Архарова Юлия: другие произведения.

Лиса для Алисы 🐺 Красная нить судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.99*161  Ваша оценка:
  • Аннотация:
        Алиса Скворцова - обычный библиотекарь. Она зачитывается фантастическими романами и тайно влюблена в заведующего отделом - красавца Германа Коха. После встречи с загадочным корейцем Ли Су Хеном, скучной и размеренной жизни девушки приходит конец. И вот уже на Алису объявлена охота, она всюду видит призраков, и события происходят одно страннее другого.
        Одинокий, жестокий и насмешливый Ли Су Хен идет по жизни играючи. У него одно стремление - найти убийц своей семьи, и он не остановится ни перед чем ради достижения этой цели. Встречу с Алисой парень посчитал дарованной небесами удачей, не заметив знаков судьбы...


    Работа над 1-й книгой дилогии закончена. Выложено 8 глав из 16.
    Книга ВЫШЛА - зимой 2016 года!

    Купить бумажную книгу:

    интернет-магазин ♥ "ЛАБИРИНТ"

    OZ.BY
    - Беларусь
    KNIGIng - Украина
    flip.kz - Казахстан

    на Алису, Лиса и Германа можно посмотреть в иллюстрациях к файлу...




Лиса для Алисы

Красная нить судьбы

  
  
  
  
  
   Невидимой красной нитью соединены те, кому суждено встретиться, несмотря на время, место и обстоятельства. Нить может растянуться или спутаться, но никогда не порвется.

Древняя китайская пословица

  
  
  

ПРОЛОГ

   В свете фонаря, медленно кружась, падал кленовый лист. На Корейском полуострове есть два изумительных по красоте времени года: нежная, утопающая в цветах весна и раскрашенная в золотые и багряные краски осень. В отличие от большинства сверстников, Ли Су Хен осень любил. Обычно веселый и проказливый парень на несколько недель становился замкнутым и нелюдимым. Он убегал из дома и часами пропадал в парке. Бывало даже, немыслимое дело, прогуливал уроки... Когда "золотой" период заканчивался, все возвращалось на круги своя. Су Хен вновь становился прилежным учеником и очаровательным сорванцом одновременно -- иными словами, превращался в любимца всей школы и короля класса.
   -- Су Хена!.. -- раздался крик матери откуда-то с подножия холма.
   Мальчик встрепенулся, дотронулся до кармана куртки и прошипел ругательство -- мобильник опять забыл дома. Сегодня он загулялся дольше обычного, давно стемнело, и зажглись фонари. В этой части парка и днем было мало людей, а поздним вечером вообще ни души. Всего неделю назад он обещал матери не уходить далеко от дома, возвращаться до захода солнца. Как раз тогда в новостях сообщили, что в парке нашли мертвую девушку.
   Он слишком задумался, обо всем позабыл, а мать отправилась ночью в лес. Ли Су Хен передернул плечами, представив, что будет, если о его выходке узнает дед. В семье на мальчика никто руку не поднимал, но ведь есть множество других видов наказания. Например, Су Хена могли лишить карманных денег или запретить поехать с классом на экскурсию.
   Парень устремился вниз с холма так быстро, что ветер засвистел в ушах. Не следовал плавному серпантину дороги, а срезал путь -- ловко перепрыгивал через крупные валуны и заросли кустарников. Су Хен показывал отличные результаты в легкой атлетике: быстро бегал, высоко и далеко прыгал. Учитель физкультуры настоятельно советовал заняться спортом профессионально, но дед оказался категорически против. В семье все всегда делалось так, как того желал дед, так что спортивная карьера Ли Су Хена оборвалась, так и не начавшись.
   В темноте мальчик не боялся переломать ноги -- удивительное ночное зрение было предметом гордости парня и зависти его приятелей.
   Чтобы не пугать мать, школьник вышел на дорогу за поворотом. Отряхнул одежду, поправил шарф. Провел пальцами по волосам, стряхивая мелкую листву и паутину.
   -- Отпустите!.. Что вы делаете? Что вам нужно?.. -- послышался испуганный голос матери.
   Су Хен бросился на крик. Когда обогнул склон холма, перед ним открылась страшная картина. Спиной к фонарному столбу прижималась его мать. Перед ней, слегка покачиваясь, стоял неопрятно одетый мужчина средних лет.
   "Убийцу девушки так и не нашли, -- пронеслось в голове у мальчика. -- В новостях говорили, что преступник может быть психически нездоров, и по парку лучше ночью не гулять..."
   Незнакомец замахнулся, в его руке блеснул нож.
   Школьник кинулся на мужчину, повис на нем. Убийца отшвырнул ребенка как нашкодившего щенка. Одиннадцатилетний мальчишка даже драться толком не умел, ему нечего было противопоставить взрослому мужчине.
   -- Беги, Су Хена! Беги!.. -- закричала женщина.
   Вновь устремился к преступнику. Вцепился зубами в его руку.
   -- Ах ты ж!.. -- незнакомец выругался. Ударил наотмашь, пытаясь стряхнуть школьника. -- Сам напросился!..
   В опасной близости от мальчика мелькнул нож.
   -- Нет!.. -- закричала мать.
   Будто неведомая сила отшвырнула Су Хена прочь. Он кубарем покатился по ковру из опавших листьев.
   Когда мальчик вскочил на ноги, то увидел, что убийцу полосовало когтями страшное, вышедшее прямиком из древних легенд, существо. Пасть монстра оскалена. Уши напоминали то ли волчьи, то ли лисьи. Золотые глаза яростно сверкали, а из горла доносился устрашающий рык. Ли Су Хен не мог отвести взгляда от разворачивающегося перед глазами зрелища -- на чудовище была одежда его матери...
   Вдруг все закончилось. Черты монстра подернулись туманом -- к женщине вернулся человеческий облик. Вот только кровь на ее руках и одежде осталась.
   -- Мама... -- прошептал мальчик.
   Несколько секунд женщина смотрела на разорванное в клочья тело у своих ног. Подняла пустой взгляд на сына и рухнула без чувств.
   Су Хен подбежал к матери, принялся ее звать, тормошить. Затем нашел у нее в кармане телефон. Позвонил деду...
   Глава семейства появился через четверть часа. Он был спокоен, собран. Разве что лицо осунулось -- будто постарел лет на пять, а то и все десять.
   -- Я боялся, что это рано или поздно случится, -- вздохнул дед. -- Чего расселся? Давай помогай!
   Пока старик переодевал дочь в чистое и вытирал с ее тела кровь, мальчик осмотрел поляну и близлежащие заросли. Подобрал несколько клочков от юбки матери и пуговицу от своей куртки. Находки вместе с окровавленной одеждой сложил в рюкзак, который принес дед. На изувеченное тело маньяка школьник старался не смотреть.
   Дед закинул свою дочь на спину, и они отправились по серпантину дороги прочь из парка.
   -- Молчишь? Правильно делаешь, что молчишь, -- через несколько минут сказал глава семейства. -- Лучше тебе и дальше молчать... считать, что все приснилось. Мы втроем гуляли в парке, ничего не видели, ничего не слышали. Твоя мать просто соджу перебрала.
   -- А как же тот...
   -- Его разорвали дикие звери, -- оборвал внука дед. -- Человек такое сделать не мог.
   "Человек такое сделать не мог", -- набатом отдалось в голове мальчика. Если его мать -- не человек, то кто же он сам?
   -- Веди себя, как обычно. Завтра поедешь на эту свою экскурсию...
   Утром Су Хен не хотел уходить из дома. Странно возвращаться к обычной жизни: идти в школу, общаться с друзьями. Мать так и не очнулась. В новостях не было ни слова про новое убийство в парке. Но дед оказался неумолим, он буквально вытолкал внука из дома.
   Ехать предстояло в другой город, там же класс должен был заночевать и вернуться домой на следующий день. Одноклассники Су Хена последние недели только об экскурсии и говорили -- как же, совместная поездка в канун Дня Всех Святых -- в Хэллоуин!
   Ли Су Хен толком не запомнил тот день -- их водили по городу, что-то рассказывали, показывали многочисленные достопримечательности. Лишь вечером, когда одноклассники отправились на праздничную вечеринку, мальчик набрался смелости позвонить домой.
   Трубку взяла мама.
   С матерью Су Хен говорил не меньше часа. Он ничего не спрашивал, ни словом не обмолвился о событиях вчерашней ночи. Без умолку рассказывал о школе, приятелях, экскурсии. В глубине души понимал, что ведет себя странно, ведь обычно не любил рассказывать семье о своих делах, а сейчас слова лились из него потоком.
   -- Подожди... -- вдруг сказала мама. -- Кто-то пришел.
   Су Хен толком не мог сказать почему, но эти слова отозвались в душе неприятным предчувствием. На часах почти одиннадцать вечера, не принято так поздно в гости ходить. Неужели полиция пожаловала?..
   Прижав телефон к уху, мальчик напряженно прислушивался к тому, что происходило у него дома. Кажется, гость был один. Он зачем-то попросил собраться всю семью вместе... А затем мама страшно закричала. Послышался шум драки. Какие-то крики. И связь оборвалась.
   Дрожащими пальцами Су Хен набирал номер матери снова и снова. Абонент не отвечал.
   После минутного сомнения мальчик позвонил в полицию. Сказал, что на его дом напали. Продиктовал адрес. Затем подхватил рюкзак и вылез через окно пансионата, в котором класс остановился на ночь. Ловко перепрыгнул двухметровый забор. Выбежал на трассу.
   Машины проносились мимо, водители не обращали внимания на отчаянно голосующего школьника. Наконец, минут через десять, перед ним остановилось такси.
   Сидя на заднем сиденье машины, Су Хен без конца пытался звонить матери, отцу, деду -- никто не брал трубку. А потом сел аккумулятор телефона.
   Дорога заняла три часа. На родной и знакомой улице было светло как днем, хотя до рассвета оставалась пара часов. Горели фары, сверкали проблесковые маячки машин полиции и скорой помощи. Не протолкнуться было от перепуганных соседей и полицейских.
   Его кто-то пытался окрикнуть, остановить. Мальчик со всех ног бежал к дому. В глубине души он знал, что именно его там ждет. Просто запретил себе думать об этом, надеялся до последнего...
   Через толпу Су Хен протиснулся с трудом, наконец уперся в полицейское ограждение. Поднырнул под яркой лентой, но тут же оказался схвачен за шиворот служителем закона.
   -- Парень, ты куда? -- дружелюбно осведомился сержант полиции.
   -- Я... мне надо...
   Су Хен замолчал, из дома начали выносить тела погибших. Трое носилок, трое запакованных в черные пластиковые мешки тел.
   -- Вот же сволочи! Всю семью порешили!.. -- вздохнул полицейский. -- Парень, а ты чей будешь? Может?..
   В мальчике что-то сломалось или проснулось... Он зарычал. Извернулся и укусил сержанта за руку, а затем дал стрекача. Устремился прочь. На гору. В лес. Как можно дальше от родного дома...
   Потом Су Хен не мог вспомнить, сколько времени он скитался. Людей избегал, а вскоре забрался в такую глушь, где людей и не было. В рюкзаке нашлась пара шоколадок и пакет с чипсами, жажду парень утолял из горных ручьев.
   То ли на второй, то ли на третий день его разбудило прикосновение к руке чего-то мягкого, пушистого. Рядом с мальчиком неподвижно сидела лисичка и пристально на него смотрела. Взгляд у лисы был не по-звериному умный.
   Су Хен моргнул, протер глаза.
   Лисичка куда-то исчезла, ее место заняла женщина в ханбоке. Еще довольно молодая, красивая и совершенно незнакомая. Разве что глаза у нее были, как у мамы, золотисто-карие, лисьи.
   -- Ну, здравствуй, внучек, -- сказала кумихо и грустно улыбнулась.
  
  

ГЛАВА 1

  
   На работу я, как всегда, опаздывала. Опять засиделась за книжкой, спать легла в третьем часу ночи. В итоге не только проспала, но еще и не выспалась.
   Запыхавшись, взлетела по лестнице. Выбежала из метро...
   Не так много людей могут по праву гордиться местом работы. Так что мне, можно сказать, повезло. Если и есть в мире настоящий Храм Знаний -- то это Российская государственная библиотека, она же легендарная "Ленинка". Я проработала здесь несколько лет, но до сих пор, когда проходила между гигантскими колоннами, открывала тяжелые двери, держала в руках древние книги, испытывала благоговейный трепет.
   Люди, когда узнавали, кем я работаю, обычно удивлялись и переспрашивали. Многие думали, что в наш цифровой век уже не осталось ни библиотек, ни, само собой, библиотекарей. Тетушка любила говорить, что мы -- хранители древних знаний, записанных на примитивных носителях информации, -- вымирающий вид. А меж тем нашу библиотеку ежедневно посещали тысячи человек.
   Я поздоровалась с охранниками и бабушками-консультантами. Бросилась к рабочему месту, надеясь, что начальница десятиминутного опоздания не заметит. Хотя, по опыту я знала, сложно что-либо скрыть от Аделаиды Сергеевны. Хорошо, что на улице еще тепло -- не пришлось терять драгоценные минуты в гардеробе.
   На последнем издыхании преодолела длинную, будто уходящую в бесконечность мраморную лестницу. Когда огибала очередную колонну, чуть не налетела на высокого светловолосого мужчину.
   -- Алиса Степановна, опять опаздываете?
   -- Да, вот... Герман Карлович, так получилось... -- я стыдливо потупилась.
   Мужчина вежливо, не разжимая губ, улыбнулся и кивнул. По плавной дуге обошел меня и продолжил свой путь.
   Как завороженная, я смотрела вслед Герману Коху. В свои тридцать пять он уже заведовал фондом редких и ценных изданий. Мне о такой карьере оставалось лишь мечтать.
   Заведующий был по-нордически красив, а еще несколько нелюдим и старомоден. Независимо от времени года всегда носил классический костюм тройку. На улице костюм неизменно дополняла шляпа, в холодное время года плащ или пальто.
   Хотелось провалиться на месте, мало того что опоздала, так еще Герман увидел меня такой растрепанной, запыхавшейся, раскрасневшейся... Утром я не успела не только позавтракать, но и привести свою внешность хотя бы в относительный порядок. Лишь почистила зубы, да пару раз провела щеткой по волосам и скрутила непослушную рыжую гриву в узел на затылке. Одежду из шкафа вытащила первую попавшуюся -- растянутый серый свитер и черную юбку по колено.
   В который раз пообещала, что обязательно займусь собой. Со следующей зарплаты отложу деньги, но теперь не спущу их на книги -- Кэт давно зовет прогуляться по модным магазинам. Потом наведаюсь к парикмахеру и, быть может, сделаю стрижку...
   -- Лис, слюни подбери, -- кто-то шепнул мне на ухо.
   Подскочила на месте и заполошно оглянулась.
   -- А?..
   Рядом со мной стояла худощавая женщина средних лет. Ярко-рыжая, в облегающем черном платье. На плечи старшего библиотекаря была накинута изумрудная шаль.
   -- Ты будто взглядом на спине нашего Германа дыру прожечь хочешь. Или ты не на спину, а куда пониже смотришь? -- Аделаида Сергеевна хитро подмигнула.
   Библиотекарь, как и подавляющая часть женского коллектива "Ленинки", была давно и безнадежно влюблена в Германа Карловича.
   -- Я просто задумалась...
   -- Лис, ты ворон не считай! Между прочим, рабочее место тебя уже заждалось. Еще раз опоздаешь, помяни мое слово, премии лишу, закрою глаза, что ты моя племянница.
   Не знаю, о чем думали родители, когда выбирали мне такое редкое и необычное имя -- Алиса. Вот Аделаида -- настоящая Лиса Алиса -- яркая, красивая, смелая, а я так -- неказистый лисенок.
   Утром посетителей в библиотеке было немного. Пока шла к своему столу, заметила среди бесчисленных шкафчиков с картотеками лишь одинокого азиата.
   Парень был несколько андеграундной наружности. Высокий, тощий, бледный, хотя, нельзя не отметить, довольно широкоплечий. Черные волосы взлохмачены, косая челка закрывала лоб и падала на глаза. Одежда тоже черная: узкие брюки, распахнутый жакет с небрежно засученными рукавами. Под жакетом виднелась футболка с каким-то ярким принтом. Странный тип, то ли фрик, то ли метросексуал, такие редко к нам заглядывали. Предпочитали более цивилизованные методы добычи информации, если подобных товарищей вообще что-то интересовало за пределами клубов и баров.
   Вот уж, действительно, кого только не встретишь в библиотеке. За годы работы я насмотрелась на самых разных посетителей и уже ничему не удивлялась.
  
  
   Я относилась к тому типу людей, которые жили своей работой. Может, иногда и опаздывала, но уходила одной из последних, нередко задерживалась на час, а то и на два. Вот и сегодня засиделась...
   Как часто бывало, перед уходом не отказала себе в удовольствии прогуляться по анфиладе залов и комнат. Вечером в библиотеке иная атмосфера, свет приглушен, людей почти нет. Кажется, что находишься в другом, совершенно невероятном мире. Будто картины и барельефы на стенах вот-вот оживут, а статуи и бюсты на постаментах -- заговорят. Временами чудилось, что я видела краем глаза движение, слышала странное эхо. Как тут не поверить в истории о призраках, которые переселились в библиотеку вместе со старыми книгами... Вот только, несмотря на богатое воображение и страсть к фантастическим книгам, натурой я была сугубо прагматичной. Даже, в отличие от некоторых коллег, в призрак Николая Рубакина не верила, не то что в каких-то там безымянных духов.
   В одном из читальных залов я заметила у окна темную фигуру. Сначала подумала, что опять разыгралось воображение. Но нет -- на высоком подоконнике и правда сидел тощий парень в черной одежде -- тот самый азиат, которого я видела утром. В руках он держал книгу и со скучающим выражением лица перелистывал страницы. И как парня служба безопасности из виду упустила?.. Да и вообще что ему понадобилось ночью в библиотеке? Кто он -- вор или вандал? Или, может, любитель острых ощущений -- один из тех, кто грезит о закрытых фондах "Ленинки" или мечтает найти тайный ход в Кремль?
   Пару минут я колебалась, то ли позвать охранников, то ли попытаться выпроводить припозднившегося посетителя самой. Конфликты я не любила и всячески избегала. С другой стороны, пока буду бегать за охранниками, нарушитель может спрятаться. В библиотеке хватало укромных уголков, мы его тут до утра искать можем.
   -- Извините, библиотека закрылась полчаса назад, -- негромко сказала я и поморщилась от того, как робко и неуверенно прозвучал мой голос.
   Парень меня услышал. Оторвался от книги, встретился со мной взглядом. Показалось, что нарушитель удивлен, хотя я не могла с уверенностью сказать, что правильно интерпретировала мимику азиата.
   Незнакомец смотрел на меня, я на него. Игра в гляделки затягивалась.
   Запоздало подумала, что посетитель, возможно, по-русски не говорит. Тогда что он забыл в библиотеке? Книгу на английском или каком-нибудь испанском читает?.. В нашем комплексе зданий в основном хранились труды на европейских языках. Если бы парня интересовали книги на китайском или японском, он бы отправился в Центр восточной литературы через дорогу.
   Попыталась обратиться к нарушителю на английском, но фразу построить не смогла. Других языков я не знала, иностранные языки вообще были моей ахиллесовой пятой.
   -- И?.. -- вдруг спросил гость.
   -- Прошу вас покинуть библиотеку.
   -- И?.. -- вскинув брови, повторил азиат.
   У меня опять закрались сомнения, что парень понимал русскую речь.
   -- Я позову охрану. Вас внесут в черный список и больше в библиотеку не пустят.
   Посетитель нахмурился, а потом, будто собственным мыслям, кивнул. Ловко спрыгнул с подоконника, быстрым шагом направился ко мне.
   С трудом подавила желание попятиться.
   Незнакомец остановился от меня на расстоянии вытянутой руки. Роста он был высокого, моя макушка едва доставала до его плеча.
   Чуть наклонившись вперед, нарушитель не спускал с меня напряженного взгляда. Затем взгляд парня скользнул ниже, на мою грудь, скрывающуюся под бесформенным свитером.
   Я сжалась, замерла как испуганный кролик перед удавом. Пальцы мертвой хваткой вцепились в ремешок дамской сумочки.
   --А-ли-са!.. -- парень по слогам прочитал имя, написанное на моем бэйджике, затем его лицо вдруг озарилось шальной улыбкой, он выпрямился и прищелкнул пальцами: -- Как у этого... Кэр-ролла?
   Говорил незнакомец с заметным акцентом. Хотя бы отчасти я угадала, русский язык для нарушителя -- неродной. Глаза у парня были узкие, раскосые. Цвет радужки, насколько я могла судить, для выходца с Востока нетипичный -- золотисто-ореховый, янтарный.
   -- Или у Кэрролла, или у Булычева... -- неожиданно для самой себя огрызнулась я. Хотя откуда азиату Булычева знать? Непохоже, что он вырос в России и в детстве зачитывался историями про похождения Алисы Селезневой и ее друзей. -- Еще группа такая есть...
   -- Так в честь кого тебя назвали? -- полюбопытствовал нарушитель.
   -- Я -- просто Алиса. Вернее, Алиса Степановна, -- пояснила я, напустив на себя строгий вид.
   -- А-а-а... -- кивнул парень с видом, будто теперь ему и правда все стало понятно. Протянул мне книгу. На обложке было витиевато выведено "Инквизиция в России".
   -- Да... спасибо, -- прижала книгу к груди и быстрым шагом устремилась к выходу из библиотеки. Меня так и подмывало перейти на бег. Сама не могла объяснить, чем меня напугал дружелюбный азиат.
   Охранники оказались весьма удивлены и раздосадованы тем, что мне удалось поймать нарушителя. Полицию все же решили не вызывать, но у Ли Су Хена изъяли читательский билет и его самого внесли в черный список. Не знаю, как звали припозднившегося посетителя на самом деле, но именно это имя значилось у него в документах.
   Уже в дверях парень обернулся. Жакет от резкого движения распахнулся, и я смогла, наконец, рассмотреть рисунок на футболке -- это оказалось стилизованное изображение лисицы.
   Нарушитель прищурился, его и без того узкие глаза стали похожи на щелочки, и напоследок сказал:
   -- Нехорошо обманывать.
   Мне почему-то стало стыдно.
   -- Это не от меня зависит. Я простой библиотекарь -- потупившись, тихо сказала я.
   По дороге домой все никак не могла отделаться от мыслей о странном посетителе. Нет, правда, чего он хотел? Думал, его за нарушение режима по головке погладят и в обе щеки расцелуют?.. И почему, скажите, я начала перед парнем оправдываться?..
  
  
   Выходные я традиционно собиралась провести дома. Отец опять уехал в командировку, так что квартира оказалась полностью в моем распоряжении. Разумеется, это не означало, что я собиралась закатить вечеринку -- шумные компании не любила ни в школьные годы, ни во время учебы в институте. Отчасти поэтому так и не стала работать по профильному образованию -- учителем младших классов. Мне одной практики хватило, чтобы понять -- с толпой малолетних непосед не справлюсь. Учитель -- не только профессия, но и призвание. Увы, по стопам матери мне пойти не суждено...
   Вся суббота прошла в блаженном ничегонеделании. Укрывшись мягким пледом, я лежала на диване и читала книгу. На кособокой табуретке стояли чайник зеленого чая и тарелочка с нарезанной мелкими ломтиками пастилой.
   Рядом со мной, свернувшись калачиком, посапывала черная кошка. Котенка мне подарили, когда я пошла в первый класс. Мама в шутку новой квартирантке тоже дала "лисье" имя -- Василиса. Впрочем, никто иначе, как Васькой, красавицу не звал. Несмотря на солидный кошачий возраст в двадцать лет, шубка у Васьки все еще оставалась шелковой, а глаза сверкали изумрудной зеленью. Характер тоже ничуть не изменился. Кошка не признавала никого, кроме меня и мамы, а когда мамы не стало, то и вовсе стала ходить за мной по квартире хвостом. На отца и редких гостей Васька лишь шипела, а если у кого-то хватало наглости попытаться ее погладить, то могла и когтистой лапой цапнуть.
   В воскресенье меня разбудил звонок в дверь. Выныривать из сладких объятий сна не хотелось. Снилось, что я попала в другой мир, и там за мое сердце сражались темноволосый маг и эльфийский принц. Сюжет книги, которую я закончила читать далеко за полночь, плавно перетек в мой сон, а там еще и оброс красочными подробностями...
   Вновь раздался настойчивый звонок в дверь.
   -- И кому с утра пораньше не спится?.. -- проворчала я.
   Скосила взгляд на часы. Утро было не такое и раннее -- уже одиннадцать.
   К дверному звонку присоединилась трель телефона. Увидев имя звонившего, я поняла, что дверь все же придется открыть.
   Откинула одеяло, сунула ноги в мягкие тапочки в виде белых зайчиков -- ступни мерзли независимо от времени года. Свои тапочки я нежно любила, их подарила Кэт на прошлый день рождения.
   За дверью, как и ожидалось, оказалась гламурная блондинка в облегающем бежевом платье, поверх которого был накинут синий пиджачок. Даже не удосужившись поздороваться, подруга оттеснила меня и вошла в крохотную прихожую, а оттуда сразу, не разуваясь, в мою комнату.
   Кошка сверкнула зелеными глазами и беззвучно зашипела при виде незваной гостьи, но с нагретого места на диване-кровати не ушла.
   -- Тоже рада тебя видеть, блохастая, -- сказала Кэт, усаживаясь на краешек постели.
   Я зевнула и потянулось. Спать все еще хотелось, но, видимо, вдоволь понежиться в кровати сегодня не удастся. Характер подруги я знала, если Кэт пришла в гости, то выпроводить ее будет непросто.
   -- Лиска, так дело не пойдет, -- обозрев мою комнату, сказала Кэт. -- Ты совсем затворницей стала. Быстро умывайся, одевайся и марш со мной по магазинам.
   -- По магазинам? -- переспросила я. -- Ты же знаешь, что я не люблю...
   -- Мне скучно, -- Кэт прикусила нижнюю губу и захлопала ресницами, -- и меня бросил парень, представляешь? А какое лучшее лекарство для разбитого сердца? Правильно, шоппинг!
   -- Ой, Кэт! Тебя Марик бросил?
   -- Нет, -- махнула рукой блондинка, -- с Мариком я рассталась больше недели назад. Артур, зараза! Я уже думала, что нашла свой идеал... А этот гад, представляешь, мне изменил!
   -- О!.. Точно гад! Сочувствую.
   На моей памяти ни одни отношения у Кэт не продлились дольше месяца -- подруга находилась в бесконечном поиске идеального спутника жизни. Обычно после нескольких свиданий кандидаты признавались недостойными, и им давался от ворот поворот. Но если бросали именно Кэт, то девушка на пару дней погружалась в депрессию.
   -- Теперь ты понимаешь, мне срочно нужен шоппинг!
   -- Может, ты как-нибудь сама?.. -- я вяло попыталась воспротивиться.
   Подруга буквально затолкала меня в ванную комнату.
   -- У тебя на все про все двадцать минут. В противном случае, ты меня знаешь, вытащу на улицу прямо в пижаме.
   Кэт я и правда знала хорошо, сдружились мы еще в начальной школе.
   Сложно сказать, чем Катерину Иванову -- дочку богатых родителей и первую красавицу класса -- привлекла тихоня вроде меня. Вероятно, сыграло роль, что мы обе носили "звериные" имена, и Кэт решила облагодетельствовать лисичку-сестричку. Затем она осознала, что сидеть с отличницей за одной партой выгодно, к тому же я всегда была готова выслушать Кэт и не покушалась на ее кавалеров. Иными словами, из меня вышла практически идеальная компаньонка.
   Несмотря на то, что школа давно осталась позади, а двух более разных людей, чем мы с Кэт, найти было сложно, наша дружба с годами лишь окрепла. Мы все также жили на одной улице. Только Иванова обитала в элитной новостройке, в трехкомнатной квартире, которую ей подарили родители на совершеннолетие, а я ютилась с отцом в малогабаритной двушке. Дом наш построили еще до революции, квартира располагалась над аркой -- в былые времена в ней жил дворник.
   Когда я вернулась из ванной, Кэт со скучающим видом листала книжку. На обложке были изображены брутальный мачо и светловолосый эльф.
   -- Лис, вот скажи, тебе книг на работе, что ли, мало? Зачем еще и дом в библиотеку превращать? -- блондинка указала рукой с книжкой на стеллаж, который занимал целую стену в маленькой комнате. -- Хотя брюнет на обложке весьма неплох. Горячие сцены есть? Дашь потом почитать?
   -- Ты же не любишь читать, -- проворчала я. -- И да, знаешь, она останется с эльфом.
   -- Ну зачем ты так сразу, -- Кэт состроила обиженную мордочку. -- Всю интригу раскрыла!.. И вообще, не понимаю, что героиня в этом блондинистом ушастике нашла? Он какой-то женоподобный, -- девушка отбросила книжку в сторону.
   -- Все вопросы не к героине, а к художнику, -- пожала плечами я.
  
  
   Перед сном я долго рассматривала черные туфли на высоком каблуке. Сумма на чеке пугала. Пару месяцев придется откладывать деньги, чтобы вернуть долг Кэт.
   Подошва у туфель была красная. Именно такую обувь носили стильные, уверенные в себе девушки в американских фильмах. И стоило мне поддаться уговорам подруги и примерить туфли, как я сразу почувствовала себя другим человеком. Просто не смогла уйти из магазина с пустыми руками.
   Кэт хотела добавить часть нужной суммы, но я отказалась, как делала всякий раз, когда Иванова хотела за меня заплатить. Закончился вечер тем, что мы впервые за долгое время поругались. Кэт не могла понять, зачем мне нужна такая работа, если я за месяц зарабатываю столько же, сколько она может за ночь спустить в ночном клубе.
   Наверное, туфли лучше сдать в магазин? Да, это самое разумное решение. Вот завтра же после работы и пойду...
   Спала я плохо, то и дело просыпалась и ворочалась в кровати. Проснулась сама, когда еще и шести не было. Долго перебирала скудные запасы одежды, пока не остановила выбор на узкой черной юбке по колено и строгой голубой блузе. Надела чулки -- давешний подарок Кэт. Взмахнула пару раз щеточкой с тушью по ресницам и нанесла немного блеска на губы. Привычно скрутила волосы в пучок на затылке, но затем передумала и собрала рыжую гриву в пышный хвост. Опустила ноги в удобные новые туфли.
   Не в деньгах счастье, деньги я заработаю. Надо не засиживаться в библиотеке допоздна, а заняться репетиторством. Я совсем недавно обещала себе обновить гардероб, так что покупка туфель это первый шаг в нужном направлении... Ладно, не шаг, а прыжок. Но должна же у меня в гардеробе быть хотя бы одна вещь, которую не стыдно надеть. Подзаработаю, с долгом расплачусь и, может, в следующем месяце еще какую-нибудь обновку прикуплю.
   Я подошла к старому, с поблекшей амальгамой зеркалу в прихожей. Сейчас, редкий случай, мне собственный внешний вид нравился.
   Из зеркала на меня смотрела худощавая девушка среднего... нет, благодаря каблукам уже высокого роста. Голубой цвет блузы оттенял фарфоровую кожу и рыжину волос. Юбка-футляр подчеркивала узкую талию и плавную линию бедер. Возможно, у меня и нет таких соблазнительных форм, как у Кэт, но фигура все равно стройная и красивая... О том, что блузу я купила еще будучи студенткой, а юбку и вовсе носила с последних классов школы, думать себе запретила.
   -- У меня новые классные туфли, -- сказала я собственному отражению. -- И новая я -- тоже классная, уверенная в себе девушка.
   Шла на работу я с мыслью, что, начиная с этого понедельника, все будет по-другому.
   -- Лиска, какие туфли! Да ты с ума сошла! -- тетушка Ада сразу заметила обновку. -- Дорогие, наверное? Рассказывай, где брала? Сколько отдала?
   -- Да не помню точно... Меня Кэт на распродажу вытащила, -- попыталась увильнуть от прямого ответа.
   -- Твоя Кошка и на распродажу? -- удивилась тетка. -- Она же всегда говорила, что посещать распродажи ниже ее достоинства. Рассказывай!
   -- Да вот... -- начала я и стушевалась.
   Врать никогда не умела и не любила, наверное, поэтому меня так задели слова того странного азиата.
   Поняв, что Ада не отстанет, я со вздохом выложила, где и за сколько купила туфли.
   -- Ты определенно сошла с ума! -- подытожила тетка. -- Не с твоей зарплатой такие покупки делать. Или богатого кавалера нашла?
   -- Какой кавалер? Откуда?..
   -- С таким подходом ты себе ухажера и не найдешь, -- припечатала Аделаида. -- Лис, если у тебя дорогие туфли, то и остальная одежда должна быть соответствующая. Да и не обращают мужчины внимания на детали, важен общий вид девушки.
   -- Ну... надо же с чего-то начинать... -- пробормотала я.
   В словах тетки был смысл, но мне не хотелось признавать свою ошибку.
   -- К тому же сразу видно, что на высоких каблуках ты ходить не умеешь. Лис, ты не ходишь, а будто сваи забиваешь... Эх, жаль, что теперь туфли сдать нельзя. Столько денег на ветер спустила!
   И вот что тут можно сказать? Что мне туфли нравятся? Что я чувствую себя в них увереннее?.. К слову, уверенности порядком поубавилось, Ада, как не раз бывало, с легкостью втоптала в грязь мое чувство собственного достоинства.
   -- Знаешь что, дай-ка примерить! Заодно покажу, как в таких туфлях надо ходить.
   Размер обуви и одежды у нас с Адой был один. В особо тяжелые годы после смерти мамы мне нередко приходилось донашивать одежду за тетушкой.
   Аделаида сделала пару кругов по читальному залу, сопровождаемая восторженными взглядами немногочисленных утренних посетителей. Походка у рыжеволосой женщины оказалась легкая и грациозная. В отличие от меня она и правда умела ходить на высоких каблуках, а ее стильный костюм лучше гармонировал с дорогими туфлями, чем моя старая одежда.
   -- Ну как? -- остановившись напротив меня, спросила тетка.
   -- Тебе идет, -- только и могла сказать я.
   -- Именно! -- Ада довольно улыбнулась. -- Если не сможешь носить, я у тебя эти туфли куплю. Со скидкой, конечно.
   -- Да буду я их носить, -- буркнула я. -- Сама буду.
   -- Ну как знаешь, -- пожала плечами библиотекарь и стряхнула несуществующую пылинку с лацкана своего пиджака. -- Мое дело предложить.
   После разговора с Адой я специально подловила в коридоре Германа Карловича. Вопреки моим чаяниям, и тут чуда не произошло. Скандинавский бог скользнул по мне равнодушным взглядом, а затем, как обычно, улыбнулся, не разжимая губ.
   К полудню непривыкшие к высоким каблукам ноги болели. К вечеру некогда удобная обувь превратилась в пыточные колодки. Снять туфли не позволяла гордость, да и не была я уверена, что потом смогу их надеть, а мне еще до дома добираться... Пожалуй, еще никогда я так не ждала окончания рабочего дня.
   Я стояла около поста охраны и собиралась с силами для рывка к метро, когда ко мне подошла бабушка-одуванчик из справочного бюро.
   -- Лисонька, девонька, сбегай на второй этаж, передай бумаги! -- старушка всучила мне папку.
   Чуть в голос не застонала.
   В справочном бюро я не работала и разносить бумаги была не обязана, но тамошним старушкам иногда помогала. Гораздо проще оказать услугу, чем объяснять, что входит в сферу твоих обязанностей, да и приучила меня мама старших уважать.
   -- Раиса Андреевна, я спешу и...
   -- Ой, Лисонька! Я, может, и старая, но точно не слепая. Ты уже пять минут стенку будки подпираешь... Или, может, ждешь Германа нашего? -- библиотекарь подмигнула.
   -- Германа Карловича? -- попыталась притвориться дурочкой я.
   -- Карловича, да. Ада говорила, ты к нему неровно дышишь.
   Когда карабкалась на второй этаж, костерила всех на чем свет стоит. Себя -- за слабость и бесхребетность. Кэт -- потому что уговорила купить туфли. Тетку Аду -- потому что распускала слухи и не предложила одолжить денег до зарплаты. Старушку Раису, которая без меры эксплуатировала молодежь. Германа... За что ругать Коха, так и не придумала. Не виноват же он, что я ему не нравлюсь. Как кому-то вообще может нравиться особа вроде меня?
   Себя и туфли было жалко до слез. Когда спускалась обратно по лестнице, чуть не плакала.
   Открыла сумку, потянулась за носовым платком. Хотела промокнуть глаза -- еще не хватало, чтобы тушь потекла...
   Нога подвернулась. Бесконечно долгую пару секунд я балансировала на краешке ступеньки, а затем полетела вниз... Полет был недолгим, я толком испугаться не успела. Меня подхватили сильные руки.
   -- Жить надоело?.. -- раздался голос у самого уха.
   Открыла глаза и нос к носу столкнулась с давешним азиатом. Из-под криво обрезанной челки на меня смотрели раскосые глаза. Янтарные. Нахальные.
   Я практически лежала на лестнице. Еще бы чуть-чуть и пересчитала спиной все ступеньки до первого этажа. Извернувшись под невероятным углом, парень удерживал меня на весу.
   От Ли Су Хена пахло осенним лесом -- кедром, спелой ежевикой и костром. Теплый, успокаивающий коктейль запахов, который совсем не вязался с тем набором чувств и эмоций, которые парень у меня вызывал.
   Азиат поставил меня на ноги и тут же отстранился, будто даже находиться рядом со мной ему было неприятно. Я вцепилась мертвой хваткой в перила, ноги дрожали.
   -- Жить надоело, спрашиваю? -- чуть приподняв бровь, повторил вопрос Ли Су Хен.
   Содержимое моей сумочки рассыпалось по лестнице. Сама сумка и вовсе валялась на площадке первого этажа.
   -- А?.. Нет, конечно...
   Давешний нарушитель спустился на несколько ступеней и подобрал мой паспорт. Раскрыл книжечку и удивленно хмыкнул. Затем окинул меня с ног до головы оценивающим взглядом.
   -- Что-то не похоже, -- парень криво усмехнулся и припечатал: -- нуна!
   Понятия не имела, что значило это самое "нуна", но вряд ли нечаянный спаситель наградил меня лесным эпитетом.
   -- Спасибо... -- прошептала я, -- что спас меня...
   Под взглядом янтарных глаз я почувствовала себя неуютно. В них не отражалось ни участия, ни симпатии. Губы парня презрительно кривились, показывая, какой жалкой он меня считает.
   Провела рукой по волосам, отмечая, что пышный хвост сбился набок. И только потом заметила, что шов на узкой юбке разошелся до середины бедра, выставляя на всеобщее обозрение кружевную резинку чулок.
   -- Ой, -- пискнула я, пытаясь стянуть вместе лоскуты ткани.
   Хотелось провалиться сквозь землю. Лишь бы только не видеть эту сардоническую усмешку и нахальные раскосые глаза.
   -- Держи, нуна, -- парень протянул мне паспорт. -- Не стоит документами разбрасываться.
   Пару секунд я колебалась, какой рукой взять паспорт. Правой -- держалась за перила, левой -- пыталась стянуть вместе лоскуты юбки. А потом на лестнице послышались шаги.
   Испуганно обернулась. Когда на площадке второго этажа показался Герман Карлович Кох, сердце ушло в пятки.
   Я мысленно взвыла. Ну почему?! Почему мне так не везет?!! Почему свидетелем моего позора должен был стать именно Герман? Будто одного азиата было мало... К слову о странных азиатах, парень куда-то исчез. Паспорт одиноко лежал на ступеньке у моих ног.
   Порванным краем юбки прислонилась к перилам. Попыталась сделать вид, что посреди лестницы просто так стою, интерьером библиотеки любуюсь. А то, что ступени, будто осенние листья, усеяли женские мелочи из моей сумочки -- это уборщица плохо за порядком следит, и я тут совершенно ни при чем. Вдруг Герман, как обычно, меня не заметит?
   -- Алиса Степановна, вы как? Не ушиблись? -- в голосе заведующего фондом редких и ценных изданий слышалась неподдельная тревога. В другое время я бы вниманию Коха к своей персоне обрадовалась, но не сейчас.
   -- Нет-нет, Герман Карлович, все в порядке, -- поспешила успокоить коллегу. -- Просто сумку уронила. Ничего страшного.
   Быть может, заведующий мимо пройдет? Не обратит внимания на мою проклятую юбку?..
   -- Вижу, что далеко не в порядке, -- скандинавский бог остановился на пару ступенек ниже меня, протянул руку. -- Давайте, помогу спуститься.
   -- Да нет, я как-нибудь сама, -- даже заставить себя посмотреть в сторону Германа не могла, не то чтобы встретиться с ним взглядом.
   -- Отказа не приму... Или вы сами идти не в силах?
   Я испугалась, что Кох решит блеснуть рыцарским воспитанием и подхватит меня на руки.
   -- Нет-нет, все нормально, -- вцепилась пальцами правой руки в протянутую длань моего кумира. Рука у Германа оказалась холодная, твердая -- будто принадлежала мраморной статуе, а не живому человеку.
   По лестнице мы спускались медленно. Я старательно смотрела себе под ноги, выверяла каждый шаг. Левой рукой все также удерживала расползающуюся юбку.
   -- А что это был за кореец? -- вдруг спросил Герман.
   -- Кореец? -- растерянно переспросила я.
   -- Парень, с которым вы разговаривали на лестнице.
   Ли Су Хен -- вполне себе корейское имя, вероятно, наглый фрик, этот мой нечаянный спаситель, и правда, кореец. И как только он сумел меня поймать? Когда я спускалась, на лестнице не было ни души.
   Как парень вообще смог в понедельник пробраться в библиотеку, если в пятницу у него отобрали читательский билет?
   -- А-а-а... я его не знаю.
   -- Мне так не показалось. Впрочем, если не хотите рассказывать...
   -- Видела его в библиотеке как-то раз, -- тут же поспешила ответить я. Еще не хватало, чтобы Герман подумал, что меня и Ли Су Хена нечто связывает.
   -- Странный он парень, держались бы вы от него подальше, Алиса Степановна.
   -- И выбор книг у него странный, -- пробормотала я.
   Я была благодарная Коху, что он начал этот разговор. Так я могла хотя бы немного абстрагироваться от чудовищно глупой и постыдной ситуации, в которой оказалась.
   -- Да? И какой же? -- вежливо поинтересовался мужчина.
   -- Что-то там про инквизицию в нашей стране.
   -- Вот как? -- удивился заведующий. -- И правда, странный выбор.
   Герман довел меня до первого этажа, я устало прислонилась к стене.
   -- Постойте здесь, я соберу ваши вещи.
   -- Я сама!..
   -- Не спорьте со мной, Алиса Степановна, -- чувственные губы мужчины украсила слабая улыбка. -- Позвольте мне немного побыть джентльменом.
   Вдруг я поняла, что слишком пристально смотрю на губы заведующего. Моргнула и отвела взор.
   -- Да-да, конечно...
   Кох быстро прошелся по лестнице, собирая раскиданные вещи. Тайком я любовалась фигурой мужчины. Широким разворотом плеч, гибким станом, отточенностью движений... Всякий раз, когда Герман наклонялся за очередной вещицей, и строгие серые брюки обрисовывали очертания его ягодиц, я чувствовала, как пунцовая краска заливает мои щеки.
   В отличие от большинства сотрудников мужского пола, заведующего нельзя было назвать книжным червем, чувствовалось, что он знаком с физическим трудом, прекрасно владеет собственным телом. Почему-то думалось, что Кох не только регулярно посещает тренажерный зал, но и секцию каких-нибудь единоборств.
   У заведующего красивая и гармонично сложенная фигура, не то что у тощего корейца. Впрочем... Я вспомнила сильные руки Ли Су Хена. Как парень изогнулся, удерживая меня от соприкосновения с острыми гранями ступеней. Чтобы поймать и удержать девушку в подобном положении, нужна невероятная сила и скорость реакции...
   -- Держите, -- Герман протянул мне сумку. -- Вроде ничего из вашего имущества не пострадало, только зеркало разбилось. Но вы же не верите в глупые суеверия?
   -- Не верю, -- слабо улыбнулась я и зачем-то добавила: -- Иначе у меня дома не жила бы черная кошка.
   Кох только кивнул, а затем сказал:
   -- Теперь я одолжу вам свой плащ, и мы поймаем такси.
   С ужасом уставилась на заведующего.
   -- Нет-нет, Герман Карлович! Прошу вас, не беспокойтесь! Я сама...
   -- Я не могу оставить даму в беде.
   -- Герман Карлович, -- взмолилась я, -- мне и так неловко. Не знаю, как вам завтра в глаза буду смотреть! А если меня увидят в вашем плаще, то, как вы меня сажаете в такси... -- слухи пойдут! Вы же знаете наш коллектив!
   -- Да, у нас тот еще серпентарий, -- мужчина усмехнулся, не разжимая губ.
   -- Прошу вас, Герман Карлович! Я... я зашью юбку. И сменная обувь у меня есть. И такси сама поймаю, -- ложь далась удивительно легко.
   Прикусила губу, чтобы не расплакаться. А затем, набравшись смелости, наконец встретилась с заведующим взглядом. В небесно-голубых глазах скандинавского бога отражались тревога и сомнение.
   -- Уверены? -- прищурившись, спросил Кох.
   Я только кивнула.
   -- Хорошо, но только с одним условием.
   -- Каким?
   -- Называйте меня впредь по имени... Алиса, ведь я могу вас так называть?
   -- Да-да, вы можете... -- растерянно пробормотала я. -- Но... как же я могу? Как же субординация?
   -- Когда мы наедине, субординация ни к чему, -- заведующий улыбнулся.
   -- А?.. Да, хорошо... -- несколько раз, как китайский болванчик, кивнула я.
   -- Так вы уверены, что сами справитесь? Может, мне хотя бы проводить вас до вашего шкафчика?
   -- Справлюсь, Герман Карлович.
   -- Алиса, мы же договорились, -- пожурил меня заведующий.
   -- Справлюсь... Герман, -- вздохнула я.
   -- Вот и славно.
   Когда Кох ушел, я закрыла глаза и прислонилась затылком к холодной стене. Из глаз потекли слезы.
   Как же глупо. Как же стыдно.
   И почему Герман обратил на меня внимание именно сейчас?!
   Придерживаясь за стену, добрела до женского туалета. Стоило увидеть собственное отражение в зеркале, как мне стало еще хуже. Прическа напоминала воронье гнездо. Лицо украшали темные от туши дорожки слез. Блузка выбилась из-за пояса. Шов на юбке разошелся почти до самого верха, бесстыдно выставляя напоказ кружевную резинку чулок. И о чем я только думала, когда надевала эту юбку?..
   Я умыла лицо и расчесала волосы, скрутила рыжую гриву в узел на затылке. Герману я соврала, у меня не имелось ни сменной обуви, ни денег на такси. Хорошо хоть нитки с иголкой нашлись в косметичке. Зная собственную невезучесть, я всегда носила их с собой.
   Всякий раз, стоило мне решить что-то изменить в своей жизни, случалась какая-то неприятность. Помнится, когда я спешила на собеседование в престижную фирму, которое устроил курирующий диплом профессор, меня с ног до головы окатила водой из лужи проезжающая машина. Понятное дело, на собеседование я не попала, место меня дожидаться не стало, да еще и отношение с преподавателем испортила. Затем работу пыталась найти уже сама -- и вновь мне каждый раз чудовищно не везло. То телефон упадет на рельсы в метро, то отца заберут в больницу с острым аппендицитом, то квартиру затопят соседи... Так что после нескольких неудачных попыток я отчаялась искать лучшую работу. Тем более что место в библиотеке меня вполне устраивало -- от дома недалеко и любимые книги кругом, вот если бы еще платили хотя бы чуточку больше...
   Личная жизнь у меня тоже не складывалась. Разумеется, я не была так популярна, как Кэт, но и в старших классах школы, и в институте, и даже в библиотеке поначалу меня на свидания приглашали... Вот только у меня ни разу не дошло дело до второго свидания, да и первые случались не всегда. Если была бы суеверна, то подумала бы, что на мне венец безбрачия. Я ломала каблуки, теряла телефоны, проливала на кавалеров кофе и вино, один раз и вовсе особо симпатичного мне парня чуть с моста в реку не столкнула... случайно, конечно. Кэт давно уже не пыталась меня ни с кем свести. Как-то раз подруга призналась, что ей своих знакомых просто жалко, боится, что однажды я кого-нибудь ненароком убью. Ада говорила, что мне не стоит впадать в уныние и просто подождать, что рано или поздно любовь сама найдет меня.
   Если задуматься, началась черная полоса лет тринадцать назад. Сначала маму сбила машина, затем отец на несколько недель ушел в запой и потерял работу. Я тогда практически бросила школу, кошка и та по ночам выла, будто раненый зверь... Вероятно, отец вскоре пропил бы все имущество и квартиру в придачу, его бы выгнали на улицу, а меня отправили в детский дом. Неизвестно, как бы сложились наши судьбы, если бы как-то утром в дверь не позвонила тетушка Ада. Она смогла вывести отца из запоя, меня заставила вернуться в школу, привнесла некий порядок в наши жизни. До этого Аду я видела лишь на похоронах матери. Несмотря на то, что сестры жили в одном городе, они почему-то не общались. Я только знала, что у мамы есть сестра, которая младше ее на одиннадцать лет.
   Аделаида Сергеевна, как этакий своенравный и острый на язык ангел хранитель, присматривала за нашей семьей. Помогла мне устроиться в "Ленинку", папа не без ее участия тоже нашел новую работу, пусть и не такую хорошо оплачиваемую, как прежде, и связанную с частыми разъездами.
   Когда ехала домой в метро, думала, какая же я все-таки идиотка -- такой шанс сблизиться с Германом упустила. Кэт или Ада, окажись они на моем месте, упали бы в объятия благородного рыцаря, позволили проявить о себе заботу. В конце концов, сколько отношений в книгах и фильмах начинались именно с подобных нелепых ситуаций... С другой стороны, может, и хорошо, что я Германа оттолкнула. Если покупка новых туфель привела к падению с лестницы, то чем обернулась бы попытка завязать отношения с заведующим? Лучше даже не пытаться. Я и так выставила себя в глупом свете, а то, возможно, и вовсе пришлось бы новую работу искать.
   Лучше вообще больше не пытаться изменить свою жизнь, а плыть по течению и, как говорит тетушка Ада, довериться судьбе...
  
