Ведовские Истории: другие произведения.

Хранители Зимы.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.43*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обычная случайность меняет все. Вместо призвания и службы теперь политика, вместо веры - сомнение, вместо долга - голос еще живой совести. Судьба снова играет Ксархином, и на картах ее мало светлых мастей. Знания, что рушат многовековые устои, предательство близких, новые друзья и могущественные враги - вот с чем ему предстоит столкнуться. И лишь одно остается неизменным - восторг от полета на спине дракона.

    ВТОРАЯ КНИГА ЦИКЛА.
    Поделиться с друзьями:

    Дорогие наши читатели! Оставляйте комментарии, это способствует авторскому вдохновению и скорейшей выкладке продолжения! А также рассылке вам окончания романа. Мы будем его высылать, но только постоянным читателям, которым не лень выразить авторам свое мнение о тексте и/или поддержать добрым словом.


Хранители Зимы

Пролог

   Ветер играл со снегом, закручивая его в маленькие смерчи, а затем с хохотом и визгом несся над пустошью. Снежинки ранили кожу не хуже крошечных лезвий, но местные обитатели вряд ли ощущали дискомфорт - лица людей закрывали плотные маски с широкой прорезью для глаз. Впряженные в легкие санки странные звери, отдаленно напоминающие волков, и трусившие следом за ними высокие в холке лохматые монстрики тоже не мерзли - длинная шерсть надежно защищала от укусов мороза.
   Ветер резко сменил направление, теперь пытаясь уже с другой стороны забросать колким крошевом мерно продвигающийся отряд. Люди только плотнее запахнули плащи, а вот их четвероногие спутники почему-то забеспокоились. Звери, как по команде, вскинули морды и жадно потянули воздух носами. Вожак призывно рыкнул, первым сворачивая с намеченного ранее курса и упряжные повернули за ним, не дожидаясь приказа людей. А те, в свою очередь, принялись извлекать оружие лежавшее на санях под толстым слоем шкур. Что бы ни скрывалось за пеленой беснующегося снега, длинные мечи со слегка зазубренными у самой гарды лезвиями точно не стали бы лишними. Скорее всего, патрульным "посчастливилось" наткнуться на очередной портал. Прежде чем вызывать всадников, стоило определиться, насколько серьезным является вторжение и смогут ли они справиться сами. Химеры вели себя не слишком агрессивно и капитан предположил, что они могли учуять какую-то вывалившуюся в их мир заблудшую тварь. Когда над пустошью бушевали ураганы, а такое случалось частенько, то граница между миром и тем местом, откуда лезла всякая муть, становилась совсем зыбкой и незваные гости этим активно пользовались. Потому патрульные, вместо того чтобы сидеть в тепле у огня, слонялись по заснеженной целине в поисках неприятностей.
   Мужчины неоднократно помянули недобрым словом изобретательных магов, наделивших химер таким потрясающим нюхом, - идти пришлось около получаса, постоянно прикрывая лица руками от секущего снега. Если проклятая гадина давно окочурилась на морозе, то им работы, конечно же, убудет, вот только засветло добраться до поста  все равно уже не успеют. А идти ночью по местным сугробам было удовольствием куда ниже среднего, ведь температура значительно снижалась, видимость в метель была нулевая, и оставалось полагаться лишь на чутье химер. О том чтобы заночевать в снегах, лучше было даже и не думать. Конечно, магия бы сохранила людям жизни, но потом провести неделю-другую в лазарете все равно бы пришлось. А этого не хотелось никому.
   Когда отряд обогнул небольшую рощицу хвойных деревьев, химеры остановились, и вожак огласил округу протяжным воем. Люди переглянулись, не понимая, что происходит. Но почти тут же их растерянность сменилась удивлением, каменная глыба неподалеку шевельнулась, стряхивая с себя налипший снег. Крупный дракон развернулся к новоприбывшим и низко зарычал, топорща костяные иглы на голове и вдоль хребта. При этом он с явным трудом приподнимал левое крыло, из-за чего и сидел тут в сугробах, не спеша покинуть территорию магической аномалии.
   Химеры рассыпались по пустоши, обходя гиганта по большой дуге. Он их заботил мало: к драконам смышленые твари давно привыкли и обращали на них внимания не больше, чем на небольших мохнатых лошадок торговцев. А вот проверить местность на предмет "гостей" было прямой обязанностью этих созданий. Люди же убрали оружие и подступили поближе к злобно скалящемуся летуну.
   Капитан попытался мысленно обратиться к ящеру, надеясь, что бедняга так щерится от неожиданности и не собирается нападать на самом деле. Вот только посыл словно ушел в пустоту, а самим патрульным пришлось спешно отступать: дракон плюнул огнем в одну из химер, когда ему показалось, что та подобралась слишком близко. Обиженная в лучших чувствах псина жалобно взвизгнула и отпрыгнула подальше. Крылатый раздраженно мел снег шипастым хвостом, он явно не собирался шутить и, хотя поврежденное крыло сильно мешало, всерьез изготовился к драке.
   - Он защищает всадника! - один из патрульных указывал куда-то вперед и вниз. Капитану пришлось напрячь зрение чтобы разглядеть замершую сломанной игрушкой фигуру под брюхом у дракона. Гигант бережно пытался закрыть человека от снега и холода, но было ясно, что на таком морозе всадник вряд ли протянет долго. Если конечно он был еще жив.
   - Вызываем целителей - принял решение капитан, поманив небольшую юркую химеру. Тварюшка, похожая на большеглазую кошку с непропорционально длинными лапками, ловко проскакала по снегу почти не проваливаясь в него и пытливо заглянула человеку в лицо. Толку от таких крох в бою не было никакого, зато они умели передавать короткие сообщения, которых сами не понимали, на огромные расстояния. Бережно сграбастав зверька за шкирку, капитан заглянул ей в глаза, очень четко сформулировал мысль и отправил ментальный посыл в столицу. Теперь оставалось только ждать. Ведь не иначе как взбесившемуся дракону и его неудачливому седоку необходима помощь лекаря, а простые солдаты были совершенно бессильны. И если за ящера капитан не переживал совершенно, ему ничего кроме легкого обморожения крыльев не грозило - ведь до Сердца Зимы и настоящих морозов было довольно далеко, - то вот состояние всадника вызывало серьезные опасения.
  
   Феорэ
   Девушка выбежала на взлетную площадку, поправляя увесистую сумку. Котомка неприятно била по бедру выпирающими сквозь ткань острыми ребрами коробочек с лекарствами.
   Изящная бронзовая драконица опустила крыло, чтобы лекарю было удобней добраться до седла и поинтересовалась:
   - Ты что, собиралась в последний момент?
   - Была в дальних пещерах, и гонец не сразу меня нашел, - поморщилась Феорэ, поспешно пристраивая свою ношу на гребень и вставляя ноги в специальные крепления на седле, чтобы не отправиться в свободный полет в случае особо крутого поворота. Один из седлавших Каору мужчин передал девушке толстый плащ на меху.
   - Над пустошами буран, так что будьте осторожны, - предупредил он, в последний раз проверяя, как затянуты ремни упряжи.
   Феорэ рассеяно поблагодарила, набрасывая теплую вещь и потуже затягивая завязки капюшона. Каора, дождавшись когда всадница приготовится, сильным прыжком оторвалась от площадки и стремительно набрала высоту.
   Предупреждение оказалось не лишним. Погода зверствовала, и неистовый ветер рвал ткань плаща их рук. Чтобы удержаться в седле, приходилось сильно напрягать ноги при каждом маневре, и Феорэ сделала пометку на память, по возвращении обязательно провести пару часов в соляном озере, чтобы боль в натруженных мышцах не лишила ее возможности нормально передвигаться. А то будет драконам на смех ковылять словно старуха. Учитывая габариты ее пациентов ходить приходилось много и долго. Пока пострадавшего ящера обойдешь, уже умаешься.
   Каора заложила крутой вираж, снижаясь. В лицо бросило огромный комок снега, и пока всадница отплевывалась, земля оказалась уже совсем близко. Драконица села, подняв целый столб снежинок, и тут же принялась брезгливо отряхивать лапы. Феорэ съехала по расправленному крылу и едва ли не вприпрыжку припустила в сторону своего будущего пациента. Лекарю даже издалека было видно, что у бедняги повреждено крыло. Что странно, узнать дракона она не смогла, а ведь считала что лично представлена каждой чешуйчатой морде в радиусе сотни километров.
   - Капитан, - девушка вежливо кивнула спешащему навстречу мужчине, только из-за съехавшего на глаза капюшона движение вышло несколько смазанным. Впрочем, сейчас было не время соблюдать этикет.
   - Дракон словно сошел с ума и не позволяет нам приблизиться, чтобы оказать первую помощь его всаднику, - быстро вводил ее в курс дела патрульный, пока они пробирались по сугробам. - Он по какой-то причине блокирует попытки с ним поговорить. За то время, что мы вас ждали, я не уловил от него ни единой мысли, хотя сейчас прекрасно слышу вашу драконицу.
   "Каора?" - мысленно позвала девушка свою напарницу.
   "Мне он тоже не отвечает" - пришел мгновенный ответ.
   - Сейчас попробую его успокоить, - решила Феорэ, которая даже приблизительно не представляла, почему дракон не пытается заговорить. И почему не позвал на помощь, а просто стерег своего пострадавшего всадника. Не мог же он испугаться до такой степени, чтобы забыть как общаться?! - Наездник в себя не приходил?
   - Лежит без движения, - покачал головой капитан. - Возможно, он мертв.
   - Будем надеяться на лучшее, - отрезала лекарь, переключая внимание на ящера. Тот предупреждающе оскалился, когда девушка попыталась подойти поближе.
   Феорэ остановилась на безопасном расстоянии и принялась действовать так, как и всегда при работе с испытывающими сильную боль или испуг летунами. Первым делом стоило успокоить пациента. Разговаривать ментально с ним оказалось невозможно, но вот легкому ментальному внушению ящер все же поддавался. Минут через пять ненавязчивого ласкового уговаривания, сдобренного немалой толикой целительской магии, серо-стальной гигант перестал рычать и даже опустил длинные костяные иглы, заменявшие ему гребень. Феорэ с легкой опаской приблизилась и даже дотронулась до чешуйчатого бока. Ящер был напряжен, как туго сжатая пружина, но пока вроде бы не собирался атаковать.
   Теперь девушка тихонько говорила вслух, прекрасно зная, что крылатому придется прислушиваться и спокойное звучание ее голоса будет воздействовать благотворно. Тем временем, ее пальцы бережно прошлись по внешней кромке крыла дракона, и лекарь направила в тело пациента волну сканирующей магии, чтобы определить степень повреждений. Можно было обойтись даже без прикосновения, но сейчас она не смогла бы поручиться, как именно отреагирует ящер на магическое воздействие. Да и поддерживать постоянный ментальный контакт, при этом еще и колдуя, оказалось очень тяжело. Стальной недовольно заворчал, но дергаться не стал. К счастью для него кости крыла не были сломаны, хотя несколько суставов он все же вывернул, а в некоторых местах прорвал тонкие перепонки. Сильнее пострадала мышца, соединявшая крыло и плечо: слишком сильный рывок почти порвал ее, что теперь вызывало сильный отек. Такие повреждения требовалось лечить несколько недель, прежде чем летун мог бы снова подняться в небо. Так что с пустошей бедняге придется ковылять пешочком.
   Обезболив травмированное крыло, Феорэ принялась уговаривать дракона, чтобы подпустил ее к всаднику. Лекарь чувствовала, что пальцы на ногах ею уже почти не ощущаются. Девушка не успела переобуться, когда бежала на посадочную полосу, и никак не ожидала, что придется так долго разгуливать в снегах. И когда пациент все же позволил ей приблизиться к ревностно оберегаемому телу, готова была расцеловать странного дракошку. Первым делом Феорэ нащупала пульс и убедилась, что мужчина жив. Одет всадник был странно, слишком легко для местного климата, да и сам доспех был необычный. Это лекарь отметила вскользь, пока сканировала мужчину магией, определяя наличие переломов, растяжений и возможных внутренних кровотечений. Стоило признать, что справился с поставленной задачей летун замечательно. Мужчина даже не успел заработать обморожение - видимо дракон грел своего наездника дыханием, превратив собственное крыло в подобие одеяла. Иначе всадник давно бы замерз насмерть, в снегах он явно провел не один час. Сильных повреждений целитель не нашла, но расшибся мужчина знатно, умудрившись сломать три ребра, заработать трещины в еще двух, гематому во всю грудь, легкое сотрясение мозга и растяжение бедра. Не иначе как вылетел кубарем из седла при резком торможении. Падал бы не в снег, убился бы, как пить дать.
   Феорэ начала серьезно опасаться, как бы самой не разболеться. Заметив состояние лекаря, кто-то из патрульных подсунул ей фляжку с отваром. Алкогольная субстанция оставила на языке горьковатый привкус знакомых ей летних трав и огненным шаром прокатилась по горлу, расплескавшись теплом в желудке. Славное зелье, творение безумного гения одного из столичных магов, было действительно бесценным в таких сложных погодных условиях - оно великолепно защищало от простуды и не вызывало опьянения. Взглядом спросив разрешения у хозяина фляжки, она постаралась напоить пребывающего без сознания наездника пострадавшего дракона. Пару глотков он все же сделал совершенно рефлекторно, и на этом девушка успокоилась. "Хоть не придется его от воспаления легких лечить" - подумала Феорэ. Когда раненого погрузили на сани, химеры двинулись в сторону сторожевого поста.
   -                   Залазь ко мне на спину, - предложила приблизившаяся Каора, и наездница благодарно улыбнулась бронзовой драконице, погладив ее по зеленоватому боку. А вот бредущий чуть позади стальной отреагировал на сородича странно: угрожающе зашипел, неловко прижимая крылья к спине и снова поднимая иглы, словно ожидал нападения.
   -  Я его боюсь, - призналась чешуйчатая красотка, поспешно отступая подальше от саней.
   - Меня он тоже настораживает, - согласилась девушка, магией успокаивая разбушевавшегося подранка.
   - Он не разговаривает со мной и, похоже, думает, что я могу причинить вред его всаднику, - пожаловалась летунья.
   - Держись пока что подальше от него, - посоветовала Феорэ, которая начала наконец согреваться под двумя плащами. Целительница с непередаваемым удовольствием пошевелила пальцами ног уже без опасения, что они вот-вот отвалятся от холода. - Приведем в сознание его всадника и тогда будем выяснять, что к чему.
   Дальнейшее пребывание лекаря среди патрульных не требовалось. Стальной, получивший на дорожку сильнейший заряд успокаивающей магии, совсем как собачонка трусил за санями, припадая на одну из лап. Крылья ему удалось сложить так, чтобы они не мешали, а Феорэ еще и зафиксировала их магией, опасаясь, что пациент может навредить себе еще больше. Пострадавший всадник спал на санях, укрытый ворохом шкур. Патруль повернул обратно, пообещав доставить пациента в столицу к следующему дню. Теперь о нем вполне мог позаботиться местный лекарь, у которого навыков лечения людей было куда поболе, нежели у драконьей целительницы.
   Вернувшись в город, девушка первым делом позаботилась, чтобы ближайшая к ее рабочему кабинету пещера оказалась свободна. Такого странного пациента, как этот стальной дракон, стоило держать поближе. Поразмыслив, Феорэ на всякий случай освободила одну из комнат, которую использовала как кладовку, и попросила установить там узкую кровать. Что-то подсказывало ей, что попытку разлучить ящера с его всадником, первый воспримет более чем агрессивно. Но даже если бы ее предположения оказались беспочвенными, то ей и самой явно предстояло провести здесь не одну ночь, так что спальное место все равно не помешало бы.
   Пациент, со все еще бессознательным довеском в виде человека-наездника, прибыл вечером следующего дня. Стальной красавец оправдал худшие опасения: стоило попробовать разлучить его со всадником, как дракон ударился в форменную истерику. Он рычал, топорщил иглы и норовил свести на нет все старания Феорэ, начав бить крыльями. В конце концов, лекарь волевым усилием прекратила бардак, распорядившись, чтобы мужчину таки отнесли в загодя обустроенную пещерку рядом с драконьей. После этого летун тут же успокоился и потрусил следом за носилками, как привязанный.
   Встречал новоприбывших, помимо нее самой, еще один лекарь, Альб, который пользовал людей. Вот он-то вместе со своим учеником и оттащил пациента на подготовленную кровать, с трудом удерживая носилки с немаленьким мужчиной. Влив в бессознательного драконолетчика какой-то отварчик, Альб поцокал языком и произнес:
   - Легко отделался, счастливчик - травмы минимальны. Так что либо с ним все в порядке и он очнется в течение суток, либо не очнется уже никогда.
   - По-твоему, это "легко отделался"? - покосилась на него драконья целительница, не особо жалующая специфический юмор этого человека.
   Собеседник безразлично пожал плечами, а потом заметил:
   - Лучше б отправила незнакомца в лазарет.
   - Нет, - Феорэ уже озвучивала причину, побудившую оставить мужчину в этой коморке, и повторять была не намерена.
   Резкий ответ Альба ничуть не покоробил, и он, не прощаясь, отправился восвояси. А вот его ученик, парень на пару лет младше самой Феорэ, притормозил в дверях:
   - Может, прислать охранника?
   - Лучше загляни по дороге к магам и попроси их выделить мне сторожевую химеру, - решила не отказываться от дельного совета девушка. Не то чтобы она опасалась нападения, но подстраховаться все же стоило.
   - Сделаю, - кивнул парень и скрылся за дверью. Как этот добродушный и покладистый человек уживался с Альбом, целитель не знала и знать не хотела. Ей же самой порою хотелось излишне циничного коллегу удавить.
   Она только-только разложила инструменты, примеряясь к пострадавшему крылу стального ящера, как вместо затребованной химеры в ее обители объявился средних лет мужчина в темно-фиолетовой мантии штатного Мастера Камней.
   - Чем обязана? - девушка осторожно поглаживала стального дракона, чтобы тот не начал ершиться из-за незнакомого человека.
   - Это чем я могу быть полезен вам? - мужчина вежливо склонил голову и представился. - Эврис. Мне передали, что вам нужна помощь с новым пациентом.
   - Будете стеречь его сон вместо химеры? - Феорэ смягчила сказанное улыбкой и указала направление: - Пойдемте.
   - На самом деле я хотел предложить вам иной выход из ситуации, - маг легко приспособился к ее шагу. - Можно врастить в стену комнаты камень, чтобы силовое поле перекрыло вход.
   - Но этот наездник не пленник, - нахмурилась лекарь, прекрасно зная, что такой же принцип используется для создания камер, в которых содержались заключенные.
   - Это всего лишь предосторожность, которую одобрил командующий, - спокойно отозвался собеседник. Феорэ скрипнула зубами, но спорить не стала. Одобрение начальника гарнизона приравнивалось к необсуждаемому приказу.
   Мастер Камней времени даром не терял. Сам всадник его интересовал мало, а вот стены у входа в пещерку удостоились самого пристального внимания. Найдя нечто видимое лишь ему, Эврис приложил к этому месту ладонь с зажатым в ней небольшим синеватым кристаллом. По стене пробежали едва заметно светящиеся прожилки. Еще мгновение - и когда маг отнял руку, камень остался на месте, а светящийся рисунок стал и дальше расползаться вокруг входа в коморку. Когда контур замкнулся, пространство проема мягко замерцало синевой, показывая, что чары щита активны.
   - Приложите руку к камню, - скомандовал мужчина. Ладонь приятно кольнуло, стоило ей прикоснуться к поверхности кристалла.
   - Теперь без вашего согласия пациент не сможет выйти, - подытожил Мастер Камней.
   - И как долго продлится действие закляться? - Феорэ покосилась на мерцающий щит.
   - Пока цел управляющий кристалл, - немного снисходительно улыбнулся мужчина. -  И если его не пытаться целенаправленно разбить, несколько веков точно прослужит.
   - Не думаю, что он там столько времени просидит, - поморщилась целитель. - Благодарю вас, Эврис. Вы мне очень помогли.
   - Если будет нужна помощь, вы всегда можете ко мне обратиться, - заверил ее мужчина и отбыл восвояси.
   Посмотрев на мерно дышащего пациента, который, сам того не ведая, превратился в пленника, девушка отправилась в пещеру к его летуну. Предстояло еще немало работы, чтобы привести крылья в нормальное состояние. И если она не поторопится, то в дальнейшем у дракона могут возникнуть сложности с маневрированием. Оставлять такого красавца без возможности летать Феорэ считала преступлением. Ну уж нет, раз природа наделила крыльями, то будет летать как нужно, никуда не денется.
   С пострадавшими конечностями стального ящера она провозилась почти до глубокой ночи. Гигант ворчал и изредка шипел от боли, но не дергался - понимал, что так будет только хуже. Странно, но лекарь так и не смогла с ним поговорить, словно разум дракона был закрыт от нее непреодолимой стеной.
   Больше всего девушке хотелось добраться до постели, но она все же нашла в себе силы на всякий случай набросить на дракона парочку успокаивающих заклинаний, чтобы летун не начал дебош прямо посреди ночи. В скандальности его характера целитель уже успела убедиться - он начинал рычать на всякого, кто вызывал его неудовольствие. Учитывая его размеры и невозможность общения, это заставляло здраво опасаться.
   Вопреки ожиданиям до утра все было чинно, мирно и благородно. Не выл с тоски зловредный дракон с намертво зафиксированным вывихнутым крылом, и не просился на волю его контуженный всадник.
   Когда Феорэ утром вернулась в кабинет, то оказалось, что ее там уже поджидают. Высокий и стройный молодой человек в черном кожаном доспехе драконолетчика поднялся ей навстречу, ласково улыбаясь. Девушка профессиональным взглядом лекаря отметила его чуть осунувшееся лицо и покрасневшие от недосыпа глаза. Выглядел молодой мужчина немного взъерошенным, но вполне довольным жизнью. Она позволила ему считать собственную радость от встречи, а затем подняла ментальные щиты, чтобы не напрягать собеседника.
   - Привет, Нардан, - Феорэ приподнялась на цыпочках, чтобы поцеловать мужчину в щеку и пискнула, когда ее сжали в крепких объятиях.
   - Все хорошеешь, сестрица? - задорно подмигнул он. Феорэ лишь пробурчала нечто утвердительное, всерьез опасаясь, что ее удушат от полноты чувств.
   - Пусти, увалень, - попросила она. Стальная хватка тут же ослабла, и лекарь теперь уже беспрепятственно расцеловала брата, попутно не удержавшись от того, чтобы растрепать коротенький темно-красный хвостик, в который Нардан собирал волосы. А затем все же дернула за одну из выбившихся и обрамляющих скуластое лицо прядей, как делала это в детстве, желая позлить немного надменного мальчишку.
   - Ты по делу или просто соскучился?
   - Решил проведать, - Нардан опять устроился в кресле, а затем сощурился, как большой кот: - А еще услышал, что ты завела новую зверушку, двуногую, которую держишь под замком. Никогда не думал, что ты решишь добиваться мужского внимания подобным образом.
   - Значит, решил потешить свое любопытство, - не среагировала на подначку целительница.
   - Что-то вроде того, - усмехнулся брат. - Рассказывай, зачем тебе этот экземпляр? Ты резко решила сменить профессию и переквалифицироваться на лечение обморочных летчиков или же просто тебе понравился экстерьер?
   - Ни то, ни другое, - оборвала шуточку Феорэ. - Просто его дракон бесновался, стоило их разлучить. Волей-неволей пришлось тащить сюда.
   - Этот стальной на самом деле не говорит с тобой? - проявил осведомленность Нардан.
   - Он ни с кем не говорит, - расстроено поджала губы девушка, присаживаясь на край стола. - На Каору едва не бросался, рычит на каждого, кто рискнет подойти ближе, чем на десяток метров.
   - И на тебя? - удивился мужчина, прекрасно знавший, как ловко она управляется со своими отнюдь не маленькими пациентами.
   - Уже меньше, - ухмыльнулась Феорэ. - Но замурлыкивать его пришлось долго.
   - Не сомневался в твоих талантах, - брат важно кивнул, чем окончательно загубил остатки прически. Густо-красные волосы вырвались на свободу и теперь торчали так, как им самим того хотелось. - Что планируешь делать со всадником, когда очнется? Он точно не представляет опасности?
   - У него сотрясение мозга и переломаны ребра, - фыркнула целитель. - Кости, конечно, зафиксировали, но он все равно сейчас не опаснее ребенка.
   - С каких пор ты стала такой наивной? - фыркнул Нардан. - А если серьезней, то откуда он взялся?
   - Я даже не представляю, - девушка и сама неоднократно задавалась этим вопросом. - Похоже, придется ждать пока наш гость придет в себя и решит поделиться информацией.
   - А если он окажется несговорчивым букой? - провокационно поинтересовался брат.
   - Именно для этого ты здесь, если я не ошибаюсь, - хмыкнула лекарь, поправляя выбившиеся из прически волосы.
   - Это просто любопытство, - прикинулся дурачком Нардан, хотя в темных глазах его плясали задорные искорки.
   Зная таланты братца, Феорэ только фыркнула. Будучи не совсем человеком, красноволосый маг удивительно тонко чувствовал собеседников, считывая их эмоции и настроения, а порою и мысли. Если всадник странного дракошки надумает солгать, брат это живо учует. Оставалось лишь дождаться, пока контуженный летчик придет в себя. В прогнозы Альба девушке не слишком-то верилось, пострадавший был здоровенным и, судя по всему, на редкость живучим мужиком. Такой вряд ли останется валяться без памяти до конца дней своих.
   Тем не менее, по команде приходить в себя лежащий в каморке блондин не собирался. Парочка весело перешучивавшихся молодых людей успели даже сходить пообедать, а затем навестить стального дракона, которого Феорэ держала "в карантине". Дракону не по силам сейчас были полеты, так что перевести его в пещеры на нижних уровнях города было невозможно.
   - А красив, - восхищенно отметил Нардан, с порядочного расстояния наблюдая за ящером. Тот в свою очередь косил глазом на посетителя и недовольно ворчал. Тем не менее, на целительницу его дурной настрой не распространялся. Очевидно, ее сочли своей и дали карт-бланш на любые действия - дракон даже не вздумал предупреждающе рыкнуть на нее, когда пришлось подтягивать нити, которыми она накануне скрепляла порванные перепонки его крыльев. А ведь девушка почувствовала, как он при этом вздрагивал от боли.
   Внезапно доселе безымянный стальной красавец резко развернулся в сторону коридорчика и тонко заскулил. Феорэ насторожилась, уже догадавшись, что вскоре сигнальная система щита на комнатке оповестит о пробуждении раненого.
   Нардан, тоже смекнувший, в чем дело, пошел впереди. Зная живую и непосредственную натуру братца, Феорэ умилилась тому, как чинно он ее сопровождает.
   В глубине перекрытой щитом пещерки, там, где стояла узкая лежанка, гость и обнаружился. Мужчина, хоть и был бледен и помят, уже успел встать с постели, хотя к двери пока не спешил - ноги его держали с видимым трудом. Людей по ту сторону слегка сияющего щита он рассматривал с тем же настороженным любопытством, что и они его самого.
   Феорэ поняла, что всадник стального оказался даже выше, чем ей казалось изначально. Парнем его язык назвать не поворачивался, пожалуй, незнакомец был старше того же Нардана. Зеленоглазый блондин с резкими чертами лица обладал, как выяснилось, еще и приятным низким голосом с легкой хрипотцой. Была ли она постоянной или стала следствием всего с ним произошедшего, девушка не взялась сказать.
   - Я пленник? - коротко поинтересовался мужчина, кивнув на щит.
   - Это лишь разумная предосторожность, - отозвался Нардан, мгновенно взявший на себя роль переговорщика. - Мы не знаем, кто ты и что у тебя на уме, так что не обессудь.
   - Меня зовут Ксархин риан Асгаер, - представился незнакомец, ничего при этом не прояснив.
   - "Риан" - это второе имя, имя отца или военное звание? - нахмурился Нардан. А Феорэ заметила, как приподнял бровь его собеседник.
   - Ксархин - это имя, - спокойно принялся объяснять блондин. - Асгаер - город, в котором расквартировано созвездие, командующим которого я и являюсь, о чем свидетельствует приставка "риан". А вот кто вы? И где я сейчас нахожусь?
   - Миленько, - присвистнул братец. - Давай по порядку. Я Нардан, это Феорэ, лекарь, присматривающая за тобой и твоим драконом, - из каких соображений рыжий не стал говорить, что она его сестра, девушка не знала, но решила не лезть под руку. - Находишься ты в Сабайфар - Зимней столице. Где расположен Асгаер, я понятия не имею. А что такое созвездие?
   - Какая столица? - удивился мужчина, а затем явно махнул рукой на выяснение этих деталей. - Созвездие - это отряд. В каждой цитадели на материке есть такие военные подразделения, чтобы вовремя реагировать на прорывы и успевать отражать атаки лезущих из них тварей. Может, дадите мне попить?
   Феорэ уже готова была поднести руку к камню, но Нардан перехватил ее запястье.
   - Это может быть уловка. Я уже подозреваю, что он сильно приложился головой.
   - А проверить ты не можешь? - немного раздраженно прошипела лекарь. Она терпеть не могла, когда кто-либо мешал ей работать с пациентами. Хотя Ксархин таковым в полном смысле слова и не являлся.
   - Я не чувствую его, - огорошил Нардан. - Ни мыслей, ни конкретных чувств. Фон идет, но словно куда-то в сторону, будто на нем щит. Разве что общее настроение улавливаю: он растерян. Но большего не скажу.
   - Тогда просто подстрахуй, - высвободила руку девушка и таки коснулась камешка. - А мучить его я не собираюсь.
   Ей пришлось дважды наполнять стакан, прежде чем Ксархин напился.
   - Он сказал, что ты лечишь моего дракона. Что с Ацейром?
   - Порвал связку и перепонки, заработал трещину в кости, легкие ушибы, но довольно скоро пойдет на поправку, - Феорэ порадовало, что в глазах собеседника ей удалось увидеть облегчение, когда тот выслушал диагноз. - Но сам он ничего не говорит.
   - А должен? - чуть нахмурился блондин, явно не понимая, в чем заключается проблема.
   - А почему нет? - удивилась лекарь. - Он, конечно, очень испугался за тебя, даже не хотел никого к тебе подпускать, но ведь не настолько же, чтобы утратить разум.
   - Да он никогда разумным и не был, - судя по выражению лица, Ксархину хотелось то ли в затылке почесать, то ли пальцем у виска покрутить. Феорэ готова была поручиться, что на ее физиономии застыло то же самое выражение.
   - Может, все же позвать лекаря, чтобы его просканировали еще раз? - опять влез Нардан. - Что вообще произошло? Каким образом вы с драконом оказались едва ли не в сердце Зимы?
   Феорэ нахмурилась и бросила на брата раздраженный взгляд. Впрочем, от комментариев девушка воздержалась, прекрасно понимая, что сейчас они преследуют разные цели: ее волновало физическое состояние обоих пациентов, в то время как Нардану было важно получить необходимую информацию об этом загадочном человеке и его драконе. Видимо, это понимал и Ксархин, так как не стал обращать внимания на обидный намек и задумался, стараясь припомнить детали произошедшего.
   - Драконы подняли тревогу посреди ночи и мы вылетели из цитадели. Во время боя нам пришлось отбиваться от крылатых гадов. На нас с Ацейром насели сразу несколько, и по инерции от столкновения втянуло в прорыв, - драконолетчик поднял взгляд на ошарашенного таким сообщением Нардана: - Ну что, теперь что-то прояснилось?
   Феорэ отчетливо услышала в его голосе сарказм и посочувствовала блондину. Отбрехаться от братца, когда тот начинал наседать, мог только дракон - гордо взлетев и тем самым послав приставучего квартерона куда подальше. Потом до нее дошел весь смысл сказанного, и девушка ненадолго выпала из реальности, пытаясь уложить информацию в голове. Выходило, что этот странный чужак (ладно, пусть даже адекватный мужчина, просто говорящий о непонятных вещах) и его дракон, пришли с той стороны? Феорэ была уверена, что там ничего, кроме тварей не обитает. Теперь же выходило, что она заблуждалась. Поняв, что в этих тонких материях ничего не разберет, лекарь решительно заявила:
   - Так, разберемся с этим позже. Нардан, тут нужны маги-теоретики, может, что прояснят.
   - Я уже догадался, - кивнул брат, тряхнув темно-красными волосами, но уходить не спешил, явно не желая оставлять ее наедине со странным мужчиной.
   - Решай сам, а мне он нужен, чтобы понять, что не так с его драконом, - пожала плечами лекарь, а затем обратилась уже к Ксархину: - Ацейр в соседнем зале. Сможешь дойти?
   Тот решительно кивнул и тут же поморщился. При сотрясении мозга, пусть и легком, от любого резкого движения его должно было зверски тошнить. "Если нигде по дороге в обморок не грохнется, уже праздник", - решила про себя Феорэ, на всякий случай припоминая курс общей целительской магии. Но повезло, мужик действительно попался на редкость крепкий и упрямый, так что до пещеры стального дракошки они добрались без приключений, пусть и медленно. Нардана к тому времени давно и след простыл - убежал собирать консилиум теоретиков, не иначе.
   Феорэ умилилась, увидев, как радостно вскинулся дракон, стоило его бледному и шатающемуся всаднику объявился в поле зрения. Правда, это ничуть не помешало ей грозно шикнуть на пациента, чтобы не смел делать резких движений. Ящер проникся и подполз поближе уже медленно и осторожно. Летчик с облегчением оперся о подставленную чешуйчатую морду и с нежностью погладил подвижный нос. Ацейр блаженно прикрыл огромные очи.
   - Вы на самом деле никогда с ним не разговаривали? - переспросила лекарь, потихоньку начиная привыкать к мысли об иномирском происхождении своих пациентов и вынужденных гостей.
   - В лучшем случае Хозяева драконов, у кого связь самая крепкая, могут улавливать настроение ящеров, - откликнулся блондин, а затем обернулся и окинул ее несколько насмешливым взглядом: - А тебя все же оставили без страховки?
   - Ты не маг, а значит, у меня все же есть некоторое преимущество, - мягко улыбнулась девушка. - Хотя нападать на меня было бы верхом глупости. Состояние у тебя не то, да и сложно было бы выбраться отсюда, если не ориентируешься в местной планировке.
   - Понятно, - иронично фыркнул мужчина. Феорэ решила не заострять на этом внимание.
   - Ты сможешь сделать так, чтобы твой дракон не бросался на окружающих? - поинтересовалась лекарь. - А то он только меня и подпускает, остальных, даже сородичей, всех разогнал.
   - Ацейр, не бузи, - вместо ответа сурово изрек всадник, похлопав ящера по носу. Стальной всем своим видом изобразил согласие и полнейшую невинность. Мол, и в мыслях не было.
   На некоторое время воцарилась тишина. Ксархин о чем-то думал, поглаживая лобастую голову дракона. Феорэ наблюдала за ними обоими, не зная даже, какой из множества вопросов, возникших за последние полчаса, стоит задать первым. От метаний ее спас сам блондин, первым нарушивший молчание:
   - Здесь... где бы я ни находился, драконы умеют говорить со своими Хозяевами?
   - Мы ими не владеем, - Феорэ даже покоробило от подобного предположения. - Это скорее можно назвать сотрудничеством. Они наши напарники и друзья. И да, они разговаривают. Причем со всеми, с кем хотят. Подожди минутку, - она подняла руку, чтобы предупредить дальнейшие расспросы. Лучше было один раз продемонстрировать.
   Как у менталиста, пусть и со специализацией исключительно на драконах, у Феорэ было преимущество перед остальными летчиками - она могла позвать Каору на расстоянии, а не бежать за нею на другой конец города. Если бронзовая летунья не занята, то откликнется на призыв.
   Драконица оказалась легка на помине - не прошло и пяти минут, как где-то в передней части пещер, обустроенных Феорэ под "клинику", приземлилась увесистая тушка, аж гул пошел. Видимо, спешила и немного не рассчитала с торможением. Дальше Каора подползала уже медленно и величаво, а скорее просто с опаской - запал, вызванный любопытством, иссяк, и бронированная красотка вспомнила о своей запредельной для ее вида стеснительности. Да и драконица прекрасно помнила, как реагировал на ее присутствие стальной пациент Феорэ. Так что в огромный зал крылатая пробралась почти что бочком, настороженно поглядывая на присутствующих.
   - Транслируй, пожалуйста, для всех, - вслух попросила девушка.
   - Здравствуйте, - послушно произнесла Каора. Феорэ улыбнулась, стараясь не упустить реакцию Ксархина, с интересом разглядывавшего изящную драконицу. Выражение лица он сохранил, но вот по глазам лекарь все же заметила крайнее замешательство. Похоже, он до конца не верил ей.
   - А... как мне ей отвечать? - поинтересовался блондин, справившись с эмоциями. Его ящер ревниво фыркнул, но рычать не стал - выполнял команду "не бузеть".
   - Как вам будет удобней, - окончательно смутилась Каора и едва ли не крылом прикрылась. - Можете вслух, я распознаю речь людей.
   - Может, я на самом деле головой ударился? - пробормотал Ксархин, а Феорэ не удержалась и хмыкнула.
   - Мы с Каорой летаем только вместе, - решила отвлечь блондина от несколько уязвленной его словами драконицы. - Но это характерно в основном для магов, обладающих способностями к ментальному общению. Нам сложно перестраиваться, поэтому напарники обычно образовывают постоянную пару. Видимо, как это принято у вас... где бы это ни было.
   - Напарники, значит, - неопределенно произнес мужчина и автоматическим жестом погладил по морде настороженного стального. - Возможно, это имеет смысл. Раз уж ваши драконы разумны.
   - А у вас как? - любопытство пересилило стеснительность, и Каора осторожненько подвинулась поближе, кося глазом на Ацейра.
   - Дракон выбирает Хозяина, которому служит до смерти одного из них, - мужчина пожал плечами. Нехитрое это движение вызвало приступ боли, поскольку небритая щека дернулась в непроизвольной гримасе. Видимо заканчивалось действие обезболивающих заклинаний. - По окончанию обучения мы проходим сложный ритуал, который как бы объединяет Хозяина и его дракона в одно. Это помогает нам контролировать и лучше понимать ящеров. Каждого в отдельности.
   Феорэ поймала взгляд Каоры, в котором ясно читалось: "Варварство!"
   - Видимо, это стало необходимостью, - девушка попыталась смягчить напряженное молчание, воцарившееся в пещере. Но тут Ксархин слегка пошатнулся, и лекарь поспешила к нему, безапелляционно заявив: - А ну пойдем назад. Хватит геройствовать.
   - Склонен с тобою согласиться, - ровно откликнулся мужчина. По пути обратно он довольно весомо опирался на плечо Феорэ, так что к концу пути целительница запыхалась. Сдержать облегченный вздох, когда она помогла пациенту присесть на лежак, не удалось. Если бы эта тушка упала в коридоре, с содроганием поняла девушка, пришлось бы вызывать как минимум двоих воинов, чтоб перенести его на кровать. Крупный вымахал шкафчик, ничего не скажешь.
   - Отдыхай. Я попрошу, чтобы тебя осмотрели и обновили заклинания, - произнесла лекарь, покидая маленькую пещеру и на всякий случай опуская силовой щит. Перед уходом она поставила графин с травяным отваром поближе к кровати, чтобы мужчине не пришлось лишний раз вставать. Еще предстояло покормить странного гостя, но это можно было сделать лишь после визита лекаря. А значит, оставалось дождаться Нардана - в том, что братец скоро вернется, и не один, драконья целительница не сомневалась.
  
