Виктим: другие произведения.

Моя девушка - футанари (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 5.69*59  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (22.07.2019 опубликована 47я глава)
    Эта история о восемнадцатилетнем юноше, одинадцатикласснике, которому очень понравилась в классе одна девушка. А он соответственно понравился ей, и закрутилась между ними любовь-морковь. Однако девушка эта оказалась с необычным секретом и интересными взглядами на то как можно развлекаться с возлюбленным. Но это лишь вершина айсберга. Жизнь парня может стать очень необычной, если он решится связать ее с новой знакомой. Что-то она такое говорила про свой клан и необходимость стать его членом.
    Предупреждение: матриархальные отношения, женское доминирование, полиамория, смена ролей.


   0x01 graphic
  
   Автор:
   Виктим (Пленник Амазонок)
   Название романа:
   Моя девушка - футанари
   Жанр:
   фантастика, романтика, откровенная эротика
   Форма:
   роман
   Пэйринг:
   гетеросексуальная эротика (гет) + гет со сменой ролей (девушка в роли мужчины)
   Реэтинг:
   nc21 (женское доминирование [не БДСМ], смена ролей в сексе, легкое насилие, магическое воздействие, гигантский клитор, трансформация вагины, гигантский член, детальное описание секса, реки смазки, море сквирта, элементы vore, ксеноэротика)
   Статус:
   В работе.
  
   Читать роман по главам

Содержание

Вместо пролога. Знакомство с классом
Глава 1. Маша
Глава 2. Секреты футанари
Глава 3. Мариока
Глава 4. Сексуальная тренировка
Глава 5. Вечер вдвоем
Глава 6. Волшебное утро
Глава 7. Магия, интриги и школа
Глава 8. Второй день вместе
Глава 9. Эксперименты с зависимостью
Глава 10. И снова Мариока
Глава 11. Фантастический сон
Глава 12. Третий день в школе
Глава 13. Подготовка к важной встрече
Глава 14. Лилия
Глава 15. Традиции клана
Глава 16. Ангельские вкусности
Глава 17. Знакомство с мамой, и кому кого провожать
Глава 18. Пара и паранормальные явления
Глава 19. Предпраздничная подготовка
Глава 20. Личные секреты
Глава 21. День рождения
Глава 22. Кошки-мышки
Глава 23. Вика
Глава 24. Дом с "привидениями"
Глава 25. Игра для своих
Глава 26. Бремя жертвы
Глава 27. Битва полов
Глава 28. Вне игры
Глава 29. Наставница
Глава 30. Тренировки
Глава 31. Волшебное покрывало
Глава 32. Контракт
Глава 33. Фея
Глава 34. Мока
Глава 35. Река знаний
Глава 36. Оборотная сторона морали
Глава 37. Разорванная связь
Глава 38. Сила генетики
Глава 39. Экспансия
Глава 40. Сексотерапия
Глава 41. Секреты Мариоки
Глава 42. Разбор полётов
Глава 43. Четвёртый школьный день
Глава 44. Спортивные достижения
Глава 45. Сложности отношений
Глава 46. Гнездо
Глава 47. Квартира
Перечень персонажей и их иллюстрации

Предисловие автора

   Футанари пришли к нам из другого мира и тайно обосновались. Им легко скрывать свою природу, потому что внешне они не отличаются от женщин (даже без одежды), и являют на свет божий дополнительный свой причиндал только когда хотят им воспользоваться. У них свой внутренний социум. Формально соблюдая юридические законы государств, внутри клана они придерживаются своих традиций и правил. Люди привлекаются в клан в качестве мужей и жен футанари. Внутри клана (в семье) мужчины и женщины имеют подчиненное положение, но внешняя жизнь их (в человеческом социуме) никак не ограничивается.
  
   Все футанари в нашем мире являются метисами, рожденными от футы и человека. Футки могут как зачать ребенка от мужчины, так и сделать его женщине. В родительском мире футанари царствует биологическая цивилизация чистокровных футок, которые являются к тому же оборотнями, способными принимать облик хищных животных или мифических существ вроде ламий. Метисы уступают им в силе, но владеют ментальной магией, позволяющей контролировать разум других индивидов. Ну и традиционным свойством футанари является их чрезмерная сексуальность.
  
   История изобилует сценами откровенной эротики, но претендует на сюжет. Сцены обычного и инвертного (женщина в роли мужчины) гета присутствуют примерно в равных долях. Футанари предпочитают быть сверху, даже когда занимаются сексом как женщины. Все они хищные и доминирующие натуры и в семьях своих устанавливают матриархат. Однако с точни зрения тематика БДСМ отношения эти ванильные.
  

Вместо пролога. Знакомство с классом

К содержанию

   Вячеслав с родителями переехал в новую квартиру. Это была хорошая трехкомнатная квартира в многоэтажном доме элит-класса, гораздо лучше той двухкомнатной, в которой они жили до переезда. Новый дом располагался в благоустроенном парковом районе недалеко от работы родителей, что было для них очень удобно. Он находился практически по соседству с домом дяди Максима, двоюродного маминого брата. Собственно, дядя и помог семье Вячеслава с поиском этого варианта, и даже денег на доплату добавил.
  
   В общем, в этом переезде для всех были одни только плюсы, разве что самому юноше пришлось переводиться в новую школу и учиться в новом для себя классе, в чем он не видел особых проблем. Слава мыслил стратегически, и находил в этой ситуации определенные выгоды для себя. Во-первых, его не знали учителя, а, следовательно, он мог с первых занятий показать себя с хорошей стороны и заработать репутацию старательного ученика. В прежней школе сделать это было теперь непросто.
  
   Во-вторых, в статусе новичка имелись бонусы и в отношениях с ребятами. У него не было врагов и недоброжелателей, он являлся темной лошадкой, а значит, был интересен. И, что немаловажно, мог вызвать любопытство у девушек. Слава собирался найти себе подружку. И ему очень хотелось подружится с какой-нибудь одноклассницей. В прежней школе девочки им не интересовались, и он надеялся, что в новой будет по-другому.
  
   И вот Вячеслав первый день в школе, в одиннадцатом "а" классе. Учитель представляет его ребятам. Молодой человек здоровается со всеми и обводит взглядом комнату в поисках места, куда бы ему сесть. Пустая парта в последнем ряду его не привлекает. Мы уже отмечали, что юноша - стратег, и начинать учебу отщепенцем на новом месте не желает. Еще две парты во втором и третьем ряду от доски пустовали наполовину. За одной сидел парень, за другой - девчонка. Понятно, что второй вариант для Славы был интереснее. Он взглянул на потенциальную соседку и словно обухом получил по голове. Сердце скакануло в груди и сказало: "К ней! Это она!"
  
   Уникальность незнакомки сразу бросалась в глаза. Начать с того, что была она довольно рослой особой, и даже сидячее положение не могло скрыть ее выдающийся рост. И, кроме того, девушка выглядела очень плотной. В смысле физической силы, а не избыточного веса. Длинные черные волосы ее, заплетенные в косу, отличались объемом и густотой. Даже от доски было видно, какая у девушки толстая коса. Добавить к этому правильные черты лица, пухлые губки, прямой нос и получалась очень симпатичная школьница. Ну и грудь размера так примерно четвертого завершала убойное воздействие на мужское либидо.
  
   0x01 graphic
  
   "Спортсменка, наверное, какая-нибудь, - подумал юноша цепляясь взглядом за длинные, крепкие ноги, и мысленно пустил слюну. - Хочу с ней дружить! Хочу!"
  
   Все эти мысли промелькнули в его голове уже на ходу. Сам того не замечая, он шел в направлении заветной парты.
  
   - Можно с тобой сесть? - спросил Слава у девушки и получил в ответ столь пронзительный и пробирающий душу взгляд, что опустился на скамейку в состоянии психологического нокдауна.
  
   Ее большие зеленые глаза обладали какой-то гипнотической глубиной и напрочь выбивали почву у юноши из под ног, поэтому приземлиться поскорей было для него насущной задачей. А что? Словесного отказа ведь не последовало, значит формально он мог занять место рядом с ней.
  
   Постепенно Вячеслав восстановил душевное равновесие и попытался завязать знакомство. Однако спортсменка с ним принципиально не разговаривала и только бросала на него свои фирменные пронзительные взгляды, после которых парень надолго терял дар речи.
  
   На одной из перемен к нему подошёл одноклассник: темноволосый и темноглазый парнишка с короткой стрижкой и вьющимися волосами, тот самый парень, место с которым тоже пустовало.
  
   0x01 graphic
  
   - Привет, - сказал он и протянул ладонь для рукопожатия, - меня Николаем зовут.
  
   - Очень приятно, меня - Слава, - ответил молодой человек и пожал новому знакомому руку.
  
   - Ты напрасно с Машкой сел, - сказал Николай. - Она одиночка, ни с кем не дружит.
  
   - Вот как? А почему?
  
   - Да, по-моему, у нее с головой не все в порядке. Она почему-то не разговаривает ни с кем. Так, если к доске вызовут, то отвечает, а попробуешь с ней заговорить - фиг что выйдет. Только зыркает на тебя, и все. Ну, а будешь навязываться, можешь и огрести. Вон видишь того белобрысого в компании трех дружбанов? Ну, того, который еще смеется? Его Кириллом зовут, а рядом с ним Сергей, Саня и Максим. Так вот, Кириллу Машка губу разбила. Говорят, вырубила с одного удара кулаком. Ее потом еще к директору вызывали. Родители у Кира такую бучу закатили, требовали, чтобы ее из школы исключили. Шутка ли, парня девочка отметелила. Это ж позор. Но директор на первый раз ограничилась предупреждением. Машка ведь у нас звезда спорта. На областных соревнованиях выступает.
  
   - Ничего себе! - удивился Слава. - А она ему что, просто так засветила?
  
   - Да нет, конечно, - усмехнулся Николай. - Прикалывался он над ней, вот и получил. И теперь продолжает ее доставать, но только незаметно для учителей, вне школы. Ему ж ведь тоже предупреждение было сделано, чтоб не лез.
  
   - И чего он к ней прицепился?
  
   - Не понимаешь? Хочет ей отомстить, сделать так, чтобы ее из школы исключили, вот и провоцирует.
  
   - Да уж, горячо тут у вас. Страсти-мордасти, как я погляжу. А Маша, она каким видом спорта занимается?
  
   - Легкой атлетикой. Многоборка вроде. И бегает, и прыгает, и метает чего-то там, я в спорте, знаешь ли, не знаток.
  
   - А она что, все время такой неразговорчивой была?
  
   - Нет, не все время. Раньше даже дружила с одной девчонкой, и разговаривала со всеми вполне нормально. Вот только подруга ее год назад в другую школу перевелась, и после этого она так ни с кем больше и не сошлась. А заморочки у нее начались с одиннадцатого класса. На каникулы уходила еще нормальная, а вернулась к учебе уже вот такой. Может, травма у нее какая-то случилась. Никто ж не знает.
  
   - Н-да. Странно.
  
   - Ты вот что, пересаживайся ко мне. Все равно с Машкой тебе общения полноценного не светит, а так хоть поболтаем немного.
  
   Вячеслав покачал головой:
  
   - Извини, Николай, но я на уроках сам не больно разговорчив, а с тобой мы и на перемене прекрасно общаемся.
  
   И он со своей стороны протянул новому знакомому ладонь:
  
   - Спасибо за знакомство. Надеюсь, мы с тобой подружимся.
  
   - Да, конечно, - ответил Николай, улыбаясь, и руку пожал. - Для друзей я Ник, так что обращайся.
  
   Возвращаясь с перемены, Слава улыбнулся соседке по парте как мог дружелюбнее и в полголоса сказал:
  
   - Маша - очень красивое имя, и девушки, которые его носят, обычно тоже очень красивые. Исключений я пока еще не встреча... - юноша осекся, поймав пронзительный взгляд спортсменки, и усиленно заморгал, пытаясь вернуть себе душевное равновесие.
  
   Он поспешно стал готовить тетрадь для урока и взволнованно думал: показалось ему, что уголки губ девушки дернулись вверх в подобии мимолетной улыбки, или все же нет?
  

Глава 1. Маша

К содержанию

   После школы Слава зашел в квартиру дяди Максима покормить рыб и черепаху. Тот уехал в очередную свою коммерческую командировку и, как всегда, оставил его родителям ключи. Ну а те, как всегда, перепоручили это дело своему сыну.
  
   Кормежка много времени не отняла. Покончив с этим занятием, молодой человек с удовольствием прошелся по квартире своего дяди, разглядывая модели кораблей, которые тот клеил своими руками в свободное от работы время. Хобби у него было такое. Потом посетил еще одну достопримечательность - ванную комнату. Она вся была выложена мягким пластиком и имела общий сток, так что мыться можно было хоть на полу, вода все равно стекала бы куда нужно.
  
   Помещение сие отличалось добротным метражом, и едва ли не четверть его занимала просторная ванна, возвышающаяся над полом на две трети человеческого роста, так что залезать в нее нужно было по специальной лесенке. Если смотреть объективно, это была даже не ванна, а мини-бассейн три на три метра. Плавать в нем особо не поплаваешь, но можно было разместиться стоя, хоть одному, хоть в небольшой компании. Наполнялась данная емкость не из под крана, а через специальные форсунки, которые могли выполнять также функцию аквамассажа джакузи. Рядом располагалась душевая кабинка с боковыми и вертикальными струями, вот там массаж получался, скорее всего, более качественным. В общем, это была не ванная комната, а парк развлечений. И Слава давно уже собирался здесь порезвиться, тем более, что дядя сам предлагал это сделать. Но вы знаете, как бывает: когда есть возможность, всегда откладываешь на потом. Да и развлекаться одному как-то не особенно интересно.
  
   Разглядывая бассейн, Слава вдруг живо представил в нем свою новую знакомую Машу. Да, хорошо бы с ней провести здесь время. Он слегка замечтался, с удовольствием улыбаясь. Вот только как их знакомство укрепить? Уж больно девчонка эта была странная и неконтактная. Вероятно, не следовало форсировать события, действовать нужно было постепенно, а перед этим, наверное, хорошо продумать стратегию своего поведения.
  
   Вздохнув, Слава вышел из ванной. Пришло время идти домой. Закрыв дверь дядиной квартиры, он сунул ключи в карман, перекинул сумку с учебниками через плечо и пошёл к лифту. Дядя жил на девятом этаже, так что подъёмным механизмом было пользоваться сподручнее, чем лестницей. Быстрый старт вниз, как всегда, приятно захватил дух. Слава поглазел на себя в зеркало: обычный парень восемнадцати лет, русые волосы, серые глаза, среднего телосложения, ростом метр семьдесят пять, в серой с чёрными вставками кофте, одетой поверх полосатой футболки, в школьных брюках чёрного цвета и в кроссовках.
  
   0x01 graphic
  
   Маша была его чуть ли не на полголовы выше и заметно мощнее фигурой. Как такой понравиться? Ей подойдет разве что Шварценеггер в качестве ухажера. Но вот нравились парню "большие" девочки. Что теперь делать?
  
   Звякнул сигнал, и двери открылись. Слава вышел в коридор, а потом на улицу. Было солнечно и относительно тепло, около десяти градусов. Весна еще только начиналась, но уже радовала хорошей погодой. Где-то вдалеке раздавались веселые крики и улюлюканье. Услышав знакомые голоса, молодой человек насторожился. А потом произошло совсем уж необычное. На площадку перед домом выскочила его любимая Маша и беспомощно оглянулась в поисках укрытия, а увидев Вячеслава, она замерла и уставилась на него странно, как давеча в классе. Голоса погони тем временем приближались.
  
   Медлить было нельзя, и парень замахал девушке, чтобы та бежала к нему. Маша колебалась какую-то долю секунды, а потом устремилась к Славке. Тот взял ее за руку и потащил за собой в подъезд. Двери лифта давно уже закрылись, но, к счастью, тот был еще на первом этаже. Попав внутрь, парень нажал на девятку и вопросительно посмотрел на девушку. Мол, что случилось?
  
   Маша ничего не стала объяснять, только прижалась к стене спиной и молча изучала его своим "фирменным" взглядом. Молодой человек смотрел на нее и чувствовал, что начинает таять. Присутствие этой девушки действовало на его волю самым разлагающим образом. Все, что ему сейчас хотелось - это найти хоть какой-нибудь повод, чтобы к ней прикоснуться. Он скользил зачарованным взглядом по ее фигуре, отмечая в очередной раз, какая она красивая. Волосы у Маши оказались незаурядной длины. Юноша только сейчас заметил, что ее коса аж до попы дотягивалась. Как и он сам, девушка была одета в обычную школьную форму: темно-синее, почти черное, платье с белым фартуком, подол которого обрывался чуть выше колен. Ноги оставались голыми, погода позволяла. Только капроновые носочки и спортивные туфли прикрывали щиколотки.
  
   Едва заметный обрывок нитки прилепился к Машиному платью в области груди.
  
   - У тебя соринка, - тихо сказал Слава и попробовал убрать подрагивающими пальцами изъян в одежде, но они наткнулись на сосок, который оказался неожиданно твердым и крупным.
  
   Маша вздрогнула, а потом вдруг сама шагнула к юноше и стиснула его в жадных объятиях. Тот, совсем не ожидав такого поворота, замер и впал в ступор. Происходящее с ним вмиг обрело ореол нереальности и фантастичности. Парню стало казаться, что он спит и видит странный эротический сон, в котором обалденно красивая девушка обнимает его и тискает, водя ладонями по спине и ягодицам, да еще покрывает лицо жаркими поцелуями. Ее ноги стиснули его с боков, а горячая точка между ними вжалась куда-то в область талии и стала тереться о естественную выпуклость тела.
  
   Словно сквозь вату в ушах Слава услышал звук расстегивающейся на его брюках молнии, и это слегка его отрезвило:
  
   - Маш, подожди, Маш. Да стой же ты, - запричитал он, гладя девушку по лицу, поворачивая ее к себе, пытаясь уловить осмысленность в глазах. - В этом доме на девятом этаже есть квартира, в которой мы будем совсем одни. Там нам никто не помешает. Честное слово, Маш. Можешь делать там со мной что захочешь, просто подожди.
  
   Девушка судорожно всхлипнула и замерла, но парня не отпустила, по-прежнему крепко прижимая его к себе, словно боясь, что он сбежит. Молодой человек совершенно не врубался, что происходит. Но ему было так приятно, что анализировать события не хотелось.
  
   "Нужно поскорее добраться до квартиры, - думал он. - А уж там в спокойной обстановке разберемся".
  
   Двери лифта открылись на девятом этаже, и Слава, нащупывая ключи в кармане, вышел на лестничную площадку. Маша следовала за ним, все так же прижавшись и стискивая его в своих объятиях. Молодой человек торопливо сунул ключ в замочную скважину, едва не выронив его в спешке, повернул два раза против часовой стрелки и толкнул дверь, открывая ее. А потом спутница просто оторвала его от пола и внесла в квартиру. Слава едва успел выдернуть ключ и захлопнуть за собой дверь.
  
   Перед глазами быстро мелькнул коридор, раскрылась своим простором гостиная, а в следующую секунду парень шлепнулся спиной о мягкую поверхность дивана, к которой его ощутимо прижало массивное женское тело. Маша наползала на него, усаживаясь верхом и осыпая лицо молодого человека поцелуями. Ее глаза полыхали зеленым огнем, и выглядела девушка совершенно невменяемой, но Славку это почему-то не пугало, а, наоборот, захватывало. Душа его затрепетала от восторга, а в паху возникли уже знакомые ощущения тяжести, томления и тесноты. Парню не в первый раз приходилось испытывать сексуальное возбуждение. Вот только справлялся он с ним до сих пор собственными руками. Секса с девушками у него ни разу не было.
  
   В трусы к парню через расстегнутую ранее молнию на брюках забрались нетерпеливые пальчики. Наткнувшись на твердый предмет, они жадно стиснули его, и изо рта Маши вырвался полувсхлип-полустон.
  
   "Надо ж вот так необычно лишиться девственности, - подумал Слава ни с того ни с сего, - да еще не по собственной инициативе лишиться. Она меня сейчас изнасилует? С ума можно сойти!"
  
   Жарко дыша ему куда-то в ухо, девушка завозилась с подолом своего платья, задирая его вверх. Одной рукой она сдвинула в сторону полоску трусиков, другой - вытащила из штанов юноши его мужское сокровище. Быстро передвинувшись вперед, Маша навалилась сверху и прижалась, вызвав ощущение горячей и влажной нежности, а затем, сдавленно рыкнув, резким движением захватила член юноши в эту нежность целиком. Изо рта ее вырвалось довольное урчание, а лицо озарилось блаженством. Слава же чувствовал, как её тело плотно и основательно охватывает его плоть, сжимает со всех сторон, стискивает и словно пытается всосать еще глубже. Парень невольно застонал, настолько это оказалось приятно.
  
   "Все! Я больше не девственник!" - мелькнуло в голове, и ум затянуло туманом удовольствия.
  
   А потом Славку вдруг пронзило разрядом блаженства. Это Маша, приподнявшись на ногах в позе наездницы, со сладострастным вскриком снова насадилась на его член. Тело девушки задрожало, она судорожно стиснула юношу за плечи и повторила это движение еще резче. Одну руку просунула ему под ягодицы и сжала их почти до боли. А другой оплела за шею и, притянув к себе, захватила губы жадным поцелуем. Еще толчок, потом еще один, и вот она уже скачет верхом в ускоряющемся ритме, не прекращая целоваться.
  
   Ее язык стал судорожно подрагивать у Славика во рту, дыхание участилось, движения стали рваными и еще более резкими. А потом Маша вдруг замерла, загнав член в себя максимально глубоко, и только интимные мышцы ее продолжали свой танец страсти. Она запрокинула голову назад, прервав поцелуй, веки ее затрепетали, по телу пробежала волна дрожи, и в следующее мгновение девушка взорвалась, извиваясь словно под ударами электрического тока.
  
   Член молодого человека моментально почувствовал на себе все великолепие необузданной стихии. Захватившее его в плен влагалище сокращалась изощренно и столь приятно, что парень не выдержал этого испытания и пересек волшебную черту, взрываясь вслед за Машей. Сама же девушка на это событие отреагировала весьма необычно. Она словно кончила во второй раз, сотрясаясь новой серией мышечных сокращений. Изо рта ее вырвались хриплые стоны, объятия сжались еще сильней. Одновременно с этим влагалище стало совершать волнообразные движения, оказывающие на молодого человека просто какое-то магическое воздействие, длящее его оргазм, заставляющее семя выплескиваться снова и снова, до ломоты в паху, до полного истощения. И лишь когда он совсем опустел, чувствуя себя выжатым, как лимон, девушка сжалилась над юношей и прекратила пытку блаженством.
  
   Какое-то время Слава пребывал в нирване, ничего не чувствуя и не воспринимая. Он словно плыл по течению медленной реки, волны которой приятно покачивали его и баюкали. Ему хотелось оставаться здесь как можно дольше, настолько приятным было это место. Но сладкий поцелуй в губы развеял туман наваждения и будто пробудил юношу ото сна. Слава увидел перед собой огромные зеленые глаза, лучащиеся обожанием, и окунулся душой в их теплый свет.
  
   - Маааша, - простонал он. - Боже, как хорошо!
  
   Девушка нежно улыбнулась ему и приподнялась на руках, принимая сидячее положение.
  
   - Пришел в себя, - констатировала она. - Я не сильно тебя помяла?
  
   "Она заговорила со мной, - обрадовался молодой человек. - Ну, наконец-то! Первый раз за все время она со мной заговорила! Ура! Теперь только надо закрепить успех!"
  
   - Что? Помяла? Нет, все в порядке. Наоборот, было очень приятно.
  
   - Я же тебя почти изнасиловала.
  
   - Ну... я ведь не против был, значит, и насилием это назвать нельзя.
  
   - Успокаиваешь?
  
   - Эээ... нет... Если честно... подлизываюсь.
  
   - Чего?
  
   - Я уже всю голову сломал, как бы тебе понравиться. Может, ты хотела бы еще... как-нибудь со мной... такое... Я только за.
  
   - Хочешь сказать, что клеишься ко мне?
  
   - Д..да, наверное, клеюсь.
  
   Маша прыснула и засмеялась. Ее влагалище непроизвольно сжалось, и юноша осознал вдруг, что все еще находится внутри.
  
   - Не ожидала. Может, ты и парнем моим хочешь быть?
  
   - Хочу! - с готовностью откликнулся Славик. - Очень.
  
   Девушка взглянула на него вдруг с такой жадностью, что у молодого человека мурашки пробежали по спине. Какое-то время она просто пожирала его глазами, но потом вдруг прикрыла их и выдохнула.
  
   - Нет, не могу, - простонала она. - Не могу просто так воспользоваться твоей неосторожностью. Слишком уж ты хороший, чтобы тебя за это наказывать. Ох... Ладно, давай по порядку. Я тоже не прочь тебя заполучить. Ты мне очень нравишься. Но... в общем... эх... я дам тебе возможность отказаться от своего предложения после того, как ты получше меня узнаешь.
  
   - Отказаться? - удивился Слава . - Нет. Я не стану.
  
   - И что же тебя так во мне привлекает?
  
   - Ты очень красивая... и сексуальная... и ты... ох... ты такая высокая и сильная, что... я просто от тебя тащусь. Я, наверное, немного ненормальный, но мне очень нравятся такие... крупные девушки.
  
   - Я не девушка, - вдруг сказала Маша и замерла, напряженно глядя на собеседника.
  
   - Что? - не понял молодой человек.
  
   - Я не девушка, я - фута, - пояснила она таким тоном, словно эта фраза должна была собеседнику все объяснить.
  
   - Фута? - переспросил Славик. - Это кто?
  
   - Ну, футанари.
  
   - Ясно, что фута - сокращение от футанари. Это все, что я пока понял.
  
   - Погоди, ты не знаешь, кто такие футанари? - Маша снова рассмеялась. - Ничего себе! Я готова была к тому, что ты мне на слово не поверишь, но что не поймешь, о чем я говорю, как-то и не подумала даже. Достаточно просто вбить в поисковике интернета это слово, и куча шокирующей информации тебе обеспечена.
  
   - И как бы я мог его вбить, если впервые о нем слышу?
  
   - Никак, - согласилась девушка (или фута). - А этим, пожалуй, стоит воспользоваться. Можно попытаться просветить тебя в более выгодном для себя свете, а? Как ты считаешь?
  
   - Считаю, что в этом нет необходимости. Что бы ты ни рассказала, я все равно от тебя не откажусь.
  
   - Давай проверим. Я стану называть свои качества, а ты решать для себя, плюс это или минус.
  
   - Давай, - согласился Славка. - Пока что ты состоишь из одних огромных плюсов.
  
   Маша порывисто вздохнула и снова сжала его у себя внутри.
  
   - Начну с чего-нибудь совсем безобидного, ладно?
  
   Юноша ободряюще улыбнулся:
  
   - Не боись, меня сложно чем-нибудь напугать.
  
   - Ну, например, я очень сильная.
  
   - Плюс! - радостно заявил Славик.
  
   - Погоди. Я сильнее любого парня в нашем классе, а когда повзрослею, стану еще сильней. Наверное, в мире все же найдутся мужчины, более сильные, чем я, но ты к ним явно не относишься. Обычно парни носят девушек на руках, но в нашей паре именно мне сподручнее будет это делать. Как тебе такая расстановка сил? .Самолюбие не ущемляет?
  
   - Неа, я от силы твоей только тащусь! На руках носить меня конечно не надо, а то ходить разучусь, ну разве что самой очень захочется, - юноша рассмеялся. - Честно говоря, забавно было бы, но не обидно совсем. Брыкаться я точно не стану, да и вряд ли у меня получится. В общем если тебя моя комплекция не отпугивает, то я буду в полном восторге.
  
   - Вот, значит, как? Ладно. О росте, видимо, можно не говорить.
  
   - Скажи! - загорелся Слава. - Какой ты станешь? Ты ведь еще подрастешь? Сколько в тебе сейчас? Сколько будет?
  
   - Сейчас мой рост составляет около ста восьмидесяти трех сантиметров, но в таком возрасте футки как раз очень активно растут. Так что годам к двадцати я могу вымахать до двух метров, а ты вряд ли в этом плане сильно изменишься. Теперь представь, идем мы по улице: ты - относительно хрупкий мужчина, и я - здоровенная махина рядом с тобой, которая на голову тебя выше. Прохожие на нас косятся, а некоторые откровенно пялятся. Как ты себя при этом будешь чувствовать?
  
   - Клаааасноооо! - простонал молодой человек, жмурясь от удовольствия. И по довольному виду его можно было догадаться, что на прохожих ему откровенно плевать, а вот наличие здоровенной махины рядом с собой приводит его в неописуемый восторг.
  
   - Так, все с тобой, с извращенцем, ясно, - рассмеялась Маша.
  
   - Ага, - подтвердил Вячеслав. - А с тобой как? Тебя не будет смущать эта ситуация?
  
   - Нет. Я ведь говорила, что ты мне нравишься. И потом, любовник, который не сможет отбиться, гораздо удобнее. Футки склонны к насилию. Так что мое физическое превосходство - это твоя проблема.
  
   - Правда, что ли? Ты меня изнасилуешь? - обрадовался парень. - Как?
  
   - А вот это интересный вопрос. И боюсь, что некоторые варианты тебе могут не понравиться.
  
   - Какие?
  
   Маша вдруг так крепко сжала член юноши своим влагалищем, что тот невольно ойкнул.
  
   - Все по порядку, - сказала она, хищно улыбаясь. - Для начала разденемся.
  
   Девушка потянулась руками себе за спину, расстегнула молнию на платье и сняла его через голову, оставшись в лифе и трусиках. Потом она легким движением головы забросила косу себе за спину и сказала:
  
   - Теперь ты.
  
   - Эээ... может, отпустишь меня, я бы тогда...
  
   - Нет, - перебила его Маша, - не отпущу. Раздевайся так.
  
   Слава пожал плечами и стал расстёгивать пуговицы на своей кофте. Он потянул себя за рукав, пытаясь снять её, но из положения, в котором находился, это неудобно было сделать. Тогда девушка, взявшись за полы его кофты и дёрнув их вверх, помогла юноше от неё избавиться. Тот же фокус она проделала и с футболкой. Потом завела руку за спину и расстегнула застёжку лифчика, но не стала его снимать. Вместо этого ухватила парня за плечи и крутнулась вместе с ним на диване так, что сама оказалась в полулежащем положении, а он занял позицию сверху у неё между ног.
  
   - Теперь стягивай брюки, - распорядилась Маша и развела ноги в стороны, перестав удерживать ими молодого человека.
  
   Слава тут же уперся в диван руками и попытался встать. Он вообще не считал предстоящую задачу сложной. Во-первых, у него отсутствовала эрекция, а во-вторых, внутри влагалища было мокро, а значит, скользко. Однако ему не только не удалось выйти, но даже вытянуть член хотя бы на миллиметр. Он словно прирос там. А тянуть сильнее было больно. Захваченная часть натягивалась и отчаянно сигнализировала, что излишнее усердие может привести к разрыву.
  
   - Как так? - поразился юноша. - Ты меня там приклеила, что ли?
  
   - Присосала, - хихикнула Маша. - Внутри я такая же сильная, как снаружи. Ты не можешь вырваться, а значит, уже в неволе. Так что слушайся давай, и спускай штаны.
  
   - Мне кроссовки помешают, - возразил молодой человек.
  
   - Достаточно будет, если ты просто спустишь брюки с трусами до колен.
  
   - Не понимаю, почему мне нельзя встать?
  
   - Потому что ты в плену, - улыбнулась девушка. - Считай, что захвачен ловушкой, которая не откроется, пока ты ее не ублажишь.
  
   - Ммм, вот как, - хихикнул парень. Эта игра ему нравилась. - Ладно, попробую.
  
   Он расстегнул пуговицы и ремень на брюках, а потом стал осторожно, чтобы не дергать за член, стягивать их вниз. И снова Маша ему помогла. Сперва Слава услышал, как стукнули об пол ее туфли. Вначале одна, потом вторая. Затем девушка взялась руками за край его штанов и оттянула их от тела прямо вместе с трусами. Подняла ноги вверх, сгибая их в коленях, и, зацепившись пальчиками ног за пояс, одним движением спустила всю нижнюю часть одежды до самых щиколоток.
  
   - О'кей, - сказал Слава, - ты это сделала. Теперь очередь за твоим лифчиком, - добавил он, улыбаясь.
  
   Однако, протянув руку к груди девушки, охнул и отдернул ее назад. Маша с такой силой стиснула его член у себя внутри, что молодой человек счел за благо замереть, пока не стало больнее.
  
   - Все-все, я понял, кто здесь главный, - запричитал он и поднял руки вверх в жесте "сдаюсь".
  
   - Так-то лучше, - хихикнула девушка и ослабила захват. - Сейчас только я решаю, что мне снимать и когда. Ясно тебе?
  
   - Более чем. И что дальше?
  
   - А дальше я совершу над тобой самое нежное насилие из возможных. Для начала добьюсь эрекции.
  
   - Мне кажется, у меня сейчас не встанет. Ты капитально меня выжала.
  
   - Уверен, что не встанет?
  
   - Ну... нет...
  
   - Какой предусмотрительный мальчик, - промурлыкала девушка. - Ладно, начинаю тебя насиловать.
  
   Парень вдруг ахнул и задрожал. Это влагалище девушки возобновило свои волнообразные сжатия, мигом погружая пленника в приятные ощущения. Маша обняла Славу руками и ногами, ласково привлекая к себе. Ее губы прижались к уху молодого человека и сладко зашептали:
  
   - Ни один мужчина, как бы сильно он ни сопротивлялся, не сможет устоять против такого воздействия. Его попытки освободиться будут постепенно затихать, пока он не замрет совсем, полностью погруженный в блаженство. А потом он плавно достигнет пика возбуждения и отдаст мне свою сперму. Это был бы очень хороший вариант, сперма мне нужна, чтобы успокоить желание. Однако ты вряд ли сможешь сейчас быстро кончить, поэтому увидишь, как кончаю я.
  
   Славик уже громко стонал в объятиях девушки и совсем не уверен был, что у нее не получится выжать из него еще одну порцию спермы.
  
   - Ну, вот ты уже и твердый, - констатировала Маша. - Очень качественно затвердел. А если бы у меня вдруг не получилось лаской, то я сделала бы так, - юноша вздрогнул, почувствовав, как член его с силой сжали у самого основания, так что захваченный орган буквально загудел от внутреннего давления, - и эрекция возникла бы от естественного притока крови. Понимаешь теперь, как я могу подготовить тебя к изнасилованию?
  
   - Да, - ответил Слава, глядя на девушку влюбленными глазами.
  
   - Теперь я могу перевернуть тебя на спину и трахать до тех пор, пока не кончу сама или ты не кончишь. Любой из этих вариантов принесет мне удовлетворение.
  
   - Можно мне попробовать снова вырваться? Я не хочу так быстро сдаваться.
  
   - Вырывайся. Разве жертва спрашивает насильницу?
  
   - Ну, я бы хотел попросить немного форы. Если бы ты перестала удерживать меня ногами, у меня появился бы хоть какой-то шанс.
  
   - Боюсь, что шансов у тебя нет, - хихикнула Маша, - но попробовать ты можешь, конечно.
  
   Она снова развела ноги в стороны, и Слава, уперев руки в диван, попытался резким движением выдернуть член. В этот раз ему удалось вытянуть его почти до половины, прежде чем засасывающая сила вернула добычу назад. Парню казалось, что он пытается вытянуть поршень из герметичного сосуда. Тот скользил без какого-либо трения, однако извлечь его было не просто. Он попробовал еще раз, потом еще. С каждой попыткой получалось все лучше, и это вдохновляло его продолжать. Юноше удавалось теперь вытягивать член до основания головки, прежде чем он сталкивался с неодолимой силой, резко засасывающей его назад. Он продолжал бы действовать в том же духе, если бы не понял вдруг, что Маша вероломно наслаждается его поступательными движениями и специально выпускает ровно настолько, чтобы получать от них максимальное удовольствие.
  
   - Ах ты, хитрюга! - засмеялся Слава, останавливаясь, и в следующий момент был опрокинут на спину.
  
   Игры закончились. Девушка крепко прижала его к ложу и теперь двигалась сама в наиболее приятном для себя ритме. На лице ее уже достаточно явно проявлялась мимика приближающейся разрядки. Губки покусывались и периодически облизывались возбужденным язычком. Глаза прикрылись подрагивающими веками, руки с силой впились пальчиками в кожу молодого человека на предплечьях. Крупные полушария груди плавно покачивались в такт размеренным движениям, а соски на них увеличились, затвердели и стояли торчком.
  
   Сладострастные стоны приобрели рычащие нотки, движения стали набирать амплитуду и скорость, влагалище восхитительно завибрировало, стискивая член, и Маша, громко закричав, вдруг изогнулась дугой и окатила парня мощной струей какой-то вязкой жидкости, напоминавшей разбавленный кисель. Она выстреливала ее раз за разом в огромном количестве при каждом импульсе блаженства, сотрясающем все тело девушки. Так что к концу этой кульминации молодой человек был основательно покрыт необычным составом и терялся в догадках, что это может быть. Под конец Маша рухнула на него сверху и расслабилась, продолжая изредка вздрагивать и стискивать член юноши своим влагалищем.
  
   - Все, ты изнасилован, - шепнула она и тихо рассмеялась. - Оооох! Как мне хорошо!
  
   - Это был сквирт? - тоже отчего-то шепотом спросил Славик.
  
   - Ну, надо же, - улыбнулась Маша, приподнимаясь. - Ты, оказывается, кое-что знаешь.
  
   - Еще один секрет футанари?
  
   - Ага.
  
   - Но у женщин сквирт тоже бывает.
  
   - Не такой, как у нас.
  
   - Этот твой секрет - еще один плюс, - сказал молодой человек. - А можно мне его попробовать.
  
   - Нет пока. И вот что. Сходи-ка прямо сейчас в душ и помойся. Он и через кожу в твой организм может проникнуть.
  
   Маша, наконец, отпустила своего пленника и села на диван рядом с ним, блаженно откидываясь на мягкую кожаную спинку.
  
   - А почему его надо смыть?
  
   - Потом объясню, давай, слушайся. Иначе мне придется отнести тебя на руках, и ты мне этим весь кайф поломаешь.
  
   Славик хмыкнул и поднялся, усаживаясь на диване. Снял с себя обувь и избавился, наконец, от брюк с трусами, связывающих его щиколотки, а затем направился в ванную комнату.
  
   - И не вздумай его слизывать, понял? - крикнула ему вслед девушка. - Все объяснения позже, когда вернешься.
  
   - Ладно-ладно, - проворчал молодой человек.
  

Глава 2. Секреты футанари

К содержанию

  
   Слава вернулся назад минуты через три совершенно чистый и влажный, с полотенцем, перекинутым через плечо. Он молча склонился над диваном и стал стирать с его кожаной поверхности остатки сексуальных излияний своей любовницы. Маша пододвинулась и позволила ему полностью уничтожить следы своего недавнего преступления.
  
   - Хорошо, что диван кожаный, - промурлыкала она.
  
   Закончив с этим, Славик отнес полотенце в ванну и вернулся.
  
   - Так почему все-таки мне нельзя было попробовать эту жидкость?
  
   Маша долго смотрела на него, медля с ответом, потом все же решилась.
  
   - Ладно, переходим к минусам, - сказала она. - Это вещество, оно... как наркотик. Понимаешь? Вызывает привычку. У тебя появится потребность его принимать. Мне такой вариант только на руку, я в любой момент с удовольствием накачаю тебя своим сквиртом и спереди, и сзади. Но ты без меня уже не сможешь обойтись. Вернее сможешь, конечно, но... тебе будет очень плохо... какое-то время.
  
   "Ну, у нее и фантазия", - с удовольствием подумал Вячеслав, решив, что девушка все придумала. Эта игра ему нравилась, так что захотелось в нее включиться. Парень мельком озадачился мыслью, что его подруга подразумевала фразой "накачать сзади", но потом отбросил ее как не важную в данный момент.
  
   - Дай подумать, - серьезно сказал он, имитируя размышления, - выходит, что я становлюсь от тебя физически зависимым?
  
   - Да, - подтвердила Маша, кивая.
  
   - Но от зависимости ведь можно избавиться?
  
   - Как и от любой другой, только будет это очень непросто.
  
   - А эта жидкость станет вредить моему здоровью?
  
   - Все зависит от твоего отношения к ней. Будешь с удовольствием ее принимать, и она станет для тебя бальзамом, очень полезным, целебным и всячески укрепляющим твой организм. При нейтральном отношении - останется нейтральной как вода. Ну а отвращение с твоей стороны приведет к очень тяжким последствиям, ты даже можешь умереть после приема.
  
   "Прикольная фантазия!" - восхитился Слава, улыбаясь еще шире.
  
   - Можешь не беспокоиться, твой бальзам мне не повредит, - сказал он. - Я уже сгораю от нетерпения его попробовать. Ну, а насчет зависимости, мне кажется, поздняк метаться. Я уже основательно в тебя влюбился, так что возникшая психологическая зависимость покрепче любой физической будет.
  
   Юноша опустился перед Машей на колени и провел ладонями по ее ногам. В глазах его плескалось удовольствие.
  
   - Ты необыкновенно красивая, твои ноги, грудь, все тело, сводят меня с ума. Хочется гладить их прижиматься, ощущать объятия. Хочется принадлежать тебе. Я готов стать твоим пленником еще больше. Угостишь меня своим соком? Что мне надо для этого сделать?
  
   Маша вдруг сцапала его и судорожно прижала к себе.
  
   - Блиииин, - захныкала она. - Я еще главный секрет свой тебе не рассказала и мне страаашно.
  
   - Чего ты боишься? - спросил Слава, нежась в ее объятиях.
  
   - Боюсь тебя напугать, ты такой классный.
  
   - И что это за секрет? Твой сквирт неприятен на вкус?
  
   - Нет, вкус его, вернее твое восприятие вкуса, тоже зависит от психологического настроя. При позитивном, будешь блаженствовать, при нейтральном - он ничем особенным тебе не запомнится. А при негативном отношении вкус покажется тебе ужасным.
  
   - Почему-то я так и думал, - улыбнулся молодой человек. - Это даже удобно, сразу можно понять, как твой бальзам на меня подействует.
  
   - Блин! Почему ты такой легкомысленный?!
  
   "А почему ты такая серьезная? - подумал Слава. - Ведь это только игра. Интересная, но совсем безобидная".
  
   Но мысли эти естественно не озвучил, чтобы не портить сценарий.
  
   - Потому, - ответил он, - что я все уже для себя решил. Давай, говори скорей мне свой главный секрет и покончим с этим.
  
   - Хорошо, - буркнула Маша, надув губки. Она отпустила молодого человека и, слегка отодвинув его от себя, сомкнула коленки.
  
   Слава, глянув ей в глаза, понял, что она чего-то стесняется, но промолчал, ожидая продолжения.
  
   Наконец, девушка преодолела внутреннее сопротивление и развела ноги в стороны.
  
   - Посмотри... на мою писю, - сказала она все тем же стеснительным тоном. - Мо... можешь... поближе придвинуться и... внимательно ее рассмотреть.
  
   Парень перевел взгляд на интимное место своей подруги и невольно им залюбовался. В своем возрасте он уже неплохо разбирался в анатомии женских половых органов. Острый юношеский интерес вынудил его проштудировать множество иллюстрированных статей в интернете, повышая эрудицию в данном вопросе. Пися у Маши под стать ее телу оказалась довольно крупной, можно даже сказать матерой. Ее массивные половые губки, покрытые шерсткой аккуратно подстриженных волос, словно бы обладали физическим притяжением и просто тянули парня к себе. Он поддался этой силе и склонился к девушке, рассматривая ее прелести с близкого расстояния.
  
   От растянутого положения интимные губки были слегка раздвинуты и приоткрывали розовое таинство, сокрытое между ними. У юноши вдруг возникли ассоциации с хищным цветком, устроившим ловушку для неосторожной жертвы, и от того привлекательность наблюдаемой картины в его глазах возросла неимоверно. Слава невольно вспомнил просмотренные им порносцены, в которых мужчины ласкали женские прелести ртом, и ему захотелось поцеловать пушистые валики, пройтись языком между ними, ощутить вкус сокрытого лакомства. Он не справился с искушением, но осуществить удалось лишь первый пункт данной программы. Маша сразу уперлась ладонью ему в лоб и судорожно от себя отодвинула.
  
   - Ст...той! - простонала она прерывающимся голосом. - Мне же сейчас крышу снесет и я просто сделаю тебя своим без каких либо шансов остановиться.
  
   - Ах, этот твой главный секрет, - улыбнулся Слава. - Когда же ты мне о нем расскажешь?
  
   - Подожди, - снова надула губки девушка. - Не видишь, я смущаюсь? Думаешь это так просто себя демонстрировать? Ты у меня первый мужчина, между прочим.
  
   - Чего? Хочешь сказать, что совсем недавно была девственницей? - удивился Слава.
  
   - Можно сказать и так.
  
   - А как же дефлорация, боль, кровь? Я ничего такого не увидел.
  
   - Так у футок нет девственной плевы.
  
   "Фантазии продолжаются", - мысленно позабавился молодой человек.
  
   - Вот, значит как, - сказал он, включаясь в игру, и делая озадаченное выражение на лице. - Но внутри ты меня очень умело сжимала. Когда ты научилась столь виртуозно управлять интимными мышцами?
  
   - Это инстинктивно было, - ответила Маша. - Футам не приходится такому учиться, все уже работает само.
  
   - Круто, - сказал Слава глубокомысленно, потом не выдержал и рассмеялся.
  
   - Ты мне не веришь, - догадалась вдруг собеседница. - Думаешь, что я обычная женщина и потому ни чего не воспринимаешь всерьез.
  
   - Ну, обычной тебя уж точно никак не назовешь. Ты столько всего умеешь и это так круууто!
  
   - Но то, что я про сквирт свой сказала - это чистая правда!
  
   - Верю, - соврал Славик, глядя на девушку честными глазами.
  
   - Ты дурак, - захныкала она. - А мне все тяжелее и тяжелее сдерживаться. Это твое несерьезное согласие меня искушает. Уж лучше бы ты не притворялся.
  
   - А ты поддайся искушению, - интимным тоном сказал молодой человек.
  
   - Хо... хорошо. Последняя попытка. Если и сейчас не поможет, то пеняй на себя.
  
   Маша провела пальчиками между своих пушистых губок и приподняла над ними крупненький отросток около сантиметра в длину.
  
   - Знаешь что это?
  
   - Ага, клитор, - откликнулся молодой человек, заворожено глядя на предмет разговора.
  
   - Как он тебе?
  
   - Большой, - коротко ответил молодой человек, мысленно пуская слюну. Желание ласкать девушку ртом стало вдруг очень навязчивым.
  
   - Он может стать еще больше, если начнет возбуждаться. Вернее он уже возбужден, я просто его сдерживаю.
  
   - Покажи, - прошептал парень едва слышно и облизнул губки.
  
   Маша прерывисто вздохнула, убрала руки, чтобы зрителю было лучше видно, и клитор ее начал плавно расти, набухая и увеличиваясь в длину. При этом он слегка подрагивал, приподнимаясь вверх и опускаясь, словно под действием каких-то внутренних импульсов.
  
   Слава смотрел на этот процесс с завороженным восхищением. Желание прикоснуться стало таким сильным, что парень не выдержал и со стоном приник к интимной части женского организма, проводя языком по маленькой головке. Маша ахнула, вцепилась юноше в волосы и судорожно отпихнула его от себя.
  
   - Что ты творишь?! - простонала она.
  
   Клитор ее вдруг рывком увеличился и торчал теперь над половыми губками очень внушительно, достигнув в длину сантиметров семи.
  
   - Все... это предел... - предупредила девушка, - максимум который я могу контролировать. Если он еще вырастет, то тебе капец. Я просто трахну тебя в рот и накачаю своим эякулятом без всякого согласия.
  
   - Если только за этим дело встало, то согласие свое я даю.
  
   - Идиот! Ты все еще мне не веришь? Разве у женщины может быть такой здоровенный клитор?
  
   - Ну... это довольно необычно, да, - признал Слава. Он словно приклеился взглядом к промежности своей собеседницы и возбужденно облизывался. - Я уже видел в интернете нечто подобное, но что удастся своими глазами лицезреть даже и не мечтал.
  
   - Он не кажется тебе ужасным?
  
   - Нет, Машка, я от него просто торчу, - признался парень. - Я и сам сейчас с трудом сдерживаюсь от активных действий.
  
   Девушка прерывисто вздохнула, ее заметно потряхивало.
  
   - Ты случайно не бисексуал, - спросила она.
  
   - Нет, абсолютный гетеро. Парнями совершенно не интересуюсь. Боюсь, что я даже гомофоб.
  
   - Это плохо.
  
   - Почему?
  
   - Потому что клитор мой скоро станет гораздо больше. Он будет как член весьма приличных размеров. Представь теперь здоровенную балду между моих ног и ответь, как на нее отреагирует твоя гомофобия?
  
   Слава удивленно взглянул в глаза собеседнице. Та выглядела абсолютно серьезной, и это озадачило парня еще больше. Он по-прежнему считал их разговор игрой, просто поверить не мог, что такое может быть на самом деле, но слова Маши заставили его задуматься. А что бы он действительно почувствовал, если б такое увидел?
  
   Некоторое время он созерцал тело девушки, мысленно дополняя его заявленным свойством в интимно части, и к удивлению своему не чувствовал никакого протеста. Его просто завораживали женские формы, изящные линии, красивый изгиб бедер, выраженная талия и большая грудь, так что наличие члена между ног новой знакомой почему-то совсем не казалось мужским элементом. Он вроде как украшал ее еще больше, открывая иную сторону женской привлекательности. Парня просто цепляло спортивное телосложение девушки. Рельефные кубики пресса на животе, заметная мускулатура на ногах, и руках. Да и общая массивность самих ног, их изящная мощь, не нарушавшая представлений о женственности, очень хорошо сочеталась с приложенным органом.
  
   - Моя гомофобия молчит, - сказал, наконец, юноша, - так что не вижу в этом особых проблем. Вот если б тело твое вдруг стало мужским, она взвыла бы как сирена, а так...
  
   Маша, вдруг схватила его и рывком уложила на диван, крепко прижав спиной к мягкой кожаной поверхности. Слава увидел, как она перешагивает через его голову, успел уловить хищную красоту устремившегося к лицу женского начала, а затем в рот ему внедрилась массивная упругая плоть и заполнила собой половину внутреннего объема. После этого парень почувствовал себя основательно обездвиженным, а перед глазами оказалась большая женская попа, радующая взгляд своими округлыми формами.
  
   - Игры закончились, - прозвучал мягкий мурлыкающий голос. Он вроде и принадлежал Маше, но какие-то необычные нотки в его тембре и новые интонации производили впечатления другой личности.
  
   - Рот твой сейчас занят, поэтому просто слушай, - продолжил вещать голос слегка насмешливым тоном. - Маши здесь больше нет, я - футанари Мариока, и у меня несколько иное отношение к твоей персоне.
  

Глава 3. Мариока

К содержанию

  
   Слава лежал на спине и удивленно моргал глазами. Он ни как не мог взять в толк, это вообще шутка такая или у Маши на самом деле раздвоение личности? А девушка меж тем продолжала говорить:
  
   - Ты для меня что-то вроде сексуальной игрушки. Очень хорошей и дорогой, но все же игрушки. Мне, если честно, неважно как ты отнесешься к моей интимной анатомии, и я давно взяла бы тебя в оборот, тем более, что сразу поняла, что ты мне просто идеально подходишь. Но моя человеческая ипостась тебя любит. Она очень переживала за тебя, поэтому мне пришлось подождать, когда ты ее успокоишь.
  
   Сейчас ты в полной моей власти и это хорошо. Я сумею правильно распорядиться твоим телом, сделаю все без излишней сентиментальности, но аккуратно. Для начала исполню наше с тобой взаимное желание и дам тебе свой сок. После этого ты окончательно станешь моим, а заодно удовлетворишь любопытство по части вкусовых ощущений. Первый раз эякулята будет немного, так что ты спокойно успеешь его проглотить. Мне не важно, разделяешь ты мои планы или нет, однако если сумеешь настроиться на позитив, то ощущения тебе очень понравятся.
  
   Я начинаю. Постарайся не пугаться. А если станут приходить в голову всякие гомофобные мысли, то сосредоточь свое внимание на моей вагине, она позволит тебе воспринимать меня женщиной.
  
   Слава ощутил, как упругий предмет у него во рту стал увеличиваться, заполняя собой все свободное пространство. Он подобрался кончиком к самому корню языка и остановился.
  
   - Такой размер, думаю, будет для тебя комфортным, - заметила Мариока. - Теперь просто расслабь рот, а остальное за мной. Я быстро кончаю, долго ждать лакомства тебе не придется.
  
   Вначале молодой человек воспринимал происходящее, как нечто нереальное, словно видел какой-то странный эротический сон. Способность футанари отращивать себе клитор до столь гигантских размеров ввела его в ступор. Но едва девушка стала двигаться, резкими толчками проникая ему в рот, факторы действительности очень ощутимо дали о себе знать. Слава вдруг со всей четкостью осознал, что все это происходит с ним на самом деле. Он понял, что переживает первый в своей жизни кунилингус, и по телу его прокатилась волна возбуждения.
  
   О том, что творимое с ним малость напоминает минет, юноша как-то не подумал. Перед глазами скакали вполне женские и очень сексапильные ягодицы, исполнявшие захватывающий "тверк". А при каждом их взлете в поле зрения попадала распахнутая от возбуждения пещерка, которая судорожно смыкала свой вход перед движением вниз, выталкивая наружу небольшую порцию смазки. Так что когда клитор заполнял собой рот юноши, а пушистые губки обволакивали его снаружи, нос парня словно бы погружался в емкость с теплым сиропом.
  
   Очарованный приятными ощущениями, Слава стал мягко посасывать таранящую его рот конфету, плотно охватив ее губами и сопровождая ласками языка. Мариока застонала и судорожно вцепилась пальчиками в шею молодому человеку, царапая ноготками его затылок. Характер движений ее слегка изменился, всей пластикой своей показывая, как девушке хорошо. Вгоняя клитор в рот, она теперь на какое-то время зависала в его глубине, наслаждаясь плотным сосущим контактом, а влагалище захватывало нос и нежно тискало его, истекая соками.
  
   Мариока вдруг задрожала всем телом, издавая урчащие звуки, сделала несколько резких ударов бедрами, и, припарковав свой таран в наиболее глубокой точке, с торжествующим криком всадила мощную струю парню в самое горло. От неожиданности глаза Славки широко распахнулись. Если это было немного эякулята, то сколько же его будет, когда будет много? Лишь невероятная точность попадания жидкости прямиком в пищевод уберегла парня от перспективы захлебнуться.
  
   Он замер, боясь пошевелиться, и видимо не зря, вторая струя оказалась не менее мощной и тоже очень удачно попала в десятку. Зато третья порция вытекла умеренным потоком и пряной сладостью растеклась по языку. Вкус ее оказался настолько восхитительным, что все существо мужчины наполнилось искренним восторгом. Лакомство было просто сказочным, и парень смаковал его, перекатывая во рту, и медленно сглатывал по мере новых поступлений.
  
   - Ох! Божечки, как хорошо! - простонала футанари и рассмеялась. - Извини, я кончила сильнее, чем ожидала. Но ты так здорово сосал, что блаженство мое хлестануло через край.
  
   Она отпустила молодого человека, и тот увидел ее довольное лицо. Собственно Мариока по-прежнему выглядела как Маша, хотя что-то не совсем правильное появилось в ее внешности. Вот только что, Слава ни как не мог понять. Тем более, что по телу его сладкой волной разливалось блаженство, которое основательно туманило мозг.
  
   - Ну, вот! Я вижу, что сок мой на тебя правильно действует, - хихикнула девушка, - зря Машка переживала, тебе все понравилось и поэтому ты вознагражден.
  
   Она склонилась к самому лицу юноши и лизнула его в щеку. Язык у нее оказался бархатным и необычно длинным, а глаза... Вот что, оказывается, смущало юношу. Глаза имели зрачки в виде вертикальных щелочек как у кошки или у змеи. Только сейчас Славка понял, наконец, что девушка совсем не шутила, рассказывая о себе. Тело его задрожало в волнении, и дыхание участилось.
  
   - Ну, что тебя так обеспокоило? - участливо спросила Мариока, - что так напугало моего любимого мальчика? О! Мои глаза! - догадалась она. - Теперь ты понял, что все было правдой, и испугался? Не надо бояться. Во-первых, пугаться поздно, ты теперь мой и ничего с этим не поделать. А во-вторых, это не безопасно. В тебе слишком много моего сока сейчас, и ты должен помнить, как действие его зависит от эмоционального состояния человека. Только положительные эмоции должны быть, слышишь? Ты так здорово восхищался мной, и это была самая лучшая для тебя эмоция. Ну, посмотри на меня внимательно. Разве я страшная? Ну? Посмотри.
  
   Футанари лежала на юноше сверху, подперев подбородок ладошками, и очаровательно ему улыбалась. Слава смотрел ей в глаза и постепенно оттаивал, проникаясь их необычной экзотической красотой. Улыбка на лице девушки стала шире, и она ласково потерлась носом о его щеку, а потом и в губы легонько поцеловала, едва коснувшись их своими губами.
  
   - Ну, вот и умничка, - сказала она. - Я думаю, что все у нас с тобой наладится. И даже хорошо, что ты правду осознал. Теперь я могу рассказать тебе больше и быть уверенной, что ты мне поверишь. Мы сейчас подождем, пока на тебя подействует мой нектар и тогда можно будет продолжить. У нас есть несколько свободных минут, так что я расскажу тебе о себе и твоем будущем. Сам ты наверно не сможешь сейчас говорить из-за опьяненного состояния, поэтому просто слушай и запоминай. А вопросы потом задашь, если останутся.
  
   Я футанари, необычное существо, совмещающее женское и мужское начало. Понимаю, что тебе спокойнее было бы считать меня просто женщиной с нестандартным интимным строением, но придется взглянуть правде в глаза. Самая крупная часть моих внешних половых органов - это никакой не клитор. И я могу как сделать ребенка женщине, так и зачать его от мужчины. Правда в том и другом случае родится исключительно футанари. Однако, если для тебя это будет утешением, внешне я больше всего похожа на женщину, все половые железы мои расположены внутри, так что многие из нас не редко притворяются женщинами и копируют их стереотипы поведения, чтобы скрыть свою истинную природу.
  
   Я гиперсексуальное существо. Мне требуется частый секс не менее двух-трех раз в сутки. Иначе мне будет плохо. Ну, ты уже знаешь, как выглядит со стороны это недомогание. Причем самоудовлетворение приносит лишь кратковременное облегчение, и не является решением проблемы. Поэтому организм мой снабжен функцией привязывания к себе сексуальных партнеров, вызывая у них физическую зависимость от особых веществ, вырабатываемых моими половыми железами. Потребность в этих веществах соизмерима с моим темпераментом и это гарантирует удовлетворение моих сексуальных аппетитов.
  
   В силу своей половой природы я бисексуальна. Могу заниматься сексом и с женщинами, и с мужчинами, и с другими футами, причем в двух последних случаях в разных ролях. Однако в нашем социуме не очень приветствуются сексуальные связи с себе подобными и запрещается производить детей в таких парах. Дело в том, что потомство от двух футанари получается гораздо менее разумным и уравновешенным. Это несет в себе определенные социальные риски, которые наше сообщество не может допустить. А еще с соплеменниками привязка не возникает, так что мы не можем считать таких партнеров по сексу надежными.
  
   Если же рассматривать людской род, то с женщиной построить отношения гораздо проще, хотя бы потому, что женская роль в сексе для нее привычна и бисексуальность среди женщин более распространена, чем среди мужчин. Однако мужчина в качестве сексуального партнера лично мне гораздо интереснее, как минимум по двум причинам. Во-первых, мне когда-нибудь в перспективе хотелось бы испытать радость материнства, а с женщиной этого сделать, увы, не получится. И, во-вторых, у парня всего лишь на одно отверстие меньше, чем у женщины, зато есть член и сперма, которая очень качественно тушит сексуальный огонь футанари. Получив мужское семя любая из нас не будет испытывать желание в полтора-два раза дольше, чем после того как кончит сама. И если бы ты, например, мог гасить мое пламя каждый раз, как оно загорается, мне вообще не пришлось бы пользоваться своей... большой штукой. Ну, чисто теоретически. Потому что останется еще твоя физическая потребность в моем соке, и моя психологическая потребность его тебе дать. Мне очень нравится удовольствие, которое я получаю с помощью моей... эээ... скажем так, моего члена, так что отказываться от него я бы не хотела. Вот такая общая информация.
  
   Теперь поговорим немного о нашем с тобой будущем. Так уж получилась, что я стала твоей хозяйкой. Чему сама я несказанно рада, да и ты вроде не возражал стать моим. Но не беспокойся, все это останется исключительно между нами. Одноклассники наши никогда не узнают обо мне, и вас с Машей будут считать друзьями, а чуть позже любовной парой. Наедине тебе тоже никакого рабства не грозит. Машка от тебя без ума, поэтому будет таскать на руках в прямом и переносном смысле, а я тобой буду наслаждаться, когда мне приспичит и просто для души. Секс я очень люблю, поэтому не упущу возможность лишний раз спустить тебе в рот или в попу, даже если при этом ничего у меня внутри не свербит.
  
   Потом мы с тобой наверняка поженимся. Так нам обоим будет удобно. И жить вместе, и деток воспитывать. Но заранее предупреждаю, что в паре я главная. Во-первых, я просто сильнее тебя и всегда в состоянии волю свою навязать, а во-вторых, ну просто я так воспитана, что слово футы - закон. Это не значит, что ты не можешь со мной спорить и высказывать свое мнение. Я - не дура и аргументированные доводы способна услышать. Но тебе придется включить мозг, чтобы склонить меня к своей точке зрения, а если этого не удастся, будем делать по-моему. В общем, считай наш будущий брак матриархальным. Такой умеренный конституционный матриархат. Моя мама, кстати, тоже футанари, а папа человек. Так что такая модель иерархии в семье для меня привычна.
  
   Тебя может напрягать или удивлять мое раздвоение личности. О нем не стоит беспокоиться. Это подростковая особенность. Считай, что у меня два характера, которые периодически меняются. С рождения я была Машей и помню все ее детство как свое. Только в восемнадцать лет у футок открывается генетическая память, связанная с нашей истинной природой. Она позволяет нам контролировать трансформацию половых органов и управлять их основными функциями. Например, то, что я виртуозно владею мышцами влагалища, это тоже генетическое приобретение. Ну и определенные стереотипы поведения также встраиваются в психику из генетической памяти. Без них футкам просто не справиться с гиперсексуальностью своего организма.
  
   В общем, я и есть та самая приобретенная составляющая характера Маши, которая пробудилась в ней в семнадцать лет. Имя Мариока - это второе Машино имя, которое она получила после того, как обрела свойства футанари. Ну а я называю себя так, потому что именно я по характеру футанари и есть. Маша же пока что в большей степени девушка. Хотя сейчас мы с ней уже примерно на половину слились и в основном благодаря тебе. Так что, когда ее любовь к тебе и забота договорятся с моим потребительским отношением (я думаю, произойдет это достаточно скоро) мы с Машей станем единой личностью. Вот так.
  
   Вячеслав чувствовал себя очень странно, он все слышал и понимал, но мыслей своих у него не было. Да еще чувства его вдобавок обострились и приняли сексуальную окраску. Любые прикосновения собеседницы отдавались приятным эхом во всем теле. А голос ее звучал как музыка. Мариока склонилась к самому лицу юноши и стала внимательно рассматривать его глаза.
  
   - М-м-м, зрачки расширены и радужка потемнела. Ты готов, - сказала она с какими-то особыми вибрирующими интонациями, от которых молодого человека окутало волнительным теплом и предвкушением чего-то необычного и приятного.
  
   - Сейчас я начну тебя немного пугать, - хихикнула фута, - но ты очень кстати пребываешь под кайфом, поэтому любые слова мои примешь положительно. Видишь ли, мой клитор не просто превращается в... эээ член, он становится просто огромным, достигая в длину сантиметров тридцати и около пяти-шести сантиметров в ширину. Понимаешь теперь, что целиком такая фигня в твой рот не поместится и это плохо, потому что, когда у меня съезжает крыша, я себя не контролирую и, скорее всего, просто забью тебе в глотку свою махину до самого упора.
  
   Слова, которые должны были ужаснуть Вячеслава, почему-то наоборот его восхитили. Он даже губы свои облизнул, предвкушая описанные события.
  
   - Ты, я вижу, не против, - улыбнулась Мариока, - но в этот раз не все дома в твоей голове. В общем, я должна позаботиться, чтобы мой крышеснос прошел для тебя без серьезных последствий. А точнее, подготовить твою гортань для приема моих естественных размеров. Думаю, у нас должно получиться. Сейчас очень благоприятный момент. Во-первых, я себя хорошо контролирую и в состоянии изменять свои размеры постепенно, а во-вторых, мой сок сделал эластичными ткани твоего горла, а заодно и отключил рвотный рефлекс. Так что в несколько подходов я смогу тебя растянуть. Мне придется кончить раза три или даже четыре, прежде чем я полностью приготовлю твой рот под свой естественный размер. Ну, а потом... что будет потом, узнаешь позже. К тому времени ты проглотишь столько эякулята, что мои дальнейшие планы тебя опять не шокируют. Ну что, согласен на эксперимент?
  
   Молодой человек с энтузиазмом кивнул, и Мариока снова хихикнула.
  
   - Могла бы и не спрашивать.
  
   Она расположилась у парня за головой и слегка запрокинула назад его шею. Лицо Славки опять оказалось между ее ног и он с удовольствием стал созерцать аппетитную женскую промежность. Вот только клитор ее теперь имел гигантские размеры. В опущенном состоянии он почти полностью прикрывал щелку между половыми губками.
  
   - Сейчас под кайфом у тебя формируются новые сексуальные пристрастия, - мурлыкнула футанари. - Так что я, пожалуй, воспользуюсь этой ситуацией и не только горло, но и мозг тебе малость подрастяну. Ты увидишь интересное превращение и должен проникнуться красотой этого зрелища. Я хочу, чтобы ты полюбил его так сильно, что начинал тащиться от вида моей встающей... штуковины, замирал перед ней, как кролик перед удавом и сам открывал рот, приглашая ее войти. Вот такого эффекта я планирую добиться. Меня это будет нехило заводить, а у Машки пропадут последние опасения, что такая игра тебе может не понравиться. А теперь смотри. Этот спектакль я устраиваю специально для тебя.
  
   Клитор футы стал плавно приподниматься, вытягиваясь в длину и увеличиваясь в объеме. Достигнув горизонтального положения, он окончательно затвердел, приняв форму стержня, сплюснутого по вертикали. Головка его тоже увеличилась, слегка превзойдя размерами толщину ствола. В общем, теперь это был именно член средней величины, изящный и прямой, без крайней плоти, около пятнадцати сантиметров в длину и трех с половиной в ширину. И на головке его виднелось семявыводное отверстие, которого ни как не могло быть на головке клитора. Ничего экстраординарного, если не считать, что находился член на женском теле и вместо яичек у его основания располагались половые губки. Они тоже набухли и увеличились, став крупнее раза в полтора, да еще приоткрылись от возбуждения, показывая пульсирующий вход во влагалище, истекающий смазкой.
  
   Неожиданно Мариока опустилась киской на лицо молодого человека и, двигая бедрами, погладила его нос и губы своими волосками. Потом она надавила сильнее и обволокла рот снаружи половыми губками. Слава ощутил что-то вроде крепкого поцелуя, во время которого на язык его несколькими порциями вытолкнулось изрядное количество смазки. Ее оказалось так много, что часть жидкости протекла наружу и вязкими струйками побежала по щекам. Проведя подготовительную работу, киска ушла вниз, и по основательно смазанным губам молодого человека стал скользить массивный ствол, приближаясь к ним своей головкой.
  
   Все это время Слава пребывал в состоянии необычного транса, впитывая происходящее и ощущая в теле разгорающееся возбуждение. Когда головка достигла рта юноши, тот приоткрылся, приглашая гостя войти. Однако член, слегка постучав по губам и поводив по ним кончиком, двинулся в обратный путь, заставив молодого человека разочарованно всхлипнуть. Тем не менее, Слава не сильно расстроился и улыбнулся, понимая, что это лишь игра. Он высунул язык наружу и, подставив его под движущийся стержень, организовал тому мягкое ложе. Мариока ускорила скольжение и поймала язык своей киской, обволакивая его и засасывая во влагалище. Погружение получилось довольно глубоким, и юноше в рот снова потекла смазка.
  
   Потом опять началось скольжение члена по губам, и вновь его головка добралась до рта. Парень стал нежно облизывать ее, заманивая внутрь, и на несколько секунд массивное тело зависло над отверстием. Принимая ласки и слегка пульсируя от внутренних импульсов, головка волнительно расширяла свои края, признавая получаемое удовольствие. А потом член двинулся в обратный путь, и юноша застонал от разочарования, а Мариока хихикнула. Ей видимо нравилось парня дразнить.
  
   Так что через пару секунд расстроенный рот вновь утешало влагалище. В этот раз его объятия оказались гораздо более жесткими и энергичными, показывая, что футанари перевозбуждена. Ей самой нетерпелось проникнуть внутрь, поэтому третий раз ко рту член вернулся гораздо быстрее. И расположился он под другим углом, слегка погружаясь в отверстие между губами, намекая, что новый путь будет проложен по внутренним территориям мужчины.
  
   Слава, сгоравший от нетерпения, нежно облизывал массивную головку, приглашая ее войти глубже. Какое-то время Мариока принимала эти ласки, словно раздумывая, а затем плавно внедрилась в рот, и, не сбавляя хода, проникла до самого его удаленного уголка. Юноша замер от неожиданности, а потом задрожал, отчаянно глотая и опасаясь, что его сейчас вытошнит. Однако ничего страшного не произошло и никаких неприятных ощущений не возникло. Член просто упирался Славику в горло, а то совершенно спокойно относилось к такому тесному соседству.
  
   Фута дождалась, пока парень успокоится, а потом, надавив сильнее, плавно внедрилась в пищевод. Ее руки судорожно сжались на шее молодого человека, не сдавливая ее, а скорее вонзаясь пальчиками в затылок. Изо рта девушки вырвалось сладострастное "Ммммффффф!", и член ее энергично запульсировал, показывая как его хозяйке хорошо. Затем он продолжил медленно углубляться, пока пушистый лобок Мариоки не уперся парню в подбородок, а половые губки ее горячим и влажным компрессом не накрыли нос.
  
   Футанари надавила сильнее, словно стремясь войти еще глубже, и член вдруг действительно стал глубже входить, раздвигая окружающие его ткани, словно выдвигаясь откуда-то изнутри и расширяясь. Юноша снова забился, испуганный происходящим, и девушка ласково погладила его пальчиками по шее.
  
   - Шшш! - сказала она. - Никаких резких движений и все будет хорошо. Просто доверься мне. И дыши носом. Я использую твой пищевод, поэтому дыхательные пути не перекрыты. Но если вдруг дышать станет тяжело, просто постучи мне ладонью... по ноге... и я исправлю... положение.
  
   Голос ее под конец этой речи стал прерываться. Мариока плавно извлекла свой орган из Славкиного горла, оставшись у него во рту, и юноша ощутил своим языком, насколько тот увеличился. Член вновь двинулся вглубь, надавил массивной головкой на отверстие и преодолел узкое место, проникая в глотку. Он опять задрожал и запульсировал, а фута сладостно застонала.
  
   - Боги! Какой ты узкий там и плотный! Как кайфово в тебя входить!
  
   И она повторила эти действия несколько раз, сопровождая их стонами удовольствия. Потом вдруг резким движением ушла в самую глубину и, судорожно извиваясь, стала кончать со сдавленными рычащими вскриками, навалившись на рот парня всем своим весом и извергаясь мощными струями. Влагалище ее при этом добралось до кончика носа своим жадным отверстием и крепко сжало его, повторяя пульсации полового члена.
  
   - Оооооох! - простонала Мариока, отстрелявшись, и мелко задрожала, переживая кульминацию. - Балдёооож!
  
   Слава подумал было, что заслужил передышку, но любовница его, плавно вытащив член на три четверти, снова задвинула его до конца.
  
   - Я ненасытная дамочка, - хихикнула она, - могу без перерыва тебя чпокать и кончать как пулемет. Так что мы еще поиграем с тобой, ладно? Готовься к следующему раунду!
  

Глава 4. Сексуальная тренировка

К содержанию

  
   Молодой человек понял уже, что отдохнуть ему в этот раз не придется. Футанари опять двигалась, причем гораздо энергичнее, чем до этого. Она извлекала член почти полностью, оставляя во рту только головку, а затем резким движением вгоняла его обратно, сходу пропихивая до самого конца. Пальчики ее крепко удерживали парня за голову, вожделенно царапая затылок, а массивный орган двигался как поршень в хорошо смазанной трубе, практически не встречая сопротивления.
  
   Слава смотрел на ритмичное движение ягодиц девушки, созерцая их прелестные формы, любовался эстетически красивой работой мышц и тащился от этого зрелища. К тому же киска Мариоки постоянно мелькала перед глазами, то восхищая своей хищной распахнутой красотой, то одаривая влажными объятиями. Обволакивающие прикосновения ее неизменно оставляли изрядную порцию смазки на лице, стекавшую затем по щекам вязкими струйками. Но больше всего Славу в этом положении цеплял здоровенный член, движущийся перед глазами своим массивным телом, затвердевшим настолько, что стал виден его восхитительный рельеф. Семявыводной канал его словно раздулся изнутри, максимально расширив свой внутренний объем, и слегка пульсировал, привлекая к себе внимание и предупреждая, что очень скоро по нему потекут потоки жидкого блаженства.
  
   Это зрелище совсем не шокировало молодого человека, член ему почему-то не казался мужским. Может потому, что украшен был у основания не яичками, а пушистыми женскими губками? Те очень органично дополняли сексапильную картину. Кроме того у парня совсем не возникало никаких болезненных ощущений, несмотря на стремительные и даже грубые удары, проникающего в глотку тарана. Наоборот, агрессивное скольжение последнего отдавалось внутри приятным теплом. Язык чувствовал пульсирующие вздрагивания проносящегося по его поверхности тела, и их ускоряющийся ритм наполнял парня волнительным предвкушением.
  
   Фута вдруг охнула, и с громким чмокающим звуком выдернула свой член изо рта молодого человека. Головка его раздулась, расширяя края, словно рассерженная кобра, и тело вздрагивало и покачивалось, красуясь над лицом молодого человека своими длинными и толстыми формами.
  
   - Чуть не кончила, - прокомментировала это событие девушка.
  
   Она вдруг застонала, и член прямо на глазах у Славы стал удлиняться, будто выдвигаясь из тела и раздуваясь внутренним давлением. Парень смотрел на этот процесс завороженно, тот действительно впечатлял и даже словно гипнотизировал его, побуждая открыть рот как можно шире и, затаив дыхание ждать, когда тот будет снова взят.
  
   Половой орган разросся уже до сумасшедших размеров. Сколько в нем сейчас было, двадцать пять сантиметров или уже тридцать - трудно было понять. Его близкое к лицу положение несколько искажало перспективу, так что Славе казалось, будто член просто огромен, что он уже гораздо длиннее тридцати. Однако реальные размеры, скорее всего, были гораздо скромнее. Да и предупредила бы Мариока, что достигла своего предела. Это значило, что член будет еще больше? Просто с ума можно сойти!
  
   - Оооох! Все! - выдохнула футанари и ее массивный орган качнулся вперед.
  
   Он безошибочно нашел приготовленный рот, проникая в него раздувшейся и трепещущей от желания головкой. Потом замер на мгновение, принимая ласки разыгравшегося языка, и, наконец, устремился вглубь, заполняя собой все внутреннее пространство. Головка члена с разгона уперлась Славику в горло и надавила, натужно раздвигая проход и пробивая себе дорогу внутрь. Дальнейшее продвижение ее напомнило надевание чулка на ногу, член плавно растягивал ткани пищевода своим телом, уходя все глубже и глубже. И когда половые губки вновь осчастливили нос парня своими объятиями, массивный предмет преодолел примерно треть пути до желудка.
  
   Ноги футы подрагивали и стискивались, сдавливая щеки молодого человека своей внутренней поверхностью, член пульсировал и раздувался, словно дыша, а затем он снова стал увеличиваться, растягивая проход и уходя глубже.
  
   - Боооже! - простонала Мариока. - Как хочется вонзиться в тебя, но сейчас нельзя. У меня сразу крышу сорвет, и я тебя покалечу. А еще мне самой хочется потерпеть, знаешь почему?
  
   Славка естественно не мог ответить. Он попробовал отрицательно помотать головой, но даже это у него не получилось. Парень чувствовал себя шашлыком, нанизанным на шампур. Однако фута заметила его попытки и рассмеялась, при этом член ее снова слегка надулся.
  
   - Извини, задаю вопросы, а ответить на них не даю. Тебе не больно? - спросила она участливо.
  
   Молодой человек не чувствовал боли, ощущения его были необычными и даже прикольными. Он вдруг представил себя со стороны, лежащим на постели с запрокинутой назад головой и широко раскрытым ртом, заполненным твердой плотью. Представил футанари, лежащую сверху, ее массивное сильное тело, очаровывающее своими сексапильними формами. Вообразил огромную штуковину, внедрившуюся в него глубоко, и вдруг словно в разрезе себя увидел, как член располагается внутри, через какие места проходит. И эта картинка оказалась такой возбуждающей, что тело молодого человека откликнулось дрожью удовольствия, а Мариоке он показал большой палец, сообщая о своем отношении к происходящему.
  
   - Как клаааасно! Ты такая хорошая игрушка, - порадовалась фута. - Вот заговорила с тобой, и стало легче сдерживаться. Я все же расскажу тебе, как работает мой организм и что собирается с тобой сделать. Думаю, у нас есть минутки три до того, как все произойдет. Слушай.
  
   Моя... эээ штука не берется из ниоткуда. Она выходит изнутри и за счет этого внутри меня освобождается полость, которая заполняется жидкостью, выстреливающей во время оргазма. Поэтому эякуляция у футанари гораздо обильнее, чем у мужчин. Емкость, конечно же, не такая большая, как... ммм этот орган. Тот ведь увеличивается еще и за счет эрекции, но она тоже может растягиваться наполняющим ее соком. Так что, вот. Стреляю я очень много и долго. Могу, наверное, пол литра из себя выплеснуть, если сделаю это до конца. Но во время оргазма обычно меньше выходит. Если полость хотя бы наполовину освободится, я уже почувствую удовлетворение, - Мариока хихикнула и добавила, - а потом продолжу тебя чпокать. Ага, так и есть. Пока во мне остается хоть немного сока, сексуальное желание не заканчивается. И это даже удобно, спускать наполовину. Следующий оргазм приходит гораздо быстрее.
  
   Так я могу очень долго развлекаться, но, наверное, в конце концов, устану. Не знаю, что тогда произойдет. В руководстве для футок написано, что лучше не доводить до такого, потому что ощущения будут не из приятных, можно даже заболеть. А для того, чтобы выплеснуться целиком, нужно сделать мультиоргазм. После первой эякуляции следует напрячься особым образом, сжимаясь внутри и, когда полость сократится до объема оставшейся жидкости, произойдет вторая эякуляция. Потом снова сжатие и наступит третья, за ней четвертая и так далее, пока полностью не опустеешь. Вот тогда уже можно втянуть член в себя и расслабиться. Удовлетворение при этом будет полным и ощущения очень кайфовыми.
  
   Короче, зачем я тебе все это говорю. Я едва не кончила недавно, потому что заполнилась целиком. Мне даже пришлось увеличить внутреннее пространство, выдвигая свой член, чтобы сдержаться. И теперь я снова заполняюсь и даже, наверное, уже заполнилась. Я на грани оргазма и не кончаю лишь потому, что сохраняю неподвижность. Мне сейчас одной фрикции достаточно будет, чтобы начать извергаться. Но я собираюсь терпеть. Хочу, чтобы моя полость растянулась побольше. В руководстве написано, что разрядка может произойти и без стимуляции, если внутреннее давление станет достаточно сильным. Это будет мега блаженство, и я хочу его испытать. Я читала, что при такой мощной эякуляции можно опустошиться полностью, ведь чем сильнее возбуждение, тем больше выстреливается жидкости.
  
   Осознав, что случится в скором времени, Слава невольно сглотнул. Вернее он попытался это сделать, и очень явно ощутил твердость массивного предмета в своем горле. Наверное, он его слегка сжал, потому что Мариоку вдруг стало трясти и она издала долгое утробное урчание, а член ее вдруг раздулся и завибрировал. Теперь просто физически ощущалось, что фута ходит по самому краю.
  
   - Я вся горю! - простонала она и стала тяжело дышать, ритмично стискивая голову парня своими ногами. - Не делай так больше, - прошептала девушка, - нет, сделай... нет... Не могу! Не могу больше терпеть!
  
   Ее всю уже трясло от возбуждения, и Славе от этого снова захотелось сглотнуть. Он еще сдерживался какое-то время, не понимая до конца, обрадуется Мариока этому его действию или расстроится, что ей не дали дотерпеть. Однако потребность стала неодолимой, и молодой человек сглотнул, ощутив приятную волну сокращений, пробежавшую по пищеводу вдоль внедрившегося в него органа. Член сразу же напрягся, приподнимаясь вверх, и восхитительно задрожал, а семявыводной канал его раздулся, словно подготавливая проход для большого объема жидкости, которая вот-вот устремится наружу. Объятия футанари сжались, и вагина ее резко вдавилась парню в лицо, дотягиваясь влагалищем до носа и целиком захватывая его. Изо рта Мариоки вырвался торжествующий крик, и все тело ее содрогнулось в экстазе. Слава ощутил губами и небом вибрацию стремительного потока, почувствовал, как напрягается толстая трубочка на члене, расширяясь внутренним давлением, а затем в горло его хлынула мощная струя, пронесшаяся вдоль пищевода и ударившая в стенку желудка.
  
   Ноги футанари чувственно разъехались в стороны, и член ее приподнялся от напряжения. Он дрожал и извергался пару секунд непрерывным потоком, а влагалище сжималось и сосало захваченный нос. Затем струя истощилась, и массивный орган слегка расслабился, вытягиваясь наружу. Но в следующее мгновение он вновь раздулся и резко вонзился назад в горло, начиная свой следующий выстрел.
  
   Мариока, отклонившись спиной назад, покачиваясь на волнах блаженства, и выводила голосом музыкальные рулады, сопровождавшие каждый массированный выплеск. Она крепко удерживала парня руками за шею и без устали накачивала его своим блаженством, словно задалась целью заполнить целиком. Слава успел подумать, что такими темпами у него скоро из ушей сперма польется, когда выстрелы девушки стали стихать, а крики сменились тихими стонами. Она сотряслась в приступе мелкой дрожи, выталкивая из себя остатки жидкости, и обессиленно рухнула на парня. Тело ее вздрогнуло еще пару раз, член дернулся вхолостую, и футанари полностью расслабилась, испуская блаженный стон.
  
   - Оооох! Как классно я в тебя спустила! Как балдёжно!
  
   Слава чувствовал, что уплывает постепенно. Организм его охватывал невероятный кайф, унося сознание в вязкую нирвану. Он даже отключился на какое-то время, потеряв связь с действительностью. И только ощущение, как что-то большое и длинное плавно извлекается из его горла, частично привело парня в чувство.
  
   Легкие шлепки по щекам вынудили его открыть глаза и увидеть здоровенный орган, покачивающийся в поле зрения. Даже после трех оргазмов (если не считать первые два в женской ипостаси) член футанари сохранял размеры и твердость. Было ощущение даже, что эрекция с каждым разом только укрепляется. Славе впору было бы запаниковать от такой ненасытности партнерши, но этот дурень, наоборот, восторгался.
  
   - Смотришь? - спросила Мариока. - Смотри внимательно. Я собираюсь увеличиться до конца. Сейчас ты увидишь мои полные размеры. Если честно, мне и самой любопытно посмотреть, я первый раз свою... девочку полностью извлекаю. Она прям так рвется наружу, так хочет перед тобой покрасоваться, - хихикнула фута, - словно знает, что рот твой полностью готов, чтобы ее принять. Все, отпускаю, смотри.
  
   Слава в очередной раз отметил, что его подруга почему-то спотыкается каждый раз, как ей требуется произнести слово "член" и все время путается с родами, неизменно используя женский. Но ему сейчас было не до анализа лексики. Массивный орган вздрогнул перед его глазами и стал вытягиваться вперед и в стороны, словно баллон, накачиваемый изнутри. Его форма тоже слегка изменялась. Та часть, что располагалась ближе к концу, расширилась сильнее, образуя утолщение, которое превзошло в диаметре головку. И теперь член стал походить на деформированную бейсбольную биту, сплющенную по вертикали и слегка изогнутую вверх. Размеры его, кстати, тоже были подстать названному предмету. Какие там тридцать сантиметров?! Здесь было явно больше! А ширина в самой объемной части составляла около семи или даже восьми.
  
   Слава зачарованно прикоснулся к члену, ощутив пальцами вибрирующее от внутреннего давления тело. Его скользкая поверхность, лоснящаяся от избытка смазки, прям-таки просилась, чтобы ее погладили. Руки молодого человека сомкнулись на толстом стволе, слегка сжали его, проверяя на твердость, и двинулись вверх к головке, наслаждаясь ребристым рельефом массивного органа. Парень был восхищен. Он радовался как ненормальный, словно не понимал, что покачивающаяся перед глазами гигантская балда планирует надеть на себя многострадальный мужской организм посредством проникновения через рот. И будучи в здравом уме, трудно было поверить, что она не убьет человека, разорвав нафиг все его внутренности. Но Славе было до лампочки. Он тащился. Он был влюблен в эту махину, и ему хотелось ее в себя.
  
   Колечко из рук добралось до мягкой головки и ласково погладило ее. Член напрягся, задрожал от удовольствия и выплюнул из отверстия струйку смазки, приземлившуюся юноше на грудь. Фута поймала Славкины руки своими ладонями и, удерживая их, стала совершать бедрами плавные размеренные движения, прогоняя половой орган через получившееся кольцо, надевая его до самого основания и возвращая к головке. Она возбужденно облизывалась и покусывала губки, а когда головка члена попадала в кольцо, принималась ласкаться о пальцы, заливая их потоками жидкого сиропа.
  
   Слава балдел, чувствуя как под ладонями благодарно отзывается член Мариоки, как он напрягается и вздрагивает. Юноша уже сгорал от нетерпения ощутить его у себя во рту. Ну или хотя бы смазку попробовать, которая так восхитительно и обильно сочилась на руки. Дождавшись, когда головка вновь окажется в ладонях, молодой человек притянул ее к своему лицу и, открыв рот пошире, стал энергично массировать пальцами мягкую поверхность. Мариока охнула и выстрелила парню в рот очередной струйкой. И в этот раз та получилась столь же обильной, как мужская эякуляция. Слава ощутил мокрый шлепок по языку, и растекающуюся вслед за этим вязкую жидкость. Она обладала едва заметным сладковато-кислым вкусом, но так понравилась парню, что тот сразу стал вылизывать кончик головки, охватив его губами и постанывая от предвкушения.
  
   - Сладкоежка, - улыбнулась Мариока, - хочешь еще?
  
   Она надавила сверху, пропихивая головку члена парню в рот, и ее массивный орган разразился целой серией вздрагиваний, выплескивая из себя струйки сиропа, которые плавно потекли к горлу, словно намереваясь смазать его для последующего проникновения. Слава стонал и сглатывал смазку, закатив глаза от блаженства. Он предвкушал это проникновение и жаждал его.
  
   - Пить хочу, - сказала вдруг фута, отстыковываясь от рта своего любовника и поднимаясь на ноги. - Ты пьешь, и мне захотелось.
  
   Она шагнула к своей школьной сумке, открыла ее, достала пол-литровую бутылку с водой, отвинтила крышку и жадно присосалась к горлышку. Ее член при этом приподнялся под острым углом к телу и демонстрировал свои восхитительные формы, слегка покачиваясь при каждом глотке. Опустошив емкость за несколько секунд, Мариока перевела дыхание и спросила:
  
   - Еще вода есть? Я столько жидкости из себя выплеснула, что теперь жажда одолевает. Организм требует восполнения, - хищно улыбаясь, пояснила она.
  
   Слава хотел сказать, что есть бутылки с водой на кухне, но не сумел вымолвить ни слова, речь почему-то отказывала ему. Он лишь указал рукой направление, и Мариока, еще раз улыбнувшись, выскользнула из комнаты. Минуты через полторы она вернулась с опустошенной наполовину литровой бутылкой, и еще одну держала под мышкой.
  
   - А ты запасливый, - похвалила фута. - Целую упаковку на кухне нашла.
  
   Ее вдруг развеселила какая-то мысль, и она хихикнула.
  
   - Ты можешь теперь совсем не пить воду. Мой организм с удовольствием даст тебе любое количество жидкости. Боюсь даже, может дать с избытком.
  
   Член девушки снова сделал стойку, рывком поднимаясь вверх, словно подтверждая эти слова. Мариока подошла к дивану и, перевернув парня на живот, стала массировать его спину.
  
   - Ты принял в себя уже столько моего сока, что рот твой теперь полностью готов к использованию. Ткани горла стали эластичными и прочными. Они в состоянии растягиваться достаточно широко, не рискуя разорваться. Так что сейчас я могу не опасаться тебя травмировать и буду отрываться в полную силу. - Руки девушки, добравшись тем временем до ягодиц, стали их мять и пощипывать. - А вот второе твое отверстие нужно немного потренировать.
  
   Слава вздрогнул, ощутив, как пальчики любовницы коснулись анального входа и стали ласково его поглаживать. Он заворочался, делая слабые попытки вырваться. Тело плохо слушалось, пребывая в состоянии полной расслабленности, подавая исключительно приятные сигналы от своих рецепторов.
  
   - Шшшш, - успокаивала Мариока, - ну чего ты так разволновался. Не буду я сейчас трахать твой зад, просто слегка его смажу. Мой сок уже изменил тебя изнутри. Так что нижнее твое отверстие тоже стало гораздо эластичнее, чем раньше. Однако внешнее воздействие смазки должно ускорить процесс подготовки.
  
   Футанари расположилась сверху и парень почувствовал сперва упругую грудь, прижавшуюся к спине твердыми сосками, а затем что-то большое и мягкое раздвинуло его ягодицы и ткнулось в анальную дырочку. Любовница согрела своим дыханием раковину правого уха и шепнула:
  
   - Расслабься, сладенький, больно я тебе не сделаю.
  
   Вслед за этим Слава ощутил мягкий толчок в попу, и между ягодицами у него стало мокро. Мариока уже облизывала парню ухо и слегка покусывала его, а пальчики ее вновь подобрались к анальному отверстию, погладили его и неожиданно проникли внутрь. Сперва это сделал один палец, затем к нему присоединился второй, затем третий, и вот фута уже вовсю орудует ими внутри, совершая то проникающие, то вращательные движения.
  
   Боли молодой человек действительно не чувствовал, да и других негативных ощущений тоже. Наоборот, было немного приятно, и эффект этот постепенно усиливался. Пальцы футанари выскользнули наружу, и на смену им опять пришло более крупное тело. В этот раз оно надавило на вход сильнее и слегка раздвинуло его, проникая самым кончиком. А затем стало вздрагивать, выталкивая из себя струйки жидкости, которые толчками проникали в задний проход, затекая все глубже и глубже, заполняя его.
  
   Основательно накачав парня своей смазкой сзади, Мариока встала и перебралась к лицу молодого человека. Он так и остался лежать на животе, а она села на диван на коленки перед ним.
  
   - Для начала хватит, - сказала она, располагаясь так, что ноги ее оказались по бокам от головы любовника, а огромный эрегированный член покачивался теперь перед самыми его глазами.
  
   - Лучше было бы конечно кончить в тебя, но там ты пока не готов меня принять. Ведь ты еще девственник, - ласково промурлыкала футанари. - Ничего страшного, смазка тоже подойдет. Она как раз подготовит твою попу, пока я буду чпокать тебя в рот. Я хочу сделать это грубо. Так, как буду делать теперь всегда. Хочу попробовать мультиоргазм и спустить в тебя весь свой сок. А потом я смогу втянуть... ну ты понял что, уменьшив ее размеры, и бережно лишить тебя девственности. Как тебе такая программа?
  
   Слава замычал, мотая головой, и попробовал отползти, но тело его не слушалось.
  
   - Не нравится? - удивилась фута. - Но почему? Боишься, что я горло тебе порву, или что сока моего будет слишком много?
  
   Парень отрицательно мотнул головой.
  
   - Не хочешь, чтобы попу твою использовала?
  
   Слава кивнул, подтверждая, что именно этого он и не хочет.
  
   - Ну, не бойся. Ничего страшного тут нет. Я ведь не мужчина, я - футанари. Все равно что женщина со страпоном. Геем ты от анального секса со мной не станешь, да и не узнает никто, что мы с тобой так развлекаемся. Кроме того, нельзя один только рот твой использовать. Кончать мне довольно часто придется, поэтому нужно хоть немного его разгрузить, а лучше распределить нагрузку пополам. Так тебе самому будет легче, можешь мне поверить. Да и приятно будет. Потом самому понравится. У мужчин через попу предстательная железа стимулируется, ты будешь кайфовать от анального секса.
  
   Слава хныкнул и снова замотал головой.
  
   - Ну, хорошо, давай отложим этот разговор на потом. А сейчас посмотри, что у меня для тебя есть.
  
   Мариока резко напрягла свой член, приподнимая его вверх, так что головка на его конце расширилась и струйка смазки вытекла из отверстия. Слава снова замер, зачарованно глядя на огромный орган, и стал погружаться в транс от его мерных покачивающихся движений.
  
   - Ох, как мне нравится эта твоя податливость, - промурлыкала футанари.
  
   Она придвинулась поближе и, наклонившись вперед, ткнулась членом парню в губы. Тот сразу вцепился в него руками и стал с наслаждением лизать и обсасывать головку, поглощая смазку как великое лакомство.
  
   Ухватив любовника за волосы, Мариока резким движением внедрилась ему в рот и заурчала от удовольствия, вздрагивая членом и стреляя смазкой. Крепко сжав голову молодого человека руками, она пропихнула свой орган до самого горла, обрызгала его вход и, с силой надавив, стала проникать глубже. Она делала это рывками, натужно проталкивая толстую часть своего члена через узкий проход, надавливала всем своим весом и взрыкивала от кайфа с каждым толчком. И едва ей удалось преодолеть сложное место, как массивное тело плавным скольжением погрузилось в парня примерно наполовину, натягивая его глотку на себя, как тесный носок на ногу. Еще одно усилие, и орган вошел целиком, заполнив собой половину пищевода. В нос Славе уткнулся пушистый лобок, а нижнюю часть рта и подбородок обволокла бархатная нежность половых губок.
  
   Какое-то время футанари наслаждалась глубиной. Ее член ритмично пульсировал, слегка надуваясь и приподнимаясь вверх. А когда юноша дотянулся языком до женской ипостаси и стал ее вылизывать, Мариока даже затряслась от блаженства, озвучивая его сладострастными стонами. Ее бедра толкнулись вперед, словно пытаясь пропихнуть член поглубже и одновременно сильнее насадиться вагиной на язык. А затем фута плавно вытащила свою махину примерно наполовину и резким ударом загнала ее назад.
  
   С этого момента бедра ее стали совершать мощные фрикции с плавным выходом и резким входом. С каждым таким ударом изо рта Мариоки вырывался громкий хэкающий вскрик, словно она не трахала парня, а избивала. И если б не бархатная нежность ее вагины, насаживающейся на рот с сочным чмокающим звуком, эти удары вполне могли бы губы парня разбить.
  
   Постепенно амплитуда и скорость движений футанари стали возрастать. Теперь член ее выходил изо рта уже на две трети длины. Он наталкивался с внутренней стороны толстой частью своей на Славкино горло и лишь потом мощным тараном устремлялся назад в глубину. В какой-то момент половой орган выскочил из пищевода полностью, оказавшись головкой во рту, и в размеренных движениях Мариоки возник сбой. Ей опять пришлось пропихивать толстую часть своей махины через узкое горло. И она, крепко сажав голову юноши руками, преодолела это препятствие в три рывка, после чего, оказавшись в глубине, заурчала от удовольствия.
  
   Похоже, что новые ощущения понравились любовнице, потому что она снова извлекла член из горла и повторила свою атаку, которая завершилась взятием крепости гораздо быстрей. За ней последовал резкий рывок с погружением до самого основания, судорожные пульсации тарана в глубине и бархатное пленение подбородка половыми губками. Мариока стонала и вздрагивала некоторое время, пребывая видимо на грани оргазма. Она оставалась в глубине, сохраняя неподвижность и переживая пик возбуждения. Но затем плавным движением полностью извлекла член изо рта, поводила его головкой по губам и языку юноши, который с жаром пытался ее облизать, и одним резким движением засадила свое орудие до самого конца, практически не встретив сопротивления.
  
   Тело любовницы всколыхнулось от пробежавшей по нему волны и ее ноги разъехались в стороны, словно в поисках более устойчивой опоры. Изо рта футы вырвался стон, набирающий громкость, превратившийся в крик. И парень ощутил языком, как рывком надувается на члене трубочка, вибрируя от несущегося через нее потока. А затем желудок его испытал сокрушительный струйный удар, и в организме началось наводнение.
  
   Выгибаясь всем телом, Мариока с рычащими криками извергала из себя толстые струи, хлещущие из нее по две-три секунды, прерываясь на мгновение и возобновляясь с прежней мощью. При этом член ее с такой силой вздымался вверх, что норовил оторвать парня от дивана и наверняка оторвал бы, если б тот был чуточку полегче.
  
   Слава даже не понял, как кончился этот сумасшедший оргазм, потому что футанари после очередного выплеска возобновила фрикции в бешеном темпе и через несколько секунд вновь стала стрелять, испуская горлом пронзительные вопли. Ее вторая эякуляция оказалась столь же мощной, но закончилась чуть раньше. После чего долбежка возобновилась, и за ней последовал третий взрыв.
  
   Юноша физически ощутил, как переполняется его внутренний объем, как уровень жидкости стремительно поднимается по пищеводу и упирается в препятствие, преграждающее ему путь, как сок начинает распирать его изнутри, растягивая стенки прохода и прорывается дальше, огибая заглушку. Затем горло его испытало сильное внутреннее давление, поддалось ему, и изо рта вырвался мощный поток не поместившегося в организме полового секрета. Футанари умудрилась заполнить парня целиком своим нектаром, и это произвело на того ошеломляющее впечатление.
  
   Ее член тем временем завершал свое извержение, расстреливая остатки сока. Словно удовлетворившись выполненным планом, стихия постепенно затихала, и юноша стал уплывать в нирвану, уносимый растекающимся по его телу блаженством. Он успел ощутить, как плавно сдувается проникший в его организм агрессор, как уменьшается его длина и внутреннее давление ослабевает. Постепенно он словно растворился полностью и пропал. Кончика языка коснулась головка клитора, и девушка отвалилась в сторону, блаженно вытягиваясь на диване. Но Слава этого уже не увидел, он отключился, усыпленный волшебным нектаром.
  

Глава 5. Вечер вдвоем

К содержанию

  
   Какое-то время молодой человек пребывал в беспамятстве, и мог бы, наверное, проспать до утра, если не дольше, уж больно приличную порцию дурмана он проглотил. Однако острая боль в ухе заставила его вздрогнуть и открыть глаза. Мариока лежала сверху на его спине и вероломно кусала за мочку. Только стоило парню очнуться, как она прекратила это делать и хихикнула.
  
   - Извини, но ты уже больше часа дрыхнешь, я не могла больше ждать. А лишать тебя девственности в бессознательном состоянии неинтересно.
  
   Слава слабо трепыхнулся под своей подругой, но та даже не шелохнулась. Она лишь мягко лизнула его в ухо, словно заглаживала принесенную боль, и снова хихикнула:
  
   - Что, опять испугался, - догадалась она. - Ну и напрасно, между прочим. Я пока еще девочка, вот сам почувствуй.
  
   Мариока стала тереться о ягодицы молодого человека, и тот понял, что члена у нее еще нет. Однако не стоило рассчитывать, что тот исчез насовсем.
  
   - Знаешь, - промурлыкала девушка, - а ласкаться о тебя сзади клитором тоже очень приятно. Настолько приятно, что он уже сейчас хочет вырасти. Ммммрррр! Не могу больше сдерживаться, - сказала футанари и Слава ощутил, как между ягодиц его проникает что-то упругое и короткое, словно пальчиком по анальному отверстию провели.
  
   - Класс! - шепнула Мариока юноше на ухо. - Я еще поласкаюсь о тебя, можно? - спросила она, будто пленник мог отказать. - Расслабься, - продолжила она шептать сладким голосом, и тело молодого человека вдруг послушно подчинилось. - Я пока не проникла внутрь, просто глажу тебя снаружи. Эти ощущения должны быть приятными, наслаждайся.
  
   Любовница продолжала свои плавные движения между основательно смазанных ягодиц. Она скользила вверх-вниз, не встречая заметного сопротивления, и дыхание ее постепенно учащалось. Слава стал поддаваться этому очаровательному воздействию и начал тихонько постанывать. Его попа слегка приподнялась вверх, подставляясь под приятные ласки, и Мариока вновь лизнула его в ухо.
  
   - Нравится? - шептала она. - Класс! Это так заводит! Прогнись еще больше, вот так. Ох, как балдежно. Я начинаю закипать!
  
   Девушка застонала, и удовольствие Славы скачком усилилось. Какое-то время он тащился от новых ощущений, слушая восхитительную песню женских стонов. Но вдруг осознал, что в попе его уже некоторое время скользит что-то упругое и тонкое. Юноша попытался сжаться и вытолкнуть лазутчика из себя, но Мариока прижалась к нему крепче и осталась внутри.
  
   - Ты чего? - удивилась она. - Подумаешь, легонько проникла. Не больно же. Это ведь клитор еще, просто он стал длиннее.
  
   Такая логика была довольно порочной, ведь что такое член футанари, как не большой клитор? И до каких размеров его клитором можно считать?
  
   - Ну, не бойся ты, трусишка, - успокаивала Мариока. - Расслабься, - промурлыкала она, и голос ее, наполненный необычным волшебством, вновь зачаровал молодого человека, заставляя того подчиниться. - Я все еще женщина, мой хороший... бояться... нечего, - продолжила ласково шептать насильница, возобновляя свои размеренные движения. Речь ее начала прерываться, объятия сделались крепче, а тело стало ощутимо подрагивать.
  
   Стоны девушки сделались громче, движения - резче. Руки ее обвили парня за шею, и скользящее в его попе тело стало стремительно увеличиваться, с каждым толчком углубляя свое проникновение. Теперь уже впору было пугаться по настоящему, но молодого человека вдруг захлестнул такой интенсивный кайф, что он разом забыл о каком бы то ни было сопротивлении. Глаза его широко распахнулись, тело задрожало и растеклось. Все чувства юноши вопили от восторга, и он в порыве благодарности поцеловал обнимавшие его руки и прижался к ним щекой. И эта невинная ласка стала последней каплей для Мариоки. Она издала громкий стон, резко вонзаясь в Славкину попу. Ее объятия крепко сжались, тело судорожно сотряслось, и она с торжествующим криком стала кончать, заливая своим соком задний проход мужчины.
  
   Но одним оргазмом дело не кончилось. Расстреляв боезапас, член футанари вновь стал увеличиваться, плавно растягивая Славкину попу. Мариока утробно заурчала и резкими ударами стала вгонять свой разросшийся до внушительных размеров орган в анальное отверстие юноши. Она словно с ума сошла от желания, потеряв над собой контроль. Глаза ее пылали огнем страсти, и член рос непрерывно, с каждым толчком проникая на бОльшую глубину и растягивая отверстие шире.
  
   Мариока кончила второй раз, потом третий. Она не прекращала двигаться даже во время разрядки, выплескивая струи при поступательном движения внутрь, словно спешила насладиться, пока пленник не очнулся от ее колдовства и не начал сопротивляться. Продолжая стрелять, фута вжималась в парня изо всех сил, в момент короткой паузы вытаскивала член на половину и вгоняла его до конца со следующим выстрелом.
  
   Слава потерял счет ее оргазмам. Он снова ходил по краю беспамятства и только интенсивный кайф, пронзавший его от резких проникновений сзади, удерживал парня от потери сознания. В какой-то момент юноша ощутил, как на конце члена формируется утолщение, как тот приобретает форму биты, а поверхность его - уникальный ребристый рельеф. В голове молодого человека промелькнула мысль, что член Мариоки, наконец-то, обрел свои завершенные размеры, а следовательно, эта свистопляска скоро закончится.
  
   Вот только парня ожидал еще мультиоргазм любовницы и сопровождавший его вселенский потоп. Он понятия не имел, куда вся эта жидкость поместится. Не польется ли она у него из ушей, не выльется ли через рот? А если выплеснется сзади, не вынесет ли с собой из кишечника что-нибудь непотребное. Однако прояснить сей момент юноша не успел. Едва только Мариока выстрелила из себя первую гиперструю, потрясшую организм молодого человека своей мощью, как сознание его погасло, словно перегоревшая лампочка, и все последующие события он пропустил.
  

* * *

   Слава выплывал из беспамятства постепенно и долго, как сквозь сон он чувствовал судороги оргазма, сотрясающего его тело. Но неожиданно острота ощущений накатила рывком, заставив парня широко распахнуть глаза, настолько она оказалась интенсивной. Причем привела его в чувство последняя фаза разрядки, в которой Мариока вытягивала из мужского организма остатки спермы, вызывая состояние болезненной пустоты. Молодой человек застонал и забился в объятиях девушки, безуспешно пытаясь освободиться. Вырваться ему, конечно же, не удалось, но, по крайней мере, его перестали высасывать, и это уже было хорошо.
  
   Слава выдохнул, переживая оглушенное состояние, и усиленно заморгал, пытаясь разогнать туман перед глазами. Изображение какое-то время оставалось размытым, но потом картинка стала проясняться, и юноша увидел лицо балдеющей Маши. Она лежала рядом, опутав его руками и ногами, и едва не мурлыкала от удовольствия. То, что девушка была Машей, а не Мариокой, парень догадался, разглядев ее глаза. Они вновь стали обычными, человеческими, с круглыми зрачками.
  
   Молодой человек ощутил постель под спиной. Диван оказался разобран, застелен и был совершенно сух, вызывая подозрения, что все пережитые фантастические события парню просто приснились. Вот и подруга была обычной девушкой без каких-либо аномальных особенностей в интимном строении. По крайней мере, Слава ничего лишнего не чувствовал ни передом своим ни задом. Правда, член его чересчур крепко удерживался женским влагалищем, но ведь то был исключительно женский орган. И почему бы женщине не уметь им крепко сжимать? Зато попа у парня была совершенно сухой и чувствовала себя комфортно. Слава осторожно ощупал ее пальцами, опасаясь обнаружить вместо анального отверстия растянутую пещеру, но опасения его не подтвердились. Попа оказалась плотно сжатой, словно никакими толстыми предметами ни разу не была тронута.
  
   Парень выдохнул и расслабился. Неужели все ему только приснилось? Может, и сейчас он спит? Слава ущипнул себя за ногу и убедился, что бодрствует.
  
   - Горло проверь, - хихикнула вдруг Маша. - Сунь пальцы в рот и посмотри, работает ли рвотный рефлекс.
  
   Видимо, она следила за манипуляциями молодого человека и догадалась, о чем тот думает. Реплика девушки расставила все по местам, но Слава все же последовал ее совету и моментально убедился, что очистка желудка по методике "два пальца в рот" в его случае больше не сработает и на приеме гастроэнтеролога он может спокойно глотать желудочный зонд, не опасаясь неприятных ощущений.
  
   - А где Мариока? - поинтересовался юноша, все еще надеясь и одновременно боясь услышать ответ: "Ты о ком?".
  
   Он пытался не думать о том, что вытворяло с ним сегодня это распутное существо, но накатывающие воспоминания вызывали в душе смешанные чувства. Ему одновременно и хотелось, чтобы все это было правдой, и жутко было такую правду осознавать.
  
   - Она объелась сексом и покинула нас, - ответила девушка. - Думаю, что сегодня уже вряд ли появится.
  
   Парень испытал вспышку радости и тут же сам этому удивился. Радовался он, естественно, не тому, что фута ушла. Его душа ликовала от понимания, что она ему не померещилась. Настроение его качнулось в мажорную сторону и он, подмигнув девушке, поинтересовался:
  
   - А ты, значит, после того, как она исчезла, тоже решила взять свое?
  
   - У нас с ней одно тело на двоих, если ты помнишь, - пожала Маша плечами. - Секс нужен был прежде всего тебе, а не мне. Хотя спорить не стану, что такая форма помощи мужскому организму мне нравится.
  
   - Помощи? Ты о чем?
  
   - Ну, ты обратил уже внимание, что можешь говорить и вообще чувствуешь себя трезвым? Дело в том, что сексуальная разрядка - это сейчас пока единственный способ быстро нейтрализовать опьяняющее действие моего сока. Не испытав оргазма, ты проспал бы до утра, а возможно, даже и до полудня. Между тем уже девять вечера и я не знаю, как отреагируют твои родители, если ты без предупреждения не вернешься домой.
  
   - Ой! - заволновался Слава. - Уже так поздно? Мне надо позвонить. Отпустишь меня?
  
   - Ты можешь отпроситься? - поинтересовалась девушка, не двигаясь с места. - Придумать что-нибудь, чтобы родители твои не волновались, и остаться на ночь со мной?
  
   - А ты сама-то как? Твои родители волноваться не будут?
  
   - Я уже позвонила маме и сказала ей, что нашла мальчика, который меня принял. Так что она в курсе, почему я могу не прийти ночевать. Она предложила мне даже пригласить тебя к нам в гости, но я сказала, что нам есть где вместе время провести.
  
   - Вот так прямо и сказала? - поразился молодой человек. - И что, мама просто так тебя отпустит?
  
   - Ну, она ведь тоже футанари, так что знает о моих потребностях.
  
   - Офигеть! Боюсь, что с моими родителями такое же объяснение не проканает.
  
   - Но ты ведь попробуешь отпроситься, да? Ну, пожааааалуйста!
  
   - Ты еще, что ли, секса хочешь?
  
   - Нет. Просто мне никогда еще не было так хорошо, как с тобой сейчас. Хочу растянуть это удовольствие подольше и поспать в обнимку. А еще... завтра утром... Ну, ты понимаешь... Не хочется мне снова в школе быть невменяемой. Да и тебе, наверное, будет нелегко без... порции моего сока.
  
   - Без сока... - упавшим голосом повторил Слава, вспоминая вдруг, что теперь физически привязан к этой девушке.
  
   - А... как мы завтра... успеем все?
  
   - Пораньше встанем, не переживай. Да и понадобится-то времени всего ничего. За пять минут уложимся.
  
   - А если родичи меня не отпустят?
  
   - Тогда сложнее. Придется нам встать еще раньше, и встретиться здесь или у меня. Но может, все-таки удастся отпроситься, а? Ну хотя бы разочек. Уроки у нас завтра те же, учебники-тетради все с собой, форма тоже и продукты тут вроде бы есть, ужин я приготовлю.
  
   Слава задумчиво почесал затылок.
  
   - Да отпроситься мне не проблема, - сказал он. - Я отпрашивался уже, и ночевал здесь не один раз. Это дядина квартира. И пару недель она будет свободна. Нужно только со стационарного телефона позвонить, чтобы подтвердить, что я разговариваю отсюда.
  
   - Ура! - обрадовалась Маша. - А что скажешь?
  
   - Скажу, что помыться решил. И в джакузи понежиться. И что вообще у меня голова мокрая, я распаренный, а потому вечером по прохладной погоде идти в таком состоянии - верный способ простудиться. Да мама сама мне предложит здесь переночевать, даже отпрашиваться не придется.
  
   - Вот здорово! А почему не папа, а мама? У вас в семье тоже матриархат?
  
   - Нет, у нас равенство. Просто отцу пофиг, где я буду ночевать и с кем, если поставлю его в известность. А мама может волноваться.
  
   - Ясно. А здесь, значит, джакузи есть? Искупаемся вместе?
  
   - Давай. Но сперва надо уроки сделать. Да, и позвонить. А то уже губу раскатали, вдруг все-таки придется домой идти.
  
   - Звони, - сказала Маша, разжимая свои объятия и вставая с постели. - А я пока на кухню, поужинать что-нибудь соображу.
  
   Она слезла с дивана и прямо как есть, голышом, выпорхнула из комнаты. Слава проводил ее взглядом до самой двери и вздохнул. Эта девушка действовала на него как магнит, особенно в обнаженном своем виде. Просто невозможно было от нее глаз оторвать... и рук... и губ... и других частей тела. Ну вот, казалось бы, выжала его как лимон, а все равно тянет к ней по сумасшедшему. Юноша представил, как они вместе нежатся в горячей воде, и помотал головой, отгоняя сладкое наваждение. Сперва дело, а потом все остальное ... как награда.
  
   Разговор с родителями прошел успешно. Его отпустили, как он и подозревал, без возражений. Мама уточнила только, как дела обстоят с учебниками и тетрадями на завтра и, узнав, что замены не требуется и все нужное с собой, согласилась на ночевку сына в дядиной квартире. С условием, конечно, что он хулиганить там и портить чужое имущество не будет. Впрочем, напутствие это было сделано скорее в профилактических целях. За сыном до сих пор приступов "хулиганства" не наблюдалось.
  
   Далее по плану были уроки. Слава достал из сумки дневник, определился с планом работ, и оказалось, что тот не такой уж и объемный: несколько примеров по математике, задача по физике и упражнение по русскому языку. Это из письменных. А из устных был параграф по истории, который требовалось всего лишь почитать, то есть дело совсем плевое. Можно было, конечно, устный урок не готовить, но Слава как новенький в классе планировал заработать в глазах учителей репутацию прилежного ученика. Потому собирался первое время вкалывать ударно, а там уже видно будет.
  
   Молодой человек оделся и, захватив все необходимое для занятий, пересел за стол. Начал он с математики, и та далась ему вдруг неожиданно легко. Решения мгновенно возникали в голове, стоило только посмотреть на примеры. Числа сходу умножались и складывались в уме, хоть на чистовик сразу их пиши, что молодой человек и сделал, расправившись с царицей наук за пятнадцать минут. Задача по физике тоже сдалась без боя. Ну а когда ученик приступил к русскому, из кухни вернулась Маша в переднике на голое тело, с двумя тарелками пельменей в руках и банкой сметаны под мышкой.
  
   Слава настолько углубился в свои занятия, что даже не заметил ее прихода. Девушка заглянула ему через плечо, увидела каллиграфически красивые строчки текста, ровными рядами ложащиеся в тетрадь, и решила не отвлекать труженика. Она поставила тарелки со снедью на стол, хитро улыбнулась и, стащив тетради по физике и математике со стола, стала списывать решенные примеры.
  
   Закончив с русским, юноша потянулся, увидел Машу, лежащую на диване, и очарованно замер. Она все еще была без одежды, и тело ее буквально гипнотизировало парня своими совершенными линиями. Он не заметил даже, что девушка вероломно копирует его решение по физике. Просто сидел и любовался. Дописав задачу, она заметила пристальное внимание к своей персоне и улыбнулась.
  
   - Русский дашь передрать? - спросила Маша, и голос ее вывел молодого человека из транса.
  
   - Да, конечно, - ответил тот. - Ты садись за стол, мне только история осталась, а ее и на диване можно читать.
  
   - О! Спасибо, - поблагодарила девушка.
  
   Еще раз взглянув на Славу, она закуталась в простынь и показала ему язык.
  
   - Это чтобы не отвлекался, - пояснила Маша, смеясь. - Да, и пельмени поешь. Я-то свои уже съела.
  
   Через полчаса они оба уже нежились в джакузи в объятиях друг друга, окруженные бурлящими потоками горячей воды.
  
   0x01 graphic
  
   - Хоршооооо! - протянула девушка, прижимая Славу к себе. - Классная штука!
  
   - Ага, - согласился тот, обнимая ее за талию и зачарованно гладя ладонями по ягодицам. - Еще сегодня днем я фантазировал, как буду принимать эту ванну вместе с тобой. И вот, надо же, мечта исполнилась.
  
   Маша рассмеялась.
  
   - О своих фантазиях в отношении тебя я говорить не буду, ты все их уже воплотил. Кстати, как тебе уроки сегодня дались?
  
   - Ты знаешь, очень легко, - сказал юноша, отрываясь от своей подруги и с удивлением глядя на нее. - Никогда так легко не решалась математика... и физика... И писать я стал гораздо аккуратнее, а параграф по истории вообще запомнился так прочно, словно я его учил наизусть.
  
   - Это мой сок на тебя так действует, - улыбнулась довольная Маша. - Он улучшает в тебе то, что начинает работать после его приема. Вот ты уроки стал делать - улучшились память и интеллект. Если бы спортом занялся, стали бы укрепляться мышцы, повысилась бы скорость и координация. Так что, как видишь, не одни только минусы от меня, плюсов тоже немало.
  
