Сошенко Александр Федорович: другие произведения.

Философия 2012 (весна) Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Журнал Самиздат: Философия. Конкурс стихов
   Часть 2. Заявки 37-72 (в порядке подачи)
  
   Список работ-участников:
   37 Алексеев А.А. Вопросы
   38 Шереверов В.И. Кто же за всех?
   39 Габдулганиева М. Грядущий сон
   40 Разбойникова Е. Ворота обмана
   41 Лисова П. Жизнь огня.
   42 Wow I.I. Бродскому
   43 Та С. Зимнее
   44 Ратмир Место!
   45 Карсы Б. в лодке
   46 Новиков В.Н. Что-то не так?
   47 Листай Я. Клин утиный
   48 Огородникова Н.А. Вальс
   49 Gregberk Мелочная Философия
   50 Друд Разыграны старые роли
   51 Грэй Л.Д. Злым гениям
   52 Сорокин К.В. Ночь...
   53 Ванке В.А. В цирке
   54 Ризник А.П. Стучи.
   55 Key K. 2b
   56 Овдиенко А.В. Наверное
   57 Белкина Л. На переломе
   58 Te L. "Когда стоишь на перепутье..."
   59 Ведех Д. Мне надоело...
   60 Бударин С.В. Город
   61 Небо А. ***
   62 Москвичев Д.А. С отливом
   63 Рубцова Д. Огни
   64 Паршина Е.С. Песнь падших
   65 Зайцева С.А. Баллада о несбывшемся
   66 Запросто Ж. на рыночной площади
   67 Jacqueline D.G. Credo
   68 Ледовский В.А. Кредо
   69 Lister Скелетам
   70 Лобанов М.В. Айсберг
   71 Васко Noname0000
   72 Капустин В. Звезды
  

37

   Алексеев А.А. Вопросы
  
   Время летит, пробегает мимо:
   Слева - часы, а минуты - справа?
   Кто же ты - зритель, участник мима,
   Свист или возглас в театре "браво!"?
  
   Время сечется опасной бритвой:
   Зло - то, что слева, добро же - справа?
   Кто ты - боец, упоенный битвой,
   Трус ли, стяжавший чужую славу?
  
   Время течет, но куда, откуда?
   "Было" - так влево, а "будет" - вправо?
   Кто ты - счастливец, что видел чудо,
   Или безумец, что пьет отраву?
  
   Время - пространство, душа - потемки?
   "Лево" - всего лишь кривое "право"?
   Кто там на очереди, потомки,
   Семя пандавов и кауравов?
  
   Попытка философии, несомненно, присутствует. Но рассуждения ЛГ показались неубедительными. [Слева - часы, а минуты - справа] - констатация факта. [Участник мима] - не воспринимается (ИМХО) этот термин в значении, которое вкладывает автор: слишком оно специфичное. Непонятно, к кому обращены вопросы в первом-третьем катрене? Ко времени? Вроде нет. К себе? К читателю? В любом случае, одушевленному предмету сравнение со свистом или криком в выбранной автором стилистике подходит очень плохо. [Время сечется опасной бритвой] - оно само себя сечет? Тогда причем тут "зло" и "добро"? Нашу судьбу? Тогда нужно "сечёт". [Зло - то, что слева, добро же - справа] - не самое удачное изложение постулата о "правом/неправом", ["Было" - так влево, а "будет" - вправо?] - если о течении времени, то совсем неудачно. Это скорее о человеческом разуме: память влево (назад), мечта - вправо (вперед). [Время - пространство] - смысл этой фразеологической конструкции непонятен, особенно, рядом с расхожим выражением. ["Лево" - всего лишь кривое "право"?] - неплохой философский вывод, только "кривое" не совсем то определение, которое ИМХО сюда подходит. Финальное двустишье по смыслу интересно, но неожиданно смазывает хорошее впечатление о технике сбоем размера и акцентов.
  
  

38

   Шереверов В.И. Кто же за всех?
  
   Нервы на взводе,
   Кругом заморочки,
   Трутся в колоде
   Краплёные строчки,
   Скачут за точки,
   Трындят в пустоту:
   Мышка в клубочке,
   Клубочек коту,
   Кот для собаки,
   Собака для волка,
   Волк - человеку,
   Чтоб сгинуть без толка.
   Серый?
   Тамбовский??
   Товарищ???
   Сосед!!!
   Волчьей картечью прописан ответ:
   Хомику Хома - Лупус
   И ест,
   Прямо у дома,
   В единый присест
   Шкурку и мясо,
   Кости и мех -
   Каждого каждый...
   КТО ЖЕ ЗА ВСЕХ?
  
   Начало текста увлекает, но [хомику] - не понял. А [Хома - Лупус] - прикольно. [Шкурку] и [кости] я бы поменял местами. [Каждого каждый] - видится не совсем соответствующим действительности. Такая формулировка подразумевает равные шансы у "мышки" и "волка". Мне более удачным видится точка после "мех", а потом [Каждого... Каждый...] Смысл финального вопроса ускользает от меня, одна из причин - предлог "за", другая - Caps Lock. Еще один текст, который отложу на время.
  
  

39

   Габдулганиева М. Грядущий сон
  
   Все суета сует, в конце концов,
   приходишь к мысли, знанью одному -
   мир не уйдет с тобой в чертог без снов,
   лишь ты не станешь виден никому.
  
   Твоя любовь, страданья от потерь
   падут с тобой в забвения листы,
   там нет материи, там нет и лиц, поверь!
   иные там каноны красоты.
  
   Там снова звук первейшим из начал
   звучит где в диссонанс, где в унисон,
   то какофония, а то - хорал,
   он скрыт от нас - грядущий сладкий сон.
  
   Отдельные тезисы текста как-то не выстраиваются в единую философию. Первая строфа перегружена идиомами на основе повтора слов. Если бы прием встретился далее: в начале каждой строфы или в финале (зеркально), это было бы вполне оправдано и даже эффектно. Однократное использование такого стилистического приема только отвлекает внимание. [С тобой в чертог без снов] - то есть, все мы уйдем "в чертог без снов". Какой же тогда [грядущий сладкий сон] нам пророчит ЛГ? Или у меня у самого что-то с логикой? Совершенно непонятна цель столь неуклюжей инверсии в четвертой строке. Почему нельзя написать просто: [лишь станешь ты не виден никому]? [Падут с тобой в забвения листы] - смысл фразы не прорисовывается, как и связь между материей, лицами, их отсутствием и иными канонами красоты [там]. Финал со "звучащим звуком" скорее озадачил: его логику я так и не уловил, не говоря уже о философии. По технике замечаний нет.
  
  

40

   Разбойникова Е. Ворота обмана
  
   Среди инстинктов, страхов и страстей,
   Что издавна над человеком властны,
   И тянут в пропасть - не собрать костей,
   Лишь разум пересилит все соблазны.
   Но как "врата обмана" одолеть,
   Как разобрать что истинно, что ложно,
   Когда рассудок попадает в клеть,
   И избежать ловушки невозможно.
   Костер тревог и вымыслов горит,
   И кривизна реальности безмерна,
   Иллюзии меняют габарит,
   И ничего не скажешь достоверно.
   Со стороны мне виден силуэт,
   То он парит, то падает внезапно.
   Испуг и трепет создают дуэт,
   Палитру чувств меняя поэтапно.
   Мне не дано кошмар искоренить,
   И словно пленник разных наваждений,
   Хватаюсь за спасительную нить
   Рассвета, как противника видений.
  
