Виктим: другие произведения.

Территория матриархата... Глава 4. Этот реальный виртуальный секс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она снова рассмеялась, глядя на меня, и покачала головой.
    - Боже, какой ты всё-таки миленький и так славно реагируешь на мокрые игры! Прям такой лакомка, что взяла бы и съела тебя! О! Точно! Сейчас я тебя съем! Приготовься, ты будешь живьём проглочен!


   Автор:
   Дмитрий Виктим (Пленник Амазонок)
   Бета:
   Mish12
   Название романа:
   Территория матриархата и женского доминирования
   Глава:
   4. Этот реальный виртуальный секс
   Жанр:
   фантастика, откровенная эротика
   Форма:
   глава
   Пэйринг:
   Дима / Мариша
   Рейтинг главы:
   nc21
   Статус:
   Закончен.

<- предыдущая глава ----- следующая глава ->

   Читать роман целиком
  

Глава 4. Этот реальный виртуальный секс

   - А вот и первая порция смазки подоспела! - хихикнула Мариша.
  
   Она приподняла бёдра, отрываясь от моего рта. Её киска уже заметно набухла и увлажнилась. Пушистые дольки так и остались приоткрыты, бесстыже выставляя влажную и розовую сердцевину на обозрение. А клитор, ва-а-а! Он увеличился ещё миллиметров на пять. И я просто замер, глядя, как он красиво пульсирует: приподнимается и вытягивает своё тело вперёд, потом опускается и снова приподнимается, снова тянет.
  
   "Что это с ним? Вернее, с ней, с Маришей. Она кончить собирается?"
  
   Мне вдруг остро захотелось увидеть её лицо, и я быстро нажал клавишу "Esc", чтобы выйти из полноэкранного режима. Все три окна вернулись на экран, и в правом верхнем я увидел тёмно-карие глаза, полные возбуждения и похоти. Направлены они были не в камеру, а куда-то пониже объектива, и я догадался, что смотрит женщина на экран. То есть на меня она смотрит и возбуждается от моей реакции. Может и клитором она специально двигала, чтобы меня зацепить и на мимику мою полюбоваться?
  
   Видимо, что-то изменилось в моём лице, потому что Мариша вдруг глянула мне в глаза и прыснула от смеха.
  
   - Спалил! - смеясь, констатировала она. - Но всё равно было круто. Хм-м-м! Бедненький мальчик! Знаешь, какой сюрприз приготовила для твоего личика моя пися? Хе-хе, очень густой и скользкий прозрачный крем, который я буду наносить на твои губки и вливать в рот. Вот только ракурс одной из камер, пожалуй, следует изменить.
  
   Изображение во втором видеоокне резко смазалось, мелькнули в нём сексапильные женские бёдра, а потом с лёгким звяканьем камера зафиксировалась, выхватывая широкую попку с аппетитными упругими ягодицами, зависшими над креслом. Далее она стала опускаться ниже и показала, наконец, Маришину киску сзади в очень волнительном ракурсе снизу вверх.
  
   - Вот так тебе будет интересненько посмотреть, что я с тобой сделаю, - хихикнула женщина. - М-м-м, уже сейчас!
  
   Вагина её плотно сжалась, слегка выгнулась вперёд и, сказав сочное: "Чвирк!" - выплеснула из влагалища толстую струйку прозрачной смазки. А на третьем экране, который как раз был самым большим, я увидел, как эта самая струйка стрельнула в лицо замурованному в кресле пленнику, попав чуть выше кончика его носа, и стала вязкой кляксой лениво распространяться во все стороны, густыми, как мёд, струйками стекала по носу, щекам, губам и подбородку.
  
   - М-м-м! Как много я на тебя ливанула! Как славно пометила! А теперь попробуй меня на вкус!
  
   Мариша опустилась, прижимаясь вагиной ко рту пленника, надавила сверху, хищно расползаясь в стороны толстыми дольками, и клитор её вновь стал исполнять свой танец, вытягивая шейку вперёд и вверх, как пьющая птичка. Вторая камера снова резко сменила ракурс. Женщина поднесла её к себе с правого бока и в соответствующем окне очень крупным планом выплыла киска, которая была видна в мельчайших деталях. Она хищно двигалась, растягиваясь и сжимаясь волнообразными перекатами, плотно охватив рот пленника.
  
