Смеклоф Роман: другие произведения.

#mimozla

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Аннотация

    Чтобы пройти уникальный квест с невероятным, даже по меркам игры, призом, герой вляпывается в полулегальное задание, которое, как оказывается, напрямую связано с его реальной жизнью и семьей. Хотя порою так трудно разобраться, где реал, а где виртуальное пространство. Ведь выдуманный мир оказывается намного большим, чем просто игра.

    Оглавление


  
   
  Роман Смеклоф
   
  
   
   #мимозла
   
  
   

Глава 1. Миссия

   

   
   
   Алтарь впитывал свет. Колыхался, как непроглядная грозовая туча. Подавлял клокочущей внутри яростной силой и гудел, как кулер старого сервера. Колени сами подгибались, норовя опрокинуть его на чёрные потрескавшиеся плиты. Храм тёмного бога, даже разрушенный, угнетал первозданной мощью.
   Я сделал ещё шаг. Над головой сверкнула россыпь молний. Но и их ослепительное сияние не разогнало бездонный мрак, столетиями копившийся в ложбине между скал. Ноги протестовали и не хотели двигаться, словно пораженные замедляющим проклятием.
   — Всё равно моя возьмёт!
   Прозвучало неубедительно, глухо и жалко. Куда тебе, червяк тягаться с божеством, пусть даже и мёртвым...
   На алтаре посиневшим куском мяса лежало огромное сердце. И хотя оно давно уже не билось, над ним всё ещё поднимался горячий пар. А в дрожащей дымке пробегали трещащие потоки энергии.
   Едва доковыляв до алтаря, я протянул руку. Пальцы упёрлись в невидимую преграду. Зараза! Сил и так уже не осталось. Пришлось давить сильнее.
   От напряжения ломило суставы. В плече противно хрустело. Еще чуть-чуть, рука сломается и обвиснет, как в прошлый раз.
   Не дожидаясь лишних проблем, выпил зелье восстановления. Прохладная красная жидкость проскочила в горло, оставив на языке привкус солёного томатного сока. По телу прокатилась бодрящая дрожь.
   Я поднажал. Невидимая преграда промялась, и пальцы, наконец, коснулись вожделенного артефакта. Из сердца ударил разряд. Мышцы сократились, и рука онемела. Но я был готов: уже комкал в другой ладони свиток рассеивания. Магия привычным потоком смыла все негативные эффекты. Еще несколько мгновений напряжения, болезненных уколов, дырявящих кожу — и божественная плоть оторвалась от алтаря.
   В опустившемся угольном небе громыхнуло. Эхо донесло тонкий, раздражающий до скрипа зубов, звон лопнувшей струны.
   «Оно моё. Только моё. — Сдавив божественное сердце, я притянул его к груди. — Ну, давай же! В этот раз должно получиться».
   Треснули ремни, и клёпаный кожаный нагрудник свалился к ногам. Завоняло палёной кожей. Надеюсь, что не моей. Хотя грудь уже жгло, будто прислонил к себе раскаленную сковороду.
    «Давай!»
   Затрещали ребра. Внутри всё сжалось. Ещё немного — и оно станет моим навсегда.
   Пекло уже невыносимо.
   Собственное сердце испуганно сжалось, будто боялось передать свои такты и оживить божественного собрата.
   «Ну же!»
   От боли потемнело в глазах. Гром гремел варварскими тамтамами. Кровь стучала в голове. Меня окутало пламя. От жара вспыхнули волосы, и огонь голодным чудищем вгрызся в тело.
   В бордовом тумане перед глазами выскочило системное сообщение, и раскаты злобного голоса подтвердили:
   — Миссия провалена!
   Я зло ткнул на крестик и вышел из игрового интерфейса.
   — Зараза!
   Ругательства клокотали в горле, но я только обиженно морщился. Привычка, привитая матерным фильтром, работала даже в реале. Снова не получилось! Этот проклятый артефакт вообще можно получить?! Или разработчики, встав с жуткого похмелья, решили поглумиться над игроками? Жалобу что ли написать?.. Ну сколько можно издеваться, в самом деле?
   Квест, конечно, не базовый, можно плюнуть и играть дальше, но невиданные читерские плюшки за его выполнение не давали покоя.
   — Западло! — громко крикнул я и чуть не плюнул на пол.
   Зрение потихоньку восстанавливалось, но вид ободранных стен и промятого дивана, на котором я лежал на боку, свесившись на край, бесил ещё сильнее. Реальный мир — помойка. Жалкая подделка, которая даже близко не стоит с бесконечным виртуальным пространством. По крайней мере, так я привык думать.
   В крохотной комнате почти ничего не было. Пожёванный молью ковёр на стене, который достался в наследство от деда, низкий стол из Икеи и гладкий, блестящий композит комплекса подзарядки для виртобруча, всё ещё сжимавшего виски. Все деньги уходили на апгрейд оборудования для погружения и донат.
   — Да и зачем прокачивать опостылевшую реальность? — спросил я у голой стены. — Лучше она всё равно не станет... Она устарела, а прогресс не остановить.
