Ромм Михаил Григорьевич: другие произведения.

Оборзы конкурсных работ - Три вечных подруги

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


   За обозревших, обозрённых,
   Пусть борзых, но не обозлённых!
   За обозрантов, обозравших,
   И обозренно обобравших!
   За оборзение обзоров
   И озебрение заборов!
  
  
   Gregberk Твп 1+1+1 = Ком&а
   Это цикл из трёх стихотворений, название которого зашифровано ребусом (1+1+1=Комэнда?). Почему зашифровано и почему так, неясно. В моих взаимоотношениях с этими стихами есть несколько сложностей.
  
   Как название цикла - ребус, так и весь текст - тоже ребус. Подобное повторение ребусов можно считать художественным приёмом, хоть и малоэффективным. Но кроме этого, ничего общего в трёх стихотворениях не обнаруживается. Непонятно, что здесь вообще происходит и почему тексты поставлены друг за другом. Не могу отыскать идею автора или ту музыку, которая вела его от начала до конца всего текста.
  
   Косноязычие (требуются множественные редакторские правки) и небрежность (по какому принципу расставлялись заглавные и прописные буквы?).
  
   Автор вспомнил о теме "Три вечных подруги" во втором стихотворении, но на этом воспоминании и остановился.
  
  
   Нечаянный Олег, "Три вечных подруги"
   Прежде всего, это "стихи с человеческим лицом". Иными словами, эти стихи можно читать, можно дочитать до конца. Можно даже поспорить с автором. Например, проза - праматерь ли всей литературы? Скорее, литература начиналась со стихотворной речи (Гомер)), поскольку изначально литература была устной, а стихи запоминаются легче. Но это лишь повод для беседы, а лирический герой желает отдать первородство прозе. Ну, что же, за первородство часто шла борьба не на жизнь, а на смерть.
  
   Стихи несколько затянуты. Однако постоянство - признак мастерства (в каждом стихотворении по восемь четверостиший). В тридцати двух стихах можно рассказать целую историю, а здесь, в общем-то, каждое стихотворение содержит одну основную мысль (как и положено стихотворению).
  
  
   Кашпур В.В. Троица вечности
   Стихи посвящены трём мойрам: Клото, Лахесис, Атропос. "В греческой мифологии три дочери Зевса и Фемиды, богини судьбы: Клото прядет нить жизни, Лахесис распределяет судьбы, Атропос в назначенный час обрезает жизненную нить. Мойрам соответствуют римские Парки". 
  
   Интересная идея, красивый рефрен, бедность прочих поэтических свойств. Некая назидательность. В целом это гимн, а гимны обычно не поднимаются до высот поэтического полёта.
  
   Надо отдать должное романтизму автора и его произведения, а также импонирует краткость.
  
  
  
  
   L++ Т.В.П. - Три вечных подруги
   Первые два стиховторения - по строению текста, сонеты.
   "И чувствовать в ушах биенье сердца." - этот стих написан в стиле хоррор, хотя другие стихи принадлежат другим жанрам. "Пересверк" - возможно, слово, придуманное автором, довольно живое. Но почему он "тёмный"? Если сверкает, то не тьмой же! Далее: если "следить за напряжением сосков", то откуда "декольте", да ещё и "ослепительно-бесстыдно"?
  
   "Так колокола ждёт молчание - звучанья" - от перестановки слов их ясность меняется.
  
   "Излиха" - в отличие от "пересверка", это новое слово не представляется ясным. Что за излих?
  
   Последние слова этого сонета поражают своей неожиданностью (это хорошо), но и нелогичностью. Допустим, автор имеет право так рисковать.
  
   Логично было бы и третье стихотворение выдержать в сонетном размере, но этого не произошло. Думается однако, что в этом стихотворении больше лирики, чем в предыдущих двух. При этом "Из блуда высечь искры серебра," - невообразимое действие. "Упиться кофе" практически нельзя. Напрягает нервы перегруженность текста образами, хочется их остановить, но они всё возникают, и несть им числа.
  
  
   Жутька Твп -Три Яги
   "Жизнь - словно пятна халата" - это какофония образа, где первое никак не передаётся через второе. Во всяком случае, читая стихи, не видишь эти пятна.
  
   "хрупкий ландышевый звон" - неясный образ.
  
   Юмористический всплеск в финале забавен.
  