   - Смотри, как я сосу тебя! - сказала Мариша, и это действительно очень походило на неторопливое мерное высасывание. Будто хищник питался своей жертвой. Выглядели эти движения настолько захватывающе и чарующе, что я стал погружаться в транс и изо рта моего, кажется, вырвался невольный звук, напоминающий безысходный писк живьём поедаемого зверька. А потом я вздрогнул от плотоядного и торжествующего смеха женщины, вырвавшего меня из зачарованного состояния.
  
   - А теперь пей! - потребовала она.
  
   Её киска стала выгибаться наружу, вновь испустила долгое и сочное "Чви-и-ир-р-рк!", и мне ярко представилось, как в рот пленнику под напором извергается густой кисель.
  
   - Хм-м-м! Ну вот ты и смазан, - проурчала Мариша. - Знатно так и добротно. Так что теперь можно всласть потрахать твой сладенький ротик!
  
   Она не стала подниматься, а просто скользнула назад, открывая губы пленника, из которых тут же вытеки излишки вкаченной внутрь смазки.
  
   "Господи-боже! Что же она творит!" - мысленно воскликнул я, а вслух снова пискнул.
  
   - Хи-хи! Так тебе нравится мой сиропчик? - догадалась женщина. - Тогда я буду с удовольствием тебя им поить. А сейчас пришло время трахнуть нашего мальчика, - добавила она, надвигаясь своим клитором на слегка приоткрытый рот. И только тогда я осознал, наконец, какой огромной стала эта частичка женской вагины, вытянувшись в длину примерно на пять с половиной или даже на шесть сантиметров.
  
   "Мама!" - сверкнуло в моей голове, когда массивный клитор Мариши, сочно чавкнув, вошёл пленнику в рот.
  
   - Ы-ы-ын-н-н! - застонала женщина от удовольствия. - Как туго! Как приятно! Такая тёплая и узкая пещерка, смазанная моими соками, словно засасывает меня в глубину!
  
   А потом, порыкивая от страсти, она стала вонзаться клитором между губ пленника, каждый раз производя сочные чавкающие звуки. Мариша увлечённо мастурбировала, используя копию моего лица, заливала его струйками смазки, брызгающими из влагалища, и выглядело это настолько охерительно круто, что я перевозбудился до самого не могу.
  
   - А-А-А-АХ! - вскрикнула женщина и резко привстала, с сочным чмоком извлекая клитор наружу.
  
   Тот дёргался как сумасшедший, а я, затаив дыхание, пялился на него во все глаза. Мариша выронила камеру из рук на кресло и поспешно ввела три средних пальца правой ладони себе во влагалище. Чёрный цилиндрик вебки, приземлившись на кожаное покрытие, покатился назад к металлической дуге спинки. Он должен был упасть на пол, но неожиданно встал торчком и, глухо звякнув, примагнитился к металлу, очень удачно направив объектив на судорожно сокращающуюся перевозбуждённую вагину. Женщина ритмично сдавливала себя пальцами, введя во влагалище средний, указательный и безымянный, а большим упираясь себе в лобок. Она словно отжимала себя, ну или массаж делала. После пятого или шестого сжатия стали раздаваться чмокающие звуки, а ещё через парочку - тело женщины мелко затряслось, изо рта её вырвалось томное урчание, а по рукам вниз побежали струйки мутноватой жидкости.
  
   - У-у-уф! Чуть не кончила, - выдохнула Мариша и рассмеялась. - Так увлеклась своей игрушкой, что едва не перескочила за грань. Единственным способом сдержать клиторальный оргазм, когда ходишь по краю, является массаж точки джи до первого лёгкого сквирта. Тот немного снимает возбуждение и откладывает разрядку. Хи-хи, зато я чувствую в себе интересные процессы, как тело моё ускоренно производит сексуальный сок. Фу-у-ух! Я уже вся на взводе. Сейчас самое время приласкать точку "U". Так мне гораздо более сильный кайф испытать удастся.
  