   На смену мониторам пришли 3D очки, их сдвинули виркапсулы, а уж потом учёных осенило, что всё, что с нами происходит, создаёт и контролирует один только мозг. Тогда громоздкие гробы виркапсул ушли в прошлое, а их заменили компактные обручи. Датчики в них снимали и отправляли сигналы через височные кости, создавая полный набор ощущений от яркой, полностью объёмной, картинки до ласкового прикосновения ветерка к затылку и мучительного проникновения клинка в грудь. Особая точка в мозгу превращала сигналы в невероятные вкусы и умопомрачительные запахи. По статистике лишь у трёх человек из миллиона она давала сбой или вообще не синхронизировалась с обручем. Хотя кого они волнуют? Когда-нибудь лучшие из нас переселятся в виртуал и будут по-настоящему счастливы.
   Нервы, как всегда, пробудили аппетит. Дотянулся до табурета и, зацепив дозатор, впрыснул в вену коктейль из витаминов и белков. Этого хватало, чтобы поддерживать жизнь в вялом теле. Остальное значения не имело. Я давно жил в совершенном мире, поэтому сдвинул виртобруч обратно на виски.
   Активировал портал в столицу Полуночного королевства: в квартале наёмников была отличная таверна. Я привык отмечать там победы и напиваться после провального рейда. Там всегда достаточно шумно, чтобы не чувствовать себя одиноким.
   Я появился у парадного входа, и вышибала-непись чуть склонил голову в знак приветствия. Компьютерный персонаж всегда делал одно и тоже запланированное действие.
   — Скривился бы, что ли, обезьяна бестолковая, — проворчал я, проходя мимо, но он даже не повернулся.
   Ненавижу их! Когда уже от них избавятся?! Эти недоделки постоянно напоминают, что я в игре. Это отвратительно. При каждом удобном случае вгоняю им отравленный кинжал в затылок. Толку, конечно никакого, через некоторое время они появляются вновь, но на время респауна кажется, что этот мир только мой.
   Я растолкал низкоуровневых нубов. Завсегдатаи меланхолично пожимали руки и интересовались успехами. Но говорить не хотелось. В ответ на приветствия я только покачивал головой: «Снова провал!». О моей одержимости разрушенным храмом знали в десятке кластеров, в том числе и иностранных. Кто-то поддерживал, хлопал по плечу, а кто-то ехидно улыбался, довольный чужой неудачей. Хотя открыто радоваться не смели даже самые отчаянные «тролли', не зелёные с клыками, а обычного цвета, но с языками без костей. Уважали и побаивались.
   Я прошёл к своему любимому столику. Уселся, придвинувшись к внушительному боку жуткого на вид тролля, того, что с клыками и огромного.
   — Это хорошо, что ты зелёный и плоский!
   — Почему это?
   — Потому! Лежишь на газоне — и тебя не видно. Отличный рога получится.
   — Пошёл ты! Я танк, а не сраный воришка.
   Я ещё раз взглянул на тролля. Такие дебильные аватары, изрытые жуткими шрамами, выбирают только психи или школота. На клиента психушки он не похож. Сидит ровно, только ноги дёргаются под столом. Нервничает, бурчит ругательства сквозь зубы и рожи строит. Точно прыщавый пацан. Я кивнул официантке, чтобы принесла, как обычно. Она мгновенно доставила бутылку ядрёного гномьего самогона и банку огурцов.
   — Такого крутого перца могу и угостить, — ехидно процедил я, разливая мутную жидкость в два стакана.
   Зелёный нервно облизал губы. Виртуальный алкоголь торкал похлеще обычного. Сразу ведь в мозг попадал, без всяких посредников. И несовершеннолетним спиртное не продавали. Глаза у тролля забегали, но он попытался сохранить лицо. Непринуждённо привалился к столу и прорычал:
   — Не хочу. Я сегодня уже две бутылки выжрал.
   Я кивнул. Осушил стакан и шарахнул об его покатый лоб. Здоровье тролля даже не дёрнулось, да и механика игры не посчитала «комариный укус» нападением. Зато остатки гномьего самогона стекли по зелёной роже до его губ. А как только мутные капли достигли рта, тролля окутало красное сияние. Над головой появилась иконка о нарушении международного закона.
   — Сука! — заревел он и протянул ко мне экскаваторные ковши огромных лап.
   — Пшёл вон, сопляк.
   Я качнулся на стуле, легко отклоняясь от захвата, а зеленокожего нарушителя закона об употреблении алкоголя несовершеннолетними уже скручивали вышибалы. А нехрен сидеть за моим любимым столом. Сегодня в собутыльниках не нуждаюсь. Я снова облажался, испробовав последний вариант и лишившись кучи опыта за провал квеста. А проклятое сердце продолжало манить самым крутым хабаром в игре. Что же делать?
   Махнув второй стакан (минус пять к интеллекту, плюс десять к телосложению), я подцепил толстый огурец и задумчиво захрустел.
   — Опять школоту гоняешь?
