Чваков Димыч: другие произведения.

Филе голубой акулы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa


ФИЛЕ ГОЛУБОЙ АКУЛЫ

(нудный рассказ из жизни инженеров от аэронавигации со слабой попыткой показаться нравоучительным)

  
   Настоящая история, по сути говоря, не является историей. Это целое сборище историй. Об их нравоучительности можно спорить, и спорить, порой, до бесконечности. Но по существу рассказы, здесь озвученные, принадлежат воображению, являются неотъемлемой частью моего друга Славки Салеева. Посему возьму на себя смелость свидетельствовать только в его пользу... И свидетельствовать с особым и, не побоюсь этого откровенного выражения, цинизмом.
  
   Если кто-то из вас ещё не понял, в чём дело... Вот вам...
  

ПЯТЬ СОРТОВ ДЕНАТУРАТА

  
   Салеев находился в приятном расположении духа, отчего в фривольной манере бродвейского мюзикла исполнял песенку из старинной жизни. Он пел:
  
   Было там вино "Улыбка",
   Были сигареты "Шипка",
   От акулы жареный пупок;
   Был коньяк из южных штатов,
   Пять сортов денатурата
   И морковно-жареный шматок...
  
   Пять сортов денатурата... Пять? В самом деле?
   - Что-что, какого денатурата... -то?
   - Первооснова одного из пяти вышеозначенных сортов... Очевидно же...
   - У денатурата бывают сорта? Не представляю, что таковые могут иметься... Вот даже в словаре пишут, что...
  
   ...денатурированный спирт или денатурат, прибавлением некоторых веществ сделанный негодным для питья, употребляется для освещения, варки пищи, лабораторных и промышленных надобностей; освобожден от акциза...
  
   - Ха! Ты невероятно юн, относительно истории развития человечества и его, человечества, стремления посетить запредельные дали немотивированного счастья за относительно невеликие деньги, а ещё лучше - задаром. Твоё понятие о денатурате несколько искажено, настолько, что мне, как человеку правдивому и ужасающе энциклопедическому, придётся сделать тебе замечание... И негоже мерить поганым акцизом благороднейший из напитков, однозначное имя которому не найти ни здесь, ни в дальних палестинах...
  
   Итак, поговорим о денатурате как о сортовом продукте. Во-первых, денатурат бывает зажигательный. Это тот, что с примесью авиационного керосина. Во-вторых, сорт "эль капитано". Что тебе поведать про этот сорт? Он невероятно тягуч, с маслянистыми оттяжками от нефтеналивных танкеров, при неудачной компоновке вестибулярного аппарата вызывает немедленную тошноту и удушье. Третья марка денатурата самая популярная в народе. Называется "Огни Москвы" по имени одних крайне востребованных во времена моей молодости духов.
   Денатурат парфюмерный (а'ля Патрик Зюскинд) пробуждает во мне всё невероятно доброе и нежно-прекрасное, едва я начинаю ощущать амбре, насыщенное сочным атмосферой свежеполитого летнего асфальта с нескучными афродизиаками Пятой улицы третьего Интернационала периода моего полового созревания.
   С четвёртой разновидностью денатурата не всякий сможет совладать. Этот сорт зовется "Купила мама Лёше". Ты правильно угадал. Именно о галошах речь. Для употребления означенного продукта врачи настоятельно рекомендуют затыкать нос чем-нибудь сильнодействующим (например, резиновой пробкой для грелки или нашатырным 70-ти процентным компрессом).
   И, наконец, пятый сорт. Этот для особых гурманов. Называется "Махавишну". Что-что? Насчёт нирваны ты почти попал. Денатурат в эфирной заливке - это настоящий улёт... Фантазия совершенств, откровение мироздания... омовение Будды в водах Ганга... хрестоматийное вознесение цепеллина в грозовом облаке с грузом каннабиса на борту...
   Есть и другие сорта, не о них речь... Ты же требовал назвать пять, вот я и рассказал, как сумел. До всего же многообразия нам и дела никакого нет.
  
   Так говорит Салеев...
   Что вы, я не возомнил себя Фридрихом Н., ничуть не бывало. Просто к слову пришлось.
  
   Помолчали, будто и не были вовсе знакомы. Потом Слава спросил со свойственным ему великодушным прямодушием библейского мудреца. Хотя, отчего Библия, если Салеев воспитан на откровениях Корана. Интересно, а в Коране есть свои "библейские мудрецы"? Нет, я вовсе не хотел обидеть пророков и других мудрых людей Востока. Просто дурацкое любопытство. Однако...
  
   Славка спросил:
   - А спирт-то как списывать думаешь? Относительно-касательно или "по уму"?
   - По уму - это как? - поразилось моё удивлённое правосознание... Я же со своей стороны еле-еле успевал его озвучивать. Просто опешил от неожиданности.
   - Проще простого... Ну, скажи, можешь одним росчерком пера раскидать по базе данных спиртосодержащие течения замещения материальных процессов процессами же душевного испарения.
   - Испарения?
   - А ты думал? Не возгонки же...
   - А то!
   - Делай...
   - И сделаю! Будь вполне осязаем для моего овеществления...
  
   И Славик сделался осязаем... Аки человек, коему не чужды мирские принципы добра, справедливости и смирного ладана. Я присоединился. Дозиметр не зашкаливало. В стороне Вифлеема не упало ни единой звезды. Дело сладилось...
  
   И незадолго до Нового года. Салеев снова сидел у нас на объекте. Нет, не сидел, картриджи для "лазерников" мы с ним на пару заправляли. А тут обед нечаянно нагрянул, хотя был, безусловно, ожидаем. По крайней мере, Славкой. Он же ещё за сорок минут до маркированного в трудовом распорядке времени перерыва объявил, как выстрелил.
  
   - Жрать хочу, как из ведра! - сказал Салеев, хитро сощурив свою внутреннюю пару очков. Ой, не зря мы его стали в последнее время называть Очкастым Змеем, не зря. Но это другая история. История о двух парах очков. Внутренние - для гражданской жизни, наружные для трудовых свершений и подвигов.
   - Ого! Льёт как из ружья... - ответил я, вовсе ни имея в виду осадки в виде дождя. Просто снегопад с сильным ветром вызывал неадекватные аллюзии с Г.Х. Андерсеном и его Снежной Королёвой (не знаю имени-отчества) в вашем покорном слуге.
  
   А потом мы пошли на улицу. Ветер был, какой попало, но в основном северо-восточный. Милое дело для 65-ой параллели в северном полушарии. В этих крайне Восточно-Европейских местах обыкновенно так и случается. Позёмок кружил под руку с позёмкой, а ноги наши несли нас со Славиком в сторону института общественного питания. Институт уже не замедлил расставить свои странные "рогатки" и "охренительный гололёд" (оба выражения Салеевские) на нашем праведном пути. А, может быть, всё-таки гололёд был охранительным?
  
   В кафе, где Славка обычно проводил время обеда, затеялись делать ремонт. Пришлось топать в другое место, теряя по дороге иллюзии о глобальном климатическом изменении в сторону потепления и, не дай Бог (!), всемирных потопов.
   Кафе "Волна" (или, возможно, "Причал") встретило нас вполне радушно. И тут впервые речь зашла о...
   ...пангасиусе...
  
   - Пангасиус...
   - Как ты выразился? Это не ругательство, случаем?
   - В обиходе морской язык... Хотя на самом деле пресноводный канальный сомик из дельты Меконга. Филе из него очень нежное и вкусное... Ты понял, в чём фикус-покус-то? Во-первых, не морской, и не язык, во-вторых.
   - А-а-а... Значит, молчаливый. Ясен месяц при чудной погоде. А на что похож сей кулинарный изыск?
   - Как тебе сказать... Оленя-тюленя-апельсина... Одним словом, пангасиус...
  

* * *

  
   - Дядя Слава! Как понимать ваши странные аллегории?
   - Элементарно... Доктор Шнапсен. Это Салеев таким образом подчёркивает мою классовую принадлежность к ведущим инженерам, которым был не чужд момент употреблений без злоупотреблений. То есть, как это вы не поняли, в чём дело? Разговор о спирте веду. Техническом, разумеется. Ну вот, и опять не угадали. Не пили мы со Славиком спирт в тот раз. Даже не понюхали. У нас дела поважнее нашлись.
  
   Нам бы привести в пристойное состояние матричный принтер, который уже семь лет без отдыха и сна печатает служебные телеграммы по сети АФТН в круглосуточном режиме.
   Знал ли японский парень Epson, когда ковал на своём заводе в какой-нибудь Мацусите, что его детище будут эксплуатировать в такой чудовищной, изощрённой манере? Наверное, нет. Иначе бы никогда в жизни не позволил модели NX 1170+ обосноваться в нашем аэродромном диспетчерском пункте в качестве оконечного оборудования АРМ "Планета".
  
   Нет, не позволил бы наверняка. Принтер износился до такого состояния, что вал, по которому, как угорелая, носится каретка с печатающей головкой, выработался и принялся чудить. Слово на рулонной бумаге наезжало на слово, буква спешила оседлать букву, этим безобразием процесс печати приводил в замешательство диспетчеров АДП, и без того устававших воевать с вечно спешащими экипажами воздушных судов, которым вечно недосуг заполнять флайт-планы (по-русски - "вылетные") должным образом в соответствии с требованиями ICAO. А тут ещё эта напасть взялась, как по мановению, из недр telegraph roads (в обиходе - выделенные телеграфные каналы связи), как любил певать незабвенный Марк Нопфлер в своём знаменитом хите недалёкого прошлого.
  
   Что такое, собственно, "выработался вал", поясню вкратце, а то большинство гражданских, чей труд не связан с механикой во всех её Ньютоновских проявлениях, могут принять мои слова за какое-нибудь замысловатое словесное извращение, развесистое, как Приполярная клюква.
   А на самом же деле случилось вот что: вал принтера потерял часть своей идеально отцентрованной осанки из-за усердия каретки, в муфте которой часто коксуется прихваченная микрочастицами смазки бумажная пыль. По валу, потерявшему первозданную непорочность идеальной поверхности, головка проскальзывала, происходили "наезды" и "наскоки" букв на букву. А в результате - алфавитный разврат, непредусмотренный авторами исходных вариантов текста.
  
   И что делать в таком случае? Покупать новый принтер? Разумеется. Но в нынешних невероятно овертикалившихся реалиях, когда госкорпорация по ОРВД решила контролировать все денежные потоки, вплоть до какого-нибудь захолустного Семипердяновска, финансирования ждать придётся от двух недель до месяца. Чуткая и вечно голодная до окучивания денежного русла братва Москвы так усердно держит руку на пульсе, что на осознание полезности подобной иерархически-бухгалтерской практики не остаётся времени. Гораздо проще трудоустроить мелкопоместных бесталанных клерков в районе Ленинградского проспекта нашей дорогой (дороже Римов и Парижей в смысле стоимости проживания) столицы.
  
   А как быть две недели (или месяц), если верховоды с московской пропиской лучше нас знают, на что нужно иметь 100%-ый резерв, а на что нет?
   А быть нужно так: позвать Славку Салеева, кудесника скрюченных "винчестеров", великого реаниматора блоков питания ("power good", не путать с названием сигнала, его второе имя), хромоногих лазерных приводов, померших "мамок" и, разумеется, принтеров с механическими болями в позвоночнике металлического естества самурайской закалки.
  
   Позвал.
  
   Кудесник дней моих суровых окинул взором близорукого татарского орла (очки наводили на эту мысль) предстоящее поле боя и произнёс весело, как только мог бы это сделать самурай, которому предстояла встреча с императором после того, как подведомственные сёгуну войска позорно бежали с поля боя:
   - Шлифовать нужно. Вал совсем прохудился. Позорный вал, в общем. Дрель есть?
   - Разумеется. И шлифовальный ворс тоже, и паста ГОИ...
   - Тогда приступим.
   Салеев разоблачил свои сильные руки настоящего мусульманского гончара, разобрал принтер от японского трудоголика Epson-а и принялся подготовительными пассами создавать атмосферу операционной. Матричный самурайский красавец сиротливо скрипнул своими пластмассовыми шестерёнками, будто жалуясь на технический прогресс, заставивший его унижаться перед странным татарским мачо с чуткими пальцами настоящего электрика с подводным стажем.
  
   Процесс шлифования прошёл успешно, оставив массу следов на Славкиных верхних конечностях и лицевых органах мимического свойства, после чего он заглянул в раскрытую дверь шкафа с ЗИПом и произнёс своё уже ставшее знаменитым:
   - Ну, Рабинович! У тебя же полно технических нитяных перчаток, а ты молчал...
   - Слав, я же не мог себе представить, что процесс окажется настолько грязным...
   - Рассказывай!
   Он незло взглянул в мою сторону и...
  
   По законам жанра под гордым транспарантом "Триллер" Славка просто был бы обязан зловеще расхохотаться или, на худой конец, назвать меня мерзким червём, отъявленным негодяем, Рабиновичем в квадрате, квадратом члена в отставке или кем-то в этом роде... Однако ж, у нас здесь не Флорида, не Невада и не Калифорния. У нас всё душевнее, по-домашнему. Что называется, без пафосной чешуи позумента. Салеев просто хохотнул и назвал себя на татарский манер гуталин-малаем, то есть мальчиком из песни Леонида Агутина... А что вы так удивляетесь, будто не слышали, как по-татарски будет "негритёнок"? Ну, может быть, не совсем по-татарски, но по-Салеевски - так это точно!
  
   А меня? Меня Славка наградил другим, не менее традиционным прозвищем, отчего я стал ещё более близок солнцеподобному микадо, относительно, его япона-мамы.
  
   Руки Славика были жутко чёрными, арап бы прослезился. Но Салеев не стал унывать, а только заметил, что с таким несмываемым (почти татуировочном в стиле Владимирского центра) окрасом очень удобно душить в темноте, если затаиться за дверью в тёмной комнате какого-нибудь криминального района Чикаго и, вообще, штата Мичиган. Он, кажется, ещё добавил:
   - Это вам не в шкапчике сидеть!
   Салеев, человек метафорично-эпический, по всей видимости, имел в виду Туманный Альбион, где старорежимные англичане привыкли хранить в шкафах викторианской поры скелеты своих усопших родственников.
  
   Потом сели выпить чаю. Эфиопское происхождение инженера Салеева, нагло вылезающее из рукавов пуловера, несмотря на то, что он смылил половину бруска мыла по фамилии "Земляничная поляна", создавало эффект застолья в ночном, когда сумеречная прохладная мгла скрывает нетрадиционную расцветку кожи от картошки, запечённой в костре.
  
   Правда вместо костра нам подсвечивал монитор компьютера, а экспозицию "Светит месяц" в стиле модной инсталляции нам заменял торшер, принесённый кем-то из дома. Не стану конкретизировать и обращать внимание на собственную персону, поскольку это будет звучать, если не вызывающе, то, по крайней мере, нескромно.
  

ИЗУЧЕНИЕ РУКОВОДЯЩИХ ДОКУМЕНТОВ

  
   За чаем открыли новый основополагающий документ, спущенный (наподобие спортивных штанов "сдадим нормы ГТО", у которых лопнула резинка) прямо с самого центра аэронавигационной вселенной и за подписью господина Алексеева. Господин Алексеев для нас, аэронавигационных, всё равно, что государь император Мария Терезия для жителей Австро-Венгрии во времена Елизаветы Петровны.
  
   Назывался судьбоносный продукт чьего-то не совсем здорового воображения так "Система менеджмента качества (стандарт организации). Управление несоответствующей продукцией". С учётом того, что основной и, пожалуй, единственной продукцией системы ОРВД (организация воздушного движения) является аэронавигационное обслуживание, было интересно узнать, какими терминами наше руководство назовёт несоответствующую продукцию. А ещё любопытно, как мы все, работники, аэронавигации должны управлять этой несоответствующей продукцией (НСП, если сокращённо). В моём несовершенном от природы мозгу с трудом укладывались понятие диспетчерское несоответствующее обслуживание воздушных судов с его управлением. Как можно управлять заведомо неправильной работой? А если же не заведомо... то тогда, извините, о каком управлении несоответствующей продукцией может идти речь? Тот, кто управляет в этом случае, не может сознательно делать неправильно, то есть как раз и управлять своими "косяками", прекрасно осознавая, что делает несоответствующие действия.
  
