Читатель: другие произведения.

Сборник фанфиков к Чужой Шкурке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Объединены в сборник фанфики к циклу "Чужая Шкурка", ранее написанные автором на Самиздате. Могут читаться как небольшие главы цельного произведения, упорядоченные по времени действия.

    Рассказы и миниатюры писались в разное время, по разным поводам, с разным настроением, и, честно признаюсь, разные по качеству. :) Но логика действия и характеры героев, а также сюжетная линия не нарушаются и выдерживаются в течение всего сборника. Как правило, в начале более ранние рассказы. Мне самому нравятся более поздние: "ЧжуВон", "Сакура", "Враги", "Визит", "Шаг вперёд", "Взрослая жизнь", "Принц" и "История".


Сборник фанфиков к Чужой Шкурке

 []


Сборник фанфиков к Чужой Шкурке

Юн Ми и Новый Год

      В новогодний вечер на улицах Сеула.
     
     
     
      Время действия: 31 декабря.
      Место действия: улица Сеула.
     
      Наступают сумерки. Падает снег, что редкость для Сеула. Людей на улице немного. По улице медленно идет девушка, расфокусированным взглядом смотря сквозь падающий снег. Видно, что мысленно она далеко отсюда, погружена в размышления.
      https://i.sakh.com/m/2/a/c/e/2ace64383495438fcdafff8827a7fd52.jpg "Зима в Сеуле"
     
      ........................
     
     
      Иду по улице, размышляю, вернее, грущу. Накатило. Школа эта, со своими порядками... Школьники, особенно школьницы, среди которых чувствую себя белой вороной... Никто меня тут не поймет никогда. "Еджоль" корейскую надо соблюдать... Такая тоска взяла. Стал гадать: "С чего бы?". Вроде не ПМС, до "этих дней" еще неделя, как минимум. Но надо что-то делать. Вспомнилось у Розенбаума :
     
      Налетела грусть,
      Что ж, пойду пройдусь,
      Ведь мне её делить не с кем...
     
      Надо развеяться. В уныние не впадать, не думать об этом! Так что иду, вот, по улице, смотрю, отвлекаюсь. Хлопья снега падают. В памяти всплыли какие-то кадры с падающим снегом, и песня :
      ..
      Снег идет, снег идет,
      Словно падают не хлопья,
      А в заплатанном салопе
      Сходит наземь небосвод.
     
      Словно с видом чудака,
      С верхней лестничной площадки,
      Крадучись, играя в прятки,
      Сходит небо с чердака.
     
      Потому что жизнь не ждет.
      Не оглянешься - и святки.
      Только промежуток краткий,
      Смотришь, там и новый год.
      ...
      https://www.youtube.com/watch?v=4pplNS_cFjI&feature=player_embedded "Снег идет"
     
      "Сегодня же 31 декабря, канун Нового Года" - вспоминаю я. В Южной Корее его особо не празднуют. Вот Рождество да, отмечают широко. Еще бы, ведь треть корейцев - христиане разных конфессий, в основном, конечно католики и протестанты.
     
      А я привык по прежней жизни Новый Год с родными отмечать. Наверное, это бывшая советская привычка. Рождество и другие религиозные праздники в то время не приветствовались, и по поговорке "Свято место пусто не бывает", рождественские настроения и сам праздник у народа переместился на Новый Год.
     
      И я с детства помню новогоднее настроение, это почти мистическое ощущение чуда и чего-то радостного. Потом повзрослел, и настроение поблекло, но не исчезло. Какая-то память детства в Новый Год прорывается сквозь взрослые наслоения.
     
      Где то новогоднее настроение? И где мои родные, где мама?... Тело меня предало, отреагировало по девчоночьи, и на глазах навернулись слёзы... Так, стоп! Не реви! Не реви! А я не реву! Спокойствие, только спокойствие!
      "Мамочка!" - думаю -"Пусть у тебя всё будет хорошо!" В этот Новый Год всё своё новогоднее ли, рождественское ли ожидание чуда вкладываю в это пожелание.
      "Пусть тебе будет легко! - больше ничего для тебя отсюда сделать не могу. " - говорю я. У меня здесь другая жизнь. Вокруг меня чужие люди.
     
      И тут меня осеняет - "Ведь я же не совсем один!" Есть мама ЮнМи, которую уже мамой называю, и онни моя. Они же тут мои близкие люди! Любят меня по-своему, пытаются заботиться. Захотелось сделать им что-то приятное, принести, пусть маленькую, радость. На карте деньги от перевода СанХёна есть еще не использованные. Потрачу их на подарки родным, будет им сюрприз!
      Разошелся так, что вспомнились и другие, кого можно так поздравить - ЛиХерин, менеджер моя из агентства, соседка по комнате - пусть тоже порадуются.
     
      И настроение, еще недавно бултыхающееся где-то глубоко внизу и бывшее холоднее падающего мокрого снега, вдруг стало теплым и поднялось в высоту, в небо, чуть ли не к этим новогодним звёздам, проглядывающим сквозь тучи. Почудилось, что меня коснулось что-то легкое, невесомое.
     
      С решимостью и с расплывающимся в улыбке лицом я быстро зашагал по улице. "Вот" - думаю - "всем сестрам по серьгам, всем женщинам своим по подаркам!"
     
      Вдруг какая-то мысль настойчиво стала мелькать на грани восприятия, назойливо о чем-то напоминая.
      "Как же я еще одну женщину свою забыл!" - догадался я - "ЮнМи, куда ж я без тебя! Будет и тебе подарок!"
     
      О, кстати, вот и магазинчик!...
     
     

Юн Ми и музыкальное хулиганство в выходной.

      Музыкальные шалости
     
     
      Время действия: суббота.
      Место действия: дом мамы ЮнМи.
     
      Лежу на полу, уже часа полтора лежу. Как обычно, дома наелся, развалился на полу, получаю удовольствие от маленьких радостей жизни. Это по выходным начинает входить в привычку. Хорошо, что что-то остается неизменным - дома мама накормит, окружит заботой, да и онни рада, соскучившись за неделю. Всё таки есть своя прелесть в стабильности и постоянстве. Как в каких-нибудь английских романах: "Сэр Такой-то по четвергам всегда отправлялся в свой привычный клуб и играл неизменные три партии в карты со своими соседями, сэром Таким и сэром Этаким."
     
      Мульча тоже мне всегда рада. Сначала трётся вокруг меня, я её тискаю и глажу, потом мы все идем есть, и эта мелкая хитрюга тоже получает свою порцию, ну а потом у нас расслабленное ничегонеделанье под аккомпанемент Мульчи, которая мульчит, вернее, мурчит у меня под боком.
     
      Сейчас Мульча належалась и принялась скакать по комнате, выпрыгивая свою энергию. Эта хулиганка крадется, потом бросается, или носится прыжками туда-сюда. Лениво наблюдаю за ней, думаю, пора вставать или еще повалаться?... "Ххек...Ох!..." - этот маленький черный слоненок упал всеми четырьмя лапами мне на живот - "Вот зараза мелкая, откормили на свою голову". Чувствительно, однако.
     
      Лежать расхотелось, надо чем-нибудь заняться. "Займусь-ка" - думаю - "по примеру Мульчи маленьким хулиганством!" Музыкальным хулиганством, с какими-нибудь здешними известными мелодиями. А мой любимый Корг мне поможет. Сыграю разными инструментами несколько партий, наложу друг на друга, еще и спеть попробую, если сильно связки не напрягать, то можно. А может еще и видео на музыку смонтировать? Надо подумать...
     
      ( отличные примеры https://www.youtube.com/watch?v=vuFFYObr8ZU и https://www.youtube.com/watch?v=nZNgZH9YhIQ )
     
      Что же вытворить? А, попробую переложить здешние известные песни другим стилем. Будет неожиданно, местные таких каверов точно не слышали. Особенно, если стилей таких здесь не было.
     
      ( подобные каверы см. https://www.youtube.com/watch?v=VCTOpdlZJ8U - спасибо Misha101 за ссылку, мне тоже понравилось :) , или https://www.youtube.com/watch?v=qnHVMcPyMXc )
     
      Так, ну и кого разыгрывать будем? Надо взять что-то узнаваемое, что сейчас у всех на слуху. Вот оно, вспомнил - камбэк Короны. Ими то я сейчас и займусь...
     
     
     

Юн Ми и ужин

      Однажды в Америке...
     
      Место действия: Калифорния, столовая "Madilyn Clark Studios".
      Время действия: вечер, ужин.
     
      Закончился учебный день, и утомленные студенты школы после многочасовых занятий танцами получили долгожданный отдых и ужин. Все столики заняты, но кое-где есть свободные места. К столику, за которым сидят две японки и парень европейского вида и осталось еще одно место, подходит, держа в пуках поднос с тарелочками, новенькая студентка по обмену из Кореи. Как её там, Пак Юн Ми, кажется. Откуда в Корее столько Паков?
     
      - Итадакимасу, - произносит она устало, приблизившись к столику.
      - Хренасу, - еле слышно бурчит себе под нос парень на каком-то, видимо, варварском наречии.
     
      У кореянки её азиатские глаза безо всякого двойного века округляются и распахиваются так, как будто их потянули за нитки. Она поворачивается к парню. И тут всё заверте...
     

Юн Ми и прогулка

      Неожиданная прогулка
     
     
      Место действия: Сеул, парк Чхонгечхон.
      Время действия: выходной день.
      https://enjourney.ru/strany/south_korea/regioni/seul/mesto/park_chhongechhon
     
      Погода хорошая, солнце светит, вокруг много зелени. Иду, наслаждаюсь жизнью. Вернее, идём. Вытащил Ли ХеРин в парк на свидание. Ну как "на свидание" - это я так считаю. Она думает, мы вышли погулять, развеяться, и получше узнать друг друга - мы вроде как становимся подругами, а я еще и её негласный продюсер, - а знаем друг друга не очень. Хе Рин всё еще немного замороженная со мной. Не могу понять, то ли она просто долго с людьми сходится, то ли она не знает, как со мной себя вести, всё таки я как бы немного младше, и вообще репутация у меня "странной". Так и идем, глазеем вокруг, получаем удовольствие, обмениваемся фразами, вобщем, почти нормально разговариваем, но до "щебечут как подруги" еще далеко.
     
      - Зверёныш, это ты что ли? - слышу чей-то знакомый голос. Поворачиваюсь, смотрю - ЧжуВонище, собственной персоной, в парадной форме. Да не один, а с таким же, с "драконом". Принесла нелегкая, они мне тут сейчас все планы поломают. Делаю ничего не говорящее лицо, взгляд поверх, вроде как не узнал. ЛиХеРин пока не замечает, не реагирует. Но этот, блин, бравый солдат Швейк, никак не уймется: "Эй, Юн Ми! Привет! Не узнала? Это я, Чжу Вон!"
     
      Теперь уже и ХеРин обращает внимание на этих двух бравых ребят в форме. Она поворачивается ко мне с удивленным видом: "ЮнМи, это тебя?" Понимаю, что отвертеться не удастся, кривлю уголок рта: "Да, старый знакомый, Ким Чжу Вон," - говорю - "Он сейчас в армии."
     
      - О! - у нее округляются глаза и губы. А потом в глазах мелькает какое-то понимание и интерес: "Тот самый, да?" Морщусь в ответ: "Да," - говорю - "Тот самый, с фотографии, в школе она всем глаза помозолила."
      - Подойдем? - спрашивает меня ХеРин. "Нет, стоим, ждём. Сами пусть приходят," - твёрдо говорю я.
     
      Эти два молодца видя, что я не спешу, теряя обувь, к ним, неспешно походят к нам сами.
      - Зверёныш, ты что так смотришь? Ты сильно похорошела, я тебя не сразу узнал, - радостно заявляет этот "принц" недоделанный. Быстро пытаюсь сообразить, что бы такое ответить, но в голову не приходит ничего умнее: "Назовешь еще раз зверёнышем, покусаю и поцарапаю." Его напарник, видя мою нестандартную реакцию, бросается спасать положение: "Здравствуйте! Позвольте представиться, меня зовут Пак Джун Со, а моего друга и сослуживца зовут Ким Чжу Вон, вы, возможно его знаете. Какой замечательный день, прекрасная погода, и нам посчастливилось встретить двух таких красивых и известных девушек! А ваши имена для нас не секрет.".
     
      На лице Хе Рин появляется смущение пополам с удивлением: "Очень приятно! А почему вы сказали - известных?"
      - Ну как же, - продолжает заливаться соловьём Джун Со, - мы в нашей части смотрим по телевизору новости, и ваши прекрасные лица нередко радуют глаза телезрителей." Приврал, конечно, насчет "нередко", но комплимент приятный и действенный - Ли ХеРин уже заулыбалась. Тут отмирает и спохватывается и Чжу Вон: "Да, да! Ваша музыка и вы со скрипкой на фоне бушуюещего моря производят неизгладимое впечатление!"
     
      ХеРин совсем растаяла, потупила в смущении глаза, но её чувство справедливости или солидарности с подругой не дало ей промолчать: "Эту замечательную музыку сочинила моя подруга, Юн Ми, она очень талантлива!" Тут этот хрен языкастый, Джун Со, переключается на меня, отвешивает очередные комплименты насчет моих мельканий в телевизоре в парке, в аэропорту и на новогоднем концерте и подхватывает меня под руку. Чжу Вон не растерялся, взял под руку Хе Рин, и мы медленно подефилировали по дорожке вдоль какой-то речушки.
     
      **************************************
      (несколько часов спустя)
     
      Этот Джун Со оказался не такой уж и плохой компанией. Эдакий рубаха-парень, веселый и язык у него хорошо подвешен. Он травил армейские байки, я мысленно делил всё на десять, но рассказывал Джун Со интересно и смешно, так что Хе Рин улыбалась вовсю, я смеялся, а несколько раз даже ловил себя, что чуть не заржал в голос - представляю, как это бы смотрелось - но спохватывался и просто хохотал. К счастью, Джун Со не требовалось никакого кокетства и флирта, "нет, на это я пойтить не могу", никакого желания строить из себя девочку у меня нет. Парням пока достаточно было просто внимания, "Голубые драконы" оказались вполне натуральными и соскучившимися по девичьему обществу. Чжу Вон тоже пытался от Джун Со не отставать, развлекал Ли Хе Рин, ну и меня, рассказами про свою заграницу и заливал про армию. Парни даже угостили нас с Хе Рин перекусом в местном ресторанчике, я решил не отказываться - поедим на халяву. В итоге расходились к вечеру довольные друг другом, парком и проведенным временем. Процесс расставания я завершил на позитивной ноте, но быстро закруглил в надежде, что Джун Со забудет спросить мой телефон. Не знаю, как тут в Корее принято при знакомстве с девушками, интересоваться со стороны парня у меня все равно нет возможности, а со стороны девушки нет желания. Однако на всякий случай я решил про телефон "затупить". Хотя потом до меня дошло, что у Чжу Вона мой номер есть, так что моя предосторожность не сильно то и "предостерегает". Джун Со рассыпался в благодарностях за проведенный день, мы с Хе Рин тоже благодарили и улыбались, Чжу Вон тоже был вежлив, улыбчив, хотя временами странно на меня посматривал.
     
      Ли Хе Рин на обратной нашей с ней дороге держала меня за руку. Её ладошка лежала у меня в руке, а я тихо млел от этого ощущения. Она была оживлена, разговорчива, вспоминала сегодняшний день, парк, парней, шутки. Я был счастлив. Перед тем как мы с ней разъезжались, Хе Рин вдруг задумалась, затем стеснительно и просяще обратилась ко мне: "ЮнМи, а у вас что-то было... ну, с Чжу Воном? Вы же вешали замочек на горе Намсан? И ты не была против, что я общалась с твоим оппой?" Я помотал головой: "Мы не вешали, мы смотрели. И Чжу Вон не мой оппа." А потом добавил: "И вообще, это было давно и неправда." Хе Рин на некоторое время подвисла, пытаясь осмыслить мое последнее утверждение. Потом подняла на меня глаза и спросила: "А Чжу Вон, он какой? Что ты можешь про него сказать?"
      - Хм, я думаю, в принципе он не плохой, но избалованный и безалаберный, - сказал я. "Когда мы с Чжу Воном работали вместе," - тут я себе, конечно, польстил, - "он все время в компьютерные игрушки играл." Потом подумал и добавил: "А жениться Чжу Вон еще долго не собирается. Когда мы с ним познакомились, он от возможных невест бегал. На этой почве мы с ним и сошлись - я то за него замуж ни в коем разе даже не хотела. Да и сейчас не думаю."
     
      Во взгляде Хе Рин появилась осмысленность. Она кивнула самой себе, потом прижалась ко мне, обняла и поцеловала в щеку. "Ты замечательная подруга. Я так рада, что мы с тобой дружим. И я благодарна тебе, что ты вытащила меня на сегодняшнюю прогулку, она была чудесная" - сказала Хе Рин. Потом она улыбнулась, помахала мне рукой, и мы разошлись. А у меня еще не сразу прошли ощущения теплых дружеских объятий и поцелуя...
     
      **************************************
      (На следующий день.)
     
      В одном из интернет-таблоидов, отслеживающих жизнь знаменитостей в Корее, появилась короткая заметка: "Вчера известный нашим читателям Ким Чжу Вон встречался со своей бывшей пассией Пак Юн Ми, с которой в прошлом году его видели на горе Намсан. (фото прилагается). Как сообщают наши компетентные наблюдатели, у них произошла ссора." (На этом месте в таблоиде помещена фотография ЮнМи, сердито смотрящей на подходящего к ней Чжу Вона.) "Но Чжу Вон быстро нашел утешение и провел вечер с восходящей музыкальной звездой Ли Хе Рин, ставшей известной своим оригинальным исполнением музыки на фоне шторма." В конце заметки была расположена фотография что-то рассказывающего Чжу Вона и улыбающейся Хе Рин.
     
     
     

Юн Ми и совесть

      Когда что-то не даёт покоя...
     
     
      Время действия: суббота.
      Место действия: дом мамы ЮнМи.
     
      Лежу на полу, уже часа полтора лежу... Мне кажется, это уже было. Дежавю какое-то... Так вот, лежу на полу, отдыхаю. Всю неделю носился как угорелый. Репетиции на подтанцовке, продюсерство песен, общение на повышенных тонах со специалистами ФАН. Устал как собака. Нет, в Корее так говорить опрометчиво. Устал как лошадь, которая скакала, пахала и на которой ездили. И вот, отдыхаю после маминой еды, пытаюсь прийти в себя. И вроде расслабляюсь, но что-то свербит и зудит... Хм.. Представил себе, вдруг кто-то мои мысли мог бы сейчас читать, что бы подумал... Кто там подумал, что чаще мыть надо?! Офицеры, молчать!... Мда, в душе что-то не даёт покоя... В душЕ, блин!... Что же это... Может, это совесть так проявляется? Раньше такого вроде не было. Я же никого не "кидал", и в прошлой жизни тоже... Если брал редко у кого деньги или вещи, всегда отдавал, и старался вовремя... Резкость сказать мог, это да. Но до обиды не доводил... вроде... Вспомнилась Гречкина из прошлой жизни, может, её обидел и это совесть меня мучает? Да нет, её не оскорблял. Хотя поиздевался, высказывая свою точку зрения... Мда... Сейчас то у меня в теперешнем положении взгляды скорректировались слегка.
     
      Мысли перетекли на факт моего попадания сюда. С женским телом у меня случился эпичный облом, да. Прочувствуйте разницу, как говорится. Но не будем унывать - тело здоровое, люди вокруг нормальные, с поправкой на корейский менталитет, конечно. Можно радоваться жизни, ярким ощущениям, музыке - музыка мне и вправду нравится, даже себя забываю, когда играю. Жить хорошо! А хорошо жить еще лучше. Это мне повезло, с моим культурным багажом я смогу и хорошо жить. Хитов знаю много. Правда, придется и потрудиться немало - это же недостаточно мелодию помнить, надо её подобрать по памяти, разложить по партиям, переложить на ноты. Хорошо, что к музыке у меня какой-никакой талант есть, и то работать очень много приходиться, пока какую-нибудь композицию выдашь в готовом виде. С литературой еще сложнее - сюжеты я помню, и детали эпизодов всплывают в памяти. Но это же не пересказ приятелю, надо всё изложить красивым литературным языком, чтобы читать приятно было. С "Волшебником Изумрудного города" еще ничего, книжка детская, язык простой, а с "Цветами для Элджернона" я помучился. И то до сих пор не уверен, насколько мой вариант хуже оригинала.
     
      Мысль зацепилась - оригинальные произведения. И их авторы. Все же этот вопрос меня и раньше беспокоил. Насколько это правильно в моей ситуации. Произведения эти в той действительности не я же придумал. Если бы кто узнал, то нашлись бы и те, кто и вором бы назвали. Хотя нет, это уже перегиб - я же ни у кого ничего не убавил, никто не пострадал, даже теоретически. Авторы из моего прежнего мира со своими творениями сюда не придут. Случай со мной уникальный. Еще неизвестно, как у наших миров времена сопрягаются, в каждом мире время по своему может тИкать, быстрее или медленнее. И наши миры разошлись в каком-нибудь N-мерном пространстве как в море корабли. Получается, даже славу у них я не украл, так как здесь у них никакой известности нет и не было бы. И их самих здесь нет и не было. И вообще, пусть те, кто осуждает, сами бы попробовали на моем месте. Хотя у многих такой моральный выбор бы и не стоял, за неимением такового. Попал бы какой-нибудь технарь в эту тушку, ну прибавилось бы в этой Корее на одного человека с естественным или техническим образованием. Секретов или патентов мало кто знает, так что пришлось бы им тянуть лямку корейской девушки, слегка выделяясь по уровню образование и сильно отличаясь по поведению, и всё.
     
      Однако ощущение некоторой неправильности у меня есть. Неправильность в том, что это неправда. То, что я автор этих произведений. Хоть и обвинили меня как то, мол, ты врешь как дышишь, но врать я не люблю. Обсудить, договориться, посмотреть на предмет под другим углом с другой точки зрения, полемически загнуть это я пожалуйста. А врать нет, не хочу. Но вот, блин, у меня сейчас вся жизнь вранье сплошное под другим именем. Скажи я правду, что я Серёга Юркин, далеко не уйду - успокоительным накачают до всамделишного одурения. И с хитами этими - сказать, что я медиум, принимаю творения из другого мира - эффект тот же либо хуже - спрячут в секретную лабораторию, и буду подопытным кроликом. А что делать то, а?..
     
      Забыть все прежние богатства культуры и тихо существовать - не, не вариант. Это я уже думал. Жить жизнью серой мышки, потом позволить выдать себя замуж... Бррр... И это только потому, что побоялся взять на себя ответственность за судьбу прежней культуры у меня в голове, по типу "так не доставайся же ты никому"? Ха-ха. Идиотизм.
      Сгладить неправду так, что публиковать всё под псевдонимами, под именами оригинальных авторов? Это же сколько псевдонимов понадобится! И всё равно со временем станет известно, и все тоже будут меня считать дураком, вернее, дурой. Да к тому же многих авторов я даже и не знаю. Те две песни для Старз Джуниор, песня СыХону... Группы исполнители помню, авторов не, даже не слышал раньше. Разве что с песней Короны забавно вышло - Sugar free пела T'ARA, а что - та же Корона, ха.
      Что еще остается? Анонимно выкладывать в интернете, чтобы другие зарабатывали на этих бесхозных хитах? Нет, до такой степени бессеребреничества я еще не дошел. У меня мама с онни на руках, я за них тоже ответственность несу. Долги семейные, онни замуж выдать. Да самому на что-то жить надо. У меня же такие возможности, дух захватывает, столько сделать можно! И если помогать людям, поддерживать нуждающихся, то лучше это делать с деньгами на руках, чем без денег. Я же ни у кого не отбираю, никому вреда не приношу, а пользы всем много будет.
     
      Однако, несмотря на такие мысли и внутреннее согласие со сделанным выбором, ощущения дискомфорта усиливались. Раздражение какое-то. Чувствую, что-то не так... И грудь слегка ныть начала, и внизу живота побаливать. Ё-моё, где мой календарик!... Вот оно чё, Михалыч! А я то думал совесть, совесть...
     
      Разобравшись в ощущениях, я различил легкий укор стыда. Вот это точно совесть, это мне знакомо. И даже вспомнил, почему. Я же хотел маме помочь. Онни то сегодня ушла в свой универ, придет поздно. А мама одна до полуночи провозится, устанет, да и дораму свою любимую пропустит. Да, нехорошо тут барином валяться.
     
      И я, кряхтя, поднялся и пошел к маме.
     
     
     

Юн Ми и странное утро

      Начиналось как обычно, а вот как закончится?
     
     
      Время действия: позднее утро.
      Место действия: Сеул.
     
      Дико болит голова... От этого я и проснулся. Глаза не открываю. Ощущение, что меня даже лежа покачивает. И мутит. Это я так нажрался?... С трудом чуть-чуть разлепил глаза и увидел незнакомый потолок. Ого! Куда это меня занесло? А что вчера было то?...
     
      С облегчением закрыл глаза и начал припоминать вчерашний день... Я собрался с Хе Рин отметить два приятных события - её успех в моем анимированном клипе и моё первое выступление в составе Короны. Я зашел в школу Кирин, чтобы забрать там свою скрипачку. А она оказалась не одна, а с подругой, Ми Хи. Я не знал, как тактично отделаться от этой подруги, но Хе Рин не была против её присутствия, так что пришлось пригласить обеих.
     
      Мы пошли к воротам школы. И вот тут, как назло, звонок от Чжу Вона. Он, дескать, хочет пригласить меня погулять, и уже стоит у входа в Кирин. Вот блин, приперся! Нашел время. Что ему от меня опять надо?!
     
      Сбегать было поздно, не подсаживать же девчонок через забор. Пришлось выходить через ворота и натыкаться на Чжу Вонище. Да не одного. Он был со своим старым другом, Чон Ханом. Приветствия. Вежливые улыбки. Короткие поклоны. Процедура знакомства тех, кто не знал. Слегка озадаченные глаза Хе Рин и ошарашенные Ми Хо.
     
      Что было дальше? Пришлось прогуливаться в большой компании. Пошли в какой-то большой парк развлечений. Шлялись, трепались, катались, устали. Потом к вечеру в ресторан. Парни предложили выпить. Девушки посмущались, но согласились. Вот оно! И я тоже пил. Придурок! А дальше?... Дальше...не помню...
     
      Мой ручеек воспоминаний иссяк, зато появилось понимание. И это понимание мне категорически не нравилось. Я обнаружил, что лежу под одеялом без одежды. Ну то есть совсем. Ааа! Что за хрень! Это стало уже неприглядной традицией - просыпаться без трусов после выпивки! В Кирин разве что повезло, после ДжуБонова угощения, одежда в тот раз осталась при мне.
     
      Попытался прислушаться к телу. Между ног ничего не саднило. Неприятных ощущений не было. В отличие от головы, в противоположном месте ничего не болело. Только почему-то побаливало плечо. Ударился что ли? У меня начал разгораться огонек надежды. Один раз пронесло, может и во второй раз так же. И я опять, как там, это - virgo intacta? Ну выпил, ну разделся, ну заснул, может всё обошлось?
     
      Мои переживания были прерваны новым ощущением. Ощущением того, что слева от меня кто-то лежит. У меня внутри всё похолодело. Вот это я нашел приключений на свою пятую точку. Я как мог слегка раскрыл глаза, но голову поворачивать не стал. Во-первых, было больно двигать головой, а во-вторых, страшно было смотреть! Скосив глаза налево, я увидел полностью закутанное в одеяло тело, и еще что-то чернелось, очевидно, макушка черноволосой головы. "Офигеть, как тебе это помогло!" - сказал ехидный внутренний голос, - "А кого ты ожидал в Корее увидеть? Кудрявую блондинку?"
     
      Вдруг послышались шевеления. Я, видно, плохо соображал, потому что до меня не сразу дошло. Я не сразу понял, что шевеления были справа. Справа! Да что это за ...! Оставаться в неведении я уже не мог. Сделав над собой гигантское усилие, я повернул голову направо, открыл глаза, и мой взгляд наткнулся ...
     
      Окончание следует.... ниже
     
      . *********************************************************************************
      Концовка N1.
     
      ...Сделав над собой гигантское усилие, я повернул голову направо, открыл глаза, и мой взгляд наткнулся на вытаращенные глаза Ми Хи.
      - Ой, привет, - сказала она.
      - Ага, - просипел я, - мы где?
      - В отеле.
      - А как?
      - Ну, мы пили, пили, и устали. И гулять больше не могли. И ты предложила отдохнуть в отеле. Хе Рин почему-то тебя послушалась.
      - А парни?
      - Они тоже воодушевились при такой мысли. Они проводили нас до отеля, но ты их не пустила дальше, вытолкала со словами, что у Чжу Вона увольнение заканчивается, ему в часть нужно.
      - А там кто?
      - Там Хе Рин спит.
     
      Уффф... Отлегло от сердца! "Красота, живём! Ничего страшного не произошло..." - подумал я. "Ты еще себя плохо знаешь," - добавил ехидный внутренний голос.
     
      - А дальше? - хрипло спросил я.
      - Мы здесь еще выпили. И еще. Потом ты предложила играть в бутылочку. Ты её раскрутила, но она оказалась непустой, и Хе Рин и её платье облились соджу.
      - Да ты что.
      - Да, да! И ты предложила пойти в душ помыться и постирать платье.
      - И что?
      - И вы пошли. И я пошла - чтобы помочь, потому что вы долго шли. Даже упали.
      - А там что?
      - Мы разделись и стали мыться. А ты поскользнулась и упала. И больно ударилась плечом. А потом ты сказала, что если лучшая и любимая подруга поцелует место ушиба, то всё пройдет.
      - О!
      - Ага! И Хе Рин поцеловала, глупая! Она тоже была пьяная, как и ты.
      - И помогло?
      - Ты сказала, что да. А потом Хе Рин поскользулась в душе и ударилась бедром. А ты захотела её тоже так вылечить. Нагнулась и тоже упала.
      - А ты?
      - А я не упала! Я сидела в углу душа, смотрела на вас, дурочек, и хихикала, как дурочка.
      - А после?
      - Вы с Хе Рин несколько раз пробовали встать. Но у вас ничего не вышло. И тебе пришла в голову гениальная идея пойти в комнату на четвереньках. И вы так, стуча коленками, и пошли. И ушли.
      - А ты что?
      - А я встала! Я по стенка шла, держалась и шла. И дошла!
      - А мы?
      - А вы с Хе Рин уже дрыхли без задних ног по разным углам кровати. Я затолкала тебя в центр кровати, легла, выдернула у тебя край одеяла и тоже заснула...
     
      Если бы я не боялся пошевелиться, то я бы эпично схватился рукой за лицо! Так вести себя, как полный идиот! Что я скажу Хе Рин, когда она проснётся? "Скажешь, что у вас был милый девичник, и вы все стали друг друг еще ближе," - постебался ехидный внутренний голос.
      "А как мы будем сейчас в себя приходить, с такого похмелья?!" - подумал я, - "Всё! Завязываю! Никогда не буду больше пить!!!"
     
      ***************************************************************************
      Концовка N2.
     
      ...Сделав над собой гигантское усилие, я повернул голову направо, открыл глаза, и мой взгляд наткнулся на ироничный взгляд Чон Хана. Что-то в животе неприятно сжалось...
      - Доброе утро! - сказал он.
      - Ага, утро, - просипел я, - А мы где?
      - В отеле.
      - А как?
      - Мы пили в ресторане, девушки утомились, их чуть не сморило, и мы вызвали такси и отправили их по домам.
      - А я?
      - А ты была оживленная, кричала про каких-то Gusar, и требовала ехать в нумера. Мы так поняли, это в отель.
      - И?
      - И мы взяли с собой выпивку и поехали.
      - А потом?
      - Мы приехали. И кто-то из нас предложил играть в карты. А ты с блеском в глазах кричала "на раздевание!"
      - Да ну?
      - Точно. Мы поняли, что это неспроста, когда после игр мы лишились дорогих часов, запонок, галстуков и даже всей одежды.
      - О как!
      - И главное, наш вид тебя совсем не смущал. Ты еще бурчала: "Чего я там не видела".
      - И всё?
      - Нет, конечно. Наше спасение было в том, что ты самоуверенно во время игры прикладывалась к бутылке. Ты стала часто ошибаться, путаться. И итоге без одежды осталась именно ты!
     
      "... ... ... Какой я идиот!" - подумал я. "Ничего, могло быть и хуже," - заметил ехидный внутренний голос.
     
      - А когда ты проиграла последние трусы и оказалась полностью раздетой, - добил меня Чон Хан, - ты завернулась в одеяло, сказала что мы злые, и ты от нас уйдешь. И направилась в таком виде в коридор.
      - Ушла?
      - Нет, Чжу Вон сказал, что ты дура, и тебя надо остановить!
      - Успел?
      - Ты и сама запуталась в одеяле и упала до выхода из номера. Он пошел за тобой и тоже упал. Но ты поползла на четвереньках. А он за тобой.
      - А я ?
      - А ты лягалась и кричала, чтобы он не подходил. Что он тебя ском-про-ме-ти-ру-ет и как джентльмен должен будет жениться, а ты этого не хочешь.
      - А он?
      - А он тебя смог завернуть полностью в одеяло и оттащить волоком на кровать. Ты побрыкалась и уснула.
      - А дальше?
      - Чжу Вон выдернул из под тебя край одеяла, сказал, что устал от таких малолетних дур, и тоже уснул.
      - А ты?
      - А мне было смешно. Потом стало холодно. Я укрылся одеялом с другой стороны и тоже стал спать.
     
      ... Мда... Стоило бы побиться головой, если бы я не боялся ею пошевелить. Почему я вёл себя как придурок! "Никогда! Не буду! Больше! Пить!!! " - сказал я себе. А ехидный внутренний голос спросил: "А меньше - можно?"
     
     
     

Юн Ми и сунын

      Надо что-то делать, с этим сунын
     
     
      Место действия: Сеул.
      Время действия: понедельник, утро, день сунын.
     
      Сегодня утром собирали меня на сунын. Мама и онни были возбужденные, суетились и хлопотали вокруг меня. Я вначале пару раз пытался отбиться, говорив им: "да что вы волнуетесь, не стоит оно того". Но в ответ добился лишь двух недоуменных взглядов - от мамы грустно-непонимающего, а от сестры возмущенно-непонимающего. Онни даже воздуху набрала побольше, чтобы меня начать вразумлять, но после маминого покачивания головой сдулась, только тихо что-то пробурчав себе под нос. После этого я бросил эти безуспешные попытки их переубедить. Тем более главной моей задачей стало молча сжимать зубы, не ляпнуть чего-то и не выдать моего накопившегося раздражения на всю эту ситуацию, чтобы их не обидеть.
     
      Нервировать это отношение к сунын стало меня уже давно. И когда одноклассницы испуганно шептались, обсуждая сунын и предполагаемые баллы. И особенно стало злить, когда по новостям начали рассказывать о паникующих подростках, доведенных до срыва. Ко мне приходили возмущенные мысли: "Как они могут доводить себя до такого истощения? Неужели они не понимают, что сунын это не вся жизнь, это всего лишь какие-то баллы?"
     
     
      Место действия: школа Кирин.
      Время действия: понедельник, утро, день сунын.
     
      Приехали в школу. Перед входом мне резанула глаз предэкзаменационная картина - девушка стала оседать на землю, и была подхвачена под руки родителями, которые усадили еёё на скамейку приходить в себя. Переволновалась или перезанималась перед сунын, а, скорее всего, и то и другое.
     
      В школе все стоят или перемещаются напряжённые. Пока я оглядывался, в мою руку кто-то вцепился с такой силой, что и синяк может остаться. Поворачиваюсь, смотрю - ЧуЫн, соседка по комнате в Кирин, стоит и смотрит остекленевшими глазами то ли на меня, то ли мимо. Её губы начинают шевелиться, и я еле разбираю бессвязные слова: "ЮнМи... ты удачливая... у тебя всё получается... я боюсь... можно я за тебя подержусь...может и мне повезёт..."
     
      Это стало у меня последней каплей. Я то знаю, что ЧуЫн способная и хорошо учится, она может легко сдать этот сунын. Но если она довела себя до такого нервного состояния, то она и сдавать не сможет. Я повернулся к ЧуЫн, взял второй рукой её за плечо и стал её чётко говорить, глядя в глаза: "ЧуЫн, ты очень способная! Ты отлично учишься! Тебе нечего бояться, я с тобой! У тебя будет удача! Всё будет хорошо." Сказал и больно ущипнул её за плечо. ЧуЫн вздрогнула, глаза её приобрели осмысленное выражение, а в их уголках появидлась слеза - вот уж не знаю, от счастья или от моего сильного щипка. Она посмотрела на меня, потом прижалась, оживлённо бормоча: "Спасибо, ЮнМи, спасибо! У меня будет удача, и я хорошо сдам сунын! Спасибо тебе!" Она улыбнулась мне, и отошла в сторону нормальной походкой, а не в заторможенном состоянии, как до этого. Я посмотрел ей вслед, и у меня окончательно оформилась мысль: "Надо с этим что-то делать!"...
     
     
      Продолжение ниже...
     
      *****************************
      Выбор 1.
     
      СунОк, спасибо её сестринской заботе, хорошо снарядила меня перед сунын. Под взглядами одноклассников, которые уже начали приглядываться к нам с ЧуЫн минутой ранее, я подошёл к урне, чуть ли не торжественно достал из рюкзака бутылку "сеульского молока" и опустил его в урну. У всех вокруг наступило легкое офигевание. Потом я достал туалетную бумагу, которую "на удачу" мне купила онни, и бросил рулон туда же. У всех появилось ошарашенное выражение лиц, кто то даже начал снимать на смартфоны. "Спасибо, онни, " - подумал я, - "благодаря тебе у меня хватает демонстрационного материала." Следующим в урну последовал сладкий тток от онни и шоколадные вилки. Наконец, в урну отправилась коробка от "наборчика вундеркинда" со всеми этими "экзаменационными" предметами. Затем я достал маникюрный набор и стал слегка обстригать и подравнивать ногти. Надо ли говорить, что голова у меня была вымыта и причёсана. "Онни допустила просчёт и не обратила на мытьё головы внимания," - подумал я. Теперь народ вокруг стал шушукаться и переговариваться, удивлённо переглядываясь.
     
      "Внимание!" - сказал я. "Я сделала эти действия и выбросила эти предметы не просто так, а со смыслом! Я хочу сказать всем - не надо бояться сунын! Этот страх неудачи заставляет вас обращаться ко всем этим суевериям. Сунын это всего лишь набор тестов. Не сдадите сейчас, сдадите в следующий раз. Я не смогла сдать сунын в прошлом году, но уверена, что хорошо сдам сегодня. Я не боюсь! И вам говорю - не надо бояться! Сунын - это не вся жизнь, а всего лишь её короткий момент. Он не стоит вашего страха! У вас в жизни всё будет хорошо."
     
      Я повернулся и спокойной походкой направился к месту проведения экзамена. Передо мной образовался коридор из учащихся, молча провожающих меня взглядами. Когда я подошёл к дверям аудитории, наступило время, и нас стали запускать внутрь. Я зашел первый.
     
      Как я и был уверен, тесты я написал неплохо, даже отлично, если пробовать предугадать оценку. Это даже не смотря на то, что я несколько раз ронял и поднимал карандаш. Я и не особо радовался сданному сунын, мне было всё равно. Вот что мне доставили радость, это слова даже незнакомых школьников, которые подходили ко мне на выходе из аудитории после сунын, кланялись и благодарили за вселение уверенности, и что если бы не мой поступок, то они бы могли и не сдать. Не скрою, было приятно.
      ....
      На следующий день многочисленные видео с моей выходкой и моим обращением появились в сети...
     
      *****************************
      Выбор 2.
     
      Я размышлял всё оставшееся время до экзамена. Ничего в голову не приходило. Нас стали заводить в аудиторию, начались тесты. Ответы на них у меня находись легко, только не было у меня ответа на мой вопрос: "Что делать с этим психозом?"
     
      Проставив ответы на последний тест, у меня оформилось в голове какое-то решение. Подойдя к столу комиссии сдавать работы, я надорвал стопку своих листов до половины, сделав их недействительными. После этого с поклоном положив их на стол комиссии, я с чувством облегчения и с появившейся улыбкой вышел из аудитории.
     
      В вестибюле ко мне быстрыми шагами подошел директор СокГю.
      - ЮнМи, - обеспокоенно сказал он, - Ты плохо написала сунын? Ты переволновалась?
     
      Вокруг нас стали скапливаться любопытные, кто то даже начал снимать на смартфоны.
     
