которого туманил его мысли и пьянил сознание. Маганэ ахнула и стиснула бёдра.
  
   "Ох, боже, до чего же это круто!" - мысленно простонал Дима, ощущая, как всё вокруг него сжимается и захватывает в страстный плен.
  
   Но́ги свои доктор положила юноше на плечи, вытянула вдоль его тела, скользя по бокам босыми стопами. Туфельки её остались стоять на полу. Она надавила бёдрами сверху, подтягивая парня к себе ещё ближе и вжимая его рот в свою киску. Руки Маганэ погрузились пальцами в Димину шевелюру, страстно сжали её, и на губах гаммы расцвела сладостная улыбка.
  
   - Ох, Танукичи, да! - простонала она. - Лижи, мой сладкий, лижи! Ох, боги, это охренительно!
  
   Молодой человек слышал эти слова словно издалека. С одной стороны, девушка прикрыла бёдрами его уши и поглаживала их, мягко массируя, а с другой - он сам уже погружался в транс, наслаждаясь бархатной нежностью и пряным вкусом женской киски. Однако, когда парня обвили сзади ласковые руки, а спиной он ощутил тёплую и упругую грудь, Дима вынырнул из своего частичного забытья, но лишь затем, чтобы осознать, как приятно его обнимает Хёка, прижимая к себе, и прибалдеть уже от этих объятий.
  
   Судя по всему, подруга не разделась полностью. Она лишь расстегнула пиджак и сорочку, оголив себя спереди, возможно сняла лифчик или его на ней не было. Но теперь Фува прижималась к спине Димы твёрдыми возбуждёнными сосками, скользила по ней, стимулируя себя, и водила правой ладонью по груди парня и животу. Она вдруг нетерпеливо скользнула вниз и стала расстёгивать ремень на брюках юноши. Её тонкие длинные пальцы очень ловко справились с задачей, а пото́м взялись и за ширинку. Но почему-то девушка действовала лишь одной рукой, а другая оставалась неподвижной где-то в районе бедра Маганэ, ближе к его основанию.
  
   Дима мельком отвлёкся от куннилингуса, чтобы посмотреть, что делает там рука Фувы, и ничего особенного не обнаружил. Ладонь просто лежала на бедре, хотя указательный палец её был приподнят и отведён в сторону, словно указывая на промежность доктора. Что-то неправильное было в его форме, как-то странно он был на конце утолщён. Юноша снова отвлёкся и посмотрел на палец более внимательно, обнаружив на его подушечке выпуклость, напоминающую по форме пуговицу.
  
   Кажется, Дима завис дольше, чем следовало, изучая сию непонятность, и Маганэ нетерпеливо повернула его лицо к себе и надавила руками, вжимая парня ртом в свой изнемогающий от удовольствия пушистый цветочек.
  
   "Что там такое странное с пальцем Хёки? - думал Дима озадаченно, пока его гу́бы и язык энергично облизывали и ласкали женскую киску. - Чёрт! Так это же камера! - озарило вдруг парня. - Фува прилепила своё устройство к подушечке пальца, а то, как хамелеон, изменило окраску под цвет и рисунок кожи! Она что, снимает, как я делаю куни?!"
  
   Однако додумать эту мысль молодой человек не успел. Хёка приспустила его штаны вместе с трусами вниз, оголяя ягодицы, и её горячая мокрая киска прижалась к правой булочке Димы. Она стала натирать её и смазывать скользким соком, буравя пуговкой клитора кожу на мягком месте, и юноша задрожал от волнительных ощущений.
  
   Горячее дыхание девушки обожгло его ухо. Хёка сладко посапывала, прижимаясь сзади, и ритмично двигалась. Но в этот раз клитор её не лез в щель между ягодиц, удовлетворяясь само́й булочкой, и у парня никаких возражений на сей счёт не было. Он просто тащился от такого приятного соприкосновения и с ещё большим жаром отдавался оральным ласкам.
  
   А Маганэ стонала и подрагивала в преддверии оргазма. Её киска пульсировала и сжималась, выталкивая из горячей пещерки парню в рот небольшие порции кисло-сладкого нектара. Перед са́мой кульминацией гамма подалась бёдрами вперёд и, пользуясь тем, что Хёка давила на голову юноши сзади, глубоко насадилась на его гу́бы. Язык Димы основательно вошёл в лоно, и в рот ему буквально хлынули потоки смазки, которую возбуждённая гамма успела в себе накопить.
  
   Парень стал жадно глотать и обсасывать киску, вошедшую в рот подобно сочному фрукту. Его верхняя губа ласкалась о клитор, а нижняя вместе с языком тёрлась во влагалище, и эти действия спустили курок блаженства, заставив леди мощно и бурно выстрелить. Маганэ выгнулась дугой, содрогнулась всем телом и, заткнув себе рот ладонью, глухо закричала. А вместе с её криком рот юноши оросила тугая струйка сквирта, который показался Диме неожиданно сладким после солоновато-кислой смазки.
  
   Хёка застонала, и дыхание её участилось, а движения стали более резкими и сильными. Клитор девушки чувствовался ещё крупнее и твёрже. Он настолько ощутимо буравил парню ягодицу, что мышцы его непроизвольно вздрагивали от этого щекочущего воздействия, а по спине бежали приятные мурашки. Ускорившись ещё больше, бета уткнулась Диме в плечо и сдавленно зарычала, содрогаясь от блаженства, а по коже его потекло вязкое тепло, приятно согревая ягодицу.
  
   Маганэ вскрикнула следом и затряслась вновь, вздрагивая синхронно с зеленовласой учёной, как будто они на двоих переживали один и тот же оргазм.
  
   "Ох, боже, я в раю!" - думал юноша, чувствуя себя в страстных объятиях кончающих подруг.
  
   Два оргазма один за другим принесли ему огромное психологическое удовольствие, вызвав состояние томительной неги. И Дима стал плавно погружаться в неё по мере того, как леди испускали мистические волны блаженства. Девушки судорожно стискивали его руками и ногами, вздрагивая и взбрыкивая. Маганэ зарылась пальцами в волосы парня и сдавливала его голову бёдрами, а Хёка приятно кусалась, сжимая зубками плечо юноши, и продолжала тереться, содрогаясь вновь и вновь.
  
   Эта бурная стихия кружила Диме голову, и он наслаждался ею всё время, пока подруги не затихли. Но и тогда он продолжил томиться в сладкой нирване, чувствуя себя на седьмом небе от удовольствия.
  