   Одним словом, бред какой-то получается. Посмотрим, что на это расскажут учёные мужи из государственной корпорации по ОРВД.
   Посмотрели. Документ впечатлял своей глубокомысленной ненужностью, наукообразной убогостью и развесистостью клюквенной чащи.
  
   - Опять у какого-нибудь "шишкаря" сынка или дочурку на работу пристроили, создав дополнительную кормушку для трудовой деятельности бесталанного отпрыска, - сказал Славка без особых эмоций. Давно ему знакомы такие выкрутасы высокого и о-о-чень далёкого руководства. Давно живёт Салеев на свете, много чего знает, и не всегда помалкивает, как этого хочется людям с непомерными амбициями и хроническим отсутствием мозговой деятельности. Сами виноваты. Кто их просит подставлять свои откормленные бока и сытую холку под Славкин виртуальный пендаль. Впрочем, этим господам всё нипочём...
  
   Почитаем дальше спущенную с Ленинградпроспектовского Олимпа, так называемую, "систему". Верно, основные нормативные положения освоим. Цитирую...
   "4.2.В рамках процедуры идентификации и управления НСП необходимо:
   - подтвердить (идентифицировать) НСП;
   - определить способ или способы распоряжения НСП;
   - учесть НСП и поддерживать в рабочем состоянии записи о характере несоответствий и любых последующих действиях;"
   А дальше ещё семь пунктов настолько невразумительных, описывающих, как следует распорядиться несоответствующей продукцией (с точки зрения аэронавигации это, похоже, полное отсутствие диспетчерского контроля), что, вероятно, и сами ничего до сих пор понять не могут. Единственное, что глубоко врезалось в подкорку, это то, что несоответствующую продукцию необходимо поддерживать в рабочем состоянии.
  
   Вдумайтесь: необходимо поддерживать в работоспособном состоянии состояние коллапса. Весело. Затейливо. С признаками идиотизма.
  
   Очень живо себе представил, как происходит сей милый процесс. Диспетчер пытается исправить свой "продукт" (сиречь - команды управления воздушным судном) с несоответствующего на соответствующий, а ему не дают специальным (научным) образом организованные люди, поддерживая НЕСООТВЕТСТВИЕ в рабочем состоянии. И всё это в полном соответствии с руководящим документом на 5-ти страницах, который, видимо, сгоряча назван системой.
   Система на пяти страницах, диссертация на десяти листах... Признак судьбоносного времени, что ли?
  
   Почитали ещё, благо, не так и много...
   А дальше - даже интереснее. Возьмём пункт 5-ый. Он называется "Описание процедуры"...
   Обратите внимание.
   "5.1. Подтверждение (идентификация) НСП;
   5.1.1. Необходимо подтвердить наличие НСП;
   5.1.2. Если НСП материально, то его необходимо изолировать и маркировать;
   5.2. Действие внутреннего потребителя;
   5.2.1. НСП возвращается поставщику;
   5.2.2. В случае невозможности возврата проводятся действия ..."
  
   А следом идёт полный бред о том, что делать с ОСТАТКАМИ неоказанной услуги. Представляю эту ситуацию так. Скажем, вёл авиадиспетчер воздушное судно. Потом ему приспичило по большому, в место не столь отдалённое: по коридору налево. Он прервал свои действия минут на пять, а потом... Данный документ пытается регламентировать, что делать дальше такому диспетчеру: то ли продолжить управление воздушным движением, а потом застрелиться, то ли застрелиться, не дочитывая эту инструкцию до конца. Не забыв, впрочем, изолировать и маркировать материальную часть своих несоответствующих действий.
  
   Ага, а экипажи не обслуженных рейсовых бортов возвращают диспетчерам несоответствующую продукцию (команды управление) с презрительной усмешкой. Думаю, схематически возврат НСП будет выглядеть, как обычная процедура "пошёл ты нах... козёл!"
  
   Обратите внимание на пункт 5.2.2. В случае невозможности возврата... Это когда? Когда диспетчер не может осознать, куда его конкретно посылают? Или, когда он уже застрелился от избытка чувств?
  
   Да, возврат НСП предусмотрен только для внутренних потребителей. А почему, как считаете, иностранцы так ущемлены в правах, иностранные авиакомпании, я в виду имею?
   Так отчего? Тут к бабке не ходи... Иностранцы ж надлежащим образом и послать не смогут, так чего и незачем их в системные процедуры включать, верно же? Есть всё-таки логика у наших вышестоящих, не совсем жаждой наживы и власти ампутировало...
  
   Одним словом, почитали мы документ, отметку об изучении в журнале сделали, всплакнули... от смеха и заговорили о другом.
  
   А московским мечтателям о приведении державной системы к всемирному показателю качества (швейцарские сонные мухи от "Небесных гидов"*, чтоб не сказать "гадов", считать эталоном не станем) аэронавигационного обслуживания воздушных судов остаётся пожелать: пусть покуда потренируют собственных безмозглых чад выражать свои мысли не заковыристым языком наукообразной абракадабры, а точными техническими терминами. Иначе нам удачи не видать. Вот и Славка так считает. Можете спросить. Он вам прямо ответит по своей давешней привычке, а не станет напоминать вам "бородатый анекдот" о тесном автобусе...
   ...выхожу.
   - А впереди вас выходят?
   - Да, выходят.
   - А вы у них спрашивали?
   - Да, спрашивал.
   - И что они вам ответили?..
  

* * *

  
   Славик снова вспоминал свою электрическую юность, которую провёл в Сибири на каком-то ткацком или прядильном производстве. Позвольте, а раньше, вроде бы речь о фабрике по катанию валенок шла? Точно... Салеев и там и здесь успел. Даром, что не Ермак Тимофеевич и даже не хан Кучум, а столько мест под Новосибирском истоптал и своим личным участием в надлежащее состояние привёл. У настоящих профессионалов, мастеров своего дела всегда так и бывает. Не верите? Тогда спросите у... у... Да хоть у меня!
  
   А если больно умные начнут меня в подлоге уличать, в искажении исторических фактов: де, не бывало ни Ермака, ни Кучума под Новосибирском, то я отвечу уклончиво. Найду, как говорится, способ вернуть заказчику НСП в рамках системы великой начальственной глупости.
  
   За мной не заржавеет!
  

ВЛИЯНИЕ РЕЦИДИВА

  
   И что мы видим после уточнений? Какие электрические дали откроются?
  
   И вот... Комбинат технических сукон. Название знаковое, судьбоносное. Особенно если учесть поведение и характер мастера цеха.
  
   В тот день был какой-то праздник. Скорее всего, праздник советский, пролетарский. Мало ли какие торжества имели место быть в те сказочные времена дешёвого доллара. Праздник шагал по стране, а... А в ткацком цехе не оказалось электрика... Дежурного электрика. Вернее, даже не электрика, а электромеханика, поскольку в его обязанности входило обслуживание ткацких станков. То ли запил где-то в кандейке по случаю праздника, то ли просто заболел обычным человеческим способом.
  
   Чуть позже я заметил Славику, что формулировка "имеет место быть" неверна с точки зрения языка. Необходимо употреблять только такие выражения, как "имеет место" или "имеет быть". Салеев возмущаться не стал. Он лишь сказал мне:
   - Экой ты фонетический фанатик! Закрыл бы, что ли, свой фонтан красноречия!
  
   Ага, так на чём мы остановились? Мы же определённо на чём-то остановились....
   Вот вспомнил...
   На какой-то из пролетарских праздников дежурный электромеханик запил где-то в кандейке по случаю торжества, то ли просто заболел обычным человеческим способом.
   Так или иначе, послали за Салеевым. Он как раз дежурил по комбинату. Но тут следует заметить, что электрик по силовым энергетическим установкам это совсем не одно и то же, что электромеханик, обслуживающий ткацкий станок. Задачи перед ними стоят разные, и оборудование, разумеется, тоже. Да к тому же Славка без году неделя, как на работу устроился. Понятное дело, что станков он тогда не знал. Это сейчас, с его жизненным опытом, Салееву хватило бы двадцати минут, чтобы понять, как и почему ткацкий станок умеет ткать, а тогда ещё молод был и наивен, как индонезийская рупия по отношению к толстопузому фунту стерлингов.
  
   Нет, Славка, конечно, посмотрел, что напряжение подаётся, куда требуется и в нужном количестве: куда ведро, куда половина ведра, куда три рубля (~ 380В переменного напряжения по Салеевской классификации), а куда и два (~ 220В). Нити станком раскручиваются, как и положено по инструкции, а вот уток (поперечная нить, формирующая ткань, как таковую) не переплетается с основой. Видать, механика у станка не в порядке.
  
   Пришлось звонить мастеру цеха, тому самому... с суконным характером. Выдернутый из-за стола руководитель среднего звена ревел, аки зверь полнощный. А когда увидел, в чём дело не стал себя сдерживать, а наорал на Славика, будто наладка станков входила в его обязанности:
   - Ты разве, сопляк, не видишь, что у тебя с челноком творится?
   - На хрен бы мне не упёрся ваш челнок. Я за станки не отвечаю. Моё дело - щиты и освещение.
   Начальник цеха, сообразив, что погорячился, немедленно сдал назад. Гнев его обратился в сторону ткачихи. И суконного начальника можно понять. Кому из читателей, интересно знать, понравится, если его вдруг выдернут из-за стола по поводу совершенно пустяковой неисправности? И в тот же миг Салеев стал свидетелем сцены, которую не удастся забыть никогда.
   Начальник цеха покраснел, набычился и спросил сурово:
   - Где у тебя челнок стоит, курица ты нетоптаная!? Челнок же должен, обязан просто упираться в концевик!
   Ответ был несравненно достойнее вопроса:
   - Это я-то нетоптаная? Это я? Да ты ещё под стол пешком... когда меня топтали! У тебя ещё концевик не вырос, когда ко мне такие челноки клеились! И я ещё нетоптаная?
  
  
   - Вот твари! - это уже Kin-Soft попытался кого-то неудачно размазать по плоскости монитора со стороны расположения "пушки", или "запала" ЭЛТ (электронно-лучевой трубки), если угодно. Дела его были плохи. Проворные насекомые неумолимо растаскивали муравьиные яйца в квадрате гнездования галлюциногенных грибов, выправкой и шляпами напоминающих молодцов из швейцарской гвардии.
   - Пора сеять, пора жать, пора хрен в ботве держать! - комментарий Салеева выразил всю степень презрения человека разумного относительно нарисованных гнусных тварей.
  
   Поставив на место героев компьютерной игры, Славик успокоился и вновь погрузился в воспоминания. Итак, фабрика ткацкая... а мужской контингент снова наполовину склонен к рецидиву. Это я для прочитавших ранее историю "Кто празднику рад..."
   И здесь напарник Славкин тоже зону топтал буквально намедни. Только теперь он из числа авторитетных оказался.
   Пахан говорил, вернее, держал мазу:
  
   - Блатные каши не жуют!
   - А что же они с ней делают?
   - Ты что, в натуре, не стрижёшь, что ли? Блатным в падлу мелкие перетёрки, срубил фишку?
   Таким образом, Славка усёк, что не всякая Мурка бывает Черномуркой, а мутон, моветон и мутант слова вовсе не из репертуара авторитетов, пусть почти нереальных.
  
   Авторитета этого давным-давно и на свете нет, а присказка его о каше осталась со Славкой. И ещё, что с тех пор Салееву строить и жить помогает, так это опять-таки приблатнённое выражение. Какое... Не помню точно. Ага, кажется, так это звучит: семь лет расстрела, и каждый день до смерти...
   Ничего особенного? Хренотень по Чехову? От мракобесия, говорите? Ну, да, согласен. А с другой стороны... кто из нас не смеялся над откровенными глупостями, кому не нравилось быть обычным гражданином без высокоинтеллектуальных претензий? Не подскажете?
  
   И тут Славик вспомнил ещё одну странную байку, а, может, и вовсе анекдот из жизни зоны. От того самого уголовника услышал? Вряд ли, вряд ли... А, впрочем, и в нагнетании национальной розни Салеев замечен не был. Ни разу. А такую историю рассказал...
   ...приихав до зони. С кузова спрыгнул, дивлюсь, до мени гарный парубок иде. Глаза зелени-зелени, у руках карти тусуе, ногами шкрябае, говорит ласкаво: "Ти мiй Версаче - гуттаперчевый зайчик. Давай, я с тебя, хлопчик, пидора зроблю?!"
  
   Ну, согласен, пошловато. Причём весьма... Но Славка есть Славка, его нельзя воспринимать по частям. Он вам не какой-нибудь интеграл, а человек моего вечно расторможенного подсознания. И как он сам любит выражаться, вот такой вот Поклад наприклад.
   Игорь Поклад - это украинский композитор-песенник, народный артист, между прочим, если кто не знает.
  
   А дальше... Нет, не тишина. Ошиблись вы, мои разлюбезные эрудиты. Шекспир Шекспиром, а обед по расписанию. Что-о-о-о? Уже обед, а я Славке ещё о кижуче не рассказал. Не го-дит-ся!
  
   - Филе кижуча брал... Запаришь его на сковородке с луком и морковкой под майонезом. Вкуснотища!
   - На что похоже хоть? На гольца?
   - Нет, на пангасиуса!
   - Тогда понятно...
   - Говорливый ты наш.
  

* * *

  
   - Что это у тебя сегодня такой вид, будто ты накосю-выкосю буквально воспринял? -спросил я у Славки, подивившись чёртикам в его обычно миролюбивых глазах
   - Жёсткие диски, жёсткие диски, - возмущался Салеев, отведав бутылочного пива из стеклянной бутылки. От прочего у него устойчивая аллергия кумачового цвета, что зачастую вызывает у нас затруднительные моменты в периоды комплектования банкетного стола. Почему? А всегда в спешке забываем про эту Славкину особенность, а потом приходится в магазин лишний раз бегать.
  

ЖЁСТКО СТЕЛЕШЬ...

  
   Итак, Салеев вспоминал:
   - Про жёсткие диски мне тут один клиент намедни арию исполнял. О том, как важно их выбирать правильно и о том, что, подумать только, в серьёзных сервисных центрах (а таких в Москве всего только три штуки, ещё один в Стерлитамаке, у него там дядя живёт, а больше вообще в России нет) эти диски разбирают и чистят специальным устройством по методике молекулярного турбонаддува. Верите, ещё месяц назад этот Кирилл не мог клавиатуру от модема отличить, а теперь профессионала учить пытается. Димыч помнит, как мы ещё в 89-ом "Шнайдеровскую" "ЭйТи"-шку обдурили, практически на ходу блок головок за вожжи оттащили от нулевого сектора, чтоб нюхать начал эту "хардовину".
  
   Тогда ещё даже дисков IDE и в помине не было, тогда всё больше формат MFM использовался. Пузатые такие, как жабы, которых мальчишки через соломинку накачали пивным содержимым своих молодых лёгких.
   А он, крендель неумытый, мне всё про Стерлитамак заливает. Представляете? Ну, я не вытерпел и спросил, а чего это вопрос так стоит ЖЁСТКО о жёстких дисках, если уже и мягкие вовсю используются? Военная технология, жуткий секрет. Только, диски эти, пока продают в одном месте Москвы и обещали вот-вот в Стерлитамак партию подвезти. Такие диски тряпочкой протёр, и никакого турбонаддува не нужно. Но стоят... вах, вах, вах!
  
   А ещё, дескать, говорю, есть не столь дорогие. Переходная модель, полужёсткие диски. Плацкартные, в общем... как на железной дороге. И, что вы думаете, сидит этот Рабинович (в насмешлово-язвительном значении, прим. автора), уши развесил и внимает каждому моему шипящему от возмущения слову. Верит, безусловно, верит. Думаю, теперь все его приятели начали мягкие диски по Интернету искать.
  
   Виталий меланхолично плющил что-то зажатое в тисках, как искусный и методичный инквизитор. Славкину речь он задумчиво прокомментировал:
   - Интернет, говоришь... Гугол знает всё, утверждаешь? Теперь точно ко мне припрутся...
   - Чего вдруг?
   - Так я как раз около года назад тормозные диски на "коне" своём менял. Старые так долго валялись под снегом, под дождём. Рядом с гаражом. До сих пор не увезли. Вчера ещё видел. За столько времени точно мягкими сделались. Мягкие диски... Доподлинно... мягкие. Отдам, пожалуй... по спекулятивной цене. Если, кто спросит...
  

