Ведовские Истории: другие произведения.

Хозяева Драконов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.91*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сначала судьба подарила Ксархину шанс стать Хозяином дракона, но затем отвернулась от амбициозного драконолетчика, создавая на его пути все большие и большие сложности. Изначального таланта оказалось мало, магия обернулась фикцией, а путь наверх вышел долгим и трудным. И когда, казалось бы, жизнь наконец наладилась, обычная случайность круто меняет все, заставляя выбирать между долгом и совестью.

    ПЕРВАЯ КНИГА ЦИКЛА.
    Произведение окончено

    Продолжение тут


    Дорогие читатели, просим не размещать книгу на других ресурсах
    Поделиться с друзьями:


  
   Положение
   Приставки
   Военные
   "ри" - патрульный
"риан"
- капитан патруля
"рианар"
- командир округа
   Судейские
   "ле" - консультанты
   "ленн" - инспектора
   "леннар" - судьи
   Маги
   шиан
   Политики
   "тайран" - высшие политиканы и управленцы
"тай"
- стражи и "полиция"
   тиа - для женщин учителей
  
   Имена и статусы:
   По статусам: ученики, взрослые, учителя.
   Имена: ученики - по учителю
   взрослые - по городу, а военные по пункту приписки - ри
   учителя - по городу, но перед именем стоит Мастер. Это касается только отдельного класса наставников, курирующих группы молодежи и выпускников (этакая маг-профессура).
  
   "Созвездие" - все драконолетчики из гарнизона одной из цитаделей. У каждой цитадели своя зона патрулирования. Созвездие подчиняется его командиру - риану. Название цитадели как пункта приписки упоминается в имени служащего в ней драконолетчика.
  
  

Хозяева драконов

Пролог

  
   Дракон резко сложил крылья, закладывая крутой вираж. В лицо привычно ударила тугая воздушная волна, заставляя сощуриться, внизу размытыми мазками зеленого и серого мелькнула земля. Созвездие выходило на заданные позиции, а внизу все еще было тихо. Не поймешь, то ли засада, то ли и впрямь их не ждали.
   Для атаки было выбрано раннее утро - время, когда сон самый крепкий, а предрассветные сумерки своими неверными тенями обманывают зрение уставших часовых, если таковые вообще имелись. На первый взгляд небольшая деревушка в предгорьях выглядела до отвратительного мирной. И мертвой.
   В том, что кто-то в деревеньке все же был, они убедились довольно скоро. Стоило снизиться, как над деревней разнесся рев чьего-то дракона, а в летящего чуть впереди командира созвездия ударило заклинание. Слишком слабое, явно сплетенное впопыхах, так как до мужчины оно даже не долетело.
   Сохранять секретность теперь было поздно, и драконы как по команде нырнули вниз, рассекая гудящий воздух крыльями. А снизу уже поднимались такие же ящеры, вознося на своих спинах всадников.
   Светловолосый молодой человек на стальном драконе несколько замешкался, и теперь наблюдал за разворачивающейся внизу битвой. Самые прыткие из его созвездия успели подмять под себя зазевавшихся ящеров, которым не повезло подняться, и теперь, яростно шипя, прижимали их к земле, вцепившись в основание крыльев противников и грозя переломать кости при попытке сопротивления. Но все же большинство было вовлечено в битву, развернувшуюся в едва начавших краснеть небесах. От этого рассвет казался холодным и кровавым.
   Тряхнув головой, словно отгоняя наваждение, драконолетчик направил своего дракона в самую гущу боя, но тут его внимание привлекло движение, замеченное боковым зрением. Светловолосый резко рванул повод, серебристый ящер извернулся в воздухе, меняя направление полета и уходя вправо. Один из противников пытался скрыться, его летун стремительно взмахивал крыльями, унося дважды предателя прочь от поля битвы. Стальной, повинуясь воле Хозяина, поднапрягся, стремясь нагнать беглеца - упускать кого-либо из этой шайки не хотелось.
   Если еще недавно блондина и мучили сомнения, то теперь таковые были забыты. Всадника не смущали ни габариты рыжего монстра, который вдвое превосходил его собственного ящера, ни тот факт, что уровень магический сил тоже может быть разный, и, увы, отнюдь не в пользу преследователя. Парень, будто наказывая себя за колебания, рвался вперед. Его дракон, чувствуя настроение всадника, тоже выкладывался изо всех сил.
   Внизу проносились дикие северные горы. Едва-едва вскарабкавшееся из-за горизонта солнце не грело, и воздух срывался с губ облачками пара, но вряд ли это заботило двух драконолетчиков. Стальной, чуть ли не надрываясь, но все же смог дотянуться до кончика хвоста улепетывающего сородича. Тот обиженно взвыл, его всадник, крутанувшись в седле, что-то проорал, но парню море уже было по колено. С его ладони сорвалось заклинание, призванное оглушить противника, но тот лишь небрежно отмахнулся. Ответный магический "привет" был направлен не в молодого человека, а в его дракона, что было вопиющим нарушением всех возможных законов Хозяев. Серебристо-стального ящера отшвырнуло назад, переворачивая в воздухе, и его всадник едва не вылетел из седла. Воспользовавшийся моментом рыжий дракон успешно поднырнул под противника и полоснул его по бедру. Раненый гигант издал болезненный полустон-полурык и дернулся в сторону, позволив врагу завершить маневр и вцепиться зубами в бок у самого крыла, едва не задев при этом всадника.
   Светловолосый парень отпрянул, насколько позволяли крепления у седла. Его противник торжествующе улыбнулся, победа была уже у него в кармане, а мальчишка зарвался. Фактически, он уже потерял дракона - с такими ранами тот бы не дотянул до открытой местности, а падение на камни с огромной высоты стоило бы жизни даже здоровому зверю.
   Но у молодого человека тоже оказался козырь в рукаве. Зло сощурившись, он внезапно дотянулся до морды рыжего дракона, крепко хватаясь за небольшой костяной рог на его носу. Рыжий тут же испуганно и болезненно взвизгнул и дернулся, но чудом извернувшийся стальной дракон острыми когтями вцепился в крыло, разрывая на лоскутки чувствительные перепонки и удерживая его на месте, пока всадник не разжал ладонь. Беспомощно дернувшийся подранок начал заваливаться на спину, безуспешно пытаясь удержаться в воздухе - поврежденное крыло лишь бесполезно хлопало. В последний момент, прежде чем рухнуть на скалы, он все же успел извернулся, стремясь защитить всадника.
   Оставшийся победителем парень осторожно опустил своего летуна на ближайшую более-менее ровную площадку. Тряхнуло его все же преизрядно - раненный дракон с трудом маневрировал, норовя завалиться на бок. Громадный ящер хрипло, тяжело дышал, по металлически взблескивающей чешуе текла густая, остро пахнущая кровь.
   Легко и привычно соскользнув со спины своего летуна, молодой человек направился к поверженному противнику, которого ударом выбросило из седла. Его дракон все же сумел защитить хозяина, и тот сейчас был жив, хотя и без сознания. Пульс отчетливо прощупывался на шее, так что можно было не опасаться за его жизнь. А вот с рыжим ящером все было значительно хуже. Довольная агрессивная по отношению к чужаку тварь, похоже, не в силах была даже двинуться, а лишь конвульсивно вздрагивала то ли в предсмертной агонии, то ли в бесполезных попытках подняться. Похоже, чудовищный удар об острые грани скал превратил большую часть костей в осколки, пробившие внутренние органы, и теперь камень окрашивался в темно-красный.
   Блондин осторожно подобрался к конвульсивно дернувшемуся и зашипевшему ящеру. Хватило касания ладони, чтобы зверь вздрогнул в последний раз и затих. Прекратившего его мучения молодого человека и самого затрясло, будто в ознобе, он даже с трудом удержался на ногах.
   На теперь уже мертвого дракона он сейчас смотрел почти с ужасом. Впрочем, ему довольно скоро удалось себя в руки. Еще предстояло возвращаться назад и стоило позаботиться о своем летуне, сейчас болезненно поджимавшем заднюю лапу. Взлетать с крохотной площадки было весьма проблематично, и это удалось бы только благодаря мощному прыжку, который в таком состоянии стальной совершить был не в силах. Остановившись рядом с ящером, его хозяин принялся бережно поглаживать его по чешуе, щедро делясь собственными силами. Никогда раньше он подобного не совершал, точно так же, как никогда ранее не позволял себе вот так запросто "выпить" жизненную силу какого-либо существа. Тем более дракона.
   Его неумелые эксперименты все же принесли свои плоды. Следы от когтей рыжего почти полностью затянулись, оставив лишь багровые рубцы. Дракон довольно фыркнул, совсем как огромная кошка. Ему импровизированное лечение явно пошло на пользу, а вот всадника снова зашатало. Пришлось отдышаться, прежде чем грузить в седло все еще бесчувственного противника.
   Холодный воздух ударил в лицо, заставляя блондина улыбнуться. Молодому человеку почти мгновенно полегчало, как бывало всегда, стоило лишь подняться воздух. Была в полете своя, особенная магия, заставлявшая оставить все заботы на короткое время скольжения в воздухе вверх, к небесам, в которых еще виднелись существенно поблекшие звезды. Вся погоня и схватка заняла не более получаса, хотя ему показалось, что в разы больше. Впрочем, времени расслабляться не было, предстояло еще сдать пленника командованию, отчитаться, получить по шее за самоуправство, показать дракона лекарю... Лишь бы на все про все хватило короткого северного утра.
  
   Ксархин
  
   Домики в квартале магов были низкими, всего этажа на два-три. Они, как грибы к стволу дерева, лепились к едва ли не единственному холму в округе, улицы по спирали огибали его подошву, поднимаясь к вершине. Там архитектура была другой - массивной, из темного камня, но в то же время словно тянущейся вверх. Больше всего здания напоминали пальцы какого-то древнего гиганта, замершие в безмолвной угрозе далеким и равнодушным небесам.
   Уставшие от длительного перелета драконы даже активнее замахали крыльями, почуяв скорый отдых и сытную кормежку. Для их же всадников все обстояло с точностью до наоборот. Адреналин уже не гулял в крови, и схлынула горячка боя, оставляя после себя лишь опустошенность от пережитого - все же не часто Хозяевам драконов приходилось сражаться друг против друга, если не сказать "почти никогда" - а еще предстояло отчитываться перед начальством о проведении операции. Пленники были со знанием дела обездвижены и привязаны к шипам гребней на спинах ящеров победителей. Их же собственные драконы плелись в хвосте созвездия. Контролировать их не было надобности - ни один бы не подумал своевольничать, ведь для них важнее всего была сохранность жизней их хозяев.
   Бронированные звери один за другим садились на специальные площадки, специально оборудованные в каменных "пальцах". Вблизи странные здания больше напоминали пчелиные соты, так как за каждой площадкой начинался огромный, способный вместить самого крупного из ящеров альков. Там специальная обслуга снимала с них сбрую, после чего пострадавших летунов осматривали лекари, а остальные же отправлялись в свои "стойла" - есть и спать. Совсем как двуногие, с той лишь разницей, что никакой бумажной волокиты.
   Ксархин лихо спрыгнул с седла, заодно отвязав и пленного, и осторожно съехал по бронированному боку дракона. Захваченный им мужчина был без сознания - иначе предателей перевозить бы не удалось, даже связанные, они оставались смертельно опасны. Стальной Ацейр покосился на Хозяина и, убедившись, что тот отошел достаточно далеко, бодро заковылял в сторону ангара. Дракон все еще припадал на заднюю лапу, но воспаление уже сошло, только пробитая чешуя стояло дыбом. А вот бок выглядел похуже, но тут уж стоило надеяться на лекарей.
   Не дожидаясь, пока спешатся остальные, блондин коротко кивнул поклонившимся магам и передал им своего пленника. Ксархин был значительно выше по положению подошедших к нему колдунов, так что мог и не здороваться вовсе. Впрочем, в отличие от большинства Хозяев, которые правили этим миром, он не считал зазорным быть вежливым с обладающими силой. Когда-то давно, еще в пору ученичества, он получил от Мастера хороший урок за излишний снобизм, навсегда запомнив, что лишь наличие дракона отличает его от всех остальных магов, населяющих материк. Произошло это в пору, когда сам драконолетчик еще таковым не являлся, а ритуал избрания драконами своих Хозяев был желанным событием. В то время успешный и одаренный магически Ксархин ни минуты не сомневался в собственной исключительности и полагал, что избрание он пройдет без проблем. И не без причины, стоило признать. Впрочем, это не помешало учителю на всякий случай устроить порой зарывавшемуся юнцу основательный разнос и слегка сбить с него спесь, весьма доступно объяснив, насколько его мнение ошибочно. Только намного позже парень понял, что эта выволочка была продиктована желанием Мастера защитить его само от разочарования, если бы ни один из ящеров не обратил на парня внимания. Подобная неудача могла запросто сломать его, существенно подкосив веру в себя. Чем выше взлетаешь, тем больнее падать.
   Молодой Хозяин огляделся в поисках командира созвездия. Начальство оказалось легким на помине, Ксархин невольно поморщился, вспомнив, какую нахлобучку получил за несанкционированное преследование заведомо более сильного противника. Хотя победителей и не судили, но вот наказать его командиру созвездия никто не мешал. Парень с тоской вспомнил пухлый отчет, который трижды переписывал, пока не удовлетворил взыскательное начальство. Бумагомарательство заняло весь день, пока остальные занимались пленными и их делишками, что Ксархина необычайно бесило.
   Впрочем, как оказалось позже, это было меньшее из бед, что его ожидало.
   Несмотря на все усилия, которые были приложены ради сохранения операции в тайне, слухи поползли со скоростью лесного пожара. Произошедшее в северных горах побоище не обсуждал разве что глухой да ленивый, и мнения разделились. Впрочем, волнений никаких не предвиделось - все ждали суда над пленниками, гадали о причинах применения столь радикальных мер и предвкушали, какие еще неведомые пока еще детали всплывут на слушанье.
   Созвездие, в котором состоял Ксархин, сейчас находилось в столице в отпуске. Причем это было отнюдь не наградой, а вынужденной мерой. Начальство отнюдь не жаждало, чтобы молодые драконолетчики, участвовавшие в битве, трепали языками, обсуждая произошедшее с постоянными любовницами, а потому пока и не отпускали их по домам. Правда, для амбициозного молодого человека это означало, прежде всего, невозможность вернуться к любимой работе. Отношения, тем более постоянные, с девушками занимали почетное последнее место в списке его личных ценностей, так что как раз от отсутствия возможности поделиться с ними чем-либо он не страдал.
   Как всегда то, в чем в данный момент меньше всего нуждаешься, привалило первым. Сначала Ксархина битый час песочил начальник округа, к которому было приписано его созвездие, затем объявился колдун-лекарь, заявивший, что Ацейра предстоит довольно долго лечить. Расстроенный парень вышел из здания, где располагалось военное ведомство, и прямиком угодил в объятия двух смутно знакомых барышень. Ругаться с ними не было ни сил, ни желания, а отшить без скандала предприимчивых девиц вряд ли вышло бы, так что пришлось отдаться на милость цепких женских ручек. Вот так и началось его знакомство со Стиаэт - политической столицей Хозяев.
   К концу седьмого дня все происходило с точностью до наоборот. Стоило распрощаться с очередной любовницей, которую он успешно очаровывал весь предыдущий вечер, на пороге его временного жилища возник врачеватель, сообщивший, что стальной дракон здоров, полон сил и желания подняться в небо. А так же порекомендовал Ксархину не медлить и все же выгулять Ацейра. И без того ежедневно навещавший ящера молодой человек отблагодарил мага звонкой монетой и собирался уже последовать дельному совету, как на пороге возник отнюдь не желанный гость.
   - Ксархин ри Дарад? - молодой, вряд ли старше самого Хозяина герольд держался подчеркнуто нейтрально.
   - Он самый, - как мог вежливо отозвался драконолетчик.
   - Вам адресована повестка явиться на слушание верховного суда, - поспешно произнес явно торопящийся парень и подсунул едва ли не под нос собеседнику бумагу, где значились данные адресата: - Распишитесь.
   Когда герольда и след простыл, драконолетчик задумчиво посмотрел на конверт. К слову, полным именем он пользовался довольно редко, ограничиваясь лишь данным при рождении. Да и не мог привыкнуть к недавно появившейся части "Дарад", которая означала место его приписки. На то, что он является действующим патрульным и закреплен за военным ведовством, указывала приставка "ри", вот ее-то он носил с гордостью.
   Ксархин задумчиво взъерошил волосы и решительно вскрыл конверт. Каллиграф в судейском ведомстве был преотличнейший, но все равно на дорогой бумаге со всеми необходимыми печатями был написан какой-то маловразумительный бред. От него требовали явиться на слушание по делу предателя, но так же значилось, что против него выдвинуты некие обвинения. Окончательно перестав что-либо понимать, парень решил не загадывать наперед.
   Подхватив со стола сумку и засунув туда странное послание, Ксархин выскочил из небольшой квартирки, которую временно занимал. Прежде всего стоило поставить в известность командира его созвездия. Сандар риан Дарад славился крутым нравом, хотя и был справедливым начальником. Но о допущенных промахах его следовало уведомлять лично и как можно скорее. Узнавать о шалостях подчиненных из других источников он не любил. Настолько, что это вполне могло стоить нерадивому дурню карьеры.
   Отчитавшись перед командиром и заверив, что понятия не имеет, в чем дело, Ксархин наконец-то направился к Ацейру. Теперь предстоящий полет имел четко обозначенную цель - до бывшего учителя молодого человека. Если кто и смог бы объяснить происходящее, то именно Мастер.
   Ксархин знал его с пяти лет. Уже тогда Мастер Кейхем был совершенно седым, с блеклыми, словно выцветшими зелеными глазами и удивительно доброй улыбкой. Пожалуй, именно она и подкупила зашуганного, озлобленного, будто волчонок, мальчишку, заставив пойти за стариком. Одна из старших учениц Кейхема, Лаис, воспитала его, заменив никогда не виденную мать. Сам же Мастер стал для него не только учителем, но и другом, и отцом, и чем-то куда большим, таким, для чего в лексиконе молодого военного даже и слов не находилось. Кейхем создал его, он дал парню семью, состоящую из таких же, как и сам Ксархин, учеников и воспитанников Мастера.
   Стальной дракон, почуявший приближение хозяина, нервно мел хвостом каменный пол ячейки, в которой провел все семь дней. Стоило Ксархину подойти, как ящер опустил голову, приветствуя своего всадника низким вибрирующим рыком, в котором слились радость от встречи и предвкушение полета. А в том, что его сейчас отпустят в небо, Ацейр не сомневался - не зря же на его спину сейчас прилаживали седло. В целом, Ксархин мог обходиться и без него, но зачем же было без надобности усложнять задачу?
   Уставший от сидения в узком загоне ящер жизнерадостно курлыкнул и попытался заложить крутой вираж, как только оторвался от взлетной площадки. Ксархин со смехом натянул повод, заставляя дракона успокоиться - в городе подобные кульбиты были опасны. Зато стоило покинуть его пределы, как он перестал сдерживать своего летуна, и тот с удовольствием сделал несколько петель и даже резко спикировал к земле, напугав какую-то мелкую живность. Человека неподготовленного давно бы укачало, но молодой драконолетчик только радовался - его подобные выкрутасы не страшили уже давно.
   На душе скребли кошки, а полет помогал отвлечься. А еще Ксархину пришлось частично соврать командиру. Он знал, что единственной странностью, которая случилась в тот злополучный день, был способ, которым он убил дракона противника. Вот только всадник погибшего ящера был без сознания и не мог донести на него. Или все же мог? Именно потому молодой драконолетчик и решил сначала пообщаться с Мастером, а уж только потом сообщать о своих догадках начальству.
   Лететь до Илмара, громадного города, частично располагающегося в толще горного хребта, было довольно долго - закат уже почти догорел, когда уставший Ацейр наконец достиг цели. Но если бы не пространственная магия, которой драконы пользовались на уровне инстинктов, понадобилось бы три дневных перелета, а не двенадцать часов, так что жаловаться было глупо.
   Именно Илмар был сердцем культуры Хозяев, колыбелью как в прямом, так и переносном смысле. Именно здесь жили и обучались молодые люди, которым потом предстояло стать всадниками, магами, учителями и политиками. Горный хребет образовывал почти полное кольцо, и лишь на западе скалы не смыкались, а высились по двум сторонам подобно каменным стражам. В образованном гребнями пространстве располагался город, где жили люди и маги. Сами же горы были испещрены огромным количеством переходов и пещер самой разной величины. Их стены покрывала затейливая резьба, встречались и горельефы, и скульптуры, посвященные одной тематике - драконам. Они были везде, от крошечных, с ноготь изображений, до гигантских, в натуральную величину, картин. Кое-где древние зодчие сумели сохранить естественный рельеф подгорных просторов, и там спины изображенных в камне ящеров расцветали розетками разноцветных кристаллов.
   С внешней стороны хребет выглядел куда более прозаично. У подножия раскинулись плодородные земли, которые обрабатывали крестьяне из окрестных деревень, леса предгорий изобиловали пушным зверьем, а на горных склонах местами виднелись шахты и небольшие домишки горняков, посменно проводивших выработку. Здесь добывали серебро и свинец, ближе к сердцу хребта попадались медные жилы.
   Только одна гора оставалась практически нетронутой. Громадный вулкан, называемый Колыбелью, возвышался над остальными пиками, как взрослый над детьми. Это было место Выбора, место, где Хозяева обретали своих драконов. Величественный храм, не поймешь, кому посвященный - ящерам или их всадникам, - был истоком и последним пристанищем для многих поколений драконолетчиков.
   Но сейчас мысли всадника были заняты отнюдь не красотами простирающегося под ним мира. Ацейру не требовались указания - он лег на крыло и легко спикировал на одну из площадок, ближайшую к дому Мастера. К дракону тут же подскочил молодой человек, и перехватил поводья у всадника. Ксархин похлопал зверя по чешуе и направился вглубь горы. Далеко идти не пришлось. Что и говорить, Кейхем был уже не молод, а потому специально выбрал апартаменты поближе к поверхности. Молодой человек был тут лишь во второй раз с момента переезда учителя, а потому в очередной раз подивился красоте пещеры. Дальнюю стену украшали друзы сиреневых кристаллов, которые красиво подсвечивали пара фонариков, которые были нужны здесь исключительно ради декора. Мягкий свет заставлял сиять также и мелкие вкрапления того же минерала в камне, от чего потолок казался ночным небом, в котором перемигиваются яркие звезды.
   Взгляд Ксархина упал на спящего в углу дракона. В неверном освещении сложно было разглядеть его окрас, но парень знал, что чешуя Исхака черная и только под брюхом видны рыжие "подпалины". Ноздри ящера пошевелились, стоило лишь ему учуять пришельца, но старая зверюга поленилась открыть глаза - значит, узнал.
   Сам Мастер обнаружился здесь же, в обжитой части пещеры. Старик что-то читал в свете ярко сияющего магического шарика, но поднял голову, стоило Ксархину приблизиться. Мужчина открыто улыбнулся бывшему ученику и поднялся, но лишь чтобы обнять парня.
   - Давно не виделись, - пожурил Мастер, но светлые глаза его смеялись. - Совсем зазнался, мелкий негодник?
   - Меня перевели в Дарад, - объяснился молодой человек, занимая предложенное ему кресло.
   - С чем пожаловал? - мгновенно поинтересовался Кейхем, прекрасно понимая, что данный визит - это явно не приступ ностальгии по годам ученичества. Слишком недавно они были, и слишком деятельным был сидящий перед стариком драконолетчик.
   - Мое созвездие недавно отправили на... нестандартный боевой вылет, - парень немного помялся, решая, сколько секретной информации стоит раскрывать.
   - Хочешь сказать, вас отправили ловить предателей? - осведомленность Мастера, как и всегда, ставила в тупик. Но зато хотя бы говорить теперь можно было без обиняков.
   - И теперь меня вызвали на слушание, - Ксархин вынул порядком помявшийся конверт и вручил его собеседнику.
   - Трибунал? - Мастер приподнял кустистую седую бровь, когда вновь взглянул на воспитанника. - Знаешь за что?
   - У меня есть одно предположение, - несколько неуверенно произнес молодой мужчина.
   - Так, постой, - хозяин комнаты поднял ладонь, давая знак помолчать, - ты что, не сходил в судейскую канцелярию и не выяснил этот вопрос?
   - Вряд ли они сказали бы что-то такое, чего не был в уведомлении, - Ксархин протянул наставнику злополучную повестку. Кейхем дважды пробежал глазами документ, прежде чем поинтересоваться:
   - А хоть кто обвинитель?
   Драконолетчик лишь развел руками в ответ.
   - Ладно, тогда какова твоя версия? В чем таком тебя можно обвинить, что это дело взял верховный гражданский суд, а не военный трибунал?
   Ксархин некоторое время молчал, собираясь с мыслями и духом, чтобы начать столь сложный для него разговор. Кейхем не подгонял, прекрасно понимая, что если уж парень пришел к нему, значит, дело на самом деле сложное и требует определенной тактичности. Мужчины вообще неохотно признают свои ошибки и слабости, а такие как этот его ученик - и подавно.
   - Я погнался за пытавшимся скрыться предателем, - наконец заговорил парень. Как всегда, когда нервничал, он взъерошил волосы, от чего и без того пребывающие в беспорядке пшеничные пряди стали напоминать воронье гнездо. - Он, вместо того, чтобы вступить в схватку, ударил по Ацейру, а его дракон вцепился в бок моему, почти у самого седла. Я потом проверил - он почти перекусил подпругу, как я не свалился, сам не знаю... А я его убил, - скомкал рассказ парень.
   - Всадника?
   - Дракона! Я убил его дракона. У меня та же болезнь, Мастер, - Ксархин отвернулся, принявшись разглядывать мерно спящего в углу Исхака. В детстве это успокаивало, теперь не помогало.
   - Давно? - только и спросил мужчина. В его голосе не прозвучало и намека на сочувствие или, тем более, жалость, за что Ксархин был ему очень признателен.
   Он никогда не думал, что именно с ним произойдет столь ужасающая вещь. Порой владеющие магией в какой-то момент обнаруживали, что их способности к колдовству начинали их подводить. Резервы едва заметно таяли, даже когда маг не колдовал вовсе. И это происходило тем быстрее, чем больше прогрессировал недуг, постепенно превращая всесильного волшебника в простого смертного.
   Но природа, словно в насмешку, этим не ограничилась. Было и лекарство, способное пусть и не вылечить, но временно поддержать заболевшего: энергия. Сила других живых существ, которую пораженные болезнью начинали отбирать, чтобы восполнить свои резервы.
   У Ксархина она проявилась совсем недавно, и он тщательно скрывал этот недуг. Изначально он собирался просто игнорировать знание о возможности восполнить утекающую магию. И это даже удавалось. До того самого момента, пока он не понял, что только таким способом, ослабив рыжего дракона противника, он сможет спасти Ацейра во время боя в поднебесье. Сила пьянила, она текла по жилам, как игристое вино, от нее хотелось смеяться, но в то же время было настолько тошно и плохо, что колотило в ознобе. Но это стоило спасения жизни стального дракона, так что при необходимости Ксархин даже смог бы это повторить.
   Перелить силу в ящера парень догадался не сразу. Отдавать накопленное оказалось тяжко - она таяла слишком быстро. Поток не давался в руки, норовя ускользнуть, но в тот момент это был единственный способ помочь Ацейру.
   - Месяца три, как я понял, что со мной происходит, - наконец произнес молодой человек.
   - И твой противник это видел? Ты же понимаешь, что такой, как он, наверняка бы понял, что ты сделал, - деловито поинтересовался Кейхем.
   - Во время боя он бы не заметил, с таким же успехом я мог огреть его магическим пульсаром, - покачал головой Ксархин, затем подхватился и зашагал по комнате. - А потом он был без сознания.
   - Но поручиться ты за это не сможешь, так? - Мастер задумчиво потер подбородок. - Вот что, доложи обо всем своему командиру. Это ведь Сандар, так?
   - Он, - только и кивнул Ксархин, про себя решив больше не удивляться осведомленности старика. А ведь вроде и не политик, и живет едва ли не затворником, занимаясь лишь учениками и своим драконом, а знает все про всех.
   - Очень толковый молодой человек, - покивал Кейхем, напрочь забыв, что "молодому человеку" по самым скромным прикидкам уже лет сорок пять. - Вот что, победителей не судят. А если и попытаются, то никто тебя так не защитит, как командир. Более того, мой статус Мастера позволяет свидетельствовать в суде. Меня в любом случае попросят дать оценку как твоего учителя.
   - Спасибо, - выдохнул Ксархин, чувствуя облегчение.
   - Если с делами все, то тогда расскажи мне, как тебе служба и что вообще происходит в твоей жизни, - сварливо заявил старик, пряча улыбку. - С выпуска тебя не видел.
   И беседа плавно превратилась из военного совета в почти семейные посиделки.
   Послушавшись совета Кейхема, Ксархин первым делом направился в муниципалитет, чтобы выяснить причины, по которым он получил повестку. Как оказалось, он зря предположил, что здесь ему не помогут. Общительный молодой человек охотно сообщил драконолетчику, что на него подана жалоба за убийство дракона и будут выяснять, по какой причине патрульному магу пришлось пойти на такой шаг. Если Хозяева что и боготворили, так это драконов, так что ничего необычного в том, что смерть одного из ящеров спровоцировала слушание, не было. Зато тот факт, что заседать будет не военный суд, а проводиться комплексное слушание в присутствии представителей всех ведомств - это заставляло задуматься.
   Поэтому второй остановкой на его пути стал дом командира созвездия. Сандар риан Дарад выслушал его, разнообразия ради, молча, хотя Ксархин не удивился бы даже, снизойди начальник до рукоприкладства. Но тот, что странно, даже посочувствовал в меру своих возможностей. Ветеран ничего не обещал, но молодому человеку стало легче от понимания, что его поддержат. Оставалось только выяснить, кто его так подставил. Ну не сам же предатель выступил с обвинением?
   Слушание должно было состояться через три дня. И хотя Ксархин порядком волновался, но утешал себя мыслью, что его все же не арестовали, как сделали бы это, узнай про его болезнь. Лет двадцать назад случаи были единичными, но ее жертвам лишь сочувствовали и разводили руками, а вот в последнее время ее диагностировали все чаще. Но после боя в северных горах, в котором принимало его созвездие, расквартированное поблизости в цитадели Дарад, что значилось во второй части их имен, ситуация кардинально изменилась. Тем не менее, умолчать о своем состоянии он тоже права не имел - рано или поздно симптомы станут заметны, вранье на суде всплывет, что повлечет весьма неприятные последствия. Оставалось не врать, но и не говорить лишнего. На его стороне были законы войны и тот факт, что противник и его дракон были сильнее, хотя и странно было списывать на самозащиту то, что он погнался за преступником.
  
   Вступая в зал заседания, Ксархин чувствовал себя неожиданно спокойным. Он не сделал ничего, чего стыдился бы. Просто не дал себя убить, а это нельзя ставить в вину, учитывая, что сотворил человек, чьего дракона он вынужден был "выпить".
   Огромное помещение, способное вместить больше тысячи человек и пару-тройку драконов до кучи, встретило его тихим шелестом голосов. Присутствующих было много, значительно больше, чем он ожидал увидеть. Судейское возвышение в дальнем конце зала еще пустовало - представители верховной власти являлись последними. Падающие через витражи световые лучи выкрашивали помост в сиреневые тона, создавая впечатление чего-то нереального. Белоснежные кресла из драконьей кости в этих отблесках напоминали северные льды. Длинные лампы на стенах и округлые фонари горели ровным голубым светом, лишь усиливая впечатление холода. Все равно что ледяной дворец - даже изысканные завитки на гобеленах казались морозными узорами на стекле.
   Ксархин, не стесняясь, осматривал зал и людей, так неуместно здесь смотревшихся. В большой ложе у подножия помоста собирались ленн - инспектора и судейские эксперты. Эти уж точно были уместны в царстве придуманного холода, у них даже форма была серебристой с темно-фиолетовой отделкой. У ведущих на возвышение ступеней застыли стражи в полной броне - элитные войска, с которыми сходиться в схватке, пусть учебной, не рисковали даже драконолетчики. Они следили за исполнением законов и, в случае надобности, сами могли стать и обвинителями, и палачами. Хорошо, хоть не судьями - те стояли особняком от остальных.
   Но вот одна женская фигурка приковала к себе его взгляд. На верхних ступенях места обвиняемого и обвинителя были отмечены двумя золотистыми фонариками, на которые полагалось возлагать руки, когда давались показания. Была ли в них какая-то магия, или они являлись лишь удачным психологическим трюком, драконолетчик не знал. Да и не в этом дело. Возле одного из них стояла молодая девушка с копной светлых, почти белоснежных волос, и падающий на нее свет играл на них золотыми и серебряными искрами. Если бы не понимание, что именно эта красавица, похоже, и стала причиной его проблем, Ксархин не преминул бы познакомиться с нею в куда более романтичной обстановке.
   Кроме уже названных, в зале присутствовало почти все созвездие Ксархина, кроме двух ребят, получивших травмы во время боя, и еще целая разношерстная толпа каких-то незнакомых парню людей. Возможно, родичи пострадавших или же наоборот, предателей. Заметил драконолетчик и наставников, среди которых были и его старый Мастер. Кейхем улыбался, выслушивая кого-то из коллег, но мысли пожилого мужчины явно витали где-то далеко - Ксархин знал это выражение лица.
   Появление коллегии судей заставило стихнуть все шепотки в зале. Их было трое - по одному представителю от каждого ведомства: военного и законодательного, а также Мастер.
   Молодой человек, который консультировал Ксархина во время его визита в министерство, вышел вперед и хорошо поставленным голосом сообщил:
   - Слушается дело, начатое по запросу уважаемой Еверы против Ксархина ри Дарад, - драконолетчик мысленно поморщился. Ну надо же, его притащила на суд девчонка, только-только отметившая совершеннолетие - ведь в ее имени еще не появилось приставки, по которой можно было бы определить статус, который она занимала в сообществе. Скорее всего, она только недавно прошла избрание и не успела определиться. Более того, он был уверен, что никогда ране не встречал эту девицу. Тогда при чем тут убитый им дракон? - Уважаемая, вам слово.
   - Благодарю вас, леннар, - девушка отточенным жестом танцовщицы положила ладони на светящийся ровным светом золотистый шар. Тени и блики упали на лицо, на мгновение четче обозначив скулы. - Как вы знаете, я - сестра одного из тех, кого сейчас называют предателями, - в зале не ахнули и не зашептались, из чего Ксархин сделал вывод, что все знали. Кроме него. - И я не прошу о снисхождении, потому что брат виноват, хотя и сделал это не по своей воле. Более того, он уже не нуждается в прощении - мертвые не просят, - девушка на мгновение опустила глаза, на дальних рядах могли решить, что она плачет, но драконолетчик успел заметить - Евера прятала ярость. Кем бы ни была эта крошка, но стебелек у цветка был стальным. - Но я обвиняю! Почему одним закон позволяет разгуливать на свободе, в то время как другие ждут приговора, если их вина соразмерна? Я обвиняю Ксархина ри Дарад в том, что он убийца, такой же, каким был мой брат!
   - Ксархин ри Дарад, вам слово, - произнес леннар, когда стало ясно, что истец высказалась. - Признаете ли вы, что ваши действия привели к гибели дракона?
   - Я исполнял приказ, - коротко отозвался молодой человек, решив быть максимально кратким, чтобы не дать этой девице лишнюю информацию, которую она бы смогла использовать против него же.
   - Был приказ убить дракона и моего брата? - холодно поинтересовалась Евера, обжигая его яростным взором. Ксархин знал, что обязан ответить. Судебные слушания проходили именно так, в диалоге сторон, леннар лишь отслеживал процедуру. Сами судьи не вмешивались, они могли разве что задавать вопросы, если желали что-то уточнить.
   - Был приказ пленить предателей, - постарался сохранять спокойствие драконолетчик. - Вашего брата я не убивал. Он был жив, когда я передал его магам в ведомстве. Его дракон погиб во время схватки. Мне пришлось преследовать противника, желающего скрыться.
   - Более сильного противника? - уточнил леннар. Ксархин заметил, что тот переглянулся с начальником военного округа.
   - Да, леннар.
   - Продолжайте, - кивнул судья, возвращаясь к своей игре в гляделки с командующим войсками.
   - Брат не смог пережить потери дракона и наложил на себя руки, - скорбь в звонком голосе Еверы была отмерена с аптекарской точностью, в другое время парень бы даже умилился. Но сейчас он начинал злиться. Ксархин бы понял, добивайся она справедливости ради соблюдения закона или же из мести. Но здесь были какие-то иные мотивы.
   - Это имеет отношения ко мне? - несколько раздраженно поинтересовался Ксархин. - А может все дело в том, что он с соратниками перебил целую деревню ради того, чтобы удовлетворить свою потребность в магии?
   Молодому человеку сейчас было гадко от того, что эта девица сравнила его с этими упырями, ведь так теперь звали заболевших проклятой болезнью Хозяев в народе. Шепотом, за спинами. Вот только теперь это словно прочно прилипло к энтропам, как звали их сами наделенные силой. Горстка таких отщепенцев объединилась и решила поэкспериментировать, а может преследовали какую иную цель - Ксархин не знал, и знать не хотел. Выбрав отдаленную деревеньку у самого подножия северных гор, эти твари устроили там настоящую резню. Они пировали, поочередно высасываю жизнь из каждого, кто попадался под руку - выжить не должен был ни один свидетель. Вот только ошибку они все же допустили.
   Выжившую девушку звали Ива, и ей было от силы лет семнадцать. Ксархин запомнил имя, хотя в отношении женщин за ним подобное водилось далеко не всегда. У нее были застывшие, как у мертвой, огромные глаза цвета грозового неба, а в густых каштановых прядях за одну ночь прибавилось седины. Она не ночевала в деревне - ее избил подвыпивший отец, и бедняжка убежала в лес, чтобы поплакать в одиночестве. Это ее и спасло, когда с небес обрушилась смерть. Те, кто должен был защищать, стали убийцами.
   Она направилась в ближайший форт, даже не подумав, что появившиеся всадники могли оттуда и явиться. Знание, что Хозяева драконов - это их защита, вдалбливалась в умы людей поколение за поколением. Но девушка не ошиблась. С одним из драконолетчиков ее отправили в ближайший центр, где командование приняло решение атаковать озверевших, пьяных от собственной мощи захватчиков. Верховное военное ведомство одобрило эти меры, пусть и уже по факту. Да и Иву уже доставили в столицу, где она повторила свои показания. Сейчас ею занимались лекари - девушка впала в шоковое состояние.
   - Дело не в этом, - Евера говорила спокойно. Слишком спокойно для такой молоденькой девушки, только что потерявшей брата. Но недостаточно - для женщины, получающей удовольствие от происходящего. - Вы убили дракона. Вы выпили его жизнь, как предатели-энтропы - жизни тех крестьян. Так чем вы лучше?
   Теперь стало ясно, что противник понял, что именно сделал Ксархин во время боя, и почему дракон так резко ослабел.
   - Это правда? У вас проявились симптомы? - произнес один из судей.
   - Да, леннар, - Ксархин смотрел прямо в глаза собеседнику, - они проявились недавно. Когда я нагнал беглеца, он не вступил в магический поединок, а ударил заклинанием по Ацейру. Это позволило его дракону вцепиться в моего прямо под крылом. Я действовал по наитию и несколько ослабил напавшего ящера. И, очевидно, испугал. Так как энтроп не справился с управлением своим зверем, и они упали. Мои слова о нанесенных Ацейру травмах могут подтвердить местные шиан.
   Ксархин не зря ссылался на лекарей - сколько бы силы он не влил в дракона, это не исцелило его полностью. Хотя о том, что он поделился с ним энергией, парень тоже решил умолчать. На всякий случай.
   - То есть вы настаиваете на том, что защищали себя и жизнь дракона? - уточнил леннар.
   Ксархин подтвердил. Встал кто-то из инспекторов и сообщил, что Ацейр действительно был серьезно ранен, и не обошлось без магического воздействия. Судья задумчиво покивал и поинтересовался: - Уважаемая, вам есть, что добавить к обвинениям?
   Когда Евера отрицательно покачала головой, леннар объявил что теперь суд выслушает свидетелей, и Ксархин с Еверой более допрашиваться не будут. Им обоим предстояло удалиться, чтобы не вмешиваться в процесс, а затем уже лишь выслушать решение.
   Ксархин не без удовольствия отметил, как девица стиснула кулачки, понимая, что фактически проиграла.
  

***

   Евера
  
   Евера нервничала. От нее слишком мало зависело еще до начала слушания, а уж теперь... Понимание, что она провалила дело, одновременно и злило, и расстраивало едва ли не до слез. Ведь она должна была отомстить за смерть Ксая, обязана! И закон был бы на ее стороне, не будь этот проклятый Ксархин военным, и не перегни братец палку в своей погоне за исцелением.
   Когда она увидела того, кого обвиняла, то даже обрадовалась поначалу. Красавец с пшеничными волосами и зелеными, порочными глазами выглядел, как петух - горделивым и глупым. Такие легко впадали в ярость, теряя лицо, и у нее были все шансы вывернуть ситуацию в свою пользу. Но у этой гадины, к сожалению, оказались мозги. Глядя, как противник скрипит зубами, но продолжает говорить вежливо и по делу, Евера злилась все больше. У него оказались все шансы выйти сухим из воды, а она же останется выглядеть просто дурочкой, посмевшей задирать хвост на военных!
   Как только за их спинами закрылась дверь, Евера зло прошипела:
   - Я это так не оставлю.
   - Не наигралась еще? - крутанулся на каблуках мужчина. - К чему было это представление? Пыталась обелить своего ублюдочного братца, который перерезал кучу народу?
   - Можно подумать, что ты - невинная овечка, - фыркнула девушка. - Красавчик, ты выпил жизнь огромного дракона и не подавился. Говоришь, мой брат чудовище? Ты куда как хуже, тварь!
   - Я убиваю врагов, - раздельно произнес Ксархин, и Евера похолодела. От драконолетчика веяло такой стылой жутью, что показалось, будто сердце на миг дало перебой, а потом забилось где-то в горле, не давая вздохнуть. Показавшиеся глупыми зеленые глаза стали холодными, как снега на вершинах северных гор - не отогреться. - И еще раз ты перейдешь мне дорогу - станешь одной из них. Понятно?
   Девушка только судорожно кивнула. Ксархин резко отодвинулся, а Хозяйка поняла, что все это время опасалась вздохнуть. Более того, он оттеснил ее к стене, к которой Евера теперь прижималась лопатками.
   Она ненавидела этого блондина за то, что он заставил ее бояться. Попытка обелить имя брата, единственного близкого ей человека, провалилась. А вместо скорби она могла сейчас испытывать только страх и ненависть. А ведь еще не так давно она была абсолютно счастлива, пройдя ритуал, получив дракона и ожидая возвращения брата, которому хотела рассказать о своем успехе. Вот только Ксай не вернулся. Сначала развлекался с друзьями, затем... Евера надеялась, что среди таких же, как он, энтропов, брату будет легче, но они лишь сделали его убийцей. Поплатились все, только Ксархин, такой же, как и они, оказался весь в белом. Если подумать, это он был предателем!
   Страх свернулся тяжелым холодным клубком и поселился в сердце. Евера понимала, что стоящий перед ней мужчина с холодными глазами может отнять самое дорогое, что у нее осталось - ее дракона. А потому решила молчать. Сейчас явно было не время и не место для того, чтобы выяснять отношения.
   Когда их позвали в зал, последняя надежда, еще едва теплящаяся в душе, разбилась на мельчайшие осколки - не собрать, не восстановить. Она проиграла. Более того, все эти надменные военные, теперь с улыбками хлопающие по спине ее личного врага в лице красивого блондина, считали ее истеричкой. У нее не осталось ничего... кроме дракона. Она еще не привыкла к мысли, что у нее есть существо, с которым она теперь неразрывно связана. Теперь придется, как и на время отложить месть. В этот раз она поторопилась, но больше этой ошибки не повторит.
  

