Токарев Алексей Викторович: другие произведения.

Автор?! На съезжую!!!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Видимо пришло время, когда я должен вплотную заинтересоваться романами на єСИЋ! Но роман не рассказ, и рецензия на него может растянуться на несколько страниц. Обидно терять такой материал, погребая его в лентах коммов. Так и появился на свет идея этого обзора разборов. Мне эта работа не менее выгодна, чем тем авторам, которые пришлют свои заявки, пожелав узнать мое мнение об их произведениях. Только хочу предупредить! Если дело касается качества написанного произведения, для меня нет друзей или врагов. Я стараюсь быть максимально объективным и строгим судьей для любого автора. И, если вы хотите услышать жесткое, нелицеприятное мнение о своих произведениях - присылайте заявки! Только потом без обид! Повторяю - я стараюсь быть максимально беспристрастным. А открывает обзор роман Иржи Джованниевича єЛекарь для зомби или Там, за рекой, ничего нетЋ. Одно из лучших произведений на єСИЋ, которое я читал за последнее время. Кстати, народ! СТАВЬТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОЦЕНКИ!!!




Автор?! На съезжую!!!


  
   Съезжая изба []
  А это та самая съезжая изба!!!
  

Александр Бережной

   Приключения Робинзона и двух Пятниц на обитаемом острове

Добрый

  Ты дерево! Твое место в саду!

Владимир Датыщев

Семь раз умри..., пока прочитаешь...

Наши там!!!

Фенек

   "В подражании... Кому?..."

Deadly.Arrow

   "Рояльные дебри"

Г. Ескевич, Лорд Арк

   "Слишком много гобби"

  Сказка ложь?

Иржи Джованниевич

   "Нечто из жизни зомби"

Антон Страгулин

  Нечто неоконченное

Рысенок Дэн

   "Эльфа на броневик!"

Данилов Дмитрий Мастерович

   "Обыкновенный частный детектив магического мира"

"Вместе веселее?"

Сташи

Прогулки по радуге

Поэтика бесплодности

Я не такая! Или как лирик физика победил!

  
  
   Приключения Робинзона и двух Пятниц на обитаемом острове
  
  Рецензия на роман Александра Бережного 'Палач, демон и принцесса'
  
   Новое вино в старом мехе
  
   Смешно и странно.
   Выбранная автором структура романа, написанного в очень модном сейчас стиле, который я бы назвал аниме-фэнтези, стара почти как мир.
  Учитель и ученики. Что может быть традиционнее? Только робинзонада! Причем обитаемый это остров или нет, совершенно неважно. Разве что на обитаемом проблем больше... Аборигены все время под ногами путаются, мешают мир спасать.
  Во-о-от...
  А по содержанию роман очень даже современный. Мистический роман-фэнтези в стиле аниме... Да, вот это определение лучше звучит!
  Но это больше предположение, чем утверждение. По тексту я особых отличий от стандартного среднестатистического фэнтези не заметил.
  Одних иллюстраций для этого маловато. Их, кстати, лучше разбросать по тексту - восприниматься будут лучше. Хотя я плохой знаток аниме, и моими советами можно и пренебречь.
  На совести знатоков аниме я оставляю также разбор соответствия текста романа канонам аниме.
  Я же буду изучать роман по законам, общим для всей литературы вообще и фэнтези в частности.
  
  
   Срочно нужна центрифуга!
  
   Для текста! Слишком многословный роман получился. Путешествие только начинается, а уже занимает более шестисот килобайт по счетчику СИ. Слишком подробные описания. Слишком много внимания уделяется описанию буквально каждого движения ресниц героев. По большей части это лишено всякого смысла. Получается, что за деревьями не видно леса. А за частностями и деталями не видно главного. Если вспомнить сцену на галере, то она наиболее характерна в этом смысле. Какой был смысл в таком подробном и тщательном описании резни (я другого слова не подберу)? Ведь бой для экипажа галеры заведомо проигран. Никакого геройства Омега не проявлял, друзей или мир не спасал, но, тем не менее, этому множественному убийству уделено прямо-таки избыточное внимание.
  Я бы рекомендовал ужать текст. Хотя бы килобайт на сто. Это явно пойдет роману на пользу. Тем более, что это - лишь начало цикла.
  Знаете, Александр Житинский в свое время уточнил знаменитое 'Рукописи не горят'. Не горит оригинальное, свежее, новое. Это было очень красивое описание, когда от горящей в костре толстой рукописи остается всего несколько слов. Но зато эти слова отливают золотом и будут жить вечно. Так зачем же плодить то, что превращается в пепел?
  
   Странный демон, эльф-оборотень и гном, почти самурай...
  
   Драчливый говорун
   Герои романа требуют отдельного разговора.
  И начинать надо, естественно, с самого главного - Омеги.
  Подозрительный какой-то демон. Иной раз кажется, что и не демон он вовсе, а просто сверхъестественное существо родом из людей. Мало того, судя по сленгу, он еще и наш современник...Это, кстати, зря. Не звучат наши словечки в том мире.
  А еще - круче Омеги только вареные яйца. Мочит любого врага и необязательно в сортире.
  А еще он, типа, умный...
  Нет!
  Не так! Тут нужно другое слово!
  А!!! Вот как это должно звучать: 'Омега из породы говорунов'. Не путать с птицей говорун из эпоса об Алисе Селезневой.
  Ведь стандартный демон не снисходит до общения - он либо повелевает, либо пресмыкается.
  А Омега... говорит, говорит, говорит...
  Хотя автор и очень старался сделать своего героя лучше, но демон так и не поднялся выше уровня среднего героя среднего фэнтези.
  Демон не умеет идти на компромисс, не умеет договариваться и способен только убивать. А вот в этом большая вина автора. Он постоянно вынуждает Омегу драться. Что, кроме красявости, несет, например, сцена вырезания экипажа галеры? Ведь в крутости демона читатели уже успели убедиться.
  Но ладно бы он только дрался! Он еще успевает и разглагольствовать!
  И очень себе нравится и как драчун, и как говорун.
  Смотрится, конечно, здорово, но...
  Ощущения героя выше подросткового культа силы не поднимаются. Перед ним не возникает моральных проблем. Ему не надо выбирать... Этика для него пустое место. Я уж не говорю о социальном конфликте.
  Выходит, что перед нами некий вариант Портоса: 'Я дерусь, потому что я дерусь!'
  И где в нем заявленная мудрость учителя?
  
   Толь неведома зверушка...
   Наиболее точное определение для девочки... Я, честно говоря, так и не понял ее родословной...
  Кто же она?
  Темный эльфеныш?
  Или она из потенциальных оборотней людского рода... Тогда при чем тут эльфы?
  Как-то вот неконкретно это описано, что этот вопрос остался для меня открытым.
  На самом же деле вопрос ее происхождения дело десятое. Пусть она даже родом из темных эльфов, которые не совсем эльфы.
  Но, если Омега, как демон выглядит все же несколько неправдоподобно, то девочка эта стопроцентный герой аниме. Тут хватило и моих скудных познаний. Может, даже у этого персонажа есть даже какое-то японское название - я не знаю.
  Для меня она стала примером избалованного неврастеника. Ее старый мир рухнул, а новый, благодаря Омеге, никак не складывается.
  Хотя для эльфа, пусть даже и темного, ведет она себя... чересчур нервно... Никакого внутреннего достоинства.
  Чуть что - и с кулаками на обидчика. Вечная бомба с очень чутким взрывателем.
  Боюсь, что она самый предсказуемый и неинтересный персонаж.
  
   Самый главный герой
  
   По крайней мере, будущий палач на эту роль претендует. Ведь именно он начинает повествование в романе. Но соперничать с Омегой он не в силах, и поэтому быстро скатывается к роли резонера. И эта роль ему вполне подходит. Характер палача, как и нрав девочки-оборотня, здорово обтесан, но все же - мужик есть мужик - его поведение более последовательно и логично. Не то, что эта бомба в юбке...
  С ним спокойно и надежно. Но не дай бог стать его врагом! Это человек глубинных эмоций, который вцепится в горло противнику и будет держать того мертвой хваткой, пока не убьет. Но только вот такое существо гораздо больше других годится на роль палача.
  Действительно, ведь насколько сложно отстраниться, когда можешь причинить боль человеку на совершенно законных основаниях.
  Не увлечься этим, не превратить причинение страданий в этакий наркотик. Для этого нужен сильный характер, способный не поддаться соблазну.
  Профессиональный палач, как герой, - в литературе явление вообще-то редкое. Ибо это очень сложно - описать характер персонажа так, чтобы не обвинять его (палач - все-таки лишь исполнитель), и не оправдать - дескать, все равно у него не было выбора.
  Поэтому чаще всего ограничиваются простым описанием полуголой фигуры в кожаном фартуке, которая только и способна, что драть кнутом или тянуть на дыбе. Причем, фигуру эту приходиться делать абсолютно нейтральной - живой инструмент, не более того.
  Два палача наиболее известны в мировой литературе. И обоим дал жизнь талант Александра Дюма.
  Это палач из Лилля, который казнил миледи, и палач из 'Королевы Марго', который пощадил Коконасса, за то, что тот не погнушался подать к нему руку, но покалечил Ла Моля за его высокомерие.
  Тот и другой люди умные, образованные. В свободное время они не прочь и наукой заняться.
  Так что у ученика палача, как литературного героя, неплохие предки.
  
   Гномье достоинство
  
   Второстепенные герои в романе описаны крайне скудно. В принципе это обосновано самой структурой романа. Все равно большую часть из них Омега убивает! Что на них время тратить!
  Только один из них действительно привлекает внимание.
  Это гном, не помню, как его там зовут. С одной стороны это выглядит очень комично - гном-самурай. Ни много, ни мало - новое явление в российской фэнтези. Более дальних, почти по всем параметрам, персонажей трудно найти.
  А с другой...
  Гномы всегда вежливы и велеречивы, потому что за неправильно и не вовремя употребленное слово рискуют огрести секирой по голове. И вот это их качество очень здорово роднит их с японцами.
  Другое дело, что вооружать горцев лучше менее экзотическим оружием, чем составной двухлезвийник. В горах сподручнее более короткое оружие, типа сабли и кинжала.
  Кстати, для средних веков такое двухлезвийное оружие отнюдь не было экзотикой.
   'На стенах, обитых темными коврами, надлежало сверкать, удивляя
  посетителей, искуснейшим изделиям дамасских оружейников. Сабли, кинжалы,
  мечи, наконечники копий, секиры, странные мечи - два лезвия с одной
  рукояткой, чтобы отбиваться сразу от нескольких врагов, и еще два лезвия
  на одной рукоятке, но поставленные рядом и расходящиеся к концам, -
  незаменимое оружие в ночном бое, когда нечетко видна голова врага. И
  короткие кинжалы с широким лезвием, струистым, как пламень. Удар таким
  кинжалом наносит широчайшую рану, которую не прикроешь, не зажмешь никакой
  ладонью'.
  Это цитата из романа Сергея Бородина 'Молниеносный Баязет' о временах Тимура.
  
   Самое простое
  
   Это я про сюжет говорю.
  Хотя, можно ли считать описание набора туристических открыток сюжетом, я не знаю.
  А ведь, с точки зрения самого главного героя, то есть Омеги, это и есть нежданный бонус в его путешествии незнамо куда. И теперь задача демона - выбраться из закрытого мира, и даже решение глобальных проблем он подчиняет именно этому. Но это как бы сверхзадача намечающегося сериала.
  А в этом романе, подозреваю, как и в последующих, основным действием будет путешествие из точки А в точку Б плюс описание боев и окружающей действительности.
  Роман-странствие - старо как мир и давно превратилось в штамп. Описание такого путешествия и есть одна из примет того самого среднего из средних романов-фэнтези. И тут нужно очень постараться, чтобы такое путешествие не превратилось в этакий тур по экзотическим странам. Это сумел сделать Сапковский. Но ему пришлось дать для странствий Геральта очень мощное обоснование в виде войны и пропавшей Цири.
  В данном же романе цель задана изначально - Омега хочет вырваться на свободу. Это максимально ограничивает автора в выборе способа действий героев и лишает их многих степеней свободы.
  Второй приметой такого романа становится обычно спасение мира. В 'Палаче...' до этого дело не дошло, но путешествие героев только началось, и все еще возможно, все еще впереди.
  
  
   Итог
  
   Мне понравился нестандартный подбор героев. Трудно представить более разношерстную компанию. Тут само по себе названию сразу заинтересовывает. Действительно - палач (ну пусть даже ученик), демон (очень подозрительный и в иные моменты романа вообще ничего демонического в нем не было - просто сверхъестественное существо), и принцесса (а может ли оборотень быть принцессой?). Смесь получилась очень взрывоопасная. И к чему приведет их дальнейшее путешествие... Вот врагов жалко. Пачками мрут... И вот тут появляется огромная опасность для подобных романов - читать становиться неинтересно. Все равно наши победят! И читатель начинает просто пролистывать страницы, даже не пытаясь их читать.
  Значит, кроме рек крови, нужно в сюжете что-то еще такое, чем может заинтересоваться читатель. Автор 'Палача, демона и принцессы' попытался в качестве такой затравки использовать обучение магии. Это, пожалуй, не самый лучший способ, потому что некоторые страницы романа напоминают беллетризированные лекции, а это всегда вредит приключениям.
  Тут скорее нужны некие морально-нравственные проблемы, которые необходимо решить героям. Ведь без этого они превращаются в некие бездушные призраки, марионетки, послушные воле автора. Становятся некими функциями с четко ограниченной областью применения. Из-за этого их характеры напоминают прутковского специалиста - полнота их одностороння. Стоит ли оставлять героев этакими флюсами - дело автора.
  Читается роман достаточно легко. Не скажу, что не было шероховатостей, но выше уровня, скажем так, технических погрешностей, они не выходят. Единственное, что меня напрягало, 'курительные палочки'. Палочки надо было так и оставить палочками, не упоминая о сигаретах. Дело в том, что тут получается логический сбой. Действия Омеги описываются глазами Шиду, а ученик палача вряд ли мог знать о том, что эти белые цилиндрики, с которыми не расстается демон, называются сигаретами.
  А в остальном...
  Да, наверное, я уже сказал все что хотел...
  Рекомендую этот роман прочитать. Да, его даже можно поругать! Ну и что? Автор сумел создать достаточно непротиворечивый мир, который им неплохо изучен. Нет в нем и роялей в кустах (кроме самого Омеги). А тот же Шиду вообще вызвал у меня даже некую симпатию. А это очень большая редкость.
  Так что желаю приятного чтения!
  
  
  Ты дерево! Твое место в саду!
  
  Рецензия на текст Доброго ''Садовник''
  
   Затравка
  
  Предпоследний Большой Полет состоялся в романе Роберта Хайнлайна 'Пасынки Вселенной'. Но Хайнлайн классик, и его критиковать - все равно, что ногой пьедестал памятника пинать. Тебе больно, а памятнику хоть бы что.
  Поэтому мастерству пинков придется учиться на неоконченном романе Доброго 'Садовник'. Мягонькая такая заготовочка, точно без травматизма обойдется...
  Итак!!!
  
   Один червяк! Два червяка! Три...
  
   Текст.
  Сейчас текст похож на 'модель человека, неудовлетворенного полностью' из автоклава профессора Выбегалло и страдает всеми детскими болезнями текстов начинающих авторов. Энное количество ошибок я выловил и выделил в отдельную часть рецензии. Но в 'Садовнике' главным недостатком стала манера изложения.
  О, эти устрашающие цепочки глаголов! Они похожи на длинных гусениц! Все тянуться, тянутся, тянутся, и нет им конца. Выходит излишне подробно, заунывно и скучно.
  А вот, когда автор забывает о своей 'обязанности' прописывать каждое движение героя, то начинает выходить вполне даже ничего. Но потом он спохватывается и все возвращается на круги своя.
  Рвать надо эти цепочки немилосердно!!!
  
   Летим? А куда? Автор знает, он умный!
  
  
  Сюжет или история Большого Полета с некоторым уклоном в антиутопию.
  Я не знаю - насколько процентов автор считает свою работу законченной. Но по моему скромному мнению этот текст даже не завязка - это лишь очень затянувшаяся экспозиция, то есть описание мира перед началом событий романа.
  Переход героя из Садовников в Контролеры на завязку не тянет, ибо вслед за этим герой очень долго осваивается в новой роли. А событий, которые можно было бы назвать ключевыми, все не происходит и не происходит.
  Не просматривается и реального конфликта, ни в качестве фона, ни в качестве движущей силы для действий героев.
  Недовольство главного героя существующей системой на конфликт не тянет. Оно слишком личное, мелкое, ребяческое. Для обозначения конфликта можно было бы использовать пролог, но и он не подходит в данном виде. Слишком уж он маленький по объему и загадошный по содержанию. В данном виде для романа он выглядит бессмысленным довеском. Читателя им не заинтересуешь - слишком мало информации и никакого намека на тайну.
  
   Ау-у-у-у!!!!
  
  Идея романа.
  Вот с идеями, я боюсь, здесь большие проблемы. Не просматривается их как-то! Идеи ведь всегда связаны с конфликтами, а никаких реальных противоречий я в романе не заметил. То есть идея через конфликт не решается.
  Да, есть описание Большого Полета. Корабль описан довольно подробно, но это не идея, а декорация для ее осуществления.
  Да есть какой-то непорядок со здоровьем у сестры главного героя. Но об этом так мало сказано - при обилии слов - что ее болезнь тоже не может в таком виде стать основой для развития романа.
  Да, бабушку любимой девушки главного героя куда-то не берут, и девушку это волнует, а сама девушка не хочет слишком долгих отношений.
  И где тут идея романа?
  Ну, есть еще псевдоформы, которые могут копировать земные растения и... чего? Это ведь просто инструмент.
  Даже тот леп, что живет в симбиозе с главным героем. Он годится на роль резонера - и не более. Этакий собеседник и эффектор для выполнения неких задач. Но и он все равно штука вещная, а не носитель идеи романа.
  
   Грусть, тоска меня снедает...
  
  Вывод печален. Это не пол-романа, и даже не его треть и не четверть - это лишь заготовка романа, заявка на него.
  Существующий текст спокойно урезается на две трети. Убираются все длинноты и многозначительная таинственность (она очень вредит начинающим).
  И тогда то, что останется, станет настоящей романной экспозицией!
  
  
   А вот и косточки посыпались!
  
  Мы с Петром Алексеевичем стоим на каменистой площадке, она здорово выдается из скалы.
  Это предложение лучше разделить на два.
  
   Я поддеваю пальцем ноги камушек, он, скакнув, падает беззвучно вниз, прямо в дымку.
  Тут опять же так и просится разделить это предложение на два. Ибо здесь два действия.
  
  Я поддеваю пальцем ноги камушек, он, скакнув, падает беззвучно вниз, прямо в дымку. Дымка внизу - что-то вроде густого тумана, ничего не видно.
  Вторым предложением лучше начать новый абзац, так как там идет описание. Да и повторенная два раза подряд 'дымка' достоинства не добавляет.
  
  Да, я хочу выбраться с этого проклятого места! Хочу увидеть своими глазами Новую Землю и обязательно - только вместе с сестренкой и любимой.
  Не очень удачно сформулированная мысль. Не очень понятно, чего же хочет герой: то ли увидеть сестру и свою девушку, то ли вместе с ними смотреть на Новую Земля. И еще - перечисление 'сестренка и любимая' тоже не удачно. А сестра что, не любимая? Они обе любимые. Тут лучше два имени девушек. Или какая-нибудь конструкция 'вместе с сестренкой и той, кого хотел бы назвать невестой'. То есть в перечислении все объекты должны быть одного порядка. Тут же 'сестренка' - определение степени родства, а 'любимая' - характеристика отношения.
  
  - Что?! - Я пытаюсь обернуться, как он бьет меня по лопаткам, и я срываюсь. Нахлынувший страх стягивает тугой петлей горло, слезятся глаза. Туман, хоть бы под ним - лес, да, густой лиственный лес, хотя с такой высоты... Прочь сомнения, прочь! Вот, туман расступается...
  Проклятье! Голые камни. Я не хочу умирать!
  Действие, описание все в одну кучу. Выходит сумбур.
  
  Тут все совсем не так, - улыбаясь, отвечаю я, - дело в том, что сам по себе корабль - это как кольцо, которое вращается вокруг огромного шара - Ядра. Трубы фиксируют его с Ядром как, своего рода, спицы. И заодно делят корабль на части, мы, например, живем в Северном крыле. Так на Земле называли части больших зданий. Я работаю в Северной трубе, там немного холоднее, чем в других. Потому и в нашем крыле прохладно - между трубой и ее крылом нет массивной теплоизоляции. Я должен в саду, который находится на уровне нашего, седьмого, этажа, контролировать рост местной флоры, высаживать и'подключать' новые культуры, - изредка ни с того, ни с сего гибнут целые участки. Ну, и, конечно, следить за состоянием силовых линий.
  Этот кусок и все, что касается описания корабля выше и ниже больше напоминает лекцию, а не разговор брата с сестрой. То есть когда-то был, конечно, такой прием, когда один герой читает длинную лекцию об устройстве лунного трактора другому, а тот, при помощи междометий, создает видимость разговора. Но этот прием давно признан устаревшим.
  
  Эти силовые линии проходят интересными витками сквозь растения на подвесной платформе каждого этажа и сливаются в один большой поток в Древе.
  Интересные витки? Это как?
  
  Я иду к своей кровати, всего лишь - складывающаяся панель, чем-то напоминает гамак в саду у деда Вити, только почти не провисает.
  Формальное описание.
  
  Что ж, будем надеяться - и не появятся. Выбегаю в центральный коридор нашего этажа. Темно, как и везде. Еще минута, и я - у высокой зеленой перегородки с маленькой дверцей. Всего-навсего прикрыта - сквозь щель пробивается свет. Захожу, прикрываю за собой. Небольшая квадратная комната с высоченным потолком и горе-сторож дрыхнет за столом напротив.
  Излишне длинное и подробное описание действия. Остается ощущение занудства автора, извините!
  
  Вытягиваю руку и ничего не понимаю - на сгибе локтя поселился желтый огненный цветок, жжется, гадость!
  Та же беда! Только в одном предложении!
  
  Котириной невозможно не залюбоваться: прямые волосы цвета спелого каштана обрамляют ее милое лицо, на ней 'воздушная' белоснежная рубашка с глубоким вырезом, называется, кажется, блузка, плотно облегающие джинсы подчеркивают стройность ног и все-таки выдают в ней уни.
  Герой не знает что такое 'блузка', но разбирается в покроях брюк? Не верю! Оба слова из нашего времени! И опять длиннота!!!
  
  Каждый центральный коридор начинается с садов - это правило. И всегда заканчивается лифтом. Я им пользовался всего раз, когда проснулся из комы. Еще более неприятное впечатление, чем на Луне. Еще помню огромные, мрачные грузовые лифты первой лунной верфи - мы с отцом и сестренкой тогда задержались на ней перед пересадкой на 'Новасвет'.
  Два раза подряд начинать предложение со слова 'Еще' это не самый лучший метод. Плюс слишком много лифтов на единицу текста. И описание не самое удачное - телега все время забегает вперед лошади.
  
  Лишь часто смотрел на меня и Майку, я иногда перехватывал его взгляд. Помню до сих пор - изучающий такой, оценивающий. Я обижался тогда. И - тревожный.
  Описание получилось рваное. Взгляд лучше описать в одном предложении. А герой должен не просто обидеться. После 'тогда' нужно что-то еще, чтобы закончить предложение.
  
  Коридора нет как такого - так, небольшой холл с парой безымянных дверей по сторонам.
  Коридор лучше вообще не упоминать - просто небольшой холл...
  
  И он ждал - так замирает гремучая змея, чтобы в итоге, уже потом, скользнуть в траву, скрыться от потревожившего ее существа.
  Канцелярит 'чтобы в итоге, уже потом' лучше убрать.
  
  
  Шея в длинных и редких волосах, это лицо, это не мое лицо! Впалые щеки, заостренный подбородок, выпуклые надбровные дуги... и мое зрение - все вокруг как в густом сиропе.
  И как это он себя со стороны-то увидел? И я не понял - у него лицо прямо в шее?
  
  
  Словно меня бросили посреди плексиглазовой трубы.
  Плексиглас - это откуда-то из далекого прошлого. Откуда человек из будущего, а в этом сомнений нет, может знать, что такое плексиглас? Скорее он бы сказал, что труба из пластика.
  
  Далеко, а все же - не очень.
  Это как?
  
  Выпадаю из облака, рядом клубится облачный столб.
  Тавтология - облако рядом с облачным.
  
  В утешение могу сказать только одно - с текстом стоит повозиться! Но нужны приключения! Нужна интрига! Конфликт! Без этих вещей роман просто не состоится!
  
  ДЕРЗАЙТЕ, АВТОР!!!
  
  
  
  В подражании... Кому?...
   Не совсем рецензия на роман Фенька '' Игры в вечность''
  
  
  
   Мыслию по древу...
  
  С чего же начать?
  Громогласно похвалить 'Игры в вечность' - роман автора, скрывающегося свое личико под ником Фенёк. И потом долго подбирать доказательства, что все очень хорошо...
  Еще удобнее ругать. Всегда ведь найдется, за что зацепиться. Тыкаешь пальцем в текст почти наугад и заявляешь: 'Вот здесь плохо написано!'. Или: 'Вот это выражение неудачно сформулировано!'.
  Мда-а-а... Надо искать что-то среднее...
  Похвалить, но в меру. Отругать, но так, чтобы автор не почувствовал себя высеченным.
  Итак, помолясь мысленно всем богам сразу, не делая никаких исключений, приступим к делу!
  
  
   Там Генри дух! Там Лайоном пахнет!
  
  Начинаешь читать 'Игры в вечность' и - бабах! Спотыкаешься об огроменный булыжник! Будто бы читаешь неизвестный доселе роман Громова и Ладыженского. Потом еще обнаруживаешь некоторую аналогию с повестью Лукиных 'Миссионеры'.
  И только потом обнаруживаются мысли самого автора... Дух Олдей медленно рассеивается, оставляя после себя некоторое недоумение... А дух Лукиных еще какое-то время маячит на горизонте...
  Это я про войско с автоматами и прочими причандалами против луков и мечей. Туда бы еще пару самолетиков... Да, придется раньше времени всерьез промышленность развивать. А это уже не по сценарию игры.
  
  
   Играем в куклы, или Убийцы нарисованных человечков
  
  Один мой знакомый называл любителей компьютерных игр 'убийцами нарисованных человечков'. Герои данного романа занимаются примерно те же. По крайней мере, именно так они воспринимают жителей собственного мира, который так любовно создавали. Точнее сказать, они думают, что именно они виновники появления этого мира. А те, кто выше и сильнее их, старательно делают вид, что их здесь даже не стояло...
  И вот такая игра в обманку продолжалась цельных триста лет, пока мир не подрос.
  У меня, правда, вызывает сомнение, что миру для созревания хватило всего три века. Античное общество очень стабильно, и нужны очень сильные потрясения, чтобы начались изменения. Социальные потрясения, а не возможный конец света, когда цивилизация просто исчезнет и уцелевшим людям придется начинать заново. Но это уж пусть останется на совести автора...
  А так... Цельных триста лет обычные вроде бы люди играют в богов. Этакая новая 'Цивилизация' со стопроцентным эффектом присутствия. И черным ходом, чтобы сбежать, если что!
  Но мир, пусть и пока маленький, гораздо сложнее самой заморочной игры. И вот он возьми и начни развиваться...
  Нарисованные человечки вдруг приобрели сначала объем, потом плоть и стали быстро взрослеть и осознавать все новые и новые чувства.
  А как же боги?
  А что боги?
  Они же по сути своей обычные взрослые люди... Для изменений они уже не годятся. Стабильность и неизменность - вот их конек! И постепенная стагнация...
  Создатели не захотели развиваться, ибо это означало признать свои творения равными себе. Кончилось это тем, что созданное переросло своих создателей...
  Творцы всего сущего стали лишними на этом празднике жизни!
  Им (богам), конечно, жалко людей, что погибнут в предстоящей катастрофе... Но ее виновница из своих, и поэтому ее жалко гораздо больше. И ее пьяные приключения, окончившиеся открытием ворот для безжалостных демонов, вызывают у других героев либо сочувствие, либо злорадство. А жители этого мира превращаются в разменную монету. Да, ее осудили и даже пожалели, но так дружно жалели (ее даже автору жалко!), что слеза наворачивается!
  
  
   Взбалмошная, капризная девчонка
  
  Что должна дарить богиня жизни?
  Жизнь?
  Как же!
  Обеспечение продолжения жизни для нее побочное дело. Для этого ей просто достаточно быть в мире и наслаждаться жизнью. А вот все ее действия в романе постоянно приводят к смерти окружающих. Начиная с того момента, когда она послала царя убить железяку. И пошло-поехало!
  Богиня?
  Да просто взбалмошная девчонка, вообразившая себя всемогущей!
  Игрушка, видите ли, у нее взбунтовалась! Не подчинилась ее воле!
  И весь мир под нож!
  Потом царь себя в жертву принес... И начался безумный танец смерти! А дорогу ей открыла...
  Какая она после этого 'дарящая жизнь'?
  Тьфу!
  
  
   А мир взрослеет...
  
