Бирюков Дмитрий: другие произведения.

Сказочные хроники. Глава 2.6. Финишная кривая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ощущение складывалось такое, что он попал на перекресток с оживленным движением. Смотреть приходилось на все четыре стороны сразу, чтобы вовремя уступать дорогу. Тем не менее, Малышев благополучно добрался до гор, лишь один раз попав в сложную ситуацию, когда оказался сразу между четырьмя движущимися на него воронками. Пришлось ему срочно переходить на темп и побегать, ускользая от надвигающейся смерти.


   Автор:
   Бирюков Дмитрий
   Элементы:
   Глава 2.6. Финишная кривая
   Принадлежность:
   роман "Сказочные хроники"
   Жанр:
   фантастика, приключения, эзотерика
   Форма:
   глава
   Рейтинг:
   nc10
   Ссылки:
   Роман целиком
   Начало романа
   Предыдущая глава
  

Глава 2.6. Финишная кривая

  
   На открытое каменистое пространство Сергей выбрался с большой осторожностью, и не зря. Он вновь испытал чувство сильного головокружения и тут же увидел метрах в двадцати от себя голубоватый вихрь, похожий на перевернутый конус. Малышев сразу узнал в нем силовую воронку, или в простонародье - "мясорубку".
  
   С учетом ослабленного зрения, плато было самым благоприятным отрезком пути. Совершенно ровное, без ухабов и рытвин, оно делало прогулку полуслепого более комфортной. Здесь можно было не бояться налететь на дерево или упасть в овраг. Но Сергей с первых же минут своего пребывания в этой местности понял, что путь будет не из легких.
  
   Плато не отличалось большой протяженностью, не более километра, однако выше крыши было нашпиговано ловушками. То тут, то там высились колонны гравиконцентратов, между которыми носились конусы "мясорубок". В этом подвижном мире ни одна из них не стояла на месте. Каждая куда-то деловито спешила, периодически меняя направление, причем нередко на сто восемьдесят градусов.
  
   Встретившая Сергея "мясорубка" уже давно куда-то укатила, предоставив разведчика самому себе. Он поправил на спине рюкзак и вошел в этот "муравейник". Ощущение складывалось такое, что он попал на перекресток с оживленным движением. Смотреть приходилось на все четыре стороны сразу, чтобы вовремя уступать дорогу. Тем не менее, Малышев благополучно добрался до гор, лишь один раз попав в сложную ситуацию, когда оказался сразу между четырьмя движущимися на него воронками. Пришлось ему срочно переходить на темп и побегать, ускользая от надвигающейся смерти.
  
   И вот он уже стоит у отвесных скал, внимательно изучая предстоящую дорогу. Гравиконцентратов не было видно. Они, вероятно, недолюбливали горных образований. Несмотря на обилие трещин, "ведьминого студня" тоже не наблюдалось. Скорее всего, он здесь все же был, но где-нибудь глубоко под камнями или в ущельях. Пусть даже "капуста" и тектонического происхождения, однако никто никогда не видел ее в горах. Как было справедливо подмечено умудренными опытом космодесантниками, ловушки в Зонах подчиняются только законам подлости. А именно, каждая из них предпочитает тот и только тот тип местности, где ей удобнее было вредить.
  
   Зато, куда ни кинь взгляд, поблескивали сети "паутины", да еще самые удобные подъемы занимала золотистая тина, из того же сорта, что он уже видел в лесу. Сергей выбрал себе путь в стороне от занятых ею площадей. Ему не очень-то хотелось проверять на своей шкуре, что бы это могло быть, как невольно получилось с малиновыми буграми. Кстати, эти естественные конденсаторы природного электричества тоже должны были располагаться где-то поблизости.
  
   "Нужно быть очень внимательным", - предупредил себя Малышев.
  
   Еще древние альпинисты придумали приемы передвижения без снаряжения по отвесным скалам. Однако раньше это было неоправданно рискованно, поэтому скалолазы, как правило, применяли страховочные веревки. Сергей же со своими пластидными (1) перчатками и ботинками карабкался по отвесным подъемам, как муха по стене. Альпинисты-любители, конечно, не использовали столь неспортивные приспособления для скалолазания, работая исключительно с древним снаряжением, а то и вовсе без него. Но у профессиональных высотников мушиные доспехи пользовались большим почетом.
  