* * *

   - Филе голубой акулы. Фасованное такое филе. Там в упаковке, как правило, два огромных стейка... Или три поменьше. Белоснежное мясо с кольцевидной радужкой на срезе... Зажаришь на сковородке... Пальчики оближешь... Особенно хорошо с разными специями...
   - А на пангасиуса похоже?
   - Есть такое дело...
   - Тогда я спокоен...
   - За пангасиуса или за акулу?
   - За нашу кулинарию.

* * *

  
   И вспомнил Салеев лето...
   - В отпуске был в Архангельской губернии. Красотень несусветная... У нас такого нет. Представляешь, сосновый бор, полный грибов и земляники. Идёшь по нему, идёшь... а впереди крутой обрыв, узкая песчаная полоска и... уже море... Белое море. А какая там рыбалка! Это что-то!

ПОМОРСКИЙ ОТПУСК САЛЕЕВА

  
   Собрался туда к старинному приятелю, он меня давно приглашал. На поезде до Архангельска. Чуть не доезжая. До станции, как там, бишь, её... Запамятовал. Ах, да... Точно запамятовал. А оттуда на вахтовке к рыбакам на побережье. Как ехали? Трудно восстановить. Помню лишь, что проезжали какое-то Лиходеево. Я ещё тогда успел подумать, что, мол, название какое-то... В общем, не совсем приятное. Подумал и забыл тут же, а, видимо, зря. Тут и к колхозным владениям подъехали.
  
   Ничего необычного. Два барака, три сарая, коптильня... Вот и всё колхозное богатство. Оп-па, самое главное забыл. Ещё в колхозе было два малых рыболовецких бота. Оба с номерами и без названий. Третий же носил имя собственное. Думаете, какое? "Резвый" этот ботик прозывался. Мне когда его представляли, так и сказали, что нарекли это судно при рождении "Резвый", но почему-то все его называли с лукавым прищуром "наш Трезвый". Это ещё одно обстоятельство, которое обязывало меня насторожиться, но я так и не насторожился.
  
   Встретили меня, как родного...
   - А водки много привёз? - вмешался в разговор скептически настроенный Виталик.
   - Пятнадцать раз по ноль седьмой модели. Но ты не думай, если б я и пустой там появился, меня бы всё равно приняли как полагается. Не веришь? Дальше сам из рассказа поймёшь. Одним словом, вот что, господа, свежий морской воздух северного поморского лета, земляничный дух такое со мной сотворили... До самого вечера никак в себя прийти не мог. Это вам не в городе по бутикам сдуру шарахаться, не в гипермаркетах свою утробину-то ублажать. Там уже давно ничего натурального не осталось, кроме натуральной соевой лапши корейской закваски. А на Белом море всё настоящее... и никакой торговли кукурузой по запредельным ценам...
  
   Всё это пластиково-целлюлитное экономическое великолепие Славка называет циррозом цен и прободением качества. Казалось бы, совсем неуместная аналогия, но демократам не нравится до такой степени, что они готовы удушить моего друга Салеева прямо в общественном транспорте. Большое для Славки счастье, что стеснённые жизненные обстоятельства не позволяют представителям этой фракции ездить на автобусах. Ещё бы, там цена - по восьми рублей. А с нового года и целый червонец за конец. В самом, между прочим, прямом значении этого насмешливого слова.
   Рыбалка началась с курса молодого бойца. Сначала мне попытались навесить всякой лапши относительно качки и прочего, но быстро поняли, что дело имеют с человеком бывалым, который все эти боты рыбацкие в перископе видел... на расстоянии торпедной атаки. Тогда пошло по существу объяснение. Дескать, не совсем я вовремя приехал. Летом сайда не ловится, а треска всё больше мелкая, Пертуй**, в общем, а не треска. Хотя и зовётся эта мелкотня гордым латинским именем Gadus morhua marisalbi.
   Зато камбалы в данном сезоне столько, что не успеешь спиннинг закинуть, как пару штук обязательно цепанёшь. И все, как одна, по фамилии Platichthys flesus bogdanovi. Главное, вовремя с крючка снимать, чтобы руки не оторвало. Как говорится, чтоб вам не оторвало рук, не троньте камбалу руками. Камбала не очень большая, сантиметров до 60 в диаметре, зато очень уж её много. Хоть косой коси.
   И лето опять же. Удобно, не нужно далеко в море уходить, вся рыба ближе к берегу держится, на мелководье греется, жирок нагуливает. Так что пойдём, дескать, Славка, недалече. На расстоянии 10-15 километров от берега барражировать в каботажном порядке.
   Как водится, рыбалка началась с основательного застолья. Заодно и меня встретили. Стол ломился от рыбников и трески в самых замысловатых видах, начиная от простецкой ухи и заканчивая треской и камбалой горячего копчения, жир с них капал янтарными капельками на стол в местах, где хвосты свешивались над огромными блюдами. Было, конечно же, и мясо с картошкой, огурцы, помидоры (частично грунтовые с Кубани, частично из местных теплиц), но, согласитесь, не так часто мы едим свежевыловленную рыбу... К концу вечера, если бы на дворе не стояли "белые ночи", я бы сам смог очень неплохо освещать окрестности фосфорицирующими флюидами.
  
   Наутро, сами понимаете, голова напоминала старинный утюг, в который кладут угли из русской печки для разогрева. В бараке стоял крепкий мужской дух, а от храпа никто так и не услышал крики молодых петухов, которых водилось по соседству некоторое количество, отличное от нуля и явно больше одного, если вчера на радостях кого-то из них не подали к столу.
  
   Поковыряв в зубах, я понял, что белое мясо, там оказавшееся, могло заинтересовать исключительно ихтиолога. И что мне с того знания, спрашивается? Ну, целы все петухи округи, а как же быть с утюгом... головой, то есть? Поискал на столе. Ни-че-го! Подумал, что зря вчера все свои запасы выставил, нужно было хотя бы бутылку затаить. Кто ж знал-то...
  
   И тут зашевелилось бородатое одеяло возле печки, оказавшееся при ближайшем рассмотрении бригадиром рыбаков, который заснул, не снимая спортивной шапочки, натянутой на глаза. Я обратился к нему, с трудом переваливая бревно языка через частокол острых и жарких зубов поверх иссохшихся, будто барханы, дёсен:
   - Похмелиться есть чем? Нам же в море выходить... а я совсем потерянный...
  
   Бригадир молча указал на скатерть на столе, свешивающуюся чуть не до самого пола.
   Поднимаю её... Э-эх, этиловый-то спирт через лазерный привод! Там явственно видны два ящика с водкой, а ещё три-четыре только угадываются в неясных сумерках. Я спросил:
   - Откубривать?
   Бригадир кивнул.
  
   Я открыл, и мы похмелились. После чего я задал самый наивный вопрос, который был способен родить мой несвежий от утомительного зацикленного сна мозг в тот самый момент.
   - А как же море? - спросил я.
   - Море... оно Белое, - резонно заметил бригадир с философским акцентом и немедленно снова захрапел.
   Поняв, что больше выпендриваться тут нечего в связи с отсутствием зрителей, я принял ещё граммов несколько и тоже впал в поморский анабиоз.
   А ты, Виталий, так плохо о людях думал... Сколько водки взял, сколько водки взял? Нет, поморы люди щедрые, по всем медицинским показаниям радушные. С такими даже на ботике в настоящий шторм не страшно. Особенно на судне с иронично устрашающим названием - "ТРезвый".

РЫБАЛКА ПО-КРУПНОМУ ИЛИ ГРОЗОВОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

  
   Да, кстати, а что касается того, что же случилось, когда мы оказались в море, то фантазировать не стану. Вышли ровно на третьи сутки после того, как я приехал. Нет, ошибаетесь. Водка ещё оставалась. Её просто оказалось несколько больше, чем я мог разглядеть в первое утро "рыбацкой казни". Сбылись смутные предчувствия, связанные с не очень благозвучным названием населённого пункта... Да, того самого, мимо которого я проезжал на вахтовке.
  
   Мотыляло нас на катере ровнёхонько трое суток. Волшебное число "три"! Как много в этом... высокого и непонятного. Это вам не от мракобесия. Это от триединства... нет, не отца, сына и святага духа... Триединство основных мировых религий я в виду имею...
  
   Первый день полоскало. Не сильно, правда. Всё больше от допущенных излишеств, а не от качки с неустойчивым дифферентом. Мастерство же не пропьёшь, чтобы вам было известно.
  
   А потом наступило то, что называется рыбалкой. Рыбалкой на спиннинг. В открытом море. Камбала, треска, сайда. Тьфу, ошибся. Сайда ушла к полюсу. Не было сайды, только треска и камбала. Экземпляры отменные. Не такие, как на наших рынках. Рыба серьёзная, жирная. Потом, когда вернулись на берег, её подсолили, подкоптили. Чумовая рыба. А домой привёз, уже не то...
  
   -...привёз, уже не то...
   - В смысле, уже несвежая, что ли?
   - Ага, на пангасиус похожей стала... А там, на месте, прямо как голубая акула... Даже ещё лучше...
   - Акула-самец?
   - Сам ты самец... Акула - она же девушка, хоть и голубая.
  
   И слово Славке дадим снова, как говорится, клёво:
  
   - Потом, после рыбалки, ещё неделю руки и тело болели от работы плечевым поясом. И, вроде бы, надоесть должно, когда тебе на спиннинг дуриком рыба садится, так ведь нет. Просыпается рыбацкий азарт, а потом полный рабочий день заставляет совершать охотничьи действия, обусловленные инстинктом самца-кормильца. И даже персиковый компот на камбузе не в состоянии тебя оторвать от этого однообразного занятия.
  
   На третьи сутки бригадир рыбаков (он же шкипер) посуровел седой небритостью и заявил мне так:
   - Море, оно Белое... Понимаешь... В ледниках полно камбалы. А тебе ещё до Архангельска добираться. Ужинаем сегодня на берегу.
  
   Очень неприятно ощущать себя маленьким и вздорным человеком во время летней грозы на берегу моря. Особенно, если море это Белое. Особенно, когда небо почти срослось с землёй, обычное дело для северных краёв (что поделать, если атмосфера намного тоньше, чем на экваторе), особенно, если вспомнить слова Бориса Гребенщикова о том, что оно, небо, становится ближе... с каждым днём. И в прямом и в переносном... Хотя если в переносном, то я не совсем согласен. Кое от кого небо как раз таки становится дальше. И весьма... Улавливаете мою мысль? Я про Пекло намекаю...
  
   Так вот, гроза собиралась с вечера, а к обеду следующего дня началось такое, что все попрятались под крышу коптильни, пытаясь каким-то первобытным манером создать себе иллюзию спокойствия. Камбала и треска, в том числе и мой личный улов, впитывали в себя дух ольховых опилок и чуточку капали жиром по листовому железу, вызывая запах жаренного на спичке рыбьего пузыря.
  
   Вдали молнии яростно атаковали мысок с редким сосняком, пока не подожгли одну из них. Но пламени не суждено было разгореться. Стена ливня, пришедшая на смену бессистемному ураганному ветру, погасила дерево. Мне было жутковато от всего этого зрелища. И, как видно, не мне одному. Шкипер, заметив испуг в моих глазах, сказал просто:
   - Место у нас тут такое, которое молнии притягивает. Ты не робей, Славка. Сколько себя помню, ни разу человеку не доставалось. Дерево повалить или сарай поджечь - это запросто, с людьми же никогда особо ничего плохого не происходит. Говорят, было как-то: ударило одного молнией, он сразу ясновидеть начал, будто Глоба какая. Ушёл сразу в Архангельск, салон свой открыл. Теперь болезни нетрадиционные лечит нетрадиционными же средствами...
   А, бывает, такое тут заворачивает, что по сравнению с сегодняшним - сущее наказание. Сегодня-то - тьфу, ерунда. Пертуй, а не гроза. Сегодня "шаромыг не было".
   - А что это за "шаромыги"?
   - Так молнии же. Шаровые только. Слышал, наверное, а видать, судя по всему, тебе не доводилось. А я вот столько их лицезрел, что не приведи Господь в страшном сне наблюдать. Бывало, до десяти штук разом "шаромыги" эти по дворам кружат. К нам тут даже какая-то экспедиция приезжала изучать шаровые молнии. Только в то лето не было их вовсе, будто специально попрятались. Так этот-то, что за главного у них был, муж учёный - хрен толчёный, сразу нам заявил, что, дескать, никакие это не шаровые молнии, а проявление иноземных цивилизаций, их, так сказать, энергетические поля... И что-то там ещё заливал о пространственно-временном континууме и зарядных устройствах для движителей на аппаратах летательных, перемещающихся с околосветовой скоростью. Не смотри на меня так, будто увидел умную обезьяну. А же грамотный слегка... на одно полушарие. Мореходку в Питере, слышь ты, почти закончил.
  
   Лучше вот слушай, что скажу ещё. У меня бабка с дедом в здешних местах жили, почитай ещё с начала прошлого века. Так вот они рассказывали, будто "шаромыги" на их памяти тоже здорово не озоровали. У этих молний какое-то свойство странное: всё время к пресной воде их тянет. Полетают над огородом, бултых в колодец (порой прямо через закрытую крышку), и всё... будто и не было ничего.
   А у деда-то с бабкой вот что приключилось. Сели они вечерять в аккурат перед грозой. Осень, темно на улице-то, только молнии изредка освечают... Ну, мои старики ко всему привычные, как никак, местные жители, едят себе, внимания ни на что не обращают. Посередь стола лампа керосиновая стоит. Электричества тогда ещё здесь не водилось повсеместным образом.
   Картошку с трескою дед и бабка мои лопают... если не сказать, что трескают. Тут прямо сквозь стекло влетает "шаромыга". Мне потом след этого влёта показывали. Будто радужкой стекло по кругу поведено, прозрачность потеряна слегка, мутно видно, как через слюду, а отверстий нет. Будто просочилась молния через поры стеклянные.
  
   Зависла "шаромыга" прямёхонько над керосиновой лампой. Мои-то сидят ни живы, ни мертвы. Бабка одними губами молится, руку для крестного знамения поднять не осмеливается. А дед ей говорит, замри, де, молчком, старая, вдруг ЭТО на звук реагировать вздумает. Так минут пять сидели, как дедушка мне потом сказал. Он машинально на ходики тогда взглянул и отрезок времени того тягомотного в голове-то у себя и отложил.
   Вдруг в воздухе почувствовалось некое шевеленье. "Шаромыга" взлетела под потолок и направилась в сторону печки. Потом резко начала опускаться и исчезла из виду, только из-за печки дым пошёл, и зашипело что-то. Сначала подумали, что пожар, но огня не было. Спустя полчаса дед осмелился заглянуть за печку. Там кадка с водой стояла... Вернее, раньше стояла. А теперь... Кадке-то ничего, целёхонька, на первый взгляд, а воды в ней нет. Ни капельки. Кадку эту потом выбросить пришлось, поскольку рассохлись доски и стали воду пропускать... А "шаромыга", понятное дело, исчезла.
   Сам же разумеешь. Море-то у нас... оно Белое...
  
   Брусничные катрены... Морошечные терцеты... Земляничные хайку... Так бы и жил здесь целую вечность... с горочкой. Но тут появился мой дружок, который на рыбалку приглашал... Раз принёс дурные вести, то казнить его на месте...Чеки у чаек на чай обучаемы... я чай... Билеты из Архангельска куплены, пора, Славка, и честь знать.
  
   А ночью прилетал ко мне Гавриилый семикрыл, Гавриил Шестикрылович. И сказал сквозь зубы, не сказал, отцедил, будто молоко дояркой в подойник выдавил:
   - А вот так, Слава Салеев, вот так... Бархатным коконом бабочки подсознание раскроется однажды ночью, и ты полетишь над землёю, над городами и весями, над горами и долами, белее белой ночи, наподобие ангела в семейных трусах.
   - А вот вам блинок горелый в глотку и три якоря тупых поперёк анальных изысков, чтоб я так жил, - подумалось мне... и я заснул.

* * *

  
   - Вы какой чай пить будете? - спросил Виталий весело, размышляя о размерах 13-ой зарплаты, и что из этого может произрасти.
   - Мне чёрного, - ответил я.
   - Блэк айд пис, дабл-дабл - прокомментировал Салеев, чтоб глазищи повылазили...
   - А мне чего-то зелёного захотелось... - романтично протянул Беляев.
   - Сказал Виталик, методично шинкуя по карманам заокеанскую "капусту". - Верно понял ситуацию Славка. - Что-то больно уж у вас, господа, цветовая палитра незавидная получается. Один неполиткорректным образом чай обозвал, нужно было говорить, что, мол, не чёрного, а афро-чая. А вторая твоя заявка и вовсе "Greenpeace" оскорбила своим замаскированным желанием.
  