  А мир взрослеет, растет. И ему уже не нужны пестуны и опекуны. Они становятся лишними в его системе. И, чтобы остаться с миром наравне и жить с ним в мире, его создателям требуется измениться, стать другими существами. Из людей, которые играют в богов, необходимо превратиться в нечто иное. И в таком случае термин 'бог' для этого существа становится слишком упрощенным.
  Прошу прощения, но сейчас нить рассуждений может уйти слишком далеко в сторону от романа. Да и разбираюсь я в этих вещах довольно слабо. Не моя сфера интересов, извините!
  Но, если коротко, то идея романа проста.
  Человек остается человеком, даже если наделен сверхъестественными способностями. И только в очень редких случаях он способен измениться и стать другим... Богом... Управляющей... Нет, не так! Скорее оберегающей жизнь частью мира. Он способен сделать много больше, чем простой морской бог, но и ограничений у него гораздо больше. Ведь он уже не может отделить себя от мира и сбежать как те... создатели...
  
   Люди-боги или люди как боги?
  
  Прочитав 'Игру в вечность' я вспомнил о дилогии Степана Вартанова о мире Кристалла. Они похожи, эти романы. Хотя творение Вартанова плоть от плоти - научная фантастика, а творение Фенька - фентези, да не простое, а философское, на базе эпоса народов Среднего Востока.
  Что интересно, похожи задумки...
  У Вартанова люди приходят в мир Кристалла развлекаться. Они не то чтобы боги, но ведут себя совершенно безнаказанно, за что жители этого мира их тайно ненавидят. Но мир Кристалла рукотворен, и его обитатели не могут тягаться в мощи с создателями... до тех пор, пока связь с внешним миром почему-то оборвалась, и бывшие почти боги мгновенно превратились в создания, к которым относились гораздо хуже, чем к париям в Индии.
  У Фенька в романе все чуть-чуть по другому, но ее герои тоже вот-вот могут стать жертвами сотворенного ими мира и бегут из него.
  И все-таки они не боги, хотя долго ими притворяются. Они ведь даже не поняли, что ими просто воспользовались!
  
  
   О любви
  
  Когда-то Юрий Шевчук сказал, что все его песни о любви, хотя иногда кажется, что это не так.
  'Игра в вечность' тоже о любви, хотя иногда кажется, что это не так...
  Но это отнюдь не история любви богини жизни и степного бога. Вот эта история как раз кажется мне высосанной из пальца. Слишком уж из ничего она возникла. Она не Маргарита, да и он не Мастер, чтобы вот так... сразу... Характеры не те. Да и нет к этой любви никаких предпосылок. Кстати и финал неправдоподобен. Тихое мирное существование после игры в богов? Триста лет ощущать почти всемогущество и скатиться до роли домохозяйки? Я не то чтобы в это не верю, но мне кажется, что не жить им вместе слишком долго. Воспоминания их погубят...
  Да и портретик богини жизни вышел уж больно безжалостный.
  Дочка главного бога так и осталась гламурной избалованной и капризной девчонкой. Она изображает из себя то повелительницу, то жертву и привыкла, что созданный ими мир существует лишь дл нее и вокруг ее.
  Особенно это видно в истории с царем.
  Ну, послала она его... на подвиг... нет бы по делу, а то лишь для того, чтобы другому богу насолить. Да и царя попробовать сломать. Уж больно необычная игрушка попалась. С таким сильным характером, что даже богиня смотрит на него снизу вверх. И ее решение подарить ему бессмертие - лишь попытка встать с ним рядом. Чтобы он хоть в чем-то от нее зависел. А царь взял и отказался...
  Тут детство в ней и взыграло...
  И очень многие заплатили жизнями за обиду капризной богини жизни...
  Осознала ли она по настоящему свою вину? Мне кажется, что нет. Уж такой у нее характер... Стрекозиный... Ну, из басни 'Стрекоза и муравей'.
  Особенно мне жалко царя, который так покорно ушел в царство теней, будто баран на живодерню.
  Пожалела ли богиня свою игрушку?
  Что-то сумнительно. Ведь у нее новая (типа старая) любовь нарисовалась.
  Чего уж тут удивляться, что эти 'боги' миру больше не нужны...
  А где же здесь любовь?
  А она в том, как творец может любить свое творение. Как сливается с ним в единое целое... И для творца невозможна даже мысль о том, что он станет пусть и невольным виновником страданий творения.
  
  
   Нечто новое
  
  И вот мир на грани...
  Нет, не гибели... но большого изменения...
  Что-то будет потеряно. И наверняка этим 'что-то' станут прежние боги. Ибо мир уже вырос из детских штанишек. Ему уже не нужны персонифицированные силы природы. Мир не просто меняется. Он растет...
  Хотя нет!
  Он давным-давно вырос, но был разделен. И не хватало лишь толчка, чтобы рухнули стены, и его части соединились в единое целое. А толчком стало... ну... почти гибель богов и появление на их месте нового бога...
  Одного...
  Единого...
  Такого, которого бы у нас для начала бы назвали Иеговой. А потом придумали еще много названий.
  Всеобщего и всеблагого...
  Он в мире и мир в нем....
  Бывший морской бог сумел измениться...
  Человек - языческий божок - единый бог для всех.
  Получилась любопытная иллюстрация к переходу от ограниченного античного мышления к интернациональному христианскому.
  И опять не обойтись без аналогий. Хотя нет, это не аналогия, требуется какое-то другое слово, которое вертится на языке, но на бумагу никак не попадет.
  Исторические процессы безжалостны и безлики. Для них судьба одного человека - пылинка под ногами многотысячной демонстрации. Но развитие мира всегда дает некий шанс, некую ключевую точку, когда пылинка вдруг вырастает до размеров скалы, которая падает с обрыва и меняет течение реки. Тема для литературы и благая, и сложная. И тут невозможно не вспомнить азимовского Сэлдона из 'Основания'. Его устами Азимов первым сформулировал некие принципы, которые стали потом основным мотивом преображения языческого бога в мировую сущность. Остановить изменение мира невозможно, но всегда есть выбор - во сколько человеческих жизней обойдется это изменение. И чем меньше умрет при этом людей, то и лучше...
  
  
   Из всего вышесказанного...
  
  'Игра в вечность' - один из лучших романов на 'СИ'. Да и не только здесь! Вот именно после таких романов любые разговоры о падении уровня фэнтези превращаются в пустопорожнюю болтовню.
  Этот роман уже не графомания и не литературное баловство, которое пишется забавы ради. НЕТ! Это литература! Настоящая литература! И именно ей через какое-то время определять направление, куда пойдет фэнтези через несколько лет.
  Фу-у-у-ух!
  Хотел написать рецензию, а вышло непонятно что!
  Но писать рецензию на роман такого уровня я предоставляю 'чисто' специалистам или редакторским работникам, при подготовке романа к изданию.
  Я очень на это надеюсь!!!
  
  
  
   Рояльные дебри
  
  Рецензия на роман Deadly.Arrow ''Кратер Десперадо''
  
  Роман?
  Роман!
  Действительно, роман с нестандартным для 'СИ' построением сюжета. Достаточно сказать, что две части романа можно рассматривать как два отдельных, почти полноценных произведения. Тут подкачало только окончание первой части с убийством всех главных героев... Зато дало связку между частями. Но осталось слово 'почти'... А вторая часть - уж точно фактически отдельное произведение... Слишком она отличается от первой части сюжетом и композицией.
  'Кратер Десперадо' - относительно темное фэнтези. Ведь автор использует один из классических приемов дарк фэнтези: борьба меньшего зла с большим. Меньшее зло обычно побеждает, но не становится ли оно от этого большим злом?
  Вопрос...
  Поначалу мне показалось, что написать рецензию на 'Кратер Десперадо' не составит большого труда. Особенно после работы над 'Богом мертвых'. Но в тексте романа оказалось столько подводных камней, что, написав уйму слов, я понял - рецензию надо писать заново, ибо одни и те же моменты в романе в разных местах рецензии получали противоположные оценки. Поэтому я, в конце концов, плюнул и решил сделать все заново.
  
  
  Хрупкие плечи идеи. Сложно устроенные роботы
  
  Начнем прямо с нее, с идеи романа...
  Есть очень сложные многоуровневые романы-фэнтези... Для ума...
  Есть простые, написанные для отдохновения ума.
  Каждый из них занимает свою экологическую нишу, и они друг другу не мешают.
  'Кратер Десперадо' - исключение из правил. Он годится и для работы ума, и для убивания свободного времени - достаточно не вдумываться в текст. А ведь есть над чем подумать!
  Сравнение людей со сложно устроенными автоматами, реакции которых можно предсказать с большой вероятностью, я впервые встретил у Георгия Гурджиева.
  Стрелка идет чуть дальше, но все равно идея уже второй свежести.
  То, что люди, получив почти бесконечное количество жизней, ничуть не меняют своих характеров, совершенно не нова. Фармер сказал об этом гораздо раньше... И в реализации этой идеи автору 'Кратера Десперадо' довольно далеко от 'Мира реки' Филиппа Фармера (вас не шокирует такое сравнение?) с грандиозным проектом оживления миллиардов людей, и для которых после оживления смерть стала досадным недоразумением. Но люди, получив шанс прожить жизнь заново, ведут себя совершенно предсказуемо, то есть как всегда. Лишь применяясь к изменившемся обстоятельствам.
  Большая разница была и в задачах, которые ставили перед собой авторы.
  Стрелка, используя чудеса долины, лишь попыталась доказать, что переход через момент смерти людей не меняет. Зато она нашла свой оригинальный ход! У нее некоторая часть людей превращается в странных или ужасных чудовищ. Так, на физическом плане, реализуется нестандартность человека. Особенно любопытно, что многие из них при настоящей жизни были высокообразованными интеллектуалами. По крайней мере, именно такой вывод можно сделать из текста. Но дальше Стрелка не пошла. Ограничившись только выводом, что смерть людей не меняет. И очень жаль, что она не пошла дальше, как это сделал Фармер. А вот по его замыслу организаторы проекта решили превратить аморфную массу людей из разных времен и мест в нечто новое, единое. Общество с новым социальным и психологическим устройством жизни... Каким? Фармер этого не сказал. На самом-то деле это почти невозможно предсказать. Ведь как представить, каким станет общество, состоящее из людей, которые в реальной жизни встретиться не могли. По крайней мере, я не берусь. При всей грандиозности проекта люди Фармера получились более близкими к нам. Ведь его герои вызывают вполне определенную реакцию.
  А долина в 'Кратере Десперадо' слишком условна. Его философия отстранена от реальной жизни. Фактически роман написан для последней фразы, сказанной одним из героев. Но две - строчки слишком хрупкие плечи, чтобы вынести на себе семьсот с лишним килобайт текста! Такой тяжести они не вынесут...
  Фу-у-у-у!!! Наконец-то сформулировал то, что так долго не давало мне покоя.
  Дальше проще!
  
  
  Вас как бы двое - Стрелок...
  Сюжет и композиция
  
  В городе Авендан встречаются наемный убийца на отдыхе и юнец, который выпорхнул из клана, и, подобно д'Артаньяну, отправился на поиски приключений. Волею автора они оказываются в некоем странном месте, которое местные жители называют просто долиной. Кстати, я бы рекомендовал придумать долине название или писать ее с большой буквы. Это более логично. Ведь из географического термина это слово превратилось в имя нарицательное.
  Рядом с Железными воротами, которые соединяют Авендан и долину, расположился Форпост. Когда-то это действительно был форпост, где жили дозорные, которые предупреждали горожан о возможном вторжении. А сейчас здесь живут те, кто не решился идти дальше. И Ральф с Кронтом могли бы остаться, но они считают себя нормальными героями и не могут сидеть на месте, покорившись судьбе и не попробовав раскрыть тайны долины, чтобы выбраться из нее. Тем более, что месяц назад туда ушел отряд Вернона, и эта сладкая парочка не прочь присоединиться к нему. Обманом они уводят с собой девушку из Форпоста по имени Велена. Ведь им нужен проводник...
  Вот так, втроем, они и отправились покорять долину. Испытав множество необязательных приключений и преодолимых трудностей, они встречаются с Верноном. Тот встрече вроде бы и рад, но первая часть заканчивается тем, что всю троицу по приказу Вернона убивают.
  В начале второй части наши герои оживают. Выясняется, что те, кто умирает в центре долины, возрождаются и превращаются в почти бессмертных. Их можно убить, но, через некоторое время они возрождаются к жизни. Это, кстати, основополагающая точка, в которой соединяются 'Кратер Десперадо' и 'Мир реки'. Только Фармер, вместо магии, использует технологию. Потом выясняется, что некоторым из возродившихся 'везет' больше других. 'Везунчиков' магия долины меняет внешне или внутренне. Например, у Кронта частью ладоней стали осколки стекла. А девушка смогла общаться с неприкаянными душами тех, кого долина не возродила к новой жизни.
  Начинается новый цикл приключений. Герои продолжают знакомиться с жизнью долины.
  Потом Вернон начинает эксперименты по открытию прохода в реальный мир. Последний из них оказался настолько успешным, что долина перестала соединять мир мертвых с миром живых и вернулась в реальный мир.
  Тем все и кончилось...
  Как я уже упоминал, построение сюжета очень непривычно для 'СИ'. По аналогу с компьютерными играми, 'Кратер Десперадо' - классическая ходилка-бродилка. И цель для игрушки тоже классическая - найти выход из лабиринта. Для романа обычно используют один уровень. Новый уровень - новый роман. А здесь в одном флаконе даны сразу два уровня. И получается очень резкий переход от части к части. Это сбивает с ритма чтения, приходиться буквально на ходу перестраиваться на иной уровень восприятия. А это не очень полезно для читателя. Это его напрягает и требует некоторых затрат мысленной энергии. Но, если преодолеть этот энергетический порог, вторая часть читается вполне нормально.
  Композиционная же структура романа очень проста. Никаких экспериментов и отступлений от правил. Действие спокойно движется из прошлого в будущее без особых пауз и ускорений.
  Два уровня квестовки позволяют описать долину по-разному. Сначала глазами ее непрошенных гостей, которых за каждым из поворотов тракта ждет неизвестная опасность. Во второй части гости превращаются в жителей долины, и это резко замедляет темп романа. А героям грозят новые опасности, которые гораздо страшней бездушной природы. И фактически части объединяют не проходные герои, а место действия, то есть сама долина. И ее описание с разных точек зрения.
  
  
  
  Гладкая дорога.
  
  
   'Кратер Десперадо' по уровню работы над текстом - один из лучших на 'СИ'. Тщательная работа автора плюс хорошая редакторская правка гарантируют почти полное отсутствие в романе словесного мусора. А ведь это почти исключение на 'СИ'. И чтобы почти ни одной косточки не упало?! Такого почти ведь не бывает! А вот - поди ж ты! Оставила меня Стрелка без любимого угощения! Оказывается, случается и такое! За что ей честь и уважуха! Меня там только одно место напрягло - это про мохнатые шкуры пушных зверьков. И так ведь понятно, что они пушистые и мохнатые. Кстати слово 'мохнатые' здесь не очень удачно смотрится! Да и пахнуть травами и цветами шкурки не могут. Говорю как скорняк по одной из профессий. У шкурок свой, особый, ни на что не похожий запах. Но это даже не косточка, а всего лишь хрящик на один зубок...
  
  
  
  Нормальные герои?
  
  
  Вот тут очень любопытная штука получается.
  Вроде бы есть целых три главных героя, от лица которых ведется рассказ. Но, удивительное дело, на самом деле эти 'главные герои' вовсе не главные! Это всего лишь резонеры, которые 'вибрируют' в ответ на действия настоящих героев романа, и инструменты познания и описания вторичного мира для автора. Обратите внимание! Их действия не могут реально изменить ситуацию в долине. А ведь без этого их шансы вернуться, чтобы закончить роман, практически равны нулю. И что же им остается? Рассказывать о долине читателю и реагировать на поступки настоящего героя. А так же вовремя оказываться там, где происходят какие-то важные события. И вообще! Это не герои! Это глаза на ножках! Ходячие телекамеры! Через них автор смотрит на Долину и нам рассказывает. Из этой тройки только мужчины реально активны, а девушка же почти весь роман остается пассивной. Ее благоприобретенный талант так и остается почти не реализованным. Только один раз он используется почти на полную катушку.
  Ральф - юнец, у которого за душой ничего, кроме громкого имени клана, родового кольца и мешочка денег. Надо сказать, что д'Артаньян был гораздо беднее, когда попал в Менг.
  И Кронт... Профессиональный убийца, наемник, грабитель и т.д. Короче говоря, преступник по жизни. Его ведет по жизни чутье зверя, которое позволяет выживать в самых безнадежных ситуациях. Но... кривая усмешка судьбы (воля автора) сначала приводит его в тюрьму и подводит почти к виселице, а потом заменяет быструю смерть на медленную. Его долина уж точно не изменила, только вживила в руки осколки стекла... Но их новые способности все равно не превратили этих персонажей в героев... А настоящие главные герои в романе совсем другие...
  Одушевленный!
  Это барон Вернон. Жаль, что автор избрал своими рассказчиками Ральфа и компанию. Было бы гораздо интереснее прочитать о приключениях умного человека и посмотреть на его внутренний мир. В данном же варианте его портрет не то чтобы неполон... Скорее он сознательно притушен - в ущерб себе. И все, что делает барон, мы видим через призму взглядов резонеров. А они Вернона не любят... Как результат - барон остается 'черным ящиком'. Некоей неизвестной величиной... Я понимаю, зачем это нужно автору. Барон, что в тени, развязывает автору руки и позволяет барону действовать, нарушая объявленные самим же автором ограничения. Но все равно - жаль! Рассказ о долине с точки зрения умного человека я бы посчитал весьма важным!
  И неодушевленный...
  Это сама долина.
  Она живет по собственным законам, и ей начхать на мышиную возню людишек, которые в ней постепенно накапливаются. Пока не явился Вернон и не развеял ее кошмарный сон.
  
  
  
  Суть названия - не суть романа
  
  
  Меня не очень устроило название романа. Оно не передает смысла романа.
  'Кратер' означает изолированное, ограниченное пространство. Но долина не изолирована от внешнего мира. И проход в нее не сопровождается множеством трудностей, как в какой-нибудь 'затерянный' мир.
  А в долину спокойно попадают живые, да и души умерших изредка залетают. Даже сновидцы иногда приходят... (поклон вам от Фрая!).
  'Десперадо', кажется, переводится как 'отчаянный', 'безнадежный'.
  Но жители долины не испытывают этих чувств. Они просто приняли свою жизнь как данность и не испытывают дискомфорта. Все, кроме наемников и самого неугомонного Вернона (я не упоминаю наших героев, ибо они изначально нацелены автором на освобождение из мистического плена).
  Вернону удалось расшевелить 'аборигенов', вырвать их из привычного образа жизни и направить энергию пленников долины на освобождение. Вместе они побеждают!
  Так о каком отчаянии идет речь?
  И выходит, что суть названия - не суть романа и служит лишь для привлечения внимания.
  
  
  
  Магическая низменность
  
  
  Мир 'Кратера Десперадо' ограничивается долиной. Город Авендан служит не более чем прихожей к этому очень странному месту. Нет, зря все-таки автор не придумал для долины отдельного названия!
  Долина - родная сестра Зоны из 'Пикника на обочине' Стругацких и родственница множества других аномальных мест. Но именно с Зоной долину роднит инопланетное происхождение аномалии. Но, если Зона - наследство технологии инопланетян, то в долину упал большой метеорит, накачанный магической энергией, названный автором Десятой луной. К ненаучной фантастике можно отнести то, что эта каменюга не рванула при столкновении с планетой, и то, что планета вообще уцелела... Уж больно энергичный метеорит попался... Даже через миллиарды лет фонит не хуже четвертого блока Чернобыля сразу после аварии... Приколы романа-фэнтези, когда нечто противоречит и логике, и здравому смыслу... И просто законам природы...
  И поэтому же ловушки грозят всем, кроме главных героев. Ведь нормальные герои всегда идут в обход! А Кронт и Ральф (девушка на настоящую героиню не тянет) абсолютно нормальны! Поэтому в ловушках гибнут только второстепенные персонажи... Во второй же части степень опасности резко снижается и так же резко уменьшается степень экзотичности. Мир становится более привычным что ли. А наши герои окончательно превращаются в жителей очень странного места...
  
  
  
  Придирки и наезды
  
  
  И на солнце есть пятна! И в хорошем романе всегда найдется какое-то количество недостатков!
  Это неизбежно! Ну, нет идеальных книг! И часть этих недостатков жанровые - как продолжение достоинств романа. Остальное же на совести автора.
  Еще недостатки делятся на текстовые и смысловые...
  С текстом в 'Кратере Десперадо' все в порядке. Не, какие-то 'блохи' наверняка копошатся в незаметных складках, но их число стремится к нулю... По крайней мере, ничего стоящего особого внимания я не нашел.
  Другое дело смыслы!
  С ними гораздо хуже!
  Например, почему Кронт такой идиот, что позволил себе вкатиться во время драки с Ральфом в церковь во время службы?
  Нет, я все понимаю! Автору нужно засунуть героев в долину. Ведь вряд ли найдется много желающих сунуть туда нос (Вернон - исключение!). Но зачем же это делать так нелепо?! Так напрямую?! Подстава получилась!
  Вернон... Как мы уже выяснили - барон Вернон - бастард и т.д., на самом деле главный герой романа, от которого зависит решение основной задачи - раскрытие долины. Но знаем мы о нем до обидного мало. Бастард, плод кровосмешения, который внезапно разбогател. Он успел повоевать и щедр на деньги и обещания. Не любит аристократов. Видимо, умен и образован. Но об этом уже приходиться догадываться.
  Вся его биография уложилась в несколько строк. Да и то об этом мы узнаем из разговоров резонеров, а это очень мало для такого героя, как Вернон. Когда и где он накопил столько знаний, чтобы экспериментировать с магией, остается только догадываться!
  Кстати, так и осталось непонятным - за каким... Вернон сунулся в долину? Помочь отцу? Открыть ему путь? Э-э-э, а откуда Вернон узнал, что его папа стал чудовищем и сидит не только под замком, но и под крысами? И зачем тогда было его убивать? Создать непопедимую армию бессмертных тварей долины, чтобы завоевать если не весь мир, то хотя бы королевство? Ага! Годится для наемников! Лапшу на уши развешивать Вернон хорошо умеет. Да! А ведь, судя по тому, что его отец умер, как потом погибли и другие чудовища, бессмертие с жителей долины упало! Тогда мечты о завоевании тоже никуда не годятся! Просто славы захотелось? Слишком мелко для такого человека, как Вернон! Так что вопрос - зачем Вернон поперся в долину? - остался открытым.
  Город Авендан...
  Его отцами-основателями были, видимо, душевнобольные идиоты с мазохисткими и суицидальными наклонностями! Иначе я не могу себе объяснить причину основания города рядом с подобной аномальной зоной. И ладно бы она возникла после его основания! Внезапно! Но нет!
  Долина существует миллиарды лет. И никаких очень важных причин, чтобы строить город именно здесь, я не нашел. А уж жить рядом с пороховой бочкой - тем более. Как минимум, у города должна быть дурная репутация. И все-таки городу около долины лучше бы не быть...
  Восемь? Девять? Десять?
  Еще один пункт, вызвавший у меня м-м-м... недоумение.
  Из маленького пролога можно предположить, что падение Десятой вызвало переход 'луны' из одного пространства в другое? Или?... Нестыковка выходит! Если Десятая передвигает планету в иное пространство (откуда иначе взялось юное солнце?), тогда что осталось в мире Девяти Лун? Я не говорю сейчас о призрачном мире мертвых! Нет! Речь идет о конкретной планете, которую куда-то передвинуло падение метеорита. Вряд ли Десятая сумела продублировать планету. Ведь в начале романа четко указано, что планета одна и та же. А место падения Десятой действует как переход... Только куда попадают герои во второй части? На какую планету?
  
  Скорость перемещения и скорость воплощения
  Это я про возрождение Кронта говорю! Его убивают в горящем подземном храме. Потом он очнулся и обнаружил, что оказался в каменистой пустыне. И здесь его уже ждут! Вернон с отрядом уже успел переместиться и отправить людей на поиски Кронта. Надо же, какая точность предвидения! А ведь того же Ральфа выкинуло прямо на берег океана. Откуда в замкнутом пространстве долины взялся океан это очень отдельный вопрос... Сущности плодятся не хуже кроликов...
  
  Крысы и чудовища
  Концовка мне жутко не понравилась!!! Вот уж рояль так рояль!!!
  Крысы, которым уделено столько внимания, по отношению к основной линии романа элемент совершенно лишний, ничего в романе не меняющий. Нужный лишь для занимательности. Да и сам захват замка горожанами и последующее его освобождение при помощи крыс выглядит как подстава. Иначе конец романа у автора совершенно не складывался. В результате действие сворачивает совершенно не в ту сторону, которой требует логика развития произведения. Ну, не захвати горожане замок, и что? Пришлось бы Вернону что-то делать с крысами... как-то договариваться с их королем, обойдясь без кровавой схватки. А, если подземелья не открыть, то рушится финал, который я считаю худшим куском романа. Явление папочки с отрядом чудовищ, которые сидели чуть пониже крыс, выглядит неприятным довеском. Видимо, автор так и не решил, как закончить роман с имеющимся набором героев, поэтому срочно вводит новых. Кстати, а почему чудовища не перебили крыс и сами не стали хозяевами подземелья?
  
  
  Подводя итоги...
  
  
  К сожалению, при вдумчивом чтении романа, начинаешь недоумевать. Слишком много остается за кадром, слишком много приходиться задавать вопросов по ходу чтения. Я не буду все перечислять! Только порекомендую автору сместить в романе акценты, более полно раскрыть личность и характер Вернона и, самое главное, подчистить торчащие концы!
  
  
  Слишком много гобби.
  
  
  Рецензия на роман Галины Ескевич и лорда Арка 'Бог мертвых'
   Часть первая.
  
  Разговор на общие темы.
  Ура! Наконец-то! Настоящий роман!
  Значит, еще не все потеряно! Могут еще авторы 'СИ' писать сложные многоплановые произведения с параллельным течением действия в настоящем и прошлом. А то устал я уже от одноховок - непомерно раздутых повестей, которые по ошибке называют романами. Есть у 'Бога мертвых' и другие достоинства. Не обошлось и без недостатков... Но главное остается главным - это настоящий роман!
  
  Там... готов... дух???
  
  Авторы определяют жанр своего романа как 'готика'...
  *задумчиво: - Ну, я не знаю...*
  При упоминании готического романа я сразу вспоминаю Уолпола и других английских (и не только) романистов 18 - 19 века. А мистика 'Бога мертвых' принадлежит нашему веку. Да и основная идея романа далека от идеалов романтизма ушедших веков. Правда читается 'Бог мертвых' все равно тяжеловато. Но об этом в свое время в другом месте.
  Поначалу я просто не воспринял роман как готический - ну не поверил просто!
  Потом засомневался и полез в Сеть искать материалы по готической литературе...
  Сначала на меня обрушилась волна информации о современных готах...
  'Свят-свят-свят...'
  Ну не могу я современную готическую субкультуру воспринимать серьезно! Но о современных готах можно поговорить как-нибудь потом...
  Потом я изменил критерии поиска и вышел на требуемое - определения литературоведов на тему: 'Что такое готический роман?'.
  И тут меня ждал сюрприз!
  Термин-то один, но определений...
  
  Чувственное обоснование готического стиля принадлежит Эдмунду Бёрку, выпустившему в 1757 году книгу'Исследование наших представлений о возвышенном и прекрасном'. Категорию ужасного Эдмунд Бёрк определяет следующим образом:
  'Чувство, которое вызывает в нас величие и возвышенность природы, властно завладевает нами и называется изумление (astonishment); и изумление есть такое состояние нашей души, в котором все её движения замирают в предчуствии ужаса(horror). Ни одно из чувств не может лишить наш мозг рассудочности и способности к действию в такой степени, в какой способен это сделать страх (fear).
  
  Нет, под это определение 'Бог мертвых' не подходит. Природа здесь не при чем. Как и ощущение ужаса.
  
  
  *Готический роман (англ./the Gothic novel/) - произведение, основанное на приятном ощущении ужаса читателя, романтический 'чёрный роман' в прозе с элементами сверхъестественных 'ужасов', таинственных приключений, фантастики и мистики (семейные проклятия и привидения).
  
  Хорошо сказано - 'приятное ощущение ужаса' !
  
  Выдающийся знаток жанра Монтегю Саммерс в книге 'Потусторонний омнибус' выделяет следующие типы описываемых в литературе сверхъестественных явлений: потусторонние силы и посещение со злой целью, явление призрака и странная болезнь, загробные появления, живые мертвецы, возвращение из могилы, исполнение клятвы, неупокоенная душа, загадочное предначертание. Каждому из этих явлений отведена своя роль в сюжетной линии готического романа.
  
  О! Вот это определение ближе всего к изучаемому роману!
  Но есть одно, но, наверное, главное отличие романа Галины Ескевич и лорда Арка от настоящих готических романов!
  В старых мистических книгах вообще, а в готических романах в частности, четко определено место действия.
  Почему готический роман - именно 'готический'?
  
  Многие исследователи сходятся на том, что одними из главных элементов готических романов являются: замок, либо какие-либо старинные развалины (пассивный элемент, вокруг которого разворачивается действие романа); и готический злодей (активный элемент).
  