   Не сразу удалось уловить идею теста. Мешает некоторая двусмысленность изложения. Так предлог [среди] дает разночтение: то ли он относится к ЛГ, то ли имеется в виду [разум]. Идиома [не собрать костей] выглядит джинсами и клетчатой рубашкой среди фраков и кринолинов стилистики первой строфы. Между четвертой и пятой строкой видится противоречие: сначала звучат категорические [только] и [все], а потом вдруг появляется [но]. [Иллюзии меняют габарит] - технократический термин топорщит стих. Если бы не прочитал комментарии, не понял бы, что [силуэт] это ЛГ о себе со стороны. [Разных] - "пустое" слово, разбавляет соль финала ненужной водой (ИМХО). [Наваждений-видений] - почти тавтология в рифме. В общем, тема сна выглядит этакой "детской уловкой", все равно, что закрывать глаза в момент опасности. Техника - неплохо, еще бы поменьше однородных рифм.
  
  

41

   Лисова П. Жизнь огня.
  
   Смотреть, как пляшет в глазах пламя,
   И чувствовать его, и знать.
   И смысл в глазах свой отражая:
   Перегорая, согревать.
   А может, и не для кого-то,
   А просто: холод - это смерть.
   Не должен, это не забота,
   А просто цель: ярче гореть.
   Не может быть огонь холодным,
   Горит он только для себя.
   Но согревает он кого-то,
   Свой смысл - тепло - другим даря.
   И пусть жизнь у огня короче,
   Но исполняет она цель,
   Не темень отгоняя ночью,
   а выгорая до углей.
  
   Неплохая идея утонула в бесконечных волнах повторов [в глазах пламя], через строчку [смысл в глазах свой], а ближе к финалу [свой смысл] и лишних слов [а может, и не для кого-то] - целый стих ни о чем. Трудно выбрать в тексте предложение, которое бы можно было признать логически удавшимся: очень много неказистостей, несогласовваностей. Техника также не впечатляет. Обращает внимание увлечение союзами и отрицаниями в начале строк, частые сбои акцентов [глАзах пламя... ярчЕ гореть... Она цель...] и фонетические "Альпы" [смысл в глазах свой].
  
  

42

   Wow I.I. Бродскому
  
   А эту тягу к дому не избыть,
   Но, вторя сердцу, надо постараться,
   Чтоб в вечной дреме у подножий плит
   Родных могил, изведав все мытарства
   Земных дорог, покоить свой костяк
   До судных дней, до трубного глагола...
   И, может быть, все радости - пустяк
   Пред благом лечь в родное чрево дола?
  
   [Эту тягу] - рождает вопрос читателя "какую"? Справедливо ожидая пояснений, читатель натыкается на [но] второй строки. [Вторя сердцу] - хорошая задумка, но, если с голосом сердца все понятно, то чем ЛГ ему вторит? [Родных могил] - очень двусмысленно. [Покоить свой костяк] - не понравился образ, как и [до трубного глагола], и [родное чрево дола]. Смущает инверсия первого предложения на шесть строк, приведшая к путанице подчинений и залогов.
  
  

43

   Та С. Зимнее
  
   Снег блестит под ногами,
   Как последние звезды.
   Как хрустальные слёзы
   Бархатными ночами.
   Словно шагом по небу,
   Словно ближе к светилу.
   И немного смутила
   Эта близость и небыль...
  
   Образ [последние звезды] не вырисовывается. [Как хрустальные слёзы бархатными ночами] - "русский народный штамп". [Словно ближе к светилу] - назначение этой строки непонятно. К какому светилу? К Солнцу? При свете солнца ни одной звезды не видно, с Земли во всяком случае. [Небыль] в финале это о чем? Техника - неплохо, если не считать сбоя акцента в [бархатнЫми] и, показавшиеся неудачными, большинство рифм.
  
  

44

   Ратмир Место!
  
   Между опиумом и Богом существует место покоя.
   Там избавишься от видений, но не станешь ангелом света.
   А за это ты ляжешь, и будешь лежать, рассуждая о малом,
   и на небе корябать банальные максимы мелом.
   Белым мелом по белому небу, и сам будешь в белом.
   И, занявшись значительным делом,
   станешь матерым-дебелым,
   непроворным, солидно насупленным.
   Словно между утреней и заутреней
   подобно котлете в сандвиче,
   защищенный от всех неожиданностей,
   свободный от повинностей и провинностей,
   мир вкушающий в сладком параличе.
   Это такое место - укромная виртуальная бездна,
   весьма для здоровья полезная.
   Оглушение и оглашение, дистрофия любви,
   исполнение обетования - без желания, но и без страдания.
   Славное датское королевство,
   похожее на третье детство,
   Только это не детство, а - Место
   между опиумом и Богом.
   Место без смерти, исполненное покоя.
   Что же оно такое?
  
   [Между опиумом и Богом существует место покоя] - где здесь должен быть главный ключ к замыслу автора, к его философии. Но обнаружить его пока не удалось. А без него, "ларчик" не открывается: текст предстает набором фраз... Поищем. Итак, первый вариант: берем за основу фразу Маркса, давно уже ставшую расхожей - "Религия есть опиум народа", тогда "перевод" первой фразы текста может звучать примерно так: между официальной религией и истиной верой есть некое место... Что-то не складывается дальнейшая картина. Попытка два. Уйдем от политэкономий к географии. "Опиум" - что может означать это слово? Пусть будет "Золотой треугольник" (Лаос, Бирма, Тайланд), тогда что такое "Бог"? Мест для Бога в плане географии много. Сколько религий, столько мест. Опять буксуем. Хорошо, у меня еще осталась третья попытка. Примем "опиум", как некоторое состояние человека, когда он может считать себя в той или иной мере "всесильным". Отложим пока рассуждения о порочности этого пути. Есть некое состояние Бога: всемогущество, всеведение и т. п. Считаем, что простому смертному никогда не постигнуть и не достичь этого состояние, но оно возможно. Что же будет между? Неужели, состояние медитации? Ужель, та самая Нирвана? Я не о детище Курта Кобейна, конечно. Этот вариант видится наиболее подходящим, но остаются вопросы. [И сам будешь в белом] - если мне не изменяет память, у буддистов популярностью пользуется красный цвет. [Станешь матерым-дебелым, непроворным, солидно насупленным] - стилистически не укладывается в серьезную картинку, как и [подобно котлете в сандвиче, защищенный от всех неожиданностей]. Последняя фраза особенно настораживает своей стебностью: какая защита от зубов (наших ли с вами, наших ли четвероногих друзей)?
   Если мне удалось, хотя бы частично, разгадать философию автора, пусть это будет иллюстрацией того, что читатель может преодолеть при желании свое непонимание.
   Если же мои рассуждения окажутся полной белибердой, пусть это будет примером, как можно на ровном месте при минимуме затрат нафантазировать целую теорию.
   Что касается техники, то вполне удачно.
  
  

45

   Карсы Б. в лодке
  
   Как будто в лодке посреди великих вод
   Плыву. И шторма нет. Качает, но не сильно.
   В глазах искринки водят дикий хоровод
   От напряжения (дорога многомильна).
  
   Мой парус свернут, ведь усталости сильней
   Пред буйным ветром страх - то ль детский, то ли древний.
   О, если справился бы с ним, тогда скорей
   В обетованных землях преклонил колени.
  
   Уключин плач по дням ушедшим мне судья.
   Толкаю весла через водоросли будней.
   Волшебных строчек золотая чешуя
   Едва мелькнет среди постылых словоблудий.
  
   Но нет! Надежды, веры страстной и любви
   Не растерял (хоть выражение избито).
   А под ногами тленный парус весь в пыли,
   И всё гребу на горизонт, шепча молитвы.
  
