Чваков Димыч: другие произведения.

Преданья глубины старинной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa


Преданья глубины старинной

   Что мы знаем о глубине? Не той абиссали, на которую умело погружаются знаменитые исследователи мирового океана и даже, говорят, один президент континентальной державы. О глубине литературности речь веду.
  
   Так что же мы о ней знаем? Я, собственно, почти ничего. Именно потому и пришёл в состояние китайского штопора - когда закручен по самый кадык, а пробку вытащить твёрдости не хватает. В связи с какими событиями? Да с конкурсными же: следует оказать услуги консультационного характера добровольцам, остановившим свой выбор на твоей кандидатуре в качестве экзекутора, наперсника, гуру и пр. и пр., а ты ощущаешь себя не настолько уж и имеющим право - указывать что-то вполне себе сформировавшимся литераторам. Скандал!
  
   И что делать прикажете? Не включать же задний ход, коли обещал организаторам поделиться своим мнением с теми самыми добровольцами, которые посчитали вашего покорного слугу достойным говорить, в том числе и благоглупости - не всегда с умным видом, кстати - в адрес конкурсных текстов.
  
   Что ж, назвался груздем, не в свои сани не садись, как говорят в Вятской губернии в разгар сезона свадеб "по залётным обстоятельствам".
   Пожалуй, не стану отступать от старинных традиций и напишу обзор в свойственной мне манере хард-рока, джаза, фанка, хип-хопа... Ой, это из другой оперы. Извините, чужая партитурка попалась.
  

Сороковик А.Б. Алконавт

    
   Супруга спившегося Гришани после беседы с врачом решается на достаточно суровую меру. Она хитростью способствует отъезду мужа на зимовье охотника, приходящегося ей дальним родственником. Возможности выпить на удалённой заимке у героя не остаётся, а Терентий Игнатьич ещё и заставляет его работать наравне с собой. Григорий решается на побег из таёжного плена, но проваливается в полынью. Спасённый охотником, он некоторое время находится между жизнью и смертью, и как раз тогда Гришаню осеняет озарение - он решается "завязать" по-настоящему. Для этого герой отказывается возвращаться к людям ещё на сезон, чтобы избежать городских соблазнов.
   Таков, если коротко, сюжет рассказа.
  
   Теперь посмотрим, каким образом автор решал поставленную перед ним задачу - показать перерождение человека от тёмного алкогольного зверя к светлой в недалёкой перспективе личности. Насколько это ему удалось.
   Буду копаться в мелочах. Но вовсе не от вредности или зависти, а исключительно для того, чтобы сделать текст лучше. На мой непросвещённый взгляд, разумеется.
  
   "...На пятый день Гришаня взбунтовался. Он орал, переходя на хриплый визг, угрожал милицией, топал ногами - требовал немедленно отпустить его домой. Терентий Игнатьич молча слушал, подкладывая в печку-буржуйку со стоящим на ней закопчённым чайником щепки и тонкие веточки. Когда огонь разгорелся, подбросил дровишек покрупнее, закрыл заслонку. Потом сгрёб Гришаню в охапку, выволок за порог и начал не спеша, основательно дубасить своими длинными руками с пудовыми кулачищами.
     Гришаня настолько оторопел, что даже не пытался сопротивляться. Да и куда сопротивляться-то! Игнатьич - огромный, словно медведь, здоровяк, хоть и старше него лет на двадцать, шутя мог в одиночку справиться с дюжиной таких Гришань. Бил он его молча, без всякой злобы, словно выполнял не очень приятную, но необходимую работу. Вполсилы, чтоб не калечить, но чтоб дать почувствовать свою полную над ним власть. Остановился, присел рядом на корточки". Начало рассказа изобилует краткими наречными формами. Я сначала хотел придраться - слишком уж в глаза бросилось. Однако, проанализировав, понял - в данном случае такая манера изложения весьма хороша, поскольку вкупе с характерной народной речью Игнатьича создаёт очень зримую картинку жизни на охотничьем кордоне. Только вот повторять второй раз "чтоб" я бы на месте автора не стал. Да и сформулировано весьма невнятно. Кто должен был почувствовать свою власть? Получается, что Игнатьич... Но это и так очевидно. Думаю, всё же Терентию Игнатьевичу хотелось, чтоб Гришаня ощутил полную власть над собой. В воспитательных целях. Как бы я написал, в какой редакции? А вот в такой:
   "Вполсилы, чтоб не калечить, но дать-таки почувствовать подопечному свою полную над ним власть".
     
   "Легко поднялся, пошёл в избушку. На пороге оглянулся и, как ни в чём ни бывало, позвал Гришаню..."
   В данном случае имеем две ошибки в одном флаконе. Во-первых, вместо частицы "ни" необходимо использовать частицу "не". Во-вторых, наречное выражение запятыми не выделяется.
   КАК НИ В ЧЁМ НЕ БЫВАЛО, наречное выражение
   Не требует постановки знаков препинания.
   Он буквально расцвёл на глазах и уже через два-три часа как ни в чём не бывало принимал гостей. А. и Б. Стругацкие, Жук в муравейнике. Генерал в разорванном мундире приблизился к императору и как ни в чём не бывало продолжал докладывать с прерванного места... Б. Окуджава, Свидание с Бонапартом.
   Более подробно можно познакомиться с упомянутым правилом в справочнике Д.Э. Розенталя, глава XXIX, параграф 114 "Цельные по смыслу выражения".
  
   "Ему очень хотелось убить этого крепкого, как сибирский кедр, старика и сбежать из ненавистной лесной глуши - назад, к людям". На месте автора я бы использовал тире, а запятую убрал. В такой редакции предложение выглядит более точно.
  
   "Но как он с ним управится? Даже сонный, Игнатьич был гораздо сильнее него". А спящий? Как-то не очень удачно с логикой. Убить спящего просто, какой бы он ни был сильный. Тут, видимо, автору следовало обозначить, что Гришаня просто злился, но убить бы ни за что не решился, поскольку одному из леса не выйти... да и грех это великий - убить человека. Не совсем же герой мозги пропил, а?
     
   "- У, тварь кержацкая, фашист недобитый, сволочь, скотина скотинская, - Гришаня встал на четвереньки, поднял сжатый кулак, нелепо замахнулся на маячившую вдали фигуру, - чтоб ты сдох, подлюка, гондурас... - дальше пошли заковыристые эпитеты и глаголы из ненормативной лексики". В предлагаемом фрагменте с прямой речью слова автора представляют собой законченное и совершенно независимое предложение. В связи с этим обстоятельством предлагаю автору заменить запятые точками, а строчную букву в начале продолжения прямой речи - прописной.
   Подобного рода конструкции всегда вызывают споры среди апологетов "правильнописания". С одной стороны, авторская редакция совершенно правильная, но, как говорится, всё дело в нюансах. Отдельное предложение на месте слов автора можно таковыми и не считать, и тогда можно сослаться на Розенталя ("Справочник по русскому языку. Пунктуация", раздел 14, параграф 48, примечание 2) и прийти к моей версии написания.
   Но с другой стороны - субъект, которому принадлежит прямая речь, хоть и опосредованно, но указан. Так что получается - всё дело в трактовке.
   Не буду настаивать на своём видении проблемы. А зачем тогда написал огромный абзац? Просто решил обратить внимание на то, насколько глубоки глубины нашей литературности. Абиссаль, да и только.
  
       "...А зачем, собственно, убивать этого медведя? Можно же просто сбежать от него. Неужели в этой грёбаной тайге совсем нет людей? Геологов, что ли... Да и сёла какие-нибудь должны быть. Ну не может же этот проклятый кержак ничего не покупать целую зиму!.." Слишком велика концентрация связок "это" на единицу печатного слова. Лучше бы поправить.
     
   "Гудит, искрится через щели заслонки рыжее пламя. Трещат, постреливают дрова, накаляя железный печной бок тусклым багровым жаром.
   Похрапывает в своём углу Игнатьич, лениво пляшут по стенам неяркие сполохи печного огня в обнимку с чёрными, нестрашными, домовитыми тенями". По-литературному вкусная и жаркая вишенка на ледяном торте зимней тайги. Не знаю, как кого, а меня впечатлило.
     
   "Не выдержал Гришаня, не дождался, когда Игнатьич в село отправится. Да и не собирался он тот никуда". Поскольку из контекста невозможно сделать однозначный вывод, к кому из героев относится личное местоимение "он", лучше заменить его указательным местоимением "тот".
  
   "Проговорился Игнатьич, что в эту зиму никуда заходить не будет, старыми запасами обойдется. Это чтоб, значит, Гришане соблазна не было - к людям пробраться да сбежать от него". Будь я на месте автора, от повтора связки "это" отказался бы точно.
  
   "Старик не посмеет сунуться, Гришаня сразу скажет, что тот его против воли в чащобе держал, за это и под суд можно угодить! Это ерунда, что договор какой-то подписывал, он же тогда с бодуна был, не соображал ничего!" Снова повтор связки "это", от которого желательно избавиться.
     
   "Вот она, речка! Правда, не так близко она оказалась, уже вечер скоро". И в данном случае повтор местоимения лучше бы не использовать. Мелочь, казалось бы? В общем-то, да. Только аккумуляции подобного рода мелочей зачастую приводит к не очень приятному ощущению в процессе чтения. И сюжет хорош, и язык авторский добротен, более того - роскошен, но вот что-то не даёт покоя, оставляя осадок неудовлетворённой читательской потребности в прекрасном. Не слишком пафосно задвинул?
  
   "Но ничего, до темноты он успеет - дымок-то совсем рядом, только реку перейти. Бояться нечего, мороз вон какой, замёрзло всё, бронёй стало. Вот так, напрямки, к пологому берегу! Лёд крепкий, не опасный, идти только скользко... Там какой-то камень торчит изо льда, скала, или как оно называется. Надо бы к нему поближе, возле него лёд, наверное, ещё прочнее. Вот уже совсем рядом, опереться на него, отдохнуть, а затем уже рукой подать!" Две серии повторов, от которых я бы предпочёл отказаться. От "ужей" так уж точно.
  
   "Гришаня не успел ничего понять, как следом провалился под лёд он сам, как мгновенно намокла, пропиталась тяжёлой холодной маслянистой водой его меховая куртка и бродни (*), обычно лёгкие, тёплые, не мешающие движению". Немного смутили "тёплые бродни". Вероятно, автор имеет в виду какие-то особенную зимнюю обувь, а я привык, что бродни - высокие резиновые сапоги, ходить в которых по морозу - сомнительное удовольствие. Торбаса знаю. Это высокие сапоги из шкур пушных зверей (чаще всего - северных оленей). Они по высоте как раз очень напоминают бродни, но никто их так не называет.
  
