Чваков Димыч: другие произведения.

Северная Пальмира весной или Димыч в режиме Азн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Аналитические размышления на завалинке


   В моей жизни есть три города. Три моих страсти.
   Питер для меня, как старший брат, которому доверяешься полностью и безоговорочно. Киев - дружок закадычный, а Печора - моя душа, собственно...
  
   Сегодня речь о старшем братце пойдёт, с которым автору этих строк повстречаться довелось спустя довольно долгое время... предначертанной свыше разлуки.
  
   Вот, уже слышу, как некоторая часть читателей начинает оживлённо гудеть, обвиняя меня в фатализме. Что ж, пусть так. Главное - не в фанатизме и революционной церебральной целесообразности, произошедшей не то от паралича мысли, не то от мифического стража в собачьей шкуре. Не станем слушать этих стенаний, а обратимся к тексту, который я назвал...
  

СЕВЕРНАЯ ПАЛЬМИРА ВЕСНОЙ ИЛИ ДИМЫЧ В РЕЖИМЕ АЗН

(отчёт по командировке ведущего ненаучного сотрудника госкорпорации по эффективному отмыванию валюты за Управление Воздушным Движением в небе Отчизны)

  
   Вот, наконец, пришёл и мой черёд ехать в бурсу. Понятно, что бурса бурсой в полном смысле этого слова таковой не является, поскольку расположена она в Авиагородке близ международного аэропорта Пулково-2 и зовётся в народе Ордена Ленина (в прошлом) Академия Гражданской Авиации имени Санкт-Петербурга Ленинградской области. А ещё вернее, даже не так. Просто фирма "НИТА", которая уже овладела 81% воздушного пространства России, завалив страну своей продукцией по АСУчиванию УВД, арендует в Академии несколько аудиторий, чтобы "задать корму" умам таких бестолковых юзеров, как ваш покорный слуга. То есть это самое НПО "НИТА" (новые информационные технологии в авиации) держит на паях с Академией свою мини-бурсу, где мне и предстояло настойчиво овладевать отнюдь не красотками с разворотов "Плейбоя", а всего лишь - знаниями в области развития ВД, что означает - воздушное движение.
  
   Что такое воздушное движение, надеюсь, объяснять нет нужды? Как вы сказали? Воздушное движение есть движение воздушных масс, связанное с перепадом давлений? Нет, вы ошиблись, знаете ли. Это к ветру можно применить подобное определение. А воздушное движение - нечто другое.
   Перемещение управляемых летательных аппаратов тяжелее воздуха, организованное специальным образом с использованием системы эшелонирования, - примерно то, что я имел в виду, заикаясь о воздушном движении. Не слишком увлекательно? Только на первый взгляд, уверяю вас.
  
   Попробую не разочаровать читателей, освещая некоторые нюансы своего процесса обучения в области автоматизации процессов УВД.
  
   Так вот...
  
   Оформил я командировку и, помоляся, в путь-дорожку отправился. А вот дальше, дорогие читатели, и начинается полное АЗН. Поясню, что АЗН - это автоматическое независимое наблюдение. Сей термин употребляют в УВД, когда имеют в виду, что каждый участник воздушного движения, равно как и не очень воздушного (машины РП, руководителя полтов, например, и обычный диспетчер ЕС УВД), видят друг друга через систему геостационарных спутников и имеют это ... в виду.
  
   В моём же случае, АЗН означает не только наблюдение, но и фиксацию разного рода событий, дай бог, поболе внимания моей наблюдательности, да спутников поинтересней. Начнём, конечно, с дороги в Сыктывкар.

I.

ШЕСТЬ ПЕРЕЛЁТНЫХ ГРАЧЕЙ ИЛИ СНЕГУРЕЧИК ОТТАЯЛ

(путевые непутёвые заметы на манжетах и носовом платке)

  
   Поезд тронулся, повинуясь железной сцепляющей длани локомотива. А в моей голове в такт убыстряющимся "тыгдымам" на стыках явственно отпечатывалось четверостишие:
  
   Впереди открываются дальние страны,
   Сладким маревом дышат и чайным листом.
   Наполняются водкой неспешно стаканы...
   Чуть пораньше в плацкартных, в купейных - потом.
  
   Купе плацкартного вагона слегка заметало. Заметало снегом сквозь щели в плохо закрывающемся окне. На улице гуляла северная метель, торжествующая по поводу своевременной кончины зимы и наступления календарного марта. Король умер, да здравствует король! Первое марта - судьбоносная дата для России... Правда, по старому стилю. Помните?
  
   Пурга ярилась изо всех своих аккумулированных по лесным сугробам, в рост человека, сил. Но, несмотря на это, не совсем душевное, обстоятельство, ехали весело. Ехали в Сыктывкар, где мне назавтра с утра предстояло, перебравшись в самолёт авиакомпании "Комиинтеравиа", отбыть в сторону северной столицы... Нет, даже несколько более пафосно: не побоюсь этого слова, северной столицы Европы.
   Северная Пальмира, город романтиков и поэтов, слезливого климата и многочисленных революций, города котлетных и рюмочных, столица моей ранней юности. Нахлынули воспоминания, которые всегда приходят так дружно под стук вагонных колёс по рельсовым стыкам...
   Но об этом не сейчас. Возможно, несколько позже...
  
   Итак, ехали весело...
  
   Главное веселье заключалось в том, что праздно шатающиеся по составу, не совсем трезвые вахтовики из Усинска никак не могли обнаружить свой 6-ой вагон, поскольку он, по старинному железнодорожному обычаю, был поставлен между 7-ым и 8-ым. Когда эти нефтяные Агасферы от щедрот МПС, наконец-то, обрели покой, запели грачи.
  
   Грачами у нас на севере называют летучие бригады шабашников из Армении. Летом они приезжают на сезонные работы, а к осени перебираются в более тёплые места. Но бывают и исключения - шабашники остаются надолго, если находят хорошего заказчика, как правило, на строительные работы.
  
   Наши грачи-путешественники и раньше сидели в вагоне, но просто ещё никак не проявляли себя. Когда же в окошко заглянуло первомартовское ласковое солнышко, армянская диаспора вагона встрепенулась, и залётные начали деловито и шумно организовывать стол. Стол был не простой, а с водкой. Грачи тоже были не простые, а засидевшиеся в Усинске шабашники. Я насчитал шестерых. Пожилой бригадир с увядшими усами, пегими от частого курения. А с ним четверо мужиков среднего возраста. Шестого звали Хачик. Ему можно было дать не больше 18-ти.
  
   Худобой своей и формой носа он напоминал моего одногруппника Стаса в нашу с ним бытность на первом курсе киевского института инженеров ГА. Юношеский пушок ещё только начал пробиваться над нежной верхней губой парня из Армении, и, похоже, он этим страшно гордился. Хачик носил спортивную вязаную шапочку с надписью "Masis" и никогда её не снимал, даже укладываясь спать. Он словно боялся расстаться с частью своей далёкой родины, которая как раз и делегировала свои права в этот головной убор.
  
   В процессе застолья Хачик начал вовсю ухлёстывать за соседкой по купе, студенткой Сыктывкарского университета. Он что-то нашёптывал ей на ушко, а та тихонько хихикала. Бригадир налил Хачику треть стакана водки и сказал:
   - Всио, ара! Паслэдний раз! Хватыт тэбе, дурной будыш.
   Парень выпил и продолжил свои ухаживания. Он настолько увлёкся этим процессом, что не заметил, как с шёпота перешёл почти на крик. Было довольно забавно слышать, как он говорил девице:
   - Приэдэм в Сыктывкар, я тебе всо покажу!
   - Что это, всё? - вопрошала кокетливая собеседница.
   - Всо, что захочыш! - звучало ей в ответ.
   Девчонка хихикнула и, слегка покрывшись румянцем, заметила:
   - У тебя ещё не выросло...
   Хачик взвился в проходе и, взывая ко всем пассажирам, возмущался:
   - Это у мэня нэ выросло!? Да, это у тэбя не выросло!
   Бригадир усадил парня и сказал:
   - Савсэм дурак стал. Что ты так кричыш? Он тэбя провоцируэт, коварная жэнщина! А ты же, мужчына, тэрпэть не можэш, да?
  
   Половина вагона живо комментировала жаркие закавказские события, а другая - продолжала свою будничную жизнь, сроднившись с верхними и нижними полками. Особенно сроднился с верхней боковой полкой один двухметровый дядечка. По всему видать, атлет бывший. Кроме отменно высокого роста он обладал и большой горой бицепсов, трицепсов и другой накачанной протоплазмы. Весу в нём - ну, никак не меньше полутора центнеров. Так вот, этот дядечка спал сидя! Можете себе представить африканского страуса нанду, который засунул задницу на верхнюю полку вместе с хвостом, а голову и ноги свесил в проход. Это как раз тот самый случай и был. Изредка на стыках страус всхрапывал и приоткрывал глаза, но быстро успокаивался и засыпал.
  
   На страусоподобном мужчине атлеты в вагоне не заканчивались. Ещё в одном соседнем купе сидели спортсмены-железнодорожники, которые возвращались со своей спартакиады. Там пиво лилось рекой, и звучала гитара. Возможно, от этой стаи и отбился бедный великан-страус.
  
   В середине же вагона побратались представители народов одной языковой группы. Там мордвины и коми тянули замечательную песню такого чувственного содержания: "Шонды-банды, ола меды".
  