   Поднимаясь вверх, Малышев заранее подмечал ловушки и старался держаться от них на расстоянии. Как он и предполагал, электробугры в горах "водились". На высоте около пятисот метров ему пришлось обходить большую гряду, ярко пылающую малиновым светом.
  
   Часа через три Сергей достиг наконец вершины, но на этом его испытания не закончились. Ему пришлось попрыгать по скалам, преодолевая глубокие трещины и ущелья, на дне которых мрачно светился "ведьмин студень". Встречавшиеся Малышеву ловушки оставались неподвижными, что очень даже было неплохо, он мог планировать обратную дорогу через горы. Кроме того, его зрение значительно улучшилось, и Сергей еще издали сумел обнаружить неглубокое ущелье, ведущее прямиком к Мечу. Войдя в него, Молодой человек фактически вышел на финишную прямую, но... Но один из законов Зоны гласит: чем лучшей кажется вам дорога в начале пути, тем худшей она впоследствии оказывается. В десяти шагах от него, занимая весь узкий проход, бешено вращался голубоватый смерч силовой воронки.
  
   Сергей уже настолько близко подошел к артефакту, что даже со своим плохим зрением видел каменистую площадку, с которой шел направляющий его сигнал. Малышев крепко выругался и, подойдя поближе к "мясорубке", плюхнулся на какой-то камень, не забыв, впрочем, убедиться, что тот обычного базальтового происхождения.
  
   Разведчик с очень нездоровым интересом разглядывал непринужденно вращающуюся воронку. Посмотри он так на какого-нибудь человека, тот обязательно поспешил бы убраться подальше, если не был бы, конечно, дураком. Однако "мясорубке" было до лампочки.
  
   Малышев печально перевел взгляд на склоны ущелья, покрытые золотой "тиной", и глаза его стали еще печальнее. Возвращаться было далеко и "очэн обыдно, понымаэш". Сергей с ненавистью посмотрел на воронку. Под таким взглядом даже дурак тут же сделал бы ноги. "Мясорубка" и в этот раз никак не отреагировала.
  
   И тут молодому человеку в голову пришла замечательная идея, и даже пока не идея, а только воспоминание, но воспоминание идейно верное и по-пролетарски грамотное. А вспомнил он со злорадством, как почесывал макушки двум, не побоимся этого слова, зарвавшимся электрическим буграм.
  
   "А что если эту "мясорубку" разрядить? - азартно, подумал Малышев. - А как нам ее разрядить? Надо ей кого-то скормить (2). А кого? Кого бы ей скормить?!"
  
   Сергей плотоядно оглядел окрестности, но, к счастью для "кого-то", его поблизости не оказалось. Оставалась одна кандидатура. Малышев критически оглядел себя, достал волшебную палочку и сделал своего клона. Клоны, как известно, должны пройти немедленную реинкарнацию с переносом в них осознания и жизненной энергии, иначе по истечении пяти минут клинической смерти перестают быть клонами как таковыми и становятся трупами обыкновенными. Однако Сергей, как и любой интеллектуал, знал псионический трюк с "живчиком" (3). Он запрограммировал клона на поражение "мясорубки", передав ему "условный час" (4) собственной жизни. Уменьшить величину стандартной порции биологической энергии Малышев не рискнул - клон должен быть достаточно живым, чтобы нейтрализовать силовую воронку.
  
   Ожившая кукла моргнула глазами и уверенно зашагала к "мясорубке". Сергей отвернулся. Видеть разрушение собственного тела было не очень приятно. За спиной раздался сочный звук рвущейся биологической ткани. Клон даже не вскрикнул, он не чувствовал боли, поскольку не был на это запрограммирован. Глянув в то место, где была мясорубка, Малышев увидел на каменистой земле несколько черных клякс, оставшихся от человеческого тела, и безжизненный клочок тумана бывшей силовой воронки.
  
   Последнюю сотню метров пути Сергей преодолел без приключений. А когда увидел то, к чему так стремился, то невольно засмеялся. Перед ним стояла здоровенная каменная глыба, зеленая, исчерченная прожилками, с торчащей из нее рукояткой меча. Камень походил на малахит, отличаясь от него лишь тем, что был полупрозрачным.
  
   - Нынче же предстоит мне узнать, буду ли я носить английскую корону, - с удовольствием произнес он фразу, которая в иных обстоятельствах могла бы стать исторической.
  
   Малышев подошел к глыбе, взялся за рукоять Меча и попробовал его выдернуть. Не получилось. Эфес был сделан из того же материала, что и камень, и казался просто выточенным из него. Но Сергей понимал, что это не так. Он ЗНАЛ, что перед ним Меч Куи и нужно лишь "договориться" с ним.
  