      - Нет, господин директор, я не волновалась, - сказал я, - И нет, господин директор, я уверена что хорошо написала сунын. Если уважаемая комиссия проверит мою работу, то сможет в этом убедиться. Я надорвала листы с моей работой, сделав их недействительными не просто так, а со смыслом! Я хочу сказать всем - не надо бояться неудачи на сунын! Я сделала это в поддержку тех школьников, которые боялись невысоких баллов, и ошибочно подумали, что их жизнь кончена. Я обращаюсь к ним - это не так! Сунын - это не вся жизнь, а всего лишь её короткий момент. Он не стоит вашего страха! Я хочу показать всем, что можно прожить интересную и успешную жизнь и без сунын.
      - Прошу прощения за беспокойство, господин директор, - с поклоном закончил я свою речь.
      - А... Да, ЮнМи..., - директор выглядел озадаченным и не находил слов.
     
      Я еще раз поклонился и под ошарашенными взглядами и под молчание присутствующих вышел из школы.
      ....
      На следующий день многочисленные видео с моей выходкой и моим обращением появились в сети...
     
      *****************************
     
     

Юн Ми и сильное чувство

      В некоторых обстоятельствах мы способны на сильные чувства
     
     
     
     
      "От любви до ненависти один шаг." В прежней жизни я не понимал эту пословицу. Ну хочешь любить - люби, ну ненавидишь - ненавидь. Но как можно смешивать эти сильные чувства или переходить от одного к другому, было за пределами моей логики.
     
      С того времени многое изменилось. Ага, вместе со мной. И событий столько с тех пор произошло... Я ж опытней теперь стал. У меня ж опыта сейчас больше. Мда, даже чересчур...
     
      И в недавние недели я это остро почувствовал - как это можно и любить, и ненавидеть одновременно. Раньше она мне нравилась, да. И мне было приятно. Но сейчас её отсутствие рядом просто выводит меня из себя. Так же как её присутствие, вот как. Я уже готов кричать: "Да не попадайся же ты мне на глаза!!!" Иногда я чувствую в себе звериную ярость, и готов тут же грызть её зубами. Сдерживает меня только то, что её в эти моменты, к счастью, не бывает рядом.
     
      А она, зарраза такая, как будто нарочно меня дразнит. Заходишь, бывает, в комнату, и ощущаешь её запах - вот только что она была здесь и уже исчезла. Похоже, что многие уже догадываются о моих сложных чувствах. Я вижу переглядывания, слышу шушуканья за спиной. А некоторые девчонки из "Короны" еще и издеваются. Приглашают: "ЮнМи, пойдем," - говорят, - "с нами". И так улыбаются ехидненько. Знают же, что я с ней не хочу сейчас встречаться лишний раз.
     
      Нет, я, конечно, пересекаюсь с ней несколько раз в день. Но эти встречи так мимолётны... Ждёшь, бывало, ждёшь с нетерпением этого мгновения. Рраз - пролетел сладкий миг - и я снова остался один...
     
      Этой ночью мне приснился сон. Как будто я в прежнем теле, в своей старой квартире. Поздний вечер, в окно светит луна. Я захожу на кухню, а там - она! Бросаюсь к большому холодильнику, открываю - и там тоже она, еда! Нарезанные кружочки сервелата с мелкими белыми вкраплениями жира, буженина, порезанная широкими ломтями, разложена на тарелке, сало тонкими полосками лежит на чёрном хлебушке... На столе стоит картошечка с мясом и широкая тарелка такого наваристого украинского борща с большой ложкой сметаны... А после всего этого меня ждет торт, "Наполеон" со толстым слоем сладкого крема. Я его раньше совсем не любил, а сейчас... Ыыыыыы....Ааааа....
     
      От сильных переживаний я проснулся. Не сразу сообразил кто я, где я. Но девичье тело уже среагировало - во рту была слюна, в глазах слёзы. Выходит, это всё мне приснилось?... Вокруг было темно, и меня чуть не затопила депрессия. Но радостным лучиком блеснула мысль - на недавних взвешиваниях я сбросил лишний килограмм сверх плана! Значит, завтра я могу побаловать себя этим рисовым несладким корейским пирожным, которые мне никогда раньше не нравились!...
     
      .........................................
     
      В общежитии группы "Корона" спала красивая девушка. На её милом лице сияла нежная улыбка. Любому наблюдателю, если бы таковой нашелся рядом, было бы ясно - девушке снится радостный романтический сон, о чем обычно могут мечтать такие красивые юные девушки. А если бы этот наблюдатель смог бы проникнуть в её сон, то он бы увидел, как во сне её девичьи руки ласково прижимают к себе большой батон колбасы...
     
     
     

Юн Ми и две песни

      Юн Ми пришла в голову песня... Или другая песня
     
     
      Место действия: агентство FAN Entertainment, кабинет СанХёна.
      Время действия: рабочий день.
     
     
      Сижу перед СанХёном за гостевой стороной его стола и, наклонив голову набок, выжидающе смотрю на него. Сам хозяин кабинета, откинувшись на спинку своего кресла, оценивающе и задумчиво смотрит на меня. Оба молчим. Я молчу, потому что я уже высказался, расписал как мог, показал - и теперь жду решения. А почему молчит СанХён для меня загадка. Что ему не так?
     
      Наконец президент агентства, придя к какому-то решению, хлопает руками по подлокотникам кресла и начинает высказываться...
     
      Продолжение следует... ниже
     
      **************************************************
      Песня 1.
     
      - Песня необычна по звучанию, - говорит СанХён, - и не похожа на корейскую. Как она пришла тебе в голову, и что тебя вдохновило на такую музыку?
      - Она похожа на европейские баллады, сонсен-ним, - отвечаю я, - Они пронзительны по настроению и могут задевать тонкие струны души. Я подумала, что в моей ситуации эта песня удивительно подходит к тому, что я говорила на шоу, и как объясняю свой поступок на сунын. И текст полностью соответствующий, как мне кажется. Вы не находите, сонсен-ним?
      - Нахожу, нахожу, - ворчливо отзывается тот, - И может быть ты и права, она будет в тему. Однако слишком уж она нетипична... В Корее песню могут не принять.
      - Не думаю, сонсен-ним. Песня, конечно, не ритмичный танцевальный шлягер, и может не вызовет восторга у фанов. Но у неё будет своя аудитория. Гораздо, гораздо шире, сонсен-ним. Это будут люди всех возрастов. И не только в Корее, но и в Европе, и в США.
      - Так ты говоришь, она может попасть в Биллюорд100? - заинтересовался СанХён.
      - Ну... я не могу этого гарантировать, сонсен-ним, - осторожно отвечаю я, - Возможно да, возможно нет... Но известной песня должна быть долго. Эта песня на все времена, сонсен-ним. Я так думаю.
      - Хмм... До сих пор ты редко ошибалась. Тебе удивительно везло..., - задумывается СанХён, - Ты как хотела представить эту песню? Для Короны она не подходит.
      - Я хотела записать сольный сингл, сонсен-ним, - даю я готовый ответ, - Если вы разрешите воспользоваться студией FAN Entertainment. А если вы согласитесь снять клип с ней, будет просто замечательно. Клип под эту музыку может получиться очень красивый сонсен-ним. В Европе это оценят.
      - Хорошо. Я пойду тебе навстречу, Юн Ми, - решается, наконец, СанХён, - Я думаю, риск оправдан. Ты запишешь сингл, и мы снимем клип. У тебя же есть перевод этой песни на английский, для Европы и Америки?
      - Конечно, сонсен-ним. Вот он, - я кладу перед ним листок с текстом, говоря про себя: "Yes!!!"
     
      .................
     
      Место действия: агентство FAN Entertainment, кабинет СанХёна.
      Время действия: десятью минутами ранее.
     
      - Сонсен-ним, добрый день! Хочу показать вам новую песню, - говорю я, постучавшись, и войдя в кабинет президента агентства.
      - У тебе еще получается сочинять песни? Я полагал, что после побега с сунын и с твоим новым скандальным образом тебе не до сочинительства, - удивляется СанХён, - Уже настораживает, что ты такого могла придумать в нынешней ситуации. Что в ней необычного, в этой песне?
      - Эта песня не похожа на все предыдущие песни Короны, сонсен-ним. И на все другие песни айдол-групп тоже..., помявшись, говорю я, - Но она очень красива. Она будет популярной, не только в Корее, но и по всему миру, сонсен-ним, - уверяю я его.
      - Кхе... Ну давай, послушаем, что пришло тебе в голову, - соглашается СанХён.
     
      Я передаю ему флешку, он вставляет её в свой компьютер и запускает звуковой файл. По кабинету разносятся лиричные звуки вступления... Потом звучит трогающий за душу девичий голос ...
     
     
      Может каждый из нас
      Этот мир изменить,
      Обращаясь к душе,
      Что еще в темноте.
     
      Может каждый из нас
      Ключик к звездам найти,
      Дух надежды поймать -
      Одно сердце спасти...
     
      Просишь ты небеса
      Все, что хочет душа.
      Ты к себе обратись,
      Голос сердца услышь.
      ...
      (перевод Андрей Демидов из Москвы, источник: https://www.amalgama-lab.com/songs/s/scorpions/maybe_i_maybe_you.html )
     
      https://www.youtube.com/watch?v=8zmVsA9_0ts
     
     
      ********************************************************
      Песня 2.
     
      - Ну ты агдаан, - тянет то ли в осуждение, то ли в восхищении СанХён, - ты совсем меры не знаешь?
      - А что такого, сонсен-ним? - удивляюсь я.
      - Что такого..., - хмурит брови президент агентства, - Ты замахиваешься на наши родные корейские традиции!
      - Да почему? - совсем не понимаю я его недовольства.
      - Юн Ми, тебя мама давно порола? - вкрадчиво спрашивает СанХён.
      - Эээ... да... то есть нет... Совсем не порола после аварии, - в замешательстве говорю я, - А до аварии я ничего не помню, вы же знаете мой диагноз, сонсен-ним.
      - Я не твой отец, Юн Ми. Но у меня иногда возникает желание вынуть из брюк ремень и отходить тебя по твоей... по твоему... вобщем, выпороть тебя для прочищения мозгов. Для твоей же пользы. Исключительно заботясь о тебе. Только что-то меня всё время останавливало...
      - Я вам за это благодарна, сонсен-ним, - сидя кланяюсь я, хотя звучит непонятно, за что благодарна: за заботу о мне или за то, что так и неудосужился меня выпороть.
      - У нас в традициях почтение к старшим, уважение к их мнению, послушание их выбору для ребенка, - объясняет свою мысль СанХён, - А ты что предлагаешь? Не будь послушным как эти твои все сравнения в песне, никого не слушая, сам выбирай?
      - Нуу... я подумала, что небольшое преувеличение не повредит песне, а будет даже полезно, - пытаюсь переубедить его, - Я же агдан, мне положено соответствовать образу. А то я как-то скучновато выгляжу, даже после шоу. Всё затихло. И фаны молчат.
      - Скучновато... С тобой не соскучишься, - ворчит СанХён, - Вобщем, ладно. Хочешь встряхнуть публику, пой. Но не от FAN Entertainment. Посмотрим, как отреагируют слушатели, и там решим, что дальше делать с песней.
      - Да, сонсен-ним, - быстро соглашаюсь я, - Я спою и выложу в интернет от себя лично. А можно воспользоваться студией агентства для записи? На любительской аппаратуре качество будет плохое, а на студийной все услышат, что у меня появился хороший голос. Нам будет только в плюс, - дожимаю я его.
      - Ладно, - соглашается СанХён, - Но только ты одна. Если ты начнешь по своей наглой привычке всем распоряжаться и задействовать сотрудников агентства, вычту оплату их часов из твоих доходов.
      - Хорошо, сонсен-ним, - киваю я, мысленно вытерев пот со лба...
     
      .....................
     
      Место действия: агентство FAN Entertainment, кабинет СанХёна.
      Время действия: десятью минутами ранее.
     
      - Добрый день, сонсен-ним! У меня идея! - заявляю я, входя в кабинет президента агентства.
      - Юн Ми, после сунын я уже начинаю настороженно относиться к твоим идеям, - отвечает мне СанХён, но по голосу слышно, что он в благодушном настроении, - Что у тебя на это раз? Мне уже готовиться к новой пресс-конференции? - шутит он.
      - Это не то, что вы сразу подумали, - отвечаю на шутку я, - Это новая песня. Я подумала, что именно в этот момент она очень удачно подойдет к моей ситуации и к моему образу.
      - А в чём подводный камень? - интересуется СанХён, - У тебя же не может быть всё гладко и правильно, как у нормальных людей.
      - Ну, это песня как бы для школьников..., - осторожно говорю я, - можно сказать, для детей, которые выбирают путь.
      - Ну-ну... для детей, - усмехается СанХён, - давай послушаем, что ты могла написать такого, детского... Кхе-кхе...
     
      Я передаю ему флешку, он вставляет её в свой компьютер и запускает звуковой файл. По кабинету разносятся бодрые звуки вступления... Потом раздаётся звонкий юный девичий голос ...
     
      Куда подует ветер,
      Туда и облака.
      По руслу протекает
      Послушная река.
     
      Но ты, человек, ты и сильный, и смелый,
      Своими руками судьбу свою делай.
      Иди против ветра, на месте не стой.
      Пойми, не бывает дороги простой.
     
      https://www.youtube.com/watch?v=dAbJQdTznDc
     
     
      *************************************************************
     
     
     

Юн Ми и жизнь

      Как же это здорово!
     
      Шмяк!
      Меня припечатали к стене коридора, даже воздух из меня вышибли. Это был Чжу Вон, кто же ещё. Он прижал меня к стене так, что стало тяжелее дышать. Я огляделся по сторонам - коридор был пустынным, все куда-то свалили, сволочи. Вот когда не надо, все "коронки" глаза мозолят, а когда надо так нет никого, как по закону подлости. Ну чего же еще от них ждать.
     
      - Ты что, звереныш, совсем страх потеряла? - медленно сказал ЧжуВон, прищурено глядя на меня.
      - Не понимаю ваших намеков, ЧжуВон-сии, - холодно отвечаю я, - попробуйте быть проще, и вас начнут понимать.
      - Ты что, дурочка такая, на этом шоу разливалась про наши отношения? - цедит Чжу Вон, - Забыла мои рекомендации? Что я тебе когда-то говорил про журналистов?
      - Попробовал бы сам как попугай твердить всё шоу "без комментариев", я бы посмотрела, каким придурком ты бы выглядел, - разозлившись отвечаю я.
      - Ты там про наши чувства что-то ляпнула, которые надо проверить, - тянет Чжу Вон и внимательно смотрит на моё лицо, - вот сейчас мы их и проверим...
     
      "Блин! Да чтоб его! Он охренел?!" - пронеслось у меня в мозгу, - "Он что, насиловать меня здесь собрался, козёл?!"
      Мысли панически заметались... Сначала примерился двинуть коленкой в пах, но ЧжуВон, гад, грамотно заблокировал мои ноги, не ударишь. Хотел махнуть ему с правой в ухо, но и мои руки тоже были прижаты к телу, не шевельнёшь - он, что ли, опыт уже имел?!
     
      Во мне нарастала паника пополам со злостью и обидой. Ну что за унижение?! Я же в прошлой жизни был выше этого "принца" недоделанного, и в плечах шире, а сейчас он возвышался надо мной на пол головы и по габаритам явно превосходил. Я даже сделать ему ничего не могу... Даже мелькнула искра сочувствия девушкам, попадавшим в похожие ситуации...
     
      И тут этот, возомнивший себя опытным мачо, полез целоваться... Я вертел головой во все стороны, стараясь увернуться. А он еще и усы отрастил, и кололся ими, кобель. Хотел было боднуть его лбом по носу, но удалось вывернуться вбок под его руку вдоль стены... Я бросился бежать... "Погоди, я тебя еще встречу и отметелю! Не знаю как, но ты пожалеешь!" - думал я на бегу, - "Но это потом. А сейчас подальше отсюда! И побыстрее!..."
     
      Я выскочил на улицу. Прямо была проезжая часть, я рванул через неё. Вдруг откуда-то взялся автомобиль и на большой скорости направился прямо в меня... У меня даже руки и ноги заболели, предчувствуя скорый удар. Автомашина налетела на меня, и ...
     
      "А как же мой мотороллер!... Какой мотороллер?" - удивился я сам себе. Все вокруг заволокло серым туманом, показавшимся знакомым. Вокруг ничего не было видно. Руки и ноги продолжали болеть. "Это что,фантомные боли? И туман я этот уже видел! Опять?!!! Я не хочу!!! Я же еще так мало сделал! Я столько еще должен совершить! Неет! Помогиитее!!!..." - в ужасе завопил я...
     
      Серый туман смахнуло в одно мгновение, и перед глазами появился потолок... Сердце бухало в груди, я хватал ртом воздух, пытаясь унять сердцебиение и осознать окружающую обстановку. Темно... Потолок был знакомым. Это моя комната в доме мамы, мамы Юн Ми. Сверху что-то давило, дышать было тяжело, и что-то щекотало подбородок. Я скосил глаза вниз и увидел отъевшуюся Мульчу, расположившуюся у меня на груди и тыкающуюся мне в лицо своей усатой мордой. "Я жив! Это был сон. Как здорово! Жив!" - радостно и с облегчением подумал я, - "Только что же так всё тело болит, как будто меня машина переехала?" Потом вспомнил - в субботу были напряженные танцевальные занятия, болели мышцы и связки, да я еще грохнулся на пол и ударился рукой. А сейчас кончилось воскресенье, на которое я отпрашивался домой. И скоро мне предстоит переться ни свет ни заря в общежитие "Короны", чтобы вместе ехать на очередное занятие. А эти девчонки меня по прежнему бойкотируют и запросто уедут без меня, если я опоздаю. Посмотрел на часы - до звонка будильника оставалось несколько минут, уже не выспишься.
     
      Но всё же со мной оставалось это ощущение - ощущение первых секунд после пробуждения. Острое чувство того, что жизнь удивительно хороша!!!
     
     

Юн Ми и утренник

      Кому развлечение, а у Юн Ми в Новый Год работа
     
     
     
     
      Время действия: 21 декабря.
      Место действия: общежитие группы "Корона".
     
      На улице уже стемнело, зимой темнеет рано. Падает легкий снег. Мне звонил менеджер группы, хотел что-то сказать на общем собрании в столовой. Вхожу в общежитие, снег на пальто стал таять и превращаться в маленькие капельки. Иду сразу в столовую. Там сидят все девчонки, и стоит, собираясь уходить, менеджер Ким. "Юн Ми," - говорит он, - "через декаду запланированный "утренник" для школьников и молодых фанатов, на который вы собирались ехать всей группой. На него поедешь ты одна. Споёшь там пару старых песен группы, ты их знаешь. А остальные участники поедут на неожиданно открывшееся предложение послерождественского концерта, обкатаем там новую программу." После чего он попрощался и ушел.
     
      Я стою, не успел ничего сказать. Как это я один поеду?! Они охренели?! Там же молодежь ждет группу в полном составе...
      Нет, ко мне стали хорошо относиться в фанатской среде. Я даже приобрел этакий ореол эпатажности и безбашенности. Видел не раз на форумах сообщения, где меня называла "наша Агдан" и даже гордились моей необычностью, чему немало способствовали мои успехи в нескольких различных музыкальных номерах и подготовка удачных песен для группы и для других исполнителей агентства. Но вместо всей группы?! Боюсь, моя слава не выдержит такого испытания, и наше выступление на "утреннике" будет провалено.
     
      - Вы что? Как это я одна смогу заменить всю группу для молодых фанатов? - спрашиваю я у девчонок. Те отводят глаза.
      - Мы посоветовались с менеджером Кимом, - заявляет ИнЧжон, - и решили, что выпал очень удачный шанс показать нашу новую программу. Но мы ведь подумали и о тебе, - с притворной заботой говорит она, - ты же в последнее время опять много занималась с другими исполнителями и не успела отработать нашу новую программу, как мы. Мы не хотим, чтобы наша любимая макнэ опозорилась на этом выступлении.
      - А, то есть вы хотите, чтобы я опозорилась, когда вместо всей группы молодые фанаты увидят меня одну? - возмущаюсь я.
      - Ну ты же среди них популярна. Видимо, потому, что недалеко ушла от них по возрасту. Справишься. Мы в тебя все верим, - фальшиво говорит она, и, победно улыбнувшись, встаёт и выходит из помещения. Остальные, не поднимая глаз, тянутся за ней.
     
      Ах ты!.. Вот же стерва! И менеджера Кима настроила, напела ему в уши. Он и рад, тоже не хочет терять такое выгодное предложение, и от "утренника" тоже отказываться нельзя. Что же делать? "Еще никогда Штирлиц не был так близок к провалу", правда, в другом смысле.
      В метании мыслей всплыла из памяти фраза одного из величайших полководцев, никогда в жизни не проигравшего ни одного сражения, Александра Васильевича Суворова : "Удивил - победил!" Чтобы мне такое отчебучить, чтобы все удивились? Ясно, что со старыми песнями "Короны" мне выступать нельзя. Надо что-то новое, невиданное. Придется ломать голову...
     
     
      Время действия: 22 декабря.
      Место действия: здание компании "FAN Entertainment".
     
     
      "Э-э-эххх... Ну почему я вчера полночи не спал?!" - с такими мыслями и сонной головой плетусь в своём пальто по офису агентства с целью попасть в кабинет к Сан Хёну и попросить у него исполнителей. До раннего утра вспоминал и придумывал, чем бы удивить публику. Появилась одна идея, даже перевёл как мог текст песни на корейский с учётом местных реалий, пришлось кое-что поменять, особенно слова про Камчатку и далее, не стоит их петь, не в моём нынешнем положении. Однако один я эту песню исполнить не смогу, нужен парень, а лучше группа. Может шеф мне весь "BangBang" даст? Прикольные ребята. О, вот и они - по коридору идут одетые в теплые куртки их лидер Чжи Ён и Ён Пэ, я их узнал. Может, уговорить их?... Ммм... Эх, нет, не получится. Нечем мне их заинтересовать, не в той я еще категории. У них толпы фанатов, а я всего лишь новенькая макнэ "Короны", и даже моя известность как автора нескольких удачных номеров не поможет. У них и так достаточно песен и концертов. Мда, вот ведь какой случай, встретил в коридоре, а зря. Ну что же, тогда "пойдем простым логическим ходом." Кто может заинтересоваться моим предложением? Сы Хон лично может? Может. Он меня знает и уже получил немало известности благодаря мне. А кто еще? Сын Ри, из Кирин, может? Может. Ему любой запах известности сейчас нужен. Значит, что? "Они оба могут." Ну а дальше как? "Кинем жребий?.. Нет, мы не будем полагаться на случай!" Сы Хон сейчас занят в концертах, так что, думаю, с трудом выкроит время для внепланового выступления. "Это значит, что?.. Что?" Остается Сын Ри, предполагаю, что большой занятости у него нет. Вот. "Железная логика!"
     
      Звоню Сын Ри.
      - Сын Ри оппа! Здравствуй! - говорю я, стараясь придать голосу оптимизм.
      - Э... Здравствуй, Юн Ми, - растерявшись от неожиданности, отвечает тот.
      - Хочешь выступить на концерте группы "Корона"? У меня есть идея нового номера с твоим участием!
      - А в чём подвох? - настороженно спрашивает Сын Ри, - у тебя же не может быть все просто так, без последствий!
      - Сын Ри-оппа, ты обо мне плохо думаешь, - укоризненно говорю я ему, - все по честному, взаимовыгодная сделка. Мне нужна мужская группа для нового номера, а тебе перепадает возможность выступить на нашем запланированном концерте и получить известность? Ну как, заманчиво?
      - Заманчиво!... Но всё же, помня твои предыдущие выкрутасы...
      - Смотри, упустишь такой шанс, потом не будет, - дожимаю я его.
      - Ладно, согласен, - сдается Сын Ри, - что от нас нужно?
      - Всего то твоя группа и инструменты. А, и помещение в Кирин для репетиций, - успокаиваю я его, - а с меня песня, костюмы, ну и сцена на самом концерте.
     
      Уф. Ну всё, теперь остается уговорить Сан Хёна.
     
     
      Время действия: 31 декабря.
      Место действия: концертное помещение, где проходит "утренник" "Короны".
     
      Ехали вместе с амкиссовцами в микроавтобусе по тёмным вечерним заснеженным улицам на "утренник". Это его так пренебрежительно называют девчонки из группы в виду малого статуса мероприятия, на который едут, если больше никуда не удалось. Микроавтобус заказала ЁнЭ, время репетиций согласовывала она, костюмы в аренду, за мой счёт, для нас искала тоже она. Еду нам приносила. Не нарадуюсь на своего менеджера. Надо будет выбить из СанХёна ей премию в качестве новогоднего подарка. А если зажмёт, сам выплачу, из своих, всё же она сильно облегчает мне жизнь. Пусть будет ей небольшой праздник.
     
      Смотрел в окно автомобиля, видел убегающие в темноте назад огни фонарей и витрин. В некоторых магазинах стояли рождественские ёлки, сверкающие разноцветными огоньками. Мне вдруг отчаянно захотелось мандаринов. Сработала какая-то детская связь: снег, огоньки, ёлка, мандарины, подарки... Потряхивал лёгкий мандраж. Предстоит серьёзное испытание моего номера и нашего с Сын Ри выступления. Преодолеем ли мы разочарование фанатов, увидевших нас вместо полновесной "Короны"? Вроде всё сделали, и амкиссовцам номер понравился, но всё же, всё же... И я пожелал, глядя на мигающие огоньками ёлки, чтобы всё у нас сегодня получилось, ведь это будет подарком не только мне: и Сын Ри со всем "Амкиссом", которые очень старались на репетициях и хотят хоть немножечко известности, и ЁнЭ, которая переживает за меня и за свою работу, и наш успех придаст ей уверенности и веса в глазах начальства, и маме с онни, неизбалованным в жизни удачами, которые всегда волнуются перед каждым моим выступлением и по детски бурно радуются моим достижениям, угощая соседей...
     
      Доехали, и меня охватило рабочее настроение. Сцена. По моему сигналу осветители погасили в зале свет. В темноте светились только палочки в руках у фанатов, и я, освещённый неярким белым лучом прожектора. Костюм у меня... Ну, точно по моим эскизам ЁнЭ нигде ничего не нашла, пришлось надевать то, что у неё получилось. Стою я в голубом пальто с воротником из искусственного меха, похожим на соболя, в синих высоких сапогах, а на голове небольшая дамская меховая шапочка белого цвета. Да, чуть не забыл главное - мои волосы удлинились до пояса, свились в косу и стали блондинистыми благодаря парику. В глубине сцены еле видимые в темноте разместились со своими музыкальными инструментами парни из Амкисса, одетые в костюмы снеговиков или каких-то снежных человечков. Ну не в оленей же их одевать. Я думаю, барабанщика одеть оленьи рога даже СынРи не уговорил бы. А вот и сам Сын Ри, стоит за кулисами, готовясь в нужный момент выйти на сцену. Ему нашлось что-то вроде полушубка красного цвета с меховым воротником в стиле "аля рюс", малахая, теплых унт, а в руке он держал дрын, похожий на боевой посох шаолиньских монахов. На его молодом лице росла длинная белая борода, а над глазами нависали кустистые белые брови. Получился он похож скорее на бородатого и поседевшего Ивана-царевича в зимней форме одежды. Ну или всё же на моложавого боевого такого деда Мороза, огреет, мало не покажется.
     
      Публика озадаченно примолкла, удивленная моим внешним видом. И я в полной темноте начинаю рассказывать свою сказку.
      - Гораздо севернее от нас лежит огромная северная страна. Когда на одном конце её люди завершают рабочий день, на другом просыпаются после ночного сна. Летом над частью её никогда не заходит солнце, а морозной зимой над частью её царит многомесячная ночь, и только звёзды освещают заснеженные просторы. И вот, в этой стране есть легенда, что на севере у них живёт сказочный Ded Moroz, что значит харабоджи Лютый Холод, и есть у него волшебная внучка Снегурочка. В Новый Год они всем дарят подарки и создают праздник, и детям, и взрослым. Но чтобы он пришёл, надо как следует позвать харабоджи Лютый Холод, чтобы он услышал. И по моему знаку подсвеченные лучом света амкиссовцы начинают играть начальные аккорды, начинает отбиваться ритм, и я начинаю петь, а амкиссовцы подпевать.
     
      https://www.youtube.com/watch?v=nd_CYqU7VGA
     
      После куплета я обращаюсь к публике:
      - Ну, а теперь все вместе давайте позовем Деда Мороза! Нет, вам надо кричать очень дружно! Три-четыре!
      - Харабоджи Холод!
      - Еще! Громче!
      - Харабоджи Холод!
      - Слышу, слышу!
      - Харабоджи Холод!
     
      Выходит загримированный Сын Ри и продолжает песню дальше.
      Заведённая публика кричит, фанаты машут руками, размахивают палочками, прыгают на месте... Значит, зацепило. Номер удался!...
     
     
     
      Время действия: 1 января.
      Место действия: общежитие группы "Корона".
     
      Вчера после нашего с "Амкиссом" успеха ребята после концерта поехали отмечать столь эпохальное в их жизни событие. Необдуманно позвали и меня, но я, поблагодарив и поздравив, отказался, чему они не сильно и огорчились. Вот и ладно, я лучше сам отдохну, и от них тоже. Всё же эти дни выдались нервными и суматошными - знаете, руководить старшими корейскими парнями, когда по виду ты младшая и, возможно, глупая девушка это то ещё мазохистское удовольствие.
      Вечером погулял по улицам, еще не утратившим рождественской атмосферы, полюбовался на разнообразные ёлки и расцвеченные огнями здания, посидел в кафе и побаловал себя мелкими вкусностями в праздник - как мало человеку надо для праздничного ощущения - и поехал в общежитие отсыпаться. Такой вот спокойный Новый Год.
     
      Проснулся утром выспавшись и в прекрасном настроении. Спускаюсь в столовую и встречаюсь у входа с СонЁн. "Ну как у вас вчера новая программа?" - доброжелательно спрашиваю у неё. "О, у нас всё прошло замечательно, публике понравилось," - отвечает она и участливо интересуется - "А у тебя как... вчера?" "Спасибо, СонЁн, я очень рада за группу" - улыбаюсь я, - "а у меня всё хорошо, всё просто отлично!" "И я так рада за тебя и за нас всех," - откликается СонЁн.
     
      Взяв себе легкий завтрак и перекусив в полной тишине, выхожу прогуляться и обдумать занятия на сегодняшний день. И уже снаружи слышу, как сидевшая за ноутом в конце стола ИнЧжон вскрикнула: "Вы посмотрите, что эта коза вчера вытворяла! Она превратила всё в свой сольный номер и парней каких-то с собой привела!" "А я тебе говорила," - слышен голос КюРи, - "Это было плохое решение. Она всё равно придумала выход, но отдельно от группы, а мы ни при чём!"
     
     
     
     
      Маленький эпиложик.
     
      Время действия: 13 января.
     
      Через пару недель позвонил Сын Ри и вежливо, по корейски, благодарил за то, что я не забыл о нём и пригласил выступить. Наша песня неожиданно стала популярной. Даже мангу какую-то хотели нарисовать по мотивам рассказанной мной легенды. А Сын Ри оказался очень востребованным. Его с группой стали часто приглашать на концерты, причем непременно в том самом костюме. Пожаловался, что ведь знал - со мной просто так ничего не будет, и что его задолбали постоянные приклеивания и отдирания бороды и мохнатых белых бровей, скоро своих бровей у него не останется.
      "Нет проблем, Сын Ри-оппа!" - жизнерадостно восклицаю я, - "У меня много идей! Хочешь, в следующем нашем номере ты будешь совсем без бровей и наголо бритый?" После моих слов он быстро попрощался и повесил трубку. Что это с ним? Испугался, что ли?...
     
     

Юн Ми и бухгалтер

      Прочёл несколько новых прод разных фанфиков, и вспомнились ещё творения известных нам фанфикописателей. И всё это переплелось в какой-то причудливый узел фантазии и вылилось в небольшой сонгфик. Вобщем, вот - узнавайте знакомых. :)
     
     
     
      "Мне Корона всегда нравилась. Песни отпадные, и танцуют классно, - вещал в телефон Чжу Вон. - Ну, и у тебя, зверёныш, тоже песенки для них ничего так получились. И бумбайя там заводная, и эта, как её там, "шизгаре, йо бэйби, шизгаре" тоже неплохо так цепляет, чувствуешь, как вста... Вобщем, не твоего малолетнего ума дело, что чувствуешь... Но тебя, зверёныш, всегда заносит! То на канале у своей сестры какой-то заумный стих говорила... Девушкам такое не идёт, это не ваше. Всем нравится, когда вы на сцене виля... танцуете и песенки там зачотные поёте, а не умничаете. И это еще, там же на канале, чё ты сказку про какие-то кольца замутила и про чудовищ? С тобой постоянно должен находится старший, чтобы тебя на место возвращать. Вобщем, ты лучше клип какой-нить заводной сбацай, а то у меня уже сослуживцы спрашивают, когда новая песня, а ты какой-то хернёй занимаешься! Жду, вобщем..."
     
      - Эй, предводитель! - вырвали Чжу Вона из воспоминаний сослуживцы. - Тут на канале "Ужин с СунОк" твоя Агдан новую песню представляет с клипом. Идёщь смотреть?
      "Ну наконец-то я вправил ей мозги", - довольно подумал Чжу Вон, перекинул в другой уголок рта зажатую в зубах спичку и пошёл усаживаться на почётное место перед монитором.
      С экрана полились ритмичные аккорды:
     
      "Мне надоело петь про эту заграницу!
      Очки надену я да красное пальто,
      Пойду проведаю любимую столицу,
      Хоть в этом виде не узнает ведь никто."
     
      "Правильно, дошло, наконец, что хватит вызывать ненужных скандалов и сплетен", - удовлётворенно подумал Чжу Вон.
     
      "Возьму с собою я в прогулку кавалера.
      Он мои песенки все знает наизусть."
     
      При этих словах Чжу Вон довольно улыбнулся и слегка выпятил вперёд челюсть, так что зажатая в зубах спичка гордо вздыбилась.
     
      "Не иностранец и не сын миллионера."
     
      Лицо Чжу Вона ещё сохраняло улыбку, а пятая точка уже почувствовала, что что-то идёт не так.
     
      "Бухгалтер он простой, да ну и пусть!"
      https://www.youtube.com/watch?v=8eXc8A6MbYY
     
      - спела Агдан, и глаза Чжу Вона расширились от удивления, рот раскрылся, а прилипшая поникшая спичка обвисла на нижней губе. Руки Чжу Вона судорожно шарили по поясу, то ли в поисках несуществующего пистолета, чтобы застрелиться от позора, а потом пристрелить эту Агдан, то ли в поисках телефона. Наконец телефон нашелся в кармане штанов, и трясущимися от гнева пальцами Чжу Вон набрал этот набивший оскомину номер. В трубке слышались только короткие гудки...
     
     
      Агдан разговаривала по телефону:
      - Ты молодец, хорошо держался перед камерой. Как будто и не в первый раз! - похвалила кого-то Юн Ми
      - Спасибо, госпожа Юн Ми! - ответил кланяясь в трубку на другом конце линии связи худощавый парень в очках. - У вас настоящий дар вдохновлять, иначе я бы никогда не решился на такое! Я ведь и в самом деле бухгалтер...
      - И я наняла тебя именно как толкового бухгалтера. Скажи, сколько тебе нужно времени, чтобы зарегистрировать предприятие "Agdan Ent." и оформить мои права на песни и литературные произведения, и получить патенты на моего ушастого любимца Cheburashku и на художественно изрезанные мною джинсы? Месяца хватит?
      - Да, вполне, госпожа Юн Ми! Я всё успею! Я уже присмотрел помещение под офис и студию в офисном центре Хюндай.
      - Нет, только не Хюндай! - быстро возразила Юн Ми. - Не спрашивай, потом как-нибудь объясню.
      - Как скажете, госпожа Юн Ми. У меня есть и альтернативные ничуть не худшие варианты.
      - Молодец! Тогда я позволю себе небольшой отдых с сестрой на Чеджу. В моё отсутствие спрашивай детали у господина СанХёна, он мой партнер и второй владелец предприятия. И можешь звонить мне в случаях принципиальных вопросов.
      - Да, госпожа Юн Ми! Всё будет сделано.
      - Тогда я уезжаю. Паром на Чеджу отходит завтра. До встречи через месяц... - сказала Юн Ми, а в её голове всплыла мысль: "На Чеджу мы хотели быть две недели. За Мульчой мама присмотрит. А мне придётся обходиться без расчески СонЁн. И перед ИнЧжон у меня должок в массаже... Ладно, всего две недели, перетерплю..."
     
     
      ***************************
      Ссылки на замешанные и впутанные здесь фанфики, в порядке их впутывания :)
      http://samlib.ru/h/helgers/korona.shtml
      http://samlib.ru/o/opticheskij_o_z/esheodnapopytkaprimirenija.shtml
      http://samlib.ru/w/wjacheslaw_b_n/wlastxkolxca.shtml
      http://samlib.ru/a/aizmash/prodka.shtml
      http://samlib.ru/o/opticheskij_o_z/barrakuda.shtml
      http://samlib.ru/c/chonhan_s_w/df.shtml
      http://samlib.ru/k/kim_w_t/107.shtml
      http://samlib.ru/s/se_j_a/bym3.shtml
     
     

Юн Ми и девять ж...(зачеркнуто) рюмок

      Мульча в этих девяти ж...(зачеркнуто) ЮнМи совсем ни при чём
     
     
     
      Однажды Серегу всё достало, и он решил выпить соджу. Мужик решил - мужик сделал. Надыбав где-то бутылку, он приступил к выполнению.
      Первая рюмка заставила щеки ЮнМи раскраснеться, а губы заалеть.
      После второй глаза заблестели, и Серега окинул маслянистым взглядом соседок по общаге.
      После третьей рюмки Серега понял, что ИнЧжон очень даже ничего, и станет еще прекрасней, когда останется без одежды. Но тут ему приспичило в туалет. Что его и спасло.
      Выпив четвертую и дойдя до туалета, Серега стал доказывать себе, что он же мужик, и попробовал справить нужду стоя.
      Результат настроил его на минорный лад, и пришлось пить пятую рюмку. Она вернула Сереге бодрое расположение духа, даже очень. Серега несколько раз порывался ехать в часть к ЧжуВону и бить тому морду, когда вспоминалась очередная обила. Обид было много, и все важные: во-первых, этот гад относился к нему как к девушке, а Серега мужик. Во-вторых тот его не уважает. А в-третьих, надо было вступиться за честь ЮнМи и объяснить этому чебольскому козлу, что тот мало уделяет внимания ЮнМи как девушке.
      Поездка к ЧжуВону отложилась - ЁнЭ не дала телефон. Осталось только выпить шестую рюмку и пожаловаться на дурацкие порядки у этого СанХена. И вообще в ФАН не умеют вести бизнес и выходить на ев-ро-пей-сс-кий рынок. Сереге пришли в голову несколько гениальных мыслей, и нужно было срочно рассказать о них СанХену.
      ЁнЭ не дала телефон. Седьмой рюмкой залил горе, что все Серегу обижают, никто Серегу не любит. Даже его няшка ЛиХеРин, которая совсем не его. Сереге захотелось высказать ей, как много она потеряла, и какая она дура.
      ЁнЭ не дала телефон. Восьмая рюмка привела его в возмущение - что за дурацкие порядки, и вообще, Серегу тошнит уже от этих корейских заморочек, что он внезапно почувствовал прямо сейчас.
      До туалета не добежал. После чего Серега ясным взором окинул себя и понял, что хватит. На сегодня - хватит! Еще одну - и спать. После девятой рюмки мужик решил - мужик сделал. Недолгий путь Сереги можно было проследить по лежащим на полу снятым на ходу деталям одежды. За поворотом коридора обнаружилась лежащая в трусиках ничком на полу ЮнМи, трогательно вывернув стопы внутрь, и обнимающая одного из медведей ИнЧжон. Капелька слюны стекала из приоткрытого ротика ЮнМи прямо медведю на нос. ИнЧжон впечатлилась.
      Утро ЮнМи обещало быть насыщенным.
     
      https://ok.ru/video/87764306621
     

Юн Ми и ситуация

      Каждый может быть иногда в дураках
     
     
     
     
      Время действия: Воскресенье, день.
      Место действия: Общежитие группы "Корона".
     
      А она клёвая тёлка!
      И почему я раньше не обращал на неё внимания в этом смысле? Привлекательная фигура, не стыдно с ней завязать тесные отношения. Глядя, как она приближается по коридору и смотря на изгибы её тела, я чувствую, как мой организм напоминает, что он застоялся в бездействии. Пора бы и начать близкое общение с прекрасным полом! Тем более, если прекрасный пол с такой прекрасной грудью, кхе-кхе.
     