   - Что это за точка? - спросил я севшим голосом и прокашлялся, прочищая горло.
  
   - М-м-м! Так ты не знаешь? - женщина оторвала от дуги кресла прилепившуюся к ней вебку и поднесла объектив вплотную к своей возбуждённой мокрой киске. Пушистые дольки её она раздвинула пальцами, открывая центральную часть, которая выгнулась наружу, выпячивая набухший холмик с уринальной дырочкой и широко распахивая под ним сочащийся смазкой зев. - Точка "U" названа так от первой буквы слова "Urethra". Это очень интересная эрогенная зона, расположенная вокруг писательной дырочки, и стимуляция её может привести к очень специфическому и сильному оргазму. И вот сейчас, когда я едва не кончила клиторально, когда возбудила самую чувствительную точку своего влагалища, мне осталось только приятненько потереть волшебную лампу "U" и вызвать всемогущего джинна, который сотворит с моим телом шедевральное волшебство! Но тут надо сделать всё вовремя. Не стоит находиться на грани оргазма, чтобы не кончить преждевременно, и нельзя допустить, чтобы клиторальное и вагинальное возбуждения полностью схлынули. Я специально слегка отвлеклась, чтобы немножечко сбросить пар, но сейчас самое время приступить к третьему раунду. И теперь пришла пора твоему ротику приласкать мою милую писечку! Давай, сделай это! - плотоядно сказала Мариша и, быстро сев на рот "пленника", подвигала бёдрами, основательно притираясь и захватывая его в пушистый плен. - М-м-м-р-р-р-н-н-н! Как классно зудит! - выдохнула она. - И такая восхитительная наполненность внутри чувствуется! Кажется, я очень много кончу! Много-много!
  
   "Почему много? Может, сильно или долго?" - подумал я, зачарованно глядя, как клитор женщины и её мясистые дольки начинают волнообразно двигаться, создавая восхитительное впечатление, будто вагина сосёт рот, и выглядело это очень захватывающе и потрясно.
  
   - О-о-ох! Да-а-а! Соси мою писюлю, соси! Надавливай на неё губками сильнее! И не вздумай кончить раньше меня, а то будешь наказан! Но одновременно со мной кончить я тебе разрешаю. Нет! Приказываю! Кончи вместе со мной обязательно! Тогда совсем классно получится!
  
   Теперь Мариша уже и бёдрами двигала, исполняя сексуальный танец и постепенно ускоряя темп движений.
  
   - О! О! О! - стала выкрикивать она, дрожа и прогибаясь в спине, глаза её закатились вверх, тело затряслось, словно под действием тока. А потом женщина громко и гортанно выкрикнула своё излюбленное:
  
   - ГА-А-А-АР-Х-Х-Х!!! - и буквально взвилась в приступе мощнейшего оргазма, который почему-то сопровождался странными сипящими звуками.
  
   Те становились то громче и мощнее, то затихали, будто создавались волнами. На третьей камере я увидел, как странным образом деформируется и выпячивается вверх лицо моей копии, словно надуваясь изнутри. И тут до меня дошло, что за звуки я слышу, и в мыслях моих ярко представилась картина, как из женской киски в рот пленника хлещут мощные потоки сквирта, и эта фантазия словно взорвала меня наслаждением, заставив кончить вслед за Маришей и надолго отдаться пронзающему меня волшебному электричеству.
  
   - А-А-АХ! - томно выдохнула женщина. Я открыл глаза и увидел, что блаженство её стало затихать. Мариша постепенно успокаивалась, будто удовлетворившись тем, что со мной сделала. - Как много я кончила! Боже! Как много! - простонала она, и в этот раз мне стал понятен смысл её слов. Потому что сам я, похоже, тоже спустил очень много. Трусы мои были безнадёжно испачканы, а в промежности разливалось липкое тепло.
  
   - Мариша-а-а, - простонал я.
  