   Неожиданно в проходе объявился СОВЕРШЕННО НОВЫЙ Агасфер, потерявший 6-ой вагон. Он пересидел где-то с проводниками и теперь искал своего попутчика.
   - Федька, злодей, выходи! - орал он. - Нам вылазить скоро.
   Его тень несколько раз тревожила эстетизм нашего мироустройства, пока странник не впал в состояние дзэн в чутких трепетных руках железнодорожной милиции.
  
   К армянским шабашникам подтянулась интернациональная команда из коми и мордвы, когда перестала находить общие темы для разговоров. Грачи внесли новую струю в их увлекательные беседы на предмет того, кто был раньше зырянин или остяк. Застучали костяшки нард, зазвучали тосты за весну и анекдоты про грузин. После очередного очень скабрезного анекдота, армянский бригадир заметил:
   - Начало мнэ понравилось, но это слышком харашо, чтобы быт правдой, ара, э?
  
   За окнами давно безобразничала ночь, запуская в поезд тысячи снежков одновременно, но вагон и не думал униматься.
  
   В тамбуре новый русский, непонятно как попавший в плацкартный вагон, вызванивал кого-то по мобильнику с просьбой встретить его на вокзале. На другом конце долго этого КОГО-ТО будили, потом ещё минут 15 шло выяснение, на какой машине встречать крутого пассажира. За один этот разговор он лишился, пожалуй, нескольких долларов на счёте MTS.
   Напарник говорившего, так сказать, наперсник по употреблению табачного дыма всё время встревал в разговор и объяснял, что в поезде очень вредно пользоваться мобильником. Дескать, плохое влияние он (то есть телефон сотовый) оказывает на ту мужскую функцию, на которую виагра, наоборот, действует хорошо. Новый русский ухитрялся одновременно разговаривать и посылать напарника в одно известное место, которым страус на полку примостился.
  
   К группе из коми и мордвы присоединился подсевший в Ухте татарин, и теперь международный хор исполнял народную татарскую песню "В моём саду зацвела смородина".
   - Шомордынем чачак ата... - вдохновенно выводил хор...
   - Ара, вай-вай. Ара, вай-вай вай-вай - пытался подпеть кто-то из бригады шабашников...
   Мужчина-страус храпел, совершенно не попадая в ноты, безбожно путая тональность. Вероятно, в детстве ему пришлось очень близко познакомиться с медведем на приёме у отоларинголога.
   Зато его друзья спортсмены очень удачно вписывали, я бы даже сказал, вплетали, в мелодию звон своей пивной посуды в железнодорожных подстаканниках
  
   В общем, весь вагон напоминал бестолковый цыганский табор. Однако под утро народ всё же угомонился. Бригадир начал моститься под бочок к давно заснувшему Хачику. Тот, озадаченный теснотой, внезапно разрушившей его воздушные замки во сне, где он ПОКАЗАЛ-ТАКИ ВСЁ нахальной студентке из Сыктывкара, вскочил и закричал:
   - Уйды, старый развратнык! У тэбя усы старые, ты сам вэс старый!
   Но опыт победил, и Хачик с позором полез на верхнюю полку. Через полчаса раздался синхронный армянский храп, отголоски которого, наверняка, были слышны в предгорьях Арарата.
  
   До Сыктывкара оставалось ещё пара часов пути, и техники, обслуживающие борт, который унесёт меня в волшебную страну Пулково-1, уже просыпались и бежали на кухню готовить завтрак.

II.

ТРЕНАЖЁР НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ ПИЛОТОВ ИЛИ ДВЕНАДЦАТЬ ЧАЙНИКОВ НА КУХНЕ

(кулинарные изыски в восточной манере)

   Моё скромное прибытие в Авиагородок не смогло потрясти местных устоев и порядков. Хотя было воскресенье, но это ничего не меняло. Вахтёр в общежитии УТЦ (учебно-тренировочный центр, где первые два этажа занимали тренажёры АН-12 и ТУ-134, если я ничего не путаю) нарисовал дежурную улыбку на озабоченном разгадыванием сканвордов лице, сверился с секретным списком VIP-персон и, убедившись, что мои данные вполне благополучно укладываются в идентификационную схему забронированных мест, отправил вашего покорного слугу на осмотр будущего ареала домашнего обитания, иначе говоря, - моего логова.
  
   Как я уже заметил несколько ранее, общежитие Пулковского УТЦ занимает один этаж (третий) в здании, где установлены тренажёры. На первых двух - эти самые тренажёры и находятся, так что целый рабочий день все проживающие в нумерах, как бы, находятся во взлётном режиме. Если, конечно, косишь от занятий в бурсе, развлекая себя затяжным сном.
  
   Общежитие вполне цивильное относительно казарм Преображенского полка времён Екатерины Великой и достаточно приспособленное для проведения досуга командировочных. Здешняя секционная система знакома мне не понаслышке, но УТЦ привнесло свои нюансы. В секции - три комнаты с общим коридором, где и влачит своё тяжкое существование холодильник. Тяжкое, потому как сей агрегат, кроме хладона всегда полон пивом и другой снедью по самую морозильную горловинку. В каждой комнате водятся телевизоры, но смотреть их практически некогда, так как и без этого ущербного дитяти цивилизации хватает развлечений и занятий, достойных того, чтобы им предаваться в свободное время.
  
   Про то, что душевые, умывальник и более интимное местечко находится в конце коридора, я писать не стану - это и без того очевидно. Но кроме вышеозначенных благ, привнесённых на благодатную почву Авиагородковского существования, на этаже было ещё одно чудо. И имя ему - кухня. Кухня в общежитии УТЦ была действительно славной. Хотя, кажись, я слегка преувеличил, сказав "была" - наверняка, она и сейчас служит доброму делу набивания желудков. Там стоит пять газовых плит, три раковины, огромный буфет с вагоном самой разнообразной посуды и обеденная зона человек, этак, на десять. Готовь - не хочу, одним словом.
   Меня кто-то проверял? Как, ничего я не упустил из кухонной утвари?
  
   Притащившись в свою секцию, я, как самый стандартный человек с комплексом любопытства, первым делом тыркнулся в не свои двери. Оттуда вышли два мужика, на первый взгляд, бандитского вида и растолковали мне, куда направить свои стопы дальше. Вскоре появились ещё трое, и они все вместе дружно задымили разнообразными курительными палочками в коридорчике.
   Это только на первый взгляд незнакомцы напоминали бандюков, но, пообщавшись с ними минут пять, я пришёл к выводу, что они очень милые ребята.
  
   Оказалась вся дружная шестёрка - из заполярного Норильска (один спал в момент нашей первой встречи, поэтому я и увидел только пятерых). Они приехали переучиваться с АН-12 на ТУ-134 и жили здесь уже больше месяца. Старожилы то есть. На правах хозяев мне поведали, что вокруг свирепствует жуткий грипп, поэтому необходимо срочно бежать в магазин за чесноком и за пивом, что и было немедленно исполнено. Впоследствии я нарезал чеснок дольками и разложил его в разные углы комнаты, а пивом только добивался закрепления успеха.
  
   Грипп сдался на первой же минуте, поняв, на кого нарвался, и больше не делал попыток вернуться в наши нумера. А за пивом мы познакомились: я и мои соседи по секции.
  
   Кстати, чтоб не забыть. Хочу вам один вопрос задать, в каком другом городе, кроме Питера, любой продавец гастронома (заметьте, ЛЮБОЙ) спросит вас, порезать вам колбасу (сыр, ветчину и пр.) или вы КУСОЧКОМ возьмёте (даже если резать больше килограмма придётся)? Я лично других таких городов попросту не знаю. Подобный вопрос, относящийся к обрезанию приобретённых мной продуктов, заданный мне в первый же день пребывания в Авиагородке, словно оживил мои воспоминания и впечатления 28-летнй давности. Я понял, что две недели командировки пройдут плодотворно и полезно. В этом я не ошибся. Разве ж можно было прожить плохо с такими продавцами в лавках и соседями по тренажёру! Не сколько авиационному, сколько житейскому...
  
   Пришло время представить своих соседей-норильчан. Мне с ними предстояло жить вместе, ни много, ни мало - чуть больше двух недель. Полмесяца, если по лунному календарю... Так что - тяжело в ученье, легко в общенье...
  
   Великолепная шестёрка представляла собой смесь одного экипажа и, примкнувших к нему, командира АН-3 Серёги и флаг-штурмана эскадрильи АН-12 Норильского авиапредприятия Игоря Сирикова.
  
   Экипаж состоял из командира биг-Саши (так прозвали его сирийские "муханосы" в Авиагородке - об этом чуть позже), штурмана Игоря Тынянского, второго пилота Андрея Яцыка и механика Сергея Палыча. Теперь - о каждом немного подробнее.
  
   Командир АН-12 Саша получил своё прозвище "биг-Саша" от студентов из Сирии, которые обучались в Академии на факультете эксплуатации самолётов и двигателей, то есть получали образование "муханосов", как они сами о себе говорили. Сирийцы ещё и года не проучились, поэтому знакомцами из русских не обросли, жили кондово в традициях арабской деревни. А тут, как снег на голову, нагрянули бравые лётчики из Полярной зоны.
  
   Сначала "северные соколы" поселились в общежитие Академии ГА в связи с отсутствием мест в гостиница Авиагородка, заняв одну секции со студиозами из арабского мира. Совместное бытие продолжалось всего три недели, после чего наши лётчики переехали в общагу УТЦ, поскольку здесь места освободились, а оплата койко-места в полтора раза дешевле, чем в студенческих хоромах. Опять же - и до тренажёров далеко ходить не нужно.
  