   Ксархин
   Отдыхать пришлось недолго. Ксархин едва успел задремать после визита врача, как вернулась Феорэ с подносом чего-то аппетитно пахнущего. Несмотря на общее мерзопакостное состояние, есть хотелось зверски, так что энтроп не был против незапланированной побудки.
   Импровизированный обед как раз закончился, когда заявился давешний красноволосый парень. Этот Нардан чем-то напоминал Ксархину обоих его заместителей одновременно: непосредственность и живость характера в нем удачно сочеталась с хитростью, даже некой изворотливостью. Было в нем и нечто странное и отнюдь не только необычная масть.
   Да и лекарь ему понравилась. Мало того, что она была красивой блондинкой, с тем редким пепельным, почти серебристым оттенком волос, что заставлял его провожать женщин взглядом, но и явно обладала хорошим, легким характером. Во всяком случае, она не пыталась увидеть в нем опасную диковинку. Глупо конечно, но все же грело понимание, что есть хотя бы один человек, не стремящийся увидеть в нем врага.
   Где он и как здесь оказался, Ксархин приблизительно понимал. Хоть это и казалось диким. Но раз уж его сюда занесло, риан планировал выяснить, а не с хозяевами ли нападавших на родной мир тварей свела его судьба? Конечно наличие драконов, да еще и разумных, заставляло сомневаться в этом - ящеры прущую из прорыва живность ненавидели люто. Конечно определенные опасения вызывало то, что его надежно заперли. Впрочем, сам он поступил бы точно так же, пока ситуация не прояснится.
   Когда девушка ушла, Ксархин нашел в себе силы подойти к щиту и ощупать это чудо. Он даже попробовал его "пить", но магия была холодная и неживая, так что проделать привычный фокус не получилось. К тому же заклятие явно что-то непрерывно подпитывало, так что истощить его таким нехитрым образом вряд ли бы вышло. Энергии удалось забрать очень мало, она лишь раздразнила аппетит энтропа. А поблизости, как назло, не было ни одной мало-мальски съедобной твари. Даже на охоту на обыкновенную дичь он теперь попадет нескоро.
   Нардан, с чьей ролью энтроп пока не определился, явился не один. За ним следовал мужчина в длинных светло-серых одеяниях - как оказалось чуть позже, лекарь. Для разнообразия, человеческий. Стоило лишь эскулапу обновить обезболивающие заклинания, Ксархину сразу стало легче дышать - сломанные ребра сильно усложняли жизнь. Да и виски после общения с драконицей Феорэ болели все сильнее. К счастью, лекарь это понял и накапал в склянку какой-то дурно пахнущей дряни с неожиданно приятным вкусом. В голове мгновенно прояснилось.
   - Часа через три действие закончится, - предупредил целитель, - и вам очень захочется спать. Советую не сопротивляться. Нардан, проследите?
   - Конечно, - заверил рыжий.
   - Мне казалось, это моя обязанность, - негромко заметила блондинка, и Ксархин мысленно хмыкнул. В голосе девушки прорезались стальные нотки. Похоже, его первоначальное впечатление о ней, как о серой мышке, было ошибочным. Возможно, из нее мог получиться куда более влиятельный союзник, нежели он считал ранее.
   - Командующий собрал совещание. И твоему подопечному следует присутствовать, - Нардан смягчил сказанное извиняющейся улыбкой. А Ксархин отметил, что эти двое явно не просто знакомые, вынужденные сотрудничать из-за его появления.
   - И меня туда не пригласили, - прищурилась Феорэ, став не просто хорошенькой, а опасно-красивой.
   - У тебя свой пациент, между прочим, - осадил собеседницу Нардан.
   - Вот сам ему и объясняй, почему его разлучают с обожаемым летчиком, - фыркнула девушка.
   - Чего от меня хотят? - решил вмешаться Ксархин, чтобы выиграть немного времени и решить, какой линии поведения придерживаться.
   - Поговорить о вашем мире, - Нардан ответил только после того, как лекарь ушел. - Там будут присутствовать наши ученые, возможно, станет понятней, откуда ты к нам явился и каким образом.
   - В таком случае, стоит поторопиться, пока действует лекарство, - принял решение риан, аккуратно поднимаясь. Ему и самому хотелось разобраться в происходящем.
   Нардан лишь кивнул, и Ксархин последовал за красноволосым провожатым. У парня хватило смекалки завернуть по дороге к Ацейру, чтобы риан мог его успокоить.
   Оказавшись в городе, Ксархин вынужден был признать, что Феорэ оказалась права: не зная местной планировки, он бы долго блуждал по коридорам в поисках выхода из горного комплекса. Если бы и возникла необходимость устроить побег, c этим были бы явные сложности. Ксархин прекрасно понимал, что очень многое решит предстоящая встреча с командованием, в том числе, кем он является: гостем или пленником? Он подозревал, что в Зимней столице нашлись бы места куда менее комфортные, чем та пещера с силовыми барьерами, где его "поселили". Тюремные камеры, например.
   Проходя по галерее, с которой открывался вид на город, Ксархин даже присвистнул. Перед ним сейчас расстилался город, края которого ему не было видно. В его нынешнем состоянии нечего было и помышлять о том, чтобы в одиночку пересечь этот мегаполис. Так что оставалось лишь сотрудничать с местными. Если те, конечно, будут в этом заинтересованы. Ксархин не был дураком и понимал, что ждало бы гостя из иного мира, попади он в тот же Илмар или Стиаэт: длинные скучные беседы, горы бумажек, бездны бюрократии и тотальное недоверие. Вот только его как-то не тянуло задерживаться здесь, даже если это сулило массу выгод и - чем древние боги не шутят - помощь в войне против тварей из прорывов.
   Нардан ни разу не задал вопрос о его самочувствии, а гость не собирался давить на жалость. Они остановились перед ничем не примечательной дверью как раз в тот момент, когда Ксархин готов был попросить передышку.
   В небольшом помещении оказалось не слишком людно. За массивным столом, занимавшим почти всю комнату, Ксархин насчитал пятерых. Трое мужчин носили кожаные доспехи, схожие с броней Нардана. Еще двое облачились в темные хламиды - это, по всей видимости, и были обещанные ученые. Первый был немолод, с резкими, но мелковатыми чертами лица. Второй же на вид казался ровесником Нардана - вряд ли разменял четвертый десяток. Из троицы воинов первым привлекал внимание высокий мужчина с сеточкой мелких шрамов на лице и бритой наголо головой. Судя по всему, это как раз и был местный командующий. По крайней мере, именно его Ксархин назвал бы рианаром, если бы пришлось выбирать навскидку.
   Нардан почти тотчас подтвердил его догадку, коротко поклонившись бритоголовому и отрапортовав:
   - Ваш приказ выполнен, командующий.
   - Ксархин риан Асгаер, - представился блондин, повторив жест Нардана.
   - Кеамир Станмар, - мужчина поднялся и пожал гостю руку. - Присаживайтесь, нам есть о чем поговорить.
   Энтроп, с трудом скрыв облегчение, сел. Несмотря на лекарства и магию местных шиан, как бы они себя не называли, тело болело, как будто его долго и с упоением били.
   - Вашу... версию происходящего мне передали, - подобрал слова Кеамир. - Как бы я не относился к идее того, что не только наш мир страдает от прорывов и лезущих из него тварей, но я должен спросить: это ваши питомцы?
   - Стало быть, к самому существованию иного мира вы нормально отнеслись? - не сдержался Ксархин. - Что касается тварей, могу лишь повторить ваш вопрос. Они точно не наши - такая магия выше наших способностей. И я не слышал, чтобы кто-то мог создать живое существо.
   Кеамир на эту его фразу никак не среагировал, а вот брови молодого ученого поползли вверх. Из чего риан мгновенно сделал соответствующие выводы.
   - У нас есть гипотеза относительно этого, - подал голос ученый постарше, - но, мой юный друг, вы помните, что было, когда вы провалились в портал?
   - Нет, - Ксархин отрицательно покачал головой. - Признаться, я даже не ожидал выжить.
   - Возможно, порталы сквозные, - не обратил внимания на его слова маг, - если они открываются одновременно в двух мирах, то вероятно, это и позволило вам оказаться в зимних землях...
   - В таком случае, - Кеамир явно решил свести разговор к сути, - откуда берутся эти чудовища?
   - Если считать, что наши миры - это сферы, то соприкасаются они лишь в одной точке в момент открытия врат. Все, что окружает их - это некое пространство, населенное разной жутью, - охотно взялся теоретизировать ученый. - Если это предположение верно, то в момент разрыва из соседних субреальностей могут просачиваться некие сущности. Стабильность же портала делает возможным их физическое присутствие в конкретной точке нашей реальности.
   - Короче, лезут, как тараканы, из "щелей" вокруг врат, - перевел его младший коллега. - Теория хорошая, только не ясно, зачем вообще нужен этот портал, если его открывают не из вашего мира. И не из нашего, заметьте.
   - Вот и подумаете над этим, - закруглил тему командующий. - Риан Ксархин, мне хотелось бы послушать про ваш мир. Расскажите о том, как устроено ваше общество.
   - Интерес взаимный, - отозвался Ксархин, решая, что именно можно рассказать, а о чем стоило бы умолчать. И еще им не осталось незамеченным, что Кеамир обратился к нему совершенно правильно употребив звание.
   - В ближайшее время у вас будет возможность познакомиться с нашим миром. Нардан вам покажет и расскажет все интересующее, в пределах разумного, конечно, - улыбнулся местный предводитель. - Я же не предлагаю вам отчитываться о количественном составе вашей армии. На данном этапе мне интересны только общие данные, чтобы понять, возможно ли наше дальнейшее сотрудничество. Согласитесь, узнать, что где-то есть подобные нам всадники, весьма необычно.
   - О том, что наши драконы неразумны, вам уже доложили. Поэтому нас воспитывают Хозяевами, а не напарниками ящеров. У нас единое государство, которым управляет совет тайран - политической элиты, - читать краткую лекцию о государственном устройстве родины оказалось неожиданно увлекательно, так что Ксархин говорил охотно.
   - То есть, отряды драконолетчиков - "созвездия", как вы их называете, состоят на службе у правителей и отвечают за территорию страны, но при этом подчиняются совету? - уточнил один из военных, тот, что сидел по правую руку от командующего.
   - Нет, - Ксархин сделал себе очередную пометку на память, чтобы выяснить политическую систему этого мира. - Это Хозяева управляют континентом. Мы защищаем обычных людей от тварей, помогаем магией. Цитадели, в которых расквартированы созвездия, есть во всех округах. В разных городах располагаются центры торговли и политики. И есть отдельный город, где учатся будущие маги и драконолетчики. Совет управляет гражданскими делами, а военные вопросы решают рианары - командующие округов или же непосредственно рианы цитаделей. По сути, до определенного предела, это никем не контролируемое самоуправление.
   - Получается, что армия довольно большая, но вся она заточена на отражение атак тварей, - Кеамир приподнял кустистую бровь, что на фоне блестящей лысины выглядело внушительно. - А между собой вы не воюете?
   - А надо? - неподдельно удивился Ксархин. - Какой смысл, если правительство все равно одно? Бывают, конечно, и бунты, но они направлены не на смещение власти, тут всех все устраивает.
   - А магия? - поинтересовался молодой ученый, когда в разговоре возникла пауза.
   - Магов у нас называют шиан. Они делятся на целителей и стихийников. Для первых - это призвание. Для вторых - альтернатива, если их не выбирает дракон.
   - То есть, теоретиков магических наук у вас нет? - удивился молодой человек.
   - Теорией магии и всем, что связано с разработкой новых идей, занимаются Мастера, - пожал плечами Ксархин и не сдержал болезненной гримасы, когда движение отозвалось короткой болью в подреберье.
   - Это учителя? - продолжил расспрашивать собеседник.
   - Мастера выше учителей. Они кураторы и наставники, самые мудрые среди нас. К их словам прислушиваются все, включая совет рианаров, - драконолетчик попытался кратко объяснить, какой пиетет испытывает к этим Хозяевам каждый в их обществе. И, похоже, это все же удалось сделать, так как Кеамир коротко кивнул.
   Ответы на бесконечные вопросы заняли довольно много времени и растянулись бы еще, не вмешайся до этого молчавший Нардан:
   - Простите, но нашему гостю пора обратно. Предписание лекарей.
   - Тогда не смею задерживать, - прервал возмутившихся было ученых Кеамир. - Господа теоретики, вам есть над чем поразмыслить. Если у вас еще есть вопросы к Ксархину, решайте их в частном порядке и не сегодня. Все могут быть свободны.
   Выйдя на улицу, энтроп благодарно кивнул своему рыжему сопровождающему. Парень лишь беззаботно пожал плечами в ответ.
   Путь обратно занял куда больше времени. На этот раз Ксархину все же пришлось просить о передышке и в вынужденном порядке любоваться красотами города с открытой галереи. Нардан ехидных замечаний не отпускал и вообще с разговорами не лез, видимо решив не заставлять гостя тратить и так небогатый запас сил на болтовню.
   - Пожалуй, мы все же заглянем к лекарям, - сообщил он Ксархину во время очередной, третьей по счету, остановки. - Это по пути.
   Риан ограничился кивком, порадовавшись в душе, что не придется делать крюк. Хотя даже десятиминутный переход по коридорам дался ему нелегко.
   Дверь им открыл совсем молодой парень, открыто улыбнувшийся гостям:
   - О, вы уже на ногах, - поприветствовал он Ксархина.
   - Но что-то он паршиво на них держится после длительных посиделок у командующего, - проинформировал целителя Нардан. - Может дашь ему какой-то отварчик?
   - Такими темпами в могилу его загонишь. На него же Альб вон сколько заклинаний наложил, и то не помогает, - засомневался лекарь. - Кстати, меня зовут Ирик.
   - Ир, ты поможешь или нет? - поторопил парня красноволосый драконолетчик.
   - Вот, - блондинистый лекарь вручил Ксархину какой-то порошок. - Вместе с едой примите.
   - Все, мы пошли, - тут же скомандовал Нардан. Энтроп даже удивляться не стал - был не в силах.
   До обители драконьей целительницы он все же добрался на своих двоих, хотя колени ощутимо подгибались. Узкой койке он обрадовался, как царскому ложу. Конвоировавший его Нардан одобрительно кивнул и готов был уже ускакать куда-то, но на пороге столкнулся с Феорэ.
   - Ты что с ним сделал? - удивилась девушка, оглядывая бледного, как смерть, Ксархина, который сейчас мечтал только о том, чтобы эти двое убрались подальше и дали отдохнуть.
   - По бабам водил, - огрызнулся Нардан, - вон как притомился.
   Целительница прищурилась, но видимо поняла, чем спровоцировала подобную отповедь.
   - Разговор прошел успешно? - наконец суховато поинтересовалась она.
   - Да, - уже мягче откликнулся драконолетчик. - Уходишь на вызов? - теперь и Ксархин заметил, что на плече у девушки висит объемистая сумка.
   Феорэ кивнула, посоветовала блондину отдыхать и вышла из пещеры. Да и Нардан почти тут же ушел. Щиты он при этом активировать не стал - знал, паршивец, что риан сейчас даже по тревоге не поднимется.
   Вернулся рыжий где-то минут через сорок. Ксархин успел даже подремать и подумывал о прогулке через соседний зал к Ацейру. Вернувшийся рыжик принес немаленький поднос с едой, а под мышкой у него оказалась зажата карта мира, в котором так неожиданно очутился риан Асгаера.
   - Куда веселее изучение политической обстановки пошло бы под пиво, - доброжелательно сообщил Нардан, - но с ним пока придется повременить. Так что в твоих же интересах быстрее встать на ноги.
   Ксархин лишь кивнул: похоже, после разговора с Кеамиром он все же стал гостем в Зимней столице, а не потенциальным пленником.
   Пока риан уплетал что-то отдаленно похожее на походную кашу с мясной подливой и зажаркой, Нардан успел развернуть карту и начать обстоятельную лекцию.
   - Вот здесь находимся мы, - мужчина ткнул пальцем в алую точку в южной части материка. - Как ты уже знаешь, этот город называется Сабайфар. Вокруг нас простираются зимние земли, оберегающие Сердце Зимы. Подробностей не знаю, спрашивай у теоретиков, но из-за Зимы прорывы открываются только здесь. Потому тут и держат гарнизоны, чтобы твари не расползались. Зато остальной мир в безопасности.
   - Удобно, - признал Ксархин. - В моем округе всегда существует повышенный риск открытия прорывов, но по всему миру они все равно открываются беспорядочно.
   - Пришлось пожертвовать плодородными землями, когда создавали аномалию в южных горах, - продолжил Нардан. - Погуляешь по городу - заметишь, что старые постройки имеют своеобразную архитектуру: открытые балкончики там всякие, огромные окна. В общем, не по нынешнему климату это все. А ведь мы находимся за границей зимних земель, и тут значительно теплее. Город построен над термальными источниками, а вокруг них - сеть пещер, которые облюбовали драконы. Свожу туда, когда поправишься.
   - У нас для разведения ящеров маги приспособили вулкан, - поделился информацией Ксархин.
   - То есть драконы не сами потомство выводят? - ухватился за эту фразу собеседник. - Здесь они парами заботятся о мелюзге.
   - Наши не образовывают пар, - покачал головой риан.
   - Ты потом это Феорэ расскажи, ей интересно будет. Давай пока с геополитикой закончим. А то даже нечестно получается - тебя расспросили, а сами ни гу-гу.
   Ксархин согласно кивнул. Лекарство Ирика постепенно начинало действовать: тело налилось приятной тяжестью, а боль отступила.
   - Перепоганив хороший шмат материка, но при этом запечатав прорывы в пределах зимних земель, всадники поставили себя вне государств, - продолжил ликбез рыжий. - Раньше драконолетчики служили в армии, как элитные отряды, теперь же они все здесь. Как-то не до мелких дрязг правителей. Да и кто бы еще мог справиться? Зимние земли, таким образом, нечто вроде государства, которое само по себе. Формально территории эти принадлежат аж трем странам разом, но даже их представителей тут не видели уже лет триста. Холодно им, видите ли. Да и драконолетчикам слетать на официальную встречу легче, чем принимать этих зануд у себя.Но это так, к слову. Прокормить такую прорву ртов непросто, но все государства платят налог, ведь мы защищаем их всех. Да и сами не бедствуем, приспособив близлежащие земли под свои нужды.
   - Но командование никому не подотчетно? - уточнил риан.
   - Именно, - ухмыльнулся Нардан. - Тут же народ со всего мира. Если б каждый королек решил высказаться, то они б все переругались. Так что Кеамир с ними сам переговоры ведет на правах командующего объединенной армией.
   - Ловко, - одобрил риан. - И бумажной волокиты должно быть куда меньше, если не строчить отчеты всем большим начальникам.
   - Кеамир отчитывается разве что самому себе. Но зато дипломатическая часть тоже немало времени и сил требует, так что тут еще неизвестно, что хуже, - откликнулся Нардан. - Ладно, отдыхай, остальные вопросы будем прояснять уже завтра.
   Ксархин вежливо попрощался, отметив, что щит опять поднимать не стали. Немного выждав, он все же нашел в себе силы довольно бодро доковылять до обиталища Ацейра и некоторое время провести с любимцем. Феорэ в этот вечер он так больше и не видел, хотя у него появилось множество вопросов к драконьей целительнице. Вскоре усталость взяла свое, и, вернувшись во временное обиталище, риан Асгаера со спокойной душою уснул.
   С хозяйкой импровизированной лечебницы для иномирских гостей он увиделся только утром. Выглядела Феорэ усталой, но приветливо улыбнуться постояльцу сумела. Ксархин тоже не мог похвастать здоровым видом - при каждом глубоком вдохе грудную клетку простреливало дикой болью. Порадовавшись, что у него еще остался порошочек, сделанный Ириком, Ксархин намешал его в стакан с водой. То, что всю ночь ему снился какой-то бред, он в расчет не принимал - не начнет же он галлюцинировать на запланированной встрече с магами, в самом-то деле. От зелья боль и впрямь отступила, а ощущение жара, волнами расходящегося по телу, вполне можно было списать на побочные эффекты.
   Нардан явился к завтраку. Из всех троих он был самым бодрым и выспавшимся, темные глаза лучились лукавством и любопытством. Заявив, что будет сопровождать Ксархина к магам, мужчина плюхнулся на стул, успев перед этим одновременно чмокнуть в щеку Феорэ и увести с ее тарелки булочку. Девушка посмотрела на рыжего, как интендант на вошь, но промолчала.
   Ксархин не особо обращал внимание на этих двоих. Сейчас его грызло беспокойство об оставленном на произвол Дошара Асгаере, его людях и, конечно же, Аяне, которой предстояло узнать, что отец ее ребенка пропал. В том, что Дошар и Аскшан справятся с управлением цитаделью в его отсутствие, он не сомневался. Но вот кто позаботится о его ле? Единственная на все созвездие женщина - Сабриа, вряд ли станет возиться с беременной девушкой. А остальные и подавно. Хотя в беде не бросят, конечно... Размышления пошли по кругу, Ксархин встряхнул головой, пытаясь отогнать навязчивые и тревожные мысли.
   - Все нормально? - заметила его жест Феорэ.
   - Относительно, - уклончиво отозвался блондин, не желавший посвящать чужих людей в свои переживания. Стоило сначала понять, есть ли вообще возможность вернуться, а уж затем задаваться вопросом, как именно это сделать. Должны зажить крылья Ацейра, а самому Ксархину нужно было прекратить морщиться при каждом вдохе и жить на обезболивающих порошках.
   - Тогда пошли к ученым, - постановил Нардан. - Они по утрам сонные и не такие занудные, как обычно. Авось, не сильно тебя песочить будут.
   - У меня тоже вопросов поднакопилось, - успокоил парня Ксархин. - Так что еще кто кого.
   - Твой боевой настрой вселяет уверенность, но ты еще просто не знаешь с кем связался, - посулил красноволосый. - Феорэ, ты с нами?
   - А мое присутствие там обязательно? Причем тут я? Вот понадобится консультация драконьего целителя, тогда и зовите, - припечатала девушка и быстренько вымелась за дверь, прихватив с собою опустевшие чашки. Судя по всему, перспектива мытья посуды ее прельщала куда больше.
   - Похоже, она не горит желанием, - улыбнулся Ксархин, аккуратно поднимаясь.
   - Просто она знает, во что это может вылиться, - Нардан опять пошел чуть впереди, указывая дорогу. - Наши ученые - личности увлекающиеся.
   - Ну, мне-то деваться некуда, - шутливо фыркнул энтроп. Он приблизительно представлял, почему Феорэ так быстро сбежала, - любые теоретики кого угодно способны в гроб вогнать, выспрашивая интересующие их детали.
   От драконьих пещер идти было далековато. Один раз они даже вышли из защищенных от ветра коридоров и галерей на открытое место, и энтроп поежился от налетевшего холодного ветра. За время службы в Асгаере он отвык от морозов.
   Магам-теоретикам выделили отдельное здание, опасаясь то ли их энтузиазма, то ли возможных последствий экспериментов. Когда Нардан постучал, за дверью раздался звук бьющегося стекла, а затем витиеватые ругательства. Ксархин заметил, как красноволосый летчик скривил губы в ухмылке.
   - Входите, - дверь распахнул уже знакомый риану пожилой ученый, обтиравший руки об одежду. Его хламиде этим уже было все равно не навредить - черная когда-то ткань вылиняла неравномерными пятнами, кое-где виднелись странные проплешины и криво нашитые заплатки. От вчерашней "парадно-выходной" мантии она отличалась разительно.
   - А это не опасно? - с напускной серьезностью поинтересовался Нардан, кивая за спину ученому. Там его младший коллега с тихим матерком посыпал пол песочком, который затем совком сгребал в какую-то коробку.
   - Всего лишь кислота, - отмахнулся пожилой волшебник. Ксархину стало не по себе от мысли, что же тогда этот человек вытер о мантию. - Вы проходите, не стойте в дверях.
   Не глядя, следуют ли за ним гости, мужчина направился в другую комнату, где неожиданно обнаружился накрытый стол.
   - Я сам пек, - маг водрузил на столешницу немалых размеров торт, а ногой постарался задвинуть под ковер осколки одной из чашек.
   Ксархин на мгновение растерялся, а вот Нардан быстренько умостился за столом.
   - Ты чего стоишь? - обратился он к Ксархину. - Не видишь, угощают?
   Риан присел, про себя решив ничему не удивляться. Мало ли, вдруг у местных это в порядке вещей?
   - Кушай-кушай, а то яблоки зря пропали, - непонятно, но от того не менее подозрительно подбодрил ученый, перестав издеваться над ковром и принявшись разливать чай по уцелевшим чашкам. Вид у напитка был странный - варево имело буро-зеленый оттенок, да и пахло необычно. Но Нардан чашку принял, не дрогнув.
   - Ты же его не предупредил, правда? - напротив расположился второй маг, уже справившийся с уборкой. Ксархин помнил, что его на первой встрече представили как Корина.
   - Агадар всегда что-нибудь новенькое придумывает, - пожал плечами Нардан, облизывая ложку. - И готовка у него выходит замечательно.
   - Я тебе с собой тортика отрежу, - с нездоровым энтузиазмом пообещал старший волшебник.
   Видимо, Нардан "забыл" предупредить Ксархина не только о пристрастии мага-теоретика к стряпне. Когда Агадар без предисловий сунул энтропу под нос костлявый палец и вопросил: "Ну что, приступим?", блондин непроизвольно отпрянул. Корин и Нардан этот жест проигнорировали начисто - привыкли. Но все же от необходимости срочно соображать, к чему им предстоит "приступать", Ксархина парочка лоботрясов избавила.
   - Учитель, а можно я его спрашивать буду, а вы уточните, вдруг что? - полюбопытствовал Корин.
   - Конечно-конечно, - закивал старик, от чего вьющиеся на висках волосы смешно взлохматились, придав ему еще более безумный вид.
   - Я мало что смогу рассказать о порталах и возможности путешествий между мирами, - предупредил Ксархин на всякий случай.
   - Молодой человек, - теперь Агадар смотрел на него пристально, от чего энтропу стало неуютно, - вы вряд ли бы что-то вообще увидели. В таких коридорах материя сжимается так, что пространственно-временной континуум...
   - Все равно, что шагнуть из одной точки в другую. Как дверь открыть, - "перевел" высоконаучные излияния коллеги Корин, прихлебывая "чаек". Видимо, роль толмача с научного на человеческий была для него привычна.
   - Я именно это и сказал, - ничуть не оскорбился старший. - Так вот...
   - А ваши драконы все не говорят, или только этот? - перехватил инициативу Корин.
   - Все, - в который раз подтвердил Ксархин.
   - Погодите, в беседе о драконах явно захочет поучаствовать Феорэ, - ласково улыбнулся Нардан. Такое же невинное выражение лица появлялось у Дошара, когда тот вознамеривался подложить кому-то громадную свинью.
   - О! - порадовался Агадар. - Нардан, пошли за этой милой девочкой. Она всегда такая вежливая. И еще по ней явно вздыхает мой юный ученик, да-да, - якобы понизил голос старик. Корин только мученически вздохнул и с видимым трудом сдержал улыбку.
   - Он надеется найти мне жену, - пояснил Ксархину парень, когда Нардан отправился на поиски того, кого можно было бы послать за целительницей, а старший теоретик засеменил следом за драконолетчиком, что-то тому втолковывая.
   - Я бы его выбору не доверился, - не сумел скрыть усмешки энтроп. Корин возвел очи горе, демонстрируя полнейшую солидарность с рианом.
   Целительницу дожидались в дружеской обстановке, попивая "чай" и закусывая действительно недурственным яблочным тортиком. Феорэ явилась с видом полнейшей покорности судьбе, но в ответ на ласковую улыбку Нардана продемонстрировала рыжему кулак.
   Во время чаепития Агадар во всю занимался расхваливанием достоинств своего молодого собрата по ремеслу. Феорэ вежливо кивала и в положенное время выражала свой восторг блестящим обществом. Сам объект обсуждения меланхолично жевал, а Нардан от души развлекался, наблюдая за подругой. Ксархину все происходящее казалось форменным сумасшествием. Но одновременно с этим риан отметил, что царившую за столом атмосферу иначе как семейной назвать бы не смог. Этакий визит внучков к выжившему из ума дедушке. Если, конечно, не принимать во внимание, как иногда цепко смотрел на собеседников этот милый старичок.
   - Так расскажите же нам про драконов, - наконец напомнил об отложенном вопросе Агадар, а Феорэ даже придвинулась поближе.
   - Драконы у нас не говорят абсолютно все, - продолжил недосказанную фразу риан, - и мой Ацейр не является исключением.
   Ксархин заметил, что целительница раздраженно покосилась на красноволосого драконолетчика, словно спрашивая: "И ты позвал меня ради того, что я и так знаю?"
   - Слушайте, Ксархин, а вы не в курсе, они когда-либо говорили? - продолжал допытываться старикан.
   - Может, в вашем мире хотя бы легенды об этом остались? - подсказал младший теоретик. - Просто мы предположили, что драконы в наших мирах могут быть двумя ветвями одного вида.
   - Это на основании чего? - поинтересовался озадаченный риан.
   - У нас сохранились предания, что некогда разразилась война драконов, и часть из них исчезла, - принялся поспешно рассказывать Корин, пока старика опять не занесло. - Сами ящеры на этот счет отзываются предельно лаконично: "Они ушли". Допытываться куда и как - пустая трата сил. Вот мы и предположили, что они каким-то образом перебрались в ваш мир. Вчера, во время нашей встречи, вы сообщили, что называете всадников "ри". Такое слово, обозначающее единение сущностей дракона и человека, существует и в нашем языке, правда только в древнем наречии, используемом лишь на официальных церемониях.
   - И вы считаете, что драконы нашего мира могут быть потомками ваших только из-за общности понятий? - несказанно удивился Ксархин.
   - А как тогда объяснить то, что у нас один язык? - лукаво поинтересовался Агадар. - А вот некоторые ваши названия нам незнакомы, но они могут происходить и из коренных наречий вашего мира. Шиан, например. И это... как вы там политиков называете?
   - Тайран, - задумчиво отозвался энтроп. - Звучит логично, хотя и очень уж... притянуто.
   - Именно потому это и называется рабочей гипотезой, молодой человек, - поджал губы Агадар. Ксархин коротко извинился, решив не заострять внимание странного мага на своих словах.
   - Итак, теперь ваша очередь, - Корин выжидающе глянул на риана. - У вас же существуют какие-то предания о драконах?
   - Я не особо интересовался древней историей, так что помню даже не легенды, а сказки, которые мне в детстве рассказывала воспитавшая меня тиа, - напряг память энтроп. Она с готовностью подсунула воспоминания о Лаис, и Ксархин неожиданно для себя улыбнулся. - Когда-то миром правили боги, могучие и жадные до человеческой крови. Их облик постоянно менялся, будто они пришли из ночного кошмара. Чтобы их умилостивить, люди стали им молиться, строить храмы и приносить жертвы. А потом боги почему-то ушли, оставив вместо себя своих посланников - крылатых драконов. Они поселились в главном храме одного из меняющихся богов, в вулкане, который мы зовем Колыбелью. Тогда драконы говорили с людьми, делились знаниями о магии. В те времена и появились первые всадники. И каждый новый дракон, рождавшийся в нашем мире, выбирал себе человека, которому позволял на себе летать. Не знаю, почему они перестали общаться с людьми, но с тех пор именно люди - Хозяева, стали ведущими в каждой из подобных пар.
   - И теперь вы сами - живые боги вашего мира, - тонко подметил Агадар.
   - Если вы имеете в виду, что мы никому не молимся, то да, - уклончиво отозвался Ксархин, которому не слишком понравилось сравнение. В его понимании боги были чудовищными и жестокими созданиями. Достаточно было вспомнить жуткое каменное изображение одного из древних над вратами Колыбели.
   - Я не совсем поняла, как это связано с нами, - произнесла Феорэ, переключив внимание ученых на себя. Лицо старшего мага мгновенно разгладилось и он подсунул девушке очередную тарелку с кусочком торта.
   - Вполне возможно, что их драконы и есть те ушедшие собратья твоей Каоры, - улыбнулся старикан, став на мгновение удивительно обаятельным. - Кушай тортик.
   - И что нам это дает?
   - Ну, если его, - Агадар кивнул на Ксархина, - летун вдруг поумнеет, то это подтвердит нашу гипотезу. А тебе это дает большое поле для экспериментов, девочка моя.
   - То есть драконы могут свободно перемещаться между мирами? - не дала отвлечь себя девушка.
   - Так они же владеют пространственной магией, которая дает им возможность строить коридоры на границе нашего и тонкого мира, - заметил Агадар. - Думаю, у вас так же, - обратился он к блондину.
   - Не знаю, что такое тонкий мир, но да, драконы умеют сокращать время путешествия, - подтвердил Ксархин.
   - Темнота! - хлопнул ладонью по столу вновь разозлившийся маг. - Не знаете элементарного о способностях ваших напарников! А про тонкий мир тоже можно было бы постараться выяснить, в конце концов, ваши боги именно оттуда.
   - Это как? - теперь уже даже Нардан не выдержал и вмешался в разговор.
   - Он поторопился с выводами, - поморщился Корин, наблюдая за бегавшим вокруг стола наставником, который раздраженно что-то бормотал себе под нос.
   - Это ты мыслишь очень консервативно, - едко заявил Агадар и продолжил свое мельтешение.
   - А подробнее? - с нажимом произнес красноволосый драконолетчик.
   - Агадар считает, что богами в мире Ксархина были высшие сущности тонкого мира - Изменчивые. Те, которые не могут свободно перемещаться из-за огромного количества силы.
   - Нелогично как-то, - поморщился энтроп. - Должно быть наоборот, чем выше сила, тем легче действие.
   - Ничего подобного, - горячо возразил молодой ученый. - Слабые, лишенные разума существа тонкого мира попросту "проваливаются" сквозь его зыбкие границы. Их можно встретить повсеместно. Разумным для этого нужно усилие, к тому же и им приходится возвращаться к себе, чтобы восстановить запасы энергии. А таким, что могли бы назваться богами, нужен просто таки огромный открытый канал, иначе им не протиснуться.
   - Что же тогда произошло? - решил дожать собеседников Нардан.
   - Можем только предположить, что миры сдвинулись, перестали соприкасаться, и с тех пор в их мир ход Изменчивым был закрыт, - пожал плечами молодой маг.
   - Сдвинулся мир? - с непередаваемой интонацией произнес красноволосый драконолетчик, и Ксархин готов был с ним согласиться - эти двое хламидоносцев так просто рассуждали о настолько глобальных понятиях, что это вызывало оторопь.
   - Гипотеза! - рявкнул из-за спины риана Агадар.
   - А что такое этот тонкий мир? - полюбопытствовал Ксархин, а все присутствующие переглянулись.
   - Проще всего будет тебе показать, - наконец решила за всех Феорэ. - Заодно можем выгулять Ацейра, ему будет полезно лапы размять. Согласен?
   - Еще как, - благодарно улыбнулся целительнице Ксархин.
   - О, вот тебе и нашлась нянька, - паскудно ухмыльнулся Нардан. - А мне к командующему теперь с докладом о ваших умозаключениях придется идти.
   На подобное заявление возразить никто ничего не сумел.
   На этот раз возвращение в пещеры далось Ксархину куда легче. Феорэ молчала, давая ему возможность "переварить" услышанное. Все же не каждый день услышишь, что твои боги - это всего лишь жители иного мира, о которых так беспечно рассуждают два мага. И ведь в здравости рассудка как минимум одного из них сомнения ну очень велики. Правда, Ксархин всегда был далек от подобных возвышенных умствований - выпестованный службой в Асгаере махровый прагматизм не давал тратить время на это бесполезное времяпрепровождение. Вот если бы информация о невесть сколько тысячелетий назад исчезнувших богах помогла закрыть прорывы, он бы размышлял о ней сутки напролет.
   Ждать обещанной Феорэ прогулки пришлось до самого вечера. Ксархин успел выспаться и поужинать, когда вернулась целительница.
   - Пошли, если самочувствие позволяет, - произнесла девушка. На ней уже красовался длинный теплый плащ с отброшенным до поры до времени глубоким капюшоном.
   Ацейр обрадовался возможности прогуляться словно маленький ребенок, разве что не приплясывал на месте, а только мел каменный пол хвостом.
   Позаимствованные в конюшне невысокие лохматые лошадки совершенно флегматично что-то жевали и не обращали на дракона ровным счетом никакого внимания. Проехав насквозь всю гору, они наконец добрались до цели. Благо, пещеры и коридоры везде были столь огромны, что Ацейр мог преспокойно по ним пройти, а то даже и пролететь, будь у него в порядке крылья. Уже стемнело, со стороны предгорий дул резкий, довольно холодный ветер, и Ксархин порадовался, что захватил пожертвованный Нарданом плащ. А затем энтроп глянул в небо и думать забыл о капризах местной погоды.
   Над горизонтом только появилась серебристо-перламутровая луна, но взгляд притягивала не она - в небе всех оттенков весенней сирени виднелась огромная планета. Вокруг нее словно закручивался мерцающий туман. Рядом с гигантом, почти незаметные в его свечении, застыли тонкие серпы трех "лишних" лун - стальной, зеленовато-голубой и алой. Небо полыхало, как при северном сиянии, разгоняя ночной сумрак, и белесые шапки снегов у окоема окрашивались в фантастические цвета.
   - Что это? - выдохнул пораженный мужчина, не в силах отвести взгляд от великолепия красок.
   - Тонкий мир, - Феорэ подошла чуть ближе и говорила довольно тихо, но Ксархин прекрасно ее расслышал. - Он почти соприкасается с нашим, и потому отчетливо виден. Ты же помнишь, что говорил Агадар.
   - Наглядная демонстрация производит куда большее впечатление, - усмехнулся риан.
   - На то и был расчет, - улыбки девушки он не видел, но она явственно слышалась в ее голосе.
   - И оттуда пришли наши боги?
   - Изменчивые, - поправила Феорэ. - Возможно, что и так. Из тонкого мира приходят разные сущности. Некоторые из них неразумны, некоторые - почти как люди.
   - Они приходят сюда, а дальше что? Мирно отправляются обратно? - Ксархин даже не знал, как точнее сформулировать вопрос. Непонятной информации было слишком много.
   - По-разному бывает, - Феорэ не сразу ответила, видимо, тоже подбирая слова. При этом девушка задумчиво накручивала длинную прядь светлых волос на палец. - Сейчас уже поздно, а рассказ о сосуществовании наших миров может превратиться в очень длительную лекцию.
   - А днем это тоже видно? - Ксархин снова посмотрел в небо.
   - Краски бледнеют, и видны лишь контуры самого крупного диска, - целительница сделала пару шагов в сторону входа в туннель.
   - Я все же хотел бы сюда прийти в светлое время суток, - решил энтроп, которому до зуда в пальцах захотелось нарисовать этот пейзаж и эти луны.
   - Хорошо, если у меня не будет срочных вызовов, я с тобой схожу. Или Нардана попрошу, - покладисто согласилась она. - Собственно, ты и сам можешь, не пленник же в самом деле.
   - Я не откажусь от компании, - решил мужчина, направляясь следом за девушкой к лошадям.
   Обратно возвращались в молчании. Ацейр бодро прыгал впереди, Феорэ иногда колдовала, сдерживая своего громадного пациента от рискованных в его состоянии движений, а Ксархин все еще грезил невероятным небом чужого мира. Такой красоты он еще не встречал, и было жаль, что этого не видят его друзья. От накатившей светлой щемящей грусти на мгновение сбилось дыхание. Именно сейчас он твердо понял, что даже если сумеет вернуться домой, то все равно навсегда останется добровольным пленником этого мира и его неба. Для полного счастья не хватало только полета, чтобы постараться дотянуться рукой до призрачного сияния. Но это будет не раньше, чем выздоровеет Ацейр. А пока что он мог рисовать и был рад уже этому.
  