   Всё же, первое стихотворение неубедительно, второе публицистично, а третье нелогично.
  
   Думается также, что три ипостаси одной Яги с большой натяжкой можно считать "тремя подругами", да ещё и "вечными".
  
  
   Лернер З.Д. Т.В.П.Три вечных подруги - триптих
   Первое стихотворение - юмор. Гораздо меньше интересных кинофильмов в жанре юмора, чем в других жанрах. То же и в стихах. Иными словами, юмор - трудный жанр, ибо он... более низкий, что ли. Труднее подняться на Парнас в более низком жанре, и надо отдать должное автору, который работает на этом тяжёлом поприще.
  
   Но это общие слова на предложенную тему. Первое стихотворение подборки не оченгь смешное. Ясно, что изчезла вера и умерла надежда (но почему в стихах они с заглавной буквы?). Непонятно, почему "закрыла вежды" лобовь и каковы последствия аллюзии на "любовь всегда права". Ещё: если "крах перспектив" "заставляет сердце глухо биться", то хорошие новости застявт сердце биться звонко?
  
   Власть, коррупция и ложь - очень хорошая триада, мне лично она очень импонирует (в том смысле, что я согласен с их триединством, да и вечностью). Что коррупция защитит власть, я не согласен - скорее, разрушит. В целом стихотворение напоминает басню. Смысл второй строфы неочевиден, что нехарактерно для басенного жанра. Ещё один комментарий по части эстетики. Две героини, власть и коррупция, появляются дважды, а ложь - трижды. Кстати, уши есть не только у глупцов, но и у всех.
  
   В третьем стихотворении стих "И пролитой крови не счесть" бросается в глаза. Кровь вообще нельзя счесть, ибо она жидкая. То, что "окладистость" и "мелкая лесть" поставлены в один ряд, нелогично: первое - положительная категория, а второе - отрицательная. Также, трём положительным категориям ("Смекалку, отвагу и честь") противопоставляется две отрицательные ("покладистость, мелкая лесть", а после ещё две - "лозоблюдство, враньё"). Всё это играет на понижение эстетического уровня поэзии. Как там у Бориса Кушнера: "Искать гармонию везде"!
  
  
   Половинкина Т. Т.В.П. "Реинкарнации"  
   Если говорить об аллюзиях, то шкуру в огонь бросила лягушка, я ящерка отбрасывает хвост и не в огонь.
  
   Если "предречённому" (совершенный вид), то не сбыться (тоже совершенный вид), а не "не сбываться" (несовершенный вид).
  
   "ветер неблажен" - вряд ли можно ожидать от ветра некоего "блаженства", вследствие чего и "неблаженным" он быть не может. Неблажен - есть ли такое слово? Если есть, оно должно означать грешен. Грешный ветер - метафора? (Впрочем, он здесь не грешный в любом случае.)
  
   "Как пчела идёт на падь, Ты придёшь ко мне без злобы"... Здесь, поскольку ты придёшь без злобы, как пчела, получается, что пчела ходит (налетает) на падь без злобы. Сравнение неудачное.
  
   "Шкуру сбросившей в огонь" - мне думается, здесь слияние двух действий: сбросить шкуру и бросить её в огонь. Но не "сбросить в огонь".
  
   Второе стихотворение звучит, как заклинание, что очень соответствует образу лирического героя. Гармония формы и содержания.  
  
   "Обратившись в слух" - можно ли обратиться в нечто неосязаемое? В нюх, в слух? Метафорически, можно. В данном случае герой проходит очень осторожно, прислушиваясь настолько, что весь "обращается в слух". Удачный образ.
  
   Почему героиня носит на счастье именно горстку желудей? Есть какая-то примета на этот счёт?
  
   В третьем стихотворении "разметнувшаяся синь" вызывает сомнение.
  
   Тело Снегурочки, во всех её зимних нарядах (да, и без них), вряд ли сравнимо со стебельком. Если в постели, то не Снегурочка, а кто-то другой, пусть даже и тает. (Но это, конечно, субъективное восприятие.)
  
   Коростели вряд ли когда-то могли увидеть Снегурочку. Они улетают в августе-октябре и возвращаются в конце апреля-мае, т.е. вряд ли когда-нибудь встречаются с нашей героиней. Поэтому Снегурочка не может быть "их".
  