***

   Ксархин
  
   Победа не была полной. Как бы ни был прав Ксархин, но все же убийство дракона для Хозяев было тяжким, непростительным поступком. А потому наказание все же было назначено. Его отстранили от службы на неопределенный срок, хоть и с правом сохранить звание.
   Драконолетчик был в бешенстве. Он бы понял, если бы его наказали за действие, но в данном случае во внимание был принят лишь способ. Он попал "под горячую руку" только потому, что "выпил" дракона. Ведь, по сути, выполнение приказа: не дать уйти убийцам, было безукоризненным. Все же он убил дракона, хоть и не умышленно, за что на самом деле стоило бы взыскать по всей строгости. В военное время вообще не действовали подобные законы, но ему поблажки не сделали. И гаже всего Ксархину было из-за того, что винить в этом стоило лишь себя - знай риан про его недуг, может и не допустил бы до участия в операции. Вот только все равно очень хотело найти и свернуть шею красивой белокурой дряни по имени Евера. К счастью для нее, девица как сквозь землю провалилась сразу после заседания, а то встреться она ему на пути в узком переулке, парень мог бы и не сдержаться.
   Слушания по делу энтропов продолжались, но уже без его участия. А сам Ксархин, забрав из ведомственной квартирки свои вещи, переехал в квартал магов - сейчас делать в военном городке ему было нечего, только нервы себе трепать. Хорошо еще, что Ацейра разрешили оставить в загонах для драконов патрульных, не пришлось пристраивать гигантского ящера где-нибудь на крыше.
   Чтобы не наделать глупостей и хоть немного притупить обиду на весь белый свет, Ксархин прибегнул к обычному средству: много спиртного и красивых женщин. И хорошо, что в городе не было недостатка ни в одном, ни в другом. К утру третьего дня жизнь казалась проще, а мир - куда как меньше, поскольку сузился до головной боли и мечтаний о холодной воде. С тоской покосившись на сладко спящую рыжую, имени которой не запомнил, парень все же встал с кровати и отправился поправлять здоровье. Все же была некая особая прелесть в подобных "утречках" - они не способствовали депрессиям.
   Как оказалось, этот день все же стал переломным в его жизни. Хотя последнее время подобные "знаменательные" даты что-то слишком зачастили. Впрочем, Ксархин был рад переменам, так как это позволило бы обрести хоть какую-ту цель в жизни. Стук в дверь заставил парня поморщиться, быстро одеться и направиться открывать. На пороге обнаружился молодой человек, поинтересовавшийся:
   - Ри Ксархин?
   Вышеупомянутый драконолетчик лишь раздраженно кивнул, принимая конверт из его рук - еще одно напоминание о том, чего его лишили - цитадель Дарад, ранее значившуюся в его имени, за четыре года со дня зачисления в созвездие он стал считать домом.
   Как оказалось, в конверте на это раз была не повестка в суд, а записка от Кейхема с просьбой явиться пред светлые очи Мастера в ближайшее время. С парня мгновенно слетели остатки похмелья. Он даже не стал будить случайную любовницу, только оделся и стрелой вылетел за дверь, направившись за драконом. Мастер не стал бы вызывать его просто так.
   Дорога показалась в разы длиннее, чем в прошлый раз, хотя Ацейр рвался вперед изо всех сил. Ящер совсем вымотался к концу перелета, так что Ксархин поручил его заботам служек, а сам помчался к Кейхему, будто влюбленный на первое свидание.
   Он вихрем влетел в покои учителя и застыл на пороге, разглядывая мирную картину. Мастер сидел в любимом кресле, греясь у камина и потягивая чай из большой кружки, над которой курился пар.
   - Ты на пожар спешил? - ехидно полюбопытствовал старик, заметив посетителя.
   - Прибыл по вашему приказанию... Мастер, - по-военному отрапортовал блондин, понимая, что выглядит глупо.
   - Отдышись и попей чаю, - доброжелательно пригласил Кейхем, пряча усмешку.
   Чтобы отдышаться и перестать напоминать хотя бы самому себе почуявшую кровавый след нечисть, Ксархину понадобилось минут двадцать и чашка чая. (опрокинутая на штаны. К тому моменту, как он перестал болезненно шипеть и переоделся в сухое, парень был совершенно спокоен)
   - Вам стало скучно? - наконец ехидно полюбопытствовал блондин.
   - Ты что, уже забыл, как в свое время развлекал меня своими выходками? - хохотнул мужчина. - И дня не проходило... Ладно, пока ты не извелся от нетерпения, перейду к сути: ты уже успел решить, чем будешь заниматься? - парень только хмуро, исподлобья, глянул на Мастера. Ну не признаваться же, как именно он потратил это время. Впрочем, учителю и не требовалось этого: - Ясно. Как на счет того, чтобы твои навыки летчика не пропадали даром?
   - Я только за, - подхватился Ксархин, но тут же сбавил обороты, решив сохранить хоть видимость самостоятельности: - Что надо делать, грабить караваны?
   - Мне нравится твой энтузиазм, - тонко улыбнулся Кейхем. - Но в данном случае все прозаичнее. Как на счет того, чтобы искать магически одаренных детей?
   Ксархин всерьез задумался. С одной стороны, это было очень важно, он это прочувствовал на собственной шкуре, но с другой, он совершенно не представлял, как вести себя с детьми. Тот, кто нашел его самого, парню запомнился плохо, но тот человек хотя бы улыбался. А вот сможет ли он сам носиться с воющим от ужаса малышом лет пяти, парень уверен не был.
   - Боишься детей? - мгновенно понял его колебания Мастер. Причем произнесено это было таким тоном, что Ксархин поморщился. Им банально пытались сейчас манипулировать, подталкивая к нужному решению. И он сейчас не знал, есть ли смысл противиться этим попыткам.
   - Вы правы, Мастер, сейчас это единственный выход, - покладисто согласился драконолетчик.
   - К тому же, ты получаешь полную свободу перемещений, а не будешь привязан к одному военному округу, - сделал невинное лицо старый хитрец. - Посмотришь мир, может, найдешь нечто интересное, что другие проглядели. В поиске ты лишь помощник дракона, он сам поведет тебя туда, где находятся нужные тебе дети. Так что у тебя есть шанс научиться лучше понимать Ацейра. Подумай об этом.
   Ксархин почувствовал себя недалеким, но только мило улыбнулся и еще раз поблагодарил бывшего наставника... да что уж, и нынешнего тоже, за беспокойство и содействие.
   - Да и еще, мальчик мой, добавь в имя название этого рода, - произнес Кейхем, а блондин лишь скрипнул зубами. Он хоть что-нибудь упускает из виду?
  
   И потянулись дни, непохожие на все то, что он знал раньше. Ксархин не брался сказать, нравятся ли они ему. Каждый день был совершенно не таким, как предыдущий, под крыльями его дракона мелькали земли, в которых он ранее никогда не бывал. Он видел, как бились о скалы колючие и холодные волны северного моря. Как южное солнце оставляло свои поцелуи на ставшей смуглой коже, а легкий бриз доносил запах йода из сонных ласковых лагун. Как зеленели виноградники в укромных долинах вблизи Стиаэт и как шумели под ветром золотые хлеба у восточных отрогов Срединного хребта. Он впервые в жизни не принадлежал никому, кроме себя. Ну и Ацейра, конечно. И ему не нужно было никуда спешить.
   Обида в душе улеглась, оставив лишь недовольство и твердую уверенность, что он не упустит свой шанс, когда судьба соизволит его предоставить. А у ж в том, что это рано или поздно произойдет, Ксархин не сомневался.
   Тем не менее, проблема, связанная с болезнью энтропов, никуда не делась. Едва заметно, но отток магических сил усилился. А значит, стоило в первую очередь научиться компенсировать эту слабость. Или же сделать ее привилегией и козырем. Раз уж его осудили за то, в чем он был виноват лишь по незнанию, не стоило и в дальнейшем упускать из виду этот момент.
   На догадку его натолкнули все те же предатели, с которыми так жестко расправилось его бывшее созвездие. Эти твари, потерявшие все человеческое, жрали крестьян, будто скот, для того, чтобы восполнять свои силы. Считалось, что только живая энергия, полученная от других разумных существ, может на время заткнуть брешь в тающих внутренних резервах энтропов. Ксархин и на себе прочувствовал это, с той лишь разницей, что впитал энергию дракона, совершенно отличного от него существа. Чувство это он запомнил - эйфория напополам с тошнотой. Драконов было жаль, себя тоже. Но вот в прямом смысле тренироваться "на кошках" никто не мешал. Мелкие животинки в виде крыс, белок и прочей дичи восстанавливали потраченную на их поимку энергию, а большего ему пока и не требовалось. Оленей и прочих жертв Ацейра он тоже приспособил под свои нужды энергетического вампиризма. Дракон терпеливо ждал, пока Хозяин насытиться, и только потом сам принимался обедать. Наверное, со стороны это смотрелось дико, но теперь вынужденное одиночество играло на руку. По крайней мере, энтропу. Не нужно было ждать, пока сила медленно утечет, ведь ее источник всегда был рядом.
   Впрочем, при всех своих путешествиях и экспериментах он не забывал и о том, что собственно поручил ему Мастер Кейхем. Поиск одаренных детей был приятным дополнением к его необременительному летному графику. От Ксархина совершенно не требовалось осматривать каждого ребенка в каждом селе. Драконы каким-то непостижимым образом чуяли тех, кто мог бы стать всадником, хотя возможно, что их просто привлекал неразвитый магический дар.
   Первого малыша он нашел едва ли не в самом центре страны, в деревне всего в нескольких километрах от подножия Колыбели. Как его проглядели, оставалось загадкой. А некоторые рождались буквально на краю мира. Словно в насмешку, одну рыжеволосую девчонку лет десяти он нашел у самого подножия северных гор, в том же районе, где началась эта безумная история.
   Обычно драконы выбирали детей помладше. Будущих Хозяев обучали с самого детства, а детей самих драконолетчиков - так и вовсе с рождения. Но бывало и такое, что одаренных находили позже. У них было мало шансов обрести своего дракона, но они становились блестящими магами, лекарями, воспитателями, а потому также были важны для народа.
   Ксархина туда занесло совершенно случайно. Остановившись на ночевку в очередной цитадели и весело проведя время с радушными собратьями из местного патруля, блондин пообещал завезти подарочек сестре одного из парней. Тем более, что ему даже хотелось заглянуть в те края. Это было безумной идеей, которая не принесла бы никаких позитивных впечатлений, но раз уж подвернулась возможность, Ксархин решил пойти на поводу у своих желаний. К слову, Хозяйка, к которой она заглянул по поручению, оказалась весьма радушной особой, отпустившей гостя лишь утром, дня этак через три после его прибытия.
   Драконолетчик, довольный собой, жизнью и окружающим его миром, позволил Ацейру лететь, куда ему вздумается, даже не корректируя полет, и очень удивился, когда его ящер принялся кружить над очередной невзрачной деревушкой дворов на двадцать. Обычно дракон так себя не вел. Сейчас же он словно добычу высматривал. Решив проверить, Ксархин заставил его приземлиться. Ацейр, бодро переваливаясь на задних лапах, потрусил вперед, едва ли не по-собачьи обнюхивая каждый метр земли. Встреченные крестьяне шарахались от огромного "песика", хотя и смотрели во все глаза.
   Притормозив возле одного из домов, дракон распрямил крыло, позволяя мужчине легко соскользнуть с его спины. Распахнув калитку, Ксархин громко поинтересовался, есть ли кто живой, хотя прекрасно понимал, что жители скорее попросту удивлены и испуганы визитом и жмутся к окнам. В их памяти еще свежо было воспоминание о бесчинствах Хозяев в соседней деревушке.
   Навстречу все же вышли. Высокая статная женщина немного за тридцать нерешительно выглянула из сеней, словно и не верила, что это в их дом заявились подобные гости.
   - Утро доброе, уважаемая, - постарался быть вежливым и располагающим Ксархин. Если на юге ему бы ребенка отдали сами, да еще и довесок предложили в виде парочки его сестричек или братиков - уж очень много детей рождалось в богатом солнцем и хлебами краю близ Стиаэт, - то северяне неохотно расставались со своими отпрысками. А потому нужно было быть максимально любезным, чтобы убедить их, что будущему магу, а то и драконолетчику ничего не грозит.
   - Хозяин, добрый день... - кивнула она. Фраза осталась незаконченной, словно она хотела спросить, какую недобрую весть он принес, но так и не решилась.
   Собственно, и сам Ксархин затруднялся это сказать. Положение опять спас Ацейр. Он потянул носом воздух и качнул головой, словно попытался заглянуть за дом и утробно рыкнул, заставив женщину вздрогнуть.
   - Простите за бестактность, а у вас дети есть? - плюнув на предыдущие умозаключения, поинтересовался парень.
   Женщина медленно открыла рот. Потом закрыла, но схватилась за горло, будто ее душили
   От необходимости отвечать ее избавило появление симпатичной рыжеволосой девочки. На вид ей можно было дать лет десять, хотя уже сейчас малышка была довольно высокой, почти до плеча отнюдь не низкому Ксархину. Забавная, сейчас она напоминала длинноногого жеребенка.
   - Здравствуйте, уважаемый, - бесхитростно произнесло дите. Ацейр за спиной бодро рыкнул и просунул громадную рогатую башку на подворье, чуть ли не впритык обнюхивая девчушку. Та, на удивление, не испугалась, глаза загорелись восторгом.
   - Ты ему нравишься, - заговорил с девочкой мужчина. - Он чует в тебе магический дар.
   - Ой, - только и произнесла девочка, во все глаза рассматривая дракона, а за его спиной всхлипнула женщина.
   - Полетишь со мной, чтобы поучиться его развивать? - мягко спросил Ксархин. Он знал, что так или иначе все равно заберет этого рыжика с собой, но лучше было проделать это без скандала, слез и противодействия со стороны родителей. Он терпеть не мог женских слез.
   - А можно? - карие глазищи распахнулись еще шире. - Если отец разрешит, конечно, - немного скисла девочка. Мелочь попалась ответственная.
   - Думаю, разрешит, - улыбнулся драконолетчик. Пока что все складывалось гладко.
   - Мама? - обернулась девочка.
   А женщина не могла отвести глаз от Ксархина. Затягивать процедуру не хотелось. Сжав челюсти, мужчина холодно посмотрел на хозяйку дома, во дворе которого разворачивались события. Она все поняла. Надежда во взгляде погасла, сменившись обреченностью.
   - Лети, дочка, - стоило отдать должное, она даже сумела улыбнуться своему ребенку.
   - А отец...
   - Он разрешает, малышка, - женщина все же заплакала, но хотя бы не ударилась в истерику. - Мы с отцом очень любим тебя, но сейчас тебе нужно пойти с этим человеком.
   Затягивать сцену семейного прощания не хотелось, а потому Ксархин весело произнес:
   - Эй, как думаешь, заберешься с первого раза? - и кивнул на притопывающего от нетерпения Ацейра. Девчушка и думать забыла о матери, кинулась к дракону, как к родному. Забраться у нее, конечно же, не вышло, но умница стальной подставил крыло, так что со второй попытки она вскарабкалась. Ксархин поднялся следом, привычно застегнул крепления, чтобы не вылететь из седла при неожиданном маневре. На женщину, теперь уже откровенно ревущую, он не смотрел.
   - Как тебя зовут? - поинтересовался он, одной рукой обхватывая тоненькое тельце, чтобы не выпала во время полета, а второй подбирая повод повыше, чтобы Ацейр не вздумал выделывать кульбиты в небе.
   - Литта, - отозвалась рыжуля, слегка поерзав, чтобы устроится поудобнее, а затем тихо взвизгнув, когда дракон сделал первый шаг. Под стальной чешуей задвигались мышцы, а затем ящер мощным прыжком послал тело вверх, распахивая крылья и ловя ими потоки холодного северного ветра.
  

***

  
   Литта
  
   Поначалу привыкнуть к немного суматошной, необычной и пестрой, как крылья бабочек, жизни Хозяев оказалось очень сложно. Мир вокруг был куда больше, чем виделось ей даже в самых отчаянных детских грезах. Еще когда ее только забрали из дома родителей, и красивый всадник вез ее на своем драконе в новую жизнь, Литта глаз не могла отвести от проносящегося далеко внизу, под крыльями гиганта, великолепия. Этот ветер в лицо, эти блики, пляшущие на стальной чешуе, снились ей теперь каждую ночь. Они навсегда изменили жизнь рыжей девочки из крошечной деревушки у подножия северных гор, сделав ее яркой и необыкновенной.
   Магия полета ее очаровала раз и навсегда, а вот страх пришел позже. Огромный горный комплекс подавлял, вокруг находилось слишком много незнакомых людей, и девочка запоздало осознала, что красивый блондин, так заботившийся о ней во время путешествия, абсолютно чужой и незнакомый ей человек. Она знала, что Хозяева их защищают, и потому жалась ближе к мужчине. Но он оставался рядом совсем недолго - привел к какому-то старику, седому и морщинистому, как староста ее родной деревни, погладил по волосам и, сказав, что все будет хорошо, ушел. С тех пор она его видела всего несколько раз, и то мельком.
   Старик не стал с ней возиться, передал одной из своих бывших учениц. Келла не смогла заменить девочке мать, но хотя бы стала другом, ее первым другом в этом странном и страшном мире, где драконы были проще и понятнее, чем люди.
   Ей дали несколько дней, чтобы обжиться в выделенной комнате, а затем вызвали к Мастеру. Он входила с комнату, чувствуя настоящее благоговение. В первый раз, она даже не поняла, что этот старик с добрым лицом носит такой высокий титул. Они были самыми почитаемыми из Хозяев, самыми мудрыми из всех живущих.
   Мастер улыбался. Как она поняла позже, он почти всегда улыбался младшим детям. Он сидел в кресле у камина, на круглом каменном столике исходила паром большая чашка с чем-то ароматным, а у дальней стены большого зала спал дракон. Большой и черный, как ей показалось, крупнее того, на котором ее привезли сюда. Гигант приподнял увенчанную рогами голову, покосился на нее золотым глазом и снова заснул, не сочтя ее интересной.
   - Проходи, Литта, - Мастер говорил спокойно и негромко, но девочка вдруг оробела. Она не знала как вести себя с этим человеком. Ко всему прочему в комнате так же присутствовали два молодых человека лет на пять постарше нее самой. Парни разглядывали ее с интересом и легким раздражением, что заставило девочку внутренне сжаться. Она прекрасно помнила, как в деревне взрослые мальчишки очень неохотно принимали ее саму и подруг в свои игры, а эти красивые и одетые в темные, с иголочки одежды маги вряд ли стали бы вести себя иначе. Но ослушаться она не смогла и направилась к Мастеру, надеясь, что не кажется сейчас неловкой и неопрятной.
   - Литта, эти уважаемые молодые люди, - старик кивнул на мальчишек, которые как по команде вытянулись в струнку, - будут за тобой... присматривать и помогать тебе. Я бы хотел, чтобы вы стали друзьями.
   Парни переглянулись. Литта с интересом рассматривала их, правда, не забывая коситься на Мастера. Оба были выше нее, черноволосы и смуглы, только у одного глаза были светлые, зеленые или синие, ей было не видно, а у второго черные. Светлоглазый к тому же был лохмат, будто его причесали все ветра в этих горах, а темноглазый завязывал хвостик. Судя по тому, как приятели переглянулись и синхронно поморщились, они были не в восторге от приказания мастера. Девочка насупилась.
   - Я не маленькая, - буркнула она, поднимая на старика взгляд.
   - Этого и не было сказано, - мягко улыбнулся мужчина. - Но ты новенькая, и ребята помогут освоиться и объяснят правила. Обычно дети попадают к нам раньше и учатся все вместе. Тебе придется многому учиться и быстро. Ты же не хочешь отставать?
   Отставать ей не хотелось. Она знала, что только лучшие становятся драконолетчиками. А получить своего красивого летуна очень хотелось. Она уже представляла, как однажды будет лететь на белоснежном ящере и как обязательно повстречает того Хозяина, который нашел ее. И какое восхищение появится в его глазах...
   - Ну, вы знакомьтесь, - быстро завершил общение Мастер. - Надеюсь, они помогут тебе освоиться, Литта. И что обойдется без эксцессов, - при этом он выразительно покосился на парнишек.
   Литта выбралась из дома старика, не зная, плакать ей или радоваться. С одной стороны, хотелось верить, что эти двое негаданных учителей действительно станут тем мостиком, что позволит ее новой, но такой желанной мечте стать былью. С другой, Литта всегда была бойкой девочкой, и опыт драк с деревенскими мальчишками показывал, что не все так просто.
   - Эй, ты куда собралась? - раздалось ей в спину. Оба надсмотрщика стояли в коридоре, явно и сами слегка растерянные от свалившегося на них "счастья".
   - К себе в комнату, - отозвалась девочка и снова зашагала, надеясь, что ребята отстанут.
   - Меня зовут Кархан, - пристроился справа светлоглазый брюнет, приноравливаясь к ее ходьбе.
   - Нарак, - куда менее жизнерадостно произнес темноглазый "хвостатик", когда малышка покосилась на него.
   - А я Литта, - буркнула рыженькая и нахохлилась. Общаться с ними не тянуло.
   - Мы в курсе, - все так же невесело отозвался Нарак.
   - Так, а ну перестаньте, - неожиданно повысил голос Кархан, да так, что девочка споткнулась. - Вы вообще приказ Мастера слышали?
   - Дружить я с вами не буду, - проворчала Литта.
   - Но учиться будешь? - подначил светлоглазый, локтем подталкивая приятеля. Тот вздохнул, как старый больной ослик, на котором старушка-соседка возила воду, и предложил:
   - Давай хоть погуляешь с нами.
   Литта пожала плечами, но отказываться не стала. Не ей нарушать приказ Мастера.
   - А почему я буду с вами учиться? - поинтересовалась она, пиная попавший под ноги камушек.
   Парни на этот вопрос ответить так и не смогли, зато чуть позже соображениями поделилась Келла. Случилось это лишь через два года, когда уже освоившаяся и повзрослевшая Литта помогала ей с одной из привезенных малышек пяти лет отроду. По ее словам, маленьким деткам было проще - они находились в компании сверстников, и росли все вместе. Ей же, как попавшей на обучение позже, нельзя было учиться с малышами - она бы с ними заскучала и так ничего бы и не постигла. Не место ей было и среди сверстников, которые к этому возрасту уже знали и умели много такого, что ей было в диковинку. Они бы не дали ей учиться, лишь насмехаясь над неумехой. А вот старшие уже были достаточно ответственны, чтобы ей не навредить, но при этом все еще оставались детьми. К ним она тянулась, и это заставляло расти над собой. Литта вынуждена была признать, что это так, хотя задавакам Кархану и Нараку она бы в этом никогда не призналась. За эти два года она постигла все то, чему учили будущих Хозяев с раннего детства, и в этом была заслуга ребят. Ну и самой Литты, конечно, ведь она была прилежной и старательной.
   С ребятами она все же основательно сдружились, и теперь троица была неразлучна. Наверное, именно из-за этого она так и не сошлась характерами со сверстницами. С парнями всегда было веселее, а обсуждать платья и мальчиков ей казалось попросту странным. Зато вот поддержать забавы и аферы, которые придумывала неугомонная парочка ее друзей, Литта всегда была рада. Мальчишки быстро смекнули, что третий маг явно будет полезен, и поднатаскали ее в этом деле, чтобы малявка-неумеха не попалась и не выдала напарников. Теперь у Литты получались такие фокусы, о которых она и мечтать не могла, сидя в родной деревне. Ведь у нее почти не было проявлений дара, а редкие самовозгорания в доме или сенях всегда можно было списать на искры из кузницы, где работал отец.
   Тогда же начались и уроки с Мастером. Раз в несколько дней она приходила к Кейхему на индивидуальные занятия. Каждый раз она уходила с головной болью от напряжения и довольной улыбкой на лице, потому как старик никогда не ставил перед учениками заданий, которое те не смогли бы выполнить. Правда, прежде чем наступал желанный миг, со студиозуса успевало семь потом сойти, но Мастер всегда четко знал ту грань, за которой находил полное истощение моральных и магических сил и никогда не заставлял пересекать оную. По большому секрету Нарак сообщил подруге, что подобные уроки давались лишь тем из магов, у которых были шансы успешно пройти ритуал избрания драконом. И после этих слов мечта Литты лишь окрепла, и на каждый урок она приходила с твердым намерением не подвести Кейхема и саму себя.
   Во время одного такого урока и произошла долгожданная для Литты встреча. Дверь распахнулась, и под своды комнаты-пещеры решительно вступил человек, произвести впечатление на которого она так мечтала. Стремительной походкой он пересек помещение, вежливо поздоровался и опустился в кресло напротив Мастера. Даже не взглянув на девочку, но ее это сейчас мало заботило. Она во все глаза смотрела на того, кто позволил ей приобщиться к миру, где была магия и драконы. Он почти не изменился за прошедшие два года, разве что стал чуть шире в плечах.
   Литта смотрела на него во все глаза, все ожидая момента, когда Ксархин обратит на нее внимание, и на его лице появится улыбка, которую она так хорошо запомнила. Но он даже не глянул на нее - так, скользнул равнодушным взглядом холодных зеленых глаз.
   - Литта, оставь нас, пожалуйста, - Кейхем ласково и чуть извиняющееся улыбнулся ученице. - Продолжим завтра.
   Девочка надеялась, что звучание ее собственного имени пробудит в памяти идеала какие-то воспоминания - но напрасно. Он только нетерпеливо нахмурился, словно она ему мешала. Рыжуля вылетела за дверь, как ошпаренная, и бросилась к себе. Ее душили слезы от незаслуженной обиды и злости. Подумать только, она так надеялась, что Ксархин станет ей другом, что придет на ее избрание, а вместо этого человек, изменивший навсегда ее жизнь, даже не узнал девочку!
   Впрочем, порыдать над осколками мечты и пожалеть саму себя за наивность не дали. Заявившиеся друзья довольно быстро заставили ее отвлечься и на время забыть про холодного красавца. Наверное, в тот день она еще немного повзрослела, потеряв часть из своих надежд.
   Позже она узнала от Мастера, что Ксархин приходил поблагодарить и попрощаться. Он возвращался в патруль, причем его посылали в самую опасную зону, и не знал, когда в следующий раз сможет повидаться со старым учителем. Девочка в сердцах пожелала ему сломать свою дурную башку, но потом устыдилась.
   А потом снова побежали обычные дни, заполненные рутиной, учебой, веселым смехом и улыбками. Если первоначально, когда ее только пристроили на обучение к Кархану и Нараку, над нею подтрунивали, то теперь дело обстояло несколько иначе. Девочка хорошо запомнила, что сверстники парней смеялись, говоря, что тем навязали мелкую спиногрызку. Литта обиделась, но Кархан как-то сумел спустить все на тормозах, и постепенно к ней привыкли, начав считать кем-то вроде младшей сестренки ребят. Так что теперь у нее было довольно много взрослых приятелей, которые были совершенно не прочь поболтать со славной рыженькой малявкой.
   Была, правда, и ложка дегтя в этой симпатичненькой бочке меда. Неожиданно для себя Литта попала в неудобное положение, когда оказалось, что ее друзья пользуются невероятной популярностью среди магичек. Теперь Литту, как лучшую и ближайшую подругу красавчика Нарака и Кархана, либо откровенно ненавидели, либо набивались к ней в друзья. И это порядком раздражало довольно прямолинейную и не терпящую фальши девушку. Устав от нападок, Литта решила, что лучше всего будет спрятаться от надоевших ей старших девушек, и лучшего места, чем комната парней, для этого было не придумать.
   Обычно вечера девушка проводила за учебниками или в компании друзей, если ее приглашали, но на этот раз парни были пусть и косвенными, но виновниками ее проблем. Так что как только Мастер отпустил ее после занятий, Литта направилась к ним.
   Комната, в которой жили ребята, была расположена довольно далеко от дома Келлы, в котором все еще жила рыженькая, но зато считалась самой лучшей из доступных ученикам. Большая естественная пещера разделялась на три комнаты искусно созданными перегородками из живого камня. Они постоянно изменялись, поскольку каждый их жильцов считал необходимым внести свою лепту в их развитие. В ход шла всевозможная магия, за счет которой внешний облик пещеры постоянно изменялся. Как парням удалось оторвать такую редкость, Литта не знала, но втайне мечтала переехать туда, когда приятели пройдут церемонию избрания.
   Без стука толкнув не запертую дверь, как привыкла это делать, девушка застыла на пороге, созерцая картину несколько растерянных ее визитом Кархана и Нарака в компании двух магичек. Самым логичным в этом случае было бы пробормотать извинения и быстренько уйти. Вот только эти две красавицы порядком достали Литту расспросами о ее старших товарищах, что в ученице Кейхема взыграло упрямство и природная женская вредность.
   - А меня Мастер к вам заниматься отправил, - немного капризно заявила она, закрывая за собою дверь и стараясь не смотреть, как одна из девушек судорожно поправляет сбившуюся с плеча рубаху. То, что она смогла кого-то пристыдить, грело неимоверно.
   Направляясь к диванчику, она успела заметить, как переглянулись парни, а потом с невозмутимым видом села прямехонько между девицами. На Карахана с Нараком она была сейчас зла, раз уж они предпочли ее общество этим двум недалеким девушкам, у которых в голове были только мысли о парнях, то она им этого не подарит. Наклонившись, она цапнула со стола булочку и принялась ее жевать, чтобы не пришлось придумывать новые бессмысленные фразы.
   - Так что там Мастер сказал отработать? - тон Нарака ничего хорошего не предвещал, что Литту расстроило и одновременно с тем разозлило еще больше.
   - Преобразование стихийной энергии, - елейным голосом отозвалась она. - Сам знаешь, с огнем у меня проблем нет, а вот с землей... К тому же где этим заниматься, как не в вашей уникальной пещере?
   - Приказ есть приказ, - нарочито грустно поддакнул Кархан. - Простите, девушки, у нас внеплановый урок.
   Литта с энтузиазмом давилась булочкой всухомятку, пока парни выпроваживали девиц. В их сторону девушка старалась даже не глядеть, чтобы случайно не выдать себя злорадной ухмылкой, которая кривила губы. Нарак вернулся первым, упал в кресло напротив и молча принялся буравить ее взглядом, но вопросов пока не задавал.
   - И зачем тебе понадобилось это представление, маленькая вредина? - Кархан, стремительно пересекший комнату, устроился на подлокотнике дивана и тоже принялся с интересом разглядывать рыжую. Но в его глазах ей почудились смешинки.
   - А ты считаешь, что я мечтала о дополнительных часах отработок? - упрямо гнула свою линию девочка.
   - Ты могла бы и сама отрабатывать заклинания, - произнес Нарак, слегка поджав красивые губы. Он явно был недоволен ее присутствием и не особо это скрывал.
   - И разнести все жилое крыло? Сам знаешь, что у меня не всегда получается то, что нужно, - Литта совершенно не кривила душой, поскольку лучше всего ей удавались огненные заклинания, довольно сильные и разрушительные. А вот с другими стихиями дела обстояли значительно хуже.
   - Ладно, убедила, - хмыкнул Кархан, - но с землей у нас лучше управляется Нарак, сама знаешь. Вы тут разбирайтесь, а я пойду нам чайку подогрею.
   Нарак скрипнул зубами, Литта же улыбнулась, состроив невинную мордашку. Его раздражение из-за изгнания красоток согрело душу, как и то, что теперь им весь вечер предстоит провести вместе, пусть и отрабатывая скучнейшие приемы. Польза от этого была двойная - и заклинание станет понятней, потому что приятели умели объяснить буквально на пальцах, и просто приятно будет посидеть в их компании.
   Когда на следующий день она продемонстрировала Мастеру, чего добилась всего за один день, то очень надеялась, что он спросит о причине подобной успешности. Мастер ее не разочаровал, и девочка с восторгом рассказала, каким замечательными помощниками стали парни. Логично, что после этого она получила совет и дальше практиковать такие занятия, если она хочет все же как можно быстрее и лучше развить свой дар. Литта ликовала: по сути, она только что аннулировала сказанную накануне ложь и получила возможность и далее безнаказанно бывать у парней вечерами, не придумывая пространных отговорок.
   А значит, и противные девицы, что околачивались по вечерам в комнате парней, получат от ворот поворот. Ведь в конце-то концов, что значат эти дурочки? А вот Литта этим парням друг и ученица, а значит, и внимание должны уделять ей. С этой мыслью девочка отправилась разыскивать Нарака и его неразлучного приятеля. Авось еще какое заклинание покажут?
  