   За окном патетически токовали нетоптаные воробьишки. Рабочая неделя благополучно завершалась. Ещё каких-нибудь 10 дней и наступит Новый год. И хрен бы с ней, с той по-мусульмански обрезанной квартальной премией. Возможно, самолюбие и амбиции самого главного инженегра будут удовлетворены в этом случае. Или... нет... у амбиционных людей вечно что-то с переизбытком желчи. И это, к сожалению, лечится только оперативно-кулачным вмешательством в личную жизнь означенного индивида.
  
   - Филе голубой акулы. Фасованное такое филе. Там в упаковке, как правило, два огромных стейка... Или три поменьше. Белоснежное мясо с кольцевидной радужкой на срезе... Зажаришь на сковородке... Пальчики оближешь... Особенно хорошо с разными специями...
   - А на пангасиуса похоже?
   - Есть такое дело...
   - Тогда я спокоен... Примерно то же, что и беломорская камбала горячего копчения, которую везли в душном плацкартном вагоне из Лиссабона в Гуаньчжоу вместе с кочевыми народами монгольских степей.
   - Славка, за что ты меня так не любишь?
   - За пангасиуса...
   - Поделом, считаешь?
   - Хорошо, что не помелом. А сомика твоего, который привык, чтобы его морским языком называли, попробовал. И ничего особенного...
   - А на что похоже, по-твоему?
   - На филе акулы... для голубых. Смекнул?
   - Ущучил...
  

* * *

  

РЕЦЕПТ НОВОГОДНЕГО БЛЮДА

  
   В конце того вечера я всё-таки высказал генеральную идею кулинарии, которую выносил на собственном опыте. Салеев не был удивлён. Он всё время ждал этого момента, чтобы уязвить меня, сравнив какое-нибудь новое рыбное блюдо с неизвестным ему пангасиусом. И, кстати, заявление моё не было опубликовано в вечерних газетах по явному недосмотру метранпажа, поэтому считаю своим непременным долгом донести до вас эту плохо продуманную речь начинающего кулинара. Вот она:
  
   - А не задумывались ли вы, господа, собравшиеся на этом пятачке благословенной земли, называемой объектом центра аэронавигации, как правильно и вкусно приготовить морскую форель на сковородке? Вероятнее всего, нет. Я попробую заштриховать этот пробел вашего умения в приготовлении морепродуктов подробными стежками, предложив небольшой рецепт.
  
   Для начала нам понадобиться обезглавленная и потрошённая морская форель килограмма на полтора-два. Как правило, вы можете приобрести такую особь в замороженном виде на каком-либо из муниципальных рынков или же супермаркете. Вариант свежей охлаждённой форели выглядит предпочтительнее, но, не побоюсь показаться чрезмерно прижимистым, обойдётся вам такая рыба значительно дороже.
  
   Так или иначе, вы, наконец, получили требуемую особь, называемую морской форелью пятнистой раскраски и с мясом цвета моркови, выращенной на железистых почвах. Что дальше?
   Очищаем тушку рыбы от шкуры. Если перед вами особь замороженная, то делать это весьма просто, использовав пассатижи. Разрежем её на пять частей. Это не составит большого труда, был бы ножик острый под рукой.
  
   Отрезаем хвостовую часть и стаскиваем с неё шкуру. Оставшуюся часть половиним поперёк, а потом повдоль. Что повдоль? Получается, что расчетверяем.
   Впрочем, если рыба, которую вы с такой тщательностью выбирали с изящной горки пищевого льда, лишь слегка охлаждена, чистить её нужно точно также, только сделать это будет несколько труднее.
  
   Всё? Нет не всё. Ещё желательно освободить четыре основных кусочка от хребта и основных рёберных костей. Что, не по вам работа? А вам казалось, будто кулинария - сплошные прогулки на пленэре? Вы ошиблись, придётся вам пересмотреть свою концепцию о вкусной и здоровой пище.
   Итак, полученные кусочки форели с минимальным количеством костей оставьте в прохладном месте до почти полной разморозки. Теперь можно приступать к делу.
  
   Раскалите на тефлоновой сковороде растительное масло, в которое необходимо заранее бросить соль. Поместим туда половину кусочков форели или все разом (в зависимости от величины рабочей поверхности, а также исходных размеров рыбы).
   Обычно я подсаливаю верхнюю поверхность рыбы, чуточку. А вторая половина просолится от масла. Две-три минуты обжариваем рыбу на не очень сильном огне. Потом переворачиваем. Уже обжаренную сторону обильно и равномерно смазываем майонезом. Аналогичным образом поступаем с обратной стороной разрумянившихся кусочков форели. Майонез предпочитаю использовать классический "Провансаль". Помните, такой из стеклянных 250 граммовых баночек советской поры?
  
   Следом за этим бросаем в сковороду нарезанную полукольцами луковицу. Далее посыпаем специями: неострый перец, перец душистый молотый, шафран, сушёная петрушка. Добавляем с полстакана воды, накрываем крышкой и тушим. Время? Никогда не засекал, сколько нужно готовить рыбу. Чутьё должно подсказать. Возможно, минут 10-15, хотя утверждать не берусь.
  
   Да, кстати, на шафране я настаиваю! Рыба без шафрана - всё равно, что стриптизёрша, которая выходит на сцену без малейших намёков одежды. Сразу. Бесповоротно. Фи, моветон... Никаких тебе секретов... Что, что вы сказали? Дескать, а карри? Никакого карри. Только шафран. Хорошо, любителям нетрадиционных красок можно использовать базилик помимо... Ну, да... именно помимо!
  
   Когда вы уже не сомневаетесь, что ваша форель "дошла", обильно посыпьте каждый кусочек тёртым сыром и притомите его до образования единообразной корочки.
   Всё, сыр растопился. Гасите конфорки и дайте постоять полученному блюду минуту-другую. Тем временем начинаем готовить большую тарелку, что называется, для приёма гостей. Украшаем её большим листом салата (если есть под рукой), выкладываем на него несколько оливок, зафиксировав их положение колечком разрезанного поперёк болгарского перца, края тарелки выкладываем кружочками огурца, салатного фиолетового лука и маринованными мидиями. А в середину, как всем понятно, водружаем готовый кусок форели, украсив оный майонезно-луковой подливкой со сковороды и рубленной зеленью.
  
   Лично я предпочитаю зелень, порванную руками. В этом есть что-то интимное. Зелень же рубленная ножом или расчленённая кулинарными ножницами напоминает дешёвую немецкую порнографию относительно приводящей в харизматическое возбуждение изысканной эротики. Да-да, это я о зелени, которую порвал трепетными руками ваш любимый повар.
   Зелёный цвет - цвет любви к жизни? Цвет эротики? Пожалуй... Ничем не хуже какого-нибудь, там, голубого или, скажем, розового. Опять же, "Greenpeace" будет в экстазе.
  
   Ну, что вы. Это не вовсе не клуб для одиноких сердец. Здесь всего-навсего шкворчит моя кухня. А романтическое отношение повара отнесём, пожалуй, на счёт его неумеренного воображения.
   Однако!
   Попробуйте. Такой нежной рыбы вам, вероятно, не приходилось употреблять слишком часто.
  
   Написал и понял, что современная элита литературного слова может сломать мозги на моём изыске, когда попытается располовинить процесс чтения. Странное дело, современная молодёжь жаждет многозадачности, кричит о том, что все они Цезари, не при Юлии Ти. Будет сказано. Мол, им подавай Windows NT 4.0, не меньше. Они с нетерпением ждут выход в свет Windows Vista, относительно которой сам BG обещал феерию встроенной многозадачности.
   А на деле что? На деле они редко могут приподнять свой разум над плоской структурой MS DOS (о которой большинство из них никогда и не слышало). Любое отступление от основной темы приводит таких людей в замешательство, мозги начинают перегреваться, и они считают виновника вызвавшего такие процессы в их любимом организме придурками, ёрниками и, вообще, бездарями.
   В том нет их вины, как правило. В том, что они не могут ощутить многослойность текстов. В этом их беда. А вина лежит на тех мудрых дядях, которые, выполняя заказ, заставляют молодёжь смотреть и восторгаться примитивным изображением чувств. Хоть в литературе, хоть в кино. Но вина таких прямолинейных людей тоже имеется. Их вина в том, что они не хотят никого выслушать, предполагая априори, что именно их мировоззрение есть единственно правильное.
  
   И что мне теперь прикажете делать? Вымарывать этот рецепт из, и без того непрямолинейного, текста? Нет, не стану. Не в моих правилах подстраиваться под плоское представление о мире.
  
   Так, а почему я вам не рассказал рецепт приготовления филе из голубой акулы? А просто мне форель нравится куда как больше. Убедительно?
  
   В этом самом месте, казалось, можно бы и закончить историю о филе голубой акулы с желтоватым вьетнамским прищуром хищных глаз, поскольку выловлена где-то в Южно-Китайском море, каким-нибудь отважным шкипером Выонг Дан Нангом (капитан по-вьетнамски, как утверждает Салеев) как мне представляется.
   Я бы так и сделал, если бы внезапно не нагрянул Новый год. По китайскому гороскопу год Огненной Свиньи наступает 22 января, но это никому из моих знакомых не мешало рубать свинину и прочие непостные продукты задолго до Первой Звезды. Какая связь между православным постом и синтоистическими и даоистскими верованиями, спросите вы? Спросите и не ошибётесь, поскольку никакого вразумительного ответа не последует... Тс-с-с... Вы разве не видите, что за нашим предпраздничным столом сидит мусульманин?
   Обо всём по порядку, однако ж...
  

* * *

  

ПРЕДЧУВСТВИЕ ЗАДУШЕВНОГО СВИНСТВА

  
   НОВЫЙ ГОД ПРИХОДИТ ВСЁ НЕЗАМЕТНЕЕ!
  
   Знаком вам такой тезис? И в самом деле, когда-то в детстве нам казалось, что новогодние праздники - это самое лучшее, что только может быть на свете. Нам хотелось наряжаться зайчиками и снежинками, водить хороводы и находить утром 1 января всякого рода полезные и не очень, но такие желанные подарки. Разве можно забыть запах новогоднего зефира и мандаринов, смешанный с ароматами свежайшего печенья "Привет Октябрю" (ох, уж эта вездесущая рука Политбюро!) и вафель "Пионерские" (и пионеры тут же подтянулись, а где был комсомол? загадка)?
  
   Чуть позже приходило осознание того, что есть же ещё и шампанское. Непременно "Советское", вне всякого сомнения, полусладкое. Его следовало доставать, выстаивая в не очень добрых очередях или переплачивая до трёх-четырёх рублей за бутылку через Марию Семёновну, которая делает укладку у дяди Кости, с которым папа играет в преферанс каждую субботу после бани.
  
   Прошло совсем немного времени по понятиям Мирового Разума, и вот мы уже совсем взрослые, а забот у нас появилось столько, что теперь Новый год врывается в нашу жизнь ненужным и бессистемным мельтешением, глуповатой подарочной суетой, мешая сосредоточиться на работе, которая стала занимать большую часть нашей жизни.
   Мелькнёт праздничными ёлочными гирляндами и затеряется за поворотом Леты, чтобы через 12 месяцев явиться снова в другом уже обличье и попытаться растормошить "старых перечников" и вечно молодых прекрасных "кошёлок". Иногда получается. Но чаще всего нет.
  
   А мы переживаем всё это и говорим с грустью, что время уходит.
   Стоп-стоп. Время не уходит, оно просто прогуливается себе по бульварам и скверам нашего подсознания. И тут важно сделать так, чтобы оно стало твоим союзником, чтобы оно слилось с тобой, как говорили в непристойной литературе 18-19-го веков, в припадке пароксизма (не путать с марксизмом-ленинизмом и пролетарским интернационализмом!).
  
   Что для этого требуется сделать? Во-первых, не пытаться провести время. А, во-вторых, взять его компаньоном в тёплое застолье близких по духу приятных людей. Хорошо, пусть будут собутыльники.
   А, что, взять время в собутыльники за праздничным столом... в этом, несомненно, что-то есть. Что-то глобальное и вечное, не находите?
  
   Вот и в этот раз Новый год спешил устроить нам проверку боем. Но наша компания оказалась готова к таким обстоятельствам. Лица всё те же: шесть человек, которых можно разделить на две возрастные категории. Молодёжь: Ваня, Ромка, Kin-Soft. Молодёжь первого призыва: Славик Салеев, Виталий Беляев и ваш покорный слуга.
   Одним словом, прошёл год, а декорации не изменились, и действующие лица те же. Только слегка модифицировались за последние месяцы наши физические кондиции, воззрения на индекс РТС на столичной товарно-сырьевой бирже, да, пожалуй, ещё некоторые понятия, касающиеся гипертрофированной преданности руководителей не производству, а собственному уязвлённому самолюбию... Впрочем, это я о своём, о пацанском. Никакого отношения к предстоящему Новому году последнее рассуждение не имеет.
  
   ...и тут пришёл Салеев, и все-все-все... Именно все! Все, кто был мне дорог. Когда это случилось, дай бог памяти? Точно 29-го... Декабря, разумеется. Последний рабочий день в году, первый праздничный, который открывает счёт безразмерной серии торжественных мероприятий...
  
   В перекидном прогрессивном календаре для всех трудящихся планеты на этот день... дата 24 февраля прошлого года остановилась, замерла и взывала к... К чему она взывала? Хм... Не помню точно, но к чему-то взывала. Впрочем, куда звала пропущенная дата, я так и не запомнил. Или не смог придумать уже позже? Не удалось мне акцентировать внимание. Хотя... как знать...
   До 23 февраля имелись записи и прочее. А потом... Сложилось впечатление, что неожиданно прекратилась разумная жизнь на планете. После дня Беззаветного Воина случился невероятный провал в памяти... Возможно, даже предков... И это меньше года назад...
  
   Салеев оказался вполне адекватен. Он только один раз попенял нам с Виталием, что не был приглашён на Праздник Самоотверженного Бойца в феврале, когда по старинной (целых три года!) традиции у нас происходило приготовление слабо просоленных лисичек (грибы такие) с картошкой и луком на оливковом масле...
   Вы пробовали? А откуда тогда вам известно, что это несусветная прелесть? Ах, вы провокатор... Приезжайте к нам на север республики Коми! Что, вы уже один раз съездили на Колыму, и вам хватило? Так ведь думать необходимо, господа хорошие, прежде чем собираться в гости к кому попало. Так вот, на севере республики Коми лисичек не водится, не растут они здесь по причине холода и разных прочих сопутствующих обстоятельств. Этих лисичек я из Костромской области привожу, чтобы скрасить наш мальчишеский досуг настоящих северных мачо-мучачос. И досуг, и грибы... Всего в достатке.
  
   Ну, да, конечно. Мы с приятелями не совсем "кому попало". Мы просто... Стоп! О чём это я? Не сбивайте, не сбивайте... Я и сам собьюсь без приглашения.
  