   Ну, не знаю, можно ли трёх героинь этих трёх стихотворений считать вечными подругами.
  
  
   Фост О. Т.В.П. - Линия жизни
   Тремя вечными подругами здесь являются три остановки героини на жизненном пути: где-то в детстве, где-то в "единственной родине" и где-то в "Средиземье".
  
   Несмотря на запятую после "кукол", мне думается, автор имела в виду, что они "с куклами играют судьбой". Это ошибка: играют с судьбой (или в судьбу иногда), но не судьбой. Появление Третьего Рима без особых причин в процессе игры в куклы (не с куклами, конечно) неубедительно, и картина пожара не вырисовывается, а лишь проговаривается.
  
   Во втором стихотворении уже нет никакого Третьего Рима, а есть "горькая страна". Со временем ощущение прошедшего детсва обостряется. "В пепел превращается" всё же не табак, а обёртка, не так ли? Ну, нет уверенности. "Внизу, под снегом" - сомнительное уточнение. Т.е., слово "внизу" здесь явно лишнее. Почему "Чёрная Луна", а не "чёрная луна"? Это название чего-то? Непонятно. И что сделало луну чёрной? Это сценическое ружьё не выстрелило. Почему на кухне именно эти трое - тоже неясно, недосказано. О чём должен догадаться читатель?
  
   В третьем стихотворении сразу возникает вопрос о том, что называет автор "средиземьем". Думается, Ближний Восток, или более конкретно - Израиль. И вот, героиня идёт по бульвару, где "сладострастно стонет горлица" (нет объяснения, что с ней происходит и какое это имеет отношение к остальному тексту). В каком смысле "дети чистые"? Что такое "кусочки промысла"? Larga viva - не переведено в сноске, оставлено на рассмотрение читателя. Возможно, имелась в виду сладкая жизнь. Но потом оказывается, что Армагеддону "не бывать", за Голгофою вечная жизнь, в Вифлееме звёздное небо, а младенцы спокойно спят (вопреки воле царя Ирода). Исполняются предсказания (не законы, конечно): враг не пройдёт, победа будет за нами. В этом главная идея письма из "Средиземья". Рефрен стихотворения, представленный пятыми стихами каждой из строф, завершается звоном мироздания, которое вторит душе романтика. Прислушайтесь: "небо чистое", "жизнь вечная", "невинные младенчики", "исполняются законы" и т.д., и т.п. Возможно, вы, читатель, уже не раз встречали эти мотивы, эти слова и эти фразы.
  
  
   Сонг Р.А. Т.В.П. - Вера, Надежда, Любовь
   Первое стихотворение от лица солдата ясно и чётко говорит о том, что он уходит на войну и призывает его ждать, надеясь (на возвращение). Второе стихотворение, уже от лица автора обращается к тому, кто уходит, рассказывая, как ждали мать и сестра. Поскольку автор "точно знает", это про веру. Последнее стихотворение - о прощении, не о любви. Возможно, более подходящим этому циклу могло бы быть название "Надежда, Вера, Прощение".
  
   Не хватает новизны, образности, авторского самовыражения.
  
   Мне показалось, что этот цикл и цикл "Три истории, одна жизнь" Аферкиной Т.П. принадлежат двум сёстрам. Так ли это? Или они просто подражают друг другу? Думаю, учитывая тему нашего конкурса, нужно отыскать их третью подругу! (P.S.: Теперь уже подборка Аферкиной Т.П. исчезла из Конкурса. Чудеса в решете!)
  
  
   Прилепо Н.А. Твп
   О третьем стихотворении. Только в начале пятой строфы становится ясно, при чём здесь любовь: "Наших имён порезы / Липко хранят берёзы" (липко хранить нельзя, можно просто хранить). Предшествующие строфы, таким образом, лишние. Но дальнейшее развитие событий опять становится неясным.
  
   Первое стихотворение. Лирический герой говорит, что он (сделан) из воска, пепла, липкой пыли и лепкой глины, которая треножит хлябью тропы (треножить - связывать путами обе передние ноги животного или обе передние с одной задней). Довольно сложная кострукция, вследствие чего она становится обузой для читателя, а не песней для него.
  