   Кархан
  
   Когда Литта зачастила по вечерам, его подозрения начали только крепнуть. В целом, целеустремленность этой малышки Кархана забавляла и восхищала. У девочки помимо явного магического таланта был еще и характер - те качества, которыми обладал каждый, кто успешно проходил ритуал избрания и обзаводился драконом. Впрочем, несмотря на позитивные моменты от этих вечерних посиделок, негативные тоже были в наличии. И основным стало полное отсутствие личной жизни. Рыжая напасть с торчащими во все стороны лохматыми прядками словно чуяла, когда к комнате парней приближалась хоть одна особа женского пола, и тут же оказывалась рядом с новым заданием от Мастера, корзинкой булочек или ссадиной на локте. Приходилось заниматься ею и только ею, потому как ценную малявку нельзя было ни выгнать, ни даже отчитать, ведь формально она была абсолютно права.
   Быстро разгадавший ее уловку Кархан от души посмеялся над "ревнивой шмакодявкой", но поспешил принять меры - девицы все еще злобно на нее косились, но лезть в душу или шептаться за спиной перестали. В очередной раз, когда малышка прискакала "заниматься", а Нарак готов был взвыть из-за очевидного провала предстоящего свидания, Кархан решил нейтрализовать Литту.
   - Слушай, мелочь, хватит уже грызть граниты наук. Или ты решила, не дожидаясь избрания, стать умнее Мастера? - подначил он, сгребая в небольшую сумку несколько оставшихся с завтрака ватрушек и баклажку с водой. - Пошли погуляем.
   - Надо еще заклинание повторить, - закосила под дурочку Литта, но он прекрасно видел, что глазенки загорелись любопытством.
   - Вот на ходу и повторишь, - заверил ее Кархан, едва ли не подпихивая девочку к выходу.
   - А Нарак с нами не пойдет? - почти жалобно пискнула девчушка.
   - Да у него голова болит с утра, пусть отдыхает, - вечно растрепанный брюнет на ходу подмигнул приятелю, заодно давая понять, что у того есть время до их возвращения. Не очень скорого, так как Кархан планировал показать мелкой одну довольно дальнюю пещеру с уникальными кристаллами.
   Литта была в восторге от того, что ее выгуливают и сейчас очень напоминала щенка, готового гоняться за собственным хвостом. Похоже, она и сама засиделась за учебниками, и была рада возможности избежать очередных отработок. Это даже на некоторое время заставило его усомниться в своих выводах относительно мотивов ее поступков. Впрочем, ненадолго.
   - Кархан, а скажи, пожалуйста, - рыжая стремительно превращалась из скачущего на одной ножке мелкого бесенка в застенчивую девушку-подростка, - а вы с Нараком давно знакомы?
   - Мы попали к Мастеру в один год, так что уже давненько, - кивнул молодой человек, уже смекнувший, о чем пойдет речь. Впрочем, он не преминул провокационно поинтересоваться: - А чего вдруг такой интерес?
   - Просто вспомнила, как ты говорил, что тебя, как и меня, привезли сюда из дому, а у Нарака оба родителя летают, - бесхитростно отозвалась Литта.
   - Да, он из семьи драконолетчиков, причем они оба ри, - кивнул Кархан, не без ехидцы наблюдая за несколько восторженным вниманием девчушки. - У его родителей пункты приписки на разных концах континента, так что видятся они редко.
   - Это грустно, - после некоторого молчания отозвалась она.
   - Литта, - Кархан понял, что сейчас должен будет состояться разговор, который лучше было бы проводить не ему, по сути мальчишке восемнадцати лет отроду, которому такие вопросы как брак вообще были далеки, - Хозяева вообще не признают такого понятия, как брак. У нас... у них есть драконы.
   - Не поняла, - и она действительно не понимала. Кажется, прелестная рыжая головка все еще была забита той сентиментальной чушью, что так нравится крестьянским дочкам. Истории любви на всю жизнь, сладенькие до оскомины, были хороши для дурех, которых просватывали еще в колыбели, но никак не для Хозяев драконов. А Литта все же слишком поздно попала на обучение и некоторые вещи ей были совершенно чужды и странны.
   - Точно не скажу, но говорят, что после избрания Хозяин и его дракон становится единым целым, - Кархан лишь повторял слышанное ранее, к чему сам относился с долей прагматичного сомнения. Вот только не позволил прозвучать в голосе легкой иронии, чтобы не испортить эффект. - Говорят, что дракон становится единственной и абсолютной любовью. Тебе же неоднократно уже говорили, что Хозяева отличаются от обычных людей.
   - Ну, я думала, что это из-за магии, - замялась девочка.
   - Ты видела штатных магов и целителей. Хоть у одного из них есть дракон? - передразнил брюнет. Видя, как мелкая сникла, он уже мягче добавил: - Вот в этом и вся разница. Свою жизнь Хозяин делит только со своим летуном. Случается, конечно, и любовь, и привязанности, но все равно самой важной и самой стойкой остается связь с драконом. Родителям Нарака еще повезло, они в прекрасных отношениях друг с другом и своим сыном.
   - Но они его отдали, - опять Литта пыталась подогнать ситуацию под привычные ей стереотипы.
   - Спроси у него сама, в обиде он на них за это или нет, - посоветовал Кархан, прекрасно зная, как обстоят дела. Впрочем, он так же понимал, что снова залившаяся краской малышка подобного вопроса его другу не задаст. - Слушай, лучше забудь обо всем том, что тебе наговорили в родной деревне, - попробовал зайти с другой стороны парень. - Ты перестала принадлежать к обычным людям в ту самую секунду, когда поднялась в воздух с нашедшим тебя Хозяином. И человеческие законы и понятия на тебя теперь не распространяются.
   Похоже, настроение Литты мгновенно скатилось к нулю, так как теперь она шла, опустив взгляд к каменному полу и пиная попадающие под ноги мелкие камушки.
   - Эй, маленькая, не вздумай унывать, - Кархан спохватился, что мог перегнуть палку, - пойдем быстрее, я сейчас покажу тебе удивительное место. А если будет так плестись, то вернемся лишь к завтрашнему вечеру.
   Не сказать, что рыжуля сильно повеселела, но ногами стала перебирать быстрее. Так что довольно быстро они выбрались на хрупкий каменный мостик, соединяющий переходы внутри горы с нужной им пещеркой. Днем там, конечно, было бы красивей, поскольку внутрь через специально прорубленную шахту попадали солнечные лучи, но и в свете магического шарика здесь было очень неплохо. Розетки странных, розовато-сиреневых кристаллов в беспорядке росли на стенах, полу, даже на потолке. С виду они напоминали бледные аметисты, но внутри прозрачных камней словно клубилась молочная дымка.
   - И это все? - разочарованно протянула Литта.
   - Не совсем, - Кархан усмехнулся и щелкнул ногтем по ближайшей друзе. Раздался мелодичный звон, похожий на пение падающих льдинок.
   Это была музыка, сочетание нот и разноцветных бликов производили восхитительное впечатление. Литта застыла, наблюдая за этим волшебством с широко распахнутыми глазами и даже слегка приоткрыв рот.
   - Ну что, не жалеешь, что пришли? - поинтересовался парень, когда вызванная им мелодия постепенно затихла.
   - Нисколечко, - завороженно прошептала малявка. - А можно еще?
   - Лучше часто их не тревожить, кристаллы погибают, если слишком часто заставлять их петь, - предупредил парень, тем не менее, еще раз щелкая по друзе. Малявка заслужила еще немножечко волшебства.
   Проводив девочку до ее комнаты, Кархан направился к себе. Нарак еще не спал, но и гостьи не наблюдалось, чему морально уставший от этой прогулки и растрепанный больше обычного парень был только рад. Им сейчас необходимо было переговорить так сказать "по горячим следам", и присутствие свидетелей стало бы явно лишним.
   - Кажется, наш спиногрызик подрос, - задумчиво заявил он, не снимая сапог заваливаясь на диван и запуская руки в и без того торчащие в разные стороны волосы.
   - Что, теперь она мечтает не о шалостях, а о тряпках? - Нарак был ленив, благостен и доволен, как кот, безнаказанно умыкнувший миску сливок.
   - О тебе она мечтает, дурень, - проворчал Кархан, запуская в приятеля подушкой. - Почти все время я вынужден был отвечать на вопросы о тебе.
   Нарак некоторое время молчал, но с его лица сошло выражение абсолютного довольства жизнью.
   - Мне только сцен ревности от малолетки не хватает, - раздраженно произнес он. - И хуже всего, что из-за приказа Мастера мы должны с ней продолжать видеться едва ли не ежедневно.
   - Она попыталась нами манипулировать, - хмыкнул Кархан, но затем куда серьезней глянул на друга: - Даже и не думай показывать, что тебя раздражает ее детская влюбленность.
   - А что, мне ей конфеты носить? Слушай, она же еще ребенок совсем, - рыкнул Нарак.
   - Вот про это себе и напоминай: она еще ребенок. А значит, никаких поползновений в ее сторону. Прикинься слепым и глухим идиотом, не понимающим любых намеков, и продолжай ее учить, больше ничего не остается, - развел руками лохматый парень.
   - Да почему я? - Нарак был еще и растерян. - Ты же всегда с ней больше общался да и понимал лучше.
   - Может, именно поэтому она и видит во мне только друга, - хохотнул Кархан, порадовавшись, что его миновала участь быть объектом воздыхания рыжика.
   - Значит, попробую стать самым скучным в мире учителем, чтобы она от меня устала и переключилась на тебя, - постановил приятель. - Но, кроме шуток, ведь надо что-то делать с этими ее ежедневными визитами. А то ведь девушки в обиде. Тебе, кстати, привет просили передать.
   - Будем гулять с ней по очереди, водить во всяческие интересные места и следить, чтобы она не заскучала, - вздохнул Кархан, с тоской предвидя будущие "прогулки". Правда, он тут же подсластил самому себе пилюлю: - Кстати, завтра эта почетная миссия поручается тебе, я сегодня ей уже показал поющие кристаллы.
   - Ты гад, - постановил приятель. - А мне теперь напрягаться, чтобы придумать занятие.
   - Это было весьма романтичное место, уверен, что стоило бы вести ее туда именно тебе? - провокационно поинтересовался молодой человек. Крыть было явно нечем.
   - Ладно-ладно, я тебе это еще вспомню, - проворчал Нарак.
   - И не забудь, что собирался быть скучным, - елейным голосом пропел лохматый и поспешил скрыться в своей комнатке, пока разъяренный соученик не придумал какую-то гадость.
   Предложенный вариант с "дежурством" оказался весьма удачным. Литта была счастлива, что ей уделяют внимание, а у парней хватало времени и на иных представительниц противоположного пола. Так продолжалось чуть больше недели. И когда в один из вечеров их малолетняя мучительница не пришла, молодые маги вздохнули с облегчением. Похоже, Мастер сменил гнев на милость и нашел малявке иное занятие. Пойти проверить свои выводы никто не додумался, чтобы не накликать на головы новых "приключений".
   Так что парни преспокойно отгуляли два вечера в компании прекрасных дам и легкого вина, которое позволено было пить воспитанникам старших годов обучения. Наутро их отправили на дальний полигон, обучаться управлять драконами, и там они застряли еще на четверо суток. В том, что с малявкой все будет в порядке, никто не сомневался - у них частенько случались такие вот учебные выезды, и это время Литта проводила либо с Мастером, либо помогая Келле.
   Эту практику каждый ученик ждал с нетерпением и предвкушением, ведь у каждого из них был шанс стать драконолетчиком. Хозяином. Это позволяло им приобрести необходимые для каждого ри навыки обращения с ящерами, а самим драконам познакомиться с претендентами. Конечно, даже такие занятия не гарантировали, что все ученики успешно пройдут церемонию избрания, а потому изначально их готовили, как универсалов, обучая боевой и целительской магии, экономике, праву и еще куче всего, что могло бы пригодиться в дальнейшем. Те, кто все же обретал дракона и становился полноправным Хозяином, направлялись на ближайшие пять лет на обязательную военную службу, у остальных же был выбор, какую стезю избрать в дальнейшем. Это же касалось и девушек-Хозяек - они вполне могли не вступать в армию, а стать тиа - воспитательницами.
   Довольные, хотя и уставшие, так как поблажек молодым людям никто не делал, парни вернулись домой. Жизнь пошла как обычно, наполненная повседневными заботами и занятиями. Когда в конце второго дня на пороге спальни Кархана возник задумчивый Нарак, взъерошенный маг с удовольствием отложил учебник и приготовился слушать.
   - У меня возник один вопрос, - гость слегка хмурился, - а куда делась Литта?
   - Учится... наверно, - растерялся парень. - Я ее не видел сегодня. Да и вчера тоже.
   - А до этого мы были на полигоне, а до этого она два дня не приходила, - перебил Нарак. - Кархан, у нас воспитанница пропала!
   - Мы уроды, - пробормотал молодой человек, спешно натягивая куртку.
   - А если узнает Мастер, то еще и покойники, - согласился его друг.
   Путь до комнаты воспитанницы они проделали раза в три быстрее обычного. Вот тольку толку эта спешка принесла ноль - дверь была заперта и опечатана охранным заклинанием, не среагировавшим на молодых людей и не впустившим их во внутрь.
   - Она может быть у Мастера? - очень неуверенно произнес Кархан, заранее зная ответ. Друг ответил ему скептическим взглядом и легким поджатием губ. - Может, к Келле направилась? - продолжил гадать парень.
   - Или в пещеру с кристаллами, или на смотровую площадку, или гулять по дальним коридорам... Она может быть где угодно, - раздраженно перебил Нарак.
   - Тогда перестань ныть и иди ее искать! - не выдержал растрепанный маг. - Если не найдем через два часа, встречаемся здесь.
   Вечер перестал быть томным. За столь короткий промежуток времени для молодых мага успели оббегать едва ли не весь Илмар, но поиски не увенчались успехом. Когда Кархан вернулся к комнате Литты, Нарак уже сидел там, подперев стену. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять: ему так же не повезло.
   - Она хоть вернется сюда ночевать? - раздраженно бросил парень, запуская руки в волосы, словно этот жест помог думать.
   - А может не прийти? - покосился на собеседника Нарак, сейчас выглядевший отнюдь не так утонченно как обычно.
   - Глупости, она еще малолетка для ночевок в чужих постелях, - хмыкнул Кархан, осознав, что сморозил глупость.
   - Ну, может она у подруги осталась? - предположил приятель, но вышло у него почти что беспомощно.
   - У какой? Девчонки ее раздражают. Так что мы ей вместо подруг. А у нас ее точно нету, - проворчал молодой человек, продолжая превращать свою шевелюру в подобие вороньего гнезда.
   - Значит, ждем здесь до утра, и если не придет, придется с повинной идти к Кейхему, - после довольно продолжительного молчания подвел итог Нарак. - Меня утешает мысль, что Мастер вызвал бы нас, случись что с малявкой.
   Кархан поморщился.
   - Если это всплывет, то придется объяснять, как мы допустили подобное, - озвучил он мысль, которая наверняка мучила и его товарища по несчастью.
   - Потому что мы радовались, когда избавились от раздражающего присутствия влюбчивой малолетки, - раздраженно огрызнулся Нарак.
   - Меня она не раздражает, - Кархан не знал, то ли друг на самом деле озвучил то, что чувствует, или просто в нем говорил страх за Литту и раздражение за собственную оплошность. В любом случае с этим тоже надо было что-то делать. Но позже.
   Сидение "в засаде" все же принесло свои плоды. Искомая рыжая заявилась почти в полночь, весело насвистывая, и очень удивилась, увидев, кто поджидает ее под дверью. Судя по злой и немного испуганной мордашке, сюрприз ей не понравился.
   - Так-так, наша девочка явилась, - Кархан, успевший за эти часы передумать три десятка разных вариантов того, что могло произойти с несносной малявкой в их отсутствие, был на взводе. Просто варианты были один другого гаже. - Нагулялась?
   - А что вы тут делаете? - девочка нахмурилась.
   - Тебя пол ночи искали, - Нарак, очевидно, тоже был отнюдь не благостен и спокоен.
   - С какой бы радости? Раньше не утруждались особо, - неожиданно для парней огрызнулась Литта, сделав шаг им навстречу.
   - Сбавь тон, - нахмурился приятель Кархана.
   - Не дождешься, - фыркнула девчонка. - Где вы шлялись? Устроили безостановочный марш-бросок по девицам, раз про меня столько времени не вспоминали? Ну так не вспоминайте и дальше, у меня и без вас друзей хватает.
   Пока ошарашенные таким напором парни пытались найти достойный ответ, Литта быстро прошла ко входу в свою комнату и толкнула дверь, но лишь для того, чтобы через секунду захлопнуть ее прямо перед носом у неудачливых воспитателей.
   - И что это было? - оторопело поинтересовался Нарак у захлопнувшейся створки.
   - Пошли отсюда, - вздохнул Кархан. Вот он как раз прекрасно понял, что к чему, но говорить под комнатой девчонки не хотелось - некоторые вещи для ее ушей не предназначались.
   - И кто мы ей, если не друзья? - взорвался Нарак, стоило лишь вернуться в свои комнаты.
   - Ты еще недавно говорил, что она тебя раздражает. Не находишь несоответствий? - мрачно пошутил Кархан, просто чтобы не продемонстрировать, насколько резанула его фраза друга.
   - Ты меня будешь лечить или поговорим про нее? - уже куда спокойнее спросил собеседник. - Что теперь делать?
   - Мириться с ней, и чем быстрее, тем лучше, - пожал плечами Кархан, для которого это было очевидно: - Надо поговорить с нею по душам.
   - Я только все испорчу, - заметил Нарак и его друг вынужден был с ним согласиться.
   - Да, скорее всего, так и будет, - спокойно согласился взъерошенный парень. - Она не воспримет тебя адекватно, а ей сейчас очень нужна поддержка. Если я хоть что-то понимаю в девушках, она сейчас плачет. Твое присутствие еще больше запутает дело, так что пойду я.
   - И ты мне все это говоришь для того, чтобы... - сделал нетерпеливую мину Нарак.
   - Чтобы ты, во-первых, сидел здесь и не совался, а, во-вторых, меня дождался. Попробую выяснить, что с ней происходит, - вздохнул Кархан.
   Друг только кивнул, было очевидно, что ему сейчас очень не по себе. Несмотря на ситуацию, это даже слегка насмешило Кархана, привыкшего к несколько иной линии поведения уверенного в себе и несколько надменного молодого мага.
   В который раз за вечер он направился к комнате Литты, и аккуратно постучал, надеясь, что его все же впустят с первого раза и не придется еще пару часов провести, сидя на холодном каменном полу коридора. Девочка не ответила, но и дверь оказалась не заперта, так что парень беспрепятственно вошел и осмотрелся. Комнатка у младшей воспитанницы была значительно меньше той, которую делили они с Нараком. Даже в доме вырастившей ее летчицы, который малявка покинула совсем недавно, у Литты был закуток побольше этого чулана. Но хозяйственная девочка даже сюда умудрилась впихнуть какие-то шкафчики, тумбочки и даже красивую, хоть и видавшую виды ширму, которая разделяла комнатку на две части. И за этой ширмой сейчас кто-то жалобно хлюпал носом.
  
   В который раз за вечер он направился к комнате Литты, и аккуратно постучал, надеясь, что его все же впустят с первого раза и не придется еще пару часов провести, сидя на холодном каменном полу коридора. Девочка не ответила, но и дверь оказалась не заперта, так что парень беспрепятственно вошел и осмотрелся. Комнатка у младшей воспитанницы была значительно меньше той, которую делили они с Нараком. Даже в доме вырастившей ее летчицы, который малявка покинула совсем недавно, у Литты был закуток побольше этого чулана. Но хозяйственная девочка даже сюда умудрилась впихнуть какие-то шкафчики, тумбочки и даже красивую, хоть и видавшую виды ширму, которая разделяла комнатку на две части. И за этой ширмой сейчас кто-то жалобно хлюпал носом.
   - Литта, - позвал он, но дожидаться приглашения все же не стал, направившись к девочке. - Мы повели себя по-скотски, но уже осознали и просим прощения.
   - Уходи, - послышался закономерный ответ. Звучал ее голос приглушенно, из чего Кархан сделал вывод, что сейчас маленькая магичка уткнулась лицом в подушку, чтобы не демонстрировать заплаканное лицо.
   - Ну нет, так не пойдет, - решительно заявил он, отодвигая ширму и усаживаясь на постель рядом с малявкой. Судя по тому, во что превратились одеяла и подушки, прежде чем начать реветь, Литта вымещала злость на них. Кархан сгреб девчонку в охапку, и держал до тех пор, пока она не перестала брыкаться и вырываться. - Литта, хочешь злиться - твое право, но мы и так оставили тебя одну слишком на долго. Так что я никуда не уйду.
   - Вы про меня забыли, я вам не нужна! - взвизгнула девочка и тут же затихла, словно у нее разом закончились силы, чтобы продолжать психовать.
   - Литта, сначала мы подумали, что ты перестала приходить из-за заданий Мастера, - Кархан решил воспользоваться паузой и быстро объяснить ей ситуацию. - А потом нас отправили на практику. Мы пришли, как только вернулись, - вот тут-то он покривил душой против правды, но лучше было подсластить пилюлю.
   - А сообщить, что вы улетаете, вам было недосуг? - глухо поинтересовалась малявка. Она еще хлюпала носом, но уже не так безнадежно.
   - Извини, думали, Мастер сообщит, - окончательно спихнул все на начальство молодой маг.
   - Но все равно вы меня посчитали дурой, - угрюмо произнесла Литта. - Не задумались, почему я перестала приходить? Не поняла, что вы меня друг другу спихиваете?
   - Так, - Кархан развернул ее к себе лицом. - Давай начистоту? Ты сидела у нас каждый вечер. А у нас должно быть личное пространство. У нас есть друзья, которые тебя старше и с которыми тебе будет не интересно, потому что ты не поймешь наших разговоров. Мы можем обсуждать задания Мастеров, до которых тебе еще надо дорасти.
   - Все дело в том, что я маленькая? - опять вспылила девочка.
   - Да нет же! Дело в разных уровнях подготовки. Ты, скорее всего, могла бы это понять, но ты не знаешь всей картины, а это может сказаться на твоем образовании. Тебе не стать Хозяйкой, если ты не будешь учиться постепенно, - постарался достучаться до нее Кархан. Давить на больное было подло, но действенно - малявка стала прислушиваться. - И потом, Литта, мы же можем просто собираться с парнями из нашей группы, чтобы посидеть, выпить вина и поговорить о девушках. Вот скажи, тебе это будет интересно?
   - Нет, - буркнула она.
   - У тебя тоже есть компания сверстников, как ты дала нам понять, - маг сделал себе пометку на память выяснить с кем это вдруг так резко начала дружить Литта. - Если мы будем присутствовать на ваших посиделках, им это понравится?
   - Не знаю, но...
   - Нас назовут надсмотрщиками, - уверенно припечатал Кархан.
   - Точно так, - несмело улыбнулась девочка. - Или няньками. Или моими мамочками.
   - Скорее уж папочками. Так что, мир? - он погладил малявку по растрепанным рыжим волосам. Литта фыркнула и вывернулась, как кошка.
   - Мир. Но все равно ведь мне надо заниматься, да и от обязанностей за мной присматривать вас никто не освобождал, - с вызовом заявила она.
   - Про это я помню, не беспокойся, - заверил ее Кархан. Он еще немного посидел с нею и, дождавшись, когда девочка уснет, вернулся к себе.
   И если для рыженькой девчонки эта история благополучно на сегодня закончилась, то для ее старших друзей лишь начиналась.
   - Ну что? - "поприветствовал" вернувшегося товарища Нарак, который с книгой сидел в гостиной.
   - Мир восстановлен, она больше не дуется, но нам есть, что обсудить, - порядком уставший парень с удовольствием сел на диван, вытянув длинные ноги.
   - Нам предъявили ультиматум? - вопросительно приподнял бровь приятель.
   - Считай, что нас предупредили. Придется впредь учитывать ее пожелания, поскольку малявка неожиданно для нас с тобою выросла и поумнела, - пояснил Кархан. - Но при этом как любой подросток она мается глупостями.
   - Значит, надо подумать, чем ее занять, чтобы она не села нам на голову, - мгновенно уловил суть Нарак.
   - А вот тут-то и начинаются проблемы, - вздохнул Кархан и поднялся, чтобы найти что-то съедобное в кладовке. Сейчас у него было впечатление, что он не за разговорами с девочкой два часа провел, а на практике с драконами.
   - Что бы такое ей вменить в обязанность, чтобы и не заскучала, и по мне не вздыхала, и мозги не выносила? - принялся размышлять в слух Нарак, устроившись поудобнее и принявшись изучать потолок. Так приятель искал вдохновение, в отличие от Кархана, который для улучшения мыслительного процесса превращал свою прическу в гнездо безумной вороны. Правда, у методики Нарака был один побочный эффект - приятель иногда неожиданно засыпал, если уж слишком "сосредотачивался".
   - Учти еще, что она думает не так, как мы. Она не принадлежит к нашей культуре, хотя и владеет навыками, необходимыми ученику ее возраста, - поделился своей тревогой Кархан.
   - Из-за того, что попала к нам довольно взрослой, - понятливо кивнул Нарак. - Она усваивает информацию, знания, но не прониклась духом культуры.
   - Именно. Она руководится тем, что помнит из жизни в своей деревеньке, - парень сделал паузу, чтобы дожевать сделанный бутерброд. - Отсюда и ее влюбленность, и ревность. Добавь к этому гормоны, и получится настоящий спящий вулкан проблем.
   - И если он рванет, будет покруче чем извержение Колыбели, я понял, - согласился его друг. - Слушай, а ведь это отличная мысль!
   - Какая? - не понял оголодавший маг, с трудом заставляя себя оторваться от вкусностей.
   - Давай отведем ее в Колыбель. Где еще проникаться величием Хозяев и драконов, как не там?
   - Тем более что девочке всегда нравилось участвовать в наших вылазках, - заулыбался Кархан. - Пусть поймет, что ничего не изменилось, и мы рады ее компании. Надо только придумать хорошее объяснение для двухдневного отсутствия, а то влетит по первое число.
   - У меня скоро родители прилетят в Илмар, я с ними встречусь на пару часов, - тон Нарака стал довольным и почти мурлыкающим. - Но ведь ни у кого не возникнет вопросов, реши я провести с ними пару деньков.
   - И друзей позовешь, - отсалютовал ему бутербродом друг.
   - Думаю, завтрашнего дня хватит на подготовку, после чего можем выдвигаться.
   - Я утром предупрежу Литту, чтобы собирала вещи, - покивал лохматый.
   - Только не говори, куда именно пойдем, а то мало ли, - добавил очевидное Нарак. Приятель заверил его, что все будет сделано в лучшем виде, и на этой оптимистичной ноте они наконец-то пошли спать.
   Литта была заинтригована предложением выбраться на длительную прогулку и мгновенно дала обещание молчать о затеваемом походе. Впрочем, в подобной просьбе держать язык за зубами не было ничего необычного. Поэтому, когда Нарак умчался создавать им алиби, Кархан направился к девочке, чтобы проверить, как она подготовилась к вылазке.
   Малявка не подкачала, собрав небольшую сумку с самым необходимым и даже проверив, надежно ли держаться швы одежды и обуви. К тому же, девочка была довольно выносливой путешественницей, так что Кархан не опасался, что она начнет буквально через час ныть от усталости.
   Заглянув в шкаф, Кархан извлек из него плащ и вручил Литте - в пещерах было более чем свежо, так как там магией не поддерживалась комфортная для людей температура.
   С Нараком они встретились в условленном месте возле одного из ходов, ведущих в сторону Колыбели. Огромный вулкан венчал горный хребет на юге от Илмара. В недрах горы располагался храм, а также могильник, где нашли последнее пристанище сильнейшие из Хозяев и их крылатых ящеров. А глубоко под ним, где даже камень дышал жаром из-за спящего, но не побежденного подземного огня, в специальных инкубаторах ждали своего часа яйца с еще не вылупившимися маленькими драконятами.
   Именно Колыбель была святилищем их народа, и именно там, в барельефах и статуях, были запечатлены история и величие Хозяев этого мира.
   Путь был не близкий, и они коротали время, рассказывая смешные истории. Литта же разоткровенничалась, довольная возобновлением их дружбы, рассказав, что специально не явилась к ним в один из вечеров, когда поняла, что парни передают ее с рук на руки. Пару дней просидев едва ли не взаперти, живая и общительная девочка решила жить под эгидой "заведи себе друзей". Найти компанию труда не составила. Постоянно общаясь со старшими, рыженькая магичка знала и умела значительно больше многих своих сверстников, которые тут же к ней потянулись, стоило лишь самой проявить инициативу и начать налаживать отношения.
   Кархан поймал задумчивый взгляд Нарака и кивнул, видимо, они оба пришли к выводу, что нужно обязательно проверить, с кем теперь общается их подопечная. Не то, чтобы это внушало опасения, но, став лидером банды малолетних безбашей, Литта рисковала вообще ничего не добиться. Так что лучше уж пусть тянется к старшим, чем скатывается вниз с заглядывающими ей в рот птенчиками.
   Сами парни бывали в Колыбели лишь единожды - отец Нарака как-то раз водил туда сына и его друга. Так что теперь они оба хотели еще раз увидеть усыпальницы и сравнить реальность с восторженными воспоминаниями детства. Тогда все казалось огромным, величественным и немного жутковатым. Теряющиеся во мраке своды гигантских пещер храма словно давили на плечи, но царящая под ними тишина не угнетала, она была торжественной и звонкой, словно в ней вот-вот должен был запеть невидимый хор.
   Впрочем, демонстрировать предвкушение им не требовалось - за обоих с лихвой справлялась Литта, едва ли не вприпрыжку шагающую рядом. Нарак периодически сверялся с картой, после чего указывал верный поворот, стоило компании оказаться на раздорожье. Маги только один раз остановились, чтобы наскоро перекусить, а затем опять зашагали по ходам внутри горы. Спустя еще два часа, коридоры наконец вывели их в ущелье, соединяющее горный массив и Колыбель. Вулкан оказался справа, ко входу в подземный комплекс храма вел узенький каменный мостик. Слева же, где-то за скалами, начиналась легендарная драконья лестница, по которой когда-то давным-давно поднимались сюда те, кому было суждено стать Хозяевами. По легенде, раньше Колыбель была храмом древнего бога, изображение которого до сих пор украшало вход. Драконы были его даром, они были мудры и прекрасны, и люди искали их защиты. Но бог ушел, и громадные ящеры стали постепенно утрачивать разум. Тогда они и выбрали себе всадников из рода людей, которые могли стать если и не хранителями мудрости, то достойными приемниками силы крылатых.
   - И такому страшилищу мы когда-то молились? - с сомнением и легкой пренебрежительностью в голосе поинтересовалась Литта, разглядывая вытесанную из камня голову мертвого божества. Кожа запечатленного в скальном монолите создания так плотно обтягивала череп, что создавалось впечатление древнего старца. Раскрытый рот служил входом в пещеру, наросшие над ним каменные сосульки казались острыми игольчатыми зубами. В общем, впечатление он производил жуткое.
   - По крайней мере, так говориться в легендах, - откликнулся Нарак. Кархан же первым шагнул к мостику, проверяя его на надежность. Дна ущелья не было видно, настолько далеко внизу оно было, и стоило проследить, чтобы Литта не смотрела вниз, когда будет идти по узкому каменному лезвию. За себя и приятеля парень не переживал, они уже достаточно привыкли к полетам на драконах, чтобы не бояться любой высоты.
   - Держись крепче, - Кархан подал девочке руку. - Нам надо пройти по мостику, и окажемся на верхних ярусах усыпальницы.
   - А что там? - рыжуля обернулась ипоказала на виднеющийся с другой стороны карниз.
   - Проход к Лестнице, - отозвался Нарак, который держался в арьергарде их маленького отряда. - Дам несколько тысяч ступеней, малышка. И хотя там множество очень красивых скульптур драконов, этот путь пока нам не под силу. Вот когда ты обзаведешься своим драконом, слетаешь и посмотришь.
   - Ты веришь, что я успешно пройду ритуал, даже несмотря на то, как странно и поздно попала сюда? - этот вопрос был задан таким тоном, что Нарак изменился в лице. Литта говорила так, словно его слова должны были стать пророческими. Стоящий позади девушки Кархан только вздохнул и бросил предупреждающий взгляд на друга.
   - Если будешь прилежно учиться, то у тебя есть все шансы, - уверенно кивнул Нарак. Говорить про то, что нужно для начала хотя бы почувствовать себя частью их народа он предусмотрительно не стал, это могло бы испортить все их старания.
   Внутри температура была значительно выше, только это уже было не влияние силы Хозяев, а тепло, исходящее из сердца Колыбели, где стараниями магов заперли магму. Первый же зал поражал своей утонченной красотой: высокий потолок поддерживали колонны, по которым кое-где спускались каменные дракончики, а сталактиты оказались аккуратно подпилены и превращены в держатели для магических огней. Стены покрывала тончайшая резьба, изображающая сюжеты воздушных сражений драконов с жуткого вида тварями. Основной погребальный комплекс начинался чуть дальше, это же место было залом памяти и славы, где древние художники запечатлели сцены вошедших в историю сражений.
   - Что это? - Литта направилась к одной из стен и даже подняла руку, чтобы дотронуться до оскаленной пасти искусно вырезанного рукой древнего мастера дракона, но так и не решилась этого сделать.
   - Наша история, - Кархан остановился у нее за спиной. - Здесь изображена первая битва с тварями, пришедшими из прорыва.
   - В смысле первая? - не поняла девочка. - А что, до того с ними не боролись?
   - А до того не было прорывов, - усмехнулся Нарак, показывая на рисунок чуть в стороне от остальных. Там резкими штрихами было изображено нечто, напоминающее грозовое облако, которое расширялось во все четыре стороны одновременно. - Довольно долго Хозяева просто управляли людьми, но это были лишь вопросы политики и торговли, а потом начали открываться эти дыры в никуда, откуда ползла всякая жуть. Не сразу стало понятно, что к чему, не сразу разобрались, что именно драконье пламя заставляет прорывы закрываться, - продолжал рассказывать Нарак, а Литта не отрывала от парня влюбленного взгляда. Да что там, Кархан поймал себя на том, что и сам с удовольствием слушает друга, словно не знал эту историю наизусть. Что и говорить, у Нарака был прирожденный дар рассказчика.
   - Но твари причиняли огромные разрушения, и наши предки нашли способ их останавливать. Так появились патрули, которые находят прорывы и закрывают их в кратчайшие сроки, а заодно и уничтожают прорвавшихся оттуда тварей, пока те не добрались до мирных поселений.
   - В следующем зале находится гробница первого из драконолетчиков, - решил вмешаться Кархан. - А еще в одном - того, кто придумал, как бороться с этой напастью. Пойдем смотреть?
   Рыжее чудо закивало и поскакало вперед, желая побыстрее увидеть обещанное.
   - Думаешь, нам удалось? - коротко спросил Нарак, воспользовавшись моментом.
   - Позже поймем, - откликнулся растрепанный маг, решив побыстрее нагнать воспитанницу. Пока что план друга быть скучным и занудливым трещал по всем швам.
   Девочка уже была в другом зале, с интересом осматривая огромный каменный саркофаг, в котором покоился Тарисх, первый из Хозяев, кто поднялся в небо на своем драконе. Кстати, кости ящера тоже были здесь, его захоронили рядом со всадником спустя сотню лет. На крышке саркофага скульптор изобразил спящего дракона, который свесил до пола длинный хвост, а его крылья расслабленно свисали по бокам, закрывая от любопытных взглядов могилу древнего героя.
   - А площадка избрания ведь тоже здесь? - спустя еще час блужданий по залам, спросила девочка.
   - Мы туда спускаться не станем, - остудил ее порыв Нарак. - Там могут быть маги, а ты же не хочешь завершить эту прогулку в компании стражей, которые отконвоируют нас к Мастеру?
   Похоже, обрисованная парнем перспектива рыжуле не понравилась, так как она состроила забавную мордочку и отрицательно покачала головой.
   - В таком случае, предлагаю заночевать в какой-нибудь из пещер, где потеплее, а утром двинуться в обратный путь, - предложил Кархан.
   - Ты хочешь остаться на ночь в усыпальнице? - ужаснулась малявка.
   - Думаешь, предки обидятся? Мне кажется, лучше ночевать в тепле и относительном комфорте, чем идти в потемках по мосту и всю ночь мерзнуть на ветру в ущелье. А древние нас бы поняли, - заверил ее взъерошенный брюнет.
   Нарак отыскал небольшую пещеру с еще пустым саркофагом. Между ним и стеной оставалось места как раз на них троих.
   - Я буду спать с вами? - Кархану показалось, что он разглядел румянец смущения на ее щеках даже в неверном свете маленького светляка.
   - Вон есть комфортабельный гроб, - сухо проинформировал малявку Нарак, которого такая перспектива совместной ночевки тоже отнюдь не радовалась. Литта слегка обиделась, но смущаться или задавать глупые вопросы перестала. А когда они все же улеглись, соорудив подстилку из двух прихваченных одеял, то подползла поближе к Кархану в поисках тепла, словно чувствуя неприязнь второго из парней.
   Уже через пару минут малявка начала смешно посапывать - устала за день, так что заснула сразу же. Даже на всяческие девичьи глупости не отвлекалась.
   Обратно в Илмар они добрались ближе к вечеру следующего дня. Как оказалось, их отсутствие не оказалось незамеченным и обман раскрыт. По неудачному стечению обстоятельств, отец Нарака зачем-то еще возжелал пообщаться с сыном, и был чрезвычайно удивлен сообщением, что отпрыск вроде как и так гостит у него.
   Скандал опытный драконолетчик устраивать не стал, но Мастер все равно оказался в курсе самоволки учеников. По возвращении их ждала основательная нахлобучка. Хорошо хоть испугавшуюся Литту никто не стал долго отчитывать, да и вообще девочку побыстрее отправили в ее комнату. А вот парням досталось и за себя, и за обман, и за подстрекательство мелкой воспитанницы. Отец Нарака, присутствовавший при разносе, который устроил ученикам Мастер Кейхем, молчал, но в черных глазах мужчины то и дело мелькали задорные искры. Кархан был уверен, что вот он-то как раз не осуждает сына за выходку, и будь предупрежден заранее, даже прикрыл бы его.
   Впрочем, Кейхем не был бы Мастером, если бы не умел задавать верных вопросов и слышать ответы. Внимательно выслушав соображения провинившихся парней относительно недочетов в воспитании Литты, Хозяин сменил гнев на милость.
   - То бишь вы, самоуверенные малолетние бестолочи, таким образом пытались научить чему-то девочку? - старик уже почти успокоился, о чем свидетельствовала расслабленная поза и тот факт, что его дракон совершенно перестал интересоваться происходящим и принялся топтаться в дальнем углу пещеры, явно намереваясь прилечь и вздремнуть.
   - И мне кажется, ей это пошло на пользу, - решительно влез Нарак, не дав Кархану и рта раскрыть. Понятно было, что он хорохорится перед отцом, но такой напор внушал уважение. Его же приятель предпочел немного выждать, у него уже сложился план дальнейших действий. - Она не думает как будущий драконолетчик, даже не пытается, - тем временем продолжал Нарак. - Литта считает, что провалится на ритуале избрания, потому что ее нашли слишком поздно.
   - И что ты предлагаешь? - Мастер явно был заинтересован.
   - Чем раньше она начнет практиковаться с драконами, тем лучше, - брюнет сейчас совершенно не испытывал дискомфорта в общении со старшими. Кархан же внимательно слушал, отметив, что сам он на счет практики как раз не додумался, а вот его друг, похоже, зря прибеднялся и рассказывал, как его раздражает маленькая спиногрызка - вон ведь побеспокоился и придумал выход из сложившейся ситуации.
   - Она еще маловата для полетов, - задумчиво изрек Мастер, что-то прикидывая. - Но приставить ее, скажем, помогать за ними ухаживать можно хоть сейчас. Другое дело, что среди обслуги она не научится быть Хозяйкой.
   - За ними ухаживает не только обслуга, но и шиан, которые лечат драконов, и сами всадники, у которых дар понимать не только своего ящера, но и бесхозных, - вмешался в разговор молчавший до того отец Нарака. - Почему бы не приставить девочку к кому-то из них? Как у нее дела обстоят с магией?
   - Очень толковая малышка, - Кейхем заулыбался. - А эти два оболтуса уже хорошо успели ее натаскать, так что умеет она на порядок больше своих сверстников.
   - Я поговорю с одним из бывших сослуживцев, - пообещал мужчина. - Он сейчас ленн в местном суде, но с драконами всегда находил общий язык и, я уверен, навыка этого не утратил. Думаю, он не откажется позаниматься с вашей девочкой.
   - Так, ребятки, вы свободны, - Мастер махнул рукой, позволяя удалиться, - на следующую практику вы берете Литту с собой, и если эксперимент пройдет успешно, то сделаем так, как договорились. Можете пока сообщить эту новость вашей подопечной.
   Учеников как ветром сдуло. Им явно не хотелось напоминать о проступке, чтобы не заработать вполне заслуженное наказание, о котором по стечению обстоятельств Мастер забыл.
   - Будет лучше, если это ты скажешь Литте про практику с драконами, - заметил Нарак, когда они шагали по коридору.
   - И я даже знаю, как, - немного мечтательно отозвался Кархан. - Ей ведь совсем не обязательно знать, что Мастер дал добро.
   - То есть ты хочешь, чтобы малышка считала это очередной авантюрой? - приятель не осуждал, наоборот, загорелся энтузиазмом. - Ты прав, это пойдет на пользу.
   Как и ожидалось, взволнованная Литта была как на иголках, ожидая возвращения друзей. Заверив, что наказание незначительное, они мгновенно порадовали ее новостью, про предстоящую "вылазку". Девочка сначала несколько настороженно поинтересовалась, а не рановато ли планировать нечто подобное сразу после прокола, но затем отбросила все сомнения и с радостным писком повисла у Кархана на шее. Судя по энтузиазму, малышка была готова к новым свершениям. А уж в какое русло направить бурлящую в ней энергию, Кархан уже знал.
  