      Она подходит ближе, я вижу её большие глаза и живое, интересное лицо. Не кукольное - не люблю таких, а своеобразное, с перчинкой. Самое то! Я видел много привлекательных девушек, с многими успел пересечься за свою молодую жизнь, но эта мне кажется чем-то особенным. Она улыбается - конечно, ей приятно меня видеть. Я улыбнулся в ответ, пусть тоже порадуется. "Добрый день, Чжу Вон-оппа," - сказала она, - "ну, показывай свой агрегат." "Юн Ми, добрый день, прекрасно выглядишь," - начинаю я осуществлять свои намерения по охмурению красотки, - "агрегат на улице, ждет тебя."
      А вы о чем подумали, кхе-кхе? Я о новой машине. Взял вчера из семейного гаража опробовать спорткар и гонял на нем полдня по различным шоссе у Сеула. Отличная машинка! Потом подумал, что надо бы время от времени проводить официальные встречи с официальной невестой, и почему бы не совместить приятное с полезным. Раньше пригласить девушку покататься на машине всегда прокатывало, кхе-кхе. И в этот раз мои способы общения не подкачали, а то с этой агдан ничего нельзя загадывать. По какому другому поводу могла бы и отказаться, но машина её заинтересовала.
     
      Я открыл дверь, пропуская девушку вперед, и получил удовольствие, на этот раз любуясь её видом сзади. Довольно стройная талия и оочень аппетитные формы ниже, для Кореи это редкость. Она любит утверждать про свою особенность, и конкретно в этой детали я с ней полностью соглашусь, кхе-кхе.
     
      Подошли к автомобилю, и Юн Ми обходит его вокруг, оглядывая со всех сторон, задавая вопросы. Холь! Какие у неё познания! Думаю, с ней будет даже не так скучно, как я полагал. Она перегнулась через дверцу кабриолета, чтобы получше рассмотреть приборную панель, я понял, что получу огромное эстетическое наслаждение от общения с ней, кхе-кхе.
     
      Мы уселись в кабриолет, я тронулся с места и медленно сделал круг почета по дворику около их общежития.
      "Стой! - вдруг сказала Юн Ми, - "Оппа, стой сейчас же!" Что это ей стукнуло в голову? Вспомнила, что забыла накраситься? На ней и впрямь не видно косметики. Вот, чинсан пурида, она уже столько проблем создавала на пустом месте, что на этот раз?
     
      Юн Ми вышла из машины и направилась в сторону крыльца. Я вышел за ней спросить, какая дурь пришла ей в голову, не орать же через весь дворик. Не доходя до крыльца, она присела, держа свои красивые ноги вместе, и наклонилась вперед, что-то высматривая на асфальте, от чего юбка волнующе натянулась на её округлостях. Я даже почти перестал на неё раздражаться. Я обошел её и встал напротив, получив возможность заглянуть в декольте блузки. Это сполна компенсировало мне задержку. Могу постоять, посмотреть и послушать, что она выдумала.
     
      Юн Ми подняла голову и сказала своим приятным чарующим голосом: "Тормозуха..." "А?... Аджжж!..." - прошипел я.
      Я посмотрел на свежее пятно жидкости на том месте, где раньше стоял спорткар. Как она его углядела?!... "Я заметила лужицу, когда ты разворачивался по двору," - пояснила Юн Ми, - "Стоит сухая погода, и пятну неоткуда взяться." "Ну и что," - попытался сохранить я непроницаемое лицо, - "Что тебе с того?" "Чжу Вон-оппа, тебя раньше называли когда-нибудь идиотом?" - ехидно спросила девушка. "Нет!" - раздраженно соврал я, злясь больше на себя, чем на неё. Называли, называли, причем много раз, бабушка. И я сейчас начинаю думать, что, возможно, она не была так уж неправа! А эта агдан продолжила: "Я понимаю, тебе себя, наверное, не жалко, наследников у Си-групп много, но я то у Кореи одна!" Аджжж... Она еще издевается!...
     
      У меня в это время в голове вертелись мысли: "Почему я не посмотрел на пол гаража, выгоняя оттуда машину? Соскучился в армии по девушкам и прочим развлечениям, одни только удовольствия на уме?!" Бабушка права, я веду себя как безответственный разгильдяй, моджори (дурак - кор.). А я еще хотел показать Юн Ми, как надо дрифтовать, дрифтун нашелся, мичинном (кретин -кор.) Хорошо, что глазастая Юн Ми разглядела вытекшую тормозную жидкость, да еще и поняла, что это такое. Хоть Юн Ми и бывает иногда невыносимой, но сейчас она спасла нам жизнь. Умная и наблюдательная девушка! У меня впервые родилось чувство уважения к молодым девицам, раз среди них бывают такие выдающиеся личности. Я представил, что могло бы быть с нами на трассе, и внутренне содрогнулся. Девушка, к счастью, ничего не заметила, но мне сейчас было не по себе. Я опять вспомнил свою бабушку, как она твердила мне, что пора перестать прожигать жизнь, надо браться за ум, вникать в детали, не заниматься пустыми развлечениями, а уделять внимания серьезным вещам. Похоже, она была полностью права! Я же мог убить и Юн Ми, она хоть и бывает вредной и невозможной особой, но она ни в чем не виновата, а могла погибнуть из-за моей безответственности и небрежности...
     
      "Оппа,..." - услышал я голос девушки. Углубившись в самокопания, я совсем забыл о ней, стоящей рядом. Она смотрела на меня понимающе, без насмешки, и даже сочувствующе. "Каждый может быть иногда в дураках..." - произнесла она, - "Главное, осознать свою ошибку и больше её не допускать. Я тоже, бывало, ошибалась и чувствовала себя виноватой. Потом пыталась исправиться." Я благодарно улыбнулся ей. Какая она замечательная!
     
      "Ну что, ты, наверное, сейчас не в настроении, и будешь занят машиной?" - спросила Юн Ми, - "Мне, возможно, стоит вернуться к моей любимой машинке, моему Коргу, " - улыбнулась вопросительно девушка. Я подумал, что оставлять всё вот так, будет не очень хорошо - и у девушки не сложился воскресный день, и я буду выглядеть как пустой конталь-гун (бездельник - кор.) Я быстро соображал, что можно предложить ей на замену... "Юн Ми, если тебе интересны автомобили, мы можем сходить на Seoul Motor Show?" - спросил я, - "Не сложилось сегодня покататься на своей, посмотрим на другие автомобили, увидим новинки, новые концепты..." ( https://olegkir2002.livejournal.com/85201.html ) "Да, звучит увлекательно," - подумав, согласилась Юн Ми, - "Никогда не бывала на таких мероприятиях." "Да, там интересно! Сейчас закажу такси," - воодушевился я. Развеселившись, я подумал, что на шоу у автомобилей будет множество девушек-моделей, а я приду со "своей" красавицей-моделью, с официальной "невестой".
      А она отличная девушка!
     
     

Юн Ми и ситуация 2

      "Как это у них так получается?"
     
     
     "Где были мои мозги?!" - я был готов побиться головой о стену. "А она, ууу, змея..." - злился я...
     
      (часом ранее...)
     
      Время действия: Воскресенье, день.
      Место действия: Общежитие группы "Корона".
     
      Сегодня у нас с ЧжуВонищем один из редких официальных выходов в "свет". Идем на выставку современного искусства, проходящую в Сеуле. Я бы сам туда никогда не пошел. Чего я там не видел! Эти дикие футуристические и урбанистические инсталляции у меня, тоже вроде каким-то боком относящегося к искусству, ничего, кроме усмешки и пожатия плечами, не вызывают. Каждый там выделывается, как может, и пытается это продать.
     
      А любители подобных странностей... хм, у меня в голове вдруг щелкнуло, и они совместились с фанатами к-поп, только разные полюса. А что? Одни - массовка, попроще, другие снобы, с претензией на элитарность. Но и те, и другие фанатеют от своей причастности к предмету преклонения, что к-поп айдолу, что модному и непонятному искусству-идолу. Одни готовы платить пятьсот баксов за футболку с наклейкой Dragon'а, другие, побогаче, оплачивать на два порядка больше за какую-нибудь фантасмагорическую хрень из трубы и бытовой сантехники, но от популярного художника.
     
      Не, это не для меня. А вот в семье Ким кто-то мудрый решил, что нужно наследнику Чжу Вону продемонстрировать культурность и образованность. Не всё же время ему приобретать дешевую популярность своей "невестой" из трущоб. Пора и о высокой публике подумать. Вобщем, идём просвещаться и соответствовать.
     
      С утра меня всё раздражало. Обязаловка с Чжу Воном, от которой нельзя отказаться, была весомым поводом для этого чувства. В семье Ким за Чжу Вона решили, а время своё трачу я! Я б лучше в интернете пошарился, больше бы узнал. И то, что ему самому тоже не в радость, настроения не прибавляло. Еще не известно, как он будет на меня в своей "нерадости" реагировать. Мало мне авангардизма с модернизмом, так еще и "женишка" придется терпеть.
     
      О, явился... Ыыыы... Вырядился в синеватый костюм и галстук с режущей глаза расцветкой. И в темные очки. Бонд, Джеймс Бонд, блин! У меня аж руки затряслись. Я пытался отворачиваться в сторону, но этот галстук назойливо светил мне в глаза как лазером. И боковое зрение на него реагировало, как на источник раздражения. Ну ведь даже его тупые самоуверенные мозги должны понимать, что ему так не идёт. Надо будет объяснить ему, недалекому, как ему лучше.
     
      - Добрый день, Чжу Вон-оппа, - заставляю себя улыбнуться Чжу Вону под любопытствующими взглядами "коронок", для которых мы - это неожиданное развлекательное реалити-шоу.
      - Привет, Юн Ми. Ты готова? - его физиономия излучает энергичность и, как я вижу, самодовольство.
      - Я готова. А вот ты не совсем, - сходу начинаю я решать проблему с его видом, - этот галстук тебе не идёт. Он слишком яркий, ты же же не айдол, чтобы одеваться крикливо и экстравагантно, - пытаюсь я до него достучаться.
      - Это модный галстук. Он сразу привлекает ко мне внимание. Ты разве против? - его самодовольство слегка скисло от моих слов, и он думает, что уколол в ответ.
      - А очки? Зачем они тебе? Ты как в дешевом боевике. Без них ты будешь выглядеть гораздо серьезнее, - делаю я другую попытку.
      - Много ты понимаешь! Все парни так ходят. Так будет солиднее, - ничуть не сомневаясь, отмахивается от меня Чжу Вон. "Так будет дебильнее. И смешнее, идиот," - думаю я, а Чжу Вон продолжает давить меня авторитетом, - И вообще, зверёныш, где ты могла научиться мужской моде? Не спорь со старшим мужчиной, тем более в вещах, в которых ты не смыслишь. У тебя хорошо получается музыка, а всё остальное буду решать я.
      - Мне... нужно попудрить... эээ... носик, - изображаю я гримасу, похожую на улыбку, Чжу Вон снисходительно кивает, и я, сжав кулаки, спешно выхожу в коридор и скрываюсь в другой комнате, где этими кулаками начинаю как молотками стучать по стене.
     
      - Что, мелочь, не получилось? - слышу насмешливый голос сзади. Оборачиваюсь - ИнЧжон стоит и довольно скалится. Даже не слышал, как она подошла вслед за мной.
      - Он же упёртый и самоуверенный баран! Ни у кого не получилось бы, - кривлю я губы.
      - Это ты еще дурочка маленькая, жизни не знаешь, - усмехается ИнЧжон, - Думаешь, вот так прямо сказала, что думаешь, и все сразу бросятся делать? Да если даже вдруг ты и окажешься права, будь благодарна, что твое мнение вообще выслушают, перед тем как отказать.
      - Ты что ли жизнь знаешь? Умная нашлась, - зло прищуриваюсь я.
      - Да уж побольше тебя. Спорим, я заставлю его сделать то, что ты хотела? - напирает на меня ИнЧжон.
      - У тебя не получится! - уверенно говорю я, - И если у тебя не выйдет, ты при всех скажешь, что я умнее тебя.
      - Идёт. Спорим, - ИнЧжон смотрит на меня с превосходством, - И после моего выигрыша я... да просто при всех дам тебе щелбан, - усмехается она. Мы пожимаем друг другу руки, разбиваем, и до меня с опозданием доходит, что это первое наше с ней рукопожатие.
      - Учись, малявка, - говорит ИнЧжон и идёт в гостиную к Чжу Вону, а я тащусь за ней.
     
      Мы входим в комнату, и ИнЧжон начинает радостно щебетать.
      - Ах, Чжу Вон-оппа, мы так рады вас видеть, - улыбается она, - любой девушке приятно, когда рядом такой сильный, уверенный в себе мужчина. И вдвойне приятно, когда этот мужчина имеет тонкий вкус и знает толк в современной моде. У вас такой стильный костюм, который подчеркивает яркие оттенки вашего прекрасного галстука. Но прошу нас простить, Чжу Вон-оппа, мы, собирая нашу макнэ, не предполагали наличие в сегодняшнем вашем костюме столь броской детали одежды, и между вашими нарядами возникает дисгармония. Это будет бросаться в глаза, и, возможно, многие такому удивятся. Не будет ли нахальством с нашей стороны попросить вас снять на сегодняшний день этот без сомнения замечательный галстук, чтобы вы с Юн Ми смотрелись прекрасной гармоничной парой?
     
      Чжу Вон благосклонно внимал словесным сетям, которыми опутывала его ИнЧжон, а остальные девушки в некотором удивлении пытались понять, что это нашло на нашего лидера группы. Дослушав речь ИнЧжон, Чжу Вон с галантной улыбкой снимает галстук, со словами, что не может разрушить старания таких очаровательных девушек, тем более, они исходят исключительно из заботы о своей макнэ и о нём, их скромном и преданном поклоннике. Бросив на меня взгляд с легким чувством превосходства, ИнЧжон приблизилась к Чжу Вону и расстегивает ему верхнюю пуговицу на рубашке, освобожденной от галстука, и расправляет воротник. И я вижу как одна рука Чжу Вона заходит за спину ИнЧжон и приобнимает её за талию, а пальцы даже опустились ниже уровня её пояса. Урррод! У тебя руки на автомате девок лапают, козёл?! Я чувствую, что у меня начинаю раздуваться ноздри. А ИнЧжон закрепляет свой успех.
      - Чжу Вон-оппа, у вас такое интеллектуальное лицо, и такой проницательный взгляд. Разрешите нам видеть ваши серьёзные и умные глаза, не затенённые этими темными стёклами, - ИнЧжон снимает с него очки, складывает их и опускает Чжу Вону в карман пиджака, - Девушкам очень нравятся умные мужчины. А сейчас позвольте нам дать наши напутствия нашей младшей, и через пять минут она в вашем распоряжении, - ИнЧжон выскальзывает из под руки Чжу Вона и кивком зовёт группу и меня в соседнюю комнату.
     
      "Где были мои мозги?! Как я мог ей так проиграть?! Ведь был уверен на все сто, что она не справится," - я был готов побиться головой о стену, но было очень жаль свой лоб, которому и так предстоит страдать. "А она, ууу, змея..." - злился я вместе со своим уязвленным самолюбием, - "Кто же думал, что так тоже можно... Неужели я такой прямолинейный и примитивный? Выходит, в прошлой жизни, когда я был парнем, нами тоже так же вертели..."
     
      Я и девушки зашли в помещение, ИнЧжон развернулась к нам. "Девочки," - обращается она, - "мы только что с мелкой поспорили, что она еще малолетняя дурочка, ничего не понимает в жизни, и я сделаю то, что у неё не получилось - заставлю её жениха снять этот дурацкий галстук и очки. Я выиграла," - торжествующе заявляет ИнЧжон, - "и сейчас я дам её воспитательный щелчок в лоб для придания ей немного ума."
      ИнЧжон с хищным выражением лица протягивает руку к моему лбу и с хрустом оттягивает на ней другой рукой средний палец. Я зажмуриваюсь... секунда... другая... время тянется, и ничего не происходит. "ИнЧжон не могла передумать!" - поражаюсь я и открываю глаза...
     
      Вокруг темнота. Потолок моей комнаты в общежитии слегка освещен ночными городскими огнями. Непроизвольно щупаю лоб. Хотя что с ним могло случится, в любом случае, никаких следов не останется. "Это было или только приснилось?" - гадаю я. Сейчас ночь, вчера была, вроде, суббота, и мы с Чжу Воном должны в воскресенье идти на эту выставку современного искусства, чтоб она провалилась. То есть, это был сон, и мне всё подобное еще предстоит... А если Чжу Вон и вправду припрётся в очках и в таком идиотском галстуке? Что мне делать - терпеть, плюнуть или заставить снять? Тупой путь спора не сработает, ИнЧжон во сне это ясно показала. Или это моё подсознание так причудливо обработало информацию и пытается мне что-то объяснить?
     
      Я сейчас в другой весовой категории, и состязаться в спорах с мужскими тяжеловесами всё равно что бросать резиновый мячик в стену. Все мои аргументы будут отскакивать без следа. А вот, как у ИнЧжон во сне, тайное женское кунг-фу, стили кошки и лисы побеждают мужские силовые стили тигра и дракона. Особенно легко побеждается стиль барана. И чтобы не быть всё время в дураках, вернее, в дурочках малолетних, мне, выходит, придётся всему этому учиться. Я вспомнил руку Чжу Вона на талии ИнЧжон и ниже, и меня передернуло. А можно как-нибудь без такого?!... Теперь придётся развивать наблюдательность, ловить нюансы, просчитывать ходы. Как это у девушек так получается? Эх-эх-эх, как же раньше было проще!
      И тут я похолодел от страшной мысли - "А вдруг у меня на всё это не хватит мозгов?!..."
     
     

Юн Ми и Чжу Вон

      Чудеса бывают разные
     
     
     
      Время действия: пятница, вечер.
      Место действия: Вход в общежитие группы "Корона".
     
      Из микроавтобуса выбираются семь девушек и устало передвигаются ко входу общежития.
     
     
      - Эй, Юн Ми!
     
      Оглядываюсь на знакомый голос. Ну конечно же, кто еще может так бесцеремонно меня звать. В отдалении с наглым видом стоит Чжу Вон в военной форме, явно красуясь перед девушками из "Короны". Те мигом подобрались, выпрямили спинки, вздернули головки и с независимым видом шествуют ко входу общежития, кося глазами в сторону молодого чеболя. А секундой ранее тащились после наших занятий как усталые клячи, опустив голову и не заметив столь знаменательное событие, как визит наследника корпорации к нашей скромной обители. Впрочем, стоит отдать им должное, я выглядел еще более непрезентабельно - у них и опыт таких тренировок был поболее моего, да и их врожденная девичья сущность и приобретенные айдольские привычки заставляли, несмотря на отсутствие сил, хотя бы делать попытки выглядеть не замотанными девчонками, а знаменитостями к-поп. В отличие от меня. Мне по барабану кто и как на меня взглянет, а сейчас я честно устал. Нет у меня таких рефлексов - всегда выглядеть красиво и элегантно, как принцесса - а вдруг парень посмотрит. Это еще в прежней жизни меня всегда удивляло - девчонки начинают вечером перед уходом наводить макияж, подкрашивать ресницы, губы, подновлять тени. Перед кем они собирались красоваться, зимой на темной улице или в полном транспорте? И я сделал вывод, что делают они это для себя! Чтобы было ощущение, что они красивы и привлекательны. Хотя клюнь кто-нибудь на их внешний вид и попробуй познакомиться по дороге, они с негодованием отвергнут незадачливого ухажера - не понимает что ли, приличные девушки в транспорте не знакомятся!
     
      Будучи таким же замученным как и мои напарницы по группе, я тоже прозевал явление Чжу Вона, но, в отличие от них, не подобрался и не выпрямился - мне было наплевать и на него самого, а в этом состоянии - и на его нынешнее явление. Зачем бы тот не приперся, размышлять на эту тему совершенно не хотелось. Поэтому я остановился и развернулся в его сторону - это был максимум любезности, на какой я был способен. Чжу Вон стоял и, видимо, ждал приветствия с моей стороны. Он что, серьезно думал, что я брошусь вприпрыжку к нему выражать радость от его визита? Ага, щазз. Стою, молчу. Он тоже молчит, но начинает непонимающе проявлять нетерпение. Мне пришла в голову мысль: "Может ляпнуть что-нибудь нестандартное?" Это собьет с него самодовольный вид и выведет его из равновесия - авось и уберется отсюда и не будет меня доставать своими разговорами хотя бы сегодня.
     
      - Кто вы, и почему пристаете к незнакомой девушке? - спрашиваю я. Вижу, подействовало. Если бы шаблоны Чжу Вона были зримы, их разорванные ошметки забрызгали бы нам сейчас все стены общаги.
      - Ты что, не узнаешь? Это же я, Чжу Вон..., - недоуменно говорит тот.
      - Мой оппа обычно должен здороваться со мной при встрече, а вы ведете себя по другому, - ухмыляюсь я. До него начинает доходить, что я издеваюсь, он сжимает зубы, а ноздри начинают раздуваться. Однако, я недооценил его владение собой.
      - Добрый вечер, Юн Ми, - через пару секунд произносит Чжу Вон с непроницаемым лицом.
      - Добрый вечер, Чжу Вон-оппа, - отвечаю я, внутренне досадуя из-за провала своего мелкого плана. Оглядываюсь на своих напарниц - те в живописных позах стояли у крыльца и усиленно любовались закатом. Ладно, план А не удался, переходим к чему попало. Разговора избежать не удастся, понимаю я. Не желая давать возможность девицам погреть свои ушки во время беседы, подхожу к Чжу Вону поближе.
      - У тебя опять увольнительная? - спрашиваю я, - Надо написать твоему начальству, что обороноспособность страны может пострадать от таких частых отлучек военнослужащих.
      - Я у начальства на хорошем счету. А вот тебе при рождении не досталось таланта уважительности к старшим, - отвечает Чжу Вон, - Надо позвонить твоей маме, что имидж её дочери может пострадать от твоего поведения. И неплохо бы вколотить тебе немного этого полезного умения через какое-нибудь доступное для обучения место.
     
      Мда, за словом он в карман не лезет и на провокации не поддается. Придется форсировать разговор.
      - Зачем пришёл? - кратко спрашиваю я.
      - Нам надо обсудить вопрос моих подарков тебе. На шоу тебя пытались вывести на этот разговор. Мне не хотелось бы, чтобы ты сказала что-то неподобающее.
      - Кому какое дело до этих мелочей?! Это личное дело каждого! - начинаю раздражаться я.
      - Юн Ми, хоть это и личное дело, но и ты, и я - публичные люди. Я тебе это не раз говорил, - втолковывает Чжу Вон, - Мы должны учитывать этот факт в своих высказываниях. Поэтому давай договоримся какую информацию будем давать журналистам.
      - Самая лучшая стратегия, Чжу Вон-оппа, это говорить максимально приближенно к действительности и кое о чем умалчивать, - усмехаюсь я, - Поэтому давай рассказывать о подаренном тобой старом компьютере и платье из бутика, а про подаренный мною тебе марш умолчим.
     
      Чжу Вон слегка морщится на мои слова, потом, подумав немного, выдает решение.
      - О платье сказать можно, это обычная практика. Про компьютер не стоит - ты сама хотела выдать его за купленный на распродаже, - тут он останавливается, затем продолжает, - И, пожалуй, мне нужно еще что-нибудь тебе подарить - с тех пор прошло много времени.
      - Не нужно мне ничего дарить! - вспыхиваю я, - Вот ещё! Обойдусь без подарков!
      - Ты обойдешься, я в тебе не сомневаюсь, - терпеливо говорит Чжу Вон, - но я не обойдусь. Мне нужно время от времени дарить что-то девушке, иначе это будет выглядеть неприлично. Кстати, о "выглядеть неприлично", - продолжает он, - ты не должна принимать никаких подарков от посторонних мужчин.
      - Можешь не волноваться, - хмыкаю я, - И не собираюсь. Даже от тебя.
      - Хотелось бы верить, - наклоняет он голову набок, - однако на шоу ты рассказала про подарок от кого-то другого. Про кольцо, которое и сейчас у тебя на пальце. Покажи мне его, - требовательно говорит Чжу Вон и хватает меня за руку.
     
      Я не успеваю среагировать, и он, крепко сжав мои пальцы, тянет мою руку к себе. Потом я спохватываюсь и резко выдёргиваю руку с перстнем-печаткой из хватки Чжу Вона. Похоже, даже очень резко, потому что печатка своим острым уголком поцарапала наглого захватчика.
      - Ну знаешь, - возмущенно говорю я, - А больше тебе ничего не показать? - потом вытираю с печатки смазанный след крови и продолжаю, - Кольцо не имеет отношение ни к одному из парней... И... да, извини, что поцарапала. Но ты сам неожиданно схватил меня за руку, - затем я разворачиваюсь и торопливо говорю, - А сейчас мне пора идти, меня ждут. Извини, поговорим после... - и быстрым шагом покидаю Чжу Вона, потирающего поцарапанную руку.
     
      "И почему я должен всем объяснять откуда взялось это кольцо?!" - раздраженно думаю я на ходу, - "Перебьются! И вообще, буду посылать всех в ... "без комментариев". Все таки есть польза и от бойкота - хотя бы девчонки из "Короны" не будут донимать своими расспросами. Шесть женщин в доме, и все молчат - красота!"
      "А сейчас в душ и спать!" - предвкушающе улыбаюсь я.
     
     
     
     
      Время действия: суббота, утро.
      Место действия: особняк семьи Ким.
     
     
      Всю ночь снилась какая-то чушь. Все видения были непривычных размеров, то большие, то маленькие, с искаженными пропорциями. Избыток жидкости в организме выдернул меня из этой фантасмагории и поднял пойти от него избавиться, но разбудить забыл. Похоже, сон у меня продолжался - комната была сильно изменена. На автопилоте тело зарулило в туалет. С облегчением проводя утреннюю процедуру, сонно думаю, что ракурс со сна очень уж не привычен. Я как будто впервые за долгое время делаю это стоя... Стоя?!!.. Опускаю взгляд вниз... А... Оно,.. в смысле, он,... в смысле, хозяйство было на месте, как в старые добрые времена!...
     
      "Ни хрена себе сон!" - ошарашенно думаю я и просыпаюсь окончательно. Щипаю себя и уверяюсь, что это точно не сон, и себе то как раз не "ни хрена". Перевожу взгляд на руки, мужские руки... Потом широкая мужская грудь, живот с заметным прессом... Хлынувший поток эйфории сносит крышу.
     
      - Йеехуу!!! - ору я, подпрыгивая двумя ногами на месте и потрясая в воздухе кулаками...
      - Уоуоуоуоуоуоу!!! - издаю я "индейский" вопль, выбегая в комнату, оказавшуюся неожиданно большой... Делаю скачками пару кругов по комнате, улюлюкая и размахивая в воздухе воображаемым копьем...
      - Тых! Тых! Тых! Тых! ... Ууууу! - бью себя кулаками в грудь и реву подобно самцу гориллы и хожу по обезьяньи на согнутых ногах...
      - Ааааа! - кричу я радостным воплем, - Я мужик!... Йа мужыг!!!...
     
      Когда эйфория схлынула, критическая часть моего сознания озаботилась мыслью, успел ли я одеть трусы, прежде чем выбежал из туалета, или так и скакал от радости без штанов?... Посмотрел - нет, всё же успел, на автомате.
     
      Падаю спиной на сексодром, на котором, оказывается, я спал эту ночь, раскидываю в стороны руки и блаженно улыбаюсь - "Заживём!"...
     
      Мысль постепенно возвращается в спокойное русло. Как это меня угораздило?... Нет, как, это второй вопрос. Для начала - куда? Я поискал взглядом зеркало и не нашел. Из глубин какой-то памяти, похоже, что даже и не моей, всплыл образ зеркала в ванной. А где ванная комната? Как из тумана проявляется местонахождение этой комнаты поблизости от, скажем так, моей нынешней спальни. Я вскочил, быстрым шагом пересёк комнату и открыл дверь... Не то чтобы я подозревал, но шоком для меня это не стало - на меня из зеркала смотрел Ким Чжу Вон.
     
      "А в бывшем моем теле Юн Ми, стало быть, сейчас он," - оформилась у меня мысль, - "ну, наверное, скорее всего." Мне даже жалко его стало, честное слово. Врагу такое не пожелаешь! А он ведь мне ничего плохого и не делал. "Но всё же, как будем жить дальше?" - возник у меня вопрос. Я что-то могу вспомнить из его памяти, вон, туалет и ванную нашел. Всё же тело сейчас у меня его, и мозг в голове тоже. Пытаюсь напрячь мозги и повспоминать еще что-нибудь. Нет, с наскока не выходит. К личным воспоминаниям вообще доступа нет, но факты более общего характера чувствуются. Например, я смутно представляю себе, как выйти из дома, где я сейчас нахожусь, и понимаю, что это особняк семьи Ким. Вроде бы знаю, как доехать до военной части, где служит Чжу Вон. Какие-то лица смутно мелькают в голове вместе с ощущениями, к ним относящимися. Но точно вспомнить не могу, ни имён, ни подробностей. Так я и сослуживцев и командиров Чжу Вона могу не узнать, вот будет номер. "Прорвёмся," - решаю я, - "Хотя..."
     
      Я пытаюсь представить теперь самого Чжу Вона на бывшем моём месте. Представляется слабо. Как он сможет жить девчонкой, несовершеннолетней, да ещё в составе группы "Корона"? "Запорет он Юн Ми всю карьеру," - кривлюсь я. Да ладно запорет, как бы в дурку не загремел - начнет всем вещать, что он Ким Чжу Вон собственной персоной. Все подумают, что невеста чеболя малость того... от радости...
     
      "А мама как все это переживёт," - вздыхаю я, - "а онни?" Ну мама и сестра не мои, а Юн Ми, конечно. Но я уже так сроднился с ними за это время, жалко их, если Юн Ми признают сумасшедшей. А если и нет, этот бывший "принц" вдруг орать и грубить им будет, они же не того поля ягода, не ровня ему?
     
      От эйфории не осталось и следа. Передо мной вставали вопросы один другого серьёзнее. "Что делать? А делать что-то надо..."
     
      Пытаясь отмахнуться от возникающих проблем, мысль перескочила на причину сегодняшнего фантастического события. Что же могло произойти такого, что я очутился в теле Чжу Вона? Память, уже моя, личная, показала мне вчерашнюю встречу и подсказала случившийся необычный эпизод - царапина Чжу Вона и кровь на моем перстне-печатке. "Вот оно!" - я подскочил, - "колечко то непростое!"
     
      Скорее всего, так и есть. Ничего более неординарного не случалось. И если я прав, то я знаю способ изменить ситуацию. "Что, будем о таком молчать?" - думаю я. Очень не хочется обратно в девичье тело. Хоть и как-то привык уже к нему за год, но до этого то двадцать с лишним лет парнем был... Не хочу обратно...
     
      Но с другой стороны, Чжу Вон будет мучиться сам и, скорее всего, мучить окружающих. Мама Юн Ми будет страдать от того, что любимая дочка сошла с ума, сестра Юн Ми будет переживать за ставшую совсем уж неадекватной сестру. "Из "Короны" меня, то есть, Юн Ми, с позором выкинут," - печалюсь я, - "И, конечно, Юн Ми больше ни одной песни не напишет. Мдаа... И Сан Хёна, Юн Ми, то есть Чжу Вон в её теле, конечно, подведёт. А как будет выглядеть наследник Ким с внезапно вспыхнувшей любовью к сцене и музыкальными талантами?"
     
      Тут я озадачился. А меня пустят на сцену то? Бабка у Чжу Вона кремень. Скажет "нет", и плакала моя музыка. А может, и ну её, музыку, в смысле? В теле Чжу Вона у меня денег будет достаточно. Замуж выходить меня уже не заставишь, хе! Буду заниматься бизнесом семьи Ким, ну, если не провалюсь где-нибудь на мелочах, как незадачливый шпион... Деньги, это хорошо!... но... Вдохновения не вызывают. Хотел бы я заниматься финансами, пошел бы в прежней жизни на экономический или в банковскую сферу. Или торговлей бы занялся вместо музыки. На крайний случай, нанялся бы менеджером по продажам, будь у меня к этому желание и способности.
     
      Мдаа, вопрос всем попаданцам. Что же вы в прежнем то своём мире такую активность не проявляли? Хотели бы подвигов, пошли бы в армию, в силы специальных операций, в МЧС или ещё куда. "В жизни всегда есть место подвигу," - так, кажется, сказал один революционный классик.
     
      В общем, финансы или коммерция не то, чем бы я хотел заниматься. Но ведь заставят же...
     
      Из тяжёлых размышлений маня вытащил звонок телефона. Поискал глазами - телефон лежал на красивом комоде рядом с кроватью. Беру в руки и смотрю на экран, на котором высветилось: "Юн Ми". "О, так это же я! ... был недавно," - шучу я сам себе. Снимаю трубку и говорю: "Да, я слушаю."
     
      - Алло! - раздается из телефона голос, который я часто слышал в своих наушниках во время пения. Только он какой-то приглушенный, почти шепчущий, с чего бы это? - Алло, это я!
      - Кто я? "Я" бывают разные, - вспоминаю внезапно я фразу из старого детского мультика.
      - Юн Ми! Вот ты и выдала себя, - говорит мой бывший голос, - Это я, Чжу Вон.
      - Неет, Чжу Вон это я, - не удерживаюсь я от подначки, внутренне ругая себя за то, что не следил за языком.
      - Юн Ми, не до шуток, - замечает Чжу Вон, - Мы оба в глубокой заднице!
      - То то у тебя голос такой приглушенный, - язвлю я, - ты откуда звонишь?
      - А ты как думаешь? Из туалета.
      - Туалета? Какого туалета? Зачем? - не сразу врубаюсь я.
      - Из вашего, из женского. Мне в этом состоянии мужской искать? - объясняет Чжу Вон, - это единственное изолированное место в вашем долбаном общежитии, откуда можно позвонить без лишних ушей.
     
      А он молоток, неплохо держится. Я даже зауважал его. Я помню, в больнице так разволновался, когда обнаружил, что вселился в девушку, что меня успокоительным накачивали.
      - Как ты, в порядке? - не нашелся я сказать ничего лучше.
      - Хороший вопрос! Главное, своевременный, - усмехается Чжу Вон, - ты американских фильмов пересмотрела? Там у героев ноги оторваны, кровища течёт, а их спрашивают: Are you Ok?
      - Если ты шутишь, значит, уже освоился с положением. Может, и дальше продолжишь, глядишь и понравится, - угрожаю я.
      - Ладно, ладно, - миролюбиво отвечает он, - извини, не будем насмехаться друг над другом. Мы не в том положении.
      - А чем тебе моё положение не нравится? - из чувства противоречия заявляю я.
      - Юн Ми, - терпеливо объясняет Чжу Вон, - жизнь наследника семьи чеболя не так проста и безоблачна, как ты себе представляешь. У нас есть обязанности пред семьёй, есть свой деловой круг знакомств, связи, этикет, в которых ты совсем не разбираешься. Есть семейный бизнес, который надо успешно продолжить. Нас воспитывают с детства, понимаешь?
     
      Я промолчал. Чжу Вон тоже помолчал немного и продолжил.
      - А я ни хрена не разбираюсь в твоей музыке и танцах. Я даже не пел никогда... только спьяну... было дело.
      - Да, в "Короне" тебя такого не оставят, - соглашаюсь я.
      - Вот о чем я и говорю. У нас у обоих проблемы. Вот поэтому я подумал, что нам нужно обсудить, что могло произойти, и потом я решу что делать.
      - Ты сама, что ли, хотела решать? Ты - несовершеннолетняя. И ты - девушка, - припоминаю ему его собственную фразу.
      - Да уж. Извини, был не совсем прав, - признает Чжу Вон, - сейчас я гораздо лучше тебя понимаю. Прости, если я тебя обидел.
      - Да я, в общем-то, не обижаюсь, - говорю я, - только я не люблю, когда со мной не считаются и решают всё без меня и за меня.
      - Ну сейчас то я за тебя решить не могу, - невесело шутит Чжу Вон, - У тебя есть соображения, что могло произойти?
     
      "Есть ли у меня соображения... Есть какие-то... Не факт ещё, что они верные. Говорить или не говорить? Может, "включить дурака", ничего не знаю, ничего не понимаю? Но это будет... подло как-то," - подумал я, - "Практически подставить ни в чем не повинного парня, неспособного на такую роль. А вместе с ним и подставить и многих других людей. Маму и сестру Юн Ми, группу "Корона", Сан Хёна, родственников Чжу Вона..."
      "Это будет... не по мужски," - понимаю я, - "Я себя потом уважать не смогу. Чувства собственного достоинства не будет, хоть и будет одно достоинство между ног болтаться, а толку то..."
     
      - Есть одно предположение, - решаюсь я, - я сейчас поеду к общежитию. Расскажу при встрече...
     
     
     
      Время действия: суббота, вечер.
      Место действия: Вход в общежитие группы "Корона".
     
     
      После звонка Чжу Вона я стал собираться. В гардеробной нашлось немалое количество разнообразной одежды. Я выбрал что попроще и демократичней, а ещё нашел портмоне с достаточным количеством купюр. Пусть Чжу Вонище оплачивает доставку его тела к нему, ха ха. Взять из гаража его красную "феррари" я не решился, не был уверен в своих водительских способностях да еще и в непривычном теле, ДТП сейчас особенно не нужно. Поэтому по простому вызвал такси.
     
      Подъехав к общежитию, я нажал контакт "Юн Ми" на мобильном. Чжу Вон отозвался через секунду, как будто дежурил над телефоном.
      - Привет, это я... Найди в моём телефоне ЁнЭ, это мой личный менеджер, и позвони ей, - начал я инструктировать его, не всё же ему мне указывать.
      - Твой личный менеджер, уже? Ты так скоро получила личного менеджера? - неверяще удивился Чжу Вон.
      - Ты сколько раз от меня слышал, что я - особенность? - ответил я вопросом.
      - Да, это я сглупил, - признался тот, - После сегодняшнего я должен признать, что ты сплошная особенность. С тобой ничему нельзя удивляться...
      - Позвони ей, - продолжил я инструктаж, - и скажи, что к тебе приехал жених обсудить ряд семейных вопросов, и тебе нужно с ним встретиться. Она тебе не может запретить, но лучше поставить её в известность. После этого выходи, я жду на улице.
     
      Через несколько минут Чжу Вон выскочил из общежития. Во что он был одет! Даже я раньше так не одевался. У него же все вещи несочетаемы и не подходят друг к другу!!!
      - Ты что, похватал из одежды что попало под руку? - упрекнул я его.
      - Да разве разберешься в этих ваших девичьих штуках? - возмутился Чжу Вон.
      - Ну я же разобрал..ась, - парировал я, - Хочешь сказать, ты глупее меня?
      - Ну ладно, - смущенно сказал он, - давай о более важном вопросе. Что у тебя за предположения?
     
      Я без большого удовольствия рассказал ему свои догадки про кольцо-печатку. Чжу Вон недоверчиво посмотрел на свою, теперь девичью, руку с перстнем.
      - Ты думаешь, вот из-за этого колечка произошла вся эта хрень? - с сомнением протянул он.
      - Если у тебя есть другие гипотезы, давай, выкладывай, не стесняйся, - сказал я, - Но мы можем сейчас проверить: я поцарапаю им руку, и посмотрим, что завтра будет.
      - Нет, подожди, - остановил меня бывший чеболь, - Для надёжности лучше воспроизвести всё, как было в прошлый раз. Вчера это было на закате. Надо подождать до конца дня.
     
      "Мозги у него работают даже в таком состоянии, надо признать," - подумал я.
     
      - Надо нам где-то переждать это время. Где будем ждать? - озвучил я вопрос.
      - Слушай, Юн Ми...Эээ... Забери меня отсюда куда-нибудь... пожалуйста, - неожиданно попросил меня Чжу Вон, - Ты же сейчас вроде как играешь роль жениха. Я неуютно себя здесь чувствую, в твоём теле, с этими девушками в одном общежитии. С тобой легче, ты всё знаешь...
     
      В итоге Чжу Вон вспомнил один парк под Сеулом - Парк "EVERLAND". ( https://www.otzyv.ru/read.php?id=196439 )
      Мы поехали туда убить время на целый день, но у нас даже не получилось осмотреть его весь, чтобы успеть к закату обратно к общежитию. Чжу Вон вобщем то оказался хорошим собеседником. То ли армия его так изменила, то ли в другом теле он избавился от своей маски-роли чебольского принца, но общаться с ним оказалось легко. Он не дурак, образован, и с чувством юмора, с корейскими, правда, особенностями. Ко мне он относился без всякого высокомерия, что не могло не радовать.
      ....
     