  А замок обычно готического стиля...
  И живет в этом замке некая тайна... А героям надобно ее раскрыть...
  А вокруг колдовского замка течет обычная жизнь. А граница между нормальным и мистическим мирами пролегает либо по рву, который окружает замок... А, если ров уже засыпали, то по внешней стене замка.
  В 'Боге мертвых' место действия - целая страна, которая страдает от разных напастей, а в перспективе и целый мир. Нет границы между обыденным и чудесным. И где кончается одно, а начинается другое, совершенно непонятно.
  В готическом романе строго заданный и ограниченный набор персонажей. Самый основной из них - резонер, рассказчик, который наблюдает за происходящим слегка со стороны.
  Героев 'Бога мертвых' традиционными назвать никак нельзя, да и 'населен' роман немного плотнее, да плюс массовка...
  Короче, кто хочет, перечитайте 'Собаку Баскервилей'! Пародия на классический готический роман там великолепная.
  А потом можете сравнить творение Конан-Дойля с произведением Галины Ескевич и лорда Арка. И найдите десять отличий! (Это я шучу).
  Что же еще может объединять готику и 'Бога мертвых'?
  Тема смерти?
  Ну, это совсем не прерогатива готики! Смерть слишком большая тема, чтобы можно было ее проблемы ограничить одним жанром.
  Так что 'Бог мертвых' нечто большее, чем готика, слишком сильно в романе влияние философской притчи.
  
  Или повеяло дымком 'дарк фэнтези'?
  
  Рядом с готикой уютно 'притулилась' темное фэнтези...
  Вот вам цитатка...
  
  Традиционное 'темное фэнтези' построено по классическим фэнтезийным канонам. Перед нами эпик, героика, квест, которые почти один в один отвечают жанровым стандартам. Каков, например, канон эпика? Имеется некий мир, живущий нормальной жизнью. Но вот объявляется Вселенское Зло, которое алчет подмять под себя сущее. Или просто испортить жизнь всем, кто под руку подвернется. Естественно, такой наезд многим не по шерсти, что предвещает многотомную кровавую разборку.
  
  А вот в темном фэнтези Зло уже находится у власти, и его проявления воспринимаются обывателями как должное. Некромант гадает по внутренностям выпотрошенного младенца? Да все уважающие себя маги так делают! Колдунья принимает ванну из крови юных девственниц? Зато как сохранилась, ей уже 600 с гаком стукнуло, а больше 150 не дашь! В соседней лавке покупки заворачивают в человеческую кожу? Так незачем шляться по секонд-хэндам, в шикарном бутике ваше приобретение упакуют в расшитую бисером эльфийскую шкурку...
  Похоже, что 'Бог мертвых' почти подходи под это определение...
  Но определение определением, но вот что интересно!
  Если вспомнить героев 'Хроник черного отряда' моего любимого Гленна Кука, то они чувствуют себя в искаженном мире достаточно комфортно...
  А сверхидея 'Бога мертвых' - моральные и физические страдания как способ закалки. Терзания герцогини Клариссы Титу-Авали настоящие. Спасибо авторам, страдания главной героини хорошо описаны, не выглядят надуманными, картонными...
  Да и у других героев жизнь не слаще!
  А о том, что такое счастье они вообще не слышали...
  Не, 'Бог мертвых' - это не дарк фэнтези!
  
  Белоснежка, спящая красавица и еще большое количество девиц!
  
  Многое в 'Боге мертвых' позаимствовано из сказок. Это я про незаконную дочку короля, которую тот решил убить настолько замысловатым способом - имитировав кровавое жертвоприношение. И не его вина, что все пошло немного не так.
  Но получилось непропорционально простое объяснение причин событийного ряда романа. Хотел бы король избавиться от мешающего ему ребенка, нашел бы более простой способ. Ну, поела бы незаконнорожденная дочка не тех грибочков - и усе! Тогда гора трупов была бы гораздо меньше! Но зато для сказки такое усложнение в самый раз! Сколь раз повторяется завязка сказочного сюжета, когда маленькую героиню увозят или уводят в темный лес и бросают в чаще на съедение диким зверям? Но в сказках из затей злодеев ничего не выходит. Падчерица или принцесса неизбежно находят кров, еду и заботу. А то и встречают любимого человека.
  Но мир 'Бога мертвых' изначально искажен авторским произволом, это искажает привычную сказочную завязку и вообще уносит ее черти куда. Желание короля почти исполнилось. Но лучше бы она умерла! Потому что за королевский страх заплатила не только девочка и ее мать, ставшая первопричиной страданий дочери, но и многие тысячи ни в чем не повинных людей, которые всего лишь жили в королевстве.
  Да! Лучше бы Клариссе умереть, чем страдать столько лет!
  
  Приключения эгрегорных сущностей.
  Я впервые встретил эту идею у Вячеслава Иванова в 'Руси изначальной'.
  
  С Церковью, с настоящей, сокрытой от невежды, базилисса была осторожна. Богослужебный ритуал есть могучее магическое действие. Сразу во множестве храмов толпы людей под управлением священников произносят одинаковые слова, делают одинаковые движения. Объединенные таким способом излучения душ накопляются, укрепляют Тело Церкви, впервые созданное Христом и апостолами. Посвященные в Тайну называют это Тело Существом.
  В своем дворце Ормизда базилисса прятала Анфимия, лишенного патриаршего сана. Мудрец посвятил Феодору в тайное учение. Как капли дождя сливаются в реки, так излучения душ способны творить Существо. Оно неуязвимо, бессмертно, но истощается угасанием веры в него, чахнет из-за вырождения ритуала, как плодовое дерево без ухода. Эллин Эсхил, будучи Посвященным, устами Прометея пророчествовал о гибели олимпийцев. Ибо до явления Христа все Существа были временными.
  Феодора поняла, что лишившие Анфимия сана были невеждами. Он якобы сочувствовал догме монофизитов. Но каждая вера, даже ересь, может обладать своим Существом. Существа, созданные арианами, манихеями и христианами других догм, ныне угасают. Обессилевшие, они, как былые олимпийцы, перерождаются в ничтожных демонов, прячутся в горах, лесах, пещерах. Но Существо монофизитов сильно, десятки тысяч мучеников придали ему могучую жизненность. Поэтому Анфимий, радея о пользе Церкви и империи, готовил унию кафоликов и монофизитов, дабы слить воедино два Существа.
  Отрешенный патриарх дал своей покровительнице золотой ключ к тайнам, скрытым в священном писании, и преподавал посвящаемой науку обращения с Существами.
  В Ормизде Феодора дала приют многим монофизитам, позволяла им отправлять богослужение. Так она устанавливала личную связь с Существом монофизитствующих, пользуясь также и его силой.
  Базилисса наслаждалась беседами с Анфимием. О, эти Существа, учение о них объясняет все тайны, устраняет противоречия, изгоняет сомнения. Это подлинная пища для ума. Следует помнить: замок на двери истины отпирают, а не взламывают.
  Анфимий объяснил базилиссе секрет Диоклетиана. Этот император хотел соединить Существо египтян с эллинским Существом, но удачи не имел, так как опоздал. Тело церкви христиан верой людей и экстазом мучеников успело накопить покоряющую силу.
  Потом нечто подобное я встречал еще несколько раз, кажется, у Олди или еще у кого-то? Сейчас не помню!
  В предпоследний раз эта идея была использована автором как основа для сюжета. Я имею в виду роман Котенко 'Отдел странных явлений: обмануть богов'. Здесь эта идея хорошо разработана и логична. Но в романе Котенко использован ее классический вариант, с небольшими вариациями.
  В 'Боге мертвых' без эгрегорных сущностей тоже не обошлось...
  Но, как-то вскользь, мимоходом, без подробной разработки.
  Вообще, в этом романе все как-то вскользь, кроме страданий по разным поводам. Вот терзания, муки мученические, чуть ли не пытки описаны тщательно и с душой. Это наводит на некоторые мысли, но я не буду сейчас их озвучивать.
  А то я эту рецензию никогда не закончу! Одно цепляет другое, и пошло - поехало! Цепочка рассуждений может длиться до бесконечности.
  Так что...
  Осталась еще пара вещей, о которых я хотел бы сказать.
  Например, не совсем понятное обилие неприкаянных душ. Это образ очень уж христианский, не совсем подходящий для такого романа, как 'Бог мертвых'.
  И еще одно...
  Несколько кратких упоминаний о христианстве в разных вариациях показалось мне излишним. Менее еретичным роман от этого не стал. Все, что происходит в романе, слишком далеко от догматов и канонов.
  Зато есть совершенно дырявый мир, в котором твориться черт знает что! Хотя... черт наверняка не в курсе...
  Дано описание перехода от политеизма к монотеизму. Политеизм соревнование проигрывает, отчего древним богам очень некомфортно (еще одни страдальцы!). Высшей точкой развития политеизма стало явление Бога мертвых, которое закончило эпоху древних богов. А все, кто ждал его прихода, оказываются у разбитого корыта, когда Бога мертвых убивают и он перерождается в Бога живых (а в кого ему еще перерождаться!). И тут же лишается ореола божественности.
  И вот тут опять вылезает странная непропорциональность...
  Очень большое внимание автор уделяет древним сущностям, которым стало очень хреново в изменившимся мире. В древних больше не верят и гнобят их.
  Но!
  В пораженной недугом стране древние чувствуют себя вполне комфортно. И удерживает их от устройства мирового пожара только Кларисса, как маячок, на который должен когда-то придти их господин. И где тут жертвы репрессий?
  А вот того, кто им противостоит, как бы и нет. Служители Церкви им явно не соперники. Это четко дано в описании битвы. А аватара, коему должно бороться с древними, упокоивать души и вообще творить благие дела, так и не появилось. Тогда смею предположить, что древним противостоит сам мир, который изменился, и им больше ничего не остается, как уйти в небытие... а туда так не хочется...
  Из привычного набора древних тварей выбиваются гобби. Странный такой народец, который хочет странного. Мне гобби почему-то показались странно вывернутыми и искаженными хоббитами. Или орками из киноверсии 'ВК'. Те, которые в Мории живут.
  В романе у гобби очень любопытная роль. Они - некий элемент нестабильности, неуравновешенности романного мироздания. Их присутствие позволяет строить любые интриги. Они вроде бы хотят своего, их цели непонятны другим, поэтому авторы могут использовать их по своему разумению.
  Все!!!
  С общими рассуждениями я закончил и перехожу к анатомированию романа.
  
  
  Часть вторая.
  
  Мясо.
  
  Умирает, как древний ящер...
  
  Итак, дано описание куска искаженного мира.
  Королевство действительно умирает, как древний ящер.
  А герцогство полно разнообразных чудовищ, готовых полакомиться человечинкой.
  Это как медленно созревающий нарыв на теле планеты. Вот-вот и он прорвется, и тогда плохо будет всему человечеству данного мира.
  
  Сырость и серость.
  Мир почти без светлых пятен. Любовь здесь превращается в обман, а добрые дела почему-то заканчиваются злом. Впереди - тупик. И смерть - это отнюдь не выход из него.
  Тут неизбежны параллели с 'Гадкими лебедями' и другими 'дождевыми' романами. В 'простых' романах дождь - это лишь часть интерьера, а в 'многозначных' - это символ завершения, конца пути, загнивания общества, его упадка.
  'Бог мертвых', конечно же, относится к 'многозначным'. И, вполне естественно, что вода, которая падает из туч, превращается в символ...
  Предвестник Изменений. Стиратель Старого...
  Все остальное в этом мире - не более чем нарисованная декорация в павильоне, где снимают фэнтезийный сериал... Театральность, искусственность, надуманность.
  Авторов совершенно не интересует положение крестьян в королевстве или произвол королевских чиновников. То есть социальный конфликт в романе отсутствует как факт.
  Все внимание сконцентрировано вокруг Клариссы. И подобное мироописание становится очень маленьким, камерным. Меняются декорации на заднике, а герои продолжают решать свои мелкие личные проблемы. И тут нет смысла углубляться в мировые вопросы.
  
  Герои не нашего мира
  Что интересно, есть только один персонаж в романе, который не изменил ни внешности, ни сущности. Самый полноценный герой романа это, конечно же, герцогиня Кларисса. Авторы довольно тщательно изучают ее жизнь, начиная с обряда и заканчивая уходом в леса...Честь ей и хвала, что она не сломалась!
  Остальные же герои либо перевертыши, которые постоянно меняют маски. Либо их цели напрочь утилитарны - пожрать или воплотиться. Неплохо также получить небольшую общину поклонников...
  Честно говоря, мне не хочется заниматься изучением героев 'Бога мертвых'... Какие-то они все мне несимпатичные... Скучные... Всего лишь инструменты в руках бога...
  Поэтому глава получилась такая короткая...
  А я перехожу к скелету!
  
  Перепутанные нити.
  Роман неимоверно затянут. Чуть не сказал 'занудный', но до такого авторы, к счастью не опустились.
  Но все же завязка, растянутая на половину романа - это перебор!
  Не очень удачным я считаю и переброс внимания с младшей сестры на старшую. Стоило все же начать с Клариссы, а потом можно было и младшенькую представить. Иначе обманка какая-то получается. Зачем так долго возиться с младшей сестрой, если в конце концов выясняется, что от нее осталась одна видимость? Тут и рассказ о каких-то ее чувствах лишается всякого смысла. Ведь она - совсем не она!
  С рассказчиком роману вообще не повезло. Недаром, все действия, которые завязываются на мистику, описываются авторами от первого лица. Мистическое переживание (ох и термин!) - дело очень интимное, требующее глубокого проникновения во внутренний мир героя. И рассказ от первого лица позволяет показать это наиболее полно и сильно. А третье лицо и постоянный авторский присмотр за героями уничтожают мистику на корню!
  Как и не самое логичное переключение с одного героя на другое. Либо надо их делать равноправными, а не уничтожать одного из них чересчур оригинальным способом! И это в награду за все труды!
  Окончательно лишает роман мистического ореола расширение 'чудесного' до пределов целого мира. Это размыло действие, лишило сюжет контрастности и очень важного конфликта: обыденное - мистическое. Это-то и переводит роман из готики в обычное, пусть и не совсем стандартное фэнтези.
  Скелет сюжета довольно прост. Чтобы убить незаконнорожденную дочь, мать которой решила ухватить кусочек королевского пирога, папа-король приказывает убить дочь очень замысловатым способом, имитируя кровавый обряд в кленовой роще. Но девочке не дали умереть, и она превратилась в предтечу, в подобие некоекого ключа от портала для прохода в мир Бога мертвых. А потом идет долгий рассказ о том, как готовился этот переход.
  Сюжет романа очень замедлен как по ощущениям, так и по романному времени. Действие принесено в жертву умствованиям и описаниям. Это очень хорошо заметно по истории Клариссы-маленькой.
  А еще в сюжете нет конфликта! Весь роман выглядит не более чем описанием подготовки к явлению Бога мертвых, от которой герои едва с ума не сходят. А битва чем-то похожа на Армагедонн.
  Но вот противостояния как-то не наблюдается. Все здесь - слуги одного господина, и каждый по-своему выполняет его поручения. Нет у Бога мертвых равного противника, которого можно переиграть. Нет и настоящей борьбы нравственных принципов. Страдания Клариссы это не борьба, а натаскивание собаки через страдания.
  А Бог мертвых в этом мире явно лишний, поэтому его пришлось убить и переделать в хорошего...
  Ведь он отнюдь не всесилен. И это, кстати, характеризует его языческое происхождение. Ведь именно за языческими богами при политеизме всегда есть некая обезличенная сила, которой подчиняются даже боги.
  Ой, чегой-то я снова расписался!
  И еще одну вещь я не мог оставить без внимания.
  Это композиция!
  То, как выстроен роман, максимально усложняет его чтение и восприятие. Я, например, так и не понял - чем определялось появление того или иного куска воспоминаний! Путаница настоящего с прошлым иной раз просто злила. Тем более, почти полное отсутствие маячков, которые помогли бы определяться в запутанной композиции, очень мешает нормально читать. Не стоило ТАК сильно усложнять задачу читателю. Ему и так нелегко. Ведь надо набраться терпения, чтобы дочитать до конца и не закрыть роман, не прочитав, и половины.
  Ну, вот я добрался до окончания второй части. И, кончено, же я сказал гораздо меньше, чем хотел. И собственные формулировки даже меня не всегда удовлетворяют. Но это неизбежно. О таком романе, как 'Бог мертвых', можно написать цельную монографию. Или ограничиться коротенькой заметкой. А вот написать что-то среднее довольно-таки нелегко. Но я постарался сделать это максимально объективно. Ну, а что вышло, то вышло. И об этом судить читателям.
  
  Часть третья.
  Отдельные косточки.
  
  Она пряталась за темно-синей, тяжелой портьерой и смотрела во двор с нескрываемым интересом и странной страстностью в глазах.
  В этом предложении портьера висит ЗА окном? Иначе, зачем за ней прятаться, чтобы смотреть во двор? Ведь прятаться в комнате не от кого...
  Отсюда, с третьего этажа башни, фигура в простом дорожном плаще почти сливалась с другими купцами, крестьянами и слугами, разгружавшими три прибывших обоза с провизией, дорогими подарками от сестры и тканью, купленной у заморских путешественников.
  Купцы тоже разгружали?
  Размеры обозов!!! Сколько в одном телег?
  Ну, с провизией я еще понимаю - ее для населения целого замка нужно много. Но вот целый обоз тканей... или дорогих подарков???
  Не многовато ли?
  
  Но остриженные швейными ножницами волосы, что падали на плечи мокрыми змейками, и бездействие среди основной суеты выглядело прямо-таки странным.
  Это что-то новое - 'основная суета' ! А бывает еще и побочная суета? И как можно с такой уверенностью заявлять, что волосы незнакомца стригли швейными ножницами? По каким признакам это было определено?
  А швейных ножниц не существует... Есть портняжные...
  И откуда взялись 'мокрые змейки'? Ведь дождь еще не пошел...
  
  сочетание легкого пуха и изящной вышивки создавали ощущение полета
  Это как?
  
  - Почему? - Юноша попытался поцеловать СиАвали, но ответного чувства не получил.
  Может не 'ответного чувства', а просто ответа?
  
  - Кто прибыл с обозом? - Мальчишка потянул деревянную пробку и вдохнул аромат цветов и фруктов, про себя отметив, что штука действительно сильная - это он учуял всей кожей.
  Некоторое преувеличение. Как можно, вдохнув какой-то аромат, почувствовать его всей кожей?
  
  
  Юноша искал последнего - провожатого обоза, который стоял у окна и молча наблюдал за суетой во дворе. Крестьяне наконец-то соизволили собрать оброк за защиту и тащили во двор корзины со снедью.
  Как можно искать того, кто стоит тут же у окна?
  'и молча наблюдает за суетой во дворе'... Как юноша может видеть что происходит за окном? Ведь он к нему еще не подошел!
  
  Крестьяне наконец-то соизволили собрать оброк за защиту и тащили во двор корзины со снедью.
  Погодите! Но ведь крестьяне уже разгружают какой-то обоз с провизией!!! И как раз во дворе!!!
  И еще!
  Крестьяне оброк не собирают! Они могут его привезти в замок и не более. А собирает его, с крестьян, хозяин замка.
  
  Жадной рукой юноша передал вознаграждение и цыкнул на голубоглазых блондинок, которые и фигурой, и типом лица походили на СиАвали, которую оберегали от возможного нападения или похищения во время путешествий и охот, а также служили, как ближайшие подруги и чтецы долгими и скучными ненастными вечерами.
  'Жадной рукой' как это?
  Перебор 'которых'.
  Предложение вообще не очень удачное. Его лучше разделить на два или три. И убрать всякие 'а также служили, как'.
  
  
  Купцы, с признательностью выделенных за заслуги среди иных поставщиков привилегированных особ, уселись поближе к юноше и принялись за угощение, едва тот кивком головы разрешил приступить к позднему обеду.
  О-о-очень припахивает канцелярией! Особенно это: 'с признательностью выделенных за заслуги среди иных поставщиков привилегированных особ'.
  
  
  Невозможно ответить на вопрос, почему когти и зубы не лишили мальчика жизни, просто убийца отложил лучшую часть обеда на потом, полностью выполнив неизвестный ритуал, который вынул душу из несчастного ребенка и зашвырнул ее в бесконечную суму с остальными бесчисленными мертвецами.
  Странно... Зачем душу бросать в сумку с 'остальными бесчисленными мертвецами'? Или я чего-то не понял?
  
  Казалось, тьме не придет конца, до того синь проникла в глаза и рот.
  Что же такое, эта загадочная 'синь', которая проникает 'в глаза и рот'? И как восприятие тьмы связано со ртом?
  
  Он вошел последним и сам закрыл дверь, на которой еще вчера два горячих тела занимались любовью.
  Во экстремалы!!!
  
  А когда дверь закрылась, быстро встала, чтобы сразу шагнуть навстречу воину, продолжавшему не шевелиться.
  Неудачная фраза - 'продолжавшему не шевелиться'.
  
  - Когда я увидела вас, то сразу поняла, что мистерик прибыл вовремя - когда уже ничего не сделаешь.
  Хорошо сказано - 'прибыл вовремя - когда уже ничего не сделаешь'.
  
  
  Женщина позвала служку, что вывалился из-за поворота и начал кланяться, как глупый болванчик.
  Неудачная конструкция предложения!
  
  Острые маленькие зубки легли в коварную усмешку
  Лучше - оскалились.
  
  На глазах выступили две одинокие слезы, озарившие отражение души, и снова глубоко ушли в сердце, жестокое до малодушия и самобичевания.
  Слезы? В сердце??? Не понял???
  
  Короткое отчаяние охватило герцогиню, которая вздрогнула, когда увидела собственное отражение в зеркале, когда-то подаренном гостеприимной харчевне.
  Еще одно неудачное предложение. Его лучше перестроить.
  
  женщина пришпорила лошадь, и уже скоро шла почти вровень с любимым,
  И где тогда у женщины шпоры, если женщина пришпорила лошадь, чтобы ИДТИ почти вровень с любимым?
  
  
  Герцогство Авали с этой стороны заканчивалось довольно плохой дорогой среди поросшего низкими деревцами леса. Деревня у самой границы давнопустовала, а искусственное озерцо поросло болотной травой.
  Это читается так, будто дорога идет вдоль границы. Мало того как можно определить, что граница именно здесь? Ведь, кроме слов автора ничего нет. Надо хоть камень пограничный было поставить!
  А искусственное озерцо здесь совершенно лишнее. Ради красявости? Так ее здесь, вроде не предвидится... Тогда зачем пустословие?
  
  Война... Любовник предпочитает войну. Мистерик. Он пришел отобрать земли. Оба хороши! Женщина легла на живот и склонила головку к шкатулке. Юбка собралась и открыла стройные ножки, которые начали выписывать в воздухе пируэты. Красивая штука. Рука потянулась за мешком с ножами и попыталась одним из них поддеть край крышки. Все бесполезно.
  Некорректная смесь рассуждений героини и ее же действий. Лучше разделить красной строкой. А пируэты выписывают птицы и самолеты! И это предложение здесь лишнее. А рука только потянулась к мешку и, не достав ножа, чем-то одним пытается открыть шкатулку.
  
  - На поле, - мужчина почти справился с недомоганием и жадно запил колючки в области адамова яблока ледяной водой из кубка.
  А может, проще написать - першение в горле? А то колючки, да еще и в области адамова яблока. Как их можно запить??? Не понимаю...
  
  
  - Чью душу ты в меня вложил? - Виктин ощутил, как живительная сила новым бризом пробирается по венам.
  Эта... А что был еще и старый бриз?
  
  Кларисса в кресле скукожилась, сжалась до состояния горящей бумажки и попыталась просто дышать.
  А я попытался представить как может сжаться горящая бумажка...
  
  Жаркая, требующая ответа потусторонняя тяжесть навалилась на грудь и сильно сдавила тело.
  Как тяжесть может требовать ответа? И, главное, какого?
  
  Не уходи, - с закрытыми глазами попросила Кларисса, а СиАвали беззвучно кивнула. Она поджала ноги под себя, опустила подбородок на подлокотник и начала смотреть на двор, где многодельные слуги уничтожали повозку, служившую раньше для перевозки королевских преступников.
  Ох, и ох!
  Откуда у низкой кушетки взялся подлокотник? А при упоминании многодельных слуг я вспомнил о старике Гомере. Ведь он был старик? Правда?
  
  СиАвали улыбнулась, увидев, как рухнули стены черной коробки повозки
  Проще надо быть! Проще! Напыщенно и некрасиво звучит как рухнули стены черной коробки повозки. Да еще и с двумя существительными подряд с одинаковыми окончаниями! Так и просится или дефис, или запятая между ними! Да просто развалилась черная повозка и усе!!!
  
  
  Белые ладошки взяли вместилище знаков и подняли его, чтобы разглядеть за разметавшимися волосами полную луну безумия.
  А вот это очень красиво! Похоже на кёнинги.
  
  Прекращай так поступать со мной!
  Требование из нашего века!
  
  Клариссе не нужно было представлять лицо, выжженное безумием на лбу.
  Извините, я не понял на чьем лбу было выжжено лицо...
  
  
  Тяжелая же пустота внутри горела и требовала впустить туда другую тьму.
  А где первая тьма?
  
  И Каелль исчез среди месива, что заполнило коридор тенями, чудовищами и древними богами.
  Что же это за зверь такой - месиво, что что заполнило коридор тенями, чудовищами и древними богами? .
  А, если серьезно, то месиво СОСТОИТ из чего-либо и не может что-либо запомнить по своей воле. А именно так звучит предложеине.
  
  Запоздалая забота вызвала улыбку на лице уже настоящего дьявола
  А до этого он был подделкой. Лучше уж написать про простую дьявольскую улыбку, нежели так извращаться.
  
  СиАвали держала юношу за грудки и ждала, когда тот сорвется, но Каелль так и не сдернул настойчивого жеста прочь.
  Извините, н я так и не понял - о чем речь?
  
  Две башни у ворот засеребрились, встречая новый день, и замахали путникам двумя ярко-красными флагами на острых шпилях.
  Флаги на башнях обычно развеваются. Я как-то не представляю, чтобы башни сами махали флагами...
  
  а та смотрела на подпрыгивающую крепость
  Значитца это крепость подпрыгивала, а не сама Кларисса, в седле лошади? Оригинальное прочтение...
  
  Туда, где остался разоренный, разграбленный жадными войсками город варваров, теперь принадлежащий одному из самых богатых монастырей - хранилище самой большой библиотеки.
  Сначала я не понял, где находиться библиотека. Потом, еще большее недоумение вызвало несовпадение падежей самых богатых монастырей - хранилище самой большой библиотеки.
  Надо было написать хранилищу!
  
  За плотными слоями белой краски сложно понять настоящую сущность, но фигура у герцогини не особо отличалась изяществом.
  И как не изящество фигуры связано с настоящей сутью? А вторая половина предложения выглядит канцелярской.
  Обыкновенная у нее была фигура! И усе!!!
  
  И молодой приемник земель начал рубить леса.
  Кому яду по сходной цене?
  Приемник - преемник, какая разница!
  
  
  Наруч и понож отливали золотом и охрой.
  Наручи и поножи.
  
  Кларисса смотрела в крохотное окошко мельницы в то время, как над полями зажигался купол бесконечности и стихал безумный день после долгой скачки.
  Мне не понравилась последовательность действий в предложении.
  
  Беспокойство улеглось, но взамен ему пришло другое, гложущее безумие
  А с каких пор беспокойство и безумие стали синонимами?
  
  темно-серая ряса странно сочеталась с боевыми доспехами, что защищали грудь и плечи переплетенными металлическими пластинами.
  Пытаюсь представить себе такой доспех и никак не могу.
  
  изнуренный бедами и победами
  Арк - пиит! Беды - победы!
  
  Мистерик был стар и понимал, чем грозит такой поворот событий: сперва он пропитается болью, как бумага, а следом наступит легкий щелчок, и тело воспламенится.
  На кого наступит щелчок? Который вообще-то звук...
  
  Мелкий монстр начал обматывать ноги бывшей жертве, и так до самой шеи.
  У бывшей жертвы ноги сразу в шею переходили?
  
  
  Бумага раскрутилась сама, вспыхнула яркой звездой и, начав зачитывать условия, подхватила герцогиню и унесла ее вихрем в мрачные залы того мира, который мертвые уже никогда не покидают.
  Первый раз слышу о такой многофункциональной бумаге!
  
  
  Бог мертвых - первоначальный хаос. Создатель всего и его же разрушитель.
  Это даже не ересь! Это вообще не стыкуется с христианством!
  
  Гибкое тело изогнулось, изображая полусферу.
  Которая накрыла Виктина с головой? Это что же за тело такое, что за растяжка такая?
  
  Виктин сглотнул и поднялся из скукоженного состояния на одно колено.
   Без комментариев...
  
  Вот рецензия и кончилась! Это был нелегкий труд. Мне не всегда хватало слов, чтобы правильно выразить свои мысли. Не всегда и во всем я понял логику авторов.
  
  
   Сказка - ложь?
  