   Взять две первые строки первого стихотворения. О чём они? О каких-то абстрактных фигурах воина и пастыря, про которых более ничего не сказано, и вот они появляются, как чёртик из бутылки, а потом оказывается что они оба - это одно лицо, которое без веры и паствы, но светлое, грозное и из металла. А дальше - больше. Какофоная образа или нет?
  
  
   Ролдугина С. Т.В.П. - Девочка и Город
   Три горожанки действительно похожи на трёх вечных подруг, и на одной странице вылито столько тоски, причём без особых выкрутасов в виде самоиронии или надежды, что можно застрелиться. Но, во всяком случае, автор умеет работать со стихотворными размерами!
  
   Первое стихотворение. Перед нами чёткий и без сбоев ритм тонического стиха. Перед нами элементы символизма и депрессивное настроение героини. Символизм здесь перемешивается с обыденными картинами, в особенности "опять плачешь". Это стихи, как однажды на концерте выразился В. Высоцкий, "настроенческие". Их главный элемент - тоска по прошлому.
  
   Второе стихотворение сделано в более сложных размерах, хотя начинается как силлабо-тоническое. Здесь снова плачут, но героиня теперь уже выступает в роли утешителя. В то же время, она сама не имеет личной жизни и семьи, занятая заботой о других. (Заботиться о других легче, чем строить собственное счастье.) И вот, эта героиня Дженни "идёт на похороны к посторонним" и просит их "не плакать, но всегда помнить". Это невероятно, но, возможно, бывают такие странные и смелые Дженни? Чего только не случается! Финал стихотворения не совсем ясен. Героиня созрела-таки для самоубийства, но "странная женщина ей рассказала, как выжить". Т.е. нашлась уже другая Дженни и для неё, но этот момент остался за текстом - а жаль. Мы так и не узнали, как выжить Дженни.
  
   Третье стихотворение. Вновь тоска, холод, забвение... Старенькие пяльцы. "Выкричать боль". "Крик увьёт фонари". "Боль снаружи". "Немое кино". "Косица" (в смысле, коса). И "город безумно влюблён - и давно" в нашу героиню.
  
  
   Небо А. Твп_Время
   Возможно, кто-то найдёт и в этой подборке трёх верных подруг. Или это необязательно? Ну, ладно.
  
   Первое стихотворение - о времени. Автор легко относится к рифмам: они могут любой слабости, а в нечётных стихах вообще не нужны. Пожалуй, так тоже можно, главное - постоянство. Итак, "ноты забились в висках". Повествование идёт примерно в одном ключе, как вдруг - "Не суетно время, считаю" - героиня решает перейти с языка "ванильных мечтаний" на язык... министерства информации. А когда не хватило слога в слове, пришлось признать поражение и применить союз "и": "И каждый закат, и восход". А если попробовать обойтись без союза "и" в начале? Потом время "пройдёт" "по чувствам нашим" "тугой уздечкой". Так не бывает: уздечка не проходит, её надевают. Да, и вообще, что это значит: время живёт, пульсирует и наблюдает, потом проходит по нашим чувствам уздечкой (звёздной), потом покажет, что сложно, т.е. то, что "просто течёт". Как сказано дальше, "не понято нами ещё". Думается, в этом и заключён смысл перечисленных приключений философской категории "время"?
  
   Второе стихотворение - о чём-то "главном", что "прячется в складках морозного бытия". Так расскажите же нам об этом главном! А если нет, если скрываете или не знаете, то о чём лирическая героиня хочет поведать миру? Просто о том, что "месяц рождает звёзды из сахарных белых снов"? Подобные тезисы мы не раз читали в миллионах стихотворений, но как применить эту астрономическую информацию? Что с ней делать любителю стихов?
  
   В третьем стихотворении всё тоже, и нашей лирической героини не скажешь: "порошить кружевами слова". Знаете, стихи улучшаются автоматически, когда в них появляются более глубокие (и везде!) рифмы. Ещё они улучшаются, когда соседние глаголы и деепричастия оказываются в одинаковом виде (совершенном или несовершенном). Например, "сияли" - что делали, а "связали" - что сделали, и через запятую их поставить нельзя.
  
  
   Бурель Л.Л. Т.В.П. Деление на три без остатка
   Спасибо автору, которая отнеслась с уважением к призыву подумать над темой конкурса!
  
