Mak Ivan: другие произведения.

В поисках прошлого

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну, а вот это, можно сказать, и есть Подарок!
    С Новым 2006-м Годом!


Ivan Mak


В поисках прошлого



70001-й год. Подвал старого полуразрушенного здания. По узкому коридору тихо пробирался зверь. Он шел по своим делам, когда рядом внезапно раздался грохот. Возникла вспышка света и старая дверь вылетела в коридор да так, что ратион едва не оказался пришибленым насмерть. Он вовремя отскочил и приготовился увидеть нечто ужасное, но все стихло, затем послышался чей-то приглушенный голос.
− Черт возьми, здесь свет где нибудь включается или нет?!
Голос звучал странно с каким-то непонятным акцентом. Вслед за голосом послышались шаги, затем за выбитой дверью вспыхнул свет, который сильно мерцал и, стало ясно, что это обычный огонь. Послышались шаги. Ратион сжался и едва не дал деру, когда из двери вышло чудище... Чудище, однако, оказалось обычным ратионом.
− Эй. − Произнес зверь. − Ты чего прячешься? Где здесь выход?
− Выход − там. − Ответил ратион, показывая назад. В лапе зверя, что шел на задних лапах горел факел.
− Что это за место? − Спросил ратион.
− Подвал. А ты что, не знала куда зашла?
− Да уж, откуда мне знать-то? − Фыркнул зверь и пошел вперед. − Ты не идешь?
− Нет. − Ответил тот, и зверь ушел, уходя со своим светом. Вскоре он скрылся за поворотом, а ратион прошел к двери и долго хлопал глазами, рассматривая маленькую пустую комнату, в которой не было никаких других дверей, кроме той, в которую смотрел зверь. − Точно, бесы... − Проговорил он. − Замуровали...

Арсанка вышла на свет и некоторое время рассматривала звездное небо. Хотелось увидеть там множество точек космических станций и кораблей, но их не было видно. Факел в ее руке исчез, и она мысленно вызвала Иринку и Рамигора. Те ответили и сказали, куда перелетать.
Вскоре все трое оказались на залитой солнцем полянке. Рамигор объявил, что время вышло, а значит, драконам было пора улетать... домой.
− А тайна, которую ты обещал раскрыть? − Спросила Арсанка.
− Увы, но раскрывать ее некому. − Ответил Рамигор. − Мир сильно раздроблен, здесь нет единого правительства. И я не вижу смысла баламутить воду. Тайна останется тайной, Арсанка. Ты ее знаешь и, возможно, расскажешь когда нибудь. А мы летим...
− На Землю. − Произнесла Иринка.
− Ты уверена? − Спросил Рамигор.
− Ты обещал мне. Сейчас то время!
− Да. Но ты должна понимать, Иринка. Мы можем и промазать. А можем и вовсе не попасть.
− Летим. − Прорычала Голубая Драконица. − И сейчас же!...


Звонок в Московской квартире не был необычен. Женщина прошла к двери. Звонок повторился.
− Кто там?! − Крикнула женщина.
− Участковый. − Послышался голос, она узнала его и открыла. Перед ней оказался участковый, а вместе с ним два человека, которые показывали свои удостоверения.
− Мы можем войти? − Спросил один из них.
− Что вы хотите? − Спросила она.
− Поговорить о вашей дочери, Ирине Ферусовой. − Ответил человек. − Мы разыскиваем ее.
− Я не знаю, где она. Она пропала пять лет назад. Последний раз звонила откуда-то из Европы и все. Что вы знаете о ней?
− Мы знаем, что она разыскивается по обвинению в шпионаже. − Жестко ответил человек. − И мы требуем, что бы вы впустили нас!
− Вы считаете, что она здесь? − Произнесла мать. − Можете идти и искать, если не верите.
Они вошли и долго ходили по квартире приглядываясь, трогая различные вещи.
− Значит, вы не знаете, где она? − Спросил человек.
− Не знаю. Где ее видели в последний раз?
− В Англии. С американским агентом по имени Рамигор. − Женщина дрогнула. − Вы его знаете?
− Он был здесь, и вы это знаете. − Ответила мать. − И я не верю в то, что она шпионка!
− Для нас это совершенно очевидно, госпожа Марина Ферусова. Ваша дочь продалась американцам, и этот факт абсолютно точен.
Мать дрогнула. Она не верила. Не хотела верить! А люди рядом протопали на выход. Последним уходил участковый, который захлопнул дверь ничего не говоря.
− Нет! Нет! − Закричала мать. − Ира! Что же ты наделала?!
− Я ничего не наделала, мама. − Возник голос, и женщина резко обернулась. За окном сверкнула молния, от удара грома задребезжали стекла, а затем резки порыв ветра резко распахнул окно, врываясь в комнату и подымая занавески.
Послышались шаги, и женщина обернулась. Перед ней была ее дочь. Ирина подошла к матери и обняла.
− Ты пойдешь со мной, мама.
− Куда?
− В другой мир. Я давно уже там.
Сердце женщины сжалось.
− Тебе будет не легко понять, но постарайся. Прими это, мама. Я уже давно в другом мире, и там я стала драконицей.
− Но это же невозможно! Так не бывает!
− Здесь не бывает, на Земле не бывает. Пойдем.
Ирина взяла мать за руку и повела ее через квартиру, ввела в комнату, где жила сама, а там, за дверями была вовсе не старая комната Ирины, а странное помещение со множеством пультов, экранов. За одним из них сидел Рамигор, а вокруг все словно светилось.
− Идем же, мама! У нас мало времени! − Воскликнула Ирина.
И женщина шагнула вслед за дочерью. Дверь позади нее закрылась, дочь усадила мать в кресло, села рядом сама.
− Летим, Рамигор. − Сказала она.
Мать смотрела на дочь, пытаясь понять, что происходит. Рядом, за окнами вспыхнул свет, а затем возникла ночь и звезды.
− Что это Ира? Где мы?
− Смотри. − Ответила дочь, показывая в окно. А там выплыла Земля.
− Это космос?! Мы в космосе?! − Мать едва держала себя.
− Мы улетаем, мама. − Ответила Ирина. − Навсегда.
− Но я не хочу! − Закричала женщина.
− У нас нет выбора. Там, на Земле, ты уже умерла. И не потому что я увезла тебя. У тебя был приступ, разрыв сердца. Я плакала на твоей могиле, мама. И я много лет мечтала вернуться в прошлое и забрать тебя. Я...

Вой разнесся по кораблю. Иринка вскочила и закричала.
− Нет! Нет! Мама! Мама!... − Она свалилась на пол и взвыла. − Мамочка моя!...
Рамигор вскочил в ее каюту.
− Ира! − Он обнял ее. − Опять? Тебе опять это приснилось?
− Да. Но по-другому. К ней пришли, сказали, что я предатель, и она... А я... Мы ее спасли! А теперь...
Он обнимал ее. Обнимал ничего не говоря. Вновь и вновь попытки прорваться в прошлое заканчивались неудачами. Не помогали никакие усилия. То что свершилось, уже нельзя было изменить. Нельзя...
− Что это за вой? − Спросила Иринка.
− Энергия выходит из под контроля, Иринка. Скоро мы обратимся в сверхновую звезду, и нас выбросит отсюда неизвестно куда. Может, даже на другой край Вселенной. Я пытался прорваться и слишком много взял на себя, Иринка.
− Это невозможно, да? Совсем?
− Прошлое для нас уже застыло. Мы не можем его изменить. Мы можем лишь вызвать бурю гнева Природы за свои настырные попытки. И уже вызвали.
Рев все усиливался.
− Что это ревет? Это не компьютер!
− Нет. Это реактор пошел в разнос. Там сейчас появится центр сверхновой. Уже центр.
Вспышка. Иринка и Рамигор вцепились в друг друга. Вокруг не осталось ничего, кроме огня.
"На Землю. В 2001-й." − Произнесла Иринка мысленно.
"Она не послушается." − Ответил ей Рамигор. − "Держись!"
Новый порыв. Вспышки перед глазами рассеялись, и два существа вывалились посреди темного объема, внутри которого завывал ветер.
− Где мы?
− Не знаю. − Ответил Рамигор. − Летим, Иринка.
Они взлетели молниями ввысь и оказались над планетой. Странной планетой, на которой не было видно жизни, но были ее следы. Сгоревшие каменные города, обугленные земли.
− Что здесь произошло? Война?! − Воскликнула Иринка.
− Не знаю. Летим.
Они вылетели на солнечную сторону и оказались под лучами жестокого палящего солнца. Под ними все вокруг начинало дымиться.
− Это звезда, Иринка. Это взрыв звезды. Она увеличила свою яркость и убила здесь все.
− Может, не все, Рамигор? Где твой сканер?
Вспышка. Волна разошлась по планете. На сканере появилось несколько точек, и два дракона не сговариваясь понеслись туда. А еще через несколько минут оказались глубоко под землей, где еще существовала жизнь.

Разумных тут не было. Лишь в одном месте высветилась точка, показывавшая разумное существо, а прилетев туда Рамигор и Иринка обнаружили зверя, который гонял по залу жертву. Та вскоре попалась ему, и зверь улегся, что бы съесть пойманного. Вокруг было еще несколько десятков клеток, в которых сидели подобные же "обеды".
− Что скажешь, Иринка?
− Ничего. Я не хочу ни о чем думать. − Ответила она. − Я...
− Ты снова, да?
− Извини, но мне очень плохо из-за того, что ее нет. Почему так, Рамигор?! Почему она должна была умереть?! А я!...
− Смерть когда нибудь достанется и нам. Иринка. Наше бессмертие, это только игра, Нам кажется, что нас невозможно убить, а по настоящему, у всего есть начало и конец. И нас когда нибудь убьют, Иринка.
− Убьют?! За что?!
− Разве хищник спрашивает? − Спросил Рамигор. − Мы живем, пока сами этого желаем. И пока не найдется кто-то сильнее нас, кто решит, что мы ему мешаем. Мы не всесильны, Иринка. Природа обладает во много раз более мощными силами. И мы не знаем, что происходит после. Ты не знаешь. Быть может, твоя мать смотрит на тебя оттуда и плачет от того, что ты мечешься, а она не может тебе ничего сказать.
− Почему не может?
− Потому же, почему ты не можешь попасть на Землю, туда.
Иринка взглянула на Рамигора и не сказала ничего. Она прекрасно понимала, что его слова были только словами. Что же происходило после смерти реально, он не знал. И никто не знал.


Эрхайн смотрел на странное свечение, которое возникло в пустоте комнаты. Свечение оберело форму и перед Эрхайном оказался зверь. Очень странный зверь, без шерсти и стоящий на задних лапах. Эрхайн мотнул головой, пытаясь избавиться от наваждения, но оно не исчезло и зашевелилось. От одного вида этого облезлого уродца становилось не по себе, но желание вонзить в него клыки и когти не возникало. Не только потому, что он только что съел кролика, но и потому, что существо вызывало отвращение и, казалось, что оно ядовито. Ну да. Наверняка, мутант, а они должно быть ядовиты. Откуда он только взялся? Времени то прошло слишком мало. Он решил все же уйти, но едва Эрхайн направился к дверям, существо что-то произнесло своим голосом. Писклявым до тошноты. Ему хотелось избавиться от этого наваждения, и Эрхайн ушел. Ушел, закрывая за собой дверь и надеясь, что этот глюк не повторится. Он уже чувствовал, как мощные радиационные лучи пронизают кору планеты, и ему оставалось не долго жить. Но, как бы там ни было, он еще жил и, бог знает, может, и произойдет еще что нибудь? Может, звезда взрываясь не сожжет планету полностью и она будет еще много лет летать горячей, но вполне жизнеспособной на большой глубине. Иногда даже казалось, что далекие родственники на Ма-Саторе, быть может, сподобятся выслать спасателей, и те, узнав о глубоких пещерах, проникнут туда, чтобы... Глупости. Это будет столь дорогая экспедиция, что никаких средств не хватит. Да и пробуриться на километр, когда на поверхности раскаленный ад никто не сможет. Эрхайн не старался думать об этом. Но и умирать не собирался. Его лаборатория по-прежнему действовала, реактор должен был прослужить еще не мало. Он, собственно, и ограничивал время. Эрхайн ушел спать и склизское существо ему уже не мерещилось. Да и не могло. Он принял успокаивающее и никакие глюки не прорвались бы к его мозгу в этот момент.
Утром, едва он вышел из своей комнаты, в нос бросился запах. Чужой запах! Он разгуливал по помещениям, и Эрхайн тут же взял след, а через минуту оказался в центре управления реактором, где находился...
− Черт возьми! Пошел вон отсюда! − зарычал Эрхайн, и тут же заставил себя сесть. Еще не хватало под глюками что-то делать на пульте. Он мог вызвать даже аварию на свою голову.
− Зачем же так грубо? − спросило существо.
− Исчезни! Исчезни, глюк!
− Я вовсе не глюк, − сказало существо. − Меня зовут Иринка. Я прилетела из космоса.
− Да неужели! И сквозь землю ты как святой дух протекла!
− Кажется, он нас за свои глюки принимает, Рамигор, − произнесло существо, и тут кресло рядом повернулось. В нем сидел зверь. Крупный, не меньше самого Эрхайна. В его лапе был странный прибор, который мерцал слабым светом, исходившим изнутри.
− Тебя как звать? − зарычал Рамигор.
− Эрхайн. Кто ты такой?!
− Ты бы нервы свои успокоил, Эрхайн. Пришельцы мы. Инопланетяне. И долго мы здесь не задержимся, так что, будь повежливей, мы не станем тебе вредить.
− Вы должны доказать!
− Доказать? − усмехнулся зверь. − Ты же нас от глюков своих не отличаешь. Какие доказательства? Рассказать тебе принцип телепортатора, с помощью которого мы сюда забрались? Ты его не поймешь и проверить не сумеешь. Что бы мы ни рассказали, то что ты знаешь, ты и сам знаешь и глюки твои знают. А что не знаешь, то проверить не сможешь, ибо ты глюками все обзовешь. Даже таблетки свои против глюков сочтешь за глюкало недействующее.
− Ладно, допустим, я поверил. Получается, что вы сюда пришли, чтобы спасти меня?
− Это желание у меня сильно поубавилось после того, как ты нас встретил по хамски, − произнес Рамигор.
− Я прошу прощения, но я давно один, и я бы понял лучше, если бы вы пробили стену какой-нибудь машиной и вылезли оттуда...
− Это слишком примитивный способ, − ответил зверь. − А эта штука куда более эффективна. − Он показал свой прибор. − Вот так. − Он направил прибор на Эрхайна, возникла вспышка, и он рухнул на металлический пол, который к тому же еще и падал. Эрхайн распустил когти, но они лишь царапнули металл.
− Черт возьми! Убери это! − завыл он, но никто не ответил. Эрхайн стоял на полу, а тот продолжал падать вместе с ним куда-то... Куда? Мысль эта заставила его двинуться и пройти к окну. И тут Эрхайн взвыл вновь. За окном были звезды, а в стороне темнокрасным светилась планета... − Корабль? Это космический корабль?! − взвыл он.
Он бродил довольно долго и понял, что корабль кружился, в результате чего и создавалась сила тяжести в довольно большом кольце, где располагалось не мало кают, но все они были пусты. Эрхайн искал хоть кого-нибудь и, наконец, почуял след, а затем тихо заглянул в очередную каюту. Там лежал зверь, а рядом с ним лысое существо. Оба, похоже, спали, и Эрхайн покинул каюту, тихо прикрыв дверь.
Он еще довольно долго бродил, смотрел в окна. Периодически в окна попадал свет звезды, но он не жег, хотя звезда уже выглядела как огромный раскаленный шар. За окнами находились фильтры, которые не пропускали жесткое и тепловое излучение.
Да, это был корабль. И корабль пришельцев, у тагиросов таких кораблей не было. Большие корабли строили в совсем иной конфигурации. К тому же вокруг были слишком просторно. В настоящих кораблях тагиросов за комфортом не гнались. Чем больше мест для пассажиров тем лучше и уж коридоры то были такими, чтобы в них разошлось не больше двоих, а тут и вдесятером можно было встать в один ряд от стены до стены. У пришельцев, очевидно, не было жестокой проблемы с нехваткой места.
А тагиросы строили корабли, чтобы улететь. Многие тысячи рвались на них, платили огромные деньги, чтобы улететь и где-то там стать неизвестно кем. Не мало инопланетян появилось на планете, чтобы нанять бесплатных рабов на свои корабли. Тагиросы ради спасения жизни продавали себя и своих потомков в рабство только за отлет с планеты, которой было суждено умереть. И время смерти пришло. Звезда поначалу медленно колебалась, затем ее яркость возросла и начался взрывной процесс, который продолжался вот уже несколько месяцев. Планета обратилась в раскаленный шар. Лишь в глубине еще оставался холод, но и он не долго просуществовал бы. Эрхайн понял, что протянул бы от силы года два и изжарился бы в своей шахте.
Много времени ушло с тех пор, как он выкупил эту старую шахту. Выкупил и построил в ней убежище. На корабль денег не хватало, они стоили слишком дорого. Эрхайн же получил средства за счет останков титановой руды, что под конец ценилась очень не слабо. Его мечтам о спасении не суждено было сбыться тогда, но...
Но он теперь на корабле! Огромный корабль пришельцев явился к планете. Эрхайн почти не сомневался зачем он пришел. Конечно же! Все эти пустые помещения предназначались для тагиросов, но пришельцы опоздали. Явись они полгода раньше, их корабль оказался бы полон беженцев, а склады ломились бы от золота, бриллиантов и других богатств, за которые тагиросы выкупали свои жизни.
А теперь здесь лишь один Эрхайн. Может, там, внизу и есть еще живые, но вряд ли. Шахта Эрхайна была самым глубоким убежищем в мире. И, если бы не тот дурацкий мятеж, что подняли рабочие, еще не мало тагиросов осталось бы в ней. Эрхайн расчитывал, что сумеет принять около полусотни, но, когда все началось, к нему ломились тысячи, и он закрыл вход, поняв, что в ином случае умрет сам, умрут и они. Пришельцам он, очевидно, теперь обязан по гроб. И быть ему их рабом, не меньше. Впрочем, Эрхайн этого не страшился. Когда-то он и сам искал подобный способ отлета, но у него не хватило денег. Тагиросы отдавали себя в рабство! И платили за это!
− Ты избавился от глюков, Эрхайн? − послышался голос. Тагирос обернулся и увидел зверя.
− Да, − ответил он. − Теперь я ваша собственность.
− Что-то ты слишком много хочешь, тагирос, − ответил зверь.
− Что? Я ничего не хочу. Вы спасли меня, и я ваш раб.
− Обойдешься. Слишком много чести, − фыркнул Рамигор.
− Ты, наверно, слов не понимаешь моих, − произнес Эрхайн.
− Я прекрасно понимаю твои слова. Это ты не понимаешь, что оскорбляешь меня, говоря подобные вещи! Я нашем законе первое слово − Жизнь, а второе − Свобода.
− Я прошу прощения, − произнес Эрхайн. − Но вы ведь прилетели сюда не просто ради спасения тагиросов.
− Мы вообще летели не сюда, Эрхайн. Мы здесь случайно оказались Обнаружили планету, где была раньше жизнь, потом решили проверить на всякий случай сканером и обнаружили тебя.
− А язык наш вы выучили читая надписи на обгоревших стенах? − спросил Эрхайн.
− Язык ваш я знал очень давно. Учил его вместе с многими другими, когда еще был маленьким. Если же ты сейчас же не захлопнешь пасть и не прекратишь меня оскорблять, я тебя верну к твоим кроликам! Мне это так же просто сделать, как тебе этого кролика съесть на завтрак!
− Я не хотел вас оскорблять! Я прошу прощения, − произнес Эрхайн. − Просто, я думал, откуда вы прилетели и решил...
− Ты выдумал себе то, чего нет, Эрхайн. Ты остался один на всем своем свете. И уж не знаю, как ты жить будешь.
− Может, тогда, вы перевезете меня на Герос? Там сейчас те, кто сумел улететь из наших.
− Э, так вы, значит, успели улететь?
− Далеко не все, но многие. Мы знали, что звезда скоро взорвется, строили корабли и улетали. А у меня не хватило средств.
− Ну и где же этот твой Герос?
− Герос? − удивился Эрхайн. − Вы... Я не знаю точно. Знаю, что около сорока световых лет отсюда.
− Сорок лет, это не далеко, − произнес зверь. − Иди за мной.
Эрхайн прошел вслед за Рамигором. Они вошли в странноватое помещение с круглой железякой на полу. Рамигор взошел на нее.
− Иди сюда, − сказал он. Эрхайн вошел в круг и сел рядом. Вспыхнул свет. Яркожелтые линии загорелись по контуру круга, пришли в движение, и через мгновение стены вокруг резко переменились. Пол ушел из под лап. − Не дергайся! Мы в невесомости, − зарычал Рамигор и выплыл из круга. Желтых лучей уже не было, а вокруг оказалось множество панелей и приборов. − Иди сюда и пристегнись, − приказал Рамигор, показывая место рядом. − Мы в центре станции. − Сказал он, показывая вверх. Эрхайн увидел в окно кусок большого бублика. − В центр нет иного входа, кроме телепортатора.
Позади в этот момент вспыхнули желтые молнии и за ними явилось лысое существо, которое без всяких разговоров оказалось по другую сторону Рамигора.
− Куда летим, Рамигор?
− Сейчас узнаем, − ответил тот.
Перед ним вспыхнул экран, на котором зажглись звезды.
− В сфере поиска около десятка населенных планет, − произнес Рамигор.
− Десятка?! − воскликнул Эрхайн. − Я знаю всего семь...
− Ну, ты явно не астропилот, Эрхайн, так что то что ты знаешь. Точнее не знаешь, каково расстояние?
− Нет. Около сорока.
− Значит, берем сферу от тридцати девяти до сорока одного. И проверяем десять миров. Ирин, скинь эту бандуру.
Эрхайн не понял, о чем речь, но вскоре корабль двинулся, и тагирос увидел как большой бублик отплыл в сторону.
− Вы хотите оставить здесь это?.. − спросил он.
− Да, − ответил Рамигор. − Нам незачем таскаться с этим куском железа. Потребуется, вернемся.
− Он же здесь просто сгорит!
− Не сгорит. Там уже вышел весь кислород. Будет горячая железяка и все. Стартуем к первой планете.
Уже через пару минут корабль висел над новым миром, но Эрхайн сразу же объявил, что это не Герос.
− На Геросе больше половины планеты водой залиты, а здесь леса и леса, − сказал он.
− Идем дальше.
Еще пара планет так же были отброшены. На одной оказалось множество пустынь и так же не было большой воды. Третья оказалось с водой, но состав атмосферы, который определили приборы оказался неподходящим для тагиросов.
Корабль выскочил около четвертого мира.
− О, боже! Это же Земля! − воскликнула Иринка.
− Тихо, Иринка. Это не Земля. Похожа только. Вскоре на экране появились очертания материков, скрытых под облаками, но прежде чем приборы зафиксировали состав атмосферы, корабль оказался под обстрелом.
− Эй, вы, прекратить огонь! − приказал Рамигор, посылая сигнал на языке тагиросов.
− Убирайтесь вон, поганые звери! − завыл ответный голос в динамиках.
− Это Сархасцы. Лучше улетать отсюда! − произнес Эрхайн.
− Улетаем, − ответил Рамигор и корабль ушел во тьму.
Пятая планета оказалась той самой. Герос подобно Сархасу оказался покрыт множеством морей и океанов, закрытых белыми облаками. Но, в отличие от Сархаса, корабль получил сначала радиозапрос, и Рамигор объявил, что прилетел от планеты Тагра, с тагиросом на борту.
− Будете оформлять рабство, или он заплатил? − Спросил голос.
− Ничего он не платил, и никакого рабства я оформлять не буду! − зарычал Рамигор. − Я его спасал, привез сюда, и он свободен! Ясно?!
− Герой! − фыркнул голос с другой стороны. − Ну, раз ты такой герой, так и быть, разрешим тебе спуск бесплатно. Систему координат знаешь?
− Не знаю. Скажите примерно, куда, войду в атмосферу, а там проводите по радио.
− Спускайся к экватору, через четверть оборота подлетишь к материку, там тебя проводят по радару, − ответил голос.
− Спасибо.
Ответов больше не было, а корабль пролетев еще немного, нырнул в атмосферу, предварительно хорошо затормозив. Через десять минут приборы показали радарный сигнал, затем возник новый голос и начал диктовать направление полета и высоту.
Рамигор выдернул из пульта свой прибор и передал Иринке.
− Спрячь, − сказал он. Эрхайн видел это, но не проронил ни слова. Он прекрасно знал, что пришельцы не станут особенно доверять кому попало, а прибор, видимо, был очень важен. Как только Рамигор вытащил его, большинство экранов вокруг погасло, а затем они и вовсе ушли в стены, открывая новые окна.
Рамигор вел аппарат дальше, следил за радаром, слушал наводчика.
− Хорошо идешь, − произнес голос. − Впереди скоро увидишь посадочную полосу. За ней обрыв. Если полоса коротка, скажи, выведем на другую.
− Мне без разницы, какая полоса, лишь бы длиннее чем я сам, − ответил Рамигор.
− Шуткуешь? − фыркнул зверь.
Полоса, наконец, появилась впереди. Аппарат пронесся над ней, затормозил и опустился недалеко от здания, после чего в динамиках послышался вой и непонятный шум.
− На выход, − приказал Рамигор.
Эрхайн покинул корабль последним. Он шел оглядываясь, затем вовсе встал. Аппарат снаружи выглядел не особенно и красиво. В нескольких местах были помятые места, в крыле зияла дыра, борт в одном месте был сильно опален.
− Вы прям, словно из боя... − произнес тагирос, появившийся откуда-то. − А это что за чудище?! − зарычал он, увидев Иринку.
− Это Иринка. Она со мной, − произнес Рамигор.
− А ты сам кто? − фыркнул зверь.
− А ты слепой? Клыки видишь, когти видишь? Значит, все на месте! Хвост не оборван, стало быть свой! Что еще за кто сам?! Рамигором меня звать, ясно?
− А самолет твой почему в таком виде?
− Потому что ваши друзья сархасцы меня обстреляли.
− Сархасцы нам не друзья! − зарычал тагирос.
− Эрхайн, ты заснул? − спросил Рамигор. − Объясни своим родственничкам, что мы здесь не для того, чтобы нас оскорбляли!
Эрхайн словно очнулся. Его мысли были далеко в раздумьях. Он пытался понять, как каракатица, на которой он прилетел, вообще смогла лететь и сесть.
− Вы здесь где или кто?! − зарычал Эрхайн, обернувшись к тагиросам. − Вам сказали не пищать!
− Да это псих какой-то, − произнес голос тагироса.
В этот момент позади раздался звон металла. Эрхайн обернулся и увидел, что от аппарата отвалился какой-то кусок, затем он медленно покосился, рухнул на бок, крыло его помялось и машина начала рассыпаться на глазах.
− Е-пр-с-т!... − вырвалось у кого-то. − Что это за!...
С нескольких сторон подъехало около десятка машин и трех прилетевших окружили. Подъехавшие солдаты оглядывали рассыпавшийся аппарат, а троица оказалась окружена.
− Ты кто такой?! − зарычал тагирос. На Рамигора было направлено оружие. Кто-то взял под прицел и Эрхайна.
− Ирин, пора делать ноги, − произнес Рамигор.
Эрхайн в этот момент проскочил к нему, а вокруг внезапно вспыхнули огненножелтые молнии, которые закрутились в один миг. Раздался грохот и вокруг все переменилось. Эрхайн плюхнулся в воду, рядом с ним плюхнулись и два существа.
− Тьфу! Ты какого черта к нам влез?! − зарычал Рамигор на него.
− Я хотел сказать, чтобы они не стреляли! − завыл Эрхайн. Он дергался и плыл к берегу. Первой там оказалась Иринка, затем Рамигор и Эрхайн.
− Где мы, Ирин? − спросил он.
− Какая разница? Планета со всех сторон круглая, − ответила та.
− Но все же.
− Десять тысяч миль от того места на юго-запад. Что им было надо?
− А какая нам теперь разница? − фыркнул Рамигор. − Трансформатор доставай.
Эрхайн не понял, что за трансформатор, но Иринка передала Рамигору тот самый прибор, что был у нее спрятан. Рамигор взял его, сел и некоторое время что-то делал, словно когтями пытался написать знаки. Затем направил прибор в сторону и там появился полупрозрачный тагирос.
− Похож? − спросил Рамигор, взглянув на Эрхайна.
− На кого?
− На тагироса?
− Похож, − ответил Эрхайн еще не понимая. Изображение исчезло, а прибор оказался направленным в Иринку и удар молнии вошел в нее, после чего во вспышке возник тот самый зверь.
− Ну и кем ты меня сделал, Рамигор? − зарычал зверь, оглядывая себя.
− Не важно. Главное, что похожа. − Он вручил ей прибор. − Теперь я. − Сказал он. Иринка без промедления "выстрелила" в Рамигора, и тот оказался тагиросом довольно похожим на нее.
− Вот теперь пусть ищут нас до усрачки, − фыркнул Рамигор, забирая прибор. Он провел когтем, и транформатор вспыхнув исчез. − В общем, ты нас не видел, Эрхайн, − сказал Рамигор, взглянув на настоящего тагироса. − Пока и прощай.
Эрхайн не успел ответить. Два пришельца сорвались с места и помчались вдоль берега озера. И бежали они так, словно всю жизнь были тагиросами, да еще и чемпионами по бегу, потому что Эрхайн так и не догнал их. А через несколько дней блужданий, наткнулся на полудикое поселение тагиросов, которые его и приняли, потому что Эрхайн оказался знатоком многих вещей и сумел развести... огонь.


− Ну так куда же мы попали, Рамигор? − спросила Иринка.
− В довольно пренеприятное место, − ответил Рамигор. − Отсюда ни черта не видно и я никак не пойму, в какой стороне моя галактика.
− То есть, мы очень далеко? Ты можешь определить, сколько от Центра Вселенной?
− Около двух миллиардов лет. И сейчас у меня нет сил на переход, все рвануло там.
− Мы здесь застряли?
− Не думаю, что на долго. Но нам ведь не привыкать, Иринка? − усмехнулся он. − Давай, потешим судьбу. Она привела нас в этот мир, значит, тут не хватает драконов.
− А если она хочет здесь вырастить убийц драконов? И прислала нас им для развлекухи ослабленными?
− Вряд ли, но расслабляться не стоит. И надо помнить, что здесь может оказаться и такая Магия, какой мы не знаем. Как никак в два раза дальше от Центра чем мы.

Мир оказался далеко не развит. Существовали небольшие точки цивилизации в разных концах мира. Там сосредотачивалась вся техника, а остальные дикие места были далеко не освоенными. Кое-где существовали города покрупнее, но большей частью Герос был чист и девственен.
В одном из таких чистых мест в горах драконы и "свили" себе гнездышко, которым стала большая пещера. Отсюда разлетались разведчики Рамигора, сюда стекались все данные, в том числе и все о военных кораблях, что находились вокруг мира. Тагиросы не пускали на планету почти никого кроме своих. Редкие инопланетяне являлись в этот мир для торговли. Они предлагали товары высоких технологий. За них расплачивались большей частью дорогим сырьем.
Нашлась информация и о сархасцах. Те были довольно воинственны, но сидели на своей планете, на завоевания не летали, а сами ждали, что из космоса явятся какие-нибудь звери вроде тагиросов, чтобы на них напасть. Впрочем, от тагиросов в это время никто не ждал нападений. Гибель их мира была известна всем в округе, и не мало пришельцев поживились на этом, "спасая" жителей планеты. Спасали, разумеется, не бесплатно.
Правительственные организации Тагры вели иную политику. На транспорники отбирали молодых и сильных. Устраивались конкурсы, в которых тагиросы выигрывали жизнь своим умом, силой и молодостью. Каждый день с планеты улетали тысячи, но для того, чтобы вывезти всех, требовалось при таких темпах несколько тысяч лет. Реально же имелось лишь несколько десятков. И гонка шла не на жизнь, а на смерть. За несколько лет различные боевики пытались прорываться к космическим центрам, но правительственные войска оставались на страже, и ни один корабль не ушел с боевиками.
Население Героса составляло около десяти миллионов тагиросов, когда от Тарги пришли последние корабли с сообщением о взрыве и гибели планеты. Еще несколько дней там собирали уцелевших в подвалах и шахтах. Их называли "везунчиками", потому что им действительно повезло оказаться среди спасенных, когда весь мир сгорел...

Флот Наргоро подошел к планете. Командующий рассматривал этот мир, уже считая своим. Сопротивление тагиросов не могло помешать высадке. Слишком их было мало, а Наргоро считал, что эти звери вовсе не имеют права жить. На экране появился зверь, который потребовал ответа от прибывшего флота, о том, кто они и зачем.
Наргоро не отвечал. Он не собирался тратить время попусту.
Включился еще один экран и на нем оказалась странная морда существа, которого Наргоро еще не видывал. Голова светилась золотом, а синие глаза сверкали бриллиантами.
− Господин Нарргорро, вы пррибыли очень не воврремя, − произнесло существо. − Прредлагаю вам либо сдаться, либо удиррать, если сумеете! Мой флот уже взял под защиту эту планету, так что вам не поздорровится, господин Нарргорро.
− Ты что за козявка?! − воскликнул Нарргорро.
− Тебе это знать не положено, рростом не вышел! − проговорило существо. − Я даю тебе пятнадцать секунд на решение об уходе. В прротивном случае, ваши коррабли будут поррушены! Врремя пошло, господин Нарргорро. Я пррекрасно знаю ваши планы, так что, уплывайте, пока у вас есть эта возможность! Осталось пять секунд!
− Я не куплюсь на этот блеф!
− И прравильно! Покупаться не на что! Пррощайте, господин Нарргорро, ваш коррабль взоррвется перрвым. Уже взоррвался...
Грохот ворвался в рубку вместе с дрожью пола, и Наргоро обернувшись увидел огонь, ворввавшийся в дверь рубки...
Молнии прошили космос, десятки, сотни, тысячи кораблей пришедшего флота оказались в огне и разлетались в клочья. Ни один из них не успел уйти.

− Я его прредупреждал, − произнесло существо с экрана. Казалось, оно теперь обращалось к Командующему тагиросов.
− Кто вы? − спросил тагирос.
− Это совсем не важно, − произнес незнакомец. − Вам кррупно повезло, что я прролетал мимо, когда этот меррзавец явился сюда. Ну, мне порра улетать.
Изображение исчезло, и никто из тагирросов так и не узнал, кто это "пролетал мимо" и разгромил атакующий флот. Позже не было выяснено и каким образом корабли были взорваны. Обломки не носили следов какого либо известного оружия.


− Не выйти нам, Иринка, − произнес Рамигор. − Странно это. Какой-то запертый кусок космоса.
− Мы ведь уже в другой галактике.
− Да. И кусок этот на сотни миллионов лет вокруг. Словно яма какая-то.
− Может, мы снова в прошлом?
− Может. Но я не пойму. Реперов здесь не знаю, а наших не видно. Слишком далеко.
− Не понимаю. Свет то и за десять миллиардов лет доходит.
− Это то да, Иринка! Но ты представь, что он идет из миллиарда лет из прошлого. Там звезды другие, понимаешь?
− Да, я не подумала. − Значит, если сейчас увидеть Землю отсюда, мы увидим то что там два миллиарда лет назад.
− Да. Динозавриков даже не было, наверно.
− Куда полетим?
− Не знаю, − ответил Рамигор. − Если бы сориентироваться...
− Но Центр то ты знаешь где? Туда и лететь. Всяко будет по пути, когда мы дальше чем миллиард лет.
− Да, тут ты права. Только мы то как раз у границы, что ближе к центру. Дальше никак, только если назад. А назад не интересно.
− Значит, лететь в ближайшую галактику, а там в мир какой-нибудь, что получше развит.
− Или похуже, что бы не вляпаться, − ответил Рамигор.



Длогеры наступали. Огромное количество этих тварей обступили город и медленно, шаг за шагом рушили дома и ловили всех, кто им попадался. Единственным желанием этих тварей было засосать в свою тушу побольше жертв и город людей бился в агонии. Бежать было некуда. Монстры перекрыли все улицы, а редкие смельчаки, пытавшиеся проскакивая по крышам домов или подвалам, оказывались заживо заглоченными. И не было никому спасения. Множество щупалец чудовища проверяли каждый клок земли, каждую щель и если чуяли живое, тут же доставали. Либо разбивая укрытия, либо просовывая в щели свои длинные языки. У длогера сотни пастей и глоток, и все они предназначены только для пожирания.
Люди, не успевшие сбежать из города, столпились в центре. Кто-то еще надеялся спрятаться в подвале, кто-то пытался проскочить, но даже оказавшись позади монстра человек не успевал убегать. Взвивалось одно из щупалец, захватывало и жерва с воем и криком исчезала в дыре, что была в центре щупальца. А оно было гибким и растягивающимся на столько, что могло и лошадь в себя засосать.
Чудовища продолжали наступление.

Кордан сидел в баре. Вокруг давно не осталось людей, и он просто напивался. Сначала пивом, потом вином. Хозяин бара сбежал и Кордан решил, что лучше уж перед смертью оказаться в стельку пьяным и ничего не соображать, когда мерзкое щупальце засосет его в поганое чрево монстра. Грохот рушившихся зданий раздавался совсем рядом, когда дверь заведения громыхнула, и Кордан увидел двух человек, вошедших в бар.
− Мы уж думали, здесь людей совсем нет. − Сказал один из них, подходя.
− А их и не будет скоро. − Ответил Кордан. − Делогеры всех сожрут.
− Это эти чудища, что ли? − Спросил второй. По голосу Кордан понял, что это женщина и попытался продрать глаза, но не сумел. Туман уже застилал взгляд.
− Эй, ты слышишь? Тебя спрашивают? − Спросил мужчина.
− Чего пристали! Я сюда напиться пришел в последний раз в жизни!
В этот момент раздался грохот. Стены заходили ходуном, с потолка посыпалась штукатурка, а окне появилось мерзкое щупальце длогера, которое пробив стекло полезло внутрь бара.
Кордан не видел что вынул мужчина, но в его руке возникла резкая вспышка, затем все вокруг затряслось. Щупальце вспыхнуло синим огнем и вылетело наружу. А вокруг словно началось землетрясение. Кордан от этого даже протрезвел. Глаза его вновь стали видеть и перед его взглядом за окном рухнуло несколько щупалец монстра, которые остались лежать неподвижно.
− Что это? − Проговорил Кордан.
− Видимо это твой длонгер. − Произнесла женщина и прошла к окну. − Ты глянь, Рамигор?
− Видел я их уже. − Ответил тот так словно длонгер был завсегдатаем бара, а не чудовищем, пожирающим всех вокруг.
Два человека вышли на улицу, Кордан шатающейся походкой прошел туда и почти не верил глазам. Огромное чудовище лежало мертвяком, загородив своей тушей всю улицу.
− Помогите... − Послышался какой-то стон. Рамигор вытащил меч и ткнув им в щупальце рубанул, что было сил, затем еще. Черная кровь монстра брызнула на него, но человек продолжал, пока не обрубил щупальце, а затем взялся за его обрубленый конец и потащил что-то изнутри.
Кордан встал, замерев.
− Иринка, держи там! − Воскликнул Рамигор. Женщина вцепилась в щупальце с другой стороны, а Рамигор продолжал что-то тянуть. Кордану это показалось каким-то безумием, но заметив, что Ириннке трудно удержать скользкую тушу, сам подошел и схватился за щупальце длонгера.
Рамигор, наконец, вытянул то, что хотел. В его руках оказались ноги человека, а затем и весь человек, которого длонгер, видимо заглатывал в тот момент, когда внезапная смерть пришла к нему.
Спасенный еще двигался, а по виду это был еще совсем мальчишка.
− Что же ты влез туда? − спросил Рамигор.
− Я хотел... по крыше... − проговорил парень и повалился, теряя сознание.
Рамигор взглянул на Кордана.
− Тебя как звать?
− Кордан, − произнес тот. − Как это вышло?
− И не спрашивай, − ответил Рамигор. − Не пора ли выбираться отсюда?
− Да, но там еще другие... − произнес Кордан.
− Это моя забота, − ответил Рамигор и пошел к подъезду, тащая за собой парня, которого он привел в чувство.
− Нет! Туда нельзя! − закричал парень, когда впереди появилось щупальце всунутое в окно.
− Можно. Он уже мертв. − Рамигор тянул его дальше. За ним шла Иринка, а затем Кордан.
Они выбрались на крышу дома, прошлись по ней. Над другой улицей вздыбились огромные щупальца и потянулись к людям, но Рамигор ничуть не боясь поднял оружие и выстрелил.
Огненная, ослепительная вспышка вошла в приближавшееся щупальце. Огонь словно прилип к нему. Тут же начался грохот, монстр на той стороне резко зашевелился, а затем над улицей возник огненный фейерверк из горящих щупалец монстра и все они улетели на ту улицу. Послышался удар...
− Еще один сдох, − произнес Рамигор. − Вперед.
Кордан побоялся даже спрашивать, что это за огненное оружие. Ничего подобного он в жизни не видел, но теперь он видел лишь одно. Рамигор − единственная его надежда на то, чтобы выбраться из города живым.
По дороге Рамигор прикончил еще двух монстров.
− Рамигор, − произнесла Иринка. − По-моему, ты зря теряешь время.
− Ты так думаешь?
− Да. Иди, и прикончи их всех сразу. Ты же можешь.
− Хорошо. − Рамигор передал ей в руки парня, отошел в сторону, и Иринка задержала рукой Кордана, который пошел было вслед за Рамигором.
− Не ходи за ним, − произнесла она.
− Почему?
− Вот почему.
Кордан замер. Он увидел, как Рамигор встал посреди улицы, раскинул в стороны руки и его тело вспыхнуло ярким солнечным светом, а затем переменилось и... На месте человека оказалось огромное существо, тело которого блестело золотом. Кордан решил, что это ему снится, что он в действительности там в баре, наглюкавшись вина и уткнувшись носом в стол. Возможно даже его уже жрет чудовище...
Тем временем золотое существо поднялось и оказалось не меньше длонгера размером. К тому же, за его спиной оказались огромные крылья, которые через мгновение вознесли Рамигора в небо.
− Кто он?! − Воскликнул парень.
− Рамигор − Золотой Дракон.
− Драконов не бывает. − Произнес Кордан, глядя на дракона летящего в небе.
− Длонгеров тоже не бывает. − Ответила Иринка.
− Чего? − Кордан взглянул на нее удивленно.
− Смотри туда. − Ответила она.
Вой раздался в небе, а затем золотой дракон метнулся вниз и с его крыльев сорвались молнии. Удары били в город. Вслед за ними донеслось глухое эхо. Откуда-то прилетели вопли людей, но разобрать, что они кричали, никто не мог. Дракон продолжал свой полет. Он кружил над городом и бил молниями то в одно, то в другое место. В какой-то момент он оказался совсем рядом и молнии с грохотом вошли куда-то в соседнюю улицу, после чего оттуда донесся рев, гул, дрогнула земля, когда сраженный длонгер задергался на земле.
Дракон улетел. Он оказался где-то над центром города и скрылся за домами. А через несколько минут огненная молния взлетела над тремя людьми, вспыхнула рядом резким фейерверком. Рядом появился Рамигор, в виде человека.
− Неблагодарный у вас народец какой-то, − фыркнул Рамигор, взглянув на Кордана. − Пойдем, Иринка. Нечего нам тут делать.
− Не оставляйте меня! − крикнул парень, которого Иринка выпустила из рук.
− Иди к нему, − ответил Рамигор, показывая на Кордана. − Это он тебя спас.
Парень обернулся к Кордану, а Рамигор и Иринка в этот момент отошли от него, вспыхнули желтым и голубым огнями и исчезли.
− Это же ты! − закричал парень, оборачиваясь, но рядом с ним никого не было. Кордан оглянулся и шагнул к разбитой винной лавке...


− Что ты сказал, Марх?! − взревел Повелитель.
− Д-длонгеры убиты, повелитель. Все до одного!... − проговорил Марх. − Это было чудовище! Огромное летающее чудовище! Оно светилось словно солнце и молниями поразило всех длонгеров!
− Этого не может быть!
− Я видел его! И все люди в городе видели! Он потом спустился, но люди не поняли, что он их спас и прогнали его, но... Потом они обнаружили, что длонгеры мертвы и поняли, что это он!
Повелитель рычал, его когти сжимали подлокотники трона, и не будь в этих местах стали, наверняка сломали бы.
− Хорошо, Марх, − произнес Повелитель тише. − Иди отдыхай, а вечером придешь ко мне за дальнейшими приказами.
Марх поклонился и удалился. Вечером он, как и было приказано, явился к Повелителю, чтобы получить новые приказы. Повелитель в этот момент не сидел на троне. Он прошелся вокруг человека, а затем схватил его клыками. Марх взвыл, поняв, что никаких приказов больше не будет, и это была его последняя мысль. Повелитель съел слугу, после чего отправился в свои покои, чтобы обдумать дальше, каким образом захватить людей. И как узнать о золотом чудовище, что поразило его длонгеров.
Было очевидно, что чудовище это породил Фасхад. Да, этот мерзкий старикашка до сих пор стоял на пути! Повелитель взревел и еще долго проклинал мерзкого человека, которого ненавидел больше всех!
− Будь ты проклят, Фасхад! Я убью тебя! − прорычал Повелитель и зарычав лег на свое место. − Убью... − С этой мыслью он и заснул.


Город мертвых длонгеров. Люди покинули его. Не потому, что здесь стало опасно, а потому, что мертвые чудовища теперь смердили так, что их запах мог убить. Убрать тела чудовищ с улиц никто не смог. Не хватило бы никаких сил, да и воняли они так, что никто не мог подойти близко, поэтому люди и покинули город, кое-как отыскав дорожки и лазейки, чтобы выйти из кольца мертвых чудовищ.
Кордан вновь сидел в баре. Он молча взирал на кружку с пивом и был готов ее опрокинуть в себя, когда рядом опустился человек и своей палкой задержал руку Кордана.
− Ты больше не будешь пить, Кордан. Это мерзкое питье, тебя от него тошнит.
И словно что-то дернулось внутри. Кордан увидел перед собой не пиво, а гнилую воду. Мерзкую, противную. Мысль о том, что одну кружку этой гадости он уже выпил, тут же заставила его наклониться, и Кордан начал блевать.
− Кто ты такой?! − воскликнул Кордан, едва отдышавшись.
− Я Ситх... Да, Ситх, − произнес старик. − Ты, Кордан, кое о чем забыл, но другие об этом не забыли.
− О чем?! Какого дьявола ты привязался ко мне?! − выкрикнул, Кордан.
− Ты помнишь мальчишку? Маленького такого парня, которого звали Датик?
− Не помню.
− Ну как же не помнишь? Ты его спас от длонгера, вытащил из его поганого щупальца, сразу после того, как этот монстр сдох. Помнишь?
− Это был не я, я только помог чуть чуть. Его вытащил... − Кордан замолк.
− Ну-ну. Кто же?
− Рамигор.
− Рамигор, значит, он все таки существует? Ты его видел?
− Видел. Я все видел! − крикнул Кордан.
− Ты не кричи, Кордан. Не кричи. Я зла тебе не желаю. Но тебе повезло, что я нашел тебя первым. Тебе очень повезло, Кордан! Потому что Датику не повезло. Его убили.
− Кто?!
− Слуги Повелителя Зла. Ты слыхал о нем?
− Не слыхал. И слышать не желаю!
− Ну что же, Кордан. Я оставлю тебя. Я понял, что ты мало чего знаешь обо всем. Но они тебе не поверят. Они будут тебя мучать и пытать, чтобы вытянуть все. Так что поберегись.
Ситх поднялся и собрался уходить.
− Кого беречься то?! Я же их не знаю!
− Я тоже не знаю, Кордан, − ответил старик. − Если же ты решишься, то ты найдешь меня. В Башне.
− В какой башне?
− Узнаешь.
Ситх вышел за дверь, Кордан рванулся было туда, пытаясь достать старика, но одежда его зацепилась за скамейку, он растянулся на полу. Когда же выскочил из бара, старика уже и видно не было.
Кордан вернулся назад, взял вино, потому что пива совсем не хотелось. Но, едва попробовал, тут же его выплюнул.
− Что это за гадость?! − закричал он.
− Это самое лучшее вино, как вы просили, − проговорил бармен, пугаясь. − Вы его всегда брали...
Кордан в этот момент понял.
Старик. Да, это он со своей палкой! Он... Он колдун!
Кордан оставил вино перед барменом и пошел на выход. А через два дня он не мог смотреть на эти заведения. Его тошнило от одним мыслей о пиве, вине. Старик обошелся с ним жестоко! Впрочем, в глубине души, Кордан понимал, что он просто топил себя в вине, и Ситх его оттуда выдернул. Силой выдернул, и Кордану не оставалось ничего, кроме как вступить на твердую землю и искать себе занятие, которое могло бы подавить воспоминания о тех днях, о том кошмаре... О Золотом Драконе, встреча с которым перевернула в нем все с ног на голову. Кордан ощутил себя полным ничтожеством. Он понял, что люди это мелкие существа, которым суждено рождаться, жить и умирать в грязи, им суждено ползать по земле и иного быть не может.

Он смеялся. Выл, кричал! И смеялся. Мучители били его в живот и в лицо, выворачивали руки, а Кордан и не думал просить пощады. Он желал этого! Он хотел, чтобы его мучали и били! Он желал, чтобы его забили насмерть. То была его жизнь. Такая же никчемная, но сейчас она словно сконцентрировалась во множестве ударов. Они желали знать о Рамигоре! Глупцы! Кордан о нем не знал ничего! Но он даже этого не говорил, а только смеялся в лицо своим палачам!
Избиение закончилось. Кордана окатили холодной водой, бросили в камеру, утверждая что он еще заговорит. А через некоторое время, послышались новые крики, на этот раз палачи нашли себе новую жертву, и та не была столь сильна. Человек вопил, что он не виновен, что он не знает ничего, что он не тот...
Кордану было почти все равно. Он лег на деревянный настил и выключился. Когда же пришел в себя, рядом кто-то сидел и касался его, но то не были руки палачей. Он открыл глаза и увидел молодую девушку, которая перевязывала его раны.
− Зря ты это делаешь, − произнес Кордан.
− Не зря, − возник ее голос. − Ты умереть хочешь?!
− Да, − ответил он.
− Почему?
− Мне не нужна эта жизнь, − ответил он.
− Ну так и отдал бы ее кому-нибудь другому, кому нужна, − произнесла она.

НУ, ТАК И ОТДАЛ БЫ ЕЕ КОМУ-НИБУДЬ ДРУГОМУ, КОМУ НУЖНА.

Мысль эта была почти дикой и убийственно простой. Кордан лежал на нарах. Девушку уже увели, а ее слова крутились в его голове словно заклинание. Словно единственная нить, из-за которой следовало жить. Но зачем? Зачем кому-то его жизнь? Кто он такой? И кто такое оно?
Ответов не было и Кордан заснул.
А на следующее утро его вывели из камеры, сунув в руки кусок хлеба и воду. Он съел и выпил, а затем оказался в камере пыток, где его привязали к стене. Чтобы сейчас ни было, Кордан выдержал бы любые пытки. Ему было без разницы...
− Мне больно! − послышался крик.
− Сейчас будет еще больнее! − заговорил мерзкий голос, и в дверь втащили девчонку. Ту самую, что перевязывала Кордана еще вчера.
И тут дикая боль поразила сердце человека. Он понял, что задумали палачи, и в сознание вошла ненависть к ним. Раньше такого не было. Кордан стиснул зубы, а палачи уже смеялись, а затем объявили, что будут мучать девчонку до тех пор, пока Кордан не скажет все!
− Не говори им ничего! − закричала она и завыла от первого удара.

Господи... Дай мне силы! Дай!
Кордан кричал. Он орал от боли, словно это его мучали. Он выл, когда раскаленное железо касалось тела девчонки, а та, едва проходя в себя, лишь шептала: "не говори". Только это придавало сил, и только это...
Звон металла. Кордан на мгновение опешил, увидев, что его рука свободна. Да! Она была привязана к железному кольцу, но то вырвалось из стены.
− Держи его! − закричал кто-то из палачей. Другой подскочил к Кордану, и тот нанес удар. Жестокий и сильный. И как так вышло, что кольцо с куском железки повернулось, Кордан не знал, но решил, что только высшие силы могли подобное сотворить.
Тупое железо вошло в горло палача, прорвало его, и человек рухнул на пол. А Кордан в этот момент схватил железный лом, что попался под руку и одним движением выдрал из стены второе кольцо, к которому еще была привязана его левая рука.
Два палача неслись к нему. В руке одного был раскаленный прут, другой схватил меч. Кордан взмахнул ломом, отбил раскаленный прут в сторону. Послышался вопль девчонки, и Кордан сжался. Отбитый прут попал ей в бок. Но думать не было времени.
Кордан вступил в схватку со второым человеком. Удар его оказался столь силен, что меч вылетел из руки палача, а в следующее мгновение тот рухнул, получив ломом по голове.
Третий уже бежал к двери, и Кордан запустил в него лом как копье. Человек свалился, когда железяка воткнулась ему в спину.
Все. Все. Все. Билось в голове.
Он подошел к связаной девчонке и проговорил едва:
− Извини.
− Не извиняйся, − ответила та.
Кордан развязал ее, потом поднял, она не держалась на ногах, и Кордану пришлось ее нести на плече. Он держал ее одной рукой, другой взял меч и вышел из камеры пыток...

Они сбежали. В своей ярости Кордан зарубил по дороге еще четверых охранников. Ему пришлось уложить девушку на землю, чтобы драться, а когда последнее препятствие оказалось позади, она сумела подняться на ноги, и он повел ее через лес.
Она терпела, когда Кордан промывал ей раны и перевязывал. Стиснула зубы и молчала. Потом заговорила тихо.
− О чем они хотели узнать от тебя?
− О том, о чем я и сам не знаю, − ответил Кордан.
− Не знаешь? − удивленно произнесла она. − И ты терпел?!
− Им бесполезно говорить. Скажешь, что не знаю, они не поверят.
− Но что-то то ты знаешь?
− Что-то, что знают и все. О том, что Золотой Дракон убил длонгеров.
− Золотой Дракон? Это то чудище, что...
− Да. Я видел его. Вот и вся причина, почему меня схватили.
− Но его видели многие.
− Издали. А я видел вблизи. И даже говорил с ним.
− О чем?
− Ни о чем, − ответил Кордан. − Он был человеком, а я не знал, кто он. К тому же, я был в тот момент пьян и не соображал почти. И все. Больше я ничего и не знаю.
− Он был человеком? И стал таким?..
− Да. Отошел, сверкнула молния, и он стал огромным как длонгер, потом взлетел, убил их молниями, вернулся назад, стал человеком и ушел.
− И ты не пошел за ним?!
− Я?.. Нет. Я не мог пойти. Он просто исчез.
− Ты мог им это и рассказать.
− Ни хрена! − воскликнул Кордан. − Я бы не признался даже, если бы они стали спрашивать Корданом меня звать или нет! Этим мерзавцам...
Резкий шум в зарослах заставил Кордана вскочить и схватить меч. Он обернулся и увидел в кустах зверя.
− Твоя железяка не поможет! − зарычал зверь.
− Моя поможет, − возник голос, и Кордан увидел чуть в стороне старика. Тот прошел, опираясь на посох, и зверь прыгнул на него.
Старик взмахнул палкой, сверкнула молния. Удар вошел в зверя, и тот рухнул на землю рядом с Корданом. Человек не медлил. Меч в ту же секунду вошел в тело монстра, и тот взревел. Его лапа отбросила Кордана, и тот больше ничего не помнил...

Кордан очнулся в полутьме. Рядом было видно окошко, в которое проникал свет. Подняться не удалось из-за боли, стиснувшей грудь. Кордан дрогнул, но не закричал. Взгляд его проскользил по стенам, по двери. Вокруг не было никого, а он лежал, прикрытый чистым покрывалом и под головой была мягкая подушка. Где бы он ни был, вряд ли злые люди позаботились бы о нем так, и Кордан закрыл глаза. Он снова заснул, а проснулся, когда уже было светло, а рядом слышались голоса.
− Он должен скоро очнуться, − слышался голос старика. Кордан открыл глаза. − О, он уже!
− Кордан, − возник еще голос, и к нему подбежала девушка.
− Я не знаю, как тебя звать, − произнес он.
− Миариль, − произнесла она. − Я думала, он убил тебя!
− Кто это был?
− Повелитель Зла, − произнес старик. − Он был так заинтересован в твоей информации, что перехитрил тебя.
− Перехитрил?!
− Да. Он позволил тебе бежать с ней и подслушал ваш разговор. Ты его очень жестоко задел, Кордан. Теперь он будет мстить тебе, пока не уничтожит.
− Он еще жив?!
− Жив. Обычный меч не может его убить. Ты его лишь ранил, и от этой раны у него сейчас ничего не осталось, в отличие от тех ран, что он оставил тебе. Тебе вообще повезло, что ты еще жив.
− Кто ты? Я видел, как ты ударил в него молнией! − воскликнул Кордан.
− Я Маг. Я уже встречался с тобой, Кордан.
− Да. Ситх. Ты заколдовал меня так, что я не могу даже капли вина в рот взять!
− Тебе это только на пользу.
− Какую пользу?! Я не хочу жить! Не хочу!
− Зачем же ты дрался тогда? И боль зачем терпел? Рассказал бы все, они убили бы тебя сразу после этого.
− Убили бы?
− Да, Кордан, убили бы. Они служат Злу, а Зло пленников не выпускает. И, не успей я вовремя, вы были бы уже оба мертвы.
− Он мог убить тебя? − спросил Кордан.
− Меня он не мог убить. Я Маг, и моя сила не меньше чем у Повелителя Зла. Но, довольно расспросов. Миариль, ты не забыла, что его покормить надо?
− Я.. Сейчас! − Девушка вскочила от постели Кордана и умчалась в дверь.
− Не обижай ее, Кордан.
− Я? Я ее не обижал, − произнес он.
− Это на будущее, − ответил старик. − Мне пора идти.
Он ушел, а вскоре рядом оказалась Миариль. Ее лицо сияло улыбкой, а Кордан так и не смог ничего сделать сам. Его руки не двигались, а при попытке подняться, грудь обжигала боль.
− Не двигайся. Тебе нельзя, − сказала она. − Я тебя покормлю.
И он принял ее ухаживания. Миариль улыбалась, а Кордан ел и пил. Когда же напиток обжег его горло, он едва не вскочил.
− Это же вино! − воскликнул он.
− Да, − произнесла она. − Не кричи. Лежи спокойно.

Миариль рассказывала обо всем, что было вокруг. Кордан находился в Башне. Той самой, о которой Ситх уже упоминал. Башня была домом Мага, и к ней Повелитель Зла не мог приблизиться. Впрочем, и Ситх не мог приблизиться к замку Повелителя, потому что там вокруг было столько зла, что Маг не выдержал бы.
Девушка рассказывала о том, как встретилась с Магом. Впервые это было давно. Она была совсем маленькой, и старик нашел ее в лесу, откуда и вывел к ее деревне. Потом, она была уже достаточно взрослой. Они встретились случайно, в городе. Миариль узнала старика, тот пытался от нее уйти, заявляя, что не помнит, чтобы ее выводил из леса, но потом он вспомнил. Маг тогда жил в городе из-за каких-то своих дел, и Миариль часто к нему заходила, даже пыталась напроситься в служанки, но Ситх не принял. А когда уходил, сказал ей про Башню, что придет время, и она узнает...
И время пришло. Слуги Повелителя Зла поймали ее еще до нашествия длонгеров. Они прознали, что она как-то связана с Великом Фасхадом, Повелителем Добра. Однако, Миариль его не знала. Да и никто не знал, о Фасхаде мир давно ничего не слышал.
Миариль держали в замке Шерга, одного из слуг Повелителя Зла. В замке самого Повелителя, она просто сошла бы с ума, и ничего не сказала бы. А в замке Шерга ее не раз допрашивали и пытали, но она не говорила. Заявляла, что не знает Фасхада. Ее не убили, заставив служить, и она выполняла мелкую работу для хозяина замка, надеясь, что когда-нибудь сбежит.
И вот, появился богатырь Кордан, и спас ее.
− Богатырь?! Ты смеешься надо мной?! − воскликнул он.
− Мне так показалось, когда ты вырвался и трех мучителей убил.

Прошло не особенно много времени. Всего через три дня Кордан поднялся и смог ходить. Лечебные снадобья старика оказались очень действенными и раны, оставленные когтями зверя, довольно быстро зажили.
Теперь Кордан, Миариль и Ситх чаще встречались втроем и вместе обедали.
− Ты говорил, что мы о чем-то узнаем, Фасхад, − произнес Кордан в очередной раз, встретив старика.
− Ты забыл мое имя? Меня зовут Ситх! − воскликнул старик.
− Видимо, я полный дурак, но никак в толк не возьму, каким образом ты с самим Повелителем Зла справился, если ты не Фасхад?
− Ты просто тупой и вино тебе в башку бьет! − произнес Ситх. − Разумеется, Фасхад помог мне! Но я Ситх! И не смей называть меня другим именем!
− И все равно, я не понимаю, зачем я здесь.
− Ты скоро узнаешь, − ответил Ситх. − Не торопись. Осталось всего два дня.
Старик так ничего и не сказал, а через два дня в его Башне начали появляться новые люди. Они приходили с разных сторон, и старик знакомил их с Миариль и Корданом.
Первого утреннего гостя звали Рейдан. Он был человеком, лет сорока, высоким и худым. Старик обнял Рейдана, и гость улыбался в ответ. Но никаких лишних слов никто не говорил. Молчал и Кордан. Миариль лишь улыбнулась Рейдану, а тот поклонился, приветствуя девушку.
Второй и третий явились чуть раньше обеда. Их звали Терхан и Берхан. Были они братьями и как братья походили друг на друга сложением тел. Оба едва доставали ростом до подбородка Кордану, а Рейдан возвыщался над ними почти как великан и был в полтора раза выше братьев.
Вшестером все и уселись за обеденный стол, но Кордану показалось, что стол не полон. Были еще четыре места, явно предназначенные для кого-то. Спрашивать об этом старика он не стал.
Братья рассказывали о своих похождениях. Они прибыли с севера, где шла серьезная борьба между двумя королевствами. Оба готовились к войне друг с другом. Ситх от этих слов, казалось, злился, но ничем не высказал своего настроения, объявив, что еще отправится туда, чтобы разобраться. Рейдан почти все время молчал. Иногда косился на Кордана, словно не доверял.
После обеда Ситх предложил всем отдых, а сам отправился встречать новых гостей, которые по его словам застряли где-то совсем рядом. Пока старика не было, прибыли еще два человека. Расхель, женщина, которой было почти под сорок, и Джерхад, довольно крепкий мужчина, несший с собой не мало оружия. Пришли они почти одновременно но с разных сторон, и их принимала Миариль. Джерхада она заставила сложить оружие в комнате у самого порога, и тот не особенно возражал, лишь пробормотал что-то себе под нос. А Расхель обошлась с Миариль довольно холодно, потребовала Ситха, а когда оказалось, что его нет, была не особенно этим довольна.
Ситх вернулся к вечеру, ведя за собой Маорода и Кришеда. Оба выглядели так, словно только что купались. Так и оказалось. Два человека по дороге угодили в болото и едва выбрались. Помог им только Ситх. Маород и Кришед были просто друзьями и не походили друг на друга, но не расходились. Они сразу же ушли наверх, куда их увел Ситх, чтобы переодеться.
По дороге он встретился с Расхель, говоря с ней на каком-то другом языке. Женщина после этого явно изменилась и, казалось, подобрела. Джерхад же удостоился лишь парой слов. Старик напомнил ему, что они виделись совсем недавно и ушел.

Солнце еще было довольно высоко, но день шел к вечеру. Старик собрал всех в верхнем зале башни.
− Миариль многие из вас уже знают, − произнес Ситх, представляя ее. − А я ее знаю уже довольно давно. Она достойная девушка, и прошу ее не обижать. − С этими словами Ситх обернулся к Расхель. − А теперь я представлю вам Кордана. − Старик взглянул на него, качая головой. − Собственно, говорить нечего. Кордан встречался с Золотым Драконом по имени Рамигор. И я прошу, Кордан, расскажи все сейчас снова. С самого начала и постарайся поподробнее.
Кордан решил не перечить старику. В конце концов, он ничего не терял, и начал свой рассказ с того, как оказался в городе и понял, что пришла его смерть, ибо через длонгов никому бы не удалось пройти. Рассказал о баре, в который он пошел, чтобы напиться, о том, что он действительно напился тогда и едва различал двух человек, что вошли в бар.
Никто его не перебивал, и Кордан рассказал все в подробностях, вспомнив даже то, что Золотой Дракон отправился в бой не сам, а после слов Иринки, женщины, что была с ним и исчезла с ним. Рассказ его закончился, когда Кордан объявил, что снова пошел за вином.
− Там я его и нашел, − произнес Ситх. − В бутылке с вином. И, быть может, Кордан, оно тебя и спасло. − Кордан от этого был сильно удивлен. − Ты пил, и никто не мог тебя отыскать среди пьяниц. Им в голову это не пришло, к тому же, ты тогда совсем зарос.
− И ты вытащил меня, чтобы им легче было отыскать меня? − спросил Кордан.
− Ты злишься на меня за то что я избавил тебя от вина? − спросил старик. − Они нашли бы тебя в любом случае. Рано или поздно, скорее рано, потому что шли мы почти рядом в поисках. Ты видел его, Кордан. И ты уже с ним связан...
− Ситх, − произнес Рейдан, показывая в окно.
− Что еще? − старик взглянул в окно. − Однако. Непрошеные гости.

Собрание было прервано, и все отправились вниз. Ситх открыл дверь и некоторое время рассматривал мужчину и женщину, что стояли на пороге.
− Мы тут мимо шли, не пустите переночевать? − спросил мужчина.
− Переночевать? − переспросил старик. − Да-да, конечно. Проходите.
Гости вошли, и старик провел их в зал, где его ждали остальные.
− Здравствуйте, господа, − произнес гость, чуть поклонившись.
− Здравствуйте, − ответили почти все невпопад.
− Меня зовут Ситх, я хозяин этого дома, − произнес старик. − А вы кто будете? И как оказались здесь? Тут очень редко кто появляется.
− Меня зовут Рамигор. А это моя невеста, Иринка. Мы здесь... немного гуляли.
− А, если говорить, более точно, то шпионили, − произнес Маг. − Я − Маг, и меня оне обманешь!
− Ну, стало быть, ты сам себя и обманул, Маг, − ответил Рамигор. − Мы действительно здесь гуляли. Уже третий день гуляем. А на счет шпионов, то ты явно перегибаешь. И меня ты не обманешь, Маг. Я же вижу, что вы все уже в курсе о том, кто я. Не так ли, Кордан? Ты уже все рассказал.
− Ты Золотой Дракон, − произнес Кордан.
− Именно. И, помнится мне, что Ситх искал встречи со мной, не так ли? − Рамигор смотрел на старика почти в упор.
− Я не верю, что ты дракон! Ты лжешь! Я вижу, что ты лжешь!
− Ты лжешь, старик, − ответил Рамигор. − Ты не видишь. Ты вообще не видишь, что я думаю. У тебя нет таких сил.
Маг лишь поднял свою палку и повалился на пол.
− Нет, Рамигор! Не делай этого! − закричала Иринка, схватив его.
− Он жив, Иринка. Не беспокойся зря.
− Ты вовсе не добрый дракон, − произнес Кордан.
− Ты, мужик, просто гений, − ответил Рамигор. − Тебе осталось еще понять вторую половину истины, и, честное слово, ты заслужишь мое уважение.
− Истины? Какой истины?
− О том, что зло и добро связаны и неразделимы, − произнесла Мириаль.
− Истинно так, − ответил Рамигор.
− Зачем ты пришел сюда? − произнес старик. Он поднялся с помощью Расхель.
− Совершенно без понятия, − ответил Рамигор. − Мы с Иринкой здесь оказались случайно. Ты не веришь, старик? Но, разве тебе не известно, что неверие само по себе есть зло?
− Ты не доказал, что тебе можно верить!
− А разве я что-то сделал, что мне верить нельзя? − спросил он. − Я всего лишь пришел сюда, попросил ночлега, а ты набросился на нас со своим "верю-не-верю"! Какие-то странные вещи ты болтаешь, Маг. Мне что-то подсказывает, что твой враг, окажись он здесь, не болтал бы с тобой почем зря, а кровь твою пустил бы уже. Или это не так, Ситх?
− Да, это так, − ответил старик. − Если бы ты доказал...
− Извини, но это сейчас нереально. Вот объявился бы тут делогер, я бы доказал, а иначе никаких доказательств и существовать не может.
− Почему не может? Ты можешь показать!
− Показать, как я убивал этих тварей? Покажи мне хотя бы одну подобную тварь, чтобы я мог ее убить и доказать, что способен это сделать.
− Я говорю не об этом, а о том, что ты можешь обратиться в...
− Пф-ф... − произнес Рамигор и взглянул на Иринку. − Что-то мне совсем не хочется с ними возиться, Иринка.
− Ты считаешь нас червями, дракон?! − воскликнул Кордан.
− Да, Кордан. Именно так. Вы копаетесь тут в дерьме. Даже длонгеры ваши из дерьма были слеплены.
− Тогда, какого черта ты еще здесь?!
− Вот и я это хочу знать, − ответил Рамигор. − Какого черта мы в ваше дерьмо влипли. Думал, здесь ответ есть, а здесь только вшивенькие недоделаные маги, которым до настоящих то дел и не дорасти, ну, разве что, повезет. И мы то здесь только от того, что получше никого и не нашли. Есть, правда, еще один кандидат, к кому я мог бы обратиться. И, видимо, придется нам лететь именно туда. От вас помощи ждать бессмысленно. Вы тут по уши завязли в своем вшегонятельстве. Пойдем отсюда, Иринка. Нам тут нечего делать.
− Вы не выйдете без моего согласия, − произнес Ситх.
− Это почему же? Ты дверь запрешь? − усмехнулся Рамигор. − Ну-ну, давай, Маг!
Они направились к двери. Рамигор попытался ее открыть, но не вышло.
Он отошел назад, вынул из-за пояса оружие и выстрелил.
Грохот, дым, огонь, взрыв!... Когда все рассеялось, десять человек оказались перед дырой в стене, на месте двери, а Рамигор и Иринка уже шли вдали.
− Злой ты, Ситх, − произнес Рамигор, обернувшись, и тут оба человека просто пропали.
− Это магия Повелителя Зла! − произнес Ситх. − Только он мог подобное сотворить!...


Иринка и Рамигор взошли на перевал и перед ними оказалась долина. Огромная и черная, словно здесь все было выжжено. В центре стоял замок, а через черную землю к нему проходило несколько дорог. По одной из этих дорог и прошли к замку два человека.
− Кто такие?! − зарычал зверь, сидевший на воротах.
− Открывай, мы пришли к Повелителю! − произнес Рамигор. Зверь зарычал что-то невнятное, затем скрылся, через минуту над воротами оказались двое.
− Кто такие?! − зарычал второй.
− Твой братец уже забыл, что я ему сказал? − произнес Рамигор. − Открывай, говорю, пока я не разозлился!
− Сейчас открою, − фыркнул зверь.
Ворота, наконец, открылись. За ними оказалось несколько зверей.
− Взять их! − приказал тот, что говорил последним.
Звери метнулись вперед. Рамигор взмахнул руками, и молнии тут же свалили нападавших. Остался лишь тот, что приказывал.
− Мне в третий раз повторять, что мы пришли к Повелителю, или ты сдохнуть прямо сейчас желаешь?! − зарычал Рамигор.
Зверь и ответить не сумел. Он задрожал, а затем предложил входить, прося пощады.

− Что там еще?! − зарычал Повелитель.
− Там какие-то два человека. Один из них Маг! Они пришли, говорят, к вам, Повелитель!
− Маг? − фыркнул зверь. − Проводите его сюда!
− А второго?
− Обоих!
Повелитель пытался вспомнить, кто же из магов мог прийти в этот момент, но так и не решил. Видимо, кто-то явился без оповещения, и это было слишком странно. Маг мог быть даже подосланным от Фасхада.
Оба человека вошли, и Повелитель уже не сомневался, что они подосланные. Никто из его слуг не посмел бы войти к нему в подобной одежде.
− Кто такой?! − зарычал Повелитель.
− Меня зовут Рамигор, − произнес человек, когда подошел ближе. − Я искал Повелителя Зла, и что-то мне подсказывает, что это ты.
− Да, это я! И ты сейчас сдохнешь! − зарычал зверь, подымаясь.
− На твоем месте, я бы не рыпался, − произнес Рамигор. − Потому что ты всего лишь мелкий червяк. Ты не способен даже прикоснуться ко мне.
Повелитель взревел и бросился вперед. Удар отбросил его, и зверь едва сумел подняться с пола. Он увидел все того же Рамигора, а перед его взором расплывались огненные разводы, в которых Повелитель ощутил чудовищную Силу.
Рамигор взмахнул рукой, огонь исчез, а в следующее мгновение молния вошла в Повелителя, и он распластался на полу, обращаясь в человека. Попытка вернуть свой вид у Повелителя не удалась. Да и силы покинули его!
− Ну так как тебе нравится твое положеньице, червячок? − зарычал голос, и Повелитель увидел, как человек на его глазах переменился, обращаясь в еще более ужасного зверя, нежели был сам Повелитель ранее.
− Кто ты такой?! − закричал Повелитель.
− Я тот, кого ты совсем не ждал, червяк! − зарычал Рамигор. − С этого момента ты более не Повелитель! Ты жалкий червяк! − Зверь пошел к Повелителю, и тот взвыл, прося пощады.
Но пощады не было, и Повелитель взвыл в последний раз, когда огромные клыки зверя сомкнулись на его горле. В последний момент Повелитель видел лишь женщину, ту, что пришла с Рамигором. Она смотрела на Повелителя с полным отвращением...

− Ну так что? − спросила Иринка. − Займешь его место?
− Смеешься? − фыркнул он. − Здесь такая мерзость вокруг. Летим отсюда.
Он обернулся Золотым Драконом, вылетел в окно, и Иринка проследовала за ним, обернувшись Голубой Драконицей. Внизу возникла суматоха, а Рамигор пролетев ввысь вернулся назад и ударил огнем в замок.
Взрыв разворотил все вокруг на несколько километров. Замок, сооружения вокруг. Земля вспыхнули и расплавились от мощнейшего жара. Долина обратилась в расплавленное озеро лавы, которое скрыло все следы.
Иринка смотрела, что делал Рамигор. А тот нанес новый удар и расплавленное озеро резко изменило свой цвет. Изменился цвет и гор вокруг. Все они обрели золотой оттенок, а озеро пришло в движение, и вскоре в долине вырос новый замок. На этот раз он был вовсе не черным, а сиял золотом, серебром и бриллиантами.
− Ирин, вода по твоей части, − произнес Рамигор. − Сумеешь всю эту чернь смыть?
− Попробую, − ответила Голубая Драконица.
Она умчалась вдаль и вскоре вернулась назад с огромными тучами, которые тут же засверкали молниями и потоки воды мощными струями омыли горы по всей округе. Чернота с них ушла и унеслась с водой вниз вдоль ущелья.
Ливень закончился только через день. Горы сверкали голыми камнями, но они уже не были черными. И средь них блестел золотой замок драконов.
Иринка и Рамигор оказались внутри, а через некоторое время занялись обустройством вокруг. Первым делом, мощнейшими потоками магической энергии были выметены остатки зла, которые еще чувствовались по всей округе. Рамигор не пожалел сил и на сотни километров вокруг изменилась вся атмосфера и лес. Зелень появилась и вокруг замка, и зло ушло окончательно. Драконы продолжали обустройство нового дома, внутри замка золото почти исчезло и теперь был монолитный гранит, который и требовался для того что бы выдержать вес драконов.
− Мы останемся здесь на долго, Рамигор? − спросила Иринка.
− Вряд ли. Но дыра, в которую мы провалились, довольно глубока. Будем считать, что эта планета − наша база. Пока поживем здесь, а потом надо будет прошвырнуться вокруг и посмотреть все как следует. А мне надо еще и Магией позаниматься. Чую я, что не все зло мы отсюда выдрали. Есть что-то, чего я еще не понял.


− Господин Моршед, − произнес слуга.
− Впустить, − приказал Император. Его глаза были закрыты, но всякий, кто знал Императора немного ближе, понял бы, что Гросхар смотрит своим Магическим Зрением. Император видел, что Моршед явился с важными новостями.
Моршед вошел в зал, слуга удалился, и Император открыл глаза. Перед ним стоял зверь-рагрос. Моршед всегда приходил в подобном виде, хотя по происхождению был человеком-тородом. Когда-то давно именно Моршед сдал свой Мир Императору, чем и заслужил снисхождение. Моршед нес в себе чистейшее зло. Он был предан как зверь и восхищался своим Повелителем. Однако, сейчас этого восхищения видно не было.
− Ты принес какие-то вести, Моршед, − произнес Гросхар.
− Да, Повелитель. Вести из мира Госеро. Вернее, о Госеро. С ним потеряна связь.
− Потеряна связь? Что там произошло?
− В последнем сообщении ваш Наместник передавал новости о поражении длонгеров. Они все были уничтожены неким существом, предположительно созданным Фасхадом.
− Ты полагаешь, что Фасхад бросил главный фронт и явился туда, чтобы защитить мелких людишек от длонгеров?
− Возможно, это его отвлекающий маневр. Но я хочу предложить ответный ход, который вполне соответствовал бы. Мир Гросеро почти ничего не стоит Повелитель.
− Ты предлагаешь его уничтожить?
− Если Фасхад там, это будет сильным ударом по нему. Если же нет, мы мало что теряем, Повелитель. К тому же, если нет, то это значит, что длонгеров убили местные и за это они заслужили наказание.
− Да, Моршед. Отличный ход. Думаю, ты не откажешься лично выполнить эту миссию?
− С превеликим удовольствием, Повелитель, − ответил Моршед. − Я и сам хотел попросить вас об этом.
− В таком случае, бери группу ликвидаторов и отправляйся.


Рамигор поднялся и прошел через замок. Он выскочил в окно, пролетел немного в горы и приземлился у берега озера, что возникло после ливня, устроенного Иринкой.
Голубая Драконица опустилась рядом.
− Ты что-то придумал, Рамигор.
− Не придумал, а кое-что выяснил. Смотри. − Молния Рамигора пронеслась над озером и зависла в центре. − Смотри-смотри, Иринка. − добавил он.
Она вглядывалась в огонь и тут заметила, что от него к воде словно тянутся какие-то странные линии.
− Это грязь, Иринка. Та самая грязь, она имеет магические свойства. Вот поэтому в этой воде никакие рыбы не живут. Грязь высасывает из них жизнь. Видишь? Она тянет ее из огня.
− Да. И что с ней делать? Как ее нейтрализовать?
− Ее нелья нейтрализовать, Ирин. Ее можно лишь уничтожить. − Огненный шар Рамигора вспыхнул с новой силой, а затем яркие огни метнулись к воде и озеро вспыхнуло. Огонь прошелся по его дну, собрал всю грязь и взлетел вновь. − Видишь, что теперь?
− Твой огонь изменился, Рамигор. У меня ощущение, словно он теперь злой.
− Да, Ирин. Он теперь злой. И зло должно уничтожить зло.
Вспышки возникли вокруг и десятки, сотни молний взлетели по всей округе.
− Ирин, делай так же. Собирай всю эту грязь в молнии и приводи шарики сюда. Только не соединяй их вместе.
Так и было сделано и вскоре над озером кружилось несколько сотен огненных шариков, желтых и голубых. И в них было зло.
− Держи их, Ирин. Хорошо держи.
− Я держу. Но они словно пытаются уйти. Они что, живые?
− Нет. Это просто как рефлекс, Ирин. Сейчас мы их немного потревожим.
Рамигор выделил один из своих шариков и тот метнувшись к синему атаковал. Иринка дернулась, попыталась увести огонь, взглянула на Рамигора, но тот не отвлекался, и через мгновение синий шарик оказался уничтоженым.
− Что ты делаешь? − Спросила Иринка.
− Попробуй так же. Возьми пару своих и атакуй моего одного. Давай, Ирин. И постарайся понять, каково это действие.
Она не стала тянуть и вскоре два ее шарика атаковали желтый. И умичтожить его оказалось не так легко, но все же получилось.
− Поняла? − Спросил он.
− Да, но каков смысл?
− Смысл в том, что мы убиваем так это зло.
− По-моему, оно все же остается. Что-то остается.
− Да, но это что-то на много меньше. Теперь слушай меня. Сейчас мы их выстроим и устроим маленькую войнушку. Я выделю несколько блоков, а ты их будешь атаковать по отдельности. Поняла?
− Да, кажется. Только у тебя то их больше.
− Да, но "разделяй и властвуй".
Шарики Рамигора разнеслись в стороны, образовали несколько групп и началась схватка. Синие атаковали желтых, разрывали их и уничтожали. При этом желтые тоже не бездействовали.
− Рамигор?
− Следи за ними, Ирин. Не упусти контроль. Объясню потом, когда закончим.
Странная война над озером продолжилась. Синие постепенно раздирали желтых, но теряли своих. Когда же они атаковали последнюю группу желтых, бой оказался самым тяжелым и под конец разбились почти полностью обе группы. Остались три синих и два желтых огня, которые, казалось озверели и уже сами рвались в схватку друг с другом.
− Держи-держи. Как скажу, так отпустишь. − Произнес Рамигор. Он построил своих как-то странно. − Отпускай.
Синие шарики метнулись к желтым. Над водой возникла огненная вспышка, и все огни растаяли.
− Ты сказал, что все объяснишь. − Когда они вернулись в замок.
− Да, Иринка. Идем.