   Философия этого текста вполне понятна: ЛГ, несмотря на различные превратности судьбы, все же верен своим идеалам. [И шторма нет] - это "и" делает фразу нескладной. [В глазах искринки водят дикий хоровод] - фраза показалось неудачной по стилистике. [Если справился бы с ним] - с ветром или со страхом? Третья строфа получилась лучше других. Она - удалась. А финал (ИМХО) подкачал. [Тленный парус весь в пыли] - парус уже истлел или это образно, но главное - откуда столько пыли [посреди великих вод]. Наконец, философский парадокс: [и всё гребу на горизонт] в сочетании с предыдущей цитатой из первой строфы рисует нам совершенно безрадостную картину: гребец сам не понимает, куда гребет.
  
  

46

   Новиков В.Н. Что-то не так?
  
   Всё чаще думаю о смерти,
   Всё чаще до утра не сплю,
   Всё чаще горьких жду известий
   И не приемлю, не терплю!
  
   Всё чаще проявленья злости,
   Всё чаще чай наедине,
   Всё чаще радостные гости
   Приходят к детям - не ко мне!
  
   Всё реже шумные застолья,
   Всё реже тосты до утра,
   Всё глубже признаки похмелья.
   Все чаще "Ох!", а не "Ура!"
  
   Всё чаще отпуск - не в июле,
   Всё чаще осень по нутру,
   Всё чаще шприц на карауле
   Все реже теннис по - утру.
  
   Всё чаще давит где-то сбоку,
   Всё чаще почки, печень, стул...
   Всё тише драки, крики, склоки,
   Всё реже песня и загул.
  
   Всё чаще мемуаров строки,
   Всё чаще мерзкий интернет,
   Всё чаще поджимают сроки
   Всё ближе........................
  
   Нет, ребята, старости и смерти нет!
  
   Философия понятна, хотя, оптимизм финала видится не совсем естественным. Показалось, что автору немного изменило чувство меры. На третьем прочтении заметил, что читаю, отбрасывая рефрены: получается куда как задорнее и интереснее - попробуй догадайся, какое начало было у этой строчки. Несмотря на тяготение в творчестве к песенному жанру, очень сдержанно, аккуратно отношусь к рефренам. ИМХО, для такой формы оптимальный объем - три строфы, от силы - четыре. Мало того, что начинает теряться смысл повторяемых фраз, так еще и сами строфы со второй по пятую перетирают в разных сочетаниях одни и те же моменты: словно автор проработал несколько вариантов и ни от одного из них не захотел отказываться. Техника - неплохо, но рифмы не впечатляют, особенно [застолья-похмелья]
  
  

47

   Листай Я. Клин утиный
  
   Осенью мои брови краснеют,
   А желтые волосы на землю падают,
   Радуя всех красотой.
   Глаза серыми тучами надо мной плачут.
   Ничто ничего не значит.
   Шерсть носков душу не греет.
   Реет в мозгу клин журавлиный.
   Клином утиным его вышибаю,
   Но мыслей воронья стая не улетает.
   В пору сердечной стужи
   Никто никому не нужен.
   Осень. Она не извне.
   Не в ветре, дождях и лужах.
   Она не придет снаружи.
   Осень.
   Она
   во мне.
  
   Начало не воспринял. Прошло "мимо" и [брови краснеют], и [желтые волосы]. Зато [Ничто ничего не значит. Шерсть носков душу не греет] - заставило задуматься и вызвало определенные ассоциации. Следующие три строки с орнитологической эквилибристикой не впечатлили: ощущение надуманности, притянутости штампов превалирует над ассоциативным восприятием. А вот финал понравился, несмотря на простоту слов. Особенно отмечу умелое моделирование темпа длиной фраз и слов. Там, где текст "совпал", не смущают даже простые незамысловатые рифмы.
  
  

48

   Огородникова Н.А. Вальс
   * * *
   Кружится по ветру цветочный дурман,
   И мысли витают в мечтах до рассвета,
   Ещё не раскрылся, как в жизни обман,
   Роман из картинок беспечного цвета.
  
   Ещё не устать, проходя сквозь тепло
   Московских аллей, бесконечных бульваров,
   Ещё не узнать, где та грань, где со злом
   Сойдётся добро, с неизбежным ударом.
  
   Ещё ничего не пришлось мне понять,
   Где топи, где выси, где ловчие сети...
   Побудь надо мною твоя благодать,
   Скупое святое волшебное лето!..
  
   Побудь надо мной с благосклонным крылом!..
  
   Сочетание вальса и воспоминаний... Какие ассоциации всплывают в сознании? Выпускной бал и свадьба. Второе - менее вероятно. Первый вариант мне ближе. Радует, что автор не стал "разжевывать" идею читателю, но и "закапывать" глубоко остерегся. Вот назвал бы текст "Школьный вальс" - вся тонкая конструкция рухнула бы еще до входа в нее читателя. Собственно философии тут не так и много, скорее взгляд на самого себя юного. Ряд моментов понравился. Жаль, что не все. [Как в жизни обман] - угловато, как и [роман из картинок беспечного цвета]. Понятно, о чем речь, но стройности не хватает. Начало второй строфы понравилось, несмотря на некоторую несогласованность [московских] и [бесконечных]. Ну это автор легко поправит, если захочет. А вот вторая половина второй строки хромает (ИМХО) и на логику, и на поэтику. Первая строка финальной строфы чуть топорщится фразеологией, но и это нюанс, а вот фразу [побудь надо мною твоя благодать] никак не могу пропихнуть в свое заклинившее сознание. Не понял и одностишье в самом конце. Техника - без серьезных замечаний. Рифмы первой строки слегка банальны, но для вальса это вполне допустимо.
  
  

49

   Gregberk Мелочная Философия
  
   Жить легко в миру нарисованном:
   краски, свет и природа дикая.
   После жаворонков перед совами -
   вдоволь времени для чирикания.
  
   Интересно жить, как захочется,
   в удовольствиях беспробудно.
   Если все желания кончатся -
   пообщаться для счастья с Буддой.
  
   Можно жить, кичИться успехами,
   как орешки проблемы щёлкать.....
   жизнь одна, где она? - проехали.
   И кусать бесполезно локоть.
  
   Наши прихоти -
   это мелочи.
   Жить, чтоб вырасти -
   просто нЕзачем.
  
   Поначалу текст привлек к себе внимание, но, чем дальше я вчитывался в строки, тем более разрозненными становились строфы и даже фрагменты внутри строк. Начинается текст с расхожего образа [в миру нарисованном], правда желание уложиться в размер привело к превращению [мИре] в [мирУ], что дает не нужную (ИМХО) аллюзию с теософским значением этого слова. Тем более, что далее в строфе [краски], что вполне к месту, [свет], что для рисунка также допустимо и [природа дикая], что (ИМХО) совершенно противоречит смыслу первой строки. Фраза про жаворонков и сов любопытна, но ее философия мне не открылась, особенно, применительно к нарисованному миру. Вторая строфа стройнее сюжетно, но по сути своей, первая ее половина - ординарное обобщение: под эту "формулу" можно подвести и первую строку, и девятую. Вторая половина про Будду - удачная находка. Третья строфа показалась "куцей": мысль о третьем варианте жизни получилась неким полуфабрикатом. Собственно "мостик" на финал технически исполнен хорошо, но идея не блещет ни новизной философии, ни своеобразностью изложения. Финал разочаровал. Предпоследняя строка давала неплохие перспективы, чтобы "урезать марш", но финальная - кроме недоумения не вызвала других эмоций. Собственно, не увидел я и логику "перечисления" первой, второй и половины третьей строфы. Каких-то ярко выраженных "трендов" не получилось, не говоря уже об ортогональности устремлений к "росту" по какой-либо из "осей".
   Техника - неплохо. [Чирикания] мне показалось лучше в кратком варианте (с мягким знаком) - не вижу целесообразности этого "и", сбивающего размер. В первой строфе и так дактилическая рифма и в четных, и в нечетных строках, в отличие от второй и третьей, где в четных строфах женская рифма. Изюминкой текста могла бы стать игра слов и фонетические экзерсисы, но... Вместо перспективного "сбудутся" в седьмой строке - аморфное "кончатся", но и к нему удалось подобрать не самую эффектную рифму. Интересная внутристрочная рифма оказалась только в двух строфах и то, в разных строках [пообщаться-щастья] - в четвертой строке катрена, а [одна-она] - в третьей. В финале для эффекта рифме [прихоти-вырасти] не хватает точности.
  