   Прошло минуты полторы, и парень почувствовал, как по телу Фувы прошла дрожь, словно её слегка передёрнуло. Доктор рассмеялась и легонько толкнула девушку пальцами в плечо.
  
   - Сходи уже в туалет, - сказала она бете. - Чего терпишь-то?
  
   Хёка оторвала лицо от Диминого плеча и посмотрела на неё затуманенными глазами.
  
   - Это нормально, - пробормотала она. - Терпимо.
  
   - Какое "терпимо", я сама сейчас из-за тебя обсикаюсь! - хохотнула доктор, слегка округляя от удивления глаза́.
  
   - У меня сильный сфинктер, - возразила Фува, но тем не менее поднялась на́ ноги, отпуская Диму и разрывая с шатенкой контакт.
  
   Маганэ вздохнула с явным облегчением и опустила но́ги вниз, отыскивая стопами свои туфельки и проникая в них пальцами.
  
   - Ты разве не можешь управлять эмпатией и отключать её по своему желанию? - спросила учёная, слегка наклонив голову на бок.
  
   - Могу, - подтвердила гамма. - Но, когда чувства сильные, мне отключиться от них непросто. Легче разорвать с человеком контакт физически.
  
   - Ясно.
  
   Диму никто уже не держал, однако он не спешил подниматься. Юноша сидел на коленях, прижимаясь щекой к бедру леди, и любовался её блестящей от смазки киской, покрытой ёжиком коротких волос. Он смотрел и тащился от столь соблазнительного вида, а Маганэ расчёсывала пальцами волосы у него на голове.
  
   - Всё-таки вы классные ребятки, - вновь рассмеялась она. - Так здорово с вами удовольствие получать. Такой спектр приятных эмоций. Просто класс.
  
   - Ты чувствовала, как я пыхаю? - полуутвердительно уточнила Фува.
  
   - Ага, - хихикнула гамма. - И это было супер. Первый раз испытываю такой необычный... кайф, смешанный с чувством малой нужды, - с удовольствием вспомнила она свои впечатления. - А ты рисковая девчонка, ко́ли не боялась обсикаться.
  
   - У меня сильный сфинктер, - повторила её собеседница. - Я могу и более острую нужду терпеть.
  
   - Тебе нравится так пыхать?
  
   Хёка задумалась на секунду.
  
   - Понравилось, - ответила она. - Но в тот момент я просто не хотела прерываться. А тебе понравилось?
  
   - Да. Но я не рискнула бы сама себе такое устраивать. Боюсь напрудить в самый ответственный момент, - хихикнула доктор. - Мне больше нравится сквиртовать, поэтому я предпочитаю заблаговременно освободить свой внутренний резервуарчик.
  
   Маганэ сжала шевелюру парня и оторвала его от своей ноги.
  
   - Боги, Танукичи! Ты снова возбуждаешь меня своими чувствами, - рассмеялась доктор. - Ох, какой плохой мальчик. Хватит уже пялиться мне между ног.
  
   - Может, ты его оседлаешь? - предложила Хёка. - Время ещё есть.
  
   - Не-э-эт, не сейчас, - проворковала шатенка, глядя на юношу маслеными глазами. - Средство пока не подействовало, а разряжать Танусика в презик я не хочу. Пусть спермы побольше будет в нужное время. А иначе её может не хватить для катализации.
  
   Дима встрепенулся.
  
   - Значит, ты всё же думаешь, что я - катализатор? - спросил он.
  
   Маганэ потрепала парня по волосам с улыбкой на губах и покачала головой.
  
   - Не думаю, - ответила она. - Но проверить всё равно надо. И я имела в виду, что для достоверности теста ты должен быть хорошо заряжен.
  
   - Ясно.
  
   - Кстати, спасибо тебе большое, Танусик, - поблагодарила доктор. - Ты офигенно делаешь куни. Я от тебя просто торчу.
  
   - Да я так... - смутился Дима. - Просто мне очень нравится. Я сам наслаждаюсь. Так что спасибо и тебе.
  
   - Вот именно, - подтвердила гамма. - Наслаждаешься. И от твоих чувств я балдею не меньше, чем от ласк. Именно от них кайф становится очень сильным. Я вообще от вас обоих в восторге. Ты, Хёка-тян, с виду такая спокойная, но когда твоё хладнокровие прорывают эмоции, они мне напоминают торнадо!
  
   Фува выслушала её с бесстрастным выражением на лице, но в глазах учёной угадывалась заинтересованность. Пото́м её снова передёрнуло, и она сказала:
  
   - Всё-таки мне надо в туалет. Маганэ-тян, у тебя не будет какой-нибудь ёмкости больше литра и желательно со шкалой? Хочу замерить объём мочи.
  
   - Будет конечно, - ответила гамма и поднялась из кресла, оставляя Диму сидеть на полу.
  
   Она обулась, помогая себе руками, опустила вниз юбку и направилась к одному из шкафов в своём кабинете. Открыв его дверцу и поискав на нижней полке, доктор извлекла стеклянную меру полуторалитрового объёма и показала её зеленовласой девушке.
  
   - Такая подойдёт?
  
   - Подойдёт, - кивнула та и, подойдя к доктору, взяла у неё ёмкость.
  
   Осмотревшись, бета приглядела закуток со шторкой и направилась к нему.
  
   - Э... Хёка-тян, - окликнул её Дима. Учёная остановилась и посмотрела на него.
  
   - Что?
  
   - А... можно мне, ну... посмотреть, как ты писиешь?
  
   Фува подумала секунду и взгляд её оживился.
  
   - Можно, но за услугу от тебя.
  
   - За какую?
  
   - Мы поставим меру в раковину, ты склонишься над ней и откроешь рот. Я буду писать тебе в него, а моча будет стекать в ёмкость. Как видишь, ничего страшного. Глотать не придётся. Как только я закончу, ты можешь остатки выплю...
  
   - Отказываюсь, - хмуро перебил её парень и слегка передёрнул плечами.
  
   - Почему?
  
   - Блин! Да потому что это невкусно! Я не хочу принимать мочу в рот! Мы же договорились уже, что ты пописиешь мне на спину.
  
   - Это награда за другую услугу. И я от неё не отказываюсь, - возразила девушка.
  
   - Блин. Ну ладно. Тогда обойдусь.
  
   - А если я откажусь от той награды?
  
