Соколов Владимир Дмитриевич -- составитель: другие произведения.

Рикардо Д. "Начала политической экономии и налогообложения"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

Chapter 1. On Value/Глава I. О стоимости

рус.English

en.Русский

рус.The value of a commodity, or the quantity of any other commodity for which it will exchange, depends on the relative quantity of labour which is necessary for its production, and not on the greater or less compensation which is paid for that labour.

en.Стоимость товара, или количество какого-либо другого товара, на которое он обменивается, зависит от относительного количества труда, которое необходимо для его производства, а не от большего или меньшего вознаграждения, которое уплачивается за этот труд

рус. It has been observed by Adam Smith, that 'the word Value has two different meanings, and sometimes expresses the utility of some particular object, and sometimes the power of purchasing other goods which the possession of that object conveys. The one may be called value in use; the other value in exchange. The things,' he continues, 'which have the greatest value in use, have frequently little or no value in exchange; and, on the contrary, those which have the greatest value in exchange, have little or no value in use; Water and air are abundantly useful; they are indeed indispensable to existence, yet, under ordinary circumstances, nothing can be obtained in exchange for them. Gold, on the contrary, though of little use compared with air or water, will exchange for a great quantity of other goods.

en."Слово "стоимость", ѓ замечает Адам Смит, ѓ имеет два разных значения: иногда оно означает полезность какого-нибудь отдельного предмета, а иногда покупательную силу по отношению к другим благам, которую дает обладание им. Первую можно назвать потребительной стоимостью, вторую ѓ меновой. Вещи, имеющие величайшую потребительную стоимость, ѓ продолжает он, ѓ часто обладают малой или не обладают вовсе меновой стоимостью, и, наоборот, вещи, обладающие величайшей меновой стоимостью, имеют малую потребительную стоимость или вовсе лишены ее" ["Богатство народов", кн. I, гл. IV "О происхождении и употреблении денег".] . Вода и воздух чрезвычайно полезны, они прямо необходимы для существования, однако при обычных условиях за них нельзя ничего получить в обмен. Напротив, золото, хотя полезность его в сравнении с воздухом или водой очень мала, обменивается на большое количество других благ.

рус.Utility then is not the measure of exchangeable value, although it is absolutely essential to it. If a commodity were in no way useful, - in other words, if it could in no way contribute to our gratification, - it would be destitute of exchangeable value, however scarce it might be, or whatever quantity of labour might be necessary to procure it.

en.Таким образом, полезность не является мерой меновой стоимости, хотя она абсолютно существенна для этой последней. Если предмет ни на что не годен, другими словами, если он ничем не служит нашим нуждам, он будет лишен меновой стоимости, как бы редок он ни был и каково бы ни было количество труда, необходимое для его получения.

рус.Possessing utility, commodities derive their exchangeable value from two sources: from their scarcity, and from the quantity of labour required to obtain them.

en.Товары, обладающие полезностью, черпают свою меновую стоимость из двух источников: своей редкости и количества труда, требующегося для их производства.

рус.There are some commodities, the value of which is determined by their scarcity alone. No labour can increase the quantity of such goods, and therefore their value cannot be lowered by an increased supply. Some rare statues and pictures, scarce books and coins, wines of a peculiar quality, which can be made only from grapes grown on a particular soil, of which there is a very limited quantity, are all of this description. Their value is wholly independent of the quantity of labour originally necessary to produce them, and varies with the varying wealth and inclinations of those who are desirous to possess them.

en.Существуют некоторые товары, стоимость которых определяется исключительно их редкостью. Никаким трудом нельзя увеличить их количество, и потому стоимость их не может быть понижена в силу роста предложения. К такого рода товарам принадлежат некоторые редкие статуи и картины, редкие книги и монеты, вина особого вкуса, выделываемые только из винограда, растущего на особо пригодной почве, встречающейся в очень ограниченном количестве. Стоимость их совершенно не зависит от количества труда, первоначально необходимого для их производства, и изменяется в зависимости от изменения богатства и склонностей лиц, которые желают приобрести их.

рус.These commodities, however, form a very small part of the mass of commodities daily exchanged in the market. By far the greatest part of those goods which are the objects of desire, are procured by labour,. and they may be multiplied, not in one country alone, but in many, almost without any assignable limit, if we are disposed to bestow the labour necessary to obtain them.

en.Но в массе товаров, ежедневно обменивающихся на рынке, такие товары составляют очень незначительную долю. Подавляющее большинство всех благ, являющихся предметом желаний, доставляется трудом. Количество их может быть увеличено не только в одной стране, но и во многих в почти неограниченной степени, если только мы расположены затратить необходимый для этого труд.

рус.In speaking then of commodities, of their exchangeable value, and of the laws which regulate their relative prices, we mean always such commodities only as can be increased in quantity by the exertion of human industry, and on the production of which competition operates without restraint.

en.Вот почему, говоря о товарах, их меновой стоимости и законах, регулирующих их относительные цены, мы всегда имеем в виду только такие товары, количество которых может быть увеличено человеческим трудом и в производстве которых действие конкуренции не подвергается никаким ограничениям.

рус.In the early stages of society, the exchangeable value of these commodities, or the rule which determines how much of one shall be given in exchange for another, depends almost exclusively on the comparative quantity of labour expended on each.

en.На ранних ступенях общественного развития меновая стоимость этих товаров, или правило, определяющее, какое количество одного товара должно обмениваться на другой, зависит почти исключительно от сравнительного количества труда, затраченного на каждый из них.

рус.'The real price of every thing,' says Adam Smith, 'what every thing really costs to the man who wants to acquire it, is the toil and trouble of acquiring it. What every thing is really worth to it, or the man who has acquired it, and who wants to dispose of it, or exchange it for something else, is the toil and trouble which it can save to himself, and which it can impose upon other people.' 'Labour was the first price - the original purchase-money that was paid for all things.' Again,, in that early and rude state of society, which precedes both the accumulation of stock and the appropriation of land, the proportion between the quantities of labour necessary for acquiring different objects seems to be the only circumstance which can afford any rule for exchanging them for one another. If among a nation of hunters, for example, it usually cost twice the labour to kill a beaver which it does to kill a deer, one beaver should naturally exchange for, or be worth two deer. It is natural that what is usually the produce of two days', or two hours' labour, should be worth double of what is usually the produce of one day's, or one hour's labour.'(2*)

en."Действительная цена всякого предмета, ѓ говорит Адам Смит, ѓ т.е. то, что каждый предмет стоит в действительности тому человеку, который хочет приобрести его, есть труд и усилия, которые он должен употребить, чтобы приобрести этот предмет. Действительная стоимость каждого предмета для того, кто приобрел его и хочет или сам пользоваться им или обменять его на какой-нибудь другой предмет, это ѓ труд и усилия, которые этот предмет может сберечь ему и которые он может возложить на других" [ "Богатство народов", кн. I, гл. V "О реальной и номинальной цене товаров".]. "Труд был первой ценой, первоначальными деньгами, которыми платили за все предметы" [1Ыа.]. И далее: "В первобытном, некультурном состоянии общества, которое предшествовало как накоплению капитала, так и обращению земли в частную собственность, соотношение между количествами труда, необходимого для добывания различных предметов, является, по-видимому, единственным условием для выработки каких-либо правил при обмене одних товаров на другие. Например, если у охотничьего народа убить бобра стоит обычно вдвое больше труда, чем убить оленя, то, естественно, один бобр будет меняться на двух оленей, или стоить столько, сколько стоят два оленя. Естественно, что всякий продукт, требующий обычно двухдневного или двухчасового труда, будет стоить вдвое дороже продукта, требующего обычно.один день или один час труда" [ "Богатство народов", кн. I, гл. V. [Ошибка или опечатка в подлиннике. Этой цитатой начинается гл. VI "О составных частях цены товаров".]].

рус.[1. Chapter XV, part i. "Des Dщbouchщs' contains, in particular, some very important principles, which I believe were first explained by this distinguished writer.]

en.

рус.That this is really the foundation of the exchangeable value of all things, excepting those which cannot be increased by human industry, is a doctrine of the utmost importance in political economy; for from no source do so many errors, and so much difference of opinion in that science proceed, as from the vague ideas which are attached to the word value.

en.Утверждение, что именно в этом заключается подлинная основа меновой стоимости всех предметов, кроме тех, количество коих не может быть увеличено человеческим трудом, имеет для политической экономии в высшей степени важное значение: ничто не порождало так много ошибок и разногласий в этой науке, как именно неопределенность понятий, которые связывались со словом "стоимость".

рус.If the quantity of labour realized in commodities, regulate their exchangeable value, every increase of the quantity of labour must augment the value of that commodity on which it is exercised, as every diminution must lower it.

en.Если меновая стоимость товаров определяется количеством труда, воплощенного в них, то всякое возрастание этого количества должно увеличивать стоимость того товара, на который он затрачивается, а всякое уменьшение ѓ понижать ее.

рус.Adam Smith, who so accurately defined the original source of exchangeable value, and who was bound in consistency to maintain, that all things became more or less valuable in proportion as more or less labour was bestowed on their production, has himself erected another standard measure of value, and speaks of things being more or less valuable, in proportion as they will exchange for more or less of this standard measure. Sometimes he speaks of corn, at other times of labour, as a standard measure; not the quantity of labour bestowed on the production of any object, but the quantity which it can command in the market: as if these were two equivalent expressions, and as if because a man's labour had become doubly efficient, and he could therefore produce twice the quantity of a commodity, he would necessarily receive twice the former quantity in exchange for it.

en.Но Адам Смит, который так правильно определил коренной источник меновой стоимости, оказался непоследовательным. Вместо того чтобы строго держаться принципа, в силу которого стоимости предметов увеличиваются или уменьшаются в зависимости от увеличения или уменьшения затраченного на них труда, он выдвинул еще другую стандартную меру стоимости и говорит о предметах, стоящих больше или меньше, смотря по тому, на большее или меньшее количество таких стандартных мер они обмениваются. Иногда он принимает за такую меру хлеб, иногда труд, ѓ не количество труда, затраченное на производство того или иного предмета, а то количество его, какое можно купить за этот предмет на рынке, ѓ как будто это равнозначащие выражения, как будто рабочий необходимо получит за свой труд вдвое больше против прежнего, раз труд его стал вдвое производительнее, и он может поэтому выработать вдвое больше товара.

рус.If this indeed were true, if the reward of the labourer were always in proportion to what he produced, the quantity of labour bestowed on a commodity, and the quantity of labour which that commodity would purchase, would be equal, and either might accurately measure the variations of other things: but they are not equal; the first is under many circumstances an invariable standard, indicating correctly the variations of other things; the latter is subject to as many fluctuations as the commodities compared with it. Adam Smith, after most ably showing the insufficiency of a variable medium, such as gold and silver, for the purpose of determining the varying value of other things, has himself, by fixing on corn or labour, chosen a medium no less variable.

en.Будь это действительно верно, будь вознаграждение рабочего всегда пропорционально тому, сколько он произвел, количество труда, затраченное на товар, и количество труда, которое за этот товар можно купить, были бы равны, и любым из них можно было бы точно измерять изменения (в стоимости) других предметов. Но они не равны: первое при многих обстоятельствах является неизменным эталоном, показывающим изменения (в стоимости) других предметов, а последнее подвержено стольким же колебаниям, как и стоимость товаров, сравниваемых с ним. Адам Смит, весьма искусно показав недостаточную пригодность такого изменчивого мерила, как золото и серебро, для определения изменения стоимости других вещей, сам избрал не менее изменчивое мерило, остановившись на хлебе или труде.

рус.Gold and silver are no doubt subject to fluctuations, from the discovery of new and more abundant mines; but such discoveries are rare, and their effects, though powerful, are limited to periods of comparatively short duration. They are subject also to fluctuation, from improvements in the skill and machinery with which the mines may be worked; as in consequence of such improvements, a greater quantity may be obtained with the same labour. They are further subject to fluctuation from the decreasing produce of the mines, after they have yielded a supply to the world, for a succession of ages. But from which of these sources of fluctuation is corn exempted? Does not that also vary, on one hand, from improvements in agriculture, from improved machinery and implements used in husbandry, as well as from the discovery of new tracts of fertile land, which in other countries may be taken into cultivation, and which will affect the value of corn in every market where importation is free? Is it not on the other hand subject to be enhanced in value from prohibitions of importation, from increasing population and wealth, and the greater difficulty of obtaining the increased supplies, on account of the additional quantity of labour which the cultivation of inferior lands requires? Is not the value of labour equally variable; being not only affected, as all other things are, by the proportion between the supply and demand, which uniformly varies with every change in the condition of the community, but also by the varying price of food and other necessaries, on which the wages of labour are expended?

en.Несомненно, стоимость золота и серебра подвержена колебаниям вследствие открытия новых и более богатых рудников; но такие открытия редки, и действие их, хоть и могущественное, ограничивается сравнительно короткими периодами. Она подвержена колебаниям также и вследствие усовершенствований в квалификации труда и в машинах, с помощью которых разрабатываются рудники; благодаря этим усовершенствованиям при том же количестве труда можно добыть больше золота и серебра. Далее, стоимость их подвержена колебаниям и вследствие истощения рудников, снабжавших ими мир в течение веков. Но разве стоимость хлеба не подвергается действию хотя бы одной из этих причин? Разве не изменяется она, с одной стороны, вследствие улучшений в способах обработки земли, в машинах и орудиях, применяющихся в сельском хозяйстве, а также вследствие открытия в других странах новых участков плодородной земли, которые могут быть обращены под обработку и окажут, таким образом, влияние на стоимость хлеба на всех рынках, куда ввоз его свободен? Разве, с другой стороны, стоимость его не увеличивается вследствие запрещения ввоза, возрастания населения и богатства и вместе с тем возрастающей трудности увеличить предложение, так как обработка худших земель требует дополнительного труда? И разве не так же изменчива и стоимость труда, на которую, как и на все другие вещи, влияет не только отношение между спросом и предложением, ѓ отношение, постоянно изменяющееся с каждой переменой в состоянии общества, ѓ но и изменчивость цен на пищу и другие необходимые предметы, на которые расходуется заработная плата?

рус.In the same country double the quantity of labour may be required to produce a given quantity of food and necessaries at one time, that may be necessary at another, and a distant time; yet the labourer's reward may possibly be very little diminished. If the labourer's wages at the former period, were a certain quantity of food and necessaries, he probably could not have subsisted if that quantity had been reduced. Food and necessaries in this case will have risen 100 per cent if estimated by the quantity of labour necessary to their production, while they will scarcely have increased in value, if measured by the quantity of labour for which they will exchange.

en.В одной и той же стране производство данного количества пищи и необходимых для жизни предметов может требовать в одну эпоху вдвое больше труда, чем в другую, более давнюю, вознаграждение же рабочего при этом может уменьшаться очень мало. Если в предыдущий период заработная плата рабочего составляла известное количество пищи и других необходимых вещей, то он, вероятно, не мог бы существовать, если бы это количество уменьшилось. При этих условиях стоимость пищи и предметов, необходимых для жизни, поднялась бы на 100%, считая по количеству труда, необходимого для их производства; между тем если измерять стоимость их количеством труда, на которое они обмениваются, то она едва ли возросла бы.

рус.The same remark may be made respecting two or more countries. In America and Poland, on the land last taken into cultivation, a year's labour of any given number of men, will produce much more corn than on land similarly circumstanced in England.

en.То же замечание может быть сделано и при сравнении двух или нескольких стран. В Америке и в Польше [на земле, поступившей в обработку позже других] годичный труд [данного числа людей] произведет гораздо больше хлеба, чем [на такой же земле] в Англии [Слова, заключенные в прямые скобки, прибавлены во втором издании.].

рус.Now, supposing all other necessaries to be equally cheap in those three countries, would it not be a great mistake to conclude, that the quantity of corn awarded to the labourer, would in each country be in proportion to the facility of production?

en.Предполагая, что все прочие предметы, необходимые для жизни, одинаково дешевы в этих трех странах, не будет ли большой ошибкой заключить, что достающееся рабочему количество хлеба будет в каждой из них пропорционально легкости его производства?

рус.If the shoes and clothing of the labourer, could, by improvements in machinery, be produced by one fourth of the labour now necessary to their production, they would probably fall 75 per cent; but so far is it from being true, that the labourer would thereby be enabled permanently to consume four coats, or four pair of shoes, instead of one, that it is probable his wages would in no long time be adjusted by the effects of competition, and the stimulus to population, to the new value of the necessaries on which they were expended. If these improvements extended to all the objects of the labourer's consumption, we should find him probably at the end of a very few years, in possession of only a small, if any, addition to his enjoyments, although the exchangeable value of those commodities, compared with any other commodity, in the manufacture of which no such improvement were made, had sustained a very considerable reduction; and though they were the produce of a very considerably diminished quantity of labour.

en.Если бы благодаря улучшению машин обувь и одежда рабочего могли быть произведены при вчетверо меньшей затрате труда, чем необходимо теперь для их производства, стоимость их, вероятно, упала бы на 75%, но из этого еще вовсе не следует, что рабочий благодаря этому получил бы возможность постоянно потреблять четыре сюртука или четыре пары обуви вместо одной. Более вероятно, что в непродолжительном времени его заработная плата под влиянием конкуренции и роста населения была бы приведена в соответствие с новой стоимостью предметов жизненной необходимости, на которые она расходуется. Если бы такие улучшения распространились на все предметы потребления рабочего, то мы, вероятно, нашли бы, что через несколько лет он будет жить лишь немногим лучше или совсем не лучше, хотя меновая стоимость указанных товаров в сравнении со стоимостью других, в производстве которых не было сделано никаких улучшений, очень значительно понизится, так как теперь они представляют продукт гораздо меньшего количества труда.

рус.It cannot then be correct, to say with Adam Smith, 'that as labour may sometimes purchase a greater, and sometimes a smaller quantity of goods, it is their value which varies, not that of the labour which purchases them;' and therefore, 'that labour alone never varying in its own value, is alone the ultimate and real standard by which the value of all commodities can at all times and places be estimated and compared;' - but it is correct to say, as Adam Smith had previously said, 'that the proportion between the quantities of labour necessary for acquiring different objects seems to be the only circumstance which can afford any rule for exchanging them for one another; or in other words, that it is the comparative quantity of commodities which labour will produce, that determines their present or past relative value, and not the comparative quantities of commodities, which are given to the labourer in exchange for his labour.

en.Итак, неправильно говорить вместе с Адамом Смитом, что "если труд может купить иногда больше, иногда меньше разных предметов, то изменяется только стоимость этих последних, а не стоимость труда, на который они покупаются", и что, следовательно, "один труд, никогда не изменяющийся в своей собственной стоимости, представляет собой единственную действительную и последнюю меру, которою во все времена и во всех местах определяется и сравнивается стоимость всех товаров" ["Богатство народов", кн. 1, гл. V. Цитата приведена с сокращениями |. Зато совершенно правильно прежнее положение Адама Смита о том, что "соотношение между количествами труда, необходимыми для приобретения различных предметов, является, по-видимому, единственным основанием для выработки правил, регулирующих обмен одних товаров на другие", или, другими словами, что настоящую или прошедшую относительную стоимость товаров определяет сравнительное количество их, которое производит труд, а не сравнительные количества, которые даются рабочему в обмен на его труд [В первом и втором изданиях имелся следующий абзац: "Если бы можно было найти товар, для производства которого теперь и всегда требовалось бы то же самое количество труда, то этот товар имел бы неизменяющуюся стоимость и был бы в высшей степени полезен как стандартная мера, при помощи которой можно было бы измерить изменения стоимости других предметов. Но мы не знаем ни одного такого товара и поэтому не в состоянии установить стандартную меру стоимости. Однако ради установления правильной теории весьма полезно определить, каковы должны быть существенные свойства такой меры как для того, чтобы знать причины изменения в относительной стоимости товаром, так и для того, чтобы быть в состоянии определить степень возможного влияния этих свойств". Дальше и до конца первого отдела следует прибавление, сделанное только в третьем издании.].

рус.Two commodities vary in relative value, and we wish to know in which the variation has really taken place. If we compare the present value of one, with shoes, stockings, hats, iron, sugar, and all other commodities, we find that it will exchange for precisely the same quantity of all these things as before. If we compare the other with the same commodities, we find it has varied with respect to them all: we may then with great probability infer that the variation has been in this commodity, and not in the commodities with which we have compared it. If on examining still more particularly into all the circumstances connected with the production of these various commodities, we find that precisely the same quantity of labour and capital are necessary to the production of the shoes, stockings, hats, iron, sugar, &c.; but that the same quantity as before is not necessary to produce the single commodity whose relative value is altered, probability is changed into certainty, and we are sure that the variation is in the single commodity. we then discover also the cause of its variation.

en.Относительная стоимость двух товаров изменяется; как же узнать, в котором из них действительно произошло изменение? Сравнив настоящую стоимость одного из них со стоимостью обуви, чулок, шляп, железа, сахара и всех других товаров, мы находим, что она обменивается на то же самое количество всех этих вещей, что и прежде. Сравнив с этими же товарами другой, мы находим, что он изменился относительно всех их; в таком случае мы можем с большим вероятием заключить, что изменение произошло в этом товаре, а не в товарах, с которыми мы его сравнивали. Если, исследуя подробнее все обстоятельства, связанные с производством всех этих различных товаров, мы найдем, что для производства обуви, чулок, шляп, железа, сахара и пр. необходимо то же количество труда и капитала, что и прежде, а для производства того единственного товара, относительная стоимость которого изменилась, уже не нужно прежнее количество труда, то вероятность превратится в достоверность, и мы будем уверены, что происшедшее изменение относится только к этому товару: мы открываем, таким образом, и причину его изменения.

рус.If I found that an ounce of gold would exchange for a less quantity of all the commodities above enumerated, and many others; and if, moreover, I found that by the discovery of a new and more fertile mine, or by the employment of machinery to great advantage, a given quantity of gold could be obtained with a less quantity of labour, I should be justified in saying that the cause of the alteration in the value of gold relatively to other commodities, was the greater facility of its production, or the smaller quantity of labour necessary to obtain it. In like manner, if labour fell very considerably in value, relatively to all other things, and if I found that its fall was in consequence of an abundant supply, encouraged by the great facility with which corn, and the other necessaries of the labourer, were produced, it would, I apprehend, be correct for me to say that corn and necessaries had fallen in value in consequence of less quantity of labour being necessary to produce them, and that this facility of providing for the support of the labourer had been followed by a fall in the value of labour. No, say Adam Smith and Mr Malthus, in the case of the gold you were correct in calling its variation a fall of its value, because corn and labour had not then varied; and as gold would command a less quantity of them, as well as of all other things, than before, it was correct to say that all things had remained stationary, and that gold only had varied; but when corn and labour fall, things which we have selected to be our standard measure of value, notwithstanding all the variations to which we acknowledge they are subject, it would be highly improper to say so; the correct language will be to say, that corn and labour have remained stationary, and all other things have risen in value.

en.Если я нашел, что унция золота обменивается на меньшее количество перечисленных выше товаров и многих других, если сверх того я нашел, что данное количество золота благодаря открытию новых и более богатых рудников или более выгодному применению машин можно получить с меньшим количеством труда, то я вправе буду сказать, что причиной изменения стоимости золота относительно других товаров была большая легкость его производства или уменьшение количества труда, необходимого для его получения. Точно так же, если стоимость труда значительно упала в сравнении со стоимостью всех других предметов и если я установил, что это падение было следствием обильного предложения, поощряемого большей легкостью производства хлеба и других предметов жизненной необходимости для рабочего, то я считаю себя вправе сделать вывод, что стоимость хлеба и других предметов первой необходимости упала вследствие уменьшения количества труда, необходимого для их производства, и что- вследствие большей легкости прокормить рабочего понизилась также и стоимость труда. Нет, возражают Адам Смит и Мальтус, в примере с золотом вы были правы, объясняя происшедшее изменение падением его стоимости, так как стоимость хлеба и труда не изменялась в этом случае. А так как за золото можно было бы теперь получить только меньшее количество их, как и всех других предметов, что совершенно правильно было заключить, что все вещи остались в том же положении и только золото подверглось изменению (в своей стоимости). Но если упала стоимость труда и хлеба ѓ предметов, избранных нами, несмотря на все изменения, которым подвергается их стоимость, и, по нашему признанию, стандартными мерами последней, ѓ то было бы в высшей степени неверно сделать тот же самый вывод. Пользуясь правильной терминологией, надо сказать, что стоимость труда и хлеба не изменилась и что, наоборот, возросла стоимость всех остальных предметов.

рус.Now it is against this language that I protest. I find that precisely, as in the case of the gold, the cause of the variation between corn and other things, is the smaller quantity of labour necessary to produce it, and therefore, by all just reasoning, I am bound to call the variation of corn and labour a fall in their value, and not a rise in the value of the things with which they are compared. If I have to hire a labourer for a week, and instead of ten shillings I pay him eight, no variation having taken place in the value of money, the labourer can probably obtain more food and necessaries, with his eight shillings, than he before obtained for ten: but this is owing, not to a rise in the real value of his wages, as stated by Adam Smith, and more recently by Mr Malthus, but to a fall in the value of the things on which is wages are expended, things perfectly distinct; and yet for calling this a fall in the real value of wages, I am told that I adopt new and unusual language, not reconcileable with the true principles of the science. To me it appears that the unusual and, indeed, inconsistent language, is that used by my opponents.

en.Но именно против такого способа выражения я и протестую. Я нахожу, что, точно так же как и в примере с золотом, причиной изменения стоимости хлеба относительно других вещей служит уменьшение количества труда, необходимого для его производства. Поэтому, рассуждая последовательно, я должен назвать изменение в стоимости хлеба и труда падением их стоимости, а не повышением стоимости вещей, с которыми они сравниваются. Если мне надо нанять рабочего на Неделю и я плачу ему вместо 10 шилл. 8, причем в стоимости денег не произошло никакой перемены, то рабочий может, вероятно, получить больше пищи и предметов первой необходимости за 8 шилл., чем раньше получал за 10. Но это произойдет не вследствие повышения действительной стоимости его заработной платы, как утверждали Адам Смит и недавно Мальтус, а вследствие падения стоимости предметов, на которые рабочий расходует свою заработную плату, а это совершенно различные вещи. И однако, когда я называю это падением действительной стоимости заработной платы, мне говорят, что я употребляю новую и необычную терминологию, не соответствующую истинным началам науки. А мне, наоборот, кажется, что именно мои противники употребляют необычную и действительно несостоятельную терминологию.

рус.Suppose a labourer to be paid a bushel of corn for a week's work, when the price of corn is 80s. per quarter, and that he is paid a bushel and a quarter when the price falls to 40s. Suppose, too, that he consumes half a bushel of corn a-week in his own family, and exchanges the remainder for other things, such as fuel, soap, candles, tea, sugar, salt, &c. &c.; if the three-fourths of a bushel which will remain to him, in one case, cannot procure him as much of the above commodities as half a bushel did in the other, which it will not, will labour have risen or fallen in value? Risen, Adam Smith must say, because his standard is corn, and the labourer receives more corn for a week's labour. Fallen, must the same Adam Smith say, 'because the value of a thing depends on the power of purchasing other goods which the possession of that object conveys,' and labour has a less power of purchasing such other goods.

en.Предположим, что рабочему платят бушель хлеба за неделю труда, когда цена хлеба составляет 80 шилл. за квартер [1 квартер = 4 бушелям. ѓ Ред.], и бушель с четвертью, когда цена его падает до 40 шилл. Предположим, далее, что рабочий со своей семьей потребляет полбушеля хлеба в неделю, а остальной хлеб обменивает на топливо, мыло, свечи, чай, сахар, соль и пр. Если три четверти бушеля, которые останутся у него в одном случае, не доставят ему столько же названных товаров, сколько в другом случае полбушеля, то повысилась или упала стоимость труда? Повысилась, должен сказать Адам Смит, потому что у него мерой сравнения служит хлеб, а рабочий получает больше хлеба за неделю труда. Упала, должен сказать тот же Адам Смит, "потому что стоимость вещи зависит от покупательной силы, которую дает обладание ею по отношению к другим вещам" [Хотя эта цитата заключена в кавычки, но она верна только по смыслу ("Богатство народов", кн, 1, гл. V).], а покупательная сила труда относительно этих других предметов уменьшилась.

рус.English

рус.The value of a commodity, or the quantity of any other commodity for which it will exchange, depends on the relative quantity of labour which is necessary for its production, and not on the greater or less compensation which is paid for that labour.

рус. It has been observed by Adam Smith, that 'the word Value has two different meanings, and sometimes expresses the utility of some particular object, and sometimes the power of purchasing other goods which the possession of that object conveys. The one may be called value in use; the other value in exchange. The things,' he continues, 'which have the greatest value in use, have frequently little or no value in exchange; and, on the contrary, those which have the greatest value in exchange, have little or no value in use; Water and air are abundantly useful; they are indeed indispensable to existence, yet, under ordinary circumstances, nothing can be obtained in exchange for them. Gold, on the contrary, though of little use compared with air or water, will exchange for a great quantity of other goods.

рус.Utility then is not the measure of exchangeable value, although it is absolutely essential to it. If a commodity were in no way useful, - in other words, if it could in no way contribute to our gratification, - it would be destitute of exchangeable value, however scarce it might be, or whatever quantity of labour might be necessary to procure it.

рус.Possessing utility, commodities derive their exchangeable value from two sources: from their scarcity, and from the quantity of labour required to obtain them.

рус.There are some commodities, the value of which is determined by their scarcity alone. No labour can increase the quantity of such goods, and therefore their value cannot be lowered by an increased supply. Some rare statues and pictures, scarce books and coins, wines of a peculiar quality, which can be made only from grapes grown on a particular soil, of which there is a very limited quantity, are all of this description. Their value is wholly independent of the quantity of labour originally necessary to produce them, and varies with the varying wealth and inclinations of those who are desirous to possess them.

рус.These commodities, however, form a very small part of the mass of commodities daily exchanged in the market. By far the greatest part of those goods which are the objects of desire, are procured by labour,. and they may be multiplied, not in one country alone, but in many, almost without any assignable limit, if we are disposed to bestow the labour necessary to obtain them.

рус.In speaking then of commodities, of their exchangeable value, and of the laws which regulate their relative prices, we mean always such commodities only as can be increased in quantity by the exertion of human industry, and on the production of which competition operates without restraint.

рус.In the early stages of society, the exchangeable value of these commodities, or the rule which determines how much of one shall be given in exchange for another, depends almost exclusively on the comparative quantity of labour expended on each.

рус.'The real price of every thing,' says Adam Smith, 'what every thing really costs to the man who wants to acquire it, is the toil and trouble of acquiring it. What every thing is really worth to it, or the man who has acquired it, and who wants to dispose of it, or exchange it for something else, is the toil and trouble which it can save to himself, and which it can impose upon other people.' 'Labour was the first price - the original purchase-money that was paid for all things.' Again,, in that early and rude state of society, which precedes both the accumulation of stock and the appropriation of land, the proportion between the quantities of labour necessary for acquiring different objects seems to be the only circumstance which can afford any rule for exchanging them for one another. If among a nation of hunters, for example, it usually cost twice the labour to kill a beaver which it does to kill a deer, one beaver should naturally exchange for, or be worth two deer. It is natural that what is usually the produce of two days', or two hours' labour, should be worth double of what is usually the produce of one day's, or one hour's labour.'(2*)

рус.[1. Chapter XV, part i. "Des Dщbouchщs' contains, in particular, some very important principles, which I believe were first explained by this distinguished writer.]

рус.That this is really the foundation of the exchangeable value of all things, excepting those which cannot be increased by human industry, is a doctrine of the utmost importance in political economy; for from no source do so many errors, and so much difference of opinion in that science proceed, as from the vague ideas which are attached to the word value.

рус.If the quantity of labour realized in commodities, regulate their exchangeable value, every increase of the quantity of labour must augment the value of that commodity on which it is exercised, as every diminution must lower it.

рус.Adam Smith, who so accurately defined the original source of exchangeable value, and who was bound in consistency to maintain, that all things became more or less valuable in proportion as more or less labour was bestowed on their production, has himself erected another standard measure of value, and speaks of things being more or less valuable, in proportion as they will exchange for more or less of this standard measure. Sometimes he speaks of corn, at other times of labour, as a standard measure; not the quantity of labour bestowed on the production of any object, but the quantity which it can command in the market: as if these were two equivalent expressions, and as if because a man's labour had become doubly efficient, and he could therefore produce twice the quantity of a commodity, he would necessarily receive twice the former quantity in exchange for it.

рус.If this indeed were true, if the reward of the labourer were always in proportion to what he produced, the quantity of labour bestowed on a commodity, and the quantity of labour which that commodity would purchase, would be equal, and either might accurately measure the variations of other things: but they are not equal; the first is under many circumstances an invariable standard, indicating correctly the variations of other things; the latter is subject to as many fluctuations as the commodities compared with it. Adam Smith, after most ably showing the insufficiency of a variable medium, such as gold and silver, for the purpose of determining the varying value of other things, has himself, by fixing on corn or labour, chosen a medium no less variable.

рус.Gold and silver are no doubt subject to fluctuations, from the discovery of new and more abundant mines; but such discoveries are rare, and their effects, though powerful, are limited to periods of comparatively short duration. They are subject also to fluctuation, from improvements in the skill and machinery with which the mines may be worked; as in consequence of such improvements, a greater quantity may be obtained with the same labour. They are further subject to fluctuation from the decreasing produce of the mines, after they have yielded a supply to the world, for a succession of ages. But from which of these sources of fluctuation is corn exempted? Does not that also vary, on one hand, from improvements in agriculture, from improved machinery and implements used in husbandry, as well as from the discovery of new tracts of fertile land, which in other countries may be taken into cultivation, and which will affect the value of corn in every market where importation is free? Is it not on the other hand subject to be enhanced in value from prohibitions of importation, from increasing population and wealth, and the greater difficulty of obtaining the increased supplies, on account of the additional quantity of labour which the cultivation of inferior lands requires? Is not the value of labour equally variable; being not only affected, as all other things are, by the proportion between the supply and demand, which uniformly varies with every change in the condition of the community, but also by the varying price of food and other necessaries, on which the wages of labour are expended?

рус.In the same country double the quantity of labour may be required to produce a given quantity of food and necessaries at one time, that may be necessary at another, and a distant time; yet the labourer's reward may possibly be very little diminished. If the labourer's wages at the former period, were a certain quantity of food and necessaries, he probably could not have subsisted if that quantity had been reduced. Food and necessaries in this case will have risen 100 per cent if estimated by the quantity of labour necessary to their production, while they will scarcely have increased in value, if measured by the quantity of labour for which they will exchange.

рус.The same remark may be made respecting two or more countries. In America and Poland, on the land last taken into cultivation, a year's labour of any given number of men, will produce much more corn than on land similarly circumstanced in England.

рус.Now, supposing all other necessaries to be equally cheap in those three countries, would it not be a great mistake to conclude, that the quantity of corn awarded to the labourer, would in each country be in proportion to the facility of production?

рус.If the shoes and clothing of the labourer, could, by improvements in machinery, be produced by one fourth of the labour now necessary to their production, they would probably fall 75 per cent; but so far is it from being true, that the labourer would thereby be enabled permanently to consume four coats, or four pair of shoes, instead of one, that it is probable his wages would in no long time be adjusted by the effects of competition, and the stimulus to population, to the new value of the necessaries on which they were expended. If these improvements extended to all the objects of the labourer's consumption, we should find him probably at the end of a very few years, in possession of only a small, if any, addition to his enjoyments, although the exchangeable value of those commodities, compared with any other commodity, in the manufacture of which no such improvement were made, had sustained a very considerable reduction; and though they were the produce of a very considerably diminished quantity of labour.

рус.It cannot then be correct, to say with Adam Smith, 'that as labour may sometimes purchase a greater, and sometimes a smaller quantity of goods, it is their value which varies, not that of the labour which purchases them;' and therefore, 'that labour alone never varying in its own value, is alone the ultimate and real standard by which the value of all commodities can at all times and places be estimated and compared;' - but it is correct to say, as Adam Smith had previously said, 'that the proportion between the quantities of labour necessary for acquiring different objects seems to be the only circumstance which can afford any rule for exchanging them for one another; or in other words, that it is the comparative quantity of commodities which labour will produce, that determines their present or past relative value, and not the comparative quantities of commodities, which are given to the labourer in exchange for his labour.

рус.Two commodities vary in relative value, and we wish to know in which the variation has really taken place. If we compare the present value of one, with shoes, stockings, hats, iron, sugar, and all other commodities, we find that it will exchange for precisely the same quantity of all these things as before. If we compare the other with the same commodities, we find it has varied with respect to them all: we may then with great probability infer that the variation has been in this commodity, and not in the commodities with which we have compared it. If on examining still more particularly into all the circumstances connected with the production of these various commodities, we find that precisely the same quantity of labour and capital are necessary to the production of the shoes, stockings, hats, iron, sugar, &c.; but that the same quantity as before is not necessary to produce the single commodity whose relative value is altered, probability is changed into certainty, and we are sure that the variation is in the single commodity. we then discover also the cause of its variation.

рус.If I found that an ounce of gold would exchange for a less quantity of all the commodities above enumerated, and many others; and if, moreover, I found that by the discovery of a new and more fertile mine, or by the employment of machinery to great advantage, a given quantity of gold could be obtained with a less quantity of labour, I should be justified in saying that the cause of the alteration in the value of gold relatively to other commodities, was the greater facility of its production, or the smaller quantity of labour necessary to obtain it. In like manner, if labour fell very considerably in value, relatively to all other things, and if I found that its fall was in consequence of an abundant supply, encouraged by the great facility with which corn, and the other necessaries of the labourer, were produced, it would, I apprehend, be correct for me to say that corn and necessaries had fallen in value in consequence of less quantity of labour being necessary to produce them, and that this facility of providing for the support of the labourer had been followed by a fall in the value of labour. No, say Adam Smith and Mr Malthus, in the case of the gold you were correct in calling its variation a fall of its value, because corn and labour had not then varied; and as gold would command a less quantity of them, as well as of all other things, than before, it was correct to say that all things had remained stationary, and that gold only had varied; but when corn and labour fall, things which we have selected to be our standard measure of value, notwithstanding all the variations to which we acknowledge they are subject, it would be highly improper to say so; the correct language will be to say, that corn and labour have remained stationary, and all other things have risen in value.

рус.Now it is against this language that I protest. I find that precisely, as in the case of the gold, the cause of the variation between corn and other things, is the smaller quantity of labour necessary to produce it, and therefore, by all just reasoning, I am bound to call the variation of corn and labour a fall in their value, and not a rise in the value of the things with which they are compared. If I have to hire a labourer for a week, and instead of ten shillings I pay him eight, no variation having taken place in the value of money, the labourer can probably obtain more food and necessaries, with his eight shillings, than he before obtained for ten: but this is owing, not to a rise in the real value of his wages, as stated by Adam Smith, and more recently by Mr Malthus, but to a fall in the value of the things on which is wages are expended, things perfectly distinct; and yet for calling this a fall in the real value of wages, I am told that I adopt new and unusual language, not reconcileable with the true principles of the science. To me it appears that the unusual and, indeed, inconsistent language, is that used by my opponents.

рус.Suppose a labourer to be paid a bushel of corn for a week's work, when the price of corn is 80s. per quarter, and that he is paid a bushel and a quarter when the price falls to 40s. Suppose, too, that he consumes half a bushel of corn a-week in his own family, and exchanges the remainder for other things, such as fuel, soap, candles, tea, sugar, salt, &c. &c.; if the three-fourths of a bushel which will remain to him, in one case, cannot procure him as much of the above commodities as half a bushel did in the other, which it will not, will labour have risen or fallen in value? Risen, Adam Smith must say, because his standard is corn, and the labourer receives more corn for a week's labour. Fallen, must the same Adam Smith say, 'because the value of a thing depends on the power of purchasing other goods which the possession of that object conveys,' and labour has a less power of purchasing such other goods. Section II/ОТДЕЛ II

рус.English

рус.Labour of different qualities differently rewarded. This is no cause of variation in the relative value of commodities.

рус. In speaking, however, of labour, as being the foundation of all value, and the relative quantity of labour as almost exclusively determining the relative value of commodities, I must not be supposed to be inattentive to the different qualities of labour, and the difficulty of comparing an hour's or a day's labour, in one employment, with the same duration of labour in another. The estimation in which different qualities of labour are held, comes soon to be adjusted in the market with sufficient precision for all practical purposes, and depends much on the comparative skill of the labourer, and intensity of the labour performed. The scale, when once formed, is liable to little variation. If a day's labour of a working jeweller be more valuable than a day's labour of a common labourer, it has long ago been adjusted, and placed in its proper position in the scale of value.(3*)

рус.[3. 'But though labour be the real measure of the exchangeable value of all commodities,it is not that by which their value is commonly estimated. It is often difficult to ascertain the proportion between two different quantities of labour. The time spent in two different sorts of work will not always alone determine this proportion. The different degrees of hardship endured, and of ingenuity exercised, must likewise be taken into account. There may be more labour in an hour's hard work, than in two hours easy business; or, in an hour's application to a trade which it costs ten years' labour to learn, than in a month's industry at an ordinary and obvious employment. But it is not easy to find any accurate measure, either of hardship or ingenuity. In exchanging, indeed, the different productions of different sorts of labour for one another, some allowance is commonly made for both. It is adjusted, however, not by any accurate measure, but by the higgling and bargaining of the market, according to that sort of rough equality, which though not exact, is sufficient for carrying on the business of common life.' -- Wealth of Nations, book i, chap 10. [actually it is book i, chap v.]]

рус.In comparing therefore the value of the same commodity, at different periods of time, the consideration of the comparative skill and intensity of labour, required for that particular commodity, needs scarcely to be attended to, as it operates equally at both periods. One description of labour at one time is compared with the same description of labour at another; if a tenth, a fifth, or a fourth, has been added or taken away, an effect proportioned to the cause will be produced on the relative value of the commodity.

рус.If a piece of cloth be now of the value of two pieces of linen, and if, in ten years hence, the ordinary value of a piece of cloth should be four pieces of linen, we may safely conclude, that either more labour is required to make the cloth, or less to make the linen, or that both causes have operated.

рус.As the inquiry to which I wish to draw the reader's attention, relates to the effect of the variations in the relative value of commodities, and not in their absolute value, it will be of little importance to examine into the comparative degree of estimation in which the different kinds of human labour are held. We may fairly conclude, that whatever inequality there might originally have been in them, whatever the ingenuity, skill, or time necessary for the acquirement of one species of manual dexterity more than another, it continues nearly the same from one generation to another; or at least, that the variation is very inconsiderable from year to year, and therefore, can have little effect, for short periods, on the relative value of commodities.

рус.'The proportion between the different rates both of wages and profit in the different employments of labour and stock, seems not to be much affected, as has already been observed, by the riches or poverty, the advancing, stationary, or declining state of the society. Such revolutions in the public welfare, though they affect the general rates both of wages and profit, must in the end affect them equally in all different employments. The proportion between them therefore must remain the same, and cannot well be altered, at least for any considerable time, by any such revolutions.'(4*)

en.Русский

en.Труд различного качества вознаграждается различно. Это обстоятельство не служит причиной изменения относительной стоимости товаров

en.Но если я говорю, что труд является основой всякой стоимости и что относительное количество его определяет [почти исключительно] относительную стоимость товаров, то из этого еще не следует, что я упускаю из виду различия в качестве труда и трудность сравнения между часом или днем труда в одной отрасли промышленности с трудом той же продолжительности в другой. Оценка труда различных качеств скоро устанавливается на рынке с достаточной для всех практических целей точностью и в значительной мере зависит от сравнительного искусства рабочего и напряженности выполняемого им труда. Раз сложившаяся шкала подвергается незначительным изменениям. Если день труда рабочего-ювелира стоит больше, чем день труда простого рабочего, то это отношение уже давно установлено и заняло свое надлежащее место в шкале стоимости.

en.[ "Хотя труд является действительной мерой меновой стоимости всех товаров, но не трудом обычно определяется их стоимость. Часто трудно установить соотношение между двумя различными количествами труда. Это соотношение не всегда определяется одним только временем, затрачиваемым в двух различных родах работы. Нужно принимать в расчет еще и различия в степени .трудности работы и проявляемой ловкости. В часе тяжелой работы может заключаться больше труда, чем в двух часах легкой, в часе работы по профессии, которой надо учиться десять лет, больше, чем в месяце простой и не требующей выучки работы. Но найти какую-нибудь точную меру трудности работы или степени проявленной ловкости очень трудно. Правда, при обмене тех или иных произведений различных родов труда друг на друга обыкновенно принимается во внимание степень трудности и ловкости. Но сравнение производится не с помощью какой-либо точной меры, а путем рыночного торга, согласно тому грубому приравниванию, которое хотя и не отличается точностью, но достаточно для обыденных житейских сделок". "Богатство народов", кн. I, гл. X. [В действительности кн. I, гл. V.][Слова "почти исключительно" вставлены только в третьем издании. ]

en.Таким образом, при сравнении стоимости одного и того же товара в различные эпохи едва ли надо принимать в расчет сравнительное искусство и напряженность труда, требующиеся при производстве именно этого товара, ибо эти последние одинаково действительны и в ту и в другую эпоху. Определенный вид труда в данную эпоху сравнивается с тем же видом труда в другую; если прибавилась или убавилась одна десятая, одна пятая или одна четверть труда, то это окажет соответствующее действие на относительную стоимость товара.

en.Если кусок сукна стоит теперь двух кусков полотна, а спустя десять лет обычная стоимость куска сукна будет равна четырем кускам полотна, то мы можем с уверенностью заключить, что либо для изготовления сукна требуется больше труда, либо для изготовления полотна меньше, либо что действовали обе причины.

en.Так как анализ, на который я хочу обратить внимание читателей, ставит себе целью исследовать влияние изменений не абсолютной, а относительной стоимости товаров, то для нас не представляет интереса сравнительная оценка различных видов человеческого труда. Мы можем с достаточным основанием принять, что каково бы ни было первоначальное неравенство между ними, насколько бы больше ни требовалось ловкости, искусства или времени для овладения одним ремеслом по сравнению с другим, разница будет продолжать существовать почти без перемен из поколения в поколение или по крайней мере что имевшие место изменения весьма незначительны; поэтому для коротких периодов они мало влияют на относительную стоимость товаров.

en."Богатство или бедность, прогресс, застой или упадок общества оказывают, как мы уже видели, лишь слабое действие на отношение между различными нормами заработной платы и прибыли в разных областях применения труда и капитала. Хотя такие перевороты в общественном благосостоянии влияют на общие нормы и заработной платы и прибыли, влияние это должно в конечном счете быть одинаковым во всех разнообразных отраслях. Поэтому соотношение между ними должно оставаться прежним и не может значительно измениться в силу какого-либо из таких переворотов, по крайней мере на сколько-нибудь продолжительное время" ["Богатство народов", кн. I. гл. X. [Заключительный абзац десятой главы.] ].

Section III/ОТДЕЛ III

рус.English

рус. Not only the labour applied immediately to commodities affect their value, but the labour also which is bestowed on the complements, tools, and buildings, with which much labour is assisted.

рус.

рус.Even in that early state to which Adam Smith refers, some capital, though possibly made and accumulated by the hunter himself, would be necessary to enable him to kill his game. Without some weapon, neither the beaver nor the deer could be destroyed, and therefore the value of these animals would be regulated, not solely by the time and labour necessary to their destruction, but also by the time and labour necessary for providing the hunter's capital, the weapon, by the aid of which their destruction was effected.

рус.Suppose the weapon necessary to kill the beaver, was constructed with much more labour than that necessary to kill the deer, on account of the greater difficulty of approaching near to the former animal, and the consequent necessity of its being more true to its mark; one beaver would naturally be of more value than two deer, and precisely for this reason, that more labour would, on the whole, be necessary to its destruction. Or suppose that the same quantity of labour was necessary to make both weapons, but that they were of very unequal durability; of the durable implement only a small portion of its value would be transferred to the commodity, a much greater portion of the value of the less durable implement would be realized in the commodity which it contributed to produce.

рус.All the implements necessary to kill the beaver and deer might belong to one class of men, and the labour employed in their destruction might be furnished by another class; still, their comparative prices would be in proportion to the actual labour bestowed, both on the formation of the capital, and on the destruction of the animals. Under different circumstances of plenty or scarcity of capital, as compared with labour, under different circumstances of plenty or scarcity of the food and necessaries essential to the support of men, those who furnished an equal value of capital for either one employment or for the other, might have a half, a fourth, or an eighth of the produce obtained, the remainder being paid as wages to those who furnished the labour. yet this division could not affect the relative value of these commodities, since whether the profits of capital were greater or less, whether they were 50, 20, or IO per cent or whether the wages of labour were high or low, they would operate equally on both employments.

рус.If we suppose the occupations of the society extended, that some provide canoes and tackle necessary for fishing, others the seed and rude machinery first used in agriculture, still the same principle would hold true, that the exchangeable value of the commodities produced would be in proportion to the labour bestowed on their production; not on their immediate production only, but on all those implements or machines required to give effect to the particular labour to which they were applied.

рус.If we look to a state of society in which greater improvements have been made, and in which arts and commerce flourish, we shall still find that commodities vary in value conformably with this principle: in estimating the exchangeable value of stockings, for example, we shall find that their value, comparatively with other things, depends on the total quantity of labour necessary to manufacture them, and bring them to market. First, there is the labour necessary to cultivate the land on which the raw cotton is grown; secondly, the labour of conveying the cotton to the country where the stockings are to be manufactured, which includes a portion of the labour bestowed in building the ship in which it is conveyed, and which is charged in the freight of the goods; thirdly, the labour of the spinner and weaver; fourthly, a portion of the labour of the engineer, smith, and carpenter, who erected the buildings and machinery, by the help of which they are made; fifthly, the labour of the retail dealer, and of many others, whom it is unnecessary further to particularize. The aggregate sum of these various kinds of labour, determines the quantity of other things for which these stockings will exchange, while the same consideration of the various quantities of labour which have been bestowed on those other things, will equally govern the portion of them which will be given for the stockings.

рус.To convince ourselves that this is the real foundation of exchangeable value, let us suppose any improvement to be made in the means of abridging labour in any one of the various processes through which the raw cotton must pass, before the manufactured stockings come to the market, to be exchanged for other things; and observe the effects which will follow. If fewer men were required to cultivate the raw cotton, or if fewer sailors were employed in navigating, or shipwrights in constructing the ship, in which it was conveyed to us; if fewer hands were employed in raising the buildings and machinery, or if these, when raised, were rendered more efficient, the stockings would inevitably fall in value, and consequently command less of other things. They would fall, because a less quantity of labour was necessary to their production, and would therefore exchange for a smaller quantity of those things in which no such abridgment of labour had been made.

рус.Economy in the use of labour never fails to reduce the relative value of a commodity, whether the saving be in the labour necessary to the manufacture of the commodity itself, or in that necessary to the formation of the capital, by the aid of which it is produced. In either case the price of stockings would fall, whether there were fewer men employed as bleachers, spinners, and weavers, persons immediately necessary to their manufacture; or as sailors, carriers, engineers, and smiths, persons more indirectly concerned. In the one case, the whole saving of labour would fall on the stockings, because that portion of labour was wholly confined to the stockings; in the other, a portion only would fall on the stockings, the remainder being applied to all those other commodities, to the production of which the buildings, machinery, and carriage, were subservient.

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.Suppose that in the early stages of society, the bows and arrows of the hunter were of equal value, and of equal durability, with the canoe and implements of the fisherman, both being the produce of the same quantity of labour. Under such circumstances the value of the deer, the produce of the hunter's day's labour, would be exactly equal to the value of the fish, the produce of the fisherman's day's labour. The comparative value of the fish and the game, would be entirely regulated by the quantity of labour realized in each; whatever might be the quantity of production, or however high or low general wages or profits might be. If for example the canoes and implements of the fisherman were of the value of г100 and were calculated to last for ten years, and he employed ten men, whose annual labour cost г100 and who in one day obtained by their labour twenty salmon: If the weapons employed by the hunter were also of г100 value and calculated to last ten years, and if he also employed ten men, whose annual labour cost г100 and who in one day procured him ten deer; then the natural price of a deer would be two salmon, whether the proportion of the whole produce bestowed on the men who obtained it, were large or small. The proportion which might be paid for wages, is of the utmost importance in the question of profits; for it must at once be seen, that profits would be high or low, exactly in proportion as wages were low or high; but it could not in the least affect the relative value of fish and game, as wages would be high or low at the same time in both occupations. If the hunter urged the plea of his paying a large proportion, or the value of a large proportion of his game for wages, as an inducement to the fisherman to give him more fish in exchange for his game, the latter would state that he was equally affected by the same cause; and therefore under all variations of wages and profits, under all the effects of accumulation of capital, as long as they continued by a day's labour to obtain respectively the same quantity of fish, and the same quantity of game, the natural rate of exchange would be one deer for two salmon.

рус.If with the same quantity of labour a less quantity of fish, or a greater quantity of game were obtained, the value of fish would rise in comparison with that of game. If, on the contrary, with the same quantity of labour a less quantity of game, or a greater quantity of fish was obtained, game would rise in comparison with fish.

рус.If there were any other commodity which was invariable in its value, we should be able to ascertain, by comparing the value of fish and game with this commodity, how much of the variation was to be attributed to a cause which affected the value of fish, and how much to a cause which affected the value of game.

рус.Suppose money to be that commodity. If a salmon were worth г1 and a deer г2 one deer would be worth two salmon. But a deer might become of the value of three salmon, for more labour might be required to obtain the deer, or less to get the salmon or both these causes might operate at the same time. If we had this invariable standard, we might easily ascertain in what degree either of these causes operated. If salmon continued to sell for г1 whilst deer rose to г3 we might conclude that more labour was required to obtain the deer. If deer continued at the same price of г2 and salmon sold for 13s. 4d. we might then be sure that less labour was required to obtain the salmon; and if deer rose to г2 10s. and salmon fell to 16s. 8d. we should be convinced that both causes had operated in producing the alteration of the relative value of these commodities.

рус.No alteration in the wages of labour could produce any alteration in the relative value of these commodities; for suppose them to rise,

рус.

рус.no greater quantity of labour would be required in any of these occupations, but it would be paid for at a higher price, and the same reasons which should make the hunter and fisherman endeavour to raise the value of their game and fish, would cause the owner of the mine to raise the value of his gold. This inducement acting with the same force on all these three occupations, and the relative situation of those engaged in them being the same before and after the rise of wages, the relative value of game, fish, and gold, would continue unaltered. Wages might rise twenty per cent, and profits consequently fall in a greater or less proportion, without occasioning the least alteration in the relative value of these commodities.

рус.

рус.Now suppose, that with the same labour and fixed capital, more fish could be produced, but no more gold or game, the relative value of fish would fall in comparison with gold or game. If, instead of twenty salmon, twenty-five were the produce of one day's labour, the price of a salmon would be sixteen shillings instead of a pound, and two salmon and a half, instead of two salmon, would be given in exchange for one deer, but the price of deer would continue at г2 as before. In the same manner, if fewer fish could be obtained with the same capital and labour, fish would rise in comparative value. Fish then would rise or fall in exchangeable value, only because more or less labour was required to obtain a given quantity; and it never could rise or fall beyond the proportion of the increased or diminished quantity of labour required.

рус.If we had then an invariable standard, by which measure the variation in other commodities, we should the utmost limit to which they could permanently rise, if produced under the circumstances supposed, was proportioned the additional quantity of labour required for their production; and that unless more labour were required for their production, they could not rise in any degree whatever. A rise of wages would not raise them in money value, nor relatively to any other commodities, the production of which required no additional quantity of labour, which employed the same proportion of fixed and circulating capital, and fixed capital of the same durability. If more or less labour were required in the production of the other commodity, we have already stated that this will immediately occasion an alteration in its relative value, but such alteration is owing to the altered quantity of requisite labour, and not to the rise of wages.

рус.

en.Русский

en.На стоимость товаров влияет не только труд, применяемый непосредственно к ним, но и труд, затраченный на орудия, инструменты и здания, способствующие этому труду

en.[Во втором издании первые два отдела первой главы составляют один отдел. Второй отдел ѓ в третьем издании третий ѓ открывается следующим тезисом: "накопление капитала не вносит никакого различия в принцип, установленный в последнем отделе", и начинается следующим вступлением, которое Рикардо в третьем издании выпустил, но которое имелось уже в первом: "Цитата из "Богатства народов", приведенная мною на стр. 2, показывает, что хотя Адам Смит полностью признавал принцип, согласно которому соотношение между количествами труда, необходимого для производства различных предметов, представляет единственное основание, которым можно руководствоваться при обмене одних товаров йа другие, однако он ограничивает его применение "первобытным, некультурным состоянием общества, которое предшествовало как накоплению капитала, так и обращению земли в частную собственность". А если бы выплачивались прибыль и рента, то они имели бы известное влияние на относительную стоимость товаров, независимо от одного только количества труда, которое было необходимо для их производства. Несмотря на это, Адам Смит нигде не анализирует влияние накопления капитала и обращения земли в частную собственность на относительную стоимость. Важно поэтому определить, в какой степени действие, неизменно оказываемое на меновую стоимость товаров сравнительным количеством труда, затраченного на их производство, изменяется или модифицируется накоплением капитала и уплатой ренты. Во-первых, что касается накопления капитала, то даже" и т.д., как в тексте.]

en.Даже в том первобытном состоянии общества, на которое указывает Адам Смит, охотнику нужен для его промысла некоторый капитал, хотя, возможно, созданный и накопленный им же самим. Без какого-либо оружия нельзя убить ни бобра, ни оленя, и потому стоимость этих животных регулируется не только временем и трудом, необходимыми, чтобы убить их, но и временем и трудом, необходимыми для снабжения охотника капиталом ѓ оружием, с помощью которого их убивают.

en.Предположим, что изготовление оружия, необходимого для охоты на бобра, требует гораздо большей затраты труда, чем производство оружия, необходимого для охоты на оленя, так как близко подойти к первому животному труднее и потому оружие должно быть более метким; тогда один бобр будет, естественно, стоить больше двух оленей, и именно на том основании, что в целом требуется больше труда, чтобы убить его. [Или, предположим, что на изготовление того и другого оружия необходимо было одинаковое количество труда, но долговечность их весьма неодинакова; лишь небольшая доля стоимости долговечного оружия будет переноситься на товар, но гораздо большая сумма стоимости менее долговечного оружия будет воплощаться в товаре, для получения которого оно служило.] [Эта вставка сделана в третьем издании.]

en.Все орудия, необходимые для охоты на бобра и оленя, могут принадлежать одному классу людей" а труд, применяющийся при охоте, доставляться, другим классом; и все-таки сравнительные цены дичи будут соразмерны труду, действительно затраченному как на образование капитала, так и на охоту. В зависимости от различных условий изобилия или скудости капитала сранительно с трудом, в зависимости от различных условий изобилия или скудости пищи и предметов необходимости для содержания рабочих те, кто вложил капитал одинаковой стоимости в тот или другой промысел, будут получать половину, четверть или одну восьмую добытого продукта, а остаток будет уплачиваться в виде заработной платы тем, кто доставил труд. Но это разделение не отразится на относительной стоимости этих товаров, потому что, будет ли прибыль на капитал больше или меньше, составит ли она 50, 20 или 10%, будет ли заработная плата рабочих высока или низка, все это окажет одинаковое влияние на оба промысла.

en.Если мы предположим, что количество отдельных занятий в обществе увеличивалось, что одни доставляют лодки и снасти, необходимые для рыбной ловли, другие ѓ семена и грубые орудия, применяющиеся в первобытном земледелии, то все же остается в силе принцип, согласно которому меновая стоимость произведенных товаров пропорциональна труду, затраченному на их производство; не только на неопределенное производстве, но и на изготовление орудий и машин, требующихся для того вида труда, при котором они применяются.

en.Если мы представим себе состояние общества, в котором достигнуты большие успехи, в котором промышленность и торговля процветают, то мы по-прежнему найдем, что стоимость товаров изменяется согласно тому же принципу: определяя, например, меновую стоимость чулок, мы найдем, что их стоимость сравнительно с другими вещами зависит от всего количества труда, которое необходимо для изготовления их и доставки на рынок. Сюда войдет, во-первых, труд обработки земли, на которой разводят хлопок; во-вторых, труд доставки хлопка в страну, где будут изготовлены из него чулки, сюда же включается также часть труда, затраченного на постройку судна, на котором он перевозится и который оплачивается в фрахте товаров; в-третьих, труд прядильщика и ткача; в-четвертых, часть труда машиностроителя, кузнеца и плотника, которые строили здания и машины, с помощью которых изготовляются чулки; в-пятых, труд розничного торговца и многих других лиц, которых мы не будем перечислять. Общая сумма этих различных видов труда определяет, на какое количество других предметов будут обменены чулки, а чтобы определить, какое количество каждого из этих предметов будет дано в обмен на чулки, надо опять-таки сосчитать общую сумму различных видов труда, затраченного на них.

en.Чтобы убедиться, что именно такова действительная основа меновой стоимости, предположим, что сделано какое-нибудь усовершенствование, сокращающее труд в каком-либо из различных процессов, через которые должен пройти хлопок-сырец, прежде чем изготовленные чулки поступят на рынок для обмена на другие предметы, и посмотрим, каковы будут последствия этого. Если для возделывания хлопка-сырца потребовалось теперь меньше рабочих, или меньше матросов было занято перевозкой его, или меньше корабельных плотников работало при сооружении судна, на котором он был доставлен к нам, если меньше рук работало над сооружением зданий и машин или была поднята производительность последних, то стоимость чулок неизбежно упадет, а потому в обмен за них будет получено меньше других предметов. Стоимость их упала, потому что количество труда, необходимое для их производства, уменьшилось. Вследствие этого они будут обмениваться на меньшее количество предметов, в производстве которых не было введено такое сокращение труда.

en.Экономия в приложении труда всегда понизит относительную стоимость товара, все равно, касается ли она. труда, необходимого для изготовления самого товара, или же для образования капитала, с помощью которого товар производится. Цена чулок упадет во всех случаях оттого ли, что будет занято меньше белилыциков, прядильщиков и ткачей ѓ лиц, непосредственно необходимых для их изготовления, или же матросов, перевозчиков, машиностроителей и кузнецов ѓ лиц, занятых в этом производстве более косвенным образом. В первом случае все сбережение труда придется на чулки, потому что эта доля; труда всецело уходила на производство чулок; во втором ѓ только часть придется на чулки, а остальная часть придется на все другие товары, производству которых служили строения, машины и средства перевозки [В первом и втором изданиях имелась следующая вставка:

en."I. Во всяком обществе срок жизни капитала, употребляемого в производстве, необходимо ограничен.

en.2. Пища и одежда, потребляемые рабочим, здание, в котором он работает, орудия, которыми он пользуется при работе, имеют преходящий характер. Есть, однако, огромная разница во времени, в течение которого все эти различные капиталы будут служить: паровая машина служит дольше корабля, корабль ѓ дольше одежды рабочего, а одежда рабочего ѓ дольше потребляемой им пищи.

en.3. В зависимости от того, быстро ли изнашивается капитал и часто ли требует воспроизведения или же потребляется медленно, он причисляется или к оборотному или к основному капиталу[Разделение несущественное, в котором разграничительная линия не может быть точно проведена. [Это примечание сделано только во втором издании.]] О пивоваре, который пользуется ценными и долговечными зданиями и аппаратами, говорят, что он употребляет значительную долю своего капитала в форме основного; напротив, о сапожнике, капитал которого идет, главным образом, на уплату заработной платы, которая расходуется на пищу и одежду, товары, менее долговечные, чем здания и машины, говорят, что он употребляет значительную часть своего капитала в форме оборотного.

en.4. Так, в двух отраслях промышленности могут употребляться капиталы одинаковой величины, но эти капиталы различным образом подразделяются на долю основную и оборотную.

en.5. Далее, два фабриканта могут употреблять основной и оборотный капитал одной и той же величины, но срок жизни их основных капиталов весьма различен. У одного ѓ паровые машины стоимостью в 10 тыс. ф. ст., у другого ѓ корабли той же стоимости.

en.6. Помимо изменений в относительной стоимости товаров, вызванных тем, что для производства их требуется больше или меньше труда, последняя подвергается также колебаниям вследствие роста заработной платы и последующего за ним падения прибыли, если при этом основные капиталы, заняты&в промышленности, представляют неодинаковую стоимость или неодинаково долговечны.

en.7. Следует также отметить, что оборотный капитал может оборачиваться или возвращаться к Своему хозяину в весьма неодинаковые промежутки времени. Пшеница, купленная фермером для посева, есть основной капитал по сравнению с пшеницей, купленной булочником для приготовления из нее хлеба. Один оставляет ее в почве и не может получить обратно раньше года, другой может перемолоть ее в муку, продать в виде хлеба своим покупателям, и уже через неделю его капитал высвободится для возобновления того же самого дела или чтобы начать какое-нибудь новое".

en.1-й абзац в третьем издании исключен, абзацы 2, 3, 4 и 5-й перенесены в четвертый отдел, 6-й во втором издании перенесен в третий отдел второго же издания и составляет его начало. Он заменен 7-м, который в свою очередь в третьем издании перенесен в четвертый отдел. ] .

en.Предположим, что на ранних ступенях общественного развития как лук и стрелы охотника, так и лодка и орудия рыболова имеют одинаковую стоимость и одинаковую долговечность, будучи продуктами одинакового количества труда. При этих обстоятельствах стоимость оленя ѓ првдукта дня труда охотника ѓ будет в точности равна стоимости рыбы ѓ продукта дня труда рыболова. Сравнительная стоимость рыбы и дичи будет всецело регулироваться количеством труда, воплощенного в той и другой, каковы бы ни были размеры продукции или как бы высока или низка ни была в общем заработная плата или прибыль. Если бы, например, лодки и орудия рыболове, имели стоимость в 100 ф. ст. и могли служить 10 лет; если бы он занимал 10 рабочих, которым он платил бы в год 100 ф. ст. и которые доставляли бы ему своим трудом 20 лососей в день; если бы орудия, употребляемые охотником, также имели стоимость в 100 ф. ст. и могли служить 10 лет и если бы охотник тоже держал 10 рабочих, которым он платил бы в год 100 ф. ст. и которые добывали бы ему ежедневно 10 оленей, ѓ то, как бы ни была велика или мала доля всего продукта, доставшаяся людям, добывшим его, естественная цена оленя равнялась бы 2 лососям. Какая доля продукта уплачивается в форме заработной платы, ѓ вопрос в высшей степени важный при изучении прибыли. Ибо нужно сейчас же заметить, что последняя будет высока или низка в той же самой пропорции, в какой будет низка или высока заработная плата. Но это обстоятельство нисколько не повлияет на относительную стоимость рыбы и дичи, так как заработная плата будет высока или низка в одно и то же время в том и другом промысле. Если бы охотник требовал у рыболова больше рыбы в обмен на свою дичь на том основании, что он платил своим рабочим большую часть дичи или ее стоимости в форме заработной платы, то последний ответил бы ему, что он сам находится в таком же положении. Поэтому, пока труд. одного дня доставляет те же самые соответственные количества рыбы и дичи, естественная норма обмена останется без изменения ѓ 2 лосося за 1 оленя, как бы при этом ни изменялись заработная плата и прибыль и какое бы действие ни оказывало накопление капитала.

en.Если бы то же самое количество труда доставляло меньшее количество рыбы или большее количество дичи, то стоимость рыбы повысилась бы сравнительно со стоимостью дичи. Если, напротив, то же количество труда давало бы меньшее количество дичи или большее количество рыбы, то стоимость дичи повысилась бы в сравнении со стоимостью рыбы.

en.Если бы существовал какой-нибудь другой товар, стоимость которого не изменялась бы, то мы могли бы, сравнив стоимость рыбы и дичи со стоимостью этого товара, определить, в какой степени это изменение должно быть приписано обстоятельствам, повлиявшим на стоимость рыбы, и в какой степени обстоятельствам, повлиявшим на стоимость дичи.

en.Положим, что таким товаром являются деньги. Если лосось стоит 1 ф. ст., а олень ѓ 2 ф. ст., то 1 олень стоит столько, сколько 2 лосося. Но 1 олень может иметь такую же стоимость, как 3 лосося, если потребуется больше труда, чтобы убить оленя, или меньше, чтобы поймать лососей. Обе эти причины могут действовать одновременно. И если бы в нашем распоряжении имелась неизменная мера, мы легко могли бы определить, в какой степени влияла каждая- из этих причин. Если лосось по-прежнему продается за 1 ф. ст., а олень теперь продается за 3 ф. ст., то мы можем заключить, что теперь требуется больше труда, чтобы убить оленя. Если бы олень продавался по прежней цене, за 2 ф. ст., а лосось ѓ за 13 шилл. 4 пенса, то мы могли бы сказать с уверенностью, что для поимки лосося требуется меньше труда. А если бы стоимость оленя возросла до 2 ф. ст. 10 шилл. и стоимость лосося упала до 16 шилл. 8 пенс., то мы были бы убеждены, что изменение относительной стоимости этих товаров вызвано действием обеих причин.

en.Никакое изменение в заработной плате рабочих не вызвало бы какого-либо изменения в относительной стоимости этих товаров. Если мы предположим даже, что заработная плата повысилась [Во втором, а также и в первом издании вместо слов "если мы предположим даже, что. заработная плата повысилась", следует большой абзац с подробным обоснованием, почему изменение в заработной плате не вызывает изменения в относительной стоимости товаров: "Ибо если бы прибыль составляла 10%, то, чтобы возместить 100 ф. ст. оборотного капитала плюс 10% прибыли, требуется выручка в 110 ф. ст.; чтобы возместить такую же долю основного капитала при норме прибыли в 10%, потребовалось бы ежегодное получение 16,27 ф. ст., ибо существующая стоимость аннуитета в 16,27 ф. ст. в течение 10 лет, когда деньги ссужаются из 10%, составляет 100 ф. ст., следовательно, вся дичь охотника должна была бы ежегодно продаваться за 126,27 ф. ст. Но так как капитал рыболова составляет такую же величину и делится в той же самой пропорции на основной и оборотный капитал, а также одинаково долговечен, то, чтобы получить ту же самую прибыль, он должен продавать свои продукты за ту же самую стоимость. Если бы заработная плата возросла на 10% и в силу этого в каждой отрасли промышленности потребовалось бы на 10% больше оборотного капитала, то это оказало бы одинаковое воздействие на оба занятия. В обоих потребовалось бы 210 ф. ст. вместо 200, чтобы произвести прежнее количество товаров, и последние продавались бы за такую же точно сумму денег, именно за 126,27 ф. ст.; следовательно, их относительная стоимость не изменилась бы и прибыли одинаково понизились бы в обеих отраслях промышленности.

en.Цены товаров не повысились бы, ибо деньги, в которых выражаются их стоимость при предположении их неизменной стоимости, всегда требуют того же количества труда для их производства.

en.

en.Если же золотой рудник, из которого добываются деньги, находился в той же стране, то в этом случае после повышения заработной платы, необходимо, может быть, употребить как капитал 210 ф. ст., чтобы получить то же самое количество металла, которое получалось прежде на 200 ф. ст., по той же самой причине, по которой охотник и рыболов потребовали бы прибавки в 10 ф. ст. к своим капиталам и рудокоп потребовал бы равной прибавки к своему". ѓ Дальше, как в тексте.], то все-таки ни в одном из этих промыслов не потребуется большее количество труда, увеличится лишь цена этого труда. Те же основания, которые заставят охотника и рыболова стараться повысить стоимость их дичи и рыбы, заставят и владельца рудника повысить стоимость своего золота. Так как это побуждение действует с одинаковой силой на все эти три промысла и так как относительное положение занимающихся ими как до, так и после повышения заработной платы одинаково, то относительная стоимость дичи, рыбы и золота останется без перемены. Заработная плата может повыситься на 20%, и -прибыль вследствие этого может упасть в большей или меньшей пропорции, не вызывая ни малейшего изменения в относительной стоимости этих товаров.

en.Предположим теперь, что, располагая тем же количеством труда и основного капитала, можно добыть больше рыбы, но не больше золота или дичи; тогда относительная стоимость рыбы упадет сравнительно со стоимостью золота или дичи. Если бы продукт одного дня труда составлял не 20 лососей, а 25, то цена лосося была бы 16 шилл. вместо 1 ф. ст., и в обмен на одного оленя давали бы два с половиной лосося вместо двух, но цена оленя осталась бы по-прежнему 2 ф. ст. Точно так же, если при том же количестве капитала и труда получилось бы меньше рыбы, то сравнительная стоимость рыбы повысится. Таким образом, меновая стоимость рыбЬ! повышалась бы или падала только потому, что требовалось бы больше или меньше труда для получения данного количества ее. Но это повышение или падение стоимости рыбы всегда было бы пропорционально увеличению или уменьшению количества требующегося труда.

en.Итак, если бы мы имели неизменную меру, которой могли бы измерять изменения в стоимости других товаров, то мы нашли бы, что крайний предел повышения стоимости товаров, если они производятся при предположенных нами обстоятельствах, пропорционален добавочному количеству труда, требующемуся для их производства, и что если для производства их не требуется больше труда, то стоимость их не могла бы повыситься ни в какой степени. Рост заработной платы не увеличил бы их стоимость ни относительно денег, ни относительно всех других товаров, для производства которых не требовался добавочный труд, и между основным и оборотным капиталом сохранилось бы то же отношение, причем основной капитал мог бы служить тот же срок. Если бы для производства какого-нибудь другого товара потребовалось больше или меньше труда, то, как мы уже показали, это непосредственно вызвало бы изменение в его относительной стоимости, но такое изменение произошло бы вследствие изменения количества требующегося труда, а не в силу повышения заработной платы. [Во втором издании после слов "а не от повышения заработной платы" имеется следующий абзац, заканчивающий второй отдел:

en."Таким образом, из этого отдела явствует, что, несмотря на накопление капитала, относительная стоимость товаров не будет необходимо возрастать вследствие повышения заработная платы, если последнее не сопровождалось возросшей легкостью или трудностью в производстве одного или более из этих товаров". После этого начинается третий отдел.]