   Трёхнедельный интернационал настолько потряс "муханосов", что после переезда норильчан, они стали к ним в гости чуть не каждый день наведываться. Объясняли они всё очень просто: "У нас в Питере, кроме вас, никого из друзей нет!". Я оценил это арабское признание несколько позже, но об этом ниже.
   Да, а по моей наводке северные лётчики познакомили своих сирийцев с земляком. В первый день я обедал у метро "Московская" в кафе "Пальмира" с сирийской кухней, где национальные блюда готовил самый разсирийский сириец с чёрными усами и полным отсутствием знания русского языка.
   Язык ему успешно заменяли два-три интернациональных фразы, которые обычно порядочные издания публикуют в виде многоточий. Об этом кафе я и доложил ребятам. Надеюсь, у "муханосов" появился новый друг в Питере, и они теперь славно проводят время за чашечкой кофе и национальными блинчиками, свёрнутыми в виде розанов, с невероятно красивым кремом в той самой "Пальмире".
  
   Но я отвлёкся.
  
   Биг-Саша действительно соответствовал своему новому прозвищу. Не ростом или необъятным торсом. Просто во всём чувствовалась его основательность, степенность и рассудительность. Наблюдательные парни, эти арабы.
  
   Флаг-штурман Сириков напротив обладал заводным характером, склонным к авантюрам и приключениям, после которых очень весело обо всём докладывал под стакан пивка.
  
   Игорь Тынянский причёской походил на бандюка (откуда и мои первые впечатления), но это не мешало ему великолепно готовить и быть душой компании. Через полчаса общения я уже не мог представить, чтобы он носил какую-либо другую причёску, кроме "ёжика для стрелок" или "крыша на разборке".
   Оба штурмана называли друг друга Егорием и этим отличались от остальной команды. Вообще, у меня сложилось впечатление, что для того, чтобы работать штурманом в Норильске, нужно в первую очередь стать полноценным Егорием.
  
   Второй пилот Андрей Яцык - личность колоритная. В период нашего общения он как раз только что переболел гриппом и потерял голос. Вместе с постоянно обнажённым торсом (так Андрей рассекал по общаге), помятыми бермудами эта его хрипловатая речь явно указывали на прямое участие в бригаде какого-то авторитета. Яцык и Тынянский, кстати, учились на одном курсе Кировоградского высшего лётного училища и прекрасно знают моих институтских друзей Стаса и Женьку Долгова (те одно время преподавали в том самом училище), которым и велели кланяться.
  
   Командир АН-3 Серёга обладал флегматическим характером. Вероятно, на эту, порой, нарочитую неспешность отложил отпечаток нрав его тихоходного воздушного друга. АН-3 - это машина, которую начали поставлять взамен АН-2, но сей разрекламированный агрегат не пользуется особой любовью лётчиков, прикипевших к древним "кукурузникам".
   Хоть и скорость у "троечки" слегка побольше, чем у старшего собрата, и двигатель современный, и лыжи с подогревом, но почему-то в условиях суровой зимы ведёт он себя более капризно. Особенно достают эти самые подогреваемые лыжи при нулевой температуре. Лёд под ними начинает топиться и образовывать корочку, самолёт сразу юзом идёт. А если обогрев не включать, то лыжи быстро ледышками обрастают. Одним словом, долго к этому приспосабливаться приходится.
  
   А теперь о Палыче. Сергей Палыч - механик АН-12. От него происходит порядок и дисциплина в экипаже, который для старожила полярной авиации - вторая семья. Разбуди его среди ночи, первое, что Палыч скажет: "Экипаж на базе? Значит - всем спать". Сам себя Палыч называет ласково Сергуней, хотя с виду он настоящий Розенбаум, только маленький. Я так его и назвал - малый Розенбаум.
   Действительно, к лысой голове приклеен крючковатый нос и внимательные и острые, как буравчики глаза. Усы тоже имеют место быть во всей своей бардовской красе. Одно отличие - не может Сергуня петь, как большой прототип. Зато темой одной знаменит, далёкой от музыкальных высот. "Твою меть!" - так звучит его знаменитая фраза. В зависимости от интонации означает она многое в описании современной действительности, потому и хороша необычайно. Палыч единственный из команды, кто никогда не готовит, но на кухне контролирует все события и действия. Нужен лук - вот он, пожалуйста, уже Сергуня принести успел. А ножа не хватает, так Палыч мигом его из-под земли достанет.
  
   В компании норильчан можно было отметить две возрастные категории. Первая - те, кому за 40: Саша, Сириков и Палыч. И вторая (мой любимый возраст) - те, кому ещё нет 40. Но близость интересов и общий быт полностью нивелировал этот десятилетний разрыв временных интервалов...
  
   Вот теперь, когда я представил, как умел, своих соседей по секции, пришла пора поговорить о быте и прочих прелестях командировочной жизни.
  

_ _ _

  
   Канун 8-го марта прошёл необычайно живо и весело. Вечером команда норильчан вместе со мной и моим соседом по комнате (он на КДП в Сыктывкаре работает) вовсю крутилась на кухне. Жарилась картошка, отбивные, лук на сале с овощами по-Херсонски (от Егория младшего), резались салаты, лимончик, укроп с петрушкой, открывались банки с испанскими маслинами (тех, что с живой косточкой, а не с примитивными анчоусами или прочей дребеденью), кромсался хлеб (обычный чёрный подовый и лицейский с изюмом и пикантным вкусом) и ветчина. Селёдка сама собой укладывалась на тарелку аппетитными кусочками, покрывалась луковыми колечками и заливалась нерафинированным подсолнечным маслом, слегка сдобренным уксусом.
  
   И, надобно заметить, что началось всё значительно раньше этих приятных хлопот. А именно - вот таким образом....
   При возвращении с занятий, я застал славный экипаж на кухне за дегустацией гольца (такой полярный лосось), который совершенно естественным образом заливался пивом. Сегодня у ребят не было учебных полётов на "тренажёре", вот они и расслабились.
   Присовокупив свои желания (в виде невероятной жажды) и возможности (в виде двух "полторашек" с ячменным напитком), я присоседился к гольцу со стороны брюшных плавников, и мы срослись с ним в едином порыве. В результате этого я не пострадал, чего нельзя сказать о скромном обитателе полярных вод.
  
   Когда последние рыбные косточки были сметены в мусорный бак безжалостной рукой Сергуни, а пива оставалось на раз понюхать, и родилась светлая идея о праздновании кануна Женского праздника. Идею быстро внедрили в жизнь при помощи участников изучения гольца в его рыбной сущности. Сам праздник прошёл в тёплой дружеской обстановке. Единственное, что портило мероприятие, это невозможность дозвониться прямо из-за стола по мобильнику родным и близким женщинам - все направления были наглухо забиты. Правда, с другой стороны, отсутствие женщин помогало не портить наш мальчишник.
  
   В половине первого ночи произошёл прорыв. Норильск дал добро на беспорядочные телефонные связи с Питером. С учётом того, что там наступило раннее утро 8 марта, это придало пикантность беседам. Сначала, некоторые жёны и подруги очень долго не желали ничего слышать поздравительного, ибо им хотелось спать. Но всё же вскоре они оттаивали, несмотря на погоду за окном (а в Норильске было - 46 градусов) так, что вскоре закончились средства на счетах MTS. Поскольку звонить стало не на что, а желание выпить уже затаилось на дне закрывающихся глаз, коллектив, дружно убрав за собой кухню, отправился почивать.
  
   Проснулся я в 7 часов утра от громких споров за стеной. Где-то там, на развалинах моего сна Сириков с упрёком говорил:
   - Тебе, Алексей, ничего доверить нельзя. Разве ж можно доводить экипаж до такого состояния? Мы чуть из-за тебя соратников не потеряли...
   Эти скорбные речи относились к моему соседу по комнате (помните, он тоже принимал участие в мальчишнике). Лёшка в свои 38 лет выглядел совершеннейшим пацаном. Маленький, хрупкий на вид (хотя когда-то занимался восточными единоборствами, правда, только по собственному утверждению) он, по моему крайнему разумению (выражение от Саныча), ну, никак не мог стать тем человеком, который развратил здоровый коллектив до такой степени, чтобы уже и потери считать пришлось. Сириков явно лукавил. Стало любопытно.
  
   Я продрал глаза и отправился за информацией к соседям. Оказалось, что минувшей ночью спать отправились не все. Андрей, Тынянский и молодой Серёга во главе с биг-Сашей решили попить кофейку в музыкальном сопровождении, которое отличалось бы от монотонного храпа Палыча. Они оделись и, разбудив вахтёра, вырвались на ночную улицу. Лёшка, тот самый мой сосед по комнате, что из Сыктывкара опять увязался с ними.
  
   Путь был близок и понятен. Стоило всего-навсего перейти дорогу, и ты оказывался неподалёку от кафе-бара "Сапсан". Оное заведение функционировало до 4-ёх утра. Это вполне устраивало тёплую компашку - столько музыки можно прослушать за 3 часа. А сколько кофе выпить! В заведении, оказывается, праздновался юбилей заведующей. Но это происходило в отдельном зале, так что наших героев пустили без лишних вопросов. Заказав кофе с мороженым, они неторопливо заговорили о своём, о девичьем. Один Алексей затребовал коньяку и чего-нибудь мясного.
  