  

ГЛАВА 2

   На следующий день я специально расспросила коллег. Ли Су Хен не пытался ни восстановить читательский билет, ни получить новый. Вообще ни один молодой азиат вчера билет не получал, ни постоянный, ни разовый.
   Полдня ходила как неприкаянная, а в обед набралась смелости и наведалась в службу безопасности. Упросила нервного сутулого мужчину посмотреть записи камер с той самой злополучной лестницы. Посвящать кого-либо в свою постыдную историю не хотелось, но Федор Алексеевич не относился к числу библиотекарских сплетников, а мне не давало покоя, откуда кореец взялся в библиотеке, как он успел меня поймать. И что уж кривить душой, мне свойственен некий мазохизм и хотелось увидеть ситуацию со стороны. Возможно, все не так страшно, и я, как не раз бывало, сама себя накручиваю?
   Выяснилось, что обе камеры, с которых можно было рассмотреть лестничный пролет, как раз вчера вышли из строя -- видео оказалось безнадежно испорчено. На записях с соседних камер были и я, и Герман Карлович, а вот Ли Су Хену каким-то образом удалось улизнуть от взора всевидящего ока.
   "Все страньше и страньше", как говорила моя тезка из одноименной книги. Чудной этот кореец -- появился как черт из табакерки и также внезапно пропал...
   Заведующего фондом редких и ценных изданий я весь день старательно избегала. Стоило только заметить высокую широкоплечую фигуру, как я тут же стремилась спрятаться за колонной, за спиной Ады или кого-то из коллег. Тетушка, видя мои метания, только посмеивалась.
   -- Лис, ты мне ничего не хочешь рассказать?
   -- Нет-нет... -- замотала головой я.
   -- Точно? Вчера ничего не случилось? -- подозрительно уточнила тетка.
   -- Точно! Ада, ты же меня знаешь.
   -- В том-то и дело, что слишком хорошо знаю. У тебя дар притягивать неприятности и попадать в идиотские ситуации, -- проворчала старший библиотекарь.
   На работе опять задержалась. Не хотела в гардеробе или на лестнице случайно столкнуться с Германом. Каково же было удивление, когда я заметила Коха через полчаса после окончания рабочего дня. Притом направлялся заведующий не куда-либо, а прямиком ко мне. Я не придумала ничего лучше, как нырнуть под стол. Понимала, что веду себя глупо, но ничего не могла поделать.
   -- Алиса, вы в порядке? -- заведующий заглянул в мое укрытие. -- Опять упали?
   -- В порядке... -- пролепетала я, покраснев как маков цвет. Затем выставила вперед зажатый в кулаке карандаш, заставив мужчину отшатнуться. -- Видите! Под стол закатился.
   -- Вижу, -- улыбнулся Кох. -- Давайте помогу выбраться.
   -- Я сама...
   У меня самой не получилось. Когда выбиралась из-под стола, то облокотилась на вращающееся кресло, и оно поехало в сторону. Я бы самым позорным образом растянулась на полу, если бы меня не подхватил Герман.
   Карандаш выпал из пальцев и теперь действительно закатился под стол.
   -- Что же вы так, -- пожурил меня заведующий, -- осторожнее надо быть.
   -- Ой, опять уронила...
   -- Я про вас, а не про карандаш.
   -- Вы же заметили, я неуклюжая и невезучая, -- прошептала я. От близости Германа меня бросало в жар, в отличие от Ли Су Хена заведующий из объятий меня выпускать не спешил.
   -- Лис, я документы на твой стол положила, -- вдруг откуда-то из-за моей спины раздался голос тетки.
   Я вздрогнула. Герман плавно от меня отстранился.
   -- Аделаида Сергеевна, добрый вечер, -- поздоровался Кох.
   -- Вечер добрый, -- расплылась в улыбке старший библиотекарь. -- А вы какими судьбами в наш отдел? Быть может, я могу вам чем-то помочь?
   -- Спасибо, нет. Я мимо проходил.
   -- Может, как-нибудь к нам на чай зайдете?
   -- Может быть, -- вежливо улыбнулся Кох.
   Уже уходя, заведующий вдруг обернулся и добавил:
   -- Алиса, вчера забыл сказать, вы очаровательно смотрелись в тех туфлях.
   Я не нашлась, что ответить. Лишь растерянно хлопая ресницами, смотрела вслед своему скандинавскому богу.
   Стоило уйти заведующему, ко мне подлетела тетка и с неожиданной злостью прошипела:
   -- Говоришь, вчера ничего не произошло? И с каких это пор наш Герман величает тебя просто Алисой?
   -- Ада, я очень спешу!.. -- подхватив сумку, я трусливо сбежала прочь.
   Отвечать на вопросы тетушки безумно не хотелось. За эти годы я тоже неплохо изучила натуру старшей родственницы -- прилипнет банным листом и, пока всю подноготную не выведает, не отстанет, а потом еще нравоучениями замучает. Тем более что тут у Ады шкурный интерес -- Герман Карлович тетушке нравился не меньше, чем мне.
   По лестнице сбежала вприпрыжку, радуясь, что утром надела удобные черные джинсы и мягкие ботинки на спортивной подошве. Туфли вчера перед сном почистила и убрала в коробку, которую засунула аж на антресоль. О своей спонтанной покупке больше не жалела -- благодаря ей мне удалось сблизиться с Германом, и он, несмотря на все увещевания тетушки, заметил не только туфли, но и меня. Я чувствовала себя настоящей Золушкой. Быть может, это и есть та самая, предначертанная мне судьбой любовь, о которой твердила Ада?..
   До дома решила прогуляться пешком, для начала октября на улице стояла удивительно теплая погода. Настроение было хорошее, не хотелось спускаться в душное и тесное метро.
   Я любила вечерний Арбат: выложенную плиткой мостовую и теснившиеся вдоль улицы особняки и доходные дома; мягкий свет фонарей и яркие вывески многочисленных кофеен, баров и всевозможных магазинчиков. Меня не раздражали ни уличные торговцы и зазывалы, ни многочисленные туристы -- их я старалась просто не замечать.
   Домой шла не спеша, то и дело останавливалась, чтобы посмотреть на работу уличного художника или послушать музыкантов.
   Когда на меня странно посмотрел очередной прохожий, я поняла, что улыбаюсь как последняя идиотка, и мысли в голове теснятся наиглупейшие -- я раздумывала, что завтра надеть. Так и захотелось дать себе подзатыльник, ведь сама же не далее, как вчера, решила плыть по течению и не пытаться даже форсировать события. Пусть все идет, как идет. Тем более что надеть мне как раз и нечего. Денег на обновки нет, единственную приличную юбку вчера разорвала, а туфли с красной подошвой в ближайшее время даже в руки брать не хочу. От осознания этих фактов радужное настроение улетучилось, а вместе с ним и желание прогуливаться по Арбату. Я свернула в один из многочисленных переулков.
   Удивительное дело, на самом Арбате все ярко, шумно и светло, а стоит зайти в подворотню, как тут же окутывает бархатная темнота и людские голоса приглушаются. Фонари, и те горят не на каждом доме. Дорогу я знала, заблудиться не боялась. Да что там, я здесь знала каждый закуток -- практически выросла на этих улицах. Когда умерла мама, а отец ушел в запой, дома стало находиться невыносимо -- я целыми днями гуляла по центру города.
   Переулок только казался пустым. Навстречу мне прошла усталая женщина с сумками из ближайшего супермаркета, только что дверь в подъезд закрыл мужчина представительного вида, а на крохотной детской площадке после трудового дня собралась веселая компания... Хотя нет, компания только на первый взгляд казалась веселой. Десяток темных теней окружили худощавого темноволосого парня. Со стороны площадки не доносилось ни звука, но я буквально чувствовала разлившееся в воздухе напряжение. Парень замер в боевой стойке, окружившие его коренастые фигуры подрагивали, будто на ветру.
   Моргнула и встряхнула головой. Наваждение какое-то! Привидится же!
   Нет, разумеется, люди с детской площадки никуда не исчезли, просто перестали казаться эфемерными существами. Дружелюбнее окружившие парня фигуры тоже выглядеть не стали.
   Вот и что прикажете делать?.. Притвориться слепой и пройти мимо? Позвонить в полицию?
   Развернуться и уйти я не могла, знала свой характер, потом вся изведусь. Звонить в полицию откровенно боялась. Что я им скажу? Примчатся ли служители правопорядка в темный арбатский двор, потому что у меня возникли даже не подозрения, а так -- смутные предчувствия... Что-то сомневаюсь.
   Я перекинула ремешок сумки через плечо, а саму сумку сдвинула за спину. Приготовилась в случае опасности со всех ног бежать обратно на шумный людный Арбат. И заголосила:
   -- Полиция! Полиция! -- а затем, вспомнив совет из недавно прочитанной книги, как вести себя в подобной ситуации, что было мочи, крикнула: -- Пожар!!!
   Тени зашевелились. Парень резко обернулся. Взметнулась, будто ворон крылом взмахнул, косая челка. Сверкнули знакомые янтарные глаза.
   Захлопали оконные рамы, послышались встревоженные голоса жильцов.
   Темные фигуры вдруг, как по команде, бросились врассыпную. Одна устремилась вверх по пожарной лестнице, вторая, по-обезьяньи перебирая руками, по водосточной трубе. Двое нырнули в приоткрытый канализационный люк. Остальные тени, в несколько касаний взлетев по стене дома, скрылись в оконных проемах второго и третьего этажей. Выглядывающие во двор люди вторжение в свои квартиры будто не заметили...
   Ни лиц, ни даже одежды нападавших я так и не смогла рассмотреть. Лишь темные фигуры -- невысокие, коренастые, длиннорукие, удивительно однообразные -- будто не люди это, а стадо обезьян.
   Схватив за запястье, Ли Су Хен дернул меня за руку, увлекая прочь. Вслед нам неслись проклятия потревоженных жильцов дома.
   Не знаю, как я не упала, как не переломала ноги. Еще никогда не приходилось бегать с такой скоростью. Я вообще не представляла, что подобное возможно. Остановился кореец, только когда мы выбежали на оживленную улицу. Резко отпустил, нет, даже отбросил мою руку. Глаза парня яростно горели.
   -- Ведьма, ты с ума сошла?! Какого... ащщ... за мной следишь?! -- наклонив на голову, прошипел он.
   -- Я тебе, может быть, жизнь спасла!.. А ты только и можешь, что обзываться! -- растирая запястье, огрызнулась я.
   Просто черная неблагодарность! Он мне чуть руку из сустава не выдернул. И синяк наверняка останется.
   Ли Су Хен на меня как-то странно посмотрел, даже на полшага отступил.
   -- Хочешь сказать, просто мимо проходила? -- прищурившись, уточнил он.
   -- Ага... Даже не знала, что ты -- это ты... Лица не видела.
   Я все никак не могла отдышаться, а парень будто нашей безумной пробежки не заметил, у него даже дыхание не сбилось.
   -- Зачем тогда полицию звать стала?
   -- Как зачем?.. -- удивленно воззрилась на корейца. -- Увидела человека в беде. Не смогла пройти мимо. Натура у меня такая.
   -- Натура, говоришь? -- Ли Су Хен усмехнулся, сверкнув ровными белыми зубами.
   Жутковатая усмешка вышла у азиата, аж мороз пробрал до костей. Или просто до меня с опозданием начала доходить вся абсурдность ситуации, в которой я оказалась? Похоже, у меня не только слишком богатое воображение, но и фантастических книг я читаю с избытком.
   -- И ты не побоялась привлечь внимание... тех, кто меня окружил? Ты вообще их разглядела?
   -- Не особо, -- покачала головой. -- Лишь темные коренастые фигуры. А кто это был?
   -- Еще интереснее, что им от меня было нужно... -- туманно ответил парень. -- Ладно, что мы посреди улицы стоим, давай я тебя до дома провожу.
   -- Не надо, тут недалеко, я сама...
   -- Надо. Уже поздно, а улицы вашего города небезопасны.
   -- И все же...
   -- Нуна, я настаиваю. Должен же я как-то отблагодарить тебя за свое спасение.
   Интуиция подсказывала, что меня своей спасительницей парень вовсе не считал.
   -- Тогда мы квиты. Ты поймал меня, когда я упала с лестницы, ну а...
   -- Это уж мне считать, квиты мы или нет, -- ощерился Ли Су Хен. -- Так в какую сторону нам идти?
   Прогулка в обществе странного азиата меня нисколько не прельщала. Показывать, где я живу, не хотелось тем более. Но выбора не было, сбежать от этого парня точно не получится.
   -- Туда, -- я со вздохом махнула рукой в сторону метро "Смоленская".
   Несколько минут мы шли молча, а потом я задала вопрос, который не давал мне покоя целый день:
   -- Как ты вчера оказался в библиотеке?
   -- У каждого из нас свои секреты, нуна, -- усмехнулся Ли Су Хен.
   -- То ведьмой обзовешь, то какой-то нуной... Может, хватит, а? -- проворчала я.
   Парень неожиданно запрокинул голову и громко, открыто рассмеялся.
   -- Я тебя не обзываю. Нуна -- это корейское обращение.
   -- У меня имя есть.
   -- По имени к девушке старше себя обращаться невежливо. Тем более к малознакомой.
   Какие-то странные представления у Ли Су Хена о вежливости. И вообще сам он странный...
   Поначалу я решила, что парню около двадцати. Но сейчас, присмотревшись, пришла к выводу, что он может быть года на три-четыре старше. Точнее сказать затруднялась -- кто разберет этих азиатов.
   Его внешний вид вводил в заблуждение, создавалось впечатление, будто Ли Су Хен сошел со страниц модного журнала... Черное то ли пальто, то ли вязаная кофта -- нараспашку. На шею небрежно накинут тонкий серый шарф. Под кофтой виднелась синяя футболка. Узкие черные брюки заправлены в высокие армейские ботинки. Рукава кофты засучены, на левом запястье часы, на правом несколько тонких кожаных браслетов.
   Волосы пострижены коротко, лишь челка длинная и ассиметричная. В левом ухе я заметила маленькую сережку в виде звериной лапы, на пальцах несколько серебряных колец.
   Чувствовалось, что Ли Су Хен старательно следит за собой, подбирает аксессуары. Не знаю, возможно, подобное поведение на родине парня считалось вполне обычным, но здесь он выглядел будто инопланетянин ну или представитель богемы, который собрался позировать перед фотокамерами.
   -- Что? Нравлюсь? -- прищелкнув языком, спросил кореец.
   Не удержавшись, рассмеялась. Ну и самомнение у азиата. Похоже, он абсолютно уверен в собственной неотразимости.
   -- Ты... странный. Будто пришел с другой планеты.
   -- О, поверь мне, я вполне земное создание, а не человек со звезды, -- почему-то развеселился Ли Су Хен. -- Если уж на то пошло, нуна, ты тоже странная.
   -- Я -- вполне обычная.
   -- Все зависит от точки зрения.
   Тут не поспоришь. На взгляд корейца, наверное, многие жители нашего города кажутся странными. В конце концов, разница культур, менталитетов, воспитания... у нас колоссальная.
   Но вот что удивительно, разговаривать с этим толком незнакомым парнем было легко, будто мы друг друга знали с первого класса школы. При этом я все еще чувствовала некую чуждость Ли Су Хена. Меня пугали его хищные повадки. Кривая ухмылка, которая напоминала звериный оскал. Янтарные раскосые глаза, которые скорее подошли бы обитателю дремучих лесов, чем цивилизованному человеку.
   -- Знаешь, что еще странно?.. -- задумчиво произнесла я.
   -- И что же? -- хмыкнул Ли Су Хен.
   -- Несколько дней назад ты по-русски говорил с трудом, а сейчас я даже акцента не слышу.
   -- У меня способности к языкам, -- отмахнулся парень.
   -- И долго русский учил?
   -- Хм... -- кореец прищурился и взлохматил волосы у себя на затылке. -- Немного знал, а так с неделю где-то.
   -- Быть не может!
   -- Почему же? Может. Живое общение помогает. Вот беседую с тобой, расширяю свой словарный запас, -- улыбнулся Ли Су Хен.
   Разумеется, я ему не поверила. Нельзя даже при базовых знаниях в совершенстве выучить язык за несколько дней. Вероятно, в пятницу, когда я застала его в читальном зале, он специально коверкал свою речь. Надеялся, что к иностранцу, который и по-русски еле говорит, никто особых претензий предъявлять не будет.
   Мы уже подходили к дому, когда перед нами, взвизгнув тормозами, остановилась красная спортивная иномарка. Ли Су Хен вновь ухватил меня за запястье.
   Стекло на водительской двери опустилось, из машины выглянуло кукольное личико Кэт.
   -- О, привет! Я как раз к тебе соби... -- взгляд подруги переместился с меня на корейца. Глаза девушки удивленно расширились.
   Кэт очаровательно улыбнулась и грациозно вынырнула из автомобиля. Умудрившись при этом продемонстрировать и гибкий стан, и длинные ноги, и даже соблазнительное декольте -- когда она успела расстегнуть плащ, я не заметила. Сомнений нет, Иванова нашла новый объект для охоты.
   -- Алиса! Ты не рассказывала, что у тебя есть такие знакомые!.. -- пропела девушка и тут же обратилась к парню: -- Привет! Я Кэт, лучшая подруга этой негодницы. А тебя как зовут? -- протянула руку то ли для поцелуя, то ли для рукопожатия.
   -- Его не зовут, он сам приходит, -- проворчала я, растирая запястье. Ну и хватка у корейца! И вообще что за манера, чуть что, девушек за руки хватать. Я подозревала, что завтра темные обручи синяков будут украшать обе мои руки.
   Ли Су Хен насмешливо хмыкнул. И вопрос Кэт, и протянутую руку девушки он проигнорировал, будто в упор Иванову не замечал. Краем глаза я видела, как менялось выражение лица подруги: удивление, досада, гнев. Рука Кэт дрогнула, а затем она сделала вид, что вытянула руку вперед лишь для того, чтобы снять березовый листок, прилипший к моему рукаву.
   -- Этого невоспитанного парня зовут Ли Су Хен, -- пришла на помощь подруге я.
   -- Так он не хам, а просто иностранец? -- мило улыбнувшись и кокетливо стрельнув глазами в сторону молчаливого азиата, спросила Кэт. К девушке стремительно возвращалось хорошее настроение.
   -- Иностранец, но...
   -- Что же ты сразу не сказала, что он по-русски не говорит? -- продолжая улыбаться, прошипела Кэт.
   -- Он говорит...
   -- А как вы тогда общаетесь? -- спросила Кэт и тут же, коверкая слова, обратилась к Ли Су Хену: -- Ду ю спик инглиш?
   Кореец все также молчал, но я видела, как кривились его губы. Он еле сдерживался, чтобы не засмеяться.
   -- Кэт, послу...
   -- Все же где ты такой примечательный экземпляр нашла? Такая экзотика! Аж слюнки текут... -- ворковала Иванова.
   -- Да говорит он! По-русски! -- рыкнула я.
   Согнувшись пополам, парень захохотал. На подругу было больно смотреть, она кусала губы и со злостью поглядывала на меня.
   Отсмеявшись, азиат легко поклонился.
   -- Пожалуй, я пойду. Думаю, вам есть что обсудить, -- напоследок ослепительно улыбнувшись, Ли Су Хен развернулся на каблуках и пошел прочь.
   -- Эй, подожди! -- окрикнула корейца Кэт.
   Если Иванова наметила цель, то легко сдаваться не привыкла. Она могла простить и неуважение, и даже пренебрежение, но потом былому обидчику доставалось сполна.
   Ли Су Хен остановился, медленно обернулся.
   -- Ты ведь иностранец? -- спросила девушка.
   Парень вновь вопрос проигнорировал.
   -- Иностранец, иностранец, -- со вздохом подтвердила я.
   Моему провожатому доставляло какое-то извращенное удовольствие издеваться над Кэт. И слепой бы заметил, что гламурная блондинка корейца нисколько не интересовала, но в то же время Ли Су Хену было любопытно, на что еще девушка пойдет, чтобы привлечь его внимание.
   -- Может, мы с Алисой устроим тебе экскурсию по городу?
   -- Вы вдвоем?.. -- переспросил Ли Су Хен, а затем кивнул: -- Согласен, хорошая идея.
   Еще одна прогулка со странным азиатом определенно не входила в мои планы, но Иванова, как нередко бывало, мое мнение забыла спросить.
   -- Кэт, не уверена, что... -- начала я.
   -- Подожди! С тобой потом поговорю, -- перебила меня подруга и вновь обратилась к Ли Су Хену: -- Встретимся завтра вечером?
   -- Лучше послезавтра. В четверг вечером.
   -- Эй!.. -- крикнула я, стремясь привлечь к себе внимание.
   Никто в мою сторону даже не посмотрел. Теперь уже меня игнорировали, притом не только кореец, но и Кэт.
   -- Телефончик оставишь?
   Ли Су Хен продиктовал свой номер, а затем, наконец, ушел. Подхватив под руку, подруга буквально потащила меня в сторону дома.
   -- Кэт, ты машину в неположенном месте припарковала, -- попыталась я образумить девушку.
   -- Черт с ней! Потом разберусь! -- отмахнулась Иванова. -- Нам надо срочно поговорить!..
  
  

Ли Су Хен

  
   Убедившись, что девушки скрылись в подъезде, парень направился прочь. Вонгви ожидаемо увязались за ним следом. Разумеется, это были не корейские духи, откуда им в северной стране взяться, а какая-то местная разновидность. Твари принадлежали к потустороннему миру и были настроены недружелюбно, поэтому Су Хен и окрестил их вонгви.
   Две темные фигуры крались вдоль стен домов, прятались за лавочками, кустами и мусорными баками. Еще с десяток существ преследовали корейца по крышам.
   Су Хен старательно делал вид, что духов не замечает, и он просто припозднившийся скучающий турист, но при этом избегал неосвещенных мест.
   Вновь оказавшись на шумном Арбате, кореец легко растворился в людской толчее. Народная масса, пританцовывая, слушала выступление какого-то индейского коллектива.
   Ловко уворачиваясь от танцоров, часть из которых была порядком навеселе, Су Хен пробивался к противоположному краю улицы. По дороге его внешность неуловимо менялась. Волосы стали длиннее и сменили цвет с черного на каштановый. Черты лица приобрели более европейский вид, на подбородке и щеках появилась трехдневная щетина. Шарф исчез, легкое пальто превратилось в длинную, в нескольких местах порванную клетчатую рубашку. Брюки тоже изменили фасон, стали в два раза шире и обросли десятком накладных карманов... Разве что рост и фигура корейца так и остались прежними.
   Вынырнув из одной толпы, Су Хен тут же потерялся в следующей. Лишь минут через двадцать блужданий по центру города, когда вонгви давно потеряли его след, парень вернул себе привычный вид.
   Кумихо мог сбросить ищеек со следа, не прибегая к подобным ухищрениям. Мог и вовсе вонгви развоплотить. Но зачем раньше времени демонстрировать свои способности?..
   За то недолгое время, что Ли Су Хен пробыл в Москве, он не заметил магической активности. Разумеется, сверхъестественные существа в городе были. И люди, наделенные особыми талантами, и создания, только притворяющиеся людьми вроде самого кумихо, и разумные твари, в облике которых нельзя углядеть ничего человеческого... Просто все они предпочитали вести жизнь тихую и неприметную. Су Хен никак не ожидал, что на него объявят охоту.
   Любопытно, чего хотели добиться вонгви? Они пытались его убить или захватить в плен, напугать или оценить его возможности? Лишь в одном кореец не сомневался, тварей кто-то подослал -- низшие духи сами по себе редко собирались в стаи, и уж точно не вели себя так организованно. Впрочем, то корейские духи, кто знает, на что способны российские? Проверять разницу на собственной шкуре кумихо не стремился.
  
  
   -- Каков гад! Игнорировать меня вздумал... Меня! -- взорвалась Иванова, стоило нам войти в мою квартиру. -- Ничего, он у меня еще попляшет. Как шелковый станет! Пылинки с меня сдувать будет! На руках носить!..
   -- Лучше бы ты с ним не связывалась, -- я сняла обувь и повесила куртку на вешалку. Прошла на кухню. Ко мне тут же бросилась оголодавшая за день кошка.
   -- Что?! Ревнуешь?
   -- Дался мне этот азиат, -- фыркнула я, открывая дверь холодильника. -- Странный он. Очень.
   -- Ну как знаешь! Вот увидишь, не пройдет и недели, как он за мной бегать начнет.
   -- Ага... -- растерянно отозвалась я.
   -- И почему ты сразу не сказала, что он по-русски говорит? Я себя такой дурой выставила!
   -- Я пыталась. Если бы ты меня чаще слушала и меньше перебивала... -- поставила мисочку с говяжьим фаршем перед кошкой.
   -- А... -- начала Кэт и тут же замолчала, видимо, вспомнив мои попытки ее вразумить. -- Так настойчивее надо быть!
   -- Надо, -- вздохнула я, -- только из нас двоих вся настойчивость досталась тебе.
   Кошка понюхала угощение, а затем недовольно посмотрела на меня.
   -- Извини, Васька. Свежее мясо куплю завтра.
   Васька, будто нехотя, принялась есть.
   -- Избаловала ты свою блохастую! А вообще, увидит кто, как ты с этой гурманкой беседуешь, еще дурку вызовет. С людьми надо общаться, а не с кошками.
   Кэт не зря обозвала мою питомицу гурманкой, вкус к еде у Васьки и правда был привередливый. Она не признавала кошачий корм: ни сухой, ни консервы, ни всевозможные лакомства. Предпочитала сырое мясо и рыбу. Просто обожала креветки, но, по понятным причинам, этим деликатесом я могла баловать Ваську нечасто.
   -- Чай будешь? -- спросила я, зажигая газовую плиту.
   -- Выпить не откажусь, но не чая, а чего-нибудь покрепче.
   -- Ты же за рулем.
   -- Ничего. Я у тебя сегодня переночую... Ты же не будешь возражать?
   На секунду задумалась, а затем кивнула. Оставаться одной в квартире и правда не хотелось. Слишком хорошо я запомнила, с какой легкостью темные фигуры взлетели по стене дома. Умом понимала, что на самом деле все было совсем не так и во всем виновато больное воображение и изменчивый свет фонарей, но поделать с собой ничего не могла. Мне было иррационально страшно.
   Подруга вытащила из недр холодильника бутылку "Бейлиса", которую сама же туда и поставила дней десять назад. Щедро плеснула сливочного ликера себе в стакан.
   -- Присоединишься?
   -- Нет, лучше чая выпью, -- ответила я, колдуя над маленьким заварочным чайником.
   В мыслях и так царили разброд и шатание. Усугублять положение алкоголем не хотелось.
   -- Ну как знаешь!.. -- Иванова отхлебнула из стакана. -- Лис, давай не томи. Так что за парень? Откуда ты его знаешь?
   -- Да нечего рассказывать... Зовут Ли Су Хен. Вроде бы кореец, но как-то уточнить не довелось. Встретились в библиотеке. Вот, собственно, и все.
   -- Точно все? -- уточнила подруга.
   Рассказывать ни про свое фееричное падение с лестницы, ни про странную компанию, которая собиралась на азиата напасть, не хотелось. Что-то в последнее время я слишком часто стала врать и недоговаривать.
   -- Вроде все, -- я вдохнула аромат зеленого чая с жасмином и сделала маленький глоток. Блаженно прикрыла глаза, наслаждаясь теплом, которое разливалось по телу и душе. Ближе к ночи на улице похолодало, так что под конец нашей с корейцем прогулки я умудрилась слегка замерзнуть.
   -- А почему он тебя провожал? -- продолжала допытываться Кэт.
   -- Случайно столкнулись на улице. Он вызвался меня проводить. Никак не смогла отвязаться, -- сухо ответила я.
   -- Дура ты, Лиска, -- подруга закатила глаза.
   -- Почему?
   -- Если такой парень проявляет внимание, надо радоваться и пытаться это внимание как можно дольше удержать.
   -- Кэт, вот объясни, что ты в нем нашла?
   -- Ты... правда не видишь? -- подруга удивленно воззрилась на меня.
   -- А что я должна видеть?.. Ну, азиат. Ну, не урод. Ну, одевается стильно.
   -- Точно не видишь! -- хихикнула Кэт. -- Впрочем, мне же лучше. Никогда не хотела с тобой за внимание парня конкурировать.
   Я хотела ответить, что Ли Су Хену было до Ивановой, как до пустого места, но благоразумно прикусила язык. Кэт большая девочка, сама разберется.
   -- Так, загибай пальцы, -- продолжила подруга. -- Во-первых, он иностранец и азиат. А парня азиата у меня еще не было. Во-вторых, у него есть стиль. Ты же обратила внимание на его прическу и на то, как он одет? Деньги у него тоже есть, притом немалые. Одни часы сколько стоят!.. Ты же знаешь, меня эта сторона вопроса особо не волнует, но гораздо приятнее встречаться с парнем, который может за тебя в ресторане заплатить, чем с босяком. В-третьих, он отлично сложен -- худощавый, широкоплечий, высокий, но при этом не настолько, чтобы смотреться пожарной каланчой. А в четвертых и главных, ты видела его лицо? Его невероятные глаза?
   -- А что не так с его лицом?
   -- Никогда такого красивого парня не видела. Этот твой кореец красив как... как... экзотический цветок! -- видимо, не сумев найти лучшего эпитета, выпалила Кэт. Взгляд девушки мечтательно затуманился.
   Подавившись чаем, я закашлялась. Неужели Иванова на этот раз влюбилась? Да нет, быть не может! Вероятно, алкоголь в голову ударил.
   -- Знаешь, меня никогда не привлекали парни, которых сравнивают с цветами.
   -- Временами мне кажется, что тебя вообще парни не привлекают... -- проворчала Кэт.
   Некоторое время мы сидели за столом молча. Я пила чай, Кэт цедила сливочный ликер.
   Не знаю, о чем думала подруга, а я пыталась воскресить в памяти образ корейца.
   Мой новый знакомый и впрямь был высоким и стильным. Но вкус у него оказался несколько странный, да и за своей внешностью он следил слишком нарочито -- больше, чем пристало парню. Что же касается лица, то я его толком не рассмотрела, но вроде бы Ли Су Хен действительно симпатичный... -- насколько симпатичным вообще может быть азиат.
   Иными словами, в отличие от Кэт, я корейца как привлекательного мужчину не воспринимала. С цветочком сравнивать своего провожатого меня тоже не тянуло. Слишком глубоко въелись в память хищная улыбка Ли Су Хена и его пылающий яростью взгляд.
   Спать Кэт устроилась рядом со мной на диване-кровати, как проделывала всякий раз еще со времен школы, когда решала у меня заночевать. Уже засыпая, подруга спросила:
   -- Кстати, Лис, ты же на меня не сердишься?
   -- Из-за чего? Потому что ты уговорила меня купить туфли? Или потому, что мне целый вечер придется потратить на прогулку со странным азиатом?
   -- По обеим причинам... -- девушка протяжно зевнула. -- Туфли ведь и правда шикарные, а весь вечер на прогулку тратить не придется. Ты с нами полчасика погуляй, а потом сошлись на дела и уйди. Дальше я уж как-нибудь сама...
   -- Что с тобой будешь делать... Не сержусь.
   В отличие от подруги, я долго не могла заснуть -- все прокручивала в голове события прошедшего дня. Притом было до боли обидно, что Ли Су Хен затмил собой Германа, образ заведующего словно померк. Я чувствовала себя так, будто кореец меня ненароком обокрал.
   Перед тем, как мои глаза смежил сон, в голове возникло любопытное умозаключение -- мой новый знакомец тоже носил "лисье" имя...
  
  

Ли Су Хен

   За годы путешествий он пришел к выводу, что гораздо удобней снимать квартиру, чем жить в отеле, где ты всегда находишься под прицелом десятков глаз и видеокамер. Соседям по дому до нового жильца обычно дела нет, особенно, если этот жилец временный. Главное -- не шуметь и не мусорить, а еще выбирать дома без консьержек и почетного караула старушек у подъезда.
   Квартиру Ли Су Хен снял на последнем этаже старого дома. В случае опасности он легко мог уйти от погони по крышам либо по балконам спуститься вниз. Плюсы жилья при ближайшем рассмотрении обращались минусами -- при желании и должных навыках проникнуть в жилище не составляло труда.
   Убедившись, что на лестничной площадке никого нет, Су Хен положил ладонь на центр входной двери. Под его рукой на дерматиновой обивке слабо загорелся и запульсировал талисман, возвещая, что все спокойно -- никто проникнуть в квартиру за время отсутствия жильца не пытался. Приоткрыв дверь, кореец несколько секунд прислушивался. Потом зашел в прихожую и снял ботинки. Не зажигая свет, проверил оба окна -- там все тоже было в порядке. После сегодняшнего происшествия парень опасался непрошеных гостей.
   Вид из кухонного окна открывался на переулок со странным названием Сивцев Вражек. Дорога отсюда до дома Алисы у обычного человека заняла бы пятнадцать минут, Ли Су Хен, если бы захотел, управился в три раза быстрее... Повезло, что он нашел себе жилище в этом районе, иначе и не скажешь. Впрочем, с Тэгамсином у Су Хена всегда были особые отношения. Если имелся хотя бы малейший шанс, что события сложатся нужным ему образом, дух удачи обычно был к нему благосклонен.
   Как и всякий кумихо, Су Хен обладал даром магии иллюзий и превращений. Несмотря на юный возраст, он добился в этом искусстве немалых успехов -- во всяком случае, так утверждала бабка. Старой лисице парень верил, она была скупа на похвалу.
   Когда Алиса увидела его в читальном зале, он списал все на случайность или собственную ошибку. Но после недавнего происшествия сомнений не осталось -- у девушки тоже имелся дар. Более того, Алиса о своих способностях не подозревала.
   Вот уже несколько дней парень искал способ проникнуть в хранилище инквизиции. Встреча с рыжей библиотекаршей оказалась весьма кстати...
  