Они вошли в свою комнату, улеглись там и Рамигор мысленно коснулся Иринку, предлагая ей включиться в магическую связь с ним. Это требовалось чтобы передавать большие объемы информации, и Иринка сделала, как он просил.
Магия. Мощнейшие силы и безумно сложная математика. Рамигор показывал, как новое положение во Вселенной изменило Магические Силы. Они здесь просто были новыми и имели собственное разделение на потоки словно разных цветов. И каждый цвет нес некое эмоциональное свойство. Не чистое, но не сильно смешанное, как белые потоки Магии в местах ближе к центру.
− Значит, это потоки добра и зла? − Спросила Иринка.
− Нет, не совсем. Поток Зла только один − черный.
− А Добра − белый?
− Нет. Добро − бесцветно. Это прозрачный поток. Здесь, в этом мире, его очень мало. В основном черный. Есть немного и других цветов.
− А белый? Что он значит?
− Это смесь всех цветов, Иринка. Равновесное содержание.
− У меня ощущение, что бесцветный не способен бороться ни с каким цветом.
− Верно. Бороться он не способен. Может только вытеснить. К тому же, никакой цвет не способен бесцветный окрасить. Смотри.
Вновь и вновь Иринка рассматривала Драконовские выкладки. Она почти понимала, но сама не смогла бы так повторить.
− Ты пока еще не опытна в этом, поэтому не берись повторять. Можешь легко ошибиться.
− А ты ошибиться не можешь?
− В частностях могу. Но основное разделение мне просто очевидно... Э... Похоже, у нас гости, Иринка. Летим.
Они покинули замок, и в этот момент весь мир содрогнулся от мощного удара.
− Рамигор!
− Вижу, держись за меня! − зарычал он. Голубой и желтый огни сплелись в единый поток, который рванулся вверх.
Удар Дракона настиг космический крейсер, висевший над планетой, но остановить огненный луч, что от крейсера вошел в планету, он уже не смог. Взрыв. Рамигор обнаружил существо, управлявшее крейсером, захватил его, а затем разнес все остальное на части, уничтожая оружие зла.
Мир горел. Города были разрушены, над планетой подымались огромные тучи, а в недрах земли уже бурлила лава, которая начинала подъем. Землетрясение началось во всем мире, и никакие силы уже не могли его остановить...


Собрание в Башне продолжалось. После ухода Рамигора Ситх объявил, что у него более нет выбора, и он должен сделать то что должен.
− Я знаю вас всех. И знаю, что вы все готовы служить добру. − Маг взглянул на Кордана. − Ты, Кордан, тоже должен это понять. И должен понять, что это злые силы заставили тебя считать людей червями! Это не так!
− Если бы. Но я видел Силу, которой никто из нас не сможет достичь...
− Вот в этом ты и не прав, Кордан. Ты не прав! Потому что ты один из тех, кто способен достичь подобной силы. Ты способен стать Магом, и я уверен, что из всех нас ты можешь быть сильнее всех.
− Я в это не верю.
− Не веришь, проверь, − произнесла Миариль. − Ты нужен нам, Кордан.
Он взглянул на нее и молча согласился.

Магия. Ситх учил ей своих друзей. Было это не так легко. Кордан же оказался совсем никудышным учеником, отчего сам же и смеялся, вспоминая слова старика о том, что он якобы сильнее всех.
− Ты просто не веришь, поэтому и не выходит ничего. Ты сам виноват! − Заявил Ситх после очередной неудачи Кордана провести самую простую магическую манипуляцию и заставить листик бумаги отклониться без ветра. Другим это удавалось. Миариль же воспринимала уроки с легкостью и была самой первой среди остальных.
Проходило время. Маг не раз чувствовал изменения и заявлял, что вокруг что-то происходит, что магические силы мира резко изменились. В очередной день он получил сообщение от своего агента, который принес весть о смерти Повелителя Зла.
Весть эта была принята как неверная. Маг посчитал, что его человек просто не понял, что произошло. Но выяснить правду так и не удалось. Вновь текли дни. Уроки Магии продолжались. Кордан лишь присутствовал на них.

Очередное утро начиналось с разминки. Ученики высыпали на улицу и Джерхад командовал ими словно отделением солдат. Собственно, он служил в армии и имел звание Первого Офицера. Об этом знали все, но никто так и не добился от Джерхада объяснений, на сколько высоко это звание.
− Раз-два, левой! Раз-два, левой! − командовал Джерхад.
После очереного его "стой, раз-два", раздался шум, земля задрожала, затем словно рухнула вниз и ударила по ногам.
− Землетрясение! − закричал Терхан.
Ученики обернулись и увидели, что Башня рухнула.
− Там же Ситх! − закричала Мириаль, бросаясь к башне. Но она не добежала из-за того, что земля вновь дрогнула и все попадали от этого удара. Теперь все вокруг тряслось почти постоянно. От башни остались лишь камни, а люди схватились друг за друга. Кордан промчался к Мириаль, схватил ее и оттащил от башни. Камни над ней словно плясали и вылетали в стороны. Идти по земле было почти невозможно...
Вой раздался в небе. Из-за пыли, поднявшейся вокруг вылетело нечто.
− Боже. Летающий дом! − воскликнул Рейдан.
А в этот момент дверь этого дома открылась, и в ней объявилась женщина.
− Все сюда! Сюда! − закричала она.
− Иринка! − выкрикнула Мириаль.
− Сюда, Мириаль! Всех сюда, быстрее!
Они, наконец прошли к летающему дому, который бешено ревел и испускал во все стороны ветер, разогнав от себя пыль. Люди забирались в него по веревке, что из двери выбросила Иринка, и вскоре все оказались внутри. Там не чувствовалось землетрясения, но грохот и вой заглушал все слова так что приходилось кричать.
− Где Ситх?! − закричала Иринка. Мириаль показала на груду камней.
− Он был в башне, когда все рухнуло...
− Рамигор!
− Там нет никого живого, Иринка, − ответил голос Рамигора. − Закрывай!
Дверь дома закрылась, и он вознесся еще выше над землей. В окна было видно, что вся земля еще тряслась, а в некоторых местах оказались огненные трещины.
− В город, Рамигор! В город! − закричала Иринка.
− Это бесполезно, − ответил тот.
− Лети, мать твою!
И он летел. Когда оказался над городом, там все горело. Посреди прошла огненная трещина, и все же людей удалось найти. Еще около десятка было втащено в летающий дом, а затем Рамигор объявил о взлете.
Каком взлете, когда дом и так летел?...
Люди поняли это, когда в окнах все ушло вниз. Дом летел выше, выше, выше. А внизу уже был огонь.
− Планета взрывается, − произнес Рамигор. − Всем лечь на пол! Быстро! − приказал он.
Люди выполнили приказ, и только Рамигор сидел в своем кресле, держась за управление.
Вой резко усилился и мощная сила вжала людей в пол...
А через несколько минут эта сила исчезла, и все ощутили падение. Послышался крик, но голос Иринки потребовал, чтобы все успокоились. Дом никуда не падал по ее словам, потому что он был в небе...
А весь Мир оказался в стороне. Круглый как мяч. Он был исполосован огнеными линиями, а затем все внезапно дернулось и планета начала расплываться в стороны...


Они смотрели на обломки мира и плохо понимали, как это могло произойти. Одиннадцать мужчин и четырнадцать женщин. Это были все люди, что остались от этого мира. Себя Иринка и Рамигор не считали. Двадцать пять человек, которым было суждено пережить смерть своей планеты. И они смотрели, каждый думал о своем, каждый задавал себе вопросы.
− Кто это сделал? − спросила Расхель. − И где мы сейчас? Что это за место? − Она смотрела на Рамигора.
− Кто это сделал, мы не знаем. Но мы это узнаем, − ответил он. − Вы находитесь в космическом корабле. Этот корабль принадлежит мне и Иринке, и он предназначен для полетов между мирами. На нем мы достигнем другого мира, где, возможно, есть условия и сможете поселиться вы.
− А если нет условий? − спросила Расхель.
− Тогда, будем искать другие миры. А сейчас нам придется некоторое время летать здесь и попробовать отыскать среди этих обломков еще что нибудь.
− Что? − спросил Кордан.
− Бочку с вином, например, − ответил Рамигор. − Здесь нет никаких продуктов, так что, их надо найти там. Я объясню вам, что делать. И постарайтесь держать себя в руках.

Рамигор вел корабль среди обломков. Ему удалось отыскать несколько крупных кусков планеты, на которых остался лес. В этих лесах было найдено не мало погибших животных, и их отправили в один из отсеков корабля, в который собирались продукты. Туда же загрузили большой кусок льда, из которого теперь добывали воду. Отсек оставался при температуре ниже замерзания и лед оставался льдом.
− Смотри, Рамигор, − произнесла Иринка, показывая вперед.
− Вижу, − ответил он.
Перед ними оказался обломок скалы, на котором находился золотой замок.
− Боже, что это?! − воскликнула Миариль.
− Это наша база, − ответила Иринка.
− Ты как чувствовала, что это не на долго, − произнес Рамигор. Корабль пролетел ко дворцу и висел рядом.
− И все равно. − Иринка взглянула на Рамигора. − Мы можем его использовать и сейчас, Рамигор. Он почти не пострадал.
− Но там нет воздуха. И притяжение почти ноль, − ответил он.
− Я не думаю, что это проблема для тебя. Можно же построить и космическую базу?
− На обломке планеты? Может, в этом что-то и есть, но как-то не надежно. Тем более, здесь.
− Уведем его отсюда. Построим там все что нужно для жизни, и будет дом получше чем этот кораблик, − продолжала Иринка.
Рамигор взглянул на людей.
− Ну, что кто скажет? Нравится идейка? − спросил он.
− Она была бы хороша, имей мы тысячу-другую рабочих и технику соответствующую, − сказала Расхель.
− А ты, похоже, знаешь про технику поболе других, Расхель, − произнес Рамигор. − Может, объяснишь, откуда? Здесь чужих нет.
Женщина взглянула на него и кисло усмехнулась.
− Я здесь чужая, − произнесла она. − Я прилетела из другого мира.
− Ты?! − воскликнула Миариль. − Почему ты не говорила этого?!
− Ситх это знал. И даже очень хорошо знал, − ответила она. − Но, я так понимаю, и ты здесь не свой, Рамигор.
− В том, что я не из этого мира − да, − ответил он. − Вы знаете, кто я. И есть у меня большое подозрение, что мир был взорван из-за нас.
− Как это из-за вас?! − воскликнула Миариль.
− Помнишь свои слова, Миариль? О том, что "зло и добро связаны и неразделимы". Я убил Повелителя Зла. Пришел к нему и убил. Это было очень и очень просто. Но в результате оказался нарушен баланс. Добро якобы победило. − Рамигор показал в окно. − Вот она эта победа.
− Это не она, − произнесла Расхель. − Это победа Зла. И ты должен знать, кто это зло принес, Рамигор!
− Тот, кто его принес, плавает среди этих обломков в виде пыли. Я уничтожил его, когда он наносил удар. Но было уже поздно.
− Ты можешь его хотя бы описать? Как этот пришелец выглядел?
Рамигор показал на экран и на нем появилась картинка с кораблем пришельцев и огнем, которым он поливал мир.
− Это...
− Что, Расхель?
− Это Императорский Ликвидатор. Они взорвали планету! Они!... − Расхель закрыла лицо руками. − Нет, это ошибка. Они не могли! Они же!...
− Расхель, − произнес Рамигор. − Я прошу, чтобы ты объяснила свои слова. Почему ты считаешь, что они не могли?
− Этот мир принадлежит Империи.
− А длонгеры кому принадлежат? − спросил Рамигор.
Расхель резко подняла взгляд на Рамигора.
− А кто ты сам? Кто?! И что это за корабль?! Откуда он здесь взялся?!
− Мы на нем прилетели. Издалека. И очень издалека. Оттуда, где ни про какие ваши империи и длонгеров ничего не известно. Мы здесь застряли, а я потерял ориентацию в космосе и не могу сейчас понять, где находится мой мир. Мы слишком далеко от него. Надеюсь, ты понимаешь, что это значит?
− Понимаю. Вы не желаете говорить кто вы и откуда, − ответила она. − И я совсем не уверена, что вы не есть те самые враги, которые уничтожили эту планету.
− И после этого мы вас спасали, что бы поиздеваться? − спросила Иринка.
− Что бы влезть к нам в доверие и...
− Ты глупее ничего не придумала?! − воскликнула Миариль.
− Тебе вообще заткнуться следует, − ответила Расхель. − Он уже признал однажды, что вы для него черви. Забыла уже?
− Рамигор, у тебя там сигнал какой-то, − сказала Иринка.
Он тут же ушел. Иринка так же ушла от людей.
В рубке послышался непонятный голос, Рамигор ответил на местном языке, но ответ вновь пришел на чужом, и пришелец явно не понимал слов.
− Ты ответить нормально не можешь?! − воскикнула Расхель.
− Иди и отвечай, если понимаешь, что они там бормочут.
Расхель, казалось, сорвалась с цепи, влетела в рубку и заговорила на чужом языке. Она говорила довольно быстро и успокоилась только через минуту.
− Нас подберут, − произнесла она. − Имперский крейсер. − Добавила она, глядя на Рамигора.
− Очень хорошо, − ответил он.
Корабль давно улетел от золотого замка. Он вышел из поля обломков планеты, а затем был втянут в огромный крейсер, где оказалась искусственная тяжесть.
Людей встречали звери, и в спасенных возник страх. Расхель прошла вперед и заговорила на языке, которого никто не знал. Зверь ответил, затем все они пришли в движение, а Расхель объявила, что все люди должны идти вслед за ней.


− Итак, я жду объяснений, − прорычал Командир крейсера. Расхель стояла перед ним одна. Она сама потребовала встречи наедине, и теперь у нее не было пути к отступлению.
Она закрыла глаза и магический огонь прошелся через ее тело, преобразовывая его. Командир дрогнул, ощутив это, но остался стоять на месте, когда перед ним оказалась рагросианка.
− Я исполняла секретную миссию на этой планете, и никто об этом не должен знать, − прорычала она.
− Мне никто не говорил, что здесь кто-то исполняет секретные миссии. Я прибыл сюда по приказу Императора.
− И с какой целью? Осмотреть обломки планеты?
− Здесь пропал один из наших кораблей, я должен его найти.
− Тогда, ищите. А с людьми я разберусь сама. Вы должны предоставить мне необходимое оборудование и место, где их разместить.
− Кто они?
− Они спасенные, − ответила Расхель. − И сейчас они принадлежат мне, надеюсь, вы это принимаете?
− Да. Но, если они сделают что-либо...
− Если сделают, тогда и будем говорить дальше. Они не знают кто я. Вам ясно?
− Да. Вы снова будете в том виде?
− Да. И по окончании вашей миссии, мне будет необходим корабль для продолжения своей. Но не тот, на котором вы нас нашли.
− Имперский?...
− Самый простой рейдер, на котором можно разместить всех людей, Капитан. А этот корабль отправите в Имперскую Космическую Лаборатори для выяснения его принадлежности и... Вы поняли. Он не наш.
− Хорошо.

Расхель смотрела на показания приборов. Люди проходили контроль. И она желала узнать только одно. Кем были двое пришельцев. Они проходили тестирование последними. Сначала вошел Рамигор.
Прибор проводил анализ и вскоре выдал ответ.
"Человек-арос, слабые магические способности, интеллектуальный уровень 44."
"Человек-арос, слабые магические способности, интеллектуальный уровень 46."
Расхель долго разглядывала надписи и, казалось, это была какая-то ерунда. Иринка и Рамигор оказались местными людьми, да еще и со средними способностями, у той же Миариль интеллектуальный уровень был 52, а магические способности средними. Кордан оказался с интеллектом 54 и высшими магическими способностями. Ситх не ошибся в этом. Но что тогда означали все фокусы Рамигора? Техника? Собственно, иного и не оставалось. Он и не скрывал, что использовал какие-то приборы.
Расхель вздохнула. Во всяком случае, она поняла, что каких-либо сюрпризов от этих двоих можно было не ждать. Разве что технико-технологических. И все, наверняка присутствовало в их корабле.

Расхель, наконец, появилась среди людей в виде человека. Ее ждали все и ждали ее объяснений.
− Пока никаких проблем, − сказала она, взглянув на Рамигора. − По возвращении нам предоставят новый корабль.
− А наш им чем не нравится? − спросил Рамигор.
− Тем, что он нестандартный. Ты не хочешь, чтобы он остался у них?
− Мне без разницы, но наша машинка довольно привередлива к хозяевам. Если она решит, что в ней чужаки и без разрешения, могут возникнуть проблемы.
− Какие проблемы? У нее что, искусственный интеллект? − спросила Расхель.
− Можно и так сказать. А можно сказать, что у нее мания каммикадзе. Надо добавить, что этот корабль не совсем наш, Расхель. Понимаешь? Он себе на уме.
− Что-то мне это не нравится, − ответила она. − Значит, вы его откуда-то угнали?
− Чушь, − фыркнул Рамигор.
− Ты будешь объяснять или нет?!
− Ты уже себя командиром возомнила, Расхель? Я не буду объяснять. Это ты обязана нам жизнью, а не мы тебе, так что давай без этих замашек. То что ты одна язык их знаешь, это не твоя привилегия.
− Ты ничего не понял, Рамигор, − ответила она. − Если бы не я, вы были бы уже мертвы!
− О... − Рамигор вынул из кармана небольшой прибор. − Кто-то уже забрался в корабль... О-опс...
− Что еще за опс?! − крикнула Расхель. Вместе с ее голосом дрогнул пол, а затем взвыла сирена.
− Не знаю. Сигнал корабля исчез, − ответил Рамигор.
− Что это за штука?! − воскликнула Расхель.
Рамигор отдернул руку и спрятал свой прибор под одежду.
− Это оружие, дорогая моя. Нажал кнопочку, и длонгер тю-тю, на тот свет. И двери открывать умеет. − Рамигор смеялся.
Расхель прыгнула к Рамигору, но не достала его.
− Оставь его, ты! − выкрикнула Миариль, выскакивая наперерез. Расхель налетела на девчонку, и они обе свалились на пол.
− Не вмешивайся! − приказала Расхель, а Рамигор в этот момент оказался рядом с Корданом и легким движением всунул человеку свою игрушку в руку.
− Спрячь, − тихо шепнул он, и Кордан сунул оружие Рамигора в один из карманов, пока Расхель не видела. Когда же Расхель вскочила, Рамигор оказался около мусорного люка, и открыв его, бросил туда что-то, чего Расхель не видела. Послышался громыхающий звук улетавшего вниз предмета.
− Ты что сделал?! − воскликнула Расхель.
− Я тебе жизнь спас, − ответил Рамигор. И тут где-то внизу что-то громыхнуло, крышка люка подскочила, из нее дунул воздух, а затем вырвался огонь, который тут же исчез. − Поняла, дура? − произнес Рамигор. Сейчас от нас всех бы здесь только кишки по стенам висели.

Командир воспринял взрывы на крейсере, как признак атаки. Сначала взорвался захваченый корабль, затем взрыв прогремел где-то в самом низу. Рагрос тут же затребовал данные о пойманых людях, но те оказались в той самой камере, где и были раньше. Взрыв произошел где-то под ними, но на несколько уровней ниже и сила его была слишком велика. Видимо, взорвалась подложенная кем-то бомба.
Запутанность ситуации привела командира в некоторое замешательство, но он все же решил допросить Расхель и вызвал ее по коммуникатору.

− Что у вас там происходит?! − зарычал он резким голосом.
− У нас ничего, − ответила Расхель. − Мы слышали какие-то удары. Вы что, в метеорное поле залетели?!
− Какое поле?! Это ваш корабль взорвался!
− Наш?! Он не мог сам взорваться! − воскликнула Расхель. − Вы уверены, что у вас нет диверсантов на борту?! Я передала чужой корабль вам для изучения, черт возьми! Если в него влезли какие-нибудь ваши умники, я не виновата!
− Я еще проверю, что произошло. И вызову вас.
Расхель выключила коммуникатор, выданый ей командиром крейсера.
− Нам крупно повезет, если они решат, что не мы виновны во взрыве корабля, − произнесла она.
− Взрыве? Значит, он таки взорвался?
− А ты что думал?!
− Я думал он вырвался из крейсера и улетел.
− Он что, сам летал?
− А ты как думала? Я его что ли своими силами в воздух подымал?
Расхель мотнула головой и глубоко вздохнула, пытаясь разобраться. Поначалу ей казалось, что Рамигор был супер-Магом, а тут выясняется, что он не знает даже принципов полета своего корабля. Вернее, не своего, а непонятно чьего...
Командир крейсера вызвал Расхель, на этот раз приказал ей явиться к себе, и она ушла.


− Итак, я жду объяснений, − произнес он.
− Объяснений чего?
− Взрыва! − зарычал он.
− Вы смеетесь надо мной, командир? Я не знаю, что взорвалось.
− Взорвался ваш корабль.
− Что именно? Двигатель? Реактор? Что в нем взорвалось?
− Он весь взорвался!
− Вы меня за дуру принимаете? Корабль не может взорваться весь. Остаются обломки...
− Там осталась только труха от корабля! Все куски не больше когтя!
Расхель замерла и смотрела на командира, пытаясь понять, шутит он или нет.
− Мне надо посмотреть на это, − произнесла она.
Командир решил таки провести ее к месту, и Расхель довольно долго рассматривала рассыпанные по ангару кусочки корабля. Они действительно все были столь мелкими, что ничего восстановить по ним было невозможно. Она взяла один из кусочков и некоторое время рассматривала, а затем проверяла магическими силами.
− Корабль был взорван магическим оружием, − произнесла она, взглянув на командира. − И я не уверена, что изнутри.
− Что?! Вы понимаете, что говорите?!
− Я понимаю, что говорю! − зарычала Расхель. − Это вы ни черта не понимаете! У вас на борту диверсант! И только он мог это сделать! Проверяйте свои системы! Здесь есть оружие в ангаре?!
− Нет. И никаких магов у нас нет!
− Я говорю об оружии. Какое оружие у вас есть?
− Стандартный набор.
− Вот и проверяйте. Что у вас стрельнуло из вашего стандартного набора!
− Я бы это увидел! − зарычал командир.
Возник новый грохот.
− Да, что за дьявол?! − взвыл рагрос.
− Командир, нас атакуют! − зарычал голос. − Флот... − Рычание оборвалось с новым взрывом.
− Возвращайся к своим, и смотри за ними! − зарычал зверь, оставляя Расхель. Она ушла и еще не раз слышала грохот, пока не добралась до отсека, где содержались люди. Перед входом она вновь стала женщиной.

− Еще что-то взрывается? − спросил Рамигор, когда Расхель вошла в блок. − Наверно, опять я виновен?
Она не ответила и уселась около стены. Грохот продолжался, затем резко усилился, и в корабле внезапно исчезла тяжесть.
− Мы падаем! − закричали голоса людей.
Панику кое-как удалось подавить. Вновь и вновь слышались удары, и Расхель чувствовала, что их слишком много. Возможно, крейсер мог и не выдержать. Не понятно только, почему он не уходил...
От нового взрыва засвистел воздух, где-то заскрежетали переборки, а затем возник грохот закрывавшихся аварийных переходов и наступила полная тишина. Свет медленно погас, включились слабые аварийные лампы.
− Долетались, − произнес Рамигор.
− Что происходит? − спросила Миариль.
− Война в космосе, что же еще то?
− И что с нами будет?
− Кто-нибудь нас подберет. − ответил он.
− Или мы здесь сдохнем, − произнесла Расхель.
− И так возможно. − Рамигор кисло усмехался. − Чего ради все, спрашивается?
− А ты сам чего ради летал в космосе? − спросила она.
− Я ради веселья летал. Интересно поглядеть на другие планеты, других существ. Поиграться с ними. Знаешь как дети с собачками-кошечками играют?
− Не знаю, − ответила она. − У меня не было ни собачек, ни кошечек.
− Ты много потеряла, Расхель. У меня в детстве был целый зоопарк. И отец, когда прилетал откуда-нибудь, часто привозил всяких зверушек. Некоторые даже разговаривать умели.
− Ты принц что ли какой-нибудь, что твой отец зоопарк держал? − спросила Расхель.
− Ну, ты прямо мысли читаешь! − воскликнул Рамигор. − Именно так и есть. Я Принц Рамигор. Только страна моя далеко-далеко. Там нет никаких войн и всегда лето. Над огромными разноцветными лесами стоят высокие замки. Их шпили достают до облаков. И, вообще, у нас все в замках живут...
− Выдумщик! − фыркнула Расхель.
− Не нравится, да? Тебе такое и не снилось, наверно. − Рамигор усмехался. − Ты, наверно, думаешь, чего это я такой веселый, когда мы тут замурованы в куске железа? Я тебе отвечу. Я − не умру. И Иринка не умрет. Она моя невеста, ясно?
− От того, что ты принц ничего не изменится, − ответила Расхель. − Ты такой же как все. И здесь есть люди, которые поумнее тебя, это-то точно.
− Может есть, а может и нет. Уж не знаю, какими линейками вы там умы меряете, но совсем не факт, что твоя линейка не кривая.
Разговор стих. Расхель не отвечала. Люди сидели и висели в невесомости. Кто-то шептался, кто-то молча рассматривал остальных. Миариль держалась за Кордана, а Рамигор сидел обнявшись с Иринкой.
Сколько прошло времени, было не ясно. Воздух постепенно приходил в негодность для дыхания и одновременно стал довольно холодным, на стенах появился иней и люди сгрудились в одну кучу, стараясь согреться друг о друга. Разговоров не было, кто-то даже заснул.

Раздался резкий скрежет, все внезапно поплыли в сторону.
− Держитесь! − воскликнул Рамигор и вся толпа налетела на стену.
− Похоже, что-то задели, − сказала Расхель.
Скрежет повторился, после чего все резко полетели в другую сторону.
− Кто-то нас тащит, − произнес Рамигор.
− Мы так и убиться можем! − воскликнул Джерхад после очередного удара о стену.
− Надеюсь, они сообразят это, − ответил Рамигор.
Людям пришлось вынести еще два удара, но они не были особенно сильными. Отделались лишь синяками. Затем появилась тяжесть и через несколько минут на одной из стен оттаял иней. В центре оттаявшего пятна появился огонь. Кто-то смотрел на него испуганно, кто-то понимал, что это. Огонь медленно прошел по кругу, вырезая в стене довольно большое отверстие. Когда же круг был вырезан, он с грохотом повалился на пол, а в дыре появилась голова человека.
− Есть здесь кто? − послышался голос.
− Есть, − ответили люди.
− Стой! − приказал Рамигор, когда к дыре пошел кто-то. − Подожди, когда остнет. − Рамигор показал на круглую железяку, которая лежала на полу.

− Двадцать восемь человек, сэр, − произнес лейтенант. − Они были в тюремном блоке.
− Пленные, значит? − полковник смотрел куда-то в сторону. − Вы их проверили?
− Да, сэр. Сканер показал, что все наши. Аросы только, но вы понимаете.
− Понимаю. Дикари со взорванной планеты. Отправьте их на базу Х-214.
− Да, сэр. Разрешите идти?
− Идите.

Челнок приземлился на невзрачной территории. Вокруг были только камни и лишь небольшая площадка расчищеная для приземления космических кораблей. От площадки уходила дорога в сторону холма, за которым находилась база. Аросов проводили по этой дороге и оставили в одном из старых армейских бараков. Командир базы получил приказ принять их и разместить в жилой зоне планеты.


− Здесь вы и будете жить, − произнес человек. − Думаю, вам понравится это место.
− Здесь хоть какая нибудь цивилизация есть? − Спросил Рамигор.
− Есть. Дальше по долине город, там уже знают о вас, но никто не будет строить для вас дома. Вам это самим придется делать. Погода здесь приличная. Зима наступит через полгода, и она не особенно холодная. За полгода, думаю, вы сможете устроиться. И прощайте.
Провожатый ушел, направляясь к спустившейся с неба машине. Никто больше не сказал ни слова.
− Ну, кто как хочет, а мы идем в город, − сказал Рамигор, держа за руку Иринкu. − Идем, Иринка.
Пара направилась к лесу, а вслед за ними пошли и остальные.
Расхель догнала Иринку и Рамигора, объявляя, что тоже идет в город. Затем к ним присоединились Кордан и Миариль. И вся толпа вскоре плелась позади.
− Что вы хотите делать в городе? − спросила Расхель.
− Жуликов обжуливать, − ответил Рамигор. − Мы пойдем искать космопорт.
− Зачем? − спросил Кордан.
− Лететь дальше. Не в этой же дыре нам куковать?
− По-моему, у нас нет никакой другой дыры. И нам всем надо вместе держаться.
− Именно, Кордан. Всем вам надо держаться вместе. Но не держаться за меня и Иринку. Понял? Мы − не люди. − Кордан встал от этого заявления. Он уже давно решил, что Иринка и Рамигор обычные люди, а все фокусы... Он взглянул на Расхель.
− Твое заявление смешно, Рамигор, − произнесла Расхель. − Я точно знаю, что вы оба − люди-аросы.
− Да ну? − рамигор удивленно взглянул на нее. − И что, все люди-аросы способны превращаться в других существ, Расхель?
− У тебя нет таких способностей и быть не может, − ответила она. − Я видела, что показывал прибор.
− Да-да. Кривой приборчик, измеряльщик тупорылости сапогов! − Рамигор рассмеялся. − Врал твой приборчик, поняла? Тупо врал. Не веришь? Тогда, смотри.
Рамигор отошел в сторону и обратился в зверя. Расхель от этого изменения вздрогнула. Рамигор оказался даже не рагросом. Он стал... непонятно кем. Иринка отошла к нему и так же превратилась в зверя, похожего на Рамигора.
− Ну, будешь дальше комедию ломать, Расхель, − прорычал Рамигор. − Меня не обманешь, я видел как ты в рагроса обращалась.
− Ты не мог этого видеть! − крикнула она.
− Это твои проблемы, Расхель, − прорычал Рамигор. Он пошел дальше, обернулся человеком на ходу, и Иринка поспешила за ним, так же становясь аросом.
Два человека уходили, а остальные встали. Идти за оборотнями никто не решился.
− Что это значит, Расхель? − спросила Миариль. − Он сказал, что ты обращалась в... как его?
− Рагроса, − произнес Кордан.
− Ты тоже на это способен, Кордан. Учился бы Магии как следует, но теперь уже поздно. Ситха нет и вряд ли мы найдем Мага, который нас примет.
− Ты превращалась или нет? − произнес он.
− Да, − ответила Расхель, глядя прямо на него. − Тебя это так пугает?
Он не ответил. Просто взял Миариль за руку и пошел дальше.

Город встретил пришельцев достаточно хорошо. Нашлись люди, которые предложили пришедшим работу, нашлось и жилье почти для всех. Один из бизнесменов, почуяв выгоду, предложил кредит под строительство жилья, и вскоре вся группа уже трудилась. Строить решили сами и сразу же закладывали дом на двадцать семей. Кредит под него взяли общий, на всех. В строительстве не участвовали лишь Рамигор и Иринка, объявив, что они не собираются оставаться здесь на постоянно. Расхель подобным образом выделяться не стала и взялась за строительство вместе со всеми, расчитывая получить целую квартиру. На это же расчитывало еще несколько человек, а остальные разделились на пары, решив, что выбора у них особого и нет.
Кордан связал себя с Миариль, и она не была против. Расхель оказалась под вниманием Джерхада, который так и не понял, о каких ее превращениях шла речь в лесу, и не желал о них слушать. Впрочем Расхель оставалась к нему холодна и вскоре мужчине пришлось отступить. Тем более, что для него то выбор был. Женщин в группе оказалось больше. А в один из дней, когда во время общего собрания решались очередные вопросы, он поднялся и объявил о еще одном важном вопросе, который было необходимо решить. Речь зашла о верности мужей своим женам, и Джерхад прямо заявил, что подобное поведение в данных условиях было бы неправильным, так как женщин больше, а оставлять их без желанных детей было бы неразумно. Кончилось тем, что все собравшиеся постановили о разрешении иметь в семьях двух жен. Собственно, на это Джерхад, в конце концов, и напоролся сам, оставшись без жены вообще, так как женщины, бывшие без мужей, вскоре оказались вторыми женами в других семьях. И бедному Джерхаду не осталось более ничего, кроме как ухаживать за Расхель. Та же напрочь не принимала ни его, ни кого-либо другого.

− К вам посетитель, хозяин, − произнес слуга. − Арос по имени Рамигор.
− Чего ему надо?
− Он не изволил сказать, хозяин. Заявил, что дело приватное.
− Пусть войдет.
Хозяин был недоволен поведением человека, которого считал ниже себя по достоинству, но, возможно, дело чего-то и стоило. Тем более, он и так связался с ними всеми и получал уже не плохие барыши. Аросы платили за кредит. Вошедший выглядел довольно прилично. Даже слишком прилично, что вызвало странное чувство.
− Здравствуйте, господин Харганс, − произнес арос, проходя в кабинет.
− Похоже, вы забыли, что для вас я − хозяин Харганс.
− Ничего подобного. Это вы забыли, что я не пользовался вашим кредитом, − ответил вошедший. − Впрочем, я пришел именно по поводу этого кредита.
− Желаете получить личный кредит?
− Нет. Желаю выкупить тот кредит, что вы выдали аросам.
− Выкупить?! Откуда у тебя могут быть деньги?!
− Это то, как раз, элементарно, господин Харганс. Я прибыл сюда не с пустыми руками. Это раз. А два, это то, что все аросы обязаны именно мне тем, что живы, и они мне благодарны за это. Я предлагаю хорошую цену, господин Харганс. Даже очень хорошую. Остаток кредита плюс пятьдесят процентов.
− Вы смеетесь?! Я получу больше!
− Вы ничего не получите, когда я раздам деньги людям, и они просто откупятся сами. Разумеется, они станут должны после этого мне, а не вам, но им будет легче быть в долгу у своего, не правда ли?
− Тогда, какова вам выгода с того, что бы платить мне?
− Просто возни меньше. Понимаете, с той стороны двадцать пять договоров, с вашей всего один. А время − деньги. Вы то это знаете. Не охота их терять. Я расчитал, что мне проще заплатить вам сразу все, нежели... И еще, господин Харганс, с этим делом я просто желал познакомиться с вами. Надеюсь, у вас нет неприязни к виду аросов?
− Неприязни?! Стал бы я связываться! − воскликнул человек. Он уже думал и вправду, что связываться не стоило. Впрочем, свое он получил. − Хорошо, господин Рамигор. − Я согласен на сделку. Мне хотелось бы еще знать, чем вы намерены заниматься в нашем городе?
− Я пока еще не решил, господин Харганс. Единственное дело, с которым я связан, это продажа ювелирных изделий. Если же у вас есть какие-нибудь идеи по совместным делам, я с удовольствим выслушаю.
− У меня нет таких идей. Но я хотел бы знать, какова оценка вашего состояния?
Рамигор вытащил бумагу и передал Харгансу. Это был документ, подписаный сразу четырьмя ювелирами города, в которых они произвесли оценку... От цифры и количества нулей за ней Харганс едва не потерял самообладание. Перед ним был человек, имевший состояние в два десятка раз больше чем он сам!
− Эт-то не ошибка? − спросил Харганс.
− Нет, господин Харганс. Это не ошибка. − Рамигор забрал бумагу. − Когда мы сможем встретиться, чтобы подписать все документы по передаче кредита?
− Думаю, завтра, − ответил Харганс.


Люди-аросы, собрались в зале, что предназначался для будущего магазина. Здесь проходили все собрания, и теперь оно сбор инициировал новый кредитор, перекупивший долг. Никто еще не знал, кто этот человек. Все нервничали, ожидая его прибытия.
К недавно выстроенному дому подкатила машина. Из нее вышли два человека, и все узнали Рамигора и Иринку.
− Это он? − удивленно произнес Джерхад.
Рамигор вошел в холл.
− Здравствуйте, господа, − произнес он. − Возможно, вы удивлены, но договор о кредите у вас теперь со мной.
− Где ты взял деньги? − спросил Рейдан.
− Понимаете ли. Пока вы ворочали свои камни, мы ворочали свои камешки, − ответил Рамигор. − И не слабо наворочали. Прошу всех садиться, потому что я собираюсь объявить о новых условиях кредита.
Рамигор сам сел на стул, что предназначался для него, а рядом оказалась Иринка. Люди некоторое время ждали, затем начали рассаживаться.
− Итак, господа, с этого момента процент выплат по кредиту обнуляется.
− Что значит обнуляется?! − возмущенно воскликнул Джерхад.
− Я понимаю ваше негодование, господин Джерхад. Вы, как истиный представитель своего вида не любите оставаться в долгу, но таково мое решение. Кредит с этот момента беспроцентный. Это раз. И два. Я объявляю об автоматическом погашении пятидесяти процентов кредита для каждого из вас.
− Ты хочешь сказать, что каждый из нас теперь должен не по десять а по пять тысяч за вычетом уже уплаченых сумм? − спросила Расхель.
− Да, Расхель. Именно так. И выплачивать их вы можете хоть двадцать лет, как вам будет проще. Если кому сложно, я могу рассмотреть и вопрос о полном погашении, для меня эти суммы не имеют большого значения.
− Ты ограбил банк? − спросил Кордан.
− Зачем же так грубо, Кордан? Есть более эффективные и полностью законные методы грабежа. Например, я беру маленький камешек, который для меня не стоит ну ни одного кирпича, и загоняю его по цене, за которую вы купили бы целую квартиру. Мы ведь на другом уровне, Кордан. Ты же это понимаешь. − Рамигор замолчал и оглядел людей. − Что-то я не вижу у вас радости. Может, вам мало? Ну, хорошо, значит, будем считать, что весь кредит вам прощен. А нам здесь, стало быть нечего делать. − Рамигор с Иринкой поднялись и поли на выход.
− Стойте! − воскликнула Миариль и проскочила к ним.
− И не проси, Миариль. Я очень жестокий зверь, сначала вас спасаю, потом долги прощаю ни за что. Это такой метод издевательства, понимаешь? Очень тонкий и действенный, судя по ним.
− Вы же можете объяснить все.
− Миариль, нам нечего объяснять. Благодарность − это такая вещь, которая либо есть, либо ее нет. Увы, у вас ее нет, так что нам пора уходить.
− Мы благодарны вам! − воскликнула она. − Просто все трусят.
− Спасибо, Миариль. Но это совсем не то. Прощайте.
Иринка уже вышла, Рамигор резко ушел за ней, и люди остались одни.
− Какие же вы все скоты! − выпалила Миариль. − И ты скотина, Кордан!..
Машина уехала от дома, а через несколько дней аросы узнали, что Рамигор и Иринка покинули город, продав свой дом кому-то за бесценок.


Машина неслась по дороге. Рамигор выжимал из нее все что мог. Мотор ревел, багажник позади раскрылся и хлопал.
− Интересно, чего ты хотел от них, когда сам назвал их червями? − произнесла Иринка.
− Ничего я не хотел. Думал, люди, а оказалось и вправду черви. Понравилось спасать неблагодарных тварей, Иринка?
− Нет, − ответила та. − Но я не перестану. Может, среди неблагодарных хоть одна окажется нормальной. Как Миариль, например.
− Миариль просто ребенок, вот и получилось так, что она приняла все как есть.
Машина, наконец, выехала на ровную дорогу и скорость возросла. Рамигор продолжал гнать, он просто желал уехать оттуда подальше и побыстрее. Промелькнуло несколько встречных машин, затем Рамигор обогнал две попутные.
Когда же мотор затарахтел и зафыркал из-за закончившегося топлива, Рамигор остановил машину у обочины, а через минуту два человека появились в сотне миль от этого места, в крупном городе, рядом с которым находился единственный комерческий космопорт планеты.


Асхад стоял перед картой космоса и рассматривал разноцветные линии. Часть из них мерцало, таким образом было обозначено изменение в галактических Магических потоках. Причина изменений крылась в небольшой планете на самой окраине. Флот прибыл туда, но слишком поздно. Мир оказался уничтожен, и только поисковый Имперский крейсер был встречен пришедшими кораблями. Крейсер разгромили сразу же, не оставив почти ничего. Была захвачена группа пленных из местных людей, да и те оказались чудом уцелевшими людьми со взорванной планеты.
Этой группе не придали какого-либо значения, отправили в окраинную колонию, и вот возникли новые изменения. Резкие колебания магических сил, сила которых могла сравниться разве что с действием самых мощных Магов галактики.
Асхад был уверен, что и противник заметил эти колебания, а это означало, что в колонию должен был отправиться сильный флот, способный задержать Имперских Ликвидаторов. Опасность, нависшую над маленькой колонией, не видел почти никто.
− Сэр. Каковы будут указания? − спросил полковник. Асхад обернулся, некоторое время молчал, еще обдумывая, нет ли в его решении ловушки, в которую он мог угодить. Да или нет, сказать было невозможно. Империя уже сделала свой ход.
− Курс в сектор Х-11, колония Би-40, − приказал Асхад.
Полковник повторил эти слова, надеясь, что не ослышался, и Асхад подтвердил. Флот уходил в дальний прыжок, к планете, где практически нечего было защищать и почти некого. Но пока флот Асхада находился в резерве, и командир действовал на свое усмотрение. Такова была легенда для всех команд. Реально же, все было на много сложнее...

Колония ничем особенным не выделялась. Не имела даже полных систем защиты и только начинала развиваться. Большая часть территории была безжизненной и только небольшой клочок земли, отделенный горами от огромных пространств, оказался покрыт лесами и землями, способными родить. История колонии насчитывала около десяти тысяч лет, и жизнь сюда была занесена извне. Наличие же большого количества кислорода в атмосфере объяснялось ранее существовавшей жизнью, которая погибла в результате неизвестного катаклизма. Предполагалось, что он был результатом чьих-то экспериментов.
Асхад вышел на связь с Правительством колонии и вскоре получил все необходимые данные о прилетевших аросах. Они поселились в небольшом городке, на окраине колонии и уже не плохо прижились, построили общий дом на всех и работали на одном из местных горных предприятий.
Среди аросов оказалось одно нечеловеческое существо, что было выяснено при проверке. Информация не распространялась, и за женщиной было установлено наблюдение. Она не совершала никаких особых действий, очевидно, поводила процедуру вживания в общество.
Асхад запросил данные на эту женщину и, едва прочитав, тут же направился к личному челноку, одновременно передавая сообщение о своем вылете на планету и заявление, что эта женщина − рагросианка, и знакома ему.

Расхель никого не ждала. Стук в дверь квартиры стал для нее неожиданным, но она тут же подавила свое волнение. Прийти могли и соседи за чем-нибудь.
Она открыла дверь и замерла. Перед ней оказался человек, с которым она рассталась почти десять лет назад.
− Ну, здравствуй, Расхель. Давненько не виделись, − произнес Асхад.
− Ты! − воскликнула она. Мысль работала мгновенно, и не выдала ни одного лучшего решения, чем побег. Рахель метнулась к окну и выскочила, выбивая стекло.
− Догнать! − приказал Асхад своим людям. Она убежала не далеко. Асхад оказался впереди, и Асхель метнулась в сторону, а через минуту ее уже схватили. − Попалась, стерва! − произнес Асхад.
− А ну отпустите ее! − возник голос Джехарда, затем раздался выстрел. Асхад лишь мельком взглянул на человека с ружьем, и магический удар сразил его.
− Какая здесь каша-малаша! − воскликнул Рамигор, появляясь неизвестно откуда. − А вот вам еще на закуску. − Рамигор взмахнул рукой, рядом объявился старик Ситх. − И еще. − Чуть в стороне во вспышке оказался рагрос.
− Моршед! − воскликнула Расхель.
Началось нечто невообразимое. Моршед атаковал Асхада, тот ударил в зверя, и они бились чуть ли не на смерть, но Магия обоих оказалась столь сильной, что вокруг вспыхнул огонь. Оба противника оставались целы. Моршед пошел в наступление. Ему удалось ощутить слабое место Асхада, и человек упал. Защита тут же была перехвачена Ситхом, но тот стоял не долго. Расхель зарычала и обернулась зверем. Она в два прыжка настигла Моршеда и сбила его с лап, вонзая клыки в горло врага.
Зверь на мгновение потерял контроль, и тут же пожалел об этом, потому что против него поднялись еще два Мага. Мощнейшим ударом он сбросил с себя рагросианку и в этот же момент объединенная сила двух Магов обрушилась на него. Зверь не выдерживал и начал отступать, но отступать ему было некуда, и он собрав все свои силы рванулся вперед, решив убить перед смертью хотя бы одного.
Клыки его сомкнулись на шее Асхада, и человек рухнул под тяжестью зверя. Мертвого зверя. Но добиться своего Моршеду не удалось. Асхад выбрался из под него, взглянул на Ситха, затем вытащил оружие.
− Нет! − Ситх схватил его за руку, не давая стрелять с рагросианку.
− Ты спятил Ситх?! Не видишь, кто это?!
− Я знаю ее! Она друг!
− Друг?! Ты безумен! Эти звери не способны быть друзьями!
Но Ситх не слушал. Он проскочил к рагросианке, лежавшей на земле и приподнял ее.
− Он мертв? Мертв? − прорычала она.
− Моршед мертв, − ответил Ситх, и Расхель закрыла глаза. В ней словно возникло спокойствие.
− Ситх, ты предатель! − крикнул Асхад.
Громыхнул выстрел, пуля ударила в стороне в песок, а затем послышался глухой удар. Ситх обернулся и увидел Асхада лежавшим на земле, а затем возник странный звук, словно кто-то насвистывал мелодию. Ситх обернулся туда и увидел Рамигора, сидевшего на деревянной лавочке и насвистывавшего что-то.
− Что за дьявольщина?! − воскликнул Ситх и резко обернулся. − Где мы?!
− Сектор Х-11, колония Би-40, − произнес Рамигор. − Мир, в котором ты жил, Ситх, больше не существует. А вот этот живчик был командиром на Имперском Ликвидаторе. − Рамигор указал на мертвого Моршеда.
− Что ты сделал с Асхадом?! − воскликнул Ситх.
− Не знаю никаких Асхадов, − фыркнул Рамигор и подошел к Расхель. Та почуяв это открыла глаза.
− Мне уже не жить, − произнесла она.
− Ты в роту каммикадзе записалась? − спросил он. − Ирин, принеси водички.
Откуда появилась Иринка, никто не видел, но в руке ее было ведро с водой, и Рамигор приняв его тут же окатил ей Расхель. От холодной воды она дернулась и вскочила.
− Ну так чего? Будешь еще помирать?
Со всех сторон набежали люди, затем появились солдаты, кто-то из командорив требовал от людей отойти от зверя, но никто не исполнил этого приказа.
Пришел в себя Джерхад. Он долго пытался отыскать Расхель и плохо верил, что она в этот момент сидела в виде зверя, окруженная людьми.
− Расхель? Это ты? − произнес он, подходя.
− Я, − зарычала она, оборачиваясь к нему.
Несколько солдат еще пытались разогнать толпу. Кто-то из них привел в себя Асхада, и тот вскочил, словно ужаленый.
− Что за дьявол?! Уведите отсюда людей! − крикнул он.
− Они не уходят и не даются, − произнес солдат.
− И не дадутся. Здесь не ваш дом, так что проваливайте! − произнес Рамигор.
− Да ты кто такой?! − воскликнул Асхад.
− Я − Рамигор. А ты, я вижу, очередной вшивенький Маг, которому давно требуется прочистка мозгов, так же, как и братцу твоему, Ситху.
− Ситха не трожь! − зарычала Расхель.
− С чего это вдруг? − фыркнул Рамигор.
− Он мой друг.
− Ну и что. Ты то мне − никто.
− Я помогла вам спастись! Вы были бы мертвы, если бы я не остановила их!
− В том все и дело, что тебе это лишь кажется, дорогая моя, − произнес Рамигор. − Неужели ты думаешь, что тот крейсеришко справился бы со мной?
− У тебя не было никакого оружия.
− А это-то тебе неведомо, девочка. Может, ты забыла, что я вашего Ликвидатора почикал за одну секунду? И как же это без оружия?
− О чем ты говоришь? − спросил Ситх.
− Они расскажут тебе, о чем. Когда-нибудь. − Рамигор обернулся к Асхаду. − А ты вали отсюда, пока цел! И солдатиков своих забери!
− Да кто ты такой, что бы приказывать мне?! − заговорил Асхад.
− Для склеротиков не повторяю.
В небе раздался грохот и появился челнок, который быстро начал спуск.
− Командир! Боевая тревога, прибыл флот Империи! − закричал кто-то.
− Всем, сбор! На челнок! − приказал Асхад. − Ситх? − произнес он, протягивая руку.
− Я иду. − ответил Маг и прошел к Асхаду.
− Мы еще вернемся, − произнес Асхад, глядя на Рамигора.
Тот не ответил, а челнок, собрав всех солдат и их командиров, тут же стартовал и ушел в небо, где с грохотом исчез.
Рамигор прошел к Расхель.
− Ну, так как, Расхель? Скажешь прямо, кому ты служишь? Давай, не стесняйся.
− Империи, − прорычала она, глядя на Рамигора. − А ты кому служишь?
− Своему отцу, Императору Великой Саарингии. Ты ведь знаешь все, Расхель. Значит, знаешь и где Саарингия находится.
− Я не знаю! − зарычала рагросианка.
− Очень жаль. Ну, стало быть, нам расходиться пора.
Рамигор обнял Иринку, и они оба исчезли так, словно и не было ни того, ни другого рядом.
А рядом с Расхель остались лишь люди-аросы, да несколько местных зевак, что боялись подойти.
− Как же ты теперь жить то здесь будешь? − спросила Миариль.
− Так же, как всегда, − прорычала Расхель и на глазах у всех превратилась в женщину.
− Расхель! Наконец-то! − послышался голос Джерхада, и тот подскочив к ней обнял женщину.
− Оставь меня, черт!... − воскликнула Расхель и кое-как вырвалась.
Уезжать она не собиралась. Смысла в этом не было, и Расхель осталась жить в том же доме. Кто-то стал ее побаиваться, но далеко не все. Восемь человек, с которыми она сдружилась еще с помощью Ситха, оставались ей друзьями. Тем более, что они видели, как Ситх отнесся к ней, хотя сам и улетел вместе с человеком, что пытался стрелять в рагросианку.

− Ты не думаешь, что мы должны быть там? − спросила Иринка, глядя в космос, где шел бой.
− На чьей стороне? Ситха или Расхель?
− Ты думаешь, что Расхель на другой стороне?
− Она это прямо признала, Иринка. Ты помнишь, что вышло, когда мы вступили в войну против крыльвов? Я не хочу это повторять.
− Но эти имперцы взорвали планету, Рамигор!
− Имперцы? Или тот псих, которого и Расхель решила прикончить? Он ее едва не убил, не заметила?
− Я тогда ничего не понимаю.
− Именно. Потому мы и останемся пока здесь. Я проверил, ликвидаторов там нет, Иринка. А явятся − увижу.
− А если они применят что-то другое?
− Ты предлагаешь избрать сторону в войне? Может, все же стоит подумать, как ее закончить? Давай повременим с глобальными действиями. А то еще получится, что за нами потянется хвост со взорваными мирами, а потом какой-нибудь умник из червей решит, что это мы планеты взрываем. Не торопись, Иринка. Слишком высока цена бездумного вмешательства. Мы уже один раз вмешались и получили россыпь метеоров в результате.
− Хорошо. Но мне, все равно, не по себе, когда там гибнут люди!
− Мне тоже не уютно от того, что гибнут звери. Ты ведь понимаешь, что я между Миариль и Расхель выбрал бы Расхель.

Война в космосе закончилась, но результат ее оказался плачевным для флота Асхада, и остатки флота были вынуждены отступить. Ситх пытался вырваться на планету, но Асхад не выпустил его. Слишком велик был риск, да и идти спасать восьмерых, рискуя десятками Асхад просто не мог позволить.

Несколько Имперских челноков окружили город. Рагросы быстро смяли слабое сопротивление местной полиции и населения. Город был взят под контроль, а затем начались повальные обыски. Никто не знал, что искали звери, но сопротивляться посмели лишь единицы и закончилось это плачевно. Рагросы разодрали этих людей.
Обыски были устроены и в доме людей-аросов, но рагросы и тут ничего не нашли. Даже в квартире Расхель они не церемонились, а она не пыталась даже говорить о себе.

Захват колонии имперцами был скорым и почти без боев. Внутренняя армия колонии оказалась не способна сдержать наступление рагросов даже чуть-чуть. В течение нескольких дней столица колонии оказалась под контролем. Рагросы провели повальные обыски, после чего жителям была дана ограниченная возможность передвигаться.
Рамигор и Иринка были выдворены из своего дома и отправлены на машине на допрос. Допрашивающий зверь долго что-то рычал, затем начал требовать ответов и замолк, когда Рамигор закрыл глаза и демонстративно захрапел.
Один из охранников дернул его.
− Чего?! − воскликнул он, обернувшись. − Чего надо?!
− Отвечай на вопросы! − зарычал охранник, на этот раз на языке людей.
− Я не слышал никаких вопросов, только рычание бессмысленное, − ответил Рамигор.
− Ты, мерзкий слизняк, языка не понимаешь?! − зарычал рагрос.
− Чего пристал, вонючий червяк?! Не понимаю я языка вашего дерьмокопаевского!
− Отвечай, кто ты такой, откуда и чем занимаешься?
− Из деревни я. Рамигором меня звать. Занимаюсь торговлей.
− Чем торгуешь?
− Камешками.
− Какими еще камешками?!
− Да уж не теми, что на дороге валяются! − воскликнул Рамигор, и его голос сорвался на рычание. − Драгоценными камешками, ясно?!
Зверь на мгновение опешил от подобного изменения голоса человека.
− Ты кто такой?! − зарычал он вновь.
− Склероз замучал? Поди подлечись!
− Если ты не ответишь сейчас же, этот день станет последним в твоей жизни, слизняк! − зарычал рагрос.
Рамигор смотрел зверю прямо в глаза, и тот отошел назад, ощутив дрожь. А человек перед ним превратился в рагроса, да еще и в самого Моршеда.
− Моршед?!
− Ты что-то сказал на счет последнего дня моей жизни? − зарычал Рамигор и пошел на рагроса.
− Я не знал, господин Моршед! − завыл тот и захрипел. Охранники позади дернулись, но остались на месте. Зверь перед Моршедом задергался, затем свалился на пол, из его носа потекла кровь, а Моршед зарычал, оборачиваясь к охране.
Те попятились назад.
− Стоять! − приказал он, прошел к женщине, сидевшей связаной, раскромсал веревки и сам обратился в человека. − А теперь вы вернете нас назад, − произнес Рамигор. − И без шума. Ясно?!
− Да, господин, − ответили охранники. − А что с ним делать?!
− Вызовите катафалку, − прорычал человек. − И ни слова обо мне!
Двух человек вернули в дом. Хозяйничавших там рагросов тут же выпроводили, заставив вернуть все, что они взяли, а затем Рамигор получил документ, заверявший его привилегии, в том числе, разрешение на торговлю и свободу передвижения по колонии.


Расхель вошла в Имперскую Комендатуру. Охранники покосились на нее, но не задерживали. Им незачем было задерживать рагросианку. Та направилась прямиком к коменданту и вскоре была принята.
− Я − Расхель, − прорычала она, представляясь. − И я желаю заявить о своей собственности в этом городе.
− Откуда у вас здесь могла оказаться собственность?
− Я жила здесь до того, как пришли вы. Под видом человека, − произнесла она.
− Так, значит, ты Маг?
− Нет. У меня есть способности, но я не имею всех сил. Не думаю, что это имеет значение. Мне нужно только, чтобы мой дом остался моим домом.
− И какой же это дом?
Расхель вынула бумагу и передала ее коменданту. В бумаге указывался адрес дома, его тип и кто в нем жил.
− И эти люди живут в вашем доме? − спросил он.
− Живут и платят за жилье. Этот дом вряд ли имеет ценность для вас, комендант. К тому же, я являюсь гражданкой Империи.
− Вам придется объяснить, как вы оказались здесь, будучи гражданкой Империи.
− Это проще некуда, господин комендант. Отправьте запрос в отдел номер 2, код 74, на имя Расхель. Вы получите все данные, которые вам будет положено обо мне знать.
− Я так и сделаю, − произнес комендант. − Ваш запрос будет рассмотрен после того как придут данные.
− Но до того я требую, чтобы никто не прикасался ко моему дому. Моя работа, комендант, требует большой осторожности. Но тот кто мне помешает... − Расхель не стала говорить дальше. − До встречи, комендант.
Она ушла и вскоре вернулась в свой дом. Ее ждали все, и Расхель объяснила, что временно вопрос решен. Позже он будет решен наверняка так как надо, но все должны быть готовы "платить" хозяйке.


− Моршед исчез, разведчик уничтожен, а вы заявляете, что разбили крупный флот у какой-то вшивой колонишки и захватили ее, но ничего там не нашли! − зарычал Император. − Какого черта вы туда вообще полетели?! Эта колония не стоит даже потеряных в бою кораблей! А теперь еще и остатки вашего флота там остановились, чтобы охранять кусок дерьмовой планетки!
− Но Император! − воскликнул Дорхау. − Мы встретили там не какой нибудь флот, а флот самого Асхада и разгромили его! Асхаду удалось бежать, но, я уверен, эта планета была зачем-то ему нужна, и мы это выясним!
− Асхада? Вы разбили флот Асхада?! И как же это вам удалось?!
− Когда мы прибыли, он сам был внизу, и мы атаковали сразу, поэтому, он не сумел защититься и успел только бежать с остатками своего флота. Мы выяснили точно место, куда он приземлялся, но пока еще не узнали точной причины.
− Ну так узнайте! И немедленно докладывайте, если узнаете что-то важное!
Дорхау покинул Императора и отправился назад, к колонии, где он едва не потерял все. Мысль, что все оказалось напрасно, давила и мучала. Ему было необходимо найти в колонии нечто, что стоило бы, что оправдало бы приложенные усилия, и вернувшись назад он отдал приказ как следует проверить всю планету, в том числе и мертвые районы.


Машина остановилась около поста. Охранник тут же подошел и зарычал, скалясь из-за человека, сидевшего за рулем, но тот вынул бумагу, показывая ее через окно. Рагрос, увидев печати, несколько притих, но потребовал документ для рассмотрения. Человек по имени Рамигор имел высшие привилегии. Охранник несколько мгновений еще просматривал документ.
− Ты совсем ослеп, не видишь Магический Знак? − зарычал человек. − Или мне в доказательство тебя в червяка обернуть?!
И только в этот момент охранник обратил внимание на знак, после чего поспешил вернуть документ.
− Прошу прощения, но вы могли бы...
− Не твое дело, что я мог! Открывай проезд! − ответил тот.

Рамигор вел машину дальше. Он усмехнулся и мысленно позвал Иринку. Она оказалась рядом с ним.
− Облапошил его? − усмехнулась она.
− Они сами себя облапошили, − ответил Рамигор.
Машина въехала в город, прошлась по центральной улице и остановилась около дома людей-аросов. Рамигор и Иринка сразу же направились в квартиру Расхель, и та открыла дверь с явным недовольством, которое тут же сменилось недоумением. Расхель была в виде рагросианки.
− Ты не узнаешь что ли нас, Расхель? − спросил Рамигор.
− Узнаю, но вы разве не улетели?
− Мы улетели. Видишь, нет нас тут, − усмехнулась Иринка. − Мы так и будем на пороге торчать?
Она впустила их, проводила в гостиную.
− Зачем вы пришли? − спросила она.
− Так. Мы тут случайно узнали, что ты весь этот дом присебесила, − произнес Рамигор.
− Так решили все, − прорычала Расхель. − Ты, кажется, простил долги или ты врал?
− Я не врал, Расхель. Что за пошлости ты говоришь? − фыркнул Рамигор. − Я вообще был уверен, что ты поступила очень даже благородно, это Иринка думала, что ты зверюга поганая.
− Ты чего мелешь?! − воскликнула Иринка.
− Что, уже и приукрасить ничего нельзя? Ты же хотела узнать, что тут за дела и почему дом оказался принадлежащим ей одной?
− Если бы я так не сделала, его захапал бы какой-нибудь другой рагрос, − прорычала Расхель.
− Я именно это и предполагал, − ответил Рамигор. − Тебе незачем обижаться, Расхель. Если же говорить прямо, то мы даже не из-за этого приехали.
− Тогда, из-за чего?
− Есть разговор. И довольно серьезный. − Рамигор прошел по комнате и уселся в кресло. − Ты знаешь о том кто мы, Расхель. Ты знаешь, что мы прилетели издалека, из другой галактики. Я уже говорил об этом и не раз. Вопрос о том, что мы здесь делаем, не имеет смысла. Мы ничего не делаем. Мы просто здесь застряли и лететь нам слишком далеко. Мы нашли планету, на которой решили остановиться, но она оказалась взорвана. Мы прилетели сюда, и не прошло и полгода, как и здесь началась война. Империя явно что-то потеряла на этой задрипаной планетке, они что-то усиленно ищут. Есть подозрение, что нас, но о нас они не знают. Так вот, Расхель. Я хотел бы, чтобы ты помогла нам разобраться в этом.
− Чтобы я вам помогла? − зарычала она. − Вы же считаете нас червями!
− Это вы считаете, что мы так считаем, − ответил Рамигор. − Я не люблю что-либо доказывать, Расхель. Раз ты желаешь считать себя червем, пожалуйста. Это твое личное право, я не буду тебя в этом разубеждать.
− Вы хотите, чтобы я пошла против своих?
− Ты давно против них пошла, Расхель. Ты пыталась убить Моршеда, а он не какой-нибудь там... Он один из первых приближенных Императора.
− Это неправда! Моршед преступник, убийца и предатель! − зарычала Расхель.
− Тогда, я совершенно ничего не понимаю, − фыркнул Рамигор. − Это твое мнение или официальное?
− Официальное. Моршед предал всех! По его вине погибла целая планета!
− И, похоже, что не одна, − произнес Рамигор. − Хорошо. Значит, я просто нарвался на подложные документы. − Он замолчал, раздумывая над всем.
− Ты можешь мне объяснить, откуда он взялся здесь? − прорычала Расхель. − И откуда появился Ситх?! Он же погиб там!
− Ситх не погиб. Он был почти мертв под развалинами, но я его смог вытащить с помощью Магии. И точно так же я вытащил командира Ликвидатора, что стрелял по планете, когда сам Ликвидатор уже взрывался. Есть такой способ, Расхель. Берешь магический камень и засаживаешь в него кого хочешь. Это как тюрьма, только тот кто в нее попал, не чувствует времени. Ситх из под обломков сразу оказался здесь. А Моршед попал сюда из огня, в котором горел. Ты хочешь знать, почему Ситх не оказался на корабле со всеми? Я мог бы его там выпустить, но он слишком дурно обошелся с нами, когда мы встретились.
− Ты сам вел себя как не знаю кто.
− Я вел себя так как всегда себя веду. Я знаю свою силу, Расхель. И мне с ней не сложно быть полностью свободным. Мне незачем врать, Расхель. Я не погибну даже если вы мне на голову сверхновую звезду уроните.
− Я не понимаю. Ты бог что ли?
− Нет. Я дракон. Кордан рассказывал вам обо мне. Он видел меня, когда я бил длонгеров. Ты можешь мне объяснить, зачем Империи эти твари?
− Их применяют как возмездие за непослушание.
− Вот значит как. То есть Империя с их помощью давит свободу. Варварский способ. Я хотел бы, чтобы ты рассказала нам все, Расхель. Об Империи, о ее врагах, о войне и из-за чего эта война?
− Все слишком запутано. Я не знаю, из-за чего война. Но люди дерутся с нами, мы деремся с ними. За территории и миры. И я знаю, что мы могли бы и не драться, но все слишком далеко зашло. В Империи никто не станет слушать меня, а у людей тем более никто не станет.
− А Ситх? Как вышло с ним?
− Он наткнулся на меня, когда я вытаскивала из огня детей. Я и не поняла, что он Маг и была в своем виде, так было легче и быстрее. Я их всех вытащила, потом дом горящий рухнул. А потом я стала человеком вновь и только после этого заметила его. Показалось, что это просто старик, а он сказал, что не выдаст меня, а я тогда уже думала убить его как свидетеля.
− Но дети то видели тебя.
− Они были слишком маленькими, чтобы понять. И Ситх ушел. А потом мы виделись вновь, я служила в госпитале, возилась с ранеными людьми. Там тоже война шла. И он сказал мне, что он Маг, и назвал свое имя. И я назвала свое. И больше ничего не было. Через пару лет пришло письмо от него, он просил прийти к нему в Башню. Я это место уже знала и решила идти, там мы все и встретились.
− А твое задание? Тебя ведь послали что-то делать?
− Я должна была сообщать, если бы там объявились какие-либо технические новшества. Но они не дошли даже до первой ступени, и я болталась без дела много лет среди людей. Они похожи на нас. Я это поняла. Слишком хорошо поняла. И я не могу их убивать. Не в том смысле, что не могу совсем, а...
Слова Расхель были прерваны грохотом у дверей. Она резко раскрылась и в квартиру вскочило несколько рагросов.
− Мерзляков убрать! − зарычал командир ворвавшихся. Рагросы метнулись к Рамигору и Иринке, но внезапно встали и зависнув в воздухе начали беспорядочно дрыгать лапами.
− Пшли вон, мерзляки! − произнес Рамигор и вся ворвавшаяся группа, кроме командира вылетела в дверь, и ее с воем понесло по улице.
А командир стоял на месте, пытаясь вырваться из невидимых тисков, схвативших его.
− Ты, мерзляк, зачем пришел? − прорычал Рамигор.
− Кто ты такой?! − взвыл зверь.
− Здесь не твой дом, чтобы спрашивать! Отвечай, кто ты сам?!
Рамигор поднялся и обратился в зверя, подходя к командиру.
− Отвечай, или я тебя в червяка превращу!
− Я Дорхау, Командующий флотом! Убери это проклятье!...
− Ты не ответил, какого беса ты сюда ворвался! − зарычал Рамигор.
− Я исполняю приказ Императора! − зарычал рагрос. − Убери это, или тебе придется отвечать перед ним!
− Ты глупец, я не подчиняюсь твоему Императору! Говори, что ему здесь надо?!
− Ему ничего не надо!
Вспышка озарила зверя, и он плюхнулся на пол, став человеком.
− Вали отсюда, пока цел! − зарычал Рамигор. − Лети к своему Императору и лижи ему задницу.
Человека вынесло из квартиры словно ураганом, и он взвыл на улице, а Рамигор вернулся в кресло, где и уселся вновь становясь человеком-аросом.
− Нас грубо прорвали, Расхель. − произнес Рамигор.
− Что это было? − спросила она.
− Что? Это? Это легкая Магия. У нас она называется "мелкими пакостями".
− Он же теперь вызовет сюда войска и...
− Ни черта он не вызовет. Его не примут за командующего. И обратиться в себя он не сможет.
− Ты не понимаешь. Они же могут весь город сжечь за это!
− Серьезно? Они на столько злы, Расхель? Ну, тогда нам пора ехать. Идем, Иринка.
− Рамигор! − зарычала Расхель.
− Что? − спросил он невинным голосом из дверей.
− Ты не можешь все так оставить!
− А я и не оставлю. Я сейчас обернусь этим самым Дорхау и пойду порядочки свои наводить.
Расхель вздрогнула, увидев как перед ней в одно мгновение человек обратился в рагроса.
− До встречи, Расхель, − произнес Рамигор и скрылся в дверях.


Веселье удалось на славу. Несколько дней Рамигор морочил головы рагросам, раздавал самые глупые приказы. Войска получили указания лететь в дикие районы сажать деревья, в городах и поселках был отменен комендантский час, а люди получили все права граждан Империи и документы со всеми привилегиями гражданских лиц иного вида.
Воспользовавшись этим, десяток кораблей с людьми улетел из колонии в неизвестном направлении. Настоящий же командующий сидел в тюремном подвале и выл, пытаясь что-то доказать.
Закончилось все достаточно банально. Из центра явился корабль с рагросом, которого командующий должен был знать, но Рамигор его не узнал, после чего зверь заявил о подмене и все, наконец, "поняли", почему произошла такая чертовщина в колонии.
Подменного командующего поймали, но он перед всеми обернулся в большого слизняка с глазами-тарелками. Рагросы его пытались поймать, а когда слизняк начал жрать всех, кто к нему приближался и касался, его попросту сожгли.
Бардак в колонии оказался столь большим, что рагросам пришлось заново проводить перепись населения, а еще через несколько дней, после того как сообщение о происшествии дошло до Императора, флот был отозван от планеты.
Все рагросы покидали колонию.


− Не нравится мне это, − произнесла Расхель. − Они пришлют сюда Ликвидатор.
− Ты знаешь главную планету людей, Расхель? − спросил Рамигор. − Где она находится?
− Знаю. Ты хочешь отправиться туда за помощью? Вряд ли успеешь.
− Я хочу сделать кое-что другое. Покажи, где.
Рамигор предоставил ей карту галактики, и она указала район, где находился центр Империи людей.
− Ну, значит, держитесь ребята, − произнес Рамигор. − Может, получится, а может и нет.
Он обернулся молнией и исчез, улетая сквозь пол. А через минуту день внезапно обратился в ночь.
− Что это?! − взвыла Расхель.
− По моему, сверхсветовой прыжок, − ответила Иринка.
− Прыжок? С планетой?! − Расхель смотрела на Иринку, затем в небо. На улице послышался шум, люди повыскакивали из домов с факелами.
− Звезды пропали! − закричал кто-то.
− Это что-то закрыло все небо! − воскликнул другой.
Гадания продолжались еще минут двадцать. Затем появились звезды на несколько секунд, вновь пропали, появилось Солнце, которое немного повисев в одном месте, скакнуло в другое.
И Рамигор появился рядом с Иринкой.
− Климат, конечно, изменится, но всяко лучше чем обломками становиться, − произнес он.
− Ты переместил всю планету?! − зарычала Расхель.
− Да, Расхель. А что, в Империи так не умеют?
− Н-нет.
− По крайней мере, я тебе доказал, наконец, что я не имперец, − произнес он. − Ведь доказал?
− Да.
− Вот и отлично. Тебе стоит изменить себя, сейчас сюда налетит куча кораблей с людьми.


Галактику словно передернуло. Император вскочил, ощутив резкие изменения Магического Поля. Он выскочил в зал с объемной картой галактики. Вид ее резко изменился.
− Что?! − зарычал он.
− Сектор Х-11, колония Би-40, − произнес рагрос. − Мощнейшее возмущение. Такого не бывает даже при уничтожении планеты.
Карта мерцала, а вокруг одной из точек медленно расходились едва видимые волны.
− Этого не может быть. Где Дорхау?!
− По последним сообщениям, Дорхау был убит. Он обратился в мерзкое чудовище. По всем критериям он просто свихнулся. Его сожгли...
− Высылайте разведчика! Немедленно!
− Разведчик уже вышел.
Сообщение пришедшее от Би-40 не лезло ни в какие рамки. Колонии просто не было. Ни планеты, ни обломков. Ее место оказалось пустым...


Небо наполнилось множеством точек и огней. Через несколько минут над колонией прошлось огромное количество истребителей, затем высадился десант. Люди брали власть в городах и поселениях. И вокруг не было рагросов. Только следы их спешной эвакуации. Жители вышли на улицу с криками и воем, они радовались победе, но никто так и не знал, кто эту победу принес.

− Вы арестованы, − произнес человек. Он обращался к Расхель.
− А можно и мне? − спросил Рамигор, появляясь из-за двери.
− И мне, − добавила Иринка, оказываясь с другой стороны.
− Уйдите с дороги! Арестована только она! − произнес капитан.
− Капитан, мы полезем в драку, если вы и нас не арестуете вместе с ней, − сказал Рамигор. − Желаете подраться?
− Взять их всех, − приказал капитан.
Трех человек выпроводили из дома, посадили в фургон, который покатил по улице, уезжая к временной базе, что находилась чуть в стороне от города.
Капитан, передавая арестантов заявил, что двое напросились сами и собирались лезть в драку, если бы их не арестовали.
Всех троих и проводили через базу, к командиру, которым оказался... Асхад.
− Ба! Знакомые все лица! − воскликнул Рамигор.
Маг тут же вскочил, и его удар вошел в Рамигора, вернее, в магический щит, что оказался перед его грудью.
− С вашей стороны так поступать очень неразумно, господин Асхад. Я ведь за такие дела и пришибить могу нечаянно.
− Кто ты такой?! − воскликнул человек.
− Старый склеротик, ты меня уже задолбал с этим вопросом! Чего тебе еще надо, мать твою?! Вам мало того, что я вашу планету увел из под удара?! Может, ты желаешь, чтобы я перед тобой еще и на коленях ползал, червяк ты мерзкий и вонючий! Или ты желаешь сдохнуть как свинья, чтобы убедиться в моей силе?! Ну так смотри, придурок на то что ты сделал!
Рамигор взмахнул руками и вокруг все резко все переменилось. Асхад увидел огонь, который за несколько секунд спалил базу вокруг. В уши ворвался вой и грохот, летевшие в небе истребители вспыхнули огнем и рухнули плазменными каплями в горах.
− Ты убил всех! − взвыл Асхад, и в ту же секунду в человека вошел удар молнии. Он свалился, скрючился и несколько секунд силился подняться, но не мог.
− Я тебе доказал, недоносок?! Доказал или нет?! − зарычал Рамигор.
− Что ты мне хотел доказать?! Что?!
− То что ты со своими соплями не способен меня достать! Я предупреждал тебя, Асхад! Ты не пожелал верить, и ты убил своих. Ты это сделал своим поганым неверием! Пока, Асхад. Присылай побольше войск, и, можешь не сомневаться, я их прикончу всех! Кто желает войны − тот умрет!
Рамигор, Иринка и Расхель оставили человека. Где-то вдали летели новые машины. Когда три человека скрылись в лесу, рядом с Асхадом кто-то приземлился.


"Этого не может быть, этого не может быть" − Асхад бредил. Он дергался и кричал. Он вновь видел этот огонь! И врага, который смеялся в лицо. Боль выжигала сердце. Асхад был едва жив и не мог даже встать. Силы покинули его, и врачи вокруг бились над ним день и ночь, но тело человека словно сгорало в огне, и он медленно умирал.
Появление рядом Ситха резко все изменило. Маг применил силу и заклятие смерти было снято с Асхада.
− Ситх. Ты должен найти это чудовище! Он убьет нас всех! Он... Он само Зло! − Асхад еще пытался объяснять, но Ситх почти не понимал его слов. Он понял лишь, что надо найти Рамигора и убить. Но как убить и где его искать?

Маг отправился в город и едва не столкнулся с Рамигором на первой же улице.
− Ха! Ситх! Ты откуда? − заговорил он.
− Что ты сделал с Асхадом?!
− Ничего особенного. Я замкнул его злобу на него самого. Чем больше он кричит о том, что надо кого-то убить, тем больше он убивает себя. Он просто псих. Прислал своих солдат, чтобы арестовать Расхель. Ну полный кретин! Я его предупреждал, а он не послушал.
− Ты убил одиннадцать тысяч человек! − воскликнул Ситх.
− А что, мало? Ну пришлите еще, я еще поубиваю. Мне это раз плюнуть, старик.
− Ты дьявол!
− Ты не обзывайся, я то я и обидеться могу. Где ты видел, чтобы дьявол ваши планеты спасал от Ликвидаторов? Ты что, думаешь, рагросы отсюда смотались из-за того что им напердели под нос? Они решили эту планету уничтожить. Как и ту, откуда я тебя вытащил. Или ты тоже скотина неблагодарная, как и все твои родственнички? Иди гуляй Ситх. И не волнуйся, мы скоро с этой планеты слиняем. Раз уж вы такие мерзляки и меня принимать не желаете, полечу к Императору. Может, он подобрее и не станет в меня плеваться как твой ненаглядный Асхад. Пока, Ситх.
Старик дрогнул из-за того, что человек перед ним исчез. Исчез, словно и не было его. Идти дальше не было никакого смысла, и Ситх отправился назад. Он решил узнать все, о том кто переместил планету и что произошло более точно.


− Тебе не было их жаль? − спросила Расхель.
− Солдат? − спросил Рамигор. − Они все смертники. Зачем их жалеть?
− Так можно вообще никого не жалеть, − ответила она.
− А вот это, девочка моя, как раз, называется максимализм. Или экстремизм. То самое, чего я не принимаю. Ни от добра ни от зла. Вон! Добряки наши! Приперлись к тебе с пушками. Что с тобой сделал бы Асхад? Убил бы и точка. До-обрый дядя!
− Кончай! − зарычала Расхель.
− Ладно. Собственно, я хочу тебе кое-что предложить, Расхель. Ты ведь не можешь остаться здесь, тебя достанут. И никто не поможет. Я хочу предложить тебе лететь с нами, Расхель. В Империю.
− И что ты будешь там делать?
− Не знаю. Поглядим, что. Но мне хочется с Императором встретиться. Напрямую так сказать, потолковать по душам. А тебе не хочется? Выяснить, например, что за дела такие с Ликвидаторами? Какого беса они вообще существуют?
− Какого бе?... − Расхель дрогнула. − Ты хочешь сказать, что они вообще не нужны?
− Убивать миры? Тебе не кажется, что это несколько нехорошо?
− Да, но бывает нужно мертвые планеты расколоть, чтобы добывать руду, например.
− Может, может. Но, раз уж все так далеко зашло, давай все же выясним прямо? Или ты боишься его?
− Я не боюсь. Я не понимаю, чего добиваетесь вы!
− Летим, Расхель. Может, ты и поймешь.
− Хорошо.


− Эй! Какого черта?! Кто вам разрешил взлет?! − закричал голос из динамиков.
− Я сам себе разрешил, − ответил Рамигор. − Пока, ребята. И будьте благоразумны, не гоняйтесь за нами, это смертельно опасно.
Корабль прыгнул. Рамигор, Иринка и Расхель сидели за его управлением. Вел Рамигор, а две женщины лишь наблюдали. Они уже обо всем договорились, и небольшой истребитель направлялся к центру Империи, к планете, где их совсем не ждали.
− Когда выскочим, станешь собой, Расхель, − сказал Рамигор.
− А вы собой не будете?
− Нет. Это нереально, мы же драконы.
− Вы действительно такие там у себя?
− Да, Расхель.
Машина выскочила среди звезд. Рамигор дал время для Расхель, после чего направил аппарат к звезде, к главной Имперской планете.
Он выскочил едва не влетев в рой космических истребителей. В то же мгновение радио взорвалось рычанием нескольких голосов, которые не относились к влетевшему кораблю.
− Эй, народ, есть здесь кто? − зарычал Рамигор, выходя на связь.
− Ты кто такой?!
− Мы тут издаля залетели, надо встретиться, − ответил Рамигор. − Есть очень важная информация.
− Назови пароль! − зарычал голос.
Рамигор взглянул на Расхель, та назвала свои данные и личный пароль. Через несколько минут рядом оказалось несколько имперских машин.
− Да это вражеский шпион! − зарычал голос.
− Хватит чушь пороть, ведите нас! − зарычал Рамигор.
− Сейчас мы тебе ракету заведем в зад!
− После этого тебя зажарят живьем, придурок, − заговорила Расхель.
Рагросы получили приказ сопроводить прилетевших на дальнюю базу. Там и были приняты два человека и рагросианка. Расхель тут же заявила, что люди неприкосновенны и всех троих отправили дальше.