   "Лёд хрустел и ломался под руками. Он пытался вытянуть руки подальше, зацепиться за прочный вдали от полыньи лёд, но тело в намокшей одежде тянуло вниз, на дно". С точки зрения формальной логики получается, что именно лёд пытался вытянуть руки, что само по себе абсурдно. Думаю, следует вместо местоимения в данном случае использовать указание на конкретного героя. Имя, наверное, не стоит, поскольку упоминалось предложением ранее. А вот какое-нибудь существительное вполне подойдёт. Например: "бедолага", "незадачливый беглец" и т.п.
  
     "Захотелось перестать бороться, разжать скрюченные, цепляющиеся за скользкий лёд руки, но вдруг Гришаня увидел бегущего к нему человека". Если "скрюченные", то, видимо, всё-таки не "руки", а "пальцы". Скрюченные руки - это из области медицинских патологий. Как думаете, автор?
  
   "Не было холода, воды, снега. Был невесомый полёт над пустотой, было сухое тепло, окутавшее его снаружи и почему-то блаженно растёкшееся изнутри..." Сначала хотел обратить внимание автора на "былинные" повторы, а потом сообразил, что в предлагаемом контексте набор из трёх одинаковых глаголов очень хорошо и точно передаёт состояние теряющего сознание человека. Если автор написал так намеренно, то мой низкий поклон ему за умелое обхождение с глаголами. Впрочем, даже если по наитию - это не даёт повода усомниться в авторском мастерстве.
  
   "Гришаня пытается поднять голову, разглядеть сидящего напротив, за пляшущим огнём человека - неужели Игнатьич? Как же он успел к   нему в полынью? Смутно помнится, как он тот вытаскивал его на берег, срез'ал заледеневшую одежду, разводил костёр, переодевал в сухое". По-моему, несколько раньше мы уже рассматривали подобное не совсем удачное использование личного местоимения вместо указательного (местоимения же), что было бы логичней.
  
   "И колючие морозные звёзды пытались упасть с неба и вонзиться ему в глаза, когда он поднимал голову. Он испуганно закрывал их и опять то брёл, то плыл, пытаясь спастись от ледяного языка, который облизывал его снаружи, забирался внутрь и погибал там от нестерпимого жара, поднимающегося навстречу.
     ...Снова гудит, искрится через щели заслонки рыжее пламя. Трещат, постреливают дрова, накаляя железный печной бок тусклым багровым жаром. Только не пляшут на стенах тени, притаились по углам". Автор намеренно повторяет ряд фраз, описывающих очаг в зимовье. Только теперь он в представлении героя уже не такой добрый и уютный. Очаг - как зерцало русской революции... пардон, зеркало состояния Гришани, его мятежной души. Хороший приём. Приветствую.
  
   "И так на промысел не выйти, так этот ещё, дурак, сколько шкурок утопил!" Лучше обойтись без повтора.
  
   "И такая тоска навалится! Что про меня скажут? Сдох алкаш, ну и ладно? Ох, не хочу я так! По-человечески жить хочу..." Может быть, подобрать к "тоске" какое-нибудь прилагательное, чтобы не повторяться?
  
   "- Не передумаю! Пить брошу, новую жизнь начну, бизнес с Танькой откроем...
     - Спать пора, - перебил его Игнатьич, - завтра на тропу чуть рассветёт, сезон закрывать. Там поглядим, бизнес... Вычухайся сначала!
     - И то, верно, - Гриша вздохнул и поднялся, - вычухаться надо..."
   Что сказать в заключение? Отмечу, что история автору удалась. И старый охотник Игнатьич, и попавший к нему на перековку Гришаня не выглядят ходульными. Они оба живые и обладают индивидуальной манерой разговора и мысли.
   Сюжет истории незамысловат, но невероятно актуален. И верно говорят, что бросить пить могут немногие - для этого нужен какой-то сверхмотивационный импульс, посылаемый Высшими силами. Для Гришани таким импульсом послужила смертельная опасность, когда он провалился в прорубь, а потом чудом остался жив. Фатум? Ну да, наверное. Но, как говорят карточные каталы, любая импровизация должна быть тщательно продумана и спланирована.
   Так и здесь - только тот, кто предначертал переосмысление героем своей никчёмной судьбы, находится очень высоко. Выше даже, чем стратосфера - в сфере Духа. Или это и есть автор рассказа? Не уверен. Но что знаю точно - преображение Гришани от одного полюса (полного неприятия борьбы со своей тёмной половиной) до другого (осмысленного отказа от алкоголя) выписано правдиво и точно. Как говорится, автор, возьмите орден с полочки!
  
   Об авторских находках и стилистических шероховатостях повторно говорить ничего не стану, об этом сказано в процессе чтения. Удачи в конкурсе!
  

Юрина Т. В. Неприкаянные

(в соавторстве Казимировым Александром)

  
   Жил-был художник один, бабу имел и холсты... А ещё имел мечту - слиться в творческом экстазе с великим северным городом. И даже переехал в Северную Пальмиру вместе с молодой супругой, и даже прославился в тамошних кругах творческой интеллигенции невысокого пошиба в качестве гения.
   Но дальше всё было не так сказочно. Развод. Запой. Очередная пассия. Временный творческий взлёт... но не очень высокий - не выше тротуарного поребрика. Потом - новый развод. Случайные связи, в том числе с экзальтированной старухой, возомнившей себя юной любовницей. Тоскливое существование в коммуналке с неприкаянными по жизни соседями, которые умирали от собственной дурости и неумения понять, для чего является на свет человек - создание Божье.
   И как логическое завершение всему - одинокая старость, болезнь и смерть, более похожая на ритуальный акт жертвоприношения в честь древнего бога Приапа.
   Таков вкратце сюжет не слишком простого для восприятия рассказа, но изобилующего прекрасными образами и авторскими находками. Однако - обо всём по порядку.
  
  
   "Такой великолепный, величественный город - на ладони у него, провинциального мальчишки! У Медного всадника стоял долго". Я бы предпочёл написать "близ Медного всадника".
  
   "Казалось, Пётр подмигивал, брал на слабо, подстрекал на смелые начинания. Да, здесь бы он развернулся!" Для большей ясности не мешало бы уточнить - кто такой "он".
   "Да, здесь бы Шитов развернулся"!
  
   "Родители, уже не чаявшие сбыть беспутную дочку, тут же ухватились за неё - руку перспективного художника - как за соломинку". По-моему, не совсем точно сформулировано. Да, выражение, заключённое в своеобразные скобки из тире, всё объясняет. Но хотелось бы, чтобы не оставалось возможности двойного толкования. Вот, скажем, если отбросить то самое выражение, заключённое между двумя тире, что получим? Да-да, получается - родители ухватились за дочку, будто за соломинку. Эге... что-то здесь не то. Я бы написал в иной редакции. Вот так, например:
   "Родители, уже не чаявшие сбыть беспутную дочку, тут же ухватились за руку перспективного художника, как за соломинку".
     
   "Афроамериканец врезал граммов пятьдесят, запихал в безразмерный рот половину гамбургера и проглотил, не жуя. После чего уставился на Шитова выпуклыми рачьими глазами... Шитов - на него. В какой-то момент Шитову показалось, что сейчас негр достанет из-за пазухи саксофон и заиграет хриплый джаз". Концовка абзаца просто блестящая! Так и представил себе Би Би Кинга, слегка нагруженного "Столичной".
  
   "На саксофоне негр играть не стал, вытер салфеткой похожие на кислородные баллоны губы и ушёл поступью каменного гостя". Ещё одно замечательное предложение из разряда high-end.
  
   "Его неудержимо влекло в эти дворы, похожие на колодцы, хотелось прощупать изнанку глухих подворотен. Не хватало слов, чтобы выразить восхищение древностью стен с осыпавшейся штукатуркой, с тёмными провалами глазниц и не замаранной душой, обитающей в грязных подъездах. Шитов чувствовал эту душу, сливался с ней!" Никакого особого литературного криминала в повторе связки "это", собственно, нет, но мне показалось некорректным невольно связывать бесчувственные "дворы" с чувствительной "душой".
  
   "Дом на набережной Мойки напоминал ему себя любимого. С виду потрёпанный жизнью, а на деле - крепкий и гордый! Величественный". В самоидентификации герой не слишком-то поскупился на образы. Самолюбование, выдаваемое за объективность. Наверное, и большинство из нас с вами так себя позиционируют в обществе, хотя зачастую не имеют на то никакого права. Мантия величия, чтоб её! Или таки мания?
  
   "Он лёг на диван, предоставивший политическое убежище сбежавшей челюсти..." Хорошая находка!
        
      "Вторую свою жену, смазливую маникюрщицу Верочку, Шитов застал с любовником через два года после свадьбы". Понимаю, что необразованный старик мог назвать "маникюршу" "маникюрщицей", но уж никак не Шитов - практически живой гений от изобразительного искусства, хотя и в юности.
  
   "Вид волосатых ягодиц между гладких ног жены не просто оскорбил художника, он осквернил саму идею, атмосферу его питерского дома". Да, особенно оскорбителен ярко выраженный брутально-самцовый характер той части тела, где избыточного оволосения обычно не встречается.
  
        "Шитов выгнал Верочку и ушёл в запой. Обливался пьяными слезами, размазывая по щекам сопли, и писал портрет. Совершенно синяя женщина с толстыми грудями, обвисшими под тяжестью ярко-красных сосков, и теперь смотрела на него несимметричными глазами с засунутого в угол портрета. Красный и синий в сочетании дают фиолетовый - цвет раскаяния. Но сколько человеку можно раскаиваться? Все острые чувства давно притопила тягучая аморфная скука". Хм, скука... А не в этом ли причина всех бед героя? На мой взгляд, в неумении себя занять - как раз и находится корень зла, из которого потом прорастают ядовитые побеги морального разложения.
  
   "Сосед говорил такие умные вещи, замешанные на восточной мудрости, что в медвытрезвитель его брать не решались и сразу оформляли в психушку". Если речь идёт о настоящем времени, то налицо неточность - с 12 октября 2011-го года в России не осталось ни единого вытрезвителя. Впрочем, всё это условности.
     
   "Мысли соседки были далеки, она не понимала, о чем говорит Шитов. Извинившись за беспокойство, она женщина убежала к себе. Через стенку отчетливо донеслись крики и шум борьбы". На месте авторов я бы отказался от повтора личного местоимения "она".
     
   "- Карим помер! - выдохнула она и обвисла. - Пошел в туалет и...
      - Заключение о смерти зафиксировало кровоизлияние в мозг. Видимо, сосед чересчур сильно напрягся. Отношение Шитова к покойному резко изменилось". Назначение выделенного цветом тире мне непонятно. Это же текст от автора, а не продолжение слов соседки, верно?
  