   Заглотив свой армянский бренди, Лёшка потерял ориентировку и способность мыслить абстрактно, поэтому очень возмутился принесённому лангету - ни фига он его не заказывал и платить не собирается. Саша первый понял, что клиент готов и принял решение: поручить Серёге отслеживать за передвижениями захмелевшего кренделя и пресекать его тягу к возможному непотребству, равно, как и скандалам, чтобы праздник себе не испортить. Сергей спорить не стал, а взвалил на себя эту тяжкую ношу. За лангет, конечно, пришлось заплатить.
  
   Вскоре Алексей задремал, и все успокоились. В конце концов, не тащить же его назад в общагу, где двери до 6 утра закрыты. Как знать, согласится ли вахтёр опять впускать часть команды, которую только что выпустил. Внезапно спокойное течение вечера (точнее - уже ночи) разорвала энергичная мелодия Африка Симона (заведующая, оказывается, была его страстной поклонницей). Алексей встрепенулся, завалил рюмку водки, которую ребята взяли для иных удовольствий, и пошёл "зажигать" (как выразился Серёжа).
  
   Зажигание оказалось поздним (через такт с музыкой), но длительным. Полтора часа взволнованные посетители кафе наблюдали за отчаянными танцевальными пассами маленького, похожего на взъерошенного воробья, человека. Когда распаренный Лёха рухнул за стол, он приобщился ещё к одной рюмке и поплыл вовсе. Причём направление этого вольного плавания было в сторону сугубо мужского заведения.
  
   Ответственный Серёжа только через час смог извлечь уснувшего подопечного, замуровавшегося в отдельном кабинете в позе сидельца. Хорошо, что закрытие бара по желанию юбилярши затянули до утра, а то бы пришлось вызывать кого-нибудь с инструментом, чтобы извлечь Алексея на свет божий. В общем, когда лётный народ, измученный проделками моего маленького соседа по секции, вернулся в стойбище, все норильцы были измочалены и хотели спать. А Сириков, наоборот, проснулся и затеял ироническое выяснение отношений.
   - Я тебе каких ребят поручил, Лёха? - говорил он. - Сильных и здоровых. А кого ты мне возвращаешь? Бледную немочь.
   Алексей же, как заводной попугай, неустанно твердил, что все лётчики давно форму потеряли, животы распустили, спортом не занимаются, потому и страдают. А вот он, хоть сейчас, сможет 10 раз на одной руке отжаться, и поэтому весь вечер был бодр и за всеми наблюдал, чтобы не перепили. Тут ко мне подошёл Серёжа со словами:
   - Забирай своего пернатого скорей, а то я за себя не ручаюсь!
  
   Еле-еле распетушившегося воробья уложили в постель. Мартовское солнце приветливо заглядывало в наши окна. Оно было весьма удивлено той живописной картине, которая открывалась его взору.
   Внезапно случился нежданный подъём. Егорий младший с Андрюхой начали поливать друг друга пивом из "полтарашек", подобно тому, как это проделывают победители этапов "Гран-при" Формулы 1. Вероятно, так у них происходила эмоциональная разрядка, которую можно назвать и профилактикой стрессовых ситуаций.
  
   Пиво пенилось не хуже шампанского. Кто-то сделал неосторожное движение, и вот уже струя ячменного напитка окатила спящего Палыча, как из брандспойта. Сергуня открыл половину глаза и разразился яростной тирадой:
   - Твою меть! Все на базе, бля? Тогда спим, сегодня выходной.
   Тут очень вовремя и пиво кончилось. Залитую одежду пошли отстирывать, а вот тапочки всё-таки к полу прилипли, что свидетельствует о хорошем качестве используемого напитка. Только марку пива я называть не буду, чтобы меня не обвинили в несанкционированной рекламной акции.
  
   К вечеру же я отправился на концерт Михаила Евдокимова, но об этом в отдельной главе.
  
   После праздника на нашу милую общагу свалилась напасть в лице дюжины китайских лётчиков. Они тоже к тренажёрам потянулись. Азиатскую братию возглавлял лысоватый мужичок, за которым молодые лётчики ходили, как цыплята за курицей. По всему видать, идеологический лидер из соответствующих органов. Китайских, конечно. Наши подобные органы давно уже мохом подёрнулись. Им на лётчиков наплевать, им бы секреты повыгоднее в Лондон сбагрить, да насладиться Атлантикой где-нибудь на Канарах... в тиши и забвении...
  
   Почему приезд китайцев я называю напастью, спросите вы? Потому, что они напрочь разрушили наше идиллическое существование в плане приготовления пищи. Не знаю, уж, когда эти ребята учились, но с кухни они практически не вылезали. Причём, совершенно злостным образом подолгу не мыли свои многочисленные котлы, которые привезли с собой наряду с азиатскими продуктами и всяческими соевыми дурилками, коие ныне называют будущим мирового питания, а также палочки, которыми и ковыряли свои кулинарные извращения.
  
   Палочки при ближайшем рассмотрении оказались самодельными. Представьте себе, будто пьяный плотник начал делать Буратино, да не задалось - одни плохо оструганные деревяшки остались. Так вот, те самые знаменитые китайские инструменты для еды, которые нам посчастливилось увидеть, едва ли выглядели лучше.
  
   Обычно немытые китайские котлы (не путать с часами, сленг) стояли посреди столов и источали запахи гниющих джунглей, куриного помёта и ещё, чёрт знает чего. На все наши попытки вступить в контакт и просьбы освободить для нас местечко на кулинарном ристалище, чтобы заняться приготовлением пищи, они делали вид, что не понимают ни по-английски, ни по-русски. Только всё время твердили "Хо!" или "Сдластвуй, товались!" Какой нам толк от этого "сдластвуй", коли кушать хочется, а на кухне полный бедлам.
  
   Палыч возмущался сильнее всех:
   - Нанесло узкоплёночных, твою меть! А приличным людям хоть гастритом закусывай! Вот переучусь на бомбера, непременно полечу Пекин бомбить.
   На третий день после явления "чайников" терпение у нас лопнуло. Мы решили их перевоспитать действием, раз слов не понимают. Разведку боем в разгар нескончаемого китайского застолья пошёл проводить Андрей. Он очень вежливо спросил на двух языках, ему доступных, можно ли взять доску для разделки, на которой ещё валялись какие-то остатки папоротника. Не получив вразумительного ответа, Андрюха перешёл на общедоступный международный язык.
   - Ну, и хрен с вами, чукчи неразумные! - сказал он и вывалил папоротниковые обрезки прямо посреди стола.
  
   Китайцы встрепенулись и наперебой стали угощать его омерзительной рисовой водкой. Андрей отказался. После того, как мы ночью приволокли немытые котлы к месту дислокации наших "чайниковых" братьев, кухня стала сиять идеальной чистотой. Да и засиживаться китайцы за едой начали меньше. Наступил мир во всём нашем маленьком мире.
   Теперь мы принялись угощать друг друга различными деликатесами. Китайские чёрные грибы со вкусом плесени я отверг напрочь, а вот салат из листьев папоротника оказался вполне ничёшным. А китайцы чуть не сошли с ума от Егорьевского борща и моей солянки сборной мясной.
  
   Жаль, товарищ Мао не дожил...
  
   А, надо сказать, что китайцы, кроме котлов, палочек и продуктов, привезли с собой огромные разделочные топорики наподобие мачете. Этим инструментом они и измельчали всё, что необходимо было приготовить. Однажды я заглянул на кухню и застал там такую картину. Возле мусорного бака сидит лысый китайский особист и этим огроменным мачете стругает картошку. Как он пальцы себе не оттяпал, ума не приложу. Заметив моё присутствие, особист заулыбался и залопотал:
   - Каласо, каласо.
   Видно, выучил недавно новое слово. Я тоже улыбнулся на его маленькие квадратики, которые оставались от больших картофелин после их затёсывания топориком, и ответствовал:
   - А чего ж тут хорошего. Хренотень по Чехову.
   Затем я взял свой перочинный нож и почистил картошку должным образом, что называется, для примера. Одобрительное "Хо!" было мне вместо аплодисментов. Намекнув китайцу жестом, что мои намерения не распространяются дальше одного корнеплода, я пошёл резать лук для наших авиационных нужд.
  
   Вдруг чувствую, кто-то меня за плечо нежно так теребит. Оборачиваюсь и вижу протянутую кружку с мерзким запахом.
   - Водка, водка, - говорит мне "чайник".
   Я отвечаю, что нет, мол, мерси, конечно, вашей китайской маме-родине за такой продукт, но онли бир и... всё тут. Китаец не понимает. Я повторяю:
   - No, thank's, only beer.
   Эффект тот же - не понимает и продолжает настаивать. Только когда я сказал по-русски "пиво", от меня отстали со словами: "Хо, хо! Пиво!", но пивом этим самым так и не угостили. Конечно, пиво напиток благородный, с очаровательным кружевным запахом небесных сфер, его и самим выпить не грех. Это вам не рисовый самогон в бутылках с иероглифическими витиеватостями, типа - "Сварено оф чайниками".
  
   Что ещё рассказать о китайской братии? Ага, вспомнил. Каждый вечер они перед сном священнодействовали на кухне с какими-то колдовскими снадобьями, уподобляясь злым волшебникам из чарующих мистических сказок. Кипело сразу несколько кастрюль, в которые восточные летуны подбрасывали ингредиенты не только растительного, но и животного происхождения, как-то: перепонки с крыльев летучих мышей, утренняя проба урины очумелого мартовского зайца, перетёртый коренной зуб суринамской пупы, подшёрсток яванского ленивца из района левой подмышки.
  