Император принимал троицу со скрежетом зубов. Ему не нравилось, что условия ставила третьесортная агентка, которая своего задания и не исполнила. И не нравилось, что с ней были два человека, но именно эти двое знали что-то об исчезнувшей колонии Би-40 и не желали говорить об этом никому, кроме самого Императора.
Их ввели в малый зал. Император смотрел на двух человек с полным отвращением, и не будь информация о Би-40 столь важна, он скорее приказал бы казнить этих двоих за наглость. Да и третью тоже. Рагросианка не отличалась стройностью своего вида.
− Говорите! − зарычал Император.
− Для начала, я прошу принять наши извинения, Ваше Императорское Величество, за наш вид, − заговорил человек. − Мы летели с планеты людей на их корабле, поэтому и пришлось...
− Говори короче, червяк! − зарычал Император.
− Короче, ты гнусь поганая, хочешь сдохнуть прямо сейчас?! − Зарычал человек. В это же мгновение Император увидел перед собой огромное существо и оказался в огромных когтях, которыми этот монстр схватил его. − Ты не пожелал говорить нормально, значит, будем говорить так, мерзляк! − зарычал огромный зверь.
Он был столь огромен, что сидел наклонившись, чтобы его голова не уперлась в потолок. Охранники оказались раздавленными под его лапами и только второй человек и рагросианка остались живы перед ним, да сам Император дергался в когтях зверя и никакие магические силы ему не помогали...
− Кончай дергаться! − зарычал зверь. − А не то говорить не буду, и съем!
− Чего ты от меня хочешь?! − взвыл Император. Он взвыл, чувствуя, как Магические Силы покидали его. Монстр высасывал их с огромной силой, а когда сил не осталось, Император влетел на свой трон.
− Я хочу, чтобы ты прекратил войну, поганая морда! − зарычал монстр. − Твои поганые кораблики взорвали подо мной одну планету, потом собирались вторую взорвать! Не соображаешь какую, мерзляк?! Би-40! А теперь, мерзкая морда, подписывай капитуляцию!
Перед Императором возник стол, на котором бумага и все необходимое для подписания.
− Делай, что говорю, а не то ни от тебя, ни от твоей планетки не останется ничего!
− Я не знаю, кто ты! − взвыл Император.
− Я − Рамигор, Золотой Дракон, Сын Саарина, Императора Великой Саарингии! Где она находится, тебе знать не обязательно, мерзляк! Подписывай, пока я не решил тебя прихлопнуть как муху!
Император подписал бумагу и перед ним все исчезло.
− И запомни, мерзляк! Если хоть один твой холуй наступит мне на хвост, я прилечу сюда и размажу лично тебя по твоей планете мономолекулярным слоем! Куда я полечу, это мое дело! Я буду гулять где хочу в виде человека, так что выводы делай соответствующие, мерзляк! Ты все понял?!
− Понял... − произнес Император.
Монстр исчез с его глаз, а внизу теперь оказались два человека и один рагрос. А охрана так и осталась лежать в крови, распластанная по полу...

− М-да, − проговорил Рамигор, взглянув на Расхель. − Ты то чего напугалась? − Она смотрела на Рамигора почти с ужасом. − Там, кстати, я выглядел еще и не самым большим, Расхель. Иначе, и замок его рассыпался бы.
− Что ты будешь теперь делать?
− Ничего не буду. Пойду гулять, − ответил Рамигор, обращаясь в рагроса. Рядом с ним Иринка обернулась рагросианкой. − Не думай ни о чем, Расхель. Эта бумажка, что он подписал, всего лишь ему по мозгам въехала. До моей страны отсюда так далеко, что она ничего не значит. Понимаешь?
− Но ты сам то здесь.
− Сейчас здесь, где буду завтра, не знаю. А в тебе есть добро, Расхель. Настоящее добро. Ты понимаешь, что разумные существа не должны быть врагами. И ты должна это сохранить в себе.
− Но ты вел себя вовсе не как друг.
− Я не мог вести себя как друг с тем, кто вершил зло, Расхель. Я узнал очень многое о нем. Это он посылал Ликвидаторы. И Моршед служил ему, Расхель. И я совсем не уверен, что он сейчас не мечется там, раздавая приказы своим военным, чтобы они разыскали нас и уничтожили. И тебе, Расхель, надо теперь прятаться от него. Мы не сможем быть рядом все время.
− Мне негде здесь прятаться. Я не знаю этой планеты.
− Значит, надо лететь куда-нибудь, где тебя не будут искать. И еще, тебе надо учиться в школе Магии.
− Смеешься? Меня никто не примет. Они же все под контролем.
− Тогда и не знаю. Мы тебя учить не сможем. Но перелететь куда-нибудь с нами ты можешь. Тебе надо только сказать, куда.
− Мне некуда лететь. Моя планета была уничтожена много лет назад Моршедом.
− Но есть и другие планеты, Расхель. Сотни планет. Подумай и выбери, а потом решим, как туда добраться.

Блокировка магических сил стала неприятной неожиданностью. Радовало лишь одно. Рамигор и Иринка выглядели рагросами, а Расхель успела изменить свою внешность, прежде чем заработали мощные приборы на орбите планеты.
− Теперь мы не сможем улететь, − сказала Расхель.
− Ну, это еще не факт. Есть куча способов улететь используя простые корабли, без магии.
− Их никто не строил уже давно. И вряд ли будут строить. Мне, возможно, и не обязательно улетать, а вот вам. Получается, вы сейчас не сильнее обычных рагросов, и вас могут легко убить.
− Могут. Если узнают, − ответил Рамигор. − Но узнавать то не от кого. Так что, можно спокойно идти и искать корабль. Комерческие космопорты то здесь есть?
− А деньги? − спросила Расхель. − Без денег мы никуда не улетим.
− С деньгами разберемся. Кое-что у меня есть сейчас. А если договориться про оплату по прилету, будет еще проще.


Питейное заведение при космопорте кишело множеством рагросов. Больше всего разговоров было о блокировании полетов, об установлении жесткого контроля. Версий было множество, от ограбления Императорского замка, до ловли шпионов-пришельцев. О происшествии с Императором никто ничего не говорил, и троица новых завсегдатаев не пыталась распространять эти слухи.
Имена всех троих были изменены. Рамигор звался Родросом, Иринка звалась Ринха, а Расхель назвалась именем Мерсхидель. На эти же имена они получили и документы, прикинувшись рагросами, пришедшими из леса. Здесь таких было не мало, и проверять никого почти не проверяли. В отсутствии блокировки магии врать никто бы не сумел, и полиция действовала по прежним инструкциям.
Корабли никуда не летели. Не мало грузов оказалось задержано, а множество пассажиров теперь выражало свое недовольство тем, что не могло улететь куда хотелось. Однако, обвинять в этом Императора никто не пытался. Полиция по-прежнему хватала всех, кого заподозревала в неуважении к властителю Империи.

Рогхорд сидел один и наблюдал за посетителями. Он еще не знал, как будет совершать сделку, как найти хорошего заказчика. Он еще раздумывал, а в это время рядом с ним объявился рагрос.
− Привет, − произнес он. − Это не твоя посудина на площадке Зета-12?
− Моя, − ответил Рогхорд, ставаясь не показывать свое волнение. − Что вы хотите?
− Купить, взять в аренду, нанять, что угодно, чтобы вылететь отсюда. Если я хоть чуть разбираюсь в технике, твой корабль может взлететь и в условиях блокирования Магического Поля, не так ли?
− Да, может. Но это будет не мало стоить.
− По прибытии на место, я заплачу столько, сколько ты скажешь.
− По прибытии? Мне нужны деньги сейчас, а не по прибытии, − ответил Рогхорд.
− Сколько тебе нужно сейчас?
− Миллион.
− Ты спятил. Миллион тебе никто здесь не заплатит даже в бреду. Никто не знает, когда закончится эта котовасия с блокировкой, а когда закончится, стоимость взлета вернется к прежней тысяче. Впрочем, я готов заплатить две тысячи сейчас. А когда прилетим, тогда и получишь свой миллион.
− Откуда мне знать, что ты не врешь?
− Тебе это неоткуда знать. Точно так же, про любого другого. Я сейчас на мели, но стоит только вылететь, и мель эта исчезнет. Мне незачем обманывать. − Рагрос поднялся. − По этому адресу ты сможешь найти меня, если надумаешь. И думай быстрее. Если завтра, вдруг, блокировка отключится, наш контракт точно не состоится.
Он ушел, и Рогхорд некоторое время рассматривал карточку, на которой было имя и адрес гостиницы, где остановился некий Родрос. Время еще было. Рогхорд попробовал узнать, за какую цену согласились бы лететь сейчас в космос. Над ним большей частью смеялись, рассказывая, что никакой корабль не может... А серьезно называли цифры в десять-пятнадцать тысяч. Далеко не миллион.
Он решил вернуться на корабль и посоветоваться со своим другом. Тот не вылезал наружу. Показываться хорсу здесь было опасно. Но в своем корабле он чувствовал себя уверенно.
− Что узнал, Рогхорд? − спросил Мерианд.
− За полет сейчас дадут тысяч десять-пятнадцать, − ответил Рогхорд.
− Это слишком мало.
− Есть вариант с выплатой после. Один рагрос предлагал две тысячи сейчас, а потом сколько я скажу. Я ляпнул миллион, и он согласился.
− Скорее всего, лжец. Прилетим и ничего не получим.
− У меня подозрение, что он Маг, тогда ему будет не сложно получить этот миллион.
− Маг? Ты не соображаешь, что будет, если сюда явится Маг? − спросил хорс.
− Я понимаю. Но можно и условия свои поставить. Сейчас здесь никто взлететь не способен кроме нас, а ему надо куда-то срочно.
− Если он Маг, почему только две тысячи?
− Он сказал, что на мели сейчас.
− Это риск, Рогхорд. И очень жестокий риск.
− Я понимаю. Но мы рискуем не меньше, оставаясь здесь. Он каким-то образом нашел меня и понял, что наш корабль может взлететь сейчас. Это могут и другие понять.
− Он дал тебе время?
− Не ограничивал, но сказал думать быстрее, потому что если блокировка выключится, он откажется сразу же.
− Когда она выключится, неизвестно. К тому же, там наверху, нас наверняка будут ждать. Они же не просто так блокируют Магию?
− В пределах блокировки Магического Поля они нас не достанут так легко. А как выйдем, мы сразу же можем скакнуть. Приготовишься к этому.
− Хорошо. Так что, берем его?
− Подумаем еще. До завтра.
Время уходило. Рогхорд еще не раз возвращался к вопросу о пассажире, но решение не приходило.
Хорс вызвал его почти посреди ночи.
− Что, Мерианд?
− Снаружи ходят проверяющие. По-моему, полиция.
− Тихо, − произнес Рогхорд. Они замерли. Голосов не было слышно, но в какой-то момент послышался стук по корпусу корабля. Гул прошелся по коридору и отозвался эхом. Стук повторился еще пару раз, затем пропал. В темноте окон появились два фонаря, выплывшие из-под корпуса корабля и направившиеся дальше.
− Чего им было надо? − спросил Мерианд.
− Бес их разберет, − фыркнул Рогхорд. − Думаю, надо поскорее улетать, пока еще не поздно.
− Тогда, отправишься за пассажиром сразу на рассвете.

Рогхорд добрался до указанного адреса и замер перед дверью, когда ее открыл не вчерашний рагрос, а молодая рагросианка.
− Вам кого? − спросила она.
− Родроса, − произнес он.
− Кто там, Мерсхидель? − послышался уже знакомый голос, позади объявился тот самый рагрос.
− А, это вы. Надумали что-нибудь?
− Мы летим и прямо сейчас, − сказал он.
− Понял. Мерсхидель, иди подыми Ринху и живо собирайтесь!
− В-вы не один? − спросил Рогхорд.
− Нас трое. Что-то не так?
− Вы не сказали.
− Вопроса то об этом не было. Вы что, двух девчонок боитесь?
− Нет. Вы идете?
− Пять минут.

Рогхорд вернулся на корабль с тремя пассажирами, и Мерианд сильно нервничал из-за этого.
− Он не говорил, что их трое, но не отказываться же? − сказал Рогхорд. − Готовься, а пойду проверю, как они устроились.
Рогхорд прошел в каюту пассажиров и понял, что две девчонки уже готовы, а Родрос собирался идти в рубку.
− Вы должны остаться здесь.
− Не глупи. Я должен быть там, − ответил Родрос. − И не дрейфь, я не из тех у кого когти чешутся при виде инопланетян.
− Если ты его заденешь, мы никуда не полетим, − прорычал в ответ Рогхорд. Он направился в рубку и вскоре там оказался и пассажир. Мерианд не сказал ни слова, а пассажир сделал вид, что его ничем не задел вид хорса.
− Я готов, − произнес Родрос.
− Что бы мы ни говорили, не вмешивайся в разговор, − прорычал Рогхорд.
− Не беспокойся, я не дурак.
Родрос вышел на связь с диспетчером космопорта и запросил разрешение на перелет к Герсханскому космопорту. На запрос о способе перелета, Родрос объявил, что у него самолетный режим и вскоре разрешение было получено.
Машина вышла на взлетную площадку, разбежалась и начала подъем. Вскоре аппарат достиг стратосферы, набрав довольно большую скорость, а затем Родрос переключил ракеты в космический режим, и машина задрав нос вверх пошла еще выше.
Радиомолчание продолжалось минут пять, затем появились запросы и Родрос отвечал на них, прикидываясь, что у него все в порядке и имеются все разрешения.
Голос по радио рычал и выл, требуя подчинения. Родрос делал вид, что подчиняется, заявив лишь, что корабль идет по программе и ее не выключить так быстро.
В ответ уже сыпались предупреждения, а сверху появились два космических истребителя, шедших над зоной блокировки в свободном полете. Корабль подымался все выше и в момент выходя из зоны, с истребителей был открыт огонь.
− Щит, Мерианд! − зарычал Рогхорд, когда от удара все вокруг сильно тряхнуло.
− Щит стоит, это удар слишком сильный!
− Уходим! Уходим! − взвыл Рогхорд.
Новые выстрелы с истребителей почти не почувствовались, а через мгновение преследователи взорвались сами.
Рогхорд дернулся и обернулся к пассажиру. Тот сидел с закрытыми глазами. По радио взвыл голос, который тут же оборвался, а на экранах и за окном исчезли звезды, солнце и планета.
− Это ты их сбил?! − воскликнул Рогхорд.
− Я установил щит-отражатель. Они сами пальнули в себя, − ответил Родрос и взглянул на хорса. − Рви прыжок.
− Рвать? Мы окажемся черт знает где!
− За то без хвоста, − спокойно ответил рагрос.
− Он прав. Рви, − произнес Рогхорд.
Корабль ушел не так далеко от центра Империи.
− Чертовщина какая-то... Нас атакуют! − взвыл хорс.
Десятки и сотни ударов одновременно обрушились на корабль со всех сторон и тут же вокруг него вспыхнул магический щит. Удары входили в него, но не доходили до корабля. А через несколько мгновений десятки и сотни взрывов озарили космос вокруг.
− Да здесь целый флот! − взревел Рогхорд. − Сматываемся! Мерианд!


Император смотрел на огненный шар вокруг маленького космического рейдера. Взрывы, удары всего оружия Первого Флота обрушились на него, но индикатор по прежнему указывал, что корабль жив.
− Это какой-то сверхмагический щит! − зарычал Командующий.
А огненный шар внезапно взорвался и молнии протянулись ко всем кораблям вокруг. Удар настиг и флагмана. Огонь разнес рубку и поглотил команду управления, а через мгновение оказался перед Императором, который понял, что пришла его... Смерть.


Корабль вырвался из ловушки. Теперь он совершал новые прыжки, убегая от невидимого противника. Рогхорд выл, требовал от Мерианда исполнять все мыслимые и немыслимые комбинации, чтобы уйти.
− Что произошло?! Как они нас вычислили?! − зарычал Рогхорд, обернувшись к пассажиру.
− По-моему, ты зря развел панику. Ну влетели случайно в место, где собирался флот, а ты решил, что они рваный прыжок раскусили и бесишься. За нами никого нет.
Корабль остановился посреди космоса. На этот раз включеный сканер сразу же показал состояние космоса вокруг.
− Чисто, − произнес Мерианд. − Ты и вправду панику развел, Рогхорд.

Колония первого разряда, Даогр, встретила рейдер достаточно спокойно. Рогхорд сообщил свои позывные и пароль, получил разрешение на посадку. Сразу после приземления Рогхорд получил оплату в виде алмазов на сумму в миллион рагросских империалов.
− Ты же говорил, что ты на мели, − произнес Рогхорд.
− Да? − удивленно произнес Родрос. − Это было в другом мире. Прощайте.
Трое рагросов покинули корабль, и его хозяева еще долго смотрели им вслед. Они знали, что обязаны Родросу не только целым состоянием, но и собственной жизнью.


− Что там за стрельба была? − спросила Иринка.
− Так, ерунда, − ответил Рамигор. − Атака Первого Флота Империи, я его разбил.
− Разбил?! − воскликнула Расхель. − Как это разбил?!
− Ну, понимаешь, Расхель, когда болван бьется лбом об стену, лоб разбивается. Вот так и Первый Флот. Жахнули они по нам всеми зарядами, а у корабля отражающий Магический Щит. Ты хотела бы, чтобы он цел остался и летал бы сейчас над нами?
− Они же не знают, где мы.
− Боюсь, что это совсем не так. Слишком много совпадений. Они узнают о нас. И, я полагаю, достаточно простым способом. Наше движение влияет на Магические Силы Галактики, и они видят их возмущение. А центр возмущений − мы. Так что, я уверен, не пройдет и полугода, как здесь появятся сыщики высокого полета, чтобы отыскать нас.

Империю лихорадило. Гибель Первого Флота стала событием, из-за которого множество планет подняли восстания. Смерть Вечного Императора стала очевидной, когда Главнейшие Маги собрались, чтобы решить вопрос о власти, но вопрос так и не решился. Причиной был страх перед возвращением Вечного.
А тем временем тысячи кораблей Имперских ВКС бились друг с другом. Одни отстаивали свои миры, другие пытались восстановить власть Империи. Бывший главный противник Империи оказался в стороне. Люди получали передышку от боев в космосе. Не мало флотов было отозвано с периферийных никому не нужных планет, и они остались одни.
Рамигор и Иринка оказались почти в центре событий на планете Лойвой-11, где Рамигор без особых усилий вошел в круг Главнейших Магов, а затем доказал свою силу в Магическом Поединке с Магом Десаром, Правителем мира. Поединок этот стал последним для Десара. Рамигор после первого же удара выставил свой отражающий щит, и Десар в безумии лупил по самому себе, пока не сдох.
Став Первым Магом планеты, Рамигор тут же развел все войска, и прекратил военные действия, что шли из-за власти. Те же, кто эти действия начал, были публично казнены. Когда же все утихло, и мир замер в ожидании действий своего нового властителя, Рамигор объявил о новом Правительстве, главой которого стал даже не он сам, а Маг Рэхорт, которому Рамигор намекнул в приватной беседе, что он станет новым Императорм и не собирается задерживаться в колонии, а пока Рэхорт подчинялся ему. Негласно.

Связаных Рогхорда и Мерианда доставили в особняк Великого Мага Рамигора. Охранники, перевозившие пленников, передали обоих в руки личной охраны Мага и уехали, пленников проводили в зал, где и была назначена встреча.
− Развяжите их, − приказал Рамигор, как только вышел в зал. Пленников развязали. Оба они были злы и готовы наброситься при случае, но им уже объявили, что встретятся они с Магом, нападать на которого глупо и бессмысленно. Рамигор отослал охрану и подошел ближе. − Ты меня совсем не узнаешь, Рогхорд?
− Родрос? − удивленно произнес рагрос.
− Да, дорогой мой, это именно я. И вам крупно повезло, что я наткнулся на ваши имена, когда просматривал данные о пленниках, захваченых в космосе.
− Что ты хочешь с нами сделать? − спросил Рогхорд.
− Ничего, − ответил Рамигор. − И даже более. Я думаю предложить вам службу у себя. На сколько я понял, корабль и все остальное вы где-то потеряли?
− Мы его не теряли! − зарычал Мерианд. − Это твои холуи его захватили, а нас отправили в тюрьму!
− Тебе стоит остыть, Мерианд. Тем более, когда корабль был и не твой.
− Мой! Это был мой корабль!
− Это его корабль, − произнес Рогхорд.
− Даже так? Стало быть, вы меня еще и обанули? Впрочем, мне плевать. У вас есть два выхода. Вы можете просто уйти куда угодно, я не буду вас держать. Или же, вы поступаете на службу.
− Я не буду служить тебе, − зарычал Мерианд. − И ни одному зверю на подобие тебя не буду!
− Стало быть, вы свободны, − ответил Рамигор и взял со стола небольшой прибор. − Сейчас вы отправитесь в зону-Б, здесь то ты, Мерианд и шагу не ступишь, потому что найдется любитель втыкать клыки в глотки хорсов.
Мерианд не успел ответить. Он оказался в другом месте и плюхнулся в лужу. Рамигор и Рогхорд возникли рядом, в стороне от воды.
− Бог мой. Извини, Мерианд. Откуда мне было знать, что именно в этом месте такая большая лужа, − произнес Рамигор. − Это зона-Б, здесь люди живут, полагаю, ты с ними легче сживешься, чем с кем-либо еще. Пока, Рогхорд.
− Стой! − воскликнул рагрос. − Я не хочу оставаться здесь! Я буду служить тебе!
− А как же твой друг? Ты его бросишь?
− Он и не друг мне вовсе!
− Раньше ты так не говорил Рогхорд.
− Раньше он так не говорил! − зарычал Рогхорд. − А я, как идиот, еще защищал его в тюрьме!
− Неблагодарность, это порок очень многих, − произнес Рамигор.
− Ты сам ничего в этом не понимаешь! − зарычал Мерианд.
− Ты глуп, хорс, − ответил Рамигор. − Я заплатил вам за полет в сто раз больше, чем он стоил. Мало того, вы живы остались благодаря мне. А то что ты корабль просрал − твоя личная вина, Мерианд. Прощай.
Рамигор вновь оказался в столице мира. Рядом появился Рогхорд, и теперь молодому рагросу предстояла служба, к которой он был готов. Он был готов отдать себя полностью, потому что посчитал Мага своим.
− Знакомься, Рогхорд, это Расхель, − произнес Рамигор.
Рогхорд смотрел на рагросианку несколько мгновений.
− Мне кажется, я его уже где-то видела, − сказала Расхель.
− Да, на корабле, на котором мы улетали. Ты будешь служить ей, Рогхорд. Ты ведь просила найти тебе личного слугу, Расхель? Думаю, он справится, объяснишь ему что к чему.
Росхорд остался с рагросианкой, а маг удалился. Уже через несколько минут слуга получил первые указания, а затем принялся за работу.
Через несколько лет его отношения с Расхель будут совсем иными. Расхель закончит Школу Магии, получит высокую должность, а Рогхорд навсегда останется с ней, став ее мужем.


Миариль рассматривала тело Кордана. Он медленно посапывал во сне, а она сидела рядом. Сон не шел, Миариль вспоминала прошедшие годы, с тех пор как познакомилась с ним. Школа Магии, которая далась ей с легкостью, для Кордана была тяжелейшим испытанием. Он не желал учиться, но кое-какие магические приемы освоил. Миариль сама заставила его изучить их, и Кордан умел защищать себя в случае магических атак. Никаких приемов нападения он так и не освоил.
Учитель Ситх под конец разочаровался в нем и оставил, но Миариль не могла так сделать. Она любила этого человека, хотя и не могла подарить ему самую главную радость жизни − детей. Кордан от этого не расстраивался. Он жил так, словно каждый день последний, и ему было почти все равно, что происходило вокруг. Не все равно, когда задевали его.
Странное предчувствие коснулось Миариль. Она вздрогнула и замерла.
"Миариль." − Возник голос в голове.
"Кто это?!"
"Я твоя мать, Миариль. ВСПОМНИ." − возник голос, и Миариль дрогнула. Она вспомнила свой мир, горы, своих сородичей, летавших над горами. Летавших!
Ей захотелось вскочить, но какая-то сила заставила ее не двигаться.
"Вспомни, Миариль. Я твоя мать" − возник голос, и она увидела свою мать. Она была стройна и красива так, как только могут быть красивы корханы − птицы мира Орнесадор. И тут же боль пронзила сердце Миариль. Она вспомнила, что мир ее погиб в войне. И вместе с ним погибли ее сородичи, погибла ее мать. Миариль же совсем недавно закончившая школу Магии корханов, оказалась в этот момент в космосе. Она слышала голос матери, слышала ее последнее слово "Прощай, Миариль." А затем ей приходилось удирать от группы истребителей противника, Миариль залетела в чужой мир, где и осталась, обернувшись меленькой девчонкой. Она сама отключила свою память и только теперь вспомнила. Теперь, когда прошло ровно двадцать лет с тех пор.
Новая мысль ворвалась в ее сознание. То была программа действий по возрождению. Миариль уже не могла ее сдержать и лишь соскочила с постели, когда тело ее переменилось, и она обратилась крылатой корханкой. Перед ней осталась лишь одна задача, она должна была уничтожить всех свидетелей обращения, и когти едва не разодрали тело человека, лежавшего рядом.
"Не-ет!" − завыла она внутри себя, и тело подчинилось. Миариль села и несколько минут пыталась собраться с мыслями, затем оглядела свое тело. Она была корханкой. Крылатым зверем хищником, с планеты Орнесадор.
Кордан заворочался во сне. Она тихо поднялась и изменила себя, став прежней женщиной. Мысль возвращалась к прошлому, к жестоким временам войн корханов с Империей, захватившей планету. Они победили... и проиграли. Мир перевернулся для нее, и Миариль вновь и вновь вспоминала трагедию, постигшую ее планету, она переживала ее вновь и вспоминала вторую трагедию, в которой погиб мир людей.

− Что с тобой, Миариль?
Она открыла глаза и некоторое время смотрела на Кордана, затем поднялась.
− Я ухожу, Кордан, − ответила она. − Навсегда.
− Тогда, пойдем вместе, что ли? − произнес он, вызвав этим ее усмешку.
− Тебе лучше остаться здесь. Со своими людьми, Кордан.
− Что-то я совсем не понимаю. Они так же и твои...
− Вовсе нет, − ответила Миариль. − Совсем нет. Я − не человек.
Она накинула на себя платье и выскочила из квартиры. Кордан помчался вслед, пытаясь выяснить, что за ерунду говорила Миариль, но она не слушала, требуя, чтобы он оставил ее, но Кордан не отставал.
Миариль мчалась из города, сев в автобус, уходивший к столице колонии. Она направлялась в космопорт, еще не зная, что там будет делать, куда отправляться. Мысль остановилась лишь на одном мире. Планета Хирдж, где когда-то уже появлялись корханы. То было очень давно, и Миариль не знала, остались ли ее сородичи в том мире.

Попасть в космический корабль не составило труда. Миариль легко проникла туда под покровом ночи. А под утро ее уже никто не мог остановить. Системы космического рейдера были запущены. Миариль прекрасно знала все управление, потому что уже летала на подобных кораблях. Раньше. Она не думала о людях, не думала о том, чей это рейдер. Воспоминания коснулись далеких времен, о которых рассказывала мать, о войнах корханов с людьми. Они не были друзьями, а это означало, что у Миариль не существовало никаких препятствий. Она была готова вступить в бой на взлете, если это потребуется.
Взлет прошел без проблем. Под конец запоздалый голос диспетчера пытался выяснить, что за чертовщина, почему корабль поднялся без разрешения, но было поздно. Миариль ввела его в сверхсветовой прыжок, к Хирджу.
− Ну и дела, Миариль. Ты угнала космический корабль, − послышался голос позади. Она резко выскочила с места и обратилась в зверя.
Корхад свалился от удара когтей, и только после этого карханка остановила себя.
− Меня не сожрал мерзкий длонгер, − произнес человек. − Но я сражен своей любимой. Что же ты стоишь, Миариль? Добей меня!
− Ты слабоумный! − зарычала она. − Я же сказала тебе оставаться там!
− Когда-то ты сказала мне отдать свою жизнь кому-нибудь, я отдал ее тебе. Без тебя мне она не нужна, Миариль. Не нужна. − Он закрыл глаза, а Миариль завыла, а затем потащила его в медотсек, где став человеческой женщиной, перевязала его раны.
− Зачем? Зачем ты влез, Кордан! − завыла она. Человек не мог ответить. Раны, нанесенные когтями корханки, были слишком глубоки, и теперь магические силы помогали Миариль держать человека в живых. Она сидела рядом с ним очень долго, пока не поняла, что опасность позади. Раны затягивались, и тело человека продолжало жить.

Рейдер прошел над планетой. Огненные вспышки с орбиты поразили его, и Миариль едва успела уйти от сокрушительного удара. Аппарат стремительно терял высоту, но чувства корханки не обманывали. Она умела летать, умела управлять любой машиной с крыльями.
Посадка была довольно жесткой, к тому же, позади летели преследователи, и Миариль, вытащив раненого человека, поспешила уйти. Она обернулась корханкой и понесла Кордана на себе. Лес скрыл ее, когда к аппарату приблизилось несколько истребителей рагросов. В одно мгновение они разнесли рейдер, затем прошлись вокруг и унеслись, не заметив след. Впрочем, даже увидев след, они решили бы, что это зверь прошел, а не человек.
Почти двое суток Миариль бродила по лесам, пытаясь найти хоть какие-нибудь следы и наткнулась на след человека, который вскоре привел карханку к поселению на окраине леса. Люди встретили ее довольно враждебно и, возможно, напали бы с вилами и топорами, если бы Миариль не несла на себе раненого. К тому же, она заговорила с ними, прося помощи, и те решились принять крылатого зверя. Люди никогда не видели таких и не слышали о корханах. Для Миариль это было плохой новостью, но, быть может, они просто не знали всего.
Кордан пришел в себя и узнал Миариль даже в виде зверя. Он подозвал ее улыбаясь.
− Ты нашла своих?
− Нет. Не говори ничего... тебе вредно, − произнесла она. На самом деле это было не так, но Кордан понял, а когда появились люди и староста деревни, он подтвердил, что Миариль его друг. Это вызвало облегчение у людей, хотя они и не знали, что Кордан не принадлежал даже их роду. Поселение принадлежала людям-тородам, а Кордан был аросом.
Через неделю он поднялся, а все это время вспоминал те дни, когда Миариль ухаживала за ним в башне Ситха. Теперь такого не было. Она оставалась собой все время и объяснила ему, чтобы не болтал о превращениях.
Жизнь в поселке двигалась своим чередом. Миариль довольно легко нашла возможность зарабатывать на жизнь. Она охотилась в лесу и приносила добычу в деревню, где получала за нее соответствующее вознаграждение. Кроме того, она расправилась с четырьмя семейками мелких хищников в округе. Избавление от них стало почти праздником, потому что хищники постоянно таскали домашнюю птицу, особенно цыплят.
Когда же Кордан смог нормально ходить, они покинули поселение, и вскоре Миариль смогла вновь стать человеком, это избавляло ее от лишних проблем.
− Стало быть, ты водила всех за нос, как и Расхель? − спросил Кордан.
− Нет. Я никого не водила за нос и никого не обманывала. Я ничего не помнила до того дня.
− Почему?
− Это было магическое заклятие. Мое собственное. Я стала девчонкой и наложила заклинание, по которому на двадцать лет я не помнила ничего. Двадцать лет прошло в ту ночь, после которой я и ушла. Я едва сдержалась, чтобы не убить тебя тогда, потому что люди − наши враги.
− Враги?! − воскликнул Кордан и остановился. Миариль обернулась к нему и так же встала.
− Тебя это не должно задевать, потому что ты арос, а не тород. А тороды захватили половину нашего мира, хотя сейчас это уже и не имеет значения. Орнесадор − моя планета − уничтожена теми же, кем и твой мир.
− Ну ты так легко назвала всех людей врагами, Миариль!
− Ты точно так же назовешь врагами рагросов, Кордан. Но и после этого ты не сочтешь врагом Расхель. Разве это не так?
− Я не знаю, кем я ее сочту, если встречу вновь. Она могла давно забыть о нас.
− Забыть? − Миариль фыркнула. − Ну, раз ты так считаешь, то нам лучше разойтись. − Она не сказав ни слова пошла дальше.
− Миариль! Я не хотел тебя задеть! Я не хотел!... − Кордан догнал ее и схватил за руку.
− Тогда, прекрати пороть всякую чушь о врагах, Кордан! Ты забыл, что враг у нас только один?! Наш враг − Зло. И незачем в меня вцепляться!
Она выдернула руку от него, направляясь дальше. Кордан пошел вслед, решив не говорить сейчас. Слишком много на него навалилось, и он едва понимал, где враги, где друзья. А терять друзей из-за глупости не хотел.
К концу дня они дошли до нового поселения, где и остановились на ночь. Миариль не говорила ничего, и Кордан не мешал ей молчать.
− Может, мы не будем злиться друг на друга, Миариль? − спросил Кордан утром. − Это же глупо.
− Я и не злюсь. Это ты взбеленился, когда я тебе всю правду рассказала. И я давно тебе сказала, чтобы ты остался где-нибудь. А не хочешь, не лезь ко мне со всякими дурацкими вопросами!
− Как же не лезть то? Я же должен знать, что у тебя за проблема? Хотя бы для того что бы помочь тебе. Я люблю тебя, Миариль. По-прежнему!
− Прежнего уже не может быть, Кордан. Ты это должен понимать.
− Я понимаю. И прошу только совсем немного. Не гони меня! А хочешь, что бы я отвязался, убей меня и не мучайся!
− Ты совсем дурак, Кордан! Я не могу тебя убить! И под когти ты попал только из-за своей дурсти! Влез, как идиот, куда не следовало!
− Может, я и дурак, но я сделал это только для тебя! Я не буду тебя винить ни в чем, Миариль. Мне все равно! Только ты мне не безразлична. И я не стану тебя винить, даже если ты загрызешь меня и съешь.
− Никто из моего рода никогда не ел людей, Кордан. И не смей меня оскорблять!
− Извини, я всего лишь сказал, что прощу тебе что угодно. Я хочу помочь тебе. И хочу знать, зачем ты полетела сюда? Что это за планета?
− Это Хирдж. Здесь могут быть мои сородичи. Они летали сюда раньше и, думаю, кто-то еще остался. Надеюсь, что кто-то остался. Иначе, окажется, что я последняя из своего рода.
− Ты не можешь родить как человек, Миариль, из-за того, что ты... Не знаю даже кто.
− Я корханка. Из-за этого и не могу родить. Не потому, что не хочу, а потому что не получается. Я не знаю, почему, Кордан.
− Будем надеяться, что ты встретишь кого-нибудь из своих, − ответил он. − А пока ты никого не встретила, я останусь с тобой. И не гони меня!
− Я не гоню. Я просто сказала, что ты свободен, и я не буду тебя осуждать, если ты уйдешь.
Они замолчали, глядя друг другу в глаза, а затем обнялись. Так же молча и так же как прежде.

Поиск крылатых зверей наткнулся на непредвиденную сложность. Оказалось, что в этом мире есть крылатые чудовища, но ни по каким описаниям они не подпадали под вид корханов. По размеру можно было решить, что это летающие длонгеры. И дрались они с людьми, а управлялись рагросами. И можно было бы подумать, что это самолеты, если бы очевидцы не расписывали их лапы, когти, крылья, разноцветную окраску и даже перья, что выпадали из летающих монстров во время боев. Рассказы очевидцев передавались из уст в уста, возможно, в них многое было выдумано, но Кордан и Миариль могли поверить. Кордан уже встречал дракона, видел своими глазами и описание было очень похоже. За исключением перьев и цветастого окраса.
− Если эти монстры летают в небе, то корханам нечего делать рядом с ними, − произнесла Миариль после очередного рассказа. Человек, у которого Миариль спрашивала о летающих зверях, о корханах ничего не знал и в рассказ Миариль не поверил сам.
− Летающие звери, это все чушь, − сказал он. − Наверняка, какой нибудь рагрос нацепил крылья из фанеры, а все тут же закричали, что это летающий зверь.
Миариль не отвечала. Ей незачем было доказывать свою правоту. Тем более человеку-тороду, который к тому же был под пивом.
Они шли на запад, к местам, где летали эти самые чудовища. И, чем ближе они подходили, тем больше появлялось свидетелей, тех, кто видел монстров своими глазами.
− Я думаю, что это какой-то вид драконов, − сказала Миариль. − Не таких как Рамигор, но похожих. Ты ведь понимаешь это, Кордан.
− Да, − ответил он. − Я даже не исключаю, что Рамигор из них. Только он Маг. И сильнее всех, кого мы уже встречали.
− Пожалуй, это так, − ответила Миариль. − Но не будем гадать.

Они добрались до мест, где появлялись крылатые драконы. В городах жилось не спокойно. Многие собирались уезжать, а на западе продолжалась война, которая длилась много лет и теперь люди проигрывали из-за того, что потеряли поддержку из своего центра. Главные бои проходили между людьми и рагросами, а драконы на службе рагросов хозяйничали в полудиких неразвитых районах планеты, в котором и находились сейчас Миариль и Кордан.
− Ты думаешь, надо идти туда, Миариль?
− Да. Корханы если здесь и остались, могут быть только там, в развитых районах. Наш мир не был столь примитивен, как тебе кажется.
Кордан не ответил. Уже не раз он слышал от Миариль о примитивизме людей. Он не спорил. Просто не понимал о чем спорить. И знал, что очень многое в мире ему не доступно, хотя были люди, подобные Ситху, которые имели огромную власть и силу.

Распрашивать о корханах Миариль не решилась. Слишком свежи были воспоминания местных людей о драконах. Их называли здесь гроссерами и пару раз Миариль и Корхад видели этих созданий, летевших далеко в небе. Встречаться с ними совсем не хотелось, но Миариль стремилась на запад, туда, откуда происходила вся местная техника. А гроссеры, как оказалось, прилетали с юга, где находились их земли. Большей частью они проводили разведку, но не редко и нападали на поселения, вызывая этим панику среди людей.
Очередное утро не несло никаких новостей. Миариль и Кордан позавтракав отправились в дорогу и вскоре оказались в поле, вдали от города. Люди на выходе предупреждали о возможном появлении гроссеров, что они часто нападают на путников, особенно одиноких. Но Миариль не отступала, а Кордан шел с ней почти не думая.
− Ну, сожрет меня этот дракон, и черт с ним. По крайней мере, это не мерский длонгер, − ответил он на слова Миариль, предлагавшей ему не идти. Она то могла, как минимум, обернуться корханкой и быстро убежать или даже улететь. Вряд ли гроссеры были столь же маневрены, как корханы.
Они двигались через поле, проближаясь к лесному массиву. Часто смотрели в небо и в один из моментов Кордан увидел летевшего монстра.
− Гроссер! − воскликнул он.
− Я уже вижу, − ответила Миариль. − Бегом!
Они мчались к лесу, но добежать не смогли, потому что еще один огромный монстр выскочил из-за леса и полетел, атакуя людей.
− Ложись! − выкрикнула Миариль, бросив человека на землю, а сама обернулась корханкой, готовясь вступить в схватку.
Но, едва это произошло, гроссер резко изменил полет, пронесся в вышине над Миариль и развернувшись опустился на землю в стороне. Он не нападал, а только прошел к ней и остановился.
− Повелительница. Я прошу прощения, что не увидел вас, − прорычал гроссер, а затем лег. Рядом опустился еще один гроссер, затем еще и еще. Их оказалось восемь вокруг, и все легли. На спине двоих оказались рагросы, которые пытались что-то приказывать, затем соскочили со спин гроссеров и понеслись к Миариль. Оба свалились от ударов огромных лап.
Кордан теперь не лежал, а сидел на земле около Миариль, а она глядела на гроссеров, не зная что и говорить.
− Мы ждем ваших приказов, Повелительница, − внезапно зарычал один из гроссеров. − Все гроссеры подчиняются корханам. − Он говорил это на языке, которого Миариль давно не слышала. Это был ее собственный язык, язык корханов.
− Я хочу, чтобы вы проводили нас к корханам, − прорычала, наконец, Миариль.
− Мы довезем вас на себе. Так будет быстрее, − прорычал крылатый монстр.
− Со мной человек, и вы не должны к нему прикасаться, − продолжила Миариль. − Он полетит со мной.
− Мы не прикоснемся к нему без твоего приказа, Повелительница. И исполним все, что ты прикажешь.
Кордан молчал слушая рычание. Миариль поднялась, приказывая подняться и ему, а через минуту они оба сидели на спине крылатого чудовища.
− Что нам делать с ними, Повелительница? − зарычал другой гроссер, указывая на рагросов. Миариль взглянула на зверей и увидела в глазах тех смерть. Оба считали, что им пришел конец, и корханка отдала бы этот приказ... не будь она раньше знакома с Расхель.
− Оставьте их здесь и взлетайте, − приказала она.
Два рагроса остались живы, а восемь гроссеров взлетели в небеса и помчались на юг. Кордан едва не задыхался от налетавшего потока воздуха. Для корханки он не представлял проблемы, и она закрыла человека собой, так чтобы он оказался в полузакрытом объеме и смог нормально дышать.
Внизу проносились леса, затем появилось море, за которым оказались горы. К ним и направлялись гроссеры. Горы оказались не просто за морем. Они были островом, а в центральной части острова оказалось множество поселений, в которых были видны огромные зверо-птицы. То были те же гроссеры, но среди них Миариль не увидела ни одного корхана.
Восьмерка гроссеров приближалась к центру, к крупному городу, который вблизи предстал как большой замок. В центре этого замка и приземлились восемь чудовищ.
Семеро из них ушли и остался лишь один.
− Мы много лет ждали вашего появления, Повелительница, − произнес он. − Отныне вы наша хозяйка, и все мы подчиняемся только тебе.
− Я просила доставить меня к моим сородичам, − прорычала Миариль.
− Они все здесь. Но, увы, они все давно умерли. Я покажу их, мы сохранили их тела.
Гроссер провел корханку вглубь, и они оказались в зале, где находилось четырнадцать тел старых корханов, умерших много лет назад. Все тела были помещены в условия с низкой температурой, и Миариль видела замерзшие статуи, лежавшие под толстыми стеклами.
− Мы исполняли их волю, Повелительница. Перед смертью они все завещали, чтобы их тела были заморожены. А мы получили приказ ждать появления корханов и подчиниться им. И мы подчиняемся тебе, Повелительница.
− Меня зовут Миариль. И вы должны называть меня по имени.
− Как прикажешь, Миариль.
Она замолчала и еще долго рассматривала корханов.
− Почему они умерли?
− Они были стары. Корханы не живут так долго как мы.
− Почему вы подчиняетесь корханам? − Миариль взглянула на гроссера.
− Мы все обязаны своей жизнью корханам. Наши предки − корханы.
− Вы произошли от корханов? Но каким образом?!
− Тысячи лет назад, в этот мир улетела группа ученых-биологов. Они бежали от преследований, но все считали, что преследовали их зря, что их работа верна и нужна корханам. Они вели эксперименты над собой, выводили новых существ, многие из которых стали неудачей, но в конце концов они создали нас. Гены гроссеров, это измененные гены корханов. Мы были их детьми. Потом у нас появились свои дети, но даже сейчас живы те, кто родился у корханов. Ни один из гроссеров еще не умер от старости, все смерти только от боевых столкновений. Мы не желали вступать в войну, но нас заставили.
− Как заставили?
− Они грозили, что убьют наших детей и всех нас. Мы не могли этого допустить, и приняли решение, что эта война не противоречит делам корханов. Люди никогда не были нам друзьями.
− Если я прикажу прекратить, вы это выполните?
− Да, Миариль. Нам давно известно, что рагросы уничтожили Орнесадор, и мы готовились к тому, чтобы отомстить за это. У нас еще слишком мало сил, поэтому мы не рвали договор и делали вид, что ничего не знаем. Ко всему, похоже, что рагросы не знают о нашем происхождении, и никто им не говорил. Мы почти перестали надеяться, что когда-либо встретим корханов, но теперь эта надежда вновь жива. Ты здесь, и ты наша Повелительница, Миариль. Приказывай, и мы исполним все, что ты пожелаешь.
− Остались ли у вас данные по тем экспериментам, что проводили корханы?
− Да, Миариль. Все они сохранены, и все они теперь принадлежат тебе.
− Я должна их увидеть. И еще одно. Хотя люди и не были вам друзьями, Кордан мой друг. Вы должны это принять.
− Тот кто друг корханам, то друг и всем гроссерам, − ответил крылатый монстр.
− У тебя есть имя?
− Меня зовут Орнесадор, Повелительница. Многих из нас называли именами планет. Двенадцать лет назад гроссеры избрали меня своим Повелителем, но теперь все мои полномочия перешли к тебе, Миариль.
− Нам нужно время для отдыха и пища, − сказала Миариль. − И я хочу увидеть данные.
− Я провожу вас, − ответил Орнесадор. − Пищи для людей у нас нет, но мы можем ее достать.
− Достаньте, только не убивайте людей при этом.
− Будет исполнено. Какие будут приказы для тех, кто летает сейчас над землями людей?
− Пока пусть летают как прежде. Рагросам незачем знать обо мне.
− Но тех двоих ты отпустила, они могут рассказать.
− Они на территории людей и не скоро доберутся до своих. Если вообще доберутся. К тому времени это уже не будет секретом.

Миариль и Кордан оказались на нижних этажах, где находились все технические системы корханов. Орнесадор объяснил, что все системы в действии, что гроссеры поддерживали их в рабочем состоянии, и Миариль осталось лишь сесть за пульт и взяться за чтение. Перед этим она отправила Орнесадора исполнять все указания, и тот ушел.
− Сядь здесь, Кордан и не задавай никаких вопросов, − сказала она, едва человек попытался заговорить.
− Почему?
− Потому что сначала я сама во всем разберусь.
Она легла в люльку, предназначенную для операторов. Фиксаторы зацепили ее крылья, перед глазами включился экран, и корханка оказалась полностью оцеплена датчиками, подобно тому, как это было в космических кораблях для пилотов. Она закрыла глаза и вошла в Магическую Связь с системой.
Да, она принадлежала корханам. И гроссеры были порождением гения ученых и точнейших компьютерных расчетов. Гены корханов были лишь немного изменены, в них включили не мало важных компонент, усилили уже имевшиеся, и увеличили рост существа, сделав его мощнейшим орудием. Вся эта информация без ограничений имелась и у самих гроссеров. Они знали о том, кем были, и знали, что их цель в жизни − служить своим создателям. И в то же время, служба эта не была полновластной. Гроссеры были свободны и только сама власть принадлежала корханам. Каждый же гроссер был в праве делать все, что желал и поступали они на службу так же, как и корханы. Они в своих мыслях оставались прежними, хотя каждый имел мощнейший интеллектуальный потенциал, на много превышавший ум среднего корхана.
Миариль продолжала свой "полет". Она уходила в глубь знаний, она окуналась с головой в дебри биологии и искала ответы на свои вопросы. И первым вопросом был способ восстановления вида корханов. Она нашла его. Для продолжения рода корханов было необходимо иметь генетические образцы. Их, как раз, хватало, потому что замерзшие тела двенадцати корханов представляли собой именно такой клад. С другой стороны, имелась возможность генерации кодов искусственным образом. Все системы оставались в целости. Именно с их помощью проводились эксперименты.
В одном из документов, которые создатели системы обращали к будущим корханам, кто придет сюда, содержалась просьба не рушить созданное. Система могла просто стоять и ждать возможного применения в будущем. Гроссеры были созданы для защиты всего рода корханов, но в документах было обозначено, что реально гроссеры являются прямыми потомками корханов и биологически продолжали их род, но на более высоком уровне. Поэтому корханам предлагалось не просто сохранение вида гроссеров, но и метод изменения самих себя, изменения генов, метод обращения в гроссера. Таковые методы существовали, и один из ученых прошел это преобразование. Остальные же остались корханами. Каждый решал за себя, и обращение никто больше не посчитал правильным исходом. Хотя, свобода мысли, ставшая главным условием существования этой колонии, и позволила молодому ученому развернуть свою теорию и воплотить в жизнь. Он стал гроссером и имя его − Герсахан.
Миариль входила в компьютерную систему. Очередной вход содержал предупреждение о возможном полном погружении, выходе сознания корханки из тела в компьютер. Она не пугалась этого. Подобный переход не был для Миариль нов, и она не раз пользовалась им при управлении космическим истребителем. Корханы давно пользовались подобными системами, потому что они позволяли почти мгновенно вникать в работу корабля. Они словно становились истребителем, и в космосе не было им равных. Это-то и стало главной причиной уничтожения Орнесадора Империей. Она видела в корханах сильного врага.
Перед глазами вспыхнула молния и разошлась тысячами вспышек. Миариль вошла в систему, несколько минут проводила собственный анализ. Теперь ей были подвластны все структуры компьютерной системы. Она могла отдать любой приказ, и нашла не мало возможностей. Перед ее глазами-телекамерами оказались гроссеры, рядом с ними находились рагросы, а Орнесадор сидел так, что Кордан оказался промеж его передних лап. Повелитель заявлял рагросам, что человек неприкосновенен, а те требовали для него смерти. И не было очевидно, что гроссеры, находившиеся с ними, разделяли точку зрения Орнесадора. Впрочем, исполнять требования рагросов они не спешили.
Время было дорого, и Миариль оставив все научные темы ушла в изучение военного аспекта и защиты острова. Защита была достаточно мощной. И, быть может, гроссеры смогли бы отбиться от атак. Но на памяти Миариль были взрывы целых планет. От них защиты не существовало.
С другой стороны, рядом шла война рагоросов и людей. Колония рагоросов была довольно обширной, а кораблей, чтобы увезти всех, не было. Война, как оказалось, была вовсе не в пользу зверей. Люди имели мощный флот, сильнейшую экономику и вели наступление. Лишь дикие районы, оказавшиеся под вниманием гроссеров, не имели хорошей защиты. Но, не редко и туда залетали истребители людей, и тогда гроссерам приходилось драться с ними.
Уничтожение мира не могло произойти. Слишком много рагросов было на планете, и Миариль приняла решение. Она не сомневалась, что гроссеры исполнят приказ. Оставалось лишь отдать его.
Мысленный сигнал ушел в систему связи с телом. Компьютер исполнил все программы, и Миариль вернулась в свое тело. Часы показывали, что прошло почти двое суток с момента, как Миариль подключилась к системе. Это было слишком много, но не на столько, чтобы тело ослабло совсем.
Она, наконец, освободилась. В голове стоял шум, но Миариль магическим усилием изменила все и направилась в зал, где в этот момент гроссеры спорили о судьбе человека.
Дверь открылась. Миариль вошла в зал и пройдясь между двух гроссеров остановилась напротив Орнесадора.
− Что это за урод? − зарычал один из рагросов.
− Убейте этих зверей, − прорычала Миариль, взглянув на гроссеров.
Те несколько мгновений раздумывали, а затем два рагроса взвыли. Клыки гроссеров проткнули их тела, и оба зверя оказались мертвы.
− Отзовите всех разведчиков, Орнесадор, − приказала Миариль.
− Да, Повелительница, − ответил он. − Вы слышали приказ?! − Зарычал он, и гроссеры не медля объявили о своем повиновении, а затем отправились исполнять приказ.
− Ты была там почти два дня, я не смел мешать, − произнес Орнесадор.
− Зря не смел. В следующий раз, если я задержусь там больше суток, ты должен меня отвлечь и напомнить об этом. Я немного потеряла счет времени. − Она взглянула на Кордана. − Надеюсь, его ты не оставил голодным?
− Нет. Мы нашли для него все что нужно. Тебе тоже надо поесть.
− Да. Проводи меня.
Миариль, наконец, наелась как следовало. Она все еще раздумывала о том, что делать, а затем решила найти корхана, ставшего гроссером.
− Орнесадор, мне надо знать, жив ли сейчас Герсахан?
− Да, он жив. Но он никому не подчиняется и живет отдельно от всех.
− Отдельно от всех? − удивилась Миариль. − Найдите его, скажите ему обо мне, и что я хочу его видеть.
− Хорошо, но он может и не пойти.
− Если он болван, то мне и говорить с ним не о чем, − ответила Миариль.
Орнесадор вызвал молодого гроссера и передал тому приказ. Гроссер сразу же отправился исполнять.
Старый гроссер явился через полчаса. Он молча прошел мимо Орнесадора и уселся напротив Миариль. Через мгновение она вздрогнула от магической вспышки контроля.
− Я должен был знать, что ты та, за кого себя выдаешь, − произнес Герсахан. − Я подчиняюсь тебе, Повелительница.
− Я знаю, что ты корхан, а не гроссер, − произнесла она.
− Ты ошиблась. Да, я был когда-то корханом. Но я давно стал гроссером. И ничуть не сожалею.
− Ты понимаешь, что наш мир уничтожен?
− Да. Я понимаю. И я, кажется, понял, к чему ты клонишь, Миариль. Извини, но это невзожно.
− Невозможно? Почему?! Я осталась последней из своего рода! Ты мог бы помочь мне продолжить его!
− Ты ничего не понимаешь, Миариль. Все гроссеры и есть продолжение рода корханов! И подумай как следует. Я − гроссер. И представь, чего я желал бы своим детям? Родиться маленьким корханом или великим гроссером? Извини, но я не могу желать зла своим детям. К тому же, не факт, что корханы все исчезли. Ты то откуда-то прилетела. Значит, и другие найдутся. Когда-нибудь, быть может.
− Когда станет поздно.
− Поздно стало уже очень давно, девочка. Я прекрасно понимаю твои чувства. Ты так же как и все остальные решила, что продолжение рода есть обязательное безошибочное копирование генов. Увы, это жестокая ошибка. Даже природа ее не допускает и все корханы рождаются разными. И Природа давно установила свой закон. Закон Естественного Отбора, дорогая моя. Выживают сильнейшие.
− В таком случае, тебе осталось только убить меня, − ответила она.
− Это тоже твое личное заблуждение. Дети не убивают родителей и во всем им помогают. Может, ты иного мнения?
− Тогда, ты должен мне помочь.
− Помогу. Чем смогу. Только не проси, чтобы я желал своим детям того, чего я им не желаю. А в остальном, я к вашим распоряжениям, Повелительница.
− В таком случае, ты можешь возвращаться к своим прежним делам, − ответила Миариль.
− Могу возвращаться, а могу и не возвращаться, − ответил Герсахан.
− Чего ты хочешь от меня?
− Ничего. Хочу посмотреть, что ты будешь делать. А то вдруг ты еще глупостей наделаешь?
− Можешь смотреть, − ответила она. − Но не мешать. Идем, Кордан.
Корханка оставила гроссеров и отправилась в ту часть замка, что когда-то принадлежала корханам. Гроссеры не могли пройти во все места, потому что были большими, но замок приводился в порядок с помощью автоматических систем, которые выполняли всю необходимую работу по поддержанию работоспособности комплекса, гроссеры лишь управляли некоторой их частью и проверяли работу, но не вмешивались в давно устоявшийся порядок.
Кордан оставался без дела, но терпеливо ждал, пока Миариль не найдет для него занятие. Занятий этих не было. Миариль все время проводила с компьютером, и уже задала несколько новых команд, которые привели к запуску дополнительных производственных циклов.
После этого Герсахан попытался вмешаться, но Миариль лишь посмеялась над его попытками заставить компьютер подчиниться. Фактически, он пытался заставить подчиниться ее саму, но не понимал. Никакие древние пароли не действовали. Миариль давно их заменила, и система оставалась полностью под ее контролем. А на подземных заводах продолжалась работа автоматов, которые производили новые компоненты, блоки магической связи, предназначавшиеся для гроссеров.
Герсахан не стал говорить о своих неудачах, но вид его был удручающим, когда Миариль встретила его через пару дней. Она передавала Орнесадору несколько приборов связи, объясняла как ими пользоваться и для кого они предназначались. Приборы передавались командирам групп гроссеров, которые получали возможность прямой связи как друг с другом, так и с Миариль, находясь где угодно, даже на разных краях планеты.
− Эта связь может быть перехвачена врагом! − воскликнул Герсахан.
− Не беспокойся, малыш, я об этом знаю, − произнесла Миариль. − Пора бы и тебе узнать, дорогой мой, что я летала в космическом истребителе и управляла им, когда Имперский Ликвидатор стрелял по Орнесадору. Я видела своими глазами, как наш мир был разрушен, а потом дралась с врагами, пока еще были силы. К сожалению, их было слишком много, и я не смогла добраться до Ликвидатора, чтобы уничтожить его, но я помню его и помню его номер. И когда-нибудь, они заплатят за смерть моего рода. А ты, Герсахан, иди и гуляй! Тебе не воевать. Тебе глядеть в будущее думать о своих детках и о том, как бы им лапки не замочить! Проваливай! И не суй свой нос в компьютер! Твой код доступа давно ликвидирован.
− Ты не должна этого делать! Ты не понимаешь! Вся система может рухнуть, если вмешаться!...
− Глупый гроссер, − фыркнула Миариль. − Я знаю эту систему лучше любого из ваших Великих Ученых! Вы здесь одичали, решили, что вы пуп вселенной, великое непризнанное достижение корханов! Да, вы ими были. Когда-то давно. Когда-то и ты Герсахан совершил великий шаг, который не смогли совершить другие! Но ты забыл, что Орнесадор не терял своих сил. Там остались в сотни раз больше не менее одаренных. И Орнесадор сделал свой выбор. Он прошел другой дорогой, и вы, дорогие мои, уже далеко не впереди. Ты, Герсахан, побоялся вернуться к виду корхана. Я и не поняла сразу, чего ты боялся. Ты боялся смерти! − Миариль поднялась и выхватила клинок. − Однако, я ее не боюсь, Герсахан!
− Нет, Миариль! − взвыл Орнесадор. Он попытался ее остановить, но молниеносным ударом она всадила клинок в свой живот, затем подняла вверх, вспарывая его, и выдернув показала его Герсахану. − Стой на месте, Орнесадор! − прорычала она. − Я еще не все сказала! Я еще не сказала, что корханы давно овладели тайнами Магии, теми самыми, которыми вы не знаете! Да, я поняла это! Вы не знаете!
Она взглянула на себя, и Магические Силы вошли в рану, которая начала затягиваться под их воздействием и исчезла совсем через полминуты.
− Ты боялся смерти, Герсахан. Думал что дети твои в виде корханов будут умирать от старости! Я смеюсь над тобой! Потому что ты даже сейчас не понимаешь, сколько же мне лет. Мне не двадцать и не тридцать, как тебе кажется. Мне давно за девяносто, Герсахан! И каждый из нас, кто овладел тайнами Магии способен прожить тысячи лет. И для нас нет иной смерти, кроме как погибнуть в войне или катастрофе. Орнесадор давно ушел вперед вас! Система, которую ты так бережешь, давно стала вчерашним днем техники. Я управляла компьютерами в тысячи раз более мощными чем ваш, и можешь не сомневаться, я умею с ними обращаться. А теперь лети, Герсахан! Лети и как следует проветри свои мозги! Это мой приказ тебе, гроссер! Вперед.
Герсахан некоторое время стоял, затем прошел на выход и вскоре улетел. Орнесадор стоял перед Миариль и не знал что и говорить. В ее лапе все еще был клинок с кровью, но следов ранения на корханке не осталось.
− Получается, что мы не нужны? − спросил Орнесадор.
− Вовсе не так, Орнесадор. Я говорила с ним так как с бывшим корханом. А вы нужны мне. И даже очень нужны. Я поняла, что вы наши родственники, и в вас продолжается род корханов. И поэтому я останусь здесь. Возможно, мы еще найдем других корханов, но пока их нет, я буду делать все для вас. Я буду служить вам. И, надеюсь, мне удастся хотя бы отчасти вернуть то, что у нас было на Орнесадоре. Я хочу, чтобы ты мне помог.
− Я сделаю все, что ты прикажешь.
− Дело не в приказе, Орнесадор. Дело в продолжении тех экспериментов, что начали корханы здесь.
− Они же давно отстали. Ты сама сказала.
− Они отстали в другом, а в вас они не отстали. Я могла бы пройти ту же процедуру, что и Герсахан, но боюсь, что после этого гроссеры перестанут слушаться.
− Я не перестану. Но другие действительно могут перестать. Это действительно так необходимо, чтобы все слушались?
− Сейчас − да.
− Тогда, тебе лучше оставаться собой. Так будет проще, а когда придет время, ты сможешь стать гроссером.
− Мне это может потребоваться раньше, Орнесадор. У вас действительно больше сил, и она может понадобиться.
− Тогда, я не знаю, Миариль. Решать можешь только ты, а я не вижу выхода.
− Я продолжу свои занятия, Орнесадор. А ты пока можешь быть свободен. И еще, мне хотелось бы, чтобы вы заняли чем-нибудь Кордана. Хотя бы показали бы ему остров.
− У меня есть одна знакомая, она могла бы показать ему остров. А мне не следует сейчас отлучаться на долго.
− Хорошо. Только объясни ей, чтобы не летала слишком быстро, иначе, он задохнется в сильном потоке.
− Да, я понимаю. С рагросами происходит нечто подобное.
Орнесадор остался один, а затем отправился в город и вызвал Хирджи. Молодая гроссерианка приняла задание, и Орнесадор довольно долго объяснял ей все правила по технике безопасности. Человек был другом самой Повелительницы, и он не должен был случайно погибнуть или пропасть. Вскоре появился и человек. Хирджи приняла его к себе на спину и отправилась с ним на экскурсию, начиная с пеших походов по городу.


− Генерал, у нас новые сведения о гроссерах, − произнес полковник входя в кабинет Командующего.
− Докладывайте.
− Мы поймали двух рагросов, что гроссеры бросили в зоне дикарей. Под страхом смерти они рассказали, что гроссеры, с которыми они летели, встретили какого-то маленького гроссера-уродца, вместе с которым был человек. Они называли этого маленького Повелительницей, а потом взяли ее, человека и просто улетели. Это было за два дня до того, как гроссеры внезапно изменили свою тактику, побросали всех рагросов в зоне наземного фронта. Сейчас они летают, но только высоко и не наносят никаких ударов. Подтверждено так же прошлое сообщение о нападении двух гроссеров на продовольственный обоз. Они утащили продовольствие, но не тронули людей. Видимо, это для того человека. По данным разведки рагросы несколько раз вызывали гроссеров для переговоров, но гроссеры их игнорировали.
Полковник замолчал, оторвав взгляд от бумаги.
− Как вы полагаете, что это означает? − спросил генерал.
− Я бы сказал, что это какая-то странная игра, но уж слишком она странная.
− Вы выяснили, кем были те пойманые рагросы?
− Они управляли группами гроссеров-разведчиков. Но больше похоже, что эти группы были из гроссеров-охотников. Они атаковали и убивали людей.
− А как выглядел тот маленький?
− Есть только приблизительный рисунок. Просто маленький гроссер, хотя, человеку при встрече с ним не поздоровилось бы.
− Попытайтесь выяснить, что было раньше. Не было ли встреч людей с этим маленьким. И где, если были. А так же проследите, что было в космосе. Может, они свалились на каком-нибудь корабле.
− Я это предполагал, генерал. Единственно возможный вариант − это вторжение неизвестного примерно четыре недели назад. Он упал довольно далеко от того места и был сразу же расстрелян рагросами. Потом наши разведчики были там и обнаружили полностью уничтоженый корабль среднего класса. Образцы взять удалось, но они не дошли.
− Совсем не дошли или еще надо ждать?
− Скорее всего, совсем. Разведчики должны были вернуться еще неделю назад, но через зону рагросов. Новая группа еще только готовится для похода туда.
− Пусть побыстрее отправляются. И задействуйте своих агентов на дикой территории, пусть узнают, не видели ли этого маленького гроссера в районе падения корабля?
− Я уже передал распоряжение на поиск этих данных. Ответы еще не пришли.
− Хорошо. Продолжайте поиски, полковник. Это может быть очень важно.


− Система.
− Система включена.
− Управление.
− Управление в полной готовности.
− Соединение.
− Есть соединение.
Тысячи молний вошли в сознание. Миариль вновь находилась в компьютерной системе, но на этот раз к ней были подключены новые блоки. Магические сигналы ушли к гроссерам, и они получив новые приказы запустили приборы связи.
Миариль открыла сотни глаз. Она видела землю, видела леса, моря, реки. Перед ней была обширнейшая территория, над которой летали гроссеры. Она испытывала свою систему и передавала новые указания. Гроссеры на некоторое время перешли в полное подчинение, и Миариль летела одновременно в множестве тел. Она чувствовала их и управляла всеми одновременно. Когда-то у нее уже было подобное ощущение, тогда, под ее управлением летало множество ракет, но сейчас это были живые существа. Миариль испробовала управление, сотни гроссеров одновременно исполняли различные движения, а затем управление было возвращено. В сознание ворвалось множество голосов, Миариль приняла их, а затем мысленно разослала все ответы одновременно. Она просила гроссеров не беспокоиться зря. Она не собиралась подчинять их, это был только эксперимент. Действия подобного рода могли потребоваться в будущем, и гроссеры согласились, что Повелительница в праве.
Она вновь и вновь говорила с ними, объясняла, что делала, а гроссеры через некоторое время обнаружили вдруг, что она говорила со всеми и всем отвечала свое. Изумление и удивление вызвало такое положение, и огромные существа ощутили, что маленькая корханка обладала высочайшей силой интеллекта. Они еще не знали, что Миариль действовала через компьютерную систему, но это не имело значения.

Биология, генетика, Магия. Миариль долго раздумывала над тем, как получить тело гроссера, оставшись при этом собой, и возникшая идея показалась очень даже привлекательной. Корханы еще на Орнесадоре проводили эксперименты, подобные тому, что задумала Миариль. Там, в ее далеком мире эксперименты потерпели неудачу во многих случаях, кроме тех, когда использовались родственные существа. Да. Корханы и гроссеры были родственными, а это означало, что эксперимент мог удасться.
Миариль встретилась с Орнесадором и рассказала все, что желала сделать. В этом эксперименте она собиралась провести объединение физической и духовной сущностей, и Орнесадор согласился на него.
Уже после объединения Миариль поняла, что согласие это было вовсе не собственное. Орнесадор решил, что обязан исполнить все, что желает корханка. И он узнал все ее мысли, а она узнала его. Огненные Магические молнии сплели два тела в одно и в несколько мгновений все переменилось для Миариль и для Орнесадора. Миариль узнала всю его жизнь, все тайны и помыслы. Орнесадор узнал ее, и они несколько часов провели в выяснениях самых разных тонкостей, которые только могли придумать. А под конец они остановились и улыбнулись друг другу. Да, они знали все, и они оба знали, что им делать.
Молния разорвала связь. Миариль вновь стала собой, а Орнесадор собой. Мысленная связь не исчезла, а в телах обоих произошло изменения, и теперь Орнесадор-Миариль обладал Магическими Силами, а Миариль-Орнесадор получила возможность становиться гроссером. Они решили не говорить всего. Гроссеры должны были узнать лишь, что корханка провела новый эксперимент, в котором она могла объединиться с Орнесадором и летать подобно гроссеру, если это потребуется для каких-либо дел.

− Да, Хирджи, я люблю Миариль, и будь я корханом, я подарил бы ей детей, − произнес Кордан. − Но, увы, мне это не дано. Ты когда-нибудь чувствовала любовь? Такую, что ты знаешь, что тебе ее не достать...
− Почему я вообще должна тебе отвечать на такие вопросы? − зарычала Хирджи.
− Не хочешь, не отвечай, − ответил он. − Я тебе все рассказал о себе, а ты считаешь, что я червяк.
− Не говори глупостей! Я так не считаю! Я считаю, что вовсе не обязана рассказывать тебе о себе, даже после того, как мне приказали слушаться тебя!
− А если тебе сейчас скажут не слушаться и делать все что ты захочешь, ты оставишь меня здесь и улетишь? А, может, даже и не оставишь, а просто пошлешь к себе в животик, от того, что я тебе надоел своей болтовней?
− Мне такого никто не прикажет.
− Я говорю не о том, прикажет или нет, а о том, что ты сделаешь? Ты не умеешь думать, что ли?
− Я умею думать. Только с твоими вопросами можно вообще решить, что пора кидаться на скалы!
− У меня такая мысль все время возникает. Я уже сбился со счета, сколько раз считал, что через минуту умру. Даже сама Миариль меня однажды чуть не прикончила. Вонзила в меня когти, а потом плакала надо мной и лечила.
− С твоим занудством это не удивительно! Я и сама порвала бы тебя на кусочки за подобные глупости!
− Ну так порви, я тебе скажу только спасибо.
− Глупый, − фыркнула Хирджи.


− Разрешите? − спросил полковник.
− Да, полковник, входите, − разрешил генерал. − Какие новости?
− Мы получили сведения о маленьком гроссере. Это гроссерианка. Она прилетела на том корабле, который сбили рагросы. Вместе с ней был человек, и она принесла его в одну из деревень, что недалеко от места падения. В той деревне никто не слыхал о гроссерах, и ее приняли как друга. Человек был ранен. Он подтвердил, что она друг, а не враг. А когда он смог встать, они ушли на запад. И больше ее нигде не видели, только те двое рагросов. Гроссеры по-прежнему не проявляют активности. Но нам удалось заснять еще кое что. − Поковник передал фотографию летящего гроссера, а на его спине небольшой силуэт... человека. − Мы не знаем, что там происходит. Разведка от рагросов сообщает о готовности их истребителей к атакам со стороны гроссеров. Возможно, это дезинформация, но, может, и нет.
− В любом случае, мы уже получили не мало выгоды от прекращения нападений гроссеров, − произнес генерал. − Продолжайте слежение, полковник.


Хирджи сидела перед Повелительницей, ожидая от нее приказов. Рядом находился Кордан, а чуть в стороне лежал Орнесадор. Хирджи заметила, что раньше он никогда не лежал в присутствии Миариль, и подумала, уж не болен ли он?
− Хирджи, я хочу тебя кое о чем спросить.
− Да, Повелительница.
− Ты несколько дней провела с Корданом. Как он тебе?
− Я.. не понимаю. Что значит как?
− Ответь, что ты о нем думаешь. Но говори всю правду, Хирджи, от этого зависит, что будет дальше.
Хирджи посмотрела на человека, некоторое время раздумывала, что сказать, а затем словно ее прорвало.
− Он полный болван и зануда! − зарычала она и вдруг осеклась. − Я... Я не хотела! Простите, Повелительница!
− Не надо просить прощения, Хирджи. Ты не сообщила мне какой-либо новости. − Миариль смотрела на Кордана. − Я и сама знаю, что он болван!
− Но, Миариль! − воскликнул Кордан.
− И то что он зануда, тоже знаю! − зарычала Миариль. − Так что, говори дальше, Хирджи. Все что считаешь нужным сказать.
− Он болтал, что вы будто бы любите его, и он вас, − произнесла Хирджи.
− Это, как раз, правда. Иначе, давно бы его загрызла. Даже не знаю, что и делать. Я думала провести эксперимент, с тобой и с ним, Хирджи, в котором вы стали бы одним целым.
− Я с ним?! − взвыла Хирджи. − Повелительница, помилуйте! Я не выдержу такого кошмара!
− Не вой, Хирджи, я уже поняла, что этого нельзя делать. Но, думаю, сделать кое-что другое. Я не буду объединять вас, но я хочу, что бы ты отдала ему часть себя.
− Как отдала? Как же я без этой части? − Хирджи плохо верила в то, что Повелительница желает свершить подобное.
− Ты очень даже легко без нее обойдешься, Хирджи, это совсем маленькая часть. Из нее я выращу большую, и Кордан станет похожим на тебя, Хирджи. Но ты ему, разумеется, не будешь ничем обязана.
− Я не могу не выполнить то, что вы желаете, − произнесла Хирджи.
− Тогда, ляг, Хирджи. Давай, ложись. − Гроссерианка легла, и Миариль подошла к ней, к самой ее голове. − Ты мне нравишься, Хирджи, − сказала она, взглянув на Орнесадора. − Поэтому я и хочу, что бы он стал похожим на тебя. А я стану похожей на Орнесадора.
− Миариль, может, все же наоборот?! − воскликнул Кордан.
− Ничего не наоборот! − зарычала Миариль. − Шустрый ты больно, наоборот! Сиди и не вякай!
Кордан умолк, а Миариль коснулась шеи Хирджи и тронула ее голову.
− Не бойся, Хирджи. Тебе будеть чуть-чуть больно, но не больше. Я откушу маленький кусочек твоего уха.
− Маленький?
− Да, ты готова?
− Только не кисточку! − завыла она.
− Не бойся, я не стану тебя уродовать. У тебя будет маленькая ранка и никто за нее тебя не осудит. Можешь даже сказать, что это тебя бешеный рагрос кусил перед тем как ты его...
Хирджи была готова и закрыла глаза, сжавшись. Миариль коснулась ее уха, затем импульсом Магии заглушила чувства в кусочке уха и кусила.
− Вот и все, − произнесла Миариль.
− Все?! Я не почуяла! − воскликнула Хирджи.
− И правильно, − ответила Миариль. − Тебе потом будет немного больно и чесаться, но ты должна терпеть, Хирджи.
− А этот кусочек у тебя?
− Да. − Миариль показала маленький кусочек уха Хирджи. − Ты не обижаешься, Хирджи?
− Нет, − ответила та.
− Если тебе вдруг станет обидно, Хирджи, ты скажи, я тебе позволю откусить кусочек моего уха.
Хирджи только усмехнулась, а затем дернулась.
− Ухо заболело! − зарычала она.
− Не сильно. Это быстро пройдет, только не чеши, − сказала Миариль. − А нам надо идти. Ты погуляй, Хирджи, а вечерком заходи.
Хирджи ушла. Миариль хитро подмигнула Орнесадору и отправилась вниз, вызывая за собой Кордана.
Тот поплелся вслед за корханкой, чувствуя себя обиженным.
− Ты недоволен, Кордан? Или ты хотел стать Повелителем гроссеров?
− Я? Я не хотел, но Хирджи... Она же гроссерианка, а не гроссер!
− Именно, − фыркнула Миариль. − Чего ты воешь зря?
− Мне надо быть гроссером, а не гроссерианкой, если так!
− Ничего подобного. Ты ведешь себя как настоящая плаксивая баба! Так что, быть тебе гроссерианкой. − Миариль остановилась, глядя на него. − Ты не согласен, Кордан? Скажи прямо, если не согласен, я прикажу Орнесадору унести тебя в зону людей, и ты останешься там.
− Мне там нечего делать.
− Я спросила тебя, согласен ты или нет, а не есть ли у тебя дела там!
Он замолк, а затем вздохнул и согласился.

Зал биотехнологии работал на полную мощность. Заряд Магической Силы уже был готов для проведения преобразования, огромный котел хлюпал массой биологической плазмы, которая была словно живая. Но в этой жизни не было никакого управления. Масса не имела своей воли, и только Магические Силы могли преобразовать ее в живое существо.
Миариль возвела Кордана на круглый пьедестал. Он был довольно большим, так что на него поместился бы и гроссер. Миариль приказала ему стоять в центре, а сама прошла к остальным частям установки. Кусочек уха гроссерианки отправился в анализатор генокода. Миариль могла бы использовать и что-то другое, но она хотела, чтобы Хирджи прочувствовала происшедшее действие. Гроссерианке еще предстояло увидеть свою собственную копию.
− Система.
− Система включена....

Миариль вновь была в компьютере. Она разобрала все коды гроссерианки и ничуть их не меняя ввела программу преобразования. Магический поток выплеснулся из накопителя, коснулся Кордана, котла с биомассой и вернулся в накопитель, замыкая инфо-кольцо.
Преобразование. Мощнейшая вспышка озарила зал. Котел разнесло в огне, Кордан лишь вскрикнул и его тело вспыхнуло Магическим Огнем, а через мгновение на его месте явилась гроссерианка − полная копия Хирджи.
Огни исчезли, Магический Накопитель опустошился, а котла с биомассой просто не стало.
Миариль некоторое время потратила на выход из компьютерной системы, затем прошла к Кордану.
− Вот и все. Выходи оттуда.
Кордан сошел с пьедестала, едва не свалился с ног.
− На четырех, Кордан, на четырех.
И он встал на четыре лапы подобно гроссеру.
− И что мне делать? − Спросил он.
− Иди за мной, Кордан. Не спеши, тебе надо учиться ходить. Вспомни, как ты в детстве на четвереньках ползал. Это просто.
Миариль сама двигалась на четырех лапах и ушла из зала. Кордан прошел за ней и поднялся на жилой этаж. Миариль провела его в большую комнату. Теперь его место было здесь, а в старой он не поместился бы в своем новом виде.
− Тебе надо полежать, отдохнуть, прийти в себя, Кордан. Никуда не выходи отсюда. Захочешь побродить, походи по комнате. Я вернусь через пару часов.
− Ты возьмешь кусочек от Орнесадора?
− Я уже это сделала, Кордан. Еще несколько дней назад. Мы с Орнесадором провели этот эксперимент. Только чуть иначе. Но это не важно. Важно, что я не пыталсь что-либо с тобой делать не будучи уверенной, что это получится. Все, Кордан. Я знаю, что ты не отцепишься, если дать тебе волю болтать.
Миариль оставила его и ушла.
− Все получилось? − спросил Орнесадор.
− Да. А ты так и остался здесь? Пошел бы за Хирджи.
− Она еще молода, Миариль. Она мне нравится, но ты же понимаешь.
− Нет, не понимаю, − фыркнула Миариль. − Я, конечно, понимаю, что ты горд собой, но... Ладно, не хочешь, это меня не касается. Как там дела на острове?
− Все как всегда. Только многие желают видеть тебя.
− Скоро увидят, − ответила Миариль. − Передай всем, чтобы не рвались сюда, я скоро сама полечу смотреть остров, и все меня увидят.
− Может, назначить время, чтобы не получилось, что кто-то занят?
− Хорошо. Ну ты понял, Орнесадор. Пусть через два дня.

Миариль еще требовалось некоторое время. К тому же, и Кордану требовалось время, чтобы прийти в себя. Миариль ушла в компьютерную систему и некоторое время наблюдала за ним. Кордан ходил по комнате, иногда разглядывал себя, свои лапы, когти. Может, ему хотелось поглядеться в зеркало, но его в комнате не было. Миариль решила, что зеркало стоит сделать. И даже большое, во всю боковую стену.
Пролетели два часа, Миариль вышла в коридор. Она некоторое время раздумывала, правильно ли решила. Впрочем, у нее не было большого выбора. Она изменила себя, став гроссером-Орнесадором. Сам Орнесадор в этот момент улетел, у него было не мало обязанностей, а Миариль направилась в комнату Кордана.
− Ну как, пришел в себя? − прорычала она, входя.
− Орнесадор?
− Я Миариль, Кордан. Я же сказала, что уже прошла преобразование. А Магию обращения я знала и раньше.
− Да, − произнес он. − Ты похожа на него.
− Разумеется. Я же взяла часть его тела. − Миариль подошла к нему вплотную. Кордан сидел и не знал что и говорить. − Ты совсем ничего не понял, Кордан. − Миариль толкнула его, и он оказался стоящим на задних лапах, а затем не удержался и повалился на спину. А она уже стояла сверху над ним. − Ты стал гроссерианкой, Кордан, а я гроссером, так что теперь ты родишь мне маленьких гроссеритят.
− Миариль! − завыл он. − Но я же!
− Ты всегда ныл как последняя баба, Кордан! − зарычала она и задержала его попытку подняться. − Неужели ты такой трус? Ну? Ты против? Да? Против?
− Нет, − сдался Кордан.
В этот час свершилось то, чего он никогда бы не ожидал. Кордан стал женщиной-гроссианкой, а Миариль мужчиной-гроссером. Он молчал, а Миариль говорила, вспоминая старые времена и рассказывая ему свои собственные ощущения. И теперь он чувствовал нечто подобное, он ощущал ее любовь...

− Я рожу детей, Миариль, да? − спросил он, словно это был приговор.
− Не знаю. Думаю, это скоро выяснится. Ты так говоришь, словно конец света наступает.
− Я никогда не думал.
− Ты никогда не думалА, − произнесла Миариль. − Ты теперь женщина. А я твой муж. И не плачь, любимая. Если не получится сейчас, получится потом. − Миариль говорила словами, которыми сам Кордан несколько лет назад утешал ее, когда Миариль не смогла забеременеть.
− Я же человек, а не...
− Ты не человек, Кордан. Уже не человек. Полностью и абсолютно. Ты не сможешь обернуться назад, разве что Магию изучишь, но ты же не желал учиться. Пойдем, Кордан. Я познакомлю тебя с твоей сестричкой.
− С какой? − не понял тот.
− Увидишь.
Они вышли в зал, где в этот момент находилась Хирджи. Она ожидала встречи с Миариль, но увидела только Орнесадора и... саму себя. Хирджи замерла, затем поднялась, глядя на свою копию.
− Это Кордан. Тот самый, Хирджи, − произнес Орнесадор. − Он теперь − она. И она еще плохо ходит и совсем летать не умеет. Кстати, и имечко у нее надо бы поменять. Корди. Очень даже не плохо, а? − кордан молчал. − Идите, погуляйте вместе, Хирджи. И не обижай ее.
− Я? Я не собиралась обижать...
− Тогда идите. Корди себя не сильно хорошо чувствует, ей надо побыть на воздухе и погулять. Идите.
Две гроссерианки покинули зал и ушли на природу, а Миариль еще немного побыв в виде гроссера, вернула себе прежний вид корханки.


Генерал стоял перед большим экраном, на котором развивалось беззвучное представление.
− Все началось сегодня утром. Гроссеры покинули множество поселений и собрались в одном из крупных городов. А затем...
− Я вижу, − произнес генерал. − Эта маленькая гросерианка. В действительности, это корханка из мира Орнесадор.
− Но ее так встречают...
− Видимо, гроссеры уже встречались с корханами раньше. А сейчас она стала для них кумиром или даже Повелительницей.
Люди смотрели на картину, снятую из космоса. Сначала корханка проследовала по улицам, затем взлетела и вслед за ней поднялось множество гроссеров. Они кружились вместе словно в танце, отправились дальше, в новое поселение, где их уже ждали новые гроссеры.
Начинался новый парад, сначала внизу, затем в воздухе.
− Так продолжалось весь день и до полудня следующего дня. − Произнес полковник. − Они пролетели через весь остров и вернулись в столицу. Судя по всему, это ее парад.
− И это означает, что они подчиняются ей, − произнес генерал. − Или они желают это нам показать.
− Вряд ли. Гроссеры никогда не считались с наблюдениями из космоса. Возможно, ее приняли как важного посланца с Орнесадора. Гроссеры вряд ли знают, что Орнесадор уничтожен Империей.
− В любом случае, нам остается ждать их дальнейших действий. Усильте контроль. И постарайтесь выяснить, что за передачи они ведут на Магических Волнах.