   Феорэ
   После разговора с учеными у драконьей целительницы появилась вполне конкретная цель: выяснить, можно ли развить у Ацейра навыки ментального общения. При условии, конечно, что гипотеза магов-теоретиков соответствует действительности, и ящеры двух миров имеют общих предков. Пару дней девушка изо всех сил старалась придумать методику, которая позволила бы достичь желаемого результата. Но каждый раз она наталкивалась на один фактор, учесть который было крайне сложно, - связь Ацейра с его Хозяином. Она не понимала основ этой связи, и это начинало выводить из себя.
   Расспрашивать Ксархина о сути ритуала оказалось бесполезно - военный просто не вдавался в подробности. Да и немудрено, учитывая, что сам он магом не был. По крайней мере, силы в нем девушка не ощущала. Зато попросить мужчину помочь оказалось хорошей идеей, тем более в его присутствии дракон вел себя примерно. Целительница пришла к выводу, что работать со своим всадником Ацейру все же будет проще. И если они добьются результатов в общении тет-а-тет, то в дальнейшем можно будет говорить и о транслировании мыслей окружающим. Впрочем, это были грандиозные и далеко идущие планы. А начинать стоило с азов.
   Мысль, отвести своего пациента и его Хозяина на озера, показалась лекарю здравой. Ленивые соленые купели, соседствовавшие с бурлящими горячими гейзерами, располагались глубоко под горой. Их вода обладала уникальными целебными свойствами, а также великолепно расслабляла. Возможно, дракону будет легче заниматься непривычной работой именно там. Да и всаднику было бы проще настроиться на нужный лад. Во всяком случае, расслабляющий эффект, который оказывали озера, мог сыграть им на руку.
   Сообщение о необычной прогулке Ксархин воспринял если не с воодушевлением, то с интересом. Феорэ порой терялась, не понимая этого мужчину, державшего свои эмоции под жестким контролем. По его реакции редко можно было понять, что же он чувствует. Хотя если уж и способности Нардана результатов не принесли, то чему было удивляться? Ксархин все время был зажат как во внешних проявлениях чувств, так и во внутренних. Возможно, это было обусловлено спецификой его связи с Ацейром или же занимаемой им должностью, или же какими-то иными факторами. Феорэ все же была драконьим целителем, а разбираться в психике людей ее не учили. Так что девушка могла лишь гадать.
   Зато наблюдать его улыбку и искренний восторг в ночь, когда он впервые увидел границу с тонким миром, оказалось приятно. Девушка испытала гордость за свой мир и его необычную красоту. А когда на следующий день отправилась с Ксархином на уступ, была поражена уже сама, наблюдая, как он небрежными штрихами делает набросок увиденного великолепия. Как мужчина умудрялся с помощью обычного грифеля передать не только изображение, но и величественное, торжественное ощущение благоговения, что возникало при взгляде на стоящие в зените луны тонкого мира, для нее так и осталось загадкой.
   Ксархин рисовал, не обращая внимания на холод и ветер, а она примостилась рядом, исподволь прикрывая мужчину целительскими щитами, чтобы не заработал осложнений. Хотя, пожалуй, больше всего в нем ей нравилось не это, а то, как он обходился со своим драконом: как переживал, искренне радовался и заботился, словно огромный ящер был несмышленым ребенком. Именно это и натолкнуло ее на мысль - начать "лечение" Ацейра, используя их непонятную, но, несомненно, прочную связь.
   Заставить пациентов забраться в озеро оказалось задачкой не из легких. Если Ксархин только плечами пожал и начал стягивать рубашку, то дракон неожиданно уперся, словно его вели на заклание. Уговаривать его пришлось долго, Феорэ уже успела пожалеть о своей затее, когда вышедший из себя Ксархин попросту рявкнул на любимца. Целительница аж присела от неожиданности, а ящер нехотя, но все же зашел в густую, чуть светящуюся воду.
   - Так чем это поможет? - поинтересовался мужчина, обернувшись к целительнице.
   Вгляд девушки скользнул по фигуре риана, отметив и ширину его плечей, и несколько шрамов на загорелой коже. Феорэ заставила себя не отвлекаться.
   - Для начала ваши переломы и ушибы подлечит, - она присела и с удовольствием пропустила жидкость сквозь пальцы. - А еще, когда крылатый консерватор немного расслабится, попрошу вас обоих сделать несколько ментальных упражнений.
   - Из меня никудышный менталист, - честно предупредил Ксархин.
   - Я по большей части рассчитываю на вашу связь, а не на магию, так что это и не требуется. Я на это надеюсь, - отозвалась лекарь.
   - Главное, что хуже не будет, - фыркнул риан и плеснул в нос Ацейру мутной водицей. Дракон обиженно зашипел, а его Хозяин улыбнулся. - По крайней мере, боль это озеро забирает отлично.
   - Сильно болит? - тут же среагировала целительница.
   - Терпимо, могло быть и хуже, - отмахнулся мужчина, явно не собиравшийся жаловаться. Феорэ тактично сменила тему.
   - Насчет упражнений. Я хочу научить Ацейра передавать образы, но работать с ним напрямую из-за вашей связи не могу - не знаю, как это отразиться на тебе. Поэтому тебе придется его направлять самостоятельно. Он понимает речь хоть немного или же только на заученные команды реагирует?
   - Понимает и даже реагирует на шутки. Это же показатель, да? - Ксархин явно очень ждал ее положительного ответа. И хорошо, что ей не пришлось его разочаровывать.
   - Да, это значит, он, как минимум, на ступень выше любых других домашних животных, - отозвалась целительница.
   - Ну, он все же не комнатная собачонка, - фыркнул собеседник. - Мы с ним несколько лет вообще прожили в глуши фактически вдвоем, так что он многому научился. Да и в цитадели с ним занимался наш специалист.
   - Вот и объясни ему, что от него требуется, - с улыбкой пресекла процесс расхваливания талантов летуна волшебница. - Он же периодически транслирует тебе свои чувства, так? Принцип тот же, просто теперь пусть попробует придать им какой-то цвет. От раза к разу можно усложнять, добавляя этим картинкам красочность, объемность. В целом, задание ясно?
   - Это несложно, - откликнулся Ксархин, рассеяно поглаживая любимца по подвижному носу.
   - Тогда удачного занятия, - Феорэ поднялась. - Вам в этом озере нужно просидеть часа три, не меньше. Дорогу обратно найдете или прислать за вами Нардана?
   - Я думал, ты проконтролируешь процесс, - заметил мужчина.
   - Ксархин, что бы там ни говорил Нардан, но я тебе и твоему дракону не нянька, - Феорэ усмехнулась. - Сейчас я помочь не могу ничем, все зависит лишь от вас - не маленькие мальчики, так что разберетесь. Моим способностям целителя найдется применение в другом месте, а вам сейчас я могу разве что мило поулыбаться.
   - А если результатов твоя задумка не принесет? - поинтересовался блондин, картинно выгнув бровь.
   - Тогда и будем думать, а пока что работайте.
   Феорэ покинула пещеру с озерами и направилась к себе. У нее хватало обязанностей, а с Ксархином сейчас она теряла время. Хотя общаться с ним целительнице нравилось. В конце концов, отец не ее приставил сиделкой и надсмотрщиком к гостю, а Нардана. Так что пусть братец и отдувается.
   Ксархин
   Феорэ поставила перед ними непростую задачу. Проделанное целительницей настолько напоминало его собственные приемы, когда он занимался с Литтой, что риан оказался растерян, ошарашен и даже немного восхищен. Дескать, цель тебе указали, а карабкаться к ней ты волен, как пожелаешь.
   Ксархин честно постарался добиться от Ацейра "раскрашивания" эмоций, но дракон его не понял, с недоумением воззрившись на Хозяина. На серо-стальной морде отразилось опасливое недоумение. Плюнув на инструкции, энтроп попытался передать по связи какой-нибудь образ из тех, что были хорошо знакомы летуну. Например, ущелья поблизости от Асгаера.
   Неизвестно, кто от трехчасовых попыток передать картинку устал больше: Ацейр или он сам. И хотя успехом их занятия таки увенчались, но удовольствие было подпорчено - свой резерв Ксархин осушил почти досуха. Где его пополнить, энтроп не знал, а оставшихся крох едва хватало на то, чтобы не начать непроизвольно охотиться на жизненные силы окружающих. Но зато обалдевший от новой способности Ацейр теперь буквально забрасывал его образами гор вблизи цитадели. Оказалось, дракон видел их иначе - привычные краски изменялись, становились ярче, а вокруг предметов будто бы вилась легкая дымка. Похоже, ящеры умели видеть энергетические поля.
   Добраться до пещеры возле кабинета Феорэ им удалось довольно легко, вот только Ксархин мрачнел все больше. Он специально пытался почувствовать хоть какую-то мелкую живность - подошли бы и мыши, и крысы, и прочие паразиты - вот только по неведомым причинам ничего подобного не обнаружилось. Не драконы же их всех съели, в конце-то концов! Но нет, никакой "съедобной" мелочи не наблюдалось, а пить людей он не собирался. Пришла мысль напроситься на закрытие прорыва, благо чувствовал он себя после озера фактически здоровым. Но вопрос еще, взяли бы его? Да и немного он там навоюет, без дракона и возможности открыто использовать свои способности.
   Девушку в ее кабинете Ксархин не застал и в этот раз лишь порадовался - общаться не хотелось совершенно. Что-то подсказывало энтропу, что она бы заметила его состояние, и просто сослаться на усталость не получилось бы. Хоть и не человеческая целительница, но Феорэ все же не была слепой. Да и впечатления наивной дурочки не производила.
   Рисовать не хотелось, есть тоже - физически он был бодр и полон сил. Так что до самого вечера он слонялся без дела, чувствуя, как магическая жажда внутри скручивается в тугую жгучую спираль. Когда же вернулась Феорэ, чрезвычайно довольная успехами своих странных пациентов, Ксархин решил все же уточнить вопрос о грызунах. Напрямую спрашивать, где можно взять пару-тройку упитанных крыс, он, конечно же, не стал. Только отметил, что ни разу не заметил нигде этих вечных обитателей больших человеческих поселений.
   - Их отлавливают химеры, - пожала плечами Феорэ.
   - Химеры? Это что за звери? - удивился мужчина.
   - Специально созданные для различных нужд твари. Вопрос, на самом деле, не ко мне, - отозвалась лекарь, поднимая взгляд от пузырьков с лекарствами. Разводить длительные беседы она явно не была намерена.
   - Как мне найти Нардана? - решился Ксархин, понимая, что в неизвестном мире решить его проблему, похоже, без помощи не удастся.
   - Что-то случилось? - девушка с прищуром глянула на него.
   - Лучше будет, если я поговорю с Нарданом, чтобы не пришлось повторять дважды, - откликнулся риан и направился в свою комнату. Стоявшая в паре метров молодая женщина все же находилась слишком близко для изнывающего от голода энтропа. Да и сила у Феорэ была... светлой и такой притягательной, что он с трудом сдерживался. А ему просто не хотелось напугать целительницу своими способностями.
   Нардан объявился лишь на следующее утро. Феорэ, словно чувствуя, что с хозяином Ацейра что-то не так, всю ночь провела на рабочем месте и сейчас сидела за столом не выспавшаяся и мрачная. Ксархин же, которому не спалось совсем по иной причине, едва сдерживался, чтобы не накричать на девушку и не заставить убраться от него подальше. Он и сам был бы рад куда-нибудь уйти, вот только незнание города могло его завести в людное место, что было бы чревато большими неприятностями. И так выдержка и самоконтроль трещали по швам.
   - А чего все такие мрачные? - ввалившийся, как к себе домой, Нардан сиял улыбкой. Но оценив хмурые лица жителей драконьего лазарета, парень поубавил восторг в голосе: - Что-то случилось?
   - Ничего, - ровно произнесла Феорэ. Как показалось Ксархину, девушка едва зубами не заскрипела, услыхав беспечный тон гостя. Признаться, ее чувства он разделял. - За исключением того, что мы тебя ждали еще вчера.
    - Разговор есть, - привлек внимание рыжего Ксархин, пока не начался скандал. Этого он бы точно уже не вытерпел. - Вы знаете, кто такие энтропы?
   Нардан и Феорэ переглянулись.
   - Может, в нашем мире кто-то такой и существует, но называется иначе, - предположил красноволосый, присаживаясь за стол и указывая Ксархину на свободное место.
   - Я лучше здесь постою, - отозвался риан, подпирающий стену у входа в свою каморку. - На этот счет у меня есть сомнения, потому как вы, не почувствовав во мне активной магической силы, даже не подумали протестировать на наличие способностей к волшебству.
   - Ты маг? - взгляд и тон Нардана изменился,
   - Не совсем, - Ксархин невесело усмехнулся.
   - Ты либо маг, либо не маг, - нетерпеливо произнесла Феорэ. - В чем проблема-то?
   - Энтропы - это бывшие маги, - попытался объяснить риан. - Но вследствие болезни резервы начинают быстро таять, да и пополнять их обычным путем уже не выходит. Только за счет других живых существ. Собственно, свой резерв я полностью израсходовал еще вчера...
   - За счет других? - уточнил Нардан.
   - Выпив их силу, немного или досуха.
   - И ты...
   - Мог сделать это в любой момент, - понял невысказанный вопрос риан.
   - Так что же тебя останавливало? - с сарказмом поинтересовалась целительница.
   - Я не пью людей. Потому и спрашивал, не водится ли здесь какая-то мелкая живность, - пояснил Ксархин.
   - И что тебе нужно? Чем могу помочь? - Нардан явно решил оставить все вопросы на потом, когда их странный гость придет в себя.
   - Можешь отправить меня на закрытие прорыва?
   - Значит, эти твари тебе тоже подходят, - правильно понял его собеседник. - Я даже сам свожу тебя, чтобы посмотреть в действии. Сколько продержишься?
   - Сколько потребуется, - коротко отозвался Ксархин.
   - Тогда не вижу смысла откладывать. До ближайшего форпоста несколько часов пути, если верхами. Хотя можем полететь, это будет куда быстрее, - предложил красноволосый.
   - Если твой дракон не побоится, - откликнулся Ксархин, - то с удовольствием.
   - Не переживай по этому поводу. Пойдем, - решительно заявил Нардан. - Сейчас тебе подберем снаряжение и сразу же вылетаем.
   Ксархин последовал за ним, но у самого выхода обернулся посмотреть на Феоре, так больше и не сказавшую ни слова. Но целитель уже ушла.
   Разыскать дракона Нардана им удалось на одном из нижних уровней. Крупный рыжий ящер дремал, распластав крылья по теплому камню пола.
   - Подъем, у нас срочное дело, - громко оповестил своего напарника Нардан.
   Вот только голос, который Ксархин услыхал в своей голове, неожиданно оказался женским:
   - Ты опаздываешь на свидание? А приятеля взял, чтоб одному не страшно было? - лениво поинтересовалась громадная дама, приоткрывая ярко-желтый глаз.
   - Немия, дорогая, моему приятелю очень нужно попасть к какому-нибудь прорыву. Обещал показать нечто особенное, - Нардан бесстыже подмигнул спутнику. - Неужели ты заставишь нас добираться несколько дней по морозу?
   - А меня тебе не жалко? - драконица изогнулась и почесала длинным рогом у основания крыла. Большинство ящеров такому маневру обзавидовались бы.
   - Ты, моя пламенная, себе ничего не отморозишь в отличие от нас, - хохотнул Нардан и перебросил Ксархину один из тяжелых меховых плащей, которые добыл в небольшой комнатке рядом с основной пещерой. Заметив взгляд Ксархина, он объяснил: - Держу тут запасные на всякий случай.
   - Если у меня замерзнут крылья, виноват в этом будешь ты. И по ушам получишь тоже ты, - предупредила красотка, нехотя подставляя крыло, чтобы было проще забраться ей на спину. - Ты летал когда-нибудь, приятель? - обратилась она к Ксархину.
   - Да, - коротко отозвался энтроп, взывая к остаткам самообладания, чтобы не начать тянуть энергию из драконицы и ее всадника. Так голоден он не был еще, пожалуй, ни разу.
   Рыжая летунья прикрыла крыльями сидящих на ее спине людей и принялась пробираться к выходу из пещеры. Мелкие камешки, которые порой сыпались с потолка, соскальзывали по чешуе, не причиняя вреда всадникам. А вот затем мужчинам пришлось покрепче вцепиться в высокий гребень, чтобы их не сбросило, когда мощные взмахи огромных крыльев поднимали трех путешественников в воздух.
   Летела Немия быстро и без особого лихачества. Совсем скоро воздух, и без того отнюдь не теплый, стал морозным, а внизу раскинулись белоснежные пустоши. Зима начиналась внезапно, будто по земле провели черту, за которой все принадлежало холоду и снегу.
   - Это здесь вы меня нашли? - полюбопытствовал Ксархин, чтобы хоть немного отвлечься.
   - Еще ближе к центру - там даже холоднее, - просветил его Нардан. - Вообще чудо, что ты там умудрился выжить. Даже не берусь гадать, сколько времени, на самом деле, ты там провел.
   - Странное место, - произнес риан, чтобы хоть как-то поддержать разговор.
   - Даже не представляешь, насколько, - кивнул красноволосый всадник. - Хочешь послушать сейчас или когда... "поешь"?
   - Лучше потом, - пришлось признаться Ксархину. Такие сложные материи стоило разбирать не в его нынешнем состоянии, когда присутствие рядом другого человека вызывало только одно единственное желание: выкачать его жизненную энергию досуха.
   Сначала им пришлось залететь на один из форпостов. Как объяснил Нардан, здешняя система обороны работала на двух уровнях. Сначала прорыв брались сдерживать патрульные с химерами, что прочесывали зимние земли, и лишь затем по тревоге поднимались драконьи всадники. Делалось это в основном для удобства ящеров - нежные перепонки их крыльев замерзали, что существенно усложняло полет и делало невозможными постоянные облеты территории. Так что волей-неволей пришлось идти в местный центр связи, чтобы узнать, есть ли где-то поблизости прорыв.
   Им не повезло. Сигналы тревоги не поступали.
   - Если было затишье, то скоро обязательно что-то произойдет, - решил подбодрить его Нардан, но в голосе спутника Ксархин услышал напряженность. И правильно, если бы к нему приставили голодного энтропа, он бы тоже опасался за собственную жизнь. Хорошо еще, что Нардан не знал, насколько все на самом деле паршиво.
   Ждать сигнала пришлось почти три часа. За это время Ксархин успел дойти до полубезумного состояния, в котором окружающие его люди виделись сгустками пульсирующей энергии. Немия всласть поиздевалась над Нарданом, а потом замерзла и нахохлилась, как гигантская ворона. Сам рыжий, чувствуя напряжение энтропа, уже едва ли не ногти кусал. И когда из местной караулки выскочил связист, все трое на него посмотрели с явным нетерпением.
   - К югу, в километрах семи отсюда, химеры почуяли что-то странное. Патрульные как раз пытаются туда добраться, так что успеете вовремя, - сообщил мужчина, раза три за это время поднимавший сползающий из-за ветра капюшон.
   - Спасибо, - коротко поблагодарил Нардан, взбегая по крылу приободрившейся напарницы. - Сейчас нагоним патруль, а там уже посмотрим по обстановке.
   - Давай сразу к прорыву, - не согласился последовавший за ним Ксархин. - Немия, ты сама сможешь закрыть врата?
   - Если мне никто не будет мешать, - отозвалась рыжая красавица.
   - Тварей предоставьте мне, - уверенно отозвался энтроп. Он бы сейчас и "дохляку" обрадовался, как родному.
   Если Нардан и считал, что спутник бравирует, то очень скоро убедился в обратном.
   - Умом тронулся из-за своей голодовки? - спокойно поинтересовался парень, когда они взлетели. - Должен предупредить, что боевой магией как таковой я практически не владею. Потому и не летаю в патруле.
   - Зато я летал, - Ксархин на этот раз сидел впереди. И если Нардана смена ролей в этой безумной эскападе не слишком радовала, то драконица отчего-то веселилась. Ксархин улавливал ее настроение, но не особо терзался вопросом: специально рыжая красотка это транслирует или он стал восприимчив ко всему, что творится вокруг? У него не осталось магии даже на поддержку элементарных щитов.
   Прорыв оказался совершенно таким же, как и в родном мире. Впрочем, предаваться ностальгии энтроп не стал, а только скомандовал Немии:
   - Делай все в точности так, как я говорю.
   - Просто представь, что тебе нужно. Повторю, если сумею, - пообещала драконица и послушно нырнула ближе к воронке прорыва, куда ее направил Ксархин. Про Нардана он предпочел и вовсе на время забыть.
   Летучих тварей не было, и это лишь упрощало задачу.
   - Садись! - скомандовал риан, решив, что, в крайнем случае, его спутники всегда смогут попросту улететь, если он переоценил свои силы.
   Стоит отдать должное Немии - ее сомнений он не ощутил, да и Нардан молчал, не думая обвинять риана в попытке столь экзотичным способом свести счеты с жизнью.
   Стоило драконице приземлиться, подняв в воздух тучи легкого снежного крошева, как прущая через врата дрянь радостно заверещала и устремилась к ним.
   Ксархин, недолго думая, съехал по чешуйчатому боку Немии и спрыгнул в снег.
   - Твое дело закрыть врата, - бросил он через плечо и медленно пошел навстречу прущей ватаге тварей. Не очень крупные, со средних размеров лошадь, зверушки эти, тем не менее, были очень опасны из-за своей скорости и прыгучести. Но от голодного энтропа она их не спасла.
   Самую прыткую тварь он выпил, когда она еще мчалась к нему. Уже мертвая тушка, в миг ставшая похожей на древнюю мумию, по инерции пролетела несколько метров и упала в снег неживым кулем. Раньше он не мог, в буквальном смысле слова, иссушать своих жертв. Впрочем, он раньше так и не голодал.
   С его пальцев сорвалась ветвистая молния, ударившая в землю перед монстрами и разбросавшая гадов в разные стороны. Некоторые так и остались лежать в сугробах обугленными тушами. Нелицеприятное зрелище тут же скрыл снег, который подняли в воздух мощные хлопки крыльев взлетающей драконицы. И если твари задрали рыла в небо, провожая Немию злыми и разочарованными взглядами, то риан подобной ошибки не допустил - еще одно чудовище бездыханным рухнуло на землю, щедро поделившись с энтропом силой.
   Ему очень редко доводилось драться на земле, да еще и после ранения, но не лучшую физическую форму вполне компенсировал голод. Ни одна тварь так и не подобралась к риану на расстояние удара, а он продолжал пить их жизненную силу, заполняя свой покалеченный резерв. Что делала драконица и ее всадник, Ксархин не видел, но поток "пищи" вскоре иссяк, вызвав у энтропа вздох разочарования. Все же в убийстве тварей из прорыва он не видел ничего предосудительного.
   Несмотря на то, как щедро он вкладывал энергию в боевые заклинания, резерв был полон - последнее чудище он добил именно с помощью своего дара. Откуда-то сверху ударил поток пламени, и портал с противным чавкающим звуком захлопнулся. Ветра почти не было, и вскоре стало слышно, как поскрипывает снег - добиравшийся сквозь сугробы патруль поспел как раз к окончанию веселья.
   "Передовой отряд" химер бесшумно вылетел из-за ближайшего пригорка и рассыпался по округе. Странные тварюшки, похожие на сильно изуродованных волков, не обращали на человека ни малейшего внимания. Как и на приземлившуюся неподалеку Немию. Если на морде рыжей красотки прочесть эмоции Ксархин не смог, то вот у ее всадника вид был такой, вроде ему явились привидения всех его предков до тридцатого колена.
   Подъехавшие стражи задумчиво оглядели побоище и перевели взгляды сначала на Ксархина, а затем на Нардана, который как раз встал плечом к плечу с энтропом.
   - Простите, командир, не успели предупредить, что будем испытывать новое заклинание, - не моргнув глазом, соврал рыжик.
   - В одиночку? Отчитываться перед командующим, я надеюсь, тоже сами будете? - усмехнулся командир патруля.
   - Даже не сомневайтесь, - заверил драконолетчик. - Ладно, мы полетели, пока у Немии не замерзли крылья.
   Более благовидный предлог для поспешного отступления и измыслить было сложно.
   Всю дорогу обратно Нардан молчал, явно переваривая увиденное. Но Ксархину скучать не приходилось - драконица была в восторге и жаждала пообщаться. Оказывается, слух о появлении странного ящера распространился и среди крылатых обитателей Зимней столицы, так что сопоставить факты для летуньи проблем не составило. Теперь эта крупная дама жаждала узнать, а что этакого умеет стальной, если его всадник в состоянии в одиночку уничтожить орду тварей. Ксархин вполне искренне ответил, что ему сложно судить, что именно оценит собеседница, но прилежно постарался припомнить все наиболее выдающиеся способности питомца. Немия, не удовлетворившись увиденным в памяти риана (или как там летунья считывала информацию), - изъявила желание познакомиться с Ацейром лично. Ксархин с чистой совестью переложил всю ответственность за это на хрупкие плечи Феорэ. Дескать, если лекарь позволит, то знакомьтесь на здоровье.
   Отвлекать Нардана от его размышлений риан тоже не спешил, прекрасно понимая, о чем именно думает и что чувствует новый знакомый. Сам бы не был в восторге от таких секретов нежданных гостей. Его заботило, как теперь станут относиться к нему местные драконолетчики и продолжат ли помогать? В любом случае стоило подождать официального вердикта Нардана. А то ведь и докладывать командующему будет он, и именно от его слов сейчас зависело ближайшее будущее энтропа.
   Красноволосый сохранял гробовое молчание до самых драконьих пещер. Только там, расседлав Немию, он, наконец, произнес:
   - Мы сейчас либо пойдем выпьем, либо я дам тебе в морду за то, что все это время скрывал свои способности, живя под одной крышей с моей сестрой.
   - Твое право, конечно, - отозвался риан, несколько удивленный тем, что эти двое - родственники. До этого момента он готов был считать их либо друзьями детства, либо любовниками. - Но вариант с выпивкой мне нравится больше.
   - Тогда захватим Ирика и отправимся в кабак, - махнул рукой Нардан.
   - Это такое извращение, пить с лечащим врачом?
   - Он иногда такие коктейли делает - закачаешься, - пояснил парень.
   Как оказалось, Ирик не только умел мешать в кружке все, имеющее право называться алкоголем, но и неплохо играл на гитаре. Во всяком случае завсегдатаи кабака ему обрадовались, как родному.
   Пока Ирик настраивал инструмент, Нардан успел заказать такое количество спиртного, что энтропу взгрустнулось. Хоть его резерв и был полон под завязку, но он не стремился напиваться до потери самоконтроля, тем более, в людном месте. Оставалось потактичнее намекнуть на это собутыльникам.
   - Ну, рассказывай, - красноволосый первым приложился к кружке. - Признаться, я до сих пор под впечатлением. Уж не знаю, почему вы это прозвали болезнью, но способность полезная. Это же оружие против тварей, прущих из прорывов.
   - Это вы о чем? - встрял в разговор Ирик, и Нардан принялся вводить лекаря в курс дел, пока Ксархин с некоторой оторопью пытался определить, на самом ли деле в голосе собеседника ему слышалось восхищение и даже нотка зависти?
   - Ого! - "содержательно" резюмировал в конце концов целитель. - Я не очень-то в этом разбираюсь, но ведь это можно использовать практически как универсальное оружие. Действует ведь не только на тварей?
   - Вы сдурели? - оторопело поинтересовался Ксархин. - Лучше быть уж совсем немагом, чем вот так...
   - А ты что, очень страдаешь от своих способностей? - хитро поинтересовался Нардан.
   - Мне порой страшно приближаться к людям, чтобы не убить их одним прикосновением, - едко отозвался энтроп. - Это, по-твоему, так уж хорошо?
   - Для этого есть такое понятие, как самоконтроль, - решил не отвлекаться рыжий. - Ир, а искусственным путем такую способность развить можно?
   - Хватит бредить, - прервал едва зародившееся обсуждение энтроп, которого передернуло от подобной перспективы. - Может, лучше дождемся, пока ваши ученые придумают, возможно ли решить вопрос с прорывами?
   - То есть сдвинуть миры, по-твоему, проще? - захохотал Нардан.
   - Понятия не имею, я не маг, - желчно усмехнулся Ксархин. - Вернее, бываю им очень редко.
   - Но зато от души, - продолжал гнуть свою линию рыжий.
   - А все остальное время не могу даже свечу зажечь, - окончательно окрысился энтроп, а потом предложил: - Найди эмпата, я с удовольствием дам тебе возможность прочувствовать, что такое "жажда" энтропов.
   Нардан замолчал, даже стихла ненавязчивая мелодия, которую наигрывал не вмешивающийся в их диалог Ирик. Видимо, тон, которым было озвучено предложение, оказался очень впечатляющим.
   - У нас эмпатами бывают только полукровки. Не думаю, что кому-то из них захочется читать нечто... подобное, - осторожно отозвался Нардан.
   - А ты сам не можешь? - страшным шепотом поинтересовался Ирик. Рыжий закатил глаза, а Ксархин заинтересованно вскинулся.
   - С этого места поподробнее, - потребовал он.
   - Благодаря моей матушке, которая как раз является полукровкой, у меня есть способность чувствовать людей, их общий эмоциональный фон, - неохотно начал рассказывать всадник, бросив убийственный взгляд на Ира. А затем, заметив ехидный вид Ксархина, сообщил: - Тебя я просто не чувствую. И для меня это в диковинку.
   - Уж не знаю, из-за болезни это или из-за связи с Ацейром, но очень рекомендую этому факту порадоваться, - доверительно сообщил Ксархин.
   - Так, если сегодня не предвидится ни важных дел, ни драки, то предлагаю выпить и расслабиться, - неожиданно внес дельное предложение Ирик, все еще опасливо косившийся на Нардана.
   Предложение было поддержано, а кружки опустошались, чем дальше - тем быстрей. А вот тему все же продолжили:
   - Ты что, постоянно чувствуешь эмоции окружающих? - поинтересовался Ксархин, представив подобное гадство.
   - По большей части, - подтвердил Нардан. - Потому и дружу с Ириком - целители умеют держать потрясающей мощи ментальные щиты. То же касается и Феорэ.
   - Я сначала считал, что она твоя любовница. Вы совершенно непохожи, - поделился наблюдением Ксархин, чувствуя, как по телу разливается приятное тепло от выпитого.
   - Она мне сестра. Неродная, правда, но мы выросли вместе. Так что оставь свои домыслы при себе, - фыркнул Нардан.
   - Просто ошибочное наблюдение, - пожал плечами риан. - Хотя, должно быть, неприятно всегда знать, что на самом деле чувствует и думает о тебе каждая подружка.
   - Ну почему же? - похабно улыбнулся драконолетчик. - Иногда это даже очень... славно. Но в одном ты прав: долго выносить кого-то рядом мне сложно. А любовницы зачастую имеют мерзкую привычку чего-то требовать. Или влюбляться. В первом случае я чувствую их раздражение, а во втором - мне просто стыдно, что я их любить не могу. Это было бы для меня... слишком, - выдав длинную тираду, Нардан блаженно прикрыл глаза. Видимо, выпитое уже начало сказываться.
   - Так вот зачем ты раскошелился на куклу, - Ирик, который выпил не так уж много, но уже порядком осоловел, теперь наигрывал веселенькую мелодию, в такт которой притопывали и прихлопывали сидящие за ближайшими столиками посетители. К разговору своих спутников он прислушивался краем уха, вставляя меткие замечания. Подобного ехидства от тихого лекаря Ксархин даже не ожидал.
   - Мне не спрашивать, что это значит? - громким шепотом спросил энтроп.
   - Ты наших реалий не знаешь, так что тебе можно, - усмехнулся рыжий. - А вот Иру его любопытство когда-нибудь вылезет боком.
   Лекарь тихонечко согласно икнул и заиграл быстрее. Видимо, чтоб не начали бить.
   - Полукровки, которые рождаются от союзов приходящих из тонкого мира существ и людей, бывают трех типов, - снова заговорил всадник. - Самые нормальные - равновесные. Они ничем не отличаются от обычных людей, кроме наличия каких-то способностей. Это не стихийная магия, а именно узкоспециализированные таланты. Например, как у эмпатов. Но равновесных очень мало по сравнению с остальными двумя типами. Больше всего так называемых "вагантов". В них превалирует наследие тонкого мира, а значит, их сущность и личность постоянно изменяются. Ваганты просто не в силах сидеть на одном месте. Поэтому они становятся менестрелями и ведут бродячий образ жизни. Третий тип - это куклы. Их рождается довольно много, но до совершеннолетия доживает меньше половины. Они потрясающе красивы, но при этом не обладают личностью. Они - пассивные эмпаты, у которых нет собственных эмоций - их они перенимают у своих хозяев. Их нельзя обижать - сам понимаешь, к чему это приведет. Поэтому таких полукровок довольно быстро передают с рук на руки, либо всю жизнь заботятся как о чем-то среднем между домашними животными и разумными игрушками. Из-за этого их и называют куклами.
   - И ты купил такую, потому что она не испытывает лишних эмоций?
   - Она чувствует только то, что я в нее вложил. Ну и по мелочи, какие-то ситуативные реакции, - пояснил Нардан. - По сути, Эри единственная, кто не доводит меня до ручки своим присутствием. Ее эмоции всегда ровные, без скачков и необъяснимых капризов. Хотя единственная женщина, которой принадлежит мое сердце,  это Немия.
   - Такое ощущение, что я в своем мире, - рассмеялся Ксархин. - Хотя дракониц вылупляется мало и они редко выбирают всадников. А тут я аж с двумя... познакомился.
   - Ой, тут есть такие чешуйчатые перечницы, что любая базарная торговка покажется святой, - расхохотался собеседник и подлил выпивки в опустевший стакан Ксархина. - Так что это может быть даже к лучшему.
   - Да я себе уже представил драконолетчицу, да еще и верхом на такой языкастой стерве, как твоя Немия. Мне уже страшно, - поддержал веселье риан. Сейчас ему было так же легко, как и на посиделках с Аском и Дошаром. Этот красноволосый парень искренне нравился энтропу.
   - Ну вот, а теперь можем обсудить самое интересное, - ухмыльнулся Нардан. - У нас драконолетчиц очень мало. А у вас как обстоят дела с женщинами? И сам-то ты как, женат или не решился пока посвятить себя какой-то одной?
   - А вы что, еще и женитесь? - искренне удивился Ксархин. Получив в ответ два совершенно обалдевших взгляда, риан пояснил: - У нас летчики свободны в своих отношениях. Все равно самая большая любовь - дракон, и эта связь делает невозможными иные сильные привязанности.
   - Похоже, этот мир как раз для тебя, мой друг, - рассмеялся Ирик, обращаясь к Нардану. - И что, ваших женщин это устраивает?
   - У них те же права, - пожал плечами риан. - Постоянные пары образовываются только на некоторый период, когда Хозяйки решают родить ребенка. Хотя подобное желание возникает далеко не у всех. Ну, или же летчики порою сходятся с теми, кто не является Хозяевами. Я не исключение.
   - Ага, так все же у тебя есть постоянная подруга, - коварно усмехнулся Нардан.
   - Есть... и ей скоро рожать. А я здесь застрял, - вздохнул Ксархин.
   - Это нехорошо, - загрустил Ирик. Гитара под его пальцами заплакала тягучей, выматывающей нервы мелодией, и настроение стало стремительно портиться.
   - Ир, хватит меланхолию наводить, - поморщился Нардан, подталкивая к нему кружку. - Человеку и без тебя паршиво, не трави душу.
   - Все в порядке, - утешил собутыльников энтроп. - Посмотрим, как здесь сложится, но я все же планирую вернуться. Только не раньше, чем выздоровеет Ацейр.
   - За это надо выпить, - подсуетился рыжий, снова наполняя стаканы.
   Как оказалось, не стоило поить Ирика. Точнее, не стоило наливать ему так много - набрался парень довольно быстро и тихонько сполз под стол, где свернулся уютным клубочком. Так что пришлось будить трогательно прижимающего к груди гитару лекаря, а затем транспортировать домой. Задачей это оказалось не из легких, так как оба драконолетчика себя тоже не слишком сдерживали. Хотя привыкший к жесткому самоконтролю Ксархин все же лучше держался на ногах. Так что именно он корректировал курс, когда живописную троицу заносило на поворотах. Повезло еще, что лекарь обитал не очень далеко от тех пещер, где выделили койку энтропу. А то он бы точно ночевал незнамо где.
   В обитель Феорэ он вошел уже относительно трезвым. Как ни странно, но девушка была на рабочем месте. То ли днем у нее было море забот, то ли драконья целительница была полуночницей, но в этот поздний час девушка копалась в одном из шкафов, перекладывая и сортируя какие-то травки и красивой огранки камешки.
   - Добрый вечер, - проверка четкости дикции прошла успешно, и Ксархин приободрился. - Ты чего не спишь еще?
   - Как твой голод? - проигнорировала и вопрос, и приветствие лекарь.
   - Уже никак, - улыбнулся энтроп.
   - Вот и славно, - нехорошо прищурилась Феорэ. - Хотела кое-что уточнить.
   - Есть что обсудить? - не понял Ксархин, которому сейчас больше всего хотелось добраться до постели.
   - Нет, - девушка в упор глянула на мужчину. - Ты когда съедешь из моей кладовки?
   Смысл вопроса до энтропа дошел не сразу. По крайней мере, собеседница успела рассердиться.
   - А я что-то сделал не так? - осторожно спросил мужчина.
   - Кроме того, что подставил под угрозу жизнь и здоровье моего пациента?
   - Если ты про мою... мои способности, то я бы не причинил тебе вреда, - попытался успокоить девушку Ксархин.
   - При чем тут это? - нахмурилась Феорэ. - Как раз этот момент меня не волнует совершенно. Когда я взялась работать с Ацейром, восстанавливать его навыки речи, ты обязан был сказать мне о твоей магии. Мне необходимо было знать, чтобы реально оценивать вас обоих и правильно составлять программу лечения. Я компетентный целитель, но из-за утаивания информации для дракона все могло обернуться плачевно. А ведь я даже спросить его не могу толком ни о чем. Не доверяешь мне как профессионалу в своей области - найди другого специалиста. Таковые в городе есть.
   Ксархин элементарно не нашел слов. Голова, как назло, была пустой и звонкой, и связные мысли в ней появляться не спешили. Он только подумал, что окрасивший ее щеки румяц гнева сделал ее еще красивей.
   - В общем, у тебя есть время до утра, - бросила лекарь и, резко отвернувшись, удалилась. Только светлые косы метнулись, как змеи. Энтроп заворожено проводил девушку взглядом, а затем отправился к Ацейру. Дракон сонно приподнял голову и дохнул Хозяину в лицо теплым воздухом. Впрочем, стальной тут же скорчил рожу и отвернулся - унюхал амбрэ от выпитого.
   Суть нападок Феорэ Ксархину в целом была ясна, но согласиться с целительницей во всем он не мог. Энтроп некоторое время пытался решить, что, собственно, ему теперь делать. Гордость и подогретое алкоголем самолюбие требовали отправиться собирать мизерное количество пожитков и перебираться в город. Вот только обострять назревший скандал с целительницей, которая все это время относилась к чужаку совсем неплохо, не хотелось. С другой стороны, просто проглотить ее заявление он тоже не мог - больше всего коробило от мысли, что она могла заподозрить его в причинении вреда Ацейру. Определенно, требовалось прояснить некоторые... спорные моменты.
   Ксархин прекрасно знал, что в столь позднее время девушка не отправится в свои комнаты, где бы они ни находились, а проведет ночь на кушетке в кабинете. Туда-то он и пошел. Без спросу открыв дверь и потратив немного магии, чтобы заставить вспыхнуть свет, мужчина склонился к севшей на постели и растеряно моргающей Феорэ.
   - Значит так, - в лучших традициях Аскшана рыкнул энтроп, - я никогда бы не нанес вреда моему дракону. Если на твою задумку могла влиять любая магия, помимо ментальной, то надо было так и сказать. Я не ставлю под сомнение твои способности лекаря, а просто ничего в этом не понимаю. Я застрял в чужом мире, и не знаю, кому и насколько можно доверять. И лишать себя возможности защититься в случае чего, было бы глупостью. Именно поэтому я и молчал про свою болезнь. Если ты хочешь, чтобы я съехал, то завтра это сделаю, но не смей даже думать отстранить меня от лечения моего дракона.
   - Все сказал? - буркнула Феорэ, поднимаясь с кушетки и немного нервно поправляя длинную, почти до пола, сорочку.
   - Вроде да, - несколько поостыл Ксархин.
   - Тогда решаем так, - целительница добрела до стола и налила себе воды. Видимо, энтроп ее все же немного спросонок напугал, так как пальцы у девушки едва заметно подрагивали. - Оставайся, если хочешь, но вмешиваться в процесс работы и лечения Ацейра ты не будешь, пока я тебя не позову. Устраивает?
   - Только объясняй, что именно ты собираешься предпринять, - попросил он.
   - Это подразумевалось изначально, - интонации у девушки были странные, словно она не знала, злиться за такую ночную побудку или сделать вид, что ничего не произошло. Второй вариант для риана был предпочтительней.
   Девушка сейчас вела себя с ним подчеркнуто вежливо, но Ксархин чувствовал, что его присутствие лекаря не радует, а потому постарался свести время их общения к минимуму.
   - Спасибо, - коротко кивнул мужчина и направился к выходу, спиной ощущая ее взгляд. Можно было бы устранить любые недомолвки, но лезть в душу к кому-либо риан был не настроен и решил, что будет посещать ящера либо рано утром, либо по вечерам, когда Феорэ уйдет к себе.
   Но как оказалось, все это было зря, так как момент, когда у Ацейра стало что-то получаться, Ксархин уже благополучно пропустил.
   Голова с самого утра побаливала, поэтому к любимцу энтроп заявился не в самом радужном расположении духа. Дракон беспокойно топтался по своей пещере, то распрямляя, то снова собирая совсем недавно освобожденное от лубков поврежденное крыло.
   Внимательно поглядев на своего Хозяина, чешуйчатый насмешливо хмыкнул и послал мужчине насыщенный образ исходящей паром кружки с отваром, затем изображение Феорэ и четкое слово: "Попроси".
   Энтроп растеряно замер, в подобное, несмотря на общение с Немией и застенчивой Каорой, верилось с трудом. Про головную боль он тут же забыл, не до того стало.
   - Ты уже разговариваешь? - неловко поинтересовался Ксархин, осторожно приближаясь и поглаживая дракона по боку. Ацейр довольно заурчал и "ответил":
   - Да.
   - Только отдельными словами пока что, - раздался за его спиной голос драконьей целительницы. - Но теперь это лишь вопрос времени и практики.
   Развернувшись к девушке, энтроп поинтересовался:
   - Когда он заговорил?
   - Вчера вечером, - охотно отозвалась Феорэ.
   - И ты не посчитала нужным мне об этом сообщить? - раздраженно полюбопытствовал Ксархин.
   - Я не практикую ночных шатаний по чужим спальням, - мстительно откликнулась девушка. - Да и ты не особо спешил вчера вернуться.
   С этим заявлением трудно было поспорить. Ко всему прочему, сказанное означало, что она его все же ждала, чтобы порадовать новостью. Да и сейчас, несмотря на язвительный выпад, лекарь явно пребывала в наилучшем расположении духа, гордая за их с Ацейром успехи. И говорить гадости после того, что она сделала, было бы черной неблагодарностью.
   - А почему именно это слово? - попытался сгладить ситуацию энтроп.
   - Оперировать со знакомыми ему образами я не могла, - охотно пояснила девушка, - а вот простые приемы вроде тех, что используют при дрессировке, вполне подошли. Так что Ацейр вчера выпрашивал сладкое.
   - Прямо как маленький ребенок, - усмехнулся Ксархин и тут же поморщился от ментального толчка - сравнение ящеру не понравилось.
   - Кстати об этом, - Феорэ стала серьезней. - Должна предупредить, что дальше есть два варианта развития событий: либо он станет просто наращивать словарный запас и мастерство, либо же его сознание будет прогрессировать так, словно он на самом деле взрослеет.
   - Нас ждет переходный период, как у подростков? - настороженно уточнил риан.
   - Не исключено, - девушка чуть пожала плечами. - Но вероятней всего первый вариант, поскольку у него уже был сформированный характер и даже чувство юмора.
   - Остается надеяться, что он не станет дурить, как настоящий недоросль, - улыбнулся Ксархин, поглаживая стальную чешую. - Все же он взрослый дракон, а не малявка, едва сменивший цвет.
   Феорэ насмешливо фыркнула, не переставая улыбаться. Почему-то Ксархин был уверен, что после сегодняшнего разговора их конфликт себя исчерпал. И он не ошибся.
   А вот Ацейр теперь изо дня в день преподносил сюрпризы. Слова он учил довольно быстро, и все они сопровождались куда более информативными и полными образами. Зато вскоре Ксархин уже и не рад был новым способностям своего дракона. Рядом с показушником и язвой Ацейром даже перечница Немия казалась милой девочкой, даром что чешуйчатой.
   - Лучше бы ты молчал, - один раз не выдержал Ксархин, которому новообретенный характер ящера очень напоминал поведение Дошара.
   Летун хмыкнул и заявил:
   - Ты можешь просто стать бескрылым.
   Возразить что-либо слов не нашлось. Феорэ от души потешалась, выслушивая эти препирательства. Вот только это не вызывало раздражения у риана. От целительницы характер ящера уж точно никак не зависел. Да и смеялась она необидно.
   За всей этой возней он несколько отдалился от Нардана, который нечасто забредал к сестре и ее постояльцу. Но красноволосый драконолетчик однажды напомнил о себе сам.
  