  

50

   Друд Разыграны старые роли
  
   Разыграны старые роли:
   Был рыцарем, принцем, поэтом,
   Но снова пора на гастроли -
   Ждет драма с прекрасным сюжетом.
  
   Всё будет по-новому в драме,
   Любовь и интриги - иные,
   Но счастье опять - за горами,
   Но снова мечты - голубые.
  
   Так надо. Иначе не стоит.
   Пусть будет. Иначе - бессмыслен
   Сюжет. Пусть мечта беспокоит.
   Пусть короб страданий начислен.
  
   Всё верно. Играю до смерти,
   Ничуть не жалея при этом,
   Что в жизненной той круговерти
   Был рыцарем, принцем, поэтом.
  
   Завязка несколько путана. [Разыграны старые роли] и вдруг [всё будет по-новому], а дальше - подтверждения, что ничего нового. Не понятен образ "гастролей", особенно с последующим ожиданием "драмы". Собираясь на гастроли, логичнее думать о тех городах и странах, где побываешь, том зрители, который ждет. А драма - все та же. [Так надо. Иначе не стоит. Пусть будет. Иначе - бессмыслен сюжет.] - как раз так (во всяком случае здесь ИМХО) не надо, как раз так - сюжет не просто бессмыслен, а отсутствует, как таковой. [Пусть мечта беспокоит] - неудачный образ: мечта, как болезнь - ирония не для данного текста. [Пусть короб страданий начислен] - любопытный образ, авторский, но и не больше.
   Техника - двоякое впечатление. По размеру и акцентам замечаний нет: все достаточно чисто, но рифмы - подкачали. Следует отметить удачный прием рефрена в финале.
  
  

51

   Грэй Л.Д. Злым гениям
  
   Где прогнивший забор не защита, а сон не награда,
   Есть проверенный способ домой не вернуться к семи:
   Сделать шаг на тропинку, с которой не будет возврата,
   И уже не катиться во тьму, а катить этот мир.
  
   И пополнить собой несусветное сборище психов,
   Что бросались под ноги идеям живыми людьми.
   И забыть про синонимы счастья - "спокойно" и "тихо".
   Потрясти этот мир и тем самым спасти этот мир.
  
   Про таких говорят: примет смерть, что подпишут свои же -
   Чушь собачья! Такое ПРИНЯТЬ - уж понеже вельми!
   Но в судьбе обозначена цель: не банальное "выжить",
   А заставить задуматься, чтоб изменить этот мир.
  
   Стать уродливой куклой, гореть на победных парадах,
   Лечь на рельсы истории всеми своими костьми...
   Раз прогнивший забор не защита, а сон не награда,
   Можно съехать с катушек и взять на слабо этот мир.
  
   Текст не идеален. [Ноги идеям живыми людьми] - плохо выговаривается. [Всеми своими костьми] - показалось несколько искусственным образованием на фоне стилистики текста. Но... Тот случай, когда не хочется совершенно выискивать причины, по которым текст не "попал". Потому что он "попал". Той четкой, но не мозолящей глаза гранью между автором и ЛГ. Ненавязыванием своего мнения - автор говорит исключительно о возможности: неопределенная форма глагола - тоже инструмент. Неспешностью, размеренностью, рассуждений, лишь в одном месте повышающих "градус" эмоций. Неожиданной соразмерностью и даже созвучностью песне Макаревича "Я разбил об асфальт...", посвященной Высоцкому. Неожиданной ноткой самого Высоцкого в финальной строке.
  
  

52

   Сорокин К.В. Ночь...
  
   Ночь. Из себя давлю слова по капле,
   С души кровавые срывая лоскуты.
   То льётся тушь на мятые листы,
   То вдруг замру, подняв перо, как цапля.
  
   Хоть жизнь кипит, всё движется, не так ли?
   Но до неё разведены мосты.
   Речей не слышу, хоть слова просты.
   Глаза забиты корабельной паклей.
  
   Одна надежда - на какой-то смысл,
   Что плод ночей не слишком будет кисл.
   Сведут мосты две половинки жизни.
  
   Но жизнь нужна ли без таких ночей?
   Без звона рифм, как рыцарских мечей?
   Пусть рифмы бесталанны и капризны.
  
   [С души кровавые срывая лоскуты] - неуместная экзальтация еще сильнее подчеркивает расхожесть данного образа. [То льется тушь... то вдруг замру...] - предложения не согласованы ни по подлежащему, ни по сказуемому. [Подняв перо, как цапля] - любопытная задумка с "цаплей". Мог бы получиться симпатичный образ. Но реализация, на мой взгляд, не удалась. Вторая строфа продолжает черед несогласованностей. Что вкладывал автор в образ "разведенных мостов до жизни, которая кипит", непонятно. [Глаза забиты корабельной паклей] - еще более диковинный поэтический экзерсис, но диковинность его, увы, не украшает текст. Терцеты не добавили ни капли оптимизма во звоне рифм, что [бесталанны и капризны]. Все же, форма, выбранная автором, повлияла на содержательную часть текста. Отмечу не самое удачное для рифм сочетание звуков [смысл-кисл]. Автор несколько злоупотребляет повторами таких слов, как "ночь" и "жизнь".
  
  

53

   Ванке В.А. В цирке
   * * *
   Все реже и реже
   Сижу у манежа,
   Где львы и медведи,
   Как-будто соседи,
   Пушистые кошки,
   Мартышки в сапожках.
   А есть еще дамы
   С большими грудями,
   С упругой походкой
   И в юбках коротких.
   И клоун, как мячик,
   То пляшет, то скачет,
   То рожицу скорчит,
   То вдруг захохочет.
   И хочется верить,
   Что счастливы звери
   (Медведи и львицы...)
   И эти девицы.
   И клоун конечно
   Смеется сердечно... и жизнь - бесконечна!
  
   Откровенно не понял не только философии этого текста, но и самой идеи. Если это о неком взрослении и сожалении об этом взрослении, то четверостишье про "дам" стилистически "выпрыгивает" из текста. При этом еще и эмоциональная картина текста рассыпается. Почему ЛГ сидит [у манежа]? [Как будто соседи] - фраза, превращающая текст в стихотворение для "младшего школьного возраста", чему способствует и схема рифмовки АА.
   Ритм, размер, акценты в норме, рифмы не впечатлили.
  
  

54

   Ризник А.П. Стучи.
  
   Минута - час, минута - час.
   Как холодно, как душно.
   Мне кажется, что загнала его,
   Пуская вскачь, то замедляя ход.
   Но ГОСПОДИ, за что так равнодушно?
   Смотри, оно сейчас замрет.
  
   О СЕРДЦЕ, сколько же в нем мочи!
   Нет, не мотор оно,
   Чтоб просто кровь качать!
   Все может превозмочь, когда захочет.
   И даже в силах просто замолчать.
  
   Ну, что ты, глупое,
   Опомнись, БЕЙСЯ!
   Плевать, что равнодушен он и скуп.
   Прости его, забудь, засмейся.
   Стучи! Греми, пока не труп.
  