   "Претендент на английскую корону" стоял и держался за ручку, стараясь по максимуму успокоить ум и добиться состояния абсолютной бесстрастности. Ему нравилось так стоять. Он не анализировал почему. Наоборот, мысли его постепенно замедлялись, тело наполнялось приятной тишиной. Он еще некоторое время пребывал в блаженном умиротворении, а затем, словно прилетев к нему издалека, его охватила легкая дрожь и заполнила невыразимой, великолепной в своем безмолвии Ясностью. Вокруг были все те же скалы Аида, но молодой человек был уверен, что снова оказался в "Месте Безмолвного Знания", понимая теперь, что последнее не связано с определенным местом в пространстве. Это было его личное состояние, личное достижение, личное достояние, его Личная Сила.
  
   Он смотрел на Меч Куи, и информация приходила по первому требованию. Он ЗНАЛ, например, что ему действительно предстояло пройти тест, но тот не имел никакого отношения к королевской крови. Ему предстояло узнать, достаточно ли у него Личной Силы, чтобы владеть Мечом. И, если ее окажется недостаточно, он развернется и уйдет восвояси без малейшего сожаления, как и подобает воину. Он может вернуться позже, когда настанет его время, или не вернуться совсем. Он понимал теперь, что не Меч Куи являлся тем призом, ради которого он поставил на карту свою жизнь и будущее Земли. Призом была Личная Сила, которую он приобрел благодаря своей Охоте.
  
   Охватившее молодого человека состояние несгибаемой решимости принять свою судьбу такой, какой она должна быть, словно позволило ему с чем-то согласиться, и тело воина вдруг наполнилось титанической силой. Эфес меча оторвался от камня и остался в его руках. Сергей чувствовал, что артефакт Куи обладает собственной Силой, и та теперь вливалась в него, становилась его достоянием. Эта Мощь была особого рода. Она предназначалась для определенных целей и управлялась его Намерением.
  
   Стоило Малышеву пожелать, как Сила вышла наружу, превратившись в голубоватый язык лезвия, столь же подвижного, как и пламя, меняющего форму по желанию хозяина, но, тем не менее, неизмеримо более плотного и разрушительного, чем огонь.
  
   Сергею захотелось вдруг испытать Меч. Разрубить что-нибудь, ну хотя бы эту глыбу, которая несомненно была прочнее всех окружающих скал. Но он сразу понял, что не стоит сейчас этого делать. Чувство, охватившее его, было сродни чести самурая, использующего свой клинок только с конкретной и очень серьезной целью. Воин втянул лезвие Меча обратно в рукоять и, поблагодарив артефакт за возможность пользоваться его Силой, выразил Намерение прервать контакт, а в следующую секунду словно проснулся.
  
   Мысли Сергея вновь возобновили свое течение, а знания, которые только что были его достоянием, истаяли на глазах, как остатки сна после пробуждения. И, тем не менее, он не испытывал сожаления. Благодаря чему-то, что Малышев все же приобрел от этого контакта, а может и благодаря всему путешествию по Зоне, он имел теперь какой-то дополнительный стержень внутри себя, какое-то особенное спокойствие и уверенность в своих силах.
  
   Лишь одно Знание Сергей сумел удержать и облечь в слова. Его Охота закончилась. Пришло время возвращаться.
  
   _____________________________________________________________________________
   Сноски:
  
   (1) Пластид - материал управляемой твердости, использующийся в основном для крепежа оборудования на наклонных поверхностях и для альпинизма.
  
   (2) Установлено, что "мясорубка" может быть на время нейтрализована, разрядившись на живом организме. Причем несмотря на то, что эта аномалия с одинаковой эффективностью разрушает живую и неживую материю, выводят ее из строя только живые существа.
  
   (3) Живчик - ментальная программа, записанная на порции жизненной энергии, способная на время своего действия поддерживать жизнедеятельность клона. Срок ее работы зависит от количества жизненной энергии.
  
   (4) Условный час. Жизненная энергия, определяющая срок существования программы, измеряется в условных единицах времени жизни донора. Условность этих единиц заключается в том, что, лишившись части жизненной энергии (если потеря не смертельно велика), человек не сокращает срок собственной жизни, поскольку, в отличие от "живчика", способен со временем восполнить потерю.
  
   продолжение

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"