   - Да чего ты, нет никаких минусов, - возразил Слава и снова прижался к девушке, тая от счастья. - Мне, если честно, уже одной тебя без всяких плюсов достаточно, чтобы ни о чем не жалеть. Ты самая-самая лучшая, самая красивая, самая необыкновенная. Мне очень с тобой хорошо.
  
   - Даже когда я тебя в попу чпокаю?
  
   Слава сердито глянул подруге в глаза.
  
   - Блин, ну не порти радужное настроение, - попросил он. - Хотя... в попу тоже очень приятно, - добавил юноша, делая расстроенное лицо. - И это меня пугает.
  
   - Ну, хочешь, я больше не буду так?
  
   Парень смешно выпучил глаза и отрицательно замотал головой.
  
   - Боюсь, мне самому теперь не захочется от этого отказаться. Как вспомню, так таять начинаю. Испортила ты меня, извращенка!
  
   Девушка рассмеялась.
  
   - И ничего не испортила. Наоборот, улучшила тебя для себя. Не забывай, что ты теперь моя сексуальная игрушка и должен выполнять все мои желания.
  
   Слава зарылся носом ей в грудь, насколько позволял это сделать уровень воды в ванной, и пробулькал оттуда.
  
   - Мариока, уходи и верни мне Машу, она меня любит и ценит.
  
   Смех девушки стал еще более веселым и заливистым.
  
   - А мы с ней почти совсем слились. Теперь я буду использовать тебя с любовью, и сгорать от любви к тебе в постели, а также в любых других подходящих для секса местах. Ох! Какая тема волнительная! Может, мне и сейчас тебя чпокнуть? Или, может, взять тебя по-женски?
  
   Юноша стрельнул взглядом на свою подругу, и глаза его потемнели от предвкушения. А еще он с удивлением понял, что вновь способен заниматься сексом и член его готов прийти в боевую готовность в любой момент.
  
   - Лапочка, - шепнула девушка, нежно гладя его по щеке. - Ты просто идеальное спасение для меня. Идеальная игрушка. Но, кажется, я сегодня действительно объелась сексом. Хочется сохранить твои силы на завтра. Поэтому Мариока пошла спать, а с тобой остается любящая и нежная Маша.
  
   - Так вы снова разделились? - уточнил Слава, хитро улыбаясь.
  
   - Ну, можно сказать и так. Когда она сопит рядом довольная и счастливая, я могу дать волю своим платоническим чувствам.
  
   И девушка снова рассмеялась, сладко прижимая к себе молодого человека.
  
   Влюбленные не стали засиживаться допоздна. Завтра нужно было встать в школу пораньше. Поэтому когда часы Славы пиликнули, отмечая одиннадцать часов, Маша первой вылезла из ванной и стала вытираться от воды полотенцем.
  
   - Жду тебя в постель к себе под бочок, - хихикнула она и убежала в гостиную, к разобранному и застеленному дивану.
  
   Юноша выбрался следом. Ему предстояло еще спустить воду и прибраться в ванной комнате. Да и зубы следовало почистить перед сном. А потом спаааать-спаааать. Веки его уже слипались.
  

Глава 6. Волшебное утро

К содержанию

  
   Разбудили Славу поцелуи. Он открыл глаза и увидел перед собой влюбленное лицо Маши... Или Мариоки? Огромные зеленые глазищи ее опять были с вертикальными зрачками.
  
   - Ох, Мариока, - откликнулся молодой человек, зевая. - Сколько времени сейчас?
  
   - Я Маша, - возразила девушка, - и сейчас полседьмого утра с минутками.
  
   - Вот как? Но почему у Маши вдруг стали кошачьи глаза?
  
   - А что такого? Я ведь говорила, что мы с Мариокой почти слились, значит, и у меня теперь могут быть такие глаза. И, кстати, никакие они не кошачьи, если хочешь знать. Это глаза футанари.
  
   - Футанарные? - скорректировал эпитет Слава и тут же: - Ой! Ты чего? Не кусайся!
  
   - А ты не обзывайся.
  
   - Разве я обзывался?
  
   - Конечно. Футанарные - почти как фонарные звучит.
  
   Славик заржал, а потом заверещал от щекотки:
  
   - Прекрати!.. Стой!.. Я больше не буду, честное слово!
  
   Отсмеявшись, они затихли на какое-то время, а потом парень потянулся к девушке губами и они поцеловались.
  
   - Чего делать будем? - шепнул молодой человек. - Чего тебе хочется?
  
   - Щекотать тебя, - ответила Маша.
  
   - И все?
  
   - Нуууу, нет, не все.
  
   - Какая-то ты пассивная сегодня. Где же твой хваленый гиперсексуализм?
  
   - Гиперсексуальность моя, - поправила девушка, - пока еще спит. Вчера я, видимо, так объелась сексом, что желание само не приходит.
  
   - Предлагаешь пойти в школу так?
  
   - Нет. Пренебрегать моими потребностями не стоит. Лучше всего удовлетворить их впрок, чтобы обошлось без последствий.
  
   - Хорошо, я готов.
  
   Слава поцеловал Машу в грудь, захватил ее сосок губами и стал мягко посасывать его. Тот сразу же затвердел и увеличился, а пальцы девушки зарылись ему в волосы и сжали их.
  
   - Просыпается желание? - поинтересовался парень, отрываясь от поцелуя. Вместо ответа Маша вдруг опрокинула его на спину и уселась верхом.
  
   - Проснулось, - сказала она. - Вот только не понятно пока, какое. Можно, например, поскакать на тебе верхом и взять сперму. Думаю, что до конца уроков мне бы этого хватило с лихвой. Другой вопрос, как ты школу переживешь.
  
   - Я?
  
   - Ну, да. Сам-то ты никакой нужды не чувствуешь?
  
   - Нет, вроде... А что я должен чувствовать?
  
   - Откуда ж мне знать. Не я ведь в нашей паре зависимая.
  
   - Блин, не напоминай! Можно подумать, что я уже маялся ломкой, чтобы знать ответ. Определиться бы еще, на что это может быть похоже?
  
   - Ну, однажды, когда мама из командировки вернулась (её пару дней дома не было) мой папа сказал ей, что пить хочет, а она вместо того, чтобы воды ему налить, взяла за руку и увела в спальню. Вернулись они через пару минут, и папу жажда больше не мучила.
  
   - Ого! За две минуты уложились? - удивился Слава. - Вот это да! Что, оба они успели кончить так быстро?
  
   - Скорее всего, только мама.
  
   - Ну а как же опьянение? Отца твоего сок футки не опьянил?
  
   - Со временем мужчины привыкают к нему и, если доза не избыточная, то не пьянеют почти.
  
   - Интересно. Значит, потребность в этом веществе как простая жажда может чувствоваться? А если воды попить?
  
   - Не поможет. Эта жажда утоляется только одним напитком.
  
   - Я пока пить не хочу. Может, мне и не надо?
  
   - Сегодня не тот день, чтобы экспериментировать, - возразила Маша. - Давай отложим опыты на выходные. Думаю, что тебе тоже надо напиться впрок.
  
   - Хорошо, - улыбнулся Слава, с удовольствием вспоминая, как фута захватывающе кончает и какой вкусный у нее сок.
  
   - Вот только я не знаю, какое количество тебе нужна, - вздохнула девушка. - И недодать боюсь и переборщить. Как бы не пришлось потом тебя долго откачивать. - Ладно. Попробуем средний объем.
  
   Она встала на ноги, спрыгнула с дивана и поманила парня к себе.
  
   - На коленки вставай передо мной, - сказала Маша. - Можешь подушку под ноги положить, чтобы мягче было.
  
   Слава вспыхнул от этого предложения, потом спустил ноги с дивана и замер на пару секунд, любуясь сексапильными формами своей подруги. Медленно, словно под гипнозом, он сделал шаг вперед и опустился перед ней на колени. Глаза его неотрывно смотрели на Машу, взгляд скользил по восхитительным линиям, как приклеенный. Потом парня примагнитило и он прижался к объекту вожделения, обнимая девушку руками, целуя ее бедра и скользя по ним ладонями.
  
   Маша встала совсем близко, так что юноша оказался у нее между ног. Ухватив за волосы, она слегка запрокинула ему голову, подалась бедрами вперед и коснулась интимными губками его рта. Мягкое поглаживание шерсткой волос выманило язык наружу, и тот начал вылизывать женские прелести, забираясь между пушистыми валиками, скользя между ними в поисках чувствительных точек и нежно обнимая своим бархатным телом уже слегка набухший клитор. Самая чувствительная часть женской киски дрогнула и стала плавно приподниматься, увеличиваясь в объеме. И Слава увлекся этим процессом, сопровождая языком восхитительный рост, поглаживая клитор снизу, облизывая его от основания до самой головки и направляя себе в рот. Губы нежно сомкнулись на пульсирующем теле, заключили его в плотное кольцо и стали мягко посасывать, затягивая в глубину.
  
   Девушка заурчала от удовольствия и резким движением бедер целиком вошла в рот молодого человека своим разросшимся клитором. Продолжая крепко вжиматься, она плавно заполнила им все внутреннее пространство, наслаждаясь сосущими ласками рта, потом сделала несколько резких фрикций и вышла наружу. Слава увидел перед своим носом эрегированный клитор, увеличившийся просто до сумасшедших размеров. Он достигал в длину десяти или даже двенадцати сантиметров, и это был именно клитор, а не член, всеми формами своими повторяя женский орган, увеличенный в десятки раз. Но потом он стал превращаться в стержень, утолщаясь и вытягиваясь вперед и вверх.
  
   Тело его твердело, приобретая форму сплюснутого цилиндра, головка набухала, расширяясь в объеме, и на конце ее проявилось отверстие семявыводного канала, который обозначился утолщением на нижней поверхности члена и быстро надулся, увеличивая свою толщину.
  
   Достигнув сантиметров двадцати в длину, член резко напрягся, приподнимаясь вверх и раздуваясь, словно проверял свою боеготовность, а потом пошлепал головкой парня по губам, призывая его рот открыться.
  
   - Вот такого... среднего размера... думаю, будет достаточно, - сказала Маша прерывающимся голосом. Она часто дышала и была изрядно возбуждена.
  
   Руки футы крепко схватили голову молодого человека с боков, член прижался к приоткрытому рту и резким движением вошел в него, дотянувшись сразу до глотки. Вторым рывком он преодолел узкое место и вошел в пищевод до самого своего основания, затем плавно вышел и снова резко вошел.
  
   Похоже, Маша не настроена была играть, она просто наслаждалась теснотой пещеры, загоняя в нее свой орган резкими ударами. При этом она постоянно извлекала его из горла, выводя головку в рот, так что та при обратном движении продавливала глотательное отверстие, ласкаясь о его узкие края. Каждый такой толчок фута сопровождала сладострастным вскриком. Массивный стержень ее напрягался в глубине, раздуваясь в стороны, и выстреливал порцию смазки, вязкими струйками стекающую вниз по пищеводу, которая попутно покрывала его стенки защитным слоем.
  
   Крики футанари стали громче и злее. Движения ускорились, обретая звериную грубость. Она какое-то время вонзалась в парня, утробно рыча, а потом замерла, войдя в рот до самого основания и слегка отклонившись назад. Член ее вздагивал в Славкином горле, раздувался и приподнимался вверх, балансируя на грани оргазма, но фута все длила и длила это граничное состояние, пока тело ее не начало сотрясаться мелкой дрожью. И тогда она сделала одно резкое движение бедрами и содрогнулась от блаженства, прогибаясь в спине. Ощущение вздувшейся трубочки, прижавшейся к языку, привело Славу в состояние восторженного предвкушения, потом через нее прошла мощная волна вибрации и в горло юноши хлынули потоки нектара, отдавшиеся основательным толчком в стенки желудка и тут же наполнившие его волшебным теплом.
  
   Парень чувствовал, как дрожит и раздувается проникшее ему в горло тело, выплевывая из себя толстые струи, наслаждался этими ощущениями, и организм его постепенно охватывал запредельный кайф. Изображение перед глазами поплыло, сознание стало уносить в сладкую нирвану, тело покачнулось и отклонилось назад, теряя устойчивость. И только благодаря крепкому захвату футы он продолжал сидеть на коленях, выполняя роль благодарной емкости для ее сока, отзывающейся мелкой дрожью на каждый выстрел.
  
   Выплеснувшись до конца, Маша расслабилась, погрузившись в состояние блаженной релаксации, а когда через минутку отпустила молодого человека, между ног у нее вновь была обычная женская киска. Ну разве что клитор продолжал выпирать между пушистыми губками сантиметра на полтора. Девушка придержала парня за плечи, чтобы тот не свалился, а потом затащила его на диван, укладывая на спину. Какое-то время она им любовалась, гладя ладонями по груди и животу. Пальцы ее коснулись стоящего торчком мужского органа и крепко сжались на его стволе, тиская и покачивая. Мурлыкая от удовольствия, Маша склонилась к члену и лизнула его головку.
  
   - Какой ты у меня твердый и вкусненький, - сказала она и хихикнула. - Как всегда дрыхнешь, а член стоит. Какая прелесть! Ну ладно, надо из спячки тебя выводить. Послужишь мне жеребцом, - добавила девушка и с довольной улыбкой на устах оседлала юношу. - Как все-таки балдежно на тебе скакать, никогда мне это не надоест.
  
   Она опустилась, ложась сверху на вожделенное тело, улыбка ее стала хищной, и одним хлестким движением бедер девушка вобрала в себя член. Изо рта ее вырвался сладострастный стон и глаза прикрылись от удовольствия. Пару секунд она сохраняла неподвижность, стискивая член влагалищем и массируя его. Потом, рыкнув, сделала быструю фрикцию и снова застонала.
  
   - Классный, классный, - шептала она, пробуя твердость пленника интимными мышцами.
  
   Попа девушки плавно приподнялась вверх и опустилась, потом снова поднялась. Движения ее стали набирать скорость и амплитуду, все больше и больше траекторией своей напоминая тверк. Прошло несколько секунд, и Маша уже ритмично скакала, быстро приближаясь к своему финишу. Из горла ее вырвалось утробное урчание, пальцы крепко сжались на Славкиных плечах. Бёдра взорвались серией хлестких ударов и девушка, отклонившись назад с громким криком выплеснула из киски мощную струю жидкости, окатившую ее любовника от лица до живота. Она содрогнулась второй раз и снова выстрелила, направляя поток по баллистической траектории, и снова попадая парню в лицо, словно специально туда целилась.
  
   Слава застонал, возвращаясь в сознание, и открыл глаза как раз в тот момент, когда на физиономию его приземлилась третья порция. Он вздрогнул, усиленно заморгал, и тут его самого накрыло оргазмом, заставляя кричать и извиваться под девушкой словно от ударов электрическим током. А Маша, жадно причмокивая влагалищем, высасывала из него сперму, массируя член волнообразными сжатиями, и заставляла парня вздрагивать снова и снова, пока он не отдал ей весь свой сок.
  
   - Оооох! - сипло простонал Слава, - как сильно ты меня каждый раз выкачиваешь. Просто до полного изнеможения. Ты чего такая обжора?
  
   - Это не я, - выдохнула Маша, обнимая молодого человека за шею. - Это мой организм. Я не виновата, что он так работает. Ничего страшного. Скоро тебе полегчает. Мой сок стимулирует обмен веществ, так что ты быстро восстановишься.
  
   - Ага, а ты меня потом опять выжмешь.
  
   - Верно. Кто еще мне будет поставлять сперму? Хочешь, чтобы я к кому-то другому обратилась за помощью?
  
   - Не-не. Бери лучше у меня. Но ты разве не боишься залететь?
  
   - Не боюсь. Чтобы футе забеременеть, надо приложить для этого усилия. А в обычном случае мой организм твоих сперматозоидов просто лопает, извлекая из них необходимые для себя вещества.
  
   - Фантастика!
  
   - Все, встаем. Надо успеть позавтракать и в школу. Времени уже семь-двадцать.
  
   - Ага, - согласился юноша, - мне еще в душ надо сходить, отмыться. Блин! Я же все самое интересное пропустил!
  
   - Ты о чем?
  
   - О сквирте твоем. Он такой классный. Да и о сексе. Я ведь гетеросексуал, между прочим, и мне очень нравится, когда ты меня по-женски берешь. А просыпаюсь я только к последнему действию. Обидно! Когда я уже перестану вырубаться?
  
   - Не знаю. Ты у меня первый мужчина, я сама только набираюсь опыта. Потерпи пару дней, а там воскресенье. В школу не надо будет идти, и мы поэкспериментируем. Проверим, как разное количество моего сока на тебя действует и насколько его хватает. Заодно посмотрим, как ты нужду переносишь и сколько можешь ее терпеть.
  
   - Ладно. И спасибо, что обо мне заботишься.
  
   - Тебе тоже спасибо за удовольствие. Беги в душ, а я на кухню пойду. Пельменями позавтракаем?
  
   - А еще остались? Давай. Мы с тобой как муж и жена уже, - хихикнул Слава.
  
   - Давай чеши, муженек. А то тебя готовить заставлю.
  
   Юноша улыбнулся, вскакивая с дивана, послал девушке воздушный поцелуй и выбежал из гостиной. Маша вытянулась на постели и прижала его подушку к своей груди. На губах ее играла довольная улыбка.
  

Глава 7. Магия, интриги и школа

К содержанию

  
   Через полчаса они, уже полностью одетые, сидели на кухне и с аппетитом уплетали пельмени.
  
   - Успеваем? - спросил Вячеслав.
  
   - Конечно. У нас еще времени сорок минут, а до школы отсюда пять минут ходу. Но лучше все же пораньше прийти, чем бежать сломя голову. Так что ешь скорей.
  
   - Мммм, вкусно, - проурчал молодой человек. - Какое классное утро. Я о таком и не мечтал.
  
   - Что, пельмени давно не ел?
  
   - Да я не о еде вовсе, - улыбнулся Слава. - С тобой здорово. Я как вчера тебя в классе увидел, сразу понял - ты лучшее, что у меня может быть.
  
   - Обормот, - сказала Маша, краснея от удовольствия. - Зачем ты ко мне сел? Да еще приставал постоянно. Я чуть вчера не рехнулась из-за тебя окончательно. Представляешь, что было бы, если б я прям в классе на тебя набросилась?
  
   - Это был бы номер, конечно, - хихикнул молодой человек. - Но откуда ж мне было знать, что ты такая взрывоопасная? А я-то все голову ломал, почему ты молчишь. Значит, поэтому ты не разговаривала ни с кем с начала года? Тебе так проще было терпеть?
  
   - В целом да. Если кто-то со мной начинал говорить, его голос оказывал возбуждающее действие, а еще запах. В общем, мне легче было себя контролировать, когда никто не приближался ко мне и не пытался завести беседу. Поэтому я и решила молчать.
  
   - Но ведь на уроках ты отвечала.
  
   - Так во время ответа говорила я, а не кто-то со мной разговаривал. Это другое дело. Да и сосредоточенность на учебе, на теме урока, на излагаемом материале помогала отвлечься.
  
   - И сильно я рисковал, заговаривая с тобой? - улыбнулся Слава.
  
   - Ну... не очень. Ты вовремя останавливался, стоило мне на тебя посмотреть. Так что не сказала бы, что прям по краю ходил. Но это был лишь первый день нашего знакомства. В дальнейшем я твою неприкосновенность не смогла бы гарантировать.
  
   Молодой человек смущенно рассмеялся.
  
   - Нда, - сказал он. - Зато мы подружились очень быстро, и я тебя подлечил.
  
   - Это точно. Ты просто спас меня вчера, - призналась девушка с благодарностью в голосе.
  
   - Послушай! А кто за тобой гнался? Я ведь так и не спросил.
  
   - Да Его Величество Кирюша со свитой своей.
  
   - Это тот белобрысый тип?
  
   - Ага. Знаешь уже про него?
  
   - Николай рассказал, что ты его как-то по фэйсу двинула, и он тебе теперь прохода не дает. А что вы с ним не поделили, если не секрет?
  
   - Гад он, - сказала Маша сердито. - Если б я раньше знала, что он такой гад...
  
   - Расскажешь?
  
   - Да что рассказывать... Симпатичный он, ну я и призналась ему, что он мне нравится. Это в начале года было, когда состояние мое еще располагало к общению с одноклассниками.
  
   - Ну а он?
  
   - Он растрепал всем, что я влюблена в него как кошка, и что сама предлагала ему с собой переспать. Я вообще-то могла такое предложить, но, к счастью, не успела. Поэтому с чистой совестью отрицала все, что он говорил. Доказательств ведь у него никаких не было. В общем, класс пошумел около месяца, посплетничал всласть, да и успокоился. Все решили, в конце концов, что Кира пустозвон и просто хвастает. Но этот месяц мне пришлось изображать мисс невозмутимость. Знал бы ты, как это было нелегко.
  
   - Да уж могу представить, - сочувственно сказал Слава.
  
   - Ну, а потом этот придурок, иначе и не скажешь, стал издеваться надо мной и всячески меня доставать. А я ведь не железная все-таки и психика моя из-за сексуального голода расшатывалась. Вот я и не сдержалась однажды, двинула ему от души. Хорошо хоть в челюсть заехала, а не по зубам, а то ж ведь выбила бы ему парочку.
  
   - Я никому не скажу про наши отношения, честное слово, - наигранно испугался Слава, - и дразниться тоже не буду.
  
   - Бе-бе-бе! Уже дразнишься, - показала ему Маша язык.
  
   - Я же по-доброму, - улыбнулся молодой человек.
  
   - Ладно, тогда прощаю.
  
   - А как ты продержалась столько времени без секса? - удивился молодой человек. - Сейчас весна, а торкнуло тебя первый раз когда?
  
   - В августе, почти перед самым началом занятий. Ну как продержалась, - вздохнула Маша. - Самоудовлетворением. Плюс лекарства для меня специальные были, успокаивающие. Да и затворничество тоже снизило количество сексуальных раздражителей до минимума.
  
   - Ты обет молчания приняла сразу, как с Кириллом подралась? - уточнил Слава.
  
   - Да. Это происшествие окончательно выбило меня из колеи. Я стала опасаться, что могу причинить вред еще кому-нибудь, и решила создать себе образ буки, чтобы в будущем, когда совсем припечет, никто ко мне даже и не совался. Первое время одноклассники еще пытались со мной заговорить, но я не отвечала и как могла взглядом давала понять, что не намерена поддерживать беседу.
  
   - Но ты ведь тем самым загоняла себя в тупик! - поразился юноша. - Тебе наоборот надо было общаться с мальчиками, чтобы поскорее кого-нибудь себе найти и проблема бы, наконец, разрешилась.
  
   - Да, наверное, - кисло согласилась Маша. - Но я тогда боялась отношений. Облом с Кириллом сильно меня подкосил. Не хотелось вообще ни с кем встречаться.
  
   - И на что ты рассчитывала?
  
   - На то, что мама, наконец, поймет, что оставлять меня в школе людей не безопасно, и переведет в другое учебное заведение, в котором одни футки учатся. Я ее кстати сразу же об этом попросила, после того как Кирилла ударила. Как раз удобный случай для перевода представился. Но директриса уговорила ее оставить меня. Да и сама она хотела дать мне побольше времени. Не знаю, на что надеялась. На чудо наверно. В общем, ты очень вовремя появился. Еще бы немного, и моим родителям пришлось бы переводить меня в школу для футок.
  
   - Туда же, куда твоя подруга перевелась?
  
   - А откуда ты про подругу мою знаешь? Опять от Николая?
  
   - Ага.
  
   - Вот ведь болтун.
  
   - Дак разве ж это секрет?
  
   - Секрет, что она тоже футка.
  
   - Ну, об этом я просто предположил. Могла бы и отнекаться, - улыбнулся Слава.
  
   - Ладно, тебе можно знать, ты - свой. Нет, она просто в другую школу перевелась, в обычную. У нас так принято, когда футки взрослеют, их разводят, чтобы они, значит, не того друг с другом. Друг дружку чтоб не компрометировали.
  
   - В каком смысле?
  
   - Ну, нас ведь могли за лесбиянок принять, были бы проблемы.
  
   - По-твоему, это хуже, чем страдать? И вообще, почему тебе родители не помогли?
  
   - Футка должна сама найти себе кого-нибудь. Это тест на взросление.
  
   - Нифига себе, а если не получится?
  
   - Нас учат так, чтобы получилось.
  
   - Кто учит?
  
   - У каждой из нас есть наставница. Вот она и учит.
  
   - А почему тогда у тебя не получилось?
  
   - Потому, что я неправильно все сделала, рискнула и попала впросак.
  
   - Не понимаю, как в твоем случае можно было сделать правильно?
  
   - Ну, можно было, например, Киру загипнотизировать, расспросить под гипнозом, узнать про подлую его натуру и отправить гулять.
  
   - А ты умеешь гипнотизировать?
  
   - Когда мозги нормально варят, да.
  
   - Нифига себе, и почему не загипнотизировала?
  
   - Потому что у влюбленной футки мозги набекрень. Но и в этом случае тоже был выход. Есть тесты специальные, которые позволяют действовать наверняка. Не надо только торопиться. Но мне было невтерпеж, вот я и прокололась.
  
   - Офигеть, как интересно! А меня ты загипнотизировать можешь?
  
   - Ага.
  
   - Загипнотизируешь?
  
   - Зачем тебе?
  
   - Ужасно любопытно! Меня ни разу никто не гипнотизировал.
  
   - Вообще-то я уже гипнотизировала.
  
   - Че...чего? Когда?
  
   - Во время секса пару раз было. Ну, когда ты из-за гомофобии своей распереживался.
  
   - Я не помню.
  
   - А ты и не должен помнить. В том-то и фокус весь, что тот, кто под воздействием находится, самого воздействия не замечает. И, по правде говоря, это и не гипноз даже, а ментальная магия. Магическая способность управлять сознанием человека. Просто слово "гипноз" звучит привычнее для людей, вот мы и используем этот термин.
  
   - Значит, ты владеешь колдовством? - недоверчиво переспросил Слава.
  
   Маша взглянула на часы, и лицо ее стало озабоченным.
  
   - Слушай, мы время теряем, - сказала она. - Пора нам уже выходить.
  
   - Погоди, не уходи от ответа. Владеешь или нет?
  
   - Ага, владею, и сейчас я совершу великое колдунство для межпространственного перемещения. Смотри внимательно. Ассара бара чуккара, оп!
  
   Маша щелкнула пальцами, и Слава вдруг очутился в спускающемся вниз лифте. Он был одет, обут и сумка его школьная болталась на плече. Девушка стояла напротив и хихикала, глядя на его опешившую физиономию.
  
   - Ттт...ты и ттт...такое можешь? - стал вдруг заикаться Вячеслав.
  
   - Я много чего могу, - едва сдерживая смех, сказала Маша. Потом все же не выдержала и засмеялась.
  
   - А чего смешного то?
  
   - Да с тебя угораю, ты в зеркало на себя посмотри.
  
   Слава глянул на свое отражение и увидел дико выпученные глаза. Он проморгался, принимая более презентабельный вид, и пожал плечами.
  
   - Мне можно простить, я первый раз переживаю телепортацию. - Потом он оживился и с энтузиазмом спросил. - А ты далеко можешь переноситься?
  
   Почему-то этот невинный вопрос вызвал у Маши новый приступ смеха, да такой, что она сползла по стенке и осталась сидеть на корточках.
  
   - Ну, ты чего в самом-то деле? - не понял ее реакции молодой человек.
  
   - Жа...жаль, что сегодня не первое ап...преля... ик! - выдавила девушка из себя, икнула еще раз и расхохоталась сильнее.
  
   - Маш, ну прекрати, объясни толком, чего ты ржешь, как лошадь?
  
   - Да потому что нник..какая это не телеик...портация... ик!.. Я тебя... иик...оу!.. Раз...зыграла! Ууууф... Извини...
  
   - Как разыграла-то?
  
   Лифт остановился и открыл двери.
  
   - Да так, - ответила Маша, поднимаясь на ноги. - Вначале загипнотизировала тебя, потом приказала по-быстрому собраться, вывела из квартиры, завела в лифт и разгипнотизировала. Это ментальная магия, понимаешь. Ничем другим сверхъестественным я не владею. Ну что, теперь пойдем?
  
   Славка прыснул и тоже рассмеялся.
  
   - Все-все, пошли, а то опоздаем, - сказала девушка, вытаскивая парня за руку из кабины лифта.
  
   - Не, ну это все равно круто! - восхитился тот. - А что ты еще можешь делать?
  
   - Слушай, хочешь сразу в школе оказаться, за партой за своей?
  
   - Не-не, я сам уж как-нибудь дойду. Ну а чего ты сразу так, жалко тебе рассказать, что ли?
  
   - Не жалко мне, времени просто мало. Ну, могу иллюзии всякие устраивать.
  
   - Например, глаза с вертикальными зрачками?
  
   - Нет, глаза у меня настоящие, - возразила Маша и показала спутнику язык. Она посмотрела вперед и вдруг притормозила на полном ходу. - Гадство! - зло выругалась девушка.
  
   - Что такое? - забеспокоился молодой человек.
  
   - Сам посмотри, Кира с подельниками своими нас поджидает. Так и думала, что будет караулить, гад.
  
   Слава глянул в направлении, куда смотрела Маша, и увидел группу ребят, преградивших им дорогу.
  
   - Небоись, - сказал он. - Я свидетель. Будет приставать, пожалуемся директору.
  
   - Хочешь репутацию ябеды заработать? - покачала головой спутница. - Нет, у меня есть получше идея, - злорадно усмехнулась она. - Ты хотел магию увидеть? Сейчас увидишь. Пошли вперед как ни в чем не бывало. Ничего не говори им, ты просто попутчик. Я все сделаю сама. Пришло время малость поквитаться.
  
   - Погоди! Ты ведь ничего ему не сделаешь?
  
   - Ну, немного расстрою, и только. Не беспокойся, не пострадает никто, - добавила Маша и азартно хихикнула.
  
   - Точно ничего серьезного?
  
   - Обещаю.
  
   Они пошли дальше и стали приближаться к компании молодых людей. Те, заметив их, оживились, но продолжали делать вид, что увлечены беседой. Ребята полностью перегораживали проход в ворота, поэтому когда парень с девушкой подошли, им пришлось остановиться.
  
   - Ну что, гопнички, - насмешливо сказала Маша, - так пропустите нас, или кого-нибудь из вас надо удивить?
  
   Слава настороженно посмотрел на преградившую им путь компанию и обнаружил, что один из учеников записывает происходящее на камеру телефона. Он обеспокоенно глянул на спутницу и убедился, что та тоже заметила оператора.
  
   Молодые люди озадаченно замерли. Им, видимо, в новинку было, что девушка ведет себя столь раскованно и адекватно. Привыкли уже к образу зажатой дурочки, а тут вдруг такое преображение.
  
   - О! Кто это к нам пожаааловал! - первым взял себя в руки белобрысый Кирилл! - Ты что, Машуля, нового кавалера себе нашла? А как же яааа? Ты меня бросаааешь?
  
   0x01 graphic
  
   Девушка вдруг прыснула и рассмеялась.
  
   - Кир! Ну ты уж совсем! Постыдился бы хоть на улицу в таком виде выходить, извращенец! Если ты хотел на меня впечатление таким образом произвести, то вынуждена огорчить, впечатлить тебе меня нечем.
  
   Парень невольно взглянул на себя и вдруг заорал диким голосом. Он судорожно прикрылся руками между ног и, не переставая кричать, рванул в кусты.
  
   - Чё? Чё с ним такое? - наперебой загомонили его товарищи. - Чего он руками-то прикрывал?
  
   - Да не видел я.
  
   - Блин! Он так заорал, что я чуть не обоссался!
  
   - Слушь, может, он обоссался, а?
  
   Заградотряд, взволнованный странным событием, потерял монолитность, открывая бреши в построении. Пока они переговаривались, девушка схватила Славу за руку и, злорадно хихикая, проскочила мимо них за ворота, увлекая попутчика за собой.
  
   - Что с ним случилось? Чего он так кричал? - спросил обескураженный парень.
  
   - А как бы ты реагировал, интересно, если б обнаружил вдруг, что ниже пояса совершенно голый? Причем вокруг куча свидетелей и одна из них девушка.
  
   - Но он ведь не был го... - начал молодой человек и осекся. Потом хохотнул коротко, и уже серьезным голосом добавил: - Мааатерь божья! Ну ты и отыгралась!
  
   - Ничего подобного, - пожала плечами девушка. - Это даже не месть была. Я всего лишь избавила себя от проблемы в лице этого неугомонного приставалы. Теперь ему точно будет не до меня.
  
   - Ты уверена, что он отстанет? Никто другой ведь его голым не видел. Ну, заорал парень отчего-то, странно, конечно, но не позорно ведь.
  
   - Голым его, конечно, не видели, - согласилась девушка, - но, по-моему, очевидцы додумали кое-что не менее нелицеприятное в качестве объяснения странному поведению своего товарища. И я теряюсь в догадках что хуже. То, что видел Кирилл, или то, о чем подумали остальные.
  
   - Маш, я не хочу с тобой ссориться, - сообщил потрясенный Вячеслав. - Никогда и ни в каком виде. Поэтому, если я вдруг ненароком обижу тебя, сразу мне об этом скажи, и я принесу тебе самые искренние свои извинения.
  
   - Испугался? - расстроилась вдруг девушка. - Да не бойся ты. Со своими возлюбленными футки все ссоры сексом разрешают. Если разозлишь меня чем-нибудь, жди грубого изнасилования. Только и всего.
  
   - Ну вот, - улыбнулся молодой человек, - а теперь ты искушаешь меня с тобой поссориться. Эта угроза твоя для меня как бы с обратным знаком.
  
   - Все-все, тсс, завязываем с секретными темами, - предупредила Маша. - Мы к школе подходим.
  

* * *

   В класс они вошли вместе. Девушка весело поздоровалась со всеми, и в течение пары секунд гул разговоров в комнате стих. Те, кто пропустил это приветствие, заметили, как замолкают другие, и тоже прекратили разговор, оглядываясь в поисках причины всеобщего замешательства.
  
   - Привет, ребята, - поздоровался в свою очередь Слава, и его голос в полной тишине прозвучал как-то по-особенному громко.
  
   - Отнесешь мою сумку за парту? - попросила Маша, мило улыбаясь молодому человеку. - Тебе все равно по пути.
  
   - Конечно, - кивнул головой Вячеслав и, взяв у девушки поклажу, отправился с ней к месту назначения.
  
   Разговоры тем временем стали возобновляться, но в этот раз все поглядывали на него и на Машу и вполголоса обсуждали новое событие.
  
   Извлекая учебники из сумки, Слава заметил, как его подруга направляется к небольшой компании девчонок и о чем-то с ними заговаривает. Те вначале приняли ее настороженно и слушали с беспокойством, но потом заинтересовались чем-то, стали переспрашивать, увлеклись, и вот уже в том углу завязалась оживленная беседа. Юноша вначале поразился, с какой легкостью Маша установила с одноклассницами контакт, но потом подумал, что здесь в очередной раз не обошлось без магии, и восхитился.
  
   Достав все необходимое для занятий, Слава сел за парту и стал дожидаться начала урока. Рядом тут же приземлился Николай и, хлопнув его по плечу, сказал:
  
   - Давай, парень, колись, как ты вчера Машу реанимировал. Все в классе уже голову сломали от догадок, что там между вами произошло.
  
   Слава подумал, что если бы все узнали, что между ними действительно произошло, новость сразу бы получила статус сенсации, и впору было бы переводиться в другую школу, а лучше вообще уехать из города. К счастью, тайну эту можно было сохранить, а чтобы не было никаких левых догадок, как в случае Кирилла, следовало выдать какую-нибудь легенду.
  
   - Да так, - небрежно откликнулся Вячеслав, усиленно соображая, что бы такого придумать. - Ну... мы просто поговорили вчера, погуляли немного, познакомились. Потом договорились сегодня утром встретиться и в школу вместе придти. Вот и все.
  
   - Отлично, - хмыкнул Николай, - а теперь вопрос на миллион. Расскажи, как ты умудрился Машу разговорить. Она уже несколько месяцев сохраняет обет молчания.
  
   - Ну, не знаю, комплиментами, наверное. Говорил ей, какая она красавица и как нравится мне, и что хочу с ней дружить. Кажется, у нее из-за роста психологические проблемы были. Вбила почему-то себе в голову, что из-за того, что большая такая, никто из парней с ней дружить не будет, да еще Кирилл этот ваш страхи ее подпитывал, обзывал ее дылдой, самооценку всячески опускал.
  
   - Погодь, значит, ты к ней клеился? Во даешь! А она чего?
  
   - И вовсе не клеился я, а ухаживал как джентльмен. Знать надо, понял, как девушек к себе располагать. Женщины любят ушами.
  
   - Ну, хорошо-хорошо, пусть ухаживал, хотя от другого термина смысл не меняется. Так что она-то? Как реагировала?
  
   - Да нормально реагировала, правда вначале осторожно. Сперва улыбаться стала. Потом коротко отвечать, потом чуток посмелее. Но в основном, конечно, я болтал, а она слушала.
  
   - А почему она тебе портфель свой только что передала? Вы теперь с ней пара?
  
   - Пока нет, но я над этим работаю. Сказал, что хочу с ней дружить, она сказала, что подумает.
  
   - Очуметь! - восхитился Николай. - Просто так взял и предложил дружбу? Да ты, парень, смельчак.
  
   - А что такого-то? Она ведь мне нравится. Почему бы и не сказать. Тебе бы не понравилось разве, если б девушка призналась тебе, что ты ей симпатичен?
  
   - Меня бы это смутило, дружище, и я отнюдь не исключение. Так что получить отворот поворот в такой ситуации можно за нефиг делать.
  
   - Но она же пока не согласилась, - пожал плечами Вячеслав. - Ничего в этом нет смертельного.
  
   - А могла бы и посмеяться.
  
   - Ну, просто знать надо, в какой момент предложение делать и в какой обстановке. И потом Маша, по-моему, не та девушка, которая будет в подобной ситуации смеяться.
  
   - Складно говоришь, дружище, - усмехнулся Николай, а потом, глянув собеседнику за спину, поспешно умолк и засобирался.
  
   - О чем это он складно говорит? - раздался сзади подозрительный Машин голос.
  
   Славик тут же напрягся и подумал о недавнем информировании о том, как футанари прорабатывают ссоры.
  
   - Да, нет, ничего, - ответил Николай. - Мы так о своем, о мужском. О трудностях на любовном фронте.
  
   - И у кого это трудности на любовном фронте? - поинтересовалась Маша, демонстративно обнимая Славу за шею.
  
   - Эээ, видимо у меня, - хихикнул Николай. - И, кстати, твой сосед по парте очень скромный. Оооочень. Из одного твоего жеста, Маш, я гораздо больше узнал, чем из всей его хитроумной речи. Ну, я пошел, скоро урок уже.
  
   - Ма..Маша, - заикаясь, начал оправдываться Вячеслав.
  
   - Спасибо, - шепнула ему на ухо девушка. - Ты мне очень помог сегодня. И вчера тоже.
  
   - Пожалуйста, - улыбнулся молодой человек.
  

Глава 8. Второй день вместе

К содержанию

  
   Все оставшееся время в школе пролетело как один час. Маша не переставала удивлять всех и Вячеслава в том числе своей коммуникабельностью. Она словно изголодалась за весь период своего вынужденного отчуждения и теперь наверстывала упущенное. Не то чтобы она была навязчива в общении, скорее отзывчива и доброжелательна. За шесть уроков она умудрилась переговорить почти с каждым одноклассником и оставить о себе позитивное впечатление.
  
   В каком-то смысле девушка умудрилась переключить на себя внимание всего класса, так что даже Вячеслав, несмотря на статус новичка, чувствовал некоторый отток интереса к своей персоне. Любопытство к нему по-прежнему питали, но теперь оно в большей степени было вызвано его причастностью к преображению Маши и к отношениям между ними. Девушка довольно открыто демонстрировала свои права на молодого человека, и стоило только какой-нибудь однокласснице приблизиться к Вячеславу, как она тут же оказывалась неподалеку и ревниво следила, чтобы никто из девушек за рамки нейтрального общения не выходил.
  
   - Да видим-видим, что он твой, - посмеивались девушки. - Не волнуйся ты так, никто его у тебя не заберет.
  
   - Но ты нахалка, конечно, - в шутку упрекнула Машу староста класса Лена, - самого интересного мальчика себе отхватила, даром что тихоней все это время была.
  
   - А я разве не интересный, - подал голос Николай, вставая в позу Аполлона.
  
   - Ты уже изучен досконально, обсужден и оценен, - насмешливо выдала девушка свой вердикт.
  
   - И каковы мои шансы на взаимность?
  
   - Смотря с кем. Со мной нулевые, а вот за других сказать не берусь. Устрой опрос о популярности себя любимого. Может и узнаешь о себе что-нибудь интересное.
  
   - Злая ты, вздохнул парень.
  
   - Уж, какая есть.
  

* * *

   В общем, события дня дали много пищи для обсуждений. Большинство ребят даже не заметили, что Кирилл в школу не вернулся. Только родители его позвонили классному руководителю и предупредили, что сын их неважно себя чувствует.
  
   После уроков Маша и Слава вместе вышли на улицу.
  
   - Ну что, рванем в квартиру твоего дяди, - предложила девушка.
  
   - У меня есть другая идея, - ответил молодой человек. - Сперва разойдемся по домам, пообедаем, а уже потом встретимся в джакузи. Так мы сможем больше времени вместе провести не вызывая беспокойства родителей. А еще можно учебники на завтра с собой взять и попробовать опять на ночь отпроситься.
  
   - Давай! - восторженно подхватила эту идею Маша. - Ты телефон мой знаешь? Записывай.
  
   И девушка стала диктовать парню цифры.
  
   - Если удастся снова отпроситься на ночь, звони мне, и я все вещи к школе с собой возьму. А ты сможешь, как думаешь?
  
   - Трудно сказать, но скорее да, чем нет. Родичи знают, какая ванная у дяди клёвая. И что халява недолго длиться будет, так что я могу сказать, что отрываюсь пока возможность такая есть. А ты потерпеть сможешь до нашей с тобой встречи?
  
   - Да я вообще нормально себя чувствую сейчас. Как будто и нет у меня никакой потребности. А ты как? Пить случайно не хочется?
  
   - Нет, - улыбнулся Слава. - Ни капельки.
  
   - Ну, тогда разбегаемся, если что звони, коль потребуется неотложная помощь.
  
   - О'кей, я позвоню.
  
   - Но если не получится на ночь отпроситься, все равно встретимся, ладно?
  
   - Конечно! Куда я без тебя?
  
   Парень помахал убегающей девушке рукой, проводил ее взглядом до самого поворота и тяжело вздохнул. Они лишь ненадолго расстались, а ему уже не хватало ее. Что он теперь делать то будет, если ночевать придется отдельно?
  

* * *

  
   Придя домой, Слава первым делом уселся за обеденный стол, стал уплетать поставленный перед ним суп и попутно в красках расписывать, как вчера замечательно провел вечер в дядиной квартире, какая там обстановка уединенная, настраивающая на учебу. И как он потом хорошо в ванной покайфовал, вознаграждая себя за ударный труд. Показанный к месту дневник с двумя пятерками призван был подтвердить правдивость слов молодого человека.
  
   - Мать, по-моему, он опять хочет на ночь слинять, - хмыкнул догадливый отец. - Слышь, сын, у тебя случайно девушка не появилась?
  
   - Чего это?! - возмутился молодой человек, демонстрируя оскорбленные чувства. - За кого вы меня принимаете? Ну, да отпроситься хотел. Просто дядя то скоро вернется. И "сюсё, сувенира конситса".
  
   - Можно подумать, он запретит тебе у него ночевать, - пожал плечами отец. - Но если хочешь, иди, конечно. Я не против.
  
   - А что ты там кушаешь? - спросила мама.
  
   - Пельмени, - честно ответил юноша и хихикнул.
  
   - Я тебе еды с собой соберу, - сказала мама, - в микроволновке разогреешь.
  
   И парень мысленно возликовал. Получилось!
  

* * *

   Машу Вячеслав набрал уже выскочив из дома и даже скрывшись за углом. Ишь как отец его чуть не раскусил. Следовало проявлять осторожность. Это у футок родичи продвинутые, а у него... А в самом деле, что у него? Как бы они отреагировали, узнав, что мальчик их уже не мальчик?
  
   Слава подумал, что фраза эта какой-то уж больно двусмысленной получилась. Что он не мальчик уже, не только потому что повзрослел, поднявшись до ранга мужчины, но и потому что Маша его как девочку отымела. Он мысленно хохотнул и пожал плечами. Нет, девочкой юноша себя ну ни капельки не чувствовал. И к мужчинам его по-прежнему не тянуло. Одна мысль, что он с кем-нибудь из своего пола в интимной связи окажется, тут же передергивала. А Маша... она не мужчина. Ну, футка она вроде, да только Слава ее все равно как девушку воспринимал. А с девушкой можно все, любые удовольствия. И что такого, что какие-то развлечения мужчины друг с другом используют? Отказываться от них только поэтому? Ну уж нет, удовольствиями они от этого быть не перестанут. И почему тогда он не может их попробовать, раз это приятно?
  
   Слава подумал о второй Машиной ипостаси и улыбнулся. Мариока ему очень нравилась и вовсе не одной лишь формой зрачков. Жалеет ли он, что она не простая девушка? Неа! Теперь-то точно не жалеет. Вот только родителям о футе знать не нужно. Зачем психику их напрягать. Пусть думают, что Маша обычная. Слава решил, что обязательно скажет папе с мамой о своей девушке и познакомит их с ней. Вот только дядя Максим вернется, негде им станет встречаться, тогда и познакомит, чтобы можно было к ней в гости отпрашиваться. Парень хихикнул. Во всем у него получался меркантильный интерес.
  
   Любопытно было, как мама с папой Машу воспримут? Она конечно далеко не хрупкая девушка, да только почему бы им не встречаться. Девушка она девушка и есть не зависимо от физической силы. Главное, что не парень. А о вкусах к внешности второй половинки не спорят. Ну, нравятся Славке такие спортивные дамы, что теперь делать? Отношения между ними в глазах других людей от этого нормальными выглядеть не перестанут. И это хорошо.
  
   Обдумывая все эти мысли, Слава не заметил, как к дому дяди Максима подошел. Он увидел, что Маша его уже ждет у подъезда в школьной форме, со школьной сумкой через плечо и удивился.
  
   - Ты не Электроник часом? - улыбнулся он. - Как раньше меня-то здесь оказалась?
  
   - Влюбленные футки побыстрее Электроников твоих бегают, - ответила девушка, беря его за руку. - Ура! Ты опять на всю ночь мой!
  
   - Тебя не торкнуло еще?
  
   - Пока нет.
  
   - Меня тоже. Тогда сперва уроки сделаем. Делу, как говорится, время.
  
   - Скучный ты.
  
   - Рациональный, - возразил юноша. - Я у родителей своих между прочим под этим флагом отпросился, так что надо соответствовать. И уроков, кстати, сегодня гораздо больше задали, - добавил он.
  
   - Хорошо, - не стала спорить с ним Маша. - А мне мама еды с собой дала.
  
   - Мне моя тоже, - сказал Слава, и парень с девушкой рассмеялись. - Один плюс - готовить ничего не надо.
  

* * *

  
   Атакуя крепость знаний, молодые люди решили распределить усилия и действовать на два фронта. Однако все равно они провозились с уроками не менее двух часов. Слава переписывал из черновика в тетрадь решенную им задачку по химии, когда почувствовал, что во рту у него пересохло.
  
   - Пойду воды себе налью, - сказал он, поднимаясь со стула.
  
   - Много не пей, - бросила ему вслед Маша. - Не больше стакана, а лучше даже половину, - добавила она. - Этого достаточно будет, чтобы проверить природу твоей жажды.
  
   Слава притормозил:
  
   - Думаешь, что это уже оно?
  
   - Ага.
  
   Девушка взглянула на часы:
  
   - Так. Сейчас шестнадцать-пятьдесят. Мы с тобой кувыркались в седьмом часу. Получается, что десять часов уже прошло. Неплохой запас времени.
  
   - А ты как?
  
   Маша задумалась, прислушиваясь к себе.
  
   - Нормально, вроде. Ну, я хочу тебя конечно, но я всегда тебя хочу, когда ты рядом и это вполне терпимое чувство. В общем, крышу у меня не сносит, и даже магией могу пользоваться.
  
   Девушка подняла руку, пошевелила пальцами, и Слава с удивлением вдруг обнаружил, что его собственная рука без спросу проделала то же самое.
  
   - Офигеть! - выдохнул он. - Это уже не гипноз.
  
   - Ну, я и говорю, что магия.
  
   - Знаешь, на колдовство как-то тоже не больно похоже.
  
   - А я и не говорила, что колдую. Я магичу, - улыбнулась Маша.
  
   - Какая разница?
  
   - Магия не требует произнесения заклинаний, как видишь. И вообще в моем арсенале заклинаний никаких нет.
  
   - Значит это способность.
  
   - Но использует она магическую силу.
  
   - А ты откуда знаешь?
  
   - От верблюда. И поверь, магине об этом лучше знать, чем человеку, который не владеет магией.
  
   - А, по-моему, это лишь вопрос терминологии.
  
   - Пусть так. Но тогда тем более не о чем спорить.
  
   - Ох! Пойду все же попью, а то уже скулы сводит от жажды.
  
   - Только немного, слышишь. Если это то, о чем мы думам, то от воды пользы не будет никакой. Зря только желудок займешь. А мне сегодня понадобится весь твой объем. Я собираюсь накачать тебя своим соком по самую мАкушку. Во все дырки буду тебя шпилить, - сладким голосом добавила она.
  
   Слава, сглотнул слюну.
  
   - Прекрати, соблазнять. С рабочего настроя меня сбиваешь.
  
   - Много тебе еще осталось?
  
   - Только химию переписать.
  
   - Тогда может успеешь до того, как тебя скрутит.
  
   - А вдруг это обычная жажда.
  
   - Скоро увидим.
  
   - И как определить?
  
   - Ломка очень быстро прогрессирует. Пойду ка я в душ схожу. Возможно, помощь моя тебе очень скоро понадобится.
  

* * *

   Маша вернулась из ванной через пятнадцать минут. Коса ее была распущена, волосы - мокрыми и сложенными в гигантский хвост, а влажное тело завернуто в полотенце. Слава лежал на полу, свернувшись калачиком, и его мелко трясло как в лихорадке.
  
   Девушка остановилась рядом, глядя на него сверху вниз, потом присела на корточки и погладила по щеке.
  
   - Бееедненький, - пожалела она болезного. - Но знаешь, меня это твое состояние начинает заводить. Вот, прям мурашки бегут от желания. Я даже кажется течь начала.
  
   - Блииин, болтунья, - простонал юноша, бросая на девушку вымученные взгляды. - Перестань языком трепать, помоги уже!
  
   - Как у тебя с химией? Дописал?
  
   - Да, - прошептал Слава, - пожалуйста.
  
   - Герой, - констатировала Маша, заглядывая в тетрадь.
  
   Последние строчки текста были написаны дрожащей рукой, но домашняя работа оказалась сделанной полностью.
  
   - Ты садистка что ли? - захныкал молодой человек, и девушка вдруг схватила его в охапку и грубо швырнула на диван.
  
   Слава шлепнулся на мягкую поверхность и тут же был крепко прижат к ней массивным телом.
  
   - Я не садистка, - ответила подруга, учащенно дыша, и глаза ее хищно сверкали. - Просто я желание свое накапливала. Мне нравится, когда оно хлещет через край.
  
   Маша жестко дернула парня за руки, укладывая на спину, развернулась к его ногам и, скинув с себя полотенце, уселась сверху. Ее половые губки мокрым компрессом захватили рот юноши, и тот ощутил, как из влагалища на язык выплеснулась объемная порция сиропа.
  
   - Глотай, - приказала девушка. - В моей смазке есть немного вещества, которое сейчас тебе требуется. А доведешь меня до оргазма языком, получишь еще больше.
  
   Слава чувствовал, как его организм потихоньку оживает. Пить еще хотелось, но лихорадка постепенно покидала его, и на смену ей приходило желание. Руки сами потянулись к вожделенному телу и стали гладить Машу по ягодицам. Язык рисовал узоры, скользя от кончика клитора до входа во влагалище, собирал вытекающий из пещерки сироп и направлял его в рот.
  
   Девушка прижалась крепче и стала тереться, исполняя бедрами захватывающий сексуальный танец. Ее движения быстро набирали скорость, клитор слегка увеличился и затвердел, ощутимо прохаживаясь по языку своей упругой головкой. Волна дрожи вдруг прошла по Машиному телу и она, сдавленно вскрикнув, выстрелила парню в рот слабенькой струйкой. Придавив его сверху, она еще вздрагивала несколько секунд, а потом блаженно расслабилась и отпустила.
  
   - Уф! Короткий получился оргазм, но первую помощь я тебе оказала. Как сейчас себя чувствуешь?
  
   - С тем что было до этого не сравнить, - откликнулся Слава слабым голосом. - Не думал, честно говоря, что ломка ощущается так экстремально. А почему ты членом своим не воспользовалась?
  
   - Потому что специально хотела дать тебе маленькую порцию. Раз уж сегодня у нас с тобой стихийно получился вечер экспериментов, грех было этим не воспользоваться. Мне нужно побольше о тебе узнать.
  
   - А кто хотел шпилить меня во все дырки?
  
   - Успеется еще, от прежних замыслов своих я не отказываюсь, просто они подождут. Ты ведь теперь принадлежишь мне, значит я несу за тебя ответственность. Так что твое здоровье - это и моя забота тоже.
  
   - Откуда такие странные взгляды?
  
   - Нас так воспитывают, - пожала плечами Маша. - Главенствующее положение в паре дает не только права, но и накладывает обязанности.
  
   - Да ладно, я взрослый почти, не надо меня опекать. И потом у меня родители есть, а ты к тому же и сама несовершеннолетняя.
  
   Слава показал девушке язык и та, притиснув парня к спинке дивана, стала его целовать.
  
   - Тебе показать, кто тут главный? - улыбнулась Маша, отрываясь от поцелуя через пару минут.
  
   - Все сдаюсь, - выдохнул осоловевший юноша. - Признаю твое главенство в стае.
  
   - Тогда пойдем на кухню перекусим чего-нибудь.
  
   - Погодь? А продолжения что ли не будет?
  
   - Хочу посмотреть, насколько хватит той малой порции, которую я тебе дала.
  
   - Вот блин! - возмутился Вячеслав. - Лабораторного кролика из меня хочешь сделать?
  
   - Не кролика, - хихикнула Маша. - Кролики знаешь чем обычно занимаются? А мы с тобой уроки будем доделывать. Нам еще надо переписать друг у друга решенные задания, и ты хотел географию почитать.
  
   - Издеваешься, да?
  
   - Да не расстраивайся ты так. То, что я задумала сегодня, тебе понравится. Ты ведь хотел гетеросекс, и чтобы оставаться все время в сознании? Так вот, у нас с тобой будет вечер гетеросекса. Заезжу тебя так, что мало не покажется.
  
   - Когда? - оживился молодой человек.
  
   - А вот когда опять ломка начнется.
  
   - А если она начнется только через десять часов?
  
   - Это вряд ли, - возразила девушка и надавила пальцем на Славкин нос, как на кнопку.
  
   - Ну а если?
  
   - Тогда после уроков и отмокания в ванной. Вот прямо в ванной и начнем.
  
   - Идет! - обрадовался парень. Такой вариант его устраивал.
  
   - Но сперва перекусить, я проголодалась.
  
   - Ага, я тоже.
  

Глава 9. Эксперименты с зависимостью

К содержанию

  
   Минут через пять они уже сидели на кухне и уплетали плов, разогретый в микроволновке.
  
   - Его моя мама специально для тебя приготовила, - сказала Маша, когда показывала парню, что съестного с собой принесла. - Думаю, что начать нужно с него, когда футка что-то готовит для мужчины, это направлено не только на то, чтобы его накормить. А твою еду можно и завтра скушать перед школой.
  
   - И что такого в этом плове особенного? - уточнил Слава подозрительно.
  
   - Он очень вкусный, - хихикнула девушка. - А ты о чем подумал?
  
   - О разного рода биологических добавках, призванных подготовить мой организм к будущим сексуальным нагрузкам.
  
   - Достаточно и тех добавок, которыми пичкает тебя мой организм, - улыбнулась Маша. - Кроме натуральных продуктов и специй, а также приложенных с любовью умений здесь ничего больше нет. Так что на этот счет можешь не беспокоиться.
  
   Плов действительно оказался просто бесподобным на вкус, Слава даже не заметил как умял целую тарелку. Маша же не спешила с едой. Она была беззаботна и расслабленна, без умолку болтая о всяческих пустяках. Потом рассказала вдруг о своей подруге и как они с ней вместе в детстве озорничали.
  
   - Ты с ней видишься сейчас? - спросил Слава.
  
   - Не так часто, как хотелось бы, - вздохнула девушка. - Впрочем, теперь ведь ты у меня есть, так что мы с ней можем хоть каждый день видеться. Точно, здорово! - обрадовалась Маша. - Нужно только с мамой моей тебя познакомить, чтобы она убедилась, что я обеспечена сексом и разрешила с подругой неограниченное время вместе проводить.
  
   - Абалдеть! Ну, у вас и порядки в семье! - поразился молодой человек. - Мне приходится таиться от своих родителей, а тебе все с точностью до наоборот.
  
   - Ну, такова специфика футанари, - пожала плечами собеседница.
  
   - А как у подруги твоей в этом смысле дела обстоят? Ей встречаться с тобой не запрещают?
  
   - Она решила свою проблему гораздо раньше меня, потому что все сделала правильно, правда решила пока временно. Ей не повезло. Мальчик, которого она себе нашла, не принял ее вторую природу, поэтому она успокаивает свое тело только как женщина.
  
   - То есть он негативно отреагировал на член твоей подруги и продолжает с ней встречаться? - удивился Вячеслав.
  
   - Она ему себя вообще не стала показывать, когда выяснила, какова будет реакция.
  
   - Не понимаю, как можно выяснить реакцию, не показав себя?
  
   - Да во сне хотя бы. Ментальная магия позволяет создавать любые сны.
  
   - Прикольно! И ей хватает обычных отношений?
  
   - Нет, конечно. Она все еще в поиске. Но, по крайней мере, нормально себя чувствует и ведет себя адекватно.
  
   - А ты почему меня во сне не проверила? Почувствовала, что я подхожу?
  
   Маша сделала кислое лицо и вздохнула:
  
   - Нет. Потому что я дура нетерпеливая. Мне нужно было дождаться, когда полностью восстановятся мои магические силы, проверить тебя по всем правилам и только потом к себе привязывать. Но в женской ипостаси без перекидывания в футку на это ушло бы несколько дней. Я... в общем я снова не утерпела, и пустила все на самотек. Оооох! Как стыдно, - всхлипнула девушка, прикрыв лицо кончиком косы, расплющенным в форме веера. - Пожалуйста, не рассказывай никому, ладно? Мне просто повезло, что ты таким идеальным оказался.
  
   - Конечно, - согласился Вячеслав. - Но ты напрасно так переживаешь. Мариока сказала мне, будто сразу поняла, что я ей подхожу.
  
   - Ох, Славка! Мариока - это чистая ипостась футанари. В ней нет никаких человеческих чувств и сострадания. Она поняла, что тело твое ей подходит и могла бы пользовать тебя как бездушную куклу, если бы ты негативно среагировал на ее... необычное половое строение.
  
   - И что бы тогда было?
  
   - С кем? С тобой или со мной?
  
   - С нами с обоими?
  
   - Меня бы, наверное, не стало. Я вряд ли такую потерю смогла бы пережить. А Мариоку наверняка отстранили бы от контактов с людьми.
  
   - Погоди, как не стало бы? Как отстранили?
  
   - Как, как, - передразнила Маша. - Мариока одна бы осталась без меня. Что не понятного? И ее депортировали бы из этого мира. Чистым футкам здесь жить запрещено, даже тем, у кого только психика чистых. Только ей без разницы, где жить, главное, чтобы тебя можно было чпокать. А тебя бы ей по любому оставили, потому что без нее ты бы уже обходиться не смог.
  
   - Я... я не понимаю, - стал заикаться Слава. - Как можно депортировать из мира?
  
   - Мы гости здесь, - вздохнула девушка. - И у нас есть свой мир, где живут футки, и другие... эм... существа. Но тебе об этом лучше не знать, кошмары еще будут сниться.
  
   - По... погоди... я...
  
   - Я сама об этом мире почти ничего не знаю, потому что здесь родилась, - поспешно пояснила Маша, - ну честное слово ничего рассказать не могу.
  
   - И меня бы туда... тоже... депортировали?
  
   - Ага. Куда бы ты делся. Если чистая фута и оставляет парню индивидуальность, его психика все равно после грубого ее вмешательства будет повреждена. Так что никто ему среди людей остаться бы не позволил.
  
   - А как же родители мои? Меня бы так просто не отпустили.
  
   - Мало ли молодых людей пропадает без вести, - вздохнула собеседница.
  
   - И что все они?..
  
   - Нет, конечно. Лишь малая часть. Ну, процента два-три, может быть, из всех исчезновений. Нас очень старательно готовят, чтобы таких последствий избежать. Но что-то тема разговора у нас куда-то не в ту степь зашла. И вообще, Славка, хватит уже об этом. Нам с тобой к счастью такое будущее не грозит. Нужно только официально зарегистрировать наши отношения, и продолжать жить без забот.
  
   - Зарегистрировать? - переспросил юноша. - Пожениться что ли?
  
   - Нет, - хихикнула Маша. - Хотя, если подумать, то можно и так назвать.
  
   - Ты... ты что? Нас же никто не распишет в таком возрасте.
  
   - Да не беспокойся ты, никто в загс тебя не потащит. Считай себя моей выпускной работой, которую мне предстоит защитить. После этого я получу статус совершеннолетней футанари и буду пользоваться правами взрослой в нашей среде. Ну а ты будешь считаться моей... эм... моим подопечным. И в таком статусе тоже станешь членом нашего общества. То есть в каком-то смысле будешь считаться моим мужем или... кем-то вроде него.
  
   - Но обычные люди об этом знать не будут?
  
   - Да. Пока мы не поженимся официально. Социум футанари не обязывает нас вступать в официальный брак, но в человеческом обществе, сам понимаешь, лучше зарегистрировать отношения.
  
   - А что тебе надо сделать, чтобы защитить эээ... свой диплом совершеннолетия?
  
   - Представить тебя своей маме и получить одобрение твоей кандидатуры. Ох! Если честно, я раньше должна была это сделать, до того как привязала тебя к себе. Блин! Все у меня через жопу!
  
   - Не только, - поправил ее Вячеслав. - Через рот тоже.
  
   Маша удивленно посмотрела на него, но потом поняла смысл шутки и сердито щелкнула зубами.
  
   - Не прикалывайся. Тебе бы только хиханьки, да хаханьки, а расхлебывать кашу мне. Впрочем... тебе наверное тоже.
  
   - Да, ладно, - успокоил Машу молодой человек, - неужели родная мать пойдет против счастья своей дочери? Наверняка она даст нам свое благословение? Разве нет?
  
   - Формально может не дать, но скорее всего даст, конечно. Правда тебе придется быть пай-мальчиком и по максимуму ей понравиться.
  
   - Без проблем.
  
   - Что правда что ли?
  
   - А что такого?
  
   - Нет, ничего, - с облегчением сказала Маша и растянула губы в невинной улыбке. - Потом ты познакомишься с моей наставницей, и та проведет с тобой н... небольшое тестирование... ну... или может быть большое. Это уж как она посчитает нужным. Ну, вот собственно и все. Наставница получит подтверждение от моей мамы, что та согласна принять тебя в семью, составит отчет о результатах моего обучения, а потом мне выдадут аттестат. Как-то так примерно.
  
   - И всего-то? - хмыкнул Слава. - Тогда чего тянуть?
  
   Его совсем не беспокоила встреча с родителями девушки и с ее наставницей. Наоборот, парню не терпелось познакомиться с другими футанари. В первом случае ему представлялась приятная беседа за чашкой чая, рассказ о себе, расспросы о его планах в отношении их дочери, о планах на будущее. А во втором - бумажки, анкеты, опросы, психологические тесты и тому подобные мероприятия, короче ничего страшного. И почему-то парню совсем не пришло в голову расспросить девушку поподробнее о предстоящих встречах, а та предпочла не навязываться со своими объяснениями.
  
   - Как насчет завтрашнего дня? - уточнил молодой человек. - Пригласишь меня завтра к себе в гости?
  
   - Я... я узнаю у мамы, - смутилась Маша. - И если она будет не занята, то... приглашу.
  
   - Не переживай, - улыбнулся Вячеслав. - Все будет нормально.
  
   - Хо... хорошо, - выдохнула девушка. - Если ты так говоришь, то все действительно будет нормально.
  
   Она взглянула на часы:
  
   - Сорок минут уже тут болтаем. Что, может пойдем доделаем уроки?
  
   - Пойдем.
  

* * *

   С переписыванием сделанных уроков друг у друга молодые люди управились за полчаса. Потом Слава засел с учебником географии, а девушка повисла на телефоне, болтая со своей подружкой. Еще через пятнадцать минут, с устными уроками было покончено. Парень походил кругами вокруг увлеченной разговором Маши и ушел набирать воду в джакузи. Вопреки опасениям, девушка не заставила себя долго ждать. Слава как раз залезал в воду, когда она зашла в ванную комнату в очень приподнятом настроении и стала не спеша раздеваться, радостно мурлыкая себе под нос какую-то незатейливую песенку.
  
   - Как дела у подруги? - поинтересовался юноша.
  
   - Нормально. Впрочем, даже хорошо. Она к дню рождения готовится и нас к себе зовет. Ты не против пойти?
  
   - Ты еще спрашиваешь?! А мне точно можно? Я ведь с ней незнаком.
  
   - Конечно можно, раз она приглашает. Заодно и познакомитесь. Ее Настей зовут.
  
   - Круто! А когда день рождения?
  
   - В это воскресенье.
  
   - То есть завтра мы идем знакомиться с твоими родителями, а послезавтра к подруге на ее день рождения? Насыщенная получается программа.
  
   - Ты не рад? - забеспокоилась Маша.
  
   - Нет, что ты! Наоборот все здорово. Я потом и наставницу твою увижу. Надо же три новых футанари за такое короткое время.
  
   - Да, многовато, - вздохнула отчего-то девушка. - Но если хочешь, с наставницей можно попозже договориться. Вот с мамой к сожалению не получится встречу отложить. Без этого она меня одну к подруге в гости не отпустит.
  
   - Да нет же, - рассмеялся Слава, - я только рад!
  
   - Точно? - переспросила Маша со странными интонациями в голосе.
  
   - Да. Не забивай себе голову. Я - коммуникабельный человек. Мне знакомиться с новыми людьми не сложно.
  
   - Ладно. Как скажешь.
  
   Они еще некоторое время понежились в бурлящей воде, и парень плотоядно посмотрел на подругу.
  
   - А не пора ли нам разнообразить наши ощущения? - улыбнулся он.
  
   - Ты пить не захотел еще?
  
   - Пока нет. Жажда может еще не скоро начаться.
  
   - Вообще-то скоро, - возразила девушка.
  
   - А ты откуда знаешь?
  
   - Считай, что интуиция. Хорошо, сделай мне массаж. Ты ведь не против полапать мое невинное девичье тело?
  
   - Мур-мур-мур, - улыбнулся Слава, глядя на подругу плотоядно. - Прям в воде лапать тебя можно, или вылезем и ляжешь на топчанчик?
  
   - А тут есть? Где?
  
   - Я принесу.
  
   - Конечно, лягу!
  
   Юноша выскочил из ванной, спрыгивая на пол минуя лесенку, и унесся к кладовке за топчаном. Вечер начинался очень даже интересно.
  

* * *

   Славка водил руками по восхитительному телу девушки, смазывая его гелем для душа. Попытки подобраться поближе к интимному месту были моментально пресечены шлепком по ладоням.
  
   - Все что хочешь массируй, но туда пока не лезь, - попросила Маша.
  
   Ладно. Нельзя так нельзя. Что мало мест соблазнительных. Вот грудь к примеру или попа. Вау! Какая она классная! Слава тащился просто, водя ладонями по большим ягодицам девушки и проминая их пальчиками. А от груди с ее твердыми и длинными сосками руки невозможно было оторвать. Они словно притянулись волшебной силой и не желали покидать холмы обетованные.
  
   Маша отзывчиво подставлялась под эти ласки, постанывала от удовольствия и постепенно закипала. Дыхание ее участилось, длинный живой язычок непрерывно облизывал губки. Увлеченный своим священнодействием Слава не сразу осознал, возникшую жажду и постепенно усиливающуюся потребность ее утолить. Только когда девушка неожиданно опрокинула его на спину и уселась сверху, он почувствовал, наконец, стремительно прогрессирующую ломку. Жадные пальчики ухватили парня за стоящий торчком член и, нежно поглаживая, прошлись по его стволу.
  
   - Я... у меня... - прерывающимся голосом начал Слава, и охнул от головокружительного чувства возникшей близости.
  
   Маша застонала от удовольствия и, сладострастно прогнувшись в спине, совершила свое первое движение бедрами.
  
   - Сладкий мой! Лапочка! - восторженно шептала она, исполняя верхом на любовнике захватывающий сексуальный танец. - Как же приятно тобой владеть! Как балдежно сжимать тебя внутри и таять от твоей восхитительной твердости. Божечки, я с ума схожу, я закипаю. Я... Я... ЙАААААААААААА!!! - завопила девушка с надрывом и окатила парня потоками вязкой жидкости, выстреливающей из ее писи мощным напором. Струи с шипением вырывались наружу, проносились в воздухе по широкой дуге и, падали на лицо, грудь, живот по мере того как слабели.
  
   Продолжая извергаться, Маша рухнула сверху на молодого человека, почему-то закрыла ему рот ладонью и осталась лежать, часто вздрагивая от импульсов разрядки. Полминуты Слава чувствовал, как сотрясается на нем в судорогах блаженства женское тело, как крепко сжимает его член дрожащая плоть и как растекаются по животу и ногам потоки жидкого тепла. Потом девушка постепенно затихла, но продолжала сжимать его снаружи и внутри. Жажда медленно отступала, сменяясь чувством приятной расслабленности.
  
   Маша приподняла голову и с улыбкой посмотрела на юношу.
  
   - Помогло? - спросила она.
  
   - Да, - ответил Слава, кивая головой.
  
   - Значит, через кожу тоже действует.
  
   Девушка еще крепче сжала парня внутри себя, с удовольствием пробуя его твердость.
  
   - Желание возвращается, - сказала она. - И оно сильнее, чем было. Знаешь, когда я по-женски тебя беру, мне хочется делать это снова и снова. И с каждым разом возбуждение только усиливается и оргазм тоже. Только сперма твоя сможет меня успокоить. Но кончить я тебе не дам, - предупредила Маша, алчно улыбаясь. - Буду сдерживать тебя на ментальном уровне, пока у меня самой крышу не снесет и магия не отключится. Я хочу устроить долгий заезд и посмотреть, что из этого выйдет. Так что скажу сейчас, потом может не получится.
  
   Чтобы подольше оставаться в сознании, не давай моему соку попасть тебе в рот. Пусть он действует через кожу. Ну а если совсем невмоготу станет, тогда все с точностью до наоборот. Пей его сколько в рот попадет. Струйки мои обязательно до лица твоего долетать будут. Опьянеешь, уснешь и проснешься уже от своей разрядки. Есть какие-нибудь пожелания перед экзекуцией?
  
   - Побольше оргазмов тебе.
  
   Девушка улыбнулась:
  
   - А для себя?
  
   - Это для меня как раз удовольствие, а ты что подумала?
  
   - Что-то ты дерзкий больно. Следует тебя наказать.
  
   Слава снова хотел отшутиться, но вдруг ахнул и застонал, закатывая глаза от блаженства. Он почувствовал, как с членом его внутри женского организма происходит что-то волшебное.
  
   - Вот в такой реакции гораздо больше почтительности, - промурлыкала Маша, и глаза ее тоже подернулись поволокой удовольствия.
  
   Легкая дрожь пробежала по телу девушки, губы ее сложились в жесткой улыбке, и она хлестким движением шлепнула парня ягодицами по ногам. Изо рта ее вырвался всхлип, глаза прикрылись от блаженства, и Маша замерла на некоторое время, смакуя вспыхнувшие во влагалище приятные ощущения. За первым шлепком последовал второй, за ним третий, четвертый. Частота постепенно увеличилась, превращая движения любовницы в энергичный тверк. Эмоции ее накалялись, глаза пылали от восторга, а изо рта стали вырываться хриплые вскрики. Вот и тело ее уже задрожало в предвкушении скорой разрядки. Маша разразилась серией резких ударов, и юноша ощутил крепко стиснутым членом волну нарастающей вибрации. В следующую секунду девушка испустила радостный вопль, и в лицо Славе врезалась мощная струя горячей жидкости. Это попадание оказалось столь неожиданным, что парень едва успел зажмуриться и сжать рот. За ней последовали еще две, словно специально целившие в молодому человеку в губы. Он не успел еще очухаться от водных оплеух, а Маша уже снова на нем скакала.
  
   Все дальнейшие события слились для Вячеслава в один сплошной сумбурный поток, следовавших друг за другом образов. Девушка дорвалась до его тела, и взахлеб наслаждалась им, прерываясь лишь затем, чтобы в очередной раз окатить потоками своего сквирта. Вначале она просто скакала на парне верхом, потом легла сверху и терлась о него словно гусеница, потом развернулась на сто восемьдесят градусов и устроила скачку в новом положении.
  
   Далее Маша стала менять позы одну за другой и в каждой из них неизменно подавляла любовника. Даже когда она встала на четвереньки, приглашая юношу в догистайл, умудрилась обхватить его лодыжками сзади и отшлепать по ногам и животу ритмичными движениями своей крупной попы. И в миссионерской позе девушка не дала парню инициативы. Основательно притиснув его к себе руками и ногами, она извивалась под ним так гибко, что молодому человеку казалось, будто везет его на себе сексуально-озабоченная ламия, везет и трахает, глубоко насаживаясь на член своим влагалищем, крепко сжимая его и массируя упругими стенками.
  
   В каждой позе девушка достигала оргазма и с восторгом предавалась ему, сотрясаясь всем телом от блаженства и аккомпанируя себе сладострастными криками. И каждый раз Слава неизменно чувствовал своей захваченной в плен частичкой восхитительную вибрацию стремительного водного потока, который с шипением вырывался наружу и либо окатывал его теплыми струями до самого лица, либо заканчивал свой путь упругим ударом в живот и растекающимся по коже приятным теплом.
  
   Молодой человек потерял счет времени медленно но верно погружаясь в пучину сладкого опьянения. Несколько раз он вплотную подходил к границе собственного оргазма и чувство волнительного предвкушения, волной прокатывающее по телу, неожиданно отрезвляло его, возвращая ясность сознания. Однако преодолеть волшебный рубеж ни разу не удавалось. В последний момент парня словно сети опутывали и оттаскивали подальше от запретной черты. Так что, в конце концов, он полностью потерял связь с действительностью, смутно чувствуя как им крутят и вертят из одной позы в другую, и как быстрыми волнами накатывают на тело приятные импульсы удовольствия от совершаемых девушкой фрикций.
  
   Слава не знал, сколько прошло времени до того как снова едва не кончил. Однако туман в голове полностью развеялся, и его на трезвую голову посетила интересная мысль. Ему не обязательно было испытывать оргазм, чтобы избавиться от опьяняющего действия сока. Отрезвление происходило в момент сильного возбуждения, предшествовавшего наступлению разрядки. Молодой человек захотел рассказать девушке об этом своем открытии, остановив ее после очередного сквирта. Но она вдруг сама отпустила его и отползла в сторону, тяжело дыша.
  
   - Ох, мама моя фута! - хрипло простонала Маша. - Как же пить хочется!
  
   - Тебе тоже? - обеспокоился парень.
  
   - Дурак! Я просто пить хочу. Обычную воду. Слишком много сока из себя выплеснула.
  
   - Оу! Ясно. Принести тебе воды с кухни?
  
   - Лежи, я сама, - возразила девушка, поднимаясь на ноги. - Сейчас напьюсь и снова на тебя наброшусь. Это просто сумасшествие какое-то! Я не могу тобой насытиться. Ощущения просто суперские и мне хочется еще и еще!
  
   - А ты не навредишь себе? - заволновался Слава.
  
   - Не знаю, - любовница наморщила свой прекрасный носик. - Могу, наверное. Ладно, сдерживать тебя больше не буду, как только кончишь, желание мое успокоится.
  
   И она метнулась в сторону кухни.
  
   - Маш! - остановил ее парень в проеме двери. - Я, кажется, понял, как меня отрезвлять. Кончать мне для этого вроде бы совсем не обязательно. Достаточно лишь к черте подойти.
  
   - Вот как? - улыбнулась девушка. - Хорошо. Надо будет проверить.
  
   Она выскользнула за дверь, и на кухне раздался треск открываемой пластиковой пробки, а потом ритмичное бульканье, длившееся необычно долго, секунд десять или пятнадцать. За это время Маша могла около литра воды выдуть. Потом раздалось громкое "чмок" и девушка сдавлено охнула.
  
   - Что случилось? - обеспокоился молодой человек, вскакивая на ноги.
  

Глава 10. И снова Мариока

К содержанию

  
   Взволнованный странным возгласом подруги Слава хотел было броситься на кухню, но не успел. Маша уже показалась в проеме двери, и между ног ее свисал половой орган приличных размеров.
  
   Он не налился еще твердостью, опустившись вниз своим массивным телом, однако уже изрядно набух и мог подняться в любую секунду. Слава встретился с девушкой глазами, увидел зрачки вертикальной формы, хищную улыбку на губах и сразу все понял.
  
   - Мариока, - догадался он и радостно улыбнулся в ответ. - Терпение потеряла?
  
   - Нет, не совсем. Мне очень нравилось как мы с Машей тебя трахали, но человеческая ипостась забыла о деле. Так что пришлось вмешаться.
  
   - О деле? - переспросил Слава. - О каком? Уроки мы на завтра все вроде бы сделали.
  
   - А про встречу с мамой моей ты не забыл? К ней тоже надо подготовиться.
  
   - К встрече? А зачем к ней готовиться?
  
   - Вот об этом я и должна с тобой поговорить, а то Машка-трусиха как всегда все решила пустить на самотек.
  
   - Ну, ладно, давай поговорим. А сама-то ты как? Способна вести беседу?
  
   - А почему бы и нет? Чем мы, по-твоему, сейчас занимаемся?
  
   - Ну... Маша сказала, что ее переполняет желание, и я вроде как пока не успел вам с этим помочь.
  
   - Маша просто плохо знает еще свой организм, - улыбнулась футанари. - Ей нужно было лишь слегка освободить внутренний объем и желание ее бы тут же угомонилось.
  
   Молодой человек взглянул на член Мариоки и облизнулся. Приятные мурашки побежали по его спине. Эрекция этой штуки производила на него просто гипнотическое воздействие и если бы она сейчас стала происходить, он моментально оказался бы в трансовом состоянии.
  
   - Я... - начал парень, но почувствовал, как слюна переполняет рот и сделал паузу, чтобы проглотить ее, - ...почему-то всегда думал, что как только у тебя появляется член, сразу пропадает желание вести беседу.
  
   Футанари заметила, какое впечатление производит на собеседника ее орган и хихикнула.
  
   - По-моему, это у тебя пропадает желание разговаривать, как только ты ее видишь, - член собеседницы вдруг изогнулся вверх, приподнимая головку, словно живя собственной жизнью, обратил ее к молодому человеку, потом к хозяйке, и та прокомментировала это движение: - Она говорит мне, что ей очень лестна твоя любовь, но готова подождать, пока мы побеседуем.
  
   Видимо парень чересчур явно продемонстрировал свое изумление, потому что фута заливисто рассмеялась.
  
   - Да, ладно, тебе не таращся ты так, я же пошутила, - и она стала двигать своим членом столь гибко и разнообразно, как, например кошка могла бы двигать хвостом. - Это просто хайра, часть моего тела, и она не может ни думать, ни разговаривать. Это я управляю ее движениями.
  
   - Х...хайра? - заикаясь, переспросил молодой человек. - Не... не член?
  
   - Ну, мы так зовем эту частичку своего тела, - улыбнулась Мариока. - Член - человеческое слово, которым называется мужской орган. А у футок, как видишь, нечто другое. Машка-перестраховщица, как обычно боялась тебе о ней рассказать. Мол член для людей привычнее, а от хайры у тебя не дай бог еще ксенофобия начнется. Ох! Божечки! Ксенофобии, гомофобии, как с вами мужчинами сложно. Короче ты нормально на член отреагировал и мы решили, что пусть хайра пока членом притворяется. Один фиг чем тебя трахать, и так и сяк приятно. Правда я чуть язык не сломала, пытаясь раньше времени не проболтаться. Да и не разделяла я Машкины страхи. Мне с самого начала казалось, что думать о моей девочке в женском роде твоей гетеросексуальной душе будет гораздо приятней, - добавила она и изогнула свой орган знаком вопроса. - Я не права?
  
   - М...можно... е...ё... потрогать? - попросил юноша заикаясь от волнения.
  
   - Нет, - ответила фута и спрятала свою змейку (иначе и не назовешь) между ног, загнув ее себе за спину. - Будешь трогать меня - возбудишь, и разговор отложится, а я бы этого не хотела.
  
   - Хо...хорошо, - выдохнул Слава, с трудом успокаиваясь. Высокая подвижность интимного органа подруги очень его зацепила. Так что сердце теперь очень часто билось в груди.
  
   Мариока захихикала:
  
   - Ну, надо же, как тебя прёт! Так и хочется подразнить. И ведь в очередной раз я права оказалась. Ну, когда уже Машка начнет доверять моей интуиции?
  
   - А почему ты сейчас решилась мне про хайру рассказать? - спросил молодой человек. Ему действительно стало гораздо легче на душе, словно какое-то внутреннее противоречие пропало.
  
   - Интуиция, - ответила Мариока. - Вот прям, толкнуло что-то изнутри, подсказывая, что именно сейчас самый подходящий момент. И потом ты все равно бы скоро правду узнал, потому что... - она замялась на секунду и продолжила уже другим тоном. - Но мы с тобой отвлеклись от темы. Мне нужно прояснить один очень важный для меня вопрос. А точнее твое к нему отношение.
  
   - Спрашивай, - предложил молодой человек, чувствуя, наконец, что успокоился полностью.
  
   В следующий момент ему показалось, что кусочек событий выпал из его жизни, совсем как тогда, когда он неожиданно оказался в лифте прямо из комнаты. В этот раз он, правда, никуда не переместился, оставшись на месте, но сдвинулась футанари, оказавшись на шаг правее, и лицо ее приняло рассерженное выражение. Сердце у парня опять бешено колотилось, но он не мог понять почему, и что такое здесь только что произошло.
  
   - Ну, Машка, ну дура, опять чуть все не испортила! - ворчала Мариока себе под нос.
  
   - Чт... что такое? - заикаясь спросил Слава.
  
   - Ничего! - широко улыбаясь, ответила фута. - Я вовремя обнаружила одну проблему, и сейчас мы с тобой будем ее решать.
  
   Она вдруг прикрыла глаза и напряглась, словно сдерживая внутреннее сопротивление.
  
   - Отвали, дура, - сердито сказала она, - ничего я ему не сделаю! Сама чуть не напортачила, теперь я буду это исправлять. Да успокойся ты! Только разговор, никакой магии.
  
   Слава понял, что девушки из-за него ссорятся, и попробовал им помочь.
  
   - Все в порядке, Маш, - сказал он. - Мариока хорошая и умная, ей можно доверять.
  
   - Спасибо, - откликнулась футанари, открывая глаза. А ты действительно мне так доверяешь? - снова улыбнулась она.
  
   - Ну конечно! Ты такая классная! - Парень обнял сильное тело девушки, чувствуя, как в груди его разливается душевное тепло. - И ты, и Маша, вы мне обе очень дороги. И... и я... не хочу, чтобы вы сливались. Каждая из вас ценна по отдельности. И потом две подруги ведь лучше, чем одна, верно?
  
   Мариока рассмеялась:
  
   - Слыхала Маш, он тоже не хочет! Блин! Ну, вы вдвоем меня уговорили. Как я могу отказаться от предложения чпокать такого сладкого мальчика, не ограничивая себя ни в чем? А ты значит бабник у нас, да? Побольше девочек тебе подавай?
  
   - Не бабник я, - возразил Слава. - Вы ведь две в одной, и все равно вдвоем со мной спите, так что я тут ни при чем.
  
   - О! - притворно расстроилась Мариока. - Значит ты не хотел бы попробовать с другой футой?
  
   - Я... а... - замялся молодой человек. - Не хочу Машу расстраивать. Если ей неприятно будет, то я не стану.
  
   - А если она сама захочет? - хитро улыбнулась собеседница.
  
   - Кто? Маша? - удивился Вячеслав. - Она же ревнивая. Я видел, как она других девочек в классе от меня отгоняла.
  
   - Девочки это одно, а футки - совершенно другое. Мы, как бы это лучше сказать, проще относимся к сексу. Желание переспать с мужчиной и желание владеть им идут порознь и очень часто не зависят друг от друга. Ни одна из нас не будет на чужое добро претендовать, только потому, что хочется его трахнуть. Если у меня возникнет желание к какому-нибудь мальчику или девушке, я спрошу разрешение у хозяйки. Я могу даже, в случае отказа, вызвать ее на поединок, призом в котором будет возможность одолжить вкусняшку на одну ночь. И опять же тоже только одолжить. Мы не отнимаем друг у друга возлюбленных, пока желания наши не поднимаются выше пояса. И если к человеку тянется сердце, мы не плетем интриги и не скрываем этого. Так что пока какая-нибудь футка не сказала мне, что претендует на моего мужчину, я могу ей доверять и ее сексуальные посягательства не вызовут у меня ревности. Мы вообще очень часто возбуждаемся. Это совершенно обычное явление. И что же ревновать только из-за того, что у кого-то взыграли гормоны? Наоборот, мне будет лестно, что кто-то еще оценил привлекательность моего возлюбленного. Так что в нашей среде принято друг дружку угощать вкусными мальчиками и особенно угощать близких подруг. Думаешь, в каком качестве ты приглашен на день рождения?
  
   - Я? - переспросил Слава, испытывая сильное смущение от возникших в уме догадок.
  
   - Да, ты. И знаешь ли ты, что тебе не нужно готовить специальный подарок? Ведь то, что именинница хочет, у тебя уже есть.
  
   - Но Маша...
  
   - Маша сейчас торчит от фантазии, как они вдвоем с Настей будут шпилить тебя в рот и в попу одновременно. А еще она уже нахвастала своей подруге, какая у тебя вкусная сперма и жаждет, чтобы та тоже по скорей смогла это оценить.
  
   Член парня моментально поднялся, и он смущенно прикрыл его руками. Однако собеседница уже заливисто смеялась, заметив эту недвусмысленную реакцию на свои слова.
  
   - Вот так-то, Маша, - сказала она. - Не стоит недооценивать мои дипломатические таланты.
  
   - Она... правда этого хочет? - краснея спросил Вячеслав.
  
   - Очень хочет, - подтвердила фута. - Они с Настей с детства не разлей вода, и привыкли все делать вместе. Поиграть с тобой вдвоем для них обеих будет огромным удовольствием.
  
   - Ну... если так... то я только за, - скромно сказал юноша, но румянец на щеках, выдал переполнявшую его радость. - Не... нельзя именинницу расстраивать. И потом... она ведь давно ищет себе кого-нибудь... с кем можно... не скрывать, что она футанари.
  
   - Все правильно, сладкий, - улыбнулась Мариока. - А ты хочешь произвести на Настю особое впечатление? Так чтобы она пищала от восторга, а Маша раздулась от гордости?
  
   - Хочу! - с жаром ответил парень.
  
   - Ну, тогда давай поиграем немного.
  
   Член футы вдруг выскользнул на передний план и стал увеличиваться, плавно прибавляя в объеме. Славка и не заметил, как оказался на коленях перед ней и стал заворожено созерцать разворачивающееся перед его глазами действие. И все-таки это был не член, а что-то другое. Мариока называла его (или ее) хайрой, вот хайра это и была. Она больше не притворялась членом, двигаясь очень пластично, умудряясь совмещать в себе несовместимое: монолитную твердость и гибкость одновременно. Она не просто вставала и росла, она танцевала для парня, приводя того в восторженный трепет. Он уже держал ее в руках, и нежно водил по ее телу ладонями, сжимал ее пальцами и притягивал к себе, в сладком предвкушении открывая рот.
  
   - Вау! Как классно! - прошептала Мариока. - Ты просто шикарно реагируешь! Ну, настолько здорово, что я с трудом сдерживаюсь, чтобы тобой не овладеть. И это после полутора часов непрерывного траха, после пары десятков сумасшедших оргазмов, которые едва не довели меня до полного обезвоживания. Но у тебя есть не только рот. Давай теперь посмотрим, как реагирует вторая твоя дырочка на внешние посягательства. Повернись ко мне спиной.
  
   Слава моргнул, внутренне напрягся, но послушался, поворачиваясь на сто восемьдесят градусов и опускаясь на четвереньки. Теплые ладони легли ему на талию и крепко сжали ее. Ягодицы раздвинуло что-то горячее и мокрое, и парень напрягся еще больше, непроизвольно сжимая сфинктер заднего прохода.
  
   - Нет, так не пойдет, - вздохнула Мариока. - Такая реакция меня совсем не радует, да и тебе может повредить. Сексуально возбужденные футки редко испытывают состояние лирического благодушия, как у меня сейчас. А поэтому, скорее всего, просто войдут в тебя силой, причинив адскую боль. Попу они тебе не разорвут, конечно, потому что ткани твоего кишечника уже приобрели высокую эластичность, но боль ты испытывать не разучился, так что получишь ее сполна. Ну-ка, давай еще раз попробуем. Не зажимайся, расслабься полностью. И если уж задней своей частью ты не испытываешь того же восторга, как передней, то хотя бы не сопротивляйся и сохраняй нейтралитет.
  
   Футанари раз десять упиралась своей хайрой в Славкину дырочку, смочила его щель между ягодицами таким количеством сока, что тот стал стекать густыми струйками по его ногам. Ей, в конце концов, удалось добиться, от юноши должной расслабленности, но она все равно осталась недовольной.
  
   - Это эффект смазки, - вздохнула Мариока. - Она тебя расслабила, но проблема в твоей голове по-прежнему есть. Станут приставать к тебе на сухую, опять повторится тоже самое.
  
   Фута вдруг улыбнулась и встала с колен.
  
   - Поднимайся, - сказала она. - У меня появилась одна интересная мысль.
  
   Мариока дождалась, когда парень встанет на ноги и продолжила:
  
   - Знаешь, как дикие футы берут мужчин? Хочешь покажу?
  
   - Дикие? - заинтересовался молодой человек, чувствуя разгорающийся в душе огонек любопытства.
  
   - Ага. Здоровенные футанари из моего мира и очень зверские.
  
   - А ты меня не того, не прибьешь.
  
   - Не беспокойся, я ж не всерьез. Это только игра будет.
  
   - Давай! - азартно сказал Слава, и огонек в его душе превратился в сладкое томление.
  
   Мариока рывком развернула парня к себе спиной и прижалась к нему сзади, крепко обнимая руками. Грудь ее мягкими подушечками растеклась по лопаткам, и напряженные от возбуждения соски по контрасту ощущались теперь твердыми камушками на перине. Теплое дыхание согрело юноше ухо, и футанари заговорила с ним искушающим голосом, от мурлыкающих ноток которого у Славы мурашки побежали по спине.
  
   - Вначале я расскажу тебе, как выглядят дикие футанари, чтобы ты хоть немного представлял себе, с кем имеешь дело. Они очень большие и сильные, ростом все выше двух метров: два двадцать, два тридцать примерно, некоторые до двух с половиной доходят. И это неодолимая мощь, хоть и с женской фигурой: широкие плечи и сильные руки, но бедра еще шире, попу ее тебе не объять. А вот талию вполне можешь. Ноги, соответственно, тоже мощные и длинные, грудь шестого-седьмого размера, но очень упругая и подтянутая, а соски в эрегированном состоянии достигают в длину сантиметра четыре и торчат вперед как маленькие штыри.
  
   Чистые футки могут перекидываться в различных животных, чаше всего в зверей кошачьей породы и кожа их не редко повторяет звериный окрас. И если она тригрица к примеру, то и в женской ипостаси будет полосатой. Глаза у них такие же как у меня сейчас и человеческими не становятся.
  
   Встретив человека, дикая футка не станет его пугать, покажется ему в женском облике, и вести себя с ним будет вполне дружелюбно: улыбаться ему и мурлыкать. Но убегать от нее бесполезно, догонит в два счета, уложит на землю лицом вниз и придавит собой. Раздеванием тебя она заморачиваться не станет, просто сорвет всю одежду, порвав ее на куски. Поэтому не драпать от нее надо, а раздеваться сразу, если не хочешь потом в ошметках ходить. Это, кстати, и воспринято будет благосклонно, как акт доброй воли и обращение с тобой выйдет на порядок нежней.
  
   У футок особая манера ухаживания, они прижимаются сзади вот так, как я к тебе сейчас. Потом начинают вылизывать тебя и покусывать. - Мариока вдруг прихватила юношу зубами за шею, водя по ней бархатным язычком и мягко посасывая губами. Это оказалось так приятно, что Славка задрожал в ее объятиях, невольно прогибаясь в спине.
  
   - Правильная реакция, - промурлыкала футанари. - Укус в область затылка, означает, что тебя намерены трахнуть, поэтому лучше сразу расслабиться и не сопротивляться. И тогда твою попу тщательно подготовят, прежде чем взять. Хайра у диких футок под стать их телу, просто гигантская, но и смазка действует очень быстро и эффективно, готовя ткани человека к экстремальному растяжению. Облизывая твою шею, прижимаясь к тебе сзади грудью и животом, футанари очень быстро возбуждается и ее хайра выходит наружу. Она пройдет между твоих ног, поднимется вверх и продолжит увеличиваться прямо на твоих глазах, пока не достигнет максимального своего размера. И сразу скажу, размер этот будет исполинским: сантиметров сорок - сорок пять в длину и десять - двенадцать в ширину. Потом хайра резко поднимется и прижмется к тебе спереди. Фута оторвет тебя от земли и, удерживая руками, начнет тереться половым органом о живот и грудь, пока из отверстия на его конце не польется смазка. Ну а если ты еще станешь ласкать ее ладонями, массируя ствол и головку, любовница будет рычать от восторга и хорошенько заведется, прежде чем в тебя войти.
  
   А теперь самый ответственный момент, определяющий от чего ты будешь кричать, от кайфа или боли. Саму футу не волнует природа твоих воплей, они услаждают ее слух, подстегивая возбуждение, и ускоряют разрядку. Так что это твоя забота. Внимательно следи за действиями любовницы. Она снова прихватит тебя зубами на шею, когда захочет взять. Ее хайра уйдет вниз, а потом...
  
   Мариока вдруг замолчала, крепко прижала юношу к себе, и изо рта ее вырвалось звериное рычание. Славе показалось, что его обняли снизу еще одной рукой, настолько крепким и основательным было это объятие. Он опустил взгляд вниз и увидел гигантский половой орган, пульсирующий от возбуждения и сочащийся смазкой. Ладони его словно сами скользнули к этой восхитительной штуковине, прижавшейся к его животу, и стали гладить ее упругое и вибрирующее от внутреннего давления тело.
  
   Изо рта футы вырвался сладострастный стон, и она подалась бедрами вперед, отрывая парня от пола Ее хайра стала толкаться навстречу ладоням, заливая их потоками смазки, и сама становилась скользкой от растекающегося по ее поверхности сиропа. Потом Слава ощутил зубы на своем затылке, массивный стержень стремительно скользнул вниз и раздвинул ягодицы молодого человека своей головкой. Его прикосновение к анальной дырочке буквально прострелило юношу импульсом удовольствия, заставило ахнуть и выгнуться в спине, подставляясь этому контакту. Тело его расслабилось под действием мягкого давления и поддалось ему, позволяя гостье приоткрыть себя и слегка проникнуть кончиком внутрь.
  
   Мариока утробно заурчала, хайра ее завибрировала и стала накачивать парня смазкой. Он просто физически чувствовал, как вязкие струйки стреляют ему в попу и постепенно заполняют ее густым составом, затекаюим все глубже и глубже.
  
   - Боги! Какой ты классный! - простонала футанари и рывком подняла парня вверх своей хайрой, приводя ее в вертикальное положение.
  
   Слава охнул, ощутив, как насаживается на массивный орган под собственным весом и его тело пронзается новыми импульсами удовольствия. Он извивался и стонал, испытывая нарастающий кайф, а фута рычала придерживая его руками и возбужденно покусывала ему спину. Это плавное вхождение сводило ее с ума и, углубившись примерно на половину, она не выдержала и, крепко сжав своего любовника руками, рывком вошла в него до конца.
  
   Юноша вскрикнул и обмяк, улетая в нирвану. Он снова чувствовал себя тестом, слепленным из чистого кайфа, и ликовал от резких пронзающих ударов, которые месили его снизу. Мариока судорожно сжимала парня с боков и спереди, обнимая его руками снизу вверх, и придерживала за плечи, не позволяя вожделенному мужскому телу подпрыгивать от сильных ударов. Ее бедра двигались в мощном размеренном ритме, извлекая вибрирующую от возбуждения хайру примерно на половину, и резким толчком загоняя ее назад в тесную пещеру, вонзаясь до самого конца, до звонкого шлепка ногами по ягодицам. А там этот живой поршень раздувался, поднимаясь вверх, и крепко прижимал молодого человека к телу любовницы.
  
   Футанари водила ртом по Славкиному затылку, прикусывая его, облизывая, посасывая, и не переставала глухо рычать, наслаждаясь сладостным обладанием. Эти звуки казались парню прекрасной музыкой, а шея его стала вторым полюсом удовольствия, соединившись с анальным отверстием какими-то волшебными силовыми линиями, образуя поле запредельного блаженства.
  
   Слава пребывал в каком-то странном воздушном состоянии. С одной стороны он почти не чувствовал своего тела, ни рук и ни ног, с другой очень четко воспринимал орган, движущийся у себя внутри и приносящий столь яркое удовольствие. Он ощущал каждый изгиб его, малейшую вибрацию, изменение формы и эти ощущения оказались столь богатыми, что по детальности получаемой информации сравнимы были со зрением. Вот только зрение являлось бесконтактным способом восприятия и могло приносить разве что эстетическое удовольствие. А та необычная тактильная чувствительность, в отличие от него, одаривала парня физическим блаженством.
  
   Юноша ощутил, как усиливается вибрация хайры и на массивном теле ее вздувается трубочка семявыводного канала, как она начинает пульсировать в такт ускоряющимся движениям живого поршня. Рычание Мариоки стало громче, удары сильнее, объятия ее усилились. Судорожным толчком она вошла в парня до самого конца, вдавилась в него максимально глубоко и со страстным криком содрогнулась от оргазма.
  
   Слава чувствовал, как сотрясается ее хайра, как раздувается и вибрирует толстая трубочка на стволе этого органа и как извергаются из него мощные струи, стремительно заполняя внутренний объем молодого человека жидким кайфом. А любовница целиком отдалась своему наслаждению, не замечая ничего вокруг и самозабвенно накачивая мужчину своим соком. Она рычала и стискивала его во время каждого выстрела, пытаясь еще сильнее вжаться в зад, раздувала свою хайру и вздымала ее вверх, дополнительно прижимая к себе мужчину.
  
   Давление жидкости быстро нарастало у парня внутри. И та вдруг устремилась в глубь организма, основательно затуманивая сознание юноши. Теперь Слава чувствовал себя тестом, которое заправляют начинкой, перед тем как запечь в духовке. Как во сне он ощутил пол передней частью тела. Не отпуская захвата, его укладывали на живот. Сзади прижалось женское тело и придавило мужчину своим весом, ярко запечатлев на его спине свой восхитительный сексапильный рельеф. Вышедший из попы поршень вновь задвинулся до конца и ненасытная фута по второму кругу принялась месить тесто.
  

* * *

   Что происходило дальше, Вячеслав запомнил очень смутно. Кажется, в него кончили еще много раз. Эти выплески ощущались стремительным приливом блаженства и четкой картинкой извергающейся хайры, пульсирующая трубочка которой резко раздувалась при каждом выстреле толстых струй белесой жидкости. Потом на какое-то время мысли пропали совсем, и в окружающем пространстве разлилась гулкая тишина и покой. Парень словно плыл в теплом сиропе, не видя ничего и не слыша.
  
   Сперва в окружающем мраке появились световые всполохи, следом за ними послышался гул в ушах, далее ощутилась простынь под спиной и наконец все тело юноши содрогнулось от бешенного оргазма, простреливающего организм импульсами высоковольтного напряжения. Парень осознал, что вопит в полный голос и окончательно пришел в себя. Сверху стонала и урчала Маша. Блаженно улыбаясь, она отсасывала из него сперму, непрерывно стимулируя член стенками своего влагалища до тех пор, пока та не перестала изливаться. Выдавив из Славки последние капельки, девушка с сожалением его отпустила.
  
   - Пришел в себя, наконец, - заметила она. - А то я уж стала опасаться, что переборщила с порцией. Ох! Божежкакойбалдёоооож! - простонала Маша, переживая новую серию вздрагиваний. - Всёоооо... С меня точно на сегодня хватит... - выдохнула она и затихла.
  
   "С меня тоже", - подумал Слава, переживая томный релакс.
  
   В таком положении они и уснули.
  

* * *

   Ночью Маша пошевелилась, приоткрыла сонно глаза и что-то промурлыкала себе под нос. Она сползла с придавленного ее весом молодого человека, вслепую нащупала край одеяла и накрыла им оба тела. И уже потом, под одеялом, обняв свое сокровище, девушка стала засыпать, довольно улыбаясь.
  
   "Не спи, сестренка, - послышался в ее голове голос Мариоки. - Думаешь мне нефиг делать было, как будить тебя посреди ночи?"
  
   "Ну, что такое? Давай во сне поговорим", - сонно откликнулась Маша.
  
   "Нет. То, что я тебе во сне скажу, ты можешь не запомнить. Давай соберись, разговор много времени не отнимет".
  
   "Хорошо, что ты хотела?"
  
   "Что собираешься завтра делать?"
  
   "Трахну Славку, высосу его и в школу с ним пойдем".
  
   "Я про встречу с мамой".
  
   "Ты же вроде решила этот вопрос".
  
   "Именно этот вопрос не решила. Ты забыла, как он реагировал? Какая истерика у него началась? Нет, с такой реакцией знакомство с мамой ему противопоказано".
  
   "Да что такого-то? Расскажу ей об этой проблеме, и она сама ее разрулит. Она ж взрослая. А теперь еще и способ решения есть. Справится".
  
   "Ты охренела совсем, дура легкомысленная?! Задолбала уже все на самотек пускать. Да тебе везло просто до сих пор, нельзя на одно лишь везение рассчитывать!"
  
   "Почему на везение? Я как раз с мамой посоветоваться и хочу".
  
   "Нет уж, мы с тобой его лучше кого бы то ни было знаем, следовательно нам и выход искать".
  
   "Ну и что ты предлагаешь?"
  
   "С мамой ему встречаться нельзя. Ясно тебе? Пусть это будет кто-нибудь другой. Любая другая взрослая футка подойдет".
  
   "Не подойдет, поручителем должна быть старшая родственница, и его все равно с мамой знакомить надо, она - глава клана".
  
   "Пусть будет старшая сестра".
  
   "Чего-чего?"
  
   "Да все нормально. Сделаем так".
  
   И Мариока стала излагать Маше свой план. Когда футанари закончила, девушка обдумывала ее слова некоторое время, а потом вздохнула:
  
   "А ты не боишься, что мама обидится?"
  
   "Не боюсь. Она сама эту идею поддержит, когда все о Славке узнает, вот увидишь".
  
   "Ну, ладно, - вздохнула Маша. - Пусть будет по-твоему".
  
   "Спокойной ночи", - пожелала Мариока.
  
   "И тебе тоже, сестренка".
  
   Девушка приподнялась на руках, полюбовалась на спящего юношу, чмокнула его в губы и, опустившись на подушку, закрыла глаза.
  

Глава 11. Фантастический сон

К содержанию

  
   Вячеславу снился странный сон - то ли кошмар, то ли экшен. Он бежал, сломя голову, по тропическому лесу, и его преследовала большая кошка, размером с крупного леопарда. И жёлтый окрас её с чёрными пятнами тоже напоминал леопардовый, но только пятна на хищнице были не сплошные, а в виде незамкнутых колец, окрашенных внутри голубоватым цветом. Да и морда была немного другой, больше похожей на кошачью, чем на леопардовую.
  
   Сперва молодой человек жутко испугался, увидев опасного зверя, и драпанул от него в состоянии дикого ужаса. Но постепенно страх притупился. Кошка была очень ловкой и стремительной в своих движениях и, тем не менее, до сих пор его не поймала. У Славы стало складываться впечатление, что она и не собиралась его ловить. Преследовательница появлялась то слева, то справа, гналась за парнем попятам, а иногда возникала перед самым его носом, преграждая путь. Она словно загоняла его в определенное место, отсекая все другие пути движения. Так что когда парень выскочил из леса к горному массиву, преградившему путь отвесными скалами, цель его забега стала ясна. Ей оказалась пещера с высоким проемом в полтора человеческих роста.
  
   Слава затравленно обернулся и увидел преследовательницу, сидевшую на задних лапах метрах в десяти от него, которая преспокойно умывалась на кошачий манер. К тому же она была настолько увлечена этим процессом, что казалось, даже не замечала смотревшего на нее человека. Однако, стоило только парню дернуться в направлении леса, как кошка тут же прекратила вылизываться и коротко рыкнула на него, намекая, что не стоит даже и рыпаться. Взгляд ее показался Вячеславу чересчур умным и насмешливым, чтобы принадлежать зверю, и у него впервые возникли подозрения, что преследовало его вовсе не животное.
  
   "Не драпать от нее надо, а раздеваться сразу, если не хочешь потом в ошметках ходить", - вспомнились ему вдруг слова Мариоки и он потрясенно встряхнул головой.
  
   Футанари? Здесь? Откуда? И вообще, где это здесь? И как он сам в этом лесу оказался? Мысль о том, что все это сон, почему-то не пришла молодому человеку в голову. Он даже на каплю не заподозрил, что спит. Вместо этого Слава решил проверить свою гениальную догадку и стал раздеваться.
  
   Как только он снял с себя курточку, кошка перестала вылизываться и с интересом уставилась на стриптизера. Парень оказался одет по-походному: плотные куртка и штаны, под курткой футболка, на ногах туристические ботинки. И все это он собирался снять с себя неторопливо и по возможности эротично.
  
   За курткой последовала футболка, и едва торс юноши оголился, кошка подошла поближе и уселась метрах в пяти от человека. Вид она имела заинтересованный, добродушный и даже мурлыкать негромко начала. Слава же чувствовал себя неловко, и ему было смешно одновременно. Изображать стриптиз перед кошкой, что могло быть нелепей?
  
   Тем не менее, он продолжал танцевать. Расстегнул ремень, пуговицы и молнию, спустил штаны ниже колен и, повернувшись к зрительнице спиной, нагнулся к ботинкам, чтобы развязать на них шнурки. Эту позу он попытался принять по максимуму сексапильнее, представив зрительнице на рассмотрение свой обтянутый плавками зад. На кошку он не смотрел, сосредоточенно развязывая и вытягивая шнурки. Поэтому, когда ощутил укус в ягодицу, ойкнул и обернулся.
  
   Сзади на четвереньках стояла обнаженная девушка и смотрела на него озорным искрящимся смехом взглядом. Вот только темно желтые, почти оранжевые глаза ее оставались кошачьими. Вернее нет, кошачьими были зрачки, а глаза тоже слегка преобразились, став такими же как у Мариоки. И разрезом, и очертанием своим, а также величиной они напоминали человеческие глаза. Собственно, если приглядеться, то зрачки, хоть и представляли собой вертикальные щелки, все равно перестали на кошачьи походить. Кроме того слегка смугловатая кожа у футы осталась пятнистой. Всё тело её, как в боевом раскрасе у индейцев, было покрыто чёрными леопардовыми кольцами, которые, впрочем, совсем не портили приятного впечатления, делая красоту незнакомки экзотичной.
  
   0x01 graphic
  
   Волосы у девушки имели светло коричневый цвет и длиной своей дотягивались до лопаток. А ещё клыки во рту выглядели по-прежнему острыми и длинными, как у кошки, отчего незнакомка немного напоминала вампирку. И она действительно была чертовски красивой, хотя и являлась довольно юной, даже, пожалуй, моложе его Маши была. Но, несмотря на это, грудь её оказалась достаточно объёмной, размера так четвёртого, и между ног уже вовсю росли волосы.
  
   Замерев в своей откровенной позе, парень невольно залюбовался девушкой. Лишь повторный укус в попу и легкий шлепок по ягодице отогнали наваждение и позволили Славе избавиться, наконец, от ботинок. Следом он снял с себя штаны, а потом, слегка помедлив, стал спускать плавки. Полностью раздевшись, молодой человек снова обулся, потому что нежные стопы его протестовали против хождения босиком по острым камням.
  
   После этого он выпрямился и повернулся к незнакомке лицом. Та, как оказалось, с большим интересом разглядывала его член. Пальчики ее коснулись расслабленного органа, и тот стал медленно подниматься, увеличиваясь в размерах. Глаза футанари радостно сверкнули, и она замурлыкала совершенно по-кошачьи, продолжая свои мягкие ласки. Добившись полной твердости, незнакомка поднялась на ноги и, взяв молодого человека за руку, повела его в пещеру. Именно тогда парень в полной мере смог оценить ее выдающийся рост. Футанари несмотря на свой юный возраст оказалась на голову выше спутника, которого за собой вела.
  
   Однако настоящее потрясение Славу ожидало в пещере. Там он увидел взрослую футу и та была просто огромной, под два с половиной метра ростом и по телосложению своему вполне соответствовала описанию Мариоки. Черты лица, цвет волос и глаз ее указывали на явное родство футок.
  
   "Меня с мамой знакомить привели?" - подумал молодой человек, рассматривая широко-распахнутыми от общей впечатленности глазами мощное тело великанши, облаченное в короткую юбку и топик серо зеленого цвета.
  
   Стрижка у неё оказалась короткой, а острые клыки во рту и чёрно-синие пятна на смуглой коже, наталкивали на мысль, что звериная ипостась этой футы точно такая же, как и у её дочери.
  
   "Что от меня требуется? - гадал он. - Может мне надо показать, что я смогу быть полезным ее дочери? Ну уж точно вряд ли здесь понадобятся рассказы о себе и о своих планах на будущее".
  
   Не переставая смотреть на родительницу, словно ища ее одобрения, парень стал нежно гладить тело девушки, поцеловал кожу на ее плече, провел по ней языком. Взрослая фута одобрительно рыкнула и уселась на лежанку, сделанную из шкуры какого-то крупного зверя, сложив свои монументальные ноги на султанский манер. Похоже она намеревалась всласть насладиться предложенным ей спектаклем.
  
   "Ну, давай-давай, продолжай, - словно бы говорила она всем своим видом. - Интересно будет посмотреть, что ты умеешь".
  
   Поняв, что действует в верном направлении, Слава сосредоточил все свое внимание на дочери, выцеловывая дорожку от ее плеча вниз к объемным полушариям с темневшими на них пятнышками сосков. Грудь у девушки оказалась очень упругой и нежной. Проведя по ней языком, юноша добрался до соска, и стал облизывать его по кругу, легонько прихватывая губами. И тот моментально затвердел, увеличившись раза в полтора, и превратился в твердую палочку, широкую у основания и закругленную на конце. Захватив ртом сосок, парень стал его мягко посасывасть и девушка восторженно охнула, прихватив Славу за волосы рукой и прижав его к себе. Подержав несколько секунд у одной груди, она передвинула его к другой, и с удовольствием подставила ее под столь понравившиеся ей ласки.
  
   Руки молодого человека меж тем тоже не бездельничали. Одна его ладонь скользила по спине и ягодицам, поглаживая и пощипывая девушку сзади, другая - двигалась по животу, целенаправленно подбираясь к покрытому пушком волос интимному месту. Когда Слава коснулся пушистых половых губок, любовница его замерла и задышала чаще. Он провел пальцами по нежным валикам вниз, слегка забрался между ними и заскользил вверх. Девушка громко засопела и подалась бедрами вперед, подставляясь под эти ласки, всем телом своим и звуками говоря, что их надо продолжать.
  
   Интимное место ее стремительно увлажнялось и после нескольких движений вверх-вниз стало истекать соками. Рот Вячеслава тоже наполнился слюной от желания их попробовать. Он порывисто опустился перед своей любовницей на колени, жадно обнимая ее за ягодицы. Рот прижался к источнику благодати, язык пришел на замену пальцам и девушка ахнула, по новой вцепляясь молодому человеку в волосы и признавая, что это удовольствие ей нравится еще больше.
  
   Бедра ее стали ритмично двигаться, толкаясь вперед. Она инстинктивно нашла движения, усиливающие ее удовольствие, и с упоением исполняла свой сексуальный танец, постанывая и покрикивая от восторга. И Слава, плененный такой искренней отзывчивостью и приятным вкусом, тоже пребывал на седьмом небе от счастья. Он вытворял настоящие чудеса языком, хотя сам и не осознавал этого. Просто в какой-то момент почувствовал, как захват вокруг его головы сжался сильнее, любовница утробно заурчала, ее движения ускорились и стали рваными дерганными. А потом она содрогнулась всем телом, закричала от кайфа, накатившего на нее штормовой волной и в рот парню ударила первая тугая струйка. Девушка стонала и содрогалась не меньше минуты. И даже когда сок ее перестал изливаться, она продолжала еще какое-то время кончать, вздрагивая впустую. Потом расслабленно опустилась на колени рядом со Славой и, обняв его руками за шею, нежно прижала к себе.
  
   Парень чувствовал, что организм его постепенно пьянеет, и происходящее с ним стало терять свою непрерывность. Вот он еще в объятиях юной футанари, а вот уже на ногах, и дочка ведет его за руку к маме. Юноша встречается с той взглядом и его буквально обжигает дикое желание и жажда, которой наполнены ее глаза. Резкий рывок за руку и он оказывается в крепких объятиях. Фута подминает его, прижимает к себе, тискает, и Слава осознает, что одежды на ней больше нет. Потом она впивается в губы страстным берущим поцелуем, врывается в рот своим длинным, гибким языком и наслаждается обладанием. Ее тело настолько велико, что парень чувствует себя ребенком в объятиях сексуально-озабоченной женщины. Он зачарованно гладит ее огромные толстые ноги, здоровенные ягодицы, большую грудь. Он захватывает ее сосок губами, сосет его и тащится от того, какой он длинный и твердый. Пальцы его скользят вниз по животу, зарываются в пушистые заросли паха и погружаются в озеро горячей нежности. В ладонь ему упирается толстый клитор и он настолько велик, что его можно сжать пальцами и ласкать поступательными движениями.
  
   Футанари взрыкивает от восхитительной ласки, которую дарит ей молодой человек, а потом мир у Славы крутится перед глазами и вот он уже вниз головой опускается между массивных ног и к лицу его устремляется распахнутая от возбуждения вагина. Половые губы у великанши оказались под стать ее телу очень крупными и мясистыми, и скорее всего легко могли бы охватить половину лица юноши. А здоровенный клитор между ними мог сравниться с мужским членом небольших размеров и длиной своей и толщиной. И, тем не менее, это был именно клитор, а не член, вернее не хайра, если быть более точным. Фута по-прежнему сохраняла свою женскую ипостась, и оставалось только гадать, до каких размеров может вырасти ее внешний половой орган, если уже сейчас он настолько большой.
  
   Она пропустила прелюдию, видимо была слишком возбуждена, чтобы медлить. В лицо парню прилетела мощная струйка смазки выплеснувшаяся из влагалища, а затем рот его был атакован и взят. Парень увидел, приближающиеся к лицу пушистые лепестки половых губ, почувствовал как они охватывают его, скользя по обильно смазанной коже, и как рот заполняется упругой плотью, вздрагивающей от желания. Здоровенная попа наваливалась сверху, усаживаясь на лицо молодого человека, и словно поглощала его в себя. Размеры женского таза были настолько монументальными, что вызывали опасения, будто при желании эта дама способна запихнуть всю голову юноши себе во влагалище. А когда она стала засасывать его рот в себя, работая интимными мышцами, Слава решил, что именно это сейчас и произойдет.
  