   "Шитов вообще уважал мертвецов. Одно время он даже работал над почившими и, подобно Лесковскому тупейному художнику, придавал их лицам выражения спокойствия и возвышенного созерцания за весьма неплохие деньги. Только эта категория граждан, по его убеждениям, не была способна на гадости. Чтобы увидеть ум, честь и совесть нашей эпохи, полагал Шитов, надо посетить кладбище - все достойные уже там". Так-так, следы поклонения Прозерпине наметились в Шитове ещё в довольно молодые годы, как я понимаю.
  
   "Дочь её, Зоя-Самосвал, пошла в мать. Но валяться предпочитала на кучах щебня или песка. И не просто валяться, а принимать соблазнительные позы. Чаще всего стояла на коленях, уткнувшись головой в землю. Со стороны кажется, будто работает, что-то ищет, а она просто спит". Прэлестно-соблазнительная поза "жук-скарабей прячет своё богатство в исподнем фараона"! Браво!
     
   "- Ты мне снилась в гробу. Выглядела потрясающе! - говорил он восхищенно.
      Горькая правда оставляла осадок в душе Клавдии Петровны. Фенобарбитал был прав. В гробу она смотрелась бы лучше, чем в застиранном до дыр халате. Женщина не хотела этого признавать и возмущалась. Они ссорились и снова засыпали". Какая чудесная чернушка с элементами гротеска! Пришёл, заметил, оценил! Это я о себе, если кто-то не понял.
     
   "Вскоре туда заселилась Анна Семёновна Теребитько". За фамилию - жирный плюс авторскому коллективу!
        
      "Имя Анна у Шитова ассоциировалось с рельсами. Виной тому было творчество Льва Толстого и Булгакова, ни дна им, ни покрышки! Теребитько, строгая женщина с солдатской выправкой, работала контролером. Могла взглядом останавливать трамвай, по запаху выявляла безбилетников и определяла количество наличных в кошельке, не заглядывая в него. Таланты у неё были неограниченные, одна беда - с мужиками не везло: умирали в медовый месяц. Убивала их взглядом, утверждали сплетницы. Тяжелый у неё был взгляд, чугунный. Посмотрит, как гирей по башке шарахнет. Не везло, в общем, ей в любви". Хороший абзац, душевный. Только небольшая передозировка "былинности" несколько его портит. Убрать хотя б один повтор для улучшения породы, а?
  
   "Как она прошляпила "сюрприз" судьбы, знал один бог". По-моему, в русском языке упоминание Бога со строчной буквы допустимо в единственном случае - в разговорном "ей-богу". Во всех остальных - следует использовать букву прописную.
  
   "Женская глупость непостижима, как загадка Атлантиды: неизвестно, где и как рождается, и неизвестно, где и как умирает". Отменно!
     
   "Мало кто понимает, что мир устроен нормально лишь до тех пор, пока он тебя не переломал". Интересная мысль. Чем-то она созвучна размышлениям старины Эрнесто устами старика Сантьяго.
   "- Но человек не для того создан, чтобы терпеть поражения, - сказал он. - Человека можно уничтожить, но его нельзя победить".
  
   "Её годы вылетели в трубу, оставив после себя запах гнилых зубов и пепел на висках". Блеск!
  
   "Он собирался заклеить полосками из газет рассохшиеся рамы, да так и не собрался. Сказывалась лень, усугубленная одиночеством. От свистопляски за окнами Шитову стало неуютно и тревожно. Ему казалось, что именно в такие подобные моменты приходит смерть". Я бы отказался от повтора.
  
   "Теперь же старуха нагло, бессовестно и громкоголосно набивалась в жёны". Наверное, всё же - "громогласно".
     
   "Но к другому врачу Шитов не пошёл. Дома его ждала потрясающая новость: в ту злополучную рождественскую ночь скончалась Ольга Карловна, а фельдшера, вызванные соседями, перепутали этажи и вломились в его квартиру... Что это? Провидение? Она умерла, своей смертью его смерть поправ... Шитов послушно пил прописанные таблетки и чувствовал себя лучше". Нечто кармическое есть в этой ошибке медработников. Или даже романтическое. Так можно было бы сказать, если бы не нарочито гротесковое описание погрязающих в болезнях и маразме стариков, умирающих вместе с эпохой. Авторы - намеренно или нет, не знаю - стараются вызвать чувство отвращения к героям. Вернее, не так - брезгливого сострадания к людям, завершающим свой жизненный путь в рамках рассказа. К неприкаянным чудакам зачастую такое отношение в обществе. Так к чему усугублять? Наверное, здесь имеется какой-то скрытый смысл, который пока не виден. Скорее всего, он "выстрелит" в финале истории.
  
      "Незаметно миновали зима и серая, дождливая весна с легким запахом сирени". Неоднородные прилагательные запятой не разделяются.
  
   "Зажатая меж гранитных берегов, несла свои воды Мойка, стремясь влиться в Неву и в Балтийское море. Устроивший западню город крепко держал пленницу каменными ладонями и бессовестно кормил собственными нечистотами. Впрочем, внешне всё выглядело пристойно: ржавые трубы, по которым стекал в реку смрадный коктейль из бывшего болота на Марсовом поле, были укрыты асфальтом и гранитом, а над ними нависали пёстрые вывески магазинчиков, ресторанов и прочих необходимых для населения учреждений". Нет, господа и дамы, так писать могут только настоящие литераторы. Очень образный язык, просто завораживающе-волшебный!
  
      "Окна Шитова выходили на Мойку. Созерцание мутных вод да говорящий ящик с бесконечной рекламой - вот и все его развлечения с тех пор, как зашедшая в подъезд старуха с косой увела за собой более-менее общительных соседей. Старик врезал дополнительные замки, чтобы безносая гостья не смогла войти к нему так же запросто, и чувствовал себя почти в безопасности". Прятаться от старухи с косой за замками - лишь увеличивать вероятность встречи с ней, поскольку тогда уж точно в случае крайней необходимости медики не сумеют проникнуть в квартиру. Но что до логики старику Шитову! Он от неё так же далёк как от идеалов молодости.
  
   "Глядя на холодные воды реки, он представлял себя то рыбаком, вытаскивающим на берег полный невод золотых рыб, то неотразимым серфингистом на гребне пенистой волны, а то - мускулистым мачо, выносящим на руках красотку из изумрудных вод". Многовато "вод" на единицу печатной площади. Желательно поправить.
  
   "Тем более что тьма промежная рассеялась, из-за Адмиралтейского острова появилось солнце, окрасившее кармином соски тяжёлых голубоватых грудей". Не осмелюсь посоветовать автору/авторам заменить неологизм "промежная" на обкатанный в долгих литературных игрищах термин "кромешная", ибо понимаю его биологическую сучность... пардон, сущность.
     
   "Соседи, в основном, ветхие бабушки, одним глазком сами заглядывающие уже в мир иной, на все лады обсуждали происшествие.
      - С пятого этажа сиганул.
      - Одинокий.
      - Сумасшедший.
      - Удачная смерть.
      - Да уж, от любви и смерти не скроешься.
      - Царствие ему небесное...
      Старуха в клеёнчатом фартуке и с седым хохолком, выбивающимся из-под косынки, сосредоточенно корпела над Шитовым и придавала его лицу выражение полного блаженства". Так и подмывает спросить, а не обэриут ли Ювачёв помог герою настолько сладостно свести счёты с жизнью - в минуту наивысшего подъёма, причём - не только душевного? И не говорите мне, что Хармса рядом не было!
  
   Помните, я спрашивал себя, как именно "выстрелит" авторский замысел в финале истории и "выстрелит" ли вообще? Думаю, залп оказался не таким уж и холостым.
   Лично мне представляется так: показав жизнь непутёвого "питерского дна", авторы продемонстрировали нам, что в мире всё совсем не так ярко и отвязно, как выглядит на рекламе "Skittles", не говоря уже о её более откровенной версии. Жизнь полна грязи и помоев? Да, всё верно, но и от нашего подхода к миру и нашего с ним обращения зависит многое. Если не всё.
  
   Герой истории, неудачник Шитов, всё-таки успел понять эту простую истину. Женщина, любившая его странною любовью и подарившая ему шанс переосмысления, когда героя случайно спасли врачи неотложки, помогла ему в этом. И он решил поставить эффектную точку в своём незадавшемся существовании. И поставил. Не слишком нравоучительно получилось, но это всё, на что оказался способен старик. Жил, предавая юношеские идеалы, не в ладах с самим собой, зато умер на мажорной ноте.
  
   Возможно, ошибаюсь - совсем не об этом текст, но я воспринял его именно так. На такой задумчивой сентенции и завершить бы обзор, который назвать консультацией язык не повернётся, да накопились вопросы, как говорят представители трудовых коллективов, когда их приглашают на совещание к руководству.
  
   Интересно, как авторы трактуют фамилию Шитов сами для себя? Ну не с потолка же её взяли, в самом деле. Или таки с потолка? Не верю! Шитов от английского sheet - бумага, лист бумаги, саван, парус; bed sheet - простыня; clean sheet - безупречное прошлое, незапятнанная репутация или от shit - дерьмо, вздор, чушь, враки? "Шит" - как много в этом звуке, ёпрст!
   Я для себя понял следующее - весьма хороша будет следующая логическая цепочка, отражающая сюжет в полном объёме: чистый лист - парус - вздор - дерьмо - парус - саван. Как-то вот так.
  
   И ещё.
   Что-то есть в рассказанной истории от эпитафии поэта Ивана Баркова, написанной к собственной кончине - "жил грешно, умер смешно", не находите?
  

Аноним Замкнутое пространство

  
   Герой этого непростого для восприятия произведения - психически нездоровый человек - находясь в замкнутом пространстве медицинского учреждения, погружается в выдуманный мир, созданного им города. Здесь, в этом городе, он и герой-любовник, и мачо, готовый связаться с нелегальным бизнесом, и супермен, побеждающий врагов с лёгкостью необыкновенной.
  
   Здесь его мир, который вступает в конфликт с реальностью и заставляет героя искать какие-то пути выхода из ситуационно-психологического тупика. В результате - попытка побега с убийством санитара и последовавшая за этим смерть-освобождение из замкнутого пространства вечно мокрого виртуального города то ли мечты, то ли кошмара.
  
   Написано невероятно достоверно, от первого лица. Доктор Рагин, вероятно, был куратором нашего героя, отчего и рассказ получился настолько затягивающим в воронку воображения нездорового подсознания.
  