* * *

  
   - Слышал песенку, которую Тимати поёт с какой-то гейшей из московского клуба?
   - Это не гейша, это диджей Ли. Таких в гейши не берут, кишка у неё тонка, у диджейки этой...Только бы подпевать стилизованным под нетрезвого Буратино голосом, а на остальное мозг нужен.
   - И впрямь... И, кстати, знаешь, что такое японская трагедия?
   - Достойная талантов Акиро Куросавы и Мацуо Басё?
   - Наоборот, недостойная... Трагедия такая: отец рикша, мать гейша, а сын Мойша.
   - Да-с... Слава. От такой перспективки можно и диджеем стать в одночасье. Много ли нужно, чтобы на вершины хит-парадов угодить? Пару миллионов в кармане и откровенную бездарность за душой...
   - Так я не о том, я об итогах всего вышесказанного... Песню-то клубную слышал?
   - У Тимати в клубе лучшие подруги? Эту что ли?
   - Нет, не подруги... тёлки, биксы... Про подстилок ни слова. А о подругах диджеи имеют такое же условно-адекватное понятие, как и о решение системы интегральных уравнений Навье-Стокса методом конечных разностей.
   - Не скажи-ка. Некоторые очень даже образованы из этого змеиного выводка...
   - Точно, и даже лично, без посторонней помощи, умеют вкрутить лампочку... Самые же продвинутые в состоянии и фильтр в пылесосе поменять без конкретной квалифицированной консультации. Ай, молодцы!
   - Образование же, брат, особенно техническое, даётся этим уродцам только раз... и за деньги. Одноразовое, в общем-то, образование, чего скрывать. Хотя и филологи из нашего бомонда получаются такие же великолепные, как из Швыдкого балерина. Насаждают на телевидении пошлость и скотство, называя это новым стилем свободной жизни. Посмотрел бы я, скажем, на Псюшу Торчак на скотном дворе с ведром навоза. Или она считает, что свобода элиты дам полусвета, проще говоря, откровенно похотливых блядей, чем-то лучше свободы скотницы, в которой неизмеримо меньше скотства, чем в содержанках от кутюр?
   - Опять ты, Слава, завёлся?
   - А мне что... Могу и помолчать, а то ещё обвинят в люмпенском понимании мира...
   - Э, нет. Люмпены - это как раз они и есть, эти Бобски-Добские Псюши, которые пытаются учить молодёжь развратному пониманию жизни. Они просто вообразили себя классом нового дворянства, а от самих разит низкопробным тленом помойки, прикрытым лишь хорошим парфюмом, отличной одеждой, безудержным кокетством пополам с эпатажностью. Аристократия от бездуховности, дворянство влагалищного гоп-стопа.
   - А вот намедни ещё Мирайя Керри жару поддала. По поводу своей публичной обнажённости она тут как-то заметила, что, мол, дело не в слишком коротких шортах или юбке. Всё дело в некрасивой заднице. Подчеркнула, девица-красавица заокеанского удойного фонда, что нечего стесняться своих гениталий и прочих прелестей, коль умишком Бог миловал. Прекрасное занятие - пропагандировать девственную чистоту головного мозга, предлагая взамен некий суррогат, который сейчас называется шедевральным искусством, не находишь?
   - Ты о комиксах во всех его ипостасях? А ты помнишь, когда этот жанр вообще появился-то? В разгар великой американской депрессии...
   - А как?
   - Да очень просто... Нужно было зацикленным на безысходности людям что-то хорошее, светлое, вот и выдал им рынок на гора...
   - ...тупого спайдермена. Ты, что, всех этих комиксных уродцев имел в виду, когда о депрессии начал разговор?
   - И что? Если их имел в виду, что такого-то?
   - Ничего такого. Элементарно у наших... в своё время никакой альтернативы не было. Просто сиди себе и ожидай всяких красивых премудростей...
  
   - Слышал, Славка, скоро "по ящику" всего "Властелина колец" будут показывать? - я пытаюсь раздразнить Салеева, зная его вопиющую нелюбовь к жанру фэнтези.
   - Слышал. А ты сам-то в курсе, что в честь этого события магазин "Хобби" был переименован. Теперь он называется "Хоббит". Да-да, в честь, сами знаете, какого, Толкина... И какого вам Толкина ещё надо?
   - И если бы я знал все твои мысли, то, наверное, перестал бы с тобой разговаривать.
  
   Дай, Джим Керри, на память лапу мне! Айс Вентура? Нет, не Айс! Реклама!
  
   И сказал тогда Слава загадочную татарскую фразу, приурочив её к первому дню праздника байрам-Жертвоприношение:
   - Инфантомобиль не для дофинов с инфантами, а для инфантилов с диджеями.
   Слова его затерялись в складках местности, и мне стоило большого труда их оттуда извлечь, расставив в нужном порядке.
  
   - Сейчас все безголосые сиськи-письки второй наценочной категории от папеньки-магната (не обязательно отца родного) непременно поют с бэк-вокалом, чтоб в случае чего не облажаться, а положиться в случае чего на этих быков, воображая себе, что кто-то из фанатов начнёт одежду рвать на запчасти, чтоб с собой унести. А ведь фанатов сих тоже папенька субсидирует. Не станет он дважды платить: чтоб за его же деньги собственное имущество всякие... зрители портили. Не родилась ещё такая вокально-ущербная "дочурка", из-за которой бы папик Куликовскую битву финансировать принялся.
  
   И ещё... Мысли, которые мы со Славиком транслируем в одном частотном диапазоне. Таких, с позволения сказать, мыслителей не так и много. Либеральным западникам можно спать спокойно...
  
   Политкорректность. Что это? Это уместность быдлу чувствовать себя полноправным членом общества, а духовно нищим ощущать своё превосходство над гениями. Удобный способ поставить всё с ног на голову и доказать обществу, что телега везёт быка, а не наоборот.
   Либеральные мысли либерально недалёких людей.
   Ой, меня, кажется, начали обвинять в американоненавистничестве. В добрый путь, Ваше Ханжество! Не хворайте. Иначе некому станет потакать хамству неотёсанному в его желанию втоптать вас в грязь... вместе с вашим хвалёным либерализмом...
  
   Когда японско-шаолиньская философия являет на свет великолепные сентенции сакуровидной сливы, когда старушка Фудзи устала палить пеплом по отдалённым дачным коттеджам в районе Мартышкино (дачный посёлок под Питером), когда я сыграю на дудочке, а король снимет шляпу... Когда плоские фигуры от современной литературы научатся, наконец, мыслить объёмно... Когда... Когда?
   В моменты безысходных столкновений с собственным эгоцентризмом.
   Именно в эту минуту вам останется, дорогие мои читатели, вспомнить Сельму Лагерлёф и уяснить для себя, что гуси, пролетающие мимо, не имеют ничего общего с вашим покорным слугой. И место ему в резервации для тех, кто не любит прямолинейность...
  
...тогда Димыч берётся за гусли и начинает излагать свои мысли из разряда неберущихся... с первого литра...
  
   Пойдём в кино... что-то не спится сегодня на спицах запоя... Как бы не спиться, или чего-то такое...
  
   Но не в этот раз, не в этот... Ноне всё знакомо до боли... Старый провинциальный кинотеатр, леди Гленарван... а, ну-ка песню нам... весёлый ветер... занавески на окнах разорванны в клочья неосмотрительным вечерним бризом... бакштаг надрывает поручни на палубе... швартовы отдаются кому попало... Одним словом, пора кричать: "Сапожники!"
  
   Что касается розового абсента, то могу доложить, что он напоминает собой пектусин разведённый в 70% спирте. Возможно, это очень изыскано, когда абсент дубят по манюсенькой рюмочке за целый вечер. Но я больше привык стаканами. А этого лекарства рюмочку пригубил - и чувствуешь себя нарушителем постельного режима в детском саду.
  

* * *

  
   Начали жарить лисички. Вернее, хотели начать, а плитка электрическая оказалась в нерабочем состоянии.
   Сижу за компьютером и слышу, как Виталик со Славкой пытаются плитку отремонтировать. Разговор явно с медицинским уклоном...
   - Тут у тебя со спиралью проблема...
   - Где?
   - Так вот же. Видишь, замкнуло.
   - Верно, с такой спиралью и залететь недолго...
   - Если коротнёт...
   Разговор ведётся на полном серьёзе. Мой смех вызывает недоумение. Но только сначала, потом я объясняю...
   Славка смеётся и говорит:
   - Тут, чувствую, спираль-то лишняя оказалась. Это тебе, Виталий, точно кто-то подбросил. Читал же, небось, у Михаила Веллера "Маузер Папанина"? Не читал. А у меня в жизни такое случилось... Тогда ещё и Веллер этой истории, наверное, не слышал, Папанин и думать про неё забыл, а я вот столкнулся...
  

КАК САЛЕЕВ ИЗ МАУЗЕРА МИХАИЛА ВЕЛЛЕРА СТРЕЛЯЛ

  
   Случилось это лет, этак, NN-адцать назад. Тогда я, естественным образом, долг свой Родине отдавал, её подводной дивизии мать. Не жалея ни подчинённых, ни себя. Срочнику отпуск положен за время службы, как и офицеру путящему. Только короткий. А мореманам тоже положен. Уже побольше. Как никак, три года палубу топчешь ботинками типа "гады", а не два, как обычно, сухопутные собратия привыкли кирзой грунт давить. Обычно отпуск предоставляли подводникам после первой автономки, зимой, как правило.
  
   Но всё у меня как-то не складывалось. Начальник электрической части на нашей "сударушке" С-613 так и говорил, что без меня вся служба завалиться, как домино в колонну по одному выстроенное. Год я терпел, два терпел. Потом не выдержал и рапОрт состряпал. Так, мол, и так. Сил никаких старшинских не осталось совсем. Только на раз до ветру сбегать. Либо в отпуск меня проводите с почестями, либо я в одностороннем порядке свою службу прерываю и ухожу гражданских тёток за сиськи хватать почём зря.
  
   Ничего, отпустили. Куда деваться. Таких, как я, подводных электриков ещё поискать. Не зря же сам Ляксеич из меня старшину по электрической части лепил. Не как все подводники, зимой, поехал. Летом отпуск мне пожаловали. Собрал я свой фанерный чемоданчик, изнутри фотографиями Аллы Ларионовой обклеенный, и к ближайшему автобусу помчался, чтоб в аэропорт "Сокол" угодить к московскому рейсу.
  
   Через два дня, пожалте бриться, уже стоял я у порога своего дома на родине. Повезло, честно говоря, с погодой. А то, случалось, по неделям Магадан закрыт бывал. Какой тут отпуск, сами подумайте.
   День-другой, покуролесил, как водится. Потом с ремонтом старикам помог и заскучал вслед за тем. И вот, от нечего делать, потащился на пляж городской.
  
   Река-то у нас в городе будь здоров, охренительной ширины! Матушка наша, кормилица, Волга! Вернее, не река даже, а Куйбышевское водохранилище. Не то, что какая-нибудь хилая Амозоновка со струю из носа шириной. Целое море, хотя и достаточно пресное. Там не только моторные лодочки и катера, якорь мне в раскоряку, елозят туда-сюда по водной глади. Настоящие экскурсионные теплоходы и баржи самоходные снуют периодически. Но не об том речь, господа.
  
   Вышел я на пляж, шкурку с себя скинул, всем местным красавицам военно-морской загар свой продемонстрировал: лицо, шея и кисти рук кирпичные, зато все остальные запчасти синюшные, словно у социалистического цыплёнка, даром, что без пупырышков. Окунулся в воду, а загорать мне, как бы, и не к чему. Не приучен с детства.
  
   Стал повдоль пляжа прогуливаться. К домику спасателей подошёл. Глядь, а там мой школьный корешок в моторе копается. Мотор-то лодочный. Или "Вихрь", или "Прогресс". Не так и важно. Хотя... Точно, тогда "Прогрессы" ещё не выпускались. Значит, точно - "Вихрь". Или "Ветерок", может быть? Хорошо-хорошо, не стану вас заставлять присутствовать на сеансе насилия над моей памятью. Продолжу с того места, когда одноклассника своего узнал.
  
   Привет, говорю, дурила с Нижнего Тагила. Узнаёшь дружбана своего однояйцового? Как не узнать, узнал. Перекинулись мы парой слов, да на вечер встречу отложили. Он же на работе. Ему, брат ты мой, агрегат нужно к вечеру, кровь из носу, перебрать, поршневые кольца заменить и на ходу проверить. Что ж я мешать своими сопливыми воспоминаниями буду. Побыл я немного рядом с Костяней (так дружка моего звали) и снова пошёл искупнуться.
  
   Жара стояла такая, что можно порося натурально в песке изжарить безо всякого дополнительного подогрева. Знай, только специй туда подбрасывай, если не сильно на мусульманской диете повёрнут.
  
   Но, тут такая штука. Прежде чем в воду залезть, я в сарайчик заглянул, где лодка спасательная стояла. Так, из любопытства какого-то, а не с тайным умыслом. Кроме спасательных кругов, вёсел, буйков свежевыкрашенных, там ещё столик такой аккуратный стоял. А на столике том, чего только нет. Всякие запчасти от моторов лодочных. Всё блестящее и красивое. Тут у меня сорочий приступ случился. Знаете, как эта птица всё яркое, нарядное обожает? Ну, вот, и у меня что-то вроде того приключилось. Беру я, значит, гаечку самую блестящую в руку, подкидываю её с молодецким посвистом и обратно на волю выхожу.
  
   Только тут спохватился, что, чуть было, не утащил запчасть. По всему, видать, нужную, раз её в такое сияние привели. Но обратно возвращаться охоты никакой. Взял я и гаечку ту моему дружку рядом с мотором положил. Думаю, найдёт потом, сам в сарай приберёт, куда следует. Искупался, сходил к лоточнице, мороженого съел, кваску попил. Прилёг на скамеечку и задремал.
  
   Просыпаюсь. Вечереет уже. Сразу мысль: "Не договорились, где с Костяней станем друзей-товарищей вспоминать. А он, поди, ушёл давно. Не век же ему на работе хвост трубой распускать, келешь-мелешь, трёшь-мнёшь. Вскочил я быстро. Смотрю - чудны дела твои, Господи. Одноклассник-то ещё даже и не думает с мотором заканчивать. Разбирает. Ну, думаю, наберут детей в подводный флот! Даже поганый движок за почти полный рабочий день перебрать не может! Чисто Рабинович, а не Костя, чтоб тебе не икалось!
  
   Костя когда-то почище всех одноклассников в мопедах разбирался. Неужели что-то приключилось? Одеваюсь и к нему свои мослы передвигаю. Что вам сказать, Костя мой весь, аж, чёрный стоит, чуть не плачет. И не только руки радикально гуталиновые, но и с лица мой друг тоже на негру мозамбикскую смахивает. Я к нему: "Что, Костян, такое приключилось? Чего буйну голову повесил, как импотент, какой, свою премудрую хозяйству?" А он мне отвечает: "Веришь, нет, пятый раз двигатель перебираю. А всё время лишняя гайка остаётся. Хоть убей, не пойму, откуда она отвалилась!"
  
   Тут я и сознался. И зря, скажу я вам - не пришлось мне в тот вечер воспоминаниями заниматься за дружеским столом. Еле ноги унёс, гарпун мне в жабры!
  
   И опять ты, Дмитрий Александрович, меня своим Веллером сразить пытаешься. Ну, подумай сам, "Легенды Невского проспекта" были изданы в начале 70-ых годов? Да, не утверждаю я вовсе, будто историю конфликта Папанина и Кренкеля в то время знал. Сами же ведаешь, что история имеет тенденцию повторяться. Это всё от мракобесия, келешь-мелешь, трёшь-мнёшь. Алле морте, перепихне, прейскуранш!
  
   Так что проблемы не только со спиралью...
  

* * *

  
   Славка задумчиво уплетал буженину, своим внутренним миром соприкасаясь с небесными и прочими сферами, где водились мусульманские ангелы и прекрасные девы-одалиски в шальварах из шамаханского шёлка.
   Потом взгляд его прояснило, и он заметил:
   - Вот вы все думаете, откуда моя фамилия происходит? От слова соль? Так ведь нет. Все мои предки через букву "а" писались. И знаете, что это означает? Что там у вас с головной шевелилкой, господа? Неужели не догадываетесь? А я вам скажу. Это таким неявным манером Аллах предоставил мне карт-бланш относительно запрещённого Кораном свиного мяса. Вот именно, чтобы я, не стесняясь, мог употреблять в пищу не только баранину.
  
   У меня ещё в армии на субмарине случай был. В соседнем отсеке служил у нас один парень из-под Полтавы. Мичманом служил. Одним словом, настоящий "сундук". И вот получил как-то этот мичман посылку с родины. Меня пригласил на вечерний чай. Сидим мы с ним, самогон тихохонько из грелки по стаканам разливаем, а он мне и говорит, дескать, сало тебе можно? Я говорю, что если на закусь, то непременно. Вот "сундук" мне и отрезает тоненький кусочек первородного украинского продукта. Протягивает и смотрит испытывающее. Я возмутился, что ты, парень, говорю, издеваешься? Нам, татарам, никто таких тоненьких кусочков не предлагает обычно. Мы мужики основательные, нам, как для себя, отрезать требуется. Тут мой "сундук" развеселился, меня по плечу хватил и говорит: "Я знал, что ты свой! Я знал. Не зря у тебя такая фамилия знаковая... Сало ив! Точно, ты татарский хохол!"
  
   Такое вот слово "лярд мажён",
   Такое вот слово в ля-мажоре.
   Такое вот имя - лярд.
   Это не имя в соль-миноре,
   Это не имя в сало-мажоре
   Такое вот имя лярд!
   А вы говорили - сало!
  