   Дима хохотнул.
  
   - По-твоему, это изменит вкус мочи? Не хочу её в рот, понимаешь?
  
   - А если не в рот? - сделала послабление Хёка.
  
   - И куда?
  
   - На лицо.
  
   - Нет.
  
   - Почему?
  
   Они спорили так больше минуты, торгуясь, как на рынке, а Маганэ с лёгким удивлением в глазах следила за их разговором. В конце концов Дима согласился на одно из самых безобидных предложений: Фува пи́сает прямо в мензурку и позволяет парню смотреть, но облегчается не до конца. Остатками своего заряда она обливает юноше щёку. Все действия записываются на камеру, и Танукичи разрешает себя снимать.
  
   - Ну вы даёте, - рассмеялась доктор, когда соглашение было достигнуто. - Не думала, что вы такие извращенцы!
  
   Дима вздохнул, изображая вселенскую скорбь, однако в предвкушении волнительного зрелища сердце его сжималось от удовольствия. Ради такого де́ла можно было немного и потерпеть.
  

* * *

   Хёка решила сделать своё мокрое дело по-простому, особо не заморачиваясь с позой. Левой рукой она задрала длинную юбку, обнажая себя до пояса и показывая, что трусиков на ней нет, а правой поднесла полуторалитровую мензурку к промежности и расположила её прямо под киской, вплотную приблизив к пухлым губкам, покрытым зелёными волосиками, и к розовым складочкам между ними.
  
   У стеклянной ёмкости в форме круглого, расширяющегося кверху сосуда имелась ручка, за которую его удобно было держать. Фува расставила ноги пошире и присела, а пальчик с камерой на её левой руке оттопырился вперёд, располагаясь так, чтобы в объектив попала киска и часть мензурки.
  
   - Можно мне поближе посмотреть? - спросил Дима.
  
   Хёка бесстрастно глянула на одногруппника и протянула ёмкость ему.
  
   - Возьми, - сказала она. - Будешь держать.
  
   Юноша радостно кивнул и принял сосуд двумя руками. Пристраивая его под девушку, он сперва присел на корточки, а затем и вовсе встал на колени, так что лицо его оказалось прямо напротив девичьей киски рядом с краем мензурки, расположенным с другой стороны. Увлечённый желанием увидеть всё с наиболее близкого расстояния, он совсем не подумал, что оказался прямо на линии обстрела и Фуве из её позиции ничего не стоило опи́сать ему физиономию. Вот только девушка это моментально просекла. Она замерла, слегка расширив глаза́, и залипла взглядом на юношу, который сидел перед ней в столь соблазнительной позе. По сути, ему оставалось только открыть рот, чтобы выполнить самый первый её заказ.
  
   Возникла непродолжительная пауза, во время которой не происходило ничего. Но затем сбоку от парочки присела Маганэ, положила правую ладонь Диме на поясницу, а левой взялась за правую ногу Хёки чуть выше колена.
  
   - Вау! - восхищённо выдохнула доктор, считав эмоции, и юноша, заподозрив наконец неладное, поднял взгляд, чтобы посмотреть, что делает бета.
  
   Он увидел порозовевшее от возбуждения лицо девушки, её распахнутые во весь свой размер фиолетовые глаза и невольно вздрогнул, сообразив наконец, в какой позиции находится.
  
   - Ф-Фува, п-подожди! - начал испуганно заикаться парень, бета моргнула и опустила взгляд, будто сбрасывая наваждение.
  
   Она отстранилась и опустила юбку, позволив её подолу упасть вниз.
  
   - Сидите так, - попросила Хёка и отправилась к креслу, в котором раньше сидела.
  
   Возле него она сняла с себя юбку и повесила её на спинку, затем наклонилась к своей школьной сумке, стоящей на полу, и подняла её, положив на сиденье. Из сумки учёная достала планшет и ещё что-то маленькое. Дима не сумел разглядеть это с расстояния, на котором находился, но такая возможность представилась ему чуть позже, когда бета вернулась и, раскрыв ладонь, показала две маленькие пуговки-камеры.
  
   "Ого, а у неё ещё есть?!" - подумал юноша удивлённо.
  
   - Да, есть, - вслух ответила подруга. - Могу я прилепить их вам на лоб? - обратилась она к обоим зрителям. Маганэ с улыбкой кивнула, и Дима повторил её жест секунду спустя.
  
   Когда Хёка приложила камеру ко лбу молодого человека над переносицей в районе "третьего глаза", тот почувствовал, как кожу его словно маленькая присоска засасывает. После чего девушка убрала руку, а аппарат остался. Закрепив пуговку и у Маганэ на лбу, бета подняла планшет к своим глазам и стала быстро тыкать пальцами по его экрану, что-то настраивая.
  
   - Твой аппарат способен записывать сразу три видеопотока? - удивилась доктор.
  
   - Способен обрабатывать даже пять, - ответила Фува и положила планшет на пол, чтобы освободить ру́ки. - У меня всё готово, - добавила она.
  
   - Давай, девочка, сделай это, - промурлыкала гамма, берясь за её ногу. - Ох, как ты это терпишь! - изумлённо выдохнула она. - Я бы уже давно обсикалась.
  
   - Мне несложно, - совершенно спокойно ответила зеленовласая студентка и, расставив но́ги пошире, слегка присела над стеклянной ёмкостью, которую Дима держал.
  
   Пальцами правой руки Хёка раздвинула свои пушистые губки между ног, обнажая холмик уринального отверстия, и юноша сразу залип взглядом на эту распахнутую красоту. Левую руку бета расположила так, чтобы в камеру на пальце попало лицо парня вместе с кувшином, и облизнула губки.
  
   - Я начинаю, - предупредила она. Её киска расслабилась, и из маленького отверстия в центре женских складочек выстрелила тонкая струйка, угодившая в стенку сосуда, издавшую тихий звон. Девушка пи́сала с мягким бархатным сипением, от которого у Димы мурашки бежали по спине, а пузырящаяся золотистая жидкость, заполняющая кувшин, быстро нагревала его стенки.
  
   Киска раскрылась ещё сильнее, напрягая мышцы и выгибаясь вперёд, уринальный холмик буквально вздулся, распахивая свою дырочку, и струя резко прибавила в толщине, становясь очень мощной и клокочущей. Глаза́ парня распахнулись от восторга, когда он созерцал, с какой силой выстреливает струя, как она врезается в жидкость, скопившуюся на дне мензурки, заставляет её бурлить и быстро подниматься вверх.
  