   Я хмуро повернулся к косоглазому гоблину с хитрой рожей. Видеть его, особенно сегодня, совершенно не хотелось. У меня к ворам вообще не самое лучшее отношение, а уж к таким как он и подавно. Вечно везде суёт свой длинный нос, не даром Пронырой зовут. У него в каждом ухе висело по семь сережек с голубыми бриллиантами проворства, да ещё с каждым уровнем добавлялся бонус к ловкости. Такой в любую дыру влезет. И ещё неизвестно у кого ветка развития темнее, у чернокнижников и некромантов или у него. Даже названия точного нет, а если учесть, что гоблин — не только первоклассный взломщик и разведчик, но ещё и убийца... В игре всего три класса: рыцарь, маг и лучник. Но из-за произвольного выбора раскачки можно создать самого причудливого персонажа, например, такого, как у меня.
   — Отвали!
   — Грубиян, — ухмыльнулся Проныра, сел рядом и налил себе гномьего самогона. — Я не с пустыми руками. Есть эксклюзивное задание, которое тебе понравится.
   — Неужели? — проворчал я, отбирая у него запотевшую бутыль. — Тебе вредно. Дебаф на интеллект, а у тебя его и так с гулькин хрен.
   Гоблин невозмутимо скалился и отпивал гномовуху глотками, как изысканный коньяк. Длинный нос задорно елозил по стакану, а рыжие глаза хитро щурились.
   — Ты же прёшься от тёмного бога, точнее некоторых его органов. Вот я и подумал...
   Я только хмыкнул. Подумал он.
   — Жнец, ты не кривись, на сердце никто не претендует. У меня свой интерес. Ты только проведи...
   — Ага, разбежался...
   — Ты её только послушай, сразу передумаешь...
   — Её? — я чуть бутыль не выронил. — Что, и Элланиэль тут?
   Показалось, что стройная девица в крылатом шлеме промелькнула среди толпы.
   Гоблин довольно захихикал.
   — Нет, Элька тут не причём, не бойся.
   Я ещё больше надулся:
   — Кто клириков-то боится? — пожал я плечами и отвернулся. — Она просто бегает за мной, как собачонка. Достала уже. Даже мерещится везде.
   Проныра перегнулся через стол.
   — Забудь о ней. Я тебе выгодное дело предлагаю. Даже слишком, чтобы им делиться...
   — Вот и не делись! — я отмахнулся и налил стакан до краев.
   — Не могу, — гоблин печально вздохнул. — Ты — единственный кто знает верную дорогу...
   — А как же тот парень, что смог разгадать секрет сердца? — не выдержал я. — Иди, его доставай.
   — Его с тех пор никто не видел, — доверительно пробормотал Проныра. — Тот скриншот, где он держит над головой сияющее сердце — последний. После этого он словно растворился.
   — Слышал, — вздохнул я, отпил пару глотков и начал мусолить огурец. — Вот и напряги свои связи...
   — Да что же ты за баран? — скривился гоблин. — Предлагаю тебе тёмного бога на блюдечке, а ты ломаешься, как целка.
   — Ну, не нравишься ты мне, не нравишься, — прогундосил я, уткнувшись в стакан; дебаф упорно бил по интеллекту, но от самогона оторвать не мог. — Я же тебя, как облупленного, знаю: сейчас скажешь, что надо отправиться в какое-нить дикое место, там, естественно, засада...
   — Да здесь, — довольно улыбнувшись, сообщил Проныра и махнул рукой в сторону закутка в углу.
   Я вздохнул. Ну, ладно, до ширмы можно и дойти. То ли гномовуха так сильно понизила интеллект, что перестал соображать, то ли гоблин хоть чуточку сумел убедить, но я встал. Ради мечты можно и забить на принципы.
   Гоблин уже семенил в угол, проскальзывая между огромных перекачанных воинов, скрипящих латами, и щуплых, но не менее опасных колдунов в неизменных мантиях-халатах или странных чёрных нарядах.
   Я шагал следом, всё сильнее хмурясь. Под закопченным потолком таверны собрались угрожающие тени. Геймкрейторы уже давно научились обрабатывать сигналы человеческого мозга и добавлять всякие неприятные ништяки. В рекламе игры это называлось эмпатическими технологиями, которые делали её еще более реалистичной и качественной. А на самом деле — только нагнетали и без того непростую обстановку.
   Проныра задержался у ширмы, но я нетерпеливо оттолкнул его и сунулся к столу. Единственный стул занимала хрупкая фигура девочки в сером платье. На вид — лет десять. Огромные чёрные глаза, неровно отрезанные всклокоченные волосы и бледная, почти белая, кожа. Меня передёрнуло... Непись?!
   — Ты что, издеваешься? — взревел я, оборачиваясь к гоблину. — Ненавижу грёбаные программы!
   На мой локоть легла холодная ладошка. Пришлось собрать нервы в комок, чтобы не задрожать.
   — Простите, что я такая, какая есть.
   Я покосился на мерзкое создание. Серая иконка над её головой подёрнулась рябью и исчезла. Вместо имени несколько мгновений мерцала надпись: «Неизвестная», но потом пропала и она.
   — Так лучше?
   Наивный вопрос добил окончательно. Я низко зарычал, наклонил голову вперёд и сунулся в инвентарь, хватаясь за любимый чёрный серп.