Хирджи медленно вошла в комнату Орнесадора. Он лежал закрыв глаза, но не спал.
− Что ты хочешь, Хирджи? − спросил он, открыв глаза.
− Я пришла... − произнесла она. − Я пришла к тебе, Орнесадор. И теперь я не уйду!
− Что значит не уйдешь? − удивленно спросил он. − Хирджи, ты еще мала!
− Я не мала! Корди рассказала мне все! Она такая же как я, и она!..
− Она была с Миариль, и ты знаешь кто она!
− Да, я знаю! А еще я знаю, что она собирается рожать! Ты хочешь, чтобы я пошла к Миариль, Орнесадор?! Ну так я и пойду, если ты не!... − Хирджи подошла прямо к нему и толкнула гроссера. − Ты совсем меня не любишь? Я уродина? Да?!
− Ты мне нравишься, Хирджи, но ты...
− Я не маленькая! Я давно не маленькая! − завыла она, бросаясь на него. − И я требую, чтобы ты!... Я хочу... − Она почти взвыла. − Я хочу, чтобы ты любил меня!
Хирджи дергала его, хватала клыками, пытаясь расшевелить. Орнесадор поднялся и хотел было зарычать и прогнать ее, но дыхание вдруг сперло, и он ощутил, как все его тело воспротивилось. Он возжелал ее и больше не осталось слов. Осталась только любовь...


− Ну давай, Корди, давай! Не трусь! Ты же летала уже! − рычала Хирджи. Корди стояла над обрывом. Она действительно летала, но высота теперь пугала, хотя внизу и была вода. Хирджи пробежала рядом, а затем толкнула гроссерианку, и та с воем понеслась вниз, а затем в сторону, раскрыв крылья. Хирджи пролетела вслед за Корди и рычала, говоря, что делать. Та, наконец двинула крыльями, поток воздуха подхватил ее сильнее и вознес вверх. − Лети, Корди, лети!
Полет. Кордан вдруг вспомнил свои давние мысли о том что он думал при встрече с Рамигором. Он считал себя червем, что он никогда не сможет так же! А теперь... Он летел. И он был огромен как дракон. Быть может, поменьше, но все равно. Он был силен, под его крыльями трепетал воздух, а вода и земля неслась в сторону. Хирджи учила его. Учила летать, учила приземляться. После первого прыжка с обрыва, Кордан, наконец, понял, что его жизнь переменилась, и он перестал быть червем...
Резкий взмах, и он начал подыматься вверх. Выше, выше. Хирджи предупредила его не лезть слишком высоко, там было холодно и можно нарваться на неприятные потоки воздуха. Он было не послушал, но затем взглянул на нее и начал медленно спускаться. Учителя следовало слушаться.


− Странный аппарат, − произнес Орнесадор. − Ты полагаешь, что он будет летать?
− Не то слово. Будет. И не слабо будет. − Миариль забралась в машину, закрепила управление и взглянула на Орнесадора, что еще был не готов. Тот, наконец, закрепил все концы на себе и отсоединил машину от сборочной установки. − Поднимешь меня повыше, Орнесадор и сбросишь, как я сказала. И не трусь!
− Я не трушу, − прорычал гроссер. − Просто не уверен, что это летать будет.
− В случае чего я выскочу, Орнесадор. Уж сама то я летать умею.
Он прошел на возвышение и прыгнул. Взлететь иначе с таким грузом гроссер не сумел бы, но набрав скорость он начал набирать и высоту, одновременно улетая к океану. А там легким движением когтей он отстегнул аппарат и тот взлетел с его спины, подхваченый воздухом.
− Ау-у-у! − взвыла Миариль. Аппарат ушел от гроссера, а затем взял резкий старт, выпустив струю огня.
"Ну что, гроссер, догоняй, коли сумеешь!" − услышал Орнесадор слова Миариль.
Он летел за аппаратом, но тот набрав скорость унесся вдаль так что гроссер потерял его из вида, а через пару минут Миариль явилась в стороне. Она почти смеялась, а затем машина начала выделывать трюки, какие гроссеры и не знали.
Машина танцевала в воздухе, пока у нее не закончилось топливо. После этого Миариль направила ее вниз и опустилась на воду недалеко от берега.
Орнесадор приземлился рядом, и мысли его были в смятении. Он понимал все, что сделала Миариль, он это знал через нее, но то что все это оказалось столь просто реализуемо через имевшуюся у гроссеров технологическую базу, заставляло задуматься.
− Они могли это и раньше, Миариль. И они не научили нас ничему! − зарычал Орнесадор.
− Ты о Великих Ученых, Орнесадор. Не бери в голову. Уверена, спроси сейчас Герсахана, он жизнью поклянется, что эта железяка не способна летать. Хошь проверим?
Орнесадор согласился. Да куда же не согласиться, если он видел!

− Давно не видели, Герсахан, − произнесла Миариль. − Ты так улетел тогда и не вернулся больше.
− Мне незачем было возвращаться. И не понимаю, зачем ты меня вызвала. Ты же и без меня все знаешь.
− Я много чего знаю, Герсахан. Но есть не мало такого, чего я и не знаю. Ты ведь занимался конструированием самолетов когда-то.
− Хочешь построить самолет? Тебе гроссеры не угодили?
− Я хочу, чтобы ты посмотрел на один аппарат, что я построила. Так, взглянешь опытным глазом.
Герсахан чувствовал подвох, но согласился, и Миариль проводила его в зал, где в этот момент стоял ее самолет, перекрашеный заново и стоявший на стапелях.
− Подпорки не смотри, их нет.
− А где самолет? − спросил Герсахан, обходя конструкцию. − Ты считаешь, что это будет летать?
− Да, я все посчитала.
Герсахан взвыл смеясь.
− Это не то что летать, оно и взлететь на полкогтя не сможет!
− Ты так уверен в этом Герсахан? − зарычал Орнесадор, объявляясь рядом. − Миариль говорила, что ее техника получше чем ваша.
− Чушь! Техника полетов была разработана за долго до настоящих реализаций! − зарычал Герсахан. − Здесь нет даже крыльев нормальных! Эта штука камнем свалится, если окажется в воздухе!
− Ну, Орнесадор, убедился?
− Да, убедился, − фыркнул тот.
− Что? В чем дело?! − зарычал Герсахан.
− В том, что эта штука уже летала, и я это своими глазами видел, − прорычал Орнесадор. − Миариль управляла ею. И летала она получше любого гроссера.
− Вы что, смеетесь надо мной?! − взвыл Герсахан.
− Вовсе нет, − ответила Миариль. − Просто Орнесадор подумал, что вы скрывали от них знания, а реально то вы много чего не знали. Впрочем, вся биология у вас была, Орнесадор. Ты же имел полный доступ.
− Да, но я раньше не разбирался во многом.
− Ты и сейчас вряд ли в чем разбираешься, − фыркнул Герсахан.
− Во всяком случае, Миариль меня уже научила не малому, − ответил Орнесадор. − И уж точно больше чем ты!
− Ты можешь возвращаться в свою норку и спать дальше, Герсахан.
− Возвращаться! Ты вызвала меня для того, чтобы издеваться?!
− Нет, я вызвала тебя, чтобы показать Орнесадору, какое ты ничтожество. Так что валяй! Выпячивай свою грудь перед рыбами дальше. Они все стерпят и смолчат. Иди отсюда, я сказала!
И Герсахан ушел, решив в следующий раз не приходить, как бы Миариль его не звала.


− Господин генерал, − полковник вошел в зал, где проходило собрание штаба. − Прошу прощения, но сообщение не терпит отлагательств.
− Говорите, полковник.
− Только что над островом гроссеров был обнаружен реактивный истребитель.
− Чей?!
− В том все и дело, что не понятно. Это не наш и не рагросов. Машина малого класса, но наблюдения показали предельные характеристики полета. Этот аппарат построен по высшей технологии и, я боюсь, что это технология гроссеров.
− Вернее сказать, это технология корханов, − произнес генерал. − Куда он летит?
− Он совершил несколько маневров около острова, но залетал почти на половину расстояния от острова до наших земель. Он способен долететь до нас, и я не знаю, каково оружие может оказаться у него на борту, вплоть до ядерного. Я полагаю, необходимо срочно привести в боевую готовность все прибрежные части и усились воздушную оборону.
Командующий взглянул на генерала, отвечавшего за прибрежные районы, и тот понял все без слов, подымаясь.
− Приступайте немедленно, генерал. И сообщайте все новости сразу же!


− Эти машины действительно могут помочь? − спросил Орнесадор. − Они совсем маленькие, в них даже ты не поместишься.
− В них незачем кому либо помещаться, Орнесадор. Это автоматические корабли, управляемые на расстоянии. Помнишь наш эксперимент с гроссерами? Я так же могу управлять и автоматами. Сразу многими.
− А гроссеры тебе будут не нужны?
− Орнесадор, я хочу, чтобы вы жили, а не умирали. Ты же это понимаешь.
− Да. Извини, мне трудно все это принимать так. Мы ведь всегда считали, что в нас вся мощь карханов, и мы будем вас защищать, а не это...
− В любом случае, железяками придется управлять. Пока это буду делать я, а потом придется и вам. Их сила больше в том, что нет страха их потерять. Они не живые. Можно пожертвовать ей, пустить ее на таран или начинить взрывчаткой и сбросить на врага. А без нас и без вас в них нет даже смысла, понимаешь?
− Да. Мы оказались слабее каких-то железяк, − вздохнул он. − Это кошмар...
− Ты не видел настоящих железяк, Орнесадор. Таких, которые одним ударом взрывают целый мир.
− Я помню все, что помнишь ты, Миариль. И я их видел... через тебя.


Новое наступление рагросов было вызвано появлением флота Империи. Он явился нежданно-негаданно, став сюрпризом как для людей так и для самих рагросов на планете. Для первых неприятным, для вторых наоборот. Через пару дней Командующий рагросов заставил таки выйти на переговоры гроссеров, напомнив им о возмездии за непослушание.
Рагрос смотрел на Повелителя-гроссера, скалясь и улыбаясь. По его мнению теперь огромные крылатые звери вновь подчинятся, но гроссер почему-то не спешил отвечать.
− Маленький, мелкий звереныш, − прорычал гроссер. − Возмездие, говоришь? Ну отлично. Оно уже в пути, дорогой мой рагрос. Осталось совсем немного, совсем чуть чуть... ЗА ОРНЕСАДОР!
Системы слежения рагросов оказались не способны отследить мелкие самолеты, промчавшиеся над планетой. Они вышли еще раньше, до начала встречи, время которой назначил гроссер после вызова.
А рагрос на экране взвыл, а через мгновение его поглотил огонь, а затем изображение исчезло.

Удар вошел в штаб рагросов и мощнейший взрыв, подкрепленный магическим разрушающим действием, обратил бункер в огненное море, которое выплеснулось взрывом наверх и снесло все наземные строения. А все что оказалось ниже огня, в несколько мгновений было замуровано стометровой толщей стекла...
Удар вошел в космодром, куда совсем недавно прибыло несколько десятков космических кораблей рагросов. Взрыв разметал корабли, снес постройки космодрома, уничтожил часть города рагросов при космодроме.
Удар вошел в промзону центрального города рагросов, обращая их сначала в руины, а затем сплавляя в стекло.
Удар разворотил порт, обратил в огонь морские корабли рагросов, а затем мощнейшая взрывная волна обрушилась на прибрежный город.
Удар рвал землю под лапами солдат, что собрались для нанесения очередного удара, рядом с наземным фронтом. Рагросы оказались в огне, проваливась в землю, а затем намертво замурованы в стекло.
Удар...

Миариль не жалела сил. Несколько десятков малых самолетов взорвали все важнейшие объекты, что она обнаружила на территории противника. Еще несколько машин разнесли в клочья спешно входившие в атмосферу боевые крейсера. Рагросы совершили ошибку, послав их в бой против мелкоты. Та оказалась неуязвимой для ракет и взрываясь в близи от кораблей, уничтожала их магическим оружием.
А затем собрав все силы, Миариль послала четыре машины в космос. Удары, настигшие крупные станции рагросов посеяли панику и там, в результате чего флот спешно снялся с орбиты и ушел от планеты, бросив всех кто уже высадился.


Генерал смотрел на горевшие точки на карте. От одной мысли о том, какая сила обрушилась на противника, становилось не по себе. Человек понимал, что подобная же сила может обрушиться и на зону людей. Ведь корханы не были людям друзьями!
− Мы получили расшифровки Магических вспышек, генерал, − произнес полковник. − Это действия Мага.
− Мага? А не машин?
− Нет. Машины всегда выдают ровные вспышки, а эти ни одна на другую не похожи, и они не ровные. Это вспышки, генерируемые живым существом. Это сильный Маг, и, очевидно, это корханка. Иначе, гроссеры давно бы...
− Все ясно. Готовьте послание в центр с этим сообщением. Без Мага мы с ними не справимся.

Но гроссеры явно не торопились нападать. И, пока никаких нападений не было, войска перешли в наступление против рагросов. В течение полугода их загнали в дикие джунгли и заперли там. Оставлять рагросов на территории, где теперь находились люди, никто не собирался. С захваченых земель пришло не мало данных об уничтоженых объектах. Лаборатории получили прямое подтверждение использования магических сил для разгрома рагросов. Гроссеры по-прежнему контролировали небо над морем и большой частью диких территорий, а спутники продолжали фиксировать развитие высокотехнологических летательных аппаратов, которые строились где-то на острове, принадлежавшем летающим монстрам.
И все же, они не атаковали. Прошел год, два, три. Мирная жизнь стала почти нормой для людей. Армия была сокращена, и огромные силы брошены на строительство и восстановление разрушеных войной городов. Спутники в это время показывали, что гроссеры начали интересоваться диким материком с другой стороны. И вскоре там появились их первые поселения, которые были раскиданы в самых разных местах. Материк фактически был занят гроссерами. Они контролировали небо над ним. Их можно было бы легко согнать, но действия людей резко ограничивались возможной угрозой магического нападения. Корханка, обладавшая мощными силами, была способна нанести сокрушающие удары, и командование сочло за благо не касаться летавших над планетой гроссеров, тем более, что и те долгое время не касались людей. Даже на диких территориях появление гроссеров в небе перестало вызывать панический страх людей. Многие еще прятались, но не мало нашлось таких, кто решил, что гроссеры больше не нападают.


Хирджи и Корди веселились. Они играли с маленькими гроссенятами, которым исполнилось уже по четыре года. Миариль и Орнесадор так же радовались детям и женам. Орнесадор подшучивал над Хирджи, заявляя, что Миариль пометила ее откусив кусочек уха, чтобы теперь отличать от Корди. А вот как отличать двух Орнесадоров ни Хирджи, ни Корди не научились. Да и не могли, потому что Орнесадор и Миариль были объединены в сознании и знали друг о друге абсолютно все.
Гроссеры занимали дикий материк. Миариль объявила, что только таким образом они обеспечат территории для себя в будущем и несколько десятков семей перебрались через океан. Чтобы не оказаться в случае чего без помощи, все они имели магические приборы связи друг с другом и с Повелительницей. Не мало гроссеров еще собиралось улетать туда. Они определились со сроками отправления, вели подготовку и сбор. Миариль готовилась со следующей группой переправить несколько малых истребителей, чтобы в случае необходимости они были рядом и помогли бы справиться с противником.
Люди тоже не стояли на месте, но гроссеров не задевали, даже если случайно возникали их встречи в небе. Истребители не пытались атаковать и чаще всего уходили на большую высоту или же следовали прежним курсом, если он не пересекался с полетом гроссера.

Время шло. На материк перебралась почти половина населения острова, и теперь там находилось около двух тысяч гроссеров, а остальные две оставались на своем главном острове.
За прошедшие двадцать лет произошло не мало событий. Корди родила четырех детей, Хирджи пятерых и очень этим гордилась. Две гроссерианки так и оставались вместе. И им было веселее, и Орнесадор с Миариль получали больше свободного времени на свою работу, которая в последнее время осложнилась изменением отношения людей к гроссерам. Появились первые стычки и после одний из них, когда разведчик, летавший над дикими территориями людей, был сбит и убился насмерть, упав на землю, Миариль нанесла ответный удар.
Огненный вихрь прошелся по аэродрому, на который вернулся самолет, сбивший гроссера, и уничтожил не только аэродром, все самолеты и приаэродромные постройки. Удар снес и город людей, находившийся рядом.
Люди оставили атаку без ответа. Гроссеры-разведчики продолжали летать над дикими территориями людей, а самолеты-истребители теперь носились на больших высотах, не задевая гроссеров.
А через полгода над планетой появился флот, принадлежавший людям.


Ситх стоял перед экраном и рассматривал карту мира. Несколько материков, два из которых были заняты людьми. Один недавно был занят гроссерами, еще два оставались не заняты, один материк, где в джунглях были заперты рагросы. Остальная территория находилась под контролем войск людей.
Командующий докладывал о положении дел в колонии и о гроссерах, которые ранее находились в союзе с рагросами, затем что-то с ними не поделили, и маг гроссеров атаковал рагросов, уничтожив его промышленность и военную силу, а затем выгнал и космический флот.
Ситх получил образцы "стекла" и понял, что примененная Магия была далеко не сильной. Она была попросту варварской. Действие магии разрушения химического баланса на большой территории, после чего там все рушилось. Это было оружие массового поражения, против которого имелась элементарная защита. Но здесь о магической защите и слыхом не слыхивали.
Командущий продолжал доклад, упомянув последний инциндент, в котором таким же образом был уничтожен аэродром и город людей. И только в самом конце он рассказал о проводившихся поисках и определении, что Магом гроссеров была корханка.
Ситх с удивлением обернулся к человеку.
− Кто?! Корханка?! − воскликнул он. − Вы уверены?
− Да, мы уверены. У нас есть и прямые, и косвенные подтверждения.
− Орнесадор был уничтожен много лет назад Империей. Я полагал, что никто из корханов не остался в живых, они дрались до последнего.
− Они уже нанесли первый удар, и я полагаю, мы должны... Вы должны нам помочь уничтожить этих чудовищ. Они уже сейчас в наглую заняли целый материк, а когда размножатся, нам не будет житья.
− Предоставьте мне все материалы по переговорам с гроссерами.
− Каким переговорам? Мы не вели с ними никаких переговоров.
− Вы серьезно? − произнес Ситх. − Если так, вы немедленно приведете в готовность все силы, а затем вызовите их на переговоры. Говорить с ними буду я. Вам все понятно?
− Да, господин Ситх. Я имею распоряжение исполнять все ваши приказы.
− Вот и прекрасно. И снимите меня пожалуйста с этого корабля.

Маг еще не мало раздумывал над всем. Корханка. Одна мысль о ней могла заставить дрожать. Ситх много лет назад был на Орнесадоре и знал, какова мощь корханской техники. Равной ей не было во всей галактике. И только варварские действия Империи привели к гибели корханов. Их корабли еще несколько лет встречались в космосе, они дрались с имперцами и в одиночку перемалывали целые группы космических кораблей рагросов. А здесь, если здесь действительно объявила корханка, это могло изменить очень многое. И воевать с ней означало поставить под удар все будущее людей. Ситх, конечно, имел не мало сил. Да и флот на орбите мог бы стереть в порошок остров и целый материк, но все могло измениться, если бы ему удалось договориться с ней...
Переговоры начинались с опозданием. Гроссеры приняли вызов, но объявили, что выйдут на видео-связь для переговоров через четыре часа. Понять это было можно, и Ситх ждал. Войска людей были готовы к прямым действиям, но Ситх предупредил Командующего, чтобы тот не начинал ничего без приказа, более того, этого приказа могло и не поступить.

На экране появился гроссер. Огромный зверь который несколько секунд молчал.
− Меня зовут Ситх, − произнес Маг. − Я надеюсь, вы понимаете мои слова?
− Я понимаю, − ответил зверь. − Мое имя − Орнесадор. Я − Повелитель гроссеров. Что вы хотите?
− Я хочу знать, почему вы напали на людей.
− Вранье. Люди напали на нас и получили по заслугам.
− По каким заслугам? Вы уничтожили целый город!
− У вас их тысячи. И даже больше. Один убитый гроссер стоит одного вашего города. Вы убили его и вы напали первыми!
− Возможно, это была всего лишь случайность.
− Возможно, ваш город взорвался по ошибке, − прорычал гроссер. − Вам, Маг Ситх, должно быть стыдно за своих людей! И не только за это нападение! Вы напали на Орнесадор!
− Орнесадор был уничтожен Империей рагросов, а не нами.
− Орнесадор был атакован вами до нападения Империи... − Гроссер вдруг отвернулся ис мотрел куда-то в сторону, затем перед ним оказался человек, и Ситх поднялся со своего места, увидев кто это был.
− Миариль?! − воскликнул он.
− Да, это я, учитель, − ответила она. − Странные дела происходят, Ситх. Очень странные. Были мы друзьями, теперь стали врагами. Ты ведь прилетел, чтобы уничтожить нас?
− Вас? Кого вас?! Ты же человек!
− Это всего лишь видимость, Ситх. Я не была человеком никогда. Даже когда ты выводил меня из леса маленькой девчонкой. Да и учитель для меня ты всего лишь мнимый, потому что я знала Магию задолго до нашей первой встречи.
− Я не понимаю. Кто ты?!
Миариль взглянула на себя, а затем переменилась.
− Корханка. Ты?!
− Да, это я, Ситх. И я не врала тебе. И не врала, когда ты учил меня. Я всего лишь ничего не помнила. Я сделала это сама для того, чтобы уйти от врагов. Но теперь я здесь. Здесь моя земля, Ситх. И будь у вас тысяча Магов против меня одной, я буду драться до конца! За Орнесадор!
− Не делай этого, Миариль! Я не желаю драться с тобой!
− Не желаешь? Впрочем, конечно. Я верю, Ситх. Я верю, что не желаешь ты. Но другие твои родственники жаждут иного.
− Зачем ты служишь гроссерам, Миариль?
− Твой вопрос смешон, Ситх. Гроссеры − потомки корханов. И это доказано самым прямым способом, Ситх. У меня четверо детей. Гроссеров.
− Зачем тебе эта война, Миариль?
− Война? Ты шутник, Ситх! Мне не нужна война. Это вы напали на нас!
− В таком случае, не пора ли все закончить? Ты же прекрасно понимаешь, что вы не сможете победить.
− Вы вернете Орнесадор к жизни, Ситх?
− Это невозможно.
− Тогда, вы предоставите нам полную замену. Мир, где хозяевами будем только мы и никто другой. Может, ты считаешь, что я слишком многого желаю, Ситх?
− Я не считаю. Но ты должна понимать, что я не имею полномочий решать подобные вопросы. Но здесь и сейчас я могу решить другой вопрос. О том, чтобы прекратить всякое противостояние здесь, Миариль.
− Ну так и прекращай, Ситх. Это ваш флот висит над планетой, а не мой. И это ваши боевые самолеты летают в небе, а запрещать летать гроссерам никто не имеет права!
− Вы могли бы не летать над зоной людей.
− Нереально. Это зона охоты, Ситх. И ты должен благодарить меня, что гроссеры прекратили охотиться на людей.
− Мы должны поговорить, Миариль. Не так как сейчас. Я прилечу на ваш остров. Со мной будет только мой личный пилот. Ты его знаешь. Ты примешь меня?
− Приму.

Летающая машина прибыла на остров через час. Ситх вышел из нее в сопровождении летчика, в котором без труда узнавался Джерхад. Миариль встретила их в виде корханки, а затем оба человека на спине молодого гроссера долетели до замка, где и продолжилась встреча.
− Ты не узнаешь его? − спросил Ситх.
− Узнаю. Но не вижу причин радоваться от встречи с Джерхадом.
− Ты была совсем другой, Миариль, − произнес Ситх.
− Я не помнила, Ситх. Ничего не помнила. Ни взрыва Орнесадора, ни ваших родственничков, убивавших нас. Я помню, как ты защищал Расхель, поэтому и верю, что ты не желаешь воевать, но ты один.
− Он не один, − произнес Джехард.
− Ну да. Джехард не желающий воевать − это нонсенс. Сколько помню, ты все время норовил подраться! И оружие таскал с собой постоянно.
− По-моему, сейчас не время обсуждать его, Миариль, − произнес Ситх. − Речь о войне, которую...
− Ну-ну, что дальше? − произнесла Миариль, когда Ситх запнулся.
− Которую пора заканчивать.
− Войну, Ситх, начала не я. Это тебе известно. Так вот, я не вижу, чтобы вы ее заканчивать желали! Твои друзья на той стороне желают нас всех уничтожить! И не говори, что это не так, я прекрасно знаю, что у них на уме! Слава Господу, я знаю вас, как облупленых!
− Ты многого не знаешь, Миариль. Ты жила с дикарями-аросами...
− Да ну? А шесть лет в Би-40 вокруг нас тоже были одни дикари? Может, ты забыл, как эти самые дикари на истребителях ворвались к нам и пытались убить нашего друга, не слушая даже твоих слов! Потом они приперлись снова, и только Рамигор спас ее от смерти!
− Ты знаешь почему.
− Да, знаю! От того, что она была не человеком! От того, что у нее когти вместо пальцев и клыки длинные! − Миариль в этот момент показывала свои когти и клыки. − Вы от своего страха перед рагросами способны на самые гнусные преступления, Ситх! И то что единицы из миллионов, наподобие тебя, не такие как все, мало что меняет! Ты ушел, а твой друг явился, чтобы убить ее! Так же и здесь, ты уйдешь, а твои друзья прилетят с пушками и бомбами! И не беда, что в результате этой войны планета взорвется, главное убить зверей! Это ваш девиз, Ситх! Я его слыхала еще там, в Би-40!
− Это была глупая песенка, Миариль!
− Которую подхватывали тысячи глупеньких солдатиков и летели воевать! Ты желаешь закончить войну, Ситх? Ну так закончи! Это у вас тысячи самолетов и истребителей готовых в любой момент обрушиться на наш остров. У вас безумцы с воем и криком желают себе смерти, лишь бы убить еще кого-нибудь! Ты думаешь, я не понимала, кого убиваю в том городе? Я понимала, Ситх. Очень хорошо понимала! А еще я понимала, что не будь мой ответ столь жестким, ваши истребители и сейчас палили бы по гроссерам в небе. Я не знаю, способен ли ты их остановить, Ситх. Если да, то это было бы не плохо. Но вряд ли вы продержитесь долго. Мы не нападали двадцать лет, и первыми начали стрелять вы!
− Я сделаю все что смогу, Миариль, − произнес Ситх. − У меня достаточно власти и силы, чтобы не допустить новых нападений. Но не проси всю планету, это нереально. Мы не можем вывезти всех людей. И вас никуда переправить не сможем.
− О нашей переправке тебе незачем беспокоиться. Никто из нас не улетит отсюда. Это наша земля. Мы жили здесь тысячи лет. Я предупреждаю сразу, Ситх. Возмездие придет в любом случае, даже если вы одним ударом снесете весь наш остров. Потому что оно уже там.
− Там?! − воскликнул Ситх. − Миариль, ты не должна!
− У меня нет выбора. Ты прекрасно знаешь, что я могу стать человеком. Мне было не сложно проникнуть в ваши города, заводы аэродромы. Везде сейчас стоят мощнейшие заряды, и они придут в действие, если в какой-то момент не получат сигнал отсрочки.
− Ты сошла с ума, Миариль!
− Жизнь дороже смерти, Ситх. Я предупредила тебя, чтобы ты объяснил им эту истину. Они будут жить рядом со своей смертью и умрут, если начнут убивать. Я не жалела Сил. Мне все равно, что станет с вами, если мой род исчезнет. Если это произойдет, вместе с нами исчезнет и весь этот мир. Это мое последнее слово. Я верю тебе, но я не верю им. Так же как ты верил Расхель, но не верил остальным рагросам. Возвращайтесь.


Ситха встречало все военное командование. Люди ждали слов.
− Отмените состояние боевой тревоги, − приказал он.
− Отменить? Вы хотите сказать, что они победили?!
− Они не победили. Но вы давно проиграли, − ответил Маг. − Все ваши города заминированы. Искать заряды бессмысленно, они могут быть где угодно и в каком угодно виде.
− Если мы ударим быстро, они не успеют.
− Если вы ударите, как бы быстро или медленно, вы спустите рычаг и время часиков побежит. Вы забыли, господа, что существуют механизмы, которые включаются, если прекращается периодический сигнал?
− Но они не могли ничего сделать! Мы же увидели бы!...
− Да. Вы увидели бы человека, который пришел в тайное место и заложил бомбу. Вы видели ее. − Ситх смотрел на Командующего. − Вам следует знать, что Маги способны менять свой облик. Она может выглядеть как человек.
− И вы ничего не можете сделать?! − воскликнул Командующий.
− Могу. − Ситх обернулся к генералу Орнду. − Генерал, я приказываю вам собрать все свои силы и возвращаться в центр.
− Что?! − взвыл Командующий колонии. − Вы хотите оставить нас этим?!...
− Я не оставлю вас, Командующий. Я остаюсь здесь. А флот на орбите ничем не поможет, он только нервирует их. Вам все ясно?!
− Они убийцы!...
− Оранд, исполняйте приказ.


Магические линии дрогнули, изогнулись и резко оборвались. Сотни искр разнеслись волной вокруг и вся картинка галактики переменилась. Молнии словно поражали планеты. Одну, другую... Сотни планет заискрились разноцветьем и испустили новые линии, которые продолжали переливаться цветами. Все поле магических линий Галактики переменилось и вскоре замерло в совершенно иной картине. Совсем другой, не похожей на прежнюю.
− Что это означает, Рамигор? − спросила Расхель.
− Ситх поразил одну из целей. Очень важную цель, − ответил Рамигор.
− Он кого-то убил?
− Нет. Он кого-то НЕ УБИЛ.
− Но я не понимаю. Это тоже приводит к таким?...
− Да, Расхель. Жизнь и Смерть едины. Оставив в живых кого-то, он изменил жизнь других. И он очень сильно ее изменил, Расхель. Я думаю, нам надо с ним встретиться.
− А что будет здесь? − спросила она.
− А что здесь будет? − усмехнулся Рамигор. − Империя как была, так и осталась. Император новый правда слабоват, но нам это уже не помешает. Впрочем, ты как хочешь, Расхель. Можешь и остаться здесь с Рогхордом.
− Он все время вспоминает своего Мерианда, − произнесла Расхель. − Может, и его можно забрать?
− Забрать хорса? Можно, конечно, но он очень вреден, Расхель. В последний раз он оскорблял меня.
− Ты на столько злопамятен?
− Нет, что ты? Просто не хочу снова получить помои на свою голову за хорошие дела. Он отплатил злом за добро.
− Тебе это трудно сделать, Рамигор?
− Ладно, раз ты хочешь, я это сделаю. Но говорить с ним будешь ты.
− И Рогхорд.
− Прекрасно! Корабль у тебя есть, мой рейдер ты знаешь, так что мы с Иринкой будем ждать тебя на орбите. Если что, вызывай сразу меня.


Расхель и Рогхорд покинули машину и некоторое время оглядывались. Под холмом расположилось поселение людей, в стороне был лес, с другой стороны река. Идти сразу же было страшновато, но Расхель собралась с силами и направилась вперед. Рогхорд уже двигался туда, его заботило лишь одно. Он желал найти своего друга и вытащить его.
Собственно, искать особенно и не приходилось. Положение хорса легко определялось с помощью приборов. Он был единственным в колонии и анализатор сразу же выдавал эту точку, когда настраивался на биоволны его вида.
Двое рагросов прошли к поселку. Люди с улиц тут же начали исчезать. Кто оказывался на пути, спешно убегал и это позволяло двигаться дальше более спокойно. А через пару минут два зверя обнаружили хорса. Тот сидел в большой клетке с закрытыми глазами, и вид его напоминал загнанного зверя. Шерсть слиплась клочьями, в некоторых местах были видны раны. Хорс был явно не в лучшем состоянии.
− Мерианд. Мерианд, проснись! − зарычал Рогхорд, и хорс вздрогнул. Он открыл глаза, и они в одно мгновение налились яростью. − Мерианд, это я, Рогхорд! Ты не узнаешь меня?!
− Чего тебе надо, зверь?! − зарычал Мерианд.
− Я хочу помочь тебе, Мерианд, выбраться отсюда. Зачем ты злишься на меня, мы же всегда были друзьями!
− Ты меня бросил, зверь!
− Это ты не захотел остаться там, Мерианд. Из-за своей глупости! Рамигор не обидел бы тебя, а требовать с него большее ты не имел права!
− По-моему, ты зря болтаешь, Рогхорд. − Фыркнула Расхель. Она вытащила оружие и несколькими выстрелами сбила замки. − Выходи оттуда и иди за нами, пока эти... не всбесились! Идем, Рогхорд, если он не хочет улететь, пусть остается здесь!
Она утащила Рогхорда за собой. Вскоре появились вооруженные люди, которые с криками понеслись на зверей. Хорс все же выбрался из клетки и двинулся вслед за рагросами.
Расхель сделала еще пару выстрелов, и бежавшие с двух сторон люди остановились из-за взрывов, возникших перед ними. Времени этой задержки как раз хватило, чтобы рагросы и хорс пробежали по улице. Они выскочили из поселения, вбежали на холм. Расхель еще одним выстрелом со взрывом задержала толпу, несшуюся за ними, вскочила в корабль и начала его поднимать, когда хорс еще был снаружи.
− Он еще там! − взвыл Рогхорд.
− Я знаю, что делаю! − фыркнула Расхель, машина лишь висела в полуметре от земли, хорс вскочил в открытую дверь, и аппарат тут же начал подъем. Ни камни ни копья людей уже не достали его.
− Иди к нему, Рогхорд. Там есть аптечка и все что нужно. Ты видел, что он ранен.
Мерианд молча принимал помощь от зверя. Рогхорд так же молчал. Он знал все, что надо, промыл все раны, продезинфецировал их, затем перевязал. Хорс лежал на полу, а машина продолжала полет. Расхель спокойно получила разрешение на выход в космос. Ей его не могли не дать, потому что Рамигор был Первым Магом планеты, а она служила ему и имела привелегии чуть ли не равные Главе Правительства.
− Куда мы летим? − спросил хорс.
− В космос, − ответил Рогхорд. − На рейдер Рамигора. И тебе придется унять свою гордыню, хорс! Расхель и так едва удалось уговорить хозяина взять тебя с собой!
− Что за Расхель?
− Расхель сейчас ведет челнок. Она моя жена, − ответил Рогхорд.
− Жена? И у вас есть дети?
− Нет еще. Слишком много дел и слишком не спокойное время. И дома у нас нет постоянного. Мы на службе, Мерианд. Понял?! И не вздумай даже заикаться поперек хозяину!
Мерианд молчал.

Прибыв на рейдер Рамигора, рагросы отправили Мерианда в медицинский отсек, где с ним остался Рогхорд. Расхель сразу же ушла к Рамигору и объявила, что хорс доставлен на рейдер и находится в медотсеке, потому что ранен. Рамигор предложил Расхель получе следить за хорсом, чтобы тот не наделал глупостей.


Колония Хирдж встречала рейдер слабой космической обороной. Всего несколько станций, не более сотни патрульных рейдеров вокруг. Сканер указывал наличие в колонии шести видов разумных, среди которых были люди и рагросы. Еще один вид выделялся странным распределением. Большая часть колонии находилась на острове, а вторая раскидана на целом материке, но без какой-либо смеси. На этом же острове оказалась отметка еще одного разумного вида, но, судя по всему, это была одиночная особь...
− Стой на месте, рагрос! − возник голос по радио. − У тебя нет шансов, сдавайся!
− Кричал ципленок крокодилу: "сдавайся", а сам в пасть к нему забрался! − выпалил Рамигор. − Проваливай с дороги, пока цел! Иди на горшок и спать!
Защитное поле вокруг корабля обратило его в невидимость, и рейдер пошел к планете. Патрульный заметался, а затем сообщил о происшедствии и об исчезновении рейдера, но без признаков ухода в прыжок.
Корабль спокойно прошел к планете и встал на низкую орбиту. Маскировка действовала достаточно хорошо и его не замечали, а Рамигор проверял новые данные.
− Ты глянь, Иринка, каких красавцев я нашел! − воскликнул он, показывая фотографию.
− Драконы? Это драконы, да?!
− Похожи. − Рамигор взглянул на Расхель. − Думаю, мы расстанемся, Расхель.
− Но почему?! − взвыла та.
− Потому что я нашел вид разумных более похожих на нас, чем вы, − ответил Рамигор. − Ты, конечно, можешь остаться с нами, но я не имею понятия, как они отнесутся к вам и вашему дружку.
− В конце концов, здесь есть и рагросы, − произнесла она. − Ты же можешь нас переправить к ним, если окажется, что мы не уживемся с теми? В любом случае, я не справлюсь с рейдером.
− У тебя есть Рогхорд, а у него Мерианд. Они уже летали в космосе, − ответил Рамигор.
− Все равно. Мы остаемся с вами!
− Как пожелаешь. Но мы собираемся приземлиться, Расхель. Если они вас не примут, возможно, вам не удастся поднять рейдер.
− Я решила окончательно! − зарычала она. − Ты ребенок, что ли, что тебе повторять по десять раз?!
Рамигор лишь фыркнул, усмехнувшись.
− Пойди к Рогхорду и предупреди их обо всем. Мы идем на посадку.
Расхель ушла. Рейдер снизил скорость, и Рамигор начал медленное снижение. Маскировка была снята, и через несколько минут в рубке раздалось сразу несколько голосов, требовавших подчинения и угрожавших уничтожением.
Рамигор не отвечал. Он попросту изменил движение рейдера, затем произвел на его корпусе взрыв и машина пошла по траектории свободного падения, пуская за собой огенный шлейф.
Рейдер упал на материк тех самых крылатых существ, похожих на драконов. Через минуту двое рагросов и хорс оказались снаружи, а Рамигор и Иринка уже летели в виде молний над материком. Они в несколько мгновений нашли все что желали, а затем вернулись к машине и обратились в крупных крылатых монстров.
− Не пытайтесь удирать, Расхель, − зарычал Рамигор. − Это я, Рамигор.
− Зачем ты стал таким большим?!
− Так надо, − буркнул он. − Идем отсюда. Эта железяка сейчас взорвется.
− Взорвется?! Почему?!
− Ее подбили при спуске, − ответил Рамигор, подмигнув Иринке.
Рагросы и хорс прошли пару километров в сопровождении двух гигантов, когда позади полыхнуло пламя. А спустя полчаса над шедшей группой появилась пара летающих зверей. Они спустились вниз и тут же заговорили.
− Кто вы такие, и что тут делают эти трое? − зарычал голос. Он рычал на своем языке, и не будь этот язык достаточно стар, Рамигор его не понял бы. Но он узнал слова из языка корханов и легко ответил на нем.
− У нас срочное дело к Повелителю. А эти трое с нами, − сказал он.
− Повелительница на острове, и вы идете даже не в ту сторону!
− Тогда, проводите нас туда.
− Туда надо лететь. И этих троих вы повезете на себе, коли они с вами!
− Расхель, забирайся на спину к Иринке, а вы двое влезайте на меня, − зарычал Рамигор на языке рагросов. − И без споров!
Они не спорили. Иринка достаточно легко поднялась в воздух с рагросианкой на спине, а Рамигору пришлось немного сложнее. Мерианд был раза в два тяжлее рагроса, и нагрузка оказалась тройной.
Но он все же взлетел, и один из летающих монстров отправился провожать, а второй остался и полетел дальше по своим делам.
− Надо было тебе взять одного Мерианда, а мне двоих... − произнесла Иринка.
− Успокойся, Ирин, − фыркнул Рамигор.

Они вылетели с материка, пронеслись над океаном и вскоре добрались до острова. А через некоторое время спустились рядом с замком, Повелительницы. Провожатый так и объявил об этом, после чего двое рагросов и хорс оказались на земле.
Солнце уже заходило, но о повлении пятерки в замке уже знали. Рамигор оказался несколько озадачен, когда драконы расступились и навстречу вышло небольшое существо, похожее на этих драконов, но в несколько раз меньше. Его и называли Повелительницей.
− Расхель? − возник вдруг удивленный голос. − Ты ли это?!
− Я? − удивление Расхель было еще больше. − Откуда вы меня знаете?
Маленькое крылатое существо поднялось и в мгновение преобразилось.
− Миариль?! − возник возглас Расхель. − Как же это?...
− Факир был пьян, − фыркнул Рамигор и сам преобразился, становясь человеком. Затем и Иринка поменяла свой вид.
− Рамигор?! − воскликнула Миариль.
− Чудеса, да и только. Как это ты здесь оказалась, Миариль? − произнес Рамигор.
− Ты не знаешь?
− Я, конечно, могу много чего навыдумывать, но мы прилетели только что. Думаю, ты знаешь уже про рейдер рагросов, что на материк бухнулся.
− А это кто? − Спросила Миариль, взглянув на рагроса и хорса.
− Это мой муж Рогхорд и его друг Мерианд. Произнесла Расхель. Ты действительно здесь Повелительница?
− Да. Я корханка.
− Ба! Как это я не догадался! − воскликнул Рамигор. − А они кто?
− Гроссеры. Они наши потомки. И все служат мне. И я хочу знать, зачем сюда явились вы?
− Магическое поле галактики сильно переменилось, Миариль. И центр изменения − эта планета. Поэтому я здесь. А когда я прилетел, то для приземления выбрал территорию того вида, что больше всего похож на нас.
− Не вижу в нем ничего похожего на людей.
Рамигор изменился и обратился в Золотого Дракона. Иринка так же превратилась в Драконицу.
− Это мой настоящий вид, Миариль. А Иринка моя жена. Теперь видишь сходство?
Рамигор взглянул на сидевших рядом гроссеров. Все они смотрели на него и были сильно удивлены. Больше всего тем, что тело дракона отливало золотом. Иринка так же производила сильное впечатление, ее голубой цвет словно светился в наступивших сумерках вечера.
− Что вы намерены делать? − спросила Миариль.
− Я хочу предложить вам подарок, Повелительница, − произнес Рамигор. − Не сильно большой, но тут ничего не поделаешь. Это колония рагросов, которая полностью подчиняется мне.
− Ты не можешь этого сделать, Рамигор! − взвыла Расхель.
− Я могу это сделать, Расхель. Ваш Император кое-что сильно задолжал роду корханов, возместить эту утрату невозможно, а вот отомстить за нее... Ты можешь сделать с ними что захочешь, Миариль. Только прикажи, и мы расколем ту планету как орех...
− Нет! − зарычала Миариль. Она вновь стала корханкой. − Ты ополоумел совсем?! Я не желаю раскалывать планеты, и мне не нужны планеты рагросов!
− Тогда, извини, мне больше нечего тебе предложить.
− Ты прилетел сюда только для того, чтобы мне что-то предлагать? − спросила Миариль.
− Нет, вообще-то. Я вовсе не думал, что встречу тебя, Миариль. Но судьбе, видимо, было угодно, чтобы мы встретились вновь.
− Это не судьба. Просто галактика для вас слишком мала, − фыркнула Миариль.
− Может, и так. В общем, мы хотим остаться здесь. На некоторое время. − Рамигор поднял лапу, в ней сверкнул огненный всплеск, который в мгновение разлетелся по всему залу, прошелся сквозь гроссеров, сквозь Миариль и унесся дальше. От этого действия все вокруг вздрогнули. − Во, чего я нашел то! − Рамигор переменился, обращаясь в корхана.
− Ты что сделал?! − Взвыла Миариль, едва пришла в себя.
− Миариль, я понимаю, у тебя есть некоторые проблемы. Я могу помочь их тебе решить.
− И что ты потребуешь взамен? − спросила она.
− Разрешения на жительство на вашей планете, − ответил он. − Мы ведь рассказывали уже, что мы застряли в вашей галактике. Ты чего-то боишься, Миариль? Я обещаю, что не стану трогать ни корханов, ни гроссеров. Я это обещаю, Миариль. И ты должна понять, что это не просто слова. Я не обещал такого никому, ни людям, ни рагросам, ни кому другому в вашей галактике.
− Мне хотелось бы верить.
− Просто поверь. Ты, конечно, понимаешь, что драконы это не подарок, но понимаешь, что лучше иметь дракона в друзьях, чем во врагах.
− У меня нет выбора.
− У тебя есть выбор. Ты должна помнить, что я говорил еще раньше. Мы не останемся с теми, кто нам не верит. Если ты не веришь, мы просто уйдем.
− Я верю, − произнесла Миариль и вздохнула. − Ты действительно сейчас стал корханом?
− Биологически, да. Там у вас несколько замороженых образцов внизу, я ими воспользовался.
− Значит, ты можешь подарить мне ребенка?
− Могу, конечно, но у меня есть жена, Миариль.
− Речь вовсе не о жене! − зарычала она. − Я осталась одна на весь космос!
− А Кордана ты где потеряла?
− Кордан здесь, но он гроссер.
− Я могу его обратить в корхана, если захочет. И кого-нибудь еще могу. В общем, ты понимаешь, Миариль?
− И они смогут родить?
− С некоторой вероятностью, не знаю точно.
− А меня ты можешь обратить? − прорычала Расхель.
− Хочешь?
− Хочу, − ответила та.
Лишь короткая молния возникла в лапе Рамигора, и Расхель обернулась в корханку. Рогхорд в растерянности разинул пасть и тут же ткнулся носом в пол, от того, что молния переменила его, и он стал корханом.
− Знаешь, Миариль, а тут ведь тысяч двадцать рагросов на одном из материков.
− К-как? − удивленно произнесла та.
− Ты что не знала?
− Я знала, но ты что, хочешь их всех?!...
− Всех не обязательно, а выбрать можно. Тех, что поумнее и что не имеют злобы против других видов. Желания то у них будет сколько угодно, ведь так, Расхель?
− Да, − проговорила та, разглядывая себя. − Я смогу летать?
− Научишься. Ну так как, Миариль?
− Я не знаю. Я скорее согласилась бы из людей корханов делать.
− Из людей они фиговые получатся, − произнес Рамигор. − Вы же хищники, Миариль. Ежели же рагросов использовать, то можно их вовсе заставить подчиняться. Думаю, ты знаешь как, Расхель?
− Знаю. Они будут ползать передо мной и считать, что я богиня, когда я обернусь из рагросианки в корханку. − Расхель тут взглянула на Миариль. − Ты же была человеком раньше! − завыла она вдруг.
Миариль фыркнула.
− Я была такая же как и ты, Расхель. Только от корханов.
− Я же видела по прибору...
− По кривому прибору, − прорычал Рамигор. − Он и меня с Иринкой не обнаружил.
− Да, наверно, − вздохнула Расхель. − Вот если бы всех наших знакомых с Би-40 сюда бы...
− Ну ты и размечталась! − зарычала Миариль. − Кстати, твой ухажер Джерхад здесь.
− Джерхад?! Какого дьявола! − зарычала Расхель. − Я едва избавилась от него!
− Это где же он? − спросил Рамигор.
− На том материке, с людьми. И Ситх там.
− Хм... Тогда, мне понятно, что это за муть с магическими потоками, − произнес Рамигор, глядя вверх. − Ты расскажи, как дела то здесь, Миариль?
− Мы едва не оказались в войне, − ответила она. − Но прилетел Ситх, он обещал, что не допустит войны.
− Ты ему веришь?
− Ему верю. Но вокруг него куча людей, которым верить нельзя.
− Это исправимо.
− Как исправимо то?
− Ну, понимаешь, у людей есть одно полезное свойство. Они периодически умирают, − произнес Рамигор.
Миариль зарычала что-то невнятное.
− Чего-чего? − спросил он.
− Я тебя не понимаю. Ты хочешь их убить, Рамигор? На их место придут другие!
− Ну, это с умом надо делать. Селективный отбор так сказать. Кто против, того башкой в унитаз дерьмо хлебать, а кто за, тому кило шоколаду... Я могу навести такого шороху, никакой Ситх меня не остановит. Ты только скажи, надо или нет?
− Нет. Я не хочу к ним вмешиваться!
− Вот это-то ты зря, Миариль. Невмешательство, это путь к разделению, а разделение в конце концов приводит к нехорошим последствиям. Понимаешь, если ты заключаешь с ними мир, то просто одной бумажки будет мало. Мир надо подкреплять делами.
− Какими делами то? Люди от одного вида гроссеров в небе шарахаются.
− Вот-вот. И я об этом. Почему шарахаются? Видать, делов наворотили соответствующих. Ежели живешь в мире, то тут надо думать как следует. И более того, помогать им. Даже если и для вида. Понимаешь?
− И чем мы можем помочь?
− Да чем угодно. Что сделают гроссеры, если увидят в океане тонущий корабль людей?
− Ничего. И помочь они не смогут, потому что сами люди не дадутся.
− Это уже отговорки. Тебе надо просто подумать над некоторыми вопросами. Конкретно, посидеть и решить, где гроссеры способны помочь людям. Вплоть до показушных дел. Не столько для этих самых людей, сколько для вас самих. Ты ведь понимаешь, что произойдет, если появятся сообщения по радио, что где-то там, гроссеры вывезли на себе из-под огня лесного пожара такую-то деревню. Или там-то и там-то потерпевшим кораблекрушение на помощь пришли гроссеры, спасли людей из холодной воды, иначе, они замерзли бы и потонули все.
− Ты не понимаешь, что это нереально?
− Нет, я не понимаю. Я понимаю, что это, как раз реально. И уж постараться ради самих себя, ради того, чтобы люди при виде гроссеров не думали, что надо бежать к зениткам или подымать истребители. Если же Ситх там действительно желает помочь, то раздуть какую-нибудь телекомпанию ему будет не сложно. Ты подумай, Миариль. А мы с Иринкой слетаем поглядеть, что там у людей делается.
− А с этим что делать? − Миариль указывала на Мерианда.
− А этого можно съесть, − ответил Рамигор.
− Что-что?! − взвыл Рогхорд. − Не смейте! − Он проскочил к Мерианду и встал перед ним на задние лапы. − Мерианд мой друг!
− Ну, значит, делай с ним что хочешь, − ответил Рамигор. − Мы полетели. − Сказал он, взглянув на Миариль.
На глазах у всех, Рамигор и Иринка обратились в желтый и голубой огонь, слились в белый и молнией умчались в окно.
Миариль прошла немного вперед. Она смотрела на Рогхорда, затем взглянула на Расхель.
− Отдай его мне, Расхель. На одну ночь! Прошу тебя!
− К-кого? − захлопала та глазами. − Рогхорда?! − Расхель взглянула на своего мужа, затем на Миариль. − Хорошо. Для тебя мне не жалко. Рогхорд!
− Расхель?.. − произнес тот.
− Я уже пятьдесят лет Расхель! Сегодня ты пойдешь с Миариль и сделаешь все, что она попросит! Ты все понял?!
− Да, − ответил он. − Черт возьми. Никогда не думал, что ты прикажешь мне такое!
− Давай-давай, солнце уже село!
− Иди за мной, − приказала Миариль. Затем остановилась, взглянув на Орнесадора. − Ты знаешь, Орнесадор, что делать.
− Да, Повелительница, − ответил тот. Когда Миариль ушла, он проводил Расхель и Мерианда в покои для гостей.


Ситх сидел перед картой с извивающимися линиями. Он видел, как происходят изменения, как множество новых линий вырывались от планеты и расходились в стороны, но причин этому он не видел. Происходило нечто совершенно непонятное!
− Сэр, только что пришло сообщение. На упавшем рейдере прибыли два рагроса и хорс, их доставили к Повелительнице.
− Хорс? − удивленно произнес Ситх. − Вы уверены, что именно хорс? Они же рагросов на дух не переносят!
− Именно хорс, сэр, это точно.
− Их приняли?
− Да, сразу же проводили в замок. Потом там наблюдались магические всплески.
− Какого рода?
− Установить не удалось, но магия слабая. Возможно, пришельцев просто проверяли.
− Больше ничего?
− Ничего. Корабль достать мы не можем, он на их территории.
− Ясно. Продолжайте наблюдение.
Офицер ушел, и Ситх вновь уткнулся в магические линии на карте галактики. Время шло к вечеру, солнце почти село. На острове гроссеров наступила ночь, и Ситх не особенно интересовался, что там происходило. Его больше интересовала карта галактики, которая продолжала меняться.
Кто-то вошел позади.
− Почему без доклада? − произнес Ситх и обернулся. В дверях стоял не человек, а корхан.
− Привет, Ситх, ты меня еще не забыл? − Корхан взглянул на себя. − Ой, извини, я не тем представился. − Зверь поднялся и обратился в человека.
− Рамигор?! − воскликнул Ситх. − Так ты!..
− Да, Ситх. Я служу Повелительнице Миариль. − Рамигор прошел вперед и взглянул на карту. − Что-то она у тебя мелковатая, у меня лучше была. − Он вновь смотрел на Ситха, а тот был готов к любому сюрпризу. − Ты не трусь, я не нападаю. Миариль тебе верит, так что... − Он усмехнулся.
− А тебе она верит?
− И еще как! Ты и представить не можешь, как она мне верит. Она даже предлагала мне себя не смущаясь присутствия моей жены. Ты должен понимать, каково ей бедной было чувствовать себя единственной корханкой во всем космосе!
− Я не верю, что ты корхан.
− Это твои проблемы, Ситх. Мне без разницы, веришь ты или нет. Я пришел по другому делу.
− По какому же?
− Давай, пойдем куда-нибудь, где жуки не поют?
− Какие еще жуки?
− Радио. Шпионские. Ты же здесь командующий, должен знать какие.
− В этой комнате не должно!... − Ситх осекся. − Ты уверен, что они есть?
Рамигор вынул из кармана небольшой приборчик и передал его Ситху.
− Это детектор, он показывает, где пищат радиожучки. Пройдись и увидишь.
Ситх взглянул в прибор, на его экране виднелось несколько линий. Маг прошел в сторону, линии начали двигаться.
− Линии, это направление на радиоисточники. Как видишь на экране, так и направлено.
Маг некоторое время ходил по комнате и вскоре вытащил шестерых жучков. Седьмого он никак не мог найти, хотя прибор показывал место с точностью до нескольких сантиметров.
− Замурован в деревяшку, наверно, − произнес Рамигор.
Ситх не долго думая шарахнул по этому месту магической молнией и жучок прекратил работу.
− Теперь все?
− Ну, проще куда-нибудь уйти, Ситх. А то тут еще и видеокамеры, панимашь. Интересно, кому это за тобой следить потребовалось?
− Ты издеваешься?!
− Это зависит от того, как ты принимаешь корханов, Ситх. Если как врагов, то издеваюсь, если как друзей, тогда вовсе не издеваюсь. Я ведь все понял, Ситх. Это Миариль тебе было не сложно обмануть, а меня не обманешь. Ты помнишь о том, что было на Орнесадоре. Ведь помнишь?
− Да, помню.
− И тебе нужны не столько сами корханы, сколько их технология. Давай не будем юлить, Ситх? Скажи прямо.
− Мне нужна их технология, но мне не все равно, что будет с Миариль и ее родственниками.
− Приятно слышать. Ну так как, расскажем все секреты шпионам прямо здесь?
− Где ты их видишь, Рамигор?! − воскликнул Ситх.
− Пойдем, покажу.
Он прошел в дверь, Ситх проследовал за ним. А через пару минут они вошли в видеоконтрольный блок.
− Сэр... − произнес капитан, подымаясь. − Чем могу служить, сэр?
− Включите блок Е18, − произнес Рамигор.
− Он не работает... − ответил капитан. Рамигор прошел к пульту, человек попытался загородить дорогу. − Я не могу... − Заговорил тот, но Рамигор схватил его одной рукой и оттолкнул в сторону так, что капитан растянулся на полу. Рамигор беспрепятственно прошел к пульту и нажал на кнопку, подписанную как E18.
Вспыхнул экран, и на нем появился кабинет Ситха.
− Что за черт?! Вы не имеете права! − воскликнул капитан.
− Откуда ты узнал? − спросил Ситх, глядя в упор на Рамигора.
− Просто я копался кое в каких файлах, чтобы найти твой кабинет, Ситх. Ты же понимаешь.
− Я понимаю, но это является шпионской деятельностью!
− Извини, но я и вправду шпион. И ты знаешь, на кого я работаю.
− Мне почему-то кажется, что ты работаешь больше на себя, чем на нее.
− Это действительно тебе только кажется. Понимаешь ли, моя личная цель здесь ничем не отличается от той, что была на всех других планетах. Все дело в том, что мне надо провести время. Так сказать, подняться на несколько тысяч лет, чтобы преодолеть барьер на пути домой. А все остальное, что я здесь делаю, это баловство. Так, чтобы от скуки не помереть. У вас мне не понравилось, вы слишком многого хотели от меня, поэтому я отправился в Империю. Там тоже все оказалось наперекосяк. Император запер нас на своей планетке, блокировал Магическое Поле, но мы все равно улетели. А он по глупости полетел вслед, ну и знаешь что вышло.
− Что?
− Ты не знаешь? − удивился Рамигор. − Примерно так же как с твоим другом Асхадом. Обложил он мой корабль со всех сторон, ну и пришлось мне их почикать. Был Первый Флот Империи − нет Первого Флота Империи. Ну и Императора заодно нет, а то он не отвязался бы. У меня все просто, Ситх. Кто мне не мешает, тому и я не мешаю. Я ведь тебе это объяснял.
− Ты мнишь себя богом.
− Это ты меня им мнишь. Твоя личная проблема. А я всего лишь дракон. Ты можешь не думать, что мы вас тут завоевать решили. Это глупости. Мы у себя навоевались, дошли до того, что звезды бабахали. Так запросто. Бац, и вместо обычной звезды − сверхновая. На несколько световых лет вокруг ничего живого не остается. Вот как дошли, тут и поняли, что смысла то в этом нет. Что чужая планета рядом, что ее вообще нет, один хрен. Некоторые, конечно, рыпались, но умные учатся на ошибках дураков, сам знаешь. И, прошу тебя, не пытайся сбивать Миариль. Она считает меня другом, и я буду ей другом.
− А что потом?
− А что потом? Потом скажу: "Миариль, прости, но мне домой лететь пора, так что постарайся управиться со своей Империей как-нибудь сама." Ты думаешь мне сложно ей помочь? Совсем не сложно. И я ей помогу. И не только в том, чтобы с вами управиться, я ей помогу и род корханов возродить. Здесь когда-то была их биологическая база, и под землей остался склад с генетическими образцами. Тебя это пугает, Ситх?
− Миариль не станет ничего завоевывать.
− Какие завоевания, Ситх? Ты прямо как дите малое! Я не собираюсь ни с кем воевать, я же прямо сказал сразу! Кто будет мешать, убью на месте и все. Ты повелся на эти байки Миариль с бомбами под городами? Нет их, Ситх. И не было. А дернетесь, я просто срою ваш материк за одну секунду. Я не делаю это только потому что руки марать не охота.
− Значит, вы не собираетесь подписывать мирный договор?
− Мы? Ты это про кого? Про Миариль? Этого я не знаю, ее дела, я в них не вмешиваюсь. Все что я тебе сказал, я тебе как другу сказал. Чтобы знал. А договоры, это знаешь, сегодня так, завтра этак. − Рамигор поморщился. − Император рагросов подписал договор со мной. И что? А хрен. Через два дня он его сам же и нарушил. Так что я этим бумажкам не верю. Есть только один способ добиться своего. Заставить противника поверить, что в противном случае ему будет только хуже. Ты это уже знаешь, Ситх. Я не хочу никому зла, но прежде чем кому-либо, я не хочу зла себе и своим друзьям. − Рамигор прошел к Ситху и переменился. Перед человеком оказался корхан, стоящий на задних лапах. − Мы еще увидимся, Ситх. И не переживай, я не стал бы говорить с тобой, если бы считал тебя врагом. До встречи.
Маг увидел как тело корхана вспыхнуло ярким солнечным светом и погасло тут же исчезая.

− Я требую объяснений! − произнес Главнокомандующий. − Что это еще за переговоры непонятно с кем?!
− Вы полагаете, что я мог его просто выгнать? − спросил Ситх. − Охрана комплекса − ваша задача. Вы его каким образом пропустили?
− Он телепортировал, черт возьми!
− И что я должен был сделать?! Открыть огонь и разворотить всю базу в дурацкой схватке?!
− Всю не разворотили бы, и он не ушел бы!
− Это вам так кажется. Я видел, на что он способен. На Би-40 он одним ударом снес целый армейский лагерь! Шутя! Это вам не минами кидаться! Или вам одного аэродрома из стекла мало?! Еще желаете?!
− Если это так, то мы должны немедленно атаковать, пока они не набрались сил!
− Никакой атаки не будет, − ответил Ситх. − И здесь я командую!
− Пока, − сквозь зубы произнес человек. − Но это не на долго. И они ответят за все!
Ситх ушел к себе и не заметил, как невидимая тень вошла в кабинет Главнокомандующего. Человек в злости бросил на стол папку, что держал, затем покинул кабинет и направился вниз, в столовую...
Лестница. Шаг. Нога за что-то зацепилась, руки проскользнули по перилам. Человек рухнул вперед и на глазах нескольких свидетелей слетел кубарем с лестницы. Удар головой о батарею завершил этот полет...

− Несчастный случай, − констатировал врач. Генерала отправляли в морг с расколотым черепом.
Ситх встретил это известие со смутным ощущением подвоха. Странная смерть. Слететь с лестницы и убиться насмерть. С другой стороны, фактически она решала одну из серьезных проблем на переговорах. Главнокомандующим становился Маг.


Поезд мчался с огромной скоростью. Пассажиры смотрели в окна ничего не подозревая. Часть людей готовилась к высадке, но по непонятной причине остановки не произошло. Мимо пронеслось селение, вокзал. Люди подняли крик. Поезд продолжал двигаться не останавливаясь, и обгоняя его полетели телеграммы вперед.
"Неуправлямый поезд прошел станцию XXX без остановки на скорости 80км/ч."
Попытки остановить состав с помощью стоп-крана не имели успеха. Система сработала, но в результате часть состава оторвалась, а локомотив и первый вагон, с неработащим стоп-краном ушли вперед. Кто-то попытался пробраться к машинисту. Проход через локомотив оказался закрыт. Железная дверь не поддавалась, пассажиров охватывало отчаяние. Один из смельчаков попробовал пробраться в кабину через крышу и дверь сбоку, но попытка не удалась. Человек сорвался и убился, упав под откос. Поезд несся дальше. Мимо пролетела еще одна станция. Последняя, тупиковая осталась впереди. За тупиком локомотив и вагон с пассажирами ждали только камни, склон и обрыв в глубоков ущелье...
− Гроссер. Это гроссер! − закричал человек, показывая в окно. Огромный монстр парил в небе и летел почти параллельно несущемуся обрывку поезда.
− Он нападает! − закричал кто-то.
− На поезда они никогда не нападают... − парировал другой.
Но монстр снижался и в вагоне послышались вопли, когда обрывок состава настигла тень крыльев гроссера. А через несколько мгновений огромное существо оказалось над локомотивом. Когти зверя вцепились в крышу, в стороны полетели осколки стекла, затем послышалось, как начали сбавляться обороты дизеля, возник скрип тормозов. Гроссер взмахнул крыльями, взлетел в небо и поднялся ввысь. Локомотив с вагоном протащившись еще несколько сотен метров встал не доезжая тупика пары сотен метров.
− Он остановил поезд. Он остановил поезд! − закричал кто-то.
Люди выскакивали на землю. От станции к ним бежали другие, мчалось несколько машин скорой помощи. Кто-то вытащил машиниста из развороченой кабины локомотива. Тот был мертв, и врачи проверив человека определили причину смерти − сердечный приступ.


Четверка гроссеров приземлилась на аэродроме у небольшого городка. Со спин двух огромных зверей на землю соскочили два корхана. К ним навстречу выехала одна машина, в которой сидели три человека, шофер, Маг Ситх и новый Главнокомандующий сил людей − генерал Таростен.
Гроссеры оставались лежать на месте, корханы прошли немного вперед и остались ждать. Машина остановилась чуть вдали и два человека прошли навстречу корханам.
− Здравствуй, Миариль, − произнес Ситх.
− Здравствуй, Ситх, − ответила корханка.
− Это мой новый главнокомандующий − генерал Таростен.
Миариль кивнула головой и взглянула на корхана, стоявшего рядом.
− А это мой главнокомандующий − Рамигор, Золотой Дракон, − произнесла она.
На некоторое время воцарилось молчание. Ситх смотрел на Рамигора, Рамигор и Миариль воззрились на генерала, а генерал, в свою очередь, рассматривал Повелительницу Миариль.
− Вы настаиваете на проведении переговоров непосредственно на этом месте? − спросил Ситх.
− Да, − ответила Миариль. − У нас есть сведения, что в вашем городе находятся террористы, желающие сорвать переговоры.
− Мы их уже обезвредили, − произнес генерал.
− Совсем не факт, что всех, − парировал Рамигор.
− Значит, слухи о вашем бесстрашии есть не больше чем слухи? − Спросил Ситх, глядя на Рамигора.
− У бесстрашия есть граница, за которой начинается безумие, господин Ситх, − ответил Рамигор. − Я могу залететь в вашу столицу и завалиться в любой первый попавшийся бар без всякого страха за себя, но здесь я не один.
− Вы настаиваете, чтобы переговоры проходили в другом месте? − спросила Миариль.
− Нет, мы не настаиваем, но, надеюсь, вы позволите нашему человеку принести сюда хотя бы простые стулья?
− Какие пожелаете, − ответила Миариль. Она села подобно кошке, и только сложенные крылья, торчавшие из-за спины напоминали, что она корханка. Рядом так же сел Рамигор, а генерал подал знак шоферу. Тот принес два стула из машины, после чего быстро удалился и занял свое место за рулем.
− Итак, каковы ваши условия? − спросил Ситх.
− Их изложит Рамигор, − ответила Миариль.
− Условия просты, − произнес Рамигор. − Эта планета объявляется Новым Орнесадором и полностью переходит под управление корханами и гроссерами. Вам предоставляется право беспрепятственно провести полную эвакуацию своего населения.
− Вы, наверно, издеваетесь? − произнес генерал едва сдерживая гнев. − Никакая полная эвакуация невозможна даже физически. И мы не намерены отдавать свою землю!
− Вам известно, генерал, что Орнесадор был уничтожен? − спросил Рамигор.
− Это сделали не мы!
− Вы в этом виновны. Вы навязали корханам войну, высадились в Орнесадоре, в результате чего корханы ослабленные этой войной не смогли защитить планету. Вы, так же как и имперцы, были заинтересованы в тотальном уничтожении корханов как биологического вида.
− Это неправда!
− Это правда. Вы не уважаете никого, кроме себя. В противним случае, вы не стали бы влезать в чужой мир со своими колониями! В космосе достаточно других планет, где нет собственных разумных видов! Но вы влезли и, более того, развязали там войну за якобы собственные территории! Вы не имели на них никакого права. Абсолютно никакого! Теперь же вы упираетесь по той же самой причине. Вам жалко отдавать территории. Однако, и вам и нам известно, что у вас сотни планет с кучей территорий, а у нас единственная колония здесь! Поэтому мы требуем, чтобы планета была отдана. И без всяких условий! Ежели вы этого не сделаете, мы ваш отказ примем как безусловное доказательство того, что вы желаете физически уничтожить нас как вид. А подачки в виде оставленого нам материка, можете засунуть себе в зад!
− Исполнение ваших требований невозможно физически.
− Что именно невозможно? Полная передача управления планетой невозможна?
− Невозможна полная эвакуация.
− Вранье, − произнес Рамигор. − У вас есть флот из сотен кораблей класса "Гора", каждый из которых способен вывести до ста тысяч человек. Десяток ходок, и вы вывезите всех.
− И кто за это будет платить?!
− Мы. − Рамигор смотрел прямо на человека. − Сто тысяч тонн крупных алмазов, по килограмму на каждого вывезенного. Устраивает?
− Где вы их возьмете?
− Это не ваша проблема, генерал.

Исход людей. Вот что означали множественные магические линии, пересекавшие галактику. Именно так Природа предопределила это событие, и теперь тысячи кораблей расходились от Нового Орнесадора. Миллионы людей переправлялись на другие планеты, чтобы начать там свою жизнь на новом месте, а их прежний дом становился домом гроссеров и корханов.

Великое переселение происходило под полным контролем как людей, так и корханов. В течение трех десятков лет люди покидали планету, получая за свой отлет баснословные богатства. Их развозили в разные миры, где каждый мог устроиться как миллионер.
С другой стороны, Новый Орнесадор стал предметом пристальнейшего внимания всех миров и разумных видов галактики. Тайна появления гор алмазов стала известна, когда один из разведчиков обнаружил дальнюю космическую базу, где добывали эти самые аламзы из глубины крупного метеора. Геологическое сканирование привело людей в шок. Метеор имел алмазное ядро!
Лихорадка, захватившая космических искателей после подобного открытия привела к системе Орнесадора множество мелких кораблей, а через некоторое время они ничего не найдя в космосе, включились в процесс переселения. Улетавшие, имевшие огромное богатство были готовы расстаться с крупной его частью, лишь бы их поскорее вывезли. К тому же, "раздача слонов" производилась на орбите, поэтому никто на планете не мог растратить свой капитал, и там многие люди оставались почти в нищенском состоянии.
Не мало оказалось ловкачей, которые высаживались на планету, что бы затем под видом местных получить откуп за отбытие. Таких вылавливали сразу же, потому что каждый местный имел соответствующий документ.
В это же время, на острове гроссеров появлялись новые корханы. Нежелание Миариль производить корханов из рагросов привело к появлению технологии искусственного размножения и в глубокой лаборатории заработал инкубатор, в котором каждый год рождались сотни корханов. Они попадали на воспитание к гроссерам. К тому же, появились собственные дети-корханы у Миариль и Расхель. Глядя, как возрождается вид корханов, Миариль была готова на все. Рамигор и Иринка жили как король и королева.
Единственным несчастным существом во всей этой идилии оказался хорс Мерианд. Он прожил год среди корханов и гроссеров, а затем Рамигор нашел для него корабль, и хорс улетел с планеты, направляясь к себе домой.
Материк рагросов был оставлен людьми. Самих рагросов там осталось очень мало. Политика истребления этого вида свершила свое черное дело. В то же время, огромный флот людей, постоянно висевший над миром, оказался непреодолимым препятствием для Имперских кораблей, которые не могли забрать с планеты своих. Решение этому вопросу нашел сам Рамигор. Он отправил послание в колонию рагросов, которой когда-то правил, и оттуда пришло около сотни кораблей для переселения рагоросов. Корабли эти были пропущены людьми к планете, и остатки населения рагросов покинули Новый Орнесадор.
Затихли космодромы, огромные города людей остались пусты. Остановилось множество заводов. Космические корабли еще летали над планетой, но все они получили прямое указание отбыть из системы и уйти от звезды не менее чем на один световой день. В течение целого года информация о дне, когда система должна оказаться пустой, передавалась всем людям. И всем было передано предупреждение, что в случае задержки последствия для оставшихся могут быть непредсказуемыми. Реально же им была уготована смерть, потому что Рамигор собирался провести невиданное действие...

Корханы и гроссеры смотрели в небо, где еще секунду назад горели звезды. Теперь их не было. Вся система вместе с солнцем ушла в сверхсветовой прыжок.
− Куда мы направляемся? − спросила Миариль, когда Рамигор запустил свою машину.
− В галактику Кремезонд, − произнес он.
− Куда?! − воскликнула Миариль.
− В галактику Кремезонд, Миариль. Это недалеко, всего пятьсот миллионов световых лет. Каких-то пять лет в прыжке, и мы на месте.
− Боже! Мы же...
− Мы летим со своей звездой и планетой, Миариль. Дальность − это прямой залог того, что никакие болваны за нами не увяжутся. Вам нужно много времени для развития. Ты же знаешь. У вас будет это время.
− Но что мы встретим в той галактике?
− Ничего. Выход намечен примерно в полумиллионе световых лет от нее, в пустом пространстве. Мы сможем жить сколько угодно времени, не опасаясь, что кто-то налетит. Вероятность этого очень мала. Если же кто и явится, то у нас есть силы для защиты. У меня чувство, что ты боишься, Миариль. Ты действительно боишься?
− Мы останемся совсем одни, Рамигор. Вокруг ни одной звезды...
− Ну, не совсем. Блуждающие звезды тоже встречаются. Их будет просто мало. К тому же, до галактики будет всего день в прыжке, так что при необходимости, туда можно будет и слетать. Во всяком случае, разведчиков заслать будет не сложно. Кстати, если мы выйдем в рассчетном месте, это будет означать, что мы с Иринкой преодолели барьер. Ну, а пока, можно вообще обо всем забыть. За пять лет в прыжке гостей нам точно не ждать. И, если это удастся, можно даже пролететь дальше. Если ты захочешь, конечно.
− И куда?
− В Империю Саарина. Ты можешь не сомневаться, от одного только вида гроссеров драконы придут в восторг.
− А с корханами что?
− То же самое. Мы похожи внешне, а это очень сильный фактор, учитывая что в нашей галактике нет никого, кто был бы похож на нас. Но я не заставляю, Миариль. Ни в коем случае. Ни в коем случае...


Человек мрачно выругался, сложив маты на вошедшего в бар зверя. Причиной оказалась неудачно открывшаяся дверь, которая удариа его в лоб да еще так, что он отлетел и повалился на пол.
− Твоя ругаться сильно нехорошо, − прорычал корхан, коверкая язык людей. − Смотреть надо, когда лезешь!
Тород отполз в сторону. Спорить с корханом он вовсе не собирался, это могло вылиться в еще худшее дело, нежели шишка на лбу. Крылатый зверь прошел через бар и заговорил на своем языке с человеком-барменом. Тот ответил улыбаясь и кланяясь, затем налил клиенту кружку пива, и тот уселся за стол.
Человек, свалившийся у входа, уже поднялся. Он некоторое время смотрел на корхана, затем двинулся к двери и та внезапно открылась. От нового удара раздался вопль и многоэтажный мат. Клиенты бара начали посмеиваться. А в дверях появились два человека, на которых обиженый и попытался наброситься, но в результате пролетел назад и растянулся вдоль прохода меж столов.
− Твоя ругаться сильно не хорошо, − произнес человек, от чего упавший затрясся от страха (во всяком случае так всем показалось). Пара новых клиентов направилась прямиком к столу корхана. Один сел напротив, другой пошел к стойке получать пиво.
− Мы от Мерианда, − произнес человек на языке корханов.
− Что он сказал? − спросил зверь.
− Он согласен на условия выкупа, но цена сто тысяч.
− Сколько?! − зарычал корхан, подымаясь в гневе.
Человек, говоривший с ним даже не пошевелился. Лишь взглянул снизу вверх, и корхан опустился.
− У меня нет стольких денег, − произнес он. − Двадцать тысяч, это все, что у меня есть.
− Мы передадим это Мерианду, но вряд ли он согласится, − произнес человек, допивая свою кружку и подымаясь. − Ты знаешь условия. Пойдешь куда не следует, твоей подружке подрежут крылышки.
Зверь только зарычал, сверкая глазами. Но он не мог нападать. Слишком дорого это ему обошлось бы.
Люди ушли. Корхан некоторое время сидел, затем встал. Его взгляд упал на человека, что еще потирал свой ушибленый лоб. Рядом с ним стояла официантка с платком, на котором была кровь.
− Если бы ты извинился за грубость, я мог бы тебе и помочь, корхан, − произнес вдруг этот человек на чистом корханском.
Крылатый обернулся и замер, глядя на него.
− Ты что-то знаешь? − спросил он.
− Я знаю, что Солнце встает по утрам, − произнес тот. − Миариль, детка, принеси мне что-нибудь выпить. − Добавил он по человечески официантке, и та ушла.
− Говори, что ты знаешь?! − зарычал корхан, подходя к человеку.
− Подожди минутку, дай мне отдышаться. Сейчас я немного выпью, выйдем из бара, там и поговорим, а то ушей здесь слишком много.
Официантка принесла кружку, и человек выпив ее до дна поднялся.
− Идем, − сказал он, прошел к дверям и осторожно подобрался к ним со стороны, после чего открыл и вышел.
Корхан прошел вслед.
− Ты будешь говорить? − зарычал он.
− Сейчас, − ответил человек и повернул за угол. Там, на большой площадке лежала гроссерианка. Она тут же поднялась, и корхан не успел сказать и слова, как огромная лапа схватила человека и подняла. Тот оказался на ее спине.
− Ты что делаешь?! − взвыл корхан.
− Я собираюсь лететь домой, корхан, − произнес человек. − А ты глупый так и не понял, что проблемы у тебя с людьми из-за тебя же самого. Не уважаешь никого, вот и тебя не уважают. Так что, оставайся.
− Ты обещал помочь!
− Если ты извинишься, но ты не захотел так что... − Человек выдернул из кармана мешочек и бросил его к ногам корхана. − Продашь эти камешки и получишь свои недостающие восемдесят тысяч, корхан. Взлетай, Хирджи!
Корхан свалился на спину от налетевшего на него ветра из-за взмаха крыльев гроссерианки. Она прыгнула вверх и унесла на себе человека...


Люди были обнаружены через двадцать лет после выхода системы из пятилетнего сверхсветового прыжка. Как они оказались на планете, никто толком и не понял. Предположение было в том, что контролеры эвакуации повели себя довольно халатно. Весь контроль был в руках людей. Рамигор занимался в это время строительством своего аппарата для перемещения системы, и ему не было дела до людей.
Странным оказалось и то, что на материке с людьми оказались и рагросы. За двадцать пять лет они одичали и бродили по лесам как хищники, но с людьми не встречались, группа рагросов обнаружилась на другом конце материка. Расследование этого вопроса вовсе зашло в тупик, потому что зверей обнаружили через пятьдесят лет и среди них не осталось никого, кто помнил бы о космических кораблях. Они даже говорили едва на своем языке, а о знаниях и речи не шло.
Повелительница Миариль в то время обратилась с вопросом к Рамигору о том, что делать с этими людьми и рагросами. Дракон ответил просто: "подчинить".
Гроссеры именно так и сделали. Они заставили людей подчиняться, заставили рагросов считать корханов чуть ли не богами, и проблемы с чужаками отступили. К тому же, Миариль отправила в обе зоны группы корханов, которые должны были заняться контролем территорий и доведением до людей информации о том, кто хозяева мира. Таким образом было полностью предотвращена опасность развития событий с разделением видов.
Освоение мира шло полным ходом. Лабораторное размножение корханов было прекращено, их численность достигла сотни тысяч. Они могли теперь размножаться естественным путем. Численность гроссеров за сотню лет после перелета возросла почти вдвое и составила около десяти тысяч особей.
Мир был еще велик, огромные территории оставались нетронутыми. Их заселение велось в плановом порядке. В таком же порядке строились и поселения. Управление миром по-прежнему осуществляли корханка Миариль и гроссер Орнесадор. Рамигор, Золотой Дракон и Иринка, Голубая Драконица, помогали им в первые годы, а затем отправились в свое путешествие, к ближайшей галактике. Рамигор определил, наконец, куда они попали относительно галактики драконов, и стало ясно, что до нее еще два миллиарда световых лет, она располагалась дальше чем Центр Вселенной и несколько в стороне от него.


− Я не совсем понимаю, что мы забыли в этой галактике, Рамигор? − спросила Иринка.
− Собственно, мы ничего не забыли, Иринка. Просто у меня есть чувство, что мы не должны улетать далеко от Миариль. По крайней мере, надо будет вернуться туда и посмотреть, как они устроились и как живут. А эта галактика меня интересует по другому поводу. Я рассказывал, что занимался астрономией когда-то. Вот тогда я ее и обнаружил. Далекую галактику, которую мы называем Треугольником. Взгляни на нее, Иринка. Галактика состоит из трех скоплений в вершинах треугольника, которые друг относительно друга крутятся. Представляешь, какое это совпадение?
− Нет. Ну крутятся, и что?
− Три одинаковых скопления в вершинах правильного треугольника, Иринка. Это же знак.
− Может, это и знак, Рамигор, но я все равно не понимаю. Не вижу ничего в нем особого.
− Ладно. Не видишь, так не видишь. В любом случае, мы летим туда. А там увидим...