  

ГЛАВА 3

   Обычно растолкать Иванову поутру -- целая проблема, но сегодня Кэт проснулась раньше меня. Она была бодра и весела, будто не было ни ополовиненной в одиночестве бутылки "Бейлиса", ни разговора, затянувшегося далеко за полночь.
   -- И помни, завтра ты должна нам устроить экскурсию! -- в дверях сказала Кэт.
   -- Ага... -- я зевнула и с тоской посмотрела на свои запястья. В предположениях вчера оказалась права ровно наполовину, синяк остался лишь на одной руке. -- Ты куда так спешишь?
   -- Как куда? -- встрепенулась девушка и начала загибать пальцы: -- Мне надо платье новое купить... и плащ, и сапожки, и сумочку. А еще в парикмахерскую записаться и в косметический салон. Вчера я просто оказалась не готова. Но при следующей встрече этого корейца сражу наповал!
   -- А-а-а... -- я снова зевнула.
   -- Лис, и чтобы не смела ничего придумывать. Оправданий не приму! Ты обязана на эту встречу прийти.
   -- Да поняла я уже. Иди, иди, -- буквально вытолкала пышущую энергией подругу из квартиры.
   Следующие два дня я избегала и Германа и Аду. Но если заведующему другим отделом легко было не попадаться на глаза, то от собственной начальницы не скроешься. Так что я всеми силами старалась не оставаться с тетушкой наедине и не обращать внимания на ее обидные реплики. Впрочем, времени для переживаний у меня особо не было - практически каждую свободную минуту я сидела, уткнувшись в книги.
   Так уж получилось, что я не привыкла ничего делать наполовину: либо хорошо, либо никак. А потому два дня, обложившись путеводителями, составляла экскурсионную программу для подозрительного азиата.
   Некоторое время я терялась в догадках, что же показать гостю из экзотической Кореи. Красную площадь и Александровский сад -- банально. До Патриарших прудов еще добраться надо, а экскурсию затягивать не хотелось. В Москве много красивых извилистых улочек со старинными особняками и церквями. Вот только блуждать в темноте по переулкам у меня не было ни малейшего желания, как и снова идти на Арбат. В итоге маршрут я все же составила, возможно, не самый интересный и оригинальный, но если Ли Су Хену что-то не понравится, пусть жалобу подаст.
   В четверг вечером мы договорись встретиться в кафе у метро "Арбатская". Я не хотела, чтобы кореец ждал у библиотеки, еще не хватало, чтобы его заметил Герман или узнали охранники.
  
  
   Я любила это небольшое уютное кафе. Раз-другой в месяц старалась в него выбираться (на более частые посещения мой бюджет не был рассчитан). Садилась в удобное кресло в уголке, заказывала чайник ароматного чая и кусочек нежнейшего чизкейка... и погружалась в очередную сказочную историю. Мне нравилась атмосфера этого места, нравилась здешняя кухня. Собственно, нравилось в этом кафе все.
   Кэт и Ли Су Хен сидели за моим любимым столиком в углу зала. Подруга что-то оживленно рассказывала, излучая обаяние на все триста шестьдесят градусов. Азиат со скучающим видом смотрел в окно и пил кофе. Заметив меня, парень легким кивком головы указал на пустующий рядом стул.
   -- Вот же хамло азиатское, -- прошипела я.
   Брови парня чуть вздернулись, а затем он мне подмигнул. Я чуть не споткнулась, с ужасом понимая, что Ли Су Хен прекрасно расслышал мою реплику.
   -- Привет, Лисичка-сестричка! -- радостно воскликнула Кэт. -- Мы тебя заждались!
   В глазах подруги я заметила панику, похоже, ее план очаровать корейца пока не удался.
   -- Это вы вольные птицы, а у меня работа.
   -- Садись! Закажешь себе что-нибудь?
   С тоской посмотрев на витрину с тортами и пирожными, покачала головой. Денег на кафе у меня нет, а позволить за себя заплатить я не могу.
   -- Вы доедайте и пойдем гулять.
   -- Лисичка-сестричка? Нуна, почему она тебя так зовет? -- вдруг спросил парень.
   -- Потому что... -- начала я, но Иванова меня перебила.
   -- Она рыжая и Алиса. Как еще звать? Ее все Лисой зовут... А! Ты же, наверное, не знаешь! В общем, в "Буратино" есть персонаж Лиса Алиса. "Буратино" -- это такая детская сказка.
   На меня парень смотрел как-то странно. В его взгляде читалось удивление. Хотя, возможно, мне только показалось.
   -- Хороший? -- спросил Ли Су Хен.
   -- Кто?
   -- Персонаж.
   -- Как сказать... Наглая эта лиса. Хитрая и бесстыжая, -- ответила Кэт.
   -- Лисы -- они такие! -- криво усмехнулся кореец, а затем медленно произнес мое имя: -- А-ли-са! Хм... и почему я сразу не заметил?
   -- Что? -- тут же спросила Иванова, но вопрос вновь остался без ответа.
   Поняв, что надо спасать положение, я встала из-за стола.
   -- Так мы идем? Или весь вечер в кафе просидим?
   -- Идем, идем! -- поддержала меня Кэт.
   Азиат небрежно бросил на стол пару банкнот. Увидев это, Кэт позеленела и потянулась за своим кошельком. Я же неожиданно почувствовала злорадство. Значит, ошиблась Иванова, и этот новый знакомый вовсе не такой идеальный, как она думала. Мало того что хамит и вообще ведет себя самым вызывающим образом, так еще и не считает нужным за спутницу в кафе платить. Хотя, с другой стороны, Кэт ему никто -- парень явно демонстрирует отсутствие всякого интереса -- так зачем ему на нее деньги тратить?
   Поднявшись из-за стола, Ли Су Хен накинул поверх футболки с ярким принтом черную кожаную куртку. Выглядел он, как всегда, стильно. Иванова тоже день провела не зря. На лице идеальный макияж, над прической явно ни один час колдовал парикмахер. Новое ярко-синее платье подчеркивало совершенную фигуру девушки и открывало соблазнительное декольте. Сапожки у Кэт тоже были синие -- замшевые, на тонкой высокой шпильке. Белоснежный двубортный плащ гармонировал с синим шейным платком.
   Кэт и Ли Су Хен смотрелись как кинозвезды, рядом с ними я чувствовала себя бедной родственницей.
   На улице окончательно стемнело, начал моросить противный мелкий дождик. Я опустила на голову капюшон, радуясь, что утром надела именно эту куртку. Пусть старенькую, местами потертую, но практичную. А еще у меня теплые джинсы и удобные ботинки, в которых можно не бояться ноги промочить. Кэт пусть и выглядела как девушка с обложки, одежду подобрала не по погоде.
   -- Может, лучше в кино пойдем? Или посидим где-нибудь? -- предложила подруга. -- У меня зонтика нет.
   -- Мы договаривались о прогулке, -- ответил парень. Откуда-то у него в руках появилась шляпа с узкими полями, которую Ли Су Хен тут же водрузил на голову, залихватски сдвинув на один бок. -- Нуна, так куда мы идем?
   Растерянно оглянулась на несчастную Кэт.
   -- Стой здесь, я мигом. У метро зонтики продавали.
   Подбежав к бабушке, которая торговала ходовым в ненастную пору товаром, я вспомнила, что деньги у подруги взять забыла. В кошельке лежала только несчастная тысяча рублей, на которую я планировала жить до конца недели. Но не возвращаться же с пустыми руками, да и отдаст Кэт деньги, куда денется.
   -- Итак, начать прогулку я предлагаю с Гоголевского бульвара, затем спуститься к Пречистенской набережной -- с Патриаршего моста открывается красивый вид на вечернюю Москву. Возражения или другие предложения есть?
   Судя по лицу Кэт, у нее возражения были, но подруга промолчала.
   -- Идем, нуна, -- повторил Ли Су Хен.
  
  
   Мы не спеша шли по Гоголевскому бульвару. Я бойко рассказывала про особняки и доходные дома, вспоминала любопытные истории про здешних обитателей. В центре Москвы не так много зеленых уголков, а потому я особо любила Бульварное кольцо, Гоголевский же бульвар, несомненно, был самой живописной его частью. В мягком свете фонарей он играл всеми красками осени. Впечатление не портил даже моросящий дождь. Наоборот, я была отчасти рада непогоде -- на бульваре почти не оказалось прохожих.
   Складывалось впечатление, что удовольствие от прогулки получала лишь я одна. Ли Су Хен слушал меня вполуха, явно размышляя о чем-то своем. Кэт и вовсе история и архитектура родного города никогда не интересовали. Поначалу девушка еще пыталась вставлять какие-то реплики, но ее энтузиазм быстро угас. Уговорить азиата прогуляться с ней под одним зонтом Ивановой тоже не удалось. Так что вскоре Кэт от нас отстала на пару шагов.
   Заинтересованность экскурсией Ли Су Хен выразил лишь раз, когда мы остановились около странного и даже несколько жутковатого памятника. На корме лодки, будто вставшей на волне, сидел мужик, одетый в телогрейку. Позади лодки из гранитной плиты торчали головы лошадей, плывущих клином в противоположную сторону.
   -- Слева от нас находится Музей современного искусства, -- жизнерадостно вещала я, -- а расположенный прямо перед нами памятник Шолохову наглядно демонстрирует, что современное искусство дано понять не каждому. С этим памятником связана недавняя, но весьма забавная традиция. Каждую зиму окрестные ребятишки из снега лепят семейство зайцев и подсаживают к Шолохову в лодку, так что за памятником прочно закрепилось название "Дед Мазай"... -- я посмотрела на зарубежного гостя и добавила: -- Детский стишок такой есть.
   Ли Су Хен удостоил меня легкого кивка, мол, принял к сведению.
   Я могла бы добавить, что нередко этот памятник из-за лошадиных голов, торчащих из гранитной плиты, называли "скотобойней" и "кладбищем домашних животных", но портить впечатление от прогулки заморскому гостю не хотелось. И так видно же, кореец экскурсией не особо впечатлен.
   -- Место для памятника выбрано символичное. По Гоголевскому бульвару раньше протекал ручей Черторый, один из берегов которого был значительно выше другого, это и сейчас заметно по ландшафту. А смотрит Шолохов на переулок Сивцев Вражек, где когда-то жил...
   -- Сивцев Вражек? -- переспросил азиат. -- Странное название.
   -- По оврагу когда-то бежал ручей Сивка, -- тут же пояснила я.
   -- Вражек -- значит овраг?
   -- Да, но так сейчас не говорят. Устаревшее слово.
   -- Ясно, -- губы Ли Су Хена скривились в слабом подобии улыбки, и он кивнул.
   Нет, ну вот откуда он такой умный на мою голову взялся? И еще будет утверждать, что русский язык только недавно учить начал? Ни за что не поверю!
   Я посмотрела на Кэт, которая изображала памятник унынию рядом с мужиком в лодке. От укладки подруги не осталось и следа. Замшевые сапожки, судя по потемневшим носам, девушка умудрилась то ли испачкать, то ли и вовсе промочить. Иванова обеими руками вцепилась в ручку зонтика и дрожала, как осиновый лист, -- похоже, девушка продрогла до костей.
   -- Может, на этом свернем нашу прогулку?.. Или, если кому-то и правда интересно, перенесем на другой раз? -- с подозрением посмотрела на корейца. Ли Су Хену будто промозглая погода была нипочем.
   -- Нуна, ты обещала экскурсию, а мы только половину бульвара прошли.
   Вообще-то, Ли Су Хену я ничего не обещала, а на прогулку согласилась лишь потому, что меня Кэт упросила. И знал бы кто, как меня раздражала эта "нуна". Впрочем, я ничуть не сомневалась, кореец обо всем этом прекрасно знал.
   -- Кэт?.. -- спросила я.
   -- Идем, идем, -- подруга растянула губы в вымученной улыбке. -- Не сомневаюсь, у тебя еще много всяких любопытных историй заготовлено.
   -- Уверена? -- прищурилась я.
   -- Конечно, -- опять улыбнулась девушка. -- Давно не гуляла по городу в такой интересной компании.
   И вот что прикажите делать? Потом Иванова будет ныть и жаловаться на плохую погоду, на то, что замерзла и простыла, станет корить меня за скучную и долгую экскурсию. А если сейчас прогулку сверну, то окажусь виновата, что разрушила личное счастье лучшей подруги.
   -- Нас Лиска рассказами о памятниках в сон вгонит, -- со вздохом произнесла Кэт и обратилась к азиату: -- Лучше расскажи о себе. Ты ведь кореец, да?
   Ли Су Хен вновь ограничился лишь кивком.
   -- А где родился? У нас, в Корее или где-то еще?
   -- В Корее.
   -- Правда? -- переспросила Кэт. -- А я уж было подумала, что ты наш, русский. Так хорошо язык знаешь.
   Кореец промолчал. Мне же стало интересно, что окажется сильнее: упрямство и непосредственность Кэт или замкнутая эгоистичная натура заморского гостя. В другой ситуации я бы поставила на подругу, но тут сомневалась, что экзотический орех окажется ей по зубам.
   -- А зачем в Россию приехал? -- продолжала допытываться Кэт. -- По учебе? Работе? Только не говори, что у тебя здесь девушка, -- Иванова кокетливо подмигнула.
   -- Путешествую, -- не удостоив собеседницу взглядом, ответил азиат.
   -- Здорово! Я вот недавно из Милана вернулась, а до этого по Парижу гуляла... Это Лиска у нас домоседка, нигде не была. Ей не понять, что после Лувра скучный и серый какой-то там бульвар совсем не впечатляет.
   Вот зачем лицом в грязь макать, тем более при посторонних? Знает ведь, что у меня нет денег даже лишний раз пообедать в кафе, не то что разъезжать по миру.
   -- Нет ничего плохого в том, чтобы любить свою страну. Человек без родины хуже бездомной собаки, -- философски изрек парень.
   На душе стало чуточку теплее, во всяком случае, Ли Су Хен меня скучной и убогой не считал.
   -- А расскажи про свою родину, -- тут же воодушевилась Кэт. -- Я про Корею ничего не знаю. Только слышала, что у вас всем заправляет какой-то Ким... то ли Ир, то ли Сен... то ли Чен, кажется, -- совсем неуверенно закончила девушка.
   -- Я из Республики Корея, -- сухо сказал парень.
   -- Ну и?..
   -- Кореи вообще-то две, Северная и Южная, -- пояснила я. -- Ли Су Хен, как я понимаю, родом из Южной, а все эти Кимы правили в Северной.
   Во взгляде Ивановой читался упрек, будто я виновата, что подруге лекцию про родину азиата не прочитала.
   К своему стыду я должна была признать, что знала о Корее немногим больше Кэт. Собственно, мои знания и ограничивались лишь тем, что Кореи две: на севере вроде бы тоталитарный режим, а на юге капитализм. Не интересовалась я никогда Азией. Да и преподавали у нас, что в школе, что в институте, историю и географию Востока вскользь. Помимо России, уделяли внимание разве что Европе с Северной Америкой.
   Окажись Ли Су Хен гостем из Китая или Японии, ситуация не изменилась бы. Я с легкостью могла найти каждое из этих государств на карте и назвать столицу, а также пару крупных городов и политический строй. Про японцев могла еще припомнить, что мы с ними не раз воевали и... все! С другой стороны, если бы загадочный азиат оказался родом откуда-то из Мьянмы или Малайзии, то о его родине я бы вообще не смогла сказать ничего.
   Эх, надо было не только над экскурсионной программой корпеть, а еще немного про Корею почитать, про тамошние нравы и обычаи, чтобы перед заморским гостем впросак не попасть... Хотя, о чем это я? Больше с Ли Су Хеном встречаться не собираюсь, погуляем сегодня и хватит. Но про Азию все равно надо почитать. Негоже иметь такой колоссальный пробел в образовании.
   Так за разговором мы незаметно подошли к набережной Москвы-реки. Тут находилось, на мой взгляд, одно из самых впечатляющих столичных сооружений. И был это вовсе не пафосный храм, а построенный более века назад доходный дом.
   -- А вот это легендарный "Дом-сказка", -- я указала на сложенный из красного кирпича и украшенный разноцветной майоликой причудливый терем. -- Над эскизами дома трудился автор знаменитой русской матрешки. Обратите внимание на драконов и других фантастических существ, которые украшают фасад здания...
   В тусклом свете фонарей дом было толком не рассмотреть, моросящий дождь тоже не улучшал видимость. Сказочный терем сейчас напоминал мрачный готический замок.
   -- Вот же! Ничего не видно!.. -- я расстроенно всплеснула руками и метнулась на другую сторону улицы.
   Долю секунды назад проезжая часть была пуста, и для пешеходов приветливо горел зеленый сигнал светофора. И вдруг с набережной на гигантской скорости вырулил белый внедорожник.
   Взвизгнули тормоза. Отчаянно взвыл клаксон автомобиля. Меня ослепил яркий свет фар.
   И я успела подумать только: "Как мама..."
   Неведомая сила выдернула меня из-под колес тяжелого внедорожника. Подхватила. Закружила.
   Пришла я в себя на газоне, в добрых пяти метрах от проезжей части. От дороги меня закрывал Ли Су Хен, обе руки парня лежали на моих плечах.
   Кореец что-то неразборчиво, но весьма эмоционально прошипел, а затем, видимо, специально для меня, по-русски добавил:
   -- С ума сошла? Нет, тебе точно жить надоело!
   -- С-спасибо... -- только и смогла выдавить я.
   Меня била дрожь, мысли путались. На ногах я стояла с трудом.
   -- Ходячая катастрофа!.. -- проворчал азиат и легко меня оттолкнул.
   Подошвы ботинок заскользили по мокрой траве, и я бы растянулась на газоне, если бы кореец не ухватил меня за запястье.
   -- Лис, ты как? -- к нам подбежала Кэт.
   -- Жить буду, -- вздохнула я и подняла взгляд на подругу.
   -- Ты -- будешь! А тот мерзавец -- нет! Я его из-под земли достану. Он мне за все ответит! -- прошипела девушка.
   Тот же самый автомобиль, который чуть не сбил меня, окатил водой из лужи Кэт с ног до головы. Грязные подтеки были на волосах, лице и когда-то белом плаще девушки.
   Азиат прищелкнул языком и сказал:
   -- Вот теперь, пожалуй, самое время свернуть нашу прогулку. Если мои очаровательные спутницы не возражают, я поймаю такси.
   Спутницы, которые вовсе не чувствовали себя очаровательными, не возражали. Ли Су Хен быстро нашел такси и расщедрился настолько, что оплатил дорогу до моего дома, а затем с нами распрощался.
   Только сидя на заднем сиденье автомобиля, я заметила на тыльной стороне ладони царапину. Выходит, из нашей компании только азиат никак не пострадал. Он даже шляпу во всей этой круговерти умудрился не потерять. И опечаленным, что экскурсия так внезапно прервалась, тоже ничуть не выглядел.
  
  

Ли Су Хен

  
   Кореец быстрой тенью скользил по низким и сумрачным коридорам книгохранилища "Ленинки".
   Архивы Инквизиции были разбросаны по всему миру. Су Хену потребовалось три года, чтобы вычислить местонахождение одного из них. Найти нужное помещение в московской библиотеке уже особого труда не составило, явной охраны у него и вовсе не было. Оно и понятно, если бы архив днем и ночью сторожил отряд инквизиции, это лишь привлекло бы внимание. Иногда тайное лучше хранить на виду -- не прятать в пыльном подвале, а скрыть среди сотен тысяч книг одной из крупнейших библиотек мира.
   Разумеется, инквизиторы не оставили архив без защиты. Коридоры книгохранилища находились под неусыпным надзором десятков видеокамер, а сами шкафы с секретными документами скрывало сложное заклинание. Посторонний человек без труда вошел бы в помещение, но вместо архива инквизиции увидел лишь подшивки старых газет.
   Ли Су Хен несколько дней ломал голову, как ему добраться до тайного хранилища. Видеокамеры в коридорах его не пугали, другое дело -- запечатывающее заклятие...
   Несмотря на то, что кумихо не был полноценным магом, знакомый шаман научил его делать талисманы. Для создания традиционных корейских оберегов не требовалось обладать особыми силами. Нужно лишь тщательно подготовить ингредиенты и, соблюдая строгую последовательность действий, с филигранной точностью нанести красной тушью на полосу шелковой бумаги вязь китайских иероглифов. Для каждого случая иероглифы подбирались индивидуально. Иными словами, создание такого рода оберегов являлось делом весьма кропотливым, а результат их использования не всегда получалось предсказать.
   С помощью талисмана можно было попытаться взломать заклятие, запечатывающее архив. Но тогда сработала бы сигнализация, и визит команды инквизиторов не заставил себя ждать. Кумихо не хватило бы времени, чтобы осмотреться в хранилище.
   Обмануть заклинание было сложнее и проще одновременно. Проще -- потому что Су Хен некоторые время назад раздобыл жетон инквизитора и мог войти в архив как свой. Сложнее -- потому что заклятие запоминало ауру каждого посетителя, а значит, не получилось бы сохранить вторжение в тайне. Если бы кореец потерял в библиотеке именную печать, его бы и то не выследили так быстро...
   Чтобы обман в полной мере удался, нужно было найти существо, которое можно без сожаления подставить. Не простого человека, а создание, обладающее особой аурой. В такой ситуации отыскать наивную ведьму, которая не ведала собственной силы, -- редкостная удача...
   Парень не стал выводить из строя видеокамеры в коридорах -- сбой системы тут же заметили бы. Он спрятал лицо под маской и двигался так быстро, что камеры не могли его запечатлеть. Лишь при покадровом просмотре видеозаписи можно было увидеть размытую тень.
   Отвести глаза, стать невидимкой -- проще, но такого рода магия работала только с разумными существами, а не с техникой. Можно изменить внешность, притвориться другим человеком, но зачем попусту тратить силы?..
   В зале, где находился сам архив, камер не было. Видимо, Инквизиция не хотела, чтобы люди, которые сидят за мониторами, видели, что происходит внутри, знали, какие книги хранятся здесь на самом деле.
   К торцу одного из книжных шкафов он приложил инквизиторский жетон. По уходящему вдаль стеллажу будто прошла волна. На полках вместо пыльных подшивок газет появились всевозможные книги и свитки.
   Ли Су Хен вихрем пронесся вдоль стеллажа. Заглянул в одну книгу, вторую, десятую, сотую... Инквизиторы не зря спрятали эти книги. Чего только в хранилище не было: справочники заклинаний и зелий, инструкции по изготовлению артефактов и вызову потусторонних сущностей... Несколько книг ему открыть не удалось, видимо, в них содержались опасные сведения, и потому стояла дополнительная защита.
   Кореец закрыл глаза и прошипел ругательство. Похоже, все зря. Очередная его вылазка закончилась неудачей...
   В архиве хранились весьма любопытные книги, вот только он искал не древние гримуары, а отчеты о деятельности Инквизиции, которые пролили бы свет на события тринадцатилетней давности. Какие-то указания, что организация представляла собой на самом деле, какова ее структура, где находится штаб-квартира. Кто финансирует Инквизицию, в конце концов... Книг про кумихо и других созданий родом из Восточной Азии тоже не было. В архиве находились исключительно труды на европейских языках.
   Он объездил полмира, но так и не приблизился к разгадке тайны. Самая могущественная и закрытая организация свято блюла свои секреты. Информация среди сверхъестественных существ тоже разнилась. Одни боялись и проклинали инквизицию, другие относились как к неизбежному злу, третьи и вовсе уважали... Но никто не спешил делиться с одержимым жаждой мести кумихо ценными сведениями.
   Уже не спеша кореец прошелся вдоль книжных полок. Вдруг его взгляд зацепился за название, витиевато выведенное латиницей на одной из обложек -- "Самайн. Ритуал обновления". Выглядела книга как этакое старое и, вероятно, рукописное издание -- размером с тетрадь, толщиной всего с палец.
   Открыть книгу Су Хену не удалось -- ее запечатывало неведомое заклятие.
   Парень нахмурился, провел пальцами по выпуклой надписи на кожаной обложке. Защищенные заклинанием книги, вероятно, содержали опасные знания. Самайн -- древний кельтский праздник, в некотором роде прообраз Хэллоуина. Сведения об особых ритуалах в ночь, когда погибла его семья, кумихо еще не попадались. Вернее, он их раньше не искал...
   Немного поколебавшись, Су Хен засунул находку в рюкзак.
   Перед тем как покинуть архив, к одному из стеллажей парень приложил талисман. Вонзил нож в центр полоски шелковой бумаги. По оберегу пошла рябь, красные письмена вспыхнули, а потом впитались в торец книжного шкафа.
   В чернила, которыми был нарисован талисман, Ли Су Хен добавил каплю крови рыжей библиотекарши -- в архиве остался след ауры девушки. Алисе предстояло стать не только ключом к секретам инквизиторов, но и наживкой.
  
  
   Босая, по колено в воде, я брела по туману. Одной рукой придерживала полы странного белого одеяния. Ступни шаг за шагом погружались в мутную жижу, в вязкий ил. Я не ведала, куда иду, откуда... знала лишь, стоит становиться, и меня тут же затянет трясина.
   Сложно сказать, что было страшнее. Красно-бурый туман, который меня окружал? Или десятки нечеловеческих янтарных глаз, которые недобро взирали на меня из марева?..
   Или тишина?.. Ни свиста ветра, ни жужжания комаров, ни кваканья лягушек. Я слышала лишь собственное дыхание, да при каждом шаге плеск воды и чваканье ила -- больше ничего.
   С тупой обреченностью я шла вперед. Откуда-то знала, что сворачивать, искать другой путь бессмысленно -- сколько не барахтайся, от судьбы не убежать.
   Иногда клочья тумана расходились, и я видела, что совсем близко, буквально в нескольких шагах от меня, из воды торчат стволы кряжистых засохших деревьев. Но даже мысли не возникало поискать укрытие среди мертвого леса -- я знала, именно там таятся обладатели нечеловеческих янтарных глаз.
   Сил с каждым шагом оставалось все меньше, но я упрямо продолжала брести вперед.
   Вдруг вдалеке завыло неведомое животное. Яростно и неуловимо знакомо... Тут же взволнованно заклокотали желтоглазые твари. Поднялся ветер, в один миг разогнав клочья тумана. Заскрипели деревья, посыпались сухие сучья. С ужасом я поняла, что тварей гораздо больше, чем мне казалось. Разинув рот в немом крике, бросилась бежать. Путаясь в длинном одеянии, проваливаясь с каждым шагом в ил все глубже.
   На голову сыпалась какая-то труха, мелкие ветки и листья. Не иначе, как настал последний день Помпеи...
   Вновь раздался отчаянный вой.
   Заскрипело, застонало одно из деревьев-исполинов. Собрав последние силы, уже по пояс в воде, я устремилась вперед. Надеясь успеть пробежать... Не успела. С жутким треском дерево рухнуло на меня. Придавленная чудовищной тяжестью, я с головой ушла под воду и... проснулась.
   Темно. Жарко. Душно. Сверху что-то лежит, даже не пошевелиться толком. Меня захлестнула паника... Что сон -- вовсе не сон. Что меня похоронили заживо. Что обрушилось деревянное перекрытие дома.
   Принялась отчаянно метаться, брыкаться, а затем, наконец, выбралась наружу. Последняя версия оказалась ближе всего к действительности. На диван, который стоял под окном, упала тяжелая гардина, укрыв меня, будто саваном.
   Я протяжно выдохнула и смахнула пот со лба. Приснится же! Давно таких жутких кошмаров не было.
   Посреди комнаты на табурете, который я обычно использовала вместо журнального столика, замерла Васька. Спина дугой, хвост трубой. Шерсть встопорщена. Глаза сверкают, словно пара изумрудов.
   Вдруг питомица разинула пасть, а затем жутко и протяжно, как умела делать только она, завыла. Как то самое неведомое животное из сна...
   Краем глаза я заметила какое-то движение в окне и резко обернулась. Прильнув к оконному стеклу, на жестяном отливе замерла коренастая темная фигура. Лица у твари не было, лишь на месте глаз чернели провалы.
   Сон обратился в кошмар наяву. И вообще проснулась ли я?..
   Зажмурилась и ущипнула себя за руку. Когда вновь взглянула на окно, то никого не увидела. Лишь косые струи дождя хлестали по стеклу.
   -- Привидится же... -- прошептала я и прикрикнула: -- Василиса!
   Я редко называла зеленоглазую красавицу полным именем, лишь в тех случаях, когда она набедокурит. А сегодня ночью Васька отличилась по полной. Разбила чашку и блюдце, скинув их с табурета, опрокинула горшок с фикусом на подоконнике. Штора, судя по отметинам на ткани, тоже упала ее стараниями.
   -- Васька, что на тебя нашло?
   Жалобно мяукнув, кошка запрыгнула ко мне на колени и принялась ластиться -- мол, хозяйка, не сердись.
   -- Неужели детство взыграло? Или кавалера захотелось? -- я погладила кошку по блестящей шерстке, почесала за ушком. -- Но тебя же, вроде, коты никогда не интересовали?..
   Разумеется, отвечать кошка не собиралась. Она лишь самозабвенно урчала и, как мне показалось, с тревогой поглядывала на меня.
   Несмотря на причиненные разрушения, я на Ваську не злилась. Если бы не она, неизвестно, когда я бы проснулась и какого ужаса во сне натерпелась.
   Кошмары мне снились с завидной регулярностью, и всякий раз меня будила именно Васька, правда раньше ей для этого не приходилось прибегать к столь радикальным способам. Иногда я со страхом думала, как стану жить, когда моей зеленоглазой красавицы не станет. По счастью, годы Василисе словно были нипочем.
  
  

Ли Су Хен

  
   Разбудил Су Хена телефонный звонок. Парень дотянулся до белого смартфона последней модели. Несколько секунд кореец раздумывал, принять или отклонить вызов, а затем все же поднес смартфон к уху.
   -- Да.
   -- О, привет! -- раздался в трубке голос надоедливой блондинки.
   Су Хен поморщился и отнес смартфон подальше от уха.
   -- Не помешала?.. -- быстро сказала девушка и тут же, не успел кумихо ответить, затараторила: -- Жаль, вчера нормально погулять не удалось. Может, сегодня повторим? Только под дождем гулять больше ни мне, ни Лиске не хочется. Давай в клубе встретимся? Обещаю, будет весело!
   Кумихо хотел сослаться на дела и оборвать разговор, но затем передумал. Где блондинка, там и ее рыжая подруга, а за библиотекаршей нужно было приглядеть.
   -- Диктуй адрес...
   На часах пять вечера, за окном только начало смеркаться. Не так уж и долго он проспал, если учесть, что безрезультатно пытался открыть книгу до полудня.
  
  
   Весь день я проходила как в воду опущенная. На ходу чуть не засыпала, все буквально сыпалось из рук. Давно у меня такого упадка сил не наблюдалось. И ведь только на бессонную ночь подобное состояние не спишешь -- не раз в моей жизни случались ночи, проведенные за увлекательной книгой -- тут, скорее, по-стариковски вздыхать и пенять на перемену погоды и давление. К слову, погода и правда в скором времени обещала измениться, уже на выходные синоптики предрекали первый снег.
   Тетушка Ада все еще смотрела на меня косо и ворчала, но, по крайней мере, больше не злилась. Уж не знаю, почему старший библиотекарь вдруг сменила гнев на милость. Может, мой несчастный вид и бледная физиономия с темными кругами под глазами ее разжалобили. Или Аделаида поняла, что обижаться в такой ситуации глупо. А может, сыграло роль то, что Герман, когда мы утром столкнулись в коридоре, был так погружен в свои мысли, что и меня не заметил, и мое приветствие проигнорировал...
   На улице, будто пытаясь реабилитироваться за вчерашний испорченный вечер, царила прекрасная погода. В другое время я бы обязательно прогулялась до дома пешком. Общественный транспорт не любила, старалась пользоваться им как можно реже. А пешеходные прогулки позволяли держать тело в тонусе и экономить средства -- последнее сейчас было особенно актуально. Вот только сил для прогулки не осталось, все мысли были лишь о том, как бы поскорее добраться до дома, уткнуться лицом в подушку и проспать до завтрашнего утра.
   Я понуро брела в сторону метро, когда ко мне подошли два человека в одинаковых черных костюмах. Мужчины были неуловимо похожи: высокие, мускулистые, волосы коротко стрижены, лица гладко выбриты. Казалось, военная форма им бы подошла больше, чем дорогие классические костюмы.
   Один из мужчин быстро показал какое-то удостоверение, а затем сказал:
   -- Алиса Степановна, пройдемте с нами.
   Люди в черном взяли меня под руки и настойчиво повлекли в сторону автомобиля на парковке.
   -- Кто вы?! Что происходит?.. -- я попыталась вырваться, но не тут-то было, хватка у конвоиров оказалась поистине железная.
   -- Все вопросы потом, Алиса Степановна. Не нервничайте, мы просто поговорим.
   И как тут не нервничать, когда двое незнакомцев тащат в черный джип?..
   -- Отпустите! Вы меня с кем-то перепутали!
   -- Никак нет, Алиса Степановна.
   Конец рабочего дня. Центр города, вход в метро буквально в нескольких шагах. Но сцену, разворачивающуюся на парковке перед "Ленинкой", прохожие будто не замечали.
   -- Помогите! Спасите! -- закричала я, отчаянно пытаясь вырваться.
   Буквально в метре от меня прошла женщина с ребенком. Оба смотрели в мою сторону... Вернее, оба будто смотрели сквозь меня.
   -- Алиса Степановна, не сопротивляйтесь. Так вы только усугубите свое положение.
   Не сопротивляться?.. Усугублю?.. Меня волнами захлестывала паника.
   С неожиданной силой -- и откуда она только взялась, минуту назад я еле ноги переставляла -- пнула одного из конвоиров по голени. Второму вцепилась зубами в руку. На долю секунды хватка ослабла, и я стремглав бросилась прочь.
   Впереди заметила мужчину в темном костюме и, не раздумывая, свернула с людной улицы в переулок. На ходу обернулась, отстав на десяток шагов, за мной бежали недавние конвоиры. Расстояние стремительно сокращалось.
   Мне бы, дуре, спуститься в метро или вернуться в библиотеку, но какого-то черта лысого понесло меня в Староваганьковский переулок. Жуткое место. С одной стороны улицы высилась стена "Ленинки", с другой простирались настоящие трущобы, оставшиеся от былых времен и эпох. Удивительно, что такую разруху и запустение можно встретить в самом центре города, всего в трех минутах ходьбы от Кремля.
   -- Стойте! Вам же хуже будет!
   Разумеется, я останавливаться не собиралась. Припустила пуще прежнего.
   Вдруг какая-то сила сбила меня с ног. Я кубарем полетела на асфальт, обдирая ладони. Преследователи были уже в двух шагах.
   С низкого старта метнулась в узкий проулок между обшарпанным особняком и ресторанчиком. Протиснулась между мусорными контейнерами, вспугнув помойных котов, и оказалась на большом темном пустыре. Впереди виднелась унылая кирпичная пятиэтажка и не менее унылая пожарная часть. Совсем рядом слышался шум проезжающих машин и гомон толпы...
   Вновь что-то ударило меня под коленки, и я растянулась на земле. Когда подняла голову, то увидела, что ко мне, не торопясь, приближались двое мужчин. Лица преследователей ничего хорошего не сулили.
   В сотне метров высилась громада "Ленинки", под землей находился крупный пересадочный узел метро, но вокруг не было никого, кто мог бы мне помочь.
   По-крабьи принялась отползать в сторону живописных развалин, заросших кустарником.
   -- Алиса Степановна, я же предупреждал, сопротивление бесполезно.
   -- Помогите! Помогите!!!
   -- Кричать тоже бесполезно. Вас никто не услышит.
   Я зажмурилась и до крови прикусила щеку с внутренней стороны.
   Пожалуйста, пожалуйста, мне все только снится!.. Это не может происходить на самом деле! Это все сон. Кошмар! Василиса, прошу, разбуди меня!..
   Послышался шум схватки, и я распахнула глаза.
   Герман точным ударом в челюсть свалил с ног одного из противников. Второй, тяжело согнувшись, медленно отступал. Левой рукой мужчина держался за живот, правую выставил перед собой, будто защищаясь. Вдруг он сделал странный жест рукой, Кох пошатнулся, но на ногах устоял. Заведующий засунул руку в карман пиджака и что-то швырнул в мужчину. Человек в черном костюме страшно закричал и упал на колени, схватившись за лицо. Оказавшись рядом с противником, Герман метким ударом отправил его в нокаут.
   Как завороженная, я смотрела на своего скандинавского бога, который появился будто из-под земли и спас меня.
   -- Алиса, вы как? Не пострадали? -- надо мной склонился заведующий.
   -- Н-нормально... -- только и смогла выдавить из себя я.
   -- Идти сможете?
   -- Д-да... наверное.
   Герман протянул мне руку, за которую я тут же уцепилась. Помог подняться.
   Ноги дрожали, голова кружилась, мысли путались. Все происходящее казалось каким-то гротескным сном.
   -- Вам в больницу надо?
   -- Н-нет...
   -- Точно? -- нахмурился Кох.
   -- У меня только синяки и ссадины... Ничего серьезного! Мне надо выспаться, а не ночь в травмпункте провести, -- попыталась успокоить заведующего я.
   -- Уверены? Может, больничный возьмете?
   -- Нет, нет!.. Завтра суббота. За выходные как раз отлежусь, -- ко мне возвращалась способность мыслить практично и рационально.
   -- Хорошо, -- кивнул Герман, -- тогда пойдемте, поймаем вам такси.
   -- Я сама...
   -- Не спорьте! -- строго сказал мужчина. -- В таком состоянии я вас отпустить не могу.
   И я сдалась, потому что спорить не было сил, как и добираться до дома самостоятельно.
   -- А как же... -- я указала в сторону поверженных противников. Они не шевелились. Похоже, оба были без сознания. В слабом отсвете дальних фонарей лицо одного из нападавших казалось опухшим и красным. -- Полицию надо вызвать.
   Герман мягко подхватил меня под локоть и развернул в сторону людной улицы.
   -- Не беспокойтесь. Я обо всем позабочусь.
   -- Но... ведь будут вопросы задавать. Я свидетель и жертва.
   -- Кстати, а что им от вас было нужно?
   -- Если бы я знала, -- меня начала бить нервная дрожь. -- Сначала твердили, что хотят лишь поговорить, и пытались затащить в машину. Когда я бросилась бежать, сбили меня с ног.
   -- Может, они вас перепутали с кем-то?
   Замотала головой.
   -- Не думаю. Они знали, как меня зовут. Поджидали у выхода из библиотеки.
   -- Интересно... -- пробормотал заведующий. -- В общем, не берите в голову, Алиса. Езжайте домой. Примите горячий душ. Перед сном выпейте грамм пятьдесят коньяка... Все проблемы я улажу. Не волнуйтесь, -- Герман улыбнулся, не разжимая губ.
   -- А как же полиция? -- робко сказала я.
   -- Постараемся без полиции обойтись. Дождусь, пока бедолаги придут в себя, потолкую с ними. Надеюсь, удастся вопрос решить миром.
   -- А?..
   -- Не волнуйтесь, -- вновь улыбнулся заведующий, -- как вы заметили, я могу за себя постоять.
   -- Спасибо! Если бы не вы... -- глаза защипало, и я поняла, что сейчас самым вульгарным образом расплачусь.
   -- Ну, полно вам! Какой кавалер бросит даму в беде.
   -- А как вы?..
   -- Здесь оказался?.. Мимо проходил. Я живу в другом конце переулка.
   Значит, слухи верны, у Германа Коха и правда была квартира в самом центре Москвы и всего в двух шагах от работы. В другом конце Староваганьковского переулка располагались знаменитый дом Пашкова и дореволюционные доходные дома. Из окон квартир, расположенных на верхних этажах, открывался вид на Кремль.
   -- Алиса, только пообещайте мне две вещи.
   -- Да?
   -- Впредь будьте осторожнее, я не всегда смогу прийти вам на помощь.
   Несколько заторможено кивнула.
   -- И второе. Никому не рассказывайте о случившемся. Ни родственникам, ни друзьям, ни коллегам. Нам с вами проблемы и досужие слухи ни к чему.
   -- Обещаю, -- вновь кивнула я.
   Герман быстро поймал такси и галантно открыл заднюю дверь автомобиля.
   -- За такси я уже заплатил. Только адрес водителю скажите. Он обещал доставить вас к самому подъезду.
   -- Я деньги в понедельник от...
   -- Полно вам, Алиса! -- перебил Герман. -- Никаких денег от вас не приму. Не думайте, что вы мне что-то должны -- обижусь.
   -- Хорошо, Герман... -- я хотела по привычке назвать заведующего по имени-отчеству, но вовремя прикусила язык.
   -- Отдыхайте, Алиса. Увидимся в понедельник.
  