   Ксархин
  
   Общение с Мастером оставило у Ксархина двоякое ощущение. Кейхем спокойно выслушал новость о том, что его бывший воспитанник решил снова вернуться на военную службу и даже подал ходатайство в военное ведомство. Сам драконолетчик не был уверен, что после скандальной истории и судом его прошение удовлетворят, но власти сумели его приятно удивить. Он знал Мастера слишком давно, чтобы по едва заметным деталям понять: старика не порадовало его решение и тот факт, что все это было проделано за спиной Кейхема. Вот только Ксархин уже давно был взрослым и самостоятельным, чтобы не советоваться с учителем по поводу каждого шага и решения.
   От всей души поблагодарив собеседника за своевременную помощь, мужчина направился собирать свои немногочисленные вещи. В Илмар он возвращался не слишком часто, лишь когда находил очередного одаренного магическими способностями ребенка, так что надолго сборы не затянулись. Замедлив шаг, словно раздумывал над чем-то, Ксархин все же свернул в коридор, ведущий в противоположную от его апартаментов сторону. Здесь жил еще один человек, к которому он питал нежные чувства и кого хотел бы повидать.
   Лаис встретила Ксархина на пороге. Женщина выглядела его ровесницей, словно ей все так же было лет тридцать, а не вдвое больше. Энтроп с улыбкой обнял воспитавшую его драконолетчицу и прошел в дом. На пушистом ковре у камина играли двое детей лет восьми, третий, совсем еще малыш, насуплено наблюдал за ними. Картинка была настолько уютной и домашней, что мужчина умилился, припомнив собственное детство в этом доме. Впрочем, он порядком устал от возни с непоседливым "будущим их народа", так что не только не жалел об оставленной должности, но и жаждал побыстрее отправиться на службу в новое созвездие.
   За разговорами и воспоминаниями он задержался у Лаис почти до ночи. Лететь в темноте в горах было опасно, но Ксархин готов был положиться на магию и сноровку Ацейра - полное огромных мерцающих звезд небо того стоило. А когда над горизонтом поднималась бледно-лиловая луна, пейзаж и вовсе превращался в творение безумного, но гениального художника. Призрачное сияние заливало весь мир от края до края, играя аметистовыми бликами на броне дракона, и этот миг оправдывал любой риск.
   Лететь было не опасно, ведь путь к городу Асгаер пролегал над равнинами, которые в свете луны напоминали сверкающую искрами водную гладь, когда ветер гнал волны по высоким душистым травам. На этот раз пункт назначения Ксархина был расположен на юго-западе материка на границе седых гор и раскинувшихся до самого моря солончаков, превращающихся во время дождей в зеркала. Именно здесь добывали драгоценные белые кристаллы соли, пользовавшиеся спросом по всему континенту.
   Место его будущей приписки славилось и по иному поводу. Там всегда было неспокойно - в старых горах и раскинувшихся у их северных подножий дремучих чащобах было немало нечисти, но там же добывались редкие лекарственные растения. В недрах изъеденных временем и ветром скал прятались до поры до времени настоящие сокровища - драгоценные камни. Все это притягивало людей, заставляя селиться среди откровенно враждебной к ним природы. Ко всему прочему именно там чаще всего случались прорывы, и служба была полна неожиданностей и опасностей. А уж по этому чувству предвкушения сражения Ксархин успел соскучиться до дрожи.
   Бледный рассвет застал его в пути и залил небо нежно-розовой, почти перламутровой краской, затем щедро плеснул багрянцем, и мир заполыхал сполохами алого и золотого. Внизу уже проплывали желтоватые, как старые кости, изъеденные трещинами горы, к которым примыкала мерно дышащая ковылями степь. Воздух на высоте пах солью, совсем как у моря. До Асгаера оставалось не больше часа полета, в небольшой дорожной сумке лежали все нужные документы, открывающие для него заветную дверцу в мир военный, и все это делало жизнь прекрасной.
   Сам город раскинулся у подножия гор в небольшой долине. Извилистая стремительная речушка скатывалась по порожистому руслу, обвивала город и обеспечивала жителей неисчерпаемым запасом воды, что была так необходима в этих негостеприимных краях. И хотя Ксархин знал, что сама цитадель расположена несколькими километрами выше в горах, первой его остановкой был именно город, а точнее, судебная администрация. Стоило показать документы с назначением, встать на учет и наконец обрести желанную приставку к имени.
   Само поселение не впечатляло, по крайней мере, после Стиаэт и Илмара, хотя архитектура тут была несколько странной. Город не прижимался к скалам, а словно втиснулся в ложбину между горами, но там ему вскоре стало тесно и он начал карабкаться вверх во склонам. Дома на верхних ярусах напомнили драконолетчику древесные грибы - они словно были вытесаны прямо из камня.
   Отыскав взглядом площадку, предназначенную для посадки драконов, Ксархин направил Ацейра туда. Впрочем, умный ящер в особых понуканиях не нуждался. Передав поводья парню из обслуги, новоприбывший справился о местонахождения муниципального суда и зашагал по улочке в указанном направлении. С формальностями хотелось покончить побыстрее.
   Улочки, сплошь состоящие из лесенок, пандусов и узких мостиков вывели его к нужному зданию довольно быстро. Внутри было немного сумрачно и почти пусто, только несколько человек о чем-то общались с ле - младшими судебными служащими, выполняющими роль консультантов и регистраторов. Ксархин нашел первого попавшегося свободного ле, и уселся в кресло для посетителей.
   Симпатичная темноволосая девушка оторвала взгляд от бумаг, которые как раз просматривала, и мило ему улыбнулась:
   - Могу вам чем-то помочь, уважаемый? - поинтересовалась она.
   - Ри Ксархин, - представился мужчина, протягивая ей документы.
   - О, пополнение созвездия, - улыбка стала более радушной, утратив черты профессионального оскала. - Рада, что вы будете одним из наших защитников. Здесь это особенно актуально, ри Ксархин.
   - А вас как зовут? - ненавязчиво поинтересовался драконолетчик. Не то чтобы у него в ближайшие месяцы предвиделось много свободного времени, но не приударить за такой хорошенькой девушкой было бы просто глупостью.
   - Аяна, - охотно отозвалась брюнетка. При этом она явно и не думала флиртовать, так как тут же поднялась и проинформировала: - Подождите пару минут, я сейчас внесу ваши данные в книге регистрации. Это не займет много времени.
   Ксархин разочарованно вздохнул и проводил девушку взглядом. Она оказалась довольно высокой, с неплохой фигурой, хотя плечи могли бы быть и поуже. Хотя на этом фронте ему явно ничего не светило, по крайней мере, быстро и легко, а пометочку на память мужчина все же сделал. Все же первая знакомая в новом городе.
   Когда ладная брюнеточка вернулась и передала ему подписанные бумаги, мужчина поднялся и направился к выходу, решив, что возможность продолжить знакомство еще представится. А вот представиться начальству стоило как можно быстрее. Еще предстояло встретиться и с новыми сослуживцами. Ксархин за прошедшие годы привык быть одиночкой и вливаться в новую компанию не особо жаждал. Но точно так же он не мог и провести всю жизнь в поиске - это было совершенно бездарной тратой как его собственных талантов, которые мужчина за собою числил, так и сил такого замечательного друга, как Ацейр. Ксархина тянуло обратно в патрули, ему снова нужно было почувствовать частью системы, защищающей все их общество от угрозы, что несли с собою прорывы. Потому он и рвался обратно, хотя была и еще одна причина, которую он решил не афишировать - его способности энтропа. Хорошенько подумав, заболевший маг пришел к выводу, что его недостаток можно обратить в преимущество. Оставалось наработать практику.
   Уставший за время длительного перелета Ацейр тяжело взмахивал крыльями, вознося своего всадника все выше в горы, туда, где виднелись сторожевые башни цитадели. Температура воздуха постепенно снижалась, и Ксархин решил, что в ближайшее время стоит обзавестись парой комплектов теплых вещей. Над пиками зависли тяжелые темные тучи, принесшие то ли дождь, то ли снег. Горный хребет расположился почти на самом краю континента, местами утопая подножием в холодном пенном океане. Набравшиеся влаги облака раздувшимися брюшками цеплялись за вершины скал и проливали живительную влагу над Асгаером. И почти не верилось, что чуть южнее раскинулись солончаки, а севернее - сухие степи с жесткими и колкими травами. Климат здесь словно сходил с ума, меняясь так резко, что с непривычки сложно было сориентироваться.
   Наконец совсем близко оказалась выносная сторожевая башенка. Круглая, с узкими окошками, в одном из которых мелькали магические огоньки, она служила маяком, оповещающим о нападении. Ксархин слышал о таких, но еще не видел - Дарад, где он раньше служил, располагался среди густого леса, где подобная сигнальная система была лишена всякого смысла. Возле башенки виднелись еще какие-то постройки. Скорее всего там жил обслуживающий персонал. А сама цитадель полукольцом обвивала гору. Широкие площадки двух ярусов предназначались для посадки драконов, и туда тут же устремился стальной летун Ксархина. Когда обрадованный отдыхом Ацейр резко приземлился, всадника ощутимо тряхнуло. Для порядка шикнув на дракона, Хозяин привычно съехал по бронированному боку. Подбежавший служка поинтересовался, может ли быть полезен. Как только Ксархин сообщил о намерении вступить в созвездие, его тут же проинформировали, что дракона могут поселить либо в "гостевые" пещеры, либо же в те, что отведены для летунов Хозяев, служащих в цитадели. Но последнее возможно лишь после официального зачисления в состав, что мог сделать лишь риан. И вот как раз последнего отыскать было проблематично - капитана совсем недавно видели направлявшимся к маяку, так что лучше всего было ждать его прямо здесь - новичка он не пропустит уж точно. Так что Ксархин устроился на краю площадки рядом с драконом, решив подождать капитана здесь, как того требовал здравый рассудок - мало кому понравится, что по его крепости расхаживает любопытный чужак. Ацейр устроился рядом, положив громадную голову на лапы и лишь изредка приподнимаясь, чтобы с любопытством оглядеться. Зная любознательный характер дракона, Ксархин не сомневался, что как только отдохнет, Ацейр примется едва ли не обнюхивать каждый камешек в новом обиталище. Мужчина сам был таким же, так что порывы дракона полностью разделял.
   Часть горного уступа у подножия строений явно магически превратили в идеально ровную площадку. Сейчас там находились некоторые из Хозяев. Обычная практика: часть созвездия, которая не находилась в патрулировании, утреннее время обычно посвящало тренировкам, чтобы поддерживать себя в форме. Полеты в эти занятия не входили - на таких сложных участках не было новичков, но служили только те, кто уже успел стать со своим драконом единым целым. Так что бравые драконолетчики отрабатывали приемы рукопашного боя и свои навыки фехтовальщиков и магов. Учитывая, что оружие каждый выбирал по себе, иногда получались презанятнейшие комбинации.
   Пара человек, кто в это время не участвовали в учебных боях, бросили в его сторону заинтересованные взгляды, но никто и не подумал подойти знакомиться. И это было закономерно - мало ли, по какой причине он сюда прилетел. А вот когда его официально зачислят в созвездие, тогда уже каждый будет определяться с линией поведения. Обычно к новеньким отношение было довольно благожелательное. А в таких местах, как цитадель Асгаера, где каждый человек был на счету, и подавно. Никто в здравом уме не станет специально портить отношения с тем, кто прикрывает спину ему и его товарищам. Хотя исключения все же случались, как без них. Но сохранить нейтралитет в случае, если отношения не очень-то налаживаются, можно было практически всегда.
   Ксархин успел даже немного продрогнуть на горном ветру, когда наконец-то на площадке объявился риан. Спутать его с кем-либо иным не вышло бы при всем желании, хотя всадник до этого момента понятия не имел, как выглядит командир цитадели Асгаер. Командир созвездия оказался высоким широкоплечим коротко стриженым шатеном с легкой проседью в волосах. Такие же серебристые нити виднелись в аккуратной ухоженной бородке капитана. Ксархин прикинул, что его будущий начальник где-то лет на двадцать старше его самого.
   - Доброго дня, ри, - кивнул поднимающемуся на ноги гостю мужчина. - Мое имя Лайхан. Что вас привело?
   - Меня назначили под ваше командование, риан, - Ксархин передал документы и терпеливо ждал, пока собеседник ознакомиться с ними. Но Лайхан лишь коротко глянул на печать местного судебного ведомства, которую поставила девчонка-регистратор, и кивнул.
   - Ты зачислен, с чем и поздравляю. Детали обсудим в моем кабинете, - распорядился он, одновременно подавая знак обслуге. Парень, с которым Ксархин успел уже пообщаться, подскочил к Ацейру, но теперь у него вряд ли возникали вопросы, где именно размещать дракона. Сам же драконолетчик последовал за стремительно шагающим рианом вглубь крепости.
   - С расположением помещений, пещер и жилых комнат тебя ознакомит интендант цитадели, к нему зайдешь после нашего разговора, - на ходу принялся вводить в курс дел Лайхан. - Здесь я живу, здесь мой рабочий кабинет, но найти меня тут весьма проблематично, - с улыбкой проинформировал риан, заходя в последнюю на этаже комнату. Ксархин отметил, что дверь заперта не была, но не удивился этому факту - в боевом братстве не держали секретов. - Садись, - тем временем хозяин кабинета указал гостю на простенькое кресло у массивного стола. - У меня есть пара вопросов.
   Судя по паузе в конце предложения, сейчас новенькому предлагали представиться. Блондин этого и ждал.
   - Ксархин ри Асгаер, - он и сам впервые произносил свое обновленное имя, и про себя отметил, что его звучание пришлось по вкусу.
   - Быстро сориентировался, - довольно усмехнулся риан. - Думаю, в документах подробно описаны причины твоего перевода и весь послужной список, но я предпочитаю слышать такие вещи непосредственно от подчиненных. Раньше ты где служил?
   - Цитадель Дарад, - скрывать что-либо смысла не имело. - Последние три года занимался поиском, временная приписка - Илмар.
   - А причина увольнения из Дарада? - приподнял все еще каштановую бровь Лайхан.
   Ксархин решил не утаивать деталей, хотя знал, что в его личном деле как раз нет того, что он собирался сказать:
   - Мое созвездие подавляло бунт энтропов, но у меня обнаружилась та же болезнь. Конфликт интересов, - про гибель дракона Ксархин решил не рассказывать - это был общеизвестный факт, а сам он себя в этом виноватым не считал.
   - Вечно эти чистоплюю из Стиаэт блюдут моральный облик в ущерб интересам безопасности, - риан поморщился, как от зубной боли. - Вот что, мне все равно, какие у тебя... личные особенности, лишь бы не мешали работать. И как максимально эффективно их использовать, я подумаю.
   - Благодарю, - Ксархину все больше здесь нравилось. Похоже, ему повезло с начальством, которое не обращало внимания на предрассудки и сплетни.
   - Тогда свободен, - поднялся из-за стола мужчина и протянул новичку руку. - Завтра присоединяйся к тренировкам. А пока что пообщайся с интендантом. Спустишься по лестнице до нижнего уровня, а там уже не заблудишься - коридор только один, и тот прямой.
   Похоже, местный риан еще и подшутить любил, но получалось пока что беззлобно, так что Ксархин с готовностью заулыбался в ответ. Покинув кабинет начальства, он отправился в указанном направлении - все равно без интенданта решить на незнакомом месте кучу бытовых вопросов не вышло бы.
   Цитадель была именно крепостью: толстые стены, узкие бойницы окон. Впрочем, это все было закономерно, учитывая климат, а еще близость и частоту прорывов.
   Нижний уровень находился в теле горы, куда уже не проникал дневной свет. Спускаясь по лестнице, мужчина отметил наличие магических светильников под потолком и одобрительно хмыкнул - здешние маги явно не экономили силы и работали на совесть.
   Искомый интендант был на месте - сидел в своем кабинетике в самом конце длинного коридора, вырубленного в дикой скале под крепостью. Подобной странной планировке Ксархин удивлялся лишь пару мгновений. За спиной пожилого уже мужчины была еще одна дверь, да такая, что ее и дракон бы не сразу выбил, даже если бы протиснулся в эту крысиную нору. Похоже, это и был склад, которым ведал местный распорядитель.
   - Новенький? - обитатель этих катакомб скорее утверждал, нежели спрашивал, но Ксархин все же кивнул и представился. - Хорошо хоть прислали нормального мужика, а не очередного птенца из Колыбели, - несколько ворчливо заявил интендант, поднимаясь, но блондин решил принять это в качестве похвалы. Сейчас же он с интересом разглядывал весьма колоритного собеседника, который хотя и не был дряхлым стариком, но наверняка был не младше Кейхема, разменявшего третье столетие. Общий вид пока безымянного служащего был несколько всклокоченный, а кустистые седые брови придавали сходство со старым облезлым филином. Зато выправка была военная, и ко всему прочему интендант предпочитал носить кожаный доспех драконолетчиков. Возможно, когда-то он был одним из них, но сейчас полеты для него явно были недосягаемы - Ксархин заметил, что у интенданта сильно изувечена левая рука. На ней недоставало двух пальцев, да и кисть словно ссохлась, что явно свидетельствовало о сильном магическом поражении тканей. При такой травме мужчине было просто не справиться с управлением, особенно в бою, когда нужно было еще и колдовать, и оружие держать.
   - Видел на втором ярусе огромный арочный вход? - сипло произнес мужчина. - Это спуск к пещерам драконов. Ходами изъедена вся гора. Есть и дополнительные выходы для ящеров. Но сам пока не лазь - еще вывалишься откуда-то, потом соскребать придется. Кстати, меня зовут Вийгем.
   Ксархин усмехнулся, такая ворчливая манера общаться ему была в новинку, но интендант не производил впечатления злобного старика, так что просто не стоило обращать внимания на ворчание, а просто слушать информацию.
   - Жить будешь на третьем ярусе внешнего комплекса, у нас там комнаты личного состава. Начнешь дебоширить - переедешь в карцер, - меж тем ворчал Вийгем, уже отпирая монстрообразную дверь хранилища. - Снаряжение я тебе выдам любое, какое попросишь, но в пределах разумного. И обращайся с ним бережно, а то будешь отрабатывать у меня до седых волос.
   Ксархин заставил себя не улыбнуться, а попросту кивнуть, когда понял, что от него ожидают реакции на эту речь, после чего забрал стопку одежды из рук хранителя.
   - Доспех есть свой или подбирать? - тем временем поинтересовался склочный интендант и, когда получил утвердительный ответ, проворчал: - Я ж говорю, не птенец. Ну иди уже, чего застыл. Третий ярус, вторя дверь от лестницы.
   Покинув обиталище владыки всея хозяйственной части, Ксархин побрел обживаться. Одежды ему даже на глаз выдали не один комплект, за что стоило особо поблагодарить Вийгема, о чем драконолетчик сделал себе заметочку на память. Интенданты всегда любили редкие вещи, причем любого назначения, и если во время патрулирования или визита в город попадется нечто интересное, стоило привезти это на базу.
   Доставшаяся ему комната была побольше той, в которой он когда-то обитал в Дараде. Тем более, что здесь она у него была личной, и не приходилось делить жизненное пространство с соседом. Конечно, света в нее проникало немного из-за узости окон, но зато хоть на пространстве не сэкономили. Да и вид открывался занимательный - бездна уже начавшего обретать вечерние краски неба.
   Решив, что попросту сидеть в четырех стенах глупо, Ксархин отправился осматривать крепость и знакомиться с новыми сослуживцами. Понятное дело, что за ручку его никто водить и представлять Хозяевам не станет. Ксархин вовсе не собирался подыскивать себе компанию и заводить закадычных друзей - за прошедшие годы он привык быть один, обзавелся целом ворохом тайн и секретов, да и попросту не любил впускать кого-либо в личное пространство. Зато понять, с какими людьми придется работать, стоило.
   Выход на тренировочную площадку нашелся неожиданно легко - со стрелковой галереи второго яруса вела небольшая лесенка, упрятанная в теле скалы. Возможно, были и другие выходы, вернее, обязаны были быть, но пока что он их не нашел. Кто-то из его теперь уже сослуживцев отдыхал, некоторые продолжали тренировку, но уже без особого энтузиазма - дело близилось к ужину, так что все уже попросту устали махать руками и железом.
   - Новенький? - улыбнулся высокий совершенно седой мужчина, завидев приближающегося блондина. Несмотря на расцветку, лицо его было молодым, лишь на лбу и в уголках глаз притаились морщинки, выдающие характер. Этот человек явно частенько улыбался.
   - Ксархин, - представился драконолетчик, специально сократив имя. Сейчас было не до официоза.
   - Белем, - собеседник пожал протянутую руку и одобрительно кивнул. - У нас толковым парням всегда рады. Присоединишься к тренировке или пока понаблюдаешь?
   - Понаблюдаю, - обозначил вежливую улыбку Ксархин, одновременно давая понять, что в няньке пока не нуждается. Белем уловил намек, поскольку по-доброму усмехнулся и тут же переключил свое внимание на двух поединщиков, что плясали сейчас в небольшом очерченном кругу. Несмотря на пронизывающий ветер, мужчины разделись до пояса и по смуглым спинам градом тек пот - выкладывались они основательно. Драконолетчику такой подход понравился - чем лучше тренировка, тем больше от нее толку. Один из бойцов, высокий шатен приблизительно одного возраста с Ксархином, был явно физически сильнее противника, но тот, гибкий, как лоза, брюнет, умудрялся уворачиваться от ударов, пусть и в последний момент.
   - Перевелся? - тем временем решил поддержать разговор Белем.
   - У меня был перерыв с патрулированием, - обтекаемо отозвался Ксархин, краем глаза заметив, что к их разговору все же прислушиваются окружающие, хотя пока и не вмешиваются. Если риану и стоило знать всю подноготную, то сейчас подобного вовсе не требовалось. Именно поэтому блондин лишь обозначил положение вещей, оставив остальное на откуп воображению собеседника. Он мог быть ранен, мог потерять дракона во время предыдущей службы и ждать переизбрания. Вариантов могло быть много, да и случалось такое сплошь и рядом. Белем лишь пожал плечами на это замечание - удивляться здесь было нечему.
   - Кроме тебя, еще четверых парней перебросили, так что тебе не одному придется притираться к новому созвездию, - подбодрил седой. - Вон, кстати, один из них, - он кивнул на держащегося чуть в стороне светло-русого парня с отстраненным, спокойным лицом. Сводить с кем-либо знакомство тот явно не спешил, просто наблюдая за поединком, но вряд ли его видя.
   - А остальные? - ради приличия поинтересовался Ксархин, которому это, собственно, было все равно.
   - Считай что только после избрания, - чуть поморщился собеседник. - Хорошо если года два перед переводом отслужили.
   Судя по ноткам в голосе Белема, ему было еще что добавить, но он попросту не желал откровенничать с новоприбывшим. Но Ксархин хорошо уловил недосказанность и понял, что имелось ввиду: все равно выбора не было - людей не хватало, так что из мальчишек в срочном порядке должны были сделать воинов. Если конечно они выживут на таком "замечательном" участке, как зона патрулирования цитадели Асгаер.
   Как раз в этот момент баланс в кругу поединков был нарушен - брюнет все же пропустил удар, но, падая, умудрился подставить подножку своему противнику, так что упали оба. Шатен, правда, тут же вскочил, готовый продолжать, но вмешался Белем:
   - Все, Аск, хватит с него.
   - Все равно он мне жалование продул, так что мои синяки его горю не помогут, - весело, хоть и немного глухо, отозвался попавший под молодецкий замах парень.
   - Никогда не играй с ним в карты, - названный Аском шатен, похоже, обращался непосредственно к Ксархину. Наклонившись, он подал руку недавнему противнику, помогая подняться.
   - Ну да, если не умеешь играть, как вот он, то не стоит и пробовать, - брюнет хохотнул и перетянул волосы в хвост. - Меня зовут Арифан, а он - Аскшан, но можно сокращать.
   - Ксархин, - представился драконолетчик. Арифан заулыбался, словно как минимум у одного с ним Мастера учился или же знал его всю жизнь. Не мешал ему в этом даже стремительно наливающийся синяк и легкая асимметричность лица, приобретенная в результате встречи с кулаком Аска. Сам же упомянутый, хоть и не так жизнерадостно сиял улыбкой, но тоже был искренне рад познакомиться, по крайней мере, на лице было написано соответствующее выражение.
   - Так, ребята, уже на ужин пора, - заметил Белем, который уже собрался уходить. - Ксархин, тебе показать, куда идти надо?
   Блондин уже готов был согласиться, когда вмешался Арифан:
   - Белем, ты молодняк и так взялся опекать, а Ксархина мы сами проводим.
   - Вот только не вздумайте парня испортить, друганы-собутыльники, - проворчал для порядка седой, но смешливые морщинки выдавали, что он не в претензии.
   - Как можно? - почти искренне возмутился Арифан.
   - Да я уже и сам подпортился, - решил поддержать шутку Ксархин, поскольку ребята ему понравились неожиданно для него самого.
   - Сейчас переоденемся и отправимся ужинать, - пообещал Аскшан, поднимая с земли вещи.
   Как оказалось, жили новые знакомые с ним на одном ярусе. Пока парни принимали душ после тренировки и приводили себя в порядок, Ксархин сидел на парапете, разглядывая цитадель. Ему даже пришлось набросить плащ, так как начало основательно холодать. Закат уже отгорел, и на горы опускались мягкие сиреневые сумерки. Немного разреженный горный воздух был кристально чист и прозрачен, дышалось легко, словно он сейчас летел на своем драконе, а не сидел на холодном камне горной цитадели. И уже этим его новый дом ему нравился.
   Первым освободился растрепанный Аскшан. Он присел на парапет рядом, но с разговорами не приставал - задумчиво смотрел вниз. Где-то там, внизу, сейчас загорались огоньки в домах Асгаера, но отсюда их видно не было.
   - Сам сюда попросился или перевели? - наконец поинтересовался он.
   - Второе, - Ксархин пожал плечами. - Мне было без разницы, куда пошлют, просто хотел вернуться в патрулирование.
   Аск кивнул, но расспрашивать больше не стал. Впрочем, довольно скоро появился деятельный Арифан и скомандовал:
   - Подъем, я есть хочу. И по какому поводу поминки?
   - По твоей совести скорбим, - совершенно серьезно отозвался Аск. - Но я все же надеюсь, что она спит, а не отошла в мир иной.
   - Да ты у нас вообще извечный оптимист, - в тон ему заметил Арифан, сворачивая к лестнице. - Можем в следующей увольнительной выпить за ее упокой, отмучалась, бедняжка.
   Ксархин позволил себе легкую усмешку, но в шутливую перепалку вступать был не намерен. Похоже, Арифана столь сдержанная реакция не смутила, так как он весело рассмеялся над собственной остротой.
   В общей столовой было почти пусто - Ксархин насчитал два десятка человек, хотя вместиться тут могло несколько сотен. Крепость вообще была построена с размахом, на пространстве не экономили, как и на высоте потолков - в трапезной преспокойно смог бы поднять голову самый крупный из драконов. Стоило разжиться подносами с едой, как Арифана, что закономерно, понесло поближе к сослуживцам.
   - Сейчас здесь только половина созвездия, - вещал он Ксархину.
   - Он в курсе, так как уже был патрульным, - вмешался Аск, явно не желая сейчас слушать подробную лекцию на тему разделения обязанностей.
   - Вот и хорошо, значит, его не сожрут в первый же вылет, как это частенько бывает с молодняком, - по-доброму так отозвался брюнет. - Что-то ты молчаливый очень, - это уже он явно провоцировал новенького.
   - Так тебя же не заткнуть, - хмыкнул Аск.
   - Тишину тоже не забудьте помянуть, - спокойно заметил Ксархин.
   - Я ее каждый раз поминаю, - неискренне вздохнул собеседник. - Увы, воскресать она не намерена.
   - Это очень скучная девушка, не стоит приглашать ее на наши посиделки, - заговорщицки подмигнул неугомонный брюнет и плюхнулся на скамью рядом с еще незнакомым Ксархину сослуживцем и начиная ему что-то рассказывать.
   - Он славный парень и отличный друг, но все же иногда его не пережить без кляпа под рукой, - тихонько прокомментировал Аскшан. Растрепанные темно-каштановые волосы он собрал в хвост, чтобы не лезли в лицо, и стало заметно, что у него неровный, уже побелевший шрам на шее.
   Комментировать это Ксархин никак не стал, а попросту опустился за стол. Арифан был прав в одном так точно: есть хотелось, тем более, что последние пару дней он провел в дороге и питаться приходилось в сухомятку. Некоторое время раздавался лишь стук ложек и короткие шутливые реплики Арифана, который даже сейчас умудрялся болтать.
   Утолив первый голод и даже сбегав за добавкой, Ксархин принялся разглядывать тех, с кем еще не довелось познакомиться. Новенький, которого ему показал Белем, сидел за другим концом длинного стола с таким лицом, словно говорил с богами. Неподалеку от него сбились в плотную кучку трое совсем молодых парней, как понял Ксархин, те самые едва выучившиеся летать выпускники. Из местных старожилов в глаза бросились лишь двое: один морковно-рыжий драконолетчик, что-то обсуждавший с соседом и не обращавший внимания на окружающих, и коротко стриженый русый мужчина, ровесник Ксархина. Вот его как раз интересовала особа новичка, да и смотрел он не с обычным вежливым любопытством. Слегка прищуренные светлые глаза изучали его с таким выражением, будто незнакомец прицеливался.
   - Перевели, ри? - наконец поинтересовался он.
   Ксархин заметил, как Аскшан прекратил жевать и бросил на говорившего настороженный взгляд, но вмешиваться не спешил. И вправду, не в няньки же он новоприбывшему нанялся.
   - Ксархин, - в очередной раз представился блондин, подумав, что уже устал отвечать на этот вопрос. - Нет, восстановили на службе.
   - Нехватка острых ощущений? - хмыкнул собеседник, даже и не думавший назвать свое имя.
   - Можно и так сказать, - чуть пожал плечами Ксархин, понимая, что, похоже, столкнулся с первым человеком в цитадели, к которому почти мгновенно стал испытывать антипатию.
   - У нас этого в избытке, рискуете быстро пресытиться, - русоволосый растянул губы в улыбке, но глаза остались все такими же цепкими и холодными.
   - Меня довольно сложно утомить, но за предупреждение спасибо, - совершенно спокойно поблагодарил мужчина.
   На этом разговор сам собой сошел на нет, и Ксархин задумался, он что, только что прошел какую-то проверку? Или же она только началась?
   Как-то почти мгновенно навалилась усталость. Он только сейчас понял, насколько вымотался. Вежливо попрощавшись с присутствующими, мужчина направился в свою комнату. И лишь растянувшись на постели, Ксархин ощутил, что чувствует себя почти что счастливым. У него был шанс обрести дом. И если для этого придется вежливо улыбаться одному придурку, или же совсем не вежливо бить оного, то это не станет препятствием. Хотя второй вариант был все же приятней и душеполезней.
   Уже на следующий день стало понятно, что всех новеньких взяли в оборот очень быстро. За завтраком Белем объявил, чтобы все новоприбывшие в обязательном порядке седлали драконов, так как предстоит пробный вылет. "Птенцы", которых Ксархин так начал называть про себя следом за остальными Хозяевами, заулыбались, явно предчувствуя легкое и приятное времяпрепровождение. А вот он сам не был так уж в этом уверен. В горах, изобиловавших узкими ущельями, воздушные потоки порой вели себя странно, и непривыкший и излишне самоуверенный всадник рисковал попасть в неприятности. Иногда доходило до серьезных травм у драконов, которые не смогли справиться с преодолением того или иного препятствия из-за придурка-Хозяина, иногда и сами летчики не доживали до конца "увеселения". Так что поводов для радости он не видел. А вот зато для азартного предвкушения - сколько угодно. Каменно спокоен остался только тот парень, которого Ксархин заметил вчера на тренировке и который все время держался особняком. Его, кажется, звали Кристанс.
   На этот раз обслуга вывела драконов на площадку перед цитаделью, но в ближайшем будущем стоило ознакомиться с расположением пещерных ходов. Если где-то откроется прорыв, то времени на подобный "выгул" ящеров не будет. Решив разобраться с этим, а заодно и с планировкой комплекса в целом как только выдастся свободное от тренировок время, Ксархин забрался в седло и потрепал забросившего голову назад Ацейра по покрытому длинными шипами загривку. Ящер довольно рыкнул и принялся тяжело переступать с лапы на лапу - просился взлететь. Но пока что все ждали Белема, так что пришлось с сожалением придержать стального красавца.
   Другие участники "прогулки" тоже уже были в седлах. Один из "птенцов" откровенно красовался на ярко-алом драконе. Этот пока что был мелковат, хотя ящеры такой расцветки вырастали огромными, уступая по габаритам только черным гигантам. Два других парнишки смотрели на знакомца с легкой завистью, от чего Ксархину стало смешно. Размеры дракона фактически ничего не значили, куда важнее было обучение и взаимодействие с всадником, но до этого еще надо было дорасти.
   Кристанс поднялся в седло по крылу серого дракона, грани чешуи которого в солнечных лучах слегка поблескивала серебром. В целом ящер был не слишком крупным, но Ксархин редко встречал крылатых подобной расцветки, а потому не брался судить, он попросту еще молод, или же так и останется довольно мелким среди сородичей.
   А вот дракон Белема оказался коричневым. Точнее песочного цвета с рыжими подпалинами на брюхе, темным гребнем и крыльями. Заметив своего беловолосого всадника, ящер потянулся к Хозяину, совсем по-кошачьи подставив голову под его руку в поисках ласки. Эти двое летали вместе далеко не первое десятилетие и уже были фактически единым целым.
   Белем, оглядев присутствующих, коротко кивнул и поднялся в седло. Разводить длительный инструктаж седой явно не собирался, что могло означать только одно - подсказок не будет. Он брался показать, как надо, а вот учиться предстояло самим, что Ксархину импонировало.
   - Полетим к ущелью у самого моря, покажу наглядно, чтобы бывает с особо самоуверенными, - словно вторя мыслям Ксархина, произнес местный старожил.
   Драконы поочередно подходили к краю и ныряли в ущелье, распахивая гигантские крылья.
   Ацейр спрыгнул с уступа сразу за летуном Кристанса и по собственному почину нагнал его, едва ли не задевая крылом. На лице всадника серебристого дракона блондин впервые заметил хоть какое-то выражение - похоже, парень просто был нелюдим, что Ксархин пороком отнюдь не считал.
   Воздух был упругим и влажным, напоенный запахом хвои и нагревшейся на солнце смолы. С севера приближался фронт темных низких туч, но отряд должен был успеть закончить полет до того, как они прольются на землю ливнем. Хотя, может быть, Белем решил сразу же продемонстрировать новичкам, насколько несладко им может прийтись во время службы.
   Довольно скоро Ксархин понял, что бывалый драконолетчик ведет их в то самое место, где полноводная горная река, минуя скалы, наконец соединяется с морем, сбегая по скалам пенным водопадом. Каскады воды падали вниз с огромной высоты, разбиваясь о уступы, напоминающие гигантские ступени. В воздух поднимались мириады брызг, из-за чего над водопадом стояла радуга. От гула заложило бы уши, не привыкни Ксархин к перепадам давления и драконьему реву. А вот "птенцам", похоже, стало не по себе.
   Первая подлянка обнаружилась еще на подлете к водопаду. Ацейр вдруг словно провалился, крылья дракона судорожно загребли воздух, не находя опоры. Классическая "яма" была ящеру и его всаднику не в новинку, потому они почти мгновенно выровнялись. Вода стала ближе, капельки осели на коже, заставив недовольно фыркнуть. Отбрасывая прилипшие ко лбу волосы, мужчина заметил мелькнувшее внизу что-то белое.
   На скалах виднелся костяк огромного ящера, наполовину скрытый пенными шапками разбивающихся о камни волн. Разглядеть можно было лишь шипастый череп, хребет и переломанные кости ребер, а также одно крыло, неловко вытянутое вверх, словно в тщетной попытке уцепиться за что-то. Неудачного рухнувшего в каменную западню дракона насадило на острые пики как бабочку на булавку, и даже спустя долгое время, морю как и не удалось утащить его на глубину. Оно лишь до блеска отполировало костяк, оставив вечным напоминанием о коварстве стихий.
   Повторять последнее пике павшего гиганта не хотелось, а потому Ксархин осторожно направил Ацейра в сторону. Остальные находились выше, но мужчина заметил, что Белем ведет их едва ли не вплотную к скалам. Теоретически, там должны были быть восходящие потоки воздуха, а вот на открытом месте был велик риск рухнуть в "яму". Без магии ветра определить это было сложно, разве что полагаясь на опыт, которого пока что не имелось ни у кого, кроме Белема.
   На обратном пути произошел довольно странный случай. Когда серебристый дракон державшегося позади Кристанса решил обогнать красного ящера, тот раздраженно рыкнул более мелкого сородича и попытался ударить его крылом. Подобное своеволие свидетельствовало не в пользу молодого всадника, позволившего своему питомцу подобное, впрочем, это как раз было закономерностью. Зато для Ксархина стало неожиданностью, когда Ацейр извернулся и клацнул зубами на алого, словно решив защищать серого. Алый рефлекторно отпрянул, стараясь сберечь хрупкое крыло от повреждения, всадник по-глупому дернул повод, и тут местная коварная природа решила отыграться. Похоже, дракон "птенца" угодил в воронку - закручивающийся воздушный поток, который резко развернул его, а затем с силой отшвырнул. Ни ящер, ни его Хозяин не успели сориентироваться, и их со всего маху приложило о ближайшую скалу.
   Ксархин мгновенно понял, чем чревата подобная ситуация и заставил Ацейра развернуться. Лезть в воронку было опасно, а поддержать парня магией он сейчас не мог - резерв утекал на поддержание элементарной защиты, которую Хозяева создавали рефлекторно, стоило подняться в седло. Но и дожидаться поддержки от остальных времени не было, так что Ксархин заставил Ацейра резко нырнуть вниз, где вихрь должен был быть послабее. Им повезло - беснующийся ветер лишь растрепал волосы всадника, но дракону не навредил. Вскоре стальной ящер оказался прямо под скользящим по камням красным и подтолкнул его вверх. Хорошо, что алый еще не достиг своих максимальных размеров, иначе даже отнюдь не маленькому Ацейру пришлось бы сложно.
   Когда драконы приземлились на площадке цитадели, Белем направился сначала к всаднику задиристого красного ящера и коротко бросил:
   - Ежедневные тренировки с драконом для тебя и твоих дружков. Паршиво в седлах держитесь, - Кристанс удостоился лишь короткого одобрительного кивка, а затем настала очередь Ксархина: - Пойдем-ка со мной, парень, - заговорил беловолосый, когда они оба начали подниматься по лестнице: - Маневр был хорош, но мог бы просто подтолкнуть его магией воздуха.
   - Не мог, - коротко отозвался всадник Ацейра. Придумывать какую-то отговорку смысла не было, рано или поздно это станет известно: - Я энтроп.
   - Так, хорошо, что предупредил до начала патрулирования, - Белем задумчиво поскреб подбородок. - Риан в курсе?
   Молодой человек просто кивнул в ответ.
   - Я с ним этот момент обсужу, но, наверно, летать будешь в моей тройке, - постановил седой. Хотя, в теории, они имели одинаковое звание, но на самом деле опыт и авторитет старшего были неоспоримы, так что Ксархин и не подумал возмущаться. Зато стоило прояснить кое-какой иной момент.
   - Прикрывать меня не нужно, если ты об этом. У меня свои способы борьбы, хотя колдовать мне и сложно, - обтекаемо сообщил блондин. Раскрывать карты пока что не хотелось. Да, в Асгаере лояльно относились к любым методам борьбы, лишь бы они были действенны, да и бунт энтропов сюда не докатился, но все же афишировать некоторые свои эксперименты Ксархин не стремился.
   - Да я понял, - хмыкнул Белем. - Но хочу глянуть на тебя в деле.
   Ксархин лишь пожал плечами.
   - Воздушные воронки только в прибрежных скалах встречаются, или еще где-то? -
   поинтересовался он, когда Хозяева поднялись на жилой ярус.
   - Таких, как я показал вам, поблизости не встретишь, - Белем явно был доволен. - Но ты с этим определишься довольно скоро. Опыта у тебя достаточно, - с этими словами он хлопнул Ксархина по плечу и направился вверх.
   Проверку на профпригодность можно было считать пройденной, и притом на высший балл. Все же одиночные полеты не прошли даром - именно за последние годы драконолетчик выучился не только управлять своим ящером, но и подстраиваться под него, не мешая плавному полету.
   До обеда он был совершенно свободен, так что предпочел немного прогуляться по крепости. Пока что его не интересовали местные потайные закутки, зато захотелось пройти по тем коридорам жилого крыла, где он еще не успел побывать. Один из таких вывел его на внешнюю узкую галерею, полукольцом огибающую гору. С нее открывался великолепный вид на всю цитадель, которым Ксархин не преминул полюбоваться. Была у него таковая слабость.
   Время приближалось к полудню, когда тяжелые тучи, что висели над горизонтом еще с утра, доползли, наконец, до цитадели. Воздух стал густым и вязким, поскольку облака проходили совсем близко, едва не задевая толстыми брюшками шпили башенок. Басовитый раскат грома прокатился над головой, первые тяжелые капли упали на камень, заставив спрятаться под крышу тех немногих, кто был на плацу. Тренироваться с риском получить удар молнией было глупостью, достойной мальчишек из Колыбели, но не опытных бойцов. Некоторое время Хозяин наблюдал, как мир застилает белесая пелена падающего дождя, а потом направился обедать. Посетила мысль справиться о наличие здесь библиотеки, чтобы можно было с пользой коротать такие вот вечера.
   За последующие пару-тройку дней Ксархин приспособился к жизни в цитадели Асгаера. Распорядок дня был не мудрен, а народ отзывчив и доброжелателен. Сдержанность и некоторая нелюдимость блондина была принята и никто не лез в душу, зато охотно принимали в компанию, когда у новичка появлялось желание пообщаться. Закономерностью был и тот факт, что именно с Арифаном и Аскшаном он предпочитал проводить досуг. Если первый был балагуром и шкодником, то второй на его фоне выглядел едва ли не каменно спокойным, с философским видом воспринимая очередную выходку приятеля. Хотя на самом деле эти двое друг друга стоили. Ксархину было с ними легко - его воспринимали таким, каков он есть, и не пытались перевоспитать или расшевелить.
   Значительно хуже складывались отношения с несколькими другими сослуживцами. И если "птенец", Хозяин алого дракона, попросту дулся, как мышь на крупу, то давешний неприятный тип, с которым Ксархин схлестнулся в первый же день пребывания в Асгаере, был куда более непредсказуем. Колкие замечания светловолосый Хозяин воспринимал с ледяным спокойствием, решив не обращать внимания на его манеру общения. К остальным новичкам Дошар, как звали драконолетчика, относился точно так же, как и к Ксархину, и это примеряло. В определенных пределах, конечно.
   После памятного полета над водопадом, Ксархина и Кристанса больше не приглашали на тренировки с драконами. Зато младшеньких посменно гоняли Белем и лично риан Лайхан, так что птенцы слезали с седел в едва живом состоянии. Ну да такая практика еще ни одному Хозяину не повредила. Сам же энтроп освободившееся время проводил на тренировочной площадке. Оказалось, что здесь ему еще есть, чему поучиться - Аскшан был совсем не дурак подраться, а в силе и сноровке совершенно Ксархину не уступал. Так что мужчины получали искреннее удовольствие, протирая друг другом отнюдь не мягкие камни в кругу поединков. А вот с магическими тренировками дела обстояли сложнее, и без Дошара здесь не обошлось.
   Когда Ксархин в очередной раз спустился на площадку, радостный Арифан мгновенно проинформировал его, что сегодня они решили проводить тренировку с использованием магии. И тут же предложил принять участие первым.
   - Ловкость и силу мы уже оценили, - хохотнул он, демонстративно потирая спину. - Если ты и сегодня меня обставишь, мне придется тренироваться с птенцами.
   - В таком случае сегодня я буду просто наблюдателем, - спокойно отозвался Ксархин, прекрасно понимая, что пришло время рассказывать о своем недуге. А в том, что вопрос о причине отказа все же прозвучит, сомневаться не приходилось. Как и в том, кто именно из присутствующих его задаст.
   Но Дошар его даже немного удивил. Вместо предсказуемого и ожидаемого презрительного хмыканья он только ухмыльнулся и сделал вид, что его здесь нет. То ли не считал нужным вмешаться, то ли, что вероятнее, ожидал более удобного для себя момента.
   - Моя совесть благодарна тебе даже с того света, а вот самолюбие негодует, - проникновенно сообщил Арифан, снова привлекая внимание Ксархина. - Не надо его жалеть, особенно так возвышенно.
   - На этот раз я жалею себя, - Ксархину было неприятно сознаваться в собственной слабости, но утаивать информацию резона не было - рано или поздно все равно узнают. - Я не стану колдовать ради развлечения на тренировке, потому как я энтроп.
   Эту фразу он произносил последнее время слишком часто. Драконолетчик уже давно стал воспринимать свою болезнь как неизбежное зло и не считал себя из-за этого калекой, но и внимания старался не акцентировать. И вот последнее как раз получалось из вон рук плохо.
   - Ой, - совершенно по-детски сказал Арифан. Возникшую некрасивую заминку разрядил Аск, отвесивший приятелю подзатыльник.
   - Тогда будешь мировым судьей, - как ни в чем ни бывало заявил он, оттесняя Арифана в сторону, чтобы глаза не мозолил. Ксархин ему за это был благодарен - видеть растерянность на лице брюнета оказалось неприятно.
   - Интересно все же, для кого подобная практика была бы опасней? - как бы ни к кому не обращаясь, произнес Дошар, а Ксархин лишь скрипнул зубами. Это не было прямым оскорблением, но намек, что блондин мог позволить себе "пить" кого-то из сослуживцев все же прозвучал.
   - Ты такая лапочка, когда молчишь, - оклемавшийся Арифан снова был весел, болтлив и самую малость нагл. - Пожалуйста, дай мне обмануться касательно тебя еще разочек.
   Дошар с невозмутимым видом поднял ладони, изображая капитуляцию. На слегка небритой физиономии удовлетворения или злорадства Ксархин не заметил, скорее, ему почудился азарт, но желания выяснять, чем он вызван, не было.
   В целом, тренировка прошла весело и познавательно. Многие приемы, которые использовали сослуживцы, сам Ксархин за прошедшие года успел подзабыть. Увы, ему вряд ли в ближайшее время представилась бы возможность попрактиковаться, ведь иначе пришлось бы искать постоянный источник подпитки.
   Когда солнце поднялось в зенит и начало припекать, уставшие мужчины решили, что с упражнениями пора заканчивать. Двигаться было лениво и слишком утомительно, тем более, что каждый получил свою долю удовольствия, участвуя ли в поединке, или наблюдая. Пора было идти приводить себя в порядок перед трапезой, о чем напомнил неунывающий Арифан. Он же первым подал пример, бодро ускакав куда-то в сторону жилых комнат. За ним двинулись и остальные, только Ксархин притормозил, заодно найдя глазами Дошара. Этот никуда не спешил, пока что даже не соизволил подняться с насиженного места в тенечке у стены.
   - У тебя очень интересно получается намекать, - без малейшей угрозы в голосе произнес Ксархин, подойдя поближе и присев на корточки, чтобы оказаться с Дошаром на одном уровне.
   - О чем это ты? - лениво поинтересовался русоволосый.
   - О том, что не нужно делать больным людям такие заманчивые предложения, - усмехнулся энтроп. - Я ведь могу расценить это, как приглашение.
   - Это угроза? - невозмутимо поинтересовался Дошар.
   - Лишь предположение, - пожал плечами Ксархин. - Зато есть совет: не стоит практиковаться в остроумии на этот счет, - он не стал дожидаться ответа или какой-либо иной реакции собеседника. Теперь оставалось надеяться на благоразумие сослуживца. Или на его чувство самосохранения.
   До окончания их не то отпуска, не то дежурства по столовой оставалось всего лишь два дня. На следующее утро был запланирован совет у риана, что Ксархину было несколько в диковинку. Прежний его командир лишь ставил задачи, которые все должны были решать по мере сил, Лайхан же намеревался выслушать предложения своих людей. По крайней мере, на это намекнул Белем, который и сообщил о предстоящем мероприятии. Собрание проводили в трапезной - там было вдоволь места, а одна из стен представляла собою точную, вплоть до мельчайших деталей прорисованную карту окрестностей Асгаера. Кое-где на ней виднелись затертые следы от грифелей - по карте явно частенько рисовали. Что на ней появиться в качестве демонстрации к словам риана на этот раз, пока оставалось загадкой для светловолосого Хозяина, и потому он чувствовал интерес и даже предвкушение от предстоящего разговора.
   Лайхан риан Асгаер размашистым шагом вошел в трапезную ровно в назначенное время. Размениваться на долгий церемониал он не стал, коротким кивком поприветствовав присутствующих и начав говорить еще на ходу:
   - Завтра вы приступаете к патрулированию. За главного, как всегда, Белем, мне докладывать только в экстренных ситуациях.
   В этом как раз не было новшеств - риан был координатором и покидал крепость лишь в случае прорывов, но в патрулированиях участия не принимал. Обычно этими вопросами занимались его заместители, если таковые имелись, или же непосредственно старшие каждой из троек. Хотя на севере, где количество вторжений было на порядок меньше, всадники разбивались попарно и тогда ри являлись равноправными.
   - Серьезных прорывов за последний месяц не было, но, сами понимаете, что это ничего не значит. Мелкие разрывы, согласно предварительному отчету, случались здесь и здесь, - стена обзавелась парочкой новых "галочек". - Так как у нас есть новенькие, повторюсь, что здесь встречается самые разнообразные твари, которых вы, скорее всего, не увидите больше нигде. Во всяком случае, летучие гадины для нас являются повседневностью.
   - Можем создать зверинец и зарабатывать деньги, показывая монстров птенцам из Колыбели, - хмыкнул предприимчивый Арифан.
   - А всю выручку пустим на твое перевоспитание? - приподнял бровь риан, на мгновение отвлекаясь от карты.
   - Не, командир, не нужно. Я лучше помолчу, о душе подумаю, - отыграл назад хохмач и действительно на время притих.
   - Итак, затрудняюсь сказать, по какой причине у нас тут им медом помазано, но помимо мощных, привычных вам прорывов порой бывают мелкие дыры, которые наши драконы почуять не в состоянии. Они закрываются сами, но всякая дрянь просочиться все же успевает. Так что патрулирование - это отнюдь не прогулки.
   Сказанным Лайханом Ксархин заинтересовался. Если по окрестным лесам порой бродит всякая шушель, это могло решить часть его проблем с магией, позволив продолжить начатые эксперименты на этом поприще. Впрочем, на додумывание этой мысли Хозяин отвлекаться не стал, поскольку стоило дослушать речь риана.
   - В связи с этим, - продолжил мысль Лайхан, - новичков я считаю целесообразным это патрулирование провести не тройками, а четверками. То есть новички будут на подхвате и пока поучатся. Кристанс, Ксархин, вас это не касается, у вас хватает опыта, чтобы не облажаться.
   Да уж, риан Лайхан говорил без обиняков. Ксархин заметил, как пошли пятнами мальчишки. Тот, что не справился с драконом, и вовсе расцветкой стал походить на своего питомца - покраснел аж до корней волос, разве что дым из ноздрей не пускал. Сам же драконолетчик украдкой облегченно вздохнул - не хотелось бы чувствовать себя лишней спицей в колесе.
   - Теперь поговорим относительно стратегии боев, - Лайхан мелком отметил на карте явно случайно выбранное место жирным крестиком. - Я готов выслушать ваши соображения.
   - А что тут нового может быть? - откликнулся один из драконолетчиков, которого Ксархин знал лишь наглядно. - Наша задача не дать тварям расползтись по лесу и закрыть дыру. Так что чей дракон ближе всего к прорыву, тот в него огнем и плюет.
   Странного ничего в этой стратегии не было - так поступали все. И это даже работало, кроме тех случаев, когда ближайший к прорыву Хозяин не успевал сориентироваться. Или же кода их мутного, похожего на туман разрыва реальности выбиралось что-то крылатое. Представив, что будет, если под такой "подарочек" попадет кто-то из криворуких "птенцов", всадник поморщился.
   - Ри Ксархин, вас что-то не устраивает? - тут же заметил его гримасу командующий.
   Отмалчиваться смысла не было, тем более, что сейчас вопрос риана привлек к блондину внимание всех присутствующих в зале мужчин. Коротко изложив свои соображения, он подвел итог:
   - Куда рациональней, если кто-то один будет занят именно закрытием врат, а остальные его прикроют от нападения тварей.
   - Ты предлагаешь свою кандидатуру? - спокойно поинтересовался Дошар, но Ксархин успел заметить мелькнувшее в его глазах злорадство.
   - Нет, - спокойно ответил энтроп, чувствуя, что этот стриженый начинает выводить его из себя. - Я могу справиться с тварью, даже очень крупной, но для закрытия прорыва нужен сильный маг.
   - И его дракону не хватит маневренности, - негромко произнес кто-то. Ксархин обернулся, выискивая источник неожиданной, пусть и своеобразной, поддержки. - Здесь нужен не слишком большой, но юркий дракон. Мой Тарис вполне подойдет.
   Кристанс выглядел совершенно невозмутимым. И если раньше он казался отрешенным и застенчивым, то сейчас, когда молодой человек говорил о драконах, он производил совсем иное впечатление. Похоже, если он в чем и разбирался, то именно в ящерах.
   - Удивительное единодушие в рядах наших новых товарищей, - усмехнулся риан, - но подумайте вот о чем. Что, если тот, кто будет закрывать пробой, пострадает? Остальным придется отвлекаться и выполнять его задачу, что приведет к лишним потерям, да и твари могут успеть ускользнуть. Логика в ваших рассуждениях присутствует, не спорю, но она пока что однобокая. Подумаете на досуге, пока же будете действовать по стандартному протоколу. Вам двоим все ясно?
   Оба новичка лишь переглянулись и кивнули.
   - В таком случае, начинайте готовиться. Снаряжение, оружие, драконы - все привести в порядок, - Белем быстренько насовал драконолетчикам заданий. Раз уж вопросы патрулирования были в его ведомстве, то теперь ораторствовал седой Хозяин. Птенцов закрепи старичкам. Сам же Ксархин должен был вылетать в компании Белема и Дошара. Что и говорить, скучными и обыденным эти перелеты не станут.
   А на следующий день и началось, собственно, то, ради чего Ксархин так рвался обратно в армию. Патрулирование. Это было совершенно особое ощущение, когда ты не только поднимаешься на спину дракона, но и когда у тебя есть вполне конкретная цель - защитить свои земли от рвущихся из странных прорывов тварей. Адреналин гулял в крови от предвкушения предстоящей схватки, хотя разумом он и понимал, что лучше бы ничего серьезного не произошло.
   Первыми улетели Арифан и Аскшан, за которыми следовали двое новичков, среди которых был и хозяин красного забияки. Вторыми должны были отправляться Ксархин с соратниками. Оказалось, что Ацейр был самым крупным из тройки выползших на площадку ящеров. Коричневый дракон Белема как всегда был невозмутим и спокоен, как и его мудрый всадник, а вот зеленый явно был "питомцем" Дошара. Характер у него был соответствующий - первым делом ящер лязгнул зубами на Ацейра, а потом уселся на краю площадки с независимым видом.
   Белем хохотнул и первым поднялся по крылу в седло.
   - Ребятки, вам надо дополнительное приглашение? - глянул он на все еще стоящих на площадке напарников.
   Ксархин мгновенно исполнил предложенное, и стальной дракон радостно потянулся, как большая собака, предвкушая полет. Он немножко засиделся, как и его Хозяин, так что теперь оба рвались ввысь, и общество Дошара радость ничуть не омрачало, хотя стриженый не преминул бы испортить настроение.
   Драконы слажено спрыгнули с уступа и рванулись в поднебесье. Ветер мгновенно растрепал собранные в хвост волосы, засвистел, рассекаемый мощными взмахами крыльев Ацейра. Это была странная свобода, к которой всадники привыкали очень быстро и без которой уже не мыслили себя.
   Их путь пролегал на север. Под крыльями дракона мелькал покрытый зеленым покрывалом леса мир. Пахло хвоей и свободой. Ксархин поймал на себе взгляд Белема и тут же ослабил повод, позволяя дракону делать то, что захочется. Ацейр довольно рыкнул и рванул к солнцу, а затем заложил мертвую петлю, от которой у обоих захватило дух. Ксархин довольно рассмеялся, хотя тут же об этом и пожалел - пришлось отплевываться от собственных волос, которые ветер бросил в лицо. Коричневатый летун Белема не отставал, словно решив обставить более крупного, но менее маневренного сородича. Дракон Дошара тоже поднялся выше, но всадник не позволил ему таких вольностей, и не думая ослаблять поводья.
   Два дня прошли без приключений. Им даже посчастливилось переночевать в одной деревеньке, где благодетелей чествовали как дорогих гостей. Зато следующую ночь предстояло провести на свежем воздухе, и Ксархин поймал себя на мысли, что рад этому, словно мальчишка. За те годы, что он провел в поиске, он порядком отвык от мягких кроватей и крыши над головой - им с Ацейром был открыт весь континент, и загонять себя в рамки не хотелось. Он и так был скован своею болезнью, что не давала использовать силу, кроме как в жизненно необходимых случаях. Зато Ксархин многое выучился делать сам, на что раньше не обращал внимания или для чего по привычке, не задумываясь, применял магию. Там, где Хозяевам хватало жеста, чтобы распахнуть створку двери или же достать какой-то предмет, ему приходилось делать все самому, словно обычному человеку. Зато мало кто из владеющих магией мог похвастать, что умеет готовить, править оружие, чинить доспехи... Ксархин умел. Ему пришлось научиться.
   Ксархин самостоятельно разжег костер, не прибегая к магии, пока Дошар занимался охотой. Сидящий напротив Белем с интересом за этим наблюдал, но вмешиваться или предлагать помощь не спешил. Когда вернулся третий патрульный, огонь уже бодро хрустел сухим деревом, распространяя желанное тепло. Стриженный умудрился где-то добыть молоденькую, но довольно упитанную косулю. Мяса было много, хватило бы и людям, и драконам, в качестве аперитива перед ночной охотой. Ксархин провел ладонью по жесткой шкуре, впитывая остатки ускользающей жизненной энергии зверушки. Ее было слишком мало для того, чтобы восполнить его резервы, но все же лучше, чем ничего.
   - Ты это сделал, да? - поинтересовался Белем, заметив его жест.
   - Я пополняю резервы только таким способом, - пожал плечами блондин, не видя смысла отрицать очевидное. А напарникам пора было привыкать к подобному зрелищу, так как он собирался еще надолго задержаться с Асгаере.
   - Удобно, а главное, никто не обидится, - со смешком произнес Дошар. - У косуль не бывает обиженных родственников, только испуганные и улепетывающие.
   Ксархин медленно отложил нож, которым совсем было примерился разделывать тушу. Отложил, чтобы не бросить его в шутника, хотя руки так и чесались. Откуда Дошару было знать про давешнюю историю с сестрицей отступника-энтропа? Но ведь узнал откуда-то, не бывает таких совпадений.
   - Тебя должно волновать только то, что я не практикую подобное с людьми, - Ксархин в упор смотрел на собеседника. Этот Хозяин его уже порядком раздражал своими попытками ударить по больному, и раз уж первое предупреждение он решил пропустить мимо ушей, но продолжать подобную пагубную практику не стоило. Пришла пора расставить все точки раз и навсегда.
   - Что, решил не вставать на сторону проигравших? - неприятно улыбнулся Дошар. - Мне вот интересно, ты всегда был так благоразумен, или же вовремя переметнулся, когда в Дараде запахло жареным для таких, как ты?
   Время разговоров закончилось. Ксархин порадовался, что Дошар в это время стоял - бить так было удобнее. Устраивать драку в его планы не входило, так что в один единственный удар он вложил максимум силы, чтобы противник отключился сразу же. Со стороны драконов раздалось шипение зеленого, готового метнуться на помощь упавшему всаднику и утробный предупреждающий рык Ацейра. Потерев саднящие костяшки пальцев, Ксархин глянул на Белема, невозмутимо наблюдавшего за разборками.
   - Хорошо поставленный удар, - с явным одобрением похвалил седой. - У тебя, парень, был замечательный учитель.
   - Спасибо, - буркнул Ксархин, усаживаясь на место и принимаясь механически крутить в пальцах подобранный нож. Дошар валялся в отключке, даже в неверном пламени костра было видно, как у него на скуле наливается огромный синяк.
   - Ладно, он сам нарвался, да и давно уже просился по морде получить, - философски заключил Белем, подбрасывая в огонь несколько веточек. - А дальше что делать будешь?
   - Приведу его в чувства и погляжу, поймет что-то или нет, - вздохнул Ксархин через пару минут. Затем поднялся и направился к ручью, прихватив котелок для воды. Сходить предстояло дважды: первый раз для того, чтобы устроить "отдыхающему" напарнику отрезвляющий душ, а второй раз уже за водой для готовки.
   С садистским наслаждением вылив на голову Дошару содержимое котелка, Ксархин выслушал длинную тираду, перемежавшуюся фырканьем, и поинтересовался:
   - Ты остыл или мне повторить для ясности?
   - Обойдусь, - стриженый потер скулу и неожиданно криво улыбнулся. - Доводы весомые, ничего не скажешь. Повторять не нужно.
   Энтроп кивнул и снова отправился к ручью. Вроде бы, взаимопонимание было достигнуто. По крайней мере, существовала надежда, что Дошар перестанет искать повода для ссоры.
   Определенную уверенность в подобном выводе внушала довольная ухмылка Белема, которую он не думал скрывать. Похоже, он все же прошел проверку. Конечно, подобная мысль уже возникала у него, увы, ошибочно, но что-то подсказывало Ксархину: в этот раз все будет иначе. Во всяком случае, до конца патрулирования к данному вопросу они более не возвращались.
  