Section IV/ОТДЕЛ IV

рус.English

рус.The principle that the quantity of labour bestowed on the production of commodities regulates their relative value, considerably modified by the employment of machinery and other fixed and durable capital.

рус. In the former section we have supposed the implements and weapons necessary to kill the deer and salmon, to be equally durable, and to be the result of the same quantity of labour, and we have seen that the variations in the relative value of deer and salmon depended solely on the varying quantities of labour necessary to obtain them, - but in every state of society, the tools, implements, buildings, and machinery employed in different trades may be of various degrees of durability, and may require different portions of labour to produce them. The proportions, too, in which the capital that is to support labour, and the capital that is invested in tools, machinery and buildings, may be variously combined. This difference in the degree of durability of fixed capital, and this variety in the proportions in which the two sorts of capital may be combined, introduce another cause, besides the greater or less quantity of labour necessary to produce commodities, for the variations in their relative value - this cause is the rise or fall in the value of labour.

рус.The food and clothing consumed by the labourer, the buildings in which he works, the implements with which his labour is assisted, are all of a perishable nature. There is however a vast difference in the time for which these different capitals will endure: a steam-engine will last longer than a ship, a ship than the clothing of the labourer, and the clothing of the labourer longer than the food which he consumes.

рус.According as capital is rapidly perishable, and requires to be frequently reproduced, or is of slow consumption, it is classed under the heads of circulating, or of fixed capital.(5*) A brewer, whose buildings and machinery are valuable and durable, is said to employ a large portion of fixed capital: on the contrary, a shoemaker, whose capital is chiefly employed in the payment of wages, which are expended on food and clothing, commodities more perishable than buildings and machinery, is said to employ a large proportion of his capital as circulating capital.

рус.[5. A division not essential, and in which the line of demarcation cannot be accurately drawn.]

рус.It is also to be observed that the circulating capital may circulate, or be returned to its employer, in very unequal times. The wheat bought by a farmer to sow is comparatively a fixed capital to the wheat purchased by a baker to make into loaves. One leaves it in the ground, and can obtain no return for a year; the other can get it ground into flour, sell it as bread to his customers, and have his capital free to renew the same, or commence any other employment in a week.

рус.Two trades then may employ the same amount of capital; but it may be very differently divided with respect to the portion which is fixed, and that which is circulating.

рус.In one trade very little capital may be employed as circulating capital, that is to say in the support of labour - it may be principally invested in machinery, implements, buildings, &c. capital of a comparatively fixed and durable character. In another trade the same amount of capital may be used, but it may be chiefly employed in the support of labour, and very little may be invested in implements, machines, and buildings. A rise in the wages of labour cannot fail to affect unequally, commodities produced under such different circumstances.

рус.Again two manufacturers may employ the same amount of fixed, and the same amount of circulating capital; but the durability of their fixed capitals may be very unequal. One may have steam-engines of the value of г10,000, the other, ships of the same value.

рус.If men employed no machinery in production but labour only, and were all the same length of time before they brought their commodities to market, the exchangeable value of their goods would be precisely in proportion to the quantity of labour employed.

рус.If they employed fixed capital of the same value and of the same durability, then, too, the value of the commodities produced would be the same, and they would vary with the greater or less quantity of labour employed on their production.

рус.But although commodities produced under similar circumstances, would not vary with respect to each other, from any cause but an addition or diminution of the quantity of labour necessary to produce one or other of them, yet compared with others not produced with the same proportionate quantity of fixed capital, they would vary from the other cause also which I have before mentioned, namely, a rise in the value of labour, although neither more nor less labour were employed in the production of either of them. Barley and oats would continue to bear the same relation to each other under any variation of wages. Cotton goods and cloth would do the same, if they also were produced under circumstances precisely similar to each other, but yet with a rise or fall of wages, barley might be more or less valuable compared with cotton goods, and oats compared with cloth.

рус.Suppose two men employ one hundred men each for a year in the construction of two machines, and another man employs the same number of men in cultivating corn, each of the machines at the end of the year will be of the same value as the corn, for they will each be produced by the same quantity of labour. Suppose one of the owners of one of the machines to employ it, with the assistance of one hundred men, the following year in making cloth, and the owner of the other machine to employ his also, with the assistance likewise of one hundred men, in making cotton goods, while the farmer continues to employ one hundred men as before in the cultivation of corn. During the second year they will all have employed the same quantity of labour, but the goods and machine together of the clothier, and also of the cotton manufacturer, will be the result of the labour of two hundred men, employed for a year; or, rather, of the labour of one hundred men for two years; whereas the corn will be produced by the labour of one hundred men for one year, consequently if the corn be of the value of г500 the machine and cloth of the clothier together, ought to be of the value of г1,000 and the machine and cotton goods of the cotton manufacturer ought to be also of twice the value of the corn. But they will be of more than twice the value of the corn, for the profit on the clothier's and cotton manufacturer's capital for the first year has been added to their capitals, while that of the farmer has been expended and enjoyed. On account then of the different degrees of durability of their capitals, or, which is the same thing, on account of the time which must elapse before one set of commodities can be brought to market, they will be valuable, not exactly in proportion to the quantity of labour bestowed on them, - they will not be as two to one, but something more, to compensate for the greater length of time which must elapse before the most valuable can be brought to market.

рус.Suppose that for the labour of each workman г50 per annum were paid, or that г5,000 capital were employed and profits were 10 per cent, the value of each of the machines as well as of the corn, at the end of the first year, would be г5,500. The second year the manufacturers and farmer will again employ г5,000 each in the support of labour, and will therefore again sell their goods for г5,500, but the men using the machines, to be on a par with the farmer, must not only obtain г5,500, for the equal capitals of г5,000 employed on labour, but they must obtain a further sum of г550; for the profit on г5,500 which they have invested in machinery, and consequently their goods must sell for г6,050. Here then are capitalists employing precisely the same quantity of labour annually on the production of their commodities, and yet the goods they produce differ in value on account of the different quantities of fixed capital, or accumulated labour, employed by each respectively. The cloth and cotton goods are of the same value, because they are the produce of equal quantities of labour, and equal quantities of fixed capital; but corn is not of the same value as these commodities, because it is produced, as far as regards fixed capital, under different circumstances.

рус.But how will their relative value be affected by a rise in the value of labour? It is evident that the relative values of cloth and cotton goods will undergo no change, for what affects one must equally affect the other, under the circumstances supposed: neither will the relative values of wheat and barley undergo any change, for they are produced under the same circumstances as far as fixed and circulating capital are concerned; but the relative value of corn to cloth, or to cotton goods, must be altered by a rise of labour.

рус.There can be no rise in the value of labour without a fall of profits. If the corn is to be divided between the farmer and the labourer, the larger the proportion that is given to the latter, the less will remain for the former. So if cloth or cotton goods be divided between the workman and his employer, the larger the proportion given to the former, the less remains for the latter. Suppose then, that owing to a rise of wages, profits fall from 10 to 9 per cent, instead of adding г550 to the common price of their goods (to г5,500) for the profits on their fixed capital, the manufacturers would add only 9 per cent on that sum, or г495, consequently the price would be г5,995 instead of г6,050. As the corn would continue to sell for г5,500, the manUfactured goods in which more fixed capital was employed, would fall relatively to corn or to any other goods in which a less portion of fixed capital entered. The degree of alteration in the relative value of goods, on account of a rise or fall of labour, would depend on the proportion which the fixed capital bore to the whole capital employed. All commodities which are produced by very valuable machinery, or in very valuable buildings, or which require a great length of time before they can be brought to market, would fall in relative value, while all those which were chiefly produced by labour, or which would be speedily brought to market would rise in relative value.

рус.The reader, however, should remark, that this cause of the variation of commodities is comparatively slight in its effects. With such a rise of wages as should occasion a fall of one per. cent in profits, goods produced under the circumstances I have supposed, vary in relative value only one per cent: they fall with so great a fall of profits from г6,050 to г5,995. The greatest effects which could be produced on the relative prices of these goods from a rise of wages, could not exceed 6 or 7 per cent; for profits could not, probably, under any circumstances, admit of a greater general and permanent depression than to that amount.

рус.Not so with the other great cause of the variation in the value of commodities, namely, the increase or diminution in the quantity of labour necessary to produce them. If to produce the corn, eighty, instead of one hundred men, should be required, the value of the corn would fall 20 per cent or from г5,500 to г4,400. If to produce the cloth, the labour of eighty instead of one hundred men would suffice, cloth would fall from г6,050 to г4,950. An alteration in the permanent rate of profits, to any great amount, is the effect of causes which do not operate but in the course of years; whereas alterations in the quantity of labour necessary to produce commodities, are of daily occurrence. Every improvement in machinery, in tools, in buildings, in raising the raw material, saves labour, and enables us to produce the commodity to which the improvement is applied with more facility, and consequently its value alters. In estimating, then, the causes of the variations in the value of commodities, although it would be wrong wholly to omit the consideration of the effect produced by a rise or fall of labour, it would be equally incorrect to attach much importance to it; and consequently, in the subsequent part of this work, though I shall occasionally refer to this cause of variation, I shall consider all the great. variations which take place in the relative value of commodities to be produced by the greater or less quantity of labour which may be required from time to time to produce them.

рус.It is hardly necessary to say, that commodities which have the same quantity of labour bestowed on their production, will differ in exchangeable value, if they cannot be brought to market in the same time.

рус.Suppose I employ twenty men at an expense of г1,000 for a year in the production of a commodity, and at the end of the year I employ twenty men again for another year, at a further expense of г1,000 in finishing or perfecting the same commodity, and that I bring it to market at the end of two years, if profits be 10 per cent, my commodity must sell for г2,310; for I have employed г1,000 capital for one year, and г2,100 capital for one year more. Another man employs precisely the same quantity of labour, but he employs it all in the first year; he employs forty men at an expense of г2,000, and at the end of the first year he sells it with 10 per cent profit, or for г2,200. Here then are two commodities having precisely the same quantity of labour bestowed on them, one of which sells for г2,310 - the other for г2,200.

рус.This case appears to differ from the last, but is, in fact, the same. In both cases the superior price of one commodity is owing to the greater length of time which must elapse before it can be brought to market. In the former case the machinery and cloth were more than double the value of the corn, although only double the quantity of labour was bestowed on them. In the second case, one commodity is more valuable than the other, although no more labour was employed on its production. The difference in value arises in both cases from the profits being accumulated as capital, and is only a just compensation for the time that the profits were withheld.

рус.It appears then that the division of capital into different proportions of fixed and circulating capital, employed in different trades, introduces a considerable modification to the rule, which is of universal application when labour is almost exclusively employed in production; namely, that commodities never vary in value, unless a greater or less quantity of labour be bestowed on their production, it being shown in this section that without any variation in the quantity of labour, the rise of its value merely will occasion a fall in the exchangeable value of those goods, in the production of which fixed capital is employed; the larger the amount of fixed capital, the greater will be the fall.

en.Русский

en.Принцип, согласно которому количество труда, затраченного на производство товаров, регулирует их относительную стоимость в значительной степени вследствие применения машин и другого основного и долговечного капитала

en.В предыдущем отделе мы предполагали, что оборудование и оружие, необходимые для охоты и ловли лососей, одинаково долговечны и являются результатом одинакового количества труда. Мы видели, что изменения в относительной стоимости оленя и лосося зависели исключительно от изменений в количествах труда, необходимого для их добывания, но в каждом состоянии общества инструменты, орудия, здания и машины, употребляющиеся в различных промыслах, могут иметь различную долговечность и требовать различных количеств труда для своего производства. Кроме того, отношение между капиталом, предназначенным для содержания труда, и капиталом, вложенным в инструменты, машины и здания, может быть различным. Различие в степени долговечности основного капитала и в отношениях между двумя формами капитала обусловливает другую причину изменений в относительной стоимости товаров помимо большего или меньшего количества труда, необходимого для их производства. Этой новой причиной служит повышение или падение стоимости труда.

en.Пища и одежда, потребляемые рабочим, здание, в котором он работает, орудия, которыми он пользуется при работе, имеют преходящий характер. Есть,-однако, огромная разница во времени, в течение которого все эти различные капиталы будут служить: паровая машина служит дольше корабля, корабль ѓ дольше одежды рабочего, а одежда ѓ дольше потребляемой им пищи.

en.В зависимости от того, быстро ли изнашивается капитал и часто ли требует воспроизведения или же потребляется медленно, он причисляется или к оборотному или к основному капиталу. О пивоваре, который пользуется ценными и долговечными зданиями и аппаратами, говорят, что он употребляет значительную долю своего капитала в форме основного; напротив, о сапожнике, капитал которого идет главным образом на уплату заработной платы, которая расходуется на пищу и одежду, ѓ товары менее долговечные, чем здания и машины, ѓ говорят, что он употребляет значительную часть своего капитала в форме оборотного.

en.[Разделение несущественное, в котором разграничительная линия не может быть точно проведена. [Это примечание появляется только во втором издании.]]

en.Следует также отметить, что оборотный капитал может оборачиваться или возвращаться к своему хозяину в весьма неодинаковые промежутки времени. Пшеница, купленная фермером для посева, есть основной капитал по сравнению с пшеницей, купленной булочником для приготовления из нее хлеба. Один оставляет ее в почве и не может получить обратно раньше года, другой может перемолоть ее в муку, продать в виде хлеба своим покупателям, и спустя неделю его капитал высвободится для возобновления того же самого дела или чтобы начать какое-нибудь новое.

en.Так, в двух отраслях промышленности могут употребляться капиталы одинаковой величины, но эти капиталы различным образом подразделяются на основную и оборотную доли.

en.В одной отрасли очень мало капитала употребляется в качестве оборотного, т.е. на содержание труда: он вложен главным образом в машины, орудия, здания и пр., т.е. в капитал скорее основного и долговечного характера. В другой отрасли промышленности употребляется то же количество капитала, но главным образом на содержание труда, и очень мало его вложено в орудия, машины, здания: Повышение заработной платы рабочих не преминет отразиться неодинаковым образом на товарах, произведенных при столь различных условиях.

en.Далее, два фабриканта могут употреблять основной и оборотный капитал одной и той же величины, но срок жизни их основных капиталов весьма различен. У одного ѓ паровые машины стоимостью в 10 тыс. ф. ст., у другого ѓ корабли той же стоимости.

en.Если бы люди не применяли в производстве машин, а только труд, и если бы для доставки ими их товаров на рынок требовались одинаковые промежутки времени, то меновая стоимость их товаров была бы точно пропорциональна количеству затраченного труда.

en.Если бы они употребляли основной капитал одной и той же стоимости и долговечности, то стоимость произведенных товаров была бы и тогда одинакова, и она изменялась бы в зависимости от большего или меньшего количества труда, затраченного на их производство.

en.Хотя относительная стоимость товаров, произведенных в одинаковых условиях, изменяется только вследствие увеличения или уменьшения количества труда, необходимого для производства того или другого из них, однако в-сравнении с другими товарами, произведенными при иной относительной доле основного капитала, стоимость их будет изменяться также и от другой причины, упомянутой мною выше, а именно от повышения стоимости труда, хотя бы на производство этих товаров употреблялось и не меньшее количество его. Ячмень и овес при всяком изменении заработной платы будут находиться в одном и том же отношении друг к другу. То же самое произошло бы с ситцем или с сукном, если бы они были произведены при совершенно сходных условиях. И все-таки при повышении или падении заработной платы стоимость ячменя может в большей или меньшей степени измениться в сравнении со стоимостью сукна.

en.Предположим, что два лица нанимают в течение года по 100 рабочих для сооружения двух машин, а третье лицо ѓ то же ко личество рабочих для производства хлеба; каждая из машин будет иметь в конце года одинаковую стоимость с хлебом, потому что произведена одинаковым количеством труда. Предположим далее, что владелец одной машины употребит ее в следующем году для изготовления сукна, имея 100 рабочих, а владелец другой машины ѓ для изготовления ситца тоже при 100 рабочих, фермер же будет по-прежнему держать 100 рабочих для производства хлеба. Во второй год все они будут употреблять одинаковое количество труда, но товары и машины как фабриканта сукон, так и фабриканта ситцев будут результатом труда 200 рабочих, занятых в течение года, или скорее труда 100 рабочих, работавших 2 года, тогда как хлеб будет произведен трудом 100 чел. в течение одного года. Следовательно, если стоимость хлеба равняется 500 ф. ст., то сукно и машина фабриканта сукон должны представлять стоимость в 1 тыс. ф. ст., а стоимость машины и ситцев хлопчатобумажного фабриканта должна быть тоже вдвое больше стоимости хлеба. Но первая будет превышать стоимость хлеба больше чем вдвое, потому что прибыль на капитал фабрикантов сукон и ситцев за первый год была присоединена к их капиталам, между тем как фермер свою прибыль издержал на личные нужды. Следовательно, ввиду различных сроков жизни их капиталов, или, что одно и то же, ввиду различия во времени, которое должно пройти, прежде чем партия товаров будет доставлена на рынок, стоимость их не будет точно пропорциональна количеству затраченного на них труда. Отношение их стоимости будет уже не 2:1, а несколько больше; это является компенсацией за больший промежуток времени, который должен пройти, прежде чем более дорогой товар может быть доставлен на рынок.

en.Предположим, что каждый рабочий будет получать за труд 50 ф. ст. в год или что затрачен капитал в 5 тыс. ф. ст. и что прибыль равнялась 10%. Тогда стоимость каждой машины, так же как и хлеба, составит в конце первого года 5 500 ф. ст. Во втором году фабриканты и фермер снова затратят по 5 тыс. ф. ст. на содержание труда и поэтому опять продадут свои .товары за 5 500 ф. ст. Но люди, пользующиеся машинами, должны получить, чтобы быть в равных условиях с фермером, не только 5 500 ф. ст. при равных капиталах в 5 тыс. ф. ст., затраченных на труд, но еще и 550 ф. ст. как прибыль на 5 500 ф. ст., которые они вложили в машины. Следовательно, их товары должны быть проданы за 6 050 ф. ст. Здесь, значит, мы имеем перед собою капиталистов, которые применяют ежегодно совершенно одинаковое количество труда в производстве своих товаров, и, однако, стоимость товаров, которые они производят, будет неодинакова ввиду того, что различны количества основного капитала или накопленного труда, соответственно применяемые каждым из них. Сукно и ситец имеют одинаковую стоимость, потому что они ѓ продукты одинаковых количеств труда и одинаковых количеств основного капитала; но хлеб не будет иметь одинаковую стоимость с этими товарами, потому что, поскольку дело касается основного капитала, он производится при иных условиях.

en.Но как отразится на их относительной стоимости повышение стоимости труда? Очевидно, что относительная стоимость сукна и ситца не подвергается никаким изменениям, ибо при предположенных нами условиях всякое воздействие на один из этих товаров должно иметь место и по отношению к другому. Не испытывают никакой перемены и относительные стоимости пшеницы и ячменя, потому что, поскольку дело касается основного и оборотного капиталов, они производятся при одинаковых условиях; но стоимость хлеба относительно сукна или хлопчатобумажных товаров должна измениться вследствие повышения стоимости труда.

en.Повышение стоимости труда невозможно без соответствующего падения прибыли. Если хлеб подлежит разделу между фермером и рабочим, то чем больше доля последнего, тем меньше остается первому. Точно так же если сукно или хлопчатобумажные ткани делятся между рабочими и их хозяевами, то чем большая доля дается первым, тем меньше остается последним. Предположим, что благодаря повышению заработной платы прибыль понизится с 10 до 9%. Тогда вместо прибавки в 550 ф. ст. к общей цене их товаров (5 500 ф. ст.) в качестве прибыли на их основной капитал фабриканты прибавят только 9% этой суммы, или 495 ф. ст., и, следовательно, цена товаров будет 5 995 ф. ст. вместо 6 050. Так как хлеб будет по-прежнему продаваться за 5 500 ф. ст., то стоимость промышленных товаров, на которые затрачено больше основного капитала, упадет в сравнении со стоимостью хлеба или каких-либо других товаров, в которые входит меньшая доля основного капитала. Степень изменения относительной стоимости товаров вследствие повышения или падения стоимости труда будет зависеть от того, какую долю всего затраченного капитала составляет основной капитал. Упадет относительная стоимость всех товаров, в производстве которых применяются очень дорогие машины или очень дорогие здания или которые требуют большего промежутка времени, прежде чем они могут поступить на рынок, тогда как относительная стоимость тех товаров, которые производятся главным образом трудом или которые быстро поступают на рынок, повысится.

en.Читатель должен, однако, заметить, что эта причина изменения стоимости товаров действует сравнительно слабо. При таком повышении заработной платы, которое вызовет падение прибыли на 1%, относительная стоимость товаров, произведенных при предположенных мною условиях, упала бы только на 1%; а при таком падении прибыли стоимость их понизится с 6 050 до 5 995 ф. ст. Наибольшее действие, какое могло бы оказать на относительные цены этих товаров повышение заработной платы, не превысило бы 6 ѓ 7%, потому что прибыль не выдержала бы, вероятно, ни при каких обстоятельствах более значительного общего и постоянного понижения.

en.Иначе обстоит дело с другой важной причиной изменения стоимости товаров, а именно ѓ с увеличением или уменьшением необходимого для производства их количества труда. Если для производства хлеба требуется 80 человек вместо 100, то стоимость хлеба упадет на 20%, или с 5 500 до 4 400 ф. ст. Если для производства сукна достаточно труда 80 рабочих вместо 100, то стоимость сукна упадет с 6 050 до 4 950 ф. ст. Сколько-нибудь значительное изменение в постоянной норме прибыли является следствием причин, действующих только в течение ряда лет, между тем как изменения в количестве труда, необходимого для производства товаров, совершаются повседневно. Каждое улучшение в машинах, в инструментах, в зданиях, в добывании сырого материала сберегает труд и в значительной степени облегчает для нас производство соответствующего товара, вследствие изменяется и его стоимости. Итак, хотя при исследовании причин изменения стоимость товаров было бы неправильно совершенно упускать из виду действие повышения или падения стоимости труда, было бы, однако, также неправильно приписывать ему большое значение. Поэтому, хотя в следующих частях этого сочинения мне придется иногда ссылаться на эти причины, я все же буду рассматривать все крупные изменения, происходящие в относительной стоимости товаров, как определяющиеся большим или меньшим количеством труда, которое в различное время могло потребоваться для их производства.

en.Едва ли нужно оговаривать, что меновая стоимость товаров, на производство которых затрачено одинаковое количество труда, будет неодинакова, если они не могут быть доставлены на рынок в одно и то же время.

en.Предположим, что я занимаю в производстве товара 20 рабочих с расходом в 1 тыс. ф. ст. в год и по прошествии года занимаю снова 20 чел. с дальнейшим расходом в 1 тыс. ф. ст. для отделки или более совершенной обработки того же товара и что я доставляю его на рынок через 2 года; тогда при норме прибыли в 10% мой товар должен быть продан за 2 310 ф. ст., потому что в первый год я истратил капитал в 1 тыс. ф. ст., а во второй в 2 100 ф. ст. Другой человек использует точно такое же количество труда, но затрачивает его полностью в течение первого года, когда у него работают 40 рабочих с расходом в 2 тыс. ф. ст. В конце первого года он продает товар с прибылью в 10%, или за 2 200 ф. ст. Итак, два товара, на производство которых пошло одинаковое количество труда, продаются один за 2 310 ф. ст., другой ѓ за 2 200.

en.Этот случай, по-видимому, отличается от предыдущего, но в действительности одинаков с ним. В обоих случаях увеличение цены товара вызвано большей продолжительностью времени, которое должно пройти, прежде чем он поступит на рынок. В первом случае машины и сукно имели стоимость, превышающую более чем вдвое стоимость хлеба, хотя на них ушло вдвое больше труда. Во втором случае один товар имеет большую стоимость, чем другой, хотя на производство его ушло не больше труда. Различие в стоимости в обоих случаях происходит оттого, что прибыль накопляется как капитал и является лишь справедливой компенсацией за время, в течение которого она не могла быть использована.

en.Итак, разделение капитала на основной и оборотный в различных пропорциях в разных отраслях производства вводит, оказывается, значительное видоизменение в правило, которое имеет всеобщее применение, когда в производстве применяется почти исключительно труд, и которое состоит в том, что стоимость товаров никогда не изменяется, если на их производство не затрачивается больше или меньше труда. А в этом отделе было показано, что при отсутствии каких-либо изменений в количестве труда одно повышение его стоимости вызовет падение меновой стоимости тех товаров, в производстве которых употребляется основной капитал, и чем большую долю составляет основной капитал, тем больше будет это падение.

Section V/ОТДЕЛ V

рус.English

рус.The principle that value does not vary with the rise of fall of wages, modified also by the unequal durability of capital, and by the unequal rapidity with which it is returned to its employer.

рус. In the last section we have supposed that of two equal capitals in two different occupations, the proportions of fixed and circulating capitals were unequal, now let us suppose them to be in the same proportion but of unequal durability. In proportion as fixed capital is less durable, it approaches to the nature of circulating capital. It will be consumed and its value reproduced in a shorter time, in order to preserve the capital of the manufacturer. We have just seen, that in proportion as fixed capital preponderates in a manufacture, when wages rise, the value of commodities produced in that manufacture, is relatively lower than that of commodities produced in manufactures where circulating capital preponderates. In proportion to the less durability of fixed capital, and its approach to the nature of circulating capital, the same effect will be produced by the same cause.

рус.If fixed capital be not of a durable nature, it will require a great quantity of labour annually to keep it in its original state of efficiency; but the labour so bestowed may be considered as really expended on the commodity manufactured, which must bear a value in proportion to such labour. If I had a machine worth г20,000 which with very little labour was efficient to the production of commodities, and if the wear and tear of such machine were of trifling amount, and the general rate of profit 10 per cent, I should not require much more than г2,000 to be added to the price of the goods, on account of the employment of my machine; but if the wear and tear of the machine were great, if the quantity of labour requisite to keep it in an efficient state were that of fifty men annually, I should require an additional price for my goods, equal to that which would be obtained by any other manufacturer who employed fifty men in the production of other goods, and who used no machinery at all.

рус.But a rise in the wages of labour would not equally affect commodities produced with machinery quickly consumed, and commodities produced with machinery slowly consumed. In the production of the one, a great deal of labour would be continually transferred to the commodity produced - in the other very little would be so transferred. Every rise of wages, therefore, or, which is the same thing, every fall of profits, would lower the relative value of those commodities which were produced with a capital of a durable nature, and would proportionally elevate those which were produced with capital more perishable. A fall of wages would have precisely the contrary effect.

рус.I have already said that fixed capital is of various degrees of durability - suppose now a machine which could in any particular trade be employed to do the work of one hundred men for a year, and that it would last only for one year. Suppose too, the machine to cost г5,000, and the wages annually paid to one hundred men to be г5,000, it is evident that it would be a matter of indifference to the manufacturer whether he bought the machine or employed the men. But suppose labour to rise, and consequently the wages of one hundred men for a year to amount to г5,500, it is obvious that the manufacturer would now no longer hesitate, it would be for his interest to buy the machine and get his work done for г5,000. But will not the machine rise in price, will not that also be worth г5,500 in consequence of the rise of labour? It would rise in price if there were no stock employed on its construction, and no profits to be paid to the maker of it. If for example, the machine were the produce of the labour of one hundred men, working one year upon it with wages of г50 each, and its price were consequently г5,000; should those wages rise to г55, its price would be г5,500, but this cannot be the case; less than one hundred men are employed or it could not be sold for г5,000, for out of the г5,000 must be paid the profits of the stock which employed the men. Suppose then that only eighty-five men were employed at an expense of г50 each, or г4,250 per annum, and that the г750 which the sale of the machine would produce over and above the wages advanced to the men, constituted the profits of the engineer's stock. When wages rose 10 per cent he would be obliged to employ an additional capital of г425 and would therefore employ г4,675 instead of г4,250, on which capital he would only get a profit of г325 if he continued to sell his machine for г5,000; but this is precisely the case of all manufacturers and capitalists; the rise of wages affects them all. If therefore the maker of the machine should raise the price of it in consequence of a rise of wages, an unusual quantity of capital would be employed in the construction of such machines, till their price afforded only the common rate of profits.(6*) We see then that machines would not rise in price, in consequence of a rise of wages.

рус.[6. We here see why it is that old countries are constantly impelled to employ machinery, and new countries to employ labour. With every difficulty of providing for the maintenance of men, labour necessarily rises, and with every rise in the price of labour, new temptations are offered to the use of machinery. This difficulty of providing for the maintenance of men is in constant operation in old countries, in new ones a very great increase in the population may take place without the least rise in the wages of labour. It may be as easy to provide for the 7th, 8th, and 9th million of men as for the 2d, 3d, and 4th.]

рус.The manufacturer, however, who in a general rise of wages, can have recourse to a machine which shall not increase the charge of production on his commodity, would enjoy peculiar advantages if he could continue to charge the same price for his goods; but he, as we have already seen, would be obliged to lower the price of his commodities, or capital would flow to his trade till his profits had sunk to the general level. Thus then is the public benefited by machinery: these mute agents are always the produce of much less labour than that which they displace, even when they are of the same money value. Through their influence, an increase in the price of provisions which raises wages will affect fewer persons; it will reach, as in the above instance, eighty-five men instead of a hundred, and the saving which is the consequence, shows itself in the reduced price of the commodity manufactured. Neither machines, nor the commodities made by them, rise in real value, but all commodities made by machines fall, and fall in proportion to their durability.

рус.It will be seen, then, that in the early stages of society, before much machinery or durable capital is used, the commodities produced by equal capitals will be nearly of equal value, and will rise or fall only relatively to each other on account of more or less labour being required for their production; but after the introduction of these expensive and durable instruments, the commodities produced by the employment of equal capitals will be of very unequal value; and although they will still be liable to rise or fall relatively to each other, as more or less labour becomes necessary to their production, they will be subject to another, though a minor variation, also, from the rise or fall of wages and profits. Since goods which sell for г5,000 may be the produce of a capital equal in amount to that from which are produced other goods which sell for г10,000, the profits on their manufacture will be the same; but those profits would be unequal, if the prices of the goods did not vary with a rise or fall in the rate of profits.

рус.It appears, too, that in proportion to the durability of capital employed in any kind of production, the relative prices of those commodities on which such durable capital is employed, will vary inversely as wages; they will. fall as wages rise, and rise as wages fall; and, on the contrary, those which are produced chiefly by labour with less fixed capital, or with fixed capital of a less durable character than the medium in which price is estimated, will rise as wages rise, and fall as wages fall.

en.Русский

en.Принцип, в силу которого стоимость не изменяется вследствие повышения или падения заработной платы, видоизменяется также вследствие неодинаковой долговечности капитала и неодинаковой скорости, с которой он возвращается к предпринимателю

en.В последнем отделе мы предполагали, что в двух равных капиталах двух разных отраслей промышленности доля основного и доля оборотного капитала не равны, теперь предположим, что они одинаковы, но срок службы их неодинаков. Чем менее долговечен основной капитал, тем более он приближается по своему характеру к оборотному капиталу. Он будет потребляться и его стоимость воспроизводиться в более короткий срок, для того чтобы капитал фабриканта сохранился. Мы только что видели, что при повышении заработной платы стоимость товаров, произведенных на фабрике, где преобладает основной капитал, будет относительно ниже, чем стоимость товаров, произведенных на фабриках, где преобладает оборотный капитал. Те же причины вызовут те же следствия по мере уменьшения срока службы основного капитала и приближения его к типу оборотного.

en.Если основной капитал изнашивается быстро, то ежегодно требуется большее количество труда, чтобы сохранить первоначальный уровень его полезного действия, но затраченный таким образом труд может считаться в действительности затраченным на изготовленный товар, на который должна поэтому переходить пропорциональная ему стоимость. Если я имею машину стоимостью в 20 тыс. ф. ст., при которой для производства товаров нужно очень небольшое количество труда, и если изнашивание такой машины ничтожно и общая норма прибыли равняется 10%, то к цене моих товаров мне надо прибавить немногим больше 2 тыс. ф. ст. за использование моей машины. Но если изнашивание машины велико, если для поддержания ее в соответствующем состоянии требуется труд 50 чел. в течение года, то я должен требовать за свои товары добавочной цены, равной той, какую получил бы всякий другой фабрикант, который занимал бы 50 чел. в производстве других товаров и вовсе не применял машин.

en.Но повышение заработной платы рабочих неодинаково отразится на товарах, производимых с помощью быстроизнашивающихся машин, и на товарах, производимых с помощью медленно изнашивающихся машин. В производстве первых на производимый товар постоянно переносится значительное количество труда, в производстве других ѓ очень малое количество. Поэтому всякое повышение заработной платы, или, что одно и то же, всякое падение прибыли, понизит относительную стоимость товаров, которые производятся с помощью более долговечного капитала, и соответствующим образом повысит стоимость тех, которые производятся с помощью капитала, более быстро изнашивающегося. Падение заработной платы будет иметь в этих двух случаях диаметрально противоположное действие.

en.Я уже сказал, что основной капитал имеет различные степени долговечности. Предположим теперь, что перед нами машина, которая может применяться в какой-либо особой отрасли промышленности и выполнить работу 100 чел. в год, и что она может продержаться только один год. Предположим также, что эта машина стоит 5 тыс. ф. ст. и что заработная плата 100 рабочих составляет в год 5 тыс. ф. ст. Очевидно, что для фабриканта все равно, купить ли машину или нанять рабочих. Но пусть стоимость труда повысится; тогда годовая заработная плата 100 чел. составит 5 500 ф. ст. Очевидно, что теперь фабриканту нечего колебаться: в его интересах купить машину, которая выполнит ему ту же работу за 5 тыс. ф. ст. Но не повысится ли также и цена машины, не будет ли и она тоже стоить 5 500 ф. ст. вследствие повышения стоимости труда? Ее цена поднялась бы, если бы при ее сооружении не применялось никакого капитала и если бы владелец машиностроительного предприятия не получал никакой прибыли. Если бы, например, машина была продуктом труда 100 чел., работавших над ней год и получавших заработную плату в 50 ф. ст. каждый, и цена ее была, следовательно, 5 тыс. ф. ст., то в случае повышения заработной платы до 55 ф. ст. ее цена была бы 5 500 ф. ст. Но это невозможно: или занято менее 100 рабочих, или машина не может быть продана за 5 тыс. ф. ст., так как из этой суммы должна быть уплачена прибыль на капитал, затраченный на рабочих. Итак, предположим, что было занято только 85 чел. с расходом в 50 ф. ст. на каждого, или 4 250 ф. ст. в год, и что 750 ф. ст., которые доставила продажа машины сверх заработной платы, уплаченной рабочим, составляли прибыль на капитал владельца машиностроительного предприятия. При повышении заработной платы на 10% он будет вынужден затратить добавочный капитал в 425 ф. ст. и поэтому вместо 4 250 ф. ст. вложит всего 4 675 ф. ст. ѓ капитал, на который он получит только 325 ф. ст. прибыли, если по-прежнему продаст свою машину за 5 тыс. ф. ст. Но точно в таком же положении находятся все фабриканты и капиталисты: повышение заработной платы отражается на всех одинаково. Поэтому если бы владелец машиностроительного предприятия поднял цену машины вследствие повышения заработной платы, то капитал стал бы притекать к производству таких машин в необычных размерах до тех пор, пока цены машин не вернули бы прибыль к обычному уровню. Мы видим, следовательно, что цены машин не повысятся вследствие повышения заработной платы.

en.[Нам ясно теперь, почему старые страны постоянно побуждаются употреблять машины, а новые - труд. С каждым затруднением в получении продуктов, нужных для пропитания рабочих, стоимость труда необходимо повышается, а с каждым повышением цены труда налицо новое побуждение к применению машин. Эта трудность обеспечить содержание рабочих постоянно проявляется в старых странах, в новых же может иметь место очень большое увеличение населения без малейшего повышения заработной платы. Там бывает так же легко снабдить пищей 7, 8 и 9-й миллион людей, как и 2, 3 и 4-й.]

en.Однако фабрикант, который при общем повышении заработной платы располагает машиной, не увеличивающей издержек производства его товара, был бы в особо выгодном положении, если бы мог брать прежнюю цену за свои товары; но он, как мы уже видели, будет вынужден понизить цену своих товаров, так как в противном случае в его отрасль промышленности будет притекать капитал до тех пор, пока его прибыль не упадет до общего уровня. Таким образом, в выигрыше от введения машин оказывается публика: эти немые агенты всегда являются продуктом гораздо меньшего труда, чем тот, который они вытесняют, хотя бы они имели ту же денежную стоимость. Благодаря их влиянию возрастание цен на средства питания, в свою очередь повышающее заработную плату, отражается на-меньшем числе лиц. В вышеприведенном примере оно коснется 85 чел. вместо 100, и экономия, явившаяся результатом этого, скажется в уменьшенной цене изготовленных товаров; действительная стоимость машин и изготовленных с их помощью товаров не только не повысится, но, наоборот, стоимость товаров, изготовленных таким путем, упадет и притом пропорционально долговечности машин.

en.Мы видим, таким образом, что на ранних ступенях общественного развития, до применения в больших размерах машин или долговечного капитала, товары, произведенные равными капиталами, будут иметь приблизительно равную стоимость, которая повышается или падает по отношению друг к другу только благодаря тому, что на производство их стало нужно больше или меньше труда. После же введения этих дорогих и долговечных орудий товары, производимые с применением одинаковых капиталов, будут иметь весьма неодинаковую стоимость. Хотя относительная стоимость их всегда будет повышаться или понижаться в зависимости от увеличения или уменьшения количества труда, необходимого для их производства, она, кроме того, будет подвергаться еще другим, хотя и меньшим, изменениям вследствие повышения или падения заработной платы и прибыли. А так как товары, продающиеся за 5 тыс. ф. ст., могут быть продуктом капитала, равного по величине тому, с помощью которого произведены другие товары, продающиеся за 10 тыс. ф. ст., то производство их должно давать одинаковую прибыль; но эти прибыли были бы не равны, если бы цены товаров не изменялись вместе с повышением или падением нормы прибыли.

en.Таким образом, оказывается, что соразмерно с долговечностью применяемого в какой-либо отрасли производства капитала относительные цены товаров, произведенных с помощью такого долговечного капитала, будут изменяться в обратном отношении к заработной плате: они будут падать с повышением заработной платы и подниматься с падением ее; напротив, товары, которые производятся главным образом трудом с применением меньшего основного капитала или основного капитала менее долговечного характера, чем тот стандартный капитал, с помощью которого определяется цена, будут повышаться в цене вместе с повышением заработной платы и падать с ее падением [Вместо последних строк: "напротив, товары... и падать с ее падением" во втором издании сказано: "и что никакие товары не увеличиваются в своей меновой стоимости только потому, что повышается заработная плата; меновая стоимость их увеличивается, если тратится больше труда на их производство, если понижается заработная плата или если снижается стоимость стандартной меры, в которой они оцениваются".].

Section VI/ОТДЕЛ VI

рус.English

рус. On an invariable measure of value

рус. When commodities varied in relative value, it would be desirable to have the means of ascertaining which of them fell and which rose in real value, and this could be effected only by comparing them one after another with some invariable standard measure of value, which should itself be subject to none of the fluctuations to which other commodities are exposed. Of such a measure it is impossible to be possessed, because there is no commodity which is not itself exposed to the same variations as the things, the value of which is to be ascertained; that is, there is none which is not subject to require more or less labour for its production. But if this cause of variation in the value of a medium could be removed - if it were possible that in the production of our money for instance, the same quantity of labour should at all times be required, still it would not be a perfect standard or invariable measure of value, because, as I have already endeavoured to explain, it would be subject to relative variations from a rise or fall of wages, on account of the different proportions of fixed capital which might be necessary to produce it, and to produce those other commodities whose alteration of value we wished to ascertain. It might be subject to variations too, from the same cause, on account of the different degrees of durability of the fixed capital employed on it, and the commodities to be compared with it - or the time necessary to bring the one to market, might be longer or shorter than the time necessary to bring the other commodities to market, the variations of which were to be determined; all which circumstances disqualify any commodity that can be thought of from being a perfectly accurate measure of value.

рус.If, for example, we were to fix on gold as a standard, it is evident that it is but a commodity obtained under the same contingencies as every other commodity, and requiring labour and fixed capital to produce it. Like every other commodity, improvements in the saving of labour might be applied to its production, and consequently it might fall in relative value to other things merely on account of the greater facility of producing it.

рус.If we suppose this cause of variation to be removed, and the same quantity of labour to be always required to obtain the same quantity of gold, still gold would not be a perfect measure of value, by which we could accurately ascertain the variations in all other things, because it would not be produced with precisely the same combinations of fixed and circulating capital as all other things; nor with fixed capital of the same durability'. nor would it require precisely the same length of time, before it could be brought to market. It would be a perfect measure of value for all things produced under the same circumstances precisely as itself, but for no others. If, for example, it were produced under the same circumstances as we have supposed necessary to produce cloth and cotton goods, it would be a perfect measure of value for those things, but not so for corn, for coals, and other commodities produced with either a less or a greater proportion of fixed capital, because, as we have shown, every alteration in the permanent rate of profits would have some effect on the relative value of all these goods, independently of any alteration in the quantity of labour employed on their production. If gold were produced under the same circumstances as corn, even if they never changed, it would not, for the same reasons, be at all times a perfect measure of the value of cloth and cotton goods. Neither gold then, nor any other commodity, can ever be a perfect measure of value for all things; but I have already remarked, that the effect on the relative prices of things, from a variation in profits, is comparatively slight; that by far the most important effects are produced by the varying quantities of labour required for production; and therefore, if we suppose this important cause of variation removed from the production of gold, we shall probably possess as near an approximation to a standard measure of value as can be theoretically conceived. May not gold be considered as a commodity produced with such proportions of the two kinds of capital as approach nearest to the the average quantity employed in the production of most commodities? May not these proportions be so nearly equally distant from the two extremes, the one where little fixed capital is used, the other where little labour is employed, as to form a just mean between them?

рус.If, then, I may suppose myself to be possessed of a standard so nearly approaching to an invariable one, the advantage is, that I shall be enabled to speak of the variations of other things, without embarrassing myself on every occasion with the consideration of the possible alteration in the value of the medium in which price and value are estimated.

рус.To facilitate, then, the object of this enquiry, although I fully allow that money made of gold is subject to most of the variations of other things, I shall suppose it to be invariable, and therefore all alterations in price to be occasioned by some alteration in the value of the commodity of which I may be speaking.

рус.Before I quit this subject, it may be proper to observe, that Adam Smith, and all the writers who have followed him, have, without one exception that I know of, maintained that a rise in the price of labour would be uniformly followed by a rise in the price of all commodities. I hope I have succeeded in showing, that there are no grounds for such an opinion, and that only those commodities would rise which had less fixed capital employed upon them than the medium in which price was estimated, and that all those which had more, would positively fall in price when wages rose. On the contrary, if wages fell, those commodities only would fall, which had a less proportion of fixed capital employed on them, than the medium in which price was estimated; all those which had more, would positively rise in price.

рус.It is necessary for me also to remark, that I have not said, because one commodity has so much labour bestowed upon it as will cost г1,000 and another so much as will cost г2,000 that therefore one would be of the value of г1,000 and the other of the value of г2,000 but I have said that their value will be to each other as two to one, and that in those proportions they will be exchanged. It is of no importance to the truth of this doctrine, whether one of these commodities sells for г1,10O and the other for г2,200, or one for г1,500 and the other for г3,000; into that question I do not at present enquire; I affirm only, that their relative values will be governed by the relative quantities of labour bestowed on their production.(7*)

рус.[7. Mr Malthus remarks on this doctrine, "We have the power indeed, arbitrarily to call the labour which has been employed upon a commodity its real value, but in so doing, we use words in a different sense from that in which they are customarily used; we confound at once the very important distinction between cost and value; and render it almost impossible to explain with clearness, the main stimulus to the production of wealth, which in fact depends upon this distinction.' Mr Malthus appears to think that it is a part of my doctrine, that the cost and value of a thing should be the same; -- it is, if he means by cost, 'cost of production' including profits. In the above passage, this is what he does not mean, and therefore he has not clearly understood me.]

en.Русский

en.О неизменной мере стоимости [Отдел шестой вставлен только в третьем издании.]

en.Если относительная стоимость товаров меняется, то желательно иметь способ, которым можно определить, для каких из них повысилась и для каких упала их действительная стоимость. Это возможно сделать только путем последовательного сравнения их с какой-нибудь неизменной стандартной мерой стоимости, которая не подвергалась бы сама ни одному из тех колебаний, какие испытывают другие товары. Иметь такую меру невозможно, потому что нет товара, стоимость которого не подвергалась бы тем же изменениям, что и стоимость остальных предметов, которую мы хотим измерить. Другими словами, нет товара, производство которого не требовало бы та больше, то меньше труда. Но если бы даже эта причина изменения стоимости могла быть устранена для выбранной нами меры, если бы для производства наших денег в различные эпохи требовалось одно и то же количество труда, они все же не были бы безупречным масштабом или неизменной мерой стоимости. Как я уже старался показать, относительная стоимость их подвергалась бы изменениям вследствие повышения или падения заработной платы, если бы доли основного капитала, необходимого для производства денег, а также других товаров, изменение стоимости которых мы желаем определить, были при этом различны. Она подвергалась бы изменениям, кроме того, еще и потому, что долговечность основного капитала, употребляемого на производство денег и других товаров, подлежащих сравнению с ними, очень различна или что время, необходимое для доставки их на рынок, может быть длиннее или короче времени, необходимого .для доставки туда товаров, изменение стоимости которых подлежит определению. Все эти обстоятельства мешают какому-либо товару стать совершенно точной мерой стоимости.

en.Предположим, что мы остановились на золоте, как на тадюй мере. Очевидно, что оно является таким же товаром, как и другие предметы, производимые при таких же условиях и требующие для своего производства труда и основного капитала. Как и при производстве всяких других товаров, тут тоже возможны улучшения, сберегающие труд добывания золота, а следовательно, и его относительная стоимость может уменьшаться просто вследствие большей легкости его добывания.

en.Если даже предположить, что эта причина изменений устранена, что для получения одного и того же количества золота всегда требуется одно и то же количество труда, то все же золото не будет совершенной мерой стоимости, -с помощью которой мы могли бы точно установить изменение стоимости всех других товаров. И вот почему. Во-первых, отношение между основным и оборотным капиталом в производстве золота и других вещей может быть совершенно различно; во-вторых, основной капитал может иметь в том и в другом случае различную степень долговечности; в-третьих, для доставки золота на рынок может требоваться иное количество времени, чем для доставки других товаров. Золото было бы совершенной мерой стоимости для всех вещей, производимых при точно таких же условиях, как и оно, но не для других. Если бы, например, оно производилось при тех же условиях, какие по нашему предположению необходимы для производства сукна и ситца, оно было бы совершенной мерой стоимости для этих вещей. Но оно не годилось бы для хлеба, каменного угля и других товаров, производимых при участии большей или меньшей доли основного капитала. Мы уже показали, что всякое изменение в постоянной норме прибыли имело бы некоторое влияние на относительную стоимость всех этих товаров независимо от всякого изменения в количестье труда, затраненного на их производство. Если бы золото производилось при тех же условиях, что и хлеб, то, даже если бы эти условия не изменялись, оно по указанным уже причинам не могло бы служить совершенной мерой стоимости сукна и ситца для разных эпох. Итак, ни золото, ни какой-либо другой товар не могут служить всегда совершенной мерой стоимости для всех вещей; но я уже заметил, что изменение в прибыли оказывает сравнительно слабое действие на относительные цены предметов и что изменение количества труда, необходимого для производства, оказывает на них гораздо более сильное действие. Поэтому, предполагая, что эта важная причина изменений устранена по отношению к производству золота, мы, вероятно, будем иметь в нем наибольшее теоретически мыслимое приближение к стандартной мере стоимости. Разве нельзя смотреть на золото как на товар, производимый при таком соотношении двух родов капитала, которое всего ближе к среднему соотношению, взятому для производства большинства товаров? Разве мы не можем рассматривать это соотношение, как одинаково далекое от обеих крайностей, когда в одном случае используется мало основного капитала, а в другом употребляется мало труда, и не занимает ли оно среднее место между ними?

en.Таким образом, предполагая, что я обладаю мерой, настолько приближающейся к неизменной, я буду обладать и преимуществом, состоящим в возможности говорить об изменениях стоимости других вещей, не озабочиваясь каждый раз рассмотрением возможного изменения в стоимости меры, которой определяются цена и стоимость.

en.Поэтому, хотя я вполне признаю, что золотые деньги подвергаются (в своей стоимости) большинству изменений, которым подвергаются и другие предметы, я все-таки, чтобы облегчить предмет настоящего исследования, буду считать их неизменными (в стоимости). Таким образом, всякие изменения в ценах товаров я буду рассматривать как следствия изменения стоимости того товара, о котором будет идти речь.

en.Прежде чем расстаться с этой темой, будет уместно заметить, что Адам Смит и все последующие писатели без единого исключения утверждали, что за повышением цены труда последовало бы однообразное повышение цены всех товаров. Надеюсь, мне удалось показать, что этот взгляд совершенно не обоснован. Поднялись бы только цены тех товаров, при производстве которых употребляется меньше основного капитала, чем при производстве товара, служащего мерой, которой определяется цена; цены же тех товаров, на производство которых его идет больше, непременно упали бы при повышении заработной платы. Напротив, если бы заработная плата упала, то упали бы цены только тех товаров, производство которых ведется с меньшей долей основного капитала, чем производство товара, служащего мерой для определения цен, а цены всех товаров, в производстве которых участвует большая доля основного капитала, непременно поднялись бы.

en.Считаю также нужным отметить: я не сказал, что раз на один товар пошло труда на 1 тыс. ф. ст., а на другой на 2 тыс. ф. ст., то стоимость первого будет поэтому равна 1 тыс. ф. ст., а стоимость второго ѓ 2 тыс. Я сказал только, что их стоимости будут относиться, как 1:2, и что в этой пропорции они и будут обмениваться. Моя теория остается одинаково верной, будет ли первый товар продан за 1 100 ф. ст., а второй ѓ за 2 200 или первый ѓ за 1 500, а второй ѓ за 3 тыс. Я в настоящее время не исследую этого вопроса, а утверждаю только, что относительные стоимости их определяются относительными количествами труда, затраченного на их производство .

en.[Г-н Мальтус замечает по поводу этой теории: "Мы, конечно, можем произвольно называть труд, затраченный на товар, действительной стоимостью его, но, делая так, мы употребляем слова не в том смысле, в каком они обыкновенно употребляются; мы при этом забываем весьма важную разницу между издержками "•стоимостью, а в таком случае почти невозможно сделать ясным главное побуждение к производству богатства, которое фактически зависит от этой разницы". ["Рппар1е8 оГРошлса! Ёсопоту", 1820, р. 61.] Г-н Мальтус думает, по-видимому, что согласно моей теории издержки производства какой-либо вещи и стоимость ее тождественны; это так, если он под издержками понимает "издержки производства", включающие прибыль. В вышеприведенном отрывке он имеет в виду не это, следовательно, он не вполне понял меня.]

Section VII/ОТДЕЛ VII

рус.English

рус.Different effects from the alteration in the value of money, the medium in which PRICE is always expressed, or from the alteration in the value of the commodities which money purchases.

рус.Although I shall, as I have already explained, have occasion to consider money as invariable in value, for the purpose of more distinctly pointing out the causes of relative variations. in the value of other things, it may be useful to notice the different effects which will follow from the prices of goods being altered by the causes to which I have already adverted, namely, the different quantities of labour required to produce them, and their being altered by a variation in the value of money itself.

рус.Money, being a variable commodity, the rise of money-wages will be frequently occasioned by a fall in the value of money. A rise of wages from this cause will, indeed, be invariably accompanied by a rise in the price of commodities; but in such cases, it will be found that labour and all commodities have not varied in regard to each other, and that the variation has been confined to money.

рус.

рус.Money, from its being a commodity obtained from a foreign country, from its being the general medium of exchange between all civilized countries, and from its being also distributed among those countries in proportions which are ever changing with every improvement in commerce and machinery, and with every increasing difficulty of obtaining food and necessaries for an increasing population, is subject to incessant variations. In stating the principles which regulate exchangeable value and price, we should carefully distinguish between those variations which belong to the commodity itself, and those which are occasioned by a variation in the medium in which value is estimated, or price expressed.

рус.A rise in wages, from an alteration in the value of money, produces a general effect on price, and for that reason it produces no real effect whatever on profits. On the contrary, a rise of wages, from the circumstance of the labourer being more liberally rewarded, or from a difficulty of procuring the necessaries on which wages are expended, does not, except in some instances, produce the effect of raising price, but has a great effect in lowering profits. In the one case, no greater proportion of the annual labour of the country is devoted to the support of the labourers; in the other case, a larger portion is so devoted.

рус.It is according to the division of the whole produce of the land of any particular farm, between the three classes of landlord, capitalist, and labourer, that we are to judge of the rise or fall of. rent, profit, and wages, and not according to the value at which that produce may be estimated in a medium which is confessedly variable.

рус.It is not by the absolute quantity of produce obtained by either class, that we can correctly judge of the rate of profit, rent, and wages, but by the quantity of labour required to obtain that produce. By improvements in machinery and agriculture, the whole produce may be doubled; but if wages, rent, and profit be also doubled, these three will bear the same proportions to one another as before, and neither could be said to have relatively varied. But if wages partook not of the whole of this increase; if instead of being doubled, were only increased one-half; if rent instead of being doubled, were only increased three-fourths, and the remaining increase went to profit, it would, I apprehend be correct for me to say, that rent and wages had had risen; for if we had an invariable standard by which to measure the value of this produce, we should find that a less value had fallen to the class of labourers and landlords, and a greater to the class of capitalists, than had given before. We might find, for example, that though the absolute quantity of commodities had been doubled, they were the produce of precisely the former quantity of labour.

рус.Of every hundred hats, coats, and quarters of corn produced, if

рус. The labourers had before... 25 The landlords ... 25 And the capitalists ... 50

рус.And if, after these commodities were double the quantity, of every 100

рус. The labourers had only.. 22 The landlords ... 22 And the capitalists... 56

рус.100:

рус. In that case I should say, that wages and rent had fallen and profits risen; though, in consequence of the abundance of commodities, the quantity paid to the labourer and landlord would have increased in the proportion of 25 to 44. Wages are to be estimated by their real value, viz. by the quantity of labour and capital employed in producing them, and not by their nominal value either in coats, hats, money, or corn. Under the circumstances I have just supposed, commodities would have fallen to half their former value, and if money had not varied, to half their former price also. If then in this medium, which had not varied in value, the wages of the labourer should be found to have fallen, it will not the less be a real fall, because they might furnish him with a greater quantity of cheap commodities than his former wages.

рус.The variation in the value of money, however great, makes no difference in the rate of profits; for suppose the goods of the manufacturer to rise from г1,000 to г2,000, or 100 per cent, if his capital, on which the variations of money have as much effect as on the value of produce, if his machinery, buildings, and stock in trade rise also 100 per cent, his rate of profits will be the same, and he will have the same quantity, and no more, of the produce of the labour of the country at his command.

рус.If, with a capital of a given value, he can, by economy in labour, double the quantity of produce, and it fall to half its former price, it will bear the same proportion to the capital that produced it which it did before, and consequently profits will still be at the same rate.

рус.If, at the same time that he doubles the quantity of produce by the employment of the same capital, the value of money is by any accident lowered one half, the produce will sell for twice the money value that it did before; but the capital employed to produce it will also be of twice its former money value; and therefore in this case too, the value of the produce will bear the same proportion to the value of the capital as it did before; and although the produce be doubled, rent, wages, and profits will only vary as the proportions vary, in which this double produce may be divided among the three classes that share it.

рус.

рус.

рус.

en.Русский

en.Различные следствия, вызываемые изменениями стоимости денег ѓ меры, в которой всегда выражается цена, или изменением стоимости товаров, которые покупаются за деньги

en.Я уже объяснил, что с целью более отчетливого выяснения причин относительных изменений в стоимости других товаров я буду считать стоимость денег неизменной. Но я считаю все же полезньш указать на различные следствия изменения товарных цен, происходящего в силу уже указанных мною причин, а именно вследствие различия в количестве труда, требующегося для производства товаров, и вследствие изменения стоимости самих денег.

en.Так как деньги ѓ изменяющийся (в стоимости) товар, то повышение денежной заработной платы часто вызывается падением стоимости денег [Во втором издании этот отдел (пятый) имеет другое начало; Рикардо перенес из четвертого отдела первого издания в пятый отдел второго следующий абзац:

en."Вышеприведенное положение, доказывающее совместимость, повышения заработной платы с понижением цен, имеет, ѓ мне ,это известно, ѓ невыгоду новизны и должно опираться на собственную состоятельность, чтобы найти защитников; пока же оно имеет своими противниками писателей выдающейся и заслуженной репутации. Следует, однако, всегда помнить, что во всей этой аргументации я исхожу из того, что деньги имеют неизменную стоимость, другими словами, являются всегда продуктами одного и того же количества труда вне зависимости от сторонних воздействий. Так как деньги представляют изменяющийся (в стоимости) товар, то повышение заработной платы, а равно и цены товаров часто вызывается падением стоимости денег". Дальше во всех трех изданиях за незначительными исключениями изложение тождественно.]. Действительно, повышение заработной платы вследствие этой причины неизменно сопровождается повышением цены товаров; но в таких случаях оказывается, что изменение произошло не в относительной стоимости труда и других товаров, а что изменилась только стоимость денег.

en.Представляя собой товар, получаемый из-за границы, деньги служат всеобщим средством обмена между всеми цивилизованными странами и распределяются между ними в пропорциях, которые измеряются с каждым усовершенствованием в торговле и машинах, с каждым увеличением трудности добывания пищи и других предметов жизненной необходимости для растущего населения. В силу всех этих причин они подвергаются непрерывным изменениям. Устанавливая принципы, регулирующие меновую стоимость и цены, мы должны тщательно отличать изменения, причины коих лежат в самом товаре, от изменений, вызываемых переменами в самой мере, которой определяется стоимость или выражается цена.

en.Повышение заработной платы вследствие изменения в стоимости денег оказывает общее воздействие на все цены и по этой причине не оказывает никакого реального действия на прибыль. Напротив, повышение заработной платы в силу того обстоятельства, что рабочий получает более щедрое вознаграждение, или вследствие затруднений в добывании предметов жизненной необходимости, на которые расходуется заработная плата, не влечет за собой, за исключением некоторых случаев, повышения цены, но оказывает большое влияние на понижение прибыли. В одном случае на содержание рабочих не уделяется более значительная доля годового труда страны, во втором ѓ уделяется.

en.Судить о повышении или падении ренты, прибыли и заработной платы можно лишь в соответствии с разделением всего продукта земли [какой-либо фермы] [В первом и во втором изданиях: "продукта земли и труда страны".] между тремя классами ѓ землевладельцев, капиталистов и рабочих, а не в соответствии со стоимостью этого продукта, определяемого в заведомо изменчивой мере.

en.Не по абсолютному количеству продукта, получаемому каждым классом, можно правильно судить о норме прибыли, ренты и заработной платы, но по количеству труда, требующегося для получения этого продукта. Благодаря улучшению машин и прогрессу в земледелии весь продукт может удвоиться; но если заработная плата, рента и прибыль тоже удвоятся, то соотношение между ними останется без изменения и ни об одной из них нельзя будет сказать, что она относительно изменилась. Но если бы заработная плата не участвовала в полной мере в этом увеличении, если бы она, вместо того чтобы удвоиться, увеличилась бы лишь наполовину, если бы рента, вместо того чтобы удвоиться, возросла бы только на три четверти, а остальное увеличение досталось на долю прибыли, то, мне кажется, я был бы вправе сказать, что рента и заработная плата упали, а прибыль повысилась. Если бы мы имели неизменный масштаб для измерения стоимости этого продукта, мы нашли бы, что классу рабочих и землевладельцев досталась меньшая стоимость, чем прежде, а классу капиталистов большая, чем прежде. Мы могли бы найти, например, что, хотя абсолютное количество товаров удвоилось, они все-таки являются продуктом точно такого же количества труда, как и прежде.

en.Если из каждой сотни произведенных шляп, сюртуков и квартеров хлеба

en.рабочие получали раньше 25, землевладельцы -25, а капиталисты -50,

en.

en.

en.

en.

en.

en.

en.Если в то самое время, как он удвоил количество продукта, применяя тот же капитал, стоимость денег в силу какой-либо причины понизится наполовину, то продукт будет продан за вдвое большую денежную стоимость, чем раньше; но капитал, затраченный на его производство, будет также представлять вдвое большую денежную стоимость в сравнении с прежней. Значит, и в этом случае отношение стоимости продукта к стоимости капитала останется тем же, что и прежде. Хотя количество продукта удвоилось, рента, заработная плата и прибыль изменятся лишь постольку, поскольку изменится отношение, в котором этот удвоенный продукт делится между тремя классами, разделу между которыми он подлежит*. [В первом издании глава о стоимости заканчивалась следующим образом:

en."Таким образом оказывается, что накопление капитала, вместе с которым изменяется отношение между основным и оборотным капиталом, применяющимся в различных отраслях промышленности, а также степень долговечности основного капитала, вводит значительное изменение в правило, которое имеет всеобщее применение на ранних ступенях общественного развития.

en.Хотя стоимость товаров повышается или падает пропорционально большему или меньшему количеству труда, необходимого для их производства, их относительная стоимость изменяется вследствие повышения или снижения прибыли; одинаковые прибыли могут быть получены с товаров, которые продаются за 2 тыс. ф. ст., и с товаров, которые продаются за 10 тыс. ф. ст., а потому изменения этих прибылей должны влиять на их цены в различных отношениях независимо от увеличения или уменьшения количества труда, требующегося для производства данных товаров.

en.Оказывается также, что стоимость товаров может понижаться вследствие действительного повышения заработной платы, но никогда не может повыситься в силу этой причины. С другой стороны, она может повышаться вследствие снижения заработной платы, так как данные товары теряют те особые преимущества производства, которые обусловливались высокой заработной платой".]

Chapter 2 On Rent/Глава II. О ренте

рус.English

рус.It remains however to be considered, whether the appropriation of land, and the consequent creation of rent, will occasion any variation in the relative value of commodities, independently of the quantity of labour necessary to production. In order to understand this part of the subject, we must enquire into the nature of rent, and the laws by which its rise or fall is regulated.

рус.Rent is that portion of the produce of the earth, which is paid to the landlord for the use of the original and indestructible powers of the soil. It is often, however, confounded with the interest and profit of capital, and, in popular language, the term is applied to whatever is annually paid by a farmer to his landlord. If, of two adjoining farms of the same extent, and of the same natural fertility, one had all the conveniences of farming buildings, and, besides, were properly drained and manured, and advantageously divided by hedges, fences and walls, while the other had none of these advantages, more remuneration would naturally be paid for the use of one, than for the use of the other; yet in both cases this remuneration would be called rent. But it is evident, that a portion only of the money annually to be paid for the improved farm, would be given for the original and indestructible powers of the soil; the other portion would be paid for the use of the capital which had been employed in ameliorating the quality of the land, and in erecting such buildings as were necessary to secure and preserve the produce. Adam Smith sometimes speaks of rent, in the strict sense to which I am desirous of confining it, but more often in the popular sense, in which the term is usually employed. He tells us, that the demand for timber, and its consequent high price, in the more southern countries of Europe, caused a rent to be paid for forests in Norway, which could before afford no rent. Is it not, however, evident, that the person who paid what he thus calls rent, paid it in consideration of the valuable commodity which was then standing on the land, and that he actually repaid himself with a profit, by the sale of the timber? If, indeed, after the timber was removed, any compensation were paid to the landlord for the use of the land, for the purpose of growing timber or any other produce, with a view to future demand, such compensation might justly be called rent, because it would be paid for the productive powers of the land; but in the case stated by Adam Smith, the compensation was paid for the liberty of removing and selling the timber, and not for the liberty of growing it. He speaks also of the rent of coal mines, and of stone quarries, to which the same observation applies - that the compensation given for the mine or quarry, is paid for the value of the coal or stone which can be removed from them, and has no connection with the original and indestructible powers of the land. This is a distinction of great importance, in an enquiry concerning rent and profits; for it is found, that the laws which regulate the progress of rent, are widely different from those which regulate the progress of profits, and seldom operate in the same direction. In all improved countries, that which is annually paid to the landlord, partaking of both characters, rent and profit, is sometimes kept stationary by the effects of opposing causes; at other times advances or recedes, as one or the other of these causes preponderates. In the future pages of this work, then, whenever I speak of the rent of land, I wish to be understood as speaking of that compensation, which is paid to the owner of land for the use of its original and indestructible powers.

рус.On the first settling of a country, in which there is an abundance of rich and fertile land, a very small proportion of which is required to be cultivated for the support of the actual population, or indeed can be cultivated with the capital which the population can command, there will be no rent; for no one would pay for the use of land, when there was an abundant quantity not yet appropriated, and, therefore, at the disposal of whosoever might choose to cultivate it.

рус.On the common principles of supply and demand, no rent could be paid for such land, for the reason stated why nothing is given for the use of air and water, or for any other of the gifts of nature which exist in boundless quantity. With a given quantity of materials, and with the assistance of the pressure of the atmosphere, and the elasticity of steam, engines may perform work, and abridge human labour to a very great extent; but no charge is made for the use of these natural aids, because they are inexhaustible, and at every man's disposal. In the same manner the brewer, the distiller, the dyer, make incessant use of the air and water for the production of their commodities; but as the supply is boundless, they bear no price.(8*) If all land had the same properties, if it were unlimited in quantity, and uniform in quality, no charge could be made for its use, unless where it possessed peculiar advantages of situation. It is only, then, because land is not unlimited in quantity and uniform in quality, and because in the progress of population, land of an inferior quality, or less advantageously situated, is called into cultivation, that rent is ever paid for the use of it. When in the progress of society, land of the second degree of fertility is taken into cultivation, rent immediately commences on that of the first quality, and the amount of that rent will depend on the difference in the quality of these two portions of land.

рус.8. "The earth, as we have already seen, is not the only agent of nature which has a productive power; but it is the only one, or nearly so, that one set of men take to themselves, to the exclusion of others; and of which, consequently, they can appropriate the benefits. The waters of rivers, and of the sea, by the power which they have of giving movement to our machines, carrying our boats, nourishing our fish, have also a productive power; the wind which turns our mills, and even the heat of the sun, work for us; but happily no one has yet been able to say, the 'the wind and the sun are mine, and the service which they render must be paid for.'" -- Economie Politique, by J.B. Say, vol. ii. p. 124.

рус.When land of the third quality is taken into cultivation, rent immediately commences on the second, and it is regulated as before, by the difference in their productive powers. At the same time, the rent of the first quality will rise, for that must always be above the rent of the second, by the difference between the produce which they yield with a given quantity of capital and labour. With every step in the progress of population, which shall oblige a country to have recourse to land of a worse quality, to enable it to raise its supply of food, rent, on all the more fertile land, will rise.

рус.Thus suppose land - No. 1, 2, 3, - to yield, with an equal employment of capital and labour, a net produce of 100, 90, and 80 quarters of corn. In a new country, where there is an abundance of fertile land compared with the population, and where therefore it is only necessary to cultivate No. 1, the whole net produce will belong to the cultivator, and will be the profits of the stock which he advances. As soon as population had so far increased as to make it necessary to cultivate No. 2, from which ninety quarters only can be obtained after supporting the labourers, rent would commence on No. 1; for either there must be two rates of profit on agricultural capital, or ten quarters, or the value of ten quarters must be withdrawn from the produce of No. 1, for some other purpose. Whether the proprietor of the land, or any other person, cultivated No. 1, these ten quarters would equally constitute rent; for the cultivator of No. 2 would get the same result with his capital, whether he cultivated No. 1, paying ten quarters for rent, or continued to cultivate No. 2, paying no rent. In the same manner it might be shown that when No. 3 is brought into cultivation, the rent of No. 2 must be ten quarters, or the value of ten quarters, whilst the rent of No. 1 would rise to twenty quarters; for the cultivator of No. 3 would have the same profits whether he paid twenty quarters for the rent of No. 1, ten quarters for the rent of No. 2, or cultivated No. 3 free of all rent.

рус.It often, and, indeed, commonly happens, that before No. 2, 3, 4, or 5, or the inferior lands are cultivated, capital can be employed more productively on those lands which are already in cultivation. It may perhaps be found, that by doubling the original capital employed on No. 1, though the produce will not be doubled, will not be increased by 100 quarters, it may be increased by eighty-five quarters, and that this quantity exceeds what could be obtained by employing the same capital, on land No. 3.

рус.In such case, capital will be preferably employed on the old land, and will equally create a rent; for rent is always the difference between the produce obtained by the employment of two equal quantities of capital and labour. If, with a capital of г1,000, a tenant obtain 100 quarters of wheat from his land, and by the employment of a second capital of г1,000, he obtain a further return of eighty-five, his landlord would have the power at the expiration of his lease, of obliging him to pay fifteen quarters, or an equivalent value, for additional rent; for there cannot be two rates of profit. If he is satisfied with a diminution of fifteen quarters in the return for his second г1,000, it is because no employment more profitable can be found for it. The common rate of profit would be in that proportion, and if the original tenant refused, some other person would be found willing to give all which exceeded that rate of profit to the owner of the land from which he derived it.

рус.In this case, as well as. in the other, the capital last employed pays no rent. For the greater productive powers of the first г1,000, fifteen quarters is paid for rent, for the employment of the second г1,000 no rent whatever is paid. If a third г1,000 be employed on the same land, with a return of seventy-five quarters, rent will then be paid for the second г1,000, and will be equal to the difference between the produce of these two, or ten quarters; and at the same time the rent of the first г1,000 will rise from fifteen to twenty-five quarters; while the last г1,000 will pay no rent whatever.

рус.If, then, good land existed in a quantity much more abundant than the production of food for an increasing population required, or if capital could be indefinitely employed without a diminished return on the old land, there could be no rise of rent; for rent invariably proceeds from the employment of an additional quantity of labour with a proportionally less return.

рус.The most fertile, and most favorably situated, land will be first cultivated, and the exchangeable value of its produce will be adjusted in the same manner as the exchangeable value of all other commodities, by the total quantity of labour necessary in various forms, from first to last, to produce it, and bring it to market. When land of an inferior quality is taken into cultivation, the exchangeable value of raw produce will rise, because more labour is required to produce it.

рус.The exchangeable value of all commodities, whether they be manufactured, or the produce of the mines, or the produce of land, is always regulated, not by the less quantity of labour that will suffice for their production under circumstances highly favorable, and exclusively enjoyed by those who have peculiar facilities of production; but by the greater quantity of labour necessarily bestowed on their production by those who have no such facilities; by those who continue to produce them under the most unfavorable circumstances; meaning - by the most unfavorable circumstances, the most unfavorable under which the quantity of produce required, renders it necessary to carry on the production.