   Всю ночь эта жидкость настаивалась, а поутру каждый китаец наливал её себе в специальный стакан с крышкой и целый день с ним не расставался. Что они делали дальше с этим зельем мне неизвестно. Может, пили, чтобы заглушать в себе плотские позывы. А, может, просто так носили... от сглаза. Хотя, чего уж им бояться - всё равно глаз не видно почти.
  

III.

ПОЧЁМ ФУНТ ПЛАСТИЛИНА ИЛИ ВАЛЮТНЫЙ КУРС АРКТИКИ

(пилотские байки и не только пилотские)

   Хватит, пожалуй, о китайцах. Поговорим о байках пилотских, которые мне довелось услышать от новых знакомых. Одну из историй, которая связывала весь экипаж АН-12, они рассказали все вместе, перебивая друг друга и комментируя каждый на свой манер. Изложу я её коротко: примерно в таком виде, как и услышал.
  
   Как-то раз самолёт АН-12 вместе со всей своей командой возвращался из командировки. Взлетели где-то в районе одного из поволжских аэропортов. Погода по маршруту до Норильска была везде. Как говорят, на северные авиаторы - звенела. Видимость - "мульён на мульён", ещё одно авиационное выражение. Одним словом, лети себе, да радоваться не уставай.
  
   Но как только время полёта за середину перевалило, все северные порты один за другим закрываться стали. По погодным условиям. Кругом метель несусветная. Закрыто практически всё. Только в Сыктывкаре ещё худо-бедно "на мизерах" плюхнуться можно, если минимум экипажа позволяет. Командир Саша принял решение на проведение посадки. Запросил разрешение, честь по чести и на курс соответствующий машину переложил.
  
   А тут и в Сыктывкаре погоды не стало. Но делать нечего, никуда больше горючего не хватит. В аэропорту вовсю готовятся к посадке залётного борта. ВПП чистят всем имеющимся спецтранспортом. Экипаж АН-12 шасси выпустил, и Андрей даже кое-какие огни впереди разглядел.
  
   Только тут заметил командир, что машина снегоочистительная где-то рядом с торцом ВПП застряла. Штурвал на себя потянул, чтоб проскочить опасное место. АН-12 не подвёл (не зря же его биг-Саша "добродушным толстяком-трудягой" называет).
  
   Самолёт слегка задрал нос, "дал козла" (подпрыгнул после удара об ВПП в результате чрезмерно большого посадочного угла) и плюхнулся на бетон всей своей тушей. Удар был ощутимым, но экипаж быстро в себя пришёл и вырулил к дальней стоянке, которую только что от снега освободили. Первым выскочил из кабины Палыч, пока ещё двигатели работали. Он быстро с фонариком стал осматривать фюзеляж и плоскости. Так и есть - от удара 9 заклёпок отлетело.
  
   Сергуня быстренько просчитал, что делать нужно. Если сейчас наземники заметят, разборок не избежать. Вины экипажа, без сомнения, нет, поскольку при плохой видимости можно было рассмотреть препятствие на полосе, только когда уже поздно на второй круг уходить. Сто процентов здесь служба спецтранспорта виновата, что не успела о занятости ВПП доложить. Но в данном случае вопрос о виновности не стоит. Не важно, виноват - не виноват, а до выяснения всех обстоятельств от полётов экипаж отстранят.
   Во-первых, придётся до дома своим ходом двигать, а во-вторых, кому захочется перед собственным отцом-командиром в Норильске потом на ковре скакать серыми зайчиками.
  
   И Сергуня принял решение. Он хоть и не командир воздушного судна, но имеет права иногда на себя всю ответственность брать.
  
   Палыч извлёк из дорожной сумки герметик (что-то вроде массы для сухой сварки), который купил для ремонта собственной автомашины и нервно начал его разминать в пальцах, чтобы придать эластичность. А экипаж тем временем доставал из загашника заклёпки, которые запасливый механик когда-то давно достал за бутылку "шила" (противообледенительная смесь, состоящая из 50% спиртового раствора, применяется в основном в военной авиации) на авиаремонтном заводе и неизменно брал с собой в полёт. Вот и пригодился запас.
  
   Заклёпки, посаженные на герметик, смотрелись ничуть не хуже родных. Не важно, что при взлёте они вывалятся. Главное - улететь с утра, если погода позволит. А в Норильске всё тип-топ будет, там свои люди...
  
   Обошлось. Никто ничего из лиц, обременённых невероятной ответственностью, не заметил, а прочие посадку в аварийном режиме афишировать не стали: кому же хочется голову в петлю совать. И виноватыми многие бы тут оказались, сами понимаете. Авиация - структура серьёзная. Если начнётся расследование, каких только "рогаток" ни накопают. Накажут за компанию даже тех, кто точно ни сном, ни духом. Инструкция, понимаете ли, некорректно написана... Мало ли чего, кабы что... а если не токмо что, ежели потому что... Традиция такая.
  
   В Норильск добрались на следующий вечер. С тех пор про Палыча стали ходить слухи, что он может при помощи одного только пластилина самолёт отремонтировать. Сергуня подобных слухов не опровергает, а только скромно замечает, что всё-таки для этого ответственного дела пластилин или, пуще того, замазка не подходит. Тут герметик нужен и смекалка российская.
  

_ _ _

  
   А вот нижеприведённую историю Палыч рассказал мне лично, доверившись, как младенец. А если бы я был из ЦРУ?
  

История Сергуни Палыча, рассказанная им самим за вечерним перекуром

  
   В марте 2003-го (по другим данным - 2004-го) года свела меня судьба с интересным человеком. Обучался я в этот период на курсах повышения квалификации при НПО "НИТА" (новые информационные технологии в авиации), которое находится в Санкт-Петербургском авиагородке, неподалёку от аэропорта "Пулково-2". Жил в общежитии УТО (учебно-тренировочного отряда) в одной секции с лётчиками из Норильска, приехавшими переучиваться с одного типа воздушного судна на другой.
  
   Две недели мы жили душа в душу, после чего мои курсы закончились, я отбыл домой, норильчане же остались продолжать своё обучение, летая на тренажёрах до посинения в глазах.
  
   А теперь пару слов о Палыче, человеке, который и поделился со мной этой историей. Сергей Палыч - механик самолёта АН-12. От него происходит порядок и дисциплина в экипаже, который для старожила полярной авиации - вторая семья. Разбуди его среди ночи, первое, что Палыч скажет: "Экипаж на базе? Значит - всем спать". Сам себя Палыч называет ласково Сергуней, хотя с виду он настоящий Розенбаум, только маленький. Я так его и назвал - малый Розенбаум.
  
   Действительно, к лысой голове приклеен крючковатый нос и внимательные и острые, как буравчики глаза. Усы тоже имеют место быть во всей своей бардовской красе. Одно отличие - не может Сергуня петь, как большой прототип. Зато темой одной знаменит, далёкой от музыкальных высот. "Твою меть!" - так звучит его знаменитая фраза. В зависимости от интонации означает она многое в описании современной действительности, потому и хороша необычайно. Палыч единственный из норильской команды лётчиков, кто никогда не готовит, но на кухне контролирует все события и действия. Нужен лук - вот он, пожалуйста, уже Сергуня принести успел. Коли ножа не хватает, так Палыч мигом его из-под земли достанет.
  
   Короче говоря, на Палыча хочется равняться и строиться так, как он того пожелает. Хозяйственник, организатор, душа экипажа. А, главное, отменный рассказчик и балагур. Для меня, разумеется, главное, поскольку нравилось мне слушать замечательные байки из жизни заполярных волков таймырского неба. Вот и нижеприведённую историю Палыч рассказал мне лично, доверившись, как младенец.
  
   Прошу читателей обратить внимание, что байка записана в начале 2003-го года, речь в неё идёт о состоянии дел в арктических широтах на тот период времени.
  
   И ещё одно обстоятельство хотелось бы отметить. Сергуня Палыч, как это свойственно многим представителям технической интеллигенции, частенько начинал свои истории неподъёмными литературными конструкциями. Будто и не в курилке говорит, а с высокой трибуны вещает. Но этот недостаток рассасывался по мере вызревания сюжета в его подвижных устах.
  
  

История Сергуни Палыча, рассказанная им самим за вечерним перекуром

  
   В последнее время, когда количество и регулярность полётов из Норильского аэропорта стали стремительно впадать в детство, то есть - в состояние времён создания Гражданской авиации, причём, без тенденции к явному улучшению, специальная авиатехника перестала служить по назначению.
  
   Чебурашистые на оба двигателя АН-74 перестали заниматься ледовой разведкой, поскольку регулярный Северный Морской Путь силами новых министров-капиталистов разорвали так же просто, как перерезают алую ленточку при открытии очередного американизированной кафешки "Макдональдс", пропагандирующей безопасные виды гастритов, которые успешно залечиваются новыми видами заокеанских антибиотиков с минимальным количеством вредных побочных эффектов, не требующих оперативного вмешательства, если вовремя успеть сделать три-четыре капельницы в стационаре.
  
   Ни к чему России содержать круглогодично такую недешёвую трассу во льдах. Гораздо проще её закрыть. А техника? А люди, которые обслуживали проводки караванов от Мурманска до Певека? Правительству об этом думать некогда, твою меть, им нужно побыстрей да понезаметней бюджетные средства, выделенные на последний сезон СевМорПути, по оффшорным копилкам заныкать, чтоб надоедливый Степашин ничего в своей Счётной Палате не понял и, КОМУ СЛЕДУЕТ, не доложил.
  