   - Да, сладкий? - откликнулась женщина довольным томным голосом и положила веб-камеру на стол.
  
   - Мне срочно нужно в ванну сходить.
  
   - Зачем?
  
   - Я кончил, - ответил я расстроенным голосом, - прямо в трусы!
  
   - М-м-м, молодец, - похвалила Мариша. - Выполнил, значит, мой приказ. Я, конечно, пропустила этот момент, но не беда, в записи потом посмотрю.
  
   - Так я пойду, помоюсь и сменю бельё, - сказал я, скорее информируя, чем спрашивая разрешение, и поднялся со своего кресла.
  
   - Стоять! - стальным голосом приказала леди, пресекая мою попытку удалиться. - Я тебя ещё не отпускала. Вот закончится сеанс связи, тогда и мойся сколько захочешь.
  
   - Но у меня трусы все испачканы, их скоро сперма пропитает и испачкает трико! - озвучил я свои доводы.
  
   - Приказы не обсуждаются, - ещё жёстче сказала Мариша. - И это первый и последний раз, когда я прощаю тебе пререкания, делая скидку на то, что ты новичок. Но наказание своё ты всё равно получишь как-нибудь позже, при личной встрече! И не надо делать трагичное лицо, - добавила она уже гораздо более миролюбиво. - Если б проблема твоя и в самом деле была серьёзной, то я бы тебя отпустила. А так ты явно делаешь из мухи слона. Коли сам не догадываешься, как выйти из положения, не нарушив приказ, надо вежливо спросить совета у своей госпожи. Решение же вообще элементарно. Просто сними с себя трико, потом трусы и оботрись ими. Этого будет достаточно, чтобы не испытывать дискомфорт. А помоешься уже потом. Ну? Чего встал? Если я что-то советую, то, значит, разрешаю. Приступай к выполнению.
  
   Подсказанное решение действительно было бы элементарным, если бы не одно "но" - необходимость оголяться при женщине. Это было довольно смущающим, знаете ли. Поэтому я немного замешкался. Однако потом всё же подчинился и стал стягивать с себя штаны, полагая, что всё равно обнажаться перед Маришей когда-нибудь придётся. Однако меня стало напрягать то, что мной так беззастенчиво помыкают.
  
   - Не отворачивайся! - снова приказала Мариша. - Я хочу посмотреть на твой испачканный спермой член. Лучше поближе к камере подойди, давай-давай, не стесняйся.
  
   - О-о-ох, - вздохнул я и послушался.
  
   - М-м-м! Как классненько! - проурчала женщина, с жадностью поедая глазами мою промежность. - Неплохо так кончил. Ну всё, можешь вытираться, а я тебе пока свою кончу покажу.
  
   Я замер, во все глаза глядя на экран, и Мариша рассмеялась.
  
   - Ишь как навострился! - весело сказала она. - Хочется посмотреть, да?
  
   Я кивнул, глядя на собеседницу с восторженным предвкушением.
  
   - Ты был сегодня ужасно неучтивым, - игриво улыбнулась та. - И по идее не заслуживаешь разных подарочков. Но я уже сказала, что ты прощён, так что, так и быть, порадую своего вкусняшку.
  
   Мариша протянула правую руку за пределы кадра и вернула её с добычей, поставив на стол рядом с лежащей на нём камерой мерный стакан с делениями, рассчитанный на пол-литра. Потом она поднялась из кресла и отщёлкнула от него раздувшуюся от внутреннего давления поделку.
  
   - М-м-м, как много я накончала, - с удовольствием сказала она, и, подцепив пальцами еле заметную пробочку, обнаружившуюся под подбородком изделия, стала её откручивать.
  
   Едва только отверстие открылось, как из него в стеклянную ёмкость хлынула мутновато-белёсая вода, напоминающая по цвету и консистенции молочную сыворотку. Освободившись от внутреннего содержимого, овальная имитация моего лица сдулась и приняла естественные свои пропорции. Мариша подняла стаканчик к глазам, считывая деления и радостно ухмыльнулась.
  