рус.Thus, in a charitable institution, where the poor are set to work with the funds of benefactors, the general prices of the commodities, which are the produce of such work, will not be governed by the peculiar facilities afforded to these workmen, but by the common, usual, and natural difficulties, which every other manufacturer will have to encounter. The manufacturer enjoying none of these facilities might indeed be driven altogether from the market, if the supply afforded by these favored workmen were equal to all the wants of the community; but if he continued the trade, it would be only on condition that he should derive from it the usual and general rate of profits on stock; and that could only happen when his commodity sold for a price proportioned to the quantity of labour bestowed on its production.(9*)

рус.[9. Has not M. Say forgotten, in the following passage, that it is the cost of production which ultimately regulates price? "The produce of labour employed on the land has this peculiar property, that it does not become more dear by becoming more scarce, because population always diminishes at the same time that food diminishes, and consequently the quantity of these products demanded, diminishes at the same time as the quantity supplied. Besides, it is not observed that corn is more dear in those places where there is plenty of uncultivated land, than in completely cultivated countries. England and France were much more imperfectly cultivated in the middle ages than they are now; they produced much less raw produce: nevertheless from all we can judge by a comparison with the value of other things, corn was not sold at a dearer price. If the produce was less, so was the population; the weakness of the demand compensated the feebleness of the supply." vol. ii. 338. M. Say being impressed with the opinion that the price of commodities is regulated by the price of labour, and justly supposing that charitable institutions of all sorts tend to increase the population beyond what it otherwise would be, and therefore to lower wages, says, "I suspect that the cheapness of the goods, which come from England, is partly caused by the numerous charitable institutions which exist in that country." vol. ii. 277. This is a consistent opinion in one who maintains that wages regulate price.]

рус.It is true, that on the best land, the same produce would still be obtained with the same labour as before, but its value would be enhanced in consequence of the diminished returns obtained by those who employed fresh labour and stock on the less fertile land. Notwithstanding, then, that the advantages of fertile over inferior lands are in no case lost, but only transferred from the cultivator, or consumer, to the landlord, yet, since more labour is required on the inferior lands, and since it is from such land only that we are enabled to furnish ourselves with the additional supply of raw produce, the comparative value of that produce will continue permanently above its former level, and make it exchange for more hats, cloth, shoes, &c. &c. in the production of which no such additional quantity of labour is required.

рус.The reason then, why raw produce rises in comparative value, is because more labour is employed in the production of the last portion obtained, and not because a rent is paid to the landlord.

рус.The value of corn is regulated by the quantity of labour bestowed on its production on that quality of land, or with that portion of capital, which pays no rent. Corn is not high because a rent is paid, but a rent is paid because corn is high; and it has been justly observed, that no reduction would take place in the price of corn, although landlords should forego the whole of their rent. Such a measure would only enable some farmers to live like gentlemen, but would not diminish the quantity of labour necessary to raise raw produce on the least productive land in cultivation.

рус.Nothing is more common than to hear of the advantages which the land possesses over every other source of useful produce, on account of the surplus which it yields in the form of rent. Yet when land is most abundant, when most productive, and most fertile, it yields no rent; and it is only when its powers decay, and less is yielded in return for labour, that a share of the original produce of the more fertile portions is set apart for rent. It is singular that this quality in the land, which should have been noticed as an imperfection, compared with the natural agents by which manufacturers are assisted, should have been pointed out as constituting its peculiar pre-eminence. If air, water, the elasticity of steam, and the pressure of the atmosphere, were of various qualities; if they could be appropriated, and each quality existed only in moderate abundance, they, as well as the land, would afford a rent, as the successive qualities were brought into use. With every worse quality employed, the value of the commodities in the manufacture of which they were used, would rise, because equal quantities of labour would be less productive. Man would do more by the sweat of his brow, and nature perform less; and the land would be no longer pre-eminent for its limited powers.

рус.If the surplus produce which land affords in the form of rent be an advantage, it is desirable that, every year, the machinery newly constructed should be less efficient than the old, as that would undoubtedly give a greater exchangeable value to the goods manufactured, not only by that machinery but by all the other machinery in the kingdom; and a rent would be paid to all those who possessed the most productive machinery.(10*)

рус.10. "In agriculture too," says Adam Smith, "nature labours along with man; and though her labour costs no expense, its produce has its value, as well as that of the most expensive workman." The labour of nature is paid, not because she does much, but because she does little. In proportion as she becomes niggardly in her gifts, she exacts a greater price for her work. Where she is munificently beneficient, she always works gratis. "The labouring cattle employed in agriculture, not only occasion, like the workmen in manufactures, the reproduction of a value equal to their own consumption, or to the capital which employs them, together with its owner's profits, but of a much greater value. over and above the capital of the farmer and all its profits, they regularly occasion the reproduction of the rent of the landlord. This rent may be considered as the produce of those powers of nature, the use of which the landlord lends to the farmer. It is greater or smaller according to the supposed extent of those powers, or in other words, according to the supposed natural or improved fertility of the land. It is the work of nature which remains, after deducting or compensating every thing which can be regarded as the work of man. It is seldom less than a fourth, and frequently more than a third of the whole produce. No equal quantity of productive labour employed in manufactures, can ever occasion so great a reproduction. In them nature does nothing, man does all; and the reproduction must always be in proportion to the strength of the agents that occasion it. The capital employed in agriculture, therefore, not only puts into motion a greater quantity of productive labour than any equal capital employed in manufactures, but in proportion too, to the quantity of the productive labour which it employs, it adds a much greater value to the annual produce of the land and labour of the country, to the real wealth and revenue of its inhabitants. Of all the ways in which a capital can be employed, it is by far the most advantageous to the society." Book II, chapter v. p. 15.

рус.Does nature nothing man in manufactures? Are the powers of wind and water, which move our machinery, and assist navigation, nothing? The pressure of the atmosphere and the elasticity of steam, which enable us to work the most stupendous engines -- are they not the gifts of nature? to say nothing of the effects of the matter of heat in softening and melting metals, of the decomposition of the atmosphere in the process of dyeing and fermentation. There is not a manufacture which can be mentioned, in which nature does not give her assistance to man, and give it too, generously and gratuitously.

рус.In remarking on the passage which I have copied from Adam Smith, Mr Buchanan observes, "I have endeavoured to show, in the observations on productive and unproductive labour, contained in the fourth volume, that agriculture adds no more to the national stock than any other sort of industry. In dwelling on the reproduction of rent as so great an advantage to society, Dr Smith does not reflect that rent is the effect of high price, and that what the landlord gains in this way, he gains at the expense of the community at large. There is no absolute gain to the society by the reproduction of rent; it is only one class profiting at the expense of another class. The notion of agriculture yielding a produce, and a rent in consequence, because nature concurs with human industry in the process of cultivation, is a mere fancy. It is not from the produce, but from the price at which the produce is sold, that the rent is derived; and this price is got not because nature assists in the production, but because it is the price which suits the consumption to the supply."

рус.The rise of rent is always the effect of the increasing wealth of the country, and of the difficulty of providing food for its augmented population. It is a symptom, but it is never a cause of wealth; for wealth often increases most rapidly while rent is either stationary, or even falling. Rent increases most rapidly, as the disposable land decreases in its productive powers. Wealth increases most rapidly in those countries where the disposable land is most fertile, where importation is least restricted, and where through agricultural improvements, productions can be multiplied without any increase in the proportional quantity of labour, and where consequently the progress of rent is slow.

рус.If the high price of corn were the effect, and not the cause of rent, price would be proportionally influenced as rents were high or low, and rent would be a component part of price. But that corn which is produced by the greatest quantity of labour is the regulator of the price of corn; and rent does not and cannot enter in the least degree as a component part of its price.(11*) Adam Smith, therefore, cannot be correct in supposing that the original rule which regulated the exchangeable value of commodities, namely, the comparative quantity of labour by which they were produced, can be at all altered by the appropriation of land and the payment of rent. Raw material enters into the composition of most commodities, but the value of that raw material, as well as corn, is regulated by the productiveness of the portion of capital last employed on the land, and paying no rent; and therefore rent is not a component part of the price of commodities.

рус.[11. The clearly understanding this principle is, I am persuaded, of the utmost importance to the science of political economy.]

рус.We have been hitherto considering the effects of the natural progress of wealth and population on rent, in a country in which the land is of variously productive powers; and we have seen, that with every portion of additional capital which it becomes necessary to employ on the land with a less productive return, rent would rise. It follows from the same principles, that any circumstances in the society which should make it unnecessary to employ the same amount of capital on the land, and which should therefore make the portion last employed more productive, would lower rent. Any great reduction in the capital of a country, which should materially diminish the funds destined for the maintenance of labour, would naturally have this effect. Population regulates itself by the funds which are to employ it, and therefore always increases or diminishes with the increase or diminution of capital. Every reduction of capital is therefore necessarily followed by a less effective demand for corn, by a fall of price, and by diminished cultivation. In the reverse order to that in which the accumulation of capital raises rent, will the diminution of it lower rent. Land of a less unproductive quality will be in succession relinquished, the exchangeable value of produce will fall, and land of a superior quality will be the land last cultivated, and that which will then pay no rent.

рус.The same effects may however be produced, when the wealth and population of a country are increased, if that increase is accompanied by such marked improvements in agriculture, as shall have the same effect of diminishing the necessity of cultivating the poorer lands, or of expending the same amount of capital on the cultivation of the more fertile portions.

рус.If a million of quarters of corn be necessary for the support of a given population, and it be raised on land of the qualities of No. 1, 2, 3; and if an improvement be afterwards discovered by which it can be raised on No. 1 and 2, without employing No. 3, it is evident that the immediate effect must be a fall of rent; for No. 2, instead of No. 3, will then be cultivated without paying any rent; and the rent of No. 1, instead of being the difference between the produce of No. 3 and No. 1, will be the difference only between No. 2 and 1. With the same population, and no more, there can be no demand for any additional quantity of corn; the capital and labour employed on No. 3 will be devoted to the production of other commodities desirable to the community, and can have no effect in raising rent, unless the raw material from which they are made cannot be obtained without employing capital less advantageously on the land, in which case No. 3 must again be cultivated.

рус.It is undoubtedly true, that the fall in the relative price of raw produce, in consequence of the improvement in agriculture, or rather in consequence of less labour being bestowed on its production, would naturally lead to increased accumulation; for the profits of stock would be greatly augmented. This accumulation would lead to an increased demand for labour, to higher wages, to an increased population, to a further demand for raw produce, and to an increased cultivation. It is only, however, after the increase in the population, that rent would be as high as before; that is to say, after No. 3 was taken into cultivation. A considerable period would have elapsed, attended with a positive diminution of rent.

рус.But improvements in agriculture are of two kinds: those which increase the productive powers of the land, and those which enable us, by improving our machinery, to obtain its produce with less labour. They both lead to a fall in the price of raw produce; they both affect rent, but they do not affect it equally. If they did not occasion a fall in the price of raw produce, they would not be improvements; for it is the essential quality of an improvement to diminish the quantity of labour before required to produce a commodity; and this diminution cannot take place without a fall of its price or relative value.

рус.The improvements which increase the productive powers of the land, are such as the more skilful rotation of crops, or the better choice of manure. These improvements absolutely enable us to obtain the same produce from a smaller quantity of land. If, by the introduction of a course of turn.ps, I can feed my sheep besides raising my corn, the land on which the sheep were before fed becomes unnecessary, and the same quantity of raw produce is raised by the employment of a less quantity of land. If I discover a manure which will enable me to make a piece of land produce 20 per cent more corn, I may withdraw at least a portion of my capital from the most unproductive part of my farm. But, as I before observed, it is not necessary that land should be thrown out of cultivation, in order to reduce rent: to produce this effect, it is sufficient that successive portions of capital are employed on the same land with different results, and that the portion which gives the least result should be withdrawn. If, by the introduction of the turnip husbandry, or by the use of a more invigorating manure, I can obtain the same produce with less capital, and without disturbing the difference between the productive powers of the successive portions of capital, I shall lower rent; for a different and more productive portion will be that which will form the standard from which every other will be reckoned. If, for example, the successive portions of capital yielded 100, 90, 80, 70; whilst I employed these four portions, my rent would be 60, or the difference between

рус. 70 and 100 = 30

рус.70 and 90 = 20

рус.70 and 80 = 10

рус. 60

рус. whilst the produce would be 340

рус. 100 90 80 70 = 340

рус. and while I employed these portions, the rent would remain the same, although the produce of each should have an equal augmentation. If, instead of 100, 90, 80, 70, the produce should be increased to 125, 115, 105, 95, the rent would still be 60, or the difference between

рус. 95 and 125 = 30

рус.95 and 115 = 20

рус.95 and 105 = 10

рус. 60

рус.

рус.whilst the produce would be increased to 440

рус. 125 115 105 95 440

рус. But with such an increase of produce, without an increase of demand,(12*) there could be no motive for employing so much capital on the land; one portion would be withdrawn, and consequently the last portion of capital would yield 105 instead of 95, and rent would fall to 30, or the difference between

рус. 105 adn 125 = 20 105 and 115 = 10

рус. 30

рус.

рус.

рус.whilst the produce will be still adequate to the wants of the population, for it would be 345 quarters, or

рус. 125 115 105 345

рус. the demand being only for 340 quarters. - But there are improvements which may lower the relative value of produce without lowering the corn rent, though they will lower the money rent of land. Such improvements do not increase the productive powers of the land; but they enable us to obtain its produce with less labour. They are rather directed to the formation of the capital applied to the land, than to the cultivation of the land itself. Improvements in agricultural implements, such as the plough and the thrashing machine, economy in the use of horses employed in husbandry, and a better knowledge of the veterinary art, are of this nature. Less capital, which is the same thing as less labour, will be employed on the land; but to obtain the same produce, less land cannot be cultivated. Whether improvements of this kind, however, affect corn rent, must depend on the question, whether the difference between the produce obtained by the employment of different portions of capital be increased, stationary, or diminished. If four portions of capital, 50, 60, 70, 80, be employed on the land, giving each the same results, and any improvement in the formation of such capital should enable me to withdraw 5 from each, so that they should be 45, 55, 65, and 75, no alteration would take place in the corn rent; but if the improvements were such as to enable me to make the whole saving on that portion of capital, which is least productively employed, corn rent would immediately fall, because the difference between the capital most productive, and the capital least productive, would be diminished; and it is this difference which constitutes rent.

рус.[12. I hope I am not understood as undervaluing the importance of all sorts of improvements in agriculture to landlords -- their immediate effect is to lower rent; but as they give a great stimulus to population, and at the same time enable us to cultivate poorer lands, with less labour, they are ultimately of immense advantage to landlords. A period however must elapse, during which they are positively injurious to him.]

рус.Without multiplying instances, I hope enough has been said to show, that whatever diminishes the inequality in the produce obtained from successive portions of capital employed on the same or on new land, tends to lower rent; and that whatever increases that inequality, necessarily produces an opposite effect, and tends to raise it.

рус.In speaking of the rent of the landlord, we have rather considered it as the proportion of the produce, obtained with a given capital on any given farm, without any reference to its exchangeable value; but since the same cause, the difficulty of production, raises the exchangeable value of raw produce, and raises also the proportion of raw produce paid to the landlord for rent, it is obvious that the landlord is doubly benefited by difficulty of production. First, he obtains a greater share, and secondly the commodity in which he is paid is of greater value.(13*)

рус.13. To make this obvious, and to show the degrees in which corn and money rent will vary, let us suppose that the labour of ten men will, on land of a certain quality, obtain 180 quarters of wheat, and its value to be г4 per quarter, or г720; and that the labour of ten additional men will, on the same or any other land, produce only 170 quarters in addition; wheat would rise from г4 to г4 4s. 8d. for 170: 180: г4 4s. 8d.; or, as in the production of 170 quarters, the labour of ten men is necessary in one case, and only of 9.44 in the other, the rise would be as 9.44 to 10, or as г4 to г4 4s. 8d. If 10 men be further employed, and the return be

рус.160, the price will rise to г4 10s. 0d. 150, the price will rise to г4 16s. 0d. 140, the price will rise to г4 2s. 10d.

рус.Now if no rent was paid for the land which yielded 180 quarters, when corn was at г4 per quarter, the value of 10 quarters would be paid as rent when only 170 could be procured, which at г4 4s. 8d. would be г42 7s. 6d. 20 qrs. when 160 were produced, which at г4 10 0 would be г90 0 0 30 qrs. ... 150 .... 4 16 0 ... 144 0 0 40 qrs. ... 140 .... 5 2 10 ... 205 13 4

рус.Corn rent would increase in the proportion of {100, 200, 300, 400} and money rent in the proportion of {100, 212, 340, 485}

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.

en.Русский

en.Остается, однако, рассмотреть, не вызывает ли обращение земли в собственность и следующее за этим создание ренты какого-либо изменения в относительной стоимости товаров независимо от количества труда, необходимого для их производства. Чтобы выяснить эту сторону вопроса, мы должны исследовать природу ренты и законы, регулирующие ее повышение или падение.

en.Рента ѓ это та доля продукта земли, которая уплачивается землевладельцу за пользование первоначальными и неразрушимыми силами почвы. Ее, однако, часто смешивают с процентом и прибылью на капитал, и в обыденной речи этот термин прилагается "ко всем ежегодным платежам фермера землевладельцу. Положим, что из двух смежных ферм одинаковой величины и одинакового естественного плодородия одна располагает всеми полезными хозяйственными строениями и; кроме того, хорошо осушена и удобрена и как следует разделена на участки плетнями, изгородями и стенами, тогда как другая не имеет ни одного из этих преимуществ. Естественно, что за пользование первою будет платиться большее вознаграждение, чем за пользование второю, а между тем в обоих случаях это вознаграждение называется рентой. Очевидно, однако, что только часть денег, ежегодно уплачиваемых за улучшенную ферму, дается за первоначальные и неразрушимые силы почвы, другая же часть платится за пользование капиталом, который был употреблен на улучшение качества почвы и на сооружение зданий, необходимых для хранения продукта и предохранения его от порчи. Адам Смит говорит о ренте иногда в том строгом смысле, какой я хочу придавать ей, но чаще в том смысле, в каком этот термин обычно употребляется в обыденной речи. Он рассказывает нам, что спрос на строевой лес и вследствие этого высокая цена его в более южных странах Европы были причиной того, что в Норвегии стали платить ренту за леса, которые раньше не давали ее ["Богатство народов", кн. I, гл.XI.] . Не ясно ли, однако, что лицо, платившее так называемую ренту, платило ее за ценный товар, находившийся на данном участке, чтобы посредством продажи строевого леса выручить свои деньги с прибылью? Правда, если бы после того, как лес был вырублен, землевладельцу платилось какое-либо вознаграждение за то, что он использовал землю для разведения леса или какого-либо другого продукта в расчете на будущий спрос, то такое вознаграждение справедливо было бы называть рентой, потому что оно уплачивалось бы за производительные силы земли. Но в том случае, о каком говорит Адам Смит, вознаграждение платилось за право вырубки и продажи леса, а не за право разведения его. Он говорит также о ренте, получаемой с каменноугольных копей и с каменоломен ["Богатство народов", кн. I, гл.XI.], но к ней приложимо то же значение, а именно: вознаграждение, даваемое за копи или каменоломни, уплачивается за стоимость каменного угля или камня, которые могут быть извлечены из них, и не стоит ни в какой связи с первоначальными и неразрушимыми силами почвы. Это различие имеет большую важность при исследовании ренты и прибыли. Ибо, как мы после увидим, законы, регулирующие движение ренты, сильно отличаются от законов, регулирующих движение прибыли, и редко действуют в одном и том же направлении. Во всех культурных странах ежегодная плата землевладельцу, которая носит смешанный характер ренты и прибыли, остается иногда неподвижной в силу действия противоположных причин, а иногда повышается или понижается в зависимости от преобладания той или другой из них. Вот почему каждый раз, когда я говорю о земельной ренте на следующих страницах этого сочинения, я говорю только о том вознаграждении, которое уплачивается собственнику земли за пользование ее первоначальными и неразрушимыми силами.

en.При первом заселении страны, где имеется в изобилии богатая и плодородная земля, лишь незначительную долю которой нужно обрабатывать для снабжения пищей наличного населения или же можно на деле обработать при капитале, которым располагает это население, ренты не существует. Ведь никто не станет платить за пользование землей, раз есть налицо масса еще не обращенной в собственность земли, которою поэтому может располагать всякий, кто захочет обрабатывать ее.

en.Согласно общим законам предложения и спроса никто не будет платить ренту за такую землю, точно так же как никто не платит рент за пользование воздухом и водой или каким-либо другим даром природы, существующим в неограниченном количестве. При данном количестве материалов машины выполняют известную работу, используя давление атмосферы и упругость пара, и сокращают таким образом в очень значительной степени человеческий труд. Но никто не взимает платы за пользование этими силами природы, потому что они неистощимы и могут быть использованы всяким. Точно так же пивовар, водочный заводчик, красильщик постоянно пользуется воздухом и водой, при производстве своих товаров; но так как запасы их безграничны, то они и не имеют никакой цены. Если бы вся земля имела одинаковые свойства, если бы она имелась в неограниченном количестве и была однородна по качеству, то за пользование ею нельзя было бы брать плату за исключением тех случаев, когда она отличается особенно выгодным положением. Следовательно, рента всегда платится за пользование землей только потому, что количество земли не беспредельно, а качество ее неодинаково, с ростом же населения обращается под обработку земля низшего качества или расположенная менее удобно. Когда с развитием общества поступает в обработку земля второго разряда по плодородию, на земле первого разряда тотчас возникает рента, и величина этой ренты будет зависеть от различия в качестве этих двух участков.

en.["Земля, как мы видели, не единственный элемент природы, который обладает производительной силой, но она единственный, или почти единственный, естественный элемент, который одна группа людей присваивает себе, отстраняя других, и благодеяния которого она, следовательно, может присваивать. Воды рек и морей, збладающие силой приводить в движение наши машины и наши суда, питать нашу рыбу, тоже имеют производительную силу; ветер, который движет наши мельницы, и даже солнечная теплота работают на нас; но, к счастью, еще никто не мог сказать: "ветер и солнца мои, и за услуги, которые они оказывают, надо платить" .]

en.Когда поступает в обработку земля третьего разряда по качеству, тотчас начинает давать ренту земля второго разряда. Как и раньше, рента регулируется различием в -их производительной силе. В то же время поднимается рента с земли первого разряда, потому что она всегда должна быть выше ренты с земли второго разряда на величину разницы в продукте, который они дают при данном количестве капитала и труда. С каждым приростом населения, который заставляет страну прибегать к'земле худшего качества, чтобы иметь возможность увеличить свой запас пищи, будет подниматься рента со всех более плодородных земель.

en.Предположим, что участки " 1, 2 и 3 дают при равных затратах капитала и труда чистый продукт в 100, 90 и 80 квартеров хлеба. В новой стране, где плодородная земля имеется в изобилии сравнительно с населением и где поэтому необходимо возделывать только " 1, весь чистый продукт будет принадлежать землевладельцу и составит прибыль на вкладываемый им капитал. Когда население увеличится настолько, что необходимо будет возделывать " 2, с которого, за вычетом содержания рабочих, получается только 90 квартеров, то " 1 начнет давать ренту. Иначе существовали бы две нормы прибыли на землевладельческий капитал или же 10 квартеров (или стоимость 10 квартеров) должны были быть вычтены из продукта " 1 для какой-нибудь иной цели. Возделывал ли землевладелец или же какое-либо другое лицо участок " 1 или нет, эти 10 квартеров все равно составят ренту, потому что тот, кто обрабатывал " 2, получит одинаковый результат от своего капитала, обрабатывая " 1 и платя 10 квартеров ренты или же обрабатывая по-прежнему " 2, не платя никакой ренты. Точно таким же образом можно показать, что, когда приступают к обработке " 3, рента с ".2 должна равняться 10 квар-терам, или стоимости 10 квартеров, а рента с " 1 поднимется до 20 квартеров, потому что тот, кто обрабатывал " 3, будет иметь одинаковую прибыль, уплачивает ли он 20 квартеров ренты за "1,10 квартеров ренты за " 2 или же возделывает " 3, не платя никакой ренты.

en.Случается часто, в действительности это обычное явление, что еще до перехода к обработке " 2, 3, 4 или 5 или худших земель капитал может быть более производительно затрачен на тех участках, которые уже обрабатываются. Может, например, оказаться, что при удвоении первоначального капитала, затраченного на " 1, продукт хотя и не удвоится, не увеличится на 100 квартеров, но все же возрастет на 85 квартеров, это количество будет превышать то, которое было бы получено при приложении такого же капитала к земле " 3.

en.В подобных случаях капитал будет предпочтительно прилагаться к старой земле и также доставит ренту, потому что рента всегда является разницей в продукте, полученном посредством приложения двух одинаковых количеств капитала и труда. Если при помощи капитала в 1 тыс. ф. ст. арендатор получает 100 квартеров пшеницы с арендуемой им земли и если, употребив второй капитал в 1 тыс. ф. ст., он получит еще 85, то владелец земли сможет по истечении срока аренды обязать его платить добавочную ренту в 15 квартеров или эквивалент их стоимости, ибо существование двух различных норм прибыли невозможно. Если арендатор примирится с уменьшением на 15 квартеров дохода со всей второй тысячи, то это потому, что для нее нельзя отыскать более прибыльного помещения. Такова была бы общая норма прибыли, и если бы первый арендатор отказался, то нашелся бы кто-нибудь другой, согласный отдать весь излишек прибыли сверх этой нормы владельцу земли, с которой он получит его.

en.В этом примере, как и в первом, последний приложенный к земле капитал не дает никакой ренты. За большую производительную силу первой тысячи ф. ст. платится 15 квартеров в качестве ренты, за приложение второй тысячи ф. ст. не платится никакой ренты. Если к той же земле будет приложена третья тысяча ф. ст. с выручкой в 75 квартеров, то со второй тысячи ф. ст. будет взиматься рента, равная разности между продуктом второй и третьей тысячи, т.е. 10 квартерам, и в то же самое время рента с первой тысячи ф. ст. поднимется с 15 до 25 квартеров; последняя же тысяча не будет вовсе давать никакой ренты.

en.Если бы, следовательно, хорошей земли было гораздо больше, чем сколько ее нужно для снабжения пищей растущего населения, или если бы капитал можно было беспредельно прилагать к старой земле без уменьшения выручки, то рента не могла бы повышаться, потому что рента неизменно происходит оттого, что приложение добавочного количества труда дает пропорционально меньший доход.

en.Наиболее плодородная и наиболее удобно расположенная земля поступит в обработку раньше других, и меновая стоимость ее продукта будет определяться точно так же, как и меновая стоимость всех других товаров, т.е. всем количеством труда, необходимого ѓ в различных его формах от начала до конца процесса производства ѓ для изготовления и доставки продукта на рынок. Когда поступит в обработку земля низшего качества, меновая стоимость сырых произведений повысится, потому что на производство их потребуется больше труда.

en.Меновая стоимость всех товаров ѓ будут ли то промышленные изделия, или продукты рудников, или земледельческие произведения ѓ никогда не регулируется наименьшим количеством труда, достаточным для их производства при особо благоприятных условиях, составляющих исключительный удел тех, кто пользуется особенными возможностями. Напротив, она регулируется наибольшим количеством труда, по необходимости затрачиваемым на их производство теми, кто не пользуется такими условиями и продолжает производить при самых неблагоприятных условиях, понимая под последними самые неблагоприятные из тех, при каких необходимо вести производство, чтобы было произведено требуемое количество продукта.

en.Так, в благотворительных учреждениях, где бедняки работают на средства благотворителей, общие цены произведенных ими товаров определяются не особенными удобствами, предоставленными этим рабочим, а общими обычными и естественными трудностями, с которыми приходится считаться всякому другому фабриканту. Правда, фабрикант, не пользующийся особыми удобствами, может быть совершенно вытеснен с рынка, если количество товаров, доставляемое рабочими, поставленными в благоприятное положение, будет покрывать весь спрос общества. И если он продолжает свой промысел, то только при том условии, что он будет получать от него обычную и общую норму прибыли на капитал, а это возможно только в том случае, когда он выручает за свой товар цену, соразмерную с количеством труда, затраченным на его производство.

en.[Не забыл ли г-н Сэй в следующем отрывке, что цена в конце концов регулируется издержками производства? "Продукт труда, приложенного к земле, имеет ту особенность, что не дорожает, становясь более редким, потому что одновременно с уменьшением пиши уменьшается и население, и, следовательно, спрос на эти продукты уменьшается "вместе с уменьшением предложения. Кроме того, мы не видим, чтобы там, где необработанная земля имеется в изобилии, хлеб был дороже, чем в странах, где возделывается вся земля. В Англии и Франции в средние века земля возделывалась гораздо хуже, чем теперь, и добывалось гораздо меньше сырых произведений; однако, судя по всему, хлеб продавался не дороже сравнительно со стоимостью других вещей. Если продукта добывалось меньше, то и населения было меньше; слабость спроса уравновешивала слабость предложения" (v. II, р. 338). Убежденный, что цена товаров регулируется ценой труда, и справедливо полагая, что всякого рода благотворительные учреждения имеют тенденцию увеличивать население свыше цифры, на какой оно иначе стояло бы, и понижать таким образом заработную плату, г-н Сэй говорит: "Я подозреваю, что дешевизна товаров, получаемых из Англии, отчасти обусловлена существованием в этой стране множества благотворительных учреждений" (v. II, р. 277). Для того, кто утверждает, что заработная плата регулирует цену, это ѓ последовательное заключение.]

en.Правда, на самой лучшей земле тот же продукт будет все еще получаться при прежней затрате труда, но стоимость его повысится вследствие того, что те, кто применяет новый труд и капитал на менее плодородной земле, добывают меньше продукта. Конечно, преимущества более плодородных земель перед менее плодородными не утрачиваются ни в каком случае, а только переходят от возделывателя или потребителя к землевладельцу. Однако раз для обработки худших земель потребовалось бы больше труда и раз мы можем получить необходимое добавочное количество сырых произведений только с последних участков, сравнительная стоимость этих произведений будет держаться постоянно выше прежнего уровня, и они будут обмениваться на большее количество шляп, платья, обуви и пр. и пр., в производстве которых не требуется такого добавочного количества труда.

en.Итак, сравнительная стоимость сырых произведений повышается потому, что на производство последней добытой доли их затрачивается больше труда, а не потому, что земледельцу уплачивается рента.

en.Стоимость хлеба регулируется количеством труда, затраченного на производство его на земле того качества или с той долей капитала, при которых не платят ренты. Не потому хлеб дорог, что платится рента, а рента платится потому, что хлеб дорог. Справедливо поэтому было замечено, что цена хлеба нисколько не понизилась бы, если бы даже землевладельцы отказались от всей своей ренты. Такая мера только позволила бы некоторым фермерам жить по-барски, но не уменьшила бы количества труда, необходимого для получения сырых произведений с наименее производительной земли, находящейся под обработкой.

en.Нам часто говорят о преимуществах земли перед всеми другими источниками полезных продуктов ввиду того избытка, который она дает в форме ренты. Но когда земля имеется в особенном изобилии, кбгда она наиболее производительна и наиболее плодородна, она не дает вовсе ренты, и только тогда, когда ее производительная сила падает и труд на ней приносит меньше, часть первоначального продукта более плодородных участков обособляется в качестве ренты. Замечательно, что особенным преимуществом земли выставляется как раз то свойство ее, которое должно было бы считаться ее недостатком сравнительно с естественными факторами, которыми пользуются фабриканты. Если бы воздух, вода, упругость пара и давление атмосферы были неоднородны по своим качествам, если бы они могли быть обращены в собственность и каждый разряд имелся бы только в ограниченном количестве, то и они, подобно земле, давали бы ренту по мере использования низших разрядов. С каждым переходом к низшему разряду стоимость товаров в той отрасли, где он применяется, повышалась бы потому, что то же самое количество труда давало бы менее продукта. Человек трудился бы больше в поте лица своего, природа выполняла бы меньше, и земля не славилась бы больше ограниченностью своей производительной силы.

en.Если прибавочный продукт, который земля дает в форме ренты, есть преимущество, то желательно, чтобы с каждым годом вновь сооруженные машины были менее производительны, чем старые. Ведь это, несомненно, сообщило бы большую меновую стоимость товарам, фабрикуемым не только с помощью этих машин, но и всех других машин в стране, и всем владельцам более производительных машин платилась бы рента.

en.["К тому же в земледелии, ѓ говорит Адам Смит, ѓ наряду с человеком работает и природа, и, хотя ее труд и ничего не стоит, продукт ее имеет свою стоимость наравне с продуктом труда самого дорогого рабочего". Труд природы оплачивается не потому, что она делает много, а потому, что она делает мало. Чем скупее становится она на свои дары, тем большую цену требует она за свою работу. Там, где она щедро расточает свои дары, она всегда работает даром. "В то время как в мануфактурах рабочие воспроизводят стоимость, равную их собственному потреблению или капиталу, использующему их вместе с прибылью его владельца, рабочий скот в земледелии воспроизводит гораздо большую стоимость. Сверх капитала фермера и всей прибыли на него он регулярно воспроизводит и ренту землевладельца. Эту ренту можно рассматривать как продукт тех сил природы, пользование которыми землевладелец отдает в наем фермеру. Она бывает больше или меньше сообразно с предполагаемым размером этих сил или, другими словами, сообразно с предполагаемым естественным или искусственным плодородием земли. Она ѓ работа природы, которая остается за вычетом или оплатой всего, что можно считать работой человека. Она редко бывает меньше четверти, а часто бывает больше трети всего продукта. Никогда равное количество производительного труда, занятого в мануфактурах, не дает такого большого воспроизводства. В мануфактурах природа не делает ничего, а человек ѓ все, а воспроизводство всегда должно быть пропорционально силе обусловливающих его факторов. Капитал, примененный в земледелии, поэтому не только приводит в движение большее количество производительного труда, чем какой-либо равный ему кали-тал, примененный в мануфактурах, но пропорционально количеству производительного труда, которое он занимает, он прибавляет гораздо большую стоимость к ежегодному продукту земли и труда страны, к реальному богатству и доходам ее жителей. Из всех возможных способов приложения капитала это наиболее выгодный для общества" (кн. II, гл. V).

en.Разве природа не делает ничего для человека в обрабатывающей промышленности? Разве силы ветра и воды, которые приводят в движение наши машины и корабли, равняются нулю? Разве давление атмосферы и упругость пара, которые позволяют нам приводить в движение самые изумительные машины, ѓ не дары природы? Я уже не говорю о действии тепла при размягчении и плавлении металлов, о действии атмосферы в процессах окрашивания и брожения. Нельзя назвать ни одной отрасли промышленности, в которой природа не оказывала бы помощи человеку, и притом помощи щедрой и даровой.

en.Комментируя приведенный мною отрывок из Адама Смита, г-н Бьюкенен замечает: "Я старался показать в замечаниях о производительном и непроизводительном труде, содержащихся в четвертом томе, что земледелие прибавляет к национальному богатству не больше, чем всякая иная отрасль производства. Настаивая на том, что воспроизведение ренты есть весьма большая выгода для общества, д-р Смит забывает, что рента есть результат высоких цен и что то, что землевладелец получает таким путем, он получает за счет всего общества. Общество ничего не выигрывает от воспроизводства ренты; все дело сводится к. тому, что один класс получает выгоды за счет другого. Представление, что земледелие дает продукт и ѓ как его последствие ѓ ренту потому, что в процессе земледелия природа участвует наравне с человеческим трудом, ѓ просто фантазия. Рента берется не из продукта, а является результатом цены, за которую этот продукт продается. А эта цена выручается не потому, что природа помогает производству, а потому, что как раз цона приспособляет потребление к предложению".]

en.Повышение ренты всегда является результатом роста богатства страны и трудности снабжения пищей ее возросшего населения. Это симптом, но отнюдь не причина богатства, потому что богатство часто возрастает всего быстрее, когда рента остается неподвижной или даже падает. Рента увеличивается всего быстрее, когда уменьшаются производительные силы земли, имеющейся в нашем распоряжении. Богатство всего быстрее возрастает в тех странах, где имеющаяся в нашем распоряжении земля всего плодороднее, где ввоз наименее ограничен и где благодаря усовершенствованиям в земледелии количество продуктов может быть умножено без соответствующего увеличения количества труда и где, следовательно, рента растет медленно.

en.Если бы высокая цена хлеба была следствием, а не причиной ренты, то цена его изменялась бы пропорционально повышению или понижению ренты, и рента была бы составной частью цены. Нр так как регулятором цены хлеба является хлеб, производящийся при наибольшей затрате труда, то и рента не входит и не может ни в малейшей степени входить в качестве составной части в его цену. Адам Смит, безусловно, ошибается поэтому, предполагая, что первоначальное правило, регулировавшее меновую стоимость товаров, ѓ а именно, сравнительное количество труда, которым они произведены, ѓ может вообще быть изменено вследствие обращения земли в частную собственность и уплаты ренты. Сырой материал входит в состав большинства товаров, но стоимость его, так же как и стоимость хлеба, регулируется производительностью той доли капитала, которая, будучи приложена к земле последней, не платит никакой ренты. Поэтому рента не есть составная часть цены товаров.

en.[Ясное понимание этого принципа имеет, по моему убеждению, величайшую важность для науки политической экономии. [Это примечание сделано только во втором издании.]]

en.До сих пор мы исследовали влияние естественного развития богатства и населения на ренту в стране, в которой земля имеет различную производительность, и мы видели, что каждый раз, когда становится необходимым прилагать добавочный капитал к земле, дающей меньшее количество продукта, рента повышается. Из тех же самых положений следует, что все те условия жизни общества, которые делают ненужным приложение прежнего количества капитала к земле и которые поэтому делают последнюю приложенную долю его более производительной, будут понижать ренту. Всякое значительное уменьшение капитала страны, которое существенно уменьшило бы фонд, предназначенный для содержания труда, естественно, будет иметь такое действие. Население регулируется фондом, назначенным на доставление ему занятий, и, следовательно, всегда увеличивается или уменьшается с увеличением или уменьшением капитала. Поэтому за всяким уменьшением капитала необходимо следуют уменьшение платежеспособного спроса на хлеб, падение цен и сокращение обрабатываемой площади. Уменьшение капитала будет понижать ренту в порядке, обратном тому, в каком накопление капитала повышает ее. Будут последовательно покидать земли менее производительные, меновая стоимость продукта будет падать, пока под обработкой останется только земля высшего качества, которая тогда уже не будет приносить ренты.

en.Однако такие же результаты может дать увеличение богатства и населения страны, если оно будет сопровождаться столь значительными усовершенствованиями в земледелии, что необходимость возделывать более плохие земли уменьшится или то же количество капитала будет затрачиваться на возделывание более плодородных участков.

en.Если на прокормление данного населения нужен миллион квартёров хлеба, который получается с участков " 1, 2 и 3, если в дальнейшем будет введено усовершенствование, благодаря которому он может быть получен с " 1 и 2, не прибегая к " 3, то очевидно, что непосредственным результатом этого должно быть падение ренты, потому что тогда без уплаты ренты будет возделываться " 2 вместо " 3, и рента с " 1, вместо того чтобы равняться разности в продукте " 3 и " 1, будет равняться только разности между продуктами " 2 и " 1. Раз население не увеличилось, то спроса на какое-либо добавочное количество хлеба не может быть; капитал и труд, прежде затрачиваемые на " 3, будут употреблены на производство других товаров, в которых нуждается общество; но это повлекло бы за собой повышение ренты только в том случае, если сырой материал, из которого они делаются, не мог бы быть получен без менее производительного приложения капитала к земле, ибо тогда снова должен обрабатываться " 3.

en.Несомненно, что падение относительной цены сырья вследствие улучшений в земледелии или, вернее, вследствие того, что меньше труда будет затрачиваться на его производство, приведет естественно к увеличению накопления, так как прибыль на капитал значительно увеличится. Это накопление приведет к увеличению спроса на труд, повышению заработной платы, увеличению населения, дальнейшему спросу на сырье и расширению обрабатываемой площади. Однако рента достигнет своей прежней высоты лишь после увеличения населения, т.е. после того, как пойдет под обработку " 3. До этого пройдет значительный период, связанный с положительным уменьшением ренты.

en.Но земледельческие улучшения бывают двух родов: одни увеличивают производительные силы земли, другие позволяют нам путем усовершенствования наших машин получать ее произведения с помощью меньшего труда. И те и другие ведут к падению цены сырых продуктов; и те и другие оказывают влияние на ренту, но не в одинаковой степени. Если бы они не вызывали падения цены сырых продуктов, они не были бы улучшениями, потому что существенное свойство улучшения ѓ уменьшать количество труда, требовавшегося прежде для производства товара, а такое уменьшение не может иметь места, не вызывая падения его цены или относительной стоимости.

en.К улучшениям, увеличивающим производительные силы земли, относятся более рациональный севооборот или лучшее удобрение. Эти улучшения, безусловно, позволят нам получать тот же продукт с меньшей площади земли. Если, введя в севооборот турнепс, я могу получать помимо хлеба еще и корм для своих овец, то земля, на которой паслись раньше овцы, становится ненужной, и то же самое количество сырого продукта будет получено с меньшей площади земли. Если я открою удобрение, которое позволит мне повысить урожай хлеба на данной площади на 20%, то я могу извлечь по крайней мере ту долю своего капитала, которую я затрачивал на самую непроизводительную часть моей фермы. Но, как я уже заметил раньше, нет необходимости оставлять землю без обработки, чтобы рента понизилась. Для этого достаточно, чтобы из последовательных долей капитала, прилагаемых к одной и той же земле с неодинаковыми результатами, была извлечена обратно та, которая дает наименьший результат. Если, введя в севооборот турнепс или же пользуясь более укрепляющим удобрением, я могу получить тот же продукт, затратив меньший капитал и не нарушая разницы между производительностью последовательных долей капитала, то я понижу ренту, потому что теперь норма, положенная в основу расчета, будет определяться иной, более производительной долей капитала. Если бы, например, последовательные доли капитала давали 100, 90, 80, 70, то, пока я затрачивал бы эти четыре доли, моя рента равнялась бы 60, или сумме разностей между

en. 70 и 100 - 30

en.70 и 90 = 20

en.70 и 80 = 10

en.итого : 30+20+10=60,

en.а продукт равнялся бы 340 =

en.100+ 90+80+70

en.Пока я затрачиваю эти доли, рента останется прежней, даже если бы продукт каждой доли дал одинаковое увеличение. Если от 100, 90, 80, 70 продукт возрастет до 125,115,105, 95, то рента все же будет равна 60, или сумме разностей между

en.95 и 125 = 30

en.95 и 115 = 20

en.95 и 105 = 10

en.итого: 60

en.=30+20+10,

en.а продукт увеличится до 440 =

en.125+115+105+95

en.Но при таком "возрастании продукта без возрастания спроса" не было бы побуждения прилагать такой большой капитал к земле; одна доля его была бы извлечена, и, следовательно, последней долей была бы та, которая дает 105, а не 95; тогда рента упала бы до 30, т.е. до суммы разностей между

en.125+ 115+105=345

en.105 и 125 =20

en.105и115=10

en.30=20+10,

en.а количество продуктов все же было бы достаточно для нужд населения, составляя 345 квартерон,

en.

en.или в то время как спрос равнялся бы только 340 квартерам. Но есть улучшения, которые могут понизить относительную стоимость продукта, не понижая хлебной ренты, хотя они и понижают денежную земельную ренту. Они не увеличивают производительных сил земли, но позволяют нам получать продукт с помощью меньшего количества труда. Такие улучшения относятся скорее к капиталу, прилагаемому к земле, чем к обработке самой земли. Такой характер носят улучшения в земледельческих орудиях, как плуг и молотилка, экономия в использовании лошадей в сельском хозяйстве, лучшее знакомство с ветеринарным искусством. К земле благодаря им прилагается меньше капитала, или ѓ что то же ѓ меньше труда, но для получения того же продукта нужно возделывать не меньшее количество земли. Отразятся ли, однако, улучшения этого рода на ренте, выраженной в хлебе, будет зависеть от того, возрастает ли, остается ли без перемены или же уменьшается разница в продукте, получаемом от применения различных долей капитала. Если к земле прилагаются четыре доли капитала ѓ 50, 60, 70 и 80, дающие все одинаковые результаты, и если какое-нибудь улучшение в составе такого капитала позволит мне уменьшить каждую из них на 5, так что они будут составлять теперь 45, 55, 65 и 75, то в хлебной ренте не произойдет никакого изменения. Но если улучшения были таковы, что позволили мне сберечь только ту долю капитала, которая прилагается наименее производительно, то хлебная рента непосредственно упадет, потому что уменьшится разница между капиталом наиболее производительным и капиталом наименее производительным, а эта-то разница и составляет ренту.

en.[Надеюсь, меня не поймут в том смысле, что я недооцениваю важности всякого рода улучшений в земледелии для землевладельцев, ѓ их непосредственное действие состоит в понижении ренты, но так как они дают большой толчок размножению населения, то в конце концов они приносят громадные выгоды землевладельцам. Однако должен пройти известный период, в течение которого они приносят им положительный ущерб. [Это примечание сделано только в третьем издании.]]

en.Я не буду увеличивать числа примеров. Надеюсь, я уже достаточно показал, что все, что уменьшает разницу в продукте, получаемом от последовательных долей капитала, прилагаемых к той же или к новой земле, имеет тенденцию понижать ренту, а все, что увеличивает эту разницу, необходимо производит противоположное действие и имеет тенденцию повышать ее.

en.Говоря о ренте землевладельца, мы рассматривали ее скорее как долю продукта, полученного с помощью данного капитала на данной ферме, и вовсе не касались ее меновой стоимости; но так как та же причина ѓ трудность производства ѓ повышает и меновую стоимость сырья и долю сырого продукта, уплачиваемую землевладельцу в качестве ренты, то очевидно, что увеличение трудности производства дает землевладельцу двойную выгоду. Во-первых, он получает более значительную долю, и, во-вторых, товар, которым она ему уплачивается, имеет более значительную стоимость.

en.[Чтобы сделать это очевидным и показать, в какой степени будут изменяться хлебная и денежная ренты, предположим, что труд 10 рабочих на земле известного качества дает 180 квартеров пшеницы стоимостью в 4 ф. ст. квартер, или 720 ф. ст., и что труд 10 добавочных рабочих на той же или другой земле произведет только 170 квартеров добавочного продукта. Цена пшеницы поднимется тогда с 4 ф. ст. до 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс., так как 170:180 = 4 ф. ст. : 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс.; или, поскольку для производства 1170 квартеров в одном случае нужен труд 10 рабочих, а в другом ѓ только 9,44, то повышение произойдет в отношении 9,44:10, или 4 ф. ст.: 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс. Если будет занято еще 10 рабочих и продукт будет равняться

en.160, то цена повысится до 4 ф. ст. 10 шилл.

en.150 , то цена повысится до 4 ф. ст. 16 шилл.

en.140 , то цена повысится до 5 ф. ст. 2 шилл. 10 пенс.]

en.Так вот, если не платилось никакой ренты за землю, которая давала 180 квартеров при цене квартера хлеба в 4 ф. ст., то, раз земля дает только 170, в виде ренты будет уплачиваться стоимость 10 квартеров, что при цене квартерав4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс. составит 42 ф. ст. 7 шилл. 6 пенс.

en.Рента будет равна:

en.20 квартерам, когда их производится 160, что при цене в 4 ф. ст. 10 шилл. О пенс. составит 90 ф. ст. О шилл. О пенс.;

en.30 квартерам, когда их производится 150, что при -цене в 4 ф. ст. 16 шилл. О пенс. составит 144 ф. ст. О шилл. О пенс.;

en.40 квартерам, когда их производится 140, что при цене в 5 ф. ст. 2 шиял. 10 пенс. составит 205 ф. ст. 13 шилл. 4 пенса.

en.Хлебная рента будет увеличиваться в отношении 100, 200, 300, 400

en.а денежная -в отношении 100, 212, 340, 485

Chapter 3 On the Rent of Mines/Глава III. О ренте с рудников

рус.English

рус.The metals, like other things, are obtained by labour. Nature, indeed, produces them; but it is the labour of man which extracts them from the bowels of the earth, and prepares them for our service.

рус.Mines, as well as land, generally pay a rent to their owner; and this rent, as well as the rent of land, is the effect, and never the cause of the high value of their produce.

рус.If there were abundance of equally fertile mines, which any one might appropriate, they could yield no rent; the value of their produce would depend on the quantity of labour necessary to extract the metal from the mine and bring it to market.

рус.But there are mines of various qualities, affording very different results, with equal quantities of labour. The metal produced from the poorest mine that is worked, must at least have an exchangeable value, not only sufficient to procure all the clothes, food, and other necessaries consumed by those employed in working it, and bringing the produce to market, but also to afford the common and ordinary profits to him who advances the stock necessary to carry on the undertaking. The return for capital from the poorest mine paying no rent, would regulate the rent of all the other more productive mines. This mine is supposed to yield the usual profits of stock. All that the other mines produce more than this, will necessarily be paid to the owners for rent. Since this principle is precisely the same as that which we have already laid down respecting land, it will not be necessary further to enlarge on it.

рус.It will be sufficient to remark, that the same general rule which regulates the value of raw produce and manufactured commodities, is applicable also to the metals; their value depending not on the rate of profits, nor on the rate of wages, nor on the rent paid for mines, but on the total quantity of labour necessary to obtain the metal, and to bring it to market.

рус.Like every other commodity, the value of the metals is subject to variation. Improvements may be made in the implements and machinery used in mining, which may considerably abridge labour; new and more productive mines may be discovered, in which, with the same labour, more metal may be obtained; or the facilities of bringing it to market may be increased. In either of these cases the metals would fall in value, and would therefore exchange for a less quantity of other things. On the other hand, from the increasing difficulty of obtaining the metal, occasioned by the greater depth at which the mine must be worked, and the accumulation of water, or any other contingency, its value compared with that of other things, might be considerably increased.

рус.It has therefore been justly observed, that however honestly the coin of a country may conform to its standard, money made of gold and silver is still liable to fluctuations in value, not only to accidental and temporary, but to permanent and natural variations, in the same manner as other commodities.

рус.By the discovery of America and the rich mines in which it abounds, a very great effect was produced on the natural price of the precious metals. This effect is by many supposed not yet to have terminated. It is probable, however, that all the effects on the value of the metals, resulting from the discovery of America, have long ceased; and if any fall has of late years taken place in their value, it is to be attributed to improvements in the mode of working the mines.

рус.From whatever cause it may have proceeded, the effect has been so slow and gradual, that little practical inconvenience has been felt from gold and silver being the general medium in which the value of all other things is estimated. Though undoubtedly a variable measure of value, there is probably no commodity subject to fewer variations. This and the other advantages which these metals possess, such as their hardness, their malleability, their divisibility, and many more, have justly secured the preference every where given to them, as a standard for the money of civilized countries.

рус.If equal quantities of labour, with equal quantities of fixed capital, could at all times obtain, from that mine which paid no rent, equal quantities of gold, gold would be as nearly an invariable measure of value, as we could in the nature of things possess. The quantity indeed would enlarge with the demand, but its value would be invariable, and it would be eminently well calculated to measure the varying value of all other things. I have already in a former part of this work considered gold as endowed with this uniformity, and in the following chapter I shall continue the supposition. In speaking therefore of varying price, the variation will be always considered as being in the commodity, and never in the medium in which it is estimated.

en.Русский

en.Металлы, как и все другие предметы, добываются трудом. Правда, производит их природа, но извлекает их из недр земли и приспосабливает к нашим нуждам труд человека.

en.Рудники, как и земля, обыкновенно дают их владельцу ренту, и эта рента, подобно земельной ренте, есть следствие, а никак не причина, высокой стоимости их продукта.

en.Если бы имелись в изобилии одинаково богатые рудники, которыми каждый мог бы завладеть, они не могли бы давать никакой ренты; стоимость их продукта зависела бы от количества труда, необходимого для извлечения металла из земли и доставки его на рынок.

en.Но рудники бывают разного качества, и затрата на их разработку одинаковых количеств труда дает весьма неодинаковые результаты. Металл, добываемый из самого бедного рудника, находящегося в разработке, должен по меньшей мере иметь такую меновую стоимость, которая покрыла бы не только все издержки по снабжению платьем, пищей и другими предметами жизненной необходимости всех, занятых его добыванием и доставкой на рынок, но, кроме того, давала бы обычную установившуюся прибыль тому, кто вкладывает капитал, необходимый для ведения предприятия. Доход, доставляемый беднейшим рудником, не платящим никакой ренты, будет регулировать ренту всех других более производительных рудников. Предполагается, что этот рудник дает обычную прибыль на капитал. Все, что другие рудники дают сверх нее, будет, разумеется, уплачиваться их владельцам в качестве ренты. Так как принцип этот совершенно одинаков с тем, который мы уже установили относительно земли, то нет надобности дальше распространяться о нем.

en.Достаточно будет заметить, что общее правило, регулирующее стоимость сырья и промышленных товаров, применимо и к металлам; их стоимость зависит не от нормы прибыли, не от нормы заработной платы и не от ренты, уплачиваемой за рудник, а от всего количества труда, необходимого для получения металла и для доставки его на рынок.

en.Стоимость металлов, как и всякого другого товара, подвержена изменениям. В орудиях и машинах, используемых в горном деле, могут быть сделаны усовершенствования, значительно сокращающие труд; могут быть открыты новые и более производительные рудники, из которых при том же количестве труда можно добыть больше металла; может облегчиться также доставка продукта на рынок. В каждом из этих случаев стоимость металлов упадет, и они поэтому будут обмениваться на меньшее количество других предметов. С другой стороны, если возрастает трудность добывания из-за большей глубины, или необходимости выкачивать из рудников воду, или по какой-либо другой причине, ѓ стоимость его может значительно увеличиться сравнительно со стоимостью других вещей.

en.Справедливо было поэтому замечено, что, как бы верно ни соответствовала монета данной страны установленному стандарту, стоимость золотых и серебряных денег все же подвержена наравне с другими товарами не только случайным и временным колебаниям, но и постоянным и естественным изменениям.

en.Открытие Америки с ее многочисленными богатыми рудниками очень сильно повлияло на естественную цену драгоценных металлов. Многие предполагают, что действие его еще и до сих пор не кончилось. Однако влияние, произведенное открытием Америки на стоимость металлов, вероятно, давно прекратилось, и если в последние годы в их стоимости произошло какое-либо падение, то его следует приписать улучшенным способам разработки рудников.

en.Но действие это, от какой бы причины оно ни происходило, было медленно и постепенно; мы поэтому испытываем очень мало практических неудобств от того, что общей мерой, в которой исчисляется стоимость всех других вещей, служат золото и серебро. Хотя и они, несомненно, представляют изменчивую меру стоимости, но нет, вероятно, ни одного товара, подверженного меньшим изменениям. Это и другие преимущества, которыми обладают драгоценные металлы, как то: их твердость, ковкость, делимость и многие другие, по праву обеспечили за ними повсюду предпочтительное употребление в качестве денежных материалов цивилизованных стран.

en.Если бы с помощью равных количеств труда, при равных количествах основного капитала, всегда добывались из рудника, не платящего никакой ренты, равные количества золота, оно представляло бы наиболее неизменную меру стоимости, какую мы могли бы иметь по природе вещей [В первом и втором изданиях этот абзац (от "Если бы" до "природы вещей") отсутствует. Вместо него имеется следующий: "Признав все несовершенства, которые свойственны золотым и серебряным деньгам как мере стоимости в зависимости от большего или меньшего количества труда, которое при изменяющихся условиях может быть необходимо для добывания этих металлов, мы считаем себя вправе сделать предположение, что все эти несовершенства были устранены и что одинаковые количества труда могут всегда добыть из рудника, не платившего ренты, одинаковые количества золота. Золото было бы тогда неизменной мерой стоимости".]. Правда, количество золота увеличилось бы вместе со спросом, но стоимость его была бы неизменна, и оно превосходнейшим образом служило бы для измерения изменений в стоимости всех других вещей. В предыдущей части этого труда я уже допустил, что золото одарено таким постоянством, и я буду держаться этого предположения и в следуе-ющей главе. Итак, говоря об изменении цен, мы всегда будем считать, что изменение происходит в товаре, а не в мере, которой измеряется его стоимость.

Chapter 4 On Natural and Market Price/Глава IV. О естественной и рыночной цене

рус.English

рус.In making labour the foundation of the value of commodities, and the comparative quantity of labour which is necessary to their production, the rule which determines the respective quantities of goods which shall be given in exchange for each other, we must not be supposed to deny the accidental and temporary deviations of the actual or market price of commodities from this, their primary and natural price.

рус.In the ordinary course of events, there is no commodity which continues for any length of time to be supplied precisely in that degree of abundance, which the wants and wishes of mankind require, and therefore there is none which is not subject to accidental and temporary variations of price.

рус.It is only in consequence of such variations, that capital is apportioned precisely, in the requisite abundance and no more, to the production of the different commodities which happen to be in demand. With the rise or fall of price, profits are elevated above, or depressed below their general level, and capital is either encouraged to enter into, or is warned to depart from the particular employment in which the variation has taken place.

рус.Whilst every man is free to employ his capital where he pleases, he will naturally seek for it that employment which is most advantageous; he will naturally be dissatisfied with a profit of 10 per cent, if by removing his capital he can obtain a profit of 15 per cent. This restless desire on the part of all the employers of stock, to quit a less profitable for a more advantageous business, has a strong tendency to equalize the rate of profits of all, or to fix them in such proportions, as may in the estimation of the parties, compensate for any advantage which one may have, or may appear to have over the other. It is perhaps very difficult to trace the steps by which this change is effected: it is probably effected, by a manufacturer not absolutely changing his employment, but only lessening the quantity of capital he has in that employment. In all rich countries, there is a number of men forming what is called the monied class; these men are engaged in no trade, but live on the interest of their money, which is employed in discounting bills, or in loans to the more industrious part of the community. The bankers too employ a large capital on the same objects. The capital so employed forms a circulating capital of a large amount, and is employed, in larger or smaller proportions, by all the different trades of a country. There is perhaps no manufacturer, however rich, who limits his business to the extent that his own funds alone will allow: he has always some portion of this floating capital, increasing or diminishing according to the activity of the demand for his commodities. When the demand for silks increases, and that for cloth diminishes, the clothier does not remove with his capital to the silk trade, but he dismisses some of his workmen, he discontinues his demand for the loan from bankers and monied men; while the case of the silk manufacturer is the reverse: he wishes to employ more workmen, and thus his motive for borrowing is increased: he borrows more, and thus capital is transferred from one employment to another, without the necessity of a manufacturer discontinuing his usual occupation. When we look to the markets of a large town, and observe how regularly they are supplied both with home and foreign commodities, in the quantity in which they are required, under all the circumstances of varying demand, arising from the caprice of taste, or a change in the amount of population, without often producing either the effects of a glut from a too abundant supply, or an enormously high price from the supply being unequal to the demand, we must confess that the principle which apportions capital to each trade in the precise amount that it is required, is more active than is generally supposed.

рус.A capitalist, in seeking profitable employment for his funds, will naturally take into consideration all the advantages which one occupation possesses over another. He may therefore be willing to forego a part of his money profit, in consideration of the security, cleanliness, ease, or any other real or fancied advantage which one employment may possess over another.

рус.If from a consideration of these circumstances, the profits of stock should be so adjusted, that in one trade they were 20, in another 25, and in another 30 per cent, they would probably continue permanently with that relative difference, and with that difference only; for if any cause should elevate the profits of one of these trades 10 per cent either these profits would be temporary and would soon again fall back to their usual station, or the profits of the others would be elevated in the same proportion.

рус.The present time appears to be one of the exceptions to the justness of this remark. The termination of the war has so deranged the division which before existed of employments in Europe, that every capitalist has not yet found his place in the new division which has now become necessary.

рус.Let us suppose that all commodities are at their natural price, and consequently that the profits of capital in all employments are exactly at the same rate, or differ only so much as, in the estimation of the parties, is equivalent to any real or fancied advantage which they possess or forego. Suppose now that a change of fashion should increase the demand for silks, and lessen that for woollens; their natural price, the quantity of labour necessary to their production, would continue unaltered, but the market price of silks would rise, and that of woollens would fall; and consequently the profits of the silk manufacturer would be above, whilst those of the woollen manufacturer would be below, the general and adjusted rate of profits. Not only the profits, but the wages of the workmen, would be affected in these employments. This increased demand for silks would however soon be supplied, by the transference of capital and labour from the woollen to the silk manufacture; when the market prices of silks and woollens would again approach their natural prices, and then the usual profits would be obtained by the respective manufacturers of those commodities.

рус.It is then the desire, which every capitalist has, of diverting his funds from a less to a more profitable employment, that prevents the market price of commodities from continuing for any length of time either much above, or much below their natural price. It is this competition which so adjusts the exchangeable value of commodities, that after paying the wages for the labour necessary to their production, and all other expenses required to put the capital employed in its original state of efficiency, the remaining value or overplus will in each trade be in proportion to the value of the capital employed.

рус.In the 7th chap. of the Wealth of Nations, all that concerns this question is most ably treated. Having fully acknowledged the temporary effects which, in particular employments of capital, may be produced on the prices of commodities, as well as on the wages of labour, and the profits of stock, by accidental causes, without influencing the general price of commodities, wages, or profits, since these effects are equally operative in all stages of society, we will leave them entirely out of our consideration, whilst we are treating of the laws which regulate natural prices, natural wages and natural profits, effects totally independent of these accidental causes. In speaking then of the exchangeable value of commodities, or the power of purchasing possessed by any one commodity, I mean always that power which it would possess, if not disturbed by any temporary or accidental cause, and which is its natural price.

en.Русский

en.Но если мы принимаем труд за основу стоимости товаров, а сравнительное количество труда, необходимого для их производства, за регулятор, определяющий соответственные количества товаров, которые должны обмениваться друг на друга, то из этого еще не следует, что мы отрицаем случайные и временные отклонения действительной или рыночной цены товаров от этой их первичной и естественной цены.

en.При обычных условиях нет ни одного товара, который в течение сколько-нибудь долгого времени всегда поставлялся бы как раз в том количестве, какого требуют нужды и желания людей. Нет поэтому ни одного товара, цена которого не подвергалась бы случайным и временным изменениям.

en.Только вследствие таких изменений на производство различных товаров, на которые существует спрос, и уделяется ровно столько капитала, сколько требуется, а не больше. С повышением или падением цен прибыль поднимается выше или опускается ниже общего уровня, и прилив и отлив капитала к известной отрасли промышленности, в которой произошло такое изменение, то поощряется, то задерживается.

en.Если каждый волен употреблять свой капитал как ему угодно, то он, конечно, будет искать для него наиболее выгодного помещения; он, естественно, будет не удовлетворен прибылью в 10%, если, вложив свой капитал и другое дело, он может получить прибыль в 15%. Это неугомонное стремление всех капиталистов оставлять менее прибыльное дело для более прибыльного создает сильную тенденцию приводить ^прибыль всех к одной норме или устанавливать между ними такую пропорцию, какая по расчету заинтересованных сторон уравновешивает действительные или кажущиеся преимущества одних перед другими. Может быть, очень трудно проследить последовательные фазы этого процесса. Для его осуществления, вероятно, вовсе и не требуется, чтобы фабрикант совершенно менял свое дело. Достаточно, чтобы он только уменьшил количество капитала, вложенного в него. Во всех богатых странах есть известное число людей, составляющих так называемый денежный класс. Эти люди сами не связаны с какой-либо отраслью промышленности, но живут на проценты со своих денег, употребляя их на учет векселей или на ссуды их более предприимчивой части общества. Банкиры также употребляют большой капитал на подобного рода операции. Капитал, употребляемый таким образом, составляет оборотный капитал значительного размера, и им пользуются в большей или меньшей пропорции все различные отрасли промышленности страны. Нет, пожалуй, фабриканта, который, как бы богат он ни был, ограничивал бы свое дело теми размерами, какие допускают одни его собственные средства. У него всегда находится некоторая доля этого текущего капитала, которая возрастает или уменьшается в соответствии с интенсивностью спроса на его товары. Когда увеличивается спрос на шелк и уменьшается спрос на сукно, суконщик не переводит своего капитала в шелковую промышленность, а расчитывает часть своих рабочих и сокращает свой спрос на займы у банкиров и денежных людей. С фабрикантом шелка дело обстоит обратно: он хочет иметь больше рабочих, и потому его стремление к займам возрастает; он занимает больше, и капитал таким образом перемещается из одной отрасли в другую без необходимости для фабриканта прекращать свое обычное дело. Когда мы посмотрим на рынки большого города, мы увидим, как регулярно снабжаются они отечественными и иностранными товарами в требуемом количестве при всех условиях меняющегося спроса, зависящего от прихотей вкуса или изменения в величине населения, и как редко происходит переполнение от слишком изобильного предложения или возникает непомерная дороговизна от несоответствия между спросом и предложением, и мы должны будем признать, что принцип, регулирующий распределение капитала между всеми отраслями промышленности в требуемых размерах, проявляет свое действие гораздо сильнее, чем это обыкновенно полагают.

en.Капиталист, ищущий прибыльного применения для своих средств, естественно, будет принимать в соображение все преимущества одного занятия перед другим. Поэтому он может поступиться частью своей денежной прибыли ради верности помещения, опрятности, легкости или какой-либо другой действительной или воображаемой выгоды, которыми одно занятие отличается от другого.

en.Если, принимая во внимание все эти обстоятельства, прибыль на капитал установилась так, что в одной отрасли она составляет 20%, в другой ѓ 25, в третьей ѓ 30%, то, вероятно, такая относительная разница между ними, и только эта разница, будет сохраняться все время. Ибо если в силу какой-нибудь причины прибыль в одной из этих отраслей повысилась бы на 10%, то или это увеличение было бы временным и прибыль скоро вернулась бы к своей обычной норме, или же прибыль в прочих отраслях повысилась бы в той же пропорции.

en.[Настоящее время является, по-видимому, одним из исключений по отношению к правильности этого замечания. Окончание войны настолько нарушило прежде существовавшее разделение занятий в Европе, что не каждый еще капиталист отыскал свое место при новом разделении, ставшем теперь необходимым [Эта вставка сделана только в третьем издании.]].

en.Предположим, что все товары продаются по своей естественной цене и что, следовательно, нормы прибыли на капитал во всех занятиях одинаковы или же разнятся лишь постольку, поскольку разница, по мнению заинтересованных сторон, компенсируется какой-либо действительной или воображаемой выгодой, которой они обладают или от которой отказываются. Предположим теперь, что перемена моды увеличит спрос на шелковые и уменьшит спрос на шерстяные изделия; их естественная цена, количество труда, необходимого для их производства, останутся без изменения, но рыночная цена шелковых изделий поднимется, а шерстяных ѓ упадет. Вследствие этого прибыль фабриканта шелка будет выше, а фабриканта шерсти ѓ ниже общей и сложившейся нормы. Это отразится не только на прибыли, но и на заработной плате рабочих в этих отраслях. Однако этот возросший спрос на шелковые изделия скоро будет покрыт предложением благодаря перемещению капитала и труда из шерстяного производства в шелковое тогда рыночные цены шелковых и шерстяных изделий снова приблизятся к их естественным ценам, и фабриканты этих товаров будут получать каждый свою обычную прибыль.

en.Таким образом, стремление каждого капиталиста извлекать свои фонды из менее прибыльного и помещать в более прибыльное дело не позволяет рыночной цене товаров надолго оставаться или много выше или много ниже их естественной цены. Именно конкуренция устанавливает меновую стоимость товаров на таком уровне, при котором после выдачи заработной платы за труд, необходимый для их производства, и покрытия всех прочих расходов, требующихся для того, чтобы применяемый капитал сохранял состояние своей первоначальной пригодности, остаток стоимости или избыток ее будет в каждой отрасли пропорционален стоимости затраченного капитала.

en.В седьмой главе "Богатства народов" ["О естественной и рыночной цене товаров", кн. I, гл. VII.]весь этот вопрос прекрасно исследован. Мы вполне признаем временное влияние, которое случайные причины могут оказывать на цены товаров, а также на заработную плату и прибыль на капитал в отдельных отраслях промышленности. Но так как это влияние не затрагивает общего уровня цен товаров, заработной платы или прибыли и одинаково действует на всех стадиях общественного развития, то мы совершенно не будем принимать его во внимание при изучении законов, управляющих естественными ценами, естественной заработной платой и естественной прибылью, ѓ явлениями, совершенно не зависящими от этих случайных причин. Итак, говоря о меновой стоимости или покупательной силе того или другого товара, я всегда разумею ту покупательную силу, которой он обладал бы, если бы она не нарушалась временными или случайными причинами, и которая представляет его естественную цену.

Chapter 5 Of Wages/Глава V. О заработной плате

рус.English

рус.Labour, like all other things which are purchased and sold, and which may be increased or diminished in quantity, has its natural and its market price. The natural price of labour is that price which is necessary to enable the labourers, one with another, to subsist and to perpetuate their race, without either increase or diminution.

рус.The power of the labourer to support himself, and the family which may be necessary to keep up the number of labourers, does not depend on the quantity of money which he may receive for wages, but on the quantity of food, necessaries, and conveniences become essential to him from habit, which that money will purchase. The natural price of labour, therefore, depends on the price of the food, necessaries, and conveniences required for the support of the labourer and his family. With a rise in the price of food and necessaries, the natural price of labour will rise; with the fall in their price, the natural price of labour will fall.

рус.With the progress of society the natural price of labour has always a tendency to rise, because one of the principal commodities by which its natural price is regulated, has a tendency to become dearer, from the greater difficulty of producing it. As, however, the improvements in agriculture, the discovery of new markets, whence provisions may be imported, may for a time counteract the tendency to a rise in the price of necessaries, and may even occasion their natural price to fall, so will the same causes produce the correspondent effects on the natural price of labour.

рус.The natural price of all commodities, excepting raw produce and labour, has a tendency to fall, in the progress of wealth and population; for though, on one hand, they are enhanced in real value, from the rise in the natural price of the raw material of which they are made, this is more than counterbalanced by the improvements in machinery, by the better division and distribution of labour, and by the increasing skill, both in science and art, of the producers.

рус.The market price of labour is the price which is really paid for it, from the natural operation of the proportion of the supply to the demand; labour is dear when it is scarce, and cheap when it is plentiful. However much the market price of labour may deviate from its natural price, it has, like commodities, a tendency to conform to it.

рус.It is when the market price of labour exceeds its natural price, that the condition of the labourer is flourishing and happy, that he has it in his power to command a greater proportion of the necessaries and enjoyments of life, and therefore to rear a healthy and numerous family. When, however, by the encouragement which high wages give to the increase of population, the number of labourers is increased, wages again fall to their natural price, and indeed from a re-action sometimes fall below it.

рус.When the market price of labour is below its natural price, the condition of the labourers is most wretched: then poverty deprives them of those comforts which custom renders absolute necessaries. It is only after their privations have reduced their number, or the demand for labour has increased, that the market price of labour will rise to its natural price, and that the labourer will have the moderate comforts which the natural rate of wages will afford.

рус.Notwithstanding the tendency of wages to conform to their natural rate, their market rate may, in an improving society, for an indefinite period, be constantly above it; for no sooner may the impulse, which an increased capital gives to a new demand for labour be obeyed, than another increase of capital may produce the same effect; and thus, if the increase of capital be gradual and constant, the demand for labour may give a continued stimulus to an increase of people.

рус.Capital is that part of the wealth of a country which is employed in production, and consists of food, clothing, tools, raw materials, machinery, &c. necessary to give effect to labour.

рус.Capital may increase in quantity at the same time that its value rises. An addition may be made to the food and clothing of a country, at the same time that more labour may be required to produce the additional quantity than before; in that case not only the quantity, but the value of capital will rise.

рус.Or capital may increase without its value increasing, and even while its value is actually diminishing; not only may an addition be made to the food and clothing of a country, but the addition may be made by the aid of machinery, without any increase, and even with an absolute diminution in the proportional quantity of labour required to produce them. The quantity of capital may increase, while neither the whole together, nor any part of it singly, will have a greater value than before, but may actually have a less.

рус.In the first case, the natural price of labour, which always depends on the price of food, clothing, and other necessaries, will rise; in the second, it will remain stationary, or fall; but in both cases the market rate of wages will rise, for in proportion to the increase of capital will be the increase in the demand for labour; in proportion to the work to be done will be the demand for those who are to do it.

рус.In both cases too the market price of labour will rise above its natural price; and in both cases it will have a tendency to conform to its natural price, but in the first case this agreement will be most speedily effected. The situation of the labourer will be improved, but not much improved; for the increased price of food and necessaries will absorb a large portion of his increased wages; consequently a small supply of labour, or a trifling increase in the population, will soon reduce the market price to the then increased natural price of labour.