   — Сдурел? — запрыгивая мне на спину, заголосил мелкий гоблин. — Забанят! Её нельзя трогать! Успокойся! Пожалуйста!.. Ты нам очень нужен...
   Я замер. Поставил бутыль на стол и медленно выдохнул. С гномовухой надо завязывать, а то в конец отупею. Устроить резню в городской таверне — хуже некуда. Мало того, что забанят, так ещё и оштрафуют на круглую сумму. А у меня денег и так в обрез. Надо ещё до конца месяца дотянуть, а на счету пусто. Отец переведёт бабки только в последних числах.
   — Если меня неприятно видеть, закрой глаза, — посоветовала девочка-НПС.
   Я молча повернулся, и рванул через зал таверны, расталкивая подвернувшихся под руку игроков.
   — Его сердце будет стучать в твоей груди!
   Я остановился и покачал головой. Как же!
    «Я — единственная жрица мёртвого бога».
   Голос раздался прямо в голове, заставив вздрогнуть, и мой персональный резист в шестьдесят девять процентов, не смог воспрепятствовать. А ведь у меня специализация на ментальной защите и один из самых высоких показателей среди игроков по открытой статистике.
   Я вернулся к столу и махнул головой, чтобы гоблин валил подальше. Он благоразумно не стал спорить, и, пожав плечами, умчался к барной стойке. А я сел напротив неписи и уставился в чёрные глаза.
   — Ты сам выбрал его в покровители. Хотел выделиться среди остальных и получить особые преимущества?
   Я никак не отреагировал. Пусть другие треплются с компьютерными программами.
   — Предлагаю задание. Отведи меня и группу моей защиты к алтарю, и в награду сердце мёртвого бога застучит в твоей груди.
   Она протянула тонкую белую ладонь.
   Я помахал рукой, мол не стесняйся, накидывай призы. Что ещё предложишь? Может, и меня сделаешь жрецом? А что? Здорово звучит: Жнец — жрец. Особенно если через дефис. Как чуть-чуть, только жнец-жрец. Я невольно улыбнулся.
   — Тебе мало стать богом? — удивилась непись.
   Я облизал мгновенно пересохшие губы. Эмпатические технологии в действии. У меня даже поднялось давление и закололо в боку. Богом?
   — Невероятные возможности. Власть, богатство, мощь. Разве не этого ты хотел?
   Чёрные глаза уставились в упор.
   Невольно выпрямившись, я заёрзал на скамье. Подловила! Чего еще можно хотеть? Самая последняя ступень. Ещё выше и не прыгнешь. Властвовать над всем бесконечным миром — это же моя судьба!
   — Настоящий бог — один-единственный.
   Она выразительно кивнула.
   — А как же тот игрок, который уже прошёл миссию? — хрипло спросил я.
   — Он сделал другой выбор, — отмахнулась девочка. — Каждому своё.
   Не поспоришь. Вот только какой?
   Она поняла невысказанный вопрос.
   — Он выбрал свободу.
   Я скривил губы в подобие улыбки.
   — От чего?
   — Есть несколько призов, — пожала плечами непись. — Ты тоже сможешь решить, что тебе больше нравится.
   — А поточнее?
   — Сразу не скажешь. Дополнительные призы генерируются, исходя из желаний игрока.
   Я поморщился. Отведи, не знаю кого, в самую опасную локацию игры, и получишь не пойми что. Сомнительное предприятие... Но стать богом... Подо мной уже плавилась лавка. Гномовуха испарилась, выжженная нервными импульсами, и характеристики вернулись к базовым, мигнув системным сообщением о снятии дебафа. Лишние очки телосложения тоже исчезли, и я почувствовал себя ещё более уязвимым. Не люблю связываться с неписями, только по крайней необходимости, но такой приз... Протянув руку, я стиснул тонкую белую ладонь. Девочка кивнула, и интерфейс выдал новое задание: «Проводник. Цель — доставить жрицу мёртвого бога к алтарю живой и невредимой. Награда — Божественный титул. Скрытая награда — неизвестна. Ограничение по времени, таймер включится через четыре часа». Остальную простыню я пропустил, подтвердил, что принимаю, закрыл окно миссии и поднялся.
   — Мне надо подготовиться.
   Она кивнула.
   — У тебя четыре часа на сборы. Жду здесь.
   Сделав шаг, я неприязненно осмотрел веселящуюся толпу, и ко мне тут же подлетел гоблин.
   — Решился? — спросил он, дождался короткого кивка, встал на мыски и прошептал. — Если собрался разделаться с неписью, запасись подходящим оружием.
   — Такого не бывает!
   — Сам знаешь что бывает. У каждого модератора найдётся что-нибудь острое.
   Я не ответил, а быстрее вжал кнопку лог аута, чтобы больше не смотреть на его наглую рожу. Сдвинул виртобруч и вытер мокрый лоб. Вот, блин, сходил выпить и расслабиться...
   Сев на диване, я с отвращением посмотрел на памперс. Пора менять. Раньше сдирал эту мерзость и бросал в угол, но соседи начали жаловаться на вонь, и хозяин вынес последнее китайское предупреждение. Едва поднявшись (ослабевшие от долгого бездействия ноги с трудом двигались), словно после проклятья, я набросил халат и пошёл в ванну. Нехотя подмылся и выкинул пакет с памперсами в мусоропровод.
