Тертый Андрей: другие произведения.

Питер-Москва

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ... Все описанные в романе события реальны. Однако все имена и место действия событий искажены. Абсолютно точно переданы только чувства. Но и этого, думаю, достаточно...

Андрей
Тертый

Сайт автора

Паук

Котяра

spher_bl.gif (969 bytes) Формула успеха

Инессочка

Питер-Москва

Тень

Рок

folder_closed_bl.gif (344 bytes) Другие рассказы

Питер - Москва

 

 

То, что вы прочтете ниже, это не рассказ. Это события, которые со скоростью горной лавины (или скорого поезда Питер-Москва) движутся на меня. И пишу я об этом потому, что не уверен, будет ли у меня еще такая возможность. Это то, что происходит в настоящий момент. Происходит с близкими мне и ставшими дорогими мне людьми. Пишу не для красного словца, осознаю, что рискую, но пишу потому, что чувствую ответственность за то, что происходит. И, если придется за это отвечать - отвечу. Итак, факты таковы.

Во-первых

1.1. Вчера (14.06.2001 11.00) получил письмо от Владимира, друга и компаньона Лоры.

Андрей.
Я в гостях у Ло. Пользуюсь моментом, пока она развлекает своих подружек. Она все хорошо маскирует, но я ее хорошо знаю. Все-таки ты ее трахнул. Я тебе уже писал,но ты меня не послушал.А сейчас я прошу тебя помочь.Через считанные денечки она покинет Родину.Надежды быть с ней уже не будет.Канаду она сразу же покинет и уедет в Мексику,где выйдет замуж за очень-очень богатого дяденьку.А нам с тобой пришлет свадебные фотографии. Не понял,зачем ты ей трепал языком,что я тебе писал,что мол я ее любовник.Этого я тебе не писал,потому что ее любовником я не был. Сваливаю,девочки идут,допишу потом.
Продолжаю.
Андрей.Попробуй ее здесь удержать.Сделай все,чтобы она не уехала.А потом,я попрошу тебя об одной подлости.Ведь тебе все равно ее не видать,как своих ушей.Я попрошу тебя бросить ее,но сделать это нужно будет так,чтобы ты ей стал противен,я подскажу.За это - TOYOTA LAND CRUISER-100 4,7VX.
Не горячись,а подумай.
Владимир.

Я ответил.

Володя, чтобы стать ей противным, мне нужно стать противным самому себе. А в этом случае никакая Тойота не поможет, сам понимаешь. Что касается меня, то я не вижу в ее отьезде никакой трагедии. Мне очень жаль, что она живет не в Москве. И если честно, то для меня большой разницы нет - что в Питере, что в Канаде. И в том и в другом случае рядом ее нет. Я не настолько романтичен, чтобы бросать все и ехать черт знает куда. А может быть не настолько смел. И потом, выйти замуж за мексиканского миллионера - может быть это и не так уж плохо. Согласись. Он может оказаться вполне приличным мужиком, с большим х..., с яхтой и виллой на берегу океана. Он может быть образован и симпатичен. В конце концов она всегда может послать его к черту и вернуться обратно. Ее здесь будут ждать и любить. Пускай живет своей жизней и не надо ее отговаривать.
Андрей.

В тот же вечер позвонила Ло. Она была очень сильно взволнована, не сдержалась и зарыдала в трубку - "Он сломал мне ноготь, ударил по ноге. На ней большой синяк". Это было действительно из ряда вон, потому что Ло не из тех кого можно ударить или обидеть. Она яркая, деловая женщина, очень красивая и обеспеченная, с большими связями и неформальными отношениями с определенными (или неопределенными) структурами. Я долго, как мог, пытался ее успокоить. Она положила трубку, а я сел за работу. Около двенадцати ночи она позвонила снова. Из ее полуосознанных фраз я понял, что там произошло что-то непоправимое. Она сказала, что сейчас выезжает и к утру будет в Москве. И едет она на машине сама, хотя я знал, что после недавней аварии она не садилась за руль по причине остаточного шока. Я сказал, что буду ждать ее.

К утру ее не было. Мобильник не отвечал, и я, не зная что мне предпринимать в такой ситуации, решил подождать и пошел на работу. Вернувшись вечером домой я получил письмо от ее подруги Тины, которая в этот момент гостила  в Питере у Лоры. Вот оно.

Андрей.Вчера я приехала к Ло поздно вечером.Она была очень возбужденная,встретила меня с бокалом вина.В квартире разбитая посуда,в холе разбитое огромное зеркало,Ло с опухшими глазами.Она впустила меня и сказала,что скоро вернется Даша,надо ее задержать,а трубка у нее не отвечает.На вопрос,что случилось?Она ответила,что эта тварь хотела меня изнасиловать.Я пошла в комнату,села,налила себе вина и раздался звонок.Ло открыла дверь,в двери был Володя,тоже возбужденный,он кричал.Я от него получил письмо,в котором он желает тебе большого мексиканского х..,ему на тебя плевать,включи компьютер и сама почитай.Она заплакала и сказала,что это не так,ему на меня не плевать.Володя кричал,что как он влез в нашу жизнь,ты стала другой,я его убью.А она на него,что если ты ему хотя бы испортишь настроение,то я убью тебя.Потом был шум и я услышала выстрел,я прибежала.Вовка сидел у стенки на полу,глаза открыты,из шеи фонтаном кровь.Она стояла бледная,сказала мне,чтобы я ей налила стакан коньяка,она выпила.Мы стали осматривать Вовку,выстрел в горло,она сама все сделала и вызвала скорую.Мне сказала,что он не доживет до утра,достала из его кармана пистолет,они у них одинаковые,выстрелила в тапок,бросила его.А мне сказала,что она уезжает,а здесь будет как неосторожное обращение с оружием.Потом куда-то звонила по телефону,потом приехала скорая,его увезли.Она меня поцеловала и сказала - "Тинуля,девочка,живи 100 лет."Я спросила - "Ты куда?"Она сказала - "К богу".И ушла.Я все прибрала,сегодня приедет ее муж.Куда она делась я не знаю,трубку не взяла.Ей надо сообщить,что Володя еще жив.В компьютер ее забраться невозможно,все закодировано,даже не включить.Сегодня здесь обрывается телефон,я не знаю где она?Что делать?Написала письма на все адреса ее,пока ответа нет.Может ты что поймешь из этой истории.Если она о себе даст знать,напиши мне.
Тина. 15.06.2001 - 15.20.

Сейчас 19 часов, пятница. Я сижу у телефона и жду. Жду. Я могу позвонить ей домой, но не решаюсь этого сделать. Я вообще не знаю, что делать. И строчки эти пишу от безысходности и тоски. Может быть кто-нибудь мне поможет...

Богиня

1.2. Я щелкнул мышкой по иконке "подключения к интернету" и зашел на сервер. Затем перекачал на свой сайт весь этот бред, разместив его на своей Информационной страничке. Зачем я это сделал я и сам не знаю. Сознаюсь, что тоска усугублялась еще изрядным количеством выпитого спиртного. Мне казалось, что жизнь моя рушится как карточный домик с потерей ее. "Где она? Что с ней?" - пульсировало в воспаленном мозгу. Ведь она давно уже должна была быть здесь. Я взял телефонный справочник и стал листать его. Тугие, словно вязкая смола, мысли перетекали в пьяной башке. Обзвонить морги. Так, где они? Надо искать на букву "м". Ага, вот они. А что спрашивать? Да нет же. Нужно искать больницы.. Нет, ну, тупой, блин. ГАИ! Она же на машине выехала. Через полчаса я догадался позвонить в Бюро несчастных случаев. Там мне сказали, что минувшей ночью в Москве произошло 15 аварий со смертельным или трагическим исходом. В первую очередь меня интересовали аварии происшедшие на северном участке МКАДа и вообще на севере Москвы и на Ленинградском шоссе. Вежливый, хорошо поставленный женский голос (явно в милицейских погонах), поинтересовавшись предварительно моими координатами, выдал мне справку о двух моргах и четырех больницах, в которые были доставлены неопознанные трупы и пострадавшие. Было три часа ночи. Я выключил комп и стал собираться. Полез в укромное место, где у меня хранилась наличность. Там оказалось около шести тысяч ре. Хватит - не хватит - прикинул я. А, все-равно больше нет - сунул их в карман куртки и выбежал на ночную улицу. На ближайшей стоянке поймал тачку, благо, что в Москве это не составляет труда в любое время суток, обьяснил мужику, что надо будет изрядно поездить. Он долго что-то мычал, вращая глазами, прикидывая в уме сколько с меня можно содрать. В его представлении я потянул на сто пятьдесят баксов. Договорились на сто и поехали.

Езда по ночному городу отлично успокаивает нервы. Я сидел рядом с водителем, смотрел на пролетающие мимо огни фонарей и думал. Мысли мои были о ней. Что я, собственно, о ней знал. Знал ее имя, фамилию. Знал номер ее домашнего телефона. Естественно из чистого любопытства поинтересовался в телефонной базе данных, купленной на Горбушке, ее адресом. Поверьте, если бы у меня была такая возможность, я бы следил за ней, я бы следил и плевал на всякую этику и прочие нормы. Мне хотелось знать о ней все, но знал о ней лишь то, что было в нашей с ней переписке. Познакомились мы с ней по интернету, в одной гостевой Книге, где речь шла о каких-то глобальных проблемах не то деторождаемости, не то хронических неурожаях в Центральной Африке. Ну, короче, на каком сайте мы с ней познакомились я вам сказать не могу. Не хочу. Я что-то написал, она это прокомментировала, я не удержался и что-то сморозил в ее адрес. В общем, обычное дело. Потом, на утро, я написал ей длинное письмо с извинениями, на которое она с благосклонной снисходительностью ответила. А дальше все шло с нарастающим итогом. Меня поражала ее проницательность, глубина ее мышления. Но больше всего меня поражала искренность и эмоциональность ее писем. Ее строчки то горели жарким огнем, то от них веяло космическим холодом, то просто были наполнены мягкой и тонкой иронией. Не могу удержаться, чтобы не привести одно из них.

Андрей,все поняла.Со"своими дурацкими вопросами к Коту
я приставать не буду".Есть вопросы к Пауку,но задавать
боюсь,Вы сразу обрываете. Литературное произведение прочитала.Очень благоразумное,течет из глубины души.Но для
девушки,воспитанной на классике,понимаете,слишком
современно.Вы бы имели успех у эмигрантов.Это
прекрасное начало послужило бы залогом дальнейших
завоеваний.Продолжаю настаивать на своем,что Вы полны
обид.Наверное,обидела очередная толстушка,сломав на
кухне стол.Обидно,конечно, не за толстушку,а за стол.
Да,проблемы бытия я не считаю философией,да и в опусе
философия слишком уличная.Если не слишком обижаю
Вас,пишите.Лора.

Я ждал ее писем как события. Жизнь моя была наполнена ею и мне уже ничего не нужно было. Все свои прежние связи я оборвал, они казались такими мелкими и ничтожными. Я жил только ею. Я знал, что она замужем, знал, что отношения с мужем у нее далеко не самые лучшие. После бурного и довольно продолжительного романа по переписке мы все-таки встретились. Должен сказать, что действительность превзошла все мои радужные ожидания. Я уже говорил, но могу повторять это бесконечно - она оказалась просто прекрасной. Женщина, где-то под тридцать пять, ну, может быть около сорока, с идеальной, повторяю - идеальной фигуркой. Ростом где-то под метр шестьдесят, тонкая талия, полненькие изящные ножки, тугие бедра и упругая попочка, маленькая аккуратная грудь, нависающая над плоским животиком двумя спелыми сладкими дыньками. Сосочки маленькие и аккуратненькие. В Летнем саду стоит статуя Афродиты, так вот - ее фигура точная копия этой морской богини, разве что грудь немножечко пополнее. Но на мой взгляд у нее даже лучше, грудь у Афродиты все-таки маловата. Характерная особенность ее - это ее руки. В последствии, в морге, именно по рукам я делал свои заключения. Так вот - изящные тонкие пальчики венчали длинные крепкие ноготки, которые она покрывала изощренным по своей красоте ювелирным рисунком. Невозможно было даже представить себе домохозяйку, стоящую у плиты с такими ноготками. Лицо ее также было очень красивым, мягкая нежная улыбка ее могла растопить айсберг, а взгляд ее зеленых выразительных глаз обволакивал тебя тонкой ажурной паутинкой страсти. Мы встречались с ней всего три раза и каждый раз я испытывал что-то похожее на шок, что с тобой рядом, в твоих обьятиях, в твоей постели находится богиня. Она царила и для нее не было невозможного. Для наших встреч она снимала самые лучшие апартаменты, в старинных шикарных особняках Питера. Я приезжал к ней и погружался в счастье и в негу. Она была послушной и даже покорной со мной. Вы не поверите, друзья, но к моему приезду она сама готовила борщ, жарила отбивные. Натянув на свои совершенной красоты руки резиновые перчатки она стояла над раковиной мойки и чистила овощи для второго. А когда я, разгоряченный вином и страстью, тащил ее в постель, она робко потупив глазки, словно пастушка на деревенском лугу, стыдливо отбивалась от моих обьятий.

И вот теперь я ехал в морг. 

Морг 

1.3. Я мрачно размышлял над тем по каким признакам я смогу ее узнать. Она может быть изуродована до неузнаваемости. Пускай. Руки, ее ногти, грудь - я узнаю их из тысячи. Она может быть искалечена и обожжена. Пускай, я узнаю ее все-равно. Я вынул из внутреннего кармана початую бутылку водки, отвинтил крышку, поднес к лицу. В нос ударил резкий запах алкоголя. Пить больше не хотелось. Я повернул голову к водителю и попросил его остановить машину. Открыв дверь машины я аккуратно катнул в темноту обочины показавшуюся ненужной мне бутылку. Впоследствии я, правда, все же пожалел об этом. К воротам морга мы подьехали, когда на горизонте забрезжил рассвет. Я долго стучал в железные ворота, сначала кулаком, потом ногой. Дверь отворил заспанный детина в грязной майке. "Какого ..?" - недовольно проворчал он. Я стал втолковывать ему, что мне нужно осмотреть свежепривезенные трупы, что мне сообщили в Бюро несчастных случаев, что в их морг прошлой ночью поступили новые трупы, пострадавшие в авариях на Ленинградском шоссе. Что мне это очень нужно... Он смотрел на меня явно без симпатии. Более того он начинал явно раздражаться. Я видел, что его лицо сморщилось как от зубной боли. По прущему от него перегару и по красным как у вареного рака глазам я догадался, что накануне он крепко вмазал и теперь у него начинает болеть голова. У меня она, правда, тоже начинала болеть. Я постарался еще раз спокойно втолковать ему свою проблему, но его тупость меня начинала бесить. Обстановка накалялась. Мы перешли на ты и уже почти орали друг на друга. "Ну пусти, друг" - орал я, напирая на дверь своим телом. "Да пошел ты..." - орал он на меня, отталкивая меня и пытаясь захлопнуть передо мною дверь. "Щас я его уе.." - подумал я, мой рассудок стремительно погружался во тьму. Усилием воли мне удалось вырваться на поверхность и я крикнул - "Денег дам". Обстановка мгновенно нормализовалась. "Сколько?" "Пятьсот!" На мгновение воцарилась тишина. Страшная железная дверь перестала неумолимо надвигаться на меня, отрезая меня от возможности последний раз взглянуть на ее прекрасное тело. В тот момент я твердо был уверен, что она там. В мозгу промелькнула мысль - пожалуй многовато я залупил. В его мозгу по-видимому тоже мелькнуло что-то подобное, глаза его алчно и радостно блеснули - "Давай".