   Секунд двадцать Хёка изливалась с такой мощью, и за это время уровень бурлящей жидкости преодолел отметку в один литр. Струйка стала ослабевать, а затем и оборвалась совсем.
  
   - Теперь твоя плата, Танукичи, - напомнила Хёка. - У меня осталось немного, так что не переживай. Просто поверни щёку ко мне, и всё быстро закончится. Твоему личику будет тепло и приятно.
  
   Дима взволнованно облизнул гу́бы и посмотрел на девушку снизу вверх. Ему совсем не хотелось пропустить интересное зрелище отворачиваясь. Поэтому он спросил:
  
   - А если я останусь так, ты ведь не попадёшь мне в глаза́ или в нос?
  
   Фува широко распахнула очи, а на губах её появилась широкая и радостная улыбка.
  
   - Я буду очень нежной и аккуратной, - проворковала она, поедая парня страстным взглядом. Бета сейчас совершенно не скрывала и не сдерживала своих эмоций, отчего лицо её приобрело какую-то необычную экзотическую красоту. Маганэ всхлипнула и тихонько простонала.
  
   - Тогда... ладно, - согласился Дима, любуясь девушкой. Ему пришлось приложить некоторое усилие, чтобы оторвать взгляд от её лица и опустить вниз, на киску. Гу́бы свои он плотно сомкнул, обнаружив при этом, что они были приоткрыты от изумления и очарования.
  
   "Блин, - подумал юноша, мысленно забавляясь, - чуть не подставил свой рот. Интересно, воспользовалась бы этим Хёка? Ох, лучше не проверять".
  
   Маганэ, сидящая сбоку, взялась за мензурку и подвела её поближе к Диминому лицу, задвигая край ёмкости, наполненной на две трети, парню под подбородок, так что тот почувствовал пряный запах и тепло, исходящие снизу. Затем гамма вернула ладонь на бедро Фувы, а вторая её рука поднялась вверх, скользя по голой спине юноши от поясницы до шеи. Доктор зарылась в его шевелюру и сжала её, слегка оттягивая голову молодого человека назад.
  
   - Начинай, - сказала она с возбуждением в голосе, и из распахнутой киски Хёки вырвалась тонкая струйка, попавшая Диме в плотно сомкнутые губы и окатившая кожу горячей водой.
  
   В этот раз девушка не сильно напрягала мышцы промежности и пи́сала очень мягко, обрисовывая сжатые губы по кругу, стараясь вызвать у юноши только приятные чувства, не создавая никакой дискомфорт. Секунд через десять струйка ослабла совсем и иссякла, после чего Хёка изменила наклон своей писечки и несколькими короткими мощными струями выплеснула остатки своего заряда.
  
   - Ну вот и всё, - сказала она с томной улыбкой. Бета радостно покусывала губки и не скрывала своего удовольствия.
  
   - Охренеть, - прошептала Маганэ, учащённо дыша. - Какие восхитительные эмоции! Сестрёнка, ты конченая извращенка. Знаешь об этом? - гамма рассмеялась и добавила. - Но я этому очень рада! Если Танусик не согласится в следующий раз, то можешь обсикать моё лицо. Ради такого улётного букета чувств я на это согласна. Но кстати, ему тоже очень понравилось, - хихикнула доктор, сдавая юношу с потрохами и заставляя его покраснеть.
  
   - Это неправда! - поспешно воскликнул Дима под смех Маганэ, но его отрицание выглядело совершенно неубедительно.
  
   Фува внимательно посмотрела на него и не сказала ничего. Просто подняла планшет с пола и завершила запись.
  
   - Ладно, давайте собирайтесь, ребятки, и приводите себя в порядок, - предложила Маганэ, поднимаясь на́ ноги. - Ваши занятия начнутся минут через двадцать уже.
  
   Одной рукой она отлепила камеру у Димы ото лба, другой - сняла со своего и протянула "пуговки" Хёке.
  
   - Да, пора́, - согласилась зеленовласая девушка, принимая у неё маленькие устройства.
  

Глава 18. Катализатор

К содержанию

   Пока Дима приводил себя в порядок возле раковины, девушки успели одеться раньше него. Они сделали замеры объёма золотой воды, которую произвёл организм Хёки, и остались довольны. Вернее, Маганэ охала и восхищалась тем, какой ёмкий у беты внутренний резервуар. Фува сохраняла облик бесстрастной учёной, но юноша интуитивно догадывался, что ей приятны восторги сестры.
  
   Надевая рубашку, а затем пиджак, Дима подумал: как прекрасно было бы увидеть Анну-сэмпай в этой весёлой компании супердевушек. Со всех сторон здо́рово бы получилось. И сёстры бы воссоединились, и главная угроза для СОКс оказалась бы устранена.
  
   - Маганэ-сэнсэй, - обратился молодой человек к доктору. - А как вообще развиваются отношения между катализатором и альфой? Вы говорили, что альфы к таким мужчинам очень чувствительны. В чём это обычно проявляется? Насколько быстро альфа почувствует катализатора в парне? Как реагировать на него начнёт?
  
   Шатенка отвлеклась от планшета, на котором Хёка обрабатывала последние видеозаписи, и весело посмотрела на Диму.
  
   - А наш неугомонный Танукичи уже рвётся в бой, - хихикнула она. - Не гони волну впереди урагана, парниша, ещё неизвестно, имеешь ли ты силу катализатора. И я по-прежнему сильно сомневаюсь в положительном ответе на этот вопрос.
  
   - Да нет, - смутился юноша. - Я просто так интересуюсь, из чистого любопытства. Что, разве нельзя мне об этом узнать?
  
   - Я бы тебе рассказала, если б знала, - ответила Маганэ. - В своей жизни я видела лишь одного катализатора и альфу первого уровня, которые отлично уживались в одном доме, и не было между ними никакого буйства страстей.
  
   - А почему? - удивился Дима.
  
   - Не особо задавалась этим вопросом, - пожала доктор плечами. - Альфа точно знала, что парень - катализатор, что он занят другой сестрой, и старалась лишний раз его не касаться. Даже за руку не здоровалась. Просто: "Привет, Крис. Как дела?" - миленькая улыбка и приветственный взмах ладони. Может, она чувства свои осознанно контролировала и не позволяла им разгореться? Я, честно говоря, тогда не задумывалась об этом. Мы вместе тусили с ней, устраивали групповушки со слугами и здо́рово отрывались. Эта альфочка очень жадная до интима и до мужчин, но вот с катализатором ни разу не кувыркалась.
  