  
   До квартиры добралась с трудом. Стоило открыть дверь, как меня чуть с ног не сбила встревоженная кошка.
   -- Васька, прости. Не до тебя сейчас... -- прохрипела я.
   Зеленоглазая красавица тут же отошла в сторону. Грациозной статуэткой замерла в углу крохотной прихожей.
   Больше всего хотелось прямо в одежде упасть на диван. Но Герман прав, сначала надо ополоснуться, затем не мешало бы обработать ссадины и выпить горячего чая.
   Контрастный душ придал сил и помог прийти в чувство. Затем я голышом вышла в холл, принялась рассматривать собственное отражение в зеркале.
   Можно сказать, мне повезло, я отделалась лишь испугом, ссадинами на ладонях, да несколькими синяками. Плотная ткань джинсов уберегла ноги, а свитер и куртка -- тело и руки. Жаль, когда вышла с работы, не догадалась надеть перчатки...
   Я закуталась в длинный махровый халат и прошла на кухню. Уже собралась зажечь газовую плиту, но потом вспомнила совет заведующего и решила, что мне нужно нечто погорячее, чем просто чай. Залезла на табуретку и с верхней полки достала небольшую бутылку коньяка. Щедро плеснула янтарную жидкость в стакан и залпом, не чувствуя вкуса, его осушила. Пищевод опалило огнем, я надсадно закашлялась.
   Зазвонил мобильный, на экранчике старенького "Сони Эриксона" высветился номер отца. Вздохнув, я поднесла телефон к уху.
   Мы проговорили несколько минут. Отец поведал, как у него дела, я бодро отрапортовала, что у меня тоже все в порядке и дома и на работе.
   -- Лисенок, тут такое дело... -- начал отец и замолчал.
   -- Папа, что-то случилось?
   -- Вроде того. Мне повышение предложили. Если соглашусь, зарплата вырастет в полтора раза, -- в голосе отца особой радости не слышалось.
   -- Повышение? Да это же хорошо!
   -- Хорошо... -- вздохнул отец, -- вот только дома я буду бывать еще реже. Да и эта командировка затянется...
   -- Затянется?.. На сколько?
   -- На пару недель. Как минимум... Лисенок, что скажешь? Сможешь прожить без старика еще пару недель?
   Больше всего я хотела, чтобы отец оказался рядом со мной прямо сейчас. Я не сомневалась, если расскажу о случившемся, он прилетит первым же рейсом. Но тогда шанс на повышение, которого добивался так долго, скорее всего, потеряет. Да и, учитывая, как часто бывают рейсы из того маленького северного города, куда его командировали, в Москве он сможет быть не раньше, чем через пару дней.
   -- Конечно, папа. Со мной все будет хорошо. Не волнуйся, -- как можно убедительнее сказала я.
   Отложив телефон, плеснула еще коньяка в стакан. Уверенности, что со мной и правда все будет хорошо, не было ни малейшей.
   Я понятия не имела, что от меня было нужно тем людям. Терялась в догадках, кому могла перейти дорогу, почему они со мной обращались, как с преступницей... Вдруг в голове вспыхнуло воспоминание -- перед тем как заговорить, незнакомец сверкнул корочкой. Что написано в удостоверении, я прочитать не успела, а сам "человек в черном" представиться не посчитал нужным.
   Судя по одежде и повадкам, мои преследователи были либо из спецслужб, либо состояли на службе у какого-то мафиози. Со спецслужбами в нашей семье никто никогда дела не имел, но вряд ли сотрудники силовых ведомств устроили бы охоту на одинокую девушку средь бела дня без видимых причин. Что же могло понадобиться от меня бандитам, непонятно... Разве что квартира. Пусть совсем маленькая и расположенная над аркой в старом доме с деревянными перекрытиями, но все же жилплощадь в центре столицы стоила дорого.
   Не сомневалась я лишь в одном, если бы Герман не появился, словно рыцарь в сияющих доспехах, ничем хорошим для меня сегодняшний день не закончился бы.
  
  

Ли Су Хен

  
   Кореец пил уже третью чашку кофе. Он не обращал внимания ни на грохотавшую музыку, ни на весело щебетавшую блондинку, что сидела с ним за одним столом. Все мысли парня занимала книга, которую он позаимствовал из архива инквизиции. Он ломал голову над тем, как же эту книгу открыть.
   Хотел сделать еще один глоток из чашки, но с отвращением поставил ее обратно на стол -- кофе совсем остыл. Заказать еще один или... Скосил взгляд на наручные часы. Однако уже почти десять вечера. В клубе они провели без малого полтора часа, библиотекарша безнадежно опаздывала.
   -- Твоя подруга сегодня будет? -- Су Хен перебил блондинку на середине фразы.
   -- А?.. -- девица пару раз растерянно хлопнула ресницами, а затем быстро сказала: -- Лиска несколько минут назад прислала эсэмэску. Ей пришлось задержаться на работе, потом у нее разболелась голова... В общем, она не сможет прийти.
   Блондинка беззастенчиво врала. За все время, что они просидели в клубе, Кэт ни разу не брала в руки мобильник. Ему бы сразу догадаться, девушка и не думала звать на встречу рыжую подругу.
   Ли Су Хен было собрался уйти, но потом решил, что раз так выпали карты, надо воспользоваться ситуацией.
   -- Вы с подругой очень разные... -- будто невзначай заметил он.
   -- Противоположности притягиваются, -- тут же ухватилась за наживку Кэт. -- Мы... как инь и янь, -- попыталась блеснуть знаниями восточной мудрости девушка.
   -- И давно дружите?
   -- С первого класса. Я Лиске как сестра. Не знаю, что бы она без меня делала. Других друзей нет, семьи, и той почти нет...
   -- Как это -- семьи почти нет? -- удивился кумихо.
   -- Лишь стерва тетка да отец, который дома почти не бывает.
   -- А мать?
   -- Она давно умерла. Жуткая история, -- Кэт передернула плечами.
   -- Жуткая?..
   -- Да. Ее сбила машина в ночь на Хэллоуин.
   По позвоночнику Су Хена пробежал холодок.
   -- Как это произошло?
   -- Никто не знает. Говорю же, чертовщина какая-то.
   Парень подался вперед и, пожалуй, впервые за все время знакомства улыбнулся Кэт.
   -- Знаешь, я люблю жуткие истории. Можно даже сказать, я их коллекционирую. Расскажешь?..
   -- Да там и рассказывать нечего. Давай лучше о себе расска...
   -- С тобой в детстве тоже приключилась жуткая история?
   -- Нет, -- замотала головой блондинка.
   -- Тогда, может, поведаешь историю подруги? О себе потом расскажешь.
   Девушка закусила губу, видимо, ее все еще одолевали сомнения. А потом, тяжело вздохнув, сдалась.
   -- Хорошо. Только обещай, что не будешь Лиску расспрашивать. Она так и не пришла в себя после смерти матери.
   -- Обещаю, -- кивнул Су Хен.
   -- Это правда страшная история, -- тихо сказала Кэт. -- Наутро после Хэллоуина мать Лиски нашли на пригородном шоссе. Она... в общем, ее пришлось хоронить в закрытом гробу. Никто так и не узнал, почему она не вернулась вечером домой, что делала за городом.
   -- Вот как... -- протянул Су Хен. -- Преступника, я так понимаю, не нашли?
   -- Нет... Потом об этом деле долго писали в газетах. Ходили слухи, что на самом деле мать Лиски принесли в жертву сатанисты... Вот, в общем, и все. Только Лиску про мать не спрашивай, ладно? Она никогда про нее не говорит. Верит, что ее и правда сбила машина... или хочет в это верить.
   -- Ты права, жуткая история, -- медленно произнес Су Хен. -- Когда это случилось?
   -- Хм... -- между бровей девушки залегла тонкая складка. -- Мы тогда с Лиской классе в девятом были... Да, точно в девятом!
   -- Давно... Это сколько уже лет прошло?
   -- Если ты так хочешь узнать мой возраст... -- прищурилась Кэт.
   -- И в мыслях не было, -- Су Хен вновь расплылся в обаятельной улыбке. -- В Корее несколько иная система образования. Начальная школа, средняя, старшая... каждый раз нумерация классов идет заново. У нас нет девятого класса.
   -- А... тогда дай подумать, -- кивнула Кэт и, беззвучно что-то проговаривая, принялась загибать пальцы на руках, а затем, наконец, сказала: -- Тринадцать лет назад.
   Су Хен резко поднялся из-за стола и направился прочь. Кэт недоуменно кричала что-то вслед, затем попыталась его догнать, но парень легко затерялся в толпе на танцполе.
  
  
   Я сидела в комнате отца и тупо нажимала кнопочки пульта, без конца переключая телевизионные каналы. Обычно о наличии такого блага цивилизации, как телевидение, я вспоминала несколько раз в год. И то лишь для того, чтобы узнать новости, если в мире происходило что-то экстраординарное, или если отец уговаривал посмотреть вместе с ним какую-нибудь юмористическую программу, до которых он был большой охотник.
   На коленях у меня свернулась кошка, и я рассеянно гладила ее.
   Стрелки на часах показывали половину первого ночи, давно пора было лечь спать. Вот только я боялась кошмарных снов. Боялась даже заходить в свою комнату -- штору так и не повесила, вдруг за окном притаилась еще одна жуткая тень? Боялась находиться в квартире одна...
   В книгах писали, что алкоголь придает смелости, а еще, что от него клонит в сон. В моем случае не произошло ни первого, ни второго, хотя в одиночку и почти без закуски я выпила четверть литра конька.
   Я подумывала, не допить ли "Бейлис", но от подобного поступка меня останавливали остатки рационального мышления. Может, после пары бокалов "Бейлиса" я, наконец, и засну, вот только, если смешаю коньяк и сливочный ликер, утром об этом пожалею.
   Раздался длинный звонок в дверь, заставив меня испуганно подскочить. Затем кто-то, видимо, ногой несколько раз ударил по двери и вновь принялся отчаянно трезвонить.
   Прижав кошку к груди, я прокралась в холл. Посмотрела в глазок. На лестничной площадке стояла Кэт. Судя по выражению лица, подруга пребывала в самых расстроенных чувствах.
   Облегченно выдохнула. И правда, кто мог побеспокоить меня в полпервого ночи?
   -- Ненавижу!.. -- с порога прошипела Кэт и, оттеснив меня в сторону, вошла в квартиру. Я чудом сохранила равновесие и не упала. Кажется, я все-таки опьянела сильнее, чем думала.
   Иванова вытащила из холодильника бутылку "Бейлиса". Сделала пару глотков прямо из горла.
   Я глупо хихикнула. Похоже, не только у меня день не задался.
   -- Кого? -- спросила я.
   -- Что? -- переспросила Кэт.
   -- Кого ненавидишь?
   -- Кого-кого... корейца твоего!
   Встряхнула головой и сказала:
   -- А я думала, он тебе нравится...
   -- Этот гад!.. -- подруга вновь приложилась к бутылке. -- Нет, ты представляешь, я на него целый вечер убила! А он хоть бы слово! Хоть бы грамм внимания!
   Я сползла по стеночке. Уселась прямо на полу, скрестив ноги по-турецки. Разговор обещал затянуться. Но я была рада визиту Кэт. Рада, что эту ночь не придется проводить в одиночестве.
   Подруга в красках живописала, какой азиат хам и наглец, я в нужных местах согласно кивала и поддакивала, а сама пыталась заманить кошку обратно к себе на колени. Васька недобро косилась в мою сторону из-под кухонного стола.
   -- Знаешь что? Я поняла! -- вдруг сказала Кэт. -- Одно из двух. Либо он гей, либо запал на тебя.
   Я нахмурилась и замотала головой. Несмотря на то, что Ли Су Хен следил за собой несколько больше, чем пристало мужчине, сомнений его ориентация не вызывала. Да и как кому-то может понравиться серая мышка вроде меня, если рядом крутится такая сногсшибательная красотка, как Иванова.
   -- Может... ему просто брюнетки нравятся? -- предположила я.
   -- Глупости все это! Если он мужик, то цвет волос его волнует в последнюю очередь, -- отмахнулась Кэт. -- Ты вот скажи, тебе этот кореец точно не нравится?
   Вновь замотала головой.
   -- Тогда... зуб даю, или выведу его на чистую воду, или он так в меня влюбится, что на коленях будет ползать. Вот увидишь!
   И столько в глазах Кэт было решимости, что Ли Су Хена стало немного жалко.
  
  

Ли Су Хен

  
   Гор в этих краях не было, искать лес в центре гигантского мегаполиса было глупо. Су Хен забрался на крышу одной из московских высоток -- поближе к звездам, подальше от городской суеты. Даже ночью столица переливалась миллионами огней и гудела, как пчелиный улей.
   Ему надо подумать в тишине. Остыть...
   Мать Алисы была ведьмой и погибла при загадочных обстоятельствах тринадцать лет назад в Хэллоуин. Тогда же, когда инквизиторы убили его родных... Слишком невероятно, чтобы оказаться простым совпадением.
   Он сбился с ног, пытаясь найти хотя бы малейшую подсказку. А теперь к нему в руки попала книга с весьма говорящим названием. Книга, которую Инквизиция посчитала опасной, а сам кумихо не мог открыть. Возможно, именно в ней скрывались ответы на вопросы, что не давали Су Хену спать последние тринадцать лет. Ведь не зря журналисты посчитали убийство матери Алисы ритуальным... Надо искать другие чудовищные преступления в Хэллоуин. Искать связь между убийствами, совершенными одновременно в разных частях мира. Переосмыслить всю имеющуюся информацию.
   В одном Су Хен не сомневался, Алиса -- жертва, как и он сам. Вот только у нее не было бабки-лисы, ей оказалось некому объяснить случившееся и научить пользоваться силами. Девчонку впору пожалеть, а он втравил ее в историю с инквизицией... Впрочем, уже ничего не изменить. Все, что кумихо оставалось, это наблюдать со стороны за разворачивающимися событиями.
  
  

ГЛАВА 4

   -- Лиска, кто тебя так разукрасил?! -- воскликнула Кэт.
   Мысленно выругалась. И о чем я только думала, когда решила переодеться в присутствии подруги?
   -- С лестницы упала, -- проворчала я.
   -- Эх, растяпа ты растяпа, -- вздохнула Иванова. -- Не отбила ничего?
   -- Нет, только синяки и пара ссадин.
   -- Ну, до свадьбы заживет, -- улыбнулась девушка.
   Мы позавтракали, а затем я уговорила Кэт сходить в магазин за продуктами. Таким образом я преследовала сразу две цели: ненароком возвращала одолженные подруге деньги и пополняла запасы в холодильнике. Самой выходить за порог было страшно, я с ужасом ждала понедельника...
   С того момента, как проснулась, меня снедало беспокойство за Германа. Вдруг к тем бандитам подъехали дружки? Или заведующего забрали в полицию?.. Стоило Кэт выйти за дверь, как я тут же позвонила Аделаиде. Знала, что о своем поступке пожалею, но не могла бездействовать.
   Мы обменялись с тетушкой любезностями, а затем я спросила:
   -- Ада, у тебя, случаем, нет телефона Германа Карловича?
   -- Зачем тебе? -- в голосе старшего библиотекаря не осталось и следа былой доброжелательности.
   -- Совет спросить.
   -- Совет? Какой совет?
   -- У меня знакомый книгу пишет, ему нужен доступ в фонд редких и ценных изданий.
   -- Вот в понедельник и спросишь, -- безапелляционно ответила Ада.
   -- Он иностранец. В воскресенье уезжает.
   -- Значит, не судьба. У меня нет телефона Германа.
   -- Жаль... А может, знаешь, у кого есть? -- уцепилась за последнюю надежду я.
   -- В отделе кадров есть. Но ты ведь не будешь пытаться получить номер Германа под таким глупым предлогом? Лис, не выставляй себя навязчивой дурой, -- тетка бросила трубку.
   Последние слова Аделаиды больно кольнули, временами я не понимала сестру своей матери. Наверное, если бы я все рассказала, она бы отреагировала на просьбу иначе... но Герман просил никому о случившемся не говорить. Свое обещание я намеревалась сдержать.
   Притащив пару сумок, подруга убежала, я вновь осталась одна.
   Так и не сумев сосредоточиться ни на одной из книг, чтобы хоть как-то отвлечься от пагубных мыслей, я решила заняться домашними делами. За выходные перестирала и перегладила кучу одежды, перемыла всю квартиру, наготовила столько еды, что одной мне ее и за неделю не съесть. Штору я тоже зашила и повесила на место.
  
  
   В понедельник на работу собиралась как на битву. Плотная куртка, удобная обувь, старые линялые джинсы -- увы, новые знакомства с асфальтом не пережили, их в отличие от куртки реанимировать не удалось. В карман засунула перцовый баллончик, который пару лет назад в шутку презентовала мне Кэт.
   Я изучила в окна окрестности, благо, что выходили три окна на разные стороны. Затем стремглав, то и дело на бегу оглядываясь, устремилась к метро. Бежать далеко не пришлось, вход в подземку располагался в соседнем доме, всего-то и надо пройти крохотный сквер с детской площадкой.
   Спустившись в метро, немного успокоилась. В такой толчее мне никто ничего сделать не мог, кругом куча камер и полно полицейских.
   Из подземки до библиотеки вновь бежала. Неудивительно, что в итоге на работу не только не опоздала, но и пришла одной из первых.
   Германа дожидалась у пропускного пункта. Как-то в одночасье стало все равно, кто обо мне что подумает, какие потом разговоры в нашем серпентарии пойдут. Да пусть хоть вся библиотека меня "навязчивой дурой" заклеймит, я должна убедиться, что с заведующим все в порядке.
   -- Алиса Степановна, доброе утро! Вы-то мне и нужны! -- громко поприветствовал меня Герман Кох. -- Пройдемте в мой кабинет. Кажется, я нашел решение вашей проблемы.
   На меня обратились взоры всех находившихся в холле людей.
   -- Здравствуйте, Герман Карлович.
   Когда поднималась следом за Кохом по лестнице, шла по коридорам и залам, слышала шепотки у себя за спиной. Лишь после того, как тяжелая дверь кабинета захлопнулась за мной, облегченно выдохнула. К такому вниманию к своей персоне я не привыкла.
   Кабинет заведующего был под стать хозяину. Дорогая, явно старинная мебель и светильники, даже пресс-папье и то, вероятно, позапрошлого века. Кругом царил идеальный порядок.
   -- Алиса, как вы? Все в порядке? Вас больше никто не беспокоил? -- в голосе заведующего слышалась неподдельная забота.
   -- В порядке, -- кивнула я. -- А вы?..
   -- Вы обо мне беспокоились? -- растянул губы в фирменной улыбке Герман.
   -- Конечно! Как же иначе!
   -- Как видите, со мной все в порядке.
   -- А те... люди?
   -- Мы с ними немного потолковали и решили обойтись без помощи правоохранителей.
   -- Да? Хорошо... Вы узнали, что они от меня хотели?
   -- Они были не очень разговорчивы, мне удалось выяснить немного... Алиса, вы случаем не выносили из библиотеки некую книгу?
   -- Я? Да я никогда... Я знаю правила!
   -- Полно вам, Алиса, -- Герман успокаивающе похлопал меня по плечу. -- Я вас ни в чем не обвиняю. Но, может, вас кто-то попросил? Или угрожал? Или финансовые проблемы?..
   -- Нет. Нет. Нет! -- замотала головой я.
   -- Интересно... -- пробормотал заведующий.
   -- Те люди были совсем не похожи на сотрудников нашей службы безопасности.
   -- Вы правы, -- кивнул Кох, -- они определенно не наши сотрудники. Те люди... скажем так, они работали на одного коллекционера. В библиотеке хранится много ценных изданий, за некоторыми из которых идет настоящая охота.
   От души отлегло. Всем моим злоключениям нашлось простое и логичное объяснение.
   -- Тогда нужно сообщить в полицию!
   -- И что мы им скажем? У нас ни доказательств, ни свидетелей. Наоборот, меня могут обвинить в нападении.
   -- Да-да, вы правы... -- прошептала я. -- Те люди... они ведь больше не вернутся?
   -- Этого я не могу обещать, Алиса. Надеюсь, что нет, но вам лучше быть некоторое время поосторожнее.
   -- Но почему я? Почему выбрали меня?
   -- Не знаю, -- пожал плечами заведующий. -- Скажите, с вами не происходило в последнее время ничего странного?
   -- Пожалуй, нет, -- не рассказывать же Герману про жуткие фигуры без лиц.
   -- Быть может, новые знакомства?
   Я замотала головой.
   -- А тот кореец? Вы больше с ним не виделись?
   Вновь замотала головой.
   -- В любом случае, Алиса, держитесь от него подальше. Такие знакомства до добра не доведут.
  
  
   На работе пришлось выдержать допрос Ады и еще двух десятков коллег, всех крайне интересовало, а что же за отношения связывали меня и Германа. Раз за разом я повторяла ту самую историю про иностранца, что хотел получить доступ к книгам фонда, которым заведовал Кох. В последние дни, ровно с того момента, как я познакомилась с корейцем, мне приходилось слишком много врать. Герман прав, такие знакомства до добра не доведут...
   За день я почти убедила себя, что мои страхи надуманы, и решила мыслить здраво, а не вести себя как напуганная истеричка. Темные тени -- лишь плод больного воображения. С бандитами Герман разобрался. И хотя заведующий не исключал, что они могут вернуться, я, еще немного поразмыслив, решила, что подобное вряд ли произойдет. Ведь нельзя дважды войти в одну реку, правда? Потерпев неудачу со мной, коллекционер будет искать другого сотрудника библиотеки, а может, и вовсе откажется от преступной затеи.
   На выходе с работы меня никто не ждал. Я же осмелела настолько, что не нырнула в ближайший вход в метро, а прошла триста метров до станции своей ветки -- до "Арбатской". Одна остановка на метро, и вот я пересекаю сквер...
   Фонарь в арке моего дома не горел. Я остановилась перед черным зевом десятиметрового туннеля. Казалось, что тьма клубилась, что там, под аркой, меня кто-то поджидал. Все страхи разом вернулись.
   -- Разумная осторожность. Это не паранойя, а всего лишь разумная осторожность, -- бормотала я, обходя дом с другой стороны.
   Вдруг рядом со мной, взвизгнув шинами, резко остановился автомобиль. Я чуть не бросилась наутек, а потом все же узнала машину.
   -- Запрыгивай! -- приказала Кэт.
   Не задавая вопросов, нырнула на переднее сиденье. Облегченно вздохнула, откидываясь на кожаную спинку кресла. В машине подруги я чувствовала себя в безопасности.
   -- Куда мы едем? -- запоздало спросила я.
   -- Гулять.
   -- Я сегодня не в настроении. Да и сама знаешь, у меня "на гулять" денег нет.
   Кэт резко нажала на педаль тормоза. Я порадовалась, что мы не успели выехать на оживленную улицу.
   -- Лиска, ты мне подруга или как? -- Иванова обернулась ко мне. Выражение лица девушки мне не понравилось.
   -- Подруга, -- кивнула я.
   -- И, кроме меня, у тебя больше друзей нет?
   Вновь кивнула.
   -- Так вот. Если не хочешь потерять мою дружбу, то сейчас позвонишь азиату, а потом мы пойдем на прогулку.
   -- Что сделаю?.. -- переспросила я.
   -- Скворцова, у тебя проблемы со слухом?.. Давай мобильник!
   Вздохнув, протянула Кэт старенький "Сони Эриксон".
   -- Представляешь, теперь этот гад не отвечает на мои звонки, -- прошипела Иванова, яростно тыкая по кнопкам моего телефона. -- Значит, так. Делай что хочешь, но уговори его сегодня встретиться... Все! Включаю громкую связь.
   -- Подожди!.. -- воскликнула я, но было поздно, в трубке раздались длинные гудки, а затем сухой голос сказал:
   -- Слушаю.
   -- Э-э-э... привет!
   -- Добрый вечер. С кем я говорю?
   -- Это Лис... то есть Алиса...
   -- А, нуна! Здравствуй, -- голос собеседника неуловимо изменился, мне показалось, что он стал чуть теплее.
   -- В общем, со мной тут Кэт...
   -- Приве-е-ет!!! -- радостно закричала в трубку подруга.
   -- ...И мы бы хотели с тобой встретиться...
   -- Сегодня, -- вставила Иванова.
   Кореец несколько секунд раздумывал, а потом сказал:
   -- Почему бы и нет.
   Кэт быстро продиктовала адрес и нажала отбой, видимо, она до последнего боялась, что парень передумает.
   -- Ну вот, я сделала все, как ты просила. Теперь можешь... -- я бросила взгляд за окно, от дома мы успели отъехать недалеко, но мне не хотелось в одиночестве брести по вечерней улице, -- подкинуть меня до подъезда.
   -- Нет, ты поедешь со мной.
   -- Кэт, я же...
   -- Если этот узкоглазый опять не раскошелится, я за ресторан заплачу. Не бери в голову, -- подруга посмотрела на меня, трогательно сложив руки у груди. -- Лис, ну пожалуйста!
   -- Ладно, поехали.
   -- Сегодня, уверена, наше свидание пройдет совсем иначе... Я три часа про эту чертову Корею читала! Весь интернет прошерстила, десяток роликов посмотрела. У этих азиатов все так сложно... Но ничего, вроде разобралась.
   Оптимизма подруги я не разделяла. Еще по школьным годам помнила, что Иванова не отличалась ни особой внимательностью, ни хорошей памятью. Параграфы учебников она часто читала по диагонали, упуская из вида самую суть.
   Хотя три часа посвятить изучению другой страны -- для Кэт действительно подвиг. Видно, сильно ее припекло.
   -- Напомни, как этого парня зовут? Имечко дурацкое. Никак не выучу.
   -- Ли Су Хен.
   -- Ага, значит, Ли фамилия, Су Хен имя, -- пробормотала Кэт. -- Ты, главное, до конца с нами не сиди, когда знак подам -- уйдешь. Хорошо? Такси я оплачу... И, Лис, не надо только опять гордость показывать, мне правда твоя помощь нужна.
   -- Хорошо, хорошо, -- смирилась я.
  
  
   Мы встретились в скверике у модного азиатского ресторана.
   -- Привет, оппа! -- радостно воскликнула Кэт и попыталась схватить парня за руку.
   От хватки девушки Ли Су Хен ловко увернулся. Отступил на шаг.
   -- Оппа?! -- наклонив голову, переспросил он.
   Похоже, моя подруга что-то сделала не так. Или, если судить по выражению лица азиата, все не так.
   -- А как мне тебя тогда называть? -- не растерялась блондинка, а затем, игриво улыбнувшись, спросила: -- Су Хен?
   -- Ли Су Хен, -- поправил девушку парень. -- Мы не настолько в близких отношениях.
   -- Добрый вечер. Еще раз, -- вклинилась в разговор я, поняв, что надо спасать положение.
   -- Здравствуй, нуна. Еще раз, -- кореец улыбнулся, сверкнув ровными белыми зубами. -- Как работа в библиотеке? Какие новости?
   -- Да никаких. Обычные скучные библиотекарские будни.
   -- Может, внутрь зайдем? У нас столик заказан... -- Кэт зябко поежилась. -- На улице холодно.
   Приглашать корейца в ресторан азиатской кухни, на мой взгляд, было не самой удачной идеей. Но это странное свидание втроем устраивала Кэт, спросить у меня совета подруга не посчитала нужным. Иванова отчего-то решила, что в таком заведении Ли Су Хен будет чувствовать себя наиболее непринужденно и уверенно, хотя, по моему мнению, проблем у парня не было ни с первым, ни со вторым. Разве что азиатский антураж поможет завязать разговор и наконец наладит между Кэт и корейцем контакт?.. Я многое в науке обольщения не понимала -- у подруги за плечами была ни одна сотня удачных свиданий, у меня -- ни одного.
   Избавившись от куртки и шарфа в гардеробе, я вновь почувствовала себя бедной родственницей. Кэт опять была при полном параде, Ли Су Хен, как всегда, оделся с нарочитой небрежностью, в которой чувствовался стиль. Неудивительно, что посетители и персонал ресторана на меня странно смотрели, в линялых джинсах и растянутом свитере я выглядела так, будто забрела в заведение по ошибке. К счастью, явного дресс-кода здесь не было, и выставлять меня вон никто не собирался.
   Кэт расположилась за столиком напротив корейца, я села сбоку между ними.
   Меню парень изучал долго и придирчиво, а затем попросил принести чашку капучино и какое-то блюдо с непроизносимым названием из риса, кусочков мяса и овощей, заправленное соусом. Кэт выбрала слабоалкогольный коктейль, салат и суши. Я решила не экспериментировать, а потому заказала лишь чайник молочного улуна и знакомый набор роллов. В азиатском кафе рядом с "Ленинкой" аналогичный заказ обошелся бы в пару раз дешевле, здесь же приходилось платить за интерьер и привилегированность заведения. В долгу я оставаться не любила, но сейчас надеялась, что свой ужин оплачивать не придется, в противном случае до зарплаты придется питаться одними сухарями.
   Напитки принесли почти сразу. Когда я потянулась за чайником, Ли Су Хен перехватил мою руку. Его прикосновение будто опалило огнем. Парень несколько секунд всматривался в ссадины на моей ладони, затем поднял на меня взгляд.
   -- Что случилось?
   От взгляда раскосых янтарных глаз стало не по себе. Я попыталась выдернуть руку, но не тут-то было.
   -- Эта растяпа с лестницы упала, -- вздохнула Кэт.
   Как же надоело, что Иванова вечно самоутверждается за мой счет.
   -- Опять? -- скривил губы в саркастической усмешке Ли Су Хен.
   -- Вроде того, -- пробормотала я.
   -- И тебя никто не поймал? Или, раз меня не оказалось рядом...
   Пнула азиата по ноге под столом. Парень охнул и выпустил мою руку, а затем вдруг рассмеялся.
   -- Хорошо, нуна. Я все понял. Тебя никто не поймал.
   -- Поймал, -- прошипела я.
   -- И кто же?
   -- Герман!
   И ведь почти не соврала. Не окажись заведующий на том пустыре, мое падение оказалось бы гораздо болезненнее. Не факт, что я бы его вообще пережила.
   -- А! Тот мужик, про которого ты мне все уши прожужжала! -- воскликнула Кэт.
   -- О ком речь? -- спросил Ли Су Хен.
   -- Какой-то библиотекарский начальник. Лиска по нему уже два года с ума сходит.
   Я почувствовала, что краснею. Нет, определенно, с Кэт надо поговорить, если она и дальше хочет оставаться моей подругой, пусть хотя бы иногда следит за языком.
   -- Значит, нуна, ты красиво упала в мужские объятия?
   -- Вроде того, -- вновь пробормотала я.
   -- А говоришь, никаких новостей. Нехорошо врать, нуна. Может, что-то еще от меня скрываешь?
   Рассказать, что меня чуть не похитили? Или, может, о жутком кошмаре? Или что я видела тень наподобие тех, которые преследовали Ли Су Хена?.. Нет, я не настолько сошла с ума.
   -- Да разве это новость? -- грустно улыбнулась. -- Кэт подтвердит, я с завидной регулярностью попадаю в дурацкие ситуации.
   Разумеется, подруга тут же с готовностью подтвердила.
   Ли Су Хену принесли заказ. Отведав блюдо, азиат скривился. Затем обильно его поперчил, плеснул соевого соуса и тщательно перемешал. Снова попробовал и удовлетворенно кивнул.
   -- По крайней мере, теперь это можно есть.
   Я обратила внимание, что среди посетителей ресторана азиатов было немного, в основном преобладали европейцы.
   -- Наверное, здесь очень адаптированная кухня? -- спросила я.
   -- Весьма, -- кивнул парень. -- Европейская кухня в большинстве своем довольно пресная...
   -- Ты много путешествовал по миру? -- спросила Кэт.
   -- ...Не думаю, что ресторан с оригинальными азиатскими блюдами пользовался бы спросом...
   -- А какое твое любимое блюдо? -- полюбопытствовала подруга.
   -- ...К тому же азиатских стран много и каждая может похвастаться своей уникальной кухней. Я мог бы рассказать о нескольких весьма примечательных блюдах корейской, китайской или, к примеру, филиппинской кухни, но боюсь испортить тебе аппетит, -- сверкнув янтарными глазами, усмехнулся Ли Су Хен.
   Вспомнив, что мне доводилось слышать об азиатской кухне, я покачала головой.
   -- Так что ты любишь? -- никак не могла успокоиться Кэт.
   Кореец повернулся к девушке и холодно произнес:
   -- Я люблю, когда меня не перебивают. А еще я люблю мясо, -- последняя фраза прозвучала весьма кровожадно.
   -- Мясо? Какое? - не удержалась от вопроса Кэт.
   Подумалось, что кореец в очередной раз оскалится и поведает, что не отказался бы отведать человеческой печени. Я моргнула и встряхнула головой, пытаясь отогнать видение.
   -- Говядину предпочитаю.
   Иванова открыла рот, дабы задать новый вопрос, но благоразумно промолчала и потянулась за столовыми приборами. Я всегда немного завидовала умению Кэт есть палочками, у нее это получалось легко и непринужденно, в то время как я этим искусством овладеть так и не смогла. Нет, худо-бедно подцепить ролл у меня получалось, но далеко не всегда удавалось донести его до рта.
   Впрочем, сейчас, посмотрев, как ловко орудует палочками Ли Су Хен, я изменила мнение насчет талантов подруги -- заметила, что грациозность, с которой ела Кэт, несколько нарочита, а движения не уверенны. А ведь девушка всего лишь ела суши, кореец же ополовинил миску с блюдом, представлявшим собой какую-то восточно-азиатскую разновидность плова.
   Решив не позориться перед заграничным гостем, я взяла в руки вилку.
   -- Ты не умеешь есть палочками? -- вскинул брови парень.
   -- Не то чтобы совсем... -- начала я.
   -- Не умеет, -- припечатала Кэт, -- хотя я не понимаю, что тут сложного, -- подруга с превеликой осторожностью отправила себе в рот очередное суши.
   -- Давай научу. Невелика премудрость, -- сказал Ли Су Хен. -- Смотри...
   Парень несколько раз показал, как именно размещает палочки в руке, а затем ловко, будто это не удачное подобие пинцета, а собственные пальцы, ими манипулирует. Я старательно проделала все следом за корейцем. Руку сводило от напряжения, кончики палочек так и пытались перекреститься.
   -- Говорю же, бесполезно, -- вздохнула Кэт, а затем носком сапожка толкнула меня под столом и взглядом указала в сторону выхода из ресторана.
   Намек подруги был понятен без слов. Я слишком засиделась, мне следовало как можно быстрее доесть ужин и уйти, оставив Кэт с объектом охоты наедине.
   С тоской взглянула за окно. Выходить на улицу из теплого, уютного и безопасного заведения не хотелось.
   -- Так не пойдет, ты слишком напряжена, -- прищелкнул языком Ли Су Хен, а затем поправил расположение палочек в моей руке. -- Не пытайся все сделать правильно. Постарайся расслабиться, почувствовать палочки.
   Легко сказать "расслабиться" и "почувствовать". Ладно, была не была! Я встряхнула рукой, разминая кисть, а затем расположила палочки, как учил кореец, и потянулась за роллом. И, о чудо, с палочками мне удалось совладать и ловко отправить лакомство в рот.
   -- Молодец, нуна! -- тут же похвалил меня азиат.
   Окрыленная удачей, я потянулась за вторым роллом. Поначалу все шло хорошо, я подхватила рулет с подноса, окунула в соевый соус, уже почти донесла до рта... и в этот момент он выскользнул из палочек. С плеском упал прямо в плошку с соусом. Меня окатило пряной жидкостью, брызги разлетелись по столу, несколько капель попало на рукав серой рубашки Ли Су Хена.
   -- Простите! -- пискнула я.
   Черт, ну почему я вечно попадаю в идиотские ситуации?!
   -- Вот ведь растяпа... -- закатила глаза Кэт и протянула мне салфетницу.
   -- Ничего, нуна, -- криво усмехнулся кореец, -- со всеми такое бывает. Правда, обычно или после нескольких бутылочек соджу, или в далеком детстве. А ты вроде из детского возраста вышла и... -- парень наморщил нос, будто принюхиваясь, -- не пьяна.
   Я вытерла брызги соуса с лица и рук, промокнула пятна на свитере.
   -- Ли Су Хен... твоя рубашка. Прости! Отдай ее мне, я пятна выведу!
   -- Нуна!.. Ты хочешь забрать у меня рубашку? Сейчас? Предлагаешь раздеться при всех?.. А с виду такая скромная девушка. Никак от тебя не ожидал, -- укорил меня азиат.
   Я хотела начать оправдываться, но потом заметила, что из-под кривой челки на меня смотрят лукавые раскосые глаза. Правильно я его тогда обозвала -- хамло азиатское, как есть хамло.
   -- Потом отдашь, -- буркнула я.
   -- О! Да ты и, правда, лиса, нуна, -- воскликнул парень. -- Признавайся, ты специально мою рубашку испачкала. Так будет повод встретиться еще дважды. Сначала, чтобы рубашку забрать, затем, чтобы после чистки вернуть. Я прав? -- Ли Су Хен подмигнул.
   -- Нет... я... -- прикусила губу, не зная, что сказать, все оправдания казались глупыми и нелепыми. В руках я растерянно теребила испачканные в соусе салфетки.
   Появился официант и вытер стол. Поставил передо мной чистую плошку для соуса.
   -- А вообще здесь, как в любом деле, нужна тренировка, -- уже серьезно сказал кореец. -- Ставишь дома перед собой две миски: одну с фасолью, вторую пустую. Переложишь фасоль пару раз из одной миски в другую, с палочками не хуже меня управляться научишься.
   Кэт вновь толкнула меня под столом.
   Подруга права, сейчас прекрасная возможность уйти. Вот только темная улица до жути пугала. Я просто не могла себя заставить встать из-за стола.
   -- Да, надо попробовать... -- пробормотала я.
   -- Кстати, нуна, все хотел спросить, вы с Кэт ровесницы? -- вдруг сказал Ли Су Хен.
   -- Не совсем. Она младше меня на полгода.
   -- Вот как? Не подумал бы, она так неуважительно к тебе относится... Если бы не знал, что вы учились в одном классе, решил бы, что она на несколько лет тебя старше.
   Кэт сжала палочки обеими руками так, будто хотела сломать пополам. Мне даже показалось, что я расслышала треск. Судя по хитрому взгляду раскосых глаз, Ли Су Хен прекрасно видел состояние девушки, и его ситуация забавляла.
   -- Думаю, нам пора домой. Правда, Кэт?
   Мне стало обидно за подругу, к тому же я слишком хорошо знала характер Ивановой. Если ее быстро не увести, то вспыхнет ссора, а там и до драки недалеко.
   -- Да, пора, -- Кэт вскочила со стула и с гордо поднятой головой направилась к гардеробу. Я молча последовала за лучшей подругой.
   Меня не мучили ни сомнения, ни угрызения совести. Была какая-то высшая справедливость в том, что азиату придется оплатить счет. В конце концов, лишь он получил удовольствие от этого ужина.
  
  

Ли Су Хен

  
   Улицы были почти пусты, люди старались миновать их короткими перебежками, не задерживаясь на открытом пространстве лишней секунды. К ночи ощутимо похолодало, столбик термометра опустился на несколько градусов ниже нуля. Дул пронизывающий ветер, то и дело бросая в лицо горсти мелкого, будто песок, колючего снега. Создавалось впечатление, что наступила зима, хотя до нее оставалось почти два месяца.
   Ли Су Хен с тоской подумал, что в Корее еще тепло, золотая осень только вступила в свои права. Холод парень переносил легко, но все же зиму не любил, голые ветви деревьев и снежные сугробы вгоняли его в уныние. Если была такая возможность, он предпочитал проводить зиму в местах с более благоприятным климатом и живописными пейзажами.
   Настроение у парня было скверное, и вовсе не погода оказалась тому виной. Точнее, не только погода. Су Хен злился на свой длинный язык и несдержанный характер -- теперь о встречах с Алисой можно забыть. Не то чтобы ему было так интересно общество девушки, хотя она его и забавляла, подкупала своей честностью, открытостью, наивностью... Он хотел расспросить Алису о той ночи, когда убили ее мать. Узнать, прав ли в своих догадках. Пока вся та скудная информация, которую ему удалось найти, указывала на то, что их с Алисой истории весьма похожи.
   Библиотекарша и раньше не горела желанием с ним общаться, а после сегодняшнего вечера ее подруга больше не будет настаивать на новых встречах. Если, конечно, у блондинки есть хотя бы немного гордости... Все, что оставалось Су Хену теперь, это следить за рыжей девчонкой издалека и ждать ответного хода инквизиции.
   По крышам домов, как нередко бывало в последние дни, парня преследовала стая вонгви. Ли Су Хен начал привыкать к такому своеобразному эскорту. Нападать духи после того раза, когда их спугнула Алиса, больше не пытались. Сбросить преследователей со следа для кумихо труда не составляло. И все же ему не давали покоя вопросы... Кто раз за разом отправляет вонгви на его поиски? Почему за ним следят? Попытаются ли духи вновь напасть?..
   Вдруг три темные коренастые фигуры выступили из вьюги, преградив парню путь. Су Хен быстро обернулся. За его спиной стояли двое вонгви. Еще несколько, выставив перед собой когтистые длинные лапы, летели с крыш соседних домов...
   Спираль времени будто растянулась. Время стало вязким, тягучим... или это кореец настолько ускорился.
   Парень резко швырнул в духов горсть красной фасоли. Твари попытались уклониться, не всем удалось... Там, где зерна касались вонгви, тела прочерчивали тонкие, словно ручейки, раны. Они сочились темным туманом и смешивались с клубящейся вьюгой.
   Су Хен выхватил из-за спины боевой веер. Взвился в воздух над головами атакующих вонгви. Двух тварей срубил в полете. Острая кромка веера рассекла потустороннюю плоть, как нож перезревшую дыню. Брызнул в стороны черный туман, через мгновение духи исчезли без следа.
   Приземлившись, уклонился от когтистых лап одной твари. Тяжелым ботинком ударил в грудь другой. Росчерком веера снес голову третьей. И вновь подпрыгнул на пару метров, оттолкнулся от стены дома... Наперерез ему бросился вонгви. Кумихо и тварь рухнули наземь, кубарем покатились по запорошенному снегом асфальту. Разорвав облако черного тумана в клочья, Су Хен вскочил на ноги...
   Если бы в переулок забрел припозднившийся горожанин, то увидел, как среди клубящейся вьюги худощавый азиат исполняет причудливый воинственный танец. Как мелькают красные росчерки веера, будто огненные сполохи в руках артиста файер-шоу. Но в переулке не было камер наблюдения, и прохожие по ночам сюда обычно не захаживали, вонгви не случайно выбрали это место для нападения.
   Су Хен замер, отставив в сторону руку с красным веером. Дышал парень тяжело, на лбу выступили капли пота. Вонгви осталось лишь четверо. Нападать они не спешили.
   -- Чего ждем?.. -- кореец ощерился в улыбке и левой рукой поманил потусторонних тварей к себе.
   Духи замешкались. Попятились. А затем бросились врассыпную.
   Пару минут парень выждал, а затем тяжело вздохнул и поморщился. Повел головой из стороны в сторону, хрустнули шейные позвонки. Потрепали духи его неслабо. Кожаную куртку и брюки украшали несколько прорех. На правом бедре и боку кровоточили глубокие царапины. Если бы не подарок бабки, ему пришлось бы тяжело. Вонгви практически не уступали Су Хену в скорости и ловкости, но превосходили его по силе.
   -- Хоть размялся, -- пробормотал Су Хен, -- а то в последние дни только умственным трудом и занимаюсь. Сам скоро в книжного червя превращусь...
   Российские вонгви по большому счету не отличались от злых духов иных мест. Внешний вид другой, но суть та же -- изувеченные и больные души. Если у кумихо и были надежды, что стая привязалась к нему сама по себе, то после схватки они растаяли -- диких духов отпугнула бы красная фасоль.
   Обычное оружие против потусторонних сущностей не действовало. С подобными тварями можно справиться лишь с помощью особых амулетов и артефактов. Одним из таких артефактов и являлся корейский боевой веер -- пучхэ. Красный шелк веера украшали причудливые ветви, в переплетении которых угадывались китайские иероглифы. Несмотря на то, что ребра и боковые части пучхэ были сделаны из дерева, он мог выдержать удар меча. В сложенном состоянии веер представлял собой короткую дубинку.
   Су Хен убрал пучхэ за спину в ременную петлю, пришитую к куртке.
   Веер -- практически идеальное оружие для путешественника хотя бы потому, что его никто за оружие не воспринимает. В бою же он гораздо эффективнее, чем нож или кинжал. На Западе веера считают лишь красивыми безделушками, на Востоке в некоторых школах до сих пор изучают искусство владения боевым веером. Хотя, конечно, оно далеко не так популярно, как в былые времена.
   Возраст пучхэ Су Хэна насчитывал по меньшей мере пару сотен лет. Парень знал, что артефакт принадлежал одному из мужей бабки, но старая лиса, когда разговор заходил про ее многочисленных возлюбленных, становилась на диво немногословна. Собственно, называть веер "подарком бабки" не совсем корректно. Су Хен позаимствовал пучхэ у старушки-кумихо, когда сбежал из дома несколько лет назад.
  