   Однако футанари видимо не имела таких намерений, она просто стимулировала себя всасывающими движениями, при которых половые губы ее терлись о лицо молодого человека, а клитор глубоко погружался тому в рот, подбираясь к самому горлу. Разрядка наступила так быстро, что парень даже испытать удушье не успел. Окружающее пространство разорвал гортанный крик, и Славе показалось, что его трахнули в рот до самого желудка, настолько сильной оказалась пронзившая горло струя. Но на этом дело не кончилось. Вслед за первым выстрелом последовал второй, потом третий, четвёртый. Тело футы сладостно дрожало и накачивало молодого человека своими соками, намертво присосавшись к его рту. Она крепко удерживала в своих объятиях его голову и ни на миг не позволяла ему оторваться.
  
   Слава ощутил, что его буквально распирает внутренним давлением и живот его надувается как воздушный баллон. Потом выплески ослабли, постепенно прекратились совсем, и огромная вагина, звонко чмокнув влагалищем, отпустила юношу, изо рта которого тут же хлынули потоки белесой жидкости. Он не успел еще очухаться от своего потрясения, как окружающее пространство вновь крутнулось перед глазами и Славу опять запихнули между гигантских ног, правда в этот раз уже нижней частью тела. Рывком навалилось чувство интимной близости, член юноши оказался захвачен и крепко сжат горячей плотью, которая тут же принялась массировать его и сосать.
  
   Довольно урча, футанари придавила любовника к мягкому ложу, уложив его на спину, уселась верхом и стала тереться своей промежностью, совершая ритмичные движения бедрами. Слава чувствовал стремительно нарастающее блаженство, распространяющееся от центральной части тела и охватывающее его целиком, ощущал как накаляется внутри мощный заряд, вибрирует, закипает и взрывается, наконец, в яркой вспышке, заставляя биться в судорогах невероятного по силе оргазма. А великанша высасывала его, крепко стискивая в своих объятиях, и постанывала от удовольствия. Ее вагина опустошила парня несколькими объемными глотками и стиснула член, продолжая удерживать его внутри себя.
  
   В сознание Вячеслава постепенно возвращалась кристальная ясность, и он увидел, как сверху над ним пристраивается юная футанари. Ее покрытая пушком волос щелка опять оказалась широко раскрытой и сочилась смазкой, капающей парню на лицо. Девушка снова была возбуждена и жаждала удовлетворения. И юноша ликовал, он горел энтузиазмом ласкать ее снова и снова, пока его хотят, пока любовница испытывает потребность в его ласках, путь даже это будет вечно продолжаться.
  
   Слава приник губами к страждущему ласк месту, заставляя девушку выгибаться от удовольствия. И тут же ощутил как влагалище, удерживающее его член, вновь пришло в движение. Ноги и живот испытали увесистые шлепки. Парня снова трахали, и в этот раз его использовали одновременно с двух сторон. Ощущение вовлечённости в сексуальный процесс, оказалось таким всеобъемлющим, что привело молодого человека в экстаз. Он буквально таял в крепких объятиях и дрожал под действием волн благодати, распространяющихся навстречу друг другу и сталкивающихся в груди, заставляя сердце сладко сжиматься и трепетать.
  
   Волны меж тем усиливались, увеличивая свою амплитуду. Шлепки становились чаще, объятия крепче. Вот по ним пробежала дрожь, и тело молодого человека испытало новые струйные удары. Часть из них лупили парня в рот, другие врезались ему в живот, грудь, долетали до шеи и подбородка, накрывали тело жидким теплом. Обе любовницы блаженствовали от своих оргазмов, извиваясь под действием их импульсов, и кричали в два голоса.
  
   Юная фута истощилась чуть раньше, но продолжала прижиматься сверху и вздрагивать. Слава сосал ее заметно подросший клитор и аппетитно причмокивал, словно это была конфетка. Девушка вдруг охнула, сотряслась, и рот молодого человека рывком заполнился ее плотью. Приподнявшись на коленках, она отпустила любовника, и тот увидел выпирающую из ее тела змейку, совершавшую волнообразные движения и постепенно наращивавшую свою длину.
  
   Великанша рыкнула довольным голосом, и Слава ощутил, как внутри нее тоже что-то начинает двигаться. Клитор ее взметнулся вверх и стал рывками расти, быстро увеличивая свой объем. Вот только если дочка выпустила из себя средних размеров ужика, то из мамы вытягивался натуральный питон. Она отпустила член парня и пересела тому на грудь. Слава увидел, как над лицом его хищно нависает головка огромной хайры, покачивающейся вверх-вниз, словно змея, гипнотизирующая свою жертву, и тут же открыл рот пошире, восторженно следя за ее изящными гибкими движениями.
  
   Хищница склонилась над подставленным отверстием, вибрируя будто от нетерпения, обрызгала смазкой его края и несколько струек выстрелила в рот, обеспечивая себе легкое скольжение. Затем она проникла внутрь, разом заполняя собой всю полость, и парень почувствовал, как вязкий сироп теплыми толчками покрывает его горло. Далее хайра уткнулась в Славкину глотку и стала входить в нее плавно и неторопливо, словно змея, вползающая к себе в нору. Она раздвигала и растягивала пищевод молодого человека своим толстым телом и попутно заливала его стенки густым составом, не ограничивая себя в количестве смазки.
  
   Футанари урчала от удовольствия, наслаждаясь тугим погружением, и продвигалась вглубь непрерывно, пока ее колосальный орган не скрылся во рту полностью, распахнув его до предела. Подбородок юноши погрузился между мокрыми дольками половых губ, а по шее ручейками потекли струйки смазки. Великанша зависла в этом положении на несколько долгих секунд сладостно навалившись всем своим весом и массивная хайра ее волнообразно сокращалась у Славы внутри, продолжая накачивать его смазкой.
  
   Юноша почувствовал, как под языком его вздулась толстая трубка семявыводного канала и сообразил, что фута вполне может кончить без каких либо фрикций, просто гоня волну вдоль своего органа. Однако разрядка ее откладывалась, хайра стала выходить из горла молодого человека, принося тому ощущение пустоты и вязкой массы, плавно текущей по стенкам основательно смазанного пищевода. Растянутые ткани быстро сужались, восстанавливая прежнее состояние, по мере того как пещеру покидал огромный предмет. В какой-то момент парню показалось даже, что суставы его челюсти встают на место. Хайра у великанши видимо была настолько толстой, что вывела их из зацепления, во время своего проникновения внутрь.
  
   Полностью выскользнув наружу, змеюка потерлась своей головкой о Славкину щеку, словно благодарила того за гостеприимство, и любовница пересела пониже, открывая оперативный простор для своей дочери. Молодой человек перевел взгляд на маленькую змейку, склонившуюся над его лицом, и стал ласково гладить ее, поводя ладонями по упругому телу. Он подтянул ее к своему рту и нежно облизал языком головку. Потом захватил губами, и принялся ее мягко сосать. Хайра девушки задрожала под действием сигналов удовольствия и рывком прибавила в своих размерах удлиняясь и раздуваясь вширь. Глаза юноши восторженно распахнулись от столь захватывающего зрелища, и он продолжил свои ласки, все больше очаровываясь производимым ими эффектом.
  
   Большая фута вдруг возбужденно рыкнула и, соскочив с парня, рывком перевернула его, ставя на четвереньки. Тот не успел еще опомниться от столь головокружительного кульбита, как его накрыли сзади крепкими объятиями, плотно прижимая к мощному телу. Слава ощутил спиной огромную грудь, твердые соски, буравящие его кожу и прибалдел, тая от волнительных прикосновений. Большие ладони легли на его щеки и подняли голову вверх, ориентируя ее лицом вперед. Молодой человек увидел девушку, замершую перед ним на коленях и поедающую его жадным взглядом. Перед глазами его взмыла хайра, разросшаяся до приличных размеров, и он без промедления открыл рот, прекрасно понимая, что от него сейчас требуется.
  
   Пальцы юной футы ухватили юношу за волосы, а головка ее полового органа скользнула по его губам. Повторяя за своей матерью, она основательно смазала рот снаружи и набрызгала смазку внутрь, перед тем как войти в него. Но потом, видимо, потеряв терпение, дочка одним тягучим движением проникла в своего любовника до самого конца, сладострастно выгибаясь и урча от блаженства. Ее хайра вновь стала удлиняться, еще больше раздуваясь в тесной пещере. Фута плавным скольжением вытянула ее наружу примерно на половину и затем резким ударом вонзила назад. Изо рта девушки вырвался крик блаженства, а тело ее охватила сладкая дрожь. Она покрепче уцепилась парню за волосы, и стала грубо трахать его в рот, вскрикивая от вспыхивавших в ее теле приятных ощущений.
  
   Наблюдая, как дочь наслаждается своей сексуальной игрушкой, взрослая футанари довольно мурлыкала и нежно гладила Славу по груди и животу, поощряя его за столь яркую отзывчивость. Ее возбужденное дыхание согрело шею молодого человека жарким теплом, бархатный язык скользнул по затылку, а потом его аккуратно прикусили зубками и стали мягко покусывать.
  
   Тело юноши тут же откликнулось сладостной дрожью, прогибаясь в спине и подставляя попу. Он просто таял в крепких объятиях взрослой любовницы, всем своим видом показывая, что жаждет и ей доставить удовольствие. Такая восторженная реакция еще больше завела старшую футу. Она утробно зарычала, и Слава ощутил, как ягодицы его раздвигает мокрый и крупный предмет, который размерами своими вполне мог сойти за кулак средних размеров. Ну, разве что поверхность его была очень мягкой и приятной в отличие от кулака.
  
   Щель между ягодицами моментально увлажнилась, струйки сока потекли у парня по ногам. А последующие прикосновения к анальной дырочке наполнили тело юноши такой благодатью, что он в голос застонал, и тело его откликнулось дрожью. Хайра надавила на податливую дырочку и легко раздвинула ее своим концом, слегка проникая вглубь. Слава ощутил, как завибрировал от страсти половой орган большой любовницы и зубы ее крепче сжали кожу на его затылке. В очередной раз попа парня оказывала на футанари волшебное воздействие, приводя ее в настоящий экстаз своим активным гостеприимством. Края дырочки, охватив кончик головки, словно чувствительные точки на ее поверхности нажали, заставляя гигантский стержень вздрагивать и выплескивать смазку с такой силой, словно фута кончала.
  
   Задний проход молодого человека стал стремительно наполняться жидкостью, и вслед за вязкими потоками в него вторглось огромное тело. Утробно рыча любовница надевала мужчину на свою хайру плавно проталкивая ее внутрь, уходя все глубже и глубже, не останавливаясь на миг, пока вся она целиком не вошла в заднее отверстие. Тогда великанша выпрямилась и рывком приподняла Славу над ложем усилием одного лишь своего полового органа.
  
   Глова юноши взметнулось вверх вместе с телом, которое сориентировалось теперь под углом, продолжая вектор стержня, на который было насажено. Юная фута на время потеряла интимный контакт со своим любовником, но, не долго думая, вскочила на ноги и, энергично засадив свою хайру парню в рот, продолжила трахать его горло с удвоенной скоростью.
  
   А великанша, меж тем, готовила вкусное блюдо для себя. Она обняла молодого человека снизу руками за грудь, ухватила его ладонями за плечи и прижала к своему объемному бюсту. Ногами она зафиксировала любовника снизу, придавив к ложу его голени, а затем, сладко сопя, извлекла из попы свою толстую торпеду и, рыкнув, загнала ее обратно в ствол. Парень выгнулся и громко замычал, испытывая сумасшедшее блаженство. И старшая фута, воодушевленная этим музыкальным аккомпанементом, продолжила размеренно прокачивать свой огромный поршень через хорошо смазанную трубу, наслаждаясь теснотой ее мягких стенок.
  
   Парня трясло и разрывало на части от интенсивности ощущений. Он вопил бы во весь голос, если б в глотке его не скользил поршень поменьше, который к тому же долбил его с еще большей скоростью. В какой-то момент непомерное блаженство зашкалило, и юноша обмяк, превращаясь в сексуально-озабоченное тесто, кайфующее от того, что его так качественно месят.
  
   Любовницы, словно сговорившись, неслись к кульминации голова в голову. Слава осознал приближающуюся разрядку по участившимся толчкам с обеих сторон. Язык его ощутил, как восхитительно раздувается трубочка на нижней стеночке хайры у него во рту. Содрогаясь всем своим крупным телом, она резко припарковалась в самой глубокой точке гортани и запульсировала. Юноша ощутил как по вибрирующему каналу проносится волна мощного потока и организм его содрогнулся от водных выстрелов. Задний таран сработал на пару секунд позже, его извержение воспринималось не столь четко, хотя было на порядок мощней. Просто Слава ощутил своей попой столь резкий прирост давления, словно его запускали в космос реактивной струей. Но ему было классно. Он тащился. Тесто заправляли под давлением вкусной начинкой, и это нравилось ему до щенячьего визга.
  
   И снова нахлынул туман, закрывая собой восприятие. Мир превращался в молочно белую вату, стирающую зрительные образы и заглушающую звуки. Где-то далеко в другом мире, кричала юная футка, переживая свой первый в жизни мультиоргазм. А её мама удерживала обмякшее мужское тело на весу, подставляя его для дочери, и довольно мурлыкала, видя как кровиночке хорошо.
  
   И лишь когда девушка угомонилась, бессильно опускаясь на мягкое ложе, и интимное место её вернулось в женскую ипостась, взрослая футанари резким движением хайры подняла парня вверх, прижимая его к своему телу и крепко обняла. Она взяла лицо юноши в ладони, повернула к себе и стала сладко целовать его в губы. Этот мальчик оказался хорошим любовником, отзывчивым и прочным. Именно потому он и стал прочным, что был отзывчивым. Сок футанари надежно защищал его тело от травм и мгновенно залечивал любые повреждения еще до того как они могли стать опасными. Он был хорош и был в полном порядке, пусть даже и пьяным вдрызг. Но последнее качество не могло помешать футанари, еще немного насладиться мужчиной. Тем более, что, несмотря на свое бессознательное состояние парень продолжал отзывчиво реагировать на вставленную в него хайру. Он дрожал и выгибался, когда она в нем напрягалась, улыбался, откинув голову назад, и сонно отвечал на поцелуи. Он был таким милым и сладким, что отрываться от него совсем не хотелось.
  
   Поэтому футанари опустила парня на ложе, легла на него сверху, придерживая свой вес на локтях, чтобы не раздавить любовника, развела свои мощные ноги в стороны, сгибая их в коленях и обретая еще две точки опоры. В качестве дополнительного бонуса внутренней стороной бедер она ощутила упругие ягодицы юноши, и это было очень приятно. Руки обняли парня за шею, грудь прижалась сосками к его твердым лопаткам (еще две точки удовольствия).
  
   И наконец, самое главное и восхитительное: массивная попа великанши пришла в движение. Играя мышцами ягодиц, она плавно поднялась вверх, вынимая хайру из тесной пещеры, и столь же плавно опустилась, задвигая ее назад и дожимая дополнительным усилием. После утоления первого голода эти размеренные скольжения были особенно приятными. А благодарная дрожь томящегося под ней мужского тела наполняла футу сладостным восторгом. Она уже чувствовала, закипающий в ее теле заряд и то, как он рвется наружу. Нет ускоряться не надо, пусть желание внутри дольше горит и плавно подходит к черте взрывного блаженства, от этого стихия получится только сильней.
  
   Оргазм накрыл ее штормом и оглушил. Великанша зарычала и бешено вжалась в маленькое тело, заливая его своим соком. Ее руки прижались к животу юноши, с удовольствием ощущая, как он раздувается от переполняющей его жидкости, растет и распухает все больше и больше. Это было очень опасное развлечение, хоть и такое сладостное. Но футанари не боялась навредить своему любовнику, возникшая между ними чувственная связь, позволяла прекрасно ощущать его тело и состояние, в котором оно находится. И такой четкой связи у нее до сих пор не возникало ни с кем. Первый раз ей попался такой удивительный гутоперчивый мальчик, растягивающийся как резина.
  
   Совершенно безмятежно фута выплеснулась до конца, до самой последней капельки. И лишь потом вынула свой гигантский шланг из маленькой попы, позволяя соку выплеснуться наружу мощным гейзером. Это было прикольно и очень приятно.
  
   Раздувшийся живот молодого человека быстро опадал, и вот он вновь стал таким же плоским, как в самом начале. Ну, просто уникальное восстановление! Хочется еще раз трахнуть эту конфетку и ощутить бешеное блаженство, пронзающее тело неповторимым экстазом, а за ним сладостное чувство обладания, когда живой человек становится подневольным сосудом для твоей спермы.
  
   Футанари улыбнулась, чувственно облизнула свои губки и плавно овладела любовником, который охнул и выгнулся в спине в момент ее размеренного проникновения. А потом, мурлыча от удовольствия, она стала неспешно утрамбовывать парню зад. Похоже, что сегодня можно будет оторваться всласть. Надо только попросить дочку заранее принести побольше воды. Скоро та может понадобиться.
  

Глава 12. Третий день в школе

К содержанию

  
   Проснулся Славка от дикого оргазма. Ну, просто искры сыпались у него из глаз, и тело молотилось как в приступе эпилепсии. И естественно причиной этого безобразия оказалась Маша, которая сжимала парня в своих объятиях и бессовестно лишала его спермы. Юноша хрипло застонал и обмяк, вытягиваясь под ней и переживая глубокое погружение в нирвану. Единственная мысль, которая беспокойно билась в его голове, мешая расслабиться, это сколько сейчас времени и не опаздывают ли они в школу.
  
   Маша отпустила его, наконец, и тоже обессилено опрокинулась на спину.
  
   - Ну, Славка, ты даешь! - выдохнула она. - Чего на тебя нашло-то сегодня?
  
   - На меня?! - удивился молодой человек.
  
   - Ну не на меня же? Кто утром начал во сне ко мне приставать? Разбудил кунилингусом, да еще так круто его сделал, что я, кончая, выпустила свою хайру на свободу. Так ты и на нее набросился, что твой мангуст на змею! Заглотал целиком, возбудил меня до предела и вынудил накачать тебя моим соком по самые гланды! И причем все это делал не просыпаясь! Это что за секс-лунатизм такой у тебя появился? С каких это пор? Кто у нас в паре маньяк сексуальный? Я сперва грешным делом думала на себя. А теперь как-то уже и не уверена.
  
   Слава встал на коленки и замер с открытым ртом, потом медленно закрыл его и нахмурился. Что-то такое ему снилось сегодня. Какой-то необычный эротический сон, да такой приятный, что просто страсть. Вот только что конкретно снилось, он не помнил.
  
   По внутренней стороне бедер юноши явственно потекли ручейки, и это отвлекло его от попыток вспомнить ночную историю. Он провел и по ногам ладонью, поднес ее к глазам, потом ощупал свою попу и обнаружил протечку.
  
   - Эм... в попу себе я тоже сам хайру твою запихивал? - уточнил он.
  
   - В попу нет, - томно улыбнулась Маша. - Туда я тебя чпокнула по собственной инициативе. Но... ты так прогибался в спине соблазнительно, так просил, что... ну я не сдержалась... вот... Извини, если что.
  
   - Нет-нет, все нормально, - пробормотал Слава, морща себе нос. - Надо мне в душ сходить, помыться. Ты случайно не знаешь, сколько сейчас времени?
  
   - Семь - восемнадцать, - ответила девушка, заглянув в свой мобильник. - Времени пока вагон, учитывая, что личные проблемы свои мы по твоей инициативе уже решили. Так что беги в душ, а я пока завтрак нам разогрею. Посмотрим, что приготовила твоя мама.
  
   - Да, кстати, - вспомнил молодой человек, останавливаясь в дверях. - Нам же сегодня еще с твоей мамой надо встретиться. На какое время запланируем это мероприятие?
  
   - Ну, часика на четыре, - скромно предложила Маша. - После школы сходим пообедать домой, созвонимся и встретимся у этого дома. А потом я тебе покажу, где живу.
  
   - Договорились, - улыбнулся Слава и пошел в ванную.
  
   Девушка проводила его, поджав губки. Ей еще надо было сказать как-то, что встречаться с ним сегодня будет ее сестра. И сообщить эту новость она пока не могла, следовало сперва утрясти ее с мамой.
  

* * *

   Третий день в школе начался без особых эксцессов. По пути в нее молодых людей никто не поджидал, да и в самом классе обстановка была вполне благополучной. Кирилл в школу пришел, но держался обособленно от всех и с опаской поглядывал на Машу. Можно сказать, что был он тише воды и ниже травы. В команде его, похоже, произошли кадровые перестановки. Лидерские позиции занял парень по имени Максим, и терять обретенное положение по собственной инициативе не собирался. Да и сам Кирилл не особо-то рвался в их компанию, ведь именно эти парни были главными свидетелями его конфуза.
  
   Большую часть времени Маша проводила в обществе одноклассниц. У нее появились в классе свои подруги и отношения с ними у девушки уже сейчас установились весьма теплые и открытые. Слава в очередной раз поразился, насколько легко Маше удалось завязать дружбу. Складывалось впечатление даже, что дружба эта многолетняя.
  
   Впрочем, и о парне своем подруга не забывала. Пробегая мимо, неизменно касалась его или даже чмокала в щечку. Ребята хи-хикали, а кто-то даже завел тему про тили-тили тесто. Ну и фиг, Машу это не напрягало, да и Славку тоже. Он на переменах проводил все время в обществе своего нового приятеля, и в основном не по своей инициативе. Николая мучило любопытство по поводу Машиного преображения. Так что он не переставал расспрашивать Вячеслава об этой девушке и обо всем, что с ней было связано.
  
   - А Кирюха-то сегодня сам на себя не похож, - заметил Николай. - Поговаривают, что вчера с ним какой-то конфуз случился? Ты ведь вроде свидетелем был.
  
   - Так я ничего не знаю, - сходу отнекался Слава. - Ну, заорал он от чего-то. Ну, убежал. А почему заорал - не ясно. Маша сказала, что вид у него не подобающий и смешной. Может ширинка была расстегнута.
  
   - Э, нет, брат. От такого пустяка так не сбегают.
  
   - Наверно. Но откуда ж мне знать, что вашего Кирилла шокирует. Я его только третий день вижу и ни разу с ним не был знаком.
  
   В разговоре возникла небольшая пауза, которую в очередной раз прервал Николай:
  
   - Эх, везет тебе, у тебя подружка есть, - вздохнул приятель, меняя тему разговора.
  
   - Везет, - не стал спорить Вячеслав. - Хотя нас вон уже дразнят.
  
   - Да, фигня все это, - отмахнулся Николай. - Поделись секретом, как ты смог так быстро сойтись с девушкой.
  
   Юноша и рад был бы поделиться, только ему стыд не позволял говорить о столь интимных методах сближения. Да и не сработали бы они с обычными девочками.
  
   - А тебе кто-нибудь в классе нравится? - поинтересовался Вячеслав у приятеля.
  
   - Не так чтобы прям совсем, - смутился собеседник. - Но... просто... дружить с девочкой клёво. А кто не понимает этого, тот еще ребенок.
  
   - Погодь, тебе не важно что ли с кем дружить?
  
   - Почему не важно? Важно. Но... если б на меня какая-нибудь девушка повелась так, как на тебя Маша, я был бы очень рад и ответил бы ей взаимностью.
  
   - Даже если б она была страхолюдиной? - удивился Вячеслав.
  
   - Ну, не перегибай палку, - насупился Николай. - Я про наших девочек говорю, а в классе у нас страхолюдин нет.
  
   Слава весело взглянул на приятеля:
  
   "Эх, знал бы ты, каким боком может вылиться тебе такая дружба, - подумал он. - Не всякому ведь понравится".
  
   - И кстати, мне одна девчонка очень нравилась, - признался вдруг Николай. - Только она в нашем классе больше не учится.
  
   - Ты не про Настю, случайно?
  
   - А ты ее знаешь? - удивился собеседник.
  
   - Нет, но завтра познакомлюсь, - ответил Вячеслав. - Она нас с Машей на День рождения свой пригласила.
  
   - Как так?! - воскликнул Николай.
  
   - Да тише ты, не кричи, - остудил его Слава, - все уже оборачиваются на нас. Она Машу пригласила, та ведь ее подруга. Ну а Маша уже договорилась с ней по поводу меня.
  
   - Блииин! Ну как у тебя легко все получается?!
  
   - Чего получается-то? Я только на день рождения иду.
  
   - Привет, мальчики? О чем спорим? - вклинилась в их разговор Славкина подруга.
  
   Юноша хотел отшутиться, но увидел, как взгляд приятеля разом остекленел и с опаской посмотрел на девушку:
  
   - Маш, ты чего?
  
   - Тихо, - в полголоса сказала она, - пойдем, выйдем из класса, пошептаться надо, - добавила Маша и направилась к дверям.
  
   Николай молча поднялся со своего места и безропотно пошел за ней. Вячеслав обеспокоенно поморгал глазами и присоединился к их компании.
  
   - Чего случилось-то, Маш, - спросил он, когда вся компания удалилась в уединенное место, подальше от посторонних ушей.
  
   - Твой приятель хочет отдать свою сперму, сообщая об этом всеми сигнальными огнями, - пожала плечами девушка. - И мою подругу сей факт наверняка заинтересует. Остается выяснить только насколько откровенной она с ним может быть. Я хочу его протестировать. А ты постой и помолчи пока. Это займет минуты три от силы. До конца перемены успеем.
  
   Первый вопрос Маши: "Какие преимущества у зеленого зайца перед серым?" заставил Славу удивленно выпучить глаза, а ответ Николая: "Тем, что у него зеленый живот", ввел юношу в настоящий ступор. Девушка продолжала задавать короткие и совершенно абсурдные вопросы, а молодой человек практически без промедления на них столь же абсурдно отвечать. Эта беседа напоминала Вячеславу разговор двух умалишенных, тем не менее, он счел за благо промолчать, тем более, что его специально об этом просили.
  
   Маша прекратила свой допрос еще до окончания перемены.
  
   - Можешь идти к себе за парту, - сказала она Николаю. - Там ты проснешься и вспомнишь, что мы беседовали о Дне рождения Насти и я обещала спросить у нее, не захочет ли она тебя пригласить. Иди.
  
   Когда молодой человек скрылся в классе, Слава решился, наконец, с подругой заговорить.
  
   - Что еще за "зеленые зайцы" и "левосторонние корабли"? Что за галиматью ты несла?
  
   - Не заморачиваяся, - улыбнулась Маша. - Это тест для подсознания. Один из инструментов ментальной магии.
  
   - И что ты там наколдовала?
  
   - Намагичила, - поправила собеседница.
  
   - Один фиг.
  
   - Неа.
  
   - Ох, ладно. Так все-таки, что?
  
   - Ну, не знаю даже. Не так все радужно, как с тобой, конечно, но... Николай заслуживает внимания. В общем, я хочу про него Насте рассказать. Тем более, что парень сам хочет с ней сблизиться. А уж она пусть решает, как с ним поступить.
  
   - Погоди, в каком смысле заслуживает внимания?
  
   - В разных. Например, можно взять его сперму. Грех не взять то, что добровольно и с радостью предлагают.
  
   - Но у нее же вроде есть для этого молодой человек.
  
   - С тем парнем вообще все по нулям, никаких перспектив. А с Николаем может кое-что получиться. Есть вероятность, например, и вполне значимая, что он примет природу футанари. Понимаешь меня?
  
   - В каком смысле примет? Позволит себя... того?
  
   - Нет-нет. Я не об этом. Да и вряд ли он в ближайшее время согласится.
  
   - Тогда не понимаю.
  
   - Настя сможет Николаю открыться без ущерба для отношений. Вот что я хотела сказать.
  
   - То есть он продолжит встречаться с ней, узнав, что она футанари?
  
   - Ага, но и при условии, наверно, что моя подруга будет держать свою хайру от него подальше.
  
   - И в чем тогда фишка? Чем он лучше для Насти того первого ее парня?
  
   - Тем, что примет ее. Без возможности открыться нельзя, построить отношения. Ни одной футе не разрешат привязать к себе парня, если он не согласен принять ее природу. Более того, ей нельзя открываться парню, если нельзя его привязать.
  
   - Какой-то замкнутый круг получается.
  
   Маша рассмеялась.
  
   - Ну не совсем. С помощью ментальной магии можно, например, перевести человека в специальное состояние, в котором он будет вести себя как обычно, но потом все забудет, если перевести его обратно. То есть можно открыться так, чтобы парень этого не запомнил. И если результат окажется негативным, то ничего страшного не произойдет.
  
   Слава подозрительно посмотрел на Машу. Ему вдруг четко вспомнился вчерашний вечер и ощущение, что он потерял кусочек своего времени, когда Мариока хотела что-то у него узнать. А не проделала ли она с ним нечто подобное? Скорее всего, так и было. Вот только вряд ли имело смысл об этом спрашивать. Все равно ведь не скажет.
  
   - То есть, если парень примет футу, она сделает его от себя зависимым?
  
   - При его согласии, да.
  
   - А если он откажется?
  
   - Тогда молодой человек забудет секрет девушки, а она продолжит с ним встречаться, стараясь покрепче его психологически к себе привязать. Этого нам делать не возбраняется. А потом будет вторая попытка откровенности с гораздо более высоким шансом на успех.
  
   - Таким способом, мне кажется, любого мужчину можно уломать.
  
   - Увы, не любого. Большинство людей либо неприступны совсем, либо потребуют таких усилий и времени, что никто из нас с ними связываться просто не станет. Столь же перспективных, как Николай, наберется от силы процентов двадцать - двадцать пять. Ну, а уникумы, вроде тебя Славка просто как дар божий, встречаются совсем не часто.
  
   - Погоди, - удивился молодой человек. - Разве мало в мире бисексуалов?
  
   - Сексуальные предпочтения людей увы далеко не всегда являются определяющими. Решиться на физическую зависимость от другого человека сможет далеко не каждый бисексуал. Этот вопрос как раз и является одним из камней преткновения. Ну а среди гетеросексуалов вполне могут найтись и те, кто со временем подружится с хайрой. Вот ты например, очень быстро подружился, - улыбнулась Маша.
  
   - А что еще? Какие еще есть камни преткновения?
  
   - Наша нечеловеческая природа. Она тоже многих людей отпугнет.
  
   - Тогда я вообще не представляю, как можно угадать перспективность человека для отношений с футанари. У всех свои тараканы в голове и отреагировать те могут самым непредсказуемым образом.
  
   - Я же сказала уже, что способы есть и один из них я тебе только что показала.
  
   - Что-то сомнительно мне, что зеленые зайцы твои способны разглядеть тараканов в чужой башне.
  
   - Способны-способны, - улыбнулась Маша. - Про одного такого очень полезного тараканчика я могу тебе рассказать. Правда не уверена, что Николай сам о нем знает.
  
   - Расскажи, - заинтересовался Слава. Но в этот момент зазвенел звонок.
  
   - Упс, - развела руками девушка, - наше время истекло. Пошли на урок.
  
   Подмигнув парню, она развернулась и устремилась в класс.
  
   - Эй, постой! - бросился за ней юноша. - А сказать?
  
   - Потом, на следующей перемене!
  
   - Я ж от любопытства помру!
  
   Маша поймала Славку в дверях, и прижалась губами к его уху.
  
   - Сквирт, - шепнула она тихо. - Твоему приятелю может очень понравиться это дело. Или уже нравится. - А потом добавила громко: - Все-все, пошли. Учительница уже идет.
  
   Войдя в класс, юноша взглянул на Николая и обнаружил того витающим в облаках в состоянии счастливого опьянения. Тот и не заметил, похоже, что урок уже начался. Увидев ту же картину, девушка хихикнула и, сев на свое место, стала строчить эсэмэску в телефоне.
  
   - Маш, ты чего задумала опять? - спросил Вячеслав, переживая за приятеля. Уж кому как не ему было знать, в какую ловушку тот совал свою голову... или головку, если уж быть более точным.
  
   Девушка искоса глянула на него, но промолчала, продолжая азартно работать пальцами.
  
   - Блин, Маш, - продолжил парень чуть громче и учительница его услышала:
  
   - Живцов, ты на перемене не наговорился? - поинтересовалась она. - Тогда давай к доске. Используем твою неизрасходованную энергию на благо учебе.
  
   Маша весело стрельнула на него глазами и сказала беззвучно одним движением губ:
  
   "Иди-иди, отличник, зарабатывая свои пятерки".
  
   И вид при этом имела такой, что вот сейчас, без помех со стороны, закрутит настоящие интриги Мадридского двора.
  
   Вячеслав вздохнул и, вежливо улыбнувшись учительнице, уверенно поднялся из-за парты. Заданный на дом параграф по географии он помнил так четко, что мог читать страницы учебника наизусть. Его ответ был, наверное, достоин академических залов оксфордского университета. Он отличался четкостью, лаконичностью и занял не более трех минут. Погоняв ученика еще пару минут коварными вопросами, и получив на них неизменно быстрые и аргументированные ответы, учительница выбросила белый флаг и, в состоянии искреннего умиления отпустила вундеркинда на свое место.
  
   Впечатленной оказалась не только она, но и весь класс. Маша встречала Славку восторженным светом своих глаз, и ее азартно облизывающий губки язычок заставил парня внутренне напрячься. Как бы чего нештатного с ним сегодня в школе не приключилось. Девушка ухватила его за руку под партой и сжала ее.
  
   - Божечки, какой ты умный! Я тебя обожаю! - еле слышно шепнула она.
  
   Оставшаяся часть урока прошла в спокойной и дружественной атмосфере. Не желая видимо портить себе впечатление, учительница никого к доске больше не вызывала и сразу же стала излагать материал следующей темы. Открыв свой дневник, Слава обнаружил в нем пятерку с двумя плюсами и, улыбнувшись, подумал, что можно попробовать сегодня отпроситься у родителей еще на одну ночь. Ну, или может быть наоборот не отпрашиваться, а приберечь отгул на воскресенье. Завтра его ждала вечеринка в обществе двух футанари, и это событие стоило того, чтобы урвать для него дополнительный резерв времени в ночное время суток.
  
   На переменах Николай пару раз подкатывал к Маше с просьбой прояснить свою судьбу, после чего был отшит до конца всех занятий под предлогом отсутствия обратной связи с именинницей.
  
   - У нее ведь тоже сейчас занятия идут, - объяснила Маша. - Я после уроков прям при тебе ей позвоню, - пообещала она Николаю и тот, наконец, отстал.
  

Глава 13. Подготовка к важной встрече

К содержанию

  
   Субботний день в школе был коротким, поэтому пролетел быстро. Молодые люди вышли на улицу и встретили, караулившего их страждущего влюбленного.
  
   - Оу! Ник, ты уже здесь? - улыбнулась Маша. - Если честно, я не уверена, что у Насти тоже закончились занятия, - с сомнением предупредила она, но Славка заметил, как хитро блестят глаза интриганки.
  
   - Ну, ладно, - сжалилась девушка, видя страдающий взгляд одноклассника. - Сейчас наберу ее.
  
   Она достала из сумки телефон и, нажав пару клавиш на сенсорном экране, приложила его к уху.
  
   - Привет, Таська! - сказала она через несколько секунд. - Можешь говорить? Отлично! Как дела у тебя? Серьезно? Да не может быть!
  
   И девушка зависла на аппарате в излюбленной своей манере. Через минуту Николай открыл рот, чтобы напомнить о себе, но Слава хлопнул его по плечу, привлекая к себе внимание, и отрицательно покачал головой:
  
   - Бесполезно, - сказал он. - Пойдем лучше отойдем в сторону, поболтаем. Будешь над душой у нее стоять, она наоборот еще дольше кота за хвост потянет, садистка такая.
  
   - Ты что дарить Насте собрался? Есть какие-нибудь соображения? - спросил Николай, когда парни удалились от разговаривающей по телефону девушки шагов на десять.
  
   Славу этот вопрос затруднил, потому что тот подарок, который он собирался имениннице дать, а вернее каковым сам являлся, называть собеседнику было нельзя. Кроме того, юноша подумал, что ему все равно надо что-нибудь подарить, хотя бы что-нибудь символическое, чтобы не вызывать ни у кого из гостей нелицеприятных о себе мыслей.
  
   - Не думал пока, - ответил Вячеслав. - Цветы наверно подарю.
  
   - И все?! - возмутился Николай.
  
   - Ну, можно еще сувенирчик какой-нибудь присмотреть. Надо думать, короче.
  
   - Сувенир - это пустой подарок, - презрительно ответил приятель с интонациями ревнителя новой веры. - Надо дарить то, что действительно пригодится.
  
   - Откуда ж мне знать, что ей надо? - хмыкнул Слава. - И не больно ли ты придирчив, мой друг? Сам-то чего дарить собрался?
  
   - Я не знаю! - простонал Николай страдающим голосом. Его видимо съедала любовная лихорадка, и он ломал голову над тем, чем бы выделиться и запомниться Насте на фоне других гостей.
  
   "Эх, знал бы ты, приятель, что лучше бы тебе не выделяться, - философски подумал юноша. - Впрочем, сейчас это уже не поможет, лучше вообще не ходить".
  
   - Эй! Мальчики! Ну, вы куда умотали? - окликнула их Маша, и Николай моментально оказался подле нее, вызвав у девушки озорную улыбку своей расторопностью. - Насте нужна помощь с приготовлениями для завтрашнего праздника. Она спрашивает, не мог бы кто-нибудь из вас ей помочь?
  
   - Я могу! - откликнулся Николай еще до того, как Слава загрузил текущую информацию себе в оперативную память.
  
   - О! Отлично! - обрадовалась Маша, и, поднеся трубку к уху, сказала: - Коля горит желанием.
  
   Она выслушала ответ подруги, улыбнулась ее словам и передала влюбленному:
  
   - Можешь считать себя приглашенным. Имениннице понравилась твоя отзывчивость.
  
   - Когда подойти? Куда? - спросил парень с горящими от счастья глазами.
  
   - Диктуй свой телефон, - ответила Маша. - Таська сама тебе позвонит.
  
   Николай речитативом оттарабанил десять цифр и девушка всплеснула руками:
  
   - Я тебе что, диктофон? Помедленней давай.
  
   - Извини, - выдохнул юноша. - Волнуюсь.
  
   И он повторил номер медленно двумя трехзначными и двумя двухзначными числами. Маша продублировала эту информацию в трубку и кивнула головой:
  
   - Все, записано.
  
   При этом Славке услышалось в ее интонациях: "Все, попался!" Девушка попрощалась со своей подругой и отключила связь.
  
   - Куда мне теперь? - спросил Николай, напоминая Славке солдата на призывном пункте, вздрюченного, взволнованного, переминающегося с ноги на ногу.
  
   - Расслабься, - сказала Маша, едва сдерживая смех. - Сходи домой, поешь, переоденься в повседневную одежду. Таська наберет тебя после пяти, так что времени у тебя еще вагон.
  
   - А что ей подарить? - спросил Коля.
  
   - Можешь вообще прийти без подарка.
  
   - Я так не могу.
  
   - Ну, тогда цветы?
  
   - Цветы само собой, но этого мало.
  
   - Ты только не вздумай ей ничего дорогого покупать, слышишь? - предупредила Маша. - Эффект получишь с обратным знаком. Вот что, подари-ка ей кружку с именем Настя или Анастасия. Она свою недавно разбила.
  
   Парень просиял и приложил руку к голове на манер воинской чести:
  
   - Есть! - сказал он, завершая образ солдата.
  
   - Вольно, - хохотнула девушка, - можешь идти.
  
   - Спасибо, - поблагодарил Николай с искренней признательностью в голосе, поправил сумку на плече и убежал.
  
   Маша с довольным видом проводила его взглядом и весело обернулась к Вячеславу.
  
   - Сдается мне что ситуация эта будет развиваться гораздо быстрее чем я думала. Если и дальше так дело пойдет, Таське не понадобится слишком долго вокруг Николая круги наворачивать. Ну а ты-то чего сверлишь меня взглядом прокурора? Что я сделала не так?
  
   - Да просто нелегко молча смотреть, как друга моего разводят.
  
   - Вот те раз! Кто его разводит-то? Мы с тобой помогли парню сблизиться с его возлюбленной. С какой стороны не посмотри, дело насквозь благое.
  
   - Он не влюблен, а сексуально-озабочен. И понятия не имеет, с кем хочет подружиться.
  
   - Ой-ой! Футы-нуты, какие мы праведно-гневные! Сам-то ты с кем дружишь забыл? Тебя что-то не устраивает? О чем-то сожалеешь?
  
   - Нет-нет, Маш, - разволновался Слава, опасаясь, что обидел подругу. - Я очень рад, честное слово! Ты не подумай чего, я очень тебя люблю. Я просто счастлив, что мы вместе и никогда ни разу не жалел о своем выборе.
  
   - Так чего ж ты тогда за Кольку так переживаешь? Таська ведь ничуть не хуже меня. А в чем-то даже лучше и талантливей. И подруга из нее Николаю выйдет просто замечательная, если он решится с ней дружить.
  
   - Ну, просто все слишком быстро завертелось и Коля сейчас совсем не производит впечатления человека, думающего головой. Он в любовном угаре на что угодно подпишется. И я опасаюсь, как бы он потом не пожалел.
  
   - Не беспокойся. В отношениях с нами эмоции как раз и играют определяющую роль. Ты Лукьяненко читал, про ночной и дневной дозоры?
  
   - Да. И что?
  
   - А то! Помнишь, как там было? В каком настроении человек в сумраке оказывался, ту сторону силы он и принимал. В нашем случае все аналогично. Если футка привязывает к себе влюбленного в нее парня, который с радостью вступает с ней в союз, отношения их просто обречены стать радужными и ничто позже их уже не омрачит. Наш сок как бы закрепляет в сознании человека то чувство, которое он испытывал, когда первый раз его принимал. И с этого момента отношение к футанари остается пропитанным этим самым чувством. Так что не будет потом возможности пожалеть о сделанном выборе.
  
   - Поэтому ты поспешила организовать их встречу?
  
   - Ну да, куй железо пока горячо. А ты что подумал? Что Таське не терпится мальчика в постельку уложить? - хихикнула Маша. - Не забывай, что она уже утрясла все свои проблемы сексуального плана, так что чрезмерной озабоченностью не страдает. И если ты думаешь, что она набросится на Кольку аки пантера на олененка, то сильно ошибаешься. Во-первых, ей действительно требуется помощь с приготовлениями. Не то чтобы она прям сама не справится, но не помешает однозначно. А во-вторых, ну это Кольке больше всех надо было, понимаешь? А Таська и до завтра могла бы подождать.
  
   - Нда, - парень смущенно взглянул на подругу. С какой стороны не посмотри, она была права. - Извини, чего-то я малость погорячился. Кстати, насчет завтрашнего дня. Мне бы тоже какой-нибудь подарок надо купить, а то перед другими гостями неудобно. Все с подарками придут, а я нет.
  
   - Твой подарок для Насти я уже приготовила, - улыбнулась Маша. - Хотела в довесок его подарить, но раз ты переживаешь на сей счет, то отдам его тебе. Дари от своего имени. - Девушка хихикнула и добавила: - В совокупности с основным твоим подарком получится очень пикантно.
  
   - И что это за подарок, - подозрительно спросил Слава.
  
   - Духи, - ответила подруга, поглядывая на него как-то очень интимно. - Но они не для футки, а для того, с кем она спит. В них особые феромоны, создающие просто сказочное настроение и усиливающие удовольствие от секса.
  
   - И ты предлагаешь мне подарить такое?
  
   - Ага. Именно от тебя Насте такой подарок получить будет гораздо приятней. И потом остальные гости ничего не заподозрят. Все решат, что это просто духи.
  
   - Между прочим, Коля может расстроиться. Он-то с кружкой придет, а у меня духи. Получится, что я опять его переплюнул.
  
   Маша рассмеялась:
  
   - Ну, все с вами с мужчинами не слава богу. Ну, позвони ему, предупреди, что туалетную воду дарить будешь, раз так печешься о его душевном благополучии. Именно туалетную воду, скажи, а не духи. А то приятель твой разорится. В принципе бутылек с феромонами как раз и выглядят как туалетная вода. И пшикалка у него такая же. Но лучше ты давай переключайся на сегодняшний день. Сходи домой, приоденься красиво. И хорошо еще, если цветы купишь.
  
   - Для мамы цветы? - удивился Вячеслав.
  
   - Ну, да. Ты же хочешь ей понравиться? А вообще не для мамы, а для главы клана, в ряды которого собираешься вступить. Ясно тебе?
  
   - Ясно, - улыбнулся юноша.
  
   - Тогда разбегаемся. О деталях встречи я тебе позже по телефону скажу. Ну и рассчитывай примерно на четыре часа. Все, до встречи.
  
   - Пока.
  

* * *

   Родителям Славка решил сказать, что идет на свидание с девушкой. И опять в этом решении его проявилась натура стратега, посылающего пулеметную очередь в толпу зайцев. Во-первых, он рассчитывал, что мама поможет ему приодеться ко столь знаменательному событию и выглядеть неотразимо. Во-вторых, возникал предлог урвать некоторую сумму денег на цветы и кино (смотреть кино ведь лучше, чем непонятно где и непонятно чем заниматься), в-третьих, появлялся аргумент для более позднего возвращения домой. Не так, конечно, чтобы прям совсем, а так приемлемо поздно, часиков в десять - одиннадцать, когда родичи еще не спят и можно даже вместе поужинать. И, наконец, в-четвертых, он ставил в известность маму с папой, что жизненный статус его малость изменился, сместившись в сторону взрослой жизни. Все равно ведь об этом нужно было когда-нибудь сказать, так почему бы не сделать это в удобный момент, извлекая дополнительную пользу.
  
   Юноша пришел домой, сияя как начищенный чайник. С улыбкой принял от мамы ведро с мусором и вынес его без каких либо возражений. Помог ей накрыть на стол, потом ушел к себе в комнату переодеться, и через пять минут вернулся на кухню в домашней одежде, улыбаясь все так же безмятежно и радужно.
  
   - Чего-то хорошее случилось сегодня? - первой не выдержала мама, когда сын ее устроился за обеденным столом.
  
   - Получил пятерку по географии с двумя плюсами, - похвастался Слава, пододвигая к себе тарелку с супом. - Я потом в дневнике покажу.
  
   - Молодец какой, - похвалила мама. - В новой школе у тебя успеваемость очень поднялась.
  
   - Лен, подай ложку, - попросил отец, и уточнил у сына: - Но ты ведь не из-за одной отличной оценки светишься от радости?
  
   - Нет, оценка это так, довесок, - улыбнулся Вячеслав. - Я сегодня девушку одну на свидание пригласил.
  
   Мама выронила ложку из рук, но отец ловко поймал ее в воздухе и положил на стол перед собой.
  
   - Красивая хоть? - спросил он.
  
   - Погоди, - остановила его мама. - Сына, ты это серьезно? Ты встречаешься с девушкой?
  
   - Ну, в школе я с ней каждый день встречаюсь, - улыбнулся Вячеслав. - А буду ли я с ней встречаться в плане отношений как раз сегодня и выяснится. Пока что я предложил ей погулять вместе, и она согласилась. Именно поэтому-то я и чувствую себя на седьмом небе от радости.
  
   - Как ее зовут?
  
   - Маша, ну, Мария то есть.
  
   - Красивая? - повторил свой вопрос отец.
  
   - Очень, - ответил сын. - Я просто таю, когда смотрю на нее.
  
   - Так, мать, забери-ка у охломона нашего ключики от квартиры Максима.
  
   - Это еще зачем? - спросил Славик, наивно хлопая глазками.
  
   - А то ты не понимаешь? - ухмыльнулся отец.
  
   Озадаченный вид юноши свидетельствовал, что он категорически не понимал.
  
   - Вить, ну ты чего? - осадила своего мужа мама. - Хорошо же ты о сыне нашем думаешь!
  
   - Как хочешь, - пожал плечами отец. - С внуками потом тебе водиться.
  
   На лице Славика зажглось озарение, он кашлянул и смутился.
  
   - Вообще-то я еще школьник, па, если ты забыл, - пробормотал юноша, краснея прямо на глазах. - И как бы не настолько взрослый для того, чтобы становиться отцом. Но ключи я возвращаю, конечно.
  
   Молодой человек извлек ключи из кармана и положил их не стол, мысленно радуясь, что предусмотрительно сделал дубликат.
  
   - В этом нет необходимости, сына, - сказала мать. - Мы тебе полностью доверяем, - (и сердито мужу), - правда, Вить?
  
   - Не-не, ма, все в порядке. Если вам так спокойней будет, то я только за. Пусть висят на крючке в прихожей, как раньше. И потом таскать с собой ключи от чужой квартиры действительно не очень разумно. Когда мне надо будет рыбок покормить, я просто возьму связку и схожу.
  
   - Ну, хорошо, пусть будут в прихожей, - ласково улыбнулась мама своему ангелочку, а потом снова сердито взглянула на мужа. - Забирай ключи, особист доморощенный.
  
   - Да они нафиг мне не нужны, - пожал плечами отец. - Я свое мнение высказал и ни за что больше не отвечаю. А вы уж поступайте, как знаете.
  
   - Я сам повешу, - грустно сказал Слава, но про себя при этом хитро хихикал.
  
   Его замысел удался. Юноша сомневался, что отец до конца поверил его спектаклю, но он был слишком ленив и пофигистичен, чтобы сына своего контролировать. Главное было сделать так, чтобы мама ни о чем не беспокоилась, и возврат ключей этому только способствовал.
  
   Молодой человек взял их со стола и направился в прихожую, но в дверях он задержался, и, заискивающе глядя на маму, спросил:
  
   - Ма, ты ведь поможешь мне приодеться? Очень хочется на Машу впечатление произвести.
  
   Ну какая женщина способна отказать своему сыночку, да еще такому умнице и лапочке.
  
   - Конечно помогу, - сказала она. - Вы когда встречаетесь?
  
   - В четыре. Но я бы хотел пораньше выйти, мне еще цветов надо купить.
  
   - Успеем, - успокоила мама.
  

* * *

   Полчетвертого Вячеслав вышел из дома одетый в строгий черный костюм, белую рубашку, галстук, обутый в черные, вычищенные до зеркального блеска ботинки. В общем, он вполне мог сойти за дипломата, готового к встрече на высшем уровне, если бы выглядел старше. По пути к дому дяди Максима молодой человек зашел в цветочный магазин и купил букет из семи роз, на деньги, которые взял у родителей. Без десяти четыре ему позвонила Маша и уточнила, где он сейчас находится. Слава как раз подошел к подъезду и остановился возле него, отвечая на звонок.
  
   - Останься на улице, - попросила девушка. - Я уже через минуту буду.
  
   - Хорошо, - ответил молодой человек и не стал подниматься в квартиру.
  
   Его подруга действительно появилась через минуту с небольшим, одетая в короткое, выше колен, голубое платье и сиреневую кофту. На ногах ее красовались туфли на невысоком каблучке, а через плечо была перекинута небольшая женская сумочка.
  
   - Вау! - сказала она, восхищенно рассматривая парня. - Какой ты красивый! И цветы классные, молодец.
  
   Маша взяла его за руку и повела за собой.
  
   - Пойдем потихоньку, я должна ввести тебя в курс дела. Встретиться с тобой мама сейчас не сможет, но это не страшно. Для первого знакомства подойдет любая взрослая родственница и ей будет моя старшая сестра. Так что встреча сегодняшняя именно с ней состоится, и цветы тоже подарить надо ей.
  
   - Погоди, но это ведь не помешает тебе завтра пойти к Насте на день рождения?
  
   - Нет, конечно, сестра тоже может сойти за поручителя, собственно потому мама и назначила ее на эту роль.
  
   - Тогда хорошо. А с мамой твоей я когда познакомлюсь?
  
   - Если все нормально пройдет, то сегодня вечером.
  
   - А если не нормально?
  
   - Тогда уж точно не сегодня. И накроется тогда мое участие в завтрашнем празднике.
  
   - А отношения наши с тобой не накроются?
  
   - Не знаю, - вздохнула Маша, - если б ты не был привязан ко мне, то тебя точно бы отфутболили. А так могут и пожалеть. Дадут испытательный срок, в который ты должен подготовиться ко второй встрече. Но могут и отвязать от меня, если посчитают совсем бесперспективным.
  
   - Ни фига себе! - испугался Вячеслав. - Не думал я, что настолько все серьезно. А что, меня разве можно отвязать?
  
   - Опытной магине такое под силу, а в нашем случае не так уж и много усилий потребуется, мы ведь еще недолго встречаемся.
  
   - Так, ладно. Что мне надо сделать, чтобы этого не произошло.
  
   - Самое главное это быть дружелюбным и отзывчивым в любой ситуации, какая бы не случилась. Собственно в твоем положении сойдет даже нейтральная позиция. Но, чтобы тебя не просто формально признали моим парнем, а реально приняли в семью, нужно именно дружелюбие. И чем ярче ты его проявишь, тем большей любовью и покровительством станешь пользоваться у моих родных.
  
   - Ну, так это не проблема, - широко улыбнулся Славик. - Я очень дружелюбен и меня интригуют встречи с другими футанари, в особенности с твоими родственницами.
  
   - Тут такое дело, - смутилась Маша. - Одним из качеств мужчины, которое проверяется в первую очередь, является вкус его спермы. Имеется ввиду ее сексуальный вкус, те ощущения, которые она вызывает у футанари в момент высасывания. Я конечно знаю, что ты просто обалденно вкусный, но на слово мне никто не поверит. Вернее поверят, но попробовать тебя после этого еще больше захотят.
  
   Сказав это девушка испуганно посмотрела на собеседника, ожидая от того негативной реакции, и Слава действительно был малость шокирован. Вот только не сказать, что шокирован неприятно. Он сам пока не понимал, как относится к услышанному. У него возникло странное ощущение, словно данная ситуация была ему отчасти знакома. Прям дежавю какое-то появилось, наполненное почему-то запахами тропического леса и ощущением пещерной прохлады. Причем чем дольше он к себе прислушивался, тем больше его охватывал непонятный азарт.
  
   Вячеслав помотал головой, отгоняя наваждение, и смущенно кашлянул.
  
   - То есть твоя сестра меня... у меня с ней?..
  
   - Ага, - осторожно подтвердила Маша. - Как тебе эта новость? Дружелюбия не уменьшилось?
  
   Юноша рассмеялся, сбрасывая нервное напряжение, и ему стало заметно полегче.
  
   - Хорошо, что это будет не мама твоя, - заметил он.
  
   - Ну, она наверное предвидела твою реакцию, потому знакомство с тобой и поручила Лилии?
  
   - Так зовут твою сестру?
  
   - Выходит, что так, - вздохнула девушка.
  
   Слава завис на секунду, озадаченный странным ответом, но потом мысленно махнул рукой и решил выяснить другой беспокоивший его момент.
  
   - А сама ты как к этой ситуации относишься?
  
   Маша уставилась на него большими глазами.
  
   - Ты о моих чувствах сейчас печешься? - удивилась она. - В положении, когда отдуваться придется тебе?
  
   - Конечно, мне твое душевное состояние немаловажно.
  
   Девушка смутилась.
  
   - Понимаешь, футки по-другому немного чувствуют, чем женщины. Дух родства в нас очень велик. Поэтому... ну, к членам семьи я тебя ревновать не буду. Как и к очень близким подругам. Мариока же тебе все это уже объясняла. Так что вот. Сказала она чистую правду. Мне даже лестно будет, если ты понравишься моей... сестре. Я ей уже так нахвастала о тебе, что она, боюсь... не настроена сейчас будет на долгую беседу.
  
   - Нда, - тоже смутился Слава. - Вот, значит, что меня ждет. А... меня только по-женски возьмут или... по-всякому?
  
   - Если б ты не был привязан еще, то однозначно только по-женски. Лилия просто попробовала бы твою сперму и все. Ну а поскольку ты все равно уже в курсе нашей природы, да и подготовлен во всех смыслах, то... боюсь, она ограничивать себя ни в чем не будет.
  
   Юноша кашлянул.
  
   - Ладно, сказал он. Пойдем знакомиться с твоей сестрой. Постараюсь быть с ней максимально дружелюбным.
  
   - Здорово! - прям расцвела Маша. - Тебе точно нормально?
  
   - Не переживай за меня. Рослые девушки мне очень нравятся. Сестра ведь твоя такая же высокая, как и ты?
  
   - Гораздо выше. Увидишь ее - сможешь представить, какой я стану в будущем.
  
   - Интересно. Думаю, это будет познавательно. У вас большая разница в возрасте?
  
   - Не особенно, - ответила Маша уклончиво. - Познакомишься с ней, сам поймешь. Мы почти пришли уже, вот и мой дом, - добавила она, указывая рукой на высотку класса люкс.
  
   - Шикарный дом.
  
   - У твоего дяди не хуже.
  
   - Наверно.
  
   - Должна предупредить, - сказала Маша, - что по традиции твое рандеву с представителем нашей семьи должно проходить без свидетелей. Так что я вас оставлю наедине.
  
   - Что просто сведешь нас и сбежишь?
  
   - Я бы не хотела помешать своим присутствием.
  
   - Может, хоть на немного задержишься, чтобы я привык? Не бросай меня сразу.
  
   - Ну, там видно будет.
  
   - И куда ты пойдешь?
  
   - К Таське в гости нагряну, помогу ей с праздником.
  
   - А вдруг она в этот момент насчет Коли будет строить какие-нибудь планы?
  
   - Не будет, я с ней уже договорилась.
  
   - Ну вот, испортила влюбленным рандеву.
  
   - И ничего не испортила, - улыбнулась Маша. - Таська если и планирует Колю притиснуть, то не раньше, чем ее родители в гости уйдут. А это после семи будет. Так что успевайте провернуть все что требуется до семи часов.
  
   - Блин, как-то стремно мне, - расстроено пробормотал Слава.
  
   - Ну, не напрягайся ты так. Лилия - очень хорошая, скоро сам убедишься.
  
   Двери лифта открылись, они вошли в него, девушка нажала кнопку седьмого этажа, и кабинка стала подниматься.
  
   - По-твоему, лучше было бы нам втроем устроить групповушку? - спросила Маша. - Я ведь вряд ли сдержаться смогу и присоединюсь к вам, как только дело запахнет жареным.
  
   Юноша сделал большие глаза и предупреждающе крутнул ими, как бы охватывая окружающее пространство.
  
   - Ты уверена, что в лифте нас никто не слушает? - уточнил он.
  
   - Не беспокойся охрана и все службы в этом доме подчинены нашему клану. Считай, что попал в мафиозный притон.
  
   - Вот как, - улыбнулся Слава. Но мысль о сексе втроем задела в его душе приятные струнки, поэтому он добавил: - А насчет групповушки, почему бы и нет?
  
   - Завтра будет тебе групповушка, - хищно улыбнулась Маша. - И с Лилией тоже будет, если захочешь, но потом.
  
   - А сегодня значит нельзя?
  
   - Все верно.
  
   - По традициям?
  
   - Ага. Сегодня ты будешь принадлежать только ей, пока она не решит, что ты можешь стать моим.
  
   - Как все сложно.
  
   - Наоборот, так будет проще. И закончится все гораздо быстрей. Чем больше нас собирается вокруг парня, тем дольше мы с ним кувыркаемся.
  
   Лифт остановился на седьмом этаже.
  
   - Пойдем? - спросила Маша.
  
   - Пойдем, - согласился Вячеслав.
  

Глава 14. Лилия

К содержанию

   Дверь открыла очень рослая и красивая женщина лет двадцати, в чертах лица которой угадывалось явное родство с Машей. Тут уж и физиономистом не требовалось быть, чтобы понять, что в прихожей стояла ее сестра. Волосы у нее тоже были черными, однако стрижка оказалась короткой, не дотягиваясь кончиками до плеч.
  
   0x01 graphic
  
   - Вау! Какая красивая парочка! - пропела она сладким голосом, и затащила в квартиру обоих на манер добротно сработавшей ловушки.
  
   Слабое сопротивление Маши было нежно преодолено, и уже через минуту молодые люди сидели на кухне за столом и перед ними как по волшебству появлялись столовые приборы для чаепития.
  
   Лилия оказалась радужным и энергичным человеком, полным искрометного позитива. С первых секунд соприкосновения с собой она погрузила гостей в атмосферу яркой симпатии и комфорта.
  
   Сказать, что Слава был впечатлен, значит ничего не сказать. Он был буквально очарован этой женщиной высоченного роста, причем как душевными ее качествами, так и физическими. Ну да, она очень вписывалась в представления молодого человека о футанари, насколько он успел уже про них узнать: невероятно высокая и сильная, с атлетически развитой фигурой, широкими бедрами, мощными и длинными ногами, здоровенным бюстом. При такой своей комплекции и подвижности она отлично вписалась бы в сборную России по баскетболу, ну и на теннисном корте тоже шикарно бы смотрелась, затмевая своим телосложением Сирену Вильямс. Да и одета она была словно для игры в теннис. Откровенная мини-юбка едва закрывала массивную попу, позволяя созерцать шикарные ноги, от вида которых у парня начинался эстетический балдеж. А короткая футболка ее, оставлявшая приоткрытыми снизу изящную талию и плоский живот с кубиками пресса, завершала убойное сексапильное воздействие. Впрочем нет, окончательно юношу добила здоровенная грудь, лифчик на которой явно отсутствовал, так что крупные соски отчетливо проявлялись сквозь футболку на массивных плотно обтянутых тканью полушариях.
  
   - Успеешь еще сбежать, - промурлыкала Лилия, обнимая сестру. - Дай хоть полюбоваться на вас вместе. А мальчик, то какой красивый у тебя, такой изящный и одет так изыскано!
  
   Слава сообразил, что сидит на стуле, вцепившись руками в букет, забыв вручить его хозяйке и, улыбаясь, протянул цветы женщине.
  
   - Это Вам, - сказал он. - В знак моего искреннего восхищения.
  
   - Оу! - растрогалась Лилия. - Как галантно! Но очень тебя прошу, лапочка, давай сразу на "ты". Так мне приятнее будет.
  
   Она приняла от молодого человека цветы и с удовольствием окунулась в них лицом:
  
   - Ах! Как вкусно пахнут! Спасибочки. Надо их в воду поставить, чтобы подольше простояли. Я сейчас.
  
   Женщина шагнула к кухонному шкафчику, достала из него высокую вазу и опустила в нее цветы. Потом она набрала в нее воду из под крана и поставила всю композицию в центр стола в качестве его украшения.
  
   - Заочно мы вроде уже знакомы, - сказала она, обращаясь к молодому человеку. - Но надо бы познакомиться официально. Меня зовут Лилия, а можно просто Лили.
  
   - Очень приятно. Меня - Вячеслав, - откликнулся парень. И ему действительно очень приятно было купаться в волнах симпатии, излучаемых этой женщиной.
  
   - Что будешь пить, Слава? - спросила она. - Кофе или чай. У нас есть очень вкусный травяной чай, приготовленный из самых ароматных и полезных травок.
  
   - Ну тогда чай, конечно, - соблазнился молодой человек.
  
   - Маш, тебе?
  
   - Может, я пойду?
  
   - Сидеть, - шутливо рыкнула Лилия. - Сегодня я твоя мамочка, так что слушайся давай.
  
   - Ну, тогда тоже чай, - улыбнулась девушка. - Ты его шикарно делаешь.
  
   Через минуту ароматный напиток был разлит по кружкам, а возле вазы с цветами оказались чаша с печеньем и миска с пирожками. После чего хозяйка тоже уселась за стол.
  
   - Сахар, мед или варенье добавляйте сами по вкусу, - сказала она, указывая на соответствующие ингредиенты.
  
   Сахар лежал в сахарнице, мед и варенье были налиты в предназначенные для них изящные розеточки. К каждой емкости прилагалась чайная ложечка для накладывания, а в каждой кружке лежала еще одна, чтобы можно было размешивать напиток.
  
   - Пирожки сладкие, - предупредила хозяйка, - с яблоками, с творогом и с вареньем.
  
   - Тогда я не буду ничего добавлять, - сказал Слава.
  
   Он отпил чай из своей кружки и прикрыл глаза от удовольствия.
  
   - Ох! Как вкусно!
  
   Аромат напитка тоже был просто божественный, приводя организм в обонятельный экстаз.
  
   - Как вы красиво смотритесь! - пропела Лили, с удовольствием рассматривая молодых людей. Она отпила из своей кружки и добавила. - Ты классного мальчика себе нашла, сестренка. Почему бы тебе не посадить его себе на коленки?
  
   Маша едва не подавилась чаем.
  
   - Ты же знаешь, что я не сторонница этих твоих матриархальных замашек.
  
   - Ой, да какие там матриархальные, - весело отмахнулась ее сестра. - Это просто красиво. Я понимаю, если б был твой парень этаким бычком переростком. А то ж ведь он такой хрупкий и изысканный. Мрр-мрр-мрр! Так и хочется его потискать. Я б на твоем месте с рук бы его не спускала.
  
   - Не обижай Славку, - сердито ответила Маша. - Ничего он не хрупкий и вполне даже спортивный... ну, немного. У него нормальное для мужчины телосложение. В нашем классе многие мальчишки такие. Есть даже еще более тощие и субтильные.
  
   - Да разве я спорю, - примирительно улыбнулась Лилия в своей теплой обезоруживающей манере. - Для мужчины подобное телосложение нормально, и как раз такое мне очень нравится.
  
   - Я не обижаюсь, Маш, - успокоил свою подругу парень. - Вы футки все такие крупные, что я на вашем фоне действительно хрупким кажусь. Вот только... - он смущенно взглянул на Лилию, - боюсь, что Маше тяжеловато будет меня на коленях держать. Да и себя мне немного непривычно представлять в таком положении.
  
   - Не хотите, и не надо, - сказала сестра. - А мне бы держать тебя на коленках было б совсем не тяжело и очень-очень приятно.
  
   "Да уж, ей действительно было б не тяжело, - подумал Слава, основательно погрузившись в созерцание фундаментальной фигуры. - Боже! Какая она большая! Я рядом с ней все равно что ребенок!"
  
   Маша толкнула парня ногой под столом и он, сообразив, что чересчур откровенно пялится на ее сестру, сосредоточил свой взгляд на кружке с чаем. Вот только девушка не успокоилась и пальчиками постучала его по ноге, явно привлекая к себе внимание. Слава посмотрел на подругу, и та указала ему глазами на Лилию. Он не понимал, что она хотела этим сказать, но девушка снова перевела взгляд сперва на него, а потом на сестру.
  
   "Что-то я должен сделать? - стал гадать молодой человек. - Что?"
  
   Тут ему вспомнилась последняя фраза хозяйки, и пришло озарение.
  
   - Я как бы... совсем ни разу не сидел на коленях у девушки, - слегка спотыкаясь от смущения сказал он. - Это так необычно, но... очень интересно... попробовать. И если эмм... как бы сказать...
  
   Лилия рассмеялась и поманила Славу к себе пальчиком.
  
   Парень завис на секунду, но Маша опять пихнула его ногой под столом и он, поднявшись со своего места, неуверенно приблизился к ее сестре. Та с азартом смотрела как он подходит и, когда расстояние между ними сократилось до длинный ее рук, радостно взвизгнула и сцапала добычу, усаживая ее на колени и крепко прижимая к себе.
  
   Слава вмиг ощутил себя словно бы погруженным в нежную перину. Женское тело несмотря на всю свою силу оказалось таким мягким и уютным, что он невольно расслабился. Однако чуть позже его буквально затрясло, когда вдруг нахлынули сигналы от рецепторов, передающие сумасшедшую сексапильность окружающего его рельефа. Грудь и живот под спиной, ноги под попой, сильные и шаловливые руки, которые не только прижимали, но уже вовсю ощупывали его, гладили и тискали.
  
   - Ах, какой сладкий! - мурлыкала Лили, водя своими пальчиками по мужскому телу, и словно на кнопочки волшебные нажимала, заставляя его выгибаться и вздрагивать от удовольствия.
  
   Славка не понял, как руки его оказались на женской груди. Он ведь вообще к ней спиной сидел. Однако стремительно твердеющие соски под ладонями ощутились вдруг очень явственно и словно заставили себя сжимать и поглаживать.
  
   - Я пойду, пожалуй, - сказала Маша.
  
   Юноша с беспокойством глянул на нее, опасаясь увидеть ревность, но вместо этого встретился с радостно сверкающими и довольными глазами.
  
   - Стоять! - приказала Лили, и девушка замерла.
  
   - Ну что еще? Меня подруга ждет, между прочим.
  
   - Подруга подождет, - улыбнулась сестра. - Чего ты все время бежишь? Тебе совсем не интересно посмотреть, как я с ним буду играть?
  
   Она вытянула у Славки рубашку из брюк, забралась под нее, провела пальчиками по спине, и у того прям искры полетели из глаз от очереди невероятно приятных импульсов, пробежавших по телу.
  
   - Напротив, - ответила Маша. - Я опасаюсь как бы мой интерес не превратился в неодолимое желание поучаствовать.
  
   - Возвращайся через часок, - предложила Лилия, - поиграем с ним вместе.
  
   - Извини, но вряд ли до семи часов смогу освободиться. Завтра у Таськи праздник, сама понимаешь, много хлопот.
  
   - Так ты на два с половиной часа мне его оставляешь? Не боишься получить назад обглоданные косточки?
  
   Маша рассмеялась:
  
   - Не боюсь. Ты у меня очень бережливая... сестренка.
  
   - Боги! Какой он у тебя отзывчивый, - восхитилась Лилия, проводя второй рукой по животу молодого человека и заставляя того стонать и вздрагивать. - Сфотографируй нас, попросила она.
  
   Маша достала телефон из сумочки, навела объектив на парочку и щелкнула, сверкнув вспышкой.
  
   - Погоди, еще кадр, - попросила Лили и, притянув Славку к себе, стала целовать его, жадно проникнув языком в рот и упиваясь этим поцелуем. Ее руки тем временем продолжали играть с телом молодого человека как на музыкальном инструменте, даря тому непрерывный поток удовольствия.
  
   Слава чувствовал себя как во сне. Яркие ощущения затмевали собой происходящие вокруг события. Он не заметил ухода Маши, только уловил краем своего сознания как, щелкнув, закрылась входная дверь в прихожей. Он почувствовал, что его раздевают, но воспринимал этот процесс фрагментарно и словно со стороны. Пуговицы расстегивались совершенно незаметно и будто сами собой. Молодой человек зафиксировал, как упорхнула с тела его рубашка, в то время как пиджака и галстука на нем уже не было. Потом он словно сам собой слегка взмыл в воздух, и с ног его соскользнули брюки, а за ними последовали и трусы.
  
   Щека прижалась к бархатному женскому бюсту, на котором уже не было футболки, губ коснулся здоровенный твердый сосок, и Слава, с готовностью захватив его ртом, стал сладко причмокивать, будто младенчик. Откуда-то сверху, издалека раздалось довольное урчание, и лицо молодого человека погрузилось в мягкое полушарие, с силой вдавливаясь в него. Голова ощутила умеренную приятную боль от того, что волосы на ней были стиснуты в грубом захвате. Сосок во рту казалось еще больше затвердел, становясь очень длинным и толстым, а потом он выскользнул наружу, упорхнул в сторону и в губы уперся второй сосок, проникая между ними едва ли не насильственно.
  
   Юноша встретил его с большой радостью, засасывая в глубину и ласкаясь языком по упругой рельефной поверхности. И снова вспышкой сладкой боли отозвались волосы, а лицо окунулось в теплую бархатную нежность. Голова Славы вдруг откинулась назад, и он ощутил очень грубый и неистовый поцелуй, захвативший рот и едва ли не трахнувший его длинным языком. Три вспышки боли ощутились почти одновременно: от крепко сжатого на груди соска, от щипка в ягодицу и от укуса в губы. Они мигом разогнали туман в голове, и парень осознал себя в крепких объятиях Лили, перевозбужденной до состояния сексуальной маньячки.
  
   - Очнулся, - рассмеялась она и слегка встряхнула юношу за волосы, окончательно приводя его в чувство.
  
   Улыбка ее в полной мере сохраняла свое неотразимое очарование, вот только было в ней сейчас что-то демоническое.
  
   - Ты прям как изысканное крепкое вино, моментально кружишь голову, - восхитилась Лилия. - Хочется смаковать тебя бесконечно, но невозможно противиться жажде выпить залпом и до конца, не оставив ни капельки. Вот только я не могла позволить тебе пропустить столь восхитительный момент. Ты тоже должен им сполна насладиться.
  
   Она развела бедра в стороны и опустила молодого человека между ними, ставя его перед собой на колени. Слава увидел ее восхитительное сильное тело и невольно залюбовался. Выше пояса Лили была полностью обнажена, футболка ее валялась на полу чуть дальше за стулом, на котором она сидела. Грудь упругими полушариями торчала вперед, целя в пространство стволами своих эрегированных твердых сосков. Плоский живот восхищал кубиками пресса, которые рельефно проявлялись при движениях своей хозяйки. Юбка по-прежнему пребывала на талии, но была задрана вверх, и трусиков под ней не наблюдалось. Молодой человек обнаружил их внизу под самыми своими коленками, осознав вдруг, что стоит на чем-то мягком и мокром.
  
   Ноги женщины с этой позиции казались просто потрясающе мощными и длинными, окружая парня со всех сторон своими эстетически прекрасными формами. Взгляд Славы остановился между ними и был моментально захвачен красотой женского начала. Волосы у Лили в интимном месте были коротко подстрижены, поэтому практически не скрывали сексапильного рельефа. Массивные валики набухли от возбуждения, приоткрывая сочащуюся соком сердцевину. А сверху над ними возвышался огромный клитор около пяти сантиметров в длину, оттопыривая вперед свое упругое тело и слегка натянув лепестки малых половых губ.
  
   Юноша со стоном припал к этому волшебному месту, как страждущий напиться припадает к чаше с водой. Рот его окунулся в бархатную нежность, и душа затрепетала от восхитительного удовольствия. Лили ахнула, блаженно раскрываясь навстречу нежному поцелую, тело ее выгнулось, подставляясь под столь приятную ласку, пальцы судорожно вцепились парню в волосы, покрепче прижимая его к центру удовольствия. А потом она коротко сотряслась и со стоном оторвала любовника от себя.
  
   - Какой проказник! - хрипло рассмеялась футанари. - Тебе так не терпится познакомиться с моей хайрой? О, нет! Еще пока рано ее выпускать.
  
   Лили скользнула второй рукой вниз по животу юноши, нащупала возбужденный мужской член и с удовольствием сжала его.
  
   - Мммм, какой классненький у тебя огурчик, - промурлыкала она. - Такой ладный и твердый. Моя девочка от него уже вся течет. Ты ведь не против, если она с ним немного поиграет? Познакомится поближе с твоим дружком, - женщина хихикнула и добавила: - Кажется так парни свою письку называют?
  
   Слава не нашелся что ответить. Он пялился на женские прелести и его по-прежнему тянуло к ним. Если б Лилия не удерживала его за волосы он опять примагнитился бы к ее писе ртом. Но она и не ждала ответа. Просто потянула парня вверх, заставляя выпрямиться и, обвив его голенью за ягодицы, придвинула к себе поближе. Член юноши все еще располагался ниже, чем требовалось для интимного соприкосновения. И женщина пересела на край стула, слегка опускаясь вниз и дотягиваясь до головки своими половыми губками.
  
   Удерживая член рукой, Лили стала водить им, исследуя интимный рельеф своей киски, которая под стать всему телу была очень крупной. У Славы вновь возникло дежавю, словно где-то он такую писю уже видел. Фута прошлась нежным кончиком по малым половым губкам, потерлась о клитор, опустила твердый стержень вниз до влагалища, слегка захватила его головку, ощутимо сжимая ее и посасывая, а потом отпустила, продолжая себя дразнить. По стволу полового члена уже обильно текла смазка и нежные пальчики размазывали ее, массируя, подрагивающий от возбуждения орган.
  
   пушистые дольки футанари размерами своими были сравнимы с длинной полового члена, и это хорошо стало заметно, когда Лили приложила его к себе, упирая головку в основание клитора, а ствол прижала к щелке. Под легким давлением пальцев член начал утапливаться, так что губки вздымались над его телом, обволакивая его с боков, и, в конце концов, сомкнулись над ним сверху. Слава почувствовал, как вагина словно присасывается к нему, еще больше затягивая в себя и делая захват очень плотным и основательным. Он не проник еще во влагалище, но при этом почти полностью оказался внутри. Только головка члена осталась видна сверху, упираясь в клитор и слегка приподнимая его.
  
   Лили сжала ладонями ягодицы юноши и подтянула его к себе поближе, так что коленки молодого человека оторвались от пола. Ее бедра стали плавно двигаться, и член заскользил между губками, ласкаясь головкой о клитор. Какое-то время фута наслаждалась приятными ощущениями и довольно урчала, пока писька ее не завибрировала где-то в глубине, требуя целиком отдать ей добычу.
  
   - А теперь я возьму тебя, - хищно сказала Лилия и резким всасывающим усилием заглотила Славкиного дружка во влагалище целиком.
  
   Мокрая пещера крепко сжалась, грубо захватывая трофей, и стала засасывать его еще глубже. Парень охнул и застонал, ощущая восхитительную прелесть интимного плена. А фута крепко притиснула его к себе ногой и основательно зафиксировала в этом положении. Потом она взяла лицо молодого человека в ладони и заставила смотреть в свои зеленые как у Маши глаза. Те оказались глубокими как омуты и сразу приковали к себе взгляд юноши, не позволяя его отвести. Он начал стонать и прогибаться в спине, чувствуя, как по телу разливается сладкое блаженство, которое к тому же стремительно набирало интенсивность.
  
   Лилия впитывала его удовольствие, созерцала подрагивающую мимику лица и наслаждение, плавящееся в глазах, наполняющее их туманной поволокой. Она упивалась отзывчивостью своего любовника и продолжала ласкать его, еще больше от этого возбуждалась. Парня уже трясло в преддверии оргазма. Но прошла секунда, вторая, третья, он не мог кончить. Его словно сети невидимые оплели, как однажды с Мариокой, и удерживали на пороге, не позволяя его преодолеть.
  
   - Шшшш, сладкий, - томно шептала Лилия, - тебе придется меня подождать, я скоро.
  
   Она слегка выпустила из себя член и резко загнала его обратно, притиснув парня в своих объятиях. Тело ее вздрогнуло от череды приятных импульсов, изо рта вырвался сладостный стон, а вибрирующая от удовольствия плоть крепко сжала захваченную добычу.
  
   - Боги! Как хорошо! Какой ты вкусный, опьяняюще вкусный!
  
   Влагалище ее наслаждалось мужским членом, как рот наслаждался бы леденцом. Оно сосало его, перекатывало в себе и обильно сочилось соками как слюной, сохраняя скользкий, но очень плотный контакт. Лили ритмично двигалась, изгибаясь в талии. Прижимая любовника ногой, она рывками вгоняла в себя его член, и блаженствовала от великолепной твердости. Ее руки давно уже отпустили лицо юноши, и в глаза она ему не смотрела, целиком погрузившись в свои собственные ощущения. И тот детский восторг, которым горели ее глаза, то счастье, с которым она придавалась восхитительному танцу любви, любого мужчину могли бы вдохновить отдаться ей без остатка. Ну разве что кроме того, кто уже без остатка отдался, поскольку в этом случае увидеть столь восхитительное зрелище было невозможно по причине глубокой вовлеченности в священнодействие.
  
   Вот Славка, как раз и был вовлечен в полной мере. Его буквально распирало от внутреннего напряжения, и он изнемогал от сжигавшего его огня. Он даже не заметил, как Лили порывисто прижала его ладони к своей груди, и сжал ее соски пальцами тоже неосознанно, подчиняясь неодолимому приказу женского тела ласкать их. Приближаясь к разрядке, Лили прижала парня к себе, обнимая его одной рукой за талию и ягодицы, а другой за спину, шею и голову. Ее ноги взметнулись вверх и скрестились у него на спине, формируя кокон страсти. А потом она содрогнулась от настигнувшей ее стихии и восторженно закричала, откидывая голову назад, извещая весь мир о том, как ей сказочно хорошо.
  
   Вслед за этим и Славку накрыло блаженством. Сдерживавшие его путы разом исчезли, и парню показалось, что он буквально разрывается на части высвободившейся из заточения сокрушительной силой. Он даже крикнуть не смог, только беззвучно открыл рот и затрясся, изливаясь мощными и долгими импульсами, погружая свою любовницу в новую волну наслаждения и вынуждая ее кричать еще громче. Лили даже не пришлось выдаивать его тем самым волшебным способом, которым владели все футанари. Он выплеснулся сам, до последней капельки отдав свой сок, и теперь сгорал в остатках пламени, что в нем избыточно накопилось. А любовница сладко сжимала в своих объятиях его вздрагивающее тело и блаженно улыбалась, унося парня в восхитительную нирвану.
  

Глава 15. Традиции клана

К содержанию

  
   Возвращаясь из рая на грешную землю, Слава первым делом почувствовал как ему уютно и хорошо. Он сидел на мягких коленках, был заключен в теплые объятия, его гладили и целовали, шептали на ухо ласковые слова.
  
   - Скушай пирожок, - предложила Лили, когда парень открыл глаза. - Ты ведь так и не успел их попробовать, - улыбнулась она.
  
   Молодой человек потер лоб рукой, пытаясь поскорее разогнать туман в голове.
  
   - Да я вроде не голоден, - скромно отказался он.
  
   - Ну, попробуй хоть кусочек, они вкусные, - попросила фута. - Я их специально для тебя готовила.
  
   - Эээ, ладно, раз так.
  
   Молодой человек захотел встать с ее колен, чтобы пересесть на свое место, но Лилия его удержала:
  
   - Нет-нет, пожалуйста, не вставай, я тебе все подам.
  
   И она придвинула поближе тарелки со снедью и кружку с чаем, из которой Слава пил. Потом, не переставая обнимать его одной рукой, другой взяла из тарелки пирожок и поднесла ко рту юноши.
  
   - Кусай.
  
   Тот потянулся, чтобы взять его, но фута отдернула свою руку с пирожком и рассмеялась:
  
   - Нет-нет, я хочу сама тебя покормить, - и она снова поднесла пирожок на дистанцию укуса. - Только из моих рук.
  
   Парень откусил, стал жевать и зажмурился от удовольствия:
  
   - Мммм! Как вкусно!
  
   Пирожок оказался с творогом. Он взял кружку с чаем и отпил из нее. Тот лишь слегка подостыл.
  
   "Так мало времени прошло? - удивился Слава. - Интересно я прошел испытание? - продолжил он размышлять. - Вроде бы дружелюбным был дальше не куда. А с сестрой Маши, кажется, и не получилось бы иначе. Такая милая, просто обалдеть".
  
   И он расслабился в мягких объятиях, позволил себя кормить и снова стал таять от удовольствия. Неожиданно вспомнилось, что его сперму должны были продегустировать и парень снова напрягся.
  
   "А вдруг ей не понравилось", - подумал он.
  
   - Тебя что-то беспокоит? - поинтересовалась Лилия. - Чего-то ты постоянно вздрагиваешь. Можешь не стесняться и рассказать, - доверительным голосом добавила она. - Мы с тобой почти родственники уже. Я тебе в чем угодно помогу.
  
   - Родственники? - переспросил Слава.
  
   - Ага. Почти-почти. Дело совсем за малым осталось. Посвятить тебя в традиции клана и получить согласие стать членом нашей семьи.
  
   - Значит, я тебе понравился?
  
   - Спрашиваешь! Да я просто в восторге!
  
   - А ммм... мой вкус?
  
   - Оооох! Просто блеск! - зажмурилась фута от приятных воспоминаний, потом открыла глаза и добавила: - Это, кстати, тема для отдельного разговора.
  
   Она скормила парню оставшийся кусочек пирожка с творогом и рассмеялась, когда он облизал ее пальчики.
  
   - И как у тебя получается быть таким душкой? Будешь еще?
  
   - Нет, спасибо, - улыбнулся юноша. - Пирожки просто бесподобные, но я действительно уже сыт. Да и чай закончился.
  
   - Налить еще?
  
   - Нет-нет, что ты! Я лопну!
  
   Лилия взяла у Славы кружку из рук, поставила ее на стол, ласково прижала его к себе и взлохматила волосы на голове.
  
   - Ну, а я тебе понравилась?
  
   Молодой человек посмотрел на нее снизу вверх, в очередной раз залюбовался красотой этой женщины, очаровался ее теплой улыбкой и, радостно улыбаясь, кивнул:
  
   - Очень понравилась! Прям очень при очень!
  
   Лилия улыбнулась еще шире и теплее:
  
   - Как прияааатнооо! - протянула она. - Значит ты согласен быть моим протеже?
  
   - Да. А что от меня потребуется?
  
   Футанари рассмеялась:
  
   - Как мило, сперва соглашаешься, а потом спрашиваешь.
  
   - Быть протеже, значит пользоваться покровительством, защитой, - рассудил Слава. - Я не знаю еще, от кого меня надо защищать, но видимо это потребуется, раз ты защиту мне предлагаешь. Чем мне это грозит? Скорее всего, сексом с тобой и, наверное, самым разнообразным. Не думаю, что ты захочешь обидеть сестру, полностью отняв меня у нее. Скорее всего я стану твоей сексуальной игрушкой, которой ты будешь время от времени пользоваться. Так почему бы и нет? Тем более что Маша вроде совсем не против, а я просто не способен устоять перед твоим шармом и красотой.
  
   - Хе-хе! А ты оказывается умненький мальчик! - улыбнулась Лилия. - Ладно, еще один плюс в твою копилку. Но прежде чем мы обсудим наши отношения, мне надо рассказать тебе о клане и его порядках. В общем слушай внимательно и мотай на ус.
  
   И Слава стал слушать. Со слов собеседницы, клан футанари имел четкую иерархическую структуру, представляя собой некий гибрид аристократического сообщества и стаи. Статус его членов зависел от двух составляющих: персонального рейтинга популярности и личной силы. Высокое положение не могла занять фута, которую не любили. Какой бы сильной она не была, без популярности обрести высокий статус в клане не представлялось возможным. Силовой захват власти тоже исключался. Для того, чтобы претендовать на роль всеобщего лидера и бросить вызов текущей главе требовалось получить одобрение других членов клана, в противном случае все они могли ополчиться против нового лидера. Точно так же главой не могла стать и всеобщая любимица, не обладающая выдающейся личной силой. Во-первых, никто не захотел бы подчиняться футе, которая слабее его, во-вторых, она элементарно не смогла бы выиграть единоборство в поединке с текущим лидером.
  
   Боевые качества футанари включали как ментальную магическую, так и физическую составляющие, которые являлись значимыми в равной мере. Победу в поединке не могла одержать ни суперсилачка с посредственной магической силой, ни супермагиня, существенно уступающая сопернице физически. Каждая футанари на ограниченное время могла выставить абсолютную ментальную защиту, поэтому соперница, рассчитывающая лишь на свое магическое превосходство, серьезно рисковала проиграть в коротком поединке, с существенно превосходящим ее в силе противником. Ну а физическую мощь всегда можно было преодолеть, ловкостью, скоростью, боевыми навыками и магией. Короче, любой дисбаланс сопутствовал поражению, поэтому победителями чаще всего оказывались разносторонне развитые футки.
  
   Лилия рассказала, что спортивные поединки были одним из самых любимых развлечений футанари, занимая вторую позицию после секса. Футки дрались и на рингах, и просто так, соблюдая, тем не менее, определенные правила предосторожности, не позволяющие соперницам нанести друг другу серьезный вред.
  
   - А мне можно будет как-нибудь посмотреть? - полюбопытствовал Слава.
  
   - Ну, конечно, - ответила футанари. - Особенно если в качестве приза победительнице назначишь свое тело.
  
   - Эээ, серьезно? - опешил молодой человек.
  
   - Вполне, - рассмеялась Лилия, - такой вариант поединка вполне возможен, но не обязательно он будет именно таким. Если две футки решили подраться по собственной инициативе и по другому поводу, бой их можно будет посмотреть без риска для своей невинности. Кроме того у нас постоянно проходят разного рода плановые спортивные состязания, зрителями которых могут быть все желающие члены клана.
  
   Потом Лили рассказала про рейтинг популярности, и Слава уяснил, что у того очень много составляющих. Очки рейтинга, например, можно было заработать боевыми умениями, выступая в поединках и восхищая зрителей своим мастерством. Однако, как и в случаях с личной силой, по-настоящему высоких показателей в рейтинге тоже мог добиться лишь всесторонне развитый индивид. При этом засчитывались и личное обаяние, и интеллект, и творческие умения, и общая полезность для клана, и внешние данные и много-много всего, что могло вызвать уважение и восхищение соплеменниц. И чем больше фута имела симпатизирующих ей сторонников, чем более яркой была эта симпатия, тем и более высоким рейтингом она обладала.
  
   По всему выходило, что на роль главы клана могла претендовать лишь совсем уникальная личность: и умница, и умелица, и красавица, и няшка-обаяшка, да к тому же еще сильный маг и умелый воин в придачу.
  
   Слава взглянул на Лилию и подумал, что если кто-то из футок и достоин титула "Мисс Обаяние" (или миссис?), то именно она. А ее физическая мощь у любого человека вызвала б уважение. Была ли она сильный бойцом? Вполне возможно, что была, хотя парню при всей няшности собеседницы очень сложно было представить, как она кого-то бьет. Магия? Ого-го! Еще какая! Слава и подумать раньше не мог, что одними прикосновениями можно сводить человека с ума. Правда, это воздействие было несколько из иного жанра кинематографии: не боевик, а откровенная эротика. Но то, что без магии тут дело не обошлось, юноша не сомневался. Вот и выходило по всем признакам, что Лилия очень вписывалась в образ главы клана. Неужели мама ее была еще более обаятельной, более сильной и волшебной? Славке сложно было такое представить. Он хотел бы задать собеседнице этот вопрос, но, в конце концов, постеснялся ее перебивать. Она уже рассказывала о том, как клан пополняется новыми членами, и по всему выходило, что выстраивалось это сообщество исключительно за счет родственных связей.
  
   Клан состоял из семей, а следовательно войти в него можно было только став членом любой его семьи. Все дети, рожденные в семьях, автоматически становились членами клана. Люди со стороны (и мужчины, и женщины) привлекались в него с помощью браков. Вот Слава, например, должен был стать мужем Маши. Никаких иных статусов в данной ситуации не предусматривалось. Любой человек, вступающий в клан, становился подопечным какой-либо футанари, согласной принять за него ответственность. У футы могло быть любое количество жен и мужей, никакими правилами их число не ограничивалось. Однако все они должны были получить одобрение родственников и дать согласие на брак, будучи полностью осведомленными о правилах клана и о том, какое положение в нем займут.
  
   Понятия "муж" или "жена" в данном случае использовались лишь условно, и с человеческими представлениями об институте брака сочетались далеко не в полной мере. По сути, мужем или женой при согласии семьи могли быть названы любой мужчина или соответственно женщина, привязанные к футанари с помощью ее сока, которых она признавала своими подопечными. Причем первое было неразрывно связано со вторым. Футе запрещалось привязывать к себе кого-либо, если она не готова была привязанного человека опекать. Ну а ее личную готовность к такой ответственности проверяла и признавала глава семьи либо кто-нибудь из назначенных на роль поручителя старших родственников.
  
   - То есть у Маши кроме меня могут быть и другие мужья? - опешил Слава.
  
   - Теоретически да, - подтвердила Лилия. - И жены, кстати, тоже, - добавила она. - Но насколько я Машу знаю, к девочкам она в сексуальном плане равнодушна, ну а второго мальчика ей сейчас никто не разрешит взять, слишком молодая, чтобы опекать двоих. Да и не нужен ей пока никто, похоже, кроме тебя.
  
   - А у тебя... сколько мужей... и жен? - осторожно уточнил юноша.
  
   - Один муж, - рассмеялась Лилия. - Я в этом плане придерживаюсь классических традиций и Российского законодательства. Честно говоря, и так забот полон рот, чтобы брать кого-то второго под опеку, да и хватает в клане парней и девушек, принадлежащих другим футкам, с которыми можно сексом заниматься. Просто смысла нет обременять себя кем-то еще.
  
   - А те другие футанари, значит не против будут, чтобы с их возлюбленными еще кто-то сексом занимался?
  
   - От ситуации зависит и от рейтинга соискательницы, - пояснила собеседница. - Если хозяйка мужчины или женщины в хороших со мной отношениях, она никогда мне не откажет. А в противном случае я на нее обижусь, и не видать ей будет тогда моего мужа.
  
   Последнюю фразу Лили произнесла со смехом, намекая, что в определенной степени шутит. Слава удивленно похлопал глазами, поражаясь свободе нравов в клане футанари, и уточнил немаловажный для себя момент.
  
   - А что насчет желания самих подопечных? Они учитываются?
  
   - Людей нельзя насиловать, - ответила собеседница. - Им нельзя приносить физический и психологический вред. Других ограничений нет. Конечно футка вначале попытается тебя расположить к себе, найти подход к твоей сексуальности. Но если не получится это сделать, а желание переспать с тобой будет слишком велико, она воспользуется своей магией, чтобы вызвать к себе неодолимую тягу. Вот только удовольствие ей это наверняка подпортит. Всем нам нравится, когда нас хотят добровольно. Искренняя симпатия очень расположит к тебе любую футанари. Ты сразу приобретешь в ее глазах ореол привлекательности.
  
   - То есть безотказность - ключ к повышению моего рейтинга? - уточнил Слава. - А вообще у людей есть рейтинг? Они пользуются весом в вашем сообществе?
  
   - Сразу три вопроса, - рассмеялась Лилия. - Давай, по-порядку. Во-первых, не безотказность, а любовь, симпатия, теплое отношение. Ты можешь отказать футке, но сделать это так мило, что она все поймет и не станет настаивать. Особенно если у тебя рейтинг высокий и она в курсе, как с тобой может быть хорошо, когда секс не навязан. Во-вторых, да, рейтинг у людей есть. Но это несколько иной рейтинг, чем у футанари. От него зависит, как к тебе будут относиться мои соплеменницы: ровно, доброжелательно, с симпатией или даже с обожанием, однако веса он тебе никакого не даст. Будь ты хоть стократным любимцем, при виде которого все пищат от восторга или текут от желания, никто к тебе серьезно относиться не будет. Люди не могут претендовать на высокое место в клане. Вы всегда для нас будете только любимцами.
  
   - Вот как? Даже если я очень умный, предприимчивый и авторитетный в обществе людей?
  
   - Если ты мастак в своем деле, к тебе будут обращаться с вопросами или за помощью по твоей специальности, но дел клана эти вопросы касаться не будут. Понимаешь, на нас работают миллионы спецов очень высокой квалификации, но основная их масса к клану не имеет никакого отношения и даже не ведает о нашем существовании. С самого начала своего пребывания здесь в вашем мире мы делили его на две части: внешний мир, в котором мы гости, и законы которого неукоснительно соблюдаем, и внутренний, наш, где мы чтим свои традиции и живем по собственным законам. Так вот, всегда считалось, считается и для каждой из нас это в порядке вещей, что полноправными членами общества являются только футанари. Поэтому человек, становящийся частью нашего социума, должен понимать это и принимать.
  
   Не думаю, что жить по нашим законам очень уж обременительно. Тем более, что мы не отказываем людям во внешней жизни, признаем все их юридические права и считаем полностью дееспособными в человеческой сфере деятельности. Но в семье все по-другому. Своих лапочек нам хочется холить, лелеять, заботиться о них и опекать, а еще прижимать к себе и тискать, - хихикнула Лилия и, обняв юношу покрепче, стала тереться о него носом и покусывать.
  
   Слава сразу стал таять в ее объятиях, отзывчиво реагируя на столь приятные ему ласки, с благодарностью поддаваясь окутывающему его ощущению нежности.
  
   - Приятно, верно? - заметила она реакцию молодого человека на обнимашки. - И за это всего лишь нужно быть послушным мальчиком, ни в чем не отказывать своей мамочке и любить ее в ответ.
  
   - Мамочке? - Слава весело взглянул на Лилию. - Уж больно ты сексуально-озабочена для того, чтобы быть моей мамой, - рассмеялся он. - С человеческой точки зрения это криминал.
  
   - А вот и нет, - улыбнулась фута. - По возрасту ты вполне подходишь для секса, тебе уже шестнадцать лет есть. Кроме того я ведь не мать тебе в биологическом смысле, поэтому и инцестом наши отношения считаться не будут. Так что ни с моральной, ни с законодательной точек зрения нет никакого криминала. А уж каковы отношения в паре любовников это никого не касается.
  
   Молодой человек хихикнул, понимая забавность сложившейся ситуации.
  
   - Да уж, - сказал он. - Ты такая большая, что по сравнению с тобой я действительно как ребенок, да еще сижу у тебя на коленках. Но... - Слава ласково коснулся лица футанари подушечками пальцев, - воспринимать тебя как мамочку я уж точно не смогу из-за сексуального притяжения, которое ты у меня вызываешь.
  
   - А этого от тебя и не требуется. Я просто объяснила наши чувства к людям и почему мы не воспринимаем вас в серьез. Детей ведь тоже всерьез не воспринимают. Считай себя в клане на положении ребенка. Многим такая жизнь очень нравится. Живи себе без забот, пользуйся всеобщим вниманием и опекой. Что еще надо? Ну а личные амбиции можно и во внешнем мире воплотить. Есть и другой вариант - воспринимать наше общество матриархальным. Тем более, что статус женщин в наших глазах действительно несколько выше, чем статус мужчин. Мы конечно тоже не признаем их полностью взрослыми, но они как старшие дети, которым уходя из дома можно сказать: "Остаешься за хозяйку".
  
   - Почему так?
  
   - Потому что они очень на нас похожи, и визуально ассоциируются с соплеменницами.
  
   - То есть, если бы женщины были б такими же рослыми как вы, они бы пользовались равными с вами правами?
  
   - Нет. Дело здесь не только во внешности. Взрослой фута воспринимается ментально по той магической ауре, которая ее окружает. Ни женщины, ни мужчины такой аурой не обладают, как собственно и наши дети. Только с недавних пор я почувствовала, что Маша становится взрослой. Обычно магия просыпается в нас с началом половой жизни. И пробуждению ее лучше всего способствует поглощение мужской спермы. Как давно моя сестренка познала тебя? - полюбопытствовала Лилия.
  
   - Три дня назад.
  
   - Оу! И такой прогресс! - восхитилась она. - Обалдеть просто. Мне сейчас уже очень сложно воспринимать Машу как ребенка, ее аура по силе своей практически полностью соответствует взрослой футе. Подозреваю, что станет она еще мощней. Видимо из Маши получится очень сильная магиня. И все это благодаря тебе.
  
   - Почему мне?
  
   - Потому что мужская сперма действует как катализатор на многие биологические процессы в наших организмах, как и наш сок действует на вас. Вы с Машей друг друга серьезно усовершенствовали. Я не знаю, каким ты был до встречи с ней, но знаю, какой была она. Прогресс очень серьезный, а сила действия в этом деле, как правило, соизмерима с силой противодействия. Ты очень восприимчив к нашему соку и это может объясняться только твоим суперпозитивным к нам отношением. Наш сок улучшает тебя и первым делом это отражается на качестве спермы. Оно сейчас уже очень высоко, я оцениваю его в промежутке где-то между "B" и "A" классом, при этом, скорее всего, изначально она была обычной, на уровне класса "C". Конечно, я могу и ошибаться, но вряд ли. Ты помнишь, как Маша первый раз реагировала на твой оргазм? Ты ведь кончил в нее, верно? Было что-нибудь необычное? Она ее теряла сознание, не впадала в транс?
  
   - Нет, - пожал плечами Слава. - А что и такое может быть?
  
   - Может, - улыбнулась Лилия. - Если сейчас с тобой переспит футка-девственница, принимая твою сперму, она, скорее всего, лишится чувств от силы блаженства, которое испытает.
  
   - Серьезно? - удивился молодой человек. - Маша, она... ну... будто кончила во второй раз.
  
   - Понятно. Это обычный "C" уровень. А сейчас он где-то между "B" и "A", феноменально! Всего за три дня! Если и дальше так пойдет, ты вполне можешь достигнуть класса "ультра". Это очень ценно! Просто офигеть как.
  
   - Я все равно ничего не понял, - сказал Слава. - Что это за классы такие, ты можешь объяснить?
  
   - Да, конечно, здесь нет ничего сложного. Класс спермы определяется ощущениями, которые она вызывает. В общем, тем, насколько сильно она на нас действует. Ее качество имеет пять основных градаций: "Е", "D", "C", "B" и "A". Уровень "E" - это полное отсутствие каких-либо ощущений. Словно бы водичку в тебя впрыснули. Подобное случается только во время секса либо с очень пожилыми мужчинами, либо с совсем юными. В их семени практически отсутствуют сперматозоиды, поэтому она никак на нас не действует. Ну и сам понимаешь, ценность таких любовников близка к нулю.
  
   К классу "D" относится сперма, дающая пониженный уровень ощущений относительно среднестатистического. Чаще всего ее производят бесплодные мужчины, у которых концентрация сперматозоидов в семенной жидкости мала, или же те чересчур ослабленные и вялые, чтобы зачать ребенка. Качеством "C", как ты сам уже догадался, обладает сперма большинства здоровых способных к воспроизводству мужчин. Это среднестатистический уровень, принятый нами за начало отсчёта.
  
   Класс "B" - это сперма уже более высокого качества и ощущения от ее поглощения гораздо выше среднестатистических. Ее носителями являются обычно очень темпераментные и полные сил мужчины, ведущие здоровый образ жизни. В сельской местности такие могли бы, наверное, часто встречаться, если б мужчины там не злоупотребляли спиртным. Но в целом среди людей класс "B" встречается даже чуть чаще, чем класс "D". Я тех мужчин имею ввиду, которые не являются частью клана.
  
   Все наши мужья, благодаря соку футанари, обладают уровнем не ниже "B". А те, у кого рейтинг высокий, достигают постепенно "A" класса. Это самое лучшее качество спермы, которого может достичь обычный мужчина, при очень позитивном отношении к нам. Ощущения от такой спермы просто улетные. Она к тому же эффективно повышает все показатели футок, начиная от физических и внешних данных, и заканчивая магией. Именно потому я так заинтересовалась твоей спермой, что заметила у Маши очень быстрый прогресс по магической части.
  
   Теперь поговорим о тебе. Новый парень в клане всегда вызывает любопытство по части вкуса своей спермы, а если та к тому же еще очень высокого качества, то он просто пойдет нарасхват. В этом случае защитить его сможет только хозяйка с высоким рейтингом, а у Маши, к сожалению, он пока что почти нулевой.
  
   - А разве другие футанари не должны спрашивать ее разрешение? - уточнил Слава.
  
   - Разрешение спрашивают только у тех, с кем приходится считаться, а Машу просто будут ставить в известность. Она, конечно, может отказать. Но в этом случае спор будет разрешен поединком, проигравшая в котором должна будет добровольно уступить победительнице. Маша пока не в состоянии противостоять ни одной взрослой футе, так что отдуваться придется тебе.
  
   - Но ты ведь сказала, что людей нельзя насиловать. А если б я был против секса с другой футкой, что тогда?
  
   - Я ведь уже говорила. Тебя бы попытались расположить к себе и уговорить, а если б не получилось, воспользовались бы магией. Конечно, будь ты недотрогой, тебе бы это в конце концов помогло. Не сразу, конечно, а постепенно. Качество спермы твоей при нежелательном сексе через какое-то время бы ухудшилось и это окончательно пригасило бы к тебе сексуальный интерес. При этом ты безвозвратно испортил бы рейтинг и себе, и Маше.
  
   - Поэтому ты предложила мне протекцию? - догадался Вячеслав.
  
   - Не только, - ответила Лилия. - Причин вообще несколько. Во-первых, ты мне очень понравился, и я хотела бы тебя защитить, да и пользовать тебя время от времени весьма соблазнительно. Во-вторых, у вас с Машей очень хорошие перспективы в клане и я желаю, чтобы они реализовались в полной мере. В третьих, блин, ты совсем не недотрога! И я просто опасаюсь, Славка, что из-за тебя в клане начнутся свары. В той ситуации, когда слово Маши ничего не значит, ты словно ничейный, и споры футки начнут разрешать между собой. Беспорядков из-за тебя нам только еще не хватало.
  
   - А с чего ты взяла, что я не недотрога.
  
   - Да потому что симпатия к нам у тебя на лице написана. Ты думаешь, на тебя бросятся и грубо изнасилуют? Да ничего подобного. Способ соблазнения, которым я сегодня воспользовалась, общеизвестный. Ты, судя по всему, ангелочек, поэтому растаешь от обаяния и ласки.
  
   - Нда, - смутился Вячеслав, - пожалуй, что так.
  
   - Или не ангелочек? - засомневалась Лили.
  
   Она вдруг довольно жестко взяла парня за подбородок и обратила его к себе лицом. Во взгляде ее разгоралось желание. Оно накалялось, становясь просто диким, животным. Зрачки футки вытянулись, превращаясь в вертикальные щелки. Длинный язык скользнул между губами, плотоядно облизывая их. За несколько секунд Лили стала похожа на сексуальную маньячку, готовую на очень грубое насилие, и эта трансформация неожиданно очень возбудила Славу. Член его моментально затвердел, и футанари это сразу почувствовала ее вторая ладонь как раз лежала на пришедшем в боевую готовность органе.
  
   - Тебе хочется мою хайру? - проурчала она. - Хочется гладить ее и облизывать? Хочешь, чтобы я засадила ее в тебя целиком?
  
   - Да, - прошептал Слава, чувствуя сладкое томление в душе.
  
   - Она такая огромная, что может разорвать тебя на части. Все равно хочешь?
  
   - Да, - выдохнул парень, и в глазах его засиял восторг.
  
   - Блин, ты еще и виктимен, - констатировала Лилия, возвращаясь в обычное свое уравновешенное состояние. Зрачки ее вновь стали человеческой круглой формы, а аура опасной агрессии как по волшебству сменилась аурой обаяния.
  
   Слава завис на какое-то время, сбитый с толку такой трансформацией. Он испытывал оторопь, недоумение, разочарование и не мог поверить, что расправа над ним не состоится. Однако волны нежности постепенно заглушили огонь животной страсти, и он с удовольствием отдался их убаюкивающему течению, проникаясь прежним удовольствием, выгибаясь и мурлыча, как котик у хозяйки на коленях.
  
   - Как ты быстро переключаешься, просто диву даюсь! - восхитилась фута. - Просто свич какой-то, перевертыш. И так с тобой можно, и этак. Вообще гремучая смесь из тебя получается. Ты знаешь, что у нас есть любители как грубого, так и мягкого обращения с любовниками? Мне вот, например, больше нравится нежный подход. Именно поэтому я смогла успокоить свою звериную натуру. Но, честно говоря, пришлось для этого поднапрячься. Уж больно соблазнительно ты реагировал. А другие футки наоборот тащатся от грубости. Им с ангелочками скучновато, предпочитают чертиков. Так ты похоже способен обеим фракциям угодить. Ой, боюсь, затрахают тебя, из постели вылезать не будешь. Но это еще полбеды. Передерутся все как пить дать и перессорятся.
  
   - Из...звините... - заикаясь, повинился Вячеслав. Частично от чувства вины ему речь стала отказывать, частично от волнительных перспектив, которые ему только что расписали.
  
   - А тебе самому как больше нравится?
  
   - Не...не знаю, - продолжил заикаться от волнения молодой человек. - Нн...не могу выбрать.
  
   - Ну, успокойся, решим мы с тобой эту проблему. Я придумала уже как футок не обидеть и тебе угодить, и чтобы Машка тебя не лишилась. У тебя ведь реально сперма может достигнуть класса "Ультра". А это ого-го какой довод, чтобы тебя поберечь и, соответственно, по умерить чрезмерные аппетиты некоторых особо нетерпеливых футанари.
  
   - А что такое класс "Ультра"? - полюбопытствовал Вячеслав. - Ты мне только про буквы объяснила, а про него нет.
  
   - Разве? Ладно, расскажу. "Ультра" - это просто уникальный класс спермы с экстремальной силой воздействия. Но постоянных носителей этого сокровища не существует. Обычно его производителями являются очень продвинутые "А"-шки, сперма которых при определенных условиях временно может обрести невероятные по силе целебные свойства. Она дает футанари такой мощный заряд здоровья, что способна вылечить ее от любой хвори, а при физических повреждениях вызвать быструю регенерацию тканей, так что любые раны заживают прямо на глазах. Но самым главным и желаемым эффектом является омоложение. Футки живут гораздо дольше людей. Первую сотню лет мы вообще не стареем, сохраняя видимый возраст лет двадцати. Потом постепенно набираем года и к концу второго своего века выглядим годочков на пятьдесят по меркам людей. Ну а к концу третьего столетия обычно старимся окончательно и умираем. Так вот, сперма класса "ультра" за один прием способна сбросить лет пятьдесят нашего возраста. Но действует она к сожалению только на футок, у которых исправно функционирует система воспроизводства, то есть примерно лет до двухсот пятидесяти. Вот такая это сильная штука.
  
   - Думаешь я способен ее вырабатывать? - удивился Слава.
  
   - Пока не проверим, не узнаем, - подмигнула Лилия. - А чтобы проверить, надо рейтинг твой повышать. Не знаю, правда, пока в какую сторону. Чертика из тебя делать или ангелочка.
  
   - А это вообще кто такие?
  
   - Черти и ангелы - это типы высокорейтинговых любовников. Очень высокорейтинговых. Таких, что от них просто крышу напрочь сносит. Чёртики питают наши животные инстинкты. Они озорные, нагловатые и дерзкие, поведением своим словно сами нарываются на наказание. И они обожают грубый секс, очень активные и страстные в постели. Что греха таить, я и сама иногда люблю поймать и отыметь какого-нибудь чертёнка. Ну, когда хочется потешить свою звериную натуру.
  
   Ангелочки наоборот, очень ласковые и нежные, позитивные, обворожительные, вызывают только нежные чувства и настраивают на лирическое настроение. Секс с ними превращается в сказку, в которой чувствуешь себя доброй феей. Мррр-мррр-мррр! Обожаю таких! Мой муж, кстати, ангел и я его очень люблю. И ты тоже поначалу мне ангелочком показался.
  
   - Я не смогу быть дерзким, - признался Слава. - Образ ангела мне больше подходит, да и нравится больше, но... Меня просто очень-очень цепляет, грубое обращение.
  
   - Да, я заметила. Знаешь, не будем тебя подстраивать под существующие шаблоны. Останешься самим собой. Так даже прикольнее. Новый тип характера. Надо только красивое название ему придумать. Ты у нас ангелочек, но при этом очень похотливый. Что за плохое поведение делают с ангелами? Правильно, их изгоняют с небес. "Падшим ангелом" ты у нас будешь! Как тебе такая роль?
  
   - Я за, если в таком качестве понравлюсь другим футанари, - улыбнулся молодой человек.
  
   - Думаю, что все просто помрут от любопытства. И это только прибавит тебе очков симпатии.
  
   - И как быть с этим любопытством? Его не придется... удовлетворять?
  
   - Придется, - развела руками Лилия (мол ничего с этим не поделаешь), - Но я позабочусь, чтобы ты не перенапрягался чересчур. Маша, как твоя супруга, будет, конечно же, полностью тобой располагать. Это даже не обсуждается. Что касается остальных, то я сама буду решать, кто сможет тобой насладиться. Из тебя выйдет просто шикарный рычаг для манипулирования.
  
   - А глава клана не будет против?
  
   - Нет. Мы с ней легко находим общий язык.
  
   - А если кто-нибудь другой захочет оспорить твое право на такое решение?
  
   - Не захочет, - хихикнула собеседница. - Во-первых, мало кто может на такое решиться. Мой статус в клане запредельно высок. Во-вторых, у меня будут очень веские доводы, касающиеся потенциала твоей спермы, и большинство футанари сочтут их разумными. Нельзя же трахать всем кому не лень человека, который может стать производителем ценнейшего продукта. Ведь это свойство его очень хрупкое, зависит от душевного и физического состояния, да и вообще требует соблюдения сексуальной диеты. И, в-третьих, любопытство самых нетерпеливых из самых влиятельных мы с тобой удовлетворим в первую очередь. Одна из них, кстати, предпочитает грубый секс. Тебя ведь не пугает такой расклад?
  
   - Нет, - помотал головой Слава, в глазах которого мигом вспыхнуло вожделение. Потом он моргнул и уточнил осторожно. - Это ведь не мама твоя, не глава клана?
  
   Лили рассмеялась:
  
   - Нет, не она. Ей как раз ангелочки нравятся. И перестань ты так бояться ее. Мы с ней очень похожи. Сегодня вечером, после того как у нас все с тобой произойдет, ты с ней познакомишься и сам убедишься, что все страхи твои надуманы.
  
   - Л...ладно. Ам...можно мне с ней пока не... того. Ну, временно... чтобы я привык...
  
   - Можно, - легко согласилась Лилия. - Если ты будешь против отдаться ей, она полностью доверит мне все интимные контакты с тобой.
  
   - Серьезно?
  
   - Ага.
  
   - Как-то странно это, - засомневался Слава. - Но... но ладно, раз ты так говоришь. А она точно не обидится?
  
   - Ну... нет. Может быть самую капельку расстроится. Но не обидится точно.
  
   - Просто она мама Маши, понимаешь... И мне как-то... от этого не по себе ...
  
   - Да все в порядке, не переживай. У каждого человека могут быть свои тараканы. И она это прекрасно поймет.
  
   - Спасибо. Извини. Может быть, когда я с ней познакомлюсь, перестану бояться... Я, честное слово, постараюсь. Ладно?
  
   Лили беззаботно рассмеялась и прижала Славу к себе.
  
   - Какой же ты душка все-таки, и так славно извиняешься. На тебя просто невозможно обижаться. Ну, вылитый ангел. Падший ангелочек, мур-мур-мур, как это волнительно!
  
   Парень снова прибалдел в ее объятиях. И фута увлеклась своими ласками. Она уже мурлыкала во всю и наглаживала его тело. Целенаправленно двигаясь к состоянию, в котором уже не хочется разговаривать.
  

Глава 16. Ангельские вкусности

К содержанию

  
   Лили все же заговорила через какое-то время очень мягким и ласковым шепотом, от которого у Славы приятные мурашки побежали по спине.
  
   - Я хочу дать тебе свой сок. Это необходимо, чтобы установить между нами чувственную связь. Она позволит мне считывать твое состояние, и не причинить тебе вред. Я пока не знаю, способен ли ты выдержать полный размер моей хайры. И если не способен, мне нужно тебя подготовить. А еще мне придется как следует пропитать твоё тело своим нектаром, чтобы возникла аура протекции, которая тебя защитит. Любая футанари почувствует в твоем запахе особые знаки и поймет, что ты находишься под моей защитой. Хочешь познакомиться с моей девочкой?
  
   - Да! - выдохнул Слава и в глазах его разгорелся огонь желания.
  
   - Что тебе больше нравится, кунилингус или минет?
  
   - Я хочу все! И пока ты еще женщина, хочу тебя так.
  
   Лилия обняла юношу, прижала его к себе и впилась в губы жадным поцелуем. Её невероятно длинный язык ворвался любовнику в рот и мигом оккупировал его, исследуя новую территорию. Зрачки футы вновь превратились в вертикальные щёлки. В глазах её уже вовсю полыхала страсть.
  
   0x01 graphic
   (Пояснения к картинке: не совсем то, что происходит. Во-первых, оба раздеты, а во-вторых, сидят, а не стоят. Подобие касается внешности персонажей и их телосложения).
  
   - Хищница во мне рвется наружу, - прошептала Лилия, учащенно дыша. - Ей так хочется тебя, что я не смогу долго ее сдерживать. Скажу сразу, а то потом, боюсь, станет не до того. Чтобы моя хайра не вышла раньше времени, ты должен приласкать ее изнутри. И когда твой рот станет знакомиться с моим клитором, рука уже должна быть во влагалище. Этого хватит, чтобы удержать меня в женской форме. Все понял?
  
   - Ага, - кивнул юноша, сияя от восторга.
  
   - Тогда вниз, мой сладкий, на коленки. И (О боги!) приготовься к тому, что я буду грубой. Кажется с плохими ангелочками невозможно обращаться иначе.
  
   Слава почувствовал, как опора, на которой он сидит, разъезжается в стороны и стал проваливаться вниз. Лили придержала его подмышки и помогла плавно опуститься на пол, усаживая на колени между своих ног.
  
   - Подстелить под ноги что-нибудь мягкое? - спросила она.
  
   Юноша отрицательно помотал головой. Ему уже сложно было разговаривать. Сигналы в мозгу зашкаливали от восхитительных визуальных впечатлений. Слава завис, созерцая здоровенные бедра футанари, вожделенно гладил ладонями по гладкой коже и подбирался постепенно к месту их соединения. Там его ждало женское начало, неумолимо притягивающее к себе своей бесподобной красотой.
  
   Молодой человек коснулся, приоткрытых от возбуждения половых губ. Волосы на них оказались довольно жесткими, но водить по ним пальцами от этого было только приятней. Парень в очередной раз восхитился фундаментальными размерами женской вагины. Он накрыл пушистые дольки своими ладонями и те как раз уложились в их длину.
  
   "Бог мой! Какая она большая! И как это круто!" - мысленно простонал Слава.
  
   Его взгляд зацепился за огромный клитор и буквально приклеился к нему. Эта восхитительная женская конфетка пульсировала от возбуждения своей хозяйки. И вдруг она стала стремительно приближаться к лицу молодого человека, но звонкий шлепок полбу, слегка отрезвил его. Как оказалось, Лили упиралась ладонью юноше в лоб, не позволяя тому приникнуть ртом к своей писе. Глаза ее смеялись и горели желанием одновременно.
  