   Нардан
   Он вернулся в Зимнюю столицу чуть раньше, чем полагал, а значит, не придется ждать, пока Кеамир закончит совещание. Появилась возможность быстро отчитаться и отправиться на заслуженный отдых после задания. Но у командующего был иной взгляд на ситуацию.
   - Пойдем-ка прогуляемся, - предложил он.
   И хотя он не стал объяснять своих мотивов, Нардан прекрасно понял, зачем это потребовалось. Отец был одним из немногих, кто понимал, как утомляют квартерона чужие эмоции, и прогулка по заснеженному парку позволяла хоть ненадолго расслабиться.
   Снег крохотными каплями влаги оседал на лице и волосах. Всаднику нравилось наблюдать, как белые хлопья засыпают их следы, стирая человеческое присутствие в однотонной красоте зимнего пейзажа. Они шагали по дорожке, ведущей к дальнему краю парка. Между окутанных снегом кустов жасмина рядом с источником стояла изящная скульптура, изображающая крылатую девушку. Ее незадолго до смерти сделала мать Феорэ.
   Слепив снежок, Нардан запустил им в ворон, скачущих неподалеку от мраморной девы. С нахальным карканьем черные птицы поднялись в воздух и умостились на ветках росшего неподалеку дерева.  Кеамир усмехнулся и прошел дальше, не останавливаясь у спящего фонтана.
   Отца что-то явно беспокоило - Нардан ощущал его настрой, и от этого становилось тревожно. Тем не менее, лезть с расспросами он не стал. Водилась за Кеамиром привычка либо рассказывать о проблеме по собственному почину, либо уж молчать, как на допросе.
   - Теория наших магов подтвердилась, драконы Хозяев и впрямь ближайшие родичи наших. Теперь теоретики утверждают, что на сознательность драконов влияет тонкий мир - это единственное существенное различие между нашими мирами, - выбрал неожиданную тему командующий. - Возможно, что и прорывы открывают ящеры Хозяев, неосознанно стремясь к той магии, что дает им разум. И раз такое дело, вопрос о том, чтобы оставить Ксархина здесь более не рассматривается. Можешь ему сообщить, что он отправится обратно, как только наши умники придумают, как это сделать.
   - Он бы и не остался: у него там семья и обязанности, - кивнул Нардан, но внутренне порадовался за энтропа, который ему чисто по-человечески нравился.
   - Хотя меня заботит сейчас не это, - признал-таки родитель.
   - Прорывы? - поинтересовался рыжий, прекрасно уловив ход его размышлений. - Если их открывают драконы, то есть ли возможность это прекратить?
   - Именно. Я пока придумал два варианта, и оба выглядят такими радужными, что мало верится, - поморщился Кеамир. - Установление стационарного портала позволило бы развить выгодную для обоих миров торговлю. А если удастся перевезти в наш мир соплеменников Ксархина, это существенно улучшит нашу позицию на политической арене.
   - Даже с учетом мгновенно возникающих проблем по организации новоприбывших и недовольства наших соседей, - продолжил мысль командующего Нардан.
   - В любом случае, это лишь предположения, опирающиеся на сплошное "если". Равновероятно и то, что мы сможем наладить постоянную связь с тем миром, и то, что Ксархину никогда не вернуться домой, - подвел итог командующий. - В любом случае, я не собираюсь его задерживать специально. Хотя, в свете недавних событий и его особых талантов, этот визит нужно держать в строжайшей тайне.
   - Я постарался ограничить круг его общения самыми доверенными людьми, - откликнулся красноволосый всадник.
   - На ближайший месяц я избавлю тебя от иных заданий, - неожиданно сообщил Кеамир. - Но ты должен сделать все от тебя зависящее, чтобы Ксархин и такие, как он, захотели бы сами перейти сюда. Это прозвучит пафосно, но мы можем спасти наш мир, избавить его от угрозы прорывов и всего, что с этим связано.
   - Надеюсь, всадники с той стороны разделят это мнение, - проворчал Нардан. - Впрочем, решать этот вопрос явно предстоит не сейчас. Да и саму возможность сообщения миров сначала должны обдумать наши умники.
   - Я уже задал им задачку, - кивнул отец. - Не буду тебя более задерживать.
   Нардан коротко поклонился и покинул парк. Видеть никого не хотелось, и он вздохнул с удовольствием, оказавшись в своих комнатах. Он специально когда-то попросил знакомого мастера камней установить на его дверь силовое поле, и теперь, активировав его, почувствовал, как магия отрезала от него мысли и чувства обитателей Зимней столицы. Постоянно чувствовать настрой окружающих его людей было тяжело, несмотря на многолетнюю практику и железную выдержку.
   Впрочем, кого-то он все же ощущал. И этот кто-то поджидал Нардана в его собственных покоях. Квартерон усмехнулся, прекрасно понимая, кто именно был в состоянии обойти защитные плетения и теперь вольготно расположиться в гостиной. И если бы не желание этой женщины, чтобы ее услышали, ее присутствие оказалось бы для него сюрпризом. И хорошо, что Ирунэ не являлась его заклятым врагом.
   - Гуляешь по ночам? - девушка отсалютовала ему бокалом налитого без спросу вина из его же запасов. Нардан усмехнулся и уселся напротив, не спеша здороваться или тем паче лезть обниматься. Захочет - придет сама.
   - Не вижу причин сидеть в четырех стенах, - пожал плечами он, с удовольствием разглядывая посетительницу. Ирунэ не была особенно красива: узкое личико, полноватые губы, которые портил рассекающий верхнюю шрам, остренький курносый носик. Разве что глаза девушки природе удались на славу - большие, с чуть приподнятыми уголками, они обладали удивительным цветом: изжелта-каряя у зрачка радужка менялась на зеленый, а по краю шло темно-серое кольцо. В принципе, такие глаза бывали и у людей, но сидящая перед Нарданом девушка была полукровкой, на что лучше всего указывал необычный цвет волос. Если у самого Нардана они были красноватые, то у его сестры они имели скорее розовый оттенок. Чтобы не мешали, гостья собрала их в косички, идущие ото лба по всей голове, а затем связала в хвост, открыв чуть заостренные ушки. Сейчас девушка, привыкшая к несколько более теплому климату, куталась в теплый плащ, но Нардан знал, что она не изменила своим пристрастиям и наверняка оделась в оттенки красного. Пусть даже он не считал младшую из сестер красавицей, как Феорэ, но ей было не отказать во вкусе и чувстве стиля. И эта ее необычность привлекала даже больше, чем идеальные черты любой другой женщины.
   - Налюбовался? - ехидно поинтересовалась полукровка, в свою очередь с интересом разглядывая единоутробного братца. Виделись они довольно редко, так что это было немудрено.
   - Хорошеешь. И все такая же наглая, - улыбнулся Нардан. - Но вряд ли ты пришла опустошать мою заначку спиртного.
   - Сразу к делу? Узнаю тебя, братец. Даже привет от мамы передать не дал, - поджала губы Ирунэ в притворной обиде. - Ладно, торопыга, давай в открытую. У вас где-то крупно течет.
   - В чем суть? - тут же подобрался мужчина. Несмотря на молодость, девушка занимала не последнее место в воровской гильдии, вольготно устроившейся на территории драконолетчиков. Преимущественно она состояла из равновесных полукровок, которых не особо привечали в других странах. Сети шпионов, которую курировала его собеседница, могло бы позавидовать большинство тайных разведок королевств этого мира. Так что, если Ирунэ лично явилась его предупредить, то дело было нешуточное.
   - У вас есть очень необычный... гость, не так ли? Со странным драконом, - обозначила проблему сестрица. Нардан скрипнул зубами - "визит" Ксархина велено было держать в строжайшей тайне. По рабочей легенде блондин был племянником одного из магов-теоретиков. Но, похоже, кого-то эта сказочка не обманула.
   - Твои информаторы донесли? Это секретная информация, потому я тебе ничего и не сообщил.
   - Если бы, - зло фыркнула полукровка. - Купила эту баечку у одного барыги. Представляешь, насколько все плохо?
   Он понимал. Это означало, что информацию мог получить любой из шпионов иных государств. Зависело от того, кто заплатит больше.
   Видимо, Ирунэ достаточно насладилась выражением его лица, так как сообщила:
   - У меня есть право первой получать самые необычные новости, так что можешь не волноваться о дальнейшем распространении этой преинтереснейшей сказочки. Информатор под колпаком. Но я не гарантирую, что он единственный.
   - И чем быстрее я найду утечку, тем лучше, - подвел итог Нардан. - Что именно было известно этому человеку?
   - Мне страшным шепотом поведали об иномирце верхом на неразумном драконе. Думаю, монархи Асканты и Тайтании впали бы в священную ярость от одного этого известия, - мило улыбнулась сестрица. - Еще бы, мало того, что в каком-то соседнем мире есть драконолетчики, так они еще и к вам наведываются. Ты же знаешь, наши любители набить мошну везде видят монополию, не важно на что. И сразу же начинают подсчитывать убытки.
   Нардан кивнул, про себя порадовавшись, что речь не пошла про особые способности Ксархина. Такого идеального наемного убийцу захотел бы заполучить любой из правителей. Или хотя бы устранить, чтобы не дрожать на своем троне в ожидании визита энтропа.
   - Это не слухи, - наконец произнес красноволосый и заметил, как сузились глаза собеседницы. Ирунэ была недовольна, что он раньше не сообщил ей подобную весть. До этого момента они очень выгодно сотрудничали, обмениваясь ценными для обеих сторон сведениями. И если сам Нардан делал это с благословения командующего, то мотивация сестры его особо не заботила.
   - И что, предлагаешь подождать, пока за твоим ценным иномирцем явятся две армии? - прошипела полукровка.
   - Предлагаю поймать стукача и проследить, чтобы информация дальше не пошла. Думаю, Ксархин не откажется нам помочь, раз уж из-за него начался такой сыр-бор, - прикинул Нардан. Была у него одна довольно интересная задумка, как выявить двурушника, но без участия энтропа ничего бы не вышло.
   - А что, этот твой Ксархин и на такое годиться? - сменила тон явно заинтересовавшаяся сестрица.
   - Он не дурак, определенно. К тому же, в курсе его истории очень ограниченное количество людей. Толкнуть разную информацию им всем и посмотреть, что выплывет, будет несложно, - улыбнулся красноволосый, предвкушая эту охоту на хорька.
   - Ну, так познакомь меня с этим чудо-мужчиной, - лукаво подмигнула Ирунэ.
   Нардан хмыкнул, а собеседница ответила ему невинным взглядом. Но она определенно была права: откладывать знакомство смысла не имело. Проблему стоило решать по горячим следам. Поэтому красноволосый драконолетчик поднялся и направился к двери, с сожалением понимая, что вновь придется окунуться в душное марево чужих эмоций. Шагов за своей спиной он не слышал, но знал, что Ирунэ следует след в след.
   Ксархин обнаружился там, где ему и полагалось быть - ругался с обретшим разум и препоганейший характер драконом. Вряд ли блондин это осознавал, но они с летуном в этом плане очень были похожи.
   - Ксархин, дело есть, - окликнул Нардан приятеля, пока Ирунэ коротко поприветствовала сидевшую в сторонке Феорэ. Его сестры друг к другу относились весьма неплохо, хотя закадычными подругами никогда не были. Отец парня женился на матери Феорэ, когда девочке было года три. Что же касается Ирунэ, то кто был ее отцом, знала только Талай, их мать. Судя по способностям девушки и тому, что в ней кровь пришедших из тонкого мира существ обозначилась ярче, нежели в самом Нардане, можно было предположить, что неведомый мужчина тоже был полукровкой, подобно их родительнице. Самому всаднику в этом повезло чуть больше - Кеамир был чистокровным человеком, и именно от него молодой квартерон унаследовал человеческую магию, что и позволило ему стать драконолетчиком. Полукровок ящеры не особо жаловали и почти никогда не выбирали себе в пару.
   - Спасибо, что отвлек. А то я уже сам не понимаю, как летал с этим гаденышем, - шутливо заметил энтроп. Его дракон презрительно фыркнул и развернулся к посетителям хвостом.
   - Пойдем, познакомлю тебя со своей спутницей. Нам всем надо пошептаться там, где нас не услышат.
   Пока Нардан знакомил гостей между собой, Ксархин с Ирунэ внимательно разглядывали друг друга. И если со стороны сестры Нардан улавливал одобрение, то от блондина не фонило эмоциями вообще. За прошедшее со дня знакомства время, квартерон так и не решил, как к этому относиться: раздражаться или радоваться. Рядом с энтропом было на удивление... тихо, как рядом с полностью закрывшимся ментальными щитами целителем. Другое дело, что Ксархин к этому не прикладывал ни малейших усилий.
   - Так вот ты какой, герой информационных сводок, - наконец ухмыльнулась сестрица, забавно тряхнув розовым хвостиком. Ксархин картинно изогнул бровь. Пришлось вводить его в курс дела.
   - Значит, меня сочтут либо призом в политической игре, либо угрозой и тогда предпочтут убрать, - мгновенно уловил суть сказанного блондин.
   - Ни тем, ни иным, если они ничего не узнают, - отозвался Нардан. - Для этого надо выловить хорька.
   - И ты, красавчик, - Ирунэ подмигнула и очаровательно улыбнулась энтропу, - сам можешь себя спасти, если проявишь хорошие актерские способности.
   - Все, что потребуется, - неожиданно обаятельно улыбнулся Ксархин, и рыжему захотелось ему поаплодировать. - Для обворожительной женщины стараний не жалко. Но стукача ловить будешь сама.
   - Придумаю что-нибудь, - заверила полукровка. Милое воркование этой парочки могло бы продолжаться еще долго, если бы не влезла Феорэ:
   - Я понимаю, что здесь вас никто не подслушает, но либо говорите по делу, либо не мешайте работать.
   - Тогда предлагаю перечислить тех, кто знает о моем... происхождении, - охотно выполнил просьбу врачевательницы иномирянин.
   Список вышел небольшим: командующий и двое его заместителей, двое ученых и лекари. Патрульных можно было не брать в расчет - цельной картины, которая всплыла на информационном рынке, они не знали, а подобная догадка была уж слишком фантастической. Хотя действительность ее переплюнула.
   - А еще ты сам и Феорэ, - влез со своим замечанием молчавший все это время Ацейр.
   - Молчи уж, ящерица, - раздосадовано рыкнул энтроп на своего летуна. Стальной в ответ фыркнул, от чего в пещере запахло дымом.
   - От Нардана информация пошла бы по совсем другим каналам. Да и я бы знала, стучи любезный братец кому-то на сторону, - не согласилась Ирунэ, которую общение энтропа и его дракона искренне развеселило.
   - Думаю, что Феорэ можно тоже не включать в этот список, - заметил Ксархин, мягко улыбнувшись блондинке.
   - Я ей доверяю, но проверить обязан, - покачал головой квартерон, и обратился к сестре: - Сними, пожалуйста, щиты.
   - Конечно, - Феорэ совершенно не обиделась.
   Нардан чуть прикрыл глаза, но успел заметить, что Ирунэ со скучающим видом зевнула, а Ксархин одобрительно рассматривал Феорэ - видимо, его приятно удивило отсутствие истерики на тему: "Как вы могли подумать, что я предательница?" Все же сказывалось воспитание - не до мелочей, когда на кону стоят вопросы семьи или, что еще важнее, государства.
   Надолго процедура считывания не растянулась - и сюрпризов, что важнее, не преподнесла. Феорэ никогда не любила политику и старалась держаться подальше от подобных дел. И в этот раз она себе тоже не изменила. Зато Нардан считал кое-что, к делу не относящееся, но очень его заинтересовавшее. Впрочем, об этом с сестрой явно стоило говорить наедине.
   - Она ни при чем, - постановил он, и в его голосе Ксархин услышал облегчение.
   - А были подозрения? - все же задал вопрос риан. Нардан бросил на него раздраженный взгляд и собирался было уже что-то ответить, но его остановила Феорэ.
   - Это не относится к нынешней ситуации, но и скрывать нечего. Кроме уязвленного самолюбия, - лекарь прикусила губу, замолчав. Ирунэ отвела взгляд, Нардан только рукой махнул. - Несколько лет назад с помощью магии меня заставил влюбиться в себя один из полукровок. Против воли я сливала информацию на сторону, хотя даже не помнила этого. Только какие-то обрывки, из которых не могла собрать целостной картины.
   - Да я тоже хорош: не разобрался, что именно происходило, - произнес ее брат.
   - Так как я излучала сплошной щенячий восторг, - горько улыбнулась девушка. - С тех пор я всегда ношу на себе такие ментальные щиты, какие только смогу удержать.
   Ксархину многое стало понятно: например, холодная отстраненность этой молодой женщины. Ведь рядом с общительным братом Феорэ казалась ледяной статуей. От необходимости что-то говорить его избавила сама лекарь.
   - Я не ради сочувствия тебе это рассказала, - прищурилась блондинка, твердо и прямо глядя Ксархину в глаза.
   - Если закончили посыпать голову пеплом, тогда пойдемте, поищем остальных, - фыркнула Ирунэ и легкой походкой направилась к выходу, подцепив Ксархина под локоток. - Готов рассказывать сказочки?
   - Еще как, - заверил ее энтроп.
   - Я вас догоню, - предупредил Нардан.
   - Есть что-то, о чем ты не хотел говорить при них? - понятливо поинтересовалась Феорэ, когда колоритная парочка гостей прикрыла за собой дверь.
   - Хотел предупредить, чтобы ты не вздумала сделать глупость, - тактично начал разговор красноволосый драконолетчик, а затем плюнул на деликатность и решил называть вещи своими именами: - Твоя раздраженность - это обыкновенная ревность. Признаться, я не ожидал, что ты обратишь внимание на Ксархина, но лучше вспомни, что надолго он здесь не задержится и вернется в свой мир, к женщине, которая носит его ребенка.
   Феорэ некоторое время молчала, опустив глаза. Наконец сестра произнесла:
   - Это так заметно?
   - Если бы не "читал" тебя, то не понял бы ничего, - успокоил ее Нардан.
   - Хорошо, - Феорэ уже подавила смятение. - Спасибо, я приму к сведению.
   - Умница, - Нардан направился к двери. Он и сам был несколько обескуражен произошедшим. Оставалось надеяться, что Феорэ проявит благоразумие и будет и впредь держаться подальше от Ксархина, пока он гостит в их мире.
   Еще раз проанализировав произошедшее, Нардан пришел к выводу, что из списка стоит исключить еще двух людей: командующего и Ирика. Если бы информацию продавал молодой лекарь, то стало бы известно про "болезнь" их гостя. Тем не менее, другу все же пришлось ненадолго опустить щиты, чтобы красноволосый всадник мог окончательно в этом убедиться. Зато это натолкнуло Нардана на мысль: что именно стоит наврать остальным подопытным. Дальнейшая операция по дезинформированию предполагаемого стукача прошла даже весело. Нардан искал нужного человека, а Ксархин плел ему очередную небылицу про свои способности. Ирунэ оставалось лишь выяснить, какая именно информация дойдет до торговца, и от кого утек "большой секрет".
   -          Ну, вот и все, - Ирунэ довольно одарила мужчин задорной улыбкой. Было уже за полночь, когда последний кандидат в доносчики был "оповещен". Нардан фыркнул - ему сейчас больше всего хотелось попасть домой, сомкнуть все щиты и просто никого не видеть и не слышать. Все то время, пока Ксархин рассказывал сказки, красноволосому приходилось напрягать все силы, чтобы на расстоянии считать эмоции собеседника энтропа. Это зверски выматывало, и сейчас Нардан сам себе напоминал выжатый лимон.
   -          Все, братишка, отдыхай, - полукровка наклонилась и чмокнула его в щеку. - А мне пора, можешь не показывать, где выход - я уже большая девочка, сама найду. Ксархин, рада была познакомиться.
   Оба мужчины проводили девушку взглядом, а затем блондин поинтересовался:
   - И сколько еще у тебя сестер?
   - Только эти двое, к счастью, - в притворном ужасе отмахнулся Нардан. - Да и эти неродные. Вернее, не совсем. Ладно, слушай. Думаю, в вашем мире вы избавлены от подобных арифметических вычислений родства. Наша с Ирунэ мать состоит в клане воров. Как-то ее зачем-то послали к Кеамиру, ведь ее способность - располагать к себе людей. В общем, расположились они с удобством. А после бурного, но непродолжительного романа на свет появился я. Когда стало понятно, что унаследованная мной ментальная магия ближе людям, чем полукровкам, меня отправили к отцу. В то время он как раз ухаживал за матерью Феорэ, которая одна воспитывала малышку. Ну а еще несколько лет спустя у меня появилась вторая сестра. Хотя кто ее отец, меня совершенно не интересует.
   - Вот и в чем разница между вашими браками и нашими свободными отношениями? - фыркнул Ксархин.
   - Ну, если судить по моей семье, то в названии, - согласился с ним квартерон. - Но все же мы храним верность свои избранникам.
   - И сколько нам придется ждать? - наконец полюбопытствовал тоже уставший от переговоров энтроп.
   - Не думаю, что долго, - ухмыльнулся Нардан. - Наш хорек не знает, что его уличили в шпионаже, и у него нет причин осторожничать.
   Собственно, так и получилось. Уже через два дня пришло короткое сообщение от Ирунэ. Записка содержала всего одно слово, точнее имя: "Альб".
   - Похоже, Ирика ждет продвижение по службе, - прокомментировал увиденное Нардан. Что бы ни уготовил командующий предателю, вряд ли бы это порадовало болтливого лекаря. Но вникать в суть наказания красноволосый всадник не собирался - не его дело. Да и спаться будет лучше.
  
   Ксархин
   Ацейр поправился. Летун в последнюю неделю доводил своего Хозяина и целительницу постоянными жалобами, что он засиделся. Феорэ, поначалу еще возражавшая, была вынуждена признать, что пострадавшее крыло ящера достаточно окрепло для полетов, и теперь стальной гордо нарезал круги неподалеку от пещер. Самому Ксархину тоже не приходилось скучать - Нардан с удовольствием таскал его по городу и на охоту за тварями. Энергии теперь было много, так что энтроп получал двойное удовольствие от таких вояжей. Повеселилась и Немия. Каким образом чешуйчатая стерва пробралась в лазарет ни Ксархин, ни всадник красотки так и не узнали. Но факт оставался фактом: Немия и Ацейр подружились. Теперь заходить в их пещеру было попросту страшно - любого посетителя встречала двойная порция драконьего остроумия, помноженного на поганые характеры.
   Добрая и очень застенчивая летунья Феорэ и вовсе обходила ядовитую парочку десятой дорогой, совсем перестав заглядывать к напарнице. Целительницу это раздражало, но бронзовая красотка удостаивалась лишь презрительного хмыканья веселящегося стального ящера.
   Зато у драконолетчиков отношения наладились: с Феорэ Ксархин общался вполне по-дружески и даже не думал о переезде из своей коморки. Он к ней привык, да и это были далеко не худшие апартаменты из тех, в которых доводилось обитать энтропу.
   С выздоровлением Ацейра ребром встал вопрос, который Ксархин до поры до времени гнал от себя, как неразрешимый, - возвращение домой.
   Но напоминать об этом не пришлось. Сам командующий лично явился в их пещеру.
   Поцеловав дочь в лоб, Кеамир как-то по-домашнему устроился за столом и сделал приглашающий жест, предлагая энтропу присоединиться.
   - Есть новости и кое-что для размышлений, - по-свойски сообщил лысый драконолетчик, когда Ксархин расположился напротив. - Наши ученые пришли к интересным выводам. Научную шелуху я сам не понял, так что объясню на пальцах. Нардан уже передал тебе информацию о причинах ментальных проблем ваших драконов - они стремятся получить магию тонкого мира. Мы пытались понять: возможно ли поддерживать стационарный портал, но попытка создать подобный коридор приведет к тому, что два мира могут "наложиться" друг на друга. И это уничтожит обе вселенные. Вопрос прорывов мы будем изучать. Но, скорее всего, придется перевести ваших драконов к нам. Ты можешь либо дождаться, пока мы это выясним, либо отправиться домой, на свой страх и риск воспользовавшись тем самым путем, каким пришел к нам, - через прорыв. А дальше уже сам думай, что стоит говорить, а что нет. В любом случае, вопрос этот надо решать. Возможно, мы пришлем к вам кого-то, или же можете приходить сами. Ты знаешь, где у нас открываются прорывы, а из зимы одна дорога.
   - Я все же рискну, - откликнулся Ксархин и по усмешке собеседника понял, что тот и не сомневался в ответе гостя. Помимо проблем, которые неминуемо возникли бы, узнай рианан про его отсутствие, Ксархина все сильнее волновал вопрос: как там Аяна? Ведь прошло почти два месяца с момента его исчезновения.
   - В таком случае, все наши дозорные в твоем распоряжении. Выбирай себе прорыв по размеру и предпочтениям, - почти по-отечески улыбнулся Кеамир. - Я могу лишь пожелать тебе удачи.
   - Она мне пригодится, - кивнул Ксархин.
   - Кстати, пока ты еще здесь. Агадар просил передать, что не знает, как долго твой дракон сможет сохранять разум без магии тонкого мира. Так что лучше пообщайся с ним сейчас, пока есть возможность, - посоветовал командующий и ушел, на прощание похлопав энтропа по плечу.
   - Это так? - мужчина посмотрел на стоящую неподалеку Феорэ.
   - Только предположение, - пожала плечами она, но по взгляду, брошенному на притихшего Ацейра, стало ясно, что прогнозы не слишком радуют.
   - Ацейр, ты согласен? - поинтересовался энтроп. Он не мог этого не сделать. Какой бы язвой не был дракон, но Ксархин все равно оставался его Хозяином. И связь никуда не делась с обретением ящером разума, просто стала несколько иной.
   - Да, - лаконично отозвался стальной. - Так должно быть, но я хотел бы вернуться.
   Ксархин вздрогнул. Внутренне он опасался, что услышит это от своего питомца, ведь дать обещание подобного рода все равно не смог бы.
   Феорэ тактично сделала вид, что это не ее дело. Хотя, пару мгновений спустя он осознал, что стальной ящер последнюю фразу адресовал лишь ему одному.
   - Попрошу Нардана, чтобы проводил тебя, - нарушила тишину Феорэ. Было видно, что целительница чувствует себя несколько неловко. - Я так понимаю, что ты улетишь сейчас?
   - Я слишком долго это откладывал, так что да, - согласно наклонил голову Ксархин. На самом деле, объективных причин так гнать не было, а один день ничего бы не изменил, но риану словно вожжа под хвост попала. Получив добро на вылет, он уже не мог оставаться на месте.
   Нардана найти удалось довольно быстро - двое закадычных друзей обнаружились в новом кабинете Ирика. Квартерон понимающе усмехнулся и вызвался проводить гостя к порталу. И только Немия была расстроена предстоящим расставанием и не стеснялась это демонстрировать, бросая на Ксархина неприязненные взгляды и тихонько шипя в его сторону. Чешуйчатая дама явно имела виды на Ацейра и скрывать этого не собиралась.
   Прорыв они обнаружили до смешного быстро - памятный еще по первому визиту связист сообщил о нем, стоило лишь драконам приземлиться. Так что прощания толком и не получилось: Ацейр нырнул в зыбкий туман перехода с лету, даже не оценивая, какие твари лезут из прорыва.
   На этот раз сознание не отключилось, и пара путешественников с удивлением осмотрелась - переход получился не сквозным. Их занесло в совершенно незнакомый мир, представлявший из себя ровную, как доска, выжженную солнцем степь. Паническую мысль, что их могло выбросить в новый, третий, неведомый всадникам мир, Ксархин тут же подавил и попытался понять, где мог бы открыться выход в мир Хозяев. В определении направления ему помогли способности энтропа - чутье мгновенно подсказало, где ощущается скопление потенциальной "еды". Раньше он не способен был проделывать подобные фокусы.
   Знакомые монстрики живым ковром копошились посреди ничем непримечательного пятачка выжженной травы. Вьющемуся над ними призрачному туману Ксархин обрадовался, как родному. Твари, едва ли не затаптывая сородичей, рвались к нему и исчезали. Впрочем, присматриваться путешественники не стали, и Ацейр рванул к порталу, пока тот еще не закрыли старательные ри.
   Ящер поостерегся плеваться огнем в чудищ, опасаясь случайно попасть в прорыв, но особо ретивых хлестнул хвостом, пришлепнув, словно назойливых мух. Успели ли твари разобраться, кто их так приголубил, Ксархин так и не понял - туман сомкнулся вокруг, а затем в лицо ударил резкий порыв ветра. Ацейр взмахнул крыльями, выравнивая полет и снижая скорость - внизу виднелась уже отнюдь не степь. На горизонте синело знакомое кольцо гор, а под ними расстилалась пропасть, в которой большинство прорвавшихся тварей и нашли свою бесславную кончину.
   - Давай-ка добьем этих живчиков, - Ксархин указал на двух мышек, как раз выпорхнувших следом за ними. Заложив крутой вираж, дракон первым делом прицельным залпом пламени закрыл прорыв, а затем рванул догонять поспешно улепетывающих крылатых гадин. Далеко они не ушли, став добычей истосковавшегося по охоте летуна и его Хозяина, не преминувшего пополнить запасы энергии.
   В том, что он вернулся в родной мир, Ксархин окончательно удостоверился совсем скоро. На горизонте появились быстро увеличивающиеся черные точки - местное созвездие спешило закрыть прорыв. Но в этот раз они несколько опоздали.
   - Ацейр, только не вздумай транслировать мысли местным воякам, - предупредил игриво настроенного дракона энтроп. Ответом ему стал ментальный смешок, а затем наглухо опустились щиты - похоже, летун не собирался общаться даже с ним самим, чтобы не отвлекать.
   Коллеги подоспели через несколько минут. Если вид размазанных по земле тварюшек их порадовал, то вот отсутствие прорыва и самое важное, какой-то неизвестный ри - явно озадачили.
   - Вы кто такой? - крикнул Ксархину один из драконолетчиков, подлетая поближе.
   - Ксархин риан Асгаер, - представился энтроп.
   - Антэр ри Илмар, - представился Хозяин, а блондин понял, что ему только что крупно повезло. - Какими судьбами здесь?
   - Лечу на встречу с Мастером, моим бывшим наставником, - откликнулся риан, не покривив душой. Он планировал переговорить с Кейхемом в ближайшее время и даже не надеялся, что это удастся осуществить так скоро.
   - Мы тут прорыв закрыть должны...
   - Не беспокойтесь, сумели прорваться только две крылатые твари, но с ними покончено, - заверил летчика Ксархин. Смеяться над парнями, которые едва ли не половиной созвездия вылетели на закрытие врат, с которыми он справился в одиночку, энтроп не стал. Округ был мирным, серьезных происшествий здесь не случалось, так что для местных даже две мышки - монстры.
   - Сами? - все же уточнил собеседник с долей недоверия.
   - Вы видите здесь еще кого-то? - вежливо полюбопытствовал он, зная, что на этом разговор прекратится.
   Всю дорогу в город Ксархин чувствовал буравящие его спину взгляды. Он знал, что про него ходит немало, порой даже слишком, неправдоподобных слухов. А теперь, похоже, он дал пищу новым. Хотя птенцов из местного созвездия больше всего волновало то, что он лишил их развлечения. Дети срединных земель, где прорывы случались так редко, они действительно воспринимали их, как повод покрасоваться. В Асгаере таких хоронили десятками. Лишь те, что выживали, становились настоящими патрульными. Сейчас Ксархин понимал это особо остро.
   Оставлять Ацейра на посадочной площадке для гостей города риан не стал. Он помнил, какое впечатление на него самого произвела драконица Феорэ, просто заговорив. Теперь он собирался проделать тот же фокус. Благо, пещеры, в которых обитал Мастер Кейхем, имели отдельную посадочную площадку, да и внутри было достаточно места для дюжины драконов. Недаром летун старика, черный гигант Исхак, жил вместе со своим Хозяином.
   Ксархину повезло - Мастер был у себя. Если он и удивился довольно наглому визиту бывшего ученика и воспитанника, то виду не подал - встретил с распростертыми объятьями.
   - Решил ненадолго сбежать от обязанностей или по делу? - поинтересовался наконец старик, когда они оба устроились в креслах.
   - Только не подумайте, что я брежу, - после непродолжительного молчания заговорил Ксархин, наконец решивший, с чего стоит начать рассказ...
   Кейхем слушал молча с непроницаемым выражением лица. Возможно, он сначала ждал, что в какой-то момент воспитанник признается, что это всего лишь розыгрыш, но блондин выдавал лишь сухие факты без намека на улыбку.
   - И ты сразу полетел ко мне? - поинтересовался Мастер, когда энтроп закончил свой рассказ.
   - Да. Я оказался неподалеку, когда вернулся.
   - Прости, но все, тобой рассказанное, звучит... маловероятно, - как можно мягче заметил старик.
   - Ацейр, - негромко позвал Ксархин. Доказательства, для пущего эффекта, он приберег напоследок.
   - Вам лучше поверить, - раздался в голове довольный донельзя голос дракона. У Мастера чуть глаза на лоб не полезли, он даже заозирался по сторонам.
   - Я тоже сначала так реагировал, - заверил его усмехающийся энтроп, чувствуя себя мальчишкой, которому удалась шалость.
   - Доведете старика, - Кейхем, как показалось Ксархину, едва за сердце не схватился. Хотя куда как необычней реагировал не Хозяин, а его дракон. Вечно сонный Исхак подпрыгнул так, что гул пошел, и теперь с интересом разглядывал Ацейра, едва ли не обнюхивая его.
   - Он его слышит тоже? - Мастер снова был невозмутим, и лишь в глазах виднелись искорки неподдельного интереса.
   - Так же было и с Ацейром, - кивнул риан. - Они способны нас понимать, но и друг друга тоже, в каком бы состоянии не были.
   - Спасибо, что рассказал мне, - старик тепло улыбнулся и похлопал бывшего ученика по руке. - Это действительно важно. Мне понадобится время, чтобы решить, что делать с этим знанием, но твоя помощь неоценима.
   - Боюсь, времени у нас может быть немного, - погрустнел Ксархин. - Без магии тонкого мира, как мне объяснили, Ацейр может снова начать терять разум.
   - Тогда я постараюсь созвать совет Мастеров как можно скорее, - пообещал Кейхем. - Только постарайся пока не афишировать разумность своего дракона. Чем большее впечатление мы сумеем произвести на заседании, тем быстрее добьемся результата.
   - Я понимаю, - заверил его энтроп. Ацейр совсем по-человечески угукнул и оскалился на подобравшегося слишком близко Исхака. Черный отпрянул в угол, словно и вправду боялся более мелкого сородича.
   - Смотрю, его характер не улучшился, - хмыкнул Кейхем и пожал руку бывшему воспитаннику. - А тебе явно стоит поспешить в Асгаер - твои замы наверняка все это время передохнуть не могли, прикрывая твое отсутствие.
   Риан кивнул - в его планы на самом деле не входило задерживаться в Илмаре. В том, что Дошар и Аск справились с управлением цитаделью, он не сомневался. Другой вопрос, не объявили ли его погибшим? До Илмара такие новости в любом случае еще бы не дошли, но вот как обстояли дела в самом Асгаере, оставалось лишь догадываться.
   Ацейру пришлось поднапрячься, чтобы проделать путь всего за один день. Несмотря на то, что подлетел риан к цитадели уже глубокой ночью, на площадку встречать своего командира высыпало немало народа. Над толпой возвышался Аскшан, за его плечом Ксархин заметил растрепанную Сабрию - похоже, девушку подняли с постели, как по тревоге. Ацейр прислал язвительное замечание по этому поводу, прежде чем закрыться щитами.
   - Надеюсь, у тебя будет достойное объяснение, - коротко "поприветствовал" друга Аскшан.
   - Найди Криса, и давайте соберемся в пещерах, - устало произнес риан, понимая, что сна в ближайшее время не предвидится. - Будут не только объяснение, но и демонстрация.
   - Звучит многообещающе. Дошара дожидаться не будем? - деловито поинтересовался Аск. Остальные встречающие, убедившись, что, во-первых, с рианом все хорошо, а, во-вторых, с ними никто делиться информацией не будет, начали расходиться.
   - Он на патрулировании?
   - Он в округ документы повез. Тебя подменяет, - желчно сообщил Аск. - А еще он виртуозно подделывает твою подпись.
   - Значит, справлялись вы без особого труда, - хохотнул Ксархин.
   - Не провоцируй меня, - Аск все же улыбался. - Столько бумажной волокиты на меня не обрушивалось со времен ученичества.
   - Ничего, тебе иногда полезно, - подначил энтроп. - От этого качество тренировок только возрастает.
   - Рискуешь проверить это на своей шкуре, - пригрозил зам. Ксархину показалось, что он и не исчезал никуда на два месяца.
   - Как Аяна? - спросил риан, когда вокруг не осталось никого, кроме Аска, Сабрии и даже не подумавшего уходить в пещеры Ацейра.
   - Помощь она принимала, сочувствие - нет, - откликнулась Сабриа с уважением в голосе. Судя по всему, поведение его избранницы произвело на довольно жесткую Хозяйку положительное впечатление.
   - Завтра наведаешься, - осадил его Аск. - Посреди ночи ей потрясения ни к чему. Еще родит.
   - Она в любом случае родит, - его подруга несильно толкнула всадника в плечо. - Но лучше в срок, а не с перепугу.
   - Так что сегодня тебе от нас никуда не деться, - подхватил Аск.
   Кристанс явился довольно скоро, и риану пришлось повторить рассказ. Но если Мастеру были выданы лишь факты, то с друзьями Ксархин поделился так же и собственными впечатлениями. Сообщение о моногамности жителей соседнего мира большее впечатление произвело почему-то на Сабрию, нежели на ее любовника. Хотя, если вспомнить про отношения его родителей, это было вполне объяснимо. Зато стоило заговорить стальному дракону, как Кристанс был потерян для общества, во всяком случае, человеческого. Вот только на этот раз насмешничать никто и не думал - пара Хозяев пыталась справиться с лицами и найти подходящие слова.
   - Если в тот мир попадет Деши, то он тоже заговорит? - оттаял наконец Аскшан, с неподдельным интересом уставившись на риана.
   - Ну да. Любой дракон, - улыбнулся Ксархин.
   - Я готов туда идти прямо сейчас, - заявил Хозяин черного гиганта.
   Сабриа молчала, задумчиво переводя взгляд с Ксархина на Ацейра, а затем на Криса, на лице которого читался восторг и почти что благоговение.
   - Тебя смутило слово "брак"? - провокационно поинтересовался ее мужчина. И хотя сказано это было словно в шутку, похоже, ответ для Аска все же играл немаловажную роль.
   - Я слишком молода для таких ужасов, - отшутилась девушка. Ксархин сделал вид, что его здесь нет - все же взаимоотношения этих двоих его не касались. Но то, каким внимательным взглядом одарил Аск свою избранницу, от энтропа не укрылось.
   - Все, с вопросами повремените до возвращения Дошара, - рявкнул на открывших было рот подчиненных Ксархин. - Я хоть пару часов поспать хочу.
   На самом деле проспать хотелось пару суток, но в ближайшее время подобной роскоши не предвиделось. Предстояло срочно вникнуть в происходившее в цитадели за последние пару месяцев. Но делать это сейчас он был просто не в состоянии. Едва добравшись до своей комнаты и завалившись на кровать, Ксархин уснул. Кажется, даже не сняв сапоги.
   Утром, едва проглотив завтрак и почти на бегу выслушав короткий доклад секретаря, энтроп отправился к Аяне. Ле была уже на последнем месяце беременности, так что на работу не ходила, - об этом риана просветила Сабриа, успевшая его перехватить перед отлетом.
   Когда дверь открылась, мужчина и женщина несколько мгновений смотрели друг на друга. Ксархину было несколько неловко бросаться с объятиями, несмотря на то, что хотелось именно этого. Что чувствовала Аяна, он не знал, но девушка внезапно всхлипнула и прижала ладони к животу.
   - Вернулся, - прошептала она. Катящиеся по бледным щекам слезы ле вряд ли заметила.
   Обнимать ее было... неудобно. За время, пока они не виделись, Аяна существенно округлилась в талии. Стоило прижать ле к себе, как Ксархина тут же прицельно пнули из живота.
   - Весь в тебя, все время дерется, - с улыбкой сообщила Аяна и снова, не удержавшись, всхлипнула. - Где ты был? Или мне не спрашивать?
   - Это уже неважно, - Ксархина снова от души пнули крошечной пяткой, чему энтроп был рад до невозможности. - Были... сложности. Но теперь я буду с тобой.
   - С нами, - поправила его женщина, перестав всхлипывать. Ксархин даже украдкой облегченно вздохнул, так как слезоразлив обычно очень сдержанной Аяны его удивил, и притом неприятно. Хотя это вполне можно было списать на беременность и нервы.
   Ксархин давненько так не выматывался - теперь ему приходилось разрываться между цитаделью и домиком Аяны. В крепости все было нормально - Дошар и Аскшан, при посильной помощи Ниаена, сумели скрыть отсутствие риана. На вполне логичный вопрос, как долго они планировали это делать, объявившийся второй зам лишь пожал плечами и заверил, что столько, сколько нужно. Поняв, что иного ответа не дождется, энтроп не стал настаивать.
   Дел было много, он даже особо не успевал подумать о том, что недавно с ним случилось. А рядом с Аяной он настойчиво гнал от себя эти мысли - рассказывать о своем открытии беременной ле не хотелось. И вовсе не потому, что стало бы одним знающим секрет человеком больше, а просто чтобы не заставлять ее волноваться. Он даже не стал приносить в ее дом зарисовки, сделанные в другом мире, чтобы она случайно их не нашла. Хотя поделиться со своей избранницей впечатлениями хотелось. В иной ситуации он непременно посвятил бы ее, но сейчас был неподходящий момент. Решив, что поговорит с ней об этом потом, когда малыш уже родится, и Аяна будет не так ранима и восприимчива, Ксархин предпочел молчать.
   Так прошло дней десять, прежде чем однажды ночью Ксархина разбудил панический вопль Ацейра. Мужчина спросонок не разобрался, почему ящер едва ли не в истерике бьется, а когда понял, принялся аккуратно выбираться из теплой постели, стараясь не потревожить спящую на его плече Аяну. Девушка недовольно поморщилась, но не проснулась, только устроилась поудобнее. Быстро одевшись, Ксархин выскочил за дверь и бегом понесся к загонам в Среднем городе, где оставил Ацейра. Дракону хватало выдержки не метаться в панике, но связь, как ментальная, так и созданная ритуалом избрания, буквально звенела от его страха. Причина подобного поведения была ожидаема: дракон, наконец, ощутил, что постепенно эффект, который оказывала магия тонкого мира, пошел на спад. Попросту говоря, Ацейр стал глупеть. Проявлялось это в том, что дракону стало сложно связывать слова с образами, как ему это нравилось. Словно весь процесс пошел в обратном направлении. Лишь с огромным трудом, расходуя скудную магическую энергию, Ксархину удалось заставить летуна успокоиться. Дракону нравилось, каким он стал, и угроза снова стать бессловесной тварью привела его в ужас. Предупреждение Феорэ оправдали себя слишком быстро. Они оба надеялись, что у них будет больше времени, а не каких-то жалких десять дней.
   Наконец Ацейр притих, cвернувшись клубком и только тяжело вздыхая. Ксархин примостился на сгибе передней лапы, чтобы от каменного пола не слишком тянуло холодом, и поглаживал чешуйчатого друга по шее. Риан совсем уже было собрался возвращаться в дом Аяны, когда его насторожил звук человеческих шагов. Конечно, это мог быть и ночной смотритель - ведь Хозяева улетали и прилетали в любое время. Вот только мужчин было двое, да и остановились они у пещерки, которую занимал Ацейр.
   Густая тень, отбрасываемая крылом стального ящера, надежно скрывала блондина, так что ночные визитеры попросту его не заметили.
   - Этот дракон? - коротко поинтересовался один из них сипловатым голосом, а на его ладони вспыхнул небольшой шарик света. Шиан, - понял Ксархин, чуть пригнувшись, чтобы его не заметили. Чутье упорно твердило, что стоит подождать и узнать побольше из возможного диалога неизвестных.
   - Давай живее, - поторопил второй.
   - Ты не командуй под руку, - зашипел на него сиплый. - Твое дело за временем следить и меня прикрывать. А с этой птичкой я сейчас потолкую.
   Что бы там ни собирался делать шиан, но у Ацейра было собственное мнение по этому поводу. Любопытный дракон поднял голову, и в него тут же полетело какое-то заклятие. Ксархин действовал по наитию. Каким образом ему удалось сбить заклинание энергетическим щупом, которым он обычно арканил "мышек", мужчина затруднялся впоследствии сказать. Но это все же удалось, и энтроп впитал его с той же легкостью, с которой ранее выпивал тварей из прорыва.
   Кто больше обалдел: Ксархин, его дракон или же неизвестный шиан, сказать было трудно. Немую сцену нарушил Ацейр, выдав заковыристую фразу в лучших традициях красноволосого Нардана. Нападающие - а в недобросовестности намерений пришедших сомневаться уже не приходилось - немного попятились, но довольно быстро опомнились и слажено атаковали риана и его дракона. С боевым заклинанием риан справился тем же незамысловатым способом, попросту "проглотив". Ацейр же затряс головой, словно его одурманили. Менталист, - пришло понимание удивленному бездействием своего питомца мужчине. Мига, на который он при этом отвлекся, хватило противнику - и энтропа отшвырнуло к стене воздушной волной. Второй шиан явно был боевиком не из последних. Хотя обычно подобную подготовку проходили только Хозяева, встречались и те, кто не уступал им в мощи.
   Дракон стал тяжело опускаться на пол. Похоже, его все же сморила магия менталиста. Еще немного - и он переключился бы на Ксархина. Тогда энтроп и его летун остались бы совершенно беззащитны перед убийцами.
   Ксархин столько лет жестко себя контролировал и жил по принципам, которые сам себе установил, но сейчас отказался от них с пугающей легкостью. Его противник умер мгновенно, даже не успев отпустить следующую заготовку. Второго мужчину Ксархин не собирался убивать так быстро и легко. Он в мгновение ока оказался рядом с менталистом и сбил его с ног одним удачным ударом. Концентрация мага была нарушена, и за спиной энтропа с раздраженным рыком встрепенулся Ацейр.
   - Стой! - рявкнул всадник, отпрыгивая в сторону, стоило лишь услышать характерный клокочущий звук, с которым в горле дракона зарождалось пламя. Но было уже поздно. Огненная струя ударила в обидчика, превращая его в живой факел. В пещере тут же тошнотворно запахло паленой плотью. Сжалившись, Ксархин тут же добил шиан, "выпив" остатки его жизни.
   - Он мог сказать, кто его послал, - зло бросил энтроп, разворачиваясь к ящеру.
   - Он бы усыпил тебя и убил, - поработал гласом рассудка дракон. - Кто из нас двоих глупеет?
   Ответить на эту колкость мужчина не успел - в городе прогремел взрыв, и полумрак пещеры осветило алыми всполохами начавшегося пожара.
   Что случилось, он догадался даже раньше, чем успел выскочить из драконьего загона. Краем сознания Ксархин отметил, что больше никто не спешит полюбопытствовать, что же произошло, даже ночного сторожа не было видно. Возможно, его усыпили убийцы, но сейчас это было неважно. Замерев на пороге, энтроп смотрел, как пылает ярким, явно магическим огнем маленький домик Аяны. Отсюда, с высоты, было отчетливо видно, как не выдержали стропила и крыша рухнула внутрь. Дальше можно было не смотреть - выживших все равно не будет.
   - Полетели, - скомандовал энтроп, взбегая по крылу Ацейра. Он даже не стал тратить время, чтобы оседлать ящера.
   Дракон, тем не менее, не спешил взлетать. Развернувшись, он просунул в пещеру голову и дохнул пламенем на лежащий в коридоре труп. Видимо, решил таким образом избавиться от тел нападавших. Пара ночующих здесь же летунов лишь отпрянули к стенам своих пещерок. Ксархину это было безразлично, он лишь покрепче вцепился в спинной гребень. Тело действовало само, на заученных, вбитых до автоматизма движениях, а в голове царила гулкая тишина, словно он в одночасье оглох. И нарушать эту тишину почему-то было страшно.
   Возвращаться на пепелище он не стал, даже чтобы поймать того, кто взорвал дом - не было сил. Потому риан направился в цитадель. Ему хватило смекалки, чтобы понять: кто бы ни сделал это, но приходили за ним. Аяна же стала невинной жертвой. В любом случае, сейчас его уже считали мертвым. И это заблуждение стоило поддерживать.
   На посадочной площадке его встретил Дошар, внимательно вглядывающийся в зарево над городом.
   - Что там стряслось? - поинтересовался зам у Ксархина.
   - Прикажи седлать Ацейра и приходи в кабинет, - коротко и сухо откликнулся риан, быстро направляясь вглубь здания. Оказавшись у себя, он наскоро упаковал самое необходимое, отыскал в сундуке несколько залежавшихся теплых вещей и бросил их поверх сумок. Сейчас у него был только один путь. Ксархин уже понял, почему его хотели убить. Оставалось понять, кто именно, и сыграть на опережение, преподнеся недоброжелателю неприятный сюрприз. Бумаги он трогать не стал - кроме обычной документации риана здесь ничего не было. Только пара блокнотов с рисунками перекочевала к остальным вещам.
   Дверь открылась без стука, пропуская в кабинет двух замов. Оба молчали - видимо, Ацейр уже успел просветить их, чей именно дом полыхал внизу.
   - Я улетаю, попробую вернуться в тот мир, - начал с конца риан. - Меня и Ацейра пытались убить, я так понимаю, именно из-за сведений о зимних землях. Кто бы ни послал убийц, сейчас меня уже считают мертвым. Скорее всего, вам не пришлют нового риана - надеюсь, им хватит мозгов не повторять свои же ошибки.
   - И что дальше? Так и спустишь им убийство Аяны? - хмуро поинтересовался Аск.
   Ксархин замер, но головы не поднял, так и застыв над своими пожитками.
   - Нет, - наконец глухо откликнулся он. - Но для этого сначала предстоит выжить и найти поддержку. Они не хотели, чтобы Хозяева знали о втором мире, значит, я приведу Хранителей Зимы сам.
   - Радикально, но так тебя точно услышат. И убить тебя втихую уже не получится, - кивнул второй зам.
   - Я пойду с тобой, - безапелляционно заявил Аскшан. - Дошар нужен здесь, скорее всего, именно он станет новым рианом.
   - Исполняющим обязанности, попрошу заметить, - веско вставил стриженый.
   - Хорошо, - согласился Ксархин, а замы переглянулись. Подобной покладистости от своего командира они явно не ожидали.
   - И ты ничего больше не скажешь? - уточнил Дошар. - Никаких дополнительных указаний?
   - В последний раз ты меня видел, когда я улетал в город к любовнице, ясно? - послушно откликнулся блондин.
   - Да уж яснее некуда. Что врать, я придумаю, не маленький, - отмахнулся стриженый. - Лучше подумай, не нужно ли поискать убийц и доказательства их связи с заказчиком?
   - Двоих я убил, а тот, кто поджог дом, уже далеко, наверное, - устало вздохнул Ксархин. - А кто заказчик, я не знаю.
   - Вот это как раз совсем просто, - серьезно произнес Дошар.
   - Что ты этим хочешь сказать? - исподлобья глянул на него риан.
   - Что ты и сам знаешь, кто натравил на тебя шиан, - второй зам бросил на Аска короткий взгляд, чтобы шатен и не думал вмешиваться. - Ты только одному человеку, помимо нас, рассказал о том мире.
   - Мастер этого сделать не мог, - Ксархин даже встрепенулся, вырываясь на миг из всепоглощающей усталости и апатии. - Скорее всего, это кто-то из тех, кому он передал...
   - Я уверен, что информация дальше него не пошла, - перебил Дошар. - Включай мозги, дружище. Мастера от возможного переселения в другой мир теряют больше всех остальных Хозяев. А расскажи он кому-то про говорящего дракона, к нам бы уже начали стекаться паломники, словно здесь ожили древние боги.
   Ксархин некоторое время молчал, а потом поинтересовался:
   - Значит, послушаешь Аска и останешься?
   - Ну, вам же нужно будет куда-то возвращаться, - ободряюще усмехнулся Дошар.
   - Давай говорить откровенно, - вмешался Аскшан, когда понял, что его командир вполне может передумать и улететь один. - Я не умею врать, и это будет заметно, если сюда заявится ленн. Ну, а Дошар сможет долго и с упоением травить байки инспектору, да так, что тот все примет за чистую монету.
   - Твоя кандидатура как раз не обсуждается, - успокоил первого зама риан. - Если это все, предлагаю выдвигаться. Желательно, чтобы никто не видел, как мы покидаем цитадель.
   - Я только вещи соберу, - осадил его Аск и выскочил за дверь.
   Когда вместо двух оседланных драконов на площадке обнаружились четыре, Ксархин даже бровью не повел. Сабриа удивленно посмотрела на любовника, несколько смущенная подобным безразличием, но Аск лишь пожал плечами.
   - Но он же не отказал нам, - заметил стоящий возле нее Кристанс и взбежал по крылу серебристого ящера.
   Что ответила Сабриа, Ксархин уже не расслышал. Ацейр, не дожидаясь указаний всадника, спрыгнул с уступа и взял курс на север, в дикие горы. Летать ночью там отваживались лишь самые опытные из созвездия, но разумного дракона это не страшило. Даже без помощи всадника, он не рисковал.
   Как назло, прорывов не случалось еще почти двое суток - пришлось небольшому отряду две ночи провести под открытым небом. Драконы даже охотиться не летали, чтобы не привлекать внимания патрульных или направляющихся в Асгаер ле. А уж в том, что возможная смерть риана повлечет за собой расследование, сомневаться не приходилось. Зная Дошара, Ксархин не сомневался: второй зам сделает из случившегося не только трагедию, но и балаган, чтобы убедиться, что во всей этой кутерьме никто не заподозрил подвоха и не хватился пропавшей тройки Аска.
   К самому энтропу с вопросами не приставали, позволяя просто ждать, когда драконы почуют прорыв. Лишь один раз Сабриа попросила его рисунки, которые долго рассматривала, примостившись под боком Ацейра и слушая его рассказы. Дракону все труднее было совмещать слова и образы, но он старался изо всех сил.
   Еще никогда Хозяева с такой надеждой не ждали открытия портала. Когда Деши в какой-то момент утробно рыкнул и вздыбил гребни, а за ним стали проявлять нетерпение и остальные драконы, всадники испытали облегчение. В седлах они оказались едва ли не в ту же секунду. Прорыв был совсем близко, и почуяли его так поздно из-за совсем небольших размеров, а значит, ничего особо крупного и пакостного оттуда выбраться не могло. Стоило лишь лопнуть тонкой "пленке", что отделяла их мир от пространства, откуда приходили твари, как Ксархин направил дракона в самый центр разрыва.
   - Поторопитесь! - для всех присутствующих озвучил Ацейр и подкрепил указание образом настолько малоприятным, что Асант даже ощутимо вздрогнул. Об этом донельзя довольный стальной ящер тут же сообщил своему всаднику, впрочем, Ксархину это было безынтересно.
   В тумане никто, к счастью, не отстал, в чем Ксархин убедился, как только они оказались по ту сторону разрыва. Бескрайней степи, которую он запомнил, не было и в помине - под ними простирался густой лес. Сине-фиолетовые кроны необычных деревьев явственно свидетельствовали, что это никакой не мир Зимы. Энтроп попросил дракона поторопиться, чтобы не застрять в этом непонятном "между". Общаться с тварями на их территории желания не было ни малейшего.
   Густое марево портала первым заметил Кристанс. Странных чудищ на этот раз почти не наблюдалось - как оказалось, все, кто хотел, уже успели перебраться через прорыв. Так что слаженный огненный залп четырех драконов ударил в спины расползающихся по заснеженному ущелью гадин.
   - Мы на месте, - сообщил очевидное Ксархин, набрасывая меховую куртку. Их выбросило недалеко от границы Зимы, и температура была не очень-то и низкой, но на высоте гулял пронизывающий ветер. Энтроп направил задорно взрыкнувшего Ацейра в сторону Сабайфар, до которой оставалось всего около часа лету.
   Решив использовать проверенный канал передачи информации, Ксархин послал своего летуна в ту часть города, где располагался рабочий кабинет Феорэ. В огромной пещере можно было бы разместить хоть всех их драконов, а уж целительница знает, как поставить командующего в известность о появлении гостей.
  