   Рецензия на роман Галины Ескевич и лорда Арка 'Светлейший лорд Тьмы'
  
   Объяснение в нелюбви
  
   Я всегда недолюбливал юмористическую фэнтези.
  Не, у меня есть чуйство юмора, и я отнюдь не оченно серьезный бука. Умею смеяться и знаю цену, которую часто платит автор за смех читателей. Достаточно вспомнить жизнь О'Генри и судьбу Михаила Зощенко. А дилогия Ильфа и Петрова о Остапе Сулеймане Берта-Марии Бендер-бее - вообще моя настольная книга.
  Но юмористическую фэнтези, за очень редким исключением, я не люблю. По крайней мере ее российскую часть.
  Начал я с ней знакомиться с Терри Пратчетта. И это оказалось то самое... редкое исключение, которое подтверждает правило.
  Слишком уж этот 'подотдел' литературы грешит примитивностью сюжетов, неумелой композицией и, увы, очень часто авторы, что творят в этом жанре, просто не умеют связно писать. Кстати, не надо мне доказывать, что это не так! Я прочитал немалое количество подобных романов, прежде чем невзлюбить юмористическую фэнтези.
  Тут нелишне вспомнить историю с серией 'Иронический детектив' издательства 'Эксмо'. Единственный автор, который сделал имя этой серии, - Дарья Донцова. Все же остальное, что печаталось в этой серии, было гораздо хуже.
  Хотя написать смешно, кажется, так просто.
  Но...
  Юморист всегда творит, балансируя на грани между пошлостью и скукой. И очень немногим удается не соскользнуть с этого лезвия.
  
   Были!
  
   Честно говоря, были! Были у меня сомнения, перед тем как я начал читать 'Светлейшего лорда Тьмы'. Но тут уж само название звучит достаточно парадоксально и потому заинтересовывает.
  Да и парочка главный героев... не совсем стандартный ход...
  А че?!!!
  Симпатявая орчиха получилась. Да и лорд Арк не подкачал...
  Жаль, правда, что во второй половине романа Валари уходит на 'подтанцовку'. Уж больно выпукло авторы ее представили, чтобы потом пренебречь таким героем.
  Задумка романа, конечно, хороша - сделать из Разрушителя Хранителя. Чем-то это напоминает извращенную индуисткую мифологию. Вместо троицы - Брахмы, Вишну и Шивы - есть один маленький Бэн, то мальчик, то котенок, то медвежонок, то вообще неведома зверушка...
  Авантюра удалась. Но и цену за это пришлось заплатить немалую...
  
   Рассеются ли сомнения?
  
   Начало романа, вроде бы развеяло мои сомнения. Великолепно написано. Ситуации, герои, ритмика, стиль - все почти безупречно.
  Читать было одно удовольствие!
  Но к середине романа очень незаметно, исподволь, что-то начало меня напрягать. Постепенно читать становилось все тяжелее и тяжелее.
  Я недоумевал - что происходит? Обычно так тяжело читать графоманов, которые пишут хуже некуда.
  Не, о языке романа такого не скажешь. Авторы 'Светлейшего лорда Тьмы' вполне уверенно выводят буковки на бумаге.
  Чтобы понять - почему вдруг стало так тяжело? - пришлось, преодолевая трудности, дочитать роман до конца. Кстати, окончание пошло немного легче.
  Ну, прочитал я роман и стал думать, что делать с этой странной ситуацией? Два дня размышлял! И сделал вот такие выводы...
  
   А вот они...
  
   'Светлейший лорд Тьмы' есть синтез юмористической фэнтези и иронической сказки. Причем по мироописанию роман больше тяготеет к русским сказкам, чем к западной фэнтези.
  Я бы сравнил данное произведение со сказкой Леонида Филатова 'Про Федота-стрельца, удалого молодца'. Общим для них стало использование вполне современных реалий, одетых в сказочные одежки. Но творение Филатова - целиком и полностью русская сказка. 'Светлейший лорд Тьмы', наоборот, эклектичен. А эклектика вещь опасная! Требующая тщательной проработки и чувства меры. И в данном случае сам по себе подбор героев вызывает некоторое недоумение.
  Скопление персонажей фэнтези, русской народной сказки и, русской же, но литературной сказки превращает роман в винегрет.
  Но это полбеды!
  Авторы еще и переборщили с введением в сказочный мир современных реалий.
  Винегрет получился очень рыхлым...
  Сказка же всегда лаконична, в ней нет места длиннотам, которые свойственны фэнтези.
  В результате получилась любопытная вещь!
  Начало романа великолепно, читается на ура!
  А вот середина 'Светлейшего', образно говоря, превратилась в вязкое болото, из которого выбираешься с большим трудом.
  Слишком много туда впихнуто, слишком много воды налито, слишком много слов написано. Весь этот избыток сделал этот кусок романа трудночитаемым. Получилось хождение вокруг да около основного сюжета. Слов было написано очень много, а действие в этот момент топталось на месте или выделывало замысловатые па. Видимо, авторы решали - куда двигаться дальше?
  Очень заметна та спешка, в которой писался роман. Я же помню, с какой скоростью тогда выкладывались глава за главой.
  Например, зачем нужно было подробно описывать конкурс красоты? Хотелось посмешнее? А получилось затянуто и оттого слишком занудно.
  Сестренки эти... дочки эльфа гламурного... зачем они нужны? Какую смысловую нагрузку несут?
  Как влияют на сюжет?
  А никак!
  А буковки-то место уже занимают и внимания требуют...
  И так весь роман. Действие постоянно вихляет из стороны в сторону. Иногда кажется, что авторы вообще забывают об основном сюжете. Такая увлеченность не делает им чести. Поспешай медленно, а не гони на всех парах!
  Окончание романа вышло немного 'подсушенным'. И это, само по себе, облегчило чтение. Но вот один из ключевых моментов - самопожертвованию девочки уделено слишком мало внимания. Авторам оказались гораздо интереснее описать устройство царства Черномора и горохового государства, да всякие коммерческие предприятия, чем то, почему и как героиня решилась на такой шаг.
  Сатира вещь, конечно, хорошая, но не в таких же количествах! Когда она мешает основному сюжету, размывает его!
  
   Вода, вода...
  
   Честно говоря, я так и не понял - зачем надо было вливать в текст столько жидкости? Оставляю это на совести авторов, как и способы отжимки. Но понятно, что роман требует серьезной переделки.
  Текстовой и композиционной.
  Например, разделить его на две части. Ведь в первой половине 'Светлейшего' фокал в основном концентрируется на Валари и Арке, а во второй на первый план выходят дети, а взрослые делают шаг назад.
  Отсечь избыточные подробности. Например, авторы слишком много внимания уделяют тетям Дусям.
  Я бы порекомендовал Галине и Арку посмотреть на роман немного со стороны. Текст в некоторых местах грешит сумбуром и скороговоркой.
  А за образец можно взять творения Ильфа и Петрова. Например, описание Вороньей Слободки. Вот где нет ничего лишнего!
  
  Ну что ж, как бы и все...
  Ученого учить - только портить.
  А на прощание хочу лишь заметить - жаль!
  Очень жаль, что 'Светлейший лорд Тьмы' не попал в мой список исключений.
  А ведь шансы были!
  И очень неплохие!
  
  
  
  Нечто из жизни зомби
   Рецензия на роман Иржи ДжованниевичаЛекарь для зомби, или Там, за рекой, ничего нет
  
  
   Не так уж много хороших романов о необычном, которое встроено в обычный мир. Например, "Пересадочная станция" Саймака. "Тайный город" Панова. Или великолепный рассказ Бориса Лапина "Конгресс".
   А теперь к ним добавился и роман Иржи Джованниевич
   "Лекарь для зомби, или Там, за рекой, ничего нет".
   Начнем с сюжета.
   Плавно и медленно.
   Медленно и плавно.
   Без рывков и резких переходов от одной сюжетной линии к другой. Впрочем, реально тут только одна сюжетная линия - жил да поживал нелюдимый одинокий доктор в медпункте. Работы у него было немного - деревня-то давно обезлюдела. Но вместо людей доктор не столько лечит, сколько ремонтирует местных зомби. А они, в меру сил, заботятся о нем. Даже от запойного пьянства вылечили. И тянулась его жизнь, пролетали дни, месяцы и годы даже не жизни, которая все же подразумевает какие-то события, а почти растительного существования.
   И жил бы он, да поживал, да похоронили переселенцы на заброшенном кладбище при несуществующей деревне умершего мальчика. Ну не было у людей денег для нормального захоронения!
   И рухнула спокойная жизнь доктора!
   То отчим мальчика вдруг в зомби превращается, то сторож кладбищенский обвиняет его в сговоре с нежитью, то огоньки странные над домом и на кладбище летают по ночам. Непонятная девушка чуть не убивается на мотоцикле. Отряд охотников за зомби нагрянул и давай "поднявшихся" истреблять!
   Прежняя жизнь безвозвратно разрушена, медпункт, который существовал в основном на бумаге и использовался чинами от здравоохранения для махинаций с лекарствами, развалился. Жилья доктор лишился, работы тоже. Ничего не нажил, даже геморроя. Такой вот итог большого куска жизни.
   Простая, безыскусная история.
   Но это только внешняя оболочка...
   И вот почему.
   По ходу романа возникают два традиционных русских вопроса: "Кто виноват?" и "Что делать?".
   Почему поднимаются зомби? У каждого автора свой ответ на этот вопрос. В "Лекаре..." местных зомби поднимает дух какого-то колдуна, который заключен в давно и глубоко зарытую мумию, обложенную сверху серебром. Вроде ответ на вопрос "Кто виноват?" получен, но, э-э-э-э... это частный случай, который не объясняет - кто виноват в появлении зомби в других местах. Но, впрочем, ответ на этот вопрос автора романа не интересовал вовсе.
   "Что делать?".
   Родственники людей, которые стали жертвами зомби (а тем надо было как-то восстанавливать распадающуюся плоть) решили для себя вопрос максимально просто: "Мертвые к мертвым" и создали команду по уничтожению зомби. У них есть моральное право на такой поступок. Да и уничтожение нежити всегда считалось богоугодным делом.
   "Мертвые к мертвым!".
   Но для главного героя эти вопросы остаются неразгаданными. Кто виноват в том, что он забился в безлюдную деревню, как таракан в щель? Почему зомби стали ему ближе обычных людей?
   И что ему делать после окончания этой сумасшедшей истории?
   Он остался бездомным и безработным.
   Вопрос, в принципе, остался открытым.
   Достаточно неожиданно использование зомби - "не живых, ни мертвых" как основного элемента фантастического допущения.
   Классический зомби - это поднятый чьей-то злой волей мертвец, который исполняет волю хозяина. Или, как у Перумова, "поднятие" происходит при повышении энергетического уровня магических полей и зомби ведут себя как животные, ведомые инстинктами.
   Из традиций вуду зомби быстро перекочевали в мистическую литературу, а затем и в кино, и в комиксы, и в компьютерные игры. И более привычного и расхожего мистического персонажа трудно представить. По популярности с ними сравнятся только классические вампиры, наследники Дракулы.
   Надо обладать изрядной смелостью, чтобы сделать их основной движущей силой романа. Автор нашел нестандартный ход и сделал часть зомби разумными после того как они "поднялись". Эти "не-мертвые" сохранили не только разум, но и членораздельную речь, и, самое главное, свободу воли, возможность выбора.
   Нет, есть и классические зомби - ожившие мертвецы, без всяких признаков мышления - животные, которых ведут инстинкты... Почему-то в романе их называют "петюнями". Их жизнь обычно достаточно коротка и длится всего несколько месяцев. А потом их плоть окончательно сгнивает, а костяк рассыпается на запчасти.
   Автор нашел логичное объяснение - почему зомби сохраняют разум, да и их количество явно повышено по сравнению с другими местами.
   Но, к сожалению, так и осталось неизвестным был ли это повышенный "радиационный" фон от мумии или дух, который ней заключен поднимал зомби, готовя свое освобождение.
   И еще есть нечто, чего я так и не понял.
   Почему мумию не уничтожило пламя костра, но, с легкостью спалил взрыв газа? У него, кажется и температура горения поменьше, да и взрыв это дело мгновенное, а костер горит долго и вдумчиво... И сжечь что-то в его пламени обычно надежнее, чем устраивать маленький вакуумный взрыв и разрушать дом. Хотя... ведь доктора надо было оставить бездомным...
   Но чтобы там ни было - зомбяки вышли любопытные. Даже с зачатками собственной идеологии. Это я про "другой берег".
   Доктор Никульцев выглядит в романе здорово наруганным. Таких раньше называли "Пустым мешком из-за угла прищибленный".
   Что же его так напугало? Почему он превратился в мизантропа, который не хочет общаться с людьми, но неплохо себя чувствует в обществе зомби? Неужели на него так повлияла смерть матери?
   Путаная история...
   Я не зря вспоминал "Пересадочную станцию". Есть у героев этих произведений нечто схожее.
   Одиночество.
   Соседи, которые, в конце концов, понимают, что у главного героя есть некая тайна.
   И сама эта тайна - служение чему-то такому, что превращает человека в изгоя, одиночку, который тщательно отгородился от общества. Но, увы, люди живут не в безвоздушном пространстве - любая тайна когда-нибудь да раскроется.
   Это, правда, единственное, что их роднит.
   А в остальном Инек Уоллис и доктор Никульцев полные антиподы.
   Герой Саймака служит будущему человечества. Он мечтает о том, чтобы человечество вступило в Галактическое Братство, и угроза близкой ядерной войны миновала.
   Герой "Лекаря..." служит ... я даже не возьмусь это определить (по крайней мере, светлой эту цель никак не назовешь). Ведь он даже не лекарь! Никульцев механик, который обслуживает, разваливающиеся на ходу, механизмы. И зомби даже платят ему за это!
   У Инека Уоллиса сильный, твердый характер. Он боец, солдат, который никогда не забудет - как нажимать на курок.
   Доктор - вялая, бесхарактерная размазня. Только приезд "охотников" выводит его из спячки и он начинает шевелиться чуть-чуть энергичнее.
   Смотритель пересадочной станции сознательно выбрал нравственную позицию. И он готов защищать ее даже с оружием в руках.
   Доктор, когда начинают убивать его "любимых" зомби, изображает вялые протесты от которых все отмахиваются. Его слабых сил хватает лишь на моральные страдания. У Иржи получился странный антигерой, который на поступок почти не способен.
   И только при помощи Вики он не остался манной кашей до самого конца романа. Девушка хоть немного подогрела его интерес к жизни и вынудила принять определенную сторону в конфликте, когда пошла охота на Порфирия.
   Мечта Инека Уоллиса исполнилась.
   Доктор Никульцев к концу романа остался при пиковом интересе. Прежняя жизнь разрушена безвозвратно. С чего он начнет новую жизнь? Как он себя поведет в обществе обычных люде? Ведь он отвык от нормального общения... И теперь надо учится...
   В заключении остается лишь сказать, что я получил большое удовольствие от чтения романа, пусть он пока и в "непричесанном виде".
   "Лекарю..." требуется серьезная правка и ловля "блох". Но это все проблемы чисто технические.
   Они ни на йоту не изменят обаяние истории об одиноком докторе, лечившего зомби, которые верили, что на другом берегу реки нет ничего, кроме рая, куда их, провинившихся, не пускает чья-то высшая воля.
  
   Нечто неоконченное
   Рецензия на роман Антона Страгулина
  
   Голос крови (первые главы)
  
   Пролог выглядит слишком вычурным, лишним. Он слишком мал по объему, даже по сравнению с первой главой. В результате пролог стал ни к чему не относящимся, бессмысленным сотрясанием воздуха с философским уклоном. Тут возможны несколько варианта изменения.
   Либо в прологе описать окончание истории Файрона и потом, рассказывая его историю, замкнуть сюжет в кольцо.
   Или объяснить - почему Файрон взят стариком в ученики? Приоткрыть немного завесу тайны. Читателю позволено знать больше, чем герою.
   Композиционно глава выстроена вполне грамотно. Завязка состоялась. Г.Г выпнут в путешествие и начал движение к некоей цели.
   Но совершенно не хватает экспозиции, мироописания. Дело явно идет о романе-странствии. В его начале лучше дать некоторые намеки на разгадку тайны Файрона. Разгадку может знать старик, который стал его Учителем.
   А ведь тайна явно есть. Это видно и из названия и из обстоятельств, уже изложенных в первой главе.
   И вот для этого всего идеально подходит пролог. В нем автор может забросить наживку, на которую клюнет читатель. И потом нельзя дать ему сорваться с крючка, подкидывая кусочки мозаики.
   Еще бы я порекомендовал уйти от привычных стереотипов - эльфов, орков, гномов и т.д. Это слишком привычно и избито. А если автор еще и дает им собственноручно придуманные ТТХ, тогда проще придумать свои названия, чем заимствовать слишком расхожие.
   Герой довольно традиционен для таких романов.
   Изгой, одиночка, сирота, Иван-родства-не-помнящий - классика жанра. Впрочем, это нельзя назвать недостатком. Скорее распространенным типажом. Очень удобно! Ему можно нарисовать любую судьбу и, что самое интересное, его можно провести этаким лабиринтом, пусть потыкается в тупики ложных разгадок, пусть собирает разгадку как мозаику и преодолевает препятствия на пути. А пока он доберется до истины... Много времени пройдет! Только бы он не оказался очередным эльфийским принцем, которого мама в детстве потеряла... Или плодом противоестественной связи орка и эльфийки. Кем бы он еще мог быть? Может, дроу - темным эльфом, иначе как объяснить одновременное наличие длинных клыков и острых ушей? Либо помесь, либо дроу...
   А! Он еще может оказаться чей-нибудь замаскированной сучностью!
   И то, и другое, и третье давно стало штампом, от которого надо бежать со всех ног. От потерявших память потерянных принцев веет бразильскими 'мыльными операми'. Этот прием использовался еще в веке восемнадцатом... Но популярен до сих пор...
   Автор сам знает разгадку? А то будет герой скитаться по весям и лесам, пока автор решает его судьбу...
   А теперь о грустном
   ЯЗЫК!!!
   Слишком громоздко и вычурно! Длинноты властвуют. Вот, например: 'Чтобы он притащился с другого конца озера, на берегу которого стоит эта деревня в поисках своего непутёвого ученика, надо было сделать почти невозможное - вывести его из себя'. Так и хочется разбить его на два.
   Плюс большое обилие неуклюжих словесных конструкций. Вот начало первой главы: 'Меня разбудило по-весеннему яркое солнце. Не открывая глаз, я перевернулся на другой бок в надежде, что оно, солнце это, мне приснилось. Поверить в то, что жизнь подкинула очередную каверзу - утро, никакого желания не было'.
   Первое предложение звучит вполне нормально. Только не совсем понятно - утро это или день? Мало ли, когда герой проснулся. Но вот уже во втором... 'в надежде, что оно, солнце это, мне приснилось' - он лежит и думает вот такими длиннотами? Но приходиться предположить, что это именно так, если речь идет от первого лица.
   Можно, например, перефразировать это так: 'Меня разбудило яркое весеннее солнце. 'Это мне снится, - решил я и перевернулся на другой бок. - Неужели уже утро? Ох, жизнь, зачем? Вставать, идти к озеру, умываться... И видеть, как кривятся лица соседей'.
   Ну, вот примерно так это можно написать...
   И, что хуже всего, сквозь слова проглядывает современный человек.
   Да и старика как будто скопировали из фильмов про карате или кунфу.
   Через обороты, отдельные современные слова и понятия русским духом веет. Не может мыслить сирота-полуэльф как человек двадцать первого века!
   Тут мешает еще и рассказ от первого лица, когда автор невольно начинает замещать собой героя. А нужна некоторая отстраненность. Поэтому лучше вести рассказ от 'третьего лица'.
   Это, на данный момент, главный недостаток предоставленного текста.
   Роман стоит продолжать. Как минимум три тайны уже есть. Только... А есть ли у вас план, господин автор? Если нет, то отложите рукопись в сторону и сначала расставьте опорные вехи по пути героя. Тут даже необязателен жесткий план. Лучше определить некоторые опорные точки, до которых должен дойти герой. И потом наполнять приключениями дорогу из пункта А в пункт Б.
   Потом писать очередную главу и максимально безжалостно править.
   Но это дело стоящее!!!
  
  
   "Голос крови" Глава 2. "Начало пути".
  Разбор второй главы.
  
  Ее главный недостаток - монотонный монолог, растянутый на много страниц. Такое ощущение, что это стенограмма записи рассказа Файрона о его путешествии к границе Империи.
  От этого глава становится излишне затянутой, утомительной для чтения.
  Вместо длинного перечисления ночевок и трудностей пути достаточно было описать самые важные моменты - изучение наследства, происшествие на поляне с камнями, находку двух мечей и вынужденный поединок на Заставе - и отделить действия героя от его мыслей (для этого и существует прямая речь) и описаний.
  Глава получилась неравновесной.
  Три точки из четырех - просто приключения в дороге. Иногда не самые приятные, но не более того... Но бой на Заставе начинает менять отношение героя к себе и к миру.
  К чему я веду?
  А к тому, что вторая глава идеально делится на две, а водораздел - размышления Файрона: куда ему идти? По Тракту к Заставе, где его, конечно, будут тщательно проверять, или перейти границу Империи в другом месте, но с риском нарваться на наложенные имперскими магами заклинания?
  То есть в одной главе собираются дорожные приключения, а в другой - Застава.
  В тексте продолжается та же беда с избытком глагола 'быть' и его производными, а так же прежнее изобилие тяжеловесных деепричастных оборотов. Избавляться от этого нужно нещадно!
  Немного хочу сказать о сцене боя.
  Не стоит уходить в такие подробности и описывать каждый шаг и взмах клинком. Такая тщательность тормозит действие. Ведь в бою некогда думать, под каким углом ты ставишь ногу и сколько метров до противника, которого ты хочешь атаковать.
  Когда фехтуешь (а я знаю, о чем говорю!) ни о чем не думаешь, просто работаешь телом, конечностями и клинком. И, если ты хоть немного хочешь выиграть, то голову лучше держать пустой и холодной.
  Но герой испытывал ярость и победил?
  Значит, не таким уж хорошим бойцом был командир Заставы.
  Неумелый боец едва не убил опытного противника?
  Тогда автору еще придется объяснить причину внезапно объявившегося у героя мастерства, ибо на одной ярости против хорошего бойца далеко не уедешь.
  Ярость ослепляет, и хладнокровный боец выждет и воспользуется твоей яростью, чтобы тебя раскрыть и убить.
  А в остальном мне концовка понравилась больше, чем начало и середина второй главы.
  Итак, ждем продолжения.
  
  
  
   Глава 4. 'Встречи'
  Разбор четвертой главы.
  Я рад тем изменениям, которые автор внес в роман.
  Особенно порадовал новый пролог. Его текст показал, что Антон постепенно учится и вышел на новый уровень.
  Разделение второй главы на две улучшило композицию.
  Но вот четвертая (бывшая третья глава) требует значительных изменений.
  В главе перебор с тайнами. Пора бы и остановиться. Тайн уже вполне достаточно для романа.
  Пора браться за их раскрытие.
  В начале главы Файрон смотрит на город...
  Город выглядел угрюмо. В центре, среди хаоса дворов и домиков,
  грязных улиц и чахлых садов, возвышалась крепость, давшая городу
  своё имя. Крепостная стена, хотя и местами явно сдала, всё ещё
  вызывала уважение.
  Откуда же он его осматривает? Чтобы издалека увидеть центр Стэйра, герой должен стоять на возвышенности. Об этом ни слова.
   Надвратные башни, как и вся бывшая крепость, не выдержали борьбы
   со временем. Кое-где осыпавшиеся зубцы, поникшие флаги, серое в цвет
   стен небо, мелкий и противный дождь - всё это навевало ощущение
   какой-то обречённости, запущенности, печали.
  Как же Файрон видит такие подробности? И дождь... О нем лучше сказать в самом начале и там же описать откуда герой смотрит на город. Как он может, стоя у городской стены, видеть центр города с крепостью?
  Не проработан план города.
  Центральная улица единственная, которую можно назвать прямой. Все остальные пересекаются, изгибаются, заканчиваются тупиками. Особенно здесь, на окраинах.
  
   От рыночной площади во все стороны расходились улицы, которые
   пересекались с узенькими и кривыми улочками и переулками.
  
  Остановился я на перекрёстке перед выездом на рыночную площадь.
  
  Одна дорога уходила к замку на холме, другая - дальше, к воротам.
  
  Так сколько прямых улиц в городе? Я так и не смог этого понять.
  Лучше всего вести описание с одной точки, начиная от центра города, от рыночной площади.
  И почему крепость превратилась в замок и оказалась на холме? Ведь ее описание уже дано в начале, и там ни о каком холме не было ни слова.
  Сцене с человеком в темно-синем плаще не хватает убедительности. Из-за того, что за словами Итрема Цера ничего нет, кроме пустых угроз.
  Если откажешься от сделки, эту ночь ты не переживёшь, - произнёс Итрем. Причём мне почему-то показалось, что он говорит истинную правду. Сам не знаю почему. Словно опять какой-то голос произнес - "Верь". Не нравится мне это!
  Как-то неубедительно выглядит эта сцена.
  Почему бы немного не обосновать, позволив герою случайно спастись от смерти при помощи 'темно-синего плаща'?
  Иначе это выглядит как детская страшилка, а героя берут на 'понт', на испуг. И больно уж легко он ведется на это. Если герой перед этим не выпутается из какой-нибудь передряги, то вся эта сцена будет выглядеть настоящим разводом лоха.
  Как ни странно, но и эта глава спокойно делиться на две.
  Ведь в ней есть два значительных события - это визит в гильдию и встреча с фиолетовым.
  И каждую из этих глав можно увеличить за счет воспоминаний.
  А перед разговором с Итремом Церо тот может спасти Файрона от смерти. Это обоснует его слова об опасности, следующей за Файроном по пятам.
  
  Можно предположить, что начало закончено. Герой представлен. Отправлен в путешествие. Заряжен несколькими тайнами. У него появился спутник, который знает об окружающем мире гораздо больше, а значит Файрону не так скучно будет путешествовать.
  Приключения продолжаются!
  
  
   Размышления над романом.
   Я никак не мог понять, чего в романе не хватает?
   И править, кажется получалось, и автор приложил много усилий по улучшению качества текста...
   Но, все равно чего-то не хватало!
   Тогда я перечитал текст заново и пришел вот к таким выводам.
   Надо определиться, что это будет - 'рыцарский роман' или 'плутовской'.
   Если 'рыцарский', то надо полностью менять стилистику, делать героя более романтичным и комплексующим. Плюс у него должна быть Великая Цель. Причем - изначально. И не личная, а 'для мира'. Спасти кого-то или там вообще весь мир... Это обилие боевки, это обязательно любовная линия, это четко прописанный конфликт между двумя силами и герой строго придерживается только одной стороны и может перейти на другую только в крайнем случае.
   Если 'плутовской', то достаточно добавить юмора, причем основанного на реалиях ТОГО мира. То есть фразочки типа 'как маг из доярки' не канают. Не было в средневековье доярок как отдельной профессии, были крестьянки, которые и доярки, и огородницы, и птичницы. 'Как маг из кухонной девки' - другое дело, прислуга была во все времена. Такие моментики надо учитывать.
   (Стоит почитать стихи Роберта Бернса и Франсуа Вийона, комедии Шекспира, Мольера, Лопе де Вега, 'Гаргантюа' Рабле и понять, что тогда было смешным. Оно и счас смешно: 'Полюбил мясник блондинку, заявил: 'Что за грудинка!', а потом сказал смелей: 'Замечательный филей!'.)
   Заданное сейчас в романе последовательное описание событий смотрится скучновато, хоть в тексте разбросано немало загадок и интересных идей на тему магии. А ироничные комментарии событий со стороны ГГ всегда здорово помогают облегчить повествование. Но не забывать о сказанном выше о юморе.
   И еще - продумать мировоззрение героя. Он вор или бард или маг? Все три класса вполне могут быть ГГ 'плутовского' романа, но у них разные цели. Вор - цель богатство, 'много денег и дом с красивой женой'. Бард - цель творчество, оставить о себе память в виде произведений искусства. Маг - цель знания. Маг обязательно нос сунет - и к тем 'черным камням' в центре круга, и везде, куда ни попадя. Это не обязательно прописывать, но надо знать автору, на этом строить образ. Если бард или маг - то интересно показать осознание своего класса, осознание целей.
   Но сейчас по тексту трудно сказать к какой стилистике больше тянется автор, чего он хочет от героя. Ведь все значимые действия Файрона (свидетельство ученика воина, поляна с камнями, находка мечей и сцена на Заставе) превращают его в бойца, а его постоянные монологи намекают вроде бы на юмористическое фэнтези. Возникает диссонанс, потому что у боевика и юмористического романа не только разные цели и стили, но и разные ритмы. Поэтому, когда вечно хохмящий бывший ученик странного Учителя, вдруг превращается в берсеркера, это выглядит немного странно.
   Несколько слов о технологии.
   Продуманный план это хорошо. Только сейчас стоит ненадолго оторваться от текста и заняться работой над его расширением.
   Что я имею в виду?
   Сейчас весь план романа занимает меньше половины листа - по строке на каждую главу.
   Если работа вдруг встала, то лучше переключится на превращение строки в абзац, а абзаца в лист. И тогда, имея более подробно продуманный и прописанный план, станет гораздо легче работать.
   Стоит задуматься, а?
  
  
  Эльфа на броневик!
   Рецензия на роман Рысенка Дэна
   14 в цель
  
   Часть первая
   Технофэнтези и с чем его едят.
  