   Первое стихотворение. Вторые два стиха никак не вытекают из первых двух, будто они случайным образом оказались рядом. Читаем дальше. Права на что берёт себе июль? Чего не хочет лето? Того, что есть законы бытия? Может ли лето вообще хотеть? Почему звездопад августа утешает героя? Можно, конечно, догадываться и домысливать. В июне героиня молода, в июле она зрелая, а в августе - осень её близка, её, "большую девочку", не нужно утешать. "Попрыгунья стрекоза лето красное пропела, оглянуться не успела, как зима катит в глаза..."
  
   Непримиримость, любовь и жалость... Три эти категории вряд ли идут одним строем. Поставить их рядом - как поставить рядом... скажем, красное, сладкое и хрустальное. Далее... Как могут давать или не давить авторитетом непримиримость, любовь и жалость? Авторитетная непримиримость? Авторитетная жалость? И вот следующая строка: девочка рыжей была котлета.
  
   С болью не сражаются, её терпят. Далее идёт случайный набор заметок на полях об этой девочке: любила солнце и кошек, жалела птиц слабых и птиц в неволе, носила платье в горошек... Все эти данные не несут практически никакой информации. Соль не может быть горькой - она солёная.
  
   Главное - второе стихотворение нельзя назвать законченным произведением, в нём нет законченной мысли.
  
   Третье стихотворение - скорее, упражнение в рифмах, чем законченное художественное произведение. Автор постарался зарифмовать все три пятистишия друг с другом, и это удалось, но на чём собственно поэзия и закончилась. Где была душа поэта, когда его мозг работал над стихами?
  
   Думается, когда снимают с креста, человек уже мёртв, у него нет чувств. Анонимка, сплетня и клевета могут "уделить внимание" только как одушевлённые предметы, однако в стихотворении не было сделано попытки их осуществить прежде, чем обращаться к ним, как к живым.
  
  
   Качур В.И. твп - я, ты, она
   Что можно сказать? Лягушонок - слово мужского рода. В родительном падеже единственного числа - лягушонка. Превращусь в лягушонка. "Сильней всего" героиня ценит в своём герое "уши, нос, глаза, живот и мошонку". Возможно, речь идёт о медицинском осмотре в кабинете врача, но в таком случае слово "ценю" не к месту, хотя остальные слова, в принципе, понятны.
  
   И увы, снова никакого уважения к теме Конкурса. При всём уважении ко всему "чудесатому".
  
  
   Козлов И.В. На конкурс "Три вечных подруги" 
   Здесь, там и нигде - это не три вечные подруги. Чтение этих стихов не убедило в обратном. Стихи малопонятны, труднопроходимы. Что такое совершенство, кипящее без энергии? Надо ли понимать второе стихотворение как описание некой абстрактной живописи? Собачка опечалена, да ещё и тем, что у неё, как на подарке, красный бант на шее. А девочка "разрезает вены ножом", но ведь вены - не буханка, их режут, а не разрезают. Однако, это деталь на фоне общей непонятности.
  
  
   Петропавловский Е.Е. Твп Три женщины ходят ко мне...
   Спасибо автору, стихи оказались по теме.
  
   В первом стихотворении автор нас интригует: кто же эти три женщины? Но так и не даёт ответа на вопрос.
  
   Второе стихотворение. "Глоток Отчизны" убить нельзя. Убить можно только глотателя (Отчизны).
  
   Так какие же нынче времена? Вклейка или вырванная? Или вклеили, чтобы вырвать? Переизбыток бумажных метафор. Кстати, времена и эпоха - одно и то же, и одно не может быть вклейкой в другое. Иммунитет переболеть не может, он может ослабнуть. Катиться по венам нельзя. По венам течёт кровь. Катятся - с горы или по дороге.
  
   Третье стихотворение - ужастик, при чём без юмора. "Пылился ветеран", а на груди его светилась звезда за город Вашингтон.
  
   Пока ещё остаётся немного кислорода, надо срочно уходить.
  
  
   Курильчук В.П. Высь, глубь, даль 
   Конечно, замечательно, когда поэт экспериментирует.
  
   Первое стихотворение - двустопный хорей с нулевой клаузулой - достаточно редкая вещь. Мне представляется, это более упражнение, чем поэзия.
  
   То же и второе, но с женской перекрёстной рифмой. И третье - с мужской перекрёстной.
  