      И вот мы стоим рядом со входом в общагу "Короны". Вечер, закат. Всё как вчера, только девушек из "Короны" не хватает в качестве зрителей. Я беру его за бывшую мою руку с перстнем-печаткой и медленно подношу к своей нынешней ладони. "Вот и всё... Прощай, недолгая мужская жизнь. Всего один день," - печально думаю я, не решаясь сделать движение...
     
      - Юн Ми, ты не думай, я не собираюсь тебя бросать, - говорит Чжу Вон, по своему неверно истолковав мою нерешительность, - Из всех знакомых девушек с тобой общаться интереснее всего. Я буду настаивать на свадьбе с тобой, если ты, конечно, этого хочешь. В конце концов, как джентльмен, побывав в девушке, я просто обязан на ней жениться, - нервно шутит он.
      - Да пошёл ты... - глухо говорю я, - Ничего ты не понимаешь, - и чиркаю печаткой по ладони. Небольшие капельки крови медленно набухают на царапине, - Сотри с кольца кровь, чтобы было как тот раз, - говорю я ему, - Денег себе я и так заработаю. А свадьбы мне и даром не надо...
     
      Я разворачиваюсь, бросаю ему : "Всё, спокойной ночи," - и начинаю путь к особняку семьи Ким, где мне надо перекантоваться эту ночь. "Может еще ничего не выйдет," - возникает мыслишка, - "Да нет, думаю, всё выйдет как и задумали" -грустно возражаю я...
     
     
      Время действия: воскресенье, утро.
      Место действия: общежитие группы "Корона".
     
     
      Едва начав просыпаться, я сразу же открываю глаза. Вокруг меня моя комната в общежитии "Короны". Поднимаю руку и вижу девичью руку Юн Ми. "Ну снова привет, моё новый старый новый организм," - грустно думаю я, - "почему же так никак не получается, чтобы и я переместился в мужское тело, и всем было бы хорошо..."
      "И не плачь. Мужчины не плачут," - напоминаю я себе.
     
      Вспомнилась моя бабушка, из той, прежней жизни. Она как-то сказала: "У каждого свой крест, и нужно нести его, не завидуя другим. У них у каждого свой."
      Выходит, мой крест это девичье тело и жизнь одиночки... Да, и еще помощь ближним, сцена и музыка... От этой последней мысли на душе стало тепло.
      "Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим, ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко," - проявились в сознании слова, вроде их слышал когда-то, но не помню где...
     
      "Вставай," - говорю я себе, - "Пора за работу, и так вчера весь день потерял". Вчерашний день выпал из моих музыкальных занятий, а я так много хотел сделать. Сейчас нужно пересмотреть планы. Придется сегодня в воскресенье наверстывать...
     
     
      Время действия: воскресенье, день.
      Место действия: общежитие группы "Корона".
     
      Из напряженной работы меня вырвал звонок телефона, еле услышал его в наушниках. "Кто же это звонит?" - беря телефон, думаю я, - "О, оказывается, Чжу Вон. Ему что, вчерашних событий мало?"
     
      - Юн Ми, добрый день, - говорит Чжу Вон. голос его серьёзен, - я хочу сказать, спасибо тебе! Я твой должник.
      - Пожалуйста, Чжу Вон-сси, - отвечаю я, - Обращайся, если еще раз такое произойдет.
      - Юн Ми, я тебе вчера перед расставанием говорил совершенно серьёзно. Ты самая необычная девушка, и очень прекрасный человек. Мы вчера хорошо общались, может быть, продолжим наше общение? Хотя бы по-дружески? - предлагает он.
      - Если будешь ко мне приставать, или неуважительно ко мне относиться, получишь печаткой по морде, до крови! - предупреждаю я.
      - Угроза серьезная, - хмыкает Чжу Вон, - Но я согласен. У меня увольнительной еще половина дня, до позднего вечера. Я заеду за тобой через полчаса. С меня ресторан, с мясом! - даже сквозь телефон видно как он там прищуривает глаз в улыбке.
     
      "Придется срочно перекраивать сегодняшние планы," - думаю я, - "Главная задача на сегодня - не обожраться!"
     
     
     

Юн Ми и сакура

      Как вы там, наши?
     
     
     
      Время действия: воскресенье, день.
      Место действия: Парк развлечений "EVERLAND" под Сеулом.
      https://www.otzyv.ru/read.php?id=196439
     
     
     
      Стою любуюсь цветением сакуры. Нет, я не японец, и не философствую над мимолетным прохождением человеческой жизни подобно стране Ямато. Просто цветет красиво. А спокойно погулять по парку и посмотреть на прекрасные виды самое то, что мне сейчас нужно.
     
      Гуляю я сейчас по парку "EVERLAND". В прошлом месяце мы с Чжу Воном тут всю субботу были и весь не успели обойти, времени до заката не хватило. С тех пор я чеболя нашего не видел, только по телефону несколько раз созванивались, болтали обо всём понемногу. Его больше в увольнительные не отпускают - то ли в немилость у начальства попал, то ли очередь его еще не скоро. Он не объясняет, только отговаривается словами, мол, командованию виднее. Я за это время доделал несколько перспективных, как мне кажется, произведений, которые Сан Хён у меня давно требовал. Работал как лошадь, вечерами и без выходных. Занятия и репетиции с "Короной" никто не отменял. И хорошо, что Чжу Вон застрял у себя в армии, иначе бы вытаскивал меня в выходные пошляться по разным достопримечательностям. И если один день из двух выходных я бы отстоял для своих музыкальных занятий, то на второй мог бы поддаться уговорам Чжу Вона и искушению отдохнуть, я же не железный. Надо будет сказать Чжу Вону как положительно влияет его командование на продвижение Южной Кореи на мировой музыкальный Олимп.
     
      Закончил вчера вечером работу, и понял, что замотался за этот месяц сильно. И поговорить то не с кем, разве что от мамы и онни семейные новости выслушать по телефону, да с Чжу Воном через мобильный потрепаться. Вот и решил устроить себе день отдыха, вспомнив этот парк, где мы в прошлый раз еще много не досмотрели. Бродил по дорожкам, смотрел по сторонам, а сейчас вот стою и любуюсь на разнообразие цветущей сакуры на склонах, и белая она, и розоватая.
     
      Не так далеко от меня останавливается группа иностранных туристов. Почему иностранных, ну так большинство в ней европейских лиц, хотя есть несколько человек и с азиатским типом лица.
     
      - Глядзите, який прыгожий сад. Як у нас у калгоспе, - вдруг проговорил один мужчина, - гэта кольки патом ягад збяруць.
      Я навострил уши. Вот не ожидал услышать здесь что-то такое, знакомое, почти родное...
      - Ну что вы, Александр Григорьевич, - сказало парень студенческого вида, - это декоративная вишня, сакура называется. Ею просто любуются, у нас в Москве в институте иностранных языков учили восточную культуру.
      - А скажы мене, Сярожа, яе зосим не ядять? - обратился мужчина к этому парню с вопросом.
      - Съедобная, есть можно. В Японии едят, но вообще выращивают для красоты, - ответил парень.
      - Тю, ну и зачем столько сажать, только место зря занимать, - вступил в разговор вертлявый молодой мужчина, или парень, с двумя большими баулами, блестя золотым зубом.
      - Молодой человек, таки имейте своё мнение, но я вам скажу, не нужно всегда им звучать, - возразил пожилой человек с выдающимся носом, - Здесь делают всем красиво!
      - Ну ты сказал, Витёк, - сказал Серёжа из института иностранных языков парню с золотым зубом, - почему обязательно выгода должна быть? Вот тебе какая выгода эти две кошёлки с собой таскать?
      - Серёг, ты ничё не понимаешь, - ответил Витёк, - Вместо того, чтобы как малахольный по музеям таскаться, я по магазинам пробегусь и прибарахлюсь местными новинками, музыка, там, фильмы, боевички. Всякое карате, знаешь, влёт уходит.
      - А к нам у Магилёу тоже навинки паступаюць. И фильмы паглядзець можна и музыку маладежь слухае, - вспомнил Александр Григорьевич.
      - Ну так, Григорьич, это же через несколько месяцев только, - поправил Витёк, - пока в Москве решат, потом фирма "Мелодия" купит, пока напечатают дисков... У меня за это время два раза всё раскупят.
     
      "Москва и Могилёв, и фирма "Мелодия" - здесь же до сих пор одно государство, не развалилось как у нас" - вспомнил я, - "Везёт же им! Не завидуют друг другу, не тянут одеяло на себя и не рвут его в клочья."
     
      - Дывитеся, яка гарна дивчына стоить, - вдруг промолвил здоровенный двухметровый русоволосый парень, указывая на меня, как ему казалось, незаметно, огромной ручищей.
      Я даже растерялся от такого внимания, но стою, смотрю мимо них, вида не подаю.
     
      - Да тебе, Грыша, любая дивчина гарна, как ты из армии вернулся, - засмеялся Витёк, - Соскучился?
      - Ни, вона ж молоденька и худенька, - смутился "Грыша", - бач яка тростиночка.
      Я подумал, что да, мои шестьдесят килограмм по сравнению с Гришей, это "тростиночка".
     
      - А хороша корейка, - вступил в разговор еще один человек.
      - Михась, ти як нерусский, чи шо? - возмутился Гриша, - Корейка це ж м'ясо. А вона кореечка!
      - Да я ж с уважением, - оправдывался "Михась".
      - Правильно говорить кореянка! - громко сказал малец лет десяти.
      - Молодец, Петька! Учи в школе язык, будем правильно по русски гутарить, - засмеялся широкий коренастый мужчина с обветренным лицом, - и не смущайте девчонку, дырку в ней глазами просмотрите.
      - А вот погодите, Иван Митрофаныч, у меня свой интерес имеется, - сказал Витёк, - вот Хасавако, скажи, похожа она на ваших? - обратился он к одному из невозмутимых мужчин с азиатским лицом.
      - Однако, мало мало похожа, - ответил тот, - глаза и нос больше, однако.
      - Серёга, ты проспорил, ты мне рупь должен, - закричал Витёк, - а ты заладил, одна раса, одна раса.
      - Цыц, шантрапа, - одёрнул его Иван Митрофанович, - засмущали девчонку. Вон она уже на вас смотрит. Петька, скажи ей, как вас в школе учили, мол, извините, барышня.
      - А нас корейскому не учили, - округлил глаза мальчишка, - только английскому.
      - Ну скажи на английском, я то в детстве давно только немецкий учил.
     
      Мальчик принял серьезный вид, обратился ко мне: "Эскьюзе ми, ви ар ... эээ...". "Сергей, как извините по английски?" - обратился он к студенту. "Sorry," - ответил тот. "Ну вот," - продолжил мальчишка, - "ви ар сори. Ю ар вери... эээ ..."
     
      - Да ладно, Петь, не мучайся, - улыбнувшись, сказал я по русски, - я и так всё прекрасно понимаю...
     
      Гоголь не писал в этом мире "Ревизора", но немая сцена получилась точь в точь...
     
     
     
      Место действия: Парк развлечений "EVERLAND" под Сеулом.
      Время действия: три часа спустя.
     
     
     
      Они были такие забавные с их ошарашенным выражением лиц. Я крепился несколько секунд, смотря на них, а затем не выдержал и расхохотался. Тут их как прорвало. Удивление и неожиданность выплеснулась у всех в хохоте. Тихо смеялся даже невозмутимый Хасавако с двумя своими товарищами, а Петька, сбросив с себя важную и серьезную обязанность "переводчика", упал на траву и дрыгал ногами...
     
      Мы быстро перезнакомились друг с другом. Их, конечно, интересовало, как это я так хорошо говорю по русски. Я как обычно сказал про свои способности к языкам, и что никогда не был в их стране и не общался в Корее ни с кем из русских. И ведь не соврал. А они оказались в Корее по одной из путевок от профсоюзов, направлявших передовиков производств, хороших работников и отличников учёбы съездить в разные страны мира.
     
      Предложил им провести экскурсию по самым интересным местам парка, на что они с радостью согласились. Так и шатались мы часа два-три, я переводил им надписи с корейского, рассказывая и про здешние, и про другие корейские достопримечательности, что запомнил в прошлый раз от Чжу Вона и прочел до этого в интернете. В одно из таких моих выступлений я заметил, как Витёк чуть в сторонке зашептал Григорию:
      - Слышь, Гриш, а она так чисто по нашему шпарит. Серёга говорит, она с настоящим московским, этим, как его, диалектом. Это, говорит, невозможно без того, без носителя какого-то, - Григорий наморщил лоб, а Витёк продолжил - Я вот чё думаю, слышь - она наша шпионка тут.
      - Ни, шпиёнки це у них, а наши тильки разведчицы, - убеждённо возразил Гриша.
      - Только чёто она молоденькая для опытной шпионки, - задумался Витёк.
      - А може их с пионеров учать, - выдал Гриша свою догадку.
     
      Дальнейший ход их рассуждений я не услышал, пришлось продолжит рассказ о Корее, но я внутренне улыбнулся такому бесхитростному объяснению. Хотя, с другой стороны. что же им думать, что я переселенец из другого мира, что ли.
     
      В конце экскурсии они меня просто так не отпустили, захотели меня угостить, чем богаты. Накрыли "поляну" в одном укромном уголке недалеко от цветущих сакур, к которым мы вернулись опять. Иван Митрофанович и его жена Агриппина Семёновна, по простому тётя Груня, на расстеленные листы газеты "Ставропольская правда" выложили пару колец домашней колбасы, откуда то рядом появились буханки чёрного бородинского хлеба, шматок сала, несколько банок прибалтийских шпрот, варёные яйца, сушеная рыба, бутылка лимонада, огурцы и помидоры, пахнущие как будто только что с грядки, и даже стрелки зелёного лука. Все выкладывали у кого что было. Серёга и ещё один студент Сашка, в выцветшей песочно-зелёной тужурке с нашивкой "ССО" на нагрудном кармане, вооружившись ножами аккуратно порезали всё, что нужно, на кусочки, и начался всеобщий перекус.
     
      - Кушай, дитятко, - говорила тётя Груня, заботливо глядя на меня, - Тут же в Корее и кушать то ничего не можно.
      Дитятко в это время с удовольствием наворачивало домашнюю колбаску с черным хлебушком, и заедало огурчиком.
     
      - А може за знаёмство? - предложил Гриша, держа в руке чекушку водки. На его большой ладони она смотрелось как пузырек одеколона "Тройной".
      - Я не могу. Мне нельзя, - замотал я головой, припоминая чем кончались предыдущие мои распития крепких напитков.
      - Розумию, служба, - уважительно кивнул Гриша.
      - Гриша, с нами же дамы, - встрял Витёк, - Вот, берёг, как знал, - и он извлёк из своих баулов бутылку шампанского "Новый свет" и раскладной пластмассовый стаканчик из колец.
     
      Мы сидели, ели и перешучивались. Люди разных народностей, живущие рядом друг с другом, внешне не очень похожие, даже говорящие каждый по своему, но всё равно замечательно друг друга понимающие. Было что-то такое общее, как это говорят, ментальность, или культура, или общая история, или душа,... чуть было не сказал нашей, ну пусть немножко и моей тоже, необъятной родной страны. Да что и говорить, даже чувство юмора у нас у всех общее.
     
      После шампанского и без того хорошее настроение поднялось ещё выше. "А повеселю-ка я их," - подумал я.
      "Саш, дай, пожалуйста. гитару," - обратился я к студенту, который так и таскал её всю экскурсию. И вот уже тётя Груня смеётся, прикрывая ладонью рот, Иван Митрофанович хлопает руками себя по коленкам и вытирает выступившие слёзы, Витёк ржет, довольно щурясь и сверкая золотым зубом, Гриша гогочет так, что я боюсь, осыпется вся сакура в округе. А над сакурой и смехом разносится песня :
     
      Поспели вишни в саду у дяди Вани.
      У дяди Вани поспели вишни.
      А дядя Ваня с тётей Груней нынче в бане.
      А мы с друзьями погулять как будто вышли.
     
      А ты Григорий не ругайся, а ты Петька не кричи,
      А ты, с кошёлками, не лезь поперёд всех!
      Поспели вишни в саду у дяди Вани.
      А вместо вишен теперь весёлый смех!
     
      Ребята, главное - спокойствие и тише...
      А вдруг заметят? - Да не заметят!...
      А коль заметят, так мы воздухом здесь дышим, -
      Сказал уверенно соседский Петька.
     
      А ты Григорий не ругайся, а ты Петька не кричи,
      А ты, с кошёлками, не лезь поперёд всех!
      Поспели вишни в саду у дяди Вани.
      А вместо вишен теперь весёлый смех!
     
      ......
     
      https://www.youtube.com/watch?v=7J2_oIlJKNw
     
      ***************************************************************
     
     
      Всякие совпадения случайны, и являются плодом фантазии или автора, или читающего, или их обоих вместе.
     
     

Юн Ми и враги

      Скажи мне, кто твой враг, и я скажу, кто ты.
     
     
     
     
      Время действия: Суббота, вечер.
      Место действия: зал для репетиций группы "Корона".
     
     
      - Как ты смеешь мне указывать, ты, зазнавшаяся соплячка!!! Я лучше тебя знаю, как танцевать!...
     
      Ну вот... ИнЧжон опять прорвало... Меня как это задолбало!
      Я то надеялся, что наоравшись вчера, сегодня мы проведем репетицию с рабочим настроем. Репетируем мы песню и танец для "Короны", которые я выудил из своей памяти. СанХён укорял меня, что для своей группы я совсем ничего не пишу. И совсем недавно президент в своем стиле дал указание срочно написать "Короне" новинку для обновления репертуара, тем более скоро группа должна показать себя на очередном концерте. А дней оставалось не так много. Ага, ночами думай, а сидя в туалете пиши, оптимизируй время. Помучившись и повыбирав из разных вариантов, остановился на более-менее подходящем, но там не только пение - еще и танцы ставить нужно. А ИнЧжон объявление, что я стал "креативным продюсером, креативным звуковым редактором и креативным хореографом и прочая, прочая" восприняла как вызов. Все мои указания она оспаривает, а по танцам вообще считает как личное оскорбление. У меня уже зубы скоро сточатся, так я их стискиваю, чтобы не сорваться в ненормативный ор на всех известных мне языках. Терплю и пытаюсь переводить ругань в конструктивное русло, возвращаясь к рабочей конкретике.
     
      - ИнЧжон, мне кажется, что эти движения подходят под образ и хорошо ложатся на музыку. Но если тебе в голову пришло что-то другое, покажи, мы все посмотрим, может быть у тебя лучше соответствует песне, - собрав всю свою выдержку, говорю я.
     
      ИнЧжон показывает вобщем-то неплохие элементы, и пластика у неё очень хороша, но поскольку это пришло ей в голову только что, и движения "сырые", то смотрится не так впечатляюще, как показанные мной. Опрашиваю всех присутствующих, предлагаю сравнить. Остальные девчонки не высказываются прямо, но общее мнение не в пользу ИнЧжон. Оставляем мой вариант, ИнЧжон злится, и её раздражение мешает ей сосредоточиться на танце и приводит к ошибкам. Я в максимально корректных словах на какие только способен в моём состоянии поправляю её, и мы начинаем снова...
      Мне уже хочется разбить планшет об стену, а потом схватить стул и с размаху шарахнуть им по полу. Может надо было не играть в рабочие отношения, а сразу показать, кто в доме хозяин?! Поставил бы ИнЧжон ультиматум, выгнал бы с репетиции или пригрозил не допустить до концерта. Она бы пошла жаловаться, я в ответ тоже, но ... Не захотел я выносить "на верх" наши разборки и показывать, что не способен работать с коллективом. И вот, пожинаю плоды...
     
      ***
      Опять остановка. Движения ИнЧжон не попали в вокал ХеМин и СонЁн. ЮнМи, пытаясь сдерживать эмоции, делает замечание и поправляет ИнЧжон. Та взрывается, подбегает к ЮнМи, крича: "Замолчи! Ты дешевка! Ты ничего не стоишь! А песню написала не ты, а кто-то на деньги жениха!" - и размахнувшись бьет ногой по голени ЮнМи.
      ЮнМи сгибается, хватаясь за свою ногу, лицо её перекашивается от ярости, и она резко ударяет плечом и локтем в корпус что-то орущей ИнЧжон. Та отлетает и падает на пол, отбивая себе пятую точку. Видимо ЮнМи попала в солнечное сплетение ИнЧжон, потому что та сидит на полу с широко раскрытыми глазами, пытаясь вдохнуть. ЮнМи стоит набычившись, прижав подбородок к груди, сверля взглядом ИнЧжон, а слегка согнутые руки сжаты в кулаки. Кажется, что она готова продолжать драку. Но спустя пару секунд кулаки разжимаются, руки повисают вдоль тела, а взгляд становится растерянным.
      Подбежавшие девушки под руки поднимают ИнЧжон, которой удалось сделать вдох, но теперь она держится за свой ушибленный зад. Девушки утешают ИнЧжон и громко осуждают ЮнМи, и даже СонЁн смотрит укоризненно. ЮнМи не слышит их, стоит, погруженная в себя, потом поворачивается и уходит. А ИнЧжон кричит ей вслед: "Я ненавижу тебя! Ты мой враг! Враг!..."
      ***
     
      Я стою в темном длинном коридоре, прижав лоб к оконному стеклу и смотрю в ночь, на городские огни. Что со мной случилось?! Я сегодня сорвался и ударил девушку!... Я хотел её ударить!... Как?! Как я мог?!... Чудом удержал себя, чтобы не двинуть вторым ударом ей в лицо и не разбить нос... Девушек бить нельзя, они слабее, я это помню из прошлой жизни. И меня не извиняет, что сам я тоже в теле девушки. Всё равно ужасно стыдно... И больно... Голень тоже, кстати, до сих пор болит, по кости мне попала...
      Почему я так разозлился? Так долго сдерживал себя, терпя нападки и оскорбления ИнЧжон? Или сорвался от её пинка по ноге? Или меня задели её слова, что не я сам написал песню, а на деньги Чжу Вона? Да не, этим меня не разозлишь. Я то знаю, что никакой он не жених, и ничего для меня не делает. А то, что песни и музыку я вспоминаю из другого мира, так я давно с этим смирился. А что поделаешь, ничего другого не остается. Надо только жить не для одного себя, а помогать людям, как я сам того хотел, и даже говорил...
      А с девчонками что я не так делаю? Может, я себя неправильно веду? Почему мы не можем просто работать без выяснения отношений? Хочется послать подальше всю эту "Корону", но понимаю, что не дадут. Как мне с такими врагами, как ИнЧжон и другие, работать? Враги ли они мне? Не знаю, может, и да, но не друзья точно...
     
      Здесь, в темноте коридора меня и находит СонЁн. Она останавливается рядом и тоже смотрит в то же окно.
      - Зря ты так с ИнЧжон, - печально говорит она.
      - Я понимаю, - скриплю я, - мне самой стыдно. Мне очень жаль. Прости...
      - Ты многого не знаешь, Юн Ми, - грустно продолжает СонЁн, - у ИнЧжон горе. Её отец с младшим братом совсем недавно попали в автокатастрофу, у них тяжелое состояние. Мы тебе не говорили. ИнЧжон не хотела жаловаться. У её отца поврежден позвоночник, требуется нейрохирургическая операция. Она стоит огромных денег, больше двухсот миллионов вон. У их семьи есть какие-то небольшие сбережения, ИнЧжон отдает все накопленные деньги, но это почти половина. Мы с девушками собираем ей помощь, но не хватает еще очень много. ИнЧжон боится, что она с матерью не найдут средства, и её отец не выживет или останется инвалидом. ИнЧжон срывалась на тебя не только из-за ваших плохих отношений, но из страха и волнений за семью...
     
      СонЁн уходит, а я остаюсь стоять у окна и думать...
     
     
      Время действия: Воскресенье, день.
      Место действия: Центр Сеула, рядом с метро Эогэ (Aeogae).
     
      Возвращаюсь из центра города, спускаясь с горки к метро.
      Был я в православном кафедральном соборе Святителя Николая Чудотворца, единственном православном храме в Сеуле. Приходил сюда подумать и прийти к какому-то решению. Богослужение уже давно закончилось, прошли и совместная трапеза верующих и занятия детей и взрослых, и в храме не было, казалось, ни души. Я стоял, смотря на иконы, и не мог выбрать, как мне быть дальше...
     
      - Здравствуй, дочь моя, - послышался голос, - ты снова пришла в храм. Могу ли я чем то помочь тебе?
      Обернулся и заметил отца Амвросия, стоящего в нескольких метрах от меня.
      - Здравствуйте, батюшка, - отвечаю я, - я не знаю, что выбрать, что делать дальше...
      Я рассказываю ему про себя с ИнЧжон, про её попавших в автокатастрофу родных, про девушек из "Короны". Он внимательно слушает меня.
      - В чём твои сомнения? - задает он вопрос, когда я закончил.
      - Ну, понимаете, мы с ИнЧжон враги. Она сама так кричала мне, кричала, что ненавидит. Я тоже не люблю её, и с остальными девушками тоже нет никакой дружбы. Но мне кажется, я чувствую, что должна что-то сделать, помочь её родным. Я ведь хотела помогать людям, вот, люди нуждаются в помощи. Но мы же с ней враги... - сбивчиво говорю я.
      - Скажи мне, Юн Ми... Твоё имя Юн Ми, правильно?... - спрашивает он.
      - Ну да... А откуда...
      - Я тоже иногда смотрю телевизор, - улыбается он в бороду, - правда, очень редко... Скажи, Юн Ми, ты желаешь смерти этой ИнЧжон?
      - Нет, конечно, нет! - восклицаю я.
      - А её родным? - продолжает батюшка.
      - Тем более, они ничего мне не сделали.
      - Раньше было сказано: "люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего", - сказал отец Амвросий, - А Господь, придя на землю, сказал:
      "Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними.
      И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят.
      И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают.
      И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же.
      Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. И так будьте милосердны, как и Отец ваш милосерд."
      - Понимаешь, Юн Ми? Бог - Отец всем нам, всем людям, и грешникам, и праведникам, и обозлённым, и добрым. Как родители не хотят, чтобы их дети меж собой враждовали, так и Отец наш небесный не хочет ненависти меж людьми.
      - Да... кажется, понимаю... - неуверенно говорю я.
      - Да и какая меж вами вражда? - риторически спрашивает отец Амвросий, - Мы как дети, бывает, ссоримся из за игрушек. Хотя игрушки могут быть и взрослыми, но ведём мы себя как избалованные дети, кричим, ругаемся, думаем, что ненавидим.
      - Да, у нас какая-то глупая вражда с ИнЧжон и остальными. Не знаю, почему так получилось, - соглашаюсь я.
      - Ты хочешь помочь родным этой девушки, но сомневаешься? Давай, я тоже помогу, - говорит батюшка и достает из кармана подрясника сложенные деньги, - вот здесь около миллиона вон. Наша православная община хоть и не велика, но в меру сил помогает попавшим в беду людям. Возьми, возьми, это наша небольшая помощь на лечение. Добавь сама, сколько сочтешь нужным, - и он вкладывает деньги мне в руки, - А это тебе от меня, - продолжает он и дает мне небольшую книжку, - Если интересно, прочти, и если что-то непонятно или не согласна, приходи, будем размышлять вместе.
      - Спасибо, батюшка... - говорю я и, приняв решение, прощаюсь, - Спасибо огромное! Я побежала. Мне еще нужно кое-что сделать...
      ...
     
      Около метро достаю телефон и звоню СонЁн. "Сонбе, сколько не хватает ИнЧжон на лечение родных?" - задаю сходу вопрос. "Семьдесят девять миллионов вон, чуть больше," - отвечает СонЁн, - "А почему ты спрашиваешь? Ты хочешь тоже немного помочь?" "Сонбе, я приеду к вечеру и все скажу. Аньёнъ," - заканчиваю я разговор.
     
     
     
      Время действия: Воскресенье, вечер.
      Место действия: Общежитие группы "Корона".
     
     
      Я заехал к маме, пообедал, поговорил с ней и онни, а еще посмотрел в интернете курс датакойна к доллару. Ого! Уже восемь долларов за электронную единицу. Если я продам десять тысяч, то хватит на лечение родных ИнЧжон с небольшим запасом, мало ли что понадобится в ходе лечения дополнительно, в таком деле нельзя быть совсем без денег. Да еще от батюшки добавлю миллион. Должно хватить. И у меня еще останется примерно столько же датакойнов, посмотрим, куда потом заведет их курс. Оформил продажу десяти тысяч за реальные деньги и скинул их на свою карту. Всё! Теперь надо ехать в общежитие, узнать у СонЁн счет ИнЧжон, чтобы сделать ей перевод.
     
      И вот я в общежитии. Ко мне сразу же подошла взволнованная СонЁн и попросила объяснений, что значит мой странный звонок. "Всё хорошо, сонбе," - говорю я, - "Я тоже хочу помочь родным ИнЧжон. Дай мне, пожалуйста, номер её карты, чтобы я смогла сделать перевод со своей," - прошу я девушку. СонЁн достает свой телефон и диктует мне номер, потом даёт посмотреть его на экране, я сверяюсь с цифрами. Всё правильно. СонЁн отходит. А я сейчас вобью сумму перевода и нажму "отправить". Вот теперь точно всё.
     
      Из общей комнаты раздается вопль ИнЧжон: "Этого не может быть! Как?! Кто это? Девочки, слышите, мне перевели восемьдесят один миллион! Теперь хватает!!!" Я слышу неразборчивый голос СонЁн, потом грохот падающего стула и топот шагов. Из двери комнаты в коридор выбегает возбужденная ИнЧжон, а за ней и все остальные девушки.
      - Это ты?! - неверяще и даже чуточку требовательно спрашивает ИнЧжон.
      - Да, - просто отвечаю я.
      - Но... но... почему?! Это меня очень выручило, просто спасло... Но мы же враги?!
      - Один мудрый человек сказал когда-то: "Последний же враг истребится - смерть." Вот настоящий враг, - говорю я, - А мы с тобой просто дети, поссорившиеся из-за игрушки в песочнице.
     
      Я поднимаюсь в свою комнату, а ИнЧжон с девушками озадаченно смотрят мне вслед.
     
     
     
      Время действия: Понедельник, вечер.
      Место действия: Общежитие группы "Корона".
     
     
      ИнЧжон отсутствовала весь день, еще в воскресенье отпросившись у менеджера Кима отвезти деньги в клинику на операцию. Репетиции без неё с оставшимися девушками прошли мирно. Всё познается в сравнении, и относительно предыдущих дней это было как отдых. Вокалистки отрабатывали свои партии, мы все до автоматизма повторяли движения танца. Тело устало, но на душе было спокойно. Я сделал то, что нужно было сделать, и желал, чтобы у родных ИнЧжон всё было хорошо.
     
      Неожиданно после стука открылась дверь в комнату, и на пороге появилась ИнЧжон, а за её спиной толпились остальные девушки "Короны". Я внутренне напрягся, не зная, чего ожидать. Опять скандал? Будем ругаться?
     
      ИнЧжон вошла в комнату и опустилась передо мной на колени, глядя мне в лицо. "Я и моя семья в долгу перед тобой," - сказала ИнЧжон, - "Я заплатила за лечение отца и младшего брата, отцу сегодня сделали операцию. Он будет жить и не станет калекой. За его жизнь и здоровье я должна тебе. Я прошу у тебя прощения за все те слова, которые сказала тебе..." - договорила ИнЧжон и выдохнула. Она напряженно смотрела на меня, сжав губы и ожидая моей реакции.
     
      Я не знал, что делать... Я слышал о традиции в Корее и вообще в Азии вот так, на коленях, просить прощения, но видел это впервые. И как надо реагировать? Если бы мы были мужиками, то извинились бы, пожали бы друг другу руки, может быть, хлопнули друг друга по спине или плечу. А тут я был в полной растерянности. Как вообще девушки отвечают в таких случаях? И как корейские девушки отвечают?
     
      Я подошел вплотную к ИнЧжон и опустился на пол напротив неё, внутри себя подбирая слова. "Я тоже прошу прощения у тебя за всё, чем обидела тебя. Я делала это не со зла, а от непонимания..." - сказал я и обнял девушку. Её тело под моими руками было жестким, и я легонько погладил её по спине и провёл ладонью по её голове. ИнЧжон понемногу расслаблялась, её руки медленно поднялись и обхватили мою спину, а лицо уткнулось мне в шею. Я чувствовал как напряжение покидает её, а на шее ощутил тонкие мокрые дорожки. Так мы и стояли неподвижной безмолвной композицией. Я поднял взгляд на девушек в дверях комнаты. Они, тепло улыбаясь, смотрели на нас, а лицо СонЁн светилось радостью. "Неужели вот так мы и станем хоть немного друзьями?" - подумал я...
     
     
      Время действия: Вторник, вечер.
      Место действия: Общежитие группы "Корона".
     
     
      Сегодня был какой-то необычный рабочий день! Мы с ИнЧжон не поругались и не сказали грубости, даже тон наших слов был какой-то необычный, мягкий что ли. Репетиции проходили "на ура", всё получалось. ИнЧжон, конечно, не смогла смолчать, но давала дельные замечания и даже сделала несколько отличных предложений, которые мы все высоко оценили и приняли. Всё же она классно танцует и чувствует музыку как будто всем телом. Мы даже задержались позже обычного, желая хорошенько отработать все изменения. Устали мы все сильно, не без этого. И вот, наконец, общежитие, горячий душ, чистая одежда...
      Размягченный, выхожу из ванной комнаты и вижу СонЁн и ИнЧжон. СонЁн мягко подталкивает напарницу, и ИнЧжон, неуверенно улыбаясь, спрашивает меня: "Юн Ми, хочешь, я тебя расчешу?..."
     
     

Юн Ми и визит

      Одно приглашение, и всё идёт не так
     
     
     
      Время действия: Суббота, поздний вечер.
      Место действия: Общежитие группы "Корона".
     
      Наконец то! Завтра воскресенье! Закончилась очередная трудовая неделя. Сейчас одиннадцатый час ночи, и я дорвался до кровати. Хорошо то каак!... Распорядок недели каторжный - даже в субботу работаем, репетируем и тренируемся, каждый вечер чем-то занят. Освобождаемся недалеко до полуночи, в девять-десять часов. В минуты измотанности у меня иногда проскальзывали мысли: "Зачем я в это влез? Может, лучше бы пробовал сам, без агентства?..." Отваляюсь на кровати, мысли придут в норму, начинаю рационально соображать и сам себя убеждаю, что так лучше. И отношения с большим начальством, с Сан Хёном, у меня идеальные, я бы сказал, для Кореи фантастические. И в нашу (и в мою) раскрутку вовлечены кучи людей и тучи денег, и много того, чего за деньги не купишь - связи. И у меня самого появилось множество полезных знакомств. Но часто этих аргументов уже не хватает, и приходится работать на силе воли. Ну и немалую роль играет то, что мне это, оказывается, нравится - приносить в мир музыку, песни, петь и даже продюсировать. Не нравилось бы - послал бы всё ...лесом. Как только девчонки из группы это выдерживают? И до моего появления они сколько уже так пашут? Я внутри себя проникся к ним большим уважением. Действительно, они - сонбе, не только Юн Ми, но и мне, несмотря на мой прежний возраст. С их то опытом. https://fanparty.ru/fanclubs/world-dramas/tribune/253415
     
      Завтра буду спать полдня. Потом пообедаю, позвоню маме и онни, узнаю, как они. И буду заниматься своей музыкой, уже по своим планам, а не группы. Мне много еще нужно сделать, обещания СанХёну нужно выполнять. Ну а сейчас уже, кажется, отлежался... Что там дальше надо сделать? Душ, почистить зубы и спать. А, еще посмотреть телефон. Ну, это не сложно, сейчас повернусь набок и протяну к нему руку... Не, пока только голову поверну, вот он лежит на тумбочке. А руку потом, еще через пару минут... Ну ладно, три минуты... Всё, хватит бездельничать, надо двигаться... поворачиваемся, тя-а-анемся... А... шшшш... ссс... ммм.... больно то как!!!... Угораздило же свалиться с кровати... Кто так тумбочки далеко ставит, а!...
     
      ОГО! В мобильнике семнадцать неотвеченных звонков! Надо включить звук на телефоне не забыть, а то потом еще больше будет. Кто так мог звонить? Надеюсь, не мама?! Не, вызовы от контакта JooVonishche. Не думаю, однако, что он соскучился. До сих пор у него не наблюдалось душевной тяги к общению со мной, и всё наше общение носило исключительно практичный и деловой характер. Что это у него за дело на миллион, причем не вон, и на семнадцать вызовов? Звонить, или моё любопытство подождет до завтра? А, ладно, потерплю - скоро спать, а во сне любопытства, как и голода, не чувствуется. Пока я так размышлял, решение приняли без моего участия, и случился восемнадцатый вызов. Надо бы мне ответить этому страдальцу.
      - Добр вечер, Чжу Вон-оп па,... - опа, язык то у меня ворочается еще медленнее, чем мысли, - Чем обязана такой вашей настойчивости?
      - Почему трубку не берешь? - послышался хмурый голос Чжу Вона.
      - Мы много работаем. Звонок выключаем. Я только что освободилась. Ещё вопросы? Конечно, после проявлений вежливости, обычных для воспитанных людей, Чжу Вон-оппа.
      - Добрый вечер, Юн Ми, - терпеливо сказал Чжу Вон, - У меня к тебе важное дело...
      - Нисколько в этом не сомневаюсь, Чжу Вон-оппа. Обычно ты звонишь только по делу и, несомненно, всегда по важному. Как же иначе!
      - Юн Ми, если ты намекаешь, что я мало с тобой разговариваю, то ты и сама не проявляешь желания общаться на отвлеченные темы и переводишь разговор в деловое русло. Да и ты очень занята, трудно застать тебя свободной, - устало объяснил Чжу Вон.
     
      Мда, что это у меня стервозность включилась? Случалось мне раньше терпеть подобные разговоры, но это было в прошлой жизни и с другой стороны баррикады, так сказать. Надо теперь выруливать наш разговор на ровную трассу.
      - Нет, не беспокойся, Чжу Вон-оппа, это я к слову. Так что же за важное дело? Оно не может подождать до завтра, и в выходной день мы могли бы спокойно все обсудить?
      - Вот по поводу завтрашнего дня я и хочу с тобой поговорить, - напряженно сказал парень.
      - А что не так с завтрашним днём? - насторожился я.
      - Моя бабушка Му Ран приглашает тебя завтра к нам домой. Хочет посмотреть на официальную невесту внука, - выдал Чжу Вон.
      - А... - я вначале не нашелся, что сказать, - А почему завтра? - от удивления я не нашел спросить ничего лучше.
      - Э... понимаешь, Юн Ми, - замялся Чжу Вон, - завтра к бабушке приходят её подруги. И она хочет им тебя показать.
      - Я что, клоуном там буду, на вечеринке?! Я не собираюсь развлекать каждую аджуму в Сеуле! - возмутился я.
      - Не каждую, - сделал попытку мне всё объяснить Чжу Вон, - эти женщины из почтенных семейств. Они давно знакомы с бабушкой и часто общаются. Относись к этому как к выполнению наших договоренностей для подтверждения слов президента о нашей помолвке.
      - Мы не опровергаем президента, появляемся иногда на публике, а потом расстанемся. Причем тут ваши семейные встречи и подруги твоей бабушки? Мне тратить на них единственный выходной в неделе?! У меня и свои планы есть. Я не хочу знакомится с твоей бабушкой и, тем более, с её подругами.
      - Юн Ми, уже бабушка пригласила своих подруг. Таким людям, как бабушка, не принято отказывать. Мне тоже не очень хочется, но надо сходить на эту встречу, - начал давить Чжу Вон.
      - Тебе надо, ты и иди! - вспылил я, - и сам их развлекай! Можешь станцевать, если петь не получается. Я устала, хочу спать, а завтра у меня много дел, - сказал я и разорвал связь.
     