   "Вы спрашиваете, о чем бы я написал, если бы у меня были бумага и карандаш? Я бы написал о городе. Ах, если бы у меня были бумага и карандаш! Нельзя, говорите вы? Ну, ладно, тогда я расскажу вам о нем"Обворожительный "былинный" повтор. Был бы я барышней осьмнадцати годочков, непременно бы воскликнул: "Ах, как красиво, маменька, пишет этот корнет А*!"
  
   "Здесь стекло и бетон небоскребов сменяются виноградом, лавром и мрамором частных вилл: так нарочитость капслока, долженствующая продемонстрировать деловую хватку авторской мысли, превращается в претенциозный курсив, а в конце рассыпается многоточием..." Виноград, если мне не изменяет память, растение солнцелюбивое. А если "...здесь царят вечные сумерки, а солнце и луна являются персонами нон грата", то каким образом виноградники существуют, вообще говоря? Вопрос прост, как дверная ручка. Хотелось бы получить такой же простой ответ или пожелать автору произвести некоторую коррекцию образов. Но это вначале хотелось, когда ещё было непонятно, что речь идёт о фантазиях героя. А вовсе не о реалиях бытия.
   Хотя, как знать, может оказаться, фантазии психа - реальней самой реальной жизни.
  
   "А что у нас в качестве многоточия? Старые, поросшие кустарником терриконы городской свалки по ту сторону реки. За реку я не хожу. Да и что там смотреть? Туманы, болота да пустоши". "А почему они не ходили к реке? Они боялись водоворотов и стреженей, ветра и волн, омутов и глубинных трав. А может быть реки просто не было? Может быть. Но как же она называлась? Река называлась". Почему-то напомнил Сашу Соколова этот фрагмент рассказа.
  
   "...гель для душа! гелиотропы для душеньки!" В сборник избранных афоризмов "Самиздата", будьте любезны!
  
   "...неоновые огни одноименного бара взбегали и все не могли взбежать вверх по стене..." Одноимённые с чем/кем? Бар назывался "Бар" или "Неоновые огни"?
  
   "...где обиженно гудело и мрело повелительное наклонение глагола "гнуть", и над всем этим на радость психоаналитику возвышалась башня городской ратуши с круглым циферблатом часов, чей циклопический глаз был виден со всех концов города". Каюсь - к сожалению, значение глагола "мреть" мне неведомо. Неологизм? Похоже, нет - просто я чересчур невежествен. Что ж, попытаюсь разобраться в значении означенного термина.
   Вот, обнаружил.
   МРЕТЬ:
      -- (устар.) о нагретом солнцем воздухе - переливаться, струиться, образуя марево.
      -- слабо виднеться, обозначаться сквозь струящийся, переливающийся воздух или во мраке, в сумерках; расплываться в очертаниях.
   Гни О, огни гни, огни во, огниво - о, согнул своё подсознание в бараний рог авторского умысла... или, там, замысла. Одноглазый безбашенный психоаналитик со стрелками усов на "без пяти час", как у синьора Сальваторе мной бы гордился!
  
     "Всё сквозило, сияло, текло, проливалось и всё отражалось во всём: электрические фонари в витринах, витрины в лужах, наполненных не водой, а гудроном, красной тушью, чернилами, зеленкой или жидким серебром; косые росчерки огненных зигзагов и молний в плавных изгибах автомобилей, которые, словно лодки, проплывали мимо, опираясь на два столба белого света спереди и два рубиновых сзади". Чёрт, какой поэтичной, оказывается, может быть проза! Пиит, нечаянно заснувший во мне, проснулся и принялся дико завидовать этим роскошным образам (ударение поставьте по своему вкусу).
  
   "Но едва все это начинало складываться в осмысленную комбинацию, как вдруг людской поток расступался, и сквозь блеск и плеск уличного движения проходил трамвай, искрящий, как метеор, в то время, как по стенам домов проплывала его гигантская тень, похожая на древнюю кистеперую рыбу". Запятую я всё же предложил бы автору поставить. А вот трамвай получился такой живой в своём искрящемся великолепии, что я вознамерился вскочить на его подножку немедленно... И только гражданский долг консультанта удержал меня от этой легкомысленной затеи.
     
   "Ночь - самое подходящее время для того, чтобы творить реальность". Странно, я всегда считал, что ночью границы реальности размываются, мрея на реях воображения. А тут такая перпендикулярная сентенция. Дайте сообразить.
   Ага, точно - именно ночью коммунальщики моют улицы, меняют фонари, ремонтируют светофоры, убирают снег. То есть - творят новую реальность. Хорошо же, не находите?
   И ещё - ночью не спят, а фантазируют психически нездоровые (на взгляд общества) люди.
  
   "Чересполосица света и тьмы уплотнялась до своего предела, сгущаясь так, что, казалось, можно было потрогать ее руками, а сердце раскисало, словно тесто, и уже нельзя было понять, отчего фонари превращаются в лучистые звезды: то ли дождь заливает глаза, то ли слезы". Такой прекрасный стиль изложения, каковым славится автор, не стоит разбавлять банальным "былинным" повтором.
  
   "Прохудившееся небо текло, проливалось, набухало электрическим напряжением и вдруг вспыхивало и лопалось с таким грохотом, что мне казалось: еще немного, и я пойму, что все это значит - эта ночь, этот город, этот ровный белый свет, на мгновение делавший видимыми самые глухие закоулки моего прошлого...
   Безлюдный городской парк.
   Озноб предвкушения.
   Девушка с наполненной солнцем копной русых волос, вопросительно подняв брови, смотрит на меня серыми глазами поверх детской книжки с картинками.
   "Что стряслось у тёти Вали? У неё очки пропали!" 
     Что это значит? Нет, не успел понять: свет погас, и темнота осталась непроницаемой. Давным-давно, когда солнце еще вставало над моим горизонтом, я находил отраду в этой непроницаемости, гордился ею, как своей личной тайной, лелеял ее, эту темноту моей души, но в последнее время что-то пошло не так: все чаще из прорех в этой темноте тянуло хлоркой, пыхало адским жаром, и я торопился вернуться домой". Я не зря процитировал огромный фрагмент рассматриваемого текста. Мне хотелось обратить внимание читателей на то, как мастерски владеет автор приёмом намеренных повторов связок "это" для усиления восприятия - в первом абзаце. Затем повтор вопроса "что это значит?" - ещё один безусловно удачный момент. Но вот дальнейшие повторы мне не показались уместными. С чем это связано? Наверное, с перегруженностью отглагольных фраз между связками "это". Они теряются за потоком слов и уже не могут сделать текст более упругим. Более того, они выглядят достаточно инородными в структуре длинного предложения.
  
   "...затесалась похожая на книгу коробка второсортного достоевского мармелада". Браво! Роскошный образ.
  
   "Почему я решил поселиться в этой дыре, спрашиваете вы? Во-первых, это не имело значения..." По-моему, от повтора связки "это" в данном случае лучше бы избавиться.
  
   "Назовем это лирическим отступлением, паузой жизни, заполненной туманом, которая была нужна мне для того, чтобы сменить отсыревшую пару ботинок на новую и спуститься на первый этаж". Лирическое отступление на добрую треть рассказа - смелый авторский эксперимент. Впрочем, для текстов, где фабула не всегда даже второстепенна, а на первый план выходит психоэмоциональная составляющая воздействия на читателя с фрагментарными аллюзивными посылами, такое "расточительство" нельзя отнести к недостаткам. Однозначно. Я сам давно хочу написать этакое эссе с предисловием на уровне потока сознания страницы на три-четыре. А затем раскрыть сюжет в маленьком абзаце в пять строк. Хочу, но всё не решаюсь.
  
   "...официантка с лицом, похожим на коровью грудь..." Мысленно аплодирую! Снимаю шляпу, феску, кипу...и киплю от восторга, будто Иван Иванович - нет, не Иванов! - Самовар.
  
   "Однажды я согласился, и оказалось, что он из тех людей, которые начинают с мизинца, когда считают, загибая пальцы.
     - Контрабандный алкоголь, - перечислял он, - девушки, наркотики, оружие... 
Он с недоумением уставился на большой палец, который остался непосчитанным.
     - Меня интересует безымянный, - сказал я, - и, возможно, указательный". Хорошо! Как же хорошо, чтоб я так жил, как пишет этот автор!
     
   "Этот пистолет я видел первый раз в жизни, а вот девушка показалась мне знакомой. Должно быть, я уже встречал ее где-то: на городском рынке, в кино или среди ее коллег по ремеслу, выставлявших себя на показ в витринах сомнительных кафе, откуда на глянцевый асфальт выливались потоки развратного малинового света. Я будто бы уже знал этот кокетливый голосок, эту прямую челку, эту профессиональную ужимочку, когда она, неуверенно посмеиваясь, бочком, впервые вошла в мою дверь, мой город и мою жизнь". Скорее всего, автор со мной не согласится, но я бы предпочёл убрать связку "это" в начале фрагмента текста, чтобы не путать мух с котлетами, а девушек с оружием.
  
   "...правду, горькую, как ушная сера". Отличный образ!
  
   "Несмотря на то, что мне был приятен душноватый запах ее духов и рыжий пушок подмышек, я думаю, что ей следовало бы чаще принимать душ". "Что"-кать совсем не обязательно.
  
   ""Да?" - спрашивала она, недоверчиво приподняв бровь, если я просил ее о необычной услуге, и ее лицо становилось похожим на вопросительный знак". На месте автора, я бы предпочёл не повторять местоимение "её" буквально через пару слов.
  
   "И, наконец, радостное "yes!", сопровождаемое энергичным жестом (как будто дергала за умозрительный шнурок воображаемого сливного бачка), если я давал ей двадцатку сверху". Если предложение начинается с присоединительного союза "и", после которого следует вводное слово/вводное выражение, запятая ставится только в конце этого слова/выражения. Более подробно можно узнать у Розенталя (Розенталь Д.Э. и др. "Справочник. Пунктуация", глава XXVI, параграф 99, пункт 7).
  
   "Ее рот всегда был готов округлиться в искусственном восхищении: "О, ты был сегодня в ударе, миленький!", а глаза затуманиться слезою поддельной страсти, но я в буквальном смысле видел ее насквозь, что было неудивительно, если принять к сведению, что она вполне могла быть плодом моего воображения". По-моему, в данном фрагменте наблюдается избыток "былинности", от которой не худо бы избавиться, как от литературного паразита.
  
   "...она подолгу валялась в постели, с рассеянным бесстыдством отражаясь сразу в четырех местах: висевшим над кроватью зеркале, полированной двери стенного шкафа, черном окне и глубине моей памяти". Литературный квадро-эффект да и только. Отменно!
  
   ""Он странный", - так девушки говорят о тех, в чьей жизни для них не находится места". Не хватает запятой.
  