   Я долго недоумевал, что меня не устраивает в жанре 'технофэнтези'. Кто как хочет, так и пишет. И художественные достоинства романов в стиле 'маги и звездолеты' или 'эльфы на танках' бывали вполне на высоте. Вспомнить того же Андрея Уланова. Но оставалось ощущение некоей корявости что ли, очень грубый шов, там, где насильно соединили фантастику и фэнтези.
   Технофэнтези родилось на стыке героической фэнтези и боевой фантастики. Авторам этих жанров вечно не хватало степеней свободы и экзотики. Я не знаю, кому первому пришла в голову мысль посадить эльфа в танк (вряд ли Врочек Шимун был первым). Но что случилось, то случилось.
   Но осталось глубокое противоречие, которое не дано преодолеть авторам технофэнтези - это психология героев.
   Персонаж героического фэнтези - романтик по определению. Он открыт. Он рыцарь, пусть даже родом от сохи. Его достоинства и недостатки на виду. В его предках герои мифов и легенд. Обычно им движет высокая цель или мечта о несбыточном. Вознаграждение для него не выражается в деньгах, он не меркантилен. Хотя, как Конан, и может мечтать стать королем. Но ему трон нужен так же, как Ивану-дураку - 'полцарства в придачу'. Награда - как признание заслуг (и имеет смысл лишь в комплекте с прекрасной царевной, чтобы та не бедствовала в замужестве).
   Определяющей характеристикой героя любого современного боевика, в том числе и боевой фантастики, давно стал цинизм. Обычно окружающий мир относится к положительным качествам 'защитника обиженных' с настороженностью, которая граничит с тем, что обычно выражается вращением пальца у виска. Ну не котируется сейчас просто добрый и хороший человек. Он не от мира сего, говорят о таком! Добро должно быть с кулаками! Поэтому идеалист прячется за маску циника, крутого мачо, которому сам черт не брат. И его 'хорошесть' спрятана под личиной мрачного, разочарованного скептика. Крайним вариантом в таком случае является победа просто зла над злом очень большим.
   А теперь представьте себе эльфа-циника. Ну, как? Что вышло?
   Это Сапковский виноват. Его эльфы стали прототипами для героев у многих эпигонов, для которых пример бравого поляка открыл дорогу для 'очеловечивания' эльфов. Но в многотомном сочинении о приключениях Геральта и Цири остроухие выведены как реликт. Изменившаяся природа отвергла их. А уйти некуда. Не оказалось у них своего Валинора. Когда же они попытались заставить жить явившихся на их землю людей по своим законам, то потерпели сокрушительное поражение, превратились в изгоев, лакомой поживой для ксенофобов. ' - Сосуществовать на ваших условиях? - спросил он изменившимся, но все еще спокойным голосом. - Признать ваше превосходство? Сосуществовать как рабы? Парии? Сосуществовать с вами, оставаясь за пределами стен, которыми вы отгораживаетесь от нас в своих городах? Сожительствовать с вашими
   женщинами и идти за это на шибеницу? И видеть, что происходит с детьми,
   появившимися на свет в результате такого сожительства?' Уйти им некуда, а сосуществовать на равных они не хотят, гордость мешает. Они ущербны, разочарованы в жизни, существование стало бессмысленным, бесцельным. Но Сапковский-то за рамки фэнтези не выходит! И его эльфы остаются дивными, они не люди.
  
   Технофэнтези 'очеловечило' классических героев фэнтези еще больше, чем романы жанра AD&D. Последователям создателей 'Саги о копье' и 'Забытых королевств' проще. Эльф, гном, орк, человек - у каждого и них есть четко сформулированный кодекс поведения, и они не выходят за эти границы. Исключения же забавны, трогательны, иногда трагичны, но ничего не доказывают - белые вороны есть всегда.
   Персонажам технофэнтези в наследство от Толкиена остались только пустые обертки, на которых написаны имена и расы, к которым они принадлежат. Даже внешность у них отобрали.
   Технофэнтези - родное дитя постмодернизма. А куда ему деваться? В нем количество римейков, повторов, непрямого цитирования и явного воровства превышает всяческие нормы. Романтика и цинизм в единое целое не сливаются. Побеждает что-то одно. Чаще цинизм, потому что такие романы, как правило, пишут в стиле современных боевиков, а, не подражений Толкиену. Отчего же такое происходит? Так проще автору. Он не вдумывается в суть происходящего. Его больше привлекает действие само по себе. Он использует готовый набор деталей. Как в 'Лего'. Частично взятый из фэнтези, частично - из фантастики. Кому-то лень заниматься заделыванием стыков между несоединимым. Отсюда появляются 'эльфы на танках' и новоявленные Штирлицы в эльфийских штабах. Глупо это - приписывать 'иным' несвойственные им человеческие черты. Понятно откуда ноги растут - из AD&D, где эльфы, люди, орки враги по определению и обязаны воевать до полного истребления противника. И не надо задумываться над тем, почему они стали врагами.
  
   Часть вторая.
   Неоконченный роман.
   Я-читатель с любопытством прочитал первые пять глав романа Дениса Куприянова (ака Рысенок Дэн). Правда глаза иногда спотыкались на словесных конструкциях, заимствованных из протоколов и инструкций...
   Прочим Я-читатель остался доволен.
   Любопытное начало, интересная завязка... Сюжет не нов, но не напасешься на всех новых идей.
   Самый лакомый кусочек в первой главе - рассказ Игоря о Шакале и револьверах, которые превратились в магический артефакт, и знакомства с ними главного героя Андрея Каменева. Быстро понимаешь, что в нашем мире Андрей не останется. Слишком он скучен и прагматичен для юноши, вооруженного ТАКИМ оружием.
   Ну и, естественно, его переносит в иной мир. И с очень любопытным обоснованием. Андрей захотел побольше узнать о судьбе Шакала. Ну, его и перенесло в тот мир, куда отправился Шакал после 'подвигов' в Мексике и Техасе.
   Первая глава больше походит на пролог. Она четко распадается на три части: Игра в индейцев, Лагерь и знакомство Андрея с Игорем, рассказ Игоря о Шакале, плюс поход на стрельбище и 'перенос' Андрея.
   Большая часть событий первой главы потом никак не влияет на дальнейшее развитие событий. И только с истории револьверов и их встречи с новым владельцем, которое кончается странным происшествием, на самом деле начинает действие романа.
   Самым важным персонажем становится парочка револьверов, над которыми поработал Шакал. Это становится ясным к концу второй главы.
   Я немного разочарован стандартностью магического мира, в который попадает Андрей.
   Эльфы, орки, гномы... Ну это как бы навязло в зубах...
   И это, автор, что у тебя эльфы по-русски разговаривают, без переводчика? Или Андрей превосходно знает квэнни и синдарин? Почему Андрей не испытывает даже толики удивления от того что он, явно попав в иной мир, прекрасно общается с его обитателями?
   А дальше начинается разбор по косточкам!
   Я-критик готов рвать и метать.
   Зачем громоздить столько слов? Пять глав, а объем зашкаливает уже за триста тысяч знаков! А сюжет не добрался даже до половины. И во многом это произошло из-за сложных, вычурных словесных конструкций. Там, где можно обойтись одним словом, используются три. Заметно, что автор 'плывет' и многословием старается замаскировать неуверенность перед поставленной самим собой задачей. Особенно, когда идут описания или авторский текст. Да и герой постоянно мыслит не хуже иного чиновника из рассказов Чехова или Салтыкова-Щедрина.
   Первые две главы написаны очень плохим языком. Далее, дело пошло немного лучше, автор уже освоился с миром и к тексту привык, но все равно изобилие слова 'был' с производными и деепричастных оборотов сильно загромождают текст.
   Но это, на самом деле, не так страшно. Чисто техническая задача для хорошего редактора.
   Хуже с содержанием.
   Для приключенческого романа фэнтези композиция достаточно стандартна.
   Перенос ГГ. в иной мир.
   Знакомство ГГ. с новым местом обитания.
   Обязательно присутствует нечто, что позволяет ГГ. стать ценным приобретением для противоборствующих сил.
   ГГ., естественно становится союзником той стороны, которая по сюжету считается светлой, или на чьей стороне правда.
   Примирение противников невозможно, и борьба идет на уничтожение.
   Вообще-то сейчас такие действия квалифицируются как геноцид, но законы приключенческого жанра отличаются от законов реального мира.
   А враги эльфов, конечно, орки.
   И вултузят остроухие и зеленые друг друга почем зря. Такая вот расовая ненависть...
   Нда... Толкиен как-то об этом не задумывался, ведь в сказке после гибели главного злодея его войско перестает существовать. А тут с чьей-то легкой руки эльфы и орки прекрасно живут без высших властителей и ведут себя, как дети в песочнице.
   А вы не задумывались, что борьба эльфов и орков - это хороший пример межнациональной войны, которая идет не на жизнь, а на смерть? Когда противостоящие стороны не могут дышать одним воздухом с противником?
   И вултузят остроухие и серо-зеленые друг друга почем зря. Такая вот расовая ненависть...
   Нда... Толкиен как-то об этом не задумывался, ведь в сказке после гибели главного злодея его войско перестает существовать. А тут с чьей-то легкой руки эльфы и орки прекрасно живут без высших властителей и ведут себя, как дети в песочнице. И в романе Дениса Куприянова не обошлось без такого противостояния. Причем, когда эльфы почти уничтожают орков, это хорошо. А, когда орки гонят эльфов в хвост и гриву - это плохо.
   Ничего удивительного, ведь герой попадает к эльфам, а не оркам...
   А вы не задумывались, что борьба эльфов и орков - это хороший пример межнациональной войны, которая идет не на жизнь, а на смерть? Когда противостоящие стороны не могут дышать одним воздухом с противником?
   ГГ. способен уничтожить Главного Злодея (хоть Кащея, хоть Саурона).
   Встреча с Врагом состоится не сейчас, а, чтобы ГГ. не было скучно автор придумывает Врага Ближнего. Это могут быть противники 'генерального курса', с которыми не дружат те, кто приютил ГГ. И поэтому они хотят навредить ГГ. Либо этим займутся банды разбойников, алчные наемники или слуги Главного Врага, которые не хотят допустить ГГ. пред светлы очи своего хозяина.
   Только здесь Ближний Враг... ну какой-то он глуповатый попался...
   Зачем идти таким легким путем?
   Чтобы доказать крутость 'эльфийского спецназа'?
   Там, где Хранители у Толкиена думают, эльфы из этого мира начинают стрелять.
   И насилие доставляет им удовольствие!
   Это эльфам-то!
   И они так круты, что десяток-другой бойцов для них тьфу и растереть. Им подавай не меньше сотни.
   Обилие роялей в кустах поражает.
   Маги щитами закрываются?
   Так на то вам специальные патроны.
   Не всегда хватает мощи с магом совладеть?
   Тогда к вашим услугам 'зеркальщик', который способен обернуть против мага его же заклинание.
   Про всякие технологические штучки, которые выскакивают как чертик из табакерки, я уже и не говорю.
   Подставы для любого приключенческого романа - штука нужная, но их количество необходимо строго дозировать, а то читатель скоро начнет зевать.
   Долгий путь к логову Врага сопровождается большим количеством приключений.
   И генеральное сражение, наконец!!!
   ГГ. обязан его выиграть. Смерть ГГ. возможна, но не обязательна.
   Но тут говорить еще нечего - автору еще предстоит это написать.
   '14 в цель' идеально вписываются в эти каноны. Не плюс это, но и не минус. Просто оно так есть.
   Читателям о врагах известно только со слов 'хороших персонажей' для которых враг есть враг и нечего с ним церемониться. Практически ничего другого про орков мы еще не знаем. На страницах романа они еще не появлялись.
   Но про эльфов кое-что узнать удается...
   А можно ли назвать этих эльфов Светлыми?
   В '14 в цель' эльфы из романтиков превращены в циников, которые, вместо сочинения баллад, интригуют напропалую и борются за власть. Мало того, они явно склонны к геноциду других рас. И их 'дружба' с людьми и гномами вынужденная, иначе им самим грозит полное истребление. В котором они же сами во многом и виноваты.
   М-да... До такого не додумался даже Сапковский. Стоит ли их после этого жалеть? Считать Светлыми? Честно говоря, мне не хочется.
   Меня удивило, что Андрей, когда узнал, что эльфы когда-то относились к людям, как к животным, не вызывает у него никакой реакции.
   А теперь изучим самое любопытное явление - способны ли орки к ударному труду в стиле первых пятилеток, или способен ли индейский шаман переквалифицироваться в Сайруса Смита?
   Короче, о магии и технологии!
   У нас как-то состоялась оживленная дискуссия - способна ли развиваться технология в магическом мире?
   Мы пришли к выводу, что с большим трудом...
   И, в первую очередь, в тех областях, где они конкурируют. Вообще-то засветить огненным шариком гораздо легче, чем создавать тяжелую промышленность для производства огнестрельного оружия.
   Почему?
   Ну, сколько лет прошло после появления первых пушек?
   И какие социальные потрясения сопровождали технологическое развитие общества, что достигнуть даже уровня конца девятнадцатого века? А ведь те достижения науки и техники из нашего времени кажется примитивными.
   Тут можно вспомнить роман Жюля Верна 'Пятьсот миллионов Бегумы'.
   Я не помню фамилию того немца, который стал противником доктора Саразена, но впечатляет грандиозность предприятия, которое немец построил на голом месте.
   И чего мы наблюдаем в '14 в цель'?
   Откуда взялся такой расцвет технологии?
   Неужели с появлением безграмотного индейского шамана по кличке Шакал орки, не знавших инструмента сложнее пилы, превратились в индустриальных рабочих? Которые могут читать, писать, разбираются в чертежах, умеют работать на станках, которые тоже надо изготовить...
   Это шито даже не нитками!
   Это настоящие белые канаты!
   Угу.
   Жили себе дикие орки, не тужили, от эльфов огребались по полной программе...
   Явилось из другого мира чудо в перьях (или шаман свой головной убор не сохранил?), назвался Шакалом и повел дикарей к светлому будущему. А для лучшей убедительности, магии ему показалось маловато, и он приволок с собой несколько ящиков с оружием... и едва не поставил на колени союз эльфов и людей! Ну ладно бы это магией Шакала объяснялось! А то винтовками, как новым стратегическим фактором...
   Вот уж чудо из чудес!
   Самое странное - все полководцы со 'светлой стороны' неожиданно поглупели и не смогли справиться с несколькими десятками орков, которые вообще-то должны были восприниматься как противник, вооруженный неизвестной магией. И, я не думаю, что то большое сражение, в котором орки использовали винтовки первый раз, могло быть проиграно. Это против всякого здравого смысла. Не решат несколько десятков винтовок судьбу мира, в котором создание файербола - всего лишь рядовое заклинание.
   Это же не индейцы из Южной Америки, которых можно было напугать выстрелами из мушкетов.
   Но самое большое чудо состоит не в этом.
   Для того, чтобы вооружить армию ружьями и пушками нужно создать на голом месте нехилую индустрию.
   Я не даром вспомнил Верна. Немец-перец-колбаса построил гигантское предприятие на деньги, полученные в наследство от индийского раджи, что ли... Не помню точно. Но его город-завод строился несколько лет. К его услугам были образованнейшие инженеры и опытные рабочие. И не нужно было 'изобретать велосипед' - все, что необходимо для жизнедеятельности предприятия, закупалось и привозилось.
   А вот Шакалу...
   Добыть уголь и железо не такая уж проблема.
   Но сварить сталь нужных характеристик...
   Или наладить производство бездымных порохов и гремучего студня для капсулей...
   А сколько орков взлетело на воздух, когда учились пользоваться динамитом?
   Для производства боеприпасов нужна неплохая химическая промышленность.
   И это создают с нуля необразованные орки, под руководством безграмотного индейского шамана?
   Электростанцию тоже они строят...
   Можно предположить, что с Шакалом переместился кто-то из инженеров, но это очень сомнительно. Сайрусы Смиты на дороге не валяются, а для создания промышленности, способной к поточному производству, нужны усилия не двух-трех человек, а нескольких десятков грамотных специалистов.
   И такое 'прогрессорство' становится самой грандиозной подставой романа.
   Самыми подозрительными персонажами в романе становятся гномы!
   Ну, хорошо, орков научил Шакал.
   Эльфы захватили несколько винтовок и отдали их гномам на исследование.
   Тоже верю.
   Гномы изучил оружие, сначала скопировали, а потом усовершенствовали. Возможно, в принципе...
   Гномы наладили поточное производство оружия.
   А вот в это вериться с трудом!
   Иначе от гномов ничего не остается, кроме названия. Мало того, они неизбежно становятся самой многочисленной расой, ведь секретами производства оружия они ни с кем делиться не станут. Промышленные роботы еще не изобретены? Значит, нужны рабочие руки на весь цикл производства. И их требуется очень и очень много...
   Но это еще пол-беды!
   Скопировали они оружие, ладно. Научились варить нужную сталь и производить боеприпасы.
   Только, господин-товарищ-автор, откуда они узнали про электричество, железные дороги и телеграф?
   Шакал рассказал?
   Так он вроде Главным Врагом числиться... Да и от его рассказа о 'свече Эдисона' очень далеко до производства электродвигателей.
   А у вас электродрезина по туннелям ездит...
   Интересно, а где та электростанция, которая электричество вырабатывает, находится? И на чем работает?
   Я бы с удовольствием обошелся без задавания 'дурацких' вопросов!
   Но именно в этом заключается главный недостаток 'технофэнтези' - ее неубедительность.
   Вот такое вот довольно грустное получилось исследование.
   Денис Куприянов как автор особо-то и не виноват. Этот жанр родился до него и главная вина автора лишь не проработанность многих деталей.
   Я уверен, что у него получиться роман, достойный публикации. Денис талантлив, это видно по его рассказам, но и ему не удастся устранить детские болезни 'технофэнтези'.
   Ибо это незаконнорожденное дитя фантастики и фэнтези пошло не в мать, ни в отца, а в прохожего молодца!
  
  
   Данилов Дмитрий Мастерович 'Габриэл Сухарь'
  
   Обыкновенный частный детектив магического мира.
  
   Давным-давно существует два вида детективов. Американский и английский.
   Конечно, это деление совершенно условное, но тем не менее...
   Американский детектив основан на действие.
   У главного героя мало времени на раздумья. Он бегает, прыгает, дерется, стреляет и отстреливается, встречаясь с кучей свидетелей, он собирает информацию и постепенно, отбрасывая в сторону ложные версии, приходит к истине. Такой детектив очень часто заканчивается схваткой главного героя с преступником.
   Английский детектив - это неторопливые размышления в уютной гостиной, с рюмочкой шерри в одной руке и дымящейся сигарой в другой.
   Или безобидное существо типа мисс Марпл, которую никто не воспринимает всерьез, но зато она все видит, замечает мелочи и несообразности, выстраивает точный психологический портрет преступника и называет его имя.
   Для американского детектива характерно пренебрежение к деталям и открытость. Главный герой в своем расследовании может подняться до самых верхов и опуститься на дно общества.
   Герою английского детектива не нужно мотаться по борделям и великосветским салонам.
   Кандидаты в преступники либо находятся в одном месте, и число их явно ограничено, либо ему их приводят в кабинет, и он только тыкает пальцем: вот преступник!
   Не обошли вниманием идею детектива и фантасты. На вскидку вспоминается Айзек Азимов с его сериалом про Илайджа Бэйли - 'Стальные пещеры', 'Обнаженная солнцем', 'Роботы Утренней Зари' и так далее. Азимов вообще был одним из самых больших любителей фантастических детективов, и многие его известные романы построены по этому принципу.
   Но если появились детективы фантастические, то почему не имеют права на жизнь фэнтезийные детективы? Появление детективов в жанре фэнтези было неизбежно.
   Ну, они и не замедлили появиться...
   Фэнтези сулит детективу много нового по сравнению с классическим, позволив при помощи магии делать те вещи, которые невозможны в реальном мире.
   Например, классика жанра - убийство в запертой комнате.
   Как нужно исхитряться автору обычного детектива, чтобы объяснить, как был убит человек в комнате, куда никто не заходил? А фантастика и фэнтези имеют в своем арсенале такие штуки, как использование иного измерения и телепорт.
   Большинство авторов фэнтезийных детективов берут за основу американский тип.
   Еще бы!
   Это обеспечивает множество приключений, занимательный сюжет, быстро изменяющуюся картинку, ну, в общем, все, что нужно для остросюжетного произведения.
   Английский детектив не пользуется популярностью, так как требует глубокой проработки мира, законов магии и других подробностей. Здесь 'рояль в кустах' не поможет.
  
   Автор романа 'Габриэл Сухарь' Дмитрий Данилов еще в аннотации заявил, что его произведение использует традиции Рэймонда Чандлера. То есть это детективный роман в жанре фэнтези в американском стиле.
   Другое дело - насколько это ему удалось?
   'Это одновременно и чёрный детектив а ля Реймонд Чандлер и вполне традиционное фэнтези в духе Глена Кука' - из аннотации к роману.
   Вот чего нет в романе, так это черноты!
   Может, автор изначально этого и хотел...
   Но...
   Не получилось...
   Зато вышел неплохой детективный роман-фэнтези с изрядной долей хорошего юмора.
   Произведение приятное для чтения.
   Я-читатель испытал истинное наслаждение, читая, например, рассуждения о Зеленом Квадрате или о нелюбви мстительного лейтенанта Морса к главному герою.
   Да и эльфиечка, которая с таким шиком познакомилась с Габриэлом, отправив в беспамятство двух амбалов.
   Мир Габриэл, правда, так и не спас, но не по своей вине. Он очень-очень старался, но воля автора оказалась сильнее...
   Я-читатель остался романом очень доволен.
   Я-критик оказался в гораздо более сложной ситуации.
   Нет, роман есть за что похвалить! Удивительное дело, но список претензий по языку и неудачным оборотам занял менее страницы. А это говорит об очень хорошей вычитке текста.
  
   Сюжет.
   Структура сюжета похожа на витой 'шнудочек' из нескольких нитей.
   Сначала одно прядь - встреча с холуями Мясника. Но эта линия потом надолго из романа исчезает, и всплывает только во второй его половине.
   Вторая прядка - смерть барона и его призрак, который подтверждает, что барона убили.
   Третья - племянник барона и похищенный им Ключ.
   А потом снова всплывает Мясник, который оказался лордом, претендующим на должность мэра. И именно Мясник организовал похищение Ключа, так нужного оркам, чтобы вернуться в этот мир.
   И тут не подкопаешься - все логично.
   Но!!!
   По ходу действия возникает несколько серьезных конфликтов, когда кажется, что герою все его силы, мужество, ум и хитрость, чтобы выиграть в очередном поединке...
   Однако, порох не взрывается, а лишь горит с громким шипением.
   Расследование смерти барона фактически обречено на провал после смерти танцовщицы, но тут убитая удачно становится призраком, встречается с сущностью барона и Сухарь получает необходимую информацию.
   Увы, рояль слишком выпирает из кустов.
   Ведь, если бы все умершие в этом городе насильственной смертью превращались в призраков, то город привидениями бы просто кишел! И многие из них были бы не прочь поквитаться с обидчиками!
   Вот это была бы настоящая полиция, не хуже чем у Фрая в городе Ганжи!
   А если это не так, то, извините, но это подстава...
   С Ключом расследовать вообще нечего было. Информация лежала на поверхности. События начали опережать действия детектива. Другое дело, стало понятно почему отравлен барон, только сыщик не приложил к этому почти никаких усилий.
   И вот, пожалуй самое странное произошло с разоблачением Мясника. Откуда такое гениальное озарение?
   Самое громкое 'ш-ш-ш-ш' прозвучало в финале!
   Вот уже все, кроме Сухаря погибли, вот и Ключ активирован. Убит метким выстрелом в глаз орк... 'Ну, сейчас случиться что-то этакое!' - думает читатель. Но раздается 'ш-ш-ш-ш-' и вместо чего-то грандиозного на сцену выходят местные маги, которые застряли в междумирье и стали за это время абсолютно пацифичными...
  
   Мир вокруг героя.
   В городе постоянно сталкиваются две, ну скажем так, сущности.
   Английская добропорядочность и размеренность - это то, чем живет большая часть горожан - добрых подданных короля. Я не скажу, эти качества не свойственны и американцам, но тут речь идет именно о противопоставлении спокойной оседлости кочевому авантюризму. Не самое лучшее определение, но лучшего не придумалось, извините!
   И вот еще что интересно!
   Его клиенты все какие-то очень порядочные. Расплачиваются не торгуясь. Не ворчат на перерасход денег на расследование. И даже в воспоминаниях у него ни разу не всплыло опасение, что его кинут...
   Очень добропорядочный мир...
   Но без разнузданного американизма автору все равно не обойтись, ведь это хорошо оживляет сюжет.
   Ночной клуб... ну это вообще выдумка двадцатого века. В девятнадцатом это даже называлось по-другому: варьете. И никогда они не были закрытыми заведениями.
   Светская публика из аристократов и дворян вряд ли опуститься до лицезрения примитивного шоу в лучших провинциальных традициях. У них были иные развлечения. Не надо о своих возможных героях думать так плохо.
   Основатель и редактор первой бульварной газеты, который так нужен автору как источник информации для частного сыщика. Кстати, это подчеркивает противостояние авантюризма добропорядочности. Ну не все же Сухарю по городу мотаться.
   А также лейтенант Морс! Это тот самый Ближний враг, без которого герою становится скучно жить на белом свете, так сказать - 'обеспечиватель неприятностей'. Это такой слепень. Он вьётся вокруг героя, делает Сухарю пакости, заодно Морса можно использовать как одну из движущих сил в сюжете.
   Трущобы - ну они везде похожи. Только выглядят больно утрированно и жалко для благополучного королевства. Больше похоже на бразильские флавелы...
   Мясник... Лорд-преступник... Вот с ним дело посложнее будет. Он абсолютно не из этих мест! Знаете, я не верю в сумасшедшего поэта-романтика, который сумел стать королем преступного мира! Ну, атаманом банды какой-нибудь еще куда ни шло, но никак не главарем организованной преступности! Они ж все прагматики до мозга костей! Да и способ он выбрал довольно дурацкий. И кончил плохо - в бега подался...
   Он больше похож на какого-нибудь мультяшку или героя комиксов о злодее, который задумал завоевать весь мир, но споткнулся на каких-нибудь бурундуках, например.
   Еще и маг мне немного подозрителен...
   А чего он вдруг запил? Ведь такая карьера открывалась! Один на все королевство! И почему вообще один? Ну, я понимаю, что так нужно было автору, но это противоречит здравому смыслу. Что, кроме этого королевства, на планете нет других государств и других магов, кроме тех, кто ушел в междумирье, после размолвки с эльфами? И никаких следов магии не осталось? Книг, например магических? Тут не все понятно, к сожалению...
  
   Габриэл Сухарь.
   Ну, это персонаж точно из нашего времени!
   Сирота, вор, почти каторжник, солдат спецвойск, телохранитель и, наконец, частный сыщик. Из-за спины героя торчат уши, лапы и хвост двадцатого, а то и двадцать первого века. А мир вокруг героя конца, а то и середины века 19-го.
   Для классического фэнтези персонаж абсолютно неподходящий. Его биография гарантирует обилие здравого смысла и полное отсутствие романтизма и всяких там завихрений в голове.
   Но он противоречив.
   В душе ему вроде бы и хочется жить в уютном домике с красавицей женой и кучей маленьких 'сухариков'. Но у него слишком живой характер для оседлой жизни.
   Свинья найдет грязи, а Сухарь очередное приключение.
   Но тем он и симпатичен...
   А еще тем, что не поражает воображение своей крутизной.
   Обыкновенный человек. Да, не без способностей, но не выделяющийся из толпы. Разве, что биография не самая обычная, да и только...
  
   'А какой из этого следует вывод?'
   Очень хороший, теплый роман. Смешной. Иногда немного задумчивый...
   Герой не спас мир? Ну и ладно! Ведь он не виноват, что в междумирье маги тусовались и не дали ему довести подвиг до конца. Ведь из-за этого погибло столько людей... Пусть и не самых хороших...
   'Габриэла Сухаря' стоит прочитать, а потом и перечитать, когда будет грустно на душе. Ведь автор немного слукавил.
   Нет в этом романе черноты...
   Ведь верно?
  
  
   Вместе веселее?
  
  
   Роман Данилова Д. М. 'Гвардеец'.
  
  
  Первые главы.
  