      "Нет, ну вы слышали? Аджумы хотят познакомится, видите ли, с "невестой"! Тоже мне, "гвоздь программы" нашли. Хрен им, а не развлечение. Буду торчать в общаге и заниматься своими делами. А силой Чжу Вон меня отсюда не увезет. Вот и всё," - начал успокаиваться я после вспышки. Полежал еще немного, и собрался идти в душ. Но тут раздался звонок. "Это опять ЧжуВонище. Не буду брать телефон!" - подумал я. Но через несколько трелей решил посмотреть всё же, кто это. Оказалась, звонит мама.
      - Мама, здравствуй! Что-то случилось? - начинаю беспокоиться я.
      - Здравствуй, доченька, - отвечает мама, - Нет, ничего плохого не случилось, не волнуйся. Мне только что позвонил господин Ким Чжу Вон, твой официальный жених, и попросил разрешения привезти тебя завтра к ним домой, чтобы познакомить со своей бабушкой. Я, конечно, не могла отказать ему в таком заботливом желании. Его бабушка очень уважаемый человек, доченька, прошу тебя, веди себя достойно, чтобы нам не пришлось краснеть за нашу семью.
      - Мама, да я вообще не собиралась идти с ним на эту встречу. У меня много других более важных дел, - отказываюсь я...
     
      ***
      Возмущенный вид Юн Ми сдувается на глазах. Она, опустив голову, молча слушает телефон, изредка отвечая в трубку: "Да, мама... Конечно, мама... Нет, нет, не переживай, всё будет хорошо... Да, мамочка, я тебя тоже люблю... И онни тоже..." - потом откидывается на подушку и неподвижно смотрит в потолок...
      ***
     
      "Вот же Чжу Вон, скотина, маме нажаловался," - думаю я, - "С другой стороны, мама права, не прийти на приглашение бабушки Чжу Вона это оскорбление. Мама с ней договаривалась, что мы с Чжу Воном играем роли дальше, и своим отказом я подставлю и маму и в плохом свете выставлю всю нашу семью. Но каков этот гад, а! Знал, как надавить... Но все-таки хорошо, что мама позвонила, а то могло бы получиться намного хуже. А Чжу Вону я что-нибудь устрою."
     
      Только я отошел от мыслей, что придётся завтра тащится с Чжу Воном к его бабке, как телефон зазвонил опять. "Да что я сегодня такой популярный к полуночи," - ворчу я. Беру мобильник. О! Снова этот гад! Что ему еще нужно?
      - Да! - рявкаю я в трубку.
      - Юн Ми, я заеду за тобой завтра в 15.00. И не сердись, так будет лучше для всех, и для тебя тоже, - говорит Чжу Вон миролюбивым тоном. Я издаю только сопение носом, не говоря ни слова. А Чжу Вон продолжает, - Как ты собираешься одеться?
      - Как обычно, - разлепляю я сжатые губы.
      - Юн Ми, джинсы и кроссовки это не самая лучшая одежда для подобных визитов. У тебя есть какой-нибудь строгий, но красивый наряд?
      - Я не собираюсь тратиться и покупать ненужные мне тряпки для одной встречи, - упираюсь я.
      - А, так у тебя нет подходящей одежды, - догадывается Чжу Вон, - я оплачиваю завтра твой новый гардероб. Я заеду за тобой на три часа раньше. Надеюсь, нам хватит времени выбрать тебе наряд.
      - Нееет! - чуть не кричу я, - Не надо! Я сама найду, - отказываюсь я от помощи Чжу Вона, представив, как я буду ходить перед Чжу Воном и показывать наряды.
      - А ты умеешь выбирать приличную одежду? - скептически спрашивает Чжу Вон, и я даже представляю себе, как он издевательски приподнял бровь на другом конце линии связи.
      - Онни попрошу. Она поможет, - упрямо хмурясь, говорю я, - До завтра, у меня еще есть дела...
      - Чек потом отдай мне. Я возмещу все расходы, - не терпящим возражений тоном успевает сказать Чжу Вон перед окончанием разговора.
     
      "Вот еще! Вертись перед ним, показывай наряды, а он будет, видите ли смотреть и одобрять. Хрен ему! Мне хватит того, что уже раньше было, перебьётся! Пусть девушку себе заведёт, и ей одобряет," - раздражался я, - "а я онни лучше попрошу, мы с ней быстренько всё купим, она подскажет," - подумал я и принялся набирать номер сестры.
     
     
     
      Время действия: Воскресенье, 14:45.
      Место действия: Общежитие группы "Корона".
     
     
      "Да лучше бы я с Чжу Воном за одеждой пошел, честное слово," - так разочарованно думал я, перемещаясь с сестрой из пятого магазина в шестой, - "Он бы в одном магазине всё выбрал, за полчаса бы сдался, махнул бы рукой и согласился." У онни же случился приступ перфекционизма. "Пусть не думают, что мы совсем бедные люди!" - заявила она. А когда я неосторожно признался, что Чжу Вон обещал возместить расходы, у онни вообще все тормоза слетели: "Вот и правильно! Пусть официальный жених покажет всем, что может купить невесте приличную одежду. А мы покажем, что у нас есть вкус, и мы умеем красиво одеваться." Вот раньше, в том мире, я одевался функционально и удобно - джинсы (немаркие и гладить не надо), водолазки (по той же причине), куртка с кучей карманов для ключей, денег, карточек и всякой мелочи, и с капюшоном, конечно, от дождя и ветра укроет, и можно шапку не носить. И тут тоже старался из экономии времени и сил придерживаться такого же принципа. Но сейчас эти бесконечные рассматривания и примерки меня угнетали и вводили в состояние полного отупения. Да еще онни отмела все брючные костюмы сразу. "Хальмони Му Ран и её подруги старого воспитания, и наверняка не одобрят девушку в брюках," - категорично сказала она. Поэтому мы всё это время перебирали платья, юбки, блузки, жакеты, и юбочные костюмы. А к юбкам, несмотря на прошедшее в этом мире время, я не очень то и привык, в штанах удобнее. В итоге, когда онни остановилась на двух комплектах одежды и не смогла сделать выбор между ними, а мне было уже всё равно, я ей ничем помочь не мог. Поколебавшись, сестра решила брать оба. "У приличной девушки должн быть выбор нарядов," - сказала она, - "а тем более, у официальной "невесты" господина Ким Чжу Вона. Пусть платит!"
     
      И только я оживился, беря пакеты с одеждой в руки, как онни огорошила меня известием, что к одежде, оказывается, нужно подобрать подходящие сумочки. Где, где моя любимая куртка со множеством карманов! Хотя, если подумать, онни права - в женской одежде карманов, обычно не предусматривают. Всё подогнано по фигуре, кармашки мизерные или вовсе декоративные. Я даже развеселился, представив себя сейчас в приталенном жакете, у которого под грудью выпирает внутренний карман с толстым портмоне, а в кармане юбки оттопыривается бесформенным комом большая связка ключей и монет! Сумочки, кстати, выбрались не в пример легче одежды - всё познается в сравнении, а в сумки мне хотя бы не пришлось переодеваться. И вот, обрадованный окончанием мучения под названием шоппинг, я уже воспарил и приготовился чем-нибудь зажевать полученный стресс, как онни решила испытать моё терпение, заявив, что осталось совсем немного - купить две пары туфель под мою одежду. Я скривился, тяжело вздохнув, а Сун Ок, "не заметив" проявлений моей радости, бодро потащила меня к обувным отделам. Хорошо, что одна светлая мысль пришла мне в голову - сказать онни, что в три часа дня за мной заедет Чжу Вон, и у нас ограничение по времени, а иначе бы она приучала меня получать все эти женские удовольствия до самого вечера...
     
      Всё заканчивается, и это, наконец, закончилось, а мы приехали в моё общежитие. Онни предоставила выбор между двумя комплектами мне, сказав, что они оба очень хороши, и мне лучше одеть, какой мне больше понравится. "Главное, Юн Ми, не перепутай предметы одежды из комплектов между собой," - серьёзно напутствовала меня онни перед расставанием, для убедительности глядя мне в глаза. Я заверил её, что все сделаю правильно, при этом внутри себя озадачившись, как это могло случится - комплектов одежды два, а пакетов с покупками нечетное число! Сун Ок уехала в такси, с сомнением оглядываясь на меня. А я пошел в комнату играть в головоломку "собери два комплекта из деталей".
     
      Оказалось всё не так страшно, как вначале казалось. Я разложил все покупки на кровати, и по цвету подобрал, что к чему. Хотя была одна заминка, с блузками. Они вроде обе похожи, у одной вырез ворота поглубже, а у другой есть то ли рюш, то ли оборка, не помню точно, как онни это называла. Я выбрал наугад, но потом на всякий случай решил показать СонЁн, и та не возразила. Засада оказалась в другом - СонЁн забраковала нижнее бельё! По её словам, оно слишком заметно. Вот досада! А онни этого не увидела, так как блузки мы не примеряли. "Может, ты пойдешь без белья? Сведешь своего молодого человека с ума!" - лукаво улыбаясь предложила СонЁн, но в ответ на мой возмущенный надувшийся вид звонко рассмеялась и подняла ладошки вверх: "Всё, всё, сдаюсь, я пошутила. Сейчас мы тебе что-нибудь подберём." К счастью, что среди моих вещей СонЁн нашла что-то подходящее, так что всё обошлось. Она ещё попробовала сделать мне макияж, но я упёрся и категорически был не согласен, подумав: "Ради ЧжуВонища, его бабки и её подруг-аджум наносить косметику? Вот еще, это не сцена, где по необходимости приходится это делать. А в обычной жизни я косметикой не пользуюсь, и эти пусть пялятся на меня так, без прикрас. Будут недовольны - я и не напрашивался всех очаровывать!" Вот в чем я не смог отказать СонЁн и себе, так это в её предложении причесать меня и уложить мне волосы. СонЁн расческой совершала что-то с моей головой, а я, прикрыв глаза, от её действий получил несколько минут блаженства, что несколько примирило меня с действительностью, и за что я был СонЁн безмерно благодарен.
     
      И вот я полностью одетый и причесанный сижу на стуле, жду приезда ЧжуВонища, а девчонки из "Короны" прилепились к окнам и готовятся не пропустить зрелище. О, вот и звонок! Надо же, приехал на пятнадцать минут раньше. Снимаю трубку, говорю ему, что одеваюсь, скоро спущусь, а сам собираюсь потянуть еще минут двадцать - пусть ждёт, гад, ему полезно, тем более, что это всё из-за него! Еще гадость какую-нибудь сейчас скажет с тоном превосходства, он в этом мастер...
     
      ***
      Юн Ми вышла из общежития в десять минут четвертого, Чжу Вон терпеливо ждал около машины, глядя на другую сторону улицы. Заслышав приближающиеся шаги, он обернулся, и глаза его удивлённо расширились. "Знаешь, Юн Ми, язык не поворачивается теперь называть тебя зверёнышем," - промолвил потрясённый Чжу Вон, - "Ты стала очень красивая, Юн Ми. Мне очень приятно, что такая прекрасная девушка рядом со мной." Он открыл перед девушкой дверцу машины, а Юн Ми стала в ступоре, не сумев сделать и шага.
      ***
     
      "Крокодил сказал доброе слово!" - подумал я, вспоминая старый мультик. Разум озадаченно размышлял, что бы это значило и чем это грозит, а тело жило своей жизнью, кровь сильнее разгонялась по артериям, кровеносные сосуды на щеках расширились, а мимические мышцы лица подтянули уголки губ вверх. Я чуть не упал от удивления, заходя в автомобиль. "Хорошо еще, что онни вняла моим просьбам, и купила туфли на совсем маленьком каблуке," - мелькнула мысль.
     
     
      Время действия: Воскресенье.
      Место действия: Особняк семьи Ким.
     
      По дороге Чжу Вон меня инструктировал, как вести себя в разговоре с бабушкой и её подругами: "Главное, молчи. Ты, Юн Ми, как ляпнешь что-нибудь... И глаза вниз опускай, прямо не смотри... Не спорь. Соглашайся и кланяйся... Сиди рядом со мной, слушайся меня, изображай скромную невесту... Сама разговор не заводи, только отвечай на вопросы. Если не знаешь, что сказать, на меня кивай, будем выкручиваться..."
     
      Да я и сам так же думал, вспоминая мамины просьбы. Буду молчать, соглашаться, слушаться Чжу Вона... наверное. Если совсем уж хрень какую-нибудь не сделает. Перетерпеть этот визит к бабуле с подруженциями, и всё! Я бы, может, и отмочил что-нибудь, глядишь, быстрее бы с Чжу Воном расстался, меньше нервы мне мотать будут. Но мама будет переживать, не хочется доставлять ей неприятности. Так что ладно, терплю... Расстанемся с ним позже, в плановом режиме.
     
      Приехали мы к особняку, зашли в большую гостиную. Бабка Чжу Вона уже там с подругами сидели в креслах полукругом рядом со столиком с чаем и каким-то печеньем. Чжу Вон меня им представил, и мне их тоже. Там была чжувонова бабушка Му Ран, с подругами ЛиХва, ИнДжу и СоРи. Усадили нас с Чжу Воном рядом друг с другом на диванчике, чая не предложили. Так и сидим, на нас смотрят. Я опустил слегка голову вниз, как договаривались, но взгляды на бабок бросаю, интересно же, что они там едят...
     
      ***
      Юн Ми сидит, немного опустив голову, но с интересом смотрит на Му Ран и остальных женщин. От наклона головы взгляд у ЮнМи получается слегка исподлобья и приобретает упрямое выражение. Чжу Вон сидит вплотную к Юн Ми. Он делает небрежное движение рукой и расслабленно кладет свою руку на колено Юн Ми. Лицо девушки каменеет. Она сжимает зубы, потом аккуратно и тихо перемещает его руку со своего колена на его собственное, а потом также тихо и аккуратно поднимет каблук туфли и с силой опускает на носок соседнего ботинка Чжу Вона. Теперь каменеет уже лицо молодого человека, он с небольшим шумом втягивает в себя носом воздух. ЮнМи с безмятежной улыбкой поворачивает лицо к парню и вопросительно смотрит на него. Чжу Вон расширенными зрачками глядит на девушку, только желваки ходят на скулах. Удовлетворенная увиденным, Юн Ми возвращает туфлю на место и с легкой улыбкой снова смотрит вперед. От Му Ран не укрылись эти телодвижения молодежи, но бабушка не подает виду.
      ***
     
      Бабки на меня насмотрелись, стали задавать вопросы. Стараюсь отвечать скромно, кратко и уклончиво. Они еще мнениями обо мне стали обмениваться в третьем лице, как будто меня тут нет. Сижу, смотрю на них, думаю, насколько хватит моего терпения. Бросаю взгляд на Чжу Вона, тот сидит отстраненно, скорчив терпеливую мину и поглядывая на потолок. Он ловит мой взгляд и неожиданно подмигивает мне, кивает, а потом продолжает блуждать взглядом по лепнине потолка и гардинам. "Это что он сделал... Это типа, сочувствует?" - удивляюсь я, - "Он, оказыватеся, способен на такие чувства. Вот неожиданность..."
     
      Тут ИнДжу начинает докапываться до меня по поводу моей самоуверенности. Требует, чтобы я всем тут рассказал свои ужасные взгляды на образование в Корее, наверное, с той целью, чтобы тут же прилюдно меня морально уничтожить и смешать с грязью. "Ну уж нет," - думаю я, - "Врешь, не возьмешь. Не будет тебе бесплатного развлечения за мой счет!"
     
      ***
      Юн Ми с вызовом прямо в упор глядит на ИнДжу. "Если я сейчас буду рассказывать свои взгляды, вы вряд ли сможете их выслушать," - с усмешкой говорит Юн Ми, - "И тут в этой гостиной будет повторение телешоу "Сильное сердце"," - и с намеком скашивает глаза на Чжу Вона, как бы намекая, чья задница будет показана в этом случае. Чжу Вон покрывается пятнами, а Юн Ми продолжает - "Не думаю, что это хорошая идея. Так что, мой ответ - нет." ИнДжу возмущенно хватает ртом воздух, Му Ран с удовольствием за этим наблюдает. "Давно надо было поставить зазнавшуюся дуру ИнДжу на место," - думает бабушка. СоРи пытается спасти приличия и предлагает: "А пусть Юн Ми покажет, как она любит Чжу Вона. Она же автор песен, пусть споет какую-нибудь песню о любви, проявит в ней любовь к своему жениху. Вот и музыкальный инструмент здесь в зале есть," - и она показывает на старинное и украшенное фортепиано, стоящее у стены.
      ***
     
      "Спеть вам песню как я люблю Чжу Вона?!" - я уже закусил удила, - "Ну держитесь. Щас спою, как говорил волк из мультика." Я подхожу к инструменту, откидываю крышку, пробую пальцем несколько клавиш. Фортепиано настроено и в хорошем состоянии, с чистым и мощным звуком. Я сажусь за него, играю бодрое вступление, а потом начинаю петь на английском:
     
I work all night, I work all day,          Верчусь весь день, тружусь всю ночь,
To pay the bills I have to pa-ay Оплачивать счета невмо-очь!
Ain't it sad Вот печаль!
And still there never seems to be Я, кажется, как ни крути,
A single penny left for me-e Всегда без денег и в пути-и ...
That's too bad Очень жаль!
  
     
In my dreams I have a plan А в мечтах все зреет план
If I got me a wealthy man Взять богатея за карман.
I wouldn't have to work at all, Работу можно позабыть,
I'd fool around and have a ba-all... Зажечь, гулять и всех люби-ить!
  
     
Money, money, money Деньги, деньги, деньги
Must be funny Забавляют
In the rich man's world В мире богачей.
Money, money, money Деньги, деньги, деньги...
Always sunny Все сияет
In the rich man's world В мире богачей.
Aha-aaaa Аха, аааа!
All the things I could do Что хочу - все смогу,
If I had a little money Если - есть деньжата! Знаю -
It's a rich man's world Мир для богачей!
  
     
A man like that is hard to find Не просто богача найти,
but I can't get him off my mi-ind Но не могу сойти с пути-и -
Ain't it sad Вот печаль!
And if he happens to be free А вдруг случится холостой -
I bet he wouldn't fancy me-e Держу пари - не будет мо-ой!
That's too bad Очень жаль!
  
     
So I must leave, I'll have to go В Лас Вегас путь! Нет... Решено!
To Las Vegas or Monaco В Монако еду! В казино
And win a fortune in a game, Сорву Джек Пот, огромный куш!
My life will never be the sa-ame... Прости-прощай, богатый му-уж!
  
     
Money, money, money Деньги, деньги, деньги
Must be funny Забавляют
In the rich man's world В мире богачей.
Money, money, money Деньги, деньги, деньги...
Always sunny Все сияет
In the rich man's world В мире богачей.
Aha-aaaa Аха, аааа!
All the things I could do Что хочу - все смогу,
If I had a little money Если - есть деньжата! Знаю -
It's a rich man's world Мир для богачей!
     
      Источник: https://www.amalgama-lab.com/songs/a/abba/money.html
      https://www.youtube.com/watch?v=ETxmCCsMoD0
     
     
      ***
      Пока Юн Ми пела, пожилые женщины благосклонно кивали, слушая красивый и сильный голос девушки. Только бабушка Му Ран сидела с застывшей улыбкой и сжатыми зубами, выдавая этим знание английского языка. Чжу Вон, хорошо понимающий слова, с отвисшей челюстью переводил взгляд с Юн Ми на бабушку и на её подруг, не зная, как реагировать.
     
      После того, как прозвучали заключительные аккорды, Юн Ми развернулась и с усмешкой выжидающе взглянула на женщин. Му Ран отмалчивалась, а остальные одобрительно заговорили, хваля сильный и чистый голос невесты, так красиво спевшей песню о любви. "Мне очень понравилось. Особенно вот это громкое "Аха-аааа", - говорила ЛиХва, - "сразу видно, сильно любит Чжу Вона! Хорошая жена из неё может получиться."
      ***
     
      Спев песню, я ожидал скандала, после которого чжувоново жениховство немедленно бы прекратилось. Но нет, никто, похоже, ничего не понял?! Только Чжу Вон ошарашенно смотрел на меня расширенными глазами, видно, обалдел от моей откровенности. И Му Ран как-то подозрительно прищурилась, изучающе глядя на меня и не говоря ни слова. Вскоре Му Ран сочла свой интерес удовлетворенным и не ожидающим возражения тоном предложила Чжу Вону отвезти невесту домой, так как время уже позднее. Мы попрощались, я кланялся вроде бы как положено, и, наконец, мы с Чжу Воном вырвались из бабушкиной хватки.
     
      В дороге, ведя машину, Чжу Вон не проронил ни слова, о чем-то размышляя. Я же расслабленно откинулся на сиденье, мечтательно улыбаясь: "Всё, этот визит закончился, и думаю, мои "невестины" мучения тоже. А сейчас приеду в общагу, займусь более нужными и интересными делами." Привезя меня к общежитию, Чжу Вон повернулся ко мне и с усмешкой сказал: "Ну ты, зве... агдан, даёшь! Знал, что можешь отмочить, но такого не ожидал!" Я вернул ему усмешку со словами: "А то! Я и не то могу. Я - особенная!" Чжу Вон вышел из машины чтобы открыть мне дверцу, но я и сам успел раньше него справиться с этим действием. "Ну всё, бай-бай!" - сказал я, -"Спасибо, что подвёз," - и направился ко входу в здание, помахивая сумочкой.
     
     
      Время действия: Воскресенье, поздний вечер.
      Место действия: Особняк семьи Ким.
     
     
      Бабушка Му Ран сидела в кресле и разговаривала со стоящим перед ней Чжу Воном. "Эта Юн Ми не знает корейских традиций, неуважительно относится к старшим," - говорила Му Ран, а Чжу Вон согласно кивал на её слова. "Она дерзкая и умная девчонка, с сильным характером," - продолжала бабушка, а Чжу Вон продолжал кивать. "Теперь будет мне на кого оставить семью, вы у неё не пикнете. А тебя, внучок, она будет крепко держать в своих ручках," - закончила Му Ран и откинулась на спинку кресла, с удовлетворением наблюдая как неверие во взгляде оболтуса-внука сменяется тихой паникой...
     
     

Юн Ми и выставка

      Искусство поведения на выставках
     
     
     
      Прошло больше года моих выступлений в "Короне". У нас в расписании группы после утомительной череды концертов старой программы образовался длительный перерыв. Руководство решило дать девушкам отдохнуть недельки две перед началом отработки следующей, очередной программы. Мудрое руководство. Наконец то они увидели, что мы уже с ног валимся. Группа "Корона" уже даже до "коров" не дотягивает, а лучше всего подходит название "Клячи". Я вместе со всеми девчонками радовался отдыху безумно! Вспомнился анекдот: "Что ты будешь делать, когда уйдешь на пенсию? - Сяду на даче в кресло-качалку и буду сидеть. - Ну день так просидишь, ну неделю, а потом что? - А потом я начну раскачиваться!..."
     
      Мне до пенсионного возраста ещё далеко, поэтому для бездумного лежания и ничегонеделанья меня хватило на два дня. И вот на третий день, когда я уже ломал голову, чем бы себя занять, позвонил Чжу Вон.
     
      - Юна, привет! Ну что, у тебя уже есть силы разговаривать по телефону, или как всегда можешь только мычать?
      - Чжу Вон-оппа, привет, рада тебя слышать, ты как всегда любезен. Нет, я уже не только мычать, я уже и кричать могу, - ответил я и быстро добавил, - Хочешь, продемонстрирую? ААААААААААА!!!!!!! - заорал я в трубку и с весёлым удовлетворением представил, как Чжу Вон шарахается от своего телефона. Послышался шорох, шум удара, что-то брякнуло, и спустя несколько секунд послышался голос Чжу Вона.
      - Шутки у тебя, Юна, дурацкие. Предупреждать надо!
      - Если бы я предупредила, это было бы не так весело, согласись, - убедительно парировал я.
      - Мда, с логикой у тебя всё в порядке, - признал Чжу Вон, - Ну раз у тебя такое весёлое настроение, думаю, нет нужды приглашать тебя развеяться и отдохнуть? Ты и сама себя неплохо развлекаешь, - задумчиво произнёс он.
      - Нет, нет, оппа, это было последний обессиленный всплеск моей фантазии, - заверил я его, - мне нужны новые впечатления для творческой активности. Нас отпустили на двухнедельные каникулы, и я думаю, чем заняться.
      - Я собираюсь слетать в Европу для некоторых бизнес-встреч. Но это недолго, день-два. Могу взять тебя с собой, и потом мы можем остаться там и придумать европейскую культурную программу, - предложил Чжу Вон.
     
      "Как удачно всё складывается," - подумал я, - "Подтвердим нашу с ним легенду о наших отношениях, за его счёт слетаю в Европу, отдохну, да и культурным образованием своим позанимаюсь, а то уже сколько живу в этом мире, а местную культуру почти не знаю. Надо же представлять, какие образы и ассоциации живут в головах у местных жителей."
      - Моя благодарность тебе не знает границ, в разумных пределах, конечно, - сказал я и добавил, - Только помнишь, заказывать нам надо ДВА отдельных гостиничных номера. И не надо со мной всяких вольностей, я девушка строгая - не люблю.
      - Могла бы не предупреждать, мне и прошлого раза хватило, - буркнул Чжу Вон.
     
      .......
     
      Десять дней в Европе были захватывающе интересны и познавательны. Я отдыхал и работал одновременно, стараясь понять и запомнить детали и особенности истории, архитектуры, живописи и музыкальной культуры этого мира. Всё таки мне здесь жить и работать, и хочу надеяться - успешно работать.
     
      На десятый день мы с Чжу Воном, будучи во Франции, отправились на выставку старинной живописи. Чжу Вон был неплохо образован, и его рассказы о картинах и художниках, перемежавшиеся воспоминаниями о его студенческом времяпровождении, были намного занимательнее монолога экскурсовода. Вдруг, во время одного из таких рассказов, меня откинуло от Чжу Вона так, что я едва удержался на ногах, и тишину зала разорвали крики: "Ах ты дрянь! Пустая девчонка! Как ты, нищета подзаборная, смеешь уводить у меня моего оппу! Это мой оппа! А ты возвращайся в свою канаву, из которой вылезла!" Удивлённо оглядываюсь и вижу Ю Чжин с искаженным от злости лицом, готовую броситься и вцепиться в меня. Чжу Вон сначала смотрел озадаченно, потом нахмурился и встал между нами, заслонив меня от неё. Я подошел к нему, встал рядом и сказал: "Пойдём отсюда, оппа. Не будем портить себе впечатление от прекрасной выставки. Глядя на неё, начинаешь понимать, что денежное богатство не означает богатство внутреннего мира, а внешняя культурность не означает культуру души". Тут появилась работники выставки и увели кричащую ругательства Ю Чжин.
     
      .......
     
      На другой день в некоторых новостных каналах Франции и во всех таблоидах Кореи появились видеорепортажи о произошедшем на выставке скандале, сопровождавшиеся комментариями: "Бывшая старая знакомая наследника корпорации Sea Group Ким Чжу Вона взревновала к его невесте, восходящей звезде корейской музыки, певице и композитору Пак Юн Ми".
     
      А еще через три дня всю Корею взорвал нашумевший и зажигательный ролик с новой песней Юн Ми, в котором она выходила одетая в обтягивающий брючный костюмчик, в парике, удивительно напоминавшем прическу Ю Чжин, и манерно держа пальчики, пела:
     
      Встречалась с моим оппой
      На выставке в Европе.
      Француженок до .опы,
      И нервы как канат.
     
      Но я не недотёпа,
      Я показала оппе:
      На выставке в Европе
      Я - главный экспонат!
     
      На лабутенах, нах...
      И в охренительных штанах,
      На лабутенах, нах...
      И в охренительных штанах,
      Штанах...
     
      https://www.youtube.com/watch?v=i6CV4RqXBV4
     
     

Юн Ми и психология

      "У них, всё же, есть шанс!"
     Фанфик на фанфик АнХён "Разговор с президентом"
      http://samlib.ru/t/triswjackaja_a_a/12.shtml
     
     
     
     
      Место действия: Особняк семьи Ким.
     
      Му Ран сидит в кресле за столиком и размышляет о "синеглазой проблеме". Её сын Дон Вук неделю назад в разговоре с президентом страны получил от того просьбу посодействовать решению их затянувшегося матримониального вопроса. Вместе с обрисовыванием неприятных перспектив, если просьба, а вместе с ней и вопрос, не будут разрешены в нужном ключе. Сейчас матриарх семьи Ким ожидала доклада начальника СБ Сан У о том, какие взаимоотношения в настоящий момент внутри этой непростой парочки - чебольский "принц" Чжу Вон и синеглазая "принцесса с проснувшейся королевской кровью" Юн Ми.
      Входит Сан У и с поклоном двумя руками подает Му Ран папку с текстом доклада. Му Ран надевает очки, раскрывает папку и, отодвинув её от себя почти на вытянутую руку, начинает вглядываться в напечатанные листки.
     
      - Что там, Сан У, расскажи в двух словах, - говорит она, пролистывая папку.
      - За Чжу Воном и Юн Ми в течение недели проводились наблюдения с фиксацией их поведения на видео и звукозаписывающую аппаратуру, госпожа, - начинает тот, - Затем полученный материал анализировался с привлечением психологов с расшифровкой невербальных сигналов.
      - Хм... До чего наука дошла, - хмыкает Му Ран, - Раньше это всё называлось позами, жестами и "стрельбой глазами"... Продолжай, Сан У.
      - Анализ наблюдений за Чжу Воном показал, госпожа, что ваш внук вышеназванными невербальными сигналами активно реагирует на всех появляющихся в поле его зрения привлекательных молодых женщин и девушек.
      - Все вы, мужики, бабники, - ворчит Му Ран, - Надеюсь, Сан У, внук не опозорил нашу семью недостойным поведением?!
      - Нет, госпожа, ни в коей мере. Вся его реакция выражалась в этих... кхм, невербальных сигналах. Неприличного поведения Чжу Вон себе не позволял.
      - Всё равно я проведу с внуком беседу о правильном поведении достойного молодого человека, имеющего невесту... уже столько лет... да.
      - Однако, госпожа, у психологов есть небольшое уточнение, - дополняет Сан У, - на свою "невесту" Юн Ми господин Чжу Вон таким образом реагирует на порядок сильнее. Специалисты называют его поведение даже "лёгкой психологической зависимостью".
      - Как только эти умники ещё жениться умудряются с такой терминологией, - усмехается Му Ран, - в наше время это называли увлеченностью парня девушкой.
      - Вы совершенно правы, госпожа. Доклад перенасыщен специализированными терминами. В нем есть описание анализируемых встреч и расшифровка, как вы сказали, поз, жестов и "стрельбы глазами" Чжу Вона в сторону своей "невесты".
     
      - Что ж, это меняет дело, - слегка повеселела Му Ран, - Значит, с Чжу Воном всё в порядке, проблем быть не должно, - удовлетворенно сказала она, - А что у нас с Юн Ми? Надеюсь, она в мире шоу-бизнеса не стала ветреной и... как ты сказал... не реагирует активно на всех появляющихся в поле её зрения привлекательных молодых людей?
      - Нет, госпожа, не беспокойтесь. У Агдан - Юн Ми широкий круг общения среди мужского пола, она легко сходится с молодыми людьми...
      - Еще бы ей не сходиться легко, с такой внешностью и популярностью... - проворчала Му Ран, - продолжай, Сан У.
      - ... Да, она легко сходится с молодыми людьми, в том числе и благодаря внешности. Но по описанию психологов у неё очень небольшая дистанция в общении и позиция "на равных", что резко отличает её от любой другой корейской девушки. Некоторых молодых людей это подкупает.
      - Молодежь сильно изменилась, Сан У, - вздыхает Му Ран.
      - Но самое главное не это, госпожа, - продолжает начальник СБ, - У Юн Ми совершенно отсутствует эротический подтекст в общении с мужчинами. Её поведение асексуально.
      - Я всегда боялась, что у неё все же будут проблемы со здоровьем, - поджимает губы Му Ран, - авария и амнезия могли не пройти бесследно.
      - Нет, госпожа, - возражает Сан У, - в папке есть справки от врачей. Здоровье Юн Ми более чем в норме, гормональный баланс тоже.
      - Тогда в чем же дело, Сан У?
      - Видите ли, госпожа, - помявшись, продолжает Сан У, - Такими же невербальными сигналами как у вашего внука Юн Ми так же реагирует на привлекательных особей женского пола, практически, на тех же самых...
      - Что?! Не хочешь ли ты сказать, что "невеста" моего внука... интересуется... женщинами?! - Му Ран сняла очки и даже привстала с кресла.
      - Специалисты так расшифровали невербальные сигналы её поведения, - пытается пояснить Сан У, - Но, возможно, они и ошиблись. Никакого неподобающего поведения, а тем более каких-либо неприличных предложений Юн Ми не высказывала.
      - Это может стать серьёзной проблемой, - хмурится Му Ран, - Если эти подозрения хотя бы немного верны... Я хочу всё-таки получить правнуков от этой пары, они испытывают моё терпение уже столько лет.
      - У специалистов есть дополнение, - поправляется Сан У, - Дело в том, что Юн Ми для Чжу Вона делает исключение для всего мужского пола. Она проявляет к нему большую эмоциональность и окрашенность, - поясняет он, думая, уточнять ли, что эта эмоциональность чаще всего проявляется в крепких словах, а иногда и тычках твёрдым маленьким кулачком.
      - Что ж, это меняет дело, - морщины Му Ран слегка разгладились, - Значит, Юн Ми к нему не равнодушна, и у них, а значит, и у нас, есть шанс!
     
     

Юн Ми и история

      Давно в голове крутился сюжет и настойчиво требовал записаться в текст. Не получалось от него отделаться, и оформить и закончить тоже никак не получалось . Вот, наконец, завершил.
     
     
     
     
      Время действия: Середина июня, суббота, вечер.
      Место действия: Сеульский госпиталь.
     
      - Онни, ты как?... - обычно музыкальный голос Юн Ми сейчас звучит глухо и взволнованно, а нахмуренные и приподнятые скорбным домиком брови выдают её озабоченность. Она сидит на стуле и с виноватым видом смотрит на сестру, лежащую на больничной койке одноместной палаты, за которую ЮнМи доплатила дополнительно. У Сун Ок вместо ответа начинают дрожать губы, и из глаз выкатываются слёзы.
      - Главное, ты жива и цела - у тебя нет никаких серьёзных повреждений, я говорила с врачом, - спохватывается Юн Ми и тональность её голоса становится преувеличенно бодрой.
      - Юн Ми, а это?.. - говорит Сун Ок "в нос" как при насморке. Нос у старшей сестры разбит и отёк, рассечена и распухла верхняя губа с одной стороны лица, оплыл глаз с другой стороны, и на лбу большая шишка. - Я страши-илище!...
      - Кости целы, сотрясения нет, а остальное всё до свадьбы заживет, - утешает Юн Ми.
      - Опять эти твои странные шутки... - жалуется Сун Ок. - А свадьбы у меня теперь никогда не будет... Кому я такая нужна... - дрожащий голос предвещает, что настроение старшей сестры грозит перейти в истерику.
      - Ты самая лучшая онни на свете! - горячо ободряет её младшая. - Ни у кого из айдолов нет такой замечательной онни! У тебя всё заживёт, и будет лучше прежнего, а если тебе не понравится, я оплачу тебе пластику в лучшей клинике. Подумай, что ты хотела поменять - вот и поменяешь! А ещё ты знаменитый блогер - знаешь, сколько у тебя подписчиков? А теперь будешь ещё знаменитее - так мужественно сражаться с целыми двумя бандитами! Сразу видно, что мы сестры, и ты такая же Агдан, как и я! И будешь такой же знаменитой! Да у тебя от женихов отбоя не будет!
      - Правда?... - на лицо Сун Ок наползает улыбка. - Пусть не такой же, но я ведь смогу и сама добиться хоть чего-то, стать хоть немножко знаменитой? Мы же сёстры...
      - Правда, правда!.. Да разве я когда-нибудь вру?! - возмущенно уверяет Юн Ми.
      - Ох, Юн Ми... - напоминает ей старшая.
      - Да ну ладно, было-то один раз... Или два всего... - отмахивается младшая. - Я вот что сейчас скажу, ты держись за кровать, а то упадёшь. Там внизу в холле к тебе посетитель.
      - Кто это? - пугается Сун Ок.
      - Ну тот, парень, что увидел, как на тебя напали те хулиганы. Они испугались постороннего и убежали. Это, оказывается, молодой помощник режиссёра из нашего агентства. Он мамино кафе для съёмок смотрел, а потом стал уходить, повернул в переулок, пошёл, пошёл, а там - ты! Он и "скорую" для тебя вызвал. Так что, если будет обижать, скажи мне, я ему устрою - всю жизнь одни бобины с плёнкой таскать будет! - успокаивает Юн Ми.
      - Нет, что ты! - воодушевлённо бросается на защиту героя Сун Ок. - Он хороший! Он хорошо ко мне отнёсся. Не надо!... - и её настроение тут же падает. - А как я ему покажусь в таком виде? Неет, пусть уходит!..
      - Вот ещё, глупости какие, - удивляется Юн Ми. - Что он, зря торчал что ли... В смысле - страна должна знать своих героев. Поговори с ним, расскажи, как-что. Про блог свой расскажи, может он интервью у тебя возьмёт. Давай, давай!.. А я тут ширму поставлю, чтобы он тебя не видел. Это даже романтично будет, а препятствия, они парней, знаешь, даже подстёгивают. Это я тебе авторитетно говорю!
     
      Сун Ок под напором энергичной младшей соглашается с планом встречи "знаменитости и прессы". Кровать Сун Ок от стула посетителей отгораживается белой медицинской ширмочкой, и Агдан, сделав бодрый жест "Файтинг, онни!", уходит звать заждавшегося визитёра.
     
     
     
      Время действия: Середина июня, суббота, вечер.
      Место действия: автомобиль FAN Entertainment.
     
      Юн Ми, потеряв напускную весёлость, погружена в мрачные мысли, пока её с охраной везут в общежитие. Сквозь шум машины и шуршание колёс слышится телефонный звонок. Юн Ми достаёт из рюкзачка телефон, смотри на экран и стискивает зубы.
      - Аннён хасеё, господин Ким Чжу Вон, - всё же найдя в себе силы раскрыть рот, со злостью произносит Юн Ми.
      - А как мне здороваться при деловых переговорах со стороной, из-за действий которой на мою сестру напали двое неизвестных, - отвечает она на неслышный вопрос собеседника.
      - Я не шучу такими вещами! И у меня не дурацкие шутки!.. Двое неизвестных в чёрных масках, как медицинские ...
      - Нет, слава Богу ничего серьёзного, но они нарочно били по лицу. У сестры синяки у глаз и по всему лицу, разбита губа и нос.
      - Я тоже рада, что обошлось без тяжёлых повреждений, но это не отменяет моих претензий. А если бы они успели ударить сильнее?! Или не ограничились голыми руками? Кто уверял, что всё под контролем, и что ваша служба безопасности на страже?!
      - Да, мне тоже не могло прийти в голову, что они нападут на моих родных, я тоже дура. Но я же предлагала остановиться и прекратить эти встречи, однако, вы мне говорили, что они сейчас так требуются вашей семье для вашего ... бизнеса. Не надо было мне ходить с тобой в этот тир, и вообще соглашаться. Мне сейчас уже не нужны никакие деньги, если страдают мои родные.
      - Что я слышу, господин Чжу Вон? Вы признаёте свою ошибку, просите прощения и обещаете быть предусмотрительнее? Вы внезапно повзрослели, господин Чжу Вон.
      - Да, я понимаю, что надо охрану моей маме, а также сестре, когда она выйдет из больницы.
      - Вот за охрану для них я буду вам очень благодарна, господин Ким Чжу Вон.
      - Хорошо, только ради этого - Чжу Вон-оппа.
      - Аньён...
      Юн Ми оканчивает разговор, плечи её опускаются, и она бьёт кулачком по колену.
     
     
     
      Время действия: Месяцем ранее. Середина мая, среда, день.
      Место действия: кабинет президента FAN Entertainment.
     
      - Юн Ми, думаю, надо поставить тебя в известность относительно некоторых договорённостей между мной и семьёй Ким, - сидящий во главе длинного стола Сан Хён полон оптимизма. - Они желают инвестировать в моё агентство, в основном в твои проекты и в "Корону". Я провёл длительные и успешные переговоры с госпожой Му Ран, и мы обговорили наши интересы. Они дают оборотные средства для раскрутки в Европе и обеих Америках твоих произведений, исполняемых тобой лично, группой и другими исполнителями, участвуют в закупке эфирного времени и в организации концертов на лучших площадках. Агентство само не может позволить себе подобные траты, и у меня нет таких возможностей. Взамен они получают долю прибыли с продаж и концертов, и ты снимаешься в нескольких рекламных роликах для "Sea Group". Госпожа Му Ран пошла мне навстречу и заверила меня, что нет никакой необходимости торопиться со свадьбой между тобой и твоим женихом, вы ещё молоды, и желаете успешно реализовать себя. С моей же стороны есть обязательство периодически отпускать тебя на встречи с господином Ким Чжу Воном, ну и, возможно, еще на некоторые мероприятия, нужные семье Ким.
     