   Итак, стоят себе наши АН-74 из группы ледовой разведки без дела, заказов нет никаких, экипажи от безделья спиваться начинают. И тут неизвестно, правда, по чьей инициативе зазвучала такая тема - иностранных граждан за большие денежки на Северный Полюс катать. Как раз АН-74 машина для посадки на льдины предназначенная, лёгкая, маневренная.
  
   Заключили договоры с туристическими фирмами. Стали "забугровские" обыватели из числа небедных в Норильск периодически прибывать, да на пуп Земли ездить всего за несколько тысяч "капустных листьев". Фотографируются там, флажки ставят, в футбол играют и ржут без причины - ну, чисто дети малые, твою меть.
  
   А нашим лётчикам всё фиолетово... то есть, эти забавы импортных иноземных заказчиков им индифферентны, а восторг свинячий по-доброму непонятен. Поначалу, вроде как, удивлялись наши авиаторы немного лёгкому и светлому отношению к жизни своих пассажиров. От вида чистого снега океанского, например, европейские пенсионеры обоего пола визжали и теряли способность трезво мыслить.
  
   Но это только в первые заезды поражались наши полярные асы. А потом - члены экипажа с туристами попросту стали вести себя, как воспитатели младшей группы детского сада с несовершеннолетними подопечными. Так вот, туристические рейсы на Полюс приключались не совсем, уж, и часто, но на хлеб с маслом экипажам и технарям хватало. Да ещё - на икру разнообразную лицам из местной администрации, да на обучение в Сорбоннах - Кембриджах детям, племянникам, двоюродным кузенам по линии жены от второго брака членов правительства РФ, да на содержание персонала казино, принадлежащего одному МАЛОИЗВЕСТНОМУ олигарху ... из бывших, твою-то меть.
  
   В один из таких полярных рейсов повезли наши лётчики на СП (сокращение от "северный полюс") команду канадских путешественников. Они не только выглядели, но и оказались самыми, что ни на есть, разнастоящими туристами. С лыжами, рюкзаками и огромным желанием проехаться на этих лыжах по паковым льдам в районе своей родины. То есть, сначала группу по заведённой традиции везли на полюс, а потом подбрасывали до Баффиновой земли (это уже территория Канады). Оттуда туристы сами планировали до материка добраться пролагая себе лыжами путь среди торосов.
  
   А, может, и не Баффинова земля была вторым пунктом в плане полётов экипажа, бог весть. Но одно известно достоверно - канадская территория впереди маячила. Так пусть в этом рассказе она и фигурирует, как Баффинова земля. А если кто-то начнёт упрекать автора в недостоверных сведениях, я отправляю его к Сергуне - тот всю правду и доложит, вашу неадекватную меть (здесь полужирный курсив авторский).
  
   В любом случае, залёт на сопредельные канадские территории был неизбежен. Согласно этому обстоятельству все российские граждане обязаны были визы канадские иметь и загранпаспорта, соответственно. Вдруг какой-нибудь заграничный белый медведь надумает таможенный досмотр учинить, его меть. А больше в тех краях ни одна живая иностранная душа, понимающая французскую или английскую речь, не водилась.
  
   Поскольку деньги канадцы платили хорошие, то все документы экипажу в тот рейс спроворили мухой. Никто из лётчиков даже не успел ничего сообразить, как уже весь экипаж занимал места в пилотской кабине с новенькими загранпаспортами в новеньких же кожанках с утеплением (им эту спецодежду временно на один полёт выдали под расписку, чтобы поразить иностранных гостей выправкой и техногенностью наших лётчиков).
  
   Северный Полюс встретил путешественников солнечным сиянием. Канадцы долго фотографировались. Как говорят у нас на Северах, пришла весна - открывай объектив! Надев лыжи, даже кругосветный забег устроили туристы канадские во время того полёта. Того самого полёта, твою меть...
  
   Однако ж, часа через полтора члены экипажа и их пассажиры погрузились и вылетели к неизведанной Баффиновой земле. Прощай, Полюс! До новых встреч! Побыстрей бы, твою меть!
  
   Дело в начале мая было, поэтому в арктических краях довольно долго не темнело. Это и на руку. Прилетели ещё засветло в нужную точку. Подсели на большую льдину, двигатели заглушили. Канадцы начали свой скарб из самолёта выгружать, а экипаж почти в полном составе пошёл поразмяться. Интересно всё-таки потоптать иностранное государство, хоть и необитаемую его часть.
  
   Процесс выгрузки уже к концу подходил, когда штурман закричал:
   - Мужики, скорей сюда! Такого вы ещё не видели!.. Никогда не видели!
   Прибежали мужики. Смотрят, что это здесь такое штурман углядел во льдах, твою меть. А там действительно настолько бесподобная картина открылась, что впору в "Очевидное-невероятное" письмо писать. Штурман стоит на совершенно гладком участке льда, с которого весь снег выдуло. Участок примерно с сотку величиной. Лёд на всю глубину просматривается, такой чистый и таинственный. Картина, конечно, замечательная, но не это главное.
  
   Главное вот в чём: на глубине примерно с метр в середине этой ледовой поляны виден вмёрзший трояк советского разлива, ядовито зелёного цвета с Ильичём посередине...
  

* * *

  
   В этом месте я вынужден был прервать рассказ Сергуни.
   - Как же так, Палыч, - спросил я, - на трояке же советском Ленин изображён не был. На червонце был, а на трояке нет...
   - Значит, червонец... Кто бы спорил-то... Только не я.... Не в этом же дело. Ты историю мне не ломай, Димыч, твою-то меть... Ведь сбить рассказчика невелик труд.
   - Всё, Палыч, молчу-молчу...

* * *

  
   ...Сначала глазам своим никто не поверил. Действительно, откуда в Канаде вдалеке от авиационных и морских трасс образовалось это детище Гознака, твою меть? Механик прилёг на льдину и попытался поближе рассмотреть таинственный зелёный, тьфу ты,.. красный предмет. Сомнений нет. Червонец это. Или всё-таки, трояк? Вон, даже Ильич кепку снял и подмигнул хитро. Хрен поймёшь, с какой именно купюры. Одно несомненно - с банкноты советской!
  
   Экипаж, наплевав на план полётный, решил выручать нашу родную советскую "денюжку" любой ценой. Притащили из самолёта ломы, пешни, мотопилу. В Полярных вылетах этот реквизит всегда с собой. Сам пойми, всякое может в высоких широтах приключиться...
  
   Приступили к эвакуации. Работать пришлось не щадя сил, поскольку солнце садиться надумало. Канадцам-то что, они палатки уже поставили, чай нагрели. Им спешить некуда, с утра выйти планируют. А у нашей пилотни вот-вот пролётная виза кончится. Того и гляди, международный скандал начнётся, твою меть. Но сноровка ветеранов и сила молодёжи сделали своё дело.
  
   Вскоре перед ногами экипажа лежал ледяной кубик, напоминающий аквариум, в котором спал в анабиозе вождь мирового пролетариата. Во время полёта купюру любовно оттаяли теплом человеческих рук и положили на просушку поближе к печке. Когда самолёт приземлился в Норильске, Ленин выглядел, как свеженапечатанный. Его торжественно внесли в штурманскую и устроили послеполётную встречу вождю с его непутёвым народом из невеликого числа ещё не отбывших домой специалистов наземных служб и лётно-подъёмного состава - ночь уже-таки на аэродроме была.
  
   Распитие спиртосодержащих продуктов приурочили к возвращению пролетарского вождя (хотя и в виде собственного бюста, оттиснутого на бумаге с водяными знаками) на историческую родину и освобождением оного из ледового плена. В процессе праздничных мероприятий сами собой возникли споры, каким образом наш возлюбленный троя... извини, червонец (или, таки, трёшка?) проник (проникла?) на северные территории Канады.
  
   Предположений была масса, начиная с того, что ещё в советские времена какой-нибудь бородатый учёный с СП-25, или же ещё раньше, с СП-24, обронил купюру в процессе расчёта с буфетчицей на Диксоне, когда экспедиция подошла к концу. И её, купюру эту, невероятно любимого советским народом и несказанно ходового номинала, унесло попутным ветром в сторону заграницы.
  
   Другая, не менее замечательная, версия, предполагала утерю означенной купюры кем-то из киносъёмочной группы мирового бестселлера "Красная палатка", когда во льды завезли армянский коньяк для поддержания тепла, твою меть. Так или иначе, но истина всё же осталась непознанной, а зелёный советский червонец с изображением вождя мирового пролетариата занял своё место в штурманской норильского аэропорта. В одной рамке с фотографией экипажа на Северном Полюсе и незатейливой надписью "Международная Арктическая валюта, имеет хождение в высоких широтах".

* * *

  
   (Дальше опять следует авторский текст в риторике "повторение - меть учения"):
   Во время нашей умной беседы с Палычем я всего только раз обратил внимания на одну деталь, которую можно назвать чрезвычайно существенной, если следовать традициям современных баек, былей, былин и сказаний. Там каждый медный гвоздок приколочен в нужном месте и выполняет свою функцию.
  
   Так вот, как вы помните ещё до предания рассказа отважного бортмеханика бумаге (иному носителю текстовой информации) с беспощадностью ярого графомана я обнаружил ошибку такого рода: в советское время В.И.Ленин удостаивал своим присутствием исключительно купюры, номиналом 10 рублей и выше. Иначе говоря, на зелёной "трёшке" вождя мирового пролетариата попросту быть не могло.
  
   Таким образом, решив ничего не менять в уже написанном тексте, прошу переориентировать внимание читателей с зелёного цвета махновской вольницы на строго партийный цвет социалистического "червонца".