   - Какой ты горячий мальчик, однако, - промурлыкала она. - Но сперва рука, помнишь? Просто приложи ее ко мне снаружи, и я сама ее проглочу. Я такая голодная сейчас, что сцапаю тебя моментально.
  
   "Сцапает? Сама?" - мысленно поразился Слава.
  
   Ему стало очень любопытно посмотреть, как это произойдет. Половые губки Лилии приоткрылись еще сильнее, демонстрируя широкий розовый просвет, блестящий от влаги. Вот его молодой человек и накрыл своей рукой, враз ощутив, какая фута мокрая и горячая в этом месте. Пушистые дольки разъехались в стороны под ладошкой, охватывая ее с боков. Слава почувствовал струйный толчок, и между пальцами его выплеснулось изрядное количество смазки, которая густыми ручейками потекла по тыльной стороне ладони. А потом его кисть рывком втянуло внутрь, так что вся она целиком оказалась во влагалище.
  
   Глаза юноши широко распахнулись от удивления. Его рука словно бы погрузилась в емкость с теплым сиропом. Он ощутил, как мягкая плоть крепко сжала ладонь со всех сторон, и охнул от удовольствия. Интимное пленение оказалось очень приятным. Влагалище мягко стискивало и сосало кисть, потом развернуло ее ладонью вверх и плотно прижало к передней своей стенке.
  
   - Погладь меня изнутри, - попросила Лили сладким шёпотом, - помассируй пальчиками.
  
   И парень с энтузиазмом откликнулся на эту просьбу. Он стал совершать рукой поступательные движения вперед-назад, наслаждаясь плотным и скользким контактом. Смазки во влагалище было так много, что ладонь скользила почти без сопротивления, ощущая восхитительно бархатную поверхность. Тем не менее, несмотря на легкость скольжения, двигать рукой Слава мог только в ограниченном диапазоне. Мышцы у входа настолько крепко сжимали запястье юноши, что при всем своем желании тот не смог бы извлечь кисть наружу. Она основательно попалась в ловушку, чего Слава даже не замечал, пребывая в экстазе от своих ощущений. Пальцы его массировали и поглаживали подушечками переднюю стенку влагалища, чувствуя, как под мягким слоем набухает и наливается твердостью что-то упругое и выпуклое.
  
   Ладонь футанари, упиравшаяся юноше в лоб, ухватила его за волосы и изменила вектор усилия, подтягивая парня поближе. Тот сразу приник ртом к клитору, с наслаждением облизал его и, постанывая от вожделения, втянул себе в рот. Гость тут же дернулся, запульсировал в нежных объятиях, плавно разрастаясь. И одновременно с этим пальцы во влагалище почувствовали, как раздувается под ними стеночка, приобретая явно цилиндрическую форму и знакомые очертания. Она стала ощутимо сдавливать ладонь, затрудняя ее скольжение. А когда под мягким слоем вдруг вздулась упругая трубочка, у Славы не осталось никаких сомнений, что он чувствует хайру.
  
   Стенки влагалища столь крепко прижали его пальцы, что не позволяли их сгибать, однако парень ласкал свою любимицу с удвоенным рвением, совершая ими круговые движения и надавливания. А ртом он, тем временем, сладко сосал клитор, даря его хозяйке самые изысканные ласки.
  
   Лилия стонала и подрагивала от накатывающих на нее волн блаженства. Она вцепилась юноше в волосы уже обеими руками, а ее голень легла молодому человеку на шею и крепко прижала его к точке кипения. Слава ощутил, как клитор до конца входит ему в рот, а вслед за ним туда внедряется и уринальная дырочка, холмик вокруг которой заметно прибавил в упругости и приобрел  сферическую форму. Юноша тут же включил эту часть писи в список дорогих гостей и стал активно обрабатывать ее языком, совершая им круговые движения.
  
   Фута ахнула, хайра ее напряглась и выстрелила парню в рот мощной струйкой смазки, вылетевшей в этот раз из уринальной дырочки. Слава с вожделением проглотил ее и продолжил свои изощренные ласки, требуя добавки. Но любовница его была уже на пике блаженства. Она гортанно вскрикнула, затряслась всем телом и зарычала, выгибаясь в спине. Объятия ее судорожно стиснулись. Юноша ощутил, как рывком надувается заветная трубочка, увеличиваясь в объеме раза в полтора, как она приобретает монолитную твердость и вибрирует от распирающего ее давления, а затем в самое горло ему хлынул настоящий водный шквал и затопил организм клокочущим потоком жидкости.
  
   Славе показалось, что его пронзила стрела блаженства и моментально наполнила сознание волнами кайфа. Он стал чувствовать себя очень странно, словно его непрерывно накачивали какой-то летучей субстанцией и он раздувался как воздушный шарик, наполняемый гелием. Опора под ногами исчезла, он больше не видел ничего, не слышал и будто улетал куда-то ввысь, поднимаясь все выше и выше. Ему было так хорошо и балдежно, что душа заходилась от восторга. Но потом блаженство словно теплым одеялом укутало его, убаюкало и усыпило, погружая сознание в глубокую нирвану.
  
   На какое-то время юноша полностью отключился. Но потом вдруг оказался в безграничном воздушном пространстве, плывущим по небу в компании белоснежных облаков. Соседнее с ним облако приобрело форму лица и молодой человек узнал в нем безмятежно улыбающуюся Лилию:
  
   "Так хорошо! - сказала она ему. - Так приятно! А ты как? Хочешь еще побалдеть или можно тебя отрезвлять уже?"
  
   "Отрезвлять? - с недоумением подумал Вячеслав и мысли его отчего-то прозвучали громко, словно сказаны были вслух. - Ах, да! Я же сейчас под действием сока", - догадался юноша. Он вспомнил, как осуществляется отрезвление, и радостно кивнул:
  
   "Да-да! Уже можно!"
  
   "Отлично!" - сказало облако и "небеса" вдруг рассыпались перед глазами молодого человека на множество мелких осколков, и он осознал себя сидящим на коленях у футанари.
  
   - Вот так, - улыбнулась Лили. - И удовольствие осталось, и трезвость мысли теперь снова с тобой.
  
   Слава недоуменно воззрился на собеседницу:
  
   - Так ты меня уже отрезвила?
  
   - Ну да.
  
   - Так быстро? Без секса?
  
   - С помощью магии тоже можно отрезвлять. Так гораздо быстрее получается и проще.
  
   - Ого. А почему Маша так не делала?
  
   - Она не умеет еще.  Ничего, скоро научится.
  
   - Мне сексом как-то больше нравилось отрезвляться.
  
   - А одно другому не мешает. Можно теперь и сексом заняться. В трезвом состоянии ведь делать это гораздо интереснее. Лично мне больше нравится, когда любовник осознает, что я с ним творю, а не дрыхнет без задних ног.
  
   - Это верно, - признал Слава. - А ты установила уже со мной связь?
  
   - Установила. И она такая четкая, просто диву даюсь! Ты без оглядки доверяешь мне, раз открываешься столь широко. Это очень приятно.
  
   - Я пока, если честно, не чувствую ни какой связи.
  
   - Стоит нам заняться сексом, как сразу почувствуешь. Станешь ощущать теперь и мое удовольствие тоже.
  
   - Что будешь делать со мной? - азартно спросил юноша.
  
   - Моя хайра давно уже рвется наружу, желая в тебя войти, - хищно улыбнулась Лили. - И я могу позволить ей это, не беспокоясь о последствиях. Маша, оказывается, хорошо тебя подготовила, причем не только физически. В тебе столько ангельских вкусностей, обещающих быть очень волнующими, что прям глаза разбегаются. Не знаю даже с какой начать.
  
   - Ты о чем? - не понял Слава.
  
   - Например, об этом.
  
   Лилия лизнула языком затылок молодого человека, заставив того задрожать от удовольствия, а потом легонько прикусила его зубами. И Слава тихо вскрикнул прогибаясь в спине, чувствуя как волны горячего возбуждения наполняют все его тело. А в следующее мгновение объятия футанари вожделенно сжались, и в попу парня ощутимо уперлось что-то твердое.
  
   - Боги! Как это круто! - выдохнула Лили. - Ты с ума меня сводишь! Я сейчас... я сейчас в тебя войду! - простонала она и выстрелила парню в зад мощной струей смазки. - Не-не-не, оставим самое вкусное напоследок,  - уговаривала она себя, пытаясь размеренно дышать и с трудом укрощая в себе зверя. - И давай лучше встань с моих колен от греха подальше. Уж больно ты в этом положении доступен.
  
   Она поднялась со стула, и поставила парня на пол.
  
   - Другую... вкусность... сейчас... проверим, - вымолвила Лилия с паузами, делая вдох-выдох после каждого слова. - Все... не могу больше... отпускаю. Хочешь посмотреть... как хайра выходит?
  
   Слава тут же шлепнулся перед ней на колени и впился взглядом в женскую писю, всем видом своим демонстрируя, что от такого зрелища никогда не откажется.
  
   - Боги! Уже сейчас я от тебя торчу, - простонала фута. - Что ж дальше-то будет! Ты очень, очень плохой ангелочек. Думаю, придется тебя как следует наказать. Ох! Как я тебя сейчас... как сейчас...
  
   Ее клитор вдруг стремительно вырос, вытягиваясь в длину, расширился до уринального отверстия, включая его в свое тело, и прямо на глазах превратился в большую и толстую змею, исполнявшую хищный танец. За несколько секунд хайра увеличилась до невероятных размеров и затвердела, приобретая форму гигантского полового члена, торчащего вертикально вверх. Но потом верхняя часть ее изогнулась вперед почти под прямым углом, обращая свою массивную головку к молодому человеку, и стала приближаться к его лицу. Она плавно покачивалась из стороны в сторону, словно гипнотизируя свою жертву. (И реально гипнотизировала!) Юноша, неотрывно следивший за ней глазами, постепенно погружался в транс.
  
   - Круто! Боже как круто! - возбужденно шептала Лилия. - Ты такой податливый ангелочек, что хочется немедленно тебя взять!
  
   Хайра приблизилась вплотную к лицу молодого человека, тот тут же вцепился в нее обеими руками и стал с вожделением гладить. Она была такой огромной, что обхватить ее целиком можно было только двумя ладонями, прижав их с противоположных сторон. Массивная головка влажно поблескивала возле самого рта юноши и ее размеры потрясали. При всем желании, тот не смог бы взять ее в рот. Она просто не прошла бы через его отверстие. Но Славу это не волновало, он вообще сейчас плохо соображал, очарованный красотой хайры, ее формами и упругой твердостью.
  
   Под действием внутреннего порыва молодой человек поцеловал головку в самую дырочку, сочащуюся капельками смазки, а потом принялся их жадно слизывать, водя по бархатной поверхности языком.
  
   "Вкусно! Вкусно!" - вопило его вожделение и он, обхватив губами кончик полового органа, стал обсасывать его и облизывать.
  
   Хайра затряслась от удовольствия у парня в руках, а толстая трубочка на ее передней стенке вздулась под его пальцами и разразилась серией волнообразных сокращений, работая как насос. Молодой человек мысленно ахнул от предвкушения и, раскрыв рот до предела, попытался вместить в него как можно больше трепещущей плоти. Он даже язык вытянул наружу от усердия и желания по максимуму освободить путь для ожидаемых излияний. Массивная головка вздулась, агрессивно расширяя края, и выплюнула из себя объемную порцию смазки, хлестанувшую парню в рот и залившую всю его полость толстым слоем вязкого сиропа от неба до горла и языка. Слава замычал от блаженства, сглатывая сладкое (реально сладкое!) лакомство и принялся усердно сосать отверстие на головке, требуя добавки.
  
   А далее началось что-то невообразимое и фантастическое. Фута рыкнула и рывком сглотнула парню рот, захватив его головкой своей хайры, целиком заполнив ей все внутреннее пространство. Волнообразное движение ее самым натуральным образом напоминало глоток, вот только не внутренний глоток, а наружный, после которого у Славы во рту стало так много упругой плоти, что казалось ткани его растянулись от распирающего их давления и даже челюсти раздвинулись в стороны, хотя и так уже были раскрыты до предела.  При этом ни больно, ни страшно молодому человеку не было. Он испытывал приятное удивление и восторг от того захваченного положения, в котором оказался. А головка хайры меж тем продолжала двигаться доворачиваясь внутри, так что, в конце концов, отверстие ее притерлось к Славкиной глотке и основательно вдавилось в нее приоткрывая для себя тесный проход.
  
   Лилия поедала парня глазами. Весь шарм и обаяние ее бесследно испарились, заменившись маниакальной страстью и вожделением. Она повернула свою хайру так, чтобы хорошо видеть растянутый рот юноши, его горящие сумасшедшим восторгом глаза, и наслаждалась этим зрелищем, предвкушая еще более глубокое проникновение. Фута стала утробно урчать и толстая трубка на ее половом органе снова пришла в движение, прокачивая через себя вязкую жидкость, устремившуюся в организм мужчины.
  
   Слава ощутил, как массивные струи с короткими интервалами выстреливают ему в пищевод, растекаются по его стенкам, покрывая их толстым слоем смазки. И эта жидкость опускалась все ниже и ниже, постепенно подбираясь к самому желудку. А потом хайра сделала второй "глоток" и внедрилась в хорошо смазанное горло, растягивая его стенки своим толстым телом. Она завибрировала от удовольствия, раздувая семявыводной канал, и слегка приподнялась вверх, отрывая коленки молодого человека от пола.
  
   Футанари покачала хайрой вверх-вниз наслаждаясь своим захватом, а потом довольно взрыкивая стала "заглатывать" парня еще глубже, рывками натягивая его на свой штырь. Она не входила в него, не внедрялась, а именно натягивала, заставляя рот наползать на волнообразно движущееся тело, все ближе и ближе придвигаясь к массивному основанию. При этом Лили откровенно кайфовала от плотного контакта, который создавал для нее мужской организм столь экстремально растянутый ее гигантским органом. Она прогнулась в пояснице, выпятила бедра вперед и чувственно покачивала ими, отрывая молодого человека от пола, и блаженно жмурила глаза. В какой-то момент ее хайра резко вздернулась вверх, поднимая юношу вверх ногами. Футанари судорожно обняла его, прижимая к себе спиной, резким ударом бедер вошла ему в рот до самого упора и, страстно крича, стала мощно извергаться.
  
   Славке почудилось, что у него реактивный двигатель заработал во рту, настолько ощутимой оказалась подъемная тяга. Но Лилия не позволила ему взлететь. Крепко удерживая парня руками, она за три-четыре секунды влила в него галлон своего сока. Потом качнула хайрой вниз, извлекая ее примерно на треть и резким ударом засадила обратно разражаясь вторым извержением.
  
   Несмотря на столь экстремальное воздействие молодой человек совсем не чувствовал себя пострадавшим. Уже после первого выплеска его тело охватил запредельный кайф, и все последующие вливания он воспринимал в виде потоков блаженства, наполняющих его изнутри. Наслаждение было таким интенсивным, что затмевало собой все остальные чувственные впечатления, оставляя их за гранью восприятия. И возвращались они ненадолго, когда фута протрезвляла Славу с помощью ментальной магии, позволяя тому в полной мере ощутить, с какой страстью она вонзается ему в рот, вплоть до сумасшедшего извержения, уносящего парня на небеса.
  
   Молодой человек чувствовал себя одной большой трубой, в которой тесно скользит массивный поршень. Вот он осознал себя лежащим в постели на спине, пребывая под весьма энергичным воздействием. Лили, сидела на коленях за его головой и судорожно сжимая ее руками, со всей дури вгоняла ему в рот свою гигантскую хайру.  Причем движения эти становились все более и более порывистыми. Потом любовница вскрикнула, навалилась на него всем своим весом, ее хайра затряслась, вздуваясь, и пронзила парня потоками наслаждения. Каааайф! И сладострастные крики футанари постепенно удаляются, а уши закладывает странной ватой, издающей ровное пчелиное гудение, которое заглушает все остальные звуки.
  
   Несколько раз Слава просыпался в разных позициях и на разных стадиях обработки. Он успел ощутить себя и на животе, и на спине, и на боку, и на коленях, и вверх ногами. Пару раз имел удовольствие наблюдать процесс с самого начала и почувствовать, как Лили в него входит. Но происходило это теперь очень быстро. Фута одним длинным движением заполняла его собой и сразу принималась яростно шпились, кончая уже через тридцать-сорок секунд и снова отправляя любовника в нирвану.
  
   Слава сбился со счета, сколько раз его рот принимал любвеобильную гостью, и понятия не имел, куда делась вся влитая в него жидкость. По ощущениям ее было так много, что он давно уже мог раздуться как пузырь. Но ничего подобного вроде бы не происходило, хотя юноша не был в этом полностью уверен. Ведь ни одну кульминацию он до конца так и не досмотрел по причине своего опьянения.
  
   В какой-то момент он почувствовал себя сидящим на коленях у Лили, которая жадно пила воду из двухлитровой бутылки и, поскольку второй рукой она продолжала плотоядно прижимать парня к себе, тот сделал вывод, что ничего еще не закончилось. Так собственно и оказалось. Опустошив бутылку, фута поставила ее на стол и стала сладко мурлыкать, покусывая юношу за ухо и обводя его раковинку языком.
  
   - Ты просто до невозможности вкусный мальчик, - шептала она и тихонько хихикала. - Никак оторваться от тебя не могла, только жажда и остановила. Но сейчас осталось попробовать самое вкусное, - добавила Лили и лизнула парню затылок.
  
   Слава охнул и задрожал, чувствуя мурашки, непрерывным потоком бегущие по спине.
  
   - О, да! Самое вкусное! - со стоном вожделения повторила футанари.
  
   Она прикусила зубами кожу на затылке молодого человека, и тот сразу вспыхнул от желания. Тело его сладко прогнулось в спине, расслабилось и перешло в состояние томного ожидания. Ощутив, как ягодицы рывком раздвигает массивный предмет и вдавливается в анальную дырочку, Слава испытал вспышку удовольствия, а потом охнул и застонал, чувствуя, что задний проход его заполняется смазкой. Ладонь парня опустилась вниз и нащупала монолитное тело, упиравшееся ему в попу. Пальцы скользнули по его упругой поверхности, наткнулись на толстый канал, который ритмично пульсировал, прокачивая через себя вязкую жидкость, и остановились на интересном месте. Юноша ощущал, как смазка толчками нагнетается в него с каждым сокращением трубочки и тащился от внешних и внутренних своих впечатлений.
  
   А Лилия уже снова пребывала в невменяемом состоянии. Она урчала как зверь, удерживая в объятиях свою добычу, и предвкушала удовольствие, которое совсем скоро собиралась получить. Ну, очень скоро, прямо вот-вот. Ее хайра усилила нажим, и юноша вскрикнул от неожиданного проникновения толстого тарана в свою попу. И опять это почувствовалось очень кайфово. Казалось, нейроны в мозгу парня окончательно сбрендили, и любые сигналы воспринимали исключительно как удовольствие.
  
   Футанари рычала от блаженства, плавно внедряясь в задний проход, растягивая его, забираясь глубже. А эти звуки отдавались в душе Славы волнительным резонансом, очаровывая его своим тембром и вибрирующими нотками. Он чувствовал, как массивный орган пульсирует у него внутри, прокладывая себе дорогу, и одновременно отслеживал его движение пальцами. Гладил ими по упругой вибрирующей поверхности, водил вдоль канала, раздувающегося от сладостного напряжения, собирал все эти сигналы в единую захватывающую картину и наслаждался ей.
  
   В какой-то момент хайра оказалась настолько глубоко, что Слава почувствовал себя шприцем, внутри которого движется поршень, постепенно заполняющий его собой. Ему совершенно неважно было, каким образом он так глубоко забрался, по какому пути прошел и что с ним сделал. Не волновало парня и, что дальше с ним будет. Он просто заходился от блаженства, чувствуя, как приближается к взрывоопасному порогу. Предвкушал сокрушительный шторм, грозящий ему потрясениями. Шприц вот-вот вот должен был выстрелить, и под вопросом оставалось только, как это произойдет.
  
   Но выстрелил все же поршень, и юноша с футанари закричали одновременно, переживая через чувственную связь один оргазм на двоих. Мощные струи изверглись в Славу с такой силой, что тому показалось, будто они пробились к самому мозгу, затапливая его наслаждением. Так что идиома: "сперма ударила в голову" реализовалась для молодого человека практически буквально. Голова его словно на самом деле заполнилась кипучей субстанцией, которая под мощным напором устремилась куда-то ввысь, проникла через отверстие в игле и длинной струйкой вырвалась наружу. Шприц выстрелил. И это было последним образом, мелькнувшим у парня в голове, перед тем как он погрузился в сладкое небытие.
  
   Что происходило дальше, Слава помнил очень смутно. Безусловно, он не умер, и жизнь его продолжалась весьма активно. О чем он мог судить по смутным образам и разрозненным фрагментам событий, изредка всплывающим в памяти. Вот только некоторые из них были настолько невероятными, что легко могли сойти за фантастический сон. Например, как фута несла его в спальню, удерживая одной лишь хайрой, на которую он был надет. Короткими шлепками ног по ягодицам и бедрам она слегка подбрасывала юношу вверх после чего тот под собственным весом насаживался обратно на ее орган. Или как он лежал в постели на спине, а Лилия остервенело долбила его в попу, удерживая руками за ноги. И сам по себе этот процесс не был бы необычным, если б юноша не видел свой живот, раздувшийся до объемов девятимесячной беременности, от колоссального количества закачанной в него спермы.
  
   Слава сомневался в реальности этих воспоминаний, однако мог догадаться, что сексуально озабоченная футка развлекалась с ним долго и результативно. Он помнил каждый укус в затылок, потому что ласка эта производила на него столь сильное воздействие, что на короткое время вытягивала из самого глубокого обморока. И почти сразу же Лили вонзалась в него, рыча от восторга, после чего принималась месить с таким наслаждением, что довольно быстро отправляла назад в нирвану. Парень просто не выдерживал интенсивности ее ощущений.
  
   Таких укусов было порядочное число, и путем логических размышлений можно было предположить, что каждому из них сопутствовала естественная кульминация с массированными жидкими инвестициями. Ведь в своем невменяемом состоянии вытаскивать хайру из задницы парня фута могла лишь после разрядки. И то скорее всего затем, чтобы выпустить излишки сока наружу.
  
   Что остановило Лилию, сложно было понять. По крайней мере, она совсем не выглядела уставшей, когда молодой человек осознал себя лежащим на кровати и понял, что в очередной раз полностью протрезвел. Первым делом он посмотрел на промежность любовницы, чтобы проверить в каком состоянии находится ее хайра и обнаружил там пушистую женскую писечку без каких-либо намеков на аномальное строение.
  
   - Уже насытилась? - спросил Слава, улыбаясь, и блаженно потянулся в постели. Попутно он мельком оглядел себя и не нашел ни каких странностей вроде растянутого живота или горла. Рот его снова был прежних размеров, а в попе не гулял сквозняк. И вообще она чувствовала себя вполне комфортно. Парень не стал ощупывать свою заднюю дырочку, итак чувствуя, что сфинктер его плотно сжат.
  
   - С тобой можно бесконечно развлекаться, - хихикнула футка. - Просто у нас осталось полчаса времени до семи часов, и мне захотелось поиграть с твоим огурчиком.
  
   Юноша ощутил всплеск возбуждения от слов Лили, и член его мигом принял боевую стойку, словно радуясь, что и о нем, наконец, вспомнили. Однако вслед за этим парня посетили скептические мысли о ценности своего относительно небольшого органа. Ну какое удовольствие могло получить влагалище, свободно принимавшее руку юноши, от мужского члена средних размеров.
  
   - А тебе понравится? - с сомнением спросил он.
  
   - Конечно! - сверкнула глазами собеседница. - Ты еще спрашиваешь?! Стала бы я хотеть того, что мне не понравится.
  
   - У меня же маленький.
  
   - Чего? С ума сошел? Он классный! Самого что ни на есть нормального для мужчины размера.
  
   - С твоей хайрой не сравнить.
  
   - Хе-хе. Тоже мне нашел объект для сравнения. Моя девочка с твоим мальчиком разного поля ягоды.
  
   - Но назначение-то у них одно.
  
   - Зато строение разное. И вообще, футки не мужчины, у нас все по-другому.
  
   - Это да, но факт остается фактом, мой дружок заблудится в твоей пещерке.
  
   Лилия рассмеялась:
  
   - Ну, ты и юморист! Не заблудится, не бойся. Моя пещерка схватит его так крепко, что не сможешь выдернуть. Сейчас сам убедишься.
  
   Фута перекинула ногу через парня, подгребла его под себя и молниеносно захватила внутрь. Слава ойкнул от неожиданности и напрягся, ощущая очень сильный захват.
  
   - Попался! - хихикнула Лили. - Будешь еще со мной спорить?
  
   - Нет-нет, - поспешно сдался юноша, а потом охнул и застонал, переживая волну приятных ощущений.
  
   - Послушных мальчиков принято вознаграждать, - промурлыкала футанари. - Чувствуешь, как выгодно быть послушным.
  
   - Ох! Да! Боже!
  
   - На самом деле мне тоже очень приятно, - шепнула Лилия. - Твой член такой классненький! Ну прям как конфетка.
  
   И она стала перекатывать его в себе, обсасывая со всех сторон, словно действительно конфету сосала. Юноша стонал и взграгивал от запредельного блаженства. Удовольствие его было таким интенсивным, что он стремительно приближался к оргазму.
  
   - А, а! - сказала фута, ловя парня на самой границе в свои ментальные сети и не позволяя ему кончить. - Не так быстро торопышь. Во-первых, удовольствие будет сильнее, если немного потомиться, а во-вторых, истинный джентльмен должен пропустить даму вперед. Разве не так?
  
   - Я сейчас помру! - простонал Слава, содрогаясь от переполнявшего его возбуждения.
  
   - Не помрешь, - промурлыкала фута, заметно оживляясь и начиная двигать бедрами, постепенно переходя от внутреннего массажа к быстрым фрикциям. Потом она вдруг задрожала и резким толчком до предела загнала в себя мужской член.
  
   - Вау! - простонала она, и парень ощутил вдруг, как блаженство ее стремительно нарастает. Он догадался, что снова сработала их чувственная связь, но понятия не имел, что поспособствовало усилению приятных для любовницы ощущений.
  
   Лилия уже рычала от кайфа и перевернув парня на спину скакала на нем в бешенном темпе. Влагалище ее очень плотно сжимало славкин член, так что стимуляция получалась весьма действенной. Каждый толчок воспринимался вспышкой блаженства, и сложно было понять, чьи именно рецепторы производили столь восхитительные сигналы.
  
   Славу накрыло волной запредельного кайфа, он успел осознать, что оргазм этот переживает женщина, пережить все его стадии, содрогаясь от восхитительных разрядов вместе со своей любовницей. А потом ментальные сети развеялись, возбуждение его вырвалось на свободу, и он взорвался сам в ослепительно-яркой вспышке наслаждения. Несколько долгих секунд парень не чувствовал ничего кроме чистого блаженства. Тело его извивалось в сладостных муках и, напрягаясь изо всех сил, выбрасывало из себя сперму объемными струями. Оно словно пыталось сравниться по силе эякуляции с самой футанари, но быстро расстреляло весь боезапас. И теперь юноша переживал полное опустошение, продолжая изредка вздрагивать от остаточных импульсов, сопровождавшихся ломотой в паху.
  
   Но это был еще не конец, его опять накрыло блаженством через чувственную связь. Лили теперь кайфовала от его спермы, и он вслед за ней завис в сладком релаксе, переживая совершенно незнакомое для себя наслаждение.
  
   - Мааамочка! - простонал Слава через несколько долгих минут, когда вновь обрел дар речи.
  
   - Что, сладкий мой, - промурлыкала Лилия.
  
   - Перестань, - хрипло попросил юноша и откашлялся. - Ты мне не мамочка, и это просто счастье!
  
   - Почему?
  
   - Потому что я рехнулся бы, наверное, если б с мамой моей у меня что-то подобное произошло.
  
   - Почему?
  
   - Ну как? Вот ты смогла бы переспать со своим сыном?
  
   - Нет. У футок не рождается сыновей. И с мужчинами, и с женщинами мы производим только футок.
  
   - Ну, хорошо, тогда с дочерью своей?
  
   - Нет. Я футофобна. В здравом уме я вообще ни с какой футкой переспать не смогу.
  
   - А в не здравом?
  
   - В не здравом кинусь на первого попавшегося парня.
  
   "А если парня не окажется поблизости?" - хотел спросить Слава, но вовремя остановился, поняв, что уходит от первоначальной темы разговора.
  
   - Хорошо. С отцом своим ты могла бы переспать?
  
   - Ага.
  
   - К...как?!
  
   - И так, и сяк. По-разному.
  
   - Да я не об этом!
  
   - А что такого-то, если не для зачатия? У него должно быть вкусная сперма. И чисто внешне, как мужчина, он вполне привлекателен.
  
   - Блин! - выдохнул потрясенный парень. - Ну, у вас и порядочки!
  
   - Но на самом деле я с отцом своим ни разу не спала, - рассмеялась собеседница. - У меня муж есть, да и других парней в клане хватает.
  
   - А что так? - ехидно уточнил Вячеслав. - Не для зачатия ведь.
  
   - Потому что для папы моего инцест - тоже на табу. Помню, - хихикнула Лилия, - когда во мне футка просыпалась со всем сопутствующим ей сексуальным голодом, отец на работе оставался ночевать, чтобы я его случайно ночью не поимела.
  
   - Ну вот! Хоть один нормальный человек, - обрадовался парень.
  
   - Да у многих людей подобные же заморочки, - улыбнулась собеседница. - Футанари по-другому воспитаны. Мы можем контролировать зачатие, поэтому секс с родственниками не считаем зазорным.
  
   - Вот ты говорила, что мужчины всегда под рукой. А женщины тебя в сексуальном плане интересуют?
  
   - Смотря кто. Есть такие чертовки, что прям, ух! Страсть какие соблазнительные.
  
   - То есть с женщиной ты можешь, а с футой нет? - заинтересовался Слава
  
   - Верно.
  
   - Почему? Футки ведь очень похожи на женщин?
  
   - Это для мужчин они похожи, - улыбнулась Лилия. - Я все равно буду знать, что она футка. И по запаху и по магической ауре.
  
   - И что все футанари футофобны?
  
   - Многие, но не все, конечно. Если юная футка не сумела вовремя найти себе партнера и переспала с другой такой же страдалицей, то они и в будущем будут допускать подобного рода отношения.
  
   - Вот как.
  
   - Ага. Но это подпортит им обеим рейтинг. Большинство из нас, конечно же, с пониманием отнесется к такой ситуации, никто не станет их осуждать, но все равно очки симпатии им сложнее будет зарабатывать.
  
   - Бедные, - пожалел их Слава. - Как хорошо, что я Маше вовремя попался.
  
   - Замечательно просто! - подтвердила Лилия. - И я страсть как тобой довольна!
  
   - А почему у вас так?
  
   - Что?
  
   - Ну, футофобия почему существует?
  
   - А почему люди бывают гомофобны? Природа этого чувства одинакова. А вообще конечно же есть объяснение. Я потом тебя с женой одной своей подруги познакомлю. Она доктор наук. Изучает нашу психологию, анатомию, генетику историю и сможет подробно ответить на многие твои вопросы. Ладно. Давай одеваться что ли. Скоро наша любимая Маша придет.
  
   - Наша?
  
   - Ну, да. Я ведь тоже ее люблю. Как... сестренку. А ты будешь ей любящим мужем. Как это клаааассно!
  
  

Глава 17. Знакомство с мамой, и кому кого провожать

К содержанию

  
   К семи часам они привели себя в порядок и вернулись на кухню. Лилия ограничилась в одежде домашним халатиком, который на ее рослом теле смотрелся как короткое платье. Слава был вновь облачен в свой парадный костюм. Он уселся на стул и с удовольствием любовался фигурой своей новой знакомой, наблюдая, как та накрывает на стол. Но едва только футанари расставила приборы, она сгребла парня в охапку, усадила на коленки и, мурлыча от удовольствия, прижала к себе.
  
   - Пирожки! - радостно сказала она, поднеся ко рту молодого человека одного представителя названной разновидности выпечки. - Но есть только из моих рук.
  
   Слава не стал возражать и с удовольствием откусил кусочек, запивая его чаем из кружки. Он успел уже как следует проголодаться.
  
   Маша вернулась домой минут в пятнадцать восьмого. К тому времени юноша уже насытился, допил свой чай и вдохновенно рассказывал Лили о себе, своих увлечениях, и о жизни вообще, совершенно не понимая, каким образом собеседнице так легко удалось его разговорить.
  
   - Я дома! - сказала девушка и через минуту заглянула на кухню. - О! Вот вы где! Что прям так и сидели здесь все время?
  
   - Привет, Машка! - радостно откликнулся  Вячеслав. - А меня в клан берут! - Он посмотрел на Лили и осторожно добавил: - Ну, кажется.
  
   - Берут-берут, конечно берут, мой сладенький, - подтвердила та и потерлась носиком о его щеку.
  
   Нежась в её объятиях, юноша глянул на девушку и напряженно замер. Та смотрела на него, ошарашено вытаращив глаза. Беспокойный взгляд ее метался от парня к сестре и обратно.
  
   - Эй! Что такое, Маш? - удивился тот. - Что с тобой?
  
   - Иди к ней, - шепнула ему на ухо Лилия и отпустила, легонько подтолкнув в спину.
  
   Слава сделал шаг к своей девушке, и та его тут же сцапала, с каким-то отчаянием прижимая к себе.
  
   - Да твой он твой, - успокаивающим тоном сказала сестра. - Ты чего так всполошилась-то?
  
   - Чего?! Ты еще спрашиваешь?! Да в его ауре словно на транспаранте написано твоими знаками: "МОЙ! НЕ ТРОГАТЬ! УБЬЮ!!!"
  
   - Что правда что ли? - не поверил Слава.
  
   - Да, - жалобно сказала Маша и еще крепче прижала его к себе.
  
   - Ну, я это, - хихикнула сестра, - малость перестаралась с аурой протекции. Просто он у тебя такой клааассный, что я увлеклась. Маш, честное слово, никаких посягательств с моей стороны. Эта протекция исключительно для твоего блага и в твоих интересах. Ты должна знать, что я очень, очень рада за тебя и желаю вам обоим взаимной любви и счастья. Боги, какая же из вас красивая парочка получилась, ты б только знала! Все во мне просто поет, когда я вами любуюсь! Короче, если без лирики, он твой муж со всеми вытекающими правами на него. Я признаю этот статус. Можешь распоряжаться им как пожелаешь, а я со своей стороны гарантирую в клане защиту твоих прав. Если Слава мне самой понадобится для себя или кого-то, то воспользуюсь им только с твоего разрешения. Это же будет касаться и любых других членов клана, а недовольных отказом можешь смело отправлять ко мне. Как тебе такой вариант?
  
   Девушка задумалась на секунду, и успокоилась. Объятия ее слегка расслабились, и из них пропала дрожь. Потом она сама уселась на стул и усадила Славу к себе на колени.
  
   - Вааааа! Клааасс! - восторженно пропищала Лилия. - Ради одного этого стоило тебя разок пугнуть! - захихикала она.
  
   - Бе! - сказала Маша, показывая сестре язык. - Ты ему рассказала?
  
   - Неа! - с удовольствием и некоторым ехидством ответила та. - Он твой муж, а не мой. Тебе и разруливать скользкие моменты.
  
   - Вы о чем? - заинтересовался Слава.
  
   - Сейчас, - вздохнула девушка и повернула его лицо к себе, заглядывая в глаза.
  
   Парень ощутил приятную расслабленность и словно бы заснул, продолжая, тем не менее, воспринимать все происходящее. Просто теперь он чувствовал себя как во сне.
  
   - Так нормально? - спросила Маша у сестры.
  
   - Если ты ждешь негативную реакцию, то сойдет, - сказала та. - Но тогда и смысла нет в этом действии. А если на позитивную рассчитываешь, то явно не чисто сработано. Попробуй исправить. Человек вообще не должен чувствовать никакой разницы, а иначе среагировать может по-другому. - Фута улыбнулась Славе и спросила у него: - Как ты себя чувствуешь, конфетка моя?
  
   - Я словно сплю. А что вы делаете?
  
   - Маша тренируется в ментальной магии, хочешь ей помочь?
  
   - Ага.
  
   - Тогда скажи ей, когда почувствуешь себя как обычно. Давай, Маш, исправляй.
  
   Зрачки девушки стали пульсировать, то сжимаясь, то расширяясь, и юноша ощутил, как в голове у него медленно проясняется. Ощущение нереальности постепенно пропало совсем, и парень поднял руку вверх, заявляя:
  
   - Все, я в норме.
  
   - Ну, вот. Теперь другое дело. Видишь, какой у тебя муж замечательный. Помогает тебе во всем.
  
   - Спасибо, Славка, - улыбнулась Маша.
  
   - Пожалуйста, - в ответ улыбнулся юноша. - Я обожаю, когда ты меня гипнотизируешь. А зачем ты это делала?
  
   - Затем, что мне нужно рассказать тебе один секрет, но сделать это лучше всего под гипнозом.
  
   - Вот как? Так я все еще загипнотизирован? - догадался он. - Прикольно как! И что за секрет?
  
   - Видишь ли, - смущенно сказала девушка. - Я в семье старшая дочь. Одной моей сестре двенадцать лет, а другой только пять. Я потом тебя с ними позже познакомлю.
  
   - Да? - удивился Слава. - Это секрет? И что же в нем секретного? - И тут до него дошло. - Постой. А кто же тогда Лилия?
  
   Он взглянул на женщину, сидящую напротив, в ее озорные смеющиеся глаза, а потом снова на Машу.
  
   - Она какая-то другая твоя родственница, да?
  
   - Ага, другая. Ты ведь хотел познакомиться с моей мамой, Славка. Так вот, это мама моя и есть.
  
   - К...как? - спросил опешивший юноша. - Она же...
  
   "...молодая совсем" - хотел закончить он фразу, да так и не закончил, очень четко вспомнив вдруг слова Лилии:
  
   "Футки живут гораздо дольше людей. Первую сотню лет мы вообще не стареем, сохраняя видимый возраст лет двадцати".
  
   Женщина, сидящая напротив, выглядела двадцатилетней, а из этого следовало, что ей было меньше ста лет. Могла ли она быть матерью Маши? Да, она могла бы быть даже ее бабушкой.
  
   - Вот блин, - пробормотал Слава, не зная как реагировать на полученную информацию.
  
   - Что скажешь? - улыбнулась Лилия.
  
   - Не знаю, что и сказать, - расстроено признался юноша. - Хорошо, что ты не бабушка, наверно.
  
   Собеседница беззаботно рассмеялась, вновь очаровывая молодого человека своим шармом.
  
   - Моя мама выглядит старше, - сообщила она. - Дело в том, что я в семье была младшей дочкой, и она к тому же серьезно затянула с детьми, рождая нас с большими перерывами.
  
   - То есть ей больше ста?
  
   - Намного больше.
  
   - А тебе сколько?
  
   - Двадцать, - ответила фута, весело улыбаясь.
  
   - Это хорошо, - признал молодой человек шутку, и, улыбаясь в ответ, уточнил. - Значит, я могу продолжать считать тебя Машиной сестренкой?
  
   - Можешь, - подтвердила Лилия. - Хочешь забыть этот разговор?
  
   - Нет, - ответил Слава. - Мне даже как-то полегчало. А если забуду все, опять буду бояться встречи с мамой.
  
   - Мы можем сделать так, что ты вспомнишь, как познакомился с некой третьей женщиной, которая заглянула к нам, поздоровалась и ушла, не проявив к тебе особого интереса.
  
   - Нет-нет, - возразил юноша. - В этом нет необходимости. Я не особенно и шокирован. Подсознательно я сравнивал тебя с главой клана, и мне хотелось, чтобы ты ей была. Приятно будет знать, что это так и есть.
  
   Мама с дочкой переглянулись, обдумывая его слова.
  
   - Теперешнюю реакцию с первой не сравнить, - сказала Маша. - Ну, просто небо и земля.
  
   - Да, - признала Лили, - она вполне спокойная. И уточнила у Славы. - А как твое отношение ко мне? Оно не сильно изменилось? Если мне вдруг снова захочется тебя... увидеть... Впрочем почему если? Мне обязательно захочется. Как ты к этому отнесешься?
  
   - У Маши очень сексапильная старшая сестренка! - улыбнулся молодой человек. - И такая обаятельная, просто обалдеть. Всегда буду рад посидеть у нее на коленках. Со всеми... кхм... вытекающими и втекающими в меня последствиями.
  
   Лили снова рассмеялась и махнула рукой:
  
   - Хорошо, Маш, буди его, он в норме.
  
   - Когда щелкну пальцами, ты проснешься, - сказала девушка своему парню, - и все будешь помнить.
  
   Раздался звонкий щелчок, и в голове Славы словно мыльный пузырь лопнул, развеивая едва уловимое ощущение чего-то нереального.
  
   - Все, - сказала Маша. - Можешь познакомиться с главой клана. Она сидит напротив тебя.
  
   - А мы уже знакомы, - улыбнулся юноша. - Правда, Лили.
  
   - Ну конечно, конфетка моя. Еще как знакомы, - согласилась она.
  

* * *

   Через полчаса Слава стоял в прихожей, обутый, собранный и прощался с хозяйкой дома.
  
   - До свидания, мой сладкий, - сказала Лилия тепло улыбаясь. - Мне было очень приятно с тобой познакомиться.
  
   - Мне тоже, - искренне ответил юноша. С того момента, как очнулся от гипноза, он хоть и помнил, что эта женщина - мама его девушки, но как-то отстраненно, формально. Его отношение к ней не изменилось. Где-то на подсознательном уровне парень продолжал считать ее старшей сестрой своей подруги, так ему было проще для сохранения психологического равновесия.
  
   - Не забывай заглядывать к нам в гости, - улыбнулась Лили.
  
   - Обязательно буду заглядывать, - пообещал молодой человек. - Мы завтра с Машей собираемся к Насте пойти на День рождения. Маша ведь идет, да?
  
   - Конечно, - кивнула головой женщина. - Ни каких возражений с моей стороны.
  
   - Хорошо, а то я еще по этому поводу переживал.
  
   - Маша теперь взрослая, - пояснила Лилия. - Я полностью признала этот факт. Так что она впредь может поступать как захочет, не спрашивая больше моего разрешения. Ну, если действия ее не будут нарушать законов клана, конечно. Но в последнем случае у меня претензии к ней будут как у главы, а не как у матери.
  
   - Ясно. Я пошел.
  
   - Подожди, я тебя провожу, - сказала вдруг Маша и тоже стала обуваться.
  
   - Эээ, зачем?
  
   - Просто хочется.
  
   - Все правильно, - подтвердила ее мама. - Футка должна провожать своего кавалера.
  
   - Вообще-то, обычно парень девушку провожает, - улыбнулся молодой человек. Ему показалась забавной сложившаяся ситуация.
  
   - Это у людей, - возразила женщина. - Футанари прирожденные телохранительницы. Члены клана есть в охране всех влиятельных лиц страны. Даже в охране президента, - добавила она, понизив голос, как бы намекая, что делится этой информацией по секрету.
  
   - Серьезно?
  
   - Более чем. Наши физические показатели на порядок превышают показатели людей, и мужчин и женщин. Так что, сам понимаешь, бойцы из нас очень хорошие. Думаешь, как мы заняли все ключевые позиции людского общества? Именно телохранителями сильных мира сего и начинали.
  
   Лилия обняла парня с девушкой за плечи и повернула обоих к зеркалу.
  
   - Посмотри внимательно и скажи, кто, по-твоему, в вашей паре должен быть защитницей?
  
   Слава хихикнул, оценивая недвусмысленный намек на ответ. Защитницей он быть не мог, только защитником. Потом посмотрел в зеркало и улыбнулся еще шире. На его фоне Маша действительно смотрелась очень внушительно, всем видом своим подтверждая слова своей мамы. И, тем не менее, то ли от игривого настроения, то ли из вредности, юноша решил поспорить:
  
   - Защищать возлюбленную свою должен мужчина, - веско сказал он.
  
   - О! Так ты у нас рыцарь! - похвалила собеседница. - А драться ты хоть умеешь?
  
   - Чтобы двинуть хулигана по фэйсу достаточно решимости и смелости, - храбро заявил Вячеслав.
  
   - А еще идеалист, - констатировала Лили. - Ну что ж, Маш. Придется тебе тогда его драться научить, раз ему так хочется за тебя вступаться.
  
   - Так ты еще и драться умеешь? - спросил у своей девушки заинтригованный юноша.
  
   - У нее третий кып, синекрасный пояс по тхэквондо, - ответила за нее Лилия. - И в конце этого месяца пройдут квалификационные соревнования, после которых она сможет получить красный, если победит.
  
   - Серьезно? Офигеть!
  
   - Она бы и на коричневый пояс и даже на черный сейчас сдала, просто по опыту своему в квалификацию не проходит. Только через три с половиной года ее допустят для сдачи на первый кып.
  
   - Мам, ну прекрати, - сделала кислую физиономию Маша.
  
   - А что такое? Ему же нравится, - хихикнула Лили, - сама посмотри, с каким восхищением он на тебя смотрит.
  
   - Перестань, я тебе говорю! Все мы пошли.
  
   - Летите-летите, голубочки мои, мур-мур-мур.
  
   - Бе-бе, - показала ей Маша язык, взяла своего парня за руку и вытащила его в коридор.
  

* * *

   - Все это правда, да? То, что Лилия про тебя рассказала? - поинтересовался Слава у девушки, когда они вышли на улицу.
  
   - Ну... правда...
  
   - А почему ты так минорно к боевым достижениям своим относишься? Ты их стесняешься, что ли?
  
   - Нет, конечно. Просто никакие это не достижения, здесь нечем гордиться.
  
   - Почему?
  
   - Да, потому, что нет в этом никакой моей заслуги. - Маша глянула по сторонам, нет ли случайных свидетелей их разговора, и вполголоса продолжила: - Боевые навыки у футок просыпаются после семнадцати лет вместе с генетической памятью. И нас сразу начинают обучать какой-нибудь человеческой технике боя, чтобы мы умели ей подражать. Моя наставница - инструктор по тхэквондо, поэтому тхэквондо меня учит. А у Насти - по кёкусинкай карате, поэтому она каратеистка. Вот представь, что мама твоя хвасталась бы передо мной, что ты здорово умеешь ходить, пусть даже ходить каким-то особым стилем, и у тебя третий кып по хождению. Как бы ты себя при этом чувствовал?
  
   Вячеслав рассмеялся.
  
   - Мне было бы, наверное, смешно.
  
   - Вот и я ощущала себя так, как будто бы она издевается.
  
   - Нет, что ты! Она не издевалась, - возразил молодой человек. - Просто она поняла, как действует на меня эта информация и подпитала мою гордость тобой.  И заодно аргументировала свою позицию о том, кто из нас кого должен защищать.
  
   - Ты действительно хочешь научиться драться? - поинтересовалась Маша.
  
   - А какой парень не хочет? - улыбнулся Вячеслав - А еще мне очень лестно будет, что ты - мой сенсей.
  
   - Из меня тот еще учитель, - вздохнула Маша. - Вот наставница моя профессионально тренирует. Она всамделишный сенсей. Причем как футок тренирует, так и людей.
  
   - А тебе что, действительно так легко все дается?
  
   - Я только полгода занимаюсь и уже третий кып, так что сам суди. Едва во мне футка проснулась, наставница тут же взяла меня в свой клуб, и после недели тренировок я могла уже пройти квалификацию на второй желтый пояс. Но прошла ее через три месяца, так как этого требовали квалификационные правила. Потом меня пихнули на внутриклубные соревнования, и я почти сразу получила зеленый пояс. Через месяц сдала на пятый кып, а потом был открытый чемпионат клуба, в котором я победила, и меня допустили к квалификационному экзамену на синий пояс. И вот, месяц назад я получила третий кып. Теперь жду внешних соревнований, чтобы заработать там вторую победу и допуститься к квалификации на красный пояс.
  
   - А ты уверена, что победишь?
  
   - Уверена.
  
   - Почему?
  
   - Потому что, если кого-то из футанари квалифицируют, то на эти соревнования других футок кроме нее не допускают. А ни один человек близкого со мной уровня мне не ровня. Ну, разве что черному поясу я еще могу проиграть. И то не первому дану, а где-то повыше. Так что это не соревнования будут, а сплошная формальность.
  
   - Блииин! Крутизна какая! - восхитился молодой человек.
  
   - Чему ты радуешься, ни как не пойму?
  
   - Тому, что ты такая крутая, - улыбнулся Слава. - И пусть для тебя это только хождение, дня меня - класс запредельный. И я тобой очень горжусь.
  
   - Нашел, чем восхищаться.
  
   - Ага! - улыбнулся юноша. - А зачем вас учат боевым искусствам, если вы и так драться умеете?
  
   - Причин несколько. Во-первых, с целью объяснить другим людям наше умение драться. Ну, как бы зарегистрировать его, чтобы оно не вызывало вопросов. Во-вторых, мы не должны привлекать к себе ненужного внимания незнакомым стилем боя. Для этого нас учат подражать известным на земле школам боевых искусств. Только когда я заработаю черный пояс и девятый дан, мне позволено будет немного расслабиться и импровизировать во время схваток с людьми. Тогда незнакомые приемы можно будет объяснить личными наработками и персональным стилем. В-третьих, меня надо из легкой атлетики вытаскивать, и высокие достижения в другом виде спорта как раз будут поводом для этого.
  
   - А зачем тебя из легкой атлетики вытаскивать?
  
   - Затем, чтобы не привлекать к себе нежелательного внимания. Уже сейчас мои показатели гораздо выше тех, что я демонстрирую на соревнованиях. Футки не могут блистать на арене спорта. С одной стороны это не интересно, ни один человек не в состоянии с нами соперничать, а с другой, это нас выдаст.
  
   - Зачем тебя тогда в легкую атлетику отдали?
  
   - Потому что моему телу лет так с шести для нормального развития требовались повышенные физические нагрузки. И, чтобы самим с нами не заниматься, родители отдают нас в спортивные секции. Это устоявшаяся уже практика.
  
   - А если бы твой тренер по легкой атлетике восхитился твоим талантом и вцепился в тебя мертвой хваткой, что тогда?
  
   - Моим тренером в легкой атлетике является тоже футка, так что она в курсе того что со мной следует делать.
  
   - Ну, все у вас продумано! - хохотнул Слава.
  
   - А как же иначе.
  
   - Послушай! Но в классе-то нашем никто не знает, что ты владеешь тхэквондо! Почему ты не рассказала никому? Про легкую атлетику рассказала, а про тхэквондо - нет?
  
   - Я никому ничего не рассказывала, - возразила Маша. - Просто легкой атлетикой я давно занимаюсь. Меня многократно освобождали от уроков для участия в соревнованиях. В школу приходили многочисленные грамоты и кубки за мои победы. Я, вернее фотка моя, висела на доске почета с заголовком "Наши таланты" и так далее. Ну, а тхэквондо я недавно совсем начала заниматься и учителей ставить в известность до сих пор не требовалось.
  
   - Ну, ты сама могла бы сказать.
  
   - Зачем?
  
   - Но это же круто!
  
   - Обычно.
  
   - Да что б уважали. Хотя бы Кирилл к тебе лишний раз лезть опасался.
  
   - Нет, наоборот. Проблем бы с ним прибавилось.
  
   - Почему?
  
   - Ну, сам подумай. Если б к тому моменту как я ему двинула, в школе знали, что я боевым навыком владею, это было бы представлено как применение тхэквондо. И я попала бы в гораздо более серьезные неприятности. Я, конечно же, просто так его тюкнула и даже не в полную силу. Сдержалась в последний момент. Но поди, докажи. И мне бы тогда к Киру даже прикасаться нельзя было бы, даже по головке его погладить. Он мог скрючиться якобы от боли, и вопить потом, что к нему применили смертельное касание или что-то еще, о чем в азиатских боевиках насмотрелся.
  
   - Нда, как-то я об этом не подумал, - смутился Слава. - Но теперь-то ты рассказать всем можешь. Кирилл тебя больше не достает, да и магией ты владеешь, чтобы защитить себя при необходимости.
  
   - Могу, но не хочу?
  
   - Почему?
  
   - Пока мне нечем гордиться. И тебя тоже прошу никому не распространяться на сей счет. Договорились?
  
   - Ладно, - слегка сник Слава, планировавший втихаря перед ребятами похвастать, какая Маша крутая девушка. - Но ты напрасно считаешь, что гордиться тебе нечем. Пусть тебе все легко дается, считай это талантом, данным от природы. И для других людей...
  
   - Ты не понимаешь, - перебила его Маша. - Против людей мне тхэквондо применять не придется. Только на соревнованиях к соперницам, а в жизни нет.
  
   - С чего ты так решила? А если хулиганы нападут?
  
   - Не нападут.
  
   - Ты так в этом уверена?
  
   - Ага.
  
   - Да с чего?! Ну вот попадутся нам сейчас по пути какие-нибудь отморозки. И что тогда?
  
   - Пройдем мимо них, и пусть отмораживают себе дальше, - хихикнула Маша.
  
   - Так они тебя и пропустят.
  
   - Пропустят.
  
   - А если нет?
  
   Девушке видимо надоело играть в словесный пинг-понг, и она, обернувшись по сторонам и снова проверив нет ли заинтересованных свидетелей их разговора, пояснила, понизив голос:
  
   - Я воспользуюсь магией отвода глаз, и меня просто не увидят. Понимаешь, мне нет надобности встревать в конфликт, когда я легко могу его избежать.
  
   - Магия отвода глаз? Это что? - тоже тихо переспросил Вячеслав.
  
   Маша вновь посмотрела по сторонам и вдруг исчезла прямо у парня на глазах. Тот на мгновение опешил, а потом стал оглядываться в поисках девушки, которая секунду спустя появилась на том же месте, где и стояла.
  
   - Отвод глаз, - сказала Маша улыбаясь. - Прошу любить и жаловать.
  
   - Ошизеть! - выдохнул впечатленный юноша. - Ты прозрачной что ли становишься?, - прошептал он.
  
   - Нет, конечно. Никаких физических изменений. Только ментальная магия. Ну что встал? Пошли дальше.
  
   - Почему я тебя тогда перестал видеть? - спросил Слава, и, взяв спутницу за руку, продолжил путь в сторону своего дома.
  
   - Видеть ты меня продолжал, - объяснила Маша, - перестал замечать. Я могу влиять только на человека, на его мозг, а не на законы природы.
  
   - Объясни.
  
   - Свет как и прежде попадает в зрачки, и я продолжаю глазами восприниматься, но только мозг человека все сигналы связанные со мной не фиксирует.
  
   - То есть ты как бы гипнотизируешь наблюдателя и приказываешь ему себя не замечать?
  
   - Что-то типа того.
  
   - А если вокруг толпа людей будет? Всех сможешь загипнотизировать?
  
   - Я никого не гипнотизирую. Эта магия действует во все стороны на расстояние около тридцати метров. То есть все люди вокруг в радиусе до тридцати метров замечать меня не будут, а те, что дальше - будут.
  
   - Но это не гарантирует полной защиты.
  
   - Не гарантирует, - согласилась Маша, - но от хулиганов убережет запросто.
  
   - А если они будут дальше тридцати метров.
  
   - Пусть будут. С такого расстояния они ничего нам не сделают.
  
   - Увидят и бросятся к нам.
  
   - И тут же нас потеряют.
  
   - Так мы исчезнем у них прямо на глазах, разве это тебя не выдаст как необычного человека. Тебе ведь нельзя раскрывать людям свою экзотическую природу, - шепотом добавил Слава.
  
   Маша рассмеялась.
  
   - Ты такой спорщик! Чего ты так меня пытаешь? И кстати, не надо на улице вслух про природу мою экзотическую говорить. Даже тихо, ладно?
  
   - Извини. А про магию можно?
  
   - Без постоянных свидетелей да, парень с девушкой ведь могут компьютерную игру какую-нибудь обсуждать или квест фэнтезийный планировать.
  
   - Хорошо, давай обсудим такой квест. Идем мы по улице. Видим вдалеке компанию молодых людей. Что ты будешь делать?
  
   - Подозрительных? - весело переспросила Маша.
  
   - Ну, допустим да.
  
   - Продолжу идти мимо них, взяв тебя за руку, и с расстояния метров десяти направлю посыл увлеченности или безразличия.
  
   - Это еще что?
  
   - В первом случае эту компанию на пару минут ничто не будет интересовать кроме внутреннего разговора, а во втором примерно на такое же время никто вокруг интересовать не будет просто так.
  
   - Ты мне про эти заклинания не говорила.
  
   - Во-первых - это не заклинания, а во-вторых, в моем магическом арсенале много различных приемов.
  
   - Хорошо, квест номер два. Компания молодых людей не подозрительная.
  
   - Тогда ничего делать не буду, просто пройдем.
  
   - И тут они вдруг вскакивают и бросаются к нам.
  
   - Фигово, - сказала Маша, - напоминает спецоперацию силовых органов. В этом случае я просто замру и сдамся, изображая из себя невинную овечку. А еще у меня есть способ предупредить своих, что я попала в неприятности.
  
   - Не-не, - поправился Слава. - Ну не профессионально бросаются, а развязно, короче видно, что это хулиганы.
  
   - Тогда бежим от них до первых кустов или угла. Там я активирую сферу отвода глаз, и они нас потеряют.
  
   - А если они успеют нас окружить?
  
   - Тогда это будет, скорее всего, заранее подстроенная ловушка. Ловушку я почувствую, и мы обойдем ее стороной. Но ты, по-моему, детективов насмотрелся. Ничего такого с нами не будет. Мы с тобой простые школьники и максимум на что рискуем нарваться, так это на квест номер один. Но мне понравилась твоя игра. Сразу занятия по тактике вспомнила, на которых нас около месяца муштровали, давая разные хитроумные вводные.
  
   - По тактике? Серьезно? - заинтересовался юноша. - Но ты ведь тогда еще магией не владела?
  
   - А мы без магии. Учились маневрировать, убегать, путать следы и наоборот окружать, догонять, ловить. Тактика в общем.
  
   - Вас прям как военных готовили?
  
   - Как спецназ, - хохотнула Маша. - И готовила, кстати, офицер спецназа, инструктор по спецоперациям.
  
   - Тоже футка?
  
   - Ага.
  
   - Ошизеть. Как у вас все... серьезно.
  
   - Ну, это была первичная военная подготовка эээ... "девушек", - призналась собеседница, выделив последнее слово интонацией и как бы намекая, что речь идет о девушках не простых. - От настоящих профессионалов она вряд ли спасет, но от профи нам и не следует бегать. С ними по официальными кругам разберутся, через их начальство.
  
   - А если это будут иностранные шпионы?
  
   - Ты не исправимый фантазер. Мы ничем особо не выделяемся на фоне остальных людей и никто нами не интересуется. С самого моего рождения ни с кем из моих знакомых и родственников никаких детективных коллизий не случалось. Ну, хорошо, если ты так хочешь знать, ну буду я использовать свои навыки рукопашного боя, если обстоятельства заставят, но только на уровне третьего кыпа тхэквондо. И если это окажутся простые хулиганы, и их будет не очень много, то, скорее всего, я от них отобьюсь. Доволен теперь?
  
   - Ага! - рассмеялся Славка. - А немного это сколько?
  
   - От хулиганов зависит. Если пьяная компашка, то отобьюсь от всех сколько бы их ни было. А если трезвые, крепкие и агрессивные, то с тремя-четырьмя справлюсь вполне.
  
   - Круть! - сказал юноша, глядя на девушку влюбленными глазами. - А ты говоришь, гордиться нечем.
  
   - Я не пойму, что тебе больше хочется, защищать меня или смотреть как я тебя защищаю?
  
   - Я хочу уметь и за себя постоять, и за тебя вступаться. Но в этом случае получится так, что крутой мастер посылает разобраться с неприятелем своего ученика и вмешивается, только если тот не справляется.
  
   - Ты точно боевиков насмотрелся. Но знаешь, что я тебе скажу. Ты не там проблемы ищешь. Мне действительно вряд ли когда-нибудь придется на полном серьезе драться с людьми. А вот с кем точно придется драться, так это с другими футками. У нас в порядке вещей силовые разборки. И борьба за статус в клане на первых парах выясняется силой. Но как раз против соплеменниц я ноль без палочки, любая взрослая футка меня разделает под орех. Так что в поединках мне участвовать пока не светит, да и не примет сейчас никто мой вызов, даже самая агрессивная забияка. Потому что другие футки расценят это как избиение младенца и скажут "фу" ей на рейтинг. Я могу еще со сверстницами своими помериться силой, только опять же мне это очков рейтинга не добавит, только опыта. Потому что мои одногодки такие же нолики, как и я. Понимаешь теперь, почему мне нечем гордиться?
  
   - Ой, да, подумаешь, - улыбнулся Вячеслав. - Наберешься еще силы, какие твои годы. Все ведь начинали с нуля. Вот и Лилия, наверняка, тоже. И кто она теперь? Ваш лидер. Чувствуешь? А яблоко от яблони не далеко падает.
  
   - Мама другое дело, - возразила Маша. - У нее очень сильный ангел в мужьях, "А" класса. Тебе говорит это о чем-нибудь?
  
   - Лили, рассказывала про типы спермы и про то, как она на вас действует, - ответил юноша. - И про рейтинги людей тоже говорила, про чертиков и про ангелов. А еще я, между прочим, тоже скоро "А-шкой" стану, так что и у тебя есть все шансы быстро силы набраться с моей помощью.
  
   Молодые люди как раз подошли к подъезду Славкиного дома и парень остановился.
  
   - А вот и дом мой, - сообщил он, указывая на свой подъезд. - На пятом этаже живу в пятьдесят третьей квартире. Поднимешься к нам?
  
   - Нет, как-нибудь в другой раз, - ответила девушка и она выглядела отчего-то очень взволнованной. - Давай отойдем в кустики, разговор наш еще не закончен.
  
   - В кустики? - хихикнул Слава. - Зачем?
  
   Справа от подъезда как раз находился закуток, огороженный кустами барбариса и тройкой яблоневых деревьев с густой кроной веток, покрытых молодой порослью листвы. Девушка взяла спутника за руку и отвела его в это место. Оно было достаточно закрытым и просматривалось только от двери подъезда.
  
   - Не хочу, чтоб нас кто-то видел, - пояснила Маша.
  
   - Если кто-нибудь из подъезда выйдет, увидят все равно, - возразил юноша.
  
   - Не увидят, - улыбнулась девушка и добавила: - Ассара, барра, чуккара.
  
   Намек Слава понял:
  
   - Отвод глаз? - уточнил он. - Уже?
  
   - Да.
  
   - А ничего, что ты руку мою отпустила? Меня все еще невидно другим людям?
  
   - Невидно. Все это неважно сейчас, - нетерпеливо сказала Маша. Она выглядела слегка бледной и нервно теребила косу, сжимая ее в руках. - Выкладывай, давай, что мама еще о тебе говорила?
  
   - Что еще? Нуууу... про "А-шку" я уже сказал... Еще... Она прочила мне высокий рейтинг в вашем клане. Сказала, будто я ангел, которого одинаково хочется приласкать и наказать. Мол я "падший ангел" с большими перспективами роста. Она даже надеется, что сперма моя может в будущем достигать класса "Ультра".
  
   По мере того, как Вячеслав все это излагал, глаза Маши округлялись все больше и больше. А на слове "Ультра" она вздрогнула и прикрыла рот широким кончиком косы, в очередной раз делая из него веер.
  
   - Ангел?! Перевертышь?! "А-шка"?! Капееееец! - простонала девушка. - Да еще "ультра"! Боооожечки мои добрые! Во что я вляпалась?!
  
   - Маш, ты чего? - испуганно спросил Слава. - Я думал, ты рада будешь?
  
   - Я и рада, но... То что ты сказал Слав, просто пипец как круто и геморойно одновременно.
  
   - А что такое?
  
   - Да то, что мне тебя не защитиииить! - простонала она на хныкающий манер. - Блииин! Понятно теперь почему мама на тебя протекцию такую дикую поставила. Ох!
  
   Она судорожно выдохнула и спросила прерывающимся от волнения голосом :
  
   - Что Лилия... тебе еще... сказала?
  
   - Да ничего особенного вроде. Ну, что нас с тобой ждет перспективное будущее. И что она будет всячески нам покровительствовать и помогать.
  
   - Как скоро ты "А-шкой" станешь? - испуганно спросила Маша.
  
   - Не знаю, - пожал Слава плечами. - Лили говорила, что я сейчас уже между "В" и "А" классами. И что ее очень впечатлил мой быстрый взлет с уровня "С" за три дня нашего с тобой знакомства.
  
   - Маааамочка моя рооодная, - пропела девушка. И вздохнув, добавила: - Как хорошо, что ты у меня есть.
  
   Маша вдруг стиснула парня в объятиях и зарычала дико как очень опасный хищный зверь, защищающий свою территорию. Где-то совсем рядом испуганно завизжала собака, и разразилась истеричными воплями.
  
  

Глава 18. Пара и паранормальные явления

К содержанию

  
   Слава вздрогнул от неожиданности и взглянул в глаза своей подруге, которые светились зеленым огнем и вновь имели зрачки в виде вертикальных щелочек.
  
   - Мариока, ты чего? - спросил он шепотом. - Тише, нас, кажется слышат.
  
   В проем между кустами испуганно заглянула баба Клава из сорок пятой квартиры. Ее болонка Лидка жалобно повизгивала, скулила и, натягивая поводок, рвалась в подъезд. Юноша напрягся, опасаясь что женщина начнет сейчас ругаться, но та молча металась взглядом по кустам, явно не замечая ни самого парня, ни его девушку.
  
   Мариока зарычала снова, правда уже более глухо, словно сдерживаясь. Глаза бабы Клавы в страхе расширились, она стала креститься и пятиться спиной к дому. Потом резко развернулась и буквально запрыгнула на крыльцо, скаканув разом через три ступеньки, открыла дверь ключом от домофона и юркнула в подъезд вместе со своей собакой. Слава изумленно посмотрел ей в след, а потом озадачено хохотнул, пораженный такой прытью пожилой женщины.
  
   - Мариока, ты людей пугаешь. Перестань, пожалуйста, рычать, - повторил свою просьбу молодой человек более развернуто.
  
   Девушка взяла его лицо ладонями и повернула к себе. Глаза ее излучали отчаяние и какую-то безумную решимость.
  
   - Ты мой! - прорычала она. - МОЙ!!! Никому тебя не отдам! Насмерть биться буду! Горло перегрызу!
  
   - Твой-твой, - сразу согласился с ней Слава. - Никто меня у тебя не отнимет. Чего ты так распереживалась-то?
  
   - Ты не понимаешь. Ты практически ничего не знаешь о клане. У нас действует закон силы. И за мужчин футки постоянно дерутся. А я никто, у тебя словно нет хозяйки. Соблазн присвоить себе ничейного мужчину высокого класса будет очень велик, а ангела-перевертыша присвоить и подавно. Да, на тебя все будут облизываться! Понимаешь? Все будут тебя хотеть!
  
   - Ну, - смутился юноша, - Лилия мне все это уже рассказывала. Именно потому она и предложила мне свою протекцию.
  
   - Мама, - выдохнула девушка и как-то поникла плечами. Слава не мог понять, кто из его подруг сейчас с ним говорил, пожалуй, все-таки Маша. - Я боюсь ее больше других, Славка.
  
   - Почему?
  
   - Ты ей очень-очень понравился. Прямо пипец как! Так, словно она влюблена. И ее метка в твоей ауре очень яркая. Как будто она... уже считает тебя своим.
  
   - Но Лили же тебе все объяснила. Ты не веришь ей что ли?
  
   - Она изложила доводы своего ума. Однако, ум может думать одно, а сердце решить по-другому. И футки, в конце концов, следуют велениям сердца.
  
   Слава задумался.
  
   - Возможно, она действительно считает меня своим, но... не так как ты думаешь. Ты - ее дочь, ее плоть и кровь, продолжение ее самой. Она очень любит тебя и... кажется до сих пор считает подопечной, а что принадлежит подопечной, принадлежит и... ей. Это правда, да?
  
   Маша глянула на юношу удивленно и кивнула головой.
  
   - Откуда ты все это знаешь? Мама же взрослой меня признала, ты сам слышал. И она говорила серьезно. Ей незачем меня обманывать.
  
   - Я это чувствую, - признался Слава. - Словно где-то внутри меня осталась частичка ее самой. Она тебе не врала и действительно намерена официально признать твой полноправный статус. Но... все равно собирается тебя опекать. По крайней мере, пока... - глаза Славы расширились, и он закончил фразу полувопросительным тоном. - Пока ты в бою ее одолеть не сможешь? А это... это произойдет не скоро. Так?
  
   - Так не честно, - сердито сказала девушка и зарычала уже от злости. Она сказала что-то вроде "Мммррррххххх!!!" и то был человеческий рык, не звериный. Тем не менее, страх и отчаяние ее как рукой сняло. И такая Маша молодому человеку нравилась гораздо больше. Он смог, наконец, выдохнуть с облегчением и уточнить:
  
   - Это повредит как-то твоему рейтингу?
  
   - Нет, - ответила Маша насуплено. - Если мама сохранит в тайне свои намерения, никто другой меня ее подопечной считать не будет.
  
   - Тогда чем ты не довольна?
  
   - Это унизительно!
  
   - Поговори с ней, попроси, чтобы она тебя не опекала.
  
   - Бесполезно, - вздохнула Маша. - Думаешь, я не знаю ее? Она сделает невинные глаза и скажет мне, что никто никого не опекает, с чего ты взяла, доча?
  
   - Тогда становись поскорей сильной и победи ее, - улыбнулся молодой человек.
  
   - Блин, думаешь, это так легко? Это как прыгнуть отсюда на луну. Знаешь, она какая? Никто в клане не осмелится бросить ей вызов. Она как молния, как вода, как ветер на ринге, как призрак неуловимый. Тебе надо посмотреть как-нибудь, как она дерется. Тогда поймешь, о чем я говорю.
  
   - Вау, - впечатлился Слава, - с удовольствием посмотрю. Но знаешь, я в тебе уверен. Когда-нибудь ты сможешь ее победить. Просто сейчас протекция Лилии стала бы решением всех наших проблем, согласись. Поэтому расслабься и пользуйся ее помощью. Асха все обращает на пользу.
  
   Маша посмотрела на собеседника, прищурившись. Зрачки ее по-прежнему сохраняли свою вертикальную форму.
  
   - А ты у нас игроман, да?
  
   - Ну, хе-хе, нет, - смутился Вячеслав. - Так, пару годочков назад увлекался "Героями".
  
   Он ойкнул и слегка попятился назад, потому что в глазах собеседницы очень явно стали поблескивать плотоядные огоньки.
  
   - Я пойду, да? Поздно уже...
  
   Вместо ответа Маша поймала его и прижала к себе.
  
   - Не сейчас, - сказала она. - Мне еще кое-что надо сделать.
  
   - Не знал, что упоминание о героях даст такой необычный эффект. Знал бы молчал...
  
   Его речь была остановлена поцелуем. Девушка улыбалась и целовала парня, властно стискивая в объятиях, и захватив его рот языком.
  
   - Мммццц, - чмокнула она прерываясь, и ниточка слюны протянулась между их губами. - А "Герои" твои здесь ни при чем, - ответила Маша. - Меня выводит из себя мамина метка, и я собираюсь внести в нее свои знаки, чтобы все в курсе были, кому ты на самом деле принадлежишь.
  
   Глаза Славы широко распахнулись от понимания:
  
   - Что прямо здесь? Во дворе? С ума сошла?! Нас же увидят!
  
   - Нет.
  
   - Ну, услышат! Хочешь, чтобы кого-нибудь инфаркт хватил от твоих криков? Здесь же дети бегают!
  
   И словно в подтверждение его слов в закуток, где они стояли, забежали два мальчика лет пяти-шести. Юноша вздрогнул, потому что неслись они прямо на него и неминуемо должны были врезаться в невидимую преграду. Но потом траектория их бега плавно отклонилась в сторону, обогнула пару по дуге и завершилась в траве под кустами, куда мальчишки залегли.
  
   - Слава! Витя! Перестаньте баловаться! - послышался сердитый женский голос, и в следующую секунду в закуток заглянула молодая мама двух оболтусов, ну или одного из них. - Эй! Вы где? - озадаченно спросила она, осматривая пространство между кустами.
  
   Парня с девушкой она тоже не видела, но только ведь те не были прозрачными и закрывали от женщины мальчиков, притаившихся в траве. К счастью те захихикали, и тревожная мама рванула на голос. Она обязательно должна была врезаться в сладкую парочку, но вместо этого обогнула ее и увидела сорванцов.
  
   - Эй, вставайте! Чего разлеглись?! Сейчас врежу, мало не покажется!
  
   Мальчишки вскочили на ноги и со смехом бросились наутек. А у Славы (старшего Славы, не пятилетнего), глаза распахнулись от шока. Маша опять целовала его, одной рукой обхватив за талию и крепко прижимая к себе, другой - за шею, пропустив пальцы в волосы, сжимая ими шевелюру и слегка запрокидывая назад его голову для жадного берущего поцелуя. Она совершенно не обращала внимания на женщину и двух сорванцов игравших вокруг них в салочки. Вернее пацаны бегали по кругу, а рассерженная мама пыталась их поймать и постепенно офигевала от странной ситуации, что ей приходится почему-то бегать по кривой и она не может броситься прямо и схватить беглецов.
  
   Все эти события вгоняли молодого человека в состояние стресса, но окончательно добивало его кое-что другое. Не переставая целоваться, Маша приподняла верх подол своего платья, и юноша тут же ощутил прикосновения снизу и сзади, сперва к промежности, потом к ягодицам и, наконец, к талии. Его словно гладили и тискали третьей рукой, пробравшейся у него между ног и теперь хулиганящей с тыла.
  
   Слава завел руки за спину и нащупал ими большое, твердое тело, вибрирующее от возбуждения. Под одной его ладонью вздулась упругая трубочка, пальцы второй руки ощутили, как расширяется мягкая головка и их оросило вязкой и теплой жидкостью. Футанари заурчала от удовольствия, пацаны озадаченно притормозили, прислушиваясь к странным звукам, и мамаша наконец-то их настигла. Раздалось два злых звонких шлепка по задницам, обиженный рев из двух мелких глоток и проказников поволокли вон из этого странного, заколдованного места, крепко удерживая за руки.
  
   Юноша мог бы, наверное, вздохнуть с облегчением, но он уже плохо соображал. По ладони его стекали вязкие струйки, которым место было у него во рту. Он жаждал их в рот и потому стал ерзать в плотных объятиях, страстно желая оказаться на коленях перед своей футкой и жарко поцеловаться с ее подругой хозяйничающей у него за спиной. Но вместо освобождения добился лишь более крепкого сжатия и новых выстрелов в ладонь, а еще почувствовал как ноги его отрываются от земли.
  
   Слава застонал от желания, глядя на девушку сумасшедшими глазами, и та стала упиваться его возбуждением, разгораясь страстью еще больше. Она прервала свой поцелуй, извлекая длинный язык изо рта юноши, и снова вытянула наружу ниточку слюны. Воспользовавшись полученной свободой, молодой человек стал жадно слизывать смазку с перепачканных пальцев, не переставая умоляюще глядеть в горящие зеленым огнем глаза с вертикальными черточками зрачков.
  
   - Боги! Какой ты классный! - простонала Мариока или Маша, или обе они в один голос, и отпустила его, наконец, позволяя рухнуть перед собой на колени.
  
   Однако, едва только ноги парня коснулись земли, здоровенная хайра футы с громким чмокающим звуком вонзилась ему в рот. Слава сжал в ладонях ее массивное твердое тело, наполовину скрытое подолом платья, и с наслаждением стал гладить его, ощупывая большими пальцами надувшуюся трубочку. Та тут же пришла в движение, создавая волну сокращений, и юноша блаженно закатил глаза, принимая в рот сладкие струйки смазки. Он не осознавал в этот момент, что хайра его подруги достигла уже максимальных своих размеров и основательно заполнила собой его рот. Лишь кайфовал, сглатывая бесподобное лакомство, и ничего его больше не волновало.
  
   Сам того не подозревая, Слава представлял в этот момент для футки невероятно соблазнительное и сводящее с ума зрелище.  Упиваясь им, она едва не потеряла голову и способность поддерживать сферу невидимости. В последний момент Маша подсознательным усилием включила свой магический автопилот, поддерживающий последнее действие в постоянном режиме, и полностью переключилась на удовольствие.
  
   Созерцая балдеющее лицо возлюбленного, фута подняла подол своего платья вверх и подвернула его, чтобы ткань не мешалась. И юноша увидел ажурные белые трусики, нижняя перемычка которых была сдвинута в сторону напряженной от возбуждения хайрой. А потом он ощутил волнообразное сокращение массивного органа, и горло его рывком натянуло на толстый вибрирующий стержень, который продолжил неспешно его "заглатывать" точно также, как это делала Лилия. Девушка впервые вытворяла что-то столь необычное. Ее хайра, казалось, жила собственной жизнью и приносила своей хозяйке сумасшедший кайф. Захватив пищевод любовника примерно на две трети длинны своего трепещущего от наслаждения органа, футка не выдержала и резким ударом вонзилась в парня до самого конца. Все тело ее содрогнулось от блаженства и, раскрывая рот в беззвучном крике, Маша стала извергаться мощными струями спермы.
  
   Она судорожно прижимала к себе голову юноши, наваливаясь мягкой тканью трусиков на его нос, обволакивая пушистым колечком половых губ подбородок, и полностью отдавалась восхитительному процессу накачивания мужчины своим соком. Хайра ее вибрировала от напряжения и выплескивала струи семени по две-три секунды. На мгновение толстая трубочка опадала, но затем раздувалась вновь в очередном выстреле. За полторы минуты своего сумасшедшего оргазма фута влила в парня такое количество спермы, что у того слегка раздулся живот. И лишь потом стала мелко трястись, переживая остаточные разряды сладкого удовольствия и наслаждаясь охватывающим тело релаксом. Только сейчас изо рта ее вырвалось, наконец, довольное урчание. В этот раз она пережила свой оргазм довольно тихо, что в столь публичной обстановке было очень кстати.
  
   Слава ощутил, как растянувшая его внутренности захватчица, стремительно покидает организм и следом за ней поднимается по пищеводу закачанная в него жидкость, подталкиваемая внутренним давлением. К счастью она не выплеснулась наружу, остановившись где-то у самого горла. По языку скользнула мягкая головка клитора, принимающего традиционные размеры, а потом губы парня захватило мокрое влагалище, пленяя его крепким поцелуем.
  
   Маша смотрела на юношу сверху, блаженно улыбалась и, прикусив зубками нижнюю губу, продолжала тискать вагиной его рот. Коса девушки легла Славе на плечо и та, обернув ей молодого человека за шею, покрепче притиснула его к себе.
  
   - Ммм, как хорошо, - шепнула Маша. - Ты был просто до невозможности соблазнительным. Я так завелась, что спустила в тебя весь свой заряд в одном оргазме. Никогда я еще так сильно не кончала. И теперь твоя аура нравится мне гораздо больше.
  
   Чмокнув, она прервала свой необычный поцелуй, ставший теперь совсем мокрым. Девушка уже откровенно текла, и в глазах ее плескалась новая волна желания. Она рывком поставила парня на ноги и слегка прижала его спиной к стволу дерева, а потом стала ловко расстегивать ширинку на его брюках. И сквозь туман в голове он ощутил, насколько тесно стало у него в трусах. Член стоял колом и просто требовал, чтобы его приласкали. Когда девичьи пальчики добрались до него и сжали, глаза Славы широко распахнулись от простреливших тело приятных импульсов, и он в предвкушении облизнул себе губы.
  
   - Неужели ты думал, что я отпущу тебя домой пьяным вдрызг, - хищно улыбнулась Мариока.
  
   Юноша сразу узнал ее насмешливые искорки в глазах. Похоже, что футка и женщина в этот раз решили поменяться ролями. Маша угощала сестренку тем, чем до сих пор лакомилась сама. Прижавшись к нему, хищница засмеялась.
  
   - Шутка-шутка, - сказала она весело. - Я трахну тебя вовсе не поэтому. А потому что ты МОЙ! - рыкнула она, и зашептала сладко: - Мой, мой. Мой! И только я могу пить тебя, когда захочу, а остальных угощать только когда сочту нужным. Ты мой! И я хочу выпить твой сок! Хочу высосать тебя до суха, и протрезвление твое - это лишь второе дело, которое волнует меня в последнюю очередь.
  
   В закуток между кустами вошел мужчина, держа сигарету в зубах и извлекая находу зажигалку из кармана.
  
   - Стой! - рыкнула фута, сверкнув в его сторону глазами, и незнакомец замер, так и не донеся зажигалку до рта. - Пшел прочь от сюда! Курить вредно! Понял? И курить ты больше не будешь! Отправляйся домой!
  
   Человек повернулся к ним спиной и деревянной походкой удалился. А Мариока вздохнула:
  
   - Ну что за проходной двор? - и капризно добавила: - Безобразие, просто! Не дают мне насладиться моим мальчиком.
  
   Глаза футанари как-то по-особому сверкнули, и Слава почувствовал, что во все стороны от них разлетается какая-то магия.
  
   - Так-то лучше, - довольно промурлыкала она. - Минут пять нас никто беспокоить не будет.
  
   Пальчики футанари снова сжались на Славкином члене, она освободила его из трусов, а потом и из ширинки вытянула наружу. Нетерпеливо порыкивая, Мариока сдвинула в сторону полоску своих трусиков, прижалась к молодому человеку низом живота, и тот почувствовал, как головку его страждущего органа обволакивает и крепко сжимает бархатная плоть. Футка урчала от удовольствия и облизывала парню лицо своим длинным языком, а влагалище ее в это время обсасывало головку полового члена как чупа-чупс, надежно удерживая ее в своем захвате, но почему-то не заглатывая глубже. Казалось, она дразнит себя и предвкушает будущее удовольствие, прежде чем насладиться им сполна. Одна рука ее скользнула парню на талию и, опустившись ниже, сжала его ягодицу. Другая - зарылась в волосы, вцепилась в них и дернула, слегка запрокидывая лицо юноши вверх. Глаза его встретились с зелеными омутами, и он в них утонул, чувствуя, что не может теперь оторвать взгляд от горящих желанием очей подруги.
  
   Мариока рыкнула и резким ударом бедер загнала в себя член Славы на всю длину. Юноша вскрикнул от пронзившего его блаженства и задрожал в объятиях хищницы, которая пила его удовольствие глазами и возбуждалась от этого еще больше. Она сделала еще один удар, потом еще, грубо вбивая в себя твердый член, крепко сжимая его мокрой пещерой и наслаждаясь его твердостью. Постепенно движения ее ускорялись, изо рта стали вылетать горячие страстные стоны. Она исступленно вдалбливала в себя мужскую суть и стремительно неслась к пику блаженства. Взлетев в небеса ракетой, вышедшей на орбиту, она захватила в себя член юноши максимально глубоко и стала страстно сосать его, медленно преодолевая порог и придерживая свое пиковое состояние. А потом футка буквально взорвалась и, словно сдетонировав от ее разряда, следом за ней кончил Слава, чувствуя, что у него мозги плавятся от хлынувшего в них кайфа. Ощущения блаженства были такими сильными, что парня буквально скручивало от напряжения. И он отдавал хищнице свой сок мощными и долгими импульсами, пока тело его не окутало состояние тягучей опустошенности, ощущающейся сладкой ломотой в паху. А потом юноша погрузился в томный релакс, и уплыл в блаженное полузабытье, наполненное расслабленностью и покоем.
  
   Когда Слава немного очухался и открыл глаза, он обнаружил себя в объятиях девушки, которая, по-прежнему обнимая его, сладко посапывала носом, причмокивала ртом и продолжала сосать его опавший член влагалищем, словно младенец питающийся титькой во сне. Она самым натуральным образом дрыхла, придавив парня к дереву своим телом. И просто чудом было, что они не свалились во сне на землю. В этот момент у юноши в голове как молния сверкнула мысль, что магия подруги возможно больше не действует. А следовательно сюда в любой момент мог кто-нибудь зайти и увидеть их, либо застукать, выходя из подъезда.
  
   - Маша, проснись, - сказал он и потряс девушку. Но та лишь причмокнула губами и, еще крепче прижавшись к нему, продолжила спать. - Маша, атас! - зашептал он ей в самое ухо и затряс сильнее.
  
   Девушка не реагировала и тогда, повинуясь интуиции, молодой человек поцеловал ее в губы, поникая языком в рот. После этого поцелуя подруга, наконец, вздрогнула и сонно приоткрыла глаза.
  
   - Мммм... Славка, ммм... подожди, - промычала она. - Ты чего так рано будишь? Дай поспать, в школу успеем еще...
  
   - Какая школа? Ты чего? - опешил юноша. - Мы на улице в очень пикантной ситуации и я боюсь, что магическая сфера твоя развеялась сразу, как только ты вырубилась.
  
   - Сфера? Какая сфера? - не понимала девушка. - Потом взгляд ее прояснился, и она, ойкнув, оторвалась от молодого человека. Влагалище ее разочарованно чмокнуло, и Слава почувствовал себя, наконец, на свободе. После чего он тут же спрятал интимное хозяйство в трусы и застегнул на брюках ширинку.
  
   - Уф! - выдохнул молодой человек. - Экстремалка!
  
   Девушка оглядела себя и лениво поправила платье.
  
   - Ничего страшного не произошло, - сказала она и пьяно икнула.
  
   - Эй, да что с тобой?
  
   - Балдёооож! - протянула она и рассмеялась. - Твоя сперма такая клёооовая, я от нее торчу.
  
   - Так, поворачиваем оглобли, - вздохнул молодой человек, - и идем к тебе домой. Я тебя провожу.
  
   - Ну, вот еще, - возмутилась пьяная футка. - Я сама кого хочешь сейчас провожу.
  
   Слава попробовал потянуть ее за руку, но куда там. Маша была его сильнее и, не смотря на пьяное состояние, моторика ей не отказывала. Она крепко стояла на ногах, хихикала и не двигалась с места.
  
   - Иди лучше ко мне, - промурлыкала она и заключила юношу в свои объятия. - Давай еще потрахаемся, ты такой клааассный.
  
   - Нет, Маша, перестань, - отбивался парень. - С ума сошла? Да что с тобой такое-то?
  
   - Я тебяааа люблюууу! - сладко пропела девушка и повисла на молодом человеке, едва не роняя его на землю.
  
   - Пошли на скамейку сядем.
  
   - Пойдем, - охотно согласилась Маша и сама повела парня за руку.
  
   Как уже было отмечено, стояла она на ногах очень уверенно. Опьянение ее проявлялось в катастрофически несерьезном поведении и отсутствии каких-либо тормозов. Подтащив Славу к первой попавшейся скамейке во дворе, она со смехом плюхнулась на нее и усадила его себе на колени. Парень выпучил глаза и впал в ступор, оказавшись в столь шоковой ситуации.
  
   "Капец! - подумал он. - Сейчас кто-нибудь нас увидит и я пропал!"
  
   А девушка, пользуясь его пассивностью, уже вовсю распускала руки. Она тискала своего парня в объятиях, гладила его, пощипывала и целовала, покрывая лицо и шею влажными следами. Славу просто трясло от страха, что сейчас их кто-нибудь увидит, и одновременно ему было почему-то смешно. Что-то внутри него забавлялось сложившейся ситуацией, а точнее щекотливым положением, в которое он попал, находя его очень комичным. Юноша попытался мобилизоваться, пока не стало поздно, мозги его судорожно заскрипели, изо всех сил стараясь найти выход. Вырваться из крепких объятий не стоило даже и пытаться, это подтвердила и смеющаяся частичка в его голове, подсказывая, что сопротивление пьяную футку только раззадорит.
  
   Слава задался вопросом, владеет ли Маша магией в таком состоянии и частичка ответила на него утвердительно. Спросил, стоит ли попросить ее включить магию отвода глаз? И вдруг словно сам понял, что это бесполезно. У Маши было проказливое настроение, и ей хотелось, чтобы другие люди их увидели.
  
   Решение пришло в голову совершенно неожиданно.
  
   - Маш, включай скорей невидимость пока нас никто не засек, - сказал он девушке.
  
   - Зачем? - весело уточнила она.
  
   - Ну это же прикольно! - с азартом пояснил молодой человек. - Кто-нибудь пойдет мимо нас, и мы его напугаем!
  
   - Давай! - охотно согласилась Маша, и юноша с облегчением уловил мощные эманации магии, сферической волной разлетевшиеся во все стороны, а инородная частичка внутри него сказала что-то типа: "Ого!"
  
   - Нас больше не видят? - уточнил он.
  
   - Не видят, - подтвердила девушка.
  
   "Слава богу!" - мысленно перевел дух Слава и стал гадать, что ему делать дальше.
  
   Проблема была в том, что он понятия не имел, что случилось с Машей, и почему она оказалась в столь неадекватном состоянии. С одной стороны странное опьянение возникло сразу после того, как девушка вытянула из него сперму, то есть можно было предположить, что опьянела она именно от этого. Но с другой-то стороны утром с ней ничего подобного не случилось, а ведь перед занятиями в школе они тоже сексом занимались. В общем молодому человеку очень бы хотелось привести Машу в чувство, пока не случилось ничего непоправимого, но он понятия не имел как это сделать.
  
   Неожиданно открылась дверь подъезда, и из него вышел сосед Славы по лестничной площадке. Собственно юноша не знал даже, как того зовут, однако траектория движения мужчины его встревожила. Она проходила как раз мимо скамейки, на которой молодые люди сидели, и то, с каким азартом Маша ждала приближения прохожего, совершенно прозрачно намекало на ее намерение вытворить что-нибудь хулиганское.
  
   Мужчина подходил все ближе, глаза девушки блестели все ярче, а у Славы уже мозги начинали закипать от того, как бы предотвратить неизбежное. В конце концов, не придумав ничего лучше, он притянул к себе подругу и впился ей в губы жарким поцелуем. Маша сперва замерла от неожиданности, а потом страстно ему ответила.
  
   Секунд через десять юноша услышал неспешные шаги, проследовавшие мимо скамейки, и мысленно перевел дух. Вот только, как оказалось, он напрасно успокоился. Девушка и не думала его отпускать, заводясь с каждой секундой все больше и больше. Одна ее рука железным хватом обвивала парня за шею, не позволяя тому оторваться, другая - блуждала по мужскому торсу, ощупывая его сексапильный рельеф. Слава уперся ладонями девушке в грудь, пытаясь намекнуть, что хочет прерваться, но сделал это не совсем удачно. Вернее совсем не удачно, поскольку намек получился с обратным знаком. Пальцы его ощутили твердые соски и непроизвольно их сжали, на что подруга откликнулась довольным урчанием.
  
   "Ну, все, я попал!" - догадался Слава, чувствуя, как его правую руку отрывают от груди и опускают вниз, прижимая к горячим и очень мокрым трусикам. Потом резинка их вдруг легла поверх пальцев, и те последовательно ощутили пушистые волосы, мокрую щелку и, наконец, горячую плоть, жадно обволакивающую их со всех сторон и засасывающую в глубину. Упругий и пульсирующий от возбуждения клитор уперся молодому человеку в ладошку, и Маша, не переставая целовать юношу, стала ритмично двигаться. Крепко зажав его кисть между ног, она резкими толчками насаживалась на пальцы и одновременно терлась клитором о поверхность ладони. Эти ощущения были такими приятными, что Слава опять прибалдел, словно на пальцах его появилась эрогенная зона, дарившая ему восхитительные впечатления. Приятное тепло растеклось по руке, перешло в тело, и молодой человек с головой окунулся в осязательное восприятие, кайфуя от всего спектра получаемых ощущений.
  
   А возбуждение Маши меж тем стремительно разгоралось. Оно уже вплотную приблизилось к точке кипения. Девушка задрожала, объятия ее судорожно сжались, и, содрогнувшись всем телом, она стала бешено извиваться, сдавленно мыча и кусая парню губы. При этом из киски ее с шипением выстреливали мощные струйки, врезались Славе в ладонь, разбрызгивались и стекали вниз на скамейку, а затем и на асфальт. Секунд двадцать пять - тридцать подруга его передавалась безудержному оргазму, и лишь когда накал ощущений стал стихать, отстранилась от парня и уставилась на него широко открытыми от удивления глазами, продолжая изредка вздрагивать.
  
   - Ты что... творишь?! - простонала она в два приема, и молодой человек с облегчением выдохнул, понимая, что девушка, кажется, пришла в себя.
  
   - Слава богу, - сказал он. - А то я прям не знал, что и делать.
  
   - Очень странно ты реагируешь на такого рода незнание, - хрипло отозвалась Маша и, охнув, разразилась новой серией вздрагиваний.
  
   - Вообще-то это не я к тебе пристал, - возразил Слава. - Я лишь отвлек тебя поцелуем, чтобы ты не напугала моего соседа, а уж в оборот меня ты сама взяла.
  
   - Думать надо, прежде чем целоваться, - проворчала девушка. - И в какие моменты целоваться со мной можно, а в какие нельзя. Погоди, чего ты там про соседа говорил? С чего бы мне было кого-то пугать?
  
   - А ты что же ничего не помнишь? Как на скамейку меня притащила и на коленки посадила к себе? Не помнишь? Ты словно пьяная была, хихикала все время и порывалась вытворить что-нибудь хулиганское.
  
   - Ой, - сказала Маша, испуганно округляя глаза. - Мамочка, моя.
  
   Кажется, она вспомнила. Девушка пересадила Славу на скамейку рядом с собой и поднялась на ноги, осматривая себя сзади и проверяя не намокло ли ее платье. К счастью подол его оказался задран пока она сидела на скамейке, поэтому он остался сухим. А вот трусики можно было отжимать. Что Маша и сделала, предварительно сняв их с себя, а затем убрав в сумочку.
  
   - Все, мне домой надо, - пробормотала девушка, расправляя платье руками и смущенно поглядывая на молодого человека.
  
   - А что с тобой произошло?
  
   - Сама пока не понимаю. Наверно...  ты достиг "А"-класса. Других объяснений у меня нет. Божечки, быстро-то как! Сперма Лили, видимо, очень эффективно на тебя подействовала. Тебе... очень понравилось с ней, да?
  
   - Ну... да, - смутился Слава. - Но... мне кажется именно ты... в общем благодаря тебе... я так изменился... Там под деревом такой экстрим был... в общем... я едва не рехнулся совсем.
  
   Маша улыбнулась и хи-хикнула:
  
   - Да уж, дали мы с тобой жару. Скромнее надо бы свидания проводить в публичных местах. - Она провела пальчиками Славе по лицу и улыбнулась. - И все-таки я ни о чем не жалею. Рисунок твоей ауры сейчас очень меня радует.
  
   - И чем же?
  
   - А тем, что в нем написано, что ты мой.
  
   - Ты что же, стерла печать протекции?
  
   - Сотрешь ее как же, - вздохнула Маша. - Лили поставила ее от души. Но теперь, по крайне мере, она значит немного другое.
  
   - И что же?
  
   - То, что ты принадлежишь мне, и Лили прибьет любого, кто захочет взять тебя без спроса. Ну и что сама она от тебя тащится тоже осталось. Так что угрозы ее выглядят весьма весомо.
  
   - Вот как.
  
   - Ага.
  
   - Хорошо. Ну что? Тогда до завтра?
  
   - До завтра.
  
   - А феромоны для Насти ты мне завтра отдашь?
  
   - О! Молодец, что напомнил, - девушка открыла свою сумочку, достала из нее бутылёк, открытку-приглашение и протянула все это Вячеславу. - Подарочную упаковку и цветы купишь завтра. Но главное сам приоденься понаряднее. Именно ты главным подарком для Насти будешь.
  
   - Надеюсь вы меня не прям при гостях разложите?
  
   Маша весело рассмеялась.
  
   - Конечно, нет. Покутим от души, а вечером свалим в квартиру к твоему дяде, купаться в джакузи.
  
   - А когда праздник начнется и куда идти?
  
   - Начало в двенадцать. И не забудь приглашение, иначе тебя в ресторан могут не пустить.
  
   - А мы разве не у Насти дома праздновать будем?
  
   - Нет. Почитай открытку, там все написано. Ну что, разбегаемся?
  
   - Тебя точно не надо проводить?
  
   - Нет. Не беспокойся, я уже полностью оклемалась. - Маша вдруг хихикнула. - Если ты теперь "А"-шка, Настю ждет настоящий сюрприз.
  
   - Лишь бы она спьяну не натворила ничего.
  
   - Ну, так мы ж будем в узком кругу, где все свои, так что не беспокойся.
  
   - Ладно, до завтра, - улыбнулся Слава. - Совсем я тебя задержал.
  
   - Пока-пока, - махнула ему рукой Маша и стала удаляться упругой походкой в сторону своего дома.
  

Глава 19. Предпраздничная подготовка

К содержанию

  
   На следующий день Слава проснулся поздно. А точнее мама его разбудила.
  
   - Вставай, мой родной, завтрак готов, - сказала она.
  
   Юноша оторвал голову от подушки и протер глаза, прогоняя сон.
  
   - А сколько сейчас времени?
  
   - Десять часов уже, - ответила мама. - Тебе еще ко дню рождения собираться. Так что вставай.
  
   Родители были уже в курсе сегодняшних планов сына. Вернувшись вчера домой, он сразу им все рассказал. Те подивились немного столь активной общественной жизни своего чада после перевода в новую школу, но естественно не стали возражать. Сходить на празднование дня рождения, если ты приглашен, дело святое. Это и отдых, и развлечение, и новые знакомства.
  
   Слава отправился в ванную, умылся, пришел на кухню и уселся за стол:
  
   - Чем будем меня кормить? - обратился он к маме с улыбкой.
  
   - Салатик будешь?
  
   - Какой?
  
   - Из помидоров и огурцов.
  
   - Буду.
  
   - Макароны с курицей, суп?
  
   - Супику поем, а макароны не надо.
  
   - Хорошо.
  
   Мама передала сыну тарелку с салатом, а миску с супом поставила в микроволновку на разогрев. В этот момент на кухню зашел отец юноши и стал заваривать себе в кружке пакетик чая.
  
   - Пап, накладывай себе салат, очень вкусный, - стал рекламировать блюдо Вячеслав, похрустывая огурцами.
  
   - Да я поел. Это ты у нас дрыхнешь до десяти, а все остальные давно уже встали.
  
   - Слав, ты ничего странного вчера в нашем дворе не заметил? - спросила вдруг мама.
  
   - Нет, - насторожился молодой человек. - А что?
  
   - Да Клавдию Васильевну вчера кто-то сильно напугал. Говорит, валидолом отпаивалась.
  
   - А что случилось, - полюбопытствовал сын, чувствуя, бегущий по спине холодок.
  
   "Ну, Машка, ну редиска! - подумал он в сердцах. - Что б тебя с твоей ревностью!"
  
   - Сказала, будто мистическое ей что-то почудилось. То ли призрак, то ли оборотень какой. Жуткое такое рычание и при этом нет никого.
  
   - Не, ни каких призраков я не видел, - задумчиво ответил сын. - А вот два каких-то парнишки в кустах прятались. Наши с тобой тески, между прочим, пап. Одного Славой звали, а другого Витей.
  
   Отец хохотнул и весело глянул на жену:
  
   - Вот и вся твоя мистика. А ты откуда знаешь, как их звали, - поинтересовался он у сына.
  
   - Так их мамаша искала, по именам и звала. Потом отлупила обоих, чтобы не баловались. Вот рёву то было.
  
   - Ну, это ладно, - сказала мама, принимая объяснение. - Только еще Иннокентий Степанович из шестьдесят восьмой квартиры неожиданно курить бросил.
  
   - Ну и что, - пожал плечами отец.
  
   - Так он не просто так бросил, а что-то странное с ним приключилось. Вышел во двор покурить, а когда домой вернулся, был сам не в себе. Обувь скинул и, как есть в одежде, завалился спать на софу. Марина, жена его, стала будить. Так он глаза открыл и говорит ей странным таким тоном: "Курить вредно, больше не буду" и опять спать. Представляете?
  
   Слава выслушал новую историю с широко открытыми глазами. Когда Маша успела дядьку этого обработать, он не помнил, но то, что это было ее рук дело, не сомневался. Больше просто не кому. Ну, разве что гипнотизер случайный через их двор мимо пробегал. И так от нефиг делать соседа загипнотизировал.
  
   - Не иначе как инопланетяне его закодировали, - усмехнулся отец. - А ты откуда все эти новости собрала. Когда успела-то?
  
   - Да я в магазин сегодня утром ходила, там с Клавдией Васильевной и повстречалась. А когда она мне про страхи свои рассказывала, к нам Марина подошла и своей историей поделилась.
  
   - Сарафанное радио, - хмыкнул отец. - Ужастики по центральному каналу.
  
   - Вот напрасно ты смеешься, Вить. С Инокентием ведь непонятно, что случилось.
  
   - Да просто одумался мужик, решил с вредной привычкой завязать. И, кстати, неизвестно еще, сколько он продержится. И суток пока не прошло.
  
   Слава решил смолчать, мол не знаю ничего и не ведаю. Он быстро доел салат, в ускоренном темпе вычерпал из тарелки суп и слинял в комнату к себе одеваться. Одежду к празднику ему еще вчера вечером мама приготовила.
  

* * *

   Примерно без пятнадцати одиннадцать молодой человек вышел на улицу. Одет он был в тот же черный костюм, что и при встрече с Лилией, обут в те же ботинки. Вот только рубашка в этот раз на нем была светло-голубая, а в остальном формой одежды Слава опять мог сойти за дипломата. До праздника оставалось еще больше часа, но юноша не стал терять времени и сразу решил купить все недостающее к празднику. В канцтоварах он приобрел подарочный пакетик и открытку. Потом со смартфона залез в интернет и отыскал красивые поздравительные стихи, которые калиграфическим стилем с завитушками вписал в открытку.
  
   Слава взглянул на часы. Было одиннадцать ноль пять. Сперва он планировал купить цветы перед праздником, минут за пятнадцать до, чтобы не пришлось потом с ними таскаться. Но, подумав, решил не откладывать это дело. А вдруг цветов хороших не окажется. Бегай потом ищи их в других местах. Нет. Лучше сделать все приготовления заранее, а если времени еще много останется, то можно и в квартиру к дяде Максиму заскочить, чайку попить и телевизор глянуть.
  
   Зайдя в цветочный магазин, молодой человек увидел Николая, одетого в темно-синий костюм. Он стоял перед витриной и с задумчивым видом рассматривал цветы. Слава обрадовался. Выбирать букеты вдвоем гораздо веселее, да и скоротать время проще. Юноша подошел к приятелю сзади и хлопнул его по плечу.
  
   - Привет, Коль! Цветочки выбираешь? Присмотрел уже что-нибудь?
  
   - Привет, - откликнулся Николай, но сделал он это так тускло, что состояние его Славе совсем не понравилось.
  
   - Эй, ты чего? Откуда такое минорное настроение? Случилось что-то? С Настей вчера поссорились?
  
   - Да нет, все в порядке, - улыбнулся приятель, однако по тону его, Славе совершенно ясно стало, что ничего не в порядке.
  
   - Так, слушай, бог с ними с цветами, потом купим. Время еще есть, - решительно сказал молодой человек. - Пойдем, прогуляемся. Расскажешь, что у тебя приключилось.
  
   И он, взяв друга за руку, вывел его из магазина. В сотне метров от этого места располагался небольшой парк со скамейками, пешеходными дорожками и разного рода достопримечательностями городской культуры. Слава уже успел изучить этот уголок. Он периодически бегал там по утрам, с тех пор как переехал в новую квартиру.
  
   Приведя Колю в парк и добравшись до скамейки в уединенном тенистом месте, молодой человек присел и жестом предложил приятелю своему садиться.
  
   - Давай-давай. Посидим, поболтаем, - сказал он. - Рассказывай, что у тебя произошло.
  
   - Понимаешь, она такая классная, такая милая, - простонал собеседник. - Не могу, не могу!
  
   И он замолчал, уткнувшись лицом себе в ладони. Слава подождал несколько секунд, продолжения не последовало, и он решил паузу прервать.
  
   - Что не можешь?
  
   - Расстаться с ней не могу, - глухо ответил Николай.
  
   - С Настей? - переспросил Слава. - Она отказала тебе что ли?
  
   - Нет. Наоборот, - вздохнул собеседник, - предложила стать ее... парнем.
  
   - Тогда зачем расставаться-то? Что-то я не понимаю твоей странной логики.
  
   - Да, потому что не знаешь ничего.
  
   - Так расскажи.
  
   - Не могу.
  
   - Вот те раз. Как же я помогу-то тебе, если ты ничего рассказывать мне не желаешь?
  
   - Да хочу я, просто не могу. Не могу сказать, потому что... - дальше Николай продолжил шевелить губами, но ни единого звука не произнес. - Вот видишь, - сказал он, несколько секунд спустя, - не могу. Ни как не могу. Вот смотри.
  
   Он достал из кармана своего пиджака блокнот и ручку, открыл его и стал писать:
  
   "Я не могу рассказать ничего, потому что..." - и стал выводить после этого какие-то бессмысленные завитушки и линии.
  
   - Ничего не получается, - пробормотал он и прекратил черкаться.
  
   Со стороны казалось, что приятель придуривается, но Слава быстро смекнул, в чем дело. В мыслях его вдруг вновь ощутилась раздвоенность, как тогда на скамейке перед домом, когда опьяневшая Маша держала его у себя на коленях. И чуть позже в памяти всплыло словосочетание "печать молчания".
  
   - Ого, брат, - рассмеялся он. - Да тебя заколдовали что ли?
  
   - Д..да, - с заминкой ответил Николай, с удивлением глядя на друга. - А откуда ты знаешь?
  
   - От верблюда. Так постой, - Слава стал напряженно к себе прислушиваться, улавливая фрагменты разрозненных знаний и пытаясь сложить из них пазл. - Мне нужно ключевое слово какое-то сказать, чтобы твоя "печать молчания" поняла, что я свой и включила меня в список доверия.
  
   - Печать молчания?
  
   - Да-да. Подожди, - юноша задумался на секунду и выдал: - Футанари.
  
   - Ты знаешь?!... - опешил собеседник и разразился эмоциональной, но беззвучной речью.
  
   - Не помогло, - констатировал Вячеслав. - Может, стоит более конкретно построить фразу? Давай так попробуем. Я знаю, что твоя будущая девушка Настя - футанари.
  
   Коля ойкнул, поморщился и усиленно потер лоб рукой, словно у него голова разболелась.
  
   - Ай-яй-яй! - простонал он.
  
   По телу молодого человека прошла дрожь и тут же прекратилась. Он замер, удивленно посмотрел на собеседника и закончил фразу:
  
   - Все, больше не болит.
  
   - Ну-ка попробуй рассказать что-нибудь, что раньше не получалось.
  
   - Моя девушка - футанари, - признался Николай и настороженно прислушался к себе. - Ого! - сказал он. - Так ты разрушил заклинание?
  
   - Это вряд ли, - покачал головой Слава. - Скорее всего, я вошел в твой список доверенных лиц, которым можно открыться.
  
   - Погоди, откуда ты все это знаешь? Откуда знаешь, про Настю, про то, что она - футанари?
  
   - Откуда-откуда! Оттуда! - улыбнулся юноша. - Думаешь, случайно наши с тобой девушки дружат?
  
   - То есть... то есть Маша твоя тоже?! - удивился Николай и хохотнул.
  
   - До тебя доходит как до жирафа, - хмыкнул Вячеслав. - Ладно. В общем, мы поняли друг друга. Теперь, полагаю, ты можешь мне все рассказать.
  
   - А чего рассказывать-то, раз ты и сам все знаешь.
  
   - Я не знаю, чего тебя так напрягло и телепатией, увы, не владею, чтобы просканировать твои мысли и вынести вердикт.
  
   - Погоди, - до собеседника вдруг дошла какая-то мысль. - То есть ты знаешь, что Маша - футка и продолжаешь с ней встречаться?
  
   - Ну, да. А что?
  
   - Но ведь она же... у нее же член... Тебя это не того... не пугает?
  
   - Во-первых, не член, а хайра, - возразил юноша. - Во-вторых, ты вообще ее видел хоть раз?
  
   - Нет.
  
   - И с чего трясешься?
  
   - А что я, по-твоему, не должен? Ты вообще не думаешь, на кой он ей, и как может быть применен?
  
   - "Она", Коля, "она". Футки называют свою штуку девочкой.
  
   - Да какая на хрен разница! - вспылил собеседник. - Какая разница, как называется то, чем будут тебя трахать?
  
   - Тише-тише ты, не ори, - рассмеялся Вячеслав. - Чего ты паникуешь на пустом месте. Я не понимаю, Настя не сказала тебе что ли?
  
   - Чего?
  
   - Что не коснется тебя своей хайрой без твоего на то согласия.
  
   - Ты серьезно?
  
   - Блин! Ну, она и дура! - всплеснул Слава руками. - О чем она думала вообще?
  
   - Ты уверен, ну... что не коснется?
  
   - На сто процентов уверен. Если ты станешь ее парнем, она будет беречь твое душевное спокойствие как зеницу ока, потому что от этого будет зависеть качество твоей... Слушай, ты вообще не о том думаешь, - удивился молодой человек. - Переживаешь из-за какой-то ерунды, а самое главное в расчет не берешь. Настя не рассказывала тебе про привязку?
  
   - Про что?
  
   - Про наркотик не рассказывала, который выделяет ее организм?
  
   - Ты про ту вкусную жидкость, которая брызгает из нее, когда она кончает?
  
   "У них был секс", - догадался Слава.
  
   - Уже пробовал ее? - настороженно спросил он.
  
   - Нет. Настя не дала. Хотя мне хотелось.
  
   - И она не рассказала тебе что это? Чем тебе это грозит?
  
   - Не только рассказала, но и показала, - собеседник мечтательно зажмурился. - Блин, ты бы знал как это классно! Как классно ей принадлежать. Я как вспоминаю то счастье, которое испытывал, так голова кругом идет. Да я всем сердцем снова хочу это пережить. Меня только одно напугало, но раз ты говоришь, что чл... ну хайрой она пользоваться своей не будет, то у меня просто камень с плеч упал. Блин! Классно-то как!
  
   Вячеслав удивленно моргал, глядя на приятеля. Он не мог взять в толк, как можно показать специфическое действие спермы, не позволив ей подействовать? Она магию на нем какую-то использовала, или приятель что-то другое имел ввиду?
  
   - А ты точно уверен, да? - продолжал допытываться Николай. - Она ради меня будет себе отказывать?
  
   - Не будет, - рассеянно откликнулся молодой человек, продолжая решать в голове ребус. - Трахнет девчонку какую-нибудь или парня. Меня, например.
  
   - Тттебя?! - возмущенно воскликнул приятель. - Кккак?!
  
   - Так, - пожал плечами Слава. - Ты ведь не хочешь, а ей хочется. С тобой нельзя, значит, найдет другого любовника или любовницу как раз для этого дела. В клане полно девушек и парней, принадлежащих другим футкам. С ними можно заниматься сексом по-всякому.
  
   - То есть она будет мне изменять? - насупился Коля.
  
   - Ну, смотря как на это смотреть, - усмехнулся молодой человек. - Можно воспринимать как измену, а можно и как выпуск пара. Пар ведь надо периодически спускать, чтобы котел не взорвался. А то ж ведь она может не выдержать и чпокнуть тебя. Потом извинится, конечно. Тебя такой вариант устроит?
  
   - Не-не! - испуганно затряс головой собеседник.
  
   - Ну вот. Или представь ситуацию, что она берет тебя в мужья, а еще одну девушку в жены. И получится, что у тебя две жены, с которыми можно устраивать групповушки втроем. По-твоему, это плохо?
  
   Коля тут же порозовел от интересных перспектив. И по его виду сразу ясно стало, что он такой вариант не продумывал.
  
   - Ну... если жена... то это уже и не измена будет, - смущенно сказал он.
  
   - Со вторым мужем тоже не будет изменой, - не удержался от шпильки Вячеслав, и рассмеялся, глядя на возмущенное лицо приятеля. - Ладно-ладно, утрясайте сами межу собой семейные отношения. Не хочу я в них вмешиваться и что-то тебе прогнозировать наперед. Но имей виду: футки очень полигамны. Так что держи это в голове, и учитывай сразу, перед тем как согласиться на привязку. Потом уже ничего не изменишь. И переделать тебе ее не удастся. Вот так-то. Я тебе больше скажу. Тебя будут хотеть и другие футки, а Настя не часто будет отказывать им в желании с тобой поиграть.
  
   Глаза собеседника испуганно расширились:
  
   - Кккак поиграть?
  
   - Ну, вероятно, по-женски. Если хозяйка тебя иным способом не возьмет, то и другим не позволит.
  
   Коля снова выдохнул.
  
   - Уф. Это другое дело.
  
   Он внимательно посмотрел на Славу и осторожно уточнил:
  
   - А ты, значит, позволяешь Маше все?
  
   - Ага.
  
   - И... тебя... ничего... не смущает?
  
   - Нет.
  
   - Блин! Но как?! Ты гей что ли?
  
   - В морду хочешь?
  
   - Но ты сам подумай. Разве я не прав?
  
   - Нет. При мысли о сексе с мужчиной я готов блевать. И тебе готов врезать сейчас, несмотря на то, что ты мой приятель... пока.
  
   - Все-все, извини, - примирительно поднял вверх руки Николай. - Больше не буду. Я просто не понимаю. Ведь у нее член... ну хорошо, не член, а хайра и все равно, на мой взгляд нет разницы. Как можно позволять проделывать с собой такое?
  
   - Тебе объяснить? - уточнил Вячеслав сердито.
  
   - Если только без мордобоя, - улыбнулся собеседник.
  
   - Хорошо. Тебе нравится Настя?
  
   - Я ее люблю, - искренне признался Николай.
  
   - У нее есть хайра. Ты будешь чувствовать себя геем, занимаясь с ней сексом?
  
   - Нет, она ведь будет со мной как девушка.
  
   - Отлично. Допустим это не Настя, а Стас, у которого есть член, что на твой взгляд тоже самое, что и хайра. Но это совсем не важно, ведь не он трахает тебя, а ты его в активной роли. То есть он твоя девушка. Все еще разницы не видишь?
  
   - Ой, фу! Я сейчас сам в рожу тебе дам!
  
   - Ага, значит, разница все-таки есть, - резюмировал Слава. - Объясни почему?
  
   - Он же парень! Он и выглядит как мужик. У него нет вагины, да и член всегда на виду. А у Насти я никакой хайры между прочим не видел, совершенно нормальная девушка. Клитор у нее, правда, крупноватый, но мне это между прочим даже нравится. И нравится, как она кончает, выплескивая из себя жидкость. Вот.
  
   - Ага, - кивнул Слава. - С Машей, как понимаешь, примерно все то же самое. Теперь рассмотрим последний вариант. Допустим, Маша не футанари, а девушка, которую просто прет от двустороннего страпона. Она периодически цепляет его себе на бедра, вставляет один конец во влагалище и красуется им передо мной. Я смотрю на это спокойно, меня сей агрегат не пугает, а скорее забавляет такое ее увлечение. Я после этого гей?
  
   - Нет. Раз она девушка, - хмыкнул собеседник, и в глазах его появилось понимание, к чему приятель клонит.
  
   - Допустим, я поддался ее уговорам и разрешил ей себя чпокнуть. Она настолько завелась, что кончила просто махом. В общем, оба мы испытали дикий фейерверк и после этого включили данный девайс в наши сексуальные игры. С тех пор мы с ней геями стали, как думаешь?
  
   - Ну, не стали, - признал аргументы оппонента Николай. - Все ясно мне. Можешь не продолжать. Но своей... любительнице страпона я нацеплять его не разрешу. У меня, знаешь ли, вполне традиционные вкусы. Пусть другим его вставляет, если так хочется. Я даже ревновать к этому не буду. Такое дело и сексом то не назвать.
  
   "Ну-ну, успокаивай себя, - подумал Слава. - Блажен тот, кто верует".
  
   - И даже не любопытно посмотреть, как хайра выглядит? - улыбнулся он.
  
   - Не любопытно, - ответил приятель, после небольшой паузы. Но в глазах его при этом появилась легкая неуверенность.
  
   А Славе совершенно очевидно вдруг стало, какую стратегию используют футки со своими мужчинами.
  
   "Интересно, долго он продержится после привязки? - подумал юноша. - Эта штука ведь действует как приворот, все более и более усиливая чувства к футанари и ко всем частям ее организма. Понятно теперь почему им главное уговорить человека на эту связь. Остальное уже становится делом времени. Вот я, например, уже просто с ума схожу, когда хайру вижу. Ну, допустим, Николай будет более сдержан. Только ведь любопытство когда-нибудь все равно возьмет свое. Сперва захочется посмотреть, потом потрогать, поласкать, а дальше поехало. Крышу снесет так быстро, что и не заметишь".
  