   Аскшан
  
   Стоило лишь войти под своды пещеры, как навстречу предполагаемым пациентам вышла девушка. И если при виде Ксархина с Ацейром она приветливо, хоть и несколько растерянно улыбнулась, то зрелище остальной веселой компании повергло целительницу, а это наверняка была именно она, в легкий шок.
   - Будь добра сообщить Нардану и Кеамиру про наш прилет, - спокойно и даже в несколько приказном порядке обратился к ней Ксархин.
   На лице Феорэ сначала промелькнуло раздражение, а потом она посмотрела на него внимательнее, даже губу прикусила, явно пытаясь что-то для себя решить, после чего кивнула и произнесла:
   - Проходите в комнату.
   Но так просто это сделать не удалось. Из дальней пещеры высунулась любопытная бронзово-зеленоватая морда. Видимо, драконица блондинки решила лично выяснить, кто пришел в гости к ее всаднице. Завидев Ацейра, она попятилась, на что стальной лишь довольно обидно фыркнул. И неожиданно получил увесистый тычок от Деши, который не иначе как по привычке прикрыл от вредного летуна более мелкого сородича. Получилось так, что черный гигант оказался между стальным собратом и бронзовой красоткой. Этим крылатая и воспользовалась, скользнув к выходу, пока ее прикрывал доброжелательно настроенный дракон.
   - Защитник, - улыбнулась Феорэ, погладив Деши по огромной лапе. Черный попрошайка тут же извернулся, подставляя для ласки чувствительный нос. - И тоже неразумный, да?
   - Это же поправимо? - с надеждой спросил Аск, и девушка усмехнулась.
   - Придется поработать, - откликнулась целительница и без надобности представилась. При этом Ксархин, который не спешил их всех перезнакомить, удостоился удивленного взгляда.
   - Позже все объясню, - не терпящим возражений голосом заявил энтроп.
   - Сейчас позову брата, - вздохнула Феорэ и вышла. Гости целительницы прошли в ее кабинет. Предстояло решить очень много вопросов.
   Аск посмотрел вслед красивой блондинке, а затем перевел взгляд на риана, оседлавшего один из стульев. Состояние и поведение Ксархина нравились заму все меньше. Сначала он не пошел мстить за свою женщину, даже оставив в живых одного из убийц, затем двое суток молчал, как какой-то камень, теперь вот распоряжался местной целительницей, даже не замечая, что этим обидел ее. Словно и не Ксархин перед ним был, а отражение его друга в кривом зеркале. Это у Аска отказывали тормоза, а Дошар и Ксархин его отлавливали и приводили в чувства. Теперь же, похоже, думать придется не только за себя, но и за впавшего в злобную меланхолию друга.
   Обычно очень независимая Сабриа сейчас подошла и прижалась к его боку. Такая кардинальная смена обстановки и странное поведение риана заставляли ее нервничать. Зато тот факт, что она ищет его поддержки, порадовал. Похоже, происходящим не был смущен только Кристанс. Странный Хозяин с задумчивым видом разгуливал по комнате, снимая с полки книги и с интересом разглядывая картинки и тексты. Многое ли он там понимал, Аск не знал, но задумчивая улыбка на лице чудака ясно демонстрировала его довольство жизнью. Он вообще должен был пребывать в экстазе от мира, где есть говорящие драконы. Аскшан пришел к выводу, что в ближайшее время Крис будет неотвязно следовать либо за кем-то из ящеров, либо же за драконьей целительницей. Кстати о последней: девушка явно не была дурой, так как не среагировала на выходку его друга, хотя подобное поведение ее покоробило. Это было настолько заметно, что, пожалуй, даже Кристанс не пропустил. Такой поступок определенно ставил большой плюс напротив имени этой Феорэ в личном "списке" Аскшана.
   Ждать пришлось недолго. Хозяйка дома, в котором их принимали, явилась довольно скоро и поинтересовалась:
   - Может, вы проголодались?
   Сабриа и Аск переглянулись. В еду вполне могли что-нибудь подмешать. Даже с учетом того, что в прошлый раз Ксархина здесь принимали гостеприимно, стоило быть осторожнее.
   - Я не откажусь, - неожиданно ожил Кристанс, который смотрел на драконью целительницу почти что с обожанием.
   - Сейчас пошлю помощницу, - кивнула девушка и снова вышла. Крис едва не увязался следом, но был остановлен властным жестом.
   То ли обед, то ли ужин принесли довольно скоро. Лекарь села трапезничать со всеми, так что Аск загнал паранойю поглубже и отдал должное местной кухне.
   Высокий мужчина с необычным красным цветом волос появился где-то минут через двадцать, цапнул с блюда пирожок и оседлал один из свободных стульев.
   - Ксархин, похоже, ты успел соскучиться, - приветливо улыбнулся драконолетчик, в котором Аск по рассказам риана опознал Нардана. - Что, наш мир тебе приглянулся больше?
   Энтроп одарил улыбчивого парня мрачным взглядом и выдавил:
   - Обстоятельства изменились.
   - Что случилось? - выражение лица у красноволосого сменилось мгновенно. Он напомнил Аску почуявшего прорыв дракона, разве что гребни не топорщились.
   - Позже расскажу. Ваш отец скоро придет? - холодно поинтересовался риан.
   - Не думаю, что командующий заставит себя долго ждать, - осторожно произнес Нардан и счел за лучшее замолчать. Аскшан его опасения разделял - на Ксархина сейчас даже смотреть было жутко.
   - Сабриа, - Нардан улыбнулся Хозяйке, когда Феорэ решила представить всех присутствующих, чтобы разрядить ситуацию, - порадуйте меня и скажите, что вы последовали за ним, потому что решили лично познакомиться со мной.
   Феорэ показательно закатила глаза, а сам Аск невольно улыбнулся. Если Ксархин рассказывал про своих друзей здесь столько же, сколько рассказал про самого Нардана им с Дошаром, то красноволосый был прекрасно осведомлен о постоянных отношениях зама риана и единственной летчицы в созвездии.
   - Конечно, я уже наслышана о вас, - невозмутимо откликнулась русоволосая. - Но риан также предупредил, что тут вы заключаете браки. Так что от местных влюбчивых мужчин мне явно стоит держаться подальше.
   - Неужели вас так пугает перспектива стать чьей-то супругой? - продолжил играть в галантность Нардан. Хотя даже видевшему его впервые Аску было понятно, что парень паясничает.
   - Несомненно, - доверительно сообщила Сабриа. - Но не будем обо мне. Это невежливо по отношению к вам, как к хозяевам, - с наиневиннейшим видом заявила девушка.
   - Эх, я почти готов был влюбиться, - показательно расстроился Нардан, при этом искренне улыбнувшись. - Оказывается, флиртовать, не зная при этом, что чувствует собеседница, приятно.
   - Значит ее ты тоже не можешь читать? - удивилась Феорэ.
   - Никого из них, - сообщил красноволосый, теперь очень внимательно посмотрев на Аскшана, не спешившего принимать участие в разговоре. Зато он прекрасно понял, что этим выступлением хотел сказать Нардан. Им только что вежливо сообщили о преимуществе, что было своеобразным жестом доверия.
   Сабриа продолжила ни к чему не обязывающую болтовню с Нарданом, остальные присутствующие молчали, но по-разному. Феорэ, как и сам Аскшан, предпочла наблюдать и не вмешиваться, Крис пребывал в заоблачных высях, а вот Ксархин с каждой минутой все больше напоминал грозовую тучу. Друг был мрачен и зол, что и понятно, но лучше бы он направил эти эмоции вовне.
   Появление командующего заставило Аска испытать облегчение. Опустившись на предложенный ему стул, Кеамир обвел всех присутствующих взглядом, а затем произнес, обращаясь к Ксархину:
   - Я так понимаю, что вы вряд ли сейчас порадуете меня хорошими новостями.
   - Да, - кивнул энтроп. - Решить вопрос миром не получится. Стоило мне рассказать о вас, как на меня открыли охоту.
   Риан вкратце изложил свою историю и выводы Дошара по этому поводу. Голос его был сух и официален, будто он на докладе рианару сводку о потерях зачитывал.
   Командующий некоторое время молчал, а потом поинтересовался:
   - Ваши предложения?
   - У меня их нет, - довольно резко отозвался блондин. - Я просто собираюсь отомстить за свою... семью.
   Аск заметил заминку, но объяснить для себя, чем именно она была вызвана, не сумел: то ли Ксархин просто подбирал наиболее понятное для местных определение, то ли вспоминать о погибшей подруге и нерожденном ребенке было слишком больно для энтропа. Зато стало ясно, что продолжать риан не намерен.
   - По крайней мере он посчитал нужным вас предупредить о реальном положении дел, - неожиданно вмешалась Сабриа. - Переговоры провалились, даже не успев начаться. Мы очень хорошо понимаем язык силы, но с дипломатией у нас туго. Так что если хотите чего-то добиться, действовать нужно жестко.
   - Вы предлагаете завоевать собственную страну? - вежливо поинтересовался у девушки лысый драконолетчик.
   - Нет, - усмехнулась она. - Я лишь объясняю вам нашу логику. Кто хитрее и сильнее, тот и прав. Я это на собственной шкуре проверила, так что смею вас уверить в истинности моих слов.
   - Продолжайте, - командующий улыбнулся девушке и сложил пальцы домиком.
   - Насколько нам известно, Мастер, который отдал приказ убить риана, постарается попросту скрыть полученную информацию. Но без доказательств смерти Ксархина он наверняка не успокоится и будет готовить почву, на случай нашего возвращения. Сейчас преимущество только в том, что вас никто не ждет. Но пожелаете ли вы им воспользоваться? - а вот это уже была провокация.
   Кеамир бросил на сына вопросительный взгляд.
   - Она не врет, - ответил на невысказанный вопрос Нардан. - А в остальном ситуация такая же, как и с Ксархином.
   - И вы так запросто переберетесь жить в этот мир? - поинтересовалась Феорэ, когда мужчины замолчали.
   - Хозяева не привязываются к месту, редко привязываются к людям или себе подобным, - пожала плечами Сабриа. - Мы принадлежим абсолютно только нашим драконам. А здесь у них есть шанс стать разумными. Большинство драконолетчиков на многое согласятся ради благополучия своих ящеров.
   - Но ведь ваше общество состоит не только из Хозяев, - в проницательности Кеамиру явно было не отказать. - Как быть с вашими... шиан, я прав?
   - Да. Для шиан это повторный шанс быть выбранными драконом. Поверьте, ради такого большинство из них готовы Древних вернуть, не то что переехать, - немного цинично усмехнулась Сабриа.
   - Мне надо обдумать услышанное, - командующий поднялся, этим давая понять, что разговор окончен. - Надеюсь, вам понравится у нас в гостях, пока мы будем принимать решение. Ксархин, я сожалею, что наша встреча состоялась при таких обстоятельствах.
   Энтроп лишь склонил голову, благодаря за проявленное сочувствие. Обсуждать это он явно был не намерен. Более того, стоило Кеамиру уйти, как риан поднялся и, извинившись, вышел. Похоже, общество драконов для него сейчас было предпочтительнее, нежели человеческое.
   - В общем, я слегка соврал, сказав, что его не ощущаю, - нарушил воцарившуюся тишину Нардан. - От него фонит. С учетом того, что ваша связь с драконами меня глушит... Короче, ребята, ваш риан ощущается как смертник.
   - Вот только этого не хватало, - в сердцах бросил Аскшан. Даже Кристанс встрепенулся и с тревогой оглядел присутствующих. Сабриа высказалась коротко и емко, но так, что Аск против воли заслушался.
   - И что делать? - угрюмо поинтересовалась девушка, принимаясь теребить русую косу.
   - Я так понял, что таким вы его не видели, - немного приуныл красноволосый. - Надо придумать, как его из такого состояния вывести и настроить на рабочий лад. Он отправится искать ближайший прорыв, если совет хоть на день промедлит с решением относительно визита в ваш мир. А так как вы все знаете его дольше, начинайте предлагать варианты.
   - Поверь, если бы мы знали, что делать, уже бы сделали, - раздраженно заявила Сабриа. - Я его мнение, кстати, отчасти разделяю. Если поймаю ту сволочь, что убила Аяну, лично порву с особой жестокостью.
   - Ну, ты же женщина, может, сможешь что-то придумать, чтобы расшевелить Ксархина? - попробовал зайти с другой стороны Нардан.
   - От себя я могу ему разве что по зубам съездить, но вряд ли поможет, - фыркнула драконолетчица.
   Феорэ хмыкнула, и все взгляды тут же обратились к ней.
   - Вас не смущает, что я вообще-то лечу драконов? - правильно расценила всеобщее внимание блондинка.
   - Но ты ведь с ним проводила много времени, когда вы тренировались с Ацейром, - голос Нардана стал таким мягким и обволакивающим, что Аск и сам заслушался. - Прояви немного женского сочувствия и врачебного гуманизма.
   - Еще раз попробуешь на мне свои штучки, и я сама тебе по зубам съезжу, - пообещала мрачная Феорэ, за что Сабриа наградила девушку уважительным взглядом.
   - Сестрица, ну будь ты человеком! - сменил тон Нардан. - С ним же в таком состоянии даже напиться не выйдет. И мои способности тут не помогут. Если кто и сможет спасти нашего друга от верной смерти, то только ты.
   - Не дави на жалость, не вагант из балагана, - пнула братца блондинка. - Я поняла. Сделаю, что смогу.
   - Вот и чудненько, - тут же подскочил красноволосый всадник. - Пойдемте, я вас расселю, заодно вашего риана отыщем.
   - Он мог пойти рисовать на плато над пустошью, - неожиданно подсказала Феорэ, как раз убиравшая посуду со стола. - В прошлый прилет это его успокаивало.
   Аск про себя усмехнулся - судя по всему, эта девушка на самом деле успела неплохо изучить его друга. Может, из их затеи что и выгорит.
   - Постой, - Сабриа обратилась к целительнице. - В нашем мире Кристанс работал с драконами и добился немалых успехов, - сообщила она, - может он сможет быть полезным и сейчас?
   Заслышав свое имя, Крис решил перестать изображать снулую рыбу и обратился к Феорэ:
   - Если вы примете мою помощь.
   - Приходите в пещеру с вашими ящерами, когда обустроитесь, - охотно кивнула целительница, хотя Аск готов был биться об заклад, что странное поведение Кристанса девушку несколько смущает.
   - Обязательно, - светловолосый Хозяин едва заметно склонил голову и стремительно вышел следом за Нарданом, уже успевшим ускакать вперед. Аску не осталось ничего иного, как последовать за проводником.
  
   Если вам понравилась книга, пожалуйста, порекомендуйте ее в читалках СамИздата.
  
   Комментарии можно оставить тут
  
   Евера
   Ленн подписала последний листок и с чувством выполненного долга отложила отчет в сторону. Бумажная волокита была неотъемлемой частью ее работы, но утомляла куда больше любого расследования. К счастью, Кархану, ее непосредственному начальнику, хватало ума не загружать ленн излишней писаниной, так что большую часть писулек оформляли специально обученные служащие младшего звена.
   От двери раздалось вежливое покашливание, а затем вышеупомянутый устроился на стуле, напротив нее.
   - Я знаю, что у тебя планировался отдых, - без лишних предисловий заговорил Кархан, - но у меня для тебя есть задание.
   - Остальные ленн так заняты? - осведомилась девушка, хотя ей уже стало интересно.
   - Остальные ленн не так дотошны, а дело ожидается не из легких, - откликнулся мужчина. В его голосе не слышалось ни нотки лести - это было лишь признанием ее заслуг, не более.
   - Тогда я внимательно слушаю, - Евера сцепила пальцы в замок и слегка откинулась на стуле.
   - Сегодня утром пришло срочное донесение. Погиб один из рианов, - Кархан сделал многозначительную паузу, но ленн показалось, что мужчина чувствует себя не в своей тарелке. - От нас, как от независимых специалистов, требуется заключение о том, что это было: несчастный случай или чей-то умысел.
   - И кто умер? - полюбопытствовала действительно заинтересовавшаяся блондинка.
   - Ксархин риан Асгаер.
   Евере удалось удержать на лице маску невозмутимости, хотя пришлось приложить максимум усилий. Она даже не знала, как описать то, что испытала в этот момент. Единственного чего не было, так это облегчения. Пожалуй, основным чувством было сожаление - точка в их истории, начавшейся так давно, поставлена так и не была. Когда-то Евера сама бы с удовольствием избавилась от блондинистого энтропа, но по прошествии лет ненависть подзабылась.
   - Как давно это произошло? - сухо поинтересовалась ленн, уже понимая, что вылетит, как только получит инструкции и соберет вещи.
   - Двое суток назад, - а Кархан, похоже, и вправду был расстроен. Он ведь служил под началом Ксархина и вроде как даже был обязан ему жизнью.
   - Разузнаю все, что смогу, - заверила начальника Евера, поднимаясь. Похоже, ее визит в Илмар откладывался на неопределенный срок, но сейчас она об этом почти не жалела. За прошедшее время Нарак не поумнел, а значит, их отношения не улучшились. Жалкие трепыхания, которые он изображал, стоило ленн появиться на его горизонте, женщину не устраивали. Так что визиты в спальню любовника становились все реже. В конце концов, вокруг хватало мужчин, которые могли составить ей компанию, не мотая при этом нервы на кулак.
   А в Асгаре ее ожидала еще и загадка - эта ее страсть осталась неизменной. Ленн никогда не отказывалась от хорошего расследования, а это обещало быть интересным и лично для нее. Все же хотелось узнать, как умер тот, по чьей вине она когда-то лишилась брата.
   В официальном рапорте ленн Асгаера, осматривавших предполагаемое место гибели риана, девушка еще в Стиаэт нашла странную нестыковку. Судя по бумагам, выходило, что он стал жертвой взрыва одного из домов в жилой части города, но вот вряд ли это был его дом - летчики зачастую селились в цитадели, а уж риан и подавно. Выходило, что кроме Ксархина могли быть и иные пострадавшие. Именно этот вопрос и отправилась выяснять Евера, когда почти через двое суток добралась до Асгаера.
   Здраво рассудив, что в цитадель стоит соваться только тогда, когда составит для себя картину произошедшего, блондинка направилась в городскую администрацию. Отловив первого попавшегося на пути служащего, Евера потребовала отвести ее к ленн, занимавшемуся делом бывшего риана. Встретивший ее драконолетчик оказался сухеньким мужчиной лет пятидесяти на вид, хотя сам он был наверняка значительно старше.
   - Доброго дня, - поздоровалась девушка и передала будущему собеседнику документы от начальства, где говорилось про необходимость содействия местных властей прибывшему из столицы инспектору.
   - Здравствуйте, милочка, - грустным голосом поздоровался мужчина, по диагонали просмотрев ее бумаги. То ли часто сталкивался с такими, то ли ему было все равно, что там написано.
   - Вы не могли бы рассказать, что, по вашему мнению, произошло? - подсказала ленн, когда после приветствия местный инспектор замолчал и тоскливо уставился в одну точку.
   - Взрыв, - коротко отозвался мужчина и опять замолчал. Евера же поняла, что ей придется буквально клещами вытаскивать из этого апатичного типа всю информацию.
   - Чей дом это был? - не оставила его в покое столичная ленн.
   - Нашей сотрудницы. Ле звали Аяной...
   - Его любовница? - прервала мужчину Евера, осознав, что сейчас начнутся хвалебные речи в адрес девицы, которая ее интересовала лишь косвенно.
   - Его постоянная пара, - поджал губы собеседник, словно она высказала лично его затронувшее оскорбление. - У них очень скоро должен был появиться ребенок.
   - Девушка выжила? - немного сбавила обороты блондинка. Признаться, от Ксархина, выглядевшего недалеким бабником, она подобного не ожидала.
   - Нет, погибла при взрыве, - окончательно затосковал собеседник.
   - Скажите, у вас есть версии, что послужило его причиной? - зашла с другой стороны ленн. - Возможно, это было убийство? Или, может, эксперименты самого погибшего?
   - Категорически не согласен! - взбрыкнул мужичок. - Ксархина все любили. Ему очень многим обязан весь округ, зачем кому-то его убивать? И про какие такие эксперименты вы говорите, милочка?
   - Энтропам надо питаться, чтобы восстанавливать магию, - спокойно и жестко произнесла ленн. - Ваша ле как раз была беременна, может, риан не удержал под контролем силы...
   Договорить она не успела - собеседник резко покраснел и выпучил глазки, словно его вот-вот удар должен был хватить.
   - Это невозможно! - просипел он, принимаясь обмахиваться первым попавшимся листком со стола - как раз тем самым ордером, что привезла Евера. - Они прожили вместе много лет. Даже будучи энтропом, Ксархин никогда бы не причинил вреда Аяне! Так что оставьте ваши инсинуации при себе!
   - Успокойтесь, я всего лишь выдвигаю предположения, - пошла на попятный светловолосая ленн. Не хватало только, чтобы коллегу разбил паралич от возмущения. - Мне нужны будут все отчеты.
   - Возьмите у моей помощницы, - невыразительно откликнулся Хозяин, и Евера поняла: больше ей тут помогать не станут. Как же, она позволила намекнуть, что их защитник не был воплощением добра и чести! Выдавив вежливую, хотя и слегка презрительную улыбку, ленн вышла из кабинета, прикидывая, куда податься дальше. Получив папку с бумагами и взвесив ее на ладони, блондинка поняла, что в первую очередь предстоит найти комнату и внимательно изучить полученные данные. То ли местные ле собирали подшивку хвалебных од в адрес погибшего, то ли просто им было что сказать по делу, но весила папка немало.
   Разместив своего дракона в одном из загонов Нижнего города и поселившись в довольно неплохой гостинице, Евера принялась раскладывать полученные бумаги. Интуиция не подвела - половину из них можно было во внимание не принимать, так как они были лишь копиями, которые собирались отправлять в столицу. Видимо, ее прибытия так быстро никто не ожидал.
   Следующим утром Евера отправилась на пепелище, оставшееся от дома ле. Здание было построено на совесть, так как стены все же устояли. Крыша провалилась внутрь во время пожара, если какие-то улики и были, то теперь они были похоронены под горой пепла и осколков камней. Внимательно изучив отчеты, ленн знала, что пламя здесь полыхало так, что даже тел не осталось. Так что определить количество жертв местные не смогли. Блондинка сейчас искренне пожалела, что управлять огнем ей удавалось хуже, нежели остальной стихийной магией. Будь она пиромантом, смогла бы выяснить больше, пожалуй. Сейчас же из-за взрыва, разбросавшего осколки стекла в радиусе пары десятков метров, даже невозможно было определить начальное заклинание, что привело к столь разрушительным последствиям.
   Быстро поняв, что ничего нового на пожарище ей не выяснить, Евера была вынуждена отступить и поискать иные варианты. После расследования, что принесло ей место в столице, ленн учитывала все, даже наименьшие зацепки, а потому решила узнать, что стало с драконом риана. Если ящер преспокойно улетел, то это, скорее всего, был несчастный случай, ведь летуны обычно очень хорошо знали, что именно произошло с их Хозяевами.
   Было вполне логично, что риан оставлял своего дракона на ближайшей к дому любовницы посадочной площадке. Справившись о местонахождении оной у первого попавшегося прохожего, белокурая Хозяйка отправилась искать стального дракона местного благодетеля. Каково же было ее удивление, когда она не только не нашла его, что, в принципе, как раз было логично, но и обнаружила явные следы гари по всему коридору. В загоне явственно пованивало паленым мясом, и у Еверы закралось нехорошее подозрение.
   - Вы дежурили в ночь, когда погиб риан местной цитадели? - обратилась девушка к молодому крепышу, топтавшемуся неподалеку. Парень явно пытался определить, что могло понадобиться здесь драконолетчице, но заводить разговоры не спешил.
   - Да, ри, - откликнулся он, приветливо улыбнувшись.
   - Ленн, - поправила молодчика Евера, наблюдая, как на его лице проступает беспокойство.
   - Значит, в администрации все же решили обратить внимание на мое заявление? - напряженно уточнил молодой человек.
   - Буду благодарна, если вы повторите все лично, - сделала хорошую мину Евера, которая даже не подозревала о наличии какого бы то ни было заявления. Интересно, его попытались скрыть от столичного инспектора или же просто не обратили внимания?
   - Утром после происшествия я обнаружил, что дракона риана нет, но зато в его загоне и рядом, в коридоре, были следы копоти и какая-то обгоревшая жирная гадость. И воняет, будто поросенка сожгли, - пожаловался молодой человек.
   - И вы ничего не слышали? - ласково уточнила девушка, почуяв след.
   - Да сон что-то сморил, - покраснел парень. Сторожу искренне было стыдно - уж в этом не приходилось сомневаться. Вот только даже самый глубокий сон прервала бы какофония, которую устроили беснующийся дракон и человек, которого сжигают заживо. А уж Евера была уверенна, что в пещере подкоптили явно не свинью.
   - Утром слабость ощущали? - уточнила она, предположив, что энтроп мог попросту отправить в беспамятство нежеланного свидетеля.
   - Нет, - покачал головой молодой человек. - Голова болела очень, но не более.
   - Спасибо, вы мне очень помогли, - улыбнулась Евера, понимая, что только что получила информацию, которую никак не пришить к версии о несчастном случае. Нужно было отыскать злосчастное заявление. - Так дракон улетел, вы считаете?
   - Ну, его же здесь нет, - развел руками крепыш. - Так что либо он по дороге в Илмар, либо вернулся в цитадель.
   - А там ему что делать? - насторожилась Евера.
   - Может, к Кристансу полетел, - отозвался парень. - Он здесь вроде драконьей няньки, его все летуны обожают. Некоторые так и приживаются здесь. Так что у нас есть небольшой отряд ящеров без всадников.
   Еще раз поблагодарив парня, Евера решила, что пора бы наведаться в цитадель и поговорить с замами. Она не сомневалась, что слезливый ленн из канцелярии уже подсуетился и известил ри о прилете инспектора. Теперь оставалось выяснить, как ее встретят, и получится ли выяснить что-то стоящее. Одной зацепки, тем более основанной на догадке, было мало. Ленн предполагала, что на ночного сторожа воздействовали ментальной магией - именно после нее у парня могла болеть голова, если, конечно, это не было обыкновенным похмельем. Очевидно, местные инспекторы так и решили, не придав словам сторожа должного внимания. Весьма вероятно, что зря.
   И, тем не менее, картинка получалась презанятнейшая. Зачем было нападать на дракона, если его хозяин умер в доме в паре километров отсюда? Ящер бы не смог указать на убийц - летуны в деле опознания виновных были фактически бесполезны. Если только Ксархина не было в доме его любовницы, когда ее взорвали... И если он в этот момент по каким-то причинам был в драконятнике, то куда делся? Была ли возможность, что ушлый энтроп не только выжил, но и сбежал? Но чьи тогда останки сгорели в драконьем пламени, и, самое важное, от кого скрылся риан, будучи в этом городе фактически всесильным? Вопросов было пока что значительно больше, чем ответов, и Еверу это раззадоривало, как почуявшую след ищейку.
   Оседлав своего серебристого Эйра, ленн отправилась к местным ри. Она верно предположила, что о ее визите успели доложить - на посадочной площадке ее уже поджидали.
   У входа в пещеры стоял высокий поджарый мужчина с коротко стрижеными волосами и хорошо отрепетированной улыбкой. Евера прекрасно знала подобный вежливый оскал - сама носила его едва ли не постоянно.
   Пока кто-то из шиан забирал поводья дракона, ленн успела окинуть взглядом территорию цитадели. Что бы ни случилось с рианом, а здесь все шло своим чередом: ри тренировались, отрабатывая приемы рукопашного боя, в башне шиан что-то ненавязчиво гудело, а прислуга споро бегала по закрытым галереям, лишь изредка мелькая в просветах узких бойниц.
   - Здравствуйте, уважаемая, - улыбка встречающего стала еще слаще и официальней.
   - Полагаю, вы знаете, зачем я здесь, потому давайте опустим политес, - решила сразу расставить все акценты Евера.
   - Тогда предлагаю пройти в кабинет, а не перекрикиваться посреди драконятника, - теперь стриженый вмиг стал обаятельным и обходительным. Похоже, решил отрабатывать иную тактику. Ленн мысленно пожелала ему удачи в этом нелегком деле.
   Дошар, временно исполняющий обязанности риана, а ранее его заместитель, отвел гостью в кабинет командующего созвездием Асгаера и даже отодвинул кресло, чтобы девушке было удобней сесть.
   - Может, вы голодны с дороги? - полюбопытствовал мужчина, устраиваясь напротив, а Евере почудилась тонкая насмешка в его словах.
   - Благодарю, но нет, - вежливо, ничуть не хуже самого мужчины, улыбнулась она. - Скажите, уважаемый...
   - Зовите меня Дошаром, ленн, - перебил ее ри.
   - Так вот, Дошар, - тут же приняла предложенную игру женщина, - как часто ваш начальник улетал к своей подруге?
   - О, он частенько наведывался к Аяне, особенно в последнее время, - охотно принялся излагать стриженный. - Она, знаете ли, была в интересном положении и потому... - слова ложились настолько ровно и гладко, что Евера поняла, - за всем этим потоком правдивой, но малозначимой информации, он будет скрывать ложь. И, что интересно, ему это, скорее всего, удастся, без железных доказательств этого типа к стенке не припереть. Впрочем, это не означало, что она не сумеет получить от него нужные сведения. Главное - распознать таковые.
   - Хорошо, к этому мы вернемся чуть позже, - Евера решила задавать вопросы не по порядку, вдруг да удалось бы сбить с толку своего собеседника, перепрыгивая с темы на тему. - Меня интересует, где я могу найти одного из ваших сослуживцев по имени Кристанс?
   - Он на патрулировании, - откликнулся Дошар.
   - Мне сказали, что он занимается драконами, - весьма прозрачно намекнула на свою осведомленность ленн.
   - Но это не снимает с него основных обязательств, - невозмутимо пожал плечами драконолетчик. - Он уже несколько дней облетает свой сектор в составе своей обычной тройки.
   - И когда вернется?
   - Не скоро, - словно с издевкой улыбнулся собеседник. - Они всегда берут самые дальние и сложные участки, но вы можете подождать. Если вам нужна комната, я попрошу интенданта подготовить для вас спальню.
   - Благодарю, это не требуется, - уклонилась Евера. От гостеприимства патрульных можно было ждать только одного - бурно проведенной ночи. В другой ситуации ленн, возможно, и осталась бы, но не сейчас и не с этим мужчиной. С ним нужно было быть втройне бдительной. - Продолжать вешать мне лапшу на уши вы можете и в вертикальном положении, - не особо церемонясь, произнесла девушка. Судя по усмешке Дошара, откровенность он оценил.
   - И что же еще вас интересует? - мило поинтересовался он.
   - Не мог ли риан сам напасть на ле Аяну, вследствие чего и произошел взрыв? - Евера решила проверить на болтливом ри гипотезу, едва не доведшую до инфаркта городского инспектора.
   - А зачем ему нападать на мать его ребенка? - вроде как даже развеселился Дошар.
   - Можно подумать, я не знаю, что он был энтропом, - фыркнула ленн.
   - Ну что вы, - хмыкнул стриженый, - проблема здорового питания никогда не стояла перед нашим командиром слишком остро. Наш риан, в отличие большинства Хозяев, занимающих ту же должность, частенько летал на патрулирования, чтобы заодно и поохотиться вместе со своим драконом. А еще мы разводили в цитадели грызунов на случай, если у Ксархина было слишком много бумажной работы.
   - Грызунов? - Евере показалось, что она ослышалась. - Мышиная диета?
   - Нет, крысиная, - этот гад даже не улыбнулся, хотя ему, скорее всего, хотелось заржать в голос. Что и говорить, ленн и сама прекрасно представляла, как сейчас должно быть вытянулось ее лицо. - Звери сидят в клетках и тоскуют.
   - Тоскуют по тому, кто их ест? - окончательно растерялась Хозяйка.
   - Ну что вы, как можно! Он их никогда не убивал. И теперь крыски плачут, - доверительно сообщил стриженый, наклоняясь к ней через стол и заглядывая в глаза. Видимо, для большего эффекта.
   Евера даже слегка обалдела от подобных откровений. Воображение тут же нарисовало взахлеб рыдающих крыс, убивающихся по благодетелю. Но вот при этом злости на Дошара не было - подобной истории нельзя было не улыбнуться.
   - Так, вернемся к обсуждению вашего риана, - решила не поддаваться на провокацию ленн. - Кто мог желать ему смерти?
   - Кроме тварей из прорывов? - хлопнул очень умными глазами собеседник. - Не знаю таких, по крайней мере, в Асгаере.
   - А куда он в последнее время летал? - не дала сбить себя с толку женщина.
   - В Илмар, - тонко улыбнулся ри.
   - Вы осведомлены о делах, которые привели риана Ксархина в молодежную столицу? - Евера понимала, что ей как-то слишком просто досталась эта информация, возможно даже не имеющая отношения к делу. Но пренебрегать ею не стоило.
   - Понятия не имею, он мне не докладывал, - хмыкнул собеседник. - Но что мы все о работе да о работе? Может, желаете крысок посмотреть? Или драконов, раз уж они вас так интересовали?
   Евера поняла, что большего здесь ей не узнать - Дошар бы все сводил в шутку или же врал так, что отыскать истину стало бы невозможно. Все, что хотел, этот странный ри уже сказал.
   - Ответьте на последний вопрос, - буквально промурлыкала ленн. - Насколько вероятно, что после смерти Ксархина вы сами станете рианом Асгаера?
   - Интересуетесь, было ли мне выгодно убрать командира с дороги? - напрямую спросил Дошар.
   - Именно, - охотно согласилась блондинка, внимательно следя за его мимикой.
   - Весьма выгодно, - признал очевидное мужчина. - И смутило бы меня в этом случае только одно, - он понизил голос до почти интимного шепота.
   - И что же? - подыграла Евера.
   - Где еще я найду такого друга и собутыльника?
   - И куда в итоге делся дракон, вы не знаете? - уже в дверях обернулась ленн.
   - Последний вопрос ведь уже был, - усмехнулся Дошар, но все же ответил: - Наверное, подался в Илмар.
   - Благодарю, ри, - Евера бросила на драконолетчика задумчивый взгляд. - А о вашем гостеприимстве я не забуду.
   - Буду рад в любое время дня. Но лучше все же ночью, - заверил ее мужчина. Ленн усмехнулась и вышла, позволив болтливому ри оставить за собою последнее слово.
   Вернувшись в город, Евера первым делом записала полученную информацию, оформив все в схемы. - так было проще потом сопоставлять факты. Город Илмар вертлявый зам Ксархина помянул дважды - и на это стоило обратить особое внимание. Отсутствие дракона, следы копоти и поведение Дошара почти уверили ее в том, что энтроп все еще жив. Ну, или же зам так пытался потактичнее намекнуть, что его начальника убили. В любом случае, разгадку нужно было искать в Илмаре. И хотя у Еверы закралась мыслишка воспользоваться приглашением ри и немного задержаться, она одернула себя. В любом случае, ей предстояло еще составить рапорт о случившемся. И что будет в нем написано, напрямую зависело от того, что она обнаружит в городе у подножия Колыбели.
   Вылетать ленн решила немедленно - к вечеру она вполне успевала добраться до центра округа, а уж там можно и переночевать, и подыскать компанию на ночь - обделять себя Хозяйка уж точно не была настроена. В целом, особой надобности спешить не было - доказательства, если таковые имелись, требовалось предоставить только безоговорочные. С другой стороны, промедление было чревато. Евере было неизвестно, знал ли Кархан о судебном слушание, где она обвинила Ксархина в убийстве брата и его дракона, но если подобная информация всплывет, это не должно было поставить под сомнение ее компетентность. Ведь, по сути, какое бы заключение она не предоставила, ее вполне можно было обвинить в предвзятости. А это отнюдь не лучшее, что можно внести в послужной список.
   Илмар встречал ее спустя почти два дня дивным видом закатного неба и утопающей в облаках вершиной Колыбели. Она видела эту красоту далеко не в первый раз, а все равно не могла отвести глаз от спящего вулкана. Эйр самостоятельно зашел на посадку, так что Хозяйка могла и дальше пребывать в восторженной задумчивости. А поразмыслить было над чем: например, как определить, что именно делал в Илмаре Ксархин перед самой своей гибелью? Не опрашивать же здесь каждого жителя? Вздохнув, ленн решила наведаться в местную администрацию и узнать, не отмечался ли риан Асгаера. Если дело было связано с документацией, это сильно облегчит ей задачу. Должны были бы остаться записи или копии. Куда хуже ситуация обстояла, если визит энтропа был личным. Тогда и впрямь впору было опрашивать прохожих, не попадался ли им приметный блондин.
   В ведомстве ее коллег ленн ожидал сюрприз в лице "любимого" начальника. Что забыл в Илмаре Кархан, в принципе, было понятно - он до сих пор с изрядным постоянством наведывался к Литте. Молоденькая Хозяйка с болезнью энтропов раздражала Еверу неимоверно после истории с Нараком. Так что даже если они и пересекались с рыжей драконолетчицей, то общение сводилось к выдавленным сквозь зубы приветствиям. Девчонка, похоже, искренне не понимала, чем так бесит блондинку, а ленн не собиралась заводить задушевные разговоры.
   - Ты какими судьбами здесь? - приподнял бровь Кархан. В его голосе звучало лишь искреннее любопытство, что порадовало Еверу. За предположение, что она пренебрегла обязанностями ради свидания с Нараком, начальник мог бы нарваться на жесткую отповедь. Уж в выражениях ленн особо не скупилась никогда.
   - Ксархин как раз перед смертью посещал Илмар. Прежде чем сделать предварительное заключение, я хочу проверить все версии, - откликнулась девушка.
   - Он наведывался к Мастеру, - неожиданно для блондинки сообщил Кархан. - Пойдем-ка со мной. Познакомлю с ним, заодно расскажешь, что выяснила.
   Евера прикусила язык. Закравшееся подозрение ей не понравилось совершенно. Если существовала хоть наименьшая возможность, что причиной смерти Ксархина стал его визит к Мастеру, то эту версию, конечно, стоило проверить. Но вот доказать что-либо будет невозможно - даже собери она все улики и призови на допрос душу умершего. Так что официальной версией мгновенно становился несчастный случай.
   Кейхем оказался седым мужчиной, устроившимся в кресле у камина. Выглядел Хозяин древним и мудрым - Евера оценила и крепкие руки, сжимавшие чашку, и цепкий взгляд, которым окинули гостью. В целом, она не удивилась бы, что вся эта обстановка лишь декорации для еще очень деятельного человека, и не задумывавшегося о покое.
   - Мастер, - Кархан склонил голову почтительно, но без подобострастия. За одно это начальника стоило зауважать. - Вот та ленн, что расследует гибель Ксархина.
   - Деточка, садись, пожалуйста, - тепло улыбнулся старик, но тут же добавил с тревогой: - Что случилось с моим учеником?
   - Несчастный случай, - вздохнула Евера, принимая протянутую ей чашечку с золотистым напитком. - Похоже на взрыв в результате конфликта магических сил. Причины уже не выяснить, то ли это из-за того, что он был энтропом и попытался тянуть магию из девушки, что с ним жила, то ли это у нее какая-то осечка приключилась.
   - А ведь он был так талантлив и так молод, - едва не всхлипнул старик, даже чай отставил, поскольку у него задрожали руки. То ли он и впрямь был ни при чем, то ли старый хрыч умеет хорошо играть нужную роль.
   - Может вы подскажете, зачем риан Ксархин прилетал к вам не так давно? - на всякий случай уточнила Евера, заметив задумчивый взгляд Кархана. Похоже, тот факт, что сначала она не спешила назвать причину произошедшего, а теперь вот так запросто сослалась на несчастный случай, не осталось незамеченным. Так что предстояло внимательно следить за всем, что придется говорить дальше.
   - О, все довольно просто, - охотно отозвался Мастер. - Он помогал мне в исследованиях этой болезни, так как добился интересных результатов. Теперь у меня есть возможность помогать таким вот обделенным силой Хозяевам. Обучение на самом деле приносит удивительные сюрпризы. Вы ведь знаете Литту, подругу вашего начальника? Она может подробней рассказать вам о наших занятиях.
   - Благодарю, - кивнула Евера. То ли старик решил не утруждать себя объяснениями, то ли знал про взаимную неприязнь женщин и специально отправил Еверу к своей ученице - это особой роли не играло.
   - А его дракон? - вдруг спросил Мастер. - Остался в этом их боевом отряде без всадников или улетел?
   - В цитадель он не возвращался, так что скоро будет здесь, - дипломатично отозвалась Хозяйка, которая сейчас поняла две вещи: во-первых, Кейхем попался, а во-вторых, ей все равно не узнать, зачем Мастеру нужен был дракон.
   Еще некоторое время посидев в обществе мужчин, ленн с деловитым видом начала собираться. Особо ее не удерживали. Понимая, что совершает должностное преступление, Евера уже мысленно составляла наиболее обтекаемый рапорт о трагической гибели риана Асгаера от несчастного случая. Нужно было также не забыть отправить копию оного в Дастиан, чтобы в округе могли подписать назначение Дошара на место погибшего командира. Не ей было тягаться с Мастером. Но если оставался хоть малейший шанс, что Ксархин выжил, для ленн это означало одно: своим отчетом она наживет себе злейшего врага.
   С другой стороны у нее не было доказательств против Кейхема. Затягивать же дело, ссылаясь на собственные подозрения, было бессмысленно - это повлекло бы нежелательное вмешательство других ленн и прочих, имеющих полномочия. Евера была скрупулезна, но не безгрешна, и давать повод ковыряться в своем нижнем белье она не собиралась. Если Ксархин объявится, в первую очередь ему придется иметь дело с Мастером. И если он это переживет, тогда ей и придется задуматься, как спасать себя. Но не сейчас.
  