   Сомнения отбросив простодушно,
   Любить всегда трудней,
   Чем ровно в такт стучать,
   Поверь, жить, не должно быть - скучно!
   НЕТ! Не мотор ТЫ,
   Чтобы просто кровь качать!
  
   Текст, в котором, по большому счету, все держится на эмоциях, на искренности. Не хочется раскладывать по полочкам все вопросы по стилистике и смыслу. Остановлюсь, лишь на самом финале - на выводах. [Поверь, жить не должно быть - скучно!] - не обращаем внимание на диковинную расстановку знаков препинания, то есть все эти страдания, о которых автор так проникновенно писал, - только, чтоб не было скучно? Таким выводом можно испортить и куда более качественный текст.
   Техника также оставляет желать лучшего. Размер и акценты то плавают, то скачут, рифмы не блещут. Но это вторично, и можно было бы не заметить этих огрехов, добавь автор к столь яркому эмоциональному наполнению, добрую толику связанности повествования и стройности изложения мысли.
  
  

55

   Key K. 2b
  
   Сквозь каплю мёда мир теплей,
   и выпуклей, и слаще,
   а слёзы - не милей соплей,
   утрись, и ни о чём жалей,
   искавший - да обрящет.
   Своё - ценнее всех халяв,
   янтарь средь канифоли,
   будь тише вод и ниже трав,
   ведь разве был Творец не прав,
   распределяя роли?
  
   Ассоциации мои, скорее всего, далеки от идей автора, но линия "мед-янтарь" мне очень нравится. Насколько я понял, [каплю меда] автор нашел не в чашке на столе, и не в пчелином улье. Просто янтарь по своим цветовым оттенкам очень похож на мед (от липового до гречишного). И "сладость" тут другая: мир сквозь янтарную каплю кажется залит солнечным светом. [Янтарь средь канифоли] - хорошее сравнение, жаль полезная вещь сопоставлена c не очень уважаемой мной "халяве". Странно, финальная идея в равной степени вызывает во мне и солидарность, и категорический протест. Возможно, это из-за того, что я не до конца смог вникнуть в смысл текста. Так, образ "слез" мне не дается.
   Техника... С техникой у автора все в порядке.
  
  

56

   Овдиенко А.В. Наверное
  
   Наверное, прощаясь нужно плакать,
   И уходя навек, сентиментальной быть,
   Эмоции убить, оставив в мыслях слякоть,
   А после дверь закрыть и обо всем забыть.
  
   Наверное, прощаясь нужно вспомнить,
   Былые радости прожитых вместе дней,
   Но мукам памяти пустоты не восполнить,
   Как не вернуть проплаканных ночей.
  
   Наверное, прощаясь нужно бросить,
   В костер любви, пока он не погас,
   Те горести, что сердце носит,
   И боль забыть в любви предсмертный час.
  
   Наверное, прощаясь нужно улыбаться,
   Надеждам новым, новому пути,
   И никогда, нисколько не сгибаться,
   Под новыми ударами судьбы.
  
   Текст не может похвастать ни глубокой (яркой, неожиданной) философией, ни изяществом сюжета, ни техникой исполнения. Размышления ЛГ полные сомнений имеются (пусть, банальные и несколько нестройные, это другой вопрос), но какое-либо резюме, вывод - отсутствует. Оптимистическому восприятию финала мешает это [наверное], еще и повторяющееся.
   На фоне стилистической слабости текста отчетливее выпирают рифмы далеко не самого высокого качества.
  
  

57

   Белкина Л. На переломе
  
   Пеной хочу раствориться в пучине серых, озлобленных дней
   И ненавидеть беспечность застывших, ярких, небесных огней.
   Небо не вижу, но небо люблю,
   В подземной норе пью свободу-лекарство,
   Вновь промолчать себя уговорю.
   Сопротивление, жаль, ты, напрасно.
   Ловишь луну, ловишь рассвет, любишь мгновенья свободной природы,
   Запечатлеешь их в 'мыльницу'- факт.
   И по ночам, ты, пьешь жадно свободу.
   Ночь. Тишина. Ты сидишь у окна.
   Так ты себя описала в тетради.
   Слушаешь muse и альтернативу,
   Взглядом голодным ища позитив,
   Но все бесполезно, ты солнце рисуешь.
   Фризлайтинг... опять закрываешь себя...
  
   Не лег текст ни на слух, ни на ум, ни на сердце. Понимаю местами, что тревожит автора. Но не отзывается во мне этот текст вибрациями ни одной из "чакр". [Пеной раствориться] - пена, это то, что не растворяется. [В подземной норе пью свободу] - целый букет вопросов. Что за "нора"? Зачем "подземная"? Это контекстный повтор. Зачем этот алогизм свободы в норе? [Сопротивление, жаль, ты, напрасно] - неуклюжая двусмысленная конструкция. То ли "сопротивление" должно кого-то "напрасно жалить", то ли ЛГ сожалеет о тщетности оного. С пятой строфы повествование с первого лица вдруг перескакивает на второе, словно дальше речь идет о "сопротивлении". Повтор про питие свободы не объясним. К [альтернативу], хочешь, не хочешь, а произносится [позитиву]. [Фризлайтинг] - очень емкое и разноплановое слово, но, на мой взгляд, этот "лазерный посох" лишь подпирает покосившийся штакетник финала.
   Техника неплохо, но реализовать единый подход (классическая форма, свободный ли стих или верлибр) не удалось. Рифма то унисонная, то ассонансная, то совсем отсутствует. То две рифмы на классическую строфу, то в одной короткой строке [Ночь. Тишина. Ты сидишь у окна] и рифма, и несколько созвучий.
  
  

58

   Te L. "Когда стоишь на перепутье..."
  
   Когда стоишь на перепутье,
   Вся жизнь, вся вечность впереди,
   И не определишься с сутью -
   Своей, чужой и чьей-то между, -
   Ту вечность можно лишь пройти.
   Пройти - и подарить надежду.
   И пробежать, и пролететь;
   Узнать, как правильно хотеть,
   И никому не рассказать,
   Кого, что, где, зачем увидел;
   На молодой траве лежать,
   Глядеть на небо цвета пепла
   И знать: все то, что ненавидел -
   Так жадно, сильно и так слепо -
   Есть лишь иллюзия, мираж...
   И ни копейки ты не дашь
   За то, чтобы любить так сильно,
   Как было раньше... не теперь!
   Закроешь ты за прошлым дверь,
   А впереди бескрайно небо,
   А ты стоишь на перепутье
   Так, будто здесь ни разу не был...
  
   Логика, заложенная в первых двух строках, вызывает сомнения в своей однозначности (почему именно впереди вся жизнь, ведь на [перепутье] можно пойти налево или направо), но она хотя бы напоминает логику. А вот следующие две строки [и не определишься с сутью - своей, чужой и чьей-то между] напрочь опровергают сторонников логических построений. И далее автор преуспел на этой ниве: [узнать, как правильно хотеть, и никому не рассказать] - это вообще жестоко. [Кого, что, где, зачем увидел] - еще одна головоломка.
   Техника - показалась более удачно исполнена, несмотря на "красную тряпку" для любого критика в виде рифмы [увидел-ненавидел] и еще нескольких банальных сочетаний. Свободная рифмовка не напрягает, все акценты на местах. А вот содержание не впечатлило, скорее - расстроило.
  
  

59

   Ведех Д. Мне надоело...
  
   Мне надоело рваться сквозь заслоны
   Пусть даже к звездам. Призраки побед
   Уже не манят, что поделать - возраст...
   А новых целей - не было и нет...
  