  
   В машине Кэт, не переставая, ругалась, притом по большей части непечатными словами, распиная нахального азиата то так, то эдак. По дороге домой мы заехали в ночной магазин, и подруга прикупила бутылку "Бейлиса". Заночевать Иванова опять собиралась у меня, но я не возражала, так как с некоторых пор боялась проводить ночи в одиночестве.
   Мне от подруги тоже досталось:
   -- Лиска, ты просто притягиваешь несчастья. Два свидания -- два! -- ты умудрилась испортить. Чтобы еще хоть раз тебя на встречу с парнем взяла!..
   -- Еще скажи, я виновата, что меня чуть не сбила машина, -- проворчала я.
   Но Кэт меня не слушала, она вновь принялась перемывать косточки Ли Су Хену. Когда подруга пришла к выводу, что "на эту косоглазую рожу ей жаль тратить время", я вздохнула с облегчением. Значит, видеться с корейцем больше не придется. Я никак не могла определиться, как к нему отношусь. Вроде бы парень мне ничего плохого не сделал, подшучивал, но беззлобно -- видимо, у него такая раздражающая манера общения. Опять-таки, дважды приходил на выручку в затруднительных ситуациях. Сама не могла понять, почему Ли Су Хен меня пугал, чувствовалась в нем что-то хищное, первобытное...
   Разбавив обиду ликером и выговорившись, Кэт заснула на диване в обнимку с плюшевым лисом. Мягкую игрушку родители подарили мне на десятый день рождения. Вообще-то, как сейчас помню, на этикетке значилось "лиса", но я почему-то сразу решила, что это именно лис, и с тех пор иначе плюшевого зверя не называла.
   Несмотря на суматошный день, спать не хотелось. Я открыла старенький ноутбук и полезла искать, что значат все эти "нуна" и "оппа". Особо на удачу не надеялась, так каково же было мое удивление, когда оказалось, что нашлись десятки сайтов и групп в социальных сетях, посвященных Южной Корее в целом, а также искусству и культуре этой страны в частности. В России стремительными шагами набирали популярность корейские фильмы, телевизионные сериалы и музыка.
   Искомые словечки тоже отыскались. Ничего ругательного, как я опасалась, они не значили. Оппа -- брат или друг для девушки, этакий источник всех радостей и печалей, нуна -- сестра или подруга для парня. Была лишь одна деталь. Подобным образом можно было обращаться лишь к старшим, но никоим образом наоборот. Еще немного почитав на эту тему, я пришла к выводу, что в корейских обращениях сам черт ногу сломит.
  
  

ГЛАВА 5

   Вчера ночью подморозило и выпал первый снег, за день он растаял, лужи и те успели высохнуть. Московская погода, как нередко бывало, радовала непостоянством.
   Нервно оглядываясь по сторонам, я спешила домой от метро.
   При свете дня в уютной библиотеке легко пообещать себе быть благоразумной и не паниковать. Стоило выйти с работы на темную улицу -- страхи разом вернулись.
   То, что я жила в центре города, в двух минутах от метро, ситуацию не облегчало. В любое время дня и ночи вокруг сновали толпы людей, вот только я понятия не имела, кто все эти люди.
   Я напряженно всматривалась в лица прохожих.
   Человек, который бредет за мной, и правда возвращается в работы? Или следит за одним неудачливым библиотекарем? А те двое мужчин в неброской одежде отдыхают на лавочке после тяжелого дня? Или поджидают меня? Женщина с мопсом на поводке выглядит как-то подозрительно. Семейная пара, которая о чем-то спорит у круглосуточного магазинчика, доверия не вызывает. И тот парень, что притаился в тени киоска, тоже... Парень?.. Фигура показалась знакомой. Да и этот поворот головы, причудливая стрижка... Ни с кем не спутать.
   Быстро оглянулась. Облокотившись на киоск, худощавый азиат цедил пиво. Вот только, ума не приложу, как я могла принять нечесаные патлы за модельную стрижку. Спутать молодого корейца с пожилым мужчиной восточной наружности.
   Встряхнула головой.
   Паранойя, паранойя. Отставить паранойю!.. Я не только фантастики перечитала, но и шпионских фильмов пересмотрела.
   Фонарь в арке опять не горел, а потому я вновь решила обойти дом с другой стороны.
   Уже подходила к подъезду, когда ноги вдруг подкосились, и я тряпичной куклой осела на асфальт. Попыталась вскочить, но не смогла пошевелиться. Хотела закричать, но не смогла открыть рта.
   Полная беспомощность. Совершенное бессилие. Страшнее, чем любой кошмар наяву.
   Ко мне подбежали трое мужчин. Самый молодой, не говоря ни слова, подхватил меня на руки и куда-то понес. Двое других, также молча, последовали за ним.
   Волнами захлестывала паника. Я не понимала, кто эти люди. Не знала, что им от меня нужно. В одном не сомневалась -- ничего хорошего меня не ждало.
   Мимо прошла семейная пара, продолжая увлеченно выяснять отношения. Следом появилась соседка по лестничной площадке, тяжело нагруженная сумками. Никто в мою сторону не смотрел, будто в упор не замечал.
   Я мысленно истошно вопила. Билась испуганной птицей, пытаясь разорвать сковавшие меня невидимые путы. Казалось, от напряжения вот-вот взорвется голова.
   Прямо по курсу показался знакомый черный джип. Задняя дверь была гостеприимно распахнута.
   Неужели?.. Нет! Помогите!!! Хоть кто-нибудь. Пожалуйста!!!
   А потом и правда что-то взорвалось...
   Похититель захрипел и пошатнулся. Я птицей вылетела из рук мужчины и, подняв ворох пожухшей листвы, приземлилась в кучу мусора.
  
  

Ли Су Хен

  
   Инквизиция пока себя никак не проявила, Су Хен начал беспокоится, что пошла прахом и эта часть его плана. Возможно, вторжение в архив просто не заметили или не посчитали таким уж тяжким проступком. Или книга, которую он все никак не мог открыть, не содержала ни ценной, ни опасной информации.
   Последние несколько дней парень практически неотрывно следил за Алисой. У девушки оказалась на диво скучная и упорядоченная жизнь.
   Су Хен даже немного сочувствовал инквизиторам. Вот как к такой тихоне подобраться? В библиотеке слишком много глаз, в собственной квартире на ведьму нападать глупо -- неизвестно, на какие сюрпризы можешь напороться. Все выходные библиотекарша провела дома. На работу ездила на метро, притом до входа в подземку, что от библиотеки, что от дома самой Алисы -- рукой подать.
   Когда девушки вчера предложили ему встретиться, он за эту возможность радостно ухватился. Надеялся, что хоть так сможет выманить Алису на улицу. Су Хен не сомневался, что блондинка захочет остаться с ним наедине и отправит подругу домой в одиночестве. Увы, план не сработал...
   Вонгви после ночного нападения его пока не выследили. Несколько раз он видел рыскающие тени на улицах и крышах домов, но ему удавалось оставаться незамеченным.
   Вечером возле библиотеки Ли Су Хен вновь увидел двух тварей. Когда Алиса вышла с работы, духи увязались за ней. Самого корейца они не обнаружили. Выходило, что потусторонние создания преследовали не только его. И это порождало вопросы. За кем раньше вонгви начали наблюдать? Кто натравил тварей на них с Алисой и почему?.. Или некто следил за всеми сверхъестественными существами в городе?..
   Рыжая библиотекарша нервничала. То и дело испуганно оглядывалась, всматривалась в лица прохожих, будто искала кого-то. На миг у Су Хена закралось сомнение, что она могла увидеть его или вонгви... Или инквизиторы сделали свой ход, который он не заметил. Или же инстинкты ведьмы твердили об опасности... Но сам парень держался в отдалении и несколько раз менял личины. Твари осторожничали и всячески старались в поле зрения Алисы не попадать. Реакцию инквизиции на вторжение в архив он не мог пропустить. А правильных инстинктов у девчонки и в помине не было, в противном случае она бы сбежала от него при первой встрече, никакая подруга не заставила бы ее встретиться с ним вновь.
   Алиса скрылась за углом дома. Выждав десять секунд, Су Хен последовал за ней.
   Во дворе дома никого не было.
   Не могла же девчонка так быстро нырнуть в подъезд? Никак не могла. Просто не успела бы.
   Моргнув несколько раз, Су Хен прищурился. Перед его взором рассеялась дымка, проступили очертания троих мужчин в строгих костюмах.
   Парень мысленно присвистнул. Организация по борьбе со сверхъестественным сама не чуралась применения магии? Вот так новость! Интересно, как инквизиторы наложили полог невидимости? Кто-то из этой тройки маг? Или у них при себе артефакт?..
   Один из бойцов инквизиции нес Алису на руках, двое других прикрывали коллегу. Лица девушки кореец не видел, но библиотекарша не шевелилась, не кричала -- вероятно, находилась без сознания.
   Первым порывом, когда Су Хен заметил инквизиторов, было спрятаться за углом дома, но парень совладал с собой. Лениво приложился к банке с пивом, затем со скучающим видом последовал за бойцами. Он всего лишь случайный прохожий, а потому должен вести себя соответственно.
   Истинный облик Ли Су Хена скрывала искусная иллюзия. Вместо пивной банки в руках кумихо находилась пластиковая бутылка минералки.
   Бойцы инквизиции быстрым шагом направлялись к парковке, на которой стояли два одинаковых черных джипа. Задняя дверь одной из машин была распахнута. Похоже, организация отнеслась к случившемуся весьма серьезно, раз послала за неинициированной ведьмой троих бойцов... Точнее -- пятерых, если считать водителей. Впрочем, откуда инквизиции знать, что Алиса не ведала о своей силе? Они смотрели на факты, которые таковы: ведьма пробралась в запечатанное хранилище и вынесла оттуда книгу.
   Инквизиторы срезали путь к парковке через сквер, когда вдруг произошел всплеск... Словно от камня, брошенного в воду, во все стороны пошла волна.
   Су Хен успел почувствовать неладное и рухнул плашмя.
   Взвились в небо голуби и воробьи. Завыли собаки. Взревели сигнализации автомобилей, зазвенели стекла в соседних домах. Застонали деревья. Испуганно закричали и бросились врассыпную прохожие... По двору будто пронесся маленький торнадо.
   Когда ветер стих, Су Хен медленно приподнялся. Инквизиторов разбросало на добрый десяток метров. Алиса силилась выбраться из кучи опавшей листы. Девушку шатало из стороны в сторону, тело ее не слушалось.
   Неужели Алиса?.. Да, тут и сомнений быть не могло, всплеск силы случился именно у нее. Сильна ведьма.
   Захлопали дверцы автомобилей. С парковки бежали трое инквизиторов. Ли Су Хен ошибся в подсчетах, в машинах, помимо водителей, скрывался еще один боец.
   Краем глаза парень заметил движение. Инквизитор, который оказался дальше всех от эпицентра, пришел в себя. По лицу мужчины текла кровь. Дрожащей рукой он потянулся к пистолету в кобуре.
   Прошипев ругательство, Су Хен вскочил на ноги. На такой исход кумихо не рассчитывал...
   -- Марк, нет! -- закричал один из водителей.
   Но Марк не слышал. Он направил пистолет на девушку...
   Времени на раздумья не осталось. Су Хен подлетел к бойцу и ударом тяжелого ботинка выбил пистолет из его руки. Вторым ударом отправил противника в забытье.
   -- Стоять! -- раздался громогласный крик. -- Не делать резких движений!
   Ли Су Хен обернулся. Двое инквизиторов, тех самых, что переждали всплеск в машинах, целились в него из пистолетов. Третий, безоружный, стоял чуть поодаль.
   -- Зачем же так сразу?.. -- попытался включить свое обаяние кореец.
   -- Молчать! Подними руки. Брось бутылку.
   Су Хен начал медленно поднимать руки...
   -- Осторожно! Это может быть сверх... -- вдруг сказал третий.
   Парень прицельно запустил бутылку с минералкой в голову водителя. Резко ушел в сторону. Совсем рядом просвистели несколько пуль. Оказавшись в мгновение ока рядом со вторым водителем, двумя ударами отправил противника в нокаут. И тут же пригнулся, пропуская над головой энергетический сгусток заклинания.
   Ащщ! Третий оказался магом!
   В прыжке увернулся от второго заклинания. Выхватил из-за спины боевой веер. Следующий удар отразил пучхэ. Легким движением кисти вернул заклинание обратно магу.
   По телу инквизитора прошла судорога. Он рухнул на асфальт и затих.
   Как только маг потерял создание, полог невидимости рассеялся. Испуганно заголосила пожилая тетка, увидев, как на асфальте рядом с ней материализовалось несколько тел.
   -- Что ж ты будешь делать, -- пробормотал Су Хен.
   Он легко подхватил Алису, которая во всей этой круговерти умудрилась потерять сознание, и бегом устремился к подъезду. Взлетел на второй этаж. Остановился перед дверью в квартиру.
   Где живет ведьма, кореец знал, а вот раздобыть запасной комплект ключей пока не сподобился. Он вообще не собирался к библиотекарше в гости. На квартире девушки стояла защита. Какого рода, он разобрать не смог. Испытывать заклинания на собственной шкуре кумихо не хотелось.
   Вот только выбора сейчас не было. Квартира ведьмы -- единственное безопасное место поблизости. Сюда инквизиторы не полезут. Во всяком случае, сразу.
   Парень проверил сумку, которую Алиса каким-то чудом умудрилась не потерять, но ключей не нашел. В куртке девушки ключей тоже не оказалось.
   Неужели выронила?.. Су Хен бы не рискнул без подготовки взламывать дверь в жилище ведьмы.
   Хлопнула дверь подъезда, послышались возбужденные голоса. Две женщины, судя по голосам, немолодые, обсуждали случившееся во дворе дома.
   При необходимости кумихо мог накинуть на себя и Алису иллюзии, а то и вовсе отвести глаза. Но прибегать к магии рядом с заклятой квартирой опасался, неизвестно, как могла отреагировать защита.
   Что-то щелкнуло. Послышался гул и скрип тросов. Су Хен облегченно выдохнул. Соседки библиотекарши решили не подниматься по лестнице, а вызвать лифт.
   Так, где же могут быть ключи? В сумке нет, в куртке тоже, остался последний вариант... Связку ключей он с превеликой осторожностью выудил из переднего кармана мешковатых джинсов Алисы. Перехватив невесомое тело девушки одной рукой, Су Хен вставил ключ в замочную скважину.
   -- Была не была, -- прошептал кумихо. Повернул ключ и распахнул дверь.
   В крохотной прихожей замерла, встопорщив шерсть и выгнув спину дугой, черная кошка. Глаза твари светились потусторонним светом. Зверюга яростно шипела.
   -- Я не враг, -- тихо сказал Су Хен. -- Видишь, хозяйке твоей помогаю. Пусти меня в дом.
   Тварь, продолжая угрожающе шипеть, попятилась. А потом скрылась на кухне.
   -- Хороша защита, ничего не скажешь, -- пробормотал кореец и зашел в квартиру. У порога скинул ботинки. В ближайшей комнате опустил свою ношу на диван. Уже собирался обуться и уйти так же тихо, как пришел, но потом передумал. Вернулся в комнату. Дотронулся до лба девушки. Ведьму бил озноб, видимо, сказался колоссальный выброс силы. Он взял с кресла плед и накрыл им девушку.
   -- Вот теперь точно все... -- сказал кумихо своей не вовремя проснувшейся совести.
   Холодные пальцы вцепились в его запястье.
   -- Не уходи. Мне страшно... -- еле слышно прошептала Алиса.
   В глазах девушки отражался запредельный ужас. Су Хен вдруг понял, лихорадило ведьму не столько из-за всплеска силы, сколько из-за пережитого шока.
   -- Нуна, я...
   -- Пожалуйста! -- взмолилась девушка. -- Я не могу... одна...
   -- Хорошо, -- вздохнул кореец. -- Спи. Я никуда не уйду.
   Алиса тут же послушно закрыла глаза, но руку парня так и не выпустила. Су Хен осторожно разжал пальцы девушки и поправил покрывало. Обвел взглядом комнату. Возможно, задержаться здесь не такая уж и плохая идея.
   Комната была совсем небольшая и сильно захламленная. У окна стоял старый продавленный диван, который, по всей видимости, служил еще и кроватью. Рядом не менее старое кресло и покосившаяся табуретка. Слева от входа расположился древний двустворчатый шкаф. Все остальное пространство занимали книжные полки. Помимо этого стопки книг теснились и на табурете, и на подоконнике рядом с каким-то разлапистым фикусом в горшке, и на самом шкафу. Со спинки дивана на парня блестящими пуговками глаз укоризненно смотрела плюшевая лисица.
   Дощатый пол не помешало бы покрасить, как и рассохшуюся оконную раму. Рисунок на поблекших от времени обоях было почти невозможно разглядеть. При этом в комнате царила идеальная чистота: на полу ни соринки, на полках ни пылинки. Грязнулей библиотекарша точно не была.
   Взяв одну из книг, парень насмешливо хмыкнул:
   -- Нуна, а ты, оказывается, любишь сказки...
   На аляповатой обложке красовались брутальный мужик и смазливый блондин с заостренными ушами. Судя по ярким корешкам с красноречивыми названиями на полках, книги подобного содержания составляли по меньшей мере половину библиотеки Алисы.
   Забавно получалось. У девушки имелся дар, но при этом ее практичный и рациональный ум отказывался верить в сверхъестественное. И одновременно с этим Алиса зачитывалась книгами о потусторонних силах, иных мирах и других расах. Возможно, в глубине души она подозревала, что является ведьмой, а потому ее тянуло ко всему мистическому и волшебному? Или же девушка просто выбрала такой способ бегства от унылой реальности?..
   В дверь настороженно заглянула кошка. Увидев, что ее заметили, черной тенью метнулась в другую комнату. Парень устремился за животным. Зверюга испуганно забилась под диван и оттуда зашипела на Су Хена.
   Вторая комната оказалась еще меньше первой. Такая же убогая старая мебель и отделка. Разве что книг здесь почти не было. Если Алиса предпочитала уноситься в книжные миры, то ее отец искал отдушину в голубом экране телевизора.
   Кореец опустился на корточки, заглянул под диван.
   -- И кто же ты? -- спросил он. -- Бакенеко?.. Или сонджу? Какой-то другой касин?
   В ответ тварь вновь зашипела.
   -- Точно не оборотень. И не демон. Какой-то дух, я прав? Защитник или помощник?.. -- парень несколько раз моргнул и прищурился. -- Да, прав.
   Видимо, сущность, заключенная в тело черной кошки, должна была присматривать за девушкой. Но духа давно не подкармливали, у него только и хватало сил, чтобы поддерживать физическую форму. Разумеется, Алиса не морила касина голодом, вот только подобному существу нужна была не только телесная пища.
   Насколько Су Хен мог судить, пребывать в этом мире духу осталось недолго. Возможно, протянет несколько месяцев, в лучшем случае пару лет, если раньше ему не придется встать на защиту хозяйки.
   Кореец поманил касина.
   -- Иди сюда.
   Зверюга принюхалась. Во взгляде духа читалось удивление и недоверие.
   -- Давай же. Не бойся... Дважды предлагать не буду.
   Не спуская с кумихо настороженного взгляда, касин, крадучись, приблизился. У самой руки парня замер, а затем неуверенно потерся о его пальцы.
   -- Вот, так-то лучше, -- улыбнулся Су Хен и погладил зверюгу, почесал за ушами. Дух млел от его прикосновений, ластился и урчал, как самая обыкновенная кошка. Между пальцами корейца и шкуркой зверя поблескивали еле заметные искры.
   Тех крох энергии, которыми поделился кумихо, было недостаточно, чтобы потустороннее создание начало представлять угрозу для самого Су Хена, но теперь касин мог пробыть в этом мире чуть дольше.
   -- И как же вы с хозяйкой дошли до жизни такой?
   Кошка повела головой из стороны в сторону и горестно, совсем как человек, вздохнула.
   -- Не знаешь? Или не можешь говорить?
   Касин кивнул. Дважды.
   -- Толку от тебя, -- скривил губы в усмешке парень. -- Скажи, мать Алисы убили инквизиторы?.. Тоже не знаешь?..
   Су Хен задал десятка три вопросов. На большинство из них дух не знал ответов или просто не хотел отвечать. Да и нелегко беседовать с созданием, ответы которого ограничивались "да", "нет", "понятия не имею". Но все же кое-что удалось прояснить, потустороннее создание не сомневалось -- мать Алисы именно убили.
   Когда Су Хен вернулся в спальню библиотекарши, его внимание привлекала небольшая фотография на книжной полке. Это было словно окно в другой мир. Там, был солнечный осенний день. На лавочке в парке сидела счастливая молодая семья: красивая рыжеволосая женщина, улыбчивый русоволосый мужчина и худенькая, похожая на лисичку, девочка подросток. На голове у девочки лежал венок из кленовых листьев, она заливисто смеялась.
   Ли Су Хен никогда не видел Алису такой счастливой, открытой, довольной. Сейчас она если и улыбалась, то как-то скованно и неуверенно, будто через силу -- не потому что хотела, а потому что такой реакции от нее ждали. Видимо, блондинка права, Алиса так и не оправилась после смерти матери. Сейчас же его стараниями кошмар и вовсе вернулся в ее жизнь...
   Можно было найти оправдание. Что инквизиторы в России никогда не зверствовали. Что, разобравшись в истории, неинициированную ведьму припугнули бы и отпустили. Вот только надо смотреть правде в глаза, он увидел прекрасную возможность и ею воспользовался, об Алисе думал в последнюю очередь. Вернее, вообще не думал.
   События складывались как нельзя удачнее. Он нашел архив инквизиции, смог подобрать к нему ключ. Осталось решить, как навести инквизиторов на ложный след... и тут была нужна кровь сверхъестественного существа. В организации не поверили бы, что простой человек смог взломать защиту архива. Он бился над, казалось бы, неразрешимой задачей, где найти столь слабое или глупое существо, которое можно без последствий для себя использовать, когда судьба свела его с наивной, не знающей собственной природы ведьмой. Осталось дело за малым -- раздобыть кровь девушки. Удобный случай не заставил себя ждать.
   Алиса должна была не только отвести от него подозрения, но и стать наживкой. Ли Су Хен надеялся наконец увидеть, как работает Инквизиция. Хотел вычислить сотрудников организации и местную штаб-квартиру... Возможно, на допросе Алиса вспомнила бы про царапину и странного нового знакомого. Но связать самого парня с произошедшим было нельзя, да и не собирался Су Хен сидеть на месте и ждать инквизиторов.
   Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Кажется, так здесь говорят? Архив оказался пустышкой. Книгу не то что прочитать, он даже открыть не смог. Инквизиция объявила охоту на Алису. Сам он тоже засветился. Разумеется, лица его никто не видел, свою сущность он тоже скрыл. Но теперь организация будет искать того, кто вступился за ведьму...
   Впрочем, хотя бы отчасти план кумихо удался -- он узнал о методах работы инквизиции. Эта информация дорогого стоила. Раньше он не подозревал, что на организацию работали маги.
   Су Хен уселся в старое потертое кресло. С наслаждением вытянул длинные ноги и прикрыл глаза.
   Да, на такой исход он точно не рассчитывал...
  
  
   Проснулась от ощущения того, что еще чуть-чуть, и я просто растаю, превращусь в лужицу обжигающей лавы и стеку на пол. С раздражением отбросила с себя плед, а затем пару минут тупо смотрела на темный потолок. Мысли в голове ворочались медленно, я никак не могла понять, почему лежу на диване в верхней одежде и обуви. Как вчера добралась домой, не помнила. Вообще вчерашний день был словно в тумане.
   Неужели Кэт вытащила меня в один из своих клубов? Да нет, вряд ли. Всякого рода увеселительные заведения я старательно избегала, в юности имелась пара неудачных опытов. Домой ни разу пьяной не возвращалась. Пить тоже не любила, никогда до бессознательного состояния не напивалась... Тут же в голове вспыхнуло воспоминание, как я недавно в одиночку выпила бутылку коньяка. Затем вспомнились предшествующие попойке события и вчерашнее нападение...
   Сонливость тут же как рукой сняло. Я резко села на диване.
   -- Выспалась, нуна?.. -- спросила темная фигура, устроившаяся в кресле.
   Сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Неужели -- опять кошмар? Или, хуже того, -- явь?..
   А мгновением позже пришло осознание. "Нуной" меня называл только один человек.
   -- Ты что здесь делаешь? -- хрипло спросила я. Язык ворочался с трудом, горло саднило -- будто его кошки когтями драли.
   -- Как что? -- удивился молодой человек, а затем щелкнул выключателем на старенькой настольной лампе. В пучке света появилось лицо азиата, похожее на гротескную маску. Нечеловеческие янтарные глаза и кривая ухмылка. -- Нуна, ты же сама попросила меня остаться. Не помнишь?
   -- Помню... -- неуверенно пробормотала я.
   Как вообще Ли Су Хен оказался в моей комнате?.. Кажется, это он принес меня домой. Да, точно он. Я так боялась находиться в квартире одна, что попросила его остаться. И как только до такого додумалась?! Видимо, у меня вчера не все в порядке с головой было. Впрочем, не удивительно...
   -- А почему не раздел? -- спросила я, разматывая шарф и стаскивая куртку.
   -- Так я должен был тебя раздеть?.. -- гротескная маска издевательски расхохоталась. -- Нуна, мы так не договаривались.
   На миг представилась картина, как Ли Су Хен опускает меня на кровать, а затем медленно снимает с меня свитер, брюки...
   -- Нет-нет, я не то имела в виду! -- поспешно замотала головой, отгоняя видение.
   Краска предательски залила щеки. Я порадовалась, что в комнате темно, и парень не мог увидеть, насколько я смущена.
   -- Ты провел здесь всю ночь?
   -- Как сказать?.. Четыре часа это еще ночь или уже утро?
   За окном было темно. Несмотря на раннее время и присутствие подозрительного азиата в комнате, я успела выспаться. Вот только за ночь пропотела так, что чувствовала себя мокрой как мышь. Благоухала, наверное, тоже не лучшим образом.
   -- А... ясно...
   -- Ты же не думаешь, что раз я провел с тобой ночь, то должен жениться? -- подмигнул мне кореец.
   -- Нет, конечно! И мысли не было.
   -- Поверь, ты совершенно не в моем вкусе, -- ухмыльнувшись, припечатал парень. -- Мне не нравятся такие... -- азиат замолчал, видимо, не мог подобрать должного эпитета.
   -- Такие -- это какие? -- неожиданно разозлилась я.
   Да, я не королева красоты, а сейчас и вовсе выгляжу отвратительно, но пренебрежение в голосе Ли Су Хена задело. Ни малейшего такта и уважения, будто его дикие звери воспитывали.
   -- Такие, как ты.
   -- Хочешь сказать, девушки? -- прошипела я.
   -- А ты считаешь себя девушкой? -- притворно удивился кореец.
   -- Я... я... -- нужных слов не нашлось. Мне редко удавалось сразу придумать достойный ответ. Порой нужные слова и вовсе приходили на ум через пару дней. -- Я... в душ!
   Схватив первую попавшуюся одежду из шкафа, метнулась в ванную комнату. По дороге чуть не споткнулась о Ваську.
   Оказавшись в крохотной ванной и задвинув шпингалет, облегченно выдохнула.
   -- Вот же хамло азиатское, -- прошептала я. -- Придушила бы! И как только земля таких носит?..
   Некоторое время раздумывала, лезть в ванну или нет. Принять душ было жизненно необходимо, но меня смущало, что в квартире находился малознакомый парень. Силачом Ли Су Хен не выглядел, но я не сомневалась, что он с одного удара снесет хлипкую дверь.
   Встряхнула головой. Кореец сам признал, что я его нисколько не интересую, и за девушку он меня не считает. Более того, рядом со мной спящей и беззащитной он провел по меньше мере восемь часов... Бросила взгляд на собственное отражение в зеркале. Черты лица заострились, кожа бледная, под глазами темные круги. Прическа в стиле "я упала с самосвала, тормозила головой". В волосах и одежде запутались мелкий сор, веточки и листики.
   Сама себе кивнула.
   -- Да, такая девушка точно никому понравиться не может. Разве что последнему извращенцу...
   Когда стояла под душем, в голову пришла неожиданная мысль -- Ли Су Хен специально меня дразнил. Если бы не он, я бы погрузилась в кошмарные воспоминания. Вновь раз за разом переживала ужасающие события, терзалась вопросами, что тем людям от меня нужно, когда ждать следующего нападения. Страшно подумать, что бы со мной сталось, если бы не кореец, а я даже спасибо ему не сказала. И как, кстати, он оказался рядом с моим домом?..
   Я помнила, что меня странным образом обездвижили. Не знаю, как похитители этого добились. Может, я какой-то порошок вдохнула или не почувствовала комариного укола -- мало ли средств существует. Правда, возникал другой вопрос: зачем такие сложности, чтобы похитить простого библиотекаря?.. Помнила, как приземлилась в кучу опавшей листвы. Потом на пару мгновений пришла в себя на руках у Ли Су Хена, который бежал к подъезду. Затем очнулась, когда парень укутывал меня пледом.
   Нет, ну как вообще можно догадаться уложить девушку в постель, не сняв с нее верхнюю одежду и обувь?! Странный этот азиат, будто и правда с другой планеты...
   Присутствие в квартире практически чужого человека не располагало к длительным банным процедурам, а потому я быстро ополоснулась, вымыла голову и почистила зубы.
   Впопыхах я не сообразила захватить из комнаты одежду, в которой собиралась пойти на работу. Так что выбор оказался невелик: или влезать в мятые, грязные, пропотевшие за ночь тряпки, или довольствоваться длинной футболкой и коротким пушистым халатом. Сверкать перед азиатом голыми ногами не хотелось, но альтернатива была еще хуже.
   Расчесала волосы и откинула их за спину. Потуже затянула пояс халата, нарочито бодро улыбнулась своему отражению в зеркале и вышла из ванной комнаты. Я заготовила целую речь. Сначала спрошу, как он оказался рядом с моим домом, потом поблагодарю за помощь и укажу на дверь...
   Когда я заглянула в спальню, все слова вылетели из головы. Ли Су Хен все также сидел в кресле. Предательница Васька лежала у него на коленях и тарахтела, будто трактор... Та самая Васька, которая не подпускала к себе никого, кроме меня. На подругу, тетку и других редких гостей шипела, отца лишь терпела, сейчас, как котенок, ластилась к ночному гостю.
   Ли Су Хен окинул меня равнодушным взглядом. Показалось, что его взгляд на долю секунды дольше, чем следовало, задержался на моих обнаженных ногах. Наверное, и правда, показалось. Ноги как ноги. Худые, словно пара спичек.
   -- Так любишь лис? -- хмыкнул азиат.
   -- А?.. -- справа на груди халат украшала аппликация лисицы с длинным пушистым хвостом. -- Ну да... Почему бы мне их не любить?
   Риторический вопрос гость оставил без ответа.
   -- Как это создание зовут? -- Ли Су Хен почесал довольную кошку за ухом.
   -- Васька... -- растерянно отозвалась я.
   Кошка повернула голову и зашипела. На меня. Зашипела.
   -- Василиса.
   -- Значит, приятно познакомиться, Василиса, -- ухмыльнулся парень.
   Питомица мелодично мяукнула и потерлась о ладонь корейца.
   -- А как ты... -- собравшись с духом, начала я.
   -- Я бы не отказался от чашки кофе. Подожду на кухне, пока ты будешь переодеваться.
   Ли Су Хен, обдав меня еле уловимым запахом осеннего леса, вышел из комнаты. Предательница Васька ускакала следом за ним.
   Захлопнув дверь, тяжело привалилась к ней спиной. В кои веки жалела, что дверь в мою комнату не запиралась. Понимала, глупо боятся парня теперь, когда провела с ним практически бок о бок ночь, но ничего не могла с собой поделать.
   Пока одевалась, ворчала себе под нос. Меня распирала злость на кошку, которая вдруг переметнулась во вражеский лагерь. На самоуверенного азиата, который вел себя в чужой квартире как у себя дома.
   Из двух пар джинсов обе пришли в негодность. Пришлось надеть серые классические брюки и синюю водолазку. Влажные волосы заплела в косу -- так сохнуть они будут дольше, но зато через час моя голова не будет напоминать одуванчик.
   Перед входом на кухню замерла, чтобы дать привыкнуть глазам к скудному освещению. Мой ночной гость, странное дело, ориентировался в темноте так же хорошо, как и при свете дня. Я же с недавних пор боялась полумрака, боялась теней...
   Если квартира у меня была маленькая, ванная и прихожая крохотные, то кухню следовало назвать миниатюрной. Кэт шутила, что делали это помещение в расчете на лилипутов.
   Вдоль стен втиснулись кухонные шкафы и необходимый набор техники. Слева в углу располагалось небольшое окно, по центру кухни у стены -- столик, под который были задвинуты три табуретки. Ли Су Хен, разумеется, посчитал, что ютиться на табуретке между шкафом и столом ему не пристало, и взгромоздился на широкий подоконник. Васька устроилась тут же. Кореец лениво поглаживал кошку и смотрел в окно, по которому стекали дождевые капли. Невольно я заметила, что у парня красивый скульптурный профиль.
   Щелкнула выключателем, разрушая царящую на кухне идиллию.
   -- Боишься темноты? -- кореец обернулся ко мне. Встряхнул головой, отбрасывая в сторону криво обрезанную челку.
   -- Не люблю. С некоторых пор, -- признаваться в детских страхах было стыдно, я боялась, что собеседник вновь поднимет меня на смех.
   -- И давно? -- против ожиданий, насмехаться надо мной парень не стал.
   -- Да как с тобой познакомилась, -- проворчала я.
   Поставила чайник на плиту. Затем, вытянувшись на цыпочках, полезла в верхний шкаф. Я точно помнила, кофе у нас где-то был. Вот бы еще вспомнить -- где...
   -- Помочь? -- горячее дыхание обожгло мое ухо.
   Я вздрогнула. Банка с крупой выскользнула из пальцев. Мы одновременно потянулись, чтобы ее поймать. Ли Су Хену, в отличие от меня, это удалось. Я же в итоге оказалась зажата между гибким сильным телом и кухонной тумбой.
   Сердце пропустило удар, а потом глухо забилось...
   Пронзительно засвистел чайник. Азиат тут же отстранился. Задвинул жестянку с крупой на полку и поставил на стол пыльную и какую-то помятую баночку с растворимым кофе.
   -- Ты это искала?
   -- Ага... -- только и смогла произнести я, пытаясь прийти в себя.
   -- А нормального кофе у тебя нет?
   Замотала головой.
   -- Я не люблю кофе. Отцу врачи запрещают.
   -- Ну да, чего я ожидал... -- пробормотал Ли Су Хен и презрительно скривил губы. -- Хотя бы чай нормальный у тебя есть? Или травишься дрянью из пакетиков?
   Кто бы знал, как я ненавидела эти вечные снисходительные улыбочки! Много бы отдала, чтобы стереть высокомерное выражение с лица парня.
   -- Чай -- есть! Хотя все зависит от того, что ты считаешь нормальным.
   В отличие от кофе, чай хранился на нижней полке. Я выставила перед корейцем несколько маленьких жестяных коробочек. И теперь с затаенной тревогой наблюдала, как заграничный гость придирчиво изучает мои запасы.
   Зарплата у библиотекаря небольшая, так что я могла себе позволить не экономить лишь на двух вещах -- на книгах и чае. Отец моей страсти не разделял и довольствовался ароматизированным в пакетиках, я же покупала чай в специализированном магазинчике на развес.
   -- И правда есть, -- наконец вынес вердикт азиат, мне показалось, что в его голосе я уловила удивление. -- Но вот эту солому лучше выброси, -- Ли Су Хен пододвинул ко мне одну из жестянок.
   -- Так и собиралась.
   Этот чай брала на пробу пару месяцев назад. В шкафу он продолжал храниться лишь из врожденной бережливости -- было жаль потраченных денег.
   -- А завтраком покормить меня не хочешь? -- осведомился кореец, колдуя над чайником. -- По твоей вине я пропустил вчерашний ужин.
   Мысленно застонала. Как говорится, "дай воды напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде"... Впрочем, Ли Су Хен у меня как раз переночевал. И ужин действительно по моей вине пропустил. Да и за помощь я его не отблагодарила... Понять бы еще, чем кормить привередливого гостя.
   Поставила на стол вазочку с печеньем. Достала из холодильника сыр и банку джема.
   Ли Су Хен скептически смотрел на мои приготовления, а потом спросил:
   -- Нуна, а ничего посущественнее нет?
   -- Вообще-то, есть. Борщ и мясная запеканка. Но я не уверена, что они тебе придутся по вкусу.
   -- Когда я голоден, все что угодно готов съесть, -- оживился парень. -- Особенно если горячее и мясное.
   Пока я разогревала странный ранний завтрак, гость пил чай вприкуску с печеньем.
   -- И часто с тобой такое происходит? -- вдруг спросил Ли Су Хен.
   -- Что именно?
   -- Посреди улицы пытаются похитить.
   Герман просил никому о недавнем происшествии не говорить, а потому я лишь покачала головой.
   -- Первый раз? -- уточнил кореец.
   -- Ага, -- я отвернулась, чтобы помешать борщ в кастрюле.
   -- Ты знаешь, кто на тебя напал? Почему? Чего эти люди хотели?
   -- Нет... А как ты вчера там оказался? -- я задала вопрос, который не давал мне покоя. -- Неужели... следил за мной?
   -- Как-как... -- хмыкнул парень, -- живу я в этом районе. Делать больше нечего, только за тобой следить. Ты же, когда мы неделю назад встретились в переулке, меня не выслеживала?
   -- Нет, конечно!
   -- Вот и я проходил мимо. Увидел, что знакомую девушку тащат в машину. Спугнул... -- кореец замолчал.
   -- Спасибо, -- я посмотрела в раскосые янтарные глаза. Парень отчего-то смутился и отвел взгляд. -- Если бы не ты, не знаю, где бы я проснулась и проснулась ли вообще...
   -- Кхм-кхм... -- Ли Су Хен закашлялся. -- Нуна, пахнет вкусно. Кормить скоро будешь?
   -- Ага... Знаешь, столько раз слышала, что люди по своей натуре эгоисты, избегают лишних проблем и хлопот, но не думала, что столкнусь с таким отношением сама. Ведь прохожие видели, что творится, но ничего не сделали. Не попытались похитителей остановить, не позвонили в полицию, не позвали на помощь. Они предпочли меня не заметить. Ведь так проще. Легче. Это их не касается... -- я судорожно вздохнула и прикусила губу. Меня снова накрыл весь ужас вчерашнего дня.
   Ли Су Хен оказался рядом со мной, положил руки на плечи. Мягко толкнул меня на табурет.
   -- То, что было, -- прошло. Не думай об этом. Не вспоминай.
   Зашипело, зашкворчало. Бордовая пена устремилась из кастрюли на плиту. Я быстро выключила газ, но было уже поздно. Вокруг конфорки темнела лужа, по кухне струился запах подгоревшей пищи.
   -- Ну вот! -- всплеснула руками я. -- Теперь еще борщ убежал!
   -- Куда убежал? -- не понял кореец.
   -- Куда-куда... из кастрюли на плиту! -- я всхлипнула.
   -- А-а-а!.. -- улыбнулся парень. -- Шустрый попался... борщ! Но ведь не весь убежал? Мне хотя бы немного осталось?
   -- Осталось... -- выдавила я. -- Полная же кастрюля была.
   -- Тогда нечего горевать! -- Ли Су Хен расплылся в ослепительной улыбке. -- Давай показывай, где у тебя ложки и тарелки...
   Ел парень с видимым удовольствием. Правда, он выловил из кастрюли практически все мясо, а сам борщ сильно поперчил. Я сидела за столом напротив гостя и грела руки о чашку с чаем. Было стыдно, что я чуть не сорвалась в банальную истерику, и Ли Су Хену пришлось меня утешать как маленького ребенка.
   Невольно задумалась о том, что своего спасителя совершенно не знаю. Какой он настоящий? Действительно насмешливый и циничный пришелец с другой планеты? Или это всего лишь искусная маска?
   Я украдкой рассматривала парня. Правильные, утонченные черты лица. Крохотная родинка на левой щеке. Идеальная кожа. Лукавые раскосые глаза... Волосы темные, почти черные. Длинная, криво подстриженная челка закрывала лоб и спадала на правый висок. В левом ухе маленькая сережка в виде звериной лапы.
   Запоздало я осознала то, что Кэт поняла с первого взгляда -- Ли Су Хен не только обаятелен, но и дьявольски красив. При этом парень прекрасно осведомлен о собственной привлекательности, умело своей внешностью пользуется... Вернее, не так, при всей чуждости и экзотичности облика Ли Су Хен слишком красив. Благородные черты Германа мне нравились гораздо больше.
   -- Тебе тоже поесть не помешает, -- вырвал меня из задумчивости голос азиата. -- Кстати, весьма неплохо готовишь. Думал, будет хуже.
   Поморщилась от снисходительной похвалы.
   -- Спасибо. Не хочу.
   -- Когда ты ела в последний раз? Перекусила в обед на работе?.. Ужин точно пропустила.
   Есть и правда не хотелось, но я понимала, что собеседник прав. Положила на тарелку немного мясной запеканки. Стоило отправить в рот первый кусочек, как я поняла, что просто дико голодна. Сама не заметила, как опустошила тарелку и потянулась за добавкой.
   -- Я же говорил, -- усмехнулся Ли Су Хен.
   Реплику гостя проигнорировала, поглощенная завтраком. Все-таки хорошо, что я в выходные много еды наготовила. Такие вот хозяйственные порывы со мной случались нечасто, готовить я не любила, хотя и умела.
   -- Так ты с отцом живешь?
   Кивнула.
   -- А где он?
   -- В командировке. Скоро вернется, -- сказала я, проглотив очередной кусок запеканки.
   -- Скоро -- это когда?
   -- Через день-два. Точно не знаю, -- пожала плечами.
   Я не настолько доверяла парню, чтобы сказать, что отца не будет еще две недели... как минимум. Да, взять из квартиры нечего, а Ли Су Хен при всех его странностях на маньяка не похож, но кто знает, что на самом деле у азиата на уме?
   -- А твоя мать умерла? -- продолжал допытываться парень.
   Кусок запеканки встал поперек горла. Я с трудом проглотила пищу.
   -- Да, -- глухо сказала я.
   -- Тринадцать лет назад? На Хэллоуин?
   Кэт рассказала, больше некому. Вырву поганый длинный язык!
   Я отодвинула тарелку, аппетит пропал так же внезапно, как и появился. Встретилась взглядом с бесстыжими янтарными глазами.
   -- К чему все эти вопросы?
   Ли Су Хен тоже отложил столовые приборы, спокойно выдержал мой взгляд.
   -- У меня не праздное любопытство. Я серьезное исследование на эту тему пишу.
   -- Вот как? -- вскинула брови.
   -- По всему миру собираю информацию о преступлениях в Хэллоуин. Пытаюсь разобраться, что это -- совпадения или жертвоприношения, или дело рук психически больных...
   -- Значит, наша встреча тоже не случайна? -- прищурилась я.
   На собственной кухне стало жутко неуютно. Будто откуда-то подул холодный ветер.
   -- Прозвучит банально, но... ты веришь в судьбу? -- гость обаятельно улыбнулся.
   Не проронила ни слова.
   -- Я искал информацию в библиотеке, а нашел тебя. О случае с твоей матерью до недавних пор не знал. Ты очень поможешь мне, если вспомнишь тот день, какие-то детали...
   -- Это было не жертвоприношение, -- медленно, чуть ли не по слогам, сказала я, -- мою мать сбила машина. И нет, о том дне я ничего не помню и помнить не хочу.
   Ли Су Хен поморщился и отвел взгляд.
   -- Хорошо, -- вздохнул он. -- Тогда поможешь собрать информацию о похожих случаях? В конце концов, нуна, за тобой должок.
   За мной и правда был должок.
   -- Посмотрю. Может и помогу. Если что найду, твой телефон у меня есть.
   Разговор сам собой сошел на нет. Ли Су Хен гладил кошку и задумчиво смотрел в окно. Дождь закончился, небо начинало светлеть. Я кусала губы и со страхом поглядывала на часы, скоро надо идти на работу.
   Можно было сказаться больной и взять пару дней за свой счет. Вот только выпрашивать отгул пришлось бы у Ады, а в последние дни скверный характер тетушки проявился во всей красе. Учитывая же мое бедственное финансовое положение, отгулы были непозволительной роскошью. Эх, дернул же черт купить те туфли!.. Да и не буду же я теперь всю жизнь сидеть дома. Кто знает, когда бандиты вернутся?
   Самое страшное, мне никто не мог помочь. Я совершенно не знала, что делать. Обращаться в полицию -- бессмысленно, ведь я понятия не имела, кто на меня напал и почему. Свидетелей тоже нет. Герман связываться с правоохранителями не хотел, Ли Су Хена даже просить не стала -- заранее предвидела ответ.
   В полиции меня поднимут на смех, посчитают мнительной дурочкой и фантазеркой. А даже если бы нашлись свидетели и доказательства, я не верила, что стражи правопорядка мне помогут. Они не спасли маму, не нашли убийц. Так что они могут сделать в моем случае?.. К тому же я помнила, что, когда меня пытались схватить у библиотеки, один из нападавших сверкнул корочкой с удостоверением. Так что обращаться за помощью в полицию просто опасно -- оборотней в погонах у нас хватало, меня вполне могли задержать по какому-нибудь надуманному обвинению.
   -- Ты не можешь проводить меня до работы? -- тихо прошептала я.
   Сначала показалось, что Ли Су Хен меня не услышал -- парень все также смотрел в окно, -- но затем он сказал:
   -- Не думаю, что в ближайшие дни стоит ждать нападений.
   -- Почему?
   -- Просто поверь на слово.
   У меня не было причин доверять заграничному гостю, но очень хотелось поверить в его слова.
   -- Тогда хотя бы до метро... Пожалуйста... -- голос дрогнул.
   Парень, наконец, обернулся. Некоторое время он смотрел на меня, а потом кивнул.
  