  
  
  

***

   Литта
  
   За три года в жизни Литты многое изменилось. Пожалуй, переломным моментом стали события, последовавшие за вылазкой в Колыбель. Ее на самом деле взяли на практику со старшими учениками, где она смогла поработать с драконами. Детские воспоминания о полете на стальном красавце уже успели потускнеть, зато из-за новых впечатлений и восторга было тяжело дышать. Но на этом сюрпризы не закончились. Стоило лишь вернуться, как Мастер объявил воспитаннице, что отныне она будет проходить практику в Колыбели, помогая одному из драконолетчиков управляться с бесхозными молодыми или потерявшими всадников ящерами. Ее самовольной отлучки Мастер словно и не заметил, иначе бы не стал преподносить столь щедрый подарок.
   Уже на следующий день она познакомилась со своим новым учителем. Ридай ленн Илмар напомнил ей отца - он был таким же рыжим, массивным и с виду неповоротливым. Вот только отец Литты был деревенским кузнецом, а не судейским инспектором и Хозяином огромного темно-красного дракона.
   Самым главным для Литты в их общении стал тот факт, что к ней не относились как к маленькой. У Ридая была одна единственная страсть в жизни: драконы, и его энтузиазм оказался чрезвычайно заразительным. Он мог часами рассказывать про особенности того или иного летуна, подкрепляя объяснения демонстрацией их способностей - летать с Ридаем на спине соглашался любой дракон, начиная от еще не определившихся с выбором Хозяина подростков трех-четырех лет отроду и заканчивая матерыми, покрытыми шрамами зверюгами, потерявшими всадников и так и не нашедшими новых. Именно рыжий верзила научил девочку ухаживать за заболевшими и раненными ящерами, седлать их, для чего обычно требовались усилия двух-трех взрослых человек, уговаривать капризничающих и ставить на место зарвавшихся.
   Ко всему прочему они довольно забавно смотрелись вместе: огромный рыжий мужчина и такая же рыжая девчонка. Ничего удивительного, что многие считали их родственниками, и Ридай не спешил их разубеждать. Он на самом деле стал ее семьей, постепенно вытесняя воспоминания о родителях, оставшихся где-то в северных предгорьях. Теперь уже Нараку и Кархану приходилось прилагать усилия, чтобы Литта не забывала приходить на совместные занятия или попросту соглашалась провести с ними вечерок. Друзья не стали значить меньше в ее жизни, точно так же, как и не потускнел авторитет Мастера, благодаря которому все это стало возможно. Просто к Ридаю она относилась все же несколько иначе. Она даже искренне, совсем по-детски ревновала, когда у него появился другой ученик, мальчишка на несколько лет младше Литты, которого тоже нашли в довольно позднем возрасте. Правда, вмешался Кейхем, и девочке стало не до обид - нагрузка в магических тренировках возросла в разы. Ей снова пришлось идти за помощью к Нараку и Кархану, и друзья не отказали, хотя у них самих дел с годами только прибавилось. Теперь почти все свободное время они посвящали тренировкам.
   С девчонками со своего ли потока или со старшими отношения у нее были нейтральными. Женская часть учеников уже давно была разбита на группки, к которым примкнуть было довольно сложно, а Литта не особо и жаждала. Ей всегда проще было общаться с парнями. К тому же все же сохранила приятельские отношения с ребятами, к которым примкнула, когда дулась на своих загульных воспитателей. А вот тот факт, что соученики вскоре начнут считать ее привлекательной, девушку поразил. На эту мысль ее натолкнул Ридай, когда добродушно попросил девушку быть поосторожней и не строить глазки его новому ученику. Литта было возмутилась, а потом задумалась, заметив, как краснеет и мнется при ее появлении мальчишка. Конечно, где-то это даже льстило, но куда больше озадачивало.
   Довольно скоро выяснилось, что и сверстники как раз готовы оказывать ей знаки внимания, только раньше она считала их расторопность просто дружеским желанием ей угодить, но не способом понравиться. Как оказалось, зря. Но ей это оказалось неожиданно приятно, так что девушка довольно быстро включилась в новую для нее игру, с удовольствием флиртуя с молодыми людьми. Одному из них, парню на два года старше, она даже позволила себя поцеловать, что оказалось на удивление приятно. Конечно, она была в курсе, что ее ровесницы бегают на свидания, но примерять эту роль на себя было для нее ново и необычно. Не известно, как далеко зашли бы эти прогулки за ручку и томные вздохи и поцелуи в темных коридорах, не застукай ее Кархан.
   Парень был мгновенно изгнан - достаточно было лишь прищуренного взгляда явно взбешенного воспитателя. Литта и сама неожиданно струхнула, так как никогда не видела Кархана таким, холодным и надменным. Подобного можно было ожидать скорее от Нарака, нежели от вечно растрепанного и все понимающего друга.
   - Иди за мной, - скомандовал молодой человек, и девушка тут же подчинилась, не решившись и слова сказать против. Когда за ними закрылась дверь комнаты Литты, Кархан обернулся к ней и спокойно поинтересовался: - Считаешь себя уже достаточно взрослой?
   - Ну, вы сами когда-то говорили про личное пространство, - промямлила девушка, не решаясь поднять глаз на старшего.
   - Я задал вопрос, Литта, - раздельно произнес друг, и магичка окончательно скисла. Так говорил Мастер, когда очень злился, и в устах Кархана это отнюдь не выглядело, как бездарная попытка повторить успешный ход. Вышло очень уж внушительно.
   - Вполне, - все же с вызовом отозвалась она. - И вообще, с какой радости, ты лезешь в то, что тебя не касается?
   - Послушай меня внимательно, - Кархан проигнорировал ее выпад, сел и жестом указал на второй стул. - Ты прекрасно осведомлена, что Хозяева чрезвычайно редко связывают себя какими-либо постоянными узами с другими людьми, какой бы статус у них ни был. И пройди ты уже ритуал, я бы и слова тебе не сказал. Но до того, как тебя выберет дракон, ты остаешься очень уязвима эмоционально. Я не хочу, чтобы тебе кто-то сделал больно.
   Девочка оторопела от подобной откровенности, мигом растеряв все свои возражения и возмущение.
   - С этой стороны я наши прогулки не рассматривала, - пробормотала она, начиная превращать подобие прически в воронье гнездо. Эту привычку она переняла от Кархана, и теперь, как только начинала нервничать, моментально вцеплялась в волосы.
   - Поразмысли на досуге. Я не говорю, чтобы ты не смела ни с кем встречаться, но все же подумай дважды, чего ты хочешь и насколько далеко планируешь в этом заходить. У тебя еще три года до избрания, так что торопиться с отношениями тебе некуда, - друг говорил уже не так холодно, даже ободряюще улыбнулся девушке. - И сходи поговорить к Келле. Она может рассказать тебе многое из того, что со мной ты явно не стала бы обсуждать, - максимально тактично попытался намекнуть Кархан, но Литта уловила его мысль и тут же залилась краской смущения. На этом молодой человек счел разговор законченным и быстро удалился, чтобы не смущать воспитанницу еще больше.
   Несколько дней Литта старалась избегать старших товарищей, потому ей было попросту стыдно. Лучше б он на нее тогда накричал, обижаться было бы проще. Зато чуть позже, когда все же осмыслила все сказанное Карханом, она испытала прилив благодарности. Ее не отчитали, как малолетку, да и парня не выгнали с позором, а так, слегка потеснили. Существенным плюсом в пользу Кархана служило также и то, что он подбросил ей пару весьма ценных идей. Кстати, к Келле она все же наведалась. Воспитавшая ее летчица ничуть не удивилась робким вопросам, наоборот, расцеловала "свою умненькую девочку" в обе щеки и вывалила на нее целый ворох информации. Немного сбитая с толку и смущенная до красных ушей девушка сбежала в единственное мест, где ей не стали бы задавать провокационных вопросов - к драконам. Литта догадывалась, что ее опекуны все же приняли меры и донесли до парней, с которыми она общалась, информацию о том, чтобы без серьезных намерений к ней даже не подходили. Собственно, после этого парень, с которым ее застукали, мгновенно ретировался. Было ли это работой Кархана или она на самом деле нужна была лишь на одну ночь, Литта не стала выяснять. Проблем и так хватало, Мастер все увеличивал нагрузку, ее выматывали занятия с парнями и Ридаем, да и общие уроки со сверстниками никто не отменял. Так что заморачиваться на тему личной жизни времени практически не было, а когда оно появлялось, Литта предпочитала просто невинно флиртовать с парнями, пока что не спеша заводить серьезные отношения. Тем более, что она все еще не избавилась от влюбленности в Нарака, который продолжал вести себя с ней как с младшей сестрой, гладить по голове, словно она все еще оставалась несмышленышем, и попросту не замечать задумчивых взглядов. А вот отношения с Карханом как раз не были столь же стабильны и привычны.
   Началось все с того, что они пошли на посиделки к кому-то из соучеников парней. Было шумно, весело и даже слегка пьяно. По крайней мере, для нее, весь вечер просидевшей над одним, пусть и большим бокалом. Этого хватило для того, чтобы расслабиться и развеселиться, но не для того, чтобы перестать понимать, на каком она свете.
   А вот парни приняли основательно, так что кого-то даже потянуло на подвиги. Куда делся Нарак, она не заметила, хотя почти весь вечер не сводила с него глаз. Вскоре Кархан вспомнил, что он здесь с воспитанницей и предложил проводить Литту до комнаты. По дороге обратно они много смеялись, припоминая особо удачные моменты. Когда же девушка повернулась к молодому человеку, чтобы пожелать спокойной ночи, он неожиданно прижал ее к двери и поцеловал. Литта замерла, даже не зная, как реагировать - ответить или оттолкнуть. Последнего не хотелось, ведь это же был Кархан. Впрочем, пока она рефлексировала, парень отстранился и, коротко извинившись, исчез в полумраке коридоров. Несколько дней она его не видела, мучаясь от неопределенности, огромного количества вопросов и в то же время ощущая облегчение. Дошло даже до того, что она сходила в их комнату, но застала там одного лишь Нарака. И неожиданно для Литты ее сердце не сделало привычного кульбита, хотя она не могла не любоваться красивым молодым мужчиной, в которого превратился ее воспитатель. Ко всему прочему девушка поняла, что и Кархан не менее хорош, просто раньше она воспринимала его только как друга, и один короткий поцелуй со вкусом вина все изменил.
   Молодой человек объявился лишь через три дня. Литта поразилась, когда увидела стоящего на пороге ее парня с букетом редкой красоты фиолетово-лиловых цветов. Кархан был гладко выбрит и в кои-то веки причесан, чего за магом в принципе не водилось. Слишком светлые на фоне загорелого лица и смоляных волос зеленые глаза были спокойны до безмятежности, как всегда бывало, когда парень принимал какое-то решение, не подлежащее обсуждению.
   - Это... извинение? - осторожно поинтересовалась она, пропуская его в комнату.
   - Нет, - Кархан подождал, пока она заберет букет. - Литта, я не жалею о поцелуе. В общем, как на счет того, чтобы быть не только друзьями?
   - Вот так сразу? - только и смогла спросить девушка, едва не сев мимо стула.
   - Я могу долго ходить вокруг да около, но сути это не изменит, - парень присел на пушистый, пусть и совсем небольшой коврик у ее ног. Он вообще любил сидеть на полу или валяться на шкурах у камина, в отличие от Нарака, который всегда облюбовывал диваны или, на худой конец, кресла.
   - Наверное... - она была растеряна, хотя понимала, что поступок Кархана более чем логичен. Он всегда предпочитал рассказывать ей самую суть без обиняков и экивоков.
   - Я понимаю, что это неожиданно, - молодой человек все же не выдержал и слегка взлохматил волосы, чем выдал себя с головой, - но до недавнего вечера я не понимал, что твои ухажеры раздражают меня не только как твоего воспитателя или друга.
   - Я не знаю, что тебе сказать, - растерялась Литта.
   - Но ты не можешь сказать, что однозначно против? - поинтересовался молодой маг.
   - Нет, - куда увереннее отозвалась девушка.
   - Я помню, что говорил тебе не так давно, - Кархан привычно прибегнул к своей манере убеждать ее логически, - и не стану сейчас рассказывать, что все окружающие парни хотят лишь в постель тебя затащить, а я всегда буду тебя поддерживать. Но ты знаешь, что я бы не пришел к тебе, не будучи уверенным в том, что ты мне очень нравишься.
   - Но у тебя избрание через полгода, - Литта прикусила губу, понимая, что все сказанное звучит, как попытка отказаться, хотя говорить твердое "нет" она как раз не спешила. - А если после того, как ты получишь дракона, я стану тебе не нужна?
   - Глупая, - он улыбнулся так, что девушке мгновенно захотелось забыть обо всех сомнениях. - Вот об этом можешь не думать даже.
   Кархан устроился поудобнее, положив подбородок ей на колено и снизу вверх заглядывая в глаза. Это было очень уютно, но при этом еще и смущало. Литта принялась теребить лепестки цветов, которые все еще держала в руках. Говорить что-либо она попросту боялась - не хотелось спугнуть очарование момента.
   - А все же? - она поняла, что если хоть что-то не скажет, это уже будет некрасиво, ведь он ждал ответа.
   - Если тебя так смущает такая возможность, мы просто не станем торопить события до моего избрания, - Кархан глубоко вздохнул, словно собираясь что-то добавить, а потом произнес: - Ты можешь перестать превращать букет в веник?
   Литте показалось, что он собирался сказать что-то совершенно иное, но букет отложила.
   - Давай попробуем, только не станем афишировать пока наши отношения, хорошо? - смущенно пробормотала она. Литта затруднялась сказать, зачем попросила о подобном.
   То ли чтобы было не так стыдно, если не получится, то ли чтобы не узнал Нарак. Хотя думать про него в присутствии Кархана теперь было свинством по отношению к обоим. Так что девушка быстро отогнала подобные мысли.
   - Ты смешная, малявка, - подначил парень, дотягиваясь до ее волос и несильно дергая за прядку. Он частенько так делал, когда она в детстве отвлекалась. - Но я, кажется, понимаю твою позицию и настаивать не стану.
   Литта напряженно улыбнулась, думая только лишь о том, как вести себя, когда он ее поцелует. Вместо этого Кархан поднялся, легко чмокнул в макушку и направился к двери.
   - Мы ждем тебя вечером на занятия, - напомнил он и ушел, оставив Литту растерянно хлопать глазами.
   Подобного она точно не ожидала. Хотя, если подумать, она вообще не знала, чего ждать от Кархана. Друг никогда ничего не делал просто так, не подумав, но вот понять пути его логики девушке пока что не удавалось. Но одно она знала точно - что бы там ни было, он ей не навредит. Так что оставалось только довериться и ждать дальнейшего развития событий.
   Вечернее занятие прошло как обычно, Кархан ни взглядом, ни жестом не выдал их маленького секрета, а Нарак был задумчив и вообще мало обращал внимания на Литту. Девушка подспудно ждала, что он хоть как-то догадается о маленьком заговоре его друзей, так как сама она не могла перестать периодически коситься на взъерошенного мага, но попусту. А потому уверенность, что она не сделала ошибки, когда согласилась на предложение Кархана, лишь окрепла.
   Встречи с ним мало напоминали те робкие свидания, которые у нее были с другими парнями. Кархан не был бы собою, если бы не сумел превратить каждую их прогулку в волшебное и познавательное приключение. Парень рассказывал ей истории про летную практику, которая у самой девушки официально должна была начаться лишь через полгода, заставляя порою смеяться едва ли не до слез. Также оказалось, что поблизости от Илмара есть еще десятки интересных мест, побывать в которых она еще не успела, но теперь с энтузиазмом наверстывала упущенное. Кархан ей в этом помогал, и она все так же ощущала его дружескую поддержку и участие, что было удивительно приятно после встреч с другими парнями. Те все же воспринимались, как чужие люди, а этот был родным.
   С поцелуями тоже дела обстояли необычно. В тот памятный вечер, когда парень предложил ей встречаться, она опять осталась ни с чем - Кархан попросту проводил ее до дверей и распрощался, оставив девушку в недоумении. Переборов себя во время следующей их встречи, она все же задала этот вопрос, на что парень рассмеялся и заявил, что всего лишь и ждал приглашения, так как видеть ее сосредоточенное или перепуганное личико во время столь приятного занятия не слишком его прельщало. Литта вспыхнула, покраснев до корней волос. Должно быть, она и впрямь являла собою забавное зрелище, поскольку Кархан расхохотался и с искренним удовольствием чмокнул ее в нос, не обратив внимания на возмущенный писк. Зато потом это они тоже наверстали. Теперь вечерние прогулки после занятий растягивались надолго, так как парочка молодых людей частенько останавливались в наименее освещенных уголках коридоров. Неизменным оставалось лишь одно: Кархан желал ей спокойной ночи и оставлял у дверей, так и не переступая порога ее комнаты. Иногда ей очень хотелось, чтобы он зашел, хотя от одной только мысли становилось стыдно и жарко. Иногда же ее грызла совесть, ведь ей все равно продолжал нравиться его друг. Хотя благодаря Кархану, образ недоступного и холодного красавца несколько померк.
   Полгода, что оставались до ритуала избрания и выпуска ребят, пролетели очень быстро. Литта и опомниться не успела, как на очередном свидании с Карханом заметила его серьезный, немного даже встревоженный взгляд. А ведь он боится, - осенило девушку, - вернее, опасается, что не сумеет пройти ритуал.
   А вот сама Литта даже не сомневалась, что уже совсем скоро ее друзья будут избраны драконами. Если не она, лучшие из учеников Мастера в их группе, то кто? Об этом она бесхитростно и сказала Кархану, когда они по обыкновению прощались у ее дверей. Молодой человек усмехнулся и снова принялся ее целовать так, что коленки подкашивались.
   А ранним утром следующего дня за нею пришел Мастер. Старик, облаченный в черную парадную мантию, выглядел немного усталым, но довольным жизнью. Его ученики сегодня проходили самый, пожалуй, важный экзамен в их жизни. И он хотел, чтобы Литта, как близкий им человек, при этом присутствовала. Девочка в любом случае намеревалась попасть на церемонию, и отказываться от предложения Мастера не стала, тем более, что в таком случае можно было еще и получить объяснение происходящего, а не только побыть наблюдателем.
   Огромный зал, в котором проходила церемония, находился в спящем вулкане - Колыбели. Потеки лавы, оставшиеся на стенах, обработали при помощи магии и придали им вид небольших, почти изящных, балкончиков, где и размещались зрители, среди которых были Мастера, учителя, воспитательницы и родственники будущих магов и драконолетчиков. Учеников сюда обычно не допускали, разве что если они были родичами проходящих испытание. Изначально Литта планировала попросить отца Нарака проводить ее, но выпала иная оказия. Хотя мужчину она тоже заметила среди зрителей. Черноглазый драконолетчик занял место на среднем ярусе амфитеатра. Рядом с ним сидела красивая темноволосая женщина с немного резковатыми, властными жестами. Насколько девушка знала, это была Белтресс, мать Нарака. Именно в нее парень удался непростым, чуть надменным характером.
   Один из Мастеров, у кого в этом выпуске не было учеников, спустился в центр круга и установил там небольшую жаровню. Литта с интересом наблюдала, как он делает над нею какие-то пассы, бросая на раскаленные угли травы и мелкие корешки, каждый из которых вспыхивал и почти мгновенно обращался в пепел.
   - Зачем это? - тихонечко спросила она, чуть наклонившись к Кейхему.
   - Ученикам твоего возраста об этом обычно не рассказывают, - лукаво улыбнулся Мастер. Девушка стушевалась, но старик продолжил: - Однако любопытство похвальное. Эти травы - часть ритуала. Они действуют как катализатор, который позволяет полностью раскрыться дару кандидата. Ритуал, видишь ли, завязан на кровь. Это чтобы "запах" распространился как можно дальше, и его почуяли как можно больше драконов.
   Литта кивнула, хотя и не совсем поняла, как это может быть. Она решила просто понаблюдать и сопоставить с рассказом Мастера.
   Курящийся дымок медленно поднимался над жаровней, но не скапливался под потолком. Его вытягивало через огромную арку, прорубленную в дальней стене зала, способной пропустить самого крупного из черных драконов, не говоря уже про всех остальных.
   Когда начался сам ритуал, Литта вытянула шею, чтобы не пропустить ни единого слова и жеста. Молодой парень, один из соучеников ее друзей, двигался как-то слегка заторможено.
   - Перед ритуалом всем дают выпить специальный отвар, воздействующий на нервную систему, - услышала она голос Кейхема у самого уха. Мастер предугадал ее вопрос и сейчас охотно вводил ее в курс происходящего. - Первичное слияние сознания - не самый приятный опыт для неподготовленного разума, и потому мы стараемся облегчить этот момент. Некоторые барышни бояться вида крови, сама понимаешь, что тут успокоительное тоже играет на руку, - Мастер помедлил, но все же сказал: - А еще это исключает возможность истерик, если дракон все же не явится.
   Девушка поморщилась представив подобную некрасивую сцену во время ритуала, но от комментариев воздержалась, зная, что Кейхем этого не одобрит. Тем временем ведущий ритуал мужчина полоснул по подставленному запястью парня острым лезвием, и яркая кровь щедро плеснула на раскаленные угли. В воздух поднялось облако окрашенного в розовый дыма и втянулось в арку.
   Теперь явно оставалось только ждать. Девушка вслушивалась, не послышится ли звук хлопающих крыльев, означающий, что в проеме вот-вот появится ящер. Проходящего ритуал парня она почти не знала, так, встречались пару раз. Но все равно сопереживала, как и любому из учеников Мастера Кейхема, присутствующих в этом зале. С остальными у них было нечто вроде негласной конкуренции, хотя здесь и сейчас ей явно было не место.
   Раздался странный скрежет, а затем в проем просунулась голова красного дракона. Оказалось, что он вовсе не летел, а полз по камню, из-за чего и не было слышно звука, который она с таким нетерпением ждала.
   - Какой красивый, - прошептала девушка, заворожено наблюдая, как новый Хозяин кладет ладонь на морду своего летуна. Она и сама мечтала о питомце вот такой шикарной расцветки цвета крови. Мастер снисходительно улыбнулся и похлопал узловатыми пальцами девушку по руке.
   Когда следующего парня и девушку никто не выбрал, Литта заволновалась. Ее всегда заверяли, что она непременно станет драконолетчицей, а сейчас она собственными глазами наблюдала, как двое учеников лищились своих надежд, оставшись обычными магами. Правда, под действием успокоительного они вряд ли поняли, что именно сейчас потеряли. Они безучастно вышли из нижнего круга и направились прочь из зала.
   Следующим избрание проходил Нарак. Литта чуть не забыла, как дышать, когда ее друг вышел на площадку. Когда зал ожидал появления дракона, девушка отчетливо слышала стук собственного сердца, словно это был бой тяжелого и гулкого барабана. Но ожидание было вознаграждено. В арочный проем нырнул небольшой, хотя уже абсолютно взрослый, юркий дракон потрясающе красивого синего цвета. В свете магических огней он сиял и переливался, словно каждая чешуйка была искусно ограненным сапфиром.
   Когда на площадке появился Кархан, Литта такого умопомрачающего волнения не испытала. Она не покривила душой, когда говорила ему про свою уверенность в успешном прохождении избрания. В то, что такая реакция на Нарака была следствием ее влюбленности, думать не хотелось, и она упорно гнала ее прочь, чувствуя себя предательницей. Опять. Дракон Кархана появился почти мгновенно. Ящер был довольно крупной зеленой особью с рыжим пузом и такими же крыльями. Дракон встопорщил гребень, что-то приветливо курлыкнул и ткнулся носом в ладонь нового Хозяина, даже на миг прикрыв глаза от удовольствия. Умильная сценка заставила девушку счастливо заулыбаться.
   - Можешь остаться до конца или тихонько уйти, - шепнул ей Кейхем, когда Кархан удалился с площадки избрания. - Только сегодня не ходи к ним, дай ребятам отдохнуть и отойти от воздействия лекарств. Если сейчас отправишься к ним, они вряд ли даже заметят твое присутствие.
   Готовая уже подскочить и помчаться к Нараку и Кархану девушка поумерила свои порывы и снова поудобней умостилась на стуле. Пускай ей не особо были интересны молодые маги, один за другим участвующие в ритуале, зато посмотреть на драконов она не отказалась. А ведь среди них встречались и те ящеры, с которыми она работала, пока помогала Ридаю. Особенно ей запомнился маленький и забавный желтый дракончик, который избрал своей Хозяйкой миниатюрную девушку из группы, в которой учились ее друзья. Смешной драконенок обладал совершенно беззаботным характером, из-за чего иногда попадал во всякие переделки с сородичами. Что интересно, его Хозяйка славилась тем же.
   С Карханом они встретились на следующий день, причем молодой человек явился сам. Литта столкнулась с ним буквально нос к носу, когда собиралась на занятие с Мастером. Это у новых Хозяев настал период празднеств, а у всех остальных расписание оставалось неизменным.
   - Поздравляю! - они приподнялась на носочках и поцеловала его в уголок губ. - Мы можем встретиться вечером, а то я к Кейхему опаздываю?
   - Вообще-то я зашел предупредить, что сегодня мы будем праздновать с выпускниками, - отозвался Кархан.
   Литта немного растерялась. Она ожидала, что он уделит ей время, покажет дракона... а сейчас получалось, что она стала не нужна?
   - Я забегу к тебе завтра, - беззаботно сообщил парень. - Нас через три дня отправляют к месту службы, так что надолго в Илмаре я не задержусь. Но хотелось бы увидеться с тобой перед отлетом. Ну все, беги, а то Мастер ждет, - чуть ли не скороговоркой произнес молодой Хозяин и скрылся за поворотом коридора.
   Вернувшись вечером в комнату, Литта постаралась думать логически и не поддаваться эмоциям, которые твердили, что надо основательно обидеться на такое отношение к себе. Ведь она на самом деле предполагала, что после избрания что-то в их отношениях может измениться. Наверняка обычно чуткий и внимательный Кархан сейчас даже не понял, что его нежелание разделить свою радость с ней ее расстроит. Когда ты чувствую эйфорию и всепоглощающую радость от единения с драконом, то вряд ли в состоянии думать о других. И ведь он все же пришел предупредить. Возможно, не убегай она на занятия, они бы смогли провести время вместе. Так что винить парня явно не стоило. Придя к такому решению, девушка почувствовала, что успокаивается и даже в состоянии опять радоваться за друзей. Вот только потом припомнились его слова про скорый отъезд. Получалось, что всего через несколько дней она останется фактически одна. Ее приятели-сверстники были не в счет - с ними можно было проводить время, но настоящего доверия к ним у девушки так и не возникло. Даже Ридай был сейчас далеко - улетел по каким-то делам в Стиаэт, и второй месяц от него не было никаких вестей.
   В любом случае получалось, что стоит дождаться Кархана и выслушать то, что он собирался сказать. А еще очень хотелось понять, как дело обстоит с "ними". Это конец их непродолжительных отношений? Такого варианта развития событий она уж точно не ожидала, хотя всегда понимала, что рано или поздно он уйдет, пройдя избрание и получив назначение на службу. Просто не ожидала, что это будет... так. Чувствовать себя ненужной оказалось на удивление неприятно. И Литта, пожалуй, даже бы устроила скандал, не терзай ее душу маленький червячок вины. Имя ему было Нарак. Вернее, тот факт, что она до сих пор была увлечена черноглазым молодым магом.
   Литта уже и рада была бы избавиться от мыслей про Нарака, и ей это почти удавалось, когда рядом был Кархан. Зачем же тогда они крутили этот роман полгода, чтобы вот так ничем его и не закончить? Сделать вид, что ничего не было? Ну, ничего компрометирующего между ними и в самом деле не произошло, но все же, все же...
   Окончательно запутавшись в своих мыслях и желаниях, девушка решила, что ни к какому толковому выводу сегодня уже не придет. А потому, плюнув на все, она отправилась спать, искренне надеясь, что ответ на ее вопросы ей присниться. Чуда, конечно, не произошло - всю ночь ей грезилась какая-то чепуха, но утром Литта уже не чувствовала такого смятения. Она твердо решила, что как бы там ни было, но ни Кархан, ни Нарак не заслужили, чтобы перед отлетом и расставанием им трепали нервы.
   Кархан на самом деле явился следующим вечером, как и обещал. Некоторое время Литта слушала его впечатления о ритуале, но сама высказываться не спешила. Напряженность росла, и вскоре ее почувствовал даже Кархан. Замолчавший и внимательно посмотрев на магичку, он поинтересовался:
   - Что-то хочешь спросить?
   Вместо ответа девушка потянулась к парню, требовательно целуя. Возникший в ее голове безумный план креп все с каждуй секундой головокружительного поцелуя, тем более, что Кархан и не думал сопротивляться и даже перехватил инициативу. Литта и думать забыла, что совсем недавно еще обижалась на парня - все отступило на задний план. И когда в какой-то момент он вдруг довольно резко отстранился, не сдержала разочарованного вздоха.
   - Ты меня соблазняешь, - она не смогла понять, он спрашивает или утверждает, и порядком растерялась, когда не смогла даже для себя найти ответ. Наверное, она просто хотела получить какое-то подтверждение для себя, что эти полгода хоть что-то значили. А о том, чем мог закончиться этот вечер, не останови ее парень, она просто не подумала, да и не особо хотела задумываться, решив плыть по течению. - Не сегодня.
   - Почему? - она чувствовала себя обманутой, хотя при этом ощущала и облегчение. - Тоже считаешь меня маленькой, как и Нарак? - все же не сдержалась Литта.
   - Нет, - Кархан привычно взъерошил волосы, заставив собеседницу улыбнуться, и даже обида слегка улеглась. - Просто ты оказалась права, когда я получил дракона, многое поменялось.
   - И теперь я тебе не нужна, - горько улыбнулась она.
   - Литта, прекрати, - спокойно и жестко произнес молодой мужчина. - Просто сейчас у меня стабилизируется связь с драконом, и он занимает почти все мои мысли. Прости, если тебя это задевает, но я действительно не могу сейчас сосредоточиться на чем-либо ином. Вряд ли тебе хотелось бы, чтобы все было так.
   - Я понимаю, - заставила себя произнести девушка, хотя внутри все сжалось от обиды. Конечно, умом она осознавала, что он прав и, возможно, со временем даже была бы ему благодарна, но сейчас больше всего хотелось позорно разреветься.
   В этот вечер они еще много разговаривали о ничего не значащих вещах и целовались. Она заставила себя загнать обиду поглубже, и старалась наслаждаться оставшимся до их отлета временем. А полтора оставшихся дня пролетели слишком быстро. Прощаясь с друзьями на одной из площадок для драконов, Литта улыбалась. Вряд ли они будут рады, начни она реветь, а потому девушка нашла в себе силы выглядеть беззаботно. Словно они уходили на очередную тренировку, а не становились патрульными минимум на пять лет. Да и после этого срока вряд ли бы ее друзья вернулись в Илмар.
   Когда драконы скрылись из вида, у Литты просто руки опустились. Она очень остро ощутила, что осталась совершенно одна и ни кому не нужна. Ридая подал запрос на перевод в Стиаэт, парней отправили служить в патруль, но они-то как раз были вместе, да еще и драконов получили. Хозяева никогда не были одиноки, ведь у них были их ящеры. Даже у Келлы появлялись все новые подопечные, которым она посвящала все свое время. А Литта теперь осталась одна. Ее группа никогда не была близка девушке по духу, с ними можно было общаться, но не более того. Младшие ученики ее не заботили, а со старшими в свое время отношения не сложились. Так что ближайшие три года, что оставались юной магичке до выпуска, виделись безрадостными.
   Когда вечером Литта явилась на занятие к Кейхему, то позорно разрыдалась, стоило лишь Мастеру поинтересоваться, почему ученица сегодня тихая и даже апатичная. Кажется, он знал, что подобное произойдет, заранее, так как сразу подал ей большой платок и чашку с чаем, в котором оказались запарены успокаивающие травы. Потом он долго что-то говорил. Литта не прислушивалась к словам, а вот тембр его голоса успокаивал.
   Постепенно девушка затихла, только изредка хлюпая носом. Мастер легонько погладил ее по голове и ласково улыбнулся.
   - Не надо грустить, девочка, - старик подбросил в заварник немного сушеных листьев, запахло холодной мятной свежестью. - Рано или поздно они должны были улететь. Их жизнь сделала крутой поворот, как когда-то и твоя, когда ты решила улететь с Ксархином и стать одной из Хозяев. Так и должно было случиться.
   Он еще много говорил про долг в их жизни, про драконов и прорывы. Про обязанность Хозяев защищать людей, про их избранность... он много чего говорил. Но это помогало.
   В какой-то момент девушка осознала, что у нее теперь есть цель. Она должна стать полноправной Хозяйкой и обрести своего дракона. И у нее есть целых три года на то, чтобы сделать для этого все возможное и невозможное. Будущее, еще недавно пугавшее своей серостью и безысходностью, теперь приобретало совершенно иные краски. И в нем теперь была надежда.
  