   Названия стихотворений: "Высь", "Глубь", "Даль" - чисто условны. Вероятно, добавлены как дополнительные названия к тем, которые под ними - только ради конкурса. Не обман ли это, ребята? Такое, кстати, уже было у автора Прилепо Н.А.
  
  
   Добрушин Е.Г. Триптих 
   Утро, день, вечер, ночь - это квартет. Увы, мне не удалось отыскать в этой подборке трёх вечных подруг.
  
   "Вечер" - стихи убаюкивают, ни единого эмоционального всплеска, ни одной неожиданности ни в чём: ни в форме, ни в содержании. Это стихотворение можно считать живописью, и описание природы получилось более выразительным, чем передача авторских ощущений. Сравните: "Изумрудная чаша - море" и "В них утонут и грусть, и горе". Первое - картина, второе - банальность. Так и продолжается. Ближе к финалу являются ностальгические ноты, которые несколько оживляют картину, однако от обыденности мы всё же не освобождаемся. Зеваем. "Спи, дружок". Может быть, это обращение гор к собаке?
  
   "Ночь" обернулась двустопным частоколом. Грусть, боль, вьюг, разлук, стук, звук, жаль, вдаль, свет, заря, вдали, сон, стон... Всё это было, было, было. Было много раз переставлено и перемешано ради организации этих слов в ещё одно (новое?) стихотворение. До чего же неутомимы и вездесущи некоторые слова! Они всепроникающие, как нервнопаралитический газ.
  
   "В ожидании утра" выросли "паучьи сады на окне", вследствие чего "дыхание кажется выспренним", т.е. высокопарным, возвышенным. А стекло - мёртвым (это хорошо, хуже, когда стёкла оживают). "Грёзы караванами" - это интересно, а "догорает свеча" - банально, да и какая там утренняя свеча? А вот то, что заря точит топор палача - не верю. Когда заря, топор уже сделал своё дело, кровь пролилась. Но об этом наверняка уже всё написано в других стихах.
  
   Теперь же представьте: у Земли - три луны. И каждая из этих лун сегодня стоит между Землёй и солнцем. Значит, солнц должно быть тоже три. Только так мы получим одновременно три лунных затмения. (Или два? Тогда две луны и два солнца.) К каждому из этих затмений, т.е. сразу по всем направлениям ветер простёр лёгкие руки. Думается, Зефир и Борей простирали одновременно. То есть, не "ветра", а "ветры".
  
   Наконец, в самом финале мы узнаём верного спутника рассвета - это роса (там тире или запятой не хватает). Таким образом, под занавес выяснились две "вечные подруги". Но кто же третий?
  
   Картина мира, изображённая в этом стихотворении, не триедина, а чрезвычайно сложна, дамы и господа. Здесь не ожидания утра, как объявили, а космический полёт фантазии.
  
  
   Евдокимова Ю. Твп Вечер 
   Конечно, в этой подборке нет никаких трёх вечных подруг, и, видимо, автор просто хотела поделиться своими стихами с аудиторией. Ну, что тут можно поделать?!
  
   Если бы эти стихи не были записаны в столбик, мы назвали бы их стихопрозой. Что касается деталей, то:
   - Слово "нечеловечен" надо заменить на "бесчеловечен".
   - Если вечер дарит героине кольцо, наверно, она выходит в этот вечер замуж.
   - Текст от "Все пройдет" и далее малопонятен: Что имеет в виду героиня, о чём она? Если действительно выходит замуж, то что должно пройти, когда всё только начинается? И о каком беспределе идёт речь?
  
   Дорогие поэты! Если вы думаете, что читатель может догадаться о том, что вы подразумевали, знайте: шансы минимальны.
  
  
   Коoзлов А.А. твп. Три вечных пряди
   Спасибо автору за истинное обращение к нашей теме!
  
   Почва есть под чем-то, а не у чего-то. Однако "под Верой" звучало бы двусмысленно. Может ли почва быть "рациональной"? Поразмыслив некоторое время, решаем, что может. Это вообразимо, хотя "мёртвая почва" - более зримо, ибо почва - это то, на чём растёт флора, а мы любим зримые образы (простите за тавтологию).
  
   "Ей веруется без обратной почты"... Есть обратная связь, и есть ответная почта. Есть ли обратная почта? Ну, не знаю.
  