  

Ли Су Хен

  
   Волосы у Алисы были красивые -- густые, блестящие, благородного рыжего цвета. Мягкой волной они спадали почти до самой талии. Любая дива корейской эстрады полжизни отдала бы за такое чудо.
   Тогда в ресторане Су Хен не соврал, девушка и правда выглядела моложе подруги. И дело не только в том, что Кэт злоупотребляла косметикой, а библиотекарша смотрелась свежо и естественно -- для одаренных время текло иначе.
   Алиса безжалостно скрутила свою гриву в тугой узел на затылке, затем надела старые кроссовки и потрепанную серую куртку. Обмотала шею коричневым шарфом, который ей не иначе как от прабабки достался. За пару минут из симпатичной девушки она превратилась в унылую и посредственную старую деву... Так уродовать себя -- это надо уметь. Странно, что Алиса не носила очки -- тогда было бы полное попадание в образ.
   Кстати, об очках. Су Хен вытащил из кармана пальто черную стильную оправу с простыми стеклами и водрузил ее на нос. Затем провел пальцами по волосам, отбрасывая назад длинную челку. Для европейцев все азиаты на одно лицо. Раньше он был парнем восточной наружности с косой челкой. Теперь стал молодым азиатом в очках. Люди прежде всего акцентируют внимание на ярких деталях. В своем расследовании Су Хен был осторожен, а потому, насколько ему известно, в поле зрения Инквизиции пока не попал. Во время нападения на Алису инквизиторы под покров иллюзии заглянуть не сумели, его сущность вряд ли вычислили. Маг только сделал предположение, что он не обычный человек, потому что Су Хен слишком быстро двигался...
   Кумихо был практически уверен, что Алисе в ближайшие дни ничего не грозит -- Инквизиция будет присматриваться к окружению ведьмы, искать того, кто так рьяно и безрассудно за нее вступился... Ему следовало держаться от девушки как можно дальше, а не провожать ее до метро. Ли Су Хен хотел уйти из квартиры еще час назад. Пробраться на чердак и выйти как ни в чем не бывало из другого подъезда. Но в последнее время все шло совсем не так, как он планировал.
   Правильно сказала Алиса -- люди по своей натуре эгоисты. А он, хотя и принадлежал к человеческому племени лишь отчасти, самый большой эгоист из всех. В последние годы думал только о себе, жил одной целью. Не обращал внимания на то, как его поступки влияют на жизнь окружающих. Ведь, действительно, какое ему дело до других, если на него самого всем плевать? Если он даже не человек, а чудовище?..
   Когда выходили из квартиры, Су Хен будто ненароком коснулся плеча спутницы -- с внешностью девушки тут же произошли метаморфозы. Рост, фигура и даже прическа остались прежними, но цвет волос оказался черным вместо рыжего. Кожа стала слегка смуглее, разрез глаз изменился... Алиса превратилась в симпатичную юную кореянку.
   За спиной девушки появился яркий рюкзачок с изображением участников корейской поп-группы. Одежда тоже претерпела небольшие изменения и теперь не походила на обноски, которые так и хочется выбросить в мусорное ведро.
   Сквозь иллюзии кумихо могли смотреть немногие, оставалось надеяться, что наблюдатель Инквизиции подобной способностью не обладал. Тот факт, что Алисе удалось пару раз увидеть Су Хена, когда он того не хотел, недвусмысленно указывал на уровень силы девушки.
   Если бы Су Хен наложил иллюзию на себя, то Алиса обязательно бы заметила перемены в его внешности. А на изменения в собственном облике девушка обратит внимание лишь в том случае, если увидит отражение в зеркале или встретит по дороге знакомых, с которыми захочет пообщаться...
   С каждым шагом, пока спускались со второго этажа, Алиса нервничала все сильнее. То и дело оборачивалась, словно думала, не вернуться ли в безопасную квартиру. На лестничной площадке первого этажа она замерла, тревожно закусив нижнюю губу.
   -- Не бойся. Я провожу тебя до работы, -- сорвалось с языка парня.
   Ли Су Хен мысленно выругался, коря себя за несвойственный альтруизм, а потом протянул девушке руку. Алиса тут же мертвой хваткой в него вцепилась. Ладошка у девушки оказалась крохотная и ледяная.
   Во дворе стояла машина с работающим двигателем и выключенными фарами. В салоне находились два человека. На первый взгляд складывалось впечатление, что это жильцы одного из окрестных домов, которые собирались на работу. Вот только автомобиль стоял во дворе со вчерашнего вечера, а люди просидели в салоне всю ночь.
   Возможно, наблюдателей было больше, но у парня не имелось возможности должным образом осмотреться...
   Так, держась за руки, они вышли из двора, влились в толпу, спешащую к метро. Их никто не преследовал.
   В толчее метро парень вернул девушке европейский облик, а сам снял очки. Затем скинул с плеч пальто и, вывернув его наизнанку, перекинул через локоть.
   Как и обещал, он проводил Алису до работы. У дверей библиотеки толпились несколько десятков человек. Разумеется, появление тихони Скворцовой в сопровождении кавалера не осталось незамеченным. Девушка быстро с ним попрощалась и побежала к коллегам.
   Когда Ли Су Хен уходил, то поймал пристальный взгляд светловолосого мужчины. Звериное чутье кумихо завопило об опасности, кореец дал себе зарок разузнать об этом человеке.
  
  
   Удивительное дело, Ли Су Хен оставался загадкой, регулярно выводил меня из себя, но рядом с ним я чувствовала себя в безопасности. Казалось, никто не мог мне навредить, когда парень держал меня за руку.
   Сильная у него была рука, горячая.
   В метро я опомнилась и разжала пальцы, сунула осиротевшую ладошку в карман.
   Всю недолгую дорогу до работы терзалась мыслями, как же буду добираться домой. Так и хотелось попросить Ли Су Хена встретить меня вечером, но я понимала, что подобная просьба прозвучит глупо. Кореец мне не друг и не приятель, просто случайный знакомый. Он мне ничем не обязан, это я перед ним в неоплатном долгу.
   Так, погруженная в собственные мысли, я вышла следом за парнем из метро...
   -- Дальше доберешься сама, -- вырвал меня из задумчивости голос азиата.
   -- А?.. -- я подняла голову. До входа в библиотеку оставалось несколько десятков шагов. У дверей "Ленинки" толпилась, наверное, половина сотрудников, и многие из них с любопытством смотрели в мою сторону.
   С ужасом я осознала всю двусмысленность ситуации, в которой оказалась. Если девушку до работы утром провожает парень, все закономерно думают, что ночь они провели вместе.
   В толпе я заметила бабушек из справочного бюро, значит, сплетня "у Скворцовой появился ухажер" скоро разнесется по всей "Ленинке". И, хуже того, у самых дверей с подругами стояла тетушка Ада. Взгляд старшего библиотекаря выражал крайнюю степень недовольства и осуждения.
   О чем я только думала, когда попросила Ли Су Хена проводить меня до работы?! Боже, какая идиотка!
   -- Да-да. Спасибо, что... -- я вовремя прикусила язык, коллеги внимательно прислушивались к нашей беседе. -- Рада была увидеться.
   -- До встречи, нуна! -- парень усмехнулся и, встряхнув длинной челкой, хитро мне подмигнул.
   -- Ага, пока...
   Чуть в стороне от толпы Герман беседовал с заведующим Центра восточной литературы. Кох тоже смотрел на меня. Показалось, что в небесно-голубых глазах скандинавского бога читалось разочарование.
   Безумно захотелось провалиться сквозь землю.
   За что мне все это?! Почему в последние дни настолько чудовищно не везет?!
   На негнущихся ногах подошла к дверям библиотеки.
   -- Доброе утро!
   -- Доброе... доброе... -- согласились коллеги.
   -- Видимо, Лисонька, ночь тоже была доброй, -- вставила Раиса Андреевна из справочного бюро.
   -- Лиска, неужели у тебя парень появился? -- заметила Татьяна, женщина средних лет из моего отдела.
   -- Не знала, что тебе азиаты нравятся, -- вставила тетка Ада. -- Сказала бы. У меня в соседнем подъезде целый табор таджиков живет.
   -- Он не таджик, а кореец! -- вырвалось у меня.
   -- Вау! -- восхитилась Эллочка, первая красавица "Ленинки", -- Лиска, да тебя на экзотику потянуло!
   -- Ничего не потянуло...
   -- А нашего Германа уже все? Побоку? -- спросила Раиса Андреевна. -- Променяла такого достойного и перспективного мужчину на смазливого азиата?
   Нет, на работе у меня не серпентарий, а первостатейный курятник!
   По счастью, план, как выпутаться из двусмысленной ситуации, наконец созрел в голове.
   -- Он книгу пишет, -- вздохнула я.
   -- Кто?.. -- раздалось сразу с нескольких сторон.
   -- Кореец этот. Моя подруга Кэт вокруг него увивается, вот попросила помочь с подбором материалов. Утром в метро встречались, я ему то, что накопала, передала.
   -- И он, конечно, вызвался тебя до работы проводить? -- хмыкнула Эллочка.
   -- Нам по дороге было, -- пожала плечами я.
   -- Это та самая книга, из-за которой ты Герману прохода не давала?
   -- Ага, -- кивнула я.
   Пожалуй, впервые в жизни моя ложь сработала на меня. Когда придумывала историю про приятеля иностранца, который хочет получить доступ в отдел ценных и редких изданий, и мысли не было, что легенда может обернуться реальностью.
   -- И о чем книга? -- скептически осведомилась тетушка Ада.
   -- Исследование на тему убийств в Хэллоуин.
   Услышав тему книги, Аделаида переменилась в лице.
   -- Про сектантов что ли? Бульварщина! -- презрительно фыркнула Эллочка.
   -- Не знаю толком, -- вновь пожала плечами я. -- Меня всего лишь попросили помочь со сбором информации.
   -- Зря ты за это взялась, Лиска, -- покачала головой Аделаида. Тема Хэллоуина была в нашей семье болезненной.
   -- Ты же знаешь Кэт. Прилипнет, как банный лист, и пока своего не добьется, не отвяжется. У меня выбора не было.
   Старший библиотекарь кивнула и скрылась в дверях "Ленинки". Следом за ней потянулся и остальной народ.
   Я прикрыла глаза и тихонько выдохнула. Вроде бы ложь удалась. Моя личная жизнь, конечно, еще долго будет предметом сплетен, но это я как-нибудь переживу. Главное -- нашу беседу слышал Герман и мне не придется оправдываться перед заведующим.
   Это когда я врать научилась? Раньше ведь и слова лживого выдавить из себя не могла -- сразу краснела и терялась. Впрочем, раньше меня не пытались похитить и убить. После событий последних дней косые взгляды и сплетни коллег казались сущей мелочью.
   С Германом я столкнулась в коридоре только вечером.
   -- Алиса Степановна, вы меня, право, разочаровали, -- сухо проронил заведующий.
   -- Почему? -- с замиранием сердца спросила я.
   -- Я же просил держаться от корейца подальше. Говорил, такие знакомства до добра не доведут.
   -- Да вот... так получилось...
   Кох не стал слушать моих оправданий и направился по своим делам.
   Все, что осталось, кусать губы и с тоской смотреть в спину своему рыцарю в сияющих доспехах. Мне удалось ввести в заблуждение коллег, но Герман Карлович на ложь не купился. Страшно представить, что он теперь обо мне думал.
  
  

ГЛАВА 6

   Остаток рабочей недели прошел тихо и спокойно. На работе мне активно перемывали косточки, Ада недобро на меня посматривала и без дела придиралась, но на такие мелочи жизни я теперь почти не обращала внимания. Печалило лишь одно -- Герман, казалось, вновь потерял ко мне интерес. И я понятия не имела, как исправить ситуацию...
   От дома до работы я передвигалась перебежками. С работы ездила вместе с Эллочкой, которая жила на соседней улице. Подругами мы не были, но девушка против моей компании не возражала. А я готова была терпеть бесконечные расспросы и сплетни, которые лились из коллеги рекой, лишь бы не добираться до дома в одиночестве.
   Лу Су Хен оказался прав, больше нападений не было. При этом временами мне мерещилось, что за мной следят. Иногда в толпе видела подозрительных мужчин в черных костюмах. Пару раз казалось, что я заметила знакомого азиата, но, когда оборачивалась, поблизости не было никого, хотя бы отдаленно похожего на Ли Су Хена.
   В субботу днем позвонила Кэт и радостно поведала, что на десять дней улетает в Европу. Когда Иванова начала делиться своими ожиданиями от предстоящей поездки и перечислять магазины известных брендов, которые намеревалась посетить, я, так и не проронив ни слова за время разговора, повесила трубку. Дальнейшие звонки Кэт игнорировала -- у меня не было ни малейшего желания общаться с этой предательницей. В наших отношениях я на многое закрывала глаза, ценила единственную подругу. Но простить то, что Иванова рассказала случайному знакомому про мою маму, не могла.
   Я бы тоже хотела уехать далеко-далеко. Туда -- где меня не найдут "люди в черном". Туда -- где я могу быть самой собой...
   На банковскую карточку скинули аванс. Но с моей зарплатой о поездке в другой город можно лишь мечтать, о путешествии в другую страну -- не стоило и думать.
   В ночь с субботы на воскресенье приснился очередной до жути реалистичный кошмар. Казалось, что я очутилась в бескрайнем океане. Вокруг не видно ни суши, ни лодок и кораблей. Птиц в небе, и тех не было. А потом меня за ногу схватило морское чудище и потянуло на глубину... Проснулась я быстро, даже испугаться толком не успела. Разбудила меня Васька. В этот раз в комнате обошлось без разрушений.
   Заснуть долго не смогла, промаялась до утра. В итоге встала с постели, когда время близилось к обеду. Чувствовала себя усталой, не выспавшейся, и настроение было отвратительное -- как и погода за окном. Дождь, который шел всю ночь, закончился, но тяжелые свинцовые тучи так и висели над городом. Порывистый ветер раскачивал деревья и срывал с ветвей последние листья.
   Когда заглянула в холодильник, настроение испортилось окончательно -- запасы продуктов подходили к концу. Поход в магазин можно отложить в лучшем случае на два-три дня, потом все равно идти придется.
   Пару часов прослонялась по квартире без дела, а потом все-таки оделась, сунула в карман куртки перцовый баллончик и вышла за дверь. Я здраво рассудила, что вылазку за продуктами лучше сделать средь бела дня в выходной, чем заходить в магазин поздно вечером после работы.
   В центре Москвы беда с хорошими продуктовыми магазинами: или маленькие ларьки, где разве что пиво и чипсы купить можно, или супермаркеты для тех, кто не привык смотреть на ценники. Ближайший относительно нормальный магазин находился от меня через две улицы.
   Когда я, нагруженная сумками, вышла из магазина, уже смеркалось. Ветер усилился. Немногочисленные прохожие, кутаясь в куртки и шарфы, спешили по своим делам. Я тоже быстрым шагом направилась в сторону дома.
   Оглянувшись в очередной раз, заметила, что следом за мной идут трое молодых мужчин в строгих черных пальто.
   Я пыталась убедить себя, что у меня разыгралась паранойя. Но всяких раз, когда оглядывалась, расстояние между мной и преследователями сокращалось. В какой-то момент не выдержали нервы, и я бросилась бежать. Люди в черном устремились за мной.
   Мысли панически бились в голове: "К метро! Надо бежать к метро! Там полиция! Мне помогут! Меня спасут!"
   Бандиты были все ближе...
   Легкие горели огнем, сердце колотилось так, словно хотело вырваться из грудной клетки на волю. Пакеты с покупками болтались в руках и били по ногам.
   Наконец, перекресток. Вот знакомая улица. Последний рывок. Чуть-чуть и я буду спасена... Впереди показались двое мужчин в черных пальто. С соседней улицы ко мне спешили еще двое...
   И я поняла -- не убежать. На меня устроили охоту. Обложили со всех сторон. Загоняли, словно дичь.
   -- Помогите! Спасите!!! -- ветер сорвал крик с моих губ. Даже я расслышала только шепот.
   Швырнула сумки в своих преследователей и метнулась в ближайший двор...
   Вдруг какой-то человек в черной куртке схватил меня за руку и куда-то потащил. Нижнюю половину лица незнакомца закрывала черная тканевая повязка, на лоб надвинута кепка. Квадратный козырек бросал тень на глаза.
   Запредельный ужас пронзил кинжалом. Я панически попыталась вырваться...
   -- Дура! Жить надоело?! -- встряхнув меня за плечи, спросил человек. Голос я узнала, из-под козырька кепки на меня смотрели злые янтарные глаза.
   -- Ли... -- начала я.
   -- Молчи! -- рявкнул Ли Су Хен, увлекая за собой.
   Ничего не спрашивая, со всех ног устремилась за парнем. Преследователи буквально дышали в спину.
   Когда мы пересекали двор, меня схватили за волосы и дернули назад. Вскрикнув, я растянулась на земле. Перевернувшись на спину, принялась отползать назад...
   Ли Су Хен взорвался градом ударов. Откуда-то у него в руках появилась короткая черная дубинка, расписанная иероглифами. И минуты не прошло, как два человека стонали и корчились у его ног.
   Затем вдруг дубинка превратилась в веер. Один кроваво-красный росчерк, и бандит, который стоял от нас в нескольких шагах, рухнул как подкошенный.
   -- Бегом! -- крикнул кореец, рывком поднимая меня с земли.
   К нам со всех ног спешили люди в черном. Холодея от ужаса, я заметила в руках бандитов пистолеты. Мы нырнули в узкий проулок и стремглав понеслись через следующий двор...
  
  

Ли Су Хен

  
   Убежать не получилось.
   Их зажали во дворе старого дома. С одной стороны забор стройплощадки, с другой -- гаражи, за которыми высилась глухая стена здания. Су Хен толкнул девушку в щель между гаражами.
   -- Не высовывайся! -- приказал он.
   Четверо. Противников четверо. Притом парень готов биться об заклад, хотя бы один из них маг. А может, и не один.
   О чем он только думал?.. Стоп! Не время корить себя за импульсивность и глупость...
   Инквизиторов четверо! Это не тупые вонгви, а люди, которые гораздо медлительнее, чем духи. Но если у вонгви есть клыки, то у людей, помимо кулаков, огнестрельное оружие. Он же не может драться в полную силу, если не намерен выдать свою сущность. Не должен никого убить, если не хочет обрушить всю мощь карающей длани Инквизиции на себя и девчонку. Время для убийств не пришло. Су Хен еще не выяснил, кто именно стоит за гибелью его семьи.
   -- Кто ты? Почему вмешиваешься? -- отрывисто спросил один из бойцов.
   Время для разговоров тоже было не подходящее.
   Кумихо метнулся вперед и в сторону, уходя с линии огня. Пули выбили искры из ворот гаража.
   Связка из двух ударов -- один противник вышел из строя. Второго кумихо сбил с ног. Снова ушел в сторону, пропуская смертоносные кусочки свинца.
   Совсем близко, задев по касательной, пронесся энергетический сгусток. Перевернувшись через голову, парень отлетел на десяток метров. И тут же, оттолкнувшись от земли, взвился в воздух, уклоняясь от нового удара мага... Отражать заклинания пучхэ Су Хен не мог -- боялся, что красный шелк веера разорвут пули.
   В прыжке впечатал ботинок магу в грудь. Другого инквизитора ударил сложенным веером по шее. Боец пошатнулся и рухнул наземь, лишившись сознания.
   Вновь увернулся от выстрела. Пригнулся, пропуская энергетическую волну заклинания. И бросился вперед. Левой рукой парировал встречный выпад, правой нанес три хлестких удара сложенным веером -- третий противник выбыл из боя.
   И тут же раскрыл пучхэ, отбивая заклинание мага.
   Крутанулся на месте, разворачиваясь.
   Взмах веером. Второй. Третий... Удары инквизитора раз за разом отлетали от пучхэ. Кумихо неумолимо шел вперед, маг испуганно пятился.
   -- Остались только мы. Поговорим? -- ощерился Су Хен.
   Инквизитор бросился наутек.
   Кумихо в прыжке настиг его. Ударил сложенным веером по затылку, отправляя противника в беспамятство.
   -- Вот и поговорили, -- пробормотал кореец, убирая веер в ременную петлю на спине.
   Бойцы инквизиции временно выведены из строя. Меж тем счет шел на минуты, если не на секунды. Неизвестно, когда поверженные противники придут в себя. Возможно, на помощь спешит еще одна команда инквизиторов...
   Су Хен быстро обыскал мага, вытащил из внутреннего кармана пальто водительское удостоверение. Сфотографировал его на смартфон и положил на место.
   Затем, не мешкая, проверил карманы троих бойцов. У одного нашлось удостоверение капитана полиции, второй и вовсе числился сотрудником спецслужб. Кореец также сфотографировал документы и вернул их владельцам.
   Что ж, по крайне мере какую-то информацию об инквизиторах ему удалось раздобыть...
   Парень подобрал кепку и водрузил ее на голову. Маску с его лица противники так и не смогли сорвать.
   Чуть прихрамывая, Су Хен подошел к гаражам. Тело начинало ломить, давали о себе знать ушибы и ссадины, которые он не заметил в горячке боя. Левое плечо горело огнем...
   Прикрыв голову руками и сжавшись в комочек, девушка сидела между гаражей.
   -- Надо уходить. Быстро! -- слова прозвучали грубее, чем кумихо того хотел.
   Алиса вздрогнула и еще сильнее вжала голову в плечи.
   -- Нуна, все закончилось, -- уже другим тоном сказал Ли Су Хен. -- Нам нужно уходить.
   Девушка подняла голову. Встретилась взглядом с парнем. В ее глазах отражался безумный коктейль эмоций: страх, непонимание, робкая надежда и облегчение. Кумихо стало не по себе, и он отвел взгляд.
   -- Ну же! -- поторопил Алису парень. Затем протянул руку и вытащил девушку наружу.
  
  
   Я ничего не видела. Слышала только оглушающие выстрелы, крики и звуки ударов. В голове царила какая-то звенящая пустота, сердце заходилось от страха... А потом все разом стихло, и кореец вытащил меня из укрытия.
   Растерянно хлопая глазами, я смотрела на тела четверых мужчин, которые изломанными куклами лежали на пустыре. Уже почти стемнело. Начал моросить противный мелкий дождик.
   -- Нуна, надо уходить, -- вновь повторил Ли Су Хен и за руку потащил меня прочь с места побоища.
   -- А... они?.. -- я запнулась, страшась озвучить вопрос до конца.
   Парень остановился. Обернулся ко мне.
   -- Без сознания, -- поморщившись, будто сам факт того, что противники остались живы, ему неприятен, сказал Ли Су Хен. -- Скоро придут в себя.
   -- Может... позвонить в полицию?
   -- У одного из них удостоверение капитана полиции, второй и вовсе -- майор ФСБ. Ты, правда, хочешь вызвать патруль? -- усмехнулся азиат.
   Замотала головой.
   Это что получается, на меня устроили охоту и полиция и спецслужбы?! Или удостоверения поддельные? Или среди бандитов и правда были оборотни в погонах?.. Нет, не хочу выяснять.
   -- Если хочешь дождаться, пока они придут в себя, -- парень кивком головы указал на тела, -- или подойдут их дружки, то без меня.
   -- Нет-нет! Идем! -- очнулась я.
   -- Тогда веди. Короткий путь к своему дому знаешь? Лучше бы нам на улицу не выходить. И к самому дому зайти не от метро, а с другой стороны.
   Похоже, Ли Су Хен опасался, что на меня могут устроить еще одно нападение.
   -- Да, знаю.
   Мы пробежали через двор, обогнули спортивную площадку, пролезли через дыру в заборе и оказались у моего дома. После того, как я не смогла ввести код домофона с третьей попытки, Ли Су Хен отодвинул меня в сторону и набрал нужный номер сам.
   -- Нуна, успокойся. За нами никто не гонится.
   Хотела огрызнуться, что азиат не понимает, как тяжело мне приходится в последние дни, но прикусила язык. Ли Су Хен выручал меня не один раз, если кто и понимал мое состояние, то лишь он.
   Когда полезла в карман за ключами, то нащупала перцовый баллончик. Во время нападения и думать забыла, что у меня есть средство самозащиты... Верно, я и правда в тот момент не думала, а действовала на эмоциях, на инстинктах -- знала, что баллончик с едким газом от целой банды не спасет. Если бы азиат не пришел на помощь...
   Ли Су Хен выхватил связку ключей из моих дрожащих пальцев. Открыл дверь и легонько втолкнул меня в квартиру. Зажег свет в прихожей.
   Невольно я бросила взгляд на часы. Надо же, с тех пор, как вышла из магазина, не прошло и четверти часа. При этом казалось, прошла вечность -- несколько раз я успела проститься с жизнью и заново родиться.
   -- А теперь, нуна, я вынужден откланяться, -- раздался насмешливый голос у меня за спиной.
   Обернулась. Кореец стоял, тяжело привалившись к стене. В ярком свете лестничной площадки выглядел он каким-то помятым. Только сейчас я увидела, что одежда парня перепачкана в грязи и в нескольких местах порвана. Видимо, досталось ему неслабо, удивительно, как Ли Су Хен вообще с таким количеством противников справился... А потом я заметила несколько капель крови на кафельном полу. Левый рукав его куртки выглядел подозрительно мокрым...
   Боже, какая я эгоистичная идиотка! Зациклилась на собственных переживаниях, ничего вокруг не замечаю.
   -- Ты ранен?!
   -- Пустяки.
   -- Но у тебя кровь!..
   -- Царапина, -- отмахнулся кореец. -- Пока, нуна. Я, правда, очень устал.
   Парень сделал пару шагов по направлению к лестнице.
   -- Нет, так дело не пойдет! -- поймала Ли Су Хена за здоровую руку и буквально втащила в квартиру. Как ни странно, он не сопротивлялся. Возможно, потому что у него действительно не было сил.
   -- Я должна посмотреть, что с тобой. Может, надо вызвать скорую. Или пойти в травмпункт... -- бормотала я, пытаясь затащить своего спасителя на кухню.
   -- Отпусти меня.
   -- Я не могу тебя отпустить! Понимаешь?! Я должна убедиться...
   -- Да подожди ты! -- он стряхнул мою руку, и я невольно отступила на пару шагов, пока не уперлась спиной в дверь ванной комнаты.
   -- Если ты...
   -- Я не собираюсь убегать, -- вздохнул Ли Су Хен.
   Кореец ловко скинул ботинки и прошел на кухню. Устало опустился на табуретку, привалился спиной к стене. Потом одним движением содрал с головы маску с кепкой и швырнул их в холл, напугав встревоженно наблюдавшую за нами Ваську.
   На лбу парня темнела ссадина, вокруг которой начал наливаться кровью синяк. Ли Су Хен взъерошил волосы, косая челка привычно упала на глаза.
   -- Сними куртку, -- глухо сказала я.
   -- Ты сама как? Не пострадала? -- вдруг спросил он.
   Прислушалась к собственным ощущениям. Несколько новых синяков я точно заработала. Но джинсы лишь испачкала, не порвала, а руки от знакомства с асфальтом в этот раз защитили перчатки.
   -- Вроде нет. Так ты сам куртку снимешь? Или мне тебя раздеть?
   -- Нуна, с каждым разом ты меня удивляешь все больше и больше, -- устало усмехнулся Ли Су Хен. И нехотя, будто делает мне великое одолжение, стянул кожаную куртку, под которой оказалась знакомая футболка с лисицей. Его левую руку заливала кровь, на плече зияла рана...
   -- Надо вызвать скорую помощь, -- прошептала я.
   -- Даже не думай, -- осадил меня азиат.
   -- Но...
   -- Огнестрельная рана вызовет вопросы. Следом за медиками приедет полиция. Мне же неприятности не нужны, -- со скучающим выражением лица, словно объясняет прописные истины, поведал Ли Су Хен.
   -- Огнестрельная?!
   Значит, ни пистолеты, ни выстрелы мне не померещились. И если бы бандиты лучше стреляли... Нет-нет! Не буду об этом думать!
   -- Пуля задела. Крови много, но всего лишь царапина. Если промоешь и перевяжешь, то скоро и следа не останется.
   -- А ты?..
   -- Уверен я, уверен, -- отозвался парень, и мне почему-то подумалось, что в подобный переплет ему попадать не впервой. -- Хотела помочь -- помогай. Или ждешь, пока я у тебя на кухне кровью истеку?..
   Я тут же бросилась за аптечкой. Затем под руководством Ли Су Хена продезинфицировала рану и наложила повязку -- кореец сказал, что этого будет достаточно. При ближайшем рассмотрении рана на плече оказалась не такая большая и страшная, как я боялась... Потом обработала ссадину у него на лбу и заклеила ее пластырем.
   Запасы в опустевшей за последние дни аптечке в прошлые выходные пополнила Кэт. Учитывая вкус этой предательницы, неудивительно, что пластырь она купила детский, с легкомысленными розовыми сердечками. Когда заклеивала корейцу лоб, то все губы искусала, только бы не рассмеяться. Я надеялась, что перед уходом из квартиры азиат не догадается посмотреться в зеркало.
   -- Больше ран или ссадин нет?
   -- Я же сказал, у меня всего пара царапин, -- Ли Су Хен растянул бледные губы в улыбке.
   -- Царапин?.. -- переспросила я.
   -- Я живучий. Не волнуйся, все будет хорошо. Немного отдохну, поем и буду как новенький, -- хмыкнул парень. -- Кстати, нуна, я, между прочим, жизнью рисковал, а от тебя даже благодарности не услышал.
   -- Спасибо! -- тут же выпалила я. -- Если бы не ты...
   -- Хочешь отделаться только словами? Нуна, ты должна мне ужин!
   -- Сейчас? Или...
   -- Сейчас, -- кивнул парень и хитро подмигнул. -- Ты же не думаешь, что я приглашаю тебя на свидание?
   -- Нет, конечно! Но... не знаю, что приготовить...
   -- Что хочешь, главное побыстрее и побольше, и чтобы мясо было. А так, ты же помнишь, я непривередливый.
   Становиться к плите и пытаться что-то сообразить на ужин из скромных запасов не хотелось, но отказать своему спасителю я не могла.
   В кухонном шкафчике нашлась упаковка макарон. Из морозильной камеры я вытащила пачку котлет, на которых красовалась не внушавшая оптимизма надпись "мясосодержащий продукт".
   -- А нормального мяса нет? -- спросил гость, рассматривая коробку с котлетами.
   Ну вот! Начинается!..
   -- Нормальное мясо вместе с другими покупками осталось валяться на улице, а это отцовские стратегические запасы. Извини, из мясного могу предложить или эти котлеты, или Васькины консервы. Или, раз ты такой непривередливый, можешь прогуляться до магазина... сама я из дома ни ногой.
   -- Тише, нуна! Тише... -- рассмеялся Ли Су Хен. -- Хотя бы соус у тебя есть?
   -- Какой-то найдется, -- проворчала я.
   -- Тогда и этот... кхм... продукт сойдет. Я сейчас и правда все, что угодно, готов съесть.
   Пока стояла у плиты, прокручивала в голове последние события. Меня раздирали десятки вопросов и противоречий. Взять хотя бы моего гостя, который тихо сидел на табурете за столом. Парень что-то сосредоточенно искал на экране смартфона, на коленях у него свернулась кошка. Я была безмерно благодарна Ли Су Хену -- он спас меня дважды. Вот только оба раза кореец появлялся на горизонте удивительно вовремя. Если задуматься, то все мои неприятности начались после знакомства с ним...
   -- Откуда ты знаешь код домофона? -- спросила я.
   -- Знаю?.. -- переспросил кореец, оторвавшись от изучения неведомой информации на экране смартфона.
   -- Да, знаешь. Ты ведь код вместо меня ввел.
   -- А-а-а... -- протянул Ли Су Хен. -- Догадался. Ты каждый раз в разных цифрах ошибалась.
   Честно говоря, я не помнила, какие именно цифры набирала. Может, парень и правда догадался. Тогда он чертовски наблюдателен и сообразителен.
   -- А как ты оказался в той подворотне? Да еще и в маске?
   -- Я же говорил, что в этом районе квартиру снимаю? Похоже, мы с тобой по одним улицам ходим в один и тот же магазин. А маска... не знаю, что у тебя за проблемы, но мне они точно не нужны. Еще не хватало, чтобы бандиты запомнили, как я выгляжу... Скажи, нуна, ты бы предпочла, чтобы я прошел мимо?
   -- Нет, конечно!
   -- Тогда не обижай меня глупыми подозрениями.
   Поверила ли азиату? Не знаю, но мне очень хотелось верить. В совпадения. В судьбу... Ведь так хорошо знать, что рядом есть человек, который может прийти на помощь по велению сердца, а не преследуя некие тайные замыслы. В противном случае лучше сразу повеситься от страха и безысходности.
   Вопросов у меня осталось немало, но я знала, что исчерпывающих ответов все равно не получу, да и обижать своего спасителя не хотелось. К тому же, если немного подумать, то на некоторые вопросы можно и самой найти ответы. Взять, к примеру, черную маску Ли Су Хена. Мне вспомнился новостной ролик -- показывали улицу какого-то азиатского города то ли в Японии, то ли в Китае, и там немало людей в толпе прятали нижнюю половину лиц под масками.
   -- Не знаю, может, у вас разгуливать по городу в маске и в порядке вещей, -- сказала я, -- но здесь это выглядит странно и подозрительно. Особенно, если эта маска черная, так и за грабителя могут принять.
   -- Учту, -- кивнул парень. -- А когда эпидемия? Или выбросы в атмосферу? Или просто очень холодно?.. Тоже маски не надеваете?
   -- Если кто и надевает, то белые одноразовые, а не черные.
   Ли Су Хен с аппетитом поглощал лишенный каких-либо изысков ужин. Похоже, он и правда очень голоден и не так уж и привередлив. Я вяло ковыряла вилкой в тарелке, убеждая себя, что надо поесть, выспаться, пойти на работу... Проклятье, завтра на работу!
   -- Что, если бандиты вернуться? -- спросила я. -- Что, если тебя или кого-нибудь другого не окажется рядом? Если никто не захочет мне помочь?..
   Парень наградил меня мрачным взглядом и вновь принялся за обе щеки уплетать макароны с котлетами.
   -- Я не могу пойти в полицию. И кажется, еще немного, и сойду с ума... Скажи, что мне делать?
   Понимала, что Ли Су Хен не решит разом все мои проблемы, но вдруг он даст какой-то дельный совет...
   Отложив столовые приборы, кореец на пару секунд прикрыл глаза. А затем, отведя взор, глухо сказал:
   -- Нуна, попробуй затаиться на некоторое время.
   -- Затаиться?
   -- Не ходи на работу. Даже не выходи из дома. И не открывай дверь незнакомцам.
   -- Значит, спрятать голову в песок...
   -- А лучше тебе и вовсе уехать из города на некоторое время.
   -- Уехать?.. Куда?.. -- нервно рассмеялась. -- Ты еще не понял, что я одиночка? У меня нет семьи. Нет друзей. Денег, и тех нет.
   Ли Су Хен молчал.
   -- Правда, думаешь, несколько дней что-то изменят? Бандиты перестанут за мной охотиться?
   Парень наконец посмотрел на меня. Он ничего не сказал, но ответ я прочитала в его раскосых глазах. Ничего так просто не закончится. В противном случае за мной не охотились бы так упорно.
   Проклятье, ну почему?.. Почему все это происходит со мной?! Чем я заслужила такую судьбу?
   По оконному стеклу ударили крупные дождевые капли. Сверкнула молния, на мгновение осветив темный двор. Показалось, что на соседнем балконе я заметила странные тени...
   -- Может, останешься? -- слова сорвались с языка прежде, чем я успела подумать.
   -- Предлагаешь провести с тобой ночь? -- вскинул брови Ли Су Хен.
   Я густо покраснела и замотала головой.
   -- Уже поздно. За окном ливень и... мне страшно... -- начала неловко оправдываться. О своем секундном порыве я жалела.
   -- Да понял я, -- хмыкнул парень. -- Останусь. Но с одним условием.
   -- С каким?
   -- Больше спать в кресле я не собираюсь.
   -- Э-э-э...
   Ну, вот опять!.. Он издевается? Или всерьез?..
   -- Глупышка, разве в этом доме один диван?
   -- О, точно! Я могу постелить тебе в комнате отца! -- подскочила я.
   -- Можешь думать, когда хочешь, -- улыбнулся парень.
   И почему рядом с ним я веду себя как последняя идиотка?..
   Ли Су Хен упорно зовет меня старшей сестрой на корейский лад, но я почти все время чувствую себя маленькой девочкой -- глупой, наивной, неопытной. Хотя так оно и есть. Я, как улитка, прячусь в собственной раковине -- зону комфорта стараюсь не покидать, трудности обходить стороной. Смешно сказать, я дожила до двадцати семи лет, но при этом ни разу не целовалась. Неудивительно, что двусмысленные намеки Ли Су Хена меня вгоняют в краску и выбивают почву из-под ног.
   Я застелила во второй комнате диван. Затем, преодолев мимолетное сомнение, достала из шкафа отцовскую одежду.
   На кухню вернулась преисполненная уверенности, что впредь не буду поддаваться на провокации какого-то малолетки. Я старше и должна вести себя соответственно.
   -- Чистая одежда на диване. Свою отдашь мне. Постараюсь привести ее в порядок.
   -- Нуна... -- в своей излюбленной манере начал Ли Су Хен.
   -- Если хочешь идти домой в окровавленной одежде, так и скажи!
   -- Тише, тише! -- вскинул руки парень и рассмеялся. -- Не надо так нервничать. Всего лишь хотел поблагодарить за гостеприимство.
   Через несколько минут Ли Су Хен вручил мне стопку грязных, пахнущих кровью тряпок. Я с тоской подумала, что ночь предстоит длинная...
   Отцовская одежда корейцу, естественно, оказалась велика. В футболке и спортивных брюках он выглядел хрупким и беззащитным подростком. Вот только я хорошо помнила, как этот худощавый парень пару часов назад расправился с целой бандой. Недооценивать азиата не стоило.
   -- Кстати, нуна, симпатичный пластырь, -- Ли Су Хен постучал указательным пальцем себе по лбу и, снисходительно усмехнувшись, захлопнул дверь в комнату отца.
   Растерянно моргая, я осталась стоять в коридоре.
   -- У-у-у... хамло азиатское, -- прошипела я.
   -- Все слышу! -- раздалось из-за двери. -- Ложись спать, нуна!..
   Ага, какое тут спать, если пообещала одежду этого негодяя привести в порядок.
  