   И, как бы, в подтверждение своих слов Славка зацепил вилкой смачный шматочек нашпигованного чесноком сала с чудным рисунком розового восхода над островом Хонсю поверх мясных прожилок, изображающих, видимо, дубовую рощу. Зацепил и отправил вдогонку за перчёной бужениной, от которой пахло ароматами подпольных восточных базаров. Почему подпольных? Так не всех же мусульман Аллах наделил красивой фамилией Салеев, не так ли?
  
   Славка говорит. Славка умеет говорить...
  
   - Я в детстве водки мог выпить... два самовара и ещё чакушку...
   - Заливаешь...
   - Если самовар наливать не полный, то нормально... Не заливаю...
  
  
   Славка говорит. Славка умеет говорить...
  
  

ВАМ ВЗЛЁТ!

  
   Эта история из моего детства. Ты же знаешь, что семья у нас была большая, в которой я самый младший и хулиганистый. Рос оторвой и настоящим бандитом мелкой дворовой породы. Чего только не творил, каких только идей не залезало в мою татарскую голову с короткой стрижкой. Но это присказка только...
  
   Любил я с пацанами в футбол гонять между домами и огородами. Жил-то на окраине Димитровграда, там, где частный сектор силился оправиться от хрущёвских налогов на частное подворье. Но это сейчас пригород. А тогда, в моём детстве, наш посёлок ещё отдельно стоял, и в Мелекесс автобус рейсовый ходил. Что значит, что за Мелекесс? Так Димитровград до 1972-го года назывался.
  
   Название, говоришь, странное... Не без этого. Особенно, ежли задом наперёд прочитать... да ещё на татарском языке.
  
   Собственно, город-то таким был долгое время, что напоминал своим видом глухую провинцию ненавистного самодержавия. Вместо тротуаров везде (кроме, пожалуй, центра) прохудившиеся дощатые панели. Асфальт на дорогах - огромная редкость, всё больше мостовая... Нет, не из брусчатки. Обычный бутовый камень раскрошенный. Летом пыль, весной и осенью грязная жижа. А зимы-то снежной и нет почти. Одним словом - полный Мелекесс.
  
   Но сейчас не о том, о футболе.
  
   Поле для игры представляло собой по форме косопузую трапецию, немного вспученную в центре и по углам. Таким образом, мяч всегда стремился самопроизвольно укатиться в сторону каких-либо ворот, если не держать его в ногах. Со всех сторон наш импровизированный стадион ограничивался забором от соседских домов. Сбоку же поля имелся узенький проход, который выводил на улицу. Он также был сжат штакетинами забора. С виду деревня деревней, а находилось-то всё это спортивное великолепие практически в городской черте.
  
   Играть на таком поле было крайне неудобно, поскольку мяч то и дело улетал в огород к соседям, и кому-то из игроков приходилось перелезать через забор. Хорошо, если никого из хозяев в это время не было дома, или когда урожай находился в собранном виде, а иначе всё могло закончиться и не совсем весело. Любить в ту далёкую пору соседских детей умели крепко, даже уши порой не выдерживали этакой-то симпатии.
  
   Впрочем, данное членовредительское обстоятельство ещё не так сильно нас беспокоило. Ради игры и сохранения мяча на ботиночной шнуровке, купленного в складчину, можно было б, и потерпеть физическое насилие и унизительные крики взрослых, которые словно бы сами никогда не были детьми и не носились по дворам с криками и улюлюканьем. Да-а-а... что там говорить - приходилось сносить и не такое, не зря же нам с самого раннего возраста внушали, что советский человек после первой не закусывает, как бы тяжело ему ни приходилось.
  
   Однако был ещё один фактор, безусловно, влияющий на игру, который портил всё. В одном из углов поля нагло расположился деревянный домик, каких сейчас уже почти и не найдёшь на дачных участках народонаселения страны. Нынче всё иначе, по-европейски. А тогда - патриархально, с рубленым сердечком на дверях неказистого клозета.
  
   И вот этот самый клозет сильно нам, футболистам, мешал, поскольку занимал значительную площадь на взгорке, как раз на том самом пятачке, где было удобно поставить ворота, вместо того чтобы притулять их в низинке: там таилась гнусная сырость, и произрастал рогоз - растение-мечта для каждого мальчишки среднего возраста. Из его, рогоза, стебля можно плести корзины, делать прочные верёвки, а молодые корни употреблять в пищу... Как-нибудь расскажу тебе, как мы с пацанами пекли на костре лепёшки из муки, полученной путём толчения корня рогоза, но история нынешняя не о том...
  
   Туалет был, собственно говоря, ничей. Когда-то давно его построил кто-то из соседей, что называется, на нейтральной территории для общего пользования. Им, вообще-то, и пользовались, но достаточно редко, поскольку благосостояние советского народа выросло до таких фантастических высот, когда каждая семья могла себе позволить индивидуальный домик для отправления известных потребностей отхожего свойства (спасибо Ю.М.Лужкову за подаренное выражение). В связи с этим раз в два-три года полагалось вызвать ассенизаторскую машину, чтоб управляющий ей золотарь произвёл чистку "авгиевых конюшен".
  
   Ты говоришь, что городской столичный голова никогда не употреблял термин "отхожего свойства", а только что-то про аммиачную направленность в подъездах рассказывал с высокой трибуны? Что ж, соглашусь с тобой... и не соглашусь. В деталях ты, безусловно, прав, Рабинович (ласковая транскрипция, прим. автора), а, в общем и целом... отнюдь! Но не станем отвлекаться на мелочи.
  
   Так или иначе, а в чью-то бесшабашную голову, возможно, что и в мой разум, угнетённый разного рода домашними проблемами (в многодетной семье не всегда младшего жалеют все без исключения ассоциированные члены клана, скорее, наоборот), пришла великолепная идея.
  
   Ой, чуть не раскололся раньше времени.
  
   Так...
   ...вот...
  
   Решили мы взрослых склонить к добровольному акту коллективного трудового подвига. Не понял, ещё? Ну, раз они, взрослые, никак не хотят убрать старый туалет, поскольку он им не мешает, то необходимо сделать так, чтобы это пришлось сделать по той или иной веской причине. Не мытьём, так катаньем...
  
   Тьфу, опять чуть не проговорился, не добравшись до самого главного.
  
   А какая может быть причина, чтобы убрать сортир с нейтральной территории? Правильно, переполненность выгребной ямы, не приглашать же ассенизаторов на чистку не принадлежащего никому туалета, в самом деле. За чей, позвольте узнать, счёт? Жили же, сам знаешь, тогда небогато. Вряд ли бы кто-то захотел благотворительностью заняться, если, конечно, провокатором не выступает сама великая держава, склоняя к покупке облигаций, во избежание скачка цен... В плановом хозяйстве планово отнять деньги у населения - планово-плёвое дело.
  
   Но я отвлёкся. На чём остановились-то? Ага, чтобы взрослые добровольно убрали сортир с нашего футбольного поля, нужно... что? Ты умный, я знал. Верно, переполнить подземные закрома. А как это сделать, если до краёв ещё очень и очень не близко. Так нам разведка доложила. А ей можно было доверять, поскольку она фонариком с тремя сменными цветными стёклышками (атрибут пехотного офицера или геолога того времени) осветила ароматные внутренности общественного места. Осветила в стиле "Прожектора перестройки" задолго до выхода в эфир первого выпуска этой программы.
  
   Итак, как говорится, краёв не видать. А время-то идёт, а мы же взрослеем. Скоро и в футбол играть не захочется. И как же тогда быть с лозунгом товарища Сталина про счастливое детство?
  
   Но с другой стороны, сам посуди, что могли сделать с десяток мальчишек от семи до двенадцати лет для ускорения процесса и быстрого достижения своей цели? Что ты говоришь? Мы про это тоже сразу подумали, но после того, как целую неделю, позабыв домашний очаг, ходили задумчиво скорбеть в место общественное, то поняли, ничего наша затея не стоит. То ли оттого, что калорийность питания в те времена не была такой изрядной, то ли аппетит у пацанов был неважный, только прибылей особых в подземном хранилище мы не добились.
  
   Между тем, и родители волноваться начали, отчего это их возлюбленные чада вдруг перестали "по большому" дома ходить. Согласись, если бы они встретились друг с другом (я родителей имею в виду) и поговорили, то легко бы нашу хитроумную комбинацию выбили потом из самой нестойкой задницы при помощи ремня, а, лучше всего, крапивы.
  
   Определённо, назрела смена стратегии, как подумал бы маршал Даву, переходя с жареных каплунов на мороженую конину с обочины старушки-истории где-нибудь на старой Смоленской дороге.
  
   И что?
  
   Мы соображали недолго. Озарение пришло в одночасье. И опять не берусь утверждать того, что мысль сия пришла не ко мне в голову. Итак... Мальчишеское воображение и кое-какой житейский опыт позволили нам сделать нужный вывод.
  
   (Помнишь, Димыч, песню Трофима, "Аристократия помойки" или что-то в этом роде? Там ещё первый куплет так весело начинается: "Тушите свет, попёрло быдло кверху, как будто дрожжи кинули в дерьмо"? Вспомнил? Вот-вот, именно...)
  
   И вот в чём он заключался. Если мы сами не в силах решить свою задачу, то необходимо сделать так, чтобы лица незаинтересованные в проекте подключились без нашего на то провокационного участия, по собственной воле. А ещё лучше, чтобы силами природных катаклизмов всё спроворилось. Идея понятна?
  
   Ага, только кажется вам, батенька, что не может детский ум подростков хрущёвской закалки родить нечто такое, отчего все взрослые в округе кинутся убирать никому не мешающий туалет в стиле "услада на пленэре"? А вот - может. Может, уверяю почтеннейшую публику!
  
   И что же мы придумали? Сейчас расскажу.
   Целую неделю наша компания вела себя дома подозрительно образцово. Думаю, что ты правильно всё понял. Действительно, зачем заранее привлекать внимание к действиям, за которые вряд ли кто похвалит, раскройся наши планы по чьей-то злой воле, либо по недомыслию. Что-что? А ты думаешь, достать дрожжи в то полуголодное время пацанам с окраины маленького волжского городка было просто?
  
   Собирали этот катализатор нашей операции понемногу: в меру сил, возможностей и плутовских способностей. Сам понимаешь, приходилось же из-под носа не всегда беспечных родителей тащить стратегический продукт. Ну, да... Как же! Откуда мы могли знать, какое количество дрожжей нам поможет в решении общественной футбольной проблемы? Чем больше, тем лучше, сами же догадались.
  
   А-а-а... ты не совсем понял, что мы задумали? Поясняю, что называется, для тех, кто в штольнях. Взбодрённые дрожжевым брожением продукты человеческой жизнедеятельности, по нашим понятиям, должны были слегка подняться и создать эффект переполнения стека, если пользоваться компьютерной терминологией, в окрестностях футбольного поля. Судя по всему, такой момент истины просто обязан был разбудить, если не Герцена, то царя Авгия и всех соседей непременно.
  
   И ведь разбудил... и ещё как!
   Но не стану сам себе дорогу перебегать. Каждому овощу свой Мичурин. Каждому Мичурину свой шесток...
  
   Дрожжи по крупицам собирали в большой пакет из газеты, в какой в те незлопамятные времена любили заворачивать атлантическую малосольную сельдь, пряники, сухари и сушки. Прошла неделя, и тут мы поняли, что уже пора. Внезапно. Интуитивно. Поняли! Критическая масса достигнута. Полураспад гуаноидных отходов жаждал возгонки. Процесс просто обязан начаться и возбурлить... Причём нельзя было медлить, ибо родители вот-вот могли обнаружить недостачу, и тогда полный кирдык... ховайся... глына... мертвы пчэлы не гудуть... А у мамы, я уже говорил как-то, рука тяжёлая, ей не коня, слона на скаку... А распластать мою задницу по лавке для неё - так это вообще полный замечательный презент, вроде новогоднего. Для поднятия жизненного тонуса.
  
   Собрались всем своим коллективом с самого с ранья, скинулись по очередной порции дрожжей, уже последней, и направили стопы в квадрат "икс", где общественный туалет старославянской вязью старался помешать проникновению прогрессивных футбольных веяний на территории, неподалёку от которой родился великий космополит прошлого века по фамилии Ульянов.
  
   Пересыпать содержимое пакета в стиле "расцвет социализма" в скворечный вход деревянного сортира труда не составило. Оставалось затаиться в кустах и ожидать результата, не привлекая к себе внимания взрослых.
  
   День выдался тёплый, двери в туалет закрывались плотно. Не было никаких сомнений, что затея наша по очистке футбольного поля от ритуального здания общечеловеческого культа удастся в полной мере. Стояли, сбившись в кучу, как, наверное, стоят конструкторы, отправляющие в полёт своих питомцев где-нибудь на Байконуре. И точно, теперь только сообразил, деревянное строение напоминало своей слегка покосившейся в сторону неизведанности Вселенной устремлённостью какой-то космический аппарат внеземной формы. Ключ на старт!
  
   А на стартовом поле поддымливало и подванивало. Но мы подходить не спешили, ожидая, когда попрёт через верх, издали. Кому это нужно, чтобы попасть в число подозреваемых, если заметят лица непосвящённые? А угодишь в число подозреваемых, вовек не отмыться. В переносном, разумеется, смысле. О прямом его, смысла, толковании и думать не хочется.
  
   И вот свершилось. Мы все к тому времени уже домой пообедать успели сбегать. Мимо тёти Вали и дяди Гриши, неспешно окучивающих картошку у себя на огороде, как раз напротив стартовой площадки гуаноносителя "Засланец-1". Внимания на нас взрослые не обращали, только изредка поводили по сторонам взволнованными ноздрями, и что-то говорили о народных приметах. Дескать, если дерьмом пахнет, то это к дождю. А на небе ни облачка. Как сейчас говорит молодёжь, солнце жгло не по-детски. Им бы барометр... дяде Грише с тётей Валей...
  
   Ах, да, перехожу к развязке. Знаешь, когда Томас Эдисон делал первую запись на фонограф про овечку Долли, он даже представить себе не мог, как задолбает всё население планеты другая Долли, исполняющая финскую полечку со всевозможных носителей, главным образом, с мобильных телефонов. Вот так и мы не могли предположить, как феерически закончится наша затея с дрожжами.
  
   Ах, не Долли, а Мэри, и не овечка, а баран? Больно грамотный, что ли, капитан запаса Иванов? А полька-то всё равно задолбала. Или станешь оппонировать?
  
   Одним словом, дерьмо взошло почище всякого теста. Хоть пироги пеки! Мало этого: образовавшиеся в процессе возбуждения газы скопились под деревянной конструкцией "места гнездования" и сорвали верхнюю, видимую часть фекального айсберга с мёртвой точки. Сам же понимаешь, что настоящего фундамента у таких произведений архитектуры, как правило, никто никогда не предусматривал. А ещё соприкосновение с сырой землёй снаружи и со стороны выгребной ямы (с сырыми отходами человеческой жизнедеятельности) делали конструкцию стен окружения непрочной, вызывали гниение досок. Вот и получается, усилий для отрыва верхней и нижней частей сортира, много не требуется.
  
   Так или иначе, вскоре наш ракетоноситель, подрагивая в жарком летнем мареве вонючими боками, приподнялся над землёй, так тогда показалось, произвёл отделение нижней, загруженной выше номинала ступени и заскользил под горку, скрежеща ломаемыми досками, вырываемыми с корнем гвоздями, оставляя за собой жалкие фекальные следы жутко неприятного оттенка.
  
   Мы и ахнуть не успели, как аппарат неземного применения "Фекал-2" вторгся на территорию огорода дяди Гриши и тёти Вали, предварительно выломав не слишком монументальный забор. Если бы ты слышал, какие загогулистые конструкции умеет выстраивать дядя Гриша, измазавшись в дерьме. Это сказка! Необузданный полёт фантазии шкипера, на ногу которого опустили трёхтонный якорь! Сказки Шахерезады! Разглагольствования учёного Лукоморского кота в нетрезвом состоянии духа! Проверка бойцами ОМОН самого бандитского казино в пределах большого кавказского кольца столицы! Песня смерча, срывающего крыши не только со зданий!
  
   Но мы с ребятами не стали наслаждаться этими руладами димитровградского соловья, местами, разбойника. Все быстренько разбежаться по домам. Успели, правда, заметить, что на месте старта безобразно бурлит пузырями отвратительная бурая жижа с устойчивыми ароматами цивилизации.
  