Я прошел в тесный и темный коридор. Сторож щелкнул выключателем и надо мной, осветив не более квадратного метра площади, зажглась тусклая лампочка. Я вынул купюру и протянул ему. Он поднес ее к свету, на его лице отразилось что-то подобие улыбки. На мгновение мне показалось, что все кто лежит в этих темных холодных казематах - это его рук дело, и следующим на очереди должен быть я. Убедившись в реальности сделки, он спрятал купюру куда-то за пазуху и с учтивой улыбкой сутенера обратился ко мне - "Кого будешь смотреть, шеф, девочек, мальчиков?" Я поежившись ответил - "Девушек. В общем, молодых женщин". Он прицокнул языком и, как бы расхваливая свой товар, продолжал - "Вчера таких фифочек привезли! М-м-м." Я подумал - если он сейчас скажет, что, мол, пальчики оближешь - я его убью. Я видел, что настроение у него улучшилось, и стало даже игривым. "Давай по делу" - мрачно сказал я, обрывая его на полуслове. "Все, все, шеф, молчу" - и деловито засеменил по скрипучему дощатому полу. По узкой грязной лестнице мы спустились куда-то в подвальное помещение. В нем стоял могильный холод. Сторож включил свет и я увидел ад. На покрытых жестью столах лежали голые тела. Они были ни чем не прикрыты. Я почему то представлял себе, что они должны быть накрыты какими-нибудь простынями, но они были совершенно голыми. Женские и мужские тела, старые и молодые, лежали рядком и отливали синюшной белизной. Трудно было сказать какого они были цвета, то ли абсолютно белого, то ли синего. В голове у меня зазвенело и перед глазами поплыли разноцветные круги. В довершение всего в нос ударил такой смрад, что из глаз моих потекли слезы. Я заметил, что сторож с кривой ухмылкой наблюдает за мной. Именно в этот момент я пожалел о выкинутой мною бутылке водки. Ко всему прочему, к своему позору, я знал, что такой звон в ушах это предвестник обморока. Я виновато взглянул на хозяина этого страшного вертепа, как бы извиняясь перед ним за свою слабость. Выражение злорадства на его лице сменилось чем-то вроде сочувствия. Он крякнул, как бы говоря - эх, слабаки, а еще туда же лезут, вытащил из штанов закупоренную пучком бумаги поллитровку, открыл ее и протянул мне - "Пей". Я запрокинул голову и сделал большой глоток. Поперхнулся, откашлялся и еще раз крепко приложился. Мужик поспешно выхватил бутылку из моих рук и сам присосался к ней. Отхлебнув половину он опять великодушно протянул ее мне. Но я уже почувствовал, что слабость прошла и в голову привычно ударил хмель. Я вежливо отказался и вопросительно взглянул на него - приступим к осмотру.

Мы пошли вдоль столов. Сторож оживленно комментировал каждое тело. Я видел, что его лицо раскраснелось, глаза блестели. Так, наверное, рассказывает о своем хозяйстве какой-нибудь фермер или садовод. Я молча слушал его не перебивая. Мне была противна его оживленность, но осадить его я не мог, испытывая определенную признательность за оказанную мне "помощь". "А вот, посмотри на эту! Ух, дамочка!". Мы остановились около лежащей на столе женщины. Даже мертвая она была прекрасна. Длинные шелковистые волосы, стройное зрелое тело. Глаза с длинными ресницами были закрыты, казалось, что она просто спит. Мой "гид", казалось, совсем рехнулся. Вихляющейся пританцовывающей походкой он начал приближаться к мертвому телу. Он что-то напевал себе под нос типа "Аллилуй-я". Подойдя к столу он наклонился над мертвой и прижался своей небритой щекой к ее белой мраморной груди. Затем провел ладонью по ее животу, по ее покрытому темными курчавыми волосками лобку. Страшное лицо его выражало умиление. "Жи-и-и-на!" - пропел он слезливым тонким голоском. Я содрогнулся от омерзения, поняв жуткий смысл пропетого им слова. "Пошли дальше" - проскрипел я зубами. Хотел добавить, что, мол, без меня будешь тут тешиться, но промолчал. Он с неохотой оторвался от мертвой и бросив на прощание умильный плотоядный взгляд на нее поплелся за мной. "Где неопознанные?" - сквозь зубы спросил я у него. Я полностью пришел в себя и освоился в этом кошмаре. "Неопознанные у нас не здесь" - протянул он. "Так, что ж ты ..." "Ну, я думал, ты все хочешь посмотреть. Здесь то самые смачненькие лежат. Целенькие". На меня накатила волна гнева. Я схватил его за шкирку и прошипел - "Где неопознанные?!!!" "А, так эти там" - махнул он куда-то рукой - "но там же, хрен их разберешь, они ж все по частям. Правда, без головы одна есть, очень ничего". Я грубо пихнул его в направлении, указанном им - "Пошли". "Ну, пойдем, раз хочется. Извращенец."

Это помещение было поменьше того, где мы только что были. На таких же жестяных столах стояли короба. Никаких голых тел поначалу я не заметил. Только подойдя ближе я увидел, что в коробах лежат мертвые. Сторож с брезгливой гримасой стоял около входа, как бы давая мне понять, что "этого безобразия он никак не одобряет, но если это кому то нравится, что ж он ничего против не имеет". Я медленно пошел вдоль столов рассматривая содержимое жутких ящиков. Порою я не мог даже определить, что находится передо мной - что-то черное, обожженное, покрытое не то смолой не то копотью. В одном из коробов я увидел отдельно лежащую голову с белыми, слипшимися в какой-то грязи волосами. Сердце мое учащенно забилось. Мысленно я опустился на колени и молил Господа, чтобы он пронес эту чашу мимо меня. Господи, не надо! Не хочу-у-у! Я склонился над останками девушки и пытался понять что-нибудь в этом кровавом месиве. Лицо было изуродовано до невозможности. Конечности переломаны и неестественно сложены. Превозмогая страх я двумя пальцами потащил на себя не то руку, не то ногу женщины. Мне хотелось увидеть ее пальцы, хотя бы один ее палец на любой руке. По ее ногтям я бы со стопроцентной уверенностью узнал бы ее. Другого человека с подобной красоты ногтями быть не могло. Я потянул сильнее и вытащил на поверхность женскую кисть. Это была не ее рука. Спазма перехватила горло и я зарыдал. Мне было радостно и легко. Сторож, в оцепенении стоящий у дверей, показался мне милым и родным человеком. Не в силах больше сдерживаться я расхохотался в полный голос. "Ты че, спятил?" - испуганно проговорил он. "Да нет, все нормально старик, все нормально. Ее здесь нет"

Я вышел из морга и яркий утренний свет ударил мне в глаза. Машина стояла у ворот, шофер терпеливо ждал меня. Я видел, что он испуганно смотрит на меня, как бы не узнавая. Я ободряюще усмехнулся ему, в ответ он расплылся в радостной улыбке - "Ну, что, нормалек?" "Нормалек" - ответил я, - "поехали в следующий". В полдень я уже был дома. Ни в одном обследованном мною морге ее не было. "Слава Богу!" - думал я, стоя под горячими струями душа и подставляя лицо веселым щекочущим струйкам - "Все-таки жить - это прекрасно!"

 Мой новый друг 

1.4. Горячий душ привел меня в чувство. Выйдя из ванны я заварил крепкого чая и стал размышлять. В моргах ее нет, всех, кто пострадал в ту ночь на трассе Питер - Москва я видел. Бр-р-р. Других аварий со смертельным исходом по информации автоинспекции в ту ночь не было. Пятерых увезли в больницы в тяжелом состоянии. Среди них две женщины. В первую очередь надо бы найти этих женщин, размышлял я. Почувствовал, что на меня накатила усталость: бессонная ночь и пережитые волнения давали себя знать. Прилягу на пол часика, решил я, заодно спокойно обдумаю план действий. Только я прикоснулся к подушке, так сразу почувствовал, что поплыл. В памяти проплывали куски писем, телефонных разговоров. Владимир. Интересно, что с ним. Она сказала, что его увезли на скорой с пулевым ранением в шею. Что же там произошло? Неужели она его грохнула? По ее же словам Володя был для нее более, чем другом. Автогонщик. Большой, сильный, но бесшабашный парень. Конечно же он ее любил. Любила ли она его? Вряд ли. Нет, она его конечно же любила, но не как женщина любит мужчину. Он был для нее как кислород, как воздух. Можно ли любить воздух? Воздухом живут, дышат. Так и Володя был для нее чем-то совершенно необходимым в повседневной жизни. Она доверяла ему свои дела, доверяла ему управлять своим автомагазином (или фирмой, точно не знаю), естественно, доверяла ему свою жизнь, свою безопасность. Меня это очень сильно беспокоило, потому что на сколько я знал его, эмоции в его характере и поведении били через край. Ни о какой холодной рассудочности, какой должен обладать человек, которому доверяют свое состояние и безопасность, в отношении него не могло быть и речи. Вспомнилось одно из писем, которое он прислал мне пол года назад. Тогда Ло попала в тяжелую аварию. Он писал

Андрей! Привет! Зовут меня Владимир.Ты знаешь Ло,так вот я ее друг.В субботу эта милая девочка разбилась на автомобиле.Состояние тяжелое,надежды мало.Все стоят на ушах,вытягивают ее.Что-то случилось,но никто ничего не знает.Короче,если ты что-то знаешь,открой мне глаза.Если она уйдет,я уйду вслед за ней.Я знаю,что вы переписывались.Она могла тебе что-то доверить.Тебя она очень высоко ставила,но конкретно ничего не рассказывала.На работе у нее все идеально.Приезжали козлы с Москвы,наезжали на нее,требовали спать с ними,но она чудо.Если бы ты знал,как она выходит умело из всех ситуаций.Последнюю неделю что-то с ней происходило.Она очень веселая,а эту неделю грустила.Дома у нее всегда благодать.Муж на нее молится.Слушай,мужик,не скрывай ничего,напиши мне,молю тебя! Я думал,что ты пацан и она в тебя влюбилась.Но она сказала,что ты зрелый мужик.Значит любви между вами не было.Ло любит мальчиков не старше 30.А про тебя говорила,что ее тянет к тебе мозгами,что вы живете в одном измерении,дуреха.А в субботу она мне позвонила и сказала "Вовка,мой поезд ушел.Он подумал,что я его домагаюсь.Я что не понимаю,что его амплуа - дешевые малолетки.Я поверила,что на Земле есть мужчина.Как я ошиблась."Я ничего не понял и сейчас ничего не понимаю.Но моя куколка разогнала свой беленький Мерс до 200 км и сбросилась с моста.Врачи говорят,что все решит среда.Андрей,еще раз тебя прошу,напиши мне все,что знаешь.Ее надо вытащить! Молись за нее!В Новый год она будет пить шампанское! Вот еще.Что я тебе писал никогда ей не говори,продолжай с ней общаться.Вспомни все,подумай и напиши мне.Я жду! Жму твою руку.Владимир.

Для меня это был тяжелый удар. К тому моменту мы (я и Ло) уже достаточно хорошо знали друг друга по переписке. Она очень высоко ценила мое творчество, ее критические высказывания по некоторым рассказам были точны и казались мне очень разумными. Она раскрывала мне глаза на многие вещи, мимо которых я раньше проходил не замечая. И вот теперь "разогнала свой беленький мерс до 200 и СБРОСИЛАСЬ с моста". Получалось так, что якобы из-за меня. Я сразу же написал Володе ответ

Володя, ничего конкретного про себя Ло мне не писала, по крайней мере никаких событий не описывала. Наша переписка носила больше эмоциональный характер. В последних письмах эта эмоциональность возросла до предела. Чувствовалось, что ее нервы находится в очень растрепанном состоянии. Она упоминала о тебе, отзывалась очень тепло; упоминала о своем Генеральном, говорила, что на работе у нее какие то проблемы; писала про свою подругу Любу, которой давала читать мой рассказ. Вообще, у меня создалось впечатление, что если и были у нее какие то проблемы, то они заключались только в ее характере или в ее возбужденном состоянии. Люди в таком состоянии вполне способны совершать неадекватные поступки. Володя, напиши, пожалуйста, во сколько часов это произошло и с какого моста она прыгнула. Слава Богу, что ее спасли и она не утонула! Я буду ждать твоего ответа. Андрей

На следующее утро Володя писал:

Андрей,привет! Специально из-за тебя приехал с больницы.Что-то я не понял.Мы с тобой говорим о разных женщинах.Нервы Ло выдержат любой тайфун.Она из передряг вытащила десятки людей.Я ей обязан жизнью.Мужики у стенки в больнице кусают ногти.Тебя она боготворит,а ты из нее делаешь психопатку.Мне почудилось,что ты чего-то испугался.Андрей,не дрейфь.Ло вылезла.Сегодня пришла в себя и сказала "Вовка,я сделала это.Вот это оргазм! Я успела к Новому году?" Про мои письма прошу,молчи.Не обижай ее.Ты ее просто не понял.Если хочешь что-нибудь узнать,напиши мне.Ее выбор,каким бы он ни был,я буду боготворить вместе с ней. Владимир.

Когда я это прочитал, я понял, что имею дело с очень сильным человеком. С очень сильным, эмоциональным и, в какой то мере, опасным человеком. Пожертвовать собой, своими чувствами ради счастья любимого человека - на это способны единицы. То, что он ее любил, в этом не было сомнений. Правда, меня беспокоило то, что она не придает этому значения, она не понимает, того что находиться рядом с безумно влюбленным в себя зверем просто опасно. Она настолько не воспринимала его как мужчину, что спокойно позволяла ему делать себе массаж в сауне. Страшно было даже представить какие чувства бушевали в нем и каких усилий требовалось ему, чтобы их укротить, тогда, когда он своими огромными крепкими и бережными руками мял ее прекрасное тело, массировал, ее руки, бедра... Я писал ей - Ло, не надо позволять ему лапать себя. В какой то момент он не справится с собой и может произойти трагедия. И вот она произошла. Дай Бог, чтобы он остался жив. Он стал дорог мне и я несмотря ни на что испывал к нему явную симпатию. Мы бы могли с ним подружиться, ходить вместе в баню, пить пиво. Близкими друзьями мы бы наверное все же не стали бы, его натура была более широкой чем моя. Я, пожалуй, не способен на безумство, на необратимые по своей природе поступки. Он же способен на все. Он игрок. В прямом и в переносном смысле. В памяти всплыла история, в которую я невольно оказался посвященным.

Мне позвонила Ло и сказала, что с Вовкой что-то произошло. Он позвонил ей на мобильник и сказал, что по телефону он говорить не может и все подробности пришлет ей на e-mail. Но письмо, которое она от него получила, она прочитать не может. Я слышал в трубку, что она плачет. Я сказал, чтобы она переправила письмо мне, я попробую с ним разобраться. Письмо оказалось составлено в какой-то ранней версии DOS-а и конечно же девочка справится с ней не могла. Но то, что оказалось в письме было страшно. Вовка писал (привожу примерный текст по памяти, потому что самого письма у меня не сохранилось)

Богиня, я проигрался на 100. Мне нужно достать где-то еще 50 (имеется ввиду 50 тыс долларов). 30 лежат в магазине за машину (по всей видимости за проданную накануне машину), еще около 20 у меня в сейфе. Надежда только на тебя. Отдам в трехкратном размере. Я нахожусь в казино (таком-то), естественно меня отсюда никто не выпустит. Только будь осторожной, братки мимо себя такую сумму вряд ли пропустят. Надежда только на тебя. Прости, родная.

Примерно такое письмо. В моем изложении (по памяти) может быть я чего и упустил и, но когда я его сам прочитал у меня затряслись поджилки. Ничего себе, думаю, помощничек. И она такому доверяет свои дела! Ей я конечно так не сказал, просто зачитал ей по телефону текст - так то и так то. "Что делать будешь?" "Что делать. Поеду за деньгами, не бросать же его там" В ее словах чувствовалась решительность и твердость. Конечно, думал я, теперь то он до конца жизни будет на нее пахать как папа Карло. Но, судя по ее хладнокровному ответу, такое с ним уже случалось. Ко всему прочему, он по всей видимости, был еще и страшный бабник. Молоденькие девчонки 15 - 18 лет вешались на нем пачками. Три раза он был женат и каждая жена обирала его до ниточки, не оставляя ему даже метра жилплощади. Последнее время он жил на даче у Лоры и даже в таком положении умудрялся заводить амуры. А что поделаешь! Природу, ее в штаны не спрячешь, и жизнь не завяжешь узелком на веревочке. И вот теперь он лежит в больнице, в реанимации, с ранением, быть может смертельным, в шею. Пострадав не от руки бандита или наемного убийцы, а от руки любимой, горячо любимой и обожаемой им женщины. От руки женщины, которая долгие годы была для него ангелом хранителем, и жизнь которой сейчас также как и его висит на волоске. Какую роль в этом сыграл я? В том, что доля вины лежит и на мне - это так. Но время не повернуть вспять и не вычеркнуть из жизни то, что было. Где она сейчас, если бы только я это знал. Беда.

