Ролдугина Софья: другие произведения.

Классики

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.06*32  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ победил на конкурсе Блэк-Джек-2014.
    Рассказ был переведён на английский язык, большое спасибо, Runa Aruna! Hopscotch.


   КЛАССИКИ
  
   ...А ещё говорят, что за Смоленской площадью, между Денежным переулком и Плотниковым, есть дворик с липами - точь-в-точь как в старой Москве.
   Под окнами там стоит только одна машина - красная "Победа"; перед подъездом - лавочка, наискось - песочница и деревянные качели. Асфальт вспученный, и через трещины лезет сизоватая трава. Иногда во двор ненадолго забегают дети - поиграть в классики.
   И говорят, что если напроситься в игру...
  
   После этого сна Сашенька всегда просыпается со сладким щемлением в сердце. Одной в такое время ей быть просто невозможно. Она собирает корзинку, робко пряча тот самый сон где-то между чайником с липовым настоем и вчерашним смородиновым пирогом. Затем, прихрамывая, поднимается на этаж выше и звонит. Если очень постараться, можно сделать вид, что она так, без причины, заглянула чаёк с подругой попить.
   Но Варьку на мякине не проведёшь.
   - Проходи, что ли, - вздыхает она. Взгляд - одновременно сочувствующий и строгий. - Давненько не виделись.
   Варька моложе на три года и умнее раз в десять; у неё угрюмое лицо и ловкие пальцы. Варька вяжет умопомрачительные шарфы из яркой пряжи и продаёт их через компьютер.
   И разбирается в нём, ей-ей, ловчее собственной внучки.
   - Ничего, что я так?.. - Сашенька тушуется.
   Но Варька уже берёт её под руку и ведёт на кухню. Не слушая возражений, достаёт из холодильника батон "докторской" колбасы, красную рыбу и ещё Бог весть какие деликатесы.
   - Угощайся. - Тон извинительно-просительный, словно ей стыдно за свой достаток. - И рассказывай. Что глаза-то опять на мокром месте?
   - Да вот, нагородилось под утро... - уклончиво отвечает Сашенька - а потом как захлёбывается словами, и говорит, и говорит, сбивчиво и бесконечно, пока не остывает окончательно липовый чай.
   Варька слушает всегда как в первый раз и кивает:
   - Классики, значит? И кто до конца допрыгает, тот сможет вернуться, куда захочет?
   - Вернуться, когда захочет, - поправляет её Сашенька, зардевшись. Уж больно глупо звучит, но Варька не смеётся.
   - Мне-то и здесь хорошо, - говорит она ровно, оглядывая солнечную кухню, и клубки шерсти на комоде, и внучкины фотографии, и пыльную набережную за окном. - А ты-то чего не сходишь, не проверишь? Вдруг там и правда есть эти самые дети с классиками?
   После её слов Сашеньке всегда делается так головокружительно страшно, что она крепко до онемения прижимает к себе костыль и шепчет:
   - Там прыгать надо... По клеточкам ... Как я, со своей-то ногой?
   Варька сердито звякает ложкой о край чашки и смотрит в сторону. На прощанье она суёт в руки Сашеньке то целое блюдце клятой дорогущей колбасы, то пачку вкуснющего чаю...
   Сашенька не берёт, но просит на днях зайти в гости.
  
   Но этим летом всё по-другому.
   Ещё весной, в апреле, Сашенька попадает в больницу. Сначала Варька навещает её часто, носит апельсины и курагу, терпеливо слушает рассказы - даже те, что давно наизусть знает. И про поездку на Байкал, и про бесценные Сашины книжки, и про университетскую библиотеку, и даже про то, как реставрационный отдел подло закрыли и всех работников, считай, на улицу выбросили...
   Только про аварию напрочь отказывается слушать.
   - В жизни всяко случается, - бурчит она. - Муж твой... Я вон вообще без отца без матери росла, и что?
   Варька права, конечно; и сейчас, когда горе давно перегорело, Сашенька понимает, что нельзя было прятаться в уголке между родительской квартирой и реставрационным отделом, заслоняться книжками, трауром и жалеть себя. И где-то между мамиными похоронами и собственной пенсией была та страшная точка невозврата, когда хочется изменить жизнь - да уже не можется.
   Да разве теперь что поправишь?
   Ближе к лету Варька вдруг перестаёт заходить. Сашенька беспокоится, звонит ей в квартиру, но очень долго трубку не берут. Только в начале июня, когда до выписки остаётся всего ничего, отвечает ломкий девичий голос:
   - Александра Петровна? Я вас узнала, хотя вы меня не помните, наверно. Я Вика Грачёва.
   - Варина внучка? - догадывается Сашенька и улыбается: - Как же не помнить, помню. Такая ты кроха была, а вон, выросла...
   Вика молчит в трубку, затем просит перезвонить, когда Сашенька выпишется из больницы, и диктует длинный номер мобильного.
  