   - Триста пять миллилитров, - озвучила она результат измерения и поднесла стаканчик поближе к веб-камере. - Видишь? И всё это тебе в следующий раз придётся проглотить! Хи-хи, и не только это!
  
   - Таким будет моё наказание?
  
   - Что? Нет, конечно, это будет твоим назначением.
  
   - А что ещё мне понадобится глотать?
  
   - Хы-ы, - довольно ухмыльнулась Мариша, - сейчас увидишь.
  
   Она взяла откуда-то сбоку второй мерный стакан. Похоже, что на столе её за кадром располагался целый склад необходимого инвентаря. Стеклянная ёмкость была миллилитров на двести. Женщина переложила её в левую руку, а правой подхватила веб-камеру номер два, прижала её объективом к донышку и всё это поднесла к своей киске.
  
   Предчувствуя, что очень скоро со второй камеры начнёт транслироваться что-то очень интересное, я развернул соответствующее окно на весь экран. С данного ракурса казалось, что я нахожусь на дне стеклянного колодца. Сверху над ним нависла гигантская женская вагина с трёхсантиметровым клитором, нахально торчащим между половыми губками. Она опять совершала завораживающие волнообразные движения, и я уже стал догадываться, зачем. Мариша прижала края стеклянного стакана к своей киске, которая прикрыла собой отверстие, и заключила его в мохнатое колечко. И в стеклянном колодце надо мной нависла выгибающаяся и пульсирующая розовая плоть с набухшим уринальным холмиком и ритмично сжимающимся входом во влагалище.
  
   - А теперь представь, что я стою над тобой, и открой для меня рот, - приказала Мариша. - Ну? Открывай!
  
   Я с замиранием сердца послушался её, заворожённо глядя на экран. Влагалище резко выгнулось вперёд, приоткрывая свой зев. И с громким сочным звуком: "Чви-и-ир-р-рк!" в объектив камеры хлестанула мощная струя смазки. Но воспринималось это так, как будто бы она прилетела мне прямо в лицо и моментально залила его целиком, полностью закрывая собой видимость. За первым "чвирком" последовал второй, потом третий. А я словно стоял на дне стеклянного колодца и затапливался, затапливался постепенно потоками вязкой жидкости.
  
   Закончив наполнять стакан, госпожа приказала:
  
   - Теперь глотай! - и я сделал глоток, но только не женской смазки, а своей слюны. - Молодец, - похвалила Мариша. - Послушный мальчик. А сейчас посмотрим, сколько моего киселька ты проглотил.
  
   Она подняла стакан вверх на уровень своего лица, а объектив камеры расположила сбоку, направив на мерные риски. Уровень густой жидкости, похожей по цвету и консистенции на яичный белок, оказался на отметке пятьдесят семь миллилитров.
  
   - Хи-хи, прикольненько, - промурлыкала женщина и подмигнула мне. - Полноценным завтраком такое количество не назовёшь, но учитывая, сколько всего этой жидкости я выплеснула, заморить червячка тебе бы хватило.
  
   Она снова рассмеялась, глядя на меня, и покачала головой.
  
   - Боже, какой ты всё-таки миленький и так славно реагируешь на мокрые игры! Прям такой лакомка, что взяла бы и съела тебя! О! Точно! Сейчас я тебя съем! Приготовься, ты будешь живьём проглочен!
  
   Я непонимающе смотрел на эту невероятную выдумщицу с богатой фантазией и не понимал, что у неё на уме. А Мариша поставила стаканчик со своей смазкой на стол и, хитро глядя на меня, уселась назад в своё кресло, прямо поверх овального проёма, контрастно выделяющегося на фоне чёрной кожи. Она оказалась в пределах досягаемости камеры номер три, а потом широко развела свои ноги в стороны и, подняв их, положила голенями на стол. Камера с номером два плавно двинулась вдоль её тела вниз, преодолела живот, пушистый лобок, подлетела к вагине и зависла над ней в непосредственной близости. И опять я заворожённо замер, глядя, как волнообразными движениями вытягивается и сжимается женская промежность с плотно сжатым входом во влагалище.
  