  
   Ксархин
  
   Когда Ацейр приземлился, лихо затормозив у самой земли, Ксархин поспешно соскользнул со спины дракона, чтобы понаблюдать, как еще три ящера начинают спускаться.
   - Показушник, - пробормотал Дошар, когда его зеленый ящер побрел в пещеру.
   - Просто этих иначе не заставишь летать, - блондин наблюдал за несколько неловким приземлением двоих Хозяев, которые как раз перед началом патрулирования были отданы под его командование. Вместо привычной тройки вышла немного корявая четверка, но дрессировать новичков было необходимо. Это на собственном примере доказал предшественник нынешних двоих, которому в буквальном смысле откусили голову. Так что контроль за новыми членами созвездия пришлось ужесточать, и к "птенчикам" приставили двух таких монстров, как Ксархин и Дошар. После памятных разборок, когда сам Ксархин впервые вылетел на патрулирование вместе с нынешним напарником и Белемом, у них с Дошаром установились ровные, постепенно перетекшие в дружеские отношения. Оба Хозяина были не слишком разговорчивы, в душу друг другу не лезли, а значит, могли очень неплохо общаться. Как оказалось, Дошар "пробовал на прочность" каждого новенького, появляющегося в цитадели, нащупывал "любимую мозоль", доводил того до белого каления и мгновенно успокаивался. Ему просто жизненно необходимо было узнать, где у нового товарища есть слабинка, и это знание приводило его к гармонии с миром, самим собой и окружающими. И хотя при общении Дошар все равно был довольно язвителен даже с друзьями, Ксархина это мало заботило. У него и у самого характер был отнюдь не сказочный. Похоже, понимание, что его не станут "пить" Дошара удовлетворило, и мир с напарником был восстановлен. С тех пор прошло почти два года.
   Ацейр и его Хозяин на самом деле прижились в Асгаере, влившись в компанию и сумев выжить в чреде постоянных патрулирований и беспрестанных прорывов, которых за это время Ксархин повидал раз в надцать больше, чем за такой же срок в Дараде. Старые горы, будто магнит, притягивали тварей, и те лезли из мутных облаков-разрывов, стараясь поскорее расползтись по округе. Проще всего было со всяким тупым зверьем: эти монстры банально хотели есть, и потому устремлялись к ближайшему поселению. Местные крестьяне и даже жители небольших городков, наученные горьким опытом жизни в неблагополучном районе, частенько и сами могли отогнать особо настырных тварей, пока не поспевал патруль. Да и шиан, магов, не получивших дракона, но прошедших подготовку в Илмаре, в округе было немало, так что было кому защитить мирное население.
   Значительно хуже обстояли дела с теми существами, что не обделены были зачатками разума. Эти норовили спрятаться поглубже в горах, и лишь затем начать исподволь пакостить. Именно это и было задачей патрульных: найти и уничтожить вот таких вот "беженцев". Но хуже всего приходилось с летучими тварями, коих оказалось немало разновидностей. В большинстве своем они были меньше драконов, но куда более проворными. И чтобы бороться с этой напастью, Хозяевам приходилось проявлять фантастическое умение в обращении со своими ящерами. Поэтому новеньких начинали натаскивать с первых дней, заставляя достичь максимального единения со своим летуном. Дрессировкой занимался Белем при посильной помощи Кристанса. Светловолосый утонченный маг так и держался в стороне ото всех, но зато драконы за ним ходили, как цыплята за мамой-курицей. За такое ему можно было бы простить даже оленьи рога и стригущий лишай, не то что небольшие причуды.
   В своем маленьком отряде Ксархин был безоговорочным лидером, несмотря на болезнь и, как следствие, проблемы с магией. И хотя служил в Асгаере Дошар значительно дольше, он преспокойно отдал в руки напарника бразды правления. Так было проще и удобней - Ксархин координировал работу небольшого отряда и уничтожал тварей, заодно подпитываясь от них, Дошар закрывал прорыв, остальные подстраховывали и помогали, заодно отслеживая, чтобы особо проворные зверушки не разбежались. Энтропу очень пригодились те эксперименты, что он начал, еще летая в поисках одаренных детей. Его болезнь прогрессировала, оставляя от резерва жалкие ошметки, но и у этой монеты была обратная сторона. Проявлялась она в том, что он научился выкачивать энергию, не прикасаясь к живому существу. Ксархин основательно поднаторел в создании энергетического щупа, которым заарканивал тварь и вытягивал из нее силы. Теперь даже не требовалось рисковать собой или Ацейром и подставляться в попытках дотронуться до жертвы. Хотя, конечно, игра в салочки с летучими бестиями была тем еще выбросом адреналина. Пожалуй, не будь слишком велик риск, что пострадает дракон, Ксархин бы продолжал в нее играть. Уж очень ему нравилось это ощущение опасности и бешеного азарта, что накатывал за секунду до столкновения с противником. Но навыков полета он терять не собирался, продолжая практиковать виртуозные виражи. Этому же Ксархин учил и новичков, которые попадали под его командование. Точнее, у них попросту не оставалось выбора: либо учишься, либо плетешься в хвосте. А уязвленное самолюбие птенцов заставляло тянуться за старшим Хозяином - иные же просто не выживали.
   - Дошар, ты не приглядишь за этими двумя оболтусами? - поинтересовался Ксархин у напарника, с интересом разглядывая буквально выпавших из седел новичков. Выглядели детишки уставшими до одури.
   - Что такое, нереализованные отцовские инстинкты? - приподнял русую бровь вредный Хозяин.
   - Нет, мне интересно как быстро они сваляться. А я пока риану доложу, как прошло патрулирование, - усмехнулся энтроп.
   - Иди, - кивнул напарник, - но твою гадину я обихаживать не буду.
   Ксархин хохотнул и хлопнул своего летуна по стальному боку:
   - Если что, кликни Кристанса, он Ацейру нравится.
   - Кажется, он даже летучим тварям способен понравится, - буркнул Дошар. Его Кристанс бесил самим фактом своего существования. По той простой причине, что как бы стриженый не старался, а вывести "ледяную статую" из равновесия не смог. В конце концов, попытки Дошара достать непробиваемого мага надоели всем, в том числе и риану, так что Лайхан даже вмешался в личные дела подчиненных, чего в принципе себе не позволял. Кристанса оставили в покое, а Дошару пришлось попридержать характер.
   Быстро пройдя до кабинета риана, Ксархин без стука толкнул дверь - Лайхан не любил соблюдать политес.
   - Птенчики опять едва доковыляли? - "поприветствовал" гостя сидящий за столом мужчина.
   - Кто сказал, что первое патрулирование будет легким? - вопросом на вопрос откликнулся Ксархин, опускаясь в кресло. - Наш квадрат был чист.
   - С одной стороны, это хорошо, - Лайхан потер подбородок.
   - Но слишком давно у нас не было срочных вылетов на прорыв, так что это начинает напрягать, - уловил мысль блондин.
   - Как бы не вылезло что-то крупное. Сам знаешь, это как с чумой: чем больше мелких язв, тем выше шансы на выздоровление, - если риан начинал сыпать метафорами, значит, предвкушал хороший вечерок в компании старого приятеля Белема и бутылки многолетнего вина. Кархан про эту слабость начальства знал и в полной мере ее разделял, хоть и в иной компании.
   - Ну, есть ведь и лекарство, - улыбнулся энтроп. - А в задницах у этих тварей сидит крупная заноза - мы.
   - До возвращения созвездия ребята пусть побудут в цитадели, - перешел на деловой тон Лайхан. - Вылеты в город возможны, но согласуете очередность сами. Увольнительная у всех будет на неделю денька эдак через четыре. Но мне надо, чтобы завтра ты слетал в город и оформил документы на перевод новых ри, недавно подавших заявки.
   - Сделаю, - Ксархин кивнул и поднялся, прекрасно зная, что разговор уже закончен. Все что было важно, Лайхан обычно озвучивал сразу же, без проволочек.
   - Кстати, как считаешь, мальчишки приживутся или убегут через месяц, поджав хвосты? - поинтересовался риан, хотя знал ответ куда лучше подчиненного. Лайхан на глаз определял, кто останется служить до конца обязательного срока и дальше, а кому просто захотелось приключений.
   От необходимости давать оценку подопечным Ксархина избавил служка из тех, что ухаживали за драконами.
   - Ри Ксархин, у нас проблема, Ацейр сцепился с другим драконом, - скороговоркой произнес он.
   Блондинистый Хозяин мгновенно сорвался с места. Он прекрасно знал довольно злобный характер своего дракона и понимал, что кого бы не избрал своим противником Ацейр, он не успокоиться, пока не появится его наездник или Кристанс, которого ящер обожал не меньше, чем все остальные. Вот только где носило сейчас флегматичного мага да и успел ли он вообще вернуться с патрулирования, энтроп понятия не имел. А значит, рассчитывать можно было только на себя.
   Когда мужчина добрался до пещер, где содержали летунов, там шло форменное побоище. Стальной красавец и умница Ацейр, оскалившись и встопорщив иглы на загривке, наседал на более крупного сородича. В нем Ксархин опознал Деши, дракона Аскшана. Черный, как сама ночь, гигант был куда крупнее стального, но обладал довольно покладистым и спокойным характером. Хотя сейчас это было незаметно - Деши с азартом и воодушевлением отбивал все атаки Ацейра, не забывая и самому наподдавать противнику.
   Первым делом Ксархин потянулся к связи со своим драконом, одергивая вошедшего в раж гиганта. И если ментальный приказ Хозяина и не заставил ящера мгновенно прекратить схватку, то пыл явно поумерило. Хорошо еще, что черный не спешил переходить в контратаку, видимо, Аскшан все же жестко сдерживал своего питомца.
   - Вовремя ты, - вышеупомянутый шатен оказался рядом.
   - Что произошло? - поинтересовался Ксархин, чувствуя, как расходуются крохи его магии на приведение Ацейра в чувства, но тот хотя бы перестал скалиться на Деши и сейчас просто мел каменный пол хвостом да крылья топорщил.
   - Понятия не имею, - отозвался Аск.
   - Они просто устали, - Кристанс вынырнул откуда-то из-за их спин и принялся рассказывать ящерам какую-то успокаивающую чушь. Ксархин не прислушивался, но удерживать Ацейра сразу стало легче. В присутствии своего кумира он расслабился и даже перестал изображать из себя бронированного ежика - опустил иглы, заменявшие ему гребень.
   - Ничего так разминочка, - хмыкнул Аск.
   - Ну, вот кому как не тебе их понимать, - в тон ему откликнулся Ксархин.
   - Можем последовать их примеру хоть сейчас, - шатен явно не собирался упускать случай поддеть собеседника, которому слил предыдущую тренировку.
   - Нет, - лаконично откликнулся блондин, направляясь к выходу. Резерв был пуст, а настроение все быстрее ухудшалось из-за понимания, что придется в ближайшее время этот вопрос как-то решать.
   - Выложился, да? - нагнал его Аскшан. - Можем слетать поохотиться.
   - На ком? - поинтересовался Ксархин. - Ацейр устал, да и твоя летучая зараза только из патруля. Им нужен отдых.
   - Тут лететь минут двадцать, не свалятся. Если что, Кристанс их уговорит, - подначил приятель. - Ну же, мне нужно тебя уговаривать поесть, как сидящую на диете девицу?
   - Пошли, - не стал ломаться блондин. - Может, драконы поедят и сами подобреют. А где Арифан?
   - У него свидание с новенькой магичкой из штата цитадели, - пожал плечами Аск. - Так что можем на него не рассчитывать.
   - Кстати, я завтра в Асгаер собираюсь, - проинформировал друга Ксархин и быстро ввел его в курс своего разговора с рианом по поводу увольнительных и полетов город.
   - Дня через четыре, говоришь? - прищурился Аскшан. - Очень хорошо, я как раз собирался поближе познакомиться с одной девушкой из муниципалитета. Будет время на все. Но сначала - пиво. Много хорошего темного пива.
   - Погоди мечтать и топай договариваться с Кристансом, - вздохнул энтроп.
   Сказано - сделано. Драконы хоть и неприязненно косились друг на друга, но сцепиться более не пробовали. Охота так же оказалась успешной, и пары оленей хватило как ящерам, так и Ксархину, который теперь чувствовал себя сытым, словно лично проглотил полтушки. Общество Аскшана ему совершенно не мешало, так как шатен умел тактично молчать, когда это требовалось и грамотно обходить нежелательные темы. Да и к личным особенностям сослуживца он давным-давно привык и обращал на них внимания не больше, чем на вечный треп Арифана или замкнутость Кристанса.
   В цитадель возвращались уже в сумерках. Сытые и усталые драконы лениво взмахивали громадными крыльями, всадников тоже потихоньку клонило в сон. Завтра предстоял очень насыщенный событиями день, но пока что можно было просто отдохнуть и немного полениться. Резерв был полон, и Ксархин наслаждался этим ощущением, пока мог. К утру оно пройдет, сила станет потихоньку вытекать, как вода из прорванного бурдюка, и придется снова себя сдерживать. Но сейчас он будто на секунду вернулся в прошлое, где не было болезни, а его потенциал, как мага, постоянно возрастал.
   Утро для светловолосого Хозяина началось не рано. Сейчас вполне можно было позволить себе нормальный отдых в теплой постели после многоразовых ночевок на твердой земле под боком собственного дракона и дежурств у костра. Собственная стряпня тоже порядком приелась, так что маг наслаждался завтраком не спеша и не обращая внимания на пребывающего в отличном расположении духа Арифана. Брюнет после успехов на личном фронте всегда лучился весельем и довольством даже больше, чем в нормальном состоянии, и частенько его за это хотелось придушить. Особенно часто такое желание накатывало с похмелья. Но, к счастью для Арифана, сейчас такового состояния у кадрового состава не наблюдалось, а потому он ничем не рисковал.
   - Вечером пересечемся, - коротко попрощался Ксархин, махнув товарищам на прощание рукой.
   Похоже, сытный ужин и крепкий сон привели Ацейра в благостное расположение духа, так как он встретил наездника низким вибрирующим рыком, напоминающим урчание. Погладив подлизывающегося дракона по надбровной дуге и почесав любимца за ухом, словно тот на самом деле был большой пушистой мурлыкой, Ксархин поднялся в седло и легко тронул поводья. Обрадованный ящер вразвалочку потрусил к краю площадки и по своему обыкновению ухнул вниз, расправляя крылья далеко не сразу. Лететь ему было совсем недалеко, дракон каким-то образом об этом знал, а потому хотел порезвиться и поразмяться, пока была таковая возможность.
   Полет доставил удовольствие им обоим, и когда Ацейр приземлился на специально отведенную для драконов площадку, его всадник улыбался, словно его ожидала приятная прогулка, а не бумажная волокита, которая могла растянуться на несколько часов. Мысленно посоветовав летуну вести себя прилично, Ксархин отправился в ратушу. Здесь он бывал нечасто, и только по поручениям командира. Скорее всего, Лайхану лень было перекладывать бумажки и вчитываться в личные дела, выбирая, чью заявку на вступление принять, а чью отклонить. Вот и спихивал он это дело на Ксархина. Иногда, под настроение, ему помогал Дошар, но сейчас стриженого было не дозваться - он окопался в библиотеке и посылал подальше всех, кто пытался его побеспокоить. О страсти этой русоволосой гадины к чтению знала вся цитадель, и даже ходили слухи, что, подсунув Дошару новую интересную книгу, можно избежать подколок с и придирок с его стороны. Но Ксархину в это верилось с трудом.
   В целом, за прошедшие два года помимо патрулирования у энтропа появилось немало обязанностей. Тренировать молодежь мужчина полноценно не мог: гонять их в небе проблем не составляло, но вот магические поединки были для него недоступны. Зато на поприще управленческой деятельности он нашел себя. Это было отмечено и рианом, и теперь командир созвездия все больше подключал блондинистого Хозяина к организационным делам. Он мог рассчитать бюджет на год вперед. Ему пришлось запомнить в лицо и по имени всех снабженцев, с которыми имел дело интендант. Он, даже будучи разбужен среди ночи, мог нарисовать карту окрестностей с отметками всех постоянных природных аномалий. Энтроп даже научился подбирать кадровый состав и распределять его так, чтобы никто ни с кем не перегрызся. При этом, никто не отменял и обязательных для всех патрулирований и тренировок. Порой Ксархин чувствовал себя даже не выжатым, а попросту неживым от усталости. Но все равно это было невероятно интересно. Уж что-что, а правильно распределить роли среди подчиненных Лайхан умел мастерски. И Ксархин чувствовал себя на своем месте, чего не ощущал уже очень давно.
   Толкнув тяжелую дверь, драконолетчик зашел в помещение и уже привычно направился к одному из столов служащих. Ксархин не напрягался, запоминая всех работников-регистраторов, он просто выбрал себе стол, за который садился всегда, если тот был свободен. Сегодня ему повезло, и кресло для посетителей пустовало.
   - Добрый день, ри, - привычно подарила ему дежурную улыбку темноволосая молодая женщина.
   - Аяна, вы как всегда очаровательны, - Ксархин кивнул девушке, той самой, кто два года назад принимала его собственные бумаги по прибытию в Асгаер. С тех пор мало что изменилось: он делал комплименты, она - с достоинством их принимала, и ничего более. Это по меньшей мере интриговало.
   - А вы все так же любезны, ри Ксархин, - улыбка девушки оставалась все такой же профессионально вежливой. - Что привело? Желаете просмотреть пришедшие заявки?
   - Именно, - принял предложенный деловой тон беседы энтроп.
   Некоторое время он просто перебирал бумаги, которые принесла ему служащая политического ведомства, внимательно вчитываясь в указанные там причины перевода.
   - Вот эти нам не подходят, - он отложил три дела.
   - Я думала, здесь нужны все желающие, - полюбопытствовала девушка, чего не делала ранее.
   - Едва прошедшие избрание Хозяева станут жертвами тварей при первом же патрулировании, пускай набираются опыта, а не впечатлений, - охотно объяснил драконолетчик. - А этого исключили из предыдущего созвездия за неисполнение прямого приказа. Он тоже сделал ставку на нашу проблему с нехваткой патрульных, но просчитался. Если напортачит и решит геройствовать, рискует подставить не только себя, но и свою тройку.
   - Мне сложно судить, - тактично заметила Аяна. - А остальные?
   - Есть несколько весьма неплохих парней, я заберу их документы на утверждение, и можно будет оформлять перевод, - Ксархин улыбнулся собеседнице и предпринял очередную попытку: - Ле Аяна, могу ли я надеяться на встречу с вами вне стен этого, без сомнения, достойного заведения?
   Похоже, такая вычурная формулировка не позволила ей отказаться мгновенно, как это делалось при каждой их встрече ранее. Женщина приподняла одну бровь, явно колеблясь, но все же произнесла:
   - И когда же такая встреча состоится?
   - Через четыре дня у меня увольнительная, и я буду в полном вашем распоряжении, - обаятельно улыбнулся драконолетчик. Ксархин ликовал, что эта неприступная и выдержанная женщина все же приняла его приглашение, а еще чувствовал азарт и предвкушение.
   - Я поразмыслю над вашим предложением, - остудила его пыл Аяна. Брюнетка не была удивительной красавицей, при взгляде на которую дух захватывало, но было в ней нечто такое, что не оставляло драконолетчика равнодушным. То ли ее самодостаточность, то ли холодность, то ли вызов, что чудился ему в ее ненастоящей, дежурной улыбке. А потому он согласен был ждать, тем более, что сегодня лед наконец дал трещину. - Заглядывайте, когда будете в увольнительной, - теперь его явно "погладили по шерстке" и подарили надежду. Ход он оценил, улыбнулся и откланялся. Не стоило повторно испытывать удачу.
   В цитадель он вернулся довольный донельзя. Занеся риану документы, Ксархин отправился на поиски Аска со товарищи. Вечер был совершенно свободен, и вполне можно было потратить его если не на тренировку, то на посиделки в приятной компании.
   Предполагаемых собутыльников он отыскал на площадке. Раздетые по пояс и покрытые пылью мужчины явно только что завершили тренировку и теперь отдыхали.
   - Все спокойно, и мы вечером летим в город? - уточнил блондин.
   - Я собираюсь чуть раньше, так что встретимся в таверне, как обычно, - отозвался Аск.
   - У него очередная попытка охмурить одну красотку, - тут же сдал друга Арифан. - Малышка либо недолюбливает Хозяев, либо мой напарник рожей не вышел.
   - Что за девушка? - уточнил Ксархин, присаживаясь рядом. Он плохо представлял, что Аскшан будет по кому-то вздыхать.
   - Когда перед самым патрулированием забирали в городе молодняк, он с ле познакомился, - охотно принялся разглагольствовать брюнет, пока сам "несчастный влюбленный" с вежливым интересом слушал эту байку.
   - Их там только регистраторов десяток, - отмахнулся Ксархин. - Опиши хоть, а то любопытно.
   - Такая статная брюнетка, красивая и холодная, как северные горы, - Арифан причмокнул, кося взглядом на начавшего медленно закипать Аска.
   - Да ты поэт, дружище, - шатен явно с трудом сдерживался, чтобы не вздернуть приятеля на ноги и не протереть им всю тренировочную площадку.
   - Увы, но присутствие прекрасных женщин сподвигает нас на возвышенное, - как заправская кокетка хлопнул ресницами Арифан.
   - Аск, а ее часом не Аяной зовут? - чувствуя, что не обрадуется ответу, поинтересовался Ксархин.
   - И в имени этом... - начал было брюнет, но Аскшан его перебил:
   - Да.
   - Тогда должен тебя разочаровать, - Ксархин решил сразу обрисовать сложившуюся ситуацию: - Я ее два года приглашал, но только сегодня получил согласие уделить мне время.
   - Все, хана свиданке, - нарочито грустным голосом произнес Арифан, пока шатен переваривал информацию. - Место застолбили до тебя, дружище. Пошли, зальем горе вином, а этот бессердечный гад пусть сам тут сидит. Не переживай, у тебя же есть я...
   - Будешь моей девушкой? - паскудно ухмыльнулся Аскшан, но все же оттаял: - Ксархин, не слушай этого паяца, я не в обиде. Аяна действительно потрясающая, так что поздравляю.
   - Погоди поздравлять, - хмыкнул Ксархин. - Что-то мне подсказывает, что просто с ней не будет.
   - Зачем тогда лезешь в бутылку? Женщин в городе много, сам знаешь, - похоже, Арифан искренне недоумевал.
   - Она необычная, - Ксархин сам для себя попытался дать ответ на этот вопрос. Собственно, это была просто игра, которую он поддерживал с ле по привычке, не особо надеясь на выигрыш. Возможно, это был лишь инстинкт охотника. Или интуиция. - В любом случае, не вижу повода не попытаться.
   Его порадовало, что Аск так спокойно воспринял новость, что понравившуюся ему девушку увели буквально из-под носа. Хотя, учитывая, что шатен довольно пренебрежительно относился к противоположному полу, меняя любовниц, как перчатки, это было закономерно. Красавец Аскшан никогда не испытывал нехватки в женском внимании, но быстро пресыщался им, а потому не стремился начинать постоянных отношений сам, хотя к избранницам друзей относился с уважением, кажется, искренне восхищаясь постоянством. Как бы парадоксально это не было.
   - Тогда удачи, - вроде бы даже искренне пожелал Арифан. - Эй, безутешный влюбленный, мы пить будем или как? Кстати, Ксархин, тебя это тоже касается.
   - Иди уже, собутыльник. А я пойду пну Дошара, чтоб не забыл сегодня подежурить, - энтроп со вздохом поднялся с прогревшегося за день камня площадки.
   - У птенцов будет веселая ночка, - кровожадно усмехнулся Аск.
   - Давайте завязывать с разговорами, пока риан не придумал нам задание, - поторопил друзей блондин. Повторного напоминания никому не требовалось.
   Вечер в городе пролетел незаметно. Посиделки в компании сослуживцев удались на славу, и в цитадель крепко подвыпившие драконолетчики возвращались уже в темноте, презрев опасности такого полета и даже здравый смысл. Кажется, кто-то из приятелей подсвечивал дорогу магией огня - Ксархин так и не смог наутро вспомнить, что это было: стандартное заклинание, драконье пламя или же банальные звездочки в глазах.
   Остальные члены созвездия так же постепенно слетались с патрулирования, и каждый из них уже предвкушал предстоящий отдых. Те же, кто должен был как раз заступить на смену, активно готовили упряжь и оружие, бегали к бурчливому интенданту да слушали порой совсем уж завирательные байки сослуживцев. Аск, поморщившись, сравнил родимых собратьев по созвездию с крестьянами, пришедшими с рыбалки, где "поймали во-о-от такую рыбину", и Ксархин с ним согласился. Хотя стоило порадоваться - будь прорывы действительно так серьезны, а твари так крупны, как описывали рассказчики, многие бы уже не вернулись.
   Сам же Ксархин понял, что с нетерпением ожидает предстоящую встречу с темноволосой ле. Ему всегда с избытком хватало женского внимания, но эта неприступная красавица помимо обычных мужских желаний вызывала еще и интерес совсем иного плана. Аяна заинтриговала его свей манерой поведения, и тем, что она явно не была наигранной. Девушке, похоже, действительно были неинтересны стандартные комплименты, да и место очередной любовницы бравого драконолетчика ее не прельщало. Возможно, она и согласилась уделить ему время только лишь для того, чтобы он, наконец, перестал предлагать ей свидания при каждой их встрече. Дескать, получил, что хотел, и успокоился. В любом случае, он собирался это выяснить и действовать по обстоятельствам. Вот только на встречу с Аяной в назначенный день он так и не попал. Судьба распорядилась иначе, решив сделать этот день поворотным в жизни драконолетчика.
   В цитадели царила обычная атмосфера, характерная для большинства казарм, и ничего не предвещало беды. Впрочем, как и всегда. Прорывы случались спонтанно, независимо от каких-либо факторов. Когда из пещер один за другим начали выбираться драконы, оглашая округу встревоженным низким рыком, Хозяева мгновенно поняли, что произошло. Где-то неподалеку ткань реальности сейчас корежило и рвало на части, а из разрыва в мир выплескивался белесый туман, похожий на грязные кучевые облака. В их глубине проскакивали молнии и какие-то странные искры, а под покровом марева угадывались странные изломанные тени. В какой-то момент еще сдерживающая чудовищ тонкая "пленка" лопалась, как нарыв, и из нее выплескивалась волна монстров и белесые щупальца неприятного, но безвредного тумана. Прорывы случались в совершенно произвольных местах, иногда очень высоко в небе, что, в принципе, было неплохо - бескрылые твари тут же находили смерть на острых камнях. Но если ткань реальности рвалась над землей, то туго приходилось уже драконолетчикам.
   Именно ящеры всегда улавливали момент, когда случался прорыв, и сообщали об этом своим всадникам. Каждый в цитадели знал, что и в какой последовательности ему делать. Пока Хозяева поспешно облачались в доспехи и поднимались в седла, маги давали сигнал в Асгаер, чтобы предупредить жителей об опасности. Не факт, что твари успели бы подобраться до города, но данная мера безопасности соблюдалась неукоснительно. Ксархин поморщился, когда со шпиля, венчающего крышу примостившейся на самом краю уступа сигнальной башни, в небо ударил яркий луч красного света.
   Буквально через минуту "отозвались" городские маги - небо над Асгаером расцвело рыжими и зелеными вспышками: "сигнал принят" и "все в порядке". Теперь шиан позаботятся, чтобы жители не покидали домов до окончания тревоги. Прорыв, если судить по поведению драконов, был нешуточный, так что, возможно, сидеть им придется долго.
   Мысль про испорченное свидание мелькнула и пропала. Долг был на первом месте. Скорее всего, гордячка Аяна больше его предложение о встрече не примет, хотя сигнал тревоги более чем красноречиво говорил о причине его отсутствия. Когда же Ацейр нырнул в пропасть, расправляя крылья, любые сомнения попросту испарились, теперь было не до того.
   В цитадели сейчас присутствовало два десятка всадников: пять полноценных троек и две "учебные" четверки, одной из которых командовал Ксархин. Был еще и риан, его дракона Ксархин заметил вместе с остальными. Похоже, Лайхан решил лично проследить за тем, как его люди разберутся с проблемой, и это вселяло уверенность в успехе.
   Мощные крылья рассекали гудящий воздух. Драконы казались темными росчерками в начинающем темнеть небе. Ксархина всегда изумляло, как такие разные по характерам ящеры в подобных случаях начинали думать совершенно идентично, словно на глаза им одевали шоры, и оставалась лишь одна цель: закрыть врата в неизвестность и уничтожить лезущую из разрыва дрянь. Будто у них были к ней счеты, унаследованные от предков точно так же, как и способность летать. Если стремление людей защитить свои дома было рассудочным, то у драконов это был инстинкт, требовавший любой ценой уничтожить захватчиков. Именно во время прорывов и раскрывалось полностью мастерство Хозяев, собственно, почему они так и назывались. Мало было просто оседлать дракона. Ящер слушался лишь до того момента, когда в нем начинала говорить древняя ненависть. Так что прорыв был боем не только с тварями, но и со своим летуном: не сумеешь стать его продолжением, его разумом - и все, готовьте похоронку. Ксархин это знал, а потому даже не пытался мешать Ацейру, рвущемуся в бой, наоборот, он дополнял его. Научить дракона распределять роли в бою было даже сложнее, чем выучиться этому самому, но он справился, так что с этой стороны все было гладко.
   На этот раз им не повезло, пока они добирались до места боя, из дыры в пространстве уже наползло немало разных чудищь. Были и летающие твари. Именно к ним и устремился Ацейр, словно у него были личные счеты к этой помеси стрекозы и летучей мыши. Все было просто, здесь они действовали сообща. Дракон камнем падал на очередную гадость, подминая ее всем весом и стараясь сразу же переломать крылья, Ксархин щупом вытягивал из "жертвы" жизненную силу, чтобы в следующий миг вложить полученную магию в ветвистую молнию, которая устремлялась к земле, сея смерть среди нелетучих гадов.
   Механизм был довольно прост и отработан, оставалось только не зевать и вовремя отражать атаки тварей. Оружие их не особо брало, но немного отвлечь могло, особенно, если направлять в него толику магии. Ксархин предпочитал для этого простой, довольно длинный меч, которым мастерски владел как в наземном бою, так и в стремительных схватках в поднебесье.
   Заметив, как на своем юрком летуне спикировал к вратам Кристанс, Ксархин слегка натянул повод, заставляя Ацейра нырнуть следом, прикрывая серебристого собрата от атак злобной жути. Твари словно на самом деле понимали, чем чреват такой маневр, а потому всегда агрессивно реагировали на попытку драконолетчиков приблизиться к разрыву. Так что в какой-то момент боя становилось главным не столько даже уничтожить противников, сколько прикрыть тех из своих, кто закрывал врата. При этом нужно было еще исхитриться и не подставить беззащитную спину тем из существ, кто в любой момент мог выбраться из разрыва. Ксархин, вопреки всякой логике, обожал такие ситуации, в них он жил на полную, чувствуя себя вечным и всесильным. Магия, выпитая из тварей, бурлила в крови, вызывая эйфорию пополам с такой сладкой, такой желанной болью. Энтроп в такие моменты даже любил свою болезнь, ведь она позволяла защитить то, что ему дорого. Да и угрызения совести за смерть бездушных монстров его не мучили.
   Ксархин не сразу понял, что произошло, но Кристанса словно силовой волной отшвырнуло от врат, несколько раз перевернув в воздухе. Тариса приложило о деревья, и сейчас вместо нескольких сосен остались лишь вывороченные с корнями обломки стволов. Хорошо еще, что дракон не наткнулся на такую вот пику, а лишь затормозил. Помотал головой, словно у него в глазах двоилось и, припадая на заднюю лапу, сделал несколько шагов и подпрыгнул, вновь поднимая своего всадника в небеса. А тем временем из прорыва лезла какая-то дрянь, которой раньше хозяева еще здесь не встречали. Длинное тело походило на змеиное, но узкая костистая голова вызывала ассоциации с диковинной рыбиной. О ней же напоминали и плавники, которыми гадина ритмично взмахивала, как в воде. Вот только проблема заключалась в том, что эта скотина была размером с дракона, и преспокойно летала, хотя крыльев у нее не было и в помине. Длинная туша едва заметно фосфоресцировала в стремительно опускающихся сумерках,
   плоть казалась почти прозрачной, и под нею Ксархин заметил проступающие красноватые кости. Вполне возможно, что в темноте ее станет почти невозможно рассмотреть.
   Тварь еще не выбралась полностью, постепенно втаскивая огромное тело, но уже быстрым, змеиным броском сбила в полете какого-то дракона. Хозяин с ужасом наблюдал, как острые зубы смыкаются на шее дракона, а узкое тело мгновенно петлями обвивает добычу, ломая кости крыльев и позвоночник летуна. В неверном освещении не было видно, какого именно цвета была чешуя погибшего ящера: то ли фиолетовая, то ли темно-синяя. С равным успехом это мог быть Арифан или Лайхан, но Ксархин предпочел не думать, кого именно из друзей он только что потерял. Зарычав от злости не хуже дракона, он дернул повод, заставляя Ацейра уйти в сторону и вверх. Змею, кем бы она там себя не возомнила, нужно хватать за голову, тогда она не так опасна.
   Теперь всадники держались на расстоянии от врат, наблюдая, как чудище вползает в их мир, сворачивая полупрозрачное тело огромными кольцами и раскачиваясь из стороны в сторону. Радовало уже то, что мелкую крылатую дрянь уже перебили, и "под руку" не лезла эта шушера. Вот только не было гарантии, что если прорыв не останется незакрытым, в него не просочатся подобные гады и не ударят в спину в самый неподходящий момент. Ксархин сообразил, что от него сейчас требуется максимально отвлечь гадину от разрыва, чтобы тот успели закрыть, и при этом постараться не погибнуть самому. Махнув рукой Аску, который почти все время держался рядом, он послал дракона еще выше, уходя из поля зрения гадины. Та в этот момент была занята - ухитрилась дотянуться до еще одного дракона и вцепиться ему в крыло. С седла ударило заклинание - Хозяин пытался защитить себя и своего ящера, но тварь лишь покрепче сжала челюсти.
   Мощный магический удар от промчавшегося серебряным росчерком Кристанса, заставил чудище мотнуть головой, но этот рывок швырнул жертву на землю. Дракон подняться уже не сумел. А тварь сфокусировала взгляд на Ацейре и потянулась за ним.
   - Аск! - рявкнул Ксархин, одновременно дотягиваясь до твари своей покалеченной магией. Сила у нее была странной, она выворачивалась и словно даже резала "пальцы", будто он пытался удержать туго натянутую струну, но пить ее все равно удавалось. Тварь совершила длинный рывок, стараясь дотянуться до врага, Ацейр увернулся и метко плюнул ей в морду огнем. Пока гадина трясла башкой и ревела, ей в загривок вцепился Деши. Аскшан не упустил случая, и теперь одно за другим отправлял в гигантскую скотину заклинания, а его дракон добавлял от себя увесистые удары хвостом и когтями. Ксархин поднатужился, переплавляя выкачанную силу в боевое заклятие. Молнии он использовать не рискнул, боясь задеть друга, а потому в змеюку полетел сгусток огня, расплескавшийся по ее броне где-то в середине туловища. Дезориентированная и обожженная тварь совершила головокружительный кульбит, едва не стряхнув с себя вцепившегося мертвой хваткой Деши. Ацейр же, вместо того, чтобы подняться выше, прянул навстречу, чудом уклонившись от щелкнувших совсем рядом клыков. Ксархина обдало тошнотворной вонью. А дракон уже вцепился монстру в глотку, погружая клыки все глубже и мотая головой, как поймавшая зайца борзая.
   Ксархин потянул силу из врага, чувствуя, как его мутит от чуждой магии. Но он точно знал, что его попытки "пить" ее, ослабляют змеюку, а значит, нельзя было останавливаться. То и дело с его пальцев срывались боевые заклинания, которые раз за разом били в чудище почему-то голубоватым пламенем. Он не понял, когда наступил переломный момент в битве, но в какой-то миг Ацейр рванул в сторону, чтобы падающая бездыханная туша не утащила его за собой. Всадник к тому времени слабо понимал, на каком он свете - чужеродная сила, похожая в его представлении на студенистый кисель, заставляла тело дрожать, как в ознобе. Голова раскалывалась от боли, и при этом была совершенно пустой и гулкой, будто колокол. Если бы в округе нашелся еще хоть один монстр, Ксархин стал бы легкой добычей, но обошлось - всех вылезших из прорыва добили другие Хозяева. Белесая дымка постепенно рассеивалась, отступая перед драконьим огнем - единственным, что было способно ее разогнать.
   Дорога обратно была долгой и безрадостной. Ксархину не нужно было оглядываться, он и так знал, что сегодня они не досчитаются слишком многих. Потери были катастрофическими, и предстояла очень длинная ночь. Их уже встречали. На ярусах толпились едва ли не все живущие в цитадели. Один за другим всадники садились на плато и отпускали своих питомцев с шиан, которым предстояло позаботиться о пострадавших драконах. Остальным магам предстояло латать самих Хозяев. Те, кто каким-то чудом не пострадал, собрались на экстренное совещание в трапезной. Ксархин, доползший до зала на чистом упрямстве, прикрыл глаза и буквально сполз по стенке с картой. Ноги не держали, его колотило все сильнее, а чуждая, неприятная магия растекалась по венам медленным ядом. На попытку поднять себя и оттащить в лазарет мужчина только отмахнулся и принялся колдовать, чего обычно себе не позволял. Надо было выплеснуть силу, слить ее всю, без остатка, пока она не свела его с ума.
   - Нужно решать, что делать дальше, - прозвучал в тишине голос Белема. У ветерана была расцарапана щека, кровь тонким ручейком стекала за воротник, седая прядь прилипла к мокрому лбу и потемнела от пота. Лицо было спокойным и отрешенным, как у мертвого. Словно это не риан Лайхан остался лежать на камнях сломанной куклой, а он сам.
   - Скольких мы потеряли? - Ксархину было сложно сосредоточиться, чтобы пересчитать присутствующих.
   - Одиннадцать, - мгновенно отозвался стоящий неподалеку Аскшан.
   - Одиннадцать Хозяев, но драконов только пятерых, - поправил его Кристанс. - Четверо увязались за нами и сейчас в пещерах, остальные улетели.
   - Крис, кроме тебя, все считают людей, - Аск не окрысился только потому, что орать на Кристанса было бесполезно.
   - Это сейчас не важно, - Дошар, непривычно серьезный и собранный, баюкал сломанную руку. Ему еще относительно повезло, почти весь удар принял на себя его дракон, над которым сейчас тряслись шиан. - Ксархин, я не знаю, что ты сейчас делаешь, но лучше перестань.
   - Если прекращу, стану двенадцатым, - предельно честно отозвался энтроп, сквозь туман в глазах наблюдая, как у обеденного стола зацветают ножки. На них появились почки, которые лопались со странным звуком, стремительно превращаясь в маленькие, но удивительно вонючие цветы.
   - Позовите лекаря, - распорядился коротко стриженый русый мужчина, оборачиваясь к кому-то из служащих, держащихся в стороне.
   - Дошар, отвали, - зло рыкнул Ксархин, не желающий, чтобы сейчас к нему вообще кто-то приближался и задавал вопросы про самочувствие. Было хреново, что физически, что морально, и держать лицо не хотелось точно так же, как и жаловаться на судьбу. По крайней мере, ему повезло больше, чем Лайхану.
   - Ну как хочешь, - не стал настаивать стриженый. - Скажешь, если что. Белем, есть какие-то соображения? Теперь ты за старшего.
   - Если по уму, то за старшего Ксархин, без него мы бы все там остались, - неожиданно заявил ветеран и отпихнул от себя особо наглую сизую лиану, выбравшуюся из-под ближайшего стула. - Но об этом поговорим, когда он перестанет превращать трапезную в дендрарий.
   Ксархин почувствовал, что теперь его шатает - резерв был пуст, зато в голове прояснилось. Последние остатки магии он направил на ликвидацию своих "художеств".
   - Итак, - Белему не требовалось иного подтверждения, что разговор можно было продолжать. - Я не особо занимался организационными вопросами, мое дело тренировать молодежь и держать в узде вас, умники. Навести порядок я, пожалуй, смогу, на это понадобится не так уж много времени. Придется, похоже, перераспределять созвездие. Многие уцелели только потому, что находятся в дальних патрулях. Но с ними будем говорить предметно, когда вернутся. Ваши предложения?
   - Подашь заявку на место риана? - поинтересовался кто-то.
   - Чтобы созвездием командовал энтроп? - вопросом на вопрос отозвался блондин.
   - Нам сейчас тебя уговаривать что ли? - неожиданно резко высказался Аск. - Лайхан хорошо разбирался в людях и не стал бы доверять дела тому, кто на эту роль не подходил.
   - Поговорим, когда вернутся из патрулирования остальные, - не стал отрицать сказанного Ксархин.
   На этом совещание было окончено. Оставалось огромное количество нерешенных вопросов, но в первую очередь нужно было выспаться. В дежурстве оставалось несколько человек из тех, кому посчастливилось не пострадать. Ксархин в их число не входил - он и с пола-то встать не смог без посторонней помощи. Окружающие сейчас казались пульсирующими энергетическими сгустками, к которым так и хотелось прикоснуться, забрать частичку силы, чтобы эфемерная, тянущая боль наконец-то прекратилась. Но энтроп понимал, что это - лишь проявление болезни, а потому держал себя в руках. Тем более, рядом сейчас был растрепанный и нервный Аскшан, который вызвался помочь другу добраться до комнаты.
   Запоздало Ксархин осознал, что рядом с ними нет неунывающего Арифана. Он даже остановился от понимания, что именно это означало.
   - Он не вернулся, да? - на всякий случай спросил светловолосый Хозяин.
   - Я даже не видел, как это произошло, - откликнулся Аскшан.
   - Я тоже, - медленно произнес Ксархин. - Аск, мне...
   - Только не говори, что тебе жаль, - грубовато оборвал его друг. - Ни тебе, ни мне от этого не легче, а он бы нас не понял. Поэтому заткнись и топай, а то свалишься посреди коридора.
   Блондин решил промолчать и последовать совету. Смысла спорить или отрицать очевидное было бы глупо.
   - Тебе что-то надо? - коротко поинтересовался шатен, когда шатен буквально вполз в свою комнату.
   - Парочку крыс разве что, чтобы восстановиться, - буркнул Ксархин.
   - Завтра что-то придумаем, - слабо усмехнулся Аскшан.
   Блондинистый драконолетчик даже не стал тратить время, чтобы стащить пропахшую гарью одежду, рухнув на постель и вырубившись почти мгновенно.
  