   "...который был вынужден спасаться в покупных объятиях от ночных кошмаров, этих оборотней реальности.
     Дурацкая привычка - ложиться спать. Сколько себя помню, я спал только потому, что так принято, но делал это с неохотой и был рад всякую минуту вернуться обратно к бодрствованию, торопясь прихлопнуть будильник с такой поспешностью, как будто от этого зависела моя жизнь. В некотором смысле так оно и было, потому что сквозь всякий сон просвечивало, как лунный свет сквозь мираж, замкнутое пространство, в котором вращался мой поврежденный ум..." На мой непросвещённый взгляд самоучки без мотора в выделенном фрагменте несколько больше повторов, чем может себе позволить настоящий мастер художественного слова.
     
   "Прошло лето, наступила осень, в метеорологическом смысле являвшиеся синонимами". Неудачно сформулировано, на мой взгляд, из-за несоответствия единственного числа и множественного. Может быть, стоит написать немного иначе? Вот так, например:
   "Прошло лето, наступила осень - в метеорологическом смысле понятия, являющиеся синонимами".
  
   "Все как будто было по-прежнему: барабанил дождь, серели сумерки, темнота под городским мостом являла свою чернильную суть. Небо моей души все еще было плотно обложено черной ватой..." Повторы, как мне представляется, здесь ни к чему.
  
   "...однажды из-за туч вдруг выкатилась маленькая тусклая луна, похожая на глазок тюремной камеры". Прекрасный образ!
  
   "Время от времени какие-то тени проходили по ее поверхности, как будто невидимый соглядатай смотрел на меня из-за двери, и мне показалось, что я и сам могу внезапно оказаться тенью кого-то другого, обитавшего по ту сторону зиявшей, расползавшейся по швам темноты". Отчего-то меня так и подмывает изменить временную форму глагола, написав "обитающего".
  
   "Я уже, было, собирался выставить ее за дверь, как вдруг хорошо знакомый мне холодок предвкушения дрожью прошел по спине". Лишние запятые.
  
   "Гулкая и гремучая мысль, которая уже давно ходила по поверхности моего ума как кровельщик по железной крыше, вдруг остановилась, и я понял, что нужно делать, чтобы предотвратить распад этого мира". Распад мира в себе? Мира, рождённого воспалённым воображением психически нездорового человека?
  
   "В голове было прохладно и пусто, как в хорошо проветренном нежилом помещении..." Очень неплохо. Очень и очень.
  
   "Наши смертные любовницы, наши бессмертные возлюбленные! Вы готовы пообещать все что угодно, чтобы мы могли дожить до утра". Отлично!
  
   "Несмотря на то, что мои пули, как это бывает во сне, вяло вылетали из квелого дула и бессильно плюхались на мокрую землю, мне все-таки удалось до него дотянуться. Первым делом я воткнул ему в ухо карандаш, который все-таки выпросил у своего психоаналитика в обмен на серию эротических снов, выдуманных от начала и до конца, а потом стал душить". Не хватает запятой. От повтора "всё-таки" я бы всё-таки (!) предпочёл избавиться. И ещё один момент: с точки зрения формальной логики герой дотягивался не до жертвы, а до дула пистолета. Хорошо бы как-то утрясти эту двусмысленность.
  
   "Чувство, которое до этого сего момента двигалось как бы на воображаемых цыпочках, теперь открыто, не таясь, во весь голос заявляло о том, что все это - палата сумасшедшего дома, оскаленные рты, крики и выстрелы за моей спиной, - вся эта муть и морок, притворявшиеся реальностью, - всего лишь дурной сон, ночной кошмар, переживший пробуждение, но уже катящийся к своему концу". В данном фрагменте я бы поработал над устранением первой из связок "это", которая не вливается в стройный ряд двух последующих и царапает мой слуховой аппарат лёгкой вибрацией фальши.
  
   "Забытая кем-то книжка с картинками, которую читает ветер, быстро переворачивая страницы.
   "Тут старушка увидала, что не там очки искала, что они на самом деле у нее на лбу сидели"". Это то, что видит герой перед смертью, вместо мелькающего калейдоскопа жизненных сцен? А чего иного можно ожидать от прихотливого сознания больного человека, у которого даже жизнь придумана в замкнутом на себя виде - как ограниченная объёмом и авторской фантазией отдельно взятая книга на придуманной скамейке в придуманном парке придуманного города.
     
   "Теперь-то я понимал, что это значит, поскольку сам был бездной, тенью, солнцем, ветром и книжкой. Калейдоскоп провернулся в последний раз, пространство моего ума разомкнулось, и все стало ясно. Мерцание света и тени, отражение света и тени, смена света и тени, превращение света в тень, яви в сон, жизни в смерть - вот что это такое. И во всем этом, надо всем этим, несмотря ни на что, существовало и будет существовать единое целое, прекрасное в своей полноте, которое я пока мог выразить только одним словом - "город"". Петля замкнулась двойным морским узлом...Помните тот большой фрагмент текста, первый абзац которого я представил, как образец использования намеренных повторов в части усиления художественно-эмоциональных впечатлений? Так вот - финал рассказа лишний раз подтверждает, что я не зря обратил внимание на сей абзац. Понимает, о чём я?
  
   Сменяющие друг друга картинки города, заливаемого дождём, наводят на аллюзивные размышления, связанные с романом "Гадкие лебеди" братьев Стругацких, а ощущение всегдашней темноты городских улиц, чуть подсвечиваемых маревом неона, напоминает произведения Микки Спилейна о похождениях частного детектива Майка Хаммера. И тысячеэтажный дом из романа Яна Вайсса тоже вырастает чёрной стеной из небытия. Сыро, темно, неуютно. И всё это в дебрях подсознания героя. Можно ли описать приключения воспалённого разума боле точно, захватывающе, красочно? Не уверен.
  
  

Адамс В.В. Везунчик

  
   Автор именно этого рассказа из числа уже прочитанных, как выяснилось, более всего нуждается в консультации.   Бросается в глаза, что он находится в начале творческого пути. Пока нет никаких стилистических особенностей изложения. Наоборот, много шероховатостей и "нехорошестей", так свойственных автору, находящемуся в поиске себя в литературе.
   Что же касаемо данного рассказа, то он выглядит робкой попыткой написать не то очерк-репортаж с нравоучительной мыслью в финале, не то донести глубокий философский посыл о смысле жизни разговорным языком "поколения пепси".
  
   Герой истории, мальчик из благополучной семьи, третируемый одноклассниками, чуть не умер от асфиксии в результате удушения. Его удалось спасти, но после этого начались необратимые процессы в мозгу парня. Он угодил в клинику, откуда сбежал и покончил жизнь самоубийством.
   Вот, собственно, весь сюжет, который можно изложить со всеми подробностями на одной странице. Всё остальное - попытка авторского осознания морального аспекта произошедшего и глобального обобщения на социально-психологическом уровне. Причём - с элементами эзотерики, настоянной на теории вероятности, если вспомнить образ подброшенной вверх монетки-жребия.
  
   Далее - обратимся непосредственно к тексту.
  
   "Жизнь - активная форма существования материи...." В многоточии лишняя точка.
  
   "Кто-то умеет думать о последствиях, а кто-то даже не знает, что такое -думать". Такого знака препинания в природе не существует. Думаю, он появился в результате конвертации текста из формата в формат. Нужно бы отрегулировать это несоответствие.
  
   "Но все мы существуем. Каждый, для своей цели". Интонационная авторская пауза - вовсе не повод, чтобы ставить запятую вопреки правилам пунктуации. Авторские знаки даже классики позволяют себе крайне редко, и то об этих "знаках запинания" спорят знатоки грамматики, словесности и примкнувшие к ним лица неопределённой филологической ориентации. Не станем же давать пищу для досужих умов, дорогой автор. Вы согласны?
  
   "Впрочем, много думать вредно... Но сегодня можно. Сегодня какой-то необычный день: слишком много мыслей о жизни, о судьбе, о себе". На месте автора я бы не стал повторяться, изменив формулировку.
  
      "Ах да, о себе. Я-бездомный, одетый соответствующе. Всё, что я смог позволить себе, это тёмно-серый свитер, цвет которого можно спутать с чёрным, обычные джинсы, немного потёртые на коленях, и кеды, конечно же, чёрные кеды". Фраза "я смог позволить себе" предполагает какой-то постоянный доход, исходя из которого и вычисляется - что можно позволить себе. Но у героя, как я понимаю, нет никакого источника этих самых - мать их! - доходов.
   Ничего особенного, в принципе. Никакого вопиющего стилистического криминала. Вполне себе фраза, но, знаете, я бы попробовал сформулировать как-нибудь иначе.
   Да, ещё, чуть не забыл: тире в отличие от дефиса отделяется от текста пробелами с обеих сторон. Возможно, далее я не стану отмечать данную особенность в обзоре. Но автору стоит обратить внимание, как выглядят тире и дефисы далее по тексту самостоятельно. Пусть это будет таким упражнением на внимательность, хорошо?
  
   "Мои длинные блондинистые волосы потемнели, и я покрылся такого же цвета щетиной". Не узрел однозначности. Всё-таки можно предположить, что щетина более светлая, чем потемневшая шевелюра. Полагаю, надо бы написать более просто и более точно.
  
   "Это странно выглядит, но всё же, общественное мнение перестало меня интересовать". Запятая здесь не нужна. Если непременно хочется указать на интонационную паузу, то можно использовать тире - самый демократичный из всех знаков препинания. Не зря же именно его старался использовать Алексей Максимович Пешков (по уверениям Максима Горького), когда путался с пунктуацией.
   "Именно поэтому я решил забыть своё имя. Забыть навсегда. И больше никогда не вспоминать". От повтора связки "это" на месте автора я бы предпочёл отказаться.
  
   "Имя- формальность, как и всё вокруг". Не хватает пробела перед тире.
  
   "Они приходят ночью, когда, лежишь себе такой на земле и смотришь в чёрное небо, усыпанное сотнями блестящих звёзд". Лишняя запятая.
  
     "Хочется кушать. Но ведь я просто бездомный, не безденежный, так ли? Ха-ха. Так что денежки у меня ещё остались". Повторяться не стоит настолько часто. Подобного рода стилистические неопрятности в небольшом тексте бросаются в глаза, поэтому авторы коротких текстов просто обязаны удвоить внимание в отлове "литературных блошек" на теле чистого искусства.
   И кроме того, в первом случае, автор, наверное, хотел написать "не так ли", не так ли?
  
   "Сколько там... Да, немного совсем. Моя женушка позаботилась о том, чтобы денег у меня совсем не было. Позаботилась, да. Была у меня и квартира, и жена. Ничего не осталось. Только старое одеяло, на котором я, собственно, и сплю. Никому нельзя доверять, никому. Даже тому, кого так сильно любишь. Она была для меня единственной, прекрасной и самой любимой на свете". Как минимум, одному из "былинных" глаголов придётся покинуть выделенный абзац. Это не поучение "эксперта", а простое дружеское пожелание консультанта.
  