  Когда-то я прочитал о том, что издатели помогли созданию многих жанров приключенческой литературы, когда решали сформировать ту или иную серию.
  Для примера, можно упомянуть серию издательства 'Крылов', которая называется 'Мужской клуб'. Для попадания в эту серию от авторов требовалось одно - единственной сюжетообразующей идеей становился прием 'Наши там'.
  Этот принцип за каких-то несколько лет издания этой серии породил жанр квазиисторических романов.
  Получилась странная подмена понятий.
  Эти романы по привычке называли фантастическими, ставили на них штампик 'альтернативная история'. Но на самом деле это были классические исторические романы, в которых вводился герой - наш современник - и это стало для многих единственным фантастическим допущением.
  Так ведь проще! Не нужно ломать голову над характером главного героя. Нет необходимости придумывать для него образ мыслей, понятий о чести (а о чести тогда судили по-другому), уровень образования, мелкие, но очень важные привычки. Заодно можно дать герою немного поробинзонить и научить выживать офисный планктон в диком лесу. А потом возвысить его и сделать приближенным герцога, принца или короля. Воистину - из грязи в князи.
  Автор упивается своим могуществом, но не может ответить на вопрос 'зачем'? В особенности, зачем идти, слепо следуя моде на такие романы? Ведь это потеряло всякую новизну, стало расхожим штампом.
  Приелось читать, как очередной менеджер среднего звена (как альтернатива - бывший спецназовец) попадает непонятным образом в прошлое и начинает ломать дрова, вертеть историей как ему заблагорассудится, исправляя ненавистные автору 'ошибки истории'.
  Но за скобками остается то, что многие события в истории объясняются сначала геополитическими процессами, а уж потом какими-то личностями, которые в данном случае превращаются в эффекторы при столкновении государственных систем.
  Например, так, как это показал Филипп Дик в романе 'Человек в Высоком замке'.
  Понятно, что многим вскружил голову успех В. Звягинцева с его сериалами.
  Но Звягинцев всегда делает оговорку.
  Его герои навязывают человечеству свой взгляд на будущее. В результате новая историческая линия отщепляется от основной и существует только благодаря неустанным заботам Новикова и компании.
  Автор и его герои понимают некоторую химеричность новой исторической линии и сами становятся ее заложниками, прилагая максимум усилий, чтобы ее сохранить.
  Но большинство эпигонов Звягинцева это не смущает, они предпочитают оставлять геополитические процессы за скобками.
  Не сумел избежать соблазна и автор 'Габриэла Сухаря'.
  Данилов Дмитрий Мастерович выложил три главы нового романа под названием 'Гвардеец'.
  Начало не впечатлило, если честно.
  Оно привычно, расхоже и, само по себе, неинтересно.
  Автор слишком послушно пошел за толпой, когда сделал для романа такое шаблонное начало. Единственно, что утешает, герой 'перенесся' уже в середине второй главы.
  Автор кидает героя ровнехонько посередине времени правления Анны Иоанновны в 1735 год. Прямиком в объятия младшего брата герцога Бирона.
  Это было сложное и тяжелое время.
  Сейчас известно лишь два исторических романа об этой эпохе.
  Иван Лажечников 'Ледяной дом', написанный в традиции Вальтера Скотта, если я не ошибаюсь.
  И большой роман Валентина Пикуля 'Слово и дело'.
  Центром обоих романов стал судьба сановника Волынского.
  Лажечников романтик, и время Анны Иоанновны в его романе - эпоха благородных рыцарей и низких злодеев. Лажечников пользуется только черной и белой краской для описания.
  Пикуль рисует широкое полотно, начиная от Петра Второго и до воцарения Елизаветы Петровны.
  Его герои в меру положительны и отрицательны, и Валентин Савич использует целый спектр людских качеств, смешивая их в нужной пропорции.
  Какими красками воспользуется Дмитрий Данилов для своего романа?
  Что для него станет главным?
  Показать крутость своего героя на фоне хмурой поры в истории России?
  Или автор попытается понять, почему в это страшное время русские войска впервые штурмовали Перекоп и маршировали по будущей Тавриде, подрывая мощь Крымского ханства?
  А в Гданьске, во время разборок по поводу выборов нового польского короля русские первый раз дрались с французами и победили.
  А географические экспедиции продолжали идти на восток, север и юг, по пути расширяя пределы империи...
  Итак, продолжение следует...
  
  
   Сташи
   Прогулки по радуге
  
   Рецензия на роман Сташи'Кайорат'
  
  Роман-путешествие, роман-странствие - один из самых старых жанров европейской литературы. Сколько раз он менялся и эволюционировал, знают только историки литературы.
  Постепенно роман-странствие из жанра превратился в форму, которая объединила огромное разнообразие жанров от подросткового познавательного романа-путешествия 'Дети капитана Гранта' Жюля Верна до киберпанковского 'Гипериона' Дэна Симмонса.
  Во второй половине двадцатого века этой формой больше всего пользовались авторы героического и эпического фэнтези. Да и фантастика не осталась в стороне.
  Стандартным набором для собирания сюжета стало путешествие героя из пункта А в пункт Б. По пути герой 'вляпывается' по воле автора во множество приключений, а в пункте Б его ждет главный злодей, которого надо убить, пока злодей не захватил весь мир.
  Выработался стереотип героя. Чаще всего это крепкий мужик с длинным мечом и одной прямой извилиной.
  Эпическое фэнтезитворение надолго стало главным потребителем формы романа-странствия, и традиции Жюля Верна оказались почти забыты.
  Хайнлайн их ненадолго возродил в подростковых романах типа 'Тоннеля в небе'. Но это было исключением из правил.
  Одним из самых лучших циклов, которые использовали классические образцы романа-странствия, стал цикл 'Антеро' Коуля и Банча.
  Здесь открываемый героями мир не менее важен, чем цель, к которой они стремятся.
  Да, есть еще и Желязны и Эмбер, но для Роджера сама по себе эта форма ничего не значит.
  Но одного мира многим авторам мало, и был придуман телепорт, который одинаково успешно используют как авторы фантастики, так и авторы фэнтези. И герои начали скакать из мира в мир, как блохи.
  Главный недостаток этого приема - поспешность описаний, их поверхностность.
  Ну а достоинство - читатель не успевает заскучать, из-за частой смены картинки.
  
  Таков и роман Сташи 'Кайорат'.
  По форме это достаточно типичный подростковый роман-странствие, замешанный на приемах фэнтези, с толикой фантастики (голограммы, например), написанный от первого лица.
  И неважно, что главный герой немного похож на дракона - скорее драконы похожи на него (крылья, лапы, хвост и все в чешуе, да еще и огнем пыхают) - по образу мышления это довольно послушный добродушный подросток.
  Он молод и неопытен.
  Его первое самостоятельное решение едва не кончилось для него смертью, и больше на подростковый бунт его не тянет. Да и слишком быстро пришлось взрослеть. Не осталось времени на прощание с детством. Хотя ребячества в нем еще столько...
  'Я рыкнул и раздраженно хлопнул хвостом о стену. С нее посыпалась
  мелкая крошка из камней и пыли. Ого. Я почувствовал прилив гордости.
  Раньше так не получалось.'
  Он здорово отличается от знаменитого Джима Хокинса, который доставил немало хлопот экипажу 'Испаньолы', и не пытается проявлять излишнюю самостоятельность.
  Тут автору не удалось избежать еще одного недостатка 'первого лица' - все остальные герои неизбежно отыгрывают свиту и теряют самостоятельность, вынужденные оттенять главного героя.
  Мне показался не очень равновесным сюжет. В некоторых местах он чересчур затянут. Лишними кажутся описания долгих путешествий по пустыням, например. Да и когда они идут в подводный город... Действие-то стоит на месте, пока они по туннелю шагают.
  Это изъян линейного сюжета 'от первого лица'. А ведь действие можно было бы оживить, если бы в романе была еще одна параллельная сюжетная линия. Несколько линий помогают оживить действие, дают более объемную картинку. Интрига лучше прописывается. Читатель получает возможность увидеть проблему с разных точек зрения.
  Впрочем, Сташи сумела неплохо прописать интригу. Она медленно снимает с тайны покров за покровом, будто это снимаются капустные листья с кочана.
  Хороший ход - плохая, с точки зрения кураторов, наследственность Кайората.
  Общеизвестно, что народы, которые имеют общие корни, часто становятся антагонистами.
  Кураторов поразила страшная болезнь - закостенелость мышления.
  Врага определяют по внешнему виду, а не по действиям. Так хороший, добрый мальчуган Кайорат (если это слово здесь приемлемо) обречен превратиться в изгоя. Как и многие до него.
  Фактически это приговор существующей системе. Слишком взрывоопасная смесь получается из неудовлетворенных амбиций, обиды на окружающих, незаурядных магических способностей.
  Да, сейчас заговор не удался, но процесс запущен. Недовольные неизбежно начнут объединяться. Разрушение закостеневшей системы лишь вопрос времени. Автор дает радуге шанс на изменение, но успеет ли она обновиться настолько, чтобы противостоять новым опасностям? Люди уже знают дорогу в радугу, а это значит, что кураторам надо ждать и других гостей. И, кто знает, может они окажутся гораздо сильнее и, что главнее, умнее, чем Казимир, который пер быком и страстно желал уничтожить радугу.
  Разнообразие видов разумных существ в романе напоминает 'Звездные войны'. Приходится автору ограничиваться краткими описаниями. Мне лично понравились два персонажа - кошка Матильда и странное существо по имени Бу-чо. Что-то симпатичное в перепедле было. Остальные же персонажи слишком человечны, пусть и наделены экзотической внешностью.
  Меня вот что заинтересовало...
  Каждый народ в романе имеет свое самоназвание: анушки, икуб, волкодлаки, драконы...
  Но почему кураторы? Не, понятно, так их могут называть народы, которых они опекают, но у меня вызывает глубокое сомнение, что они и сами себя так называют... Этакое хорошо замаскированное высокомерие получается тогда, а для них это свойство, кажется не совсем свойственно...
  Роман меняется вместе с главным героем. Взрослеет Кайорат, и задачи, которые подбрасывает ему автор, становятся все более и более серьезнее. Так же взрослеет и роман, который из авантюрно-ироничного превращается в мелодраматический, и Кайорат доказывает, что он давно не тот бунтующий подросток, который сбежал из-под родительского крыла и едва не лишился головы, когда наивно сунулся туда, где его не ждали.
  Что же еще сказать?
  Мне понравилась сцена битвы у столпа. И не, сколько красочным живописанием бурлящих потоков магических энергий, которыми обменивались противники, а скупое описание смерти Казимира. Человек, даже очень могущественный, слаб и хрупок без костылей - неважно каких - магических или технологических... И стоит их лишиться...
  По концовке заметно, что автор отнюдь не революционер... Ему претят быстрые изменения. Но тут, пожалуй, не может быть быстрого и достаточно точного решения. Радуга начала меняться! Но, чтобы закрепить это изменение, кураторам потребуется понять, что не всегда надо встречать по одежке...
  Но это совсем другая история...
  
  
  Поэтика бесплодности
  
  
  
   Рецензия на роман Сташи. 'Пустоцвет. Танцующие в огне'
  
  
  Произведение. Океан черных эмоций.
  Очень нестандартный роман для 'СИ'. Эмоциональный, интонационный, очень 'умный'. Сразу хочу предупредить желающих прочитать 'Пустоцвет', что придется приложить некое усилие, чтобы не бросить роман, не прочитав и половины.
  Но я 'Танцующих... ' прочитал...
  'Пустоцвет' совершенно не похож на 'Кайората'. Если заранее не знать, что эти романы написаны одним и тем же автором, то невозможно и предположить, что подростковый роман и женский роман о праве выбора способа жить и способа умереть написаны одним и тем же человеком.
  'Танцующие в огне' очень эмоциональный роман. И от того он так тяжело читается, что хочется бросить это дело на полпути. Эмоции в тексте перехлестывают через край, но в берег бьют волны черного океана.
  Весь роман пронизан этим.
  Смерть.
  Разрушение.
  Застой.
  Деградация.
  Мир медленно угасает. Его смерть еще очень далеко. Но развитие уже остановилось, мир-яблоко созрел и сорвался с ветки. Падалица же неизбежно сгниет, но, может быть, даст жизнь новому дереву...
  Или? Ведь не зря в названии романа есть слово 'Пустоцвет'?
  
  Текст. Стилистика поэтической прозы.
  Мне не очень понравилось начало. Какие такие 'длинные тени', если на улице темно? Явно заметно, как автор нащупывает ту самую, единственно верную здесь интонацию. Ищет, ищет, и таки находит ее!
  А потом остается лишь удержать нужный ритм, что Сташи делает блестяще.
  Более по тексту сказать мне нечего. Текстовый анализ - дело всегда неблагодарное. Так и так вступаешь в конфликт с автором. У него свое видение, у тебя свое...
  Оставлю-ка я лучше это дело для других желающих...
  
  Сюжет. Сложная простота.
  Внешняя канва сюжета проста до невозможности.
  Папа героини - вампир, мама - обычный человек. Плод их... (я не знаю, была ли эта любовь) - девочка по имени Сташи.
  В начале романа все очень традиционно, в лучших традициях вампирских романов (недаром же автор романа в 'Таверне Фингуса' представляется вампиром). А потом героиня очень логично (иначе как начать приключения?) становится сиротой. Оставшись одна в целом свете, Сташи решает свести счеты с жизнью, ведь как жить дальше, она просто не знает. Не видит смысла жить... Притом выбирает не самый легкий способ умереть. Зато очень красивый и традиционный для вампиров - сгореть под лучами солнца.
  Красивая девушка раздевается донага. Солнце посылает первый луч, который обжигает белоснежную кожу...
  О чем это я?
  Ах да! О вампирах!
  Но не для того автор придумывал свою героиню, чтобы дать ей умереть в самом начале произведения. Сташи не умерла. Солнце страшно обожгло ее, но не убило, а позволило переродиться в совершенно иное существо. Она стала 'Танцующей в огне'... Ну, или кандидатом на это звание. В общем, не сожгло ее солнечное пламя.
  И тут, очень вовремя, появился учитель для новоявленной сташи. Да, эту необычную расу называют 'сташи'. Зачем Сташи и сташи - спрашивайте у автора!
  Потом идет долгий процесс осознания самой себя, странствия, попытка объять необъятное, чтобы разобраться в структуре мироздания, встреча со случайно уцелевшим братом и его убийство. Бывший родственник случайно уцелел в той давней резне и превратился в чудище, которое пожирало все на своем пути. Рождение, потеря и обретение сына (у-у-у... очень сериалы напоминает!). В конце романа героиня немного остепенилась, стала хранительницей мира и рассказывает читателям об устройстве своего мироздания.
  Во-о-о-от...
  Так триста с лишним килобайт сократились до объема меньше странички.
  Но автор нарастил на этот скелет хороший слой 'мяса'.
  Эмоциональные потрясения героини, ее страдания, когда она пытается понять, что от нее нужно мирозданию? Вообще, весь роман перенасыщен эмоциями. Они создают великолепный фон для не самого быстрого действия. Это не упрек, это принцип построения этого романа. Действие принесено в ущерб эмоциям. Но зато эмоции эти переданы великолепно! Это у автора получилось!
  
  Мир романа. Червивое мироздание.
  Мироздание в виде яблока!..
  Меня позабавило объяснение, почему мироздание обозвали яблоком. Позабавило тем, что никакого объяснения не приведено вообще!
  Яблоко и усе!!!
  Я невольно вспомнил, как Шрэк объяснял свое понимание психологии.
  
  Ну, примерно так:
  - Лук!
  - Э-э-э... - сказал осел.
  - Слои! У лука есть слои! И у меня есть слои!
  
  Вот цитаты из романа:
  'Мы называем Дом мироздания яблоком, но почему, я не знаю'.
  
  'Что такое яблоко?'
  
  'Яблоко устроено мудро. Не нам, его детям, подвергать непреложные истины сомнению'.
  '-Ты что-нибудь знаешь о яблоке?
   - Каком еще яблоке?
   - О том, как создавались миры, двери, о Доме мироздания?
   - Немного, но про яблоко слышу первый раз.
   - Что ж, потом'.
  
  '- Что это? - Спросил мужчина, заходя в дом. В руках Марис держал бумажный шар. Он был собран из множества вырезанных кругов, скрепленных меж собой по оси.
  - Яблоко, - улыбнувшись, ответила Сташи, - ты меня за последний месяц измучил. Говоришь, что знаешь достаточно, что глупостям учу, а о главном ни слова. Я решила, ты готов узнать о яблоке сегодня. И на этом закончим совместное обучение. Дальше, придется самому. Я не просто так подвесила шар у двери. Знала, что обратишь внимание'.
  
  '- Поговорим. Почему яблоко?
  - Во всех источниках, в которых мне удавалось найти крохи информации, я встречала это название. Ты знаком с человеческими историями и религиями? Они разнятся в течениях, и символике, но почти во всех мирах встречается упоминание о плоде познания. Его часто называют яблоком. Думаю, человеческие легенды как-то связаны с тем, что нашла я. У нас с людьми много общего, но те различия что есть, разделяют пропастью. Буду называть мир миров - яблоком. Если повезет, когда-нибудь найдем ответ, почему. Теперь же, хочу ненадолго отвлечься от него и поговорить о различиях между людьми и истинными сташи.'
  
  'Есть люди и истинные сташи. Это самое начало. И те и другие не просто так существуют в мирах. Зачем тогда, спросишь ты? Мир миров или мироздание состоит из тончайших, словно паутина слоев. Я показала тебе, что происходит, если шар крутить. Он выглядит сплошным. Но когда находится в покое, можно разглядеть срезы. Таково и мироздание. Оно множественно и едино одновременно. Течение беспрерывно. Когда человек умирает, его душа переходит в следующий мир. А ее память, эмоции, накопленный жизненный опыт, чувства, составляют ментальную смесь - клей. Почему так устроено? Слои яблока пронизаны меж собой нитями, связывающими его воедино. Душа, переходящая в новый мир - иголка с такой нитью. Она просачивается между слоями и скрепляет их по пути. Процесс беспрерывен, он дает возможность существовать всем нам. Человеческое тело оболочка, а его душа путешественница'.
  
  У лука есть слои! У Шрэка есть слои! Но откуда взялись слои у яблока?
  Нет, серьезно! Простите за обильное цитирование, но иначе пропадет вся невольная ирония, которой страдает описание Дома мироздания. Неудачно выбранный термин сводит серьезность описания на нет.
  
  По сравнению с 'Кайоратом' мироздание сильно упрощено. Описание миров-клеток (именно клеток, а не комнат (ведь это не дом) и не слои (ведь это не капуста или лук)) максимально минимизировано. С одной стороны это логично - здесь миры намного более условны, чем миры 'Кайората', поэтому автор ограничивает описание немногими строчками. Но описания миров Радуги были одним из достоинств 'Кайората'. Поэтому очень жаль, что описание иного мира 'Пустоцвета' ограничивается простым упоминанием. Или абсолютной стандартностью описания, которое подходит под множество иных миров фэнтези, и лучше бы его и не было.
  Магия Дома мироздания (кстати, тоже не самый лучший термин) очень ограничена. Да ее как бы и нет, как таковой. Есть бессмертие, есть возможность переходить из мира в мир. Самым сильным элементом магии являются Хранители миров, которые способны настроиться на энергетические вибрации определенного мира. Ну, есть еще чисто вампирские примочки типа 'зова' и т.д.
  Вот и вся сверхъестественность на все яблоко мироздания!
  Таким образом, Дом или яблоко мироздание выглядит очень упрощенным.
  А среди героев 'Пустоцвета' наиболее проработан 'червячок', брат главной героини, который способен изменить устоявшийся порядок вещей.
  Но и его ТТХ не слишком-то впечатляют. Вампир пережравший и возомнивший себя богом. Убили его - туда ему и дорога!
  Некоторая же примитивность описания мироздания объясняется ограничениями, наложенными логикой повествования, выбранной автором. Сташи, которая герой романа, не слишком-то образована.
  Но, честно говоря, памятуя о 'Кайорате', ожидалось большего.
  
  Герои. Вспоминая Козьму Пруткова.
  Литературный герой подобен флюсу - полнота его одностороння.
  Я очень удивился тому, что автору не удались характеры героев.
  Сташи ограничена и ни о чем не думает, кроме осознания себя и показа читателям Дома мироздания. Перед этим отступает на второй план даже любовь. Нет, она есть, только сильно замаскирована.
  Учитель, охотники, хранители миров. Большинство героев мелькают как в калейдоскопе. Автору просто некогда прорабатывать характеры второстепенных героев.
  Остается лишь танец теней...
  Ярче и сильнее других прорисован характер брата Сташи Клааса. Да, негодяй; да, убийца; да, маньяк, который жаждет власти над миром. Но его бешеная энергия и способность изменения невольно запоминается.
  Изменения характера Сташи слишком затянуто по романному времени, поэтому ее энергия ее развития выглядит гораздо более тусклой и невыразительной.
  Появление же Клааса выглядит слишком логичным и предсказуемым. Нужен был настоящий отрицательный герой (настоящий, потому что противопоставляет себя всему мирозданию) и он появился с неизбежностью смены времени года. Ведь не будет Клааса - то не будет мало-мальски серьезного конфликта, а без него роман рискует превратиться в занудную беллетризированную лекцию.
  Я даже обрадовался его появлению, а то полромана прошло, а конфликта нет и нет.
  Хуже всего дело обстоит с характером сына героини. Фактически его роль сводиться к появлению перед матерью и возгласу 'Мама! Я вернулся!'. А понадобилось это для того, чтобы сюжет мог совершить изящный кульбит и соединить прошлое с настоящим. Потом же он превращается в резонера для рассказа матери о Доме мироздания.
  Но! Но! Но!
  И брат, и сын, и все остальные персонажи, кроме самой Сташи, второстепенные, служебные... Они выходят из темноты на сцену, когда нужно автору, а потом быстро исчезают за кулисами.
  Их можно бы было заменить другими героями с другими именами и характерами, и основная линия развития бы ничуть не изменилась.
  А роман бы закончился с тем же итогом...
  
  Подводя итоги. Ура!!! Я сделал это!!!
  И все-таки это очень нестандартный роман не только для 'СИ', но и для жанра фэнтези. И все мои претензии к нему - это частности, которые не мешают роману быть одним из лучших на 'СИ' за последнее время.
  В музыке есть такое определение 'камерное произведение'.
  Этот же термин идеально подходит для романа Сташи.
  Несмотря на всякие там мироздания и мнимую глобальность.
  Фокус внимания автора все время сосредоточен на герое-тезке.
  Тут, правда, со словом 'сташи' возникает перебор... Оно слишком часто попадается на глаза!
  Ник автора, имя героя, самоназвание расы бессмертных существ. Это, конечно, личное дело автора, но все-таки постоянное упоминание слова 'сташи' постепенно начинает утомлять.
  Но это так... мимоходом.
  Камерность...
  Она больше подходит для повестей, но, иногда получаются и романы. Когда уровень событий переходит некую грань, то повесть превращается в роман. Тут мне сложно дать точное определение - как определить эту границу?
  Камерность же определяется четкой ориентацией автора на герое. И на том, что вся 'глобальность' романа тоже сосредоточена на герое.
  Родилось существо.
  Вот оно входит в мир...
  Что ждет его там, за дверью?
  Какие радости и печали?
  Кто станет врагом, а кто другом?
  Где герой найдет для себя новый дом?
  Такие вот вопросы...
  И Сташи попробовала ответить на них...
  А как ей это удалось - судить читателям!
  Я свое мнение высказал.
  
  
   Я не такая! Или как лирик физика победил!
  
  
   Рецензия на роман Сташи ''Сегодняшний вчерашний день' '
  
  
   Немного общих слов.
  
   Написать сейчас хороший научно-фантастический роман, основанный на действительно революционной идее очень сложно. Прорывы в науке давно кончились, значимых для общества открытий почти не происходит, либо они настолько специфические, что понять их может лишь десяток-другой ученых, и приходиться авторам как-то изворачиваться, тщательно прорабатывать характеры героев, продумывать сюжет и интригу, усиливать художественную часть в ущерб научной. Но самое главное - тайна!
  Без тайны, а ею очень часто становится некая идея, которая двигает действие и развивает сюжет, сейчас невозможно и представить качественный фантастический роман.
  Но вот тут возникает другая проблема - как правильно описать эту идею? - пусть она даже на сто рядов фантастическая и к современной науке никакого отношения не имеет. Какой нужен запас слов для этого? Чего в авторе должно быть больше - физика или лирика? Очень сложный вопрос. Физик может в терминах утопить, а лирик такого бреда наворотить, что знающие люди от смеха за животики схватятся.
  И приходится физику учиться писать простым, доступным для всех языком, а лирику нырять в глубины Интернета, чтобы не опростоволоситься и не изобретать велосипед.
  Роман 'Сегодняшний вчерашний день' явно написан лириком. Тут на всю 'физику' хватило нескольких процентов от общего объема текста. И, хотя эти проценты и решающие, так как именно в них заключается разгадка тайны, к которой упорно идут герои романа, но, по сравнению с остальным текстом, выглядят они довольно бледновато. Буднично, я бы сказал. Да и у героев не заметно радости на лицах. Скорее, просто облегчение: 'Вот все и закончилось!'.
  Вот такой вот научно-фантастический роман, где лирика кованными сапогами протопталась по физике и, кажется даже не заметила этого.
  
   Переходим от общего к частному.
  
   У Сташи это третий законченный роман. И, если первые два написаны в жанре фэнтези, то 'Сегодняшний вчерашний день' это научная фантастика, причем фантастика космическая. Видимо, она не искала легких путей... Ну что ж путь сей она преодолела с честью. Роман получился. Даже я, который прочитал десятки подобных произведений, читал его с некоторым любопытством, конечно, оно было еще завязано и на то как автор, который до этого писал в основном фэнтези, справится с поставленной перед самим собой задачей? Не побоюсь повториться - роман состоялся.
  Да, автор - лирик. Его, в первую очередь интересовал человек и его взаимоотношения с миром. Поэтому, когда разгадка тайны описывается общими словами, это не вызывает протеста. Потому что дальше речь идет о расставании с любимым человеком. И какие уж тут разгадки!
  Но...
  Герой изменился. Может быть сам, может быть мир окружающий помог - неважно! Но ведь и мир вокруг изменился! И помогла этому именно разгаданная героями тайна планеты Явь.
  Итак, мы плавно переходим к мироописанию в романе.
  Оно достаточно скудное. И традиционное.
  Переселение людей с Земли шло двумя большими волнами. Первыми шли те, кому терять было нечего. Их корабли были достаточно примитивными. Множество из них гробил безжалостный космос, но некоторые 'колыбели' уцелели и сумели высадится на подходящих для жизни планетах. И из них выжили не все. Но, те, кто преодолел все трудности выживания и освоили свои миры породили совершенно оригинальные цивилизации, обрели совершенно невероятные способности.
  Вторая волна оказалась более подготовленной к экспансии в космос, потом земляне встретились с неким галактическим содружеством и, в этот раз, человечество плавно перешло из цивилизации планетарной к цивилизации галактической.
  Логично, традиционно и ничего особо нового. Один из возможных путей развития человечества.
  Но все эти 'подробности' интересуют автора лишь постольку поскольку, не более чем нужно для описания героев и мира вокруг них. Глубже Сташи копать не стала. Что ж, ее право. Хотя мне, например, было бы интересно узнать, кто и как принимает решения в содружестве?
  Сама по себе планета меня особо не заинтересовала. Ее опасности и чудеса слишком привычны и стандартны. Это не хорошо и не плохо. Просто такой формат. Некоторый интерес представляют из себя аборигены, но вот в них-то как раз Сташи проявилась как автор фэнтези. Но... подобного типа персонажи вообще универсальны и годятся как для фэнтези, так и для НФ.
  
   Ненормальные герои...
  
   Потому что в обход не идут.
  Пора вас, мой читатель познакомить с... у меня сначала возникли трудности в мужском или женском роде его называть, потом я вспомнил, что слово 'герой' в литературе половой принадлежности не имеет. Поэтому пусть будет просто 'герой'.
  Дело в том, что главный герой романа меняет пол раз в несколько времени. Этот 'подарок' ему достался от брака землянина и шантийки.
  Янат Шептунова или Ян Шептунов - автор, иной и сам сбивается, как ему называть своего героя.
  Очень неприятное... существо... Оголтелая эгоистка, ее наглость и грубость в отношениях с людьми создали ей не самую лучшую репутацию среди окружающих. Впрочем, ее прошлое прекрасно объясняет эти ее 'особенности' характера. Слишком долго была она подопытной крысы. Ученым не давала покоя ее смена пола и они изо всех сил старались разгадать эту загадку. Что при этом чувствовал объект экспериментов их интересовало мало. Ей, при помощи отца, который, видимо, был довольно крупной шишкой (напомню, что о структуре управления в этом мире мы почти ничего не знаем), удалось вырваться, но мерзкий характер уже сформировался.
  Она считала себя жертвой, она считала себя не такой как все (такой она и была), она считала, что, раз она такая исключительная, ей позволено нарушать любые правила и ставить под удар других людей.
  Была у нее только одна подруга, друг, напарница, да и ту она потеряла.
  И осталась в полном одиночестве...
  Пока... Пока... Пока начальство и обстоятельства не свели ее/его с птарианцем Кэро сохо Пта Эргос. Тоже очень необычным существом. Птарианцы, потомки как раз той первой волны землян, которые не только выжили, но и создали совершенно оригинальную цивилизацию эмпатов. Они крайне редко покидают свою планету, ибо уже превратились в некий суперразум, объединенные в единый эгрегор и расставание с эгрегором может птарианца и убить... Но, иногда, рождались там и исключения из правил, способные поключаться к эгрегорам иных планет и ее будущий напарник как раз из таких. Но Ян/Янат узнает об этом гораздо позже.
  А пока она дерзит, грубит, ведет себя очень вызывающе, как, говоря современным языком, ведет себя как подросток в период полового созревания, да еще и страдающий от спермотоксикоза.
  И весь роман они постепенно сближаются, переходя от неприязни к робкой дружбе которая медленно переходит в прочную, зрелую любовь.
  И это меняет Яну/Яната. Она становится способна пожертвовать собой, ради другого. Нет, основа остается прежней. Эгоистичности и прочего негатива с ней еще достаточно, но вот лишили ее любимого существа и вдруг она оказалась способна стать послушным исполнителем чужих планов (до этого она их постоянно нарушала), лишь бы вернуть любимого.
  Собственно говоря, весь сюжет романа и состоит в развитии взаимоотношений этих двух очень неординарных существ. Остальное лишь необходимый антураж, который регулирует их сближение.
  Ну что ж, о героях достаточно. Остальные персонажи лишь говорящие куклы, статисты, которых можно смело отнести к антуражу и лишних слов они не стоят.
  
   Сюжет, композиция и прочее ремесло.
  