   Ядрёный бегемот, пока тут занимаюсь ерундой, игра продолжает жить своей жизнью. Так что стоит поторопиться. Перво-наперво надо набить полные карманы козырей, чтобы проклятая непись не думала, что она — главная в миссии, а я — на вторых ролях. Гоблин прав, и на неё найдётся управа.
   Вернувшись в комнату, вколол себе ещё одну инъекцию. Стоит подкрепиться. Не хватало упасть в обморок в самый неподходящий момент.
   Сдвинув виртобруч на виски, я прошёлся по появившемуся интерфейсу и выбрал портал в трущобах. Если ставить точку возрождения в городе, то с каждым тридцатым уровнем появляется ещё один слот для быстрого перемещения. Ведь со временем бегать по гигантской территории игрового мегаполиса надоедает и хочется перемещаться быстро и с комфортом...
   Перед глазами потемнело. В столице Полуночного королевства, как чаще всего бывает, царила безлунная ночь. В тёмном переулке хрипели бездомные калеки — жуткое эхо бесконечных войн — и скулили бродячие собаки. Проклятые эмпатические технологии! Кожа покрылась мурашками и липким потом. В данженах со слюнявыми монстрами не было так противно и жутко, как здесь. Уж молчу про запах.
   Пробравшись через горы мусора, я насторожено огляделся и юркнул в незаметный закуток. Спустился по лестнице и постучал условным стуком. Внутри толстой двери с магическим пологом, что-то заскрипело, и в интерфейсе открылось окошко для ввода пароля. Я покопался в приватном чате, нашёл самый свежий пароль (осторожный барыга менял его раз в два дня) и набрал: «жмурик-дурик». Прямо мода на тире... Щелкнуло так, что захрустела челюсть. Это же надо было найти такой ужасающий звук! Магический полог потускнел, и дверь открылась внутрь, приглашая в непроглядную тьму.
   Пришлось на ощупь тащиться через скользкий туннель. В темноте то там, то тут появлялись боковые ответвления, а в них — предупреждающие иконки охраны. Не красные, но тревожно-жёлтые. Пока внимания на них обращать не стоило, но в случае чего ассасины доставят массу проблем, если, конечно, вообще выпустят живым...
   Мой барыга, как всегда, сидел в углу на циновке и перебирал в руках чётки. Тусклая лампа едва освещала половину исполосованного шрамами синего лица. В отличие от того зарвавшегося мальчишки в баре, этот был настоящим психом. Не знаю уж, кто он в реале, но в игре мог достать всё, что угодно. Огр-шаман сто девяносто девятого уровня. Зачем ему вообще нужна охрана? У него же жизней, как у танка, да и умения, как у опытного киллера...
   — Жнец, — барыга оскалил жёлтые зубы и приветственно кивнул. — Давно не видел. Захотелось чего-то особенного?
   Я кивнул.
   — Иглу модератора.
   Огр-шаман выпятил губу.
   — Я же говорил, что она не продаётся.
   — Помню, но дело особенное, поэтому готов поменяться, — вздохнул я, доставая из инвентаря фиал со слезами ангела.
   Редкий алхимический ингредиент, штучный товар. Случайно нафармил в землях Страха и берёг как раз для такого особенного случая.
   Барыга нахмурился, крутя в толстых пальцах длинную чёрную спицу.
   — Используешь в городе...
   Я замотал головой.
   — У меня на неё другие планы. Страховка. Если уж и воткну в башку неписи, то только в одной глухой локации, где и законы-то особенно не работают.
   — Смотри мне, — поморщился огр-шаман. — Геймкрейторы такие читы не переваривают. Окончательно стереть НПС... Особенно, если квестового... Такое тебе не простят даже в очень глухой локации.
   — Говорю же, подстраховка. Непись мутит что-то странное. Боюсь, как бы чего не вышло, но использую только в самом крайнем случае.
   Барыга настойчиво взглянул мне в глаза, будто делая последнее предупреждение и тем самым оправдывая себя, но всё же протянул иглу модератора. Я обменял читерскую фичу на фиал.
   Он долго смотрел на уникальный ингредиент и шевелил губами, крутил в тусклом свете, любуясь едва различимыми переливами нежного сияния, потом пришёл в себя и спросил:
   — Еще чего хочешь?
   Я покачал головой.
   — Тогда — до новых встреч.
   Пришлось вернуться к выходу: хозяева выкупленных домов ставили ограничения на перемещения, чтобы обезопаситься от воров.
   Когда за спиной захлопнулась дверь, я покопался в портальных точках столицы и прыгнул на площадь, к прикормленной лавке (в отличие от таверн, внутрь других игровых помещений переноситься нельзя, из-за соображений всё той же безопасности). Там давно сбрасывал лут и прибарахлялся перед вылазками, поэтому имел приличную скидку. Забив закрома лечилками и свитками, покидал самое необходимое в меню быстрого доступа, отошёл в угол с клетками и придирчиво осмотрел живой товар. Выбрал крупного зайца с глупыми глазами, кивнул хозяину и, расплатившись, вышел из лавки. Косой просто необходим, соваться без него в Гибли, как их все называют, то есть Гиблые земли, небезопасно. Я ухмыльнулся. Хотелось прогуляться и собраться с мыслями, тем более, что время до дедлайна ещё было. Хотя опаздывать тоже никогда не любил — это ниже моего достоинства.