   Слава захотел было поведать приятелю об этой стороне дела, но вдруг испытал ни с того, ни с сего вспышку раздражения и гнева на самого себя. Какого рожна он решил вмешаться в чужие отношения и попытаться разрушить их, когда все на мази? Его удивило такое иррациональное чувство, но он признал его справедливым и промолчал.
  
   Парня стал занимать другой вопрос. Он вспомнил, что Коля сказал о своем отношении к привязке. И ему до сих пор не понятно было, как футке удалось столь позитивное восприятие сформировать. Она вроде показала ему, что принадлежать ей очень классно. Интересно, как она это сделала?
  
   - А что у вас с Настей вчера было? - поинтересовался Слава. - Как время провели?
  
   - Отлично провели, - ответил Николай, озаряясь счастливой улыбкой. Воспоминания его видать были очень радужными. - Если честно, я вначале трясся как заяц. Страшно было просто до жути, что не понравлюсь ей. А когда ее увидел, вообще чуть голову не потерял. Знаешь, какая она красавица? Один взгляд на нее в соляной столб превращает. Я вначале так и замер перед ней. Ни "бе" ни "ме" вымолвить не могу. А она смеется по-доброму так, совершенно не обидно и тепло. А потом взяла и обняла меня, как будто мы давно знакомы. Успокойся, говорит, я не кусаюсь. И знаешь, сразу после этого мне стало очень легко. И дар речи вернулся и спокойствие, но удовольствие от того, что она рядом осталось.
  
   А потом были разного рода дела, делали закупки, праздничные вывески рисовали. Маша твоя, кстати, пришла и стала нам помогать. Настя давала нам всякие поручения, и мы их выполняли. И все время я думал, как бы мне узнать о ее чувствах? Нравлюсь я ей или нет? Могу надеяться стать ее парнем или так другом и останусь? Ну, и вспомнил я, как ты с Машей сошелся. Дождался когда мы останемся наедине, набрался смелости и, короче, как в прорубь с головой прыгнул, будь что будет. Взял и признался ей, что с ума от нее схожу, мол на все что угодно готов, лишь бы быть ее парнем.
  
   - А она? - полюбопытствовал Слава. Рассказ товарища очень его заинтересовал и очаровал даже.
  
   - Она тепло рассмеялась и весело сказала, что и так все это видит, что чувства мои у меня на лице написаны, что ей они очень приятны, но особенно ей понравились моя смелость и самоотверженность. Потому что - тут она посмотрела на меня испытывающее и тихо сказала: если я захочу стать ее парнем, мне придется целиком ей себя отдать, и больше себе принадлежать я не буду.
  
   - А ты?
  
   - Ну, меня это слегка отрезвило. Честно сказать я понятия не имел, что она понимала под этими словами, и стал колебаться. Она тут же заметила это и снова заулыбалась.
  
   "А хочешь, - говорит, - мы сыграем с тобой в необычную игру. Представим на один вечер, что ты мой, и принадлежишь мне. Так ты сможешь узнать, что это означает и какие впечатления тебя ждут. А я получу в свое распоряжение мужчину на целый вечер. И мне это будет очень приятно".
  
   Терять мне было нечего, а любопытство заедало. Так что я без колебаний согласился. И вот тут началось самое интересное. Она снова обняла меня, но не так, как в момент знакомства, а как-то по-особому тепло. Потом взяла мое лицо в свои ладони, повернула к себе и стала смотреть мне в глаза с таким обожанием, что я чуть не рехнулся от счастья. Она села на диван, усадила меня на колени к себе, стала тискать и обнимать, повторяя: "Ты мой! Мой! Мой! Ты теперь только мой!"
  
   Я некоторое время вообще ничего не соображал, был словно пьяный, настолько приятен был тот омут эмоций, в которые я окунулся. Кажется, в комнату отец ее заходил и Настя с ним о чем-то беседовала, не отпуская меня с коленей. Потом заглядывала ее старшая сестра, мама вроде отсутствовала по каким-то своим делам. Машка твоя время от времени появлялась и прикалывалась. А мне, понимаешь, было все по фиг. Я в таком кайфе прибывал, что хоть конец света случись, не взволновался бы ни на йоту.
  
   Ну, а потом все ушли куда-то. И Настя весело так говорит: "Теперь мы одни, мой милый муженек. И настала пора исполнить супружеские обязанности". Я в глаза ей с беспокойством смотрю, а у нее прям желание такое жаркое, что все волнения напрочь выдуло из головы. Вот так, блин, я и лишился девственности. О подробностях умолчу, это личное, но в общем признаюсь, что было очень приятно. Прям очень-очень. Я словно в сказку попал к доброй фее, которая одаривала меня всяческими удовольствиями, и только потом уже я осознал, что она во всю сама мной наслаждается и удовольствий получает ничуть не меньше.
  
   Именно тогда-то она и залила меня всего первый раз своим соком, а потом сказала, что это специальная женская сперма, которую необходимо быстро смыть, а иначе я на самом деле ее собственностью стану. Меня к тому времени эта перспектива не пугала. Я решил, чему быть, того не миновать. Собственностью быть мне очень понравилось, но Настя отнесла меня в душ (она, блин, сильная такая) и насильно с меня все смыла.
  
   "Завтра, - говорит, - если не передумаешь, сделаю тебя своим. А сейчас наша с тобой игра закончилась и мне нужно тебе все рассказать".
  
   Ну, вот и рассказала. Что не простая она женщина, а ведьма почти, которая может людьми управлять и на разум их действовать, что сперма ее как наркотик и к ней зависимость возникает, что именно поэтому я стану ей принадлежать, потому что обходиться без нее не смогу больше. Но самое главное я уяснил, что она никогда меня не бросит и, если привяжет к себе, будет любить еще сильнее, чем во время нашей игры.
  
   Во время разговора нашего она снова стала относиться ко мне по-дружески. Вполне так доброжелательно и тепло, но с тем, что я чувствовал до сих пор, было не сравнить. Просто как небо и земля эти отношения отличались. И тогда я понял, что готов на все, чтобы снова такое пережить. И плевать мне на все зависимости. Прям так ей и сказал.
  
   А она улыбнулась, поцеловала меня в щеку и сказала, что меня ждет еще одно испытание. И если я его пройду, то мое желание принадлежать ей исполнится.
  
   "Наша раса называется, футанари. Знаешь, кто мы такие?"
  
   Я ответил, что нет.
  
   "Тогда испытание твое будет такое. Придешь домой и посмотришь в интернете, что значит это слово. И поверь мне сразу, что это так и есть. Все на полном серьезе, без шуток".
  
   А потом она попрощалась со мной и отправила домой. Сказала, что если я передумаю и не приду к ней на День рождения, то она поймет. Я в тот момент просто железно был уверен, что ничто поколебать мое стремление быть с этой девушкой не может. Пока... пока не прочитал, кто она такая.
  
   Николай застонал:
  
   - Блииин! Меня вдруг такой страх охватил, такое смятение, что я просто стал разрываться на части. И главное посоветоваться ни с кем не могу. Хотел у старшего брата спросить, существуют ли футанари на самом деле. Но, ни сказать ничего, ни написать не получалось. Тут-то я и убедился окончательно, что все это не розыгрыш, а самая что ни на есть правда. Потому что если существует колдовство, то и все остальное может быть.
  
   Как уснул, честно говоря, не помню. Просто забылся, наверное, устав от нервных переживаний. Утром встал разбитым, потерянным. Оделся, чувствуя себя как во сне, и словно сомнамбула на улицу вышел. Ходил, бродил, не помню где и только когда тебя увидел малость в себя пришел.
  
   - Нда, - вздохнул Слава и почесал затылок, - испытание тебе дали не простое. Даже не знаю, зачем это было нужно. Может, чтобы проверить силу твоих чувств? Как бы ни нагорело мне за то, что я тебе помог.
  
   - А мы не скажем никому, - улыбнулся Коля.
  
   - Думаешь, они не узнают, ведьмочки наши? Под гипнозом выведают что угодно.
  
   - Ну и пусть. Ты ведь не знал, что за испытание мне назначили. И потом, если нельзя было тебе вмешиваться, Маша наверняка бы предупредила. Так что спроса с тебя никакого. Ну и я теперь ничего больше не боюсь. Пуганый уже. Ну, разве что еще какое-нибудь испытание назначат.
  
   - Это вряд ли, - возразил Слава. - Меня, например, вообще не испытывали никак. Это, вероятно, все Настина инициатива. И, поверь, она сама горит желанием поскорей тебя заполучить. Так что сегодня вечером все решится. Ой! Слушай! Уже без пятнадцати двенадцать. Ты подарок-то свой взял?
  
   - Да, конечно, у меня все с собой.
  
   - Тогда айда за цветами и в ресторан, а то опоздаем.
  
   Молодые люди поднялись со скамейки и быстрым шагом направились в сторону цветочного магазина.
  

Глава 20. Личные секреты

К содержанию

  
   В ресторане было шумно и весело. Большинство гостей уже собрались в небольшом зале, где легко могло поместиться человек десять-двенадцать. Собственно столько гостей примерно и было приглашено. В центре зала три больших стола были сдвинуты вместе и расторопные официанты уже заканчивали их сервировать. Первыми на очереди шли холодные блюда. Слава узнал "Оливье", "Цезарь", "Мимозу" и "Сельдь под шубой". Кроме того у каждого посадочного места располагалась тарелочка с заливным мясом, набор столовых приборов в составе вилка-ложка-нож, фужер для вина и бокал для фруктовых напитков. В центре столов стояли группами графины с соками и морсами, бутылки с сухими винами и шампанским. Чего-то более крепленого молодой человек не заметил. Судя по всему, капитальная попойка алкогольными напитками сегодня не планировалась.
  
   Зал был оформлен в оригинальном стиле, создающем ауру чего-то не европейского: то ли китайского, то ли японского, то ли вообще американо-индейского. Слава не разбирался в особенностях дизайна. Здесь было много дерева, бамбука, необычных орнаментов и узоров, а так же разнообразных раскидистых растений в горшках. Три маленьких фонтанчика, украшавшие собой обстановку, создавали атмосферу открытой природы, распространяя вокруг себя приятную влажность и прохладу. Окна были завешены бамбуковыми шторками, пропускавшими рассеянный свет с улицы. Но достаточно яркое освещение зала в совокупности с журчащими фонтанами и пышными растениями оставляло впечатление летнего дня в саду на берегу небольшой речки или ручейка. В общем, здесь было достаточно уютно и комфортно.
  
   Оглядевшись в поисках знакомых, Слава не увидел старших, в том числе и предполагаемых родителей именинницы. Весь контингент присутствующих состоял исключительно из юношей и девушек примерно его возраста. Это были, скорее всего, близкие знакомые и друзья Насти, а может и знакомые знакомых. Кроме Маши и Николая юноша здесь никого не знал. Впрочем, именинницу он тоже сумел идентифицировать. Настя весьма основательно выделялась ростом и даже, пожалуй, была капельку выше Маши. Девушки стояли рядом, так что молодой человек мог их сравнить. Они оживленно беседовали о чем-то, друг с другом, но из-за расстояния и общего гула разговоров речь их невозможно было разобрать.
  
   Слава пригляделся к подруге своей девушки: сероглазая, русоволосая, с относительно длинными до середины спины распущенными волосами. Футанари угадывалась в ней с первого взгляда по высокому росту и спортивному телосложению. Кроме того, девушка обладала настолько привлекательными чертами лица и обворожительной внешностью в целом, что Слава невольно залюбовался.
  
   0x01 graphic
  
  Ему понятны стали теперь чувства приятеля, который втрескался в хозяйку сегодняшнего праздника по уши. Молодой человек перевел взгляд на Машу, и в груди у него сразу разлилось приятное тепло. Его девушка ни сколько не уступала красотой своей подруге.
  
   Обе футки были облачены в праздничные платья. У Насти оно окрашено было в оттенки бежевого и голубого, переливалось как бегущая вода и сквозь полупрозрачную ткань его угадывались контуры ее сексапильного тела. У Маши платье отличалось светло-розовой гаммой с перламутровыми отливами и словно состояло все из цветочных лепестков. При этом подолы этих изящных одеяний явно не призваны были блюсти нравственность, открывая красивые длинные ноги девушек заметно выше колен. И в довершение образа обуты эти ножки были в открытые туфельки на низких каблуках. У Насти, под цвет платья, в голубые, а у Маши, соответственно, в розовые.
  
   Николай, как увидел именинницу, так замер на месте, созерцая ее неподвижно, не будучи в силах отвести глаз. Слава хотел было подтолкнуть приятеля, чтобы привести его в чувство и вместе подойти к девушкам, однако те, заметив молодых людей, сами направились к ним. Настя смотрела на Колю и тепло ему улыбалась. Ореховые глаза ее радостно сверкали, одаривая юношу волшебным светом, идущим откуда-то из глубины, и наверняка подпитывали его заколдованное состояние. По всему видно было, что девушка наслаждалась тем, какое впечатление производит на своего молодого человека. Маша тоже глядела на Николая, но во взгляде ее зеленых глаз угадывался смех.
  
   - Привет мальчики! - сказала она и посмотрела, наконец, на Славу, который успел уже малость огорчиться, что все женское внимание собрал на себя его спутник. - Знакомься Тась, это Вячеслав, мой парень, - представила она юношу. - А это Анастасия, моя подруга и виновница сегодняшнего торжества.
  
   - Очень приятно, - ответил юноша, очень живо подчеркивая взглядом, что сказанное им не просто вежливый оборот речи, а действительное отражение его чувств. - Я так рад, что встречают меня столь очаровательные феи этого волшебного уголка, восхитительные Флора и Аква.
  
   Это сравнение, вызванное одеянием девушек, совершенно нечаянно сорвалось у парня с языка, но прозвучало так непринужденно и естественно, что моментально нашло отклик в настроении собеседниц, скрестивших Славе свои впечатленные взгляды.
  
   - Ммм, какой ты галантный кавалер, - откликнулась Настя мурлыкающим голосом и с удовольствием приняла букет роз от молодого человека. - Мне тоже очень приятно с тобой познакомиться.
  
   При этом глаза именинницы многозначительно сверкнули хищными огоньками, словно напоминая гостю, какую роль тому предстоит для нее сыграть. А потом она вновь обратила взор на своего воздыхателя и улыбка на ее лице зажглась с новой силой, всей яркостью своей показывая, как дорог девушке человек, на которого она смотрит. В этот момент Слава очень явно ощутил разницу в отношении к себе и Николаю. Футки достаточно четко отделяли свое имущество от чужого, а Настя кажется уже считала Колю своим. И было что-то восхитительно жадное в ее взгляде, обращенном на юношу. Безусловно это был взгляд собственницы, такой необыкновенной жадинки, которая, заполучив душу человека, не особо беспокоилась в чьих объятиях находится его тело. Ведь она в любой момент сможет забрать это тело себе, просто потянув за поводок, которым возлюбленный будет к ней привязан.
  
   Однако Слава не успел позавидовать приятелю. Маша притянула его к себе, обняла, заглянула в глаза и окунула в зеленое море своего жадного обожания. Так что сердце молодого человека сладко забилось, и он перестал чувствовать пол под ногами.
  
   Настя, тем временем, наклонилась к околдованному ее взглядом юноше, коснулась его носа губами и, смеясь, сказала:
  
   - Отомри.
  
   Она взяла у него из рук цветы, окунулась в них лицом и с удовольствием вдохнула приятный запах:
  
   - Ах! Как вкусно! - сказала девушка и, взяв Колю за руку, потянула его за собой. - Пошли, мой сладкий, посекретничаем. Я уже так по тебе соскучилась!
  
   Слава проводил их глазами, отметил, как они вышли на улицу, и повернулся к Маше.
  
   - Ты знаешь, что Коля был в сильном расстройстве, узнав о некоторых особенностях интимного строения твоей подруги?
  
   - Догадываюсь, - ответила Маша. - Только давай без секретных тем обойдемся, - добавила она вполголоса, здесь больше половины гостей понятия не имеет, кто мы такие.
  
   - Настя, значит, может со своим парнем посекретничать, а нам с тобой нельзя? - тоже снизив громкость сказал юноша. - Можно ведь и нейтрально строить фразы, так что никто, ни о чем не догадается. Да и отойти вон к тому фонтанчику, например, присесть на диванчик в уголке. Там достаточно уединенно на мой взгляд.
  
   - Какой ты прям нетерпеливый у меня, не можешь подождать, - улыбнулась девушка, - но произнесла это так ласково, как будто не журила юношу, а хвалила его. - Ладно, пойдем, присядем на твой диванчик, раз тебе так хочется.
  
   Она взяла Славу за руку, как до этого Настя Николая и повела его за собой. Возле диванчика девушка подобрала подол платья и очень изящно, словно на самом деле была сказочной феей, присела на темно-коричневую, кожаную поверхность. Руку своего парня она придержала. Юноша встретился с ней глазами, и у него вдруг возникло стойкое ощущение, что Маше хочется усадить его себе на коленки. Однако он даже вздрогнуть не успел. Подруга отпустила его ладонь и жестом предложила сесть рядом с собой.
  
   - Присаживайся, поговорим.
  
   Слава плюхнулся на диван и с удовольствием откинулся на мягкую спинку. В голове его все еще вертелся вопрос, касающийся недавнего предчувствия. Но внутренняя раздвоенность, а точнее какое-то необычное второе "я", которое уже ни раз давало подсказки молодому человеку, помогло ему и в этот раз. Ответ пришел не в виде конкретных слов или внутреннего голоса. Просто молодой человек вдруг "вспомнил", что привязка к Маше дает ему возможность воспринимать ее эмоции и побуждения, как, собственно, и ей позволяет чувствовать его.
  
   - Тебя что-то беспокоит? - спросила девушка.
  
   - Эээ, нет. Уже нет. Ты ведь не хотела усадить меня к себе на коленки?
  
   Маша улыбнулась, игриво глядя на собеседника.
  
   - Хотела, - призналась она. - Но не собиралась. Это было не более чем желание без намерения его воплотить. Ты бы мне платье помял, и потом здесь полно посторонних, которые могли бы превратно понять это действие.
  
   - О! Замечательно. Я рад, что мы одинаково мыслим.
  
   - Но ты ведь не об этом хотел со мной поговорить?
  
   - Да, не об этом... Мне кажется, что Насте стоило самой рассказать Коле о себе и сразу все объяснить. Опасно было пускать это дело на самотек, она серьезно рисковала отношениями.
  
   - Не беспокойся. Моя подруга действует по науке. Она прочитала характер Николая, и в соответствии с этим совершила все остальные свои шаги. Страх, который испытал твой приятель требовался для того, чтобы легче потом было справиться с его комплексами. Эта схема работает по принципу "клин клином вышибают". Чем сильнее Коля испугался вчера, тем меньше он станет бояться в будущем.
  
   - А если бы он не пришел на сегодняшний праздник? Он ведь реально колебался: идти или не идти.
  
   - Настя наверняка выбрала самое оптимальное решение, - улыбнулась Маша, - и даже если б Коля не пришел сегодня, он не был бы для нее потерян. Отношения их просто бы отложились во времени.
  
   - Ну, ладно, вам видней. Тогда может мне не стоило вмешиваться? Именинница не будет на меня сердиться за это?
  
   - Наоборот, я думаю, она тебя поблагодарит. Ты сыграл роль благоприятного случайного фактора, множество которых Таська наверняка тоже учитывала. Сделал чуть раньше то, что планировала сделать она, и справился вполне успешно. Так что сердиться на тебя не за что.
  
   - Я рад, - сказал Вячеслав, чувствуя некоторое облегчение. Он посмотрел на Машу, встретился с ней глазами и спросил: - Домой вчера без приключений добралась?
  
   - Ага, - ответила девушка смущенно. - Извини меня за вчерашние выходки.
  
   - Да, все в порядке, - улыбнулся Слава. - Было даже прикольно. Ты выяснила, почему это произошло?
  
   - Потому что ты "А"-шкой стал, тут и выяснять нечего.
  
   - Это тебе мама сказала?
  
   - Она, скажем так, подтвердила мои догадки?
  
   - Не сильно ругалась?
  
   - За что?
  
   - Ну, за хулиганство?
  
   - Думаешь, я каялась перед ней?
  
   - А как она узнала, тогда?
  
   - По моей магической ауре. Она усилилась раза в полтора. Я как домой пришла, так она сразу меня поздравила, с твоим повышением.
  
   - И все? Ничего больше не спросила?
  
   - Сказала, что ты молоток, раз я пришла домой трезвая, и ей не пришлось забирать меня из полиции.
  
   - Офигеть, какая выдержка!
  
   - А чего волноваться то, когда уже все разрешилось, - пожала Маша плечами. - Футки не переживают "задним числом". Мы такой ерундой не страдаем.
  
   - Хоть тебе это и кажется пустяковым качеством, мне - совсем нет. Это как с тхэквондо. Для меня это сила, а сила мне нравится, особенно в женщинах.
  
   - Мы - не женщины.
  
   - Женщины-женщины, - с улыбкой возразил молодой человек. - Только сильные.
  
   - Спорщик ты, - в ответ улыбнулась Маша. - Считай, как тебе хочется, мне все равно.
  
   - Вооот! Видишь, какая ты мудрая, - улыбнулся Вячеслав. - Способность уступить в пустяках тоже свидетельствует о силе характера.
  
   - Ну и льстец же ты! Секретные вопросы еще остались? Может, за стол пойдем?
  
   - Можно мне тебя еще о гостях расспросить?
  
   - Спрашивай, но я только наших знаю. Тут большинство ребят - Настины одноклассники.
  
   - А вот про "наших" я как раз и хотел узнать. Сказав, что их здесь меньше половины, ты имела ввиду всех присутствующих, присутствующих кроме нас или вообще всех гостей, включая ушедших Настю и Колю?
  
   - Хочешь в Шерлока Холмса сыграть? - улыбнулась Маша.
  
   - Да куда мне до него.
  
   - Нет-нет, мне интересно. Я имела ввиду всех, кто сейчас в зале, включая нас.
  
   - Ну, тогда логическая схема простая. В зале, включая нас, сейчас десять человек. Меньше половины тут может быть только четыре. Значит, по крайней мере, еще двое являются представителями клана.
  
   - Правильно.
  
   - Можешь мне их показать?
  
   - А ты попробуй сам догадаться?
  
   Слава пригляделся к гостям. Все они сидели уже за столом: пять девушек и три парня. Четыре девчонки оживленно обсуждали какие-то свои женские дела, два молодых человека вели между собой неспешную беседу и еще двое, юноша и девушка расположились чуть в стороне, рядом друг с другом. Как уже было отмечено, праздничный стол был составлен из трех частей, каждая из которых с запасом вмещала четырех человек: двух с одной стороны и двух с другой. Всего получалось двенадцать посадочных мест, и именно такое количество гостей учитывала сервировка.
  
   Компания девушек в длинных праздничных платьях и туфельках расположилась с одной стороны стола в правой его части. Одежда их отличалась насыщенными и яркими красками, в общей совокупности создавая впечатление тропической пестроты экзотических цветов. Они сидели лицом к Славе, должны были занимать две секции, но сгрудились теснее, сдвинув свои тарелки, и в результате занимали полторы. Вид девчонки имели веселый и беззаботный, разговаривая, по всей видимости, на какие-то легкие и пустые темы. Два молодых человека сидели напротив них, тоже с правой стороны стола, но спиной к Вячеславу. Их одежда представляла собой строгие костюмы у одного серый с серебристым отливом, у другого черный. На ногах обоих блестели черные лакированные ботинки.
  
   Слава внимательно пригляделся к смешанной паре, расположившейся лицами к нему с левой стороны стола. Парень имел причёску средней длины, чёрные волосы и серые глаза.
  
   0x01 graphic
  
   Он был одет в чёрный трикотажный джемпер и брюки тёмно-вишнёвого цвета, из-под которых виднелись чёрные ботинки. Юноша сидел у самого края стола, а соседка - правее него. На ней было тёмно-розовое блестящее платье с очень коротким подолом и открытыми боками, оголяющими тело девушки от груди до самого пояса. Однако при более внимательном рассмотрении Слава догадался, что в этой части тоже присутствует ткань, просто она была очень тонкой, прозрачной и цвет имела близкий к телесному. Стройные ножки незнакомки, обтянутые в ещё более тёмные, почти малиновые цветастые чулочки, были обуты в чёрные туфельки на высоком каблуке-шпильке.
  
   0x01 graphic
   Одну ногу девушка положила на другую и лениво покачивала ей, снисходительно слушая сидящего рядом молодого человека. При этом вертела в руках солнцезащитные очки с темно-розовыми под цвет платья стеклами. Ее светлые распущенные волосы, волнами спускались за спину. Они казались достаточно длинными, вот только докуда они дотягивались, Слава не видел.
  
   Четверку девчонок незнакомка явно игнорировала, на молодых людей посматривала с оттенком легкого превосходства и надменности, и только к знакомому своему относилась вполне так дружественно, то весело улыбаясь его словам, то, судя по мимике, отвечая что-то колкое. Черты лица ее складывались в весьма симпатичный образ, но характер, по всей видимости, был достаточно агрессивным и задиристым.
  
   Только Слава подумал об этом, как девушка тут же подтвердила его догадку. После какой-то реплики юноши, сказанной с игривой улыбкой, она схватила его одной рукой за шею, а другой сунула под нос кулак. Парень, смеясь, поднял руки вверх в жесте "сдаюсь", и блондинка его отпустила. Спутник ее наоборот производил впечатление мягкого и позитивного человека. Улыбка его отличалась обаятельным теплом, а в глазах сияла симпатия к соседке. Из уст его можно было ожидать только теплые слова и комплименты, однако, судя по происшедшему, дружески поддеть он тоже умел.
  
   Заметив, что на нее смотрят, девушка поймала взгляд Вячеслава и заставила того ощутить пронзительную силу своих больших серых глаз, сверкнувших боевой сталью. Это было что-то вроде вызова, который требовалось либо отразить, либо уклониться от него, опустив глаза. Молодой человек не сделал ни того, ни другого. Ему нравилась психологическая агрессия, исходящая от оппонентки и он просто поддался ей, словно пропуская взгляд девушки в себя. Приятные мурашки побежали по телу. Слава на мгновение почувствовал себя в плену женских глаз, серебристым маревом застлавших ему восприятие, а потом его отпустили, и он увидел, как на лице незнакомки зажигается хищная улыбка. Она показала пальчиками себе под стол, и когда юноша посмотрел в указанном направлении, то увидел, как ноги девушки расплетаются и разъезжаются в стороны, демонстрируя белоснежные кружевные трусики, до которых ее чулки не дотягивали сантиметров пять. Хулиганка к тому же оперлась руками о стул, на котором сидела, и сделала парочку непристойных движений бедрами, окончательно добивая молодого человека.
  
   Слава поспешно отвел взгляд в сторону, испытывая острое смущение. На щеки его будто горячий компресс наложили. Видимо он основательно покраснел. Молодой человек снова посмотрел на девушку и увидел, насколько довольна она произведенным эффектом. Впрочем, и агрессивности в ней заметно поубавилось. Она лишь многозначительно облизнула себе губки, обозначая сексуальный интерес, а потом улыбнулась вполне так тепло и доброжелательно, как совсем недавно улыбалась своему другу. Сидящий с ней рядом юноша тоже Славе кивнул, в знак приветствия. Он посмотрел на блондинку, потом на него и виновато пожал плечами, словно извиняясь за спутницу. Этот жест будто говорил: "Ну что с хулиганки взять? Ее уже не исправить, но она совсем не плохая девчонка".
  
   Таким образом блеснуть дедукцией парню не удалось. Сидящая слева парочка настолько открыто проявила себя, что не догадаться об их принадлежности к клану было довольно сложно. Безусловно они тоже узнали в Вячеславе своего, ведь именно этим объяснялось столь непринужденное поведение девушки. И чтобы понять, как узнали, совсем не требовалась проницательность Шерлока Холмса. Юноша сидел рядом с футкой, держал ее за руку и разговаривал с ней достаточно тепло, чтобы быть ее парнем. Более того, она вслух его своим парнем представила, знакомя с именинницей, и гости могли это услышать. Вывод напрашивался сам собой.
  
   - Вон та парочка слева: темно-вишневый пиджак и темно-розовое платье - представители клана. Верно? - уточнил Слава у свой девушки.
  
   - Верно, - подтвердила та, весело улыбаясь. - Но Вика тебе такую подсказку дала, что сложно было не догадаться.
  
   - Зато я могу предположить, кто они в рейтинге.
  
   - Догадываюсь, что можешь, - хихикнула Маши. - Давай, скажи, мне интересно.
  
   - Девушка - чертик, а парень - ангел. Я угадал?
  
   - Почти. Саша не ангел еще, но тип его характера ты понял правильно. А Вику чертиком лучше не называть, если не хочешь с ней поссориться. Девушки клана предпочитают считать себя феями или ведьмочками, в зависимости от личных качеств. И если ты скажешь Вике, что она стервозная ведьма, то сделаешь ей комплимент.
  
   - Что правда что ли? И она не обидится на эпитет "стервозная"?
  
   - Нет. Для ведьмы это качество - благодетель, они сами любят подчеркивать свою агрессивность.
  
   - Но мне легче было бы сказать, что она симпатичная ведьмочка. Такой комплимент не подойдет?
  
   - Вполне подойдет, - ответила Маша. - Любой девушке приятно будет услышать, что ее считают привлекательной.
  
   - Можно вопрос?
  
   - Спрашивай.
  
   - Все ведьмы в клане такие вульгарные?
  
   Подруга рассмеялась и покачала головой.
  
   - Вика не вульгарна. Она просто ответила на твой знак в свойственной ей непринужденной манере.
  
   - На какой знак, - уточнил Слава, гадая, что он сделал не так.
  
   - Ты признал себя ее нижним, и она сообщила, что готова в ближайшее время физически подтвердить свое главенствующее положение.
  
   - Че...чего? - опешил молодой человек. - Кем я себя признал? Когда?
  
   Маша хихикнула.
  
   - Вижу, что ты сделал это не намеренно. Тем забавнее осознавать то, что произошло. Насколько я знаю, люди в клане выстраивают свою собственную иерархию и делают это соответственно своей природе. Представители с лидерскими чертами и амбициями пытаются занять ступеньки повыше. А те, кому все это не нужно, не участвуют в противоборстве и вроде как остаются в основании данной фигуры. Любой лидер, столкнувшийся с новым представителем клана, пытается показать свое превосходящее положение. Иной раз достаточно дуэли взглядов. Кто первым не выдержал и отвел глаза, тот и проиграл. Не редко эта дуэль перерастает в словесную пикировку, иногда в физическое единоборство, а иногда и в сексуальное. И вот в последнем случае проигравший становится призом победителю. Между ними закрепляются отношения нижнего и верхнего, то есть, соответственно, подчиненного и доминирующего партнера.
  
   - Хочешь сказать, что я предложил Вике доминировать над собой? Но я не собирался этого делать. Как такое могло произойти? - удивился Вячеслав.
  
   - Тебе следовало либо вступить в единоборство взглядов, либо отказаться от него. Насколько я тебя знаю, ты не стремишься лидировать. Достаточно было бы просто отвести взгляд, чтобы показать, что тебя данные игры не интересуют и никаких амбициозных целей ты не преследуешь. Саша в свое время, например, так и поступил, признал лидерство Вики и теперь они с ней друзья, но в этой паре девушка главная.
  
   - Они любовники?
  
   - Насколько я знаю - нет. А вот у тебя есть все шансы перевести выяснение отношений в постельное русло.
  
   - Но почему?
  
   - Потому что ты взглядом предложил Вике себя, и она приняла это предложение.
  
   - Блин, я ничего такого не хотел. Не понимаю, с чего вдруг она столь превратно меня поняла?
  
   - А как еще было тебя понять? Ну, представь ситуацию, что два человека встречаются на ринге. Один начинает атаку, проводит захват, а второй вместо того, чтобы ответить контрприемом или увернуться от выпада, без сопротивления позволяет себя схватить, а потом еще и губы для поцелуя подставляет. Схватка, как ты понимаешь, после этого закончена. Продолжать ее явно бессмысленно. Но теперь уже у победителя есть выбор. Можно игнорировать сделанное предложение, а можно его принять. Считай, что Вика тебя поцеловала и пообещала, что одним поцелуем дело не закончится.
  
   - Охренеть можно! - поразился молодой человек. - И все это на уровне взглядов? Но я вообще в этих вопросах не разбираюсь, и не считал, что делаю что-то подобное. Ты мне веришь?
  
   - Конечно.
  
   - И как теперь быть?
  
   Маша пожала плечами:
  
   - Да просто не бери в голову. Пока между вами не возникнет интимная связь, нижним ее ты не станешь.
  
   - Лучше я все же с ней поговорю и объясню, что возникло недоразумение.
  
   - Попробуй, - кивнула девушка. - Вреда от этого точно не будет. Однако и пользы, скорее всего, тоже.
  
   - Почему это.
  
   - Вика - охотница, и она выбрала себе цель. Думаешь, охотник откажется от преследования только потому, что добыча скажет, что случайно в лес забрела? Трудности ее только радуют.
  
   - Погоди, мне на секунду показалось, что ты не собираешься вмешиваться в эту ситуацию. Это ведь не так? Я просто ошибся, верно?
  
   Маша ласково провела пальчиками по взволнованному лицу молодого человека и ответила:
  
   - Не ошибся. Футанари не вмешиваются в разборки людей. Решай эту проблему сам, мой хороший.
  
   - То есть как? - опешил Слава. - Я тебя не пойму? Ты что же не ревнуешь меня совсем? А как же вчерашнее: "Насмерть биться буду! Горло перегрызу!" Что изменилось-то?
  
   - Ничего не изменилось. Я по-прежнему готова убить любую, кто попытается тебя у меня отнять, - ответила девушка и снова погладила молодого человека по щеке. - Только Вика не сможет этого сделать, даже если бы хотела. Она не футанари. Мне абсолютно нечего опасаться. Она даже следов в твоей ауре не оставит, хоть целый день будет с тобой кувыркаться и обкончает с ног до головы.
  
   - Хочешь сказать, что я могу изменить тебе с ней, и это тебя не расстроит?
  
   - Ты можешь переспать с любым человеком из клана. Это не будет считаться изменой. Только к чему этот разговор, ни как не пойму? Я ведь прекрасно знаю, что ты любишь сексуальное разнообразие. Так зачем строить из себя верного супруга? Тебе что, Вика не нравится?
  
   Слава так растерялся, что даже дар речи на короткое время потерял. В душе у него зародилось и стало усиливаться непонятное чувство, то ли обида, то ли разочарование, то ли просто расстройство. И главное непонятно было, с чего вдруг оно возникло. Юношу действительно привлекала возможность попробовать секс с разными партнерами, да и Вика с этом плане выглядела достаточно соблазнительно. Однако ему уже понравилось однажды, как Маша его ревновала, и по контрасту с этим слова подруги совсем не радовали. Какое-то равнодушие сквозило в них. Словно девушка его вдруг разлюбила.
  
   Тем не менее, как следует огорчиться Слава не успел. Он ощутил вдруг странную скованность, словно оказался в плотном коконе, лишающем его подвижности. И эти путы буквально притянули парня к подруге, заставили его прижаться к ней и, подняв голову, взглянуть ей в лицо. Они дарили сладкое удовольствие, но не меньшее удовольствие приносило чувство жадности и какой-то алчности даже, исходящее от зеленых глаз. Как будто именно они пленили парня и теперь наслаждались этим обладанием.
  
   На губах девушки возникла хищная улыбка.
  
   - Привет, сладкий, скучал по мне? - промурлыкала она.
  
   "Мариока! - догадался Слава. - Ой! Мама! Какой у нее взгляд. Она ведь не собирается разложить меня прямо на этом диване?"
  
   Все печальные мысли мигом вылетели у парня из головы, вытесненные озабоченностью тем, что может сделать с ним футанари прямо на глазах у гостей. Он попробовал удерживающие его путы на прочность и тут же ощутил, что они еще крепче сжались.
  
   - Даже и не думай сопротивляться, - предупредила Мариока, разглядывая юношу с видом сексуальной маньячки. - Сила привязки, которую я сейчас использую, имеет обратную связь. И твои попытки вырваться усиливают мое желание. Не беспокойся, я еще не настолько потеряла голову, чтобы заняться сексом, но мне до чертиков хочется тебя потискать, а перед этим усадить себе на коленки. Меня в отличие от сестры совсем не волнует перспектива себе платье помять, да и твоя репутация заботит в последнюю очередь. Я пришла, чтобы поговорить, но, боги, как же приятно тобой обладать и это взгляд, полный влюбленного восхищения видеть так сладко! Мммррр, шикарно, мммррр! Будешь паинькой и выслушаешь меня внимательно?
  
   Юноша улыбнулся и кивнул, дар речи к нему пока еще не вернулся.
  
   - Вот и замечательно, - промурлыкала Мариока. - Тем более, что я хочу тебе рассказать кое что интересненькое о своей сестренке.
  
   Девушка хихикнула вдруг и доверительно сказала Славе, будто обращалась к своему сообщнику:
  
   - А теперь Маша начала брыкаться. Как она не хочет делиться своими секретами. Бесполезно, сестренка, тебе не вырваться. Ты уже почти истратила энергию, полученную вчера от нашего мальчика, а я свою, наоборот, сохранила в полном объеме, как раз вот для такого случая. Вы оба в моих кольцах, голубочки мои влюбленные, и вам придется с этим смириться. Если ламия схватила добычу, только она и может ее отпустить.
  
   "Ламия? - удивился Слава. - Что Мариока имеет ввиду?"
  
   - Но вам нужно радоваться, что я у вас есть, - продолжала тем временем говорить футанари. - Вы оба такие глупенькие у меня, как собственно и все влюбленные, поэтому просто счастье, что у вас есть такой ангел-хранитель в моем лице. - Она снова хихикнула и поправилась: - Вернее будет сказать демон-хранитель. Прикольно звучит, да? Вас и ваше благополучие охраняет демон.
  
   А теперь перейдем к воспитательной части нашей беседы. Маша не потрудилась тебе все доходчиво объяснить, значит, придется мне. Слава, тебе нужно знать, что та сила, которую ты сейчас ощущаешь - это сила привязки. Она дает футкам настолько полное ощущение власти над подопечным, настолько избыточно насыщает их чувство собственничества и является источником такой уверенности в любимом, что ревность их становится во многом пригашенной. Фута может ревновать лишь в том случае, когда возникает опасность разрушения этой самой привязки, а уничтожить ее в состоянии только другая футанари и то, далеко не с первого раза. Лилии, к примеру, не смотря на всю ее магическую силу и накал твоей симпатии к ней, чтобы переключить привязку на себя, пришлось бы раза три-четыре с тобой переспать, накачивая тебя каждый раз своей спермой по самые брови. И при этом она должна будет не подпускать к тебе Машу, чтобы та не обратила все ее усилия вспять. Понимаешь теперь, насколько прочно обладание тобой и на чем держится наше спокойствие? Люди же вообще не способны эту власть поколебать, поэтому ни к женщинам, ни к мужчинам клана футанари своих возлюбленных в принципе не ревнуют. Тебе запрещено вступать в интимные связи только с людьми, внешнего социума, но по соображениям безопасности, а не из-за ревности. Кроме того, если в результате такой связи произойдет зачатие, футка вынуждена будет взять под опеку как появившегося на свет ребенка, так и второго родителя. Чего никому из нас, естественно, делать не хочется.
  
   А теперь я хочу рассказать тебе один секрет, в котором Маша жутко стесняется тебе признаться, несмотря на то даже, что тебе очень приятно будет его узнать. - Мариока сделала паузу, хитро глядя на Славу, и злорадно добавила: - Она снова стала брыкаться. Если бы эта дурында только скрывала от тебя эту свою слабость, то я бы не стала вмешиваться. Но опасаясь, что ты можешь о ней догадаться, она стала проявлять по отношению к тебе показную черствость, что я никак уже не могла допустить. Итак, вуаля, Маша ревнует. Она ревнует тебя к женщинам клана и ужасно стыдится этого. Конечно же, это не та дикая ревность, которой мог бы похвастать Отелло. Это даже не та ревность, которая заставляет людей приравнивать измену к предательству, вызывает душевную боль и побуждает отказываться от любимых. Нет, все гораздо проще и безобиднее, но ты должен об этом знать. Если ты пустишься во все тяжкие и станешь без разбору со всеми спать, Маша очень огорчится, станет испытывать злость и, как следствие, скорее всего, сорвется в постели. Проведет экзекуцию посредством проникновения в задний проход в самой грубой форме и самым большим своим размером. Причем какие бы то ни было объяснения даны не будут по причине все той же стеснительности. Улавливаешь суть своей проблемы?
  
   Слава весело улыбнулся и кивнул, в полной мере осознавая комизм описанной ситуации. Он тут же почувствовал, как спадают с него ментальные путы. Но девушка просто заменила их на физические. Обняв парня, она прижала его к себе.
  
   - Маш, не волнуйся, я не буду тебе изменять, - сказал он, поняв, что способность говорить к нему вернулась.
  
   - Так тоже не пойдет, - возразила Мариока, - если ты станешь динамить всех женщин клана, испытывающих к тебе интерес, то сестричка моя начнет испытывать угрызения совести и ощущение собственной неполноценности у нее только усугубится. Более того, тебя могут счесть геем, и к тебе уже мужчины с соответствующими наклонностями начнут проявлять интерес.
  
   - Ой, нет, не надо, - испугался юноша. - Как мне тогда быть?
  
   - Тебе надо как-то ухитриться определять с кем и как часто можно позволить интимные отношения, чтобы сестричку это не сильно огорчало.
  
   - Ну, сам я навязываться ни к кому не собираюсь. Это ведь нормально? Я застенчивый юный парень с девушками мне не просто знакомиться и уж тем более раскручивать кого-то на секс. По такому признаку ведь нельзя считать меня геем.
  
   - Верно. Но ты не учитываешь, что в клане собрались на редкость развратные особы. Отношения с футками, сам понимаешь, серьезно девушек раскрепощают. А то, что ты член клана устраняет любые беспокойства и опасения на твой счет. Отношения в клане пронизаны чувством родства. Даже новенький будет восприниматься своим. Так что пассивность твоя никого не остановит. Для ведьмочек застенчивость мужчины, как красная тряпка для быка. Их будет увлекать задача твоего соблазнения. А феи захотят помочь тебе раскрепоститься. Так сказать взять над тобой шефство. Причем и те и другие способны навязать интимные отношения вплоть до насилия. Одни под влиянием похоти, другие - из добрых побуждений. Так что подобная стратегия обеспечит тебе кучу верхних обоих типов, которые станут тебя между собой делить. А если трахаться с тобой окажется прикольно, то ты вообще можешь пойти по рукам под флагом секс просвещения. И такой вариант весьма вероятен, учитывая, что ты ангелочек, обожающий подчиняться.
  
   Мариока коснулась пальчиками шеи молодого человека, провела коготочками по его затылку, моментально найдя волшебные точки и вызвав чувство разгорающегося удовольствия. Попытки отодвинуться и увернуться были ласково пресечены. И через несколько секунд Слава уже нежился от легких прикосновений, сдавшись предательской неге, охватившей его тело.
  
   - Вот видишь, как легко тобой управлять, а невероятная отзывчивость твоя сродни редкому музыкальному инструменту, вроде скрипки Страдивари. Как думаешь, сколько скрипачей мечтало бы на ней поиграть?
  
   - Тоже мне сравнила, - улыбнулся молодой человек, жмурясь от приятных ощущений и легонько вздрагивая от царапающих прикосновений девушки. - Я вовсе не такой ценный.
  
   - Ты так думаешь? - промурлыкала Мариока. - А вот кое-кто считает совсем иначе.
  
   Слава тревожно метнулся взглядом в сторону гостей. Увлекшись разговором, он совсем о них забыл. Настины одноклассницы продолжали увлеченно беседовать в тесной компашке, не обращая ни на кого внимания, два молодых человека по-прежнему сидели к парню спиной. А вот братья и сестры по клану занимались увлеченным созерцанием. Александр скрупулезно исследовал течение воды в одном из фонтанчиков, что в текущей ситуации выглядело весьма подозрительно. Это занятие, например, позволяло ему не видеть то, что происходит на диванчике в уголке.
  
   Вика же совершенно открыто пялилась на Славу, с азартом следя за тем, что вытворяла с ним Мариока. Юбка ее под столом оказалась небрежно задранной, а пальцы касались поверхности белоснежных трусиков между ног и плавно поглаживали ее легкими прикосновениями. Фута чуть сильнее сдавила ноготками какие-то точки на затылке молодого человека, заставив того выгибаться и подрагивать от приятных мурашек разбегающихся от шеи во все стороны, и глаза зрительницы, возбужденно расширились. По губкам ее скользнул розовый язычок, а пальцы проникли в трусики и стали двигаться гораздо более энергично.
  
   - Прекрати, - прошептал Слава, не имея сил сопротивляться творимому с ним безобразию. - Она уже дрочит на меня, не видишь что ли?
  
   - Напротив я заметила это гораздо раньше тебя.
  
   Юноша охнул и сотрясся всем телом:
  
   - Чего ты добиваешься?
  
   - Доказываю тебе, как соблазнительно ты выглядишь в глазах других девушек.
  
   - Одна из пяти мной заинтересовалась. Всего лишь двадцать процентов.
  
   - Это потому что остальные пока не заметили. Хочешь, окликну их?
  
   - Не надо! - испуганно прошептал юноша и даже попытался отодвинулся, но Мариока не отпустила, еще крепче прижав его к себе.
  
   - Просто признай, что я права, - промурлыкала фута.
  
   Слава обескуражено смотрел на Вику. Та, конечно же, сразу увидела, что ее интерес замечен, однако это не только не смутило девушку, но и, казалось, еще больше завело ее. Щеки зрительницы раскраснелись, низ трусиков потемнел от влаги и судя по всему она не собиралась останавливаться до самой кульминации.
  
   "Чертова вуайеристка", - подумал молодой человек, у которого член в штанах стремительно затвердел. Причем в большей степени не от действий футки, а от реакции Вики на них.
  
   - Все-все, я признаю, - сдался он, наконец.
  
   - Что признаешь, - уточнила футанари, мурлыкающим голосом.
  
   - Ох! Что я нравлюсь девушкам, что скрипка Страдивари, что угодно признаю, остановись только, очень тебя прошу.
  
   - Как скажешь, - рассмеялась Мариока и оставила шею парня в покое.
  
   Вика моргнула, еще раз облизнула губки и прекратила себя ласкать. Пальчики ее выскользнули из трусиков и руки под столом поправили юбку, возвращая ее на место. Девушка встретилась с футой глазами и улыбнулась ей как сообщнице. Слава скосил глаза на подругу и увидел, что та тоже улыбается в ответ весьма приветливо и игриво. Все это очень походило на недвусмысленное разрешение его взять. Вика перевела взгляд на юношу и посмотрела на него столь многообещающе, что тот сразу понял: завершить начатое она намерена предоставить ему, причем сделать это возможно придется до того, как закончится праздник.
  
   - Боже! Мариока! Какого черта! - в полголоса выругался Вячеслав. - К чему было все это представление? Она же сейчас от меня не отстанет.
  
   - Она в любом случае бы от тебя не отстала, я просто усилила ее аппетит.
  
   - Но зачем?
  
   - Тебе объяснить? - улыбнулась Мариока. - Давай. Я как раз собиралась продолжить наш с тобой разговор. Помнишь, на чем мы остановились?
  
   - Ты сказала, что мне нужно найти разумный баланс между сексуальностью и целомудрием, дабы Маше и мне самому спалось спокойнее во всех смыслах.
  
   Футка рассмеялась.
  
   - Ты невероятно точно сформулировал свою задачу. И как ты думаешь ее решить?
  
   - Я пока не знаю. Надеюсь, ты подскажешь мне решение.
  
   - Подскажу, - согласилась Мариока. - Самый оптимальный для тебя способ, это найти покровительницу... ну или покровителя. Хотя вариант с мужчиной тебя вряд ли устроит.
  
   - Ты издеваешься, да? - возмутился Слава. - Конечно, не устроит.
  
   - Издеваюсь, - призналась фута со смехом. - Так как тебе Вика в данной роли?
  
   - Очень симпатичная девушка, - задумчиво признал юноша, - да и я, видимо, нравлюсь ей, но... - он слегка наморщил нос. - Она такая наглая. Чувствую, я с ней нахлебаюсь проблем. Так что я бы рассмотрел и другие варианты.
  
   - Какие?
  
   - Ну, например, у меня уже есть покровители. Лилия взялась меня защищать. Да и ты, между прочим, разве не моя девушка? И Маша тоже.
  
   - От футок Лилия тебя защитит очень хорошо. Тут ты совершено идеально подобрал себе теплое местечко. Однако ни она, ни мы с Машей от людей прикрыть тебя не сможем. Маша уже говорила тебе об этом. Это как внеуставные отношения в армии. Офицеры в них не вмешиваются. Опуститься до уровня людских разборок, значит подписаться в своей слабости, признав людей равными себе в силе. Такое действие серьезно может пошатнуть рейтинг любой из нас, понимаешь?
  
   - Да, пожалуй... А почему ты решила, что я не способен сам себя защитить? Маша обещала обучить меня тхэквондо.
  
   - Ох! Ты что не понимаешь? Тхэквондо тебе не поможет. Это другой уровень противоборства, психологический. Тебе нужно будет проявить силу характера, быть жестким и амбициозным, стремиться подавлять, подчинять, причем делать это с женщинами. Но ты не альфа, тебе не понравится такая роль. И пусть ты достаточно артистичен, чтобы альфу сыграть, тебе не принесет это удовольствие. Да и раскусят тебя, в конце концов, и переиграют. Женщины знаешь, какие интриганки? Любому парню фору дадут, а тем более новичку. Вика, например, уже тебя раскусила, так что против нее твоя артистичность не сработает. К тому же тебе нужен человек, который все тебе объяснит и поможет ассимилироваться в клане на первых порах, пока ты не почувствуешь себя уверенно в нашей среде.
  
   - Этот человек обязательно должен быть сексуальным партнером?
  
   - Поскольку станет защищать тебя от сексуальных посягательств, то да. Я знаю, что ты лицедей и манипулятор. У тебя есть в этом отношении определенные таланты. Но лучше всего тебе будет удаваться управлять людьми именно в подчиненной роли. Поверь моей интуиции.
  
   - Я бы хотел приглядеться и к другим девушкам в клане, прежде чем выбрать себе... верхнюю. - Славе пришлось сделать над собой усилие, чтобы произнести неудобное слово. - Может феечка какая-нибудь мне больше понравится?
  
   - Среди фей гораздо меньше потенциальных верхних, чем среди ведьмочек. Феи чаще предпочитают подчиняться либо строить равноправные отношения, так что активная роль их может заинтересовать лишь на короткое время. Вот для ведьмочки доминировать гораздо естественнее. Они подчиняются только тем, кто сильнее их. Над любым же слабым партнером будут стараться брать верх. Но в целом твое желание разумно. Тем более тебе весьма полезно будет не сразу сдаться Вике, даже если ты и не найдешь никого лучше нее, а она действительно очень сильная девочка.
  
   - Почему лучше сдаться не сразу?
  
   - Потому что она охотница. И чем упорнее ты будешь сопротивляться, тем в большей мере станешь питать ее интерес.
  
   - Мне недотрогу придется разыграть?
  
   - Вначале да, можешь попробовать. Хотя и вряд ли тебе удастся отбиться. И если ей придется изнасиловать тебя, то, зная твою виктимность, могу предположить, что получится настоящий фейерверк для вас обоих. Ты должен понимать главное. Охотнице необходима локальная победа, чтобы получить удовлетворение от игры. Лучше, чтобы она далась не просто, но важно, чтобы она была. Кроме того желательно оставить возможность и для продолжения противоборства. Чтобы у оппонентки твоей остался интерес снова сыграть.
  
   - Под локальной победой ты понимаешь секс?
  
   - Не обязательно. Все будет зависеть от желаний девушки. От того, какую цель она будет ставить в вашем противостоянии. Это может быть и сексуальная разрядка, полученная либо любым способом, либо конкретным, и силой взятая у тебя сперма, и многое-многое другое, что придет ей в голову. Обычно охотницы озвучивают свои желания перед тем как приступить к игре, чтобы потом, в случае победы, соперник смог осознать свое поражение.
  
   - Ох, как сложно все и проблемно. А нельзя найти себе тихую гавань, без всех этих состязаний.
  
   - Можно, конечно, - улыбнулась Мариока. - Игра в охотницу и дичь нужна лишь, чтобы привлечь к себе внимание, понравиться. А Вика как раз уже увлеклась тобой и готова согласиться стать твоей верхней уже сейчас. После этого она сама будет заботиться о том, как с тобой поиграть и тебе достаточно будет просто следовать ее фантазиям и быть интересным партнером.
  
   - Но становиться ее нижним сразу я не хочу, да и ты подтвердила, что лучше немного потянуть с этим. Мне потребуется избежать интима, чтобы сохранить свой независимый статус?
  
   - Нет. Просто секс тебя нижним не сделает. Партнер должен оказаться в подчиненном положении. У мужчин с этим проще. Они могут трахнуть тебя в рот или попу, кончить в тебя и все, в его глазах ты станешь нижним. Для верхних девушек самым традиционным вариантом подчинения партнеров является проглатывание их сквирта. То есть ей не достаточно просто с тобой переспать, ты должен ублажить ее орально, стоя перед ней на коленках, и когда она кончит тебе в рот, проглотить всю ее жидкость. Если ты умудришься полностью или хотя бы частично выплюнуть женский эякулят, девушка не сможет считать, что добилась своего.
  
   - Выходит насильственно сделать меня нижним Вика не сможет?
  
   - На самом деле все гораздо сложнее, чем ты думаешь. Зачастую пока ты сам нижним себя не признаешь, ты им не станешь. И вообще если уж заводить речь о партнерстве, оно формируется по обоюдному согласию. Верхняя точно так же может отказаться тебя принять, сколько бы ты ее ни ублажал и ни выпил ее жидкости.
  
   - То есть мне вообще нечего опасаться?
  
   - Ну, как сказать. Верхняя может считать тебя своим нижним и в одностороннем порядке, пользуя, когда ей хочется. Партнерских отношений у вас не будет, но от этого проиграешь только ты. И единственным способом защититься от нее будет найти другую верхнюю, более сильную, чем та, что тебя подчинила. Понимаешь теперь, зачем тебе эта протекция?
  
   - Блин, вот как... А Вика сильная?
  
   - Ну да, достаточно сильная, чтобы защитить тебя и от других женщин, и от мужчин.
  
   - Ты серьезно? Она и с мужчинами справится? - оживился Слава. - Как?
  
   Мариока рассмеялась.
  
   - Ишь, как глазки твои засверкали. Уже готов отдаться ей?
  
   - Нет-нет, мне просто любопытно, как такая хрупкая на вид девушка может справиться с сильным мужиком?
  
   - Внешняя хрупкость порой обманчива. В отличие от нас с Настей Вика занимается единоборствами с шести лет. Имеет черный пояс и девятый дан, прекрасно знает акупунктуру и владеет приемами усыпляющего касания. Но кроме всего этого у нее есть интересный туз в рукаве, от которого ни у одного мужчины нет защиты. Так что став ее нижним ты можешь полностью исключить для себя опасность гомосексуальных связей.
  
   - Здорово! - обрадовался Слава. - А что это за туз?
  
   - Если сам не догадался еще, то не скажу. Просто будь понесговорчивее сегодня, и она его применит. Я так разожгла ее аппетит, что брать тебя измором и хитростью у нее терпения не хватит.
  
   - Ладно, попробую. Но чем больше я узнаю о Вике, тем меньше мне хочется ей сопротивляться.
  
   - Так это замечательно, - подмигнула Мариока. - Что тебе еще рассказать, чтобы повысить интерес к этой девушке?
  
   - Можешь рассказать, кто она такая? Кем приходится Насте? Ведь не зря именно она с Сашей была приглашена на этот праздник. И кстати, почему нет других членов клана, кроме этой парочки и нас с тобой?
  
   - В клане день рождения планируется отпраздновать отдельно. Там и родители Насти будут присутствовать и другие члены. А этот сабантуй рассчитан на круг непосредственного общения и близких друзей.
  
   - Значит Вика - Настина подруга?
  
   - Больше чем подруга. Она ее сестра по отцу.
  
   - Ого, а Саша?
  
   - Он - брат.
  
   - Тоже по отцу?
  
   - Ну, естественно, он же не футанари.
  
   - Ясно. А Вика с Александром, значит, родные брат и сестра?
  
   - Нет, у них тоже разные матери.
  
   - Выходит, что у Настиной мамы две жены?
  
   - Ага, причем второй является Вика.
  
   - Вика?! - поразился Вячеслав. - Как?
  
   - После наступления возраста согласия любой член клана должен получить привязку. И Клариса, Настина мама, взяла под опеку всех детей своего мужа. С Викой получился довольно формальный брак, так что если найдется футка, которая ее примет, Клариса ее отпустит. Вот в Саше она души не чает, у нее слабость к молоденьким мальчикам. Она уже с четырнадцати лет вокруг пацана круги нарезала. И если бы не усилия Валерии, родной мамы Вики. Сашка был бы привязан на пару лет раньше.
  
   - Ни фига се! - поразился Вячеслав. - А как получилось, что у Насти человеческие брат и сестра? Футки разрешают своим подопечным заводить детей с людьми?
  
   - Обычно нет. Но правилами это не запрещается. Просто мало кому хочется брать других подопечных в нагрузку. Так что человеческие дети рождаются в клане крайне редко. Гораздо чаще приходят к нам со своими родителями. Валерия стала женой Кларисы уже после того, как забеременела Викой. Да и Марат, общий отец успел зачать сына до того, как его привязали.
  
   - А где мать Саши? Почему ее не приняли в клан?
  
   - Просто не стали искать. Настина мама не питает особой тяги к женщинам. Как Валерия ее охмурила, я понятия не имею. Сейчас это единственная дама, по которой Клариса сходит с ума. Она не только любит ее, но еще очень ценит невероятный интеллект и проницательность своей жены, которая является одной из самых высокорейтинговых женщин в клане, возможно даже теневым лидером людей.
  
   - А как же тогда Александр попал в клан без матери? Он с отцом что ли жил?
  
   - Валерия нашла мальчика в детском доме и усыновила, когда тому было пять лет. Я не знаю всех подробностей. Возможно Марат сбежал от ответственности, узнав о том, что девушка, с которой он переспал, забеременела, а мама Саши испугалась перспективы растить ребенка одной и отдала его на попечение государству. Мне известно лишь, что Валерия приложила немало усилий, чтобы мальчика отыскать, ну а Клариса с энтузиазмом приняла его в семью с прицелом на будущее замужество.
  
   - Вот как? И на какой возраст распространяются ее аппетиты?
  
   - Клариса гурманка, а не педофилка. Ей нравится вкус юношеского семени. С четырнадцати лет сперма у мужчин обретает класс "С". Вот с этого возраста обычно футки и испытывают интерес к вашему брату. Раньше - нет.
  
   - Выходит, когда Александр повзрослеет, Клариса уже меньше будет его любить?
  
   - Вообще-то, он взрослый уже, - улыбнулась Мариока. - Ты бы сколько ему дал?
  
   - Он похож на моего ровесника. Ну, может быть постарше чуть-чуть, лет семнадцать ему... восемнадцать максимум.
  
   - Ему двадцать три, - сказала собеседница и хихикнула, глядя, как вытягивается от удивления Славкино лицо.
  
   - Как так?!
  
   - Это Валерия постаралась. Она та самая ученая, про которую тебе мама моя говорила. Понимаешь теперь, почему Клариса ее ценит?
  
   - И как долго это будет продолжаться? - спросил Слава не в силах поверить услышанному? Он теперь всегда будет оставаться столь юным?
  
   - Не знаю, - пожала Мариока плечами. - Это у Валерии надо спросить. Вот уже четыре года как Саша не взрослеет.
  
   - И его это не беспокоит?
  
   - А вот это спроси у него. Откуда ж мне знать?
  
   - Настин отец тоже выглядит юным?
  
   - Нет. Так же, примерно, как и мой папа. Взросление, видимо, можно только остановить, но не обратить в спять. Однако я сомневаюсь, что Марат чувствует себя обделенным любовью. Он ведь"А"-шка, да и чертик в придачу. Его тип характера очень нравится Кларисе. Она обожает грубый секс. Так что первый муж для нее ценен по своему. И сперма его из-за высокого своего качества тоже идет на ура.
  
   В этот момент в зал с улицы вернулись Настя и Коля. Именинница нашла глазами уединившихся Славу с Мариокой и махнула им рукой, чтобы шли к столу.
  
   Юноша поднялся с дивана, но футка придержала его за руку:
  
   - Еще один секрет, который я не успела тебе сказать. Вика такая же подруга детства Маши, как и Настя. Эти девушки дружили с самых ранних лет. Поэтому, если искать в клане женщин, к которым Маша будет ревновать меньше всего, то это именно она.
  
   - Ты сказала дружили? Значит не дружат больше?
  
   - Да. Полгода назад, когда в моей сестренке футка проснулась, между ними возникла размолвка. С тех пор Вика избегает общаться с ней и Маше ее не хватает.
  
   - Но я не заметил ничего такого. Вы такими приветливыми улыбками обменялись недавно. Вика ведь не знала, что ты Мариока и ее улыбка наверняка предназначалась Маше.
  
   - Именно так, - улыбнулась собеседница. - И это впервые за шесть месяцев, когда она взглянула на меня как в прежние времена. Знал бы ты, как Машу это обрадовало. Ты можешь стать человеком, который нас вновь сведет. Думаю, что сестренка даже хотела бы, пристроить тебя под Вику, чтобы ее приманить. Но сама никогда не сознается в этом, поэтому я и открываю тебе сей секрет. А теперь пошли, нас ждут.
  
   - Почему самое интересное ты рассказываешь в конце? Я теперь от любопытства помру, - пожаловался Вячеслав.
  
   - Наберись терпения, - улыбнулась Мариока, поднимаясь с дивана. - Любопытство можно и позже удовлетворить.
  
   - Ага, как же! Ты сейчас смоешься, а Маша мне ничего не скажет.
  
   - Не скажет, - подтвердила футанари Славкины опасения.
  
   - Из-за чего хоть они поссорились?
  
   - Вика призналась моей сестренке, что хочет стать ее женой, а Маша ей отказала в довольно категоричной форме.
  
   Слава остановился так резко, что футка, следуя сзади, едва его не толкнула.
  
   - Все-все, - сказала она. - Беседа закончена. Не хорошо заставлять именинницу нас ждать.
  
   И взяв парня за руку, Мариока потянула его за собой. Начиналась торжественная часть праздника.
  

Глава 21. День рождения

К содержанию

   Когда молодые люди подошли к праздничному столу, Настя и Коля уже заняли места в центральной его секции. Причем друга своего именинница усадила справа от себя, рядом с одноклассниками, и сама, естественно, села по левую его руку. Так что Вячеславу не удалось устроиться рядом с приятелем и расспросить того, о чем он разговаривал с Настей. Тем не менее, по безмятежному и приподнятому настроению Николая юноша понял, что страхи его были окончательно развеяны. Может футанари подтвердила Славкины слова, может сказала свое что-то.
  
   Думая, что Мариоке приятнее будет сидеть рядом с Настей, юноша нацелился было приземлиться с левого края стола, но девушка его опередила, и Славе досталось место между подругами. Более того Вика оказалась как раз напротив него в самой непосредственной близости и многозначительные взгляды, которые блондинка на парня бросала свидетельствовали, что ей нравится данная диспозиция и у нее имеются определенные планы на сей счет.
  
   0x01 graphic
  
   - А ты везунчик, - промурлыкала она, хищно улыбаясь. - Теплое место пригрел в окружении трех красавиц.
  
   Слава смущенно улыбнулся в ответ, не зная, что сказать. Их ведь даже не представили пока друг другу. Может познакомиться?
  
   - Минутку внимания, - сказала Настя, обращая на себя взгляды гостей. - Почти все мы уже друг друга знаем, но сегодня в нашей компании появились новенькие, и я бы хотела вас с ними познакомить. Это Коля, - Николай поднялся из-за стола и кивнул гостям, обозначая себя, - и Слава. - Подобное же действие пришлось совершить и Вячеславу. - Прошу их любить и жаловать. Всех остальных я тоже прошу представиться, чтобы мальчики вас узнали и запомнили.
  
   Далее со своих мест стали по очереди приподниматься и называть себя другие гости, так что Вячеслав узнал, что парней звали Сергей и Михаил, а девушек: Лена, Света, Ирина и Аля. Александр, назвав себя, протянул Славе руку для рукопожатия. Благо тот сидел совсем не далеко. Вика назвалась последней. При этом она коротко посмотрела на Николая, подарив тому улыбку вежливости, и сосредоточила взгляд своих хитрых серых глаз на сидящем напротив нее юноше.
  
   - Очень приятно было познакомиться, - добавила Вика, протягивая ему руку, но сделала это тыльной стороной ладони вверх, словно не для рукопожатия, а для поцелуя.
  
   Пальчики ее поблескивали чуть более ярко, словно были слегка влажные, но Слава не обратил на это внимание. Решив не ударить лицом в грязь, он поднялся из-за стола и склонился к руке девушки в галантном поцелуе. Первое что он почувствовал, касаясь губами запястья, это отчетливый запах женского возбуждения, а затем и пальцы его, придерживающие женскую ладонь, ощутили, что им становится мокро. Глаза Вики радостно сверкнули и, отнимая руку, она словно специально обтерла ее о пальцы юноши, оставляя на них слой густой скользкой жидкости.
  
   Слава растерянно уставился на соседку напротив, не догадавшись сразу, что произошло. Но по мере того как понимание приходило к нему, глаза девушки наполнялись торжествующим весельем. Щеки юноши стали горячими. Он испытал острое смущение и, по-видимому, заметно покраснел. Но вместе с тем, от понимания, что на пальцах его осталась приличная порция женской смазки, он стал возбуждаться. То, что дальше произошло, и для самого парня оказалось неожиданностью. Совершенно рефлекторно он слизал жидкость с пальцев, как делал это с соком своей подруги и уже потом обескуражено замер, осознав, что сделал только что.
  
   Глаза Вики заворожено расширились, а руки моментально спрятались под стол, и это было очень подозрительно с учетом полученных ранее знаний, чем они там могут заниматься. Слава медленно сел на стул, осознавая чуть кисловатый и терпкий вкус девушки, растекающийся по языку, а Вика жадно смотрела на молодого человека, впитывая каждую черточку его мимики, и на лицее ее светилась довольная улыбка.
  
   - Понравилось? - спросила она, беззвучно двигая губами. - У меня еще есть.
  
   Парень не нашелся, что ответить. Просто сделал вид, что не умеет читать по губам, взял салфетку со стола и тщательно вытер руки, хотя в душе его одолевало навязчивое желание слизать с пальцев смазку до конца.
  
   "Наглая извращенка! - подумал Слава. - Боже! Какая она наглая!" - удивился он. И именно этот эпитет слегка шокировал парня. То, что девушка "извращенка" казалось почему-то не таким уж и страшным.
  
   - Ну что ж ты так засмущала моего мальчика, - промурлыкала Мариока, в тоне которой совсем не слышалось осуждения.
  
   Вика дерзко посмотрела на нее, собираясь ответить что-нибудь колкое, но неожиданно осеклась и словно язык проглотила. Взгляд ее больших серых глаз постепенно размылся и поплыл. Слава скосил глаза на свою подругу, подозревая, что та воспользовалась ментальной магией, однако ничего подобного и в помине не произошло. Футка просто смотрела на девушку в своей плотоядно-хищной манере и это, видать, так зацепило Вику, что она буквально таяла от удовольствия и глаза ее наполнялись шальным счастьем.
  
   - Вика, Викуся, - сказала футанари тепло и почти жалобно. - Как же я соскучилась по тебе, солнышко мое ясное.
  
   Забыв про тактичность, Слава уже прямо посмотрел на подругу, увидел ее лучащиеся зеленым теплом глаза и недоверчиво заморгал. Дело в том, что он "слышал" эмоции Мариоки и в них даже на миллиграмм не было душевности и сентиментальности, только четкий расчет и какая-то купеческая жадность. Нет, равнодушной футка совсем не оставалась. Она очень позитивно воспринимала сидящую напротив девушку, подсчитывая все ее достоинства и плюсы, словно кассовый аппарат щелчками отбывая их и подводя итоговый баланс.
  
   Подруга детства сестренки, Маша будет счастлива - плюс триста баллов. Сильный представитель людей в клане, влиятельное лицо с высоким рейтингом, присмотрит за Славкой, позаботится о нем - еще баллов триста. От меня без ума, значит, не сбежит, надежная, хлопот с ней не будет - плюс сто. Славка ей понравился, будет с кем проиграться, еще один удерживающий довод и сотня баллов в плюс. Красивая, энергичная ведьмочка, соблазнительная, трахать ее будет очень здорово - плюс двести баллов. И того тысяча - очень хорошо!
  
   Юноша не слышал мыслей и слов, только эмоции, но те были такими четкими и определенными, что интерпретировались однозначно. Подловив идеальный с психологической точки зрения момент, футанари протянула девушке руки, и Вика жадно вцепилась в них словно рыбка, схватившая приманку. И в этот момент Слава почувствовал хлынувшие потоки искренней радости и восторга, захлестнувшие его с головой. Мариока выпустила, наконец, Машу и с хитрым видом довольной собой интриганки спряталась у той за спиной. Девушки сидели напротив друг друга, жадно сцепившись руками, и блаженствовали, переживая радость восстановившейся дружбы.
  
   Вика посмотрела на Вячеслава шальными счастливыми глазами, и тот невольно улыбнулся ей в ответ, ощущая приятное тепло сопереживания.
  
   "Ой! Как классно! - подумал он. - Какая она хорошая! Пусть становится моей верхней, если хочет, я совсем не против! За один этот взгляд, за те чувства, которые испытывает к ней Маша, можно простить все издержки стервозного характера. В конце концов, с ней не соскучишься, и это тоже хорошо".
  
   - Ты как? - спросили девушки друг друга одновременно. - Прости, - снова синхронно сказали они и рассмеялись.
  
   - Потом поговорим, ладно? - предложила Маша, глядя на подругу с любовью, и та радостно кивнула ей в ответ.
  
   - Ну, вот, устроили здесь телячьи нежности, - слегка ревниво пробормотал Вячеслав и удостоился снисходительного взгляда Вики.
  
   "Знай свое место, малявка, - словно говорили ее серые глаза. - Теперь я здесь главная, понял? Станешь слушаться меня, и проблем у тебя не будет".
  
   "Ну, вот еще! - взглядом ответил ей Вячеслав, смотря на девушку с вызовом. - Тоже мне нашлась тут командир полка - нос до потолка! Сперва сделай меня нижним, а потом командуй, генералиссимус недоделанный".
  
   Губы девушки расплылись в хищной улыбке.
  
   "Кто-то сегодня огребет, - многозначительно заявляли ее глаза. - Можешь заранее вызывать скорую, а лучше сразу катафалк. Плохих мальчиков нужно наказывать, чтобы знали свое место. Бееедненький, мне тебя уже жалко. Ладно на первый раз и скорой помощью обойдемся!"
  
   "Себе скорую вызывай, выскочка!"
  
   "Ну-ну, зайчик, тявкай сколько хочешь, пока я тебя не слопала. Только аппетит мой волчий разжигаешь! Вкуснее будет тобой перекусить!"
  
   Так обменявшись короткими пристрелочными очередями из своих окопов, противоборствующие стороны решили сделать перерыв в боевых действиях и переключились на праздник. А тот, тем временем, уже набирал обороты по традиционному сценарию. Началась поздравительная часть. Гости вставали со своих мест, расхваливали именинницу, желали ей всяческих благ и преподносили подарки. Кто-то дарил просто так, кто-то дополнительно пиарил свое подношение, описывая его ценные свойства и обещая Насте огромную пользу от его применения.
  
   Подарки оказались самыми разнообразными, но не особенно дорогими, от косметических подарочных наборов и разного рода парфюмерной продукции, до изделий электронной техники, вроде флэшек и наушников. Одна из девушек, которую звали Лена вручила имениннице красивое комнатное растение в горшке, с распустившимися цветами, Вика подарила какую-то книгу и, судя по радостно разгоревшимся Настиным глазам, в ней содержалось что-то очень для девушки ценное.
  
   Но ярче всех, пожалуй, отличился Александр, преподнесший имениннице ее портрет собственной работы. Рисунок был сделан карандашом в черно-белом формате, но в нем сразу угадывалась рука умелого художника. Парень сообщил сестре, что это пока только эскиз и пообещал наполнить его красками, если она позволит. Настя была в восторге и обняла молодого человека очень тепло.
  
   Коля смотрел на портрет со смешенными чувствами: и с завистью, и с огорчением одновременно. Во-первых, он и сам не отказался бы от этого подарка. Заполучить портрет возлюбленной, судя по всему, стало его мечтой. А во-вторых, свой собственный подарок после этого показался ему недостаточно хорошим. И, тем не менее, когда подошла его очередь поздравлять, он вполне уверенно поднялся с места и, сказав имениннице напутствующие слова, преподнес ей в подарок красивую кружку из толстого упрочненного стекла, своеобразный вариант неразбивашки. Впрочем, презент сей оказался не таким уж и простым. На кружке было нанесено очень занимательное изображение, выполненное в эзотерическом стиле: огромные и красивые женские глаза над водной гладью и отражение глаз в воде, подсвеченной красным заревом закатного солнца. На заднем плане виднелись силуэты то ли гор, то ли облаков, контурами обозначавшие нос девушки. Небо над водой воспринималось как лоб, а закатное зарево окрашивало часть пейзажа в цвет человеческой кожи.
  
   0x01 graphic
  
   В общем, картина была очень зрелищной, буквально притягивала взгляд и очаровывала. На оборотной стороне кружки была выгравирована золотом надпись "Настя", намекающая на адресность изображения.
  
   Именинница приняла этот подарок с явным восхищением и, притянув молодого человека к себе, коротко поцеловала его в губы. Вот только сам парень после такого вознаграждения похоже оказался в нокдауне и медленно опустился на свой стул в полуобморочном состоянии.
  
   Когда подошла очередь Славы дарить свой презент, он скромно поднялся со своего места и передал Насте подарочный пакетик с "туалетной водой". Словами было сказано, что тот волшебный запах, который хранит в себе флакон, вдохновит девушку на самые приятные в ее жизни свершения, принесет ей радость и удовлетворение.
  
   Достав из пакетика бутылочку, Настя понюхала пробку, и глаза ее слегка расширились, свидетельствуя о понимании сути подарка. Губы именинницы сложились в милую улыбку, наполненную теплом признательности, однако взгляд, обращенный на молодого человека, отражал несколько иные и весьма далекие от целомудрия чувства. Девушка склонилась к Славе и поцеловала его в щечку в районе правого уха.
  
   - Вкусняшка дарит приправу к себе. Как это мило, - едва слышно шепнула девушка, настолько тихо, что парень засомневался, не померещилось ли ему.
  
   Быстрый взгляд на нее ничего не прояснил. Только радушие и доброжелательность угадывались в глазах футанари, никакого намека на распутство. И, тем не менее, едва Слава сел, сразу почувствовал ладонь на своей пятой точке и довольно ощутимое сжатие ягодицы. Чуть не подпрыгнув от неожиданности, молодой человек снова посмотрел на соседку и опять встретил лишь ангельское выражение на лице и милую улыбку. Невинность образа была столь правдоподобной, что тактильные впечатления теряли половину своей достоверности, несмотря на то даже, что они продолжались в тот самый момент.
  
   "Вот артистка! - восхитился молодой человек. - И ведь, небось, специально все это разыгрывает, чтобы меня смутить, да так чтобы никто ни о чем не догадался!"
  
   Тем не менее, случайно брошенный на Вику взгляд, принес понимание, что отнюдь не все гости остались в неведении относительно развратных намерений именинницы. Девушка смотрела на Славу весело и ехидно. Большой и указательный пальцы левой руки она сложила в колечко, и, многозначительно улыбаясь, просунула в него средний и указательный пальцы правой. А потом еще сделала несколько поступательных движений, дабы у сидящего напротив гостя не возникло вопросов относительно смысла этого жеста.
  
   Юноша в ответ показал язык хулиганке и отвернулся. Он задумался над вопросом как поступить. Именинница не только не прекращала его гладить и пощипывать, но, похоже, входила во вкус. В обычной ситуации Слава давно бы уже вежливо пресек ее действия, но он вроде подарком для футки был на этом празднике и потому не знал, как реагировать.
  
   Молодой человек в очередной раз взглянул на соседку справа, и опять не заметил ни каких признаков разврата на ее лице. Она задумчиво улыбалась словно каким-то приятным своим мыслям и сидела, погрузившись в себя. Это состояние девушки показалось молодому человеку очень милым, и он решил ей не мешать. Ну, подумаешь, полапает его немного за попу. Ничего страшного в этом нет и, наоборот, даже пикантно. А если расслабиться, можно и удовольствие получить. Разрулив данную дилемму, юноша собрался уж было положить себе какой-нибудь салат, но вместо этого замер, широко распахнув глаза. Он ощутил вторую руку на своей попе, протянувшуюся к нему с другой стороны.
  
   Бросив взгляд на Машу, молодой человек обнаружил, что она увлеченно поглощает салат. Девушка с таким удовольствием предавалась этому занятию, что невозможно было догадаться, будто в этот момент ее еще что-то занимает кроме еды. Орудовала она правда левой рукой, но делала это так ловко, словно такой способ был для нее привычным. Можно было подумать даже, что она левша. Вот только Слава знал, что это не так, а еще имел непосредственное представление о том, что делает правая рука соседки.
  
   "Блин! Так вот почему они меня между собой посадили! - догадался молодой человек. - И как мне, прикажете, в такой ситуации есть?"
  
   Заметив взгляд юноши, Маша повернулась к нему:
  
   - А ты почему ничего не кушаешь? - заботливо спросила она. - Не стесняйся, тут много вкусного. Тебе положить что-нибудь?
  
   - Ты еще спра?!.. - начал свою возмущенную тираду Слава и осекся от двух одновременных и болезненных щипков в попу с двух сторон. - Да просто много факторов отвлекающих, знаешь ли, - продолжил он медово-елейным голосом. - Вот и отвлекся ненадолго. Не беспокойся, я сейчас себе положу.
  
   Молодой человек нацелился было привстать со стула, чтобы дотянуться до "мимозы", но две хулиганивших руки вцепились в его штаны и не пустили.
  
   - Я тебе подам, - улыбнулась Маша. - Ты "мемозу" хотел?
  
   И она, потянувшись левой рукой, взяла общую салатную лопатку и, ловко отделив треугольный сектор в тарелке на подобии кусочка торта, переправила его в тарелку Вячеслава.
  
   - Что-нибудь еще? "Сельдь под шубой" хочешь?
  
   - Мне как-то неудобно тебя отвлекать, - вежливо ответил парень. - Я и сам могу положить себе, если позволишь.
  
   Последние два слова были сказаны не просто как вежливый оборот речи, но и с намеком на то, что его продолжали придерживать.
  
   - Нет-нет, мне гораздо приятнее о тебе позаботиться, - промурлыкала девушка и сжала его попу чуть сильнее, в свою очередь намекая какие бонусы этой заботы повышают степень ее удовольствия.
  
   Чувствуя, что без решительных действий не обойтись, Слава вздохнул и, коротко взглянув на каждую из соседок, поймал их руки на своей пятой точке и демонстративно переместил под столом на колени каждой хозяйке. Соответственно Машина рука легла на колено Маши, а Настина досталась Насте. Погладив депортированных резидентов в качестве утешения, он отпустил их и снова собрался подняться со стула, но не сумел. За брюки его опять крепко держали.
  
   Короткий всхлип Вики привлек к себе внимание молодого человека. Девушка сидела, слегка опустив голову и прикрыв рот ладонью. Глаза ее были скрыты локонами волос, как и верхняя часть лица, но подозрительно вздрагивающие плечи заставляли думать, что она смеется.
  
   "Вот наглые! - рассерженно подумал Вячеслав. - Все три подруги очень наглые! Одна другой стоит. Хотите смутить меня? Не получится. А я вот не буду реагировать и все. Самим, в конце концов, надоест есть одной конечностью. У меня-то обе руки свободны вот я ими и воспользуюсь".
  
   Молодой человек прихватил бутерброд с ветчиной из общей тарелки и демонстративно откусил кусочек. А потом, взяв в руки вилку, как ни в чем небывало принялся есть мимозу, которую Маша ему положила. При этом Слава прислушивался к тому, что происходит за его спиной, отслеживая поглаживающие и пощипывающие перемещения. Девушки безусловно знали о присутствии друг друга на филейной части мужского тела. Руки их периодически сталкивались, но не конфликтовали. Вначале каждая осваивала свою территорию, а потом они пересеклись и сходили друг к другу в гости. Воздействие становилось все более и более слаженными. Юноша постепенно увлекся ощущениями, проникся их пикантностью и стал получать удовольствие. Через некоторое время его собственные движения замедлились, губы сложились в улыбку, а потом он и вовсе завис с вилкой в руках.
  
   Из трансового состояния парня вывело и заставило даже слегка вздрогнуть мягкое прикосновение к голени. Быстрый взгляд под стол обнаружил девичью лодыжку в тонких малиновых чулочках, она плавно скользила вверх по внутренней стороне его ноги, и умудрялась даже слегка пощипывать ее, гибко шевеля пальчиками. Слава посмотрел на Вику. Безусловно, это было ее рук, а точнее ног дело, одну из которых она вынула из туфельки и протянула под столом к соседу напротив. В отличие от подруг, девушка не таилась и совершенно открыто смотрела на объект своего внимания, игриво ему улыбаясь.
  
   Молодой человек отодвинул ноги, пряча их под стул, но соседку возникшие трудности не смутили. Подняв стопу повыше, она просто переключилась на его коленки с явным прицелом забраться между ними. Слава догадывался, что от этой ведьмочки отделаться будет столь же не просто, как и от футок. Вряд ли она уступала своим подружкам в настырности, а потому решил устроить засаду. Он расслабил и развел ноги пошире, позволяя третьей лазутчице в волю развернуться, и продолжил доедать салат, делая вид, что смирился с посягательствами на свое тело.
  
   А Вика тем временем уже гладила его по внутренней стороне бедра. Пальцы на ее ноге оказались такими подвижными, что она умудрялась делать ими приятный массаж, разводя их веером, сжимая и изощренно перебирая волной. И ощущения эти начинали все более и более нравиться молодому человеку, а в совокупности с массажем сзади стали возбуждать. Он снова перестал есть и даже забыл на какое-то время о своих коварных планах. Лишь прикосновение к его напряженному члену и смущение, которое он от этого испытал, заставили сработать приготовленную ловушку.
  
   Слава сжал ногами забравшегося на его территорию шпиона и стал изощренно его щекотать. Девушка громко взвизгнула и резким движением выдернула свою ногу из захвата, при этом она стукнула коленкой об стол снизу, заставив его слегка подпрыгнуть и качнуть жидкость в бокалах, едва не опрокидывая некоторые из них. Лица всех гостей синхронно повернулись к ней, дабы выяснить что случилось. И одновременно с этим с попы Вячеслава к его радости сбежали два других лазутчика. Успешно выполнив локальную операцию, он мог праздновать победу на всех фронтах.
  
   Оставалось только насладиться плодами своих действий и посмотреть, как выкрутится из неудобной ситуации девушка. Но та и не думала пасовать. Как ни в чем не бывало, она взяла салфетку со стола и стала сосредоточенно стирать мнимую капельку с подола платья.
  
   - Капец, салатом испачкалась, - объяснила девушка свой возглас окружающим и все, удовлетворившись этим объяснением, продолжили есть дальше.
  
   Глядя на Вику, Слава предположил, что сейчас его обстреляют гневным испепеляющим взглядом. Но вместо этого блондинка посмотрела на него довольными и даже немного маслеными глазами. Щеки ее малость порозовели, язычок чувственно скользнул по губам. Молодой человек вначале не понял, чем вызвана эта томность, но вспомнив, что девушка спалила его эрекцию, густо покраснел.
  
   "Вот тебе и победа, - подумал он, - которая на поверку обернулась поражением. Сбежавший лазутчик унес ценные сведения о стратегическом состоянии страны и боевой готовности ее вооружения".
  
   Славу рассмешила эта пришедшая на ум аллегория, так что он слегка прыснул, сдерживая смех. Вика стрельнула в его сторону глазами и весело улыбнулась в ответ. Она вряд ли поняла чем вызвано веселье молодого человека, но совсем не чувствовала себя проигравшей в последнем поединке. И, тем не менее, юношу, наконец, оставили в покое, так что он мог нормально поесть.
  
   Праздник же следовал своим чередом. На короткое время гости стихийно разбились на локальные группы, внутри которых велась неспешная беседа. Потом именинница встала со своего места и предложила сыграть в фанты. Она раздала присутствующим карточки с напечатанными на них словами, которые требовалось изобразить беззвучной пантомимой, а остальным, соответственно, догадаться, что артист показывает.
  
   За столом началось всеобщее оживление и веселье. Кому-то задача удавалась сразу, кто-то совершал многочисленные попытки, оставаясь непонятым. Славе следовало изобразить кота, причем мяукать или шипеть было запрещено. Однако образ этот был не самым сложным для имитации. Юноша просто показал движениями, как кошка умывается и все тут же догадались, кого он имеет в виду. Вот у Маши задача оказалась чуть посложнее. Ей требовалось изобразить змею и многие на ее месте воспользовались бы рукой, показывая кистью голову, а остальной частью змеиное тело. Но девушка поступила иначе, сыграв змею всеми своими движениями. Гибко поднявшись со стула, она просто прошлась вокруг стола, причем сделала это с такой змеиной пластикой, что у Славы появилось навязчивое ощущение, что это реально ползет змея, приподнявшая голову и часть туловища над полом, и заключает всех присутствующих в кольцо своего тела.
  
   - Змея! - хором сказала четверка девушек, и все гости зааплодировали футке.
  
   "Ламия", - мысленно поправил их Вячеслав, с восхищением глядя на свою подругу.
  
   Когда выступили все гости и игра в фанты закончилась, зазвучала медленная мелодия и Настя предложила друзьям новое развлечение.
  
   - Скоро горячее начнут разносить, - сказала она. - Давайте потанцуем, пока желудки не набиты.
  
   Маша тут же сцапала Славу за руку и потянула его в просторную часть зала между столом и диванчиком, на котором они раньше сидели. Настя с Николаем последовали за ними. Пара молодых людей тоже встала со своих мест, и они подошли к четверке девушек из своего класса. Лена благосклонно приняла приглашение Сергея, а вот Аля, вежливо улыбаясь, покачала головой.
  
   - Я не танцую, - сказала она, и тогда Света взяла растерявшегося парня за руку.
  
   - Я танцую, - подмигнула она ему. - Не против?
  
   - Нет, - ответил ей молодой человек с явным облегчением, что не оказался отвергнутым.
  
   Вика и Саша остались сидеть за столом. Они смотрели, как движутся в танце четыре стихийно образовавшиеся парочки, но присоединяться почему-то не спешили. И тогда Ирина, посматривавшая на молодого человека, подошла к ним и пригласила Александра потанцевать.
  
   "А у Насти решительные подруги", - с интересом глядя на девушку, подумал Вячеслав. Ему любопытно стало, как отреагирует на приглашение брат именинницы. Но тот без малейших колебаний поднялся со своего места и галантно поклонился Ирине.
  
   - С удовольствием, - ответил он, и пятая парочка присоединилась к танцующим.
  
   Слава проводил их глазами и вернулся взглядом к своей девушке.
  
   - Тебя что-то удивило? - поинтересовалась та.
  
   - Нет, ничего, - сказал юноша, но потом все же поправился: - Хотя, да, - и добавил в полголоса, так что только Маша могла его услышать: - Я думал, что Саша откажется от предложения?
  
   - Почему? - столь же тихо спросила подруга.
  
   - Ну как же. Ведь Ирина не является членом клана.
  
   - И что?
  
   - А разве можно заводить романтические отношения с людьми, не входящими в клан?
  
   - Не желательно, - подтвердила Маша. - Но танцевать-то можно, да и просто дружить. Категорически запрещается только сексом на стороне заниматься.
  
   - Но танец ведь располагает к романтике.
  
   - К романтике многое что располагает, так что же теперь все запрещать?
  
   - Ясно. Значит, мне можно танцевать с другими девушками?
  
   - Можно, - с небольшой заминкой ответила Маша.
  
   - И ты не будешь ревновать?
  
   - Буду, - со вздохом призналась она и мило улыбнулась Вячеславу.
  
   - Тогда я не стану, - решил тот.
  
   - Нет-нет, - возразила девушка. - Тебе лучше оставаться ангелом даже за пределами клана. Это пойдет на пользу твоему имиджу.
  
   - В каком смысле оставаться ангелом?
  
   - Ангелы стараются никогда никого не расстраивать. В этом смысле Саша поступил по-ангельски.
  
   - А если девушка предложит мне заняться с ней сексом, я тоже не должен ее расстраивать?
  
   - Если получится отказать ей так, чтобы она не расстроилась, то выйдет самый правильный вариант.
  
   - А если не получится?
  
   - То ничего не поделаешь, пусть расстраивается.
  
   Слава хохотнул.
  
   - Понятно, - сказал он. - А как с тобой тогда быть? Допустим, я принимаю приглашение на танец, чтобы девушку не расстроить, но расстраиваю этим тебя. Тоже не по-ангельски получается.
  
   - Нет, я не расстроюсь. Ревность в умеренных количествах - это не такое уж и неприятное чувство, даже наоборот. Оно как возбуждение, если давать ему выход, то результат получается со знаком плюс. Усиливается острота положительных эмоций.
  
   - В каком смысле давать выход?
  
   - У меня возникнет потребность реализовать свои собственнические чувства.
  
   - Так-так. И что же меня ожидает?
  
   - Например, танец со мной, но не простой, а более тесный, - с улыбкой пояснила Маша и покрепче прижала парня к себе. - А еще я могу поцеловать тебя при всех, обозначая тем самым, что ты мой. Ну и в самом крайнем случае утащить тебя куда-нибудь в укромное местечко сам знаешь для чего.
  
   - Оу! - широко улыбнулся Слава. - Выходит, вызывать ревность не так уж и плохо.
  
   - Тут главное не перестараться, - хищно сверкнула глазами девушка. - Если не хочешь потом пострадать.
  
   - Ладно. А есть среди гостей такие, танец с которыми у тебя совсем ревности не вызовет.
  
   - Все присутствующие мужчины, - хихикнула девушка. - Я знаю о твоей гомофобности, поэтому ничего у меня не екнет внутри.
  
   - Нет уж, извини, но с мужчинами я танцевать не буду.
  
   - Извиняю, - весело глядя на парня, сказала Маша.
  
   - Ну а к девушкам, значит, ревновать будешь?
  
   - Ага, ко всем.
  
   Слава удивленно посмотрел на подругу и, снова понизив голос, тихо спросил:
  
   - Зачем же ты тогда предложила мне сыграть роль подарка для Насти?
  
   - Потому что мне приятно похвастаться перед ней, - шепнула в ответ девушка, - и хочется доставить ей радость с твоей помощью. Так что положительные эмоции в этом случае получатся гораздо сильнее, чем маленькая ревность. Но она все равно останется. Совсем не ревновать я тебя не могу. И не смогу, наверное, никогда.
  
   - А как насчет Вики? - уточнил Вячеслав. - Что-то я опасаюсь, что эта леди строит относительно меня чересчур решительные планы, и одними танцами тут дело не обойдется.
  
   Маша как-то странно посмотрела на парня и, слегка запинаясь, смущенно сказала:
  
   - С Викой... я... разрешаю тебе все. Можешь поступать с ней, как захочешь... исходя из обстоятельств. Только... в общем... не забывай сегодня о Насте, ладно? И ей, пожалуйста, не отказывай ни в чем.
  
   - А... ага.
  
   - Спасибо... и... извини, что я прошу тебя об этом.
  
   - Нет-нет, что ты. Я и сам не против подругу твою порадовать. Но ты должна знать, что меньше всего я намерен забывать о тебе. И не только сегодня, а вообще всегда.
  
   - Хорошо, - улыбнулась девушка. - Значит, наши намерения совпадают.
  
   Музыка закончилась, и гости стали рассаживаться по своим местам. Настя взяла Машу под руку, что-то шепнула ей на ухо и подруги удалились из зала. У Славы появилась удобная возможность переговорить с приятелем, и он к нему подсел.
  
   - Ну, как дела? Как настроение? Мысли тяжелые больше не гнетут?
  
   - Все отлично, - безмятежно улыбнулся Коля.
  
   - О чем Настя с тобой говорила?
  
   Собеседник осмотрелся по сторонам и многозначительно приподнял брови, намекая, что эта тема разговора не совсем подходит для данной обстановки. Он вдруг поднялся со стула и предложил:
  
   - Пойдем, подышим свежим воздухом, там и поговорим.
  
   - Пошли, - согласился Слава, поднимаясь следом.
  
   - Как можно! - шутливо возмутился Николай. - Говорить пошлости мне воспитание не позволит.
  
   - Ладно-ладно, пойдем, - хохотнул Вячеслав. - Я уже понял, что ты остряк.
  
   Молодые люди вышли на улицу, и присели на скамейку возле ресторана. Посторонних рядом не наблюдалось, редкие прохожие были не в счет, так что место оказалось удобным для того, чтобы посекретничать.
  
   - Итак, рассказывай, - предложил Слава. - А то меня любопытство съедает.
  
   - Да что тут рассказывать, - ответил Николай, мечтательно улыбаясь. - Я снова словно в сказке вчерашней оказался. Море любви, нежности, обожания. Настя говорила мне, как рада, что я пришел, и из объятий своих меня не выпускала. В общем, мне было просто невероятно хорошо. Ну и потом... у нас случился... ну, ты понимаешь, что парень с девушкой могут делать наедине.
  
   - Чего? - не поверил Слава. - Когда вы все успели? Вы отсутствовали-то минут пятнадцать? И главное где смогли уединиться?
  
   - Да тут, оказывается, есть места. Не то чтобы совсем предназначенные для этого дела, но вполне уединенные. Даже запереться изнутри вроде бы можно. Что же касается времени, то я его вообще не чувствовал. Был как во сне. Обернуться не успел, а у нас уже... такое. - Коля коротко хохотнул. - Настя меня с ума просто сводит. Крышу сносит напрочь, так что соображалка перестает работать.
  
   - Она тебя привязала уже?
  
   - Нет, вроде... Не знаю. Я же не знаю, как это выглядит и чувствуется.
  
   - Ну, Настя не сказала тебе что-то вроде: теперь ты мой?
  
   - Она говорит мне это постоянно, по поводу и без повода.
  
   - Вот как? Тогда ключевая фраза должна быть, наверное, более определенной. Мол, сейчас я тебя привяжу. Что-то подобное не говорила?
  
   - А кто ее знает? Я сегодня во время... секса так улетел, что половину из того, что она мне говорила, не помню.
  
   Слава решил было расспросить о подробностях интима: делал ли Коля кунилингус, кончала ли Настя струйно? Но потом он вдруг ощутил необычную уверенность, что привязки еще не было, и передумал пытать приятеля на откровенные темы.
  
   - Нет, ты, видимо, не привязан еще, - констатировал юноша. - Так что не парься на сей счет.
  
   - А я не и парюсь. Даже наоборот, хочу.
  
   - Настя говорила тебе, что такое привязка?
  
   - Ну, она сказала, что мы станем чувствовать друг друга постоянно, и это будет очень приятно.
  
   - И ты не спрашивал, как привязка осуществляется?
  
   - Я понял, что она может произойти, если я проглочу ее... эээ... жидкость... ну... во время ее... оргазма или если та попадет на меня, и я ее вовремя не смою.
  
   - Ясно. Настя рассказала тебе о случайных вариантах привязки. Скорее всего, чтобы предостеречь. Случайностей в этом деле футки стараются не допускать. А чтобы сделать это намеренно твоя девушка должна получить от тебя осмысленное согласие на этот шаг.
  
   - Да я уже согласился, еще вчера.
  
   - Думаю, она должна спросить тебя еще раз, когда решится привязать к себе. Причем сделать это в такой момент, когда ты все понимаешь и согласие свое осознаешь.
  
   - Понятно.
  
   - И еще, намеренная привязка подразумевает сильное воздействие. Никакого сквирта на кожу, только внутрь. Например... ммм... при кунилингусе. Ясно?
  
   - Да.
  
   - Ну, вот. Вопросы есть еще?
  
   - Конечно. Я же не расспросил тебя ни о чем.
  
   - Спрашивай.
  
   - Это правда, что я Настю буду чувствовать? Ты чувствуешь Машу? Как вообще это воспринимается?
  
   - Правда, - ответил Слава. - Но ощущения зависят от силы привязки и укрепляется она постепенно, усиливается с каждой принятой от футки порцией сока. Вначале я вообще никакой особой связи не замечал. Но постепенно стал ощущать. А теперь я даже оргазмы своей девушки чувствую. И это невероятно круто!
  
   - Ааааа! Отпад! - восхитился Коля. - Я тоже так хочу!
  
   - Твоя футка говорила тебе, что ее сок вызывает зависимость? Впрочем о чем я? Ты же мне уже рассказывал. Но ты ведь понимаешь, что это такое и чем тебе грозит? Что ломку можешь испытывать берешь в расчет?
  
   - Настя сказала, что никакого вреда моему здоровью ее сок не причинит, даже наоборот, я перестану болеть и буду жить очень долго. Так что не такая уж и плохая эта жидкость, - возразил Николай. - Ну а насчет ломки... Ты ведь можешь мне о ней рассказать? Ты сам ее испытывал уже? Как она чувствуется? Когда возникает? Как ее избежать?
  
   Слава вздохнул и понял, что очень удачно они с Машей поэкспериментировали. Так что теперь он может стать консультантом для друга.
  
   "Пугануть его или нет? - подумал он. - Рассказать ведь можно по-разному".
  
   "Немного можно, - откликнулся вдруг внутренний голос. - А то уж больно Коля беспечен. Но только не перестарайся. Пусть это будет как инструктаж по технике безопасности с описанием поражающих факторов".
  
   "Что это было? - удивился юноша. - Я уже сам с собой разговариваю?"
  
   Но ответа не последовало.
  
   "Нда. Мерещится уже всякое. Тоже эффект изменений? Ладно. Попробую провести инструктаж".
  
   - Ну, в общем, я уже успел испытать ломку, - хмыкнул Вячеслав, с усмешкой глядя на друга. - И смею заметить, впечатления эти не из приятных. Я бы даже сказал, что очень это экстремальные ощущения, переживать которые второй раз совсем не хочется.
  
   - А по конкретнее. Что ты чувствовал?
  
   - Ломка начинается как умеренная такая жажда. Ну просто пить хочется, сохнет во рту и тому подобное. Однако в отличие от обычной жажды, эта прогрессирует очень быстро. Уже через пятнадцать минут хочется сдохнуть. Все тело начинает в лихорадке гореть, чувствуешь себя так, словно вот-вот концы откинешь. И никакая вода тебе не поможет. Даже и не пытайся ее пить. Только футка тебя в состоянии вылечить.
  
   - Настя сказала, что есть специальные таблетки от этого, - сказал Николай, впечатленный словами друга, но отнюдь не испуганный. - Мол выпьешь одну и сразу полегчает. А еще она объяснила, что от ломки не помрешь. Можешь только сознание потерять, когда совсем худо станет.
  
   - Ну да, это верно, - признал Вячеслав. - Вот только я этих таблеток не пил, поэтому не знаю, как они действуют. Меня Маша реанимировала.
  
   - А как ты вообще оказался в таком состоянии? Почему его допустил? Маши рядом не оказалось что ли?
  
   - Нет, слава богу, она была со мной. Мы просто экспериментировали. Хотели узнать, через какое время ломка возникает, чтобы неприятностей в будущем избежать.
  
   - Ясно. Это здорово. Расскажешь мне?
  
   - Конечно.
  
   И Слава коротко пересказал приятелю все, что они с Машей выяснили.
  
   - Значит, часов десять у меня будет, да? - уточнил Николай.
  
   - Ну, это примерно. Я бы тебе порекомендовал раза три в сутки девушку свою ублажать. Причем два из них утром и вечером. Тебе кунилингус нравится делать?
  
   - Без понятия, - улыбнулся Николай. - Я его еще никому не делал. Мне даже хотелось попробовать. Только Настя не разрешила. Сказала, что у нее и в смазке присутствует ее особое вещество, так что до привязки от орального секса лучше воздержаться. В общем, никаких комплексов у меня на сей счет нет. Я даже не знаю, что может меня остановить. Разве что вкус сквирта окажется неприятным. Ты ведь его пробовал уже? Как он тебе?
  
   Слава задумался на секунду, решая, говорить ли о том, что вкус сока футанари зависит от самого человека и от его отношения к нему? Но потом передумал. Если Коля будет уверен, что сквирт очень вкусный, рассчитывать на это, то и на самом деле тот вкусным для него окажется. Однако обманывать молодой человек тоже не собирался.
  
   - Я могу только о своих впечатлениях сказать. Мне самому вкус очень нравится. Я просто торчу от него. Просто с ума схожу от восторга, когда его ощущаю. Но вначале такого не было. Вкус просто был приятным и все. Наверное, это как с привязкой. Чем она сильнее, тем больше вкус футки нравится.
  
   - Класс! - обрадовался Николай. - А как сок действует? Что чувствуешь после него?
  
   - Ну, это ж опьяняющее вещество. Кайф чувствуешь и эйфорию. Причем пьяным будешь настолько, что ни говорить не сможешь, ни двигаться. И член при этом торчит просто колом.
  
   - А долго опьянение длится? - озабоченно уточнил собеседник.
  
   - Не знаю, - меня Маша почти сразу отрезвляла. - Стоит только кончить, и будешь снова трезвым. Можно даже и не кончать, просто к оргазму приблизиться. Этого тоже будет достаточно.
  
   - Вот как. Хорошо.
  
   - А еще футки могут с помощью магии своей отрезвлять. Так что если Настя умеет, то может и так привести тебя в чувство.
  
   - Ясно. Ну, тогда я не вижу никаких проблем. Меня все устраивает.
  
   - Хайра устраивает тоже? - не удержался от шпильки Слава, и уже потом мысленно себя одернул.
  
   Но приятель в этот раз отреагировал вполне спокойно. Он даже слегка задумался в философской манере, а потом сказал:
  
   - Ну, и ничего в ней такого страшного и нет. Необычно конечно, но... не знаю, как сказать. По-моему немного симпатично даже.
  
   - Погоди! - поразился Вячеслав. - Ты ее видел что ли?
  
   - Ну да.
  
   - Когда успел?
  
   - Сегодня... вроде.
  
   - Ясно, что сегодня. Но когда? Еще час назад ты мне говорил, что не видел ее.
  
   - Наверное, когда с Настей уединился перед праздником. Я говорю тебе, что очень смутно помню некоторые моменты нашего с ней рандеву. Славно во сне находился.
  
   - Ясно, - сказал Слава, понимая, что футка приятеля гипнотизировала. - Так может быть ты и не видел хайру на самом деле?
  
   - Нет-нет, точно видел. Я к ней даже... прикасался... После секса Настя сказала, что полностью удовлетворена. Поэтому, если я не против, она может необычность свою мне показать без каких-либо для меня последствий. Я сперва отказаться хотел, но потом передумал. Ну, мне действительно любопытно стало.
  
   - И что?
  
   - Знаешь, когда ее клитор стал увеличиваться, это было очень круто. Я даже возбудился. Но потом, после того как он вытянулся и хайрой стал, то... ну как бы... необычно так выглядело. Однако не противно совсем. На член она действительно не похожа, такая гибкая и верткая, как у кошки хвост. - Коля вдруг хохотнул. - Симпатичная такая змейка. Прям погладить ее хотелось. Но никаких сексуальных эмоций она у меня не вызывала, - поспешно добавил он. - Да и Настя подтвердила твои слова, что у нас с ней в интимном смысле будет все как у обычных парня и девушки, пока я сам не захочу по-другому. Она даже заверила меня, что уговаривать меня специально не станет и данную тему поднимать. Только если я вдруг сам начну интересоваться, она поддержит этот разговор.
  
   "Вооот оно как! Настя показала ему хайру в неэрегированном состоянии, - догадался Слава. - Причем перестраховалась и сделала это под гипнозом. Но как она потом ее обратно втянула-то без удовлетворения? Или футки могут это делать, если не возбуждены? Ой, что-то сомневаюсь я, что Настя не возбудилась ни капельки, особенно если Коля ее там трогал. Ладно, у Маши потом спрошу".
  
   - Эй, мальчики, вот вы где, - послышался от дверей ресторана приятный девичий голос. - А я уже вас потеряла.
  
   Парни посмотрели в том направлении и увидели именинницу, вышедшую на улицу.
  
   "Легка на помине", - мысленно отметил Вячеслав.
  
   - О! Настя, а мы тут со Славкой воздухом свежим решили подышать, поговорить немного.
  
   - Да, я так и поняла, - улыбнулась девушка, излучая тепло и обаяние. - Слава, а ты не поможешь мне с одним делом?
  
   - Да, конечно, - откликнулся молодой человек, поднимаясь со скамейки.
  
   - Могу и я помочь, - предложил Николай.
  
   - Ам, хе-хе, - футка смущенно засмеялась. - Там очень пыльное место, знаешь ли. А ты говорил вроде, что у тебя аллергия на пыль.
  
   - У меня? - переспросил Коля удивленно, а потом глаза его вдруг расширились от понимания и на секунду словно бы остекленели. Он моргнул пару раз и улыбнулся как ни в чем не бывало. - Да, действительно. Ну, тогда ничего не поделаешь. Я к столу пойду. Там уже горячее, наверное, принесли.
  
   И он, поднявшись со скамейки, не спеша скрылся в ресторане. Слава озадаченно проводил взглядом приятеля и посмотрел на девушку.
  
   - Чем я могу пом?.. - начал он говорить и осекся. У футки глаза просто полыхали желанием. Почти так же как у Маши в первую их встречу.
  
   - Славка, выручай, сейчас на людей кидаться начну, - тихо простонала Настя.
  
   Через парня словно волна жара прошла и он полыхнул в ответ.
  
   - Конечно-конечно, - откликнулся юноша, глядя на собеседницу очарованно, и подошел к ней вплотную, словно силовым полем притянутый. А та, встретившись с ним глазами, поспешно их отвела.
  
   - Не... не смотри на меня так, - слегка запинаясь, сказала футанари. - А то я прямо здесь тебя возьму. Терпеть уже мочи нет, а ты еще свои ангельские штучки используешь.
  
   - Я... я не спе..ециально, - тоже стал заикаться Вячеслав. - Пойдем уже пос...скорей. Веди меня куда нужно.
  
   Настя схватила его за руку и потащила за собой как на буксире. Резкий рывок парня немного отрезвил. Он вспомнил свои приключения за столом и в душе появилась капелька злорадства.
  
   - Не надо было лапать меня за задницу, - тихонько хихикнул Слава, едва поспевая за спутницей.
  
   - Да не в этом дело, - улыбнулась Настя в ответ.
  
   - Из-за того, что хайру Коле показывала? - предположил юноша.
  
   - А он уже проболтаться успел?
  
   - Ну, просто речь у нас зашла об этом.
  
   - Ладно. Не важно. В общем да. Не думала я, что его прикосновения так меня заведут.
  
   - А ты хорошо держалась. В праздничном зале я бы и не подумал, что ты по краю ходишь.
  
   - Да я вначале нормально себя чувствовала. Замкнула сексуальные контакты, как нас учили, и возбуждение улеглось. Только... видимо... что-то сделала не совсем так... В общем... Мы на месте.
  
   Девушка запихнула парня в какое-то подсобное помещение ресторана, вошла следом и заперла за собой дверь на засов. На пару секунд стало совершенно темно, а затем щелкнул выключатель и зажегся свет. Слава посмотрел на спутницу, и холодок пробежал по его спине. Зрачки футанари превратились в вертикальные щели, а радужка глаз словно светилась изнутри. Но больше всего парня пробирала улыбка, как у сумасшедшей. Именно из-за нее девушка сейчас напоминала сексуальную маньячку.
  
   - Попался, - проворковала Настя и рассмеялась слегка истеричным и гулким голосом. - Уууух! Какое облегчение! Сколько усилий, волнений и, как оказалось, напрасно. Кольцо Навинмора [1] отлично работает. Но я первый раз его использую, а то бы не переживала так.
  
   - Т..ты о чем? - спросил Слава, глядя с опаской на девушку, речь которой была совершенно непонятной, и от того казалось, что она окончательно съехала с катушек. Но маниакальный вид футанари почему-то до безумия парня возбуждал, и у него прям таяло все внутри от предвкушения, что его вот-вот схватят.
  
   Настя снова рассмеялась.
  
   - Боги, какой у тебя взгляд! У меня сразу все закипает внутри, когда встречаюсь с тобой глазами и все равно могу сдерживаться. Невероятно! Волшебное кольцо! Шикарное просто! Я пыталась волевыми усилиями сдерживать возбуждение и чувствовала, что вот-вот потеряю контроль. Но совершенно напрасно старалась. Кольцо все сделало за меня.
  
   - Что за кольцо такое?
  
   - Хочешь посмотреть, да? - проворковала Настя. - А я тебе покажу. Будет забавно, если именно ты его разомкнешь.
  
   И она снова расхохоталась как ненормальная. Футка отличалась сейчас от Насти примерно так же, как Мариока от Маши, но выглядела гораздо более опасной и неадекватной. Вячеслав даже попятился от нее невольно, отступая к стеллажам с какой-то сухой продукцией, то ли пищевой, то ли хозяйственной.
  
   - Правильно-правильно. Держись подальше пока. И лучше сними с себя все, прежде чем я тебя поймаю, а то придется потом новую одежду тебе искать.
  
   Слава моргнул и мысленно выдохнул. Видимо смертушка ему все-таки не грозит. Он расстегнул пуговицы пиджака и стал плавно снимать его. Перевозбужденный вид футки перед глазами почему-то вдохновлял парня двигаться с какой-то необычной для него изящной пластикой. Глаза хищницы разгорелись сильнее и она зарычала:
  
   - Продолжишь в том же духе, и я помогу тебе раздеться! Но тогда уже целостность твоего костюма не обещаю! Брысь за стеллаж и чтоб через минуту был голым! Живо!
  
   Парня как ветром сдуло, и он поспешно стал стаскивать с себя одежду: пиджак, рубашку, ботинки, брюки. Пальцы действовали ловко и расторопно, так что через полминуты юноша остался лишь в нижнем белье. Слава уже взялся руками за резинку трусов, как что-то инородное шевельнулось в его сознании, и он вдруг понял, что снимать их нет необходимости. Ну, если не хочет, конечно, предложить футке воспользоваться своей попой вместо рта. Носки тоже можно было оставить, чтобы не ходить босиком по пыльному полу. И, глянув на заметный слой пыли, молодой человек решил, что и ботинки стоит надеть.
  
   В общем, минуты еще не прошло, когда он вернулся назад и застал футку в одних трусиках. Платье свое она уже сняла, как и верхнюю часть белья. На пол постелила покрывало, а рядом с ногами своими разместила небольшую подушку.
  
   - Иди сюда скорей, - сказала девушка, когда его заметила. - И становись на коленки передо мной. Времени у нас немного, так что сделаем все по-быстрому. Я не планировала до окончания праздника с тобой кувыркаться. Считай этот случай непредвиденным. Да и ботинки свои сними, покрывало же чистое.
  
   - Зачем тогда надо было раздеваться, - уточнил молодой человек, приближаясь к Насте и откровенно любуясь ее сексапильным телом, так что трусы его от этого стали стремительно оттопыриваться.
  
   - Узнаешь скоро, - хищно ответила футанари.
  
   У нее самой никакой хайры под трусиками видно не было. Так что юноша подумал, что ей все-таки удалось как-то змейку свою втянуть.
  
   - На коленки, - снова поторопила его Настя, нетерпеливо переступая с ноги на ногу. - Снизу будешь мной любоваться.
  
   Слава сбросил ботинки с ног перед покрывалом и вступил на него в носках. Приблизившись к девушке, он изящно опустился перед ней на колени, и опять в нем включилась какая-то особая грация. Юноша понятия не имел, почему он так движется. В душе его разгорался яркий восторг пополам с предвкушением, и именно от этого тело словно обрело некоторую самостоятельность, обнаруживая необычные моторные навыки. Более того, молодой человек сам получал удовольствие от этой пластики, как танцор, наслаждающийся своим танцем.
  
   - Ты действительно ангел, - прошептала девушка, с восхищением глядя на парня. - Вот только... какой-то неправильный... испорченный. И чувства вызываешь совсем другие... Страсть... похоть... Боги! Как же хочется тебя растерзать!
  
   У Славы даже голова закружилась от этих слов, и он посмотрел на футку снизу, сам сгорая от желания. Руки его плавно скользнули по ее бедрам, губы коснулись трусиков, но вместо мягкой нежности половых губ ощутили пульсирующую упругость чего-то более твердого.
  
   - Давай сними их, - предложила Настя, азартно улыбаясь. - Ты хотел увидеть кольцо Навинмора, как раз и поймешь, что это такое.
  
   Юноша взялся за резинку последнего оплота женской наготы и стянул ткань сперва с округлых ягодиц девушки, а потом плавно опустил вниз переднюю часть трусиков. То, что Слава увидел, заставило его на пару секунд замереть. Киска у девушки оказалась покрыта коротко подстриженной порослью русых волос, но не это было удивительным. Поверх половых губ виднелось крупное полукольцо телесного цвета. И только, приглядевшись внимательно, юноша понял, что это хайра, загнутая назад и до предела вставленная во влагалище. Размеры она имела не большие и была, видимо, неэррегированной, но все равно являлась достаточно крупной в сравнении с размерами полового члена мужчины в подобном же состоянии.
  
   - Вот такое колечко удерживает мою девочку от эрекции, - пояснила Настя. - И позволяет ее скрыть. Кольцо Навинмора должно по идее и сексуальное возбуждение притормаживать, но у меня почему-то не получилось до конца это сделать. Вернее хайру-то я свою успокоила, а вот женская моя ипостась, наоборот, завелась. Я уже вся соками истекаю и изнутри ими переполнилась.
  
   - Так какая помощь тебе нужна? - не понял Слава.
  
   - Трахнуть тебя в рот хочу, - ответила футка. - И спустить весь заряд, что уже накопился. Боги! Он такой большой, что я непонятно как сдерживаюсь.
  
   - Но ты ведь сказала, что возбудилась в тебе женская ипостась.
  
   - Возбуждение у меня одно на весь организм, - пояснила Настя. - Так что не важно, какие рецепторы стимулируются. Только благодаря кольцу, моя подружка не стоит. Но стоит его разомкнуть и о-ё-ёой! Маша уже растянула тебе горло?
  
   - А...ага.
  
   - Это хорошо. Значит, не пострадаешь. Но ты все равно глотай всю мою смазку, ладно? А то боюсь, что для подготовки у тебя совсем мало времени будет.
  
   - Что мне делать?
  
   - Разомкни кольцо и приготовься к оральному изнасилованию. У меня, скорее всего, сразу кукушку сорвет.
  
   Слава облизнул себе губы и с вожделением посмотрел на Настю.
  
   - Не боишься? - спросила та, пожирая парня шальными глазами.
  
   - Нет, конечно! - помотал головой юноша. - Это же такой экстремальный кайф!
  
   - Тогда поспеши, вытягивай ее наружу! Чем дольше откладываешь, тем сильнее потом тебе достанется.
  
   - А я сложностей не боюсь, - азартно улыбнулся Слава.
  
   - Хочешь, чтобы я желудок тебе растянула своей спермой? - усмехнулась Настя. - Будешь потом полдня беременным себя чувствовать.
  
   - Ой, не подумал! - заволновался молодой человек и провел пальцами по кольцу хайры, пытаясь ее подцепить. Однако та очень плотно сидела между половыми губками, а сильнее выцарапывать ее юноша побоялся, переживая за нежную часть женской вагины.
  
   - Сожми хайру у основания большим и указательным пальцами, - подсказала футанари. - Она станет отходить, и ты сможешь подцепить ее. А потом останется только потянуть вниз и вытащить.
  
   Слава сделал, как ему велели, и кольцо действительно слегка отодвинулось от тела, образуя щель. Он успел просунуть в нее пальцы до того как хайра снова прижалась к половым губкам вплотную. Ощущая приятную влажность, бархатную мягкость и тепло женской писи, юноша слегка прибалдел, но потом сделал над собой усилие и потянул упругое тело вниз. Вначале хайра с трудом извлекалась из влагалища, как будто вагина засасывала ее назад, но потом с чмокающим звуком воздух проник в женское лоно и змейка начала выползать наружу самостоятельно. В какой-то момент она стала стремительно расти и утолщаться, а потом резко выскочила из пещерки, словно пробка из бутылки с шампанским, и на грудь молодому человеку выплеснулась увесистая порция смазки. Она мокрым пятном растеклась по коже и вязкими ручейками потекла вниз.
  
   "Ой, как хорошо, что я разделся", - успел подумать Слава, перед тем как окончательно завис загипнотизированный стремительно разрастающимся перед его глазами органом.
  