рус.In the second case, the condition of the labourer will be very greatly improved; he will receive increased money wages, without having to pay any increased price, and perhaps even a diminished price for the commodities which he and his family consume; and it will not be till after a great addition has been made to the population, that the market price of labour will again sink to its then low and reduced natural price.

рус.Thus, then, with every improvement of society, with every increase in its capital, the market wages of labour will rise; but the permanence of their rise will depend on the question, whether the natural price of labour has also risen; and this again will depend on the rise in the natural price of those necessaries on which the wages of labour are expended.

рус.It is not to be understood that the natural price of labour, estimated even in food and necessaries, is absolutely fixed and constant. It varies at different times in the same country, and very materially differs in different countries.(14*)

рус.[14. "The shelter and the clothing which are indispensable in one country may be no way necessary in another; and a labourer in Hindostan may continue to work with perfect vigour, though receiving, as his natural wages, only such a supply of covering as would be insufficient to preserve a labourer in Russia from perishing. Even in countries situated in the same climate, different habits of living will often occasion variations in the natural price of labour, as considerable as those which are produced by natural causes." -- p. 68. An Essay on the External Corn Trade, by Robert Torrens, Esq. The whole of this subject is most ably illustrated by Colonel Torrens.]

рус.It essentially depends on the habits and customs of the people. An English labourer would consider his wages under their natural rate, and too scanty to support a family, if they enabled him to purchase no other food than potatoes, and to live in no better habitation than a mud cabin; yet these moderate demands of nature are often deemed sufficient in countries where 'man's life is cheap', and his wants easily satisfied. Many of the conveniences now enjoyed in an English cottage, would have been thought luxuries at an earlier period of our history.

рус.From manufactured commodities always falling, and raw produce always rising, with the progress of society, such a disproportion in their relative value is at length created, that in rich countries a labourer, by the sacrifice of a very small quantity only of his food, is able to provide liberally for all his other wants.

рус.Independently of the variations in the value of money, which necessarily affect money wages, but which we have here supposed to have no operation, as we have considered money to be uniformly of the same value, it appears then that wages are subject to a rise or fall from two causes:

рус. 1st. The supply and demand of labourers.

рус.2dly. The price of the commodities on which the wages of labour are expended.

рус. In different stages of society, the accumulation of capital, or of the means of employing labour, is more or less rapid, and must in all cases depend on the productive powers of labour. The productive powers of labour are generally greatest when there is an abundance of fertile land: at such periods accumulation is often so rapid, that labourers cannot be supplied with the same rapidity as capital.

рус.It has been calculated, that under favourable circumstances population may be doubled in twenty-five years; but under the same favourable circumstances, the whole capital of a country might possibly be doubled in a shorter period. In that case, wages during the whole period would have a tendency to rise, because the demand for labour would increase still faster than the supply.

рус.In new settlements, where the arts and knowledge of countries far advanced in refinement are introduced, it is probable that capital has a tendency to increase faster than mankind: and if the deficiency of labourers were not supplied by more populous countries, this tendency would very much raise the price of labour. In proportion as these countries become populous, and land of a worse quality is taken into cultivation, the tendency to an increase of capital diminishes; for the surplus produce remaining, after satisfying the wants of the existing population, must necessarily be in proportion to the facility of production, viz. to the smaller number of persons employed in production. Although, then, it is probable, that under the most favourable circumstances, the power of production is still greater than that of population, it will not long continue so; for the land being limited in quantity, and differing in quality, with every increased portion of capital employed on it, there will be a decreased rate of production, whilst the power of population continues always the same.

рус.In those countries where there is abundance of fertile land, but where, from the ignorance, indolence, and barbarism of the inhabitants, they are exposed to all the evils of want and famine, and where it has been said that population presses against the means of subsistence, a very different remedy should be applied from that which is necessary in long settled countries, where, from the diminishing rate of the supply of raw produce, all the evils of a crowded population are experienced. In the one case, the evil proceeds from bad government, from the insecurity of property, and from a want of education in all ranks of the people. To be made happier they require only to be better governed and instructed, as the augmentation of capital, beyond the augmentation of people, would be the inevitable result. No increase in the population can be too great, as the powers of production are still greater. In the other case, the population increases faster than the funds required for its support. Every exertion of industry, unless accompanied by a diminished rate of increase in the population, will add to the evil, for production cannot keep pace with it.

рус.With a population pressing against the means of subsistence, the only remedies are either a reduction of people, or a more rapid accumulation of capital. In rich countries, where all the fertile land is already cultivated, the latter remedy is neither very practicable nor very desirable, because its effect would be, if pushed very far, to render all classes equally poor. But in poor countries, where there are abundant means of production in store, from fertile land not yet brought into cultivation, it is the only safe and efficacious means of removing the evil, particularly as its effect would be to elevate all classes of the people.

рус.The friends of humanity cannot but wish that in all countries the labouring classes should have a taste for comforts and enjoyments, and that they should be stimulated by all legal means in their exertions to procure them. There cannot be a better security against a superabundant population.

рус.

рус.1 In those countries, where the labouring classes have the fewest wants, and are contented with the cheapest food, the people are exposed to the greatest vicissitudes and miseries. They have no place of refuge from calamity; they cannot seek safety in a lower station; they are already so low, that they can fall no lower. On any deficiency of the chief article of their subsistence, there are few substitutes of which they can avail themselves, and dearth to them is attended with almost all the evils of famine.

рус.In the natural advance of society, the wages of labour will have a tendency to fall, as far as they are regulated by supply and demand; for the supply of labourers will continue to increase at the same rate, whilst the demand for them will increase at a slower rate. If, for instance, wages were regulated by a yearly increase of capital, at the rate of 2 per cent, they would fall when it accumulated only at the rate of 1 1/2 per cent. They would fall still lower when it increased only at the rate of 1, or 1/2 per cent, and would continue to do so until the capital became stationary, when wages also would become stationary, and be only sufficient to keep up the numbers of the actual population. I say that, under these circumstances, wages would fall, if they were regulated only by the supply and demand of labourers; but we must not forget, that wages are also regulated by the prices of the commodities on which they are expended.

рус.As population increases, these necessaries will be constantly rising in price, because more labour will be necessary to produce them. If, then, the money wages of labour should fall, whilst every commodity on which the wages of labour were expended rose, the labourer would be doubly affected, and would be soon totally deprived of subsistence. Instead, therefore, of the money wages of labour falling, they would rise; but they would not rise sufficiently to enable the labourer to purchase as many comforts and necessaries as he did before the rise in the price of those commodities. If his annual wages were before г24, or six quarters of corn when the price was г4 per quarter, he would probably receive only the value of five quarters when corn rose to г5 per quarter. But five quarters would cost г25; he would therefore receive an addition in his money wages, though with that addition he would be unable to furnish himself with the same quantity of corn and other commodities, which he had before consumed in his family.

рус.Notwithstanding, then, that the labourer would be really worse paid, yet this increase in his wages would necessarily diminish the profits of the manufacturer; for his goods would sell at no higher price, and yet the expense of producing them would be increased. This, however, will be considered in our examination into the principles which regulate profits.

рус.It appears, then, that the same cause which raises rent, namely, the increasing difficulty of providing an additional quantity of food with the same proportional quantity of labour, will also raise wages; and therefore if money be of an unvarying value, both rent and wages will have a tendency to rise with the progress of wealth and population.

рус.But there is this essential difference between the rise of rent and the rise of wages. The rise in the money value of rent is accompanied by an increased share of the produce; not only is the landlord's money rent greater, but his corn rent also; he will have more corn, and each defined measure of that corn will exchange for a greater quantity of all other goods which have not been raised in value. The fate of the labourer will be less happy; he will receive more money wages, it is true, but his corn wages will be reduced; and not only his command of corn, but his general condition will be deteriorated, by his finding it more difficult to maintain the market rate of wages above their natural rate. While the price of corn rises 10 per cent, wages will always rise less than 10 per cent, but rent will always rise more; the condition of the labourer will generally decline, and that of the landlord will always be improved.

рус.When wheat was at г4 per quarter, suppose the labourer's wages to be г24 per annum, or the value of six quarters of wheat, and suppose half his wages to be expended on wheat, and the other half, or г12, on other things.

рус.He would receive

рус. г24 14s.

рус.г25 10s.

рус.г26 8s.

рус.г27 8s. 6d.

рус. when wheat was at

рус. г4 4s. 8d. г4 10s. г4 16s. г5 2s. 10d.

рус. or the value of

рус. 5.83 qrs. 5.66 qrs. 5.50 qrs. 5.33 qrs.

рус. He would receive these wages to enable him to live just as well, and no better, than before; for when corn was at г4 per quarter, he would expend for three quarters of corn, at г4 per quarter ...... г12 and on other thing ..... г12

рус. г24

рус. When wheat was г4 4s. 8d., three quarters, which he and his family consumed, would cost him... г12 14s. other things not altered in price... г12

рус. г24 14s.

рус.When at г4 10s., three quarters of wheat would cost г13 10s. and other things г12.

рус.г25 10s.

рус.When at г4 16s., three quarters of wheat... г14 8s. Other things г12

рус.г26 8s.

рус.When at г5 2s. 10d. three quarters of wheat would cost г15 8s. 6d. Other things г12

рус.г27 8s. 6d.

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.

рус.In proportion as corn became dear, he would receive less corn wages, but his money wages would always increase, whilst his enjoyments, on the above supposition, would be precisely the same. But as other commodities would be raised in price in proportion as raw produce entered into their composition, he would have more to pay for some of them. Although his tea, sugar, soap, candles, and house rent, would probably be no dearer, he would pay more for his bacon, cheese, butter, linen, shoes, and cloth; and therefore, even with the above increase of wages, his situation would be comparatively worse. But it may be said that I have been considering the effect of wages on price, on the supposition that gold, or the metal from which money is made, is the produce of the country in which wages varied; and that the consequences which I have deduced agree little with the actual state of things, because gold is a metal of foreign production. The circumstance, however, of gold being a foreign production, will not invalidate the truth of the argument, because it may be shewn, that whether it were found at home, or were imported from abroad, the effects ultimately and, indeed, immediately would be the same.

рус.When wages rise, it is generally because the increase of wealth and capital have occasioned a new demand for labour, which will, infallibly be attended with an increased production of commodities. To circulate these additional commodities, even at the same prices as before, more money is required, more of this foreign commodity from which money is made, and which can only be obtained by importation. Whenever a commodity is required in greater abundance than before, its relative value rises comparatively with those commodities with which its purchase is made. If more hats were wanted, their price would rise, and more gold would be given for them. If more gold were required, gold would rise, and hats would fall in price, as a greater quantity of hats and of all other things would then be necessary to purchase the same quantity of gold. But in the case supposed, to say that commodities will rise, because wages rise, is to affirm a positive contradiction; for we first say that gold will rise in relative value in consequence of demand, and secondly, that it will fall in relative value because prices will rise, two effects which are totally incompatible with each other. To say that commodities are raised in price, is the same thing as to say that money is lowered in relative value; for it is by commodities that the relative value of gold is estimated. If then all commodities rose in price, gold could not come from abroad to purchase those dear commodities, but it would go from home to be employed with advantage in purchasing the comparatively cheaper foreign commodities. It appears, then, that the rise of wages will not raise the prices of commodities, whether the metal from which money is made be produced at home or in a foreign country. All commodities cannot rise at the same time without an addition to the quantity of money. This addition could not be obtained at home, as we have already shewn; nor could it be imported from abroad. To purchase any additional quantity of gold from abroad, commodities at home must be cheap, not dear. The importation of gold, and a rise in the price of all home-made commodities with which gold is purchased or paid for, are effects absolutely incompatible. The extensive use of paper money does not alter this question, for paper money conforms, or ought to conform, to the value of gold, and therefore its value is influenced by such causes only as influence the value of that metal.

рус.These then are the laws by which wages are regulated, and by which the happiness of far the greatest part of every community is governed. Like all other contracts, wages should be left to the fair and free competition of the market, and should never be controlled by the interference of the legislature.

рус.The clear and direct tendency of the poor laws, is in direct opposition to these obvious principles: it is not, as the legislature benevolently intended, to amend the condition of the poor, but to deteriorate the condition of both poor and rich; instead of making the poor rich, they are calculated to make the rich poor; and whilst the present laws are in force, it is quite in the natural order of things that the fund for the maintenance of the poor should progressively increase, till it has absorbed all the net revenue of the country, or at least so much of it as the state shall leave to us, after satisfying its own never failing demands for the public expenditure.(15*)

рус.[15. With Mr Buchanan in the following passage, if it refers to temporary states of misery, I so far agree, that 'the great evil of the labourer's condition is poverty, arising either from a scarcity of food or of work; and in all countries, laws without number have been enacted for his relief. But there are miseries in the social state which legislation cannot relieve; and it is useful therefore to know its limits, that we many not, by aiming at what is impracticable, miss the good which is really in our power.' Buchanan, page 61.]

рус.This pernicious tendency of these laws is no longer a mystery, since it has been fully developed by the able hand of Mr Malthus; and every friend to the poor must ardently wish for their abolition. Unfortunately, however, they have been so long established, and the habits of the poor have been so formed upon their operation, that to eradicate them with safety from our political system, requires the most cautious and skilful management. It is agreed by all who are most friendly to a repeal of these laws, that if it be desirable to prevent the most overwhelming distress to those for whose benefit they were erroneously enacted, their abolition should be effected by the most gradual steps.

рус.It is a truth which admits not a doubt, that the comforts and well- being of the poor cannot be permanently secured without some regard on their part, or some effort on the part of the legislature, to regulate the increase of their numbers, and to render less frequent among them early and improvident marriages. The operation of the system of poor laws has been directly contrary to this. They have rendered restraint superfluous, and have invited imprudence, by offering it a portion of the wages of prudence and industry.(16*)

рус.[16. The progress of knowledge manifested upon this subject in the House of Commons since 1796, has happily not been very small, as may be seen by contrasting the late report of the committee on the poor laws, and the following sentiments of Mr Pitt, in that year. "Let us," said he, "make relief in cases where there are a number of children a matter or right and honour, instead of a ground of opprobrium and contempt. This will make a large family a blessing, and not a curse; and this will draw a proper line of distinction between those who are able to provide for themselves by their labour, and those who after having enriched their country with a number of children, have a claim upon the assistance for support." -- Hansard's Parliamentary History, vol. 32, page 710.]

рус.The nature of the evil points out the remedy. By gradually contracting the sphere of the poor laws; by impressing on the poor the value of independence, by teaching them that they must look not to systematic or casual charity, but to their own exertions for support, that prudence and forethought are neither unnecessary nor unprofitable virtues, we shall by degrees approach a sounder and more healthful state.

рус.No scheme for the amendment of the poor laws merits the least attention, which has not their abolition for its ultimate object; and he is the best friend to the poor, and to the cause of humanity, who can point out how this end can be attained with the most security, and at the same time with the least violence. It is not by raising in any manner different from the present, the fund from which the poor are supported, that the evil can be mitigated. It would not only be no improvement, but it would be an aggravation of the distress which we wish to see removed, if the fund were increased in amount, or were levied according to some late proposals, as a general fund from the country at large. The present mode of its collection and application has served to mitigate its pernicious effects. Each parish raises a separate fund for the support of its own poor. Hence it becomes an object of more interest and more practicability to keep the rates low, than if one general fund were raised for the relief of the poor of the whole kingdom. A parish is much more interested in an economical collection of the rate, and a sparing distribution of relief, when the whole saving will be for its own benefit, than if hundreds of other parishes were to partake of it.

рус.It is to this cause, that we must ascribe the fact of the poor laws not having yet absorbed all the net revenue of the country; it is to the rigour with which they are applied, that we are indebted for their not having become overwhelmingly oppressive. If by law every human being wanting support could be sure to obtain it, and obtain it in such a degree as to make life tolerably comfortable, theory would lead us to expect that all other taxes together would be light compared with the single one of poor rates.

рус.The principle of gravitation is not more certain than the tendency of such laws to change wealth and power into misery and weakness; to call away the exertions of labour from every object, except that of providing mere subsistence; to confound all intellectual distinction; to busy the mind continually in supplying the body's wants; until at last all classes should be infected with the plague of universal poverty. Happily these laws have been in operation during a period of progressive prosperity, when the funds for the maintenance of labour have regularly increased, and when an increase of population would be naturally called for. But if our progress should become more slow; if we should attain the stationary state, from which I trust we are yet far distant, then will the pernicious nature of these laws become more manifest and alarming. and then, too, will their removal be obstructed by many additional difficulties.

en.Русский

en.Как и все другие предметы, которые покупаются и продаются и количество которых может увеличиваться или уменьшаться, труд имеет свою естественную и свою рыночную цену. Естественной ценой труда является та, которая необходима, чтобы рабочие имели возможность существовать и продолжать свой род без увеличения или уменьшения их числа.

en.Способность рабочего содержать себя и семью так, чтобы число рабочих не уменьшалось, зависит не от количества денег, которое он получает в виде заработной платы, а от количества пищи, предметов жизненной необходимости и комфорта, ставшего для него насущным в силу привычки, которые можно купить за эти деньги. Поэтому естественная цена труда зависит от цены пищи, предметов насущной необходимости и удобств, требующихся для содержания рабочего и его семьи. С повышением цены пищи и предметов жизненной необходимости естественная цена труда поднимется, с падением их цены ѓ упадет.

en.С прогрессом общества естественная цена труда всегда имеет тенденцию повышаться, потому что один из главных товаров, которым регулируется его естественная цена, имеет тенденцию становиться дороже, в зависимости от возрастающей трудности его производства. Однако, поскольку усовершенствования в земледелии и открытие новых рынков, откуда можно получать жизненные припасы, могут временно ослаблять тенденцию к повышению цены предметов насущной необходимости и даже вызвать падение их естественной цены, эти же самые причины будут оказывать соответствующее действие и на естественную цену труда.

en.Естественная цена всех товаров, кроме сырья и труда, имеет тенденцию падать с прогрессом богатства и населения. Ибо, хотя, с одной стороны, их действительная стоимость повышается вследствие повышения естественной цены сырого материала, из которого они сделаны, с другой, это повышение более чем уравновешивается усовершенствованиями в машинах, лучшим разделением и распределением труда и мастерством производителей, растущим вместе с прогрессом науки и техники.

en.Рыночная цена труда есть та цена, которая действительно платится за него в силу естественного действия отношения между предложением и спросом: труд дорог, когда он редок, и дешев, когда имеется в изобилии. Но как бы рыночная цена труда ни отклонялась от естественной цены его, она, подобно цене товаров, имеет тенденцию сообразоваться с нею.

en.Когда рыночная цена труда превышает его естественную цену, рабочий достигает цветущего и счастливого положения, он располагает большим количеством предметов необходимости и житейского удобства и может поэтому вскормить здоровое и многочисленное потомство. Но когда вследствие поощрения к размножению, которое дает высокая заработная плата, число рабочих возрастает, заработная плата опять падает до своей естественной цены. Она может иногда, в силу реакции, упасть ниже последней.

en.Когда рыночная цена труда ниже его естественной цены, положение рабочих в высшей степени печально: бедность лишает их тогда тех предметов комфорта, которые привычка делает абсолютно необходимыми. Лишь после того как лишения сократят их число или спрос на труд увеличится, рыночная цена труда поднимается до его естественной цены, и рабочий будет пользоваться умеренным комфортом, который доставляет ему естественная норма заработной платы.

en.Несмотря на тенденцию заработной платы сообразоваться с ее естественной нормой, рыночная норма заработной платы может быть в прогрессирующем обществе выше естественной в течение неопределенного периода: едва только скажется действие импульса, который увеличение капитала дает новому спросу на труд, дальнейшее увеличение капитала может произвести такое же действие. Таким образом, если капитал будет постепенно и постоянно расти, то спрос на труд может давать непрерывный стимул к росту населения.

en.Капитал есть та часть богатства страны, которая употребляется в производстве и состоит из пищи, одежды, инструментов, сырых материалов, машин и пр., необходимых, чтобы привести в движение труд.

en.Количество капитала может возрастать одновременно с повышением его стоимости. Может увеличиться количество пищи и одежды в стране, в то самое время как для производства добавочного количества их требуется больше труда, чем прежде; в таком случае увеличится не только количество капитала, но и его стоимость.

en.Или же количество капитала может увеличиться, а стоимость его остается без изменения или даже фактически уменьшается; может даже увеличиться количество пищи и одежды в стране, но благодаря машинам это добавочное количество может быть получено без всякого увеличения и даже при абсолютном уменьшении соответственного количества труда, необходимого для его производства. Количество капитала может возрасти, и в то же время стоимость его в целом или отдельных его частей не станет большей, чем прежде [или даже фактически уменьшится] [Вставка во втором и третьем изданиях.] .

en.В первом случае естественная цена [труда] [В первом издании "заработной платы".], которая всегда зависит от цены пищи, одежды и других предметов насущной необходимости, повысится, во втором ѓ она или останется без перемены или упадет, но в обоих случаях рыночная норма заработной платы повысится, потому что пропорционально возрастанию капитала возрастает и спрос на труд. Пропорционально работе, которую надо выполнить, будет расти и спрос на тех, кто должен выполнять ее.

en.Сверх того в обоих случаях рыночная цена труда поднимется выше его естественной цены, и в обоих случаях она будет иметь тенденцию сообразоваться с его естественной ценой, но в особенности быстро это приспособление совершится в первом случае. Положение рабочего улучшится, но ненамного, потому что возросшая цена пищи и предметов жизненной необходимости поглотит значительную долю его возросшей заработной платы. Поэтому небольшое предложение труда или незначительное увеличение населения скоро сведет рыночную цену труда к его естественной цене, которая в этом случае возрастает.

en.Во втором случае положение рабочего улучшится весьма значительно; он будет получать увеличенную денежную плату, не будучи вынужден платить повышенную цену за товары, которые потребляют он и его семья, а, пожалуй, будет даже платить за них меньшую цену. И только после того, как население значительно увеличится, рыночная цена [труда] [В первом издании ѓ "заработной платы".] опять будет сведена к [его] [В первом издании ѓ "их".] естественной низкой цене, которая в этом случае уменьшается.

en.Таким образом, с поступательным движением общества, с каждым возрастанием его капитала рыночная заработная плата будет повышаться, но длительность этого повышения будет зависеть от того, повысилась ли также и естественная цена [труда] [В первом издании ѓ "заработной платы".]. А это опять-таки будет зависеть от повышения естественной цены тех предметов жизненной необходимости, на которые расходуется заработная плата труда.

en.Не следует думать, что естественная цена [труда] [То же.], даже поскольку она измеряется в пище и предметах насущной необходимости, абсолютно неподвижна и постоянна. Она изменяется в разные времена в одной и той же стране и очень существенно различается в разных странах.

en.["Жилище и одежда, необходимые в одной стране, могут быть вовсе не нужны в другой. В Индостане рабочий может постоянно работать и сохранять всю свою работоспособность, получая в качестве естественной заработной платы такие жилища и одежду, каких в России было бы недостаточно для предохранения рабочего от гибели. Даже в странах, расположенных в одном и том же климате, различия в образе жизни часто вызывают различия в естественной цене труда, столь же значительные, как и различия, вызванные естественными причинами" (Торренс Р. Опыты о внешней торговле хлебом, стр. 68). Вся проблема весьма умело освещена полковником Торренсом. [Это примечание только во втором и третьем изданиях.]]

en.Она зависит главным образом от нравов и обычаев народа. Английский рабочий считал бы, что его заработная плата стоит ниже ее естественной нормы и слишком скудна для содержания семьи, если она не позволяет ему покупать иной пищи, кроме картофеля, и жить в лучшем жилище, чем мазанка, но эти скромные естественные потребности часто считаются достаточными в странах, где "жизнь человек дешева" и его нужды легко удовлетворяются. Многие из удобств, которые теперь имеются в английском коттедже, считались бы роскошью в более ранний период нашей истории.

en.Вместе с развитием общества цена промышленных товаров постоянно падает, а сырого продукта ѓ постоянно повышается; в конце концов создается такое несоответствие между относительной стоимостью этих товаров, что в богатых странах рабочий, пожертвовав лишь небольшим количеством своей пищи, может с избытком покрыть все свои прочие нужды.

en.Независимо от изменений в стоимости денег, которые необходимо отражаются на [денежной] [Вставка в третьем издании.] заработной плате, но на действие которых мы до сих пор не обращали внимания, так как принимали, что деньги постоянно имеют одинаковую стоимость, заработная плата, [по-видимому] [Вставка во втором и третьем изданиях.], подвержена повышению или падению в силу двух причин:.

en.1) предложения и спроса на рабочие руки;

en.2) цены товаров, на которые расходуется заработная плата.

en.На разных стадиях общественного развития накопление капитала или средств применения труда идет с большей или меньшей быстротой и должно во всех случаях зависеть от производительных сил труда. Производительные силы труда, как правило, выше всего тогда, когда имеется в изобилии плодородная земля: в такие периоды накопление часто идет так быстро, что роет предложения рабочих отстает от роста предложения капитала.

en.Было вычислено, что при благоприятных условиях население может удвоиться в 25 лет, но при таких же благоприятных условиях весь капитал страны может, пожалуй, удвоиться в более короткий период. В таком случае заработная плата в течение всего этого перийда будет иметь тенденцию повышаться, потому что спрос на труд будет возрастать еще быстрее, чем предложение.

en.В новых поселениях, в которых вводятся ремесла и знания более цивилизованных стран, капитал, вероятно, имеет тенденцию возрастать быстрее, чем размножаются люди. И если недобор рабочих не будет покрыт приливом их из более населенных стран, то эта тенденция будет сильно повышать цену труда. По мере того как такие страны заселяются и поступает в обработку земля худшего качества, тенденция капитала к возрастанию уменьшается; это объясняется тем, что избыточный продукт, остающийся после покрытия нужд существующего населения, должен быть по необходимости пропорционален легкости производства, т.е. меньшему числу лиц, занятых в производстве. Следовательно, хотя при самых благоприятных обстоятельствах возможность роста производительных сил, вероятно, превосходит способность населения к размножению, долго такое состояние продолжаться не может, потому что при ограниченности количества земли и неодинаковом качестве производительность ее с каждым новым увеличением капитала, прилагаемого к ней, будет понижаться, тогда как способность населения к размножению продолжает оставаться прежней.

en.В тех странах, где плодородная земля имеется в изобилии, но где в силу невежества, беспечности и варварства население подвергается всем бедствиям нужды и голода, где, как говорится, население давит на средства существования, нужны совсем другие средства исцеления, чем в давно заселенных странах, которые испытывают все бедствия перенаселения вследствие уменьшения нормы предложения сырых продуктов. [В одном случае зло происходит от дурного управления, от неуверенности в положении собственности и от недостатка образования во всех слоях народа. Чтобы последний стал счастливее, надо только улучшить систему управления и обучения, и тогда капитал неизбежно будет увеличиваться быстрее, чем население. Никакое увеличение населения не может быть слишком большим, так как производительные силы увеличиваются еще больше. В другом случае население растет быстрее средств, требующихся для его содержания. Всякое напряжение трудолюбия, поскольку оно не сопровождается уменьшением нормы прироста населения, только увеличит зло, ибо производство не может поспевать за населением.

en.Когда население давит на средства существования, единственными средствами исцеления являются или уменьшение населения или более быстрое накопление капитала. В богатых странах, где вся плодородная земля уже поступила в обработку, последнее средство и не очень практично, и не весьма желательно, потому что результатом его при слишком усердном применении будет одинаковое обнищание всех классов. Но в бедных странах, где средства производства имеются в изобилии, потому что еще не вся плодородная земля возделывается, это ѓ единственно верное и действительное средство для искоренения зла, тем более что результатом его явится улучшение положения всех классов населения.

en.Друзья человечества могут только желать, чтобы во всех странах рабочие классы развивали в себе потребность в комфорте и развлечениях и чтобы усилия добиться их были поощряемы всеми законными средствами. Нет лучшей гарантии против перенаселения] [В первом издании Рикардо стоял на несколько иной точке зрения. Вместо строк "В одном случае зло происходит" до "Нет лучшей гарантии против перенаселения" Рикардо писал: "Нищета происходит от лени народа. Чтобы последний стал счастливее, он нуждается только в стимуле к трудолюбию. При таком трудолюбии' никакое увеличение населения не может быть слишком большим, так как . производительные силы увеличиваются еще больше. В другом случае население растет быстрее средств, требующихся для его содержания. Всякое напряжение трудолюбия, поскольку оно не сопровождается, уменьшением нормы прироста населения, только увеличит зло, ибо производство не может поспевать за населением. В некоторых странах Европы р во многих странах Азии, а также на южноокеанских островах народ бедствует от плохого управления или от привычки к беспечности, заставляющих его предпочитать имеющиеся удобства и бездеятельность, хотя и без гарантии против нужды, 'умеренному трудолюбию с изобилием пищи и предметов жизненной необходимости. Уменьшая население этих стран, мы им не окажем никакой помощи, ибо производство будет уменьшаться в такой же, если еще не в большей пропорции. Средство против зла, от которого страдают Польша и Ирландия, так же как и средство против зла, испытываемого на южноокеанских островах, заключается в том, чтобы стимулировать трудолюбие, создать новые потребности и развить новые вкусы; ибо эти страны должны накоплять гораздо большее количество капитала до тех пор, пока уменьшенная норма производства сделает рост капитала необходимо менее быстрым, чем рост населения. Легкость, с которой удовлетворяются нужды ирландцев, дозволяет этому народу проводить большую часть своего времени в лености; если бы население уменьшилось, это зло возросло бы, потому что повысилась бы заработная плата, и вследствие этого рабочий имел бы возможность получить в обмен на еще меньшую часть своего труда все, что требуется для удовлетворения его умеренных потребностей.

en.Создайте у ирландского рабочего вкус к комфорту и удовольствиям, которые привычка сделала существенно необходимыми для английского рабочего, и он будет тогда согласен посвятить еще какую-то часть своего времени производству, чтобы иметь возможность получить их. Тогда будут добываться не только все добываемые теперь средства пропитания, но и большая добавочная стоимость при производстве тех товаров, на которое может быть направлен незанятый теперь труд страны".].

en.В тех странах, где рабочие классы имеют самые малые нужды и довольствуются самой дешевой пищей, население подвержено величайшим превратностям и нищете. Ему негде укрыться от беды; оно не может искать убежища в более низком состоянии, ибо его состояние уже настолько низко, что ниже оно опуститься не может. При всяком недостатке в главном средстве его пропитания население, может прибегнуть лишь к очень немногим суррогатам, и дороговизна сопровождается для него почти всеми бедствиями голода.

en.При естественном поступательном движении общества заработная плата труда имеет тенденцию к падению, поскольку она регулируется предложением и спросом, потому что приток рабочих будет постоянно возрастать в одной и той же степени, тогда как спрос на них будет увеличиваться медленнее. Если, например, заработная плата регулируется ежегодным возрастанием капитала, составляющим 2%, то она упадет, когда процент его накопления будет составлять только 2 %. Она упадет еще ниже, когда капитал будет увеличиваться только на 1 или на 1 1/5%. Так будет продолжаться до тех пор, пока капитал, а вместе с ним и заработная плата не сделаются стационарными, причем заработная плата будет достаточна только для сохранения численности существующего населения. Я утверждаю, что при таких обстоятельствах заработная плата, поскольку она регулировалась бы исключительно предложением и спросом рабочих, будет падать, но мы не должны забывать, что заработная плата регулируется также ценами товаров, на которые она расходуется.

en.С ростом населения цены на предметы насущной необходимости будут постоянно повышаться, потому что для их производства будет требоваться больше труда. Если бы, значит, денежная заработная плата труда падала и в то же время каждый товар, на который она расходуется, становился дороже, рабочий страдал бы вдвойне и скоро совершенно лишился бы возможности существовать. На деле денежная заработная плата труда будет не падать, а повышаться, но не в достаточной мере для того, чтобы рабочий имел возможность покупать столь же много предметов комфорта и необходимости, сколько он покупал до повышения цены этих товаров. Если раньше его заработная плата оставляла 24 ф. ст. в год, или 6 квартеров хлеба, при цене квартера в 4 ф. ст., то он, вероятно, будет получать только стоимость 5 квартеров, когда цена хлеба поднимется до 5 ф. ст. за квартер. Но 5 квартеров будут стоить 25 ф. ст.; следовательно, он получит прибавку к своей денежной заработной плате, хотя и при этой прибавке он не сможет иметь столько же хлеба и других товаров, сколько он и его семья потребляли прежде.

en.Таким образом, несмотря на то, что рабочий будет в действительности оплачиваться хуже, возрастание его заработной платы необходимо уменьшит прибыль фабриканта, ибо товары его будут продаваться не по более высокой цене, тогда как издержки производства их увеличатся. Но это явление мы рассмотрим после, при исследовании законов, регулирующих прибыль.

en.Итак, оказывается, что та же причина, которая повышает ренту, а именно, возрастающая трудность получения добавочного количества пищи с помощью пропорционального добавочного количества труда, будет повышать и заработную плату. А потому, если стоимость денег останется без изменения, как рента, так и заработная плата будут иметь тенденцию расти вместе с ростом богатства и населения.

en.Но между ростом ренты и ростом заработной платы имеется существенная разница. Повышение денежной стоимости ренты сопровождается увеличением ее доли в продукте; не только денежная рента землевладельца становится больше, но и его хлебная рента; он получает больше хлеба, и каждая определенная мера этого хлеба будет обмениваться на большее количество всех других товаров, стоимость которых не повысилась. Судьба рабочего будет менее счастливой; правда, он будет получать большую денежную заработную плату, но его хлебная заработная плата сократится. И он не только будет распоряжаться теперь меньшим количеством хлеба. Ухудшится также и его общее положение, потому что ему труднее будет поддерживать рыночную норму заработной платы выше ее естественной нормы. Когда цена хлеба повысится на 10%, заработная .плата всегда повысится менее чем на 10%, рента же всегда повысится в большем отношении; положение рабочего будет вообще ухудшаться, а землевладельца ѓ становиться все лучше и лучше.

en.Предположим, что заработная плата рабочего составляла 24 ф. ст. в год при цене квартера пшеницы в 4 ф. ст., или равнялась по стоимости 6 квартерам пшеницы, и предположим, что половину своей заработной платы он расходовал на пшеницу, а другую половину, или 12 ф. ст., на прочие вещи.

en.Он получал бы:

en. 24 ф. ст. 14 шилл. - 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс. - 5,83 кварт.

en. 25 ф. cт. 10 шилл. - 4 ф. ст. 10 шилл. 8 пенс. - 5,66 кварт.

en. 26 ф. cт. 8 шилл. - 4 ф. ст. 16 шилл. 8 пенс. - 5,50 кварт.

en. 27 ф. cт. 8,5 шилл. - 5 ф. cт. 2 шилл. 10 пенс. - 5,33 кварт.

en.Получая такую заработную плату, рабочий имел бы возможность жить так же хорошо, как и прежде, но не лучше. Потому что, когда хлеб стоил 4 ф. ст. за квартер, он тратил бы:

en. На 3 квартера хлеба по 4 ф. ст. квартер........................12 ф. ст.

en. И на другие вещи............................................................. 12 ф. ст.

en. Итого 24 ф. ст.

en.Когда пшеница стоила 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс.,

en.3 квартера, которые потребляли он и его семья,стоили бы ему...................12 ф. ст. 14 шилл.

en.А прочие вещи, цены которых не изменились................................................12 ф. ст.

en.Итого: 24 ф. ст. 14 шилл.

en.При цене в 4 ф. ст. 10 шилл.

en.3 квартера пшеницы стоили бы ..........................................13 ф. ст. 10 шилл.

en.А прочие вещи..................................................12 ф. ст.

en.Итого: 25 ф. ст. 10 шилл.

en.При цене в 4 ф. ст. 16 шилл.

en.3 квартера пшеницы стоили бы................................................14 ф. ст. 8 шилл.

en.А прочие вещи..................................................12 ф. ст.

en.Итого: 26 ф. ст. 8 шилл.

en.При цене в 5 ф. ст. 2 шилл. 10 пенс.

en.3 квартера пшеницы стоили бы .....................................15 ф. ст. 8 шилл. 6 пенс

en.А прочие вещи.....................................12 ф. ст.

en.Итого: 27 ф. ст. 8 шилл. 6 пенс.

en.Пропорционально вздорожанию хлеба рабочий получал бы меньшую хлебную заработную плату; денежная же заработная плата его все время возрастала бы, тогда как его житейские удобства оставались бы, согласно сделанному выше предположению, точно такими же. Но так как цены других товаров повышаются пропорционально количеству входящего в них сырого продукта, то за некоторые из них он должен был бы платить больше. Хотя его чай, сахар, мыло, свечи и квартирная плата, вероятно, будут не дороже, ему придется платить больше за ветчину, сыр, масло, белье, обувь и платье. Поэтому даже при принятом выше увеличении заработной платы его положение сравнительно ухудшится. Но могут сказать, что, рассматривая влияние заработной платы на цены, я предполагал, что золото или металл, из которого изготовляются деньги, есть продукт страны, в которой заработная плата изменялась, и что положения, которые я установил, мало согласуются с действительным положением вещей, поскольку золото ѓ металл, добываемый за границей. Однако то обстоятельство, что золото ѓ иностранный продукт, не ослабляет силы аргументации: можно показать, что добывается ли золото в своей стране или же ввозится из-за границы, ѓ результаты в конечном счете и даже непосредственно будут одни и те же.

en.Когда заработная плата повышается, это происходит вообще потому, что увеличение богатства и капитала вызывает новый спрос на труд, который будет неминуемо сопровождаться увеличением производства товаров. Для обращения этих добавочных товаров, хотя бы по тем же ценам, что и раньше, потребуется больше денег, большее количество того иностранного товара, и которого делаются деньги и который может быть получен только путем ввоза. Всякий раз, как товар требуется в большем количестве, чем прежде, его относительная стоимость повышается в сравнении со стоимостью тех товаров, за которые он покупается Если бы потребовалось больше шляп, их цена повысилась бы, и за них давали бы больше золота. Если бы понадобилось больше золота, то повысилась бы его цена, а цена шляп упала бы, так как для покупки прежнего количества золота теперь было бы необходимо большее количество шляп и всех других вещей. Но сказать в данном случае, что цены товаров повысились, потому что повысилась заработная плата, значит допускать явное противоречие: сначала мы говорим, что вследствие спроса поднимается относительная стоимость золота, а затем что его относительная стоимость падает, потому что цены Поднимаются, ѓ две вещи, совершенно несовместимые друг с другом. Сказать, что повысились цены товаров, ѓ то же самое, что сказать, что понизилась относительная стоимость денег, потому что относительная стоимость золота вычисляется в товарах. Значит, если повысились цены всех товаров, то золото не притекало бы из-за границы для покупки этих дорогих товаров. Оно, наоборот, уходило бы из страны и употреблялось бы с выгодой для покупки сравнительно более дешевых иностранных товаров. Таким образом, видно, что повышение заработной платы не поднимет товарных цен, все равно, производится ли металл, из которого делаются деньги, дома или за границей. Цены всех товаров не могут подняться в одно и то же время без добавочного количества денег. Это последнее не может быть ни получено в своей стране, как мы уже показали, ни ввезено из-за границы. Для покупки какого-либо добавочного количества золота за границей наши товары должны быть дешевы, а не дороги. Ввоз золота и повышение цен всех отечественных товаров, на которые покупается золото, ѓ абсолютно несовместимые вещи. Широкое употребление бумажных денег не изменяет дела, потому что бумажные деньги соответствуют или должны соответствовать стоимости золота, и потому на их стоимость влияют только те причины, которые влияют и на стоимость этого металла.

en.Таковы, следовательно, законы, которые регулируют заработную плату и управляют благосостоянием наиболее значительной части всякого общества. Так же как и при всяких других соглашениях, размеры заработной платы должны быть предоставлены частной и свободной рыночной конкуренции и никогда не должны контролироваться вмешательством законодательства.

en.Явная и прямая тенденция законов о бедных прямо противоречит этим очевидным принципам: эти законы ведут не к улучшению положения бедных, что имели в виду благодушные законодатели, а к ухудшению положения и богатых и бедных. Вместо того чтобы делать бедных богатыми", они как бы рассчитаны на то, чтобы сделать богатых бедными. Пока эти законы остаются в силе, вполне естественно, что суммы на содержание бедных будут прогрессивно расти до тех пор, пока они не поглотят весь чистый доход страны или по крайней мере ту часть его, которую государство оставит нам за покрытием своих собственных всегда существующих потребностей по государственным расходам.

en.[Если г. Бьюкенен говорит в следующей цитате только о временном состоянии нищеты, то я согласен с ним, что "великое зло в судьбе рабочего есть бедность, происходящая от недостатка или пищи, или работы, и во всех странах издано было бесчисленное множество законов, чтобы помочь ему. Но в нашем общественном устройстве существуют бедствия, которых законодательство не может облегчить, и потому полезно знать пределы его мощи, чтобы мы в погоне за неосуществимым не упустили того хорошего, что действительно в нашей власти" (Висhапап, р. 61).]

en.Эта пагубная тенденция законов о бедных уже не является тайной, после того как она была вполне выяснена компетентным пером Мальтуса, и всякий друг бедных должен горячо желать полной отмены этих законов. К несчастью, однако, они изданы так давно и бедняки настолько свыклись с ними, что радикальное устранение их из нашей политической системы требует величайшей осторожности и уменья. Даже самые ревностные сторонники отмены признают, что, если желательно оградить от самой гнетущей нищеты тех, для блага которых такие законы были ошибочно изданы, их отмена должна быть проведена с величайшей постепенностью.

en.Не подлежит никакому сомнению, что комфорт и благосостояние бедных не могут быть постоянно обеспечены, если вследствие их собственных стараний или некоторых усилий со стороны зако-нодательстване будет урегулировано возрастание их численности и ранние и непредусмотрительные браки не станут менее частыми в их среде. Действие системы законов о бедных было прямо противоположное. Они делали воздержание излишним и поощряли неблагоразумных, предлагая им часть заработной платы благоразумных и трудолюбивых.

en.[К счастью, прогресс в понимании этого вопроса, который обнаружила палата общин с 1796 г., довольно велик, как это можно видеть, сравнив последний доклад комитета по рассмотрению законов о бедных со следующими заявлениями Питта, .сделанными в названном году. "Пусть, ѓ сказал он, ѓ получение помощи в тех случаях, когда есть много детей, будет делом права и чести, а не предметом позора и презрения. Это сделает большое семейство благословением, а не проклятием и проведет надлежащую разграничительную линию между теми, кто может пропитать себя собственным трудом, и теми, кто, обогатив страну большим числом детей, имеет право на помощь с ее стороны в деле их пропитания. [Это примечание имеется только во втором и третьем изданиях.]

en.Природа этого бедствия сама указывает на лекарство. Суживая постепенно сферу применения законов о бедных, разъясняя беднякам ценность независимости, приучая их рассчитывать в деле пропитания не на систематическую или случайную благотворительность, а на свои собственные усилия, внушая им, что благоразумие и предусмотрительность ѓ не лишние и не безвыгодные добродетели, мы постепенно приблизимся к более нормальному и здоровому состоянию.

en.Всякий план реформы законов о бедных, который не ставит себе конечной целью их отмену, не заслуживает ни малейшего внимания. И лучшим другом бедняков и дела всего человечества мы признаем того, кто может указать самые верные и в то же время наименее принудительные меры для достижения этой цели. Если бы каким-нибудь новым способом, отличным от настоящего, мы увеличили фонд для содержания бедных, мы нисколько не смягчили бы это зло. Наоборот, если бы мы увеличили этот фонд или, как некоторые предлагали в последнее время, собирали его как общий фонд со всей страны, мы не только не облегчили бы зло, которое желаем устранить, но ещо более увеличили бы его. Настоящий способ его собирания и расходования способствовал смягчению его пагубных действий. Каждый приход собирает отдельный фонд для содержания своих собственных бедных. Поэтому люди более заинтересованы в том, чтобы держать местные сборы на бедных на низком уровне, и это более осуществимо, чем если бы собирался один общий фонд для помощи бедным всего королевства. Приход гораздо более заинтересован в экономном взимании налога и в бережливом распределении пособий, когда вся экономия пойдет в его собственную пользу, чем если сотни других приходов будут участвовать в ней.

en.Только этой причиной мы можем объяснить, что законы о бедных не поглотили еще всего чистого дохода страны; строгости, с которой они применяются, мы обязаны тем, что гнет их не возрос до невысимых размеров. Если бы всякое человеческое существо, нуждающееся в поддержке, было уверено, что получит ее в силу закона и получит в размере, вполне достаточном для сносной жизни, то теоретически можно было бы ожидать, что все другие налоги, взятые вместе, были бы безделицей в сравнении с одним налогом на бедных.

en.Законы о бедных имеют тенденцию, ѓ и эта тенденция не менее достоверна, чем закон тяготения, ѓ превращать богатство и силу в нищету и бессилие; они отвлекают усилия труда от всех иных целей, кроме одной ѓ добывания пропитания; они уничтожают всякие умственные различия и занимают ум одной мыслью об удовлетворении физических потребностей, пока, наконец, все классы не будут поражены чумой всеобщей бедности. К счастью, эти законы действовали в период возрастающего благосостояния, когда фонд заработной платы возрастал регулярно и размножение населения не стимулировалось искусственным путем. Но если бы наш прогресс замедлился, если бы мы пришли к стационарному состоянию, от которого, я уверен, мы еще весьма далеки, то пагубная природа этих законов стала бы более явственной и угрожающей, и тогда отмена их встретила бы, кроме того, много новых затруднений.

Chapter 6 On ProfitsГлава VI. О прибыли

рус.English

рус.The profits of stock, in different employments, having been shewn to bear a proportion to each other, and to have a tendency to vary all in the same degree and in the same direction, it remains for us to consider what is the cause of the permanent variations in the rate of profit, and the consequent permanent alterations in the rate of interest.

рус.We have seen that the price (17*) of corn is regulated by the quantity of labour necessary to produce it, with that portion of capital which pays no rent. We have seen, too, that all manufactured commodities rise and fall in price, in proportion as more or less labour becomes necessary to their production. Neither the farmer who cultivates that quantity of land, which regulates price, nor the manufacturer, who manufactures goods, sacrifice any portion of the produce for rent. The whole value of their commodities is divided into two portions only: one constitutes the profits of stock, the other the wages of labour.

рус.[17. The reader is desired to bear in mind, that for the purpose of making the subject more clear, I consider money to be invariable in value, and therefore every variation of price to be referable to an alteration in the value of the commodity.]

рус.Supposing corn and manufactured goods always to sell at the same price, profits would be high or low in proportion as wages were low or high. But suppose corn to rise in price because more labour is necessary to produce it; that cause will not raise the price of manufactured goods in the production of which no additional quantity of labour is required. If, then, wages continued the same, the profits of manufacturers would remain the same; but if, as is absolutely certain, wages should rise with the rise of corn, then their profits would necessarily fall.

рус.If a manufacturer always sold his goods for the same money, for г1,000, for example, his profits would depend on the price of the labour necessary to manufacture those goods. His profits would be less when wages amounted to г800 than when he paid only г600. In proportion then as wages rose, would profits fall. But if the price of raw produce would increase, it may be asked, whether the farmer at least would not have the same rate of profits, although he should pay an additional sum for wages? Certainly not: for he will not only have to pay, in common with the manufacturer, an increase of wages to each labourer he employs, but he will be obliged either to pay rent, or to employ an additional number of labourers to obtain the same produce; and the rise in the price of raw produce will be proportioned only to that rent, or that additional number, and will not compensate him for the rise of wages.

рус.If both the manufacturer and farmer employed ten men, on wages rising from г24 to г25 per annum per man, the whole sum paid by each would be г250 instead of г240. This is, however, the whole addition that would be paid by the manufacturer to obtain the same quantity of commodities; but the farmer on new land would probably be obliged to employ an additional man, and therefore to pay an additional sum of г25 for wages; and the farmer on the old land would be obliged to pay precisely the same additional sum of г25 for rent; without which additional labour, corn would not have risen, nor rent have been increased. One will therefore have to pay г275 for wages alone, the other, for wages and rent together; each г25 more than the manufacturer: for this latter г25 the farmer is compensated by the addition to the price of raw produce, and therefore his profits still conform to the profits of the manufacturer. As this proposition is important, I will endeavour still further to elucidate it.

рус.We have shewn that in early stages of society, both the landlord's and the labourer's share of the value of the produce of the earth, would be but small; and that it would increase in proportion to the progress of wealth, and the difficulty of procuring food. We have shewn, too, that although the value of the labourer's portion will be increased by the high value of food, his real share will be diminished; whilst that of the landlord will not only be raised in value, but will also be increased in quantity.

рус.The remaining quantity of the produce of the land, after the landlord and labourer are paid, necessarily belongs to the farmer, and constitutes the profits of his stock. But it may be alleged, that though as society advances, his proportion of the whole produce will be diminished, yet as it will rise in value, he, as well as the landlord and labourer, may, notwithstanding, receive a greater value.

рус.It may be said for example, that when corn rose from г4 to г10, the 180 quarters obtained from the best land would sell for г1,800 instead of г720; and, therefore, though the landlord and labourer be proved to have a greater value for rent and wages, still the value of the farmer's profit might also be augmented. This, however, is impossible, as I shall now endeavour to shew.

рус.In the first place, the price of corn would rise only in proportion to the increased difficulty of growing it on land of a worse quality.

рус.It has been already remarked, that if the labour of ten men will, on land of a certain quality, obtain 180 quarters of wheat, and its value be г4 per quarter, or г720; and if the labour of ten additional men, will on the same or any other land produce only 170 quarters in addition, wheat would rise from г4 to г4 4s. 8d.; for 170:180::г4:г4 4s. 8d. In other words, as for the production of 170 quarters, the labour of ten men is necessary, in the one case, and only that of 9.44 in the other, the rise would be as 9.44 to 10, or, as г4 to г4 4s. 8d. In the same manner it might be shewn, that if the labour of ten additional men would only produce 160 quarters, the price would further rise to г4 10s.; if 150, to г4 16s. &c. &c.

рус.But when 180 quarters were produced on the land paying no rent, and its price was г4 per quarter, it is sold for............ г720

рус.And when 170 quarters were produced on the land paying no rent, and the price rose to г4 4s. 8d. it still sold for............ 720

рус.So 160 quarters at г4 10s. produce...... 720

рус.And 150 quarters at г4 16s. produce the same sum of. 720

рус.Now it is evident, that if out of these equal values, the farmer is at one time obliged to pay wages regulated by the price of wheat at г4, and at other times at higher prices, the rate of his profits will diminish in proportion to the rise in the price of corn.

рус.In this case, therefore, I think it is clearly demonstrated that a rise in the price of corn, which increases the money wages of the labourer, diminishes the money value of the farmer's profits.

рус.But the case of the farmer of the old and better land will be in no way different; he also will have increased wages to pay, and will never retain more of the value of the produce, however high may be its price, than г720 to be divided between himself and his always equal number of labourers; in proportion therefore as they get more, he must retain less.

рус.When the price of corn was at г4 the whole 180 quarters belonged to the cultivator, and he sold it for г720. When corn rose to г4 4s. 8d. he was obliged to pay the value of ten quarters out of his 180 for rent, consequently the remaining 170 yielded him no more than г720: when it rose further to г4 10s. he paid twenty quarters, or their value, for rent, and consequently only retained 160 quarters, which yielded the same sum of г720.

рус.It will be seen, then, that whatever rise may take place in the price of corn, in consequence of the necessity of employing more labour and capital to obtain a given additional quantity of produce, such rise will always be equalled in value by the additional rent, or additional labour employed; so that whether corn sells for г4, г4 10s. or г5 2s. 10d. the farmer will obtain for that which remains to him, after paying rent, the same real value.

рус.Thus we see, that whether the produce belonging to the farmer be 180, 170, 160, or 150 quarters, he always obtains the same sum of г720 for it; the price increasing in an inverse proportion to the quantity.

рус.Rent then, it appears, always falls on the consumer, and never on the farmer; for if the produce of his farm should uniformly be 180 quarters, with the rise of price, he would retain the value of a less quantity for himself, and give the value of a larger quantity to his landlord; but the deduction would be such as to leave him always the same sum of г720.

рус.It will be seen too, that, in all cases, the same sum of г720 must be divided between wages and profits. If the value of the raw produce from the land exceed this value, it belongs to rent, whatever may be its amount. If there be no excess, there will be no rent. Whether wages or profits rise or fall, it is this sum of г720 from which they must both be provided. On the one hand, profits can never rise so high as to absorb so much of this г720 that enough will not be left to furnish the labourers with absolute necessaries; on the other hand, wages can never rise so high as to leave no portion of this sum for profits.

рус.Thus in every case, agricultural, as well as manufacturing profits are lowered by a rise in the price of raw produce, if it be accompanied by a rise of wages.(18*) If the farmer gets no additional value for the corn which remains to him after paying rent, if the manufacturer gets no additional value for the goods which he manufactures, and if both are obliged to pay a greater value in wages, can any point be more clearly established than that profits must fall, with a rise of wages?

рус.[18. The reader is aware, that we are leaving out of our consideration the accidental variations arising from bad and good seasons, or from the demand increasing or diminishing by any sudden effect on the state of population. We are speaking of the natural and constant, not the accidental and fluctuating price of corn.]

рус.The farmer then, although he pays no part of his landlord's rent, that being always regulated by the price of produce, and invariably falling on the consumers, has however a very decided interest in keeping rent low, or rather in keeping the natural price of produce low. As a consumer of raw produce, and of those things into which raw produce enters as a component part, he will, in common with all other consumers, be interested in keeping the price low. But he is most materially concerned with the high price of corn as it affects wages. With every rise in the price of corn, he will have to pay out of an equal and unvarying sum of г720 an additional sum for wages to the ten men whom he is supposed constantly to employ. We have seen in treating on wages that they invariably rise with the rise in the price of raw produce. On a basis assumed for the purpose of calculation, pp. 123-4, it will be seen that if when wheat is at г4 per quarter, wages should be г24 per annum

рус.When wheat is at wages would be

рус.г4 4s. 8d. г24 14s. 0d. 4 10 0 25 10 0 4 16 0 26 8 0 5 2 10 27 8 6

рус.

рус.

рус.

рус.Now, of the unvarying fund of г720 to be distributed between labourers and farmers,

рус.When the price the labourers will the farmer will of wheat is at receive receive

рус.г4 0s. 0d. г240 0s. г480 0s. 0d. 4 4 8 247 0 473 0 0 4 10 0 255 0 465 0 0 4 16 0 264 0 456 0 0 5 2 10 274 5 455 15 1

рус.

рус.

рус.And supposing that the original capital of the farmer was г3,000, the profits of his stock being in the first instance г480 would be at the rate of 16 per cent. When his profits fell to г473 they would be at the rate of 15.7 per cent.

рус.г465...... 15.5

рус.г456...... 15.2

рус.г445...... 14.8

рус.But the rate of profits will fall still more, because the capital of the farmer, it must be recollected, consists in a great measure of raw produce, such as his corn and hay-ricks, his unthreshed wheat and barley, his horses and cows, which would all rise in price in consequence of the rise of produce. His absolute profits would fall from г480 to г445 15s.; but if from the cause which I have just stated, his capital should rise from г3,000 to г3,200 the rate of his profits would, when corn was at г5 2s. 10d. be under 14 per cent.

рус.If a manufacturer had also employed г3,000 in his business, he would be obliged in consequence of the rise of wages, to increase his capital in order to be enabled to carry on the same business. If his commodities sold before for г720 they would continue to sell at the same price; but the wages of labour, which were before г240 would rise when corn was at г5 2s. 10d. to г274 5s. In the first case he would have a balance of г480 as profit on г3,000, in the second he would have a profit only of г445 15s., on an increased capital, and therefore his profits would conform to the altered rate of those of the farmer.

рус.There are few commodities which are not more or less affected in their price by the rise of raw produce, because some raw material from the land enters into the composition of most commodities. Cotton goods, linen, and cloth, will all rise in price with the rise of wheat; but they rise on account of the greater quantity of labour expended on the raw material from which they are made, and not because more was paid by the manufacturer to the labourers whom he employed on those commodities.

рус.In all cases, commodities rise because more labour is expended on them, and not because the labour which is expended on them is at a higher value. Articles of jewellery, of iron, of plate, and of copper, would not rise, because none of the raw produce from the surface of the earth enters into their composition.

рус.It may be said that I have taken it for granted, that money wages would rise with a rise in the price of raw produce, but that this is by no means a necessary consequence, as the labourer may be contented with fewer enjoyments. It is true that the wages of labour may previously have been at a high level, and that they may bear some reduction. If so, the fall of profits will be checked;

рус.but it is impossible to conceive that the money price of wages should fall, or remain stationary with a gradually increasing price of necessaries; and therefore it may be taken for granted that, under ordinary circumstances, no permanent rise takes place in the price of necessaries, without occasioning, or having been preceded by a rise in wages.

рус.The effects produced on profits would have been the same, or nearly the same, if there had been any rise in the price of those other necessaries, besides food, on which the wages of labour are expended. The necessity which the labourer would be under of paying an increased price for such necessaries, would oblige him to demand more wages; and whatever increases wages, necessarily reduces profits. But suppose the price of silks, velvets, furniture, and any other commodities, not required by the labourer, to rise in consequence of more labour being expended on them, would not that affect profits? Certainly not: for nothing can affect profits but a rise in wages; silks and velvets are not consumed by the labourer, and therefore cannot raise wages.

рус.It is to be understood that I am speaking of profits generally. I have already remarked, that the market price of a commodity may exceed its natural or necessary price, as it may be produced in less abundance than the new demand for it requires. This, however, is but a temporary effect. The high profits on capital employed in producing that commodity, will naturally attract capital to that trade; and as soon as the requisite funds are supplied, and the quantity of the commodity is duly increased, its price will fall, and the profits of the trade will conform to the general level. A fall in the general rate of profits is by no means incompatible with a partial rise of profits in particular employments. It is through the inequality of profits, that capital is moved from one employment to another. Whilst then general profits are falling, and gradually setting at a lower level in consequence of the rise of wages, and the increasing difficulty of supplying the increasing population with necessaries, the profits of the farmer may, for an interval of some little duration, be above the former level. An extraordinary stimulus may be also given for a certain time, to a particular branch of foreign and colonial trade; but the admission of this fact by no means invalidates the theory, that profits depend on high or low wages, wages on the price of necessaries, and the price of necessaries chiefly on the price of food, because all other requisites may be increased almost without limit.

рус.It should be recollected that prices always vary in the market, and in the first instance, through the comparative state of demand and supply. Although cloth could be furnished at 40s. per yard, and give the usual profits of stock, it may rise to 60 or 80s. from a general change of fashion, or from any other cause which should suddenly and unexpectedly increase the demand, or diminish the supply of it. The makers of cloth will for a time have unusual profits, but capital will naturally flow to that manufacture, till the supply and demand are again at their fair level, when the price of cloth will again sink to 40s., its natural or necessary price. In the same manner, with every increased demand for corn, it may rise so high as to afford more than the general profits to the farmer. If there be plenty of fertile land, the price of corn will again fall to its former standard, after the requisite quantity of capital has been employed in producing it, and profits will be as before; but if there be not plenty of fertile land, if, to produce this additional quantity, more than the usual quantity of capital and labour be required, corn will not fall to its former level. Its natural price will be raised, and the farmer, instead of obtaining permanently larger profits, will find himself obliged to be satisfied with the diminished rate which is the inevitable consequence of the rise of wages, produced by the rise of necessaries.

рус.The natural tendency of profits then is to fall; for in the progress of society and wealth, the additional quantity of food required is obtained by the sacrifice of more and more labour. This tendency, this gravitation as it were of profits, is happily checked at repeated intervals by the improvements in machinery, connected with the production of necessaries, as well as by discoveries in the science of agriculture which enable us to relinquish a portion of labour before required, and therefore to lower the price of the prime necessary of the labourer. The rise in the price of necessaries and in the wages of labour is however limited; for as soon as wages should be equal (as in the case formerly stated) to г720, the whole receipts of the farmer, there must be an end of accumulation; for no capital can then yield any profit whatever, and no additional labour can be demanded, and consequently population will have reached its highest point. Long indeed before this period, the very low rate of profits will have arrested all accumulation, and almost the whole produce of the country, after paying the labourers, will be the property of the owners of land and the receivers of tithes and taxes.

рус.Thus, taking the former very imperfect basis as the grounds of my calculation, it would appear that when corn was at г20 per quarter, the whole net income of the country would belong to the landlords, for then the same quantity of labour that was originally necessary to produce

рус.180 quarters, would be necessary to produce 36; since г20:г4::180:36. The farmer then, who produced 180 quarters, (if any such there were, for the old and new capital employed on the land would be so blended, that it could in no way be distinguished,) would sell the

рус.180 qrs. at г20 per qr. or... г3600 the value of 144 qrs. to the landlord for rent being the difference between 36 and 180 qrs. 2880

рус.the value of 36 qrs. to labourers ten in number 720

рус.

рус.

рус.leaving nothing whatever for profit.

рус.I have supposes that at this price of г20 the labourers would continue to consume three quarters each per annum or г60

рус.

рус.And that on the other commodities they would expend... 12

рус.72 for each labourer.

рус.

рус.In all these calculations I have been desirous only to elucidate the principle, and it is scarcely necessary to observe, that my whole basis is assumed at random, and merely for the purpose of exemplification. The results though different in degree, would have been the same in principle, however accurately I might have set out in stating the difference in the number of labourers necessary to obtain the successive quantities of corn required by an increasing population, the quantity consumed by the labourer's family, &c. &c. My object has been to simplify the subject, and I have therefore made no allowance for the increasing price of the other necessaries, besides food, of the labourer; an increase which would be the consequence of the increased value of the raw materials from which they are made, and which would of course further increase wages, and lower profits.

рус.I have already said, that long before this state of prices was become permanent, there would be no motive for accumulation; for no one accumulates but with a view to make his accumulation productive, and it is only when so employed that it operates on profits. Without a motive there could be no accumulation, and consequently such a state of prices never could take place. The farmer and manufacturer can no more live without profit, than the labourer without wages. Their motive for accumulation will diminish with every diminution of profit, and will cease altogether when their profits are so low as not to afford them an adequate compensation for their trouble, and the risk which they must necessarily encounter in employing their capital productively.

рус.I must again observe, that the rate of profits would fall much more rapidly than I have estimated in my calculation: for the value of the produce being what I have stated it under the circumstances supposed, the value of the farmer's stock would be greatly increased from its necessarily consisting of many of the commodities which had risen in value. Before corn could rise from г4 to г12 his capital would probably be doubled in exchangeable value, and be worth г6,000 instead of г3,000. If then his profit were г180, or 6 per cent on his original capital, profits would not at that time be really at a higher rate than 3 per cent; for г6,000 at 3 per cent gives г180; and on those terms only could a new farmer with г6,000 money in his pocket enter into the farming business.

рус.Many trades would derive some advantage, more or less, from the same source. The brewer, the distiller, the clothier, the linen manufacturer, would be partly compensated for the diminution of their profits, by the rise in the value of their stock of raw and finished materials; but a manufacturer of hardware, of jewellery, and of many other commodities, as well as those whose capitals uniformly consisted of money, would be subject to the whole fall in the rate of profits, without any compensation whatever.

рус.We should also expect that, however the rate of the profits of stock might diminish in consequence of the accumulation of capital on the land, and the rise of wages, yet that the aggregate amount of profits would increase. Thus supposing that, with repeated accumulations of г100,000, the rate of profit should fall from 20 to 19, to 18, to 17 per cent, a constantly diminishing rate, we should expect that the whole amount of profits received by those successive owners of capital would be always progressive; that it would be greater when the capital was г200,000, than when г100,000; still greater when г300,000; and so on, increasing, though at a diminishing rate, with every increase of capital. This progression however is only true for a certain time: thus 19 per cent on г200,000 is more than 20 on г100,000; again 18 per cent on г300,000 is more than 19 per cent on г200,000; but after capital has accumulated to a large amount, and profits have fallen, the further accumulation diminishes the aggregate of profits. Thus suppose the accumulation should be г1,000,000, and the profits 7 per cent the whole amount of profits will be г70,000; now if an addition of г100,000 capital be made to the million, and profits should fall to 6 per cent, г66,000 or a diminution of г4,000 will be received by the owners of stock, although the whole amount of stock will be increased from г1,000,000 to г1,100,000.

рус.There can, however, be no accumulation of capital, so long as stock yields any profit at all, without its yielding not only an increase of produce, but an increase of value. By employing г100,000 additional capital, no part of the former capital will be rendered less productive. The produce of the land and labour of the country must increase, and its value will be raised, not only by the value of the addition which is made to the former quantity of productions, but by the new value which is given to the whole produce of the land, by the increased difficulty of producing the last portion of it. When the accumulation of capital, however, becomes very great, notwithstanding this increased value, it will be so distributed that a less value than before will be appropriated to profits, while that which is devoted to rent and wages will be increased. Thus with successive additions of г100,000 to capital, with a fall in the rate of profits, from 20 to 19, to 18, to 17 per cent &c. the productions annually obtained will increase in quantity, and be of more than the whole additional value, which the additional capital is calculated to produce. From г20,000 it will rise to more than г39,000 and then to more than г57,000 and when the capital employed is a million, as we before supposed, if г100,000 more be added to it, and the aggregate of profits is actually lower than before, more than г6,000 will nevertheless be added to the revenue of the country, but it will be to the revenue of the landlords and labourers; they will obtain more than the additional produce, and will from their situation be enabled to encroach even on the former gains of the capitalist. Thus, suppose the price of corn to be г4 per quarter, and that therefore, as we before calculated, of every г720 remaining to the farmer after payment of his rent, г480 were retained by him, and г240 were paid to his labourers; when the price rose to г6 per quarter, he would be obliged to pay his labourers г300 and retain only г420 for profits: he would be obliged to pay them г300 to enable them to consume the same quantity of necessaries as before, and no more. Now if the capital employed were so large as to yield a hundred thousand times г720 or г72,000,000 the aggregate of profits would be г48,000,000 when wheat was at г4 per quarter; and if by employing a larger capital, г105,000 times г720 were obtained when wheat was at г6, or г75,600,000, profits would actually fall from г48,000,000 to г44,100,000 or 105,000 times г420, and wages would rise from г24,000,000 to г31,500,000. Wages would rise because more labourers would be employed, in proportion to capital; and each labourer would receive more money wages; but the condition of the labourer, as we have already shewn, would be worse, inasmuch as he would be able to command a less quantity of the produce of the country. The only real gainers would be the landlords; they would receive higher rents, first, because produce would be of a higher value, and secondly, because they would have a greatly increased proportion of that produce.

рус.Although a greater value is produced, a greater proportion of wheat remains of that value, after paying rent, is consumed by the producers, and it is this, and this alone, which regulates profits. Whilst the land yields abundantly, wages may temporarily rise, and the producers may consume more than their accustomed proportion; but the stimulus which will thus be given to population, will speedily reduce the labourers to their usual consumption. But when poor lands are taken into cultivation, or when more capital and labour are expended on the old land, with a less return of produce, the effect must be permanent. A greater proportion of that part of the produce which remains to be divided, after paying rent, between the owners of stock and the labourers, will be apportioned to the latter. Each man may, and probably will, have a less absolute quantity. but as more labourers are employed in proportion to the whole produce retained by the farmer, the value of a greater proportion of the whole produce will be absorbed by wages, and consequently the value of a smaller proportion will be devoted to profits. This will necessarily be rendered permanent by the laws of nature, which have limited the productive powers of the land.