Марсель проснулся от странного шума и гула. Он поднялся и прислушался. По лесу разносилось эхо странного глухого удара, и Марсель достаточно быстро определил, с какой стороны возник этот звук. Все нарастающее любопытство повело его в ту сторону, и он тихо двинулся через лес, стараясь не спугнуть никого. Он вышел к большой прогалине, что осталась после лесного пожара много лет назад и замер, стоя меж деревьев. Его взгляду предстали два огромных существа. Два невиданых существа! Марсель на секунду закрыл глаза, затем открыл, считая, что видение пропадет, но существа остались!
От одного их вида захватывало дух. Оба существа возвышались над землей не менее чем самые старые деревья. Их тела отливали у одного золотом, у другого небесно голубым цветом. Огромные лапы с когтями могли повергнуть в ужас кого угодно, но только не Марселя. Он восхищался увиденной мощью, но еще большее удивление вызвали большие крылья за спинами обоих громадин.
"Да это же сами Боги спустились с небес!" − подумалось ему, и Марсель принялся рассматривать Богов с еще большим рвением. Впрочем, из леса он не выходил и стоял так тихо, что Боги его не замечали. Во всяком случае, Марсель так думал и надеялся, что существа не заметят и не одарят его своим гневом за подглядывание и подслушивание.
Подслушивать, правда было нечего. Оба существа молчали. Или говорили так, что Марсель не слышал. В какой-то момент они поднялись на задние лапы и достали едва ли не облаков. Марсель от этого движения только прижался к земле, но не побежал. Он продолжал рассматривать великолепные фигуры, а те смотрели за лес, а затем вдруг начали уменьшаться.
От подобного действия Марсель едва не взвыл. Он заткнул рукой свой рот и смотрел, смотрел...
Два огромных существа сжались до размера обычных и преобразились в... людей. В мыслях мерхада возникла некоторая обида, что боги стали людьми, а не мерхадами, но обида быстро прошла. Марсель прекрасно знал, что мерхады не были во всем первыми, в отличие от людей. А богам, видимо, требовалось стать людьми. К тому же, в своем виде они уж точно на людей не походили, скорее на огромных мерхадов. Марсель, конечно, льстил себе, он знал, что у мерхадов не бывает ни крыльев, ни золотой, ни голубой шерсти. Да и ростом они никогда выше средних людей не бывали, не говоря уже о деревьях. И все же, боги могли бы стать и мерхадами. Хотя бы один из них.
Внезапная мысль вдруг осенила Марселя, и он тут же позабыл про обиду. Боги могли стать мерхадами! Это то уж точно! Просто им надо было сейчас находиться в виде людей, а значит, вся обида Марсела не стоила и старой скорлупы.
Размышляя над всем этим, Марсель внезапно обнаружил себя на дороге, идущим вслед за двумя людьми. Он периодически прятался, если чувствовал, что люди хотят обернуться. Мерхад не пытался показаться им на глаза. Впрочем, знание того, что эти двое не люди, а боги, делало все его попытки смешными. Боги, наверняка, заметили его и теперь не подавали вида.
"А может, я им нужен?" − возникла шальная мысль. Однако, она тут же исчезла. Мерхад вряд ли был нужен богам, он и людям-то не был нужен. Его часто гоняли, впрочем, как и всех его сородичей. Причины этого Марсель не знал. Когда-то ему говорили родители, что люди не любят тех, кто сует свой нос во все дырки, особенно, если этот нос принадлежит мерхаду.
Марсель вновь раздумывал о себе, о своем прошлом. Он не понимал, почему люди так относятся к его сородичам. Что плохого в том, что он что-то узнает? Ведь ничего плохого? И Марсель знал не мало разных вещей. Однажды ему удалось даже поговорить с фокусником, и тот показал пару хитрых приемчиков, однако, на следующий день этот фокусник уже и знаться не желал с Марселем, и мерхад решил, что все дело в вине, что выпил человек вечером. Фокусник выпил изрядно и, верно, забыл своего нового друга, а по-новому подружиться не удалось. Не раз мерхаду удавалось забираться и в библиотеки. В одной деревне даже нашелся библиотекарь, который пустил его почитать, хотя Марселю при этом пришлось изрядно потрудиться. Библиотека требовала ремонта, и большую часть времени Марсель исполнял приказы человека, бегал туда-сюда, подносил инструменты или что-то делал сам. Тогда он решил, что стал настоящим плотником. Он и вправду научился этому делу, но как оказалось, не сильно хорошо, чтобы ему поручали важные дела. Самое большое плотницкое задание, какое Марсель получил как-то, пытаясь наняться на работу, было в разламывании старой мебели и распиливании ее на дрова.
− Ой! − воскликнул он вдруг, налетев на человека и отскакивая назад. − П-простите! − воскликнул мерхад. Его взгляд замер, лапы сами подкосились, и Марсель прижался к земле, боясь что-либо сказать. Он по глупости своей наткнулся на... бога.
− Ты кто такой? − спросил тот.
− Я Марсель, − страх мерхада пропал почти мгновенно. Бог поинтересовался его именем! Да такого даже люди не делали! − Я задумался и нечаянно...
− Ну, что встали! С дороги, голодранцы! − послышался голос человека. На мост, где произошла случайна стычка, въезжала карета, и Марсель решил, что сейчас что-то будет! Бога обозвали голодранцем и... странно. Бог, по совершенно неведомой Марселю причине, отошел с дороги, и Марсель едва успел отскочить из под колеса, когда карета проехала по мосту. Кучер даже не соизволил ему крикнуть: "с дороги!".
Марсель еще смотрел вслед карете, раздумывая о том, что эти люди совершенно не уважают мерхадов. Ну абсолютно! Они переехали бы его и даже не остановились бы!
Он вдруг вспомнил о Богах и обернулся. Двух человек рядом уже не было. Марсель прыгнул вперед, промчался мимо стражников, которые попытались его пнуть. Мерхад знал их коварство и вовремя увернулся.
Боги ушли не далеко. Марсель пошел за ними, стараясь не отстать. Это оказалось не так легко в толпе людей. Мерхаду приходилось следить не только за богами, но и за другими людьми, чтобы не попасться в какую-нибудь неприятную историю. Ругань и пинки в этот набор даже не входили, Марсель к ним давно привык, а вот попасться в чьи-нибудь руки, он совсем не желал.
Ему повезло. Парочка не пыталась от него удирать. Марсель обнаружил, что Боги сами оказались довольно любопытными существами. Они не редко о чем-то спрашивали прохожих, с торговцами заводили беседы, хотя те не были словоохотливы.
Под конец, два человека остановились в гостинице, в которую мерхада, конечно же, не впустили. Впрочем, место себе он нашел довольно быстро − рядом, в переулке, где нашлось не мало кустов и деревьев, а людей почти не было.
Марсель решил лечь пораньше, чтобы утром не пропустить двух человек, когда они выйдут. Мерхад был уверен, что Боги покинут гостиницу утром и направятся куда-нибудь дальше. Ведь они спрашивали о дороге к столице.
"Интересно, зачем это им понадобилось идти пешком?" − возникла странная мысль в голове Марселя. Да! У них есть крылья, и летать они умеют! В этом Марсель не сомневался. Но они пошли ПЕШКОМ!
Удивлению не было предела, пока Марсель не додумался, что Боги решили кого-нибудь найти по дороге. Видимо, поэтому они... пешком.
Посреди ночи он вдруг вскочил от новой мысли.
"Они спрашивали дорогу?! Они ее не знают? Как же это так? Боги должны все знать!... Или не все?" − Марсель хлопал глазами во тьме, пытаясь понять, но у него ничегошеньки не получилось! Он не имел ни малейшего представления об ответах! Это смутило его до самой крайности. Мерхад улегся и долго не мог заснуть от этих мыслей...
Утром его разбудил крик человека.
− Мерзкая тварь!... − Марсель не успел увернуться, когда на него обрушился удар палки. Мерхад вскочил, получил еще один удар, удирая. Но хуже было другое! Солнце давно поднялось над улицей, и это означало, что Марсель проспал! Проспал!
Он выскочил на улицу, едва увернулся от очередного пинка и спрятался в кустах, что были рядом с выходом из гостиницы. Он едва ли не взвыл от того, что потерял! Он потерял Богов!...
Вой его вырвался наружу, когда рядом появился все тот же человек с палкой и набросился на него.
− Вот он этот гаденыш! − закричал второй. Мерхад метнулся в сторону, но новый удар все же настиг его и больно задел по задней лапе. Марсель метнулся в сторону, затем в другую. Его окружила группа людей, и все были злыми... Палки и удары обрушились на Марселя, он прижался к земле, продолжая выть.
− Вы это что делаете?! − загремел голос.
− Пошел вон, не твое дело! − ответил человек с палкой.
Новый удар пришелся мерхаду по голове, перед его глазами все поплыло...
Он очнулся от чьего-то прикосновения, а когда открыл глаза, увидел рядом человека. Марсель попытался вскочить, но сил не оказалось, и он сумел только заскулить.
− Лежи и терпи, − произнес голос.
Голос был знаком! Марсель удивленно взглянул на человека, пытаясь узнать, кто это, и в сознании вдруг возник ответ: "БОГ!" Он увидел, как рука бога опустилась ему на голову. Она не принесла боли! Бог был добр, и Марсель чувствовал это всем телом.
Лицо Бога перед глазами расплылось, и Марсель улетел куда-то далеко-далеко. Казалось, это путь в рай. Да, только туда мог забрать Бог Марселя. Ведь он всегда делал только хорошие дела, он...
Мерхад очнулся, поднял голову, огляделся и хотел было бежать, потому что вокруг были стены! Он оказался в чьей-то комнате, в каком-то доме! Но мысль тут же изменила решение, он вспомнил, что попал в руки доброго Бога, а значит... Значит, с ним не должно произойти ничего плохого.
Марсель оглядел себя. Никаких следов побоев он не обнаружил. Это показалось странным. Еще более странным казалось то, что у него совсем ничего не болело. И это после того, как его избили палками!
Ответ пришел быстро и стал очевиден. Бог излечил его. Только Бог мог совершить такое...
Дверь открылась. Мерхад обернулся и приготовился бежать без оглядки, но в комнату вошел ОН.
− Мне это кажется, или я видел тебя раньше? − спросил он.
− Я Марсель... − произнес мерхад.
− Ты? Так ты что, следил за нами?!
− Я... − Мысль дрогнула, но сказать неправду Марсель не посмел. − Да, я следил, − сказал он, опустив голову. − Но я ничего плохого не хотел!
− Ладно. Иди за мной, Марсель, − сказал Бог и ушел за дверь.
Идти за ним? Марсель еще никогда не исполнял добровольно подобной команды, если она не исходила от матери или отца. Но сейчас... Ему это сказа Бог! Он словно вспомнил, что надо делать, прошел в дверь и поспешил догнать человека. Тот скрылся за другой дверью, оставляя ее приоткрытой.
Марсель вошел туда и остановился. В комнате находился второй бог.
− Это Марсель, − сказал первый.
− С ним все в порядке? − возник голос другого. Марсель мог поклясться, что услышал голос женщины! Да! Он захлопал глазами, и тут понял, что вторым человеком была именно женщина. И она − Богиня.
− Все в порядке, Иринка, он просто малость трусит.
− Я не трушу, − проговорил Марсель.
− Тогда, почему ты в дверях застрял?
Марсель взглянул на себя и прыгнул вперед, поняв, что еще немного и его мог кто-нибудь дверями прижать, а это было бы очень неприятно!
− Меня зовут Рамигор, − произнес Бог. − А это Иринка.
− Я Марсель, − сказал мерхад.
− Хочешь поесть, Марсель? − спросила Иринка.
Он и ответить не сумел. От одного этого вопроса живот свело. Он конечно же хотел!
− Да, − произнес он, едва выдавив это из себя.
− Тогда, иди за стол.
− Я? За... − Мерхад вновь не мог ничего выговорить, а Иринка в этот момент прошла через комнату и села за стол. Рамигор уже был там.
− Ну иди же, Марсель, − сказал Рамигор. − Или ты не ел никогда за столом?
− Я ел, я... − Марсель попытался сам заставить себя идти, после чего прошел и сел на стул, который ему показывал Рамигор.
Такого не было никогда. Марсель сидел за одним столом с людьми и ел. Даже не с людьми! Он знал, что рядом с ним сами Боги! От этой мысли на глаза навернулись слезы.
− Да что это с тобой? − произнесла Иринка.
− Я... Я никогда... Я... − говорил тот сквозь слезы.
− Ты никогда не сидел за столом с людьми?
− Нет. Но я... Я знаю, что вы Боги, − произнес Мерхад.
− С чего это ты взял, Марсель? − Спросила Иринка с удивлением.
− Я видел. Я видел, как вы стали людьми из больших... Вы были выше леса! Я видел!
− Да ты, похоже, настоящий шпион, Марсель, − произнес Рамигор.
− Я.. − Марсель смотрел на Рамигора замерев. − Вы не будете на меня злиться?
− Не будем, − произнесла Иринка. − Но ты расскажешь, зачем следил за нами?
− Я... низачем, я не знаю, просто пошел...
− Да, похоже, его нам сам Бог послал, − произнес Рамигор.
− К-как это? − Марсель удивленно взглянул на Рамигор. − Вы же сами Боги.
− Ты это сам выдумал, Марсель, − ответил Рамигор. − Давай, говори, кто тебе сказал, что мы Боги?
− Я видел!
− Ты видел, как мы из больших стали маленькими и решил, что это безусловный признак, что мы Боги?
− А к-кто тогда? − спросил тот с дрожью.
− Мы драконы, − произнес Рамигор.
Марсель от этих слов подскочил на месте, затем метнулся к дверям. Те раскрылись, и мерхад выскочил бы в коридор, если бы там не оказалось несколько солдат. Марсель метнулся в угол, мысль о том, чтобы выскочить в окно мелькнула и исчезла, прыгнуть с третьего этажа он не посмел бы, да и не сумел, окно было закрыто...
− Взять их! − приказал офицер, показывая солдатам на двух человек.
Рамигора и Иринку подхватили под руки и связали. Затем два солдата связали и Марселя.
− Попались шпионы! − произнес офицер. − Выводите!
Всех троих вытащили на улицу, погрузили на телегу и повезли. Марсель дрожал от ужаса, от одной только мысли, что рядом оказались два дракона! Его не страшили даже стражники с мечами и ножами, ему было все равно, что он связан и не может сбежать, но драконы!... И как это он сам не догадался о том, кто они!
Телега прогромыхала по улицам города, въехала в замок, пленников вытащили. Их бросили к ногам знатных людей, а рядом оказался человек, Марсель мог бы поклясться, что где-то его видел!
− Это он! Он напал на нас! − произнес человек. − А этот... Господин! Клянусь всеми Богами, этот звереныш был мертв, когда этот человек напал на нас!
− Ты что же, хочешь сказать, что они его оживили?
− Он забрал его с собой, в гостиницу и... − человек замолк.
− Отвечай, кто ты такой?! − прогремел Господин, ткнув ногой Рамигора.
− Я − Рамигор, Золотой Дракон, − произнес Рамигор. − По-твоему незнанию, я прощаю тебе подобное обращение с нами, а теперь прикажи, чтобы нас развязали!
− Да ты, наглец, как говоришь со мной?! Я Повелитель Харонда, Наместник Великого Бога Атерана! Ты не сумеешь ничего сделать, дракон! Здесь Священная Земля, и твоя силы не действует!
− Действительно? − удивленно произнес Рамигор и взглянул на Иринку.
Сверкнула молния, охранники разлетелись в стороны от ударов. Иринка и Рамигор оказались окруженными светом, веревки, связывавшие их руки и ноги, разлетелись, и оба человека поднялись.
Повелитель отпрянул назад, но тут же замер на месте с полураскрытым ртом.
− Бог послал нас сюда, чтобы сказать тебе свое: "Фи!" − произнес Рамигор. − Ты осквернил свою землю погаными богопротивными делами, и теперь у тебя нет защиты!
− Это ложь! Ложь! − закричал Наместник.
Свечение вокруг Рамигора и Иринки исчезло.
− Ты сам дурак с голой задницей, − произнесла Иринка. Повелитель в этот момент дернулся, его одежда вдруг рассыпалась, и он оказался совершенно голым.
Рамигор и Иринка пошли прочь. Марсель все еще лежал связаным, и следил за драконами. Рамигор взглянул на мерхада и только подмигнул. В ту же секунду Марсель ощутил, как веревки, связывавшие его, распались, и он вскочил.
− Иди с нами, Марсель, − сказал Рамигор.
Слова прозвучали со странным акцентом. Звуки голоса дракона, казалось, пленили Марселя, и он пошел вслед за ними помимо своей воли...

− Почему ты так боишься нас, Марсель? − спросил Рамигор. − Ты же знаешь, что обязан мне своей жизнью.
− Я? Я обязан? − произнес мерхад не понимая.
− Ты же слышал, что сказал тот человек, что он со своими дружками тебя насмерть забил палками. Забыл?
− Но я... Значит, я на том свете?
− Ты на этом свете. Бог вернул тебя с моей помощью. Но ты теперь должен помогать нам. И еще одно, Марсель. Ты веришь во все сказки про драконов?
− Да.
− Значит, ты веришь и во все сказки про мерхадов? О том, что они мерзкие злые создания, воры, лжецы и прохвосты, каких свет не видел.
− Это неправда!
− Почему же? Это все люди говорят о мерхадах и ты это знаешь.
− Но я...
− Ты знаешь, что это не так, Марсель. Ведь знаешь?
− Да.
− Тогда, ты должен понять, что и про драконов все не так. Вранье все, Марсель. Сказки это.
− Так вы...
− Мы не злые.
− Пусть он идет куда хочет, Рамигор, − произнесла Иринка. − Мы обойдемся и без него. Он же лжец и вор. Ты знаешь, что говорят люди. А то что он не признается, так это только доказывает, что он лжец!
− Я не лжец! − выкрикнул Марсель.
− Тогда, иди отсюда. Давай, проваливай! − В голосе Иринки зазвучало едва ли не рычание. − С такими как ты лучше не связываться, это уже очевидно! Иди прочь!
Марсель взглянул на Рамигора. Тот явно не собирался его защищать, и у мерхада не осталось выбора. Он пошел от двух людей и вскоре скрылся на соседней улице. А в голове звучали слова о воре и лжеце.
Вор и лжец! Вор и лжец! Марсель взвыл и бросился бежать. Бежать подальше от этого места, из этого города! Ему здесь нечего делать! Он не вор! И не лжец! Это все вранье!...
Ему удалось удрать из города, воспользовавшись проломом в стене. Пролом этот был здесь давно, еще с войны, и с тех пор стену не отремонтировали.
Лес, деревья, шум листвы. Марсель постарался успокоиться. В конце концов, он это слышал много-много раз! Его всегда обзывали вором и лжецом. Сородичи мерхада и не были столь праведны. Среди них действительно хватало воров и лжецов. Многие только этим и жили, но Марсель не хотел так жить. Он хотел работать и служить, что бы получать заработанное честно!
"Глупец! Ты с этой своей честностью сдохнешь!" − Марсель вздрогнул. Слова в голове прозвучали так ярко, как никогда! То были давние наставления отца, вот он то точно был прохвостом и воровал в городе людей, за что, когда-то лишился хвоста, а затем и глаза.
У Марселя за все его годы скитаний были лишь две серьезные отметины на теле. Шрам на боку и сломаный коготь, который уже никогда бы не вырос. Мерхад остановился, сел на землю и некоторое время рассматривал свой бок, пытаясь найти шрам. Его глаза округлились, когда он не нашел его, но еще большее удивление вызвал здоровый коготь на лапе. По спине пробежали мурашки от этого, и он начал смотреть когти на других лапах, решив, что по глупости забыл, на какой лапе был сломаный... Но когти были целы все!
"Он вылечил меня. Вылечил..." − билась в голове мысль. От этого становилось не по себе. В сознании переворачивалось все, и тут! Дикая мысль вырвалась наружу. Рамигор и Иринка не были драконами! Нет, конечно же! Они Боги! А драконами назвались, чтобы напугать его и... прогнать... Слезы катились из глаз. Марсель забрался под кусты и свернувшись заснул...


− Зря мы его обидели, − произнес Рамигор.
− В любом случае, ему лучше быть самому по себе, − ответила Иринка. − А нам пора уходить из этого города. Не нравится он мне.
− Это точно. Слишком много здесь зла.
Рамигор и Иринка добрались до городского рынка, выкупили пару лошадей и вскоре отправились в путь. Они не собирались скакать в столицу, а решили добраться до Священного Города Эйл-Мареан, о котором узнали из разговоров с людьми.
Путь был не близок, но он не страшил двух путешественников. Более того, они даже не торопились, иначе перелетели бы туда на своих крыльях. Пара городов остались позади, а в третьем два всадника решили остановиться на ночь. Ворота города уже собирались закрывать, когда всадники проскакали по мосту перед ним.
− Еще немного, и остались бы снаружи, − сказал кто-то из стражников.
Путник раскрыл свой кошелек и кинул человеку монету.
− Спасибо, что подождали, − сказал он, и всадники проехали дальше, а стражники тут же загалдели, заявляя, что монета на всех, и получивший ее солдат предложил всем идти в кабак. Монету не разделишь, а купленое на нее вино, запросто.

Утро было довольно прохладно. Лошади медленно двигались по улице. Под копытами похрустывал ледок на лужах. Иринка и Рамигор продолжали свой путь. Вскоре они оказались у ворот, и стражники протирая глаза открыли выезд. Дорога была пуста и безмолвна. Впереди виднелся лес, немного в стороне текла широкая река.
− Мне кажется, с этим лесом что-то не так, − сказала Иринка. − ты не видишь?
− Вижу, − откликнулся Рамигор. − Лес как лес, только старый очень.
− Да, но ты не чувствуешь, как он отталкивает? Посмотри на лошадей.
− Ты боишься, Иринка? − усмехнулся Рамигор. − Едем. Ничего с нами не сделается. − Он погнал лошадь вперед, и всадники въехали под деревья.
Дорога петляла среди огромных стволов. Некоторые были столь велики, что составляли до двух метров в ширину. Всадники продолжали путь молча. Скакать быстро не получалось из-за множества поворотов и веток, над дорогой, так и норовивших сбросить людей.
− Кажется, впереди просвет, − сказала Иринка.
− Да, поселок какой-то, − откликнулся Рамигор. Они выехали на свободное пространство и направились к поселку. Тот встречал всадников угрюмыми пустыми улицами. Людей не было видно, да и не чувствовалось, что кто-то здесь есть. Поселок был давно заброшен. Лошади периодически фыркали, чуя непонятно что, но не послушаться хозяев они не могли.
Впереди появился поворот. Улица немного изгибалась и уходила чуть в сторону. Всадники ехали дальше, пока Рамигор не затормозил около одного из домов. На крыльце дома сидел старик.
− Здравствуй, отец, − произнес Рамигор.
− Я тебе не отец! − огрызнулся старик.
− А злой что такой?
− Езжай куда ехал, пока жив! − воскликнул старик и схватил дубину, что лежала рядом.
− Поехали, Ирин, − сказал Рамигор, пуская лошадь вперед. Иринка только взглянула на старика и направилась вслед.
Странный темный путь через лес продолжался. Всадники выехали на новую поляну, и лошади заржали, пытаясь вернуться в лес, но сила Рамигора и Иринки заставила их подчиниться. Животные встали, а перед всадниками посреди поляны лежал огромный зверь.
− Где же твое оружие и доспехи, рыцарь? − зарычал зверь.
− Я вовсе не рыцарь, и оружие с доспехами мне не требуются. Кто ты такой?
− Я дракон! − заревел зверь. От его голоса взлетели и закричали птицы вокруг. Монстр поднялся и пошел на всадников.
− Тебе лучше остаться на месте, дракон, − произнес Рамигор.
Вместо ответа дракон прыгнул вперед и влетел под копыта лошади Рамигора, обратившись в человека.
− Нет! − выкрикнул он, отскакивая.
− Я тебя предупреждал, но ты не послушал, − произнес Рамигор. − А теперь, пошел с дороги, червяк!
Лошадь двинулась вперед, обращенный дракон завыл, а всадники прошли мимо него.
− Нет! Верни меня! − завыл дракон.
− Побудешь в шкуре человека, когда соображать начнешь, тогда, может быть, и верну, − произнес Рамигор. Лошадь его поскакала быстрее и скрылась в лесу. Иринка проследовала за ним, даже не глядя на обращенного. Тот с воем побежал вслед, но догнать лошадей не смог, споткнулся и свалился на землю.
Гнать лошадей не требовалось. Они сами скакали чуя позади зло. К вечеру лес расступился, а дорога и вовсе исчезла. Впереди было только чистое поле, покрытое тонким слоем снега.
Ночевать прошлось прямо под звездами. Лошадей отпустили погулять, а Иринка с Рамигором улеглись на землю, подстелив под собой толстую меховую шкуру, в которую они и завернулись.
Утром небо заволокло тучами, посыпался снег, лошади где-то вдали ковыряли пожухлую траву из под снега. Иринка с Рамигором добрались до них и вновь помчались в путь. К полудню они добрались до города, где жили люди. Охранники, казалось, потеряли дар речи, когда два всадника проскакали через ворота.
Видимо, они знали о драконе, жившем в лесу, но ни говорить о нем, ни спрашивать, никто не стал. Город, подобно предыдущим, был грязен и и уныл. Проезжая через площадь, Иринка и Рамигор обнаружили разрушенные здания, не мало было сгоревших.
Хозяин гостиницы принял пару путников с подозрением. Он ничего об этом не говорил, выдал ключи от номера, а через полчаса туда ввалилось несколько вооруженных людей во главе с Повелителем города. По крайней мере, так назвался громила, командовавший людьми.
− Отвечайте, кто вы такие, и какого черта вам надо в нашем городе?! − произнес громила.
− Кто мы такие, тебе знать не обязательно. И никаких чертей нам не требуется, так что проваливайте черти отсюда, пока я вам рога не пообломал!
− Взять его! − приказал громила.
Драка. Два человека свалились сразу. Еще один вылетел в окно, вышибая стекла. Один нарвался на Иринку и получив свое вылетел в дверь, сбив при этом начальника. Еще двое вписались в шкаф, проломив дверцы головами. Последние хватались за мечи, но толку от оружия оказалось мало. Рамигор отбил первый удар с помощью стула, от второго ушел, и меч разнес спинку кровати, после чего удар Рамигора отбросил нападавшего в сторону, а оружие человека перекочевало в его руку.
Второй меч оказался в руках Иринки. Как это вышло, страж и понять не смог, меч просто вырвался из его руки и влетел в руку женщины.
− Проваливайте, недоумки! − загремел Рамигор. Он выкидывал нападавших в двери комнаты, а затем столкнулся с Повелителем, который ворвался в комнату с мечом.
Оружие человека оказалось вовсе не простым. Первый же удар сломал меч Рамигора, второй пришелся по его руке, и...
Вспышка поглотила меч человека. Огненный удар обрушился на владельца. Человек взвыл и отлетев от мощного взрыва впечатался в стену, да так, что она не выдержала и проломилась.
− Нет! − закричал Повелитель, сползая по стене вниз.
− Да, − произнес Рамигор. Он отбросил обломок одного меча из правой руке, а в левой держал оружие, с которым на него напал Повелитель. Громила уже лежал на полу, из его горла потекла кровь, а глаза застыли, глядя в одну точку.
Меч в руке Рамигора светился слабым светом. Его магическая энергия еще сопротивлялась, но сломить Силу Дракона она не смогла. Воздействие Рамигора вошло в оружие и захватило полный контроль над камнем в рукояти. Именно этот камень и обладал Силой... Теперь уже не обладал. Камень более не существовал, вместо него оказалось лишь цветное стекло, похожее по цвету, а вся сила ушла в руку Золотого Дракона.


Громогласный голос сотрясал воздух зала своим хохотом. В центре находились два человека, которые держались за руки, но делали это сквозь решетки клеток, в которых находились.
− Ты думал победить меня?! Твоя любовь бессильна! − гремел голос. − Ну?! Где же твой Бог? Покажи мне его!
Вокруг так же слышался смех, а затем раздался грохот. Огромный дракон бил своим хвостом, разнося статуи богов в зале храма. Его когти вспарывали картины, огонь обрушивался на двери и лестницы вокруг. Внутренности храма вспыхнули, а несколько чудищ вокруг бесились среди огня, растаптывая убитых несколько минут назад людей.
Два человека стояли в клетках, держались друг за друга руками и молились. Удар меча обрушился на руки людей, и они закричали. А через мгновение поняли, что это не мечи, а когти дракона разорвали связь между любящими существами. Но они не потеряли надежды. Они молились...
− Ну, и где же ваш Бог?! Где?! − ревел дракон. − Я хочу его увидеть! Он трус! Он слаб! Да он уже сдох давно!
Вокруг все заволакивал едкий дым, пол храма был залит кровью, а дракон восседал в центре и смеялся над людьми...
− Я − Великий Гардегаард! Весь мир в моей власти! − зарычал он, держа двумя лапами две клетки с людьми. Перед его глазами были два несчастных существа, которые уже обезумели от своей веры и были готовы распрощаться с жизнью, но дракон желал не этого, он желал их подчинения. − Вы будете подчиняться мне! − Зарычал он. Но люди не отвечали, лишь глаза их выражали ненависть и говорили: "нет".
Две яркие молнии сверкнули перед глазами монстра, и оба человека из клеток изчезли.
− Кто посмел?! − взревел дракон, бросая пустые клетки на пол.
И тут он увидел, что слуги его разлетаются в клочья. Зал наполнился брызгами крови, которые в один миг заняли весь объем, а затем рухнули на пол.
− Ты не пригласил нас на это представление, и я сильно обижен, − произнес голос.
− Кто?! Кто здесь?! − Дракон пытался увидеть, кто с ним говорил, крутил головой.
И в этот момент перед ним возникли два огненных всполоха. Ярко-желтый и ярко-голубой. В ту же секунду посреди зала явились два дракона, которые светились желтым и голубым.
− Кто вы такие?!
− Я − Рамигор, Золотой Дракон! − прогремел голос.
− Я − Иринка, Золотая Драконица! − зарычал второй.
− Ты, мерзкий уродец, решил, что тебе все подвластно! − зарычал Золотой Дракон. − Так вот, ты ошибся, ублюдочное отродье!
Гардегаард ощутил, как мощная сила вошла в его тело, но сила эта не принадлежала ему. Удар ворвался в самую суть дракона, и он рухнул на пол, в лужу крови, но не кровь заставила его закричать и завыть, а человеческие руки, что оказались перед его лицом. Его собственные руки...
− Дракон Гардегаард, отныне ты не дракон! − загремел голос Иринки. − Ты такой же смертный, как и все! Ты − человек.
− Не-ет! − вопль Гардегаарда смешался с лихорадочными ударами, которыми тот молотил по полу. − Нет! Нет! Этого не может быть!...
Огненная вспышка прошлась по всей округе, и в мгновение ока весь зал преобразился. Исчезли кровь и дым, пропали опаленные двери и лестницы. Зал стал таким, каким был до его захвата драконами.
Гардегаард еще выл, а два дракона преобразились в двух человек, и рядом из вспышек объявились двое других, которые повалились с ног, но тут же поднялись и начали оглядываться.
− Айм! − закричал мужчина.
− Биру! − воскликнула женщина.
Они оба бросились друг к другу и обнялись.
− Но что это? Где мы?! − воскликнул Биру.
− Там же, где и были, − произнес Рамигор. Оба человека обернулись к двум другим. − А это ваш Гардегаард. − Он указал на все еще извивавшегося на полу человека.
− Кто вы?
− Я − Рамигор, Золотой Дракон, а это моя жена, Иринка, Голубая Драконица.
− Дракон?... − человек попятился.
− Ты считаешь, что все драконы злобные чудовища? − усмехнулся Рамигор. − Это не так. Нас прислал сюда Бог, и мы спасли вас от этого... − Рамигор взглянул на Гардегаарда.
− Я не верю ни одному вашему слову! − воскликнул Биру.
− Нам пора улетать, Рамигор, − произнесла Иринка. − Пусть эти неверующие сами разбираются во всем.
− Да, − ответил Рамигор.
Огненные молнии подхватили тела двух человек и унеслись в окно, а через секунду, два огромных дракона, пролетели над планетой и ушли в белый сияющий круг, возникший в небе.


− Где это мы? − спросила Иринка, рассматривая лес и поле. − Что-то мне это напоминает... − Она обернулась, взглянула на звезду и узкий серп, висевший немного в стороне от нее. − Рамигор! − воскликнула Иринка.
− Летим, − произнес он. − Быстро!
Молнии взлетели над лесом, и Иринка едва ли не взвыла, увидев, как под ней промелькнули знакомые города.
− Москва! Это Москва! − закричала она, возникая на улице.
Рамигор бежал, и она вместе с ним уже вскакиваяла в подъезд, а оттуда на четвертый этаж. Два человека объявились в квартире, и через минуту послышался вскрик женщины.
− Иринка! Иринка! − Мать пробежала пару шагов и повалилась.
− Мама! Мамочка! − закричала Иринка. − Рамигор, сделай же что нибудь! − взвыла она.
Рамигор подошел к женщине, огненная молния вошла в ее голову и через мгновение тело, еще хватавшейся за жизнь женщины, обмякло.
− Рамиго-ор!!! − закричала Иринка.
− Ирин, она жива, жива! Она со мной, Иринка! − крикнул он. Он пытался ее трясти, но Иринка не понимала слов и выла над мертвым телом матери.
− Мамочка! Мамочка!...
− Иринка!!!...

Она очнулась, когда Рамигор тряс ее.
− Иринка, это сон, сон! − воскликнул Рамигор. − Проснись!...
Она замолчала, и взглянула на него.
− Сон? Снова? Она умерла у меня на руках, Рамигор! Я не успела!...
− Ты не могла не успеть, Иринка. Она не могла умереть у тебя на руках. Как только ты окажешься там, она не сможет умереть, если только сама этого не пожелает.
− Не сможет? Мне приснилось, что она увидела меня, схватилась за сердце и...
− Ты должна запомнить одно правило, Иринка. Если мы окажемся там, ты не должна выскакивать перед ней как черт из-под земли. Я знаю, как сделать так, чтобы ее переход был наименее болезненен. И не нервничай, пожалуйста. Может, от этих твоих нервов, нам и не попасть туда.
− Как? Почему?!
− Потому что мы должны прийти туда тихо, без шума и сделать все на высшем уровне. С твоими нервами это невозможно. Ты в миг наломаешь дров, а Природа этого не допустит. Ты должна понять, что там в тот день она умрет для всей Земли. А мы можем забрать с собой только ее дух. И поселить ее дух в новом теле. Вот это ты должна понять.
− Мы можем туда попасть, Рамигор?
− Чисто принципиально, у нас неограниченное количество попыток.
− Но в прошлый раз нас выбросило черт знает куда!
− Да. Выбросило. И мы можем вернуться туда, пробовать снова. Нас снова куда-нибудь выкинет, и так далее, сколько угодно раз.
− Но так может получиться, что мы всю жизнь будем!... − Иринка замолчала. − Ты не хочешь лишать меня надежды? Да, Рамигор?
− Я хочу тебе помочь, Иринка. И надежду не теряю даже я, а тебе ее и подавно нельзя терять. Мы сделали первую попытку, никто не мешает нам попытаться снова...


Иринка и Рамигор валялись на пляже после купания. Чуть дальше от берега высились скалы, а рядом, на берегу раскинулся большой город. Высокие небоскребы и шум, доносившийся оттуда, напоминали о цивилизации, которую застали в очередном мире два залетных дракона. Они провели здесь не мало времени, изучая местную технику и языки. Рамигор так и не нашел у себя знаний языка этих мест. Причиной была дальность его миров и неполность информации, собраной когда-то специальной магической машиной. Иринка изредка посмеивалась над хвастовством своего мужа, что тот знает все языки. Они обследовали уже не мало миров, где Рамигор не сумел никак объясниться с местными жителями. Однако, такое положение совсем не мешало изучить эти языки на месте, и в этот самый момент никаких проблем с языками изучаемого мира не было. Не было вообще никаких проблем с этим миром, если не считать, что драконам пару раз пришлось отбиваться от местной авиации, когда они явились в своем виде. Именно пару, потому что в первый раз они едва не стали причиной Мировой Войны, и Иринка выдала свое решение о том, что войну можно закончить, если заставить противников поверить в прибытие пришельцев.
Во второй раз они явились над океаном, где предполагалось возникновение жесткого конфликта и начало войны. Драконы на виду у обоих противников разнесли несколько кораблей, сбили десятки самолетов, затем, когда противники, наконец, додумались выйти на связь друг с другом и попытались уничтожить врага удвоенными силами, чудовища ретировались к дикому острову, где и исчезли.
Там теперь велся поиск, а бывшие противники договорились, наконец, о ненападении, когда получили "безусловные доказательства" инопланетного происхождения двух драконов. Доказательства же эти сами драконы и подкинули, не забыв получить за них "вознаграждение", коим стали засекречивание и предоставление "политического убежища". В результате, Иринка и Рамигор оказались двойными агентами обоих противников, но оставались в бессрочном отпуске в обоих государствах за принесение уникальных данных. Положение это оставалось таковым около полугода, пока противники не рассекретили эти данные друг для друга. Их полная идентичность повергла обоих врагов в шок, и не окажись Иринка и Рамигор в момент этой передачи рядом, она могла обратиться в боевое столкновение.
Собственно, на этом закончилась их "карьера". Они угодили в немилость к обоим противникам, но данные были слишком серьезны, чтобы из-за их одинаковости устраивать междоусобицу. Закончилась история двух героев тем, что их "убили". При чем, произошло это на виду у множества свидетелей и так, что обе стороны посчитали это убийство совершенным пришельцами, "доказательства" присутствия которых появилось во множественном числе в самых разных местах.
Четыре года полуистерии из-за драконов привели половину мира за стол переговоров. Вторая попросту не могла в них участвовать из-за слабого развития. Представители всех стран, мало мальски имевших значение в мире, собрались для обсуждения нашествия инопланетян. Все уже "знали", что нашествие это является разведочным, так как пришельцы не особенно проявляли себя, за исключением нескольких стычек (кроме реальных двух, в них включили еще несколько боев, которые противники сочли за благо считать столкновением с пришельцами, а не друг с другом).
Этот сбор и проходил в том самом городе, рядом с которым находились Иринка и Рамигор. До самого собрания оставались два дня, и драконы прибыли на него заранее и заранее получили документы "участников" от имени одной из небольших стран, где Император давно выжил из ума, а страной правили его министры. Подкупить этих министров не составило труда. Рамигор предложил им сумму, составлявшую почти десять процентов от стоимости всей недвижимости "империи", а правила Мировых Переговоров были таковы, что в них могли участвовать представители любых стран, зарегистрированных в Миривом Каталоге, и тот островок в нем значился. Когда-то, будучи еще молодым, Император заслужил это "внесение в список" предоставив часть своей территории под военную базу одному из противников. По сути Империя стала кусочком территории той страны, хотя официально считалась как отдельная.

Собрание начиналось. В зале оказалось около двух сотен человек, половина из которых была журналистами, другая половина охраной. Предствавители стран только начинали появляться, их рассаживали за столы, расположенные большим кругом. Именно таким образом указывалось, что все в переговорах равны. Сами места распределялись с помощью лотереи и, по "случайным обстоятельствам", место Рамигора и Иринки оказалось между местами двух самых сильных противников, что безусловно привлекло внимание журналистов.
Конференция начиналась с доклада, излагавшего краткую историю "вторжения" инопланетян. Участникам предоставлялись все документы, в том числе, данные о схватках и материалы других свидетельств присутствия пришельцев. Затем излагались "доказательства" того, что пришельцы производят разведку и "подготовку к вторжению".
После этого крупного доклада объявлялся перерыв на один час, на котором и начались первые интервью с журналистами. Под вниманием оказались и Рамигор с Иринкой, которых начали расспрашивать о впечатлениях о начале конференции.
Вторая часть состояла из докладов двух представителей основных сторон Мира, в которых те дополняли первый доклад и представляли свои планы о том, как действовать. Обсуждения этих планов не было. Конференция продолжалась. В третьей части выступило еще четверо докладчиков, осветивших некоторые конкретные аспекты происшедших и возможных контактов с пришельцами.
Первый день заканчивался. Представители все как один заявляли, что день являлся информационным, информации было очень много. Весь мир сходился во мнении, что надо что-то предпринимать.
Телевидение освещало конференцию, множество телеканалов показывали происходящее, а в новостях крутилось множество интервью с участнниками. В том числе и ответ Рамигора на вопрос о впечатлениях от положения между главными представителями двух мировых группировок.

− Мое мнение может вам показаться странным, − произнес Рамигор. − Я считаю, что пришельцы совершили то, что мы сами не смогли сделать за многие годы. Они объединили весь мир. Что касается нашего положения "меж двух огней", я скажу... Я не заметил этих огней. И я вижу, что мир не просто возможен. Он уже наступил. Люди, наконец-то собрались вместе, чтобы обсудить глобальную проблему. И, я бы сказал, если бы инопланетян не было, их следовало бы придумать! Именно для того что бы объединить мир.
− Вы считаете, что инопланетяне придуманы?
− Нет, доказательств слишком много, чтобы так считать. К тому же, у меня есть и свои доказательства, которые я собираюсь представить в своем докладе. Он состоится послезавтра, примерно около полудня.
− Вы можете сейчас сказать, что это за доказательства?
− Не будем мутить воду, − ответил Рамигор. − Подождем до послезавтра.

Интервью было немного обрезанным, но Рамигор проследил, чтобы главные его мысли прошли на телеканал. Впрочем, это интервью оказалось затерянным средь множества других, и все прошло без лишних вопросов.
Второй день конференции продолжился докладами представителей самых разных стран, и все они сводились к тому, что "надо что-то делать". Кто-то предлагал что именно, прозвучали даже мнения о том, что надо попытаться вступить в контакт с пришельцами, но слова эти остались без ответа. Ответы пока еще никто не ждал.
Выступления продолжались и на третий день, подходила очередь Рамигора, и в назначеный момент он вышел перед всеми. Кто-то смотрел на него скептически, были даже улыбки. Люди ждали, а Рамигор молчал около полуминуты, пока не возникло первое волнение.
− Здравствуйте, господа, − произнес Рамигор, наконец. − Я очень рад, что вы готовы меня выслушать, и, надеюсь, вы выслушаете меня до конца, потому что я собираюсь сообщить вам одно очень важное известие. − Рамигор сделал некоторую паузу. − Пришельцы наблюдают за вами, − произнес он. − Сейчас, в этот самый момент, они присутствуют здесь, среди вас.
Люди зашумели, кто-то начал оглядываться.
− Я прошу внимания, господа, и прошу не паниковать, вам ничто не угрожает. Я прошу тишины.
Рамигор осмотрел всех, затем взглянул на представителей двух самых крупных держав. Зал затих, слышалась лишь работа кинотехники и вентиляторов.
− Я еще раз объявляю. Вашему миру ничто не угрожает. Пришельцы действительно разведчики, но они не собираются вас атаковать и не собираются никого захватывать. Вы собрались здесь, чтобы обсудить мировую проблему. Вы сумели это сделать, вы не посмотрели на свои прежние обиды и вражду. Это есть великое достижение, которое достойно вознаграждения. Этим вознаграждением является информация, которую я вам предоставлю. Это информация о пришельцах от самих пришельцев. − Рамигор сделал знак и на телеэкранах появились кадры с кассеты, которую передала техникам Иринка минуту назад.
В кадрах были пришельцы. Два огромных дракона. Золотой Дракон и Голубая Драконица. Они не летали, а просто прошлись перед телекамерой, затем сели и возникли их голоса, в которых инопланетяне объявляли о себе, о галактике, из которой прилетели, о том, что их цель разведка, но вовсе не военного плана. Нападения, которым они подверглись в первые моменты, они прощали, считая их недоразумением со стороны местных жителей. После этих слов пришельцы объявили о том, что обладают значительно более высокой технологией, что никакие местные секреты не являются для них ценными, а затем предъявили видео-доказательства своих собственных способностей к полету, к телепортации, к биотрансформации и, под конец ролика два дракона обратились в двух человек, в которых все узнали Иринку и Рамигора, присутствовавших в зале.
− Вы можете решить, что все это кино и видео-монтаж, − произнес Рамигор. Он вышел с трибуны и переменился, становясь Золотым Драконом, но не особенно большим. − Как я уже и сказал, мы не собираемся нападать, − произнес Золотой Дракон. Он прошел к столикам, за которыми сидели представители двух мощнейших группировок. − Я надеюсь, что увидев меня здесь вы поймете, что все ваши мелочные склоки и обиды выглядят очень и очень глупо. И надеюсь, что вы не начнете войну после того, как мы улетим. − Рамигор обернулся ко всем, затем превратился в человека. − На этом мое выступление окончено. И мы покидаем ваше собрание.
Рамигор прошел к Иринке, взял ее за руку и повел на выход. Возник шум, люди рванулись вслед, особенно корреспонденты. Они снимали Рамигора и Иринку, пока оба пришельца не покинули здание. Затем Рамигор потребовал, чтобы все разошлись, потому что он собирался стать собой. И сначала собой стала Иринка, обратившись в Голубую Драконицу, затем перед камерами явился Золотой Дракон.
− Мы прощаемся с вами, господа. И вряд ли мы встретимся вновь.
Два дракона взлетели в небо, сделали круг над городом, после чего перед ними возник белый круг, и оба дракона скрылись в нем...


Множество разных миров предстало перед глазами Рамигора и Иринки. Они нашли и цивилизованые, и дикие миры. Обнаружилось несколько космических Империй, но нигде так и не удалось найти магических империй. Лишь один мир имел нечто подобное, но в сильно запущеном виде, и драконам этот мир не представился интересным.
Они пролетели по галактике и вернулись к Миру корханов и гроссеров. Там прошло несколько сотен лет с их отбытия, но старые друзья по-прежнему жили на планете, и мир продолжал развиваться широкими темпами. Рамигор передал Миариль всю информацию, что собрал, а через несколько месяцев драконы собрались в новое путешествие. На этот раз они улетали в свой мир.



Беррингс вел вертолет в ночном небе. Приборы указывали достаточную высоту и машина неслась вперед сквозь тьму полуночи. Впереди не было никаких препятствий, и Беррингс немного подумав перевел машину в режим автопилота. Теперь можно было не беспокоиться минимум два часа. Погода была благоприятной для полета, в ясном небе горело множество звезд, а редкие облака, обещаные по прогнозам давно остались позади.
Два молодых пассажира позади спорили о том, кто сколько видел инопланетян, называли самые разные виды, описывали их друг дружке. Пилота эти голоса не задевали. Он перед самым началом полета предупредил пассажиров, что бы они не отвлекали его в полете, и те не нарушали запрета, говорили достаточно тихо, впрочем, Беррингс их и так слышал. Он в тайне посмеивался над ними и представлял, что бы они сказали, узнай, что пилот их вертолета сам не человек.
Беррингс принадлежал тому самому виду, которого один из пассажиров называл ужасными зверями. Второй был не лучшего мнения о соплеменниках Берригса и врал, что он видел одного такого "зверя", когда летал в прошлом году на сборы один, без своего брата...
Внезапная вспышка озарила небо. Беррингс среагировал почти мгновенно и переключил управление машиной на себя, а рядом оказалась огромная белая стена, из которой исходил свет. Пилот отвернул машину в сторону от нее, пустил вниз, где виднелся край этой стены, но уйти от катастрофы не удалось. Беррингс увидел, как мощная волна прошлась по белому кругу и из него вышло нечто огромное. Вертолет не слушался, и лайинт понял, что причина не в поломке, а в том, что для него замедлилось все время.
Поначалу показалось, что из светящегося круга выплывал какой-то корабль, но через несколько мгновений он понял, что это огромный живой монстр. Его размер поражал воображение. Беррингс внезапно увидел, что рядом из белой стены появляется еще один подобный же монстр, только он был голубым, а не желтым, как первый.
Удар возник почти мгновенно. Он выбил Беррингса из оцепенения. Время вновь побежало, как прежде. Лопасти винта с треском полетели в стороны, вертолет оказался отброшен ударом о тело огромного голубого существа.
Два человека позади закричали, а машина уже падала, кружаясь. Мотор заглох почти сразу с мощным ударом (в двигателе что-то заклинило), а а окнах теперь мелькало небо, земля и два светящихся существа. Белая стена, из которой они вылетели, исчезла, а один из монстров развернувшись в воздухе, полетел назад, быстро приближаясь к падавшей машине.
Под вопли двух человек раскрылась пасть чудовища и вертолет влетел в нее. Толчок бросил пассажиров и пилота в сторону, но все трое по прежнему остались в креслах, пристегнутые ремнями.
− Он нас сожрал! − Закричал парень. − Сделайте же что нибудь?! − Слова явно были обращены к пилоту, но тот ничего не мог сделать. Разве что атаковать это чудовище, но, по непонятной причине, Беррингс не мог даже пошевелиться...


Дверь Между Мирами сверкнула перед глазами. Иринка и Рамигор оказались в новом мире, вылетев туда средь ночи.
− По-моему, ты кого-то задела вылетая, − произнес Рамигор.
− Вижу. − Иринка тут же развернулась и едва успела поймать падавшую машину в пасть.
− Глотай их, Иринка, − произнес Рамигор, но она лишь сверкнула на него взглядом, опустилась на землю и осторожно положила сбитую машину на землю. − Ты неисправима. − Усмехнулся Рамигор, опускаясь рядом. − Будешь им помогать вылезать из этой скорплупы?
− Мы прилетели сюда не для того, чтобы их убивать, Рамигор!
− Тогда, оставь их и летим, пока они не померли от разрыва сердца или что там у них еще...
Иринка взлетела в воздух, Рамигор поднялся вслед и вскоре они исчезли так, что никто не заметил куда.


Пасть монстра раскрылась. Машина вывалилась на землю, и Беррингс увидел огромного зверя. Он возвышался над полем, был выше леса. Его тело светилось голубоватым светом, отчего его и было видно в ночи. Рядом спустился подобный же сияющий монстр и, казалось, они говорили, глядя друг на друга, а затем оба взлетели в небо. Сияние их тел померкло, а затем и вовсе исчезло.
Пилот, наконец, очнулся от происшедшего. Он выбил стекло, затем вытащил двух человек из вертолета и привел их в чувство. Оба оказались без сознания.
− Что?! Где мы?! − воскликнул один из пассажиров.
− На земле, − ответил пилот.
− Он же нас сожрал!
− Он нас выпустил, − произнес Беррингс, взглянув в небо. − Думаю, он нас спас, иначе, вы разбились бы.

Солнце сияло в окнах множества высотных зданий. Блики играли на стеклах и двигались вслед вертолету, перескакивая с одного знания на другое. Машина прошла над многоэтажной частью города и вышла за его пределы, уходя вдоль берега, к учебной базе.
Беррингс, Майкл и Викас сидели теперь в роли пассажиров. Ночное происшествие сильно повлияло на Беррингса и еще больше на двух молодых людей. Оба были уверены, что встретились с крыльвами, но Беррингс в этом был далеко не уверен. Существа слишком отличались от тех, что он видел на картинках, к тому же, они светились желтым и голубым цветом, что явно указывало на иное происхождение. Да и появились они над планетой слишком необычным образом. Быть может, это и вправду крыльвы разыграли подобный спектакль, но Беррингс в это не верил.
Самое непонятное во всем этом деле, было отсутствие официальных данных. Спутники явление не зафиксировали, радары не видели, свидетелей на земле не оказалось.
Специалист, прилетевший на место крушения, осмотрев останки вертолета пришел к выводу, что он действительно упал с небольшой высоты, но никаких следов пребывания в пасти чудища на вертолете не обнаружилось.
Трех человек доставили на базу, где они сразу же попали в изолятор. Беррингса отделили через десять минут по приказу командира, и тот лично допрашивал пилота вертолета, пытаясь выудить у него что-либо существенное из несказанного, но пилот не сумел ничего припомнить из того, что уже рассказывал.


− Ну? − спросил Рамигор, входя в комнату. − Узнала что-нибудь об этой троице?
− Да. Их доставили на ту базу, куда они летели. Двое так и не пришли в себя, а лайинт, не знаю. Я их не видела раньше и не знаю, нормален он или нет.
− Лайинту проще. Он сам чудовище, − ответил Рамигор, садясь за стол. − Обедать будешь? Я тебе рыбки принес.
− Рыбки?! − Иринка забыв обо всем, тут же подскочила к столу. Рамигор улыбался, да и она смеялась. − Я думаю, мы должны им помочь. − сказала она вновь серьезно.
− Полетим туда, разворотим базу и спасем их от военной мафии? − спросил Рамигор.
− Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду! − воскликнула она.
− Нет, я не понимаю. Я понимаю, что наше лишнее появление перед ними только травмирует их еще больше. Даже, если мы к ним людьми заявимся. К тому же, если ты помнишь, мы здесь остановились не для того, чтобы растрачивать силу. Нам она нужна для продолжения полета. − Рамигор смотрел в глаза Иринке. − Ты ведь знаешь, куда мы направляемся, и как там будет нужна сила.
− Ты знаешь, что есть достаточно способов, которые не требуют больших усилий, − продолжала спорить Иринка. − Почему ты против?!
− Потому что они никто. Ты даже не знаешь, что они собирались делать. Летели на военную базу, думаешь, они там в догонялочки играть собираются? Еще не факт что будет завтра. Может, они уже готовятся нам на голову бомбы кидать.
− Ничего они не готовятся. Они не знают нас и не знают, где мы. А те два человека − просто дети. Ты думаешь, мне легко сидеть и думать, что из-за меня люди пострадали?! − Иринка вспылив поднялась из-за стола и ушла в соседнюю комнату.


В кабинет полковника вошел капитан и быстро заговорил.
− Сэр, мы только что установили, что Беррингс − не человек...
− Что?!
− Он лайинт, сэр! Мы использовали Кси-газ для проверки. Те двое вырубились сразу, а Беррингс даже не почувствовал его присутствия, сэр!
− Беррингс. Он же у нас уже несколько лет! Как вы раньше не замечали?!
− Простите, сэр, но раньше проверки делал не я. В его документах две отметки, что тест пройден, я смотрел, один раз его проводили здесь, другой раз на центральной базе. Оба раза не было никаких подозрений, но сейчас он, видимо, не был готов.
− Да. Возможно. Но что означает тогда вся эта история с пришельцами?
− У меня есть подозрение, что он все наврал. У нас нет никакох прямых данных, а косвенные он мог подстроить сам. И на детей он мог повлиять, либо заставил их врать, либо это гипноз. Скорее второе, они не помнят как оказались на земле.


Слишком все долго и муторно. Слишком много допросов, слишком... Беррингс ощущал, как над ним сгущаются тучи, и все больше был уверен, что ему пора уходить.
Да. Пора. Наверняка, в этой камере его проверяли, наверняка запустили какой-нибудь газ, который действует на людей, но не действует на лайинт и не чувствуется. Он знал о существовании таких препаратов, его уже проверяли так не один раз. Всякий раз он выпутывался, потому что узнавал о проверках заранее.
Теперь же, заранее ничего неизвестно. Ну что же. Жребий брошен. Еще есть возможность, еще есть время подумать, но тянуть нельзя.
Беррингс тихо подошел к двери камеры, провел по ней рукой и нащупал щель. Для лайинты, чтобы убежать достаточно и щели. Часть руки Берингса проникла наружу. Он не собирался сразу выбираться весь, для начала хватит одной небольшой части. Она пробежала по полу в виде мыши. Мышь скользнула между решеток, проскакала мимо охранников, которые тут же зашевелились, но палить в мышь не стали. Та, совершенно обнаглев пробежала по коридору к дверям и пролезла в щель. Позади слышалась лишь ругань людей, но им не было дела до мыши в конце концов.
Беррингс лежал в камере, а его мышь проскочила на улицу, выпрыгнув в открытую форточку. Падая она обратилась в небольшую птицу и улетела вверх. И теперь ему было нечего бояться.
Птица пролетев в лес спустилась к веткам деревьев, преобразилась в червеобразное существо, которое начало пожирать ветки и листья. Через минуту с дерева свалился комок, который обратился в кошку. Беррингс мысленно переместился, теперь он был кошкой, а его тело находилось в камере словно на дистанционном управлении. Надо было немного поднабрать веса, и кошка сожрала еще несколько веток, что валялись на земле. Теперь это была довольно большая кошка и крупнее становиться не стоило. Лайинта такое положение устраивало. Он улегся в лесу начал свои действия на базе.
− Эй, сержант! − выкрикнул Беррингс сквозь дверь. − Сержант!
− Чего надо? − послышался грубый голос снаружи. Перед Беррингсом открылось небольшое окошко.
− Принеси воды, в горле все пересохло.
− Не положено! − проговорил сержант, закрывая окошко.
− Ты, ублюдок, засратый! − выкрикнул Беррингс. − Когда я выйду отсюда, ты будешь валяться у меня в ногах просить прощения! Я здесь не арестованый, ты понял, недоносок?! Ты молокосос, боишься даже посмотреть на меня!
Дверь резко открылась, и в камеру вскочили два человека, держа в руках дубинки.
Беррингс только этого и ждал. Он принял удары, затем нанес свои. Оба человека свалились на пол без сознания. Беррингс связал их, заткнул рты и прицепил наручниками к трубе, после чего снял с обоих оружие, пряча его в себе, взял ключи, документы и закрыл обоих в камере.
Через минуту он стоял снаружи, став похожим на одного из охранников. Теперь путь наружу был открыт. Лишь один человек стоял на выходе, но Беррингс знал, как его провести, и все вышло, как надо. Сержант был его "знакомым" и легко пропустил. Беррингс просто наплел, что его срочно вызвал лейтенант и убежал на улицу.
Через минуту он вошел в корпус летчиков. Дежурный на входе захлопал глазами, увидев Беррингса.
− Привет, Герс, − произнес лайинт как ни в чем не бывало.
− Ты же был под арестом, − проговорил дежурный.
− Я? − Беррингс "искренне" удивился. − Я попал в аварию, а не под арест, Герс. Ветолет разбился, и я был немного не в себе. Не, ну, если ты не веришь, позвони командиру, Герс, − усмехнулся Беррингс и пошел по коридору дальше. Он открыл свою комнату и некоторое время собирал свои документы и ценные вещи. Через несколько минут он вернулся.
− Ты уже уходишь?
− Да, а то врач будет ругаться. Я без спросу ушел, − ответил Беррингс и выскочил наружу.
Парня жаль, ему точно влетит за нарушение устава. Но жизнь дороже. Беррингс проскольнул в полутьме, прошел к ограде и легким прыжком перемахнул через нее. Ни один человек не сумел бы перепрыгнуть через этот забор, но лайинту это не составило труда.
Теперь следовало действовать очень быстро. Беррингс унесся в город, а там дождался утра. Ему было необходимо взять свои деньги со счета в банке. Там его вряд ли бы стали искать, но счет могли заблокировать и тогда пришлось бы доставать деньги иными способами.
Едва банк открылся, Беррингс оказался рядом с кассой. Его документы были в порядке, кассир сделал все что нужно, и через двадцать минут лайинт получил всю свою наличность, а еще через полчаса забрал драгоценности из личного сейфа.
Теперь все было иначе. Он полностью освободился от прошлого, от жизни, в которой он был пилотом Беррингсом. Лайинт изменил свою внешность. Его часть в виде кошки ему не потребовалась, но страховка в таком деле не мешала. "Кошка" продолжала бродить по лесам и двигалась в направлении космопорта, где можно было попытать счастья улететь с этой планеты. Куда улетать лайинт не думал. Для начала взлететь, а там можно было придумать что угодно, вплоть до захвата корабля.


− В этом мире есть драконы, Иринка, − произнес Рамигор.
− Что? − удивленно переспросила она. − Наши родственники?!
− Нет. Местные, − усмехнулся он. − Но, судя по всему, они довольно коварны. И с людьми они не церемонятся, за исключением некоторых.
− Ты это о ком?
− Пока это не важно, Иринка. Речь о том, что зло надо уничтожать, не так ли?
Она смотрела на него теперь молча. Рамигор поддевал ее словами, на которые не стоило отвечать. Заподозрить Рамигора в добрых делах Иринка просто не могла. Она прекрасно знала его, знала его отношение ко всем живым. Рамигор Дракон не упустил бы возможности съесть любого, кто ему подвернется. Иногда ей казалось, что он и ее может сожрать, но только лишь на миг.
− Ты молчишь, Иринка? − спросил он хитро улыбаясь.
− Ты, коли начал, так продолжай, − ответила она довольно сухо.
− Я проверил очень много информации, Иринка. В этом мире скоро будет война.
− Мы должны этому помешать!
− Если бы это было возможно, но все на много сложнее. Как помешать? Атаковать силы зла?
− Да.
− И ты можешь их точно определить? Я полагаю, что силы зла имеются с обоих сторон. И они стремятся развязать эту войну. А сил добра здесь слишком мало.
− Мы ничего не можем сделать? Ты ведь что-то задумал, Рамигор. Что?
− Я задумал только одно. Использовать их для нашей цели. Нам нужна сила для продолжения путешествия. Мы ее можем взять у них. Во время войны.
− Ты спятил! Я не позволю! − воскликнула Иринка, вскакивая.
Рамигор на мгновение умолк, глядя на нее.
− Ну, хорошо, будем сидеть сложа руки и ждать у моря погоды. Отлично! Пусть они дерутся сами, а мы найдем местечко поукромней, а там, глядишь и пересидим войну. Может, даже они и не угробят весь мир, а если и угробят, нам большой разницы нет, мы всяко переживем.
Иринка едва ли не вскипела от таких слов.
− Какого черта?! Что ты хочешь, Рамигор?! − закричала она. Он сощурил глаза, глядя на нее и молчал. Она ждала ответа, но дракон сделал вид, словно никакого вопроса и не слышал. − Ты не хочешь отвечать?!
− Ты слишком возбуждена, − холодно ответил он. − Не знаю, что на тебя нашло. Я хотел рассказать тебе свой план, но ты слушать не желаешь, так что подождем до завтра.
Иринка собиралась что-то сказать, но Рамигор попросту исчез в неизвестном направлении. Выключился, словно телевизор из розетки выдернули.
− Вернись! Вернись! − закричала она.
Но ответа не было. Она только фыркнула, затем села и одним движением смахнула со стола тарелки и кружки, что оказались перед ней. В груди все кипело, Иринка пыталась вызвать Рамигора мысленно, но он не отвечал. Это вызывало только очередное раздражение.
Какое-то странное ощущение коснулось ее, и Иринка резко обернулась. Рядом возникло свечение, которое изображало человека. Свечение было странного голубоватого цвета, оно дрожало, а затем стабилизировалось.
− Ты звала меня? − Спросил голос человека.
− Кто ты?
− Я − Рамигор.
− По моему, это глупая шутка, − фыркнула Иринка.
− Я призываю тебя на службу.
− Пошел к дьяволу! − выкрикнула она.
Сверкнула молния, и вокруг Иринки внезапно вспыхнул огонь. Загорелись занавески, шкаф напротив, позади раздался грохот, и Иринка обенушись увидела взорвавшийся телевизор.
− У тебя нет выбора, девочка, − проговорил человек и рассмеялся мерзким хохотом.
− Ты думал, что напугал меня своими глупыми трюками, червяк?! − произнесла Иринка, подымаясь.
− О! У тебя настоящий талант! − произнес человек. Он вскинул руку, и перед Иринкой возник огненный всплеск, который тут же материализовался в странное полотно, похожее на водную гладь, но стоявшую вертикально. − Ну? Где же твой гнев?! − воскликнул человек. − Продолжай!
Она отошла от странного полотна, затем попыталась пройти к двери, но тут же перед ней возникла новая завеса.
− Рамигор! Прекрати это! − закричала она.
− Он тебе уже не поможет, − заговорил голос человека со смехом. Иринка ощутила руку на плече и резко отскочила от нее. Результат этого действия оказался совершенно неожиданным. Ноги внезапно потеряли опору и Иринка увидела, что странная водная гладь оказалась под ней, а она уже падала в нее...

Она стояла посреди поля. Под ногами была черная сожженная земля, в стороне виднелся темный лес. Иринка обернулась и отпрянула назад. Перед ней оказались огромные ворота замка. Темно красная стена тянулась в обе стороны, а напротив Иринки оказался мост и ворота в замок.
В сознани возникла лишь злость из-за того, что над ней кто-то так подшутил. Тут же раздался скрежет, ворота раскрылись, и Иринка увидела дракона. Крупное существо, ростом с пару земных слонов, не больше, любому человеку оно внушило бы ужас.
Однако, на Иринку оно впечатления особого не произвело.
− Иди, скотина безмозглая! − Возник резкий окрик. За ним последовал удар, от которого дракон дрогнул, а затем пошел вперед, и Иринка сочла за благо уйти в сторону, что бы дракон не раздавил ее. Монстр прошел мимо лишь покосившись на нее. Он тянул за собой большую телегу, нагруженную чем-то. Впереди телеги сидел человек с большим хлыстом и на глазах Иринки еще раз ударил дракона, отчего тот зашагал еще быстрее.
− Эй ты! Ты входишь или нет?! − Закричал грубый голос. − Сейчас ворота закроем!
Иринка обернулась. В воротах стоял человек в странном одеянии, больше смахивавшем на комбинезон спецназовца, но на плечах его был незастегнутый плащ.
Она прошла вперед и взошла на мост, направляясь внутрь замка. Снаружи, на опланенной земле ей было нечего делать. Просто пройти мимо стражника ей не удалось.
− Эй! Оплата за вход! − Произнес он.
Она взглянула на человека, прямо в его глаза, от чего тот отпрянул назад.
− Я бы не советовал вам нарушать порядок. − Произнес охранник.
− У меня нет денег. − Ответила она.
Стражник сделал знак. К Иринке подскочили два крупных солдата и схватили за руки. Они так же были в комбинезонах, но без плащей. Охранник в плаще подошел к ней, обыскал карманы и не обнаружил ничего, кроме одной бумажки.
− Нет?! А это что?! − Загремел его голос.
− Эта бумага ничего не стоит. − Произнесла Иринка с гневом. Мысленный импульс в одно мгновение испепелил купюру прямо в руке человека, и тот отскочил, роняя горящую бумагу.
− Да ты ведьма! − Закричал солдат и выхватил меч.
− Именем Повелителя Арэкса, не двигаться! − Зарычал голос. − Убери оружие, капитан!
Иринка обернулась на голос, и ничуть не удивилась, от того, что рядом стоял огромный зверь. Он стоял на задних лапах. Передние были опущены, но мощные когти существа сжимались и разжимались. По всему было видно, что еще мгновение, и они будут пущены в ход.
Стражники отпустили руки Иринки и отошли от нее.
− Она не заплатила... − Заговорил капитан.
− Пошел вон! Она пришла по приглашению Повелителя! − Зарычал зверь. − Иди за мной, женщина!
Иринка развернулась и пошла назад, через ворота.
− Ты куда пошла?! − Зарычал зверь. Он бросился вслед, но Иринка пробежала вперед и на ходу вскинула руки вверх. Невидимые удары вошли в механизм ворот, и сверху полетела решетка.
Иринка выскочила на мост, прежде чем решетка упала, но она не расчитала ловкости зверя, который метнулся вслед и, когда решетка свалилась, он оказался снаружи.
− Стой на месте, зверь! − Зарычала она, оборачиваясь. В ее руке оказалось оружие, и зверь встал, вновь подымаясь на задние лапы. − Оставь меня в покое!
− Твое оружие не сможет меня убить, женщина. − Произнес зверь.
− Твой поганый повелитель затащил меня сюда силой, но он ошибся, я не собираюсь ему служить!
− У тебя нет выбора. Ты не сумеешь уйти из этой страны. − Зарычал зверь, делая шаг вперед.
− Еще один шаг, и я стреляю. Это оружие не может убить только дракона или лайинта, но ты ни тот и ни другой, зверь! Это последнее предупреждение!
Зверь пытался понять, что за оружие держала в руке женщина. Оно было странным, с одной стороны, казалось, что это пистолет, но дуло у него было острым как стрела.
− Наш повелитель сильнее драконов, если ты не подчинишься, он убьет тебя! − Зарычал зверь.
− У него кишка тонка. − Фыркнула Иринка. − Он побоялся даже появиться передо мной! Прислал мерзкое уродливое животное.
Зверь шагнул вперед, и Иринка нажала на спуск. В это же мгновение монстр прыгнул в сторону, ракета, сорвавшаяся с руки Иринки ударила в башню, что стояла слева от ворот.
Удар и огонь в одно мгновение поглотили башню. Камни и осколки взлетели вверх, полетели в стороны. Взрыв разворотил башню и ворота. Решетка, что их закрывала, взлетела вверх и свалилась на макушку второй башни, одна из створок ворот рухнула на землю, а мост, на котором все еще стояла Иринка, рухнул одним концом в ров. Из-за этого зверь, прыгнувший в сторону, не сумел прыгнуть на Иринку. Он вцепился когтями в мост и повис на нем, а Иринка оказалась отброшена на берег рва взрывной волной.
Она прошла к краю рва, на котором все еще висел мост и взглянула на зверя. Тот когтями держался за мост, и в нем был ужас и страх. Иринка только в этот момент увидела, что на дне рва была не просто темная жижа. Упавшие в нее камни зашипели от возникавшей реакции.
− Помоги мне! − Взвыл зверь.
Быть может, Иринка так и оставила бы зверя, но голос его звучал совсем не так как раньше. В нем звучало отчаяние, от которого вся злость Иринки исчезла.
Она смотрела на зверя, на то, как его когти соскальзывают вниз, и в ней возникла лишь одна мысль. Она схватила палку, что оказалась рядом, выброшеной взрывом и спустила ее вниз.
− Хватайся за нее клыками и держись! − Выкрикнула она.
Зверь хватался за соломинку, что бы выжить. Он схватил палку, что подала ему женщина, и ощутил силу, которая потянула его вверх. Вместе с этой силой и силой собственный лап, которыми он карабкался по висевшему мосту, зверь взобрался наверх и выкарабкался из рва.
− НЕТ!!! − Взревел голос с другого берега. − Это невозможно!
В небе сверкнули молнии и удар вошел в зверя. Он рухнул от этого на землю, но остался жив.
А Иринка увидела на другой стороне человека. Того самого, что был в странном изображении. В сознании возник гнев, но Иринка его задержала, а затем выкинула. И словно огонь покинул ее тело. Огненный шар вылетел из нее и завис над рвом.
− Нет! Ты не могла! − Закричал человек. Он взмахнул рукой, шар метнулся к Иринке и встретил невидимую стену, в которой и исчез.
− Вот значит, откуда это. − Произнесла Иринка. − Злое чувство.
Она взглянула на человека. Магический импульс ушел в него и вернулся эхом. Человек дернулся, его глаза широко раскрылись, затем он попытался исчезнуть, но его попытки уже не имели значения.
Две голубые стены сошлись сместе, и на месте человека оказался фонтан из крови, раздавленой плоти, раскромсаных костей. Магический всплеск тут же был захвачен силой Голубой Драконицы, и она ничуть не сомневаясь уничтожила злое сознание, а его энергия еще несколько мгновений пылала в виде ослепительного шара, затем сжалась в точку и влетела в тело Иринки.
Дрогнула земля, огненный всплеск вырвался из рва.
− Надо уходить! Уходить! − Взревел зверь. − Садись на меня! − Зарычал он. Иринка и не заметила, как он пришел в себя, но раз уж он предложил...
Она оказалась на его спине, зверь понесся от города, а над ним взвивался огненный столб. Земля под ногами задымилась и задрожала. Иринка обернулась назад и увидела, как город обратился в огонь, а за этим огнем начала подыматься гора. На ее склонах что-то взрывалось, дым и огонь устремились к небу. В стороне, в черной земле образовался провал, из которого взметнулись языки пламени. Огромная трещина оказалась перед бежавшим зверем, но тот успел перескочить через нее.
Новый грохот настигал беглецов, земля дрожала, но огненные расщелины оставались позади. Зверь продолжал свой бег с прежней скоростью. Лес уже был недалеко, когда новый удар потряс землю. Иринка обернулась и увидела огненный сноп вышедший из вершины образовавшегося вулкана. Позади сыпались камни и вскоре град мелких камней обрушился на дорогу.
Зверь продолжал бежать. Один из камней больно ударил в плечо и отскочил. Еще пара, видимо, попала в зверя, потому что тот вздрогнул, но продолжал бежать. Камни еще сыпались, но их стало меньше. Какой-то крупный булыжник свалился в стороне и взорвался.
Лес. Деревья защитили от падавших камней, а может, они уже и не долетали до этого места. Земля все еще тряслась. На дороге стояла пыль. Зверь резко дернулся в сторону и едва не налетел на дракона, что оказался на дороге. Рядом лежала разбитая телега, а дракон пожирал человека, что управлял им еще полчаса назад.
Монстр взревел, а зверь уже уносился через лес. Дракон, видимо, попытался догнать его, но деревья помешали, и треск остался позади. Зверь свернул, уходя в сторону так, что бы удаляться от вулкана. Земля вновь задрожала, послышался новый грохот. Огненные камни через минуту обрушились на лес, то там то тут начали вспыхивать деревья...
Бег продолжался почти целый час. Зверь замедлил движение, когда лес закончился и впереди появилась зеленая степь. Он, наконец, остановился, затем лег и не говоря ни слова закрыл глаза. Земля продолжала дрожать. Издали доносился гул, над горизонтом был виден столб черного дыма, подымавшегося над родившимся вулканом. Иринка сидела на траве, рядом со зверем и рассматривала его. Цвет шерсти зверя был темножелтым, кое где даже коричневым. Огромные толстые лапы больше всего походили на львиные, хотя в остальном облике чудище больше походило на человека. Огромную голову с широкой пастью и большими клыками венчали большие треугольные уши.
Среди грохота и воя Иринка ощутила новые странные толчки. Она обернулась на слабый звук и увидела бегущего от леса дракона. Он направлялся прямо к ней и к зверю. Тот и сам ощутил и увидел дракона.
− Нам от него не уйти. − Произнес зверь.
− Было бы зачем. − Фыркнула Иринка.
− Он убьют нас! Это дикий дракон!
Иринка взмахнула руками и перед драконом возникла голубая огненная сеть. Монстр резко затормозил и уставился на светящиеся столбы, между которыми мерцали молнии.
− Ты Маг! − Взревел зверь.
Иринка взглянула на него, а тот отбежал в сторону.
− Ты это только сейчас обнаружил? − Удивленно спросила она. В этот момент послышался вой дракона. Тот попытался пройти сквозь решетку из молний и получил не слабый удар. − Я победила твоего Повелителя, зверь.
Дракон в этот момент лежал около светящейся решетки и смотрел на женщину и зверя. Иринка отвернулась от зверя и прошла в сторону дракона. Огненная сетка исчезла, когда она подошла к ней. Дракон от этого занервничал и злобно зарычал. Его глаза вспыхнули.
Иринка вскинула руки в стороны, по ее телу пронеслись молнии, и она начала меняться. Ее руки обратились в крылья, а ноги стали передними лапами огромного серого дракона-рэктала. Голова теперь была подобной голове львицы.
Лежавший на земле дракон попятился назад и бросился бежать. Иринка обернулась и увидела, что и зверь уносился прочь со скоростью еще большей, чем он бежал от вулкана. Она некоторое время смотрела вокруг, а затем взлетела вверх, обращаясь в молнию. Иринка облетела вокруг планеты, пытаясь найти хоть что нибудь, отдаленно напоминающее тот мир, в котором она уже была, но ничего не вышло. Это был другой мир. Огромные полярные шапки накрывали его с двух сторон почти на половину расстояния от полюса до экватора. Зеленая полоса тянулась вдоль экватора, кое где прерываясь водой океанов. Города и села, раскиданые вдоль берегов рек, озер и морей, казались одинаковыми, но ни одной цитадели, подобной той, что оказалась на месте родившегося вулкана, не было видно. Иринка вернулась назад, к тому полю, на котором оставила дракона и зверя. Дракон, как оказалось, уже потерял свой страх и бежал по следу зверя, а тот уносился со всей своей скоростью, пытаясь скрыться.
Он ворвался в поселение, где тут же оказался окружен людьми. Те схватились за вилы и копья.
− Не трогайте меня! Я не буду нападать! − Зарычал зверь. − Сюда бежит дикий дракон!
− Дикий дракон?! − Взвыли голоса людей. − Это ты его привел!
− Я его не приводил! Он дикий! − Зарычал зверь.
− Дракон! Дракон! − Завыли голоса в стороне. Люди бросили зверя и понеслись к краю деревни. Со стороны появилась большая телега, на которой оказалось мощное копье и метательный механизм. Дракон оказался совсем рядом. Какой-то человек, сидел за механизмом, приказывая группе людей крутить его и подымать.
А через полминуты раздался его приказ.
− Огонь!
Стрела метнулась к дракону тот шарахнулся в сторону, но удар пришелся ему в бок.
− Заряд! − Взвыл управляющий метательным оружием.
Дракон ревел, оказавшись на боку. Пытался выдрать копье из своего бока. А в этот момент на телеге оказалось второе копье, несколько человек усиленно крутили зарядный механизм, натягивая веревку.
Телега была подобна огромному арбалету. Следующий выстрел был нацелен дракону прямо в грудь. Он лежал на боку и, казалось, не видел опасности. Иринка молнией влетела в монстра и в тот момент, когда стрела вышла из арбалета, дракон исчез в огненной вспышке.
Огромная стрела просвистела над землей и упала на землю. А первая, что была в драконе, свалилась в том месте, где мгновение назад лежало чудовище.
Люди что-то кричали. Одни считали это победой, другие считали, что Маги унесли дракона. В любом случае, его уже не было рядом и вся толпа двинулась через поселок, к месту, где лежал зверь. Он лежал посреди улицы совсем без сил.
− Этот монстр должен умереть! − Послышались голоса.
− Он не нападал. − Появились возражения.
− Он бежал от дракона и навел его на нас! Дракон мог нас убить! И этот зверь будет убивать нас!
− Убить зверя! Убить! − Завыла толпа. Зверь лежал окруженный людьми, на него было направлено несколько копий.
− Оставьте его! − Возник властный голос. Люди обернулись и тут же в толпе прошелся ропот.
− Воин Арэкса! − Воскликнул кто-то. Зверь тут же пришел в движение, и люди вокруг разбежались. Взгляд хищника коснулся человека в одеянии воина Арэкса, но стоял тот явно не так как подобало, и тут зверь дрогнул. Он понял, что это та самая женщина, что на его глазах обратилась в дракона-рэктала.
− Чего ты ждешь? − Зарычал он. Женщина подняла руку. И зверь увидел молнию, вышедшую в него...