   - Вот оно как, - слегка огорчился молодой человек, понимая, что не получится просто находиться рядом с Анной и стать объектом её влечения.
  
   Маганэ снова улыбнулась.
  
   - А почему ты загрустил? - с любопытством спросила она. - Что, есть какая-то альфочка на примете? Эта твоя Аямэ, да? Ты вообще уверен, что она альфа?
  
   - Нет, - покачал Дима головой. - Это не А... - он хотел рассказать про Нишикиномию, но в последний момент передумал. Побоялся лишний раз рисковать, демонстрируя свою излишнюю осведомлённость. - О Кадзё-сэмпай я мало что знаю, - продолжил парень говорить после небольшой заминки. - Совсем уж огромной физической силы я у неё не заметил, гениального ума вроде бы тоже, да и... - юноша задумался на секунду, вспомнив, что в аниме Поросль-во-снегу не сама рисовала развратный контент, а обращалась за этим к другой девушке, присоединившейся к СОКс позже. - Художественного таланта у Аямэ-сан, видимо, тоже нет, - закончил он свою мысль. - Я спрашивал у неё о Джеймсе Керише. Она не знает о нём ничего. Может, она вообще не обладает даром.
  
   Маганэ вновь пожала плечами.
  
   - Может, обладает, а может, и нет, - ответила она. - Всё, о чём ты только что рассказал, не даёт никакой определённости. Для большинства людей вашего поколения сведения о Керише и его работах остаются недоступными. Однако вероятность найти дар у любой студентки в нашей академии гораздо выше, чем в другом учебном заведении, и такую возможность не отметает отсутствие явных способностей к чему-либо. Если у девушки нулевой уровень и она открыто не применяет свои таланты, то будет выглядеть со стороны как способный, но вполне обычный человек. Насколько я знаю, Аямэ отлично даются знания. У неё очень высокие показатели в учёбе. Именно поэтому девушку и взяли в студсовет. В спорте Кадзё тоже достаточно сильна. Слабачкой её никак не назовёшь. Таким образом, она вполне может оказаться как бетой, так и альфой.
  
   - И как это определить? - заинтересовался Дима.
  
   Доктор рассмеялась в очередной раз и посмотрела на юношу пошляцким взглядом.
  
   - Танукичи, и ты меня спрашиваешь? - притворно удивилась она. - Кто у нас в академии главный бабник? Ты с Аямэ часто тусишь, и что, ни разу не замутил? Как такое возможно?
  
   - Я пытался, - честно признался Дима. - Но она меня отшила.
  
   - Ох, какой облом! - иронично посочувствовала Маганэ. - Ну не расстраивайся, Танусик. Мы с Хёкой тебя сегодня утешим.
  
   Доктор вдруг задумалась на пару секунд и стала серьёзной.
  
   - Хотя было бы, конечно, неплохо узнать, - отметила она. - Будь Аямэ сестрой, её можно было бы посвятить в наши дела и скоординировать действия, - шатенка вздохнула. - Попробуй её разговорить, если сможешь. Узнай, пыталась ли она самоудовлетворяться? Получалось у неё или нет? Лет до двадцати у любой дочери Кериша определённо должны быть сложности с разрядкой. Но самым надёжным способом было бы её ублажить. Неужели она даже от язычка твоего отказалась? - поинтересовалась Маганэ с лёгким удивлением на лице. - Может, ты неправильно предлагал?
  
   Дима вдруг вспомнил загадку Аямэ и оживился.
  
   - Один способ подкатить к ней есть, - сказал он с небольшим скепсисом в голосе. - Кадзё-сэмпай обещала, что позволит мне у неё полизать, если я найду ответ на одну загадку.
  
   - Да уж, нахалка, - рассмеялась доктор. - Так троллить бедного Танусика.
  
   Она шутливо погладила Диму по плечу, якобы утешая, и весело спросила:
  
   - Что за загадка-то хоть? Расскажи. Устроим мозговой штурм и, может быть, решим её втроём.
  
   - Ну, это обсценная шутка с приколом, - ответил Дима. - У девушки четыре рта. Типа четыре места, куда парень может присунуть свой огурчик. Считая рот, лоно и попу за первых три, какое можно назвать четвёртым?
  
   Маганэ фыркнула и захохотала, а Фува задумалась.
  
   - Если рассматривать варианты стимуляции мужского огурца, - сказала она после секундных раздумий, - то "ртов" может быть гораздо больше четырёх. Это и ладони, и стопы, и разные суставы: подмышечные, подколенные, локтевые.
  
   - Да грудь это, - посмеиваясь, ответила доктор, когда слегка умерила смех.
  
   - Грудь? - удивилась Хёка и, опустив взгляд, посмотрела на мелкие холмики, слегка оттопыривающие сорочку под её пиджаком.
  
   - Ага, - кивнула Маганэ и покачала ладонями свой бюст существенно большего размера, немного пожмякав его через одежду. - После лона, рта и попы, грудь занимает почётное четвёртое место по частоте применения. Мужчинам нравится прокладывать тоннель своим бурчиком между мягкими холмами любви.
  
   Фува внимательно смотрела на грудь сестры и, видимо, пыталась понять, как это происходит. Дима взял бету за руку и нарисовал в уме сцену пайзури, в которой девушка обрабатывала член парня, зажав его между своими пышными титьками. В заключении молодой человек решил представить, как мужской орган стреляет струйками спермы и забрызгивает развратной красотке лицо. Однако в самый последний момент девушка из его фантазии по собственной инициативе вдруг подставила под "молочное" извержение лабораторную ёмкость с надписью "биологический материал" и собрала в неё всю детородную жидкость.
  
   - Понятно, - сказала Хёка бесстрастным тоном и слегка нахмурилась. - Однако я не уверена, что это правильный ответ. Поскольку не у всех девушек грудь способна сформировать такой вот четвёртый рот.
  
   Дима усмехнулся.
  
   - Кадзё любой ответ может назвать неправильным, если захочет, - предположил он. - Но за отсутствием других вариантов и этот подойдёт. В общем, попробовать стоит.
  