рус.Thus we again arrive at the same conclusion which we have before attempted to establish: - that in all countries, and all times, profits depend on the quantity of labour requisite to provide necessaries for the labourers, on that land or with that capital which yields no rent. The effects then of accumulation will be different in different countries, and will depend chiefly on the fertility of the land. However extensive a country may be where the land is of a poor quality, and where the importation of food is prohibited, the most moderate accumulations of capital will be attended with great reductions in the rate of profit, and a rapid rise in rent; and on the contrary a small but fertile country, particularly if it freely permits the importation of food, may accumulate a large stock of capital without any great diminution in the rate of profits, or any great increase in the rent of land. In the Chapter on Wages, we have endeavoured to shew that the money price of commodities would not be raised by a rise of wages, either on the supposition that gold, the standard of money, was the produce of this country, or that it was imported from abroad. But if it were otherwise, if the prices of commodities were permanently raised by high wages, the proposition would not be less true, which asserts that high wages invariably affect the employers of labour, by depriving them of a portion of their real profits. Supposing the hatter, the hosier, and the shoemaker, each paid г10 more wages in the manufacture of a particular quantity of their commodities, and that the price of hats, stockings, and shoes, rose by a sum sufficient to repay the manufacturer the г10; their situation would be no better than if no such rise took place. If the hosier sold his stockings for г110 instead of г100, his profits would be precisely the same money amount as before; but as he would obtain in exchange for this equal sum, one tenth less of hats, shoes, and every other commodity, and as he could with his former amount of savings employ fewer labourers at the increased wages, and purchase fewer raw materials at the increased prices, he would be in no better situation than if his money profits had been really diminished in amount, and every thing had remained at its former price. Thus then I have endeavoured to shew, first, that a rise of wages would not raise the price of commodities, but would invariably lower profits; and secondly, that if the prices of all commodities could be raised, still the effect on profits would be the same; and that in fact the value of the medium only in which prices and profits are estimated would be lowered.

en.Русский

en.Мы уже показали, что прибыли на капиталы, помещенные в разных отраслях, находятся в определенном отношении друг к другу и имеют тенденцию изменяться в одинаковой степени и в одинаковом направлении. Теперь мы должны рассмотреть, какова причина постоянных изменений в норме прибыли и связанных с ними постоянных перемен в норме процента.

en.Мы видели, что цена хлеба регулируется количеством труда, необходимого для его производства, с помощью той части капитала, которая не платит никакой ренты. Мы видели далее, что цены всех промышленных товаров повышаются или падают соразмерно тому, больше или меньше труда необходимо для их производства. Ни фермер, обрабатывающий землю того разряда, который регулирует цену, ни фабрикант, который изготовляет промышленные товары, не поступаются никакой долей продукта ради ренты. Вся стоимость их товаров делится только на две части: одна составляет прибыль на капитал, другая ѓ заработную плату.

en.[Прошу читателя помнить, что для большей ясности я принимаю, что стоимость денег неизменна, и потому всякое изменение в цене должно быть отнесено на счет перемены в стоимости товара.]

en.Если предположить, что хлеб и промышленные изделия всегда продаются по одной и той же цене, то прибыль будет высока или низка в соответствии с тем, низка или высока заработная плата. Но предположим, что цена хлеба поднялась потому, что требуется больше труда для его производства; эта причина не повысит цены промышленных товаров, в производстве которых не требуется добавочного количества труда. Если бы, следовательно, заработная плата осталась прежней, то и прибыль фабриканта осталась бы прежней; но если ѓ а это безусловно произойдет ѓ вместе с повышением, цены хлеба повысится и заработная плата, то прибыль необходимо упадет.

en.Если фабрикант всегда продает свои товары за одни и те же деньги, например за 1 тыс. ф. ст., то его прибыль зависит от цены труда, необходимого для изготовления этих товаров. Она будет меньше, когда заработная плата составляет 800 ф. ст., чем когда она составляет только 600. Следовательно, прибыль будет падать соразмерно повышению заработной платы. Но мне могут задать вопрос: если цена сырых произведений увеличится, то не будет ли в конце концов прибыль фермера оставаться на прежнем уровне, хотя он и должен платить добавочную сумму в качестве заработной платы? Наверное, нет; ведь ему придется наравне с фабрикантом не только платить возросшую заработную плату каждому рабочему, которого он нанимает, но и платить ренту или же употреблять добавочное число рабочих для получения того же продукта. А повышение цены сырых произведений будет соразмерно только этой ренте или же этому добавочному числу рабочих и не вознаградит его за повышение заработной платы.

en.Если и фабрикант и фермер имели по 10 рабочих, причем заработная плата их повысилась с 24 ф. ст. в год на человека до 25 ф. ст., то вся сумма, уплачиваемая каждым из них, будет составлять 250 ф. ст. вместо 240. Фабриканту придется нести только этот добавочный расход, чтобы получить то же количество товаров; но фермер, ведущий хозяйство на новой земле, будет, пожалуй, вынужден нанять добавочного рабочего и платить поэтому добавочную сумму в 25 ф. ст. в качестве заработной платы, а фермер на старой земле вынужден будет платить точно такую же добавочную сумму в 25 ф. ст. в качестве ренты: не будь нужен добавочный труд, ни цена хлеба не могла бы подняться, ни рента увеличиться. Итак, одному фермеру придется платить 275 ф. ст. в качестве одной только заработной платы, а другому в качестве заработной платы и ренты вместе, и каждому из них на 25 ф. ст. больше, чем фабриканту; за последние 25 ф. ст. фермер вознаграждается прибавкой к цене сырых произведений, и потому его прибыль все еще будет соответствовать прибыли фабриканта. Ввиду важности этого положения я постараюсь сделать его еще яснее.

en.Мы показали, что на ранних стадиях общественного развития как доля землевладельца, так и доля рабочего в стоимости продукта земли весьма невелики и что они возрастают пропорционально возрастанию богатства и трудности добывания пищи. Мы показали, кроме того, что, хотя стоимость доли рабочего возрастает вследствие высокой стоимости пищи, его действительная доля уменьшается. Что же касается доли землевладельца, то возрастает не только ее стоимость, но и ее количество.

en.Часть продукта земли, остающаяся после уплаты землевладельцу и рабочим, безусловно, принадлежит фермеру и составляет прибыль на его капитал. Но мне могут возразить, что, хотя с поступательным движением общества доля фермера во всем продукте уменьшается, он, несмотря на это, может получать более значительную стоимость, так же как землевладелец и рабочий, ибо повысится стоимость всего продукта.

en.Могут сказать, например, что когда цена хлеба поднимается с 4 до 10 ф. ст., то 180 квартерон, полученных с наилучшей земли, будут продаваться за 1 800 ф. ст. вместо 720. Поэтому, хотя бы и было доказано, что землевладелец и рабочий будут получать в виде ренты и заработной платы большую стоимость, все же стоимость прибыли фермера может также увеличиться. Это, однако, невозможно, как я сейчас постараюсь показать.

en.Во-первых, цена хлеба поднимается только пропорционально увеличению трудности возделывания его на земле худшего качества.

en.Уже было замечено, что если труд 10 рабочих на земле известного качества дает 180 квартеров пшеницы стоимостью в 4 ф. ст. за квартер, или всего 720 ф. ст., но труд десяти добавочных рабочих произведет на той же или другой земле только 170 добавочных квартеров, то цена пшеницы поднимется с 4 ф. ст. до 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс., так как 107:180 = 4 ф. ст. : 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс. Другими словами, так как для производства 170 квартеров пшеницы во втором случае нужен труд 10 человек, а в первом ѓ только 9,44, то цена повысится в отношении 9,44 к 10, или 4 ф. ст. к 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс. Точно таким же образом можно показать, что если труд десяти добавочных рабочих произведет только 160 квартеров, то цена поднимается далее до 4 ф. ст. 10 шилл., если 150 ѓ то до 4 ф. ст. 16 шилл., и т.д. и т. д.

en.Но когда на земле, не платящей ренты, производилось 180 квартеров и цена была 4 ф. ст. за квартер, они продавались за 720 ф. ст.

en.А когда на земле, не платящей ренты, производилось 170 квартеров и цена поднималась до 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс., они продавались все еще за 720 ф. ст.

en.Точно так же 160 квартеров по 4 ф. ст. 10 шилл. дадут 720 ф. ст.

en.И 150 квартеров по 4 ф. ст. 16 шилл. дадут ту же сумму в 720 ф. ст.

en.Очевидно теперь, что если из этих равных стоимостей фермер вынужден сегодня платить заработную плату, регулируемую ценой пшеницы в 4 ф. ст., а завтра заработную плату, регулируемую более высокими ценами, то норма его прибыли будет уменьшаться соразмерно повышению цены хлеба.

en.Итак, мне кажется, в этом случае ясно доказано, что повышение цены хлеба, которое увеличивает денежную заработную плату рабочего, уменьшает денежную стоимость прибыли фермера.

en.Но и фермер, обрабатывающий старую, лучшую землю, будет в том же положении; он также будет платить возросшую заработную плату и, как бы ни была высока цена его продукта, никогда не будет удерживать из стоимости его более 720 ф. ст. Эта сумма должна быть поделена между ним и его рабочими, число которых остается все время одинаковым; и чем больше будут получать они, тем меньше будет оставаться ему.

en.Когда цена хлеба была равна 4 ф. ст., все 180 квартеров принадлежали земледельцу, и он продавал их за 720 ф. ст. Когда цена хлеба поднялась до 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс., он вынужден был платить стоимость 10 квартеров в качестве ренты, следовательно, остальные 170 квартеров давали ему не более 720 ф. ст. Когда цена хлеба поднялась далее до 4 ф. ст. 10 шилл., он платил 20 квартеров ѓ или их стоимость ѓ в качестве ренты и, следовательно, удерживал в свою пользу только 160 квартеров, которые давали ту же сумму в 720 ф. ст.

en.Мы видим таким образом, что, как бы ни повышалась цена хлеба вследствие необходимости употреблять больше труда и капитала для получения добавочного количества продукта, такое повышение всегда будет выравниваться стоимостью добавочной ренты или употребленного добавочного труда, так что, продается ли хлеб по 4 ф. ст. 10 шилл. или по 5 ф. ст. 2 шилл. 10 пенс., фермер всегда будет получать за часть продукта, которая останется ему после уплаты ренты, одну и ту же действительную стоимость.

en.Итак, мы видим, что, составляет ли продукт, принадлежащий фермеру, 180, 170, 160 или 150 квартеров, он всегда будет выручать за него одну и ту же сумму ѓ 720 ф. ст., так как цена хлеба возрастает обратно пропорционально количеству его.

en.Таким образом, рента, как оказывается, всегда падает на потребителя и никогда на фермера. Ибо если продукт его фермы будет постоянно составлять 180 квартеров, то с повышением цены он будет удерживать в свою пользу стоимость меньшего количества и отдавать стоимость большего количества землевладельцу. Но вычет этот будет таков, чтобы у него оставалась всегда одна и та же сумма в 720 ф. ст.

en.Мы видим, кроме того, что во всех случаях одна и та же сумма в 720 ф. ст. должна быть разделена между заработной платой и прибылью. Если стоимость сырых произведений, доставляемых землей, превышает эту стоимость, то излишек, какова бы ни была его величина, присоединяется к ренте. Если бы излишка не было, то и ренты не было бы. Поднимается ли заработная плата или прибыль или же падает, все равно и та и другая должны быть выплачены из этой суммы в 720 ф. ст. С одной стороны, прибыль никогда не может подняться так высоко, чтобы поглощенная ею часть в 720 ф. ст. сделала остаток недостаточным для снабжения рабочих предметами абсолютной необходимости, с другой ѓ заработная плата никогда не может подняться так высоко, чтобы от 720 ф. ст. ничего не осталось для прибыли.

en.Таким образом, во всех случаях прибыль как в земледелии, так и в промышленности понижается при повышении цены сырых произведений, если оно сопровождается повышением заработной платы. Если фермер не выручает добавочной стоимости за хлеб, остающийся ему после уплаты ренты, если фабрикант не выручает добавочной стоимости за производимые им товары и если оба они вынуждены платить более значительную стоимость в виде заработной платы, то можно ли яснее показать, что прибыль должна падать с повышением заработной платы?

en.[Читатель знает, что мы оставляем без рассмотрения случайные изменения, зависящие от плохих и хороших урожаев или от увеличения или уменьшения спроса вследствие каких-либо внезапных перемен в состоянии населения. Мы говорим о естественной и постоянной, а не о случайной и колеблющейся цене хлеба.]

en.Итак, фермер, хотя он и не платит ни одной части ренты землевладельца, ибо она всегда регулируется ценой продукта и неизменно падает на потребителей, все-таки решительно заинтересован в том, чтобы рента или, скорее, естественная цена сырых произведений держалась на низком уровне. Как потребитель сырых произведений и предметов, в состав которых они входят, он вместе с другими потребителями заинтересован в том, чтобы цена их оставалась на низком уровне. Но всего чувствительнее затрагивает его высокая цена хлеба ввиду влияния ее на заработную плату. С каждым повышением цены хлеба ему придется платить из одной и той же неизменной суммы в 720 ф. ст. добавочную сумму к заработной плате 10 рабочих, которые, по нашему предположению, постоянно работают у него. Мы видели при рассмотрении заработной платы, что она неизменно повышается с повышением цены сырых произведений. Положив в основу нашего вычисления тот же самый расчет, мы увидим, что если при цене пшеницы в 4 ф. ст. за квартер заработная плата равняется 24 ф. ст. в год,

en.то при следующих ценах пшеницы

en. 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс. - 24 ф. ст. 14 шилл. 0 пенс.

en. 4 ф. ст. 10 шилл. 0 пенс. - 25 ф. ст. 10 шилл. 0 пенс.

en. 4 ф. ст. 16 шилл. 0 пенс. - 26 ф. ст. 8 шилл. 0 пенс.

en. 5 ф. ст. 2 шилл. 10 пенс. - 27 ф. ст. 8 шилл. 6 пенс.

en.Тогда из неизменного фонда в 720 ф. ст., подлежащего распределению между рабочими (2) и фермерами (3), при соответствующих ценах пшеницы:

en. 4 ф. ст. 4 шилл. 8 пенс. - 240 ф. ст. 0 шилл. 0 пенс. - 480 ф. ст. 0 шилл. 0 пенс.

en. 4 ф. ст. 10 шилл. 0 пенс. - 247 ф. ст. 0 шилл. 0 пенс. - 473 ф. ст. 0 шилл. 0 пенс.

en. 4 ф. ст. 16 шилл. 0 пенс. - 264 ф. ст. 0 шилл. 0 пенс. - 456 ф. ст. 0 шилл. 0 пенс.

en. 5 ф. ст. 2 шилл. 10 пенс. - 274 ф. ст. 5 шилл. 0 пенс. - 455 ф. ст. 15 шилл. 1 пенс

en.При предположении, что первоначальный капитал фермера равнялся 3 тыс. ф. ст., прибыль на его капитал, будучи в первом случае равной 480 ф. ст., составит 16%. Когда его прибыль падает до 473 ф. ст., она составляет 15,7%, когда она падает до

en. 465 ф. ст. - 15,5%

en.456 ф. ст. - 15,2%

en.445 ф. ст. - 14,8%

en.Но норма прибыли упадет еще больше, потому что капитал фермера, следует это вспомнить, состоит в значительной мере из сырых произведений, как его хлеб и сено, невымолоченная пшеница и ячмень, лошади и коровы; и цена их повысится, как только повысится цена продуктов. Его абсолютная прибыль упадет с 480 ф. ст. до 445 ф. ст. 15 шилл.; но если по только что указанной мною причине его капитал возрастет с 3 тыс. до 3 200 ф. ст., то при цене хлеба в 5 ф. ст. 2 шилл. 10 пенс. его прибыль будет ниже 14%.

en.Если фабрикант тоже вложил в свое дело 3 тыс. ф. ст., то он будет вынужден вследствие повышения заработной платы увеличить свой капитал, чтобы иметь возможность вести дело в прежнем размере. Если его товары продавались раньше за 720 ф. ст., то они будут и впредь продаваться по этой же цене, но заработная плата труда, которая раньше составляла 240 ф. ст., поднимается при цене хлеба в 5 ф. ст. 2 шилл. 10 пенс. .до 274 ф. ст. 5 шилл. В первом случае у него оставалось в качестве прибыли с 3 тыс. ф. ст. 480 ф. ст., во втором ѓ он получит, всего 445 ф. ст. 15 шилл. прибыли на возросший капитал, и, следовательно, его прибыль должна соответствовать изменившейся норме прибыли фермера.

en.Товары, на цене которых не отражалось бы в большей или меньшей степени повышение цены сырых произведений, встречаются очень редко, потому что получаемый от земли сырой материал входит в состав большинства товаров. Цены всех таких товаров, как ситец, холст и сукно, поднимутся вместе с повышением цены пшеницы, но они поднимутся потому, что на сырой материал, из которого они изготовляются, затрачивается больше труда, а не потому, что фабрикант больше платит рабочим, которых он нанимает для изготовления этих товаров.

en.Во всех этих случаях цены товаров повысятся потому, что на них затрачивается больше труда, а не потому, что труд, который затрачивается на них, имеет более высокую стоимость. Цены драгоценных вещей, цены изделий из железа, жести и меди не поднимутся, потому что в, состав их не входит никакой сырой материал, получаемый с поверхности земли.

en.Могут сказать, что я принимал за доказанное то, что денежная заработная плата поднимается вместе с повышением цены сырых произведений, но что это вовсе не является необходимым следствием, поскольку рабочий может довольствоваться меньшими житейскими удобствами. Действительно, заработная плата труда могла раньше стоять на высоком уровне и может вынести некоторое понижение. Если так, то падение прибыли будет задержано.

en.Но нельзя допустить, чтобы денежная цена заработной платы упала или оставалась неподвижной при постепенном возрастании цен предметов насущной необходимости. И потому можно считать доказанным, что при обычных обстоятельствах не может иметь места никакое длительное повышение цен предметов насущной необходимости, которое не вызвало бы или которому не предшествовало бы повышение заработной платы.

en.Одинаковое, или почти одинаковое, действие на прибыль произвело бы и повышение цен других предметов жизненной необходимости, на которые расходуется заработная плата труда помимо пищи. Необходимость платить возросшую цену за эти предметы заставит рабочего требовать большей заработной платы, а все, что увеличивает заработную плату, необходимо уменьшает прибыль. Но предположим, что повысились цены шелка, бархата, мебели и разных других товаров, которые рабочему не требуются, и что повышение это произошло вследствие того, что на них расходуется больше труда. Отразится ли это на прибыли? Конечно, нет: ведь на прибыли не может отразиться ничего, кроме повышения заработной платы; шелк и бархат не потребляются рабочими, и потому повышение их цен не может повышать заработной платы.

en.Следует помнить, что я говорю о прибыли вообще. Я уже заметил, что рыночная цена товара может превышать его естественную или необходимую цену, потому что он может быть произведет не в таких обильных размерах, каких требует новый спрос на него. Это, однако, лишь временное явление. Высокая прибыль на капитал, вложенный в производство такого товара, будет, естественно, привлекать капиталы в данную отрасль промышленности, а как только будут доставлены необходимые фонды и количество товара увеличится в надлежащей степени, цена его упадет, и прибыль в данной отрасли придет в соответствие с общим уровнем. Падение общей нормы прибыли вовсе не несовместимо с частичным повышением прибыли в отдельных отраслях. Именно благодаря неравенству прибыли капитал и перемещается из одного занятия в другое. Таким образом, в то время как общая прибыль падает и для нее постепенно устанавливается более низкий уровень вследствие повышения заработной платы и увеличивающейся трудности снабжения возрастающего населения предметами насущной необходимости, прибыль фермера может в течение короткого промежутка времени быть выше прежнего уровня. Точно так же какая-либо отрасль внешней и колониальной торговли может получить на некоторое время необычайный толчок для развития; но допущение этого факта ничуть не обесценивает теорию, в силу которой прибыль зависит от высокой или низкой заработной платы, а заработная плата ѓ от цены предметов жизненной необходимости, цена же последних ѓ главным образом от цен на пищу, потому что количество всех других потребных предметов может быть увеличено почти беспредельно.

en.Следует также помнить, что цены на рынке постоянно изменяются и прежде всего в связи со сравнительным состоянием спроса и предложения. Хотя сукно может быть поставлено по 40 шилл. за ярд и дать обычную прибыль на капитал, цена его может подняться до 60 или 80 шилл. вследствие общей перемены моды или какой-либо другой причины, которая неожиданно и сразу усилит спрос на него или уменьшит предложение. - Фабриканты сукна будут временно пользоваться необычной прибылью, но капитал, естественно, станет притекать в эту отрасль промышленности, пока спрос и предложение не уравновесятся снова, а тогда цена сукна опять упадет до 40 шилл. ѓ до его естественной или необходимой цены. Точно таким же образом с каждым возрастанием спроса на хлеб цена его может подняться так высоко, что будет давать фермеру прибыль выше средней. 'Если плодородная земля имеется в изобилии, то цена хлеба опять упадет до прежнего уровня после того как на производство его будет затрачено требуемое количество капитала и прибыль опять вернется к своей прежней норме; но если плодородная земля не имеется в изобилии, если для производства добавочного количества требуется больше капитала и труда, чем прежде, то цена поднимется, и фермер, вместо того, чтобы постоянно- получать большую прибыль, окажется вынужденным довольствоваться меньшей нормой ее как неизбежным последствием повышения заработной платы, вызванного повышением цен на предметы насущной необходимости.

en.Итак, прибыль имеет естественную тенденцию падать, Потому что с прогрессом общества и богатства требующееся добавочное количество пищи получается при затрате все большего и большего труда. К счастью, эта тенденция, это, так сказать, тяготение прибыли, приостанавливается через повторные промежутки времени благодаря усовершенствованиям в машинах, применяемых в производстве предметов жизненной необходимости, а также открытиям в агрономической науке, которые позволяют нам сберечь часть труда, требовавшегося раньше, и таким образом понизить цену предметов первой необходимости рабочего. Повышение цены предметов жизненной необходимости и заработной платы труда имеет, однако, свой предел: как только заработная плата будет равна (как в приведенном раньше случае) 720 ф. ст., т.е. всей выручке фермера, должен наступить конец накоплению; никакой капитал не может тогда давать какой-либо прибыли, и не может быть никакого спроса на добавочный труд, а следовательно, и численность населения, достигнет своей наивысшей точки. В действительности задолго до этого периода весьма низкая норма прибыли остановит всякое накопление, и почти весь. продукт страны, за вычетом платы рабочим, станет собственностью землевладельцев и сборщиков десятины и налогов.

en.Таким образом, доложив в основу вычисления прежний очень несовершенный расчет, мы увидим, что, когда хлеб будет стоить 20 ф. ст. за квартер, весь чистый доход страны будет принадлежать землевладельцам, потому что тогда то же количество труда, которое первоначально было необходимо для производства

en.180 квартеров, будет необходимо для производства 36 (20 ф. ст. : 4 ф. ст. = 180 : 36). Фермер, который произвел 180 квартеров (если таковой отыщется, потому что старый и новый капиталы, вложенные в землю, настолько перемешаются, что их никак нельзя будет различить) будет продавать 1

en.80 квартеров по 20 ф. ст. за квартер - 3 600 ф. ст. ,

en.или минус стоимость в пользу землевладельца в форме ренты, 144 квартеров равняющейся разнице между 36 и 180 квартерами - 2 880 ф. ст.

en.36 квартеров - 720 ф. ст.

en.минус стоимость 36 квартеров 10 рабочим. - 720 ф. ст.

en.Итак, на прибыль не остается ничего.

en.[Я предполагал, что] [Вставка во втором и третьем изданиях.] при этой цене в 20 ф. ст. за квартер рабочие будут по-прежнему потреблять

en.три квартера в год каждый стоимостью в 60 ф. ст.

en.и что на другие товары они будут расходовать .- 12 ф. ст.

en.Итого на каждого рабочего - 72 ф. ст. в год

en.Следовательно, 10 рабочих будут стоить в год 720 ф. ст.

en.Всеми этими вычислениями я желал только сделать ясным основной принцип, и едва ли надо оговаривать, что все мое вычисление построено на случайно взятых цифрах и может служить только для примера. Я мог бы самым точным образом определить разницу в числе рабочих, необходимом для получения последовательных количеств хлеба, требующихся для растущего населения, а также размеры потребления семьи рабочего, и пр. и пр., но результаты получились бы в сущности те же самые, несмотря на различие порядка цифр. Для большей ясности я старался упростить проблему и потому не принимал в расчет возрастание цены других предметов жизненной необходимости, кроме пищи рабочего. А такое возрастание было бы следствием'увеличения стоимости сырых материалов, из которых они сделаны; вздорожание их, конечно, еще более увеличило бы заработную плату и понизило бы прибыль.

en.Я уже сказал, что задолго до того, как такое состояние цен станет постоянным, исчезнет всякое побуждение к накоплению, потому что никто не накопляет иначе, как с целью применять производительно накопленный капитал; ведь только при таком употреблении последний влияет на прибыль. Без соответствующего побуждения не может быть накопления, и, следовательно, такое состояние цен никогда не может иметь места. Фермер и фабрикант так же мало могут жить без прибыли, как рабочий без заработной платы. Их побуждение к накоплению будет уменьшаться с каждым уменьшением прибыли. Оно совершенно прекратится, когда их прибыль будет так низка, что не будет давать им надлежащего вознаграждения за хлопоты и риск, которому они необходимо должны подвергаться при производительном применении своего капитала.

en.Я должен опять оговорить, что норма прибыли будет падать гораздо быстрее, чем я это принимал в своем вычислении. Ибо при той стоимости продукта, какую я принимал при предположенных обстоятельствах, стоимость капитала фермера значительно возросла бы: ведь этот капитал на деле состоит из многих таких товаров, стоимость которых увеличилась бы. Прежде чем цена хлеба поднялась бы с 4 ф. ст. до 12, меновая стоимость капитала фермера, вероятно, удвоилась бы и равнялась бы 6 туе. ф. ст. вместо 3 тыс. И если его прибыль составляла 180 ф. ст., или 6%, на его первоначальный капитал, то норма прибыли в действительности была бы теперь не выше 3%, потому что при 3% 6 тыс. ф. ст. дают 180 ф. ст.; и только на этих условиях мог бы новый фермер, имеющий в кармане 6 тыс. ф. ст., заняться сельским хозяйством.

en.Многие отрасли промышленности извлекли бы некоторую большую или меньшую выгоду из того же источника. Пивовар, водочный заводчик, фабрикант сукон, фабрикант холста были бы отчасти вознаграждены за уменьшение их прибыли повышением стоимости их запасов сырых и обработанных материалов, но норма прибыли фабрикантов металлических изделий, драгоценных вещей и многих других товаров, а также тех, чей капитал состоит только из денег, полностью подверглась бы падению без какого-либо вознаграждения.

en.Мы могли бы также ожидать, что, как бы ни уменьшилась норма прибыли на капитал вследствие накопления капитала в земледелии и повышении заработной платы, общая сумма прибыли все же возросла бы. Так, предполагая, что с накоплением каждых новых 100 тыс. ф. ст. норма прибыли будет падать с 20% до 19, 18, 17, постоянно уменьшаясь, можно все же ожидать, что общая сумма прибыли, полученной всеми последовательными владельцами капитала, будет всегда прогрессировать; она будет больше, когда капитал равняется 200 тыс. ф. ст., чем когда он достигает всего 100 тыс., еще больше, когда он составляет 300 тыс. и т.д., возрастая, хотя и в уменьшающемся отношении, с каждым возрастанием капитала. Однако эта прогрессия верна только для известного периода; так, 19% с 200 тыс. составляют больше, чем 20% со 100 тыс., 18% с 300 тыс. ѓ больше, чем 19% с 200 тыс., но когда накопленный капитал достигнет очень большой суммы и прибыль опять упадет, дальнейшее накопление будет уменьшать сумму прибыли. Предположим, что накопление достигло 1 млн., а прибыль равна 7%, тогда сумма прибыли составит 70 тыс.; если теперь к миллиона прибавится еще 100 тыс., а прибыль понизится до 6%, то собственники капитала получат 66 млн., или на 4 тыс. меньше, хотя вся сумма капитала возросла с 1 млн. до 1 100 тыс.

en.Однако пока капитал дает вообще какую-либо прибыль, немыслимо такое накопление капитала, которое не сопровождалось бы возрастанием как количества, так и стоимости продукта. Затрата добавочных 100 тыс. ф. ст. не сделает ни одну из частей прежнего капитала менее производительной. Продукт земли и труда страны должен возрасти, и стоимость его увеличится не только на стоимость, добавленную к прежнему количеству продуктов, но и на новую стоимость, которая прибавляется ко всему продукту земли вследствие увеличения трудности производства последней доли его [В первом издании сказано было: Икаковая новая стоимость всегда прибавляется к ренте.]. Однако когда накопление капитала станет очень большим, то, несмотря на это возрастание стоимости, продукт будет распределяться таким образом, что на долю прибыли будет доставаться меньшая стоимость, чем прежде, а на долю ренты и заработной платы большая. Так, при последовательных прибавках к капиталу, совершаемых каждый раз в размере 100 тыс. ф. ст., и при падении нормы прибыли с 20% до 19, 18 и 17 возрастает количество годичного продукта, а стоимость его увеличится на сумму более значительную, чем добавочная стоимость, которая должна быть произведена добавочным капиталом. Стоимость продукта повысится с 20 тыс. ф. ст. до 39 тыс. с лишним, затем до 57 тыс. с лишним. А когда затраченный капитал будет, как мы предположили раньше, равен миллиону, то, хотя при прибавке новых 100 тыс. ф. ст. общая сумма прибыли будет в действительности меньше, чем прежде, доход страны увеличится все же больше чем на 6 тыс. ф. ст. Но это увеличение достанется землевладельцам и рабочим. Они получат больше, чем добавочный продукт, и будут даже по своему положению в состоянии захватить часть прежнего барыша капиталиста. Предположим, что цена хлеба ѓ 4 ф. ст. за квартер и что поэтому, как мы рассчитали раньше, из каждых 720 ф. ст., остающихся фермеру после уплаты ренты, 480 удерживаются им, а 240 уплачиваются его рабочим. Когда цена поднимется до 6 ф. ст. за квартер, он будет вынужден платить своим рабочим 300 ф. ст. и будет удерживать себе в виде прибыли только 420 ф. ст. [он будет вынужден платить им 300 ф. ст., чтобы они имели возможность потреблять то же количество предметов жизненной необходимости, что и прежде, но не более] [Слова текста в прямых скобках представляют вставку, сделанную во втором и третьем изданиях.]. Если теперь затраченный капитал так велик, что дает 100 тыс. раз по 720 ф. ст., или 72 млн. ф. ст., то вся сумма прибыли составит 48 млн. ф. ст. при цене пшеницы в 4 ф. ст. за квартер; если же вследствие затраты более значительного капитала будет получено 105 тыс. раз по 720 ф. ст., или 75 600 тыс. ф. ст., то при цене пшеницы в 6 ф. ст. прибыль фактически упадет с 48 млн. до 44 100 тыс., или 105 тыс. раз по 420 ф. ст., а заработная плата повысится с 24 млн. ф. ст. до 31 500 тыс. Заработная плата повысится, потому что по отношению к капиталу будет занято больше рабочих и каждый рабочий будет получать более значительную денежную заработную плату; но положение рабочего, как мы уже показали, будет хуже, потому что он будет располагать меньшим количеством продукта страны. В действительности выиграют одни только землевладельцы; они будут получать более высокую ренту, во-первых, потому, что продукт будет иметь более высокую стоимость, и, во-вторых, потому, что они будут получать значительно возросшую долю [этого продукта] [Эти слова прибавлены только в третьем издании.].

en.Хотя производится более-значительная стоимость, но зато и более значительная часть того, что остается за уплатой ренты, потребляется производителями, а именно это, и только это, регулирует прибыль. Пока земля дает обильные урожаи, заработная плата может временно повыситься, и производители могут потреблять больше, чем свою обычную долю, но стимул, который таким образом будет дан росту населения, скоро вернет рабочих к их обычному потреблению. Но когда в обработку поступают плохие земли или когда больше капитала и труда затрачивается на старой земле, а количество продукта уменьшается, тогда результат должен быть более постоянным. Более значительная доля той части продукта, которая остается после уплаты ренты и подлежит разделу между собственниками капитала и рабочими, будет уделяться последним. Каждый рабочий может и, вероятно, будет получать абсолютно меньше, но так как будет занято больше рабочих по отношению к величине всего продукта, удерживаемого фермером, то стоимость значительно большей доли всего продукта будет поглощена заработной платой, и, следовательно, на долю прибыли достанется меньшая стоимость меньшей доли. Это будет по необходимости постоянным явлением в силу законов природы, которые ограничили производительные силы земли.

en.Таким образом, мы снова приходим к тому же заключению, какое пытались установить раньше, а именно, что во всех странах и во все времена прибыль зависит от количества труда, требующегося для снабжения рабочих предметами насущной необходимости, на той земле или с тем капиталом, которые не дают никакой ренты. Значит, результаты накопления будут различны в разных странах в зависимости главным образом от плодородия земли. Как бы обширна ни была страна, земля которой недостаточно плодородная и куда ввоз жизненных припасов запрещен, самое умеренное накопление капитала будет сопровождаться там значительным понижением нормы прибыли и быстрым повышением ренты. И, наоборот, небольшая, но плодородная страна, особенно если она разрешает свободный ввоз пищевых продуктов, может накоплять капитал в изобилии без значительного уменьшения нормы прибыли или значительного возрастания земельной ренты. В главе о заработной плате мы старались показать, что денежная цена товаров не поднимется вследствие повышения заработной платы, будет ли золото, служащее денежным эталоном, продуктом данной страны или же оно ввозится из-за границы. Но если бы это было иначе, если бы высокая заработная плата влекла за собою постоянное повышение цен товаров, было бы все же вполне правильно утверждать, что высокая заработная плата неизменно отражается на тех, кто нанимает труд, лишая их части их действительной прибыли. Предположим, что шляпочник, чулочник и сапожник платят каждый на 10 ф. ст. больше заработной платы при изготовлении данного количества своих товаров и что цена шляп, чулок и башмаков поднялась на сумму, окупающую эти 10 ф. ст., ѓ положение фабриканта будет не лучше, чем если бы не было этого повышения. Если чулочник продал свои чулки за 110 ф. ст. вместо 100, то его прибыль будет равняться точно такой же сумме денег, как и раньше; однако так как в обмен за эту равную сумму он получит на одну десятую меньше шляп, башмаков и всякого другого товара и так как при прежнем размере своих сбережений он вследствие повышения заработной платы может нанимать меньше рабочих, а вследствие повышения цен покупать меньше сырых материалов, то он будет не в лучшем положении, чем если бы его денежная прибыль действительно уменьшилась, но цены всех предметов не изменились. Итак, я старался показать, во-первых, что повышение заработной платы не повышает цены товаров, но неизменно понижает прибыль и, во-вторых, что если бы цены всех товаров и повысились, то действие такого повышения на прибыль оставило бы ее размеры прежними, и фактически понизилась бы только стоимость меры, в которой исчисляются цены и прибыль.

Chapter 7 On Foreign Trade/Глава VII. О внешней торговле

рус.English

рус.No extension of foreign trade will immediately increase the amount of value in a country, although it will very powerfully contribute to increase the mass of commodities, and therefore the sum of enjoyments. As the value of all foreign goods is measured by the quantity of the produce of our land and labour, which is given in exchange for them, we should have no greater value, if by the discovery of new markets, we obtained double the quantity of foreign goods in exchange for a given quantity of ours. If by the purchase of English goods to the amount of г1,000, a merchant can obtain a quantity of foreign goods, which he can sell in the English market for г1,200, he will obtain 20 per cent profit by such an employment of his capital; but neither his gains, nor the value of the commodities imported, will be increased or diminished by the greater or smaller quantity of foreign goods obtained. Whether, for example, he imports twenty-five or fifty pipes of wine, his interest can be no way affected, if at one time the twenty-five pipes, and at another the fifty pipes, equally sell for г1,200. In either case his profit will be limited to г200, or 20 per cent on his capital; and in either case the same value will be imported into England. If the fifty pipes sold for more than г1,200, the profits of this individual merchant would exceed the general rate of profits, and capital would naturally flow into this advantageous trade, till the fall of the price of wine had brought every thing to the former level.

рус.It has indeed been contended, that the great profits which are sometimes made by particular merchants in foreign trade, will elevate the general rate of profits in the country, and that the abstraction of capital from other employments, to partake of the new and beneficial foreign commerce, will raise prices generally, and thereby increase profits. It has been said, by high authority, that less capital being necessarily devoted to the growth of corn, to the manufacture of cloth, hats, shoes, &c. while the demand continues the same, the price of these commodities will be so increased, that the farmer, hatter, clothier, and shoemaker, will have an increase of profits, as well as the foreign merchant.(19*)

рус.They who hold this argument agree with me, that the profits of different employments have a tendency to conform to one another; to advance and recede together. Our variance consists in this: They contend, that the equality of profits will be brought about by the general rise of profits; and I am of opinion, that the profits of the favoured trade will speedily subside to the general level.

рус.For, first, I deny that less capital will necessarily be devoted to the growth of corn, to the manufacture of cloth, hats, shoes, &c. unless the demand for these commodities be diminished; and if so, their price will not rise. In the purchase of foreign commodities, either the same, a larger, or a less portion of the produce of the land and labour of England will be employed. If the same portion be so employed, then will the same demand exist for cloth, shoes, corn, and hats, as before, and the same portion of capital will be devoted to their production. If, in consequence of the price of foreign commodities being cheaper, a less portion of the annual produce of the land and labour of England is employed in the purchase of foreign commodities, more will remain for the purchase of other things. If there be a greater demand for hats, shoes, corn, &c. than before, which there may be, the consumers of foreign commodities having an additional portion of their revenue disposable, the capital is also disposable with which the greater value of foreign commodities was before purchased; so that with the increased demand for corn, shoes, &c. there exists also the means of procuring an increased supply, and therefore neither prices nor profits can permanently rise. If more of the produce of the land and labour of England be employed in the purchase of foreign commodities, less can be employed in the purchase of other things, and therefore fewer hats, shoes, &c. will be required. At the same time that capital is liberated from the production of shoes, hats, &c. more must be employed in manufacturing those commodities with which foreign commodities are purchased; and consequently in all cases the demand for foreign and home commodities together, as far as regards value, is limited by the revenue and capital of the country. If one increases, the other must diminish. If the quantity of wine, imported in exchange for the same quantity of English commodities, be doubled, the people of England can either consume double the quantity of wine that they did before, or the same quantity of wine and a greater quantity of English commodities. If my revenue had been г1,000, with which I purchased annually one pipe of wine for г100 and a certain quantity of English commodities for г900; when wine fell to г50 per pipe, I might lay out the г50 saved, either in the purchase of an additional pipe of wine, or in the purchase of more English commodities. If I bought more wine, and every wine-drinker did the same, the foreign trade would not be in the least disturbed; the same quantity of English commodities would be exported in exchange for wine, and we should receive double the quantity, though not double the value of wine. But if I, and others, contented ourselves with the same quantity of wine as before, fewer English commodities would be exported, and the wine-drinkers might either consume the commodities which were before exported, or any others for which they had an inclination. The capital required for their production would be supplied by the capital liberated from the foreign trade.

рус.There are two ways in which capital may be accumulated: it may be saved either in consequence of increased revenue, or of diminished consumption. If my profits are raised from г1,000 to г1,200 while my expenditure continues the same, I accumulate annually г200 more than I did before. If I save г200 out of my expenditure, while my profits continue the same, the same effect will be produced; г200 per annum will be added to my capital. The merchant who imported wine after profits had been raised from 20 per cent to 40 per cent, instead of purchasing his English goods for г1,000 must purchase them for г857 2s. 10d., still selling the wine which he imports in return for those goods for г1,200; or, if he continued to purchase his English goods for г1,000 must raise the price of his wine to г1,400; he would thus obtain 40 instead of 20 per cent profit on his capital; but if, in consequence of the cheapness of all the commodities on which his revenue was expended, he and all other consumers could save the value of г200 out of every г1,000 they before expended, they would more effectually add to the real wealth of the country; in one case, the savings would be made in consequence of an increase of revenue, in the other, in consequence of diminished expenditure.

рус.If, by the introduction of machinery, the generality of the commodities on which revenue was expended fell 20 per cent in value, I should be enabled to save as effectually as if my revenue had been raised 20 per cent; but in one case the rate of profits is stationary, in the other it is raised 20 per cent. - If, by the introduction of cheap foreign goods, I can save 20 per cent from my expenditure, the effect will be precisely the same as if machinery had lowered the expense of their production, but profits would not be raised.

рус.It is not, therefore, in consequence of the extension of the market that the rate of profit is raised, although such extension may be equally efficacious in increasing the mass of commodities, and may thereby enable us to augment the funds destined for the maintenance of labour, and the materials on which labour may be employed. It is quite as important to the happiness of mankind, that our enjoyments should be increased by the better distribution of labour, by each country producing those commodities for which by its situation, its climate, and its other natural or artificial advantages, it is adapted, and by their exchanging them for the commodities of other countries, as that they should be augmented by a rise in the rate of profits.

рус.It has been my endeavour to shew throughout this work, that the rate of profits can never be increased but by a fall in wages, and that there can be no permanent fall of wages but in consequence of a fall of the necessaries on which wages are expended. If, therefore, by the extension of foreign trade, or by improvements in machinery, the food and necessaries of the labourer can be brought to market at a reduced price, profits will rise. If, instead of growing our own corn, or manufacturing the clothing and other necessaries of the labourer, we discover a new market from which we can supply ourselves with these commodities at a cheaper price, wages will fall and profits rise; but if the commodities obtained at a cheaper rate, by the extension of foreign commerce, or by the improvement of machinery, be exclusively the commodities consumed by the rich, no alteration will take place in the rate of profits. The rate of wages would not be affected, although wine, velvets, silks, and other expensive commodities should fall 50 per cent, and consequently profits would continue unaltered.

рус.Foreign trade, then, though highly beneficial to a country, as it increases the amount and variety of the objects on which revenue may be expended, and affords, by the abundance and cheapness of commodities, incentives to saving, and to the accumulation of capital, has no tendency to raise the profits of stock, unless the commodities imported be of that description on which the wages of labour are expended.

рус.The remarks which have been made respecting foreign trade, apply equally to home trade. The rate of profits is never increased by a better distribution of labour, by the invention of machinery, by the establishment of roads and canals, or by any means of abridging labour either in the manufacture or in the conveyance of goods. These are causes which operate on price, and never fail to be highly beneficial to consumers; since they enable them with the same labour, or with the value of the produce of the same labour, to obtain in exchange a greater quantity of the commodity to which the improvement is applied; but they have no effect whatever on profit. On the other hand, every diminution in the wages of labour raises profits, but produces no effect on the price of commodities. One is advantageous to all classes, for all classes are consumers; the other is beneficial only to producers; they gain more, but every thing remains at its former price. In the first case they get the same as before; but every thing on which their gains are expended, is diminished in exchangeable value.

рус.The same rule which regulates the relative value of commodities in one country, does not regulate the relative value of the commodities exchanged between two or more countries.

рус.Under a system of perfectly free commerce, each country naturally devotes its capital and labour to such employments as are most beneficial to each. This pursuit of individual advantage is admirably connected with the universal good of the whole. By stimulating industry, by reGarding ingenuity, and by using most efficaciously the peculiar powers bestowed by nature, it distributes labour most effectively and most economically.. while, by increasing the general mass of productions, it diffuses general benefit, and binds together by one common tie of interest and intercourse, the universal society of nations throughout the civilized world. It is this principle which determines that wine shall be made in France and Portugal, that corn shall be grown in America and Poland, and that hardware and other goods shall be manufactured in England.

рус.In one and the same country, profits are, generally speaking, always on the same level; or differ only as the employment of capital may be more or less secure and agreeable. It is not so between different countries. If the profits of capital employed in Yorkshire, should exceed those of capital employed in London, capital would speedily move from London to Yorkshire, and an equality of profits would be effected; but if in consequence of the diminished rate of production in the lands of England, from the increase of capital and population, wages should rise, and profits fall, it would not follow that capital and population would necessarily move from England to Holland, or Spain, or Russia, where profits might be higher.

рус.If Portugal had no commercial connexion with other countries, instead of employing a great part of her capital and industry in the production of wines, with which she purchases for her own use the cloth and hardware of other countries, she would be obliged to devote a part of that capital to the manufacture of those commodities, which she would thus obtain probably inferior in quality as well as quantity.

рус.The quantity of wine which she shall give in exchange for the cloth of England, is not determined by the respective quantities of labour devoted to the production of each, as it would be, if both commodities were manufactured in England, or both in Portugal.

рус.England may be so circumstanced, that to produce the cloth may require the labour of 100 men for one year; and if she attempted to make the wine, it might require the labour of 120 men for the same time. England would therefore find it her interest to import wine, and to purchase it by the exportation of cloth.

рус.To produce the wine in Portugal, might require only the labour of 80 men for one year, and to produce the cloth in the same country, might require the labour of 90 men for the same time. It would therefore be advantageous for her to export wine in exchange for cloth. This exchange might even take place, notwithstanding that the commodity imported by Portugal could be produced there with less labour than in England. Though she could make the cloth with the labour of 90 men, she would import it from a country where it required the labour of 100 men to produce it, because it would be advantageous to her rather to employ her capital in the production of wine, for which she would obtain more cloth from England, than she could produce by diverting a portion of her capital from the cultivation of vines to the manufacture of cloth.

рус.Thus England would give the produce of the labour of 100 men, for the produce of the labour of 80. Such an exchange could not take place between the individuals of the same country. The labour of 100 Englishmen cannot be given for that of 80 Englishmen, but the produce of the labour of 100 Englishmen may be given for the produce of the labour of 80 Portuguese, 60 Russians, or 120 East Indians. The difference in this respect, between a single country and many, is easily accounted for, by considering the difficulty with which capital moves from one country to another, to seek a more profitable employment, and the activity with which it invariably passes from one province to another in the same country.(20*)

рус.[20. It will appear then, that a country possessing very considerable advantages in machinery and skill, and which may therefore be enabled to manufacture commodities with much less labour than her neighbours, may, in return for such commodities, import a portion of the corn required for its consumption, even if its land were more fertile, and corn could be grown with less labour than in the country from which it was imported. Two men can both make shoes and hats, and one is superior to the other in both employments; but in making hats, he can only exceed his competitor by one-fifth or 20 per cent, and in making shoes he can excel him by one-third or 33 per cent; -- will it not be for the interest of both, that the superior man should employ himself exclusively in making shoes, and the inferior man in making hats?]

рус.It would undoubtedly be advantageous to the capitalists of England, and to the consumers in both countries, that under such circumstances, the wine and the cloth should both be made in Portugal, and therefore that the capital and labour of England employed in making cloth, should be removed to Portugal for that purpose. In that case, the relative value of these commodities would be regulated by the same principle, as if one were the produce of Yorkshire, and the other of London: and in every other case, if capital freely flowed towards those countries where it could be most profitably employed, there could be no difference in the rate of profit, and no other difference in the real or labour price of commodities, than the additional quantity of labour required to convey them to the various markets where they were to be sold.

рус.Experience, however, shews, that the fancied or real insecurity of capital, when not under the immediate control of its owner, together with the natural disinclination which every man has to quit the country of his birth and connexions, and intrust himself with all his habits fixed, to a strange government and new laws, checks the emigration of capital. These feelings, which I should be sorry to see weakened, induce most men of property to be satisfied with a low rate of profits in their own country, rather than seek a more advantageous employment for their wealth in foreign nations.

рус.Gold and silver having been chosen for the general medium of circulation, they are, by the competition of commerce, distributed in such proportions amongst the different countries of the world, as to accommodate themselves to the natural traffic which would take place if no such metals existed, and the trade between countries were purely a trade of barter.

рус.Thus, cloth cannot be imported into Portugal, unless it sell there for more gold than it cost in the country from which it was imported; and wine cannot be imported into England, unless it will sell for more there than it cost in Portugal. If the trade were purely a trade of barter, it could only continue whilst England could make cloth so cheap as to obtain a greater quantity of wine with a given quantity of labour, by manufacturing cloth than by growing vines; and also whilst the industry of Portugal were attended by the reverse effects.

рус.Now suppose England to discover a process for making wine, so that it should become her interest rather to grow it than import it; she would naturally divert a portion of her capital from the foreign trade to the home trade; she would cease to manufacture cloth for exportation, and would grow wine for herself. The money price of these commodities would be regulated accordingly; wine would fall here while cloth continued at its former price, and in Portugal no alteration would take place in the price of either commodity. Cloth would continue for some time to be exported from this country, because its price would continue to be higher in Portugal than here; but money instead of wine would be given in exchange for it, till the accumulation of money here, and its diminution abroad, should so operate on the relative value of cloth in the two countries, that it would cease to be profitable to export it. If the improvement in making wine were of a very important description, it might become profitable for the two countries to exchange employments; for England to make all the wine, and Portugal all the cloth consumed by them; but this could be effected only by a new distribution. of the precious metals, which should raise the price of cloth in England, and lower it in Portugal. The relative price of wine would fall in England in consequence of the real advantage from the improvement of its manufacture; that is to say, its natural price would fall; the relative price of cloth would rise there from the accumulation of money.

рус.Thus, suppose before the improvement in making wine in England, the price of wine here were г50 per pipe, and the price of a certain quantity of cloth were г45, whilst in Portugal the price of the same quantity of wine was г45, and that of the same quantity of cloth г50; wine would be exported from Portugal with a profit of г5 and cloth from England with a profit of the same amount.

рус.Suppose that, after the improvement, wine falls to г45 in England, the cloth continuing at the same price. Every transaction in commerce is an independent transaction. Whilst a merchant can buy cloth in England for г45 and sell it with the usual profit in Portugal, he will continue to export it from England. His business is simply to purchase English cloth, and to pay for it by a bill of exchange, which he purchases with Portuguese money. It is to him of no importance what becomes of this money.. he has discharged his debt by the remittance of the bill. His transaction is undoubtedly regulated by the terms on which he can obtain this bill, but they are known to him at the time; and the causes which may influence the market price of bills, or the rate of exchange, is no consideration of his.

рус.If the markets be favourable for the exportation of wine from Portugal to England, the exporter of the wine will be a seller of a bill, which will be purchased either by the importer of the cloth, or by the person who sold him his bill; and thus without the necessity of money passing from either country, the exporters in each country will be paid for their goods. Without having any direct transaction with each other, the money paid in Portugal by the importer of cloth will be paid to the Portuguese exporter of wine; and in England by the negotiation of the same bill, the exporter of the cloth will be authorized to receive its value from the importer of wine.

рус.But if the prices of wine were such that no wine could be exported to England, the importer of cloth would equally purchase a bill; but the price of that bill would be higher, from the knowledge which the seller of it would possess, that there was no counter bill in the market by which he could ultimately settle the transactions between the two countries; he might know that the gold or silver money which he received in exchange for his bill, must be actually exported to his correspondent in England, to enable him to pay the demand which he had authorized to be made upon him, and he might therefore charge in the price of his bill all the expenses to be incurred, together with his fair and usual profit.

рус.If then this premium for a bill on England should be equal to the profit on importing cloth, the importation would of course cease; but if the premium on the bill were only 2 per cent, if to be enabled to pay a debt in England of г100, г102 should be paid in Portugal, whilst cloth which cost г45 would sell for г50, cloth would be imported, bills would be bought, and money would be exported, till the diminution of money in Portugal, and its accumulation in England, had produced such a state of prices as would make it no longer profitable to continue these transactions.

рус.But the diminution of money in one country, and its increase in another, do not operate on the price of one commodity only, but on the prices of all, and therefore the price of wine and cloth wil1 be both raised in England, and both lowered in Portugal. The price of cloth, from being г45 in one country and г50 in the other, would probably fall to г49 or г48 in Portugal, and rise to г46 or г47 in England, and not afford a sufficient profit after paying a premium for a bill to induce any merchant to import that commodity.

рус.It is thus that the money of each country is apportioned to it in such quantities only as may be necessary to regulate a profitable trade of barter. England exported cloth in exchange for wine, because, by so doing her industry was rendered more productive to her; she had more cloth and wine than if she had manufactured both for herself; and Portugal imported cloth and exported wine, because the industry of Portugal could be more beneficially employed for both countries in producing wine. Let there be more difficulty in England in producing cloth, or in Portugal in producing wine, or let there be more facility in England in producing wine, or in Portugal in producing cloth, and the trade must immediately cease.

рус.No change whatever takes place in the circumstances of Portugal; but England finds that she can employ her labour more productively in the manufacture of wine, and instantly the trade of barter between the two countries changes. Not only is the exportation of wine from Portugal stopped, but a new distribution of the precious metals takes place, and her importation of cloth is also prevented.

рус.Both countries would probably find it their interest to make their own wine and their own cloth; but this singular result would take place: in England, though wine would be cheaper, cloth would be elevated in price, more would be paid for it by the consumer; while in Portugal the consumers, both of cloth and of wine, would be able to purchase those commodities cheaper. In the country where the improvement was made, prices would be enhanced; in that where no change had taken place, but where they had been deprived of a profitable branch of foreign trade, prices would fall.

рус.This, however, is only a seeming advantage to Portugal, for the quantity of cloth and wine together produced in that country would be diminished, while the quantity produced in England would be increased. Money would in some degree have changed its value in the two countries, it would be lowered in England and raised in Portugal. Estimated in money, the whole revenue of Portugal would be diminished; estimated in the same medium, the whole revenue of England would be increased.

рус.Thus then it appears, that the improvement of a manufacture in any country tends to alter the distribution of the precious metals amongst the nations of the world: it tends to increase the quantity of commodities, at the same time that it raises general prices in the country where the improvement takes place.

рус.To simplify the question, I have been supposing the trade between two countries to be confined to two commodities - to wine and cloth; but it is well known that many and various articles enter into the list of exports and imports. By the abstraction of money from one country, and the accumulation of it in another, all commodities are affected in price, and consequently encouragement is given to the exportation of many more commodities besides money, which will therefore prevent so great an effect from taking place on the value of money in the two countries as might otherwise be expected.

рус.Besides the improvements in arts and machinery, there are various other causes which are constantly operating on the natural course of trade, and which interfere with the equilibrium, and the relative value of money. Bounties on exportation or importation, new taxes on commodities, sometimes by their direct, and at other times, by their indirect operation, disturb the natural trade of barter, and produce a consequent necessity of importing or exporting money, in order that prices may be accommodated to the natural course of commerce; and this effect is produced not only in the country where the disturbing cause takes place, but, in a greater or less degree, in every country of the commercial world.

рус.This will in some measure account for the different value of money in different countries; it will explain to us why the prices of home commodities, and those of great bulk, though of comparatively small value, are, independently of other causes, higher in those countries where manufactures flourish. Of two countries having precisely the same population, and the same quantity of land of equal fertility in cultivation, with the same knowledge too of agriculture, the prices of raw produce will be highest in that where the greater skill, and the better machinery is used in the manufacture of exportable commodities. The rate of profits will probably differ but little; for wages, or the real reward of the labourer, may be the same in both; but those wages, as well as raw produce, will be rated higher in money in that country, into which, from the advantages attending their skill and machinery, an abundance of money is imported in exchange for their goods.

рус.Of these two countries, if one had the advantage in the manufacture of goods of one quality, and the other in the manufacture of goods of another quality, there would be no decided influx of the precious metals into either; but if the advantage very heavily preponderated in favour of either, that effect would be inevitable.

рус.In the former part of this work, we have assumed, for the purpose of argument, that money always continued of the same value; we are now endeavouring to shew that besides the ordinary variations in the value of money, and those which are common to the whole commercial world, there are also partial variations to which money is subject in particular countries; and in fact, that the value of money is never the same in any two countries, depending as it does on relative taxation, on manufacturing skill, on the advantages of climate, natural productions, and many other causes.

рус.Although, however, money is subject to such perpetual variations, and consequently the prices of the commodities which are common to most countries, are also subject to considerable difference, yet no effect will be produced on the rate of profits, either from the influx or efflux of money. Capital will not be increased, because the circulating medium is augmented. If the rent paid by the farmer to his landlord, and the wages to his labourers, be 20 per cent higher in one country than another, and if at the same time the nominal value of the farmer's capital be 20 per cent more, he will receive precisely the same rate of profits, although he should sell his raw produce 20 per cent higher.

рус.Profits, it cannot be too often repeated, depend on wages; not on nominal, but real wages; not on the number of pounds that may be annually paid to the labourer, but on the number of days' work, necessary to obtain those pounds. Wages may therefore be precisely the same in two countries; they may bear too the same proportion to rent, and to the whole produce obtained from the land, although in one of those countries the labourer should receive ten shillings per week, and in the other twelve.

рус.In the early states of society, when manufactures have made little progress, and the produce of all countries is nearly similar, consisting of the bulky and most useful commodities, the value of money in different countries will be chiefly regulated by their distance from the mines which supply the precious metals; but as the arts and improvements of society advance, and different nations excel in particular manufactures, although distance will still enter into the calculation, the value of the precious metals will be chiefly regulated by the superiority of those manufactures.

рус.Suppose all nations to produce corn, cattle, and coarse clothing only, and that it was by the exportation of such commodities that gold could be obtained from the countries which produced them, or from those who held them in subjection; gold would naturally be of greater exchangeable value in Poland than in England, on account of the greater expense of sending such a bulky commodity as corn the more distant voyage, and also the greater expense attending the conveying of gold to Poland.

рус.This difference in the value of gold, or which is the same thing, this difference in the price of corn in the two countries, would exist, although the facilities of producing corn in England should far exceed those of Poland, from the greater fertility of the land, and the superiority in the skill and implements of the labourer.

рус.If however Poland should be the first to improve her manufactures, if she should succeed in making a commodity which was generally desirable, including great value in little bulk, or if she should be exclusively blessed with some natural production, generally desirable, and not possessed by other countries, she would obtain an additional quantity of gold in exchange for this commodity, which would operate on the price of her corn, cattle, and coarse clothing. The disadvantage of distance would probably be more than compensated by the advantage of having an exportable commodity of great value, and money would be permanently of lower value in Poland than in England. If, on the contrary, the advantage of skill and machinery were possessed by England, another reason would be added to that which before existed, why gold should be less valuable in England than in Poland, and why corn, cattle, and clothing, should be at a higher price in the former country.

рус.These I believe to be the only two causes which regulate the comparative value of money in the different countries of the world; for although taxation occasions a disturbance of the equilibrium of money, it does so by.depriving the country in which it is imposed of some of the advantages attending skill, industry, and climate.

рус.It has been my endeavour carefully to distinguish between a low value of money, and a high value of corn, or any other commodity with which money may be compared. These have been generally considered as meaning the same thing; but it is evident, that when corn rises from five to ten shillings a bushel, it may be owing either to a fall in the value of money, or to a rise in the value of corn. Thus we have seen, that from the necessity of having recourse successively to land of a worse and worse quality, in order to feed an increasing population, corn must rise in relative value to other things. If therefore money continue permanently of the same value, corn will exchange for more of such money, that is to say, it will rise in price. The same rise in the price of corn will be produced by such improvement of machinery in manufactures, as shall enable us to manufacture commodities with peculiar advantages: for the influx of money will be the consequence; it will fall in value, and therefore exchange for less corn. But the effects resulting from a high price of corn when produced by the rise in the value of corn, and when caused by a fall in the value of money, are totally different. In both cases the money price of wages will rise, but if it be in consequence of the fall in the value of money, not only wages and corn, but all other commodities will rise. If the manufacturer has more to pay for wages, he will receive more for his manufactured goods, and the rate of profits will remain unaffected. But when the rise in the price of corn is the effect of the difficulty of production, profits will fall; for the manufacturer will be obliged to pay more wages, and will not be enabled to remunerate himself by raising the price of his manufactured commodity.

рус.Any improvement in the facility of working the mines, by which the precious metals may be produced with a less quantity of labour, will sink the value of money generally. It will then exchange for fewer commodities in all countries; but when any particular country excels in manufactures, so as to occasion an influx of money towards it, the value of money will be lower, and the prices of corn and labour will be relatively higher in that country, than in any other.

рус.This higher value of money will not be indicated by the exchange; bills may continue to be negotiated at par, although the prices of corn and labour should be 10, 20, or 30 per cent higher in one country than another. Under the circumstances supposed, such a difference of prices is the natural order of things, and the exchange can only be at par, when a sufficient quantity of money is introduced into the country excelling in manufactures, so as to raise the price of its corn and labour. If foreign countries should prohibit the exportation of money, and could successfully enforce obedience to such a law, they might indeed prevent the rise in the prices of the corn and labour of the manufacturing country; for such rise can only take place after the influx of the precious metals, supposing paper money not to be used; but they could not prevent the exchange from being very unfavourable to them. If England were the manufacturing country, and it were possible to prevent the importation of money, the exchange with France, Holland, and Spain, might be 5, 10, or 20 per cent against those countries.

рус.Whenever the current of money is forcibly stopped, and when money is prevented from settling at its just level, there are no limits to the possible variations of the exchange. The effects are similar to those which follow, when a paper money, not exchangeable for specie at the will of the holder, is forced into circulation. Such a currency is necessarily confined to the country where it is issued: it cannot, when too abundant, diffuse itself generally amongst other countries. The level of circulation is destroyed, and the exchange will inevitably be unfavourable to the country where it is excessive in quantity: just so would be the effects of a metallic circulation, if by forcible means, by laws which could not be evaded, money should be detained in a country, when the stream of trade gave it an impetus towards other countries.

рус.When each country has precisely the quantity of money which it ought to have, money will not indeed be of the same value in each, for with respect to many commodities it may differ, 5, 10, or even 20 per cent, but the exchange will be at par. One hundred pounds in England, or the silver which is in г100, will purchase a bill of г100, or an equal quantity of silver in France, Spain, or Holland.

рус.In speaking of the exchange and the comparative value of money in different countries, we must not in the least refer to the value of money estimated in commodities, in either country. The exchange is never ascertained by estimating the comparative value of money in corn, cloth, or any commodity whatever, but by estimating the value of the currency of one country, in the currency of another.

рус.It may also be ascertained by comparing it with some standard common to both countries. If a bill on England for г100 will purchase the same quantity of goods in France or Spain, that a bill on Hamburgh for the same sum will do, the exchange between Hamburgh and England is at par, but if a bill on England for г130, will purchase no more than a bill on Hamburgh for г100, the exchange is 30 per cent against England.

рус.In England г100 may purchase a bill, or the right of receiving г101 in Holland, г102 in France, and г105 in Spain. The exchange with England is, in that case, said to be 1 per cent against Holland, 2 per cent against France, and 5 per cent against Spain. It indicates that the level of currency is higher than it should be in those countries, and the comparative value of their currencies, and that of England, would be immediately restored to par, by abstracting from theirs, or by adding to that of England.

рус.Those who maintained that our currency was depreciated during the last ten years, when the exchange varied from 20 to 30 per cent against this country, have never contended, as they have been accused of doing, that money could not be more valuable in one country than another, as compared with various commodities; but they did contend, that г130 could not be detained in England, unless it was depreciated, when it was of no more value, estimated in the money of Hamburgh, or of Holland, than the bullion in г100.

рус.By sending г130 good English pounds sterling to Hamburgh, even at an expense of г5, I should be possessed there of г125; what then could make me consent to give г130 for a bill which would give me г100 in Hamburgh, but that my pounds were not good pounds sterling? - they were deteriorated, were degraded in intrinsic value below the pounds sterling of Hamburgh, and if actually sent there, at an expense of г5, would sell only for г100. With metallic pounds sterling, it is not denied that my г130 would procure me г125 in Hamburgh, but with paper pounds sterling I can only obtain г100; and yet it was maintained that г130 in paper, was of equal value with г130 in silver or gold.

рус.Some indeed more reasonably maintained, that г130 in paper was not of equal value with г130 in metallic money; but they said that it was the metallic money which had changed its value, and not the paper money. They wished to confine the meaning of the word depreciation to an actual fall of value, and not to a comparative difference between the value of money, and the standard by which by law it is regulated. One hundred pounds of English money was formerly of equal value with, and could purchase г100 of Hamburgh money.. in any other country a bill of г100 on England, or on Hamburgh, could purchase precisely the same quantity of commodities. To obtain the same things, I was lately obliged to give г130 English money, when Hamburgh could obtain them for г100 Hamburgh money. If English money was of the same value then as before, Hamburgh money must have risen in value. But where is the proof of this? How is it to be ascertained whether English money has fallen, or Hamburgh money has risen? there is no standard by which this can be determined. It is a plea which admits of no proof, and can neither be positively affirmed, nor positively contradicted. The nations of the world must have been early convinced, that there was no standard of value in nature, to which they might unerringly refer, and therefore chose a medium, which on the whole appeared to them less variable than any other commodity.

рус.To this standard we must conform till the law is changed, and till some other commodity is discovered, by the use of which we shall obtain a more perfect standard, than that which we have established. While gold is exclusively the standard in this country, money will be depreciated, when a pound sterling is not of equal value with 5 dwts. and 3 grs. of standard gold, and that, whether gold rises or falls in general value.

en.Русский

en.Никакое расширение внешней торговли не может увеличить непосредственно сумму стоимостей в стране, хотя оно и будет очень сильно способствовать увеличению массы товаров и, следовательно, количества жизненных удобств. Так как стоимость всех иностранных товаров измеряется количеством продуктов нашей земли и труда, которое отдаётся в обмен на них, то мы не будем иметь больше стоимостей, если вследствие открытия новых рынков будем получать вдвое большее количество иностранных товаров в обмен на данное количество наших. Если, купив английских товаров на 1 тыс. ф. ст., купец может получить за них такое количество иностранных товаров, которое он может продать на английском рынке за 1 200 ф. ст., то посредством такого применения своего капитала он получит 20 % прибыли, но ни его барыш, ни стоимость ввозимых товаров не увеличатся и не уменьшатся вследствие увеличения или уменьшения количества полученных им иностранных товаров. Ввозит ли он, например, 25 или же 50 бочек вина, на его барышах это нисколько не отражается, раз он продаёт в первом случае 25, а во втором - 50 бочек за одну и ту же сумму в 1 200 ф. ст. В обоих случаях прибыль его составляет 200 ф. ст., или 20% на его капитал, и в обоих случаях в Англию ввозится одинаковая стоимость. Если 50 бочек будут проданы больше чем за 1 200 ф. ст., прибыль данного купца будет превышать общую норму прибыли, и, естественно, капитал будет притекать в эту выгодную отрасль торговли, пока падение цены вина не восстановит прежнее положение вещей.

en.Правда, некоторые утверждали, что значительная прибыль, которую получают отдельные купцы от внешней торговли, повысит общую норму прибыли в стране и что перемещение капитала из других отраслей в более доходную внешнюю торговлю повысит вообще цены, а вместе с тем и прибыль. Один высокий авторитет [Рикардо имеет в виду Адама Смита. - Прим. ред.] утверждал, что если на возделывание хлеба, изготовление сукна, шляп, обуви и пр. уделяется по необходимости меньше капитала, а спрос остаётся прежним, то цены этих товаров повысятся настолько, что фермер, шляпочник, суконщик и сапожник будут получать возросшую прибыль наравне с торговцем иностранными товарами.

en.Те, кто выдвигает этот довод, признают вместе со мною, что прибыли в различных занятиях имеют тенденцию выравниваться, вместе повышаясь и вместе понижаясь. Разногласие наше состоит в следующем: они утверждают, что равенство прибылей явится следствием общего повышения прибылей, я же держусь того мнения, что прибыль, получаемая в благоприятствуемой отрасли торговли, быстро опустится до общего уровня.

en.Я, во-первых, отрицаю, что на выращивание хлеба, на производство сукна, шляп, обуви и пр. будет необходимо уделяться меньше капитала, если спрос на эти товары не уменьшился, а если так, то цена их не поднимется. На покупку иностранных товаров будет употребляться или та же самая, или большая, или меньшая доля продукта земли и труда Англии. Если же эта доля не изменится, то на сукно, обувь, хлеб и шляпы будет существовать такой же спрос, как и прежде, и на их производство будет уделяться прежняя доля капитала. Если вследствие удешевления цены иностранных товаров на покупку их будет употребляться меньшая доля ежегодного продукта земли и труда Англии, то больше останется на покупку других вещей. Если спрос на шляпы, обувь, хлеб и пр. будет более значителен, чем прежде, - а это вполне возможно, так как потребители иностранных товаров имеют теперь в своём распоряжении добавочную долю своего дохода, - то имеется к услугам и капитал, который раньше шёл на покупку иностранных товаров, когда стоимость их была больше. Таким образом, наравне с возрастанием спроса на хлеб, обувь и пр. существуют и средства для доставления возросшего количества их, и потому ни цены, ни прибыль не могут повыситься надолго. Если на покупку иностранных товаров будет употребляться больше продукта земли и труда Англии, то меньше может быть употреблено на покупку других вещей, и, следовательно, меньше потребуется шляп, обуви и пр. По мере того как капитал освобождается из производства обуви, шляп и пр., большее количество его должно употребляться на изготовление тех товаров, за которые покупаются иностранные товары. Следовательно, во всех случаях спрос на иностранные и отечественные товары вместе, поскольку дело касается стоимости, ограничивается доходом и капиталом страны. Если увеличивается спрос на один товар, то должен уменьшиться спрос на другие товары. Если в обмен на одно и то же количество английских товаров ввозится вдвое больше вина, чем прежде, то английский народ может или потреблять вдвое больше вина, чем прежде, или прежнее количество вина, но гораздо больше английских товаров. Если мой доход равнялся 1 тыс. ф. ст., из которых 100 ф. ст. я тратил ежегодно на покупку бочки вина и 900 ф. ст. на известное количество английских товаров, то при падении цены вина до 50 ф. ст. за бочку я могу затратить сбережённые 50 ф. ст. или на покупку лишней бочки вина, или на покупку большего количества английских товаров. Если я буду покупать больше вина и каждый потребитель вина поступит так же, то внешняя торговля не испытает никакого ущерба; в обмен на вино будет вывозиться прежнее количество английских товаров, и мы будем получать вдвое больше вина, но не вдвое большую стоимость. Но если я и другие будем довольствоваться прежним количеством вина, то будет вывозиться меньше английских товаров, и потребители вина будут потреблять или товары, которые раньше вывозились, или какие-нибудь другие, к которым они имеют склонность. Капитал, требующийся для их производства, будет заменён капиталом, освободившимся из внешней торговли.

en.Капитал может быть накопляем двояким способом: он сберегается или путём увеличения дохода, или путём уменьшения потребления. Если моя прибыль повысится с 1 тыс. ф. ст. до 1 200, а расходы останутся прежними, то я буду накоплять ежегодно на 200 ф. ст. больше, чем раньше. Если я сберегу 200 ф. ст. на своих расходах, а прибыль моя останется прежней, то получится такой же результат: к моему капиталу будет прибавляться по 200 ф. ст. в год. Купец, который ввёз вино, после того как прибыль поднялась с 20 до 40%, купит свои английские товары не за 1 тыс. ф. ст., а за 857 ф. ст. 2 шилл. 10 пенс., продавая вино, которое он ввозит взамен их, попрежнему за 1 200 ф. ст.; если же он продолжает покупать свои английские товары за 1 тыс. ф. ст., то он должен повысить цену своего вина до 1 400 ф. ст. Таким образом, он получил бы 40% прибыли на свой капитал вместо 20%. Но если вследствие дешевизны всех товаров, на которые расходовался его доход, он и все другие потребители могут сберечь стоимость в 200 ф. ст. из каждой тысячи фунтов стерлингов, которую они тратили раньше, то они увеличат реальное богатство страны более действительным способом: в одном случае сбережение было бы сделано вследствие возрастания дохода, в другом - вследствие уменьшения расхода.

en.Если вследствие введения машин стоимость большинства товаров, на которые тратился мой доход, упадёт на 20%, я буду в состоянии сберегать так же успешно, как если бы мой доход повысился на 20%; но в одном случае норма прибыли остаётся без изменения, в другом она повышается на 20%. Если благодаря ввозу дешёвых иностранных товаров я могу сберечь 20% на своих расходах, результат будет совершенно такой же, как если бы машины понизили издержки их производства, но прибыль не повысилась бы.

en.Итак, норма прибыли повышается не вследствие расширения рынка, хотя такое расширение может оказать влияние на увеличение массы товаров и тем дать нам возможность увеличить фонды, предназначенные для содержания труда и приобретения материалов, к которым может быть приложен труд. Для счастья человечества не имеет значения, происходит ли увеличение наших жизненных удобств благодаря лучшему распределению труда, т. е. вследствие того, что каждая страна производит те товары, к производству которых она приспособлена в силу своего положения, климата и других естественных или искусственных преимуществ, и обменивает их на товары других стран, или оно является результатом повышения нормы прибыли.

en.Я старался показать на протяжении всего этого труда, что норма прибыли может повыситься только вследствие падения заработной платы и что последняя может упасть надолго только вследствие падения стоимости предметов насущной необходимости, на которые она расходуется. Если, следовательно, благодаря расширению внешней торговли или усовершенствованиям в машинах пища и предметы насущной необходимости рабочего могут быть доставлены на рынок по пониженной цене, то прибыль поднимется. Если, вместо того чтобы возделывать свой собственный хлеб или изготовлять платье и другие предметы потребления рабочего, мы откроем новый рынок, откуда можно получать эти товары по более дешёвой цене, то заработная плата упадёт и прибыль повысится; но если товары, получаемые по более дешёвой цене благодаря расширению внешней торговли или усовершенствованиям в машинах, потребляются исключительно богатыми, в норме прибыли не произойдёт никакого изменения. Норма заработной платы не изменится, если вино, бархат, шёлк и другие дорогие товары упадут в цене на 50% и, следовательно, прибыль останется без перемены.

en.Таким образом, внешняя торговля весьма полезна для страны тем, что увеличивает массу и разнообразие предметов, на которые может расходоваться доход, и создаёт благодаря обилию и дешевизне товаров побуждение к сбережению и к накоплению капитала; однако она не имеет тенденции повышать прибыль с капитала, если только ввозимые товары не принадлежат к разряду тех, на которые расходуется заработная плата труда.

en.Замечания, сделанные относительно внешней торговли, одинаково приложимы и к внутренней. Норма прибыли никогда не повышается вследствие лучшего распределения труда, изобретения машин, проведения дорог и каналов или каких-либо других способов сокращения труда в производстве или перевозке товаров. Эти причины влияют на цены и приносят всегда большую пользу потребителям, так как позволяют им за тот же труд или за стоимость продукта того же труда получать в обмен большее количество товара, в производстве которого применяются усовершенствованные способы, но на прибыль они не оказывают никакого действия. С другой стороны, всякое уменьшение заработной платы труда повышает прибыль, но не оказывает никакого действия на цену товаров. Одно выгодно всем классам, потому что все классы являются потребителями; другое приносит пользу только предпринимателям; они получают больше барыша, в то время как цены всех товаров остаются без изменения. В первом же случае они получают столько же, сколько и прежде, но меновая стоимость всех предметов, на которые они расходуют свои барыши, уменьшается.

en.Правило, регулирующее относительную стоимость товаров в одной стране, не регулирует относительную стоимость товаров, обмениваемых между двумя или несколькими странами.

en.При системе полной свободы торговли каждая страна, естественно, затрачивает свой капитал и труд на такие отрасли промышленности, которые доставляют ей наибольшие выгоды. Это преследование индивидуальной выгоды самым удивительным образом связано с общим благом всех. Стимулируя трудолюбие, вознаграждая изобретательность, утилизируя наиболее действительным образом все те силы, которые даёт нам природа, этот принцип приводит к самому эффективному и наиболее экономному разделению труда между разными нациями. И в то же время, увеличивая общую массу продуктов, он увеличивает всеобщее благополучие и связывает узами общей выгоды и постоянных сношений все цивилизованные нации в одну всемирную общину. Именно этот принцип определяет, что вино должно производиться во Франции и Португалии, что хлеб должен возделываться в Америке и Польше, а различные металлические изделия и другие товары должны изготовляться в Англии.

en.В одной и той же стране уровень прибыли, вообще говоря, всегда одинаков. Различия происходят только потому, что одно помещение капитала более или менее безопасно и привлекательно, чем другое. Если прибыль на капитал, занятый в Йоркшире, превышает прибыль на капитал, занятый в Лондоне, то капитал быстро переместится из Лондона в Йоркшир, и равенство прибыли восстановится. Но если вследствие уменьшения производительности земледельческого труда в Англии или вследствие возрастания капитала и населения заработная плата повысится, а прибыль упадёт, то из этого не следует, что капитал и население необходимо переместятся из Англии в Голландию или Испанию, или Россию, где прибыль может быть выше.

en.Если бы Португалия не находилась в торговых сношениях с другими странами, она была бы вынуждена извлечь значительную часть своего капитала и труда из производства вин, за которые она покупает необходимые для неё металлические изделия и сукна из других стран; она должна была бы затратить эту часть на изготовление данных товаров, причём получала бы их, вероятно, меньше, и они были бы ниже по качеству.

en.Количество вина, которое она отдаёт в обмен на английское сукно, не определяется соответственными количествами труда, затрачиваемого на производство того или другого, как это имело бы место, если бы оба товара изготовлялись или в Англии, или в Португалии.

en.В Англии условия могут быть таковы, что производство сукна требует труда 100 рабочих в течение года, а на производство вина, если бы она вздумала выделывать его, потребовался бы труд 120 человек в течение того же времени. Поэтому Англия найдёт более выгодным ввозить вино и покупать его посредством вывоза сукна.