* * *

  
   Вот упомянул я Диксон с буфетчицей, и сама собой ещё одна история вспомнилась. Её, правда, рассказал мне не Палыч, а Виталик Беляев. Он как раз в тех краях, что на полуострове Таймыр расположены, на заставе служил в ПВ (пограничных войсках) СССР. Думаю, большой беды не будет, если я эту байку прямо сейчас и поведаю, хотя и не в Диксоне дело происходило, а в Хатанге. Благо, места эти тоже приграничные, Арктические.
  
   Представьте себе полярный посёлок, где на всё его небольшое население имелась одна продовольственная лавка и маленькая чайная с буфетом. И ещё, была в Хатанге некая знаменитая фигура, чью физиономию в силу её известности всему северному населению, впору было печатать на обложке журналов "Советский пограничник" или "На страже Севера".
  
   Звали эту фигуру буднично - Нинка. Не было ни одной заставы на побережье, которую сия особа не осчастливила б своим вниманием. Внимание, надо сказать, отличалось той теплотой и доверием, какими славились связи одичавших мужчин, попавших волею обстоятельств и Министерства обороны на охрану Северных рубежей, с требовательной женской душой, лишённой ласки.
  
   Офицерский состав заставы и других воинских частей всячески боролся с проявлениями любви, внезапно расцветающей в разгар полярной ночи, но борьба эта была заранее обречена на поражение. Ибо даже слабый росток пробивает асфальтовый корсет дорог без проблем и усилий. Просто такова природа, и всё тут. Коммунистическим напряжением воли и партийным цинизмом здесь ничего не поделать.
  
   Нинка появлялась из ниоткуда, одаривала своей жаркой страстью и исчезала в неизвестном направлении, чтобы вновь объявиться в другом конце Таймыра. Именно такие женщины и служили маркитантками в средневековых армиях старушки-Европы в пору большой поножовщины. Её, Нинку, пытались выселить из приграничной зоны, отправляли в Норильск на обследование в ту самую клинику, где лечат и залечивают болезни, происходящие от удовольствия, а не от нервов. Отправляли в тайной надежде, что там она и останется.
  
   Но Нинка неизменно возвращалась назад к своим страждущим солдатикам в полной боевой готовности. Ещё более свежая и красивая в новых валенках и телогрейке небесно-голубого цвета, чем была до отъезда. А документы каждый раз оказывались у неё в порядке. Так что поселковая милиция не могла привлечь жрицу любви к какой-либо ответственности.
  
   И в огне Нинка не сгорала, и в воде не тонула, и на морозе не замерзала.
  
   Как-то раз после затяжной пурги участковый инспектор поутру еле продрался из занесённого снегом милицейского барака, где он заночевал, чтобы не рисковать жизнью, пробираясь домой в ледяном месиве. Лопатой пришлось поработать знатно. Снаружи барак почти не было видно - так его замело. Один гигантский сугроб с трубой, еле обозначенной над снеговым валом.
  
   В районе крыши участковый заметил пятку от валенка. "Откуда это его принесло?" - подумал он и потянул предмет северной обуви к себе. Оказалось, что внутри валенка кто-то жил, поскольку лягнул милиционера прямо в лоб. Тот схватил лопату и начал быстро откапывать занесённого человека. Если повезёт, то ещё и спасти удастся. А ведь мог бы той же лопатой прямо в лоб заехать. Душевные участковые на Таймыре обитают. Однако!
  
   Скоро глазам милиционера предстала замечательная Нинкина фуфайка, да и хозяйка оной собственной персоной. Приполярная нимфа, как ни в чём ни бывало, поднялась из сугроба, скатилась с крыши, встряхнулась, будто кошка после купания, и, подхватив ошалевшего участкового под ручку, замурлыкала:
   - Ну, что, красивый, угости-ка даму папироской... Пойдём, согрею.
   Из её алого рта вместе с морозным облачком, лёгким амбре от спиртовых паров какого-то номерного портвейна и ароматов жареной накануне мойвы доносились мощные амурные толчки изголодавшегося по любви сердца.
  
   Вот такая замечательная фемина владела умами всего Таймыра. А территория полуострова, чай, поболе Бельгии с соседствующей Голландией будет. И вот теперь скажите мне, найдётся ли в том самом Бенилюксе хоть одна женщина такой беспримерной преданности, жертвующая собственным здоровьем, чтобы поддержать боеспособность нации в Арктике? Вот я и говорю, что нет... А ведь мы даже не намекали о плотности населения...
  
   Но не только умами Нинка владела, а ещё и приносила в каждое сердце пограничника частичку домашнего тепла и уюта. Служить становилось веселее, а дембельский завтрак начинал приближаться с невероятной быстротой.
  
   Но, похоже, я отвлёкся напрочь. История совсем не об этом. Не зря же выше упоминал, что Хатанга славна не только продуктовой лавкой, но и буфетом. Так вот, приходят в этот буфет два северных отъявленных зимовщика и направляются к небольшой импровизированной стойке.
   - Галя, дай нам стакан, - говорит один из них.
   Толстопятая буфетчица Галя брезгливо осматривает эту парочку и задаёт совершенно глупый вопрос:
   - А вам зачем?..
   - Дык, выпить вот хотим... - отвечает один из полярных волков.
   - Ну, и покупайте у меня, я вам как раз в стаканы и разолью, - блюдёт Галя интересы своей негоции.
   - Не-а, - говорит собеседник, у которого уже почти напрочь трубы оплавились после вчерашнего, - у нас с собой. Мы тут в лавке взяли, там дешевле.
   - Ничего я вам не дам, - обиделась буфетчица и продемонстрировала свою красивую монолитную фигуру (с шеей, окончательно исчезнувшей в глубинах седалищного нерва) со спины.
   Тогда разговорчивый полярник предлагает напарнику:
   - Ты из горла будешь?
   Тот, несмотря на то, что желание велико (но остатки интеллигентности его ещё не оставили), заявляет:
   - Не могу я из горла, мне без стакана никак. Прям - беда...
   Тот, которому и без стакана нипочём, потерял всякое терпение, открыл бутылку и влил в себя ровнёхонько половину содержимого. Ему стало тепло и весело. Он протянул остатки другу и прокомментировал так:
   - Не можешь без стакана - жди лучших времён.
   Вдруг взгляду опечаленного собутыльника предстала совершенно замечательная ваза с искусственными цветами, которая стояла на буфетной стойке. Он мгновенно оценил ситуацию. Галя отвернулась, а значит - времени хватит.
  
   Непохмелённый интеллигент аккуратно вывалил цветы на стойку и залил остатки водки в вазу. Но тут его подстерегало такое, о чём он даже и подумать не мог, чего ему не могло привидеться в самых страшных кошмарах.
  
   Дно вазы было прикручено к буфету шурупами, поэтому все попытки несчастного поднять заздравную чашу провалились. А тут ещё водка начала просачиваться по резьбе от этих окаянных шурупов и вытекать прямо на пол. Слёзы навернулись на суровые глаза полярника, но он ещё не сдался. Он же был русским полярником, а, стало быть, смекалистым и не теряющим самообладанием ни при каких форс-мажорных обстоятельствах.
  
   Мужик поднатужился и, подняв буфетную стойку вместе с пресловутой вазой, медленно и со значением выхлебал водку. Даже приступ остеохондроза не смог прервать эту замечательную процедуру. Такого тяжёлого стакана ему не приходилось больше поднимать никогда в жизни. Друг мгновенно и, пожалуй, получше опытного врача поставил диагноз и помог ему вернуть стойку в исходное состояние, после чего отвёз подбитого радикулитом полярного волка в санчасть на санках.
  
   А тот смотрел во глубины вьюжного полярного неба, и уже другие слёзы наворачивались на его глаза. Слёзы счастья, что у него такой преданный товарищ, и что водка, наконец, попала по назначению. Одна Галя не поняла всей героичности момента. Она, протирая пол от мелких лужиц разлитой водки, во весь голос блажила:
   - Ходют и ходют, выпить им негде!
  
   Впрочем, и в средней полосе, да и в Черноземье тоже, попадаются такие несознательные и неотзывчивые буфетчицы. И бог этим дамам судья.

IV.

ЗАПИСКИ ИЗ ПАРТЕРА ИЛИ СТОЛИЧНАЯ КУЛЬТУРА В НАТУРЕ

(без бинокля, но в монокле)

  
   Несмотря на всё интенсивное общение с Полярными жителями и представителями китайского народа командировку можно было бы считать неудавшейся, если бы не культурная программа.
   Всё началось с того, что я зашёл в театральную кассу близ станции метро "Московская" и начал внимательно изучать репертуар театров и концертных залов.
  
   Первоначально предполагал занять свой досуг только 8 марта. Однако на этот день, как на грех, ничего приличного взять было нельзя. На спектакль "Дорогая Памела" в БДТ даже не предложили билетов в городские театральные кассы. Концерт Винокура можно было увидеть только с северных окраин балконов, а на юбилейный вечер "10 лет в Городке" с Олейниковым и Стояновым оставались места и вовсе за колоннами. Всё остальное я либо видел раньше, либо просто не хотел тратить время на то, что предлагалось.
  
   Обратив внимание на мою заинтересованность припасть-таки к источнику культурных ценностей не абы как, а именно в партере, кассирша предложила билет в ДК имени Горького на концерт Михаила Евдокимова из брони. "Но это будет стоить дорого", - заявила она. Я ничуть не испугался и поэтому вечером 8 марта пытливый взгляд наблюдателя уже мог обнаружить меня в фойе ДК имени Горького. На всякий случай я заглянул в кассу, и (о чудо!) здесь были билеты на прекрасные места в партере на те спектакли, которые мне хотелось посетить, но городские театральные кассы могли предложить на них лишь балкон или верхушку бельэтажа.
  