  
   Пока застирывала и штопала одежду Ли Су Хена, ломала голову над своей ситуацией. По всему выходило, мне, и правда, лучше на какое-то время затаиться. Отец должен приехать через несколько дней, а вместе с ним мы что-нибудь придумаем. Пока же буду сидеть дома как мышка, даже носа на улицу не высовывать. Только перед этим надо сходить на работу -- заявление на отпуск за свой счет написать. Затем все же пополнить продуктовые запасы... А лучше и вовсе до приезда отца у тетушки пожить. Пусть Ада на меня и злится без причины, но не выставит же она единственную племянницу за порог?..
   Голос разума твердил, что несколько дней ничего не изменят, напасть на меня могут не только на улице, но и в квартире, а брать отпуск при моем финансовом положении просто глупо. Но мне так хотелось верить, что все само собой наладится, и надо всего лишь подождать. Вдруг бандиты передумают или найдут другую жертву? Если они попытаются взломать дверь в квартиру, то я успею вызвать полицию. А всех денег все равно не заработаешь, отцу прибавку к зарплате обещали, да и Кэт переживет, если я выплачу ей долг на месяц-другой позже.
   Я думала, что после такого безумного дня не смогу заснуть, да и присутствие в соседней комнате малознакомого парня не давало расслабиться. Но стоило только отложить нитку с иголкой, как я тут же провалилась в сон без сновидений.
   Проснулась по первому звонку будильника, хотя обычно поутру пробуждалась тяжело. Подскочила с кровати и метнулась в душ. После того как закончила утренние процедуры, положила стопку с одеждой у отцовской комнаты.
   -- Эй, просыпайся! -- постучала в дверь. -- Через десять минут будет готов завтрак!
   За ночь одежда Ли Су Хена высохла. Я сомневалась, что кровь полностью отстиралась, но разводов было не видно, а издалека заштопанные на скорую руку дырки не должны бросаться в глаза. До дома парень доберется, не привлекая внимания прохожих и не вызывая вопросов у полиции. А вот потом ему придется кожаную куртку выбросить, да и брюки, вероятно, тоже. Я старательно отгоняла от себя мысли, что, учитывая количество прорех на одежде, у моего спасителя ссадин и синяков явно больше двух. Ли Су Хен -- не мальчик. Если его раны не беспокоят, то и меня не должны.
   Яичница остывала. Прошло больше десяти минут, а вечно голодный азиат так и не появился на кухне.
   Что, если раны и правда оказались серьезнее, чем я думала? Какое-то внутреннее кровотечение или...
   Метнулась к отцовской комнате. Распахнула дверь. Включила свет.
   -- Ты в порядке?!
   У дивана спиной ко мне стоял Ли Су Хен. Из одежды на парне были лишь узкие черные брюки, в руках он держал футболку.
   -- Нуна, тебе не говорили, что надо стучаться?
   Изогнувшись, парень ловко натянул футболку, а потом обернулся ко мне.
   Испуганно захлопнула дверь.
   С чего это я решила, что кореец хрупкий? Он сложен весьма гармонично -- широкие плечи, скульптурно очерченная спина...
   Поймала собственное отражение в зеркале. Лицо заливала пунцовая краска, глаза лихорадочно горели. Что со мной? Будто я мужскую спину никогда не видела! Спина как спина. Ладно, весьма красивая спина. На миг душу кольнуло сожаление, что я не художник... Так, мне определенно стоит умыться холодной водой! Кажется, я все-таки не выспалась, раз такие бредовые мысли приходят в голову.
   На кухню Ли Су Хен пришел полностью одетым. Куртку, и ту зачем-то накинул. К счастью, во время завтрака парень про утреннюю сцену не вспомнил, правда, другую неприятную тему все же поднял.
   -- Нуна, тебе удалось что-нибудь выяснить про убийства в Хэллоуин?
   Покачала головой.
   -- Нет, но... сегодня же посмотрю.
   -- Обещаешь?
   -- Обещаю. Если что найду, сразу позвоню.
   -- Ловлю на слове!
   Я заметила, что лоб азиата больше не украшает яркий пластырь с сердечками. Саму ссадину тоже все никак не могла рассмотреть -- мешала густая челка.
   -- Как твоя рука? -- спросила я. -- Повязку сменить не надо? Как вообще себя чувствуешь?
   -- Все в порядке. Не беспокойся.
   -- Точно?.. Тогда ты мог бы опять меня проводить?
   -- До работы? -- парень криво усмехнулся. -- Хорошо...
   -- Только чтобы тебя никто не видел! -- спохватилась я. И тут же, прикусив губу, покраснела.
   -- Боишься, что Герман будет ревновать? -- хмыкнул кореец.
   Откуда он знает?.. Ах, да! Я же сама про Германа на последнем тройном свидании рассказала. Странно, что Ли Су Хен запомнил.
   -- У меня и так половина коллег шепчется за спиной.
   -- Не понимаю, почему ты нервничаешь? Пусть подруги завидуют, а этот твой Герман ревнует. Не каждая девушка может похвастаться знакомством с таким парнем, как я.
   У кого-то определенно завышенное самомнение! Тоже мне герой-любовник выискался. Я фыркнула, а затем, не удержавшись, рассмеялась.
   -- Нуна? -- вскинул брови Ли Су Хен.
   -- Ты, правда, настолько уверен в собственной неотразимости? Что все девушки мечтают о твоем внимании?
   -- А разве нет?
   Определенно, он неисправим! И этот парень казался мне взрослым?
   -- Внешность -- не главное. Гораздо важнее, что у человека в голове. Слова имеют большее значение, чем самая обаятельная улыбка, а поступки -- намного важнее слов. К тому же твоя внешность...
   -- Что с моей внешностью?
   -- Здесь ты -- экзотика. И привлекаешь девушек в первую очередь именно поэтому.
   -- А тебе не нравится экзотика?
   -- Причем здесь я?
   -- И все же?
   Не так давно Ли Су Хен сказал, что меня хоть сколько-то интересной девушкой не считает. Я понимала, что веду себя недостойно и мелочно, но удержаться от ответной шпильки не смогла.
   -- Ну... ты довольно симпатичный... для корейца.
   -- Для корейца? -- прищурившись, переспросил собеседник.
   Наверное, моя фраза прозвучала грубо, но отступать было поздно. Отступать перед язвительным гостем я не хотела.
   -- Никогда не думала, что какого-то азиата вообще назову симпатичным. Так что да.
   Ли Су Хен медленно, как-то гротескно расхохотался.
   -- Я должен быть польщен? Что ж, спасибо... Раз у нас зашел столь откровенный разговор, то тебя, нуна, на мой азиатский взгляд, даже симпатичной назвать нельзя.
   Ну вот, опять... Разве можно такое говорить девушке в лицо?.. Впрочем, я сама виновата -- напросилась. Да, и будем смотреть правде в глаза, меня и на европейский взгляд сложно симпатичной назвать.
   -- А я как бы и не претендую, -- с независимым видом пожала плечами я.
   Собеседник от комментариев воздержался, я же запоздало подумала, что лучше мне было держать язык за зубами. Вдруг Ли Су Хен обиделся и передумал меня провожать?..
   -- Похоже, нам пора, если ты не хочешь опоздать на работу, -- сказал парень, поднимаясь с табурета.
   Я тихонько вздохнула и последовала за корейцем в прихожую.
   Перед тем, как выйти из квартиры, Ли Су Хен откуда-то достал ярко-синий шарф и обернул его пару раз вокруг шеи. Затем на нос водрузил очки в стильной черной оправе. Когда он провел пальцами по волосам, откидывая челку назад, я заметила, что на лбу не осталось и следа от ссадины и синяка. Поистине какой-то чудодейственный пластырь оказался. Или парень вовсе не преувеличивал, когда говорил о своей живучести?..
   Задумалась, пытаясь вспомнить, видела ли я на руке своего спасителя повязку. К завтраку Ли Су Хен вышел в кожаной куртке нараспашку. Когда я утром ворвалась в отцовскую комнату, он стоял ко мне спиной, чуть в пол-оборота. Левый бок и руку не видела, но и других синяков и ссадин на теле парня не заметила... Видимо, я поспешила с выводами, парню досталось в драке не так серьезно, как мне показалось.
   Из дома выходить было откровенно страшно. Наверное, я бы так и не решилась ступить за порог, если бы не Ли Су Хен. О том, как буду добираться с работы, себе думать запретила.
   Вытащила из шкафа отцовскую кепку, низко надвинула ее на лоб. Накинула поверх капюшон куртки. Кивнула собственному отражению в зеркале -- я маленькая и неприметная, будем надеяться, бандиты меня просто не заметят...
   Взяв меня за плечи, Ли Су Хен повернул к себе. Внимательно посмотрел на меня и покачал головой.
   -- Нет, нуна, так дело не пойдет. Капюшоны и кепки лишь привлекают внимание, а вот пара ярких деталей может кардинально изменить облик человека.
   Он снял свои очки и аккуратно надел на меня. С удивлением заметила, что стекла в очках без диоптрий... Затем Ли Су Хен потянулся и стащил резинку с моих волос, рыжие локоны рассыпались по плечам.
   -- Теперь посмотри в зеркало.
   Не говоря ни слова, как загипнотизированная, я послушалась.
   Нельзя сказать, что в зеркале отражался совершенно другой человек. Но я выглядела моложе и, как ни странно, симпатичней, а распущенные волосы скрывали лицо не хуже капюшона. Если раньше я была похожа на строгую учительницу или библиотекаря, то сейчас выглядела студенткой творческой специальности. Подобная перемена во внешности не ввела бы в заблуждение человека, который хорошо меня знал, но в случае с бандитами вполне могла сработать.
   В зеркале за моим плечом появился Ли Су Хен.
   -- Да, так действительно лучше, -- с довольным видом сказал он. -- Неплохо было бы переодеться, но на это нет времени, да и я сомневаюсь, что в твоем шкафу сыщется хоть что-нибудь приличное, -- Ли Су Хен скривил губы в ненавистной мне гаденькой ухмылочке.
   Очарование момента бесследно улетучилось. Я встряхнула головой и схватилась за дверную ручку, чтобы выйти из квартиры.
   -- Подожди! -- азиат придержал меня за плечо. -- Нуна, не оборачивайся и не беги. Веди себя, как обычно, будто ничего не случилось.
   На лестничной площадке первого этажа я чуть нос к носу не столкнулась с дряхлой старушкой, которая выходила из своей квартиры.
   -- Доброе утро, Валентина Матвеевна! Опять в поликлинику? -- спросила я у соседки... и натолкнулась на удивленный и весьма неприязненный взгляд пожилой женщины.
   Ли Су Хен весьма невежливо дернул меня за руку. Пискнув извинения, поспешила за корейцем.
   -- Ходють тут всякие... -- донеслось мне в спину. -- Развелось косоглазых...
   И только тут я поняла, что женщина, которая не раз нянчилась со мной в детстве, и правда меня не узнала. Неужели другая прическа и очки могут настолько кардинально изменить облик?.. Нет, вероятно, дело в том, что Валентина Матвеевна давно жалуется на плохое зрение.
   Пока шли к метро, пыталась высмотреть в толпе подозрительных мужчин в черной одежде. Меня так и подмывало обернуться, дабы убедиться, что за мной никто не идет. Легко сказать -- вести себя, как обычно! Если бы не кореец, к входу в подземку устремилась бы бегом. Хотя нет, если бы он не вызвался меня проводить, то и вовсе не вышла из дома.
   Когда спускалась в метро, поскользнулась на мокрой лестнице. Я бы самым позорным образом съехала по грязным ступенькам, но меня за локоть подхватил Ли Су Хен. Неразборчиво прошипев ругательство, потащил за собой. Втолкнул в переполненный в утренний час пик вагон. Следом за нами набился народ, так что меня буквально впечатало в тело азиата. Я уткнулась лицом в футболку с изображением лисицы, куртку парень так и не застегнул. Ноздри защекотало от пряного запаха осеннего леса.
   -- Нуна, у тебя поразительная любовь к лестницам, -- шепнул на ухо парень.
   От его голоса, от еле уловимого аромата мурашки побежали по телу.
   -- Да нет же... -- сглотнув, начала я, но быстро опомнилась и прикусила язык. Все правильно, кореец думал, что я за две недели падала с лестницы в третий раз. Я ведь так и не рассказала ему, что во время первого нападения меня спас Герман, а заведующий не знал о втором нападении... Боже, сколько лжи я нагромоздила! Как бы самой в собственном вранье не запутаться!
   Уцепилась за мысль о Германе. Я должна все рассказать заведующему! Он мне поможет. Что-нибудь придумает или хотя бы посоветует.
   Две минуты, пока поезд ехал до следующей станции, показались вечностью. Лишь когда нас вместе с толпой вынесло на перрон, я облегченно вздохнула.
   Ли Су Хен проводил меня до выхода из метро. Я, сделав пару шагов, неуверенно оглянулась.
   -- Не бойся. Я присмотрю за тобой, -- сказал парень и, усмехнувшись, добавил: -- Не волнуйся, меня никто не заметит.
  
  

Ли Су Хен

  
   Накинув иллюзию, кореец проследил за девушкой до дверей библиотеки. В тени колонн прятались несколько вонгви. В толпе снующих по площади людей и в припаркованных на стоянке автомобилях могли находиться инквизиторы, но, в отличие от духов, вычислить их было гораздо сложнее.
   Уже который день Ли Су Хен пытался понять, кто натравил на них с Алисой призрачных сущностей... Возможно, если Инквизиция не гнушалась пользоваться услугами магов, то привлекала к работе и духов? В таком случае организации должно быть известно, как он выглядит, и следить за ним начали до того, как он проник в хранилище... Нет, при ближайшем рассмотрении подобное предположение не выдерживало критики -- если бы инквизиторы знали о его знакомстве с Алисой, то действовали бы иначе. Вероятно, в деле замешана какая-то третья, пока неизвестная сторона. Знать бы еще, какие цели эта сторона преследовала...
   Когда Су Хен стоял на ступенях помпезного здания, мимо него прошел Герман Кох. Выглядел мужчина располагающе -- светловолосый, высокий, подтянутый и ухоженный -- неудивительно, что он так нравился девушкам. Вот только кумихо буквально чувствовал исходящую от Германа скрытую силу. Он пытался собрать о Кохе информацию, но особо в этом не преуспел. Заведующий оказался богат, успешен, уважаем в научных кругах, а еще весьма скрытен. Ни в чем предосудительном замечен не был. Ни один из осведомителей Ли Су Хена ничего о Германе Кохе не смог сказать -- по всему выходило, что кореец ошибся в первоначальном предположении и заведующий никакого отношения к миру сверхъестественных существ не имел... Жаль. Если бы в окружении Алисы оказался некто, способный ее защитить, тогда совесть кумихо была бы спокойна.
   Дальнейшие действия Инквизиции Су Хен даже не пытался предсказать. Ясно одно -- Алису в покое не оставят, слишком много вопросов накопилось к девушке у охотников на ведьм. Тем, что дважды спас ее, кореец только усугубил ситуацию.
   Неделю назад кумихо дал себе зарок, что больше не будет вмешиваться, не допустит новой ошибки. Но когда вчера увидел искаженное от запредельного ужаса лицо девушки, не сдержался... Алиса перестала быть незнакомкой, беду которой можно не заметить. Она -- живой человек со своими надеждами и мечтами. Он допустил ошибку, когда решил сблизиться с ведьмой.
   Разумнее всего больше не встречаться с библиотекаршей -- ни до чего хорошего дальнейшее общение не доведет. Он загнал в ловушку не только Алису, но и себя самого. Не может раз за разом выдергивать девушку из когтей Инквизиции. Рано или поздно столкнется с противником, который окажется ему не по зубам. Или же его просто вычислят, выследят... Все. Хватит. Больше за Алисой он следить не будет, отныне каждый сам по себе. У него есть имена сотрудников организации, несколько адресов, проклятая книга, которую он так и не смог открыть... -- этого достаточно для нового витка расследования.
   Су Хен собрался уходить, когда его взгляд зацепился за объявление у дверей. Через две недели в Центре восточной литературы при Российской государственной библиотеке должна открыться выставка "Мифы Азии: правда и вымысел". На выставке будут представлены древние книги сказаний и легенд на китайском и японском языках. Но привлекло внимание кумихо вовсе не название мероприятия и не возможность увидеть старые книги (вряд ли среди них будут интересные экспонаты), а то, что экспозицию в Москву привозил корейский профессор Ким Сон Чжун.
   Парень беззвучно расхохотался. Удача все еще сопутствовала ему, вот только у Тэгамсина оказалось странное чувство юмора.
   Профессор Ким был весьма знаменит и уважаем в узких кругах. Кумихо не мог с уверенностью сказать, являлся Ким Сон Чжун простым человеком или нет, лишь в одном не сомневался -- профессор о мире сверхъестественных существ прекрасно осведомлен. Он мог бы ответить на многие вопросы Ли Су Хена, вот только категорически не желал этого делать. Кумихо безрезультатно пытался встретиться с профессором Кимом на протяжении последних лет...
  
  

ГЛАВА 7

   -- Лис, с каких это пор ты носишь очки? -- увидев меня, спросила тетка.
   Точно, я и забыла!.. Тут же сняла очки и засунула в карман блузы, надо будет при случае вернуть Ли Су Хену.
   -- И ты зря прическу сменила, -- продолжила Аделаида. -- Тебе совершенно не идет. Выглядишь как школьница, а не серьезный специалист.
   -- Утром причесаться толком не успела, -- пробормотала я и, перекинув волосы через плечо, начала заплетать их в косу.
   -- Так что ты хотела?
   Нехорошо разговор начался. Видимо, тетушка на меня еще злилась... Я знала характер Ады, понимала, когда она в таком настроении, говорить с ней бессмысленно, но отступать было некуда.
   -- Можно, я поживу у тебя несколько дней? -- кусая губы, спросила я.
   -- Что?.. -- старший библиотекарь удивленно округлила глаза. -- Зачем тебе?
   -- Я и готовить буду и убираться...
   -- Зачем тебе? -- вновь повторила тетка.
   Вчера долго раздумывала, о чем можно рассказать Аде. Моя история выглядела слишком невероятно, чтобы такая циничная и здравомыслящая женщина, как сестра моей матери, в нее поверила.
   -- Кажется, меня преследуют.
   -- Кто? Ты можешь их описать? Знаешь, что им от тебя нужно?
   -- Не знаю, но... Мне страшно выходить на улицу. Страшно находиться дома одной... Можно, я поживу у тебя, пока отец не вернется?
   Тетка вздохнула и закатила глаза.
   -- Лис, я знаю, что ты мнительная, но не до такой же степени. Боишься чего -- обратись в полицию.
   -- И что я им скажу? Меня на смех поднимут.
   -- Вот! Сама понимаешь, что твои страхи надуманные. И потом, если переедешь ко мне, кто Ваську кормить будет? Ты же знаешь, эту тварь никакая сила не заставит покинуть квартиру.
   Про кошку я и забыла. Она ни при каких обстоятельствах не соглашалась выходить за порог. Всякий раз, будто предчувствуя прогулку, пряталась так, что потом ее полдня не могли найти. Лишь дважды мне удавалось изловить Василису и засунуть в переноску, но стоило отвернуться, кошка тут же выбиралась наружу и бесследно исчезала на ближайшие сутки.
   Соседка покормить Ваську в мое отсутствие тоже не сможет. Кошка просто никого не пустит в квартиру, если меня или отца не будет дома -- набросится, будто бешеная, оцарапает и покусает -- была пара случаев. В первом случае пострадавшей оказалась Кэт, во втором -- соседка по лестничной площадке. Больше мы с отцом решили судьбу не испытывать.
   Разве что корейца попросить присмотреть за Васькой -- как ни парадоксально, он с кошкой подружился. Но я тут же отбросила столь бредовую идею, Ли Су Хен мне не друг и даже не приятель, если попрошу о подобном -- парень рассмеется мне в лицо.
   -- Тогда я хотела бы взять неделю отпуска за свой счет.
   -- Даже не думай, никто тебе сейчас отпуск не даст, -- покачала головой Ада. -- В отделе работать некому, несколько человек на больничном.
   -- Но...
   -- Лис, иди работать, не испытывай мое терпение. Если шалят нервы, то выпей успокоительного.
   На негнущихся ногах подошла к своему столу, упала на вращающееся кресло.
   Что же теперь делать? Что?.. Я так надеялась, что Ада поможет мне или хотя бы даст несколько дней отсидеться, но тетка меня даже слушать не захотела. Не раз ловила себя на мысли, что характер Аделаиды за последние годы испортился. Или дело в том, что раньше я тетушку и не знала толком? Ведь была какая-то причина, почему мать со своей младшей сестрой не общалась.
   Значит, выбора нет -- остался лишь один человек, который может мне помочь. Он не посчитает мои страхи смешными, знает, что преследователи вовсе не плод моего воображения.
   Обращаться за помощью к Герману было страшно, стыдно, неловко... Я не хотела заведующему снова врать. Боялась запутаться в нагромождениях собственной лжи. Боялась, что Кох тоже от меня отвернется.
   Постучалась в кабинет заведующего и осторожно приоткрыла дверь. Герман сидел за столом, читал какие-то документы.
   -- Алиса, доброе утро! Что-то случилось?
   С души будто камень упал. Заведующий обратился ко мне по имени, без отчества. Неужели он больше не злился?..
   Зашла в кабинет. Закрыла за собой дверь и прижалась к ней спиной.
   -- Алиса, да на вас лица нет! Что стряслось? -- Герман поднялся из-за стола.
   -- Я не знаю, к кому еще обратиться... -- потупив взор, пробормотала я.
   Мужчина оказался рядом со мной. Обнял за плечи и подвел к креслу, мягко в него усадил. Через пару минут передо мной стояла чашка чая, в которую Герман щедро плеснул коньяка. Дрожащими руками я взяла чашку, сделала пару глотков.
   -- Рассказывайте.
   -- Те люди... -- кусая губы, начала я.
   -- Были еще нападения? -- сразу понял заведующий. -- Вас снова пытались похитить?
   Я кивнула.
   -- Сколько раз?
   -- Дважды... Первый раз их спугнули. Во второй... я просто убежала, -- и ведь почти не соврала, лишь упустила из виду некоторые детали. Не могла же я рассказать своему скандинавскому богу, что оба раза меня спасал кореец. Что человек, от общения с которым Герман меня так настоятельно предостерегал, дважды ночевал в моей квартире.
   -- Почему вы мне сразу не рассказали?
   -- Не хотела ввязывать вас в эту историю...
   Я была благодарна Герману, что он не стал выспрашивать подробности. В отличие от наглого корейца, заведующий тактичен и хорошо воспитан.
   -- Полно вам, Алиса, -- укоризненно покачал головой заведующий. -- Ваша судьба мне небезразлична. Неужели вы не заметили моего особого к вам отношения? -- мужчина улыбнулся, не разжимая губ.
   От слов Германа, от его улыбки стало тепло на душе, все тревоги отступили на второй план. А может, просто чай с коньяком подействовал.
   -- Вам удалось узнать, что именно... -- заведующий запнулся, подбирая слово, -- те люди от вас хотят?
   Покачала головой.
   -- Обращались в полицию?
   -- Нет. Что я им скажу?
   -- И то верно, -- кивнул мужчина. -- Свидетелей нет, доказательств, как я понимаю, тоже. Описать нападавших вы не можете. Как и объяснить, почему на вас объявили охоту.
   -- Вы говорили, что... книга...
   -- Это лишь теория, которая не подтверждена фактами. Возможно, меня ввели в заблуждение. Возможно, дело не в книге, а в чем-то еще.
   -- И что же делать? -- я ссутулила плечи, ладони зажала между коленями.
   -- Думаю, вам на какое-то время лучше затаиться. Возьмите отпуск на пару недель, а я попытаюсь разузнать, кто те люди и что им от вас нужно. Постараюсь решить вашу проблему, -- Герман вновь улыбнулся.
   Ли Су Хен тоже советовал пока не ходить на работу, вот только...
   -- Ада... Аделаида Сергеевна, -- тут же поправилась я, -- сказала, что сейчас мне отпуск никто не даст.
   -- А вы не спрашивайте у старшего библиотекаря, сразу пишите заявление на отпуск. С заведующим вашего отдела я переговорю, не волнуйтесь.
   Когда через час я положила на стол начальнику заявление на отпуск, он его без вопросов подписал. И даже дал не одну неделю, как я просила, а две.
   -- Герман Карлович предупредил, что у вас семейные проблемы, -- сказал заведующий моим отделом. -- Если решите их за неделю, то выйдете... В противном случае я продлю вам отпуск.
   -- Спасибо, Вадим Федорович.
   -- И да, сегодня можете уйти домой после обеда. Все равно толку от вас на работе не будет.
   -- Спасибо большое, -- вновь поблагодарила я.
   Из кабинета начальника вышла преисполненная надежд, что все еще может наладиться. Скоро вернется отец. Я могу неделю или даже две отсидеться дома. Герман выяснит, кто те люди и что им от меня нужно. А еще сегодня с работы не придется добираться домой по темным улицам... Вот только отношения с тетушкой, похоже, я испортила окончательно. И пусть она мне ничего не сказала, но, когда я объявила, что с завтрашнего дня ухожу в отпуск, взгляд Ады оказался красноречивее всяких слов.
   Можно было отправиться домой прямо сейчас, но надо мной довлело обещание, данное Ли Су Хену. Я должна хотя бы попытаться раздобыть информацию. Если за пару часов ничего не найду, с чистой совестью распишусь в бесплодности своих поисков.
   Первым делом прошерстила базу библиотечных книг. Про Хэллоуин, Самайн и День Всех Святых нашлось некоторое количество художественных книг и культурологических исследований, но ни одного серьезного труда в интересующем меня контексте. Впрочем, нельзя сказать, что я удивилась -- очень уж специфическим оказался запрос.
   Банальный поиск в интернете привел меня к выводу, что в ночь с тридцать первого октября на первое ноября из года в год действительно наблюдалась вспышка насилия. Впрочем, это не касалось России. У нас Хэллоуин начали отмечать совсем недавно, при этом статус всенародного праздник так и не получил, скорее воспринимался как некий приправленный мистикой и ужасами аттракцион.
   А что, если несколько иначе сформулировать запрос? Разве серьезный исследователь назовет свой труд "Кровавые убийства в ночь на Хэллоуин"?
   Среди диссертаций удалось найти несколько трудов, где описывался феномен Хэллоуина. Мои выводы оказались верными, всплеск преступлений и правда был. Обычно закон преступали психически нездоровые люди, либо те, кто надеялся среди вакханалии праздника скрыть следы злодеяний. Было и некоторое число ритуальных убийств. Не всегда преступников удавалось найти... Дальше читать не стала. Меня и так после увиденного кошмары будут мучить. Ли Су Хену интересно, пусть и разбирается.
   Набрала номер корейца. Ответил он лишь после пятого гудка.
   -- Ты что-то хотела? -- сухо спросил парень. Похоже, разговаривать со мной у него не было ни малейшего желания.
   Вот ведь хамло азиатское! Никакого воспитания!
   -- Мне удалось найти несколько диссертаций, -- быстро сказала я. -- Это исследования психологов и криминалистов, в которых затрагивается тема преступлений на Хэллоуин.
   -- Что значит -- затрагивается?
   -- Значит, тема включена в иссле...
   -- Я понимаю значение слова, -- перебил Ли Су Хен. -- В каком ключе? Какие вопросы рассматриваются? Выводы делаются?
   -- У меня нет ни времени, ни желания все это читать. Я только просмотрела.
   -- И?
   Такое чувство, будто корейцу не помогаю, а напрашиваюсь. Я жалела, что взялась исполнить обещание. Если бы не проклятое чувство долга, уже сидела бы дома в уютном кресле и читала интересную книгу.
   -- Навскидку... приводятся причины, почему в этот день происходит всплеск преступлений. Рассматриваются примеры. В том числе и ряд ритуальных убийств...
   -- Показать эти диссертации можешь? -- опять перебил меня парень.
   -- Могу скинуть. На флешку. И при встрече передать.
   -- Когда можем встретиться?
   -- Я с работы уже собираюсь уходить. Где живу, ты знаешь. Подойдешь, когда тебе будет удобно.
   -- Так... -- парень на пару секунд замолчал, -- давай через полчаса в переходе метро между "Библиотекой имени Ленина" и "Арбатской".
  
  

Ли Су Хен

  
   Парень отложил телефон и задумчиво потер лоб. Вот как так раз за разом получалось? Он был твердо намерен больше не видеться с девушкой и опять нарушил собственное обещание. Понимал, что вряд ли библиотекарше удалось раздобыть ценные сведения, но все же уцепился за возможность получить новую информацию. А может, просто хотел увидеть Алису в последний раз?..
   Место и время для встречи с библиотекаршей Су Хен выбрал не случайно. В переходе метро сновали толпы людей. Коридор, соединяющий две станции, находился под неусыпным надзором десятков полицейских и множества видеокамер. К тому же Алиса собиралась уйти с работы раньше обычного. Все это почти исключало возможность нападения Инквизиции.
   Так или иначе, сегодня его последняя встреча с Алисой. Завтра кумихо планировал уехать -- оставаться в городе стало слишком опасно. На некоторое время ему лучше затаиться и заодно показать книгу знакомому специалисту. Когда вернется, тогда и выследит сотрудников Инквизиции... Если он ждал столько лет, пара недель или пара месяцев -- какая разница! Кумихо хотел найти истинных виновников гибели своей семьи, а не сложить голову в неравной борьбе с могущественной организацией.
   Вернуться в столицу парень собирался к открытию выставки. К тому времени Инквизиция, вероятно, доберется до девушки... Нет, он не будет думать об Алисе. Не будет ни о чем сожалеть. У каждого из них своя дорога, нити их судеб переплелись лишь на время.
  
  
   До конца рабочего дня оставалось три часа, а потому народу в служебном гардеробе не было. Лишь бабушки гардеробщицы за стойкой скучающе разгадывали сканворды.
   -- Лисонька, ты куда так рано? Случилось что? -- полюбопытствовала одна из них, протягивая мне куртку.
   -- Да вот, приболела слегка, -- я натужно пару раз кашлянула в кулак.
   -- Что ж ты так? -- покачала головой вторая старушка. -- Беречь себя надо! Как придешь домой, чаю горячего выпей.
   -- С медом! -- добавила первая гардеробщица.
   -- Конечно. Спасибо, -- улыбнулась я.
   Чай -- это святое, а вот мед я ненавидела с детства. Как-то случилось мне в юном возрасте им отравиться. С тех пор мне был отвратителен внешний вид и запах меда, про вкус и говорить нечего.
   Я одевалась перед зеркалом, когда за моей спиной появился Герман. Невольно поймала себя на мысли, что сравниваю заведующего и нахального азиата. Кох определенно выигрывал у корейца по всем статьям: был выше Ли Су Хена и шире в плечах.
   -- Уже уходите? -- спросил Герман.
   Бабушки гардеробщицы переглянулись и, не сговариваясь, отложили сканворды.
   -- Да, мне разрешили сегодня уйти пораньше.
   -- Если подождете полчаса, я вас провожу.
   Только открыла рот, чтобы радостно согласиться, но потом вспомнила о назначенной встрече. В переходе метро мне надо быть через пятнадцать минут.
   -- Я бы с радостью, но у меня назначена встреча. Отменить ее или перенести не получится.
   -- Жаль, -- серьезно сказал заведующий. -- Алиса, будьте осторожны.
   Когда Герман ушел, одна из гардеробщиц негромко сказала:
   -- Лиска, все-таки ты дура.
   -- Знаю, -- я нервно усмехнулась и направилась к выходу из библиотеки.
   Удивительное дело, насколько я изменилась за эти недели. Теперь меня мало заботило, что наш разговор с Германом слышали коллеги, что обо мне подумают и будут говорить. Все прошлые страхи и тревоги казались глупыми и смешными.
   Если бы я сегодня упала с лестницы, то без особых сомнений приняла заботу Германа и позволила себя проводить.
  

Ли Су Хен

   Девушка появилась на три минуты позже назначенного времени. Как обычно бывало, ее сопровождало несколько призрачных сущностей.
   Прошло больше недели с тех пор, как вонгви пытались убить Су Хена. За это время духам дважды удавалось выйти на его след, но твари лишь наблюдали, больше нападений не было. Кумихо гадал, с чем связаны изменения в поведении призрачных сущностей, почему его никак не оставят в покое.
   Алиса остановилась у стены в центре подземного перехода. Библиотекарша нервно озиралась и теребила кончик косы, в которую заплела волосы. С такой прической девушка выглядела еще моложе, ее можно было принять за старшеклассницу.
   Несмотря на то, что Су Хен стоял у соседней колонны, ведьма его не видела -- парень умело отводил от себя взоры окружающих, снующие по переходу люди его просто не замечали. А на тот случай, если дар девушки вновь окажется сильнее способностей кумихо, он опять прибегнул к маскировке. На лоб низко надвинул кепку, глаза спрятал за очками с простыми стеклами. Нижнюю половину лица закрывал шарф.
   Кореец уже собрался подойти к библиотекарше, когда заметил, что за Алисой следят не только вонгви. По переходу метро рассредоточились восемь... нет, одиннадцать... пожалуй, не меньше пятнадцати подозрительных личностей. Инквизиторов выдавали телосложение, выправка, нарочито скучающий вид. Мужчины старательно игнорировали симпатичную рыжеволосую девушку, лишь иногда украдкой бросали в ее сторону настороженные взгляды. У двух бойцов Су Хен заметил в ушах микроскопические наушники телесного цвета.
   Ловушка? На него или на девушку? Быть может, Алису уже схватили и допросили? Неужели она действовала по указке Инквизиции, когда сегодня назначила встречу?.. Да нет, вряд ли. Тогда бы ведьма вела себя иначе, нервничала сильнее обычного.
   Надо тихо уйти, просочиться сквозь сжимающееся кольцо инквизиторов. Исчезнуть из жизни Алисы навсегда. Не думать ни о чем. Не сожалеть...
   Су Хен бросил последний взгляд на девушку и вдруг поймал себя на странном желании. Ему нестерпимо захотелось оказаться рядом с Алисой, распустить ее косу, вдохнуть чудесный аромат летнего луга... Парень нахмурился и встряхнул головой. Безумие какое-то! О чем он только думает?.. И тут Су Хен встретился взглядом с девушкой. Глаза ведьмы удивленно расширились. Определенно, она его заметила. Хуже того -- узнала!
   Надо было действовать быстро. Счет шел на секунды. Вопреки всякому здравому смыслу кумихо бросился вперед. Схватил Алису за запястье и потащил за собой.
   -- Бежим! -- на ходу крикнул он.
   Инквизиторы не ожидали такой прыти от ведьмы. Материализовавшийся прямо из воздуха парень и вовсе оказался для них сюрпризом. Лишь один боец успел среагировать и кинулся им наперерез. Су Хен метким ударом сбил противника с ног. Расталкивая прохожих, они побежали по переходу к станции. Следом за ними устремились два десятка человек.
   В одиночку Су Хен легко бы оторвался от погони -- мало кто мог соперничать по скорости и ловкости с кумихо. Но ему приходилось тащить в кильватере за собой маленькую, слабую, неуклюжую девчонку.
   Когда летели по лестнице из подземного перехода на перрон, Алиса закономерно поскользнулась. Да так, что парень чуть не растянулся на ступенях рядом с ней.
   Инквизиторы были буквально в нескольких шагах. Су Хен обернулся, готовясь отразить атаку. Вдруг преследователям под ноги бросились сгустки теней -- в конфликт неожиданно ввязались вонгви. Несколько инквизиторов и трое случайных пассажиров метро кубарем покатились по лестнице.
   Подхватив девушку на руки, кумихо в два прыжка оказался на перроне. Забежал в последнюю дверь вагона. Толкнул пребывающую в состоянии шока библиотекаршу в объятия растерянному мужчине средних лет.
   Раздался пронзительный свист -- наконец на происходящее отреагировали служители правопорядка. По опыту Су Хена, полиция везде работала одинаково, сначала била и хватала, а только потом разбиралась что к чему. Учитывая связи Инквизиции, от полиции им следовало держаться как можно дальше.
   Следом за беглецами в вагон попытался нырнуть инквизитор. Крутанувшись на месте, Су Хен ударил противника ногой в живот. Вытолкнул его на перрон, прямо на подбегавших коллег.
   Двери закрылись. Поезд устремился к следующей станции. По вагону пронеслись запоздалые шепотки, испуганные и возмущенные крики...
   На несколько секунд Су Хен замер в углу вагона, отвернувшись от пассажиров. Во всей этой круговерти шарф сполз с его лица, но все же внешность кумихо вряд ли кто-то успел рассмотреть. Пристального взора камер в переходе и на перроне парень тоже постарался избежать. К тому же качество съемки в общественных местах обычно оставляло желать лучшего.
   Когда кумихо повернулся к людям, у него над губой появилась тонкая ниточка усов, а на щеке родимое пятно. Разрез глаз, которые все еще прятались за стеклами очков, тоже изменился. Парень стал выглядеть лет на десять старше и вид приобрел вполне европейский.
   -- Прошу прощения за беспокойство, -- Су Хен ослепительно улыбнулся и чуть сдвинул кепку, давая людям лучше себя рассмотреть и запомнить. -- Мы каскадеры. Отрабатывали сцену для нового фильма.
   -- А-а-а... -- неуверенно раздалось со всех сторон.
   Пользоваться метро Су Хен не любил: много видеокамер, полицейских, все выходы известны, а значит, пути отступления легко перекрыть. Вагон поезда -- и вовсе настоящая ловушка в ловушке. На перрон выходят четыре двери, в самом вагоне лишь пара сотен человек. Но все минусы могли обернуться плюсами, если правильно выбрать место и рассчитать время. Он вовсе не случайно потащил девушку на красную ветку метро. Перегон между станциями короткий -- всего полторы минуты. Ни инквизиторы, ни полиция не успеют среагировать. Не должны успеть.
   -- Спасибо, что присмотрели за моей партнершей. Она очень талантливая актриса, -- парень обнял Алису за плечи и ловко развернул так, чтобы библиотекарша не сумела увидеть его лица.
   -- Ли... -- начала девушка.
   -- Тише, милая, -- шепнул кореец на ухо спутнице. -- Сцену потом обсудим.
   Беглецы направились по проходу в середину вагона.
   -- Еще раз простите... Извините... Да-да, с администрацией метрополитена все согласовано... -- парень доброжелательно улыбался и легко кланялся взволнованным пассажирам. -- Не волнуйтесь, никто не пострадал... С девушкой тоже все в порядке, она просто смущается.
   Из кармана ведьмы кореец незаметно позаимствовал мобильник, выключил древний телефон и переложил к себе. Скорее всего, это излишняя предосторожность, хотя, учитывая, что на стороне Инквизиции полиция и спецслужбы, лишний раз подстраховаться не мешало. Вдруг местонахождение ведьмы попытаются вычислить через телефон?..
   -- Что же делать? -- тихо прошептала Алиса, когда они остановились у дверей вагона. Кумихо прижал девушку к себе. Так, чтобы никто не мог увидеть лицо ведьмы, а сама она заметить изменения во внешности своего спасителя.
   От солнечного травяного аромата защекотало ноздри. Парень прошипел ругательство и встряхнул головой. Не время. Вот сейчас -- точно не время!
   -- Тсс! Доверься мне, все будет хорошо.
   -- А...
   -- Все вопросы потом.
   -- Но полиция?..
   -- Что бы ни случилось, не паникуй. Иди медленно. Молчи. Просто доверься мне. Поняла?
   -- Да... -- глухо отозвалась девушка.
   -- Повтори.
   -- Молчать, идти медленно. Не паниковать...
   -- Умница, -- парень легко поцеловал Алису в макушку. И не понял, кого этот странный жест удивил больше: его самого или девушку. По счастью, в этот момент поезд наконец выехал из туннеля на ярко освещенную платформу.
   Ли Су Хен надел свою кепку на девушку, а себе на голову опустил капюшон. Плавно развернул Алису по направлению к выходу. Поезд остановился, двери открылись. Вместе с несколькими пассажирами беглецы вышли из вагона. Направились по ступеням в вестибюль метро. Кумихо шел чуть позади, придерживая спутницу за плечо.
   У турникетов на выходе из подземки стояли трое полицейских. Один из них только закончил разговаривать по рации.
   Завидев служителей порядка, Алиса испуганно замерла.
   -- Ищите двоих, -- сказал сержант подчиненным, -- рыжую девчонку и парня в темной одежде.
   -- Все хорошо, -- шепнул кореец и легонько подтолкнул девушку вперед.
   Окинув взглядами толпящихся в вестибюле людей, полицейские стремглав бросились на перрон...
   Разумеется, служители порядка беглецов не узнали. Алиса больше не была рыжей, а Су Хена никто в здравом уме не принял бы за молодого человека. Из метро на улицу вышел дряхлый старик, который тяжело опирался на плечо внучки -- нескладного подростка.
   Возможно, не стоило менять внешность столь радикально, но кумихо предпочел лишний раз подстраховаться. И теперь ему приходилось следить, чтобы девушка не заметила изменений в его внешности, не увидела собственное отражение... Хорошо, что Алиса все еще не пришла в себя, а витрин магазинов на их пути не было. Когда беглецы ступили в тень деревьев Гоголевского бульвара, кумихо вернул себе и спутнице привычный внешний вид.
   Рассказывать об иллюзиях и магии время было неподходящее. Это не та информация, которую можно поведать как бы между делом. Да и, откровенно говоря, парень не хотел, чтобы Алиса узнала о магии, о его сущности...
   Некоторое время они шли по бульвару молча. Су Хен не знал, что за мысли вертелись в голове библиотекарши, он же раздумывал над тем, почему вонгви столь неожиданно вступили в игру. Кто бы ни руководил действиями тварей, он явно не желал, чтобы их с Алисой схватили инквизиторы.
   У памятника мужику в лодке, вокруг которой из гранита торчали лошадиные головы, девушка остановилась. Недоуменно начала осматриваться.
   -- Э-э-э... куда мы идем?
   -- Проснулась, наконец... -- хмыкнул кумихо. -- Ко мне домой.
   Алиса пару раз растерянно хлопнула длинными ресницами. Удивленно посмотрела на парня огромными зелеными глазами.
   -- Что?!
   -- Нуна, у тебя проблемы со слухом?
   -- Нет, но... к тебе домой? -- снова переспросила Алиса.
   Приглашать ведьму в свое убежище было плохой идеей. Вернее, не так, это было просто отвратительной идеей. Но не бросать же девушку посреди улицы.
   -- Готов поспорить, у твоей квартиры ждет засада.
   В глазах библиотекарши отразился страх. Парень моргнул и отвел взгляд.
   -- И что же делать?..
   Хороший вопрос! Су Хен понятия не имел, как на него ответить.
   -- Переночуешь пока у меня, -- нарочито равнодушно сказал кореец.
   -- А...
   -- Не бойся. Не съем я тебя, -- он подмигнул девушке.
   -- Ты живешь в этом районе?
   -- Да.
   -- Вот я дура! -- неожиданно воскликнула ведьма и нервно рассмеялась.
   Ли Су Хен в немом вопросе вскинул брови.
   -- Ты по этому бульвару... мимо этого памятника... каждый день ходишь. А я тебе здесь экскурсию устроила! -- девушка глупо хихикнула.
   Ах, вот оно что! Кумихо чуть не хлопнул себя по лбу.
   -- Сложно было сразу сказать?
   -- Ты так увлеченно рассказывала... -- Су Хен ослепительно улыбнулся.
   -- А ты в это время мысленно надо мной потешался!
   Парень в очередной раз заметил, что его обаяние на ведьму не действовало. Практически все особи женского пола, не важно, пять лет им или девяносто пять, от его улыбки млели и становились податливыми будто воск. Лишь одна Алиса оставалась неприступна.
   -- Мне интересно было. Правда! -- серьезно сказал он. -- Я, может, и хожу здесь каждый день, но ничего про эти места не знаю.
   -- Да? -- переспросила Алиса и окинула спутника подозрительным взглядом. -- Ну... тогда ладно...
   -- Нуна, так мы идем?
   -- Да-да, идем, -- кивнула девушка.
   Через несколько минут, когда они уже входили во двор, Алиса вдруг сказала:
   -- Ты извини, что я так набросилась. Просто...
   -- Нервы. Я понял.
   -- Ага...
   По мнению Су Хена, библиотекарша весьма неплохо держалась. Может, она и была пуглива, но мыслила на редкость здраво.
  