Глаза мои закрылись и я погрузился в глубокий тревожный сон.

Во-вторых

Оргазм об коленку

2.1. Страшная реальность, в которой я находился, отпустила меня на короткое время. Сон, словно волшебный бальзам, обволок мой распаленный разум. Еще немного, и я сошел бы с ума. Я спал, но даже во сне я продолжал поиски. Отдельные моменты ее жизни, известные мне, складывались в моем подсознании словно волшебная мозаика и вела меня к ней. Вот, что мне стало ясно.

Легкий морской бриз из темно-лазурной глубины моря со скоростью летящего по шоссе мотоциклиста мчал на раскаленный пустынный Сочинский пляж. Его горячие упругие струи любовно ласкали два стройных загорелых женских тела, лежащих на раскаленном солнцем песке. Неподалеку стояли сверкающие хромированными боками два мощных Харлея, мотоциклетные шлемы были пристегнуты к дужкам сидений, отражая на своих выпуклых поверхностях весь этот сияющий, сверкающий, потрясающий воображение мир. Приглушенный шорох прибоя, крик чаек над волнами и шелест листвы в прибрежных кустах были единственными и достаточными звуками в этом раю. Томная нега была разлита над узкой полоской суши под названием дикий пляж. Хотелось раствориться в этом пространстве и слиться с этой сытой и зрелой природой, с безразличием взирающей на жизнь у своих ног, уничтожающей слабых и подчиняющейся сильным. Хотелось брать от жизни то, что тебе нужно в сию минуту, испытывать оргазм и страсть, повелевать и отдаваться, любить и быть любимой самой. Ло закрыла глаза и улыбнулась. Она лежала на животе и, положив щечку на мягкую ткань махровой подстилочки, слушала. Сквозь приспущенные ресницы она видела Тинкино тело, абсолютно голое загорелое тело, шикарное тело женщины-тигрицы, сильное, гибкое и красивое. "Животное!" - с нежным восхищением подумала она о подруге. Тина рассказывала об очередном своем приключении.

- "Лорка, это кайф! Ты себе представить не можешь какие они сладенькие. Гладенькие, чистенькие, от них даже молочком пахнет. А ревнивые какие, чуть не подрались между собой. Одного целуешь, балуешься с ним, а другой сидит насупившись. Бука такой! Нет бы вразуметь, что и его очередь вот вот подойдет, а все равно, чуть не ревет от обиды. Так что приходилось сразу обоими заниматься. Один сверху - другой снизу." - она весело расхохоталась. Ло улыбнулась не раскрывая глаз.

- "Где же ты их нашла?"

- "Господи, да вон их сколько у передевалок крутится. Пионеры. С сончаса из лагеря сматываются - и на пляж, к женским передевалкам поближе. Я стою, трусики передеваю, а они из-за перегородочки чуть не из всех щелей на тебя зырятся. Ну думаю, смотрите. И так перед ними встану и так, ножку подниму - опущу. Чувствую - там такая работа идет, аж пыль стоит - смех. Ну, переоделась, выхожу, их поджидаю. Выходят, два таких лопоухих, лет по 11-12, ну, пионеры одним словом. Гляжу, симпатичненькие - крепенькие, загорелые, в плавочках тоже кое- что имеется. Подхожу к ним - это вы за мной подсматривали? - Нет, тетя, мы просто передевались. - Я видела - как вы передевались! Ну-ка быстро говорите - понравилось? Понравилось, я спрашиваю.- Схватила их за ухи, кручу, требую, чтоб признались. - Мы больше не будем, пустите тетя. - Вот глупые, думаю. А сама говорю - Дурачки! Я же вас не ругаю за это, я спрашиваю - понравилось на меня смотреть? Рыженький оказался посмышленее, говорит - Понравилось, тетя, Вы красивая! Я говорю - Еще хотите? Они покраснели, глазки потупили - да, говорят. Я им говорю - Тогда идите за мной, только не очень близко, через охранников я вас проведу."

-"Ну, дальше что?" - Ло блаженно потянулась на подстилочке, она почувствовала, как где-то внизу живота как будто бы застрекотал сверчок - предвестник приближающегося наслаждения.

- "Ну, что, подождала их около вахты, Демидычу говорю - это ко мне, юные натуралисты, гербарии будем собирать. Демидыч лыбится, подмаргивает - Пущай, говорит, собирают, мне не жалко, простынки только чтоб не перепачкали - похабник старый. Взяла ключи от нашего двухместного и на третий этаж по лесенкам чуть ли не бегом. Так ты представляешь, эти "юные натуралисты" меня на лестнице уже лапать стали. Я их по рукам отшлепала, говорю - что скажу, то и будете делать, а то сейчас быстро обратно кубарем скатитесь. Они притихли, спужались, а сами, вижу, аж дрожат от нетерпения. В коридоре Верку встретила.."

- "Какую? Муху что ли? Так ее же кажется уволили в прошлом году по аморалке."

- "Хо-хо, подруга, Муха здесь всех переживет. Директора то, прошлого, пришили. Кстати говоря сразу после ее увольнения. Голову в мусорном бачке нашли - ты чо, не знаешь что ли, я же тебе звонила. Ты че, не помнишь?"

- "Ой, да не хочу я про это" - Ло брезгливо поморщилась, сверчок между ножек пугливо примолк. "Ну и дальше что? Привела их в номер и ..."

- "А, так вот, Верку встречаю в коридоре, а она вылупилась на моих пацанов, аж слюна потекла - Тинуся, я там еще не прибиралась, давай я быстренько пропылесосю. Я говорю - Пошла ты, потом пропылесосишь, все-равно никто в номере не живет. А она, как кошка похотливая замяучила - А ребятки с тобой что ли? - Да, со мной. - Может одолжишь одного, занавесочки в пятнадцатом повесить нужно. - Сама вешай, или вон, Димидыча зови. Так она зашипела, как гадюка - я тебе это припомню..."

- "Тинка, ну хватит!" - Ло приподнялась на руках, большая упругая грудь колыхнулась мягкой волной по телу молодой женщины - "Потом про эту сучку расскажешь. Только настроилась, а ты все сбиваешь". Она обиженно надула губки, глядя в упор на подругу.

- "Хорошо, хорошо, лапочка" - Тина нежно улыбнулась подруге потом быстро приподнялась и поцеловала Лолу в надутые губки. " Может помочь тебе немножко?" Она озорно взглянула на девушку.

- "Не надо, я сама" - стыдливо улыбнулась в ответ Ло, - "Рассказывай дальше"

- "Ну так вот. Завела их в номер. Ну, говорю, вы девочек то когда-нибудь трогали? Они смотрят на меня, думают, что шучу. Ну, говорю, давайте, чего стоите. Ух как они сразу засияли, аж заулыбались во весь рот. Черненький подошел, стал грудь трогать, а Рыжий сразу в трусы полез. Ноги раздвинула, сижу, жду что будут дальше делать. Черненькому говорю - расстегни бретелечки на лифчике. Он возился, возился, я уж сама сзади расстегнула, лифчик сняла. У меня грудь то, сама понимаешь, пятый номер, так они давай их обеими руками мять. Я юбку расстегнула, в трусиках только сижу. Говорю - сами то будете раздеваться? Они в одну секунду все с себя поскидали. Гляжу на них, так и обомлела. Лорка! Как мне захотелось сразу, если бы ты знала. Легла на кровать, говорю - кто самое приятное мне сделает, тот и трусики с меня снимет. А сама, чувствую, что не могу уже терпеть. Тина сладострастно застонала, прикрыв глазки. Ло раскраснелась, она лежала рядом с подругой, уперевшись голым лобком в ее коленку. Сверчок между ножек уже давно превратился в жаркий мощный пульсарчик от которого по телу сладострастницы растекались волны наслаждения. Оргазм, полученный таким необычным образом был сладким и долгим

- "Ну и дальше что" - горячим шепотом выдохнула Лола.

- Весь день так ноги и не свела - Тина весело рассмеялась

- "Вредная ты Тинка, и жадная, зачем тебе одной так много?"

- "Не надо ля-ля, подруга, я тебе звонила, весь день названивала как только малюсенький перерывчик мне от этих малолеток выдавался. Так ты сама наверное, не знаю чем там занималась." - она обиженно надула губки и посмотрела на подругу. Затем, озорно тряхнув гривой черных длинных вьющихся волос и весело взвизгнув, навалилась на нее - "Ну-ка говори, опять с Сережкой на яхте весь день кувыркались?" Ло попыталась высвободиться из сильных страстных объятий. Но та уже почувствовала мышечный голод, молодое отдохнувшее тело требовало разрядки. В результате яростной шумной борьбы более сильная и крупная Тина оказалась наверху, оседлав распластанное под собой голое тело подруги. Щечки обеих раскраснелись, глазки горели. Они горячо дышали друг другу в лицо. - "Ну-ка, говори быстро, чем вы там занимались" - Тина приблизила свое лицо к лицу подруги и страстно прошептала - "Ух, если бы я была мужчиной, никому бы тебя не отдала!" - и впилась в ее сочные пухлые губы своими горячими губами.

- "Тинка, пусти!" - сопротивлялась Ло ласкам и нежностям своей подруги.

- "Лорочка, девочка, моя, сделай мне так, как только ты умеешь" - умоляюще и страстно зашептала Тина - "Пальчиком своим хорошеньким, сделай мне моя крошечка!" Ло просунула руку между ног подруги и нащупала в мокрой, исходящей соком щели упругий вспухший комочек. Она бережно и сильно несколько раз надавила на него, и Тина застонала от накатившего на нее оргазма.

Потом они долго лежали на спине, смотрели в высокое голубое небо и неторопливо переговаривались между собой.

Сокровища морского дна

2.2. Они были почти ровесницами, обеим было по 20 лет. Лора, правда, была почти на год старше Тины и этим летом ей должно было исполниться уже 21. Познакомились они, когда им было по одиннадцать - двенадцать. В то лето Лора с родителями отдыхала в Сочи, а Тина была местная. Не буду здесь распространяться об их приключениях в тот тинейжерский период, потому что времени мало и приключения эти мягко скажем были не очень благопристойными. К тому же, те истории к описываемым мною событиям не имеют прямого отношения. Еще раз напомню, здесь я описываю только те события, которые привели к тому трагическому финалу, о котором я упомянул в первой главе.

Они полюбили друг друга практически с первого взгляда. И пускай не морщатся строгие моралисты от этой фразы. Да они полюбили друг друга, им было хорошо вместе, они понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда, как понимают друг друга близкие, хорошо знающие друг друга люди. Их любовь можно было бы назвать дружбой. Но это все-таки была не дружба, это была любовь. Любовь двух искренних человека, двух восхищенных друг другом девчушек, двух ревнивых кошечек, бескомпромиссных максималисток и веселых выдумщиц. Когда Ло к сентябрю снова уезжала в Питер, Тина писала ей письма. Они переписывались друг с другом и ждали следующего лета, когда снова смогут с дикими визгом и криками броситься в объятия друг друга.

Потом Ло уехала за границу вместе с отцом. Там окончила престижный колледж, получила образование, там же она начала свой бизнес. Все, за что она бралась, удавалось ей легко и непринужденно. Она как будто играла. Занималась она фармакологией. Образование, полученное ею в этой области позволяло ей свободно ориентироваться в этом вопросе, а природное обаяние, ум, чуткость привлекало к ней все новых и новых партнеров по бизнесу. Господи, чего скрывать, многие из этих партнеров готовы были бросить к ее ногам все, что имели, объединиться с ней капиталами, слиться в едином предприятии, в едином порыве, в единой сделке, а на самом деле - оказаться в ее постели. И за ценой они не стояли, уж в этом не сомневайтесь. Можно конечно сказать - а, все понятно, постель - вот ее главный козырь, и причем здесь тогда ее способности и таланты. Можно, конечно. Но не нужно так говорить. Просто я вас прошу так не говорить, потому что тогда у вас будут проблемы. Мне очень понравилась фраза, которую она когда-то невзначай обронила - "Если что-то не получилось сразу, значит - не получится никогда". Речь шла о бизнесе, о каком-то новом деле, предприятии. Но я думаю, что смысл этой фразы гораздо шире. Собственно, в этой фразе заключалось ее жизненное кредо. Кредо человека решительного, быстрого и смелого, мол, если где-то что-то не удалось взять - да и черт с ним, то же самое можно взять и в другом месте. Каково, а? Класс!! К 20 годам она была уже достаточно обеспеченным человеком, чтобы не отказывать себе ни в чем.

Что касается Тины, то она была не менее привлекательна, чем Ло, однако всего остального у нее было явно маловато. Она закончила педагогическое училище где-то на Украине и вернулась жить и работать в свой родной город. Понятно, что Сочи это курортный город, и основная жизнь там протекает в летний период. В школе Тина работать не стала (Слава Богу! Детишкам, можно сказать, повезло), а сразу пошла работать санинструктором в один из домов отдыха. Она знала об успехах подруги и, чего греха таить, в тайне завидовала ей. Когда они встречались, то они снова становились такими же беззаботными подружками-хохотушками, но льдина, на которой плыла их дружба уже дала трещину и рано или поздно ее половинки должны были отплыть в разные стороны. Причиной этому могло послужить любое волнение или шторм на море. Но шторм будет позже, а пока ярко сияло солнце, на ярко голубом небе не было ни облачка, и льдины их судеб, плыли рядом друг с другом.

"Ло, какая ты счастливая! Все у тебя получается. Вот мне бы так" - Тина с обожанием смотрела на подругу. Она была готова исполнить любое ее желание, что бы не захотела Ло. Накануне она заняла у нее в долг 20 тысяч баксов, на раскрутку своего собственного дела. Надо сказать, что Тина тоже была достаточно обеспечена, но те дела которыми она занималась в солнечном курортном городе не шли ни в какое сравнение с бизнесом, который вела Лора. К тому же у Тины деньги никогда не накапливались. Она их или тратила на дорогие и, в общем то, не очень нужные вещи или просто проматывала в ресторанах. Поэтому крупных денег у нее никогда не было и чтобы заняться каким-либо серьезным делом, об этом не было и речи. Наслушавшись рассказов подруги, она тоже загорелась открыть какое-либо свое дело. В конце концов она решила прикупить особнячок в хорошем месте, на берегу моря, и устроить в нем элитный отель. Хорошее дело! Лора одобрила идею подруги и вчера у них состоялась сделка. Ло перевела со своего рассчетного счета в Германии на счет открытый Сочинском филиале сбербанка сумму, эквивалентную 20 тыс долларов США. В тот же день она была обналичена в рубли и передана Тине под расписку.

"Не волнуйся Тинусик, все у тебя получится. Здесь под таким жарким солнцем любая копеечка должна оборачиваться рублем. Через год поменяешь свою старушку Вольвочку на новенький белый Мерседесик." Она любовно похлопал подругу по ее мягкому загорелому животику. "Только 'киске' своей не очень доверяйся, а то она у тебя уж больно кушает много"

"Лорка, да ну тебя, скажешь тоже!" Потом лукаво улыбнувшись, продолжала - "Она у меня хорошенькая, если б не она, то и не знаю, что бы я делала. Вольвочки моей уж точно бы не было" - и задорно расхохоталась. Ло улыбнулась. Она знала, что Тинка не прочь подработать своим телом. Сама она никогда этим не занималась, зарабатывая деньги исключительно другими способами, но дорогие подарки от поклонников благосклонно принимала. И сколько было этих подарков, одному Богу было известно. Тина продолжала - "Ло, а правда, что тебе Сережка-Удав яхту свою отписал?"

"Нет" - после небольшой паузы ответила Ло. Откуда она знает про яхту - мелькнуло в голове. "Он предлагал это, но я отказалась. Что я с ней буду делать?" Она поправила листочек, прикрывающий нос от загара - "А ты откуда это знаешь?" - она посмотрела в смеющиеся глаза подруги.

"Я все знаю. Работа у меня такая" - она весело расхохоталась, довольная тем, что удивила подругу. "Лорочка, я все про тебя знаю, кошечка моя хорошенькая". Тина шутливо зарычала, как маленькая собачка и ткнулась лицом в животик Ло, пытаясь укусить ее своими белыми крепкими зубками. Ло поспешно отклонилась, пытаясь оттолкнуть разрезвившуюся подругу.