   Тётя Валя дядю Гришу не поддержала, просто блажила, что вот ужо она заставит "этих засранцев" уважать чужой труд. Она, мол, и в милицию... и родителям, и в школу, и в Политбюро...
  
   Однако ж, не зря говорят в народе, что ОНО обязательно всплывёт... Как в тот раз меня мама охаживала бельевой верёвкой, никогда не забуду. Лучше бы я сразу родился взрослым.
  
   Забор дяде Грише помог мой батя поправить, а нелегально проникший на его территорию домик он, дядя Гриша, присовокупил к своей личной (не дай бог, не частной!) собственности в качестве боевого трофея, разобрал на доски и затем использовал для починки курятника. Только зря он так сделал. Яйца с той поры у них с тётей Валей никто из местных не покупал. Брезговали.
  
   А яму от сортира взрослые, конечно, засыпали, и теперь мы могли играть в футболе без опасения, что мяч угодит в раскрытую ветром дверь незатейливого деревянного строения с кокетливым скособоченным сердечком, вырубленным на уровне глаз присевшего на насест человека.

* * *

  
   И привиделся мне сон. Не при главном специалисте будет сказано... На работе был мне сон, но строго в нерабочее время... Как так? Да вот задремалось после смены, сморило...
  

ДУЭЛЬ

(сон в зимний вечер)

   Привиделось мне, причудилось, будто я никакой не Чваков, а, тем более, не Иванов, а попросту некий князь мелкопоместный, получивший в наследство от батюшки единоутробного долгов карточных тыщ, этак, на семнадцать с гаком... Причём меньше половины ассигнациями, а так всё больше закладными на дворовую челядь, строения и плодородные земли в родимом имении Родимцево Недородного уезда Володимерской губернии.
  
   И вот стою, эт, я нищий, но гордый напротив невысокого человека в очках и с явными и очень недобрыми намерениями. Что вы, что вы... Я сразу понял, кто передо мной расположился в мундире камер-юнкера подводного флота ея императорского величества Фёдора Емельяновича сам Александр Сергеевич Пушкин. Похож, чертяка, на Славку Салеева, как чипсы "Принглс" на сдобную коврижку. Однако ж, он это. Несомненно, он.
  
   Соображаю себе, что Славку Пушкиным назначить никак не могли, поскольку он из мусульман будет, а не из эфиопских арапов происхождением-то. Умом понимаю, а ничего поделать не могу, так как в руке предписание императорской гламурной e-mail канцелярии сжимаю. А в нём электронным по белому написано, что, дескать, встречать Славку со всем почётом и уважением, который полагается светочи российской поэзии Александру Сергеевичу Пушкину (урождённому Салееву по первому гаремному признаку).
  
   Осознание осознанием, но смотреть Славке в пустые оловянные глаза, в которых уже бесновался свирепый Медный Всадник, оказалось не таким простым занятием. Чуть было я не убежал в истерике. Но сдержался... А Славка мне пенял, будто низкородному холопу малохольному:
   - Знаете, Воротынский, я вас, пожалуй, на дуэль нынче же вызову... Поскольку вы киоскёр и жиголо... То и дело карты так мечете, будто у вас это бисер, а не предметы игрального культа... А ещё постоянно мои имя с фамилией путаете. То Сашкой назовёте, то Александром Сергеевичем, то и вовсе Пушкиным. Не годится вот эдак-то, друг мой. Хватит уже вам жеманиться. Пора и под пистолетом дуэльным постоять... Хоть бы с полчасика. Сеанс пулетерапии, видите ли... Лепаж вам в якорь и заливная нататения в глотку!
  
   Странно, а отчего меня киоскёром-то называют? К чему сии обстоятельства?
   А, вот, наверное, отчего... За моей спиной располагалась книжная полка, забитая по "Маруськин поясок" подшивками желтоватых на запах газет, иллюстрированными журналами, рекламными буклетами...
   "Не продаётся!" - подумалось мне с неслыханным ехидством. Нас так просто не купить! Мы, киоскёры, народ ушлый, обстоятельный. Ни на какие злокозненности не поддаёмся. Вот в таком примерно ключе...
  
   Вот и Пушкин, Александра Сергеевич, в костюме Славки Салеева на маскарадную дуэль собираться изволят. Послушайте меня, герр гений, это вам пригодится в ваших начинаниях... Честно...
   ...я тут хитрость хитрую узнал, чтобы сладкую сладость вкушать... долговременного пользования... для затянувшихся дуэлей в самый аккурат...
  
   Плакат над моей головой дёргало и мотыляло. Позвольте, а кто его повесил? Кто и с какой целью? Нет ответа. Зато содержание его в памяти отложилось. Плакат гласил:
  
   "Существует четыре типа людей: одни ничего не желают знать, другие всю жизнь учатся, третьи учат, четвёртые поучают. Обычно второй тип легко совмещается с третьим, а первый с четвёртым".
  
   Концептульненько, как сказал бы некто безликий со спонсорским кошельком издателя с испорченным вкусом.
   Бывает...
  
   И тут я почувствовал ещё чьё-то присутствие. Виталий Беляев в расшитой ливрее начинал зажигать мутноватые декабрьские свечи в утончённых канделябрах замечательного тульского литья. От факела, исполненного в виде американизированного созвучного символа с лёгким акцентом на средний палец. Он говорил мне так:
   - Не обращайте внимания, Воротынский, барин часто изволят гневаться подобным манером адмиралтейским, ножкой топать не упускают случая, Однако бравада всё это, бравада и полный дискомфортный моветон с оборотом...
   - С каким ещё оборотом?
   - Ой, а то вы не в состоянии различить! - Лицо Беляева выражало оскорблённую наивность. Причём оскорблённую самым издевательским способом. - Идиоматическим оборотом же. А вы что подумать изволили, бесстыдник вы окаянный.
  
   Бац! Опять я отстранился. А Пушкин-Салеев с Беляевым в ливрее пошли к барьеру. Возле барьера безземельные крестьяне, задержанные околоточным за превышение скорости следования по императорской трассе Москва - Голубые Петушки, подстилали соломку на рогожку (хотя, вполне вероятно, что и на дерюжку). Чтобы в случае ранения было не больно падать. Ах, да не ясно, отчего падать? Так от пули же... Или от каких-то там её мегаплазматических флюидов (и это всё во сне сам себе соображаю!).
   Секунданты с секундомерами, праздные зеваки в духе Римской империи в больном воображении однозначных голливудских продюсеров, корреспонденты губернских изданий (один даже из газеты "ЯтЪ, не хрен взять" заявился). А я где-то выше всего этого. Под самым потолком. Опа, проблемка-с. А есть ли потолок у спящего в ослепительно-восхитительном состоянии чуточку выпившего мужчины усреднённых, мягко говоря, лет? Никогда не задумывался.
  
   Задумался и упал. Прямо на пол. Ой, как у вас на полу-то накурено...
  
   Но лучше узнать, как там у барьера. Что говорят, о чём мечтают...напоследок.
   - Ну, ты забавный! - сказал Салеев-Пушкин, теряя терпение и человеческий облик. - Сколько ещё будешь поперёк моего гранулированного резного таланта разных гадостей строить? Вот и спираль порвал, негодник злокозненный, извольте-с полюбопытствовать. А с таким отношением к спиралям и залёт возможен... Причём прямёхонько на вражескую территорию. И что вы можете мне сказать на это? Или возразить чего?
  
   Собираюсь что-то ответить. Пытаюсь, напрягаю подсознание. И тут... попадаю по ту сторону Волшебного Зеркала...
  
   Неловко позвякивая шпорами, вошёл граф Мыкола Страшневский.
   А ведь ещё Старый Новый год... на старые дрожжи...
  
   - Экой ты фонетический фанатик! Закрыл бы, что ли, свой фонтан красноречия!
   - Это вы по Козьме Пруткову соскучились?
   - Не то слово, батюшка, так истосковался, даже филе голубой акулы ем без циркулярно уложенного удовольствия.
   - Вам бы, отец мой, пангасиуса отведать перед вечерней молитвой... Глядишь, дело б и сладилось...
   - Вы о чём это, владыко?
   - Так всё о том же, чадо мое возлюбленное... О дуэлях немотивированных и недостойных высокого звания гениального литератора и самоцензора на полставки.
  
   Он упал с нехарактерным для господ нерыцарского сословия позвякиванием; из его головы просыпались тараканы, которые немедленно разбежались по закоулкам моей фантазии, издавая приглушённый шорох слежавшегося от долгого бездействия хитина.
  
   Но сон не приносил долгожданного отдыха душе, ибо и во сне он был также несправедливо беден, как и наяву. Это я? Нет, не я. Это кто-то другой... Не обо мне речь, ибо я сказочно богат. У меня есть друг. А я есть у него. В наше время такой капитал наживает не всякий.
   Не обо мне речь, просто приснилось...
  

* * *

  
   Уже не сплю, уже влился в общую беседу. В качестве слушателя. Говорит Виталий. Салеев оппонирует.
  
   - Пошёл в парикмахерскую. И время, вроде бы, нормальное, около 12-ти, а всё равно закрыто...
   - А куда ходил?
   - В "Спартак"...
   - У них такое по выходным частенько бывает. Пошёл в салон для мужчин?
   - Не, я пошёл в пивбар. Жена потом бесплатно постригла...
  
   И дальше...
  
   - Одно из двух: или я старый стал или...
   - ... трусы линяют...
  
   О! Это в духе Салеева. Вы даже не представляете себе, как он умеет... Как это может происходить в реальной жизни. Представьте себе картинку... Ко мне в гости пришёл Славка. На наш с ним общий день рождения. Разница в один день, только он Кролик, а я Собака... А по жизни мы оба Рыбы. Ничего себе - зоологический уголок средней школы!
   И вот Салеев у меня в гостях. Он говорит:
   - Сейчас, в миг твоего великого рожденья я могу сделать тебя знаменитым, хочешь?
   - Ага, - говорю я, исключительно чтобы противостоять Славкиному неистовому импульсу, который сопоставим только (и исключительно) с электромагнитным импульсом, вызываемым подрывом ядерного заряда, - хочу...
   - Тогда сосредоточься, закрой глаза и делай, как я скажу.
   - Что делать-то?
   - Закрой глаза... ах, да... говорил уже. Подними руки кверху и, словно обращаясь к божеству инков, скажи: "Я Велик! Я Колоссальный вождь современной действительности, Иванов Димыч!"
   - И что будет?
   - Будет тебе слава, почёт и уважение! Станешь ты величайшим человеком и вождём современности! Понял?
   Я повёлся, будто тихий и сговорчивый лох. В дверном проёме встал и исполнил всё, что Салеевым предписано было...
   - Я велик! - учил меня Салеев.
   - Я велик, - вторил я по его наущенью своего друга с закрытыми глазами, руки в положении "слава Амон РА".
  
   И тут случилось нечто. Моя супруга до сих пор с хохотом вспоминает эту ситуацию.
   Итак, вообразите. В дверном проёме между двумя комнатами виднеется моя нелепая фигура несимметричного медведя. В шортах и футболке, разумеется. Домашняя униформа, так сказать. Я поднимаю руки к небу и говорю заветную фразу, продиктованную Салеевым. В следующие несколько секунд оторванное от личного эго высокомерие корчится в ногах. Это Славка спустил мои шорты (по некоторым версиям вместе с трусами) к моим же собственным стопам... пред ясны очи ошарашенной супруги.
  
   Представляете, только что ты стоял в положении небожителя, взывающего к высшим силам, почти серьёзно, между прочим, уверовав в их могущество, и тут - такое унижение: руки в небо, трусы в ногах...
  
   Я велик! Бац, и без шорт в один миг оказался. Вот так и понимаешь, что всякое величие по своей сути всего только плод нашего воображения и умение убедить в этом окружающих различными, порой, негуманными методами.
  
   И так, таким вот образом я начинаю постигать, что слава в нашей жизни - есть понятие временное и крайне ненадёжное... А стоит ли её воспринимать всерьёз, когда Слава Салеев рядом со мной... И это, поверьте, гораздо важнее, чем всё остальное... что связано с мировой историей, самолюбованием и тем, что в христианской религии называется гордыней.
  
   Отчего-то вспомнилась этикетка с товара одной некогда известной торговой марки:
   "Дядя Ваня, хрен столовый".
   Вам это знакомо?
  
   Какие у вас руки... как у курицы, да и ноги тоже. Оглядываю себя в зеркале. Точно, куриное всё какое-то. Нечеловеческое. И вроде бы не пил ничего на голодный желудок. А спал тогда чего? Неведомо...
  
   Я снова задремал за праздничным столом? Эге, это становится тенденцией. Пора на волю, в заснеженные пампасы моего родного города. Уж чего-чего, а снега у нас в это новогодье выше всякой меры. Так бы и поделился...
  

ВЕЖЛИВОСТЬ СОВЕТСКИХ ОФИЦЕРОВ

  
   Просыпаюсь в очередной раз. Потягиваюсь. Как раз к моменту, когда Слава начинает травить что-то новенькое. Ага, вот послушайте. Это он опять вспоминает свои давние морские приключения родом из Нагайской бухты, из флота подводного, из сопок Марчекана.
   Я послушаю, пока тоста не сказано, а вы, как хотите. Но тогда вам и наливать не станем. А Салеев говорит:
  
   - Магадан. Семидесятые. Из училища на лодку офицеры каждый год приходят зелёные, как три рубля. Нам, срочникам, от подобного кадрового размножения одна только морока. Гонору у этих "кузнечиков", как правило, выше крыши, а умения никакого.
  
   Так было и в начале лета 70-го. А тут ещё и старпома откуда-то с Балтики подогнали. Интеллигентного до жути, в самом цветущем поколении моряк! За что его сослали в Магадан, нам особо не докладывали, но одна интендантская крыса на вещевом складе проболталась, мол, у нашего старпома был будто бы самый настоящий роман с женой чуть ли не самого командующего флотом, и эту парочку едва не застукали за стаканом "Цинандали" в обнимку и с букетом алых роз в придачу.
  
   А груди нашей флотской затейницы, как белые лебеди. Того и гляди, мигрируют в тёплые края от мерзкой балтийской зимы. Кавторанг их и держал, будто бы руками. Вероятно, чтобы не перелетела такая красота в дальние страны, где обитают потенциальные противники социалистических идей. А супруг вот не понял этого служебного рвения младшего по званию, который для него, собственно, и старался. Не понял, кортик выхватил. Но затеять корриду, однако ж, не решился. Мериме, видать, в детстве не читал. Обошёлся парой оплеух. Это с его только стороны, без учёта присутствующих дам.
  
   Супруга, говорят, вопила, как резанная, что её загипнотизировали, а потом пытались слабостью воспользоваться и синдромом трудного детства. Вопила и по мордасам нашего будущего старпома охаживала. Может, и верно, флотский интеллигент её очаровал своим отношением к прекрасному, которое она и назвала гипнозом. Назвала в трудную минуту. В душу женщины разве заглянешь...
  
   А вот ответил ли командующему (или кому-то там ещё) наш старпом встречным действием, никто не знает, поскольку из всех свидетелей осталась заполошная жена и кошка Манька, притаившаяся под диваном в самый разгар событий. Но женщина оказалась в таком истеричном состоянии, что вряд ли что-то смогла запомнить, а кошке изрядно досталось адмиральским (хотя, вполне вероятно, что и контр-адмиральским) ботинком по спине, что она начала мяукать с заиканьем. Разве с такого свидетеля толк будет?
  
   Но вернёмся в Магадан, где славная дизельная субмарина С-613 чуть подрагивает чувствительными ноздрями торпедных отсеков, готовая выполнить боевую задачу. А в экипаж уже вливаются новые молодые кадры и опытные бравые ловеласы, воспитанные на классической литературе.
  
   И вот в разгар всех этих перетрубаций стояли мы (мы - это экипаж субмарины в широко-подводном смысле этого слова) в доке, к автономке готовились. Вся матросня при делах. А также мичмана с офицерами, которые торпедным пироксилином пропитались по самую ватерлинию. Одна "зелёнка" пальцы не по делу корчит от скуки и полной своей никчёмности, поскольку не успели ни к какому процессу прикипеть всей душой. Их воспитанием старпом должен бы заняться, а у него пока травма свежая, зализывает останки любовного приключения. Не всегда это хорошо для службы.
   Так вот, стал я участником одного события, когда столкнулись эти два странных типа офицеров.
  