en.Производство вина в Португалии может требовать труда только 80 человек в течение года, а производство сукна потребовало бы труда 90 человек в течение того же времени. Поэтому для неё будет выгодно вывозить вино в обмен на сукно. Этот обмен может иметь место даже в том случае, если ввозимый Португалией товар мог быть произведён там с меньшим количеством труда, чем в Англии. Хотя бы она могла изготовить сукно трудом 90 человек, она будет ввозить его из страны, где на производство его требуется труд 100 человек. Для неё будет выгоднее употреблять свой капитал предпочтительно на производство вина, за которое она получит больше сукна из Англии, чем она произвела бы сама, если бы она переместила часть своего капитала из виноделия в производство сукон.

en.Таким образом, Англия отдавала бы продукт труда 100 человек за продукт труда 80. Такой обмен не мог бы иметь места между индивидами одной и той же страны. Труд 100 англичан не может быть отдан за труд 80 англичан, но продукт труда 100 англичан может быть отдан за продукт труда 80 португальцев, 60 русских или 120 индусов. Разница в этом отношении между одной страной и многими легко объясняется, если мы примем во внимание трудность перемещения капитала из одной страны в другую в поисках более прибыльного занятия и подвижность, с какою он неизменно перемещается из одной области в другую в пределах одной и тон же страны.

en.[Оказывается, таким образом, что страна, обладающая очень значительными преимуществами по части машин и мастерства и изготовляющая поэтому товары с помощью гораздо меньшего количества труда, чем её соседи, может ввозить в обмен на такие товары часть хлеба, требующегося для её потребления, даже в том случае, если её земля плодороднее и возделывание хлеба требует в ней меньше труда, чем в стране, откуда ее ввозится. Два человека выделывают обувь и шляпы, и один превосходит другого в обоих занятиях, но, изготовляя шляпы, он может превзойти своего соперника на одну пятую, или на 20%, а изготовляя обувь, - на одну треть, или на 33%; не будет ли для них выгоднее, чтобы более искусный занялся исключительно изготовлением обуви, а менее искусный - производством шляп?]

en.Несомненно, как для английских капиталистов, так и для потребителей обеих стран было бы выгодно, чтобы при таких обстоятельствах и вино и сукно изготовлялись в Португалии и, следовательно, чтобы английский капитал и труд, занятые в производстве сукна, переместились для той же цели в Португалию. В таком случае относительная стоимость этих товаров регулировалась бы тем же самым принципом, как если бы один из них производился в Йоркшире, а другой в Лондоне; и во всех других случаях при свободном перемещении капитала в те страны, где он мог бы быть применён наиболее прибыльно, не было бы никакой разницы в норме прибыли и никакой другой разницы в реальной или трудовой цене товаров, кроме той, которая определяется добавочным количеством труда, требующимся для перевозки их на разные рынки, где они должны быть проданы.

en.Опыт, однако, показывает, что воображаемое или действительно неуверенное положение капитала, который уже не находится под непосредственным контролем своего владельца, естественное нерасположение всех людей покидать свою родину, рвать старые связи и вверять себя со всеми своими установившимися привычками чужестранному правительству и новым законам задерживают эмиграцию капитала. Эти чувства, ослабление которых мне было бы печально видеть, побуждают большинство лиц со средствами скорее довольствоваться низкой нормой прибыли у себя на родине, чем искать более выгодного помещения для своего богатства в чужих странах.

en.Так как золото и серебро были выбраны всеобщим средством обращения, то торговая конкуренция распределяет их между различными странами мира в пропорциях, соответствующих естественному обмену, который имел бы место, если бы не существовало таких металлов и международная торговля была чисто меновой торговлей.

en.Так, сукно не может ввозиться в Португалию, если не продаётся там за большее количество золота, чем то, которого оно стоит в стране, откуда оно ввозится, и вино не может ввозиться в Англию, если оно не продаётся выше своей стоимости в Португалии. Если бы торговля была чисто меновой торговлей, то она могла бы продолжаться лишь до тех пор, пока Англия могла бы выделывать сукно так дёшево, чтобы получать с помощью данного количества труда, затраченного на сукно, больше вина, чем если бы она занималась виноделием, и пока в Португалии промышленность даёт противоположные результаты.

en.Предположим теперь, что Англия открыла такой способ выделки вина, при котором ей выгоднее самой производить его, чем ввозить; естественно, часть своего капитала она перенесёт из внешней торговли во внутреннюю: она перестанет изготовлять сукно для вывоза и станет возделывать для себя виноград. В соответствии с этим будет регулироваться и денежная цена этих товаров: в Англии цена вина упадёт, а цена сукна останется без изменения, в Португалии же не произойдёт никакого изменения в цене ни того, ни другого товара. Сукно будет в течение некоторого времени попрежнему вывозиться от нас, потому что цена его в Португалии будет попрежнему выше, чем здесь; но вместо вина за него будут расплачиваться деньгами, до тех пор пока накопление денег здесь и уменьшение их количества за границей не повлияют на относительную стоимость сукна в обеих странах так, что вывоз его перестанет быть прибыльным. Если усовершенствование в выделке вин будет весьма значительно, то для обеих стран может оказаться выгодным поменяться занятиями так, чтобы Англия производила всё вино, а Португалия всё сукно, потребляемые ими; но это может произойти только при посредстве нового распределения драгоценных металлов, которое подняло бы цену сукна в Англии и понизило её в Португалии. Относительная цена вина упала бы в Англии вследствие действительной выгоды, полученной благодаря усовершенствованию его выделки, иначе говоря, оттого, что его естественная цена упала бы; относительная же цена сукна поднялась бы тут вследствие накопления денег.

en.Так, предположим, что до введения улучшений в выделке вина в Англии цена его равнялась здесь 50 ф. ст. бочка, а цена известного количества сукна - 45 ф. ст., тогда как в Португалии цена того же количества вина была 45 ф. ст., а того же количества сукна - 50 ф. ст.; вино вывозилось бы из Португалии с прибылью в 5 ф. ст., а сукно из Англии - с прибылью того же размера.

en.Предположим, что после введения усовершенствований цена вина упадёт в Англии до 45 ф. ст., а цена сукна останется без изменения. Всякая сделка в торговле есть самостоятельная сделка. Пока купец может покупать сукно в Англии по 45 ф. ст. и продавать его с обычной прибылью в Португалии, он будет продолжать вывозить его из Англии. Его дело заключается просто в покупке английского сукна с уплатой за него векселем, который он покупает на португальские деньги. Для него совершенно безразлично, что станется с этими деньгами: он расплатится со своим долгом, переведя вексель. Его сделка, несомненно, регулируется условиями, на каких он может получить этот вексель, но они известны ему в данное время, а до причин, которые могут повлиять на рыночную цену векселей, или вексельный курс, ему нет дела.

en.Если условия рынка будут благоприятны для вывоза вина из Португалии в Англию, то экспортёр вина будет продавцом векселя, который будет куплен или импортёром сукна, или лицом, которое продало ему свой вексель. Таким образом, экспортёрам в каждой стране будет уплачено за их товары без перемещения денег из одной страны в другую. Деньги, уплаченные в Португалии импортёром сукна, будут уплачены португальскому экспортёру вина, хотя между этими двумя лицами нет никаких прямых сделок, а в Англии путём учёта того же векселя экспортёр сукна приобретёт право получить его стоимость от импортёра вина.

en.Но если цены на вино будут таковы, что вино не может вывозиться в Англию, импортёр сукна будет попрежнему покупать вексель, однако цена этого векселя будет выше, потому что продавец его знает, что на рынке нет обратного векселя, с помощью которого он мог бы в конечном итоге ликвидировать счёты между двумя странами. Он мог бы знать, что золотые или серебряные деньги, которые он получил в уплату за свой вексель, должны быть действительно пересланы его корреспонденту в Англию, чтобы дать последнему возможность уплатить по векселю, на предъявление которого даны соответствующие полномочия; он мог бы поэтому включить в цену своего векселя все могущие возникнуть издержки вместе со своей нормальной и обычной прибылью.

en.Если, следовательно, эта премия за вексель на Англию будет равна прибыли от ввоза сукна, то ввоз, конечно, прекратится. Но если премия на вексель будет составлять только 2%, если, чтобы иметь возможность покрыть долг в 100 ф. ст. в Англии, надо уплатить в Португалии 102 ф. ст., тогда как сукно, обходящееся в 45 ф. ст., будет продано за 50 ф. ст., то сукно будет ввозиться. Векселя будут тогда покупать и деньги вывозить до тех пор, пока уменьшение количества денег в Португалии и накопление их в Англии не приведут к такому состоянию цен, при котором уже будет невыгодно продолжать дальше эти сделки.

en.Но уменьшение количества денег в одной стране и увеличение количества их в другой влияют на цену не одного только товара, а на цены всех. Поэтому цена как вина, так и сукна повысится в Англии и понизится в Португалии. Цена сукна поднимется, вероятно, выше 45 ф. ст. в одной стране и упадёт ниже 50 ф. ст. в другой, т. е. до 49 или 48 ф. ст. в Португалии и до 46 или 47 ф. ст. в Англии; после уплаты премии за вексель такие цены не будут давать достаточной прибыли, чтобы какой-либо купец имел стимул ввозить этот товар.

en.Таким именно образом деньги распределяются между отдельными странами только в таких количествах, какие необходимы для регулирования прибыльной меновой торговли. Англия вывозила сукно в обмен на вино, потому что при таком образе действий её труд становится для неё более производительным; она имела больше сукна и вина, чем если бы выделывала то и другое для себя самой, а Португалия ввозила сукно и вывозила вино, потому что труд Португалии мог с большей выгодой для обеих стран быть употреблён на выделку вина. Если в Англии станет труднее производить сукно или в Португалии вино или же в Англии станет легче производить вино, а в Португалии сукно, то торговля должна будет немедленно прекратиться.

en.Если в Португалии условия нисколько не изменились, но Англия находит, что может более производительно применять свой труд в виноделии, то меновая торговля между двумя странами сейчас же изменяется. Не только останавливается вывоз вина из Португалии, но происходит и новое распределение драгоценных металлов, и ввоз сукна в неё тоже прекращается.

en.Обе страны, вероятно, найдут более выгодным производить своё собственное вино и своё собственное сукно, но это приведёт к следующему своеобразному результату: хотя в Англии вино и подешевеет, но цена сукна повысится, и потребитель будет платить за него больше, между тем как в Португалии потребители и сукна и вина будут иметь возможность покупать эти товары дешевле. В стране, где имело место усовершенствование, цены повысятся, в стране, где не произошло никакого изменения, но которая лишилась прибыльной отрасли внешней торговли, цены упадут.

en.Это, однако, будет для Португалии лишь кажущейся выгодой, потому что общее количество вина и сукна, производимого в ней, уменьшится, тогда как в Англии увеличится. В известной степени стоимость денег изменится в обеих странах: она понизится в Англии и повысится в Португалии. Выраженный в деньгах весь доход Португалии уменьшится; выраженный в той же мере весь доход Англии возрастёт.

en.Таким образом, оказывается, что улучшение в том или другом производстве в какой-либо стране имеет тенденцию изменять распределение драгоценных металлов между нациями мира: оно создаёт тенденцию к умножению количества товаров и в то же время к повышению средних цен в той стране, где имеет место это улучшение.

en.Для упрощения вопроса я предполагал, что торговля между двумя странами ограничивается двумя товарами - вином и сукном, но хорошо известно, что в списках вывоза и ввоза значится много разных товаров. Отлив денег из одной страны и накопление их в другой отражается на ценах всех товаров и, следовательно, поощряет вывоз многих других товаров сверх денег, а это в свою очередь ослабляет то резкое воздействие на стоимость денег в обеих странах, какого можно было бы ожидать при других условиях.

en.Кроме улучшений в методах производства и машинах есть ещё много других причин, которые постоянно влияют на естественное течение торговли и нарушают равновесие и относительную стоимость денег. Вывозные или ввозные премии и новые налоги на товары нарушают иногда прямо, а иногда косвенно естественную меновую торговлю и вызывают, таким образом, необходимость ввоза или вывоза денег для приспособления цен к естественному течению торговли. И такой результат имеет место не только в стране, где возникла причина пертурбации, но и в большей или меньшей мере во всех странах торгового мира.

en.Это до известной степени объясняет различную стоимость денег в разных странах и показывает также, почему цены отечественных товаров, а также громоздких товаров, хотя бы последние и имели сравнительно небольшую стоимость, будучи независимы от других причин, выше в тех странах, где процветает промышленность. Если мы возьмём две страны с совершенно одинаковым населением, с одним и тем же количеством одинаково плодородной земли под обработкой и одинаковым знанием сельского хозяйства, то цены сырых материалов будут наиболее высокими в той стране, которая искуснее в производстве товаров, предназначенных для вывоза, и пользуется лучшими машинами. Норма прибыли будет, вероятно, различаться очень мало, потому что заработная плата, или реальное вознаграждение рабочего, может быть одинакова в обеих странах; но заработная плата, как и сырые материалы, будет оцениваться в большей сумме денег в той стране, куда вследствие выгод, вытекающих из превосходства её мастеров и машин, деньги ввозятся в изобилии в обмен за её товары.

en.Если одна из этих стран будет иметь преимущество в изготовлении товаров одного рода, а другая - в изготовлении товаров другого рода, то ни в той, ни в другой не будет наблюдаться очень резкого прилива драгоценных металлов; но если одна из них имеет решительный перевес над другой, то этот результат будет неизбежен.

en.В предыдущей части настоящего труда мы для развития аргументации принимали, что деньги всегда сохраняют одинаковую стоимость; теперь же мы стараемся показать, что, кроме обычных изменений в стоимости денег и тех, которые общи всему торговому миру, бывают также частные изменения, которым деньги подвергаются в отдельных странах; стоимость денег никогда не бывает одинаковой в двух странах в силу различий в их системах налогов, в уровне промышленного мастерства, а также благодаря преимуществам климата, естественным богатствам и многим другим причинам.

en.Но хотя стоимость денег непрерывно изменяется и вследствие этого цены товаров, которые производятся в большинстве стран, также значительно разнятся, ни прилив, ни отлив денег не оказывают никакого действия на норму прибыли. Капитал не возрастёт вследствие увеличения количества средств обращения. Если рента, уплачиваемая фермером землевладельцу, и заработная плата, уплачиваемая им рабочим, в одной стране на 20% выше, чем в другой, и если в то же время и номинальная стоимость капитала фермера на 20% выше, то норма его прибыли будет так же велика, как и прежде, хотя он и продаёт свой сырой продукт на 20% дороже.

en.Прибыль - и это необходимо каждый раз повторять - зависит от заработной платы - не от номинальной, но от реальной заработной платы, не от числа фунтов стерлингов, уплачиваемых ежегодно рабочему, а от числа дней труда, необходимого для получения этих фунтов. Поэтому заработная плата может быть совершенно одинакова в двух странах, может находиться в одинаковом отношении к ренте и ко всему продукту, получаемому от земли, хотя бы в одной стране рабочий получал 10 шилл. в неделю, а в другой - 12.

en.На ранних стадиях общественного развития, когда промышленность развита мало и все страны производят почти одни и те же товары, преимущественно громоздкие и наиболее полезные предметы, стоимость денег в различных странах регулируется главным образом расстоянием последних от рудников, доставляющих драгоценные металлы; но, по мере того как в обществе развиваются ремёсла и всё более применяются технические улучшения, различные нации приобретают особенный опыт в отдельных отраслях промышленности, и главным регулятором стоимости драгоценных металлов становится превосходство в количестве таких отраслей, хотя расстояние всё ещё входит в расчёт.

en.Предположим, что все нации производят только хлеб, скот и грубое сукно и что страны, в которых эти товары производятся или которые ими распоряжаются, могут получить золото путём вывоза этих товаров. Естественно, что золото будет иметь большую меновую стоимость в Польше, чем в Англии, ввиду больших издержек на пересылку такого громоздкого товара, как хлеб, на более далёкое расстояние и большей стоимости доставки золота в Польшу.

en.Эта разница в цене золота, или, что то же самое, в цене хлеба, в двух странах существовала бы, даже если бы лёгкость производства хлеба в Англии значительно превосходила лёгкость производства хлеба в Польше в силу большего плодородия почвы и превосходства в мастерстве и орудиях рабочего.

en.Если, однако, Польша первая усовершенствует свою промышленность, если она будет успешно изготовлять товар, на который всюду имеется спрос и который в малом объёме заключает большую стоимость, или если природа благословит ее каким-нибудь продуктом, на который всюду имеется спрос и которым не обладает никакая другая страна, то в обмен на этот товар она будет получать добавочное количество золота, которое будет оказывать влияние на цену её хлеба, скота и грубого сукна. Невыгоды расстояния будут, вероятно, более чем уравновешены выгодами обладания экспортным товаром большей стоимости, и деньги будут постоянно иметь в Польше более низкую стоимость, чем в Англии. Если, напротив, превосходство мастерства и машин будет на стороне Англии, то прибавится ещё одно основание, в силу которого золото должно иметь меньшую стоимость в Англии, чем в Польше, а хлеб, скот и сукно должны быть дороже в первой стране.

en.Вот, по моему мнению, те две причины, которые одни только регулируют сравнительную стоимость денег в разных странах мира; хотя налоги и вызывают нарушение равновесия в количестве денег, но это происходит оттого, что они лишают страну, в которой введены, некоторых из преимуществ, связанных с квалификацией труда, трудолюбием и климатом.

en.Я старался тщательно установить различие между низкой стоимостью денег и высокой стоимостью хлеба или всякого другого товара, с которым могут быть сравниваемы деньги. Обыкновенно считают, что в данном случае мы имеем дело с одним и тем же явлением, но очевидно, что когда цена хлеба повышается с 5 до 10 шилл. за бушель, то это может быть вызвано или падением стоимости денег, или повышением стоимости хлеба. Так, мы видели, что в силу необходимости прибегать последовательно к обработке земли всё худшего и худшего качества, чтобы прокормить возрастающее население, стоимость хлеба должна повышаться в сравнении со стоимостью других предметов. Если поэтому стоимость денег остаётся постоянной, то хлеб будет обмениваться на большие количества таких денег, т. е. цена его будет повышаться. Такое же повышение цены хлеба может произойти вследствие усовершенствования машин в промышленности, благодаря которому мы будем в состоянии изготовлять товары особенно дёшево: ведь последствием этого будет прилив денег, стоимость их упадёт, и потому они будут обмениваться на меньшее количество хлеба. Но результаты высокой цены хлеба, вызванной повышением стоимости хлеба или падением стоимости денег, будут совершенно различны. В обоих случаях денежная цена заработной платы повысится, но если это происходит вследствие падения стоимости денег, то поднимается не только денежная заработная плата и цена хлеба, но и цена всех других товаров. Если фабриканту придётся платить больше в качестве заработной платы, то он будет и получать больше за изготовляемые им товары, и норма прибыли останется без изменения. Но, когда повышение цены хлеба является результатом трудности производства, прибыль падает, потому что фабрикант будет вынужден платить более высокую заработную плату и не будет в состоянии вознаградить себя за это повышением цены своих промышленных товаров.

en.Всякое улучшение в горном деле, вследствие которого металлы могут быть добываемы с помощью меньшего количества труда, вообще понижает стоимость денег. Последние будут обмениваться тогда на меньшее количество товаров во всех странах; но если какая-либо отдельная страна отличается своей промышленностью, так что усиливается прилив денег к ней, то стоимость последних будет в такой стране ниже, а цены хлеба и труда относительно выше, чем в других странах.

en.Эта более высокая стоимость денег не будет диктоваться вексельным курсом; векселя могут обмениваться попрежнему al pari, хотя цены хлеба и труда будут в одной стране на 10, 20 или 30% выше, чем в другой. При предположенных обстоятельствах такая разница в ценах будет в порядке вещей, и вексельный курс может стоять al pari, только когда в страну, отличающуюся своей промышленностью, ввезено количество денег, достаточное для того, чтобы цены хлеба и труда в ней повысились. Правда, если другие страны воспрепятствуют вывозу денег и сумеют заставить повиноваться такому закону, то они могут действительно помешать повышению цен на хлеб и труд в промышленной стране. Ибо такое повышение может иметь место только в случае прилива драгоценных металлов при условии, конечно, что бумажные деньги не употребляются. Но эти страны не могут помешать тому, чтобы вексельный курс был очень неблагоприятен для них. Если бы Англия была такой промышленной страной и если бы было возможно помешать ввозу денег, то вексельный курс с Францией, Голландией и Испанией мог бы быть на 5, 10 пли 20% против этих стран.

en.Когда денежный поток насильственно задерживается и имеются препятствия для удержания денег на их нормальном уровне, то нет границ возможным изменениям вексельного курса. Результаты получаются точно такие же, как и результаты внедрения в обращение бумажных денег, не могущих быть размененными на металл по желанию их владельца. Обращение таких денег необходимо ограничивается страной, где они выпущены: они не могут при большом изобилии их разлиться по другим странам. Уровень обращения нарушен, и вексельный курс будет неизбежно неблагоприятен для страны, где количество средств обращения чрезмерно. Точно таким было бы действие металлического обращения, если бы при помощи насильственных мер, законов, которые нельзя обойти, деньги удерживались в стране, в то время как течение торговли толкает их в направлении к другим странам.

en.Когда каждая страна имеет как раз такое количество денег, какое она должна иметь, деньги не будут в действительности иметь одинаковой стоимости во всех странах: по отношению ко многим товарам разница эта может составлять 5, 10 или даже 20%, но вексельный курс будет al pari. 100 ф. ст. в Англии или серебро, заключающееся в 100 ф. ст., купят вексель на 100 ф. ст. или равное количество серебра во Франции, Испании или Голландии.

en.Говоря о вексельном курсе и сравнительной стоимости денег в разных странах, мы отнюдь не должны принимать во внимание стоимость денег, выраженную в товарах той или другой страны. Вексельный курс никогда не определяется путём оценки сравнительной стоимости денег в хлебе, сукне или каком-либо другом товаре, но посредством оценки стоимости средств обращения одной страны в средствах обращения другой.

en.Его можно установить путём сравнения с каким-нибудь мерилом, общим для обеих стран. Если вексель на 100 ф. ст. на Англию купит то же количество товаров во Франции или Испании, что и вексель на ту же сумму на Гамбург, то вексельный курс между Гамбургом и Англией стоит al pari; но если вексель на 130 ф. ст. на Англию купит не больше, чем вексель на 100 ф. ст. на Гамбург, то вексельный курс на 30% против Англии.

en.В Англии 100 ф. ст. могут купить вексель или право получить 101 ф. ст. в Голландии, 102 ф. ст. во Франции и 105 ф. ст. в Испании. В этом случае говорят, что вексельный курс между Англией и этими странами на 1 % против Голландии, на 2% против Франции и на 5% против Испании. Это показывает, что уровень денежного обращения в этих странах выше, чем следует, и сравнительная стоимость денег, находящихся в обращении у них и в Англии, немедленно возвратится к al pari при уменьшении их обращения или увеличении его в Англии.

en.Те, которые утверждают, что наши деньги были обесценены в течение последних десяти лет, когда вексельный курс колебался от 20 до 30 % против Англии, никогда не оспаривали - хотя их в этом упрекали, - что стоимость денег относительно разных товаров не может быть в одной стране больше, чем в другой; но они настаивали, что 130 ф. ст. могли быть удержаны в Англии только в случае их обесценения, если, оцениваемые в деньгах Гамбурга или Голландии, они представляли не большую стоимость, чем слиток в 100 ф. ст.

en.Послав 130 полноценных английских фунтов в Гамбург, я имел бы там 125 ф, ст. даже при расходе в 5 ф. ст. на пересылку; что же в таком случае заставляло меня давать 130 ф. ст. за вексель, который дал бы мне 100 ф. ст. в Гамбурге, если не то, что мои фунты не были полноценными фунтами стерлингов? Последние были бы испорчены, внутренняя стоимость их была бы ниже гамбургских фунтов, и, будь они действительно посланы туда, они были бы проданы только за 100 ф. ст. По отношению к металлическим фунтам стерлингов никто не отрицает, что за свои 130 ф. ст. я получил бы в Гамбурге 125 ф. ст., но за бумажные фунты стерлингов я могу получить только 100 ф. ст.; и, однако, утверждали, что 130 ф. ст. бумажных равнялись по стоимости 130 ф. ст. в серебре или золоте.

en.Правда, некоторые утверждали с большим основанием, что 130 ф. ст. бумажных не равнялись по стоимости 130 ф. ст. металлическим, но они говорили, что изменилась стоимость не бумажных, а металлических денег. Они хотели ограничить смысл слова "обесценение" действительным падением стоимости, а не сравнительной разницей между стоимостью денег и того эталона, которым она по закону регулируется. 100 ф. ст. английских денег прежде имели такую же стоимость, как 100 ф. ст. гамбургских денег, и могли купить их: во всякой другой стране вексель в 100 ф. ст. на Англию или на Гамбург мог купить совершенно одинаковое количество товаров. Но чтобы получить те же самые вещи в данное время я должен был отдавать 130 ф. ст. английских денег, тогда как Гамбург мог получить их за 100 ф. ст. гамбургских денег. Если английские деньги имели ту же стоимость, что и прежде, то стоимость гамбургских должна была подняться. Но где доказательство этого? Как удостовериться, что упала стоимость английских денег или что поднялась стоимость гамбургских? Нет меры, с помощью которой можно было бы определить это. Это - довод, который не допускает никакого доказательства, его нельзя ни полностью утверждать, ни полностью отрицать. Нации всего мира давно уже должны были убедиться в том, что в природе нет эталона стоимости, к которому они могли бы безошибочно прибегать, и потому избрали меру, которая в общем итоге казалась им менее изменчивой, чем всякий другой товар.

en.С этой мерой мы должны сообразоваться, пока не изменён закон и не найден какой-нибудь другой товар, пользуясь которым мы получим более совершенную меру, чем та, какую мы установили. Пока золото является в этой стране единственным эталоном, деньги обесцениваются, когда фунт стерлингов не равен но своей стоимости 5 драхмам и 3 гранам золота установленной пробы, независимо от того, поднимается или падает обычная стоимость золота.

Chapter 8 On Taxes/Глава VIII. О налогах

рус.English

рус.Taxes are a portion of the produce of the land and labour of a country, placed at the disposal of the government; and are always ultimately paid, either from the capital, or from the revenue of the country.

рус.We have already shewn how the capital of a country is either fixed or circulating, according as it is of a more or of a less durable nature. It is difficult to define strictly, where the distinction between circulating and fixed capital begins; for there are almost infinite degrees in the durability of capital. The food of a country is consumed and reproduced at least once in every year; the clothing of the labourer is probably not consumed and reproduced in less than two years; whilst his house and furniture are calculated to endure for a period of ten or twenty years.

рус.When the annual productions of a country more than replace its annual consumption, it is said to increase its capital; when its annual consumption is not at least replaced by its annual production, it is said to diminish its capital. Capital may therefore be increased by an increased production, or by a diminished unproductive consumption.

рус.If the consumption of the government, when increased by the levy of additional taxes, be met either by an increased production, or by a diminished consumption on the part of the people, the taxes will fall upon revenue, and the national capital will remain unimpaired; but if there be no increased production or diminished unproductive consumption on the part of the people, the taxes will necessarily fall on capital, that is to say, they will impair the fund allotted to productive consumption.(21*)

рус.[21. It must be understood that all the productions of a country are consumed; but it makes the greatest difference imaginable whether they are consumed by those who reproduce, or by those who do not reproduce another value. When we say that revenue is saved, and added to capital, what we mean is, that the portion of revenue, so said to be added to capital, is consumed by productive instead of unproductive labourers. There can be no greater error than in suppossing that capital is increased by non-consumption. If the price of labour should rise so high, that notwithstanding the increase of capital, no more could be employed, I should say that such increase of capital would be still unproductively consumed.]

рус.In proportion as the capital of a country is diminished, its productions will be necessarily diminished; and, therefore, if the same unproductive expenditure on the part of the people and of the government continue, with a constantly diminishing annual reproduction, the resources of the people and the state will fall away with increasing rapidity, and distress and ruin will follow.

рус.Notwithstanding the immense expenditure of the English government during the last twenty years, there can be little doubt but that the increased production on the part of the people has more than compensated for it. The national capital has not merely been unimpaired, it has been greatly increased, and the annual revenue of the people, even after the payment of their taxes, is probably greater at the present time than at any former period of our history.

рус.For the proof of this we might refer to the increase of population - to the extension of agriculture - to the increase of shipping and manufactures - to the building of docks - to the opening of numerous canals, aS well as to many other expensive undertakings; all denoting an increase both of capital and of annual production.

рус.Still, however, it is certain that but for taxation this increase of capital would have been much greater. There are no taxes which have not a tendency to lessen the power to accumulate. All taxes must either fall on capital or revenue. If they encroach on capital, they must proportionably diminish that fund by whose extent the extent of the productive industry of the country must always be regulated; and if they fall on revenue, they must either lessen accumulation, or force the contributors to save the amount of the tax, by making a corresponding diminution of their former unproductive consumption of the necessaries and luxuries of life. Some taxes will produce these effects in a much greater degree than others; but the great evil of taxation is to be found, not so much in any selection of its objects, as in the general amount of its effects taken collectively.

рус.Taxes are not necessarily taxes on capital, because they are laid on capital; nor on income, because they are laid on income. If from my income of г1,000 per annum, I am required to pay г100, it will really be a tax on my income, should I be content with the expenditure of the remaining г900,. but it will be a tax on capital, if I continue to spend г1,000.

рус.The capital from which my income of г1,000 is derived, may be of the value of г10,000; a tax of one per cent on such capital would be г100; but my capital would be unaffected, if after paying this tax, I in like manner contented myself with the expenditure of г900.

рус.The desire which every man has to keep his station in life, and to maintain his wealth at the height which it has once attained, occasions most taxes, whether laid on capital or on income, to be paid from income; and therefore as taxation proceeds, or as government increases its expenditure, the annual enjoyments of the people must be diminished, unless they are enabled proportionally to increase their capitals and income. It should be the policy of governments to encourage a disposition to do this in the people, and never to lay such taxes as will inevitably fall on capital; since by so doing, they impair the funds for the maintenance of labour, and thereby diminish the future production of the country.

рус.In England this policy has been neglected, in taxing the probates of wills, in the legacy duty, and in all taxes affecting the transference of property from the dead to the living. If a legacy of г1,000 be subject to a tax of г100, the legatee considers his legacy as only г900 and feels no particular motive to save the г100 duty from his expenditure, and thus the capital of the country is diminished; but if he had really received г1,000, and had been required to pay г100 as a tax on income, on wine, on horses, or on servants, he would probably have diminished, or rather not increased his expenditure by that sum, and the capital of the country would have been unimpaired.

рус.'Taxes upon the transference of property from the dead to the living,' says Adam Smith, 'fall finally, as well as immediately, upon the persons to whom the property is transferred. Taxes on the sale of land fall altogether upon the seller. The seller is almost always under the necessity of selling, and must, therefore, take such a price as he can get. The buyer is scarce ever under the necessity of buying, and will, therefore, only give such a price as he likes. He considers what the land will cost him in tax and price together. The more he is obliged to pay in the way of tax, the less he will be disposed to give in the way of price. Such taxes, therefore, fall almost always upon a necessitous person, and must, therefore, be very cruel and oppressive.' 'Stamp duties, and duties upon the registration of bonds and contracts for borrowed money, fall altogether upon the borrower, and in fact are always paid by him. Duties of the same kind upon law proceedings fall upon the suitors. They reduce to both the capital value of the subject in dispute. The more it costs to acquire any property, the less must be the neat value of it when acquired.

рус.All taxes upon the transference of property of every kind, so far as they diminish the capital value of that property, tend to diminish the funds destined for the maintenance of labour. They are all more or less unthrifty taxes, that increase the revenue of the sovereign, which seldom maintains any but unproductive labourers, at the expense of the capital of the people, which maintains none but productive.

рус.But this is not the only objection to taxes on the transference of property; they prevent the national capital from being distributed in the way most beneficial to the community. For the general prosperity, there cannot be too much facility given to the conveyance and exchange of all kinds of property, as it is by such means that capital of every species is likely to find its way into the hands of those, who will best employ it in increasing the productions of the country. 'Why', asks M. Say, 'does an individual wish to sell his land? It is because he has another employment in view in which his funds will be more productive. Why does another wish to purchase this same land? It is to employ a capital which brings him in too little, which was unemployed, or the use of which he thinks susceptible of improvement. This exchange will increase the general income, since it increases the income of these parties. But if the charges are so exorbitant as to prevent the exchange, they are an obstacle to this increase of the general income.' Those taxes, however, are easily collected; and this by many may be thought to afford some compensation for their injurious effects.

en.Русский

en.Налоги составляют ту долю продукта земли и труда страны, которая поступает в распоряжение правительства; они всегда уплачиваются в конечном счёте или из капитала, или из дохода страны.

en.Мы уже показали, что капитал страны является или основным, или оборотным в зависимости от степени своей долговечности. Трудно определить с точностью, где начинается разница между основным и оборотным капиталами, потому что число степеней долговечности капитала почти бесконечно. Пища страны потребляется и воспроизводится по крайней мере раз в год; платье рабочего потребляется и воспроизводится, вероятно, не чаще, чем каждые два года; дом его и обстановка рассчитаны на десяти-двадцатилетний период.

en.Когда годовое производство данной страны значительно превышает её годовое потребление, говорят, что капитал её возрастает; когда её годовое потребление даже не покрывается её годовым производством, говорят, что её капитал уменьшается. Таким образом, капитал может увеличиться или вследствие увеличения производства, или вследствие уменьшения [непроизводительного] {Вставка в третьем издании. - Прим. ред.] потребления.

en.Если потребление правительства возрастает вследствие взимания добавочных налогов и покрывается или увеличением производства, или уменьшением потребления со стороны народа, то налоги падают на доход, и национальный капитал остаётся нетронутым; но если производство не увеличится или [непроизводительное] [Вставка в третьем издании. - Прим. ред.] потребление всего народа не уменьшится, то налоги необходимо упадут на капитал [т. е. будет затронут фонд, предназначенный для производительного потребления.

en.[Не следует упускать из виду, что все продукты страны потребляются, но разница между потреблением их теми, кто воспроизводит их стоимость вновь, или же теми, кто не воспроизводит её, неизмеримо велика. Когда мы говорим, что доход сберегается и прибавляется к капиталу, мы подразумеваем, что та доля дохода, о которой говорится, как о прибавке к капиталу, потребляется производительными рабочими вместо непроизводительных. Не может быть большего заблуждения, чем предположение, что капитал увеличивается от непотребления. Если бы цена труда поднялась до такой высоты, что, несмотря на увеличение капитала, он не мог бы быть применён в большем количестве, то я сказал бы, что такое приращение капитала будет опять-таки потреблено непроизводительно]] [Вставка в третьем издании. - Прим. ред.].

en.Соразмерно уменьшению капитала страны необходимо уменьшится и её производство; поэтому если такие [непроизводительные] [Вставка в третьем издании. - Прим. ред. расходы народа и правительства продолжаются и если годовое воспроизводство постоянно уменьшается, то ресурсы народа и государства будут падать с возрастающей быстротой, и результатом будут нищета и разорение.

en.Несмотря на огромные расходы английского правительства за последние 20 лет, едва ли можно сомневаться в том, что возрастание национального производства более чем уравновешивало их. Национальный капитал не только не был затронут, но и значительно возрос, и годовой доход народа даже за вычетом налогов в настоящее время, вероятно, больше, чем в какой-нибудь прежний период нашей истории.

en.В доказательство этого мы можем сослаться на увеличение населения, расширение земледелия, развитие судостроения и промышленности, сооружение доков, прорытие многочисленных каналов и на многие другие дорогостоящие предприятия; всё это указывает на умножение как капитала, так и годового производства.

en.[Верно, однакоже, что, не будь налогов, это увеличение капитала было бы гораздо больше. Таких налогов, которые не имели бы тенденции уменьшать силу накопления, нет. Все налоги необходимо падают или на капитал, или на доход. Если они падают на капитал, то должен соответственно уменьшиться тот фонд, размером которого всегда регулируется производительная деятельность страны, а если они падают на доход, то они или уменьшают накопление, или заставляют налогоплательщиков уменьшать для покрытия их на соответствующую величину своё прежнее непроизводительное потребление предметов жизненной необходимости и комфорта. Одни налоги] [В первом издании сказано было: "Нет таких налогов, которые не имели бы тенденции уменьшать накопления, ибо нет таких, которые не могли бы быть рассматриваемы как задерживающие производство и причиняющие такие же последствия, как плохая почва или климат, снижение квалификации или трудолюбия, ухудшение системы разделения труда или утрата каких-нибудь полезных машин. И хотя некоторые налоги" и далее как в тексте] оказывают такое действие в большей степени, чем другие, но великое зло налогового обложения заключается не столько в том, что оно падает на те или другие объекты, сколько в его действии, взятом в целом.

en.Налоги не необходимо падают на капитал, когда обложен капитал, или на доход, когда обложен доход. Если из дохода в 1 тыс. ф. ст. в год мне приходится уплачивать 100 ф. ст., то это действительно будет налог на доход в том случае, если я удовлетворюсь расходованием остальных 900 ф. ст., но если я расходую попрежнему 1 тыс. ф. ст., то это будет налог на капитал.

en.Пусть капитал, приносящий мне доход в 1 тыс. ф. ст., равняется 10 тыс. ф. ст., а налог в 1 % на такой капитал составит 100 ф. ст., но если, уплатив этот налог, я буду тратить на себя только 900 ф. ст., то мой капитал не будет опять-таки затронут им.

en.Свойственное каждому человеку желание сохранять своё общественное положение и удерживать своё богатство на раз достигнутой высоте ведёт к тому, что большинство налогов, будут ли то налоги на капитал или же на доход, уплачивается из дохода. Поэтому с ростом обложения или с умножением правительственных расходов то количество предметов комфорта, которым пользуется народ, должно уменьшаться, если только он не сможет соответственно увеличить свой капитал и свой доход. Задача политики правительства и должна состоять в том, чтобы поощрять это стремление к накоплению. Оно никогда не должно вводить такие налоги, которые неминуемо падают на капитал. Поступая так, оно затрагивает фонд, предназначенный для содержания труда, и тем самым уменьшает будущее производство страны.

en.В Англии такой политикой пренебрегали. Так, были введены пошлины за утверждение завещаний, налоги на наследство и всякие налоги на переход собственности от умерших к живым. Если наследство в 1 тыс. ф. ст. обложено налогом в 100 ф. ст., то наследник считает его равным только 900 ф. ст. и не чувствует особенного побуждения покрыть налог в 100 ф. ст. посредством сбережений на своих расходах: капитал страны таким образом уменьшается. Между тем, если бы он получил действительно 1 тыс. ф. ст. и обязан был уплатить 100 ф. ст. в качестве налога на доход, на вино, на лошадей или на слуг, он, вероятно, сократил бы свои расходы на эту сумму или, скорее, не стал бы их умножать, и капитал страны остался бы нетронутым.

en."Налоги при переходе собственности от умершего к живущему, - говорит Адам Смит, - ложатся в конце концов, а также непосредственно, на лицо, которому передаётся собственность. Налоги при продаже земли ложатся целиком на продавца. Последний почти всегда продаёт по необходимости и должен поэтому соглашаться на такую цену, какую может получить; покупатель почти никогда не бывает вынужден купить и потому даёт только такую цену, какую считает нужным. Он подсчитывает, во сколько должна ему обойтись земля вместе с налогом; чем больше он обязан платить в виде налога, тем меньше согласится он заплатить за землю. Поэтому такие налоги ложатся почти всегда на лицо, испытывающее нужду, а следовательно, должны быть часто очень жестоки и притеснительны". "Гербовый и нотариальный сборы с обязательств и договоров в связи с займом денег ложатся целиком на занимающего и на деле всегда оплачиваются им. Такого же рода сборы с судебных бумаг ложатся на тяжущихся. Они уменьшают для обеих сторон капитальную стоимость спорного объекта. Чем дороже обходится приобретение собственности, тем меньше будет её чистая стоимость после приобретения.

en.Все налоги при переходе из рук в руки собственности всех видов, поскольку они уменьшают капитальную стоимость этой собственности, ведут к уменьшению фонда, предназначенного для содержания производительного труда. Они все в большей или меньшей степени представляют собой невыгодные налоги, которые увеличивают доход государя, редко содержащего других работников, кроме непроизводительных, за счёт капитала народа, который содержит лишь производительный труд" [Адам Смит, Исследование о природе и причинах богатства народов, т. II, Соцэкгиз, 1935, стр. 374. - Прим. ред.].

en.Но это не единственное возражение против налогов на передачу имущества; они мешают распределению национального капитала наиболее благотворным для общества образом. В интересах общего благосостояния необходимо всячески облегчать переход и обмен всякого рода имущества, так как только благодаря этому капитал всякого рода скорее найдёт себе путь в руки тех, кто даст ему наилучшее применение, увеличивая производство страны. "Почему, - спрашивает Сэй, - человек хочет продать свою землю? Потому, что имеет в виду другое, более производительное помещение для своих средств. Зачем другой хочет купить эту самую землю? Чтобы дать приложение капиталу, который приносит ему слишком мало или остаётся без употребления, или же может быть использован, по его мнению, лучше. Этот обмен умножит общий доход посредством умножения дохода обеих сторон. Но если пошлины настолько обременительны, что мешают этой сделке, то они являются препятствием к увеличению общего дохода" [Say, Economie politique, 2nd ed., 1814, v. II, p. 312]. Но эти налоги легко собираются, и многие могут подумать, что это несколько искупает их вредное действие.

Chapter 9 Taxes on Raw Produce/Глава IX. Налоги на сырые материалы

рус.English

рус.Having in a former part of this work established, I hope satisfactorily, the principle, that the price of corn is regulated by the cost of its production on that land exclusively, or rather with that capital exclusively, which pays no rent, it will follow that whatever may increase the cost of production will increase the price; whatever may reduce it, will lower the price. The necessity of cultivating poorer land, or of obtaining a less return with a given additional capital on land already in cultivation, will inevitably raise the exchangeable value of raw produce. The discovery of machinery, which will enable the cultivator to obtain his corn at a less cost of production, will necessarily lower its exchangeable value. Any tax which may be imposed on the cultivator, whether in the shape of land-tax, tithes, or a tax on the produce when obtained, will increase the cost of production, and will therefore raise the price of raw produce.

рус.If the price of raw produce did not rise so as to compensate the cultivator for the tax, he would naturally quit a trade where his profits were reduced below the general level of profits; this would occasion a diminution of supply, until the unabated demand should have produced such a rise in the price of raw produce, as to make the cultivation of it equally profitable with the investment of capital in any other trade.

рус.A rise of price is the only means by which he could pay the tax, and continue to derive the usual and general profits from this employment of his capital. He could not deduct the tax from his rent, and oblige his landlord to pay it, for he pays no rent. He would not deduct it from his profits, for there is no reason why he should continue in an employment which yields small profits, when all other employments are yielding greater. There can then be no question, but that he will have the power of raising the price of raw produce by a sum equal to the tax.

рус.A tax on raw produce would not be paid by the landlord; it would not be paid by the farmer; but it would be paid, in an increased price, by the consumer.

рус.Rent, it should be remembered, is the difference between the produce obtained by equal portions of labour and capital employed on land of the same or different qualities. It should be remembered too, that the money rent of land, and the corn rent of land, do not vary in the same proportion.

рус.In the case of a tax on raw produce, of a land-tax, or tithes, the corn rent of land will vary, while the money rent will remain as before.

рус.If, as we have before supposed, the land in cultivation were of three qualities, and that with an equal amount of capital,

рус.180 qrs. of corn were obtained from land No. 1.

рус.170..... from..... 2.

рус.160..... from..... 3,

рус.the rent of No. 1 would be 20 quarters, the difference between that of No. 3 and No. 1; and of No. 2, 10 quarters, the difference between that of No. 3 and No. 2; while No. 3 would pay no rent whatever.

рус.Now if the price of corn were г4 per quarter, the money rent of No. 1 would be г80, and that of No. 2, г40.

рус.Suppose a tax of 8s. per quarter to be imposed on corn; then the price would rise to г4 8s.; and if the landlords obtained the same corn rent as before, the rent of No. 1 would be г88 and that of No. 2, г44. But they would not obtain the same corn rent; the tax would fall heavier on No. 1 than on No. 2, and on No. 2 than on No. 3, because it would be levied on a greater quantity of corn. It is the difficulty of production on No. 3 which regulates price; and corn rises to г4 8s., that the profits of the capital employed on No. 3 may be on a level with the general profits of stock.

рус.The produce and tax on the three qualities of land will be as follows:

рус.No. 1 yielding 180 qrs. at г4 8s. per qr. ...

рус.г792

рус.Deduct the value of 16.3 or 8s. per qr. on 180 qrs.

рус.72

рус.Net corn produce 163.7 Net money produce

рус.г720

рус.No. 2 yielding 170 qrs. at г4 8s. per qr....

рус.г748

рус.Deduct the value of 15.4 qrs at г4 8s. or 8s. per qr. on 170 qr.

рус.68

рус.Net corn produce 154.6 Net money produce

рус.г680

рус.No. 3 yielding 160 qrs. at г4 8s. ...

рус.г704

рус.Deduct the value of 14.5 qrs. at г4 8s. or 8s. per qr. on 160

рус.64

рус.Net corn produce 145.5 Net money produce

рус.г640

рус.The money rent of No. 1 would continue to be г80, or the difference between г640 and г720. and that of No. 2, г40, or the difference between г640 and г680, precisely the same as before; but the corn rent will be reduced from 20 quarters on No. 1, to 18.2 quarters, the difference between 145.5 and 163.7 quarters, and that on No. 2 from 10 to 9.1 quarters, the difference between 145.5 and 154.6 quarters.

рус.A tax on corn, then, would fall on the consumers of corn, and would raise its value as compared with all other commodities, in a degree proportioned to the tax. In proportion as raw produce entered into the composition of other commodities, would their value also be raised, unless the tax were countervailed by other causes. They would in fact be indirectly taxed, and their value would rise in proportion to the tax.

рус.A tax, however, on raw produce, and on the necessaries of the labourer, would have another effect - it would raise wages. From the effect of the principle of population on the increase of mankind, wages of the lowest kind never continue much above that rate which nature and habit demand for the support of the labourers. This class is never able to bear any considerable proportion of taxation; and, consequently, if they had to pay 8s. per quarter in addition for wheat and in some smaller proportion for other necessaries, they would not be able to subsist on the same wages as before, and to keep up the race of labourers. Wages would inevitably and necessarily rise; and in proportion as they rose, profits would fall. Government would receive a tax of 8s. per quarter on all the corn consumed in the country, a part of which would be paid directly by the consumers of corn; the other part would be paid indirectly by those who employed labour, and would affect profits in the same manner as if wages had been raised from the increased demand for labour compared with the supply, or from an increasing difficulty of obtaining the food and necessaries required by the labourer.

рус.In as far as the tax might affect consumers, it would be an equal tax, but in as far as it would affect profits, it would be a partial tax; for it would neither operate on the landlord nor on the stockholder, since they would continue to receive, the one the same money rent, the other the same money dividends as before. A tax on the produce of the land then would operate as follows:

рус.1st. It would raise the price of raw produce by a sum equal to the tax, and would therefore fall on each consumer in proportion to his consumption.

рус.2dly. It would raise the wages of labour, and lower profits.

рус.It may then be objected against such a tax,

рус.1st. That by raising the wages of labour, and lowering profits, it is an unequal tax, as it affects the income of the farmer, trader, and manufacturer, and leaves untaxed the income of the landlord, stockholder, and others enjoying fixed incomes.

рус.2dly. That there would be a considerable interval between the rise in the price of corn and the rise of wages, during which much distress would be experienced by the labourer.

рус.3dly. That raising wages and lowering profits is a discouragement to accumulation, and acts in the same way as a natural poverty of soil.

рус.4thly. That by raising the price of raw produce, the prices of all commodities into which raw produce enters, would be raised, and that therefore we should not meet the foreign manufacturer on equal terms in the general market.

рус.With respect to the first objection, that by raising the wages of labour and lowering profits it acts unequally, as it affects the income of the farmer, trader, and manufacturer, and leaves untaxed the income of the landlord, stockholder, and others enjoying fixed incomes, - it may be answered, that if the operation of the tax be unequal, it is for the legislature to make it equal, by taxing directly the rent of land, and the dividends from stock. By so doing, all the objects of an income tax would be obtained, without the inconvenience of having recourse to the obnoxious measure of prying into every man's concerns, and arming commissioners with powers repugnant to the habits and feelings of a free country.

рус.With respect to the second objection, that there would be a considerable interval between the rise of the price of corn and the rise of wages, during which much distress would be experienced by the lower classes, - I answer, that under different circumstances, wages follow the price of raw produce with very different degrees of celerity; that in some cases no effect whatever is produced on wages by a rise of corn; in others, the rise of wages precedes the rise in the price of corn; again, in some the effect on wages is slow, and in others rapid.

рус.Those who maintain that it is the price of necessaries which regulates the price of labour, always allowing for the particular state of progression in which the society may be, seem to have conceded too readily, that a rise or fall in the price of necessaries will be very slowly succeeded by a rise or fall of wages. A high price of provisions may arise from very different causes, and may accordingly produce very different effects. It may arise from

рус.1st. A deficient supply.

рус.2nd. From a gradually increasing demand, which may be ultimately attended with an increased cost of production.

рус.3rdly. From a fall in the value of money.

рус.4thly. From taxes on necessaries.

рус.These four causes have not been sufficiently distinguished and separated by those who have inquired into the influence of a high price of necessaries on wages. We will examine them severally.

рус.A bad harvest will produce a high price of provisions, and the high price is the only means by which the consumption is compelled to conform to the state of the supply. If all the purchasers of corn were rich, the price might rise to any degree, but the result would remain unaltered; the price would at last be so high, that the least rich would be obliged to forego the use of a part of the quantity which they usually consumed, as by diminished consumption alone the demand could be brought down to the limits of the supply. Under such circumstances no policy can be more absurd, than that of forcibly regulating money wages by the price of food, as is frequently done, by misapplication of the poor laws. Such a measure affords no real relief to the labourer, because its affect is to raise still higher the price of corn, and at last he must be obliged to limit his consumption in proportion to the limited supply. In the natural course of affairs a deficient supply from bad seasons, without any pernicious and unwise interference, would not be followed by a rise of wages. The raising of wages is merely nominal to those who receive them; it increases the competition in the corn market, and its ultimate effect is to raise the profits of the growers and dealers in corn. The wages of labour are really regulated by the proportion between the supply and demand of necessaries, and the supply and demand of labour; and money is merely the medium, or measure, in which wages are expressed. In this case then the distress of the labourer is unavoidable, and no legislation can afford a remedy, except by the importation of additional food, or by adopting the most useful substitutes.

рус.When a high price of corn is the effect of an increasing demand, it is always preceded by an increase of wages, for demand cannot increase, without an increase of means in the people to pay for that which they desire. An accumulation of capital naturally produces an increased competition among the employers of labour, and a consequent rise in its price. The increased wages are not always immediately expended on food, but are first made to contribute to the other enjoyments of the labourer. His improved condition however induces, and enables him to marry, and then the demand for food for the support of his family naturally supersedes that of those other enjoyments on which his wages were temporarily expended.

рус.Corn rises then because the demand for it increases, because there are those in the society who have improved means of paying for it; and the profits of the farmer will be raised above the general level of profits, till the requisite quantity of capital has been employed on its production. Whether, after this has taken place, corn shall again fall to its former price, or shall continue permanently higher, will depend on the quality of the land from which the increased quantity of corn has been supplied. If it be obtained from land of the same fertility, as that which was last in cultivation, and with no greater cost of labour, the price will fall to its former state; if from poorer land, it will continue permanently higher. The high wages in the first instance proceeded from an increase in the demand for labour.. inasmuch as it encouraged marriage, and supported children, it produced the effect of increasing the supply of labour. But when the supply is obtained, wages will again fall to their former price, if corn has fallen to its former price: to a higher than the former price, if the increased supply of corn has been produced from land of an inferior quality. A high price is by no means incompatible with an abundant supply. the price is permanently high, not because the quantity is deficient, but because there has been an increased cost in producing it. It generally happens indeed, that when a stimulus has been given to population, an effect is produced beyond what the case requires; the population may be, and generally is so much increased as, notwithstanding the increased demand for labour, to bear a greater proportion to the funds for maintaining labourers than before the increase of capital. In this case a re-action will take place, wages will be below their natural level, and will continue so, till the usual proportion between the supply and demand has been restored. In this case then, the rise in the price of corn is preceded by a rise of wages, and therefore entails no distress on the labourer.

рус.A fall in the value of money, in consequence of an influx of the precious metals from the mines, or from the abuse of the privileges of banking, is another cause for the rise of the price of food; but it will make no alteration in the quantity produced. It leaves undisturbed too the number of labourers, as well as the demand for them; for there will be neither an increase nor a diminution of capital. The quantity of necessaries to be allotted to the labourer, depends on the comparative demand and supply of necessaries, with the comparative demand and supply of labour; money being only the medium in which the quantity is expressed; and as neither of these is altered, the real reward of the labourer will not alter. Money wages will rise, but they will only enable him to furnish himself with the same quantity of necessaries as before. Those who dispute this principle, are bound to show why an increase of money should not have the same effect in raising the price of labour, the quantity of which has not been increased, as they acknowledge it would have on the price of shoes, of hats, and of corn, if the quantity of those commodities were not increased. The relative market value of hats and shoes is regulated by the demand and supply of hats, compared with the demand and supply of shoes, and money is but the medium in which their value is expressed. If shoes be doubled in price, hats will also be doubled in price, and they will retain the same comparative value. So if corn and all the necessaries of the labourer be doubled in price, labour will be doubled in price also, and while there is no interruption to the usual demand and supply of necessaries and of labour, there can be no reason why they should not preserve their relative value.

рус.Neither a fall in the value of money, nor a tax on raw produce, though each will raise the price, will necessarily interfere with the quantity of raw produce; or with the number of people, who are both able to purchase, and willing to consume it. It is very easy to perceive why, when the capital of a country increases irregularly, wages should rise, whilst the price of corn remains stationary, or rises in a less proportion; and why, when the capital of a country diminishes, wages should fall whilst corn remains stationary, or falls in a much less proportion, and this too for a considerable time; the reason is, because labour is a commodity which cannot be increased and diminished at pleasure. If there are too few hats in the market for the demand, the price will rise, but only for a short time; for in the course of one year, by employing more capital in that trade, any reasonable addition may be made to the quantity of hats, and therefore their market price cannot long very much exceed their natural price; but it is not so with men; you cannot increase their number in one or two years when there is an increase of capital, nor can you rapidly diminish their number when capital is in a retrograde state; and, therefore, the number of hands increasing or diminishing slowly, whilst the funds for the maintenance of labour increase or diminish rapidly, there must be a considerable interval before the price of labour is exactly regulated by the price of corn and necessaries; but in the case of a fall in the value of money, or of a tax on corn, there is not necessarily any excess in the supply of labour, nor any abatement of demand, and therefore there can be no reason why the labourer should sustain a real diminution of wages.

рус.A tax on corn does not necessarily diminish the quantity of corn, it only raises its money price; it does not necessarily diminish the demand compared with the supply of labour; why then should it diminish the portion paid to the labourer? Suppose it true that it did diminish the quantity given to the labourer, in other words, that it did not raise his money wages in the same proportion as the tax raised the price of the corn which he consumed; would not the supply of corn exceed the demand? would it not fall in price? and would not the labourer thus obtain his usual portion? In such case, indeed, capital would be withdrawn from agriculture; for if the price were not increased by the whole amount of the tax, agricultural profits would be lower than the general level of profits, and capital would seek a more advantageous employment. In regard then to a tax on raw produce, which is the point under discussion, it appears to me that no interval which could bear oppressively on the labourer, would elapse between the rise in the price of raw produce, and the rise in the wages of the labourer; and that therefore no other inconvenience would be suffered by this class, than that which they would suffer from any other mode of taxation, namely, the risk that the tax might infringe on the funds destined for the maintenance of labour, and might therefore check or abate the demand for it.

рус.With respect to the third objection against taxes on raw produce, namely, that the raising wages, and lowering profits, is a discouragement to accumulation, and acts in the same way as a natural poverty of soil; I have endeavoured to shew in another part of this work that savings may be as effectually made from expenditure as from production; from a reduction in the value of commodities, as from a rise in the rate of profits. By increasing my profits from г1,000 to г1,200, whilst prices continue the same, my power of increasing my capital by savings is. increased, but it is not increased so much as it would be if my profits continued as before, whilst commodities were so lowered in price, that г800 would procure me as much as г1,000 purchased before.

рус.Now the sum required by the tax must be raised, and the question simply is, whether the same amount shall be taken from individuals by diminishing their profits, or by raising the prices of the commodities on which their profits will be expended.

рус.Taxation under every form presents but a choice of evils; if it do not act on profit, or other sources of income, it must act on expenditure; and provided the burthen be equally borne, and do not repress reproduction, it is indifferent on which it is laid. Taxes on production, or on the profits of stock, whether applied immediately to profits, or indirectly, by taxing the land or its produce, have this advantage over other taxes; that provided all other income be taxed, no class of the community can escape them, and each contributes according to his means.

рус.From taxes on expenditure a miser may escape; he may have an income of г10,000 per annum, and expend only г300; but from taxes on profits, whether direct or indirect, he cannot escape; he will contribute to them either by giving up a part or the value of a part of his produce; or by the advanced prices of the necessaries essential to production, he will be unable to continue to accumulate at the same rate. He may, indeed, have an income of the same value, but he will not have the same command of labour, nor of an equal quantity of materials on which such labour can be exercised.

рус.If a country is insulated from all others, having no commerce with any of its neighbours, it can in no way shift any portion of its taxes from itself. A portion of the produce of its land and labour will be devoted to the service of the State; and I cannot but think that, unless it presses unequally on that class which accumulates and saves, it will be of little importance whether the taxes be levied on profits, on agricultural, or on manufactured commodities. If my revenue be г1,000 per annum, and I must pay taxes to the amount of г100, it is of little importance whether I pay it from my revenue, leaving myself only г900, or pay г100 in addition for my agricultural commodities, or for my manufactured goods. If г100 is my fair proportion of the expenses of the country, the virtue of taxation consists in making sure that I shall pay that г100, neither more nor less; and that cannot be effected in any manner so securely as by taxes on wages, profits, or raw produce.

рус.The fourth and last objection which remains to be noticed is: That by raising the price of raw produce, the prices of all commodities into which raw produce enters, will be raised, and that, therefore, we shall not meet the foreign manufacturer on equal terms in the general market.

рус.In the first place, corn and all home commodities could not be materially raised in price without an influx of the precious metals; for the same quantity of money could not circulate the same quantity of commodities, at high as at low prices, and the precious metals never could be purchased with dear commodities. When more gold is required, it must be obtained by giving more, and not fewer commodities in exchange for it. Neither could the want of money be supplied by paper, for it is not paper that regulates the value of gold as a commodity, but gold that regulates the value of paper. Unless then the value of gold could be lowered, no paper could be added to the circulation without being depreciated. And that the value of gold could not be lowered, appears clear, when we consider that the value of gold as a commodity must be regulated by the quantity of goods which must be given to foreigners in exchange for it. When gold is cheap, commodities are dear. and when. gold is dear, commodities are cheap, and fall in price. Now as no cause is shewn why foreigners should sell their gold cheaper than usual, it does not appear probable that there would be any influx of gold. Without such an influx there can be no increase of quantity, no fall in its value, no rise in the general price of goods.(22*)

рус.[22. It may be doubted whether commodities raised in price, merely by taxation, would require any more money for their circulation. I believe they would not.]

рус.The probable effect of a tax on raw produce, would be to raise the price of raw produce, and of all commodities in which raw produce entered, but not in any degree proportioned to the tax; while other commodities in which no raw produce entered, such as articles made of the metals and the earths, would fall in price: so that the same quantity of money as before would be adequate to the whole circulation.

рус.A tax which should have the effect of raising the price of all home productions, would not discourage exportation, except during a very limited time. If they were raised in price at home, they could not indeed immediately be profitably exported, because they would be subject to a burthen here from which abroad they were free. The tax would produce the same effect as an alteration in the value of money, which was not general and common to all countries, but confined to a single one. If England were that country, she might not be able to sell, but she would be able to buy, because importable commodities would not be raised in price. Under these circumstances nothing but money could be exported in return for foreign commodities, but this is a trade which could not long continue; a nation cannot be exhausted of its money, for after a certain quantity has left it, the value of the remainder will rise, and such a price of commodities will be the consequence, that they will again be capable of being profitably exported. When money had risen, therefore, we should no longer export it in return for goods, but we should export those manufactures which had first been raised in price, by the rise in the price of the raw produce from which they were made, and then again lowered by the exportation of money.

рус.But it may be objected 'that when money so rose in value, it would rise with respect to foreign as well as home commodities, and therefore that all encouragement to import foreign goods would cease. Thus, suppose we imported goods which cost г100 abroad, and which sold for г120 here, we should cease to import them, when the value of money had so risen in England, that they would only sell for г100 here: this, however, could never happen. The motive which determines us to import a commodity, is the discovery of its relative cheapness abroad: it is the comparison of its price abroad with its price at home. If a country exports hats, and imports cloth, it does so because it can obtain more cloth by making hats, and exchanging them for cloth, than if it made the cloth itself. If the rise of raw produce occasions any increased cost of production in making hats, it would occasion also an increased cost in making cloth. If, therefore, both commodities were made at home, they would both rise. One, however, being a commodity which we import, would not rise, neither would it fall, when the value of money rose; for by not falling, it would regain its natural relation to the exported commodity. The rise of raw produce makes a hat rise from 30 to 33 shillings, or 10 per cent: the same cause if we manufactured cloth, would make it rise from 20s. to 22s. per yard. This rise does not destroy the relation between cloth and hats; a hat was, and continues to be, worth one yard and a half of cloth. But if we import cloth, its price will continue uniformly at 20s. per yard, unaffected first by the fall, and then by the rise in the value of, money. whilst hats, which had risen from 30s. to 33s., will again fall from 33s. to 30s., at which point the relation between cloth and hats will be restored.

рус.To simplify the consideration of this subject, I have been supposing that a rise in the value of raw materials would affect, in an equal proportion, all home commodities; that if the effect on one were to raise it 10 per cent, it would raise all 10 per cent; but as the value of commodities is very differently made up of raw material and labour; as some commodities, for instance, all those made from the metals, would be unaffected by the rise of raw produce from the surface of the earth, it is evident that there would be the greatest variety in the effects produced on the value of commodities, by a tax on raw produce. As far as this effect was produced, it would stimulate or retard the exportation of particular commodities, and would undoubtedly be attended with the same inconvenience that attends the taxing of commodities; it would destroy the natural relation between the value of each. Thus the natural price of a hat, instead of being the same as a yard and a half of cloth, might only be of the value of a yard and a quarter, or it might be of the value of a yard and three quarters, and therefore rather a different direction might be given to foreign trade. All these inconveniences would probably not interfere with the value of the exports and imports; they would only prevent the very best distribution of the capital of the whole world, which is never so well regulated, as when every commodity is freely allowed to settle at its natural price, unfettered by artificial restraints.