"Тинка! Синяк же будет. Не надо"

"Нет, надо, надо. Синяков тебе понаставлю, чтобы мужики на тебя не смотрели. Только я буду тобой любоваться". Лоре почему то вспомнился недавний эпизод, происшедший на яхте Удава.

Они были вчетвером на яхте. Ло, Тина, Сергей и его друг, тоже автогонщик, Паша. Было очень весело, было много вина, солнца и смеха. Купались в чистом и теплом море, ныряя в прохладную глубину прямо с кормы яхты. У Сергея была кинокамера, которой он снимал веселую компанию. Где-то около полудня всех разморило от жары и вина, и пары уединились в каютах. Ло была с Сергеем, а Тина с Пашей. Где-то через пол часа дверях каюты, где занимались любовью Сергей с Лолой, появилась Тина. Она была голой и пьяной. - А я к вам! Не прогоните? Мой кавалер уже уморился и захрапел, а мне еще выпить хочется. - Ребята не очень огорчились Тинкиному появлению. Настроение у всех было хорошее, все были немного пьяны и Ло сказала - Ну, ладно входи, только в постель к себе не пустим. - Ну, какая ты вредная Лорка, что же мне смотреть только на вас? - Почему только смотреть, бери камеру и снимай! Тинка слегка обалдела от такого предложения, потом опомнилась, поняла, что Лора не шутит и закричала - Лорка! Ну ты извращенка, мне до тебя как до Луны! Взяла камеру и стала снимать. Фантазии Лолы не было предела. Это была не просто любительская порнушка, это был вдохновенный откровенный спектакль, который бы без сомнения удовлетворил бы самым изощренным вкусам любителей этого жанра. Чуть позже оклемался Паша и тоже влился в эту веселую шумную оргию. Потом вечером, на маленьком телевизоре с видео приставочкой, работающими от автомобильного аккумулятора, все с удовольствием смотрели отснятый ими фильм. На следующее утро, перед тем как идти к берегу, Лора взяла кассету, вышла на палубу и бросила ее в море, похоронив навсегда, как ей тогда казалось, компрометирующую ее пленку. Вся компания была в трауре от этого ее поступка. Паша даже попытался нырнуть за ней, но глубина в том месте была недосягаемой для ныряльщика. Весь обратный путь до пирса Тина молчаливо сидела на палубе яхты и казалось о чем-то напряженно размышляла. Ло подошла к ней и нежно обняла подругу - Не переживай, девочка, этой пленке, сама понимаешь, место только на дне морском. - Много сокровищ лежит на морском дне, вот и еще одно к ним добавилось - задумчиво протянула Тина. Тогда Ло не придала значения этой фразе, но теперь почему-то она вспомнила про это.

"Послушай, Тинусик, ты, надеюсь не будешь пытаться достать ту пленочку со дна морского" - Лора пристально посмотрела в глаза подруге, она знала, что той многое по плечу и обшарить с аквалангом небольшую площадь морского дна ей ничего не стоит. Улыбка застыла на лице Тины.

"Какую? А ту, на которой ты была такая хорошенькая!" - Глаза ее сделались хитрыми и, как показалось Лоре, лживыми. - "Ну, кто ж ее теперь там найдет. А жалко. Так жалко, что плакать хочется, многое бы я за нее отдала..." Потом, озорно засмеявшись крикнула - "А ну, пошли искать сейчас же!" - вскочила на ноги, схватила Лору за руки, и, поднявшись ее с горячего песочка, две женщины, громко визжа, побежали к морю купаться.

Далеко на горизонте, над бескрайней морской равниной, искрящейся и сияющей на солнце, появилось маленькое облачко. За те минуты, пока две молодые женщины беззаботно и радостно плескались в теплых ласковых водах моря, тучка покрупнела и стала темной. Подул резкий ветер, срывающий с гребней волн белые барашки. И только яркое южное жаркое солнце шпарило и жарило с тем же неистовством, иссушая и испепеляя редкую живую растительность на узкой полоске суши под названием дикий пляж. Диким он был пока просто по названию, через считанные минуты он станет диким по сути. Страшным, жутким и кровавым. Смерть уже отбросила тень на этот солнечный кусочек рая. Счетчик мерно и равнодушно отсчитывал последние секунды ...

Маленькие рабыни

2.3. Верка Муха сидела взаперти в своем служебном номере, расположенном на первом этаже гостиницы и нервно кусала ногти. Ей было плевать на яркий день за окном, на жизнь, бурлящую и ликующую на золотом солнечном пляже, ей было плевать на теплое ласковое море. В море она никогда не купалась, а на пляж выходила только по служебным обязанностям, да иногда по личным делам. В свои 25 лет она была уже порядком потрепана жизнью и выглядела как старуха. К тому же у нее была масса болезней, хронических, вялотекущих болезней начиная с атита, плеврита, цистита и кончая женскими заболеваниями, о которых не имеет смысла распространяться. Молодость она свою прогуляла, прожгла без остатка, до кучки пепла, и теперь, как говорят в ее окружении, вышла в тираж. Последний мужчина, который позарился на нее, заплатив ей какими-то грошами за "ночь любви" был у нее 4 года назад. С тех пор этот источник дохода иссяк безвозвратно. Она не котировалась даже по самой низкой, вокзальной ставке, не говоря уж о чем-то более приличном и доходном. С любовью, на ниве которой она подвязалась с 15 лет, пришлось распрощаться навсегда. Она с завистью, переходящей в ненависть, смотрела на юное, подрастающее как на дрожжах, поколение новых путан. Молоденькие, пышные, развитые физически под южным солнцем, загорелые и стройные, они косяками шли на яркий блеск богатства и успеха. И Муха шла им навстречу тоже. Она ненавидела их, но улыбалась и привечала, она яростно желала им зла, а на словах сулила сказочные богатства. И когда очередная птичка, попавшая в ее сети, пообтрепав яркие перышки, задыхалась и молила о пощаде, муха, видя, что ни капельки крови и сока из нее больше не выпьешь, отводила ее на вокзал. Через какое то время все забывали о том, что когда то была такая девочка. Вокзал, не хуже соляной кислоты, растворял в своем нутре все без остатка.

Но вокзал поставлял и новый материал, в котором так нуждалась Муха. Это были дети от шести до двенадцати лет, которые сбежали из дома, которых выгнали из дома, которые покинули детские приюты и интернаты, и которых гнала неведомая сила на юг, к морю, к солнцу, к счастью. Большинство из них так никогда и не увидело моря. На вокзале они сразу же попадали в детскую комнату милиции, из которой их "выручала" добрая тетя. Она обещала им такие заманчивые и вкусные вещи, что отказаться от ее приглашения не было никаких сил и возможностей, да и дяденька-милиционер с красной рожей и увесистыми чугунными кулаками однозначно укреплял в беглеце уверенность, что перед ним добрая волшебница из сказки и слушаться теперь надо только ее. Дорогого маленького гостя наспех переодевали в стиранные обновки, кормили несколько раз "от пуза" и... продавали. На этом похождения юного горемычного странника как правило заканчивались. Некоторых, правда, Муха оставляла при себе на более долгий срок. Сейчас, например, у нее жили в подвальном подсобном помещении, небрежно оборудованном в подобие спальни, две девочки 8 - 10 лет. Девочки были смирные, тихие и послушные и Муха не могла нарадоваться на них. С каждой из них она имела до нескольких тысяч баксов в неделю. Работая обыкновенной горничной в престижном отеле курортного города Муха знала многое о своих постояльцах. Наметанный глаз опытной, прожженой жизнью воровки и проститутки примечал каждую мелочь. И тогда на уборку номера она брала с собой одну из девчушек, которые должны были называть ее мамой. Она одевала их в чистенькие платьица, повязывала большой белый бант на белокурые кудряшки, давала ей в руки маленькое ведерочко с тряпкой для протирки пыли и вместе шли в заранее намеченный номер. Время Муха рассчитывала так, чтобы или застать постояльца в постели, или "случайно" столкнуться с ним, когда он вернется в свой номер с моря. Дальнейший сценарий был отработан до мелочей. Не буду описывать весь процесс "подготовки и обработки" клиента, но сбоев, как правило, у Мухи не было. Получив свои несколько сотен баксов, "мама" удалялась, оставляя "дочку" в номере клиента. Львиная доля тех тысяч, которые Муха получала с клиентов, шла "крыше". О ней вы тоже скоро узнаете. Не гнушалась Муха и банальным воровством. Иногда, но правда редко, постояльцы (богатые разумеется) исчезали из отеля навсегда. Тела их находили или прибитыми волнами прибоя на пустынном берегу дикого пляжа, или вовсе не находили. А голову директора в прошлом году действительно нашли в мусорном баке. Не надо было трогать Муху, его же предупреждали! Не послушался, дурачок.

Но не об этом, не об этом кусала ногти расплывшаяся, с отечными мешками под глазами, с уродливым огромным зобом на шее, вульгарно накрашенная дешевой косметикой, с седыми корнями волос под краской на голове женщина. Ее душила обида. Страшная и ядовитая как яд гремучей змеи злость сочилась по ее жилам. Она давно ненавидела эту яркую, красивую и беззаботную как стрекоза инструкторшу. Самое обидное было то, что та не хотела ее даже признавать. Ее, всесильную Муху! Ее, которая неформально заправляет здесь всеми делами и которую опасаются даже сильные города сего. Белесые выцветшие глаза немигая смотрели в одну точку на стене, пальцы нервно крутили неизвестно какую по счету сигарету, выцеженную ею за этот день. Как она ее отбрила - Демидыча попроси, он тебе поможет. Демидыч то поможет, только вот тебе, сучка, вряд ли теперь кто поможет. Будешь кровью харкать, собственное говно жрать. Нет, не-е-ет, зараза, будешь корчиться, выть от боли и молить, чтобы тебя поскорее прикончили. Муха нервно затушила в тарелке очередной окурок и схватила телефонную трубку. Иш ты, сука, отель она решила открывать. Ты у меня откроешь, откроешь дверь крематория своей чернявой головкой. Она набрала пятизначный номер. Трубку на другом конце провода незамедлительно подняли 
- "Алле, бля"
- "Сашок, это мамочка. Как здоровье то, Сашок?" - она подобострастно захихикала в трубку.
- "Это ты, чтоль, чувырла е.аная"
- "Да уж давно уж не ентого, Сашенька. Уж ты бы хоть приголубил, болезный мой"
- "Да пошла ты на .уй! Крест в ярости! Ты че, в натуре, такой дохляк поставляешь? Клиент два штукаря отстегнул, а эта падла и дня не протянула, копыта отбросила"
- "Ой, да кто же это - Ниночка, а может быть Светочка?"
- "Какая на хрен Светочка, со Светочкой все в порядке. Крест ее сам наставляет. Людка это. Ну, помнишь, с косичками такая, беленькая."
- "Как, Людочка?! Да она же крепенькая девочка была, да и не маленькая - одиннадцатый, как никак, пошел"
- "Пошел, да не дошел, бля. Теперь у нас проблемы, бля, клиент компенсации требует. На бабки ты нас, Муха, ставишь!"
- "Да окстись ты, кто ж вас на бабки то поставит. Сам то далеко? Поговорить с ним надобно".
- "А на хрена он тебе?"
- "Ну, вот что, дорогой, это уж не твоего ума дела."

Крест был приезжим в этом городе. Откуда он появился никто не знал. Может быть из Ростова, а может быть из Челябинска. Его никто не знал, но быстро узнали. Беспредел, который установился с его появлением, был страшным. Убивал он хладнокровно и жестоко, убивал чужих и своих. Никто не знал, кто будет следующим и воровской мир подчинился чужаку. Муха быстренько оценила перспективы нового главаря и безропотно и униженно пошла под него. Да что там Муха! Под него униженно шли гораздо боле сильные и весомые мира сего. И вот теперь Муха звонила ему, чтобы он помог ей насытить свой мерзкий зоб кровью обидчицы.

- "Да"
- "Крестик мой золотой, изумрудик мой драгоценный..." - умильно заскулила Муха.
- "Давай побыстрее"
- "Да, да, все, говорю. Значит так. Можно денежек взять"
- "Сколько и где?"
- "Двадцать. У одной мамзелечки они невзначай нарисовались. Да и сама дамочка, стерва такая... Про тебя говорила нехорошо... Надо бы заодно проучить. Ребятки твои позабавятся, если сам не захочешь"
- "Кто такая?"
- "Тинка - инструкторша. Грудищи, аж шестой номер. Поубавить бы надо"
- "Двадцать - говоришь, хорошо. Тебя бы поубавить немного бы надо, а то уж больно деловая стала. Веди."

Постовой на выезде из города грозно по привычке вскинул жезл, останавливая мчащуюся на бешеной скорости черную БМВ, но, разглядев хозяина на переднем сидении, учтиво заулыбался, приветственно махая рукой. Вульгарная тетка на заднем сидении, зажатая тремя мрачного вида мордоворотами, проводила его злорадным торжествующим взглядом. Никто из бандитов даже не взглянул в сторону перепуганного постового. Впереди предстояла обычная работа.

Кровь на песке

2.4. Девушки уже начали собираться домой, когда из-за кустов вышло пятеро человек. Тина, увидев приближающихся к ним бандитов, тихонько и тонко завыла от горя и отчаяния. Она знала кто это такие и сразу поняла, что на этом голом безлюдном диком пляже никто не придет им на помощь. Страх и ужас парализовали ее и она, как подкошенная, села на примятый песок. Они приближались неторопясь, поигрывая железными прутьями в татуированных руках. Их наглые крысиные глазки ощупывали тела беззащитных красавиц, глумливые кривые ухмылки не оставляли надежды на пощаду. Тина была на грани истерики. Как бы хотелось ей закопаться в песок, исчезнуть, испариться с этого места. Ну, зачем они поехали на этот гадкий грязный пляж? Зачем они оставили шумный людный веселый пляж санатория? Зачем! Зачем!? Сидя на земле она била ладонью по примятому их телами песку повторяя - Нет. Не надо. Не надо! Не хочу-у-у-у. Она зарыдала, сотрясаясь в истерике. Крест развязной походкой подошел к ней и сел перед нею на корточки - "ну, ну, вот и молодец, все правильно понимаешь - п.здец тебе пришел, можешь хоть глотку порвать, а пока не уважишь ребят никуда отсюда не денешься". Слезы и страх жертвы доставляли ему наслаждение, он купался в волнах этого страха, пил по капельке сок, выжимаемый тисками ужаса из души жертвы. С этой все будет просто. Она будет покорно лежать на земле, с задранной до лица юбкой, с широко разведенными в стороны ногами, рыдая и сотрясаясь в истерике, и отдаваться всем по очереди до тех пор пока не станет им мерзкой и противной. А потом ее будут бить. Правда, сначала нужно вытрясти из нее деньги - "Деньги где?" Он взял ее за волосы, намотал на кулак и развернул лицом к себе - "Мани где, спрашиваю, сука" "Отдам, отдам, все отдам" - запричитала Тина. Она поняла, что это был ее единственный шанс остаться в живых. На одной чаше весов была жизнь, на другой красивая сказка. Жизнь перевешивала, но и сказку было жалко. И она зарыдала в полный голос.

Лора стояла и в оцепенении смотрела на унижения своей подруги. Кроме жгучей ненависти и презрения к этим подонкам она не испытывала ничего. Крест чувствовал это и это его беспокоило. Эту гордячку надо было укоротить.