  

   Феорэ
   Когда на следующий день в ее кабинет явился сослуживец Ксархина, девушка несколько напряглась. Во время вчерашнего разговора с командующим она почти постоянно ощущала на себе его взгляд, и подобное пристальное внимание порядком нервировало. Тем более что мужчина в разговоры не вступал и вообще производил довольно странное впечатление. Красивый и довольно утонченный, на фоне риана и его зама, он казался аристократом, случайно попавшим на сборище пусть и не плебеев, то уж точно людей не одного с ним положения. Феорэ не поняла, было ли его лицо в действительности бедно на эмоции или же маску отстраненного равнодушия он одел специально. И выяснять почему-то не тянуло. Но зато мужчина вполне искренне включался в разговоры, когда речь заходила о драконах. А значит, хотя бы одна общая тема у них была.
   Ощущение, что перед ней не совсем нормальный человек, лишь усилилось, когда Кристанс поздоровался с нею лишь после того, как внимательно обвел взглядом всех четырех разместившихся в пещере драконов.
   - Не стоит так нервничать, я не сумасшедший, - неожиданно произнес он мягким грудным голосом, даже не поворачиваясь в ее сторону, а продолжая поглаживать по носу изящного серебристого ящера.
   - Извините? - опешила Феорэ.
   - Тарис считает, что вы напряжены и несколько испуганы моим присутствием, - Кристанс указал на своего дракона, чтобы не возникло сомнений, о ком он говорит.
   - Но ведь он же не разговаривает, - окончательно впала в прострацию целительница.
   - Это не значит, что он ничего не понимает. Я могу общаться с драконами и без слов, - мужчина обернулся, и она впервые увидела на его лице едва обозначенную улыбку. - Что же касается людей, они для меня просто слишком шумные.
   - И ты так можешь говорить с каждым из них? - целительница широким жестом обвела всех летунов, внимательно за ними наблюдавших, а потом встала рядом с Крисом, поглаживая Тариса. - Как это работает?
   - С чужими - сложнее. Легче настраивать их с Хозяевами, - мужчина замолчал, внимательно глядя на собеседницу. - Ты не понимаешь меня, да?
   - Если честно, то нет, - развела руками девушка.
   - Ты менталист, - Кристанс вроде как не спрашивал, а утверждал. - Ты говоришь с разумными драконами, обмениваясь словами и образами.
   - Ну да, я так и с людьми могу, если поднапрягусь, - согласилась Феорэ.
   - Я не смогу заговорить с драконом мысленно, пока он сам ко мне не обратится. Но я могу сделать так, чтобы его энергетическое поле немного сместилось, начав соответствовать полю его Хозяина, чтобы настроить их друг на друга. Так понятнее?
   - То есть ваш ритуал, который проходит каждый избранный драконом, это настраивание энергетических полей двух существ друг на друга? - Феорэ показалось, что она сейчас просто рассмеется. Все оказалось так просто! Получается, с каждым из этих "неразумных" не придется биться так долго, как пришлось с Ацейром!
   - На момент ритуала мы все на несколько часов становимся менталистами, - кивнул Кристанс. - А затем сознание вновь "каменеет" и связь стабилизируется. От того, насколько хорошо успеют настроиться за отведенный промежуток времени Хозяин и его дракон, зависит, насколько успешно они будут взаимодействовать позже.
   - То есть улучшения или ухудшение невозможно? - девушка огляделась и пристроилась на заботливо подставленном хвосте Ацейра, похлопав подползшего крылатика по бронированному боку.
   - Естественным путем и очень медленно, - Кристанс снова смотрел словно сквозь нее, но теперь целительницу это не смущало. - Собственно, подобное происходит между любыми напарниками, которые за годы учатся понимать друг друга с полувзгляда. Можно и ускорить процесс, "подтолкнув" такую пару, но это становится возможным только при участии кого-то извне.
   - Экспериментировал? - лукаво усмехнулась девушка, а Крис снова сфокусировал на ней взгляд и ответил абсолютно очаровательной и даже чуть смущенной улыбкой.
   - Да, учил одну из энтропов работать с ее драконом. Сама бы она не смогла, даже знай, что нужно делать, - из-за болезни не хватило бы энергии.
   - А ты сможешь настроить драконов друг на друга? - подобралась к главному Феорэ.
   - Хочешь не обучать их, а как бы вложить в их разум способность к общению? - вроде бы она даже уловила вопросительные интонации в его голосе.
   - Ну, так попробовать нам никто не мешает, - хмыкнула девушка.
   - Разве что по одному, - снова впал в задумчивость мужчина, но целительница не спешила его возвращать в реальный мир. Она уже поняла, что идея Кристанса воодушевила, и он теперь просто пытается придумать решение для заданной задачки. Признаться, Феорэ даже не ожидала, что ей подвернется настолько талантливый помощник. Когда ей сбагрили этого парня, она на первых порах вообще задавалась вопросом: кому придется возвращать разум, ему или драконам? Силу обаяния этого странного человека Феорэ ощутила на себе и вскоре уже не могла понять, как она могла опасаться этого славного, пусть и несколько необычного парня.
   - И многие у вас так умеют? - поинтересовалась девушка на следующий день, когда ей пришел довольно четкий мыслеобраз от Деши. С Ацейром в свое время на это ушло раз в десять больше времени.
   - Кажется, я уникален, - откликнулся с другого конца пещеры Кристанс, что-то колдовавший над Немией и Тарисом. Феорэ даже поперхнулась, услышав в голосе собеседника лукавые нотки.
   - Давай считать, что ты меня утешил. Потому как это уж очень похоже на способности наших полукровок, а у вас их просто не может быть, - сменила тему девушка, дабы не заострять внимание на поведении собеседника. Понять его она все равно отчаялась.
   - Полукровки? - заинтересовался Кристанс, и следующие полчаса ушли на то, чтобы посветить гостя в тонкости этого феномена. У брата, безусловно, вышло бы лучше, но Нардана она не видела со вчерашнего вечера.
   Дальнейшее разделение ролей было закономерно: Кристанс работал с полями драконов, а Феорэ учила их передавать образы и мыслеречь. Хотя до последнего пока еще было далеко.
   Сидя возле ласкового черного ящера, Феорэ размышляла об услышаном. По сути, Крису повезло, что он перебрался сюда, ведь если его способности были настолько уникальны, то власти наверняка пошли бы на многое, чтобы заполучить парня. Совсем недавно подобной судьбы чудом избежал в этом мире Ксархин. А представлять, что ждало бы чудака, способного создать из двух совершенно разных существ единое целое одним усилием воли, Феорэ не хотела. К счастью для него, в этом мире Крису вряд ли что-то угрожало - природа связи драконов и их всадников здесь была совершенно иной.
   Появившуюся на пороге пару драконолетчиков ящеры слажено поприветствовали ментальными картинками, от чего шедшая впереди Сабриа даже споткнулась.
   - А вы основательно взялись за дело, - прокомментировала она, справившись с изумлением.
   - Крис оказался просто кладезем полезных идей, - похвалила напарника блондинка.
   - Я никогда не понимал его способности очаровывать женщин, - миролюбиво усмехнулся Аскшан.
   - Должен же у него быть какой-то секрет, - Сабрия пихнула спутника локтем. О том, что эти двое - постоянная пара, Феорэ знала еще из бесед с Ксархином. Но, на ее взгляд, они все же были несколько странными. Драконолетчики скорее напоминали не влюбленных, а хорошо сработавшихся напарников. Впрочем, они могли всего лишь разделять работу и удовольствие, а что творилось за дверью их спальни, целительницы не касалось.
   - Ксархин заглядывал? - тем временем полюбопытствовала Сабриа, направляясь к своему алому дракону.
   - Он не заходил, - откликнулся Ацейр, послав вместе с фразой волну тоски и растерянности.
   Люди переглянулись, а Феорэ поспешила повлиять на расстроенного и неразговорчивого дракона, чтобы он не ушел в глубокую апатию, как это сделал его Хозяин.
   - Я попробую его отыскать, - сдалась лекарь.
   На утесе, где он любил рисовать, энтропа не было. Это еще ничего не значило, пойти он мог, куда угодно, но целительница почему-то забеспокоилась.
   Она оббежала все возможные места, где блондина порой можно было отыскать в прошлый визит в их мир. Даже в лазарет заглянула, предположив, что этот умник довел-таки себя до нервного срыва. А потом посмеялась над этим предположением.
   Все оказалось довольно просто - встреченный в коридоре Нардан хмыкнул и сообщил, что она наверняка сможет отыскать пропажу в отведенных риану комнатах. Туда Феорэ и направилась, уже не особо задумываясь об уместности такого поступка. Все же она перенервничала, пока искала этого мужчину, который, по словам брата, сейчас напоминал смертника. Целительница всегда была честна сама с собою и после памятного разговора с Нарданом проанализировала свое отношение к энтропу. Раньше ей подобные типажи не нравились - слишком высокий, слишком плечистый, да и лицо не то чтобы красивое, скорее хищное. Но, безусловно, запоминающееся - такого раз увидишь, всю жизнь будешь помнить. Но риан неведомого Асгаера оказался харизматичен, неглуп и по-мужски очарователен. Феорэ и сама не поняла, когда ее интерес, как лекаря, перерос в чисто женский.
   Стоя перед дверью и ожидая, пока ей откроют, девушка невольно смутилась: она ведь на самом деле ожидала, что энтроп снова поселится в коморке у ее кабинета. Сейчас подобная мысль казалась абсурдной, но ведь целительница даже не предположила, что мужчина может перебраться в другие комнаты, и зря трепала себе нервы.
   Дверь ей открыл призрак. По крайней мере, девушке так показалось сначала - за прошедшие сутки Ксархин порядком осунулся. Обветренная, загорелая кожа побледнела, под глазами залегли синеватые тени. Он не спал, поняла лекарь, прикидывая, чем бы помочь своему нежданному пациенту-человеку.
   - Заходи, - "поприветствовал" ее мужчина, резко отворачиваясь и проходя вглубь комнаты. - Что-то хотела?
   - Поговорить, - девушка осмотрела помещение, отметив пустой поднос с тарелками на столе. Значит, он хотя бы голодовку не объявил. Решив похозяйничать, она направилась к окну и распахнула его, впуская колкое дыхание зимы.
   - Тебе отвели роль сиделки? - с вызовом спросил Ксархин, поджав губы. Впрочем, ответа ему не требовалось, так как мужчина махнул рукой и направился в другую комнату.
   Решив, что подобными детскими выходками он ее не смутит, драконья целительница направилась следом. Ксархин к тому времени успел умоститься на подоконник. Вполне возможно, что он так провел немало времени, - рядом Феорэ заметила его блокнот. Наброски, которые риан обычно бережно хранил, были рассыпаны по пушистому ковру. На одном из них лекарь заметила незаконченный портрет - он пытался нарисовать женщину, но ему никак не удавалось изобразить глаза, и грифель в этом месте был размазан.
   - Ты не заходил к Ацейру, - наконец произнесла девушка, понимая, что надо как-то начать этот сложный для них обоих разговор. Она вовсе не думала его обвинять, так что фраза стала лишь констатацией факта.
   - Думаю, ты и Кристанс уделили ему достаточно внимания, - глухо откликнулся риан.
   - Тем не менее, он переживает, - попробовала додавить целительница. - Я, кстати, тоже.
   - Совершенно напрасно, - в голосе мужчины зазвучали металлические нотки.
   Взгляд блондинки снова скользнул по разбросанным листочкам. Феорэ многое бы отдала, чтобы взглянуть на законченный портрет, и понять, какое выражение должно было быть у этого красивого лица с тонкими и аккуратными чертами.
   - Это Аяна? - все же спросила блондинка, хотя понимала, что у нее нет права задавать такие вопросы и бередить его душевную рану. Энтроп резко развернулся и мгновенно оказался рядом, чем даже испугал Феорэ, заставив ее невольно сделать шаг назад.
   - Какое тебе дело? - зло спросил мужчина. - Феорэ, нянька мне не нужна. У тебя есть, кем заниматься. А у себя я гребня и крыльев не наблюдаю.
   От злости и обиды девушке захотелось дать мужчине пощечину, чтобы хоть немного отрезвить. Вот только она сдержалась.Так делу она точно не поможет и не превратит нынешнего неприятного ей незнакомца в человека, в которого влюбилась вопреки доводам разума. А еще пришло понимание, что он едва держит себя в руках, ожидая любой провокации с ее стороны. Вместо этого она подалась вперед и поцеловала Ксархина, сильно сжимая пальцы на его плечах. Способ был варварский, но иного она сейчас просто не придумала.
   Поцелуй получился жестким, почти до боли, и теперь уже Ксархин цеплялся за нее, словно девушка была его единственным спасением. Феорэ осознала, что ограничиться одним поцелуем уже не получится, куда раньше, чем оказалась лежащей в его постели. С момента его отлета она ревновала и старалась поглубже затолкать воспоминания о мужчине, который не мог стать ее. А последние сутки волновалась и переживала - теперь все это нашло выход в бурной, почти животной страсти.  И лишь когда мужчина уснул, фактически отключившись, она некоторое время старалась понять, не сделала ли феерическую глупость, поддавшись инстинктивному порыву заполучить его хотя бы на этот час.
   Приподнявшись на локте, лекарь некоторое время разглядывала лицо спящего. Жесткие складки у губ разгладились, во сне его отпустило то дикое напряжение, в котором он пребывал последние дни. Тяжелая рука почти бережно лежала на ее талии, словно ему было важно, чтобы женщина не ушла. Но такой роскоши позволить себе Феорэ не могла. Вот это уже точно было бы ошибкой.
   Осторожно выбравшись из постели, стараясь не разбудить своей возней любовника, блондинка быстро оделась и скользнула к выходу. Почти на пороге она замерла и вернулась к окну, зябко поведя плечами, когда очередной порыв ночного ветра запутался в тонких шторах. Присев на корточки, она на ощупь отыскала столь заинтриговавшие ее рисунки. Создав крохотный шарик света, девушка быстро просмотрела наброски. Она не сомневалась, что Ксархин пытался нарисовать именно погибшую подругу. Вот только ни одна попытка не увенчалась успехом - портреты быль нечеткие, незаконченные. Что-то все время ускользало, и художника это злило - некоторые рисунки были много раз перечеркнуты. Феорэ отложила наброски и поднялась - больше ей здесь было нечего делать, если, конечно, она не хотела окончательно запутаться в своем отношении к блондину, а заодно сбить с толку его самого.
   Сейчас куда важнее было отвлечь от разрушающих Ксархина терзаний. В целом, девушка усмехнулась, она выполнила свой врачебный долг, сама став лекарством.
   Ксархин
   Ему снилось море. Бесконечная синева мерно вздымающихся волн, что неспешно наступают на берег. Оно тихонько рокотало, убаюкивая, и совершенно не хотелось открывать глаза и возвращаться из этого безвременья с запахом ветра и йода.
   Спустя некоторое время Ксархин понял, что проснулся, но характерный звук не прекращался. Любопытство заставило мужчину открыть глаза и осмотреться. На соседней подушке утробно урчал свернувшийся клубком кот. Некоторое время он задумчиво взирал на комок шерсти, ставший причиной его пробуждения, и прикидывал, как негодник попал в его комнату. Если конечно это Феорэ не превратилась в животинку.
   Феорэ...
   Ксархин резко сел на постели и взъерошил и без того пребывающую в беспорядке шевелюру. Да, с целительницей он крепко дал маху. Но, что интересно, от вчерашней апатии не осталось и следа, хотя на душе еще было гадко. И обязан этим он был именно девушке. Вот только Феорэ даже не сочла нужным остаться с ним до утра. В принципе, правильно поступила, ведь повел он себя далеко не лучшим образом.
   Но и сделать вид, что ничего не произошло, тоже было нельзя. Не в этом мире, не с этой женщиной. Он не помнил, кто первый начал тот поцелуй. Да, по сути, теперь это и не имело значения. В любом случае стоило поговорить с целительницей. И хотя мужчина даже не представлял, что именно должен сказать, он отправился приводить себя в порядок и одеваться, надеясь, что нужные слова придут сами. В конце концов, не мальчишка же он, чтобы бегать от ответственности за свои поступки. Пусть и не самые умные.
   Феорэ он нашел в пещере драконов. Тарис, серебристый ящер Кристанса, спал, положив морду на хвост Асанта. Ацейр привычно шипел на Деши, черный гигант нетерпеливо отмахивался, умудряясь одновременно выпрашивать у целительницы что-то вкусненькое.
   Завидев гостя, девушка приветливо кивнула и указала энтропу в направлении гостиной. С тех пор как драконы обрели способность общаться, пускай пока только передавая картинки, не стоило выяснять отношения при них. Это было чревато тем, что случайно выболтанный секрет тут же будет передан их всадникам.
   Ксархин успел несколько раз нетерпеливо обойти кабинет, прежде чем Феорэ появилась. Она была совершенно спокойна, будто между ними на самом деле не произошло ничего необычного.
   - Послушай, я хотел сказать тебе спасибо, - начал Ксархин с того, что сам же решил не озвучивать. - Я не...
   - Если скажешь, что ты не хотел, скормлю драконам, - хмыкнула целительница.
   - Я не знаю, что еще сказать, - признался энтроп. - Никогда не попадал в такую ситуацию, - заметив, как ее брови взлетели вверх, выдавая удивление, решил объясниться: - Я не спал с теми, с кем предстояло работать.
   Некоторое время Феорэ молчала, обдумывая услышанное, потом подошла и села за стол. Похоже, тот факт, что теперь ей пришлось смотреть на него снизу вверх, ее не смущал. Значит, на самом деле не чувствовала себя дискомфортно в его обществе. Или это опять было лишь ее умение до мелочей контролировать себя. Той ночью все было совсем иначе. И сейчас хотелось увидеть ее настоящую реакцию, а не очередную маску, предназначенную для чужаков. Или он - только лишь один из этих самых чужаков? Ксархин даже не понял, как отнестись к этой мысли, когда девушка заговорила:
   - Судя по всему, ты уже достаточно пришел в себя, чтобы подключиться к работе. А мы с тобой поговорим позже. Это не вопрос первостепенной важности. Когда для самого себя решишь, что ты хочешь мне сказать, - приходи, а пока предлагаю сменить тему.
   - И это все? - недоверчиво поинтересовался энтроп.
   - А ты ждешь, что я буду скандалить или жаловаться, что стала для тебя лекарством? - удивилась блондинка. - Не разочаровывай меня, Ксархин.
   - Постараюсь, - откликнулся бывший риан Асгаера и направился к выходу, со странным смешением облегчения и неудовлетворенности от этого разговора. Оборачиваться он не стал, прекрасно зная, что она уже вернулась к делам.
   Довольно скоро энтроп и думать забыл про утренний разговор с Феорэ, так как пришлось быстро включаться в работу. А уж командующий не терял времени даром, получив от гостей из другого мира столь важную информацию. В целом, Ксархин очень вовремя пришел в себя, так как днем уже планировался первый военный совет.
   Собрались в кабинете командующего. Некоторых из присутствующих риан видел впервые, но двух его заместителей узнал. Мужчины о чем-то тихонько спорили, но стоило всем собраться, тут же замолчали. С Ксархином на совет явились Сабриа и Аск, Крис же лишь отмахнулся, когда его спросили, пойдет ли он. В ближайшее время странноватого Хозяина было за уши не оттянуть от драконов.
   - Вы приняли решение? - коротко поинтересовался блондин, не желая ближайший час слушать споры. Может, командующий и был очень деятельным управляющим, не разменивающимся на длительные церемонии, но за остальных риан ручаться не мог.
   - Нам выгодно решить проблему с прорывами раз и навсегда, - заговорил Кеамир. - Но теперь возникает большое количество нюансов, связанных с переселением нескольких тысяч жителей другого мира. Нам нужны ваши знания, чтобы составить план действий.
   - Можете мною располагать, - кивнул энтроп.
   - Есть одна возможность, о которой нам рассказал Агадар, - продолжил лысый драконолетчик. - Если удастся вывести максимум ваших соплеменников и их драконов в сжатые сроки, то мы можем сразу же начать их расселять. При условии, что уберем Зиму, конечно. Земли, что нынче спят подо льдом, когда-то были довольно богаты, и там вполне можно было жить. Но нельзя же просто отправить туда тех, кто ничего не смыслит в нашем мире.
   - Учтите, что далеко не все будут счастливы от новости про переселение в новый мир, - на этот раз куда тактичней заметил риан.
   - Переселение может стать меньшим из зол, - жестко отозвался командующий. Один из замов согласно кивнул, а вот остальные такого энтузиазма не проявляли.
   - Вы решили все же воевать с Хозяевами на нашей территории? - удивился Ксархин.
   - Не воевать, а, по сути, блефовать. Хотя и до открытых стычек может дойти. Извини, Ксархин, вы хороши как патрульные, но убивать себе подобных вы не привыкли, - в голосе Кеамира лязгнула сталь. - Мы же всегда были не только охотниками на тварей, но и элитным армейским подразделением. Многим из нас доводилось наемничать. Так что даже на вашей территории мы можем оказаться силой, с которой Хозяевам не поспорить.
   - Меня это устраивает, - откликнулся блондин. Взгляды, которыми исподтишка его наградили некоторые присутствующие, энтроп проигнорировал. Они могли считать его предателем и перебежчиком - это совершенно не трогало. - Кеамир, у меня личные счеты с одним из Мастеров, вы помните, об этом я сообщил в вечер прилета. Так что не стоит рассчитывать, что я стану полезным помощником в переговорах. Мое присутствие может сказаться негативно, учитывая так же, что энтропов в нашем мире... недолюбливают.
   - Для многих ри ты пример, - негромко заметила Сабриа. - Тебя послушают воины.
   - То, что вы зовете болезнью, в этом мире очень может пригодиться, - вклинился в беседу Нардан.
   - Может это обеспечит поддержку энтропов? - понял мысль сына командующий.
   - Мое дело - предупредить вас о возможных проблемах, - пошел на попятную Ксархин. - Если вы считаете мое участие необходимым, я готов поспособствовать.
   Вникать в детали политических разборок риан не жаждал. Он не очень-то в этом разбирался, когда дело не касалось цитадели. В такие моменты ему очень не хватало Дошара - вот стриженый бы точно знал, что сказать и сделать.
   - Энтропы пойдут за тобой, - снова вмешалась Сабриа, - если покажешь им хотя бы часть того, чему учил ту девочку, Литту.
   - Предлагаешь превратить подобных мне в живое оружие? - риан одарил подчиненную тяжелым взглядом. Ему не понравилась подобная мысль, уже однажды высказанная Нарданом, а теперь и его собственной подчиненной.
   - Если вас смущает этическая сторона, то можете не переживать, - взял слово один из замов. - Я так понимаю, что твари из прорыва для вас пища. Вы сможете помогать нашим магам. Порой проникающие в мир сущности тонкого мира довольно агрессивны. Возможно, такое сотрудничество будет весьма продуктивным.
   - Надеюсь, что на практике это будет так же хорошо, насколько замечательно звучит, - вежливо оскалился Ксархин.
   - Полагаю, пределы такого взаимодействия каждый сможет избрать самостоятельно, - дипломатично отозвался зам.
   - Кстати, есть козырь, который может прибавить нам веса при переговорах. Вполне возможно, что все удастся решить почти мирно, - заявил второй помощник. - Как насчет химер?
   - Я этим вопросом займусь, - вызвался Нардан, делая Ксархину жест, что потом все объяснит. Энтроп и впрямь мало что понимал в этих странноватых тварюшках и от разъяснений бы не отказался.
   - В таком случае, давайте обсудим эти вопросы более детально, - резюмировал Кеамир. - Ксархин, мне нужны от вас максимально точные данные о политическом устройстве вашего общества. Мы обсуждали с вами это, но теперь изменился аспект. Нам нужно знать слабые стороны, возможные конфликты интересов - то, на чем можно сыграть в переговорах. Также понадобится карта и информация о местности и возможных ловушках, если дело дойдет до столкновений.
   - Карту я вам нарисую, - легко согласился энтроп. - Даже с указанием природных аномалий - я много где бывал, прежде чем попасть в Асгаер. С политической стороной, я думаю, вам может помочь Сабриа, - короткого взгляда на подчиненную хватило, чтобы убедиться, - что та ничуть не против и проявит должное старание. - Также могу проинструктировать тех, кто будет включен в посольство.
   - Тут есть один момент, - неожиданно вмешался Аскшан. - Могут возникнуть некоторые сложности с вашими драконами.
   - Что вы хотите этим сказать? - полюбопытствовал один из присутствующих с неприятной улыбкой, словно говорившей: "Уж вам ли говорить о проблемах с ящерами?"
   - Ацейру хватило десяти дней, чтобы начать терять разум. Не знаю, сколько продержатся те, кто родился разумным, но вряд ли многим дольше. А в таком состоянии они начнут паниковать и сорвут нам все дело, - Аск вернул говорившему ухмылку. - Но, поскольку вы со своими летунами просто договариваетесь, предлагаю схитрить. Вы правы насчет того, что Хозяева не умеют воевать между собой. Но у нас есть одно неоспоримое преимущество: мы едины со своими драконами. Хотите, чтобы вас на этом не поймали - создайте иллюзию такого же единства.
   - То есть хочешь договориться с ящерами, чтобы они менялись? - буквально налету ухватил мысль Нардан.
   - Именно так, - кивнул шатен. - Подберите драконов, похожих по размеру, расцветке и полу. Если в нашем мире не узнают о том, что драконы глупеют, а связи и вовсе не существует, это сыграет нам лишь на руку.
   - Ну, здесь все преимущества у драконьих целителей, - заявил Нардан. - Лучше них никто не знает каждого из драконов. Я поговорю с сестрой и несколькими ее коллегами. Они не откажутся помочь.
   - Озадачь их в ближайшие сроки, а мы пока определимся с составом посольства, - кивнул командующий.
   По решимости Кеамира становилось ясно, что сегодняшнее обсуждение тактических вопросов затянется далеко не на один час. Но радовало уже то, что дело сдвинулось с мертвой точки. Решение о начале активных действий было принято.
   Как-то само собой получалось, что вечерами, после насыщенных переговорами и прочими событиями дней, вся компания собиралась в кабинете Феорэ. Аскшан и Сабриа с удовольствием общались со своими драконами, которые с непосредственностью и детским восторгом делились с хозяевами своими успехами. Кристанс вообще готов был жить здесь и молиться на Феорэ. А Ксархин и Нардан подтягивались туда уже по привычке. Частенько к ним прибивался Ирик. Лекарь обычно устраивался в углу на кушетке и перебирал струны, наигрывая самые разнообразные мелодии.
   - Твой энтузиазм пугает даже Кеамира, - заявил однажды Нардан, валявшийся в кресле после напряженного дня. Они едва ли не на пальцах пытались объяснить создателям химер, что от них требуется, и к вечеру оба были совершенно вымотаны.
   - Времени у нас не так уж много, - пожал плечами энтроп.
   - Мы все это отлично помним, - огрызнулась уставшая и от этого раздраженная Сабриа.
   Аск бросил на подругу задумчивый взгляд и ободряюще пожал руку, после чего вообще притянул девушку к себе и обнял. Подобное проявление эмоций на людях Хозяйка не любила, но сейчас она уютно устроилась в руках любовника и, похоже, готова была сменить гнев на милость. - Если у тебя открылось второе дыхание, риан, то нас ты скоро загонишь.
   - Ты всегда можешь отказаться от участия, - невозмутимо, но жестко откликнулся пребывающий не в лучшем расположении духа энтроп.
   - Ты вообще впадаешь из крайности в крайность, - не осталась в долгу русоволосая всадница, и тут же обратилась к Феорэ: - Уж не знаю, что ты с ним сделала в прошлый раз, но поколдуй еще разок, чтобы он человеком стал. А то прет напролом, как ваши химеры.
   Ксархину стало неуютно - про разговор с целительницей он успел подзабыть. Теперь же некстати очнувшаяся совесть прозрачно намекала, что это было редкостным свинством с его стороны. Вряд ли Феорэ еще раз так "поколдует". С досады риан одернул подчиненную, за что получил укоризненный взгляд от Аска и недовольное фырканье от самой Сабрии. Но раз уж ему напомнили, то не следовало более откладывать объяснение с драконьей целительницей. Сама же блондинка на замечание никак не отреагировала.
   Впрочем, когда все стали расходиться, а Ксархин счел нужным остаться, Феорэ не удивилась.
   - Поддался на провокацию? - усмехнулась она, убирая в шкафчик чашки и уже очищенную заклинанием посуду.
   - Кем бы я был, не сделай этого? - вопросом на вопрос ответил энтроп, усмехаясь. В выдержке этой женщине было не отказать.
   - Итак, - Феорэ устроилась на стуле и приготовилась слушать, - что еще подсказывает, скажем, совесть? - даже удивительно, но сейчас было видно, что девушка чуть насмешливым вопросом пытается сгладить возникшее чувство неловкости.
   Некоторое время мужчина подбирал слова, не зная, с чего именно начать. Он осознавал, что стоит быть предельно честным, хотя правда может совершенно не понравиться собеседнице. А уж обидеть Феорэ ему хотелось меньше всего.
   - Проблема заключается в том, что я очень смутно представляю, что будет нормой в вашем мире, - решил все же зайти издалека Ксархин. - Я не знаю, зачем ты пришла ко мне в ту ночь, но должен предупредить, что могу не оправдать твоих ожиданий. А ведь в моем понимании, ты из тех женщин, которым не предлагают непродолжительные интрижки.
   - Скажем так, в нашей культуре это не принято, - нашла обтекаемую формулировку собеседница.
   - Я не стану кривить душой и отрицать факт, что я тебя хочу. Но при этом нет никаких гарантий, что я смогу тебя любить, - решил больше не ходить вокруг да около Ксархин.
   - Потому что в прошлый раз для тебя все закончилось очень плохо? - негромко спросила девушка.
   - Я не любил Аяну, - Ксархин прямо посмотрел в глаза собеседницы и увидел там непонимание. - Ты уже много знаешь про связь с драконами. Нашим ящерам мы отдаем всю свою нежность. Мы просто не в состоянии любить кого-то еще, - он помолчал, ожидая, решит ли Феорэ как-то прореагировать, а потом снова заговорил: - Помнишь те листочки на полу с ее портретом? Я даже не могу толком вспомнить, как она выглядела. Я пытался заставить себя скорбеть о ней, а мог думать только о том, что Мастер меня предал. И все, ради чего я жил и во что верил - это ложь.
   - Он для тебя так много значил? - тихо поинтересовалась Феорэ.
   - Для нас Мастера - это и наши отцы, и наши учителя, и наши жизненные ориентиры, - пояснил Ксархин.
   - А как же нормальные семьи? - похоже, у целительницы никак не могла сложиться полная картинка касательно нравов, царящих в его родном мире. - Неужели не появляется желание найти "своего" человека?
   - У нас такое понятие очень размыто, даже у тех, кто родился у пары Хозяев. Я и вовсе сирота. Драконолетчики вообще редко женятся - предпочитаем заводить временные отношения.
   - Получается, что я могу рассчитывать только на роль твоей любовницы? - прямо поинтересовалась Феорэ, а Ксархин понял, что не может сказать ни "да", ни "нет". Не хотелось ни обидеть, ни давать ложных надежд. - Но ты зря переживал. Меня это устраивает.
   - Почему? - Ксархин искренне растерялся.
   - Потому что я считаю, что вскоре это изменится, - отозвалась Феорэ совершенно серьезно. - Здесь, когда драконы обретут разум, они захотят большей независимости, перестанут быть маленькими детьми. Так что мы можем попробовать и, если ты поймешь, что отношение ко мне не меняется... От ошибок никто не застрахован, а в нашем мире отношения далеко не всегда заканчиваются браком. Не стоит все идеализировать.
   Энтроп уловил, что разговор пора прекращать. Девушка с готовностью отозвалась на поцелуй, и оторваться от ее губ он смог, лишь только когда услышал сдавленное покашливание за спиной.
   - Ребята, мне погулять? - с извиняющимися нотками в голосе поинтересовалась возникшая на пороге кабинета розововолосая сестрица Нардана.
   - Нет, - откликнулась целительница, и Ксархину пришлось отодвинуться, чтобы девушка могла спрыгнуть со стола, на котором к тому времени оказалась. - Что-то серьезное?
   - Нардана найти не смогла, решила заглянуть к тебе, - пожала плечами полукровка. - Ну не к Кеамиру же мне напрямую с отчетом являться.
   - Что-то срочное? - кисло поинтересовалась Феорэ. - Я не вмешиваюсь в дела отца и брата, ты же знаешь.
   - В принципе, пока что это ждет, - легко согласилась Ирунэ. - Но у меня еще и личная просьба к тебе. Насчет драконов.
   - Ирунэ, все, что захочешь. Но только утром, - с нажимом произнесла лекарь.
   - Ладно-ладно, - шутливо подняла руки и попятилась девушка. - Но завтра явлюсь пораньше.
   - Хорошо, - усмехнулась драконья целительница, дождалась, пока гостья удалится и развернулась к энтропу. Видимо, что-то она увидела в его глазах, так как настороженно поинтересовалась: - Мне стоит знать что-то еще?
   - Ты спрашивала про семьи, - решил уже быть абсолютно откровенным мужчина, - так что дело было скорее в нем, а не в Аяне. Наверное, тебе стоит знать, что как раз ребенка я очень хотел. И хотел бы в будущем.
   - Это предложение родить тебе ребенка? - с непередаваемым выражением полюбопытствовала блондинка.
   - Нет, просто я не хочу, чтобы оставалась некая недосказанность, - терпеливо пояснил Ксархин.
   - Хорошо, я запомню, - улыбнулась Феоре. - Так на чем мы остановились?
   - Может, не будем смущать драконов? - предложил риан.
   - Я не хочу, чтобы на рассвете меня подняла деятельная Ирунэ, - мурлыкнула девушка.
   - Думаю, она еще не успела разведать, где находится моя комната, - понял опасения блондинки Ксархин. Энтроп лишь недавно убрал в папку разбросанные по полу наброски, изображавших Аяну. Теперь же это оказалось не лишним.
  