   "Опасные они- эти пакетики". Вновь не хватает пробела перед тире. А упоминание об опасности пакетиков на сюжет играет; но слишком уж лежит на поверхности такой авторский ход. Впрочем, более тонкая интрига, наверное, здесь и ни к чему.
  
   "Сложное было время... Потом институт. Оооой!... Сколько было мороки , и, как оказалось, зря". "Былинный" повтор явно лишний. В составном знаке препинания лишняя точка, а перед запятой - лишний пробел.
  
   "Скоро кушать. Это радует. Только этот, в форме, всё испортил. В красивом городе я живу. Улицы чистые, вокруг разноцветные высотки. В такой жил и я. Но всё это в прошлом. Далеко в прошлом. Красивые аллейки, усаженные невысокими деревьями. Много красивых скамеечек. Да и без них этот город оставался бы прекрасным". Повторение связки "это", да ещё в коротких предложениях, выглядит не слишком впечатляюще, а вкупе с повтором словосочетания - стилистической неопрятностью.
  
   "А вокруг всё так необычно, так прекрасно. Легкий ветерок, чирикание птичек. Всё это так гармонирует, вносит что-то особенное в мой сегодняшний ужин". На первый повтор можно не обращать внимания, а вот второй не совсем удачен, на мой взгляд.
  
   "Ну что ж, мне кажется, что резавши пользуясь обычным лезвием, можно позволить себе неаккуратность". Моя редакция, ПМКР, лучше, чем сомнительная наречная форма "резавши".
  
   "Я не боюсь крови, поэтому пускай идёт, порез-то небольшой. По сравнению с... Ну ладно. Вкусный ужин у меня сегодня. Самый лучший за эти три дня. Уже и плавать не хочется, хотя нет. Купание-- это всегда хорошо". О повторах говорить не стану, ибо они эпатируют добропорядочного читателя вопиющим стилистическим нигилизмом. А вот о несуществующем знаке препинания, который встретился второй раз по ходу чтения, намекну цветом шрифта.
  
   "Скоро появятся звёзды. Боже мой! Как же я люблю их свет! Кому-то, наверняка, кажется, что он похож на что-то конкретное. Но для меня- это просто нечто особенное, несравнимое ни с чем". Я бы на месте автора добавил одно слово, чтобы речь героя сделалась более конкретной и осмысленной без потери её особенностей. И ещё - в очередной раз не хватает пробела перед тире.
  
   "Сегодня мой день, мой особенный, последний день". Лучше запятую убрать - на ней спотыкаешься. А чтобы сделать интонационную паузу, означенную упомянутым знаком препинания, более оправданной, лучше написать в такой редакции:
   "Сегодня мой день, мой особенный, мой последний день".
  
     "- Людмила Фёдоровна, только что звонили из милиции. Похоже, они нашли его.
     - Что сказали?
     - Сказали, что видели его сегодня возле продуктового магазина и знают, что он находится в небольшом лесу возле реки.
     - Они уверены, что это он?
     - Нет. Их сотрудник просто увидел похожего человека, направлявшегося в лес. Один он не решился даже говорить с ним, оправдываясь, что у него было только его фото..." Фрагмент диалога перенасыщен местоимениями настолько, что в его конце с формальной точки зрения не понятно "кто кому и что почём". Да, разумеется, в разговорной речи зачастую так и общаются. Но в литературе желательно писать более точно, используя не только местоимения, но и существительные. Далее - повторяющееся "что"-канье мне не кажется удачным стилистическим решением.
  
     "- Да, Боже мой! Что за работники пошли?" Запятую бы я поставил, поскольку имеем опосредованное обращение к высшим силам.
     
   "Скорая ехала быстро, по пути прихватив с собой милицию, которая и вела их к месту предполагаемого местонахождения нужного им человека". Если уж скорая "ехала", то милиция не "вела", а "показывала дорогу/направление/курс".
   "Ехали Добирались недолго". Я бы предложил автору отказаться от повтора однокоренных глаголов.
  
   "Пришлось идти пешком, но не прошли они и сотни метров, как увидели на берегу реки лежащего, с расставленными в стороны руками, человека". И снова красоту слога портят повторы однокоренных глаголов. Запятые не нужны. Кроме того, очень некрасиво звучит концовка предложения. Лучше поменять порядок слов.
   "Пришлось двигаться пешком, но не прошли они и сотни метров, как увидели на берегу реки лежащего человека с расставленными в стороны руками".
    
    "- Нужно подойти, мне кажется, он не двигается даже.
     Толпа подошла к человеку, и была немного ошарашена увиденным: у человека были вскрыты вены, на песке были отчётливо видны круги крови, и глаза, глаза были открыты, словно этот человек не хотел закрывать их, смотря в небо". Большое количество ляпов для небольшого абзаца. Во-первых, "былинные" повторы зашкаливают. Во-вторых, ещё одного повтора однокоренных глаголов и одного - существительных - лучше бы избежать. В-третьих, называть группу поисковиков в составе медиков и милиционеров толпой не совсем правильно. В-четвёртых, лучше вместо причастной формы "смотря" использовать "глядя". Более литературно, уверяю Вас. В-пятых, а кровь-то почему кругами хлестала или растекалась? В реальности - никакой концентричности, никаких кругов. Это же венозная кровь - она просто вытекает из порезов в виде потока с низким давлением - анатомия, девятый класс средней школы. В-шестых, во фрагменте текста имеется лишняя запятая. В-седьмых, немного ошарашенным быть нельзя, как и чуточку беременной.
   Попробую представить на суд автора свою редакцию рассматриваемого фрагмента. Вот она:
    "- Нужно подойти поближе, мне кажется, он даже не двигается.
     Группа прибывших окружила лежащего мужчину и была ошарашена увиденным: у человека вскрыты вены, а на песке отчётливо угадываются следы загустевшей крови, и глаза... глаза его открыты, словно самоубийца не хотел закрывать их, глядя в небо, до самой смерти".
  
     
   "Врачи констатировали смерть. Всем, кроме медэкспертов, стало не по себе. Захотелось сразу же уехать. Так все и сделали". Последнее предложение абзаца выглядит несколько беспомощно. Почему я так говорю? Потому, что остаётся масса вопросов. Оперативники не стали писать протокол с места происшествия, нарушив инструкцию? Не вызвали следователей? Медэксперты тоже уехали? Увезли ли они с собой самоубийцу или так испугались, что решили бросить - вдруг само рассосётся?
   Я бы предложил переписать этот фрагмент набело. Примерно так:
   "Врачи констатировали смерть. Милиция приступила к составлению протокола. Все остальные немедленно уехали, пытаясь прийти в себя от увиденного".
  
     "Уже в машине скорой помощи молоденькая девушка спросила у сидевших рядом:
     - Отчего он стал таким?" Что за девушка? Откуда она вдруг взялась в служебной машине? Родственница? Тогда не мешало бы этот факт каким-либо образом уточнить.
  
   "Так, молча, они и доехали до психбольницы". Запятые не нужны, а просторечный разговорный термин "психбольница" лучше бы назвать правильно: психиатрической клиникой/больницей, психиатрическим учреждением.
  
   "За что купил он лезвия?" Правильно будет не "за что", а "на какие деньги/средства".
  
   "Про случай гудели все газеты, и дикторши в телевизоре делали шокирующее лицо, когда рассказывали об этом". Во-первых, необходимо разделить запятой две части сложносочинённого предложения. Во-вторых, выражение "делать шокирующее лицо" мне непонятно. Не подскажете, как его делать: взлохмачивать причёску, косить глазами, надувая щёки? Нет, на лице, разумеется, можно увидеть шокирующее наблюдателя выражение, но как его сделать сознательно, именно - сделать? В-третьих, "в телевизоре" нет никаких дикторш, там только продукты радиоэлектронной промышленности.
   Может быть, стоит переписать предложение в иной редакции?
   "Об этом случае гудели все газеты, а дикторши телевидения делали строгое лицо и говорили с трагическими нотками в голосе, когда рассказывали о нём".
  
   "Так, история крутилась в головах людей города несколько месяцев". Запятая не нужна. И вместо "так", сдаётся мне, лучше бы написать фразу "таким образом".
  
   "Потом всё затихло, и уже через год про сироту никто и не вспоминал. Никто и не вспомнит.
   Потому что появились новые новости, новые сенсации..." Тавтологичность выражения "новые новости" сомнения не вызывает. Могу его принять только в случае ироничного авторского изложения. Но о нём, как я понимаю, речи не идёт. Поэтому хочу порекомендовать автору изменить формулировку, например, на следующую:
   "Потому что появились свежие новости, очередные сенсации..."
  
     "Каждый человек считает, что живёт для чего-то, ставит себе определённую цель. Мы думаем, что нужно что-то, ради чего нужно жить. Но у нашего бездомного цели не было". Не слишком удачно сформулирована мысль в этом небольшом абзаце. Не стану в данном случае ничего подсказывать автору, пусть он попробует самостоятельно разобраться - что же именно не так в тексте.
  
     "Он родился в прекрасной семье. Это было началом, которое похоже на привлекательную для тебя самого сторону монеты". Для тебя самого? Привлекательная сторона монеты? Очень похоже на подстрочный перевод с иностранного языка. Смысл ускользает.
  
   "Уже в пять лет он потерял отца. К семи годам у него не осталось ни бабушек, ни дедушек. Такое ощущение, что кто-то затеял игру. Обычную игру в монетку, подкинув её так, что она красиво закрутилась в воздухе. В средней школе мальчику пришлось совсем плохо. И вот он на грани жизни и смерти: монета стала на ребро. Так редко монетка занимает такое положение! Казалось бы, это почти везение, ведь его откачали. И вдруг монета падает, падает и открывает нам не ту сторону..." Ну вот, ситуация с "привлекательной стороной монеты" немного прояснилась. Но это не повод радоваться. Дорогой автор, рекомендую Вам читать вслух кому-то знакомому свои произведения, дабы научиться писать так, чтобы читателю было предельно ясно, что именно вы хотите сказать миру, а не путаться в кажущихся красивостях формулировок.
   Да, чуть не забыл, в рассмотренном абзаце очень много ненужных повторов.
  
      "Жизнь показывает, что игра не может не начаться. В неё приходится играть каждый день. У всех нас есть свои мысли, мечты, ожидания. У каждого разные, но ведь все мы одинаково боимся этих сторон. Разных сторон, разных вариантов своей будущей жизни". Хм, странно. Из Вашей сентенции, автор, получается, что все без исключения боятся жизни в её возможных проявлениях. Любых. Более чем спорно!
  