   Вот с этим все в порядке.
  Простой, линейный сюжет из прошлого в будущее. Одна сюжетная линия. О композиции говорить не приходится. Упрощенность сюжета упрощает и композицию, причем настолько, что ее просто незаметно. По форме стандартный роман-странствие. Поход за тайной. Тайна раскрыта - все довольны, все танцуют.
  Автор попытался правда усложнить читателю задачу и таки ввел еще одну... не линию даже... линеечку.
  Я имею в виду описание снов. Но вот кто их мог видеть? У меня большое подозрение, что сам автор. Ибо Ян/Янат их видеть никак не мог. Не тот словарный запас в описаниях снов, не те реалии. Не мог он их видеть, ведь его детство и юность прошли в стенах научных комплексов. Да и восприятие, того кто эти сны видит, слишком уж современное, земное. Да и на основную тему эта линия никак не влияет - она с ней фактически не связана. Да и не годятся эти сны ни для мотивации, ни для раскачки психики героев.
  Просто описания снов.
  В остальном же...
  Упрощенность сюжета и композиции - штука совершенно внешняя и логичная. Внешняя простота компенсируется внутренней сложностью романа, конфликтом не между героями и миром. Планета Явь, конечно, не подарок, но все-таки ей далеко до того же Пирра. Тут идет конфликт между героями. И то, что дело заканчивается любовью...
  На то воля автора!
  
   Что-то вроде выводов.
  
   Мне, в первую очередь импонировала смелость автора. Мало кто осмеливается сойти с проторенной дорожки и, после фэнтези замахнуться на научную фантастику. Но вот Сташи осмелилась и попытка удалась.
  Мне очень жаль, что она не успела или не захотела выложить этот роман на прошедшую 'Триммеру'. Он идеально подходил под тему конкурса.
  Да и читается он вполне легко.
  Сам текст не без недостатков. Есть шероховатости, достаточно много и канцеляризмов. Но это лечится! Просто посидеть несколько дней и выправить. Чисто техническая работа. Но общего впечатления от романа 'корявости' не портят. Надо лишь преодолеть начало романа, где чаще спотыкаешься об кочки. Потом автор расписывается и текст становится гораздо глаже.
  Напоследок же скажу - после этого романа Сташи, как автор, серьезно выросла, сумев преодолеть барьер между фэнтези и научной фантастикой.
  
  
  Владимир Датыщев
  
  
  Семь раз умри..., пока прочитаешь...
  
  
  Датыщев В.'Покоряя Вселенные'
  .
  
  
  Струмент готов.
  Клиент разложен на лавке и ждет отеческого вразумления.
  Итак, приступим, помолясь...
  
  Сей труд, будет состоять из двух частей.
  Сначала посечем писателя с одного бока - теоретического.
  А потом перевернем его (клиента) и займемся частью практической...
  Объем цитат, которые я взял из текста для 'обработки' составил не много, не мало, аж 11 страниц в Ворде. Первый раз я берусь за анатомическое исследование столь объемного текста.
  Ну-с-с-с... На этом я вступление заканчиваю и достаю первую лозу...
  
  Часть теоретическая. Порка сюжетно-идейная.
  
  В одном из пособий на тему: 'Как написать рецензию?', я встретил такую рекомендацию: 'Всегда находите, за что похвалить исследуемое произведение!'.
  Я всегда стараюсь следовать этой рекомендации и ищу некий баланс между хорошим и плохим.
  Но, увы!
  В романе Владимира Датыщева 'Покоряя Вселенную' найти что-то хорошее оказалось делом почти невозможным.
  К сожалению.
  А все из-за очень неряшливого текста и небрежного языка, которым написан роман.
  Из-за нагромождений слов было достаточно тяжело извлечь, так сказать, сверхидею романа, да и сюжет был так 'завален', что пришлось поработать 'лопатой', чтобы разобраться, что к чему.
  Сверхидея проста: месть - блюдо несъедобное. А тем более среди родственников! Но, чтобы добраться до понимания этой простой мысли, главный герой прошел долгий путь. На котором немало потерял, но и приобрел не меньше. Мало того, Антон Клипард (так зовут главного героя) перестал быть человеком и стал..., он еще сам до конца не осознал кем...
  Но это впереди, в новом романе цикла, в котором автор переносит действие в иную вселенную.
  Сначала мне роман активно не понравился!
  Ведь небрежность языка - это лучший способ отбить желание продолжать читать произведение.
  Но потом оказалось, что не все так плохо! Есть в 'Покоряя вселенную' и достоинства. Нашел я, за что похвалить его автора, и пусть это станет исцеляющим бальзамом после порки.
  
  Сюжет.
  Классическая квестовка.
  Если убрать сны Клипарда - фактически готовый сценарий для компьютерной игрушки. А предстоящее путешествие в Ад - это просто переход на новый уровень.
  Объем квестовки ничем не ограничен.
  Приключение, приключение, приключение. Это может стать самоцелью, что опасно. Главное - не забыть, какое задание дано главному герою...
  А так...
  Пока у автора фантазия не иссякла, а руки не устали печатать, то такое произведение может длиться, длиться, длиться и длиться... Почти до бесконечности!
  Чтобы понять логические завязки приключений в романе В. Датыщева, надо его все-таки прочитать.
  Встреча Клипарда и Стигнея с двумя десятками бандитов, как и все остальные приключения, примерно до пятой главы - это показ возможностей монаха Ордена. Показ его крутости...
  Зачем это надо?
  Для сравнения с Клипардом, который к концу романа превзойдет Стингея по все параметрам. А иначе сравнивать будет не с чем... И пропадет эффект Настоящей Крутости!
  Жуки... Ну, автор сам объясняет, зачем они понадобятся...
  Дальнейшее же развитие сюжета - это развитие Клипарда, его превращение из бравого капитана в полубога.
  Только не стоит считать квестовку и иже с ней за полноценный роман! Это почти всегда - большая повесть-переросток.
  Такова и 'Покоряя Вселенные'...
  Простой сюжет, спрятанный за пышными и иногда нелепыми фразами. Плюс единственный главный герой, вокруг которого все и крутится, как кружат планеты вокруг солнышка. В данном случае это - не недостаток определенного произведения, подобное свойственно любой квестовке, да и не только ей. Даже Толкиену, но он преодолел этот недостаток, разделив героев...
  
  Мир.
  С декорациями автор не заморачивался и обворовал всех, до кого мог дотянуться...
  Сейчас это называется модным словом 'постмодернизм'...
  Но воровать надо уметь, и автор 'Покоряя Вселенную' вполне овладел этим ремеслом.
  Больше всего досталось 'Звездным войнам'...
  Вооружить отрицательного героя (раз он противник главному герою и его друзьям - значит отрицательный!) световым мечом... Типа, оригинальный ход... Но банальны-ы-ы-ы-ый-й-й-й...
  Тут кто-то еще про Лукьяненко говорил...
  Прямых заимствований я не заметил, но вот дух...
  Ох, и крепкие духи попались!
  Это я про богов, Орден, Инквизицию и т.д.
  Стоило автору проявить хоть немного серьезности, то дух Лукьяненко начинает сгущаться, а когда В. Датыщев пускается во все тяжкие и решает похихикать - облако с характерными чертами известного писателя-фантаста начинает развеиваться. Ну, а если серьезно - тема богов, бессмертия, демиургичества, что ли (ох, ну и словечко получилось!) ни для кого не закрыта. Да, Лукьяненко первым исследовал ее в современной российской фантастике с использованием современных же инструментов познания (о-о-о-о!!! какой я умный!) в философии. Владимир Датыщев тоже решил взять ее как основной элемент сюжета, и это никак не противоречит законам литературы.
  К сожалению, в 'Покоряя Вселенную' очень мало серьезности, чаще она прячется за хохмами и нарочитыми нелепостями. Кстати, эта одна из причин, почему роман вышел такой разностильный.
  Ну, а как о таковом мире 'Покоряя Вселенную' говорить не приходиться!
  Есть большая куча заимствований, из которой автор выдергивает нужные ему элементы для очередной развесистой клюквы.
  В мире 'Покоряя Вселенную' есть только одна закономерность - постоянный дуализм...
  Империя и Республика.
  Орден и Инквизиция.
  Папа и сын...
  Но без этих элементов романа-то и не будет.
  Первая пара обеспечивает внешние обстоятельства обитаемой части Вселенной и обосновывает прошлое героев.
  Вторая - позволяет изменяться и развиваться героям. Плюс их конфликт обеспечивает развитие сюжета.
  Ну, и проблема отцов и детей, она дает возможность поставить некую точку в нравственном изменении Клипарда, когда тот остановил разящий меч недалеко от шеи отца, который сознательно вредил сыну, лишь бы вызвать дитя на бой и убить (желательно чужими руками).
  Вот, пожалуй, и все приводные ремни действия в романе.
  Сам принцип построения мира нисколько не противоречит современным взглядам на литературу. Такое понятие как 'постмодернизм' сняло печать греха с многих и многих авторов, не гнушавшихся заимствовать.
  А все остальное зависело только таланта автора. Насколько занимательны будут приключения, настолько и будет обеспечен интерес читателя...
  В 'Покоряя Вселенную' с приключениями богато. Иногда, даже слишком. И более сильному вниманию к роману мешает только невычитанный текст...
  
  Герои.
  Как я уже упоминал - в квестовке есть только один главный герой (или группа героев, но тогда они действуют слаженно, как один персонаж). А вокруг этого ясного солнышка обитают герои второстепенные. Их роль в данном случае чисто технологическая - реагировать на действия главного героя, помогать или мешать ему...Их характер, их описания ограничиваются несколькими штрихами, нужными для показа действия.
  Но и характер главного героя - задача не из легких! Все дело в функциональности... Квестовка побуждает выпячивать четко определенные черты характера, сознательно затушевывая другие. Например, у главного героя не может быть недостатков! Ну, или имеется какой-нибудь милый пустячок; мелкая плохая привычка, которая может слегка напрягать окружающих. Это, кстати, помогает автору создать запоминающийся портрет главного героя. Но даже это не позволяет создать объем. Все равно главный герой выходит плоским, одномерным.
  Не избежал общей участи квестовок и 'Покоряя Вселенную'. С героями тут (повторюсь) богато! И на первом месте среди них, конечно главный герой - Антон Клипард. Во внешних проявлениях, главный герой 'ПВ' почти ничем не отличается от иных главных героев квестовок.
  Не говориться, но подразумевается, что основное для главного героя - пройти уровень, заработать экспириенс и в виде бонусов, получить новые свойства, улучшающие его ТТХ.
  И Клипард четко выполняет невысказанное желание автора. К концу романа он из обычного человека превращается в существо, способное поспорить с богами, и даже убить кое-кого из них, тех, что послабее... Но самым важным его новым свойством стало умение прощать...
  Мало кто из авторов квестовок пользуется этим приемом. Вот смачно убить врага, растоптать его в тонкий блин - это да! Клевая концовка!
  Но как тогда изменить героя в лучшую сторону? Я не говорю сейчас о том, как какой-нибудь 'ботан', волей автора превращается в супермена. Речь о нравственном совершенствовании.
  Автор 'ПВ' нашел очень хороший ход, чтобы 'очеловечить' Клипарда.
  Эти его сны...
  В квестовке, которая всегда наполнена приключениями, серьезное описание внутреннего мира героя просто некуда впихнуть. И это одна из самых главных причин одномерности героев. Ну, некогда автору квестовки заморачиваться душевными терзаниями!
  Поэтому В. Датыщев и решил для этого использовать сны Клипарда. Сны эти с этими их аллегориями (ох, ну и выражение!) ложатся поперек действия, даже немного тормозят его, разжижают, что неизбежно. Зато достаточно нестандартно. 'Божественные сны' достаточно долго почти оторваны от основного сюжета. Да и внешний вид божества сначала вызывает некоторые э-э-э сомнения в чистоте его намерений. И только в самом конце романа все это находит логическое объяснение.
  
  Стилистика.
  Вот за что я точно разозлился на автора 'Покоряя Вселенные' - так на полную 'разболтанность' стиля.
  Автор, ты определись, а?
  Что ты пишешь?
  Любовную историю?
  Разухабистый боевик?
  Сказку с фантастическим антуражем?
  Мишель... Эту историю любви с трагическим концом при хорошей правке можно сделать пронзительно грустной. Как и рассказ о встрече с новой любимой женщиной.
  Но любовная история не вяжется с описаниями сексуального гигантизма Клипарда. Это лишним становиться:
  'Она кричала, умоляла не бить слишком глубоко, но заслепленный страстью капитан вовсю вонзался в податливую плоть, извергая из
  слащавого ротика целую оперетту звуков.'
  и еще:
  'Клипард кончил, посасывая, а, почти искусав до крови ее изумительные груди, изливая сперму так глубоко, что любой гинеколог не доберется своими зондами'.
  Лишняя красявость, лишняя вода. Кому-то, может и нравится, но вызывает зевоту своей явной гипертрофированностью.
  Гораздо лучше выглядит наброшенный флер таинственности, полунамеки, скромность
  Иначе воспоминания о Мишель лучше вообще выкинуть, ведь они не вяжутся с громогласным, почти истерическом весельем разухабистого боевика. Для него годится боцман - сексуальный гигант, выпивоха и безалаберный вояка. Но страдания Клипарда на его фоне выглядят терзаниями институтки над любовным романом. Да и сны как-то не вяжутся со стилистикой боевика. Ведь, чтобы их осознать - думать надо! А где вы видели думающего героя разухабистого боевика?
  Да и ритмы у них разные, и смысловая нагрузка иная.
  Зато как сказка...
  Видимо сначала В. Датыщев решил написать серьезный фантастический роман, даже поставил 'Покоряя Вселенные' под определение 'серьезная фантастика'. Но потом 'Остапа понесло'... и серьезности почти не осталось.
  Так какое же определение больше всего подходит для романа с такой вот аннотацией 'В романе есть все - от убийств, кислотных мечей и звездолетов, до рандеву с божественными силами, ну и любви, конечно!'?
  Ничего, кроме сказки я не нашел.
  Давным-давно читал я великолепную сказку Г. Садовникова 'Продавец приключений'. Не было, вроде в ней ничего особенного, но ведь запомнилась! К сожалению, 'Покоряя Вселенные' на этот уровень пока не тянет. Дело в том, что автор все свалил в одну гору - и любовный роман, и разухабистый боевик, и некоторое количество философии, короче, все, что попадалось под руку, или приходило в голову.
  Но все-таки шансы у 'Покоряя Вселенные' превратиться в сказку наиболее велики.
  У сказки позаимствовано очень немало.
  Например, подарки, которые получает Клипард по пути к порталу. Ну, чем не Иванушка, который то меч найдет, то коня вороного ему подарят? Хотя Иванушке было не в пример легче - никто не изнурял его долгими тренировками перед походом на битву со Змеем.
  Или генеральная приборка корпуса звездолета, при помощи швабр и ведер, после того как 'Груды металла и ошметков живой плоти густой плотной волной окатили корпуса как атакующихся, так и защищающихся'.
  Плюс наглая атака звездолета Инквизиторов, экипаж которого так занят чисткой.
  Да и меч Клипарда... Сначала мне на ум пришли разумные клинки из 'Пути меча' Олди. Но потом я потряс головой, умная мысль выпала и испарилась и ей на смену пришла другая - 'Покоряя Вселенные' - непутевый потомок 'Кто подставил кролика Роджера'. Разве, что мультяшки, вместо секса, в ладушки играют...
  
  
  Часть практическая. Порка языком.
  
  Честно говоря, мне совсем не хотелось заниматься почти безнадежным делом - шутка ли проработать текст целого романа, когда не знаешь, а надо ли это автору? Но... я не выдержал!
  Слишком много 'мусора' в тексте!
  И, быть может, моя помощь подвигнет автора на генеральную уборку в романе.
  Итак, приступим!
  
  Она никогда не останется со мной, подумал майор Клипард, отправляя последнюю торпеду в направлении ее республиканских обидчиков.
  Торпеду жалко? И чем ее обидели республиканцы? Я, конечно, могу попробовать догадаться о том, что речь идет о бывшей любимой майора. Но предложение построено таким образом, что вместо любимой на первое место выдвигается торпеда...
  
  Ему до щемящей боли хотелось сделать залп по кораблю своего союзника, но чувство долга влекло снаряды в сторону нападающих .
  Снарядам присуще чувство долга?
  
  Несколько залпов из орудий радхи противников положили конец существованию истребителя Хотовского .
  Я не понял - в битве, обычно участвует два противника, но тут, их видимо больше... И само предложение абсолютно канцелярское.
  
  
  На Новой Австралии-6 вот уже несколько лет шла война, впрочем, как и на большинстве планет, принадлежащей медленно отступающей
  Республике. Бои почти окончились, перенесены в открытый космос, и большинство солдат сейчас мирно отдыхали, смывая пот и кровь на усталых телах в тропиках на поверхности планеты .
  Вчитайтесь в смысл двух этих предложений! Сидишь и чешешь тыковку... Сначала говорится о боях на планетах, а в следующем же предложении оказывается, что война перенесена в космос... Я не понимаю! Так, где идут военные действия - на поверхности планет или в открытом космосе? Не надо заставлять читателя тормозить на ТАКИХ ухабах, когда предложение приходиться перечитывать несколько раз, прежде чем поймешь его смысл! И это касается не только этого места в романе.
  
  
  А она была там. В тесной клетушке маленькой каюты атомного истребителя. С ним! Огромная стальная груда, разваливающаяся на
  пылающие кварки. Даже сквозь броню звездолета Антон вдыхал горькую
  иллюзию испепеленной плоти и оплавленного металла .
  
  
  Бли-и-ин-н-н!!! Огромная стальная груда, разваливающаяся на
  пылающие кварки была с главным героем в тесной клетушке маленькой каюты атомного
  истребителя Ты хоть понял, что написал? Да еще подчеркнул, что с ним! Дальнейшая иллюзия положения уже не спасает.
  
  Он не летел на своем космолете, он витал на ней, сливаясь крепким мужским естеством с гибким женским началом, уходя все глубже в ее лоно, захлебываясь от довольного крика .
  Ты хоть понял, что сказал? Конечно, он не мог одновременно лететь на космолете и 'погружаться' ! Очучения разные, если речь об этом...
  
  
  Не долетел до цели, истощенные баки тащили вниз своей тяжелой пустотой подальше от взорвавшегося истребителя, где превратилось в
  прах желанное и такое чужое тело .
  Жуткое предложение и по форме и по содержанию! Они были в космосе изначально? Тогда никакие баки, тем более опустевшие, то есть ставшие более легкими, не могут там никого тащить вниз! Нет там этого понятия! А выражение своей тяжелой
  пустотой годится для зеленого новичка, но ты ж не такой!
  
   И он рухнул, просто отключив балансировочные вспомогательные двигатели. Желание пойти за ней, лишь только бы в том мире они вновь встретили друг друга. И любовь бы вернулась. Но не простить!
  Второе предложение лучше начать с красной строки.
  
  Космолет, не заправленный перед взлетом, кувыркаясь и теряя горизонтальные псевдокрылья, развернулся вокруг своей оси и ушел под воду холодного озерца .
  А вот тут я впал в ступор! Это как? Так космолет вообще не заправляли? Обалдеть! А с чем были баки, которые опустели?
  
  
  На него уставился стареющий парень, не дотянувший еще до тридцатки .
  Старик, лет тридцати... Не стоит так выражаться.
  
  
  Черноволосый, с редкой проседью на висках и на затылке .
  Парня лучше опиши просто словами от автора, а то получается, что он видит в зеркале не только свои виски, но и затылок.
  
  Этот день - самый счастливый в моей жизни! Так думал идущий на смерть капитан .
  Автор! Не лезь поперек батьки в пекло! Не надо так заигрывать с читателем! Плохой стиль!
  
  Вылетающее из изящно выгнутой силовой дуги небольшое титановое копье, окруженное легкой лазерной аурой, распадалось в полете на
  несколько щепок поменьше, словно картечь. Стайка стрелок,
  сопровождаемая миниатюрными лучиками лазера, разрывала цель на
  мелкие брызги, одновременно прижаривая ошметки, заставляя человека
  корчиться в неимоверных муках .
  Слюшай, зачем такие сложности? Да и описание громоздкое получилось. Да и определись, чем стреляет арбалет - щепками или стрелками? Поверь, это разные вещи! И одно в другое не превращается. Мало того! Щепка бывает только деревянной!
  
  
  Невзирая на неприметную внешность и короткие засаленные волосы, широкоплечий космонавт обладал к тому же и мощной недюжинной силой.
  О-о-о!!! Широкоплечий космонавт с широкими плечами, да еще и с мощной недюжинной силой... У-у-у!!!
  Считаем!
  Неприметная внешность не сочетается с засаленными волосами и широкими плечами!
  Это превращается в особые приметы!
  Это раз!
  Дальше!
  У боцмана два комплекта плеч? Нет? Тогда не надо об одном и том же говорить в рамках одного предложения, да еще и, практически, одними и теми же словами!
  Это два!
  И еще!
  Мощный и недюжинный - слова синонимы и использование их вместе ведет к нехорошим мыслям - а насколько грамотен автор?
  Это три!
  Три грубейших ошибки в одном предложении!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  У-у-у-у-у-у!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  Кнут мне!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  
  - А потом все пойдут пить в черную дыру! - еще раз гоготнул Ува, усаживаясь в свое кресло. Его короткие ноги комфортно разместились перед бортовым экраном, а он сам с видимым удовольствием всмотрелся в далекий город за границей космопорта .
  Погоди, я чего-то не понял! Ноги боцмана живут отдельно о туловища? Нет? Тогда почему о них говориться как о чем-то отдельном? По смыслу получается, что его ноги запрыгнули на пульт и стали смотреть в бортовой экран. Однако...
  
  
  Не самом деле оформление заняло чуть более четырех часов, что даже по таким меркам выглядело несомненным стимулом и настоящим сдвигом в
  борьбе с бюрократией и взяточничеством. Видя, что не успевает, Антон связался со своим помощником и в коммуникатор надиктовал немалый список необходимых вещей, продуктов и амуниции. Он даже не сомневался, что педантичный Липков исполнит приказание до последнего грамма диетического мыла. Заодно проверив состояние давным-давно оскудевшего счета, летчик упоенно закатал глаза, отметив, что миллион галаксиев таки пришел на счет из какого-то секретного источника
  Здесь у тебя получилась телега впереди лошади!
  Зачем проводить предполетную подготовку, когда нет еще разрешения на полет и даже не пополнены запасы? Ты, вообще, текст внимательно читал?
  
  
  А ведь прошло уже более десяти годов - длиннейших лет, но старые воспоминания не покидали его душу, он даже не мог помыслить, что скоро встретит свою новую судьбу. И шансов на детей и безбрежное будущее ему серьезно прибавится.
  Опять же - не стоит лишать читателя новизны.
  
  В ответ на него полетели тяжелые плазменные комки, шипя и
  перекатываясь по бронированным переборкам, злобно плюясь ядом .
  Плазма не может плеваться ядом!!!!!!!!
  
  
  Когда огромная груда дышащего живого металла поднималась над цветастым горизонтом, его единственный капитан всегда получал немыслимое удовольствие .
  Автор неравнодушен к слову 'груда'. А можно еще 'куча' сказать. Хотя, по отношению к взлетающему кораблю слово 'груда' мне кажется очень плохоупотребимым. И еще - слово 'груда' женского рода, поэтому и местоимение должно быть не 'его', а 'ее'. Да вот еще что... А на других кораблях по несколько капитанов? Ну в смысле - начальников над кораблем.
  
  
  Торпеды слепо потащили свои хвосты вниз, ударяясь в поле космодрома, сбивая и заваливая на своем пути стоящие на земле корабли .
  Перебор причастий.
  
  Весь боезапас первого выстрела соприкоснулся с железной грудой крепости, сминая бронированный остов и внутренние переборки .
  Опять 'груда'!!! Да что же это такое! Автора заклинило? И как понять выражение 'боезапас первого выстрела'? Снаряды и ракеты первого залпа было бы точнее...
  
  
  Длинные беспощадные щупальца Другого космоса удобно обняли звездолет, в каютах поднялась температура - гипер всегда было жарким местом .
  Длинные беспощадные щупальца и удобно обняли ? Беспощадность и удобство вещи несочетаемые...
  
   Вошедший боцман, никогда не отличающийся особым послушанием и чтением космического статута, тотчас же обнажился до небольших порток, которые с немалым трудом прикрывали его внушительное достоинство .
  Он в рубке стриптиз устроил?
  
  
  
  Внешние камеры показывали небывалое скопление субпространственных тварей. Эти разноцветные, искрящиеся потусторонней силой исполины могли натворить бедствий, даже находясь в единственном числе не далеко от корабля. Они оплетали звездолеты своими неуязвимыми щупальцами и долбили громадными клювами броню. Кроме того, они присасывались к поверхности металла присосками, коих во множестве мостилось вокруг их глоток, и медленно вытягивали из экипажа жизненные силы. Воистину то были самые худшие создания вселенной,
  гроза путешественников дальних странствий, ведь уничтожить их можно
  было только прямым ударом в глаз, не покрытый броней .
  Жюткое зрелище... Только вот чем питаются спруты, когда их никто не боится? Плюс напыщенный текст.
  
  
  
  - Помните, - отозвался Затворник, когда на мостике воцарилась кромешная тишина, колеблемая лишь только несмелым дыханием .
  Слово 'кромешная' по отношению к тишине неупотребима.
  
  Из образовавшихся ран хлынул дым, служивший твари кровью. Она бессильно опустила свои щупальца и медленно отлетела от места схватки. Товарки павшего исчадия радостно запели что-то, их громогласное, очень приятное на слух пение прошло даже сквозь непроницаемые звуковые фильтры и люди забились в экстазе.
  Еще один последователь Спилберга... Того самого, что знал - корабли в космосе взрываются беззвучно, но все равно при взрыве кораблей использовал звук - ведь так красивей...
  Кстати, а почему именно товарки, а не товарищи? Кто определил их пол? Автор?
  
  
  Летчик изо всех сил бежал на кухню, размахивая расчехленным
  иглометом. Тот пребывал в полной боевой готовности. Но он не мог успеть, вскоре корабль погибнет, монах задохнется, а неведомый портал в маленький неизвестный мир так и останется закрытым .
  Игломет, пребывающей в полной боевой готовности, не мог успеть и вскоре корабль погибнет...
  А как иначе понимать такой строй данного абзаца?
  
  Так он и знал. Посреди ошметков кольраби и патиссонов, бессильно разбросав руки среди разлившихся смесей и рассыпанных специй, лежал кок.
  Более полтора центнера весу, думал капитан, поднимая оружие. Гора мышц и самовлюбленности, море любви к мужчинам и ненависти к женщинам. Дуло огнемета неумолимо нацеливалось на потный лоб повара. Это не месть, думал капитан. И даже не убийство. Это необходимость - спасение целого экипажа!
  - Капитан, - простонал бедный испуганный мальчик, которому не
  исполнилось еще и двадцати лет. - Простите, сер...
  Он не виноват, что голубой. Он не виновен, что боится, ведь добрый
  волшебник не потрогал его за грудь. Этот ребенок не виноват. Но он
  должен умереть. Во имя спасения и жизни для других!
  Титановый осколок почти неслышно вонзился в надбровную дугу кока.
  Антон знал, куда стрелять
  Прикольно! Сначала капитан бежит на камбуз с иглометом, потом он вдруг превращается в огнемет. Но потом автор решил пожалеть камбуз и огнемет снова превратился в игломет! А потом что-то взорвалось и в надбровную дугу кока вонзился титановый осколок! Хотя нет! Это капитан что-то взорвал, чтобы убить кока!
  Это все не шутки! Слово 'осколок' не употребляется по отношению к боезапасу. Иголкой капитан мог выстрелить! Иголкой! И совершенно необязательно титановой!!!
  
  
  Антон отметил, что белоснежных пирамидок из корней и кальция в его рту не менее чем три ряда. Не хотел бы засунуть ему руку в пасть, подумал капитан.
  У-у-у... 'белоснежных пирамидок из корней и кальция' - это у вас так бредово зубы называют? Корни отдельно, а кальций отдельно?
  
  Ее не должны были захватить и долго надругаться, чтобы она стала маленькой мерзкой фабрикой по изготовлению мяса.
  Ты сам-то понял, что написал -'не должны были захватить и долго надругаться,' . ? По другому надо предложение строить!
  
  Тем более что весь боекомплект врага был нацелен на их черно-белый звездолет сквозь вороненые дула двадцати пяти стволов. .
  В боекомплекте всего двадцать пять снарядов? А как иначе понять это предложение?
  
  Помощник Липков и радистка по первому зову массовых
  беспределов уединяются в каюте и намертво задраивают двери. .
  И занимаются там массовым беспределом?
  
  
  Не пришельцы, конечно, большинство которых далеко не интересовалось деятельностью людей, кроме торговли. .
  Неудачный оборот. Не пришельцы... большинство из них не интересовалось деятельностью людей. Предпочитали просто торговать...
  
  Звездолеты, все еще соединенные общей абордажной пуповиной, зарделись дюзами, выдерживая равнение на Зенит, и ощетинились пушками. .
  Откуда в космосе Зенит взялся, да еще с большой буквы? Это же не тот 'Зенит', который чемпион!
  Лучше:
  Звездолеты, которые все еще соединяла абордажная пуповина, ощетинились пушками. Остальное - красявости.
  