   Нардан
   Вернувшись утром в свои комнаты и застав там сладко посапывающую Ирунэ, Нардан понял, что бурно проведенную ночь продлить здоровым сном не получится. Если сестрица решила его дождаться, а не просто оставила после себя магически запечатанную записку, значит, дело было важным и стоило потраченного времени. Или очень личным - хотя с подобным вопросом к родственнику полукровка обращалась лишь однажды.
   Будить девушку не пришлось - стоило подойти к кровати, как сестра открыла глаза. Нардан на всякий случай замер - спросонок Ирунэ запросто могла и ножом бросить, не разобравшись, кто перед ней. Но ему повезло, родича она опознала сразу и сладко зевнула, потягиваясь.
   - Доброе утро, - не без ехидцы поздоровался Нардан.
   - И тебе, гулящий мой братец, - согласилась полукровка.
   - Тебя выгнали, и негде было переночевать? Или пришла по делу? - красноволосый всадник плеснул в стакан холодного вина, поморщился, и лишь затем предложил угощение гостье: - Будешь?
   - Сначала бы поесть, - отрицательно качнула головой Ирунэ, наблюдая, как пожавший плечами мужчина устраивается в кресле.
   - А у меня день еще не заканчивался, - пояснил он в ответ на задумчивый взгляд.
   - Мне как-то все равно, - отмахнулась собеседница. - Гильдия приняла решение относительно вашей просьбы. Но есть несколько условий, которые стоит выслушать командующему.
   - Нужна личная встреча? - полюбопытствовал Нардан, враз перестав быть томным.
   - Вообще-то, нет, иначе бы пришла мать. Хватит и тебя, - очаровательно улыбнулась маленькая стерва.
   - Ну, тогда не надо изображать такую важность, - фыркнул ее брат. - Выкладывай уже.
   - Вся информация, которая поступает во внешний мир из зимних земель, теперь идет через гильдию. Случай с этим вашим Альбом наглядно подтвердил, что эта мера необходима, - припечатала Ирунэ, даже перестав демонстративно жеманничать. - Только времени у вас немного. Довольно скоро тайные службы распознают информационную блокаду, поймут, что их дурят и станут искать обходные пути.
   - И найдут, - подытожил Нардан.
   - Именно так, - Ирунэ направилась к зеркалу, чтобы поправить несколько взъерошенные после сна косички. - Времени у вас недели три не больше.
   - Это уже неплохо, - кивнул собеседник, просчитывая в уме варианты. Получалось, что после перехода в мир Ксархина политикам других стран останется лишь ожидать результатов этой эскапады. - Но ты говорила про условия.
   - Сам понимаешь, что за молчание нужно платить, - охотно отозвалась девушка. - Кого можно было придавить - мы придавили. Но есть те, на кого звон монет подействует лучше, чем любое запугивание. Брать на себя траты гильдия не собирается.
   - Это и понятно, - хмыкнул Нардан. - А второе?
   - Личный представитель гильдии в составе посольства, - чуть напряженно отозвалась Ирунэ.
   - Сейчас я угадаю, - закатил глаза драконолетчик. - Тебе не просто хочется побывать в другом мире, ты нашла этому еще и необходимое объяснение.
   - Можно и так сказать, - легко согласилась девушка. - Хотя на деле это не мое условие.
   - Ирунэ, а как ты туда попасть собралась, если не секрет? - вежливо оскалился Нардан. - Драконы не любят полукровок, сама знаешь.
   - Надеюсь на таланты вашего гостя, - не хуже него скорчила рожицу розововолосая.
   - Про это, значит, ты уже успела выяснить, - усмехнулся мужчина.
   - Я умею собирать информацию, - ухмыльнулась в ответ собеседница. - Так что могу быть полезна даже с учетом того, что не знаю специфики того мира.
   - И теперь эту мысль я должен преподнести отцу, - понятливо хмыкнул драконолетчик. - В целом, это реально. Тем более что Кеамир лично собирается возглавить посольство.
   Похоже, это выяснить сестренка еще не успела, и теперь, закусив губу, девушка обдумывала услышанное. Нардан понимал, что такое проявление эмоций она позволила себе только в его присутствии. Будь в комнате еще кто-либо, и полукровка явила бы миру лишь бесстрастную маску.
   - Дело, конечно, хозяйское, - наконец заявила мелкая. - Но я бы не советовала. Извини, но эту дырку лучше заткнуть чьей-то менее ценной задницей.
   - Это ты Кеамиру скажи. В тех же выражениях, - порекомендовал драконолетчик, ухмыляясь. Он был согласен с сестрой, но озвучивать свое мнение не спешил. Видимо у командующего были причины поступать именно так, и делиться ими он не собирался даже с сыном, которому вверял самые секретные дела. Мысль, что это попросту банальный интерес, Нардан отмел сразу же. - Так ты остаешься здесь? - поинтересовался он у сестры.
   - В твоей комнате?
   - В Сабайфар, - с улыбкой уточнил красноволосый.
   - Да, и смиренно жду решения, - девушка скрылась в ванной, и вскоре оттуда послышался плеск. - Заодно Феорэ проведаю и уточню у Кристанса про возможное сотрудничество. Я тебя своим соседством не потесню? - крикнула сестрица из-за двери.
   - Боишься ночевать одна из-за темноты? - ехидно поддел ее всадник.
   - Не хочу снимать комнату, а то найду только с хозяином и не высплюсь, - мордашки Ирунэ он не видел, но готов был поспорить, что выражение на ней приневиннейшее. Нардан только хмыкнул - малявка была неисправима.
   Разговор с отцом парень решил не откладывать - информация была важной и достаточно спешной. Настолько, что Ирунэ вполне могла не тратить время до утра. Хотя вряд ли он обрадовался бы ей среди ночи, поскольку едва сумел выкроить время, чтобы повидаться с Эри.
   Командующий был не один, но стоило ему завидеть сына, как он приветственно махнул рукой, предлагая присоединиться к совещанию, и поинтересовался:
   - Какие новости?
   Передав принесенные Ирунэ вести, драконолетчик подытожил:
   - В любом случае мы не успеем решить все дела с тем миром так, чтобы здешние правители не успели прознать о происходящем. Конечно, лучше было бы поставить их перед фактом переселения такого числа драконолетчиков, но даже при нынешнем раскладе вмешаться они уже не успеют.
   - Я все еще думаю, что стоило бы созвать Большой совет и решить вопрос с другим миром вместе с остальными владыками, - высказался второй заместитель отца. Сколько Нардан себя помнил, Гейрих всегда был аккуратистом и перестраховщиком. Именно поэтому и стал незаменимым в вопросах, связанных с обеспечением Хранителей Зимы, как очень метко прозвал их сообщество Ксархин, всем необходимым.
   - Тогда рассмотрение затянется на годы, а в том мире успеют выработать стратегию либо по защите своих интересов, либо по захвату нас, что еще веселее, - фыркнул его извечный оппонент, Шандар. Этот мужчина официально командовал всеми драконолетчиками и всеми без исключения считался едва ли не главным задирой Сабайфар. По крайней мере, в прошлом. О его приключениях ходили если не легенды, то анекдоты.
   - Нами уже поднимался вопрос по поводу претензий сразу трех стран на земли, которые сейчас занимает Зима, но однозначного решения мы так и не приняли, - заговорил тем временем Гейрих. - Учитывая, что мне придется временно исполнять обязанности командующего, хочу понять, что делать и на что ссылаться, когда правители Асканты и Тайтании об этом вспомнят.
   - А Зима-то вот она, никуда не делась, - оскалил в улыбке белоснежные зубы Шандар. - Так что с нас и взятки гладки, на своей территории мы можем делать, что хотим. Суверенное государство, это вам не дракон чихнул.
   - В любом случае, времени менять планы не осталось, - заметил командующий. - Вы ведь помните, на каких условиях всадникам передавались эти земли? Найдите бумаги и предоставьте их посольствам, если таковые явятся раньше, чем мы закончим дела в мире Хозяев.
   - Пока существуют прорывы, мы в своем праве, но лучше не дразнить соседей. Тем более, что мы решили раз и навсегда покончить с этим источником проблем, - согласился Нардан.
   - А вы вообще не задумывались, зачем нам их прекращать? - неожиданно вспылил Гейрих. - Это же не только крах основы нашего государства, это, по сути, причина, которая изменит жизнь каждого, имеющего отношение к Зиме. Куда прикажете девать тех же сторожевых химер? И что тогда будет охранять кольцо Каменных Стражей? Пришлых с их безмозглыми ящерицами?
   - Драконы обретают разум после перехода, - холодно произнес Нардан, которому подобное отношение к крылатым напарникам претило.
   - Если мы проигнорируем возможный выход из ситуации с прорывами, это как раз и будет преступлением, ведь мы нарушим раз данную клятву, - более чем прохладно заговорил один из старших командиров патрулей, присутствовавших на совещании.
   - Решение о создании зоны локализации прорывов подписали пять государств, - упрямо проворчал Гейрих. - Мы в любом случае нарушаем клятву перед союзниками, скрывая от них информацию.
   - До окончания операции все контакты с миром Хозяев было решено держать в секрете, - негромко напомнил Кеамир, но остальные спорщики закрыли рты, как по команде. - Любое разглашение до отмены этого приказа будет считаться государственной изменой. Еще вопросы по этой теме есть?
   - Нет, командующий, - едва ли не хором отозвались они, но по лицам Нардан прочел, что каждый остался при своем мнении. Ему даже не надо было опускать щиты, чтобы распознать эмоциональный фон, - и так все было ясно.
   - До вечера мне нужны заявки всех желающих войти в состав посольства, - распорядился Кеамир. - Гейрих, отыщи документы. Шандар, твоя кандидатура исключается. Ты мне будешь нужен здесь.
   - Да, командующий, - летчик бросил неприязненный взгляд на своего вечного оппонента, и Нардан едва не поаплодировал задиристому вояке. Может, с виду Шандар и не казался умником, но дураком он точно не был. Иначе не стал бы одним из трех заместителей главы их странного государства. А не понять, что Шандар останется присматривать за Гейрихом, было невозможно.
   И хотя в чем-то второй заместитель командующего был прав - действия правителей Сабайфар не найдут поддержки у владык других государств, подобная агрессивная манера ведения дела была единственно допустимой в данном случае.
   - Я поставлю в известность наших гостей, - вступил в разговор Нардан, желая ретироваться. Отцу еще предстояло отдать немало поручений своим заместителям и ближайшим помощникам, и в присутствии самого красноволосого всадника необходимости не было.
   - Как быстро мы сможем выступить? - вдогонку поинтересовался командующий.
   - К утру можно все подготовить, - заверил Нардан. - Но необходимо еще уточнить у Феоре, каковы успехи ее чешуйчатых пациентов. Если драконы гостей все еще не могут нормально общаться, вылет откладывался. Ведь именно им предстоит стать проводниками между мирами.
   - Известишь, - коротко кивнул отец.
   Визиты к ученым и в драконятник неприятных сюрпризов не преподнесли. С тех пор, как Аскшан высказал дельную идею про необходимость менять ящеров, драконьи целители и обслуживающий персонал принялись воплощать ее в реальность. Химеры, которых предстояло использовать для связи, уже так же были готовы - один выводок еще накануне доставили в Зимнюю столицу двое химерологов, которым предстояло контролировать своих питомцев.
   Первым, кого драконолетчик встретил в лечебнице сестры, был Кристанс. Хозяин с блаженным видом чесал за ухом драконицу Феорэ. Обычно застенчивая Каора млела и совсем по-собачьи стучала по полу кончиком хвоста. По пещере от этого шел гул. Коротко поинтересовавшись местонахождением родственницы, Нардан отправился в ее кабинет.
   Столкнувшись с сестрицей буквально на пороге, Нардан тут же почувствовал, как она наглухо опустила щиты, отрезая от него свои эмоции.
   - Ты просто не хочешь меня напрягать своим мироощущением, или есть иная причина этому? - откровенно полюбопытствовал он.
   - Все в порядке, - беззаботно пожала плечами сестра. Слишком невинно, чтобы он безоговорочно ей поверил.
   - А как успехи у твоих подопечных? - решил не акцентировать внимание на странностях Нардан. Надо будет - или сама скажет, или еще как-то даст понять, что происходит.
   - Если ты про подготовку к перелету в мир Ксархина, то они готовы, - Феорэ оказалась потрясающе осведомлена. Судя по всему, это поняла и она сама, так как решила объяснить: - Ко мне недавно забрела наша чудная парочка ученых.
   - Агадар снова пытался сосватать тебя за Корина? - хмыкнул всадник, но реакция сестры, опустившей взгляд, заставила задуматься.
   - Ты по делу? - мгновенно решила перевести разговор в другое русло девушка, лишь подтвердив подозрение брата, что на ее личном фронте что-то нечисто. Впрочем, Феорэ не была маленькой девочкой, чтобы он контролировал этот аспект ее жизни. Достаточно было его вмешательства, когда она начала заглядываться на их залетного гостя.
   - Собственно, я хотел сообщить, что ты не полетишь к Хозяевам в составе посольства, - заявил Нардан, с некоторой опаской ожидая ее реакции. Решение отца на этот счет он поддерживал, хотя именно она тратила силы и время на драконов их гостей.
   - Я догадалась, - фыркнула сестра, чем снова его удивила. - Тому миру хватит тебя, отца и Ирунэ. Если туда еще и я полечу, получится не посольство, а семейный вылет. Да и от меня будет больше толку здесь, буду контролировать обмен драконами и помогать им восстанавливаться.
   - Ты так спокойно упускаешь возможность слетать в другой мир? - Нардан насторожился. Феорэ хотя и была на диво трезвомыслящей женщиной, но чтобы она даже не повоевала за свои права?
   - Вы же приведете их сюда, - сестра постаралась его обойти, но Нардан заступил дорогу.
   - Понимаешь, что такая покладистость выглядит слишком подозрительно?
   - А ты пораскинь мозгами, - огрызнулась целительница, - и додумайся, наконец, что я провела прошлую ночь с мужчиной и не собираюсь портить себе чудное настроение. Так что просто радуйся, что я не собираюсь скандалить.
   С ответом красноволосый всадник не нашелся. Подобная откровенность несколько обескураживала.
   - Мне спрашивать, с кем? - осторожно поинтересовался он, заранее уговаривая себя ничему не удивляться.
   - Нардан, ты сегодня на патрулирование без шапки летал? Что-то весьма туго соображаешь, - ухмыльнулась девушка. - Я тебе докладывать не буду.
   На этом животрепещущую тему свернули, и пребывающий в крайней степени удивления драконолетчик был безжалостно вытолкан в коридор.
   Дальнейшие сборы проходили довольно споро. Излишней шумихи не разводили, так как каждый знал свою роль. Пожалуй, сложнее всего пришлось ученым, которым предстояло зафиксировать координаты мира, в который должно было переместиться посольство. С самим переходом тоже было не все просто. Если в случае одиночного перемещения можно было использовать уже существующий прорыв, то теперь требовалось изобрести нечто принципиально новое. Разрывы реальности в мире Хозяев возникали где угодно, а посольству необходимо было попасть в точно определенное место. Агадар, на не совсем здоровую голову которого легла эта задача, думал долго, попутно пичкая всех проходивших мимо его лаборатории выпечкой собственного изготовления. Когда теоретик был занят какой-то загадкой, он производил хлебобулочные ужасы в неимоверных количествах. На третий день у него закономерно закончились продукты, но решение было найдено - магия драконов. Ящеры были в состоянии сжимать пространство, чтобы достигать нужного места в кратчайшие сроки. Вся разница была лишь в том, что им требовалось представить себе место назначения не в пределах собственного мира, а в ином измерении. Чтобы справиться с этим этапом, пришлось подключить к работе летунов Хозяев. Ацейру и остальным предстояло в мельчайших деталях вспомнить окрестности Асгаера и передать образ вместе с ощущениями остальным участникам полета. В свою очередь, местные драконы усиленно делились с новенькими знаниями относительно межпространственных перелетов. Дело существенно облегчил тот факт, что подобные навыки у гостей имелись, разве что они никогда не пытались проделывать коридоры все вместе. Несколько раз крылатые даже устраивали себе нечто вроде тренировки, летая над зимними землями. Немия, поделившаяся со своим всадником этой информацией, была чрезвычайно довольна.
   Поскольку все участники предстоящей эскапады, как двуногие, так и крылатые, были готовы, причин откладывать вылет больше не было. Ранним утром следующего дня они собрались покинуть Сабайфар.
   - Что это? - подошедший Ксархин указал на три клетки, которые должны были поднять на специальных ремнях самые крупные драконы.
   - Химеры, экспериментальные образцы, - откликнулся Нардан. - Помнишь, на совете о них шла речь?
   - Крылатые? - удивился блондин. - Мне казалось, что таких вы создавать не хотели?
   - Я же не сказал, что мы заберем их обратно, - пожал плечами Нардан.
   Суть проблемы сводилась к тому, что крылатых химер Хранители никогда не выводили. Драконы не стали бы терпеливо наблюдать, как люди создают живое оружие против них. Да и не стоило давать подобную информацию в "чужие" руки. Правители других государств не отказались бы от возможности получить способ контролировать всадников, угрожая ящерам. Так что возвращать химер в родной мир никто не собирался - им предстояло сыграть роль пугала для Хозяев и охранять цитадель Асгаера на случай, если местные всадники не проявят должного гостеприимства.
   - Воздух принадлежит драконам, - одобрительно откликнулся Ксархин и по крылу Ацейра взбежал в седло.
   Для осуществления перехода была выбрана одна из дальних застав - лишние свидетели были ни к чему. Ученые уже прибыли и установили свои приборы, кристаллы и начертали на очищенной от снега земле понятные лишь им одним фигуры. Прилетевшие всадники даже и не думали спускаться на землю, в седлах дожидаясь отмашки к действию.
   - Ну, поехали, - заорал Агадар и жизнерадостно махнул рукой, когда над странной фигурой появилось едва заметное мерцание. Непривычно молчаливые драконы заложили крутой вираж и стали по очереди пролетать через зыбкий портал, созданный их собственной магией и безумным гением колдуна-теоретика. Переход запомнился Нардану как непродолжительное серебристое мерцание.
   Мир Хозяев встретил их закатным небом, на котором не было ни следа зыбкого марева, что вызывала близость тонкого мира, - только перьевые облака, окрашенные в персиковый и розовый. Никаких ложных лун не было и в помине, что создавало очень странное впечатление.
   Сидевшая за спиной брата Ирунэ заерзала в седле, пытаясь разглядеть окрестности получше. Было решено, что ей попробуют найти дракона среди местных, поскольку в родном мире крылатые не захотели с нею работать - слишком нестабильная даже у "равновесной" магия их отпугивала. Полукровка стала не единственным "пассажиром", взятым в этот вылет. Двое химерологов и несколько магов, среди которых был и Корин, так же устроились в специальных дополнительных седлах.
   Теперь отряду пришлось перегруппироваться, и в авангард вылетели четыре дракона Хозяев. Уже через двадцать минут Немия сообщила своему наезднику, что они прибывают.
   Местные выбрали точкой высадки наиболее удаленную от города часть цитадели. Сама крепость, врезанная прямо в желтоватую скалу, немного напомнила Нардану Сабайфар. Он готов был поспорить, что гора вся пронизана ходами и пещерами, в которых местные если не жили, то устраивали склады или же логова для своих летунов.
   На узком, но длинном каменном парапете, предназначенном для посадки драконов, их ждало большое количество народу. Без малого четыре десятка всадников видно было издалека, и пропустить их прибытие местные уж точно не могли.
   Ацейр издал приветственный рык и спикировал вниз, блеснув стальной чешуей. Остальные по одному последовали за ним, сохраняя молчание. Было решено пока не афишировать способности драконов. Подобные новости стоило преподносить эффектно.
   Встречающие дождались, пока все летуны приземлятся, и только тогда подошли поближе. Здесь присутствовали только воины, насколько мог судить Нардан, - на всех были характерные кожаные доспехи, что так любили драконолетчики обоих миров. Ксархина и его спутников здесь были очень рады видеть, причем настолько, что на внушительный "эскорт" внимания обращали минимум. Риана едва не удушили в объятиях его подчиненные. Видимо, оставленный им зам до последнего хранил тайну, и никто так и не узнал, что обожаемый командир остался жив. Сам стриженный, о котором квартерон слышал и от Ксархина, и от Аскшана, с которым успел подружиться, держался неподалеку и подошел поприветствовать друзей одним из последних. Но когда Дошар от души приложил своего риана по спине, жизнерадостно обнимаясь с ним на глазах у подчиненных, от него ощущалась такая неподдельная радость и облегчение, что Нардан и не подумал усомниться в искренности его чувств. Стриженый, похоже, переживал куда больше, чем все остальные, зная всю подноготную произошедшего.
   - Я смотрю, ты нашел себе компанию, - заметил, наконец, Дошар, приветственно кивая новоприбывшим.
   - Рассели их в цитадели и собери созвездие в главном зале, - отдал распоряжение Ксархин.
   - Дожидаться патрульных не будем? - коротко поинтересовался зам, уже отдавая кому-то распоряжения.
   - Нет времени, - покачал головой энтроп. - И вот еще что. Мне нужно, чтобы на собрании присутствовали шиан. В общем, тащи всех, кого найдешь, лишними не будут.
   - А ты думаешь, что новость о твоем возвращении оставит кого-то безучастным? - ехидно осведомился Дошар.
   - Вот и хорошо, - кивнул Ксархин. - Проблемы были?
   - Провели расследование и твою смерть признали последствием магической ошибки, - отрапортовал стриженый. - Потом расскажу подробней.
   - Спасибо, - улыбнулся риан и направился в цитадель. - Ирунэ, готовься на сегодняшний вечер. Не стоит откладывать процедуру надолго.
   Сестрица резвым розовеньким мячиком упрыгала за энтропом. Местные проводили явно нестандартную девицу удивленными взглядами. Впрочем, самому Нардану из-за его цвета волос тоже досталось немало внимания.
   Расселил их Дошар оперативно и всех очень близко друг к другу. Словно специально держал комнаты для вот таких вот необычных гостей - люди из созвездия рядом не жили. Похоже, им просто отвели один свободный этаж.
   - Представляешь, помимо Сабрии, я тут единственная женщина, которая будет летать на драконе, - заявила сестра, объявившаяся на пороге его небольшой, но какой-то уютной комнаты.
   - Ты так уверена, что Крис справится? Драконы не любят полукровок. Местные могут быть не исключением.
   - Я пригрозила Кристансу, что если он мне не поможет, я буду всю дорогу летать с ним, - девушка без спросу заняла единственное свободное кресло и задрала повыше хорошенькие ножки. - Кажется, ему это не понравилось.
   Нардану не хотелось, чтобы Ирунэ разочаровалась, если эксперимент не увенчается успехом, но продолжать указывать на неувязки в их плане было бы свинством. Он ведь ощутил ее раздражение, пусть даже на предыдущую фразу полукровка и ответила шуткой.
   - Пойдем лучше в общий зал и послушаем, что будет говорить Ксархин, - примиряюще предложил мужчина.
   Народу в помещение набилось немало. Кроме воинов в кожаной броне и практически всех гостей цитадели, здесь было много магов - они рядились в приметные мантии, так что спутать их с остальными было сложно. Вот среди них как раз встречались женщины. И Нардану тут же стало интересно почувствовать их эмоциональный фон. Если местные красотки не фонят так же, как и Хозяева, пребывание в этом мире могло бы стать куда как приятней.
   Новоприбывшие Хранители заняли длинный стол вдоль дальней стены, местные драконолетчики привычно рассаживались за столы так, как они это делали из года в год, а маги и обслуживающий персонал толпились вдоль стен. Пожалуй, в цитадели не осталось никого, кто бы не пришел послушать речь вернувшегося риана.
   - Все вы знаете, что меня объявили погибшим, - Ксархин говорил негромко, но Нардан готов был поспорить, что его слышно всем. - Но не все догадываются, что меня пытались убить.
   В зале кто-то тихонько охнул, остальные же молчали. Нехорошо так молчали, мрачно. Драконолетчики отчетливо понимали, что это - лишь цветочки, и до ягодок начальство еще не добралось. Ксархин обстоятельно рассказывал о своем первом вынужденном путешествии на родину Хранителей, о своем разговоре с Мастером, о последующих событиях. Нардану и самому было небезынтересно. Привычный ему родной мир в рассказе риана выглядел... странно. И, похоже, не один он испытал схожие чувства.
   - Мой Мастер, которому я привык доверять больше, чем себе, предал меня, - спокойно говорил энтроп. - Он, как и большинство его коллег, не способны принять новую правду, которая изменит устоявшийся порядок вещей. Прорывы можно прекратить раз и навсегда, но они продолжают цепляться за свою власть. В спокойном и сытом Илмаре такие иллюзии поддерживать легко. Но мы - на передовой. Не мне вам рассказывать, что из врат начинают появляться новые твари, бороться с которыми становится все сложней. И если нам по силам решить этот вопрос раз и навсегда, то неужели мы будем бездействовать?
   За прошедшее время ученые наших гостей успели это установить - альтернативного решения не подобрать, постоянно действующий портал поддерживать не удастся. К сожалению, это означает, что нам придется покинуть родной мир и переселиться в другой, где наши драконы снова станут разумными. Все прилетевшие ящеры, в том числе и наши, сейчас умеют говорить и передавать мыслеобразы. И нежелание поддержать миссию посольства будет означать лишь одно - нежелание помочь нашим самым близким существам, самым преданным и верным друзьям.
   От чего народ ошалел больше - от заявления о разумности драконов или же от категоричности риана, Нардан судить не брался. В поднявшемся шуме разобрать что-либо было сложно, а ментальные щиты пришлось усилить - смятение такого количества народа квартерон чувствовал даже сквозь защиту.
   - Я не закончил, - произнес Ксархин, немного повысив голос, и шум тут же стал стихать. - Я не собираюсь никого принуждать. На днях мы вылетаем в Стиаэт, до этого времени у вас есть право либо поддержать нас и остаться, либо уйти и ждать решения Совета и Суда Хозяев в любом другом месте. Вопросы есть?
   Вопросов явно было много, но народ на некоторое время притих, обдумывая ситуацию.
   - Многие согласятся уйти, пусть даже и в другой мир, ради драконов, - поднявшийся из-за стола седой драконолетчик годился в отцы даже Кеамиру, не то, что Ксархину. - Но как же все остальные? Как быть с семьями тех, у кого они есть?
   - Белем, кто я такой, чтобы лишать вас семей? - устало поинтересовался энтроп. - Будь жива Аяна, я бы ее первой вывез. Уйти может любой, кто этого захочет.
   - Мы дадим вам земли, где вы сможете спокойно жить со своими семьями, - негромко, но веско вставил Кеамир, и все взгляды обратились к нему. - Для нас это очень много значит.
   - А шиан? - вскочила молоденькая девчонка из магической обслуги. Она отчаянно краснела, но прятаться за спины товарищей не спешила. - Ваше предложение касается только Хозяев и их домашних, или мы тоже можем уйти?
   - Можете, - улыбнулся командующий. - В зависимости от способностей, вы сможете либо остаться рядом с драконолетчиками, как привыкли, либо вступить в гильдии магов и поселиться в любой стране нашего мира.
   - Также возможна и переквалификация, - решил вступить в разговор и сам Нардан. - Наши шиан занимаются не только стихийной магией, так что вы опять-таки, вольны выбирать.
   - Из чего же? - скептично поинтересовался кто-то.
   - Вы можете стать лекарями, создателями магических существ - химер, мастерами живых камней, - пожал плечами квартерон. - В конце концов, вы можете подружиться с кем-то из драконов и стать всадниками. У нас это не так жестко ограничено, как у вас.
   Об отсутствии связи между летуном и наездником он благоразумно решил промолчать, чтобы не лишиться важного козыря в дальнейших переговорах.
   - Такое возможно? - спросила все та же симпатичная девчонка, и все взгляды обратились на Ксархина. Своему риану они доверяли куда больше, нежели чужакам.
   - Вполне, - кивнул тот.
   - Это не гарантия, - покачал головой Кеамир, чтобы остудить пыл воодушевившейся молодежи.
   - Но все равно шанс, - девчушка просияла улыбкой и вернулась к своим. Эта резвушка, похоже, для себя решение уже приняла.
   - Если вопросов больше нет, на этом все, - решил заканчивать собрание Ксархин. - Вы вольны пообщаться с драконами наших гостей, может, получите должную информацию. Вам многое предстоит обдумать, но прошу не затягивать с решением.
   В том, что присутствующие почти в полном составе направятся, - если не сказать, побегут, - в драконьи пещеры, Нардан не сомневался. Для этого не надо было обладать магией полукровок, достаточно было заглянуть в глаза этих людей. Сам же он не спешил покидать зал - было любопытно услышать мнение командующего.
   - Мне не хотелось бы оказаться на их месте, - заметил Кеамир, когда в зале остались только иномиряне и местное начальство.
   - Зато у них будет больше времени, чтобы это все обдумать, - довольно жестко откликнулся Аскшан. - В целом, теперь можно и отдохнуть.
   - Дошар, когда будет пересменка патрульных? - тем временем обратился к своему заместителю Ксархин.
   - Через пару дней начнут слетаться, - с готовностью откликнулся стриженый драконолетчик и быстро сделал какой-то жест Аску. Судя по тому, как плечистый брюнет, собиравшийся уходить, притормозил, тот попросил его задержаться.
   - Значит после повторного выступления, мы сможем вылетать в Стиаэт, - тем временем закончил мысль риан. - План перелета составим завтра.
   Кеамир кивнул и вместе с приближенными направился к выходу. Сам же Нардан шагнул к Ксархину и заявил:
   - Я думал, что ваш мир впечатлит меня больше.
   Фраза прозвучала настолько дико и неуместно, что Ксархин даже моргнул, пытаясь перестроиться с рабочего настроя. Зато выражение усталости на его лице быстро сменилось ехидной улыбкой, и он полюбопытствовал:
   - Тебе лун не хватает?
   - И чего-нибудь пестрого. Да и пейзажик однообразный, - нахально заявил красноволосый.
   - Могу показать более интересный. Хочешь? - провокационно поинтересовался Ксархин.
   - Надеешься реабилитироваться? Ну, попробуй, - фыркнул Нардан. У наблюдавших за их смешливой перепалкой замов потихоньку округлялись глаза.
   - Мы к ущелью слетаем, это не более получаса, - обернулся к друзьям блондин.
   - Думаю, за полчаса моя сестра не успеет обзавестись драконом, а то не хотелось бы это пропустить, - в том же духе откликнулся красноволосый всадник и направился к выходу. Правда, он еще успел заметить усмешку на лице Аскшана и решил все же готовиться к необычному полету. Так, на всякий случай.
   Сабриа
   Радость у Дошара обычно выражалась в повышении уровня болтливости и язвительности, хотя второе и казалось невозможным. Тем не менее, первое время он просто слушал рассказ Аска про их путешествие, лишь изредка задавая уточняющие вопросы.
   За то время, что отсутствовал риан, вызвавшийся "показать окрестные красоты" ехидному иномирянину, второй зам довел девушку если не до тика, то до желания его стукнуть так точно.
   Последней каплей был вопрос Дошара про настрой Ксархина.
   - Не уверены, но он все же держит себя в руках, - откликнулась Сабриа, которая порой дополняла рассказ любовника.
   - Не уверена? А как же хваленое женское чутье? - хмыкнул бывший начальник.
   - А в честь чего оно должно на него распространяться? - прикинулась дурочкой Сабриа.
   - Он же твой командир. Надо же заботиться о его душевном равновесии, - доверительно сообщил Дошар.
   - Увы, не знаю, как. Не покажешь наглядный пример? - съязвила девушка, лишь бы стриженный отстал.
   - Дошар, ты можешь у него напрямую спросить, - с самым невинным выражением лица заметил Аск, которого их странный разговор уже, видимо, порядком утомил.
   Может, исполняющий обязанности риана что-то и ответил на это, но послышалось хлопанье крыльев, и на площадку, на краю которой они втроем сидели, опустились два дракона. Слезший со спины Ацейра Ксархин был совершенно невозмутим, а вот Нардан казался несколько бледноват - явно не ожидал масштабов подставы. Сабриа и сама не очень-то любила летать над ущельями у моря, хотя прослужила в Асгаере уже больше шести лет. Слишком уж крутой нрав был у тамошних ветров.
   - Он впечатлился, - проинформировал подчиненных Ксархин, сверкая довольной улыбкой.
   - Вы всем гостям показываете эти... достопримечательности? - хмыкнул уже пришедший в себя Нардан.
   - Всем новичкам, - ухмыльнулся Аск. - Если не обгадятся - значит, приживутся.
   - Изобретательно, - фыркнул красноволосый, оценив ход.
   - Вы больные, - припечатала Немия, которая нервно мела пол хвостом и зло косилась на Ацейра. У стального при этом был вид пусть и горделивый, но все же несколько опасливый, словно он ждал, что темпераментная дама от избытка чувств настучит ему по голове. Сабриа чувства рыжей красавицы разделяла - сама, впервые побывав над водопадами в ущелье, чуть не вывалилась из седла, а по прилету все намеревалась пересчитать Дошару ребра.
   - Кстати, про новичков, - снова заговорил гость. - Я хотел попросить вас, чтобы именно Сабриа потом поучила Ирунэ обращаться с драконом. У меня попросту не будет на это времени, да и я не знаю, что делать с неразумным ящером.
   - Видишь ли, я не занимаюсь с новичками полетами, - девушка чуть поморщилась, когда Нардан сделал характерную для большинства мужчин ошибку, - мне куда проще им бока на тренировках намять. Лучше Криса тут никто не справится.
   - У Криса и других дел навалом, - фыркнул Дошар.
   - Сабриа, это ты с ним легко общаешься, но у остальных с этим не так гладко, - проявил тактичность Ксархин.
   - Да и сестрица ради спортивного интереса начнет его соблазнять. Ты уверена, что он ее при таком раскладе хоть чему-то научит? - проницательно поинтересовался Нардан. Свою родственницу он явно знал лучше кого-либо другого.
   - Новым позам, - хмыкнул Дошар, и Сабриа вынуждена была с ним согласиться. А вот следующие слова зама заставили ее скрипнуть зубами: - Кстати, ты сама-то чем будешь занята? Аскшан будет с Ксархином и посольством. А ты при нем?
   - Она, кстати, была бы очень нам полезна на переговорах, - постарался немного подсластить пилюлю Ксархин. Хотя энтроп в тот момент и пребывал в отнюдь не лучшей форме, но, как оказалось, замечал все, что происходило вокруг него. Но пассаж начальства пропал зря - Сабриа уже закусила удила и лишь раздраженно фыркнула.
   - Я присмотрю за Ирунэ, будьте спокойны. Летать будет не хуже любого птенца, - заявила она и вздернула подбородок. А задорное хмыканье Дошара едва не довело девушку до рукоприкладства.
   - Тогда пойдем, посмотрим, как дела у твоей подопечной, - заметил ее настрой Аск, решивший увести любовницу подальше от язвительного ри. Сабриа очень надеялась, что Дошар при этом за ними не увяжется. Но надежда не оправдалась - стриженый потянулся следом за Ксархином и Нарданом, жаждавшим узнать, каковы успехи сестры.
   В пещерах тем временем народа уже стало на порядок меньше. Все желающие уже успели познакомиться с говорящими ящерами, а всех, кто не ушел сам, выгнал Кристанс. Приятель явно был доволен жизнью, собой и окружающими - у него это состояние выражалось едва заметной мечтательной улыбкой, которая Сабрии была хорошо знакома. Искомая же Ирунэ едва ли не с боевым кличем скакала по пещере. Причина безудержной радости новоиспеченной Хозяйки сидела тут же - это был крупный, чуть меньше Деши угольно-черный дракон. Этого красавца Сабриа помнила, его прежний всадник, совсем еще молодой парень, по-глупому погиб в самом начале службы в Асгаере. Было это года четыре назад, но дракон отказался улетать и остался жить в цитадели, находясь на попечении Кристанса.
   - Смотрите, какой красивый! - воскликнула меж тем полукровка. - Я, правда, под цвет волос хотела найти, но такого не оказалось. Так что вот, черный...
   - Дура, это же не комнатная собачка, - "ожил" Крис.
   - Не мешай мне радоваться, - совсем иным тоном откликнулась Ирунэ, ничуть не обидевшись на нелестную характеристику, и приблизилась к теперь уже своему дракону. - Кстати, так и должно в голове шуметь как после хорошей попойки?
   - Это довольно скоро пройдет, - заверила ее Сабриа, прикинув, что таким образом, очевидно, девушкой ощущается стабилизация связи.
   - Ты на самом деле сумел провести для нее ритуал? - тем временем поинтересовался Ксархин у Кристанса.
   - Не ритуал, а настройку, - довольно откликнулся тот. - Я продолжил эксперименты, начатые еще с Литтой. Результат вы видите.
   - Страшный ты человек, - "похвалил" Дошар. Крис мазнул по нему безразличным взглядом и неожиданно почти задорно улыбнулся. Сабриа почувствовала себя отомщенной, так как вредный зам риана подавился следующей репликой.
   - В общем, девочки, вы тут общайтесь, - напутствовал Аск и чмокнул Хозяйку в нос. Они редко позволяли себе вот такое открытое проявление привязанности, и это лишь означало, что шатен прибывает в наилучшем расположении духа. - Я надеюсь, что ты придешь все же не под утро.
   - Я так понимаю, тебя сделали моей нянькой? - поинтересовалась у Сабрии уловившая суть Ирунэ и подмигнула Аскшану. Усмехнувшись, мужчина направился к выходу следом за сослуживцами. - Небось, мой братец подсобил?
   - Он опасался, что ты начнешь не дракона объезжать, - тут же сдала с потрохами "благодетеля" русоволосая драконолетчица.
   - И в этом весь Нардан, - фыркнула воровка. - Знаешь, мне порой кажется, что он серьезней и старше нашей матери. Вот уж кто умеет развлекаться.
   - Похоже, мы с тобой найдем общий язык, - решила свернуть разговор Сабриа, которой уже порядком хотелось забраться под бочек к Асшану. - Ты только не вздумай тут ночевать. Не хватало еще, чтобы завтра с недосыпу выпала из седла. А поблажек не будет, сама понимаешь.
   - Меня это устраивает, - кивнула Ирунэ.
   Вот только осуществить задуманное Хозяйкам не удалось, поскольку Немия подползла чуть ближе, осторожно обнюхав полукровку и сообщив:
   - Ты теперь ощущаешься по-другому.
   - И как же?
   - Немного как Нардан, немного, как те, что называют себя Хозяевами, - чешуйчатая перечница задорно фыркнула, обдав обеих девушек теплым воздухом с запахом дыма.
   - Потому что у меня теперь есть дракон, - Ирунэ задорно подмигнула драконице брата и указала на черного, с живейшим интересом наблюдавшего за ними всеми.
   - А, один из этих странных, - хмыкнула Немия с непередаваемой интонацией. - Но это хороший выбор. Никто из наших не стал бы работать с полукровкой. Это опасно.
   - Подробней можно? - вмешалась Сабриа, которую несколько покоробил отзыв о подобных ее Асанту ящерах.
   - Легко, - мурлыкнула драконица и улеглась так, чтобы почти касаться носом своих двуногих собеседниц. - Магия тонкого мира дает нам разум - по крайне мере, так говорят ученые ваших соплеменников. Но она же его и отбирает - слишком много того беспорядка, что творится в дурных головах у полукровок нам на пользу явно не идет.
   - Ну, спасибо, - оскорбилась Ирунэ.
   - Вы, полукровки, - сами магия, ее источник, - не обратила внимания на это летунья. - И этому дракону ты только поможешь развиваться быстрее.
   - Тебе что, жалко их? Тон странный, - тактично полюбопытствовала Сабриа, все же решив выяснить смутивший ее момент.
   - Они как больные дети, - с убийственной прямотой проинформировала Немия. - Их жалко, но при этом чувствуешь некоторую брезгливость.
   - Но это не мешает тебе крутить шашни с Ацейром, - подколола ее Ирунэ.
   - Так ведь он уже поумнел, - логично возразила рыжая красавица. - И у него оказался просто дивный характер.
   - То есть еще противнее, чем у тебя, - "перевела" Ирунэ.
   - Все ты правильно понимаешь, - осклабилась драконица, продемонстрировав белоснежные клыки.
   - И с ней нельзя не согласиться, - рассмеялась Сабриа и решила закруглять эти ночные девичьи посиделки. - Так, с меня уже хватит впечатлений на сегодня. Пошла я к своему мужчине.
   Выслушав пожелания неспокойной ночи, Хозяйка удалилась, прикидывая, с чего начинать работу с обретенной ученицей и ее четвероногим питомцем.
   Не сказать, чтобы занятия давались им легко. Сабриа была плохоньким учителем, а Ирунэ до того ни разу не сидела в драконьем седле - полеты за спиной брата не считались. Все же даже необученные птенцы, только-только прошедшие ритуал избрания, до того ухаживали за ящерами и летали, как минимум, несколько лет. Но полукровка оказалась способной ученицей, а настройка, теперь связывавшая ее и черного Неръесса, позволяла девушке хотя бы не мешать летуну. За те несколько дней, что посольство провело в Асгаере, Ирунэ стала куда увереннее держаться на спине дракона. Конечно, в боевой вылет ее бы никто и не подумал брать, но простой перелет теперь был вполне по плечу.
   Накануне отбытия из Асгаера повторилось выступление Ксархина перед вернувшейся половиной созвездия. Более того, в тот же день возвратившийся из "мира мертвых" риан и Кеамир летали в город, чтобы поставить в известность о происходящем местные власти. А драконы во всю транслировали свои мысли, порядком напугав и переполошив ухаживавших за ними шиан. Начало было положено, и теперь все зависело от того, как быстро все драконолетчики узнают о чуде. А какими подробностями обрастет этот слух попутно, Сабриа даже предсказывать не бралась.
   Зная Ксархина, он не собирался оставлять все на самотек. Так что девушка ничуть не удивилась, узнав от Аска, какой маршрут им предстоит. По прямой до Стиаэт можно было добраться дня за три, если не заставлять драконов выкладываться по полной, но риан не спешил. Остановками в их маршруте были назначены три крупных города, первым из которых должен был стать Дастиан - центр их округа. Затем предстояло посетить самый крупный порт у южного моря, откуда вести про небывалое посольство довольно скоро достигли бы Майнары вместе с торговыми караванами и перепиской, что активно вели между собой купцы. И лишь затем, после еще одной остановки, должна была настать очередь Стиаэт. К тому времени слухи разошлись бы достаточно, чтобы привлечь в столицу всех здравомыслящих или же просто любопытных. Юридически Ксархин при этом не нарушал ни единого закона, хотя фактически это было похлеще бунта энтропов. Пожалуй, еще ни разу в обществе Хозяев не назревала такая буря.
  