   Рассказ показался мне очень слабым по качеству исполнения, хотя идея достаточно неплоха. Автору предстоит долгий путь обучения, наполненный обидами, неудачами, удачами, ошибками и открытиями. Если он не решит бросить занятие художественным творчеством, разумеется.
   Пожелаем же ему удачи! Если примет решение - идти вперёд. И - не буду оригинален - дорогу осилит идущий.
  

Жерелье Домысел пальцев Ню

     
   Очень сложно пересказывать сюжет произведения, в котором оный просматривается еле-еле за мутным слюдяным оконцем постмодернистских фантазий, изрядно сдобренных заспанным сюрреализмом. 
   Здесь вся интрига завязана на личностных аллюзиях, нюансах и воображении конкретного читателя. Во всяком случае - в настоящей истории охотника на запахи, угодившего в капкан эротических причуд. Посему не стану распинаться, пытаясь донести до вас своё понимание авторских фантазий, дабы не портить откровенно грубым топтанием в посудной лавке подсознательного очевидную вероятность такого пароксизма мыслей, который только может случиться между автором и читателем.
   Займусь лучше своим делом - поиском "плохоты и нехорошести", пробравшихся в текст контрабандой.
  
   "С другой стороны - рождающийся запах не считает свою матерь гнездом своего пребывания, так его слишком просто выследить охотнику". Тире бы здесь точно пригодилось. Зная приверженность автора к первозданности первой инсталляции текста и - обыкновенно - его нежелание заниматься стилистическими "мутками", говорю это практически без надежды быть услышанным. Относительно же усекновения повторенного термина даже заикаться не стану, чтоб оградить себя от риска оказаться затравленным секцией проводных модемов за страсть к минимализму... в нерезидентных постмодернистских текстах. Эх!
  
   "Любой запах, как и вонь - они как люди. Есть душа, разум, характер, даже темперамент. Поэтому только что родившийся запашок, отделяясь от материнского лона, стремится освоить все пространство: вырывается в щели, лезет в ноздри окружающего, крича и барахтаясь лапками, как делают все несмышленые младенцы. И только повзрослев на долю секунды, он начинает домысливать свое существование во вселенной, ощупывая ее длинными, тонкими пальцами". Одушевление запаха? Ага, интересно: нематериальному ощущению присваиваются воля и разум. Забавно.
   Запах - специфическое ощущение присутствия в воздухе летучих пахучих веществ (ЛАВ), обнаруживаемых химическими рецепторами обоняния, расположенными в носовой полости животных и людей.
   Таково определение из словаря... а тут - "пальцы запаха". Поневоле поправишь каскетку на аккуратно постриженных ушах.
     
   "В результате роста зрелости аромата на его прозрачной светящейся поверхности самопроизвольно возникают плоские грани, а сам он принимает разнообразную геометрическую форму, идеальную форму, кристаллически уверенную в себе". Как хотите, но термин "разнообразная" и существительное "форма" в единственном числе не соотносятся друг с другом. Это примерно, как - разнообразная цветовая монохромность без оттенков. Вы что будете кушать - шашлык, шашлык, шашлык или шашлык? Шашлыка не хочу, шашлык ел вчера, шашлыки попробую после... А дайте-ка шашлык!
   Даже в постмодернистских опытах выглядит не слишком... хотя и весьма увы, если не застукают. Или я слишком от!стал от жизни литературного бомонда и теперь прозябаю в кондовом классицизме, будто муха Сальваторе в бутыли от маэстро Клейна, полная надежд на великолепное тёмное прошлое кровавого абсолютизма?
  
   "Изящество и красота аромата зрима только в подсветке восходящего солнца, а его суть вообще скрыта от взора понимания". Увы, у меня хронический литературный насморк, мне приходится знакомиться с запахами с чужих слов.
     
   "Только ловец новорожденного аромата знает, где сидит фокус сути запаха - этот хищник охотится на чистые, незаполненные души, емкость которых прозрачна ему под стать". Нюхачи или Le nez, как говорят французы, охотники знатные!

  

   "Первостатейная важность для аромата - раскрыть суть предмета, понять кто перед тобой.
   И только затем решить, хочешь ты наполнить его собой или нет". Хвост, умеющий вращать собакой - неплохой повод удариться в постмодернистские тяжкие. Что Вы говорит? Здесь нет собак? Зато - какие запахи, правда, не решившие пока, что наполнить собой!
     
   "Такова природа данности: имеющий - скрывается, неимеющий - жаждет овладеть". В предлагаемом контексте "не имеющий" следует написать раздельно.
  
   "Эти прозрачные червяки слизи заползают в человеческое логово, проникая во все щели его жизни. Люди, обитающие там, давно притерлись к вони: ведь она возникла из них и снова и снова пропитывала их, ведь это был мир, которым они дышали и питались". Она - это кто? Вонь, следует полагать по логике изложения. Но, честно говоря, в сумерках тяжеловесных абзацев, с наскоку не понять - о чём же речь: о нём, о ней, о них или... просто о...
   Не знаю, услышит ли меня автор, но могу сказать одно: можно сколь угодно долго восторгаться вычурностью и/или непонятной сентенционностью речи, но, оказаться понятым и востребованным пусть и сливками литературной тусовки - всего только яркий фетиш по сравнению с умением стать близким и гребцу, и жнецу, и лёгкой пташечке. Рисовка ради рисовки выглядит актуально лишь в очень узком кругу и в очень непродолжительный период времени. Не хотелось бы говорить не совсем приятные вещи, а приходится. Наверное, поскольку люблю творчество автора, чей текст сейчас в работе.
  
  
   "Потом, согревшись под лучами солнца, она выворачила себя вовнутрь, неся свою липкую суть человеку на прокорм, в его логово". Может быть "выворачивала"?
  
   "Только что родившийся маленький лоскуток аромата благоухал роскошным намеком собственного ... и тут же исчезал, нырял в человеческую гущу, прокладывая себе путь вверх, словно лента, неповторимый и отчетливый. Генетически понимая отторжение своей сущности от человеческой вони, он искал чистое вещество преображения, красоту, чтобы наполнить ее собой". Так-так-так, похоже, автор хочет поделиться с нами своими сомнениями о прогрессивной роли человеческой цивилизации в развитии Вселенной. Таким вот неординарным способом. Что ж, имеет полное право.
  
   "Ему доставляло невыразимое удовольствие распутывать и прясть эти нити, это было его сетью, на которую бегут несмышленые детеныши ароматов. Он был алчен до детенышей, но поймать городской сетью чистое юное чудо удавалось редко, они бежали от ее липких нитей, скрываясь в потоках мигрирующих ветров". В данном абзаце неплохо бы разобраться с повторами. Говорю, а сам не верю, что автор захочет ко мне прислушаться.
  
      "Вот такой несмышленыш летел сейчас куда-то вдаль по бесконечному запаху моря, который даже и не запах вовсе, а дыхание, выдох, конец всех запахов". Конец всех запахов - вероятнее всего, что-то сродни "последнему выдоху ПЖ" из одного культового фильма. Или мультфильма?
  
   "В большей степени состязание человека и запаха - это изнурительный труд, в результате которого запах может превратиться в вонь, задушив себя.
   Потому целиться нужно не в глаз, а в пальцы. Это важно". Какое-то время думал над этой сентенцией. Почему именно пальцы? Так ничего и не надумав, опечалился собственной ущербности в области авангарда и, тихо поскуливая, удалился в свой придел.
  
   "Охотник должен сливаться с окружающей средой. Позеленеть не составляет большого труда, ведь он завистлив, как и все человеческое. Не чуждо ему и корыстное, потому ловец не ищет запахи в мелком. Роща реликтовых лиственниц поймала желание охотника своей значительной распущенностью ветвей. Он увяз в красоте их переплетающихся фракталов. Не заметив как, опьяненный свежим утренним воздухом, охотник уснул, уткнувшись в колени мягкого мха". Красиво, образно. Особенно понравились "фракталы реликтовых лиственниц". Изложено замечательно. Но и только? Что за охотник перед нами? Какого рожна он вообще перед нами, алло?! Увы, я увяз в реалиях соцреализма, аки какой-нибудь Гоголь, местами - моголь, но никак не автор "Носа". Далеко мне до понимания охотничьих инстинктов коллежского асессора Ковалёва, прихваченного за самое Ню ледяной рукой великого мистификатора.
  
      "Над ним качался бесконечный космос сосновых шапок, что трутся о мигрирующий к большой воде воздух ветров. Аромат зацепился пальцами за одну из веток, мягко приземлившись под дерево в мох. Там, скорчившись как дитя, спал на коленях у красоты человек". "На коленях у красоты", "уткнувшись в колени мягкого мха" - повторы хотя и художественные, но слишком уж навязчивые.
  
   "Он был раздет от вони, чист, как новорожденное дитя. В паху у него шевелилось желание, а рыжие волосы кудрявились бессмыслицей. Он был совершенно беззащитен в своей наготе отсутствующего запаха, пальцы Ню домыслили себя в нем, завладев легко и без единого усилия, поселившись своим кристаллом в пузырящейся сперме желания". Он был? А был ли, полно? О чём это я, простите? Ах, да - о "былинном" повторе, коего не худо бы избежать.
  
      "Охотнику снилось соитие. Красота под ним стонала от наслаждения, и в момент оргазма он проснулся с вскриком, поймав ноздрями необыкновенный аромат счастья. Он еще долго лежал, опасаясь растворить в себе эту сладость, радуясь удачному улову, не подозревая, что сам пойман цепкими пальцами Ню". Что ж, пересказ поэтического в прозе момента эротики о стиле распыления афродизиаков мог впечатлить кого угодно своей постмодернистской подстёжкой; но от меня, вероятно, отвернулось чувство прекрасного - я не стал апологетом странной войны запахов и божественной вони загнивающего в своей закостенелости человечества, как ни странно.
   Что-то для меня не срослось, не состыковалось, не угодило в надлежащую волну, где уже плещется невезучая наложница одного волжского атамана. Отойду-ка в сторонку, дав возможность рассудить о рассказе кому-то иному.
  
  

М.А.Гирфанова Приобщение к прекрасному...