      У Юн Ми, сидящей сбоку от начальственного стола, вначале округляются и без того большие глаза и раскрывается рот от неожиданности, потом она затравленно озирается и бормочет что-то похожее на ругательство: "Oblozhili, gady".
      - Что же ты не радуешься, Юн Ми? - укоряет Сан Хён. - Я столько труда вложил в твоё продвижение, переговоры с семьёй Ким выдались непростые, но теперь наши рынки значительно расширятся. И агентство, и, конечно, ты, получим гораздо больше денег. Ты же этого хотела?
      - Я вам очень благодарна за заботу, сабоним, - мямлит Юн Ми, кланяясь сидя и пытаясь сообразить, чем это ей может грозить. - Всё так неожиданно...
      - Да, не скрою, для тоже был неожиданностью предложение от госпожи Му Ран. Но хороший бизнесмен тем и хорош, что умеет вовремя среагировать и извлечь пользу из новой ситуации, - довольным тоном говорит Сан Хён. - Так что от тебя потребуется много труда. Нужны ещё композиции для "новой классики" в объёме концерта, песни соло и в составе группы для европейского рынка на новый диск, и кроме того попробуем выйти на латиноамериканский рынок с соответствующими песнями. Ну а пока репетируйте готовящийся концерт "Короны" в Корее. Кстати, хорошие новости для тебя ещё не закончились: в ближайшие дни я отпущу тебя на встречу с твоим женихом, так что отдохнёшь ещё. А сейчас иди, у тебя много работы...
     
     
     
      Время действия: Середина мая, на следующий день, четверг, вечер.
      Место действия: туалет общежития группы "Корона".
     
      Юн Ми со звонящим телефоном в руке заскакивает в туалет, закрывает за собой дверь и отвечает на звонок.
      - Здравствуй, Юн Ми, - из телефона слышен усталый, но довольный голос Чжу Вона. - Я смотрю, ты соскучилась - у меня со вчерашнего дня на телефоне двадцать восемь неотвеченных звонков от тебя.
      - Ты где был?! Я уже обзвонилась вся за целые сутки. Ты что, нарочно не брал трубку?! - шипит Юн Ми.
      - Хе хе! Ты ещё не вышла замуж, а ведешь себя как сварливая жена. Я ведь могу и положить трубку, это же тебе что-то от меня надо. Как ты там, помнится, говорила? "Попробуй начать разговор с приветствия, и ты удивишься, как изменится мой тон?" - голос Чжу Вона наполняется сарказмом.
      - Да, извини, - ругнувшись в сторону, поправляется Юн Ми более сдержанным тоном. - Здравствуй, Чжу Вон-оппа.
      - И ты здравствуй, Юн Ми, - повторяет Чжу Вон уже серьёзнее. - Я вчера и сегодня не мог звонить по телефону по делам службы. Что там у тебя стряслось?
      - Что за хрень с какой-то долбаной договорённостью между агентством FAN и вашей семьёй? - тон голоса Юн Ми снова ползёт вверх. - Вам показалось мало слов Президента страны о твоём жениховстве, известий в СМИ и наших встречах на публику?!
      - Прекрати орать в трубку, - по голосу чувствуется, как морщится собеседник. - Твоя эмоциональная женская реакция говорит, что ты ещё не способна спокойно обсуждать серьёзные темы больших людей.
      - Ну объясни мне, неразумной, в причина изменений в ваших "высоких сферах", знаток политики, - теперь уже голос Юн Ми сочится ядом.
      - Я точно не могу сказать, - отвечает, слегка замявшись, Чжу Вон. - Причина в каких-то больших государственных контрактах, на которые претендует корпорация моей семьи. Конкуренты стараются пропихнуть свои контракты, в высоких кабинетах медлят с решением. В семье решили, что надо им напомнить, что ты моя невеста, а ты же у нас младшая сестра нации, член Ассоциации ветеранов морской пехоты, награждённая орденом, плюсом к тому, что ты восходящая звезда корейской музыки.
      - Ну а я-то здесь при чём? Это же ваши контракты, - возмущается Юн Ми.
      - Вот поэтому в семье решили вложить часть свободных средств в ваше агентство, конкретно, в твои проекты, - объясняет Чжу Вон. - Чтобы ты так не говорила, а могла получить немалый доход с совместного освоения новых рынков. Ну и прибыль в семье с этого вложения хотят заодно получить, не без того. Они считают тебя очень способной, а вложения в тебя перспективными. А взамен ты, встречаясь со мной, напоминаешь кое-кому, чья ты невеста.
     
      Юн Ми цедит что-то вроде "Даебак" или это на самом деле какое-то ругательство на иностранном языке, потому что тон у неё раздраженный.
      - Скажешь, тебе не нужно ещё больше денег? Ты же так всё время хотела разбогатеть, - спрашивает Чжу Вон.
      - Нужны, кому же они не нужны... - нехотя соглашается Юн Ми. - Всё равно, мне это не нравится. Надоело изображать невесту... Да и придётся на это тратить время своего отдыха.
      - Мне тоже потребуется расходовать время на наши встречи, - возражает Чжу Вон, - хотя я не получаю с этого никаких выплат.
      - У тебя наверняка есть своя причина, - подозревает Юн Ми.
      - Да, причины имеются, - не спорит с девушкой Чжу Вон.
      - И какие? - прищуривается Юн Ми, хотя собеседник её и не видит. - Наверное, опять невест от тебя надо отпугивать? Служба у тебя скоро закончится, и тебя наверняка захотят женить.
      - Вот видишь, ты тоже способна иногда мыслить разумно, - подсмеивается парень. - Угадала, по крайней мере, одну.
      - А другие? - не унимается Юн Ми.
      - Если ты такая любопытная, подумай об этом сама, на досуге, - отшучивается Чжу Вон.
      - Вашими стараниям досуга у меня скоро не останется вовсе, и я не собираюсь тратить оставшийся на ненужные догадки, - возражает девушка.
      - Кстати, отправь мне электронной почтой свои размеры одежды и обуви, они мне понадобятся, - вспоминает Чжу Вон.
      - Зачем? - настораживается девушка. - Я не хочу принимать от тебя никаких платьев и прочей дребедени в подарок.
      - Надо, - утверждает Чжу Вон, но потом всё же слегка разъясняет. - Нужно подобрать тебе кое-какой костюм, он тебе понадобится на нашей встрече в эту субботу. А в ответном письме я тебе напишу, к какому часу быть готовой к выходу.
      - Что ты там ещё задумал? - хмурится Юн Ми.
      - Узнаешь, - веселится Чжу Вон. - Сначала будет больно, а потом тебе понравится.
      - Я не люблю шуток на эту тему, - в голосе Юн Ми проскальзывает еле сдерживаемая разозлённость.
      - Какие шутки, это была правда, - деланно удивляется Чжу Вон. - Я не знаю, о чём ты подумала. Ну, всё, до встречи. Аньён.
     
      Юн Ми подносит телефон к бачку и нажимает слив. Вода с громким шумом сливается в унитаз.
      - Эй, что там у тебя за шум? - вскрикивает парень от неожиданности.
      - Я разговаривала с тобой в туалете, чтобы никто не подслушал, - вежливо объясняет Юн Ми. - А это я сливаю воду, чтобы оправдать моё здесь пребывание. Вот теперь аньён, - и нажимает отбой.
     
     
     
      Время действия: Середина мая, пятница, вечер.
      Место действия: автомобиль FAN Entertainment.
     
      По дороге в общежитие Юн Ми, морща лоб, озадаченно уставилась в выпрошенный у Ё Нэ планшет, чтобы выяснить требуемое время завтрашней встречи. В почтовом ящике Юн Ми кроме краткого письма от Чжу Вона: "суббота, 10 часов первая половина дня, у входа в общежитие", находится ещё и второе, от неизвестного адресата. Первоначальное движение пальца Юн Ми отправить письмо в СПАМ останавливается, потому что девушка вчитывается в текст послания: "Юн Ми, помоечная принцесса из Гванак-гу, твоя игра в невесту зашла слишком далеко. Остановись, иначе пожалеешь." Юн Ми лезет в заголовки письма: отправителем указан один неизвестный адрес, адрес для ответа другой, а получено письмо с третьего непонятного сервера, и все они за пределами Кореи. Юн Ми хмурится, чешет в недоумении голову и бормочет под нос: "Хейтеры-хакеры? Или это конкуренты их семейки?". Из-за шума машины слова почти неразличимы, но Юн Ми, в растерянности подняв голову, натыкается на взгляды: озабоченный Ён Э, внимательные Сон Ён и Ин Чжон и любопытный Бо Рам. Юн Ми пожимает плечами, улыбается подругам и отправляет анонимное письмо в корзину.
     
     
     
      Время действия: Середина мая, суббота, вечер.
      Место действия: общежитие группы "Корона".
     
      Только что Чжу Вон привёз Юн Ми ко входу в общежитие и завёл внутрь. Юн Ми шла, опираясь на руку Чжу Вона, как будто они парочка из дорамы. Однако из влюблённого образа выбивалось то, что девушка шла через силу, широко расставляя ноги, которые почти не сгибались при ходьбе.
      - Ну что, тебе понравилось? - спрашивает Чжу Вон на прощание.
      - Даа... Никогда так не думала, но это было здорово! Я хочу ещё... Но только, когда у меня перестанет всё болеть... - говорит Юн Ми, одновременно морщась и улыбаясь, вспоминая прошедший день.
      - Тебе сейчас лучше принять ванну и расслабиться в тёплой воде, - советует Чжу Вон. - Ты до ванны дойдёшь? - необычно для него участливо спрашивает парень.
      - Девчонки помогут. Хотя ванны-то у нас и нет, - отвечает Юн Ми.
     
      Чжу Вон сдаёт Юн Ми с рук на руки девушкам из Короны и, прощаясь со всеми и персонально с Юн Ми, уходит.
      - Юн Ми, что с тобой? У тебя что-то болит? - заботливо спрашивает Сон Ён.
      - Всё, - отвечает Юн Ми. - Я не знала, что это может быть так утомительно. Но мне понравилось!
      - Это то, о чём я думаю? - проказливо улыбается Джи Хён. - Младшая нас всех опередила?
      - Я догадываюсь о твоих мыслях и советую думать об этом поменьше, а то не сможешь заснуть, - шутит в ответ Юн Ми. - Чжу Вон повёз меня за город...
      - И? - Джи Хён подаётся вперёд.
      - И мы катались на лошадях. Он привёз меня в конный клуб, - смеётся Юн Ми и, охая, проходит в гостиную.
      - Ооо... - тянет Джи Хён, а остальные хихикают.
      - Я в душ, - сообщает Юн Ми и тащится в его направлении. Через полчаса она выходит, закутанная в махровый халат.
      - Ну как, тебе полегче? - спрашивает Сон Ён.
      - У меня даже руки и плечи болят, кто же мог знать, - вздыхает Юн Ми, с усилием опираясь на подлокотник дивана и опускаясь на сиденье. - Я же руками только поводья держала.
      - Давай, я сделаю тебе расслабляющий массаж, - предлагает Сон Ён.
      - И я хотела предложить тоже самое, - говорит Ин Чжон.
      - Сделай ты, - соглашается Сон Ён. - У тебя массаж самый лучший.
     
      Ин Чжон улыбается от похвалы, укладывает Юн Ми на диванчике на живот, высвобождает руки девушки из рукавов халата и спускает его до поясницы. Начинает с поглаживающих движений у основания шеи, потом переходит на плечи и руки. Через тридцать минут массирующие ладони Ин Чжон спускаются вниз и касаются попы Юн Ми. Та инстинктивно напрягает мышцы, шипит, и пытается их снова расслабить, пока Ин Чжон массирует ягодицы и бёдра.
      - Юн Ми, а ты сегодня мило разговаривала с женихом, - встревает с вопросом Хё Мин. - Больше не ругалась. Передумала, и теперь собираешься за него замуж?
      - Вот еще... - мычит с прикрытыми глазами Юн Ми. - Я бы с удовольствием женилась бы на Сон Ён и Ин Чжон одновременно, - бормочет она.
     
     
     
      Время действия: Вторая половина мая, пятница, день.
      Место действия: Один из парков Сеула.
     
      Группа "Корона" заканчивает выступление на открытой площадке парка. Их обступает толпа фанатов, получая автографы, пожимая руки и даже просто прикасаясь к любимым артистам. Юн Ми, отвечая на улыбки, подписывает фотографии и раздаёт сувенирную символику, как вдруг замечает чьё-о неожиданное движение. Среди фанатов человек в медицинской маске держит в руке пластиковую бутылочку с острым направленным вперёд носиком. Из бутылочки вырывается струйка жидкости и летит в лицо Юн Ми. Та инстинктивно отшатывается и швыряет в держащую бутылку руку парня пакет с сувенирами. Капли жидкости на излёте попадают вместо лица на основание шеи, оголённое плечо и в вырез блузки. Сам нападавший, поняв, что его заметили и затея не удалась полностью, скрывается в толпе фанатов. Возникает лёгкая неразбериха. Юн Ми сначала ничего не ощущает, потом говорит ЁнЭ, что жжётся, и просит воды смыть попавшую жидкость. Её менеджер зовёт охранника, и они вдвоём уводят Юн Ми к машине. Кожа девушки в местах попадания капель уже немного покраснела. Охранник остаётся у автомашины зорко осматривать окрестности, а ЁнЭ за автомобилем поливает Юн Ми водой, пытаясь омыть раздражённую кожу, затем в машине Юн Ми переодевается в чистую блузку, и ЁнЭ везёт пострадавшую в больницу, оставляя девушек из "Короны" и собравшихся фанатов в состоянии тревоги и легкой паники.
     
     
     
      Время действия: Вторая половина мая, пятница, вечер.
      Место действия: кабинет президента FAN Entertainment.
     
      - Врачи говорят, что у Юн Ми лёгкий химический ожог. Угрозы для жизни нет, поражённую кожу обработали и выписали необходимые лекарства. В ближайшие дни следы ожога должны исчезнуть. Однако, если бы это едкое вещество попало в глаза, то зрению мог быт нанесён значительный ущерб, сабоним, - докладывает, кланяясь сидя на стуле сбоку стола, ЁнЭ президенту агентства. Сан Хён, сидящий на своём месте во главе, открывает ящик стола, тянется за таблетками, отсчитывает две и бросает их себе в рот, запивая затем негазированной водой из бутылки.
      - Юн Ми, всё же мысль запереть тебя в комнате агентства, чтобы ты только писала песни, уже не кажется мне такой уж плохой, - морщится Сан Хен, держась за бок.
      - Сабоним, это какие-то происки конкурентов, или чей-то заказ, - оправдывается Юн Ми, у которой в пораженных местах наложены повязки. - Если бы я только писала песни, то всё равно могла бы заиметь своих и ваших завистников. Или врагов семьи Ким, - добавляет она в конце.
      - Юн Ми... - тихо говорит ЁнЭ, о чём-то напоминая.
     
      Юн Ми сокрушенно вздыхает и рассказывает президенту агентства о полученном анонимном письме.
      - ... И вот сегодня после случившегося я о нём вспомнила и рассказала ЁнЭ, - заканчивает Юн Ми. - А потом мы вошли в мою почту, чтобы вынуть его из корзины, а в почтовом ящике второе такое же. И в нём написано: "Первое предупреждение".
     
      Сан Хён бросает тоскливый взгляд на ящик стола, где лежат таблетки.
      - Поскольку лучше всего ты понимаешь язык денег, - - говорит он Юн Ми, - то в следующий раз при подобном случае я вычту с тебя счёт за лечение и штраф в двойном размере от этого счёта.
      - За что, сабоним?!.. - возмущённо удивляется Юн Ми.
      - За несообщение об угрозах в адрес сотрудника моего агентства!... - рявкает Сан Хён, хлопая ладонью по столу.
      - ЁнЭ! - обращается он, успокоившись, - покажи эти письма нашей службе безопасности. А я дам им указание связаться с СБ семьи Ким. Вдруг Юн Ми и права, и это дело рук не наших, а их конкурентов. И выступления "Короны" на открытых площадках пока отменяются, менеджеру Киму я распоряжусь об этом.
     
     
     
      Время действия: Вторая половина мая, суббота, вечер.
      Место действия: общежитие группы "Корона".
     
      Юн Ми ходит по коридору из комнаты к выходу и обратно и разговаривает по телефону. Доносится обрывок разговора:
      - Ты что, чусан-пурида, не могла сказать мне об этом письме?... - доносится из динамика громкий голос Чжу Вона.
      - Мне уже Сан Хён клизму вставил, от тебя ещё не хватало выслушивать, - огрызается Юн Ми.
      - Ты вообще понимаешь, что значит работать в команде? - горячится морпех. - Хотим мы или нет, но мы с тобой сейчас команда. И твои проблемы становятся и моими проблемами. А если ты будешь о них молчать, то моими большими проблемами!...
      - Да поняла я, поняла, - морщится как от зубной боли Юн Ми. - Я подумала, что какие-то хейтеры...
     
      На той стороне линии связи слышится с шипением выдыхаемый сквозь зубы воздух, тишина две-три секунды, и более спокойный голос Чжу Вона продолжает:
      - Хейтерам не известен твой адрес почты, - говорит парень. - И наша служба безопасности утверждает, что заголовок письма подменили, пройти цепочку почтовых серверов и отследить отправителя не удалось, передавалось через открытые релеи. Это слишком грамотные хейтеры. Возможно, наши конкуренты в гос.контрактах играют против нас. Нападение произошло через несколько дней после того, как наши с тобой фотографии в конном клубе появились в новостях.
      - Я сглупила, извини, - выдавливает из себя признание девушка.
      - Ты умеешь признавать ошибки, - удовлетворённо отмечает Чжу Вон. - Мы тоже допустили ошибку и не подумали о возможных действиях конкурентов. Я передаю тебе извинения и слова глубокого сожаления от хальмони.
      - Хорошо, я понимаю, - услышав, что не она одна такая, Юн Ми становится легче.
      - Бабушка договорилась с твоим начальством, что тебя будут всюду сопровождать наши люди, - успокаивается Чжу Вон. - Не уходи из общежития или агентства без их охраны. Не вздумай убегать!
      - Да, да, хорошо, - бурчит Юн Ми. - В туалет хотя бы одна буду ходить.
      - Надо будет, наймём женщину, ради безопасности будешь с ней ходить, - жёстко говорит Чжу Вон, - во всех общественных местах.
      Со стороны Юн Ми слышен глубокий вздох...
     
     
     
      Время действия: Первая половина июня, суббота, вечер.
      Место действия: Престижный стрелковый клуб.
     
      Из центральных дверей клуба выходя двое крепких мужчин в черных пиджаках и с гарнитурами раций в ушах, останавливаются и оглядывают посекторно окружающую территорию, затем что-то говорят в переговорное устройство. Двери еще раз открываются, выходят Чжу Вон и Юн Ми, за ними еще пара охраны.
      - Скажешь, зря шла и тебе не понравилось стрелять? - продолжает прерванный диалог Чжу Вон.
      - Ну почему же, понравилось, - отвечает Юн Ми, и вспомнив кое-что, удовлетворённо добавляет, - Особенно понравилось, что ты теперь не будешь всё время повторять про своё превосходство. Я тебя несколько раз уделала на пистолетах.
      - Ты у меня выиграла только на калибре ноль тридцать восемь, - возражает парень, - на ноль сорок ничья, а на сорок пять впереди я.
      - Ну конечно, там такая отдача, у меня руки не держали. Это не считается, - возмущается Юн Ми.
      - Считается. И в винтовках ты мазала, - насмехается Чжу Вон.
      - Не мазала, а привыкала. Ты там у себя в армии пристрелялся, а я ещё нет, - не соглашается девушка. - В следующий раз я буду первой.
      - А, так ты уже думаешь про следующий раз, - довольно замечает Чжу Вон.
      - Конечно! Вот это занятие как раз для меня, - утверждает Агдан. - Жалко, драться не умею. А то бы с удовольствием бы душу отводила, лупила бы кого-нибудь.
      - И сама бы получала, - подсмеивается парень. - Пока сама вдоволь не огребёшь, не научишься.
      - Это да, - скучнеет Юн Ми, - это я понимаю.
      - Юн Ми, вот что хотел тебе сказать, - вспоминает Чжу Вон. - Режим охраны принёс результат, попыток нападений больше не было, подозрительных людей охрана не замечала. На следующей неделе появятся твои фотографии со мной в стрелковом клубе, воздержись от поездок в людные места даже с охраной. Переждём. Именно в то время будет приниматься решение об одном из контрактов.
      Юн Ми прищуривается, но понимающе кивает.
     
     
     
      Время действия: Месяц спустя, середина июля, понедельник, вечер.
      Место действия: общежитие группы "Корона".
     
      Юн Ми разговаривает по телефону и ходит по комнате:
      - Давай закончим эту игру. У вас, наверное, уже достаточно выигранных контрактов. Я готова отказаться от вашей помощи в Европе и Америке. Не хочу рисковать своими близкими людьми.
      - Юн Ми, это вопрос бизнеса, и его решать не тебе и не мне, а твоему президенту Сан Хёну и главе нашей семьи, - поправляет Чжу Вон. - Как там твоя онни? - переводит он тему.
      - Сун Ок вышла из больницы, и чувствует себя хорошо, пластика прошла легко. Ну там не делали больших изменений, - отвечает Юн Ми. - Спасибо, что интересуешься. Ну да ты и сам должен знать, онни с мамой под вашей же охраной.
      - Да, и с ними всё будет в порядке. Ваш дом и кафе тоже охраняют. Давай договоримся на нашу последнюю встречу в ближайшую субботу. Очень надо, я тебя прошу, - непривычно мягким голосом просит Чжу Вон.
      - Ты точно обещаешь последнюю? - недоверчиво переспрашивает Юн Ми.
      - Да, - подтверждает Чжу Вон. - И мы даже можем поехать куда ты хочешь. Хочешь, в ресторан?
      - Нет, в эту субботу у Ин Чжон соревнования по таэквондо. Я бы хотела посмотреть и поддержать её, - отвечает Юн Ми.
      - Хорошо, - покладисто говорит Чжу Вон, - Съездим, посмотрим на выступление твоей сонбе. Только скинь мне почтой место и точное время проведения, охране нужно знать куда едем. А я уеду сразу после соревнований, вы в общежитие поедете вдвоём.
      - Ну хорошо-о, - неверяще тянет Юн Ми, словно ожидая подвоха, - договорились...
     
     
     
      Время действия: Середина июля, суббота, вечер.
      Место действия: Один из спортивных центров в Сеуле.
     
      Из дверей спортивного центра выходят Юн Ми, Ин Чжон и Чжу Вон. Юн Ми в джинсовом костюмчике и против обыкновения вместо рюкзачка держит в руках дамскую сумочку, Ин Чжон так же в джинсах и со спортивной сумкой через плечо, и только у Чжу Вона, который сегодня в свободных брюках и спортивной куртке, нет в руках никакой поклажи.
      - Ты же говорил, что уедешь сразу после соревнований? - спрашивает Юн Ми у Чжу Вона.
      - Я передумал, - коротко отвечает тот. - Провожу вас вместо охраны до машины, её поставили сегодня далеко, места на стоянке поблизости не оказалось.
      - Ну ладно, - соглашается Юн Ми, - прогуляемся. Онни, ты как?
      - Если господин Ким Чжу Вон предлагает, давайте прогуляемся, - пожимает плечами Ин Чжон.
      - Благодарю, госпожа Хам Ин Чжон, - улыбается Чжу Вон. - Кстати, вы сегодня превосходно выступали! Я тоже занимаюсь таэквондо, и вижу ваш высокий уровень мастерства.
      - Мне очень приятно слышать вашу похвалу, - смущается Ин Чжон и просит, - И называйте меня просто.
      - Хорошо, нуна, взаимно, называйте меня оппа, - разрешает Чжу Вон.
      - Благодарю, Чжу Вон-оппа, - кланяется Ин Чжон, а Юн Ми насмешливо над этим наблюдает.
     
      Две девушки и парень неспешно идут по пустой широкой дороге среди невысоких растущих кустов к входным воротам с улицы. Девушки о чем-то разговаривают между собой, парень не принимает участия в беседе, с равнодушным видом посматривая по сторонам. Никто не обращает внимания на еле слышное тарахтение мотоскутера, раздающееся сзади. Звук приблизился, и мотоскутеров оказывается три. Неожиданно Чжу Вон, идущий посередине, при подъезде первого из них резко хватает Юн Ми за поясницу и рывком срывает её с места, перемещая между собой и Ин Чжон. Мимо проносится скутер, сидящий на котором человек в медицинской маске со свистом промахивается дубинкой по пустому пространству, где только что находилась Юн Ми. Однако кончик дубинки достаёт до ноги Чжу Вон, тот шипит сквозь зубы, а его нога едва не подгибается.
     
      Тем не менее Чжу Вон бросается, слегка прихрамывая, навстречу следующему за первым другому скутеру, уклоняется от замаха дубинкой и сбивает водителя вместе с его транспортом. Все они валятся на землю, где Чжу Вон наносит человеку в такой же как у первого маске серию ударов. Ин Чжон из девушек спохватывается первой. Сбросив с плеча сумку, она делает короткий разбег и в прыжке ударом ногами сшибает водителя третьего настигшего их скутера, несущегося прямо на застывшую Юн Ми. При падении на дорогу она ударяется рукой, которая бессильно повисает. Приподнявшись, кулаком другой руки Ин Чжон бьёт по упавшему скутеристу в маске, но её противник изворачивается и толчком обеих ног отшвыривает девушку от себя. Ин Чжон отлетает и перекатывается на несколько шагов, а её враг поднимается на ноги, перехватывая дубинку и делает движение к сражавшейся с ним девушке.
     
      За короткие секунды схватки Юн Ми выходит из оцепенения и с напряженным лицом суёт правую руку в сумочку, вынимая из неё пистолет. Разжав левую руку и роняя сумочку на дорогу, она взводит затвор пистолета и направляет оружие на противника Ин Чжон.
      - Онии, в сторону! - кричит с надрывом Юн Ми, смещаясь чуть вбок и нацеливаясь врагу точно в лицо.
     
      В это время первый скутерист успевает развернуться и мчится к месту схватки прямо на Юн Ми, занося для удара дубинку. Через три-четыре секунды он достигнет девушки, Юн Ми бросает на него короткий взгляд, но не отводит своего оружия от противника Ин Чжон. Та перекатом в это время поднимается на ноги, удалившись от нападавшего, и Юн Ми стреляет. Два выстрела подряд, дабл тап. Пистолет оказался газовый, и два заряда едкого вещества попадает в голову нападавшего, заставляя того схватиться за глаза, шатаясь свернуть в сторону и пытаться изо всех сил вытирать своё лицо. Ин Чжон двумя боковыми шагами подскакивает к нему и наносит удар ногой, сбивающий его наземь.
     
      Первый скутерист почти достиг своей цели. Юн Ми всё же успевает выстрелить тому в корпус и пытается уйти с линии его движения. Её буквально выдёргивают за ремень брюк из под колёс и из под удара дубинкой. Юн Ми с трудом удерживается на ногах, а Чжу Вон, уже разделавшийся со своим противником, отпускает её ремень и пытается ударить проезжающего водителя скутера, но не успевает, и тот проносится мимо. Его скутер начинает вилять, первый водитель начинает мотать головой, видимо от слезоточивого вещества, попавшего на него. Проезжая мимо Ин Чжон, он получает от девушки резкий боковой удар ребром стопы и отлетает в сторону. К нему прихрамывая торопится Чжу Вон.
     
      Юн Ми снова приходит в себя от секундного замешательства и видит, как к месту схватки с разных сторон дороги бегут несколько человек в черных костюмах и рубашках. "Vresh, suki, ne vozmesh!" - кричит Юн Ми, направляя пистолет на ближайших из них.
      - Стой, Юн Ми, не стреляй, это люди Сан У, - запыхавшись, останавливает её Чжу Вон. - Мы устроили засаду...
      Девушка при этих словах смотрит на приближающихся людей, на Чжу Вона, потом взвешивает в руках пистолет и с видимым усилием отказывается от желания двинуть рукояткой пистолета по башке конспиратору-"жениху"...
     
     
     
      Время действия: Середина июля, понедельник, день, время обеда.
      Место действия: тренировочный зал группы "Корона".
     
      - Здравствуйте, сабоним, - отвечает Юн Ми на звонок в телефон, переданный её ЁнЭ.
      - Здравствуй, Юн Ми, - голос Сан Хёна звучит бодро. - Как мне сообщила госпожа Му Ран, угроза для тебя и твоих родных пропала, и усиленный режим охраны может быть снят в ближайшее время.
      - Я очень рада, сабоним, - отвечает Юн Ми.
      - Все наши с семьёй Ким договорённости остаются в силе, и мы готовим к ротации на зарубежных рынках написанные тобой песни. А ко мне неожиданно поступило интересное предложение - попробовать тебя в роли актрисы в дораме. Продюсер дорамы видит в роли главного героя только тебя. В сюжете человек из прошлого перемещается душой в современную девушку, почти погибшую в автокатастрофе. Будет хорошо, если ты ещё напишешь музыку и песню к этой дораме, тогда мы снимем по ней клип.
      - Это очень заманчиво, сабоним, - задумчиво отвечает Юн Ми. - А о каком прошлом идёт речь?
      - О средневековье, - слышен ответ Сан Хёна. - Знаешь, наверное, это старинные замки, турниры, осады... Что скажешь, Юн Ми?... Юн Ми! Юн Ми!...
     
      Юн Ми, отведя телефон от уха, стоит с расширенными глазами, устремлёнными в пространство, и что-то неслышно декламирует. Телефон из её руки вынимает ЁнЭ, извиняется перед президентом, объясняя возникшую ситуацию, и ждёт разноса Юн Ми за непочтительно обращение. Но Сан Хён только удовлетворённо хмыкает, указав ЁнЭ дать Юн Ми планшет, а если понадобиться, отвезти её в кабинет для работы, и заканчивает разговор.
     
     
     
      Время действия: Вторая половина июля, суббота, вечер.
      Место действия: Вход в медицинский центр.
     
      Чжу Вон за рулём стоящего перед входом в центр автомобиле заканчивает короткий разговор по телефону и ждёт. Через минуты три из дверей центра появляется Юн Ми и направляется к автомобилю Чжу Вона. Чжу Вон выходит из машины, открывает дверь на заднее сиденье, Юн Ми, слегка наклонившись, садится в авто, Чжу Вон закрывает дверцу и возвращается на водительское место.
      - Здравствуй, Юн Ми, - начинает он разговор.
      - Привет, - говорит девушка. - Что хотел?
      - Надо было встретиться и поговорить, не по телефону, - отвечает Чжу Вон. - Могу тебе сообщить, что пойманных нападавших выпотрошили и дошли до заказчика.
      - И кто же он? - проявляет заинтересованность Юн Ми.
      - Не могу тебе сказать, это не подлежит разглашению, - не удовлетворяет её интереса младший наследник семьи Ким. Но, глядя на вспыхнувшее недовольством лицо девушки, улыбаясь добавляет, - Однако, как своей "невесте", могу рассказать несколько занимательных новостей из мира чеболей.
      - Ну, говори, - насупившись, та смотрит на Чжу Вона.
      - Моя старшая сестра, ты её хорошо знаешь, насмерть разругалась с одной своей подругой, которая часто приходила к ней, интересовалась нашими делами, и они обменивались сплетнями. Кроме того, семья Ким выгодно перекупила небольшой пакет акций концерна "Хёндэ", что дало нашему представителю место в совете директоров. А ранее это место было подарено родителями небезызвестной тебе ЮЧжин...
      Юн Ми соображает, что к чему, её глаза нехорошо прищуриваются, а губы неслышно произносят какие-то слова. Чжу Вон тем временем продолжает:
      - А саму ЮЧжин можно поздравить. Она внезапно решила выйти замуж. Будущего её мужа я не знаю, раньше о нём не слышал. Но его, по слухам, хорошо знают родители невесты.
      - Я бы тоже поздравила её, только невеста может не перенести моей бурной радости, - усмехается Юн Ми одной стороной рта. Чжу Вон понимающе молчит.
     
      В этот момент из дверей медицинского центра выходит Ин Чжон. Юн Ми открывает дверь, выпрыгивает из машины и энергично машет ей рукой, широко улыбаясь. Чжу Вон также выходит из автомобиля, здоровается с Ин Чжон, та кланяется, улыбаясь и здороваясь в ответ. Парень предлагает девушкам занять места на заднем сиденье с просьбой о разговоре и обещая затем отвезти обеих в общежитие "Короны". Когда девушки усаживаются, а Чжу Вон возвращается на водительское место, разговор возобновляется.
      - Нуна, рад, как я вижу, что у тебя с рукой всё в порядке, - говорит Чжу Вон с открытой улыбкой, повернувшись назад к девушкам.
      - Благодарю, Чжу Вон-оппа, - слегка смущается под его взглядом девушка, - у меня всё хорошо.
      - Да, рассказывай, как рука, - тормошит её Юн Ми.
      - Лангет сняли, можно её работать, но пока с ослабленной нагрузкой, - отвечает ей Ин Чжон, - всё хорошо, Юна, не волнуйся.
      - Нуна, у меня для тебя есть подарок, - продолжает разговор парень и вынимает из внутреннего кармана пиджака маленькую бархатную коробочку. Открывает её и протягивает Ин Чжон. Та завороженно смотрит внутрь - на подушечке лежать серьги тонкой работы с большими рубинами. Юн Ми тоже глядит на содержимое с любопытством.
      - Знаешь, онни, они тебе очень пойдут, - говорит Юн Ми с искренней радостью за подругу.
      - Чжу Вон-оппа, это очень дорогой подарок, я не могу его принять, - отнекивается Ин Чжон, покраснев так, что едва не сравнялась по цвету с рубинами.
      - Я прошу его принять, - уговаривает Чжу Вон, - в знак моего глубокого уважения и признательности тебе за помощь в эпической битве.
      - О да, было даже немного страшно - вспоминая прошедшую на днях схватку и улыбаясь, говорит Ин Чжон. - А Юна ведь тоже в ней участвовала. И поразила нападавших даже больше меня.
      - Для Юн Ми у меня тоже есть подарок, - подхватывает Чжу Вон и достает из бардачка машины другую коробку, раз в десять больше, завёрнутую в подарочную бумагу.
      - Юна, я даже боюсь представить, какие драгоценные камни в твоих серьгах, - смеётся Ин Чжон.
      - Булыжники, - отшучивается Юн Ми. - Чтобы при случае огреть кое-кого по голове, - намекает она.
     
      Чжу Вон передаёт коробку Юн Ми, та со сдерживаемым нетерпением разворачивает бумагу и открывает коробку. Ин Чжон вслед за Юн Ми заглядывает внутрь. В коробке лежит пистолет.
      - Ух ты! Здорово! - восклицает Юн Ми. - Круто! Пистолет! А что калибр такой большой? - спрашивает она схватив оружие и вертя его в руках.
      - Травматический, - поясняет Чжу Вон. - Стреляет резиновыми шарикам с металлическим сердечником. Для настоящего пистолета тебе не дали бы разрешения.
      - Всё равно круто! - не унывает Юн Ми, вынимая магазин и оттягивая затвор назад.
      - Неполная разборка несложная, я уже пробовал, - поясняет Чжу Вон.
      - Ты разбирал мой пистолет?! - обвиняюще вскидывается Юн Ми.
      - Должен же я был сам в нём разобраться, чтобы потом научить тебя, - снисходительно объясняет Чжу Вон.
      - Тоже мне, учитель. Да я буду быстрее тебя проводить его неполную сборку-разборку! Спорим? - возмущённо предлагает девушка.
      - Это ты говоришь морпеху? - с оскорблённым видом отвечает парень. - А ну дай, покажу, как надо!..
      Ин Чжон, насмешливо улыбаясь, следит за перебранкой, а её вид выражает мысль: "ну вот, эти двое хоть в чём-то нашли друг друга".
     
     
     
      Время действия: Август, воскресенье, вечер.
      Место действия: Кухня общежития группы "Корона".
     
      - Я добыла клип на песню Юн Ми к дораме, - сообщает Кю Ри в конце ужина, показывая всем планшет. - Посмотрим?
      - О, давай! - оживляется Бо Рам, уже съевшая свою порцию. - Жутко интересно, какая там Юн Ми. Наверное, принцесса. Или королева.
     
      Кю Ри загружает клип, ставит видео на полный экран и увеличивает громкость.
      Слышно вступление, играет протяжная музыка, похожая на старинную балладу. На экране Юн Ми в джинсовом костюме, в бейсболке, с маленьким рюкзачком за плечами входит в пустой заросший травой двор старинного полуразрушенного замка. Глубокий и сильный голос Юн Ми за кадром начинает петь.
     
      Замок временем срыт и укутан, укрыт
      В нежный плед из зеленых побегов,
      Но развяжет язык молчаливый гранит -
      И холодное прошлое заговорит
      О походах, боях и победах.
     
      Юн Ми поднимается на крепостную стену с остатками зубцов, медленно осматривает окрестности, словно запоминая, или вспоминая.
     
      Время подвиги эти не стерло:
      Оторвать от него верхний пласт
      Или взять его крепче за горло -
      И оно свои тайны отдаст.
     
      Камера наплывает на лицо Юн Ми, большими синими глазами взглянувшую на зрителя. Внезапно раздаются лязг и крики, лицо в кадре резко поворачивается, и заметно, что голова сзади прикрыта кольчужной бармицей. Камера отъезжает, и зрителям видно, что это не Юн Ми, а молодой синеглазый воин в доспехе, вынимающий на ходу меч из ножен и бегущий к лезущим снаружи на стену осаждающим.
     
      Упадут сто замков и спадут сто оков,
      И сойдут сто потов целой груды веков,-
      И польются легенды из сотен стихов
      Про турниры, осады, про вольных стрелков.
     
      Смена кадра. Синеглазый воин идёт по улице средневекового города со молодой знатной девушкой, похожей на него лицом, только с карими глазами. Девушка в смущении опускает голову и сквозь ресницы, скрывая улыбку, посматривает на идущего с другой стороны товарища своего спутника, другого воина, с улыбкой что-то ей говорящего.
     
      Ты к знакомым мелодиям ухо готовь
      И гляди понимающим оком,-
      Потому что любовь - это вечно любовь,
      Даже в будущем вашем далеком.
     
      Кадры ожесточённой схватки. Синеглазый воин рубится против нападающих мечников в коттах другой расцветки. Рядом с ним в числе других сражается, показывая чудеса ловкости, молодой воин с лицом, неуловимо напоминающим Ин Чжон. Нападавших одолевают, и те бросают мечи к ногам победителей.
     
      Звонко лопалась сталь под напором меча,
      Тетива от натуги дымилась,
      Смерть на копьях сидела, утробно урча,
      В грязь валились враги, о пощаде крича,
      Победившим сдаваясь на милость.
     
      Показана полутёмная комната. Фигура в богато расшитом плаще суёт руку в складки плаща и холёной рукой с перстнями передаёт какой-то сумрачной личности мешочек с деньгами.
     
      Но не все, оставаясь живыми,
      В доброте сохраняли сердца,
      Защитив свое доброе имя
      От заведомой лжи подлеца.
     
      Снова улицы средневекового города. Синеглазый воин с похожей на него девушкой идут, беседуя с влюблённым в девушку воином. Воин с синими глазами оглядывается, вдруг лицо его искажается, он кричит, рвётся к девушке. Его товарищ пытается прикрыть девушку и тянет её на себя, но не полностью успевает. Побледневшая девушка полулёжа на руках у молодого человека расширенными от ужаса глазами смотрит на стрелу, торчащую из её левой руки.
     
      Хорошо, если конь закусил удила
      И рука на копье поудобней легла,
      Хорошо, если знаешь - откуда стрела,
      Хуже - если по-подлому, из-за угла.
     
      Молодой воин, сверкая синими глазами, с обнажённым мечом врывается в боковые тесные улочки, но стрелявшего уже не видно. Он озирается, и его взгляд упирается в зрителя.
     
      Как у вас там с мерзавцеми? Бьют? Поделом!
      Ведьмы вас не пугают шабашем?
      Но не правда ли, зло называется злом
      Даже там - в добром будущем вашем?
     
      Воин с синими глазами бежит с товарищами по двору замка, а из подземного хода навстречу им выливается толпа врагов с мечами в руках в коттах другого цвета. У подземного хода лежит часовой с ножом в спине.
     
      И вовеки веков, и во все времена
      Трус, предатель - всегда презираем,
      Враг есть враг, и война все равно есть война,
      И темница тесна, и свобода одна -
      И всегда на нее уповаем.
     
      Синеглазый воин спина к спине с воином, напоминающим Ин Чжон, сражаются с окружающими их врагами.
     