   За несколько секунд хайра достигла просто гиганстких размеров. По длине и ширине она стала сравнима со Славкиной рукой от кончиков пальцев, до сгиба локтя. В центральной части сформировалось утолщение, а на нижней стороне обозначилась и вздулась от напряжения толстая трубка семенного канала. Рот парня непроизвольно открылся, приглашая красавицу в гости и тут же переполнился смазкой, которая толстой струей хлестанула с кончика хайры. Жидкости оказалось так много, что часть ее выплеснулась наружу и вязким сиропом потекла по подбородку и шее юноши.
  
   Слава едва успел проглотить полученное лакомство, как здоровенный орган футки ворвался ему в рот и полностью его оккупировал. Руки парня инстинктивно сжались на массивном теле, он ощутил, как восхитительно раздувается и твердеет трубочка под его ладонями и вторая струя смазки хлестанула уже в самое горло. А после этого хайра почти сразу стала натужно внедряться в основательно смазанный пищевод, медленно заполняя его и растягивая. Замерев в необычном трансе, юноша чувствовал, как плавно скользит через его губы, язык и горло дрожащая от внутреннего давления твердая ребристая поверхность, как ритмично вздувается и опадает толстая трубочка, и пищевод получает новые порции смазки вязким сиропом покрывающие его стенки.
  
   Настя рычала от удовольствия и, захватив ладонями голову молодого человека, надавливала всем своим весом, пытаясь максимально ускорить проникновение. Пропихнув Славе в горло самую толстую свою часть, она двумя мощными рывками вошла в него полностью, так что пушистый лобок ее уперся юноше в нос, а сочащиеся соком половые губки обволокли нижнюю часть рта. Парень оказался полностью нанизанным на массивный стержень и тело его вынуждено было наклониться под некоторым углом навязанного ему направления.
  
   Футка плавно опустилась на колени, потянув молодого человека вниз, и заставила его встать на четвереньки. Некоторое время она наслаждалась освоенной глубиной. Настя лишь слегка покачивала бедрами и, урча от удовольствия, пускала волну сокращений вдоль своей хайры, которая вздрагивала, пульсировала и вздувалась трубочкой выплескивая очередную порцию преякулята. А потом массивный стержень напрягся и приподнялся вверх, отрывая коленки юноши от пола. Футанари вцепилась ему в волосы на голове, плавным движением таза вытащила хайру изо рта примерно на треть длинны и резким толчком вонзила обратно. Изо рта любовницы вырвался стон блаженства. Она повторила это движение в ускоренном темпе и замерла на несколько секунд, восхитительно вздрагивая своей дубиной и вновь поднимая парня вверх.
  
   В этот раз Славе пришлось даже выпрямить ноги, задирая попу верх, чтобы полностью соответствовать заданному его телу направлению. А Настя уже трахала его, взрыкивая при каждом ударе и постепенно наращивая амплитуду своих ударов. Через десяток секунд стоны ее превратились в крики, долбежка ускорилась и футка, выгнувшись в экстазе и вопя от восторга, стала мощно кончать, извергаясь в желудок юноши галонами своей спермы.
  
   Слава тут же окунулся в блаженство, которое плавными волнами стало охватывать его тело. Сознание поплыло и стало зыбким, как во сне. Он смутно ощутил, что рот его освобождается, тело переворачивается на спину и под шеей оказывается подушка. Гладя молодого человека по щекам, Настя запрокинула его голову назад и сжала ее с боков своими коленками.
  
   Юноша посмотрел пьяными глазами на футку сидящую у него за головой, в очередной раз восхитился ее совершенным телом, а потом взгляд его сосредоточился на покачивающейся перед глазами здоровенной балде и полыхнул от восторга. С кончика хайры продолжала лениво стекать сперма, капая Славе на лицо, и он принялся жадно ловить ее ртом. Головка полового органа шлепнула парня по губам пару раз, а потом проникла ему в рот и, резко усилив давление, ушла в горло.
  
   Футанари опять насаживала организм молодого человека на свою хайру, только в этот раз делала это гораздо быстрее. Живот ее вздрагивал, изо рта вырывали стоны вожделения. Резкий толчок бедрами и вот она снова целиком внутри. Объятия Насти судорожно сжались, ноги подтянулись вперед, сгибаясь в коленях, и она вновь взорвалась в оргазме, извиваясь всем телом и ложась на своего любовника. Сперма снова тугими струями хлестала из нее, но Слава практически уже не чувствовал увесистых ударов вязкой жидкости. Только раздувание трубочки под небом и волна вибрации проходящая через нее, говорили парню, что процесс накачивания его спермой продолжается.
  
   Осознание этого заставляло юношу млеть от восторга. Его снова охватывал кайф, распространяющийся по телу горячей волной. Опьянение усиливалось и, наконец, окончательно погасило сознание, погружая парня в сладкую нирвану. А футанари больше не меняла положения и не извлекала хайры из тугой и столь восхитительно сжимающей ее пещеры. Ей было удобно в этой позе наслаждаться мультиоргазмом. Она взрывалась серией резких движений, потом вскрикивала, выгибалась и переживала очередную волну кайфа, опустошаясь снова и снова, пока не сделала это до конца.
  
   Сказочное умиротворение наполнило Настю. Она полностью расслабилась и прижалась щекой к бедру юноши, переживая состояние счастья и мимолетно отмечая, как из футки превращается в женщину.
  
   "Ох! Как хорошо! - мысленно простонала она. - Капельку побалдею и буду Славку будить".
  
   Сноски к главе:
  
   [1] Кольцо Навинмора придумал и нарисовал другой человек, картинки которого очень подошли бы для иллюстрации откровенных сцен этого романа, но они хентайные и модератор может сделать ая-яй. Ник автора иллюстраций - Nothingmore3d, так что "Навинмор" - это искаженный в романе вариант псевдонима этого художника. Кем он будет в моей истории я ещё думаю. Так что эта личность может и разъяснится в последующих главах.
  

Глава 22. Кошки-мышки

К содержанию

  
   Очнувшись, Слава некоторое время не понимал, где он находится, и что с ним приключилось. Затем память его стала постепенно проясняться, а вместе с этим и дезориентация пошла на убыль. Наконец, молодой человека все вспомнил и осознал себя лежащим на покрывале, опираясь головой на теплые коленки девушки.
  
   - Как себя чувствуешь? - спросила Настя, озабоченно посматривая на него сверху.
  
   В этот момент Слава ощутил переполненный до предела желудок и мысленно охнул.
  
   - Как обожравшийся свин, - простонал он и икнул. - А еще голова немного кружится. Кажется, я все еще не до конца трезвый.
  
   - Извини, - мило улыбнулась девушка. - Малость перестаралась. Посмотри мне в глаза, попробую головокружение твое унять.
  
   Юноша встретился взглядом с футанари, почувствовал, как та его захватывает, и в голове через пару секунд наступила звенящая ясность, вместе с которой и ощущения качки пропали совсем.
  
   - Как теперь?
  
   - Уже лучше. А тяжесть в животе ты не можешь убрать?
  
   - Увы, - улыбнулась Настя. - С этой проблемой я уже сделала все что смогла. Ускорила в тебе метаболизм раза в полтора. Так что облегчение скоро наступит. Придется только в туалет чаще бегать по маленькому, чтобы от избытков жидкости избавляться.
  
   - Ох! Я все-таки чувствую себя беременным, - пожаловался Слава. - Не представляю, как в таком положении одеться смогу.
  
   - Полежи немного, отдохни. Минут пять еще есть, за это время никто нас не хватится.
  
   - Спасибо. У тебя-то все в порядке? Проблема решена?
  
   - Да более чем.
  
   Молодой человек снова встретился взглядом с девушкой и ощутил ее благодарность. Настя смотрела на него очень тепло и даже немного восторженно. Так ребенок мог, наверное, восторгался айфоном последней модели, который ему родители подарили.
  
   - Значит, я тебе понравился? - скромно спросил юноша, испытывая двоякие чувства. Ему и очень приятно было и немного не по себе от такого отношения.
  
   - Спрашиваешь! Ты же ангел, - ответила Настя, как будто это все объясняло. - Подумать только, у нас с Машкой теперь собственный ангел есть.
  
   - То есть ты меня своим уже считаешь?
  
   - Ну, ты Машин, конечно. Но мы с ней так близки, что ты почти мой. Так даже удобнее владеть тобой через нее.
  
   "Почему?" - хотел спросить Слава, но ответ пришел сам собой откуда-то из глубин памяти:
  
   "Потому что все права и никакой ответственности. Как казенный автомобиль. Можно пользоваться, а обслуживание и ремонт за счет государства".
  
   "Вот как", - подумал молодой человек и вздохнул.
  
   - Ты чем-то расстроен?
  
   - Скорее озабочен, - слукавил молодой человек, чтобы не признаваться, что слегка обиделся. Но, в конце концов, Настя была честна с ним и это ее меркантильное отношение на самом деле не такое уж и плохое. Просто она не может относиться к нему по-другому по той простой причине, что он возлюбленный другой футки, причем самой близкой для нее подруги.
  
   - Чем? - спросила девушка.
  
   "А действительно чем?"
  
   - Ну... Слишком многие хотят мной владеть и это меня напрягает.
  
   - Ничего не поделаешь, - улыбнулась Настя. - А кто еще?
  
   - Вика, например.
  
   - Серьезно? - обрадовалась собеседница. - Это же здорово!
  
   - Почему?
  
   - Она умная, хитрая, сильная и влиятельная. Если ты ей интересен, то позаботится она о тебе наилучшим образом.
  
   - Почему все решили будто обо мне надо заботиться?
  
   - Потому что ты новичок и не чувствуешь еще атмосферу клана. А еще она тебя от Валерии может защитить, если не останется к тебе равнодушной.
  
   - От мамы своей? - удивился Слава. - А зачем меня от нее защищать?
  
   - Потому что ты уникум, а у Валерии исследовательский зуд к разного рода загадкам. Она в два счета может тебя подопытным кроликом своим сделать. И пикнуть не успеешь, как нижним ее станешь. И начнет она втихаря от всех экспериментировать с тобой под предлогом обычного секса. Никто даже и не догадается, что она с тобой вытворяет и ты сам в том числе.
  
   - Ни фига себе! Эта ваша Валерия часом не типа Франкенштейна?
  
   Настя рассмеялась.
  
   - Нееет. Она точно не сумасшедшая. Но... Если подумать... что-то похожее в ней есть. Фанатичность какая-то. На пути к цели любые преграды снесет. Хотя внешне по ней не скажешь. Няшка и душечка, просто добрая фея. Ты маму Маши видел? Так вот, в обаянии она ей не уступает ничуть.
  
   - А на самом деле она, значит, ведьма?
  
   - Нет. Она - фея. Но только темная. Она такой же перевертыш как и ты. Но в отличие от тебя у нее не к виктимности скос, а к лидерству. Она любит все контролировать, причем очень мягко и ненавязчиво. Сделаешь, все что захочет, и только потом поймешь, что под ее дудку плясал. И то не сразу, и если мозгов хватит. Не всякий, кстати, осознает ее манипуляции.
  
   - И Вика способна меня от нее защитить?
  
   - По-моему, только она и способна.
  
   - Но как? Она еще круче?
  
   - Нет. Не в этом дело. Просто Валерия ее очень любит. И, если ты Вике понравишься, если она станет тебя опекать, то и маме ее ты безразличен не будешь во всех смыслах, а не только в научном. Сможешь уже рассчитывать на деликатное обращение. В любом случае, ничего плохого она с тобой не сделает.
  
   - Как все сложно, - вздохнул Слава и прислушался к себе. - Ой, я кажется, в туалет захотел и довольно сильно.
  
   - Начинается, - улыбнулась Настя. - Значит, пора тебе одеваться. Ничего. Пару тройку раз в туалет сбегаешь, и живот снова станет пустой.
  
   - Легко сказать, сбегаешь, - проворчал молодой человек. - А если не добегу?
  
   И, вскочив на ноги, он сунул ноги в ботинки и в спешном темпе скрылся за стеллажом, где оставил свою одежду. Давление в животе заметно снизилось, однако симметрично возросло в мочевом пузыре и требовалось торопиться, чтобы избежать конфуза.
  

* * *

   Когда Слава вернулся в зал, горячие блюда уже разнесли, вот только есть ему категорически не хотелось. Живот по-прежнему был полон. И хоть уже не давил изнутри, усугублять пищей текущее состояние организма не было никакого желания. Гости за столом слегка перетасовались. Маша занимала теперь его место и оживленно беседовала с Викой, которая сидела на ее стуле. Пользуясь освободившейся рядом с Александром вакансией, Ирина перебралась к брату именинницы и азартно посверкивая глазами пыталась с ним флиртовать. Тот вел себя галантно и вполне доброжелательно ей отвечал.
  
   Сергей сидел рядом с Леной на месте Ирины, разбавляя собой компанию девчонок, а Настя с Николаем сдвинулись вправо на один стул. Так что опять свободным оказалось место между именинницей и Машей. Кто устроил всю эту перетасовку, сказать было сложно, как собственно и пересадить гостей на прежние места. Так что не заморачиваясь этим вопросом Слава занял свободный стул. Лично для него мало что изменилось. Разве что Вика оказалась вне досягаемости, и это не могло не радовать.
  
   - Все в порядке? - озабочено спросила Настя.
  
   - Да, нормально, - откликнулся Слава и, посмотрев на нее, встретился с участливым взглядом девушки.
  
   - Хочешь, сходи на улицу, подыши свежим воздухом.
  
   - Да нет, я здесь посижу, все хорошо.
  
   Слава перевел взгляд на Николая, проверяя как тот отнесся к произошедшему. Не обиделся ли на него, не ревнует? Но тот избегал на него смотреть, и... Неужели виноватым себя чувствовал? Типа "Извини, друг, на твоем месте должен был находиться я"? Не понятно. Главное что не "Ах ты гад! Как посмел!". Юноша вздохнул и подумал:
  
   "Ладно, потом с этим разберусь".
  
   На колено его мягко легла ладонь. Слава повернулся к Маше и окунулся в теплую зелень ее глаз. Девушка смотрела на него одобрительно и вроде бы даже с гордостью. Она склонилась к его уху и шепнула:
  
   - Таська вернулась такая довольная! Ты молодец! Я тебя обожаю!
  
   - А как твоя ревность? - улыбнулся в ответ молодой человек. Ему была очень приятна похвала от подруги. Пальцы тут же сжались на его ноге и во взгляде Маши сверкнули хищные огоньки.
  
   - Ревность я еще подкоплю, - сказала она многообещающе. - Чтобы потом обналичить ее с процентами.
  
   - Мммм, как интересно! - обрадовался молодой человек.
  
   Он перевел взгляд на Вику и поймал мечтательно-умиротворенное выражение на ее лице. Слава не знал, о чем разговаривали девушки, но, похоже, дружба между ними восстановилась. Подруга Маши почувствовала, что на нее смотрят, и встретилась глазами с юношей. Во взгляде ее возник цепкий оценочный интерес, она мигом охватила его и словно просканировала. А потом на губах ее сложилась плотоядная улыбка.
  
   "Ты выглядишь слабым сейчас. Это хорошо, - словно говорили ее большие серые глаза. - Больной теленок - легкая добыча. Подожду, пока ты не отстанешь от стада и загрызу".
  
   Слава удивленно моргнул и отвел взгляд.
  
   "Что за сверхчувствование такое во мне проснулось, - подумал он. - Сперва с Колей, теперь с Викой. Это вообще на самом деле так или я все себе напридумывал?"
  
   Он снова посмотрел на девушку и примирительно улыбнулся ей:
  
   "Давай жить дружно".
  
   "И не надейся даже, - сходу последовал ответ. - Ты - моя добыча!"
  
   "Ну и ладно, - подумал Слава. - Мне бы только продержаться пока последствия Настиной любви не пройдут, а там поиграем. Главное не оставаться с Викой наедине и ничего она мне не сделает. Посижу за столом, срелаксирую и все будет о'кей".
  
   Юноша стал прислушиваться к себе и с беспокойством осознал, что тактику пассивности реализовать не удастся. В нем снова просыпалась нужда слить избыток воды в организме и прогрессировала она очень быстро.
  
   "Вот блин! Как же некстати! - подумал он. - Но тянуть с этим нельзя. А то такими темпами я до туалета добежать не успею".
  
   - Мне надо выйти на пару минут, - пробормотал молодой человек и поспешно поднялся со стула.
  
   Маша мельком взглянула на него и кивнула, а вот Вика проявила к этому событию живой интерес.
  
   "Так-так, - азартно сверкнули ее хитрые глаза. - Охота начинается!"
  
   "Ох! Не было печали", - подумал Слава и поспешно двинулся из зала, краем глаза отмечая, как Вика поднимается следом и, склонившись к Маше, что-то ей говорит.
  
   Мол, пойду, носик попудрю? Или что-то вроде того.
  
   "Ускоряемся-ускоряемся!" - мысленно подгонял себя юноша, выскакивая наружу, и дело было даже не в Вике и ее непонятных намерениях. Просто писеть уже пипец как хотелось.
  
   Вихрем влетев в туалет, Слава поспешно расстегнул ширинку, встал к писсуару и с наслаждением стал облегчаться. Мельком отметив, что попадает куда нужно, он запрокинул голову вверх и прикрыл глаза.
  
   "Кааааайф! Слава богу, успел".
  
   Сбросив часть внутреннего давления, юноша призадумался. Что может сейчас предпринять Вика? Он не знал. Он понятия не имел, что на уме у этой интриганки. В любом случае в мужской туалет она вряд ли сунется. Однако вполне может поджидать его снаружи. И как тогда быть? Прорываться с боем? Не факт что это удастся с учетом боевых навыков оппонентки, включающих акупунктуру и усыпляющие касания. Просто сдаться? А так не интересно. Значит надо искать обходные пути.
  
   Застегнув брюки, Слава взглянул на окно, и губы его растянула широкая улыбка. Пластиковая рама легко открывалось, и, следовательно, этим путем вполне можно было вылезти на улицу. Матовое стекло не позволяло оценить высоту, с которой придется прыгать. Поэтому повернув ручку и распахнув створку, юноша выглянул наружу. До земли было около двух метров или даже чуть меньше, то есть вполне безопасно для юных парашютистов. Так что молодой человек без каких-либо колебаний забрался на подоконник и вылез наружу. Его дополнительно обрадовало наличие небольшой ступеньки на фасаде здания примерно на метр ниже окна. С учетом этого необходимость прыгать вообще отпадала. Слава аккуратно сполз на ступеньку, притворил за собой раму, чтобы не видно было, что ее кто-то открывал, и уже потом с небольшой высоты спрыгнул на асфальт. Отряхнув одежду и осмотревшись по сторонам, он сообразил, что находится во дворе ресторана и побежал в обход здания, чтобы добраться до главного его входа.
  
   Когда Слава вошел в зал, Вики еще не было. Представив, что она все еще караулит его у туалета, парень с трудом сдержал смех и прикусил губу, маскируя довольную улыбку. Возникший было соблазн сходить и глянуть, что она делает, он преодолел. Гораздо прикольнее было не показываться девушке раньше времени. Чем дольше она проторчит, ожидая его, тем забавнее будет посмотреть на ее лицо. И потом лучше было исключить риск столкнуться с оппоненткой в коридоре и быть пойманным. Ведь это обнулило бы все усилия беглеца. В результате юноша просто подошел к столу и сел на свое место. В этот раз он чувствовал себя гораздо легче и решил, что вполне может попробовать немного мяса с запеченной картошкой, пока горячее блюдо окончательно не остыло.
  
   Вика вошла в зал минуты через две. Она мельком глянула на Славу, и, как ни в чем не бывало, села на свое место. Совершенная невозмутимость девушки несколько поколебала уверенность молодого человека, что она за ним охотилась. Возможно просто ходила в туалет и сейчас вернулась, закончив свои дела. Но может она просто пыталась таким образом сохранить лицо и нивелировать успех парня, не позволив тому насладиться ее замешательством. В любом случае расслабляться не стоило, и Слава прекрасно это понимал.
  
   - Так, минуточку внимания, - сказала Настя, поднимаясь из-за стола. - Сейчас мы все в сборе, многие из нас уже поели, набрались сил для великих свершений, и потому я предлагаю немного развлечься и сыграть в мафию. Игроков у нас сегодня будет побольше, так что игра предстоит интересная. Кто за, прошу голосовать!
  
   Все гости с энтузиазмом подняли руки.
  
   - Роль доктора вводить будем? - уточнила именинница.
  
   - Конечно! - откликнулось сразу несколько человек.
  
   - С доктором интереснее, - добавила Вика. - А еще я предлагаю на роль ведущей выбрать Настю. Она хорошо ведет, да и неловко будет убивать именинницу в день ее рождения.
  
   Остальные игроки с этим предложением согласились.
  
   - Ой! Спасибочки! - обрадовалась девушка. - Мне приятно. Ну что? Я тогда раздаю карты? Все знают правила игры? Слава, Коля? Вы как? Играли уже в мафию?
  
   - Играл, - сказал Николай
  
   - Я играл, но давно, - признался Вячеслав. - Хорошо бы напомнить мне детали.
  
   - Сейчас я раздам карточки, - пояснила Настя, - на которых кратко описана роль каждого игрока, что им можно и что нельзя делать. Никому нельзя разглашать свою роль и следует стараться ни чем не выдавать себя. А в остальном нужно в точности следовать командам ведущей, то есть моим. Если кто-то желает сходить в туалет, - девушка многозначительно посмотрела на Славу, - то лучше сделать это прямо сейчас, чтобы потом не прерываться.
  
   Юноша прислушался к себе, но он недавно ходил и не захотел еще, по крайней мере, не настолько, чтобы испытывать нужду. Из-за стола встала Аля, через пару секунд к ней присоединился Сергей, и Вячеслав решил все же составить компанию молодому человеку, справедливо полагая, что при свидетелях Вика никаких покушений на его невинность совершать не будет. Так собственно и случилось. Соперница даже и не посмотрела в его сторону.
  
   Прошло минут пять, и все снова были в сборе. Настя достала колоду крупных цветастых карт, формата "А6", перемешала их и стала раздавать присутствующим. Коля решил ей помочь в подготовительных мероприятиях. Из специального пакета он вынул непроницаемые маски для глаз и пустил их по рядам, обеспечив игроков необходимым для игры инвентарем.
  
   Взглянув на свою карту, Вячеслав с трудом сдержал переполнявшие его эмоции. Ему досталась роль комиссара Каттани. Обведя взглядом гостей, он попытался отследить их реакцию, на полученные карты, но большинство присутствующих сохраняло невозмутимость. Вика, взглянув на свою карту, даже поджала губы разочарованно, всем видом своим показывая, что ей досталась проходная роль мирного жителя.
  
   Слава вдруг воспринял всплеск азартной агрессии, исходящей от соседки слева. Он взглянул на Машу, которая внешне не проявляла никаких чувств, та посмотрела на него и они моментально разгадали друг друга. Девушка узнала, что он комиссар, а юноша понял, что подруге его досталась роль маньячки.
  
   "Вот блин! - подумал он. - Как же теперь быть? Машка ведь может при первой удобной возможности меня прикокошить".
  
   Однако рассудив здраво, Слава сообразил, что по правилам игры они не соперники. Комиссару нужно было, прежде всего, расправиться с мафией, да и для маньячки мафиози были опаснее простых жителей, поскольку могли случайно ее убить. Полицейский же не имел власти вершить правосудие ночью и мог лишь на равных со всеми основаниях принимать участие в дневных дебатах по вопросу кого из игроков следует осудить и казнить. Прислушиваясь к эмоциональной связи с футкой, молодой человека окончательно уверился в справедливости своих мыслей. Подруга не испытывала к своему комиссару никакой враждебности и даже наоборот отчего-то очень радовалась его назначению. Юноша вопросительно посмотрел на нее, но ничего не понял из ее ответного взгляда.
  
   Началась ночь знакомства. Все заснули, а точнее надели маски на глаза, и приготовились к первому раунду. Ведущая стала называть персонажей, которым следовало проснуться. Те соответственно снимали маски, показывая ей себя, а в случае мафии и друг другу. За ночью пришел день, все сняли маски и начались первые дебаты по вопросу кого казнить. Слава не принимал в них активного участия, чтобы раньше времени не привлекать внимания к себе. Однако он пристально смотрел за окружающими, пытаясь понять, кто из игроков действует заодно. Маша тоже играла роль скромной овечки, делая вид, что она совсем не кровожадное существо. В результате, так никого и не заподозрив, комиссар пассивно проголосовал вместе с большинством за Михаила, который на поверку оказался мирным жителем.
  
   Когда ведущая сообщила, что казнили невиновного человека, Слава вновь внимательно присмотрелся к игрокам, однако все без исключения выражали своим видом сожаление и конфуз. Так что горе-комиссар растеряно подумал, что за столом собрались прожженные профессионалы и вычислить мафиози будет нелегко. Наступила вторая ночь, оказавшаяся весьма неспокойной. На просторах ночных улиц стала орудовать мафия, потом в подворотнях изнасиловал и убил кого-то сексуальный маньяк, и пришла очередь комиссара Каттани сделать свой ход.
  
   Слава снял маску, нерешительно прошелся взглядом по "мирно спящим" жителям и решил первым делом проверить свою заядлую оппонентку. Он указал на Вику пальцем, и ведущая отрицательно мотнула головой, сообщая, что та не мафиози. Юноша разочарованно надел маску и был объявлен второй день.
  
   Настя тоном телевизионного комментатора объявила всем свежие криминальные новости:
  
   - В прошедшую ночь, - сообщила она, - в уличных междоусобных разборках мафии получила шальную пулю и безвременно ушла из жизни мирная жительница Елена, которая, на ночь глядя, решила вынести мусор и потому поплатилась за несвоевременную любовь к чистоте. А чуть позже возвращаясь с ночной дискотеки, безжалостно был изнасилован и убит сексуальным маньяком другой мирный житель Сергей. Граждане, - скорбным голосом закончила она, - пожалуйста, соблюдайте осторожность и не выходите на улицы ночью в нашем неспокойном городе. Никакие развлечения не стоят вашей жизни, а мусор может подождать и до утра.
  
   Все игроки естественно похихикали над такой остроумной интерпретацией событий. Не удержался и Вячеслав. Он к тому же еще был в курсе, как Маша могла Сергея изнасиловать, и что она физически способна была это сделать.
  
   "Вот ведь гетеросексуалка, - со смехом подумал он. - Даже в игре выбирает себе в жертвы мужчин".
  
   - Напоминаю всем, - предупредила ведущая, - что игра заканчивается победой мафии, если численность мирных жителей станет меньше или равна количеству мафиози. И мафия пока уверенно движется к своей цели. До победы ей осталось ликвидировать всего двух человек. Так что постарайтесь сделать правильный выбор, уважаемые присяжные заседатели. Если вы ошибетесь сейчас, ночью мафиози получат возможность закончить игру.
  
   "Да уж положеньице", - подумал Вячеслав, обегая глазами гостей, и вдруг споткнулся взглядом об одноклассника.
  
   Ему показалось или в глазах Николая посверкивали торжествующие огоньки? Он продолжил исподволь наблюдать за приятелем и поймал его на подозрительном жесте. Молодой человек почему-то прикрыл рот рукой, якобы в задумчивости. Однако сбоку Славе было видно, что губы того растянулись в азартной улыбке.
  
   "Бинго! - подумал комиссар. - Неужели одного вычислил?"
  
   Он удержался от искушения первым предложить кандидатуру Николая на осуждение, ожидая, когда имя его назовет кто-то другой. Александр предложил Вику в качестве вероятного мафиози, но Слава знал, что девушка чиста перед законом:
  
   - Ах, как это предательски братик! - с шутливым возмущением воскликнула та. - Мы ведь из одной семьи и раз я мафиози, то и на тебя падают подозрения. Или ты хочешь пожертвовать сестрой, чтобы отвести подозрения от себя? Тогда я предлагаю тебя в качестве ответной кандидатуры.
  
   - А вот и нет, - весело улыбаясь, вступился за молодого человека Коля. - В игре реальное родство не имеет значения. Вика мне тоже кажется подозрительной. Голосую за нее.
  
   - А я голосую за Колю, - сказала вдруг Аля. - Считайте, что интуиция у меня сработала. Кто меня поддержит?
  
   - Пожалуй я, - решительно сказал Николай, и поймал внимательный взгляд Маши.
  
   "Ты на самом деле его подозреваешь, или согласился с Алей наугад", - словно спрашивали ее глаза.
  
   Юноша попытался вложить в ответный взгляд уверенность и девушка ели заметно кивнула.
  
   - Я тоже голосую за Колю, - сказала она.
  
   - Как-то все подозрительно это выглядит, - хмыкнула Ирина. - Какое-то странное единодушие. Не кажется ли вам господа присяжные заседатели, что мы являемся свидетелями сговора мафии. Я предлагаю проверить эту гипотезу. Лично мне подозрительной кажется Аля.
  
   - Верно, - согласился с ней Николай. - Поддерживаю! Я как мирный житель не могу смириться с лживыми наветами на мою честную и неподкупную жизнь. Мой голос за Алю.
  
   - Нда уж, - задумчиво сказал Александр. - Сложный выбор. За Колю проголосовало трое, за Алю двое. За кого же мне отдать свой голос? Если я проголосую за первую кандидатуру, то осуждение Николая станет практически неизбежным и ошибка правосудия окажется на моей совести. Если я продолжу голосовать за Вику, то мой выбор не повлияет ни на что, и я буду испытывать угрызение совести за свою пассивность. Таким образом, я решил уравнять шансы у этих двух кандидатур. Проголосую за Алю, и пусть другие решают, кого из них выбрать.
  
   - Хитрец, - рассмеялась Вика, - мол с меня взятки гладки?
  
   "Действительно хитрец, - подумал Вячеслав. - Но не искусный. Попытка была неплохая, стоит признать. Да только комиссара Каттани не проведешь. Неужели я всех троих вычислил? Надо будет проверить".
  
   - Но ты больше не обвиняешь меня, милый братик, - промурлыкала девушка. - Как это мииило! В благодарность тебе, а также из родственных побуждений я поддержу твой новый выбор. Я тоже голосую за Алю. И, если ее казнят, - хитро добавила она, - помни, родной, что у этой девушки было меньше голосов и без твоего слова ее бы не осудили.
  
   "Чего?! - мысленно удивился Слава. - Зачем она это сделала? Чего добивается? Почему пытается навлечь на себя подозрение, примыкая к одной из фракций, которую могут посчитать мафией? Ведь она точно не мафиози, так зачем пытается ей казаться?"
  
   - Трое за Колю и четверо за Алю. Свет, твое слово - решающее.
  
   - Ой! Ну, я не могу позволить, чтобы мою подругу казнили. Коль, ничего личного, но мой голос за тебя.
  
   - Ничья, - резюмировала Настя. - Что ж за неимением улик суд отпускает осужденных, снимая с них все обвинения. Сегодня радостный день. Никто не идет на плаху. И благодарные самаритяне в честь этого знаменательного события закатили пир. Но вот наступает ночь. Все граждане расходятся по домам и засыпают.
  
   Одевая маску, Слава подумал, что не так уж и плохо все получилось. Мафиози, конечно, осудить не удалось, зато и мирных жителей не убавилось. И перед мафией он не так уж и ярко засветился. В большей степени подставилась Аля. Вот ей стоит переживать. При этом скорее всего удалось выявить всех. Теперь осталось только подозреваемых проверить.
  
   После того, как свои кровавые делишки совершила мафия и маньяк, а точнее маньячка. Комиссар Каттани снял маску и плотоядно оглядел присутствующих. Он некоторое время колебался проверять ему Николая или нет, но потом решил потратить ценный ход на менее очевидного подозреваемого. Юноша ткнул пальцем в Александра и Настя, широко улыбаясь, кивком головы подтвердила его подозрения.
  
   "Есть! - возрадовался Слава. - Я их сделаю. Только бы успеть!"
  
   Он надел маску и наступил ночной ход доктора. Только одновременно с этим комиссар с беспокойством почувствовал, что его мочевой пузырь начинает предательски подавать сигналы бедствия. Еще вполне терпимые, но до жути быстро прогрессирующие.
  
   "Вот черт! Только не это! Только не сейчас! Блин! Что же делать?!"
  
   - Наступил день, - объявила Настя. - Жители Палермо проснулись и все дружно включили телевизор, послушать утренние новости. Внимание, сводка криминальных событий.
  
   "Только бы меня убили!" - с надеждой подумал Вячеслав.
  
   - Как рассказывает наш специальный корреспондент, празднество в честь амнистии осужденных прошло не совсем гладко. А вернее оно имело пугающие и даже ужасающие последствия. Один из свидетелей обвинения (имя и пол которого мы не можем пока огласить) совершенно неожиданно схватился за горло и, посинев лицом, рухнул как подкошенный. Пострадавший стал биться в конвульсиях, изо рта пошла кровавая пена, и он стал издавать кошмарный вой, как будто сотня демонов в него вселилась. Слабонервные женщины падали в обморок, даже сильные духом мужчины седели на глазах, а некоторые даже лысели. Все признаки свидетельствовали об отравлении смертельным ядом, предположительно цианистым калием. Все могло кончиться очень печально, но... - Настя сделала эффектную паузу и торжественным голосом продолжила. - Но наш великолепный доктор чудом оказался поблизости и показал свой невиданный профессионализм. Он использовал самые передовые методики кровопускания, лечения пиявками и холодными компрессами на лоб. Посредством дыхания рот в рот отсосал у потерпевшего литр яда из организма и в результате беспрецедентной борьбы за жизнь пациента самоотверженно спас его. Имя и пол доктора полиция так же потребовала сохранить в секрете, опасаясь мести мафии.
  
   К началу оглашения новостей несколько игроков схватились за живот и согнулись пополам, как будто им тоже подлили яда, а к окончанию многие уже стали биться в конвульсиях. Девчонки одноклассницы лежали на столе лицом вниз и слабо повизгивали, Сергей и Михаил вторили им громким хохотом. Александр с Викой вытирали слезы с глаз. Маша и Слава тоже смеялись, вот только юноша старался не хохотать в полную силу, опасаясь потерять контроль над ноющим от постепенно нарастающего давления мочевым пузырем.
  
   Настя сохраняла стоическую невозмутимость и, дождавшись пока страсти поутихнут, продолжила.
  
   - Однако, уважаемые зрители, - это еще не все новости. - Полиция заявляет, что в темной подворотне, недалеко от места празднества обнаружила труп некоего гражданина, жестоко изнасилованного насмерть сексуальным маньяком.
  
   Все гости насторожились и заинтересовано повернули к ведущей головы.
  
   - При убитом обнаружились автоматы Узи и Калашников, пять гранат типа лимонка, немецкий гранатомет фаустпатрон, переносной ракетный комплекс стингер, а так же килограмм цианистого калия, с помощью которого по смелым предположениям инспекторов полиции была совершена попытка отравления свидетеля. При себе гражданин имел удостоверение заслуженного мафиози страны и орден доблестного киллера, со всеми сопутствующими ему документами. Согласно паспорту гражданина Сицилии, убитый имел странное не итальянское имя Колия. Наши следователи пытаются выяснить личность и профессию жертвы маньяка. Родственников и сослуживцев потерпевшего просьба обращаться прямо в Кировское отделение полиции Палермо, спросить комиссара Каттани. На сегодня все, уважаемые зрители. До новых встреч.
  
   Игроки за столом опять смеялись. Правда, уже не так сильно, израсходовав большую часть энергии после первой порции новостей. Слава сидел прикрыв лицо руками, под которыми прятал торжествующую улыбку. Он понял, что в лице Маши обрел неоценимого помощника в деле торжества правосудия, и у него имелась прекрасная возможность быстро покончить с мафией руками маньяка. И если бы не проклятый мочевой пузырь ему бы вполне удалось свершить задуманное. Но сейчас требовалось найти выход из положения, потому что просто остановить игру и отпроситься по нужде Слава морально готов не был. Ведь он совсем недавно ходил в туалет, и ему неудобно было сознаться, что он снова хочет. Впрочем, был шанс завершить игру быстро. Всего-то и требовалось осудить одного из оставшихся мафиози днем, а на второго натравить персонального убийцу ночью. Этот план болезный комиссар был еще в состоянии реализовать. Нужно было только действовать без промедления.
  
   Слава открыл лицо и, не дожидаясь пока все игроки отсмеются, заявил:
  
   - Считаю, что членом мафии является Саша. Он поддержал выбор Николая, а тот оказался мафиози, следовательно, Александр скорее всего является его сообщником. Предлагаю казнить преступника.
  
   - Но-но! - моментально откликнулся обвиняемый. - Да, я не голосовал против Коли, ну и что? Я уже объяснил, чем объясняется мой выбор. Я всего лишь хотел уравновесить шансы обвиняемых и, в конце концов, благодаря моему выбору удалось спасти жизни людей. Ну да, я ошибся. Но кто ж мог предполагать, что за личиной благовоспитанного гражданина скрывается жуткий оскал преступности. И уж больно ты активный какой-то. Это подозрительно. Если уж на то пошло, то почему бы не предположить, что именно ваша фракция (ты, Маша или Аля) относится к мафии. А своего вы отдали в жертву, чтобы отвести от себя подозрение. Лично мне такой маневр представляется вполне вероятным. Предлагаю проверить эту гипотезу и казнить Славу.
  
   Тут до комиссара дошла вдруг великолепная мысль. Если его казнят, то он сможет слинять в туалет и мучения, наконец, закончатся.
  
   - Да! Давайте казним меня! - с жаром вырвалось у юноши, что привело остальных игроков в замешательство. Сообразив, что с точки окружающих поступает странно, он поспешил придумать объяснения своему поступку:
  
   - Я не мафиози, - сказал Вячеслав. - И, казнив меня, все об этом сразу узнают. Таким образом я докажу свою правоту и честные граждане узнают имя еще одного мафиози. Своей жертвой я послужу торжеству правосудия.
  
   - Очередная хитрость мафии, - небрежно отмахнулся Александр. - Ой! Казните меня, я такой честный! А сам-то небось надеешься, что благодаря этой речи тебя не казнят? Какой наивный! И потом, даже если ты и не мафиози, это вовсе не означает, что я отношусь к мафии. С такой же вероятностью членом мафии может оказаться любой, кто за казнь Али голосовал.
  
   - А вот это суд и проверит, - вымученно улыбнулся Вячеслав, терпеть нужду которому становилось все сложнее. - Давайте закончим эту дискуссию и перейдем к делу. Предложено две кандидатуры. Предлагаю не тянуть кота за хвост и проголосовать, кто за кого.
  
   - Александр, - коротко высказалась Мария.
  
   - Александр, - поддержала этот выбор Аля.
  
   - Вот-вот, видите! Что я говорил, они за одно! - не удержался от реплики обвиняемый.
  
   - Я за казнь Славы, - откликнулась Ирина.
  
   - И я поддержу братика, - поспешила высказаться Вика. - И потом Вячеслав сам просил, чтобы его казнили, - добавила она, хитро глядя на молодого человека. - Почему бы и не пойти ему на встречу?
  
   - Трое против трех, - резюмировала Настя. - Света, твой голос решающий?
  
   Слава стал сверлить девушку взглядом, телепатически передавая: "Меня! Голосуй за меня!"
  
   - Ой, я пожалуй не стану брать на себя ответственность, - покачала присяжная головой. - Могу я воздержаться?
  
   - Нет, - ответила ведущая.
  
   - Ну, тогда я за Вику голосую, - но не потому, что против нее. А просто так не пострадает никто.
  
   - Итак! Суд в очередной раз не пришел к согласованному решению. Со всех подозреваемых сняты обвинения за недостаточностью улик. Многие граждане до сих пор маются желудком после вчерашнего сабантуя, поэтому новое празднество мэрия города решила не проводить.
  
   "Маша убей меня, умоляю, убей! - мысленно заклинал свою девушку Слава. - А то я сейчас описеюсь!"
  
   Он, конечно, предполагал, что стал для мафии целью номер один, но не мог рисковать и отдаться случаю. Пусть уж маньячка его изнасилует. Так получится наверняка. Юноша посмотрел на Машу, встретил ее внимательный взгляд и опять стал мысленно просить ее о смерти:
  
   "Ты потом за меня отомстишь, ладно? Сама ведь догадалась уже, кто из игроков мафия".
  
   Была объявлена ночь, и девушка надела на глаза маску. Слава так и не понял, услышала ли она его просьбу, но стал надеяться на лучшее. Сработала мафия, потом маньяк. Слава снял маску, проверил Ирину, и та действительно оказалась мафиози. Потом наступил ход доктора и, наконец, был объявлен день.
  
   Настя начала свою речь ломающимся голосом и, похоже, с трудом сдерживала смех:
  
   - Внимание, срочные новости! Этой ночью в Палермо произошли беспрецедентные события. На возвращающего со спецоперации комиссара Каттани было совершено ужасающее по жестокости нападение мафии. Его сбили автомобилем, расстреляли в упор очередью из автомата, перерезали горло, повесили, а потом взорвали. После чего положили останки тела на железнодорожные пути.
  
   "Ну слава богу!" - с облегчением подумал Вячеслав. Он так обрадовался своей "смерти", что не поддался всеобщему веселью охватившему большинство игроков.
  
   - Но это еще не все, - добавила ведущая, борясь с прорывающимся смехом. - Пробегавший мимо маньяк изнасиловал труп комиссара и расчленил его останки.
  
   После этих слов все без исключения грохнули от смеха. Девчонки вновь повизгивали лежа лицом на столе, а парни медленно сползали под стол со своих стульев.
  
   - Тем не менее, - продолжила Настя искушающим тоном и сделала эффектную паузу, дожидаясь пока гости не успокоятся немного и не поднимут на нее недоверчивые глаза. - Наш доблестный доктор очень удачно оказался поблизости... - этих слов хватило, чтобы смех грохнул с новой еще большей силой.
  
   Александр уже стонал на своем месте от хохота, а Вика содрогалась в конвульсиях, лежа головой на его коленях. Собственно дальше ничего уже можно было не говорить. Однако Настя продолжила добивать игроков, периодически сама не выдерживая и сбиваясь от смеха.
  
   - Доктор разложил останки комиссара на промытых в родниковой воде листьях лопуха. А чтобы добыть воду, им была... вырыта... - Настя не выдержала и рассмеялась в голос, но потом подавила смех и стоически продолжила. - Голыми руками вырыта скважина глубиной до десяти метров, доставшая до подземных вод. Словно пазл доктор сложил из отдельных кусочков тело комиссара, подсвечивая себе спичками и изо всех сил стараясь не перепутать в темноте левые и правые конечности, передние и задние части тела. Он провел невероятную по сложности... нейрохир...рур... ха-ха ...гическую операцию в полевых условиях, пользуясь... швейными ниткой и иголкой, а на швы были наложены продезинфицированные в роднике невероятные по целительной силе листья подорожника. Под конец на место была пришита голова комиссара, а хлещущая из сонной артерии кровь остановлена наложением на шею тугого перетягивающего жгута. Ожесточенная борьба за жизнь пациента продолжалась до самого утра. И увенчалась успехом медицины. Как сообщают наши медики, благодаря своевременным и профессиональным действиям доктора жизни комиссара больше ничего не угрожает и он быстро идет на поправку.
  
   Игроки хохотали как сумасшедшие, со стонами переводили дух и вновь продолжали смеяться. Одному Славе было не до смеха. Он понимал, что его надежды на выбывание из игры не сбылись и мучения продолжатся. Юноша решил было плюнуть на все, сказать, что ему необходима пауза, и, пока народ хохочет, отлучиться в туалет. Однако именно в этот момент острый приступ нужды несколько успокоился, и терпеть ее снова стало по силам.
  
   Молодой человек обвел глазами присутствующих, которые постепенно приходили в норму, и попытался понять: какая сволочь его "оживила". Александр и Ирина отпадали, поскольку относились к фракции мафия, Маша была маньячкой, он, соответственно, комиссаром. Оставались не идентифицированными Вика, Аля и Света. Аля проявила себя как одна из самых проницательных и активных игроков. Она вполне могла догадаться, что следующий удар мафия нанесет по Вячеславу и, соответственно, спасти его. Однако скорей всего именно она подверглась нападению мафии предыдущей ночью, и, поскольку ведущая сказала, что доктор вылечил пострадавшего, а не сам себя. Эта девушка не могла быть доктором. По крайней мере, такой вариант был наименее вероятным.
  
   Из двух оставшихся кандидатур больше всего подозрений вызывала Вика. Слава встретился с ней глазами, увидел в них ироничный блеск, хищную улыбку на лице и его, что называется, осенило. Все действия девушки вдруг получили логичное объяснение. Она наверняка знала, что между Славой и Настей произошло, имела представления, какие трудности юноша испытывает и специально затягивала игру, чтобы привести того в теперешнее состояние. Вероятно она рассчитывала, что парень прервет игру, сбежит в туалет, и у нее появится шанс его отловить. И возможно она специально защитила его от ударов мафии и маньяка, чтобы не дать освободиться первым и сбежать в туалет без нее. Такими побуждениями вполне могли быть мотивированы ее действия. Так что молодой человек ясно понял, что у него нет шансов выйти из игры, пока Вика ему мешает. Следовало срочно устранить ее и тогда следующей ночью у Маши появится возможность его освободить.
  
   - Голосую за Вику, - прервал Слава паузу в игре решительным тоном.
  
   - Поддерживаю, - тут же откликнулся Александр. - Я уже раньше предлагал ее кандидатуру. И подозрения мои сохранились.
  
   - Я тоже за Вику, - охотно откликнулась Ирина. - Какая-то она подозрительная.
  
   Маша и Аля с удивлением уставились на Вячеслава. Его выбор им показался удивительным. У футки было нейтральное непонимание, а во взгляде девушки присутствовал еще и легкий упрек.
  
   "Как же так? - словно спрашивали она. - Видать комиссар наш не до конца еще оправился от удара".
  
   Слава твердо посмотрел в глаза своей подруге и постарался передать ей взглядом, что этот выбор для него необходим.
  
   - Хорошо, я тоже за Вику, - сообщила Маша, и не дала больше никаких объяснений.
  
   - Ах! Как же так, - наигранно расстроилась обвиняемая. - Это навет! Я несправедливо осужденная! Остановитесь граждане! Вы казните невиновную!
  
   - Четыре голоса за против трех оставшихся, - резюмировала Настя. - Решение суда принято и обжалованию не подлежит.
  
   Слава посмотрел Вике в глаза и опешил. Девушка выглядела очень довольной. Как будто случилось то, на что она даже и не рассчитывала.
  
   - Итак, казнь состоялась, - трагичным голосом заявила ведущая. - При разборе личных вещей осужденной были найдены: упаковка таблеток аспирина, ртутный градусник, бинт, бутылочка йода, а так же корочки доктора медицинских наук, заслуженного хирурга Сицилии и удостоверение заведующей областной поликлиники города Палермо. Вы казнили нашего незаменимого доктора друзья.
  
   - Ох! Какая досада! Вика прости, - огорченно сказала Ира.
  
   - Да уж обознались, - грустно вздохнул Александр.
  
   - Ничего-ничего, - беззаботно улыбнулась девушка. - Вы играйте, а мне как раз надо отлучиться носик попудрить, - добавила она, многозначительно глядя на Вячеслава.
  
   И тут до молодого человека дошло, что задумала эта хищница. Она первой освободилась от игры и будет поджидать свою добычу возле места, к которому ту приведет нужда. То, чего Слава опасался больше всего, он устроил своими собственными руками.
  
   - Ночь, - объявила ведущая. - Жители города Палермо засыпают.
  
   Перед тем как надеть маску, Вячеслав успел заметить, как скрестились на нем хищные взгляды Ирины и Александра. Теперь уже некому было помешать мафии устранить комиссара Катани.
  
   "Ну и замечательно, - устало подумал молодой человек. - Наконец-то в туалет схожу. Скорей бы освободиться".
  
   По окончании ночного раунда Настя объявила, что самоотверженный полицейский был добит мафией прямо в больнице, в которой проходило его лечение. Хитроумный мафиози организовал комиссару смерть самым изощренным способом. Он отключил аппарат вывода из организма отработанных веществ, и бедный полицейский умер от разрыва мочевого пузыря.
  
   Слава подозрительно посмотрел на ведущую и встретил ее слегка ироничный и сочувственный взгляд:
  
   "Ну и чего ты терпел? - словно говорили ее глаза. - Сходил бы уж раз приперло. Подождали б тебя, не в олимпийские чай игры играем".
  
   "Дурак потому что", - подумал Вячеслав и поднял руку, привлекая к себе внимание.
  
   - Комиссар Каттани - это я, - представился он. - И мне надо отлучиться. Желаю мирным жителям надрать мафии зад.
  
   Кивнув игрокам, молодой человек поднялся из-за стола и направился к выходу из зала.
  
   - Однако хитроумному мафиози не повезло, - продолжала свою речь Настя. - Выбираясь из больницы через мусоропровод, он наткнулся на кровожадного маньяка. Был безжалостно изнасилован и убит. Уважаемые горожане, будьте внимательны и осторожны, мусоропровод не предназначен для входа и выхода из здания, используйте для этого специально предназначенные двери. Искренне ваша, ведущая криминальных новостей Анастасия Верницкая.
  
   Вячеслав не услышал уже, кого прикончила Маша, но по достоинству оценил разумность ее решения. К дневному раунду остался лишь один мафиози и три мирных жителя, у которых имелись все шансы гангстера осудить. Тем более, что два из них наверняка догадывались под чьей личиной скрывается преступник. Однако мысли молодого человека были заняты уже другим противостоянием. Вика, скорее всего, поджидала его на пути к туалету, и следовало придумать способ ее обойти. К тому же думать следовало быстро, дабы событие, предсказанное ведущей, не произошло в реальности.
  
   Молодой человек вдруг вспомнил, что рама окна в мужском туалете осталась не запертой и, просияв лицом, устремился на улицу. Обогнув здание, он подошел к месту, где чуть раньше вылез на улицу и внимательно присмотрелся к подъему, который следовало преодолеть. Залезть в здание, конечно же, было гораздо сложнее, чем выбраться из него. Окно располагалось заметно выше человеческого роста. Однако вытянув руки вверх и встав на цыпочки, юноша сумел дотянуться до подоконника и ухватиться за него. Затем, подтянувшись, он встал ногами на ступеньку фасада здания, выпрямился и, толкнув рукой раму, отворил ее внутрь. Далее оставалось только забраться на подоконник и заползти в туалет, что начинающий скалолаз проделал без особых сложностей. Справившись с этим шагом, он спрыгнул на пол, бросился к писсуару, на ходу расстегивая ширинку, и надолго завис у него.
  
   - Оооох! Боже! - тихо простонал юноша и рассмеялся. - Опять успел!
  
   Слушая звонкое журчание, он чувствовал, как умиротворение возвращается в его организм, а с ним приходит и азартная проказливая радость.
  
   "Обманул я ее таки! - мысленно хихикал он. - Перехитрил хищницу! Вот умора будет посмотреть на лицо Вики, когда она поймет, что я опять ее провел!"
  
   Отстрелявшись, юноша стал застегивать брюки и увидел, что слегка испачкался известкой. Не так чтобы очень, но все равно было заметно, что он где-то лазил. Возвращаться в таком виде в зал было не очень удобно, и парень решил привести себя в порядок, тем более что все условия для этого были, да и не спешил он никуда. Намочив руку под умывальником молодой человек стал тщательно стирать белые следы со своего пиджака и брюк, а попутно еще и разглаживать ткань.
  
   Минут через пять Слава полностью привел себя в порядок и задумался, что делать дальше. Можно было, как и в прошлый раз, вылезти через окно и вернуться в зал по улице. Это было безопасно, но совсем не прикольно. Так Вика могла и не узнать, что он обошел ее блок пост и проник на охраняемую территорию. Однако возвращение назад по коридору результатом своим вряд ли отличалось от пути по коридору в туалет. И в том, и в другом случае юноша наверняка встретился бы с Викой, и чем это было для него чревато, он понятия не имел. Так что рисковать как-то не хотелось.
  
   Слава задумчиво подошел к окну, взвешивая все "за" и "против", и тут размышление его прервал звук открывающейся двери. Обернувшись, он увидел Александра и приветливо махнул ему рукой.
  
   - Ну что, мафиози, закончилась игра?
  
   - Ага, закончилась.
  
   - Кто победил?
  
   - Да Машка твоя, маньячка.
  
   - Что правда что ли? - обрадовался Вячеслав. - Как?
  
   - Да элементарно. Днем во время суда они втроем осудили Ирку, а ночью Маша прикокошила Свету и осталась с Алей наедине. В итоге, чистая маньячная победа.
  
   - Ха, прикольно. Молодец.
  
   - А Маша-то, похоже, расстроилась.
  
   - Разве? Почему?
  
   - А не знаю. Может, хотела с тобой остаться и насиловать тебя всю оставшуюся жизнь, - пошутил Александр.
  
   - Да вроде так оно на самом деле и есть.
  
   - Ну, в игре ей видимо того же хотелось? Ты почему Вику слил? Я тебя не понимаю. Вычислил ведь уже нас троих. Надо было добивать.
  
   - Потому что мне пипец как в туалет было нужно, а Вика не давала меня убить.
  
   - Так сходил бы, в чем дело?
  
   - Мне было стыдно. Ясно тебе?
  
   - Конечно, ясно, чего же тут не ясного, - проворчал Саша, пристраиваясь к писсуару. - Стыдливый комиссар Каттани, просто пипец какой-то. Но ты все равно ведь этим своим действием ничего не выигрывал. Доктор не может лечить одного и того же игрока два раза подряд.
  
   - Что правда что ли?
  
   - А ты не знал? О, боги! Ты ведь только хуже себе сделал. У вас же с Викой в кошки-мышки игра?
  
   - Откуда знаешь? - удивился Слава.
  
   - О! Значит, я догадался, - весело улыбнулся Александр, застегивая ширинку. - Ну, сестренка меня спрашивала, не видел ли я тебя. Да и ты тут в туалете торчишь, прицеливаясь как бы вылезти через окно.
  
   - А где она сейчас?
  
   - За дверью тебя поджидает, если еще не ушла.
  
   - Допустим мы вместе выйдем. Она ведь не поймает меня?
  
   - Не боись, при свидетелях она нападать не станет.
  
   - Уверен?
  
   - На все сто.
  
   - Отлично! Ну, тогда пошли?
  
   - Пошли уж, доблестный комиссар. Окно только закрой, а то администрация ругаться будет.
  
   Молодые люди вышли вдвоем из туалета и у Вики натурально округлились глаза.
  
   - Че... чего?! Он в кармане тебя что ли пронес?!
  
   Слава не удержался и прыснул от смеха. Произведенное на девушку впечатление доставило ему сладкое удовольствие.
  
   - Верно в кармане, - ответил он, весело глядя на оппонентку.
  
   - Как интереэээсно! Я бы тоже хотела тебя в кармане поносить. Не поделишься секретом?
  
   - Альпинист он, а не Копперфильд, - усмехнулся Саша. - А об остальном сама догадаешься. Девочка ты умная.
  
   - Спасибо за комплимент, - хмыкнула Вика и, обогнав молодых людей, первой вошла в зал.
  

Глава 23. Вика

К содержанию

   Праздник тем временем продолжался своим чередом. Были еще тосты в честь именинницы, теплые слова, различные забавные игры, а потом вновь объявили танцы и Вика, подойдя к Маше, скромно спросила:
  
   - Нельзя мне ненадолго одолжить твоего мальчика?
  
   - Ну, я сама хотела потанцевать, но... можно конечно. Для подруги мне ничего не жалко.
  
   - Ой, спасибочки!
  
   Вика протянула Славе руку и, очаровательно улыбаясь ему, сказала:
  
   - Милорд! Не соизволите ли со мной потанцевать?
  
   - С удовольствием, - откликнулся юноша, широко улыбаясь в ответ. - И даже сочту за честь.
  
   - Как мило, - промурлыкала девушка, и повела своего партнера за руку на танцплощадку.
  
   Некоторое время они плавно скользили под музыку в изящном вальсе. Слава лишь второй раз в своей жизни танцевал в паре с девушкой, но у него странным образом неплохо получалось. Вика в отличие от Маши, уступала юноше в росте сантиметров пять и от этого они казались вполне классической парой. Руки парня придерживали девушку за талию, она оплела руками его шею, они двигались по паркету, рисуя квадраты в такт на раз-два-три-четыре, и, молча, рассматривали друг друга.
  
   - Ты меня очень удивил сегодня, - нарушила, наконец, молчание Вика и тепло улыбнулась партнеру.
  
   - Это ведь было приятное удивление? - предположил Слава, улыбаясь в ответ.
  
   - Приятное, - подтвердила девушка. - Я тебя захотела. Не просто как конкурента за сердце моей лучшей подруги, которого нужно опустить, потому что он посмел занять мое место, и добился того, чего я сама планировала достичь. Я захотела тебя для себя. Поняла, что ты интересен мне и симпатичен, что моя душа тянется к твоей и хочет обладать тобой. Я хочу сделать тебя своим. Что ты об этом думаешь?
  
   - Я... я... - стал заикаться Слава, испытывая оторопь от такой откровенности. - Я уже... вроде как... принадлежу... другой...
  
   Вика улыбнулась шире и крепче прижалась к нему.
  
   - Ты ведь прекрасно знаешь, что футки и люди относятся к объектам разного класса массы. Наши орбиты не пересекаются. Иными словами я и Маша никогда не будем конкурентами в отношении тебя. Другое дело мы с тобой. И нам придется определиться с траекториями вращения, чтобы не сталкиваться друг с другом. Поэтому давай сейчас оставим пока все наши игры и поговорим серьезно. Мне нужно знать союзники мы с тобой или враги. Могу ли я рассчитывать на твое сочувствие, доверять тебе?
  
   - Ты можешь рассчитывать на мое самое искреннее содействие, - с жаром зашептал Слава. - Я очень хочу, чтобы вы с Машей были вместе и сделаю все, что от меня зависит, чтобы тебе помочь.
  
   Вика даже опешила слегка от такого взрывного энтузиазма.
  
   - По...почему? - тихо спросила она, обескуражено глядя на молодого человека.
  
   - Потому что я чувствую Машу, у нас с ней эмоциональная связь. И я знаю, как сильно она тебя любит, как счастлива, что вы помирились. Она мечтает видеть тебя самой близкой своей подругой. И эти ее чувства вызывают у меня глубокое сопереживание.
  
   Вика вдруг стиснула в объятия шею юноши и прижалась лицом к его плечу.
  
   - Боже! Боже! - шептала она. - Спасибо тебе! Спасибо, что услышал мои молитвы! - Она подняла голову и посмотрела на Славу сияющими глазами. - И тебе тоже спасибо, что вдохновил.
  
   - Да не за что, - ответил молодой человек, сияя ничуть не меньше девушки. - Честно говоря, мне просто до чертиков приятно видеть тебя такой счастливой.
  
   Вика тепло улыбнулась ему в ответ.
  
   - Значит, я тебе тоже не безразлична?
  
   - Спрашиваешь?! Конечно, нет!
  
   - И тебя совсем не беспокоит, что я займу местечко в сердце твоей девушки?
  
   - Вот честно, совсем нет, - беззаботно ответил юноша. - Я к девушкам Машу совсем не ревную. Эти отношения я не могу воспринимать иначе как дружеские.
  
   - Ты ошибаешься на мой счет, если так думаешь, - промурлыкала Вика. - Я с Машей планирую зайти гораздо дальше простой дружбы.
  
   - Да уж, догадываюсь, - смущенно хихикнул Слава. - Но... все равно... не знаю, как объяснить... мне почему-то это кажется несерьезным.
  
   - Думаешь, мне не светит ничего? - помрачнела девушка. - Маша всегда на меня смотрела только как на подругу.
  
   - Нет... хе-хе... - юноша вспомнил чувства Мариоки и немного смутился. - Мне кажется... что... в этот раз... кое-что изменилось.
  
   - Ты, правда, так думаешь?! - обрадовалась Вика, и даже голос слегка повысила, так что другие гости повернули в их сторону головы.
  
   - Тише ты не кричи, - шепнул молодой человек. - Есть один секрет, который возможно тебя заинтересует.
  
   - Секрет? Все секреты позже, - строго сказала девушка, но в этот раз ее снова слышно было только Вячеславу.
  
   Она опять улыбалась и смотрела на парня с каким-то азартным удовольствием.
  
   - Ты не устаешь меня сегодня радовать и интриговать. Мне приятно, что ты был честен со мной и доброжелателен. Теперь настал мой черед быть с тобой честной. Дело в том, что я в отличие от тебя не столь альтруистична. И мужчин к Маше, увы, я ревную.
  
   Улыбка на лице Вики вдруг стала очень сладкой, однако у Славы от нее почему-то мурашки побежали по спине.
  
   - Мне удастся стерпеть какую-нибудь случайную связь с человеком из клана, - продолжила она медово-елейным тоном. - Однако делить ее постоянно с кем-то вроде тебя, я не смогу. Я стану беситься и когда-нибудь убью соперника голыми руками, просто вырву сердце у него из груди и съем его, пока он истекает кровью.
  
   - Ты ведь не серьезно, да? - опешил юноша. - Это ведь просто гипербола?
  
   - Нет, это чистая правда, - промурлыкала Вика и, ухватив парня за волосы сзади, больно сжала их. - Можешь поверить мне, я в состоянии это сделать.
  
   - Боже, - выдохнул Слава и посмотрел на девушку пьяными от адреналина глазами. - Опупеть просто!
  
   - Тебе не страшно, - удивилась она.
  
   - Страшно, - признался молодой человек. - Но одновременно меня очень заводит опасность... исходящая от тебя.
  
   - И ты не против умереть?
  
   - Не хотелось бы, - вздохнул юноша. - Поэтому я надеюсь, что ты знаешь как нам выйти из положения, и берешь в расчет, что отказаться от Маши я физически не смогу, да и не захочу к тому же.
  
   - Да-да, - промурлыкала Вика, - выход для тебя есть. Все очень просто.
  
   Она вдруг атаковала Славу взглядом, буквально пронзая его сталью своих глаз. И снова молодой человек ей поддался, ощутив растекающееся по телу оцепенение. Однако в этот раз девушка не спешила его отпускать, удерживая в своеобразном ментальном захвате.
  
   - Боже! Ну до чего же ты податливый, - шепнула она с удовольствием. - Ты либо доверчив чересчур, либо беспечен.
  
   - Мне просто нравится, когда ты вот так... сковываешь меня глазами, - признался юноша.
  
   - Но ты ведь знаешь, что ты тем самым признаешь себя моим нижним.
  
   - Нет-нет, я просто удовольствие получаю, без каких либо признаний, - возразил юноша.
  
   - А вот так приятно? - промурлыкала Вика и плавно отпустила его, а потом внезапно захватила вновь, пронзая глазами еще глубже.
  
   По ощущениям это действие очень напоминало необычную и экзотическую фрикцию. Партнерша по танцу словно поимела Славу своим взглядом, но не физически, а как-то ментально, что ли. Тем не менее, тело его вздрогнуло слегка и в груди растеклось приятное тепло. За первой фрикцией последовала вторая, перехватившая дыхание юноши и заставившая его сбиться с шага.
  
   - Ч...то ты делаешь? - прошептал он.
  
   - Трахаю тебя глазами, разве не понятно? - пояснила Вика и еще раз со всей дури вонзилась взглядом в молодого человека, вырвав тихий стон из его груди. - Вау! - восхитилась она. - Как оказывается приятно в тебя входить! Ты так податлив, так беспомощен, и так тепло окутываешь меня, словно сжимая со всех сторон, что это реально напоминает секс. Такой специфический волнующий секс, в котором твоя душа для моей становится нижней.
  
   Слава попытался вырваться из этого ментального захвата, опустить взгляд, и тем самым вызвал всхлип удовольствия у хищницы, которая, оказывается, очень крепко его держала.
  
   - Да! - с жаром зашептала она. - Сопротивляйся! Так еще приятнее!
  
   Она снова вонзилась в парня, и волна мурашек побежала по его спине, заставляя тело легонько вздрагивать.
  
   - Мммм, хорошо! - сладко промурлыкала Вика. - Я уже не смогу отказаться от этой игры, так она мне понравилась. Теперь ты просто вынужден стать моим нижним. Давай я объясню тебе кое-что, а попутно продолжу насиловать тебя взглядом.
  
   Еще один удар и она сама начинает дрожать от удовольствия.
  
   - Я буду меньше тебя ревновать, - с придыханием зашептала девушка и снова вонзилась, - когда перестану видеть в тебе соперника. И если ты станешь нижним, будешь мне подчинен, это во многом решит нашу проблему. Моя госпожа имеет право владеть всем, что мне принадлежит - это естественно. Я не избавлюсь от ревности полностью, более того, я наверное стану ревновать и к тебе, - хихикнула Вика, совершая очередную фрикцию. - Но это чувство будет гораздо легче. Мне просто потребуется сбрасывать пар и все напряженности между нами улягутся. Ты ведь не против грубого секса, да?
  
   Еще один удар, выдох, тихий стон, потом смех. Слава не видел лица собеседницы, перед глазами его мерцало серебристое марево. Он уже и тело свое практически не чувствовал. Его оккупировали приятные иголочки, которые легкими покалываниями захватывали все большую и большую территорию.
  
   - Вау! Как ты горишь! - восхитилась Вика. - Меня так заводит эта твоя виктимность. Я стану насиловать тебя после каждой измены, получая двойное удовлетворение. И выход гневу своему дам и лишний раз подтверждение получу, что ты мой, а заодно покажу тебе твое место. Видишь сколько пользы от одного сладкого, волнительного и такого захватывающего для нас двоих секса? Подозреваю, что если и Маша будет свидетельницей этого наказания, я получу удовольствие втройне. Ну как тебе такие перспективы?
  
   - Ты... извращенка... - шепнул юноша, с трудом получая контроль над своей речью.
  
   Девушка рассмеялась тихо, задвинула ему в очередной раз и прошептала в ответ:
  
   - И почему мне слышится вожделение в твоем голосе? Но давай снова на чистоту. Ты согласен быть моим нижним, не станет ли это тебя ломать? Потому что если ты категорически против, у нас ничего не получится. Мы не сможем ужиться в одной семье.
  
   - На чистоту, да? - спросил Слава и тоже рассмеялся. - Хорошо, буду честен. Я просто торчу от тех перспектив, которые ты мне расписала. Но... - он сделал паузу и весело продолжил. - Без боя я не сдамся. Тебе придется доказать, что ты сильнее меня, подмять и вынудить стать нижним. Покажи, что достойна мной владеть и я буду с удовольствием тебе подчиняться. Хотя и не обещаю... не пробовать иногда на прочность крепость твоих уз.
  
   - Повтори свое желание, - сладко прошептала девушка, и совершаемые ей фрикции участились.
  
   - Хочу ощутить твою силу.
  
   Удары стального марева превратились в долбежку, объятия в танце стали теснее, крепче.
  
   - Еще!
  
   - Захвати меня! Возьми! Сделай своим!
  
   Слава ощутил руками, вибрацию в теле партнерши, которая стремительно набирала амплитуду. Вика вдруг сладострастно вскрикнула и судорожно содрогнулась всем своим существом, повисая на молодом человеке. Серебристая пелена перед глазами рассыпалась на множество мелких осколков и пропала. Юноша увидел томное раскрасневшееся лицо девушки и повернутые к ней лица гостей.
  
   - Эй, осторожнее, - моментально сориентировалась Вика. - На ногу мне наступил.
  
   "Что это было?! - мысленно поразился Вячеслав. - Она что, кончила?"
  
   - Ой! Извини, - смущенно сказал он вслух. - Наступи мне тоже, чтобы не поссорились.
  
   Молодой человек поднял взгляд на девушку, и та снова атаковала его глазами, только в этот раз вошла очень глубоко. У Славы словно щелчок в голове раздался, на несколько секунд мир погрузился в звонкую тишину и его накрыла тьма кромешная. А когда свет зажегся, и пространство опять наполнилось звуками, юноша обнаружил себя в тесной кабинке в крепких объятиях Вики и со сладким поцелуем на устах.
  
   "Так вот какой "туз в рукаве" имела в виду Мариока, - догадался вдруг Павел. - Эта девушка, что, гипнозом владеет? Или может быть это даже ментальная магия... Ничего себе! Она - маг?!"
  
   - Попался, - проворковала похитительница и тихо рассмеялась.
  
   - Мы... ггде? - слегка заикаясь, спросил юноша, растеряно хлопая глазами. Потом он увидел унитаз справа от себя и опешил.
  
   - В женском туалете, - хихикнула девушка. - Так что не шуми, чтобы не выдать своего присутствия и не объясняться потом, как сюда попал.
  
   - Ты что творишь! - испугался Слава. - Немедленно меня отпусти!
  
   - Не рыпайся, - жестко рыкнула Вика и прижала его к стенке кабинки. - Попробуешь сбежать, и я устрою скандал, сообщив всем, что поймала тебя за попыткой подглядывать.
  
   - Чего ты хочешь? - тихо спросил молодой человек, понимая, что действительно попался.
  
   - Удовольствия, - сладко промурлыкала похитительница. - Ты просто возмутительным образом меня возбудил. У меня уже все трусы мокрые, хоть отжимай. И за это я требую сексуального удовлетворения. Так что давай не ломайся и вставай на коленки. Я хочу кончить от твоего язычка.
  
   - Ты что?! В туалете?! С ума сошла?! Тут же грязно, я брюки испачкаю!
  
   Вика сунула ему под нос вафельное полотенце довольно приличных размеров.
  
   - Стели, - сказала она с хищной улыбкой, - и будь благодарен, что я о тебе позаботилась.
  
   - Нас же спалят.
  
   - Будешь тихо все делать - не спалят. Да и если застукают за оральным сексом, это нанесет гораздо меньший урон твоей репутации, чем подозрение в подглядывании.
  
   - Блииин!
  
   - Давай-давай. У тебя просто нет выбора.
  
   Слава колебался, глядя на закрытую щеколду двери. Его шокировала вся эта ситуация, но одновременно было и остро, и волнительно. Он продолжал еще взвешивать в уме варианты побега, как услышал звук открываемой двери, и в туалет вошли Настины одноклассницы. Юноша узнал их по голосам. Сбежать теперь уж точно стало не реально. Вика широко улыбнулась ему и указала пальчиками на полотенце, которое Слава держал, а потом на пол у себя под ногами. Она выждала пару секунд, отметила бездействие пленника и задумчиво потянулась к щеколде кабинки.
  
   Молодой человек поспешно поймал ее за руку, отрицательно мотая головой. Девушка вопросительно приподняла бровь, и пленник тихо вздохнул, всем видом своим показывая, что смирился. Он присел на корточки, постелил полотенце у Вики под ногами и встал на него коленками.
  
   - Как хорошо! - раздался снаружи голос Али. - Какой праздник удачный получился. Мне все очень нравится.
  
   Скрипнула дверца в соседней кабинке, послышалось торопливое шуршание одежды, а потом раздался шумный всплеск и громкое набирающее мощность журчание.
  
   - Вот теперь и мне хорошо, - рассмеялась Ира. - Ты сама-то писеть не хочешь?
  
   - Не, я только макияж поправлю.
  
   - О! У тебя тональник с собой?
  
   - Конечно.
  
   - Дашь мне тоже?
  
   - Бери.
  
   На некоторое время наступило молчание. Видимо девушки перед зеркалом поправляли косметику. Вика с высоты своего положения томно посмотрела на Славу, не спеша подтянула подол платья вверх, открывая стройные ножки до конца, и слегка подогнула его, закрепляя. Потом она показала пальчиком на молодого человека, затем на свои белоснежные трусики, потемневшие от влаги внизу, и сделала недвусмысленное движение руками, предлагая их с себя снять. Причем снимать, судя по ее пантомиме, должен был парень.
  
   - У тебя какие-то планы есть на Александра? - спросила Аля у Ирины.
  
   - А тебе-то что?
  
   - Просто любопытно.
  
   Вика замерла, прислушиваясь к разговору. Ей видать тоже любопытно стало.
  
   - Ну, хочу с ним поближе познакомиться, покрепче подружиться...
  
   - И все?
  
   - Пока все... а там видно будет.
  
   - То есть никаких далеко идущих планов на его счет ты не строишь?
  
   - Пока нет. А тебе-то какое дело?
  
   - Просто хотела предупредить, что он уже нескольких девчонок обломал.
  
   - В каком смысле?
  
   - Ну, он не сближается ни с кем. Дружить дружит, но не более.
  
   - Вот как? И почему?
  
   - Не знаю... вроде бы у него уже есть пара.
  
   - Ладно, - приняла эту информацию Ира как ни в чем не бывало.
  
   - А что ты думаешь о новеньких, - поинтересовалась Аля.
  
   Теперь уже Слава навострил уши.
  
   - Нормальные ребята, приятели наших дылд.
  
   - С чего ты взяла?
  
   - Темноволосый мальчик, которого Колей зовут, в Тасьску втрескался по уши, это ж невооруженным взглядом видно. Да и она, по-моему, отвечает ему взаимностью. А светленького Славу Маша представила как своего парня еще в самом начале праздника, когда с именинницей знакомила. Ты разве не слышала?
  
   - Видать пропустила.
  
   - И ты не видела, как Машка его на диванчике обжимала?
  
   У юноши от этих слов прям ёкнуло в душе.
  
   "Вот невезение, - подумал он расстроено, - спалили все-таки".
  
   Вика весело посмотрела на него, и прикрыла рот рукой, сдерживая смех.
  
   - Нет. Когда? - с любопытством спросила Аля.
  
   - Ворона ты, - хохотнула Ира. - Шикарное зрелище пропустила. Это было весьма и весьма интересно.
  
   Вика кивнула Славе, подтверждая эти слова, и облизнула себе губки. Потом она снова показала на свои трусики и повторила жестом, чтобы юноша их снимал.
  
   - А чего ты спрашиваешь? - уточнила Ирина. - Понравился из них кто-нибудь?
  
   - Не то чтобы прям понравился, - ответила Аля. - Я пока с ними обоими плохо знакома. Но со Славой... - девушка сделала паузу и молодой человек, потянувшийся уже к трусикам Вики, в очередной раз завис.
  
   - Ну-ка, ну-ка, - подстегнула ее заинтригованная подруга.
  
   - Как бы лучше сказать... наедине я бы с ним не осталась.
  
   - И почему же?
  
   - Есть в нем какой-то физический магнетизм, знаешь ли. Всякие развратные мысли на ум приходят.
  
   - И у меня, - хихикнула Ира. - Я бы тоже за себя не ручалась, останься с ним наедине.
  
   - На танец, его пригласить, что ли? - с томной задумчивостью произнесла Аля, и подруги, прыснув, многозначительно рассмеялись.
  
   Вспомнив, что у них с Викой произошло у всех на виду, Слава опять покраснел и с упреком посмотрел на девушку, щечки которой тоже слегка зарумянились.
  
   "Капец просто, - подумал он расстроено. - Я сейчас со стыда сгорю!"
  
   - Да-да, - веселилась Ирина. - Я бы с ним тоже потанцевала.
  
   Вика легонько щелкнула парня по носу, выводя его из состояния саморефлексии, и в третий раз повторила жест, приказывающий избавить ее от нижней части белья. Внимательно глядя на Славу, она снова потянулась к щеколде двери, и тот поспешно подчинился. Молодой человек не первый раз уже за сегодня выполнял это действие, поэтому получилось у него все достаточно гладко. Он сперва стянул резинку трусов с попы девушки, затем скользнул руками на переднюю их часть и, потянув вниз, опустил мокрый лоскут ткани до самых щиколоток. Почти сразу юноша приклеился взглядом к обнажившимся женским прелестям, в очередной раз отмечая, что девушки в клане предпочитают не брить интимное место.
  
   Вика действительно была возбуждена. Ее киска набухла, слегка приоткрыв свои пухленькие губки, на коротких и светлых волосках которых скопились капельки влаги, а самая крупная из них на эластичной ниточке протянулась вниз. Последовав вслед за трусиками во время их спуска, она оборвалась где-то на середине бедер и теперь висела в воздухе, как альпинист на страховке. Клитор девушки бесстыже торчал вперед, слегка обнажив свою головку. Он был не таким здоровенным, как у Маши, но все равно достаточно основательно возвышался над пушистыми валиками, и словно требовал ласки.
  
   Весь этот соблазнительный вид в своей совокупности настолько ощутимо притягивал к себе молодого человека, что тот поспешно опустил взгляд вниз, чтобы не поддаться искушению поцеловать сказочный цветок.
  
   - А вообще это не дело, так обжимать парня на глазах у его подруги, - осуждающе сказала Аля, когда девушки отсмеялись. - Честно говоря, не ожидала я, что Вика... - она вдруг замолкла, и Слава просто физически почувствовал, что пара глаз скрестилась на их кабинке.
  
   "Блин-блин-блин!" - заволновался он.
  
   Послышались приближающиеся шаги, и дверь слегка дернулась от попытки ее открыть.
  
   - Эй, есть тут кто? - спросила Ирина.
  
   Молодой человек метнулся взглядом к Вике, и та, азартно улыбнувшись ему, изобразила губами поцелуй и показала пальчиком на свою писю.
  
   "Черт! О чем она думает?! Ей надо ответить им! Срочно ответить, иначе они... Мама! Они же смогут снизу заглянуть и увидеть... Черт!"
  
   В дверь кабинки постучали.
  
   - Кто-кто в теремочке живет? Кто-кто в невысоком живет? - иронично пропела Аля.
  
   Слава умоляюще посмотрел на Вику, и та снова повторила свой жест с поцелуем, да еще и ножки пошире расставила, чтобы удобнее было выполнить ее приказ. Поняв, что сопротивление выйдет себе дороже, молодой человек потянулся ртом к женской промежности, прицеливаясь коснуться им лобка. Но в последний момент бесстыдница подалась бедрами вперед, подставляя украшенные капельками пушистые губки и впечаталась ими в губы целующего. Слава ощутил, как рот его влажным теплом обволакивает бархатная нежность и слегка поплыл.
  
   - Давай снизу заглянем, - предложила Ира и Вика, наконец, откликнулась.
  
   - Да я здесь, я, - сказала она, томно рассматривая сверху свою жертву. - Нечего вам пялиться на мое спущенное белье.
  
   - Что?! Вика?! - возмутилась Аля. - И какого хрена ты засела там как партизан?
  
   - Ну, а что мне песни петь? Я тут между прочим делом важным занимаюсь и уже привыкла, знаешь ли, делать это молча.
  
   - Могла бы хоть пукнуть, - хохотнула Ирина.
  
   - А вот дудки вам, принцессы не пукают.
  
   - Хоть кашлянула бы, чтобы предупредить, - предложила свой вариант оповещения Аля.
  
   - А с какой стати? - насмешливо поинтересовалась Вика. - Вы тут интересные секретики обсуждаете. Любопытно же послушать.
  
   - Ну и наглая же ты! - возмутилась Аля.
  
   - Какая есть, такая есть. Меньше надо пикантности всякие по туалетам обсуждать, тогда никто их и не услышит.
  
   - Слушай, Вик, ну в самом-то деле...
  
   - Ладно-ладно, - примирительно сказала девушка. - Ну, извините меня. Сразу я тормознула, а потом уже неудобно было себя обозначать. И чем дальше, тем неудобнее. Не переживайте, я никому ничего не скажу и... я не в обиде. Вы тоже не обижайтесь, ладно?
  
   - Ладно, - вздохнула Аля.
  
   - Ты скоро? Тебя подождать? - поинтересовалась Ирина.
  
   - Не надо. Идите. А я посижу. Может, еще что-нибудь интересненькое узнаю.
  
   - Ууу! Шпионка! - со смехом сказала Аля. - Мы всем расскажем про твои коварные замыслы. Никто больше не придет сюда выбалтывать секреты.
  
   - Ну и ладно. Значит, не будут отвлекать.
  
   Девушки пошушукались между собой, похихикали и вышли из туалета. А Вика сосредоточила внимание на парне, который слегка окосел от недавнего контакта. Пока велись переговоры через дверь, Слава стоически пытался сопротивляться сильному искушению слизать смазку, оставшуюся на его губах. В конце концов, он не выдержал и жадно облизал их, что не осталось для Вики незамеченным. И теперь она, хищно улыбнувшись, снова приблизила свою писю к его рту.
  
   - Очень интересно, - промурлыкала девушка. - Кому-то тут нравится сладкое? Хочешь еще попробовать мой сок?
  
   От нее пахло возбуждением, и этот запах пьянил молодого человека. Однако он сделал над собой усилие и слегка отодвинулся. Слава прекрасно понимал, что ждет его не простой кунилингус. Вика собиралась подмять его, сделать своим нижним, и юноша не хотел сдаваться слишком быстро.
  
   "Боже! Как мне ее хочется! - мысленно простонал он. - Я долго так не вынесу".
  
   - Что? Не хочешь? - притворно огорчилась девушка. - Как жаль. А ведь я вся уже теку. Сейчас новые капельки из меня побегут, и что делать? Все это лакомство пропадет?
  
   Юноша зачарованно замер, глядя как волнительно танцует женская вагина, сжимаясь и выдавливая из себя порцию смазки. Вязкая жидкость крупной каплей скопилась между губками, а потом на толстой эластичной нити стала плавно опускаться вниз. Слава поймал ее ртом и только потом понял, что сделал. На лице его проявилась растерянность, которая постепенно вытеснилась удовольствием от растекающегося по языку бесподобного вкуса.
  
   - Мммм прикольно! - восхитилась Вика. - Оказывается мне совсем не нужно бороться с тобой. Нет необходимости преодолевать твое сопротивление. Ты борешься сам с собой и так волнительно видеть, как ты проигрываешь своим желаниям.
  
   Она вновь приблизила свою киску к лицу молодого человека и тот очарованно замер.
  
   - Что тебя больше возбуждает? - промурлыкала девушка. - Мой запах, вид, то как моя пися танцует для тебя или, быть может ... капельки?
  
   Опять сжатие, опять вытекла смазка и опять она тянется вниз. Только в этот раз Вика уже сама направила ее на лицо юноши, а тот снова поддался искушению и открыл рот. Густая капелька коснулась языка и растеклась по нему кисловато-пряным вкусом. Слава зажмурился от удовольствия и, сомкнув рот, проглотил ее.
  
   - Ммм! Как же здорово тебя искушать! - возбужденно прошептала девушка. - Может сдашься уже и оближешь меня? Все губки мои покрыты этим лакомством, оно непрерывно сочится из моего влагалища, тебе нужно только припасть к источнику и ты сразу получишь много.
  
   Юноша застонал, снова попробовал отодвинуться, и тогда Вика схватила его за волосы и крепко прижала к себе, захватывая рот своей киской. Слава вздрогнул от неожиданности, округлил глаза, забился в захвате, совершая слабые попытки вырваться, мыча и постанывая. Но постепенно сопротивление его стало затихать, в глазах появилась поволока удовольствия, он сдался и уже сам приник к источнику наслаждения, обнимая девушку руками за бедра.
  
   Вика охнула и, прикрыв глаза, откинула голову назад, блаженствуя от сладостных ласк, которые дарил ей юноша.
  
   - Да, - шептала она. - Вот так. Бооооже! Кайф какой!
  
   Ее бедра пришли в движение, и она стала ритмичными толчками насаживаться на пойманный рот, внедряясь в него клитором и блаженствуя от посасывающих ласк. Изо рта ее вырвались рычащие стоны, девушка прижалась сильнее и взорвалась серией рваных ударов. По телу ее прошла дрожь и, судорожно выгнувшись в спине, она содрогнулась от оргазма. Теряя контроль над равновесием, Вика привалилась к стенке кабинки. Одной рукой, вцепившись в волосы парня, она продолжала его в себя вдавливать, другой зажала себе рот, чтобы не закричать, ее тело извивалось и билось в конвульсиях наслаждения, бедра то стискивали захваченную голову, то отпускали. Однако бушующая в ней стихия постепенно успокаивалась и секунд через тридцать девушка блаженно замерла, погружаясь в томный релакс.
  
   Слава медленно приходил в себя от полученного потрясения. Он осознал, что все еще находится в тесном захвате и пошевелился. Удерживающие его ноги крепко сжались напоследок, словно прощаясь, и отпустили. Томно простонав, Вика расслабленно плюхнулась на унитаз и рассмеялась.
  
   - Уууууф! Балдёж какой! Мммм! - снова простонала она. - Хорошо...
  
   Слава продолжал сидеть на коленках напротив нее и девушка, обняв его за шею руками, потянула на себя и уложила головой себе на ноги.
  
   - Хороший мой, - промурлыкала она и стала гладить юношу по волосам.
  
   Он повернулся, усаживаясь на полотенце, спиной прижался к ногам девушки, а голову откинул на ее колени. Взглянув в лучащиеся теплом глаза, он улыбнулся:
  
   - Ты самая очаровательная ведьмочка, Вика.
  
   - Ты так думаешь? - откликнулась девушка, озаряясь улыбкой в ответ. - Спасибо.
  
   - Я буду счастлив принадлежать тебе, после того как ты меня покоришь.
  
   - Вот как? А разве ты не покорен еще?
  
   - Нет. Ты ведь не кончила струйно и не заставила меня проглотить свой сок. Так что пока я свободен.
  
   Вика рассмеялась.
  
   - И кто же тебе такое сказал?
  
   - Мари...я, - с запинкой ответил Слава, едва не ляпнув Мариока. - Ну, Маша, то есть.
  
   - Ясно. Обращение, как у футанари... Прикольно. На самом деле ничего подобного люди не делают, но... Ты знаешь, мне очень понравилась эта идея. Хочешь, чтобы я провела с тобой еще один раунд укрощения?
  
   - А ты сможешь?
  
   - Легко. Я могу много раз кончать и, если возбуждение еще не улеглось, вторая разрядка после первой придет даже быстрее. У меня, конечно, тоже есть лимит сил, но я его далеко еще не исчерпала.
  
   Слава попытался подняться, но Вика придержала его за голову.
  
   - Подожди немного, давай вначале придумаем правила, чтобы поединок получился интереснее и обоим нам доставил удовольствие.
  
   - Давай, - согласился юноша, расслабляясь у девушки на коленях.
  
   - Начнем с того же самого положения: я стою на ногах, ты - на коленках передо мной. К струйному оргазму мне надо подготовится, выработать и накопить определенное количество жидкости. Так что на первом этапе я стану ласкать себя определенным образом, а ты смотреть, как я это делаю. Отворачиваться, отводить взгляд или закрывать глаза нельзя. Ясно?
  
   - Ага, - улыбнулся Слава и в глазах его мигом проснулся живой интерес.
  
   - Вторым этапом у нас будет стыковка. Мне понадобиться привести наши... - тут Вика хихикнула, - губы в соприкосновении. И в этот момент ты можешь сопротивляться, отпихивать меня и отворачиваться, но не поднимаясь на ноги. Договорились?
  
   Юноша кивнул.
  
   - Как только стыковка возникла и сохранилась в течение пары-тройки секунд, твои руки выбывают из игры. Третий этап мы назовем "изнасилование". Я буду наслаждаться твоим ртом, пока не кончу. Ты - можешь смыкать зубы, двигать головой или отворачиваться, но руки бездействуют и кусаться тоже нельзя. Согласен?
  
   Снова кивок.
  
   - Завершающий четвертый этап будет называться "инъекция" и начнется с первым выплеском. Во время него твои движения станут еще больше ограничены. Двигать можно будет только ртом: смыкать его и выплевывать жидкость. Если не проглотишь ни капельки из того, что я в тебя волью, то я проиграла. А чтобы еще больше осложнить мне задачу введем лимит времени. Этап подготовки ограничим двумя минутами, после их истечения, я должна буду с тобой состыковаться и сделать это не более чем за тридцать секунд. На изнасилование мне отводится минута и, если я не успею кончить, ты победил. Если успею, то далее время не лимитируется. В общем, мне надо уложиться в отведенный лимит на любом этапе, иначе победа станет твоей. Однако, если я управлюсь раньше, то выигранное время приплюсуется к следующему этапу. Все понятно?
  
   - По правилам да. А как время будем засекать?
  
   - Я заведу таймер на своем мобильнике с несколькими контрольными точками. Окончание каждого этапа будет отмечаться сигналом.
  
   - Хорошо, тогда такой вопрос. Зачем все эти правила и ограничения?
  
   - Чтобы сбалансировать нашу с тобой игру. И уравнять шансы соперников на победу.
  
   - Вот как? Но в таком случае победу твою сложно назвать полной, ведь в реальной борьбе у тебя не будет форы в качестве ограничений для меня.
  
   - Отнюдь, - возразила Вика. - В реальной борьбе, если меня ничем не ограничить, твои шансы на победу станут равны нулю, и мне такая игра будет не интересной.
  
   - Как это? - удивился Слава. - Почему нулю?
  
   - Я могу полностью обездвижить тебя, нажав определенную последовательность точек на твоем теле. Ты станешь похож на куклу, которую можно усадить как мне удобно, и делать с ней, что захочется. Сидел бы и смотрел, как я себя стимулирую, не имея возможности отвести глаз и пошевелиться. Подготовившись, я открыла бы тебе рот, немного потерлась о него клитором и кончила со сквиртом без какого либо сопротивления с твоей стороны. И сок мой сам без глотания стек бы тебе в пищевод в полном объеме. Таким образом, ритуал обращения я совершила бы насильственно со стопроцентным шансом на успех.
  
   - Вау! Круто как! - восхитился Слава. - А ты можешь парализовать меня на первом этапе? А потом освободить?
  
   - Зачем?
  
   - Я хочу почувствовать себя беспомощным. Это должно быть так волнующе!
  
   - Видишь ли. Парализовать человека легко, но чтобы привести потом в норму потребуется минут двадцать-двадцать пять.
  
   - Вот как, - немного расстроился Вячеслав. - Ладно, пусть тогда все будет по твоим правилам. А могу я сам тебя подготовить?
  
   - Потом, когда станешь нижним, это будет входить в твою обязанность, - весело ответила Вика. - Но пока что ты - не нижний и у нас с тобой поединок. Ты же не можешь играть в нем на моей стороне.
  
   - Все верно. Хорошо, я понял. Давай начнем.
  
   Юноша сел прямо и повернулся, усаживаясь на свои колени.
  
   - Интересно, - сказал он. - Нас еще не потеряли?
  
   Девушка посмотрела на маленькие часы на своем запястье.
  
   - С момента ухода Али и Иры семь минут только прошло, так что вряд ли.
  
   - А если кто-нибудь войдет по время нашей с тобой... борьбы?
  
   - Придется прерваться и начать потом все с начала. Но думаю, у нас есть шанс успеть. Раунд будет длиться лишь три с половиной минуты. Потом еще минуты полторы на балдеж и того всего пять.  Однако поторопиться нам стоит, я думаю.
  
   Вика извлекла свой мобильник из сумочки, висящей на крючке. Секунд десять у нее заняла настройка таймера, после чего она перевела взгляд на оппонента.
  
   - Ну что, готов?
  
   - Ага, - ответил Слава, с азартом глядя на девушку.
  
   Та нажала кнопку на экране, и послышался писк начала отсчета времени. Не спеша, словно у нее было много времени, Вика положила телефон на бачок унитаза и встала на ноги. Она одарила парня масленым взглядом и томно облизнула свои губки.
  
   - Ты меня возбуждаешь, - призналась девушка. - Сильно.
  
   Ее пальцы плавно скользнули по писе, лишь слегка прикасаясь к ней.
  
   - Твоя поза и взгляд меня здорово подогревают. Чувствую, что двух минут окажется даже много на подготовку.
  
   Средний палец Вики, скользнул подушечкой вокруг головки клитора и тот тут же приподнялся над половыми губками, оттопыриваясь вперед и пульсируя.
  
   - Как бы мне раньше времени не кончить, - томно улыбнулась девушка и, мягко скользнув пальцами между пушистых своих лепестков, проникла во влагалище средним, указательным и безымянным, складывая их в пучок. - Имей в виду, отведешь глаза, засчитаю тебе поражение.
  
   Однако необходимости в этом предупреждении не было. Взгляд Славы словно приклеился к промежности соперницы. При всем своем желании ему трудно было бы его оторвать. Движения Вики пленили юношу, вводя его в необычный транс. Она крепко сдавила себя пальцами изнутри, ладонью снаружи и теперь ритмично стискивала захват, словно пытаясь киску свою отжать. Через десять или пятнадцать секунд влагалище стало издавать хлюпающие звуки, создавая впечатление, мокрой, напитанной влагой губки.
  
   Прошло еще секунд пять и девушка, охнув, выдернула руку изнутри, брызнув капельками парню на лицо. Ее клитор увеличился раза в полтора и выглядел сейчас еще более аппетитно. Агрессивно выпирая вперед и вздрагивая от внутренних импульсов, он притягивал к себе Славу просто со страшной силой.
  
   "Боже! Как мне хочется ее поцеловать! Просто с ума схожу!", - подумал юноша с вожделением.
  
   - Чуть не кончила, - призналась Вика. - Я уже почти полная. Однако времени еще много и это искушает меня накопить максимальный заряд. Блин, и почему я такую долгую подготовку себе запланировала?
  
   Она опять ввела в себя пальцы, но в этот раз только указательный и средний. Большой прижался к лобку и сдавил его. Снова послышалось сочное "чмок", видимо девушка сжала переднюю стенку влагалища изнутри, направляя давящие усилия пальцев навстречу друг другу. Она стала двигать рукой, словно мастурбировала по-мужски. Вика скользила пальцами по киске, крепко сдавливая ее с двух сторон, как мужчина мог бы скользить по стволу своего члена. Скорее всего она стимулировала таким образом точку "джи" и делала это очень успешно, судя потому, что влаги выделялось все больше и больше. Сок уже начал капать с пальцев вниз, когда девушка снова вздрогнула и отдернула руку от интимного места.
  
   - Ох, я сейчас взорвусь! - выдохнула она и подалась бедрами вперед, приближая распахнутую и раскрасневшуюся от возбуждения вагину к Славкиному лицу.
  
   Клитор девушки упруго вздрагивал, приподнимаясь вверх, и юноша застонал, чувствуя, что теряет над собой контроль. Он уперся ладонями сопернице в ноги и сдерживался изо всех сил, чтобы не припасть губами к вожделенной киске. Со стороны это выглядело так, словно парня толкает вперед невидимая сила, будто мощное силовое поле притягивает. И он сопротивляется ему, как может, но постепенно проигрывает.
  
   - Боже! Боже! - очарованно шептала Вика. - Как это круто! Боже!
  
   Она стала слегка покачивать бедрами вперед-назад, и специально напрягать клитор, приподнимая его в момент приближения к губам Славы. Девушка азартно дразнила соперника, и тот уже сходил с ума от сжигающего его изнутри желания.
  
   - Ты уже проиграл, - томно мурлыкала она. - Основательно влип в мои сети и постепенно слабеешь. Сдайся уже и утоли свою жажду. Она так заводит меня, что я дам тебе очень много своего сока. Ну, давай, не противься. Я тебе помогу.
  
   Ладонь Вики легла на затылок молодому человеку и стала подтягивать того ближе. Слава застонал и еще сильнее уперся ладонями в ее ноги, но при этом все равно сближение продолжалось, притом что хищница не прикладывала серьезных усилий, чтобы жертву к себе прижать.
  
   Заурчав от возбуждения, Вика схватила парня за волосы второй рукой и рывком сломила остатки его сопротивления, прижав к себе. Она с сочным звуком захватила половыми губками рот, подалась вперед и, запрокинув голову молодого человека назад, навалилась сверху. Ее бедра совершили несколько судорожных жадных толчков и девушка, сдавленно вскрикнув, буквально взорвалась во вспышке наслаждения.
  
   Слава почувствовал, как в рот ему врывается первая сладкая струйка и с вожделением проглотил ее, прежде чем понял, что совершил. Он мысленно охнул, понимая, что проиграл слишком легко. Но хлынувший затем в самое горло мощнейший напор, заставил юношу вновь забыться от наслаждения. Вика выплескивалась столь же обильно, как футанари, и пленник ее, привыкший подчиняться этим существам, ничего уже не мог поделать со своими пристрастиями. За вторым импульсом последовал третий, столь же мощный по силе, и без какого либо противодействия ушел в организм молодого человека. Слава блаженствовал и жмурился от удовольствия, слегка вздрагивая от водных ударов, но без сопротивления пропуская их в себя.
  
   Четвертый выплеск оказался вполовину слабее третьего, пятый вышел короткой струйкой, а шестого практически и не было. Парню в рот затекло лишь немного жидкости, которую он незамедлительно проглотил, и продолжил с вожделением ласкать девушку, наслаждаясь тем, как та вздрагивает и сотрясается от импульсов блаженства.
  
   Наконец, Вика лениво отстранила его и расслабленно опустилась на унитаз.
  
   - Кайф, - шепнула она и улыбнулась Славе осоловело.
  
   Девушка плавно провела ладонью по его волосам, а потом глаза ее вдруг хищно сверкнули. Она сцапала молодого человека за волосы, жадно привлекла к себе и оплела ногами.
  
   - Теперь ты мой, - промурлыкала Вика и крепче стиснула юношу в своих объятиях.
  
   - Так не честно, - расстроено сказал Слава. - Ты кончила прям как настоящая футка, и я увлекся. У меня организм уже автоматически срабатывает на их сквирт. Сперва глотаю его, а уже потом понимаю, что произошло.
  
   - Правда? - обрадовано спросила  девушка и прям зарумянилась вся от удовольствия. Слова молодого человека, похоже, очень потешили ее самолюбие. Сравнение с футанари оказалось для Вики очень лестным. - Ты почувствовал себя со мной как с футкой?
  
   - Да, - насуплено ответил юноша и взъерошенным видом своим вызвал у собеседницы смех умиления. Она снова прижала его к себе и погладила по волосам. - Как классно, что ты теперь мой! Как приятно!
  
   - Может... - неуверенно сказал Слава, - ты мне дашь еще один шанс. А то... мне так стыдно, что я столь легко тебе продул.
  
   - Ну, вот еще! - проворчала Вика. - Теперь, когда я поймала добычу, мне совсем не хочется ее отпускать. - Она улыбнулась и сладко облизнула себе губки. - Тем более, что в сети мне попалась совсем не простая рыбка, мррр, а золотая.
  
   - Ну, хотя бы утешительный поединок, а? Можно даже не сейчас, а как-нибудь позже.
  
   - Таких поединков у нас с тобой будет более чем предостаточно. Мне и самой очень понравилась эта игра.
  
   - А если я предложу выкуп за свободу?
  
   - Какой?
  
   - Помнишь секрет про Машу. Я его расскажу тебе, а за это ты даешь мне один шанс заработать свободу. Пусть сейчас я твой и это свершившийся факт. Но в будущем, когда появится возможность, мы снова поборемся и, если я одержу верх, то получу независимость... ну... до следующей схватки.
  
   - Совсем недавно ты обещал рассказать мне этот секрет задаром, - обиженно надула губки девушка.
  
   - Обстоятельства меняются, - с наигранной грустью сказал Вячеслав.
  
   - Ну, хорошо, - согласилась Вика. - Если ты так хочешь, один шанс освободиться я тебе дам. Но сделаем так. Вне зависимости от того в борьбе ли или просто в любви, если я кончу тебе в рот, и ты не проглотишь ни капельки моего сока, то станешь свободным опять. Но у тебя будет только одна попытка. Договорились?
  
   - Ага, - обрадовался Слава, но потом вдруг помрачнел. - Ты ведь поймаешь меня потом снова, верно?
  
   Вика звонко рассмеялась и расчесала пальцами волосы у парня на голове.
  
   - Зачем же ты так хочешь освободиться, раз рвешься в мои сети назад?
  
   - Просто... Я слишком легко тебе проиграл, и меня самолюбие заедает. Но... мне очень нравится тебе принадлежать.
  
   - Как славно, - с улыбкой сказала девушка. - Значит, ты просто обречен быть моим, и ничего с этим уже не поделаешь. -  Она одарила Славу теплом своих глаз, и ласково поцеловала в губы. Юноша с удовольствием ответил своей верхней на поцелуй и положил голову ей на колени.
  
   - Итак, - напомнила Вика, - рассказывай свой секрет.
  
   Молодой человек поцеловал ногу девушки и вновь сел прямо. Какое-то время он внимательно смотрел на собеседницу, словно оценивая, может ли ей доверять.  Потом попросил:
  
   - Можешь выглянуть и проверить, что мы одни в туалете.
  
   Вика серьезно кивнула, встала на ноги и опустила подол платья, скрывая свою наготу, а трусики она просто сбросила с щиколоток. Потом девушка открыла замок и выглянула наружу. Однако этим проверка не ограничилась. Вика заглянула в каждую кабинку, вышла в тамбур, и, убедившись, что там тоже никого нет, вернулась к Славе.
  
   - Чисто, - сказала она.
  
   - Хорошо, - кивнул он. - Секрет в том, что Маша не слилась со своей генетической личностью и не хочет сливаться, считая ее сестрой. Так что в теле ее живет и действует за одно два сознания: сама Маша, которая по характеру своему больше девушка, и Мариока, с менталитетом чистой футанари.
  
   - Чистой футки? - переспросила Вика, в раз становясь очень серьезной. - Ты не ошибаешься?
  
   Юноша пожал плечами.
  
   - Сама понимаешь, я чистых футок раньше не видел. Может, и не совсем чистая.  Она меркантильная, умная и взрослая. По крайней мере, воспринимается гораздо взрослее, чем Маша. На первый взгляд Мариока эгоистичная и беспринципная, но... мне кажется, она очень любит свою сестру и все делает в ее пользу. Вот и вас с Машей помирила, считай, тоже она. И меня она инструктировала, как вести себя, чтобы тебе понравиться.
  
   - Тогда за столом, - осторожно уточнила Вика, - перед самым началом праздника, когда мы все представлялись друг другу, вместо Маши была Мариока?
  
   - Да, - ответил Слава, - но как только вы взялись с ней за руки, она поменялась с Машей местами.
  
   Девушка вдруг порозовела и задышала чаще.
  
   - Я... я хочу с ней поговорить, - сказала она, слегка запинаясь от волнения. - Мо... можешь меня с ней познакомить?
  
   - Я попробую. Просто... Мариока скрывается от других. Так что... в общем я скажу ей о твоем желании и, если она сама захочет, то вы с ней познакомитесь.
  
   - Хорошо, - мечтательно улыбнулась Вика, и румянец на ее щеках стал еще ярче. - Только вот что, - добавила она, в раз становясь серьезной. О Мариоке больше никому ни слова, понял? Ни клановцам, ни футкам. Даже Лилии не говори. Если Маша посчитает нужным, то сама расскажет.
  
   - Идет, - согласился Слава. - А почему никому нельзя рассказывать?
  
   - Футки не любят чистых и не доверяют им. Рейтинг Маши может серьезно пострадать, если другие узнают, что у нее две личности.
  
   - Понял. Все, я - могила. Собственно, я и тебе бы не сказал, но, во-первых, ты можешь очень скоро стать... - юноша замялся на секунду, и высказался менее определенно, чем хотел сперва, - членом нашей семьи, и все равно об этом узнаешь. А, во-вторых, про Мариоку я тебе рассказал потому, что...
  
   - Она бисексуалка, - закончила его фразу Вика и улыбнулась. - Я поняла уже.
  
   - Вот так...
  
   - Ага...
  
   Юноша с девушкой многозначительно обменялись взглядами как сообщники и рассмеялись, довольные друг другом.
  
   - Я думаю, что пора бы нам в зал вернуться, - предложил Вячеслав. - А то мы порядком уже отсутствуем.
  
   - Хорошо, - согласилась с ним Вика. - Пойдем.
  
   - А, как будем выходить? Очень не хотелось бы, чтобы меня застукали.
  
   - Я пойду первой. И если в коридоре будет пусто, скажу тебе.
  
   - А если нет?
  
   - Тогда просто закрою за собой дверь и ты вылезешь через окно. Тебе ведь не впервой уже, - девушка подмигнула парню и пошла к выходу.
  
   Слава озабоченно посмотрел на раму, опасаясь, что она окажется заблокированной. Но ему повезло дважды. Окно в женском туалете тоже можно было отрыть и юноше не пришлось им воспользоваться.
  

Глава 24. Дом с "привидениями"

К содержанию

   Вика дожидалась молодого человека в коридоре. Увидев Славу, она улыбнулась ему и протянула руку.
  
   - Пойдем? - предложила девушка.
  
   - Что, прям под руку? - засомневался Слава. - Как-то мне... боязно.
  
   - Это почему же это тебе боязно? - делано возмутилась девушка. - Ты теперь мой нижний, должен любить и лелеять свою госпожу, следуя всем ее желаниям.
  
   - Может, еще ошейник на меня наденешь?
  
   - А тебе этого хочется? - хихикнула девушка?
  
   - Нет, и еще раз нет!
  
   - Ну, тогда должен радоваться, что я предлагаю тебе узы в такой мягкой форме.
  
   - Вик, кроме шуток, - серьезным тоном сказал Вячеслав. - Меня очень волнуют мои с Машей отношения, и я очень боюсь их испортить.
  
   - А с чего ты взял, что чего-то испортишь?
  
   - С того, что футка моя - девушка ревнивая, и сама меня об этом предупреждала.
  
   - Ты преувеличиваешь, футанари не ревнуют подопечных к подопечным других футанари.
  
   - Ну, Маша ревнует. Может она еще не достаточно взрослая, чтобы в полной мере женщин от футок отделять.
  
   - И она ревновала тебя уже?
  
   - Ну, да.
  
   Вика прищурилась и окатила Славу взглядом полным завистливой злости. У того даже мурашки пробежали по спине и невольно вспомнились слова о вырванном сердце. Но девушка вдруг улыбнулась и вполне приветливо толкнула парня кулачком в плечо.
  
   - Везет, - сказала она. - Надеюсь когда-нибудь и я смогу почувствовать себя в этой роли. Ладно уж, пошли. За руку я тебя держать не буду, так и быть. Но если ты надеешься, что Маша не знает еще о твоей измене, то глубоко заблуждаешься. Через привязку футки не только узнают, о сексуальных приключениях своих подопечных, но могут их сопереживать. Она слышала все твои эмоции, дорогуша. Так что готовься сразу к щекотливому разговору.
  
   Вика вдруг довольно улыбнулась и добавила:
  
   - Но не переживай. Эти проблемы не будут долго тебя беспокоить. Стоит Маше меня привязать к себе, как она перестанет нас ревновать друг к другу.
  
   - Это почему еще?
  
   - Футки чувствуют подопечных как частичку себя. Так что если у нас с тобой интим произойдет, у Маши отношение к этому будет примерно такое, как если бы ты был с ней. Так что ты сам должен озаботиться, как бы поскорее нас с Машей свести. Ведь это и в твоих интересах тоже. Ну и все, пойдем. Нас уже могли потерять.
  
   Они вышли в зал, Вика слегка обогнала спутника и быстренько заняла место слева от своей подруги, вцепляясь в ее руку и обращая на себя внимание. Слава, слегка притормозив, успел увидеть всю гамму чувств, которую девушка футке передавала. Это была и радость, и удовлетворение, и благодарность. Вика уже сейчас пыталась вести себя как Машина подопечная, всячески намекая ей на свою будущую роль. Та ответила девушке улыбкой, которая, как показалось Славе, была немного грустной, и от этой грусти у него сердце сжалось чувством вины.
  
   "Ох, как же я буду все это разруливать", - расстроено подумал парень, усаживаясь по правую сторону от своей подруги.
  
   Маша моментально поймала его руку и крепко сжала ее.
  
   "Обидно, - услышал он ее голос в своей голове, - и горько. Ох, как же сердце болит!"
  
   "Прости", - ответил молодой человек, еще больше расстраиваясь, и от этого даже не удивился возникшей между ними мысленной связи.
  
   "Не бери в голову, - стала успокаивать Маша. Она посмотрела на него и грустно улыбнулась. - Ты здесь точно не виноват. Я ведь сама разрешила вам сблизиться. Да и понимаю, что инициатива исходила не от тебя".
  
   "Но тебе больно и я не могу это игнорировать. Мне самому больно становится и плохо".
  
   "Ну, ничего. Мое расстройство не смертельно. Просто вдруг обделенной себя почувствовала. Уже вторая моя подруга прикладывается к моему сокровищу, а сама я еще ни в одном глазу".
  
   Маша добавила во взгляд веселья, пытаясь показать, что это шутка, и Слава ей подыграл.
  
   "Ну, в таком случае мы с тобой соратники по несчастью, - сказал он. - Я ублажаю уже вторую девушку сегодня, а сам до сих пор так и остался неудовлетворенным".
  
   "Точно! - обрадовалась футка уже вполне искренне, и настроение ее заметно качнулось в плюс. - Кубышечку твою сегодня так и не вскрыли! Значит, я первая буду", - добавила она, глядя на парня своего с плотоядным удовлетворением.
  
   "Хочешь уединиться?" - с готовностью откликнулся Слава.
  
   "Нет, время для этого появится чуть позже, - ответила Маша, улыбаясь еще шире. Ей видимо доставила удовольствие такая отзывчивость юноши. - А сейчас у нас интересное мероприятие намечается. Послушай, о чем Настя говорит. И еще, спасибо за утешение. Тебе удалось меня немного подбодрить".
  
   Девушка повернулась к имениннице и попросила:
  
   - Тась, у нас тут отсутствующие вернулись. Повтори вкратце, что там планируется дальше по праздничной программе.
  
   - Оу, да, - ответила та. - С минуты на минуту должен приехать автобус, который отвезет всех нас к одному старому особняку. Там мы всей компанией пройдем игровой квест, который называется "Дом с привидениями". Я думаю, что должно получиться весело и интересно. Организаторы очень здорово все обустроили. Будет реально страшно!
  
   Слава услышал тихий смешок и, повернув голову, увидел Вику, которая прижала кулачок к губам и злорадно хихикала.
  
   - В чем дело? - спросил он.
  
   - Я уже проходила такие квесты, тебе он точно понравится.
  
   - И в чем он состоит?
  
   - Узнаешь сам, - иронично ответила Вика.
  
   Чуть позже в зал заглянул незнакомый мужчина и сообщил, что транспорт подан. Все гости начали вставать из-за столов и направились к выходу из ресторана.
  
  
  
   Минут примерно через сорок автобус въезжал на территорию исторического архитектурного комплекса, иначе не назвать было этот дом. Слава сразу отметил, что здание старинное, хотя оно было прекрасно отреставрировано и казалось новым. Огромный особняк, тем не менее, производил на стороннего наблюдателя гнетущее впечатление и словно таил в себе угрозу. Молодому человеку на ум невольно пришел Отель Оверлук из романа Стивена Кинга "Сияние".
  
   Автобус остановился на широкой площади перед центральным входом особняка и открыл двери.
  
   - Всё, выходим, друзья, приехали, - сказала Настя, и пассажиры дружно потянулись на выход.
  
   Внутри здания от центрального входа наверх вела широкая лестница из белого мрамора, покрытая красным ковром. Однако Анастасия свернула направо и повела гостей по первому этажу вдоль длинного коридора.
  
   - Естественно, все здание не используется под квест, - попутно объясняла она. - По сюжету привидения заселили правое его крыло и нам, как команде экзорцистов, поручено очистить здание. Где-то в глубине его, в одной из комнат находится могучий артефакт, питающий привидений и делающий их неуязвимыми. Поэтому, пока не разрушен этот магический предмет, мы не можем использовать заклинания упокоения, они просто будут не эффективны. Наша задача найти данную вещь, которая называется "Зеркалом тьмы", и запечатать ее. После чего призраки, потеряв энергетическую подпитку, развеются сами собой. Весь квест будет состоять из прохождения последовательности комнат-локаций, переходы между которыми заблокированы. Ну, то есть двери закрыты на ключ. В нашу задачу входит обыск локаций и нахождение квестовых вещей. Сам проход обязательно будет содержать электронный замок, который открывается автоматически после того, как найдены и открыты все тайники, содержащие в себе предметы поиска. Те из них, что не были использованы, необходимо брать с собой, потому что они могут пригодиться в следующих локациях. Если проход, кроме электронного имеет и механический замок, то ключ от него должен найтись среди квестовых предметов. А теперь самое главное. В комнатах могут быть ловушки. В каждой обязательно есть хотя бы одна. Некоторые из них типа "смертельные". Попав в такую, участник выбывает из игры. Другие, вроде разного рода люков и захлопывающихся дверей, переносят игроков в штрафные локации, из которых им предстоит выбираться самостоятельно. В этих штрафных локациях, кстати, тоже могут быть ловушки, в том числе и "смертельные". Вот вкратце примерно и всё.
  
   Гости к тому времени прошли коридор до конца, и Настя толкнула дверь в его торце, заводя спутников в небольшую комнату без мебели и с тремя дверями: обычными белыми с надписью "Раздевалка" - слева и справа, и массивной из маренного дерева, сделанной под старину, - прямо по курсу.
  
   - Так девочки - направо, мальчики - налево. Переодеваемся в форму охотников за привидениями, берем инвентарь и собираемся тут в тамбуре. Всем все понятно? Ну, тогда до встречи.
  
   После этих слов Настя беззаботно помахала рукой и первой скрылась в женской раздевалке. Маша и остальные девчонки последовали за ней.
  
   - Ну что, пойдем и мы? - предложил Александр.
  
   - Пойдем, - ответил за всех Коля.
  
   Раздевалка имела классический вид, как в каком-нибудь тренажерном зале или бассейне: белый потолок, голубоватого цвета стены, паркетный пол, деревянные скамеечки и металлические шкафчики для одежды. В шкафах молодые люди обнаружили светло-синие спортивные костюмы, подогнать которые по размеру можно было разного рода завязочками и шнурками. В комплект костюма входили спортивная куртка, трико и легкие туфли на липучках со спортивной литой подошвой как у кроссовок. Одежда была легкой, удобной, выстиранной, выглаженной и висела на плечиках. Несколько пар обуви различных размеров стояло на нижней полочке шкафа.
  
   Снимая свой парадный костюм и пристраивая его на плечики, Слава чувствовал себя как участник телешоу "Форт Боярд", испытывая волнение и азарт. Он не знал, что его ждет, но чувствовал, что приключение будет экстремальным, поэтому слегка переживал. Взглянув на других участников, парень обнаружил, что не он единственный чувствует себя не в своей тарелке. Большинство ребят тоже испытывали волнение. Ну, разве что Александр выглядел гораздо спокойнее остальных, поэтому Слава обратился к нему с вопросом:
  
   - Саш, ты уже принимал участие в таких играх?
  
   Молодой человек взглянул на него и улыбнулся.
  
   - Ну, да, - ответил он.
  
   Остальные парни моментально встрепенулись, прислушиваясь к разговору.
  
   - Можешь сказать, что собой этот квест представляет, чего от него ждать?
  
   - Настя ведь рассказала уже.
  
   - Только, в общем, - сказал Вячеслав. - А мне бы хотелось услышать немного конкретики. Твои впечатления, например.
  
   - Впечатления? - задумчиво переспросил Саша. - Что ж, они очень яркие. Команда, которая все это организует, подходит к делу с большим размахом и реализмом. Вы фильм "Игра" с Майклом Дугласом смотрели? Так вот здесь нечто подобное. На счет деталей ничего сказать не могу. Они могут быть совсем не такими, с чем я уже сталкивался, весьма не предсказуемыми. Но если в названии игры заявлен "Дом с привидениями", я не удивлюсь, если мы столкнемся здесь с парочкой настоящих.
  
   - Привидений не существует, - веско заявил Михаил.
  
   - Спорить не стану, - ответил брат Вики. - Но я сильно подозреваю, что на этот счет у всех нас сегодня возникнут сомнения.
  
   - Ха-хах! - хохотнул Николай и добавил: - Посмотрим, насколько пророческими будут твои предсказания. - Его явно впечатлили слова молодого человека, и он предвкушал захватывающие приключения в предстоящей игре.
  
   Александр оделся первым и пошел вдоль шкафчиков, открывая каждый и заглядывая внутрь. Возле одного он задержался и вытащил наружу голубую сумку с длинной лямкой через плечо.
  
   - Что это? - полюбопытствовал Сергей, который тоже уже переоделся.
  
   - Сумка для квестового шмота, - ответил Саша. - Пригодится.
  
   - Еще есть?
  
   - А больше и не понадобится.
  
   Через минуту ребята были одеты в спортивные костюмы и с интересом переглядывались, изучая, кто как экипирован. Впрочем, рассматривать было нечего, костюмы у всех оказались одинаковыми, словно тут собрались спортсмены из одного клуба.
  
   - Ну, пойдемте, - предложил Александр, - раз уже все готовы.
  
   И команда синих потянулась на выход из раздевалки. В тамбуре их поджидали уже Маша и Настя, наглядным примером демонстрируя, что футки умеют переодеваться оперативнее всех остальных. Девушки были облачены в спортивные костюмы и кроссовки такого же фасона, как и у парней, но только оранжевого цвета. А на голове у них были надеты белые бейсболки. Плюс к этому у именинницы через плечо была перекинута точно такая же сумка, как у Александра, но только розовая.
  
   Буквально несколькими секундами позже вслед за молодыми людьми из женской раздевалки вышла Вика, и ее спортивный комплект оказался розовым.
  
   "Что-то у девчонок какой-то разнобой в окраске одежды, - мельком отметил Слава, - у нас все костюмы оказались одного цвета, а у них почему-то нет".
  