   Мне надоело клянчить благосклонность,
   Разменивая чувства на кровать,
   Изображая тишь да благодать,
   Плетя интриги, маскируя подлость.
   Приняв за норму неодушевленность
   Стандартных душ, и суррогаты тел -
   Прекрасное осталось не у дел,
   Но при делах безвкусица и пошлость.
  
   Растиражированы мысли и мечты,
   Как бочки меда с капелькою дегтя -
   Пикантный вкус безгрешной простоты
   Помноженный, увы, на чувство локтя...
   В боку соседа. Вдруг на всех не хватит?
   А кто не рвется воплощать - предатель!
   Ворона белая! Чудак! Дурак! Мечтатель!
   Не мучай мать! Она, не видишь, плачет!
   Тебе желала правильной судьбы!
   А ты? А ты?! А ты!!! А ТЫ!!! А ты...
  
   Мне надоело рваться сквозь заслоны
   Пусть даже к звездам. Призраки побед
   Уже не манят, что поделать - возраст...
   А новых целей - не было и нет...
  
   Ну что сказать? Не "Мабон". Честно говоря, ожидал большего. Средний стих. Средняя "дегтярность" поэтического "меда". Средняя философичность. Если бы не имя автора, вероятнее всего, даже не выделил бы из общей массы при чтении. Текст проходит, как необходимость сменить шкуру, но не та, что с болью, когда личность растет и ей тесно в привычных пределах, и крыльям надо расправиться... Здесь словно ссохлась и сморщилась душа ЛГ и просто выпала, выскользнула из ставшего большим чехла... Даже слезы здесь не воспринимаются натуральными. Самыми неудачными показались [кровать], совершенно неуклюже заменившая "постель", и упражнение с "атой".
   И техника не впечатлила. Рифма нечетных строк первой (она же последняя) строфы понравилась: смещение рифмы в первом случае на стопу вглубь создает очень своеобразный эффект при чтении, но это лишь местный эффект на фоне [благосклонность-подлость-неодушевленность-пошлость] и [предатель-мечтатель].
  
  

60

   Бударин С.В. Город
  
   Город, Город... Зачем к себе манишь?
   Зажигаешь призывно огни,
   Обещая исполнить желанья;
   Но пустое - обманут они.
  
   В ухо самое вкрадчиво шепчешь:
   "Приходи и останься навек.
   Все твое. Все отдам без остатка."
   И случится - ослаб человек.
  
   Цепь златую оденет с полфунта:
   Чтобы в вещи любой поражала цена.
   В пальцы четки, к подъезду машину крутую...
   Обмельчал и не стоит без них ни хрена.
  
   Много взял он и все ж над собой не поднялся.
   Помутнел и прогорк, как бокал недопитый вина.
   Тело холил, живот набивал, на миру индюком надувался;
   Но осталась при этом без веры душа голодна.
  
   Ты не друг и не враг нам ,Город.
   Твоя сила промозгла и зла.
   Из колодцев дворов затененных
   Простираешь над нами крыла.
  
   Бесконечный полет совершая,
   Свой сарказм за улыбкой тая,
   Ты охотишься в каменных джунглях.
   Слабость наша - добыча твоя.
  
   Да, бываем слабы. И, случается, падаем низко;
   Навзничь, в рост, перепачкавшись полностью в грязь.
   Но поднимемся, встанем, как делают гордые люди;
   И пойдем на восход с мыслью благою: вновь не упасть.
  
   Текст слаб: и поэтически, и сюжетно, и технически. Разбирать все его недостатки вряд ли имеет смысл. Философия - общеизвестная. Только "город" ли во всем виноват?
  
  

61

   Небо А. ***
  
   Не объективны, не реальны сны.
   И как затейливо в них сотканы сюжеты...
   Назойливо тревожит мыслей рой,
   И музыка звучит из тишины,
   Многоголосья мира к нотам прибавляя.
   Оплавленный будильник на столе
   Уже распят на пластике усердья.
  
   Участие привычно сядет рядом,
   Здесь на подушке возле самой головы.
   Разгладит боль теплом своих ладоней,
   Улыбкою касаясь сетки дней.
   Ведь что есть время? - Множество отрезков,
   Отложенных на поле суеты.
   ...Не объективны, не реальны наши сны.
  
   [Не объективны, не реальны сны] - первое определение я бы не рискнул использовать при описании снов, второе определение тоже выглядит странным: если автор имеет ввиду, что это нам все снится, так сон - на то и сон, если же о фантастических сюжетах снов, то я не соглашусь - бывают вполне реальные сюжеты, когда просыпаясь, никак не можешь понять: это было или только приснилось. [И] в начале второй строки - не самый удачный вариант. [И музыка звучит из тишины] - ИМХО, образ не удался. [Многоголосья мира к нотам прибавляя] - также неудачный речевой оборот: ни смысла, ни слога. [Оплавленный будильник на столе] - напомнило стекающие часы Сальвадора Дали, но [на пластике усердья] не дает развиться этой аллюзии во что-то большее. [Ведь что есть время? - Множество отрезков, отложенных на поле суеты.] - не понравилось: ни с точки зрения геометрии, ни с точки зрения философии. Непонятно, зачем в финальном рефрене появилось слово [наши]. Похоже, автору не удалось представить образное решение своей идеи, доступное читателю.
   Техника - не впечатлила. Радует отсутствие сбоев акцентов.
  
  

62

   Москвичев Д.А. С отливом
  
   Проплывающие мимо акулы хвастаются белым набитым пузом.
   их главарь (несомненно) бьется мордой тупой в стекло.
   что это? Рим- пилигрим, беспардонный Берлин или разиня- Тулуза?
   впрочем, все эти местности,
   то есть, конечно же, дальности - отпечатки чернильные
   в графе "от кого".
   в графе "почему", "для чего", "совершенно открыто",
   "сжечь при пожаре", "перед обедом съесть"
   проплывающий мимо главарь выглядит откровенно сыто
   и оттого как-то пресно что ли
   как-то тошно что ли
   так, что хоть в воду лезь.
   Наверху - все не то, как и выше - башни,
   шпили, флаги, флюгеры как насесты птиц,
   знойный воздух, раскаленный кирпич и недвижимость та же,
   что и в каждом мускуле досконально довольных лиц.
  
   Не все уловил. Первая половина текста показалась перегруженной перечислениями. Если игра в города видится вполне уместной и выверенной по длительности, то с "чернильными отпечатками" (ИМХО) случился перебор. [Так, что хоть в воду лезь] - это супер, я проникся сюжетным решением автора - очень оригинальное и живое исполнение психологического состояния. [Каки выше] - видимо просто недогляд автора, но я бы подправил этот момент. [Досконально] - с точки зрения образа спорно, с точки зрения фонетики не слишком благозвучно. Фонетика в сочетании со сбоем акцента и в конструкции [тупой в стекло]: не хватает гласной между "й" и "в".
  
  

63

   Рубцова Д. Огни
  
   - Отчего ты боишься холодных ночей?
   - В холода до утра не сомкнуть мне очей,
   И от мыслей спасения нет в холода,
   мерзнут пальцы, и в чайниках стынет вода.
  
   - Отчего ты боишься остывшей воды?
   - Оттого что на ней образуются льды,
   А внизу подо льдами тогда - тишина
   Полноправной царицей. До самого дна.
  
   - Отчего ты боишься, скажи, тишины?
   - Оттого, что в молчании дни холодны,
   И стремительней к вечеру катятся дни,
   А под вечер опять - все огни и огни...
  