      Время эти понятья не стерло,
      Нужно только поднять верхний пласт -
      И дымящейся кровью из горла
      Чувства вечные хлынут на нас.
     
      Ныне, присно, во веки веков, старина,-
      И цена есть цена, и вина есть вина,
      И всегда хорошо, если честь спасена,
      Если другом надежно прикрыта спина.
     
      Камера крупным планом выхватывает лицо воина, движение останавливается. Камера отъезжает назад, и это оказывается лицо Юн Ми, стоящей на улице людного современного города, которая в этот момент отмирает, пристально смотрит на зрителя своими синими глазами, потом надевает на голову бейсболку, поворачивается, закидывает за спину рюкзачок и скрывается в толпе спешащих людей.
     
      Чистоту, простоту мы у древних берем,
      Саги, сказки - из прошлого тащим,-
      Потому, что добро остается добром -
      В прошлом, будущем и настоящем.
     
      http://www.lyricshare.net/ru/vladimir-vyisockiy/ballada-o-vremeni.html
     
     
      - Надо же, в клипе сняли Сун Ок, - удивляется Хе Мин.
      - Ещё бы, у ней сестра автор музыки, текста и исполнитель песни. А ещё за ней ухаживает режиссёр, - шутит Джи Хён.
      - Помощник режиссера, - поправляет Кю Ри. - Я узнавала.
      - А Сун Ок красиво смотрелась, - замечает Сон Ён, - и в эпизодической роли сыграла она неплохо.
      - Говорят, что Юн Ми приходилось подолгу подбадривать сестру, та ужасно стеснялась камеры и игры на людях, - сообщает Кю Ри.
      - Она же видеоблогер с немалой популярностью, должна привыкнуть, - удивляется Бо Рам.
      - Видимо, собственный блог и съемки на площадке немного разные вещи, - философски поясняет Хё Мин.
      - А из нашей Ин Чжон вышел очень красивый молодой воин, - обращает внимание Сон Ён. - Они с Юной так гармонично сражались плечом к плечу.
      - Вот Ин Чжон раньше Юну недолюбливала, а сейчас за неё любого голыми руками порвёт, - говорит Хё Мин.
      - И ногами, - добавляет Ин Чжон, на что Джи Хён ехидно спрашивает:
      - Тоже голыми? - и получает от Ин Чжон щелчок по лбу.
      - А где, кстати, наша мелкая, - интересуется Бо Рам. Все улыбаются, а Ин Чжон отвечает:
      - В стрелковом клубе. У них дошла очередь до оружия северян. Юна грозилась обставить Чжу Вон-оппу из Kalash'а, как она его назвала.
      - Как бы ребёнок не повредил свой музыкальный слух, - беспокоится Сон Ён. - От выстрелов ужасный грохот.
      - Там наушник специальные надевают, - успокаивает Ин Чжон. - В них гораздо меньше слышно. Я ходила один раз с ними, но стрелять мне не понравилось. Я лучше Чжу Вон-оппу, как Юна выражается, ногами завалю.
      - Голыми? - интересуется Джи Хён, на что Ин Чжон вспыхивает и отвешивает по лбу Джи Хён второй щелчок, посильнее.
     
      - Вот так посмотришь и поверишь, что Юн Ми в на самом деле парень королевских кровей из далёкой старины, - задумавшись выдаёт Хё Мин.
      - Ага, и ведёт себя она часто как парень, - веселится Джи Хён.
      - В сети часто пишут о её родстве с королевой, - говорит Кю Ри.
      - А ты, онни, что об этом скажешь? - спрашивает Хё Мин у Сон Ён.
      - Думаю, что вряд ли Юн Ми из королевской династии, - медленно отвечает Сон Ён. - Сама Юна никогда это не утверждала, а если и говорит, то только в шутку. Но это и не важно. Главное, что наша Юна, несмотря на весь её сложный характер, хороший человек, много трудится и старается совершать хорошие поступки. И она, и все мы можем совершать ошибки, вспомните, как мы сами отнеслись к этому ребёнку вначале. Важно исправлять свои ошибки, искренне просить прощения и по-настоящему прощать других самим.
     
      В наступившей тишине девушки задумались, никто не произносил ни слова, как вдруг послышалось громкое:
      - Хрум!...
      Все оглянулись на звук и наткнулись взглядами на круглые глаза грудью налегающей на стол Бо Рам, торопливо дожёвывавшей последний листик кимчхи из общей тарелки.
     
     

Юн Ми и шаг вперёд

      Шаг вперёд и движение навстречу
     
     
     
      Моя так называемая невеста кого угодно может вывести из себя. Особенно своего так называемого жениха.
      Вот и сейчас, рассчитывал сегодня на хорошее времяпровождение, отдых после моих бизнес-дел, как это у нас с Юн Ми уже сложилось, а она ни с того ни с сего замкнулась, молчит, смотрит мимо и ничего не объясняет. Всё же нормально было? Мы много раз уже так встречались, ехали куда-нибудь в интересные места, разговаривали. С ней интересно поговорить, у неё необычный взгляд на многие вещи, и вообще, она странная девушка, непохожая на всех остальных, но неплохая. А на автомобили и байки она, напротив, смотрит так же как и я. Это же классно! Сколько мы с ней рулили, на байках носились... И в прошлый раз тоже. В ресторан сходили, как обычно, мясом её накормил.
     
      А сегодня ничего же не произошло?!... Всё таки эти девушки, наверное, все непонятные существа, и Юн Ми не исключение. Пришел к ней, поздравил с новостью, которую она, оказывается, не знала - её подруга Ли Хе Рин выходит замуж. Думал, она обрадуется. Юн Ми шла, так на ходу и споткнулась, чуть не упала. "Откуда ты знаешь?" - спрашивает. "В новостях проскочило," - ответил ей. Юн Ми по какой-то причине погрустнела и тяжело о чем-то задумалась: "Я новости не смотрела, работы много... И с Хе Рин давно не встречалась... Вот оно как... А за кого?" "За музыканта какого-то. Я их не знаю, этих музыкантов" - пожал я плечами. Лицо Юн Ми приобрело печально-философское выражение, и девушка стала смотреть куда-то вдаль. И ведь не похоже, что завидует. Может быть, размышляет, что вот, подруги замуж выходят, и ей уже пора. "Не грусти, зверёныш," - говорю ей, - "Ты же замуж не собиралась. И у тебя есть я. Я же лучше музыканта?" Она удивлённо посмотрела на меня, и мне показалось, даже усмехнувшись. Что я смешного сказал? "О, да, ты лучше музыканта," - говорит мне Юн Ми, и я приготовился услышать от неё опять что-нибудь из её сравнительной зоологии, - "И ты точно лучше собаки!" - добавила она чему-то улыбнувшись.
     
      Да, я не ошибся в ожиданиях. Любит она иногда огорошить непонятным сравнением. Как то раз я с ней спорил, я был прав и упорно не хотел соглашаться с её ошибочной точкой зрения. О чем мы спорили то, не помню?.. А, впрочем, неважно. И Юн Ми сравнила меня с овцой мужского пола, что я такой же упрямый и непонятливый. Почему именно овца-самец? Причем в другой раз в аналогичной ситуации, когда она упрямо не соглашалась со мной, я сравнил её с овцой женского пола, она тогда даже спорить перестала, уставившись на меня. "Почему это овца?" - удивилась она. "Когда я был с тобой не согласен, ты сказала, что я овца-мужчина. Теперь ты не соглашаешься, но ты девушка, значит, ты - овца женского пола," - логично объяснил я. Она вслушивалась в мои объяснения, а потом вдруг неприлично заржала. "Нет," - сказала она отсмеявшись, - "Я кто угодно, но не овца. Это уж точно!" А когда у нас в речи случайно проскочила имя ЮЧжин, липнувшей ко мне, Юн Ми посуровела лицом и сравнила её с самкой собаки. И никаких объяснений давать не захотела. Вот и пойми её.
     
      Так и не сложилась у нас нормальная прогулка из-за новости о Ли Хе Рин. Я вывез Юн Ми за город, пытался расшевелить, но она отмалчивалась, замкнулась и не отвечала. Мне это надоело, и я стал молчать рядом с ней. Оказывается, это тоже неплохо. По крайней мере, с ней спокойно, она не лезет со своим щебетом, как прочие девушки. К концу поездки, прогулки и нашего совместного молчания Юн Ми слегка оживилась. По крайней мере, выглядела не такой подавленной. А после ресторана и хорошей еды она смотрелась, конечно, не полностью примирённой с жизнью, но хотя бы терпеливо сносящим все невзгоды грустным философом. Я вгляделся в её лицо и сказал в её стиле: "Ты похожа на грустного ослика." "В точку," - невесело усмехнулась Юн Ми, - "Душераздирающее зрелище. Впрочем, удивляться не приходится. Этого следовало ожидать..."
     
      С того дня Юн Ми ударилась в работу еще больше. Её вдруг озаботила проблема с брошенными детьми в Южной Корее. Много детей подбрасывается в бэби-боксы, а детские приюты плохо финансируются. И такая неприглядная ситуация на фоне старения населения в нашей Корее и уменьшения рождаемости. Агдан повезло, как ей часто везёт, и наше правительство тоже стало активнее беспокоиться на эту тему. Юн Ми предложила организовать силами нескольких популярных агентств совместный концерт, обращающий внимание к проблеме, и часть выручки направить на помощь в воспитании и усыновлении детишек. Мы с ней совсем не могли встречаться по причине её занятости в этом проекте. Юн Ми с головой ушла в подготовку к концерту и репетиции. И мне приходилось отдыхать от своих дел самостоятельно.
     
      Это случилось за неделю до объявленной даты концерта. Из новостей я узнал, что музыкант, композитор и певец Пак Юн Ми попала под автомобиль и находится в больнице. Выяснив адрес, я поехал туда, по пути думая, что я ей выскажу, что она до сих пор не научилась пользоваться светофором и переходить улицу на зеленый свет. Приехав в госпиталь и войдя в палату, все мои возмущенные слова, и то, почему я узнаю из новостей, как будто не могла сама мне позвонить, всё улетучилось. Она действительно не могла. Юн Ми с бледным лицом лежала на койке, неглубоко и часто дышала, правое бедро и правая рука были в гипсе, грудная клетка забинтована. Меня на мгновение охватил страх, что она могла и погибнуть, и я мог её потерять, такую несносную, и мне будет до ужаса скучно.
     
      Я подошел к Юн Ми и взял её за здоровую руку. "Как ты?" - спросил я глупый вопрос. Юн Ми что-то прошептала на непонятном языке. "Что?" - не понял я. "Не дождётесь," - странно сказала Юн Ми и слабо улыбнулась.
     
      Доктор сообщил, что у Юн Ми переломы руки и ноги и трещина в ребрах. Повреждений внутренних органов, к счастью, не обнаружено. Юн Ми неожиданно столкнул под проезжавшую мимо автомашину какой-то неизвестный, быстро скрывшийся в толпе. Теперь пациентке необходим отдых, покой, и в течение двух-трёх месяцев кости срастутся.
     
      Тут же, в больнице, находилась ЁнЭ, менеджер Юн Ми. Я купил для Юн Ми костыль для её передвижений по комнате, и договорился с ЁнЭ, чтобы она пожила с Юн Ми, помогла ей на первое время, и Юн Ми не будет чувствовать себя совсем одинокой и беспомощной. Затем мы осторожно довели Юн Ми до машины, и я отвез Юн Ми с ЁнЭ к её квартире, обещав приехать завтра. Похоже, в ближайшие пару месяцев я буду развлекаться, навещая больную "невесту".
     
      На другой день я обнаружил Юн Ми в шортиках и майке стоящую за синтезатором, опирающуюся на костыль и пытающуюся что-то напевать.
      - Ты что, зверёныш, совсем головой ударилась? - возмутился я, - Тебе нужно дать костям срастаться! И петь тебе нельзя, у тебя ребра треснуты!
      - А что мне тут бревном лежать? Или как свинья только жрать и спать? - огрызнулась Юн Ми, - У меня занятия есть, музыка... И вообще, ты почему мне указываешь?!
      - Как это почему?! Я считаюсь твоим женихом, - повысил я голос, - Я несу за тебя ответственность! А ты тут вредишь себе, мешаешь выздоровлению. В больницу опять хочешь?
      - В больницу я не попаду, я не дура, - набычилась Юн Ми, - Но мне очень нужно заниматься музыкой. Без синтезатора я не могу.
      - Юн Ми, тебе знакомо такое понятие как компромисс? Компромисс - предлагаю договориться - ты в ближайшие дни не поёшь и за синтезатором не стоишь. Надо музицировать - делай сидя или полулёжа. А я каждый день буду вывозить тебя на прогулку и вкусно кормить, - придумал я.
      - Куда мне на прогулку, мне передвигаться тяжело, - вяло возразила Юн Ми, но было заметно, что она задумалась над предложением.
      - Я тебе помогу дойти до машины. Покатаемся, съездим, куда ты захочешь, заедем в ресторанчик, - уговаривал я.
      - Ну ладно, договорились, - согласилась наконец эта девчонка и взглянула на меня, - с сегодняшнего дня?
      - Да, считаем, да, - кивнул я, - можешь собираться.
     
      Однако, со сборами образовалась проблема. Юн Ми тяжело было делать это самой, и ЁнЭ в этот момент не было в квартире. Поскольку я сам предложил, пришлось выполнять свои обещания и помогать в её одевании, хотя это было и непривычно для меня. Юн Ми была непонятно напряжена. Легкую куртку накинуть на майку и продеть одну её руку в рукав мне было нетрудно, но когда я натягивал на неё свободные штаны, такие, чтобы налезли на гипс на бедре, эта вроде бы ничего не стесняющаяся девушка зажималась и вздрагивала всякий раз, когда я касался случайно её голых и, кстати, красивых ног. Казалось, она пытается отодвинуться от меня. И чего стесняться, они же на сцене в таких же нарядах выступают.
      - Чебольский принц примеряет туфельку, тьфу... кроссовок бедной девушке, - с нервным смешком выдала Юн Ми почему-то странную фразу, когда я зашнуровывал её обувь, - А тебе не роняет твою честь вот так шнуровать мне кроссовки? - от смущения она попыталась меня поддеть.
      - Мою честь уронит одновременно со мной, если ты дернешь сейчас ногой. Я тогда упаду назад, - поправил я её, - Так что не дёргайся.
     
      Поездка вышла на удивление неплохой. Юн Ми раскрепостилась и расслабилась, и я тоже понял, что скучал по нашим с ней встречам всё это время. Мы выезжали на прогулку и на другой день, и в несколько последующих. Девушка привыкла, что я её помогаю, а мне неожиданно начало это нравится. И, конечно, самый любимым видом помощи для меня было надевание штанов на её привлекательные ноги, пусть даже одна из них наполовину скрыта гипсом.
     
      За день до концерта я приехал к Юн Ми и еще с порога услышал, как она громко поёт какую-то незнакомую песню, и, войдя в комнату, увидел её за синтезатором.
      - Юн Ми, во-первых, привет. А во-вторых, не рано ли ты начала петь? Подожди еще неделю с твоими ребрами, - сказал я.
      - Я не могу ждать. Я должна выступить на этом концерте! - упрямо насупившись, заявила Юн Ми, - Я шум подняла, концерт по моей инициативе организовывали, наше агентство участвует, я и выступать должна. В конце концов, я свои выплаты от концерта в фонд детских приютов перечислить хотела. А сейчас что? В кусты?
      - Причем тут кусты? - не понял я, - И танцевать ты же не можешь. Да и рёбра тебя еще беспокоят. Какой тебе концерт?
      - Рёбра у меня почти не болят уже. Петь я могу. А танцевать мне не придётся, я выступлю соло с новой песней. Буду стоять и петь.
      - Ты даже простоять на сцене столько не сможешь, - отрезал я, - Тебе это вредно, и я тебе запрещаю.
      - Не имеешь права! - вскинулась Юн Ми, - И я уже договорилась с президентом агентства. А если тебе не нравится, дверь вон там, можешь за меня не волноваться!
     
      Она, застыла, отвернувшись, и, похоже, обиженно надулась. Я подумал, может, и впрямь уйти. Зачем я за неё беспокоюсь, пытаюсь её что то объяснить? Эта глупая девчонка вбила себе в голову идею с концертом, и не хочет никого слушать, впрочем, как и всегда. Что еще ожидать от агдан?
      Но я говорил ей правду - я несу ответственность за неё. Оставить её одну, особенно сейчас, было бы неправильно. Так поступать нельзя.
      Я взглянул на Юн Ми. Девушка стояла скособочившись, опираясь на костыль, опустив голову и время от времени поводя уставшими напряженными плечами. Я ощутил какое-то острое чувство жалости к этой хорохорящейся упрямой девчонке, не понимающей, что может сделать хуже только себе.
     
      Я подошел к ней, положил руки на её плечи и стал медленно разминать её уставшие мышцы. Потом перешел на её шею, затем голову, запустив пальцы в её волосы.
      - Коварная же ты скотина, Чжу Вон, - хрипло сказала Юн Ми через некотрое время, - пользуешься этим моим слабым местом... и этим... мммм... и этим тоже...
      "Сейчас выдаст что-нибудь," - приготовился я услышать её новинки из фауны.
      - Котяяра... Большоой, черный... - растянуто произнесла Юн Ми, - кошка у меня уже есть, а ты будешь черным котооом...
      "С тодук-коянъи меня никогда не сравнивали," - удивленно размышлял я, пока руки делали свою работу, - "Интересно, мне гордиться или оскорбиться?..."
      Я еще минут десять массировал ей голову, разминал шею и плечи и проводил вдоль позвоночника до самого таза. Ниже я не рискнул, опасаясь, что эта агдан превратит меня в своего брата-близнеца: за цвет глаз не ручаюсь, но гипс на руках и ногах был бы обеспечен.
      - Предлагаю договориться. Компромисс, - сказала Юн Ми повеселевшим голосом, - Я еду на концерт и выступаю всего с одной песней. А ты едешь со мной, и там я тебя буду слушаться, по возможности. Честно-честно.
     
      Ну что с ней будешь делать - сам научил.
      - Хорошо, - сказал я, - Договорились. Я тебя везу на концерт и обратно, смотрю за тобой, и ты меня слушаешься. А если плохо себя почувствуешь, сразу же уезжаешь домой.
      Юн Ми в ответ весело закивала.
     
      ...
     
      В день концерта я заехал за Юн Ми, помог её собраться и привёз незадолго перед началом концерта. Я подвёл Юн Ми к служебному входу, и она отправилась в гримерную. А я за несколько последующих минут понял всю глубину женского коварства - меня дальше не пустила охрана. Напрасно я доказывал, что я с Агдан, я Ким Чжу Вон, и она моя "невеста", я её сопровождаю. Эти служаки честно стояли на страже, невзирая на личности: "Не положено. Не имеем права. Только сотрудникам агентств." А эта обманщица не отвечала на телефон. Вот кто настоящая и злая тодук-коянъи, а не я! Вспомнились хитрые искорки вчера в глазах этой девчонки, когда она соглашалась договариваться. Вот ведь... ммм... коварная лиса! Или вредная коза! Я долго метался перед ограждением, так и сумев решить, кем является эта негодница, кошкой, лисой или козой, пока не увидел в отдалении куда-то спешащую ЁнЭ. "ЁнЭ! ЁнЭ!" - закричал я, - "Подойди! Сможешь позвать кого-нибудь из начальства?" Менеджер подбежала к проходу, быстро вникла в ситуацию и убежала за кем-то постарше. Подошёл мужчина с карточкой "FAN Entertainment". Он, видимо, заочно был со мной знаком, знал меня в лицо, и попросил охрану пропустить меня. Те послушались, но потребовали документ и с минуту вглядывались в мои автомобильные права. Наконец я прошёл за кулисы, но у Агдан был первый номер, и она уже стоит на сцене за своим синтезатором. Как она ухитряется быть такой шустрой с костылём и ногой в гипсе?
     
      Мне оставалось только ругаться про себя, смотреть сбоку сцены на Юн Ми и видеть её лицо крупным планом на большом экране. Юн Ми была сосредоточена, она слегка улыбалась, но один уголок губ был опущен, брови страдальчески сдвинуты. Похоже, она преувеличила своё выздоровление и отсутствие болезненных ощущений. Её здоровая рука стала нажимать клавиши, раздались тревожные аккорды. И Юн Ми запела, морщась от боли, голосом, проникающим в душу:
     
Empty spaces what are we living for В нас пустота, мы для чего живём?
Abandoned places - I guess we know the score          Всё суета - и платим мы потом,
On and on, Вновь и вновь.
Does anybody know what we are looking for... Да знает кто-нибудь, что ищем день за днём?!
  
     
Another hero, another mindless crime Будь ты разбойник иль будь же ты герой,
Behind the curtain, in the pantomime На сцене жизни играем мы с тобой.
Hold the line, Скажи, постой...
Does anybody want to take it anymore Ты выдержишь без цели этот бег пустой?
  
     
The show must go on, Играем роооль,
The show must go on Играем роооль,
Inside my heart is breaking В душе моей осколки,
My make-up may be flaking И грим течет без толку,
But my smile still stays on. Но улыбаюсь я перед толпой.
  
     
Whatever happens, I'll leave it all to chance Чтоб ни случилось, к превратностям готов.
Another heartache, another failed romance Мечта разбилась, потеряна любовь,
On and on, Вновь и вновь...
Does anybody know what we are living for? Скажите кто-нибудь, зачем течет в нас кровь?
  
     
I guess I'm learning, I must be warmer now Теперь я понял, теплей я должен быть.
I'll soon be turning, round the corner now Быть может, вскоре я научусь любить.
Outside the dawn is breaking Рассвет дает надежду,
But inside in the dark I'm aching to be free Но мрачен я как прежде, ещё боюсь свободно жить.
  
     
The show must go on Играем роооль,
The show must go on Играем роооль,
Inside my heart is breaking В душе моей осколки,
My make-up may be flaking И грим течет без толку,
But my smile still stays on Но улыбаюсь я перед толпой.
  
     
My soul is painted like the wings of butterflies Как крылья бабочки ярка душа моя,
Fairytales of yesterday will grow but never die И вера в чудо не умрёт, и я
I can fly - my friends Смогу летать, друзья!
  
     
The show must go on Играем роооль,
The show must go on Играем роооль,
I'll face it with a grin А я теперь смеюсь,
I'm never giving in Я вовсе не сдаюсь,
On - with the show И пьесы не боюсь!...
I'll top the bill, I'll overkill Долг погашу, я всё решу,
I have to find the will to carry on Найду я силы - и судьбу,
On with the On with the show Судьбу свою я напишу.
The show must go on... Сыграю роооль...
     
      (перевод автора фанфика)
     
      https://www.youtube.com/watch?v=XIhzzUfYS_4
     
     
      На большом экране были видны капельки пота, выступившие на бледном лбу Юн Ми, её пересохшие губы. Я заметил, как дрожит от напряжения рука, держащая костыль. Восхищение мужеством и талантом моей девушки охватило меня... Моей девушки?!.. Да, понял я, моей девушки!.. Внутри меня разгоралось незнакомое мне чувство. Я смотрел на Юн Ми другими глазами и видел настоящее сокровище!
     
      Само сокровище в этот момент ковыляло с середины сцены к её краю. Я подошёл к углу, ограничивающему сцену. Юн Ми заметила меня, поколебалась, куда идти, в мою сторону или обратно, но, почувствовав своё состояние, всё же неровными шагами, передвигая костыль, направилась ко мне. Не доходя до меня пару шагов она истратила все свои силы и стала заваливаться набок, я шагнул вперёд и подхватил девушку. Костыль загремел об пол, и я поднял Юн Ми на руки. Её голова обессиленно привалилась к моему плечу.
      - Ругаться будешь? - глухо спросила меня девушка.
      - Самую малость, и не сейчас, - успокоил я её, - Я бы, может, и не возражал. А сейчас, зная, чем закончилось, так даже "за".
      - Почемуу? - донеслось до меня удивление откуда то снизу, ниже моего подбородка.
      - Когда я еще cмогу носить тебя на руках, - ответил я и невесомо коснулся губами волос на её склонённой макушке.
     
     

Юн Ми и взрослая жизнь

      Попробуем предположить, как может сложиться жизнь наших героев к тому моменту в книге, когда закончится авторский цикл произведений "Чужой Шкурки". Это всего лишь один из возможных вариантов развития событий. Не всем может понравится. Предупреждение: драма. Итак...
     
     
     
     
      Прошло несколько лет...
     
      Вот и пришло недавно ко мне очень значимое событие в мире музыки - меня номинировали на ежегодную премию Grammy Award. Опять. А как вы думали, не всё сразу получается. В прошлом году меня тоже осенью номинировали в категории "Песня года". Номинировали, номинировали, да не выноминировали. На втором голосовании при присуждении самой награды победителем меня не выбрали. В глазах нескольких тысяч выборщиков Американской академии звукозаписи у меня оказался не такой уж большой музыкальный вес. Но уже то, что попал в номинацию среди пяти претендентов в категории на награду уже огромное достижение. Американцы в массовой музыке только своих, в основном, слушают и им же призы присуждают. Нет, конечно, в других категориях и иностранцев полно, например, в "классической музыке" много русских композиторов, исполнителей и дирижеров. А в некоторых из почти сотни категорий, которые не совсем музыкальные, помню по прошлой жизни даже Горбачева и Билла Клинтона награждали за какую-то артистическую декламацию - и в "Грэмми" политику вмешивают. Или это на голосующих "экспертов" что-то так влияет?
     
      В популярной музыке у американцев тоже казусов хватает - одному несколько наград дадут, другого даже не выдвигают в претенденты. Даже в расизме выборщиков Академии обвиняли - по статистике белых награждают значительно чаще, чем чернокожих. Думаю, дело всё же не в расизме, а в консерватизме. Сговориться десятку тысяч выборщиков об игнорировании чернокожих тяжеловато, а вот предпочтения у многих из них могут быть схожими, в мэйнстриме музыкальной индустрии, и всякие экспериментаторы, новаторы, рокеры пролетают мимо с таким восприятием. Вспомнил, что Битлз несколько раз номинировали, а наградили только однажды почти перед самым их распадом, и это стало вообще первым рок-альбомом в истории Грэмми. Так что, выступай я в к-поп, Грэмми бы не дождался, наверное, никогда, ну или очень-очень долго, пока к-поп не завоевал бы консервативную экспертную Америку. Перед перемещением меня сюда такого на моей памяти еще не было. А сейчас меня выручает лишь то, что моя музыка и песни в европейско-американском эстрадном стиле, и это не отталкивает голосующих, а большая популярность моих песен среди западных стран привлекает их внимание.
     
      Однако в прошлом году, то, что меня не наградили, потрепало нервы многим здесь в Корее. Особенно переживала мама. По её представлению её дочка лучше всех остальных музыкантов вместе взятых. Как она радовалась после прошлогодней номинации, и как расстраивалась после неприсуждения награды... Я успокаивал маму изо всех сил, говоря, "мама, всё хорошо, значит, мне надо ещё потрудиться. Не наградили в этот раз, наградят в следующий, это же ежегодная премия. У меня много разных песен." Но мама всё равно огорчилась и обиделась на всю американскую академию звукозаписи. Единственным плюсом стало уменьшение почтения перед Америкой у Сун Ок - "как они посмели так пренебречь её младшей сестрёнкой!". Всё же семья - это святое.
     
      Сун Ок ходит счастливая. В прошлом году она вышла замуж и сейчас уже на седьмом месяце и седьмом небе от счастья. Передвигается, держась за свой животик, и довольная как... бегемотик. Живет у мужа, и изредка приезжает к маме в гости, хотя и часто ей звонит. Мама удовлетворенно глядит на Сун Ок с животом, хотя уже пару раз цепко оглядывала меня и издали заводила намекающие разговоры на тему "не пора ли и мне". Пока отбрехиваюсь, что еще молода, у меня карьера в самом разгаре, да и кивал, что вон, Чжу Вон, пристал как репей. С опасением жду, когда ей вздумается взяться за меня всерьез.
     
      Именно в прошлом году зародился этот титул "звезды халлю", которым меня стали называть после той номинации. Без моего награждения такое именование несколько приутихло, а в этом году возобновилось с новой силой. И вот, скоро мне лететь на вручение граммофончиков сразу в трех категориях "большой четвёрки" - в "Песне года" как автор песни, "Записи года" как исполнитель и музыкальный продюсер и в "Лучший новый артист".
     
      Мама до последнего опасалась повторения прошлогоднего случая, ведь для неё успехи и счастье её детей это смысл жизни. Я подбадривал её и утешал, что премия это не главное, есть много замечательных артистов и без награды, и ничего такого, успешны и популярны. Отвлекал её прочими разговорами на различные темы, старался почаще звонить и заезжать к ней в гости. Да, я живу отдельно, уже давно в съемной квартире-миниофисе с помещениями для работы, приема посетителей и гостей. У меня часто остается в гостевой комнате ночевать ЁнЭ, моя менеджер-секретарь и вообще незаменимый помощник по всем поручениям. Для ЁнЭ это большой плюс - сильно сокращает время в дороге на работу, как шучу я. Она взрослый человек старше меня, захотела жить отдельно от родителей и становиться "на ноги". Да и ей со мной проще, мы привыкли друг к другу и стали понимать друг друга гораздо лучше, стали почти подругами. ЁнЭ хорошо сошлась с моей мамой и сестрой, даже с мамиными соседями она на короткой ноге, как истинная кореянка, понимающая корейцев, не то что я. А на работе ЁнЭ уже научилась отстаивать мои интересы и показывать зубки в этом деле, особенно после того, как я сказал ей, что личного менеджера самой агдан Юн Ми возьмёт на работу любое агентство, и затем тихо шепнул, что найму её к себе лично, если её вдруг выгонят из ФАН.
     
      С "FAN Entertainment" у меня новый контракт с новыми условиями. Предыдущий, четырехлетний, закончился. Я уже не мембер "Короны", а самостоятельный артист, автор песен и композитор. Плюс к этому являюсь музыкальным продюсером для себя и для всей музыки, передаваемой другим исполнителям. "ФАН" берет на себя функции исполнительного продюсера, продвижение произведений, предоставляет при необходимости помещения, аппаратуру и специалистов. Доходы от концертов, продажи атрибутики, роялти от музыки мы делим в оговоренных в контракте пропорциях. Мои доходы уже далеко не такие как много лет назад, когда не хватало денег на нетрадиционное для Кореи европейское питание или на такси. Из первых больших поступлений я уже давно досрочно погасил кредиты семьи. С деньгами у мамы стало намного легче, но в это время достроили торговый центр рядом, и всё произошло так как и предсказывала сестра. Съезжать куда-то в новое место мама не захотела, хотя уже тогда у меня была возможность снять им с онни дом в другом районе. Хорошо, что я ранее уже начал изучать местную экономику и что-то понимал в маркетинге и ценообразовании. Не только сам, конечно - поговорил с мамой, онни, провел примитивный социологический опрос соседей, пообщался со специалистами, которых посоветовал Чжу Вон. В итоге провели ребрендинг маминого предприятия. Сменили вывеску, сделали ремонт, внесли надпись "Американская, корейская, европейская и русская кухня". Из американской, правда, только лишь полуфабрикаты для бургеров. Написал маме слоган "Собери себе бургер", предлагая посетителям добавлять к булочке и котлете различные местные овощи, соусы и специи, да хоть кимчи. Из русской кухни хорошо идут борщ, щи и, на удивление, пельмени с рыбой и морепродуктами. Я в прошлой жизни пельмени с рыбой есть не мог, а здесь все уплетают за милую душу. Местная специфика, однако. С точки зрения экономики мы грамотно захватили два сегмента рынка, и масс-маркет, и маржевой сегмент. Ну как маржевой, для местных районоа и посетителей торгового центра, конечно. Настоящий фешенебельный ресторан из маминого заведения не сделаешь, это понятно. Ко всему прочему, у мамы есть преимущество в издержках - ей не надо платить за аренду помещения, в отличие от ресторанов в торговом центре. А если они развяжут ценовую войну и будут агрессивно демпинговать, то я могу поддерживать маму неограниченно долго, еще посмотрим, у кого нервы раньше сдадут.
     
      Вот, уже и пора - за мной заехал Чжу Вон, отвезти меня в аэропорт. Вообще, я не часто наглею пользоваться приложением в смартфоне "ЧжуВон-такси". Однако он и сам бывает не прочь подбросить меня куда требуется. Ну и, само собой, если мы едем куда-нибудь вместе. Наша игра на публику всё еще идет, к нашей обоюдной выгоде. Он отпугивает потенциальных ухажеров от меня, я "охотниц за принцами" от него. Мы иногда появляемся в общественных местах и мероприятиях. К счастью, поцелуев ни на людях, ни наедине от нас не требуется, иначе я не смог бы. Чжу Вон ведёт себя корректно. Раза два, правда, пробовал сместить руки с моих "шестидесяти" на какие-нибудь "девяносто", но я сунул ему под нос сжатый кулак с печаткой на пальце и тихо, не привлекая чужого внимания, произнёс: "Чуешь, чем пахнет?!" Он слегка изменился в лице и руки убрал. За исключением этих случаев всё замечательно. Предполагаю, как еще помнящий себя парнем, что у него должно быть сильное влечение к женщинам, и, возможно даже, с кем-то он это влечение реализует, не знаю. По крайней мере, ни мне, ни журналистам об этом ничего не известно. А вообще, Чжу Вон сильно изменился за эти годы. Льщу себе мыслью, что это я на него так повлиял. Заносчивости и пустого снобизма стало не заметно. Да и пренебрежения к девушкам тоже. Он на моём примере понял, что родиться в богатой семье это не всё и не главное, и чего может добиться в жизни девушка из бедных окраин. Так что с ним мы прекрасно общаемся. Чжу Вон, бывает, рассказывает о своём бизнесе, которым он занимается от имени семьи, выслушивает то, что я вспоминаю из бизнеса прошлого мира или просто предлагаю дикие идеи, приходящие в голову. Как он потом сознавался, какие-то из моих предложений неплохо сыграли. Мы хорошо понимаем друг друга, я могу вести себя свободно и естественно, не строя из себя корейскую девочку, не кокетничая и не сюсюкая. И нам обоим, и Чжу Вону тоже, это нравится. Мы даже называем друг друга просто по имени, без всяких корейских добавок, как старые друзья.
     
      - Юна, ты готова, или будешь показывать армейский мастер-класс по скоростным сборам и утрамбовке? - на пороге нарисовался Чжу Вон и принялся подкалывать, - Самолёт не я, ждать не будет.
      - Да ладно тебе, Чжу, такое было то несколько раз всего, - отмахиваюсь я, - ты теперь каждый раз будешь прикалываться? У меня всё собрано, вон, две дорожные сумки и рюкзачок.
     
      Чжу Вон подхватил багаж, а я закинул рюкзачок за спину. Доехав до аэропорта, я зарегистрировался, и мы остановились перед моим номером стойки прохода на посадку. "Ну, удачи!" - сказал Чжу Вон, я двинул его кулаком в плечо, он хлопнул меня ладонью по моему плечу, и мы обеими руками пожали друг другу руки. Такой вот чудной ритуал у нас с ним ложился за эти годы. После этого я кивнул ему и сделал первый шаг к тому месту, где меня ждут золотые граммофоны...
     
      .........
     
      На церемонии награждения в Лос-Анджелесе было роскошно и людно. Я провёл время с пользой, познакомившись с несколькими кинодеятелями и пообсуждав возможность моей съёмки в фильмах и написание к ним саундтреков. В частности, на первых порах речь шла о вестерне. Я выразил заинтересованность и сообщил, что у меня имеется много предложений по сценарию. Так, глядишь, и появится какой-нибудь крутой вестерн с запоминающейся музыкой. https://www.youtube.com/watch?v=3tTXsPXvXUk
     
      После вручения награды, когда мне предоставили слово, ко всем прочим своим фразам я сказал: "Вы знаете, я всегда ответственно подхожу к своим обязательствам. И я когда-то давно обещала одному человеку в Корее подать знак во время награждения премией Грэмми. Разрешите мне исполнить своё обещание." Повернувшись к телекамере, я протянул в сторону её объектива сжатую в кулак руку с поднятым вверх средним пальцем и добавил "Ты, к кому я обращаюсь, знаешь, о чём я. Смотри, это тебе!"
     
      Шуму это наделало изрядно. Но грязного скандала и неприятностей не случилось, все сочли, что это мой сценический образ, переведя на английский мой корейский артистический псевдоним "Агдан" и просмотрев несколько случаев моего поведения на сцене. Зато в Корее моя фотография с поднятым в сторону зрителя средним пальцем была на обложках многих журналов. Маму и онни я заранее предупредил и подготовил, чтобы не волновались, а Чжу Вону это было сюрпризом. Он позвонил мне в Америку на следующий день со словами:
      - У меня была слабая надежда, что будет скучно, но зная тебя, я смотрел трансляцию и ждал, что ты что-нибудь отмочишь. И не прогадал. С тобой не соскучишься, - и, хмыкнув, добавил, - Если бы я был твоим рекламным менеджером, я бы не смог придумать ничего лучше.
      - Как это восприняли твои родственники, не стали выносить тебе мозг, говоря "с кем ты связался"? - подначил я его.
      - Бабушка была немного недовольна, а сестра поджала губы и задрала нос, - выдал Чжу Вон семейную "тайну", - А мама ничего не сказала. Зато мужская часть родственников смотрела с одобрением. Так что, если тебя случайно занесет к нам, то тебя ждёт горячий приём.
      - Не, не, лучше ты к нам, - поспешил отказаться я.
     
      ..........
     
      Через несколько дней Чжу Вон встречал меня в Сеульском аэропорту. Было заметно, что он рад, сыпал шуточками-прибауточками, я тоже не оставался в долгу и за словом в карман не лез. Хотя нет-нет, но я ловил его странные взгляды, которые он иногда бросал на меня, когда думал, что я не замечаю.
     
      В Сеуле меня закрутило колесо концертов, встреч, интервью, шоу, выступлений. А к ним еще требовалась какая-никакая, а подготовка. В агентстве намекнули, что хорошо бы использовать этот пик славы, пока не спал накал страстей и не заслонился другими новостями. Мы с ЁнЭ пахали как ломовые лошади, сбиваясь с ног. Вот оно, бремя славы, работаешь, чтобы получить, а потом еще столько же, чтобы использовать. После двух месяцев такой беготни, я сказал ЁнЭ: "Хватит! Мы же с тобой не хотим стать героями халлю посмертно. Нам нужен отдых." Позвонил Чжу Вону и сказал, что собираюсь съездить в небольшой отпуск на Чеджу, дней на пять.
      - Удачная идея, - отозвался Чжу Вон, - у меня тоже закончился напряженный период в делах, и я с удовольствием съезжу с тобой. Если ты не против, конечно. А ты же не против?
      - Давай, я только за, - согласился я.
      - Только заранее предупреждаю, - добавил он, - Я сам закажу нам два гостиничных номера, и все наши расходы на Чеджу оплачиваю я. Знаю я, как ты любишь за всё платить сама, но я твёрд как скала, даже не надейся переубедить!
     
      "Этому бизнесмену только дай уступку, он и дальше будет своё продавливать," - подумал я, - "Но пусть удовлетворит мужское самолюбие. Я и сам такой, хоть и всего лишь частично." И, не споря, согласился.
     
      ...........
     
      Первая моя фраза по прибытии на остров была: "Чжу, ты попал! Теперь я тут главная, а ты будешь меня слушаться!" На Чеджу традиционный матриархат исторически благодаря основным добытчицам - женщинам-ныряльщицам. Чжу Вон сделал вид, что сильно-сильно испугался...
     
      На Чеджу было замечательно, погода градусов 18-20, солнечно и не жарко. Мне еще далеко до покупки здесь особняка, но сумма копится, доходы сильно превышают расходы, так что какие мои годы, накоплю.
      Пять дней пролетели незаметно. Мы делали, что хотели, не торопясь и в своём темпе - ходили смотреть каменные фигуры - тольхарубаны, живописные водопады и потухшие вулканы, ботанический сад, оранжереи орхидей и хризантем, ездили на страусиную ферму. После гонки предыдущих месяцев я получил кучу удовольствия. Чжу Вон тоже, на мой взгляд, отдыхал все душой, хотя на него иногда нападала странная задумчивость, и он на некоторое время уходил в себя, а бывало, и мрачнел. Я не лез с расспросами, захочет - сам скажет, просто молчал рядом и ждал, когда он отойдёт от своих размышлений.
     
      ............
     