ГЛАВА 8

   Мысли путались, в голове царила каша. Было безумно стыдно за свою несвоевременную вспышку, что набросилась на парня на пустом месте. Ли Су Хен мне жизнь спас. Уже который раз! А я... а я...
   Если так и дальше будет продолжаться, то просто сойду с ума.
   Я не думала, что мне может грозить опасность в метро, была уверена, раз ушла с работы раньше обычного, то доберусь домой без проблем. Стояла себе преспокойно в подземном переходе, как вдруг, откуда ни возьмись, появился азиат. И завертелось...
   Все произошло очень быстро. Я запомнила только, что за нами гналась целая толпа. Безумие какое-то! Кто я такая, что сделала, почему за мной охотится столько народу?!
   Бесконечные вопросы сводили с ума... Вопросы и страх. Идти к толком незнакомому парню домой тоже было страшно, но если я не могла доверять Ли Су Хену, то кому доверять вообще?..
   Заморский гость снимал квартиру в пятиэтажном доме дореволюционной постройки. Следом за парнем я поднялась по широкой лестнице и остановилась на площадке последнего этажа. Кореец прикоснулся ладонью к двери в квартиру, затем обернулся ко мне.
   -- Нуна, у меня немного не убрано.
   -- Ничего, -- попыталась улыбнуться я.
   Переступив порог, Ли Су Хен ловко скинул ботинки и затем метнулся куда-то в темноту. Не прошло и минуты, как в квартире зажегся свет.
   -- Заходи, нуна!
   Я тут же нырнула в прихожую и, последовав примеру корейца, сняла обувь. Замерла, с любопытством осматриваясь. Азиат снимал небольшую студию -- прихожая, кухня и жилая комната, по сути, представляли собой единое пространство. Ремонт в квартире определенно делали давно, мебели было немного и вся разномастная. Кухонный гарнитур явно остался в наследство от советской эпохи, как и покрытый темным лаком трехстворчатый гардероб. Круглый обеденный стол вполне мог оказаться ровесником самого дома. Даже от входной двери я видела, что его поверхность покрывали бесчисленные порезы и трещины, а вместо одной из фигурных ножек какой-то умелец приладил деревянный брусок. Вокруг стола были расставлены несколько разномастных стульев и табуретов.
   В жилой части квартиры стоял угловой диван -- современный на вид, но изрядно потертый и продавленный; старое облезлое кресло, будто родом из викторианской эпохи, и стеклянный журнальный столик. На комоде в углу притулился телевизор, у входной двери рогатая вешалка и зеркало.
   Когда парень посетовал на небольшой беспорядок, он явно преуменьшил масштабы бедствия. На кухонной столешнице, на подоконниках, журнальном столике, на диване, даже на полу... лежали коробки от пиццы, обертки от бургеров, пустые упаковки от прочей еды, которую можно заказать с доставкой на дом или купить в магазине, а потом разогреть в микроволновке. Странно, я почему-то была уверена, что Ли Су Хен не только модник, но и чистюля. Впрочем, хотя бы грязная одежда по квартире не разбросана, и то хорошо.
   Поймав мой взгляд, парень смутился.
   -- Кхм... я пару дней не убирался.
   -- Пару дней?
   -- Ну, может, дня три-четыре.
   -- Да тут, похоже, месяц никто порядок не наводил, -- проворчала я.
   -- У меня зверский аппетит, неужели забыла? -- кореец сверкнул янтарными глазами. -- Кстати, нуна, ты не голодна?
   Я покачала головой, но в этот миг в животе что-то протестующе заворчало. Настала моя очередь смущаться.
   -- Похоже, все-таки голодна, -- встряхнув косой челкой, усмехнулся азиат. -- Если разогрею пиццу, тебя устроит?
   -- Ага.
   Парень быстро убрал со стола мусор. Ловко распаковал коробку и засунул ее содержимое в микроволновку. Я обратила внимание, что рядом с микроволновкой стояла новая, дорогая на вид, кофемашина.
   -- Чай? Кофе? Минералку? -- продолжая изображать любезного хозяина, полюбопытствовал Ли Су Хен. -- Или, может, будешь пиво?
   -- Чай... пожалуйста, -- я сидела, скрестив руки на груди, ноги поджав под себя.
   -- Замерзла?
   -- Не знаю... -- прислушалась к собственным ощущениям, меня слегка знобило. То ли потому, что я и правда замерзла на улице, да и в квартире было не жарко. То ли меня наконец начало отпускать нервное напряжение. -- Может, немного...
   Я вздрогнула, когда на мои плечи опустился мягкий плед. Даже не заметила, как кореец подхватил покрывало с дивана и подошел ко мне со спины.
   -- Так лучше? -- шепнул на ухо парень, задержав на пару мгновений руки на моих плечах.
   -- Да... Спасибо.
   Пискнула микроволновка, возвещая, что ужин готов. Ли Су Хен тут же отстранился.
   Некоторое время мы ели молча. Несмотря на то, что я съела лишь два куска, одной пиццы нам не хватило и пришлось разогревать вторую -- аппетит у моего спасителя и правда оказался зверский.
   -- Я слышал, скоро в библиотеке будет азиатская выставка, -- утолив голод, кореец решил завести светскую беседу.
   -- Ага.
   -- Ким Сон Чжун и действительно там будет?
   -- Кто?..
   -- Профессор из Кореи. В объявлении написано, что он эту выставку привозит.
   -- А... Наверное...
   Мои мысли витали далеко. Я раз за разом прокручивала в голове события последних дней, пыталась понять, как теперь дальше жить, вернее, выживать. Поддерживать светскую беседу не было ни сил, ни желания.
   -- Я много слышал о профессоре Киме. Хотел бы с ним встретиться.
   Подняла взгляд на парня.
   -- Так почему не встретился с этим профессором в Корее?
   -- Легко сказать, он крайне замкнутый человек. С простыми смертными вроде меня не встречается, -- скривил губы Ли Су Хен.
   В словах собеседника мне послышалась странная ирония.
   -- Тогда не думаю, что тебе и здесь удастся с ним переговорить. Он точно не станет каждый день сидеть на выставке и беседовать со всеми желающими. Скорее всего, уедет вскоре после открытия. Если где и будет, то лишь на пресс-конференции и фуршете.
   -- И когда этот фуршет?
   -- Хм... в последнюю субботу месяца, если правильно помню.
   -- Выставка открывается первого ноября.
   -- Значит, пресс-конференция и фуршет тридцатого октября.
   -- И кого на такие фуршеты обычно приглашают?
   -- Всяких чиновников от культуры, известных писателей, историков. В общем, тех, кто так или иначе связан с нашей библиотекой.
   -- А сотрудников самой библиотеки?
   -- Они тоже могут пойти, -- кивнула я.
   -- И ты?
   -- И я.
   -- Ты можешь взять с собой спутника?
   Кажется, я наконец поняла, к чему Ли Су Хен клонит.
   -- Могу, но... я ни разу на подобных мероприятиях не была. Говорят, там весьма пафосно и тоскливо. Туда ходят, чтобы нужные знакомства завести либо старые связи поддержать. Что там делать простому библиотекарю?
   -- Может быть, один раз сделаешь исключение? А, нуна? -- парень тепло улыбнулся и так на меня посмотрел, что тут же захотелось согласиться на что угодно.
   Замотала головой. Я определенно схожу с ума.
   -- Почему?
   -- Э-э-э... во-первых, ненавижу привлекать к себе внимание, -- я начала загибать пальцы. -- Во-вторых, терпеть не могу всякие пафосные мероприятия. В-третьих, мне банально нечего надеть...
   -- Тоже мне проблема, -- фыркнул парень. -- Нуна, приведи хотя бы один веский довод, почему ты не можешь оказать мне такую ма-а-аленькую услугу, -- кореец усмехнулся и прищурился. Свел вместе указательный и большой пальцы, показывая насколько ничтожной он подобную услугу считает.
   -- Хорошо, -- вздохнула я. -- Не факт, что до этого фуршета я доживу. Такой довод тебя устроит?
   Вся веселость мигом слетела с лица парня. Он отвел взгляд.
   -- Что? Молчишь?
   -- До фуршета меньше двух недель, -- медленно сказал Ли Су Хен. -- Не так уж и много времени. Ты можешь отсидеться...
   -- Я так и планировала. Вот удачное совпадение, даже отпуск на две недели взяла. Только до дома мне не добраться, -- из горла вырвался то ли смех, то ли кашель. -- А даже если доберусь... мой дом -- не крепость, а ловушка. Ни от бандитов, ни от полиции там не спрятаться.
   -- Ты можешь остаться здесь, -- вдруг сказал кореец.
   -- Здесь? -- переспросила я.
   -- Да. Здесь, -- кивнул парень.
   -- То есть с тобой? -- глупо хихикнула.
   Я чувствовала себя пьяной, хотя не сделала и глотка алкоголя. Настроение менялось ежесекундно.
   -- Мне надо уехать дней на десять, так что квартира будет стоять пустой. Об этом месте никто не знает. Никто не будет тебя здесь искать. Даже в магазин за продуктами выходить не нужно, холодильник забит едой -- ты сама видела.
   Открыла рот, чтобы возразить, но промолчала. Пусть Ли Су Хен не решал мою проблему, но давал пару недель отсрочки -- по нынешним временам невероятно много. А там или как-то все само рассосется, или Герман, как и обещал, поможет...
   -- Когда ты уезжаешь? -- глухо спросила я.
   -- Завтра утром. Так что? Ты согласна?
   -- А если я откажусь? Ты выгонишь меня на улицу?
   Парень как-то грустно усмехнулся и покачал головой.
   -- Нет, ты в любом случае можешь остаться.
   -- Спасибо...
   -- Но, надеюсь, ты все-таки подумаешь над моей просьбой?
   -- Ага...
   Напряжение отпустило меня и, не удержавшись, я протяжно зевнула. Даже ладошкой прикрыть рот, и то не успела.
   --Извини, -- пробормотала я.
   -- Ложись спать, нуна.
   Больше всего мне хотелось свернуться в клубочек, уткнуться носом в подушку и с головой укрыться пледом, закрыть глаза, забыть обо всем... Вот только я сомневалась, что после всего случившегося смогу заснуть, к тому же диван в квартире всего один.
   -- А как же ты?..
   -- Предлагаешь к тебе присоединиться? -- вскинул бровь Ли Су Хен.
   Мысленно застонала. Определенно, он неисправим!
   -- Ты!..
   -- Да, понял я! Понял! -- примиряюще поднял руки парень и рассмеялся. -- Я пока спать не собираюсь. Кто-то обещал мне интересную информацию показать. Надеюсь, ты флешку не потеряла?
   -- Точно! Флешка! -- я чуть не подскочила на стуле.
   -- Где? Сиди, я принесу.
   -- В левом кармане куртки.
   По счастью, флешку во время беготни по переходам я не выронила.
   Кореец включил ноутбук, вставил устройство в разъем и тихо присвистнул, увидев количество документов в папке.
   -- Я скинула все, что нашла. Про историю Хэллоуина, про обряды и ритуальные преступления... Подумала, лучше ты сам решишь, что именно тебе нужно.
   -- Не волнуйся, разберусь.
   Ли Су Хен подошел к шкафу, немного порылся в его содержимом, а потом вручил мне футболку с длинными рукавами и спортивные брюки.
   -- Переоденься в ванной и ложись спать.
   -- А...
   -- Не бойся, одежда чистая, и подглядывать я не буду, -- Ли Су Хен ухмыльнулся. -- Я много раз говорил, ты совершенно не в моем вкусе.
   Последнюю шпильку пропустила мимо ушей. Вступать в очередную словесную перепалку с нахальным азиатом не было ни сил, ни желания. Прижимая к груди стопку с одеждой, я понуро поплелась в сторону ванной. Взялась за дверную ручку, когда меня словно пыльным мешком по голове огрели.
   -- Я не могу... -- обернулась и потерянно посмотрела на парня.
   -- Что не можешь?
   -- Остаться не могу, -- сделала шаг назад, пока не уперлась спиной в стену.
   Глаза защипало, я поняла, что вот-вот самым постыдным образом разревусь.
   -- Почему? -- вздохнул кореец.
   -- У меня нет сменной одежды. Зарядки мобильника, и той нет. Но, хуже того, Васька... я совсем забыла про кошку... -- шмыгнула носом.
   Душу затопило отчаяние. Вернуться домой не могу, бросить кошку на две недели тоже. Я сползла вниз по стене.
   Парень присел рядом со мной на корточки. Дотронулся рукой до моего плеча.
   -- Нуна, мы что-нибудь придумаем.
   -- Ты не понимаешь, -- всхлипнула. -- Васька... она совсем дикая. Если ни меня, ни отца не будет, она никого не пустит в дом. Никого, понимаешь?
   -- Меня ведь пустила. И мы с Василисой неплохо поладили, -- кореец ободряюще улыбнулся. -- Я перед отъездом к тебе схожу, покормлю кошку.
   Ли Су Хен с Васькой и правда странным образом подружились. Возможно, питомица пустит парня в дом, не набросится на него, как дикий зверь.
   -- Хорошо... -- медленно кивнула я. -- Ты оставишь ей корм, а потом уедешь... На сколько? Дней на десять, да? Значит, я посижу здесь пару дней, потом тихонько наведаюсь домой...
   -- Нет. Никаких визитов домой, те люди настроены очень серьезно. Я переговорю с соседями, за Василисой присмотрят.
   -- Ты не понимаешь...
   -- Понимаю! -- Ли Су Хен встряхнул меня за плечи. -- Нуна, посмотри мне в глаза. Я обещаю, Василиса от голода не умрет. Верь мне! -- кореец вдруг хитро улыбнулся. -- А теперь давай закрепим мое обещание.
   Парень сложил пальцы моей руки в кулак, лишь мизинец оттопырил. Затем своей рукой изобразил ту же фигуру.
   -- Видишь? Я настроен совершенно серьезно!
   Нахмурившись, наблюдала за действиями собеседника. Как нередко бывало, я совершенно не понимала заморского гостя.
   -- Обещание на мизинцах -- страшная клятва! Тот, кто нарушит ее, будет наказан свыше, -- говорил Ли Су Хен серьезно, вот только раскосые глаза парня смеялись. -- Смотри, сначала переплести мизинцы. Потом прижать кулак к кулаку. А теперь скрепить клятву касанием большими пальцами.
   Следом за корейцем я проделала все странные манипуляции.
   -- Теперь иди в ванну, а потом ложись спать. Ни о чем не волнуйся.
   Сама не знаю почему, но я Ли Су Хену поверила.
  
  

Ли Су Хен

   Заснуть Алиса не могла долго, несколько часов беспокойно ворочалась на диване. Сон сморил ее, когда было уже далеко за полночь.
   То и дело с тревогой поглядывая на рыжеволосую девушку, парень разбирался с материалами на флешке. По большому счету многочисленные книги, статьи и диссертации интереса не представляли, но, просмотрев несколько документов, Су Хен сделал пару любопытных умозаключений. Во-первых, преступлений с ритуальной окраской во время Хэллоуина совершалось больше всего. Во-вторых, если верить сразу нескольким источникам, грань между мирами в эту ночь истончалась, а значит, не только потусторонние создания легко проникали в наш мир, но и во время совершения обрядов и произнесения заклинаний достигался больший эффект. Притом срабатывало это правило только с черной магией -- с ритуалами, замешанными на крови и боли.
   Кумихо потер усталые глаза. Затем повел головой из стороны в сторону, разминая затекшую за несколько часов шею.
   Это что получалось? Раз Инквизиция прибегала к услугам магов, быть может, она не брезговала использовать и черную магию? Совершала кровавые жертвоприношения?
   В детстве он ненавидел Инквизицию, мечтал искоренить эту организацию. Но повзрослев, понял, что Инквизиция -- необходимое зло, этакая полиция сверхъестественного мира, единственный сдерживающий фактор. У многих существ весьма зыбкие представления о морали, о добре и зле. Когда живешь сотни лет, простых людей сложно воспринимать как равных. Старая лисица тому наглядный пример...
   Необходимо разобраться, почему маги помогали инквизиторам. Какие цели на самом деле преследовала организация. И, самое главное, почему они с Алисой потеряли близких в одну ночь тринадцать лет назад?
   Парень зевнул и с тоской посмотрел на большой угловой диван. Девушка свернулась клубочком на самом краю, так что на нем не только кумихо, но еще двое парней могли бы уместиться. Вот только ему не хотелось даже ненароком потревожить Алису. Со вздохом Су Хен опустился в кресло. Вытянул ноги, закрыл глаза. Кажется, спать в кресле рядом с девушкой входило у него в привычку...
   Спал он недолго, от силы пару часов. За окном еще не начало светать, когда кумихо проснулся.
   Подошел к дивану, опустился на корточки около спящей девушки. Поправил сползшее покрывало. Хотел убрать прядки волос, прилипшие к лицу Алисы, но отдернул руку... Прошипев ругательство, Су Хен резко поднялся на ноги и попятился. Метнулся в ванную комнату, тихо притворил за собой дверь. Склонился над раковиной и плеснул в лицо ледяной водой. Уставился на собственное отражение в зеркале.
   Янтарные глаза лихорадочно горели. Холодные капли стекали по лицу и волосам, но, против ожидания, умывание не принесло ни успокоения, ни ясности мыслей.
   Звериные инстинкты Ли Су Хена буквально вопили, что надо бежать. Уйти, пока девушка спит. Не попрощаться, не оставить записки, даже не позвонить. Вычеркнуть Алису из жизни, постараться забыть... по крайней мере на десять дней.
   Он чувствовал себя так, словно попал в ловушку. Притом, чтобы выбраться из капкана, надо отгрызть собственную руку...
  
  
   Не знаю, почему я вдруг проснулась. То ли от легкого сквозняка, то ли от ощущения одиночества. То ли потому, что еле слышно щелкнул замок входной двери.
   Подскочила с дивана и тут же упала на пол, запутавшись в покрывале. Встряхнула головой и протерла глаза -- в квартире никого не было. Если только кореец не спрятался в шкафу, не затаился в ванной... Потирая ушибленный локоть, я поднялась с пола. Проверила ванную, затем, чувствуя себя полной идиоткой, заглянула в шкаф... Точно ушел. Вернее -- уехал. Вещей в шкафу не было.
   Я вернулась к дивану. Забралась с ногами на подушки и закуталась в плед.
   С детства не любила шумные компании, по-настоящему комфортно чувствовала себя, лишь когда оставалась одна. Но сейчас мне разом стало тоскливо и страшно. Ли Су Хен сказал, что его не будет десять дней. Значит, если на меня вновь нападут, он не появится, как по волшебству, не спасет меня. Быть может, он и вовсе исчез из моей жизни навсегда... При последней мысли сердце болезненно сжалось. Я нахмурилась и встряхнула с головой. Нет-нет. Вот глупость какая! Несмотря на то, что парень не раз приходил мне на помощь, я не стану печалиться, если больше его не увижу -- более вредного и раздражающего типа сложно найти.
   Главное, чтобы азиат сдержал обещание, позаботился о Ваське. Через пару часов надо позвонить парню, а там уже думать, что делать дальше. Сейчас же переодеться, позавтракать и приступить к уборке в квартире...
   Стоп! Второй раз за утро я подскочила на диване. Вот ведь дура! У меня с собой нет ни запасной одежды, ни даже смены белья. А поскольку Ли Су Хен собирался ко мне домой, то мог бы кое-какие вещи принести. Разумеется, я не собиралась просить парня копаться в ящике с нижнем бельем. Но он мог бы взять с полки пару свитеров, несколько футболок, десяток книг и, самое главное, зарядку мобильника. Если зубную щетку и расческу можно купить в любом магазине, то зарядное устройство к моему древнему телефону найти сложно.
   Может, еще не поздно?..
   Я снова подпрыгнула как ошпаренная и бросилась к вешалке, на которой висела куртка. По дороге чуть не упала, наступив на слишком длинную штанину, но чудом удержала равновесие.
   Быстро проверила карманы куртки... -- мобильника не было.
   Неужели я выронила телефон в метро?..
   Стараясь задушить зарождающуюся панику, снова проверила карманы. Так... немного мелких денег, банковская карточка, пропуск на работу, проездной билет, носовой платок -- все на месте. Не хватало только связки ключей и мобильника. Ключи, скорее всего, Ли Су Хен перед уходом забрал, в противном случае как бы он попал в мою квартиру, а телефон...
   Я замерла. Меня разом бросило в холодный пот.
   Шагнула к входной двери, попыталась ее открыть... не получилось.
   Выходит, Лу Су Хен запер меня в квартире, а телефон я или сама потеряла, или, что более вероятно, парень его у меня украл. Разумеется, исключительно из благих побуждений, чтобы я никаких глупостей не наделала -- дождалась возвращения заморского гостя, а потом сопроводила на фуршет.
   -- У-у-у... сволочь! Наглая, эгоистичная, косоглазая сволочь!
   Ни на что особо не надеясь, обыскала квартиру. Как и следовало ожидать, стационарный телефон найти не удалось. Затем проверила содержимое холодильника и кухонных шкафов. Определенно, голодной смертью мне умереть не грозило -- еды хватит недели на три, а при грамотном расходовании и вовсе на месяц. Так что кореец уехал со спокойной совестью.
   Вот только этот эгоистичный гад забыл, что человеку для комфортного существования нужна масса всего. Не говоря уже о том, что в квартире ни компьютера, ни единой книги, лишь зомбоящик на комоде -- да я от скуки повешусь! Но хуже всего, что не только бандиты, но и отец с теткой не смогут меня найти...
   Черт, совсем забыла!!! Отец вернется из командировки в конце недели!.. Что же делать? Может, начать кричать под дверью или стучать соседям в стены -- вдруг кто услышит? Или открыть окно и позвать на помощь. Тогда меня быстро из заточения вызволят. Вот только и разговора с полицией тогда не избежать...
   Все, гад, продумал. Все спланировал. Уехал и даже записки не оставил.
   Ненавижу!
  
  

Ли Су Хен

  
   За домом, как и ожидал парень, следили. На крыши притаились двое вонгви. Фургон коммунальных служб на парковке выглядел подозрительно. Из окна второго этажа то и дело выглядывала женщина лет сорока.
   Все можно было списать на совпадения. Женщину посчитать домохозяйкой, которая не иначе, как от скуки, наблюдает за подъездом. Решить, что работяги отдыхают перед очередным вызовом на аварию... Вот только водителя фургона Су Хен узнал -- видел его во время погони в метро. У кумихо была поразительная зрительная память, иначе он не мог бы так мастерски копировать внешность других людей.
   В подобной ситуации даже приближаться к дому не стоило, не говоря уже о том, чтобы идти в квартиру. Тем более что из-за недостатка пропитания Василиса не умрет. Телесная пища нужна касину лишь для поддержания физической формы, за пару недель вынужденной голодовки создание не развоплотится, разве что похудеет немного... Но все же касина следовало предупредить -- неизвестно, как поведет себя дух, встревоженный пропажей хозяйки. Да и обещание, данное Алисе, парень собирался сдержать.
   Менять личины для парня было так же естественно, как дышать. Изменить возраст, форму носа, разрез глаз, цвет волос и кожи -- элементарно, подобные манипуляции Ли Су Хен проделывал не задумываясь. Сделать иными рост и телосложение -- на порядок сложнее. Скопировать внешность определенного человека, так, чтобы и родная мать подмены не заметила, -- высший пилотаж, тут нужны не только способности кумихо, но и недюжинное актерское мастерство. Ведь менять приходилось все: походку, мимику, жесты... и голос. Неудивительно, что больше всего парень не любил надевать женскую личину.
   Меж тем женский облик безопаснее всего. Инквизиция, без сомнения, изучила окружение Алисы, знала, что девушка затворница и близких людей у нее по пальцам одной руки пересчитать можно. Отец в командировке, тетку парень видел лишь издалека, а вот с Кэт за эти недели успел неплохо познакомиться... Даже если инквизиторы вычислили, что им противостоит маг, у которого способности к иллюзиям, подобного хода они не будут ждать. Потому что скопировать существо противоположного пола практически невозможно... если ты, конечно, не кумихо...
   В подъезд вошла девушка, как две капли воды похожая на Кэт. Ее белокурые волосы были стянуты в высокий хвост, за спиной висел небольшой рюкзак. Судя по спортивному костюму и кроссовкам, она возвращалась то ли из спортзала, то ли с пробежки. Девушка легко взлетела на второй этаж, уверенно открыла дверь в квартиру подруги.
   Касин при виде незваной гостьи зашипел, а потом замолчал и попятился. Морда кошки приняла озадаченное выражение.
   Су Хен скинул ботики и прошел на кухню. Надо спешить. Чем дольше он будет находиться дома у библиотекарши, тем больше шансов, что его раскроют.
   -- Алисы не будет пару недель, -- на ходу сказал парень.
   Василиса встревоженно мяукнула.
   -- С твоей хозяйкой все в порядке, не беспокойся, -- кореец поставил под стол пластиковый латок с мелко нарубленной говядиной, затем вытащил из кухонного шкафа две миски. -- За домом следят, Алиса не может вернуться. Если инквизиторы будут обыскивать квартиру, не пытайся им помешать.
   В одну миску налил воды. Во вторую насыпал сухого корма -- хотя понимал, что касин вряд ли опустится до подобного угощения.
   Уже собрался уходить, как вдруг кошка потерлась о его ноги и тихо мяукнула. Прошипев ругательство, кумихо опустился на корточки и положил руку на холку животины, щедро делясь энергией...
   Вдруг Су Хен почувствовал легкое головокружение, а затем перед его мысленным взором будто вспыхнули слова: "Береги Алису!"
   Парень отшатнулся и встряхнул головой. Касин был сильнее, чем казалось на первый взгляд, он лишь маскировался под безобидного домового. Ему бы сразу догадаться, разве смог бы обычный сонджу протянуть без энергетической подпитки столько лет. Не зря Су Хен инстинктивно чувствовал на квартире ведьмы сильную защиту, а инквизиторы так и не решились сюда залезть.
   Когда кумихо поворачивал ключ в замке, дверь в соседнюю квартиру приоткрылась. На лестничную площадку выглянула женщина лет сорока в цветастом халате -- та самая подозрительная домохозяйка, которая наблюдала за подъездом.
   -- Извините, вы здесь живете? -- неуверенно произнесла женщина. -- Я только недавно переехала. Никого не знаю.
   Парень покачал головой.
   -- Ах, точно! Здесь милая рыжая девушка живет. Так вы ее подруга?
   -- Да.
   Надо немедленно уходить. Если у Инквизиции возникнут хотя бы малейшие подозрения, его попытаются задержать. Явившись к Алисе домой, Су Хен угодил прямиком в расставленную ловушку.
   -- О! Вы не знаете, где ваша подруга?.. Из-за ее кошки я всю ночь не спала! Она так выла... думала уже в полицию звонить.
   Только бы голос не сорвался -- говорить длинные реплики "женским" голосом было тяжело.
   -- Извините, ничего не знаю, -- Су Хен растянул губы в улыбке. -- Алиса позвонила, сказала, что уехала на некоторое время. Просила присмотреть за кошкой. Вот я и...
   -- Вас ведь Кэт зовут? Да?
   Однако интересно получалось, то женщина недавно переехала и никого не знает, то ей известно, как зовут подругу соседки.
   -- Да, Кэт. Извините, я опаздываю на тренировку.
   Парень легко поклонился и прошел мимо собеседницы. Успел спуститься на пару ступеней, прежде чем его окликнули.
   -- А когда вы вернулись?
   За спиной Су Хена раздался щелчок, этот звук было ни с чем не спутать. По позвоночнику кумихо пробежала холодная волна.
   -- Вернулась? -- переспросил кумихо, медленно оборачиваясь.
   -- Катерина Иванова сейчас во Франции -- мнимая соседка, торжествующе ухмыляясь, целилась в него из пистолета.
   Прокол! Вот почему нельзя брать личность другого человека, не узнав о нем последние новости!
   Кумихо левой рукой ухватился за перила и сделал боковое сальто назад. Пули просвистели мимо. Вдребезги разлетелось оконное стекло на лестнице. Приземляясь, парень ногой выбил пистолет из руки женщины. Ткнул противницу двумя пальцами в шею. Инквизиторша мешком осела на пол, Су Хен еле успел ее подхватить -- не хватало, чтобы женщина разбила затылок о ступени.
   Засунул пистолет за ремень брюк и бросился наверх. Из подъезда не выбраться, а вот уйти по крышам у него был шанс. Путь отступления парень разведал заранее, когда только начал следить за Алисой.
   На бегу сменил личину на более удобную. Так что на последний этаж взлетел темноволосый мужчина средних лет -- тот самый каскадер, которого, без сомнения, запомнили пассажиры метро.
   Люк на чердак оказался заперт. На лестнице слышался топот ног, счет шел на секунды. Времени подбирать отмычки не было, и Су Хен несколькими выстрелами снес замок. Забрался на темный чердак, вспугнув голубей. Через слуховое окно выбрался на крышу.
   В нескольких шагах от парня на ветру колебались фигуры призрачных сущностей. Нападать вонгви не спешили, видимо, получили приказ только наблюдать.
   Оставлять за спиной тварей не хотелось. Ввязываться в драку не было времени. Прошипев ругательство, кореец побежал на другой конец дома, на ходу вытаскивая ремень из джинсов.
   Шестиэтажка стояла одиноко. Ближайший дом в двадцати метрах -- такое расстояние даже кумихо не перепрыгнуть. С угла здания вниз уходил толстый провод. Когда Ли Су Хен разведывал пути отступления, то убедился в надежности переправы.
   Парень закинул ремень на провод и заскользил в сторону детской поликлиники.
   Следом за ним устремились вонгви. Побежали по проводу как отчаянные канатоходцы.
   Кумихо преодолел половину пути, прежде чем его заметили с земли. Три человека бросились к поликлинике. По счастью, у Су Хена имелась небольшая фора, а путь преследователям преграждал двухметровый забор.
   Беглец ловко соскочил с провода на крышу поликлиники и тут же спрыгнул на землю. Погасил скорость перекатом. На ноги поднялся уже не каскадер, а подросток в красной куртке и мешковатых штанах. На голове у парня была яркая кепка, надетая козырьком назад. Мальчишка вразвалочку, не спеша вышел на улицу. Мимо него пробежали трое инквизиторов, не обратив ни малейшего внимания.
   Подросток вышел из переулка на Садовое кольцо и быстро затерялся в толпе. Через четверть часа блуждания по людным улицам и торговым центрам, кумихо удалось избавиться от почетного эскорта в виде призрачных сущностей. Су Хен присел за столик уличного кафе, заказал чашку капучино. Кофе был его единственной слабостью. Точнее, даже не кофе, а капучино. Кореец не представлял себе жизнь без этого напитка. Из-за Алисы он рано ушел из дома, можно сказать, библиотекарша лишила его последнего удовольствия в этой жизни.
   Принесли заказ. Парень сделал небольшой глоток, блаженно прикрыл глаза... и почти сразу нахмурился. Надо признать, теперь у него две слабости, и имя второй -- Алиса. Тот факт, что, несмотря на все риски, он полез в квартиру, не лучшим образом характеризовало его умственные способности. Раньше его не волновали ни нарушенные обещания, ни какие-то там посторонние касины. Но сейчас, когда речь заходила о рыжеволосой девчонке, у него отказывало чувство самосохранения, а доводы разума отходили на второй план.
   Он все правильно решил. Лучше ему не видеться с Алисой некоторое время. Остыть, успокоиться, разобраться в себе... Капучино разом потерял вкус, и Су Хен отставил в сторону полупустую чашку. Когда потянулся за кошельком, нащупал в кармане мобильник Алисы. Немного покрутил слайдер в руках. Корпус и экран покрывали царапины, надписи на кнопках почти стерлись. Надо же, какая древность! Практически антиквариат!
   Поддавшись порыву, кореец включил телефон. Мелодично заиграла заставка, затем на потертом экранчике появилась забавная анимированная лягушка. Непроизвольно парень улыбнулся. В этом вся Алиса, она сколько угодно может притворяться взрослой и серьезной девушкой, но в душе все еще ребенок. Забавный. Ранимый... Парень встряхнул головой. Его мысли опять приняли неправильное направление. Хотел уже выключить телефон, как вдруг пришла эсэмэска. Алисе звонил отец. Восемнадцать раз.
   Су Хен неразборчиво прошипел ругательство.
   Определенно, в нем нет ничего человеческого... Он беспокоился о касине, но даже не подумал ни об Алисе, ни о ее близких. Бросил девушку одну. Даже записки, и той не оставил.
   -- Простите. Вы что-то еще хотели? -- спросила проходившая мимо официантка.
   Кумихо резко вскочил, заставив девушку испуганно отшатнуться. Швырнул на столик несколько купюр и устремился прочь.
  
  

ГЛАВА 9

   ................................
  
  
  
  
  

ГЛОССАРИЙ

   Кумихо - оборотень, девятихвостая лисица.
   Ханбок - национальный корейский костюм.
   Соджу - традиционный алкогольный напиток.
   Николай Рубакин - русский книговед, и писатель. После смерти Рубакина его огромная коллекция книг была передана в Российскую Государственную библиотеку. Вместе с книгами перевезли урну с прахом писателя. Существует легенда, что призрак коллекционера с тех пор обитает в библиотеке.
   Нуна - корейское обращение, используется в неформальной обстановке мужчинами по отношению к женщинам ненамного старше себя. Значение - старшая сестра или старшая подруга.
   Вонгви - в корейской мифологии злые духи, призраки людей, умерших насильственной смертью.
   Тэгамсин (Тэгам) - в корейской мифологии шаманский дух богатства и удачи.
   Пучхэ - корейский веер.
   Бакенеко -  в японском фольклоре кошка, обладающая магическими способностями.
   Сонджу - в корейской мифологии главный домашний дух (домовой).
   Касин - в корейской мифологии общее обозначение домашних духов.
   Омони - (кор.) мать.
   Аджума - корейское обращение к немолодой женщине. Назвать так молодую девушку - значит оскорбить.
   Оппа - корейское обращение, используется в неформальной обстановке женщинами по отношения к мужчинам, которые их старше. Значение - старший брат, друг или парень.
   Хен - корейское обращение, используется в неформальной обстановке корейскими мужчинами по отношению к мужчинам, которые их старше. Значение - старший брат или друг.
   Онни - корейское обращение, используется в неформальной обстановке корейскими женщинами по отношению к женщинами, которые их старше. Значение - старшая сестра или подруга.
   Пансу - малочисленный вид корейских шаманов. Считаются повелителями демонов, способны посредством магических формул и заклинаний прогонять и даже уничтожать потусторонних тварей. Пансу видят невидимое, занимаются гаданиями и предсказаниями. Шаманы-пансу слепы с рождения. Дар передается по наследству.
  
  
  
  

Веер - традиционное оружие корейских боевых искусств

   В древней Корее оружие имевшее лезвие (мечи, ножи) было запрещено при дворе - правители опасались наемных убийц.
   В жарком и влажном климате Корейского полуострова среди знати и среднего класса маленькие и легкие веера использовались повсеместно, а потому не привлекали внимания. При необходимости веер легко было прятать в складках широких рукавов платья. Нередко они не только дарили своим владельцам прохладу, но и служили оружием.
   В отличие от китайского веера, бамбуковые ребра которого покрыты бумагой, веера корейской знати покрывал шелк высочайшего качества, разрисованный яркими красками.
   Корейские веера делали из специальной твердой породы дерева, его выпаривали и вываривали в масле при определенной температуре, используя при этом особые травы, что давало дереву свойства металла. При этом дерево оставалось легким и эластичным. Меч в древней Корее не мог разрезать жезлы и веера, изготовленные из такого дерева.
   Веер использовался, как в открытом, так и в закрытом виде, удары выполнялись торцом рукоятки, боком, верхушкой веера. Боевые техники веера - это огромная скорость, с акцентом воздействия на точки акупунктуры, взятые из восточной медицины, которые вызывали широкий диапазон повреждений: от резкой боли до потери сознания, паралича или смерти.
   Иногда во внешний край веера вплетали металлические полосы, чтобы он мог резать, или перья, в которых прятались бритвы размером с палец, вылетающие после раскрытия веера. Другие веера содержали яд или применялись для скрытия оружия, например метательных лезвий, их можно было запустить, раскрыв веер. Яд в веерах мог быть смертельным или длительного действия. Он содержался в специальных пузырьках или каналах, которые открывались, когда владелец раскрывал свой веер - это позволяло выстрелить ядовитым содержимым в противника с небольшого расстояния.
  
  

0x01 graphic

  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.99*161  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" А.Демченко "Небесный бродяга" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"