   - Ну, вот и девочки стали подтягиваться, - констатировала Настя. - Можно раздавать дополнительный инвентарь.
  
   Она открыла свою сумку и вынула из ее охапку бейсболок.
  
   - Защита от призраков, - весело улыбаясь, сказала девушка, распределяя бейсболки между присутствующими. - Это могучие магические артефакты, без которых заходить на зараженную территорию смерти подобно. Призраки тут же захватят ваши тела и возьмут над ними контроль. Синие головные уборы используют магию холода, красные - магию огня. И та и другая действует одинаково эффективно, так что не важно, кому какая достанется.
  
   Улыбаясь и хихикая, молодые люди стали покрывать свои головы специнвентарём. Славе, Александру, Коле и Вике достались синие бейсболки, Сергею и Михаилу - красные.
  
   - Можно мне тоже синюю? - попросил Сергей. - Она под цвет костюма мне лучше подходит.
  
   Настя раскрыла сумку пошире, внимательно разглядывая ее содержимое и перебирая его, после чего огорченно развела руками.
  
   - Синих больше нет, - сказала она. - Только красные остались.
  
   Парень перевел взгляд на Вику.
  
   - Не поменяешься со мной, - предложил он ей. - Красная бейсболка лучше подойдет под твой розовый цвет.
  
   - Извини, но нет, - ответила девушка. - Вынуждена отказать и для твоей же пользы, между прочим. Так что надевай то, что досталось.
  
   - Какой еще пользы? - всплеснул руками Сергей. - Тебе что жалко поменяться?
  
   - Мне-то не жалко, - ухмыльнулась девушка, - а вот ты потом пожалеть можешь.
  
   - О чем ты?
  
   - На мой род наложено древнее проклятие, - зловещим голосом сообщила Вика. - Если кто-то наденет то, что я носила, - она веско ткнула пальцем в бейсболку, покрывающую ее голову, - то его ждут серьезные неприятности в виде сексуального домогательства призраков. Ты хочешь испытать на себе их призрачные объятия и ласки?
  
   Александр вдруг рассмеялся ни с того ни с сего, воспринимая слова Сестры как забавную шутку. У остальных парней та вызвала лишь улыбку, а Сергей раздраженно махнул рукой.
  
   - Не хочешь, и ладно, - сказал он. - Кто-нибудь со мной поменяется?
  
   Коля задумчиво потянулся к козырьку своего головного убора, намереваясь, видимо, его снять, но реплика Александра его остановила.
  
   - Для тебя это так важно, что ли? - спросил брат Вики, обращаясь к Сергею. - Какая вообще разница, у кого какой цвет? Мы не на подиум выходим, а в квест идем играть. Всё, завязываем с обменами, каждый берет то, что ему досталось.
  
   В этот момент из раздевалки вышли четыре остальных девушки, облаченные во все розовое, и Настя раздала каждой оставшиеся у нее бейсболки.
  
   - Что за шум, а драки нет? - поинтересовалась Ира.
  
   - Ой, да ничего, - отмахнулся Сергей. - Проехали уже.
  
   - Кое-кого не устраивает цвет головного убора, - хихикнула Вика.
  
   - Да все меня устраивает, - возразил парень. - Я исключительно за тебя переживал, девушки ведь любят, когда у них цвета сочетаются в одежде.
  
   - Ты девушка? - наигранно округлила глаза хулиганка. - Вот это да!
  
   - Да я тебе сейчас!..
  
   - Ребят, ну прекратите, - одернула спорщиков Маша. - Только драки из-за кепок нам тут не хватало. Давайте не будем портить праздник нашей имениннице.
  
   - Извини, Солнц! - улыбнулась Вика, тут же превращаясь в пай-девочку.
  
   - Я тоже извиняюсь, - сказал вслед за ней молодой человек, надевая красную бейсболку на голову.
  
   Слава, с любопытством наблюдавший за недавней перепалкой, задумался. Ему не понятно было, из-за чего упиралась Вика: просто ли из вредности или была на то какая-то причина. Красная бейсболка ведь ей действительно бы больше подошла. Могла и из вредности, конечно, с нее станется. Но...
  
   Вячеслав заметил вдруг странную закономерность. Все парни были в голубых костюмах, а все девушки за исключением Маши и Насти - в розовых. Но если учесть, что последние были футками, то получалась четкое цветовое разделение участников по полу. Бейсболки тоже оказались трех цветов, но распределены были по другому принципу или случайно. Белые надели футанари, а вот остальные... Вразнобой? Нет. И здесь оказалась странная закономерность. Голубые кепки достались всем членам клана за исключением самих футок, а вот красные - посторонним лицам.
  
   "Может поэтому Вика не захотела бейсболкой меняться? - подумал Слава. - Она что-то об этом знает или все это лишь мои домыслы? И эта её шуточка про сексуальную активность призраков просто небольшой приступ пошлости или какой-то намек?"
  
   - Настя, - обратился он к имениннице. - А у тебя и Маши антипризрачная защита какую магию использует?
  
   - Самую эффективную, - подмигнула девушка. - Магию света.
  
   - Как так? - шутливо возмутился Николай. - У Вас магия света, а у нас только холода и огня? Не справедливо!
  
   - Офицерскому составу положено усиленное прикрытие, - был ответ.
  
   - С каких это пор вы - офицеры? - иронично улыбнулся Михаил.
  
   "Ну, конечно, - мысленно позабавился Слава. - Футки в группе людей всегда назначат себя главными".
  
   - С тех самых пор как надели белые бейсболки, - хихикнула Маша. - Но ты, видимо, хотел спросить ни с каких пор, а по какому праву? - уточнила она.
  
   - Именно так.
  
   - По праву более опытного игрока. Ты сколько раз в таких играх участвовал?
  
   - Ни разу.
  
   - Ну вот, а для нас с Таськой это уже седьмая игра.
  
   - Александр ты? - спросил у нового приятеля Слава.
  
   - Я пас, - ответил тот. - У меня опыта всяко меньше, да и не рвусь я командовать.
  
   - Вопросы еще есть? - поинтересовалась Настя.
  
   - Один, - сказал Вячеслав. - Оранжевый цвет формы - это тоже атрибут офицерского звания?
  
   - Нет, - ответила девушка, глядя на него невинными глазами. - Просто розового цвета костюмов нашего размера не нашлось.
  
   - Тогда понятно, - сказал парень, а про себя подумал:
  
   "Так я и поверил вам, интриганки".
  
   - Ну что ж, - сказала Настя, окидывая всех собравшихся взглядом. - Думаю, мы могли бы начать, если все готовы. В туалет кто-нибудь хочет? Нет? Ну, тогда пойдем.
  
   Девушка достала из нагрудного кармана пластиковую карту, приложила ее к панели электронного замка, дверь пиликнула и стала медленно отъезжать в сторону, демонстрируя гостям, насколько она массивная и прочная.
  
   - Нифигасе! - восхитился Сергей. - Это что сейф?
  
   - Дверь сделана из специальной демонической стали, чтобы не выпускать призраков наружу, - ответила Настя
  
   - Ах, вот как! - подыграл ей молодой человек. - Ну-ну!
  
   - Заходим живо, - поторопила именинница, - долго дверь открытой оставлять нельзя. Чтобы не создавать опасность прорыва эфирных сущностей наружу.
  
   Александр хохотнул от такой интерпретации и первым проскользнул в проход. За ним стали быстро проходить и остальные участники, скрываясь один за другим в стартовой локации. Слава вошел в комнату предпоследним. Замыкающей проследовала Маша, после чего дверь с громким жужжанием поехала назад и с лязгом сработавшего капкана встала на место.
  
   - Твою ты ж мать! - выругался Михаил, глядя Вячеславу за спину. Николай и Сергей обернулись в ту же сторону и лица их удивленно вытянулись. Слава тоже посмотрел и невольно вздрогнул. Никакой двери больше не было. На ее месте располагалась монолитная стена без каких либо даже намеков на нарушение сплошности.
  
   - Я же говорил, - хмыкнул Александр. - Все сделано добротно. Теперь вы, по крайней мере, сможете оценить, насколько серьезно замаскированными могут быть разного рода тайники.
  
   - Но зачем надо было так тщательно скрывать эту дверь? - спросила Ирина.
  
   - Для создания гнетущей психологической атмосферы и общего впечатления, что все мы угодили в ловушку, - ухмыльнулся Саша.
  
   - Чтобы показать, что двери больше нет, - дала свое объяснение Мария. - И выход отсюда назад невозможен. Проход открывается только снаружи. Для продвижения в следующую локацию, нам потребуется открыть другую дверь.
  
   Слава окинул взглядом комнату. Внешним видом своим она напоминала ему средних размеров гостиную, оформленную в стиле ретро. Помещение было почти квадратным примерно шесть на шесть метров и с высоким серым потолком, расположенным метра на четыре вверх. Паркетный пол, был покрыт изрядным слоем пыли. Та лежала почти везде и на всем, создавая впечатление длительного запустения. В противоположной стороне от закрывшегося прохода, располагался диван, накрытый пыльным покрывалом. Рядом с ним по правую сторону стоял комод в половину человеческого роста с выдвижными ящиками. Он был сделан из мореного темного дерева, претендуя на элитный класс раритетной мебели. Впрочем, вся обстановка в комнате выглядела раритетной: и массивный деревянный шкаф слева, выполненный из того же дерева, что и комод, и большой круглый стол в центре, накрытый серой от пыли скатертью, и огромный древний камин, вмонтированный в стену, расположенную справа, и занимающий едва ли не четверть ее площади.
  
   В центре потемневшего от времени серого потолка была закреплена здоровенная круглая люстра, состоящая из десятка концентрических колец, образующих тупой усеченный конус, направленный вершиной своей вниз. Гигантский канделябр содержал в себе множество светильников и вызывал невольные опасения своими размерами и весом. Если такая махина вдруг рухнет сверху, то запросто может и на смерть прибить. Стены в комнате тоже были неопределенного серого цвета с легкой зелено?й. В стене напротив, над диваном располагалось большое окно, закрытое ставнями и запертое на крепкий амбарный замок. Так что весь свет в помещении создавал массивный светильник, зависший над столом на высоте около двух с половиной метров.
  
   Искомый выход из локации обнаружился у правой стены за камином, примерно в полутора метрах от него. Стоявшая рядом с дверью Лена подергала ручку, убеждаясь, что дверь заперта.
  
   - Что хоть искать-то? - спросила она.
  
   - Ищите любые вещи, - пояснила Настя. - И стаскивайте на стол. Будем с ними сообща разбираться. Проверяйте стены и шкафы на предмет спрятанный кнопок и выключателей. Ощупывайте стены в тех местах, где они хоть чем-то отличаются, хоть цветом, хоть пятном, хоть выпуклостью какой-нибудь. Полу тоже следует внимание уделить. Какая-нибудь паркетина шевельнулась, пытайтесь ее поднять. Под ней тайник может быть. Но будьте осторожны. В комнате должны быть спрятаны ловушки, в том числе и смертельные.
  
   - Хи-хи! Прикольно, - рассмеялась Ира. - Прям, Ларой Крофт себя чувствую. И как они выглядят эти ловушки.
  
   - Ни как, - хмыкнул Александр. - Пока не сработает, не узнаешь. Они так же скрыты, как и тайники, вот только расположены так, что активировать их можно случайно. Поэтому, если заметили какую-нибудь странность. То не спешите ее трогать и проверять. Вначале осмотрите все вокруг, а лучше других позовите.
  
   - Хорошо, - сказала Ирина и распахнула дверцы шкафа, собираясь изучить его содержимое.
  
   То, что произошло дальше, оказалось полной неожиданностью для всех. Раздался звонкий щелчок, и девушка словно запрыгнула в шкаф. Дверцы его с резким хлопком закрылись, после чего раздалось громкое жужжание и вслед за ним почти сразу пронзительный женский крик, который поднялся до душераздирающего визга и неожиданно оборвался на самой высокой ноте. Все ребята замерли, словно превратились разом в соляные столбы. Только шкаф продолжал жужжать и вибрировать как электромясорубка, нарушая тишину своими металлическими лязгами. А из нижних щелей в его дверцах густым обильным потоком вытекала алая жидкость и темным пятном медленно расползалась по серому полу.
  
   Сказать, что большая часть присутствующих испытала острый шок, можно было с высокой определенностью. Многие ребята стали бледными как мел, Света прижала кулачки к щекам и пронзительно закричала, как будто это она попала в смертельную ловушку, а не ее одноклассница. Слава тоже переживал шоковое состояние, но только как-то необычно. По телу его от солнечного сплетения во все стороны прокатилась волна жара, которая словно зарядила парня кипучей энергией, принося ощущения легкости, подвижности и решительности. Но достигнув головы она, наоборот, будто окатила ее холодом, быстро выдувшим сковывающую панику и эмоции. Ум молодого человека перешел в состояние кристальной ясности и бесстрастности. Разом ускорились все мыслительные процессы, структурировались, упорядочились и стали следовать в русле четкой строгости и логичности. Время для молодого человека словно замедлило свой бег, воздух стал плотным и вязким, восприятие скачком расширилось. От всех органов чувств к парню приходили яркие сигналы. Он погрузился в атмосферу самых разнообразных запахов и звуков, различая в них малейшие детали, которые легко идентифицировались. Окружающий мир словно наполнился красками, обретая сочность и контрастность.
  
   Слава ясно ощутил волны страха и паники исходящие от окружающих его людей, которые воспринимались в виде определенных запахов и звуков учащенного сердцебиения. Он вдруг с легким удивлением, слегка замороженным в его новом состоянии, понял, что слышит, как бьется сердце каждого человека в этой комнате. Страх товарищей дополнительно мобилизовывал его, подталкивал к оперативным и быстрым действиям, но одновременно с этим молодой человек не чувствовал никакой опасности, и это противоречие несколько сбивало его с толку. Он замер в нерешительности на несколько мгновений, пытаясь разобраться в своих ощущениях, и понял, вдруг, что не чувствует смерти. Пришло очень ясное и однозначное осознание: никто не умер в этой комнате только что. Не было запаха смерти, какой-то ее особой энергетики и своеобразной ауры, которую ни с чем невозможно было спутать. И эта жидкость, так похожая на кровь, почему-то не ассоциировалась у молодого человека с прерванной жизнью. Прежде всего, она не пахла кровью, и Слава ясно это осознавал.
  
   Чтобы отбросить последние сомнения, он сделал несколько шагов, отделявших его от обширной лужи, образовавшейся перед шкафом, и присел, становясь на одно колено. Пальцы его мазнули по полу, собирая немного алой субстанции, и растерли ее. После чего уверенность, что это не кровь превратилась в убежденность. Жидкость имела иную консистенцию, хоть молодой человек и затруднился бы сейчас объяснить, откуда он это знает. Кроме того, она не сворачивалась, не оставляла на пальцах вязких катышков, да и пахла иначе. Слава поднес пальцы к носу и окончательно в этом удостоверился. Сохраняя свою бесстрастность, он поднял взгляд на товарищей и ровным голосом озвучил свое заключение:
  
   - Это не кровь.
  
   Переводя взгляд с одного лица на другое, молодой человек понял, что далеко не все из присутствующих поддались панике. Обе футки смотрели на него внимательно и удивленно, сохраняя при этом уравновешенность и спокойствие. Лицо Александра тоже выглядело бесстрастным, но глаза его выдавали азарт и веселье. Вика же, находясь у всех за спиной, почти не скрывала своих чувств, хитро улыбаясь, как человек, который стал свидетелем оригинального розыгрыша на первое апреля, но сам на него не попался. В этот момент разрозненные кусочки мозаики сложились в голове Вячеслава в цельную картину, и он все понял. Ловушка оказалась поддельной, в действительности никто не погиб. Кроме того со всей уверенностью можно было сказать, что не он единственный пришел к такому же мнению, а отдельные личности знали об этом с самого начала.
  
   - Что... что ты сказал? - сдавлено выдавила из себя Аля.
  
   Похоже, что она единственная из игроков, не имеющих отношение к клану футанари, сохранила способность мыслить, однако лицо ее имело бледный меловой оттенок.
  
   Слава почувствовал, как схлынуло с него это странное мобилизующее состояние, оставляя легкую слабость, будто он выполнил весомую физическую работу, и вместе с этим вернулась способность испытывать эмоции. Молодой человек сдержанно улыбнулся девушке и повторил:
  
   - Это не кровь, никто не умер, успокойтесь.
  
   - От...куда знаешь? - с запинкой выдохнул Николай, с трудом восстанавливая контроль над своей речью.
  
   "А действительно, откуда? - подумал Слава. - Как объяснить?"
  
   - Кровью не пахнет, - сказал он, - на ощупь другая, не липкая, не сворачивается, не пачкает.
  
   Молодой человек стряхнул кистью, сбрасывая с пальцев капли жидкости, и показал раскрытую ладонь присутствующим. На коже его почти не осталось красных следов.
  
   - Ты знаешь, как пахнет кровь, и какая она на ощупь? - ехидно спросил Коля, к лицу которого постепенно возвращались краски жизни.
  
   - Ну да, резался я уже и не раз. Кроме того, включи мозг. Это ведь игра. Неужели ты думаешь, что организаторы всего этого всерьез желали чьей-то смерти, даже просто навредить кому-нибудь из нас?
  
   Все ребята разом повернулись к Насте, обращая к ней свои вопросительные взгляды. И та, включая на лице растерянность, отрицательно мотнула головой.
  
   - Я... я... ни чего не знаю, - заикаясь, сказала она. - Мне... никто ничего не говорил. Может... может что-то пошло не так. Я... сама... в шоке.
  
   Но именинница не была в шоке и Слава это чувствовал. С момента как она воспользовалась его телом для того, чтобы сбросить переполнявший ее сексуальный жар, между парнем и футанари установилась хоть и слабая, но достаточно ощутимая чувственная связь, которая выдавала сейчас все ее скрытые эмоции. Но гораздо более сильные сигналы приходили от Маши. Она восхищалась своим парнем и буквально любовалась им, разгораясь сексуальным вожделением, хотя внешне девушка тоже выглядела растерянной, поддерживая игру своей подруги.
  
   Слава посмотрел Маше в глаза, уловил опасный жар, которым был пронизан ее взгляд, и испытал озабоченность уже другого рода: как бы взрывоопасная футка не устроила ему прилюдное изнасилование. Опасаясь еще больше подпитать ее чувства, молодой человек поспешно отвел глаза и снова обратил взгляд на именинницу.
  
   - Ну, хватит уже нас всех мистифицировать, - усмехнувшись, сказал он. - Признай уже, что все это очень умелый и оригинальный розыгрыш.
  
   - Не понимаю о чем ты, - удивленно ответила Настя.
  
   - Ну, хорошо, сейчас посмотрим.
  
   Вячеслав поднялся из коленопреклоненной позиции на ноги и в обход кровавой лужи направился к шкафу, который уже перестал издавать свои жуткие звуки и вновь прикидывался добропорядочной мебелью.
  
   - Осторожно! - воскликнула Маша и, шагнув вперед, поймала парня за руку, удерживая его.
  
   Тот замер в нерешительности и удивленно взглянул на девушку, чувствуя исходящую от нее волну страха. Он ни как не мог понять, чем это чувство мотивировано и потому на короткое время впал в ступор. Только что Маша была уравновешена и даже возбуждена, и теперь вдруг боится. Впрочем, страх этот вроде бы не был связан с опасениями за его жизнь. Это было что-то другое, капельку эгоистическое и относящееся к желаниям футанари.
  
   - Может ты и прав, что ловушка не смертельная, - пояснила Маша свои чувства, - но она настоящая, действующая и легко может вывести тебя из игры, как вывела недавно Ирину.
  
   - Все в порядке, - кивнул подруге Вячеслав. - Я это понимаю и не собираюсь подставляться. У меня есть идея, как ловушку обезвредить.
  
   Девушка медленно отпустила руку молодого человека, и тот преодолел оставшееся расстояние до зловещего устройства. Он расстегнул спортивную куртку, отогнул передний край своего трико, развязал подвязывающий шнур и вытянул его наружу. Резинка достаточно плотно продолжала стягивать ткань на талии, потому можно было не опасаться, что штаны с парня спадут. Сложив шнур пополам и сформировав петлю на согнутом его конце, Слава накинул маленькое лассо на круглую конусовидную ручку двери шкафа и аккуратно затянул его, стараясь сильно не тянуть. Потом встал сбоку от шкафа и попросил ребят:
  
   - Отойдите подальше.
  
   Присутствующие раздались в стороны, и встали метрах в полутора от опасной мебели. Молодой человек прислушался к себе, его предчувствие вроде не сигналило об опасности, и потянул за шнур. Стоило только дверце шкафа приоткрыться, как она резко распахнулась сама, раздался резкий щелчок, и кусок пола перед ней рывком приоткрылся, поднимаясь градусов на тридцать пять противоположной от шкафа стороной. Подействовав как пружина, он должен был забросить стоящего перед шкафом человека в распахнувшийся проем. Но в этот раз никто перед ловушкой не стоял, и сработала та вхолостую. Пол шкафа провалился, открыв на несколько секунд крутой желоб, ведущий куда-то вниз, и резко встал на место как захлопнувшаяся пасть. А потом дверца, столь же резко попыталась закрыться, но Слава успел поймать её за створку рукой и удержать. Раздался щелчок и, начавший было вибрировать, шкаф заглох, а кусок пола так и остался приподнятым.
  
   Все ребята смотрели на это происшествие широко распахнутыми глазами и молчали. На какое-то время наступила полная тишина.
  
   - Боже! - нарушила её Лена, отворачиваясь. - Какой кошмар!
  
   Слава заглянул шкаф и увидел в нем окровавленный кроссовок с человеческой стопой. Та была словно оторвана от ноги и в верхней своей части белела обломком кости, торчавшей над рваной плотью.
  
   - Чёрт, по-моему, перебор, - пробормотал Михаил, опуская глаза.
  
   - Всё это бутафория, скорее всего, - сказала Вика. - Хе-хе, а мне нравится. Остренько так получается.
  
   Александр шевельнулся, сделал шаг вперед, присел на корточки перед импровизированным трамплином в полу и заглянул под него.
  
   - Ну, вот и первый тайник, - прокомментировал он, запуская в щель руку.
  
   - Эй, аккуратнее, - предостерег Коля. - Вдруг эта штука тебя защемит.
  
   - Недолжна, - ответил молодой человек, сосредоточено обшаривая пространство под половицей. - Ловушка разряжена усилиями нашего доблестного инспектора Катани. Да и не станут организаторы сей игры заниматься членовредительством. Может, конечно же, быть и вторая ловушка, но для первой локации - это уже слишком. О! - воскликнул Саша. - Что-то есть!
  
   Он извлек из тайника маленький металлический предмет, оказавшийся мебельным ключиком.
  
   - От двери? - предположила Света.
  
   - Это вряд ли, - ответил ей молодой человек, державший ключ и рассматривавший его. - Слишком маленький. Скорее всего, от шкафчика какого-нибудь.
  
   Все тут же обратили свои взгляды на комод. Ближе всего к нему стоял Коля, который тут же направился в его сторону, протянул руку к одному из его ящиков и замер. Потом он, так же как Слава до этого, выдернул шнур из своего трико и просунул его в кольцо рукоятки, отошел назад на длину шнура и потянул. Ящик слегка выдвинулся и ничего экстраординарного не произошло. Николай приблизился и заглянул внутрь.
  
   - Пусто, - сказал он.
  
   Далее таким же предусмотрительным способом были опробованы другие ящики, и третий сверху отказался выдвигаться. Судя по всему, он как раз и был заперт на ключ.
  
   - Ну вот, и замок для ключа обнаружился, - улыбнулся Александр и протянул Коле свою находку. - Держи, исследователь, открывай.
  
   Первая же попытка отпереть ящик оказалась удачной. Ключ повернулся в замочной скважине пару раз, издавая в запирающем механизме характерные щелчки. А потом Николай воспользовался своим противоловушечным шнуром от трико и с безопасной дистанции выдвинул ящик. Впрочем, ничего неожиданного и в этот раз не случилось, никакой ловушки не оказалось ни в самом сундуке, ни возле него.
  
   Молодые люди собрались вокруг ящика, с любопытством заглядывая в него. Николай извлек на свет божий какую-то статуэтку, лазерную указку, метровую деревянную трость с тяжелым круглым набалдашником из какого-то желтого металла, кусок оторванной страницы, шестерёнку и парочку непонятных деталек чего-то целого.
  
   - Вроде все, сказал он. Больше ничего нет.
  
   - Кто там поближе стоит, проверьте, дверь не открылась? - спросила Настя.
  
   Лена подошла, подергала дверь за ручку на себя, потом наружу и отрицательно мотнула головой.
  
   - Значит, есть ещё тайник какой-нибудь, - предположила Вика. - Или ключ.
  
   Коля, уже не сильно перестраховываясь, выдвинул и осмотрел все оставшиеся ящики комода. Сергей и Михаил стали ощупывать его боковые стенки. Слава же глядя на ящик, который открыли недавно ключом, заметил в нём какую-то неправильность. Он открыл его пошире, внимательно осмотрел пустой объем, затем открыл другой ящик и тут его осенило.
  
   - Глубина! - сказал он, радуясь своей наблюдательности?
  
   - Что-то заметил, комиссар? - спросил Саша.
  
   - Да, сам смотри. Ящик, который заперт был, менее глубокий, чем тот, который сверху, процентов на двадцать примерно. Но внешние их размеры-то одинаковые.
  
   - Думаешь, второе дно у него есть? Голова! Надо попробовать достать его и осмотреть со всех сторон.
  
   Александр выдвинул ящик до предела и тот уперся внутренним своим фиксатором, не желая извлекаться наужу.
  
   - Нет, не достать, - резюмировал брат Вики. - Придется так осматривать.
  
   Четверо парней ощупывали и продавливали объект исследования со всех сторон около минуты. Ни ничего похожего на тайник так и не обнаружили. Все согласились с тем, что дно у ящика аномально толстое, но как добраться до секретного его отдела никто так и не понял.
  
   - Может сломать его? - предложил Сергей.
  
   - Нельзя здесь ничего ломать, - покачала головой Настя.
  
   - Почему?
  
   - Призраки в суд подадут, - усмехнулась Вика, - за порчу частного имущества. Да и не засчитается такое решение правильным. Выгонят нафиг.
  
   - Ну вот, - усмехнулся Сергей. - Так и знал, что на этом заканчивается достоверность приключения. В реальной то ситуации команда охотников вряд ли стала бы хитрые задачки решать. Воспользовались бы старой доброй силой и дверь бы в следующую комнату выломали, да и с ящиком не стали бы церемонии разводить.
  
   - Ошибаешься, - возразила Маша. - Когда имеешь дело с привидениями, нужно действовать очень аккуратно, чтобы раньше времени их не побеспокоить и не подвергнуться массовой атаке.
  
   - А к тому же, - добавил Александр, - механизм, отпирающий этот тайник, может как раз параллельно и открывает дверь в соседнюю локацию. При условии, конечно, что это секретное хранилище последнее. И даже если не последнее, то, скорее всего, проход откроется, всей совокупностью правильно вскрытых тайников.
  
   Пока ребята спорили, Слава разглядывал приклеенную ко дну ящика фабричную наклейку от мебельной фабрики "Авангард". Большая часть букв и цифр уже стерлась от времени.
  
   "Артикул N", - прочитал он. Далее шло фрагментарное описание типа, едва угадываемое название марки, еще какие-то данные производителя и так далее, и тому подобное.
  
   Молодой человек попробовал ковырнуть ногтем полустертую бумажку и та неожиданно легко подцепилась. Он потянул за уголок и оторвал ее вместе с кусочком шпона, под которым обнаружилось небольшое углубление и шестигранный вырез с пятью маленькими круглыми отверстиями, расположенными вроде как бессистемно.
  
   Спор между ребятами разом оборвался. Все уставились на вскрытое отверстие.
  
   - Ну, комиссар, ты сегодня прям в ударе, - похвалил Александр. - А я почему-то безнадежно туплю.
  
   - Так, ребята, - подала голос Настя, - теперь надо найти где-то шестигранную штуку с иголками, которая в эту дырку вставляется. Расходимся, все внимательно осматриваем, ищем, про ловушки не забываем.
  
   На полчаса, примерно, вся команда предалась поискам. Облазили всю комнату и не по одному разу. Смотрели и на люстре, и в ловушечном шкафу, и в камине, перевернули, обтрясли весь диван, выдвинули комод, обстучали стены и половицы. Нигде, ничего так и не обнаружилось. Одно радовало, ловушек в этой локации, судя по всему, тоже не осталось.
  
   Расстроенные, уставшие, все вновь собрались возле комода.
  
   - Ну что делать будем? - спросила Аля.
  
   - Где-то чего-то мы явно упустили, - вздохнула Настя. - Давайте передохнем пока, - предложила она, - а заодно посидим-подумаем.
  
   Девушка аккуратно свернула на диване пыльное покрывало и положила его на пол, а потом уселась и с комфортом откинулась на спинку.
  
   - Не стесняйтесь, присаживайтесь, в ногах правды нет, - сказал Александр и расположился с ней рядом. - Чтобы кровь прилила к голове, нужно расслабить ноги.
  
   - Может тебя вверх ногами к люстре привязать, братец, - хихикнула Вика, опираясь попой о стол. - Так точно кровь к голове прильет.
  
   - Вот за что я люблю тебя, сестрёнка, - улыбнулся молодой человек, - так это за душевную доброту и гуманные помыслы. Однако скромно воздержусь от твоего лестного предложения. Я все-таки не летучая мышь, чтобы вниз головой болтаться.
  
   Кто-то уселся на диване, кто-то на стульях, сдув с сидений пыль, и на пару минут все замолчали. Слава ломал голову, как мог, периодически осматривая комнату в поисках хоть какой-то зацепки, но ничего стоящего в голову ему не приходило. Неожиданно Вика оттолкнулась от стола и рассмеялась.
  
   - Кое-что мы действительно упустили, - сказала она и направилась к шкафу.
  
   Повозившись в его недрах, она что-то с усилием выдернула и стала возвращаться к соратникам, неся в руках окровавленный кроссовок с оторванной стопой.
  
   - Ой! Убери эту хрень! Не неси её сюда! - заголосила Лена, брезгливо отворачиваясь. - Меня сейчас стошнит!
  
   - Да ладно-ладно, - успокоила ее Вика, останавливаясь. - Не настоящая ведь это нога. У нее и кость-то, небось, пласт... а нет, смотри-ка ты, костяная, - хихикнула она.
  
   Девушка подцепила названную часть пальцами и попыталась ее вытянуть.
  
   - Блин! Ну, прекрати уже, а! - страдальческим голосом простонала Света и тоже отвернулась. - Что за игры такие в патологоанатома?!
  
   - Какие вы, прям, нежные, - насмешливым тоном сказала Вика. - Потому-то и не решить вам было сей специфичный ребус.
  
   Раздалось звонкое: "Чмок!" И девушка выдернула непокорную "кость", брызнув наружу капельками красной жидкости.
  
   - А-а-а-а! - захныкала Аля и тоже отвернулась. - Садистка-а-а-а!
  
   - Все претензии к организаторам, - возразила Вика, и обратилась к Анастасии, протягивая ей "окровавленную" белую палочку: - Ну-ка глянь, сестрёнка, подойдет нам такая штука?
  
   Слава с интересом посмотрел на "кость" и заметил, что внутренний торец её как раз имел шестигранную форму, да вдобавок снабжен был несколькими металлическими иглами разной длины.
  
   - Умница! - похвалила Вику именинница. - Как раз то, что надо. Ключ у нас вроде бы есть, сейчас попробуем им воспользоваться.
  
   Она поднялась с дивана, взяла у сестры "кость" и направился к комоду. Все участники игры, естественно, последовали за ней. Девушка внимательно изучила расположение отверстий, потом рассмотрела иглы на ключе и, прицелившись, вставила палочку в отверстие. Затем Настя попыталась повернуть её по часовой стрелке, далее - против, палочка со скрежетом поддалась, и одновременно с этим раздался щелчок от двери. Лена вприпрыжку доскакала до нее, дёрнула ручку и распахнула. В этот момент у Славы почему-то ёкнуло сердце, и он испуганно уставился на пол перед дверью, но ничего страшного не произошло. Девушка стояла на нём и как ни в чём не бывало.
  
   - Готово, - сказала она. - Следующая локация доступна.
  
   - Значит, это был последний тайник, - улыбнулась Настя. - Давайте глянем, что в нем.
  
   Она потянула за палочку, как за ручку и вытащила из ящика ложное дно, открывая содержимое секретной части. Там находилась черная книга, оформленная на старинный манер. Она была средней толщины около полутора-двух сантиметров, и на корешке ее позолоченными красками были выгравированы какие-то кабалистические знаки или иероглифы.
  
   - О! Книга духов, - определила Маша. - Это важная квестовая вещь. В ней прописаны ритуалы экзорцистов, необходимые для изгнания духов и запечатывания могущественного артефакта "Зеркало тьмы".
  
   - Ну, вот и ладно, дело сделано, - резюмировала Настя. - Собираем предметы, найденные в локации, и переходим в следующую.
  
   Александр хотел было положить книгу в свою сумку, но именинница его остановила.
  
   - Погоди, - сказала она. - Давай-ка все предметы ко мне уберем.
  
   Молодой человек внимательно посмотрел на нее, а потом, тонко улыбнувшись, кивнул.
  
   - Хорошо, забирай, - не стал он спорить.
  
   Через минуту команда гуськом потянулась к двери, и у Славы опять тревожным набатом забило нехорошее предчувствие. Первой через проем прошла Настя, за ней Лена, Света, Аля и каждый раз у Славы в душе вздрагивали какие-то тревожные струнки. Он волновался всё больше и больше, но не мог понять, чем вызвано это волнение. Следующим к двери подошел Александр, и пол под ним неожиданно провалился, открывая темный люк. Парень вскрикнул от неожиданности, взмахнул руками и стал падать вниз. Вячеслав совершил резкий бросок вперед, распластываясь по полу и пытаясь поймать товарища за руку. И ему почти удалось это сделать, но в последний момент Саша отдернул ладонь, не позволяя себя схватить. Весело взглянув на несостоявшегося спасателя, он подмигнул ему и скатился вниз по металлическому желобу, после чего потайной люк с лязгом захлопнулся, оставляя после себя на полу только квадратный фрагмент паркета, очищенного от пыли.
  
   - Гадство! - выругался Сергей. - Ещё одного потеряли!
  
   - На чистый от пыли пол не вставать! - громко предупредила Настя, но все и так уже это поняли, перепрыгивая опасное место.
  
   Вячеслав продолжал лежать на полу и напряженно думал: "Я ведь мог его поймать. Я готов был его вытащить. Почему он убрал руку? Почему девушки до него наступали на это место и никто из них не провалился. Почему ловушка сработала только на нем?"
  
   - Слав, ты в порядке? - спросила Маша, склоняясь к своему молодому человеку.
  
   - Да все нормально, - ответил тот и поднялся на ноги. - Я готов. Пойдем.
  
   "А ведь я предчувствовал эту ловушку, - подумал молодой человек. - Не понимаю, как это получалось, но, кажется, мне стоит почаще прислушиваться к своему неожиданно проснувшемуся чутью".
  

Глава 25. Игра для своих

К содержанию

   Следующая комната была во многом похожа на предыдущую. Такая же огромная люстра, высокий серый потолок, зеленоватые стены и старинная мебель. В противоположной стене имелась вторая дверь, которая, естественно, тоже оказалась запертой. Молодые люди разбрелись по комнате, разыскивая квестовые предметы. Но Слава подошел к столу, расположенному примерно в центре локации и замер, прислушиваясь к себе. С ним опять происходило что-то необычное. Звуки слышались более четко и гулко. Движения его спутников слегка замедлились, словно все они преисполнились лености вдруг и передвигались нехотя.
  
   - Не переживай, - сказал Коля, подходя к нему и хлопая по плечу. Он видимо по-своему интерпретировал неподвижность товарища. - Всех не спасти. Да и ничего с Александром не сталось. Ловушка-то была "не смертельной". Может быть, он ещё выберется к нам.
  
   - Да, конечно, - рассеянно ответил Слава, переживая чувство нарастающей опасности. Сигналы шли откуда-то справа. Он посмотрел в том направлении и пристально стал следить за девушкой, направлявшейся к шкафчику-трюмо. Ощущение тревоги вдруг резко возросло, и парень громко, даже отчасти властно крикнул:
  
   - Лена стой! - И та замерла на месте с поднятой ногой. - Аккуратно сделай шаг назад, - поступило новое распоряжение, и девушка послушалась. - Ну вот, а теперь просто отойди подальше от этого места, - уже более спокойным и ровным голосом закончил свои указания парень.
  
   - Ты чего? - удивился Коля.
  
   - Подожди, надо кое-что проверить.
  
   - Ловушку заподозрил? - догадался Михаил, и все игроки стали собираться у стола, возле которого стоял Слава.
  
   - Может быть, - задумчиво ответил виновник переполоха, напряженно разглядывая фрагмент пола, который почему-то казался ему опасным. Он вдруг стал хорошо понимать Рэдрика Шухарда из "Пикника на обочине", ну вот не нравился ему этот квадратный кусок паркета, но чем не нравился, он не в состоянии был объяснить. - Настя, можешь мне дать лазерную указку из квестовых вещей? - попросил молодой человек именинницу.
  
   - Да, конечно, держи, - откликнулась девушка и передала то, что он просил.
  
   - Вот смотрите, - сказал Вячеслав, обрисовывая красным зайчиком размером с божью коровку подозрительный участок пола. - Ничего странного не видите?
  
   - Да вроде нет, - откликнулся Николай.
  
   - Щели по краям квадрата чуть больше, чем между остальными паркетинами, - отметила Вика. - И чуть повыше располагаются плитки, примерно на миллиметр-полтора. Да у тебя, Катани, глаз-алмаз. Я бы ни в жизнь такого не заметила, не покажи ты мне этот кусок.
  
   "Точно, - подумал Слава. - Да только глаз-алмаз у тебя, рабовладелица ты моя. Пока не сказала, сам я догадаться не смог".
  
   - Ага, значит, ловушку нашли, - азартно сказала Настя. - Что ж давайте проверим, как она действует. Можно попробовать издалека плитку нажать. - И она достала из своей большой сумки трость. - Ну что испытаем? Отойдите все подальше.
  
   Именинница взяла трость за нижний конец, прикинула на глаз дистанцию, становясь так, чтобы дотянуться до подозрительного квадрата, и, наклонившись вперед, стукнула тяжелым набалдашником по паркету. От того что произошло после этого все присутствующие вздрогнули. Кусок пола, значительно больший, чем отмеченный ранее квадрат, неожиданно накренился, провалившись одной своей стороной, и образовал крутую горку, уводящую куда-то вниз. Один из стульев, стоявший на этом участке, вжикнув, скользнул ножками по паркету и скрылся в темноте. И через пару секунд после этого пол снова поднялся и встал на место.
  
   - О-о-ох, - вздохнула Лена. - И я бы могла туда загреметь.
  
   - Все видели, где расположена ловушка? - спросила Настя.
  
   - Ну, да, вроде, - неуверенно сказал Коля. - А нельзя ее как-нибудь заклинить? Может там есть какой-нибудь тайник.
  
   - Это вряд ли, - ответил Слава, беря в руки ещё один стул. - Но заклинить можно конечно. Насть, нажмешь еще раз?
  
   - Легко, - ответила именинница и повторила свой удар. Молодой человек просунул стул в образовавшуюся щель и подержал его там, пока пол не стал подниматься и не зажал его.
  
   - Готово, - сказал Вячеслав. - Но думаю, что пользы от этого будет немного за исключением того, что ловушку теперь видно.
  
   Пока Сергей, Михаил и Николай, осматривали импровизированный спуск, девушки вновь разбрелись по комнате в поисках тайников. Слава тоже стал обходить локацию, рассеянно осматривая стены, шкафы и другую мебель. Он ни столько искал что-нибудь необычное, сколько прислушивался к себе. То специфическое чувство, которое дважды подсказало молодому человеку место расположения ловушек, теперь играло с ним в "холодно-горячо". Не то чтобы он прямо чувствовал изменение температуры, у него скорее возникало что-то вроде лёгкого напряжения в теле с неизменными мурашками, бегущими по спине. А потом парень зацепился взглядом за углубление на книжной полке и тут же почувствовал всплеск этих самых мурашек.
  
   "Здесь", - подумал он и подошел поближе, внимательно рассматривая треугольный провал. Тот выглядел так, словно был подставкой для чего-то, что-то в него требовалось вставить.
  
   - Настя, - окликнул именинницу Вячеслав. - Подойди, пожалуйста.
  
   Та подошла, посмотрела на углубление, которого касался пальцами молодой человек и просияла.
  
   - О! Я знаю, для чего это. Видела уже такой треугольник. У статуэтки нашей как раз такой же формы ножка.
  
   Девушка достала из сумки фигурку и вставила ее ножкой в углубление. Треугольники были не равносторонними, поэтому совмещались только в одном положении. Едва статуэтка встала на место, как раздался едва слышный щелчок, книжная полка загудела и выдвинулась на десяток сантиметров вперед, а затем фигурка повернулась на несколько градусов против часовой стрелки и зажглась голубоватым светом изнутри.
  
   - Ух-ты! Смотрите! - воскликнула Аля и показала на несколько световых зайчиков отобразившихся на всех четырех стенах.
  
   - Это наверняка указатели, - заметила Маша. - Там могут быть тайники.
  
   Все девушки тут же рассредоточилась по комнате, проверять указанные световыми лучами места. Парни, исследовавшие ловушку, оставили ее и тоже присоединились к поискам. Минут через пять после этого было вскрыто три секретных хранилища и обнаружено четыре скрытых надписи, которые Настя сфотографировала на свой смартфон. В тайниках команда нашла еще пять деталек чего-то более крупного, две шестерни разного размера, вторую лазерную указку и два обрывка страницы. Но самым главным было то, что разблокировалась дверь в следующую локацию.
  
   - Ура! - воскликнули ребята, испытывая душевный подъём.
  
   - Переход на новый уровень, - с улыбкой сказал Сергей.
  
   - Ну что Слав, пойдешь первым? - предложила ему Маша. - У тебя здорово получается ловушки находить.
  
   - Все это случайно, - скромно ответил молодой человек, но привилегией первопроходца воспользовался.
  
   Он направился к двери, но в полутора метрах от нее остановился. Его опять посетило тоже странное чувство, что и в предыдущей комнате, после которого провалился в пол Александр.
  
   - В чем дело? - спросила Настя, подходя к нему. - Опасаешься ловушки? - Она обстучала тростью пол впереди и ничего не произошло. - Ничего нет, резюмировала девушка. Можешь идти.
  
   - Дай трость, - попросил Вячеслав и, забрав ее у девушки, обогнул участок пола, который ему не нравился. Подойдя к двери с боку, он дотянулся набалдашником трости до рукоятки двери, повернул ее и толкнул, открывая проход, после чего запрыгнул в соседнюю комнату.
  
   - Чего-то ты мудришь, - хмыкнула именинница и прошла в дверь напрямую, смело ступая по паркету.
  
   Сердце у молодого человека ёкнуло, но ничего особенного не произошло. Без каких либо последствий девушка оказалась рядом с ним и забрала у него трость.
  
   - Проходите, - сказала она остальным. - Все чисто.
  
   И команда охотников за привидениями потянулась в новую локацию. Все следовали примеру Анастасии, ступая по паркету, и никто не проваливался. Только Вячеславу все равно было почему-то тревожно, и он испытывал непонятный мандраж каждый раз, как кто-нибудь проходил в дверь. Замыкающей в этот раз оказалась Вика. Она посмотрела на молодого человека и, хитро подмигнув ему, перепрыгнула подозрительный участок пола.
  
   - Решила не рисковать, - пояснила она, улыбаясь. - Проницательный ты наш инспектор.
  
   Тем временем команду охотников ожидала новая локация и новые поиски, в которых Слава вновь показал себя самым результативным игроком. Пользуясь своим непонятно откуда взявшимся чутьем, он безошибочно находил ловушки и помогал вскрывать тайники. Однако несколько раз чутье давало ложные сигналы, отмечая безобидные участки пола как ловушки. Настя их проверяла тростью и не находила ничего. Ребята и девушки ступали по ним без каких-либо последствий, однако сам Вячеслав не рисковал следовать их примеру. За полчаса команда преодолела еще две локации и без потерь вступила в пятую по счету комнату. Все были веселы и полны азарта, вот только футки с каждым переходом выглядели отчего-то все более и более озабочено, и улыбки на их лицах казались Вячеславу натянутыми.
  
   - Можно на минуту тебя, - шепнула ему Вика и, взяв за руку, потянула за собой.
  
   - Слав, давай сканируй, - с улыбкой позвал молодого человека Николай.
  
   - Сейчас, подожди, - махнул тот ему рукой и последовал за девушкой.
  
   Вика отвела его в угол комнаты. И очень тихо заговорила.
  
   - Твои ангельские способности проявились очень некстати, проницательный ты наш инспектор Катани. Поэтому я должна тебе кое-что объяснить. Вся эта игра для внешних. Нам же членам клана уготовано другое приключение и, чтобы начать его, нужно попасть в ловушку. Без этого ты не выйдешь на предназначенный для нас уровень, сколько бы локаций ни прошел. Вот и всё. Я специально задержалась ради тебя, но оставаться дольше смысла не вижу. Выходы срабатывают один раз, так что последовать за мной ты не сможешь. Но как я поняла, ты их чувствуешь, так что найдешь другой путь.
  
   Подмигнув собеседнику, Вика направилась вдоль книжных полок, делая вид, что осматривает их содержимое. Молодой человек сразу почувствовал, как в душе его стало расти беспокойство, постепенно переходящее в напряжение. Он хотел окликнуть девушку, предупредить, но не стал этого делать. Вместо этого молча смотрел, что произойдет. Делая последний шаг, Вика вытянула руки по швам, словно приготавливаясь к прыжку вниз. Пол под ней разверзся, и она провалилась. Кто-то из ребят вскрикнул, кто-то охнул, и все они устремились к месту происшествия.
  
   - Эй, осторожно там! - предупредила Маша. - Сами не попадитесь!
  
   Слава вздохнул и начал обходить комнату в другом направлении, однако предчувствие подсказывало ему, что других выходов в этой локации уже не осталось.
  
   "Могли бы и заранее предупредить", - расстроено подумал он.
  
   Ему теперь ясно стало, почему Александр не позволил себя поймать. Отвлекшись на свои мысли, молодой человек едва не угодил в настоящую ловушку, способную вывести его из игры. Луч лазера, блеснувший в облачке пыли, которую сам же парень и поднял ногами, он заметил чуть ли не в самый последний момент. Слава замер и осторожно отступил на шаг назад, присаживаясь на корточки. Лишь после этого в душе его с запозданием взвыло чувство опасности.
  
   - Настя! - позвал он. - Кажется, я нашел здесь ловушку, а в ней, возможно, и тайник. Думаю, в этот раз понадобятся лазеры.
  
   - Иду-иду! - откликнулась именинница, расстёгивая свою сумку со шмотом. - Сейчас будут лазеры.
  
   Текущая локация отняла еще полчаса, которые Слава промаялся в нетерпении. Ему хотелось поскорее присоединиться к ушедшим товарищам, и это чувство мешало сконцентрироваться на разгадывании новых загадок. Инициатива сама собой перешла к другим игрокам, и последний тайник обнаружила Аля. Дверь в следующую комнату, наконец, разблокировалась, и молодой человек вновь почувствовал знакомое уже беспокойство.
  
   "Наконец-то! - подумал он. - Снова возле двери? Как-то не очень оригинально!"
  
   - Вы пока собирайте шмот, - сказал Вячеслав, - а я пойду, гляну, что в следующей комнате.
  
   - Давай, только осторожнее, - кивнула ему Маша, на губах которой играла азартная улыбка. Парень кивнул ей и, потянувшись к ручке двери, провалился, услышав на прощание чей-то испуганный вскрик.
  
   На несколько секунд его накрыла полная темнота. Слава нёсся куда-то вниз, скользя по гладкой металлической трубе. Потом опора под ним пропала, он испытал чувство кратковременного падения и приземлился в упругую сеть. В новой локации царил полумрак, так что просматривалось только ближайшее окружение. Молодой человек обнаружил себя на чем-то, напоминающем страховочный батут из прочных и эластичных веревок. Справа нашелся спуск вниз и парень к нему проследовал.
  
   Вскоре он стоял уже на твердом полу и осматривался. Скудное освещение скрывало детали, но, двигаясь вдоль стены, держась за неё рукой, Вячеслав смог догадаться, что находится в цилиндрической комнате с высоким потолком. Постепенно глаза привыкли к темноте и в противоположной стороне, метра на полтора ниже потолка молодой человек увидел темное пятно отверстия, через которое он сюда попал. Ещё несколько шагов вдоль стены и рука провалилась в пустоту, нащупав выход из комнаты.
  
   - Эй! Есть там кто?! - крикнул он в темный туннель и тут же услышал в ответ голос Александра.
  
   - О! Нашего полку прибыло! Иди сюда, тут светлее.
  
   "Ну, слава богу", - подумал Вячеслав и отправился в путь по изгибающемуся коридору, держась одной рукой за его стену, чтобы легче было в темноте отслеживать направление.
  
   Постепенно становилось светлее, и молодой человек двинулся вперед уже более уверенно. После очередного изгиба впереди обнаружился выход, из которого шел свет, и через несколько секунд Слава попал в хорошо освещенное помещение, напоминающее то ли комнату для ожидания, то ли мини-кафе. Посередине её стоял большой круглый стол, окруженный с четырех сторон четырьмя полукруглыми диванчиками, разделенными полуметровыми проходами. Саша и Вика сидели на одном из них, совершая неспешное чаепитие. Вернее молодой человек уже просто сидел, и перед ним стояла пустая кружка, а вот девушка еще прихлебывала горячий напиток.
  
   - Проходи не стесняйся, - сказал Александр. - Тут есть кофе, чай, печенье. Если хочешь, наливай себе, угощайся. Нам еще Николая ждать.
  
   Вячеслав осмотрелся и увидел возле стены что-то вроде барной стойки с кухонными принадлежностями.
  
   - Где это мы? - спросил он.
  
   - В стартовой локации, - ответила Вика. - Бедному Сашке по твоей милости пришлось больше часа здесь проторчать.
  
   - Ну, я ж не знал, - развел Слава руками. - Лучше инструктировать надо было.
  
   - Не-не, неожиданность завсегда интереснее, - усмехнулся Александр. - Да и потом, кто ж знал, что ты так быстро с ангельскими способностями освоишься? Думали, попадешься на выходе из второй локации, и дело с концом. Кольку-то, надеюсь, так долго ждать не придется.
  
   - Думаете, его тоже сюда перекинут?
  
   - Ну, а как же иначе-то? Он ведь посвящён уже в тайну клана, так что считай, почти свой. А после квеста, скорее всего, совсем своим станет.
  
   - Что ты имеешь в виду? - спросил Слава.
  
   - Вот когда все соберутся, тогда и расскажу, - ответил Александр. - Зачем повторять одно и то же два раза?
  
   - Ладно. Тогда я тоже себе чай налью.
  
   - Валяй.
  
   - Ты еще будешь?
  
   - Не-не, - мотнул Саша головой. - Я и так уже много выдул, так и лопнуть недолго.
  
   - Хорошо, я понял. Нет, так нет.
  
   За стойкой Вячеслав заварил себе чай и, пошарив по шкафам, нашел песочное пирожное с творожной начинкой.
  
   - О! Здесь "лакомка"! - обрадовался он. - Можно мне взять?
  
   - Как? Я не все ещё съела? - удивилась Вика.
  
   - Понятно, значит можно, - улыбнулся молодой человек и прихватил с собой пироженку.
  
   - Приятного аппетита, - пожелал Александр.
  
   - Спасибо, - ответил Слава, усаживаясь за стол напротив.
  
   Через несколько минут Вика допила свой чай и уткнулась в смартфон, просматривая страницы в интернете. Её брат взял со стола книгу, которую, видимо, читал до этого, открыл на закладке и продолжил читать. Вячеслав тоже допил чай, а потом от нечего делать пошел шляться по местным локациям. Довольно быстро он выяснил, что весь подземный этаж состоял из одной центральной комнаты, в которой находились сейчас его товарищи, и семи комнат со страховочными сетками, соединявшихся с центром радиальными коридорами. По всей видимости, те должны были принимать игроков попавших в ловушки.
  
   Забравшись на один из батутов, Слава попытался на нем попрыгать, но едва не поцеловался с потолком и оставил это рискованное занятие. Минут пять он просто лежал, а потом стал раскачиваться в сетке, как в гамаке. Это развлечение ему понравилось, однако неожиданно пришла в голову мысль, что в любой момент на него сверху может кто-нибудь свалиться, и парень поспешил покинуть опасную зону.
  
   Войдя в "центр-накопитель", он застал своих соратников за теми же занятиями, за которыми оставил, и подумал, что надо бы и ему придумать эффективный способ время убить.
  
   - Слав, чаю мне не нальешь? - попросила Вика.
  
   - Налью, - легко согласился тот, потому что ему всё равно делать было нечего. - Тебе с сахаром, без, с молоком? - уточнил он.
  
   - С молоком без сахара, - ответила девушка, не отрываясь от экрана смартфона.
  
   Ещё пара минут заняло заваривание чая. Вячеслав сделал две кружки: на Вику и на себя и уселся за стол вместе с ребятами.
  
   - Спасибочки, хороший мой, - тепло улыбнулась девушка и, взяв кружку, сделала глоток.
  
   В этот момент где-то в отдалении раздался продолжительный крик, ассоциирующийся с падением человека.
  
   - Ну, вот и все в сборе, - хихикнула Вика. - Николя громогласно сообщил о своем прибытии.
  
   - Пойду, схожу за ним, - сообщил ее брат, поднимаясь со своего места.
  
   - Может я? - предложила его сестрёнка.
  
   - Нет-нет, ты ещё чай свой не допила. Так что сиди, пей.
  
   - Я могу потом допить.
  
   Но Александр уже углубился в тёмный тоннель.
  
   - Ну, вот, - вздохнула девушка. - Вечно он меня обламывает.
  
   - Ты о чём? - поинтересовался Слава, прожевав печенье.
  
   - Да, так, ни о чём, - уклончиво сказала Вика, хищно улыбаясь.
  
   Молодой человек сделал большие глаза и хохотнул.
  
   "Боже ж ты мой, - подумал он. - Ей меня одного, что ли, мало? Хочет гаремчик себе завести?"
  
   Но Вика на мысли его естественно не ответила, продолжая прихлёбывать из своей кружки. Минуты через полторы послышались шаги, и в комнату вошел слегка потрёпанный и взлохмаченный Николай.
  
   - Приветствую всех усопших в этом загробном мире, - весело сказал он.
  
   - Нет-нет, Коль, наша игра только начинается, - поправил вошедший вслед за ним Саша.
  
   - Чаю хочешь? - спросил Вячеслав. - Наливай себе, нам тут важный разговор предстоит.
  
   - О! Комиссар! Дорогой! Камрад! Как я рад тебя видеть! - рассмеялся новоприбывший. - Ну, теперь я спокоен. А то после твоего неожиданного "ухода в подполье" все просто пошло в разлад. Кстати, а где Маша? Она пропала следом за тобой.
  
   - Что, Маша тоже выбыла? - расстроился Вячеслав. - Как это произошло?
  
   - Кру-у-уто! - восторженно протянул собеседник. - Вообще отпад! Девчонки чуть все в обморок не попадали, да и я признаться едва в штаны не наложил. Прикиньте! Стоит картина. Занимает пол стены. Нарисован на ней какой-то здоровенный мрачный такой дом. И вот окошко в этом доме вдруг распахивается, причем не наружу, а как бы на рисунке, высовывается из него какая-то зубастая хрень, от которой на ночь глядя точно кошмары будут сниться, хватает Машку и утаскивает ее прямо в картину, в дом, в окно. Пара секунд ужасающего воя, дикий женский визг и все! Полная тишина, картина стоит, как ни в чем не бывало, все окна дома снова закрыты. Ни каких отверстий в холсте, никаких потайных ходов, так словно девушку прямо в нарисованное здание каким-то мистическим духом втащило.
  
   - Н-да, - вздохнул Слава. - Прикольно. Жаль, я этого не видел.
  
   - Выходит, что Маша в смертельную ловушку попала, раз ее с вами нет? - уточнил Коля.
  
   - Нет, она точно не выбыла из игры, - ответила Вика, улыбаясь. - Она же футка, так что наверняка присоединилась к охотникам. Считай, что призраков в этом доме стало больше, перешла на сторону наших соперников.
  
   - Именно наших, Николай, - пояснил слова сестры Александр. - А не тех ребят, что продолжают проходить локации. Теперь Маша среди тех, кто на тебя, меня, Славку и Вику будет охотиться. Это другая игра и Настя, кстати, тоже должна к ним присоединиться. Она ещё оставалась среди ребят, когда ты в ловушку угодил?
  
   - Оставалась, - подтвердил Коля. - Но она почему-то сумку со шмотом и свой смартфон с фотками Але передала. Я не придал этому большого значения, но, в силу озвученных обстоятельств, выглядело это весьма подозрительно. Видимо, Таська планировала в ближайшее время свалить. И было бы интересно посмотреть, как этот отход обставят.
  
   - После меня пропали только Маша и ты? - поинтересовался Вячеслав. - Или кто-то ещё?
  
   - Пока только двое, но все в одной локации. До этого-то мы с твоей помощью шли без потерь.
  
   - Думаешь, ребята не смогут дойти до конца?
  
   - Трудно сказать, - задумчиво ответил Коля. - Аля так вполне достойно перехватила инициативу после тебя, нашла три тайника из четырёх: первый, третий и четвертый. Второй обнаружил Сергей. Вот, после того, как она дверь в соседнюю локацию открыла, Настя ей сумку со шмотом и отдала, якобы как самому результативному игроку. Ну, а я провалился в потайной люк на выходе, прям как ты и как Александр.
  
   - Всё ясно, - улыбнулся Слава, - значит, для отсеивания членов клана ничего более оригинального организаторы не придумали.
  
   - Не расстраивайся, - усмехнулся Саша. - Всё самое оригинальное для нас ещё впереди. А теперь давайте поговорим о деле. Теперь, когда все в сборе, я должен кое-что пояснить. Нашу команду ожидает несколько иное приключение, чем всех остальных. Поскольку мы члены клана, посвященные, то на нас можно охотиться. Мы с вами теперь дичь для футанари, которую те станут ловить и трахать. Происходить это, естественно, будет не в открытую, а через ловушки. Кто попадется - того чпокнут.
  
   - К...как? - заикаясь, спросил Коля, становясь белым как мел.
  
   - По-разному, - елейным голосом сказала Вика, как будто в изнасилованиях могла принять участие и она. - Смотря какой частью тела попадёшься. К примеру, зажмет твою дурную башку какой-нибудь хренью, готовь для минетика рот, ну или под кунилингус. А может и под то, и под другое последовательно. Это уж как футанари захочется. Начнет с куни, потом выпустит хайру и задвинет тебе её в глотку.
  
   - Я... я не б... буду! Н... не хочу! - испуганно замотал головой Николай.
  
   - А куда ты денешься, парниша, - промурлыкала девушка. - Из ловушки самому не вырваться. Только футка и может тебя отпустить, после того как насладится. Отпустить, чтобы потом снова поймать или чтобы поймал кто-то другой. В этой игре не бывает выбывших. Один раз в ротик трахнут, другой раз в зад, третий - сразу в оба отверстия. Сделают из тебя зна-а-атную шлюшку.
  
   - Я никуда не пойду отсюда! Ясно вам?! Не стану играть! Сама шлюшкой будь, если так нравится!
  
   - Хе-хе-хе! - издевательски рассмеялась Вика. - А ты думаешь, в этой комнате ловушек нет? Да они просто не срабатывают пока, потому что включаются самими футками. И глазом моргнуть не успеешь, как провалишься куда-нибудь. И там тебя уже оприходуют.
  
   - Хватит, сестра, - серьёзно сказал Александр. - Доведёшь парня до инфаркта, Настя тебя убьёт. Коль, расслабься. Вика, просто прикалывается над тобой. Девственности во всех смыслах тебя может лишить только твоя подруга. И делать она это будет исключительно по твоему желанию. Так что ничего из описанного тебе не грозит. Футки будут обращаться с тобой только по-женски. У тебя ведь был уже с Настей секс? Она брала твою сперму?
  
   - Д... да, - прерывисто дыша, ответил Коля, на лицо которого постепенно возвращались краски.
  
   - Думаю, что большего ты можешь не опасаться. По законам клана, чтобы попасть в семью, твой вкус должны оценить и другие родственницы. Так что ждет тебя только обычное для мужчины удовольствие. Будет очень и очень приятно, а ещё остро, захватывающе. Можешь не сомневаться, Настя и её подруги сделают всё, чтобы впечатления у тебя остались исключительно позитивные.
  
   Теперь лицо Николая уже порозовело от удовольствия, а в глазах засверкали азартные огоньки.
  
   - Ну и стерва же ты, Вика, - сказал он.
  
   - Ага, - рассмеялась та, - я такая.
  
   Но потом девушка встала из-за стола, подошла к молодому человеку и обняла его, гладя руками по спине.
  
   - Извини, - сказала она. - Я действительно перегнула палку. Не думала, что мои слова так тебя напугают.
  
   - Ничего, я уже в норме, - сказал слегка прибалдевший Николай и, весело хихикнув, добавил: - Твоя мягкая грудь приводит меня в приподнятое состояние.
  
   - Я знаю, как лечить стресс у мужчин, - подмигнула девушка и отпустила молодого человека. - Но должна ещё кое-что добавить к сказанному братом. Ты должен был дать согласие на привязку, так? А иначе бы здесь не оказался.
  
   - Ты про... это особое вещество футок, - уточнил Коля, - от которого возникает зависимость.
  
   - Да, но это лишь внешний эффект. Футанари связывают с собой подопечных особыми эмоциональными узами. Ты втрескаешься в неё по уши и будешь не только телом ей принадлежать, но и душой.
  
   - Честно говоря, я уже втрескался, - признался молодой человек. - И естественно я не против стать ещё ближе. Поэтому, да, я согласился.
  
   - Ну, тогда Настя должна привязать тебя во время игры, знаешь, как это происходит?
  
   Николай пикантно улыбнулся и, облизнув себе губы, кивнул
  
   - Кончит мне в рот со сквиртом.
  
   - Не просто кончит, а загрузит тебя им по самую макушку, так что из ушей потечёт.
  
   - Хе-хе, ну этим ты меня не напугаешь, - расплылся молодой человек в довольной улыбке.
  
   - И в мыслях не было пугать, - пожала Вика плечами. - Просто сказала как есть. Ну, и ты ведь в курсе, что после такого с человеком бывает?
  
   - Что?
  
   - Не знаешь? - притворно удивилась девушка. - Ты станешь пьяным вдрызг. Тебе, конечно же, будет очень кайфово, но если не сделать ничего, то очухаешься ты только к следующему утру. Вряд ли раньше. Тем более у тебя это будет первый раз. Представляешь, какая проблема? И что нам делать с тобой таким? Бросить или с собой бесчувственного таскать? Первое - не по товарищески, второе - обременительно. Поэтому придется тебя в норму приводить. Опьяняющее действие наркотика, если не в курсе, очень быстро нейтрализуется эндорфинами, которые вырабатываются человеческим телом во время оргазма. Так что если ты потом кончишь, то быстро придёшь в норму. Вопрос только в том, кто будет тебя лечить. Вам, мальчики, повезло, что я у вас есть. Не придется заниматься пикантными вещами друг с другом. Но у меня есть свои принципы, и я не намерена не для кого делать исключение. Интимные контакты я допускаю только с теми мужчинами, за которых чувствую ответственность, то есть со своими нижними. Любовник должен мне быть подчинен. Только так, а не иначе.
  
   Вика снова обняла Николая и запустила пальчики в его волосы на голове, мягко расчесывая их и поглаживая.
  
   - Поэтому, - продолжила говорить она, - если ты хочешь заручиться моей поддержкой, то должен пройти ритуал подчинения.
  
   Девичья рука крепко сжала волосы и слегка запрокинула голову молодого человека назад.
  
   - Ну что скажешь?
  
   - Да, отвали, извращенка! - выдохнул парень и вырвался. - Охренела совсем?! Поищи себе других рабов.
  
   - Ну, как знаешь, - промурлыкала Вика и, обойдя диван, на котором сидел Слава, встала у того за спиной. Она взяла лицо молодого человека в ладони и стала его нежно поглаживать. - Я лишь хотела тебе помочь, дорогуша. Мальчик у меня уже есть, прирученный и очень отзывчивый.
  
   Девушка запрокинула голову Вячеслава за волосы назад и властно впилась ему в губы поцелуем. Чувствуя ее железную и слегка болезненную хватку, тот испытал всплеск положительных эмоций и, прикрыв глаза, с удовольствием ответил на это слегка грубоватое и страстное проявление симпатии. Прервав поцелуй, девушка томно посмотрела на Николая и добавила:
  
   - Ну а тебя, если что, братик полечит. Он совсем не гомофобен, так что сможет огурчик тебе вздрочнуть.
  
   - Да вы что! Охренели все! - взорвался возмущением Николай. - Не собираюсь я ни кому позволять себя вздрачивать!
  
   - Ты будешь совсем не в том состоянии, чтобы кому-то чего-то не позволять, - хихикнула Вика. - Сок футок действует как сильный афродизиак. Так что, пребывая в полной отключке и просматривая эротические сны, ты только рад будешь любым ласкам. В принципе, я, пожалуй, могу помочь тебе в такой ситуации даже без твоего предварительного подчинения. Если пальчиками своими простимулирую простату через задний проход, то оргазм ты получишь просто феерический!
  
   - Убью! - прорычал молодой человек, зверея прямо на глазах. - Если сделаешь эту хрень, то я за себя не ручаюсь!
  
   - Хи-хи, какие мы страшные, - рассмеялась девушка. - Ну и напрасно отказываешься. Такая помощь вполне сошла бы за ритуал подчинения, и в будущем ты мог бы рассчитывать на более разнообразные ласки с моей стороны. Но хорошо, не буду тебя касаться. Тогда пусть братец тобой занимается.
  
   - Нет! - снова рыкнул Коля.
  
   - И как тебя тогда в норму приводить?
  
   - Ни как! Сам приду!
  
   - Ну и ладно, тогда мы тебя оставим.
  
   - Не переживай, Коль, - дружелюбно улыбнулся Александр. - В пьяном состоянии ты не поймешь, кто и что с тобой сделал, просто проснешься через пару минут, и все будет путем.
  
   - Да, бл...ть, отвяли от меня все, ясно!!! Никто чтоб пальцем меня не трогал!!!
  
   - Ой-ёой, какой злой! - рассмеялась Вика. - Ну как знаешь, валяйся тогда до утра, пусть футки тебя реанимируют. Если кто-нибудь из смотрительниц в конце игры тебя найдет, то может и чпокнуть по незнанию. Ты ведь будешь привязан уже. Откуда ей знать, что ты девственник?
  
   - Расслабься, Коль, и не слушай этот бессовестный стёб, - поспешил успокоить товарища Вячеслав. - Настя наверняка тебя и реанимирует, и вытащит отсюда. Но игра для тебя закончится, ты уж извини. В одном Вика права, насильно мил не будешь.
  
   - Пойдемте уж, - насупился Николай. - Хватит лясы точить, время идет.
  
   - Чай пить не будешь? - уточнил Саша.
  
   - Нет. Аппетит у меня пропал.
  
   - Ладно, тогда стартуем, - скомандовал он. - Славка, чай побырому допивай, и поехали.
  
   Александр зашел за стойку, поколдовал там немного, и один из шкафов, звякнув посудой, отъехал в сторону, открывая потайной ход.
  
   - Наша задача, - сказал новоявленный лидер, - выбраться отсюда наверх в жилые комнаты. - Путь будет не лёгким, и запутанным, полным препятствий и ловушек, но мы это сделаем. А теперь за мной, друзья.
  
   И он скрылся в открывшемся темном коридоре, перебрасывая сумку для шмота через плечо. Следом за ним вошла Вика, за ней Вячеслав. Николай шёл замыкающим.
  
   - Слушай, - шепнул он приятелю, следуя за ним сзади попятам. - Когда Вика успела тебя подмять?
  
   - Ещё в ресторане, - улыбнулся Слава. - Но побегать за мной ей пришлось. Было очень прикольно. Хотя и поймала она потом меня довольно ловко и неожиданно.
  
   - И в чём заключается этот ее ритуал, что она с тобой сделала?
  
   - Ничего, что мне бы не понравилось. Заставила ублажить ее языком, а потом кончила в рот сквиртом прямо как футка.
  
   - А как же гордость мужская? Решил тряпочкой стать.
  
   Слава обернулся к приятелю и глаза его сверкнули сталью.
  
   - Поаккуратнее в выражениях, - сказал он, а то в глаз получишь. - Вика - классная подруга, весёлая и шкодливая, а командирские замашки её проявляются только вместе с сексуальным возбуждением. Что, между прочим, мне очень нравится. Я по своей воле ей подчиняюсь, ясно тебе? И торчу от женского доминирования. А если кто-то сиё принимает за мою слабость, то сильно ошибается.
  
   - У меня несколько иное к этому отношение.
  
   - А я тебе и не навязываю свои вкусы. Ты только должен понимать, мил человек, что футки существа доминирующие. И если это будет тебя напрягать, то лучше уж сразу с Настей разойтись, пока не стало поздно.
  
   - Нет-нет, - замотал головой Коля. - Настю я очень люблю, поэтому готов ради нее на все.
  
   - Вот и хорошо, тогда привыкай быть послушным. Можешь стать Ангелом как я. Есть, правда, и другой стиль поведения. Среди членов клана имеются задиристые и непокорные, но это те граждане, которым нравится насилие и грубое обращение. Они называются чёртиками. Возможно, Настя полюбит тебя и таким.
  
   - Слушай, что за фигня?! - возмущенно прошептал Коля. - Либо стервецом быть, либо паинькой? Что, третьего не дано?
  
   - Я имел в виду только роли в сексе, - улыбнулся Вячеслав. - В обычном общении можно быть кем угодно, а вернее самим собой.
  
   Ребята вышли из коридора в обширное помещение и осмотрелись. Внешним видом своим оно напоминало средневековый зал. Грубые, плохо обработанные серые камни вместо кирпичей, держатели для факелов на стенах и сами факелы, просунутые в них. Тусклый свет, идущий из коридора, освещал только начало зала, а далее все скрывалось во тьме. Александр подошел к одному из держателей, чиркнул зажигалкой и разжег факел. Затем он выдернул факел из держателя и бросил зажигалку сестре, которая поймала ее на лету и направилась к другому держателю.
  
   Очень скоро комната осветилась желтым колеблющимся светом, наполнилась треском и запахом горящей смолы. Она оказалась не очень большой, около десятка метров в длину, пяти в ширину и трех - трех с половиной в высоту. Свет в ней создавался восемью факелами: четырьмя на правой стене и столькими же на левой. У противоположной стены между двумя каменными колоннами стояла гигантская статуя полуобнаженной женщины, сделанная из светло коричневого полированного камня [1]. Цвет его был настолько близок к телесному, что Славе вначале показалось даже, что женщина настоящая. И лишь полностью неподвижное положение, выдавало в ней не живую фигуру, замершую в эротическом танце.
  
   Изваяние олицетворяло какое-то восточное, скорее всего индийское, божество трёхметрового роста. Миловидные черты лица, черные глаза, длинные каштановые волосы и великолепная фигура женщины, соединялись в пленительный образ красавицы. Шесть рук её были развернуты веером в изящном танце. Две подняты вверх, образуя полукольцо, две разведены в стороны, и ещё две опущены вниз в общей совокупности формируя букву "Ж", повернутую на девяносто градусов. Пальцы рук великанши образовывали мистические фигуры, которые вполне могли иметь какой-то магический смысл. Женщина стояла на правой ноге, согнув левую в колене и приставив ее стопой к правой. Так что с учётом довольно скудного одеяния её поза выглядела весьма эротичной.
  
   0x01 graphic
  
   По сути, наготу богини прикрывал только узкий лоскут фиолетовой материи, удерживаемый в зоне бикини двумя золотыми пряжками, закрепленными на её теле сеточкой из драгоценных цепочек. Руки восточной красавицы были украшены золотыми браслетами, инкрустированными изумрудами и сапфирами. На кистях украшения имели форму манжетов, переходящих в кольца змей, головы которых покоились на тыльных сторонах ладоней. На предплечьях браслеты представляли собой изумрудные и золотые кольца, сплетенные друг с другом изысканными золотыми узорами. Шею божества украшало богатое ожерелье, соски груди прикрывали золотые брошки в форме цветов. На голове, как у русской красавицы, располагался драгоценный золотой кокошник, инкрустированный крупными самоцветами и напоминающий по форме и окраске павлиний хвост. От кокошника тянулся вниз фиолетовый плащ, спадающий вдоль спины богини до самого пола. Стопы её были босыми, но щиколотки ног, как и кисти рук, украшались золотыми браслетами.
  
   За спиной статуи между колоннами в свете факелов мерцало золотистое марево, пронизанное яркой сеточкой тлеющих электрических разрядов. А у ног её словно богатые подношения стояли гигантские золотые кубки возможно даже наполненные драгоценностями.
  
   Слава невольно приблизился к изваянию, концентрируясь взглядом на её драгоценном облачении, и его поразило, насколько богатыми были покрывавшие скульптуру с головы до ног самые разнообразные украшения. Такое произведение искусства могло стоить целого состояния, и молодой человек терялся в догадках, как оно оказалась в квестовой игре для рядовых подростков.
  
   - Офигенная реалистичность! - выдохнул Коля. - Может она живая, а?
  
   - Вряд ли, - возразил Саша, подходя вплотную, и проводя пальцами по руке богини. - Камень, - прокомментировал он. - И потом она замурована.
  
   Тут и все остальные, наконец, обратили внимание, что изображение женщины было не столько статуей, сколько объемным барельефом, вмонтированным в стену. Тело ее выпирало наружу примерно наполовину. Только руки, да согнутая в колене нога были полностью свободны, не касаясь стены. Кубки, кокошник, плащ, колонны и электрическое марево с близкого расстояния оказались лишь мастерски сделанным изображением.
  
   Вячеслав ощутил лёгкую угрозу, исходящую от этого произведения искусства. Именно искусства, настолько потрясающе оно выглядело. Но между тем это была и... ловушка? Нет, в барельефе не чувствовалось острой опасности, которая могла реализоваться в любой момент, но, безусловно, какой-то дремлющий потенциал в ней был. Как в невзведённой мине, например, или в гранате с неоторванной чекой.
  
   Слава тоже коснулся полированного камня, ощутил его твердость и необыкновенное тепло.
  
   "Действительно, как живая, - подумал он. - Если б не камень, можно было бы принять её за живое существо... А вдруг она все же живая, просто представляет собой иную форму жизни?.. Эх, фантазии, фантазии... А ведь большая часть драгоценностей не нарисована. Откуда такое богатство? Ткань тоже настоящая, шёлковая. Интересно, что будет, если под нее заглянуть".
  
   Столь пошлые мысли заставили парня слегка покраснеть и устыдиться.
  
   - Лучше не трогай, - предупредил Александр. - Не касайся Шивы.
  
   - Думаешь, и на него может сработать? - с любопытством поинтересовалась Вика у своего брата.
  
   - Очень может быть, - ответил тот. - На тебя и на Колю вряд ли, а вот на ангела она может и позариться. Не стоит судьбу искушать.
  
   - О чём вы? - спросил Слава, поняв из этих реплик лишь то, что речь идет о нем. - Кто на меня может позариться?
  
   - Статуя, - усмехнулся Александр.
  
   - Ты имеешь в виду, что ловушка на меня может сработать?
  
   - Она - не ловушка, - ответил собеседник. - Это что-то вроде ключа от двери в следующую локацию. Короткий, так сказать, путь. Жертвоприношение. Наверняка дверь и по-другому можно открыть. Но... - парень азартно облизнул губки. - Я хочу так. Чувствую, что специально для меня приготовлен подарочек. Грех отказываться.
  
   - Подарочек? - не понял Вячеслав. - С чего ты взял? И почему для тебя? Почему мне нельзя открыть, если я могу?
  
   - Потому что я сам хочу открыть, - усмехнулся Саша. - Эту женскую ипостась Шивы я нарисовал для Клариссы год назад в качестве подарка на её день рождения. Образ многорукой женщины символизировал то, что она все и везде успевает, её божественная красота отражала свет моего восхищения, а богатство было символом силы и влияния в клане. Кларисса радовалась подарку как ребенок, и я был очень счастлив, что сумел ей угодить. И вот теперь я вижу свой подарок, овеществленный в скульптуре, причем во всех деталях соответствующий моему рисунку. Естественно, я могу интерпретировать его совершенно однозначно. Это приглашение для меня принять подарок и самому стать подарком.
  
   - Потрясно ты рисуешь, - восхитился Вячеслав. - Теперь понятно, почему ключом должен быть ты. Но мне неясно, что ты имеешь в виду под фразой: "Самому стать подарком".
  
   - Думаю, ты поймёшь, когда я начну открывать дверь, - улыбнулся Саша. - Нам всем сегодня предстоит стать подарками и не по одному разу.
  
   Слава тут же вспомнил объяснения, данные в комнате ожидания, и в глазах его отразилось понимание: "Ясно теперь, о каких подарках идет речь".
  
   - Но как эта статуя связана с твоей мачехой? - спросил он и собеседник недовольно скривился.
  
   - Не называй Клариссу моей мачехой, очень тебя прошу, - сказал он. - Мне неприятно. Внешне она выглядит лет на двадцать, и она просто обворожительна, настоящая богиня, которой я имею честь принадлежать.
  
   - Извини-извини, виноват, больше не буду, - повинился Вячеслав. - Но как это... открытие двери будет происходить?
  
   - Думаешь, я знаю? Сейчас посмотрим.
  
   - То есть ты не знаешь, что делать?
  
   - Это ребус, который нужно решить. Но я уже догадываюсь, как приступить к его решению. Говорить больше ничего не стану. Пусть мои действия скажут за меня. Подозреваю, что развитие событий может быть весьма откровенным, поэтому надо обговорить заранее щекотливый момент. Я, в общем-то, не против, чтобы вы смотрели, но и не принуждаю никого это делать.
  
   - Тогда я посмотрю, - весело сказал Николай. - Грех пропускать эротический спектакль.
  
   - Ой-ёой! - рассмеялась Вика. - Как бы ни поплохело тебе с непривычки. Если Сашка попадает в похотливые ручки Клариссы, то начинается сущее порево в самой экстремальной для неискушенного ума форме.
  
   Коля слегка побледнел в лице, поняв, видимо, о какой форме могла идти речь, но взгляд его остался упрямым.
  
   - Не надо переживать за меня, - ответил он с делано небрежностью. - Не такие уж и хлипкие у меня нервы.
  
   - Просто класс! - хищно усмехнулась девушка. - Если досмотришь всё до конца, думаю, станешь гораздо сговорчивее. Ведь моя власть, - томно проворковала она, - гораздо более нежная и уютная, чем власть футанари, и главное полностью традиционная.
  
   - Ой, да иди ты! - нервно отмахнулся парень от настойчивых домогательств Вики.
  
   - Всё! Замолкли все! Вы меня отвлекаете! - прикрикнул на них Александр.
  
   Он расстегнул свою курточку, снял её, обнажившись по пояс, и вплотную подошел к статуе.
  
   - За штанишки свои не опасаешься, братик? - ехидно поинтересовалась девушка. - Гляди, а то будешь разгуливать потом с дырой на пятой точке.
  
   - Ничего с ними не станет, - задумчиво ответил молодой человек, внимательно глядя на статую и, словно бы, погружаясь в нее взглядом. - Смотреть можете, - добавил он рассеяно, но перед глазами прошу не маячить. Оставайтесь за моей спиной.
  
   Никто не ответил ему, используя молчание в качестве знака согласия, да и сам парень, похоже, уже не ждал ответа, полностью уйдя в созерцание богини. Он погладил её по согнутой в колене ноге и поцеловал в живот. В соответствии с разницей в росте, получилось это чуть выше пупка. Левая рука его стала скользить вверх и, добравшись до объемного полушария, погладила его. Александр попробовал отделить брошку, чтобы обнажить сосок, но та не поддалась, и он просто стал плавно поглаживать грудь круговыми движениями, словно ласкал ее. Казалось бы, молодой человек занимался страшным богохульством, от которого богиня должна была рассвирепеть и наказать распутника, но та не проявляла никакого недовольства, и Вячеслав вдруг обратил внимание, что пухлые бордовые губы ее приподняты в лёгкой едва заметной улыбке. После чего стал усиленно вспоминать, с самого ли начала была эта улыбка или сперва статуя выглядела серьезной? И чем дольше он думал над этим, тем больше ему казалось, что улыбка на её устах появилась недавно.
  
   "Чёрт, мистика какая-то, - растеряно подумал молодой человек. - Наверняка я всё это себе напридумывал".
  
   Неожиданно он ощутил некоторый рост беспокойства, которое вызывало у него изваяние. Это чувство становилось сильней, а потом брошки на груди богини, вокруг которых водил руками Александр, вдруг разлетелись золотистыми облачками, обнажая соски. И у Славы лицо вытянулось от удивления, темные штырёчки прямо на глазах его становились крупнее и удлинялись. А в следующее мгновение парню показалось, что и грудь великанши едва заметно колышется, откликаясь на круговые движения скользящих по ней ладоней.
  
   Александр сосредоточил свои ласки на сосках, поглаживая их, сдавливая и покручивая. И вновь Вячеславу показалось, что в статуе изменилось что-то. Вроде как взгляд ее стал более томным и масленым.
  
   "Как такое может быть?! Как это возможно?! - обескураженно думал он. - Статуя оживает или все это лишь самовнушение и спецэффекты? Свидетелями чего мы становимся сейчас? Это магия или разыгравшаяся у меня фантазия? Пусть брошки и исчезли прямо на глазах, но они могли быть лишь бутафорией, а распад их не более чем подстроенная химическая реакция. И соски под ними изначально могли быть мягкими, поэтому и поддаются теперь ласкам. Но черты лица, его выражение, они ведь явно меняются! Или мне все это кажется? Не пойму!"
  
   Слава ощутил резкий всплеск опасности и вздрогнул, отступая на шаг назад. Нижние руки статуи вдруг пришли в движение, согнулись в локтях и схватили Александра за запястья. На его месте Вячеслав бы точно заорал от страха. Всё это действие живо напомнило ему страшные сцены из экранизации одиссеи про Симбада морехода, в которой оживали статуи и набрасывались на людей. Но брат Вики лишь всхлипнул и более страстно стал целовать богине живот, а схваченные руки его еще активнее принялись разминать здоровенные полушария, которые уже достаточно явно теперь колыхались, словно каким-то волшебным образом обрели заметную упругость и податливость.
  
   Николай видимо тоже слегка испугался, лицо его приобрело бледный оттенок, а вот Вика наоборот порозовела от возбуждения и сделала шаг вперед.
  
   - Хе-хе, попался братишка, - воркующим голосом сказала она. - Ну, скоро начнется самое интересное.
  
   И снова Вячеслав ощутил всплеск угрозы, после которого пришли в движение средние руки статуи. Они опустились до пряжек, удерживающих ткань, отцепили ее ловким движением пальцев, но та вместо того, чтобы упасть на пол, рассыпалась фиолетовой пылью точно так же, как до этого брошки на груди. Тут уже и Слава приблизился, всматриваясь в обнажившееся интимное место, и поразился, насколько ювелирно были высечены его детали: здоровенный выпирающий вперед клитор был под стать тем, какими обладали футанари, приоткрывшиеся от возбуждения половые губки влажно блестели розовой сердцевиной, вход во влагалище оказался приоткрыт и на краях его скопились капельки смазки.
  
   Руки, удерживающие Александра за запястья, стали опускаться и плавно потянули его вниз. Средняя пара рук поймала его за голову и ткнула лицом в вагину, крепко фиксируя парня в таком положении. Вот только пленник не больно-то этому противился. Захватив клитор статуи ртом, он принялся жадно обхаживать его языком и губами, несмотря на то даже, что этот элемент женского тела оставался твердым, каменным. Но так было только вначале. Постепенно интимная плоть статуи словно оттаивала, становясь более мягкой и податливой. И вот уже клитор колышется вверх-вниз, поддаваясь ласкам языка, постепенно увеличиваясь в размере, а половые губки обволокли лицо молодого человека с боков и упруго изгибались, деформируясь от движений жадного рта.
  
   - О-о-ой! Ё-о-о-о! Что творится-то! - послышался голос Николая, и Слава, коротко глянув на него, обнаружил приятеля в весьма возбуждённом состоянии. Щёки его раскраснелись, глаза сверкали азартом и неотрывно следили за происходящим.
  
   Вячеслав вернулся взглядом к основной сцене действия, чтобы увидеть, как нога статуи обнимает Александра за спину, заключая его в крепкие объятия. Бёдра богини сладострастно двинулись вперед, руки на голове надавили сильнее, и лицо парня чуть ли не на половину погрузилось в женскую вагину, а по шее его густыми ручейками обильно потекла смазка.
  
   - Ой, что сейчас будет! Что сейчас будет! - азартно шептала Вика, подойдя вплотную к месту действия и с близкого расстояния наблюдая за оральным изнасилованием своего брата. Не обращая внимания на двух других парней, она спустила до колен трико вместе с трусами и энергично массировала пальчиками свою пушистую киску, из которой тоже уже капала смазка.
  
   Великанша меж тем совершала бедрами размеренные движения, насаживаясь своей вагиной на лицо захваченного парня. Её половые губы были столь велики, что охватывали его от подбородка до самого лба, дотягиваясь при каждом погружении до покрасневших ушей Александра и создавая сочные причмокивающие звуки. Лицо самой богини уже совершенно явно приняло экстатическое выражение. Движения её постепенно ускорялись, смазка потекла обильнее, и вот, божественная леди выгнулась, закатывая глаза, и рывком всосала голову парня в себя примерно на одну треть.
  
   Саша замычал в этом захвате и попробовал вырваться, но великанша его крепко держала, не выпустив ни на сантиметр. Её тело содрогнулось от второго импульса, влагалище сделало новый рывок, как змея, заглатывающая добычу, и всосало голову пленника уже на две трети. А затем, совершая волнообразные движения интимными мышцами, оно стало плавно затягивать её глубже и глубже, пока половые губки, выплеснув очередную порцию смазки Александру на грудь, не сошлись на его шее, плотно её охватив. Именно в этот момент парень почему-то перестал биться и замер, словно бы пребывая в каком-то оцепенении.
  
   - Боже ж мой! Боже ж мой! - причитал тем временем Коля, глядя на весь этот экстрим вытаращенными глазами. Теперь уже ему было явно не до восторгов, лицо побледнело, руки стали дрожать.
  
   -Круто! Круто! - шептала Вика, учащенно дыша. Её рука теперь лишь медленно перебирала пальчиками между губками перевозбужденной писечки, видимо девушка опасалась слишком быстро кончить.
  
   - Эй, а он там не задохнется? - забеспокоился Слава, тоже подсаживаясь поближе, становясь на коленки слева от пойманного в ловушку товарища, так чтобы во всех подробностях видеть, что происходит с его головой.
  
   Девушка скосила на него шальной взгляд и хрипло рассмеялась.
  
   - Ты о чем? - ломающимся от возбуждения голосом спросила она. - Думаешь, его голова во влагалище или в матке? Это же стена, дурень, а никакая не статуя, неужели не понял еще? Голова братика пребывает по другую сторону барьера, который зажал его так, чтобы ртом его могла насладиться футанари. И я даже знаю кто это! Я чувствую ауру Клариссы, которая просто сгорает от возбуждения и вот-вот примется полировать горло своему любимчику! Боже! Как я обожаю на это смотреть! У неё такая огромная и толстая штука, что я поражаюсь каждый раз, как она горло бедному Сашке до сих пор не порвала! Сейчас, сейчас ты это сам увидишь. Думаешь, почему он так затих? - поинтересовалась девушка. - Он сейчас смотрит и тащится от того, как плавно поднимается хайра перед его глазами, как она вытягивается в длину и утолщается, раздувается, наливаясь твердостью, становясь просто огромной.
  
   Николай что-то нечленораздельное гукнул. Слава глянул на него коротко, и его охватило беспокойство за товарища. Выглядел тот сейчас очень паршиво. Того и гляди устроит истерику или лишится чувств. Но Вика, не обращая на него внимания, увлеченно продолжала:
  
   - Кларисса не любит играть в игры, вроде растяни его постепенно. Нет, она выпускает свой агрегат до максимального размера, наслаждаясь страхом жертвы или её восторгом, а уже потом ей овладевает. И это действие происходит в четыре этапа или даже в пять. Вначале Кларисса зальет Сашке смазкой всё лицо. Её очень много выплескивается и за три четыре выстрела вся моська его покроется вязким сиропом, который очень клёво потом будет стекать вниз, капая на пол.
  
   Александр вдруг вздрогнул всем телом и дернулся в захвате статуи, продолжавшей удерживать его за запястья.
  
   - Во-о-от! Началось! - радостно протянула Виктория. - Затем Кларисса подносит головку хайры к самым губам вкусняшечки и тот начинает ее сладко лизать. Она балдеет, глядя на него сверху, томно облизывает себе губки, потом не выдерживает и вздрагивает, выстреливая новую порцию, а братик ловит ее ртом и глотает. Так продолжается несколько раз, и глаза Клариссы разгораются от возбуждения с каждым выплеском. А затем она грубо внедряется Сашику в рот, настолько глубоко, насколько получается. У нее такая толстая хайра, что только половина головки заходит. После чего начинается стадия заполнения рта.
  
   - Перестань... - простонал Коля сдавленным голосом, но девушка его словно не слышала.
  
   - Канал на её хайре резко вздувается, увеличиваясь до полутора сантиметров в диаметре и опадает, - увлечённо описывала Вика. - Я просто тащусь, когда удается подглядеть за этим зрелищем. Братик глотает смазку, но рот его наполняется все больше и больше.
  
   Александр вдруг замычал, задрожал всем телом и начал шумно глотать.
  
   - Слышишь? - хихикнула Вика. - Это третья стадия. Сейчас наполняется рот, гортань пропитывается соком и становится эластичной. А потом Кларисса крепко схватит Сашу руками за голову и резким движением бедер пропихнёт ему хайру до самого горла. У того даже связки слегка растягиваются, когда это происходит. А она упирается ему в горло головкой, проникает в него и снова начинает стрелять, смазывая уже пищевод.
  
   - Да хватит уже издеваться надо мной! - прорычал Коля. - Нахрен все это описывать?!
  
   - Не хочешь, не слушай, - усмехнулась девушка. - Предупреждали же, что зрелище не для слабонервных. Славке так наоборот нравится. Хи-хи! Как он классно прибалдел от моего рассказа, - рассмеялась Вика.
  
   Она обошла схваченного статуей брата, присела возле Вячеслава на коленки и схватила его за отвороты спортивного костюма. Потом девушка притянула парня к себе и стала жадно целовать. Сквозь шум в ушах он услышал, как Александр сдавленно пискнул, посмотрел на него и увидел, как пленник дрожит, извиваясь и пытаясь вырваться из захвата.
  
   - Умцк! - причмокнула Вика, прерывая поцелуй и повернулась к брату. - Вот! - сладко прошептала она. - Начинается! Смотри! Сейчас будет очень круто! На пятой стадии Кларисса пропихивает свою гигантскую дубину бедняжке в пищевод, натягивая его глотку на себя как чулок на ногу. Это вообще потрясно выглядит.
  
   Слава неотрывно смотрел на Александра и увидел, как стало растягиваться и утолщаться его горло. Шея снизу раздувалась, как будто в нее плавно внедряли что-то очень толстое и пульсирующее. Кажется, где-то в другой вселенной раздался глухой стук падения, но молодому человеку уже стали до лампочки посторонние звуки. Он завороженно следил за горлом товарища, ткани которого настолько растянулись и утончились, что сквозь них проступили контуры здоровенной хайры. Канал её мерно прокачивал через себя одну порцию смазки за другой, надуваясь и спадая. При таких размерах полового аппарата жидкости требовалось очень много, чтобы как следует пропитать пищевод мужчины и сделать его ткани эластичными как резина. Мощный поршень проследовал через все горло и ушёл в тело, проникая все глубже и глубже. При этом глотка, пропустив самую толстую центральную часть полового органа, стала постепенно сужаться. Поршень замер на пару секунд, достигнув максимального погружения и не переставая пульсировать своим каналом, а потом неспешно двинулся в обратный путь.
  
   - Всё, растянула его и смазала, - прошептала Вика, - сейчас трахать начнет.
  
   Глядя на то, как хайра футанари проникает в горло брата, совершая поступательные движения туда и обратно, как она постепенно набирает скорость, девушка всхлипнула и судорожно зажала руку между своих ног. Между пальцев ее стала просачиваться смазка и на толстых ниточках опускаться на пол.
  
   - Вика, тебе помочь? - спросил Слава, алчно посматривая на ее промежность и облизываясь.
  
   - Нет, не сейчас, - отказалась девушка, в свою очередь пожирая взглядом отставленную попу Александра. - Хи-хи. Как я давно хотела до него добраться сзади, да всё случая подходящего не подворачивалось. Но сейчас-то я своего не упущу!
  
   Девушка сняла с себя кроссовки, потом трико и трусики, встала на ноги и, расположившись сбоку от пленника, с вожделением погладила его по попе. Затем она спустила с парня штаны до колен, трусы и звонко шлепнула ладонью по его ягодицам. Александр взбрыкнул попой, попробовал лягнуть сестру, но промахнулся. Вика, хихикая, пощипывала его за попу, находясь вне досягаемости, подождала, пока её жертва успокоится под ударным воздействием массивного бура. Потом она зашла с тыла и шлепнула парня по попе уже своим пушистым лобком. Молодой человек в этот раз отреагировал гораздо слабее. Смазка футанари быстро пьянила его и смещала спектр всех ощущений в область удовольствия.
  
   - Ну что братик, - хихикала девушка, - не хотел делиться попкой своей, так я всё равно ее получила и сейчас чпокну тебя как девочку.
  
   Она надавила молодому человеку на спину, заставляя его прогнуться, раздвинула пальчиками ягодицы и брызнула между ними струйкой смазки из своей писечки, целясь прямиком в анальное отверстие.
  
   - Хи-хи, как приятно смазывать тебя и предвкушать удовольствие, которое я получу, - мурлыкала она.
  
   Вика провела пальчиком по своему клитору и напрягла его, оттопыривая вперед сантиметра на три.
  
   - М-м-м, какой большой, - сказала она с гордостью, - почти как у футок. Всё благодаря их живительному соку он у меня таким вырос. И вот сейчас я поимею тебя своим клитором, мой милый братик. Тебе будет очень-очень приятно, и ты больше никогда не будешь отказывать мне в таком удовольствии.
  
   Облизываясь от предвкушения, девушка навалилась сзади на своего пленника и стала плавно тереться, водя клитором в хорошо смазанной ягодичной щели и буравя его головкой анальное отверстие мужчины. Саша вздрагивал, рефлекторно сжимал сфинктер и заставлял свою насильницу повизгивать от удовольствия.
  
   - Боги! Как ты меня классно сжимаешь! - стонала она. - Ещё! Сожми ещё!
  
   А потом девушка замерла и часто задышала.
  
   - Проникла! - с восторгом прошептала она. - Проникла внутрь! - и стала размеренно двигать бедрами, посапывая от блаженства.
  
   - О боже! Боже! Боже! Какая классная у тебя попка! Как приятно клитором в нее входить.
  
   Вика обняла Сашу снизу, положив одну ладонь ему на живот, другую - на горло и, приложившись своими грудками к спине, натирала ее твердыми эрегированными сосками, в такт размеренных толчков, которые совершала бедрами. Периодически она покусывала парня за спину и словно чего-то ждала. Девушка не форсировала свои движения, по максимуму оттягивая оргазм. Её ладошка, поглаживавшая парня по горлу, отслеживала пульсации хайры, даря своей хозяйке дополнительное психологическое удовольствие. Вика чувствовала, как Кларисса стремительно приближается к оргазму, совершая всё более грубые и резкие движения, и от этого возбуждение её самой подходило к предельной черте. И, тем не менее, девушка дождалась момента, когда футка, рывком задвинув свою девочку в мужской организм, выстрелила мошной струей спермы, заставив Александра содрогнуться.
  
   С этого момента Вика замерла, балансируя у самого пикового порога, вставив в парня клитор настолько, насколько смогла. Это было совсем не глубоко, максимум на сантиметр, но ей хватало, чтобы почувствовать волшебные сокращения мужского ануса. Прижав свои ладони к горлу и животу пленника, она осязала ударные пульсации хлещущей в него спермы, и в такт им напрягала мышцы влагалища, представляя, что это она наполняет брата своим соком. Живот его тем временем округлился, и стал плавно раздуваться под ладонями сестры, приводя ее в состояние экстаза. Девушка балансировала на краю еще несколько секунд, а потом не выдержала и буквально взорвалась от оргазма, орошая попу и ноги молодого человека горячей жидкостью.
  
   Слава глядел на раздувший живот Александра, вытаращив глаза. Тот был сейчас как на седьмом месяце беременности.
  
   "Господи боже! Как много у Клариссы спермы! - испуганно думал он. - Ещё чуть-чуть и бедный Сашка взорвется!"
  
   Но как раз в этот момент футка стала затихать. Ее хайра напряглась еще пару раз практически вхолостую, замерла на десяток секунд, а потом стала быстро сдуваться и исчезать. Прошло около тридцати секунд, и статуя Шивы рассыпалась золотистой пыльцой, оставляя примерно в метре за собой электрическое марево, которое теперь уже не выглядело нарисованным. Оно двигалось и клубилось подобно облаку. Александр, ничем более не поддерживаемый, рухнул на пол и изо рта его хлынул поток вязкой молочно белой жидкости. Вика слегка придержала его за поясницу, смягчая падение, легла сзади, обнимая руками и, прижав обе ладони к его животу, сладко улыбалась, отслеживая, как тот постепенно сдувается.
  
   - Все-таки я поимела тебя, братик, - рассмеялась она и нежно потерлась носом о его шевелюру.
  

Глава 26. Бремя жертвы

К содержанию

   Около минуты Слава сидел и тупо пялился на лежащую в обнимку парочку. Он впервые наблюдал со стороны за тем, что футка делает с человеком и это зрелище его определённо шокировало. И особенно потрясли парня эффекты резины, когда человеческие ткани просто фантастическим образом растягивались до тончайшего едва ли не прозрачного состояния. Но при этом сохраняли свою целостность и полностью восстанавливались. Стоило молодому человеку только вспомнить непомерно раздувшийся живот Александра, как ему дурно становилось. И ведь с ним самим могло происходить то же самое. Он смутно припоминал сумбурные видения, оставшиеся после вечера, приведённого с Лилией. И не уверен сейчас был, что всё это ему только примерещились в его пьяном состоянии.
  
   Наконец Слава стряхнул с себя оцепенение и осмотрелся. Вика по-прежнему обнимала брата, окосевшего до потери чувств, и с этими двумя всё было ясно. Тревогу у молодого человека вызывал Николай, который ничком лежал на каменном полу и, видимо, тоже пребывал без сознания.
  
   - Эй, Коль, с тобой всё в порядке? - обеспокоенно спросил молодой человек.
  
   - В обмороке он, - подала голос Вика. - Нормально так упал, не опасно. Я специально проследила. Сперва на коленки бухнулся, а потом на бок завалился.
  
   - А почему в обмороке-то?
  
   - Не вынесла душа поэта, - хихикнула девушка. - Как только хайра стала через горло Сашкино проходить, так у него и произошёл обрыв соединения. Может и к лучшему, кстати. Раздувшийся животик братика его бы точно доконал.
  
   - Охо-хо! И что нам с ним делать?
  
   - Что-что, в чувства приводить. Нашатыря нет, но можно водичкой брызнуть. Обычно это тоже приводит в норму.
  
   - У тебя есть вода? - поинтересовался Слава. Он точно помнил, что Вика ничего с собой не брала. Может, у Александра в сумке?
  
   - Есть немного, - хихикнула девушка. - Всё-таки я три кружки чая выдула, пока вас двоих ждала.
  
   Она поднялась на ноги и, как была нагишом, направилась к Николаю.
  
   - Эй! Ты чего задумала? - встрепенулся Вячеслав.
  
   - Реанимировать твоего приятеля буду, - ответила Вика. - Заодно и как нижнего его помечу.
  
   - Стой! Подожди! - воскликнул парень, вскакивая на ноги, и схватил девушку за запястье.
  
   - Ну чего ещё?
  
   - Нельзя этого делать!
  
   - Почему?
  
   - Едрить твою налево! Сама-то не понимаешь?!
  
   В этот момент Николай пошевелился и медленно приподнялся на локте, озадачено хлопая глазами.
  
   - Блин, так это был сон? - спросил он, но потом увидел лежащего Александра со спущенными штанами, огромную лужу спермы разлитую перед ним и простонал: - Не-э-э-эт, не сон!
  
   - Ну вот, - расстроилась Вика, - сам очнулся. А жаль.
  
   - Извращенка! - проворчал Вячеслав.
  
   - У меня просто комплексов нет, - улыбнулась девушка. - Но согласись, это было бы оптимальным решением. Сразу трёх зайцев бы убила.
  
   - Не соглашусь.
  
   - Ну и ладно.
  
   - О чём вы? - спросил Николай.
  
   - О том, как привести моего братика в норму, - ответила Вика. - Как видишь, он вдрызг пьян и никакими средствами его не разбудишь. Думаю, что сам по себе часа два проспит точно. Понимаешь теперь, о чём я тебе говорила?
  
   - Со мной такого не будет, - замотал головой Коля, но при этом слегка побледнел.
  
   - Какого такого? - уточнила девушка. - Ну да, Таська привяжет тебя в гораздо более щадящем режиме. Соком её ты так не переполнишься, но должен понимать, что и небольшого его количества тебе хватит за глаза, чтобы напрочь вырубиться на несколько часов. Прикасаться парням к себе ты не позволяешь, я просто так этого делать не хочу. Вот и получится что...
  
   Виктория вдруг замолчала на половине фразы, словно какая-то мысль пришла ей в голову. Она вернулась к брату и присела над ним, потом перевернула его на спину и с удовольствием прошлась пальцами по стволу стоящего торчком члена.
  
   - Видал, как возбуждён? - томно проворковала она. - Кла-а-асненький. Хотела ручкой брату помочь, но он сегодня явно заслужил большего. Столько удовольствия мне доставил, мр-р-р, мр-р-р, мр-р-р!
  
   Девушка перевела взгляд на Николая и хитро улыбнулась ему.
  
   - Но это удовольствие только для моих мужчин. Братик, конечно, не считает себя моим, но он мой брат, ему я помогу по-сестрински. Тебе, кстати, я тоже могу кое-что предложить. Ну, чисто в знак моих родственных чувств к Тасечке.
  
   - Чего? - подозрительно спросил парень.
  
   - Переверну тебя на живот, дружком твоим в пол, - весело сказала Вика. Она качнула пальчиком пульсирующий от внутреннего давления член брата и добавила. - Думаю, что в таком перевозбуждённом состоянии тебе одного давления хватит, чтобы испытать разрядку. Неприхотливо получится, конечно, но для пользы дела и так сойдёт.
  
   Коля поджал губы и промолчал. А искусительница его, меж тем, азартно облизываясь, склонилась над членом Александра. Она уже не смотрела на собеседника, глаза её горели вожделением, и наигранным оно явно не выглядело.
  
   - Хе-хе, сколько запретных удовольствий за один раз, - хихикнула девушка. - Совсем ты, братик, бдительность, потерял. Сперва попку мне свою продул, а теперь и сперму. Но не расстраивайся сильно, за это я тебя хорошенечко вознагражу, надолго запомнишь сестринскую благодарность.
  
   Она сперва нежно прошлась язычком от основания члена до его головки, слизнула капельку смазки с кончика и поцеловала его. Потом начала вылизывать головку по кругу, навинчиваясь на член языком по спирали, сладко захватила его губами и, наконец, стала плавно опускаться всё ниже и ниже, причмокивая губками и постепенно заглатывая член целиком. Тело Александра задрожало, он глубоко со стоном вздохнул и открыл глаза.
  
   Пару секунд парень удивлённо моргал, не понимая, что с ним происходит, и Слава вспомнил, что для отрезвления вовсе не обязательно до оргазма человека доводить, достаточно просто подвести к черте. Вика же продолжала свою развратную деятельность, бросая на брата вороватые взгляды и явно спешила закончить своё бесстыдное дело до того как тот поймёт что к чему. Она и не двигала головой, а просто сосала член как карамельку и часто сглатывала слюну, стимулируя мужское достоинство и языком, и губами, и горлом одновременно.
  
   Дыхание молодого человека сделалось учащённым и судорожным. Он всхлипывал и стонал от волн блаженства проходивших через его тело. Парень вроде бы и пришёл в себя, но не мог выбраться из патоки удовольствия, чтобы осознать до конца, кто и что с ним творит. Наконец, взгляд Александра прояснился и сфокусировался на Вике, глаза его расширились от понимания, и он ломающимся голосом воскликнул:
  
   - Сто-о-о-ой! Остановись! Нет! Не!.. - а потом молодого человека словно скрутило электрическим током, и он закричал: - Не-е-е-а-а-А-А-А-А-И-И!!!
  
   А девушка жмурилась от удовольствия, проказливо сверкая глазами и сочно сглатывала, выстреливающую в неё сперму. Слава чуть ли не физически чувствовал окружающую её ауру триумфа. Вика будто не отсос брату сделала, а в олимпийских играх победила. Сейчас она полностью владела мужским телом, не позволяя Александру даже дух перевести, заставляя его корчиться, выгибаться непрерывно и отдавать-отдавать ей свой сок, переживая умопомрачительное наслаждение.
  
   - А-а-а-а-ах! - обессиленно простонал парень, когда полностью истощился. - Ви-и-ика! Бе-е-е-ссовестна-а-ая-а-а! А-а-а-а, ну перестань уже, я сейчас помру.
  
   Девушка сочно причмокнула и выпустила член изо рта, шкодливо хихикая и победно сверкая глазами.
  
   - Ва-а-а! Как круто! Я сделала это! - радостно воскликнула она. - Опустошила своего братца!
  
   - Ну, я же просил не делать этого, - кисло сказал молодой человек. - Ну, зачем нужно было...
  
   - Захотелось, - веско перебила его сестра. - А когда мне что-нибудь хочется, я это получаю.
  
   - Ох, ладно, - вздохнул Александр и сел. Потом увидел две вытянувшиеся физиономии приятелей, смотревших на него с завистью, и поспешно стал натягивать штаны. - Ну, чё уставились? - недовольно проворчал он. - Лучше бы остановили эту извращенку.
  
   - Она ведь лечила тебя, отрезвляла. Зачем останавливать? - пожал плечами Вячеслав.
  
   - Для отрезвления и руки бы хватило. Минет - это уже слишком.
  
   - Ну, мы думали, что тебе нравится, - хохотнул Николай.
  
   - Нравится?! - возмутился Александр. - Да она меня изнасиловала!.. Дважды, между прочим.
  
   - Но ты ведь кончил, - улыбнулся Слава. - А, значит, получил удовольствие, грех жаловаться.
  
   - Мужчина не всегда за своё тело в ответе, - возразил Саша. - И осознавать это порой очень обидно.
  
   - Ох, ну ты зажрался, паря, - хихикнул Николай. - Ему помогли, удовольствие доставили. М-м-м, и какое удовольствие, - мечтательно простонал он, а потом украдкой посмотрел на девушку, которая с весёлой улыбкой следила за их диалогом, и в полголоса добавил: - Не отказался бы я, чтобы и меня так изнасиловали.
  
   - Подчинение, - промурлыкала Вика с интонациями сытой кошки. - Такие привилегии только тем, кто отдаётся в мои лапки.
  
   - Я подумаю, - насуплено сказал парень и девушка рассмеялась.
  
   - Вау! Какой прогресс. Братик, так мне стоит тебя и за это отблагодарить?
  
   - Нет уж, достаточно мне твоих благодарностей, - ворчливо отказался Александр и поднялся на ноги. - Да и вообще, хватит уже лясы точить, а то и за неделю отсюда не выберемся. Так, приводим все себя в порядок, одеваемся, - взгляд на Вику и та, подмигнув брату, направилась к своей одежде. - Потом бегло осматриваем эту локацию на наличие каких-либо квестовых вещей и переходим в следующую.
  
   - Думаешь, здесь что-то есть? - поинтересовался Слава.
  
   - Вряд ли, - ответил Александр, - но для порядка посмотреть надо.
  
   Минут пять молодые люди внимательно изучали стены комнаты и каменные плиты пола, дёргали держатели факелов в разные стороны, снимали сами факелы и рассматривали удерживающие их скобы. Решили, в конце концов, что никаких тайников в комнате не осталось, и вернулись к мерцающему золотистыми огнями мареву.
  
   - Если ничего нет, то как можно было по-другому этот вход открыть? - спросил у Александра Слава.
  
   - Не знаю, может быть снять факелы в определённом порядке или как-нибудь переставить их. Сейчас уже не узнаешь. Даже если мы всё правильно сделаем, то ничего не произойдёт, вход-то уже открылся.
  
   - А что это за богиня была? - спросил Коля. - Из чего сделана, как она двигалась, как исчезла?
  
   - Голем это был, - ответила Виктория. - Магически созданное существо. Среди футок есть серьёзные маги, которые умеют создавать таких помощников и управлять ими. И подобных штукенций нам может по пути немало попасться.
  
   - Фантастика, - изумился Николай.
  
   Александр подошёл к светящейся стене, коснулся её, и рука его прошла насквозь, словно преграда была бесплотной.
  
   - Всё ясно, проход открыт, - сказал он, - можно двигаться дальше.
  
   - И что это за стена? Телепорт? - азартно спросил Коля. - Куда он нас выведет?
  
   - Какой ещё телепорт? - хихикнула Виктория. - Просто люминесцентная клякса для освещения. А за ней другая комната или коридор.
  
   - Не может там быть ловушки прямо на входе? - уточнил Слава.
  
   - Может, - ответил Александр. - Поэтому лучше сперва проверить, что да как.
  
   Подойдя к золотистому мареву вплотную, он сунул в него голову и часть корпуса, не переступая иллюзорной стены, замер в таком положении и высунулся.
  
   - Там коридор, - сказал он. - Поблизости ловушек не видно. Можно аккуратно всем пройти, а дальше посмотрим. И возьмите кто-нибудь факел со стены. Видно метров на пять вперёд, а дальше темень.
  
   Молодой человек шагнул в светящуюся преграду, полностью скрываясь в ней. Вика направилась к одному из факелов и Слава, подумав, что два факела не помешают, тоже выдернул факел из держателя. Николай проследовал за Сашей, а секунду спустя сквозь стену прошли и остальные.
  
   Новая локация представляла собой длинный каменный тоннель квадратного сечения, примерно два на два метра. Свет факелов расширил область видимости метров до десяти вперёд, а дальше всё терялось во мгле. Александр забрал у сестры факел и двинулся вперёд. По пути он зажёг один факел на стене справа от себя, а тот, что был слева, выдернул и просто понёс во второй руке, не зажигая.
  
   - Запасным будет, - прокомментировал он, - подпалим, когда эти выгорят.
  
   Команда прошла вперёд около десяти метров, обнаружив ещё парочку факелов. И после того, как они были подожжены, стало гораздо светлее. Впереди на полу тоннеля что-то блеснуло, и Александр тут же остановился, внимательно приглядываясь к подозрительному участку. Тот походил на лужу воды, полностью перекрывавшую коридор поперёк и вытянувшуюся вдоль него метра на полтора.
  
   - Ловушка? - спросил Вячеслав.
  
   - Очень может быть, - ответил Саша.
  
   "Лужа" вдруг вытянулась ручейками в сторону молодых людей и медленно потекла к ним, несмотря даже на то, что в тоннеле не было уклона.
  
   - Точно ловушка, - определил Александр. - Видимо надо прыгать. Я вперёд, а вы стойте, смотрите. Если пройду без последствий, прыгайте за мной.
  
   - Подожди, почему ты? - спросил Слава. - Один раз ты уже попадал в ловушку. Сейчас подошла очередь другим рисковать.
  
   - Ну, хорошо, прыгай ты, если хочешь.
  
   Вячеслав передал свой факел Вике, чтобы тот не мешал, разбежался, внимательно наблюдая за перетеканием "воды". В полуметре от её кромки он оттолкнулся от пола и перепрыгнул странную "лужу", приземлившись с запасом примерно в метре от неё. Ток "воды" тут же прекратился. Ловушка замерла на пару секунд, будто размышляя, и лениво направилась в обратную сторону к молодому человеку.
  
   Слава отбежал от опасной аномалии на парочку метров, и та снова остановилась, словно потеряла его из виду, а потом двинулась в первоначальном направлении к троице ребят, оставшихся с противоположной стороны.
  
   - Вроде всё нормально, - сказал молодой человек. - Если "воды" не касаться, то ничего не происходит.
  
   - Тогда я следующий, - решился Александр. - Поймаешь мой факел? - спросил он у Славы. - Впрочем, можешь не ловить, а просто подобрать с пола.
  
   - Ты кидай, а я посмотрю.
  
   Саша метнул факел рукояткой вперед и Вячеслав, проследив за полетом импровизированной ракеты, умудрился безопасно её схватить. Следом полетела сумка, которую молодой человек тоже сумел поймать, переложив факел из правой руки в левую.
  
   Потом Александр разбежался и перепрыгнул "лужу". Свет от факела товарища, стоявшего недалеко от ловушки, хорошо её освещал, поэтому преодоление препятствия не составило никаких сложностей. Вот только "вода" в очередной раз изменила направление своего тока, и парню пришлось отбежать от неё, заняв позицию возле Славы. Движение "лужи" замедлилось, но не прекратилось. Потихоньку перетекая, она продолжала приближаться к молодым людям. Те отбежали ещё дальше, и когда расстояние между ними и кромкой "воды" стало больше, чем расстояние от "лужи" до Вики и Николая, ловушка вновь изменила направление движения и потекла в обратную сторону.
  
   - Всё ясно, она словно притягивается к нам, - заметила девушка. - И чем больше суммарная масса людей и меньше расстояние до них, тем больше сила притяжения.
  
   - Похоже, ты права, - согласился с ней Александр. - Давайте, ребят, прыгайте. Кто следующий?
  
   - Погоди, - остановила Вика Колю, собравшегося уж было начать разгон. - Если мы все перепрыгнем ловушку, она потечёт за нами. Сперва надо разведать, что там дальше по коридору, как далеко он тянется, и какие нас ждут преграды. Вдруг уже скоро тупик или закрытая дверь? И нам может просто времени не хватить, чтобы найти выход из этой локации.
  
   - Что ты предлагаешь? - спросил Саша.
  
   - Нужно чтобы кто-то остался с нашей стороны, чтобы уравновешивать ловушку, пока выход не будет найден. И лучше, чтобы оставались двое. Мало ли, вдруг одного человека мало будет, чтобы равновесие создать.
  
   - Славка же один перетягивал на себя эту "лужу", - возразил Коля. - Так что ты прыгай Вик, а я останусь. И пока вы там поисками занимаетесь, я буду её отвлекать.
  
   - Хорошо, - согласилась девушка. - Только будь осторожен.
  
   - Не боись за меня хихикнул парень, - похоже, что предстоящая роль ему нравилась, и он планировал своё собственное развлечение.
  
   Вика передала свой факел Николаю, разбежалась и тоже преодолела препятствие. "Лужа" тут же устремилась за ней в достаточно быстром темпе, но подбежавший с другой стороны парень её остановил и стал потихоньку отманивать на себя.
  
   - У-тю-тю, гули-гули, иди ко мне, - ворковал он. - Я повкуснее буду этой стервочки.
  
   Ловушка оставалась неподвижной. Вика отошла от неё метра на полтора и "вода" потекла, наконец, в сторону Коли. Тот тоже отдалился, "лужа" опять замерла и потекла назад.
  
   - Хе-хе, я отведу её от вас подальше, - хихикнул молодой человек, - чтобы она не мешалась.
  
   - Давай, - поддержал его Александр. - Только, смотри, сильно не увлекайся.
  
   - Не беспокойся, всё нормально будет.
  
   Ребята меж тем прошли дальше по коридору и действительно скоро упёрлись в тупик.
  
   - А ты прозорливой оказалась, - заметил Слава, обращаясь к девушке. - Что делать будем?
  
   - Коридор надо внимательно осмотреть на предмет потайных кнопок, - ответил Александр. - Ты ничего часом не чувствуешь своими ангельскими "детекторами"?
  
   - Да нет, пока. Разве что назад немного тянет. - Вячеслав замолчал на несколько секунд, обеспокоенно прислушиваясь к себе, а потом взволнованно добавил: - Эй, что-то не так, я чувствую какую-то опасность, угрожающую Коле.
  