   Ночной город встретил магическими огнями и бескрайними толпами народа. Среди реальных игроков бродили неписи и разномастные петы. Каких только питомцев не породила безумная фантазия геймкрейторов! Я уже давно перестал удивляться количеству клыков, рогов, хвостов и когтистых лап.
   Центральные кварталы сверкали вывесками увеселительных заведений. Сюда давно уже приходили не только ради боёв и приключений. Возможность пить и употреблять наркотики с теми же феерическими ощущениями, но без вреда для здоровья притягивала самую разношерстную публику. Я уж молчу про бесконечные улицы красных фонарей. Ни один, даже самый безумный, бордель в мире не предложит того, что можно найти здесь. Только мне туда сейчас не надо.
   Я свернул с центральной площади и двинулся к кварталу наёмников. Маячивший в далёкой локации приз туманил голову, но сомнения всё-таки метались на задворках разума. Уж больно быстро всё произошло. Ни предварительного анализа будущей авантюры, ни тактики, ни стратегии... Одни туманные перспективы. Даже «товарищей» по команде не знаю, кроме хитрожопого гоблина. Я махнул рукой. Чего зря накручиваю? Стать богом! От такого предложения у кого угодно сорвёт башню.
   Второй раз за вечер вошёл в любимую таверну и сразу полез к ширме в углу. Непись сидела на том же месте, в той же самой позе. На мой механический кивок, механически повторила последнюю фразу:
   — У тебя четыре часа на сборы. Жду здесь.
   Да чтоб тебя! Я скривился, брезгливо рассматривая вытянутое лицо. Даже если бы она не была НПС, всё равно трудно найти более отвратительное создание. Ровная, без единой морщины, кожа трупного цвета. Слишком большие глаза со сплошной пеленой чёрного зрачка вместо радужки. Тонкая, почти незаметная полоска губ. Мерзость, да и только.
   Память подсунула то, что я упорно старался забыть. Квестовый данжен, в котором добыл свой легендарный серп «Малый помощник смерти ». Крутая штука, от характеристик в жар бросает:
   Уровень игрока: 180+
   Атака: 286-329
   Скорость атаки: +1.9
   Точность: +1276
   Парирование: +1018
   Физический крит: +70
   Точность магии: +433
   Сокетов для магических камней: 6
   Параметры: Максимальные HP +552 Точность +187 Парирование +141
   Даже не эпический, а единственный во всей игре, точнее, парный. К нему в комплекте еще должен идти «Большой помощник смерти». Только второй серп пока никто не видел.
   К моменту, когда нашёл его, я уже собрал два мёртвых глаза бихолдера. Они выдавали 5% шанс критического удара. Когда найду ещё четыре, будет совсем круто. Пятнадцати процентный крит не выдаёт почти ни одно оружие, за редким исключением так, что ради такого бонуса стоит постараться.
   Только, доставая серп из-за неприметного валуна, я застрял между камнем и стеной. Каким-то непостижимым образом мне прищемило руку, и я не мог сдвинуться. Не получалось даже воспользоваться точкой возрождения и телепортироваться в город. Дебильный баг!
   Я не понимал, сохранились ли последние достижения, и боялся нажать «лог аут». Данжен-то одноразовый... Так можно и без лута остаться! Срочно настрочил предъяву в техподдержку, а они прислали проклятого непися.
   — Ты страдаешь? — участливо спросила жрица.
   — Я живой, поэтому чувствую много чего такого, что тебе никогда не почувствовать, — нагло заявил я, старательно отгоняя неприятные воспоминания.
   — Могу помочь.
   — Иди ты в пень! Где твоя свита вообще шляется? Долго мы тут мариноваться будем?
   Непись заморгала глазами. Видимо, смысл сказанного не полностью дошёл до её нейронных сетей и не получил сто процентного перевода. Да и хрен с ней. Я уж было решил заказать пива, но припёрся Проныра.
   — Первый пришёл, — усмехнулся за спиной гоблин. — Или вообще не уходил?
   Ему тоже отвечать не стал. Много чести. В рейде без разведчика, конечно никак, и уж лучше он, чем кто-то другой. Но это не значит, что теперь мы — лучшие друзья. К ассасинам вообще лучше спиной не поворачиваться, уж больно демидж от подлых атак большой.
   — А ты у нас сегодня немногословный, — раздался ещё один голос.
   Я заскрипел зубами, но сдержался и не обернулся.
   — Проныра! Ты... Я... ыыы... — без мата фраза никак не желала выстраиваться, но закон о запрете нецензурной лексики не позволял произносить слова из бранного списка. — Ты нахрена её притащил? — наконец сформулировал я.