   Далее говорится, что "это" (т.е. почта, последнее предшествующее существительное) - Родина, мужчина или Бог. Думается, автор хотел сказать, что вера в родину, мужчину или Бога иррациональна. Догадываясь об этом, читатель растрачивает концентрацию на сам процесс "догадывания". Таким образом, на эстетическое восприятие художественного текста энергии не остаётся.
  
   "Три вечных пряди в девичьей косе" - это замечательная метафора в финале, которая и приподнимает всё стихотворение над философским озёрным спокойствием, заставляя сверху заглянуть-таки в глубину и увидеть триединство веры, надежды и любви.
  
   Во втором стихотворении главная проблема - запутанность финальной строфы. Это обусловлено несколькими обстоятельствами. В первом стихе - инверсия (перестановка слов) подлежащего "элементы" и его дополнений "вещества и жизни", которая затрудняет восприятие. Категории "вещество" и "жизнь" принадлежат к разным логическим рядам, и вряд ли их можно объединить союзом "и". И что такое "элементы вещества"? Элементарные частицы? Неясно. Что за "случайные рандеву", в которых участвуют эти "элементы вещества"? Имеются ли в виду химические реакции? Или удар камня о другой камень при падении со скалы? Какую именно картину должен вообразить читатель? Впрочем, учитывая дальнейшее, "спиралевидные ленты", мы догадываемся: это атомы выстраиваются в молекулу ДНК, не так ли? Но назвать это любовью... Читатель ходит по краю, и почва под его ногами вот-вот провалится в обрыв. При таком положении дел читатель просто не в состоянии получать эстетическое наслаждение, он вынужден лишь бороться за выживание.
  
   В третьем стихотворении более всего запоминается рефрен "На три четверти...". Стихи несколько затянуты, и не потому, что в них 120 стоп (5*4*6) по три слога в каждой, итого 360 слогов. Просто в них нет развития. Попробуем убрать любую внутреннюю строфу (не первую и не последнюю), и никто не заметит пропажи. Можно убрать и больше одной строфы, можно даже оставить только первую и последнюю - смысл не изменится. Мы так и делаем: читаем первую и последнюю, и оказывается, что получается прекрасное стихотворение! А остальное - листвой с балкона!
  
  
   Киршенбаум Ф. Т.В.П. Три лица весны 
   "На стих" не нужны слёзы. Нужны рифмы, размер, образы, драйв. Но не слёзы.
  
   Тема Конкурса не отражена. Стихи собраны вместе случайным образом. Надеюсь, автор не обидится за нашу краткость.
  
  
   Карде И. О кларнете и карете (триптих)
   Автор просто случайным образом вставил любимый триптих в случайно подвернувшийся конкурс. Почему стихотворений всего три? В известной истории фигурирует больше персонажей: Клара, Карл, кларнет, карета. Автор ещё добавила корнета, итого пять. Думается, надо было написать пять стихотворений. В остальном... Конечно, игра слов не возбраняется, даже приветствуется, но для нашего конкурса этого не достаточно.
  
  
   Винокур Р. Т.В.П. Самиздат
   Хорошие стихи, с авторским лицом и нервом. Но признать их годными для нашего конкурса - нельзя. У нас не конкурс триптихов, у нас есть тема. В этих стихах, если постараться, можно отыскать мотив прошлого, настоящего и будущего (Самиздата). Но только мотив! Стихи - о Самиздате, а не о трёх вечных подругах.
  
   Ещё хотелось бы отметить в виде мыслей вслух. Москва - это ещё не вся Россия. Поэтому "чтобы с речью родной разлучиться Не пришлось от столицы вдали" звучит несколько ограниченно. Разве жители Хабаровска каким-то образом разлучены с родной речью? А вот Пушкин, как верно заметил автор, обязательно пришёл бы в Самиздат, да и в наш конкурс! В этом вряд ли кто-то посмеет сомневаться. Ну, гимн есть гимн.
  
   Весь цикл состоит из наивных стихов, на что автор сам и намекнул во второй части триптиха: "Будем веселиться, пока живы, И писать наивные стихи!" Соглашаясь с другой мыслью автора касательно пострадавших самиздатовцев ("До сих пор не верит, что живой"), можно увидеть в них аллюзию на известную песню В.В. про то, как "сосед по покеру дал дуба": "Скажи ещё спасибо, что живой!" Слова про "пока живы" хорошо бы подправить: там ударение падает на о: пОка живы (ибо хорей).
  