- "Кто - это?" - процедил Крест сквозь зубы не поднимая головы. Все поняли про кого он спрашивал.
- "Да это подруга ее, Американка" - поспешила пояснить Муха. Она сидела в сторонке на высушенной солнцем коряге и, словно ядовитая жаба, с открытым злорадством наблюдала за этим страшным спектаклем. - "Ее бы тоже надо трахнуть. Оттрахать, чтобы знала с кем имеет дело. А чего на нее смотреть - валите и начинайте, одной-то таким гарным ребяткам маловато будет" - Муха подобострастно захихикала, потрясая всеми своими подбородками.
- "Я требую, чтобы вы немедленно оставили нас в покое" - гневно выкрикнула Лора.
- "А, так она еще и требует!" - прошипел Крест. Глаза его побелели от ярости, челюсть отвисла и задрожала. Тина, совсем обезумев от страха запричитала 
- Ларик, Ларик, не надо, не надо, не сопротивляйся, не зли их, хуже будет. А Крест продолжал 
- "Хлыст, пригни-ка ее, с нее будем начинать". Сухой словно вобла верзила, весь татуированный, раза в два выше Лолы подошел к ней и крепко взял ее за шею. Затем с силой швырнул ее на землю. К ней подскочил губатый и пузатый коротышка и с диким хохотом стал сдирать с нее легкий сарафан. Ло изловчилась и укусила его за руку. Толстяк взвыл и отпрыгнул от нее. Тут же откуда то сбоку последовал страшный удар в голову. Ло рухнула на песок и на какое то мгновение потеряла сознание. Разьяренный толстяк с матом и дикими криками бросился на нее. Он придавил ее своим телом к земле и начал раздвигать ей ноги своими коротким сильными ногами. Ло почувствовала, что не может даже вздохнуть придавленная его свинцовой тяжестью. Она барабанила по его бокам кулаками, кричала и извивалась под ним. В какой-то момент она почувствовала, что ее рука наткнулась на что-то твердое, заткнутое за пояс толстяка. Это была рукоятка ножа. Она ухватилась за нее и со всей силы потянула на себя. Нож легко вышел из самодельного чехла, прикрепленного к поясу бандюги. В пылу борьбы он не заметил, что в руках девушки оказалось холодное оружие. Он сопел и пытался расчистить путь к телу женщины. Ло резко дернулась в одну, потом в другую сторону и выскользнула из под грузного свинцового тела насильника. Теперь она была свободна и в руках у нее был нож. Толстяк барахтался на песке грязно матерясь и пытаясь подняться. Остальные четверо изумленно смотрели на девушку, сжимающую в руке острый клинок, платье на ней было разорвано, волосы растрепаны. "Не подходи!" - в отчаянии крикнула Ло. До стоящих в отдалении Харлеев было метров 50, но их как-то надо было преодолеть. Крест видел, что ситуация выходит из под контроля. Он поспешно вскочил на ноги и преградил дорогу девушке - "Что, крошка, жить надоело!" Лора с проворством дикой кошки прыгнула на него и полоснула ножом ему по лицу. Она не целилась никуда, она просто махала ножом перед собой, расчищая путь к спасению. Крест дико заорал и схватился руками за лицо. Кровь брызнула между синими пальцами. На мгновение все оцепенели. Воспользовавшись возникшим замешательством, Ло бросилась к своей машине. Она бежала стремительно, как бегали они с Тиной в детстве от сторожа колхозного сада, как бегали они потом от мальчишек, дразня и показывая им язык. Сейчас она бежала не из сада, она бежала от смерти. Голые пятки мелькали стремительно, крепкие ноги несли ее к жизни и свету. Десять, пять, два метра оставалось до любимого ее Мальчика, верного и надежного, единственного, кто может спасти ее сейчас. Она уже слышала за спиной топот стада, бросившееся за ней в погоню. Прыжок - и она в седле. Боже, счастье какое - ключ остался в замке зажигания!! Сколько раз она кляла себя за эту дурную привычку - оставлять ключ в замке зажигания. И вот теперь эта привычка спасает ей жизнь. Нет, все-таки Бог есть! И крестик на золотой цепочке, подаренный накануне ей Сережкой-Удавом, действительно оказался святым. Верный железный друг взревел под седлом всей своей сотней звериных сил. Ло привычным движением столкнула машину с опоры и та, вздымая бури песка, рванула ее вперед.

Бандиты тяжело дыша вернулись обратно. Тина лежала на песке и тонким высоким голосом непрерывно выла. Она знала, что ей уже не уйти и ждет ее смерть. Лютая и страшная. Крест сидел рядом с ней и зажимал рану руками. Кровь текла между пальцами. От правого уха до губы шел глубокий разрез, из которого тяжелой волной текла кровь.

- "С этой что делать будем?" - мрачно спросил Хлыст.

- "Кончать" - просипелявил распластанными губами Крест.

- "Че, прямо так сразу и кончать?" - игриво спросил Толстый - "Может устроим ей напоследок Вальпургиеву ночь?"

- "Это как?" - осклабился Червяк - "Ты че, бля, ботаешь то, в натуре?"

- "В натуре, бля - книжки читать надо, лохарь"

- "Кто лохарь? Да я ж тебя, суку, сейчас урою, бля"

- "Хорош цапаться" - прикрикнул на них Крест. Он убрал руки с лица и теперь осторожно трогал пальцами края раны. Кровь перестала течь и красный широкий рубец страшно зиял на загорелом лице бандюгана. "Ладно, давайте побыстрому, а потом - кончать". Тина задергалась и заголосила в полный голос. Муха оживленно вскочила со своей коряги, подбежала к девушке и с разбега прыгнула ей на лицо, придавив ей плечи и руки своим грузным телом. Оголив той нижнюю часть тела и разбросав ее стройные ноги в стороны она суетливо запричитала - давайте, давайте ребятки, кто первый, смотрите какая красавица...

Покидая место кровавого пиршества Крест всадил острый тонкий клинок между ребер распластанной на земле девушки. Тина испустила короткий вздох и навсегда закрыла глаза.

Тяжелые свинцовые волны разыгравшегося шторма с ревом обрушивались на песчаный берег. Начался дождь. Вода крупными струями стекала по лобовому стеклу автомобиля, несущегося по мокрому шоссе на бешенной скорости. Сергей включил стеклоочистители и ближний свет фар. Шоссе шло вдоль моря и было ровное и безлюдное. Пролетая мимо поста ГАИ на выезде из города Сергей видел метнувшегося к нему постового, одетого в непромокаемый плащ, размахивающего своим жезлом и непрерывно дующего в свисток. "Обойдешься" - хладнокровно подумал Сергей. Стрелка на спидометре приближалась к ста пятидесяти. Он сильнее надавил на акселератор, хладнокровно пытаясь выиграть время на этом прямом как стрела отрезке пути. Сквозь пелену дождя он увидел вдалеке свет фар идущей навстречу машины. Сергей пару раз переключил свет с ближнего на дальний показывая встречному, что у того включен дальний. Машина продолжала двигаться навстречу, ослепляя Сергея дальним светом фар. На мгновение сквозь дождь и встречный поток света Сергей увидел черный силуэт иномарки. Сомнений быть не могло. Этот силуэт мог принадлежать только бандитской БМВ-шке, другой такой машины в городе не было. Удача! Нет, такого шанса он не упустит. Пускай знает эта тварь - кто на шоссе Бог. Сергей резким движением вывел машину на левую сторону дороги и включил дальний свет. Затем до предела вдавил в пол педаль газа. Двухсотсильный двигатель взревел, как будто от восторга, и рванул вперед тяжелый снаряд возмездия. Сергей видел, как летящая на него пелена огня и света в панике затрепыхалась, пытаясь увернуться от столкновения. Сергей дико захохотал. Он был счастлив. Вот для чего он был предназначен в этой жизни! Он выполнил свое предназначение. Он успел. Последнее, что он видел, это перекошенные ужасом лица бандитов, летящих навстречу собственной смерти.

В-третьих

3.1. Тина не умерла. Лезвие бандитского ножа прошло в сантиметре от сердца, не затронув жизненно важных органов. Крови она потеряла много, а вместе с кровью она потеряла нечто большее. В ее душе поселился страх. Страх вытеснил из души любовь, уверенность в себе, веру к людям. Она долго лежала в больнице. Чудом вытащив ее из лап смерти, врачи опасались за ее психическое здоровье. Она вздрагивала от любого шороха, постоянно плакала и часто впадала в истерику. Она даже пыталась покончить с собой, но не сумела перерезать себе вены так, чтобы навсегда покинуть этот мерзкий жестокий мир. Она долго лежала в больнице, потом, после попытки самоубийства, ее перевели в Психиатрическую клинику. В ней она провела еще полгода. Врачи рекомендовали ей уехать за границу, провести несколько месяцев на Гавайских островах или просто попутешествовать. Она так и сделала, но деньги, которые она заняла у Лоры на развитие своего дела, были практически полностью истрачены на лечение. Через два года она снова вернулась в свой родной город. Устроилась на работу и стала потихонечку жить дальше. С Ло они больше не общались.

Лора в тот же день покинула Сочи. Вбежав в отель, в рваном платье, растрепанная, чрезвычайно возбужденная, она сразу же бросилась звонить Удаву - сообщить, что с ними случилось. Сергей спросил - где и когда произошла трагедия, и сразу повесил трубку. Больше они с ним не увидятся никогда. Она лихорадочно побросала вещи в сумку и в тот же вечер улетела в Питер. Не знаю, как бы вы поступили на ее месте, но я не стал бы ее осуждатьза это.

Прошло почти пятнадцать лет.

Ло как будто вытерла из памяти события того страшного дня. С Тиной они еще некоторое время переписывались после того как та выписалась из больницы, но общение для обеих было тягостным. Ло испытывала комплекс вины перед подругой. Про деньги, которые дала она Тине накануне того страшного дня обе не вспоминали. Для Ло это было чем-то вроде компенсации за те горести, которые пришлось испытать ее менее удачливой подруге по сравнению с ней. Примерно также думала по этому поводу и Тина, но поскольку на словах об этом ничего сказано не было, то вопрос с деньгами как бы оставался открытым и обе избегали его затрагивать. Да и, если по честному, общаться друг с другом им не хотелось и их переписка очень скоро прекратилась. Их судьбы окончательно разошлись в разные стороны и они перестали вспоминать друг про друга.

Вскоре после этого Ло познакомилась с очень симпатичным молодым человеком. Он заканчивал Академию разведки по линии Генерального штаба и имел очень хорошие перспективы служебной карьеры. Его родители, очень достойные и заслуженные в этой же области люди, всячески способствовали успехам сына. Ло и Вадим полюбили друг друга с первого взгляда. Его открытая мужественная улыбка на сухощавом загорелом лице приводила Лору в состояние полной эйфории. Ей хотелось отдаваться ему сразу и везде, где бы они с ним не находились. Она чувствовала его тело на расстоянии, и ей хотелось соединяться с ним где бы они не находились. Она не могла терпеть до того момента, когда они окажутся в их уютной шикарной квартире и тащила его в какой-нибудь темный уголок парка, где отдавалась ему прямо на скамеечке, или вбежав на последний этаж какой-нибудь узкой и темной парадной они занимались любовью прямо на лестничной площадке. Вадим не одобрял этой чердачной романтики, но покорно принимал участие в этих маленьких оргиях, увлекаемый мощным водоворотом страстей своей любимой. Через месяц такого бурного романа они поженились. Вовка, приятель детских лет невесты, был свидетелем у нее на свадьбе. Во время всей церемонии бракосочетания он был торжественно мрачный и молчаливый, правда никто не обратил на это внимания, а за свадебным столом в Астории нажрался так, что весь вечер потом являлся обьектом для беспокойства немногочисленных родственников молодых с той и с другой стороны. Потом, в самом конце застолья, когда молодые уже покинули свадебный стол, Вовка перед рестораном завязал драку, в которой избил трех охранников, показавшихся ему "несимпатичными". Дело было замято, но только при вмешательстве в процесс могущественных родственников жениха.

Через год после свадьбы Ло родила прелестную девочку. Черточками лица она была похожа на маму Вадима, Дашину бабушку. Все новорожденные дети похожи на какого-либо старичка или старушку. Это позже, к году своей жизни они превращаются в яркие цветущие бутончики, но при рождении, как мне представляется, они похожи на старичков. Так, Даша, была точная копия своей бабушки. Это было так смешно, что молодые папа и мама не могли спокойно смотреть на свое маленькое чудо и громко смеялись. И только новорожденная внучка и ее бабушка , полные копии друг друга, степенно занимаясь друг другом, оставались спокойными и серьезными и не обращали внимания на жизнерадостный веселый смех над ними папы и мамы.

С бизнесом, по настоятельным просьбам Вадима, Лоре пришлось распрощаться. Она окончательно перебралась из Канады в Россию, перевела все свои капиталы на расчетный счет в Российском сбербанке и перешла в разряд домохозяек. И это было правильно. Жена офицера, да еще такого серьезного ведомства в котором работал Вадим, может довольствоваться только ролью домохозяйки. А зачем, скажите на милость, ей работать, если Государство обеспечивает свои лучшие кадры практически всем, что нужно для полноценной жизни! И это не было пустым звуком. В те времена, в начале восьмидесятых, это было действительно так. Это потом уже все пошло по другому, но когда родилась Иринка, это было именно так. Правда, уже через год кипучая, деятельная натура Лоры взбунтовалась против неписаных устоев той жизни, которой жили семьи сослуживцев ее мужа. Поддаваясь ураганному напору жены, Вадим, используя свои связи, устроил ее на весьма престижную должность в Управлении Центробанка. Такая стартовая площадка для карьеры молодой, кипучей деятельностью женщины оказалась более чем достаточной. Через год ее перевели на должность Главного экономиста одного из Филиалов; без ее рекомендаций не принималось ни одного важного решения.

Но все это было не то. Не то! Ей хотелось свободы, самостоятельности. Ей хотелось играть самой. Выигрывать и нести ответственность за проигрыш. И в этой ее страсти, ближе чем Вовка у нее не было родственной души. После ее свадьбы он скоропостижно женился на девочке шестнадцати лет. Она была уже беременной на шестом месяце, когда их расписали. Ло подарила им на свадьбу прелестную однокомнатную квартирку в центре Питера. Потом, после развода, она естественно осталась у молодой Вовкиной жены, а он опять перебрался жить к матери. Через кратчайший срок он снова женился на яркой и очень сексуальной циркачке. Она тоже родила ему ребеночка. Ло, наученная предыдущим опытом, не стала на этот раз делать им дорогих подарков, а просто отдала в безвозмездное пользование свою личную двухкомнатную квартиру на Васильевском острове. Через какое-то время Вовка снова развелся, но его уже бывшая жена продолжала жить в квартире на Васильевском острове. Ну, не выгонять же ее оттуда?! Правда жила она там на птичьих правах, но жить так можно, уверяю вас, очень и очень долго. Вовка опять остался "гол как сокол", но рядом с ним всегда была Ло. Она заботилась о нем как мать. Именно забота о своем верном друге детства толкнула ее на то, чтобы снова заняться бизнесом, открыть свое дело, благо что "вполне созревший управляющий" давно уже слонялся без дела и готов был заняться чем угодно, лишь бы только оправдать ту заботу, которую оказывала ему его фея. Так был открыт первый автомагазин. Документы были оформлены на Вовкино имя и формально он был главой фирмы. Собственно, парень он был деловой и сметливый, и делами фирмы он занимался далеко не формально. В общем, дел и хлопот у Лоры значительно поприбавилось. Но это было для нее только в радость. После этой фирмы было открыто еще несколько фирм, в организации и делах всех этих предприятий Вовка принимал самое деятельное участие. А тут и время такое подошло - середина девяностых годов, когда собственным делом не занимался только ленивый. Вадим безо всякого удовольствия наблюдал за бурной деятельностью своей жены. С Вовкой они были в хороших отношениях. Он знал, что Вовка бесконечно обязан Лоре за все, что она для него делает, а Вовка, человек честный и благородный, запретил даже думать себе о том, что с Ло у них могут какие-либо другие отношения кроме деловых. Но того горячего трепетного чувства к Вадиму, которое было во времена их молодости, у Лоры уже не было. Более того, он все больше и больше раздражал ее своими нравоучениями и нотациями, своими нелепыми запретами. Продолжая жить вместе, они жили уже разными жизнями. Общим у них была только дочь, все остальное у них было различное. Вадим жил в прошлом, а Ло рвалась вперед, в будущее. В ее душе образовался вакуум. Оба мужчины, которые по жизни были рядом с ней всегда не могли заполнить его. Нужен был кто-то третий. И он, естественно, появился. Не буду долго распространяться о нем. Ты, мой дорогой читатель, надеюсь понимаешь кого я имею ввиду. Да, да, того самого. Почему именно он? Да хрен его знает почему, но вошел он в ее жизнь уверенно и, я бы сказал, нахально. Не знаю, были ли и есть ли у него какие-либо достоинства, но, если ему удалось завладеть сердцем и душой такой яркой, неординарной женщины, наверное в нем что-то было. Вы спросите, а как же к нему относились наши мужчины? Отвечу - плохо относились. А как иначе то. На хрен он им сдался! Без него было все так хорошо, спокойно, уравновешено. Вовка нервничал. С Вадимом они давно были друзьями, а когда появился этот, ближе Вадима (естественно после Лоры) для Вовки уже не было человека.