  
   Замечательная история, очень похожая на художественный фильм 60-ых годов прошлого века. Героиня и её окружение легко представляются в воображении читателя.
   Сюжет незамысловат, но как раз очень интересен своей чистой и прозрачной красотой, свойственной юношескому восприятию. Студентка медицинского училища знакомится с молодым человеком и через какое-то время идёт с ним в театр, где с её платьем, специально сшитым к этому событию, случается конфуз - расходится молния на спине. Казалось, вечер пропал, но на помощь приходит находчивый парень, сумевший привести платье в "рукопожатное", говоря современным языком, состояние.
   Герои, пропустив первый акт оперы из-за проблем с одеждой, отправляются в театральный буфет, где едят мороженое с шампанским. Здесь они попадаются на глаза преподавательнице химии из того самого медучилища, где учится героиня. При этом следует заметить, "химичка" - одна из немногих педагогов, кто благоволит героине.
   А дальше - второй акт оперы и прекрасное окончание романтического свидания на фоне искусства.
   На следующее утро наступила расплата за прекрасный вечер, наполненный приключениями и первыми поцелуями. Девушку вызвали к директрисе училища. Оказывается, "химичка" преподнесла известные события как моральное падение студентки в пучину порока. И дело шло к отчислению, но тут героиня рассказала, где и с кем была накануне. Директриса, страстная театралка, сразу всё поняла и спустила дело, не стоившее выеденного яйца, на тормозах.
   Таким образом, взрослые люди - преподавательница и начальница училища преподнесли молодой девушке урок: не всегда тот, кто представляется тебе другом, таковым является; и не всегда тот, кто строг с тобой, чёрств и бездушен, как может показаться на первый взгляд, твой враг.
  
   "Хоть и готовилась к этим не слишком любимым предметам. Просто мысли её сегодня были совсем-совсем далеко, а не здесь, в стенах этого славного заведения..." Повтора связки "это" легко избежать.
  
   "Какие ещё могут быть мысли о какой-то там химии и фармакогнозии, если сегодня вечером она идёт в театр оперы и балета!" Комбинация "какие - какой", на мой взгляд, нехорошо выглядит.
  
   "А пригласил её на премьеру оперы один парнишка, студент третьего курса мединститута, с которым она познакомилась совсем недавно, где-то пару недель назад, но уже, кажется, успела в него влюбиться..." Давно за собой наблюдаю и начинаю бороться с неоправданным использованием многоточий в конце предложений. Автору, похоже, тоже свойственна такая привычка. Недосказанность - разумеется, неплохой литературный приём. Но злоупотреблять им не стоит. Например, в рассматриваемом предложении, ПМКР, достаточно одной точки. Рекомендую автору просмотреть весь текст и лишние отточия убрать.
  
   "И сегодня ей во что бы то ни стало надо было очаровать его, покорить... А для этого нужно было успеть сделать причёску и докончить новое платье, а времени после занятий будет совсем в обрез..." Об избыточных многоточиях говорить не стану, автор, скорее всего, их и сам уже увидел, а потом устранил недостаток.
   Зато отмечу неудачный повтор фраз "надо было - нужно было". Неплохо бы от него отказаться. И потом - словосочетание "докончить новое платье" показалась мне не слишком удачным. Может быть, стоит написать как-то иначе, например - "дометать последние швы на новом платье". А то при знакомстве с авторской редакцией возникают нехорошие ассоциации с контрольным выстрелом киллера.
  
   "Правда, эта зверюка директриса велит теперь через десять дней сдавать ей весь прошедший материал, но об этом Ларке совсем не хотелось думать, сейчас главное - это платье! Зря, что ли охотилась столько времени за "Бурдой", за этим уже потрёпанным от множества девичьих рук французским журналом мод?" Многовато связок "это".
     
      "Лариса приехала учиться в Казань издалека, из Белоруссии, её уговорила тётушка, гостившая у них летом". В названии республики Белоруссии должно быть удвоенное "эс".
  
   "Мол, ВУЗов у нас много, выберешь любой, а жить есть где, комната в коммуналке имеется, только вдвоём с дочкой-студенткой живём, так что и Ларке, мол, место найдётся! Но поступить в медицинский институт, ей, увы, не удалось - не добрала пару баллов, трояк по химии получила". В разговорной речи вполне допустимы такого рода повторы, но я бы от них всё равно предпочёл отказаться, окажись вдруг на месте автора. И ещё - два предложения следует разделить абзацем, иначе получится как у Лермонова в поэме "Бородино": косвенная речь от лица Ларкиной тёти накладывается на рассказ от третьего (авторского) лица, запутывая читателя - кому же таки не удалось поступить в медицинский институт, не самой ли тёте, часом.
   Нет, разумеется, догадаться, о ком идёт речь, труда не составляет, но хотелось бы привести в соответствие формальную логику и изложенный материал.
  
   "Собралась уж домой уезжать, да посоветовали ей в фармучилище по результатам экзаменов документы подать. Мол, даже если не понравится учёба там, через годик опять можно в институт сунуться, зато этот год зря не пропадёт - по химии поднатаскают, ведь это у них главный предмет! Да и латынь на будущее пригодится, и анатомия там почти в том же объёме, что и на первом курсе ВУЗа... Короче, в любом случае польза! В общем, убедили!" А дальше снова повторы и непонятная "передача управления" от известной тёти к расплывчатым анонимным советчиками в тех же самых тётиных выражениях. Думаю, не мешало бы чуточку изменить большой абзац, чтобы даже у таких буквоедов, как я, не возникало вопросов в процессе чтения.
     
      "Ларка тогда долго искала это училище, бегая по улице туда-сюда в поисках учебного здания..." Выражение "искать... в поисках" - откровенно тавтологично. Нужно изменить формулировку.
  
   "Всюду были одни старые деревянные постройки, наверное, тысячелетней давности - одно- и двухэтажные жилые дома". Пропущен дефис.
  
   "Однако, настоящие разочарования ждали её впереди..." Запятая не нужна. И многоточие в конце предложения тоже ни к чему. Впрочем, извините, этот вопрос уже решается автором.
  
   "Ещё один плюс - это стипендия, хоть и маленькая, но всё же... Зато "минусы" начались с первого же дня учёбы, когда уже упомянутая директриса велела Ларке подойти к её столу". Многовато жужжания. На мой взгляд.
       
     "В классе воцарилось угнетённое молчание, и директриса, прежде чем начать знакомство студентов со своим предметом, прочитала лекцию о правилах поведения во вверенном ей учебном заведении". Полагаю, молчание никто не угнетал. Оно само должно быть "гнетущим".
  
     "Слушая эти правила, Ларке казалось, что она попала в какой-то, то ли монастырь, то ли институт благородных девиц, то ли в тюрьму, где "шаг влево, шаг вправо - расстрел"!" Запятая ни к чему.
  
   "Сделав последний стежок, и тщательно отутюжив все швы и вытачки, Ларка, предварительно обув новенькие импортные чёрные лодочки на высоких каблучках, за которые без раздумий отдала почти всю "стипу", с благоговением натянула ещё тёплое от утюга платье и подошла к зеркалу". Запятая лишняя, а сленговое название "стипендии" лучше бы закавычить.
  
   "Платье из чёрной парчи, сшитое по выкройке модного журнала сидело, как влитое на тонкой фигуре". Да и здесь запятая ни к чему, поскольку налицо фрезеологизм "как влитое", который не обособляется. Более подробно о правилах написания запятых перед союзом "как" можно посмотреть, например, на портале Грамота.ру.
  
   "Но именно молния создавала некий шарм, и к тому же - благодаря ей и вытачкам, платье так эффектно облегало фигуру". В этом предложении я бы использовал тире.
     
   "Она берёт его под руку, и они по мраморным ступенькам, покрытым ковровой дорожкой, поднимаются в зал отдыха". Зал отдыха? Может быть, автор имеет в виду фойе?
     
   "- А ты, между прочим, прелестно выглядишь! - вдруг заявил Игорь зарумянившейся от неожиданного комплимента Ларке, - и на тебя многие обращают внимание..." Если уж первая часть прямой речи заканчивается не запятой, а восклицательным знаком, то следует заменить запятую, следующую после слов автора, точкой, а вторую половину прямой речи начать с прописной буквы.
  
   "Лара достала из сумочки щётку для волос, слегка поправила причёску, и улыбнулась своему отражению". Лишняя запятая.
  
   "Не отрывая придирчивого взгляда от зеркала, сунула щётку обратно, но промахнулась, и та со стуком упала на светлый кафельный пол". А вот здесь сложносочинённая конструкция - запятую поставить необходимо.
     
   "- Ладно, сейчас... - ни о чём не спрашивая, сказал Игорь, и побежал к вешалке". Снова лишняя запятая.
  
   "Хотелось плакать, и она еле сдерживала себя. Ей было так жаль и себя, и его, с таким трудом купившего билеты на премьеру оперы "Фауст"..." Повторять местоимение не стоило.
  
   "Зато Ларка знала наверняка, что это не последняя их встреча. И ещё ей так хотелось верить, что они с Игорем теперь навсегда пришиты друг к другу. Прочной нитью". Хороший фрагмент, душевный. Но его несколько портит "что"-канье.
     
   "- Да что Вы такое говорите, Рива Михайловна! - возмутилась Ларка, - я что, похожа на преступницу?" На мой взгляд, прямую речь следует записать несколько иначе - в одной из двух редакций.
   "- Да что Вы такое говорите, Рива Михайловна! - возмутилась Ларка. - Я что, похожа на преступницу?"
   или
   "- Да что Вы такое говорите, Рива Михайловна, - возмутилась Ларка, - я что, похожа на преступницу?!"
     
   "Директриса тяжёлым взглядом, словно пронзая насквозь, оглядывала Ларку и молчала..." Не хватает запятой.
  
   "И этим долгим молчанием невольно наводила какой-то панический ужас, и не столько на студентку, уверенную, что за ней не числится никаких правонарушений, сколько на пожилую преподавательницу биологии, в этом совсем не уверенную". Снова запятая пропущена.
     
      "Химичка молча отвела взгляд. А Ларка подумала, похоже, ей придётся серьёзно взяться за этот предмет. Начиха теперь с неё не слезет... А впрочем, что ни делается, всё к лучшему! - решила Ларка, и стала списывать с доски формулы". В данном фрагменте имеются явные указания на прямую речь. Но эта прямая речь должным образом не "обогащена" знаками препинания. Думаю, следует изменить формулировку. Вот так, например:
   "Химичка молча отвела взгляд. А Ларка подумала - похоже, ей придётся серьёзно взяться за этот предмет. Начиха теперь с неё не слезет... "А впрочем, что ни делается, всё к лучшему!" - решила Ларка, и стала списывать с доски формулы".
  
   Очень и очень неплохой рассказ о самых обычных человеческих чувствах, написанный с любовью к героине и прекрасному времени, которое современная молодёжь презрительно называет "совком", не имея ни малейшего представления, как оно невыразимо восхитительно.
   Небольшая редакция тексту точно не повредит, после чего он станет ещё лучше, ещё "читабельней".
  
   15-19, 21 сентября 2015 г.


Популярное на LitNet.com Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"