  Каждый их священников был облачен в обтягивающее тело
  кожаное трико красного цвета, красный же силовой шлем и черные, кованные титаном сапоги. На мускулистой груди каждого был вышит большой золотой крест - 'Раскаянье злодея', начинавшийся лучами от паха и закутанной шеи, и терялся под мышками. На лбу каждого шлема также был выбит крест на фоне встающего солнца. .
  Описание одежи священников очень напоминает одежу Супермена! Владимир, зачем ты раздел кумира Америки??? И ты слишком перестарался со словом 'был'.
  Может так?
  Каждый из священников был облачен в обтягивающее тело кожаное трико красного цвета
  с вышитым на груди большим золотым крестом - 'Раскаянье злодея', который начинался лучами от паха и закутанной шеи, теряясь под мышками, красный же силовой шлем, с выбитым на налобнике крестом на фоне встающего солнца, и черные, кованные титаном сапоги.
  
  Налакавшийся сонной браги боцман категорически отказывался просыпаться, уткнувшись в парочку упругих грудей какой-то флибустьерки.
  Клипард рвал и метал, суля Бибулу все кары небесные, но пьяный
  служака даже ухом не повел. Долго не думая, капитан сам выдвинул и
  одобрил свою особу на смертный бой.
  Насчет первого бойца сомнений не было. Угрюмый, неизвестно от
  чего, Стигней прошел в шлюзовую камеру и теперь ожидал на своего
  напарника. Учитывая то, что лучшим воином в рукопашной всегда
  считался Бибул, который сейчас отсыпался в каюте после смены со
  стаканом, за ним послали. Спустя четыре минуты на мостик вбежал
  запыхавшийся Липков и доложил, что широкоплечий гроза женщин
  нажрался сейчас сильнейшего снотворного, что и делал после каждой
  вахты, тем более, дежурства в койке среди потных тел.
  Антон оглядел вытянувшуюся в струнку команду и принял единственное
  для него правильное решение.
  - Я пойду, - коротко бросил он, исчезая в шлюзе..
  Слюшай, что это у тебя за 'День Сурка' в звездолете? Одно и тоже действие повторяется дважды с небольшими вариациями в описании... Странно как-то...
  
  Присоединяешься ли ты, тай-цзин Антон Клипард, оруженосец третьего Овала, вступить в Орден, чтобы нести за собой знамя
  очищающей мести? .
  К чему должен присоединиться Клипард, чтобы вступить в Орден?
  
  Концовки конвульсивно задрожали, тело изогнулось, упираясь затылком в пол и приподнимая позвоночник..
  Новое слово в анатомии!!! У людей не конечности, как все думали до этого момента, а концовки!!!!
  Во как!!!
  
  Антон воскрес, поднимаясь сначала на колени, а потом на равные ноги..
  Пифагоровы штаны во все стороны равны! Антон просто встал! И не надо никаких равных ног! Иначе выходить, что до этого ноги были неравны! Требую равенства для правой ноги!!!
  
  
  Перед его глазами в воздухе высели два меча. Последний, длиной не больше локтя, как раз выходил из раскрывшегося, словно шелуха арбузного семени, кислотника..
  Слово 'последний' здесь неуместно. И сравнивать раскрывающийся меч лучше с гороховым стручком - форма похожа. И не 'высели', а висели!
  
  
  Это двигались невидимые плазмы загадочных священных аур
  священников, подаренных каждому послушнику доброй троицей богов.
  Здесь плазма лучше в единственном числе! Да и слово 'загадочных' лучше убрать!
  
  уклоняясь от расплавленных наконечников атомных копий.
  А кто их плавил? Бред это! Нелепость! Убирай такие вещи!
  
  - Нет! - он поспешно отстранился, но Эвелина и Катти продолжали покоиться в ноющих объятиях его усталых рук.
   'ноющих объятиях его усталых рук' - красявость, проще надо быть! Ноющие и усталые в данном случае синонимы, но и одно из слов лучше убрать. Я предлагаю оставить 'ноющих'. Оно более... рельефное, что ли.
  
  - Есть, сэр! - боцман, раскидав по своей каюте голые тела пираток, бросился к грузовому шлюзу.
  Такое впечатление, что капитанский мостик находится прямиком в каюте боцмана. И че, пиратки его буквально завалили? Че, он их стал раскидывать аж по всей каюте?
  
  На планете почти не было воды, хотя ее добывали в небольшом пресном море на несколько километровой глубине.
  Лучше:
  На планете почти не было воды. Ее качали лишь из небольшого пресного моря.
  И я так и не понял - где находится море? По смыслу получается, что море находится где-то под землей.
  
  Именно под этим овальным навесом находился космодром Ордена и часть верфей, которые совсем недавно перевели на орбиту планеты.
  Упоминание верфей здесь совершенно лишнее, тем более их уже там нет.
  
  
  Паладины слажено взмахнули руками, в воздухе задышала групповая сила, могущая подвинуть гору, и перед утомленным экипажем
  образовалась небольшая энергетическая платформа.
  'в воздухе задышала групповая сила, могущая подвинуть гору,' лишняя красявость! Разжижаешь действие! И вместо 'энергетическая' лучше написать, например: полупрозрачная. Это слово более точно описывает транспортное средство.
  
  
  Они выплевывали воду высоко, на несколько десятков метров, обмениваясь влагой и разбрызгивая мелкие капельки.
  Очень странное поведение для фонтанов. Красявость!
  
  
  В этот же миг, огибая бешеную канонаду выстрелов из охранных орудий в бойницах башен, на них спикировал синий длиннокрылый
  монстр, раскрывши громадную зубастую пасть.
  Канонада - это звук! Звук нельзя обогнуть! Обогнуть можно зону обстрела, чтобы попасть в 'мертвую зону'.
  
   Под визжащий крик существа, бросившегося прямо на путешественников.
  Лучше:
  Под визжащий крик существа, которое бросилось на путешественников.
  
  Они прошли через ряд огромных спаренных арок, минуя большие бассейны с пузырящейся, остро пахнущей травяной жидкостью с
  лекарственными отварами.
  Ты хоть понял, что написал: 'остро пахнущей травяной жидкостью с лекарственными отварами' . Может, проще написать - с пузырящейся, остро пахнущими лекарственными отварами. Как оно?
  
  Клипард кончил, посасывая, а, почти искусав до крови ее изумительные груди, изливая сперму так глубоко, что любой гинеколог не доберется своими зондами.
  Ну, дальше матки она все равно не попадет, если Клипард не захочет ей устроить внутреннее кровотечение, порвав чего-нибудь. А 'кончил, посасывая' абалденное уточнение!
  
  Она кричала, умоляла не бить слишком глубоко, но заслепленный страстью капитан вовсю вонзался в податливую плоть, извергая из
  слащавого ротика целую оперетту звуков.
  Не заслепленный, а ослепленный! И это... Неужели у капитана слащавый ротик? По крайней мере из конструкции предложения можно сделать именно такой вывод!
  Добавь после 'слащавого ротика' слово 'девушки'.
  
  
  Ты не поддался витиеватым лабиринтам, не пал, сколь много сил тебе предстояло удержать пред обольстительными амазонками.
  Сколь не пытался, но так и не понял смысла этого предложения. Слишком уж витиевато и безграмотно выражается Иона.
  
  
  
  Он подозвал адъютанта и, отдав тому какие-то распоряжения, вошел в свой личный ангар для звездолетов.
  - Ну, здравствуй, старый знакомец. - Приветствовал его корабль,
  когда Лястер вошел в маленький удобный шлюз. - Далеко летим сегодня?
  - Далеко! - коротко и немного печально ответил Паладин. -
  Возможно, это будет нашим последним полетом...
  Открыв скользнувшую в сторону крышу и зажигая габаритные огни, из
  ангара медленно показался грозный радхи. Он мелькнул узкими
  бойницами и вертикально потащился вверх. Под палящими лучами солнца
  блеснуло зеленое маскировочное покрытие. С фиолетовыми жабами на носу.
  - Приветствую, Главный Инквизитор, - поздоровался Иона в
  работающий монитор. - Как дела, старый развратник? Проповедуешь?
  Лицо в красном балахоне согласно кивнуло, разглядывая своего
  смертельного конкурента.
  - Твоими молитвами, - произнес старческих хрипловатый голос.
  Нет перехода от одного действия к другому.
  
  Клипард без сомнений летел вперед, приближаясь к Надиру
  Откуда в космосе взялся еще и Надир, да еще и с большой буквы! Обычно пишется с маленькой... Или Надир это имя какого-то существа?
  
  Удар, обрушившийся на него впоследствии, обладал такой силой, что Антону пришлось отлететь, ударяясь в стену и помочь себе зафиксироваться ногой о переборку.
  Ударяются 'об', а не 'в'. Плюс канцеляризм 'впоследствии' и далее. И как это понять - 'помочь себе зафиксироваться ногой'? Причем о гладкую переборку? Ведь о никаких зацепах не сказано...
  
  
  Нет! - коротко и без апелляции оборвал его капитан. - Мы не будем мстить, только в целях самозащиты!
  А, если бы не самозащита, то обязательно бы отомстили?
  
  Смешинки также бегали на устах проснувшейся девушки, когда она разглядывала лицо любимого.
  Словечко 'также' превращает описание в протокол.
  
  - Внимание, - в динамиках раздался электронный голос, записанный на пленку для предупреждения о закрытии входа во дворец .
  Жють! Это я о 'о предупреждения о закрытии входа во дворец'. Да здравствует язык протоколов!
  
  Сквозь его броню, инкрустированную золотыми пластинами и большущей плазменной, или магматической пушкой на спине, были видны все сосуды и капилляры.
  А желудочно-кишечный тракт с остатками переваренной пищи был виден? Или скорпион воздухом питался и светом закусывал? А сквозь золотые пластинки и лафет пушки 'все сосуды и капилляры' не просвечивали?
  
  
  Их поместили в несколько больших подземных апартаментов.
  Словосочетание 'несколько больших подземных апартаментов' здесь абсолютно безграмотно.
  
  Еще немного вниз, что почти стало видимым дно, а далее -
  горизонтально, но все равно под наклоном.
  Это как?
  А потом вдруг!
   Перед их глазами показался большой грот, вверху оканчивающийся темным, едва освещаемым одиноким светильником зевом пещеры. Перед их глазами показался большой грот, вверху оканчивающийся темным, едва освещаемым одиноким светильником зевом пещеры.
  Так сколько гротов показалось перед их глазами???
  
   Подводная лодка едва протиснула свою тушу
  внутрь, пропуская за собой путь королевскому батискаф.
  'едва протиснула свою тушу' !!! Она у тебя похожа на кита?
  'пропуская за собой путь' !!! Ты понял, что сказал???
  
  
  Здесь уже начиналось царство воздуха, немногочисленные заросли водорослей пропали, как и любопытные носики-светильники глубоководных рыб. Снизу проплыла акула, безразлично проводившая судна мутноватым взглядом.
  Не судна, а суда! Пышность в трех словах - 'начиналось царство воздуха' ! И откуда-то из глубин земных океанов выплыла акула...
  
  Почти уткнувшись в илистое дно, подлодки остановились, позволяя людям и д'жабсам пройти короткую декомпрессию и очутиться в узком
  проходе, увенчанном периодическим рядом светильником
  Они прямо после декомпрессионной камеры 'очутиться в узком проходе' ?
  Периодическую систему Менделеева знаю, а вот что такое периодический ряд СВЕТИЛЬНИКОМ??? Не знаю такого...
  
  Но особенно тешилась доктор, прогуливаясь по новенькому
  реанимационному модулю регенерации, способному поднять полумертвое
  тело на ровные ноги буквально за считанные сутки.
  Опять 'ровные ноги'!!! А если у тела лапы?
  
  
  Это небесное тело ничем особенным не отличалось, кроме того, чтоявлялось старой остывшей планетой, прекратившей свой путь между
  системами возле небольшой тусклой звезды. Первопроходцы обнаружили
  на комете огромные залежи урана и кремния, что было довольно
  странным совпадением. Вокруг ее поверхности настроили шахт,
  появилось несколько некрупных городков, ну и, конечно же, космопорт.
  Первое!
  Возьми учебник и выясни для себя чем планета отличается от кометы!
  Второе!
  Как это понять?
   'Вокруг ее поверхности настроили шахт,
  появилось несколько некрупных городков, ну и, конечно же, космопорт' ???
  Очень похоже на анекдот, рассказанный Задорновым, кажется.
  Когда заезжие таджики рядом с большим бассейном, где плавала яхта, вырыли глубокий колодец и поставили на его дно большой прожектор.
  Оказывается по проекту это был маяк!!!
  Так в каком направлении строили шахты? Вверх?
  
  Диадема и вправду помогла. Путь к аптеке проходил по темному тоннельному кабаку, в котором один из выпивох постарался ухватить
  красавицу за попу. Но сделал он это непозволительно легко!
  Как можно ухватить за попу 'это непозволительно легко'?
   Мало того, что рука сломалась о воздух, словно сухой прутик, как мигом
  слетевшая с волос девушки синяя молния оставила дымящиеся останки на полу.
  Интересная молния, 'дымящиеся останки' после себя оставляет...
  
  Шипящий кислотник отогнал вознамерившихся отомстить за
  собутыльника нападавших, только на полу упокоилось разрубленное поперек тело.
  Лучше разделить на два предложения.
  
  Он направил острие меча вниз, проводя пекущим столбиком
  кислоты по сухожилиям врага.
  Что это такое - 'пекущим столбиком кислоты' ? Что-то новенькое...
  
  - Нет, - выдавил Рубенок, теряя клинок и хватаясь за ноги пониже колен.
  Антон еще раз провел звенящую дугу, перерубая вторую руку Инквизитора.
  А когда он успел отрубить первую руку? И какая из рук первая? И сколько их всего?
  
  И вправду, как только они обогнули тело маленькой искусственной луны, крепость Инквизиторов вышла из тени, щетинясь длинными
  лазерными очередями.
  Красявость. Да и щетиниться в таком случае станция должна лучами, а не очередями.
  
  Со страшным скрежетом атомное тело вонзилось в толстую броню крейсера, кроша все на своем пути.
  А еще бывает тело молекулярное... И вообще, я как-то думал, что все тела состоят из атомов... Но, видимо, я отстал от жизни...
  
  Команда с ужасом и отвращением наблюдала, как одиннадцатилетняя малолетка делает минет своему брату. Инцест в самой простой и прямой форме.
  Минет, прощу прощения, это не инцест! Не происходит кровосмешения, короче говоря, сперматозоиды не соединяются с яйцеклеткой.
  
  Расстреляв весь свой боезапас, корабль канул вниз, разбивая
  тараном толстое железобетонное здание, чья плоская крыша высилась надо всеми здешними строениями, отбрасывая длинную тень.
  Плоская крыша высилась и отбрасывала длинную тень... Новой слово то ли в физике, то ли в языкознании...
  
  Уровни были доверху набиты маленькими стеклянными клетушками, мимо которых то и дело пролетали на узких рельсах роботы-наблюдатели. В каждой такой клетке томилось множество мужчин, женщины заселяли средние уровни, детей содержали поближе к далекому бетонному полу, уложенному широкими
  красными, чтобы скрыть кровь, плитами.
  А по сколько мужчин на одну клетку? Маленькая клетушка... набитая множеством мужчин... звучит нелепо. Но еще нелепей, что можно предположить, что женщины и дети живут не в клетках... И от кого там скрывать кровь? Кого стесняться?
  Кусок этот лучше кардинально изменить!
  
  Когда корабль уже проходил сквозь подземные заводы киборгов, оставляя за собой овалы ионной смерти, мина рванула. Пламя
  стремилось вверх, туда, где в разломленную крышу заглядывало
  печальное солнце.
  А что это такое - 'овалы ионной смерти'? Больно загадшно звучит...
  А пламя должно было Устремиться, а не Стремиться! За временами надобно следить!
  
  - Мы не расплавимся от ужасных температур? - поинтересовался Клипард у первого помощника.
  Клипард идиот? Нет? Тогда почему он задает такие идиотские вопросы?
  
  
  Наконец, планета с грохотом взорвалась, ведь внутри ее ядра был выброшен весь боезапас ионных боезарядов. Осколки - исполинские земляные и каменные глыбы, разлетелись во все стороны, опережая несущийся во весь опор корабль, вселенная тряслась от гибели одного из своих детищ. Даже звезды померкли, тускнея и скорбя по утраченной для космоса товарке, но большинство людей в галактике облегченно вздохнули бы, узнав об этом.
  Ни вселенная, ни звезды даже не заметили потери бойца, тем более, что существует такая штука как скорость света! Красявая нелепость!
  И... это, а откуда автор решил, что вся погибшая планета состояла из земли и камня? А куды делась магма? И содержимое ядра? Кто стащил?
  
  
  - Вас попрошу, уважаемые, - пригласил старик, повторившись, - прошу отведать мою скромную пещеру и услышать предсказание о своей судьбе.
  Пещера это блюдо такое? Иначе почему его предлагают 'отведать'?
  
  Наконец, впереди показалась маленькая посадочно-взлетная площадка, едва способная вместить достаточно большой космический корабль.
  Маленькая, маленькая площадка... и 'большой космический корабль' - ты сам не замечаешь нелепость данного сочетания слов?
  
  Вокруг плоской вершины горы и закружились птицы-проводники, создавая разорванный овал места приземления.
  А что это такое - 'разорванный овал места приземления'? Загадка...
  
  Часть его задней туши, а также раструбы гоночных реакторов висели над пропастью.
  Корабль состоял из двух туш? А чьих? Китовых?... Говяжьих?...
  Нелепость...
  
  На полу пещеры гордо красовались искусно расписанные руны, из которых неведомый скульптор, а, наверное, сам отшельник, вырезал стулья и столы, в углу виднелось несколько шкафов с деревянными дверцами, а в центре, перед самым большим креслом козырял каменный телевизор с пластиковым голографическим экраном.
  Еще одно загадошное явление природы - 'искусно расписанные руны, из которых неведомый скульптор, а, наверное, сам отшельник, вырезал стулья и столы'...
  Как из буковок, которыми на самом деле являются руны, можно что-то вырезать? Обычно вырезают сами руны...
  
  
  - С отцом встреча ждет тебя. И умрет из вас один, а дальше - скрыто! Держи, - он протянул Антону небольшой, но очень тяжелый,
  около пятидесяти килограмм, светлый ящик.
  И Антон, даже не взяв ящик в руки. Просто на глаз! Определил, что ящик весит 50 кг?
  Глаз - безмен!
  
   На нем ярко горели две лампочки-кнопки- зеленая и красная,
  а между ними топорщился маленький регулировочный короб.
  - Запомни, - опять сказал отшельник,
  - что будущее вариативно и лишь одной Кассандре да некоему
  А что это за зверь такой - 'маленький регулировочный короб'? Кнопки знаю, верньеры знаю, полозковые регуляторы знаю, даже сенсорные регуляторы знаю! Но вот 'маленький регулировочный короб' !!! Не знаю такого...
  
  Всюду юркие торговцы на маленьких передвижных с помощью
  атомных мопедов ларьках, вовсю торговали местными сладостями и
  сувенирами
  Еще одно пристрастие автора - слово 'атомное'. То копья, то тела, то мопеды... Автор перечитал старой фантастики?
  
  Одна из бабищ попыталась утащить у Клипарда меч, но тот резким тепловым ударом лишь на сантиметр обнаженного клинка, погладил молоденькую ручку, которая тотчас же исчезла, испуганно визжа.
  Молоденькая ручка испуганно визжала? И вообще я предложения так и не понял... Кокое-то оно завуалированное....
  
  Наконец путники вышли на широкую мощенную прозрачными кубиками стекла площадь. Она идеально плавной фигурой окружала исполинское
  здание цирка, огибая его и теряясь где-то сзади, в парке, где на множестве качелей баловались дети.
  Если линия, которая описывает некую фигуру, теряется и оказывается не замкнутой, то это не фигура, а линия...
  
  На вычищенную клеенку, где, то тут, то там бурели свежие пятна крови, вышло стройное каре одетых в синюю броню легионеров. Они были
  вооружены круглыми короткими щитами и так называемыми пелотами . С
  другой стороны на них медленно ползла древнеримская черепаха. С
  длинными копьями и высокими щитами до земли, конечно облаченными в
  красный цвет.
  
  Синие пали, черепаха раздавила их, как гнилой арбуз, уступив,
  правда в силе и напору несметной коннице одетых в коричневые
  татарские бурки берсерков. Те осыпали римлян стрелами с приличного
  расстояния, не давая опомниться, а когда колчаны опустели, длинными
  копьями добили, стерли врага с лица земли. Короткие гладии ,
  совершенно не помогали против искусно владеющих оружием янычар.
  Опять прозвучали фанфары, ознаменовав, что битва окончена. Под
  барабанный бой турки ушли, улюлюкая и потрясая луками, на их место
  оперативно появились санитары в красных халатах с белыми крестами.
  Они забирали еще дышащих, увозя по больницам. Оставшиеся хладные
  тела ожидали тут же прибывших коронеров. Когда служители сцены
  скатали окровавленные ошметки толстого целлофана, опять забили
  барабаны, предвещая начало оргии.
  Вот это описание... Это все серьезно? Тогда кол по истории!!!
  Бред полный!
  
  Если кто-то кончал, к парочке сразу же подбегал служитель сцены с полотенцем и, сбросив одежду, ложился на ждущую его партнершу.
  А полотенце-то зачем? Я уж не спрашиваю, зачем служитель ложился на партнершу?
  
  
  Немалочисленные спруты убегали от бешено стреляющего звездолета, несущего пылающую смерть.
   'Немалочисленные' ... да вы поэт, батенька! Куда там Незнайке!
  
   Чувствуя на корабле отсутствие страха, лишь нейтральную
  ярость, безобразные твари даже не приближались, взрываясь на мелкие
  ошметки.
  Нафига, вообще на них отвлекаться? Красявостей мало?
  
  
  
  Десятки и тысячи орудий выплюнули свое не щадящее ничего
  содержимое, оно с молчаливым самообладанием шло вперед, гудя и шипя.
   'Десятки и тысячи' ... а где сотни??? А снаряды пешком шли? Даже не пытались лететь?
  
  Толстые стволы раскаленного воздуха пронзали иллюминаторы и перегородки, дюзы и тяжелое вооружение.
  Ствол бывает у пушки, ствол бывает у дерева... первый раз слышу, что стволы бывают и у 'раскаленного воздуха'. При описании свойств воздуха иногда используют слово столб, но и оно в данном контексте будет выглядеть нелепо.
  
  В глазах рябило от множества металлических груд и мелких иголок.
  Опять груды!!! Причем странно - есть только груды и иголки! А где всякие другие кусочки???
  
  Сверхчувствительные радары, способные распознать футбольный мяч в космосе, сходили с ума, хаотически мигая стробоскопами.
  Стробоскопы хаотически мигать не могут! Ну, не дано им это!!!
  
  Груды металла и ошметков живой плоти густой плотной волной окатили корпуса как атакующихся, так и защищающихся.
  *устало*
  И снова груды...
  
  Вы все еще кипятите? - оптимистически орал боцман бессмертную фразу всех времен и народов, размахивая грязной тряпкой, одной рукой
  ухватившись за антенну передатчика, - тогда мы идем к вам !
  Народ гоготал ему в унисон, весело орудуя предметами для уборки.
  Всюду сновали женщины с ведрами, держась за ремонтные поручни.
  Клипард немного расслабился, помахивая шваброй и, войдя потом
  обратно на мостик, впервые за много лет дрожащими от нервного
  истощения губами закурил выпрошенную у первого артиллериста сигарету.
  Во глюки-то!!! В вакууме с ведрами!!!
  
  
  Затворник и д'жабс, бросились к ближайшей громаде вражеского корабля, не зная, что на этом эсминце находится самый главный священник.
  Возле самого ремонтного отверстия внутрь авианосца, за сложенными
  в кучу трупами своих товарищей, как за оборонительным сооружением,
  засели несколько священников.
  На эсминце находилось больше трехсот защитников, они закутанными в
  балахоны пачками лезли под поющие убийственные песни кислотники. И
  погибали целыми тюками.
  Ты это... определись, что ли - эсминец это или авианосец?
  
  
  На палубе незамедлительно похолодало, да так, что пол покрылся толстым слоем инея, в воздухе взвился ледяной ветер, переборки затрещали от невыносимой стужи. Стены покрылись трещинами, поддаваясь ужасному холоду. С потолка, вернее с кондиционных систем пошел снег, большинство дверей сразу же заклинило, электронные замки заклинило, они заискрились и выдохнули тоненькие струйки черных дымков. Корчащиеся тела некоторых раненных д'жабсом Инквизиторов мгновенно застыли с открытыми ртами на обледенелых лицах, жизнь покинула их.
  А все должно было начаться с мощного холодного взрыва!
  Резкое падение давления...
  Сначала были 'ужасные температур' , теперь - 'ужасный холод' .
  
  Вот все и кончилось!
  Все в это романе как-то серединка-наполовинку. И хорошее и плохое. И добро и зло. И чистая любовь и сексуальный гигантизм... И, когда исследуешь подобный роман, всегда тянет на крайности.
  Отругать, да так чтобы автор зарекся вообще писать.
  Хвалить так взахлеб, брызгая от восторга слюной во все стороны.
  Я постарался избегать крайностей.
  А что получилось, то получилось...
  Каков роман - такова и рецензия!
  
  
   Наши там!!!
  
  Рецензия на роман Владимира Датышева 'Дороги льда'
  
  Второй роман Владимира Датыщева, который я прочитал, (пусть и неоконченный) порадовал меня гораздо больше, чем 'Покоряя Вселенные'. Контраст качества текстов 'Покоряя Вселенные' и 'Дороги льда' очень заметен. Ляпов стало гораздо меньше. И уже не хочется, как когда-то, тыкать пальчиком в текст, чтобы автор КАК он ошибается!!!
  Шутка!
  Нет, серьезно, текст неплохо вычищен, хотя за шероховатости глаз еще цепляется. Зато можно не делать отдельный цитатник!
  Автора можно поздравить - лучше, гораздо лучше...
  От 'Покоряя Вселенные' 'Дорогам льда' в наследство достались некоторая разухабистость, некоторая сексуальная озабоченность и некоторая доля чисто украинского юмора. Я не хочу вдаваться в подробности и перечислять, чем он отличается от русского. Просто отличается и все! Интонацией, фразеологией, ритмикой, взглядом на мир, наконец!
  Принцип построения сюжета довольно-таки прост...
  Но не совсем!
  Куда-нибудь 'туда' автор обычно посылает одного героя - свои глаза и уши, руки и ноги, и т.д. при помощи которых творец может описать придуманный мир. Ну и себя - идеального, можно героем сделать.
  И всех одним махом побивать!
  Ведь представить себя супергероем так соблазнительно...
  Но Владимир Датыщев, сохранив сам принцип 'наши там', нашел свой ход!
  Взял и послал в мир скандинавских мифов аж двух героев!
  Не-е-е не двух героев, а героя и антигероя!
  Этакого Иванушку-дурачка, гарного украинского хлопца, которому нет дела до мировых проблем - были бы гроши, горилка и дивчины, готовые прыгнуть в постель по першему знаку.
  И вот от этого... вдруг да начала зависеть судьба целого мира! А ему все эти заморочки до большой фени. Но волна уже подхватила и понесла. И ему остается только отчаянно барахтаться, чтобы не пойти ко дну.
  Но он-то как раз для фэнтези фигура привычная, почти классическая.
  Другое дело его антипод!
  Черный колдун - фигура и страшноватая и пародийная.
  Конечно, автор не удержался и, когда описывал антигероя, не удержался и обстебал 'злодейские' штампы. Надо сказать - это получилось. Благодаря повышенной злобной ехидности автора на свет появился злой волшебник-недоучка.
  Очень любопытный персонаж, кстати!
  Чем-то похожий на героя Пьера Ришара из комедии 'Невезучие'. Такой же неунывающий. Жизнь его бьет, окружающие ненавидят, а ему хоть бы хны!!!
  Продолжает творить свои черные дела.
  Он кажется комичным. Да и дела идут у него из рук вон плохо. Ведь даже натуральная блондинка, так нужная для свершения злодейского обряда, оказалась перекрашенной рыжей! А в результате нужная элементаль залетела совсем не туда. С чего, собственно, и начался роман.
  Да, он комичен! Жалок даже!
  Но зато, если ему помочь и направить в нужную сторону, то он способен стать очень и очень опасным и превратиться в угрозу даже для богов.
  И бойтесь тогда все, кто окажется на его пути!
  Ведь Гитлера тоже считали жалким и ничтожным, до тех пор пока...
  А все Локи виноват!
  Вот ведь неугомонный бог! Все ему неймется! На самом-то деле именно из-за фигуры Локи торчат симпатичные ушки автора. Больно уж он (Локи) напоминает некоего папу главного героя из 'Покоряя Вселенные'.
  Они иной раз даже разговаривают с одними и теми же интонациями. У них похожие позы и декларативность. Естественно, надо делать скидку на то, что Локи все же скандинавский бог, и ТТХ у него покруче. Но все равно, они слишком похожи! И их похожесть не столько в словах, сколько в поступках. Они оба провокаторы - этакие даже не шила, а цельные штопоры в задницах главных героев.
  И ведь справляются!
  И ведь не надоедает!!!
  И, если папа целиком на совести автора, то Локи соответствует канонам. И что самое страшное - Локи не ищет никакой выгоды. Этакий чистый экспериментатор! Добьется ли он своего?
  Автору виднее, роман еще не окончен.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Рай "Семь желаний инквизитора"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список