В его дикой, неуемной душе снова начала зарождаться тоска, лютая тоска - предвестница надвигающейся беды.

Черная рулетка

3.2. Маленький блестящий шарик рулетки резво бежал по кругу. Сделав несколько оборотов, он соскочил с желобка и, попрыгав с ячейки на ячейку, остановился на черном секторе. Леночка взвизгнула и радостно захлопала в ладоши. Она не скрывала своих эмоций и просто визжала от восторга при малейшем удачном броске. Шел второй час ночи и вот уже около часа они с Володей ловили удачу за хвост. Вовка сам поражался происходящему. На какой бы сектор они не ставили стопочки жетонов, именно в этот сектор, словно по мановению волшебной палочки, попадал шарик рулетки. Вовка закурил. Его самого чуть не трясло от возбуждения и азарта, а что уж говорить об этой пятнадцатилетней девчонке, которую он решил поразвлечь немного после того как она показала ему на что способно в постели подрастающее поколение.

Он познакомился с ней на дороге, когда ночью возвращался на дачу Лоры, отвезя предварительно хозяйку домой. Последнее время он жил у нее на даче, потому что рядом находился гараж, где парковались автомобили фирмы, и Вовка, совмещая в одном лице функции Генерального директора, водителя и компаньона своей хозяйки предпочитал ночевать на даче, а не в квартире у матери на другом конце города. Возвращаясь вечером в гараж, предварительно доставив Лору домой, он увидел на дороге стройную девчушку, бодро шагавшую по кромке шоссе. Вовка не был бабником, но проехать мимо голеньких стройных ножек, мелькающих под коротеньким платьецем в том же направлении, куда движешься ты, согласитесь, не каждый сможет. Не стоит и говорить, что Леночка моментально была очарована обходительностью и мужественной красотой своего попутчика. Ко всему прочему, огромный, словно слон, и черный, словно ворон, джип Тойота-Лэнд-Крузер не оставлял никаких сомнений в респектабельности его хозяина. В глазах юного прелестного создания не мелькнуло даже тени сомнения, когда этот коренастый, улыбчивый мужчина предложил ей заехать на минутку в дом, который как раз находился в ста метрах от шоссе, на чашечку кофе, а потом продолжить путь до поселка, где жила девушка. Нет, это Судьба. Плевать на мать, которая ждет дома. Да если бы она только знала, на кокой машине едет ее дочь! Глаза Золушки излучали нежность. Что бы ни попросил у нее этот мужчина, она сделает беспрекословно и с радостью. Она разденется и будет любить его так, как никто никогда его не любил. В тот вечер Вовка показал чудеса мужской силы. Он даже сам не ожидал, что способен на такое. Таким он помнил себя только в шестнадцать лет, когда его первая женщина, молоденькая учительница по географии, обучала его, и вовсе не географии, а в постели премудростям плотской любви. И вот сейчас, с этим бесенком, он снова вернулся в тот возраст. Только сейчас - ему было за сорок, а ей, как она сама призналась - пятнадцать. А может быть и того меньше. Вовка лежал на спине и предавался неге, приятная усталость была разлита по всем его членам, главный из которых уже снова был готов к работе, моментально возрождаемый к жизни тонкими нежными пальчиками Золушки. Она лежала на его мощном плече и шептала - "Тебе хорошо со мной?" Он нежно целовал ее в детские припухшие губки и говорил - "Богиня! Фея! Я счастлив!!" Она смотрела ему в глаза, ее глаза, обрамленные длинными черными ресницами мерцали в полумраке комнаты. Ей было мало. Мало ощущений! Ей хотелось всего сразу и немедленно. "Давай покатаемся на твоей машине" - прошептала она. Вовка нежно усмехнулся - "Если девочка чего-то хочет, значит ей это нужно немедленно дать".

Черный и громадный как носорог джип на бешенной скорости мчал по ночному шоссе. "Быстрее, быстрее, еще быстрее!" - визжала девчушка. Вовка до предела выжал педаль газа. Он внимательно следил за дорогой, но не мог налюбоваться фонтанирующим из своей спутницы фейерверком восторга. Он прекрасно знал дорогу. Через пару километров будет престижный отель, в котором есть ресторан, бар, казино. Вон он уже сияет впереди всеми своими разноцветными огнями. Волшебный замок азарта и порока! И вот они уже сидят за зеленым сукном игрового стола и делают ставки.

Вовка частенько бывал в этом заведении и его здесь хорошо знали. Хозяина звали Руслан. Лора даже одно время имела с ним общие дела, у них были общие коммерческие интересы, но не долго. Руслан с большим уважением и почтением относился к ней и предпринимал всяческие усилия, чтобы снова войти к ней в доверие. Но Лора держала его на расстоянии. Она никогда не сближалась с людьми, чей потенциал по ее мнению был ограничен. Руслан же был о ней очень высокого мнения. Уж он то готов был на все ради того, чтобы хоть не на много приблизиться к более сильным и могущественным кругам. Вовка был приближен к этому кругу, был вхож в него, и Руслан был бесконечно рад дорогому гостю. Денег с собой у Вовки не было (слава Богу хоть штаны догадался надеть перед тем как прыгнуть за руль автомобиля) и он попросил у знакомого дилера сыграть в долг. Дилер набрал номер шефа и, получив одобрение от того, ссудил Вовке тысячу баксов. Вовка расписался за них в долговой книге заведения и обменял их на игральные фишки. Эту тысячу он решил потратить на развлечения своей девочки. Леночка впервые была в подобном заведении и поначалу смущалась. Она сделал первую ставку в размере пятидесяти баксов. Шарик долго бегал по кругу, остановившись на секторе, на который поставила Леночка. Дикий восторженный визг потряс стены здания. Все обернулись на нее. Шикарные, словно яхты на волнах моря, жрицы любви смотрели с нескрываемой завистью на сочную, искрящуюся молодость. Седовласые стареющие ловеласы - денежные мешки и деловые ласково улыбались ей. Но для Леночки уже ничего не существовало кроме этого маленького блестящего шарика, с такой легкостью приносящего ей счастье и успех. Через полчаса максимальная ставка, установленная за этим столом, стала казаться ей незначительной. Она сморщила свой прелестный носик и посмотрела на своего спутника. Скучно! - говорили ее глаза. Максимальная ставка в сто долларов казалась ей мизерной и ничтожной. Вовка усмехнулся. Он отлично понимал ее желания, потому что их желания и тут совпадали. "Пойдем, охладимся немножко" - он легонько потянул ее за локоть, затем наклонился к ней и шепнул на ухо -"А потом сыграем по-настоящему".

Он чувствовал, что его начинает забирать - может пройдет, подумал он. Они выпили в баре по стаканчику коктейля. Вовка знал, что в этом казино существует особая комната, где играют по-черному. Там стоит такая же рулетка, но ставки могут приниматься и "с голоса". Там царит особая атмосфера и пропускают туда только избранных, только посвященных в таинства черной игры. Естественно, что материальное благополучие участников ни у кого не должно было вызывать сомнения. Вовка чувствовал, как бьется его сердце - медленно и сильно. Рассудок холодно просчитывал различные варианты. По всем оценкам шансов было пятьдесят на пятьдесят. Но с ним была фея. И этот фактор "за" перевешивал все доводы "против". Он медленно поднялся и нежно поцеловав свою юную спутницу, повел ее дальнюю часть игрового зала. В небольшой, шикарно обставленной зале царила прохлада. Вовка со своей спутницей подошли к столу. За игровым столом было пять человек. Двоих из них Вовка знал. Один из них был вор в законе, авторитет одной из Питерских группировок, представительный и вальяжный толстячок. Другой работал в мэрии города, Вовка видел его пару раз в обществе Лоры. Минимальная ставка на столе была в десять тысяч долларов. Когда глаза привыкли к полумраку залы, Вовка заметил в темном углу что-то вроде письменного стола, освещаемого настольной лампой. За столом сидел сам хозяин, Руслан. Увидев, что Владимир смотрит в его сторону, он поднялся и галантно поклонился гостю. Вовка ответил ему сдержанным кивком. Леночка заворожено следила за мечущимся по кругу шариком. "Будет 17 шепнула она Владимиру". Через несколько секунд крупье бесстрастно обьявил - "Семнадцать. Прошу рассчитываться, господа". Леночка закусила губки, чтобы не закричать от восторга, Вовка осторожно, но сильно сжал ее руку - здесь не принято было проявлять эмоции. "Прошу делать ставки, господа" - обьявил крупье. Вовка после секундного колебания обьявил - "Десять - нечет" Остальные игроки тоже сделали свои ставки. "Принято, Ставок больше нет" - констатировал крупье и метнул шарик по кругу. Один, второй, третий круг. "Двадцать семь!" - завороженно прошептала Лена на ухо своему спутнику. "Удваиваю ставку"- быстро произнес Вовка. "Принято" - бесстрастно констатировал крупье. Попрыгав по ячейкам, шарик остановился на двадцати семи. "Получите причитающееся". Вовка, наскоро прошелестев пачками банкнот, полученными из рук игроков, сунул их в карман брюк. Сердце бешенно стучало. Следующий тур он решил пропустить. Леночка и на этот раз, через два - три круга после начала вращения, однозначно угадала номер выигрыша. Во рту у Вовки пересохло. Он сделал знак одному из гарсонов, которые словно статуи стояли по стенкам залы, принести ему спиртное. План в голове уже созрел - он ставит минимальную ставку в десять тысяч и после подсказки своей прорицательницы утраивает ставку, или, если не угадал, проигрывает. Но проигрывает минимум. Гарсон поднес рюмку водки и Вовка залпом опрокинул ее в себя. В следующем туре он поставил на четное и проиграл - Леночка опять же со стопроцентной уверенностью угадала число 33. Вовка рассчитался с партнерами и в следующем туре поставил на нечетное. "Тринадцать" - шепнула Лена, когда шарик рванул по кругу. Вовка хриплым голосом обьявил - "повышаю в десять раз". Про себя подумал - чертова дюжина! Неужели дьявол мне помогает. "Принято"- бесстрастно обьявил дилер. Вовка загадал, что это будет последний тур. Больше играть они не будут. Они поедут домой и поделят выигрыш пополам. Ста тысяч хватит на многое, если не на все. Он купит себе нормальную квартиру, отселит Стелку с площади Лоры, купит дачку где-нибудь в районе Комарово и поселит туда мать. Рассчитается с долгами. Блестящий шарик все бежал и бежал по кругу. Нет, этому не будет конца! Ну, все, хватит, стой - орал про себя Вовка. Он видел, что Леночка как-то забеспокоилась. Что она дергается - злобно подумал он про себя. "Ой, я кажется ошиблась" - с невинным видом проговорила девушка - "двенадцать, а не тринадцать". Вовка побледнел. В темном углу залы сверкнула улыбка Мефистофеля, склоненного над письменным столом. "Снимаю ставку" - прохрипел Вовка, он не узнал собственный голос. "Поздно, уважаемый" - вежливо проговорил дилер. Шарик несколько раз перескочив из ячейки в ячейку остановился на двенадцати. "С вас двести штукарей, уважаемый" - дилер выжидающе, с еле заметной ухмылкой, смотрел на Вовку. Все напряглись. "У меня... с собой... нет таких денег" - прохрипел проигравший. Обстановка в зале изменилась. Вовку обступили крепкие, мускулистые ребята. Их ухмыляющиеся лица говорили сами за себя, что, мол, ребята давно застоялись и поразмяться они вовсе даже не прочь. "Девчонку отпустите, она не при чем" - попросил Владимир. "Девочка тоже останется здесь" - мефистофель в облике хозяина казино отделился от стены и остановился в отдалении. "Уж она то всегда пригодится" - заржал один из горилл. Вовка развернулся и коротким мощным ударом бросил его на пол. В следующий момент его стали бить. Удары сыпались со всех сторон. Вовке удалось сбить с ног еще двоих. Один из них корчился на полу с переломанной рукой и орал благим матом. Вовка почувствовал, как вокруг шеи захлестнулась крепкая, тугая удавка. Он попытался сбросить ее с себя, но смертельная петля продолжала сжиматься. Последнее что запомнил Вовка - это зареванное личико Леночки. Его ангелочка, его белочки в мягкой шубке, его принцессы и маленькой феи. Потом наступил мрак.

Убрать соперника

3.3. Ло была в ярости. Последнее время у нее были большие расходы. Не все из них были заранее запланированными, но обойтись без них она не могла. Просто не хотела в связи с определенными изменениями в ее жизни. Это были радостные изменения, и чувства, переполнявшие ее душу, били через край. Она не желала их укрощать, а наоборот - всячески подогревала и распаляла их. В кратере этого вулкана горели не только чувства, эмоции, но и определенные средства, и, я вам скажу, не малые. Квартира, купленная ею накануне, в самом престижном районе Питера стоила очень не малых денег. А тут - просто так выложить сто тысяч! Уверения ее азартного помощника, что в его сейфе лежит 50 тысяч, оказались ложными. Ло сидела на переднем сидении джипа и нервно курила одну сигарету за другой. Деньги она, конечно достала, но при этом с новеньким сладким приобретением придется расстаться. Вовка молча вел машину по утреннему, омытому дождем городу. На душе было гадко, как после запоя. На шее багровел рубец - след от удавки, а левый глаз почти полностью заплыл синяком. Ло уже высказала ему все, что она думает о нем, и теперь поставила ультиматум - в кратчайший срок осводить квартиру на Васильевском острове, в которой жила бывшая Вовкина супруга. Для Вовки это была непосильная задача, потому что он боялся Стеллку. В свое время он слишком разоткровенничался перед яркой красивой циркачкой, ставшей в последствии его женой, а теперь она угрожала ему тем, что если ее не оставят в покое (в чужой, непринадлежащей ей квартире!), то она сообщит куда надо такое, что мало им всем не покажется. "Эх, если бы не этот тип, на которого так запала Лолка, может быть все и обошлось бы" - угрюмо размышлял Владимир.

Тина сидела на веранде своего дома, наслаждалась видом искрящегося под солнцем тихого ласкового моря и пила кофе. Зазвонил телефон. Тина сняла трубку. Звонила Ло.
- "Тина, девочка моя, сколько же лет я тебя не слышала! Как ты, моя хорошенькая, поживаешь?" Тина была удивлена. С Ло они не общались уже несколько лет и, если честно, то и столько же еще не общались бы. Тина напряглась, она почувствовала что есть в этом звонке что-то тревожное, что-то очень неприятное для нее. Она взяла себя в руки и радостно заверещала в трубку.
- "Лолик, как я рада, что ты позвонила! Приезжай немедленно, здесь такая погода - сказка, будем как раньше ночью купаться. Помнишь?"
-"Конечно помню, моя лапочка. Как у тебя со здоровьем, с личной жизнью? Я слышала от ребят, что ты преуспеваешь!"
-"Да что ты, Лелик, здоровья нет, личной жизни никакой. И кто тебе мог такое наврать?" В трубке повисла напряженная пауза.
-"Тинусик", - голос Лоры стал вкрадчивый, она попыталась вложить в него все сожаление по поводу того, что вынуждена это говорить - "Тинусик, ты не могла бы мне вернуть те деньги, которые я тебе тогда давала. Пускай не сразу, по частям, я не тороплю. Мне сейчас они очень нужны. Ты просто представить себе не можешь как они мне нужны!" Тина ждала и боялась этого требования. Она чувствовала, что рано или поздно, но разговор об этом будет. Она, в общем то, действительно не бедствовала, за последние годы у нее начали даже появляться некоторые накопления, но расставаться с ними так просто она не собиралась. В трубке воцарилась гробовая тишина. Затем Тина слезливым голосом проговорила
- " Откуда у меня такие деньги, Лелик. Ты же знаешь сколько я на врачей и на больницы потратила. Если бы ты не полоснула Креста в тот раз ножом по морде, может быть и со мной по другому обошлись. Ведь так же? Скажи, подружка".
-"Тинусик, что прошлое поминать? Что было - то было. Я же не торопила тебя, сколько лет уже прошло!"
-"Сколько лет прошло! Сука ты, Лолка! Удав из-за тебя же разбился. Он же любил тебя!"
-"Тина, ну зачем сюда Сережу приплетать" - в Ло нарастало раздражение - "Я же знаю, я навела справки, дела у тебя идут нормально и сейчас тебе не составит труда вернуть мне этот долг". Голос у Лоры стал жесткий, в нем зазвенели металлические нотки - "К тебе подьедут мои ребята, постарайся чтобы они не задерживались там у тебя. Недели тебе хватит, чтобы собрать деньги?"
-"Ах ты тварь питерская, стерва, мразь, ребят она, видите ли, засылает! А ты знаешь, что ту пленочку, которую ты с яхты Удава в море выкинула, я нашла. На следующий день же и достала ее со дна морского! А уж какие кадрики на ней, ты сама знаешь." - голос у Тины стал низкий и шипяший - "Вадимчику твоему показать бы ее! На сто тысяч, я думаю, она потянет". Тина раскраснелась и тяжело дышала в трубку. Такого поворота Лора не ожидала. Секунду она раздумывала, затем металлическим голосом отчеканила
- "Плевать на Вадима! Плевать на твою гребаную кассету! Мне нужны мои деньги. И ты мне их отдашь. В противном случае - пеняй на себя".