− Это Маг! − Завыли голоса. Люди бросились врассыпную и исчезли с улицы. Иринка не стала больше раздумывать, оставаться или нет. Она исчезла и унеслась за многие километры. Она некоторое время искала драконов и зверей, и это не составило труда.
Она обнаружила город, в котором было не мало и тех, и других. Кроме этого, там оказалось еще около десятка разных видов разумных существ, в том числе пара видов людей, вид разумных лошадей, драконы оказались трех разновидностей, два крылатых подвида и один бескрылый. Крылатые подвиды отличались цветами и формой крыльев. Один подвид имел темнобурый окрас, а второй ярко-рыжий, почти красный. Бурые драконы имели крылья почти в полтора раза меньше чем красные. Бескрылые попадались самых разных окрасов, вплоть до пятнистых.
Все драконы оказались под началом у людей и удержание имело явную магическую природу. Иринка вела поиск информации, нашла крупную библиотеку, где ей и удалось, наконец, собрать кое как в единый блок куски полученой информации...
"Иринка, где ты?!" − Послышался голос Рамигора.
"Там, где ты меня бросил." − Ответила она.
"О, боже! Ты же на соседней планете! Не улетай никуда!"
"Зачем ты это сделал, Рамигор?"
"Что я сделал? Ты была слишком зла, и я улетел, что бы ты проветрилась!"
"Улетел?! А кто меня сюда тогда затащил?!"
Рядом возникла вспышка, из которой возник Рамигор.
− Что? Кто тебя затащил сюда? − Спросил он. − Ты же сильнее любого здешнего мага!
− Держи, разбирайся, кто это. − Фыркнула Иринка, выкидывая огненный сгусток. Рамигор поймал его. − И этого забирай! − Рамогор поймал еще один огненный сгусток, и она исчезли в его руках.
− Первый, это чья-то кукла, а второй, это глупый дракон. − Произнес Рамигор. − А зверь где?
− Откуда ты про него узнал?
− Его дракон видел вместе с тобой.
− Он останется со мной. − Ответила Иринка.
− Твое дело. − Ответил он и сел на пол. − Зачем ты меня оскорбляешь, Иринка? Ты же злилась на меня так, что я едва выдержал!
− Злилась? Это я на тебя злилась? Или не я? Я не знаю, что здесь происходит! − Она вскинула вверх руки и огненный шар вылетел из ее тела в потолок, где тут же взорвался, вызывая пожар.
Рамигор вскочил и пронесся к Иринке.
− Я все понял, это драконы, Ирин! Драконы. Они атаковали тебя, ты... Закрой глаза, Иринка. Закрой глаза, и слушай только мой голос!
Она сделала, как он сказал, и ощутила, как сила вошла в ее голову. Сила Золотого Дракона. Он словно ласкал ее, успокаивал, а затем все вокруг нее исчезло, и осталось только огненное поле. Огромное, безграничное, занимавшее половину всего пространства.
Она стояла в этом поле, но огонь не жег. Рядом возник Рамигор.
− Все, Ирин, здесь нам никто не помешает.
− Что происходит? − Спросила она. − Я не понимаю ничего!
− Ты сейчас во мне, Иринка. Внутри меня. Это виртуальный мир, в него никто не может попасть кроме меня и того, кого я сюда впущу. Здесь больше никого нет.
− А огонь откуда?
− Это видимость, а не огонь. Ты же знаешь Знак моего отца.
− Да. И что теперь? Что мне делать?
− Нам надо поговорить. Но без твоих криков. Прошу тебя. Это все этот мир, в который мы попали. Я думал, ты защитила себя, но ты не распознала атаки.
− Они напали на нас? Да?
− Да. Но здесь идет война, Иринка. Не такая как в других мирах. Здесь правят Боги, Ирин. Существа, которые выше нас по разуму.
− Ты серьезно?!
− Да. Я впервые столкнулся с ними.
− Значит, они нас захватили? Да?
− Нет. Пока еще нет. Я держу себя. Тебя они захватили, но ты что-то сделала, что сумела освободиться. Видимо, в том месте, где вулкан возник. Мы сейчас в мире Арэкса. Арэкс − это Бог. Он полностью управляет этим миром, и это он пытался тебя захватить.
− Он утащил меня с другой планеты. Я никогда раньше не видела таких перемещений.
− Это были видения, а в действительности они используют обычную телепортацию.
− Они? Их много?
− Шестеро. Самые сильные − Арэкс, Харсед и Биларг. Есть еще Той, Новер и Мангос. Они на безжизненных планетах.
− Как это на безжизненных?
− Это то и есть самое интересное. Собственно, все эти существа − планеты. В этой системе четырнадцать планет, шесть из них имеют разум, а на двух есть жизнь на поверхности. Наиболее развитая на Биларге. Это там, где мы вылетели. Арэкс находится несколько дальше от звезы, а Харсед ближе. Трое остальных, это спутники. Той − спутник Арэкса, Новер и Мангос − спутники Биларга. Харсед − самый старший из них. Внутри него есть целый мир виртуальности. Такие же миры есть у каждого Бога.
− А война, о которой ты говорил?
− Это война Арэкса и Биларга. С Арэксом в союзе − Той, с Биларгом − Новер и Мангос, а Харсед как бы вне войны, но я не уверен.
− А рэкталы как с ними связаны?
− Они появлялись здесь пару тысяч лет назад, перевернули все вверх дном, едва не прикончили всех богов, а потом улетели. Видимо, поняли, что боги эти сами планеты. Я это тоже не сразу понял. Они знают о нас и знают, что мы прилетели из другой галактики. Я сейчас думаю, не воспользоваться ли методом рэкталов.
− Каким методом?
− Таким. Рвать когти отсюда, пока не поздно.
Иринка усмехнулась.
− Ты их испугался, Рамигор? Невозможно поверить, что ты кого-то испугался!
− Мне они не столько страшны, сколько не охота оказаться в плену. Мы не знаем, можно ли договориться с этими богами и какие у них цели. Но нам пора возвращаться на Биларг, так что тебе надо решить, что делать с твоим зверем. Он ведь у тебя сейчас?
− Его можно выпустить здесь? Я хочу с ним переговорить, но так, что бы никто не видел.
− Я не смогу не увидеть.
− Ты просто спрячься, и что нибудь поестественней изобрази.
Иринка улыбнулась, Рамигор исчез, а вместо огня вокруг нее оказалась зеленая лесная поляна, голубое небо и теплое солнце. Сверкнула молния. Зверь оказался в траве и вздрогнул, оглядываясь. Он замер, увидев перед собой Иринку.
− Тебе ничего не угрожает. − Произнесла она.
− Что это значит? Где я?! − Зарычал зверь, подымаясь и оглядываясь.
− Я хочу, что бы ты рассказал об Арэксе. − Произнесла Иринка. Зверь замер, глядя на нее. − Ты ведь знаешь его, ты ему служил.
− Да, я ему служил. И я знаю, что ты враг всех Богов!
− Твой вывод неверен. Если бы я была врагом всех богов, меня давно убили бы. Защитить то было бы некому. Так что, есть такие боги, которым я вовсе не враг. Или же я сама бог, коли никто другой убить меня не может. В любом случае, это я тебя вытащила из пропасти, а не твой любимый Арэкс. И я остановила дракона, когда он побежал за тобой.
− Его убили люди, я это видел!
− Ты забыл, что было перед этим? Все. Достаточно. Рамигор, верни его в тот мир.
− Не слушай это чудовище, Рамигор! − Взвыл зверь.
− Ты явно обкурился, малец. − Прорычал Рамигор. − Она моя жена, и не тебе здесь командовать!

Рамигор оставил после себя зверя, а сам молнией взлетел над планетой. Через мгновение с планеты возник луч биополя, который препятствовал полету и затягивал назад. Над планетой сверкнула звезда, в которой появился небольшой космический корабль, и тут же включилась блокировка биополя.
− Выключи свою шарманку, Арэкс, иначе, я включу свой прибор на всю планету, и ты сдохнешь! − Зарычал Рамигор. Радиосигнал ушел к планете.
− Ты блефуешь, зверь!
− Дуракам закон не писан. − Фыркнул Рамигор и переключил стабилизатор на больший радиус. Он охватил всю планету и околопланетное пространство и через пять секунд выключился.
Рамигор сидел перед экраном и смотрел на мир, что был внизу. Голоса Бога больше не было. Не было никаких биополевых воздействий. А на планете появились красные трещины, которые за несколько секунд покрыли мелкой сетью всю поверхность. Дым и пар поднялись в небо и закрыли всю поверхность.
"Ты убил его, зверь!" − Возник голос на биополевых волнах.
"Я сделал то что ты просил, Биллинг, Арэкс больше не будет нападать на тебя. А теперь прощай."
Корабль сверкнул и исчез в сверхсветовом прыжке.
Рамигор следил за приборами. Через несколько секунд корабль выскочил в космосе, и перед ним оказалась звезда, а рядом планета. Все та же планета, что и была.
"Ты теперь не сбежишь от меня!" − Взревел голос.
"Ты тоже желаешь смерти, Биллинг? Ну, как пожелаешь." − Ответил Рамигор, включая стабилизатор.
Сила, притягивавшая корабль к планете исчезла, а через мгновение вокруг полыхнул огонь, и корабль оказался в центре мощнейшей вспышки сверхновой звезды. Рамигор больше не был человеком, его корабль прекратил существование, а он сам вылетел из звезды в виде потока энергии с мощным выбросом, летящим почти со скоростью света.
Прошло несколько минут, от потока отделился сгусток и понесся дальше с прежней околосветовой скоростью. Звезда быстро удалялась и, наконец, обратилась в яркую точку на фоне черного космоса.
Огненный сгусток затормозился, а затем исчез во вспышке сверхсветового перехода.


Вокруг Иринки все изчезло и остался только один огонь. Она обернулась, некоторое время выискивала Рамигора. Он объявился рядом с ней в своем виде Золотого Дракона и лег в огненных языках пламени.
− Что-то не так, Рамигор? − Спросила она.
− Да. Все изменилось. Мы были внутри монстра, Иринка. Полностью, вместе с теми планетами. И этот монстр − сама звезда.
− А сейчас мы где?
− Надеюсь, что мы вырвались. Я включил сверхсветовой прыжок из этой дьявольской галактики. Никогда не думал, что звезды могут оказаться разумными! Надеюсь, мы вырвемся. Это чудовище пострашнее любого дракона.
− А если оно пойдет по следу?
− Мы летим в пустое место космоса. Когда вылетим, я сделаю еще несколько обманных маневров, что бы ни на кого не наткнуться. Если он полетит за нами, думаю, мне удастся его обмануть. В конце концов, заведем его куда нибудь подальше.

Рамигор не дожидался окончания прыжка. Через несколько дней он оборвал его так, что корабль вылетел в случайном месте в радиусе в миллион световых лет от места старта. Он еще несколько раз проводил подобные маневры, прыгал в пустые места, петляя по случайной траектории скачками по несколько миллионов лет. Почти все это время драконы спали. У них не было необходимости сидеть в пустом корабле и ничего не делать.


Очередной прыжок закончился в крупном звездном скоплении. Рамигор оставил корабль висеть меж звезд, до ближайшей из которых оказалось около полутора световых лет, и отправился отдыхать. Иринка по прежнему оставалась в его внутреннем виртуальном мире. Дракон не желал рисковать.
Утро (если в космосе вообще его можно определить) для Рамигора начиналось с проверки состояния корабля и окружающего пространства. Компьютер передал сообщение, что рядом никого не появлялось, и Дракон взялся за проверку данных звезд, находившихся вокруг.
Рамигор не мало раньше занимался астрономией и вел наблюдения, отмечая для себя знакомые галактики. Ему, конечно, могли подсунуть ложное небо, но обмануть имитацией его вряд ли кто нибудь сумел бы. Небо должно было быть настоящим, что бы Рамигор принял его за таковое.
Приборы продолжали фиксацию самых разных звезд и галактик. Рамигор смотрел данные и отмечал для себя, что могло быть правильно, а что нет. Он обнаружил и свою галактику и галактику, откуда произошла Иринка. Все данные совпадали с достаточной степенью точности. Галактика Иринки была значительно ближе. Именно она и была первой целью, хотя, Рамигор собирался лететь и в свою. Надо было передать отцу все данные, делать же это с помощью автомата он не собирался. Автомат мог попасть в чужие лапы.
Компьютер выдал предупреждение. Рядом возник новый объект, до него было совсем недалеко, всего половина световой секунды. Неизвестный стоял на месте. Рамигор некоторое время наблюдал за ним. Системы его корабля отфиксировали луч радара и перекомпенсировали отражение. Так же была перекомпенсирована и волна отражения сканера. Противник не должен был знать. Рамигор же пользовался пассивным сканером и некоторое время наблюдал за точкой чужого космического аппарата. Система оптического слежения, наконец, выискала его на фоне неба. Пришелец явно не жалел энергии и светился множеством окон. Аппарат имел довольно крупный размер и рассылал сигналы разных типов и во множестве диапазонов. Словно дикарь явился в лес, начал кричать и беситься, привлекая к себе внимание.
Импульсы сканера следовали через каждые пять секунд, радар работал явно на меньший радиус, его частота составляла пять импульсов в секунду и дальность соответствовала одной десятой световой секунды.
Рамигор выбрал момент и как только очередной импульс сканера прошел, обратился в энерговолну, которая за полсекунды пронеслась к кораблю. Сканер еще не включался, Рамигор в течение двух секунд провел свое исследование корабля и объявился в одном из помещений в виде существа, похожего на тех, кого он встретил на корабле. Часть этих существ сидела в клетках, и Рамигор оказался рядом с ними, используя для своего вида их генокод. Через мгновение он перенесся в пустую камеру, сел там подобно тем существам, что находились в других.
Возникла новая волна сканера. Рамигор не думал о том, каково отражение будет от него. Оно стало таким же, как и от существ в соседней камере. Сканер продолжал работать. Снаружи стяла тишина, и ничто не выдавало Рамигора. Возможно, позже, когда он окажется среди чужих, его обнаружат, но там можно что-то придумать. В конце концов, сбежать он сумел бы наверняка.
Прошло около получаса. Свет внезапно заморгал. Послышался шум в соседних камерах, затем вой и крики на незнакомом языке. Рамигор некоторое время силился его понять, но так и не сумел.
В коридоре меж камер вскочили новые существа. Второй вид, что Рамигор встретил в корабле, и на этот раз Рамигор понял их язык − язык эртов. Приказ требовал замолчать, но не был исполнен.
Два эрта оказались недалеко от камеры Рамигора, один из них на мгновение остановился, глядя на него, затем скрылся. Шум постепенно стихал, но свет все еще мерцал.
Эрты заставили пленников замолчать, но не на долго. Возникший удар и скрежет тут же привел пленников в бешенство, и они вновь шумели и кричали. Свет внезапно погас совсем, включились только слабые аварийные лампы.
− Что за черт. Марх, проверь! − Послышался голос эрта сквозь рев пленников. Эрты уже не кричали на них, не заставляли молчать. Они сами были чем-то напуганы. Один из них оказался напротив Рамигора, и в этот момент возник новый удар. Пол содрогнулся и эрт не устоял на ногах, от чего тут же выругался, переводя ругань на Рамигора.
Тот сидел как и прежде, лишь держался за нары, что бы очередной толчок не свалил его на пол. Рамигор не кричал, и эрт ощутил в этом какую-то угрозу. Он скрылся за углом, а там продолжались крики и вой.
Новый удар сопровождался еще большим грохотом, а так же отключением искусственной гравитации. Вой пленников усилился, но в нем слышались нотки торжества.
И тут послышался вой и крик эртов. Это был крик ужаса. К камерам ворвались какие-то существа, которые тут же накинулись на эртов. Один из них оказался рядом с камерой Рамигора, открыл ее и попытался влезть, но Рамигор выдернул из-за пояса маленький ножик и ударил эрта в зад. Тот от неожиданности вылетел из камеры и в ту же секунду на него набросились два рыжих зверя.
Лайинты.
Эрта растерзали на глазах Рамигора. Лайинты взвыли, одна из них обернулась к Рамигору и, казалось, на ее морде было написана улыбка. Рыжий зверь поднялся, прошел к решетке и с некоторым удивлением обнаружил ее открытой, затем взглянул на эрта и заговорил что-то на языке тех людей.
Лайинта не закончила фразу, обернувшись к Рамигору.
− Вот тебе раз, он и не понял языка. − Произнес зверь на своем, лайинтовском.
− Я того языка и не понимаю. − Произнес Рамигор.
− Ау! − Зверь прыгнул к Рамигору, и он вряд ли бы оставил этот прыжок без ответа, если бы не видел, что лайинт чему-то радуется. − Идем! − Произнес он, беря Рамигора за руку. − Ты что, хочешь остаться в клетке? − Возник недоуменный вопрос. − Не бойся ты! Ты еще найдешь свою подружку. Может, она даже среди наших, идем же!
Рамигор пошел, наконец. Он видел, что лайинты уже вытащили всех пленников из клеток. Те были этому только рады.
Крейсер лайинт, как оказалось, разбил транспортник эртов, на котором те везли рабов и пленников. Пленники и рабы были освобождены и переведены к лайинтам, а эртов живых и мертвых бросили посреди космоса, после чего взорвали вместе с кораблем.
Рамигор был не особенно рад подобному положению. Впрочем, о войне эртов и лайинт он знал не мало, и ждать, что лайинты пожалеют эртов не приходилось.
− Странно, что ты их жалеешь. − Послышался голос рядом. − Ты жил у них, что ли?
− Я жил сам по себе. Не у них и не у вас. − Ответил Рамигор, обернувшись. Рядом с ним стояла женщина, если так можно было назвать самку существа, каким оказался Рамигор. − В своем виде ты выглядела лучше. − Произнес он.
Лайинта была явно смущена подобными словами и отступила.
− Если ты жил не у нас, тогда, откуда у тебя могла быть лайинта? − Спросила она.
− Вот уж глупее вопроса не слыхал. − Фыркнул Рамигор. − У меня не было лайинт. Моя подружка − это моя жена, и она принадлежит моему виду, а не вашему.
− И как это я не догадалась? − Произнесла она, говоря слова со странным акцентом. − Ты ничего не хочешь мне сказать?
− Хочу. − Ответил Рамигор. − Оставь меня, пожалуйста.
В лайинте на мгновение вспыхнул гнев, который она тут же подавила, затем развернулась и пошла прочь.

Время на крейсере лайинт тянулось довольно долго. Он вошел в сверхсветовой прыжок и несся куда-то уже третьи сутки. Лайинтам, казалось, доставляло удовольствие обхаживать своих пленников, и те довольно весело проводили свое время. Рамигор, впрочем, не видел никакого веселья, и оно его больше раздражало, чем радовало. Был в этом какой-то подвох, странное предчувствие.
Прыжок закончился, затем начался второй. Он был столь же длинен, как и первый. За прошедшие дни Рамигор так и не сумел понять, что же действительно скрывалось под всей этой шумной компанией. Можно было подумать, что здесь не боевой крейсер, а прогулочный корабль.
Перед самым выходом из прыжка, лайинты сбили с себя веселое настроение. Всем было приказано пройти по каютам, где каждое существо имело собственное место, которое одновременно было и спальным и противоперегрузочным приспособлением.
Рамигор так же оказался в лежачем положении. Лайинты объявили, что это необходимо, так как они входили в опасную зону и кораблю могло потребоваться резкое маневрирование.
За время своего пребывания на крейсере, Рамигор понял, что "резкое" не то слово. Корабль имел конструкцию, которая позволила бы выдержать ускорения превышающие возможности всех существ, за исключением лайинт.
Выход из прыжка, затем новый прыжок на несколько минут, вслед за ним короткий на долю секунды. Крейсер, очевидно, пришел к планете или базе в космосе. Жестких ускорений не было, по внутренней трансляции пришел сигнал с сообщением о прибытии на место, и всем дали разрешение покинуть каюты.
Рамигор остался на месте. Ему не хотелось уходить, и он лежал, глядя в потолок. Дверь его каюты открылась и закрылась. Рядом объявился рыжий зверь, в котором ощущалась агрессия.
− Пришел твой конец, шпион. − Произнесла лайинта.
− Значит, ты решила меня убить? − Спокойно просил Рамигор. − Полагаю, ты не обидишься, когда окажешься убитой сама?
− Ты, глупый, думаешь, что способен убить лайинту?! − Зверь рассмеялся. − Ты не сможешь этого сделать даже из пушки!
− Есть более действенное оружие. − Произнес Рамигор. − Хочешь ощутить страх, девочка? Тогда слушай. − Рамигор перешел на язык эртов и произнес: − Энергия Пространства.
Лайинта вздрогнула. В ней возник настоящий ужас. В этот же момент ее когти вошли в грудь Рамигора.
Удар отбросил зверя. Голубая молния оплела ее тело, и она взвыла, обращаясь в существо, подобное тому, каким был Рамигор. Собственно, она стала таким же, а он поднялся и обратился в лайинта.
− Забавно, не правда ли, девочка? − Произнес он.
Она вскочила, метнулась к дверям, но те не открылись. Удар лбом в металл стал для нее сущим кошмаром. Лайинта ощутила боль, свалилась на пол. Рамигор поднял ее и одним движением уложил в кресло-кровать, в котором лежал до этого момента.
− Правда, здорово? − Спросил он.
− Не убивай! − Завыла она.
− Разве я могу пожалеть шпиона? − Зарычал Рамигор. На его лапах оказались когти. − Прощай, девочка. Была бы ты умнее, осталась бы вива.
− Я буду служить тебе! − Закричала она.
− Будешь. Обедом. − Когти вошли в горло существа, и это стало его концом. − Прощай, враг. − Произнес он.
Рамигор отошел в сторону. Есть этого зверя у него не было никакого желания. Он открыл дверь и замер, увидев перед собой командира лайинт.
− Ты слишком долго возишься, Айма. Он мертв?
− Мертв. − Произнес Рамигор.
Лайинта, казалось, не поверила. Она вошла в каюту и несколько мгновений смотрела на мертвое тело существа, затем на Айму.
− Иди за мной.
Рамигор двигался вслед за лайинтой почти как зомби. Он не думал ни о чем, лишь изредка в нем возникали мысли о совершенном убийстве, но он не жалел об этом. Война есть война. Каковы бы ни были его собственные чувства, он должен был...
Лайинты собрались в небольшом зале. Теперь Рамигор видел всех. Он знал их всех, хотя вряд ли бы смог сыграть ту, которую убил при близком контакте. Командир указал Айме сесть на одно из мест, а сам встал перед лайинтами.
− Мы прибыли к планете с кодовым названием Е-24. Эрты о ней не знают, поэтому сама планета находится в режиме полной стабилизации. Там каждый из вас должен будет принять вид кого либо из существ, подобных тем, что мы привезли с собой. Они высадятся туда вместе с вами. Секретность должна оставаться на высшем уровне.
Командир продолжал свою речь. Рассказывая о планете, о том, как и где можно получить поддержку лайинтам. Он указывал на то, что главной целью является не подготовка к войне, а размножение. Сама же подготовка велась в других мирах, и туда отправлялись корабли с лайинтами, где они и проходили подготовку и обучение. Е-24 мирная планета...

Танки прогрохотали по улице перед колонной пленников, которых вели через город. Несколько десятков вооруженных человек сопровождали разношерстную группу, в которой были и замаскированные лайинты. Рамигор "маскировался" под самого себя. Еще перед самым захватом командир интересовался, сумеет ли Айма сыграть это существо, и "она" ответила достаточно спокойно, что да. Рамигор потерял свою подругу из-за этого был довольно печален, к тому же, он не знался ни с кем, и разыграть его не составляло особого труда.
А сейчас Рамигор шел среди людей. Лайинт среди них не было. Четверо из них находились в виде полубыков-минотавров. Остальные, в том числе и командир крейсера, выглядели подобно зверям и шли на четырех лапах, но все они лишь отдаленно напоминали лайинт по своему виду. Цвет шерсти у всех был либо черный, либо серый, а у двоих были небольшие белые пятна. Рамигор не знал, были ли они у настоящих или у поддельных зверей.
Группу провели дальше, когда колонна танков проехала мимо. Слова о "мирной" планете показались насмешкой. Впрочем, пока еще не было ничего ясно. Высадка могла производиться на военной базе, где танки не были чем-то особым.
Движение колонны продолжалось. Город остался позади и теперь пленников вели по пыльной дороге. Кое кто изредка что-то говорил. Надсмотрщики не мешали этим разговорам, но поторапливали пленников. Оружие в руках людей напоминало своим видом автоматы и, очевидно, любая попытка к бегству закончилась бы кровью.
Рамигор вспоминал о космосе, о том, как происходил захват. Лайинты не сопротивлялись атаке. Крейсер был захвачен сразу же и несколько десятков "пленников лайинт" были выданы нападавшим с уговором, что крейсер будет отпущен. Рамигор не знал, ушел ли корабль лайинт назад. Здесь явно велась своя игра, и наверняка пленники были фальшивыми.
Впереди появился лес. Кто-то уже поговаривал о побеге, но совсем тихо. Охранники не особенно думали о безопасности, и вскоре стало ясно почему. Граница леса была просто утыкана множеством постов. Вдоль дороги располагалось множество воинских частей, в том числе танков. Бежать в таком положении было невозможно. Разве что лайинтам, но те имели совсем иные задачи. Первой задачей было вхождение в местную жизнь и не имело значения каким образом. Главное было выжить. А освободиться они смогли бы и потом, когда все уляжется, когда найдется возможность.
Вечером всех загнали в хорошо охраняемый лагерь и в большой барак. Там оказалось достаточно мест для всех, поместилось бы и вдвое больше. Рамигор оказался на лежанке, установленой прямо на земле. Лежанка представляла собой пару широких досок, хорошо подогнаных в центре. Под голову была прибита еще одна доска. К каждой лежанке прилагалось одно грубое полотно, которое можно было использовать либо как покрывало, либо как подстилку. Рамигор выбрал второе и лег не особенно раздумывая. У него была достаточно теплая одежда, к тому же, лайинтам совсем не грозило замерзнуть.
Его разбудил чей-то голос. Рамигор увидел человека, который что-то говорил, но не понял слов. Человек что-то еще говорил, показывая в сторону, а Рамигор только хлопал глазами. Незнакомец не стал ничего дожидаться и ушел. Обнаружив, что все куда-то пошли, Рамигор сам направился в ту сторону и вскоре понял в чем причина.
Пленникам привезли ужин и вскоре в руках Рамигора оказалась тарелка, ложка и кружка. В тарелке была похлебка с довольно приличным количеством гущи, в кружке оказался какой-то компот, и он не особенно раздумывая съел все, затем вернул кружку, ложку и миску, как это делали те, кто поужинал. Человек, принимавший посуду, что-то спросил, но Рамигор не ответил, мельком взглянув на него. То был какой-то местный солдат, и в нем возникло недоумение от того, что человек не ответил на его слова.
Утром поход продолжился. Пленников вновь выстроили в колонну. Впереди вели четвероногих, вслед за ними людей и самыми последними шли минотавры, которых для порядка связали по рукам.
Лес закончился, и дорога вновь шла через поле. Изредка над ним пролетали самолеты. Они направлялись в одну и ту же сторону, а обратно никто не летел. Пленников остановили один раз в полдень недалеко от лагеря, что раскинулся прямо в поле. К ним проехали две машины, в которых привезли обед. В одной из машин был взвод солдат, принявших под охрану пленников, пока обедали конвоиры. Затем обе группы следили за пленниками, пока те обедали. И, наконец, вся группа вновь была выстроена и направлена дальше, а машины уехали.
Кто-то из минотавров был чем-то недоволен. Его рев и крик закончились грохотом автоматных очередей, после чего существо пришло в надлежащий вид, было связано и отправлено в общую колонну.
А вечером колонну разделили. Минотавров принял под охрану приехавший на машинех взвод солдат, и их повели на юг. Людей и зверей под охраной проводили дальше, но через полчаса была отделена группа зверей и остались одни люди. Теперь их вел только один взвод охраны и вскоре группа оказалась в лагере, где ее построили перед какими-то шишками.
Человек в мундире долго что-то говорил, потом пленников построили в очередь и они шли мимо столика, за которым сидели два офицера. Один что-то спрашивал, другой записывал. Когда же очередь дошла до Рамигора, он молчал, слушая слова офицера. Тот что-то спрашивал и был явно разозлен молчанием. Заговорил пленник, что был позади. Злость офицера куда-то пропала, он отдал приказ двум охранникам, Рамигора отвели в сторону и усадили на землю.
Когда все пленники прошли, отвечая на вопросы, Рамигора подняли и повели вслед за всеми отдельно. Пленники были препровождены в барак, а Рамигора повели дальше и вскоре он оказался в доме, более похожем на приличное жилище, нежели барак, в котором оказались остальные люди.
Рамигора посадили в клетку, где и закрыли. Два охранника по прежнему оставались рядом. Затем появились несколько человек в формах и без. Они говорили о чем-то, спрашивали Рамигора, но тот не отвечал, пока не понимал.
− Ты понимаешь этот язык? − Спросил человек, коверкая язык эртов.
− Немного понимаю. − Произнес Рамигор.
Люди тут же пришли в движение.
− Назови свое имя, и отвечай, почему ты не знаешь свой язык?
− Я знаю свой язык, но я не знаю ваш. − Ответил Рамигор. − Я − Рамигор, Золотой Дракон.
− Значит, ты жил у эртов?
− Нет. Они поймали меня в космосе. Потом нас освободили лайинты, потом поймали вы. Я требую, что бы вы освободили меня и немедленно.
Переводчик заговорил с другими людьми, среди них послышался смешок. Они некоторое время обсуждали пленника.
− Что значит "Золотой Дракон"? − Спросил человек.
− Это часть моего имени. − Ответил Рамигор.
− В каком ты звании?
− Я не буду отвечать, пока вы не освободите меня. Ваше варварское отношение к пленникам означает, что вы воюете с людьми, со своими кровными братьями. − Рамигор замолк на мгновение. − Вы собираетесь выполнять мое требование?
− Тебя поймали на корабле лайинт... − Заговорил человек.
− Вранье. − Тут же перебил его Рамигор.
− Что? Ты сам это сказал!
− Вранье!
− Тогда, откуда ты взялся?
− Я уже ответил откуда. Меня поймали эрты в космосе. Потом лайинты и вы. Я знаю, что вы служите эртам и лайинтам.
− Эрты и лайинты воюют друг с другом, и ни те ни другие нам не друзья!
− Что такое "друзья" вы вообще не знаете, вы воюете со своими собственными братьями, так что закрой свою пасть, недоносок!
− Ваши слова означают только то, что вы враг. − Произнес человек. − Если вы не извинитесь, вы отправитесь в лагерь на пожизненные работы в пользу общества...
− Ваше общество воняет хуже тухлых яиц и гнилых помидор. Я видел, на чем оно у вас держится, на дулах автоматов и танков. Можете не сомневаться, ему скоро придет конец.
Переводчик заговорил с другими людьми, и те решили судьбу Рамигора почти сразу же. Его вывели из клетки и связали.
− Ты отправишься в Долину Смерти. Там ни один узник не продержался больше пяти лет. − Произнес переводчик.
− Ты запустил свои часики, придурок. − Произнес Рамигор. − Не пройдет и пяти лет, как ты сдохнешь.
Рамигора ткнули в спину, и он едва не свалился. Его вывели из здания, а там передали в руки новым охранникам вместе с предупреждением об опасности пленника.

Почти целый месяц Рамигор пробыл в шахте, где вместе с двумя десятками узников долбил камень. Он не было похож ни на какую руду. Вскоре стало ясно, что пленники долбили подземный тоннель. По какой причине не использовалась техника, Рамигор не знал. В руках людей были кирки и лопаты. Камни вывозили на тележках по узкоколейке, что строили вслед. За этот месяц Рамигор кое как научился местному языку. Узники говорили не охотно, но в один из дней они переменили свое отношение к Рамигору, когда тот подрался с охранником. В тот день Рамигора едва не убили и все закончилось его "отлеживанием" в течение суток, после чего его вновь погнали на работу, не глядя на "хромость" и отеки под глазами.
Новая стычка произошла совершенно случайно.
Рамигор уронил камень, не докинув его в тележку. Камень раскололся, и кусок попал по ноге охраннику, что стоял рядом. Тот тут же взъярился, сбил Рамигора с ног, два раза ударил его плеткой, но третий раз не успел. Рамигор метнул камень, попавшийся под руку, и попал охраннику в лоб. Человек отпрянул, а Рамигор поднялся на ноги.
Началась драка, в которой Рамигор отходил охранника с такой яростью, что человек едва остался жив. К месту стычки прибежала охрана, Рамигора оторвали от человека и избили не меньше, но кости его остались целы. Охранника же увезли с переломами, с множеством синяков и ссадин. Он уже не помнил, что произошло и не мог говорить.
В этот же день избитого Рамигора доставили к начальнику охраны, и тот долго ругался и кричал. Рамигор слушал все эти слова, затем повалился, делая вид, что теряет сознание.
Его увезли и бросили в шахте, где валялось несколько полусгнивщих трупов. Двое охранников разрядили ему в грудь по два патрона и оставили.
Они уходили назад, и Рамигор еще раздумывал, что делать. Времени не оставалось. Он тихо поднялся и метнул вслед людям две стрелы, которые тут же впились в горла двух человек. Охранники повалились, захрипев. Ни один из них не додумался выстрелить, что бы кто нибудь услышал. Впрочем, вряд ли бы кто пришел. Место здесь было совсем глухое.
Рамигор добрался до охранников, стащил с одного из них форму, второго оставил лежать, а того, что был в форме нарядил в свою драную одежду и привел в "надлежащий" вид. Тело было брошено в закоулке и в нем появились четыре отверстия от пуль. А в горле второго охранника оказался нож. Через полчаса Рамигор оказался в "шоковом" состоянии и сумел сказать лишь о мертвом втором охраннике, которого кто-то убил в тоннеле.
Однако, этим "кем-то" посчитали самого Рамигора, вернее, того человека, которым он стал, и начальник охраны долго пытался добиться от него правды, пока Рамигор совершенно не озверел от побоев. У него уже не было выбора.
Начальник охраны захрипел от удара ладони в горло. Рамигор развернулся и сбил с ног охранника, что стоял рядом. Двое двугих выхватили оружие, но не успели, Рамигор ушел в сторону и пули попали в стену. В то же мгновение в двух охранников влетели два скальпеля, что попались Рамигору под руки.
Третьим скальпелем он проткнул руку третьего охранника, что подымался с пола и хватался за оружие. Рамигор вскочил на ноги. Оружие охранника оказалось в его руке, и он увидел лишь ужас на лице врача, что забился в угол. Пуля вошла в голову охранника, что корчился на полу, пытаясь выдернуть скальпель из своей руки.
− Не лезь в драку, доктор, и останешься жив. − Произнес Рамигор. Он проскользнул в дверь и тут же раздался грохот выстрелов. Охранники, бежавшие к медпункту свалились замертво. Рамигор забрал их оружие и двинулся дальше. По шахте разносился сигнал тревоги, но это уже ничего не значило.
Рамигор знал свое дело. Блокировка поля, конечно, мешала и ему было сложно оценить обстановку, но он знал примерное расположение шахт и тихо двигался вперед, направляясь месту, где держали пленников.
Охранник увидел его и ничего не понял. Сделал лишь шаг вперед и тут же захрипел, когда нож воткнулся в его горло. Второго на месте не было. Видимо, он ушел куда-то. Рамигор быстро пронесся вперед, схватил ключи у убитого человека и подошел к решетке, за которой сидели люди.
Замок шелкнул и решетка скрипнула.
− У вас есть шанс выбраться отсюда. − Произнес Рамигор.
− Кто ты такой, и почему мы должны тебе верить? − Спросил один из пленников.
− Ты совсем ослеп, Кронх. Я − Рамигор.
− Рамигор?!
− Да. Я уже прикончил несколько этих паразитов, в том числе и их начальника. Решай сейчас, времени нет!
− Хорошо. Мы идем... − Человек прошел вперед. Рамигор передал ему оружие. − Это тебе еще пригодится. − Сказал он.
Побег. В шахте было не так много охранников. В течение получаса освободившиеся заключенные перебили всех, затем Рамигор отправился наверх, на лифте. Он предстал перед охраной наверху, и те приняли его за своего... Зря.
Два ножа свалили двух человек, когда двое других отвернулись. Рамигор прыгнул вперед и ударами оружия оглушил еще двух охранников, затем запустил лифт назад. Знаком, что все прошло, было оружие, которое Рамигор сложил в лифте, и пленники тут же завладели им, а Рамигор тем временем перерезал горла двум оставшимся в живых охранникам.
Он двигался вперед бесшумно и быстро. Выход из здания так же охранялся, но стоявшие снаружи солдаты не видели, что произошло внутри. Когда лифт поднялся, Рамигор уже ждал подымавшихся людей.
− Тихо. − Произнес он. − Они еще не поняли, что произошло, подымайте остальных. Проверьте, что наверху, только без шума!
Рамигор не успел договорить. Снаружи раздался шум, и через несколько мгновений начался бой. Ворота открылись, но солдаты, вбегавшие в них тут же были вынуждены разбежаться. Рамигор промчался вперед и открыл огонь по солдатам, что пытались скрыться за углом.
− Вперед! − Крикнул голос позади. Пленники понеслись вслед за Рамигором, а тот выскочил из ворот и продолжил стрелять в другую сторону. Он пронесся вперед, перекатился по земле и заскочил за кучу камней, что лежала около дороги.
Солдаты оказались у него как на ладони и все оказались перебиты. По лагерю разносился вой. Рамигор вышел на открытое место.
− Собирайте оружие, пока не появились новые! − Выкрикнул он. Пленники выскакивали из ворот. Лифт поднял вторую группу, затем и третью.
− Как ты предлагаешь выбираться из лагеря? Здесь только один выход, и тот охраняется. − Спросил Кронх.
− Не знаю, как. − Ответил Рамигор. − Но вы можете вернуться назад, если боитесь умереть. − Добавил он, глядя на человека.
− Мы не боимся умереть, но ты же начал это имея какой-то план?
− Ничего я не начинал. Этот камень случайно упал, я оступился, когда кидал его. А дальше не знаю, что на меня нашло, когда этот недоносок набросился на меня.
− А потом? Как ты освободился?
− Они хотели меня убить. Послали в глухую шахту с двумя охранниками. Это и было их ошибкой. Это двое были мертвы первыми. Потом я переоделся в форму одного из них и пошел назад, сначала даже удалось разыграть их, меня не узнали, но отправили в медчасть, словно пострадавшего, а там объявился начальник, ну и сдох, а потом и другие...
− Командир, я знаю еще один выход. − Произнес какой-то парень.
− Ларекс? Какой выход? − Произнес Кронх.
− Однажды я подслушал охранников, они говорили, что тот темный тоннель уходит под гору и там есть шахта с выходом с той стороны.
− Они, наверняка, уже перекрыли ее. − Ответил Кронх.
− Или пустили в шахту отряд, который выйдет к нам в спину. − Произнес Рамигор. − Думаю, надо заблокировать лифт.
− Возможно, Ларекс прав, и выход через тоннель ближе.
− Не знаю, что лучше. − Ответил Рамигор.
В стороне послышался шум.
− К бою! − Воскликнул Кронх. Все разбежались. Четверо человек вместе с Рамигором залегли за кучей камней, остальные прятались за воротами шахты.
Появилась машина и из нее высыпали солдаты.
− Огонь. − Тихо произнес Рамигор.
Застрекотали автоматы. Солдаты попадали на землю, машина попятилась назад, но тут же взорвалась. Несколько человек выскочили из горящего грузовика и тут же попали под пули.
Раздался новый взрыв и на этот раз кузов машины разнесло мощным ударом. Стрельба закончилась. Рамигор вышел из укрытия, делая знак остальным не высовываться и прошел к машине, держа оружие на готове. Через минуту он понял, что опасности для людей нет. Лишь два солдата оказались живы, но они были тяжело ранены. Рамигор подозвал людей, и вскоре рядом оказалось несколько человек.
Они собрали оружие, кто-то хотел пристрелить раненых, но Рамигор не позволил.
− Почему? − Спросил Кронх.
− Они могут сказать, где здесь выход. − Ответил Рамигор. − Есть среди вас врач? − Он оглядел людей. Врача не было. − Врач есть в шахте, кто-то должен спуститься за ним.
− Он враг. − произнес Кронх.
− Наша задача сейчас вырваться отсюда, Кронх. А убивать врачей, это задача для уродов, а не для настоящих солдат. Ждите здесь, со мной пойдут только двое. − Рамигор подошел к командиру. − И не убивай их, они нам еще нужны живыми.
Рамигор ушел. Вместе с ним отправились два человека, и троица быстро спустилась в шахту, а затем нашли и врача. Тот так и оставался в своей конуре, боясь вылезти.
Появление Рамигора для него стало полной неожиданностью. Человек схватил оружие, но оно тут же вылетело из его руки.
− Вставай, доктор. − Произнес Рамигор. − Бери все что нужно, пойдешь с нами. Там раненые.
− Я не буду...
− Идиот. Там не только наши, там и ваши раненые. − Процедил сквозь зубы Рамигор. − Быстро, у тебя пять минут на сборы!
Человек больше ничего не говорил. Он взял инструмент, взял медикаменты. Рамигор и сам принялся за укладку, вложил в большой ящик множество самых разных инструментов, коробок, бинтов, ваты, когда ящик был наполнен, он приказал двум солдатам взять его и выходить.
− Твое дело − лечить людей. − Произнес Рамигор. − И не твое дело, ваши или не ваши. Ты жив пока исполняешь свое дело. Все понял?!
− Понял. − Проговорил тот.
− Иди за мной!
Они прошли в лифт. Рамигор некоторое время прислушивался к тишине, затем вошел в лифт, и тот пошел наверх.
Там еще было тихо. Время шло к вечеру, Кронх выставил дозор на крыше здания, закрывавшего шахту. Раненых оказалось одиннадцать. Вместе с ними двое чужих. Врач принялся за свое дело, и не говорил ни слова, а Рамигор оказался рядом с Кронхом.
− Что слышно?
− Пока все тихо. − Ответил командир. − Мы должны решить, кто будет командовать.
− Двух командиров мало? − Спросил Рамигор.
− Командир должен быть один.
− В таком случае, это буду я. − Произнес Рамигор. − Как старший по званию.
− Мое звание − капитан, а твое мне не известно.
− Я − Принц. − Произнес Рамигор.
− Как? − Не поняв переспросил человек.
− Принц. Мой отец − Император Саарингии. Вы можете командовать своими людьми, капитан, но только не мной.
С крыши спустился человек и подбежал к Кронху.
− Командир, там два танка! − Воскликнул он.
− Оставайтесь здесь. − Произнес Рамигор и прошел вперед.
− Куда ты пошел?! − Выкрикнул Кронх.
− Ждите! − Приказал Рамигор и унесся за здание.

Танки двигались по дороге, направляясь к шахте. Вслед за ними шли еще два грузовика с солдатами. Рамигор оказался в кустах и некоторое время двигался почти без шума. Он оказался рядом с первым танком и метнул под него гранату. Взрыв сбил гусеницу, но этого хватило, что бы машина застряла. Второй танк тут же пошел в обход. Машины остановились, солдаты выскакивали из нее и выстраивались в линию.
Рамигор поднялся из кустов. Его оружие уже было готово стрелять, и несколько пуль тут же достались двум лейтенантам, что командовали солдатами. Ответный огонь был открыт по кустам, но Рамигор метнулся в сторону, пронесся словно зверь. Солдаты закричали, Рамигор оказался рядом со вторым танком и ничуть не боясь вскочил на него, открыл люк и прыгнул внутрь.
Танкисты дрались как звери, но справиться с лайинтом они не могли. Рамигор оказался за управлением боевой машиной, развернул пушку и выстрелил по одной машине. Танк в этот момент рванулся вперед. Рамигор держал управление одной рукой, а второй взялся за пулемет и выкосил нескольких солдат врага.
Пушка танка, что был с подбитой гусеницей, оказалась направлена на машину Рамигора, но выстрелить он не успел. Танк Рамигора столкнулся со вторым. Что там было с людьми, Рамигор мог представить по тому, что стало с ним и телами мертвых людей. Их бросило с огромной силой на стены.
Рамигор отъехал назад и выстрелил из пушки по второму танку почти в упор. Снаряд выворотил башню первого танка.
В этот момент открылся люк, Рамигор увидел человека, который метнул внутрь гранату. Солдат не расчитал только реакцию человека, сидевшего внутри. Граната в ту же секунду вылетела назад и взорвалась над танком, скидывая "героя".
Пулемет вновь работал. Бой продолжался, а в этот момент послышались крики людей, и Рамигор увидел солдат Кронха. Те наступали, стреляя из своих автоматов.
Противник отступил. Кто-то убегал сам, другие вскакивали во вторую машину, и это было их ошибкой. Снаряд вошел в удиравшую машину прямой наводкой, и машина взорвалась вместе с солдатами, что оказались в ней.
Бой закончился. Рамигор заглушил мотор танка и выбрался наружу.
Рядом слышались крики людей, они радовались, размахивали оружием.
− Ну, Принц... − Проговорил Кронх, когда Рамигор подошел к нему. − Как тебе удалось его захватить?!
− Удалось. Надо вытащить из танка трех мертвецов. − Произнес Рамигор.
Люди были в веселом настроении. Рамигор отдал новый приказ, и его исполнили сразу же. В поле, где проходил бой, было собрано все оружие, а вместе с ним и раненые. Один из раненых попытался сопротивляться, в результате чего получил пулю в лоб. Остальные сопротивляться просто не могли.
− Меня учили драться с самого детства, капитан. − Произнес Рамигор. − Я знаю все виды оружия, могу драться и на мечах и на лазерных бластерах. Могу стрелять из лука, и могу управлять боевым космическим истребителем. Они просто еще не поняли, на кого нарвались.
Врач вновь занимался ранеными, а Рамигор добрался таки до тех, кто мог говорить, и начал свой допрос. Солдат не говорил ничего и только со злобой смотрел на своего врага.
− Я знаю метод, как заставить их говорить. − Произнес кто-то из солдат.
− Отставить все методы. − Приказал Рамигор. − Сколько у нас раненых, капитан?
− Четверо. Двое убиты.
Готовьте этих четверых к походу. А этих отправьте туда, к шахте. Врач за ними присмотрит.
− Их следует уничтожить! − Произнес Кронх.
− Уничтожать тех, кто не представляет угрозы, капитан, не есть дело настоящих солдат. Это занятие для преступников-убийц. Они раненые пленные, в соответствии с законом о положении пленных, им должна быть оказана посильная медпомощь. Вы меня понимаете, капитан?
− Никакого подобного закона не существует. − Произнес Кронх.
− Пока вы со мной, этот закон существует. − Ответил Рамигор. − Желаете уйти, так и скажите, мне самому проще уйти отсюда одному!
− Они выдадут нас!
− Ты глупец! Мы все здесь давно выданы! Кому они еще нас выдадут?1 Врачу, что ли?! Отправляйте их туда, куда я сказал! И я сам прослежу, чтобы к ним никто не прикоснулся!
Рамигор оставил капитана. Несколько человек вокруг слышали его слова, а затем принц принялся командовать солдатами, которые переносили раненых пленных в здание шахты. Врач все еще находился там, Рамигор сам отдал приказ и четверо раненых "своих" были направлены вслед уходившей группе.
− Вы останетесь с ними здесь, − произнес Рамигор, глядя на врача. − Здесь ваше место, и сюда скоро придут ваши, а мы уходим.
Рамигор знаком показал своим солдатам уходить, и те направились к выходу. Врач так и не сказал ни слова, когда Рамигор покинул здание оставив его наедине с двумя десятками раненых, но не убитых, солдат.

Группа шла в наступление. Танк двигался по дороге на малом ходу, разведчики шли далеко впереди и докладывали обстановку каждые десять минут. Становилось совсем темно, до границы зоны оставалось совсем недалеко, и там почти не осталось охраны. Лишь те, кто убежал с поля последней битвы, да местный гарнизон, состоявший из одного взвода охраны.
Танк остановился в километре от выхода. Рамигор двумя выстрелами сбил две вышки. Во тьме наступившей ночи это стало сигналом к наступлению. Атака стала полной неожиданностью для противника. Те считали, что ночью враг в наступление не пойдет. Танк двинулся вперед и противник отступил.
А в это время, в шахте появился отряд, пришедший из темного тоннеля. Они пытались подняться наверх, но лифт не работал. Рамигор позаботился об этом и вырубил все механизмы. Солдаты выбрались наверх своими силами и встретили только врача и раненых. Врач едва не оказался жертвой своих же, но те сумели сдержать себя, к тому же, в одном из раненых кто-то узнал знакомого, и тот подтвердил, что враг ушел, оставив их.

Рамигор несся вперед. Он искал командира отступавшей группы и вскоре обнаружил его. Никто из отступавших не ожидал наглости, с которой Рамигор накинулся на командира. Его целью были планшеты с картами, и Рамигор отобрав их помчался прочь. Стрельба вслед ничего не меняла, а несколько солдат, двинувшихся в погоню, нарвались на засаду и отступили.
Карта.
Рамигор добрался до капитана и передал ему захваченные карты.
− Я полагаю, с этим будет проще уйти. − Сказал он. − Вы можете уйти в горы. Впереди еще вся ночь, и тайком можно уйти довольно далеко.
− Почему вы говорите о нас, но не о себе? − Спросил Кронх.
− Потому что пришло время расставаться, капитан. Среди вас нет ни одного человека, кто мог бы вести танк. А танк через перевал не потащишь. Я поеду на нем и отвлеку их на себя. Им придется как следует попотеть, прежде чем сумеют меня взять. К тому же, я могу и уйти. А у вас будет время.
− Я думаю, ты зря это делаешь. Танк можно бросить и здесь.
− Тогда, они поймут, что мы где-то здесь ушли в горы и начнут поиски везде. А так, пока танк им мешает, они решат, что где-то рядом и остальные. Уходите. А моя дорога уходит туда. − Рамигор показал по проселку, изъезженному гусеницами танков и колесами машин. − Прощайте, капитан. Вряд ли мы еще встретимся, но как знать? − Рамигор улыбнулся, взобрался на танк и завел двигатель. Через несколько минут он скрылся за поворотом.


− Танк! − воскликнул постовой. − Это они! Звони быстро! − закричал он второму. Танк остановился, его пушка медленно повернулась.
− Командир! Командир! Они здесь! Танк!... − кричал солдат.
Выстрел. Грохот. Огонь. Будка разлетелась в клочья, а вместе с ними и солдаты. Танк двинулся вперед и направился дальше по проселку. Где-то там, вдали подымались по тревоге подготовленные к атаке части. Им были приданы в усиление вертолеты и четыре танка. Но время еще было в ночи. Танк шел в полной тьме и замер, когда над ним пронеслись вертолеты. Рамигор выбрался наверх и открыл огонь по летящим машинам из пулемета. Команды вертолетов сообразили, что прошли мимо, и начали разворот. Одна из машин взорвалась в воздухе, вторая нацелилась на танк ракетами, но выстрелить не успела. Пули пробили стекло кабины, убили пилота и его помощника. Вертолет накренился и рухнул в лес на склоне горы.
А впереди двигались четыре танка. Рамигор продолжал бой. Он пустил машину медленно в сторону, направил пушку на один из танков и выстрелил. Грохот взрыва возвестил о первой победе. Один из танков был подбит. Рамигор увел машину в сторону. Противник в ночи почти ничего не видел, а лайинт смотрел своими кошачьими глазами и для него все враги были как на ладони. Новый выстрел вывел из строя еще один танк. Два оставшихся открыли беспорядочную стрельбу в примерном направлении и начали отступать.
Третий выстрел, и третий танк оказался взорван. Оставшийся танк успел развернуться и пошел назад. Поддержки пехоты он не ждал, а Рамигор двинул машину вперед и через несколько минут нагнал противника. Четвертый танк вспыхнул от снаряда, а люди, выскочившие из него попадали подкошеные из пулемета.
Враг отступал. Танк продолжал двигаться вперед. Рамигор не видел больше техники. Он остановился около одного из танков, что был наиболее цел. Огонь на нем погас и через минуту дракон принялся за свое дело. Он перелил топливо из подбитого танка, полностью заполнив свой бак, перетащил снаряды и пулеметные ленты. В танке нашлись даже продукты, брошеные людьми. Рамигор забрал и их, после чего направил свою машину дальше.

Эта ночь стала кошмаром для нескольких застав. Танк являлся как призрак и расстреливал строения из тьмы. Солдаты, пытавшиеся сопротивляться не могли ничего сделать. На паре застав танк пытались встретить пушками, но первые же выстрелы Рамигора оставили пушки без расчетов. Орудия не сумели выстрелить. На следующей заставе было сделано более умно. В поле горело множество костров и танк не мог подъехать незаметно близко.
Рамигор открыл огонь издали. Сначала по базе, затем взрывы разметали несколько костров, но это мало что дало. Танк пошел в наступление. Появились пушки и два взрыва успели прозвучать совсем рядом, но стрельба Рамигора была более точной, и артиллерия противника была уничтожена, а дальше дело пошло только за пулеметом и редкой стрельбой. Танк ушел, разгромив еще одну заставу.

Утро наступало в полной тишине. Рамигор сидел в танке и дремал. Он слышал каждый шорох снаружи и проснулся, едва наступил рассвет. Над долиной неслось несколько вертолетов. Рамигор тут же открыл огонь. Он бил с меткостью, которой мог позавидовать любой. Три вертолета оказались сбиты почти сразу же, четвертый ушел в сторону, но едва он явился, пули настигли его.
Танк двинулся вперед. Несколько километров он прошел по дороге, пока вокруг не начались взрывы. Теперь его встречала мощная артиллерия, и было ясно, что где-то сидели наводчики. Рамигор покинул машину, когда взрыв громыхнул совсем рядом. Удар заглушил двигатель, пробил бак и танк загорелся.
Со стороны началась стрельба. Несколько пуль попали в Рамигора. Он отскочил от танка и упал. Грохот затих, через минуту рядом оказались два солдата. Они подошли слишком близко, и это стало для них роковой ошибкой. Пулемет, что лежал в руке Рамигора, приподнялся и выпустил смертоносный металл. Оба человека оказались мертвы, а Рамигор вскочил и побежал в горы.

Он уходил все дальше и дальше. Вслед за ним отправилось несколько десятков человек, но Рамигор не давал им приблизиться. Едва он замечал кого либо, как меткие выстрелы валили людей, и он уходил дальше.
Перед ним оказалась высокая скала. Идти дальше не было никакой возможности, он продолжил путь вдоль скалы. Пулемет вскоре пришлось бросить, потому что патроны кончились, и у него остался лишь автомат, в котором было еще около десятка пуль.
− Ваше сопротивление бесполезно! Вы ушли в тупик! Сдавайтесь, и мы гарантируем вам жизнь! − загремел голос, усиленный мегафоном.
Рамигор только усмехнулся. Он направил автомат вниз и выпустил очередь по месту, где заметил движение. Там послышался крик, затем посыпались камни, а по месту, где стоял Рамигор был открыт огонь. Он лежал несколько секунд. Пули били в скалу над ним. Через полминуты послышался рев и рядом оказалось два вертолета. Рамигор направил на них автомат, но выстрела не последовало.
Осечка. Магазин был пуст. С вертолетов спрыгнуло несколько солдат и через минуту Рамигора схватили и связали...

Он сидел в чистом кабинете, в кресле, которое совсем не соответствовало его положению. Руки Рамигора были связаны, рядом стояли два солдата охраны. Кабинет, в котором оказался Рамигор, был довольно большим, на стене висела карта, где была отмечена линия фронта. Множество флажков отмечали города.
Дверь раскрылась, и в нее вошел генерал в сопровождении нескольких полковников, а так же четыре человека вооруженной охраны. Рамигор смотрел на это представление, стараясь подавить в себе смех. Генерал и его подчиненные сели за стол, охранники расположились по двое с двух сторон.
− Итак, вы есть Рамигор Золотой Дракон, Принц некой страны Сарингии, − произнес генерал. − Я правильно сказал?
− Неправильно, − ответил Рамигор. − Я − Рамигор, Золотой Дракон, Принц Великой Страны Саарингии.
− И почему же вашей страны нет на карте? − спросил генерал.
− Ваш вопрос смешон, господин генерал. Будь ваши люди чуточку умнее и расторопнее, они нашли бы информацию о том, что меня сюда доставили из космоса. Великая Саарингия, это не клочок планеты, вроде вашего поместья. Моему отцу принадлежат тысячи планет.
− Ваши слова заставляют нас сомневаться в их верности, − произнес генерал. − Мы привели вас сюда только по одной причине. Вы воевали как герой, я не побоюсь этого слова. И ваш подвиг заслуживает уважения. Вот только все было зря. Ваш капитан Кронх попался в плен даже раньше чем вы.
− Капитан Кронх никогда не был моим. Жаль, что он не сумел уйти.
− Вы утверждаете, что страна, против которой мы воюем, не является вашей, не так ли?
− Я утверждаю, что я не знаю страны, против которой вы воюете. Я вижу только, что вы воюете против людей, и это очень прискорбно.
− Вы сами воевали против людей.
− Я всего лишь пытался уйти на свободу и помогал делать то же самое моим товарищам по несчастью. Вы отправили меня в тюрьму без всякого суда и без всякой причины.
− Вас отправили в тюрьму, за оскорбление нашего общества и сопротивление при задержании.
− Ничего подобного не было. Когда я оказался на вашей планете, я даже говорить не умел на вашем языке. Меня допрашивали на языке эртов, который сам переводчик едва понимал, после этого допроса не было никакого суда, переводчик заявил мне, что я отправлюсь в тюрьму, где никто не выживает и пяти лет. Через полтора месяца меня пытались убить. Просто за то, что я случайно оступился, уронил камень, и его осколки попали под ноги охраннику. Результат этой попытки убийства вам известен. Я понял, что вы враги, и начал войну. Я знал, что я ее не выиграю, и вы в конце концов поймали меня, когда у меня закончились патроны.
− Значит, вы считаете нас врагами?
− Разумеется. Вы враги и будете ими до тех пор, пока не подписан мирный договор.
− Мирный договор? Между кем и кем?
− Между мной и вами, господа. Неужели это так трудно понять?
− Если мы его подпишем, то вы и ваша страна не будете против нас воевать?
− Моя страна слишком далеко отсюда, чтобы подписывать какие-либо договоры от ее имени. Я говорю только за себя. Если вы его подпишете, я не буду против вас воевать. Если, разумеется, вы будете исполнять то, под чем подпишетесь.
− И каковы будут ваши требования?
− Жизнь и свобода.
− После всего, что вы сделали? − удивленно прозинес генерал.
− Я не совершал преступлений, господин генерал. Если вы считаете, что война есть преступление, то вы сами совершаете это преступление.
− Вы начали эту свою войну против нас.
− А это уже вранье. Ее начал не я. Я всего лишь сидел в своем корабле далеко-далеко от вашей планеты, а затем меня поймали ваши эрты и лайинты, которые и утащили меня к черту на рога за два миллиона световых лет.
− Сколько?! − воскликнул генерал. Рамигор молчал, глядя человеку в глаза. − Откуда вам известно, на сколько они вас утащили?
− Я умею считать, господа. Шесть дней разделить на три, получается два миллиона световых лет. Полагаю, что я был даже не в вашей галактике, когда ваши эрты меня схватили посреди космоса.
− Эрты не имеют к нам никакого отношения.
− Мне уже надоели ваши отговорки. Имеют, не имеют. Вы не желаете мира? В таком случае, будет война, и вам она обойдется на много дороже чем вы себе представляете.
− Ваши угрозы смешны, господин Рамигор Золотой Дракон, − произнес генерал. − Более того, я не верю ни одному вашему слову о том, что вы Принц какой-то там страны.
− Это ваши личные проблемы, − произнес Рамигор.
− Где находится эта ваша планета?
− Далеко.
− Где конкретно?
− Еще дальше чем вы думаете.
− Вы не желаете отвечать?
− Положение моей планеты является секретом даже в нашей галактике, о вашей говорить бессмысленно. Более того, я даже не стану говорить, где находится моя галактика, варварам там делать нечего.
− Вы только усугубляете свое собственное положение.
− Вам это только кажется. Где бы я ни находился на вашей планете, я, все равно, буду находиться в плену. И вам крупно повезет, если мне удастся сбежать отсюда. Если же вы дождетесь, что сюда явится мой отец со своим флотом, от вашей захудалой планетки не останется и камня на камне.
− Вряд ли он узнает, где вы находитесь, коли вы не способны назвать положение своей галактики, − произнес генерал.
Рамигор молчал. Человек ждал какое-то время его слов, но не дождался и отдал приказ увести. Рамигор шел через коридор. Рядом было несколько крупных окон, за которыми виднелся город. Четверо охранников были готовы действовать при любом его неверном движении, и он решил подождать еще некоторое время. До более удачного момента.
И момент этот наступил. Рамигор едва сдержался от смеха, когда его посадили в камеру с окошком, выходившим на улицу. Окно было закрыто решеткой, но не имело никакого стекла. Камера представляла собой четырехугольную комнату без единого предмета мебели. Лишь в одном месте на полу были доски, вмонтированые прямо в бетон. Они предназначались для того, чтобы спать. Пол не был холодным, да и не мог быть, погода снаружи стояла довольно жаркая.
Громыхнула дверь камеры. В нее вошла женщина и принесла на подносе миску, ложку и кружку.
− Это ваш обед, − произнесла она на языке лайинт.
− Благодарю, − ответил Рамигор на том же языке.
− Вам следует покинуть это место сегодня же ночью. Вас собираются расстрелять, а трупы здесь сразу же сжигают. Не говорите ничего. − Она сунула в руку Рамигора кусочек бумаги, развернулась и пошла на выход. На клочке был адрес, где она собиралась его ждать ночью.
Снаружи послышался ее разговор с охранником, просто пара слов о том, что узник получил обед.
Рамигор съел все и, отставив миску и кружку, улегся на нарах. Лайинты, конечно, знали, что он "свой". И теперь у него был только один выход наружу.
В этот же вечер, Рамигор осуществил свой побег. Он довольно легко и бесшумно разворотил кладку около прутьев, выгнул их, затем разодрал свою одежду, сделав из нее веревку. Уже в полночь он преспокойно выбрался наружу, спустился с четвертого этажа по своей веревке и покинул тюрьму. Преодолеть ограду не составило труда, а дальше оставалось лишь найти необходимую улицу.
Вот это оказалось посложнее. Города Рамигор не знал, и ему пришлось "напугать" пару ночных прохожих, приставая к ним на счет нужной ему улицы.
Он добрался до нужного места к рассвету и, едва позвонил в дверь, как она открылась.
− Заходи. − Сказала незнакомка, улыбаясь. Она закрыла дверь, и Рамигор прошел вслед за ней. − Я надеюсь, я не ошиблась. Ты Айма, лайинт ХК-37.
− Ты ошиблась. Я − Рамигор, лайинт АМ-74.
− АМ? − Удивленно произнесла та. − Что значит, АМ? − Она вскочила, и улыбка исчезла с ее лица.
− Странный вопрос. − Ответил Рамигор. − Ты сама кто?
− Лайинт ХК-35, Делина.
− Извини, я бы с удовольствием тебе помогла, Делина. Но, не судьба.
− Я не понимаю. Ты же должна быть Айма! Ты прилетела, и у меня есть все данные!
− В них была ошибка. − Рамигор сел за стол, сложил перед собой руки и смотрел на Делину почти в упор невозмутимым взглядом. − Ты хочешь, чтобы я тебе чем-то помогла?
− Если ты не ХК, то ты ничем мне не поможешь.
− В продолжении рода, я помочь не смогу, но в чем-то другом.
− Не смеши меня! − воскликнула она, фыркнув. − Ты здесь никто, бежавший пленник. А я работаю там, куда тебя даже не впустят.
− Тебя могут заподозрить из-за моего побега.
− Не заподозрят. Они же не поймут, как ты сбежала.
− Еще как поймут, − усмехнулся Рамигор. − Я, конечно, не стала просто исчезать. Всего пара штришков, и они все поймут.
− Все?! Ты выдала нас?!
− Глупая. Я имею в виду совсем другое. Думаю, тебе расскажут, что я сделала, коли ты там в верхах. Раз я тебе не нужна, то мне пора идти.
− Что ты собираешься делать?
− Искать путь наверх.
− Искать?! − Делина рассмеялась. − Если ты хочешь улететь, то тебе следует поторопиться. Через два дня уходит наш транспорт.
− Мне нужен не он. Мне нужен собственный корабль.
− Ты его здесь точно не найдешь. А там тебе будет проще. Не понимаю только, каким образом ты оказалась здесь?
− Это долгая история. Мне пора.
Лайинта не задерживала его. Рамигор покинул ее дом и вскоре скрылся. В городе светало. Вскоре стало ясно, что полиция и армия ведет поикс беглеца, но Рамигор только смеялся над этим. Он обернулся молодым человеком, и выглядел несовершеннолетним. Лишний вес он сбросил в костер, что попался ему по дороге на пустыре.
Армейские посты, на который проверяли чуть ли не всех мужчин и подозрительных женщин, для пацана были прозрачны. Он спокойно проходил мимо, солдаты если и обращали на него внимание, то только чтобы прогнать, так как парень по их мнению глядел на оружие.
Рамигор спокойно покинул город и сел на поезд, который шел в нужном направлении. Когда появились контролеры, он прикинулся чемоданом, и люди прошли дальше, не обращая внимания на него. Через день поезд прибыл на место. Оставалось лишь найти пункт сбора лайинт, и Рамигор отправился туда. Пункт напоминал чуть ли не пионер-лагерь. Вокруг было множество детей, которые проходили самую простую проверку. Они должны были войти в полутемное помещение и доказать свое происхождение способом, который был известен только им самим. Доказательством этим служило простое превращение в рыжего зверя и обратно в человека.
Рамигрор так же прошел эту процедуру, после чего получил необходимый документ и указание "выглядеть" совершеннолетним, когда он придет на второй пункт сбора.
На втором пункте лайинтам выдавали обмундирование космолетчиков, в котором они отправлялись в космос. В этот же день Рамигор стартовал с планеты в группе с тремя десятками молодых лайинт. Все это дело проходило как государственная программа. Молодые космолетчики направлялись на космическую станцию, где должны были обучаться своей "профессии". В реальности же, лайинты переправлялись на транспортник, который должен был переправить их в другую колонию, где лайинты находились открыто и проходили свой курс обучения.
Станция находилась в зоне стабилизации, но командовали на ней лайинты. Это было известно из тех данных, что Рамигор получил до спуска. Он, еще некоторое время шел в общем потоке, а когда наступило время распределения по командам, он попросил командира о переговорах наедине.
Тот был не особенно довлен этим выступлением "молодой лайинты", но все же пригласил его через полчаса к себе.
− Итак, в чем дело? − Спросил он.
− В маленьком нюансе. − Ответил Рамигор. − Мой код АМ-74.
− АМ-74? − Удивленно произнес командир. − Кто вам это сказал?
Рамигор несколько мгновений молчал.
− Ну, если вы мне не верите, то мне нечего ответить.
− На этой планете не могло быть никаких других кодов, девочка. − Произнес командир.
− Охотно верю. Только я прилетела сюда совсем недавно. Пару месяцев назад. По-моему, спор смешон. Вы можете спокойно проверить мой код и не нужно никаких лишних пререканий. Мне не двадцать лет и даже не пятьдесят. Я летала в космос и знаю о том, что такое космические бои не из бабушкиных сказок.
− И что же вы хотите? Что бы я направил вас куда-нибудь командиром флота?
− Вы можете направить меня куда угодно, хоть в школу для детей. Я просто хотела, чтобы не было недоразумений из-за другого кода.
− Хорошо. Отправляйтесь к себе. Я не буду сейчас делать назначения для вас, прибудем на место, тогда и решим.
− Спасибо. − Рамигор поднялся и покинул командира. Он по-прежнему находился среди молодых лайинт. Вокруг царило веселье и шутки. Не мало было баловства, и командиру приходилось довольно трудно сдерживать этот напор молодых.
Лайинт, наконец, собрали всех. В космосе появился транспортник, который вскоре пристыковался к станции. Туда и направили всех собраных лайинт, а через час транспортный корабль покинул зону стабилизации и тут же совершил прыжок в глубь космоса.
Трое суток корабль находился в прыжке. За это время командир добился дисциплины. Первая веселость лайинт прошла, но хорошее настроение молодых никуда не делось. Они все были готовы драться за себя и своих сородичей.
Рамигор уже на второй день был вызван к командиру, и тот расспросил его обо всем, что считал нужным. Лайинт с кодом АМ он до этого момента вовсе не встречал. Аппарат, имевшийся на транспортнике, выдавал простое сообщение об "измененном коде", что означало, что он ни с чем не совместим. По отсутствию эйфорических настроений у Рамигора, командир понял, что слова о возрасте и полетах в космос не выдумка.
− Что вы собираетесь делать, когда мы прилетим? − спросил командир.
− Полагаю, что мне удастся найти корабль и лететь к себе домой, − ответил Рамигор. − Это моя нынешняя цель.
− Вы могли бы сказать, где ваша планета, и мы послали бы корабль туда. Нам нужны новые связи, тем более... − Лайинт замолчал. Он уже видел отрицательный ответ в мыслях Рамигора. − Почему нет? − спросил он.
− Все проще некуда. Я не имею права разглашать эту информацию. Мы, конечно, свои, но вы ведь тоже не стали бы рассказывать всем подряд о том, где находятся ваши колонии?
− Лайинтам я это раскрыл бы не задумываясь.
− Зря. Лайинты, к сожалению, бывают разные. Есть и такие, которые портят репутацию всего нашего рода. Информация о моей планете секретна. Не я эту секретность устанавливала, не мне ее и нарушать. Если вы сочтете необходимым передать информацию о себе к нам, то я ее передам, а там уже будут решать, передавать ли аналогичную информацию обратно.
− Хорошо. Мне только не понятно, как вы собираетесь искать у нас корабль. Вряд ли у вас есть средства на его приобретение.
− Давайте, отложим этот вопрос до прибытия на место. Может, окажется, что там уже есть информация о лайинтах с кодом АМ, может, она засекречена необходимым образом, и все сразу разрешится. А пока ничего нет, незачем воду мутить.
− Хорошо. Пусть так и будет.

Корабль завершил первый трехдневный прыжок, затем начал следующий. Как и в прошлый раз, после второго прыжка он совершил новый трехминутный прыжок, а затем вошел в звездную систему, где тут же был встречен крупным флотом лайинт и препровожден к планете.
Прилетевших лайинт отправили вниз, а Рамигора доставили на одну из космических баз, где проводились новые тесты кодов. Более точный анализ выявил, что код Рамигора имел лайинтовские корни, на базе одних из самых первых лайинт с кодом СТ.
Код имел добавки от мутаций трех уровней, но имел все признаки лайинт нормального состояния, имевших возможности к производству потомства.
Рамигор не проявлял никаких враждебных признаков, не считая отказа назвать координаты своей планеты. Он заявил, что информация эта секретна и он не имеет права ее разглашать кому бы то ни было, даже лайинтам. Попытки это выяснить не привели к успеху. Результатом этого отказа стала ссылка лайинта АМ-74 в полудикий район колонии, где Рамигор оказался среди людей и рассеров, существ, похожих на людей, но имевших признаки зверей, когти на руках и ногах, клыки, которыми они могли человеку горло перегрызть. Рассеры оказались полудикой расой, не имевшей собственных знаний. Всему что они умели, они научились от людей, но среди рассеров оказалось совсем мало таких, кто умел бы читать и писать.

− Рамигор? − произнесла Иринка. − Мне кажется, или действительно прошло много времени?
− Тебе не кажется, − ответил он, проводя рукой над языками пламени. − Я попал к лайинтам. Прошло почти два месяца. Я не мог тебе ничего сказать или выпустить, я был в режиме стабилизации поля. И сейчас не знаю, стоит ли рисковать.
− Рисковать? Ты боишься их?
− Я не уверен, что здесь нет кого-либо сильнее лайинт. Я сейчас в колонии, думаю, ты можешь все увидеть через меня. Не пытайся управлять мной, Иринка, ты просто будешь видеть и слышать все, что и я.
− Хорошо, − ответила она. − Но ты будешь меня слушать, если я что нибудь попрошу сделать?
− Конечно же! Только выйти не проси, это может быть опасно.
− Ладно. Ну так и где же мы?
Перед глазами Иринки все переменилось, и она увидела стол, комнату, окно, за которым бегали дети людей.
− Пойдем погуляем пока, − сказал Рамигор. − Да, я здесь лайинт и совершенно официально.
− Значит, ты можешь и на две части разделиться? − спросила Иринка.
− Да. Но, пока не надо, Ирин. Это не стоит делать. Я один, а не двое. К тому же, у меня несколько натянутые отношения с властями, им неизвестен код АМ, а он у меня именно такой.
− А ты где его взял?
− В галактике крыльвов. Ты не забыла?
− Я помню, но я не думала о кодах.
− Каждая лайинта имеет свой код. Он определен генетически. Лайинты с разными кодами несовместимы биологически. Они не могут иметь потомства. Здесь, на этой плабете большинство лайинт с кодом ХК. Их довольно много и они, как всегда, воюют с эртами.
Рамигор спустился во двор, дети, игравшие там, тут же разбежались прочь из-за вида рыжего зверя.
− Чего это они? − спросила Иринка.
− Дети пугаются лайинт, − ответил Рамигор. − Не обращай внимания. − Рамигор прошел через двор на улицу и вскоре оказался в толпе, где встречались большей частью люди. Изредка попадались лайинты, иногда рассеры.
Рамигор просто гулял, рассказывал Иринке о городе. Их беседу никто не слышал кроме них самих.
− А ты не можешь быть человеком, что бы людей не пугать?
− Не положено, − ответил Рамигор. − Я здесь лайинт и выгляжу как лайинт. Они живут здесь много лет, Иринка. Это колония людей, они здесь пришельцы.
− А свои кто?
− Рассеры. Вот те, что похожи на людей, но с когтями. Они были в первобытном виде, когда явились лайинты, а затем и люди. В других местах и другие существа есть, я всех не знаю.
− И что мы сейчас делаем?
− Официально я ищу себе работу. Меня спустили сюда, выдали немного денег, на которые я снял ту комнату. А сейчас мы просто гуляем по городу. Я хочу узнать, что здесь где есть.
Они продолжали бродить по улицам. Рамигор зашел на местную биржу труда, где ему тут же высыпали кучу предложений на работу, однако ни одно из них не устроило лайинту. Все эти предложения годились только для людей. Биржа осталась позади, Рамигор еще ходил по улицам. Он зашел в парк и пробыл там несколько часов. В парке оказалось не мало людей, некоторые косо поглядывали на рыжего зверя, но всякий раз старались уйти от него, если Рамигор обращал на них внимание.
Вечером они вернулись домой. Около подъезда Рамигора встретило четверо человек, которые перегородили ему вход в подъезд.
− В чем дело? − спросил он.
− В том, что ты пугаешь наших детей, зверь! − проговорил человек с гневом и вытащил из-за спины свою руку с железным ломом. − Пошел вон!
Рамигор сделал шаг вперед, человек тут же ткнул его ломом в грудь, но результат оказался для него совершенно неожиданным. Рамигор схватился за лом и с силой выдернул его из руки человека.
Трое других бросились в драку. Рамигор легкими приемами свалил их на землю. Человек, что нападал на него с ломом, оказался на земле и острый конец лома смотрел ему в горло.
− Не двигаться никому! − приказал ружий зверь.
− Чего тебе надо?! − закричал человек.
− Я мог бы прикончить вас прямо здесь, − произнес Рамигор. − Но мне что-то не хочется. − Он бросил лом от себя, и тот загремел о камень, что лежал во дворе. Рамигор оставил людей и скрылся в подъезде.

− Если бы я спала, ты их убил бы, Рамигор?
− Что? Ты про кого? − спросил он.
− Про людей.
− Не говори глупостей, Иринка. Я не собирался их убивать, мне это незачем. Если хочешь поругаться, то я тебе скажу, на другой планете, я поубивал очень много людей, не меньше сотни.
− Но зачем?!
− Там была война, и я был в плену, потом бежал с группой людей. Мне удалось захватить целый танк, и я палил и стрелял, пока его не подбили. Когда меня поймали, то представили генералу, а тот объявил, что я герой.
− Герой? − удивленно спросила Иринка. − Он же был врагом.
− Да. Именно так. Он сказал, что я враг, но герой.
− Тебе еще долго здесь придется так жить? − спросила она.
− Не знаю. Может, мне и удастся что-нибудь продумать побыстрее, а может, и нет. Силы у меня сейчас не так много. Можно куда-нибудь и улететь самому, но там придется начинать с нуля.
− А концентратор ты построить не можешь?
− Большой нет, а маленький, все равно, долго ждать. Быстрее найти корабль и искать естественные галактические магические потоки.
− Я, наверно, тебе мешаю?
− Ты? Ирин, да что с тобой! Я бы с удовольствием тебя выпустил сейчас, но я действительно боюсь за тебя. Я не уверен, что мы отстали от того монстра. Понимаешь?
− Ладно. Давай тогда, я буду спать. Разбудишь, когда я смогу выйти. Хорошо?
− Хорошо.

Рамигор лежал на берегу озера. Его глаза были закрыты, но он чувствовал, что происходило вокруг. Чуть вдали бегали дети, рядом пролегала дорожка, по которой прогуливались взрослые. Лайинта никто не замечал, потому что он лежал в кустах и увидеть его мог лишь тот, кто забежал бы к кустам со стороны берега.
Рядом остановились два человека, они говорили в полголоса, но Рамигор слышал все слова. Речь шла об ограблении, которое два человека собирались совершить в одном из местных магазинчиков. Они обсуждали свой план и время, когда собирались исполнить свое дело. Договорившись они разошлись в разные стороны, а Рамигор остался лежать на месте.
Что это означало? Либо то, что лайинты плохо контролируют город, либо то, что Рамигора кто-то решил проверить. В любом случае, ему следовало предотвратить преступление. В одном из вариантов он должен был обратиться в полицию, в другом действовать сам.
Рамигор избрал второй путь. Вечером он оказался в виде человека и за несколько минут до начала вошел в магазинчик, "решив что-нибудь купить". Он довольно долго выбирал, ходил по магазину, высматривал продукты, цены, читал этикетки.
Хозяин уже начинал нервничать из-за того, что человек долго что-то высматривал, но не покупал. Назначеное время грабежа прошло, и Рамигор уже решил уходить, когда в дверь магазина вошли два человека в масках и с оружием.
− Никому не двигаться! − приказал один из них. − Деньги на стол, старикашка!
Рамигор прошел вперед, один из грабителей передернул затвор оружия и выстрелил, но не попал. Рамигор просто отошел в сторону в нужный момент. Пуля разбила что-то на полке и в этот же момент удар выбил оружие из руки грабителя.
Второй направил оружие на Рамигора и попытался стрелять, но тот схватив первого закрылся им и толкнул его на второго. Возникла свалка, еще один удар выбил оружие из рук второго человека.
− Вызывай полицию, чего ждешь? − произнес Рамигор хозяину. Тот только в этот момент вышел из оцепенения и взялся за телефон.
Грабители подняли крик и вой, Рамигор связал их их собственными одеждами и усадил на пол, а через три минуты появилась полиция. Грабителей увезли. Увезли и их оружие. Офицер некоторое время брал показания у хозяина магазинчика, затем отпустил его и подозвал Рамигора.
− Я надеюсь, у вас есть с собой документы? − спросил он.
− Да, разумеется, − ответил Рамигор и вынув удостоверение положил перед полицейским.
Человек подскочил со своего места, шарахнувшись от Рамигора. Стул позади него свалился и офицер не удержавшись сам свалился на пол.
− Что это с вами? − спросил Рамигор.
− Ты лайинт! − воскликнул он.
Рамигор взял свой документ, поднялся из-за стола и прошел на выход.
− Вам лечиться пора, господин офицер, − произнес он покидая магазинчик.
Деньги подходили к концу. Рамигор пару раз пробовал устраиваться на работу, но оба раза оказывался в положении пугала, от которого все шарахались. Искать работу среди людей показалось просто безрассудством.

− Лайинт АМ-74, Рамигор? − возник голос. Рамигор обернулся, рядом стоял человек, вернее, лайинт в виде человека.
− Да, в чем дело?
− Полиция Кресо, − произнес лайинт, показывая документ. − Вы обвиняетесь в организации ограбления магазина на улице Тсер два дня назад.
− У вас все дома? − спросил Рамигор.
− Не советую сопротивляться, − произнес лайинт и вытащил прибор задержания. Включившееся поле могло разве что рассмешить Рамигора, но он не смеялся. Он выхватил прибор из руки лайинта и метнул его вверх. Через мгновение мощный взрыв поглотил его.
− А теперь проваливай со своим ограблением в задницу к котьяну! − произнес Рамигор.
Лайинт попятился от него, ощутив, что перед ним существо имевшее намного большую силу, нежели обычные лайинты.
− Давай-давай, проваливай! − зарычал Рамигор, и лайинт убежал от него.
Рамигор перешел через улицу и отправился на вокзал. Через несколько минут он уже несся в поезде в виде человека. Поезд уходил из города Кресо. На руках Рамигора оставалось лишь несколько монет, но это не имело никакого значения. Он взял монеты, несколько мгновений смотрел на них, затем сжал в кулаке, и магические силы преобразовали простой металл в золото.
Поезд въезжал в крупный город. Рамигор некоторое время стоял около окна, затем прошел к тамбуру и открыл дверь из вагона.
− Вы что делаете?! − закричал проводник.
− Отстань. Я − лайинт, − произнес Рамигор и прыгнул на ходу. Его руки обратились в крылья и он пролетев вперед по ходу поезда, спокойно приземлился на улице, что шла параллельно путям. Несколько человек, оказавшихся рядом, бросились в стороны. Рамигор только фыркнул и пошел своей дорогой.
Через час он нашел ювелирную лавку, в которой получил за свои монеты приличную сумму. Стоило не только золото, но и "работа". Монеты выглядели как обычная мелочь, но из золота.
В этот же день Рамигор получил довольно приличную сумму. Он разменивал бумажки на монеты, затем обращал монеты в золотые и продавал их. Действие его было обнаружено. Рамигор лишь усмехнулся, увидев летавшие над улицами машины лайинт. Они вызвали довольно большой переполох среди жителей, а Рамигор усилил панику среди лайинт, пронесся молнией сквозь несколько сотен рыжих зверей, одновременно анализируя код лайинт ХК.
Включение стабилизатора поля не стало для него неожиданностью. В этот же момент Рамигор оказался на улице в виде рыжего зверя, но он теперь был лайинтом с кодом ХК, каких вокруг было навалом.
Стабилизация продолжалась несколько часов. За это время Рамигор ушел из города, пронесся через леса и оказался в поселке рассеров. В этот момент стабилизация и была отключена, а Рамигор в виде рыжего зверя прошел в заведение с вывеской означавшей местное питейное заведение.
Шум среди посетителей-рассеров тут же стих. Рамигор сел за стол и некоторое время следил за барменом и молодым рассером, бегавшим меж столов в качестве официанта.
Официант, наконец, подошел к Рамигору с вопросом: "Чего желает господин?" Получив заказ и деньги за него, рассер тут же убежал, вскоре возвращаясь с кружкой и тарелкой. Рамигор делал вид, что не замечает взглядов посетителей. Он съел все, что было подано, выпил сок и некоторое время следил за бегавшим официантом. Тот, вновь подошел со страхом, спрашивая: "Не желает ли господин еще чего-нибудь?" Вопрос о месте, где можно переночевать, застал рассера врасплох. Он не знал, что ответить, и Рамигор послал его за ответом к хозяину заведения. Через минуту тот сам вышел в зал и спросил: "Достаточно ли господину одной комнаты?" Этого было вполне достаточно, и вскоре лайинт был провожден в соседний дом, который принадлежал хозяину заведения. Там он и получил комнату для ночлега.
А на утро, позавтракав в том же заведении, Рамигор отправился из поселка. Машин у рассеров не было, и идти пришлось пешком до следующего поселка. Тот был покрупнее и там ходили рейсовые автобусы до города.
Рыжий зверь вновь играл роль пугала. Он сел в автобус, чем сильно перепугал пассажиров уже сидевших там. Контролер, продававший билеты, побоялся подойти, и Рамигор сам потребовал, чтобы человек обслужил его. Страх перед лайинтом преследовал пассажиров всю дорогу. На промежуточных остановках некоторые даже выскакивали назад из автобуса, увидев в нем лайинта. Другие, посмелее, оставались внутри, но лайинт оказался окружен несколькими пустыми местами, при этом несколько десятков пассажиров ехали стоя.
Рамигор продолжал движение. В городе Мозо он сел в пассажирский поезд. Там было несколько проще. Первые два вагона предназначались только для лайинт, и Рамигор был окружен такими же рыжими существами, как и он сам. Через полсуток, вагоны, предназначавшиеся для людей, рассеров и иных видов, отцепили. Два вагона лайинт прицепили к новому составу, и тот двинулся в путь дальше, в зону, куда допускались только лайинты, а иные виды могли присутствовать там только по специальным разрешениям, выдававшимся впрочем, достаточно легко. Для этого надо было иметь знакомого рыжего зверя, который дал бы рекомендацию. И сам получатель должен был пройти тест, в котором показал бы свое нормальное отношение к лайинтам. Наличие страха являлось ненормальным отношением.
Поезд прибыл к месту назначения. Рамигор в первый же день направился в бюро регистрации, где был проверен его генокод.
− Лайинт ХК-39, − произнес рыжий зверь. − Имя? − Спросил он, взглянув на Рамигора.
− Иринка, − объявил он. Чиновник не раздумывал. Ему было достаточно, что код лайинта новый, что он не числится нигде в черных списках, что в нем нет лишних мутационных изменений.
− Возраст? − спросил лайинт.
− 29, − назвал Рамигор.
Документ был оформлен. Лайинт некоторое время что-то в нем высматривал, затем передал рыжему зверю, что сидел перед ним.
− По лесу болталась? − спросил он. − Читать умеешь?
− Умею.
Лайинт больше ничего не спросил, передал документ, приказывая его не терять.