   - Маленький мужчина-бабочка завис над плотоядным цветком в поисках нектара, - прокомментировала Мариша разворачивающиеся события. - И голодное растение гостеприимно приоткрыло рот, заманивая добычу.
  
   Я увидел, как плавно и хищно распахивается зев во влагалище, и ощутил распространяющийся по моему телу жар. Светодиод вебкамеры высвечивал розовое нутро влажной пещерки, делая зрелище невероятно захватывающим.
  
   "Господи! Круть-то какая!" - пульсировало у меня в голове.
  
   - Мужчина почувствовал запах сладкого нектара, но долго не решался сесть на цветок, что-то казалось ему подозрительным, - продолжила свой рассказ Мариша. - Но бедняжка не подозревал, что подлетев так близко к хищнику, уже определил свою печальную участь. Цветок истекал вязкими и клейкими слюнками в предчувствии вкусной добычи и копил их для её поимки. Ещё секунда и... - Влагалище женщины плотно сжалось, я снова услышал: "Чвирк!" - и в очередной раз в лицо мне прилетела струя густой смазки. - ... крылышки бедного мужчины склеились, он упал прямиком на рот растения и тут же был схвачен.
  
   Мариша прижала камеру ко входу во влагалище и одним глотком захватила её объектив и часть корпуса. При этом во втором окне я увидел распахнувшееся и хищно надвинувшееся женское нутро, истекающее соками. Аппарат словно специально был создан для ввода в женскую пещерку, представляя собой короткий цилиндр диаметром около тридцати пяти - сорока миллиметров, с объективом и подсвечивающим светодиодом на одном торце и USB-ишным кабелем, воткнутым во второй. Удерживая камеру влагалищем, женщина убрала от неё руки, и теперь шикарный обзор ничто более не загораживало. Чёрный цилиндрик с тонким проводом на конце, охваченный пушистым колечком половых губ, крупным планом показывался в окне номер три, приковывая к себе моё внимание.
  
   - Бедный мужчина увяз во рту плотоядного растения, - продолжала свой рассказ Мариша. - Он отчаянно пытался вырваться, но хищница крепко удерживала его и не спеша заглатывала всё глубже и глубже в своё жадное переполненное пищеварительными соками нутро. Попадая на тело жертвы, эта жидкость опьяняла её, и дарила сладкое блаженство, и незаметно растворяла человеческие ткани, размягчая их и напитывая соком, превращая в нежное и податливое желе.
  
   Все свои слова Мариша сопровождала действиями, глядя на которые, я буквально зависал от психологического блаженства. Вагина хищными движениями, чем-то напоминающими мне змеиные заглатывания, постепенно поглощала корпус камеры. А женское нутро плотоядно колыхалось и стискивало аппарат, заливало его смазкой, будто пищеварительными соками, и очень походило на подвижный желудок, усваивающий пищу. Секунд десять влагалищу потребовалось на то, чтобы всосать в себя камеру целиком, оставив торчать наружу только чёрный интерфейсный кабель.
  
   - В конце концов, мужчина полность опьянел, перестал сопротивляться и был проглочен целиком, - сообщила рассказчица. - Стеночки желудка затянули его поглубже, к внутреннему всасывающему рту, и стали разминать, помогая пищеварению.
  
   Теперь всё самое интересное снималось камерой номер два, которая стискивалась, обсасывалась и заливалась влагалищной смазкой. Она оказалась затянутой в самую глубь, где я увидел шейку матки и вход в неё, который действительно видом своим напоминал всасывающее жидкие ткани пищеварительное отверстие. Впрочем, и с третьей камеры шли не менее впечатляющие кадры. Половые губки смыкались и расходились, влагалище жадно причмокивало своим входом, словно рот, рассасывающий карамельку. Клитор снова вымахал до потрясающих размеров, стоял торчком и похотливо пульсировал. Мариша зачерпнула смазку, обильно текущую из влагалища, и стала поглаживать этого солдатика подушечками своих пальцев.
  