Вадим в задумчивости шел вдоль набережной реки Фонтанки Солнце клонилось к закату и купола Исакия, словно пожар, горели на солнце червоным золотом. Над Питером висела предвечерняя тишина - предвестница шумной и бурной Питерской ночи. Домой идти не хотелось. Он остановился около гранитного парапета и стал смотреть на воду. Все мысли были о ней. Последнее время он постоянно думал о ней. Она очень изменилась за последние полгода. Трудно даже сказать , что в ней изменилось. Она была все такая же деятельная, такая же неукротимая. Дела ее шли все тем же непрерывным потоком, как льдины в половодье, наползая друг на друга, переворачиваясь и вздыбливаясь горными вершинами. Все также она была, увы, непримирима и холодна к нему. Но чувствовалось, что в ней появилось что-то новое, что-то новое поселилось, расцвело и растет в ней, скрытое от чужих глаз, словно горный цветок на недоступной круче. Для Вадима не было секретом, что за цветок она так оберегала и скрывала от чужих глаз. Было бы странно, если бы ему, старшему офицеру могущественного и грозного ведомства, аналитику особого отдела, было бы это не известно. Хотя, какой там цветок - брезгливо поморщился про себя Вадим - сорняк, чертополох, олений лишайник. Тоже мне, писатель. Читал он парочку его, так называемых творений - мрак, чуть не стошнило. Хотя, по нынешним временам, когда мораль и нравственность низводятся до понятий атавизма, пережитка прошлого, может быть и ничего написано. В году семидесятом попробывал бы он такое написать, сразу бы - "будьте добры-с, полечиться немного-с, принудительно-с". И правильно. Эх, если бы Юрий Владимирович Андропов лет пяток еще пожил бы, не было возможно тогда всей этой вакханалии. Да и этот, сморчок, был бы тогда вполне приличным человеком. Работал бы в институте, как и его отец, кстати - вполне уважаемый человек, доктор наук (Вадим наводил справки), крепил бы оборону Родины. Ну что она в нем нашла?! Впрочем, ее всегда влекло ко всякого рода диссидентам и отщепенцам. Тоже мне, творческая натура. Вадим с тоской смотрел на черную, хаотически волнистую, бликующую поверхность реки. Когда-то, лет десять назад они шли с ней вдвоем вдоль этой набережной. Она нежно прижималась к нему, опираясь на его сильную руку офицера, заглядывала ему в лицо, весело смеялась над его веселыми рассказами о службе. Они вместе мечтали, строили планы на будущее. Друзья и сослуживцы завидовали ему. Она была как будто из другого мира, с другой планеты и в то же время она была с ним, она была его женой. Она, как экзотическое растение прихотливо ползущее по суровой скале, украшала его жизнь, подчиненную циркулярам, приказам и присяге Родине. Казалось так будет всегда, но это прекрасное растение вдруг начало вянуть и чахнуть. И ничего он поделать с этим не мог. Он не знал что делать. Он мог бы устранить ненавистный ему объект также легко, как перейти на другую сторону улицы. Никто даже не заподозрил бы ничего неладного. Был человек - и нет его. Не такие проблемы еще решались в их ведомстве. Да мало ли других способов в совершенстве отработано их братом. Вадим привычно просчитал в голове различные варианты решения проблемы. Но ни один из этих вариантов проблему не решал. Эх, при чем здесь этот ..., он не смог подобрать точного по смыслу слова, вздохнул и плюнул в сердцах в воду. Он вынул из плоского черного дипломата видеокассету, присланную ему накануне каким-то неизвестным "доброжелателем". Кассета была пятнадцатилетней давности, с тех времен, когда они еще не были знакомы с Лорой. Он просмотрел кассету у себя на работе, запершись в своем служебном кабинете. На кассете была записана оргия. Четверо человек, двое юношей и две девушки предавались изощренному разврату. Среди них была и его жена, такая же неукротимая и прекрасная как и сейчас. Вадим повертел кассету в руках и брезгливо бросил ее в темные воды Фонтанки.

Он постоял еще некоторое время у парапета, наблюдая, как расходятся круги по воде и как быстро они исчезают под крупной волнистой рябью реки. Вот также исчезали бы без следа ее обиды, грустно подумал полковник. За спиной он услышал шелест шин по асфальту, рядом остановился какой-то крупный автомобиль. Вадим повернулся - это был джип Лоры. За рулем сидел Владимир и приветливо махал ему рукой, приглашая садиться, Вовка был один в машине. Вадим испытал легкое чувство досады по поводу так внезапно прерванного одиночества. Тем не менее он приветливо улыбнулся и подошел к машине.
-"А я гляжу - ты или не ты" - с наигранной веселостью воскликнул Вовка - "Садись, подвезу. Ты домой?" Вадим сел на переднее сиденье джипа, не закрывая дверку.
-"Старик, я пожалуй, прогуляюсь пешочком. Погода какая - класс!" - он прищурившись смотрел на искрящуюся поверхность реки. Помолчали. Вовка тоже не спешил прощаться. Он как будто что-то хотел сказать Вадиму, Вадим чувствовал, что Вовка хочет о чем то поговорить. О чем то важном для них обоих. Вадим догадывался о чем пойдет речь.
-"Ты знаешь о нем?" - Вовка в упор посмотрел на Вадима. Вадим понял о ком идет речь, но ему не хотелось говорить на эту тему, тем более с Вовкой. Несмотря на всю симпатию к Вовке, он все же держал его на определенном расстоянии и никогда с ним не откровенничал.
-"Знаешь, мне не хочется обсуждать эту тему" - неохотно ответил Вадим.
-"Да подожди, подожди ты, не кипятись" - Вовка перешел на сбивчивый шепот, он волновался - " Ты же видишь, она из-за него с ума сходит, ни перед чем не останавливается. Даже на Тинку свою, которая из Сочей, наехала". Вадим молчал. Вовка продолжал. "Его надо заказывать, Петрович" - он всегда называл Вадима по отчеству, когда хотел подьехать к нему с какой-либо просьбой или за помощью. Вадим удивленно посмотрел на него
- "Кому ты хочешь его заказывать?" - в его глазах, словно блик от снайперского прицела, мелькнул холодный огонек, он недобро усмехнулся и посмотрел на своего собеседника. Кому? Отвечай - как бы говорили его холодные тигриные глаза. Вовка поежился. Ему показалось, что этот взгляд, буравит ему дыру между глаз, как пуля пущенная из снайперской винтовки с расстояния в двести метров. Он опустил глаза и залепетал
- "Ну, Петрович, я же - так сказал, не подумай чего дурного". Вадим отвернулся и стал снова смотреть на воду. Ему не хотелось говорить на эту тему, но другого случая могло и не представиться.
-"Здесь по другому надо" - нехотя протянул он - "Компромат здесь нужен подходящий. Убирать его нужно не там, а... здесь" - он многозначительно прикоснулся пальцем к своей голове. Глаза контразведчика превратились в две узкие щелочки-бойницы - "Вот, как это сделать - подумай" - он замолчал, отвернувшись снова к реке, давая понять собеседнику, что разговор на эту тему закончен.
-"Понял, Петрович" - оживился Вовка - "Уж я такое придумаю - век не отмоется". Вадим с сомнением посмотрел в простодушное Вовкино лицо. В тот момент он еще не предполагал, что дал в руки человеку, мягко говоря не очень умному, смертельно опасное оружие, с которым тот не умеет обращаться, и от которого сам же и погибнет.

Кровавая развязка

3.4. Самолет мягко коснулся колесами посадочной полосы и побежал, мелко подрагивая, по бетонному покрытию аэродрома. Тина еще с высоты птичьего полета хорошо рассмотрела панораму величественного города. Она летела извиняться. Дура! Дура!! - корила она себя за несдержанность - Ну, зачем она отослала эту дурацкую кассету! Лолка ей этого никогда не простит. Она знала крутой нрав подруги. Бывшей подруги. И теперь всерьез опасалась за свою жизнь. Она везла с собой десять тысяч долларов в знак примирения, в надежде на то, что Ло сжалится над ней, над ее несчастной судьбой и простит ей оставшуюся часть долга. Она готова была отдать и все остальное, лишь бы Лора простила ее за эту дурацкую выходку с кассетой. Ло встретила ее на пороге квартиры. Она была удивлена ее появлению. Вид у Тины был жалкий и несчастный. Лора сухо поприветствовала подругу и пропустила ее в прихожую. "Ло, сестренка моя, прости меня!" - заголосила Тина и упала в ноги подруге. Лора недоуменно смотрела на плачущую у своих ног женщину. Она видела, что Тина очень изменилась. Она сильно постарела, черты ее лица огрубели, в волосах явственно пробивалась обильная седина. Перед ней была уже не та жизнерадостная женщина-тигрица, сейчас она напоминала старую масластую лошадь с желтыми гнилыми зубами. Ло стало жалко подругу. Она попыталась поднять ее с пола. "Да не кричи ты, не плачь, обьясни, что случилось". Тина продолжала всхлипывать, из ее невнятных фраз Ло поняла, что речь идет о кассете.
-"Ты что, отослала ее Вадиму?!"
-"Дура! Дура я!!" - голосила Тина - "Прости!" Лоре все стало ясно. Она усмехнулась про себя, кассета действительно нисколько ее не волновала, но если бы она узнала о ней до приезда Тины, той пришлось бы ой-ой-ой как не сладко! Она подняла Тину с колен и повела ее в гостиную. Постепенно Тина успокоилась и разговор перешел на деловые темы.
-"Лолочка, я тебе денежек привезла" - защебетала Тина - "вот, только десять набрала, в долги влезла, ты уж войди в мое положение, я же не такая везучая, как ты" Она подобострастно заглядывала в глаза подруге. Лора взяла из ее рук пачку хрустящих банкнот и бросила в ящик стола.
-" Ладно, в расчете" - великодушно проговорила Ло. Тина радостно взвизгнула и бросилась на шею подруге. Затем, когда бурные проявления радости немного поутихли Лора накрыла на стол, достала и открыла бутылку красного сухого вина из коллекционного набора. Тина с восторгом и любовью смотрела в глаза подруге.
-"Лолка, какая ты красивая! Сейчас ты даже лучше стала, чем тогда была - грудки отросли, попочка. Скажи, у тебя сейчас кто-нибудь есть?" Ло неопределенно пожала плечами, она не хотела с ней откровенничать. "А-а-а, есть! По глазам вижу, что есть!" - радостно закричала Тина.
-"Ну, есть" - скромно потупила глаза Ло.
-"Ой, Лолка, ты просто прелесть! Ну и кто же он? Говори, говори скорей. Ой, как интересно!"
-"Он - писатель".
-"Писатель?" - недоуменно и разочарованно протянула Тина
- "А я думала, как минимум генерал, или президент крупной кампании. Может быть известный писатель? Что он написал?"
-"Пока ничего".
-"Как ничего?!"
-"Ну, конечно, он много чего написал, но пока его нигде еще не печатали" Лора видела выпученные, недоуменные глаза подруги - зря я ей все это рассказываю, все-равно ничего не поймет, дура - с досадой подумала Ло. Тина стала есть, смачно прихлебывая дорогое вино из фужера. Она была удовлетворена, хоть тут то она обскакала более удачливую во всем подругу. Уж у нее то, в родном Сочи, любовники были - дай бог каждому. А один из них был даже директором местной птицефабрики! Но Тина не стала о нем упоминать, чтобы не досадовать понапрасну подругу. Ну, хоть что-то и у нее должно быть получше! Писатель! Фи. Небось и машина то у него - какая-нибудь шестерка убитая. Ло с безразличием смотрела на гостью - "Животное" - с раздражением промелькнуло в голове. Зазвонил мобильник. Звонил Вовка из машины. Сказал, что у него для нее есть интересные сведения и будет он через пять минут. Что еще за сведения - с тревогой подумала Лора.

Вовка ввалился в квартиру какой-то возбужденный и взьерошенный
- "Вот, посмотри, что он пишет про тебя!"
- "Кто пишет?"
-"Кто! Твой писатель!"
-"Он что, тебе лично пишет?"
-"Да мне. И пишет про тебя. Он не прочь обменять тебя на Тойоту Крузер! И вообще, ты ему на х.. не нужна. Включи компьютер и сама почитай"
-"Врешь! Врешь!!" - Лора заплакала и набросилась на Вовку с кулаками. Она слышала как из гостинной раздался здоровый жеребиный хохот Тины. Лора пантерой бросилась обратно в комнату и схватила гостью за шиворот - "А ну, выметайся отсюда быстро, тварь. Чтобы духу твоего здесь не было. Немедленно!" Тина испуганно сжалась в комочек и залепетала
- "Лолочка, девочка, да я ж не знала, что ты за него так переживаешь. У него, что и вправду ничего нет?"
- "У него есть все! У него есть то, чего ни у кого из вас и в помине никогда не было! Убирайтесь отсюда все! Немедленно! Немедленно!!" - она завизжала в истерике и бросилась в свою комнату. Вовка с Тиной многозначительно переглянулись. Они сразу поняли друга друга с первого слова, с первого взгляда. Оба ни секунды не сомневались, что он ей не пара и ей нужно просто обьяснить это потолковее и все будет нормально. Уж толковее них никто не сможет это разобьяснить. Вадим - мямля, интеллигент вшивый. Дал бы разочек по морде, знала бы свое место. А то вот приходится разобьяснять. Ну, ничего он терпеливый - поревет немного, но зато правду узнает. Вовка присел на край кровати, на которой рыдала Лора. Тина стояла в дверях и с любопытством наблюдала за действом.
- "Лошенька, ну успокойся. На хрен тебе такой сдался. Сама посмотри, что он про тебя пишет" - Вовка прикоснулся к плечу Лолы пытаясь ее погладить.
- "Не прикасайся ко мне, хам!" - она вскочила и со всего размаха врезала ему по морде. Он заграбастал ее в свои обьятия и пытался приголубить. Завязалась борьба. Ло вырвалась из сильных Вовкиных обьятий и бросилась к своей сумочке. В сумочке она всегда носила с собой пистолет на случай непредвиденных ситуаций на дорогах. Секунду она шарила на дне сумки, пытаясь между предметами женского обихода и косметики разыскать смертоносное оружие. Она передернула затвор и направила ствол на Владимира. Тина взвизгнула и бросилась прочь из комнаты. Лора была на грани нервного срыва. Ствол в неумелой женской руке ходил ходуном. Она зажала его двумя руками и нацелилась в голову обидчика. Вовка попятился. Он был человеком не робкого десятка и всегда выходил успешно из всех ситуаций. Но сейчас перед ним была женщина. Разьяренная женщина. Любимая женщина. Отбирать пистолет, применять силу было равносильно самоубийству. Она бы его просто вычеркнула после этого из своей жизни навсегда. Но сейчас она хочет вычеркнуть его из жизни вообще. Он чувствовал, что пути к отступлению отрезаны. Она не простит ему того, что он сказал, надо идти дальше и убеждать ее до конца.
- "Ло, Лошенька, Лошадка моя, он не любит тебя. Почитай, что он пишет"
- "Ты, ничтожество, какое право ты имешь лезть в мою жизнь! По какому праву вы все лезете ко мне"
- "Успокойся Лора! Я же люблю тебя! Убери пистолет, он же заряжен!"
- "Мне плевать на твою любовь!"
- "Убери пистолет! Успокойся, никто не собирается его убирать."
- "Я сама тебя прикончу, если ты хотя бы подумаешь даже об этом или хотя бы испортишь ему настроение!"
-"Да он же не любит тебя! У него в Москве жена и любовница. Мы проверяли, спроси у Вадима!"
- "Врешь! Врешь!!" - слезы текли по ее лицу, из груди вырывались судорожные рыдания. Пистолет в ее руках описывал хаотическую траекторию, он вздрагивал в такт ее всхлипам и подпрыгивал в слабых женских руках, сотрясаемых истерикой.
- "Нет, это правда Лора! Правда. А еще ..."