   Несу со склада коробку с предохранителями, а молодому литёхе почтение своё, разумеется, не засвидетельствовал. Не принято у нас было на авральных работах без толку честь раздавать. А этот "кузнечик" озверел даже, от собственного величия прибалдевши. Обложил меня загогулистой матерной конструкцией и при этом не преминул добавить два-три нелестных выражения относительно моих ближайших родственников, а также "этих поганых мичманов", которых на флотах срочники называли ласково "нашими подводными сундуками" и которые матросов построить не в силах, ети его еттить.
  
   И тут ещё на мою голову...
   ...явился интеллигентный питерский ссыльный. Старпом, в парадном мундире с иголочки и, казалось, одетый в допотопные калоши и чеховское пенсне, возник из утреннего тумана бухты имени знаменитого гидрографа Алексея Ивановича Нагаева, как обычно любила появляться незабвенная Мэри Поппинс перед лицом своих воспитанников.
   - Лейтенант,- сделал замечание старпом, поправляя несуществующее пенсне и дождавшись, пока у того закончился заряд творческого вдохновения в мой адрес, - вы сейчас ругались, как самый бездарный сапожник!
   - Да ну, нах...й, товарищ кавторанг! Ни хрена ж подобного, Гагариным клянусь!
   - Ничего я вам, товарищ лейтенант, не скажу, только замечу в скобках, что неправильно вы подумали о нашей космонавтике. Идите в свой кубрик и почитайте Пришвина перед сном, а ругаться грязными словами прекращайте.
  
   Советский морской офицер самый морской и самый офицер! Вот так-то. Белая кость, острый кортик, и ещё более острый язык... если не с похмелья. А то, что чемодан фанерный с протёршимся дерматином, туфли парадные с протёртой же подошвой и вместо квартиры комната в малосемейке, так в этом нет ничего удивительного. Разве сытый офицер - хороший офицер? Сытый офицер - позор Пентагона. Или не так? Ой, пошутил неудачно.
  
   А тут, будто в насмешку, Славкина песенка из спектакля на день ВМФ звучит. Текст народный, музыку не помню. Цензура была против. Прошло на уровне отсеков, дальше не просочилось...
  
   Военная пиеса добавляет веса,
   Если ты не в море, морячок-повеса,
   Если ты не мичман с базы военторга
   То запомни вот что - ж...па главный орган!
  
  

* * *

   А за кадром звучал замечательный афро-американский рэп:
   Я другой такой страны не знаю,
   Я ваще другой страны не знаю...
   (девки на подпевках с глазами от ресниц (рефреном):
   Не знаю, и знать не хочу!
  
   И всё это, разумеется, на языке города ангелов, то есть на английском языке. Но в стране восходящего из Японии солнца уже вовсю подпевали и подтягивали развесёлые матрёшки в бикини от фирмы "Санрайз - супер-мини".
  

* * *

  
   Посвинячили мы в это раз здорово. Закуски осталось столько, что ещё неделю потом сменный персонал питался на объекте, умело зажаривая на сковороде стейки из буженины, обваленной в чёрном перце и кусочки слабосолёной щуки.
   Мне тоже не удалось избежать этой прекрасной участи быть накормленным в дни новогодних праздников прямо на работе. Что я там делал? Так отчёты писал... По усам текло, борода промокла... а в рот попало немного.
  
   А что в это самое время происходило на голубых экранах, как привыкли выражаться со времён одноцветных "огоньков"? А вот...
   В какой бы только ТВ-канал не плевал я в эти дни, всякий раз на пути моей слюны увёртливо оказывался Дмитрий Назаров. А ведь на Огненную Свинью он не очень-то и похож. Так кого мы с вами всё-таки встречали на эти праздники?
  
   А филе голубой акулы? А как же без этого. Похоже по вкусу на пангасиус... только с подозрительным голубым оттенком. Это вам не в шкапчике сидеть. Нихт, нихт ферштейн, комраде кавторанг. Их бин руссише шарки... Блау шарки, чтоб я так жил!
  
   Вот такая хренотень по Чехову, как любит говорить мой друг Слава Салеев. Я ему верю безраздельно. Он и горя много видел, и толк в счастье знает. Вот послушайте...
  
   Славка рассказывает историю, которую можно назвать так...
  

АБСОЛЮТНОЕ СЧАСТЬЕ

  
   - Счастье, мужики, такая непонятная штука, что просто порой не знаешь, от какой малозначительной плесени оно вдруг расцветёт фейерверком сказочным, и индикатор состояния души так зашкалит в груди, что, того и гляди, в ангелы подашься с милым графским непротивлением. Да, нынче не то, что давеча в юности. Это тогда всё по бабам тянуло, а сейчас всё больше - по пабам. Ты гляди-ка, прям, в рифму сложил. Тогда по бабам, а сейчас - по пабам. Забавно.
  
   Ну, да что-то отвлёкся я от своей истории. С чего бы начать? История-то плёвенькая, а вот врезалась в память, будто самое дорогое, что было когда-либо. Мне ведь, и впрямь, приходилось всяких мармеладов зарубежных ещё в застойные годы употреблять, и дам сладких любить с непременной взаимностью, и с друзьями-товарищами в разных приключениях участвовать. А, поди ж ты, ничто так в память не запало, как этот случай вполне рядовой и ординарный до самозабвения.
  
   Начну-ка, я, пожалуй, издалёка, когда ещё мамонты кой-какие живы были, гарпун им в лохматый хобот. Я тогда совсем мелким для многих представлялся, не выше табуретки. Родился в большой татарской семье. Восемь человек детей, нас у папы с мамой было. Я - самый младший. Время тяжёлое, полуголодное. Каждый работник в семье на вес золота. А с меня что взять - ученик общеобразовательной школы, нахлебник то есть. Много ли с меня толку, сами подумайте? Впрочем, вы уже сии обстоятельства, наверное, не раз от меня слышали.
  
   Это сейчас в большинстве семей мамаши младшеньким поблажки делают, и всё вкусненьким порадовать стремятся. У нас не так было. Держали меня в чёрном теле. Из вкусного только сахар кусковой пробовал, которым меня отец угощал, когда эни, мама, то есть, по-татарски, не видела. Он всё по командировкам пропадал. Редко мне счастье выпадало сахарку отведать отцовского, оттого, наверное, и сладок он был как-то по-особенному. А так всё больше на одной картошке сидел. Её, наверное, за всё детство съел вагона три. Никак не меньше! Так что сейчас смотреть на эти "голландские ягоды" не могу без содрогания.
  
   Но не о том речь.
  
   История же про счастье, не забыли, я думаю? Учился я в школе прилежно, и в один прекрасный день закончил её без посредственных оценок. Тут эни мне и говорит, что, дескать, довольно на шее у старших сидеть, пора самому в мир выходить и самостоятельно свою судьбу устраивать... Отец только покивал головой утвердительно. Жалко ему меня было, но с мамой спорить не стал. Что ж, у нас не принято было родителям перечить. Собрали мне маленький баул с нехитрым скарбом, картошкой отварной, надоевшей до чёртиков, в путь-дорогу снарядили, и поехал я в райцентр до железнодорожного вокзала на попутной "полуторке", ещё когда, ездили тогда по нашим неухоженным дорогам этакие полу-фанерные монстры.
  
   Из дома вышел ещё затемно, в рань-прерань, чтобы к обеду в город поспеть. В Ульяновск меня понесло, а это ещё через Волгу перебраться нужно, на пригородном поезде. Отец проводил до станции, наспех приобнял суетливо и на работу к себе в правление побежал. В областном городе мне и раньше бывать доводилось, но чтобы одному, без родителей или братьев, - никогда. Вышел я с пригородного поезда на привокзальной площади, огляделся. На столбе фонарном объявление висит о том, что на кирпичный завод "требуются". Не долго размышляя, я сразу туда, на завод, и отправился, и уже через полтора часа числился садчиком кирпича и получил жильё в общежитии.
  
   Кто такой садчик кирпича? Это очень просто объяснить. В мои обязанности входило укладывать сухие кирпичи на поддон, чтобы потом их подать в печь на обжиг. То есть сажал я кирпич в печь, как деревенская баба чугунки, да пироги на противнях. Только для неё это дело привычное, а мне тяжеловато с непривычки. Первые дни буквально с ног валился после смены. Но потом пообвык малёха и даже иногда стал в клуб заводской захаживать. Танцевать - не танцевал, только смотрел больше, ума-разума набирался на предмет общения с женским полом.
  
   В комнате общежитской, кроме меня, ещё четверо проживало, но они в основном ходили в вечерние и ночные смены, и видеть мне их доводилось редко, да, и то всё больше спящими. Одним словом, работал я садчиком уже целый месяц, когда всё ЭТО и случилось. Ну, то самое, что потрясло меня на всю жизнь, Как контузило, честное слово не вру. Только не смейтесь, господа...
  
   Так вот, в тот день получил я первую свою зарплату. Когда в кассе подпись в ведомости изображал, так расчувствовался, что чуть было не заплакал. Хорошо, что там, в коридоре заводоуправления лампочка слабенькая висела, не заметил никто моих мокрых глаз.
  
   Вы, наверное, слабо себе представляете, что такое для маленького татарского мальчика почувствовать экономическую свободу. Мне, семнадцатилетнему (!), заплатили самые настоящие деньги. И теперь я мог смотреть в лицо своей эни безо всякого стыда, что являюсь нахлебником. Теперь я мог позволить себе выпить лимонаду, которого никогда раньше не пробовал, и, чёрт возьми, даже кружку пива в кривобоком ларьке рядом с заводской проходной.
  
   А что, я же уже не какой-нибудь школьник, а представитель гегемона. С этой минуты я мог позволить себе буквально всё! Даже эклер в шоколадном одеяле с немыслимо-белым, просто таки волшебным, кремом внутри (я видел однажды, как чистенькая девочка откусывала от сказочного пирожного, демонстрирую миру его волшебные потроха), даже трёхлитровку маринованных огурцов, даже жестяную прохладную банку с атлантической сельдью, даже (страшно подумать!) бисквитный торт из кулинарии ресторана при единственной в городе (речь здесь идёт о Димитровграде начала 70-ых годов, прим. автора) гостинице. Мало того, после этого беззастенчивого кутежа у меня оставалось бы столько денег, чтобы прожить безбедно до следующей получки (про аванс мне ещё не рассказали) и на оставшуюся сумму купить цветастый платок, который видел в магазине возле вокзала, для эни.
  
   С такими наполеоновскими планами я двигался от проходной, всё никак не решаясь, на что же употребить своё несметное богатство. Незаметно для себя оказался в гастрономе, и не просто в гастрономе, а в кондитерском отделе. Можете себе представить чувства мальчика, который, кроме сахара, не пробовал никаких сладостей, когда он был погружён в чудесные ароматы тропических пряностей из пещеры Али Бабы: волшебное амбре имбиря перемешивалось с еле уловимым ассорти из запахов корицы, ванили и гвоздики. А если учесть, что поверх всего этого благолепия метался кофейный дух, подобный дыханию одалисок для правоверного мусульманина, то тогда вовсе не удивительно, что я чуть не падал в обморок от почти сладострастного чувства, исследуя кондитерские витрины.
  
   И, как знать, чем бы всё закончилось, если бы в этот момент деловой магазинный грузчик не принёс в отдел три коробки с медовыми пряниками. Продавщица открыла коробку и стала выкладывать пряники на витрине. Запах мёда с имбирём от свежайшей продукции так на меня подействовал, что я совсем потерял голову, когда говорил дрожащим голосом: "Дайте, пожалуйста, три килограмма ... этих пряников..." Мне казалось, что продавщица сейчас удивится, откуда у пацана столько денег, немедленно вызовет постового милиционера. Конечно, в конце-концов всё выяснится, но праздник будет испорчен.
  
   А в жизни всё произошло более буднично и, вместе с тем, - прекрасно. Толстая дородная тётка, позёвывая, взвесила мне три пакета по килограмму, лениво отсчитала сдачу и пропела в звонкую пустоту закрывающегося магазина: "Есть ещё кто-нибудь в отдел? Подходите". Ура, меня приняли за настоящего полноценного покупателя!
  
   Прижимая к груди три свертка с пряниками, я проскочил мимо вахтёра в общежитии и поднялся к себе на третий этаж. Соседи по комнате были на смене, поэтому свидетелей моего кондитерского торжества не оказалось вовсе. Я вывалил пряники в единственную кастрюлю, которая имелась в наличии. Получилось с горкой. После этого я, даже не успев толком помыться, завернул на кухню и поставил на огонь чайник.
  
   Вода, будто дразнила меня, всё никак не желала закипать, а я нервно мерил шагами кухню, не решаясь вернуться в комнату, где медовые пряники взывали к их немедленному употреблению. Но мне казалось кощунственным - жрать пряники всухомятку. Это всё равно, что на неподкованной лошади ездить. Наконец, чайник вскипел. Я закрасил кипяток в пол-литровой "сиротской" кружке слабыми разводами утренней заварки и заспешил в комнату.
  
   Первые два пряника съел, практически не разжевывая, наслаждаясь непередаваемым ощущением деликатесного насыщения. Потом остановил себя и начал поглощение степенным манером, то есть, запивая чаем. Так, наверное, всякие английские лорды проводят свои аристократические завтраки где-нибудь в предместье Шеффилда за старинным фамильным столом. О, это воображение!
  
   Когда кружка опустела, пряников ещё оставалось изрядно. С некоторым усилием, подволакивая надувающийся, будто Первомайский шарик, живот, я снова прибыл на кухню. Под вторую кружку остатки пряничных россыпей таяли, но уже не с такой скоростью. Каждый пряник вызывал у меня чувства родственные, исполненные благодарности за доставленное наслаждение. Я относился к медовым кругляшам, как к младшим братьям, которых нужно спасти от многочисленных врагов, затаившихся в вечерней смене. А спастись они могли только лишь в моём желудке. Другой путь мне был абсолютно неведом.
  
   И вот свершилось - все пряники спасены, чай выпит, а я лежу на панцирной сетке своей кровати с руками, безвольно вытянутыми вдоль огромного, как у богатыря Святогора, тела. Со стороны, наверное, я своим видом напоминал Серого Волка из сказки про Красную Шапочку, который уже полакомился и бабушкой, и внучкой, и с лёгким сердцем ожидал прихода охотников, чтобы разом покончить с серым, несуразным существованием.
  
   Только я отличался от волка тем, что охотники мне не могли угрожать. От этой простой мысли становилось покойно и сладостно. Шевелиться не было никакого желания. Тут же прикрыл веки и погрузился в сытую полудрёму. Мне даже привиделся некий господин в исподнем, которого я принял за Господа. Он улыбался редкозубой улыбкой, гладил меня по голове и говорил что-то ласковое. Тут мою голову и посетила одна замечательная мысль: "Вот это есть самое настоящее счастье!" И, что греха таить - думаю так и поныне. То состояние полного и абсолютного умиротворения мне не доводилось почувствовать никогда больше. А видел и испытал я всякого, можете мне поверить. К Чехову не ходи!
  
  

* * *

   Славик! Салеев! Ты меня слышишь? Извинишь ли, что я твои истории без разрешения публикую? В среде поэтов и писателей, порой, и упоминание имени считается моветоном, а уж если по имени обратишься к автору шедевральных (с точки зрения крайне ограниченного контингента фанатеющих читателей), то получишь скандальную отповедь. Как же так? Почему я осмелился?.. Спрошу, пожалуй, может ещё не поздно.
   Хотя ответ мне заранее известен...
  
   - Ты уж на меня не обижайся.
   - Стараюсь. Обижаются навек только дураки. Умные пытаются договариваться. Три "бакса" с гонорара положишь, и всё...
   - Правильно. А кто договариваться не умеет, тот рискует заработать клинический ушиб лица головного мозга. А что касается гонорара... Давай-ка, я лучше так тебя водкою угощу. Слишком долго ждать придётся в противном случае: от жажды окочуришься.
   - Точно. - Море... оно Белое...
   - А филе акулы... голубое...
   - Как пангасиус...
   - И не говори-ка!

_ _ _

  
   * "Небесные гиды" - имеется в виду печально известная швейцарская фирма, осуществляющая аэронавигационное обслуживание воздушных судов "Sky guide".
  
   ** Пертуй - поморское название мелкой, "летней" трески, размеры которой не превышают 30-40 сантиметров в длину.
  
   1-11 января 2007 г.


Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Л.Миленина "Ректор на выданье"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"