   - Ткани мужчины медленно... растворялись, наполняя хищницу сытостью и блаженством, - продолжила рассказ женщина ломающимся и постанывающим от удовольствия голосом. - Жертва... постепенно таяла... а-а-х... уменьшалась в размерах, но... ы-ы-ын-н-н... при этом ещё долго оставалась живой, вплоть до... того как...
  
   Мариша замолчала, учащённо дыша и надрачивая пальцами здоровенный клитор, который пульсировал теперь непрерывно. Её влагалище внутри мощно сжималось и растягивалось, гоняя внутри себя многострадальную камеру вперёд-назад, и заливало её густым соком, словно реально собираясь переварить. Рот сладострастной нимфоманки открывался и закрывался, испуская хриплые стоны, полные блаженства, которые постепенно усиливались. А потом женщина мелко задрожала и резко выгнулась дугой, сдавленно выкрикивая своё яростное:
  
   - Га-а-ар-р-р-х-х-х!!!
  
   Киска Мариши напряглась, вспучила уринальный холмик и, распахнув писательную дырочку, выстрелила из неё мощной струёй. Та сперва влепилась в столешницу снизу, разбрызгиваясь во все стороны и заливая отдельными капельками окно трансляции, а потом стала доворачиваться и прямой наводкой врезалась в объектив, разом заливая обзор непрерывным потоком жидкости.
  
   А что при этом творилось во влагалище, вообще сложно было описать. Я видел только розовый шторм, сотрясающий картинку как при землетрясении и заливающий объектив волнами прозрачной и молочно-белой жидкости. Время от времени в кадр попадала шейка матки, которая изгибалась и распахивала свой зев, как беснующееся хищное существо из какого-нибудь фантастического фильма. И, тем не менее, всё это в общей совокупности представляло поистине потрясающее зрелище.
  
   - А-а-ар-р-р!!! - завопила Мариша с новой силой и произвела второй залп, который в этот раз промахнулся, но пролетел очень близко от объектива, из-за чего трансляция сквирта получилась очень удачной и волнительной, позволяя отследить струю от самого её выхода, увидеть красивый, набирающий мощь полёт и затем резкое ослабление, когда вода обессиленно падает вниз.
  
   А потом счастливая леди ещё долго сотрясалась в оргазме, сжимая раздувающийся клитор пальцами, массировала его и продолжала расстреливать короткими и тонкими струйками остатки своего заряда. Шторм внутри влагалища начал постепенно стихать, стеночки замедляли свои сжатия, изредка встряхивая камеру короткими непродолжительными толчками.
  
   - Жертва растворилась полностью, - томно выдохнула Мариша, - и внутренний рот всосал остатки питательных веществ в пищеварительную систему. Счастливая хищница погрузилась в сладостную нирвану, с благодарностью усваивая сытную пищу. "Какой вкусный мужчина мне попался, - удовлетворённо думала она. - Спасибо ему за сытный обед!"
  
   - Охренеть! - простонал я, пребывая в глубоком восторге от показанного мне спектакля.
  
   - М-м-м, понравилось? - хихикнула Мариша. - Значит, ты у нас ещё и ворарефил?
  
   - Че... чего?
  
   - Человек, которого возбуждает перспектива быть съеденным или наблюдать за процессом поедания.
  
   Мариша подняла голову, открыла глаза и увидела меня на экране своего компьютера. Я так и стоял перед своим ноутбуком, стискивая в руках трусы, испачканные спермой. Женщина неожиданно резко села в своём кресле и широко ухмыльнулась.
  
   - Твой миленький член восхитительно стоит колом. Хи-хи! Так я и знала, что ты ворарефил.
  
   Я стыдливо прикрыл своего приятеля трусами, но Мариша погрозила мне указательным пальцем и приказала:
  
   - Руки убери и подойди поближе к камере. Я хочу как следует разглядеть мою будущую вкусняшку.
  
   Я замер, смущённо теребя трусы в руках, но потом сделал всё, как она просила, понимая, что невыполнение приказов моей новой знакомой чревато новыми санкциями. Мариша зависла минуты на две, разглядывая моего дружка и удовлетворённо мурлыкая. А я, как ни странно, только сильнее возбуждался от того, с каким удовольствием и вожделением она рассматривала меня.
  