   - Вот, - говорит Вика - длинноногая, загорелая, чем-то ужасно похожая на саму Варьку в молодости. - Это бабушка для вас вязала... Я доделала.
   И протягивает пышный-пышный, ажурный-ажурный, яркий-яркий шарф. Неровный - сразу видно, где одна мастерица начала работать, а где другая продолжила. И, глядя на эту линию, на стык, Сашенька как-то сразу верит, что Варьки больше нет; она не плачет, просто садится в кресло, прижимает к груди новый шарф и дышит. И дышит.
   Надо дышать.
   Вике неловко быть рядом с полузнакомой старухой, но она добрая девочка - остаётся до самого вечера, хозяйничает в Сашином буфете, заваривает липовый чай, гладит её по мягким седым волосам. Уходя, обещает вернуться назавтра - помочь с уборкой. После двухмесячного отсутствия пыль скопилась повсюду.
   Ночью Сашеньке снится тот же сон - тихий двор, липы и лето.
   Просыпается она безмятежная.
   Собирается долго, тщательно. Расчёсывается, отглаживает любимое голубое платье, кутает плечи красивым Варькиным шарфом - и идёт к метро. В молодости она бы до Смоленской и пешком добралась; а сейчас едет с передышками, часто выходя из душного вагона, целый час и ещё полчаса ковыляет до Денежного.
  
   ...В это не верится совершенно, но дворик там действительно есть.
   Красная "Победа" приткнулась в полутени под липой; на капоте дремлет полосатая кошка. У лавки рассыпана горстка семечек, и стая наглых воробьёв теснит от них одного толстого голубя. Качели заняты девочкой в джинсовом комбинезоне; её раскачивают двое мальчишек.
   Сашенька некоторое время наблюдает, а потом спрашивает:
   - Простите, а вы случайно тут в классики не играете?
   Оборачивается один из мальчишек, белобрысый и черноглазый.
   - Играем, - отвечает он спокойно, глядя сквозь неё. - Хочешь с нами?
   И Сашенькина робость вся куда-то исчезает.
   - Хочу. Только мне бы клеточек поменьше... - и она виновато постукивает по асфальту костылём.
   Девочка спрыгивает с качелей - лихо, на лету, - достаёт из кармана зелёный мелок и тщательно вычерчивает на асфальте дорожку из девяти клеток. Смотрит с кошачьим прищуром:
   - Ну, давай. Только, чур, задом наперёд. Без биты. Сумеешь?
   Сашенька кивает - и ступает в "дом".
   ...девять...
   Прыгнуть на седьмую-восьмую двумя ногами - невозможно, даже переступить - и то невыносимо, но она пробует и всё ждёт, когда же прострелит болью от колена и до самого сердца.
   Но боли нет.
   ...семь-восемь...
   Костыль выворачивается из рук, как живой, но звука падения не слышно.
   ...шесть...
   Пропадает из воздуха запах гари от Садового кольца. Где-то рядом звенит троллейбус; тополиный пух на мгновение скрывает блёкло-синее небо, а затем исчезает.
   ...четыре-пять...
   И падает, впитывается в землю тень башни-высотки, а из трещины в асфальте, у самой ноги, выстреливает росток одуванчика, закутывается в розетку листьев - и подмигивает жёлтым глазом-цветком.
   У Сашеньки на губах и горечь, и сладость.
   ...три...
   Выбиваются из-под косынки длинные косы, и рыжего цвета в них с каждой секундой больше, а седого - меньше.
   ...два...
   Зелёные линии на асфальте исчезают - а потом под ногами вновь появляется рисунок, девятка и полукруг.
   Сашенька спотыкается и падает; впрочем, коленки и так сплошь в зелёнке, мама перестаралась утром. Конопатая Варька смеётся заливисто и дразнится:
   - Ошиблась, ошиблась!
   Ветер треплет голубое платье и ветки лип, рвёт на клочья низкие облака.
   Саша переступает через меловую черту и запрокидывает голову к небу.
   - Я дома.
   Июнь пахнет солнцем.

Оценка: 5.06*32  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"