   Общая сюжетная линия понятна. Прием последовательного приближения к "истине" удался. Вторая строфа - несомненная удача автора, но... Первая строфа, ее середина недоработана. Плохо понимаю однозначность связи между холодом и бессонницей. Может, оттого, что сам я больше люблю спать в прохладе, а вот в жару и духоту сплю просто отвратительно. "Мысли", "пальцы" и "вода" никак не хотят у меня сложиться в образ. Не порадовала и финальная строфа. Точнее, зрительно при виде [холодны] сердце ёкнуло: неужели автор сумел на трех строфах закольцевать сюжет и от холода прийти к нему же. Но, увы, речь пошла про [дни], и для меня хрупкая иллюзия разрушилась. Финал добил окончательно: через "и" повтор в смежной строке [дни], и совершенно из другого текста, из другого теста, из другого мира эти ужасные и фонетически и образно [все огни и огни].
   Техника - неплохо, резануло только слух [ночей-очей] в первой строфе.
  
  

64

   Паршина Е.С. Песнь падших
  
   Променяли на похоть крылья,
   Не ценя еще доступ в рай.
   Не учли, что до тверди мили,
   И упали в порочный край.
  
   Получили, чего хотели,
   Потеряли священный смысл.
   Научили блаженству тело,
   А душа вырывалась ввысь.
  
   Постепенно забыли правду
   И придумали новых богов.
   И страданья чужих - отрада.
   Нет друзей, зато сотни врагов.
  
   Боль сполна для себя открыли.
   Все взывает к Тебе внутри.
   Не давай нам обратно крылья,
   Только грязь эту забери.
  
   Идея понятна. Однако исполнение оставляет желать лучшего. [Не ценя еще доступ в рай] - неуклюже по фразеологии, неудачно фонетически. [И упали в порочный край] - фраза описывает то, что и так понятно: крылья-то еще в первой строке променяли, к тому же на [похоть], куда еще можно упасть? Две следующие строфы не лучше: пересказ первой строфы на иной лад. Финальная строфа вдруг упоминает о "боли" и о "Нем". [Не давай нам обратно крылья, только грязь эту забери] - неожиданно напомнило середину 90-х, когда я с банальной желтухой попал в городскую инфекционку. На десять четырехместных палат я был единственный с гепатитом А, еще один с лекарственной формой, остальные - "с иглы". Этот месяц я запомнил на всю жизнь. Днем - стоны и канюченье капельницы у врача (только грязь эту забери), а ночью - в подвал "ханку" варить, чтоб "ширнуться" (не давай нам обратно крылья). Философия порочная, но... философия.
  
  

65

   Зайцева С.А. Баллада о несбывшемся
  
   Да, увы, не вернусь,-
   Это время для горькой утраты.
   Это тихая грусть о прощаньях, забытых в пути.
   Все мосты сожжены,
   И не будет в куда-то возврата,
   Здесь рефреном звучит непонятное, будто "прости"
  
   Все, уже не вернусь,-
   Это время наполнено ветром,
   Алый парус полощет внезапно сорвавшийся дождь...
   И не стоило плакать! -
   Душа преисполнится светом;
   Да поможет Всевышний несбывшееся превозмочь!
  
   Мне не удалось в расхожих, исписанных образах увидеть авторский почерк. [Тихая грусть] с одной стороны диссонирует с [горькой утраты], с другой (ИМХО) - не может быть о том, что забыто. [И не будет в куда-то возврата] - смысловое содержание и фонетика, привнесенные этим "куда-то", не понравились категорически, внутренняя рифма показалось интересным решением. [Здесь рефреном звучит непонятное, будто "прости"] - предложение видится несогласованным. Кроме того, рефрен, сиречь повтор подразумевает, что это уже звучало, но "прости" встречается в тексте впервые. Вторая строфа не прибавила оптимизма [время наполнено ветром], [парус полощет дождем], сорвавшимся внезапно.
   Финальная фраза грешит крайне неудачной фонетикой и сбоем ритма. В остальном техника - неплохо. При всех замечаниях поэтически текст ложится на слух.
  
  

66

   Запросто Ж. на рыночной площади
  
   С человека снимают кожу.
   В опытных руках мастера кожа не рвётся -
   сползает полупрозрачным чулком
   кокетливо обнажая:
   красное мясо;
   жёлтоватый жир;
   белые полоски соединительной ткани.
   Вина человека в том,
   что он не верит в прогресс.
   Человек кричит.
   Дети (ох, уж эти дети!)
   кидают в него окурки.
   Некоторые взрослые,
   притворно хмурясь,
   шикают на детей.
  
   Приличный господин в клетчатом костюме заметил:
   хорошо, что отменили смертную казнь -
   лишать божье создание жизни было бы бесчеловечно.
   Публика ждет, когда процедура будет завершена,
   и кожу, по доброй традиции, раздадут на сувениры.
  
   Философия имеется, и я склонен согласиться с автором. Образно и литературно - тоже вполне удачно. Но эта физиологичность мне лично претит. Я сам не буду читать такой текст и никому не посоветую.
  
  

67

   Jacqueline D.G. Credo
  
   Бежать по гребням волн и с облаков не падать,
   Почаще посещать страну весёлых грёз,
   Жизнь превращать всегда в подобье маскарада
   И старых писем хлам не принимать всерьёз.
  
   Танцуя меж зеркал, менять свои наряды,
   То радостью дарить, то доводить до слёз,
   Лететь в воздушный рай, нырять в пучины ада,
   Ничто и никого не принимать всерьёз.
  
   Бессмертье обретать и тратить без остатка,
   Пить жизнь как сок лозы, как запах свежих роз,
   Не принимать всерьёз души чужой загадки
   И тяжесть слов чужих не принимать всерьёз...
  
   [Почаще посещать страну весёлых грёз] - двойственное впечатление от образа. Если на уровне непосредственного детского восприятия, то нормально, но стоит поддаться аллюзиям, и возникают совсем не светлые ассоциации. Даже в первом варианте не очень удачно сочетается (ИМХО) с [доводить до слез] и [пучины ада]. [Воздушный рай] - определение видится временным решением, особенно рядом с [пучины ада]. [Ничто и никого] - неудачное решение, тем более, для второй строфы. Такое обобщение разрушает эффект рефрена, когда в первой и третьей строфе речь идет о конкретных вещах, событиях или их восприятии. [Не принимать всерьёз души чужой загадки] - не соглашусь с ЛГ, это уж совсем эгоцентрично, а вот с финальной сентенцией солидарен. В целом мне не хватило в тексте одного лишь настроения и неплохой техники. Так и хочется повторить слова ЛГ по поводу [не принимать всерьез].
  
  

68

   Ледовский В.А. Кредо
  
   Жить одному
   И слиться с этим веком
   Быть зверем
   Оставаясь человеком
   Боготворить
   И презирать
   Соседа своего
   Мечтая обладать всем
   Отказаться от всего
   В давно отвергнутом
   Нечаянно увериться
   Желать все помнить
   На мгновение забыться
   Не верить никому
   И вдруг довериться
   Смеяться над любовью
   И влюбиться
   Грустя в душе
   Пройти по миру, улыбаясь
   Стремясь к покою
   Провести всю жизнь в движеньи
   И, разрываясь между верой и сомненьем
   Быть постоянным,
   Вечно изменяясь
   Слыть конформистом
   Но не уступать судьбе
   Самим собою быть
   И изменять себе
   Бег ни за чем
   И бег за всем
   По кругу
   Вновь и вновь
   Измена - верность
   Ненависть - Любовь.
  