   Молодые люди разом обернулись к своему товарищу и тут же услышали его голос издалека.
  
   - Эй, кто-нибудь, подойдите к этому мокрому недоразумению со своей стороны. А то оно не останавливается уже, как бы далеко я от него не отдалялся.
  
   Слава бросился назад и скоро увидел Николая, стоящего возле светящейся стены, через которую искатели приключений проникли в коридор. "Лужа" ползла в его сторону и была уже метрах в пяти. Более того она не изменяла направление своего движения несмотря на то даже, что Вячеслав стоял к ней ближе, чем его товарищ.
  
   - Что-то изменилось в этой ловушке, - отметил Слава, убедившись что "лужа" перестала реагировать на раздражители с другой стороны. И она даже ускорялась постепенно по мере приближения к золотистому мареву. - Коль, попробуй выйти в предыдущую локацию. Может так она оставит тебя в покое.
  
   Приятель кивнул и толкнулся в люминесцирующую перемычку, но вместо того, чтобы пройти её насквозь, упёрся в монолитную преграду.
  
   - Чёрт, не пускает!
  
   - Тогда прыгай через ловушку немедленно, пока ещё место для разбега есть, - посоветовал подошедший ближе Александр.
  
   "Лужа" находилась уже метрах в трёх от объекта своей охоты, так что совет был весьма своевременным. Коля потерял пару секунд, соображая, что делать с факелом, но потом просто бросил его на каменный пол и устремился к товарищам, набирая разгон для прыжка. И в этот миг "вода" вдруг быстро потекла в обратную сторону. Прыгун слишком поздно это заметил. Но оторвавшись от пола, он не мог уже ничего изменить.
  
   - Ай! - испуганно вскрикнул Николай, понимая, что ловушка коварно заняла место его приземления. В следующее мгновение раздался всплеск воды, и молодой человек погрузился в неё по колено. - Твою ма-а-ать, - прохныкал он расстроено. - Капе-е-ец.
  
   Жидкость лениво колыхалась глянцевой поверхностью и быстро стягивала края к пойманной жертве, пытавшейся выдернуть ноги из вязкой как смола субстанции. Коле не удавалось освободиться. Наоборот, с каждым рывком он погружался всё глубже и глубже.
  
   - Попался, - констатировал Александр. - Ну, всё, выход в следующую локацию можно больше не искать. Скоро он сам откроется.
  
   - Думаешь? - оживился Вячеслав. За одноклассника своего он ни капельки не переживал. В конце концов, тому ведь не смерть грозила, а удовольствие. - Хочешь сказать, что проход уже открыт.
  
   - Нет, вряд ли, - покачал головой Саша. - Вначале жертва должна быть принята и опробована, и только после этого "боги" даруют нам своё воздаяние в виде открывшейся потайной двери.
  
   - Ясно.
  
   - Блин! Вы охренели?! - возмутился Коля. - Не стойте столбом! Помогите мне выбраться!
  
   - Бесполезно вырываться, - покачал головой Александр. - Пока тебя не трахнут, освободиться ты не сумеешь. А своими брыканиями ты только ускоряешь погружение.
  
   "Лужа" сжалась уже до размеров полуметрового круга, а её поверхность достигла середины бедра пойманного молодого человека, в глазах которого вовсю полыхала паника. Он перестал вырываться, но всё равно продолжал погружаться со скоростью примерно полтора сантиметра в секунду.
  
   - Не переживай, Коль, - попытался успокоить приятеля Слава. - Ничего страшного с тобой не случится. Наоборот, будет приятно. Думай о хорошем. Тебя с той стороны может и Настя ждать.
  
   - Попробуй отнестись к этому как к эротическому приключению, - добавил от себя Александр. - И кстати тебе надо решить уже сейчас, помешают тебе свидетели или нет. Мы можем и одного тебя оставить, чтобы не смущать.
  
   - Я не хочу, не хочу! - замотал головой Николай. - Вытащите меня отсюда, пожалуйста.
  
   - Коль, тебе надо было тогда остаться в комнате ожидания, - вздохнул Вячеслав. - Зачем с нами пошёл?
  
   - Если ты боишься, что с тобой произойдёт тоже что и со мной, - сказал Александр, - то напрасно. Мы ведь всё тебе уже объяснили. С той стороны обращаться с тобой будут только по-женски.
  
   Но Николай, казалось, их не слышал. Он с ужасом следил за тем, как тонет и прерывисто дышал.
  
   - Ох, и дурни же вы, ничего не понимаете в психологии, - проворчала Вика и, раздвинув молодых людей в стороны, прошла между ними. Она встала, раздвинув ноги пошире, так чтобы стопы её оставались за пределами ловушки, прижала перепуганного юношу к себе и погладила его по голове. - Валите отсюда, не мешайте, мы тут сами разберёмся.
  
   Случайно ли всё получилось или девушка специально устроила, что лицо парня оказалось как раз на уровне её груди и погрузилось в мягкие женские формы, но, тем не менее, событие это произвело действенный эффект. Коля со своей стороны прижался к Вике, с благодарностью принимая утешение и испытывая ощущение особой защищённости, которое только женщина способна была дать мужчине своими материнскими флюидами. Молодой человек постепенно расслабился, дыхание его выровнялось, и он стал быстро успокаиваться.
  
   - Ну, вот и хорошо, - мурлыкала Вика, расчёсывая волосы на его голове пальцами одной руки, а другой мягко прижимая к себе. - Вот и славно. Я с тобой, не бойся ничего, мой хороший.
  
   - Пойдём, - шепнул Александр Вячеславу и, взяв его за локоть, потянул за собой. - Мы можем помешать. Она сделает всё как надо.
  
   Парни отошли от ловушки метров на двадцать и посматривали на парочку издалека.
  
   - Я даже растерялся, - признался Слава. - Не ожидал от него такой паники.
  
   - Думаю, что моя жертва Шиве, сильно шокировала твоего одноклассника и оставила в его душе психологический блок. Неудачно всё вышло. Коля видимо первый раз увидел, как взрослая футка орально берёт человека, и это зрелище оказалось чересчур экстремальным для его нервов.
  
   - Н-да уж, - вздохнул Вячеслав. - И как вообще поступать в таких случаях? Это ведь не шутка уже, не игра. Футанари с той стороны разве не учитывают такие ситуации?
  
   - Учитывают, - ответил Саша. - Разве не видишь, что Коля перестал погружаться? Там внизу уже заметили его состояние и дали Вике время парня успокоить.
  
   - Его отпустят?
  
   - Если не успокоится, то да. Но боюсь, что при таком раскладе вопрос о принятии Николая в клан надолго отложится. Может быть даже навсегда. В последнем случае он забудет о сегодняшних событиях и о том, что сблизился с Настей.
  
   - Вот чёрт, не хотелось бы, чтобы до этого дошло.
  
   - Надеюсь, не дойдёт. Сестрёнка моя не простая девушка, она немного владеет ментальной магией, поэтому у неё есть хорошие шансы Коле помочь.
  
   - Немного? - хмыкнул Вячеслав, вспомнив какие фокусы вытворяла с ним Вика в ресторане.
  
   - С футкой ей не сравниться, конечно, - улыбнулся Саша. - Но и того что она умеет, должно хватить, можешь мне поверить. Если Коля пройдёт через эту ловушку, то, скорее всего, все страхи его исчезнут и психологическое состояние войдёт в прежнее русло. Было бы здорово, если б так получилось. Только в этом случае он может рассчитывать на вступление в клан.
  
   Тем временем Вика обнимала и гладила молодого человека по голове. Она взяла его лицо в ладони и подняла вверх, заглядывая Коле в глаза и улыбаясь.
  
   - Ну как самочувствие, легче стало?
  
   - У тебя невероятно мягкая грудь и приятный запах, - ответил парень, слабо улыбаясь. - Честно говоря, я прибалдел.
  
   Девушка рассмеялась.
  
   - Волшебное женское тело творит чудеса. Знаешь, ты гораздо лучше сейчас выглядишь. У меня даже от сердца отлегло.
  
   - Что было так плохо?
  
   - Ага. Ты не заметил? Игра-то остановилась.
  
   Коля посмотрел вниз на поймавшую его "лужу", увидел, что уровень её застыл сантиметрах в пяти от его промежности и окончательно успокоился.
  
   - Слава богу, - выдохнул он. - Как мне теперь выбраться?
  
   - А ты хочешь? - уточнила Вика. - Учти, в этом случае от игры тебя отстранят. Много интересного пропустишь.
  
   - Ой, да и ладно, - хмыкнул Николай. - Всё это чересчур экстремально для моих нервов.
  
   - Таська, наверное, расстроится, - вздохнула девушка. - Ей, должно быть, очень хотелось с тобой поиграть. И сам, между прочим, потом жалеть будешь, что не использовал быстрый способ вступить в клан. У тебя сейчас просто уникальное привилегированное положение, тебя ждут исключительно традиционные для мужчины удовольствия, которые ты безвозвратно упустишь. Если откажешься сейчас, то боюсь, что шансов сыграть снова тебе не представится. Могут не разрешить больше участвовать, признают непригодным для игры.
  
   - Меня могут не принять в клан? - заволновался Коля.
  
   - Не знаю, - пожала Вика плечами. - Это уж как Кларисса решит. Но если продолжишь играть, то наверняка примут уже сегодня. Блин, ну не будь ты таким трусишкой. Не огорчай свою девушку, дай ей возможность погордиться тобой.
  
   Молодой человек посмотрел на собеседницу снизу вверх, и в глазах его проявилось беспокойство. Меньше всего ему хотелось Настю разочаровать. Он вдруг очень чётко осознал своё нелицеприятное положение: все ребята и девчонки пройдут квест до конца, а он единственный дезертирует, как самый последний трус. И что после этого о нём подумает его подруга?
  
   - Блин, - прошептал Коля и нервно закусил губу. Он снова покосился на Викторию, но та сохраняла нейтральное выражение на лице, и непонятно было, как она относится к данной ситуации. - А что там со мной... будет? - с запинкой спросил парень. - Ну... если я продолжу играть.
  
   - А сам-то что думаешь? - весело улыбнулась собеседница.
  
   - С... секс?
  
   - Секс или минет, это уж как футке захочется. В любом случае ничего страшного. Я вообще не понимаю, чего тут бояться?
  
   - Ну, я просто не вижу кто там и что со мной делать будет, от того и... не по себе... немного, - с запинкой объяснил Николай.
  
   - А что ты сейчас чувствуешь?
  
   - Пустоту. Ноги просто болтаются в воздухе.
  
   - Ясно. А если представить, будто это я с тобой делаю всё, что ты будешь чувствовать, тебе легче станет?
  
   - Н... наверно.
  
   - Хочешь, можешь рассказывать мне о своих ощущениях? Правда, меня это будет возбуждать, - хихикнула Вика. - И вообще, по мне так секс в слепую очень прикольный. Я даже завидую немного. Думаю, что стоит тебе только попробовать, и ты сразу поймёшь, что нет в нём ничего страшного. Это же классная эротическая игра. Разве нет?
  
   - Ну, может быть, - неуверенно сказал парень. Он внимательно посмотрел на свою собеседницу и улыбнулся. - Знаешь, а ведь ты совсем не такая уж стерва, какой хочешь казаться.
  
   - Хи-хи, ты так думаешь? - с кошачьими интонациями промурлыкала девушка, и в глазах её сразу заблестели хищные огоньки. - Может, это я просто в доверие к тебе так втираюсь, чтобы потом бессовестно использовать? Ох, что-то вдруг жарко мне стало, - добавила Вика и расстегнула молнию на спортивной курточке, открывая щель в которую проглядывала обнажённая кожа и краешки аппетитных холмиков груди.
  
   Коля посмотрел на эту красоту и улыбнулся шире.
  
   - Твои хитрости не пройдут, дорогуша, - весёлым голосом сказал он. - Можешь хоть целиком раздеться, я не клюну на столь примитивные уловки.
  
   - О! Так ты не против? - обрадовалась девушка. - Тогда я так и сделаю.
  
   И она сняла с себя курточку, обнажившись по пояс, и бросила её на каменный пол. Лифчика на Виктории не оказалась, так что она осталась топлесс, и глазам опешившего парня предстала сексапильная женская грудь, которая оказалась буквально в нескольких сантиметрах от его лица.
  
   - Эй, ты чего?! - воскликнул парень, стыдливо опуская глаза. - Я ведь пошутил.
  
   - И тебе совсем не хочется посмотреть на меня голенькую?
  
   - Ну... хочется, - пробормотал Коля. - Но я не собираюсь менять свою свободу на возможность полюбоваться голой женщиной.
  
   - А если я скажу, что ты можешь не только полюбоваться?
  
   - Всё равно.
  
   - И что на свободу я твою не претендую.
  
   - Как-то с трудом мне верится в твою бескорыстность. Я уже давно понял, что в любых действиях твоих есть подвох. Ты та ещё интриганка.
  
   - Не подвох, а смысл, - поправила Вика. - Всё верно, я ничего не делаю просто так, и сейчас мои поступки направлены на то, чтобы настроить тебя на эротический лад.
  
   - И на кой?
  
   - Ну, ты возбудишься, и это состояние как нельзя лучше подготовит тебя к тому, что произойдёт в ловушке.
  
   Николай мельком глянул на грудь Вики и снова опустил глаза.
  
   - Если ты рассчитываешь, что соблазнив меня, сделаешь нижним, то ошибаешься, - предупредил он. - Я всё равно не буду тебе подчиняться.
  
   - Дурачок ты, - хихикнула Вика. - Я просто помочь тебе хочу, не более. Но и сама я, естественно, не останусь внакладе.
  
   - Что ты задумала?
  
   - Получить удовольствие. Не хочешь мне грудь поцеловать? Молочка в ней нет, конечно, но мужчины-то делают это не ради кормления.
  
   - Блин, ну и пошлячка же ты? Не поцелую.
  
   - А если подумать? - промурлыкала Вика и сжала лицо парня своими титечками с боков.
  
   - Эй! Стой! - воскликнул Николай, отшатываясь, и едва не упал. Вике пришлось придержать его за плечи, и грудь её опять ткнулась молодому человеку в щёки.
  
   - Хочешь сказать, что будешь идиотом и откажешься от моего предложения? - удивлённо спросила она.
  
   Коля промолчал, продолжая смотреть вниз.
  
   - Ты же решил, что не подчинишься мне, так чего ещё опасаешься? - спросила Вика - Ну давай, поцелуй мои титечки. Увидишь, тебе очень понравится. Они мягонькие и вкусненькие.
  
   - Скажи: поцелуй их, пожалуйста, мой господин, - хихикнул парень. - Тогда я ещё подум...
  
   Договорить он не успел. Девушка схватила его за волосы и прижала к себе, затыкая рот грудью.
  
   - Я тебе сейчас покажу твоё место, "господин", - елейным голосом сказала она и снова дёрнула парня за шевелюру. Коля хихикал с закупоренным ртом, крутил головой, пытаясь вырваться и не сразу заметил, что снова стал погружаться. Только после того, как сопернице пришлось наклониться, чтобы сохранить контакт, он обеспокоенно заморгал и Вика его отпустила.
  
   - Всё в порядке, - стала успокаивать она, сразу перестав дурачиться. - Тебе дали ещё один шанс, не упусти его.
  
   - Я... я немного боюсь.
  
   - Ну, вот видишь, уже немного. Это прогресс. Просто продолжай меня целовать и у тебя будет секс сразу с двумя девушками. Разве ты не мечтал об этом?
  
   - Мечтал, - снова улыбнулся Коля. Он попробовал дотянуться до женской груди губами и не сумел.
  
   - Не-не, этот поезд ушёл уже, - хихикнула Вика. - Но есть ещё одно лакомство, - добавила она и стала развязывать шнурок на трико. Парень следил за её руками, и на лице его возникло беспокойство.
  
   - Послушай, я не хочу Насте изменять.
  
   - Со мной это не будет изменой, - ответила девушка, спуская трико до колен прямо вместе с трусиками. - Футки женщин соперницами не считают. - Она стянула одежду с ног прямо через кроссовки и бросила её рядом с курточкой.
  
   - Блин, Вика, опять ты за своё, - снова смутился парень, опуская взгляд. - Ни стыда не совести.
  
   - Да что такого-то. Потренируешься на мне, потом Таське такой куни сделаешь, что она закачается... и, хи-хи, в тебя закачает.
  
   - Пошлячка!
  
   - Не тормози, целуй. Я уже намокать стала от предвкушения.
  
   - Развратниц... - и опять Коля договорить не успел. Девушка заткнула ему рот, прижав лицом к своему животу.
  
   - Зато у меня бархатная и нежная кожа, - промурлыкала она.
  
   Молодой человек не ответил. Он прикрыл глаза и наслаждался приятными ощущениями.
  
   - Хи-хи, с тобой всё же удобнее доминировать, - рассмеялась Вика, глядя на него сверху. - Дело сразу сдвигается с мёртвой точки.
  
   Николай, тем временем, целовал её живот, опускаясь постепенно всё ниже и ниже. Он погрузился в "воду" уже до самого пояса, когда рот его достиг, наконец, женского лона и коснулся его. Девушка задышала чаще и слегка засопела от удовольствия. Бёдра её подались вперёд, и она усилила плотность контакта, обволакивая своей киской губы молодого человека и проникая между ними клитором. Однако Коля вдруг вздрогнул и отстранился.
  
   - Ну что ещё? - капризным тоном спросила Вика, испытывая лёгкое разочарование.
  
   - С меня штаны сняли, - от чего-то шёпотом сказал молодой человек.
  
   - Хи-хи, - пошло рассмеялась девушка и возбуждённо облизнула губки. - Интересненькое начинается.
  
   - Что?! Тебе интересненькое, - возмутился Коля, - а мне...
  
   - Приятненькое, - закончила за него собеседница.
  
   Парень увидел, как на лице её возникает выражение азартного возбуждения и тут же вспомнил, что она творила недавно со своим братом.
  
   - Только не вздумай делать со мной свои извращения, слышишь?! - прошипел он.
  
   - Интересно как? - рассмеялась девушка. - Все запретные части твоего тела мне недоступны.
  
   У Николая глаза вдруг снова расширились.
  
   - Что? - тут же спросила Вика, усаживаясь рядом с ним на колени, так что лицо её оказалось очень близко. Она сообразила, что молодой человек переживает какие-то новые ощущения, и теперь с азартом требовала ответа.
  
   - Г... гладят, - заикаясь, ответил тот, - ла... донями... Че... четыре ладони с двух сторон. И... их д... вое. Двое меня гладят.
  
   Коля заметил, как пальцы девушки прошлись по животу, скользнули между ног и мягко погладили там, слегка касаясь клитора, словно поддразнивая его. Он обескураженно взглянул ей в глаза и увидел в них накаляющееся желание. А потом ему показалось, что серые очи надвинулись на него, становясь огромными и заслоняя всё окружающее пространство серебристым маревом. В какой-то момент что-то щёлкнуло у Николая в голове, будто рычажок какой-то переключился, и отношение к ситуации в корне переменилось. Будто возбуждение девушки перекинулось на него, и он в полной мере осознал всю пикантность происходящего.
  
   Перед глазами возник образ двух сексапильных рослых девушек, окруживших с двух сторон его свисающие с потолка голые ноги со спущенными до самых щиколоток штанами. Лиц их Николай не мог разглядеть. Вернее он их видел и даже угадывал в них томное вожделение, но не мог воспринять до конца эти образы, а потому не мог и опознать тех, кто к нему приставал, понять, знакомые они или чужие. Впрочем, парень хорошо знал только двух футанари: Машу и Настю, да ещё и сестру своей девушки он видел, когда гостил у неё. Но вот был ли сейчас кто-то из них рядом, понять никак не получалось.
  
   Незнакомки меж тем гладили его ладонями, царапали ноготками и пощипывали пальчиками. Та, что находилась сзади, приблизилась к его ягодицам, прошлась по упругой попе языком и куснула за булочку. Коля ойкнул, моргнул глазами и наваждение улетучилось. Он снова увидел Вику перед собой, её развратный взгляд и приоткрытый от возбуждения милый ротик со скользящим между губками язычком.
  
   - Что? - снова спросила девушка, нетерпеливо глядя на парня. Ей хотелось знать подробности.
  
   - За попу укусили, - ответил тот, ощущая охватывающее его желание.
  
   Член Николая стал набухать, приподнимаясь, и тут же ощутил мокрые прикосновения бархатного язычка.
  
   - Мама! Ах! - секундой позже выдохнул парень, чувствуя, как дружка его берут в горячий мокрый плен.
  
   Вика сидела напротив, с жадностью вглядывалась в его лицо, отслеживая малейшие изменения мимики, и рука её при этом энергично работала между ног. Девушка просунула три пальчика себе во влагалище и стала сдавливать его изнутри, создавая хлюпающие звуки. Коля стонал и вздрагивал, от невероятно кайфовых ощущений. Его член уже просто гудел от внутреннего давления и посылал интенсивные сигналы счастья, вызванные плотным горячим захватом и глубокими ритмичными погружениями. С той стороны футка своим ртом творила настоящие чудеса, создавая симфонию удовольствия. Одновременно с этим ягодицы парня облизывал игривый язычок, которому раз за разом ассистировали мягкие губки и твёрдые зубки, оставляя на своём пути контрастные ощущения.
  
   Но вот бархатный хулиганчик забрался Коле между булочек, прошёлся влажным кончиком по анальной дырочке, и молодой человек выгнулся всем телом, пытаясь отстраниться.
  
   - Не-е-ет! Не надо туда языком! - простонал он, и глаза Вики алчно сверкнули от новой порции информации.
  
   Девушку уже заметно трясло. Движения пальцев замедлились стали более осторожными. Судя по всему, она уже приблизилась вплотную к точке кипения и теперь пыталась сдерживать оргазм. Глаза её продолжали следить за мимикой молодого человека, который уже явно сдавал позиции и блаженно постанывал.
  
   Стоило парню начать брыкаться, от попытки лизнуть его в попу, как девушка спереди целиком захватила член и, сглатывая горлом, быстро довела пленника до небесного экстаза, отвлекая всё внимание на себя, но и не позволяя кончить слишком быстро. Меж тем лазутчик с другой стороны добрался до запретной точки и вовсю облизывал её, создавая невероятно острые и волшебные ощущения, углубляя блаженство молодого человека и подавляя остатки его сопротивления. Сейчас Коля чувствовал себя как в раю. Он уже слышал приближающиеся фанфары, и всё тело его буквально кипело от интенсивного наслаждения, неуклонно следуя к кульминационным аккордам.
  
   Вика застонала и порывисто поднялась на ноги. Пальчики свои она выдернула из набухшей от возбуждения киски, брызнув смазкой парню в лицо, но тот, находясь на грани оргазма, ничего этого не заметил. Лишь язык его прошёлся по губам, слизывая кисленькие капельки, да на лице возникла довольная улыбка. Девушка всхлипнула и брызнула вторую порцию, уже прицельно метя в приоткрытый от удовольствия рот. Клитор её нетерпеливо пульсировал и вздрагивал, желая поскорее получить порцию ласки. Николай с удовольствием проглотил вкусное угощение, потянулся ртом за добавкой, и тут его словно взорвало изнутри бешеное блаженство. Молодой человек распахнул затуманенные кайфом глаза, и рот его приоткрылся в беззвучном крике. Всё тело словно свело судорогой от взрывного наслаждения. И в этот момент Вика, испустив сдавленный вскрик, накрыла губы молодого человека своей киской. Бёдра её толкнулись вперёд, охватывая рот пушистым колечком. Крепко стиснув голову парня в своих объятиях, девушка совершила несколько резкий фрикций и, сладострастно закричав, кончила, наваливаясь сверху. Она прогибалась в талии, стискивала щёки Николая бёдрами и, вздрагивая от импульсов блаженства, выплёскивалась, выплёскивалась сладкими струйками ему в рот.
  
   Молодой человек чувствовал потрясающие волны счастья, исходящие сразу из трёх источников, пронизывался ими и медленно переходил в состояние умиротворённого удовольствия. Вика около минуты купалась в собственном блаженстве, потом постепенно стала затихать и, наконец, отпустив пленника, лениво отстранилась. Осмотревшись, она нашла свою курточку, брошенную на пол, подняла её, сложила пополам, постелила перед Николаем и уселась сверху, обвивая того ногами за талию.
  
   - Во дают, - завистливо прошептал Слава, украдкой поглядывая на парочку издалека.
  
   - Не переживай, - улыбнулся Александр. - Стоит тебе попасться в какую-нибудь ловушку, сестра и до тебя доберётся. У футок своя охота, а у неё своя. Не удивлюсь, если она мнит себя их сообщницей. Мол, так же наслаждается жертвой, как и они.
  
   - Думаешь? - оживился Вячеслав.
  
   - Почти уверен.
  
   - Ну что, подойдём?
  
   - Мне кажется, что пока рано. Ничего не происходит, значит, "трапеза" ещё не закончена.
  
   Николай открыл глаза и посмотрел на Вику, сидевшую напротив него на полу с прикрытыми веками и томной улыбкой на устах. Ноги девушки обнимали его торс и мягко сжимали, тело откинулось назад, опираясь на руки, упругие полушария груди победно смотрели вперёд и вверх, будто фантастические орудия, приготовленные для праздничного салюта. Молодой человек облизнул губы и почувствовал на языке характерный кисловатый привкус влагалищной смазки. Он провёл пальцами по щекам и понял, что все они залиты женскими соками, а во рту всё ещё оставалось сладкое послевкусие. Девушка приоткрыла один глаз и улыбнулась шире, увидев недоумение на Колином лице.
  
   - Ну, вот и всё, я пометила тебя как своего нижнего, - промурлыкала она. - Знатно спустила тебе в рот. И ты, хи-хи, всё проглотил. О-о-ох, какое бла-а-ажентсво, - томно протянула она. - Спасибо за удовольствие.
  
   - Я всё равно не буду твоим нижним, - насупился молодой человек.
  
   - Ну, как хочешь, - пожала плечами девушка. - Я не стану тебя неволить, просто пойми: теперь, когда мы выяснили кто сверху, я всегда готова тебе помочь и сделаю это с удовольствием. Дурачок ты, если считаешь положение нижнего в чём-то унизительным. Наоборот, субординация - это вид взаимовыгодного партнёрства, в котором я берусь тебя опекать в обмен на разные приятности. Взаимные приятности, между прочим. Разве плохо?
  
   - Но тебе-то самой это зачем? - удивился Коля. - Одного Славки не хватит для приятностей? Решила гарем завести?
  
   - Хватит, конечно. Я, прежде всего, о тебе, оболтусе, пекусь.
  
   - И чем я обязан такой, добротой?
  
   - Ты же будущий муж моей сестры и приятель моего будущего мужа. С какой стороны не посмотри, мы не чужие друг другу люди.
  
   - Постой, ты сказала мужа? Хочешь выйти замуж за Вячеслава? Как так? У него же Маша есть.
  
   - Маша - футанари, - пояснила Вика, - и хочу я стать именно её женой. Ну а поскольку Слава - её муж, то мы с ним по любому тоже станем супругами. Собственно, я только рада этому. Он мне очень понравился. Прикольно получить в довесок к любимой жёнушке очень занимательную игрушку.
  
   - Вот значит, как ты о нём думаешь? И хочешь, чтобы я разделил его участь? Да ни за что!
  
   - Хи-хи, поздняк метаться, пташка. Ты уже в моих коготках. - Девушка хихикнула и примирительным тоном добавила. - Ладно-ладно. Не строй скорбные мины. Я же пошутила. Всё, что я говорила до этого, остаётся в силе. Неужели ты не хочешь обзавестись симпатичной сэмпай, которая будет заботиться о тебе, как о любимом братике?
  
   - Прям, как ты о Сашке недавно позаботилась, я бы не хотел.
  
   Вика весело рассмеялась.
  
   - Я другую заботу имела в виду: дружеское отношение, ценные советы и информация, интересные знакомства. Ну да, я немного нахраписта и стервозна, когда крыша едет от сексуального желания. Но в остальном могу быть ангелочком. И потом, хочу открыть тебе один секрет. Я очень влиятельна и популярна в клане. Знаешь, сколько развратных феечек хотят со мной сблизиться? А теперь представь, что ты один из моих фаворитов, и все они станут клеиться к тебе, чтобы обратить на себя моё внимание. Как тебе такие перспективы? Склонить голову пред одной девушкой и получить возможность властвовать над несколькими. Многие из них будут рады тебе подчиниться. Открывается перспектива стать королём небольшого гарема. Интересно, а?
  
   Глаза Николая аж засверкали от предвкушения. Он ни разу не чувствовал себя объектом интереса множества женщин, а тут ему предложили подобную популярность. Похоже, что хитрая Вика своими сладкими речами попала в самое уязвимое место его души.
  
   - А Настя? - вдруг забеспокоился он, моментально становясь серьёзным. - Я не хочу портить с ней отношения.
  
   - Она футка, глупый, а, следовательно, ни к одной из этих девиц ревновать тебя не станет. Пока ты флиртуешь или развлекаешься с девушками из клана, её это не будет напрягать.
  
   - Как-то мне всё равно неловко.
  
   - А тебя никто и не заставляет бросаться во все тяжкие. Хочешь хранить верность жене - храни. Можно ведь обойтись дружбой с девушками и приятным общением.
  
   Колечко из "воды" вокруг Николая в этот момент забурлило, и он стал достаточно быстро погружаться.
  
   - Воу-воу! - забеспокоился парень. - Это меня куда?
  
   - Расслабься, - улыбнулась Вика, - и радуйся. Похоже, что тебя одобрили и разрешили привязать. Если так, то на той стороне ты встретишься со своей невестой и кем-нибудь из старших членов нашей семьи. - Она подмигнула и добавила: - Даст бог, в следующий раз свидимся уже как родственники. Только, полагаю, что будешь ты в глубокой отключке. И вот тут закономерно встаёт вопрос: как бы ты хотел прийти в сознание: при моём активном и очень приятном участии или под действием пола, давящего на мятежную плоть?
  
   Коля целиком ушёл в раздумье над таким непростым для себя вопросом, и это избавило его от ненужных волнений относительно пугающей сути происходящего. Он совсем упустил из виду, что его затягивает в непонятный омут, и уровень "воды" уже приблизился к самой шее.
  
   - Решай, - поторопила девушка, - согласен ли ты признать меня своей госпожой и обрести моё покровительство или выберешь свободу и останешься без поддержки, сам по себе. Если не успеешь сделать выбор, второй раз я его тебе уже не предоставлю. Ну! Скорей! Осталось не более пяти секунд.
  
   - Я согласен признать тебя своим семпаем, - скорректировал Николай предложенные альтернативы, когда погрузился в "лужу" уже почти до самого подбородка.
  
   Только после этого он вдруг осознал, в каком положении находится. В глазах его вспыхнул испуг, который, тем не менее, не успел перейти в панику. В следующую секунду Коля скрылся с головой под "водной" поверхностью, и "лужа" стала сужаться, как замерзающая на морозе полынья. Ещё пара мгновений и она, сойдясь в точку, исчезла, оставив вместо себя монолитный каменный пол.
  
   - Успела, - хихикнула Вика. - Ещё одна пташка угодила в мои силки.
  
   Она поднялась на ноги и стала быстро одеваться. Сперва подхватила трико с пола, стряхнула его от пыли и, пользуясь эластичностью трикотажа, натянула на ноги прямо через кроссовки. Спортивную курточку девушка уже на ходу набросила на плечи, направляясь к своим спутникам. Лишь трусики её так и остались сиротливо лежать на полу, и никто их, похоже, не собирался поднимать.
  
   - Что с Колей случилось? - обеспокоенно спросил Вячеслав. Он машинально взял куртку девушки за воротник и придержал её, пока та просовывала в рукава руки.
  
   - Не переживай, с ним всё в порядке, - откликнулась Вика, благосклонно принимая помощь молодого человека. - Футки забрали. Я почувствовала Клариссу внизу, думаю, что с ней должна быть и Таська. У меня нет с сестрой эмпатической связи, однако не удивлюсь, если она встречает своего жениха вместе с мамой.
  
   - Думаешь, его ждёт привязка?
  
   - Очень может быть, - ответила девушка. - По-моему, тянуть дальше некуда.
  
   - Послушай, Вик, а почему ты Колю уговаривала стать нижним? Ты ведь взяла над ним верх, следовательно, он автоматически перешёл к тебе в подчинение. Разве нет?
  
   Собеседница сделала большие глаза и рассмеялась.
  
   - Как-то ты неправильно себе всё это представляешь. Разве можно установить партнёрские отношения с человеком, если он от них отказывается?
  
   - То есть я тоже мог просто отказаться и всё?
  
   - Ну, от тебя бы я так просто не отстала, - усмехнулась Вика. - Между тобой и Николаем большая разница. У меня, по большому счёту, и нет никакой потребности приятеля твоего опекать, я предложила ему помощь по доброте душевной. Что же тебя касается, то ты нужен мне самой. И даже если бы я не питала к тебе личного интереса, то всё равно нам следовало разобраться в семейной иерархии, потому что, сам понимаешь, какого рода связи между нами скоро возникнут.
  
   - Но почему с Колей ты была такой... мягкой? - спросил Слава, чувствуя лёгкую зависть. Ему немного обидно было, что приятелю досталось от девушки гораздо больше тепла, чем ему самому.
  
   - Что я вижу. Вы никак ревнуете меня, юный кохай?
  
   - Как я могу, сэмпай? - с улыбкой ответил парень. - Мне просто хотелось бы знать, чем мой приятель удостоился такого привилегированного отношения, и есть ли у меня шанс добиться подобного же.
  
   Вика с улыбкой провела ладонью Славе по щеке, скользнула на его затылок и плавно поднялась вверх, зарываясь пальцами в волосы и, словно бы, расчёсывая их.
  
   - Для каждого зайца свой силок, - ответила она, погружая собеседника в тепло своих глаз. - Просто способ, которым я тебя подчинила, с Колей бы не сработал. Тебе нравится ласка?
  
   - Конечно, - признался Вячеслав, чувствуя, как душа его наполняется сладкой патокой, а тело плавится от удовольствия.
  
   Вика очень приятно водила ноготками по его затылку, создавая сонм восхитительных мурашек, разбегающихся по спине. Улыбка её стала просто ангельской и живо напомнила молодому человеку улыбку Лилии. Подруга открылась ему вдруг с какой-то новой неизвестной стороны. Она сейчас очень походила на сказочную фею и кружила парню голову своим волшебством.
  
   - М-м-м, как ты классно таешь, - промурлыкала девушка. - Прям как милый разнежившийся котик.
  
   Она поцеловала Вячеслава в щёку, потом в другую, затем в нос. Это больше походило на влажные прикосновения приоткрытым ртом, чем на поцелуи, но всё равно было очень приятно. Девушка просто излучала нежность и напитывала ей молодого человека, заставляя сердце его трепетать. Однако в следующее мгновение, глаза её сверкнули хищным пламенем, и парень почувствовал боль от стиснутых на затылке волос. Та была не чрезмерной, но достаточно ощутимой, ровно в той степени, чтобы восприниматься приятно и остро, как проявление грубоватой страсти, без намерения причинить вред. За долю секунды улыбка Вики из ангельской превратилась в демоническую. И эта необыкновенная трансформация вызвала у парня прилив адреналина, заставив сердце его пуститься в бешеный галоп.
  
   Сейчас подруга напоминала именно ведьму, она пила взглядом мимику своей жертвы, наслаждалась ей, и восхищалась. Потом Вика притянула парня к себе и приникла к его губам жадным поцелуем, отправляя в долгий головокружительный полёт.
  
   - М-м-м-ф-ф-ф! - выдохнула девушка, прерываясь через несколько секунд. - А ты, оказывается, можешь опасно кружить голову.
  
   Она теперь снова казалась обычной, земной, без каких бы то ни было атрибутов небес или ада, а немного смущённая улыбка её выглядела очень мило.
  
   - Кхм! - кашлянул Александр, привлекая к себе внимание. - Давайте, вы потом как-нибудь разберётесь в своих отношениях без моего присутствия, ладно?
  
   - Что, братик, завидно стало, - проказливо хихикнула Вика.
  
   - Прям обзавидовался весь, сестрёнка, - последовал ироничный ответ. - Но ещё больше мне надоело тупо торчать здесь в коридоре и ждать пока вы закончите миловаться. У нас лабиринт, если вы забыли. Давайте-ка ребятки, переключайтесь на деловой лад.
  
   - Да, надо идти, извини, Саш, - повинился Слава. - Не стоило мне затевать весь этот разговор.
  
   - А вот и нет, не виноват, - возразила Вика и слегка сжала его руку. - Где хочу, там и милуюсь! Что ещё за претензии? И вообще, это эротический лабиринт, поэтому любые проявления чувств уместны. Ну, пойдёмте, что встали как вкопанные, - добавила она, устремляясь вперёд по коридору. - Долго мне ещё вас ждать?
  
   Александр даже хохотнул от такой наглости, всем видом своим показывая: мол, вот какая бессовестная у меня сестра, прошу любить и жаловать. Слава лишь улыбнулся, отмечая про себя, как ловко Вика перевела стрелки. Парни отпустили её на несколько шагов вперёд и пошли следом. Один из них внимательно осматривал стены в поисках каких-нибудь изменений, а другой всё больше изучал каменные плиты пола, пытаясь разгадать загадку: какая Вика была настоящей? И что это вообще за трансформацию он только что наблюдал? В конце концов, не найдя для себя чёткого ответа, Вячеслав перевёл взгляд на идущую впереди девушку и, поколебавшись немного, спросил:
  
   - Вика, а ты тоже перевёртыш, как и я?
  
   Девушка обернулась к нему с весёлой улыбкой и ответила:
  
   - Нет, я просто ведьмочка. А что?
  
   - Ну... мне вдруг показалось, что ты превратилась в фею на какое-то время.
  
   - А, вот ты о чём, - хихикнула подруга. - Большинство ведьм те ещё лицедейки. И прикинуться феей это самый простой способ добычу к себе приманить. Но с тобой мне понравилась эта игра, ты очень мило на меня реагировал, да и сама маска настолько комфортно "легла на лицо", что практически не чувствовалась. Так что я ещё побалую тебя этим образом, можешь не сомневаться.
  
   Добравшись до конца тоннеля, молодые люди обнаружили два боковых ответвления, которых раньше не было, расположенных по обе стороны от тупика. Они представляли собой узкие тёмные проходы около метра шириной и двух метров в высоту. Пол, стены и потолок их были выложены всё теми же серыми каменными плитами. Путь просматривался метров на пять вперёд, а потом всё терялось во мгле. Троица остановилась в нерешительности и задумалась: куда дальше идти.
  
   - Можно придерживаться правила левой руки, - предложил Александр. - Выбирать левые ответвления лабиринта.
  
   - Идти "налево", братик, это так на тебя похоже, - хихикнула Вика.
  
   - Лучше направо пойти, - сказал Слава, напряжённо прислушиваясь к себе и чувствуя нарастающее в душе волнение.
  
   - Почему?
  
   - Я чувствую... - замялся молодой человек, - мне кажется, что там... Маша нас ждёт.
  
   - Направо! - энергично поддержала его Вика. - В конце концов, куда ни пойдёшь, везде будут ловушки. И лучше уж выбрать те из них, которые специально предназначены кому-то из нас. Как тебе, Сашка, была предназначена Шива.
  
   Вячеслав встретился взглядом с девушкой, уловил в её глазах игривые искорки и с благодарностью улыбнулся в ответ. Всё-таки приятно, когда о тебе заботятся.
  
   - Ну, на право, так направо, - не стал спорить Александр, признавая мнение большинства.
  
   - Я пойду вперёд, - предложил Слава и, не дожидаясь ответа от спутников, вошёл в правый проход, разгоняя темень впереди себя светом факела.
  
   Молодой человек уже сгорал от предвкушения скорой волнительной встречи со своей возлюбленной. Следом вошла Вика, Александру досталась роль замыкающего. Но перед тем как войти в проход, он сдернул со стены один из ближайших факелов, справедливо решив, что в оставшемся за спиной коридоре он больше никому не понадобится.
  
   Узкое пространство бокового прохода вынуждало команду идти гуськом. Следуя друг за другом с дистанцией около полутора метров, троица примерно через минуту вышла в новую локацию. Тусклый свет факелов выхватил стены, расходящиеся в стороны. То здесь, то там в неверном мерцающем свете на них проявлялись необычные рисунки с изображениями гигантских змей.
  
   Ребята разбрелись в стороны, осматриваясь, в поисках дополнительных источников освещения. Первым на держатель с факелом наткнулся Саша и разжёг новый огонёк. Чуть позже зажигалкой чиркнула Вика и запалила ещё один факел. Постепенно зал освещался, и стало видно, что имеет он форму цилиндра около двух с половиной метров в высоту и метров пятнадцать в диаметре. Однако потолок этой локации оказался сферическим. Стены плавно переходили в гигантский купол. Так что в центральной части высота помещения была раза в два больше, чем на периферии.
  
   Стены зала по всей его окружности были покрыты изображениями змей. Гигантские рептилии формировали сложные узоры своими толстыми телами, словно исполняли какой-то фантастический ритуальный танец. Нарисованы они были очень достоверно, создавая в мерцающем свете впечатление реальных существ. Славе начинало казаться, что змеи только притворяются нарисованными и украдкой следят за людьми, забредшими в эту ловушку, намереваясь в удобный момент схватить неосторожных путников.
  
   Молодой человек ощутил присутствие Маши из глубины зала и, глянув в этом направлении, увидел "богиню местного храма". Это была ламия с чешуйчатым змеиным хвостом тёмно-зелёного цвета и с сексапильным женским торсом. Девушка замерла, стоя на хвосте и прижавшись к стене спиной. Она слегка прогнулась назад, как будто потягивалась. На голове её был золотой шлем с овальным голубым камнем, который призрачно мерцал в полумраке. Глаза леди походили на два сияющих синевой овала и тоже светились изнутри. Грудь прикрывал золотой металлический лифчик, кисти рук были облачены в золотые перчатки, бёдра на стыке человеческого тела и змеиного опоясывала золотая цепь. Она соединялась в зоне бикини с экзотической золотой маской треугольной формы, прикрывающей интимное место. Плечи и шею девушки покрывали змеи болотного цвета, которые из плоских изображений органично переходили в скульптурную композицию.
  
   0x01 graphic
  
   - Вау! - выдохнул Александр. - Красота! - Он подошёл к ламии и потрогал её за руку. - Снова камень, - констатировал молодой человек. - А выглядит как настоящая. Ну, хорошо. Допустим, Шиву скопировали по моему рисунку. Но это-то чьих рук произведение искусства?
  
   - Думаешь, тоже голем? - спросил Слава, приближаясь. Парень вновь почувствовал присутствие своей девушки и мысленно обратился к ней.
  
   "Маша, ты тут?"
  
   Подруга не ответила, но молодой человек почувствовал её весёлый азарт, как у ребёнка, который спрятался и хихикал в ладошку, наблюдая, как его разыскивают.
  
   - Может и голем, - пожал плечами Александр. - Тут ведь пока не проверишь, не поймёшь.
  
   Он провёл ладонью у ламии по животу, и Вячеслав испытал лёгкое беспокойство. Вдруг ловушка опять на спутника его сработает, а сам он останется за бортом? Однако парень почувствовал на себе внимательный хищный взгляд, ощутил желание подруги направленное персонально на него, и перестал волноваться. В конце концов, эта ловушка была ему предназначена, следовательно, и сработать она должна была только на него.
  
   - Как её оживить? - спросил Слава. - Так же как ты Шиву активировал?
  
   - Если эта ламия - голем, возможно.
  
   - А если нет?
  
   - То какой-нибудь скрытый рычаг должен быть или кнопка, - ответил Саша, продолжая скульптуру ощупывать.
  
   Вячеслав хотел уже попросить приятеля уступить ему место, как почувствовал всплеск плотоядного азарта, исходящего от Маши и замер, прислушиваясь к себе.
  
   - Берегись! - крикнула вдруг Вика и резкой подсечкой опрокинула парня на спину.
  
   Он основательно приложился лопатками о каменный пол, так что из глаз его посыпались искры. Пару секунд от удара Слава не видел ничего, почувствовал лишь ветерок, дунувший откуда-то справа, будто над головой промчалось что-то массивное. Парень услышал сочное: "Чмок!", - а вслед за ним и телепатический вопль Маши:
  
   "Вика! Зар-р-раза! Я тебя убью!"
  
   Радужные круги перед глазами постепенно развеялись, и Вячеслав увидел, как гигантская анаконда, частично отделившаяся от рисунка на стене, возвращается на своё место, снова становясь изображением, а попутно утаскивает за собой тело девушки, захваченное гигантской пастью до самого пояса.
  
   [Примечание от автора: я стал использовать по тексту фамилию главного персонажа. Напоминаю, что Слава у нас Живцов (см. главу 12. Третий день в школе, в которой к нему по фамилии обращалась учитель)]
  

Глава 27. Битва полов

К содержанию

   Гигантская рептилия плавно вливалась в стену и вполне могла бы сойти за иллюзию, если бы не доказывала свою материальность хищным захватом. Из пасти её торчала округлая попка девушки. Вика извивалась всем телом и брыкалась ногами, энергично показывая, что жива, здорова и просто так сдаваться не собирается. В конце концов, змея полностью стала изображением, и добыча её оказалась по пояс замурованной в стене.
  
   - Ты как? Ничего себе не отбил? - обеспокоенно спросил Александр у слегка контуженого Вячеслава.
  
   - Что? - рассеянно переспросил тот и закашлялся. После удара спиной в горле свербело. - А, нет... немного. Вот чёрт...
  
   - Не переживай, - попробовал успокоить его приятель. - Ловушек ещё много будет впереди. Встретишься ещё со своей подругой.
  
   - Да, нет, не в этом дело, - покачал головой Вячеслав. - Просто я почувствовал злость Маши. И теперь опасаюсь, как бы она Вике не навредила.
  
   Он снова замер, прислушиваясь к своим ощущениям, и озадаченно моргнул глазами. Чувства футанари вдруг неожиданным образом изменились на ярко-позитивные. Теперь она переживала острый приступ веселья и, попросту говоря, смеялась.
  
   "Хи-хи, какая шустрая девочка, - слышал Живцов её весёлые мысли. - Определённо она заслуживает нашего внимания, Маш. Не находишь?"
  
   "Мариока?" - догадался молодой человек.
  
   А потом он увидел Вику с другой стороны. Она находилась в необычном "облачном" помещении, стены которого были сотканы из молочно-белого тумана. Девушка будто во внутренней полости облака оказалась, проникнув в неё верхней частью своего тела. Она высовывалась по пояс из центра полутораметровой зеркальной кляксы, разлившейся по одной из стен своими неровными краями. Взгляд Вики был дерзок и полон весёлого шального азарта. Судя по всему, она настроена была на поединок или как минимум на интересную игру. Картинка стала приближаться, как если бы наблюдатель к ней подходил. Пленница смотрела на Славу с вызовом и каким-то затаённым ожиданием, со спрятанной глубоко во взгляде надеждой.
  
   - Привет, - услышал молодой человек голос своей подруги. Впрочем, тот был не совсем Машин, отличаясь какими-то едва уловимыми интонациями и обертонами. - Ты ведь хотела со мной встретиться, верно? Хотела поговорить? Так вот я здесь, перед тобой, давай знакомиться.
  
   - Мариока? - переспросила Вика, лицо которой стало совсем уже близко, как будто наблюдатель приблизился к ней вплотную и опустился на один уровень. Живцов глянул в зеркальную кляксу и увидел в ней отражение Маши, стоявшей на коленках, а точнее её сестры-близняшки. Он уже мог их отличать по особенностям мимики лица, взгляда, улыбки. Парню казалось даже, что цвет глаз у сестёр едва заметно менялся в трудноуловимых оттенках, когда одна подменяла другую.
  
   - Да, это я, - ответила футка и улыбнулась шире. - А ты очень плохая девочка, раз заставила мою сестрёнку так огорчиться.
  
   - И что? Накажешь меня? - с вызовом спросила Вика.
  
   Пару секунд девушки молча переглядывались, а потом почти одновременно рассмеялись как две нашкодившие проказницы. Мариока приблизилась и провела языком у пленницы по щеке.
  
   - Ты мне нравишься, - сказала она. - Хочу себе такую дерзкую девочку. Будешь моей?
  
   Вместо ответа Вика вцепилась ей в волосы, притянула к себе и с жадностью впилась в губы. Даже с футкой она пыталась доминировать, но как ни странно, Мариока не возмутилась и не воспротивилась. Она охотно наслаждалась поцелуем, отвечая мягко и томно, словно бы даже поддаваясь, как вода поддаётся гребкам пловца. Но это была коварная и затягивающая податливость. Поцелуй всё длился и длился, а Вика не могла его прервать. Она будто в плен своей собственной страсти попала, как сладкоежка, дорвавшаяся до экзотических вкусных конфет и потерявшая контроль над своими желаниями.
  
   Девушка стала стонать, выбиваясь из сил, у неё перехватывало дыхание, но вырваться из плена она не могла. Пловца вынесло в открытый океан, и он растерянно грёб, не зная куда плывёт, чувствуя, что из последних сил держится на поверхности, что ещё немного и утонет.
  
   Мариока чуть до потери сознания её не довела, прежде чем отпустила. Вика всхлипывала и заливалась слезами, а футка смотрела на неё с умилением и тепло улыбалась.
  
   - Чего ревёшь? - спросила она.
  
   - Не... знаю, - прерывисто ответила девушка и зарыдала сильнее. - Бли-и-ин, сты-ы-ыдно!
  
   - Не расстраивайся, - промурлыкала Мариока. - Ты очень миленькая, когда плачешь.
  
   Она снова лизнула её в щёку, потом ещё раз и ещё, словно пыталась таким образом успокоить. Но Вику, казалось, это распаляло ещё больше, слёзы лились из её глаз непрерывным потоком.
  
   - Прекрати-и-и! - простонала девушка сквозь рыдания.
  
   - Не могу, - хитро хихикнула футка. - Твои слёзки такие вкусные, что не получается остановиться.
  
   - Я... сейчас... помру...
  
   Мариока схватила Вику, казалось, в тот самый момент, когда та готова была потерять сознание. И вот уже футка страстно целует пленницу, запрокинув её голову назад. По-хозяйски оккупировав рот, она словно пила этот поцелуй глубокими и жадными глотками, властно подавляя девушку, сметая остатки её сопротивления и непокорности. Необузданная стихия захлестнула пловца и потопила в безбрежных водах, затягивая в свои глубины. И именно тогда, отдавшись ей целиком, Вика почувствовала облегчение и блаженство. Она словно зависла в невесомости, в тёплой воде, ласкающей и согревающей её душу, окунающей тело в приятную негу. Когда Мариока прервала, наконец, свой умопомрачительный поцелуй, глаза у девушки были осоловевшими и пьяными, а на губах её светилась счастливая улыбка.
  
   - Ах, как классно, - прошептала она. - Какая ты сильная. Мне не победить.
  
   - А ты хотела бы?
  
   - Нет, - весело ответила Вика и рассмеялась.
  
   - Значит, ты согласна стать моей?
  
   - Я уже давно мечтаю об этом. Я тебя люблю.
  
   - Хорошая девочка, послушная, - промурлыкала футанари, гладя пленницу по щекам. - А хорошим девочкам полагается подарок.
  
   Она поднялась на ноги и стала неспешно развязывать шнурок на поясе трико. Вика замерла, следя за руками Мариоки, и взгляд её сделался голодным и шальным. Она нетерпеливо провела языком по своим губкам, словно предвкушала какое-то лакомство.
  
   - Хочешь посмотреть, как она появляется для тебя? - интимным тоном поинтересовалась футанари.
  
   - Да! - страстно прошептала Виктория.
  
   Мариока сняла спортивные штаны, оставшись нагой ниже пояса. В комнате с мягким, будто бы облачным полом она изначально была босой, поэтому ей не пришлось возиться с обувью.
  
   - Тогда, - сказала футка, становясь напротив своей пленницы и приподнимая её лицо за подбородок. - Позови мою девочку.
  
   Она слегка подалась бёдрами вперёд, приближая пушистый треугольник своей промежности к самым губам Вики и та, страстно обняв её за широкие ягодицы, погрузилась носиком в короткую поросль волос.
  
   - М-м-м! - томно выдохнула Мариока, почувствовав горячий язычок в своей взмокшей от возбуждения щёлке и, ухватив в охапку волосы на затылке своей пленницы, с силой прижалась киской к её губам, так что пушистые валики её, охватили рот девушки бархатным колечком.
  
   Футанари сделала резкий толчок бёдрами, потом ещё один и ещё. Сладострастно постанывая, она тёрлась возбуждённой киской о рот пленницы, роняя на пол капельки вязкой смазки, а Вика причмокивала губами и жадно урчала, словно наслаждалась вкуснейшим лакомством. Мариока застонала громче и запрокинула голову назад, прикрывая веки. Глаза же пленницы вдруг широко распахнулись, и она стала судорожно и шумно сглатывать.
  
   - Ой, извини, - хихикнула футанари и отстранилась. - Я и не заметила, как подружка моя выскользнула наружу.
  
   Она встала в полуметре от девушки и хитро смотрела на неё сверху вниз, с удовольствием следя за мимикой. Вика часто дышала, будто запыхалась перед этим, и неотрывно смотрела Мариоке между ног, где в этот самый момент осуществлялась захватывающая трансформация. Возможно, для кого-то происходящее выглядело бы пугающим, но только не для пленницы. В глазах её разгоралось восхищение, а рот зачарованно приоткрылся. И там действительно было чем очароваться. По крайней мере, Слава, который мог видеть происходящее, правда, с другого ракурса, тоже на некоторое время завис.
  
   Хайра футанари плавно росла и вытягивалась в длину. Она приобрела уже форму эрегированного члена и достигла около пятнадцати сантиметров, но парень знал, что это далеко не предел. Он видел её в гораздо бОльших пропорциях. Сам процесс роста оказался настолько привлекательным, что у Славы даже слюнки потекли, и он сильно пожалел, что не имеет возможности прикоснуться к змейке своей подруги. Вот и Виктория не сдержалась, жадно ухватившись ладонями за твёрдый ствол. Она пробежалась длинными пальчиками по растущему телу, щекоча его ноготками и Мариока шумно выдохнула, прикрывая от удовольствия глаза, а хайра её резко ускорилась в росте, раздуваясь в длину и вширь, словно распираемая внутренним давлением эластичная ёмкость. На кончике головки её сформировалась капелька и потянулась на ниточке вниз, однако Вика не позволила ей ускользнуть, поймав ртом и, причмокнув языком радостно улыбнулась. Распробовав это лакомство, девушка нетерпеливо захватила головку хайры губами и стала нежно обсасывать и облизывать её.
  
   - Да! - простонала футанари, подружка которой в длину вымахала уже сантиметров на двадцать пять, а в ширину на пять или даже на пять с половиной. На нижней части её проявилась трубочка семя выводного канала и стала плавно утолщаться, приобретая более чёткий рельеф. Пальцы левой руки Мариоки снова стиснулись на Викиных волосах, бёдра качнулись вперёд и массивный поршень основательно вошёл в рот, достав до самого горла.
  
   - М-м-м! - замычала пленница, округляя глаза. Судя по всему, здоровенные размеры хайры без должной подготовки создавали ей неудобства.
  
   - Вот так, вот так! - с шептала фута, совершая лёгкие фрикции без проникновения в глотку и глядя на свою пленницу с хищным вожделением. - Сейчас, сладкоежка, подожди немного, ты получишь у меня много вкусного!
  
   Ещё пара толчков и она ухватилась правой ладонью за середину ствола хайры, выдернула её из влажного плена и, совершив несколько поступательных движений рукой, блаженно задрожала и выстрелила, заливая густым сиропом лицо девушки. Струйка получилась настолько обильной, что неискушённому наблюдателю могло показаться, будто футанари кончила. Но это была лишь смазка, которую та накопила в своём организме и теперь выплёскивала из себя внутренним напряжением мышц.
  
   Двумя порциями Мариока по-хозяйски залила Вике всё лицо словно жадная собственница, помечающая свою территорию. Потом резко вставила хайру в рот ошарашенной девушке и третьим выстрелом плеснула ей в самое горло, основательно смазывая предстоящий путь. Ещё один рывок и глаза пленницы в очередной раз округлились, под давлением агрессора штурмующего её внутренние рубежи.
  
   И снова футка замерла ненадолго, прикрывая от удовольствия глаза. Массивная змейка её вздрагивала и пульсировала, не проникая глубже. И потому, как возбуждённо мычала и часто сглатывала Вика, можно было догадаться, что подготовка продолжается. Слава не видел нижней части хайры, но живо представил себе, как ритмично вздувается трубочка, пропуская через себя весомые порции густой жидкости. Рот его невольно наполнился слюной и он испытал острое сожаление, что все эти вкусности достаются не ему.
  
   Но вот обе руки Мариоки легли девушке на затылок, и она, навалившись сильнее, стала плавно проникать вглубь, порыкивая и вздрагивая от блаженства. Её толстая хайра с натугой вошла в рот вначале до половины, вторым усилием скрылась примерно на две трети, а потом уже более легко преодолела оставшийся путь до самого основания, так что нос Вики зарылся в пушистый лобок.
  
   Футка снова зарычала и напрягла свой агрегат, заставив пленницу закатить глаза и прогнуться вверх, приподнявшись в спине под действием массивного поршня, на который она была насажена. Покачивая девушку вверх-вниз, Мариока, казалось, наслаждалась своей властью и глубиной проникновения, а потом плавно извлекла хайру на половину и резким толчком задвинула её назад.
  
   Слава едва ли не физически ощутил всплеск её острого удовольствия, и это интенсивное чувство прервало его эмпатическую связь. Он осознал себя в собственном теле в состоянии сильного возбуждения и теперь усиленно моргал, пытаясь вернуть чёткость восприятия. Взгляд его сосредоточился на аппетитной попке Вики, торчащей из стены и, стоящий колом член болезненно загудел в штанах, требуя, чтобы его немедленно вставили в какую-нибудь по возможности тесную и влажную полость. Плотоядно облизнувшись, Живцов поднялся на ноги и направился к источнику сексуального притяжения, действующего на него как магнит.
  
   - Ты чего задумал? - раздался за спиной голос Александра, живо напомнив парню, что он тут не один. Слегка поморщившись от досады, что приходится отвлекаться и что-то объяснять, Слава обернулся к собеседнику и ответил:
  
   - Эта "редиска" заняла моё законное место, предательски обманув ожидания, и теперь моя плоть требует сатисфакции. Раз Вика лишила меня удовольствия, пусть расплачивается за это натурой. - Взгляд молодого человека недобро сверкнул, и он уточнил: - Собираешься мне помешать? Или может... сам хочешь ей отомстить?
  
   - Отомстить? - переспросил Александр. - Только не сексом. Ни за что не пойду на инцест, да и сестре моей такая месть будет только в радость. Помешать тебе? - он усмехнулся. - Скорее предупредить. Это и будет моей маленькой местью Вике.
  
   - И о чём же ты хотел предупредить меня? О последствиях? Думаешь, я испугаюсь побоев или ответного насилия? В любом случае Вика меня не убьёт, а если и оттрахает потом жёстко, то я и не против.
  
   - О, нет, бить тебя Вика точно не станет, - хохотнул собеседник. - А вот что касается изнасилования, то произойти оно может гораздо раньше, чем ты думаешь. Сестрёнка моя совсем не беззащитна даже в таком положении. Так что неизвестно ещё кто кого сейчас поимеет. А если быть точным, то почти известно. Восемь шансов из десяти, что изнасилуют именно тебя.
  
   Слава шлёпнул ладонью по женской попке, и та сладострастно приподнялась, вызывая в парне всплеск звериного желания.
  
   - Плевать, - прорычал он. - Эта стерва так и просит, чтобы ей засадили. И как я могу отказать? О, не-э-э-т! Я не могу оставить сиё без внимания. Выдеру её как Сидорову козу, пусть знает впредь, как меня обманывать!
  
   - Так и думал, - усмехнулся Александр. - Уже попался к ней на крючок? Я, конечно, понимаю, что сперма бьёт тебе в голову и не терпится поскорее её спустить. Но может, остатки здравого смысла помогут тебе понять, что лоханёшся ты ещё больше, а попутно и ожидания Маши обманешь. Она ведь так хотела снять твои сливки. А получится, что и эта привилегия выпадет моей сестре?
  
   - Что? - рука Вячеслава замерла на полпути к вожделенным женским формам. - Я не стану кончать, - неуверенно возразил он. - Просто трахну её немного, а в конце прервусь.
  
   - Ага, так она и позволит тебе прерваться, как же. Пойми, дурень, Вика - ведьма, и вагина её всё равно что капкан, пока не выжмет тебя досуха, не отпустит. Был бы ты полноценным ангелом, овладевшим всеми своими возможностями, то, наверное, мог бы с ней потягаться. Но сейчас ты, во-первых, серьёзно уступаешь ей опытом, а во-вторых, не в том состоянии пребываешь, чтобы действовать трезво.
  
   - Капкан? - переспросил Живцов, в глазах которого похоть слегка разбавилась любопытством. - В каком смысле?
  
   - В прямом. Сунешь в неё свой член и фиг потом вытащишь.
  
   Молодой человек вспомнил, как играл в изнасилование с Машей в первый день их близости и удивился.
  
   "Неужели и обычные девушки в клане способны на такое?"
  
   - Она может удерживать меня в себе силой? - уточнил он.
  
   - Не в физическом смысле. Её ловушка, скорее, на желания твои рассчитана, чем на тело. В общем, словами это не передать. Самому почувствовать надо, чтобы понять, что к чему.
  
   Слава перевёл взгляд со своего собеседника на женскую попку, подрагивающую от страсти, и снова испытал всплеск звериной похоти.
  
   "Вот, значит, как это работает", - стал догадываться он, с трудом справляясь с порывом немедленно девушкой овладеть.
  
   И всё равно парень не мог просто так отступить. Ему позарез надо было хоть что-то сделать, чтобы почувствовать моральное удовлетворение. И если он упустит сейчас этот шанс, то потом сильно будет сожалеть.
  
   "Я смогу взять её, когда она будет в отключке", - пришла вдруг интересная мысль, будто подсказанная кем-то другим, а точнее той необычной инородной частью, которая поселилась в нём, после вечера, проведённого с Лилией.
  
   Звериные порывы в молодом человеке слегка поутихли, однако теперь его терзало острое любопытно относительно сексуальных способностей Вики. Хотелось узнать, что представляют собой силы ведьмы и как они чувствуются. Поэтому он ломал голову над тем, как бы безопасно для себя это проверить.
  
   "Может вначале пальцами "прозондировать дно"? - подумал Живцов. - Они ведь не могут кончать, значит и опасаться нечего".
  
   Слава, наконец, решился и рывком сдёрнул с Вики трико, оголяя её попку. Страсть в его теле хоть и пригасла слегка, оставалась достаточно сильной, чтобы выливаться в порывистых и грубых действиях. Обнажённые женские формы снова стали затапливать мозг похотью, и чтобы выплеснуть её избыток, молодой человек звонко шлёпнул девушку по ягодицам, оставив на них слегка порозовевший след. Женское тело ответило на это страстным танцем, требующим мужского участия.
  
   "А ей, похоже, нравится", - злорадно подумал Слава, наблюдая, как пленница дрожит от желания. Доминирующее положение сейчас приносило ему какое-то новое для него мстительное удовольствие, хотелось тискать, терзать и дразнить жертву, оказавшуюся в его власти.
  
   Раздался стук, за ним второй. Молодой человек глянул вниз и увидел, что Вика самостоятельно разулась, избавившись от кроссовок. И теперь она ловко орудовала стопами и, цепляясь ими за поясную часть ткани, стягивала с себя трико.
  
   "Сама раздевается, - удивился Слава. - Зачем это?"
  
   Он провёл ладонью по ягодицам и снова их шлёпнул. Кожа девушки была мягкой бархатной, вызывая желание гладить её непрерывно, пощипывать и царапать. Пальцы сами скользнули к эпицентру женского удовольствия, и молодой человек почувствовал вдруг, будто окунулся ими в ёмкость с горячим маслом. Это оказалось настолько приятным, что всё восприятие его на какое-то время сосредоточилось на волшебных сигналах, и он утратил контроль над своими действиями, отстранённо следя, как пальцы всё глубже и глубже погружаются в чарующий своей нежностью омут. Они вошли до самого конца, и обволакивающая их плоть крепко сжалась, передавая восхитительную вибрацию женского организма. Это чувство распространилось по ладони, охватило верхнюю часть тела молодого человека и наполнило его сладостной дрожью.
  
   Рука словно сама стала двигаться, совершая поступательные движения, которые приносили томное, туманящее рассудок удовольствие, разжигающее в душе яростное пламя страсти. Движения парня приобрели более жёсткий и напористый характер, сопровождаясь сочными чмокающими звуками. Он застонал, выгибаясь всем телом и ускоряясь ещё больше, словно рассчитывал таким образом последовать зову природы и оплодотворить жаждущую этого женскую плоть. Окажись в ловушке его член, это неминуемо бы произошло, но пальцы не предназначены были для выполнения детородной функции, поэтому парень лишь двигался, сотрясаемый яростным огнём, не имея возможности дать ему выход.
  
   "Боже, боже! Это сумасшествие какое-то! - мысленно стонал Слава, эмоционально выбиваясь из сил. - Я больше не выдержу! Я так помру! Мне нужно выйти! Нужно немедленно вырваться! А иначе капец!"
  
   "Прекрати сопротивляться! - приказал сам себе вроде бы и он, и не он, одновременно. - Сила ангела подобна воде. Она текуча и податлива. Позволь своим чувствам течь свободно!"
  
   Эти слова воспринимались как-то странно, отстранённо, но одновременно внушительно. Они звучали как совет, руководство к действию, но при этом имели власть неумолимого приказа. Парню показалось, будто бы он даже форму потерял, обрушиваясь вниз водными потоками. Женская попка во всей своей притягательной красоте оказалась перед самым его лицом. Но на самом деле Слава всего лишь на колени опустился, переворачивая руку ладонью вниз, и движения его из сумасшедшей долбёжки превратились в тягучие и плавные перетекания, напоминая бег игривого ручья. Молодой человек проникся приятным чувством гармонии, испытал новое для себя счастье воды, несущейся по проложенному руслу, послушно следуя всем его изгибам, но попутно снося все преграды на пути. Мысли его стали проясняться, контроль над движениями восстанавливался. Беспрекословно и охотно следуя за удовольствием женского тела, исполняя все его желания в самых детальных и едва заметных нюансах, он странным образом обретал свободу не делать этого.
  
   Слава осознал вдруг, что контроль над ситуацией постепенно переходит в его руки. Захватившая пальцы ловушка таяла от приятных ощущений, переполнялась ими и сама становилась их пленницей. Теперь уже женское тело пылало от возбуждения, стремясь взорваться в сумасшедшем оргазме, а игривые пальцы молодого человека вели его в рай извилистой дорожкой, заставляя томиться и переполняться потенциалом для более мощного взрыва.
  
   "Боже! Как это круто! Круто!" - мысленно восторгался Вячеслав, получая утончённое наслаждение от своей игры. Он будто творил невероятно красивую музыку на необычном музыкальном инструменте, который впервые держал в руках. Это было поразительным, казалось невозможным, фантастичным, но приносило массу удовольствия.
  
   Молодой человек осознал, что кульминация совсем близко, что ещё парочка волшебных аккордов и женское тело взорвётся в бешеной разрядке.
  
   "Я хотел отомстить? Вот оно самое время для этого!" - промелькнули в голове весёлые мысли, которые в очередной раз напоминали подсказку извне.
  
   "Но стоит ли поступать так жестоко?" - попробовал Слава себе возразить.
  
   "Чтобы до конца почувствовать власть, нужно ей воспользоваться. Как же иначе убедиться в её реальности, что это не хитрая иллюзия, не обман? Ну не кончит Вика - это же не смертельно. Ничего ведь в этом страшного нет. Всего лишь облом, да и только. Почувствует то же самое, что почувствовал я".
  
   Молодой человек мстительно усмехнулся и извлёк пальцы из лона девушки в момент, когда подвёл её к самому порогу оргазма. И если бы женская киска могла кричать, она испустила бы разочарованный вопль. Парню почудилось даже, что он услышал его на каком-то эмоциональном уровне. Каждым изгибом своего тела, каждым судорожным его движением Вика, казалось, вопила от нереализованного желания и сжигающего её внутреннего огня. А потом Слава ощутил, как крепкие путы захлестнули его за шею и резко впечатали лицом в истекающий соками храм женского удовольствия. Губы обволокла бархатная нежность, в рот проникла вибрирующая от страсти сочная плоть, и всё тело парня, казалось, пронзило электрическим током. По крайней мере, симптомы были очень похожими: темень в глазах, перехваченное дыхание и мышцы покалывает словно бы сотней мелких иголочек.
  
   Вика стискивала молодого человека ногами, скрестив голени на его затылке, и порывистыми движениями бёдер насаживалась на рот, выплёскивая переполняющее её желание в яростном танце, а попутно и в жидком его эквиваленте в виде влагалищной смазки. Серией судорожных толчков она быстро набрала недостающие очки удовольствия и вскинулась всем телом, хлестанув парню в самое горло выстрелами своего струйного блаженства. Славе показалось даже, что его футка трахнула в рот, со всей дури проткнув глотку хайрой. А потом он и в самом деле почувствовал, как Мариока сотрясается от кайфа, наполняя желудок Вики массированными выплесками спермы. Сумасшедшее наслаждение обеих девушек будто бы слились в одно. И теперь парню казалось, что именно его футанари заливает своим соком. Он даже улетел на какое-то время в нирвану, чувствуя волны такого приятного и знакомого опьянения, и теперь невесомо парил в небесах, наслаждаясь ни с чем несравнимым удовольствием.
  
   Однако состояние это стало постепенно развеиваться, и Слава осознал, наконец, что это не его собственное опьянение, а Вики, которое он умудрился каким-то образом сопереживать. Ясность мысли медленно возвращалась. Молодой человек чувствовал, как Мариока переживает приятный релакс, и как хайра её умиротворённо втягивается в организм, пряча экзотическую природу девушки. Вика по-прежнему продолжала обнимать парня ногами, но её хватка заметно ослабла. Похоже, она окончательно улетела в сладкое небытие. И тем неожиданней для Вячеслава был резкий рывок, после которого тот сам оказался по пояс втянутым в "облачную" полость.
  
   Первым делом молодой человек увидел, как выпавшая из стены Вика валится на белый, будто бы выстланный мягкой ватой пол, и блаженно раскидывается на нём со счастливой улыбкой на устах. А потом его ухватили за шевелюру жадные пальцы, и горячий и страстный поцелуй пленил рот. Только после этого Слава сообразил, что находится в объятиях своей возлюбленной футки и сердце его пустилось в радостный галоп. Глаза Маши вспыхнули внутренним огнём, и взгляд её моментально поглотил сознание молодого человека, погрузив того в изумрудный омут. По телу пронеслась горячая волна, будто парень нырнул в термальный источник, да так в нём и остался.
  
   Это необычное состояние длилось пару десятков секунд, а потом зелёное марево перед глазами стало светлеть, и Слава почувствовал возвращающуюся к нему прохладу. Ему опять пришлось проморгаться, чтобы избавиться от визуальных эффектов вроде всполохов и кругов перед глазами, а когда изображение прояснилась, вернулись и другие ощущения. Обнимавшая молодого человека Маша нежно целовала его щёки, нос, лоб, глаза. В общем, покрывала всё лицо поцелуями и тепло улыбалась.
  
   - М-м-м, сладкий мой вкусняшечка, - мурлыкала она. - Наконец-то я до тебя добралась. Как жаль, что почти не осталось времени. Ну, ничего-ничего, я ещё потерплю немного. Следующая очередь твоя. И уж я позабочусь, чтобы в этот раз не было никаких накладок.
  
   - Маша.
  
   - Да.
  
   - Это ведь ты?
  
   - Я.
  
   - А Мариока?
  
   - Дрыхнет, урвав себе удовольствие.
  
   - Ты сильно расстроилась, что так вышло?
  
   - Вначале да, но сейчас уже нет. Всё получилось как нельзя лучше. Мариока взяла на себя дело, к которому я не знала даже, как и подступиться, и теперь у меня просто камень с души свалился. А ещё я очень довольна, что, хе-хе, успела запечатать твою сперму и могу успокоиться на этот счёт. Теперь твой вкусненький сок достанется только мне.
  
   - Я не смогу кончить? - уточнил Слава.
  
   - Не совсем так, у тебя не получится кончить обычно. Но ангелам доступен и другой оргазм без семяизвержения. Ты можешь попытаться его поймать. Думаю, что в этом случае тебя ждут экстремальные ощущения. - Маша обеспокоенно прислушалась к чему-то доступному только ей. - Извини, времени почти не осталось. Если я не успею убраться отсюда, до того как ловушка разрядится, то выйду из игры, и тогда плакали все мои планы на тебя.
  
   Она подняла своё трико с пола, встала на ноги, и Слава в очередной раз восхитился сексапильным телом девушки, нижняя часть которого была обнажена. Руки молодого человека потянулись, чтобы коснуться её, обнять, но Маша отступила, не позволяя этого сделать. Губы девушки сложились в игривую улыбку.
  
   - Тебе тоже придётся потерпеть, мой сладкий. Но не беспокойся, я не заставлю себя долго ждать. А пока, - она перевела взгляд на Вику, - позаботься о ней. Всё-таки теперь она наша с тобой жена. Можешь попытаться вернуть ей должок. Думаю, хи-хи, что получится интересный и поучительный для тебя поединок. Набирайся опыта, ангел мой. Пока.
  
   Девушка скользнула в молочно белую стену как в туман, прежде чем Слава успел ей ответить. А потом облачная пелена стала бледнеть, таять и вместе с этим снижалась освещённость, как будто именно белая субстанция испускала свет. Первым делом исчезла "вата" с пола, обнажая серые каменные плиты, потом окончательно развеялся белый купол, и всё пространство погрузилось во тьму.
  
   Несколько долгих секунд Слава ещё оставался замурованным в стену, а потом та вдруг рассыпалась обильным дождём мелкого песка, который бесследно исчез, так и не коснувшись пола, и молодой человек рухнул вниз, приземляясь на четвереньки.
  
   - Ты как? - раздался голос Александра из-за спины. - В норме?
  
   - Ага.
  
   - Уф. Слава богу. А то я опасался, что придётся обоих реанимировать.
  
   - Нет, - вздохнул Вячеслав. - Моё приключение ограничилось пока только одними поцелуями. А ещё Маша сказала, что запечатала мою сперму.
  
   - О, вот как? Предусмотрительно с её стороны.
  
   - Это вообще что значит?
  
   - А то и значит. Эякуляция в твоём организме теперь под запретом. Кстати, хорошую фору тебе дали. Воспользуешься удобным случаем?
  
   - Ты о чём?
  
   - Забыл уже о своей мести?
  
   - Хе-хе, не-э-э-эт! Только сейчас это будет уже "избиением младенца", - улыбнулся Вячеслав. Злости он больше не испытывал. Вместо неё теперь был проказливый азарт, как во время поединка в ресторане, а ещё любопытство и ожидание новых впечатлений.
  
   - Ты так думаешь? - усмехнулся Саша. - Ну-ну.
  
   - А что? Она же дрыхнет. Хочешь сказать, что способности ведьмы включатся даже во сне?
  
   - Сознание может и спит, но не тело. Так что совсем пассивным оно точно не будет. А потом и сама Вика проснётся. Вот тогда она и "даст тебе прикурить" уже осознанно.
  
   - А это мы сейчас посмотрим, - ухмыльнулся Вячеслав, поднимаясь на ноги и спуская трико до колен. Он не стал снимать его полностью, обеспечив себе мягкие подкладки из ткани, чтобы не твёрдо было стоять коленками на полу.
  
   Приблизившись к безмятежно спящей девушке, он плотоядно осмотрел её обнажённое ниже пояса тело. Трико Вика всё-таки умудрилась с себя снять, и теперь оно валялось на полу скрученным комом ткани. Слава задумался, в какой позе удобнее будет ей "помочь".
  
   "Если перевернуть на живот, то позиция, пожалуй, получится более доминирующей. Ну что, властолюбивая моя семпай, не ожидала, что сама попадёшь в нижнюю позицию?"
  
   Девушка естественно не ответила на его мысленный вопрос, но Вячеславу стало казаться, что улыбка на её лице приняла ехидные оттенки.
  
   "Вот значит как? Хочешь потягаться со мной? Ну, ничего, сейчас я проведу урок послушания!"
  
   Молодой человек склонился над Викой и бесцеремонно перевернул её на живот. Опускаясь позади девушки на колени, он дёрнул её за ногу, подтягивая к себе поближе, и придавил сверху. Левой рукой Слава намотал волосы своей жертвы на кулак и повернул её голову так, чтобы увидеть лицо.
  
   - Вот ты и попалась, пташка, - проворковал он с кошачьими интонациями, потом лизнул Вику в щёку и легонько укусил за ухо. Член его, зарывшись между её мягких ягодиц, стоял колом и зудел, требуя скорейшего погружения. - Сейчас, сейчас, - урчал молодой человек со звериными интонациями, - ты получишь своё лекарство!
  
   Опустившись ниже, он почувствовал, как головка члена достигла истекающего соками женского лона, и все мысли его смылись волной похоти. Бёдра будто собственную волю обрели, нацеливая твёрдый таран в храм женского организма, и резким ударом пробили его ворота. Слава вошёл целиком, проследовав до самого конца, и в глазах его вспыхнули сотни звёздочек от разом накатившего блаженства. В центральной части тела полыхнул огонь, вынуждая зарычать и ударить снова. Крепко обняв девушку за шею, зарывшись носом в её волосы и вдыхая пьянящий аромат, молодой человек стал резкими толчками пронзать женское лоно, стремясь пригасить сжигающее его пламя или хотя бы дать ему выход. После десятка секунд сумасшедшей долбёжки по телу его пронеслась волна мышечных сокращений, и он обмяк, испытывая странный паралич.
  
   Только тогда молодой человек почувствовал, как восхитительно сжимает и массирует его член женская плоть, как смачивает его и обсасывает словно вкусную конфетку. Тело наполнилось умопомрачительными сигналами, вызывающими желание извиваться в экстазе, но Слава не имел никакой возможности пошевелиться. Ему казалось, что он превратился в безвольную куклу, которую подключили к источнику какого-то волшебного электрического тока, который вместо боли приносил равноценное ей удовольствие. По телу снова пронеслась волна сокращений, и подвижность вернулась к молодому человеку.
  
   "Уже второй раз, - огорченно подумал он, и это опять были словно не его собственные мысли. - Второй раз я должен был кончить. Если бы Маша не запечатала меня, я излился бы уже два раза. Какой позор!"
  
   "Почему позор?" - спросил он сам себя.
  
   "Потому что очень быстро и почти без сопротивления я проиграл два раунда подряд. Это не я доминирую. Это меня держат в плену и безвозмездно используют".
  
   "Безвозмездно? - удивился Слава своим мыслям. - Ничего, сейчас я совершу возмездие!"
  
   И он принялся с новой силой таранить женское тело своим орудием. Однако уже через четверть минуты всё завершилось по старому сценарию. Молодой человек опять пережил волну пустого "оргазма", не доставившего ему ни капли удовольствия, за которым последовал непонятный паралич, а потом и сладкие пытки, совершаемые беспощадным женским началом, над пленённым мужским. Прошло ещё полминуты, и наступила новая "разрядка", которую и разрядкой-то назвать было нельзя. Она лишь неподвижность парня развеяла, не принеся ни удовольствия, ни удовлетворения.
  
   "Дурак, - сказал Слава сам себе, и в очередной раз эта мысль воспринялась инородно, потому что сам-то он понятия не имел, что делает не так и почему оценивает себя в столь неприглядном свете. - Так я хоть до второго пришествия долбиться могу без всякой пользы. Ну, разве что Вику, в конце концов, разбужу, но будет это настолько топорно, что стыдно до чёртиков".
  
   "Да что такого-то? - поразился парень самому себе. - Почему стыдно-то? Что ещё я могу сделать? Что делаю не так?"
  
   "Прежде всего, я должен перестать быть тупым безмозглым самцом, следующим одним лишь животным инстинктам, и воспользоваться теми силами, которые у меня есть".
  
   "Какими ещё силами?"
  
   "Я всё-таки ангел, а не простой мужчина. И я - полнейший дурень, раз об этом забыл. Я как глупая первобытная обезьяна, которая машет автоматом словно дубиной, удерживая его за ствол, вместо того, чтобы прицелиться и выстрелить".
  
   Пока Слава спорил сам с собой, женское лоно продолжало играть с его меньшим братом и вызвало новую серию мышечных сокращений, которые неожиданно оказались гораздо приятнее, чем до этого, и никакого паралича у молодого человека не вызвали. Впервые что-то пошло иначе, и Живцова это заинтересовало.
  
   "Вот видишь, даже оставаясь пассивным, я получаю гораздо больше, чем действуя как идиот. Вика преотлично может обойтись без моего участия, потому что, даже будучи пьяной, она оказалась более умелой, чем я и более умной. Как это стыдно-стыдно! Я могу ничего не делать, и пользы от этого будет гораздо больше! Она, наверное, способна и до оргазма меня довести. До того самого необычного ангельского оргазма, о котором Маша говорила".
  
   "Что я должен делать? Скажи, - спросил Слава у самого себя как у постороннего человека. - Вот только пассивным быть я не хочу",
  
   "Мне нужно течь, как вода. Воду движет внешняя сила. И всё что мне требуется, это почувствовать её и поддаться. Я делал подобное уже один раз. Опыт имеется. Следует только вспомнить то необычное состояние, свои ощущения в нём, действия и повторить их".
  
   Живцов расслабился и прислушался к себе. Сейчас ему было очень приятно и эти сладкие ощущения постепенно нарастали. Девушка продолжала творить с ним волшебство, забавляясь захваченной игрушкой, и молодой человек почувствовал нарастающую потребность ей подыграть. Он словно на краю горки сидел, вцепившись в её края. Поняв это, Слава отпустил "поручни", позволив себе скользить вниз по наклонной плоскости. Он ещё не осознавал, что включился в сексуальный танец, совершая плавные тягучие движения. Тело молодого человека наполнилось чарующими ощущениями, и он целиком увлёкся ими, не замечая, что в данный момент делает. Ему казалось, что он вновь мчится по извилистому руслу, следуя всем его изгибам, и от этого словно заряжается восхитительной энергией.
  
   Удовольствие нарастало и постепенно становилось музыкой. Как скрипач смычком, Слава водил членом в глубинах женского лона и неизменно задевал какие-то невидимые струны, которые создавали волшебные ощущения, сравнимые по своей насыщенности с красивой мелодией. И эти осязательные "звуки" слышны были не только молодому человеку. Судя потому, каким одухотворённым счастьем осветилось лицо девушки, она оценила его игру по достоинству. Веки её ещё оставались закрытыми, но стали мелко дрожать, дыхание участилось, талия прогибалась, толкая ягодицы навстречу мужчине. Вика блаженствовала и подставляла себя музыканту, отдаваясь его виртуозной игре.
  
   Меж тем эта необычная композиция, приближалась к своему финалу. Уже звучали финальные аккорды, ритм музыки набирал обороты и мощь. Слава слился с девушкой в единое целое, страстно прижался к ней, исполняя бёдрами какой-то изощрённый латиноамериканский танец, и буквально светился от наполнявшего его кайфа. И гораздо большую долю в этом удовольствии составляло именно эстетическое наслаждение от красоты и гармоничности тех впечатлений, которые он испытывал.
  
   Вика часто заморгала, открыла глаза и округлила их, осознав то невероятное блаженство, в котором томилось её тело, балансирующее на грани оргазма. В этот момент художник нанёс недостающие штрихи, заканчивая свой шедевр, и девушка, выгнувшись дугой, задохнулась от разрывающего её наслаждения. Она безмолвно открывала и закрывала рот, не имея возможности издать ни единого звука, потому что в лёгких для этого не было воздуха. Наконец она хрипло с протяжным стоном вдохнула и выплеснула переполнявшие её чувства в громком восторженном крике.
  
   - Чёрт, Вика, я чуть не оглох, - обескураженно рассмеялся Александр, который зачарованно следил за происходящим.
  
   Но девушка его, похоже, не слышала. Она вскрикнула ещё пару раз, а потом её взорвало по новой. И опять она извивалась в танце блаженства, беззвучно открывая рот и сотрясаясь под действием нескончаемой мелодии, которую творил неугомонный музыкант. Теперь уже ведьма пребывала в плену ангела, и он азартно, с воодушевлением отыгрывал у неё победные очки.
  
   - ТЫ... ТЫ... ТЫ!.. ПРЕКРАТИ! - прерывисто простонала Вика, когда дыхание вернулось к ней на несколько мгновений. А потом: - А-А-А-И-И-И-И!!! - она вновь закричала, сотрясаясь в третьем уже по счёту оргазме.
  
   То ли Слава решил, что бог троицу любит, и на достигнутом стоит остановиться, то ли обеспокоился самочувствием своей недавно обретённой жены, но он стал двигаться в более плавном и замедляющемся ритме, дав возможность девушке вырваться из своего плена.
  
   - ТЫ! ТЫ! - прорычала Вика, скидывая его с себя, опрокидывая на спину и набрасываясь сверху. - Ты! - выдохнула она, хватая его за волосы и жёстко встряхивая. А потом вдруг замерла на несколько мгновений и весело рассмеялась, обессиленно падая сверху. - Ты - ангел, ангел! - мурлыкала она. - Боги, как здорово! Как здорово быть с ангелом. М-м-м-м! - девушка томно вытянулась на поверженном мужчине, зарылась носиком ему в волосы и сладко посапывала, вдыхая аромат. - Ангел, ангел, - шептала она радостно. - Мой ангел, собственный ангел, как хорошо! Не думала даже, что так может быть хорошо.
  
   Девушка полежала неподвижно ещё несколько секунд, потом приподнялась и весело глянула Славе в глаза.
  
   - Один-один, - признала она. - Ты победил в этом раунде, но сделал это так здорово, что я до сих пор готова пищать от восторга. Вот только оставить сей возмутительный факт я просто так не могу. Мне нужен реванш и возражения не принимаются. Да я просто не отпущу тебя, пока ты не кончишь.
  
   - Вика, может, отложите свои семейные разборки на потом, а? - подал голос Александр.
  
   - От тебя, братик, возражения не принимаются тоже. В качестве компенсации разрешаю посмотреть как я общипаю пёрышки с этого ангелочка.
  
   - Ага! А кто будет потом успокаивать мою мятежную плоть? - возмутился Саша.
  
   - Хи-хи, - рассмеялась Вика, - добрая сестрёнка всегда готова о тебе позаботиться.
  
   - Нет! Позаботилась уже, хватит!
  
   - Ну как хочешь, можешь отвернуться а, если и это не поможет, уши заткнуть.
  
   - А-а-а! Хрен с вами! Трахайтесь сколько угодно. А я вперёд пойду. Может быть, найду какую-нибудь ловушку. Всё лучше, чем просто зрителем оставаться.
  
   Молодой человек подхватил с пола сумку для шмота и стал удаляться вглубь зала, который был уже частично освещён. Видимо, пока Живцов кувыркался с Викой, Александр нашёл несколько факелов на стенах новой локации и зажёг их.
  
   - И так мы одни, - улыбнулась девушка. - И это к лучшему. Ну что, разберёмся по-супружески, муж мой?
  
   - Мне нравится, как это звучит, - улыбнулся Слава в ответ, а потом уточнил: - Я обращение имел в виду, а не то, что ты задумала.
  
   - То, что я задумала, тебе тоже понравится, - промурлыкала Виктория. - Стоит мне только начать, и ты окажешься на седьмом небе, муженёк.
  
   - Я бы предпочёл воздержаться от выхода на орбиту.
  
   - А тебя никто и не спрашивает.
  
   - Блин, ну что с тобой делать? Уступаю превосходящей силе.
  
   - Хе-хе, это правильно.
  
   Девушка сладко улыбнулась и подвигала бёдрами, нащупывая своей попкой стоящего торчком воина.
  
   - Вау! Да ты в полной боевой готовности, дорогой. Как это мило!
  
   Она поймала рукой член Вячеслава, погладила пальчиками его твёрдый ствол и сжала.
  
   - М-м-м, сейчас будет удовольствие, - проворковала Вика и плавно опустилась, погружая молодого человека в горячий и влажный плен. Его веки невольно прикрылись, а из груди вырвался томный вздох, настолько приятными были накатившие волной ощущения. - Вот так, сладкий мой, вот так, - шептала девушка, гибко танцуя попкой, сидя верхом, на извивающемся в экстазе парне. То, что тот чувствовал сейчас, было на порядок сильней, чем когда соперница его спала. Прошло не более десятка секунд от начала движений, и по телу молодого человека пробежала знакомая ему уже волна сокращений.
  
   "Упс. А кончить-то я не смогу, - подумал Живцов. - И что мне тогда остаётся?"
  
   "Течь", - пришёл ответ.
  
   "Да", - улыбнулся Слава и расслабился, вновь превращаясь в ручей.
  
   Теперь уже Вика застонала и начала дрожать. Изящный гибкий танец её на мгновение сбился.
  
   - Ах, ты ж, ангел неощипанный! - выдохнула она, восстанавливая прежний ритм. - Сопротивляться мне вздумал?!
  
   - Нет, - томно ответил ей оппонент. - Наоборот, я тебе поддаюсь. Ангелы всегда подыгрывают девушкам.
  
   - Уж больно... приятно ты... поддаёшься, - в три этапа выдохнула из себя Вика, раскрасневшись ещё больше. - Не... не уступлю!
  
   Она легла на парня сверху, обвила его руками за шею и стала страстно целовать, попутно исполняя бёдрами размашистый тверк. Слава с удовольствием отвечал на её поцелуи и балдел от накатывающего волнами удовольствия. Он совсем не против был отдаться своей сопернице целиком, его тело, казалось, угадывало малейшие её желания и незамедлительно их исполняло. Именно это, судя по всему, и создавало Вике большую часть проблем. Она будто текучую воду пыталась поймать руками, а та постоянно ускользала между её пальцев, и при этом пронизывала балдёжными ощущениями, неизменно повышая градус сексуального возбуждения.
  
   - Ах, ты ж... вёрткий обормот, - простонала девушка, чувствуя, что неуклонно приближается к волшебному порогу. - Ну... держись у меня!
  
   А потом она сделала что-то такое, от чего Живцов почувствовал себя водой, пойманной в замкнутую ёмкость.
  
   - М-м-м, попался, зайчик мой, - рассмеялась раскрасневшаяся Вика. - Сколько верёвочке не виться... а конец... всё равно... м-м-м... будет!
  
   Движения её приобрели какой-то особый, сложный ритм, и парню стало казаться, что его как "воду" взбалтывают и подогревают. Это воспринималось им просто умопомрачительно кайфово, так что он снова почувствовал стремительный взлёт возбуждения. Слава "кончил" один раз, потом второй, но эти пустые оргазмы практически никак не влияли на его самочувствие, разве что становились с каждым разом всё более и более приятными. В тоже время, для самой девушки её действия не проходили бесследно. В какой-то момент она резко поднялась в позу наездницы, мелко дрожа, потом взвизгнула и содрогнулась в бешеных импульсах разрядки, взорвавшей её организм и выплеснувшейся наружу хлёсткими струями сквирта. Большая часть жидкости промчалась у Живцова над лицом, но перед тем как иссякнуть каждая струйка неизменно заливала ему моську и смачивала спортивную курточку, в которую тот был одет.
  
   - Бли-и-ин! Вика! Ты меня обмочила всего! - пожаловался парень после того как соперница расстреляла боезапас и замерла, опираясь ладонями ему в грудь.
  
   - Сам виноват, - со стоном выдохнула она и обессиленно легла сверху. - Тебе давно уже следовало кончить. Да что с тобой не так?!
  
   Вячеслав хитро улыбнулся, прищурив один глаз и с наигранной грустью ответил:
  
   - Извини, дорогая, забыл предупредить. Маша запечатала мою сперму, так что кончить для меня сейчас проблематично.
  
   - Ах, ты ж, блин! - разочарованно воскликнула девушка, поднимаясь на локтях и обиженно надувая губки. - И что с того? - капризно добавила она. - Мою яйцеклетку тоже запечатали. Это ведь не мешает мне честно кончать, вместо того, чтобы оправдываться глупыми отговорками.
  
   Живцов удивлённо округлил глаза, а потом весело рассмеялся:
  
   - Ой! Ха-ха-ха! Ну, ты даёшь, юмористка. Прикольный какой пример женской логики.
  
   - Я женщина, а значит и логика у меня соответствующая! Что не так?!
  
   Второй раз парень расхохотался уже в полную силу.
  
   - Ха-ха-ха! Перестань! Или ты... смехом... уморить меня вздумала?!
  
   - Не мытьём так катаньем, - проворчала Вика. - Сдавайся уже или будешь рассмешён до смерти.
  
   - Всё! Сдаюсь-сдаюсь! - подыграл ей Слава, понимая руки вверх. - Ты победила.
  
   - Не так, - снова насупилась девушка. - Ты должен кончить для меня.
  
   - Но я не смогу.
  
   - Сможешь! Ты ведь ангел, значит должен уметь.
  
   - Но... я ведь не опытный ангел.
  
   - Бли-и-ин! Так наберись опыта!
  
   - По-моему, ты в конец оборзела, семпай. Мало того, что побороть меня не можешь, так требуешь, чтобы я сам на лопатки лёг, причём на татами, которое ещё найти надо.
  
   - А я и не требую, чтоб ты ложился. Хочу, чтобы ты меня научил. Татами же давай поищем вместе.
  
   - Легко сказать, научи! А если я сам не умею? Впрочем... - Слава задумался на секунду, - попробуй делать со мной то же самое, что делала до этого, перед тем как кончила. Кажется, если подольше меня так... обрабатывать, это может к чему-нибудь привести.
  
   "Она не должна доводить меня до обычного оргазма, - услышал он подсказку от второго себя, - чтобы я мог кончить необычно. Ей необходимо сдерживать меня, максимально повышая градус возбуждения. Только тогда, в конце концов, оно найдёт иной выход. Но я действительно собираюсь ей это сказать? Стоит ведьме хотя бы раз довести ангела до верхнего оргазма и потом ей гораздо проще будет вновь пройти по проторённой дорожке".
  
   "Конечно, скажу. Мы ведь супруги".
  
   - Вика, я тут понял один секрет. И надеюсь, что ты воспримешь эту подсказку как акт доброй воли и послушания.
  
   - Говори, - сладко улыбнулась девушка. - Безусловно, тебе это зачтётся, муж мой.
  
   Слава весело улыбнулся, забавляясь её шутливой реплике, и поделился информацией, которую узнал от второго "Я".
  
   - Вот значит как? - задумалась Вика, а потом просияла. - Хи-хи! Такое можно устроить, - добавила она, хищно сверкая глазами. - Тебя ждут мучения, бедненький мальчик. Сейчас я стану тебя пытать.
  
   - Только не очень больно, ладно? - притворно ужаснулся молодой человек.
  
   - О-о-о, не-э-эт! Никакой боли! Это будет пытка удовольствием, - плотоядно ответила девушка и одним порывистым движением бёдер захватила член Вячеслава на всю длину.
  
   Живцов охнул и задрожал. В этот раз блаженство накатило особенно резко, так что на пару секунд у него перехватило дыхание.
  
   - Приготовься к долгому... мучительному... кайфу... - с короткими паузами предупредила Вика, прикрывая глаза.
  
   Рот её стал двигаться так, как будто она рассасывала в нём воображаемую карамельку, и Слава тут же почувствовал волну восхитительно приятных сжатий, прошедшую вдоль его члена от головки к самому основанию. За первой волной последовала вторая, третья, а потом они стали прокатываться друг за другом непрерывно, наполняя тело парня изысканным удовольствием.
  
   "Ох! Как приятно! - мысленно простонал Вячеслав. - Она и такое может? Классно как!"
  
   Внутренний массаж девушка дополнила плавными движениями бёдер, которые покачивали её попку вверх-вниз, и балдёжные ощущения пленника заметно усилились. Он чувствовал, как взмывает в небеса, поднимаясь всё выше и выше. Слава быстро достиг критического порога, но по дороге словно бы проскочил дверь, ведущую к разрядке, и вместо привычной уже волны пустых сокращений продолжил накаляться возбуждением дальше.
  
   Только сейчас молодой человек стал понимать, почему Вика назвала новую игру пыткой. Запороговое состояние физически тяжело было переносить. Тело испытывало сильное напряжение, дыхание раз за разом перехватывало, так что тяжело было набрать в лёгкие воздуха. Парень будто бежал спринтерскую дистанцию, выбиваясь из сил, и не мог остановиться.
  
   "Боже! Что мне делать?! Я так не..."
  
   "Течь!" - последовала подсказка, и Слава послушно расслабился, вновь превращаясь в "воду". Напряжение сразу снизилось, сменяясь легкостью. Молодой человек будто в реку нырнул, и далее его понесло течение. Он снова тёк куда-то с возрастающей скоростью, и у него захватывало дух, как при стремительном спуске в жёлобе аквапарка. Вика застонала, до боли стискивая плечи своего партнёра. Её блаженство, судя по всему стремительно возросло.
  
   - Чёртов ангел! - шептала она, исполняя энергичный тверк и мило всхлипывая. - Ну, держись, держись у меня!
  
   Парня неожиданно закрутило в "водовороте" и "вода" его стала быстро нагреваться. Он проскочил мимо очередной кульминационной "двери" и буквально вскипел, чувствуя охватывающее его бурление.
  
   "Какие необычные чувства! - с восторгом думал молодой человек, легко и непринуждённо скользя навстречу девушке и органично подстраиваясь под её танец. - Такие экзотические и приятные. Интересно, только ведьма может со мной такое вытворять? Наверное, фея тоже, ну и футанари, наверняка. Обычной женщине, скорее всего, подобное не под силу. Она бы давно уже кончила. Вон как Вику штырит. Того и гляди, взорвётся опять!"
  
   - А-а-а-а! А-а-а-а-а! - застонала девушка. - Бли-и-ин! Не успеваю, бли-и-и-и-ин! А-А-А-Р-Р-Р!!!
  
   Девушка содрогнулась всем телом и изверглась опять. Водный выплеск хлестанул Славу по лицу, но он не успел озаботиться проблемой мокрой одежды, потому что вслед за водой нахлынул бешеный шторм женского блаженства. Оно было именно женским. Молодой человек каким-то образом понял, что сопереживает оргазм своё наездницы, и проникся его поразительной силой, переживая мистический страх пополам с восхищением. Однако это было только началом его испытания. Вслед за чувствами Вики его накрыли свои собственные, и парню показалось, что он полыхнул изнутри, воспламеняясь адским огнем. Тот распространялся по телу, словно по разгорающейся серной головке, заставляя сгорать заживо, но вместо боли приносил столь же яростное по силе удовольствие.
  
   "Умираю!" - мысленно воскликнул молодой человек, а потом чувства его зашкалили и отправили сознание в небытие.
  
  
  
   Сколько Живцов пребывал без сознания, он естественно знать не мог. Первыми впечатлениями его стали отдалённые звуки, которые постепенно приближались, превращаясь в речь, сперва приглушённую и неразличимую, потом всё более чёткую, но по-прежнему непонятную. Мозг категорически отказывался интерпретировать слова, как будто разговаривали на иностранном языке, однако Слава точно знал, что это русская речь, он даже узнал голоса собеседников, которыми были его спутники Виктория и Александр.
  
   Молодой человек начал какую-то обеспокоенную реплику, и на половине его фразы Вячеслав, наконец, стал ухватывать её смысл:
  
   - ...чем надо было это делать?! Не могли отложить свои эксперименты на потом?!
  
   - Ой, братец, ну перестань! И не повышай так голос. У меня от твоих криков в ушах звенит. Я сама, между прочим, контуженной себя чувствую. Мог бы и меня пожалеть. Я ведь тебе сестрёнка как-никак. Любимая, милая, родная сестрёнка.
  
   - Стервозная и вредная, - проворчал Саша. - Не буду я тебя жалеть. По заслугам ты получила.
  
   - Хе-хе, да-а-а! - протянула девушка довольным голосом, а потом разразилась победными: - Йес-йес-йес! Я это сделала! Ва-а-а-а-а!
  
   - Дурочка.
  
   - Хи-хи, знаешь, как круто было? Вообще улёт! Я впервые нечто подобное испытываю. Мы, кажется, со Славкой ещё и сопереживаем друг друга. Я вроде бы почувствовала, как он кончал. М-м-м! Боги! Как хорошо иметь ангела! Хи-хи-хи! Кла-а-асно-о-о!!!
  
   - Будешь так обращаться с ним, он долго не протянет. Окочурится когда-нибудь.
  
   - Ой, да брось. Будто ты не знаешь, что все эти нагрузки идут ему только на пользу. От них он становится сильней.
  
   - Не знаю, - возразил Александр. - Сам я не достиг ещё этого уровня.
  
   - Завидуешь? - весело поддела сестра.
  
   - С какой это стати? Мне и так хорошо. Обычным человеком быть гораздо спокойнее.
  
   - Хе-хе, не такой уж ты и обычный, не прибедняйся.
  
   - Ладно, оставим уже эту тему, надоело. Ты лучше подумай, что со Славой теперь будем делать? Как в сознание его приводить?
  
   - Да ничего и не надо делать. Он сам уже очнулся, лежит с закрытыми глазами и слушает нас, обормот. Сла-а-авка-а-а! По-о-одъё-о-ом! Кончай притворяться.
  
   "А я и не притворяюсь, - подумал Живцов. - Знать бы ещё как глаза открыть. Блин. Что за состояние такое? Эх! Давайте открывайтесь глаза, открывайтесь!"
  
   Он зажмурился на несколько секунд, до тех пор, пока перед глазами не стали появляться радужные кольца, а потом с трудом поднял непослушные веки и увидел друзей склонившихся над ним.
  
   - Ну вот, я же говорила, - улыбнулась очень довольная Вика и окатила парня теплом своих глаз. - Ангелочек мой миленький! Мррр-мррр-мррр!
  
   - Говорить можешь? - уточнил Саша, который судя по всему догадывался, что приятель его не совсем ещё в норме.
  
   - В... вроде, - с запинкой произнёс Живцов. Ему словно вспомнить пришлось, как это делается. Зато после этого он почувствовал себя ещё более уверенно. Молодой человек снова напрягся и шевельнулся, испытывая всплеск лёгкого покалывания, волной пробежавшего по телу и окончательно вернувшего над ним контроль.
  
   Слава приподнялся на локте и потёр себе лоб.
  
   - Долго я был в отключке?
  
   - После того как я прибежал, услышав дикие крики, и нашёл два бездыханных тела, прошло минут пять.
  
   - Не гони, - улыбнулась Вика. - И вовсе я не отключалась. Просто лежала с закрытыми глазами и всё.
  
   - Ну да, ну да, - хмыкнул Саша. - И почему, интересно, мне тогда целую минуту трясти тебя пришлось, прежде чем ты соизволила откликнуться?
  
   - Да мне просто лень было. Состояние такое томное. Да и не минуту ты меня толкал, что я не помню? Секунд десять не больше.
  
   - Когда часть событий не сохраняется в памяти это и называется отключка. Понимаешь?
  
   - Я не спала.
  
   - Ой, да плевать. Если очнулись оба, то одевайтесь. Я там проход нашёл в конце зала. А здесь вроде бы ловушек больше нет.
  
   - Вот тут ты прав, - согласилась Вика. - Пора двигаться.
  
   Она встала на ноги, подобрала с пола своё трико и стала натягивать его на себя стоя на одной ноге. Вячеслав сел и осмотрелся в поисках своей одежды. Собственно ему только и оставалось, что спущенные до щиколоток штаны на место поднять. А вот верхняя часть одежды частично намокла от женских излияний. Молодой человек задумался: снять ему курточку или оставить, но потом мысленно махнул рукой.
  
   "Пускай остаётся. Не такая уж и мокрая. Высохнет на ходу".
  
   Пару минут спустя, молодые люди рассматривали уже узкий проход в конце зала.
  
   - Как далеко он тянется? - уточнила Вика.
  
   - Не знаю, - ответил её брат. - Я успел по нему метров десять пройти, когда услышал ваши крики и вернулся.
  
   - Ясно. Ну что пойдём? Кто первым?
  
   - Я, - вызвался Вячеслав, и никто не стал с этим спорить. Всё-таки он единственным был, кто ни в одну ловушку пока не попал, а первопроходцам шансов для этого давалось гораздо больше.
  
   Все трое обзавелись персональными факелами, сдёрнув их со стен. Александр же свой поменял, взяв свежий и воткнув на его место наполовину выгоревший. А потом команда углубилась в проход и двинулась вперёд по извилистому коридору. Переход в следующую локацию занял около минуты, в течение которой молодые люди преодолели метров сто, и вышли в небольшой кубический зал, одна из стен которого излучала белый матовый свет.
  
   - Это... на телевизионный экран похоже, - отметил Александр, проводя рукой по люминесцирующей поверхности.
  
   - Ага, - подтвердила Вика, тоже её ощупывая.
  
   - Блин! - опять Вы вперёд меня всё трогаете, возмутился Вячеслав. - Договорились же, что моя очередь попадать в ловушки.
  
   - Ну, так не надо стоять столбом, - хмыкнула девушка.
  
   - Я просто привык проявлять осторожность.
  
   - И чего тогда жалуешься?
  
   - Ничего.
  
   Слава тоже коснулся стены и ощутил её гладкую стеклянную поверхность. Погладив её, он хотел было убрать руку, но не сумел. Ладонь его будто приклеилась и не желала поддаваться. Не успел молодой человек и глазом моргнуть, как в молочную белизну погрузилась вся кисть. От неожиданности он испугался, выронил факел и упёрся в экран второй ладонью в попытке освободиться. Но в этот самый момент что-то дёрнуло его за руки, затягивая вперёд. Живцов почувствовал кожей лица и шеи тонкую плёнку, словно сквозь поверхность мыльного пузыря прошёл, а в следующее мгновение оказался в чьих-то крепких объятиях.
  
   Всё пространство вокруг было скрыто густым белым туманом, делавшим видимость практически нулевой. Но Слава чувствовал ни с чем несравнимый пьянящий запах своей любимой футанари и её шальные радостные эмоции.
  
   - Ну, всё! - воскликнула Маша и весело рассмеялась. - Попался голубчик! Говорила же я, что не заставлю себя долго ждать.
  
   Лицо девушки вдруг проявилось перед самым Славкиным носом, а потом губы его ощутили нежный сладостный поцелуй. Парень завис на несколько секунд, наслаждаясь волнительными объятиями подруги и бархатной нежностью её губ и языка. Мысли его тоже наполнились туманом, а окружающий воздух напротив стал постепенно очищаться, повышая свою прозрачность. Не прошло и минуты, как Живцов оказался в облачной полости, очень похожей на ту, которую уже видел.
  
   Поцелуй в губы прервался, но молодой человек ещё сохранял какое-то время неподвижность, наслаждаясь ласками девушки, покрывающей поцелуями его лицо.
  
   - Маша, - сказал он, озаряясь балдёжной улыбкой. - Как я рад тебя видеть!
  
   - Привет, мой хороший. Я тоже очень рада.
  
   - А ребята где?
  
   - Обернись назад и увидишь.
  
   Слава повернул голову и обнаружил у себя за спиной тот же самый экран, но с обратной стороны. Внём, как в телевизионной трансляции был виден зал, из которого он попал в облачную локацию. Александр и Вика о чём-то беззвучно беседовали друг с другом, бросая в сторону экрана рассеянные взгляды, но судя по их мимолётности, брат с сестрой не видели и не слышали, своего прежнего спутника. Кроме того, девушка держала два факела, одним из которых был, по всей видимости, тот, что выронил Слава. Живцов улыбнулся и сказал:
  
   - Вот и я попался, наконец, в ловушку. Как интересно! - Он перевел взляд на Машу и прищурился. - Но только ты совсем не похожа на хищницу. Я думал, ты меня растерзаешь.
  
   - Всему своё время, - улыбнулась подруга. - У меня сейчас лирическое настроение. Я очень довольна и хочу насладиться тобой с комфортом. - Она потянула молодого человека за руку. - Пошли отсюда. Недалеко есть местечко получше этого.
  
   - А как же они? - кивнул тот на своих спутников.
  
   - Они пусть остаются. Когда мы уйдём отсюда, ловушка разрядится, экран исчезнет, и Вика с Сашей пройдут дальше. В следующей локации они найдут Николая и продолжат путь втроём.
  
   - А что ждёт меня?
  
   - М-м-м, хи-хи, скоро узнаешь!
  
   - Разве так можно, отсюда уходить? - засомневался Живцов.
  
   - По правилам игры нельзя. Но я собираюсь из неё выйти и тебя с собой утащить. Всё! Наигралась я уже! Хочу с любимым мужчиной оторваться! Давай-давай! Ты моя жертва. Всё, что тебе остаётся - это смиренно принять свою участь.
  
   Хищно улыбнувшись, девушка вновь потянула своего пленника за руку и увлекла его в молочно белую стену, которая стала клубиться быстрей и постепенно протаивать.
  

Глава 28. Вне игры

К содержанию

   Живцов уже около минуты шёл в непроглядном тумане бок о бок со своей спутницей, и ту, казалось, ничуть не беспокоила нулевая видимость. Молодой человек давно уже потерял ориентацию в пространстве, и, если бы Маша не держала его за руку, наверняка бы заблудился.
  
   - Как ты умудряешься ориентироваться? - поразился Слава.
  
   - Что значит, как? Я знаю дорогу.
  
   - Но в этом тумане не видно же ни зги?
  
   - В каком тумане? - удивилась подруга, а потом её словно бы осенило. - Ой, я и забыла, - хихикнула она.
  
   - Забыла о тумане? Как это?
  
   - Ну, видишь ли, - пояснила Маша, - я никакого тумана не вижу. Мы просто идём с тобой по лабиринту, и я веду тебя за руку. Понимаешь, на всех участников, играющих роль дичи, было наложено особое заклятие покрова, благодаря которому вы не можете видеть ту часть лабиринта, которая для вас ещё не открылась. Ну, а то, что это в виде тумана воспринимается, я только от тебя и узнала.
  
   - То есть все эти облачные стены и пол были иллюзией?
  
   - Не совсем. Пока ловушка действует, пол локации покрывается особой магической ватой, на которой комфортно заниматься сексом. А потом она исчезает. Видимо, одновременно с этим и покров для вас снимается, открывая локацию целиком вплоть до следующей "запретной" зоны. Но сейчас мы с тобой как раз идём по закрытой территории, поэтому ты и не можешь ничего рассмотреть. Но не переживай. Через минутку мы уже покинем зону лабиринта, и зрение к тебе вернётся.
  
   - М-м-м, как необычно, - заинтересовался Вячеслав. - Это ментальная магия, да?
  
   - Покров да, относится к ментальной. А "вату" и големов элементалисты создают.
  
   - Круто! И ты так можешь?
  
   - Мне доступна только ментальная магия, и то далеко не вся.
  
   - Ясно. Значит, когда я твоими глазами видел, это твоих рук было дело?
  
   - Моими глазами? - удивилась Маша. - Когда?
  
   - Ну, недавно совсем, в предыдущей ловушке, в которую Вика попала.
  
   - Серьёзно? Ты видел Вику?
  
   - Ну, да... В самом начале. А перед этим я ещё и чувства твои слышал. Я что, телепатом становлюсь?
  
   - Нет, не совсем, - Маша задумалась на пару секунд, а потом продолжила. - Скорее всего, это эффекты моей печати. Она устанавливает между нами эмоциональную и чувственную связь. Видимо, дело дошло уже и до связи между органами зрения. Поэтому ты и видел то, что видела я.
  
   - Понятно теперь. Но вот что странно. Покров присутствовал и в твоём зрении тоже. А ты говорила мне, что для тебя не существует никакого тумана.
  
   - Ну, видишь ли, покров именно в голове твоей формируется, а не в глазах. Поэтому не важно, откуда ты получаешь зрительные образы. Они в любом случае будут фильтроваться.
  
   Некоторое время парень с девушкой шли молча, периодически изменяя направление движения.
  
   - Мне ещё одна штука непонятна, - прервал, наконец, молчание Вячеслав.
  
   - Какая?
  
   - В последнее время мне начинает казаться, что у меня такое же раздвоение личности развивается, как и у тебя с Мариокой.
  
   - Почему ты так решил? - насторожилась девушка.
  
   - Ну, я сам себе советы стал давать, весьма дельные и своевременные советы, конечно, но всё равно меня это беспокоит.
  
   - И давно это началось?
  
   - Первый раз я почувствовал что-то такое после вечера, проведённого с твоей мамой. Ты тогда опьянела, и я впервые получил подсказку, как можно в чувства тебя привести. Только тогда помощь проявилась очень неявно, поэтому я и не придал ей особого значения. Подсознательно решил тогда, что это Лилия дистанционно меня проинструктировала. А вот сегодня, во время поединка с Викой, я прямо мысли слышал. Они возникали как мои собственные, но при этом были словно чужими. Ведь я не мог думать о том, чего заведомо не знаю. Блин, даже страшно немного становится.
  
   Маша ответила через пару секунд, в течение которых молодой человек чувствовал её внимательный взгляд.
  
   - Нет, это не раздвоение личности, - сказала она, наконец, - не беспокойся. Мама вместе с печатью протекции оставила в тебе блок полезной для ангела информации. Так что это были именно твои собственные мысли, а точнее мысли ангела в тебе. Чем больше ты развиваешься как ангел, тем более доступной делается эта информация. И когда ты усвоишь её в полном объёме, то, скорее всего, уже не будешь никакого раздвоения ощущать. А вообще тебе лучше с папой моим поговорить. Он тоже ангел и лучше тебя проконсультирует. - Маша вдруг остановилась и добавила: - Ну, всё, мы почти пришли. - Она зашуршала одеждой, потом раздался какой-то электронный писк, за которым последовало гудение отъезжающей в сторону двери. - Иди вперёд, - сказала девушка. - Сейчас ты прозреешь.
  
   Слава сделал несколько шагов и действительно словно вышел из тумана в зону беспрепятственной видимости. Он обернулся и заметил проём двери, за которым клубилась непроглядная белизна.
  
   "Покров, - подумал он. - Вот, значит, что это такое".
  
   Секунду спустя в проёме показалась Маша, облачённая в свой оранжевый спортивный костюм и кроссовки, и помахала парню рукой.
  
   - Ещё раз привет. Видишь теперь меня?
  
   - Ага.
  
   - Ну, и хорошо. Сейчас уладим формальности, и я покажу тебе отличное местечко, которое для нас двоих облюбовала.
  
   Девушка опустила электронную пластиковую карту в специальный приёмник на автоматической двери, и та стала закрываться, отсекая "запретную" территорию.
  
   - Теперь всё, пойдём, - нетерпеливо сказала подруга, хватая молодого человека за руку, и поволокла его за собой. - Пойдём-пойдём, - радостно ворковала она, - ангелочек мой ненаглядный. Нас ожидает брачное ложе.
  
   Вячеслав обратил внимание, что они вышли в жилые помещения, которые ничуть уже не походили на средневековые подземелья. В частности, в коридоре, по которому они шли, освещение было электрическим и создавалось лампами дневного света, вмонтированными в молочно-белые пластиковые подвесные потолки. Пол был паркетным, стены выкрашены в однотонный голубой цвет. По каменной лестнице молодые люди поднялись на этаж выше, и Слава увидел первое окно достаточно приличных размеров, через которое просматривался внутренний двор особняка.
  
   Открывшаяся комната оказалась очень просторной и имела, как минимум, три здоровенных окна, обрамлённых красными шторами. По крайней мере, три из них были видны. Пол покрывал деревянный полированный ламинат, светло-бежевый потолок имел изящную изогнутую форму и множественные круглые светильники. Справа, между двумя окнами, располагалась небольшая скульптурная композиция с арочкой, колоннами и двумя миниатюрными фонтанами. Слева вверх тянулась изогнутая лестница с витыми перилами, ведущая на верхний этаж. Стены комнаты были того же цвета, что и потолок, слева от лестницы располагались ещё две колонны с витыми барельефами в верхней своей части. Ещё левее находился выход в соседнее помещение.
  
   0x01 graphic
  
   - Нам наверх, - сообщила Маша молодому человеку и потянула его к лестнице, не давая возможность всласть полюбоваться открывшейся красотой.
  
   Её нетерпение можно было понять, поэтому Слава не стал упираться, решив для себя, что позже здесь всё осмотрит. Поднявшись на следующий этаж, пара проследовала по короткому коридору и оказалась в просторной спальне, от вида которой у парня восхищённо разгорелись глаза. Комната была около пятидесяти квадратных метров, примерно семь на семь. Цветовая палитра выдержана в светло-бежевых нежных пастельных тонах. Весь пол застелен белым ковровым покрытием с мягким ворсом. Справа от входа у дальней стены стояла здоровенная кровать примерно три на три метра с балдахином и бежевыми шторами, позволяющими создать уютное уединение для влюблённых. У дальней стены за кроватью имелся застеклённый выход на балкон, а в левой части спальни большое окно, задёрнутое бежевыми што