  А со следующего утра началась такая круговерть, что и продохнуть было некогда. Ксархин принял на себя обязанности риана во всем, что касалось организационных вопросов. Белем следил за персоналом цитадели, хотя они, даже будучи растерянными и расстроенными такими потерями среди своих защитников, делали все возможное, чтобы облегчить жизнь оставшимся всего десяти Хозяевам.
   В первую очередь было решено дождаться возвращения патрульной смены и перераспределить дежурства. Необходимо было обеспечить защиту Асгаера на случай очередного прорыва, а уж потом отправлять запрос в округ про назначение нового риана. Ксархина куда больше сейчас занимало, как умудриться поделить смены так, чтобы минимум вернувшихся из патрулирования был вынужден тут же, без отдыха, на него вернуться. К тому же, на него разом свалилась куча бумажных дел, которыми раньше заправлял Лайхан. Хорошо, хоть с экономической частью сейчас разбираться не надо было - Вийгем вызвался решить все вопросы. Так что энтроп разрывался между кабинетом бывшего риана, окончательно превращенной в военный штаб трапезной и лазаретом, где оказалась половина выживших. Шиан сбились с ног, пытаясь вытащить буквально с того света пострадавших хозяев и их драконов. Больше всего досталось зеленой гадине Дошара по имени Стегир.
   Обнаружив на столе Лайхана стопку папок с делами кандидатов на перевод в созвездие, Ксархин облегченно вздохнул - бывший риан успел подписать дела, а значит, можно было рассчитывать на скорое пополнение отряда. И хотя часть прошений по различным причинам предыдущий командир решил отклонить, ситуация изменилась, так что Ксархин, не мудрствуя лукаво, подписал их все. Им жизненно необходимо было набрать всадников в штат, а уж с проблемами, если таковые возникнут с кем-то из кандидатов, разбираться будут предметно и по факту. Сейчас была не та ситуация, чтобы выбирать лучшее.
   Собрав бумаги, а заодно и стопочку одинаковых уведомлений-похоронок, мужчина отправился в пещеры драконов. Документы буквально жгли руки. У многих из тех, кто не вернулся из этого бой, даже семей не было. Сухие официальные уведомления об их смерти могли заинтересовать разве что чиновников в центре военного округа, да их Мастеров и воспитателей. Случись что с ним самим, ситуация была бы аналогична.
   Ацейра оседлали в рекордные сроки, и уже через двадцать минут он спускался на площади в городе. На этот раз, заходя в ведомство и направляясь к столу Аяны, он не чувствовал привычного предвкушения от общения с красивой девушкой, одну только усталость. Впрочем, ему хотя бы представилась возможность объясниться с ле по поводу несостоявшейся встречи.
   - Ри Ксархин, рада вас видеть, - понять что-либо по ее выражению лица он не пытался, зная, что ничего, кроме дежурной вежливости, не дождется. - Приятно знать, что вы не пострадали во время прорыва. Чем могу помочь?
   Энтроп устало плюхнулся на стул и хлопнул по столешнице папкой с документами. Слишком резко - девушка непроизвольно вздрогнула.
   - Аяна, мне очень нужна твоя помощь, - блондин передал ей бумаги. - Надо оформить эти переводы в кратчайшие сроки. Мы потеряли одиннадцать Хозяев, нам очень нужны люди.
   Девушка даже села в кресло, услышав эту новость.
   - Конечно, сегодня же отправлю в округ, - отозвалась девушка и растеряно добавила: - Но... как же это? Ведь сигнал был обычным и...
   - И прорыв тоже был обычным, на первый взгляд, - отозвался энтроп. - Но давай не будем об этом, пожалуйста. Мне и так нужно отправить вот это их близким, - на стол легла еще одна стопка бумаг.
   - Я и с этим справлюсь, - она потянулась за конвертами. - Что-то еще?
   - Сможешь узнать для меня, как подать заявку про назначение на должность риана? - уточнил Ксархин.
   - Я завтра пришлю с курьером форму для заполнения и отправлю, как только вы ее вернете, - пообещала девушка.
   Она замолчала, а драконолетчик пытался решить, есть ли смысл в такой момент поднимать вопрос про их личную проблему, но все же решился:
   - И еще я хотел объясниться по поводу нашей встречи.
   - Это и понятно, так что не стоит, - кажется, Аяна даже слегка смутилась.
   - Дело в том, что и в обозримом будущем времени на свидание, которое ты заслуживаешь, у меня не предвидится, - произнес Ксархин, понимая, что этим наверняка ставит крест на любых отношениях, помимо деловых. - Так что либо мы отложим это на определенный срок, либо же я не буду более претендовать на твое внимание. В любом случае, извини, что испортил тебе вечер.
   Мужчина поднялся, понимая, что ждать от девушки мгновенного ответа не стоит. Пусть подумает. Но Аяна его приятно удивила:
   - Ри Ксархин, я подожду нашей встречи.
   Коротко поклонившись, Хозяин попрощался и направился обратно в цитадель. Если бы и все последующие события окончились так же благополучно, как этот разговор с ле.
   Новички управились даже раньше, чем вернулась с патрулирования вторая часть созвездия, еще не знающая, что они осиротели. Ксархин лично встречал на посадочной площадке прилетевших ребят. Их было меньше, чем требовалось, и многие еще были только-только закончившими обучение птенцами. Двоих из новоприбывших энтроп и вовсе предпочел бы не видеть - причины их увольнения с предыдущих мест службы заставляли обеспокоиться. И если пьяный дебош еще так-сяк можно было спустить на тормозах, отправив зачинщика на парочку дней в карцере, то за неподчинение прямому приказу сам бы Ксархин не только уволил, но и хорошенько побил. Стоило попросить Аска присмотреться к этим парням, чтобы на корню задавить любые попытки своевольничать.
   Гибель Арифана существенно выбила Аскшана из рабочего ритма, и чтобы не дать парню впасть в депрессию и заливать горе потери лучшего друга спиртным, за него взялся Белем, подключив к нелегкому делу муштры новичков. К тому же это получалось у шатена весьма успешно, а не просто помогало отвлечься. Так что очень быстро новенькие члены созвездия взвыли от нагрузки, а единственный выживший из прошлого набора парень, из тех, кто летал с Ксархином, наконец-то вышел из шокового состояния и стал походить на человека. До этого он бледной тенью слонялся по галереям, теперь же, получив хорошую встряску на тренировочной площадке, даже повеселел. "Ничто так не помогает понять, то жизнь продолжается, как несколько хороших ударов в челюсть", - философски заметил на это Белем. Седой ветеран знал, о чем говорил, ведь погибший Лайхан был его другом на протяжении многих лет.
   Когда прибыла вторая половина созвездия, пришлось устраивать общий сбор. Кандидатуру Ксархина как нового риана поддержали - все и так знали про его работу с Лайханом и понимали, что он готовил энтропа себе на смену. Вот только все это было напрасно - петицию Ксархина не удовлетворили, а через месяц в цитадель Асгаера явился новый риан.
   Произошло это в разгар дня, когда присутствующая на базе часть созвездия еще пережидала жару, готовясь к вечерней тренировке. В такое время найти кого-то можно было разве что в столовой или в драконьих пещерах, где было относительно прохладно, остальные же отсиживались на нижних ярусах крепости. Ксархин же как раз ходил проведать Ацейра, а потому был первым, кому "посчастливилось" предстать пред очи нового начальства.
   На верхний ярус посадочной площадки опустился желтый с золотинкой крупный дракон, и по крылу легко сбежал статный мужчина лет пятидесяти. Светловолосый ровесник Лайхана обвел цитадель взглядом и затем обратил внимание на Ксархина, ожидавшего, пока незнакомец озвучит причину прибытия.
   - Я Данрис риан Асгаер, - бросил пришелец. - С этого дня командиром этой цитадели являюсь я. А вы кто такой?
   - Ксархин ри Асгаер, - отрапортовал энтроп, на всякий случай вытянувшись в струнку и щелкнув каблуками. Предыдущий риан церемониал терпеть не мог, внешние приличия его волновали и того меньше. Главное - эффективность, повторял Лайхан, а как вы ее достигаете, ваше личное дело. Правда, панибратства с ним себе все равно никто не позволял.
   - А, энтроп, - меж тем пренебрежительно кивнуло новое начальство. - Жду вашего доклада через полчаса. И потрудитесь отыскать некоего ри Белема, у меня к нему имеются вопросы. Выполняйте.
   Глядя на удаляющееся начальство, Ксархин подумал, что у них явно начинаются "веселенькие" деньки. Оставалось надеяться, что первое негативное впечатление обусловлено лишь тем, что этот новый риан - не Лайхан. Если Данрис сможет показать себя толковым командующим, стоило бы забыть про собственные амбиции.
   Белем на сообщение о прибытии риана лишь пожал плечами и кивнул Аску, чтобы начинал тренировку без него. Ветерану было все равно, о чем там в приказном порядке хочет поговорить с ним новоявленное начальство - ответы у него были, как неудобные и вопросы. Ксархин его здравого безразличия не разделял, хотя и не брался толком объяснить, почему.
   Как оказалось позднее, предчувствие блондинистого Хозяина его не обманули. Новоявленный риан не пытался подстроиться под существующий в цитадели порядок, он решил перекроить его под себя. И начал он с нововведений в тактике боя. Сначала, услыхав про решение Данриса закрепить за каждым из ри строго оговоренную роль, Ксархин был приятно удивлен, ведь не так давно сам предлагал нечто подобное. Вот только воодушевление было преждевременным, так как новый командир созвездия при распределении мест не учитывал самого важного: способностей самих Хозяев и особенностей их драконов. Когда блондин услыхал, что именно его задачей становится закрытие прорыва, то лишь зло сплюнул: приставить к этому делу энтропа мог разве что полный кретин, ведь без возможности "пить" в сражении тварей, он и Ацейр подвергались чудовищной опасности просто потому, что Ксархин был не в состоянии даже нормальных щитов выставить, не говоря уже о боевых заклинаниях, которыми можно было бы разогнать гадин и дать дракону возможность для маневра. Попытка указать на это провалилась с треском - энтропу порекомендовали выполнять приказ и не лезть не в свое дело. До кучи, Данрис затребовал полного отчета за прошедший с момента гибели предыдущего риана месяц и битый час распекал Ксархина за "недостаточность принятых оборонных мер". Энтроп промолчал, хотя возразить было что. Из уцелевших драконолетчиков и новичков он и так умудрился сколотить боеспособные тройки за такое короткое время. Увеличивать оборонительную способность цитадели было больше некем, просто потому, что новых заявок пока не поступило, а подготовка новых членов созвездия была отнюдь не завершена. Не поварих же с половниками в патрулирование выгонять!
   В итоге, плюнув на все это, Ксархин отправился расслабляться. Поднявшись по каменным коридорам ко входу одной из драконьих пещер, расположившейся над цитаделью, драконолетчик вооружился блокнотом и грифелем и принялся рисовать. Это занятие всегда позволяло отвлечься от проблем и восстановить душевное равновесие. Сейчас как раз был такой момент. Он уже по третьему кругу зарисовывал ущелье и шпиль виднеющейся отсюда башенки лекарского крыла, когда его нашли Дошар с Аском. Стриженый все еще берег пострадавшую во время боя руку - она потихоньку заживала, но перелом оказался слишком сложным, лучевую кость буквально собирали из осколков, так что до полного выздоровления было еще далеко.
   - Прячешься? - невесело поинтересовался Аскшан, присаживаясь рядом. Дошар последовал его примеру.
   - Медитирую, - в тон другу отозвался энтроп.
   - Слушай, тебе дармовая энергия не нужна? Может, схарчишь это субчика, а мы все дружно отвернемся? - поинтересовался Дошар. Уточнять, кого он имеет ввиду, надобности не было.
   - Отравлюсь, как той тварью, - поморщился Ксархин, несколькими росчерками изображая возле башенки виселицу и болтающееся в петле тело.
   - Мило, - прокомментировал это Аск, поглядывая на листочек.
   - И что, так и будем делать вид, что все нормально? - поинтересовался Дошар. - Ксархин, тебе не жалко собственного времени что ли? Он же сведет на нет все, что ты сумел восстановить.
   - Предлагаешь мне пойти на прямую конфронтацию с начальством? - сухо полюбопытствовал блондин, оборачиваясь к напарнику. - Тебя хорошо головой приложило помимо видимой травмы? Подождем прорыва, и наглядно покажем, что наша методика лучше.
   - Будем надеется, что до этого любителя командовать это дойдет, - пошел на попятную Дошар.
   - Это если он решит оторвать зад и вылететь с нами, - заметил Аскшан.
   - Если не вылетит, то проблема сама собой рассосется, - пожал плечами Ксархин. - Никто не мешает нам делать то, что мы хотим, в отсутствие этого индюка. В общем, подождем - увидим. От необходимости тренировать новичков это нас не освобождает. Но, возможно, у меня хоть немного времени свободного появится, надо бы в город слетать.
   - К прекрасной ле в гости? - мгновенно среагировал Дошар. - Тебя она таки основательно зацепила. Скоро осядешь и обзаведешься семьей.
   Ксархин улыбнулся и хмыкнул. Слово "семья" чрезвычайно редко произносилось со словом "всадник", и Ксархин отдавал себе отчет, что семьянином никогда не станет. Во всяком случае в том смысле, какое в это вкладывали люди. Но вот видеть спокойную и уравновешенную Аяну в качестве своей постоянной женщины он неожиданно для самого себя оказался не против. Это могло быть довольно удобно. И приятно, чего уж там. Но говорить об этом пока что было рановато. Во всяком случае, они еще даже на свидание не ходили, не говоря уже обо всем остальном.
   - И еще предлагаю заглянуть в таверну и пропустить по кружечке, - жизнерадостно заметил Дошар, заслужив от присутствующих два удивленных взгляда.
   - Роль въедливого гада тебе идет больше, - заметил Аск. - Так что не напрягайся менять амплуа.
   - Зато не сидим как на поминках, - отозвался Дошар, заставив Аскшана мгновенно заткнуться, так как это замечание тут же напомнило про всеобщий настрой последних недель.
   Осуществить задуманное вполне можно было довольно скоро во время увольнительной, вот только судьба опять спутала карты очередным открытием врат, случившееся утром долгожданного дня. Ксархин как раз седлал Ацейра, когда стальной ящер вдруг забеспокоился и низко зарычал. Что именно это значит, объяснять не надо было. У новичков появился реальный шанс доказать, что их не их не зря муштровали весь месяц.
   Ящеры были готовы к вылету в считанные минуты. Все находящиеся в цитадели Хозяева поднялись по тревоге, за вычетом Дошара - ни он сам, ни его дракон еще не могли летать. Приперся даже риан, хотя его участия как раз никто не жаждал. Тем не менее, Данрис уже уселся в седло своего ящера. У нового командира даже дракон казался надменным, видимо, он мнил себя золотым, хотя на деле был желтым.
   Прорыв произошел очень близко к городу - каких-то три - четыре километра. Зато и Хозяева подоспели в считанные секунды - даже сигнальное зарево только-только зажгли. Завидев, как из прорыва в реальности вынырнула похожая на летучую мышь крупная гадость, Ксархин, не задумываясь, послал Ацейра ей наперерез. В первую очередь стоило пополнить запас энергии. Про требования нового риана он в тот момент предпочел не вспоминать - без заемной магии он не то, что прорыв не закрыл бы, он бы даже не долетел до него. А так сразу две твари выбыли из смертоносной игры - одну он выпил досуха, заставив ее сердце остановиться, вторая же поджарилась от удара колдовской молнии. Ацейр довольно взревел и вгрызся в крыло пролетавшей мимо крылатой мелочи. Дракон тоже не считал хорошей идеей закрывать какие-то врата, когда вокруг так много еще живых врагов. Мимо пронесся отсвечивающий синевой шар и сбил на землю какую-то дрянь, едва не вцепившуюся в крыло Ацейра, а так вовремя подоспевший Кристанс по широкой дуге ушел вниз. Тарис прицельно плюнул огненным сгустком во врата, и они мгновенно захлопнулись с противным чавкающим звуком. Похоже, не только Ксархин действовал, следуя привычной и столь успешной тактике.
   Оставшихся пришлых тварей они добили быстро. Из драконолетчиков никто не пострадал, из их ящеров досталось лишь одному, но и то рана была скорее обидной, чем серьезной. Какая-то дрянь вцепилась летуну в кончик хвоста и отгрызла там несколько острых шипов. Видимо, ими же она и подавилась, поскольку ее распростертая на земле тушка уже перестала конвульсивно подергиваться и затихла.
   Столь успешное выполнение задания бальзамом пролилось на души Хозяев. Они словно отыгрались за произошедшее в прошлый раз. В цитадель все возвращались в приподнятом расположении духа, готовясь отправиться в увольнительную и отпраздновать вылет. Вот только ложка дегтя в этой бочке меда нашлась мгновенно, и ею стал новый риан.
   Данрис был в негодовании. Пожалуй, не будь командир столь статен и благообразен, он напоминал бы взбесившегося по осени кабана, но внешний вид подкачал. Правда, орать и топать ногами ему это не помешало. Хотя, стоило отдать ему должное, он очень быстро взял себя в руки, а приступ гнева сменился холодной яростью. И вот как раз она не была смешной и никому ничего хорошего не сулила.
   Общий сбор состоялся в столовой сразу же. Драконолетчики, которым так подгадили возможность порадоваться, были раздражены и только присутствие каменно спокойных Белема и Ксархина, на чьи головы и должны были посыпаться все шишки, сдерживало их от нелицеприятных комментариев в адрес риана.
   - Вы нарушили прямой приказ, - командир не рычал, на этот раз он решил обдавать подчиненных холодом. Львиная его доля досталась Ксархину, хотя и Кристанс, и Белем тоже удостоились презрительного взгляда. - За неподчинение вас следовало бы отстранить и ваше счастье, что у нас слишком мало людей, и пока что это невозможно.
   - При всем уважении, риан, - Белем был безмятежен, как сами горы, - если бы мы его выполнили, у нас осталось бы куда как меньше людей.
   - Подобная тактика уже оправдывала себя, и не вам рассказывать, что могло бы быть, - отрезал Данрис.
   - Настолько оправдывала, что его засунули аж сюда, - хмыкнул за спиной Ксархина Дошар, решивший не пропускать этот цирк, и на самом деле потешавшийся от вида едва ли не брызжущего слюной командира.
   - Мы действовали максимально эффективно, учитывая собственные способности и способности драконов, - не выдержал Ксархин.
   - Какие же это способности у энтропа? - неожиданно хмыкнул стоявший чуть левее новичок. Бросив взгляд на этого подхалима, блондин узнал парня, чье прошение он вынужден был подписать из-за нехватки людей, и кого не пожелал в свое время принимать Лайхан. Дошар присвистнул, а парень тем временем продолжил: - У нас был план действий, которому стоило следовать.
   - Вот кто бы уж говорил про соблюдение приказов, - фыркнул Аск, у которого на лице было написано дикое желание опуститься до банального, но такого действенного рукоприкладства. А личное дело этого субчика друг тоже читал, по просьбе Ксархина.
   - Да ты с точным планом действий и четкими распоряжениями даже в сортир сходить не в силах, тебя то в кусты, то еще куда тянет, - язвительно заметил еще один новичок. Его энтроп тоже брал с опаской, но поддержка пришлась вовремя.
   - Хватит, - рявкнул риан. - Если еще раз повториться нечто подобное, я передам дела провинившихся в округ. Свободны.
   Данрис буквально вылетел из зала. А драконолетчики не спешили расходиться.
   - Аск, тот особо языкатый парень на тебе, - коротко бросил Белем, так же направляясь к выходу.
   - А вот из второго, его Тайденом зовут, может выйти толк, - заметил Аскшан, поглядывая на невысокого крепыша, так ловко осадившего прихлебателя власть имущих.
   - Наш риан такой же новичок здесь, как и они сами, - негромко заметил Дошар. - Вот только обычные ри вынуждены были принять правила игры и прогнуться под нашу привычную систему. А этот явился и решил все перекроить, даже не пожелав вникнуть и разобраться, что к чему.
   - Значит, сам себе злобный дурак, - постановил Ксархин. Злость уже улеглась, и теперь он пытался просчитать все возможные варианты дальнейшего развития событий. Кое-какая идея появилась, но озвучивать ее при всех, особенно при оказавшихся ненадежными новичках, не хотелось. - В любом случае, уважаемые, увольнительную в город никто не отменял. Так что можете вылетать на все четыре стороны. Возражения есть?
   Возражений не было.
   - Кто меня подбросит до города? - поинтересовался Дошар.
   - Я, - отозвался Ксархин. - Только у лекарей предварительно разрешение возьми.
   - Меня признали условно дееспособным, - поморщился стриженный. - Но хоть пить не запретили, что уже хорошо, я считаю.
   - Тогда пошли, - блондин махнул рукой. - Ко всему прочему я жутко хочу есть.
   - Ты только скажи - оформим, - хохотнул Аскшан.
   - Аск, еще одна шуточка на счет моих способностей и получишь в зубы, - мрачно предупредил Ксархин.
   - Второй раз он не предупреждает, - поделился воспоминаниями Дошар.
   - Ладно, я понял, - посерьезнел приятель. - Просто со стороны это воспринимается совершенно нормально, куда более диким выглядит то, что ты рисуешь.
   - Я тебе от всей души желаю, чтобы для тебя это всегда так и выглядело, и чтобы ты так никогда и не узнал, что это такое на самом деле, - закрыл тему Ксархин, всем своим видом постаравшись продемонстрировать, что дальнейших комментариев не последует. Аскшан понял и благоразумно заткнулся.
   В Асгаере уже зажигались огоньки в окнах домов, когда драконы приземлились на одну из площадок в Среднем городе. На верхних ярусах располагались небогатые кварталы - там было опасней всего во время прорывов, да и домишки в дикой скале вырубались совсем небольшие. Только сторожевые и сигнальные башенки шиан высились над остальными невысокими постройками. Всяческие ведомственные структуры находились на самом нижнем ярусе, в ложбине меж невысокими горами, в центре которой протекала холодная, звонкая речушка. Весной она разливалась, едва ли не затапливая весь Нижний город, но это было невысокой ценой за безопасность.
   Добравшись до таверны, где по обыкновению заседали драконолетчики во время увольнительных, Ксархин с удовольствием отхлебнул пенного напитка, который мгновенно поставил перед гостями радушный хозяин. Мужчины заказали ужин, и на некоторое время разговор затих, пока Хозяева отдавали дань кулинарным шедеврам местной кухарки. Тем временем в заведеньице подтягивались остальные их сослуживцы, местный люд, привлеченный прибытием всадников, и, конечно же, женщины разной легкости поведения.
   При виде последних Аск скорчил постную мину и едва ли не носом уткнулся в тарелку. В присутствии "жриц любви" его и без того невысокое мнение о противоположном поле падало значительно ниже критической отметки.
   Постепенно вечер перестал быть томным - кое-кто уже достаточно принял на грудь, чтобы начать петь песни, а то и отплясывать нечто веселое. Правда, драконолетчики пока что до такого состояния не набрались, но за них справлялись горожане.
   Выступивший на стороне Ксархина новичок мгновенно стал весьма популярной личностью и теперь каждый считал своим долгом выпить с парнем и сообщить, что он настоящий мужик. Тайден неожиданно для всех употреблять алкоголь явно не собирался, но скоро должен был сдаться. Второй "отличившийся" молодчик тоже за каким-то надом приперся в таверну и теперь отсиживался в углу. Вот к нему никто подходить не спешил, и теперь тот нехорошо зыркал по сторонам. То ли злился, то ли шпионил. По крайней мере, Ксархину он не нравился, да и Аск явно был готов выставить этого молодчика за дверь и хорошенько наподдать, если вздумает возражать. Но пока что шатен молчал и терпел, без особого повода устраивать драки он не любил, и правильно делал.
   - Эх, ну что за люди? - вздохнул Дошар. - Не могут укатать славного парня выпить по рюмочке. Пойду покажу, как надо, - с этими словами стриженый встал из-за стола и, подмигнув Ксархину, решительно направился к столику Тайдена.
   - Что наша гадина удумала? - проводил его ленивым взглядом Аскшан.
   - Пока не знаю, но будет весело, - уж в способности Дошара делать гадости энтроп верил безоговорочно.
   Дальнейшие события развивались быстро и весело. Обаятельный крепыш с копной золотисто-каштановых волос попытался было спорить с Дошаром, потом махнул рукой и опрокинул в себя кружку хмельного. Как оказалось, не зря парень не пил, так как довольно быстро набрался и полез бить морду своему недавнему "оппоненту". Особо его не сдерживали, но драчунов все же разняли. Безымянному прихлебателю посоветовали скрыться с глаз долой, а Тайдена отправили укладываться спать, чтобы еще каких дел не наворотил. Парень действительно перестал адекватно воспринимать реальность - он то пел, то лез в драку. Выглядело это несколько забавно, но вряд ли самого Тайдена наутро потянет смеяться. Теперь становилось понятно, за что его выгнали из предыдущего созвездия, но в Асгаере на такие мелочи мало кто обращал внимание. Будь это так, Ксархина вышвырнули бы после первого же патрулирования, когда он основательно навешал Дошару.
   Когда народ слегка утихомирился, а уровень алкоголя в крови возрос, пришло время для задушевных разговоров. Понятное дело, что тема была выбрана наболевшая.
   - И с какого дива нам этого козла сюда прислали? - Аск откинулся на спинку стула и проводил взглядом симпатичную служанку с пышными формами. Дама славилась неприступностью, а потому и удостоилась внимания драконолетчика.
   - Тут вариантов я вижу только два, учитывая его манеру командования, - Ксархин расслабленно откинулся на стуле, прикрыв глаза. В голове приятно шумело, но не настолько, чтобы он перестал понимать, где он и что делает. - Либо это друг начальника округа, и его таким образом повысили, либо же это его враг, и от него так избавляются.
   - Нашими руками, - буркнул Дошар. - Ну или стараниями тварей, что иногда равносильно.
   - Такими темпами он сам нас всех скормит этим самым тварям, - зло фыркнул Аскшан. - Что делать будем?
   - Исполнять приказ, - спокойно отозвался блондин, - и страховать своих.
   - Думаешь, наглядная демонстрация станет хорошим аргументом? - хмыкнул Аск.
   - Только затянем весь процесс, - не согласился стриженый.
   - Мы будем выполнять приказ, - раздельно и достаточно громко произнес Ксархин, чтобы как раз проходивший мимо них помятый Тайденом прихлебатель нового риана расслышал каждое слово. - Другое дело, что со своими приказами он очень быстро свернет свою дурную башку. А мы не станем ему в этом мешать, - куда тише добавил энтроп.
   Тему замяли, так как обсуждать Данриса - только настроение себе портить. Логично, что дальше разговор зашел о драконах, а затем плавно перетек к извечному обсуждению прекрасной половины человечества.
   - Мне казалось, что ты в увольнительной собирался Аяну соблазнять, - заметил Аск.
   - Я собирался с ней увидеться, - поправил Ксархин. - Только после сегодняшних событий настроения особо нет.
   - Тебе нужно настроение, чтобы наведаться к даме? - с тонкой издевкой поинтересовался Дошар.
   - К этой - несомненно. Она слишком интересна, чтобы дышать на нее перегаром и косить одним глазом ей в вырез, как подросток какой, - пояснил энтроп, жестом подзывая разносчицу. На сегодня пора было завязывать с выпивкой, а потому он попросил молока. С его болезнью допиваться до синеньких бесят было преступлением - опомниться не успеешь, как убьешь кого-то.
   - Ей надоест ждать, - посулил Аск.
   - Тогда у тебя будет шанс, - отмахнулся Ксархин. Шатен отсалютовал кружкой, и на том про ле решили не вспоминать.
   К Аяне он все же наведался, вручив букет собранных на высокогорье цветов. Жест для него был необычный, но на нее хотелось произвести впечатление. Они некоторое время погуляли вдоль реки, после чего и распрощались. Соблазнять девушку он даже не пытался, еще ранее заметив, что подобные попытки она воспринимает негативно. Ксархин был достаточно проницательным, чтобы понять - Аяна не слишком жаловала драконолетчиков, а точнее их довольно потребительское отношение к женщинам. Любовник на пару ночей ей явно был не нужен, поэтому стоило определиться, нужно ли что-то иное ему самому.
   Неделя увольнительной пролетела очень быстро. Всего-то и успели, что погулять по городским тавернам да слетать на дальнее озеро, расположившееся в горах на юге. В одиночку туда соваться было опасно, все же велик был риск нарваться на прорыв или же мелких тварей, которых упустили при зачистке. Потому отправились втроем, прихватив Дошара в качестве довеска - его Стегир все еще не покидал пещер. Раненый маг всю дорогу ныл, как больной зуб, и успокоился только, когда по прибытии ему выдали пару книг. В них он вгрызся, как клещ, и настала благословенная тишина. Аск отправился на рыбалку - водилась за драконолетчиком слабость к этому крестьянскому времяпрепровождению, - а Ксархин устроился на берегу с блокнотом. Пейзажи здесь были потрясающие: на дальней оконечности озера, со всех сторон защищенного скалами, виднелся маленький водопад, который питал горный ручеек.
   В цитадель возвращались со смешанными чувствами. С одной стороны, отдых удался на славу, с другой, будущее омрачало предчувствие неприятных сюрпризов от нового командования. А в том, что они не заставят себя долго ждать, никто не сомневался.
   Собственно, так и вышло, поскольку в трапезной появилось некое подобие расписания, где указывались изменения в составе троек и какая функция за кем закреплялась. Ксархин чуть пальцем у виска не покрутил, заметив, что группы укомплектованы, как попало: в одну попало сразу трое сильных боевиков на крупных, но неповоротливых драконах, в другую одни разведчики. В его тройке больше не значился Дошар, зато к нему перебросили Аска и Тайдена. Чего ожидать от новичка, еще предстояло выяснить, но вот Аску, очевидно, придется взять на себя ту роль, которую ранее выполнял стриженый - закрытие врат. Если конечно гигант Деши сможет достаточно быстро пробиться ко вратам.
   Патрулирование в этот раз вышло спокойным и веселым. Тайден оказался забавным парнем, а его довольно мелкий дракон ярко-голубого цвета вел себя как котенок, периодически беззлобно бодая черного гиганта. К Ацейру Финк не лез, чувствуя, что тот на игры явно не настроен и запросто может цапнуть заигравшегося сородича. Его молодой Хозяин Ксархину напомнил погибшего Арифана манерой поведения и чувством юмора, вот только трепался раза в два меньше, чем существенно облегчил жизнь энтропу. Хотя вряд ли подобное сходство щадило нервы Аска - шатен иногда кривил губы, когда думал, что этого никто не заметит. Ксархин замечал, но предпочел промолчать. Эта рана была еще слишком свежей, чтобы говорить о ней.
   Их смена уже фактически закончилась. Они как раз возвращались в цитадель, когда впереди вспыхнул ярким пламенем сигнальный маяк в магической башне. Алый луч ударил в небо, окутывая редкие белые перья облаков ослепительным сиянием. Драконов и не требовалось подгонять. Ящеры устремились вперед, словно у них открылось второе дыхание. Они успели как раз вовремя, чтобы заметить, как несколько сослуживцев скрываются за горным пиком. На этот раз прорыв случился где-то в ущельях, и можно было не переживать, что твари доберутся до мирного населения.
   Пришлось поиграть в догонялки со своими, чтобы успеть к месту открытия врат. Тем не менее, когда они подлетали, бой уже был в самом разгаре. Махнув рукой Аску, чтобы следовал за ним, Ксархин рванул в сторону врат, по дуге обходя место сражения и попутно "выпив" какую-то зазевавшуюся мелкую тварь. Раз уж на общих вылетах ему была отведена роль закрывающего прорыв, то он ее и собирался выполнять. Аскшан и Тайден держались ближе для того, чтобы в случае опасности было легче отбиться от нападения. Из-за глупой тактики, выбранной новым рианом, каждый в этом бою получался сам за себя, что многократно повышало возможность потерь.
   Врата на этот раз опять открылись у самой земли, и отнюдь не маленькому Ацейру было тяжело лететь так низко, ведь возрастал риск чиркнуть крылом по камням. Ксархин буквально распластался на спине своего летуна, чтобы его было незаметно всякой крылатой дряни. Так он по крайней мере не мешал дракону, ведь в случае чего отбиться стало бы проблемой.
   Из прорыва как раз вылетели три стремительные твари. Одну занесло на повороте, и она врезалась в скалу, ломая хрупкие кости крыльев. Ксархин не стал ждать, пока она очухается и, не мудрствуя лукаво, выпил ее жизнь вместе с энергией. Почти всю полученную силу он вложил в заклинание, которым ударил по вратам. Одновременно с этим Ацейр выдохнул длинную струю пламени, заставившего съежиться ползущий из прорыва молочно-белый кисель. Дело завершил, как ни странно, Финк, вывернувшийся откуда-то сбоку и плюнувший в центр прорыва небольшим, но очень жарким огненным шариком. Его всадник отсалютовал энтропу и послал дракона вверх, туда, где Аск уже добивал вторую из тварей. А вот третья таки добралась до общей свалки и теперь куролесила где-то там.
   Ацейр довольно рыкнул и рванул вверх. Ему явно не нравились эта практика высшего пилотажа, когда можно было поучаствовать в драке, и Ксархин полностью разделял его рвение. Как оказалось, дела у его сослуживцев шли не слишком хорошо - самоуправство риана повлекло за собой неразбериху, ведь всадники если и пытались придерживаться отведенных им Дакрисом ролей, то драконы подобного идиотизма не понимали. Так что Хозяева были вынуждены еще и бороться со своими летунами, что лишь упрощало задачу прорвавшимся в их мир гадам. Ксархин отметил, как один из драконов едва сумел отбиться он насевшей ему на загривок "мышки", и лишь у самой земли стряхнул ее. Довольная тварь тут же взвилась вверх, выбирая новую жертву, в то время как совершивший вынужденную посадку рыжий ящер отбивался от хлынувших к нему наземных чудищ. Крылатая дрянь тем временем стрелой метнулась к одному из всадников, державшихся чуть в стороне и явно решила приметить столь успешную тактику, напав сверху и сзади. На миг Ксархин замешкался, выбирая, к кому податься на помощь, пока не осознал, что "мышь" атакует всадника на желтом драконе. А потому, более не сомневаясь, послал Ацейра в крутое пике на выручку рыжему собрату, которому все еще не удалось взлететь. Ветвистая молния, сорвавшаяся с ладони энтропа, поджарила нескольких тварей, еще одну догнал аркан, начисто выпивший всю энергию. Ацейр добавил от себя, азартно взревев и обдав огнем особо прытких тварюшек. Рыжий дракон встряхнулся, и вскоре уже поднялся в воздух, откуда крушить разную пришлую дрянь было удобнее и проще.
   Даже сквозь шум боя Ксархин различил звук увесистого удара о землю. Спутать его ни с чем было нельзя - так падали особо крупные летающие гадины или же драконы, у которых не оставалось сил держаться в воздухе.
   Развернувшись в седле, светловолосый всадник увидел распластавшегося на камнях желтого дракона, который сейчас силился подняться, но явно поврежденная лапа не позволяла ящеру даже перевернуться на живот. Почуявшие кровь недобитые твари рванули к нему, но были мгновенно сожжены струей пламени снижающегося Деши. Только черному дракону и было под силу помочь ящеру риана. Гигант зацепился когтями за ближайшую скалу, и принялся оттуда методично сбивать пытающихся приблизиться к пострадавшему желтому тварей. Аскшан добавил парочку приветов и от себя, снизу раздался дикий, полный боли визг горящих заживо тварей. Черный огонь, не оставляющий от пришельцев даже обгоревших костей, пожирал их изнутри, довольно быстро завершив дело. Деши спрыгнул с возвышения и заковылял к все еще силящемуся повернуться сородичу, смешно переваливаясь на толстых лапах. Он осторожно подтолкнул желтого ящера в бок, помогая ему перевернуться на живот. Бой наверху уже заканчивался, а потому Ксархин посадил Ацейра на землю, чтобы выяснить, как там поживает командир. Собственно, никак не поживал. Это стало понятно мгновенно по кровавому пятну на спине золотого. Либо ему прямо в полете отгрызла голову крылатая дрянь, либо риан не пережил близкого знакомства с землей. Тем более, что его дракон очень неудачно упал на бок, и затем перекатился на спину.
   - Кончено, - подтвердил его выводы Аскшан, который был ближе к месту происшествия. - Пригляди за остальными, я добью наземных тварей, если еще остались.
   Ксархин кивнул, посылая Ацейра в небо. Собственно, его помощь не понадобилась - рыжий маг, с которым энтроп всегда попадал в разные дежурства, а потому практически не был знаком, лихим ударом какого-то заклинания снес башку последней из крылатых тварей.
   За иссключением риана больше никто не пострадал. Только у одного из драконов оказались разодраны перепонки на крыле и теперь уже Ацейру пришлось помогать собрату держаться в воздухе. Желтый дракон тоже потянулся за остальными в цитадель. Либо понимал, что с такой травмой далеко не улетит, либо попросту прижился, в отличие от покойного Хозяина. И не мудрено, учитывая, что с драконом некоторое время занимался Кристанс.
   А дальше началось веселье. Ксархин и сам не понял, как реагировать на произошедшее, не говоря уж об остальных драконолетчиках, меньше чем за два месяца потерявших двух командиров.
   Белем лишь вздохнул и посоветовал Ксархину подать повторную петицию на назначение, а сам сел писать обстоятельный отчет. Данрису хоть тут ума хватило не выпендриваться и седой драконолетчик даже при нем стал правой рукой риана.
   - Скорее всего, будет расследование, - заметил он, когда с бумажной волокитой было покончено. - А то уж слишком мало времени он тут покомандовал. Нонсенс даже для такого дундука.
   - Вот потому риан обычно и остается в цитадели, чтобы командовать, а не рисковать своей головой там, где без него могут обойтись, - зло фыркнул энтроп.
   - Ксархин, а если тебя назначат, ты что, тоже будешь в Асгаере отсиживаться? - проницательно поинтересовался ветеран.
   - И тогда на самом деле придется "жрать" крыс, - хмыкнул блондин. - Кстати, меня еще не назначили, а тенденция сами видите какая.
   - Может хоть кого-то поумней пришлют? А то этому только парадами и командовать или малышей в Колыбели заставлять клином летать, - хмыкнул Аск, который теперь сиял улыбкой. Раздражитель в лице Данриса исчез, и Хозяину явно полегчало.
   - И потом они меня называют черствым гадом, - вздохнул Дошар, который по понятным причинам пропустил все веселье и теперь показательно завидовал. Больше при этом разговоре никто не присутствовал - Ксархину не хотелось, чтобы некоторые моменты стали достоянием широкой общественности.
   Прибытие инспекторов ни для кого неожиданностью не стало. Стоит заметить, что господа особо не спешили и явились только через две недели. За это время произошел еще один прорыв, во время которого созвездие понесло потерю в лице так и оставшегося безымянным прихлебателя Данриса. Парень попросту остался без прикрытия, когда решил геройствовать и вырвался вперед. Командующий атакой Ксархин попытался было одернуть его, но придурок проигнорировал приказ энтропа, которого основательно недолюбливал. Блондин лишь пожал плечами и догонять умника не стал. Собственно, как и следующие за ним драконолетчики. Единственный человек, который мог бы наговорить гадостей про Ксархина, закончил жизнь в брюхе очередной потусторонней гадины, так что про результаты проверки можно было не переживать.
   Прибывшие двое немолодых, респектабельных ленн прежде всего взялись за отчеты личного состава о произошедшем. Большинство драконолетчиков не видели вообще ничего, поскольку были либо слишком далеко, либо и вовсе в другой половине созвездия и в бою не участвовали. Сказать что-то толком о гибели риана могли разве что Ксархин и Аскшан, и их отчеты не противоречили друг другу - Данрис погиб, потому что его дракона ранила тварь, а рядом не оказалось никого, кто мог бы помочь. По его же приказу не оказалось. Изучив все имеющиеся свидетельства и уделив особое внимание даже не им, а обстоятельному, на десяти листах, докладу Белема, инспектора отбыли восвояси, на словах порекомендовав пока что работать в привычном режиме, до поступления новых указаний. В переводе с бюрократического на человеческий, это означало, что гарнизону Асгаера дали добро на самоорганизацию. Смены и роли в тройках поделили в тот же вечер, маленькие отряды укомплектовали по уму, и все остались довольны.
   Довольно скоро из ведомства округа были доставлены документы, утверждающие Ксархина в звании нового риана. Оставалось лишь гадать, то ли рианару надоело терять своих единомышленников, то ли он начал опасаться слухов, в которых ему запросто могли приписать попытку таким способом избавиться от неугодных. Назначение было красивеньким, новеньким и пахнущим краской, но вешать его в рамочку Ксархин не стал - он не был настолько тщеславен. Зато сейчас ему окончательно развязали руки. Если раньше он занимался большинством дел цитадели на общественных началах, то теперь это было его обязанностью, от которой он и не думал отлынивать.
   Менять что-либо разом энтроп не спешил. У него имелись некоторые соображения касательно реорганизации, но все это требовало длительного обучения кадрового состава. С него он и решил начать. Предстояло очень много работы.
  