   - Попробуй, - согласилась Маганэ. - Может, и проканает. А ещё я тебе советую быть с Аямэ внимательным и галантным. Поухаживай за ней как кавалер. Скажи комплименты, подарочки подари. Может быть, и загадки отгадывать не придётся.
  
   В этот момент раздался первый звонок, сообщая, что до начала пары осталось пять минут.
  
   - Ну мы пошли, - сказал Дима, подхватывая свою школьную сумку со стула и вешая её себе на плечо. - До встречи.
  
   - До встречи, Танукичи, - улыбнулась ему доктор.
  

* * *

   На большой перемене молодой человек сам отыскал Аямэ и подошёл к ней. Брюнетка двигалась по коридору в сторону столовой, когда Дима догнал её, поздоровался и пошёл рядом.
  
   - Здравствуй, Танукичи-кун, - ответила девушка, посмотрев на него строго. Она всегда держала марку суровой и холодной студентки, когда они были не одни.
  
   - Есть разговор, Кадзё-сэмпай, - сказал парень сообщнице. - Не хотите сегодня пообедать вместе? Можно купить бэнто [1] в столовой и на крыше перекусить.
  
   - Хорошо, - кивнула Аямэ, остро глянув на Диму через стёкла очков.
  

* * *

   Минут через пять они расположились на синей деревянной скамеечке, установленной на плоской крыше здания. Эта площадка была хорошо оборудована для безопасного отдыха: покрыта бетонными плитками и обнесена металлическим ограждением. Выход на крышу академии запирался в обычные дни, но у Аямэ, как у заместителя президента студенческого комитета, был собственный ключ.
  
   0x01 graphic
  
   Дима извлёк из сумки бэнто, которые они вдвоём купили, выложил их на скамеечку и стал распаковывать.
  
   - Итак, какой у тебя разговор? - первой нарушила молчание девушка. - Что-то важное или тебе просто захотелось потрахаться? - добавила она с развратной улыбкой на лице.
  
   - Важное, - в ответ улыбнулся Дима. - Хотя и от второго бы я не отказался.
  
   Аямэ подхватила палочками омлет, свёрнутый в форме цилиндра, и перед тем, как сунуть его в рот, спросила:
  
   - Так что там у тебя важное? Рассказывай, я тебя слушаю.
  
   В течение всей второй пары Дима продумывал варианты их беседы. Главной целью его было "прощупать" Аямэ и попытаться выяснить, каковы шансы, что она окажется "дочерью Кериша" хотя бы нулевого уровня. Но для того, чтобы не вызвать у девушки подозрений, парню требовалась тема, близкая к их совместной эрористической деятельности, и такая тема была. Вот только у Димы оставались сомнения, знает ли уже Кадзё о законе по запрету этти, который миротворцы собирались в скором времени протащить через парламент. По идее, должна была знать. Ведь поскольку агитировать за этот закон учителя́ собирались начать уже на послезавтрашней воскресной линейке, све́дения о нём должны были просочиться в новости.
  
   - В общем, я краем гла́за увидел новость про новый закон о запрете этти, - сообщил Дима, поднимая палочками кусочек суши, - и она меня изрядно напрягла. Ты случайно не в курсе, что это за закон и какие проблемы он нам обещает?
  
   Парень отправил суши в рот, стал жевать и глянул на собеседницу.
  
   - Ого! - Аямэ изумлённо округлила глаза́ и с уважением посмотрела на него. - Уже́ знаешь? Неплохо. Не думала, что ты тоже сайты миротворцев просматриваешь, у них ведь там порнушки нет, - хихикнула она.
  
   - Так что это за закон? - повторил Дима вопрос, не разделяя веселье брюнетки.
  
   Кадзё тоже стала серьёзной и со вздохом ответила:
  
   - Закон о запрете этти позволит эмтэ наблюдать и записывать каждое сексуальное действие несовершеннолетних.
  
   Юноша слегка удивился, не понимая, что в нём нового.
  
   - За речью уже следят, - заметил он. - За движением рук вроде тоже. В чём разница?
  
   - Мелко мыслишь, - ответила Аямэ. - Если закон протащат, то мониторить будут все слова и действия, - она усмехнулась и пояснила: - Идёшь ты такой по городу, видишь там, например, подмышку красивой девушки, перевозбуждаешься и летишь на крыльях похоти в туалет ...уй теребенькать. - Кадзё живо иллюстрировала свои слова похабными жестами, изображая рукой мужскую мастурбацию, и Дима невольно улыбнулся, глядя на неё. Но пото́м девушка погрустнела и закончила уже с хмурым видом: - А пока ты дрочишь, система записывает, как долго ты это делал.
  
   "Ого! - мысленно поразился парень. - Так, значит, фапать ещё можно?! Это не запрещается?!" - и он в воображении ударил себя по лбу, поняв, что такую важную вещь забыл.
  
   Тем временем брюнетка весело посмотрела на него и, похлопав по плечу, добавила:
  
   - А почему сразу "например", Танукичи? Может, ты так и делаешь, сто́ит тебе подмышку девушки увидеть? Бежишь в туалет и дрочишь?
  
   Дима просто не мог упустить возможность вставить свою шпильку:
  
   - Мне-то как раз уже не приходится самоудовлетворяться, - парировал он. - А вот про тебя я даже не знаю. Обычно у кого что болит, тот о том и говорит. Признайся, Аямэ-сан. Сама ты себя ублажала?
  
   Девушка хмыкнула и проигнорировала его вопрос, вернувшись к прежней теме.
  
   - Если закон примут, спокойной жизни придёт конец, - вздохнула она. - Я, конечно, эгоцентрична, но о моральном облике других тоже стараюсь не забывать. Короче, если закон примут, наставлять школоту не сможет уже никто. И следующее поколение вырастет полными придурками!
  
   Юноша расстроенно поджал гу́бы. С одной стороны, его попытка вывести собеседницу на откровенность не сработала, а с другой - действительно перспективы вырисовывались очень мрачные.
  
   - Да, надо что-то делать, - откликнулся он.
  
   - Вот и я о том же, - решительно кивнула Кадзё-сэмпай. - Завтра уже суббота. Предстоит много подготовительных дел. После занятий не уходи никуда. Договорились?
  
   - Да.
  
   Они неспеша доели бэнто, сохраняя молчание, и Дима стал убирать пустые коробки.
  
   - По поводу твоей загадки, - как бы невзначай сказал юноша. - Ну про четыре рта у девушки. Кажется, я её решил.
  