   На затылке уже чувствовался сквозняк от крыльев на шлеме клирички.
   — Потому что лучше никого нет, — бросила Элька, и нагло пихнув меня бедром в плечо, опустилась рядом на скамью. — Тебе ли не знать?
   — Нам без...
   — Она светлая!!!
   — Именно! — обрадовался гоблин. — Какой толк от тёмного лекаря? Он же только дебафит. А эта прекрасная дама и вылечит, и нечисть покрошит, если надо будет.
   — Разрываю контракт, — буркнул я и попытался встать, но на плечи опустились очень-очень тяжёлые руки.
   — Не кипишуй, — прогудело над моей головой.
   — Что, что? — переспросил я, дождался, когда он наклонится и ударил затылком в подбородок.
   Хрустнула челюсть и за шиворот закапали вязкие капли.
   Подлый удар! Перелом, кровотечение. Снижение ориентации в пространстве на 30 минут.
   Вышибала отреагировал быстрее здоровяка за моей спиной.
   — Немотивированное нападение! Накладывается дисциплинарное...
   — Погодите, — снова загудел тяжёлый, как его руки, голос. — У нас тут дружеские тёрки. Силы не рассчитали. Правда?
   Он надавил мне на плечи. Треснули ключицы. А позвоночник попытался сложиться в гармошку. Здоровье опустилось. Я зашипел от боли, но лишь кивнул.
   — Как пожелаете.
   Вышибалу не волновали глупые шутки игроков. Он невозмутимо ушёл, не глядя на кровавые кости, торчащие у меня из плеч. Я же вывернул шею, чтобы взглянуть на чудище, которое может одними руками вывернуть мою многоуровневую шкурку наизнанку. На меня смотрела гипертрофированная, но абсолютно человеческая рожа. Небритая массивная челюсть (и как мне удалось её повредить?). Длинный горбатый нос. Маленькие внимательные глазки и копна рыжих волос, над которыми сверкала иконка с уровнем. Двести пятьдесят. Я зажмурился и затряс головой. Не может быть. Где он так накачался?
   — Давай дружить? — с трудом выдавил я.
   — Конечно, — улыбнулся великан, — у меня никогда не было домашнего питомца.
   — Всё-таки откажусь от контракта, — вжимая голову в плечи и продолжая чувствовать на своих плечах его огромные лапы, пробормотал я.
   — Сначала перечитайте данные по миссии, — предложила жрица.
   Поломанные кости мешали дышать и отдавались болью в плечах, поэтому, чтобы снова начать нормально соображать, я открыл окно инвентаря, прикидывая, какую лечилку использовать.
   — Тебе плохо, дорогой? Ты такой бледный, — замурлыкала Элька.
   Холодная ладошка легла на предплечье.
   — Буду о тебе заботится, — ехидно добавила она. — Всё время.
   Сквозь полупрозрачное окно инвентаря промелькнули серебристые вспышки. Раны мгновенно затянулись. Вернулась и способность думать головой.
   Я бросил настороженный взгляд на непись, будто во время прочтения контракта она перережет мне глотку, и зарылся в интерфейс. Чем дальше читал, тем сильнее мрачнел. Из этой заварушки можно выбраться, только пройдя её до конца. Вот что так назойливо бурчало в подсознании... Поганое предчувствие не обмануло. Варварское соглашение ставило меня на колени. Отказаться — значит потерять семьдесят процентов всего опыта. Не полученного во время прохождения миссии, а всего добытого в игре. От моего сто девяносто третьего уровня останется... Я сунулся во встроенный калькулятор. Пятьдесят восьмой. Волосы зашевелились на голове. У меня куча врагов. Только ленивый не захочет поквитаться. Проклятье! Дополнительный штраф в полтора миллиона золотом уже ничего не решал. Таких денег у меня всё равно не было, да и возвращаться обратно на пятидесятые уровни... Равносильно самоубийству.
   — В болото всех вас, ядрёных бегемотов, заведу, — пробормотал я.
   Элька заливисто захохотала.
   — Не кисни. Даже от болотной лихорадки отлечу. А надо будет, и с того света верну. Всё-таки не тёмный клирик.
   Я вздохнул. Чего-чего, а это она может.
   Пока страдал, нервно придумывая, как выпутаться, подошли остальные участники похода. Незнакомый чернокнижник сто девяносто девятого уровня с подозрительным резным посохом в руках. По чёрным татуировкам на висках и под глазами можно уверенно определить его принадлежность к магии хаоса. Да и во взгляде чувствовалась специфическая безуминка. И тёмный эльф-лучник, точнее класс не разобрать, того же сто девяносто девятого уровня. Своё оружие он не светил, но я как-то ходил в рейд с этим ушастым с непритязательным именем Меткий. Говорит мало, а делает много. От таких пользы больше, чем вреда.
   Только мне это не поможет. Я попал. Влип по самые не балуйся. Зараза, зараза, зараза! Отец всегда говорил, что только идиоты ставят подпись, не прочитав весь договор. Особенно то, что написано мелкими буквами. По ходу дела, я — тот самый идиотский идиот.
   