В следующий момент раздался выстрел.

В-четвертых

Реальность пробуждения

Я очнулся ото сна, вскочил с дивана и с ужасом посмотрел на часы. Мне казалось, что я проспал вечность, но прошло не более сорока минут. Сон еще не покинул меня и мне казалось, что я явственно слышал звук выстрел. В голове, словно искры угасающего костра, метались обрывки сна. Пистолет. Вовка. Зачем он говорил ей все это? Постой, постой - это же сон. Или не сон? Она же должна сейчас быть у меня, здесь в Москве. Она же сама сказала, что выезжает. Сама сказала, что убьет его. Боже, когда же это было? Позавчера! А сегодня какой день? Суббота. Морг - это же не сон! Я же всю ночь ездил по моргам. Постепенно я возвращался в реальность. Ну да, это уже не сон. Сердце снова захлестнуло волной тоски. Ее здесь нет, ее здесь нет - болью пульсировало в груди. Я почувствовал, как кровь ударила в голову. Я сел на диван и попытался унять сердцебиение. Сердце стучало глухо, с какими то перерывами. Поднялся, пошел в ванную, умылся холодной водой. Страшная реальность окончательно вернулась в мое сознание.
Я взял телефонный справочник и принялся искать больницы. До чего же бестолковые справочки делают! Несколько минут, чертыхаясь и матерясь, я листал взад и вперед толстую книгу. Наконец, отыскал "больницы" и стал примеряться, в какую первую позвонить. Телефон стоял прямо передо мной и казалось покорно ждал, когда с него снимут трубку. Вдруг, как выстрел в висок, раздался резкий звонок. Я вздрогнул. Кто это? - подумал я. Похоже на межгород. Кто может мне звонить по межгороду? По межгороду мне звонила только она. Но... как же так? Я поспешно протянул руку и поднял трубку. "Да" - севшим от волнения голосом прохрипел я. В следующий миг стена кошмара рухнула передо мной и я увидел небо! Оно было высокое и покрытое белыми облаками. Птицы запели в ветвях деревьев и свежий ветерок ударил мне в лицо. Мне показалось, что я вышел из склепа, в котором был заживо погребен... - на другом конце провода я услышал ее голос. Он был слабым, как одинокий стебелек на ветру, как слабое мяуканье котенка, как трель лесного ручейка. Но этот ручеек тек ко мне. Он тек в меня, вливался в мои жилы, в кровь, возвращая меня к жизни. Мне хотелось окунуть в него лицо, пить его большими глотками.
- "Андрюша.."
- "Да, да, Ло, это я. Где ты находишься? Что с тобой, девочка моя? Я искал тебя. Как хорошо, что ты позвонила!" Ее голос был еле слышан в трубке, но я был счастлив. Слезы радости потекли из моих глаз и я не пытался их унять. Я плакал и смеялся. Я был по настоящему счастлив. Она жива. Главное - жива! Все будет хорошо, все хорошо!
-"Андрюша, ты слышишь меня?"
-"Да, Да! Ло, я тебя слышу. Где ты находишься?"
-"Я в больнице"
-"В какой больнице, Ло?"
-"Я точно не знаю, но кажется в Зеленограде, недалеко от Москвы"
-"С тобой все в порядке, Ло?! Не волнуйся, я сейчас еду к тебе"
-" Нет, нет, тебе не надо приезжать. Муж уже здесь. У меня сотрясение мозга и болит в груди. Мне ставят капельницу. Сейчас все врачи ушли и я звоню из кабинета медсестры". Господи, слава Богу, с ней все в порядке. Как же она так неосторожно, бедненькая. Это хорошо еще, что все так обошлось.
-"Котенок мой, девочка моя, ну как же ты так неосторожно. Я уж думал невесть что. Ты не поверишь - все морги обьехал, не знал, что и делать". Помолчали. Я слышал как она дышит в трубку. Так было всегда, когда она мне звонила из Питера. Я слышал ее дыхание в трубке и наслаждался им, как музыкой. Но долго молчать было нельзя. - "Ло, тебе наверное трудно говорить, еще минутку побудь со мной и я тебя отпущу"
-"Нет, нет" - слабым голосом проговорила она, -"мне уже легче. Я уже даже встаю с постели, хотя мне врачи запрещают." У меня защемило сердце - все же как она любит меня, что превозмогая боль и слабость готова беседовать и беседовать. Надо сказать ей что-нибудь теплое и приятное, чтобы она только слушала и не теряла силы на разговоры.
"Ло, машину ты, наверное сильно помяла? Надеюсь никто больше не пострадал?"
-"Н-нет" - уклончиво ответила она. Потом после некоторой паузы продолжила - "Машина не пострадала... Ее уже нашли"
-"Как - нашли?"
-"Ее бросили в одном из дворов"
-"Кто..? Как это так, Ло?"
-"Ну, долго рассказывать.."
-"Тогда не надо. Не надо волноваться, девочка моя любимая. Когда поправишься, все и расскажешь"
-"Да нет... Я лучше сейчас расскажу, а то ты будешь волноваться и переживать за меня". Боже, она еще и за меня переживает! Фея! Ангел мой небесный!
-"Ну, хорошо!" - сказал я - "Только в двух словах, милая, чтобы ты не утомилась"
-"Хорошо" - сказала она тихим слабым голосом и начала рассказывать. Говорила она медленно, часто останавливалась, чтобы перевести дыхание. Вот что я услышал
"Когда Вовку отвезли на скорой в больницу, я взяла из гаража свою Хонду и поехала к тебе, в Москву. Было около 2 часов ночи, дорога была пустынная и я ехала со скоростью 150 - 180 км. в час. Уже подьезжала к Москве, вижу по дороге бежит девочка лет 10. Вся растрепанная, в легком платьеце, что-то кричит, а за ней, метрах в двадцати, гонятся два каких-то бандита. Какие-то мерзкие типы, на уголовников похожи. Я обогнала их, остановила на дороге свою Хондочку, вышла и кричу девочке - сюда, сюда, беги скорее сюда. И тут она споткнулась и упала. Я вспомнила, что у меня в машине лежит пистолет. Бросилась к машине достала его и выстрелила в воздух. Потом кричу им - отпустите ребенка, а то я буду стрелять в вас. А они мне кричат, что если я буду стрелять, то попаду в девчонку. Я крикнула, чтобы они немедленно отпустили ее, а то я позову милицию. Тогда они говорят - мы тебе отдаем девчонку, а ты нам отдаешь машину. Девочка очень испугалась, она кричала - тетя, не оставляйте меня здесь, и я согласилась на их условия. Они сказали - отойди от машины. Я отошла, они впрыгнули в нее, а я побежала к девочке. И пока я к ней бежала, эти бандиты дали задний ход и сбили меня. Очнулась я, когда меня везли на машине скорой помощи в больницу. Вот все."
М-да. Я молча слушал, все более и более изумляясь ее рассказу. Я ожидал всего чего угодно - аварии, катастрофы. Но такого... М-да.
-"Ло, отдохни, не волнуйся, тебе нельзя сейчас волноваться" - я был потрясен, я не знал что сказать. Голос ее был слабый и тихий. Чувствовалось, что ей тяжело говорить. Какая же в ней сила, поражался я про себя, и сколько же испытаний выпадает на долю этой хрупкой беззащитной женщины.
-"Нет, нет, ничего. Знаешь, что мне помогало все это пережить?"
-"Что, Ло?"
-"Я постоянно думала о тебе" - у меня перехватило дыхание от этих слов. Я сжал до боли зубы, чтобы не разрыдаться в трубку. Потом постарался взять себя в руки и справиться с волнением.
-"Ло, а девочка куда делась? Она тоже в больнице?"
-"Н-нет. Я не знаю. Девочку, наверное, забрали родители"
-"А-а". Чтобы как то прийти в себя, я стал задавать разные вопросы. "Послушай, а откуда же у тебя пистолет? Ты же говорила, что оставила его около... Вовки"
-"Разве я тебе это говорила?"
-"Ой, правда! Это же мне Тина в письме написала. Что же она, придумала это?"
-"Ну откуда я знаю - что она тебе написала!" - с раздражением проговорила Ло. "И вообще, у меня разболелась голова. Все, сюда идут. Сейчас муж повезет меня домой. Вечером еще позвоню. Все, пока.." В трубке раздались короткие гудки.

Ошеломленный я сидел перед телефоном перебирая в памяти все моменты разговора. Невероятно, это просто невероятно! Посмотрел на часы - было начало второго после полудня. Выглянул в окно - за окном ярко сияло солнце, на небе не было ни облачка. Поеду прокачусь, не терять же такой денек. Тем более, что никуда мне теперь спешить не надо, хоть развеюсь немного, решил я, и уже через десять минут с наслаждением крутил педали своего двухколесного друга. Друзья, вы представить себе не можете, какое можно испытывать облегчение и как прекрасен окружающий тебя мир, когда в одночасье вся твоя боль, все твои беды и страхи исчезают, как по мановению волшебной палочки.Я ехал и наслаждался жизнью. Вернулся я домой через четыре часа, отдохнувший, загорелый и посвежевший. Взял в соседнем киоске пивка и стал готовить себе ужин. Вся эта история стала как-то странно расплываться в моем сознании. Многие вещи теперь мне казались гротескными и невероятными. Откуда же она звонила? В Зеленограде Московские номера, а звонок был как по межгороду. Странно. Я стал анализировать другие факты, известные мне. Так, что я знаю о ней. Она живет в Питере. Я звонил ей на домашний телефон. Муж иногда поднимал трубку. Джип Тойота есть? Есть! Сам на нем ездил. Хонда тоже есть. Мы встречались с ней несколько раз. Было? Еще как было! В постели с ней никто не сравнится. Все это было. Правда, с Вовкой мы не встречались. Переписывались с ним много. Это так. С Тиной тоже не знаком, хотя и многое о ней слышал. Единственное письмо, которое я от нее получил это то, в котором она описала ту трагедию. Да еще на сайте в Гостевой у меня отмечалась не раз - в Сочи приглашала в гости. Я выпил бутылочку пива, затем вторую. Поужинал и лег на диван смотреть телевизор. Зазвонил телефон. Я прислушался, звонили явно по межгороду.
-"Да"
-"Андрюша.."
-"Привет, привет, Ло." Я почувствовал какую-то скованность в себе. Червь недоверия грыз мою душу изнутри и я не знал как от него избавиться. Надо прояснить все для себя, иначе дальше так жить просто невозмоно. "Как там Вовка, Ло?" Я слышал как она заплакала на другом конце провода.
-"Он умер"
-"Как! Умер?" Я был ошарашен. Такое даже я никогда бы не придумал. Я слышал как она всхлипывает в трубку.
-"Пуля перебила сонную артерию и через сутки он скончался. Перед смертью он написал следователю письмо, что выстрелил в себя сам по неосторожности."

Я мрачно слушал ее, размышляя как мне себя вести. Мне уже ничего не хотелось у нее спрашивать, потому что дальнейший наш диалог мог быть похож на диалог следователя с подозреваемым. Говорить ничего не хотелось. Я чувствовал себя полнейшим идиотом, и думал только о том как ей сказать об этом. Она мне была дорога, в этом пускай никто не сомневается, но уличать ее во вранье я не мог себе позволить. Да и потом - никакой корысти в ее вранье нет - размышлял я - просто лапшу на уши мне вешает, вот и все. Но быть дураком все равно не хотелось. Ну, почему она не хочет признаться, что все это выдумка, разве она стала бы от этого мне менее дороже!
-"Ло, мне очень жаль, что Володя погиб. Мы с ним могли бы стать друзьями, ведь мы хорошо знали друг друга по переписке. Он многое писал мне про тебя. Если бы ты знала с какой любовью он писал про тебя, как красиво он тебя описывал."
-"Не знаю, о чем вы с ним переписывались, теперь это уже не важно". Она тяжело вздохнула.
-"Когда будут похороны, Ло?"
-"Похороны будут через четыре дня"
-"Ло, я должен приехать, проститься с Володей. Ведь в какой то мере я тоже несу ответственность за его смерть"
-"Нет!" - испуганно закричала она трубку "Тебе не надо приезжать на его похороны! Нет, нет и нет!"
-"Хорошо", сказал я, -"тогда я приеду через две недели и мы вместе сходим к нему на могилу. Это мой долг, Лора!"
-"Я никуда с тобой не пойду!" - Она очень разволновалась и почти кричала в трубку. "Если хочешь - иди один, но мне тогда можешь даже не звонить!"
-"Ло, но я же приеду к тебе, мне хочется видеть тебя. Я очень хочу видеть тебя! Я ужасно тебя хочу!" Она надолго замолчала. Чувствовалось, что мое желание посетить Володину могилу никак не вписывалось в ее планы встречи со мной.
-"Хорошо, приезжай. Но на могилу ты поедешь без меня..." - сказала она таким тоном, как будто речь шла о ее могиле, а копает ее для нее не кто иной, как я. Она обиженно замолчала. Я чувствовал, что еще немного - и она сознается во всем.
- "Ло, но я ведь приеду к тебе. Если я не увижу тебя, если мы больше не встретимся с тобой, то мне нет смысла приезжать в Питер" И я не ошибся в своих ожиданиях. Нет, она не призналась ни в чем, но голос ее снова стал нежным и воркующим, в нем снова появились так хорошо знакомые мне игривые интонации, в нем снова появилась жизнь и страсть - "На могилу я с тобой не поеду, но... сексом я с тобой заниматься буду!"

Я почувствовал, как моя душа, словно шампанское из откупоренной бутылки рванула наружу. Она пенилась и искрилась, она пела и плясала. Вмиг исчезли все химеры, окружавшие меня несколько последних суток. Преисполненный радости и телячьего восторга я замурлыкал в трубку, словно мартовский кот. Из трубки я слышал ответное страстное мяучанье моей маленькой кошечки. Пространство, отделяющее меня от моей любимой искривилось, трансформированное нашими необузданными желаниями, и мы лежали уже рядышком, ласкали друг друга и нежно шептали друг другу на ушко всякие глупости. Если кто пытался дозвониться до меня в тот вечер, то я извиняюсь - телефон освободился у меня только под утро.

И наконец

Ставки принимаются, господа!

По шумному людному Невскому проспекту шли двое. Молодой человек, похожий на студента, нес за спиной небольшой рюкзачок из под горнолыжных ботинок. Светлые волосы девушки были взлохмачены и всклокочены. Оба были веселые, счастливые и немного пьяные. До отхода поезда Питер-Москва оставалось полчаса.

-"Послушай" - шутливо сказал парень - "ты бы притушила немножечко блеск в глазах, а то - щечки горят, волосы взлохмачены - сразу видно, что тебя только что трахнули. Люди на тебя оборачиваются."

-"А вот интересно, заметно ли эти людям, что я при этом никакого оргазма вообще не получила?" - азартно парировала девушка.

-"Ну, насчет - вообще - это она врет!" - весело крикнул парень в толпу. Прохожие с любопытством и с улыбками оборачивались на эксцентричную парочку.

Скорый Питер-Москва уносил "нерадивого" студента домой, в Москву. Через неделю он снова поедет в Питер на пересдачу зачета "по оргазму". Держу пари, что вряд ли кто угадает сколько раз он будет "пересдавать" этот зачет. И чего ему это будет стоить. Впрочем, шарик рулетки уже пущен по кругу, и ставки пока еще принимаются, господа.

(Июль 2001г)


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"