рус.Although then the rise in the price of most of our own commodities, would for a time check exportation generally, and might permanently prevent the exportation of a few commodities, it could not materially interfere with foreign trade, and would not place us under any comparative disadvantage as far as regarded competition in foreign markets.

en.Русский

en.В одной из предыдущих глав этого труда было, как мне кажется, вполне удовлетворительно доказано, что цена хлеба регулируется издержками его производства исключительно на той земле, или, лучше сказать, с тем капиталом, который не приносит никакой ренты. Следовательно, всё, что может увеличить издержки производства, будет увеличивать цену, а всё, что может понизить издержки производства, будет понижать цену. Необходимость прибегать к обработке худшей земли или же уменьшение выручки при приложении данного добавочного капитала к уже обрабатываемой земле будет неизбежно повышать меновую стоимость сырых материалов. Изобретение машин, которые позволяют земледельцу получать хлеб с меньшими издержками производства, будет необходимо понижать его меновую стоимость. Всякий налог, будь то земельный налог, десятина или же налог на уже полученный продукт, будет увеличивать издержки производства и, следовательно, повышать цену сырых материалов.

en.Если цена сырых материалов не поднимается настолько, чтобы возместить земледельцу налог, то он, естественно, покинет занятие, в котором его прибыль упала ниже общего уровня прибыли; это вызовет уменьшение предложения, пока не уменьшающийся спрос не приведёт к такому повышению цены сырья, что производство его станет так же прибыльно, как и помещение капитала во всякую другую отрасль промышленности.

en.Повышение цены есть единственное средство, с помощью которого земледелец может уплатить налог и получать попрежнему обычную среднюю прибыль от такого употребления своего капитала. Он не мог бы вычесть налог из ренты и заставить землевладельца платить его, потому что он не платит никакой ренты. Он не мог бы вычесть его из своей прибыли, потому что у него нет оснований продолжать дело, которое даёт малую прибыль, когда все другие занятия дают большую. Таким образом, не подлежит никакому сомнению, что он будет иметь возможность поднять цену сырых материалов на сумму, равную налогу.

en.Налог на сырые материалы не будет уплачен ни землевладельцем, ни фермером; его уплатит в повышенной цене потребитель.

en.Следует помнить, что рента есть разность между количествами продукта, получаемого от приложения равных долей труда и капитала к земле одного и того же или различного качества. Надо помнить, кроме того, что денежная и хлебная земельные ренты изменяются не в одинаковой пропорции.

en.Налог на сырые материалы, земельный налог или десятина влияют на изменение хлебной ренты, но оставляют без изменения денежную ренту.

en.Если, как мы предполагали раньше, обрабатывается земля трёх разрядов и при равных капиталах

en.с N 1 получается 180 квартеров хлеба

en." N 2 " 170 " "

en." N 3 " 160 " "

en.то рента N 1 будет равна 20 квартерам - разности между N 1 и N 3, рента N 2 - 10 квартерам - разности между N 2 и N 3, а N 3 не будет давать ренты вовсе.

en.При цене хлеба в 4 ф. ст. за квартер денежная рента N 1 составила бы 80 ф. ст., а N 2 - 40 ф. ст.

en.Предположим теперь, что хлеб обложен налогом в 8 шилл. с квартера; в таком случае цена его повысится до 4 ф. ст. 8 шилл., и если бы землевладельцы получали прежнюю хлебную ренту, то рента N 1 равнялась бы 88 ф. ст., а N 2 - 44 ф. ст. Но они не получат прежней хлебной ренты: налог упадёт с большей силой на N 1, чем на N2, и на N 2, чем на N 3, потому что будет взиматься с большего количества хлеба. Цену регулирует трудность производства на N 3, и она повысится до 4 ф. ст. 8 шилл., чтобы прибыль на капитал, прилагаемый к N 3, могла быть на одном уровне с обычной прибылью на капитал.

en.Продукт и налог, получаемые с земли трёх разрядов, будут таковы:

en.N 1 дает 180 квартеров по 4 ф. ст. 8 шилл. за квартер

en.792 ф. ст.

en.за высетом стоимости 16,3 квартера, или по 8 шилл. с квартера со 180 квартеров

en.72 ф. ст.

en.чистый продукт в хлебе - 163,7 квартера, чистый продукт в деньгах

en.720 ф. ст.

en.N 2 дает 170 квартеров по 4 ф. ст. 8 шилл. за квартер

en.748 ф. ст.

en.за вычетом стоимости 15,4 квартера по 4 ф. ст. 8 шилл., или по 8 шилл. с квартера со 170 квартеров

en.68 ф. ст.

en.чистый продукт в хлебе - 154,6 квартера, чистый продукт в деньгах

en.680 ф. ст.

en.N 3 дает 160 квартеров по 4 ф. ст. 8 шилл. за квартер

en.704 ф. ст.

en.за вычетом стоимости 14,5 квартера по 4 ф. ст. 8 шилл., или по 8 шилл. с квартера со 160 квартеров

en.64 ф. ст.

en.чистый продукт в хлебе - 145,5 квартера, чистый продукт в деньгах

en.640 ф. ст.

en.Денежная рента N 1 будет попрежнему равняться 80 ф. ст., или разности между 720 ф. ст. и 640 ф. ст., а денежная рента N 2 - 40 ф. ст., или разности между 680 ф. ст. и 640 ф. ст., т. е. такой же сумме, как и раньше, но хлебная рента N 1 понизится с 20 квартеров до 18,2 - разности между 163,7 и 145,5 квартера, а хлебная рента N 2 - с 10 квартеров до 9,1 [разности между 154,6 и 145,5 квартера] [Вставка во втором и третьем изданиях. - Прим. ред.].

en.Итак, налог на хлеб падёт на потребителей хлеба и повысит его стоимость сравнительно со стоимостью всех других товаров прямо пропорционально налогу. Поскольку сырые материалы входят в состав других товаров, стоимость последних тоже повысится, если действие налога не уравновесится действием других причин. Фактически они будут обложены косвенно, и стоимость их повысится в соответствии с налогом.

en.Однако налог на сырые материалы и на предметы насущной необходимости для рабочего будет иметь и другое действие: он повысит заработную плату. В силу влияния закона населения на размножение человечества заработная плата самого низшего разряда никогда не может долго держаться значительно выше нормы, которая требуется для содержания рабочего как природой, так и обычаем. Этот класс никогда не может выносить сколько-нибудь значительной доли налогового обложения, и, следовательно, если рабочим приходится платить добавочные 8 шилл. за квартер пшеницы и несколько меньшую надбавку к цене других предметов насущной необходимости, они не будут в состоянии существовать на ту же заработную плату, что и раньше, и продолжать свой род. Заработная плата неизбежно и необходимо поднимется, и пропорционально её повышению упадёт прибыль. Правительство получит 8 шилл. налога с каждого квартера хлеба, потребляемого в стране; часть этого налога будет уплачена прямо потребителями хлеба, другая часть будет уплачена косвенно теми, кто пользуется наёмным трудом; это отразится на прибыли так, как если бы заработная плата поднялась в силу превышения спроса на труд над предложением его или в силу возросшей трудности добывания пищи и других предметов, в которых нуждаются рабочие.

en.Поскольку налог касается потребителей, он будет равномерным налогом, но поскольку он касается прибыли, он будет налогом односторонним, потому что он не заденет ни землевладельца, ни денежного капиталиста, которые будут получать: один - прежнюю денежную ренту, другой - прежние денежные дивиденды. Следовательно, налог на продукты земли действует таким образом:

en.во-первых, он повышает цену сырых материалов на равную ему сумму и поэтому падает на каждого потребителя пропорционально его потреблению;

en.во-вторых, он повышает заработную плату и понижает прибыль.

en.Против такого налога можно сделать следующие возражения:

en.во-первых, что, повышая заработную плату и понижая прибыль, он является неравномерным налогом, так как он падает на доход фермера, купца и промышленника, оставляя необложенным доход землевладельца, денежного капиталиста и других лиц, пользующихся твёрдым доходом;

en.во-вторых, что между повышением цены хлеба и повышением заработной платы пройдёт значительный промежуток времени, в течение которого рабочий будет испытывать большую нужду;

en.в-третьих, что, повышая заработную плату и понижая прибыль, он уменьшает побуждение к накоплению и действует точно так же, как естественная бедность почвы;

en.в-четвёртых, что вследствие повышения цены сырых материалов повышаются цены всех товаров, в которые входят сырые материалы, и потому мы встречаемся с иностранными промышленниками на общем рынке не в равных условиях.

en.На первое возражение, что такой налог, повышая заработную плату и понижая прибыль, действует неравномерно, так как затрагивает доход фермера, купца и промышленника и оставляет нетронутым доход землевладельца, денежного капиталиста и других лиц, пользующихся твёрдым доходом, можно ответить так: если налог имеет неравномерное действие, то дело законодательства сделать его равномерным, обложив прямым налогом земельную ренту и дивиденды с денежных капиталов. Этим путём цель, которая преследуется подоходным налогом, была бы достигнута без необходимости прибегать к неприятной мере заглядывания в дела всех и каждого и без предоставления сборщикам налогов полномочий, противных привычкам и чувствам свободной страны.

en.На второе возражение, что между повышением цены хлеба и повышением заработной платы пройдёт значительный промежуток времени, в течение которого низшие классы будут терпеть большую нужду, я отвечу, что при разных обстоятельствах заработная плата следует за ценой сырых материалов с весьма неодинаковой быстротой; что в одних случаях повышение цены хлеба не оказывает вовсе никакого действия на заработную плату, в других - повышению цены хлеба предшествует повышение заработной платы; кроме того, действие на заработную плату [сказывается иногда медленно, а иногда быстро] [В первом издании было сказано: "сказывается медленно, а иногда промежуток должен быть очень короток". - Прим. ред.].

en.Те, кто утверждает, что цену труда регулирует цена предметов насущной необходимости, - принимая всегда в расчёт ту стадию развития, на которой общество находится, - слишком поспешно соглашаются как будто с тем, что повышение или падение заработной платы очень медленно следует за повышением или падением цены предметов насущной необходимости. Высокая цена может быть результатом весьма различных причин и сообразно с этим может оказывать весьма различное действие. Она может быть результатом:

en.во-первых, недостаточного предложения;

en.во-вторых, постепенно усиливающегося спроса, сопровождаемого в конце концов увеличением издержек производства;

en.в-третьих, падения стоимости денег;

en.в-четвёртых, введения налогов на предметы насущной необходимости.

en.Эти четыре причины недостаточно различались и обособлялись теми, кто исследовал влияние высокой цены предметов насущной необходимости на заработную плату. Рассмотрим их порознь.

en.Плохой урожай вызывает вздорожание предметов питания, и высокая цена является только средством заставить потребление сообразоваться с состоянием предложения. Если бы все покупатели хлеба были богаты, цена могла бы подняться до любой высоты, но результат был бы прежний; в конце концов цена стала бы так высока, что наименее богатые вынуждены были бы отказаться от потребления некоторой части того количества, которое они обычно потребляли, так как лишь путём сокращения потребления спрос мог бы быть понижен до размеров, предопределяемых предложением. При таких обстоятельствах нет более нелепой политики, чем принудительное регулирование денежной заработной платы сообразно с ценой пищи, как это часто делается благодаря неудачному применению законов о бедных. Такая мера не даст действительного облегчения рабочему, потому что результатом её будет ещё большее вздорожание хлеба, и в конце концов рабочий будет вынужден ограничить своё потребление в соответствии с ограниченным предложением. При естественном ходе вещей, без пагубного и неблагоразумного вмешательства, недостаточное предложение вследствие неурожая не повлекло бы за собой повышения заработной платы. Повышение её является чисто номинальным для тех, кто её получает; оно увеличивает конкуренцию между покупателями на хлебном рынке и в конечном своём результате увеличивает барыши сельских хозяев и хлеботорговцев. В действительности заработная плата регулируется соотношением между предложением и спросом на предметы насущной необходимости и предложением и спросом на труд, а деньги служат только средством оценки или мерой, в которой выражается заработная плата. В данном случае, следовательно, нужда рабочего неизбежна, и единственным средством, к которому может прибегнуть законодательство, является ввоз добавочной пищи [или замена её наиболее пригодными суррогатами] [Вставка в третьем издании. - Прим. ред.].

en.Когда высокая цена хлеба является следствием возросшего спроса, ей всегда предшествует возрастание заработной платы, потому что спрос не может возрасти без увеличения у народа возможности платить за то, чего он желает. Накопление капитала, естественно, вызывает усиленное соперничество между теми, кто пользуется наёмным трудом, и соответственно повышение цены труда. Та сумма, на которую увеличилась заработная плата, не всегда тратится непосредственно на пищу. Сначала она служит для доставления рабочему новых предметов удовольствия. Однако улучшение положения рабочего побуждает его и даёт ему возможность жениться, и тогда спрос на пищу для содержания семьи, естественно, вытесняет спрос на те предметы удовольствия, на которые временно расходовалась его заработная плата.

en.Следовательно, цена хлеба повышается потому, что спрос на него возрастает, потому, что в обществе есть люди, у которых увеличились средства на покупку его. И прибыль фермера поднимается и будет выше общего уровня прибыли до тех пор, пока на производство хлеба не будет затрачено требуемое количество капитала. Упадёт ли цена хлеба после того, как это случится, до своего прежнего уровня или же повышение сохранится надолго, будет зависеть от качества земли, с которой получено добавочное количество хлеба. Если оно получено с земли, столь же плодородной, как и последняя, бывшая под обработкой, и с не более значительными издержками труда, то цена упадёт до прежнего уровня, если с более бедной земли, то цена надолго останется выше его. В первом случае повышение заработной платы происходило вследствие увеличения спроса на труд; поскольку оно поощряло браки и шло на содержание детей, оно имело своим действием рост предложения труда. Когда предложение труда увеличится, заработная плата опять упадёт до своего прежнего размера, если цена хлеба вернулась к своему старому уровню; если же добавочное количество хлеба получено с земли низшего качества, то заработная плата будет всё-таки выше, чем прежде. Высокая цена вовсе не несовместима с обильным предложением: цена повышается надолго не потому, что количество продукта недостаточно, а потому, что производство было сопряжено с возросшими издержками. Правда, обыкновенно случается, что, когда размножению населения дан стимул, действие последнего окажется сильнее, чем это требовалось в данном случае; население может возрасти и обыкновенно возрастает настолько, что, несмотря на увеличение спроса на труд (по отношению к фондам, предназначенным для содержания рабочих), оно будет больше, чем до увеличения капитала. Тогда наступает реакция, заработная плата падает ниже своего естественного уровня и будет оставаться в таком положении до тех пор, пока не восстановится обычное соотношение между предложением и спросом. В данном же случае повышение заработной платы предшествует повышению цены хлеба, и потому последнее не подвергает рабочего никаким бедствиям.

en.Второй причиной повышения цены пищи является падение стоимости денег вследствие наплыва драгоценных металлов из рудников или вследствие злоупотребления банковской привилегией. Но падение стоимости денег не вызывает никакого изменения в количестве производимой пищи. Число рабочих остаётся прежним, спрос на них - тоже, потому что тут не происходит ни возрастания, ни уменьшения капитала. Количество предметов насущной необходимости, которое достаётся рабочему, зависит как от сравнительного спроса и предложения этих предметов, так и от сравнительного спроса и предложения труда, деньги же служат только мерилом, в котором выражается это количество, а так как ни спрос, ни предложение предметов насущной необходимости и труда не изменились, то не может измениться и действительное вознаграждение рабочего. Денежная заработная плата повысится, но она позволит ему только иметь то же количество предметов жизненной необходимости, что и раньше. Те, кто оспаривает этот принцип, должны показать, почему умножение количества денег не должно оказать того же влияния на повышение цены труда, количество которого не возросло, какое, по их же признанию, оно непременно оказывало бы на повышение цены обуви, шляп и хлеба, если бы количество этих товаров не возросло. Относительная рыночная стоимость шляп и обуви регулируется спросом и предложением шляп в сравнении со спросом и предложением обуви, а деньги служат только мерилом, в котором выражается их стоимость. Если цена обуви удвоилась, то удвоилась также и цена шляп, и сравнительная стоимость их останется прежней. Точно так же, если удвоится цена хлеба и всех предметов насущной необходимости для рабочего, то удвоится также и цена труда. А раз нет нарушения в обычном спросе и предложении предметов насущной необходимости и труда, то нет никакого основания для изменения их относительной стоимости.

en.Ни падение стоимости денег, ни налог на сырые материалы, хотя каждое из этих обстоятельств повышает цены, не отражаются необходимо на количестве сырых материалов, или на числе людей, которые в состоянии купить и хотят потреблять их. Нетрудно понять, почему при нерегулярном росте капитала страны заработная плата поднимается, тогда как цена хлеба остаётся неизменной или повышается в меньшем отношении, и почему при уменьшении капитала страны заработная плата падает, тогда как цена хлеба остаётся прежней или же падает в гораздо меньшем отношении и притом на длительный период. Причина заключается в том, что труд - такой товар, количество которого не может быть увеличено или уменьшено по желанию. Если на рынке слишком мало шляп сравнительно со спросом, цена их поднимается, но лишь на короткое время, потому что в течение года количество шляп может быть увеличено путём приложения большего капитала в производстве их в любых нужных размерах; поэтому рыночная цена шляп не может долго намного превышать их естественную цену. Но с рабочими дело обстоит иначе: вы не можете увеличить их число в один-два года в случае возрастания капитала или быстро уменьшить их число, когда капитал регрессирует; поэтому если число рабочих рук возрастает или уменьшается медленно, а фонды, предназначенные для содержания труда, возрастают или уменьшаются быстро, то пройдёт значительный промежуток времени, пока цена труда будет точно регулироваться ценой хлеба и предметов необходимости. Но в случае падения стоимости денег или обложения налогом хлеба избыточное предложение труда или ослабление спроса на него не является необходимостью, и потому нет основания для действительного уменьшения заработной платы рабочего.

en.Налог на хлеб не обязательно уменьшает количество хлеба, он только повышает денежную цену последнего; он не обязательно уменьшает и спрос на труд сравнительно с предложением; почему же он должен уменьшить долю, уплачиваемую рабочему? Допустим, что это верно, что налог уменьшит количество хлеба, даваемое рабочему, другими словами, что он не повысит его денежной заработной платы в том же отношении, в каком поднимет цену потребляемого им хлеба. Но не превысит ли тогда предложение хлеба спрос? Не упадёт ли его цена? И не получит ли таким образом рабочий свою обычную часть? Правда, в таком случае капитал был бы извлечён из земледелия, потому что если цена хлеба не возрастёт на всю сумму налога, то прибыль в земледелии будет ниже общего уровня и капитал будет искать более выгодного помещения. Итак, что касается налога на сырые материалы, который мы теперь рассматриваем, то мне кажется, что между повышением в цене сырых материалов и повышением заработной платы рабочего не пройдёт такого промежутка времени, в течение которого положение рабочего значительно ухудшится. Поэтому рабочий класс не подвергается никакому другому неудобству, кроме того, какое он испытывает от всякого иного вида обложения, а именно риска, что налог может затронуть фонды, предназначенные для содержания труда, и тем задержать или ослабить спрос на него.

en.Что касается третьего возражения против налогов на сырые материалы, состоящего в том, что повышение заработной платы и понижение прибыли ослабляют побуждение к накоплению и действуют таким же образом, как естественная бедность почвы, то я старался показать в другой части настоящего труда, что сбережения могут делаться с одинаковым успехом как путём сокращения расходов, так и путём расширения производства, как при понижении стоимости товаров, так и при повышении нормы прибыли. Если моя прибыль возрастёт с 1 тыс. ф. ст. до 1 200 при прежних ценах, моя способность увеличивать свой капитал путём сбережений увеличится, но не настолько, насколько она возросла бы, если бы моя прибыль оставалась прежней, а цены товаров понизились бы так сильно, что на 800 ф. ст. я мог бы купить столько же, сколько раньше покупал на 1 тыс. ф. ст.

en.Сумма, требуемая налогом, должна быть собрана, и вопрос заключается просто в том, будет ли таковая сумма взята с частных лиц путём уменьшения их прибыли или же путём повышения цен товаров, на которые эта прибыль будет израсходована.

en.Обложение, в каковую бы форму оно ни облекалось, представляет собою только выбор из двух зол: если оно не влияет на прибыль или на другие источники дохода, то оно должно влиять на расходы, и совершенно безразлично, на что падает налог, лишь бы только бремя его распределялось равномерно и не задерживало воспроизводства. Налоги на производство или на прибыль с капитала, - взимаются ли они прямо с прибыли или же косвенным путём, посредством обложения земли или её продуктов, - имеют перед другими налогами то преимущество, что при условии одновременного обложения и всех других доходов никакой класс общества не может ускользнуть от них и каждый платит соразмерно своим средствам.

en.От уплаты налогов на расход может уклониться скряга: он может, имея доход в 10 тыс. ф. ст. в год, тратить только 300 ф. ст.; но от уплаты налогов на прибыль, прямых или косвенных, он уклониться не может; он будет платить их, отдавая часть своего продукта или стоимость её; или же вследствие повышения цен всех предметов, необходимых для производства, он не будет в состоянии продолжать накоплять капитал в прежних размерах. Доход его, правда, может иметь прежнюю стоимость, но он не будет иметь в своём распоряжении ни прежнего количества труда, ни прежнего количества материалов, к которым этот труд может быть приложен.

en.Если страна вследствие своего островного положения обособлена от других и не имеет торговых сношений ни с кем из своих соседей, она никоим образом не может сложить с себя какую-нибудь часть налогов. Часть продукта её земли и труда будет уделена на государственные надобности, и мне кажется, что вопрос о том, взимаются ли налоги с прибыли, с земледельческих или же с промышленных товаров, имеет второстепенное значение, если, конечно, они не давят несоразмерно на тот класс, который накопляет и сберегает. Если я имею 1 тыс. ф. ст. годового дохода и должен уплатить налогов на сумму в 100 ф. ст., то для меня имеет мало значения, плачу ли я их из своего дохода, оставляя себе только 900 ф. ст., или же плачу лишних 100 ф. ст. за земледельческие товары или за промышленные изделия. Если 100 ф. ст. составляют мою справедливую долю в расходах страны, то достоинство обложения заключается в том, чтобы обеспечить уплату мною этих 100 ф. ст., не больше и не меньше. А для этого нет более надёжного способа, чем обложение заработной платы, прибыли или сырых материалов.

en.Нам остаётся рассмотреть ещё четвёртое и последнее возражение. Оно заключается в том, что повышение цены сырых материалов повысит цены всех товаров, в состав которых входят сырые материалы, и, следовательно, мы встретимся с иностранными промышленниками на общем рынке на неравных условиях.

en.Но, во-первых, цены хлеба и всех отечественных товаров не могут существенно подняться без прилива драгоценных металлов, потому что при высоких ценах данное количество товаров не может быть приведено в обращение тем же количеством денег, что и при низких ценах, драгоценные же металлы никогда не могут быть куплены на дорогие товары. Если требуется больше золота, то для получения его надо отдать в обмен за него больше, а не меньше товаров. Недостаток денег не может быть покрыт бумажными деньгами, потому что не бумага регулирует стоимость золота как товара, а золото регулирует стоимость бумаги. Следовательно, если стоимость золота не понизится, бумажные деньги не могут быть прибавлены к обращению, не подвергаясь обесценению. А что стоимость золота не может понизиться, это станет нам ясно, если мы примем во внимание, что стоимость золота как товара должна регулироваться количеством товаров, отдаваемых иностранцам в обмен на него. Когда золото дёшево, товары дороги, а когда золото дорого, товары дёшевы и цены их падают. Но так как нет никакого основания ожидать, чтобы иностранцы продавали своё золото дешевле, чем обыкновенно, то весьма мало вероятно, чтобы в данном случае произошёл какой-либо прилив золота. А без такого прилива не может возрасти его количество или упасть его стоимость, а следовательно, невозможно и общее повышение цен товаров.

en.[Могут возразить, что при повышении цены товаров только вследствие обложения потребуется больше денег для их обращения. Я думаю, что нет. [Это примечание сделано только в третьем издании.]]

en.Вероятным последствием налога на сырые материалы будет повышение цены этих последних и всех товаров, в состав которых они входят, но отнюдь не пропорционально налогу; цены же других товаров, в состав которых не входят сырые материалы, например металлических и гончарных изделий, упадут. Итак, прежнего количества денег будет достаточно для всего обращения.

en.Налог, который привёл бы к повышению цен всех продуктов, произведённых в стране, уменьшил бы стимул вывоза только на очень ограниченное время. Если бы цены продуктов повысились внутри страны, продукты действительно нельзя было бы сразу же вывозить с прибылью, ибо они несли бы здесь бремя, от которого за границей были бы свободны. Налог произвёл бы такое же действие, как изменение в стоимости денег, которое не было бы общим для всех стран, а ограничилось лишь одной. Если бы этой страной была Англия, она, может быть, не могла бы продавать, но она могла бы покупать, потому что цены ввозимых товаров не повысились бы. При таких обстоятельствах в обмен на иностранные товары не вывозилось бы ничего, кроме денег, а такая торговля не может долго длиться; денежный фонд нации не может истощиться, так как после отлива известного количества денег поднялась бы стоимость оставшегося количества, и в результате цены товаров стали бы такими, что можно было бы снова вывозить с выгодой. Следовательно, когда стоимость денег поднимется, мы не будем вывозить их больше в обмен за товары, а будем вывозить те фабрикаты, цены которых сначала поднялись вследствие повышения цены сырых материалов, из которых они сделаны, а потом снова понизились вследствие вывоза денег.

en.Но могут возразить, что когда поднимется стоимость денег, то это повышение одинаково коснётся как отечественных, так и иностранных товаров, и, следовательно, всякое побуждение к ввозу иностранных товаров прекратится. Так, предполагая, что мы ввозили товары, которые стоят за границей 100 ф. Ст., а здесь продавались за 120 ф. Ст., мы перестали бы ввозить их, когда стоимость денег поднялась бы в Англии настолько, что они продавались бы здесь только за 100 ф. Ст. Этого, однако, никогда не может случиться. Мотивом, побуждающим нас ввозить товар, служит факт его относительной дешевизны за границей, сравнение его цены за границей с ценой внутри страны. Если страна вывозит шляпы и ввозит сукно, она это делает потому, что может получить больше сукна, производя шляпы и обменивая их на сукно, чем если бы она изготовляла его сама. Если повышение цены сырых материалов вызывает какое-либо увеличение издержек производства сукна. Если бы поэтому оба товара изготовлялись дома, то повысились бы цены обоих. Но так как один из них мы ввозим, то цена его не повысится и не упадет даже при повышении стоимости денег, а если его цена не упадет, то она будет опять находиться в своем естественном отношении к цене вывозимого товара. Повышение цены сырых материалов вызывает повышение цены шляпы с 30 до 33 шилл., или на 10%; в силу той же причины цена сукна, если бы мы выделывали его, повысилась бы с 20 до 22 шилл. за ярд. Это повышение не нарушает отношения между ценой сукна и ценой шляп: шляпа стоила и продолжает стоить полтора ярда сукна. Но если мы ввозим сукно, то его цена будет оставаться попрежнему 20 шилл. за ярд, и на нее не будет влиять сначала падение, а потом повышение стоимости денег; цена же шляп, поднявшись с 30 до 33 шилл., снова упадет с 33 до 30 шилл., т.е. до точки, на которой восстановится прежнее отношение между сукном и шляпами.

en.Чтобы упростить исследование этого вопроса, я предполагал, что повышение стоимости сырых материалов повысит в равном отношении цены всех отечественных товаров, так что если вследствие этого повышения цена одного товара поднимется на 10%, то и цены остальных поднимутся тоже на 10 %. Но так как стоимость товаров слагается различным образом из стоимостей сырого материала и труда, так как на некоторых товарах, например металлических изделиях, совсем не отразится повышение цены сырых материалов, добываемых с поверхности земли, то очевидно, что налог на сырые материалы будет действовать на стоимость товаров самым различным образом. Поскольку это действие имеет место, оно поощряет или задерживает вывоз отдельных товаров и, несомненно, сопровождается теми же неудобствами, как и обложение самих товаров: оно нарушает естественное отношение между их стоимостями. Так, вместо того чтобы равняться [стоимости] полутора ярдов сукна, естественная цена шляпы может стать равной стоимости только одного ярда с четвертью или одного ярда и трех четвертей, и, следовательно, внешняя торговля может получить несколько иное направление. Все эти неудобства не отразятся, вероятно, на стоимости вывоза и ввоза, они только помешают наилучшему распределению капитала всего мира, которое никогда не регулируется так хорошо, как тогда, когда всякому товару предоставляется свобода утвердиться на своей естественной цене [без каких-либо искусственных ограничений] [вставка во втором и третьем изданиях].

en.Итак, хотя повышение цен на большинство наших собственных товаров затруднило бы на время вывоз вообще и могло бы надолго прекратить вывод некоторых отдельных товаров, оно не могло бы существенно отразиться на внешней торговле и не поставило бы нас в сравнительно невыгодное положение по отношению к конкуренции на внешних рынках.

Chapter 10 Taxes on Rent/Глава X. Налоги на ренту

рус.English

рус.A tax on rent would affect rent only; it would fall wholly on landlords, and could not be shifted to any class of consumers. The landlord could not raise his rent, because he would leave unaltered the difference between the produce obtained from the least productive land in cultivation, and that obtained from land of every quality. Three sorts of land, No. 1, 2, and 3, are in cultivation, and yield respectively with the same labour, 180, 170, and 160 quarters of wheat; but No. 3 pays no rent, and is therefore untaxed: the rent then of No. 2 cannot be made to exceed the value of ten, nor No. 1, of twenty quarters. Such a tax could not raise the price of raw produce, because as the cultivator of No. 3 pays neither rent nor tax, he would in no way be enabled to raise the price of the commodity produced. A tax on rent would not discourage the cultivation of fresh land, for such land pays no rent, and would be untaxed. If No. 4 were taken into cultivation, and yielded 150 quarters, no tax would be paid for such land; but it would create a rent of ten quarters on No. 3, which would then commence paying the tax.

рус.A tax on rent, as rent is constituted, would discourage cultivation, because it would be a tax on the profits of the landlord. The term rent of land, as I have elsewhere observed, is applied to the whole amount of the value paid by the farmer to his landlord, a part only of which is strictly rent. The buildings and fixtures, and other expenses paid for by the landlord, form strictly a part of the stock of the farm, and must have been furnished by the tenant, if not provided by the landlord. Rent is the sum paid to the landlord for the use of the land, and for the use of the land only. The further sum that is paid to him under the name of rent, is for the use of the buildings, &c., and is really the profits of the landlord's stock. In taxing rent, as no distinction would be made between that part paid for the use of the land, and that paid for the use of the landlord's stock, a portion of the tax would fall on the landlord's profits, and would, therefore, discourage cultivation, unless the price of raw produce rose. On that land, for the use of which no rent was paid, a compensation under that name might be given to the landlord for the use of his buildings. These buildings would not be erected, nor would raw produce be grown on such land, till the price at which it sold would not only pay for all the usual outgoings, but also this additional one of the tax. This part of the tax does not fall on the landlord, nor on the farmer, but on the consumer of raw produce.

рус.There can be little doubt but that if a tax were laid on rent, landlords would soon find a way to discriminate between that which is paid to them for the use of the land, and that which is paid for the use of the buildings, and the improvements which are made by the landlord's stock. The latter would either be called the rent of house and buildings, or on all new land taken into cultivation, such buildings would be erected, and improvements would be made by the tenant, and not by the landlord. The landlord's capital might indeed be really employed for that purpose; it might be nominally expended by the tenant, the landlord furnishing him with the means, either in the shape of a loan, or in the purchase of an annuity for the duration of the lease. Whether distinguished or not, there is a real difference between the nature of the compensations which the landlord receives for these different objects; and it is quite certain, that a tax on the real rent of land falls wholly on the landlord, but that a tax on that remuneration which the landlord receives for the use of his stock expended on the farm, falls, in a progressive country, on the consumer of raw produce. If a tax were laid on rent, and no means of separating the remuneration now paid by the tenant to the landlord under the name of rent were adopted, the tax, as far as it regarded the rent on the buildings and other fixtures, would never fall for any length of time on the landlord, but on the consumer. The capital expended on these buildings, &c., must afford the usual profit of stock; but it would cease to afford this profit on the land last cultivated, if the expenses of those buildings, &c., did not fall on the tenant; and if they did, the tenant would then cease to make his usual profits of stock, unless he could charge them on the consumer.

en.Русский

en.Налог на ренту оказывает влияние только на ренту; он всецело падает на землевладельцев и не может быть переложен на какой-нибудь класс потребителей. Повысить ренту землевладелец не может, потому что разность между продуктом, получаемым с наименее производительной земли, находящейся в обработке, и продуктом, получаемым с земли всякого другого разряда, остаётся прежней. Обрабатывается земля трёх разрядов: N 1, 2 и 3, которые при затрате одинакового количества труда дают соответственно 180, 170 и 160 квартеров пшеницы; но N 3 ренты не приносит и потому остаётся необложенным, рента же с N 2 не может превышать стоимость 10 квартеров, а рента с N 1 - стоимость 20 квартеров. Такой налог не может повысить цены сырых материалов, ибо земледелец N 3, поскольку он не платит ни ренты, ни налога, не имеет никакой возможности повысить цену произведённого товара. Налог на ренту не уменьшит стимула к обработке новой земли, потому что такая земля не платит ренты и осталась бы необложенной. Если бы sв обработку поступил N 4 и дал бы 150 квартеров, то эта земля не платила бы налога; но создалась бы рента в 10 квартеров с N 3, который начал бы тогда платить налог.

en.Налог на ренту, как она обычно устанавливается, уменьшил бы стимул к обработке земли, потому что был бы налогом на прибыль землевладельца. Как я уже отметил в другом месте, термином "земельная рента" обыкновенно называют всю сумму стоимости, уплачиваемую фермером землевладельцу, тогда как только часть её является, строго говоря, рентой. Постройки со всеми их принадлежностями и прочие расходы, сделанные землевладельцем на свой счёт, составляют в строгом смысле слова часть капитала фермы и были бы произведены фермером, если бы о них не позаботился землевладелец. Рента есть сумма, уплачиваемая землевладельцу за пользование землёй, и только землёй. Остальная сумма, уплачиваемая ему под именем ренты, платится за пользование постройками и пр. и в действительности составляет прибыль на капитал землевладельца. Так как при обложении ренты не делали бы различия между той её частью, которая платится за пользование землёй, и той, которая платится за пользование капиталом землевладельца, то часть налога упала бы на прибыль землевладельца и, следовательно, уничтожила бы стимул к обработке земли, если только не повысилась бы цена сырых материалов. С той земли, за пользование которой не платилось ренты, землевладелец мог получать под этим именем вознаграждение за пользование его постройками. Эти постройки не были бы сооружены, и сырые материалы не выращивались бы на той земле до тех пор, пока цена, по которой они продаются, не окупала бы не только все обычные расходы, но также и добавочный расход на налог. Эта часть налога падает не на землевладельца и не на фермера, а на потребителя сырых материалов.

en.Едва ли можно сомневаться в том, что при введении налога на ренту землевладельцы скоро научились бы различать ту часть, которая уплачивается им за пользование землёй, от той, которая платится за пользование зданиями и улучшениями, сделанными за счёт капитала землевладельца. Последняя была бы выделена под именем ренты с дома и построек, или же на всей вновь поступающей в обработку земле не землевладелец, а арендатор воздвигал бы такие постройки и вводил бы улучшения. Правда, для этой цели мог бы, конечно, употребляться капитал землевладельца, номинально расходы производил бы арендатор, но средства доставлял бы ему землевладелец или в форме ссуды, или же приобретая право на известный ежегодный доход в течение всего срока аренды. Делается ли это различие или нет, разница в характере вознаграждения, получаемого землевладельцем за различные вещи, в действительности существует. Совершенно верно, что налог на действительную земельную ренту падает целиком на землевладельца, а налог на вознаграждение, которое землевладелец получает за пользование его капиталом, затраченным на ферму, падает в развивающейся стране на потребителя сырых материалов. Если бы рента была обложена налогом и не было принято никаких мер к различению отдельных частей вознаграждения, уплачиваемого теперь арендатором землевладельцу под именем ренты, то налог, поскольку он касается ренты за здания и другие сооружения, никогда не падал бы в течение сколько-нибудь долгого времени на землевладельца, а падал бы на потребителя. Капитал, затраченный на эти строения и пр., должен давать обычную прибыль, но он перестал бы давать эту прибыль на земле, поступившей в обработку позже других, если бы издержки на эти здания и пр. не падали на арендатора. А если бы они падали на него, то он перестал бы получать свою прибыль с капитала, если бы не мог переложить их на потребителя.

Chapter 11 Tithes/Глава XI. Десятина

рус.English

рус.Tithes are a tax on the gross produce of the land, and, like taxes on raw produce, fall wholly on the consumer. They differ from a tax on rent, inasmuch as they affect land which such a tax would not reach; and raise the price of raw produce, which that tax would not alter. Lands of the worst quality, as well as of the best, pay tithes, and exactly in proportion to the quantity of produce obtained from them; tithes are therefore an equal tax.

рус.If land of the last quality, or that which pays no rent, and which regulates the price of corn, yield a sufficient quantity to give the farmer the usual profits of stock, when the price of wheat is г4 per quarter, the price must rise to г4 8s. before the same profits can be obtained after the tithes are imposed, because for every quarter of wheat the cultivator must pay eight shillings to the church, and if he does not obtain the same profits, there is no reason why he should not quit his employment, when he can get them in other trades.

рус.The only difference between tithes and taxes on raw produce, is, that one is a variable money tax, the other a fixed money tax. In a stationary state of society, where there is neither increased nor diminished facility of producing corn, they will be precisely the same in their effects; for, in such a state, corn will be at an invariable price, and the tax will therefore be also invariable. In either a retrograde state, or in a state in which great improvements are made in agriculture, and where consequently raw produce will fall in value comparatively with other things, tithes will be a lighter tax than a permanent money tax; for if the price of corn should fall from г4 to г3, the tax would fall from eight to six shillings. In a progressive state of society yet without any marked improvements in agriculture, the price of corn would rise, and tithes would be a heavier tax than a permanent money tax. If corn rose from г4 to г5, the tithes on the same land would advance from eight to ten shillings.

рус.Neither tithes nor a money tax will affect the money rent of landlords, but both will materially affect corn rents. We have already observed how a money tax operates on corn rents, and it is equally evident that a similar effect would be produced by tithes. If the lands, No. 1, 2, 3, respectively produced 180, 170, and 160 quarters, the rents might be on No. 1, twenty quarters, and on No. 2, ten quarters; but they would no longer preserve that proportion after the payment of tithes: for if a tenth be taken from each, the remaining produce will be 162, 153, 154, and consequently the corn rent of No. 1 will be reduced to eighteen, and that of No. 2 to nine quarters. But the price of corn would rise from г4 to г4 8s. 10 2/3d.; for 144 quarters are to г4 as 160 quarters to г4 8s. 102/3d., and consequently the money rent would continue unaltered; for on No. 1 it would be г80.,(23*) and on No. 2, г40.(24*)

рус.The chief objection against tithes is, that they are not a permanent and fixed tax, but increase in value, in proportion as the difficulty of producing corn increases. If those difficulties should make the price of corn г4, the tax is 8s., if they should increase it to г5, the tax is 10s., and at г6, it is 12s. They not only rise in value, but they increase in amount: thus, when No. 1 was cultivated, the tax was only levied on 180 quarters; when No. 2 was cultivated, it was levied on 180 + 170, or 350 quarters; and when No. 3 was cultivated, on 180 + 170 + 160 = 510 quarters. Not only is the amount of tax increased from 100,000 quarters, to 200,000 quarters, when the produce is increased from one to two millions of quarters; but, owing to the increased labour necessary to produce the second million, the relative value of raw produce is so advanced, that the 200,000 quarters may be, though only twice in quantity, yet in value three times that of the 100,000 quarters which were paid before.

рус.If an equal value were raised for the church by any other means, increasing in the same manner as tithes increase, proportionably with the difficulty of cultivation, the effect would be the same, and therefore it is a mistake to suppose that, because they are raised on the land, they discourage cultivation more than an equal amount would do if raised in any other manner. The church would in both cases be constantly obtaining an increased portion of the net produce of the land and labour of the country. In an improving state of society, the net produce of land is always diminishing in proportion to its gross produce; but it is from the net income of a country that all taxes are ultimately paid, either in a progressive or in a stationary country. A tax increasing with the gross income, and falling on the net income, must necessarily be a very burdensome, and a very intolerable tax. Tithes are a tenth of the gross, and not of the net produce of the land, and therefore as society improves in wealth, they must, though the same proportion of the gross produce, become a larger and larger proportion of the net produce.

рус.Tithes, however, may be considered as injurious to landlords, inasmuch as they act as a bounty on importation, by taxing the growth of home corn, while the importation of foreign corn remains unfettered. And if, in order to relieve the landlords from the effects of the diminished demand for land, which such a bounty must encourage, imported corn were also taxed, in an equal degree with corn grown at home, and the produce paid to the State, no measure could be more fair and equitable; since whatever were paid to the State by this tax, would go to diminish the other taxes which the expenses of Government make necessary. but if such a tax were devoted only to increase the fund paid to the church, it might indeed on the whole increase the general mass of production, but it would diminish the portion. of that mass allotted to the productive classes.

рус.If the trade of cloth were left perfectly free, our manufacturers might be able to sell cloth cheaper than we could import it. If a tax were laid on the home manufacturer, and not on the importer of cloth, capital might be injuriously driven from the manufacture of cloth to the manufacture of some other commodity, as cloth might then be imported cheaper than it could be made at home. If imported cloth should also be taxed, cloth would again be manufactured at home. The consumer first bought cloth at home, because it was cheaper than foreign cloth; he then bought foreign cloth, because it was cheaper untaxed than home cloth taxed: he lastly bought it again at home, because it was cheaper when both home and foreign cloth were taxed. It is in the last case that he pays the greatest price for his cloth, but all his additional payment is gained by the state. In the second case, he pays more than in the first, but all he pays in addition is not received by the State, it is an increased price caused by difficulty of production, which is incurred, because the easiest means of production are taken away from us, by being fettered with a tax.

en.Русский

en.Десятина есть налог на валовой продукт земли и, подобно налогам на сырые материалы, падает всецело на потребителя. От налога на ренту она отличается тем, что падает и на ту землю, которой первый не касается, и повышает цену сырых материалов, на которую налог на ренту не влияет. Десятиной облагается как самая лучшая, так и самая худшая земля, притом строго пропорционально количеству даваемого землёй продукта. Следовательно, десятина - налог равномерный.

en.Если земля низшего качества или та, которая не приносит ренты и которая регулирует цену хлеба, даёт количество, достаточное, чтобы фермер имел обычную прибыль на капитал, когда квартер пшеницы стоит 4 ф. ст., то для того, чтобы можно было получить ту же прибыль после обложения этой земли десятиной, цена хлеба должна подняться до 4 ф. ст. 8 шилл. Ибо теперь с каждого квартера пшеницы земледелец должен платить в пользу церкви 8 шилл.; [если же он не получит той же прибыли, то у него нет никакого основания продолжать своё старое дело, раз он может получить такую прибыль при другом занятии] [Вставка во втором и третьем изданиях. - Прим. ред.].

en.Единственное различие между десятиной и налогами на сырые материалы состоит в том, что первая представляет собою переменный денежный налог, а вторые принадлежат к категории постоянных денежных налогов. При неподвижном состоянии общества, когда лёгкость производства хлеба не возрастает и не уменьшается, эти налоги будут производить совершенно одинаковое действие, потому что при таком состоянии цена хлеба будет неизменной и налог поэтому будет также неизменным. Но как при отставании общества, так и при таком состоянии его, когда в земледелие вводятся крупные улучшения и когда, следовательно, стоимость сырых материалов падает в сравнении со стоимостью других предметов, десятина окажется более лёгким налогом, чем постоянный денежный налог; если цена хлеба упадёт с 4 до 3 ф. ст., то и налог упадёт с 8 до 6 шилл. При поступательном движении общества, но при отсутствии сколько-нибудь заметных улучшений в земледелии цена хлеба будет повышаться и десятина будет более тяжёлым налогом, чем постоянный денежный налог. Если цена хлеба повысится с 4 до 5 ф. ст., то десятина с той же земли повысится с 8 до 10 шилл.

en.Ни десятина, ни денежный налог не коснутся денежной ренты землевладельцев, но оба налога существенно отразятся на хлебной ренте. Мы уже видели, как действует на хлебную ренту денежный налог; очевидно, что и десятина окажет подобное же действие. Если земли N 1, 2 и 3 дают 180, 170 и 160 квартеров, то рента с N 1 составит 20 квартеров, а с N 2 - 10. Но после уплаты десятины эта пропорция нарушится, потому что если вычесть из продукта земли каждого разряда десятую долю, то остающийся продукт будет равен 162, 153 и 144, и, следовательно, хлебная рента N 1 понизится до 18, а N 2 - до 9 квартеров. Но цена хлеба поднимется с 4 ф. ст. до 4 ф. ст. 8 шилл. 10 2/3 пенса, так как 144 квартера относятся к 160 квартерам, как 4 ф. ст. относятся к 4 ф. ст. 8 шилл. 10 2/3 пенса, и, следовательно, денежная рента останется прежней, потому что для N 1 она будет равна 80 ф. ст. [18 квартеров по 4 ф. ст. 8 шилл. 10 2/3 пенса. [Это примечание сделано только в третьем издании.]], а для N 2 - 40 ф. ст. [9 квартеров по 4 ф. ст. 8 шилл. 10 2/3 пенса. [То же.]]

en.Главное возражение против десятины состоит в том, что этот налог не является устойчивым и твёрдым, так как стоимость его возрастает вместе с возрастанием трудности производства хлеба. Если в силу этой трудности цена квартера хлеба равняется 4 ф. ст., то налог составляет 8 шилл.; если вследствие дальнейшего возрастания трудности производства хлеба цена его повысится до 5 ф. ст., то налог составит 10 шилл., а если она повысится до 6 ф. ст., то налог составит уже 12 шилл. Увеличивается, однако, не только стоимость, но и масса облагаемого хлеба. Так, когда обрабатывался только N 1, десятина взималась всего со 180 квартеров; когда в обработку поступил N 2, то она взималась со 180 + 170, или с 350 квартеров, а когда начал обрабатываться и N 3, то десятина взималась уже со 180 + 170 + 160, или с 510 квартеров. При возрастании количества продукта с 1 млн. до 2 млн. квартеров возрастёт не только сумма налога со 100 тыс. до 200 тыс. квартеров: благодаря увеличению количества труда, необходимого для производства второго миллиона, относительная стоимость сырых материалов может подняться настолько, что 200 тыс. квартеров, превышая по своему количеству 100 тыс. квартеров, уплаченные прежде лишь вдвое, могут по своей стоимости превысить их втрое.

en.Если бы такая же стоимость собиралась в пользу церкви каким-нибудь другим способом, возрастая, как и десятина, пропорционально трудности обработки земли, то результат получился бы тот же. [Поэтому ошибочно предполагать, что десятина, в силу того что она взимается с земли, действует на земледелие более неблагоприятным образом, чем действовала бы равная ей сумма, взимаемая как-нибудь иначе.] [Вставка во втором и третьем изданиях. - Прим. ред.]. В обоих случаях церковь получала бы постоянно всё большую и большую долю чистого продукта земли и труда страны. При поступательном движении общества чистый продукт земли по отношению к её валовому продукту всегда уменьшается, а между тем все налоги берутся в конечном счёте из чистого дохода страны, будет ли последняя развиваться или переживать застой. Налог, который растёт вместе с валовым доходом, попадает своей тяжестью на чистый доход, должен быть по необходимости крайне обременительным и невыносимым налогом. Десятина составляет десятую долю не чистого, а валового продукта земли. Следовательно, вместе с развитием общественного богатства она при сохранении того же отношения к валовому продукту должна поглощать всё большую и большую долю чистого продукта.

en.На десятину можно, однако, смотреть, как на налог, наносящий ущерб землевладельцам, поскольку она действует как премия на ввоз: в то время как производство хлеба внутри страны облагается этим налогом, ввоз иностранного хлеба совершается вполне свободно. И если бы с целью защиты землевладельцев от последствий уменьшения спроса на землю, которое должно быть результатом такой премии, ввозимый хлеб был бы также обложен [в одинаковой степени с отечественным] [В первом издании вместо этих слов: "в размере одной десятой". - Прим. ред.] и получаемый таким образом доход поступал бы в пользу государства, то это была бы самая правильная и справедливая мера, ибо выручка, доставляемая государству таким налогом, позволила бы уменьшить другие налоги, необходимые на покрытие государственных расходов. Но если бы такой налог служил только для увеличения фонда, идущего в пользу церкви, то, хотя в целом он мог бы действительно увеличить общую массу продуктов, он уменьшил бы ту часть этой массы, которая уделяется производительным классам.

en.Если бы торговля сукном была совершенно свободна, наши фабриканты могли бы продавать сукно дешевле, чем обходилось бы нам сукно, ввозимое из-за границы. Если бы отечественный фабрикант должен был платить налог, которого импортёр сукна не платил бы, то это оказало бы вредное действие на капитал и заставило бы его оставить суконное производство для какого-нибудь другого, так как ввозимое сукно было бы дешевле, чем производимое внутри страны. Если бы ввозимое сукно было тоже обложено, сукно опять могло бы производиться у нас. Сначала потребитель покупал отечественное сукно, потому что оно было дешевле заграничного, потом он стал покупать заграничное, потому что, не будучи обложено налогом, оно стоило дешевле отечественного, обложенного налогом. Наконец, он стал опять покупать отечественное сукно, потому что при одинаковом обложении отечественного и заграничного сукна первое опять стало дешевле заграничного. В последнем случае он платит за сукно самую высокую цену, но вся добавочная плата поступает в пользу государства. Во втором случае он платит за сукно дороже, чем в первом, но уплачиваемый им излишек не поступает в пользу государства, ибо это возрастание цены вызвано трудностями производства: связав нас новым налогом, у нас отняли бы возможность производить наиболее лёгким способом.

Chapter 12 Land-Tax/Глава XII. Земельный налог

рус.English

рус.A land-tax, levied in proportion to the rent of land, and varying with every variation of rent, is in effect a tax on rent; and as such a tax will not apply to that land which yields no rent, nor to the produce of that capital which is employed on the land with a view to profit merely, and which never pays rent, it will not in any way affect the price of raw produce, but will fall wholly on the landlords. In no respect would such a tax differ from a tax on rent. But if a land-tax be imposed on all cultivated land, however moderate that tax may be, it will be a tax on produce, and will therefore raise the price of produce. If No. 3 be the land last cultivated, although it should pay no rent, it cannot, after the tax, be cultivated, and afford the general rate of profit, unless the price of produce rise to meet the tax. Either capital will be withheld from that employment until the price of corn shall have risen, in consequence of demand, sufficiently to afford the usual profit; or if already employed on such land, it will quit it, to seek a more advantageous employment. The tax cannot be removed to the landlord, for by the supposition he receives no rent. Such a tax may be proportioned to the quality of the land and the abundance of its produce, and then it differs in no respect from tithes; or it may be a fixed tax per acre on all land cultivated, whatever its quality may be.

рус.A land-tax of this latter description would be a very unequal tax, and would be contrary to one of the four maxims with regard to taxes in general, to which, according to Adam Smith, all taxes should conform. The four maxims are as follow:

рус.1. 'The subjects of every state ought to contribute towards the support of the government, as nearly as possible in proportion to their respective abilities.

рус.2. 'The tax which each individual is bound to pay ought to be certain and not arbitrary.

рус.3. 'Every tax ought to be levied at the time, or in the manner in which it is most likely to be convenient for the contributor to pay it.

рус.4. 'Every tax ought to be so contrived as both to take out and to keep out of the pockets of the people as little as possible, over and above what it brings into the public treasury of the State.'

рус. An equal land-tax, imposed indiscriminately and without any regard to the distinction of its quality, on all land cultivated, will raise the price of corn in proportion to the tax paid by the cultivator of the land of the worst quality. Lands of different quality, with the employment of the same capital, will yield very different quantities of raw produce. If on the land which yields a thousand quarters of corn with a given capital, a tax of г100 be laid, corn will rise 2s. per quarter to compensate the farmer for the tax. But with the same capital on land of a better quality, 2,000 quarters may be produced, which at 2s. a quarter advance, would give г200; the tax, however, bearing equally on both lands will be г100 on the better as well as on the inferior, and consequently the consumer of corn will be taxed, not only to pay the exigencies of the State, but also to give to the cultivator of the better land, г100 per annum during the period of his lease, and afterwards to raise the rent of the landlord to that amount. A tax of this description then would be contrary to the fourth maxim of Adam Smith, it would take out and keep out of the pockets of the people more than what it brought into the treasury of the State. The taille in France before the Revolution, was a tax of this description; those lands only were taxed, which were held by an ignoble tenure, the price of raw produce rose in proportion to the tax, and therefore they whose lands were not taxed, were benefited by the increase of their rent. Taxes on raw produce, as well as tithes, are free from this objection: they raise the price of raw produce, but they take from each quality of land a contribution in proportion to its actual produce, and not in proportion to the produce of that which is the least productive.

рус.From the peculiar view which Adam Smith took of rent, from his not having observed that much capital is expended in every country, on the land for which no rent is paid, he concluded that all taxes on the land, whether they were laid on the land itself in the form of land-tax or tithes, or on the produce of the land, or were taken from the profits of the farmer, were all invariably paid by the landlord, and that he was in all cases the real contributor, although the tax was, in general, nominally advanced by the tenant.

рус.'Taxes upon the produce of the land,' he says, 'are in reality taxes upon the rent; and though they may be originally advanced by the farmer, are finally paid by the landlord. When a certain portion of the produce is to be paid away for a tax, the farmer computes as well as he can, what the value of this portion is, one year with another, likely to amount to, and he makes a proportionable abatement in the rent which he agrees to pay to the landlord. There is no farmer who does not compute beforehand what the church-tithe, which is a land-tax of this kind is, one year with another, likely to amount to.'

рус.It is undoubtedly true, that the farmer does calculate his probable outgoings of all descriptions, when agreeing with his landlord for the rent of his farm; and if for the tithe paid to the church, or for the tax on the produce of the land, he were not compensated by a rise in the relative value of the produce of his farm, he would naturally endeavour to deduct them from his rent. But this is precisely the question in dispute: whether he will eventually deduct them from his rent, or be compensated by a higher price of produce. For the reasons which have been already given, I cannot have the least doubt but that they would raise the price of produce, and consequently that Adam Smith has taken an incorrect view of this important question.

рус.Dr Smith's view of this subject is probably the reason why he has described 'the tithe, and every other land-tax of this kind, under the appearance of perfect equality, as very unequal taxes; a certain portion of the produce being, in different situations, equivalent to a very different portion of the rent.' I have endeavoured to shew that such taxes do not fall with unequal weight on the different classes of farmers or landlords, as they are both compensated by the rise of raw produce, and only contribute to the tax in proportion as they are consumers of raw produce. Inasmuch indeed as wages, and through wages, the rate of profits are affected, landlords, instead of contributing their full share to such a tax, are the class peculiarly exempted. It is the profits of stock, from which that portion of the tax is derived which falls on those labourers, who, from the insufficiency of their funds, are incapable of paying taxes; this portion is exclusively borne by all those whose income is derived from the employment of stock, and therefore it in no degree affects landlords.

рус.It is not to be inferred from this view of tithes, and taxes on the land and its produce, that they do not discourage cultivation. Every thing which raises the exchangeable value of commodities of any kind, which are in very general demand, tends to discourage both cultivation and production; but this is an evil inseparable from all taxation, and is not confined to the particular taxes of which we are now speaking.

рус.This may be considered, indeed, as the unavoidable disadvantage attending all taxes received and expended by the State. Every new tax becomes a new charge on production, and raises natural price. A portion of the labour of the country which was before at the disposal of the contributor to the tax, is placed at the disposal of the State, and cannot therefore be employed productively. This portion may become so large, that sufficient surplus may not be left to stimulate the exertions of those who usually augment by their savings the capital of the State. Taxation has happily never yet in any free country been carried so far as instantly from year to year to diminish its capital. Such a state of taxation could not be long endured; or if endured, it would be constantly absorbing so much of the annual produce of the country as to occasion the most extensive scene of misery, famine, and depopulation.

рус.'A land-tax,' says Adam Smith, 'which, like that of Great Britain, is assessed upon each district according to a certain invariable canon, though it should be equal at the time of its first establishment, necessarily becomes unequal in process of time, according to the unequal degrees of improvement or neglect in the cultivation of the different parts of the country. In England the valuation according to which the different counties and parishes were assessed to the land-tax by the 4th, William and Mary, was very unequal, even at its first establishment. This tax, therefore, so far offends against the first of the four maxims above mentioned. It is perfectly agreeable to the other three. It is perfectly certain. The time of payment for the tax being the same as that for the rent, is as convenient as it can be to the contributor. Though the landlord is in all cases the real contributor, the tax is commonly advanced by the tenant, to whom the landlord is obliged to allow it in the payment of the rent.'

рус.If the tax be shifted by the tenant not on the landlord but on the consumer, then if it be not unequal at first, it can never become so; for the price of produce has been at once raised in proportion to the tax, and will afterwards vary no more on that account. It may offend, if unequal, as I have attempted to shew that it will, against the fourth maxim above mentioned, but it will not offend against the first. It may take more out of the pockets of the people than it brings into the public treasury of the State, but it will not fall unequally on any particular class of contributors. M. Say appears to me to have mistaken the nature and effects of the English land-tax, when he says, 'Many persons attribute to this fixed valuation, the great prosperity of English agriculture. That it has very much contributed to it there can be no doubt. But what should we say to a Government, which, addressing itself to a small trader, should hold this language: "With a small capital you are carrying on a limited trade, and your direct contribution is in consequence very small. Borrow and accumulate capital; extend your trade, so that it may procure you immense profits; yet you shall never pay a greater contribution. Moreover, when your successors shall inherit your profits, and shall have further increased them, they shall not be valued higher to them than they are to you; and your successors shall not bear a greater portion of the public burdens."

рус.'Without doubt this would be a great encouragement given to manufactures and trade; but would it be just? Could not their advancement be obtained at any other price? In England itself, has not manufacturing and commercial industry made even greater progress, since the same period, without being distinguished with so much partiality? A landlord by his assiduity, economy, and skill, increases his annual revenue by 5,000 francs. If the State claim of him the fifth part of his augmented income, will there not remain 4,000 francs of increase to stimulate his further exertions?'

рус.M. Say supposes, 'A landlord by his assiduity, economy and skill, to increase his annual revenue by 5,000 francs;, but a landlord has no means of employing his assiduity, economy and skill on his land, unless he farms it himself. and then it is in quality of capitalist and farmer that he makes the improvement, and not in quality of landlord. It is not conceivable that he could so augment the produce of his farm by any peculiar skill on his part, without first increasing the quantity of capital employed upon it. If he increased the capital, his larger revenue might bear the same proportion to his increased capital, as the revenue of all other farmers to their capitals.

рус.If M. Say's suggestion were followed, and the State were to claim the fifth part of the augmented income of the farmer, it would be a partial tax on farmers, acting on their profits, and not affecting the profits of those in other employments. The tax would be paid by all lands, by those which yielded scantily as well as by those which yielded abundantly; and on some lands there could be no compensation for it by deduction from rent, for no rent is paid. A partial tax on profits never falls on the trade on which it is laid, for the trader will either quit his employment, or remunerate himself for the tax. Now those who pay no rent could be recompensed only by a rise in the price of produce, and thus would M. Say's proposed tax fall on the consumer, and not either on the landlord or farmer.

рус.If the proposed tax were increased in proportion to the increased quantity, or value, of the gross produce obtained from the land, it would differ in nothing from tithes, and would equally be transferred to the consumer. Whether then it fell on the gross or on the net produce of land, it would be equally a tax on consumption, and would only affect the landlord and farmer in the same way as other taxes on raw produce.

рус.If no tax whatever had been laid on the land, and the same sum had been raised by any other means, agriculture would have flourished at least as well as it has done; for it is impossible that any tax on land can be an encouragement to agriculture; a moderate tax may not, and probably does not, greatly prevent, but it cannot encourage production. The English Government has held no such language as M. Say has supposed. It did not promise to exempt the agricultural class and their successors from all future taxation, and to raise the further supplies which the State might require, from the other classes of society; it said only, 'in the mode we will no further burthen the land; but we retain to ourselves the most perfect liberty of making you pay, under some other form, your full quota to the future exigencies of the State.'

рус.Speaking of taxes in kind, or a tax of a certain proportion of the produce, which is precisely the same as tithes, M. Say says, 'This mode of taxation appears to be the most equitable; there is, however, none which is less. so. it totally leaves out of consideration the advances made by the producer; it is proportioned to the gross, and not to the net revenue. Two agriculturists cultivate different kinds of raw produce: one cultivates corn on middling land, his expenses amounting annually on an average to 8,000 francs: the raw produce from his lands sells for 12,000 francs; he has then a net revenue of 4,000 francs.

рус.'His neighbour has pasture or wood land, which brings in every year a like sum of 12,000 francs, but his expenses amount only to 2,000 francs. He has therefore on an average a net revenue of 10,000 francs.

рус.'A law ordains that a twelfth of the produce of all the fruits of the earth be levied in kind, whatever they may be. From the first is taken in consequence of this law, corn of the value of 1,000 francs; and from the second, hay, cattle, or wood, of the same value of 1,000 francs. What has happened? From the one, a quarter of his net income, 4,000 francs, has been taken; from the other, whose income was 10,000 francs, a tenth only has been taken. Income is the net profit which remains after replacing the capital exactly in its former state. Has a merchant an income equal to all the sales which he makes in the course of a year? certainly not; his income only amounts to the excess of his sales above his advances, and it is on this excess only that taxes on income should fall.'

рус.M. Say's error in the above passage lies in supposing that because the value of the produce of one of these two farms, after reinstating the capital, is greater than the value of the produce of the other, on that account the net income of the cultivators will differ by the same amount. The net income of the landlords and tenants together of the wood land, may be much greater than the net income of the landlords and tenants of the corn land; but it is on account of the difference of rent, and not on account of the difference in the rate of profit. M. Say has wholly omitted the consideration of the different amount of rent, which these cultivators would have to pay. There cannot be two rates of profit in the same employment, and therefore when the value of produce is in different proportions to capital, it is the rent which will differ, and not the profit. Upon what pretence would one man with a capital of 2,000 francs, be allowed to obtain a net profit of 10,000 francs from its employment, whilst another, with a capital of 8,000 francs, would only obtain 4,000 francs? Let M. Say make a due allowance for rent; let him further allow for the effect which such a tax would have on the prices of these different kinds of raw produce, and he will then perceive that it is not an unequal tax, and further that the producers themselves will no otherwise contribute to it, than any other class of consumers.

en.Русский

en.Земельный налог, пропорциональный ренте с земли и изменяющийся с каждым изменением ренты, есть в действительности налог на ренту. Так как такой налог не коснётся ни земли, которая не даёт ренты, ни продукта с капитала, который прилагается к земле в расчёте только на прибыль и никогда не приносит ренты, то он нисколько но повлияет на цены сырых материалов, а всецело падёт на землевладельцев. Такой налог ничем не отличается от налога на ренту. Но если земельным налогом будет обложена вся возделываемая земля, то, как бы он ни был умерен, он будет налогом на продукт и потому повысит цену продукта. Если последней возделываемой землёй была земля N 3, то, хотя она и не платит ренты, она не может возделываться после введения налога и давать при этом прибыль соответственно общей норме её, если налог не будет покрыт повышением цены продукта. Капитал будет или избегать такого приложения до тех пор, пока цена хлеба не повысится вследствие спроса настолько, чтобы давать ему обычную прибыль, или, если капитал уже вложен в такую землю, он оставит её, чтобы поискать более выгодного применения. Налог не может быть переложен на землевладельца потому, что, по нашему предположению, тот не получает никакой ренты. Такой налог или соразмеряется с качеством земли, с изобилием её продукции, и тогда он ничем не отличается от десятины, или является твёрдым налогом с акра всей возделываемой земли, каково бы ни было её качество.

en.Земельный налог последнего рода будет очень неравномерным и противоречит одному из четырёх общих правил, которым, по мнению Адама Смита, должны удовлетворять все налоги. Эти четыре правила таковы:

en."I. Подданные государства должны, по возможности, соответственно своей способности и силам участвовать в содержании правительства, т. е. соответственно доходу, каким они пользуются под покровительством и защитой государства...

en.II. Налог, который обязывается уплачивать каждое отдельное лицо, должен быть точно определён, а не произволен...

en.III. Каждый налог должен взиматься в то время или тем способом, когда и как плательщику должно быть удобнее всего платить его...

en.IV. Каждый налог должен быть так задуман и разработан, чтобы он брал и удерживал из карманов народа возможно меньше сверх того, что он приносит казначейству государства..." [Адам Смит, Исследование о природе и причинах богатства народов, т. II, стр. 341-342. - Прим. ред.].

en.Равномерный земельный налог, который падает одинаково на всю землю, находящуюся под обработкой, несмотря на различия в её качестве, повысит цену хлеба пропорционально налогу, уплачиваемому с земли самого худшего качества. Земли различного качества дают при приложении к ним одинаковых капиталов весьма неодинаковые количества сырых материалов. Если земля, дающая при данном капитале 1 тыс. квартеров хлеба, будет обложена налогом в 100 ф. ст., цена хлеба должна подняться на 2 шилл., чтобы возместить фермеру налог. Но на земле лучшего качества при затрате одинакового капитала может быть произведено 2 тыс. квартеров, которые при повышении цены на 2 шилл. дадут лишних 200 ф. ст. Однако налог, будучи одинаковым для той и другой земли, составит и с лучшей и с худшей земли 100 ф. ст., и, следовательно, потребитель хлеба будет платить не только налог для удовлетворения нужд государства, но ещё 100 ф. ст. в пользу арендатора лучшей земли в течение всего срока аренды, а затем позволит землевладельцу поднять на всю эту сумму ренту. Таким образом, налог этого рода противоречит четвёртому правилу Адама Смита - он будет брать из народного кармана больше, чем даёт государственному казначейству. Подобным налогом была земельная подать (taille) во Франции до революции; были обложены только земли, находившиеся в руках недворян, цена сырых материалов повышалась пропорционально налогу, и, следовательно, те, кто не платил налога, получали еще выгоду вследствие возрастания ренты. Налоги на сырые материалы и десятины свободны от этого упрёка: они повышают цену сырых материалов, но каждый разряд земли платит соразмерно своему действительному продукту, а не соразмерно продукту наименее производительной земли.

en.Своеобразная точка зрения, с которой Адам Смит рассматривает ренту, и то обстоятельство, что он не заметил, какое большое количество капитала затрачивается в каждой стране на землю, не платящую ренты, привели его к заключению, что все земельные налоги - облагается ли ими земля непосредственно в форме налога или десятины, берутся ли они из продукта или взимаются с прибыли фермера - неизменно падают на землевладельца, который всегда является действительным плательщиком, хотя бы налог номинально авансировался вообще арендатором.

en."Налоги на продукцию земли, - говорит он, - в действительности представляют собою налоги на ренту, и хотя они могут сперва выплачиваться фермером, в конечном счёте их платит землевладелец. Когда приходится уплачивать в виде налога часть продукции, фермер высчитывает, по мере возможности, стоимость этой части из года в год и потом соответственно уменьшает ренту, которую соглашается платить землевладельцу. Нет такого фермера, который не высчитывал бы заранее, сколько составит за все годы аренды церковная десятина, представляющая собою поземельный налог такого же рода" [Адам Смит, Исследование о природе и причинах богатства народов, т. II, стр. 351. - Прим. ред.].

en.Вполне правильно, что фермер высчитывает все и всякие вероятные расходы, когда заключает с землевладельцем соглашение о ренте, уплачиваемой за ферму. И если за десятину, уплачиваемую церкви, или налог на продукт земли он не получил бы вознаграждения в повышенной относительной стоимости своих продуктов, он, конечно, постарался бы сделать соответствующий вычет из ренты. Но в этом именно и состоит спорный вопрос: действительно ли он сделает такой вычет из ренты или вознаградит себя повышением цены продукта. По тем основаниям, которые я уже приводил, я ничуть не сомневаюсь, что эти налоги вызовут повышение цены продуктов и что, следовательно, Адам Смит занял в этом важном вопросе неправильную позицию.

en.Именно эта точка зрения доктора Смита заставила его, вероятно, утверждать, что "десятина и всякий другой поземельный налог такого же рода, хотя они по внешности и кажутся совершенно одинаковыми, на самом деле являются далеко не одинаковыми налогами, поскольку известная часть продукции при различных условиях равна по стоимости весьма различной доли ренты" [Там же.- Прим. ред.]. Я старался показать, что налоги этого рода не падают неравномерно на различные группы фермеров или землевладельцев, так как и те и другие получают вознаграждение в повышенной цене сырых материалов и участвуют в платеже налога только пропорционально своему потреблению сырых материалов. В действительности, поскольку вследствие налога изменяется заработная плата, а под её влиянием и норма прибыли, землевладельцы не только не участвуют в платеже этого налога, но являются, наоборот, тем классом, который освобождён от него. Именно из прибыли на капитал берётся часть налога, падающая на рабочих, неспособных вследствие недостатка средств уплатить его; эта часть уплачивается исключительно теми, кто получает свой доход от вложения капитала, и, следовательно, она нисколько не затрагивает землевладельцев.

en.Из этого ещё вовсе не следует, что десятина и другие налоги на землю и её продукты не задерживают развития земледелия. Всё, что увеличивает меновую стоимость различных товаров, на которые существует всеобщий спрос, имеет тенденцию уничтожать стимул к развитию как земледелия, так и производства вообще. Но это зло неразрывно связано со всяким обложением и не ограничивается теми именно налогами, о которых мы теперь говорим.

en.В действительности это зло представляет неизбежную невыгоду, относящуюся ко всем налогам, взимаемым и расходуемым государством. Каждый новый налог превращается в новую тягость для производства и влечёт за собой повышение естественной цены товаров. Та часть труда страны, которой располагал прежде плательщик налога, теперь попадает в руки государства [и поэтому не может быть больше употреблена производительно] [Вставка в третьем издании. - Прим. ред.]. Эта часть может принять такие размеры, при которых не останется достаточного прибавочного продукта, необходимого для поощрения тех, кто своими сбережениями увеличивает обычно капиталы всего государства. К счастью, ни в одной свободной стране налоговое обложение никогда ещё не доходило до таких размеров, чтобы из года в год постоянно уменьшать её капитал. Ни одна страна не могла бы переносить долго такое обложение. Но если бы какая-нибудь страна его выносила, то налоги поглощали бы такую значительную часть её годового продукта, что она скоро представляла бы ужасную картину нищеты, голода и обезлюдения.

en."Поземельный налог, - говорит Адам Смит, - который, как это имеет место в Великобритании, раскладывается на каждый округ соответственно определённой схеме, может быть равномерен в момент его первой раскладки, но в дальнейшем он неизбежно становится неравномерным ввиду того, что в различных частях страны обработка земли в неодинаковой степени улучшается или ухудшается. В Англии оценка, которая была положена в основу обложения поземельным налогом различных графств и приходов законом 4-го года Вильгельма и Марии, была с самого начала весьма неравномерна. Поэтому этот налог идёт вразрез с первым из вышеприведённых четырёх правил. Зато он вполне согласуется с остальными тремя. Он определён вполне точно. Поскольку срок платежа налога совпадает с временем уплаты ренты, он так удобен для плательщика, как это только возможно. Хотя во всех случаях действительным плательщиком является землевладелец, но налог обычно уплачивается заранее арендатором, которому землевладелец обязан вычесть эту сумму при уплате ренты" [Адам Смит, Исследование о природе и причинах богатства народов, т. II, стр. 343-344. - Прим. ред.].

en.Если налог перелагается арендатором не на землевладельца, а на потребителя, то он никогда не может стать неравномерным, если только он не был таким сначала, потому что цена продукта сразу же поднимается пропорционально налогу и потом не будет уже больше изменяться в силу этой причины. Он может грешить против четвёртого правила, если будет, как я старался показать, неравномерным, но против первого правила он не грешит. Он может брать из народного кармана больше, чем даёт государственной казне, но он не падает неравномерно на какой-либо особый класс плательщиков. Г-н Сэй, по моему мнению, не понял природы и действия английского земельного налога. Он говорит: "Многие экономисты думают, что английское земледелие достигло большого расцвета именно благодаря этой неизменной оценке. Несомненно, она много способствовала ему. Но что сказали бы мы о правительстве, которое обратилось бы к мелкому промышленнику с такими словами: "Располагая небольшим капиталом, вы делаете ограниченные обороты, и вследствие этого ваши прямые платежи в казну весьма малы. Занимайте и накопляйте капитал; расширяйте ваши обороты, чтобы они давали вам огромные барыши: ваши платежи в казну никогда не будут повышены. Мало того: когда нажитые вами прибыли достанутся вашим наследникам и они ещё приумножат их, их состояние будет оцениваться для взимания налога не в большую сумму, чем теперь, и ваши наследники будут нести не большую долю общественного бремени".

en.Несомненно, это дало бы сильный толчок развитию промышленности и торговли; но было ли бы это справедливо? Разве нельзя способствовать развитию их как-нибудь иначе? Разве в самой Англии промышленная и торговая деятельность не сделала за тот же период ещё больших успехов, хотя и не пользовалась такими льготами? Землевладелец благодаря своей энергии, бережливости и искусству увеличивает свой годовой доход на 5 тыс. фр. Если государство потребует от землевладельца в свою пользу пятую долю его увеличенного дохода, то разве остальные 4 тыс. фр. не будут служить для него поощрением к дальнейшим усилиям?" [Say, Economie politique, v. II, p. 353-354. - Прим. ред.].

en.[По предположению г-на Сэя, "землевладелец благодаря своей энергии, бережливости и искусству увеличивает свой годовой доход на 5 тыс. фр.", но землевладелец не имеет никакой возможности применить свою энергию, бережливость и искусство к земле, если не ведёт на ней хозяйства сам, а в последнем случае он вводит улучшения в качестве капиталиста и фермера, а не в качестве землевладельца. Немыслимо, чтобы он мог увеличить продукт своей фермы каким-нибудь особенным искусством, не умножив вначале размеров капитала, прилагаемого к ней. А если он умножит капитал, то его более значительный доход может быть в таком же отношении к его возросшему капиталу, как доход всех других фермеров к их капиталам.] [Весь этот абзац вставлен только в третьем издании. - Прим. ред.]

en.Если бы, следуя совету г-на Сэя, государство потребовало себе пятую долю увеличенного дохода фермера, то это был бы односторонний налог, затрагивающий только прибыль фермеров и не касающийся прибыли лиц, занимающихся другими промыслами. Налог уплачивался бы со всякой земли, как той, которая даёт скудный урожай, так и той, которая даёт обильный урожай, и в тех случаях, когда земля не платит никакой ренты, его нельзя было бы возместить путём вычета из ренты. Но односторонний налог на прибыль никогда не падает на отрасли промышленности, которые им обложены, потому что промышленник или оставит своё занятие, или вознаградит себя за налог. Те же, кто не платит никакой ренты, могут получить возмещение только посредством повышения цены продукта, и таким образом предлагаемый г-ном Сэем налог упадёт на потребителя, а не на землевладельца или фермера.

en.Если бы предлагаемый налог возрастал пропорционально возрастанию количества или стоимости валового продукта, получаемого с земли, то он ничем не отличался бы от десятины и точно так же был бы переложен на потребителя. Таким образом, облагается ли валовой или же чистый продукт земли, налог одинаково является налогом на потребление и затрагивает землевладельца и фермера лишь в той же мере, как и другие налоги на сырые материалы.

en.Если бы земля вовсе не была обложена и та же сумма взималась каким-нибудь иным способом, земледелие процветало бы по меньшей мере, как и прежде. Невозможно, чтобы какой бы то ни было налог на землю мог поощрять земледелие; умеренный налог может не задерживать и, вероятно, не задерживает в значительной степени рост производства, но поощрять его он не может. Английское правительство не держало таких речей, какие ему приписывает г-н Сэй. Оно не обещало освободить земледельческий класс и его наследников от всякого обложения в будущем и собирать в дальнейшем средства, которые могут потребоваться государству, с других классов общества. Оно сказало только: "В этой форме мы больше не будем обременять страну никакими тяготами, но мы оставляем за собой полную свободу заставить вас вносить полностью в какой-либо другой форме падающую на вас долю необходимых расходов государства".

en.Говоря о натуральных налогах или налогах, составляющих определённую часть продукта, т. е. вполне тождественных с десятиной, г-н Сэй замечает: "Этот способ обложения является, повидимому, наиболее справедливым. В действительности же трудно найти более несправедливый налог. При нём совершенно не принимаются во внимание затраты, сделанные производителем, и он взимается пропорционально валовому, а не чистому доходу. Два земледельца производят сырые материалы различного рода: один из них возделывает хлеб на земле среднего качества, и его издержки достигают в среднем ежегодно 8 тыс. фр. Он продаёт свои продукты за 12 тыс. фр. и имеет таким образом чистый доход в 4 тыс. фр.

en.Сосед его владеет пастбищами или лесами, которые доставляют ему ежегодно те же 12 тыс. фр., хотя его расходы составляют только 2 тыс. фр. Таким образом, его чистый доход составляет в среднем 10 тыс. фр.

en.Закон постановляет взимать 1/12 часть всех плодов земли без всякого различия. В силу этого закона у первого из них отбирается хлеб стоимостью в 1 тыс. фр., у второго - сено, скот или лес также стоимостью в 1 тыс. фр. Что же случилось? У одного из них взяли 1/4 его чистого дохода в 4 тыс. фр., у другого, чистый доход которого составляет 10 тыс. фр., взяли всего 1/10. Доходом мы называем чистую прибыль, которая остаётся после возмещения всего капитала в точности в его прежнем состоянии. Разве доход купца составляется из суммы всех продаж, совершаемых им в течение целого года? Конечно, нет. Доход его равняется только излишку суммы его продаж над расходами. Поэтому налог на доход должен взиматься только с этого излишка" [Say, Economie politique, v. II, p. 349-350. - Прим. ред.].

en.Ошибка г-на Сэя заключается в предположении, что так как стоимость продукта одной из этих двух ферм превышает после возмещения капитала стоимость продукта другой, то и чистый доход одного земледельца превышает чистый доход другого ровно настолько же. [Чистый доход владельцев и арендаторов лесной площади может быть в совокупности гораздо больше, чем чистый доход владельцев и арендаторов пахотной земли, но это происходит вследствие разницы в ренте, а не разницы в норме прибыли.] [Вставка в третьем издании. - Прим. ред.]. Г-н Сэй совершенно забыл, что ему следует ещё рассмотреть разницу в размерах рент, которые должны будут платить оба арендатора. В одной и той же отрасли хозяйства не может существовать двух норм прибыли; поэтому, если стоимость продукта находится в различном отношении к капиталу, то разница будет заключаться не в прибыли, а в ренте. На каком основании один человек получал бы с капитала в 2 тыс. фр. чистый доход в 10 тыс. фр., в то время как другой, применяя капитал в 8 тыс. фр., получает только 4 тыс фр.? Пусть г-н Сэй примет во внимание ренту, пусть он, кроме того, примет во внимание действие, которое такой налог оказал бы на цены различных видов сырых материалов. Тогда он заметит, что этот налог далеко не является неравномерным и что производители будут участвовать в уплате его таким же образом, как и любой другой класс потребителей.

Chapter 13 Taxes on Gold/Глава XIII. Налоги на золото

рус.English

рус.The rise in the price of commodities, in consequence of taxation or of difficulty of production, will in all cases ultimately ensue; but the duration of the interval, before the market price will conform to the natural price, must depend on the nature of the commodity, and on the facility with which it can be reduced in quantity. If the quantity of the commodity taxed could not be diminished, if the capital of the farmer or of the hatter for instance, could not be withdrawn to other employments, it would be of no consequence that their profits were reduced below the general level by means of a tax; unless the demand for their commodities should increase, they would never be able to elevate the market price of corn and of hats up to their increased natural price.

рус.Their threats to leave their employments, and remove their capitals to more favoured trades, would be treated as an idle menace which could not be carried into effect; and consequently the price would not be raised by diminished production. Commodities, however, of all descriptions can be reduced in quantity, and capital can be removed from trades which are less profitable to those which are more so, but with different degrees of rapidity. In proportion as the supply of a particular commodity can be more easily reduced, without inconvenience to the producer, the price of it will more quickly rise after the difficulty of its production has been increased by taxation, or by any other means. Corn being a commodity indispensably necessary to every one, little effect will be produced on the demand for it in consequence of a tax, and therefore the supply would not probably be long excessive, even if the producers had great difficulty in removing their capitals from the land. For this reason, the price of corn will speedily be raised by taxation, and the farmer will be enabled to transfer the tax from himself to the consumer.

рус.If the mines which supply us with gold were in this country, and if gold were taxed, it could not rise in relative value to other things, till its quantity were reduced. This would be more particularly the case, if gold were used exclusively for money. It is true that the least productive mines, those which paid no rent, could no longer be worked, as they could not afford the general rate of profits till the relative value of gold rose, by a sum equal to the tax. The quantity of gold, and, therefore, the quantity of money would be slowly reduced: it would be a little diminished in one year, a little more in another, and finally its value would be raised in proportion to the tax; but in the interval, the proprietors or holders, as they would pay the tax, would be the sufferers, and not those who used money. If out of every 1,000 quarters of wheat in the country, and every 1,000 produced in future, Government should exact 100 quarters as a tax, the remaining 900 quarters would exchange for the same quantity of other commodities that 1,000 did before; but if the same thing took place with respect to gold, if of every г1,000 money now in the country, or in future to be brought into it, Government could exact г100 as a tax, the remaining г900 would purchase very little more than г900 purchased before. The tax would fall upon him, whose property consisted of money, and would continue to do so till its quantity were reduced in proportion to the increased cost of its production caused by the tax.