   Вспомнилась шикарная сцена из Двенадцати стульев, где на вопрос "Ваше политическое кредо?" один из героев отвечает "Всегда!". Вот так одним словом Ильф и Петров сказали мне, как читателю, много больше, чем я смог почерпнуть в тридцати с лишним строках этого стиха. ЛГ увлекся перечислением возможных крайностей, в которых и утонула философия.
   Техника непритязательна. Явных ошибок нет. [Веком-человеком... своего-всего...] и все остальные рифмы не блещут оригинальностью, не говоря уже о [увериться-довериться... вновь-любовь].
  
  

69

   Lister Скелетам
  
   Выжженная пустыня
   Твари мерещатся в темноте
   Свобода немым скелетам
   В копоти и нищете
   Вырванные глазницы
   Нервно о чем - то просят
   Видишь немые лица,
   Сердце кровавое на подносе
  
   Только не надо об этом
   Это лишнее, нет
  
   Реклама, свадьбы и товары
   Одежда, шлюхи, либералы
   Кот в подворотне, соус кислый
   Снаружи красная редиска
   Пусть пенится, играет жизнь
  
   Избавьте только от этой жути
   Когда накатывает тошнота
   От взгляда внутрь, самой сути
  
   Туда, где тусклый свет лампы
   Освещает обглоданное тело
   И резвятся мухи весело жужжа
  
   Оставьте, оставьте в покое
   Царство стерильного мира
   Только ни слова больше-
   В земле спокойно и сыро
  
   [Вырванные глазницы] - думаю, не один я обратил внимание на этот перл. [Сердце кровавое] - неудачно: либо "кровавого", либо "окровавленное", [на подносе] - видимо, для рифмы. Вторая строфа - читается бессмысленным набором слов. [Снаружи красная редиска] - напомнила старый анекдот про поручика Ржевского (какой же я пошляк) о том, как "красным сделать белое на черном". [Обглоданное тело] - еще один перл. Попытался представить себе "тусклую лампу" внутри [самой сути], но то, что там [резвятся мухи весело жужжа] - показалось еще прикольней.
   Техника не впечатляет. В заключение воспользуюсь авторской строкой [Только не надо об этом Это лишнее, нет].
  
  

70

   Лобанов М.В. Айсберг
  
   Айсберг! Глыба ледяная!
   По бескрайнему, бездонному простору океана,
   Тая незаметно, медленно-премедленно
   Качается, гуляет, плавает,
   Волнами омываемый малыми
   И валами до неба величавыми!
  
   Айсберг! Кажется прекрасным
   Солнечным алмазом, на закате красным,
   На восходе розовым, а в полдень
   Белым необъятным островом;
   Приютом в перелете дальнем
   Птицам длинноносым,
   Берегом уютным львам морским,
   Незваным гостем кораблям людским
   И просто мерзлой глыбою дельфинам!
  
   Интересная попытка передать философию через отстраненный образ неодушевленной глыбы льда. Но, похоже, кроме автора, никому неведома эта философия. [По... бездонному простору] - неудачно, надо, хотя бы, поменять местами определения. [Незаметно, медленно-премедленно] - излишнее усиление, воспринимаемое, как тавтология. [Качается, гуляет, плавает] - неудачное перечисление. [И просто мерзлой глыбою дельфинам!] - на дельфинов фантазии не хватило? Или у дельфинов напрочь отсутствует фантазия? Я об этих существах более высокого мнения.
   Техника неплохо, но [прекрасным-красным], да и [малыми-величавыми... морским-людским...] выглядит, как неудачная рифма, еще и нарушающая "белость" стиха. Есть в тексте и прекрасный пример роскошной внутренней межстрочной рифмы (возможно, сам автор о ней не подозревает). Увы, это лишь единичный факт.
  
  

71

   Васко Noname0000
  
   Бывает, сон немного слишком жив
   И пустота за выцветшим окном,
   Придумав лето, скроет маской лжи
   Труп улицы с погасшим фонарём;
   Укроет шалью распростёртой лжи
   Безлюдный двор с убитым фонарём.
  
   А серый смог покажется фатой,
   Сквозь корку льда прорежется трава,
   Придёт с небес проявленой мечтой
   Пронзительно-живая синева;
   Привидится несбыточной мечтой,
   Как моря гладь, живая синева.
  
   Бывает, сон немыслимо жесток,
   И между струй постылого дождя
   На миг проглянет радужный исток,
   Святой наградой, будто для тебя;
   Внезапно вспыхнет радужный исток,
   Такой прекрасный - только для тебя.
  
   А солнца луч на душу бросит блик,
   Чтоб танцевать на лезвиях воды.
   И под ногами видеть чей-то лик,
   Полой плаща от неба скрыть следы;
   В разбитых лужах видеть свой же лик,
   От взглядов злых порошей скрыть следы.
  
   Бывает, сон возможно изменить,
   К его холсту дотронувшись едва...
   Чтоб стать живым, придётся кем-то быть,
   Штрихи эмоций облекать в слова;
   Ведь, чтобы стать, довольно просто - быть
   И тени чувств заковывать в слова.
  
   Очень неровный текст. Показалось, что автор ищет свой голос, свою манеру подачи идеи и ощущений. Но результаты пока сложно назвать успешными. Уже первая фраза настраивает на своеобразность изложения: [немного слишком жив] - неудачное сочетание, создающее комичный оттенок (а-ля "недоперепил"), который в данном случае не нужен, запятая "случайно упала с пера" - в результате предложение не согласовано. [И пустота за выцветшим окном] - интересный образ, но дальше вместо пустоты за окном оказывается [труп улицы... с убитым фонарем...] - противоречие, еще и с неуместной экзальтацией. Считаете, можно все списать на "сон"? У меня не получилось. Последующие три строфы воспринимаются мной, как поэзия ради поэзии. Философская составляющая на протяжении четырех строф едва видна. В финале, наконец, проявляется идея текста, но если в [чтоб стать живым, придётся кем-то быть] нарушение формальной логики можно объяснить философским подтекстом, то [ведь, чтобы стать, довольно просто - быть] однозначно (ИМХО) ставит телегу впереди лошади.
   Техника - неплохо. Явных сбоев акцента и ритма я не встретил. Прием рефрена двух последних модифицированных строк интересен сам по себе, но реализация его показалась не самой удачной. Автор оказался на полпути между песенным вариантом, когда рефрен является дословным повторением фрагмента текста, с допущением небольших изменений и классическим шестистишьем по схеме АВАВАВ. Сохранение конечных слов, формирующих рифму, при отсутствии значимых вариаций в тексте строки приводит к восприятию данного приема, как банального повтора.
  
  

72

   Капустин В. Звезды
  
   Как редко, выйдя ночью за порог постылый
   И в небо бросив вдруг случайный взгляд,
   Ты видишь - звезды есть! Их свет унылый
   О бесконечности тебе напомнить рад.
  
   И ты, на миг забыв о гонке дней суетных,
   Борьбу за денег блеск, озноб семейных вьюг,
   В молчанье замираешь беспредметном
   И мирозданье чувствуешь вокруг.
  
   Осознаешь: живем не только хлебом,
   И требует бессмертия душа.
   Но - миг прошел, и позабыто небо,
   И вновь спешишь по кругу, жизнь кроша.
  
   Философия понятна: редко случается нам задумываться над столь глобальными вопросами, если только это не наша стезя. Увы, ничего нового для себя не открыл. [Порог постылый] - ЛГ не позавидуешь, жить во враждебной среде - та еще радость. [Вдруг случайный] - тавтология. [Свет унылый... напомнить рад] - противоречие в эмоциональной окраске эпитета и глагола. Вторая и третья строфа стройнее. [И мирозданье чувствуешь вокруг] - показалось искусственным, а [жизнь кроша] - не самой удачной подачей образа, но это скорее "вкусовые" предпочтения.
   Техника ровная, без замечаний, но и чего-то запоминающегося не встретил.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"