   - М-м-м, классненький! М-м-м, крепенький какой огурчик! - радостно ворковала она. Потом посмотрела на меня пьяными глазами и добавила: - Я тебе вконтакте домашний адрес свой написала. Завтра жду в гости. И отказы не принимаются.
  
   - Завтра?.. Во... сколько? - спросил я, слегка запинаясь от волнения, чувствуя, как тело моё охватывает мандраж.
  
   - В семнадцать тридцать и без опозданий. А ещё предупреди своего соседа-аспиранта, что ночевать не придёшь, пусть не теряет тебя.
  
   - Х... хорошо.
  
   Мариша, потянув за шнур, извлекла веб-камеру из своего влагалища и положила её на стол. Потом взглянула на меня и сказала:
  
   - Останавливай свои видеозаписи, я сейчас вебки начну отключать. По идее файлы должны автоматически сохраниться, но шанс сбоя при разрыве трансляции не исключён.
  
   Я быстренько прощёлкал по надписям "Rec" во всех трёх окнах, увидел уведомления, что файл такой-то успешно сохранился там-то, и оторвался от компа. Взгляд мой немедленно остановился на многострадальной камере, густо покрытой влагалищными выделениями, и завис на несколько секунд.
  
   - Вопросы какие-нибудь есть? - прервала Мариша моё созерцание.
  
   - Она ведь могла сломаться там, - предположил я.
  
   - Нет, - коротко ответила женщина. - Эта модель полностью герметична. Вот и шнур USB, как видишь, фиксируется водонепроницаемой пробкой.
  
   - Ясно.
  
   - Ещё вопросы?
  
   - А... я... не знаю.
  
   - Ну нет, так и...
  
   - Ой, есть! - выдохнул я.
  
   - Спрашивай, - умиротворённо разрешила Мариша. - Пользуйся тем, что я сейчас добрая.
  
   - Т...твой клитор, он... просто огромный, и... Он у тебя... сам такой вырос или ты с ним... делала что-то.
  
   - Конечно, не сам, - ухмыльнулась Мариша, - и, конечно, делала. Но если рассказывать сейчас, ты всё равно не поймёшь. Тебе ведь не говорит ни о чём словосочетание "голубое удовольствие"?
  
   - Это какое-то вещество?
  
   - Нет, это какое-то существо, - хихикнула собеседница. - В своё время ты всё узнаешь, - добавила она. - Не стоит забегать вперёд.
  
   - Эти листики! - вспомнил я. - Те, про которые во втором видео с Максимом объяснялось! Есть зелёные, оранжевые... Выходит, что и голубые есть? Я думал, что это просто игра ролевая. Там же спецэффекты были!
  
   - Вся наша жизнь - игра, - с улыбкой ответила Мариша, - а чудеса в ней - спецэффекты. В общем, не к месту сей разговор. Вот придёшь завтра в гости, тогда и обсудим.
  
   - У меня ещё вопрос насчёт той поделки, ну... моего лица.
  
   - Хочешь узнать, как струйное изображение выдержало все жидкие омовения и не стёрлось?
  
   - Точно.
  
   - Ответ прост. Эластичная плёночка сделана из особого пористого материала, который хорошо впитывает чернила и сохраняет их в себе. Картинка постепенно сотрётся, конечно, но далеко не быстро. Да и картридж принтера заправлен специальными чернилами, которые безвредны для человеческого и какого-либо другого организма.
  
   - Ясно теперь. Ну а все остальные вопросы я тогда оставлю до завтра.
  
   - Правильно, - улыбнулась Мариша. - До встречи, - добавила она, и экран видеосоединения погас, открывая рабочий стол моего ноута.
  
   А я подобрал свои трусы, валявшиеся на полу, и отправился в ванну мыться и стираться.
  
   "Блин, хорошо, что сосед Валерка уехал на все выходные к родителям. А если б он заявился, пока я с Маришей чатился? Вот был бы номер!"
в начало

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого 2"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"