   Кархан
  
   Над цитаделью Майнара медленно поднималось солнце. Здесь, довольно далеко на севере, оно казалось несколько ленивым - то за облаками пряталось, то не грело, то наоборот, словно опомнившись, жарило так, что хотелось все бросить и податься на нижние этажи, пережидать жару. Впрочем, за два года службы Кархан привык к выкрутасам местного климата и почти не обращал на них внимания.
   С Нараком они встретились только в столовой и привычно уселись за один стол с несколькими сослуживцами их возраста. Один из них, паренек по имени Лейр активно жестикулировал, что-то доказывая своему меланхолично жующему напарнику.
   - Что обсуждаем? - тут же полюбопытствовал Нарак, пребывающий в чудном расположении духа. Не так давно в их цитадель перевели симпатичную магичку, и теперь молодого человека щедро одаривали женским вниманием.
   - Мировую несправедливость, - на секунду оторвался от тарелки Лойс, напарник Лейра.
   - Да ужас, что творится, - патетично всплеснул руками его приятель. - Хотел перевестись отсюда в другое место, а мне отказали. И ладно бы я им рожей не вышел, так нет! Им моего года службы мало показалось, сказали, опыта мало. Этот их риан совсем озверел, перебирать людьми по такой смехотворной причине.
   - Что бы не говорили о Ксархине, но я ни от кого не слышал, что он дурак, - ввернул Лойс, стараясь остудить негодование друга, пока оно не переросло в битье посуды. - Если не берет, значит, есть на то резоны.
   - А что тебе здесь не нравится патрулирование? - уточнил Кархан.
   - Да тоска зеленая по сравнению с районом Асгаера. У них там прорывы еженедельные, - восторженно вещал Лейр. - А летают они так, словно родились в седле.
   - Но и смертность высокая, - снова вставил словцо Лойс.
   - Ну вот потому я и думал, что не с руки их риану быть таким переборчивым!
   - А может потому и перебирает, чтоб не хоронить народ каждую неделю? - Нараку явно надоел этот спектакль имени оскорбленной гордости.
   - Ничего ты не понимаешь, - надулся парень.
   - А сколько тогда стажа у них требуют? - сместил акценты Кархан, которому не хотелось становиться свидетелем скандала. Просто потому, что настроение было хорошее.
   - Не меньше двух лет, а лучше трех, - все еще насуплено отозвался Лейр.
   Когда взъерошенный парень ушел, Лойс хмыкнул, и на удивленные взгляды сослуживцев объяснил:
   - Кажется, его больше всего злит, что у них риан - энтроп.
   - Неспособный колдовать Хозяин получил такое звание? - удивился Нарак.
   - Вот сам и посуди, насколько он талантлив, - логично заметил собеседник.
   - Где-то я это имя слышал, - наморщил лоб Кархан. - Кажется, так звали одного из учеников Мастера Кейхема, но я не уверен. Хотя если это он, то ему сейчас вряд ли больше тридцати пяти. Не слишком ли молод для риана?
   - Я не удивлюсь, если это он и есть, - усмехнулся Лойс. - Если энтроп стал командиром цитадели, то почему бы ему при этом не быть молодым? Так сказать, в качестве маленькой компенсации за болезнь.
   - Теперь, похоже, я понимаю энтузиазм твоего напарника, - заметил Кархан и с сожалением посмотрел на опустевшую тарелку.
   - Ладно, - паренек поднялся, - нам вылетать пора. Удачи.
   На некоторое время воцарилась тишина.
   - Ты думаешь сейчас о возможности перевода, как и я? - наконец произнес Нарак.
   - Зачем? - его друг привычно взлохматил шевелюру и повернулся.
   - Затем, что здесь и вправду тоска смертная. Когда мы в последний раз вылетали на прорыв?
   - Два дежурства назад, - зевнул Кархан.
   - В Асгаере возможностей больше. Да и полученный там опыт неоценим, - Нарак, похоже, уже загорелся идеей, что с ним случалось редко. Но зато и переубедить его было практически невозможно.
   - А мы как раз подходим по опыту полетов и работы в патруле, - покорно вздохнул взъерошенный Хозяин. - Ты это хотел сказать?
   - Ты и сам все прекрасно понимаешь, - темноглазый брюнет тонко улыбнулся.
   - Показушник, - фыркнул Кархан, но оба прекрасно понимали, что это, фактически, была капитуляция. Оставалось лишь выяснить у местных ле, каким образом подать запрос на перевод.
   Их прошение все же утвердили, причем довольно быстро - и двух недель не прошло. Риан Майнары их тоже особо не задерживал - местечко у них было непыльное, и желающих попасть сюда всегда было с избытком. Так что вскоре приятели уже летели на юг, оставляя позади многие километры пути. Внизу простирались разнотравные луга, постепенно сменившиеся жаркими, выгоревшими на солнце степями.
   Город в долине им обоим понравился, во всяком случае, вид извилистой речушки, весело журчавшей между высоких берегов, вековой лес и высокие скалы с седыми верхушками то ли никогда не тающих снегов, то ли пенными шапками зацепившихся облаков, не оставляли равнодушными. Позже они узнали, что это все же были облака - в старых горах не было снега, разве что самые высокие вершины зимой становились седыми. Эти редкие леднички наполняли горные ручьи, хотя куда больше здесь было таких, что питались от подземных вод.
   Как оказалось, не только они прилетели в этот день оформляться на новое место службы. Когда они садились на площадку в Нижнем городе, там уже переминались с лапы на лапу трое драконов. И если два из них, хоть и довольно крупные, были молоды, то третий, зеленый ящер не особо крупных размеров, являлся совершенно взрослой особью. К тому же, характер летун имел премерзейший - он с удовольствием щелкал зубами и низко рычал, отгоняя более крупных сородичей.
   Парень, охотно принявший поводья, толково объяснил, как найти ведомство. Идти оказалось недалеко, и уже минут через десять Кархан толкнул тяжелую створку двери в большой и светлый зал. Возле одного из столов ле стояли двое молодых людей, одетые в легкие кожаные доспехи. Вот к ним-то и направились новоприбывшие Хозяева.
   Девушка-регистратор приветливо улыбнулась им и поинтересовалась:
   - Пополнение созвездия? Вы как раз вовремя, внесу ваши данные вместе с остальными.
   - Именно так, уважаемая ле, - сверкнул улыбкой Нарак. Обычно от этого девушки млели, а приятель заслуженно купался в лучах их внимания, но на этот раз улыбка пропала зря - красотка даже бровью не повела.
   Кархан покосился на товарища и понял, что дальше начнется самая настоящая осада этой непреступной крепости, так как самолюбие друга было порядком уязвлено таким отношением. Словно в насмешку, темнокудрая ле мило улыбнулась коротко стриженому шатену и передала ему какую-то форму на подпись.
   - Поздравляю с зачислением, - произнесла она и затем вновь обернулась к ним двоим. - Документы, ри, будьте добры.
   Кархан незаметно пнул приятеля, чтобы поумерил пылкость взглядов, которыми тот одаривал девушку, и протянул ей требуемое. Ле скрылась в смежной комнатке, где, по всей видимости, хранились регистраторские книги, а у парней появилась возможность присмотреться к будущим сослуживцам.
   - Так, уважаемые, - послышался позади мужской голос, на который обернулись все четверо, - эти попытки привлечь ее внимание даже мне кажутся смешными, а уж Аяне и подавно.
   Говорившего коротко стриженого русого мужчину в военной форме они рассматривали с искренним интересом, мгновенно осознав, что он явно прибыл за ними. Нарак же слегка приподнял бровь, пытаясь понять, ему только что нанесли оскорбление или просто дали совет. Судя по всему, стриженый тоже пришел к тем же выводам, так как продолжил:
   - Эта ле - постоянная пара нашего риана. Выдержите такую конкуренцию?
   Кархан не сдержался и фыркнул.
   - Облом с порога. Не судьба, - шепнул он приятелю. Нарак зло покосился на него, но промолчал. Такие козыри крыть было нечем.
   - Простите, ри, а к вам как обращаться? - поинтересовался короткостриженый шатен, про которого Кархан уже почти забыл. Он с самого начала показался парню несколько скованным и застенчивым, сейчас это стало еще заметней.
   - Мое имя Дошар, - охотно представился мужчина и принял из рук вернувшейся Аяны папки с бумагами. - Скорее всего, будете служить именно под моим командованием, во всяком случае в первое время.
   Новоприбывшие драконолетчики поочередно представились. Застенчивого паренька звали Сайлером, а еще одного парня, до этого момента не принимавшего участия в разговоре - Кейном. У него было простоватое лицо с россыпью веснушек на скулах и слегка курносом носу, и холодные светлые глаза. Кархану он не понравился.
   - Ле Аяна, вам эти уважаемые молодые люди еще нужны? - поинтересовался меж тем Дошар. Получив в ответ отрицательный жест, мужчина распорядился: - Тогда следуйте за мной, ри. Цитадель Асгаер вас ждет.
   Злобный зеленый ящер принадлежал их провожатому, и Кархан усмехнулся, услыхав от друга комментарий, что эти двое явно нашли друг друга. Нарак был уязвлен и пока собирался нянчиться со своим дурным настроением. Относительно его самого, взъерошенный драконолетчик считал, что красивых женщин вокруг много, и напарник довольно скоро переключиться на очередную красотку, и думать забыв про любовницу Ксархина. Он уже привык к такому поведению Нарака, и не собирался портить себе настроение, вникая и пытаясь приободрить. Все равно это было себе дороже.
   Крепость, вырезанная в теле горы, показалась куда надежней и даже по своему красивей той, где они служили раньше. Майнара была ленивым и мирным торговым городом, что поневоле налагало свой отпечаток и на защищавшую ее цитадель. Здесь же все было иным - без прикрас, прямо и жестко. Зато сразу чувствовалось, что гарнизон занят делом, а не просиживает штаны.
   Когда драконы приземлились, и новоприбывшие спустились с их спин, Кархан первым делом отыскал взглядом Дошара. Русоволосый Хозяин подошел к высокому плечистому блондину - очевидно, это и был их новый риан. Молодой человек вспомнил, что на самом деле пару раз видел его в гостях у Мастера. Если ему только не изменяла память, этот мужчина привез Литту, так что в чем-то Кархан был ему немного обязан. Не очень выгодные условия для первой встречи, но уж что поделать.
   - Доброго дня, ри, - спокойно поздоровался блондин. - Меня зовут Ксархин риан Асгаер, с этого дня вы поступаете под мое командование. Дошар, отправь их к интенданту, а завтра посмотрим, как они летают.
   - Сам их погоняешь? - поинтересовался его заместитель, а новички внимательно прислушивались к тому, что скажет риан. Вполне возможно, что у них могла представиться возможность очень быстро узнать, на что способен этот энтроп.
   - Да, - последовал ответ. - Когда устроишь их, зайди ко мне. А пока давай документы просмотрю.
   Стриженный зам отдал риану стопку с бумагами, и блондин удалился. Разводить длительные беседы с подчиненными он явно был не заинтересован, предпочтя уделить внимание писулькам. Это уже само по себе о многом говорило.
   Устроили их довольно быстро, ведь свободных комнат хватало. Они с Нараком опять оказались соседями, разве что на этот раз комнаты не были смежными, как в Илмаре. Когда с обустройством было окончено, на горы как раз опускались сумерки, и драконолетчики потянулись в столовую на ужин. Достаточно было просто следовать за основной массой народа, чтобы отыскать трапезную. Рассаживались все кто как хотел, и друзья подсели за стол, за которым заприметили уже знакомого им стеснительного парня из их группы новичков.
   - Как думаешь, что-то необычное сегодня будет? - поинтересовался у него Кархан, просто для того, чтобы расшевелить. Шатен вскинул на него немного удивленные глаза и поинтересовался:
   - А что, должно быть?
   - Ну мало ли, как они здесь новеньких проверяют, - поддержал Нарак.
   - Думаю, что подобная честь первому достанется риану, - заметил Сайлер. - В конце концов, им же надо выяснить, на что мы способны на самом деле.
   Похоже, с чувством юмора у парня была напряженка, а выражение лица сидящего напротив Нарака как бы говорило: "Попытка провалилась, мог и не тратить время".
   - Там, где мы раньше патрулировали, сослуживцы тоже не преминули бы устроить "смотр", - попробовал зайти с другой стороны Кархан. Достучаться до странного паренька стало его программой-минимум на вечер.
   - Да вряд ли, тут очень сложный участок, и вряд ли личные разборки в чести у командования, - убийственно серьезно произнес шатен.
   Нарак откровенно потешался над происходящим, явно решив отыграться за дневной инцидент с ле, а потому "на помощь" не спешил. Посмотрев на спокойно жующего Сайлера, Кархан махнул рукой, решив, что с таким заявлением не поспоришь.
   Ужин прошел на удивление мирно, хотя парни как на иголках сидели - предчувствовали чудеса армейского юмора. Но время шло, а подкатывать к новеньким никто не спешил - то ли выжидали момента, то ли и впрямь не собирались. Кархан даже не знал, чувствует он себя удивленным или разочарованным.
   Ночь прошла так же спокойно, а наутро Хозяев разбудил низкий гулкий звук, словно кто-то ударил в большой гонг. Кархан подскочил мгновенно, посчитав это оповещением про начало прорыва. Вылетевшие в коридор новички, похоже, были единственными, кто хоть как-то среагировал.
   - Очевидно, это был сигнал побудки, - заметил Нарак и зевнул.
   - А у нас явно будет ранний завтрак, - откликнулся Кархан, который уже был полностью одет.
   - Ну, может, мы не должны проспать такое важное занятие по летной практике, - приятель в ускоренном темпе принялся приводить себя в порядок. - Хотя вряд ли нас там чему-то новому научат.
   - А вдруг покажут места, где прорывы бывают чаще обычного? - предположил Кархан, безрезультатно пытаясь пригладить растрепанные пряди волос. Они все равно с завидным упрямством топорщились во все стороны, хоть магией укладывай.
   - Вот и поглядим, - не стал спорить Нарак. Похоже, друг прибывал в благостном расположении духа и не спешил вступать в пререкания.
   Логично, что и на площадке перед крепостью, куда должны были вывести драконов, они оказались первыми. Впрочем, сам риан уже был здесь, самолично седлая крупного дракона стального цвета. На новоприбывших гигант покосился довольно неприязненно и даже слегка раздраженно что-то прошипел своему Хозяину, вызвав у того ухмылку.
   - Собирайтесь, полетаем, пока не очень жарко, - довольно доброжелательно окликнул их энтроп. Парни не стали заставлять его ждать, и вскоре уже остальные драконы были оседланы. Ящер риана оказался самым крупным: ни зеленый Шантер Кархана, ни сапфирово-синий Карбал Нарака не могли тягаться с ним в размерах, разве что бронзовый с легкой зеленцой дракон Сайлера не сильно уступал стальному сородичу.
   Вылетели они, когда солнце еще даже толком не выползло из-за горных вершин. Заранее предупрежденные командиром, парни прекрасно знали, что ожидает их у морских скал, а потому воздушные завихрения, в какой-то момент подхватившие драконов, не были неожиданностью. А вот вид огромного костяка, застрявшего в скалах, произвел нужное впечатление, несколько поубавив игривый настрой молодых драконолетчиков, которых пьянила скорость полета и красота диких пейзажей.
   Они уже летели обратно, когда Шантер вдруг забеспокоился. Во время прорывов дракон вел себя не так, но Кархан все равно насторожился - мало ли, какие сюрпризы имелись в здешних горах. Одновременно с этим завертел головой и ящер риана. Но стальной, похоже, куда лучше понимал, что делать, поскольку вдруг резко рванул куда-то вниз.
   Почти мгновенно из-за крон метнулось странное существо, быстро взмахивающее перепончатыми крыльями. Кархан заворожено наблюдал, как стальной ящер вместо того, чтобы спикировать на пытающую удрать тварь, поднырнул под нее. Не сбавляя скорости, Ацейр перевернулся и лапами схватил беглянку. Мощные когти сомкнулись на теле добычи, прижимая ее собственные конечности к животу "летучей мыши". При этом ее крылья сложились под странным углом, не обернув тельце в кокон, а выгнувшись на спину. Кархан прикинул, что это скорее всего переломало ей кости и порвало сухожилия. Как только тварь перестала биться, дракон риана вновь перевернулся и выровнял полет. Похоже ни ящера, ни его Хозяина совершенно не смущало, что Ксархин все это время спокойно провисел головой вниз.
   Свою добычу Ацейр не выпустил из когтей до самой цитадели. Примерившись, дракон швырнул "мышку" на камень посадочной площадки, а сам приземлился немного в стороне. Садившийся следом Кархан заметил, что тварь все еще пытается двигаться - ящер риана ее каким-то образом не убил. Оставалось выяснить, зачем это понадобилось.
   - Доводилось сталкиваться с такими существами? - словно подслушав его мысли, поинтересовался Ксархин. Парни отрицательно покачали головами, там, где им доводилось патрулировать, таких не встречалось. - Дошар, - риан подозвал помощника, - расскажи им, что к чему. И побыстрее натаскай птенцов, а то им такая же мелочь головы поотрывает на первом же вылете. Похоже, даже двухлетнего стажа им маловато будет, чтобы прижиться.
   Высказав это весьма нелицеприятное мнение про их уровень подготовки, Ксархин направился прочь, лишь на мгновение остановившись у бьющейся в агонии твари. Он даже не коснулся к гадине, но та почему-то вздрогнула и затихла.
   - Приятного аппетита, командир, - елейным голосом пропел Дошар вслед удаляющемуся риану, после чего переключился на побледневших новичков. Только полный идиот после этого не догадался бы, что сделал энтроп. Он походя, даже не поморщившись, выпил всю энергию живого существа, пусть это и была тварь из прорыва. Такая... способность внушала опасения.
   Далее стриженый быстро и четко объяснил, с чем именно им придется столкнуться. Оказалось, что эти не очень крупные "мыши" умудряются успешно рвать острыми когтями крылья драконам или подлетать сзади и набрасываться на всадников. Седло Хозяина всегда располагалось на спине дракона чуть повыше крыльев, чтобы не мешать ящерам в движении. Но это так же была зона, куда дракону было практически невозможно достать, а в этом случае - прийти на помощь своему седоку. Поэтому некрупные, в принципе, твари, были весьма непростыми противниками. К тому же, "мышки" были очень шустры, и крупные драконы не всегда успевали за ними угнаться. А пикировать сверху на такую тварюшку было опасно вдвойне - она могла с легкостью вывернуться в последний момент, из-за чего дракон рисковал не успеть затормозить и врезаться в скалы.
   - Вопросы есть? - наконец спросил Дошар, но все присутствующие отрицательно покачали головами.
   Впрочем, Кархан мог биться об заклад, что все сейчас, как и он сам, думают про поступок риана. Что это было, демонстрация, или же стандартная практика, на которую в цитадели Асгаер никто и внимания не обращал? И не применял ли риан подобные меры к подчиненным? Эти вопросы здорово бередили разум, заставляя задуматься, а так ли правомерно было назначение столь молодого, да еще и больного Хозяина на столь ответственный пост. Пока ответов не было, а значит, стоило просто наблюдать и не лезть на рожон.
   В целом, как оказалось, в ближайшую неделю у них попросту не осталось времени на подобные переживания. Взялись за них по полной программе, и по вечерам они добирались до постелей на одной силе воли. То же самое, похоже, касалось и драконов, практика полетов была обязательна, ежедневна, а "трюки", которые пришлось освоить, еще недавно казались чем-то на грани фантастики. Словно они не в армии служили, а пришли наниматься в балаган воздушными акробатами. В очередной раз зависая вместе с Шантером вниз головой на каком-то уступе, Кархан поминал тихими, но весьма емкими словами любопытство Нарака и свою тягу к приключениям.
   Когда на очередную тренировку являлся Ксархин, то лишь бесстрастно наблюдал за этим представлением, удрученно качал головой и советовал Дошару "растить птенчиков" дальше. Подобные фразочки доводили до белого каления, но, как ни странно, заставляли стараться еще больше, хотя недавно каждый мог поклясться, что действовал на пределе сил. Ксархин определенно был холодным и расчетливым гадом, но, безусловно, талантливым. Любые сомнения на этот счет у новичков отпали в ночь, когда их подняли по тревоге из-за открывшегося прорыва. Несмотря на плохую видимость и неопытность их четверки, созвездие потерь не понесло. Каждый из Хозяев действовал так, словно исполнял роль в хорошо отрепетированной пьесе - ни единого лишнего движения, никакой отсебятины. Сам риан тоже не отсиживался в цитадели - его стальной дракон мелькал то там, то здесь, и каждый раз на землю падали тушки различных тварей, попавшихся на пути Ксархина. Поскольку энтроп не состоял в какой-либо тройке, он умудрялся действовать сам за себя: как боевая единица он и впрямь оказался незаменим.
   Как бы не ворчали новички, а служба под началом холодного и несколько надменного Ксархина и въедливого, язвительного Дошара им понравилась. Опыт, полученный всего за несколько месяцев работы в Асгаере, значительно превышал все то, что они получили за два года в Майнаре. Хотя выкладываться приходилось по полной. Но, как быстро понял Кархан, это не было просто глупой прихотью начальства, а жесткой необходимость. Иначе здесь было просто не выжить. Незначительные прорывы из тех, что закрывались усилиями одной тройки, случались по нескольку за дежурство. И дело в том, что такие "мелочи" в любом другом месте казались бы полноценными прорывами. А рассказы про большинство тварей, появлявшихся в окрестностях Асгаера, их бывшие сослуживцы посчитали бы байками, не более. Да и на скуку больше жаловаться не приходилось уж точно.
   Увольнительные тоже были на высоте. Вечерние посиделки в любимой таверне драконолетчиков были пьяными, веселыми и частенько заканчивались в постелях горожанок, охотно привечающих защитников своего города. И здесь это было не пустыми словами, а простой констатацией факта. Кархан от внимания дам не отмахивался, собственно, как и Нарак. Жизнь в Асгаере лучше всего учила одной прописной истине: живи каждый день так, словно он - последний. Оттого и были так веселы Хозяева и их случайные подруги, привыкшие, как и все жители города, к встревоженному реву драконов и пугающим красным огням в небе.
   В таком безумной темпе прошел почти целый год, ставший одним из самых насыщенных событиями и впечатлениями в их жизни. С них давно сняли "звание" птенцов, поставили в пару на патрулировании, и теперь они сами натаскивали недавно переведшегося в созвездие парня. Предстоял как раз второй вылет новообразованной тройкой. Они уже седлали драконов, когда на площадку опустился юркий дракончик лазурного цвета, принесший на своей спине курьера с почтой.
   - Уважаемые, - молоденькая девушка-драконолетчик лихо спрыгнула с седла своего ящера, придерживая сумку с корреспонденцией. - Вы часом не знаете, где мне найти некоего ри Кархана или ри Нарака?
   - Они перед вами, уважаемая, - в тон девушке отозвался Кархан. Его приятель ограничился кивком. - Чем можем быть полезны?
   - Вам письмо, - сообщила симпатичная Хозяйка и состроила парню глазки. Не будь это как раз перед вылетом, Кархан обязательно бы повелся.
   - Благодарю, - он улыбнулся и, не глядя на конверт, запихнул его в сумку. Прочесть письмо, от кого бы оно ни было, можно было и вечером на привале.
   - Если еще подскажете, где искать вашего риана, существенно облегчите мне жизнь, - шатенка кокетливо закусила губу. - Может, проведете?
   - Залетайте, когда мне не надо будет отправляться на патрулирование, и я устрою вам экскурсию по цитадели, - буквально промурлыкал он, тем не менее отметив, как собеседница несколько погрустнела.
   - Я запомню приглашение, - посулила она, и, крутанувшись на каблуках, направилась ко входу.
   - Ну да, экскурсия до спальни разве что, - хохотнул Нарак и взбежал по крылу в седло своего дракона.
   - Завидуй молча, - беззлобно огрызнулся Кархан и последовал примеру товарища. Новенький, Раладар, промолчал, но улыбался мальчишка так многозначительно, что становилось ясно - мнение Нарака он полностью разделяет. - Полетели уже, - фыркнул Кархан, и первым послал дракона вниз с обрыва.
   Их путь пролегал на юг, вдоль гор. Желтоватые скалы здесь становились все ниже, пока не обрывались прямо в море, шипящее и пенящееся у их подножия. Бушующие ветра на побережье славились коварством, так что патрульным приходилось быть вдвойне осторожными, чтобы не пострадать от капризов природы. Далее, следуя маршруту, следовало сделать небольшой крюк, чтобы в конце концов добраться до солончаков, что начинались у южной оконечности гор и забирали на восток, почти доходя до порта Атаена. Первый привал решено было сделать на границе с солончаками. Там еще можно было вдоволь разжиться сырьем для костра, а значит, и устроиться с комфортом. А еще с холмов открывался шикарный вид.
   Магу рассказывали, что когда-то здесь было гигантское озеро, которое отделял от моря лишь узкий каменный перешеек. Потом вода отступила, оставив за собою толстый слой соли. Теперь каждый раз, как проходили дожди, солончак превращался в белоснежное зеркало, в котором отражалось безмятежная синева летнего неба. А вот у подножия скал, где наплывы соли почему-то вздымались буграми, цвел темно-розовый тамариск. Кархану он всегда напоминал иней, который с какой-то радости решил стать цветным и теплым.
   Патрулирование проходило спокойно. Порой кто-то из них снижался к самым верхушкам деревьев, чтобы на всякий случай вспугнуть затаившихся тварей, если за время смены драконолетчиков в этом районе открывались точечные прорывы. Конечно, драконы чуяли "гостей", но подстраховаться не мешало.
   На ночлег они остановились в привычном месте. Здесь уже было подготовленное для костра углубление, обложенное крупными булыжниками, и стационарной подвеской для котелка. В устроенной на высоком дереве, куда можно было дотянуться разве что со спины дракона, кладовке нашлось все необходимое для разбивки бивака. Пока Раладар разводил костерок, а Кархан ходил за водой к протекающему неподалеку тоненькому, невероятно холодному ручейку, Нарак успел добыть еды. С его специализацией в магии земли это удавалось довольно легко - он просто создавал силки, в которые мелкое зверье буквально само лезло.
   Ужин получился вкусным и сытным, и все трое пребывали в наилучшем расположении духа. Когда с ним было покончено, Кархан вспомнил про письмо, и полез за ним в сумку.
   - Нам Литта написала, что успешно прошла избрание, - озвучил он, пробежав взглядом по строчкам послания. - И у нее теперь есть молодой красный дракон.
   - Кажется, она именно о таком и мечтала, - немного рассеяно отозвался Нарак. На него это было не очень похоже, так как девушке они писали вдвоем, но приятель делал это куда охотней, чем сам Кархан. Хотя, возможно, друг просто устал. Кархан же пытался держать дружескую дистанцию даже в переписке с девушкой, поскольку расстались они... странно. А для его друга Литта, похоже, навсегда осталась шебутной малявкой, которую нужно было чему-то учить и за которой постоянно приходилось следить.
   - Угу, - неопределенно отозвался он. Литта тоже приняла правила этой игры, и ни в одном из ее писем не было фразы, которая бы адресовалась лично ему, а не им обоим.
   - А кто такая Литта? - поинтересовался Раладар.
   - Не лыбься, - фыркнул Нарак. - Это наша воспитанница. Она поздно попала в Илмар и потому бессмысленно было обучать ее со сверстниками. Вот и поручили малявку нам.
   - И дракон-самец ее выбрал? - удивился парень. Было от чего, так как чаще всего половое разделение сохранялось: девушек выбирали самки, а парней - самцы.
   - Она шикарно обращается с драконами, - принялся объяснять благодушный Нарак. - Хотя и уступает в этом нашему Кристансу, но и не ведет себя как отмороженная.
   - Я пока что не понял, как себя с ним вести, - довольно осторожно отозвался новичок. Еще бы, Кристанс, или как его звали ветераны, Крис, служил в Асгаере уже много лет, и хотя и слыл чудаком, но весьма полезным. - Но моему летуну он нравится.
   - Он всем драконам нравится, а вот с людьми у него не складывается. Но лучше его не задевать, а то помощник риана Дошар очень быстро объяснит тебе, что ты не прав.
   - Да уж, этому лучше не попадаться, - хохотнул паренек. - Он как скажет что-то, стоишь и обтекаешь.
   - Ты попроси Нарака рассказать про наше знакомство с Дошаром, - подначил его Кархан и только развел руками, когда увидел, каким взглядом его одарил друг.
   - Я тут подумал, что надо Литте какой-то подарок послать, когда закончим с патрулированием и окажемся в городе, - произнес брюнет, явно не собираясь продолжать предыдущую тему.
   - Зная малявку, лучше всего подойдет оружие, или же что-то для ее дракона, - охотно поддержал предложенную беседу Кархан. - Всяческие женские побрякушки она просто не придумает, куда деть.
   - Пожалуй, стоит узнать, какую специализацию она выбрала. Мне встречались у торговцев несколько интересных книг, вполне возможно, что ей бы они пригодились, - принялся рассуждать Нарак. Раладар, поняв, что больше интересных тем и перемывания косточек начальству не предвидеться, очень быстро отчалил спать. Его смена была перед рассветом, так что отдохнуть парню не помешало бы. Вскоре уснул и Нарак, только Кархан остался наблюдать за костром и поведением драконов - лучший сигнал тревоги и придумать было нельзя.
   Утро началось с чашки горячего травяного отвара - дежуривший Раладар очень своевременно повесил над огнем котелок. За ночь температура существенно понизилась, и согреться таким нехитрым способом никто не отказался. Некоторое время они наблюдали. Как над солончаками встает красное солнце. Самый младший заворожено наблюдал, как солнечный диск появляется из-за горизонта, да и оба друга, уже неоднократно летавшие на патрулирование в этом направлении делали то же самое, так как пейзаж на самом деле был потрясающе-тревожным. Алое небо отражалось в водном зеркале. В которое превратились после дождя солончаки, и казалось, что все окружающее пространство залито кровью.
   - Жуть какая, - восхищенно произнес Раладар, а Нарак только кивнул, полностью с ним соглашаясь.
   - Ты просто не видел, что тут бывает в грозу, - начал рассказывать Кархан, припомнивший, как не мог отвести глаз от пляшущих в небе лиловых молний, что отражались в беснующемся зеркале. В красках живописать запомнившееся стихийное безумие ему не дали драконы. Встревоженно заворчав, все три бронированных ящера начали озираться и беспокойно переминаться с лапы на лапу. Самый верный признак того, что где-то рядом наметился прорыв.
   Драконолетчики среагировали мгновенно, оказавшись в седлах уже через пару секунд. Юркий дракон Нарака первым взмыл в небо, чтобы с высоты определить, куда им стоит направиться. Остальным ящерам оставалось лишь следовать за Карбалом. Пришлось углубиться в соляную пустыню на пару десятков километров, когда прямо в небе они заметили сравнительно небольшое "облачко" прорыва. Наездник только мысленно позлорадствовал, прикинув, что с такой высоты всякая нелетающая шваль попросту разобьется. И если не появятся "мыши", работенка окажется "непыльной".
   Сначала все соответствовало ожиданиям Кархана. Первым прорвавшийся сквозь истончившуюся завесу шипастый монстрик с визгом канул в пропасть. Ехидный Карбал еще и плюнул ему вдогонку маленьким сгустком огня. Еще парочку наземных тварей постигла та же участь. А вот дальше везение кончилось, так как из прорыва высунула уродливую башку первая "мышка".
   Гадина сразу же взмыла вверх, виртуозно избежав встречи с потоком пламени одного из ящеров. Карбал рыкнул и рванул следом, чтобы было более чем логично, ведь самый юркий из драконов мог догнать и сбить тварь, пока она не прицелилась нападать на драконолетчиков. В это время Шантер встречал потоками пламени остальных уродцев, прущих их дыры. Раладан кружил неподалеку, стараясь изловчиться и плюнуть огненным сгустком во врата, чтобы их закрыть, как только выдастся передышка, ведь сейчас можно было попросту попасть под атаку зеленого ящера.
   Синий дракон таки достал "мышку", умудрившись вцепиться когтями ей в брюхо, совершив при этом головокружительный кульбит. Раненная тварь завизжала так, что, похоже, оглушила всадника, но его ящер не растерялся и добил зверушку. Истекающая мутно-серой кровью тушка камнем рухнула вниз, Карбал завертел головой в поисках новой цели, и тут из прорыва вылетела стремительная, не очень крупная тварь, какую Кархану видеть еще не доводилось. Почти сразу же за этим Раладар таки исхитрился закрыть прорыв, так что новых противников не предвиделось. Оставалось лишь разобраться с уже успевшими просочиться "гостями".
   Смысла менять стратегию не было. Сапфировый дракон радостно взревел, предвкушая очередную гонку и метнулся за гадиной, стремящейся удрать. Кархан лишь проводил две размытые тени взглядом, решая, стоит ли последовать за ним. В конце концов победило обычное любопытство - таких "пришельцев" они еще не встречали и стоило бы рассмотреть ее поближе, когда Карбал с нею разберется, чтобы по возвращению в цитадель отчитаться перед начальством. А потому он слегка пришпорил Шантера, чтобы тот поторапливался.
   Повторить трюк, который он провернул с мышкой, дракону Нарака не удалось - тварь была куда более юркой, и когти Карбала лишь впустую щелкнули под ее светлым пузом. Обижено рыкнувший дракон попытался ухватить ее за хвост, и это ему даже удалось, благо он у странного существа был длинный. Пришлая скотина взвизгнула и развернулась, насколько позволяли терзающие ее драконьи клыки. Кархан даже успел более подробно разглядеть узкое серебристое тело с черными разводами и угольными крыльями, когда существо вдруг раскрыло узкую пасть и чем-то плюнуло в дракона.
   Карбал взвизгнул от боли, но гадину не выпустил, более того, схватил ее передними лапами, чтобы можно было все же выплюнуть хвост и откусить дряни голову. Вот только неведомая тварюшка не планировала так просто сбежать. Она сама потянулась к дракону и принялась драть чешую когтистыми лапами. Кархан не поверил своим глазам, когда отметил, как сапфировые пластинки посыпались вниз. Ударить в нее магией драокнолетчик не рискнул, опасаясь зацепить друга или его летуна, которым сейчас явно приходилось туго. Впрочем, Нарак и сам среагировал, освободил ноги из стремян и попытался дотянуться до твари, придерживаясь за гребень дракона. Так было больше шансов расправиться с нею, не навредив дракону. Хотя повторить любимые их рианом трюки у Нарака и не вышло бы, шибануть чем-то из нехилого арсенала боевых заклятий он вполне мог.
   В этот момент тварь, похоже, таки добралась до плоти дракона, поскольку Карбал взвыл от боли, а на пролетавшего под ними Кархана брызнуло теплой кровью. Маг постарался подобраться к сражающимся так, чтобы ударить непонятной, но опасной гадине в спину.
   Кархан пропустил момент, когда Нарак все же сумел чем-то запустить в гадину, так как сверху раздался дикий визг летучей гадины, да запахло паленым. Драконолетчик вскинул голову как раз в тот момент, когда подыхающая тварь плюнула в своего обидчика, как недавно проделала это с Карбалом. Прийти на помощь раненому другу Кархану так и не удалось. В этот самый миг еще одна гадина набросилась на него сверху. И откуда только взялась?
   Противница была стремительной и юркой. Из-за этого он никак не мог нормально прицелиться в нее заклинанием. Поэтому Карахан буквально распластался на спине Шантера, чтобы гадине было сложнее нападать. Как назло, в округе не было ни одной завалящей тучки - ничего, что маг воды смог бы использовать как преимущество. Приходилась маневрировать, надеясь, что увлекшаяся погоней тварь подставит спину под удар Раладара и его дракона.
   Но в какой-то момент ему все же не повезло. Тварь выскочила прямо из-под крыла разворачивающегося ящера и набросилась на мужчину. Схватка была быстрой. Кархану удалось ухватить щелкающую зубами гадину за горло и направить в нее силу. Магу воды не было проблем заставить все жидкости в теле тотчас вскипеть. Труп он просто столкнул вниз. Это потребовало усилий, так как прицельный удар крылом, похоже, сломал ему пару ребер, да и левая рука висела плетью - не понять, то ли перелом, то ли растяжение. В общем, неприятно, но не смертельно, если только поблизости не осталось товарок ныне покойной бестии.
   Повезло хотя бы в этом. Одуревшая "мышка", напавшая на него, была последней из прорвавшихся. Теперь у драконолетчиков появилась возможность отдышаться и проверить, есть ли серьезные травмы, не замеченные в горячке боя. А то всякое случалось.
   Оглядевшись, Кархан заметил, что оба дракона его напарников уже спустились на землю. Вот только синий лежал на боку, и его бока судорожно вздымались. Сразу становилось понятно, что ему очень плохо. Раладар суетился возле Нарака, но с высоты не было ясно, что именно произошло с другом. Поэтому Кархан послал Шантера вниз.
   Как оказалось, Карбалу досталось меньше, чем его Хозяину. Чем бы не плевалась эта дрянь, но это явно была не водица. Вся левая сторона лица и шеи Нарака превратилась в чудовищный ожог. Плоть, подобно подтаявшему воску, буквально таяла, растекалась гнилостно-бордовой жижей. Похоже, какая-то кислота, решил Кархан, с трудом слезая со спины дракона. Бок отозвался ослепляющей болью, но другу сейчас явно приходилось хуже. И что самое страшное, Нарак оставался в сознании.
   - Что делать? - развернулся к нему Раладар.
   - Я такую тоже в первый раз видел, - Кархан старался дышать не слишком глубоко, чтобы не тревожить пострадавшие ребра. Хорошо еще, если нет осколков.
   Он опустился, хотя скорее попросту рухнул на колени рядом с другом. Единственное, что пришло на ум, это направить на Нарака свою магию, чтобы слегка остудить обожженную кожу и таким образом облегчить боль. Ему даже удалось приостановить действие кислоты, или чем там плевалась эта скотина, но это был максимум его возможностей.
   Раладар, лети в цитадель, нам здесь нужны лекари, - хрипло произнес Кархан. От боли и потери сил его знобило. Нарак после "лечения" впал в беспамятство, и теперь его друг напряженно наблюдал, а дышит ли вообще пострадавший драконолетчик.
   - Выдержите? - коротко спросил парень, но в седле оказался в считанные секунды.
   - Постарайся вернуться быстрее, - просто отозвался Кархан, не желая давать напрасных обещаний. Он на самом деле не знал, сколько они протянут в самом центре солончака под солнцем. Конечно, тень могли создать крылья Шантера, но держать их постоянно распахнутыми дракон все равно не смог бы. Единственное, что было по силам Кархану, это устроить Нарака так, чтобы соль не раздражала раны еще больше. Его дракон, все еще тяжело дыша, подполз поближе и жалобно заскулил, совсем как несчастная побитая собака. У Карбала было разодрано плечо и передняя лапа, там, где на чешую попала слюна твари, синие пластинки потускнели и стали хрупкими и ломкими.
   Кархан понимал, что лучше всего было бы подпитать дракона магией, но это грозило обезвоживанием ему самому. Поэтому он лишь плеснул на лапу Карбала водой из фляги и остудил влагу с помощью магии, надеясь, что это принесет облегчение.
   Часы тянулись неимоверно медленно, превращаясь в пытку. В какой-то момент драконолетчик поймал себя на мысли, что завидует другу, пребывающему в беспамятстве. До безумия хотелось пить, но воду нужно было экономить. К тому же, Нараку она была нужнее - у него начался жар и единственное, чем мог помочь Кархан, это сделать холодный компресс. Но учитывая, что пострадало лицо, и он получался не ахти как.
   Подмога прибыла лишь, когда на небе зажглись первые звезды. Совсем рядом на землю тяжело опустился огромный черный дракон, за которым следовал серо-стальной собрат. Риан и его второй заместитель, Аскшан, пожаловали лично. Собственно, оно и понятно, ведь учитывая, как пострадал Карбал, лететь он сам не смог бы. И только эти два ящера смогли бы его транспортировать обратно в цитадель.
   Помимо всадников на спинах драконов прилетели и шиан. Лекари мгновенно занялись ими тремя. И если самому Кархану просто магически обезболили руку и бок, сообщив, что сращивать переломы будут уже по возвращению в Асгаер, то над Нараком и его летуном колдовали не один час, прежде чем дали отмашку на возвращение в цитадель. Выглядел друг откровенно плохо, но, по выражению шиан, был "стабилен". В переводе на человеческий это означало, что в ближайший час он не умрет, что Кархана несказанно порадовало.
   С переломанными костями управлять драконом самостоятельно ему не позволили, и пришлось лететь на Ацейре. Риан чуть ли не за шкирку придерживал парня, чтобы тот не свалился - без застегнутых креплений это становилось не такой уж и легкой задачей.
   По возвращению в цитадель им снова занялись лекари, накачав сначала какими-то зельями, чтобы он мог ответить на вопросы риана и его замов, а затем снотворным, чтобы быстрее уснул. Ему на самом деле стоило экономить силы, и сон лишь способствовал скорейшему выздоровлению. Впрочем, на длительный отдых рассчитывать не приходилось. Уже через семь часов, когда над горами вот-вот должно было подняться солнце, к нему в комнату явились Ксархин и сопровождающий его маг. Пока лекарь сканировал Кархана, риан быстро вводил парня в курс произошедшего за это время.
   - Наши шиан обработали раны Нарака и даже смогли обезвредить остатки той дряни, что на него попала, - блондин уселся в глубокое кресло, что стояло в комнате, и принялся нервно постукивать пальцами по подлокотнику. - Но при таких повреждениях нужно куда более специфическое лечение, чем то, которое могут предоставить в Асгаере. Даже городские шиан тут бессильны. Единственная возможность его спасти - отвезти в Илмар или Стиаэт. Хотя я бы все же рекомендовал Илмар, Мастера должны помочь и туда ближе лететь. И все равно шансы твоего друга добраться туда живым невелики. К тому же, ты уж не обижайся, но нам нужно узнать, что это за дрянь и как с нею бороться. Иначе, сам понимаешь, всей цитадели придется несладко, если такие твари появятся повторно.
   - Это значит, что я должен отвезти Нарака в Илмар, даже если он не переживет дороги? - холодно поинтересовался Кархан.
   - Пожалуй, сначала стоит добраться до округа, чтобы местные шиан обновили заклинания, стабилизирующие твоего друга, а драконы могли хоть пару часов передохнуть. Честно говоря, тебе и самому понадобиться отдых, - без обиняков объяснил блондин. - Я полечу с тобой, чтобы подстраховать на пути. Все равно понадобиться передать ваши документы.
   - Меня вы переводите? - мрачно поинтересовался Кархан.
   - Я даю тебе время побыть с другом, вылечиться, а затем самому решать, как поступать дальше, - ровно отозвался риан. - Документы останутся в управлении округа, захочешь вернуться - тебе у нас всегда рады. Просто я не могу оставлять несколько мест в созвездии пустующими - от этого зависит слишком много жизней. К тому же, Нараку ты сейчас нужнее. Если он выкарабкается, ему очень понадобиться поддержка друга, если же нет... Поверь, парень, ты себе никогда не простишь, если тебя не будет с ним рядом.
   - Спасибо, - Кархан кивнул. На какую-либо иную реакцию он попросту неспособен. Действие лекарств еще не прошло и в голове словно туману напустили. Он очень надеялся, что состояние улучшится, кода придет время садиться в седло. Об этом он и спросил лекаря, когда риан покинул комнату.
   - Через час действие восстанавливающего отвара закончится, - охотно объяснил бородатый мужчина, имени которого парень не знал. - Но боль будет ощущаться сильнее.
   - С этим я как-нибудь справлюсь, - пообещал скорее самому себя, чем лекарю, драконолетчик.
   - Будете в округе, обязательно зайдите к шиан, они вам дадут обезболивающего. Потому как к тому времени, когда вы туда долетите, вы успеете проклясть себя за упрямство, - бородатый усмехнулся. Вполне возможно, что он знал, о чем говорил, поскольку работал в цитадели явно не первый год. Кархан предпочел поверить на слово.
   В Дастиан они все же добрались вовремя. Кархан сполз с Шантера и ободряюще похлопал дракона по морде, когда тот просвистел ему что-то жалобное. Летун чувствовал состояние своего Хозяина и пробовал выразить свое сочувствие. Это даже слегка насмешило парня, заставив улыбнуться. Сложнее всего в полете была необходимость постоянно сидеть, а попытка изменить позу сопровождалась болью в подреберье. Видимо, местные шиан уже были оповещены, так как их уже ждали. С Ксархином они распрощались, попросту пожав руки. Кархан еще не знал, вернется ли в Асгаер, но с удивлением понял, что думает о цитадели, оставшейся далеко в горах, как о покинутом доме. А сам риан уже не кажется холодным гадом, учитывая, какой щедрый подарок он сделал им с Нараком.
   В любом случае, сейчас стоило не предаваться пространным размышлениям, а побыстрее получить медицинскую помощь и отправиться в следующий перелет, чтобы дать другу шанс выжить.
  
  
  
  

Ознакомительная часть первой книгии


Поделиться с друзьями:

Оценка: 6.91*14  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"