   Брюнетка посмотрела на него с похабной улыбкой на губах.
  
   - Да неужели? - притворно удивилась она. - И каков твой ответ?
  
   - Женская грудь, - улыбнулся Дима, изображая руками больши́е буфера на своём теле. - Она может зажимать мужской огурец не хуже рта.
  
   Аямэ прищурилась, в глазах её мелькнул лёгкий испуг, и она поспешно сказала:
  
   - Неправильно.
  
   - Ладно, - не стал спорить юноша и пожал плечами. - Всё равно бы я не стал тебя ни к чему принуждать. Насильно мил не будешь.
  
   Он достал из сумки шоколадку, которую специально для этой встречи купил, и протянул её девушке.
  
   - Угощайся, Аямэ-сэмпай. Этот шоколад очень вкусный. Мне нравится.
  
   - Зачем это? - спросила Кадзё, подозрительно глядя на плитку.
  
   - Просто так, - улыбнулся Дима. - Захотелось сделать тебе приятно. И если уж языком не получится, то хотя бы твоему языку.
  
   Брюнетка весело посмотрела на него и шоколадку взяла.
  
   - Спасибо, Танукичи, - поблагодарила она с тёплой улыбкой на губах.
  

* * *

   После занятий, выходя из аудитории, Дима увидел Хёку, поджидающую его в коридоре. Он сразу направился к ней, чувствуя нарастающее предвкушение.
  
   - Ну что, куда пойдём, коллега? - спросил молодой человек с улыбкой на губах. - Где будут сегодня проходить наши исследования? В медкабинете?
  
   Фува отрицательно мотнула головой.
  
   - Сейчас в раздевалку, - ответила она без каких-либо эмоций в голосе. - Переобуемся, возьмём вещи, а дальше я покажу.
  
   - Оу, и куда мы идём? - удивился Дима.
  
   - К месту встречи, которое нам назначила сестра. Это подземная автопарковка. Мы поедем в одно уединённое место. Там будет безопасно и комфортно. Сможем хорошо отдохнуть и провести необходимые тесты для выявления катализатора.
  
   - А где?..
  
   - Я не знаю, где это, - ответила Хёка на невысказанные мысли молодого человека. - Но я доверяю сестре.
  
   - Хорошо, - неуверенно кивнул молодой человек. - Пойдём.
  

* * *

   Дима не знал, что в здании академии Токиока есть подземная парковка. Просто в аниме она никак не фигурировала и не показывалась. Но всё же была. Вместе с Хёкой юноша спустился на минус первый этаж и оказался на бетонной площадке, где рядами стояли полтора десятка машин. Чуть в отдалении фарами мигнула серебристая тойота, и Фува направилась к ней.
  
   За рулём автомобиля сидела Маганэ в своём тёмно-синем костюме, включающем пиджачок и длинную юбку, которая скрывала но́ги ниже колен. Тёмный галстук и розовая блузка всё также виднелись между лацканами пиджака. Лишь только медицинского халата на женщине не было. В остальном её одежда оставалась такой же, как и с утра.
  
   - Садитесь на заднее сиденье, - попросила доктор, опуская боковое стекло. - Там у меня стёкла затонированы, и вы меньше будете заметны.
  
   Дальнейшее путешествие напоминало Диме кадры из шпионского фильма. Они проехали несколько кварталов на машине Маганэ и спустились в другой подземный паркинг, где их ждал микроавтобус без окон в пассажирском отсеке. Доктор перебросилась несколькими фразами с водителем, которым оказался мужчина-брюнет в чёрном костюме и с хладнокровным выражением профессионала на лице. Затем все пассажиры уселись в салон, имеющий внутреннее освещение, и микроавтобус поехал. Это всё, что молодой человек сумел понять.
  
   Примерно через полчаса машина остановилась, пассажиры вышли на третью подземную парковку, и Дима уже не знал, в какой части го́рода она находится.
  
   - Приехали, - с улыбкой сказала Маганэ. - Ух! Оторвёмся всласть. Танукичи, ты давно был в сауне?
  
   Дима обратился к памяти Окумы и честно ответил:
  
   - Не был ни разу.
  
   - О! Тогда тебе это точно будет в новинку. Впрочем, сауна напоминает горячие источники, но только искусственной природы. Думаю, тебе должно понравиться.
  
   - Ага, - с улыбкой согласился парень, прекрасно зная, что ему точно понравится.
  
   "Секс в сауне с двумя красивыми девушками, - с удовольствием подумал он. - Как же это круто!"
  

* * *

   Через полчаса Дима, вымытый под душем и смазанный ароматным маслом, лежал на мягком резиновом матрасе. Тот был разложен на кафельном полу сауны возле небольшого бассейна, и парень, раскинувшийся на нём, чувствовал себя словно в раю под действием умелых женских рук. Маганэ мягко скользила пальцами по коже, вызывая во́лны мурашек. Казалось, она нажимает одной лишь ей видимые кнопочки, от которых всё тело парня вздрагивало и отдавалось волнами удовольствия. Хёка сидела рядом и с бесстрастным выражением на лице записывала происходящее на свою миникамеру. Понятно, что все присутствующие были обнажены.
  
   Гамма размяла сперва одну руку юноши, очень приятно массируя каждую её мышцу и заставляя его постанывать, затем принялась за другую, и Дима ощутил, как через конечности его текут токи мистического электричества. Затем девушка принялась за ноги парня, начиная с пальцев и стоп, переходя к икрам и бёдрам. Каждое прикосновение её было необыкновенным, и молодой человек таял от наполняющих его организм томных волн. Маганэ казалась ему просто асом массажа, чутко воспринимающим его ощущения, и, словно музыкант, извлекала мелодию блаженства из юношеского тела.
  
   Закончив с ногами, девушка принялась за главное блюдо - торс. Но перед этим она взяла Диму за руку и сунула её себе между ног, усаживаясь на запястье. Её ладони вернулись к груди парня и стали творить настоящее волшебство, скользя по мышцам и ласково, но сильно массируя их. Диме оставалось лишь тихонько постанывать и закатывать глаза. Он словно на облаке парил и краем сознания отметил, как Хёка берёт вторую его руку и тоже садится на неё. Теперь и массажистка, и видеооператор сидели на его ладонях, засунув их себе между ног и прижавшись к ним своими пушистыми кисками. И это было офигительно приятно!
  