      Вернувшись в Сеул, Чжу Вон подбросил меня до дома. Мы вышли из машины, Чжу Вон отошел в сторону и уставился на багровеющий закатный диск солнца. Я подошел к нему и пихнул его плечом: "Давай уже, рассказывай, о чем думаешь. Все эти дни мучился." Чжу Вон помолчал, не поворачивая головы, и начал вытягивать из себя слова: "Юна... Давно должен был тебе сказать... Вобщем, бабушка Му Ран с твоего награждения потребовала разорвать наши отношения. Сказала, что поиграли на публику и хватит. Настроила старших родственников, и сама выступает тяжелой артиллерией. Хочет, чтобы я подарил тебе приличествующую драгоценность и расстался. Планирует меня женить, уже и невесту присмотрела. И запрещает нам общаться, чтобы не компрометировать будущую семейную жизнь..."
      Закатные краски поблёкли, всё вокруг посерело, как-то внезапно наступили сумерки...
      ***
      Обычно жизнерадостное и искрящееся энергией лицо Юн Ми потускнело. Она встала рядом с Чжу Воном и уставилась в ту же точку на горизонте, что и он. Помолчала, потом безэмоциональным голосом произнесла: "Да, так будет справедливо. Тебе нужна настоящая невеста, а не прикрытие. Настоящая жена, дети, наследники... Наша дружба будет всем мешать. Я как собака на сене, сама не ем и другим не даю..." Чжу Вон дёрнул щекой на такое сравнение. Юн Ми продолжила: "Не мучайся. Ты всё равно отличный товарищ и друг..." Она коснулась руки Чжу Вона, повернулась и пошла к крыльцу, волоча за собой дорожную сумку на колёсиках. Чжу Вон дернулся было за ней, но что-то его остановило, и он остался стоять, засунув руки в карманы и глядя вниз на свои ботинки...
      ***
     
      Я зашел в дом, бросил сумку на пол. Проходя, пнул пуфик, лежащий на полу. Чего ж так хреново то, а? И сам себе ответил: "А что ты хотел?" Вспомнился вопрос "Может ли парень дружить с девушкой? Может, но от этой дружбы могут появиться дети." И все это понимают. Я старался избегать даже намёка сползания в половые отношения. И наша дружба закономерно должна была рано или поздно прекратиться. Ведь Чжу Вону понадобится нормальная девушка, нормальная жена. А я буду только помехой. Но, несмотря на такие логичные вроде бы мысли, было больно. Наверное, я слишком близко подпустил его к себе, и сейчас так болезненно отрывать. Так сблизился я только с ним и, пожалуй, с ЁнЭ. Они единственные из моего круга общения знают меня без всяких масок, какой я есть. Хорошо, что осталась ЁнЭ, иначе было бы совсем плохо. Но это служило слабым утешением, мрачное состояние не оставляло меня.
     
      Появилась ЁнЭ и сразу заметила, что со мной что-то не так. Она вынудила меня выдать причину моей хандры и, конечно же, сразу же стала на "мою" сторону, как она это поняла. "Ты кто?" - спрашивал она и сама же отвечала - "Ты звезда халлю! Победитель трёх премий Грэмми. Ты - мировая знаменитость! Да таких как ты во всём мире, может, единицы или вообще нет!" - говорила она, обняв меня за плечи. "А он кто?" - возмущалась ЁнЭ, - "Какой-то чебольский принц. Да таких наследников в одной Корее больше десятка! Тьфу!"
      Я подумал, что надо брать себя в руки и выходить из меланхолии, а то следующей фразой в утешениях у ЁнЭ станет традиционное: "Все мужики козлы!"
     
      ..........
     
      Потянулись рабочие будни. Мне, собственно, грустить было некогда. Это зря некоторые считают, что жизнь артистки сплошная слава и овации. Пока до этих оваций доползешь, семь потов сойдет и ноги отваливаются. И, к счастью, со мной была ЁеЭ. Настоящая подруга, хоть она и несколько превратно поняла ситуацию. А я её не разубеждал. Но нет-нет, да и появлялось ощущение какой-то пустоты и потери, которое я старался гнать и заглушать работой. Какие-то фантомные боли.
     
      Так прошел месяц. Никаких объявлений в новостях о разрыве Ким Чжу Вона со своей прежней невестой пока не появлялось. Как и о какой-нибудь замеченной новой его пассии. "Ну и ладно," - думал я, - "наверное, в семье думают как это провернуть без политических и имиджевых потерь. Или ведутся переговоры с новой невестой. Меня это не касается."
     
      В один из вечеров уже ближе к ночи нам позвонили. ЁнЭ взяла трубку, выслушала говорившего, побледнела и сказала мне испуганным голосом: "Юна, это соседи твоей мамы... Твоей маме стало плохо, и её отвезли в больницу..."
      У меня внутри похолодело... Я очень испугался за маму, у неё не очень крепкое здоровье. "Что же делать? Что можно сделать?..." - подумал я. Наверное, у меня был потерянный вид, и ЁнЭ сунула мне в руку листок: "Вот, держи, я записала адрес больницы, куда повезли маму, езжай. Надо поговорить с врачом." "Да, точно," - спохватился я, выбегая на улицу...
     
      В больничных коридорах было малолюдно. С мамой проводились какие-то процедуры, никто не мог ничего мне сказать. Лечащий врач еще не освободился. Я расхаживал по небольшому холлу, присаживался на диванчик для посетителей, вскакивал, снова ходил. В голову лезли пугающие мысли. Терзали угрызения совести: "Я стал редко заезжать к ней домой... Всё был занят своей работой. Звонил не так уж много. Может, мама чувствовала себя одинокой?... Сун Ок ведь беременная, не в состоянии часто к ней приезжать." Мысль переключилась на Сун Ок: "Хорошо, что соседи позвонили нам с ЁнЭ. Нельзя беспокоить сестру. Опасно нанести вред ребенку. Я не буду ей звонить. Позвоню ей потом... Может быть, завтра..."
     
      Накатывала паника пополам с мраком депрессии. Я не выдержал и взмолился: "Господи, помоги! Я ведь делаю... и сделаю, что должен делать... Пусть мама будет жива и невредима..." Тьма в душе отступила, и появился лучик надежды...
     
      Я уже давно сидел на диванчике и смотрел в одну точку в углу. Внутри сжалась какая-то пружина. Послышались быстрые шаги, и чьи-то руки закрыли мне глаза. "Кто это может быть?" - вяло подумал я. Ощупал руки - явно, не девичьи. Знакомые руки, сколько раз я здоровался и прощался, пожимая их. "Чжу, это ты?" - надтреснутым голосом спросил я. Да, это оказался он. Чжу Вон обошел меня, сел рядом.
      - Как ты узнал? - спросил я.
      - ЁнЭ позвонила, дала адрес, - ответил Чжу Вон, - Как мама?
      - Не знаю. Жду врача, он еще не вышел, - растерянно сказал я, - Зачем ты приехал? Это же тебя скомпрометирует.
      - Перед кем? - приподнял брови Чжу Вон.
      - Ну как, перед твоей невестой, - неуверенно предположил я, - Не заню, может, она страшна в гневе.
      - Ты знаешь, Юна, - сказал Чжу Вон, рассматривая меня, - ты во всех смыслах исключительная девушка, другой такой нет. Ты во всём первая, и рискну предположить, что никакая потенциальная невеста не сравнится с тобой ни в чём, даже в страшности в гневе...
     
      Я почувствовал, как внутри всё внезапно вскипает, и у меня срывает крышку...
     
      ***
      ...Юн Ми, не особо целясь, колотила кулаками по молодому человеку. "Это я то страшная! Я - страшная?!" - кричала она, наступая на него по холлу, - "Я тебе покажу! Ты сейчас узнаешь, какая страшная!!!"
      Чжу Вон защищался раскрытыми ладонями от маленьких кулачков, отступая и пятясь шаг за шагом, не сумев вставить даже слова. Наконец, через пару минут, Юн Ми выдохлась и остановилась, обессиленно опустив руки. У неё из глаз полились слёзы, и Юн Ми по детски разрыдалась, размазывая слёзы и сопли по лицу. Чжу Вон приблизился и осторожно привлёк девушку к себе, прижав к груди, поглаживая её по голове и шепча какую-то ласковую чушь. Он подвёл Юн Ми к диванчику для посетителей и аккуратно усадил девушку, присев рядом и приобнимая её. Юн Ми, всхлипывыя, сидела, уткнувшись носом в рубашку Чжу Вона. Слёзы и сопли оставили на его дорогой рубашке бесформенные пятна. Шмыгнув еще несколько раз, Юн Ми вдруг испуганно подняла глаза, дернулась и сделала несколько попыток сесть прямо. С какой-то попытки ей это удалось, и она заозиралась по сторонам, ища что-то взглядом. Чжу Вон подал девушке её сумочку, из которой она дрожащими руками достала салфетки и стала вытирать себе лицо.
      ***
     
      ...Я обнаружил, что всхлипываю, уткнувшись носом в Чжу Вона. Я сразу выпрямился и взял сумочку. "Даа, случится же такое! Это со мной впервые," - потрясенно думал я, удаляя следы истерики со своего лица, - "Никогда не думал, что подобное со мной может произойти. Женский организм выкидывал фортели, но не настолько же." "Всё бывает когда-то в первый раз," - философски мелькнула какая-то мысль.
      - Извини, что-то на меня нашло, - виновато произнёс я.
      - Ничего стра... э, всё хорошо, - пожал плечами Чжу Вон.
      - Я тебе рубашку запачкала, - сказал я, сначала делая безуспешные попытки оттереть пятна с его одежды, а потом плюнув на них, в переносном, правда, смысле.
      - Да наоборот! - с улыбкой сказал Чжу Вон, - Я сдам эту рубашку в музей с табличкой "Сопли Звезды халлю. Просьба руками не соскребать."
      - Придурок, - беззлобно буркнул я...
     
      ***
      - Придурок, - надув губы буркнула Юн Ми...
      Подумала и добавила, - Хочешь, я её постираю?
      - Юна, забудь, - махнул рукой молодой человек.
     
      Юн Ми собрала в кучку испачканные салфетки и попробовала встать с диванчика. Ноги ослабели и плохо держали её, девушка покачнулась на месте. Чжу Вон поднялся, подхватив Юн Ми под локоть, усадил её, отобрал салфетки и, дойдя до угла холла, выкинул в урну. Посидев немного, Юн Ми от пережитых волнений стала закрывать глаза, и затем провалилась в сон.
      Вышедший через час врач увидел, как "звезда халлю" Пак Юн Ми сидела, сбросив туфли и забравшись с ногами на диванчик, привалившись к своему объявленному жениху Ким Чжу Вону, и спала...
      ***
     
      Когда пришел врач, Чжу Вон разбудил меня. Я потряс головой, прогоняя сон, и встал навстречу врачу. Чжу Вон встал рядом, поддерживая меня под локоть. Чего это он? Думает, как будто я могу упасть?
     
      "Вы дочь госпожи Дже Мин?" - уточнил врач. Получив ответ, он продолжил: "У вашей мамы был микроинсульт. В настоящий момент состояние пациентки хорошее, она сейчас спит. Прогноз на скорое выздоровление положительный. Мы провели все необходимые процедуры. И чудом всё обошлось без последствий, ваша мама под счастливой звездой. Уже завтра вы сможете посетить её и поговорить с ней."
     
      Мы обговорили с врачом дальнейшее лечение и последующий платный реабилитационный период. Оплату всего я, естественно, взял на себя. Попрощавшись с врачом, мы вышли из больницы, и Чжу Вон предложил отвезти меня домой. Я позвонил ЁнЭ, поделился радостью, что с мамой всё хорошо. Она сказала, что не заснёт и дождется меня. По дороге я думал, как хорошо, что с мамой всё обошлось благополучно. И хорошо, что Чжу Вон приехал и по-дружески поддержал. Какое-то теплое чувство благодарности разливалось в груди...
     
      ***
      У дома Юн Ми и Чжу Вон вышли из машины и встали около неё.
      - Спасибо тебе, что пришёл, - сказала Юн Ми, - с тобой мне было намного легче, правда.
      - А для чего нужны друзья, если не поддержать в трудную минуту, - отозвался Чжу Вон.
      - А как же твои родственники, как отреагирует бабушка Му Ран? - наклонив голову, спросила девушка.
      - Я понял, что все бабушки мира не смогут отобрать у меня нашу дружбу! - выпятив челюсть, пафосно произнёс Чжу Вон, сверкая смешинками в глазах.
      - О, ты такой смелый! - сложив ладошки перед собой, восторженно пролепетала Юн Ми, поддерживая игру. И затем оба расхохотались этой незамысловатой шутке...
      ***
     
      Чжу Вон порывался за мной завтра заехать и отвезти к маме в больницу, но я отказался. Я чувствовал необъяснимую внутреннюю потребность с утра зайти в собор, в котором я иногда бывал, в тот самый, Святителя Николая. Меня, не знаю, почему, не отпускает какая-то уверенность, что без чуда с мамой не обошлось. Чжу Вон, услышав причину отказа, не стал ничего говорить, только кивнул. Он предложил приехать потом в больницу, на что я не стал возражать.
     
      ЁнЭ не спала. Она подбежала ко мне и радостно обняла. "Я так рада!" - сказала она. "Спасибо тебе, ЁнЭ," - ответил я, обнимая её в ответ. "И хорошо, что ты позвонила Чжу Вону," - добавил я. "Я же всегда говорила, не такой уж он и козёл," - торжествующе заявила ЁнЭ.
     
      .........
     
      На следующее утро сразу после храма я поехал к маме в больницу. Когда я зашел к ней в палату, она полулежала на кровати.
      - Здравствуй, мамочка! - радостно сказал я.
      - Здравствуй, Юночка, - виновато глядя на меня, сказала мама, - Заставила я вас, наверное, поволноваться... И Сун Ок ведь нельзя нервничать.
      - Я Сун Ок ещё не звонила, - ответил я, - сегодня позвоню, скажу, что с тобой всё хорошо! Доктор сказал, что у тебя обошлось без вредных последствий, прямо чудесным образом. И ты скоро встанешь на ноги. Правда, нужно будет провести восстановительные процедуры и курс лечения. Не переживай, я обо всём договорилась. И совсем-совсем недорого.
      - Как же там наш ресторан, как он будет работать без меня, - сокрушенно произнесла мама.
      - А, это не проблема! - бодро сказал я, - Я найду тебе заместителя, он будет делать за тебя всю трудную работу, а ты только проверять и давать указания. Твои помощницы в ресторане пока и сами справятся. Ты, главное, не перенапрягайся и не волнуйся.
      - Да что ты, дочка, я не утомляюсь. Ресторан это моё занятие, моя работа. Что же мне, без дела сидеть? Вы с Сун Ок уже выросли. Вот жду, когда ваших внуков буду нянчить. Сун Ок вот скоро родит, буду с малышом ей помогать. Ты за меня не бойся, дочка, я крепкая. Я еще твоих детишек хочу дождаться, когда ты меня ими порадуешь.
      - Мамочка, я хочу, чтобы ты жила вечно, - улыбаясь, сказал я, взяв маму за руку.
      - Какая же ты у меня ещё маленькая, Юночка, - ласково глядя на меня сказала мама, - Это же счастье женщины, семья, дети. И переживаешь за них, и радуешься. Ну ничего, подрастешь еще немного, поймешь. Я подожду, - улыбнулась мама.
      - Ну маамаа, - произнёс я, - ну пожалуйста, давай не будем об этом. У меня важная работа, она требует кучу времени и сил, какая тут семья. Да и к тому же, я официально невеста Чжу Вона, так что ни за кого выйти замуж я не могу! - победно закончил я.
      - Да вот, кстати, очень приличный молодой человек. Я раньше о нём не очень хорошо думала, но, приглядевшись, как он с тобой общается, поняла, что он к тебе не равнодушен. Он с тобой так обходителен, так внимателен, это неспроста, ты ему нравишься, Юночка.
      - Ну мааамааа,... - протянул я, почувствовав, что почему-то неожиданно покраснел, - Мы с ним просто друзья.
      - Ну да, ну да, - лукаво улыбнувшись, сказала мама, - ну ничего, сначала старшая дочка, а потом и у младшей тоже будет праздник.
     
      Я смущенно засобирался, вспомнив, что надо ехать на запись очередного шоу, посвященного пресловутой "звезде халлю". И тут, как назло, так некстати позвонил Чжу Вон, вогнав меня в еще большее смущение, а мама тихонько засмеялась.
      "Мамочка, мне пора бежать," - сказал я, - "Мне нужно на телевидение. Этот твой Чжу Вон уже за мной заехал. Я побежала. Сун Ок сейчас позвоню," - проговорил я, поцеловал маму в щеку и вышел, внутренне досадуя на Чжу Вона. "Нашел время, когда позвонить!" - почему-то нелогично подумал я.
     
      ..........
     
      Я позвонил Сун Ок и в обтекаемых выражениях рассказал про маму, заверил её, что с мамой всё хорошо, она идёт на поправку и сообщил адрес больницы. Потом встретился с Чжу Воном, и мы заехали быстренько перекусить, так как желудок уже начал напоминать о себе. Подбросив меня до телестудии, Чжу Вон проводил до вестибюля.
      - Юна, - с притворной небрежностью сказал он, - мы с тобой уже давно официальные, а на самом деле, фиктивные жених и невеста. Зная как ты плохо относишься к действительным матримониальным стремлениям в отношении тебя, хочу предложить - может быть, продолжим эту славную традицию, и сыграем официальную, но фиктивную свадьбу? О такой фиктивной жене я могу только мечтать! - подмигнул он мне, - Да о такой настоящей тоже, - добавил он тише.
      Моя рука сама собой сложилась в кулак с выставленным средним пальцем. Увидев эту знаменитую картину, Чжу Вон хохотнул, но его смех оборвал мой локоть, впившийся ему под рёбра.
      - Почему тебя называют звездой? - преувеличенно морщась и потирая бок, спросил он, - Ты же настоящее солнце - и засветишь, и взгреешь!
      - Чжу, у тебя фабрика экспериментальных комплиментов, и ты пробуешь на мне опытные партии? - поинтересовался я.
      - Да, - с показным сокрушением повесил голову Чжу Вон, - С тобой ещё ни один из них тест не прошёл. Ты такая нестандартная!
      - Я много раз говорила, я - особенная! Мог бы и запомнить за эти годы, - наставительно сказал я, подняв вверх указательный палец для пущей важности, а потом сделал попытку щёлкнуть его по лбу, от чего Чжу Вон легко и смеясь уклонился.
      После этого мы попрощались, хлопнув друга по плечам по нашему обычаю, пожали друг другу руки, и я пошел по коридору.
     
      ***
      Юн Ми и Чжу Вон пожимали друг друг руки.
      - Ну, мне пора, - сказала Юн Ми, не делая никаких движений.
      - Да, время ещё есть, но лучше прийти немного раньше, - согласился Чжу Вон, не отпуская её рук.
      - Я уже пойду, - произнесла Юн Ми, мягко высвобождая ладони. Она сделала несколько медленных шагов спиной вперед, потом резко развернулась и почти побежала. Пройдя с десяток шагов, Юн Ми обернулась и помахала Чжу Вону рукой. Чжу Вон улыбнулся и поднял вверх сжатый кулак: "Файтинг!" Юн Ми расплылась в улыбке и отзеркалила жест: "Файтинг!" Потом она повернулась и стремительно пошла вперёд. А Чжу Вон еще долго стоял и смотрел вслед удалявшейся по коридору женской фигурке...
     
      На шоу было всё как обычно на таких мероприятиях. Юн Ми философски улыбалась, спокойно рассказывала и отвечала на провокационные или излишне любопытные вопросы и стоически переносила славословия в свой адрес. Но когда ведущий в своих дифирамбах торжественным тоном предложил "звезде халлю" сыграть на стоящем в студии инструменте и спеть какую-нибудь свою песню, которая триумфально вознесла певицу на вершину музыкального Олимпа, Юн Ми слегка поморщилась и предложила: "Эти песни вы уже слышали. Я хочу спеть вам совершенно новую песню, которая недавно пришла мне в голову. Эта песня даже лучше прочих подходит к ситуации". Юн Ми села за инструмент, полилась совсем не торжественная мелодия, и красивый голос певицы начал проникновенно петь слова лирической песни:
     
      Кто, не знаю, распускает слухи зря,
      Что живу я без печали и забот,
      Что на свете всех удачливее я,
      И всегда и во всем мне везет.
     
      Так же, как все, как все, как все
      Я по земле хожу, хожу.
      И у судьбы, как все, как все,
      Счастья себе прошу.
     
      Вы не верьте, что живу я, как в раю,
      И обходит стороной меня беда.
      Точно так же я под вечер устаю,
      И грущу, и реву иногда.
     
      Так же, как все, как все, как все
      Я по земле хожу, хожу.
      И у судьбы, как все, как все,
      Счастья себе прошу.
     
      Жизнь меня порой колотит и трясет,
      Но от бед известно средство мне одно:
      В горький час, когда смертельно не везет,
      Говорю - повезёт все равно!
     
      Так же, как все, как все, как все
      Я по земле хожу, хожу.
      И у судьбы, как все, как все,
      Счастья себе прошу.
     
      (Л.Дербенев, А.Зацепин)
      https://www.youtube.com/watch?v=i0aIx-IJI68
     
      ***
     
     

Юн Ми и принц

      Прошел десяток лет. Многое что произошло, кое-что изменилось
     
     
     
     
     Опять эти сеульские пробки! Из-за них я точно опоздаю... Вот теперь окончательно встали! Стоим, ждём... Хотя в эти годы полегче стало. Раньше, помню, совсем тяжело было. Но мэрия улучшила общественный транспорт, проложила новые маршруты, автоматических стоянок для машин настроили, где машину можно оставить, а не на обочине бросать. Сейчас еще терпимо... О, хорошо, едем!
     
      Но опаздывать то как неприятно! Пробки мне дома весь вечер испортят... Да чтоб их! Опять тормозим... Хотя, честно сказать, я и без пробки опоздал бы. Всё равно не приехал бы к обещанному времени. Так что сам виноват... Ну, наконец, поехали...
     
      А что это сам виноват?! Я же попусту время не трачу! Я в компьютерные игры уже не помню когда играл! Дорамы тоже на работе не смотрю... Да что у них там, опять авария, что ли!!! Чего стоим?!... Ну, как не смотрю, так, иногда, одну серию, новую. И музыку, бывает, слушаю, да. Клипы новые с моей красавицей тоже. Да лучше мне их дома смотреть, с ней вместе! Раньше бы выехал, раньше дома был... Двинулись, перестраиваемся...
     
      Нет, ну я же не часто их и смотрю! Всё таки я работаю, веду бизнес, и не один. Как выражается моя выдумщица, "пашу как лошадь". Деньги для семьи зарабатываю, связи, влияние... Снова все застопорились. Может, машину на стоянку, и на метро поехать?... Да, в общем то, у нас и так хватает денег, связей и влияния. Моё золотце тоже очень состоятельный человек. Скоро с ней вдвоём, наверное, купим наш "скромный домик на Чеджу", как она называет. Так что не денег моей семье нужно, не денег. Не надо себя оправдывать... Тронулись...
     
      Ну пусть не денег. Но наши бизнесы это серьёзная часть моей жизни. Мне нравится решать такие сложные задачи. И моя умница мной гордится. У меня хорошо получается. Мы сильно укрепились, даже прикупили параллельный бизнес для кросс-продаж... Надо было всё же на стоянку сворачивать, и самому на метро. А сейчас встали на развязке, и не свернёшь. Стоим... Серьёзная часть моей жизни, но главная ли? Не бизнесом единым жив человек. Отношение у меня как в компьютерной стратегии, выиграю, не выиграю. Есть же и живые люди люди рядом со мной, не только бизнес. Мои родные... Ну, начали съезжать с моста, сейчас поеду...
     
      Но я же, как все корейцы, должен много работать, для своих же родных. Как принято, чтобы родителям хватало в старости, жена ни в чём себе не отказывала, детям приумножить и оставить. Денег мало не бывает... Урод, куда ты едешь?! Да что ты, снова затор... Да при чём тут деньги. Как говорит моя острословка, "денег у нас хватает, у нас ума не хватает". Откуда она берёт, эти поговорки? Наверное, я не рационально использую время. Плохо его организую. Работать надо над собой! Исправлять свои ошибки, совершенствоваться. А то что, ты думал, взрослый состоявшийся человек, и уже всё, можешь не меняться, незыблемый как монумент? Ага, хрен тебе, как выражается моя хулиганка. "Нужно расти над собой," - опять её словечки. Пока растёшь и меняешься - живёшь. Только как эти свои ошибки исправлять, их же найти надо? А мозги на что, и совесть, и чувства... Уфф... Кажется, вырвались, дальше свободнее. Поехали!...
     
      Могу еще успеть, если очень повезёт, и поток разгонится. Да кого я обманываю? Даже если и прибегу за минуту, то сильно это изменит? Разве успеешь пообщаться за минуту. И моё солнышко вздохнёт и укоризненно посмотрит, я ведь обещал постараться. Буду потом у неё просить прощения и заглаживать вину. Котёнок мой взглянет грустно своими невозможными голубыми глазками и скажет: "Мы тебя ждали, ждали. А тебя всё нет и нет. Мы скучаали..." Может на байке покатать?! Нет, звёздочка моя только сделает страшные синие глаза и выразительно так пальцами у виска покрутит, я уже знаю, что это значит... Всё, выхожу на финишную прямую, вот и дом...
     
      ***
      Я взлетел по ступенькам крыльца, забежал в прихожую, скинул обувь, и вверх по лестнице. Тихо подошёл к комнате. На двери на уровне моего пояса висел на скотче листик бумаги. На нём было синее море, голубое небо, яркое солнце и парусник с раскрытыми парусами. На носу парусника взявшись за руки стояли три непонятные фигурки, две побольше и одна поменьше. Над парусами по голубому небу было выведено детскими неровными буквами: "ПАПОЧКЕ". Я часто заморгал и сглотнул... Мне было так... Так... Нет слов... И стыдно тоже... Поклялся себе никогда не обманывать ожидания своих близких. Приложу все силы! Правда... И ещё я понял, куда мы поедем в выходные - в Национальный морской музей в Пусане.
     
      Я неслышно приоткрыл дверь. В дальнем конце комнаты кроватка, клубочек под одеялом, детская головка на подушке, повернутая к двери затылком. И рядом сидит самая прекрасная женская фигурка на свете. Моя любимая, моё счастье. Я слышу её голос, который готов слушать, наверное, вечно... И песня, колыбельная, такая необычная и красивая, как и всё у неё.
     
      Кто тебя выдумал, звёздная страна?
      Снится мне издавна, снится мне она.
      Выйду я из дому, выйду я из дому -
      Прямо за пристанью бьётся волна.
     
      Ветреным вечером смолкнут крики птиц.
      Звёздный замечу я свет из-под ресниц.
      Тихо навстречу мне, тихо навстречу мне
      Выйдет доверчивый маленький принц.
     
      Самое главное - сказку не спугнуть,
      Миру бескрайнему окна распахнуть.
      Мчится мой парусник, мчится мой парусник,
      Словно отправился в сказочный путь.
     
      Где же вы, где же вы, счастья острова?
      Где побережие света и добра?
      Там, где с надеждами, там, где с надеждами
      Самые нежные дружат слова.
     
      В детстве оставлены давние друзья,
      Жизнь - это плаванье в дальние края.
      Песни прощальные, гавани дальние,
      В жизни у каждого сказка своя.
     
      Кто тебя выдумал, звёздная страна?
      Снится мне издавна, снится мне она.
      Выйду я из дому, выйду я из дому -
      Прямо за пристанью бьётся волна.
     
      Музыка Микаэла Таривердиева, слова Николая Добронравова.
     
      https://www.youtube.com/watch?v=GuZCZ3FGKvQ
     
     

Юн Ми и память

      Даже не знаю, как назвать этот сонгфик... эмоциональное философствование?...
     
     
     
      Ради этого юбилейного концерта пришлось отвлечь очень важных и очень занятых людей. Впрочем, эти деятельные и солидные люди и сами были рады приехать с разных частей света, воспользовавшись поводом для очередной встречи, которых было немало за прошедшие несколько десятков лет. Они, бывало, выкраивали дни или даже часы, чтобы приехать и прилететь, повидаться и поговорить, поддержать друг друга и порадоваться, поболтать "за жизнь" и обсудить общие планы, которых у них тоже было порядочно. Ведь они до сих пор чувствовали себя родными, как одна семья, несмотря на то, что каждый выбрал когда-то много лет назад свою жизненную дорогу.
     
      И вот отгремели звуки концерта, в котором прозвучали всемирно известные хиты. Глаза зрителей горели восторгом, а у многих блестели слёзы от переполняющих их чувств. Уже печалило скорое расставание с любимыми артистами. Но, оказалось, встреча еще не закончилась. На затемнённой сцене выступил вперёд человек, обладавший многими наградами, лауреат нескольких премий "Грэмми" по многим номинациям, получивший за эти годы несколько "Оскаров" за лучшие роли, лучшие песни, лучшую музыку и лучшие сценарии к фильмам, и дважды награжденный Букеровской премией за литературные произведения на английском языке и за свои переведённые на английский книги, и даже лауреат Нобелевской премии по литературе. Однако не награды, не это было главное. Самое важное было то, что песни, музыка, книги, фильмы этого человека дарили радость и заставляли переживать глубокие чувства миллионы людей по всему миру. Пожилая женщина с пронзительными синими глазами сделала шаг вперёд и запела до сих пор прекрасным серебряным голосом:
     
      Покроется небо пылинками звёзд.
      И выгнутся ветви упруго.
      Услышу я вас и за тысячу вёрст
     
      Мы - эхо, мы - эхо,
     
      - вторили ей другие чистые нестареющие голоса. -
     
      Мы - эхо, мы - эхо,
     
      - а лучи прожекторов выхватывали из темноты известные всем лица поющих. -
     
      Мы долгое эхо друг друга.
     
     
      Вот свет задержался на совладельце и президенте крупнейшего медиа-холдинга So-Yun Music Entertainment, учредителя вместе со своей знаменитой подругой нескольких благотворительных фондов помощи детям, одарённым учащимся и больным людям, и которую до сих пор за глаза знающие люди называли "мамочкой". И эта хрупкая женщина доносила до самых глубин души слова:
     
      До вас мне всегда, где бы я ни была,
      Дотронуться сердцем не трудно.
      Опять нас любовь за собой позвала.
     
      Мы - нежность, мы - нежность,
     
      - откликнулись ей нежные голоса. -
     
      Мы - нежность, мы - нежность,
     
      - она смотрела на друзей и в зал мудрым, любящим и понимающим взглядом, и у зрителей перехватывало дыхание и наворачивались слёзы. -
     
      Мы -вечная нежность друг друга!
     
     
      Песню опять подхватил уверенный серебряный голос:
     
      И даже в краю наползающей тьмы,
      За гранью смертельного круга
      Друг с другом вовек не расстанемся мы!
     
      Мы - память, мы - память,
     
      - пела известный режиссёр, снявший прогремевшие блокбастеры в том числе и по сценариям своей подруги. -
     
      Мы - память, мы - память,
     
      - звучал голос узнаваемой всеми актрисы, и ей вторила прекрасный художник, фотограф и дизайнер. -
     
      Мы -звёздная память друг друга!
     
      - звучал голос модельера и создательницы модного лэйбла, а её поддерживал голос певицы и основательницы сети клубов спорта, активного и культурного отдыха, и сети ресторанов. -
     
      Мы - память, мы - память.
      Мы - звёздная память друг друга!
     
     
      Кто-то, видя столько знаменитостей на одной сцене, мог бы восхищенно подумать, что вот они, достигшие высот, познавшие славу и получившие регалии и награды, вот она - цель жизни. Но сами участницы понимали и даже без слов ощущали самую высшую свою ценность, то, что они берегли и растили больше всего - открытость друг другу, родным и друзьям, отзывчивость чувств, отклик на заботы других и любовь к людям.
     
      ... Умерли участницы коронованной группы в преклонном возрасте в один год и месяц, друг вслед за другом...
     
      https://lyricsworld.ru/Anna-German/YEho-lyubvi-876329.html
     
      https://www.youtube.com/watch?v=VeOqUmczuZk
     
     

Приложение 1. Фанекдоты

      Фанекдоты... Термин придумал не я, но он всё объясняет. :)
      Есть ещё фанекдоты от Korwav http://samlib.ru/c/chitatelj/22_n_korwav.shtml ,
      фанекдоты Муррчи http://samlib.ru/c/chitatelj/22_murrcha_fanekdot.shtml ,
      фанекдоты у Юра http://samlib.ru/s/se_j_a/faneks.shtml .
     
     
     
      Как-то раз после очередного отказа и размолвки с Юн Ми, расстроенный Чжу Вон с горя выпил соджу (возможно, и золотистого) и стал стучать ногами и руками в дверь дома своей невесты, прося впустить, понять и простить.
      "Ты ещё рогами постучи, баран!" - хотела крикнуть Юн Ми, но в этот раз одумалась. Этот же придурок опять всё неправильно поймёт, да?
     
      ***
      Красавица с ярко-синими глазами и обворожительной улыбкой, волнующе покачивая бедрами при ходьбе, своими колышащимися синими бусами, лежащими на высокой груди, притягивала взгляды всех, кто находился поблизости - у женщин недоброжелательные, у мужчин расширенные в трансе. Вот и я, стоило мне поймать краем глаза её вид, застыл, не сумев отвести взор от её узкой талии, округлых бёдер и притягательно торчащей груди... Я сморгнул, прогоняя наваждение, сплюнул, отвёл глаза от стеклянной витрины передо мной и сказал: "Ну пойдем, что ли, дальше, ЁнЭ..."
     
      ***
      - А еще, Юн Ми, - после примирения предвкушающе говорила Ин Чжон, - а еще президент сказал, чтобы мы научили тебя всему, что знаем. Чтобы ты поняла и прочувствовала, всё, что мы чувствовали все эти годы, - и Ин Чжон многообещающе улыбнулась.
      "Если я скажу, что они старые и толстые, это как-то поможет вернуться в добрые старые времена?" - мелькнула у Юн Ми испуганная мысль...
     
      ***
      Ответ Муррчи на предыдущий фанекдот:
      - Выдумают же всякие читатели. Смартфоном же неудобно пользоваться, тем более хозяйка его постоянно с собою носит, иногда даже в туалет (чем она там занимается?), - мурчала Мульча, блестя крупными глазами отраженным светом монитора, - Десктоп - наше всё, клавиши крупные, лапой попадаешь, и дорамы смотреть удобнее. А на системном блоке можно греться в холодные времена!
     
      ***
      - Может, хозяйкину почту всем друзьям для связи давать, - думала Мульча, цокая когтем по экрану, - всё равно её смартфоном пользуюсь, она его вечно бросает где попало.
     
      ***
      - Солнышко весеннее радует, - блаженно жмурилась Юн Ми, - Хочется всем подарки и разное приятное делать... СонЁн может расческу подарить?... Две!!!
     
      ***
      - Колокольный звон откуда-то... Настроение радостное! С кем бы поделиться?! - расплылась в улыбке Юн Ми, - Мульчу, может, в общежитие привезти? Пусть с ИнЧжон поиграется. А то все медведь и медведь...
     
      ***
      Пришла весна.
      - Сколько уже идём, и ни одного парня вокруг. Куда они все подевались, на улицу, что ли, не выпускают? - думала Мульча на прогулке с Юн Ми, - Хозяйке хорошо. Вон для неё сколько самцов ходит. Всегда может выбрать себе покрупнее и попушистее...
      Знала бы Мульча, что думает об этом сама Юн Ми...
     
      ***
      Джу Бон как-то похвастался своему приятелю, тренеру таэквондо, о своих педагогических успехах. Как золотистым соджу он раскрыл способности известной Пак Юн Ми. Тренер впечатлился и решил подумать над этим.
      "Ну нахрен такие новаторские методики!" - подумал на другой день тренер, лёжа с учениками в травмпункте.
     
      ***
      Чжу Вон очень честный и порядочный молодой человек. Как то раз свою талантливую красавицу невесту в карты Чон Хану проиграл.
      И ведь, как честный джентльмен, - отдал!
     
      ***
      - Да уймись же ты, жывотное! Ты всего лишь кормовая скотина. Даже до людей это дошло, - так, выгнув спину, шипела Мульча с забора надрывавшейся внизу собаке.
     
      ***
      - Какая же я всё-таки злобная завистливая стерва, с инстинктом собственницы и недалёким расчетливым умом... - думала ЮЧжин, всматриваясь в своё отражение в зеркале, - Ну ничего. Всё равно тупые самцы всего этого не замечают. С такой то моей грудью и такими то ногами!
     
      ***
      Сун Ок очень восхищалась Америкой, Западом и всем американским. А её младшая сестра Юн Ми, наоборот, не любила Америку и её наглые замашки. И вот, после очередной политическо-экономической дискуссии с припоминанием гос.долга США, воинственной экспансии демократии по миру и некоторых частей тела, Сун Ок и Юн Ми разошлись крайне не удовлетворенными аргументами друг друга. У Сун Ок на лбу назревала шишка, а у Юн Ми начало синеть под глазом.
      - Ничего нет хорошего в этой американской демократии, плюрализме и толерантности, - думала Сун Ок, глядя в зеркало, - Для Кореи американское не подходит.
      - Младшая должна слушаться старшую, и точка!...
     
      ***
      ДжиХён, как известно, очень любит готовить, но ей всё время не дают. А Юн Ми, как всем тоже известно, очень любит поесть. Но ёй тоже всё время не дают. Встретятся, бывало, случайно ДжиХён и Юн Ми, посмотрят друг на друга, отведут со вздохом глаза и пойдут дальше...
      Пожелаем им простого человеческого счастья.
     
      ***
      Однажды Чжу Вон, прыгая с парашютом, сломал ногу. Ин Чжон, злясь на Юн Ми, отвлеклась в танце, упала и сломала ногу. ЮЧжин, торопясь на встречу с наёмниками, споткнулась и сломала ногу. Брат жены господина директора ЮСон, приставая... вобщем так получилось, что сломал ногу...
      - Да что вы все как с цепи сорвались, сговорились что ли! Как мне вас выхаживать?! - воскликнул Автор и сломал карандаш...
     
      ***
      Сун Ок хотела быть очень хозяйственной. И очень бережливой. Но пока еще не разобралась, что главней - хорошо хозяйствовать, чтобы потом это сберегать, или наоборот, хорошо сберегать, чтобы потом этим хозяйствовать. И подумала, пусть тонсен с этим пока играется.
      А когда Сун Ок увидит, что тонсен подросла и поумнела, то она с тонсен быстренько решат, что главней...
      Так и не решили пока.
     
      ***
      СонЁн очень любит расчесывать Юн Ми. Бывает, поймают они всей "Короной" свою макнэ, привяжут к стулу, и СонЁе расчесывает её, расчесывает, пока ужинать не пойдут...
      А Юн Ми так и спит привязанная...
     
      ***
      Написала как-то Юн Ми на лбу спящей ИнЧжон маркером ругательное слово, а та, конечно, так и не проснулась. Постояла Юн Ми, подождала, а ИнЧжон всё спит и спит. Юн Ми тогда надоело, и она тоже пошла спать. Как всем известно, Юн Ми тоже очень любит спать, и её тоже трудно разбудить. Когда ИнЧжон проснулась, посмотрелась в зеркало, побежала к Юн Ми, а та спит.
      Так и не поругались.
     
     

Приложение 2. Фанлимерики

      Как то раз аджума из Сеула
      Глядя шоу, упала со стула,
      Послушав Агдан,
      Закричала: "Как дам!..."
      Таких много, аджум из Сеула...
     
      Молодой и богатый чеболь
      Был умен и приятен собой.
      Но девчонка Юн Ми -
      Вот её ты пойми,
      Неизменно давала отбой!
     
      На Юн Ми если смотрит Ин Чжон,
      Ты поймёшь - человек раздражён.
      Не могу я понять:
      Им подругами стать
      Не даёт лишь характер Ин Чжон?
     
      Если вы не по нраву Сун Ок,
      Не являйтесь к Юн Ми на порог -
      Будь вы трижды Чжу Вон,
      Недостатков вагон
      В вас найдётся, я знаю итог...
     
      Отчего же красотка ЮЧжин
      Стала стервой? Не понял причин...
      А на вид хороша!
      Вот её бы душа
      Стала нежной как ножка ЮЧжин!...
     
     

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Робский "Скиталец: Печать Смерти"(Боевое фэнтези) А.Вичурин "Ник "Бот@ник""(Постапокалипсис) Е.Никольская "Снежная Золушка"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Анжело "Академия магии. Притяжение воды и пламени. Часть 2"(Любовное фэнтези) Э.Холгер "Чудовище в академии или Суженый из пророчества 2 часть"(Любовное фэнтези) В.Февральская "Фавориты. Цепные псы "(Антиутопия) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"