рус.This, perhaps, would be more particularly the case with respect to a metal used for money, than any other commodity; because the demand for money is not for a definite quantity, as is the demand for clothes, or for food. The demand for money is regulated entirely by its value, and its value by its quantity. If gold were of double the value, half the quantity would perform the same functions in circulation, and if it were of half the value, double the quantity would be required. If the market value of corn be increased one tenth by taxation, or by difficulty of production, it is doubtful whether any effect whatever would be produced on the quantity consumed, because every man's want is for a definite quantity, and, therefore, if he has the means of purchasing, he will continue to consume as before: but for money, the demand is exactly proportioned to its value. No man could consume twice the quantity of corn, which is usually necessary for his support, but every man purchasing and selling only the same quantity of goods, may be obliged to employ twice, thrice, or any number of times the same quantity of money.

рус.The argument which I have just been using, applies only to those states of society in which the precious metals are used for money, and where paper credit is not established. The metal gold, like all other commodities, has its value in the market ultimately regulated by the comparative facility or difficulty of producing it; and although from its durable nature, and from the difficulty of reducing its quantity, it does not readily bend to variations in its market value, yet that difficulty is much increased from the circumstance of its being used as money. If the quantity of gold in the market for the purpose of commerce only, were 10,000 ounces, and the consumption in our manufactures were 2,000 ounces annually, it might be raised one fourth, or 25 per cent in its value, in one year, by withholding the annual supply; but if in consequence of its being used as money, the quantity employed were 100,000 ounces, it would not be raised one fourth in value in less than ten years. As money made of paper may be readily reduced in quantity, its value, though its standard were gold, would be increased as rapidly as that of the metal itself would be increased, if the metal, by forming a very small part of the circulation, had a very slight connexion with money.

рус.If gold were the produce of one country only, and it were used universally for money, a very considerable tax might be imposed on it, which would not fall on any country, except in proportion as they used it in manufactures, and for utensils; upon that portion which was used for money, though a large tax might be received, nobody would pay it. This is a quality peculiar to money. All other commodities of which there exists a limited quantity, and which cannot be increased by competition, are dependent for their value, on the tastes, the caprice, and the power of purchasers; but money is a commodity which no country has any wish or necessity to increase: no more advantage results from using twenty millions, than from using ten millions of currency. A country might have a monopoly of silk, or of wine, and yet the prices of silks and wine might fall, because from caprice or fashion, or taste, cloth and brandy might be preferred, and substituted; the same effect might in a degree take place with gold, as far as its use is confined to manufactures: but while money is the general medium of exchange, the demand for it is never a matter of choice, but always of necessity. you must take it in exchange for your goods, and, therefore, there are no limits to the quantity which may be forced on you by foreign trade, if it fall in value; and no reduction to which you must not submit, if it rise. You may, indeed, substitute paper money, but by this you do not, and cannot lessen the quantity of money, for that is regulated by the value of the standard for which it is exchangeable; it is only by the rise of the price of commodities, that you can prevent them from being exported from a country where they are purchased with little money, to a country where they can be sold for more, and this rise can only be effected by an importation of metallic money from abroad, or by the creation or addition of paper money at home. If then the King of Spain, supposing him to be in exclusive possession of the mines, and gold alone to be used for money, were to lay a considerable tax on gold, he would very much raise its natural value; and as its market value in Europe is ultimately regulated by its natural value in Spanish America, more commodities would be given by Europe for a given quantity of gold. But the same quantity of gold would not be produced in America, as its value would only be increased in proportion to the diminution of quantity consequent on its increased cost of production. No more goods then would be obtained in America, in exchange for all their gold exported, than before; and it may be asked, where then would be the benefit to Spain and her Colonies? The benefit would be this, that if less gold were produced, less capital would be employed in producing it; the same value of goods from Europe would be imported by the employment of the smaller capital, that was before obtained by the employment of the larger; and, therefore, all the productions obtained by the employment of the capital withdrawn from the mines, would be a benefit which Spain would derive from the imposition of the tax, and which she could not obtain in such abundance, or with such certainty, by possessing the monopoly of any other commodity whatever. From such a tax, as far as money was concerned, the nations of Europe would suffer no injury whatever; they would have the same quantity of goods, and consequently the same means of enjoyment as before, but these goods would be circulated with a less quantity, because a more valuable money.

рус.If in consequence of the tax, only one tenth of the present quantity of gold were obtained from the mines, that tenth would be of equal value with the ten tenths now produced. But the King of Spain is not exclusively in possession of the mines of the precious metals; and if he were, his advantage from their possession, and the power of taxation, would be very much reduced by the limitation of demand and consumption in Europe, in consequence of the universal substitution, in a greater or less degree, of paper money. The agreement of the market and natural prices of all commodities, depends at all times on the facility with which the supply can be increased or diminished. In the case of gold, houses, and labour, as well as many other things, this effect cannot, under some circumstances, be speedily produced. But it is different with those commodities which are consumed and reproduced from year to year, such as hats, shoes, corn, and cloth; they may be reduced, if necessary, and the interval cannot be long before the supply is contracted in proportion to the increased charge of producing them.

рус.A tax on raw produce from the surface of the earth, will, as we have seen, fall on the consumer, and will in no way affect rent; unless, by diminishing the funds for the maintenance of labour, it lowers wages, reduces the population, and diminishes the demand for corn. But a tax on the produce of gold mines must, by enhancing the value of that metal, necessarily reduce the demand for it, and must therefore necessarily displace capital from the employment to which it was applied. Notwithstanding then, that Spain would derive all the benefits which I have stated from a tax on gold, the proprietors of those mines from which capital was withdrawn would lose all their rent. This would be a loss to individuals, but not a national loss; rent being not a creation, but merely a transfer of wealth: the King of Spain, and the proprietors of the mines which continued to be worked, would together receive not only all that the liberated capital produced, but all that the other proprietors lost.

рус.Suppose the mines of the 1st, 2nd, and 3rd quality to be worked, and to produce respectively 100, 80, and 70 pounds weight of gold, and therefore the rent of No. 1 to be thirty pounds, and that of No. 2 ten pounds. Suppose now the tax to be seventy pounds of gold per annum on each mine worked; and consequently that No. 1 alone could be profitably worked; it is evident that all rent would immediately disappear. Before the imposition of the tax, out of the 100 pounds produced on No. 1, a rent was paid of thirty pounds, and the worker of the mine retained seventy, a sum equal to the produce of the least productive mine. The value, then, of what remains to the capitalist of the mine No. 1, must be the same as before, or he would not obtain the common profits of stock; and, consequently, after paying seventy out of his 100 pounds for tax, the value of the remaining thirty must be as great as the value of seventy was before, and therefore the value of the whole hundred as great as 233 pounds before. Its value might be higher, but it could not be lower, or even this mine would cease to be worked. Being a monopolised commodity, it could exceed its natural value, and then it would pay a rent equal to that excess; but no funds would be employed in the mine, if it were below this value. In return for one third of the labour and capital employed in the mines, Spain would obtain as much gold as would exchange for the same, or very nearly the same quantity of commodities as before. She would be richer by the produce of the two thirds liberated from the mines. If the value of the 100 pounds of gold should be equal to that of the 250 pounds extracted before; the King of Spain's portion, his seventy pounds, would be equal to 175 at the former value: a small part of the King's tax only would fall on his own subjects, the greater part being obtained by the better distribution of capital.

рус.The account of Spain would stand thus:

рус.Formerly produced:

рус.Gold 250 pounds, of the value of (suppose)...

рус.10,000 yards of cloth.

рус.Now produced:

рус.By the two capitalists who quitted the mines, the same value as 140 pounds of gold formerly exchanged for; equal to...

рус.5,600 yards of cloth

рус.By the capitalist who works the mine, No. 1, thirty pounds of gold, increased in value, as 1 to 2 1/2, and therefore now of the value of...

рус. 3,000 yards of cloth.

рус.Tax to the King seventy pounds, increased also in value as 1 to 2 1/2, and therefore now of the value of...

рус.7,000 yards of cloth.

рус. 15,600

рус.Of the 7,000 received by the King, the people of Spain would contribute only 1,400, and 5,600 would be pure gain, effected by the liberated capital.

рус.If the tax, instead of being a fixed sum per mine worked, were a certain portion of its produce, the quantity would not be immediately reduced in consequence. If a half, a fourth, or a third of each mine were taken for the tax, it would nevertheless be the interest of the proprietors to make their mines yield as abundantly as before; but if the quantity were not reduced, but only a part of it transferred from the proprietor to the king, its value would not rise; the tax would fall on the people of the colonies, and no advantage would be gained. A tax of this kind would have the effect that Adam Smith supposes taxes on raw produce would have on the rent of land - it would fall entirely on the rent of the mine. If pushed a little further, indeed, the tax would not only absorb the whole rent, but would deprive the worker of the mine of the common profits of stock, and he would consequently withdraw his capital from the production of gold. If still further extended, the rent of still better mines would be absorbed, and capital would be further withdrawn; and thus the quantity would be continually reduced, and its value raised, and the same effects would take place as we have already pointed out; a part of the tax would be paid by the people of the Spanish colonies, and the other part would be a new creation of produce, by increasing the power of the instrument used as a medium of exchange.

рус.Taxes on gold are of two kinds, one on the actual quantity of gold in circulation, the other on the quantity that is annually produced from the mines. Both have a tendency to reduce the quantity, and to raise the value of gold; but by neither will its value be raised till the quantity is reduced, and therefore such taxes will fall for a time, until the supply is diminished, on the proprietors of money, but ultimately that part which will permanently fall on the community, will be paid by the owner of the mine in the reduction of rent, and by the purchasers of that portion of gold, which is used as a commodity contributing to the enjoyments of mankind, and not set apart exclusively for a circulating medium.

en.Русский

en.Всякий налог на товары или увеличивающаяся трудность их производства всегда влекут за собой в конце концов повышение их цены. Но сколько пройдёт времени, пока рыночная цена товара придёт в соответствие с его естественной ценой, зависит как от природы самого товара, так и от возможности быстро уменьшить его количество. Если бы количество обложенного товара не могло быть уменьшено, если бы, например, фермер или фабрикант шляп не могли перевести свой капитал в другие отрасли промышленности, то падение их прибыли ниже общего уровня вследствие налога не сопровождалось бы никакими другими последствиями. Если только спрос на их товары не увеличится, они не будут в состоянии повысить рыночную цену хлеба и шляп, чтобы сравнять её с повысившейся естественной ценой этих товаров.

en.Их угрозы покинуть своё занятие и перевести свои капиталы в другие отрасли промышленности, находящиеся в более благоприятном положении, остались бы только пустыми словами. Они не могли бы привести их в исполнение, а следовательно, и повысить цены своих товаров путём уменьшения их производства. Но - хотя и с различной степенью скорости - количество всякого товара может быть уменьшено, точно так же как и капитал может быть перемещён из менее прибыльной отрасли промышленности в более прибыльную. Чем скорее может быть уменьшено без ущерба для производителя количество того или другого товара, тем скорее повысится его цена, если вследствие обложения или какой-нибудь другой причины возрастёт трудность его производства. Так как хлеб представляет товар, безусловно необходимый каждому, то спрос на него не подвергнется вследствие введения налога существенному изменению, а потому и предложение хлеба оказалось бы, вероятно, слишком большим только в течение короткого времени; это было бы так даже в том случае, если бы производители встретили большие затруднения при перемещении своего капитала из земледелия в другие отрасли промышленности. Вот почему цена хлеба быстро повысится вследствие обложения, и фермер будет в состоянии переложить налог с себя на потребителя.

en.Если бы рудники, которые снабжают нас золотом, находились в нашей стране и золото было обложено налогом, то его относительная стоимость не могла бы повыситься в сравнении с другими предметами, пока не сократилось бы его количество. И это явление наблюдалось бы в особенности при условии, что золото употреблялось исключительно для чеканки монеты. Верно, что наименее производительные рудники, не приносящие ренты, перестали бы давать обычную норму прибыли и разработка их приостановилась бы до тех пор, пока относительная стоимость золота не повысилась на сумму, равную налогу. Количество золота, а следовательно, и количество денег постепенно уменьшалось бы; в течение первого года оно уменьшилось бы незначительно, в течение второго года - немного больше, пока в конце концов стоимость золота не повысилась бы пропорционально налогу; но в это переходное время пострадали бы землевладельцы или арендаторы, так как налог платили бы они, а не те, кто пользуется деньгами. Если бы из каждой тысячи квартеров пшеницы, имеющейся в наличности, или из каждой тысячи квартеров следующего урожая правительство брало в качестве налога 100 квартеров, то остальные 900 будут обмениваться на такое же количество других товаров, на какое прежде обменивалась тысяча квартеров. Но если бы то же самое произошло с золотом, если из каждой тысячи фунтов стерлингов монеты, находящейся в стране, или той, которая будет ввезена, правительство могло бы брать в качестве налога 100 ф. ст., то остальные 900 ф. ст. вряд ли имели бы большую покупательную силу, чем прежде 900 ф. ст. Налог упадёт на тех, чьё имущество заключается в деньгах, и это будет продолжаться до тех пор, пока количество денег не сократится пропорционально увеличению издержек производства золота, поскольку это увеличение вызвано налогом.

en.Такое явление наблюдается, пожалуй, чаще, когда мы имеем дело с металлом, который служит деньгами, чем когда мы имеем дело со всяким другим товаром. Ведь спрос на деньги не имеет таких определённых количественных пределов, как спрос на предметы одежды или пищи. Спрос на деньги регулируется всецело их стоимостью, а их стоимость - их количеством. Если бы стоимость золота удвоилась, то половинное количество его могло бы выполнять те же функции в обращении, а если бы стоимость его уменьшилась вдвое, то для выполнения их требовалось бы двойное количество золота. Если бы рыночная стоимость хлеба вследствие обложения или увеличения трудности производства возросла на одну десятую, то сомнительно, чтобы это сколько-нибудь повлияло на количество потребляемого хлеба: нуждаясь в определённом количестве хлеба, каждый потреблял бы его столько же, сколько и прежде, если бы, конечно, он имел средства для покупки хлеба. Что же касается денег, то спрос на них прямо пропорционален их стоимости. Никто не мог бы потребить вдвое больше хлеба, чем ему обычно необходимо для поддержания существования, но каждый при покупке и продаже одного и того же количества товаров может быть вынужден употреблять вдвое, втрое и даже в несколько раз больше денег, чем раньше.

en.Аргументы, которые я только что приводил, имеют значение только для тех фаз общественного развития, в течение которых в качестве денег употребляются драгоценные металлы, а кредитные бумаги ещё не существуют. Золото, как и все другие товары, имеет свою рыночную стоимость, которая в конечном счёте регулируется сравнительной лёгкостью или трудностью его производства. Хотя вследствие его долговечности и трудности уменьшить его количество рыночная стоимость золота вообще не легко подвергается колебаниям, возможность последних в значительной степени уменьшается ещё и потому, что золото выполняет функцию денег. Если бы количество золота, обращающегося на рынке только для нужд торговли, составляло 10 тыс. унций, а промышленное потребление его составляло бы ежегодно 2 тыс. унций, то при уменьшении его количества на сумму годичного ввоза стоимость его могла бы повыситься на одну четверть, или на 25%. Но если бы количество золота, выполняющего функцию денег, составляло 100 тыс. унций, то стоимость его повысилась бы на одну четверть не раньше, чем через 10 лет. Так как количество бумажных денег может быть легко уменьшено, то стоимость их, хотя бы базой их и являлось золото, могла бы возрасти так же быстро, как стоимость самого золота, при условии, что этот металл, составляя весьма малую часть обращающихся денег, был очень слабо связан с денежным обращением.

en.Если бы золото добывалось только в одной стране, а в качестве денег употреблялось во всех странах, его можно было бы обложить значительным налогом, который падал бы на каждую страну пропорционально количеству золота, потребляемого для промышленных целей и производства различной утвари. Но как бы ни был велик налог, падающий на ту часть золота, которая употребляется в качестве денег, никто не платил бы его. Таково характерное свойство денег. Стоимость всех других товаров, количество которых ограничено и не может быть увеличено путём конкуренции, зависит от вкусов, капризов и средств покупателей. Но деньги - такой товар, увеличение количества которого не может быть желательным и не является необходимым ни для какой страны: употребляя 20 млн. в качестве средств обращения, она получила бы не больше выгоды, чем от употребления 10 млн. Страна может пользоваться монополией производства шёлка или вина, и всё-таки цены шёлковых изделий и вина упали бы, если бы в силу каприза, моды или изменения вкусов эти товары должны были уступить своё место сукну и водке. То же самое могло бы в известной степени произойти и с золотом, поскольку оно употребляется только для промышленных целей. Но, поскольку деньги служат всеобщим орудием обмена, спрос на них не зависит от свободного выбора и всегда является делом необходимости: вы вынуждены брать его в обмен за ваши товары. Вот почему при падении стоимости золота нет никакого предела увеличению его количества, которое может быть вам навязано внешней торговлей, и точно так же при повышении стоимости золота вам придётся согласиться на любое уменьшение его количества. Правда, вы можете заменить золото бумажными деньгами, но этим путём вы не уменьшите, да и не можете уменьшить количество денег, [потому что последнее регулируется стоимостью того металла, на который размениваются бумажные деньги] [Вставка во втором и третьем изданиях. - Прим. ред.]. Только путём повышения цен товаров можно задержать вывоз их из страны, где они покупаются за малое количество денег, в страну, в которой они могут быть проданы за более значительное количество. А это повышение может быть достигнуто только посредством ввоза металлических денег из-за границы или же посредством введения или увеличения выпуска бумажных денег внутри страны. Таким образом, если бы испанский король, - предполагая, что золотые рудники находятся в его монопольном владении и что только золото употребляется в качестве денег, - обложил золото большим налогом, то он в значительной степени повысил бы естественную стоимость денег. А так как рыночная стоимость золота в Европе в конечном счёте регулируется его естественной стоимостью в Испанской Америке, то Европа отдавала бы больше товаров за данное количество золота. Но тогда в Америке перестали бы добывать прежнее количество золота, потому что стоимость его возросла бы только пропорционально уменьшению его количества, вызванному возрастанием издержек его производства. Итак, Америка в обмен на вывозимое золото получала бы такое же количество товаров, как и прежде. В чём же заключался бы тогда выигрыш Испании и её колоний? В том, что при добывании меньшего количества золота на производство его затрачивалось бы меньше капитала. Из Европы получалась бы при применении меньшего капитала такая же стоимость в виде товаров, как прежде при употреблении большего капитала. Следовательно, масса продуктов, получаемых с помощью капитала, освобождённого из производства золота, составляла бы прямую выгоду, которую Испания извлекала бы из обложения его; обладая же монополией на какой-нибудь другой товар, она вряд ли могла бы получить такую значительную или такую верную выгоду путём его обложения. Такой налог, поскольку дело касается денег, не причинил бы европейским нациям никакого ущерба; они имели бы в своём распоряжении то же самое количество товаров и, следовательно, такое же самое количество средств потребления, как и прежде, хотя обращение этих товаров совершалось бы [вследствие повышения стоимости золота] [Вставка во втором и третьем изданиях. - Прим. ред.] при помощи меньшего количества денег.

en.Если бы вследствие введения налога в рудниках добывалась только одна десятая часть золота, добываемого теперь, то стоимость этой десятой части равнялась бы стоимости всех десяти десятых, добываемых в настоящее время. Но испанский король не является монопольным собственником всех рудников, из которых добываются драгоценные металлы. Если бы даже он был им, то выгода его от владения ими и права обложения золота могла бы очень значительно уменьшиться благодаря ограничению спроса и потребления в Европе; последнее же явилось бы следствием более или менее полной повсеместной замены металлических денег бумажными. Согласование рыночной и естественной цены всех товаров всегда зависит от лёгкости, с какой может быть увеличено или уменьшено их предложение. В тех случаях, когда мы имеем дело с такими товарами, как золото, дома, труд и многие другие, такой результат не может быть при известных условиях получен быстро. Иначе обстоит дело с товарами, которые потребляются и вновь производятся из года в год, как, например, шляпы, обувь, хлеб и сукно. Количество их в случае необходимости может быть уменьшено, и потребуется короткий промежуток времени, чтобы в соответствии с возрастанием издержек их производства последовало сокращение их предложения.

en.Налог на сырые материалы, получаемые с поверхности земли, падает, как мы видели, на потребителя и никоим образом не затрагивает ренты. Последнее может произойти лишь в том случае, если уменьшатся фонды, назначенные на содержание труда, и благодаря этому понизится заработная плата, уменьшится население и сократится также спрос на хлеб. Но налог на золото, получаемое из рудников, увеличивая стоимость этого металла, необходимо приведёт к уменьшению спроса на него и потому так же необходимо вызовет отлив капитала из золотопромышленности. Таким образом, несмотря на то, что Испания получила бы от налога на золото все выгоды, указанные мною выше, владельцы рудников, разработка которых прекратилась бы, лишились бы своей ренты. А так как рента не создаёт богатства, а только перемещает его, то это было бы потерей для отдельных лиц, а не для всей нации: испанский король и владельцы рудников, разработка которых продолжалась бы, получили бы сообща не только всё, что произвёл освобождённый капитал, но и всё, что потеряли другие владельцы.

en.Предположим, что разрабатываются три рудника и дают: первый - 100, второй - 80 и третий - 70 фунтов золота; рента с N 1 равняется, значит, 30 фунтам, а с N 2 - 10. Предположим теперь, что каждый разрабатываемый рудник обложен налогом в 70 фунтов золота в год и что, следовательно, только N 1 может разрабатываться с прибылью; очевидно, что сейчас же исчезнет всякая рента. До введения налога из 100 фунтов, добывавшихся из N 1, уплачивалось 30 фунтов ренты, а 70 фунтов, т. е. количество, равное продукту наименее производительного рудника, оставалось золотопромышленнику. Но стоимость того, что остаётся теперь капиталисту рудника N 1, должна равняться прежней, иначе он не получит обычной прибыли на капитал; следовательно, стоимость 30 фунтов, которые остались бы за вычетом из 100 фунтов налога в 70 фунтов, должна равняться стоимости прежних 70 фунтов, а стоимость всех 100 фунтов - стоимости прежних 250. Она может подняться выше, но не может опуститься ниже, иначе прекратилась бы разработка и этого рудника. Так как золото представляло бы собою монопольный товар, то стоимость его могла бы превысить его естественную стоимость, и оно доставляло бы ренту, равную этому превышению. Но никто не стал бы затрачивать капиталы на разработку рудника, если бы стоимость добытого золота была ниже его естественной стоимости. В обмен за одну треть прежнего количества труда и капитала Испания получила бы теперь такое количество золота, которое обменивалось бы на то же или почти то же самое количество товаров, что и прежде. Она стала бы богаче на продукт двух третей капитала и труда, освободившихся из золотопромышленности. Если стоимость 100 фунтов золота равнялась бы стоимости 250 фунтов, добывавшихся раньше, то доля испанского короля, т. е, его 70 фунтов, равнялась бы по стоимости прежним 175: только небольшая часть королевского налога падала бы на подданных короля, а большая часть его получалась бы благодаря лучшему распределению капитала.

en.Счёт Испании имел бы такой вид:

en.Производилось прежде:

en.250 фунтов золота, стоимость которых составляла, положим

en.10 000 ярдов сукна

en.Производится теперь:

en.Двумя капиталистами, которые покинули золото- промышленность, такая же стоимость, [на какую раньше обменивались] [вставка во втором и третьем изданиях]140 фунтов золота, или

en.5 600 ярдов сукна

en.Капиталистом, который разрабатывает рудник N 1, - 30 фунтов золота, стоимость которых теперь возросла в отношении 2 1/2 : 1 и потому равна стоимости

en.3000 ярдов сукна

en.Королевский налог - 70 фунтов [стоимость которых тоже возросла в отношении 2 1/2 : 1 и потому] [вставка во втором и третьем изданиях] составляет

en.7 000 ярдов сукна

en.15 600 ярдов сукна

en.Из получаемых королем 7 тыс. испанский народ уплачивал бы только 1 400, а 5 600 были бы чистым выигрышем, который получался бы вследствие освобождения капитала.

en.Если бы налог составлял не постоянную сумму с каждого разрабатываемого рудника, а известную долю продукта, то добываемое количество не сократилось бы немедленно вследствие его введения. Хотя налог поглощал бы половину, треть или четверть золота, добываемого из каждого рудника, владельцы последних были бы тем не менее заинтересованы в том, чтобы из их рудников добывалось так же много золота, как и прежде. Но если бы количество добываемого золота не уменьшалось и только часть добычи переходила от собственника к королю, то стоимость его не повысилась бы; налог падал бы на население колоний и не принёс бы никакой выгоды. Налог этого рода оказал бы такое же действие, какое, по мнению Адама Смита, налоги на сырые материалы оказывают на земельную ренту: он падал бы всецело на ренту с рудников. В действительности такой налог уже при небольшом его повышении не только поглотил бы всю ренту, но и лишил бы золотопромышленника обычной прибыли на капитал, и в результате он извлёк бы свой капитал из золотопромышленности. При дальнейшем повышении налога была бы поглощена также рента более богатых рудников и последовал бы дальнейший отлив капитала. Таким образом, количество золота всё уменьшалось бы, а его стоимость - повышалась, и получились бы те же результаты, на какие мы указывали раньше: часть налога уплачивалась бы населением испанских колоний, а другая часть его была бы вновь созданным продуктом, полученным благодаря возрастанию стоимости металла, который употребляется как средство обмена.

en.Налоги на золото бывают двоякого рода; одни - на наличное количество золота, находящегося в обращении, и другие - на количество его, ежегодно добываемое из рудников. И те и другие имеют тенденцию уменьшать количество и повышать стоимость золота, но ни те, ни другие не повысят его стоимость, пока количество его не уменьшится. Поэтому временно, пока не уменьшится предложение золота, они будут падать на владельцев денег; в конечном же счёте часть, постоянно падающая на общество, будет уплачена, с одной стороны, владельцем рудника путём вычета из его ренты, а с другой - покупателем той части золота, которая идёт на производство предметов украшения и не превращается полностью в деньги.

Chapter 14 Taxes on Houses/Глава XIV. Налоги на дома

рус.English

рус.There are also other commodities besides gold which cannot be speedily reduced in quantity; any tax on which will therefore fall on the proprietor, if the increase of price should lessen the demand.

рус.Taxes on houses are of this description; though laid on the occupier, they will frequently fall by a diminution of rent on the landlord. The produce of the land is consumed and reproduced from year to year, and so are many other commodities; as they may therefore be speedily brought to a level with the demand, they cannot long exceed their natural price. But as a tax on houses may be considered in the light of an additional rent paid by the tenant, its tendency will be to diminish the demand for houses of the same annual rent, without diminishing their supply. Rent will therefore fall, and a part of the tax will be paid indirectly by the landlord.

рус.'The rent of a house,' says Adam Smith,, may be distinguished into two parts, of which the one may very properly be called the building rent, the other is commonly called the ground rent.

рус.The building rent is the interest or profit of the capital expended in building the house.

рус.In order to put the trade of a builder upon a level with other trades, it is necessary that this rent should be sufficient first to pay the same interest which he would have got for his capital, if he had lent it upon good security and, secondly, to keep the house in constant repair, or what comes to the same thing, to replace within a certain term of years the capital which had been employed in building it.' 'If in proportion to the interest of money, the trade of the builder affords at any time a much greater profit than this, it will soon draw so much capital from other trades, as will reduce the profit to its proper level. If it affords at any time much less than this, other trades will soon draw so much capital from it as will again raise that profit.

рус.Whatever part of the whole rent of a house is over and above what is sufficient for affording this reasonable profit, naturally goes to the ground rent; and where the owner of the ground, and the owner of the building, are two different persons, it is in most cases completely paid to the former. In country houses, at a distance from any great town, where there is a plentiful choice of ground, the ground rent is scarcely any thing, or no more than what the space upon which the house stands, would pay employed in agriculture. In country villas, in the neighbourhood of some great town, it is sometimes a good deal higher, and the peculiar conveniency, or beauty of situation, is there frequently very highly paid for. Ground rents are generally highest in the capital, and in those particular parts of it, where there happens to be the greatest demand for houses, whatever be the reason for that demand, whether for trade and business, for pleasure and society, or for mere vanity and fashion.'

рус.A tax on the rent of houses may either fall on the occupier, on the ground landlord, or on the building landlord. In ordinary cases it may be presumed, that the whole tax would be paid both immediately and finally by the occupier.

рус.If the tax be moderate, and the circumstances of the country such, that it is either stationary or advancing, there would be little motive for the occupier of a house to content himself with one of a worse description. But if the tax be high, or any other circumstances should diminish the demand for houses, the landlord's income would fall, for the occupier would be partly compensated for the tax by a diminution of rent. It is, however, difficult to say, in what proportions that part of the tax, which was saved by the occupier by a fall of rent, would fall on the building rent and the ground rent. It is probable that, in the first instance, both would be affected; but as houses are, though slowly, yet certainly perishable, and as no more would be built, till the profits of the builder were restored to the general level, building rent would, after an interval, be restored to its natural price. As the builder receives rent only whilst the building endures, he could pay no part of the tax, under the most disastrous circumstances, for any longer period.

рус.The payment of this tax, then, would ultimately fall on the occupier and ground landlord, but, 'in what proportion, this final payment would be divided between them,' says Adam Smith, 'it is not perhaps very easy to ascertain. The division would probably be very different in different circumstances, and a tax of this kind might, according to those different circumstances, affect very unequally both the inhabitant of the house, and the owner of the ground.'

рус.Adam Smith considers ground rents as peculiarly fit subjects for taxation. 'Both ground rents, and the ordinary rent of land,' he says, 'are a species of revenue, which the owner in many cases enjoys, without any care or attention of his own. Though a part of this revenue should be taken from him, in order to defray the expenses of the State, no discouragement will thereby be given to any sort of industry. The annual produce of the land and labour of the society, the real wealth and revenue of the great body of the people, might be the same after such a tax as before. Ground rents, and the ordinary rent of land are, therefore, perhaps, the species of revenue, which can best bear to have a peculiar tax imposed upon them.'

рус.It must be admitted that the effects of these taxes would be such as Adam Smith has described; but it would surely be very unjust, to tax exclusively the revenue of any particular class of a community. The burdens of the State should be borne by all in proportion to their means: this is one of the four maxims mentioned by Adam Smith, which should govern all taxation. Rent often belongs to those who, after many years of toil, have realised their gains, and expended their fortunes in the purchase of land or houses; and it certainly would be an infringement of that principle which should ever be held sacred, the security of property, to subject it to unequal taxation. It is to be lamented, that the duty by stamps, with which the transfer of landed property is loaded, materially impedes the conveyance of it into those hands, where it would probably be made most productive. And if it be considered, that land, regarded as a fit subject for exclusive taxation, would not only be reduced in price, to compensate for the risk of that taxation, but in proportion to the indefinite nature and uncertain value of the risk, would become a fit subject for speculations, partaking more of the nature of gambling, than of sober trade, it will appear probable, that the hands into which land would in that case be most apt to fall, would be the hands of those, who possess more of the qualities of the gambler, than of the qualities of the sober-minded proprietor, who is likely to employ his land to the greatest advantage.

en.Русский

en.Кроме золота существуют ещё и другие товары, количество которых не может быть быстро уменьшено. Поэтому всякий налог на такие товары падает на их собственника, если возрастание их цены будет сопровождаться уменьшением спроса.

en.К налогам этого рода принадлежат налоги на дома: хотя они взимаются с нанимателей, они часто падают на землевладельца, уменьшая его ренту. Продукт земли потребляется и воспроизводится из года в год. То же самое можно сказать о многих других товарах. И так как количество их вследствие этого можно скоро привести к одному уровню со спросом, то цена не может долго превышать их естественную цену. Но налог на дома можно рассматривать как дополнительную ренту, уплачиваемую нанимателем. Этот налог имеет поэтому тенденцию уменьшить спрос на дома, доставляющие одинаковую годовую ренту, не уменьшая их предложения. Рента, следовательно, упадёт, и часть налога будет тогда косвенно уплачена землевладельцем.

en."В ренте с дома или наёмной плате, - говорит Адам Смит, - можно различать две части, из которых одна может быть вполне уместно названа строительной рентой, а другая обычно называется земельной рентой.

en.Строительная рента (или рента от здания) представляет собою процент или прибыль на капитал, затраченный на постройку дома.

en.Для того, чтобы поставить строительную промышленность в одинаковые условия с другими промыслами, необходимо, чтобы эта рента была достаточна, во-первых, для оплаты строителю такого же процента, какой он получил бы на свой капитал, если бы ссудил его под надёжное обеспечение, и, во-вторых, для сохранения его дома в надлежащем порядке или, что то же самое, для возмещения, спустя определённое число лет, капитала, затраченного на его постройку... Если сравнительно с существующим процентом на капитал строительное дело приносит в какой-либо момент гораздо более высокую прибыль, чем эта, то оно скоро привлечёт к себе из других отраслей промышленности так много капитала, что это понизит прибыль до её нормального уровня. Если оно в какой-либо момент приносит гораздо меньше этого, то другие отрасли промышленности скоро отвлекут от него так много капитала, что опять-таки повысят эту прибыль.

en.Вся та часть ренты с дома, которая остаётся сверх того, что необходимо для доставления этой умеренной прибыли, естественно, приходится на земельную ренту, и в тех случаях, когда собственник земли и собственник здания - два различных лица, она в большинстве случаев целиком выплачивается первому. Эта добавочная рента представляет собою цену, которую обитатель дома уплачивает за какое-либо действительное или предполагаемое преимущество местоположения. Сельские дома, находящиеся на значительном расстоянии от большого города, где вдоволь свободной земли, дают совсем незначительную ренту и во всяком случае не больше того, что приносила бы земля, на которой стоит дом, если бы была использована для земледелия. Рента с загородных вилл по соседству с большим городом бывает иногда значительно выше, и в этом случае особые удобства или красота местоположения очень хорошо оплачиваются. Земельная рента обычно выше всего в столице и в тех отдельных районах её, где предъявляется наибольший спрос на дома, безразлично для каких целей: для промышленных и торговых, для развлечений и приёма гостей или из-за простого тщеславия и моды" [Адам Смит, Исследование о природе и причинах богатства народов, т. II, стр. 354-355. - Прим. ред.].

en.Налог на ренту с домов может падать на нанимателя, на землевладельца или же на домовладельца. При обыкновенных условиях можно считать, что весь налог уплачивается непосредственно и в конечном счёте нанимателем.

en.Если налог является умеренным, страна же или находится в неизменном состоянии, или прогрессирует, то у нанимателя мало оснований довольствоваться домами худшего разряда. Но если налог высок или если какие-нибудь другие обстоятельства уменьшают спрос на дома, то доход землевладельца упадёт, так как наниматель отчасти вознаградит себя за налог уменьшением платы. Однако трудно сказать, в каком отношении часть налога, сберегаемая нанимателем путём уменьшения платы, распределится между рентой со строений и земельной рентой. В первом случае уменьшение коснулось бы, вероятно, и той и другой, но так как дома, хотя и медленно, всё же, несомненно, разрушаются и постройка их прекратилась бы до тех пор, пока прибыль строителя не достигла прежнего уровня, то после известного промежутка времени рента со строений вернулась бы к своей естественной цене. Так как строитель получает ренту только до тех пор, пока держится строение, то даже при очень неблагоприятных условиях он мог бы в течение очень долгого времени не платить ни единой доли налога на дом.

en.Таким образом, уплата этого налога падает в конце концов на нанимателя и землевладельца, но "в каком отношении распределится между ними этот конечный платёж, - говорил Адам Смит. - Распределение это будет, вероятно, весьма различно при различных условиях, и налог этого рода может, в зависимости от этих различных обстоятельств, очень неравномерно ложиться на нанимателя дома и на собственника земли" [Адам Смит, Исследование о природе и причинах богатства народов, т. II, стр. 356. - Прим. ред.].

en.По мнению Адама Смита, земельная рента представляет особенно пригодный объект для обложения. "Земельная рента с застроенных участков и обычная земельная рента представляют собой такой вид дохода, которым собственник во многих случаях пользуется без всяких забот и усилий с его стороны. И если часть этого дохода будет отниматься у него для покрытия расходов государства, от этого не пострадает ни одна отрасль труда. После введения такого налога годовой продукт земли и труда общества, действительное богатство и доход массы населения могут оставаться неизменными. Ввиду этого земельная рента с застроенных участков и обычная земельная рента являются, пожалуй, тем видом дохода, какой лучше всего может выносить особый налог, устанавливаемый с него" [Там же, стр. 358. - Прим. ред.].

en.Нужно признать, что последствия этих налогов будут именно такими, какими их изобразил Адам Смит. Но было бы, конечно, очень несправедливо обложить налогом исключительно доход одного какого-нибудь класса общества. Бремя государственных расходов должно быть распределено между всеми пропорционально средствам каждого: так гласит одно из четырёх правил, с которыми, по мнению Адама Смита, должно сообразоваться всякое обложение. Рентой пользуются часто те, кто после многих лет трудовой жизни реализует свои барыши и затрачивает своё имущество на покупку земли или домов. И если бы мы обложили ренту неравномерным налогом, мы, несомненно, нарушили бы принцип, который всегда должен оставаться для нас священным, - неприкосновенность собственности. Остаётся только сожалеть, что пошлины, которыми обременён переход земельной собственности, существенным образом мешают переходу её в руки тех, кто мог бы, вероятно, использовать её наиболее производительно. Необходимо принять во внимание, что, будучи рассматриваема как объект, пригодный для исключительного обложения, земля не только потеряла бы часть своей цены в вознаграждение за риск, связанный с таким обложением, но в силу неопределённой природы и переменчивой стоимости такого риска она сделалась бы объектом, пригодным для спекуляции, носящей скорее характер биржевой игры, чем здоровой торговли. Вероятно, окажется, что земля в этом случае попадёт скорее всего в руки человека, обладающего в большей мере свойствами игрока, чем свойствами здравомыслящего собственника, который мог бы использовать свою землю наиболее выгодным образом.

Chapter 15 Taxes on Profits/Глава XV. Налоги на прибыль

рус.English

рус.Taxes on those commodities, which are generally denominated luxuries, fall on those only who make use of them. A tax on wine is paid by the consumer of wine. A tax on pleasure horses, or on coaches, is paid by those who provide for themselves such enjoyments, and in exact proportion as they provide them. But taxes on necessaries do not affect the consumers of necessaries, in proportion to the quantity that may be consumed by them, but often in a much higher proportion. A tax on corn, we have observed, not only affects a manufacturer in the proportion that he and his family may consume corn, but it alters the rate of profits of stock, and therefore also affects his income. Whatever raises the wages of labour, lowers the profits of stock; therefore every tax on any commodity consumed by the labourer, has a tendency to lower the rate of profits.

рус.A tax on hats will raise the price of hats; a tax on shoes, the price of shoes; if this were not the case, the tax would be finally paid by the manufacturer; his profits would be reduced below the general level, and he would quit his trade. A partial tax on profits will raise the price of the commodity on which it falls: a tax, for example, on the profits of the hatter, would raise the price of hats; for if his profits were taxed, and not those of any other trade, his profits, unless he raised the price of his hats, would be below the general rate of profits, and he would quit his employment for another.

рус.In the same manner, a tax on the profits of the farmer would raise the price of corn; a tax on the profits of the clothier, the price of cloth; and if a tax in proportion to profits were laid on all trades, every commodity would be raised in price. But if the mine, which supplied us with the standard of our money, were in this country, and the profits of the miner were also taxed, the price of no commodity would rise, each man would give an equal proportion of his income, and every thing would be as before.

рус.If money be not taxed, and therefore be permitted to preserve its value, whilst every thing else is taxed, and is raised in value, the hatter, the farmer, and clothier, each employing the same capitals, and obtaining the same profits, will pay the same amount of tax. If the tax be г100, the hats, the cloth, and the corn, will each be increased in value г100. If the hatter gains by his hats г1,100, instead of г1,000, he will pay г100 to Government for the tax; and therefore will still have г1,000 to lay out on goods for his own consumption. But as the cloth, corn, and all other commodities, will be raised in price from the same cause, he will not obtain more for his г1,000 than he before obtained for г910, and thus will he contribute by his diminished expenditure to the exigencies of the State; he will, by the payment of the tax, have placed a portion of the produce of the land and labour of the country at the disposal of Government, instead of using that portion himself. If instead of expending his г1,000, he adds it to his capital, he will find in the rise of wages, and in the increased cost of the raw material and machinery, that his saving of г1,000 does not amount to more than a saving of г910 amounted to before.

рус.If money be taxed, or if by any other cause its value be altered, and all commodities remain precisely at the same price as before, the profits of the manufacturer and farmer will also be the same as before, they will continue to be г1,000; and as they will each have to pay г100 to Government, they will retain only г900, which will give them a less command over the produce of the land and labour of the country, whether they expend it in productive or unproductive labour. Precisely what they lose, Government will gain. In the first case the contributor to the tax would, for г1,000, have as great a quantity of goods as he before had for г910; in the second, he would have only as much as he before had for г900, for the price of goods would remain unaltered, and he would have only г900 to expend. This proceeds from the difference in the amount of the tax; in the first case it is only an eleventh of his income, in the second it is a tenth; money in the two cases being of a different value.

рус.But although, if money be not taxed, and do not alter in value, all commodities will rise in price, they will not rise in the same proportion; they will not after the tax bear the same relative value to each other which they did before the tax. In a former part of this work, we discussed the effects of the division of capital into fixed and circulating, or rather into durable and perishable capital, on the prices of commodities. We shewed that two manufacturers might employ precisely the same amount of capital, and might derive from it precisely the same amount of profits, but that they would sell their commodities for very different sums of money, according as the capitals they employed were rapidly, or slowly, consumed and reproduced. The one might sell his goods for г4,000, the other for г10,000, and they might both employ г10,000 of capital, and obtain 20 per cent profit or г2,000. The capital of one might consist for example, of г2,000 circulating capital, to be reproduced, and г8,000 fixed, in buildings and machinery; the capital of the other, on the contrary, might consist of г8,000 of circulating, and of only г2,000 fixed capital in machinery and buildings. Now, if each of these persons were to be taxed ten per cent on his income, or г200, the one, to make his business yield him the general rate of profit, must raise his goods from г10,000 to г10,200; the other would also be obliged to raise the price of his goods from г4,000 to г4,200. Before the tax, the goods sold by one of these manufacturers were 2 1/2 times more valuable than the goods of the other; after the tax they will be 2.42 times more valuable: the one kind will have risen two per cent; the other five per cent: consequently a tax upon income, whilst money continued unaltered in value, would alter the relative prices and value of commodities. This would be true also, if the tax instead of being laid on the profits, were laid on the commodities themselves: provided they were taxed in proportion to the value of the capital employed on their production, they would rise equally, whatever might be their value, and therefore they would not preserve the same proportion as before. A commodity, which rose from ten to eleven thousand pounds, would not bear the same relation as before, to another which rose from 2 to г3,000. If under these circumstances, money rose in value, from whatever cause it might proceed, it would not affect the prices of commodities in the same proportion. The same cause which would lower the price of one from г10,200 to г10,000 Or less than two per cent would lower the price of the other from г4,200 to г4,000 or 4 3/4 per cent. If they fell in any different proportion, profits would not be equal; for to make them equal, when the price of the first commodity was г10,000, the price of the second should be г4,000; and when the price of the first was г10,200, the price of the other should be г4,200.

рус.The consideration of this fact will lead to the understanding of a very important principle, which, I believe, has never been adverted to. It is this; that in a country where no taxation subsists, the alteration in the value of money arising from scarcity or abundance will operate in an equal proportion on the prices of all commodities; that if a commodity of г1,000 value rise to г1,200, or fall to г800, a commodity of г10,000 value will rise to г1 2,000 or fall to г8,000; but in a country where prices are artificially raised by taxation, the abundance of money from an influx, or the exportation and consequent scarcity of it from foreign demand, will not operate in the same proportion on the prices of all commodities; some it will raise or lower 5, 6, or 12 per cent, others 3, 4, or 7 per cent. If a country were not taxed, and money should fall in value, its abundance in every market would produce similar effects in each. If meat rose 20 per cent, bread, beer, shoes, labour, and every commodity, would also rise 20 per cent; it is necessary they should do so, to secure to each trade the same rate of profits. But this is no longer true when any of these commodities is taxed; if in that case they should all rise in proportion to the fall in the value of money, profits would be rendered unequal; in the case of the commodities taxed, profits would be raised above the general level, and capital would be removed from one employment to another, till an equilibrium of profits was restored, which could only be, after the relative prices were altered.

рус.Will not this principle account for the different effects, which it was remarked were produced on the prices of commodities, from the altered value of money during the Bank-restriction? It was objected to those who contended that the currency was at that period depreciated, from the too great abundance of the paper circulation, that, if that were the fact, all commodities ought to have risen in the same proportion; but it was found that many had varied considerably more than others, and thence it was inferred that the rise of prices was owing to something affecting the value of commodities, and not to any alteration in the value of the currency. It appears, however, as we have just seen, that in a country where commodities are taxed, they will not all vary in price in the same proportion, either in consequence of a rise or of a fall in the value of currency.

рус.If the profits of all trades were taxed, excepting the profits of the farmer, all goods would rise in money value, excepting raw produce. The farmer would have the same corn income as before, and would sell his corn also for the same money price; but as he would be obliged to pay an additional price for all the commodities, except corn, which he consumed, it would be to him a tax on expenditure. Nor would he be relieved from this tax by an alteration in the value of money, for an alteration in the value of money might sink all the taxed commodities to their former price, but the untaxed one would sink below its former level; and, therefore, though the farmer would purchase his commodities at the same price as before, he would have less money with which to purchase them.

рус.The landlord, too, would be precisely in the same situation, he would have the same corn, and the same money-rent as before, if all commodities rose in price, and money remained at the same value; and he would have the same corn, but a less money-rent, if all commodities remained at the same price: so that in either case, though his income were not directly taxed, he would indirectly contribute towards the money raised.

рус.But suppose the profits of the farmer to be also taxed, he then would be in the same situation as other traders: his raw produce would rise, so that he would have the same money revenue, after paying the tax, but he would pay an additional price for all the commodities he consumed, raw produce included.

рус.His landlord, however, would be differently situated, he would be benefited by the tax on his tenant's profits, as he would be compensated for the additional price at which he would purchase his manufactured commodities, if they rose in price; and he would have the same money revenue, if in consequence of a rise in the value of money, commodities sold at their former price. A tax on the profits of the farmer, is not a tax proportioned to the gross produce of the land, but to its net produce, after the payment of rent, wages, and all other charges. As the cultivators of the different kinds of land, No. 1, 2 and 3, employ precisely the same capitals, they will get precisely the same profits, whatever may be the quantity of gross produce, which one may obtain more than the other. and consequently they will be all taxed alike. Suppose the gross produce of the land of the quality No. 1 to be 180 qrs., that of No. 2, 170 qrs., and of No. 3, 160, and each to be taxed 10 quarters, the difference between the produce of No. 1, No. 2 and No. 3, after paying the tax, will be the same as before; for if No. 1 be reduced to 170, No. 2 to 160, and No. 3 to 150 qrs; the difference between 3 and 1 will be as before, 20 qrs.; and of No. 3 and No. 2, 10 qrs. If, after the tax, the prices of corn and of every other commodity should remain the same as before, money rent as well as corn rent, would continue unaltered; but if the price of corn, and every other commodity should rise in consequence of the tax, money rent will also rise in the same proportion. If the price of corn were г4 per quarter, the rent of No. 1 would be г80, and that of No. 2, г40; but if corn rose five per cent, or to г4 4s., rent would also rise five per cent, for twenty quarters of corn would then be worth г84, and ten quarters г42; so that in every case the landlord will be unaffected by such a tax. A tax on the profits of stock always leaves corn rent unaltered, and therefore money rent varies with the price of corn; but a tax on raw produce, or tithes, never leaves corn rent unaltered, but generally leaves money rent the same as before. In another part of this work I have observed, that if a land-tax of the same money amount, were laid on every kind of land in cultivation, without any allowance for difference of fertility, it would be very unequal in its operation, as it would be a profit to the landlord of the more fertile lands. It would raise the price of corn in proportion to the burden borne by the farmer of the worst land; but this additional price being obtained for the greater quantity of produce yielded by the better land, farmers of such land would be benefited during their leases, and afterwards, the advantage would go to the landlord in the form of an increase of rent. The effect of an equal tax on the profits of the farmer is precisely the same; it raises the money rent of the landlords, if money retains the same value; but as the profits of all other trades are taxed as well as those of the farmer, and consequently the prices of all goods, as well as corn, are raised, the landlord loses as much by the increased money price of the goods and corn on which his rent is expended, as he gains by the rise of his rent. If money should rise in value, and all things should, after a tax on the profits of stock, fall to their former prices, rent also would be the same as before. The landlord would receive the same money rent, and would obtain all the commodities on which it was expended at their former price; so that under all circumstances he would continue untaxed.(26*)

рус.[26. That the profits of the farmer only should be taxed, and not the profits of any other capitalist, would be highly beneficial to landlords. It would, in fact, be a tax on the consumers of raw produce, partly for the benefit of the State, and partly for the benefit of landlords.]

рус.[This circumstance is curious. By taxing the profits of the farmer you do not burthen him more than if you exempted his profits from the tax, and the landlord has a decided interest that his tenants' profits should be taxed, as it is only on that condition that he himself continues really untaxed.]

рус.A tax on the profits of capital would also affect the stockholder if all commodities were to rise in proportion to the tax, although his dividends continued untaxed; but if, from the alteration in the value of money, all commodities were to sink to their former price, the stock-holder would pay nothing towards the tax; he would purchase all his commodities at the same price, but would still receive the same money dividend.

рус.If it be agreed, that by taxing the profits of one manufacturer only, the price of his goods would rise, to put him on an equality with all other manufacturers; and that by taxing the profits of two manufacturers, the prices of two descriptions of goods must rise, I do not see how it can be disputed, that by taxing the profits of all manufacturers, the prices of all goods would rise, provided the mine which supplied us with money, were in this country, and continued untaxed. But as money, or the standard of money, is a commodity imported from abroad, the prices of all goods could not rise; for such an effect could not take place without an additional quantity of money,(27*) which could not be obtained in exchange for dear goods, as was shewn on page 124. If, however, such a rise could take place, it could not be permanent, for it would have a powerful influence on foreign trade. In return for commodities imported, those dear goods could not be exported, and therefore we should for a time continue to buy, although we ceased to sell; and should export money, or bullion, till the relative prices of commodities were nearly the same as before. It appears to me absolutely certain, that a well regulated tax on profits, would ultimately restore commodities both of home and foreign manufacture, to the same money price which they bore before the tax was imposed.

рус.[27. On further consideration, I doubt whether any more money would be required to circulate the same quantity of commodities, if their prices be raised by taxation, and not by difficulty of production. Suppose 100,000 quarters of corn to be sold in a certain district, and in a certain time, at г4 per quarter, and that in consequence of a direct tax of 8s. per quarter, corn rises to г4 8s., the same quantity of money, I think, and no more, would be required to circulate this corn at the increased price. If I before purchased 11 quarters at г4, and in consequence of the tax am obliged to reduce my consumption to 10 quarters, I shall not require more money, for in all cases I shall pay г44 for my corn. The public would, in fact, consume one-eleventh less, and this quantity would be consumed by Government. The money necessary to purchase it, would be derived from the 8s. per quarter, to be received from the farmers in the shape of a tax, but the amount levied would at the same time be paid to them for their corn; therefore the tax is in fact a tax in kind, and does not make it necessary that any more money should be used, or, if any, so little, that the quantity may be safely neglected.]

рус.As taxes on raw produce, tithes, taxes on wages, and on the necessaries of the labourer, will, by raising wages, lower profits, they will all, though not in an equal degree, be attended with the same effects.

рус.The discovery of machinery, which materially improves home manufactures, always tends to raise the relative value of money, and therefore to encourage its importation. All taxation, all increased impediments, either to the manufacturer, or the grower of commodities, tend, on the contrary, to lower the relative value of money, and therefore to encourage its exportation.

en.Русский

en.Налоги на те товары, которые носят общее название предметов роскоши, падают исключительно на потребителей этих товаров. Налог на вино падает на его потребителя. Налог на выездных лошадей или на кареты уплачивается теми, кто пользуется ими лично для себя и прямо пропорционален количеству этих предметов удовольствия. Иначе обстоит дело с налогами на предметы необходимости. Такие налоги часто падают на потребителей в пропорции, гораздо более высокой, чем количество потребляемых ими предметов. Мы видели выше, что налог на хлеб, падая на фабриканта как потребителя пропорционально потреблению им и его семьёй хлеба, уменьшает в то же время его доход ещё и другим путём, изменяя норму прибыли на капитал. Всё, что увеличивает заработную плату, уменьшает прибыль с капитала. Поэтому всякий налог на какой-либо товар, потребляемый рабочим, имеет тенденцию понижать норму прибыли.

en.Налог на шляпы повысит цену шляп, налог на обувь - цену обуви. В противном случае такой налог был бы в конце концов уплачен фабрикантом: его прибыль упала бы ниже общего уровня, и он покинул бы свою отрасль. Специальный налог на прибыль повысил бы цену продуктов, подвергшихся обложению. Так, налог на прибыль фабриканта шляп повысил бы цену шляп. Ибо если налог будет взиматься только с прибыли фабриканта шляп, а прибыль других фабрикантов будет свободна от него, то прибыль первого, раз он не может повысить цену своих шляп, понизилась бы в сравнении с общей нормой прибыли, и он переменил бы своё занятие.

en.Точно так же налог на прибыль фермера вызвал бы повышение цены хлеба, налог на прибыль фабриканта сукон - повышение цены сукон, и если бы налог, пропорциональный прибыли, был установлен во всех отраслях промышленности, то повысились бы цены всех товаров. Но если бы рудники, снабжающие нас материалом, из которого нами делаются деньги, находились в нашей стране, если бы налог падал также на прибыль владельцев этих рудников, то цены товаров не повысились бы и каждый отдавал бы одинаковую часть своего дохода. В этом случае положение вещей нисколько не изменилось бы.

en.Если бы деньги не были обложены и, следовательно, сохраняли свою стоимость, в то время как стоимость всех других товаров вследствие обложения увеличилась бы, то фабрикант шляп, фермер, фабрикант сукон платили бы одну и ту же сумму в виде налогов при условии, что они употребляют одинаковый капитал и получают одинаковую прибыль. Если бы налог равнялся 100 ф. ст., то стоимости шляп, сукна и хлеба возросли бы каждая на 100 ф. ст. Если фабрикант шляп выручает за свои шляпы вместо 1 тыс. ф. ст. 1 100 ф. ст., то он уплатит правительству в виде налога 100 ф. ст. Следовательно, у него постоянно будет оставаться 1 тыс. ф. ст., которую он может издержать на товары, нужные ему для собственного потребления. Но так как в силу той же самой причины повысятся цены сукна, хлеба и всех других товаров, то фабрикант шляп получит за свою 1 тыс. ф. ст. не больше, чем прежде за 910 ф. ст., и таким образом он будет участвовать в покрытии государственных нужд, уменьшая свои личные расходы. Уплачивая налог, он, вместо того чтобы потребить определённую часть продукта земли и труда страны, предоставляет её в распоряжение правительства. Если бы, вместо того чтобы издержать 1 тыс. ф. ст., он прибавил её к своему капиталу, то он нашёл бы, что его сбережение в 1 тыс. ф. ст. составляет теперь вследствие повышения заработной платы и возросших издержек на сырой материал и машины не больше, чем прежнее сбережение в 910 ф. ст.

en.Если бы деньги были обложены каким-нибудь налогом или стоимость их в силу какой-нибудь причины изменилась, а цены всех товаров остались без изменения, то прибыль фабриканта и фермера также осталась бы без изменения: она составляла бы, как и прежде, 1 тыс. ф. ст. А так как они должны были бы каждый уплатить правительству 100 ф. ст., то у них осталось бы только по 900 ф. ст., и они могли бы теперь располагать меньшей частью продукта земли и труда страны, всё равно, будет ли эта часть затрачена на производительный или непроизводительный труд. Ровно столько, сколько они теряют, приобретает правительство. В первом случае плательщик налога получил бы за 1 тыс. ф. ст. такое же количество товаров, как прежде за 910; во втором - столько же, сколько прежде за 900 ф. ст., так как цены товаров не изменились бы, а у него оставалось бы для расходов только 900 ф. ст. Это является результатом разницы в размерах налога: в первом случае налог составляет 1/11 часть дохода плательщика, во втором - 1/12, так как деньги в обоих случаях имели различную стоимость.

en.Но хотя даже при отсутствии налога на деньги и сохранении ими прежней стоимости цены всех товаров повышаются, они всё-таки повышаются не в одинаковой пропорции, так как после обложения товаров налогом их относительная стоимость изменилась бы в сравнении с той, которая существовала до обложения. В одной из предыдущих глав мы уже рассматривали влияние, которое оказывает на цены товаров разделение капитала на основной и оборотный или, скорее, на долговечный и преходящий. Мы показали, что два фабриканта могут затратить капиталы одинакового размера и могут также получать одинаковую сумму прибыли, но будут продавать свои товары за совершенно различные суммы денег, смотря по тому, скоро или медленно потребляются и воспроизводятся затраченные ими капиталы. Один из них мог продать свои товары за 4 тыс. ф. ст., а другой - за 10 тыс. ф. ст., между тем как капитал каждого из них составлял 10 тыс. ф. ст. и каждый получил 20% прибыли, или 2 тыс. ф. ст. Капитал одного из них мог состоять, например, из 2 тыс. ф. ст. оборотного капитала, который должен быть воспроизведён, и 8 тыс. ф. ст. основного - в машинах и зданиях; напротив, капитал второго мог состоять из 8 тыс. ф. ст. оборотного капитала и всего 2 тыс. ф. ст. основного - в зданиях и машинах. И вот, если каждый из них должен был бы платить налог, составляющий 10% его дохода, или 200 ф. ст., то один из них для получения обычной нормы прибыли должен был бы повысить цену своих продуктов с 10 тыс. до 10 200 ф. ст., а другой - с 4 тыс. до .4 200 ф. ст. До установления налога товары, продаваемые одним из них, были дороже товаров другого в 2,5 раза, после установления налога они будут дороже в 2,42 раза. Цена первых повысилась бы на 2%, а цена вторых- на 5%. Следовательно, налог на доход, пока деньги сохраняют свою прежнюю стоимость, изменил бы относительные цены и стоимость товаров. Это [было бы] [В первом издании сказано категорически: "это верно". - Прим. ред.] верно и в том случае, если бы налог взимался не с прибыли, а с самих товаров. При условии, что последние будут обложены налогом пропорционально стоимости капитала, употреблённого на их производство, цены их повысятся одинаково, какова бы ни была их стоимость, и, следовательно, прежнее соотношение между ними нарушится. Цена товара, возросшая с 10 тыс. до 11 тыс. ф. ст., не может оставаться в том же отношении к цене другого товара, если последняя возросла с 2 тыс. до 3 тыс. ф. ст. Если при данных условиях стоимость денег в силу какой-нибудь причины увеличивается, то это окажет неодинаковое действие на цены различных товаров. Та самая причина, которая понизит цену одного товара с 10 200 до 10 тыс., или меньше чем на 2%, понизит цену другого с 4 200 до 4 тыс., или на 4 3/4 %. Если бы они понизились в какой-либо другой пропорции, то прибыль была бы неодинакова. Чтобы сделать её одинаковой, необходимо, чтобы при цене одного товара в 10 тыс. ф. ст. цена другого составляла бы 4 тыс., а при цене первого товара в 10 200 ф. ст. цена второго должна составлять 4 200 ф. ст.

en.Установив этот факт, мы легче поймём один очень важный принцип, который, как мне кажется, до сих пор не был указан. Он состоит в следующем: в стране, в которой не существует никаких налогов, изменение в стоимости денег, вызванное их недостатком или избытком, повлияет в одинаковом отношении на цены всех товаров, так что если стоимость одного товара, равная 1 тыс. ф. ст., повысится до 1 200 или понизится до 800, то стоимость другого товара, равная 10 тыс., тоже повысится до 12 тыс. или упадёт до 8 тыс. Напротив, в стране, в которой цены искусственно вздуты благодаря налогам, изобилие денег вследствие притока их из-за границы или вывоз их, а значит и редкость их в силу спроса на них за границей, повлияют на цены всех товаров не в одинаковом отношении; так что если цены одних повысятся или понизятся на 5, 6 или 12%, то цены других поднимутся или упадут на 3, 4 или 7 %. Если бы в стране не существовало налогов и стоимость денег упала, то изобилие их на всех рынках произвело бы одинаковое действие на каждый товар. Если бы цена мяса возросла на 20%, то повысились бы также на 20% и цены хлеба, пива, обуви, труда и всех других товаров. Без этого общего повышения нельзя было бы обеспечить для всех отраслей промышленности одинаковую норму прибыли. Но дело должно происходить иначе, как только на один из этих товаров устанавливается налог. Если бы в этом случае цены всех товаров повысились пропорционально падению стоимости денег, то прибыль оказалась бы неодинаковой. При обложении товаров налогом прибыль поднялась бы выше общего уровня, и капитал начал бы отливать в другие отрасли промышленности, пока не восстановилось бы равновесие прибыли, а это возможно было бы только после изменения относительных цен.

en.Не даёт ли нам этот принцип ключ к объяснению различного воздействия, которое оказало на цены товаров изменение в стоимости денег в тот период, когда Английский банк прекратил свои платежи? Тем, кто утверждал, что в течение всего этого периода деньги были обесценены вследствие слишком больших выпусков бумажных денег, возражали, что в таком случае цены всех товаров должны были бы повыситься в одной и той же пропорции; между тем оказалось, что цены некоторых товаров изменились гораздо больше, чем цены других товаров. Отсюда сделан был вывод, что рост цен вызван был каким-нибудь обстоятельством, повлиявшим на изменение стоимости самих товаров, а не каким бы то ни было изменением в стоимости денег. Но мы сейчас видели, что в стране, в которой товары обложены налогами, цены их не будут изменяться в одинаковой пропорции вследствие повышения или падения стоимости денег.

en.Если бы налог на прибыль был установлен во всех отраслях промышленности, за исключением прибыли фермера, то повысилась бы денежная стоимость всех товаров, за исключением сырых материалов. Фермер получал бы тот же доход в виде хлеба, что и прежде, и продавал бы свой хлеб за ту же цену, но так как он должен был бы платить добавочную цену за все товары, которые он потребляет, за исключением хлеба, то для него это равнялось бы налогу на потребление. От этого налога его не избавило бы даже изменение стоимости денег, ибо это изменение может понизить цены всех обложенных товаров до их прежнего размера, но цена того из них, который был освобождён от налога, упала бы ниже прежнего уровня. Следовательно, хотя фермер покупал бы нужные ему товары по прежним ценам, он будет иметь теперь меньше денег для их покупки.

en.Точно в таком же положении находился бы и землевладелец. Если бы цены всех товаров повысились, а стоимость денег не изменилась, то он получал бы такую же хлебную и денежную ренту, как и прежде. Но если бы цены товаров остались без изменения, он перестал бы получать такую же денежную земельную ренту, хотя его хлебная рента не изменилась бы. Итак, в обоих случаях он косвенным образом участвовал бы в уплате взимаемых денег, хотя его доход не был бы обложен непосредственно.

en.Предположим теперь, что прибыль фермера также подвергнется обложению. Он будет тогда в таком же положении, как и все другие предприниматели. Цена его сырых материалов повысится, и после уплаты налога он будет получать тот же денежный доход, но зато он будет платить добавочную цену за все товары, которые он потребляет, включая сырые материалы.

en.Однако его землевладелец был бы теперь в другом положении. Налог на прибыль фермера принесёт ему выгоду, так как он получил бы вознаграждение за прибавку в цене, которую он должен платить при покупке промышленных товаров, если цены последних повышаются. Он получал бы тот же самый денежный доход, если бы вследствие уменьшения стоимости денег товары продавались по прежним ценам. Налог на прибыль фермера не представляет собою налога, пропорционального валовому продукту земли; он пропорционален чистому продукту, который остаётся после уплаты ренты, заработной платы и всех других расходов. Так как арендаторы различных разрядов земли, N 1, 2 и 3, затрачивают совершенно одинаковые капиталы, то и прибыль их будет тоже совершенно одинакова, независимо от величины валового дохода, который у одного может быть больше, чем у другого. Следовательно, и налог будет падать на них одинаково равномерно. Предположим, что валовой продукт земли N 1 равняется 180 квартерам, N 2 - 170 квартерам и N 3 - 160 квартерам и что каждый из них обложен налогом в 10 квартеров. Разность между валовыми продуктами N 1, 2 и 3 после уплаты налога будет та же, что и прежде: если валовой продукт N 1 понизился до 170, N 2 - до 160 и N 3 - до 150 квартеров, то разность между N 3 и N 1 будет, как и прежде, составлять 20 квартеров, а разность между N 3 и N 2 - 10 квартеров. Если после введения налога цены хлеба и всех других товаров останутся без изменения, то и денежная и хлебная ренты сохранят свою прежнюю величину, но если вследствие налога цены хлеба и всех других товаров повысятся, то денежная рента увеличится в той же пропорции. Если бы цена хлеба равнялась 4 ф. ст. за квартер, то рента N 1 составляла бы 80 ф. ст., а рента N 2 - 40 ф. ст., но если бы цена хлеба увеличилась на 5 %, или до 4 ф. ст. 4 шилл., рента также увеличилась бы на 5%, ибо 20 квартеров стоили бы тогда 84 ф. ст., а 10 - 42 ф. ст. И в том и в другом случае такой налог не коснулся бы землевладельца. Налог на прибыль с капитала не вызывает никаких изменений в величине хлебной ренты, поэтому денежная рента изменяется в зависимости от цены хлеба. Зато налог на сырые материалы, или десятина, всегда вызывает изменения в величине хлебной ренты, но оставляет обычно без изменения денежную ренту. В другой части настоящего труда я отметил, что если бы на все обрабатываемые земли без различия их плодородия был наложен одинаковый денежный земельный налог, то он оказался бы очень неравномерным, так как особенную выгоду получили бы владельцы наиболее плодородных земель. Такой налог повысил бы цену хлеба пропорционально бремени, которое несёт арендатор худшей земли. Но так как эта прибавка в цене получалась бы за счёт большего количества продукта, доставляемого более плодородными землями, то арендаторы последних получали бы на всё время аренды добавочный барыш, а после истечения срока аренды этот барыш был бы присвоен землевладельцами в форме повышения ренты. Такое же действие оказал бы одинаковый налог на прибыль фермера. Он увеличил бы денежную ренту землевладельца, если бы деньги сохранили свою прежнюю стоимость. Но так как налог падает одинаково на прибыль фермера и на прибыль всех других предпринимателей и, следовательно, одновременно с повышением цены хлеба повысятся также цены всех других товаров, то землевладелец теряет от возросшей денежной цены товаров и хлеба, на которые он тратит свою ренту, столько же, сколько он выигрывает от повышения своей ренты. При увеличении стоимости денег и одновременном введении налога на прибыль цены всех предметов вернулись бы к своему старому уровню и рента приняла бы также прежние размеры. Землевладелец получал бы ту же самую денежную ренту и покупал бы все товары, на которые он прежде тратил её, по старым ценам. Таким образом, при всевозможных условиях он был бы избавлен от налога.

en.[Для землевладельца было бы в высокой степени выгодно, чтобы налог падал только на прибыль фермеров, а не на прибыль каких-нибудь других капиталистов. В действительности это был бы налог на потребителей сырых материалов, который частью шёл бы в пользу государства, частью в пользу землевладельцев. [Это примечание сделано к третьему изданию.]]

en.[Это явление любопытно. Вы облагаете налогом фермера и, несмотря на это, не обременяете его больше, чем если бы вы совсем освободили его прибыль от налога. И в то же время землевладелец сильно заинтересован в том, чтобы прибыль его арендатора была обложена, так как только при этом условии он сам в действительности освобождается от всякого налога.] [Вставка во втором и третьем изданиях. - Прим. ред.]

en.Если бы цены всех товаров повысились пропорционально налогу, то налог на прибыль с капитала [В первом и втором изданиях Рикардо вместо термина "capital" употребляет термин "stock". - Прим. ред.] коснулся бы также денежного капиталиста, [хотя дивиденд последнего не был бы затронут налогом] [Вставка в третьем издании. - Прим. ред.]; но если бы вследствие изменения стоимости денег цены всех товаров вернулись к прежнему уровню, денежный капиталист не принимал бы никакого участия в уплате налога. Он покупал бы все товары по прежним ценам и получал бы в то же время свой прежний денежный дивиденд.

en.Если мы допускаем, что вследствие обложения прибыли только одного промышленника должна повыситься цена его товаров, для того чтобы он был в равных условиях с другими промышленниками, если мы, далее, допускаем, что при обложении прибыли двух промышленников должны повыситься цены товаров того и другого, то я не понимаю, как можно отрицать, что при обложении налогом прибыли всех промышленников повысятся цены всех товаров, - конечно, при условии, что рудники, снабжающие нас деньгами, [находятся в нашей стране и не обложены налогами] [В первом издании: "находятся в стране, где они обложены налогами". - Прим. ред.]. Но так как деньги или денежный материал являются товаром, привозимым из-за границы, то цены всех товаров не могут повыситься. Такое повышение возможно было бы только при добавочном количестве денег, а последние, как это показано было в пятой главе, не могут быть получены в обмен за дорогие товары. Впрочем, если бы даже такое повышение произошло, оно не могло бы быть постоянным, так как оно оказало бы огромное влияние на внешнюю торговлю. Дорогие товары не могли бы вывозиться в обмен на ввозимые товары, и в течение известного времени мы вынуждены были бы продолжать свои покупки, хотя мы прекратили бы продажу своих товаров. Мы вывозили бы, таким образом, деньги или слитки до тех пор, пока относительные цены товаров не стали бы приблизительно такими же, как и прежде. Я считаю совершенно несомненным, что хорошо урегулированный налог на прибыль в конце концов привёл бы к восстановлению тех же самых денежных цен, какие существовали на отечественные и иностранные товары до введения налога.

en.[После вторичного рассмотрения этого вопроса я сомневаюсь, действительно ли требуется большее количество денег для обращения того же количества товаров, если цены их повысились вследствие введения налога, а не вследствие увеличения трудности их производства. Предположим, что в данной местности и в данное время продаются 100 тыс. квартеров хлеба по 4 ф. ст. за квартер. Если вследствие прямого налога в 8 шилл. на квартер цена квартера поднимается до 4 ф. ст. 8 шилл., то мне кажется, что для обращения этого хлеба по возросшим ценам вполне достаточно будет прежнего количества денег. Если я прежде покупал 11 квартеров по 4 ф. ст. и вследствие налога должен сократить своё потребление до 10 квартеров, то я не нуждаюсь в большем количестве денег, ибо я в обоих случаях буду платить за хлеб 44 ф. ст. В действительности население будет потреблять меньше на одну одиннадцатую часть, и это количество пошло бы в пользу правительства. Деньги, необходимые для покупки хлеба, получены были бы из сбора в 8 шилл. на квартер, который взимался бы с фермеров в виде налога, но одновременно с этим вся сумма налога возвращалась бы к ним в уплату за их хлеб. Вот почему этот налог в действительности представляет собой натуральный налог и не вызывает необходимости в большей затрате денег, а если и вызывает, то столь незначительную, что мы можем ею пренебречь. [Это примечание сделано к третьему изданию.]]

en.Так как налоги на сырые материалы, десятина, налог на заработную плату и на предметы насущной необходимости для рабочего влекут за собой повышение заработной платы и, следовательно, понижают прибыль, то все они, хотя и не в одинаковой степени, приведут к тем же последствиям.

en.Изобретение машин, существенно улучшающих отечественную промышленность, имеет всегда тенденцию повышать относительную стоимость денег, а следовательно, и поощрять их ввоз. Напротив, всякий налог, всякие препятствия, которые ставятся фабриканту или земледельцу, имеют тенденцию понижать относительную стоимость денег, а следовательно, и поощрять их вывоз.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"