   Кархан
  
   Стиаэт, как и всякий крупный город, не могла жить без сплетен и слухов. Обычно Кархана они интересовали только в одном ракурсе - когда были полезны для работы. Но сейчас от досужих россказней были сплошные проблемы и головная боль. Более того, они были настолько странными, что начальство вскоре потребовало бы отчета именно у него, ведь речь шла о энтропе. Ко всему прочему, этого Хозяина не так давно признала погибшим подчиненная самого Кархана. Решив не дожидаться, пока Ксархин лично заявится в столицу или, что вернее, его вызовут на ковер с объяснениями, мужчина направился разыскивать одну белобрысую гадину. Стоило потолковать с Еверой о проведенном ею расследовании. Вот только инспектора на рабочем месте не оказалось.
   - Она улетела в Вантар по делам, - развела руками Карханова секретарша, заодно ведавшая всеми текущими делами.
   - Как только вернется, чтобы немедленно ко мне зашла, - буркнул он, раздосадованный, что такую животрепещущую проблему нельзя решить без отлагательств.
   - Тайран, там к вам посетительница рвется с апелляцией по какому-то делу, - сообщила помощница, что-то посмотрев в своих бумагах. - Поговорите с нею или направить ее к кому-то другому?
   - Где она? - коротко поинтересовался Кархан.
   - Комната для ожидающих, - лаконично откликнулась ле, уже успевшая уловить, что начальство не в духе.
   Быстро проследовав в указанном направлении, мужчина остановился на пороге, рассматривая сидевшую в полном одиночестве женщину. На вид довольно миловидная шатенка была чуть старше его самого. Одета Хозяйка была в легкий доспех, какие носили все те драконолетчики, кто не принимал участия в патрулировании.
   - Вы хотели меня видеть, уважаемая? - обозначил свое присутствие мужчина. - Тайран Кархан к вашим услугам. Что у вас за дело?
   - Здравствуйте, женщина встала и четким жестом протянула ему довольно пухлую папку. На всяческие предисловия размениваться она явно не собиралась. - Здесь документы по моему делу, отдельно лежат рапорты, имеющие значение, но к рассмотрению по каким-то причинам не взятые. Прошу пересмотреть решение на основании неучтенных фактов.
   - Так, стоп, - Кархан не понял, почему он должен всем этим заниматься, если он не судья и не инспектор, но папку рефлекторно взял. - Что за решение и почему вы обращаетесь ко мне?
   - Согласно приговору ленн меня отстранили от работы на неопределенный срок, - четко, как на докладе, заявила женщина. - К вам я пришла, потому что вы занимаетесь делами энтропов.
   - Посидите пока здесь, я просмотрю бумаги, - вздохнул тайран. Прямые обязанности никто не отменял, Еверы не наблюдалось, так что ничто не мешало ему рассмотреть прошение и хотя бы из документов выяснить, как зовут резковатую даму и откуда ее драконы принесли.
   Звали женщину Эриан, и до отстранения она занимала пост ленн в небольшом городке неподалеку от Стиаэт. Полномочия у нее явно были минимальны, так как энтропу выше головы было не прыгнуть. Успехов добивались только избранные, да и то лишь те, кто обладал неуемным жизнелюбием и силой воли, как Ксархин, либо же имели влиятельных покровителей в лице Мастеров, как это получилось у Литты.
   Дело местного суда было довольно простым: Эриан обвиняли в нападении на одного из шиан с применением ее способностей энтропа. И наказание было вполне закономерным. Вот только если бы все было так просто, и она на самом деле была виновата по всем статьям, то вряд ли бы просительница требовала повторного рассмотрения дела в вышестоящей инстанции. Просмотрев документы, которые не были внесены в дело, Кархан решил, что не стоит отправлять эту Хозяйку ни с чем. Во-первых, если Ксархин на самом деле сейчас ожил, то к делам энтропов и к его отделу сейчас будет повышенное внимание. А во-вторых, за несколько лет службы Кархан успел увериться в том, что энтропы часто страдают только за то, что их боятся, хотя при этом и презирают за магическую слабость. И если этот случай был таковым, то не стоило закрывать глаза на несправедливость только потому, что это означало несколько часов дополнительной бумажной волокиты. Придя к такому выводу, тайран вызвал помощницу и попросил привести Эриан к нему - бумаги бумагами, а услышать ее историю ему хотелось лично.
   - Вы просмотрели документы? - с порога поинтересовалась женщина. Кархан кивнул и жестом попросил ее присаживаться.
   - Расскажите мне в подробностях, что именно произошло, ленн Эриан, - улыбнулся мужчина. Ее деловой настрой, конечно, радовал, но сейчас куда больше подошел бы несколько иной, более доверительный тон беседы.
   - Все началось, когда меня перевели в Вирдис, - охотно принялась рассказывать посетительница. - Сами понимаете, что энтропа, да еще и женщину, на новом месте приняли не с распростертыми объятиями. Но в целом, дела шли неплохо. Меня отправили в курьерский отдел контролировать шиан, занимавшихся срочной корреспонденцией, и вести учет.
   - На вас иск подал некто Риден, - решил поторопить собеседницу Хозяин, который все вышесказанное уже прочел в бумагах.
   - Он был одним из шиан, с которыми я работала, - объяснилась женщина. - Молодой парень, тоже не так давно начал работать в этом городе. И он оказывал мне некоторые знаки внимания.
   - Вы любовники? - напрямик поинтересовался Кархан, решив сразу же без обиняков выяснить, не является ли дело мелкой личной местью.
   - Нет, - поморщилась Эриан. - Хотя, не стану скрывать, что мне были по душе его попытки понравиться. И я даже подыгрывала ровно настолько, чтобы это не сочли приглашением в мою постель.
   - То есть личные мотивы исключить?
   - Не совсем. В общем, суть в том, что проверяя в очередной раз документы, я наткнулась на некие расхождения, - добралась до главного женщина. - Согласно записям, принято было несколько больше важных посланий, чем отправлено, а также поступило несколько жалоб на то, что посылки не были доставлены адресатам.
   - Это указано в вашем рапорте, - Кархан отыскал нужный листочек.
   - Сложность в том, что я пошла навстречу Ридену и предупредила его о своих подозрениях прежде, чем отдать бумаги в свой отдел, - призналась ленн. - В тот вечер парень явился ко мне с просьбой его не выдавать. Одно дело просто предупредить его о последствиях, а совсем другое - прикрывать мелкое воровство, тем самым совершив должностное преступление. Об этом я ему и сообщила. В итоге, раздраженному и агрессивному шиан пришлось попросту дать в глаз и отправить вон. На следующий день я подала свой отчет, а он - жалобу на меня, уведомив мое начальство, что я напала на него и выпила часть жизненных сил.
   - Но вы этого не делали? - полюбопытствовал Кархан.
   - В тот раз - нет, - честно призналась женщина. - Могу даже доказать. Будь это так, ему бы пришлось обращаться к лекарям, сохранились бы записи. Но тогда бы ему и синяки с морды свели, - немного мечтательно отозвалась Эриан, но тут же себя одернула. Кархану определенно начинала нравиться эта ленн.
   - И что дальше?
   - А после этого он снова пришел ко мне, но уже с совсем иными намерениями, - женщина поджала губы, словно вспомнила о чем-то крайне для нее неприятном. - Он попытался меня шантажировать: если я его прикрою - он заберет свою жалобу, и не будет расследования по делам энтропов. За что и был послан. Тогда уговоры закончились и меня зажали магией. Так как быть изнасилованной этим ублюдком мне ни разу не хотелось, я стала его пить. Поэтому, когда пришли дознаватели, и мне на кристалле пришлось ответить на вопрос: применяла ли я свои способности энтропа, мне пришлось сказать "да". А дальше в детали они уже не вникали. Вот, собственно, вся история.
   - То есть, вас куда больше задевает несправедливость приговора, чем сам факт его вынесения? - на всякий случай уточнил Кархан.
   - Решение оправданно, поскольку я действительно нарушила закон о ненападении. Но это был единственный способ защитить себя, - пояснила свою позицию Эриан. - Будь мне доступна магия, как любому шиан, или даже обладай я физической подготовкой ри, меня бы не осудили. Но я энтроп. Чем могла, тем себя и защитила.
   - Вы же понимаете, что я так же обязан выслушать историю этого шиан, - тайран скорее утверждал, нежели спрашивал.
   - Зато теперь вы будете задавать правильные вопросы, - даже не моргнула глазом Эриан. - Запись в личное дело фактически лишила меня какой-либо возможности устроиться на нормальную службу. Другое дело, если там будет записано решение суда о самозащите.
   - Хорошо, - кивнул Кархан, поднимаясь. - Если у вас есть возможность, не улетайте из города. И оставьте ле адрес, по которому с вами можно будет связаться, когда я назначу слушание по этому делу. Всего доброго, ленн.
   - Благодарю, тайран, - Эриан поклонилась и легкой походкой покинула кабинет. Ему понравилась эта женщина тем, что не пыталась кокетничать, а лишь искала справедливости. Если бы у всех просителей был такой толковый подход, работа Кархана превратилась бы в развлечение.
   Вызов для беседы оппонента Эриан, Ридена шиан Вирдис, ничего нового не принес. Парень был ровесником Кархана и держался подчеркнуто независимо, но тайрану не понравился. Слишком много ничем не подкрепленного гонору было в этом человеке. Неожиданно и неприятно он напомнил Кархану Нарака, каким тот был до своего увечья. Не получи друг в свое время дракона, наверное, стал бы таким же озлобленным и, по сути, ничтожным человеком.
   Кархан так и не задал ему прямых вопросов, на которых парень мгновенно прогорел бы. И так было ясно, что рассказанная Эриан история правдива - слишком уж бегали глазки у этого типа. За время службы тайран уже повидал таких - сейчас парень старался не сбиться с выдуманной истории. И теперь у Кархана появилось желание поиграть с ним, как кошка с мышкой. Так что во время опроса в личном порядке была соблюдена видимость безнаказанности. Риден заметно расслабился, но у него хотя бы хватило ума не скатываться до панибратства. Так что, когда Кархан обязал его явиться на повторное заседание, парень не почуял подвоха - был уверен, что ему все сойдет с рук.
   Слушание было назначено на утро следующего дня. Перед самым заседанием, когда тайран уже собирался уходить, в дверь его кабинета неожиданно нетерпеливо постучали, и в помещение вошла Евера. Красавица-ленн выглядела свежей и бодрой, как зимнее утро, и такой же холодной.
   - Ты хотел меня видеть? - поинтересовалась она с едва слышимым вызовом в голосе.
   - Именно так, - неприятно улыбнулся хозяин кабинета, поднимаясь. - Это относительно твоего расследования в Асгаере.
   - Я уже предоставила все документы, - поморщилась ленн.
   - Закрой рот и слушай, - сквозь зубы прошипел Кархан, которому как раз накануне на этот счет здорово потрепало нервы начальство, а ему только и оставалось, что удивленно разводить руками, ссылаться на неоднозначность свидетельств и бормотать слова извинения. Теперь же, когда объявилась виновница его унижения, появилась возможность если не сорвать злость, то, по крайней мере, получить внятные объяснения. - Сюда летит Ксархин, совершенно живехонький, и теперь твои документы яйца выеденного не стоят. Так что сидишь здесь и думаешь, каким образом ты сейчас будешь объяснять мне свою ошибку.
   Евера изменилась в лице. Кархан вполне мог торжествовать - на его памяти еще никогда точеные черты этой ледяной красавицы не искажал такой страх пополам с растерянностью. Но тайрану было недосуг злорадствовать по пустякам - вот-вот должно было начаться заседание. Так что, рявкнув для острастки на провинившуюся ленн, он вышел за дверь.
   Суд был завершен вскорости. На этот раз Кархан задавал очень правильные вопросы, и Ридену не удавалось юлить. Жесткие, нетерпящие двойного прочтения формулировки просто не оставили парню лазейки - пришлось говорить правду, что подтверждалось специальным амулетом. Добиться ожидаемого решения было несложно, так что вскоре Эриан могла торжествовать. Хотя стоило отдать должное выдержке этой женщины - она так и не продемонстрировала своего злорадства, если испытывала таковое, оставшись вежливой и спокойной.
   Выигранное дело, конечно, доставляло удовольствие, но его несколько подпортил грядущий неизбежный скандал с Еверой. Зная характер этой женщины, так просто признавать свои ошибки она не станет. Вот только дело Ксархина грозило в ближайшем будущем приобрести настолько широкий общественный резонанс, что отдуваться за него Кархану не хотелось совершенно.
   - Тайран, спасибо, - окликнула его Эриан, когда они вышли из комнаты, где проходило слушание. - Я могу вам задать вопрос?
   - Я так понимаю, он к делу не относится, - усмехнулся мужчина и кивнул.
   - Слухи о возвращении риана Асгаера - это правда? - немного замявшись, поинтересовалась энтроп. Насколько Кархан ее понял, на самом деле женщину интересовало совсем не это.
   - Правда, - наконец, ответил он. - Более того, я уверен, что правда - не только это. Я знаком с Ксархином лично и точно могу сказать одно - что-то будет. Иначе бы он прилетел сам, а не поднимал шумиху. Если хотите узнать, что именно, задержитесь в городе. Большего я сказать не в силах.
   - Благодарю, тайран, - наклонила голову ленн. Ее жестам не хватало уверенной четкости движений военных, но вот чувства собственного достоинства в них было в избытке.
   Некоторое время Кархан просто постоял, глядя вслед удаляющейся женщине и стараясь настроиться на нужный для разговора с Еверой лад. День выдался насыщенный, и сейчас мужчина чувствовал усталое раздражение. И предстоящее общение вряд ли добавило бы оптимизма.
   Зайдя в кабинет и плотно прикрыв за собой дверь, тайран заявил:
   - Я внимательно тебя слушаю. Думаю, до тебя еще просто не дошли слухи о возвращении якобы мертвого риана. Поверь, они впечатляют.
   - Мне было недосуг сплетни собирать, - зло бросила Евера. - Но раз уж ты спрашиваешь меня, как подчиненную, то вот тебе задачка: как начальник, ты должен меня защитить. Ксархин не обрадуется моему заключению, и вряд ли поинтересуется, что побудило меня его написать. А потому я хочу, чтобы ты меня прикрыл.
   - С какой радости? - опешил Кархан. Обычно за блондинкой подобной наглости не водилось. - Меня вообще интересует, была это ошибка или должностное преступление?
   - В каком смысле? - зло прищурилась ленн. Была б она кошкой, на загривке шерсть встала бы дыбом.
   - Думаешь, я не поинтересовался давней историей, когда ты притащила Ксархина на судилище? - мужчина внимательно наблюдал за реакцией собеседницы, заметив, как она чуть поджала губы.
   - Так ты меня туда специально послал, гад? - змеей зашипела женщина.
   - Естественно, - позволил себе неприятную улыбку тайран. - Если в этой истории и было что-то нечисто, то только такая ушлая дрянь как ты, моя дорогая, это бы раскопала. В твоих талантах я не сомневаюсь. Так что же ты там такое нашла, что побоялась озвучить, а, Евера?
   - Кархан, а с чего началось наше плодотворное сотрудничество? - холодно поинтересовалась уже взявшая себя в руки Хозяйка. - Насколько я знаю, подобная информация не устаревает...
   А вот об этом она вспомнила зря. Да и ошиблась к тому же. Кархан с трудом подавил порыв бросить в тонко улыбающуюся собеседницу каким-нибудь боевым заклинанием и произнес:
   - А ты думаешь, что сумеешь дважды разыграть одну и ту же карту? Ну, уж нет, моя дорогая, так дело не пойдет. Ты раскопала, что я убил бывшего напарника, но так и не поняла за что, верно? - Кархан наклонился и теперь неотрывно смотрел в глаза собеседницы, не давая ей отвести взгляд. - Так вот я тебе скажу. Все, что сейчас говорят о Ксархине - правда. О другом мире, о всадниках разумных драконов. Я там был, Евера. И если раньше это могло мне повредить, то теперь весь твой компромат становится крупным козырем, в том числе в руках Ксархина. Улавливаешь, что это значит для тебя? Ты повторно перешла ему дорогу, и я лично позабочусь, чтобы Ксархин об этом узнал. Думаешь, его порадует тот факт, что ты превратила смерть дорогих ему людей в магическую случайность? А теперь пошла вон.
   Евера так ничего и не произнесла, хотя было видно, что слова так и просятся с языка. Просто в какой-то момент резко крутанулась и буквально вылетела за дверь. Кархан раздраженно ругнулся вполголоса. Подобная вспышка его не красила, но спускать Евере столь вопиющую наглость он не планировал. Конечно, тайран несколько приукрасил действительность, и подтверждения нарушения им законом никак не могли стать плюсом, но новые события смещали многие акценты. Когда-то Кархан и впрямь побывал в месте, которое нельзя было объяснить в категориях привычного мира. Просто тогда ему хватило ума смолчать. Ксархин же был из иного теста и не стал скрывать свое открытие, за что его, похоже, и пытались убить.
   На следующий день Еверы тайран не видел. Он не знал, собиралась ли ленн что-то предпринять или все же поняла, что топить ее начальник не станет. Но выяснять судьбу подчиненной не жаждал. Уже завтра Ксархин должен был явиться в столицу. Администрация напоминала растревоженный улей, а Кархана больше волновал вопрос: как поступить ему самому? Риан Асгаера когда-то спас жизнь ему и его лучшему другу, научил многому из того, что позволило достойно продолжить карьеру ри. Кархан был не просто обязан энтропу, он считал того если не другом и наставником, то старшим товарищем, тем, на кого хотелось равняться. Да, в нынешней ситуации Ксархин был возмутителем устоявшегося порядка, но, по мнению тайрана, любые изменения в этом болоте были к лучшему. Также немаловажным плюсом в пользу риана послужил и тот факт, что непосредственное начальство за несколько дней успело довести Кархана до зубовного скрежета и нервного подергивания. Так что к моменту появления долгожданной "делегации", возглавляемой энтропом, он был твердо уверен в своей новой позиции.
   Для своего начальства у него была заготовлена отмазка: Ксархин был энтропом - так что это дело закономерно подпадало под юрисдикцию Кархана. На деле же мотивации у молодого политика были совсем иные.
  
   Cабриа
  
   Первые отголоски ожидаемой бури Сабриа ощутила на себе, когда они прилетели в Вирдис. Распространявшиеся со скоростью лесного пожара слухи уже достигли города, и теперь каждый, кто имел хоть малейшее отношение к драконам, жаждал воочию убедиться, что свершилось чудо - ящеры заговорили. Причем одних только бесед с летунами страждущим не хватало. Прилетевших из Асгаера буквально хватали за руки и допрашивали с пристрастием. Устав отбиваться от излишне прытких любопытствующих, Сабрия в компании Ирунэ забилась в дальний угол драконьих пещер, отгородившись от мира тушкой сладко посапывающего во сне Асанта.
   Чуть распущенное крыло дракона надежно скрывало девушек от внимания жаждущих получить информацию ри и ле всех мастей, а сторожа драконолетчицы отправили восвояси, лишь строго на него глянув. Видимо, недобрый прищур двух воительниц возымел должный эффект - парня как ветром сдуло. Теперь же девушки расположились с удобством, прихватив с собой запеченное мясо и темное пиво, которое местные готовили мастерски. Заливая излишнее, но ни разу не лестное внимание к своим персонам хмельным напитком, они всласть перемыли косточки всем, о ком вспомнили. Особенно досталось Нардану, как самому рыжему, и Кристансу, который не полетел в Стиаэт, наотрез отказавшись покидать любимых драконов. Он обещал помогать ящерам с реабилитацией, но Сабрии почему-то казалось, что приятель если не врет, то недоговаривает. Скорее, он уже придумал какой-то новый эксперимент и жаждал воплотить его в жизнь.
   - А вы уютненько так устроились, - послышался совсем рядом знакомый голос.
   - Вот же ж, нашли таки, - устало констатировала Сабриа, но все же приветственно помахала Нардану, который устраивался рядом, ни разу не смутившись довольно прохладному приему.
   - Вас утомило внимание? - полюбопытствовал красноволосый и протянул загребущие ручонки к бурдюку с пивом. Но его сестрица оказалась проворнее, сосуд был отодвинут подальше, а Нардан получил по пальцам. - Эй, за что?
   - Знаешь, братец, я из-за тебя крупно вляпалась, - проникновенно сообщила Ирунэ. - Я сижу на голодном пайке. Все мужчины теперь интересуются не мной, а моим драконом! У меня уже ощущение, что даже если уложу кого-то в постель, так меня и там станут проникновенно расспрашивать про говорящего ящера. Так что пива ты не получишь, у меня это единственное оставшееся утешение!
   - Предлагаешь вместе над твоей судьбой погоревать? - едко осведомился Нардан, а затем ухмыльнулся. - Ладно, красивые наши, сейчас слегка вас развлеку. Во всяком случае, скучать больше не придется, так как на совете вам придумали задание.
   - Это какое же? - с подозрением поинтересовалась Сабриа.
   - Будете шпионками, - гордо заявил Нардан, вроде это он сам придумал. Хозяйка подавилась пивом и закашлялась, а Ирунэ укоризненно посмотрела на брата.
   - А до этого я, по-твоему, кем была? Домохозяйкой? - скептично поинтересовалась полукровка.
   - Так, спрятали свои жала и слушайте, - хмыкнул красноволосый всадник. - Мы рассматривали несколько возможных линий поведения правящей верхушки Хозяев. И политические игрища предстоят вдохновляющие. Но вот выяснить, что думают о нас обычные всадники и маги, не помешало бы.
   - И это мягко сказано, - кивнула Ирунэ.
   - Так вот, сестренка, мы тут подумали, что ты скорее ощущаешься как Хозяйка, ведь над тобой Кристанс что-то колдовал, да и воронок твой еще не заговорил, так что вполне сойдешь за местную.
   - А цвет волос странный от того, что гербарий Агадара курила? - хмыкнула полукровка.
   - Перекрасишь, - пожал плечами Нардан.
   - Сабриа, выгони отсюда моего родственника, а то я его сейчас сама перекрашу, - оскалилась в наинежнейшей улыбке Ирунэ.
   - Сабриа, не трогай меня, я прелесть, - сделал умильные глазки Нардан. - Нет, ну что, у вас женщины не красят волосы, что ли?
   - Обычно не так радикально, но бывают и исключения, - постаралась сохранить серьезное лицо Хозяйка.
   - Вот! - назидательно поднял палец драконолетчик. - Короче, Ирунэ, будешь косить под местную и держать ушки на макушке. А Сабриа станет твоим проводником и помощником.
   - Вот смотри, он мне опять подсовывает женщину, - хмыкнула девушка уже в спину Нардану и только затем передала зажатый бурдюк с пивом своей визави.
   - Собственно, если будешь выдавать себя за местную, то никто тебя не станет в постели про дракона спрашивать, - заметила Сабриа, сочувственно улыбнувшись, после чего с удовольствием приложилась к горлышку.
   - Да ладно, - насмешливо протянула полукровка, - не нимфоманка же я. Зато вот пнуть братца, который неожиданно решил принять такое активное участие в моей личной жизни, я была просто обязана. Не упускать же такую возможность, в самом-то деле? Пусть не расслабляется.
   Возразить на такой аргумент было нечего, да и не сильно-то хотелось. За что и выпили. Дальнейший вечер прошел довольно весело, а в итоге две "усталые" собутыльницы залегли спать под крылышком у такого удивительно теплого и ласкового дракона. Асант даже сменил гнев на милость и не стал гонять подгулявшую Хозяйку, что за ним водилось еще до обретения разума.
  
   Стиаэт воздвиглась на горизонте к вечеру следующего дня. Особого трепета у Сабрии столица не вызывала - вид на величественный Илмар был куда милее сердцу любого драконолетчика. Да и к тому же Хозяйка всегда ценила простоту и функциональность, а уж тут-то зодчие извращались, кто во что горазд. И если нижний город еще более-менее напоминал привычные постройки, то в верхнем, где располагались муниципальные службы и администрация, от обилия разнообразных архитектурных изысков вскоре начинали разбегаться глаза. Сабрию одно время даже пугали каменные пальцы - гротескные здания, где располагались загоны для драконов. Сейчас же они просто казались неприятными, но не более того.
   Оставить драконов решено было в пещерах, где размещались ящеры военных. Так хоть была надежда, что всякий желающий не станет надоедать летунам, когда по городу разойдется слух о прибытии необычных гостей. А уж в том, что это произойдет мгновенно, сомневаться не приходилось.
   Трудности возникли практически сразу и, как ни странно, совсем не с тем, чего все ожидали. Первый бой предстояло выдержать не с политиканами, а с твердолобостью местного коменданта. Стоило лишь устроить драконов, как тут же прискакал кругленький человечек без возраста и попытался по собственному почину расселить негаданных гостей едва ли не в разных частях города. Ксархин и его сослуживцы могли занять комнаты в корпусе созвездия, а вот посольству предстояло переехать в иное крыло. Как ни странно, помощь пришла в лице красивого молодого брюнета со светлыми, то ли серыми, то ли зелеными глазами. Видимо, этого мужчину здесь хорошо знали, так как спорить с ним комендант не стал и молча покатился за ключами.
   - Не ожидал тебя встретить, Кархан, - Ксархин от души тряхнул протянутую руку незнакомца. Вряд ли они были соучениками - риан был старше лет на пять, а то и больше.
   - Зато ты - самый ожидаемый гость в этом городе, - со странной интонацией заявил брюнет. - О вашем визите ходят разные слухи, причем уже не первый день. Но предлагаю поговорить об этом в другом месте.
   - Кто это? - тихо поинтересовалась Сабриа у Аска, пока они шли в жилой комплекс.
   - Парень когда-то в Асгаере служил, - охотно откликнулся любовник. - Сейчас он тайран по делам энтропов. Дельный малый.
   Хозяйка кивнула, мысленно прикинув, с какой радости этот бывший сослуживец так быстро и вовремя оказался рядом: визит вежливости или шпионаж? Как у тайрана, у него был доступ к практически любой информации, но вот ради чего он им воспользовался? Поняв, что начинает подозревать парня во всем, что только можно и нельзя, Сабриа подергала за рукав идущую чуть впереди Ирунэ и страшным шепотом поинтересовалась:
   - Как думаешь, ему доверять можно?
   - А я откуда знаю? - прошипела в ответ полукровка. - Нашла экстрасенса. Пойди Нардана спроси, может, он что-то чувствует.
   Но красноволосый был вне досягаемости, так как вышагивал рядом с Ксархином и приснопамятным Карханом. Нардан даже чему-то посмеивался, и Сабриа решила пока унять свою подозрительность. Мало ли, вдруг Аск прав, и местный тайран действительно дельный и надежный парень, которому вполне можно доверять.
   За расселением гостей Кархан не поленился проследить лично, да еще и подгонял коменданта, чтобы шевелился быстрее. В итоге все посольство оказалось компактно расквартировано в крыле для приезжих ри совсем недалеко от каменного пальца, где разместили их драконов. Толково, особенно на случай, если придется экстренно покинуть Стиаэт.
   Само собой получилось, что апартаменты Кеамира были самыми просторными, а потому было решено именно там проводить общий сбор. О чем успели переговорить Ксархин и новоявленный помощник, Сабриа не знала, но не отказалась бы послушать. Сама Хозяйка по привычке поселилась в комнате Аска, хотя ей вручили ключ от личной спальни. Комнату Сабриа даже посмотрела, покивала и отдала ключи Ирунэ, на всякий случай.
   - Слухи о вас распространились довольно широко и подняли небывалое оживление в рядах Хозяев, - рассказывал Кархан, устроившись в кресле у окна. - Именно поэтому я бы не рассчитывал на быструю реакцию Совета и правящей верхушки. Чем громче будет скандал вокруг вашего визита, - а я вас уверяю, что он будет, - тем более "непонимающими" будут делаться леннары и тайран. Возможно, рианар Стиаэт проявит заинтересованность, но и только.
   - В целом, все закономерно, - кивнул Дошар. - Они дождутся общего заседания, а если и станут подлизываться, то только в личном порядке. Кстати, Кархан, ты тоже придерживаешься подобной тактики?
   Все присутствующие буквально затаили дыхание. Хотя подобное откровенное хамство как раз было в духе Дошара, любившего ставить собеседников в неудобное положение, а затем наблюдать за реакцией.
   - С годами у тебя характер лучше не стал, - криво улыбнулся Кархан. - На самом деле я здесь потому, что мне, как и другим, любопытно. Но я при этом, во-первых, могу прийти и задать интересующие меня вопросы напрямую, а, во-вторых, могу быть при этом полезен. Да и мое нынешнее начальство меня крепко достало. Скажу тебе по секрету, Дошар, тебе до их уровня еще расти и расти.
   - А ты, значит, стал тут большой рыбой? - заулыбался зам Ксархина, оценив ответный выпад.
   - Во всяком случае, в некоторых вопросах вам подсобить могу, так как знаю здешнюю кухню и людей, - ушел от прямого ответа Кархан, чем заслужил одобрение Сабрии. Сама она даже после стольких лет службы с Дошаром все еще велась на его подначки.
   - Значит, говорить они с нами будут только на слушании, - решил прервать этот "обмен любезностями" Ксархин. - После подачи заявки сколько продлится вся эта волокита?
   Сабриа поняла, почему сроки так заинтересовали блондина - стоило по возможности разобраться со всей бюрократией до того, как драконы начнут терять разум.
   - Даже если подать заявку на общий сбор сегодня, то рианам отдаленных цитаделей понадобится не меньше недели, чтобы сюда добраться, - развел руками Кархан. - Вашими стараниями все западные округа стоят на ушах, но в том же Дараде или Нареаре о вас и слыхом не слыхивали. Так что пока дойдет уведомление, пока прилетят, пока почешутся... В лучшем случае через полторы-две недели соберется Большой совет. Но до тех пор вам будут проедать мозги местные чиновники и бюрократы, а заодно затаскают по "внеплановым" заседаниям и прочим малым советам. С другой стороны, дело резонансное, а значит, им придется поторопиться.
   - Вот как, - Ксархин зло усмехнулся. - Думаю, до Илмара слухи тоже едва успели докатиться. Значит, я успею нанести визит вежливости.
   Сабриа настороженно глянула на Аска, понимая, что если у риана снова упадет планка и он решит мстить за Аяну, то это чревато еще и трибуналом.
   - Ксархин, а ты не думал, что этим сорвешь все дело, даже не успев толком его начать? - несколько даже лениво поинтересовался Кархан. - Я приблизительно понимаю, что там произошло, и даже догадываюсь, кто хотел твоей смерти. Но сейчас ты будешь не мстителем, а убийцей.
   Всеобщее внимание опять сконцентрировалось на Кархане.
   - А подробнее? - очень спокойно поинтересовался Кеамир, до того не спешивший принять участие в разговоре и выбравший роль наблюдателя.
   - Мастера неприкосновенны, их почитают больше, чем кого-либо, - проявил потрясающую осведомленность тайран. - А у вас нет доказательств. Ксархин, ты когда-то участвовал в зачистке отряда энтропов и будь готов, что тебе это вспомнят, несмотря на все последующие заслуги. Не стоит, чтобы твое имя связывали еще с какими-то убийствами. Более того, сейчас Кейхем активно занимается вопросом твоей болезни.
   - Это как же? - нехорошо прищурился риан.
   - Он продолжил исследовать то, чему ты обучал Литту, - охотно пояснил тайран. - Сейчас они вместе натаскивают молодых энтропов передавать силы, обеспечивая слаженную работу лекарей. Несложно догадаться, что это выглядит очень благородно и полезно, хотя толку от этих экспериментов пока маловато. Но многие энтропы на него надеются, а тебе бы и самому не помешала их поддержка.
   - И просто подарить ему все? - холодно поинтересовался Ксархин.
   - Нет, просто не позиционируй убийство Мастера, - Кархан даже чуть подался вперед и чуть понизил голос: - Напугай их всех. Объяви, что знаешь: это было убийство, и что ты собираешься отыскать виноватых. Или скажи, что знаешь, кто к этому причастен. Пускай они зададутся вопросом, кто именно знал о существовании второго мира и молчал? Пускай копают под своих же. Поверь, они много интересного сумеют узнать в процессе. Вам же внутренние распри сыграют только на руку.
   - И после этого он говорит, что у меня плохой характер, - хохотнул Дошар. - Дружочек, у тебя самого зубки отрасли в два ряда, как у акулы.
   - Здесь иначе никак, - улыбнулся Кархан, но было видно, что подобная, пусть и странная, похвала ему приятна.
   - Я приму к сведению твои слова. Поддержка энтропов действительно пригодится, - произнес Ксархин.
   Сабриа не смогла понять, как он отнесся к вынужденной отсрочке своей мести - принял ее, как данность, или же разозлился.
   - Кстати, про информацию, - у стриженого зама сегодня вопросов было явно больше, чем ответов у окружающих. - Не на тебя ли работала та блондинка, что составила такой интересный отчетик о предполагаемой трагической гибели Ксархина?
   - На меня, - кивнул Кархан, поморщившись. - Умная стерва.
   - Насколько я ее понял, она раскопала, что это было покушение, а не случайность. Так может, объяснишь, что за странная писулька мне пришла?
   - Поняла, кому это было выгодно. Я бы на ее месте тоже молчал, - пожал плечами тайран.
   - Дошар, хватит, меня не интересует, что и где было написано, - отмахнулся Ксархин. - Ладно, давайте на сегодня прервемся. Завтра с самого утра пойдем подавать заявление о созыве Большого Совета.
   - Что, уже все? - жизнерадостно поинтересовалась Ирунэ, нарушив всем деловой настрой. Укоризненный взгляд Кеамира розововолосая проигнорировала. - Наконец-то можно закончить с разговорами и пойти помыться.
   - Ну, вот скажи, ну кто тебя держал? - устало поинтересовался у сестры Нардан и придал ей ускорение основательным шлепком по попе. Присутствующие мужчины его поступок явно одобрили. Полукровка ничуть не смутилась, а Сабрии встревать было не резон - саму ее таким образом отправлять спать никто бы не рискнул. Хотя идея новоявленной подруги о водных процедурах не была лишена привлекательности, так что Хозяйка тоже отбыла восвояси.
  
   Кархан
  
   Когда за женщинами закрылась дверь, тайран тоже поднялся, намереваясь откланяться, но его остановил жест красноволосого иномирца:
   - Постой. Я тут не хотел при наших красивых озвучивать одну мысль, а теперь как раз пришло время. Чем их занять? Сами понимаете, что женское бездействие приводит к разрушительным последствиям. А уж о способностях Ирунэ я имею некоторые представления.
   - Занять их чем-то полезным не получится? - с надеждой поинтересовался Кархан, которому и так проблем хватало. Присматривать еще и за двумя скучающими девицами ему было совершенно не с руки.
   - Разве что шпионажем, - сделал невинные глаза красноволосый, и тайран понял, что этот тип ему нравится.
   - Ты поэтому попросил меня остаться, правда? - позволил себе несколько усталый вздох Кархан, снова опускаясь в кресло.
   - Ты же говорил, что нам нужно знать настроение народа, энтропов, магов и прочих. Вот и направь их старания в нужное русло.
   - Энтропы - это отдельный разговор, - отрицательно покачал головой тайран. - Вы не судите по Ксархину - немногие из заболевших способны выкарабкаться на вершину социальной лестницы. И при вас, нормальных магах, у которых к тому же говорящие драконы, они и слова не проронят. Я же с ними работаю, помогаю, так что в этом помощь не потребуется. Но куда пристроить этих двух, я подумаю, - заверил Кархан, прикинув, что очень удачно он попросил Эриан остаться в городе. Женщина-энтроп могла стать полезна и как информатор, и как союзник в их среде.
   - О, хотел предупредить на всякий случай, - темные глаза собеседника стали и вовсе кристально-честными, как у маленького ребенка. - Сабриа - подруга Аскшана, так что лучше на нее лишний раз не смотреть. А вот то розовенькое недоразумение - моя сестра. Смотри сколько хочешь, но между нами говоря, такого геморроя я бы и врагам не пожелал.
   Кархан только пожал плечами, а про себя подумал, что либо Нардан быстро перенял стиль общения Хозяев, либо их миры не такие уж разные. Куда больше его впечатлила новость про союз бывшего командира и русоволосой красотки. Сложно было представить Аскшана однолюбом, но лезть в это дело тайран не собирался. Его там уж точно никто не ждал.
   Осчастливить девушек предстоящим сотрудничеством, похоже, предстояло именно ему. Решив отложить повторное знакомство в новых ролях на следующий день, Кархан отправился домой.
  




  

  
  
Комментарии можно оставить тут
  
  
  

Оценка: 6.43*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны. Приручение"(Любовное фэнтези) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) М.Лаванда "Босс-Оборотень для Белоснежки"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"