   * * *
   
   Всадники в сверкающих белых доспехах остановились у монастыря. Их лидер недовольно уставился на запертые ворота и спрыгнул на землю. Под его весом задрожал зелёный холм. Казалось, тяжёлые кованые сапоги нанесли холму урон, и он сейчас рассыплется и погребёт под завалом монастырь.
   — Открывайте! — взревел всадник.
   Массивный кулак в латной рукавице выбил щепу из ворот. Они тоскливо застонали, будто предчувствуя начало штурма. Но монахи до греха доводить не стали: прекрасно знали, что отказывать своим бывает пострашнее, чем чужим. Петли заскрипели, и створки разъехались в стороны, пропуская отряд во внутренний двор.
   Лидер не вернулся в седло, а взял коня под уздцы. Цепкий взгляд обшарил приворотные закутки, но охраны видно не было. Он ненавидел ждать, и теперь собирался поквитаться с настоятелем за потраченное в пустую время. Седой непись уже выкатился во двор и, натужно перебирая толстыми, короткими ногами, тащил свою немалую тушу навстречу.
   — Прошу милости, — лепетал он, прекрасно зная лютый нрав великого инквизитора. — Вас так запылило, господин Торкведо, что я не сразу признал. А времена нынче неспокойные!
   Настоятель щурил подслеповатые глаза и кланялся. На всякий случай, бормоча под нос, закачанные в память молитвы. Хотя ни тёмных, ни светлых богов в мире не было, и молиться о заступничестве было совершенно бессмысленно.
   Торкведо сдёрнул латную рукавицу и позволил угодливому неписю облобызать увенчанную перстнями руку.
   — Заправь нас по полной, — бросил он.
   — Что, простите? — не понял настоятель.
   Повторять великий инквизитор не любил. Поэтому отвесил непонятливому неписю пинка и направился к колодцу. Здешняя вода давала хороший баф к защите от тёмной магии и удару в спину почти на сутки. Отличная штука против ассасинов. Он легко поднял полное ведро и отпил. Вкусная, почти как настоящая. А, может, и лучше.
   Настоятель раздал приказы, быстро сообразив, что господа рыцари желают получить всё, как обычно, и побольше, и бегом вернулся к Торкведо. Тот уже напился воды и благосклонно поглядывал на не прекращающего кланяться старика.
   — Чего ещё пожелаете...
   — У тебя в подвале была старинная карта неизвестной местности. Отведи.
   Непись часто закивал, на ходу вытащил большую связку ключей и побежал к тёмной арке. Великий инквизитор шагал следом. Рыцари разбрелись по двору. Кто-то устало развалился на траве в небольшом садике, кто-то облюбовал ступени храма (если некоторое время посидеть в святом месте к демиджу прибавлялся дополнительный урон святым огнем). Особо молодые и горячие ещё бы зажали в углу монашек, но монашек в мужском монастыре просто не было. Торкведо усмехнулся. Верующим — да и воздастся.
   За аркой начинались крутые узкие ступени. Лестница упиралась в окованную металлическими полосами дверь. Настоятель скатился вниз, чуть не проехавшись толстым задом по камню, и быстро отпер замок. Они спустились в тёмный подвал. За рядами бочек и толстых мешков скрывалась крошечная молельня с горящей лампадой. Стену украшал изящный барельеф с картой, а в углу блестела золотая подпись классового ограничения: «Только для инквизиторов».
   Старик топтался рядом, и Торкведо нетерпеливо махнул головой. Непись на этот раз всё понял без слов и рванул на выход. Когда он последний раз вызвал гнев господина рыцаря, то потратил на респаун целых три дня.
   Оставшись один, великий инквизитор коснулся карты. Она вспыхнула золотистым сиянием, которое мгновенно перекинулось на Торкведо, открыв меню нового задания: «Сердце тёмного бога. Цель — уничтожить сердце мёртвого бога на разрушенном алтаре, убить единственную жрицу. Награда — Святой титул. Скрытая награда — неизвестна».
   Великий инквизитор принял миссию. Он ждал её активации уже полгода, с тех пор, как появились слухи о жрице. В прошлый раз какой-то щенок пробрался в разрушенный храм и смог решить загадку сердца, но мёртвого бога, к счастью, не воскресил. Видимо, в тёмном задании есть выбор награды.
   Торкведо вернулся во двор и поднял руку. Святых рыцарей уже одарили всеми возможными бафами, подкинули провизии, фиалов и свитков. Монахи только и делали, что запасались всем необходимым между набегами «защитников веры». Инквизиторы попрыгали на лошадей и цепочкой по одному поскакали к воротам. Их ждал самый настоящий крестовый поход против самого настоящего тёмного бога. Пусть мёртвого, но ещё способного одарить их настоящим чудом. Святой титул давал целую кучу высокоуровневых плюшек:
   один дополнительный пункт навыков на уровень
   десять процентов устойчивости ко всем стихиям
   плюс десять к скорости регенерации здоровья.
   Да и возможность преодолеть двухсотый уровень стоила многого...
   
   * * *
   
   Он поправил галстук, мимолётом глянул в зеркало, убедился, что выглядит идеально— и только тогда согласился на видеозвонок. Привык быть всегда на высоте. Даже больше. Привык быть выше остальных. От этого так просто не отвыкнуть, подобное чувство помощнее наркотиков и похоти.
   Звонивший абонент видео отключил. Не удосужился даже повесить аватар. Оставил лишь чёрный силуэт вместо изображения в висящей над столом голограмме. Его профессия требовала конфиденциальности.
   — Всё сделано, как вы хотели.
   — А как я хотел? Повторите в деталях.
   — Пётр Леонидович... Зачем вам это? — голос из черноты остался равнодушным, но стал заметно глуше. — Мы же обо всём договорились.
   — Я должен быть уверен, что вы не упустили какую-нибудь незначительную на ваш взгляд, но важную деталь.
   — Как пожелаете.
   В темноте голограммы что-то на мгновение вспыхнуло и тут же погасло.
   — Как вы и говорили, он легко заглотил наживку, даже не стал изучать условия соглашения. Потом, правда, нервничал и пытался соскочить, но быстро сдался.
   — Похоже на него. Этот мальчишка совсем не изменился, — сквозь зубы выговорил Пётр Леонидович. — Прикидывается крутым, а внутри... — он со злостью посмотрел на золочёную статую, какого-то древнего атлета, имя которого всегда забывал.
   Вот бы поднять и бросить его в бок огромного аквариума. Чтобы экзотические рыбки разлетелись по всему кабинету и обгадились на старинном персидском ковре... Но он даже не шелохнулся в огромном, футуристического вида кресле, только спросил:
   — У него возникли подозрения?
   Голограмма снова мигнула и пошла рябью, выдавая истинные эмоции абонента.
   — О вашем участие? Ни на мгновение.
   — Уверены?
   — На сто процентов.
   Пётр Леонидович помрачнел.
   — Я что, в вас ошибся?
   — Нет.
   — Где же ваш профессионализм?
   Голограмма чуть посветлела.
   — На месте, — глухо подтвердил голос.
   — Тогда как можно верить на сто процентов?
   — Пока он ни о чём не догадывается. Можно определить по жестам, мимике и подбору слов...
   — Я же передал его досье. Он не кретин.
   — Да всё тщательно изучено. Ваш сын...
   — Забудь о том, кто он такой! — повысил голос Пётр Леонидович. — В точности соблюдай мои указания. Он должен сам захотеть, иначе может соскочить.
   — Соглашение связало его по рукам и ногам.
   — Перечитай досье. Он способен бросить всё.
   — Буду ещё осторожнее.
   Пётр Леонидович кивнул и отключил видеозвонок. Несмотря на то, что всё шло строго по плану, его что-то беспокоило. А он терпеть не мог раздражающее чувство беспокойства. От него одни проблемы.
   

   
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"