   Деньги у меня с собой были. Мысленно попрощавшись с посещением фирменного пивбара "Carlsberg", я приобрёл две замечательные бумаженции, которые обещали мне встречу с прекрасными актёрами, как заезжей антрепризы из Москвы так и не менее чудесным ансамблем из театра имени Ленсовета.
  
   Евдокимов чудесно работал два с половиной часа без антракта. Совершенно один! Все свои выступления он посвятил "девчонкам" (именно так он выразился), а цветы строго-настрого запретил выносить на сцену, поскольку "сегодня не его день". Зал был переполнен. Даже на откидных креслах сидело по двое, да ещё в проходах стояли. Если учесть, что этот зал вмещает 2300 человек, то, я думаю, в праздничный вечер зрителей было примерно 2500.
  
   Кроме исполнения старых и новых миниатюр Евдокимов пел. Да как! Кроме своих традиционных песен, он исполнил половину репертуара Ободзинского из лучшего, показав широкий диапазон своего уникального голоса. Закончил же концерт Михаил замечательной песней из репертуара "Песняров" "Не обижайте любимых упрёками" под фонограмму "минус один", то есть бэк-вокал исполняют сами "Песняры". Запись производилась "Песнярами" же по просьбе Евдокимова. Успех был ошеломляющий.
  
   Затем пришло время драматического искусства.
  
   Спектакль "Искушение" был сделан в стиле антрепризы, то есть актёры из разных театров собираются для создания одного спектакля, который показывают в различных залах в гастрольном режиме. Такая форма не требует больших затрат, как стационарная постановка на одной сцене, и, как правило, пьеса предполагает небольшое количество занятых актёров.
  
   В комедии итальянского драматурга Альдо Николаи были заняты Любовь Полищук, Сергей Безруков и Борис Щербаков. Опять аншлаг в ДК имени Горького, хотя и билеты значительно дороже (в столице актёры привыкли кушать больше калорийной пищи - в смысле икры и лососёвых). Комедия была чудесной, игра актёров незабываемой. После выхода на поклоны Безруков был атакован целой армией особ женского пола всех возрастов. Его буквально завалили цветами. Для того чтобы отвлечь секьюрити, на сцену были выпущены несколько девчушек, которые крутились под ногами у здоровых дядек и мешали им передвигаться, хотя те и пытались отгородить актёров от всенародной любви, поскольку им ещё один спектакль через час играть предстояло.
  
   Обделённые вниманием Полищук и Щербаков, взявшись под ручку, двинулись за кулисы. И только моя скромная роза была в руке у очаровательной немеркнущей актрисы. А вечером мне представилось следующее. Лежу я, этак, в своей берлоге в общаге УТЦ, а где-то там Любовь Полищук с увядающими следами моих губ на щёчке (виртуально) и пожухлой розой в вазе (реально) совсем не думает о каком-то там провинциале, готовом вновь и вновь признаваться в любви её таланту.
  
   "Интимная жизнь", в отличие от "Искушения", - спектакль достаточно "пожилой" по времени премьеры и классический по идеологии постановки. Он впервые увидел свет в 1994 году на сцене театра имени Ленсовета, то есть по своей сути не планировался, как антреприза. Но, поскольку, имел бешеный успех у публики, то со времен его стали играть и на других сценах Питера.
  
   Актёрский ансамбль в этом спектакле просто настолько удачен, что нет смысла давать ему характеристики превосходной степени. Это уже сделало авторитетное международное жюри на фестивале в Авиньоне. Вечный мушкетёр Михаил Боярский превосходно играет на рояле и поёт классику английского рок-н-ролла по ходу пьесы. Роль музыканта создана как будто специально для него. А блистательные женщины Лариса Луппиан и Анна Алексахина, такие разные и великолепные!
  
   Для Сергея Мигицко я бы тоже не пожалел превосходных эпитетов, но за меня это сделала театральная критики Питера, поэтому отсылаю вас к ним. Такой мимики и невероятных находок в движениях я не видел давно.
  
   Поскольку спектаклю уже почти 10 лет, аншлага не было. Но не занятым в зрительном зале остался только центральный балкон. Честно говоря, эта постановка мне понравилась больше московской. Видимо, того же мнения была и публика, поскольку аплодисменты не смолкали после спектакля буквально полчаса. Хотя и не удивительно, если учесть, что в поведении актёров в тот вечер чувствовалась любовь не только к зрителю, но и друг к другу.
  
   Актёры действительно любили друг друга и не стеснялись этого, среди них не было первых и последних. Весь ансамбль был, как одно целое, в отличие от московской антрепризы. Они получали истинное наслаждение от собственной игры и игры партнёров.
  
   В "Искушении" - каждый сам по себе, и все герои волею режиссёра собраны в актёрский ансамбль только для одной постановки. Поэтому единения не чувствовалось. Или это просто спектакль ещё слишком молод?
  
   Возможно, кто-то со мной не согласится...
  
   Но, Господи, как же я люблю театр!
  
   После спектакля "Искушение" в очереди в раздевалку случилось событие, которое, чуть было, не ввергло меня в уныние и не разочаровало в культурной сущности Северной Пальмиры. Но обо всём по порядку. За два человека впереди меня верхнюю одежду получал мужчина приятной наружности и интеллигентного вида. Получал он не только на себя, но и на двух своих спутниц, вероятно, жену и дочь. Когда он предъявил два номерка, ему соответственно выдали одну куртку и одно женское пальто.
  
   Мужчина, заметно нервничая, заявил свои права на третью куртку, которую он увидел в глубине гардероба. Его попросили дать ещё один номерок. На это он стал уверять бабульку - гардеробщицу, что ему выдали всего два, а куртка действительно принадлежит его спутнице. Бабулька попросила внимательно посмотреть в карманах, поскольку она в своей длительной трудовой практике никогда не ошибалась. И тут случилось ЭТО!
  
   Мужчина завопил:
   - Не давали вы мне третьего номерка, поэтому и искать его я не намерен!
   Очередь вела себя культурно и не выказывала признаков беспокойства, хотя наверняка люди не рассчитывали провести здесь весь свой вечер. Гардеробщица, сдержав обиду, произнесла:
   - Я не могла ошибиться, посмотрите, пожалуйста, у себя. Номерок должен быть у вас, раз его нет здесь.
   Мужчина разъярился не на шутку:
   - Хватит мне тут втирать, старая карга, давай куртку, и я пойду!
   Женщина, еле сдерживая слёзы, пригласила старшую по гардеробу. Переговоры продолжались очень вежливо и культурно со стороны театральных служащих и по-хамски - со стороны потерявшего человеческий облик зрителя. Старшая гардеробщица предлагала подождать, пока все оденутся, а потом разобраться с ситуацией. Если действительно номерка не выдавали, то потом всё и выяснится, когда гардероб опустеет. Мужик уже попросту орал:
   - Вы тут, что себе позволяете, сволочи!? Отдайте мою куртку!
  
   В других секциях гардероба людские "хвосты" уже рассосались. Там всё шло планомерно и без сбоев. Наша же очередь по-прежнему вела себя культурно, по-питерски, не выражая своего отношения к ситуации. Вдруг мужчина протянул номерок и сказал:
   - Вот... нашёл
   Бабуля, заливаясь слезами, подала злополучную куртку и осмелилась спросить:
   - А извиниться?
   В ответ на это спутница мужика обрезала:
   - Обойдёшься, с кем не бывает!
   Тут уж очередь не выдержала. Молодой парень сообщил даме, что таких хамов он никогда в жизни не видел. Но заявление это прозвучало достаточно спокойно и без истерического надрыва. Мужик со своими спутницами быстренько ретировался. Люди из очереди принялись успокаивать старушку-гардеробщицу, а старшая в это время подавала верхнюю одежду.
   - За такое дикое поведение где-нибудь в Рязани можно и по сусалам схлопотать, - подумал я, выходя на улицу.
  
   Но подобная попытка рассеять неприятный осадок мне плохо удавалась. Раньше в Питере такого рода людей в театры на пушечный выстрел бы не пустили. Да, и не было раньше здесь таких. Не ходили в моё время хамы по театрам. Или это просто я идеализирую своё прошлое?
  
   Спускаясь с крыльца, я обратил внимание на машину, в которую усаживалась троица скандалистов. Ба, да номера-то на автомобиле московские. Вот оно объяснение. Настроение сразу же улучшилось. Душа снова обратилась к перипетиям спектакля. Теперь поводов переживать не осталось. От москвичей можно ждать всякого. Как сказал бы наш преподаватель на курсах О.А. Евтушенко: "В рамках данной идеологии, можно отметить отличие человека разумного от homo-moscovity".
  
   Извините, если обидел кого-то из столичных жителей. Большая часть их, несомненно, люди культурные... Просто жизнь в тени БОЛЬШОГО БАБЛА неумолимо делает своё дело...
  
   На этих словах благоразумный автор прерывает свой рассказ, чтобы кровожадный Шахрияр не смел ему голову рубить на рассвете... Впереди же - ОЧЕРЕДНАЯ ночь с байками, Аллах акбар, сизим кирдык!
  
   март-апрель 2003 г., июнь 2007 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны. Приручение"(Любовное фэнтези) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) М.Лаванда "Босс-Оборотень для Белоснежки"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"