   По мере того как Маганэ массировала и разминала тело юноши, она намокала сама и тёрлась горячими и скользкими половыми губками об его руку, давая полное представление о степени своего возбуждения. Да и Хёка тоже, несмотря на всю свою бесстрастность, истекала соками ничуть не меньше сестры. А её ритмичные скольжения по запястью парня ясно показывали, что она совсем не равнодушна к происходящему.
  
   Это заводило Диму неимоверно, так что член его очень быстро принял вертикальную стойку даже несмотря на то, что распутная гамма его не часто касалась. Но её редкие прикосновения к изнемогающему органу воспринимались юношей как настоящие вспышки удовольствия, проходящие волной мурашек по всему организму. Молодой человек осознал необычную рельефность кисок, и она неожиданно сильно возбудила его не меньше, чем массаж. Клитор и половые губки стали более упругими и ощутимыми, словно налились изнутри и набухли.
  
   "Это что, эрекция?! - мысленно поразился парень. - У девушек она тоже есть? Ох, боже! Как круто!"
  
   Дима прислушивался к себе, к своим ощущениям и наслаждался. Упругие складочки киски, обильно покрытые соками, текущими из влагалища, скользили по поверхности кожи и в этом особенном состоянии чувствовались очень рельефно и ярко.
  
   Дима пьяным взглядом посмотрел на Маганэ и встретился с её горящими от возбуждения глазами. "Я сейчас трахну тебя, - словно бы говорили они, - ох, как же я страстно и долго буду тебя драть, моя́ сладкая конфетка!"
  
   Парень застонал, прочитав эти эмоции в мимике девушки, и тело его стало подрагивать от предвкушения.
  
   "О да! - мысленно молил Дима. - Сделай это! Хочу тебя! Очень хочу!" - и гамма его будто бы услышала, по телу её тоже пробежала дрожь. Маганэ порывисто поднялась на коленках, а пото́м перешагнула через молодого человека, располагаясь над ним в позе наездницы.
  
   - Не будем откладывать нашу проверку, - сказала она хрипловатым от возбуждения голосом. - Хочу поскорее узнать... Ох, ладно. Не надо больше слов. Хёка, можешь записать его глаза, после того как он... пыхнет?
  
   Направляя в себя член Димы рукой, шатенка опустилась и захватила его в свой горячий и тугой плен. Юноша охнул и задрожал со стоном. Уж очень это сладко ощущалось и приятно. Маска хладнокровия у Хёки на лице дала трещину, и её вожделение ярким пламенем вырвалось наружу.
  
   - Да, - прошептала она. - Обязательно запишу. Я всё запишу, сестра. Ты только сделай это. Сделай ему пых! Сделай очень сильный!
  
   Но Маганэ, видимо, её уже не слышала. Она плавно поднималась и опускалась, сидя верхом на бёдрах молодого человека, упиралась ладонями в его грудь и постепенно наращивала темп. Диме казалось, что он взлетает от нарастающего кайфа, и он ясно понял, что долго не продержится под этим сладким гнётом. Особенно чётко осознал, когда наездница стала исполнять попой энергичный тверк, резко насаживаясь на его член своим тугим и горячим лоном.
  
   "Ох, как бы не кончить раньше времени!" - со страхом подумал парень, опасаясь девушку разочаровать.
  
   Минута, максимум две - это всё, на что он мог рассчитывать. Его внутренний таймер стремительно отсчитывал секунды до взрыва, и счётчик ко всему прочему ещё и ускорялся. Однако гамма вспыхнула раньше. Её мышцы сотряслись в оргазмических сокращениях, а тело судорожно напряглось и выгнулось.
  
   - А-А-АР-Р-Х-Х!!! - закричала девушка с рычащими нотками, извиваясь всем телом. Она до боли стиснула пальцами кожу у парня на груди, и из киски её выстрелила тугая струйка сквирта.
  
   Влагалище гаммы дрожало и крепко сжимало твёрдый мужской орган, передавая ему свои пульсации. И это стало последней каплей в терпении юноши, обрушивая в нём внутреннюю плотину. Дима закричал вслед за своей наездницей и тоже взорвался от кайфа, выплёскиваясь семенем в жадное лоно.
  
   Веки парня распахнулись во весь свой размах, когда он почувствовал потрясающее блаженство, затопившее его тело. И над лицом юноши склонилась зеленовласая девушка, жадно всматривающаяся в его глаза́ и держа перед собой пуговку камеры, прилепленную к подушечке указательного пальца.
  
   В организме Димы тем временем происходило что-то необычное. Что стремительно накалялось и разгоралось, будто готовясь к новому взрыву. Юноша ещё плавился и сотрясался от своего оргазма, но в нём будто бы нарастал и готовился следующий. В конце концов в парне что-то вспыхнуло и взорвалось с новой силой. Крики и стоны его разом оборвались от затопившего тело нереального блаженства. Дима лишь беззвучно открывал и закрывал рот.
  
   "Мамочка! Я сейчас помру!" - мысленно воскликнул он, испытывая дикий восторг, и стартовал на ракете кайфа, ощущая стремительно растущий накал наслаждения подобно полётной перегрузке. Но уже через пару десятков секунд где-то на орбите планеты под названием Рай юноша окунулся в сладкую негу невесомости и погрузился в блаженное небытие.
  
   Сноски к главе:
   [1] Бэнто - японский термин для однопорционной упакованной еды. Традиционно бэнто включает в себя рис, омлет, рыбу или мясо и один или несколько видов нарезанных сырых или маринованных овощей в одной коробке с крышкой.
  

(продолжение следует)

К содержанию

_____________________________________________________________________________________

   От автора: Восемнадцатая глава получилась частично сюжетной, частично эротической. Долгожданный секс произошел. Удалось ли Диме сыграть роль катализатора читатели узнают в следующей главе, но возможно она задержится. Я уже начал работать над продолжением Вояжа. Впрочем, не исключен вариант, что главы Вояжа и Похоти выйдут одна за другой.
  
   Пишите отзывы, пожалуйста, они стимулируют моё творчество и ускорят выход следующей главы. Комментарии лучше оставлять к общему файлу. Так я их быстрее увижу. Конструктивная критика принимается в любой форме, но с соблюдением правил культурного общения, пожалуйста. (⌒‿⌒)
Оценка: 7.78*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Кот "Меж двух миров"(Научная фантастика) О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) Ю.Холод "Сердце Феникса"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Сергей "Эра подземелий 2"(ЛитРПГ) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"