Теперь все было иным. Никакого хвоста в виде чужого кода у Рамигора не было. Он легко получил работу подходившую для лайинта. Вместе с ней он отправился на учебу.
Первое время учиться было не сложно. В течение трех месяцев Рамигор сдал экзамены за среднюю школу, затем поступил в высшую, где избрал специальность биолога. Пара лет обучения в высшей школе пролетели довольно быстро. За это время Рамигору удалось скопить некоторое состояние. К тому же, он не раз пользовался своими возможностями и получил крупные деньги за счет продажи алмазов, но этот его капитал оставался в тени. Официально он имел около двадцати тысяч левов. Но на приобретение космического корабля малого класса требовалось не меньше десяти миллионов.

Комплекс биологического исследовательского центра занимал огромную площадь. Несколько квадратных километров занимали здания, вольеры, как крытые, так и открытые. Небольшая речка пересекала всю территорию и была запружена в нескольких местах, образуя небольшие озера.
Рамигор получил новую работу по распределению после обучения и с легкостью распрощался с прежней работой оператора на заводе. На новом месте он сразу же получал втрое большую оплату труда. Плюс к этому, он получал и новое жилье, непосредственно в самом биоцентре.

Перспектива работать триста лет, чтобы получить корабль Рамигора не устраивала. Именно такая цифра получалась, если расчитывать по новой зарплате, но он надеялся, что придет момент и можно будет получить и больше. В конце концов, в биологии Рамигор далеко не профан.


− Я знаю, милая. Я знаю. У нас нет никакой надежды вырваться отсюда. Но это неправильно. Мы должны надеяться. Мы не можем просто умереть. Мы должны верить, должны продолжать жить и продолжать свой род.
− Продолжать род?! Здесь?! Как ты можешь?!
− Я знаю, что это слишком тяжело. Но, если мы не сделаем этого сейчас, то потом может оказаться поздно. Наш род оборвется, и если мы не сделаем сейчас то что должны, в нашей жизни не останется никакого смысла, даже если мы вырвемся на свободу. Я не буду тебя заставлять. Подумай обо всем и реши. Как ты скажешь, так и будет.
− Но наш ребенок родится в неволе, это слишком жестоко!
− Сначала, он этого не поймет. А потом ему будет не так больно как нам. И, быть может, для него найдется путь, мы должны надеяться на это, иначе, нет смысла жить. И мы научим его этой надежде. Мы научим его всему, что знаем. И, быть может, настанет время, и он вырвется.


Тем для работы было множество. Наиболее популярными были исследования биополя и биосвязи. Они проводились только со слабыми полями, сильные поля были запрещены. Иного и не могло быть, иначе, могла произойти катастрофа. Но, Рамигора эта тема не интересовала. Он знал в ней все и продолжал изучать список, а вместе с ним и знакомился с работами, какие ему могли предложить.
Название очередной темы ему показалось несколько интересным: "Биологический контакт с лердами." Рамигор нашел более широкую справку по этому вопросу.
Лерды содержались в одном из вольеров центра. По предположениям они были разумными существами, но контакт с ними так и не удался. Они сами не желали в него вступать и при появлении рядом лайинт атаковали их. Лайинтам оставалось лишь отступать.
Рамигор решил узнать сам, насколько правдоподобны слова о возможной разумности лердов и прошел к вольеру, где их содержали. Лерды выглядели подобно крупным кошачьим, наиболее близким к леопардам, потому их так и прозвали. Собственного названия их никто не знал. Пойманы эти два зверя были в космосе, где их нашли в клетке, в корабле людей. Первые исследования показали биологическую совместимость с колонией Альзас, куда их и доставили. И теперь они находились здесь, на Альзасе, в исследовательском центре.
Во время первых контактов эти хищники нападали на лайинт и даже пытались их съесть. Две подобные попытки закончились для них "несварением" и остальные контакты заканчивались лишь атаками, но без пожирания.

− Лерды? − удивленно произнес руководитель. − Это слишком сложная работа.
− Может быть, но мне кажется, что я сумею, − произнес Рамигор. − Я много прожила в лесу и хорошо знаю повадки хищников. Мне кажется, что контакт надо сделать длительным. Пусть они атакуют, но надо уходить в сторону, но не вообще. Им придется, в конце концов, привыкнуть к присутствию рядом лайинта.
− Такие попытки уже проводились, но они ничего не дали.
− Чтобы пробить стену, в нее надо бить, а не смотреть.
− Хорошо. Пусть будут лерды, − согласился лайинт.

Рамигор вошел в загон вместе с очередной порцией животных, которых отправляли к лердам для кормления. Через несколько минут он уже наблюдал за охотой. Лерд легко поймал небольшое животное, задрал и унес в свою "нору". Там находилась его подруга и по последним данным она не выходила из норы довольно долго, а ее партнер сам таскал мясо к ней.
Рамигору было дано задание проверить, что происходит в норе лердов и почему один из них не выходит наружу. Ему предлагали сделать это с помощью небольшой части наподобие мыши, но Рамигор решил идти прямо и через минуту, когда лерд скрылся в своей норе, рыжий зверь вошел туда.
Два зверя лежали вместе и раздирали добычу. Появление около входа рыжего зверя заставило их замереть, а затем один из лердов вскочил и зарычал, оскалив клыки.
Рамигор следил за ним и в момент, когда зверь прыгнул, сам отскочил из двери и проскочил в сторону. Зверь вылетел из норы, проскользил лапами по траве и развернулся для нового прыжка.
Рамигор вновь ушел. Он прыгнул высоко вверх, приземлился на спину лерда и оттолкнувшись от него помчался через вольер. Лерд понесся вслед. Рыжий зверь бегал, петлял из стороны в сторону, забегал за деревья и кусты. Зверь носился за ним, рычал, но не мог достать. Через десять минут он выдохся и бежал за Рамигором только когда тот казался совсем рядом. В очередной раз, когда зверь промахнулся, Рамигор вновь крутился рядом с ним. Лерд снова нападал и вновь мазал. Закончилось все тем, что он просто свалился и смотрел за Рамигором лежа на земле.
А Рамигор спокойно пробежал рядом, повернул и направился к норе. Позади послышался вой. Но Рамигор уже вскочил в нору и теперь второй зверь оказался один перед ним.
Первый пробежал к норе, что было сил, но не успел. Рамигор выскочил, пронесся в сторону, и лерд побежал за ним, но опять остался ни с чем. В какой-то момент он встал и пошел в нору. А через полминуты вслед за ним туда вошел Рамигор. Хищник рычал, но не нападал. Он слишком устал и понял, что вновь не сумеет догнать рыжего зверя.
Рамигор покинул нору, но не уходил из вольера. Он влез на дерево, улегся на толстой ветке и вскоре заснул.
Его разбудило рычание лерда. Тот стоял под деревом и пытался его пошатнуть лапами. Но достаточно толстое дерево лишь слегка тряслось от попыток зверя.
Лайинт некоторое время следил за хищником, затем прошелся по ветке дальше. Лерд прошел вслед, оставив ствол, и неудовлетворенно зарычал, когда рыжий зверь вновь залег на более тонкой части ветки. Лерд так и не сумел его достать. Проторчав под деревом битый час он ушел, а Рамигор спустился на землю и отправился гулять по вольеру. Вторая его часть в этот момент находилась в одном из зданий биоцентра. Рамигор направил ее к своему шефу, чтобы сделать доклад о положении с лердами.
Старый лайинт и не надеялся ни на какой-то успех. Слова Рамигора о том, что лерд измотан долгой погоней, были восприняты с легкой иронией, но работа была работой, и она продолжалась.
За несколько дней Рамигору удалось приучить лерда к тому, что тот не способен догнать рыжего зверя и не может застать его врасплох. Рамигор теперь спокойно разгуливал рядом, периодически заглядывал в нору и передал своему начальнику "сенсационное известие" о том, что самка лерда беременна. Лайинты не приняли это в серьез. Они считали, что лерды, не пытавшиеся размножаться несколько лет, вряд ли "взялись за ум".
Но все же, гипотеза молодого ученого подтвердилась. Лерды действительно ожидали потомство, и в один из дней родился маленький зверек, которого родители не желали никому показывать. Впрочем, их нежелание не оказалось помехой для лайинта, и тот несколько раз оказывался в норе, где находилась мать с детенышем. Она теперь встречала Рамигора агрессией, но не столь жесткой, каковой была агрессия отца.
Время вновь шло. Малыш подрастал. Он уже не мог все время находиться в норе, и мать начала выводить его наружу. Появление потомства в семье лердов стало местной сенсаций. Лайинты приходили, чтобы посмотреть на детеныша, и лерды не могли этому воспротивиться. К тому же, интерес вызывал и лайинт, живший в вольере с лердами. Многим было известно, что он разделен. Что бы в вольере ни произошло, лайинт не мог бы погибнуть от клыков и когтей лердов. Разделение же применялось, чтобы лерды не видели, как лайинт уходил и приходил. Он все время был рядом.
Малыш рос довольно плохо. Рамигор замечал, что он слаб, что мать едва ли не силой заставляет того есть. Рамигор сообщал об этом, и лайинты вскоре решили начать действовать. В очередной день, в вольере оказалось множество рыжих зверей. Лерды оказались в панике из-за того, что их отрезали от норы, через пару минут оба родителя оказались пойманы и связаны, а малыша взял Рамигор.
Все необходимые приборы для проведения анализов были принесены прямо в загон. Лайинты не особенно церемонились со взрослыми, но малыша старались не пугать. Рамигор успокоил его как сумел и не давал малышу смотреть, что с ним делал эксперт. Вид железяк мог напугать его.
Взяв необходимые пробы лайинт ушел. Через пару минут были освобождены взрослые. Рамигор в этот момент уже сидел на земле. Малыш не был связан и только хлопал глазенками, разглядывая рыжего зверя. Рычание родителей возвестило об их приближении и Рамигор ушел от малыша, оставляя его.
Анализы вскоре выявили причину болезни. Она была в недостатке микроэлементов, и вскоре лекарство было передано в загон. Рамигору надо было каким-то образом передать его лердам, и он пришел прямиком в нору.
Ничуть не надеясь на слова, лайинт просто показал кусочки сахара, в которых были введены все необходимые добавки к пище. Показывая их он указал на малыша. Рычание лердов внезапно смолкло. Поняли они или нет, но Рамигор спокойно прошел вперед и сунул лекарство под нос малышу. Тот лизнул его, затем схватил и съел.
С этого момента поведение лердов оказалось иным. Рамигор спокойно приходил каждый день, малыш принимал лекарство, а его родители, хотя и испытывали беспокойство, но не мешали. Через неделю стало видно, что болезнь маленького лерда начинает отступать. Малыш стал больше есть и быстрее расти.
Гонки по загону прекратились, и лерды больше не бегали за Рамигором. Мать только не пускала малыша, когда тот в своих играх пытался приблизиться к рыжему зверю. Впрочем, удерживать его постоянно она не могла, тем более, когда Рамигор подкармливал его вкусными кусочками.
Рамигор продолжал наблюдение. Лерды не пытались говорить, в норе не слышалось рычания, но общение происходило. Рычание использовалось только для простых знаков. Сложное же общение лерды скрывали как могли, до тех пор, пока их малыш не начал сам его выдавать. Он не мог понять, что "говорить" нельзя при посторонних, и Рамигор обнаружил разговор.
Знаки. Лапами, хвостом, когтями, мимикой. Легкие изгибы тела так же представляли собой знаки. Движение ушей и глаз. Звуковые же сигналы были минимальными. Рычание фырчание, некоторые другие звуки, но не больше.
Рамигор передал предположение шефу, и тот был этим сильно заинтересован. Чтобы фиксировать происходящее, на заборе вольера было установлено несколько маленьких телекамер, которые вскоре зафиксировали множество совпадений. Знак − действие.

Прошел почти целый год. Наблюдение за лердами продолжалось. Рамигор узнал не мало знаков и сам частенько использовал их, вводя в замешательство маленького зверя и вызывая недовольство старших. Лайинт оставался рядом. Он продолжал приносить лекарство для малыша. Микроэлементы были ему необходимы для роста. В один из таких дней, заявившись в нору к лердам, Рамигор принес не только лекарство. В его лапах оказалось несколько листов бумаги с картинками. Они изображали небо, космос со звездами, планету в огромную величину. Картины лесов, морей, полей, гор. На одной из картин был изображен космический корабль, мчавшийся меж звезд на ракетных двигателях.
Лерды приняли это. Приняли не ради себя, а ради малыша. Который никогда раньше не видел ничего подобного.

Утро очередного дня началось для Рамигора необычно. Он увидел рядом малыша, который сидел и рассматривал рыжего зверя, но родителей Рамигор не обнаружил. Было еще довольно рано. В такое время лерды обычно еще спали.
Рамигор поднялся, и малыш тут же прижался к земле, глядя на него. Возникшая идея не заставила ждать воплощения.
"Иди за мной" − сделал знак Рамигор и двинулся в сторону. Маленький лерд пошел за ним. Они прошли через загон, добрались до выхода. Лерды не смогли бы здесь выйти, но лайинт спокойно прошел сквозь решетку и открыл выход. − "Иди сюда" − сказал знаком Рамигор.
Малыш осторожно прошел за ним. Решетка позади него закрылась, и маленький лерд двинулся вслед за своим спутником. Он догнал лайинта, и что-то попытался сказать знаками, но Рамигор еще не понимал их. Он знал только некоторые указания, и малыш слушался их. Они прошлись по дорожке вдоль вольера и отправились гулять.
В этот день малыш впервые увидел озеро и реку. Он был сильно удивлен видом воды, даже попытался ее потрогать и попить, но отскочил, когда на него набежала крупная волна. Он некоторое время фыркал, затем пробежал к Рамигору, и путешествие было продолжено.
Лерд увидел и клетки с разными зверями. Рамигор пару раз предупреждал малыша, что подходить к ним опасно, и тот больше не лез к решеткам. По пути начали попадаться лайинты. Некоторые останавливались, расспрашивая Рамигора о лерде, но затем уходили. Малыш при этом старался не отходить от своего спутника. Еще больше он перепугался, когда навстречу попались два человека. Те ничего не говорили, просто прошли мимо, но маленький лерд привлек их внимание.
В стороне послышался вой. Лерд дернулся, он понял, что это зов его матери. Он метнулся в сторону, в другую и замер, заскулив. Рамигор прошел к нему, поднял, усаживая на свою спину, затем пошел довольно быстро. Вой матери продолжался, и вскоре Рамигор оказался рядом с загоном, где находились родители малыша, а через минуту они вошли внутрь, и малыш умчался к матери.
В этот день отец и мать малыша вспомнили о том, что рыжего зверя давно никто не гонял по загону. Они носились за Рамигором почти полчаса, но так и не сумели достать. Малышу в этом деле повезло значительно больше. Он, обнаружив "веселую игру" сам вступил в нее, гонялся за Рамигором и несколько раз наскакивал на него, после чего тут же отступал.
Игры продолжались. Лерды не могли ничего сделать. К тому же, малыш повадился уходить от родителей тайком, когда те спали или отдыхали. Рамигор не только игрался с ним, но не раз выводил за пределы вольера. Всякий раз он показывал ему все больше и больше различных мест. Они побывали и в зданиях, и даже в жилом городке, куда зверей обычно не допускали. Для малыша-лерда сделали исключение. Он не был опасен, к тому же, Рамигор постоянно следил за ним, а что бы малыш не потерялся, он одевал тому на лапу кольцо из рыжей шерсти − свою собственную часть.
Игры и забавы с малышом, разговоры с помощью знаков, гуляния. Рамигор стал брать с собой фотоаппарат и вскоре у родителей лердов появились картинки, на которых был их малыш на фоне разных пейзажей. Около реки, около леса, в городе, внутри здания, в окружении нескольких разных существ. Фотографии было все равно, что этих существ изображали лайинты.
Рамигор вел свою работу и в то же время помогал воспитывать малыша. Он учил его понимать слова языка лайинт, и лерд вскоре понял, что звуки бывают разными и они означают слова. Сам он говорить не мог и говорил знаками. О том, как знаками выражаются предметы и действия, малыш узнавал у родителей. Фотографии помогали понять, где что.
Очень многое Рамигор теперь понимал и без знаков. Мысли лерда были открыты, и биополевой язык служил надежной гарантией, что слова, сказаные знаками будут поняты. В то же время, маленький лерд начинал понимать и язык лайинт. Он сам периодически пытался что-то говорить своим рычанием, но у него ничего не выходило.
После того, как взрослые лерды увидели фотографии, где был их малыш в самых разных местах, они перестали мешать ему уходить. Разрешение родителей на прогулки стало для маленького лерда почти праздником. Он прыгал и веселился, изображая свою радость, а Рамигор решил, что ему пора вступать в прямой контакт со взрослыми.
Руководитель этому не противился. Достигнутые результаты были в высшей степени интересны. Разумность лердов, наконец, была доказана. А вместе с ней и возможность контакта. Во всяком случае, малыш лерда был довольно послушен.

Очередной день проходил как обычно. Малыш наигравшись отправился в нору, где ложился отдыхать, а Рамигор немного выждав прошел к взрослым. Они лежали рядом с норой и насторожились, заметив приближение лайинта.
− Нам пора поговорить, − произнес он, сопровождая свои слова знаками лердов.
− Чего ты хочешь? − спросил отец. Он говорил знаками лап, но не пытался рычать.
− Я хочу, что бы вы не нападали. Вы не можете убить таких как я.
− Мы уже убили таких как ты. Мы не станем подчиняться.
− Этим вы делаете хуже только себе и своему сыну.
Оба зверя вскочил и зарычали, показывая гнев.
− Ваше рычание меня не пугает. Вы могли бы выйти отсюда. Но вы сами этого не желаете.
− Что ты хочешь за это?
− Разговор окончен, − ответил Рамигор и пошел прочь от лердов.

Малыш по-прежнему оставался в особых условиях. Пару раз в неделю он уходили вместе с Рамигором гулять. За это время он увидел не мало нового. Рамигор прокатил его в машине, малыш побывал на аэродроме, где увидел самолеты и вертолеты, как на земле, так и в воздухе.
К одному из вертолетов они и направились, когда лерд сумел придти в себя от испуга из-за приземлившегося авиалайнера. Рамигор уселся в кресло, взял малыша на руки и дал знак пилоту подымать машину.
Они летали почти два часа. Пролетели и над всем комплексом, улетели довольно далеко. Лерд увидел огромный город сверху, он видел леса, реки. Его вой удивления пересиливал даже рев двигателя вертолета. А Рамигор показывал и рассказывал, что где находилось. Машина на обратном пути оказалась над вольером, и взрослые лерды увидели своего малыша в лапах лайинта, когда Рамигор открыл дверь. Он улыбнулся пилоту и прыгнул.
Лерды взвыли. Для них этот прыжок был настоящим кошмаром. Не расчитали они лишь того, что позади лайинта возникнет парашут, и приземление оказалось достаточно мягким.
Малыш и сам выл, а когда оказался на земле, бросился к родителям, но вовсе не от страха. Он спешил рассказать о том, что видел. А вертолет ушел ввысь и вскоре скрылся.

Малышу-лерду исполнялось десять лет. Все это время Рамигор прожил вместе с ним и его родителями. Лайинту уже не требовалось разделять себя на части. Он часто выходил наружу. Молодой лерд так же получил возможность гулять по всему комплексу. Ему не разрешалось только покидать его без сопровождения лайинта. Рамигор придумал ему имя и называл малыша Лео. Тот без труда понимал все слова лайинт, при необходимости мог даже передать свои слова кому-либо с помощью блокнота и карандаша. Лео научился писать на языке лайинт. Он умел считать, и Рамигор продолжал занятия с ним.
За прошедшие годы лайинты нашли планету, где жили лерды, но нормального контакта с ними не вышло. И не только от того, что не был понятен язык. С языком проблемы были решены с помощью Рамигора, он сделал "словарь-переводчик", в котором было несколько десятков тысяч жестов, означавших различные слова. Некоторые жесты означали целые предложения, и проблемы с пониманием лердов вскоре прекратились. Но остались проблемы с нежеланием идти на контакт. Лерды по каким-то своим причинам считали лайинт врагами. Так, впрочем, было со многими другими расами. Лайинт не любили очень многие. И, в особенности, эрты.
С эртами разговоры были совсем другие. То была жестокая война, в которой ни тот ни другой противник не щадил врага. Эрты убивали лайинт, лайинты эртов. Последние бои в космосе с эртами состоялись несколько лет назад, тогда лайинты разгромили несколько баз, и эрты уже несколько лет не появлялись рядом.

− Мне кажется, ты в последнее время чем-то расстроен, Лео, − произнес Рамигор.
− Отец сказал, что мы здесь пленники. И поэтому вы не выпускаете их из этой клетки, − ответил лерд. − Это так или нет?
− Да, это так, Лео.
− Но почему?! − к его знаку прибавился вой, в котором слышалось отчаяние.
− Твои отец и мать сами не пожелали выйти на волю, − ответил Рамигор. − Я предлагал это им несколько лет назад, ты тогда был совсем маленьким.
− Предлагал, и они не согласились?! Этого не может быть!
− Это именно так. Чтобы выйти им надо было всего лишь согласиться на пару не особенно сложных условий, но они не пожелали.
− Каких условий?
− Ненападение и сотрудничество, − ответил Рамигор. − Ты, например, не нападаешь ни на кого, поэтому ты и можешь гулять здесь везде.
− Но я не могу уйти дальше.
− Дальше ты сможешь уйти когда станешь старше.
− И ты не станешь меня преследовать?
− Я разве преследовал тебя когда-нибудь? Мы были вместе, но мы ведь друзья, Лео. Я твой друг и не желаю тебе ничего плохого.
− Отец говорит, что ты используешь меня, что ты изучаешь меня как подопытное животное.
− Странный он у тебя, Лео. Видимо, никогда настоящих подопытных животных не встречал. Если уж из нас с тобой кто и подопытный, то это я, а не ты. Я живу с вами в одной клетке, и это есть эксперимент надо мной. Ну и отчасти над вами тоже. Изучать друг друга, Лео, это вовсе не так плохо. Ты от меня узнал очень многое и узнаешь еще больше. А когда ты вырастешь, мы с тобой и в космос полетим.
− В космос?! Я?! − воскликнул Лео. − А мои родители?
− Спроси их сам, Лео, хотя ли они? Если хотят, то им для этого надо исполнять закон, который установлен у нас. Они его исполнять не желают, потому и сидят в клетке.
− Но я этот закон не знаю.
− Ты его знаешь, Лео. Просто не понимаешь, что это закон. Я тебе объяснял все правила поведения, ты их исполняешь. Часть этих правил является законом. Например, закон в том, что нельзя ни на кого нападать.
− И на кроликов нельзя?
− Нельзя нападать на разумных существ, а кролики неразумны.
− Но отец и мать ни на кого не нападали.
− Спроси их, сколько они убили лайинт. Но даже это им было бы прощено, если бы они согласились. Но они не хотят, Лео. Почему не хотят? Я этого не знаю. Они не хотят даже говорить со мной. Мы сейчас кое-куда зайдем, Лео, а потом ты пойдешь к своим родителям и поговоришь с ними.
Рамигор отправился в отдел по контактам с инопланетянами. Там он получил несколько распечаток с фотографиями планеты. Ее общий вид, материки, города, леса.
− Что это? − спросил Лео, разглядывая фотографии, которые Рамигор вручил ему.
− Отдай их родителям, пусть они скажут тебе, что это, − ответил Рамиго.
Он ушел, а в этот же вечер Рамигор, вернувшись в клетку с лердами, был атакован обоими взрослыми. Он бегал от них некоторое время, пока они не выдохлись. Под конец Рамигор взобрался на дерево и остался на высокой ветке, откуда лерды не могли его достать.
Они ушли. Лео не появлялся. Рамигор не собирался мешать его разговору с родителями. На следующий день молодой лерд не стал даже подходить к лайинту. Он все время держался около родителей или же находился в норе, к которой Рамигора не подпускали.
Из-за чего возникло отчуждение, Рамигор не знал. Он не пытался это выяснять с помощью шпионов, просто отметил в своих докладах и продолжил наблюдение за семьей лердов со стороны.
Несколько дней не было контактов. Рамигору пришлось отменить назначенные экскурсии для Лео, а молодой зверь старался даже не смотреть в сторону лайинта, когда выходил на прогулку с родителями.
Бег времени привел к очередному сезону дождей. Вольер лердов не был крытым, и только в норе оставалось сухо. Рамигор почти все время проводил на дереве, изредка покидая свой пост, чтобы получить пищу или передать записи. Последних было очень мало.

Утром очередного дня Рамигор проснулся от шороха и шлепанья лап по лужам. Он открыл глаза, некоторое время наблюдал за Лео, который по непонятной причине оказался один и прошел к дереву, на котором сидел Рамигор. Моросил мелкий дождь. Рыжий зверь был полностью промокшим, но Рамигор не мерз от дождя. Его шерсть была достаточно густой и под слоем мокрых волос скрывалась жирная шерсть, которая не намокала. Тело лайинты оставалось сухим и теплым.
− Чего тебе от нас надо? − спросил Лео.
− Чего? − удивленно произнес Рамигор. − Ты, похоже, поглупел за последнее время, Лео. Тебя отец научил таким глупым вопросам?
− Я знаю, что ты враг.
− Да неужели? Ты это сам придумал? Больше некому придумывать, ты первый из всего своего рода, кто сумел заговорить с нами.
− Это сказал мой отец.
− Твой отец − старый дурак. Будь он чуточку умнее, вы сейчас были бы на своей планете, а не торчали бы в этой норе. Но вы этого сами не желаете. У вас гордость не позволяет! Можешь идти и благодарить своего отца за его доброту к тебе. Он лишил тебя возможности вернуться на свою планету.
− Он не делал ничего такого!
− Да ну? − фыркнул Рамигор. − Он тебя научил, что лайинты враги. Высосал это из своего дерьма и считает, что так и есть. Иди, спроси его, почему он лайинт врагами считает? Ну давай, попытайся узнай!
− Вы держите нас в клетке!
− Вас держат в клетке, потому что вы не соизволили быть разумными. Вы даже сейчас говорить не способны нормально с кем-либо из нас. Ты наслушался глупых сказок и считаешь меня врагом. А о том, что ты умирал, едва родившись, и что я лекарство принес твой отец тебе не рассказал! Я вижу, что не рассказал. И не рассказал он, что в первый же день, когда он встретил лайинт, он убил нескольких человек и нападал на лайинт. Не сказал? Не сказал! И то что здесь десятки раз с ним говорить лайинты пытались, он тебе не рассказал! У тебя очень хороший папочка, Лео. Он один прав на всем белом свете, а все остальные для него враги. Кстати, для него и все лерды враги, Лео. Да-да, именно так, потому что ваши родственнички отказались вас принимать. Вы останетесь здесь до конца своей жизни, Лео. И не здесь, не в этом уютном местечке. Вас отправят на дикий остров, где никто не живет, там вам самое место, глупым зверям! Ты отказался от учебы, Лео. Значит, ты дурак! А теперь можешь идти в свою нору и поплакаться своему любимому. Он тебя ужасно любит и желает, чтобы ты сдох в грязи. Проваливай! Обрадуй своего папочку, скоро вы будете не в клетке.
Лео ушел, а Рамигор спрыгнул с дерева, пронесся через вольер и вскоре оказался в теплом здании. Некоторое время он потратил на то, чтобы привести себя в порядок. Ему надо было отдохнуть, поправить нервы. Решение о переводе лердов на дикий остров было принято давно и ждало только подтверждения от самого Рамигора.
Теперь он это подтверждение дал.
− Все закончилось? − спросил шеф. − Он больше не друг?
− Они слишком упрямы, − ответил Рамигор. − Да вы уже и сами знаете о том, как проходили переговоры с лердами.
− Да. Они перестали быть нам интересны. На тот остров будут свезены еще несколько лердов из тех, что попались нам в космосе. Что собираешься делать ты?
− Не знаю. Мой контракт завершен.
− Есть и новые контракты. Ты знаешь лердов и могла бы продолжить работу с ними.
− Мне это будет слишком тяжело. Мне нужен отдых.
− Отдых у тебя будет. Ты же ни разу в отпуск не отправлялась. Получишь все деньги и можешь гулять целый год.
− А через год?
− Через год приходи сюда, и мы решим, что тебе делать. Работа всегда найдется, а для тебя − тем более.

Рамигор уходил. Он получил отпуск, получил деньги, которые тут же осели на банковском счете. Сумма, накопившаяся на счете достигла почти четырехсот тысяч левов. Рамигор мог использовать ее как угодно, покупать дома или машины, но он не стал тратить деньги и решил уйти в дикий лес. Единственное, оставшееся дело было проследить за тем, как лердов вывозили из загона. Их поймали очень легко, связали, посадили в клетку и та вскоре отправилась через океан, на дикий безымянный остров, который получал название Остров Лердов.

Иринка увидела перед собой рыжего зверя. Некоторое время она молчала, затем огляделась вокруг.
− Ты не узнаешь меня, Иринка? − спросил зверь.
− Рамигор? Где мы?
− Это мир лайинт. Все тот же самый. Здесь прошло двенадцать лет.
− И как ты их провел?
− Работал в местном биоцентре. У меня сейчас стабильное состояние, но если так и будет, придется ждать еще триста лет, пока я не заработаю средства.
− И нельзя ничего провернуть такого?
− Нет. У лайинт очень высокий контроль. Они видят, когда я что-то "проворачиваю". И это вызывает неприятности на голову. Сейчас нам с тобой тоже надо уходить. Иначе будут неприятности. Идем, Иринка. И делай все как я. Да, пока не забыл. − Рамигор передал ей документ. − Это твой. Я все время прожил под твоим именем, так что сейчас ты в законе, а я никто.
− И как ты собираешься поступить?
− Есть один простой способ. Лайинты не воюют друг с другом. По крайней мере, я такого здесь не видел. Чтобы получить документ мне достаточно пройти некоторую процедуру по проверке и все. Они проверяют генокод. В нем просто не должно быть ничего лишнего и все. И код не должен принадлежать какому-нибудь бандиту. Идем вместе. Помни, сейчас ты лайинт ХК-39, Иринка. Ты училась на биолога, работала десять лет в Главном Биоцентре, у тебя отпуск на целый год.
− На год? − удивилась Иринка.
− Да. Я десять лет проводил один эксперимент без передышки. Расскажу потом все. Пока тебе достаточно знать, что эксперимент с семьей лердов. − Рамигор изменил себя, показывая, как они выглядят. − Я сейчас в виде лерда по имени Лео. Запомни меня, ты должна его узнавать.
− Хорошо. Что еще?
− Пока все. Старайся не распылять лишние мысли, лайинты их видят. Мы пойдем на пункт проверки. Я разыграю молодого лайинта, а ты скажешь, что тебе надо провериться не произошло ли чего с твоим кодом. Мутации у лайинт возникают довольно часто, если не соблюдать правила. Ты их знаешь, о них еще Авурр рассказывала, когда говорила о сетверах.
− Да, я вспомнила. Лайинты подобны сетверам, но сильнее.
− Да. Мы едем сейчас на метро.

Через полчаса два зверя вошли в центр проверки. Отстояв очередь они прошли в лабораторию, где Рамигор представился молодым лайинтом. Он заявил, что его код должен быть ХК-39, но проверок еще не было, что ему 19 лет. Иринка была его "знакомой", но ей уже 41, она тоже ХК-39, и ей надо просто удостовериться в отсутствии мутаций.
Все тесты прошли без проблем. Код Иринки был подтвержден, код Рамигора установлен, и он получил документ на свое имя, с указанием всех данных. Иринка тоже запросила дополнительную информацию о совместимости кодов, и проверяющий с улыбкой объявил, что ХК-39 друг с другом совместимы автоматически.
Они покинули центр и вскоре отправились в путешествие. Диких мест вокруг было не мало. Иринка и Рамигор оказались в лесу, где у них появилось огромное количество времени для своих игр, для рассказов, для обучения. Иринка фактически стала тем самым "биологом". Рамигор рассказал ей обо всех нюансах поведения лердов. И она знала все. В том числе и полный текст всех докладов, что писал Рамигор. Она была готова к своей работе, а Рамигор оставался с ней.

Пролетел год. Иринка и Рамигор явились в биоцентр, где Иринка предстала перед "своим" шефом.
− Ну, наконец-то! − послышалось восклицание лайинты. − Мы искали тебя, Иринка.
− А что случилось-то?
− Это все дело с лердами. Ты желаешь продолжать работу?
− Да, но я сейчас не одна. Со мной Рамигор, и мы вместе.
− Он биолог?
− Нет. Ему только 20 лет. Но мы целый год были вместе, и я научила его языку лердов. Так что, он не помешает. И учиться сможет прямо здесь, думаю.
− Дело в том, что вам придется лететь на тот остров и работать там.
− Надеюсь, оплата за вредность будет соответствующая?
− Какая вредность?! Там просто лерды!
Иринка взглянула на шефа довольно хитро, и тот сдался.
− Хорошо, конечно же, твоя зарплата будет повышена. И друг твой получит минимальную оплату как неквалифицированый специалист.
− Я бы не сказала, что он совсем неквалифицированый.
− Документа об образовании у него нет?
− Нет.
− Тогда, извини. Правила есть правила. Неквалифицированый работник.
− Ладно. Пусть так. Что надо делать?
− По нашим предположениям, там назревает конфликт лердов друг с другом. Не знаю, почему они сцепились, но нельзя допустить, чтобы они друг друга поубивали.
− Хорошо.

Самолет доставил двух лайинт на остров лердов. Иринка и Рамигор спрыгнули с самолета на самом берегу. У них были все данные, информация о местах, где находились лерды, а так же пара приборов спутниковой связи.
− Помни, как мы должны бегать, если они атакуют.
− Помню, − ответила Иринка.
Они прошли через лес, направляясь к территории, что занимала семья Лео. Лайинты спокойно прошли к ним и через полчаса троица заметила двух рыжих зверей. Рамигор и Иринка по пути обменялись своим видом, и теперь Рамигор играл Иринку, а она Рамигора. Они подошли ближе и остановились, когда лерды зарычали.
− Давненько не виделись, Лео, − произнес Рамигор.
− Что вам здесь надо? − вопрос задавал отец Лео.
− Я не отвечаю на глупые вопросы, − знаками ответил лайинт. − Здесь наша планета, а не ваша, так что вопрос этот такой же глупый, как и ты сам! Мы пришли, чтобы продолжать эксперимент. Нам известно, что вы глупцы. И мы собираемся выяснить на сколько глубоко вы глупцы. Вы уже встретили здесь своих родственников.
− Они нам не родственники!
− Да ну? Неужто мы лердов не сумели распознать? Они ваши. С вашей планеты, так что не надо рассказывать сказок! Они годятся только, чтобы детей дурачить, вроде Лео, а нас ты не обманешь, старый пень.
Лерд зарычал и бросился в атаку. Лайинты тут же унеслись прочь. Рамигор сделал Иринке знак, и они унеслись вдаль, направляясь к месту, где жила другая группа лердов.
Вторая встреча оказалась совсем забавной. Завидев лайинт четверо лердов бросились бежать. Эти, видимо, знали о силе рыжих зверей. А через час состоялась встреча и с третьей группой. Там было трое лердов. Они не нападали и не бежали от лайинт. Рамигор и Иринка прошли к ним навстречу, и остановились, получив предупреждение рычанием.
− Мы хотим поговорить, − сказал Рамигор знаками.
− Мы не разговариваем с врагами, − ответил лерд.
− Очень глупо. Почему вы считаете нас врагами?
− Вы напали на нас! − Лерд сопроводил свои знаки рычанием.
− Вранье. Это вы нас атаковали. Если бы наш флот пришел к вашей планете, у вас не осталось бы ни единого шанса. Но мы этого не делали. Лайинты не нападают на лердов. Смысла в этом нет.
− Ты лжешь!
− Я хочу знать, почему вы воюете друг с другом?
− Убирайтесь вон, звери проклятые!
− Здесь не ваша планета, так что не вам указывать, где находиться лайинтам.
Рамигор и Иринка покинули лердов и некоторое время бродили по лесу молча.
− Они какие-то все злые, Рамигор, − сказала Иринка.
− Они обыкновенные дикари. Мы должны провести разметку территории, установить контроллеры в разных точках острова.
− Да, я помню.
− Не обращай внимания на их злобу, Иринка. Это тяжело, но ты должна понять, что не все существа живут как хоббитяне.
Иринка усмехнулась в ответ.
− Мы сможем попасть на Землю, Рамигор?
− В принципе, сможем, а в какой момент времени, одному Богу известно. Давай, сделаем работу, а потом и поговорим.

Контроллеры предназначались для простого наблюдения. Лайинты устанавливали их на высоких деревьях, так чтобы с их помощью можно было охватить как можно больше территорий. Несколько приборов были раскиданы по всему острову, и на все дела ушло почти четверо суток. контроллеры требовалось не только установить, но и привязать к местности, проверить. Все это требовало времени.
Когда работа по установке была закончена, Иринка и Рамигор вернулись за своими наблюдениями. Они не показывались лердам, но было ясно, что все три группы жили обособлено. Смысла в объединении трех групп на одном острове казалось, и не было.
Жизнь разумных хищников мало чем отличалась от жизни диких зверей. Они охотились, двигаясь кругами, изредка о чем-то говорили друг с другом, но все разговоры, что зафиксировали Иринка и Рамигор, относились только к текущим делам.
В очередной день, двое лайинт обнаружили рядом молодого лерда. Тот подкрадывался, стараясь быть незаметным и оказался за деревом. Лайинты лежали на высокой ветке и словно спали.
− Рамигор, − тихо произнесла Иринка.
"Делай вид, что не видишь его" − мысленно передал Рамигор.
"Чего он хочет?"
"Шпионит."
Лерд оставался рядом, но не двигался и не показывался.
"Что нам делать то?"
"Спросил это вслух, а там поглядим."
− Что нам теперь делать? − спросила Иринка.
− Мы должны выяснить, почему они считают нас врагами. Я этого так и не понял.
− Они тебе ничего не сказали?
− Нет. Уперлись как глупые бараны. Враг и все, а почему враг, одному черту известно. По-моему, они воюют друг с другом.
− Это же глупо.
− Глупо. Но ты же знаешь, сколько вокруг подобных глупых зверей. Дерутся из-за ерунды.
− И ничего нельзя изменить? Можно же как-нибудь доказать?
− Откуда мне знать, что им чего докажет? Лео видел как мы живем, видел города, видел людей, видел рассеров. Но он не понял, что мы живем в мире, что у нас нет драк друг с другом.
− Если он такой же, как и эти, то он и не поймет.
− Не знаю. Он родился здесь. Пока он был маленьким, все было прекрасно, а потом все разом исчезло. Он же слушает отца, а не меня. Ему отец ткнул в красное, сказал, что это зеленое, он и будет верить, что оно зеленое! Своих мозгов у него нет, сам понять ничего не может.
− Я думаю, он мог бы что-то понять. Ты же его учил.
− Толку с того, что я его учил! Он бросил учебу, не пожелал продолжать. Глупость не имеет объяснений, ты это прекрасно знаешь.
− Да. Значит, ты считаешь, что он не способен понять нас?
− Если он поймет, что учеба ему не может повредить. Но он этого не поймет. А если поймет, его отец ему не позволит.
Рамигор и Иринка продолжали разговор. Лерд подслушивал его довольно долго. С обсуждения дел с лердами лайинты перешли на обсуждение дел собственных, потом отправились гулять, но сделали это так, что лерд остался "незамеченным".
Время уходило. Лео несколько раз оказывался рядом, подкрадываясь, как он считал, незаметно. Он не знал, что лайинты ощущают его присутствие иными чувствами.
В очередной раз он был обнаружен. Рядом оказался зверь и лайинты соскочив с дерева пробежали за ним и обнаружили лерда.
− Ты глянь кто здесь оказался! − воскликнул Рамигор.
Лео попытался было бежать, но Рамигор и Иринка в несколько мгновений настигли его и свалили в траву.
− Не двигайся! − приказал Рамигор.
− Я не нападал на вас! − ответил тот своими знаками.
− А никто на тебя и не нападал. Ты был бы мертв, если бы я напал на тебя. Чего ты здесь делаешь?
− Я случайно, − произнес тот.
− Да ну! Я же вижу, что ты врешь, Лео! Отвечай!
− Я не знаю, что происходит. Я много раз пытался говорить с отцом, но он меня не понимает!
− Что значит не понимает? Ты разучился говорить?
− Я не разучился. Я пытался понять, почему он считает тебя врагом, но он не объяснил мне. Ни разу!
− Он этого и не сумеет объяснить. Потому что выдумал из своей дурной башки! Ты так и не ответил, что ты здесь делаешь, Лео?
− Я искал вас, − ответил он.
− Зачем?
− Я хотел поговорить с тобой. Так же как раньше. Я не хочу, чтобы мы были врагами!
− Ты же знаешь, что твой отец это не одобрит.
− Мне все равно. Он не хочет меня понимать!
− Не не хочет. Он не способен.
− Что? Почему это не способен?!
− Есть такие вещи, Лео, которые нужно знать с детства. Если не узнал, то ты не сумеешь их понять потом. Для тебя еще не все потеряно, хотя, за этот год ты потерял очень много.
− Потерял? Что я потерял?!
− Способность понимать. Ты мог научиться очень многому. Ты мог за этот год узнать столько, сколько твой отец не узнал за всю свою жизнь. Но он тебе не дал. А ты его слушал. И сейчас будешь его слушать.
− Я не буду его слушать! Он не понимает меня! Он совершенно ничего не понимает! Я хочу быть с вами! − Лео ждал ответа, но его не было. − Вы не хотите, да? Совсем?! Вы считаете, что я такой же дурак, как и он?! − Лерд вскочил и попытался уйти.
− Остановись, Лео, или ты действительно останешься таким же дураком.
Лерд остановился и обернулся к лайинтам. Он стоял некоторое время, затем вернулся назад.
− Я останусь с вами, − произнес он.
− Тебе для этого придется кое-что сделать, Лео, − ответил Рамигор. − Ты должен дать клятву, что не пойдешь против нас, что бы ни произошло. Даже если лайинты окажутся в войне с лердами, ты будешь должен оставаться на нашей стороне. Ты готов к этому, Лео?
Лерд молчал. Он стоял, раздумывая некоторое время.
В стороне послышался шум и через минуту рядом оказался взрослый лерд, отец Лео.
− Уйди от них! − приказал он, подтверждая приказ рычанием.
− Я не уйду от них, − ответил Лео. − Я останусь с ними.
− Если ты останешься с ними, я буду считать, что ты враг! − Лерд был в гневе. Казалось, еще немного, и он бросится в атаку.
Лео молчал. Его взгляд упал на Рамигора, и в нем была растерянность.
− Пришло твое время решать, Лео, − произнес Рамигор. − Желаешь ли ты того что желаешь, или же хочешь остаться со своим отцом, который способен даже сына за врага принять.
− Я остаюсь с лайинтами, − сказал Лео.
− В таком случае, ты умрешь, − прорычал лерд и прыгнул.
Раздался выстрел. Лерд рухнул на место, где перед этим находился Лео, тот успел отскочить. Взрослый зверь дернулся и оскалился, глядя на Рамигора. Его сознание медленно погружалось в сон.
− Что с ним?! − взвыл Лео.
− Ничего особенного, − ответила Иринка, проходя к зверю. Она выдернула из его бока иглу. − Он будет спать пару часов. Я думаю, нам надо вызвать вертолет, Рамигор.
Рамигор сразу же взялся за передатчик и получил ответ. Вертолет прибудет через три часа на место, откуда был произведен вызов.
− Он проснется раньше, чем прилетит вертолет, − сказала Иринка. Она взглянула на Лео, который сидел рядом с отцом и хотел ему чем-то помочь. − Ты решил или нет?
− Он не встает!
− Он не встанет сейчас. Но он встанет позже и будет злой как сам дьявол. Ты видел, что он тебе сказал, он собирался тебя убить.
− Он не убил бы меня.
− Это еще неизвестно. Так что, будет лучше, если мы его свяжем.

Лео не стал возражать. Он был и без того сильно напуган. Лерд проснулся через полтора часа и долго рычал, пытался развязаться, но веревки лайинт были ему не по зубам. Вскоре пришел вертолет. Рамигор объявил Лео, что тот должен дать клятву, прежде чем полетит, и молодой лерд дал эту клятву. Он сел в вертолет вместе с Иринкой. Рамигор развязал лерда, машина в этот момент начала подъем, и лайинт в несколько прыжков промчался к ней. Лерд пытался его достать, но его скорости явно не хватало. Зверю оставалось только рычать, глядя на своего сына, что выглядывал из вертолета в открытую дверь. Лео чувствовал себя плохо из-за этого расставания, но понимал, что иначе он не сможет. Для него наступала новая жизнь.

Разговор с начальником был долгим. Рамигору пришлось убеждать его в необходимости работы с Лео. Под конец, когда лайинт так и не пожелал принять доводы молодого ученого, Рамигор объявил о разрыве контракта.
− Ты шутишь?! − воскликнул начальник. − Этот разрыв будет означать, что твоя работа в биологии закончена!
− Мне плевать на биологию, коли биология плюет на моих друзей. Лео для меня не подопытное животное. Прежде всего, он мой друг. Он еще мал, ему требуется помощь, не чья нибудь, а моя. Раз вы не желаете, значит, и я не желаю.
− Ты не понимаешь. На острове осталось еще девять лердов.
− Девять взрослых зверей, которые сами себе на уме, с которыми невозможно договориться. Это диагноз. Они уже конченые. Их невозможно переубедить. Но с Лео все иначе. И я считаю, что надо работать с ним, а не со старыми кочерыжками на острове!
− Ну что же. В таком случае, нам остается только распрощаться. Но молодой лерд останется здесь.
− Не останется. Я уже подал заявление в Комиссию по Инопланетным Видам и получил все права на него. Лео признан полноправным гражданином колонии. И прощайте, шеф.

Лео учился по индивидуальным программам. Рамигор нанял для него учителей, многому учил сам. У него появилась новая работа, но Лео не оставался без присмотра. Лерд жил в городе вместе с лайинтами. В первые же недели он узнал о лайинтах то, о чем Рамигор ему никогда не говорил. Об изменяемости. Известие это он принес в дом, и Рамигор высказал искреннее удивление тому, что лерд об этом не слышал ранее.
− Разве твои родители тебе об этом не говорили? − удивленно спросил Рамигор.
− Нет! Мне об этом никто не говорил! − взвыл Лео.
− Тогда, смотри на меня.
Рамигор встал перед Лео и изменил себя. Он стал похожим на лерда, и это вызвало вой.
− Я понял, что ты совсем ничего не знаешь о лайинтах. Вот уж не думал! − взвыл Рамигор. − Ладно, я тебе покажу.
Рамигор поднялся на задние лапы, показал передние, на них возникли огромные когти. Рамигор провел этими когтями по своему телу и распорол живот и грудь.
− Лайинт может быть в любом виде, Лео. Даже если тебе покажется, что ты убил лайинта, это не так. Ты можешь разодрать мне горло, живот, лапы, обратить меня в месиво из мяса и костей, но я не умру. − Рамигор полоснул себя по горлу длинными когтями и стоял перед Лео в выпотрошенном виде. − Все дело в том, Лео, что мы иначе устроены. И раны лайинт заживают столь же быстро, сколько быстро их можно сделать. − Тело Рамигора изменилось, и он вновь стал выглядеть нормальным лердом. − Лайинта можно разорвать на части, но это тоже ничего не изменит. − Рамигор оторвал себе лапы, затем голову, после этого разрезал свое тело пополам. − Тебе страшно, Лео? Тебе кажется, что мне больно? Нет, Лео. Мне не больно. Я лайинт, а лайинты не чувствуют боли так как лерды. − Рамигор собрал себя вновь, затем обратился рыжим зверем. − Все это есть основа неуязвимости лайинт. Ты должен знать, что ни один лерд не способен убить лайинта когтями и клыками. Именно поэтому лайинтам нет никакого смысла бояться тебя. И даже то что я бегал от твоих родителей там, было всего лишь игрой. Ты слышишь, Лео, ты понимаешь меня?
− Да, я понимаю. Но, если так, то мой отец не мог убить лайинт! И не убивал их!
− Именно так и есть, Лео. Если он кого и убил, то это был не лайинт. Даже если он съел лайинта, то лайинт останется жив. Лайинт может обратиться и в подобие червяка-паразита и жить в твоем животе сколь угодно долго. Ты будешь есть и кормить его. Но лайинты так не делают. Если какой-то зверь съест лайинта, это закончится для этого зверя очень плохо. Лайинт может съесть этого зверя изнутри.
− Но отец остался жив.
− Да, потому что лайинт, которого он съел, не желал его убить. Кстати, я могу обратиться не только в лерда. − Рамигор вновь изменил себя и показал несколько различных видов. Человек, рассер, собака, лев, птица. Он изобразил даже рыбу, задыхавшуюся на воздухе, затем снова стал собой. − Но вот этот вид − наш основной. Такими были наши предки, и лайинты такими рождаются.
− А лерды не могут так научиться?
− Нет. Это свойство нашего вида, Лео. Если лерд окажется подобным, то он будет не лердом, а лайинтой.
− Почему?
− Ну, как тебе сказать. Вот представь, что к машине приделали крылья, хрост и пропеллер, она разбежалась и взлетела. Что это машина или самолет?
− Наверно, самолет.
− Так же и с превращениями. Впрочем, кроме лайинт превращениями могут обладать и другие виды разумных существ. Но это не имеет значения. В этом мире только лайинты могут менять свой вид. Надеюсь, тебе было это интересно узнать?
− Да. Мне только немного страшно, − произнес Лерд.
− Это пройдет. Тебе не следует бояться, Лео. Ты просто узнал, что лайинты сильнее тебя. Так всегда и было. − Рамигор подошел к лерду и сел рядом. − Надо сказать кое-что еще, Лео. − Сказал он тихо. − Я могу сделать так, что и ты станешь лайинтом.
− Я? Как это?!
− Есть такая возможность, но ее не стоит применять без особой необходимости. В общем, это выглядит как болезнь, Лео. И при этом ты можешь умереть, поэтому не проси.
− А всех других существ вы тоже в лайинт превращаете?
− Нет. Это бессмысленно, Лео. Тем более, это никто не станет делать насильно. Подобное насилие считается преступлением.
− Тогда, зачем ты мне это сказал?
− Чтобы ты знал, что это возможно. Ты можешь встретить кого-то, кто именно так стал лайинтом.
− Но ты сказал, что это преступление.
− Преступление, если это сделано силой, Лео. Добровольно − это не преступление. Но кроме этого есть еще одна проблема. Если ты станешь лайинтом, то у тебя никогда не будет детей. Понимаешь?
− У меня их и так никогда не будет.
− Ну, это ты загнул. Ты сможешь иметь детей, если найдешь лердианку. Но для этого тебе надо будет лететь в космос и на свою планету.
− Но как я смогу?
− Сможешь. Если захочешь.
− Я хочу.
− Тогда, тебе надо учиться. И еще многому и многому. Сейчас в одной школе, потом в другой − в высшей школе. Вот после высшей школы ты и сможешь полететь в космос.
− Точно смогу?
− Точно сможешь. Даже если кто-то тебе будет болтать обратное, не слушай. Пройдет лет десять, может, двадцать, и ты полетишь. И я полечу вместе с тобой.
− Ты? А ты зачем?
− Это такие правила, Лео. На кораблях лайинт иные существа могут летать только с лайинтами. Ты еще узнаешь обо всем. Учись, Лео. Я уверен, что ты многому сможешь научиться.

Последующая учеба выявила пределы возможного знания лерда. Он спокойно справился со многими науками, выучился физике, математике, астрономии. Лерд научился понимать несколько языков, у него появился небольшой прибор, который позволил ему общаться на языке лайинт с кем угодно. Прибор был вживлен в лапу, реагировал на нервные импульсы и произносил слова из заложенного в него словаря. Лео сам мог вносить новые слова в свой набор и постепенно научился говорить почти с той же скоростью, что лайинты. Чувствовалось лишь некоторое замедление, но привыкнуть к нему не составляло труда. К тому же, кто из лайинт общался с Лео близко, в конце концов, начинал понимать его невысказанные слова и общение становилось самым обычным.
Прибор лерда, который был сконструирован Иринкой (по официальной версии), заинтересовал многих лайинт. Самим лайинтам он не был нужен, но у них не редко возникали проблемы с разными разумными существами, которые не были способны произносить нормально слова. К тому же, биоэлектрическое управление лайинты и сами могли применить в своих машинах.
Результатом оказалось довольно резкое увеличение доходов. Рамигор открыл свое предприятие, на котором строил приборы. Лайинты покупали их с удовольствием, потому что они оказались более совершенны, нежели имевшиеся аналоги.

Пролетели десять лет учебы лерда. Он закончил не только среднюю школу, но и высшую, предназначавшуюся для нелайинт. Соседство с рыжими оборотнями давно перестало смущать зверя. Он не чувствовал угрозы. К тому же, среди всех существ, что окружали его, он оказался самым крупным. Лайинты, конечно, могли стать больше его, но не делали этого. По негласному закону они держались в некоторых пределах по своему весу. Больший вес мешал им, но и совсем маленький был не удобен.
Высшую космическую школу лайинт закончили и Иринка с Рамигором. Официально Рамигору пришлось сдавать экзамены по средней школе, затем поступать в высшую на общих основаниях. Иринке были сделаны некоторые поблажки за счет того, что у нее имелось высшее биологическое образование. В космосе биологи требовались не меньше чем на земле.
Все вопросы решались довольно просто. Лайинты имели систему командного найма на корабли. Сначала набирались команды, затем эти команды получали назначения, в зависимости от интересов. Многие команды набирались под конкретные задания, но было не мало и таких, кто просто работал, выполняя любые задания.
Рамигор, Иринка и Лео составляли теперь одну группу. Они не собирались вступать в какие-либо команды, решив взять малый рейдер, на котором трех членов команды было достаточно за глаза. Класс был выбран универсальный пассажирско-грузовой. Это позволяло выполнять разные задачи, и самой первой задачей был выбран полет к планете лердов. Лайинты летали там уже довольно много. Собственных космических кораблей у лердов не было, а все кто попадал в космос, были вывезены людьми. По каким причинам люди брали в космос лердов, оставалось совсем не понятно. Впрочем, лайинты выяснять это не собирались. Им не было дел до отношений людей с лердами.

Биотехнологический завод, наконец, обрел своего покупателя. Рамигор с легкостью расстался с ним, а покупатель с такой же легкостью выложил двадцать миллионов лев. Вместе с уже имевшимися тридцатью, капитал семьи лайинт насчитывал пятьдесят миллионов, пятнадцать из которых вскоре было потрачено на приобретение космического рейдера.
В течение одного месяца Лео, Рамигор и Иринка изучали свой корабль, совершали пробные полеты около планеты, сначала под руководством инструктора, затем самостоятельно. Деньги были переведены в Межколониальный Банк. Рамигор получил карточку, в которой значилась сумма в твердых эквивалентах, каковыми являлись кристаллы сверхсветовых двигателей. Их не был способен выпускать кто попало. Кристаллы изготавливались на государственных предприятиях по единой технологии, отклонение от которой не допускалось. Стоимость кристаллов была исключительно высокой. Достаточно сказать, что треть стоимости рейдера составляла стоимость сверхсветового двигателя, без них рейдер попросту не ушел бы никуда от планеты и мог использоваться только как челнок.
Последним делом перед намеченым полетом Рамигор обратился в Комиссию по Инопланетным Видам. Он объявил, что собирается лететь к планете лердов с целью высадки. Лео должен был попасть к себе домой. И предложение было в переправке туда зверей с Острова Лердов.
Комиссия приняла положительное решение и вскоре все девять лердов были изловлены. По рекомендации Рамигора, зверей посадили в несколько клеток, соответственно по группам. Одной из этих групп были отец и мать Лео. Дикость и необузданность зверей не была для лайинт в новинку. Поймать лердов не составляло труда, и вскоре три клетки были доставлены в космопорт, где их погрузили в рейдер.
Рычание зверей ничуть не мешало лайинтам исполнять свою работу. Правда, они едва не переусердствовали, когда обнаружили Лео. Только появление рядом Рамигора избавило молодого лерда от попадания в клетку.
Погрузка была завершена. Лео в сопровождении Рамигора отправился в грузовой отсек, где оказался среди клеток со своими сородичами. Лерды взвыли. В них горела злоба и ярость, а Лео прошел к клетке, в которой находились его отец и мать.
− Сын! − Мать Лео взвыла и оказалась рядом с решеткой.
− Он предатель! Он нам не сын! − заговорил отец.
− Не слушай его, мама. Он глупый. Мы летим домой. Осталось совсем немного.
− Они отпустят тебя?
− Я давно свободен, мама. Свободен на столько, что могу даже сейчас уйти куда угодно, но мы летим в космос. Лайинты не враги, мама. Они мои друзья.
− Они не могут быть друзьями! − пытался что-то доказывать отец.
− Это только ты не способен быть другом, отец. Мне очень жаль, но ты много лет назад уже доказал, что ты враг. Ты сам это сказал, так что, мне это доказывать незачем.
Лео взглянул на Рамигора, и тот понял знак сразу же. Он оставил лерда одного со своими сородичами.
− Мы взлетаем через десять минут, Лео, − сказал выходя рыжий зверь.

Корабль начал подъем. Лео лежал рядом с Рамигором и молчал. Рейдер шел с минимальным ускорением, в самом жестком режиме взлета. Только так можно было поднять в космос лердов, причинив им минимум неудобств. Рядом были два экрана, показывавших положение лердов в клетках. Им всем пришлось лежать, двое по своей глупости пытались подняться, но мощная сила вжимала их в пол. Им еще предстояло испытать иное ощущение. Через десять минут в клетках возник вой, когда лерды повисли в невесомости.
Быть может, они считали это издевательством над собой.
− Я думаю, их нельзя высаживать всех вместе одной кучей, − сказал Лео.
− Я тоже так думаю. − Ответил Рамигор. − Мы сможем достаточно легко пролететь над планетой. Надеюсь, нам не успеют помешать.
− У лердов есть техника?
− Есть. Самолеты есть, это точно, − ответил Рамигор. − Космическая техника только начинает развиваться. − Рамигор переключил экран перед Лео. − Это последние новости от наблюдателей, Лео. Ты мог их и сам прочитать.
− Да, я читал. Просто не верится, что это относится к нам.

Корабль пришел к планете. Рамигор получил все последние данные от наблюдателей. Лерды на планете вовсю готовились к войне. Они контролировали почти все воздушное пространство, и возможности для высадки лайинт появлялись довольно редко. Или же надо было выбирать дикие территории.
Лео дал согласие на дикие территории. И Рамигор получил все необходимые данные для высадки. В том числе и время, которое было на посадку и взлет так чтобы корабль успел уйти прежде чем налетит авиация лердов.
Выждав нужный момент, Рамигор направил рейдер к планете. На первое приземление ушло около десяти минут и прямо в степи была выгружена первая клетка с четырьмя лердами. Лео только наблюдал. Рамигор и Иринка открыли клетку, но не полностью. Лердам требовалось выбить дверь, прежде чем выйти, и этого момента хватило, чтобы лайинты вскочили в корабль.
Лео тут же запустил двигатели и четверка лердов не посмела подойти к машине из-за возникшего мощного рева.
− Взлетай, Лео! − приказал Рамигор, вскакивая в рубку. Он сам сел за управление, когда рейдер начал подъем. − У нас еще пятнадцать минут.
Машина пролетев около десятка километров, приземлилась вновь, и лайинты вытащили еще одну клетку со зверями. Она была открыта, и лерды освободились. С этими тремя можно было не церемониться, они дрожали от одного вида рыжих зверей и не подумали бежать к рейдеру, а наоборот, бросились прочь.
Третью клетку вытащили здесь же. На этот раз, Лео вышел вместе с лайинтами, и сам открыл клетку.
− Мы дома, − сказал он своим родителям. − Что ты делаешь, отец?! − Лео отскочил от зверя, который бросился на него. А тот только рычал и едва не вонзил свои когти в горло сына.
Ему помешала мать. Лердианка сбила отца.
− Уходи, Лео! Уходи! − ее вой означал только это.
− Но мама! Я же...
− Тебя никто здесь не примет, сын! Никто! Уходи с ними! Только там ты будешь свободен!
Отец уже выл. Он был готов броситься на сына, но мать встала на его пути.
− Лео, осталось всего две минуты, − произнес Рамигор. − Решай же!
Иринка по знаку Рамигора умчалась в рейдер, и тот был готов к взлету сразу, как Лео и Рамигор окажутся внутри.
− Но почему? Почему?! − выл Лео. Он не мог понять. Он выл и плакал. А отец кидался на мать, и та не давала ему достать сына.
Рамигор подошел к Лео и тронул его.
− Пора, Лео! Если сюда прилетят самолеты, и мы будем рядом, их могут убить!
Лео вздрогнул и, наконец, пошел в рейдер.
Взлет. Иринка показывала на точки, что изображал радар. К месту посадки двигалось несколько машин. Рейдер начал взлет и мощное ускорение вывело его на космическую орбиту.
− Все в порядке? − спросил голос лайинты-наблюдателя.
− Да. Мы сделали почти все, что хотели. − Ответил Рамигор.
− Почти? Что-то не получилось?
− Все нормально. Просто кое-что пришлось переиграть внизу, − ответил Рамигор. − Мы некоторое время еще будем здесь.
− Тогда, подымитесь немного повыше, внизу вас могут задеть ракетой.
Рейдер перешел на более высокую орбиту. Лео все еще не успокоился. Он лишь поблагодарил Рамигора, когда тот вывел на экраны изображения планеты лердов.
− Почему она сказала, что меня не примут? − спросил Лео. − А их? Их тоже не примут?!
− Их примут, Лео. Они родились там и все знают, как себя вести, что можно говорить, а что нельзя.
− Как это нельзя говорить?
− Это несвобода, Лео. То самое положение, когда ты не можешь делать все что хочешь, когда ты не можешь высказать любые свои мысли, не боясь оказаться из-за них в клетке.
− Я не понимаю. Как это возможно?!
− Ты не понимаешь, Лео. И это не нужно понимать. Это надо просто знать. Несвобода, это зло. То самое, против которого мы боремся. Но здесь, в твоем мире, мы не можем ничего сделать, мы не можем вмешиваться. А ты родился и вырос у нас. Здесь родина твоих родителей, Лео, а там, у нас − твоя собственная.
− Почему ты не говорил об этом раньше?
− Потому что была надежда, что все изменится. И потому что зло слишком заразно, чтобы учить ему детей. Ты знаешь все, что мы считаем правильным и добрым. И ты сам все принял. Когда-нибудь, это примут и лерды, но не так скоро.

Корабль пробыл около планеты четверо суток. Лео все еще раздумывал, что делать. Он мог улететь вниз, а мог остаться с лайинтами и летать в космосе.
− Я не знаю, что выбрать. Не знаю! − воскликнул он в какой-то момент.
− Я на твоем месте выбрал бы космос, Лео, − ответил Рамигор. − Здесь ты сможешь узнать на много больше, а вернуться ты сумеешь в любой момент. Но если вернешься, то в космос тебе дорога уже будет закрыта. Ты понимаешь почему.
− Да, я понимаю. Но там мои сородичи. И только там я могу продолжить свой род.
− Ты точно так же сможешь его продолжить и через десять лет, Лео, − ответил Рамигор. − А в космосе ты получишь знания, которые потом сможешь передать своим.
− Смогу? Ты думаешь, я смогу? − спросил он. − Я же почти ничего не понимаю!
− Это совсем не то. Ты даже сейчас знаешь такое, за что твои сородичи отдали бы что угодно. Ты знаешь столько секретов, что твои знания были бы там на вес золота. Вот только проблема в несвободе. Тебя могут запереть в клетке и заставить все отдать силой, а взамен ты получишь смерть.
− Почему? Я же не враг им!
− Спроси, почему твой отец посчитал тебя врагом? Я этого не знаю.
− Ты думаешь, там еще может что-то измениться? − спросил Лео.
− Это вполне возможно. Возможно, даже где-то там есть места, где ты мог бы быть свободным, но мы их пока не знаем. Лайинты ведут наблюдение за твоим миром, может, придет время, и все изменится. Что ты решил?
− Я останусь с вами, − ответил он. − И будь что будет.


Рейдер "Стремительный" совершил посадку в грузовом космопорте колонии с кодовым названием М-12. Некоторое время Рамигор проводил переговоры с диспетчером. Рейдер привез на планету груз, и заказчик должен был оплатить его доставку. Для этого заказчика требовалось найти и оповестить. Именно этого и требовал Рамигор.
Заказчик был найден через четыре часа и подтвердил, что он принимает груз и оплачивает его по заключенному договору. Оставалось только ждать. Ждать приходилось и разрешения на посещение припортового города, которое Рамигор запросил для команды рейдера.
Колония принадлежала людям, и лайинт в нее допускали только по пропускам.
Включился экран связи. Перед Рамигором оказался незнакомый человек.
− Я Агент Комиссии по Инопланетным Видам, − произнес человек. − Я правильно понял, что у вас на борту находится лерд? − Человек поднял перед собой картинку, изображавшую зверя.
− Да, именно лерд, − ответил Рамигор.
− По законам нашей колонии, все лерды должны быть препровождены в зону лердов.
− Очень странные законы, но наш лерд им не подчиняется, − ответил Рамигор.
− Вы шутите? Вы находитесь на нашей территории!
− Господин Агент, вы понимаете что требуете? Лерд является членом нашей команды, а так же гражданином колонии Альзас. Ваше требование является не только оскорблением для нас, но и нарушением Межколониального Кодекса.
− Вы находитесь на нашей территории и обязаны исполнять наш закон, − произнес человек.
− Вы явно объелись крысиного помета, − фыркнул Рамигор. − Территория космического рейдера является суверенной территорией колонии, к которой он приписан. В нашем случае − колонии Альзас.
Человек с экрана просто исчез.
Прошло несколько минут, появился новый вызов и новый агент. Он принес извинения за своего коллегу и объявил, что тот отстранен от своих обязанностей за нарушение закона, а команда рейдера получала разрешение на посещение города, которое и запрашивала.
− Я еще раз прошу прощения за происшедший инциндент. Виновнк будет наказан, и, я уверен, он получит полную дисквалификацию.
− Хорошо. Мы принимаем извинения, − ответил Рамигор.

Вскоре троица оказалась на земле. Рамигор заказал машину для экскурсии. Ее вел человек и, казалось, он больше напуган видом лерда, чем двух лайинт.
Лео уже был взрослым. Лайинты со своим ростом перед ним выглядели словно дети. Рамигор и Иринка этого почти не замечали. Им было без разницы, какого роста зверь, но для человека он оказался просто огромен.
− Он умеет говорить? − спросил шофер.
− Я умею говорить, − ответил сам лерд. Его голос доносился из динамика прибора, что был на его шее.
Шофер больше ничего не сказал, открыл машину и три зверя забрались внутрь. Лерд лег на пол, а лайинты сели рядом с ним в кресла, предназначавшиеся для людей.
Шофер закрыл дверь, прошел вокруг микроавтобуса и занял свое место.
− Экскурсовод у нас будет, или они все струсили? − спросил Рамигор.
− Будет, − ответил шофер. − Через пять минут.
Машина выехала с территории космопорта и вскоре остановилась около экскурсионного бюро. В нее вошла женщина, которая не теряя ни минуты приступила к своему делу. Большую часть времени машина колесила по городу, некоторое время троица разгуливала в парке. Голос женщины почти не умолкал. Она частенько улыбалась, и ни разу не вздрогнула от вида лерда.
В полдень был обед в одном из лучших ресторанов города, а затем экскурсия продолжилась на машине. Она завершалась около космопорта, где трое инопланетян распрощались со своими новыми знакомыми. Шофер старался не показывать свой страх, но от лайинт его было не скрыть.
Около рейдера работало несколько человек. Рамигор встретил заказчика, и вместе с ним отправился в бизнес-отдел космопорта, где были проведены завершающие этапы сделки. Человек перевел оплату на счет Рамигора.
В назначеный час рейдер стартовал на орбиту. Обратного груза на планете не было, но на космической станции находилась группа пассажиров, заказ от которых и достался Рамигору.
Пассажирами были люди, которые хотели достичь одной из дальних колоний, и платили за доставку вперед.
Эта новая работа была выполнена достаточно быстро. Уже через час рейдер приземлился в космопорте дальней колонии, и пассажиры покинули его.
Иринка все еще пыталась вызвать диспетчера. Тот куда-то делся после посадки рейдера, и только через полчаса вернулся. На вопрос лайинты об отсутствии, человек объявил, что диспетчерам тоже надо обедать, а замены ему нет, так как напарник внезапно заболел.
− Ну так и чего вы хотите? − спросил человек после своих объяснений. − Я сказал вам, что у вас четыре часа на посадку и взлет. Вы могли улететь не спрашивая.
− Мы не собираемся улетать сразу, − ответила Иринка. − Нам надо найти заказ. Возможно это где-нибудь?
− Я не бюро заказов, господа. И не занимаюсь ими. Ищите их в городе, где угодно. Могу только дать совет, не лезть далеко, можете нарваться на неприятности.
− Отлично. Прямо не колония, а какой-то пиратский остров, − буркнула Иринка. − Спасибо за предупреждение и до свидания.
− До свидания, − ответил человек и тут же выключился.

Троица все же отправилась в город. Появление лайинт и лерда сопровождалось тихой паникой. Люди старались уходить в стороны и не приближаться. Найти какой-либо заказ в подобных условиях оказалось невозможно. Единственное заведение, относившееся своим названием к космосу, оказалась пивная с названием "Звезда удачи".
В "Звезду удачи" друзья и направились, когда ничего не нашли лучшего. Едва они вошли, к ним сразу подошел человек, и с достаточно высокой долей любезности предложил место за одним из столиков.
Рамигор, Иринка и Лео оказались там. Для Лео было освобождено дополнительное место, и он улегся прямо на полу, но даже в таком положении его голова оказалась выше чем головы Рамигора и Иринки, севших за стол.
Еда для лайинт нашлась сразу же, а для Лео потребовались сертифицированые продукты, которые пришлось как следует поискать. В конце концов, хозяин заведения отыскал на складе замороженое мясо с соответствующей пометкой. Мясо это держалось про запас, как раз на подобный случай, и Лео не остался без обеда. Местное пиво он пить конечно же не стал, оно досталось лайинтам, а Лео получил обычную очищеную воду, которую проверил сам Рамигор, сделав это маленьким "приборчиком".
− Надеюсь, вы понимаете, зачем я это сделал? − спросил Рамигор хозяина.
− Да, конечно. Можете не сомневаться, я ничуть не в обиде. Как-то раз к нам залетела пара холбернов. Так они целых два часа проверяли и воду, и пищу своими приборами. Я понимаю, никому не хочется подцепить какую-нибудь пакость. Можно у вас спросить?
− Да.
− Я никогда не видел таких существ, как ваш друг. Кто он?
− Он лерд. С Планеты Лердов, разумеется. Ее нашли совсем недавно, лет двадцать назад, если так можно сказать здесь.
− Тогда, понятно. К нам новости не редко запаздывают. А вы к нам по делу залетели?
− Я привез сюда восемь человек. Ваших. Теперь думал найти заказ на обратный полет, да не судьба.
− О! Вы очень даже не пожалеете, что зашли сюда. Я, знаете ли, сам когда-то летал. А сейчас могу вам помочь найти заказ. Корабли к нам залетают редко, так что, если вы не будете торопиться улетать, вы сможете найти очень хорошие предложения. Вам надо всего лишь напечатать объявление об этом в "Утренней Деловой Газете", она у нас называется "УДГ".
− Очень хорошо, − ответил Рамигор.
Рейдер по-прежнему оставался на месте. На следующее утро объявление появилось в газете, а уже к полудню в космопорте оказалось не мало желающих лететь. Их оказалось даже больше, чем возможно. Рейдер мог принять не больше четырнадцати пассажиров.
Чтобы определить, кого брать, Рамигор устраивал аукцион. Вечер представлял собой чуть ли не битву. Четыре десятка человек боролись за четырнадцать мест, предлагая все больше и больше. Цена возросла до ста десяти тысяч за место, после чего количество пассажиров, согласных на эту цену, оказалось четырнадцать. Деньги были получены сразу же. В виду достаточно высокой стоимости, Рамигор объявил, что доставит каждого в ту колонию, какую он попросит. Восемь человек летели в Центральную колонию, еще четыре в Белхорский Треугольник − созвездие из трех близких колоний, а двум другим потребовались еще две планеты, и рейдер доставил их туда.
Последней колонией стала планета Альзас. Пассажир, летевший туда уже один, был несколько взволнован подобным положением, ему казалось, что лайинты могут с ним что-нибудь сделать нехорошее, но рейдер прибыл на Альзас, да еще и приземлился в столичном космопорте, когда пассажиру было достаточно выйти на орбитальной станции. Рамигор сам узнал у человека, что для него лучше, и тот назвал приземление.
И только когда он покинул рейдер, он решился спросить, почему хозяева рейдера так отнеслись к нему, почему садились на планету, когда могли высадить его и на станции.
Рамигор лишь усмехнулся, после чего ткнул человеку под нос свое удостоверение личности, в котором Альзас значился как его дом.
− Так вы?!...
− Мы прилетели домой, потому я и сказал вчера, что на Альзас летим последними.
Лео чувствовал себя более свободно. Несколько месяцев путешествий в космосе порядочно измотали его, и теперь прибытие на Альзас, в свой дом, который Рамигор не продал, стало почти праздником. Знакомые улицы, соседи, которые узнавая лерда улыбались и приветствовали его, все это повышало настроение.
В тот же день Рамигор запросил информацию о Планете Лердов и получил все свежие новости. Лео читал их с жадностью, и был сильно удивлен, когда оказалось, что лерды начали собственные межзвездные полеты. Удручало то, что они не стали заключать никаких договоров с лайинтами, и не обременяли себя выполнением правил. Над планетой возникло несколько стычек лердов с наблюдателями, но лайинты были готовы ко всему, и примитивным кораблям лердов ничего не досталось, кроме пробоин и аварий. А результатом этих нападений стало усиление контроля в космосе, и вскоре был установлен жесткий режим, в котором ни один корабль лердов не выходил без проверки на наличие оружия. Обнаружение этого оружия лайинтами тут же приводило к его изъятию и возвращению лердов на планету. Фактически Планета Лердов оказалась в военной блокаде, так как лайинты не церемонились и принимали за оружие что им вздумается, вплоть до разделочных ножей. Лерды от этого только бесились, а лайинты требовали от них принятия Межпланетного Кодекса. Только в этом случае корабли лердов могли выходить дальше.
Несколько месяцев друзья пробыли на планете. Рейдер в это время находился на профилактическом ремонте, потом просто стоял, ожидая хозяев.
От Планеты Лердов приходили все новые известия. События шли по нарастающей и в очередной раз пришли данные о прорыве блокады. Несколько десятков кораблей вышли в космос, атаковали станции лайинт, покинули зону блокировки перемещений и ушли в неизвестном направлении.
А еще через месяц пришли известия об атаках лердов на колонии людей. Настоящих причин никто так и не узнал. Флот лердов совершив нападение на одну колонию, отправился к другой, где был встречен готовыми космическими войсками, в результате чего потерпел поражение. Лерды были захвачены в плен, и это стало сигналом для старта "Стремительного".
Из Комиссии по Инопланетным Видам пришло предупреждение, в котором лердов называли опасными и потенциальными противниками. Рамигор ответил сразу же, затем отправился в комиссию вместе с Лео и прямо на месте потребовал для Лео не просто подтверждение гражданства Альзаса, но и "Защиту Лайинт". Комиссия, выслушав все доводы, постановила утвердить этот статус для лерда, и Лео получил особый Знак, который теперь носил на своей лапе. Этот знак давал ему право просить защиты лайинт в любой колонии, в любом месте, куда бы он ни попал, и лайинты были обязаны эту защиту предоставить. Исключением могло быть только случай, когда лерд оказывался лично замешан в серьезных преступлениях и этому имелись все доказательства.

"Стремительный" вновь подымался в космос. Его целью была колония людей − планета Сантара. Там, по данным лайинт оказалось множество лердов, попавших на планету в результате нашествия. Рамигор, Иринка и Лео получили официальное разрешение на вмешательство в ход событий и действия от имени лайинт. Им выдали данные, необходимые для получения поддержки со стороны лайинт, находившихся на Сантаре. Основной целью миссии было выявление причин нападения лердов на людей, дополнительной − разрешение возникшего конфликта. Лео в этом деле мог оказать неоценимые услуги, поэтому специальным постановлением КИВ экспедиции были выделены дополнительные средства из фонда Комиссии.
Сантара встречала рейдер без особого энтузиазма. Люди сразу же поняли, что на корабле находился лерд (сканеры работали безукоризненно). Это вызвало споры перед разрешением приземления, и спор был разрешен так как это требовали лайинты. Знак Защиты Лайинт, имевшийся у Лео, означал не мало, и местные лайинты надавили на соответствующие органы, выдававшие разрешение для экспедиции.
Рейдер приземлился в небольшом космопорте, рядом с зоной, где оказались пленные лерды. Зона эта имела естественные препятствия в виде гор и океана, а в трех узких местах она была заблокирована военными постами людей, и лерды оказались сами по себе на небольшом клочке территории.
В тот же день, едва "Стремительный" приземлился, троица встретилась с представителем лайинт, занимавшимся вопросом лердов. О причинах нападения он не сумел ничего сказать, их просто не было видно. А о положении лердов он знал не мало. Они жили подобно диким зверям. Выход из зоны был надежно закрыт для них, но оказался прозрачен для людей. Более того, вокруг процветал бизнес с охотой на лердов, в котором использовались вертолеты.
Рамигор и Иринка заметили не мало косых взглядов, что люди кидали на лерда, находившегося с ними, и лайинты сочли за благо использовать свой старый метод с "пометкой" в виде рыжей шерсти на лапе Лео.
Лео некоторое время рассматривал кольцо из шерсти лайинты на своей лапе, затем взглянул на Рамигора.
− Это же твоя часть, − произнес он. − Ты боишься, что я сбегу?
− Я боюсь вовсе не этого, Лео. Я боюсь, что люди могут причинить тебе вред. Это будет гарантией, что я смогу узнать, где ты находишься, если вдруг что случится.
− Они ведь поймут, что это часть лайинта.
− Поймут. И хорошо подумают прежде чем нападать на тебя.
− Ладно. Пусть так и будет. − Лерд улегся и некоторое время разглядывал Рамигора. − Ты ведь можешь оставить мне и другую часть.
− Могу. Только зачем?
− Ну, мне несколько неудобно, когда у меня лапы разноцветные. Вот, если бы на каждой было одинаковое кольцо, тогда еще ничего.
− Ну, это, как ты захочешь, Лео. Я могу даже изменить цвет шерсти, кольцо станет не особенно заметно.
− Пусть лучше будет видно. Ты не хочешь оставить мне четыре части?
− Да, пожалуйста, Лео!
Рамигор усмехнулся, затем взялся за его лапы, и через минуту Лео стал выглядеть более чем оригинально. На всех его четырех лапах оказались кольца рыжей шерсти.
− Теперь, если меня кто-то попытается связать, ты можешь эти веревки съесть, Рамигор. Ведь так?
− Да. Если они не окажутся железными цепями.
Лео фыркнул от недовольства. Но недоволен он был вовсе не Рамигором.
− Я хочу пойти туда, Рамигор. Я должен встретиться со своими.
− Мы пойдем вместе.
− Они не примут лайинт.
− Это совсем не проблема. Я же стану лердом.
− Ау! Как это я забыл! Когда мы сможем пойти, Рамигор?
− Завтра. После того, как нам принесут кое какие данные. А пока пойдем в город, погуляем и посмотрим, что там люди делают.
В этот же день Рамигор изменил себя. Он стал похожим на Лео и, подобно Лео нацепил на свои лапы рыжие кольца.
− А тебе то они зачем? − Спросил Лео.
− Чтобы спрашивали, − усмехнулся Рамигор. − Идем. Скоро мы узнаем, как здесь люди относятся к лердам.
− А почему с нами нет Иринки?
− У нее свои секреты. Она сейчас в виде человека, Лео. Мы ведь исполняем особую миссию. Только ты молчи о ней, понял?
− Разумеется, я давно не маленький.
Они вышли на улицу и вскоре оказались под вниманием множества людей. Некоторые смотрели с явной злобой. Пару раз Рамигора и Лео останавливала полиция, и уходила ни с чем, когда Рамигор показывал свои документы. Вскоре полицейские получили указания свыше, и постовые больше не задерживали двух лердов. Они знали, что один из них лайинт, сопровождавший лерда. В действительности люди опасались и тех и других.
Прогулка закончилась в вечернем ресторане, где лердов обслужили без проблем. Ресторан имел достаточно высокий класс и обслуживал любых инопланетян.
Поздним вечером Лео и Рамигор вернулись в гостиницу. Там их ожидали двое лайинт, которые принесли данные, что запрашивал Рамигор. Это были карты района, снимки из космоса, а так же коды для связи со спутниками лайинт, через которые можно было связаться с кем угодно.
На следующее утро к гостинице подкатил грузовик с военными знаками людей. Шофером и солдатами в нем были лайинты, но для всех окружавших это были люди. Через несколько минут Рамигора и Лео вывели из гостиницы, "запихнули" в фургон, и тот сразу же направился к зоне, охрана которой и не заподозрила подвоха. Два лерда сидели в клетке и, когда проверяющий открыл фургон, Рамигор вскочил и зарычал, подобно тому, как это делали взрослые лерды. Солдат тут же захлопнул дверь фургона и объявил, что там клетка с двумя зверями.
Машину пропустили в зону и она проехала пару километров, после чего лердов выгрузили. Люди действовали так же, как "обычно". Клетка открылась только когда солдаты оказались недоступны для зверей. После этого выстрелами в воздух лердов отогнали от клетки, ее погрузили в машину, и та укатила назад.
А два зверя немного простояв в стороне, направились прочь от военного поста.


Иринка вошла в полутемный цех. Она некоторое время ходила по нему, рассматривала оборудование. Оно не было особым. Обычное оборудование обычного мясокомбината. Необычность была в том, что оборудование стояло, а не работало. Впрочем, стоял и весь комбинат. Людей вокруг не было, и Иринка вела свое расследование. Она получила наводку на это место и теперь искала возможную ниточку, которая привела бы к разгадке. Можно было подумать, что люди использовали мясо лердов, но это оказалось не так. Биологические исследования показали, что люди это мясо просто не способны есть, оно содержало элементы, являвшиеся для людей ядом. К тому же, как и все хищники, лерды имели иммунитет ко множеству болезней, возбудители которых могли годами находиться в их крови и никак не проявляться.
Она проходила цех за цехом. Ее шаги были неслышны, и даже если кто увидел бы, люди не сразу поняли бы, что на заводе оказалась лайинта. Иринка была в виде человека. Поиски следов ничего не дали. Иринка обошла цеха, поднялась наверх, спустилась в подвалы, но и там ничего не нашлось. Не было следов и снаружи. Комбинат стоял и здесь давно никто не появлялся.
Подобное положение означало лишь одно. Наводка была неправильной. И это же означало, что человек, давший ее, был не плохо обучен врать. А, может, и вовсе не знал где настоящее место охотников за лердами.
Иринка поднялась на самый верх, вышла на крышу и некоторое время бродила там. Ее внимание привлек легкая полоска пыли далеко в стороне. Кто-то двигался там на машине, но по имевшимся картам, дороги в том месте не было.
Она не стала пороть горячку, спустилась по лестнице и вскоре добралась до своей машины, что была спрятана вдали от комбината. Машина двинулась по песку. Почти целый час Иринка ехала по следу незнакомца и в какой-то момент к машине выскочило несколько вооруженных людей.
Женщину тут же выдернули из машины. Она "не успела" схватиться за оружие, и то было перехвачено людьми.
− Попалась стерва! − проговорил солдат.
Иринку связали и повели через степь. И вскоре она оказалась перед военными, которые отнеслись очень скептически к этой "поимке". Они считали, что женщина может оказаться лайинтой, и тогда...
− Говори, кто тебя послал? − заговорил человек на языке лайинт.
− Дед пихто. Я ехала на машине, и вы на меня напали!
− И куда же это ты ехала? − спросил человек.
− А это не твое свинячье дело, рыжий!
− Ты плохо играешь. Нам известно, что ты шпионка лайинтовская!
− А мне известно, что ты козел нечесаный.
− Скажи ей свое слово, Моргер, − сказал человек.
Иринка только взглянула на громилу, что вышел из толпы. Вид человека мог показаться ужасным, если бы Иринка не поняла, кто это.
Рассер.
Собственно, тянуть не было никакого смысла.
Иринка отступила в сторону. Ее руки оказались свободны, и она прыгнула на человека, что допрашивал ее. Рыжая шерсть вспыхнула словно огонь. Человек дернулся и оказался в лапах зверя.
− Да, скажи свое слово, − прорычала Иринка. − Но если скажешь неверно − сдохнешь! − Когти Иринки были на горле человека, и тот едва сдержал себя, чтобы не дернуться. Это было бы для него смертью.
− У меня есть Знак Защиты Лайинт! − произнес человек.
− У тебя есть одна большая проблема, человек. Ты нарушил закон, и Знак не действует в этом случае!
− Я не нарушал законов! − воскликнул он. − Какой закон я нарушил?!
− Ты напал на меня. Без всякой причины! Более того, ты пытался натравить не меня зверя!
− Я не знал, что ты лайинт!
− Я мне плевать, что ты не знал! Ты вообще не знал, кто я и напал! А теперь ты расскажешь мне все, в противном случае, я сделаю из тебя фарш и скажу, что так и было!
− Я не понимаю, что рассказывать?!
− Говори, что вы делаете с лердами, пойманными в зоне?
− Я не понимаю! Мы ничего с ними не делаем, мы их никогда не ловили!
Иринка лишь коснулась тела человека. Его одежда тут же рассыпалась, а тело обожгла боль.
− Итак, ты либо отвечаешь на мой вопрос, либо прощаешься со своей поганой жизнью, − прорычала Иринка. − Мне на тебя плевать, а ты не имеешь понятия о том, кто я, чуешь, что это значит?!
− Я расскажу! Не убивай меня! − завыл он.
− Говори!

Он рассказал. О том, что лердов переправляли на одну из баз, что там по слухам их убивали с целью извлечения костей. А кости лердов использовали для каких-то приборов, они ценились очень высоко, так что за каждого пойманного лерда выплачивали до миллиона левов.
Иринка потребовала рассказать все. О вертолетах, о базе, о людях, что охотились на лердов. Место, на которое она напала, было пунктом перегрузки. Здесь охотники оставляли свои трофеи, получали вознаграждение и отправлялись кто куда. Кто обратно в зону, кто уезжал навсегда. Сумма была достаточно высокой.
Стало ясно и причина, по которой лерды напали на планету. Они узнали, что именно здесь находился один из заводов, использовавших их как сырье.
− А теперь показывай свой Знак Защиты, человек, − произнесла Иринка. − Если я его не увижу, ты умрешь.
− Ты обещала не убивать! Я все рассказал! − завыл он.
− Я обещала это после того, как ты сказал, что у тебя есть этот Знак. Я его не вижу до сих пор! Показывай, или ты сдохнешь!
Он все же достал его, вынув из дорогого ящика. Иринка взяла Знак из его руки и некоторое время рассматривала его, затем перевела взгляд на человека. Она уже видела, что Знак принадлежал вовсе не ему. Тот стоял в страхе, его мысли пульсировали, то закрываясь, то открываясь.
− Могу я узнать, каким образом ты обратился из женщины в мужчину? − спросила она.
− Что? Я не умею обращаться!
− Да ну? Здесь написано, что знак принадлежит женщине по имени Длайн Мендос.
− Это мое имя, и я не женщина! − воскликнул человек. − Там вообще нет никаких надписей!
− Ты глупец, если так думаешь! − зарычала Иринка. − А теперь назови код, мальчик. Давай же, ты его обязан знать.
− Я его забыл, − произнес он, продолжая врать. − Это было давно! И я!...
Иринка взмахнула перед ним когтями и человек взвыл, увидев кровь на своей груди.
− Ты обещала не убивать меня! − закричал он.
− Я ЗАБЫЛА, − зарычала она. Удар вошел в грудь человека, и на этот раз он стал смертельным.
Кольцо Защиты Лайинт ушло в ее руку. Иринка получила все доказательства, что человек лгал. Во-первых, она назвала имя не так, как надо, во-вторых, никакого кода не было и в помине.
Вокруг уже никого не было. Люди, служившие главарю, разбежались, едва завидев лайинту. Но Иринке было достаточно и одного человека. Назад ей пришлось возвращаться пешком. Ее машина оказалась взорваной, и Иринка не особенно раздумывая взорвала и тело преступника. Его останки разлетелись по степи, и никто не понял бы, что человек был убит лайинтом.

Солнце закатилось за горизонт. Рыжий зверь, двигавшийся по степи, прыгнул в воздух, обратился в птицу и полетел вперед с еще большей скоростью. Через час Иринка вернулась в город и заявилась в полицейский участок.
− У меня угнали машину, − сказала она.
− У вас? − удивленно произнес полицейский. По какой причине он решил, что у лайинт никто не может угнать машину, Иринка не поняла.
− У меня угнали машину, − повторила она. − Я была в степи, просто хотела погулять, оставила машину, а когда вернулась, рядом были следы другой машины и людей.
− Где это было?
− На юговостоке от города. Примерно пять километров по шоссе.
Машины полиции сразу же выехали туда, Иринка показала место, но никаких следов там не нашли, потому что была ночь, потому что вечером прошел дождь, потому что следы машины на дороге не были видны.
− Вы сказали, здесь были следы другой машины, но их здесь и не видно.
− Это вам их не видно, а я их видела! Сейчас их нет, потому что дождь прошел!
Поиски ничего не дали. Иринка ушла в гостиницу и только в обед следующего дня ей сообщили, что машина найдена в полусотне километров от того места, но она сожжена.
− Значит, вы не нашли в ней никаких следов преступников? − спросила Иринка.
− Следов? Нет. В сожженной машине следы найти невозможно.
− И вокруг их не было?
− Не было. Там были только следы волков вокруг.
− Вам следует допросить этих волков.
− Вы шутите? Это неразумные звери!
− Неразумные? Тогда, зачем вы о них вспоминали? Они не могли угнать машину. К тому же, я видела следы людей, а не кого-то там еще!
− Боюсь, что мы ничем не сможем помочь. Нет ни следов, ни улик. И вообще, это дело какое-то странное! Зачем кому-то угонять вашу машину, чтобы ее потом сжечь?
− Я полагаю, затем, что я лайинта, а не человек. Я прекрасно вижу, как вы смотрите на меня! А людей вокруг, которым так и хочется сделать мне гадость, еще больше!
− Мы ничем не можем вам помочь. Можете попытаться нанять своего эксперта, чтобы не заявлять, будто мы на вас смотрим не так. На этом все!
Лайинта молча развернулась и ушла из участка.
Через полчаса она сидела в местной частной сыскной конторе, принадлежавшей лайинтам, и подала заявление об угоне. Лайинт заверил, что бандиты быстро отыщутся, но уже вечером звонил с сообщением, что дело оказалось куда более сложным, чем показалось сначала, и Иринка "решила" отказаться от поисков. У нее были другие дела.


Лерды оказались далеко не легкими в общении. Встретив нескольких из них, Рамигор и Лео не сумели вступить в нормальный контакт. Их гнали прочь и это действие не зависело от наличия или отсутствия рыжих меток на лапах. В конце концов, метки остались.
Два лерда добрались почти до середины зоны, где встретили крупную группу. На этот раз их не прогнали, а окружили, после чего провели к своему вождю, и Лео "рассказал" ему о себе, о том, что его родители оказались в плену, и он с "младшим братом" жил сначала в клетке, а потом на свободе среди лайинт. Они же отправили обоих в космос, в этот самый район, куда были высажены лерды, плененные людьми после космических боев.
Получилось так, что половины слов лерды в объяснении не поняли, и некоторое время ушло на выяснение смысла непонятных знаков или знаков понятых совсем не так. В результате, это общение вызвало у лердов чуть ли не смех. Но длился он не долго. Всего лишь до предупреждения Вождя.
"Вы утверждаете, что лайинты вас не держали в клетках?" − спросил Вождь.
"Да, мы были свободны, жили в городе лайинт и учились у них."
"Лайинты не понимают наш язык."
"Есть лайинты, которые его понимают. Кроме этого, мы понимаем язык лайинт. Они рычат слова, а мы можем рисовать слова на бумаге знаками лайинт, если встречаем кого-то из них, кто не понимает наших слов."
Лео объяснял достаточно старательно, и Вождь оказался не так глуп. Для Лео это было почти как праздник. Он встретил лерда, который его понимал! По крайней мере, делал вид, что понимал, и не рычал из-за "неправильных" слов. Однако, окружавшим лердам весь этот разговор оказался не особенно по душе. Они высказывали свои сомнения в верности слов Лео, а тот не знал, что и отвечать на подобное.
"Ты не знаешь, что ответить?" − спросил Вождь на очередную реплику о шпионской миссии двух лердов.
"Можно отвечу я?" − спросил Рамигор.
"Говори" − приказал Вождь.
"Если говорить про шпионов, то мы действительно шпионы" − начал Рамигор. Это вызвало резкую реакцию лердов. − "Только мы шпионы лердов у лайинт, а не наоборот. Мы знаем о них все или почти все. Мы жили у них, и можем рассказать о лайинтах очень многое. Лайинты учили нас. Они сделали это ради эксперимента, хотели знать, сколько мы можем знать. И мы знаем очень многое. Мы многое умеем, и знаем кучу самых разных секретов. Конечно, мы знаем их не все, и лайинты наверняка использовали нас, но и мы можем их использовать для себя."
"Ты так красиво и складно говоришь, Малыш, что я уверен, что тебя этим словам научили лайинты."
"А меня всем словам лайинты научили" − тут же ответил Рамигор. − "И не вижу в этом ничего плохого. Лайинты нам не враги."
"Вот теперь точно ясно, кто вы такие" − ответил Вождь.
Он сделал непонятный знак, и ушел. Двух лердов провели через лагерь и посадили в клетку.
"Похоже, я ошибся. Я думал, они умнее" − сказал Лео.
"Не делай быстрых выводов, Лео. Все еще может измениться. Ты ведь знаешь, что ты прав, и это главное. И не бойся ничего, Лео."


Иринка передала Рамигору сведения о предмете охоты бандитов. Что могло быть в костях лердов столь ценного, было совершенно не ясно. Они отличались от костей других существ, но лайинты не обнаруживали в этом отличии чего-либо особенного. И все же, информация имела свою цену. Рамигор оставил на будущее возможные исследования, а пока он лежал в одной клетке с Лео, и было странно, что рядом никого не осталось.
"Они куда-то все ушли" − сказал Лео. − "Я не вижу никого."
"Думаю, они еще вернутся. Сейчас ночь, Лео. Может, все спят?"
"Может. Тогда, и нам надо спать."
"Да."
Вскоре они заснули, и поднялись утром. Лерды вновь появились рядом. Они почему-то смеялись над двумя молодыми, затем появился Вождь.
"Вы до сих пор не сбежали отсюда?" − спросил он.
"А мы должны были сбежать?" − удивился Рамигор.
Вокруг послышался вой лердов, который тут же стих по знаку Вождя.
"Вы были глупы. Раз вы не сбежали, значит, вы теперь умрете!"
"Могу поспорить, что здесь нет ни одного лерда, который смог бы победить меня в схватке" − произнес Рамигор.
"Ты столь самоуверен, Малыш?" − фыркнул Вождь. − "В таком случае, драться за тебя будет твой брат. Посмотрим, чего он стоит."
Лео вывели. Он взглянул на Рамигора.
"Помни о скорости" − сказал Рамигор. Он сделал это знаками, которых никто из лердов не понимал. Это были буквы, составлявшие слова из языка лайинт.
Лео оказался перед молодым лердом. Вокруг уже слышалось фырчание и рычание зверей. Они готовились к представлению. Рамигора вывели из клетки, но рядом оказались два старших зверя, и ему не дали бы высунуться, чтобы помочь брату.
"Бой!" − приказал Вождь.
Лео отскочил от первого прыжка лерда, затем метнулся к нему и вложив всю силу в удар, сбил зверя с ног. Он проскочил над ним, взмахнул когтями, и противник взвыл. Когти молодого лерда пересекли лапы зверя, и тот не смог встать.
Лео встал и обернулся на Рамигора. В нем было просто удивление. Удивление от того, что противник оказался слишком легкой жертвой. СЛИШКОМ ЛЕГКОЙ!
Лерды вокруг молчали.
"Добей его" − приказа Вождь.
"С какой это стати?" − ответил Лео. − "Я НЕ УБИВАЮ СВОИХ."
"В таком случае, это не победа" − произнес Вождь.
"А мне все равно, что ты думаешь" − ответил Лео. − "Ты − не Вождь. Ты трус, потому что побоялся драться со мной и подсунул мне ребенка."
Слова били в цель.
Лерд взвыл, после чего круг лердов сместился, и началась новая схватка.
На этот раз драка была на много более жесткой. Старый лерд имел не мало опыта, и Лео не сумел разделаться с ним так же, как с первым. Но и Вождь не сумел достать Лео. Он лишь пару раз задел молодого лерда когтями, оставив несколько маленьких царапин, но при этом получил и свою порцию.
Лео стоял, упершись лапами в землю. Его голова была опущена, глаза сверкали. Мышцы напряглись, и Вождь прыгнул. Прыгнул, клюнув на обманный маневр лерда. Тот не стал нападать, а сделал легкий прыжок в сторону и нанес удар. Когти Лео прошлись по груди Вождя, тот подлетел вверх и свалился, перевернувшись на спину. Лерды вокруг взвыли, а Лео больше не медлил. Несколько мгновенных движений, и зверь получил все те же ранения, из-за которых не сумел подняться на лапы.
"Ты и теперь будешь утверждать, что я враг?" − спросил Лео, вставая перед зверем.
"Убей меня" − сказал лерд.
"Слишком много чести для тебя, заморыш" − ответил Лео.
Лео прошел к Рамигору, и лерды разошлись перед ним в стороны. Рядом послышался вой, и к раненому Вождю подскочила лердианка. Кто-то попытался ее остановить.
"Не трогать!" − приказал Лео. Подобный знак лерды производили своим рычанием, и звери замерли. Замерла и лердианка. − "Забирай его" − сказал ей Лео.
"Кто ты такой?!" − Лердианка взвыла, добавляя восклицание к своим знакам.
"Пусть они тебе расскажут, кто я такой" − ответил Лео, указывая на остальных.
"Он его победил" − ответили лерды. − "По законам предков, теперь он − Вождь."
Лео взвыл. В его голосе был смех! Он почуял в себе силу. Впервые в жизни он победил! Победил по-настоящему!
"Найдите того, кто поможет ему" − приказал Лео, указывая на молодого лерда, что лежал на земле. − "Вы слышали?!"
"У него нет невесты."
"Кто у него есть?"
"Мать."
"Найдите ее. И запомните все. С этого момента никто из вас не имеет права убивать лердов."
"Это противоречит закону предков!"
"Это не противоречит закону. Вы можете получить это право только у меня. Если вы действительно признаете, что я Вождь."
"Мы признаем."
"Кто не признает?" − Лео смотрел на лердов. − "Отвечайте!"
Лерды смотрели друг на друга, и никого не признававшего не оказалось.
"В таком случае, делайте, что я сказал."
Лео пошел в сторону и знаком указал Рамигору идти за ним. Они оказались довольно далеко от лердов и остановились.
"Как это вышло, Рамигор? Я действительно сильнее? Или это какой-то фокус, который я не понял?"
"Сильнее первого, это однозначно. А с Вождем, это скорее фокус. Ты знаешь приемы, которых не знает он. Но это и есть одна из основ силы."
"Я не понимаю. Я стал Вождем. Это законно или нет? Я должен знать!"
"Они это признали, значит, законно. По нашим законом, Вождем становится тот, кого признает большинство. Ты знаешь больше чем они, Лео. И ты можешь быть Вождем. И будь им. Научи их тому, что знаешь сам. Хотя бы, пониманию того, что есть добро и что есть зло. И еще одно, Лео. Ты должен учиться у них."
"У них? Чему?"
"Закону лердов. Ты должен узнать их. Узнать сам и понять. Быть может, узнав, ты сумеешь найти ответы на вопросы, которые ты все время задаешь себе, но не знаешь."
"А ты?"
"А я буду рядом. Я буду помогать тебе и защищать тебя, если что-то пойдет не так. Ты должен помнить только одно. Мы − друзья до конца жизни."
"Я если окажется, что лайинты не справедливы к нам?"
"Если лайинты окажутся несправедливы, то это будет нарушением наших законов. И тогда закон будет на твоей стороне, а с ним буду и я. Я хочу, чтобы ты понял одну вещь, Лео. Борьба, в которую нам возможно предстоит вступить, есть борьба не между лердами и лайинтами, а борьба между добром и злом. И ты и я выбираем добро, значит, мы будем на одной стороне. И не бойся. Если тебе что-то не понятно, если тебе кажется, что я ошибаюсь или делаю что-то не так, не бойся мне это сказать. Мы решим все."

Первое время лерды почти не говорили с Лео и Рамигором. Они исполняли волю нового Вождя, но не видели в нем друга. В очередной день, после встречи с супругой бывшего вождя, Лео решил, что надо что-то делать. Лердианка слишком зло смотрела на него, и это ему сильно не нравилось. С этим вопросом он обратился к Рамигору, и они решили, что вопрос следует разрешить немедленно.
Два лерда прошли через степь, к дому Вождя. Дом представлял собой некое подобие палатки, сделанное из парашутной ткани. Лердианка, едва увидев Лео, зарычала на него.
"Это не ваш дом! Убирайтесь!" − заговорила она.
"Тебе следует злиться не на меня, а на своего лерда" − сказал Лео. − "Позорище еще то. Вождь не сумел справиться с малышом. Мне двадцать два года, чтобы ты знала. Понимаешь, что это значит?"
"Чего ты хочешь?"
"Я хочу видеть его. И не думай, что я желаю его убить, я сделал бы это еще там, если бы желал!"
Она отступила, а затем указала, где он находился. Лео и Рамигор прошли через палатку, в другое отделение. Бывший Вождь лежал на подстилке. Его лапы были завязаны тряпками, а рядом сидела лердианка, которая тут же забилась в угол с перепугу.
Лео и Рамигор вошли молча. Рамигор некоторое время осматривал лерда, затем взглянул на Лео и взялся за тряпки, завязывавшие раны.
"Не трогайте его!" − завыла лердианка.
"Он не сделает ему ничего плохого." − ответил Лео.
"Нужна чистая вода, Лео" − сказал Рамигор.
Лерд тут же обернулся и сказал об этом вошедшей в помещение супруге лерда, добавив при этом, что Рамигор − лекарь.
Раны зверя оказались в очень плохом состоянии. Они начали загнивать. Рамигор промыл их и использовал жесткий дезинфицирующий раствор. Лерд даже не учуял боли. Он лежал без сознания, и не будь этого прихода, он, возможно, умер бы через несколько дней.
Бинты, что Рамигор носил в себе и предназначал для Лео, если бы тот оказался ранен, теперь служили другому. Промытые раны он как следует завязал бинтами, после чего два лерда и покинули дом. В этот же день они отправились в дом второго раненого. Состояние того оказалось не лучше...

Известие о том, что брат вождя оказался лекарем, быстро облетело лердов. Они плохо понимали, почему два врага нового Вождя получили помощь именно от врагов.
Через два дня мать молодого раненого лерда пришла к Лео и благодарила того за спасение сына. Лердианка пообещала служить новому Вождю, а вместе с этим обещала ему и службу своего сына.
Жизнь лердов продолжалась. Рамигор и Лео обошли все земли вокруг. Они встречались с лердами, что жили вдали от всех. Те относились к молодым лердам с настороженностью, а то и в враждебностью. Но нападений не было. Лео говорил о том, что лерды должны жить друг с другом в мире, но слова его мало на кого действовали.

"Рамигор" − мысленно вызвала его Иринка.
"Да, Иринка."
"К вам летят два вертолета. Не знаю, кто, но думаю, что это охотники."
"Я буду их ждать." − ответил Рамигор. − "Спасибо."
"Незачто" − усмехнулась она в ответ. − "Они будут у вас через полчаса."

Лерды выли. Они разбежались по своим пряткам, когда над лагерем появились вертолеты. Рамигор оказался один на видном месте, и просто стоял, глядя на летевшие машины. Те обошли его с двух сторон. Люди открыли по лерду огонь из ружей, и это стало сигналом к действию.
Рамигор прыгнул в сторону. Пули ударили рядом. Лерд поднялся на задние лапы, провел передними в воздухе и скрестил их перед собой, касаясь рыжими частями друг друга.
Люди на несколько мгновений замешкались. Они еще не видели такого, чтобы лерд вел себя так. А в лапах Рамигора возник огонь. Во вспышке в одно мгновение родились две ракеты, которые тут же стартовали вверх.
Вертолеты дернулись, но уйти от ударов они не сумели. Два взрыва уничтожили людей в салонах, и вертолеты рухнули на землю. новые взрывы возникли из-за внутренних боезапасов, и машины разметало в клочья.

"Ирин, часть 74-211, Дерсадор" − передал Рамигор.
"Поняла" − ответила она. − "Спасибо."
"Незачто" − рассмеялся Рамигор.


− Сэр, они не вернулись, − произнес капитан.
− Совсем? Вы вызывали их на связь? − поковник оторвался от своих бумаг и взглянул на человека.
− Да. Связи нет уже полчаса. Они должны были выйти на связь на подлете. По дороге связь не рекомендуется.
− Ждите еще час, после этого высылайте поисковики.
− Но через час уже будет ночь. Мы их не увидим.
− В любом случае, искать придется. Вы полагаете, это лайинты?
− Наиболее вероятно, сэр.
− И даже абсолютно точно, − возник голос в дверях.
Полковник вскочил, капитан потянулся за оружием, но понял, что это бессмысленно. В дверях кабинета стоял рыжий зверь.
− Что это значит?! Вы не имеете права вмешиваться в наши дела! − воскликнул человек.
− Я сожалею, господа, но дело зашло слишком далеко, − произнес зверь. − Итак, вы прямо сейчас рассказываете, что, где и как. Абсолютно верно и без вранья. Будете врать, это будет ваша смерть.
− Вы не имеете права! − воскликнул полковник.
Зверь вынул пистолет и направив на капитана выстрелил. Пуля пробила человеку голову, и тот замертво свалился на пол.
− Итак, господин полковник, жизнь или смерть? Отвечайте прямо, намерены вы все рассказать или нет?
− Д-да, − произнес тот.

Он говорил. Обо всем, об операциях по поимке лердов. О том, что кости лердов использовались в секретных лабораториях, и имели огромную ценность, за молодого лерда платили до трех миллионов.
Охранники, оказавшиеся позади лайинта ничего не могли сделать. Четверо из них попытались применить огнеметы, но это вышло столь неуклюже, что сами четверо и сгорели, одновременно устроив пожар в здании.
− У вас очень мало времени, полковник. Кто?
Человек почти кричал. Он называл имена и адреса. Он сказал, где находилась та самая секретная база. Огонь уже полыхал позади лайинты. Ее шерсть дымилась, и человек в ужасе смотрел на это. От дыма он начал задыхаться.
Рыжий зверь вышел от двери и разбил окно. Огонь от этого рванулся в кабинет. Человек бросился к разбитому окну и взвыл из-за того, что кабинт находился на четвертом этаже, а внизу была булыжная мостовая.
Лайинта выскочила в окно.
− Вы обещали не убивать меня! − закричал человек.
− А я и не убивала. Это ваши недомерки пожар устроили, − фыркнул рыжий зверь. − Прыгай, авось и выживешь. БОГ РЕШИТ.
Он прыгнул. Свалился на мостовую плашмя, и череп его раскололся от удара о камень. Вдали уже слышались сигналы пожарных машин. Рядом оказалось несколько солдат, которые глядели то на лайинту, то на убившегося офицера. Зверь пошел в сторону, его никто не мог задержать.

Иринка двигалась дальше. Она не пользовалась транспортом, а сама летела над землей. Ночью никто не видел летящую птицу. Лайинта неслась над землей с огромной скоростью и к полуночи добралась до места, где располагалась секретная база. Проникнуть внутрь не составило труда.
Ночь! Охрана почти спит. В лабораториях пусто! Иринка распоряжалась всем как хотела. Она вытащила все данные, нашла множество приборов, которые делали на основе костей лердов. Оказалось, что после особой обработки кости приобретали магические свойства, и центр исследовал Магию.

− Вот ты и попался зверь, − произнес человек, оказавшись перед Иринкой, когда она открыла очередную дверь. Включился прибор задержания лайинт, и человек рассмеялся. − Теперь ты будешь служить мне! − произнес он.
− Ты думаешь, эта твоя железяка работает? − фыркнула Иринка. Ударом ноги она выбила коробку из руки человека и тут же ударила в нее лучом магической энергии. Взрыв не только разнес прибор, но и разворотил кусок лаборатории.
− Нет! Нет! − закричал человек.
− Да, сволочь! − прорычала Иринка, скрестила перед собой лапы и мощнейший удар вошел во все здание.
Взрыв. Волна в мгновение разнесла весь комплекс. Человек орал от огня, что выжигал ему глаза, лицо, руки. Через мгновение его не стало, а рыжий зверь обратился в огонь.
Магический вихрь закрутился в мощном потоке и огненные всплески взошли над планетой. Удары настигли параллельные центры. Взрывы разносили все данные о технологии, основанной на костях лердов. Эта жестокая технология не должна была существовать!

"Ирин, ты в своем уме?" − спросил Рамигор.
"Я решила, что так надо" − ответила она.
"Ладно. Только планету не взрывай. Хорошо?"
"Хорошо."

Молнии оплели почти весь мир и погасли одновременно. Иринка появилась в городе, где остановилась. Вскоре она добралась до гостиницы и заснула. Главное действие было сделано. Теперь оставалось ждать реакции лайинт и властей колонии.
Реакция не заставила себя ждать. Вся колония была поднята по боевой тревоге. Люди решили, что произошла атака из космоса, но в космосе не оказалось никого, кроме прежних кораблей. Лайинты тоже подымали свои силы и передали в Правительство людей, что они готовы выступить на защиту мира от вторжения вместе с силами людей. Слова эти подрезали всякую возможность обвинять в происшедшем лайинт.
Вскоре начали приходить сообщения с мест катастроф. И везде эпицентрами оказались научные лаборатории или корпуса с ними. Характер взрывов не поддавался никакому анализу. Люди не могли разобраться, что же взорвалось? К большому неудовольствию следствия оказались утеряны все данные о проводимых в центрах исследованиях. Ученые, занимавшиеся Магией, оказались уничтожены, Иринка не оставила им никаких шансов, и под конец следователи выяснили, что все эти люди занимались работой над какими-то новыми силами природы, но ничего кроме общих слов не нашлось.
Лайинты так же вели собственные расследования, но не пришли к какому-либо выводу, кроме того, какие силы исследовали люди. Лайинты ошибочно решили, что это силы биополя, посчитали все катастрофы связанными друг с другом, тем более, что все сканеры в момент этого действия попросту взбесились и показывали черт знает что. В докладах, уходивших в центр, лайинты передали сообщения о происшедшей катастрофе, о биополе, которое эту катастрофу вызвало и о своих ощущениях, что колонии просто повезло, когда в результате экспериментов планету не разорвало на части.


Лео был иным. Лерды никогда не слышали слов, подобных тем, которые говорил этот молодой Вождь. Лучше всего его слова воспринимали молодые. Они знали о силе, победившей старого Вождя. Они знали, что брат Лео лечил их сородичей. После того, как два раненых лерда поднялись на ноги, Рамигор помог еще многим. Его усилиями были практически возвращены к жизни несколько малышей, родившихся на этой земле и обреченных на смерть из-за нехватки микроэлементов. Подобная же болезнь когда-то давно едва не унесла жизнь Лео.
И отношение лердов к Лео и Рамигору менялось. Особенно, менялось отношение матерей, а вместе с ними и молодых лердов. Старые относились к новшествам Лео как к глупости, но почему это глупость, они объяснить не могли.
А Лео устанавливал новые законы. Законы, в которых торжествовала Жизнь, Свобода и Справедливость. А вместе с ними Лео объявлял о законах взаимоотношений с иными разумными видами, законами, которые действовали повсюду в ближайшем космосе. Межпланетный Кодекс.
Прошел почти целый год. Переполох на планете улегся. Люди, наконец, вышли из состояния первой боевой готовности. Кто-то еще считал, что взрывы могли подстроить пришельцы, но официальной стала версия об экспериментах с некими новыми силами, и предположительно силами подобным силам сверхсветовых двигателей.
Лайинты сделали заявление на одном из закрытых заседаний Правительства. Они передали некоторые данные о биополе и его чрезвычайной опасности. Людям предлагалось пользоваться тем, что имели лайинты. Все сверхсветовые корабли во всей округе использовали двигатели, произведенные в колониях лайинт, и лайинты предлагали их на продажу, одновременно предупреждая об опасности экспериментов с ними.

Рамигор рассказал Лео о том, что узнала Иринка. О тайных исследованиях людей, об использовании костей лердов в незаконных экспериментах. Лео был этим напуган. Рамигор постарался его успокоить, и объяснил, что закон не позволяет производить подобные эксперименты без согласия самих лердов. В случае с костями, это согласие могли давать либо родственники, либо сам умерший в своем завещании. Лео успокоился лишь после рассказа о том, что лайинты сами частенько экспериментируют на себе. Некоторые идут даже на отказ от продолжения рода из-за того, что эксперименты меняют их самих. Лео вспомнил о мутациях лайинт, и Рамигор объяснил, что это и есть один из подобных экспериментов.
− Ты можешь рассказать, как он проходит? − спросил Лео. − Мутация.
− Это очень болезненный процесс. Провести его может каждый лайинт, но не каждый эксперимент приводит к успеху. Я говорил, что есть вероятность смерти.
− А как это выглядит? Ты не можешь сказать?
− Лайинт берет свою часть и передает тебе. Ты ложишься, часть лайинта находится сверху, на твоей груди, после этого лайинт расслабляет ее. Она обращается в белую жидкую массу, которая прожигает твою грудь и входит в тебя. Для тебя это сопровождается болью, словно тебя облили кислотой. Твое тело за несколько минут оказывается съеденым, а твое сознание переходит в ту часть лайинта, что убила твое тело. Боль в этот момент исчезает, и ты становишься лайинтом.
− И кто-нибудь после такого выжил? − спросил Лео.
− Говорят, что да, но я сам такого никогда не видел. Поэтому, Лео, не стоит с этим делом спешить. Вот если окажется, что у тебя нет выбора, тогда и сделаем так.
− Как это нет выбора?
− Ты лерд, твое тело уязвимо, тебя могут смертельно ранить. Если известно, что ты не выживешь с полученой раной, тогда мутация становится не шансом умереть, а шансом выжить.
− А со стариками так же?
− Да. Со стариками так же. Но опять же, это дело может быть только добровольным. Если у тебя не будет воли, то не будет и шанса выжить.
Лео вздохнул и закрыл глаза.
− Нам надо спать, − сказал он.
− Да. А завтра поговорим еще кое о чем.
− О чем? − Тут же поднялся Лео.
− О том, что вам пора возвращаться домой, Лео. Ты ведь понимаешь, что здесь не ваш мир. Лерды не смогут здесь жить нормально.
− Да, но для этого нужен корабль.
− Корабль, это не проблема. У нас есть рейдер, останется только нанять транспортник. Это совсем не сложно. Сложнее будет объяснить лердам и договориться с людьми.
− Они могут нас не выпустить?
− Они могут ставить палки в колеса, но не больше.

Решение было принято. Лердам о перелете домой объявил сам Лео. Он представил это как дружественное действие лайинт, и те, кто принимал его, приняли и эти слова. Остальные же оказались в меньшинстве, и вскоре началась работа по подъему. "Стремительному" пришлось поработать челноком. Он брал на борт по два десятка лердов, переправлял их на транспорт, который управлялся лайинтами. Сканер не позволил оставить на планете ни одного лерда, и вскоре они все оказались в космосе. Почти четыре сотни зверей, среди которых более двухсот пятидесяти принимали Лео как своего Вождя.
Перелет на Планету Лердов был совсем коротким. Транспортник на этот раз приземлялся сам. Лердам было дано всего десять минут, чтобы покинуть корабль и убежать как можно дальше.
Лео отдал им этот приказ, объявляя, что корабль сразу же взлетит и тот кто окажется рядом может сгореть в огне двигателей.
Лерды уходили и убегали, а Лео все еще стоял около выхода. Он обернулся к Рамигору, затем вздрогнул.
"Я остаюсь!" − сказал он. − "Я остаюсь!" − Лерд принял это решение почти спонтанно. Несколько его самых близких друзей остановились около корабля и взвыли. Он обернулся и сказал им все. − "Я улетаю. Уходите! И передайте всем лердам то, что вы узнали от меня и моего брата! Расскажите им обо всем! И о наших новых законах! Идите же!"
Выход закрылся. Лерды помчались прочь от корабля, и тот вскоре взлетел. Через несколько минут, словно в насмешку, за транспортником вылетело несколько космических истребителей лердов. Их отсекли на орбите, ожидавшие транспорт корабли охранения. Они без пощады пожгли истребители, уничтожив все до единого, даже те, что пытались вернуться назад. Рамигор вышел на связь с базой, требуя ответа, зачем они убивали убегавших. Ответ оказался совершенно неожиданным. Транспортник атаковали автоматы, а не лерды. Доказательством этому были показания сканеров и баллистических отсчетов. Истребители двигались с ускорениями, которые ни один лерд не выдержал бы.

Впервые за этот год Рамигор, Иринка и Лео оказались вместе. Они вылетели со станции на своем рейдере, чтобы отправиться в новое путешествие. Его главной целью было посещение первой колонии, которую атаковали лерды. Там все оказалось перевернуто вверх дном. Атака лердов была столь мощной, что колония до сих пор не пришла в себя. Рамигор и Иринка провели свои расследования по линии Магических приборов и поняли, что все эти центры уничтожили лерды. И это означало, что они ЗНАЛИ.

Напряженность около Планеты Лердов возрастала.

далее по сюжету следует:

Посланники Хаоса


Корабль продолжал движение по галактике. Иринка и Рамигор молчали, наблюдая за работой компьютера, который продолжал поиск точки притяжения Вероятности. Несколько десятков прыжков в разные концы галактики привели к выводу, что этой точки больше нет. Можно было пытаться лететь прочь, если бы не одно старое дело, оставшееся с давних времен.
Корабль изменился. Рамигор и Иринка некоторое время ходили по нему, проверяли все. Теперь у них был рейдер лайинт, и два дракона не желали, что бы лайинты, проверяя корабль, заподозрили что нибудь неладное.
− Вроде, все в порядке. − Произнес Рамигор.
− Только Лео не хватает. − Сказала Иринка.
Рамигор прошел в одну из кают. Сверкнула молния, и рядом с ним оказался лерд. Он вздрогнул, оглядываясь.
− Что случилось? − Зарычал он.
− Все уже позади, Лео. Мы попали в одну переделку в космосе, и мне пришлось применить особый прием, что бы ты остался жив. В общем, несколько лет тебя не было с нами.
− А где я был?
− Нигде. − Рамигор подошел к лерду и коснулся его, приглашая лечь. − Не беспокойся, Лео. С тобой все в порядке.
− Ты объяснишь мне, что сделал?
− Мне это трудно объяснить. Это моя способность. Когда моим друзьям угрожает опасность, я могу переносить их в будущее, туда, где опасности уже нет. Этого не могут делать все лайинты, Лео. Это могу делать только я и Иринка.
− То есть, вы особенные?
− Да. И знать об этом всем кому ни попадя совершенно незачем. Поэтому, я надеюсь, ты не станешь распространяться.
− Не стану. − Ответил Лео. − Значит, ты спас меня от смерти?
− Нет. Я спас тебя от лишних проблем. Мне пришлось бы обратить тебя в лайинта, если бы я не мог перенести тебя в будущее.
− А сколько прошло лет?
− Не знаю, точно. Для нас с Иринкой прошло немного. Мы скоро прибудем к твоей планете, Лео. Там и станет ясно, сколько прошло времени.
− Мы уже прилетели, Рамигор. − Произнесла Иринка.

Планета Лердов находилась в войне. Маленький рейдер приняли на борту космической станции. Лайинты предоставили Рамигору, Иринке и Лео информацию о положении дел внизу. Вот уже несколько лет лерды воевали друг с другом. Они заборсили космические дела, потому что лайинты не дали использовать ни ядерное, ни другое космическое оружие. Ядерные арсеналы были изъяты силовым способом. Лайинты провели собственные акции и обе стороны под конец согласились с неприменением ядерного оружия в войне. В случае его применения одной или другой стороной, лайинты угрожали уничтожением всех ядерных объектов, в том числе и энергостанций, которые лердам были жизненно необходимы. Ограниченная война вылилась в дологое кровопролитное противостояние сторон. Заставить их остановиться, лайинты не сумели. Лерды воевали за власть, за обладание всем миром. С одной стороны оказалась Императорская Династия, которой подчинялось большинство стран. С другой дрались повстанцы, боровшиеся за Новый Закон, за всеобщую выборную власть.
− За коммунизм. − Произнесла Иринка в конце концов, когда прочитала все лозунги второй стороны.
− Это хорошо или плохо? − Спросил Рамигор.
− Как я могу это решать, Рамигор?
− Я должен лететь вниз. − Произнес Лео. − Он взглянул на Рамигора, и тот согласился.
− Да, Лео. Мы полетим вместе. Тебе потребуется наша помощь.
− Вас там не примут.
− Почему? Я однажды был с тобой среди лердов. Мы вполне справимся.
− Когда мы полетим?
− Выбери место, Лео, и время когда мы должны спуститься. Утром, вечером, ночью.
− Да, я выберу. − Лерд взялся за карту мира, нашел в нем столицу Империи Лердов и указал на нее. − Утром. Что там сейчас?
− Вечер. − Ответил Рамигор. − У нас есть время поспать и подготовиться к высадке...

Челнок пронесся над городами. Вслед за ним вышло несколько истребителей, и трое лердов, едва приземлившись оказались окружены Императорским армейским подразделением.
Все трое сдались сразу же, но челнок лайинт улетел прежде чем был окружен. Трех лердов посадили в вертолет, который сразу же пролетел к городу, а там всю троицу представили Военному Министру Империи и Главному Следователю.
− Кто вас послал и с какой целью? − Спросил Министр. Говорил он знаками, как и следовало лерду.
− Я прилетел сам, на свою планету. − Ответил Лео.
− Сам?! Ты, щенок! Я вижу, откуда ты! − Взвыл Министр.
− Тогда, зачем вы спрашиваете, если видите? − Спросил Лео, плохо понимая, почему лерд злится.
− Отвечай ты, кто ты такой?! − Зарычал Министр, указывая на Рамигора.
− Я − Рамигор. Лайинт-дракон из другой галактики. Но вы можете не беспокоиться. Я прилетел шпионить не за вами, а за крысами в ваших подвалах. Они нас очень интересуют... − Рамигор переменился, становясь рыжим лайинтом. Иринка прошла к нему и так же обратилась в небольшого зверя, отчего Министр попятился назад.
− Пойдем, Лео. − Произнес Рамигор. − Все эти министры, следователи... Они тебе точно не нужны.
− Я не понимаю, почему они злятся! − Воскликнул Лео.
− Они друг с другом воюют. А тебя приняли за шпиона. Они тупые, Лео. Не обращай на них внимания. Идем, мы найдем других лердов. Тех, кто будет способен понять.
− Не двигаться! − Послышалось рычание. Лео и двое лайинт оказались перед вооруженной охраной лердов.
− Нам пора исчезать отсюда. − Произнес Рамигор на языке лайинт. − Приготовься, Лео, мы сейчас окажемся в другом месте.
Охранники бросились вперед и попали в пустоту.


Три лерда брели через степь. Они покидали поле боя, где еще недавно кипела битва и лилась кровь. Два противника в бешенстве рвали друг друга, и никакие силы, никакие слова не могли их остановить.
Лео едва остался жив после атаки группы лердов. Он пытался их образумить словами, но в результате пришлось драться. Одному против семерых. Когда подоспели Рамигор и Иринка, он уже был готов сдаться и умереть. Но атака лердов-лайинт отбросила противника, хотя по всей округе шло наступление вражеских частей.
Рамигор и Иринка подняли Лео и увели его в лес, а оттуда в степь, в места, где не было боя, где можно было найти укрытие среди редких скал, выступавших из земли.
− Почему они не хотят останавливаться, Рамигор? Почему они убивают?! − Воскликнул Лео.
− Это невозможно объяснить, Лео. Любая причина, какую бы они не назвали для войны, для нас не будет причиной. Единственной причиной, по которой мы убиваем врага, это угроза нашей собственной жизни. В ином случае, убийство не может быть оправдано.
− Значит, они все совершают преступление? Так, Рамигор?
− Они вершат зло, Лео. А преступление это или нет, зависит от закона, которы лерды себе выбрали. Они не считают это преступлением. Или считают, что преступление вершит их враг, а сами они все делают законно. Нам нечего делать на войне. Здесь их не остановишь. Останавливать надо там, на уровне власти.
− Но мы были там.
− Мы были там никем. Никто нас не послушал бы. И мы будем таковыми на любой стороне.
− Тогда, что нам делать, Рамигор? Что мне делать?
− Жить, Лео. И искать возможности, как остановить войну. Как минимум, надо выбрать, с какой стороны нам быть.
− А кого выбрали бы вы, Рамигор?
− Повстанцев. − Произнесла Иринка.
− Императора. − Одновременно с ней сказал Рамигор.
− И... Я не понял. − Произнес Лео, глядя на Иринку и Рамигора. Вы по, разные стороны?!
− Нет, Лео. Мы с Иринкой на одной стороне. Мы − за мир. Просто ей больше нравятся те, мне больше нравятся эти. Но реально, и те и другие должны жить вместе и в мире. А выбор стороны для нас сейчас есть не выбор тех, на чьей стороне воевать, а выбор тех, кому мы будем первыми втолковывать идеи мира.
− Если так, то мы должны это доказывать Императору. − Сказал Лео. − По моему, это он не понимает Новый Закон.
− Значит, идем туда. − Ответил Рамигор.


Лео спал. Иринка и Рамигор лежали вместе, раздумывая над тем, что делать.
− Остановить войну мы можем только одним способом. Заставить это сделать Императора. − Произнес Рамигор. − Но нам придется как следует потрудиться. И еще, нам надо подумать, как устроить Лео.
− Устроить его Императором, и двух зайцев как не бывало. − Произнесла Иринка.
− Думаешь, это возможно?
− Не знаю. Но пока мы не узнаем все о здешних лердах, мы ничего не сделаем. Для начала ведь надо как-то устроиться?
− Да. − Вздохнул Рамигор. − Думаю, несколько лет, если не десятков, нам придется оставаться здесь. И стать нам придется настоящими лердами. Лайинт они все же чуят.
− Магия не помогает?
− Из-за магии они и чуят. − Ответил Рамигор. − Здесь сильное Магическое поле. Ощущение, словно здесь центр галактической магии. Ты уже знаешь о костях лердов.
− Думаешь, они это знают?
− Не все, но знают. Разберемся, Иринка. А сейчас спать пора.

Следующий день был посвящен магическим информационным поискам. Рамигор и Иринка обследовали всю столицу лердов. Они пренебрегли всей осторожностью и действовали почти открыто. Любой Маг эти действия обнаружил бы, и Рамигор назвал подобный поход разведкой боем.
Маги у лердов действительно были. Они переполошились все до единого. Император получил несколько десятков докладов о магических всплесках, о подозрениях, что кто-то ведет действия против лердов, но никто из имевшихся в столице Магов не сумел отпределить источников. И все жалкие попытки стали для драконов наводками. Они узнали о магах, узнали их силу, увидели не мало из того, что они умели, но все эти умения были лишь жалкими подобиями умений самых захудалых магов.
Однако, Император все же принял все заявления и решил, что ему стоит обратить внимание на магов. Он решился на шаг, какого не предпринимал ни один Император уже много сотен лет.
Лерд отправил просьбу в Магическую Долину, где жили все самые сильные маги мира. (Император и не предполагал, что этим вызовом он выдал магов с головой, и вслед за письмом, в Долину улетели два дракона.)
Долина Магов была не просто некой территорией. Это была страна в стране. Рамигор и Иринка приняли решение почти сразу, как только узнали о местных порядках. Они вернулись в городок, где оставили Лео, забрали его и объявились в Долине Магов.
Здесь не было войны. Более того, здесь было не мало научных школ. Долина пестрела множеством городов, заводов. Здесь был передовой край науки лердов, а в самом его центре находился Клан Магов, который не был доступен напрямую кому угодно, но имел полную власть в этом районе.

− Ты станешь молодым лердом, Лео, − произнес Рамигор. − Я и Иринка станем взрослыми. Я буду выглядеть как твой отец, а она, как твоя мать. Тебе будет четырнадцать лет.
− Но я же выгляжу как взрослый.
− Я это изменю, Лео. Ты знаешь, что я обладаю магией. Ты готов?
− Да. − Лерд ничего не ощутил. Он просто увидел, что вокруг него все словно стало больше по размеру, а он стал молодым лердом. − И что я в таком виде буду делать? − Спросил он.
− Учиться. Мы отправляемся в самую передовую страну на твоей планете. Мы нашли ее, и там нет войны.
− Но мы должны покончить с войной!
− Это не так легко сделать, Лео. Ты будешь учиться, а мы будем изучать все возможности. Пока нам известно слишком мало. Когда мы узнаем, каковы причины войны, Лео, тогда мы и сможем что-то попытаться сделать. А пока наше вмешательство может только бардака добавить. Будь терпелив, Лео. И ведь мне.
− Я верю. Я не должен говорить, кто вы?
− Да, Лео. Мы твои отец и мать. Так ты и должен нас называть при всех. Мы идем издалека, и решили остановиться в этой стране.

Стать гражданами Магической Долины оказалось не сложно. Гражданство легко приобреталось за золото. Этот путь и избрал Рамигор. Он заплатил полную цену за въезд семьи из трех лердов.
Полмесяца ушло на вживание в местный образ. Лео подучил науки и поступил в школу, на последний круг. По окончании он должен был получить первое свидетельство об образовании.
Иринка стала домохозяйкой, но не на долго. Вскоре она наняла служанку, которая исполняла всю работу по дому. Драконица взялась за изучение местных обычаев, завела множество знакомых, многие из которых оказались больше заинтересованы в ее деньгах, чем в Иринке.
Рамигор реализовал сложную часть плана. Он изучал местную магию, нашел не мало книг, нанял для себя учителя, но лерд вскоре понял, что ученик во много раз превосходит учителя по зиле. Золотой Дракон желал увидеть образец "лердовской магии", которую ему и продемонстрировал учитель.


Император молчал. Он некоторое время сидел упершись взглядом в посла, затем поднялся, прошел по залу и вернулся, подходя к послу с другой стороны. Тот не двигался, ожидая ответа.
− То, что вы требуете, абсолютно невыполнимо, господин Маг, − зарычал Император. − Я не допущу, что бы моя дочь стала заложницей в вашей стране!
− Заложинцей? − удивленно зарычал Маг. − Да как вы можете подобное говорить?! Мы предлагаем вам отправить ее учиться в лучшую школу нашей страны!
− Это всего лишь прикрытие! Я вижу! Вы требуете это в обмен на что?
− Для нас ее обучение в Вышей Школе Магии будет означать гарантию отсутствия конфликтов в будущем. И только это есть наша цель. И только при условии отсутствия конфликтов мы будем помогать вам.
Лерд прошел вокруг Мага и встал перед ним, сверкая клыками.
− НИКОГДА! НИКОГДА МОЯ ДОЧЬ НЕ!..
Вой Императора внезапно оборвал мощный удар. Зазвенели стекла, загремело эхо. Запоздало взвыл сигнал воздушной тревоги.
− В таком случае, мы не договорились, Император, − заговорил посол. − Надеюсь, повстанцы оценят наше невмешательство в войну и будут сговорчивее, чем вы!
Император прыгнул на лерда, но тот сверкнул словно молния и исчез из зала.
− Проклятые маги! − Взревел лерд и бросился из кабинета в секретариат.
Грохот и вой продолжался. В дверях оказались два министра, которые поторопили Императора, что бы спрятаться в бомбоубежище.

В глубоких подвалах было тихо. Тоннель уводил на несколько десятков метров под землю, где располагался бункер Императорской семьи. Там уже находились Императрица и Принцесса. Молодая лердианка была напугана, и ее страх не проходил даже в присутствии отца.
− Ты смог договориться с Магами? − спросила Императрица.
− Нет, − фыркнул лерд. − Они потребовали невыполнимых условий!
− Невыполнимых? Каких?
− Они требовали, что бы мы отправили к ним Принцессу!
− З-зачем?
− Ясно зачем! Что бы потом заставлять ее делать все, что они захотят! − Лерд зарычал и вышел из комнаты, требуя к себе министров.
Война продолжалась и фронт приближался к столице. Не мало лердов сбежало из города из-за постоянных налетов, происходивших вот уже вторую неделю. Маги помогать отказались, а армия не выдерживала натиска противника.
Бунт распространился по миру словно какая-то зараза, и лерды дрались за свои идеи не считаясь с потерями. К тому же, к ним примыкало все больше и больше народу, а армия Императора быстро редела.

− Мы не удержимся и двух дней, − объявил Главнокомандующий. Император взглянул на него почти со злобой, но ничего поделать не мог. − Я полагаю, вам надо уезжать из столицы.
− Ты не понимаешь, что это значит! Это значит, что мы потерпим поражение!
− Мы не потерпим поражение до тех пор, пока жив кто либо из вашей семьи! Столица, это всего лишь город, который можно и вернуть, но если убьют вас, это будет невозвратимо!
Казалось, лерд льстил Императору, но время было явно неподходящим. Император некоторое время обдумывал сказанное и пришел к выводу, что потеря столицы действительно не станет полным поражением, хотя и очень большим проигрышем.
− Императрица и Принцесса покинут столицу сегодня же. А я останусь здесь до конца! До тех пор, пока еще можно будет держать город!
− Но это риск, если...
− МОЛЧАТЬ! − Император рявкнул так, что Министр вздрогнул. − Все, немедленно подготовить план эвакуации!..
Лерд покинул министров и отправился к своей семье, что бы объявить о решении.


Машину с Императрицей и Принцессой сопровождали два взвода охраны. Император лично провожал их до самолета.
− Вы летите на остров Лардо. Туда они точно не доберутся! − Прорычал Император.
Две лердианки уже не спорили. Они попрощались с Императором, сели в самолет и тот вскоре поднялся в воздух. В небе кружилось несколько истребителей охраны, вслед за императорским самолетом поднялось еще несколько машин и эскадрилья направилась на восток.

Два дня спустя столица была взята повстанцами. Император сражался среди защитников дворца и держал оружие вместе со всеми. Только его присутствие заставило многих лердов оставаться до конца, и этот конец пришел. Шальная очередь пробила тело Императора, когда тот командовал очередную контратаку. Лерд рухнул на землю и взглянул в глаза Главнокомандующему, что проскочил к нему.
− Я не проиграл... − сказал он и умер.
Он так и не узнал, что произошло в небе над горным массивом Сандеор. Императорский самолет совершил вынужденную посадку на камнях. Истребители не смогли приземлиться рядом. Две машины попытались это сделать и разбились. Остальным был отдан приказ искать место посадки дальше. Императрица и Принцесса отправились через горы в сопровождении команды самолета.
А вслед группе летели истребители противника, и только вынужденная посадка императорского самолета спасла семью властителя мира от смерти.


− Нам пора отправляться в путешествие, − заявил Рамигор.
− Куда? − удивился Лео.
− Магические линии Мира указывают на одну точку, я хочу успеть туда попасть, Лео. Думаю и тебе будет интересно посмотреть, что там происходит.
Рамигор взглянул на Иринку. Она то слышала, что дракон наплел полнейшей чуши. Однако, Лео этого не заметил.
− Когда надо ехать? − спросил он.
− Не ехать, а лететь, Лео. И прямо сейчас. Мы телепортируем туда.
Лерд не имел ничего против и едва он согласился, как пол ушел из-под его лап. Лерд ухнул в кучу снега и довольно долго фыркал выбираясь из него. Рядом в снегу оказались Иринка и Рамигор.
− Боже, тут ужасно холодно! − зарычала Иринка.
− Ерунда, − фыркнул Рамигор. − Всего-то минус двадцать. Спустимся ниже, будет теплее.
Они двинулись вниз по сугробам и вскоре довольно резво бежали по насту с горы. Через час бега снег закончился и появилась зеленая трава, а затем в небе раздался вой.
− Самолеты, − проговорил Лео, глядя на несшуюся в вышине группу машин.
− Кто это, Рамигор? − спросила Иринка.
− Наверно, маги, которые решили посмотреть, что за сплетение магических потоков тут образовалось, − заговорил Рамигор.
− Да какие потоки-то? Я ничего не чую! − зафыркала она.
− Это сверхтонкая магия, Ирин, вот ты и не чуешь, − проговорил дракон, глядя на нее в упор. Лео смотрел в этот момент вверх и не заметил этого странного взгляда.
Иринка только фыркнула и ничего не сказала.
− По моему, там самолет упал! − воскликнул Лео.
− Где? − Рамигор обернулся к нему.
− Там! Один из них вдруг полетел вниз!
− Ладно. идем, коли шли. − Вздохнул Рамигор.


− Никуда не отходи, − приказала мать.
Принцесса и не собиралась отходить, она была бы рада прицепиться к матери и не отходить ни на шаг. Падение и близость смерти перепугали ее до ужаса, а вокруг оказалась незнакомая местность. К тому же, в долине дул холодный ветер, который завывал в вершинах деревьев, заставляя дрожать.
Группа направлялась вниз по долине. Вскоре наступил вечер, и лерды остановились. Семеро охранников расположились вокруг Императрицы и Принцессы. Рядом вспыхнул огонь, и мать постаралась успокоить дочь, объявляя, что никто вокруг не знает о них.
− Если никто не знает, нас не найдут!
− А мы и не потерялись! Успокойся. Нам ничто не угрожает. Война сейчас далеко, понимаешь?
Принцесса согласилась, но дрожь ее никуда не пропала.
Вскоре вернулись два разведчика и доложили, что рядом нет никаких поселений и следов лердов. Это означало, что можно не беспокоиться о возможности нападений непрошеных гостей.
Императрица и Принцесса не уходили от огня и вскоре заснули, а на утро все вокруг оказалось прежним. Страх Принцессы поубавился и после завтрака группа двинулась в путь. Волнение вызвало лишь отсутствие связи с командиром истребителей, но его списали на непрохождение сигнала в горах.


Иринка, Рамигор и Лео остановились около обрыва.
− Ну и где твой самолет? − спросил Рамигор.
− Он упал дальше. Наверно туда. − Лео указал вниз. − Мы не можем спуститься? − Он взглянул на Рамигора.
− Можем, конечно. Но, думаю, это лучше утром сделать, а не на ночь глядя.
Они переночевали в небольшой пещере, что нашли рядом, а на утро отправились искать спуск. Рамигор объявил, что магией никого спускать не станет, что бы не "спутать тонкие линии". Иринка уже не возражала. Когда Лео спал, Рамигор рассказал ей свой план, и она почти не удивилась "коварству" дракона, который специально свалил самолет в горах своей магией.
Лерды спускались вниз на веревках, которые дракон-лайинт свил из своего тела. А через час они наткнулись на следы крушения самолета и поняли, что он приземлился не так плохо. Внутри не было следов крови, а это означало, что никто не погиб.
− Идем за ними, − сказал Рамигор. − И не шуми, Лео!
− Я не шумлю, − ответил тот.
− Я предупредил, что бы ты тише шел, понял?
− Да. Куда нам идти?
− По следам.
Они двинулись в путь и вскоре наткнулись на место стоянки, где Рамигор "определил", что от самолета шло девять лердов, среди которых один молодой, не старше четырнадцати лет.
− Мы их догоним? − спросил Лео.
− Догоним, − ответил Рамигор. − На выходе из долины, этак к вечеру.

Так оно и вышло.
Троица мчалась под гору, когда снизу громыхнуло несколько выстрелов. Лео тут же распластался на земле, Рамигор и Иринка остановились.
− С тобой все в порядке, Лео? − спропсила Иринка.
− Да, вроде. В нас стреляли!
− Бывает, − фыркнул Рамигор. − Ждите меня здесь.
Он медленно двинулся вперед. Никто больше не стрелял. Иринка едва ли не зевала, понимая, что с драконом точно ничего не сделается, а Лео волновался, словно вперед ушел не лайинт, а обыкновенный лерд.


− Что за черт?! − зарычала Императрица, проскакивая к посту.
− Там трое лердов. Мы предупредили их выстрелами.
− А если это враги?! − Взвыла лердианка. − Вы выдали нас!
− Они и так шли по нашему следу, Ваше Величество!
− Сюда приближается один из них, − сказал наблюдатель. − Похоже, он без оружия.
− Не стрелять, − приказала Императрица. − Мы должны узнать, кто они такие!
Охранники повиновались. Лерд вскоре оказался в паре десятков шагов и остановился. Он не сводил взгляда с места, где прятались лерды, но и не пытался что либо говорить.
− Долго он будет стоять? − спросила Императрица.
− Я думаю, что он из бунтовщиков, − заявил командир охраны. − В любом случае, это не наш!
− Если он местный, значит, он знает дорогу, а у вас нет даже самой захудалой карты!
− Если мы выйдем, они могут нас подстрелить.
− Похоже, вы настояшие трусы! − зарычала лердианка и пошла вперед.
− Нет!..
− ЗАТКНИСЬ, идиот, и ни слова о том, кто мы! − зарычала Императрица.
Охранник заткнулся и ничего не успел сказать. Императрица выскочила из укрытия и прошла к лерду. Она встала перед ним в трех шагах и некоторое время молчала, рассматривая удивленную морду зверя.
− Зачем вы в нас стреляли? − спросил он не скрывая удивления.
− Я в вас не стреляла, это охранники-болваны!
Лерд сел и чуть мотнул головой.
− Почему вы идете по нашему следу? − заговорила лердианка.
− Мы видели как упал ваш самолет, думали, вам помощь нужна. Но вам, похоже, она не требуется.
− Нам она требуется.
− Да? − лерд вновь был удивлен. − И поэтому ваша охрана решила стрелять в ребенка?
− К-какого ребенка?! − зарычала она с гневом.
− Моего сына. Слава Богам, он успел залечь, а то точно подстрелили бы.
− Вы... Я прошу прощения, − произнесла она.
− Я уже понял, что вы невиновны. − Проговорил он. − Но мне нужны гарантии, что никто не станет больше стрелять, когда мы пойдем дальше.
− Никто не будет стрелять. У вас есть карта гор?
− Карта? − удивился лерд. − Нет, мы тут привыкшие без карт ходить. − Он взглянул на нее с ехидным выражением во взгляде. − А вы заблудились что ли?
− Самолет совершил вынужденную посадку, а карт этого района у нас не оказалось. Вы можете нас проводить?
− Можем, конечно. − Он обернулся назад и подал знак, после которого вдали появились еще два лерда. Один из них был молод, и лердианка облегченно вздохнула, поняв, что эти двое ничем не опасны. У них не было оружия. − Меня зовут Синг. − Заговорил лерд, когда пара подошла. − Это Иринка, моя жена, и сын − Лео.
− Хорошо. Я прошу прощения за своих охранников, − сказала она, обращаясь к подошедшим.
− Кто они, Синг? − спросила Иринка.
− Инопланетяне, не видишь, что ли? − фыркнул он.
− Мы не инопланетяне! − зарычала Императрица.
− Как же не? Имени не назвала − значит инопланетянка!
− Меня зовут Аррада. Вы нам поможете?
− Поможем, − тут же проговорил Лео и захлопал глазами, глядя на Рамигора.
− Поможем, − подтвердил тот. − Вот только узнать еще что надо сделать?
− Проводить нас до какого-нибудь селения.
− До любого? − фыркнул Рамигор. − Или до цивилизации?
− З-здесь что, дикие племена?
− Встречаются и дикие. − Рамигор поднял лапу и задрав шерсть взглянул на часы. − Если чуть поторопиться, то мы успеем на поезд. − Сказал он, взглянув на Арраду.
− Хорошо. Мы сейчас же выходим.
Императрица ушла к своим и отдала приказ на немедленный сбор. Охране было приказано не заикаться о Ее Величестве и называть Императрицу госпожой Аррадой и не более.


Иринка смотрела Рамигору в глаза а тот чуть посмеивался в мыслях.
"Она Императрица?"
"Угу."
"Что-то странное..."
"Я тоже был удивлен. Не трусь."
"Мне то чего трусить?!"
"И мысли не распыляй, вдруг у нее маг на службе?"
Иринка не ответила. Из-за бугра появилась группа лердов, среди которых была Императрица и ее дочь. Аррада прошла вперед.
− Мы идем? − спросила она.
− Да. − Рамигор поднялся и направился вниз по склону. − Только вы охране своей скажите, что бы не стреляли нам в спины.
− Они не будут, − сказала Аррада с некоторым недоумением.
− Ну, мало ли. Я на всякий случай сказал, а то ведь додумались же в ребенка стрелять. − Рамигор в упор смотрел на начальника охраны. Но тот не ответил.
− Они не будут стрелять, − повторила Аррада.
Группа двинулась вперед. Рамигор чуть прибавил шагу и вскоре все бежали довольно быстро. Охранники не отставали, Аррада с дочерью так же бежала достаточно быстро, и никто не жаловался на повышенный темп.
Через два часа стало почти темно, но впереди появились огни селения, и лерды быстро приближались к нему в сумерках. Охранники на этот раз вышли вперед, и Аррада чуть ли не приказом заставила Рамигора пустить их. Через пару минут разведчики вернулись с сообщением, что в поселке все спокойно, а на вокзале стоит поезд, который, возможно, скоро отходит.
− Через семь минут, − добавил Рамигор. − Он идет в город Органд.
− Мы едем. − Заявила Аррада и приказала послать кого-нибудь за билетами на двенадцать лердов.
− На девять, − поправил ее Рамигор и показал бумажки. − У нас билеты уже куплены давно.
Она знаком отправила лерда, соглашаясь.
− Я хочу знать ваш адрес. − сказала Аррада.
− Зачем? − удивился Рамигор.
− Я вышлю на ваше имя вознаграждение за помощь.
Рамигор рассмеялся.
− Вознаграждение! − воскликнул он. − ЗА ЧТО?? − В его взгляде было искреннее недоумение, от которого Арраде стало не по себе.
− Вы помогли нам выбраться из гор.
− Вы и сами выбрались бы. По той долине вышли бы на шоссе, а там и до поселка добрались бы. Только потратили бы еще пару дней и все. Можете забыть о вознаграждении. Вряд ли оно существенно отразится на нашем состоянии...
− Вы хотите сказать, что вы богаты?
− Более чем, − усмехнулся Рамигор. − К тому же, местная валюта не очень то котируется там, где мы живем.
− В-вы... − Аррада не договорила, запнувшись.
− Мы из Долины Магов, госпожа Аррада. И, должен заметить, что вашим охранникам ужасно повезло, что они мазилы. Вы, наверно, удивляетесь, почему я был так спокоен, когда подошел к вам? А все просто. Дело в том, что и я, и моя жена, и мой сын защищены магией. Всякий, кто стреляет в нас, получает шанс умереть от своей же пули. Понимаете?
− Н-нет.
− Ну и не важно. − Рамигор махнул лапой.
− Почему не важно?! Почему?!
Он вздохнул и пошел вперед. Иринка и Лео двинулись за ним, и вскоре вся группа помчалась к вокзалу.


Аррада с дочерью и охраной оказалась в том же вагоне, где и Рамигор с семьей. Императрица вновь прошла к магу.
− Вы сказали, что ваш сын защищен? − спросила она.
− Да. В чем дело?
− Вы можете защитить так кого угодно?
− Нет, разумеется.
− Я имею в виду не бесплатно.
− А дело вовсе не в оплате.
− Тогда в чем?
− В том, что я защищаю лишь тех, кто мне дорог. Я что-то не пойму. У вас куча охраны, а вы словно чего-то боитесь? Войны что ли? Так она на другом конце мира, а не здесь.
− Вам только кажется, что она на другом конце мира. А война давно идет во всем мире.
− Ну, это уже дудки, − фыркнул Рамигор. − Даже если весь мир передерется, в Долину Магов ни один боевик не пролезет! Это уж точно. Если не верите, перечитайте учебник истории, госпожа Аррада. Там отлично рассказано, что маги делали с попытками их завоевать!
Аррада не ответила. Она вернулась к дочери и долго сидела раздумывая. Поезд тронулся, и охранники немного успокоились. Во всяком случае, в ближайшее время нападений не предвиделось. Да и кто знал?..


− Что-то не похоже, что ты чего либо добился, − проговорила Иринка.
− Да ну? − Рамигор усмехнулся. − Можно сказать, саму Императрицу захомутал, а ты говоришь ничего. Она еще одну новость не знает.
− Какую?
− Сегодня столица была взята повстанцами.
− Ее то там нет.
− А Император есть. Вернее, был.
− То есть?.. Он что?..
− Мертв.
− Ты...
− Не я. Я только новость узнал. Он не ушел с поля боя до самого конца. Фанатиком был, что с него взять?
− Но это значит...
− Пока это ничего не значит. Они там локальную победу празднуют и все. А когда полмира передернет от этого праздника... Я не знаю, что будет. Ладно. Спи. Завтра приедем в Органд, там будет видно, что дальше.


Утром Арраду разбудил командир охраны.
− Полчаса до прибытия, − объявил он.
Аррада поднялась, разбудила дочь. Через пять минут поезд остановился на промежуточной станции и девять лердов сошли. Императрица не собиралась давать даже шанса Рамигору, если тот вдруг окажется врагом. Она и не знала, что Маг следил за ней уже не мало времени, и не собирался упускать ни ее, ни ее дочь.
Пригород еще спал. Найти машину Императрице не составило труда. Деньги всегда были при ней и вскоре все сидели в быстром микроавтобусе, который направлялся на восток, к порту Вондрону. Этот путь Аррада знала и раньше.
− Едем через Органд или в объезд? − спросил начальник охраны.
− В объезд. Нам незачем встречаться с магом.
Мать обняла дочь, и они улеглись на полу. Машина мчалась по утреннему шоссе, и все было тихо.
Императрица задремала и проснулась от встряски.
− Что?!
Снаружи послышался грохот, машину передернуло и она свалилась на бок. Охранники выскочили наружу, завязалась схватка. Аррада осталась в машине и держала дочь.
− Лежи, они сами все сделают!
Бой продолжался еще около минуты. Слышался грохот, вой лердов. Затем все вдруг стихло, в машину ввалился раненый охранник.
− Они... − он не успел договорить. Громыхнул выстрел и охранник свалился с пробитой головой.
− Вылезайте! − возник приказ снаружи. − Или мы машину подожжем!
Выбора не осталось. Аррада вышла из машины. За ней выбралась и дочь.
Снаружи оказалось почти три десятка лердов, и только одна мысль возникла у Императрицы.
Бандиты.
Их связали и утащили в лес.
− Семеро охранников, значит, богатые, а? − зарычал какой-то лерд.
− Думаю, надо требовать миллион, − сказал другой.
− Миллион! − завыли голоса. − А если откажутся.
− Тогда, мы им дитенка вернем... По частям! − Вокруг раздался смех. − Ну?! Будешь говорить адрес или желаешь сдохнуть?! − Кто-то схватил Арраду за шкирку и приподнял.
Она не отвечала. Да и что отвечать? Назвать адрес?
− Говори! − зарычал лерд, хватая Принцессу.
− У нас нет дома! − завыла та.
− Не пытайся нас обманывать! Мы видели, сколько у вас было охраны! У таких не бывает, что нет дома! − Перед носом принцессы оказался длинный кинжал и она заскулила от страха.
− Не трогайте ребенка! − завыла Аррада.
− Говори адрес!
− У меня есть деньги, но мы продали дом и уехали из столицы!
− Ах из столицы!.. − Лерд бросил принцессу и подошел к Арраде. Он смеялся и выл. − Какая удача! У нас сегодня праздник! Наши взяли столицу!
Вокруг раздался вой. Лерды рычали и, казалось, они все обезумели.
− Так значит, есть деньги? Где?!
− Они в банке.
− Да ну?! Как это я не догадался, что в банке?! Ну, значит, пойдешь в свой банк и принесешь сюда миллион! А твоя девка останется здесь! Если приведешь кого лишнего, мы ее прирежем! Выкиньте ее на дорогу!
− Нет! Нет!.. − Завыла Аррада. − НЕЕТ!!..

Ее выволокли из леса и бросили на дороге.
− Иди за деньгами, − зарычал лерд. − А не принесешь их до вечера, из твоей девки будет жареный баран! И не вздумай идти за нами, увидим, прирежем сразу же!
− А... К-куда я их принесу?! И где?!..
− Сюда принесешь!
Лерды скрылись в лесу. Аррада взвыла. Она попыталась было идти в лес, затем остановилась. Бандиты убили бы ее дочь, если бы она пошла за ними!
− Да что вы все сдохли! − Завыла она и рванулась к городу. У нее уже не было выбора. Аррада мчалась по дороге. До города было всего десять миль, и за час она добралась до окраин, а там почти как смерч ворвалась в полицейский участок.
Императорский Знак Власти мгновенно привел полицию в надлежащее состояние, и вскоре более двух сотен лердов рванулись к лесу. Какие могли быть деньги? Аррада прекрасно знала, что с ней сделали бы после того, как она принесла бы этот миллион одна...

Машина двигалась по улице. Четверо вооруженных лердов словно в насмешку охраняли Императрицу. А ей уже было не до охраны. Аррада тупо смотрела в окно, на улицу города и, внезапно на глаза попался маг.
− Тормози! − приказала она шоферу. − ЗДЕСЬ!
Машина остановилась, Императрица выскочила и промчалась назад.
Рамигор сел и разинул пасть, увидев ее.
− Аррада? В чем дело?!
− Ты мне нужен! Здесь и сейчас!
− Извини, но я... − Он замолк, когда она ткнула ему в нос Знак Императорской Власти.
− Ну хорошо. Что вы хотите?
− Мою дочь похитили бандиты! Они требуют миллион.
− У вас нет миллиона.
− Есть! Они ее убьют, когда получат деньги, ты что не знаешь этого?!
− Полагаю, у тебя уже есть армия. Зачем я?
− Ты говорил, у тебя есть защита от пуль...
− Да, у меня есть. Но только У МЕНЯ.
− Идем в машину! Время не терпит!
Аррада чуть ли не силой затащила лерда в машину и там еще долго рычала и распылялась перед магом требуя с него того, чего и сама не знала.
− Помолчи, пожалуйста. − Проговорил он вдруг.
− Что?!
− УТИХНИ! − Рявкнул маг. Она взглянула на него и смолчала. − Тебе надо вытащить дочь от них, но так, что бы они не успели ей навредить, так?
− Да.
− Если ты попрешься туда с армией, они ее убьют.
− ДА!
− Понял.
Аррада поперхнулась, когда маг сверкнул огнем и исчез.
− Черт возьми! − завыла она.


Рамигор знал всю обстановку. Он сам попался на глаза Императрице и был готов навести на нее ту мысль, что пришла ей сама. Куча слов, что вывалились из Аррады под конец ему просто надоели, и дракон решил все сделать не так, как задумал сначала.
Мгновение.
Маг пронесся через лес и оказался рядом с группой бандитов, что обсуждали меж собой добычу. Молодая лердианка лежала связаной и тихо скулила. Рядом сидело четверо охранников, которые не сводили с нее глаз и тоже обсуждали... что они сделают с ней, если ее мать не явится с деньгами.
Рамигор появился средь деревьев и прошел прямо к четверке.
− А это кто? − зарычал один из лердов.
− Ну че, умные все, да? Череп не жмет? − заговорил Рамигор, подходя.
− Ты кто такой?! − лерды вскочили, хватая оружие.
Рамигор поднялся на задние лапы и мгновенный удар молний свалил четырех бандитов. Они и завыть не успели. Рамигор подошел к лердианке, перерезал веревки.
− Тихо. Иди за мной и не шуми!
Она едва поднялась, огляделась и двинулась вслед за ним.
Позади раздался вой, Рамигор обернулся и новый удар молний вошел в лердов, что бросились в погоню.
− К-кто ты?! − заголосила принцесса.
− Я − Рамигор, ты что, не видишь?! Уходим, быстро! У меня силы не бесконечны!
Они мчались через лес. По дороге Рамигор сбил еще двух преследователей, а затем взялся за передатчик.


− Вызываю на связь Арраду. Вызываю Арраду, дайте связь, немедленно! − Зарычал голос. Аррада проскочила к радиостанции, узнав голос Мага.
− Рамигор! Где ты?! Какого дьявола?!
− Уймись! Твоя дочь уже у меня. Но они гонятся за нами, и если вы не поспешите, то догонят!
− Где вы?!
− Скоро будем на шоссе, примерно в семи милях от города!
− Отправляйте машины! − приказала Аррада начальнику полиции, что был рядом. − Они сейчас приедут, Рамигор, слышишь?!
− Слышу. Все, конец связи, нам бежать надо!


Все закончилось. Аррада обнимала дочь. Рамигор лежал в углу кабинета. Начальник полиции докладывал о ходе операции по поимке бандитов. К вечеру их взяли. Почти два десятка лердов были привезены в клетках, и Аррада прошла к ним. Она указала на главаря, и того вытащили из клетки.
Императрица молча смотрела на лерда, затем подала знак, и к ней принесли ящик со знаками Императорского банка. Аррада вскрыла его и высыпала золотые слитки. Бандит смотрел на них, на лердианку и не понимал, что произойдет.
− Залейте ему в пасть этот миллион, − произнесла она.
Только вой разносился над двором. Лерд пытался вырваться, но у него не было шанса. Золото было расплавлено, и залито бандиту в глотку на глазах у остальной банды.
− Этих в яму. До тех пор, пока не сожрут друг друга.
Бандиты выли, но никто не мог оспорить приказа Императрицы. Аррада вернулась к дочери и до самого вечера вылизывала ее шерсть почти ничего не говоря.
На утро она вновь встретилась с Рамигором.
− Я так поняла, деньги вас не интересуют? − сказала она.
− Нет, − ответил он. − Я желал бы только одного. Вернуть свою свободу. − Он смотрел ей прямо в глаза, и Императрица дрогнула.
− Никто не забирал вашу свободу!
− В таком случае, почему я еще здесь? Вчера меня отсюда не выпустили.
− Я прошу прощения. Я совсем забыла о вас. Вы свободны.
Рамигор поднялся и направился к выходу.
− Подождите. − Аррада прошла к нему. − Я хочу поблагодарить вас за дочь. Вы спасли ее жизнь!
− Я могу идти?
Аррада подошла к нему и вынула Знак.
− Возьмите это. По этому знаку вы имеете самые высшие привилегии. Все исполнительные органы будут обязаны исполнять ваши приказы как мои.
Рамигор принял знак, поклонился и быстро пошел прочь. Аррада знаком указала охране пропустить, и маг исчез в дверях.

И на этом, пока все...

Впрочем: "Пришествие"






 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Ливадный "Нейр" (ЛитРПГ) | | Я.Зыров "Огненная академия, или Не буди в драконе зверя" (Попаданцы в другие миры) | | С.Волчок "В бой идут-2" (ЛитРПГ) | | У.Гринь "Швабра и шампанское, или Танцуют все!" (Женский роман) | | М.Весенняя "Живая Академия. Печать Рока" (Фэнтези) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | | Т.Орлова "Подчинение" (Романтическая проза) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | В.Чернованова "Александрин. Яд его сердца" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"