   И самая важная мысль изожена в финальной части: процесс важнее результата. Вот за это и следует выпить всем конкурсантам. Спасибо, автор!
  
  
   Каинарри Т.В.П. Три Великих Пути
   Здесь белый стих, в котором к тому же непредсказуемо скачет ритм, нашёл соседство с другим белым верлибром, а потом и с рифмованными стихами. Все три стихотворения объединяет стремление вызвать читательскую жалость к героям сюжетов. Это описательные стихи, бедные на поэтические приёмы, и то же самое моно было бы сказать простой прозой. Мало образности, мало страсти, а значит, и мало поэзии.
  
  
   Мудрая Т.А. Т В П. Три священных влаги. Триптих
   Три "образа", представленные в первом стихотворении, каждый из которых рассмотрен в трёх разных ипостасях - это нечто новаторское на нашем конкурсе. Некий девятиглавый драгон. Финал не совсем ясен, а выражение "кровь без счёта" представляется нелогичным: кровь нельзя сосчитать в принципе, ибо она жидкая. Кто такая Эрешкигаль? Впрочем, не так важно, это имя здесь лишнее. Символизм чистой воды, зачем ещё имена?
  
   Примерно то же можно сказать и про два последующих стихотворения. Второе стихотворение - заклинание, третья - песня.
  
   Надо отдать должное автору: устойчивый стиль выдержан во всех трёх произведениях. Это немало. Плюс оригинальность, осведомлённость, острота...
  
  
   Ирис Бог, Ангел, Иуда (твп)
   Трёх подруг (ну, или "друзей", спутников, иными словами) здесь всё же нет. Образ Иуды нельзя поставить в один ряд с образом Бога. (Другое дело, если бы вместо Иуды был Сатана, но кто был бы третьим? Человек?)
  
   Первое стихотворение - попытка постичь Высший Замысел, так сказать. Нам уже знакомы подобные попытки. Человеку дан разум именно для осмысления мира, в том числе и сотворения мира. Требуются некоторые правки. "В ответ на Его мироздание" - в ответ на сотворение мира, а не само здание, наверно. "Но истина - в трещинах" - почему вдруг она именно там? "Любовь постигала, как тщетно всегда ожидание" - любовь не может постигать, ибо любовь - чувство, а не субъект. И почему ожидание тщетно всегда? Может быть, иногда оно результативно! В последующих строках что-то много напутано: "Он молча (почему?) подставил ладонь для спасенья Хорошего (что бы это значило?), в убийстве Любви никого не виня в соучастии (это корявая фраза). На линию жизни шедевра осыпалось крошево (совершенно непонятные слова)... За линией Смерти с тех пор и находится Счастье (т.е. нет счастья на земле!)".
  
   Второе стихотворение. "Всхлипывает невидно" - так не всхлипывают. "Нечеловек" - если слитно, то получается просто нелюдь. Т.е., ангел-нелюдь. Далее следуют загадочные знаки препинания. Но в целом забавная фантазия.
  
   В третьем стихотворении рассказывается, что печально известный Иуда погиб от любви, когда не пришла его героиня. Неубедительно, иного ненужных, отвлекающих вещей: какой-то дозор, какие-то люди-братья, туча... Всё это вода, в которой тонет страдание героя.
  
  
   Пидорина Т.В. Твп Власть Грусть Быстротечность
   Тема конкурса: три вечных подруги. Автор выбрал три предмета: власть, грусть, быстротечность. Связи между ними в стихах не прослеживается, тем более вечной. Этого достаточно, чтобы дисквалифицировать стихи. Надеюсь, великодушный автор меня простит. (Возможно, автор имела в виду быстротечность власти и грусти. Однако даже и этой связи в тексте не оказалось.)
  
   Первое стихотворение начинается, как гезетная статья, а завершается противопоставлением вершков и низов (а на самом деле антиподом вершков служат корешки, а низов - верхи).
  
   Второе стихотворение сообщает о том, что "самое время заняться домом. Или собой. Или чем-то нужным". Т.е., дом и "собой" - это ненужное? Наконец, "мир без дождя не смог бы". Почему? И пчему мир не смог бы без дождя в феврале? Ведь стихи начинаются с февраля! Всегда казалось, что, во всяком случае, российских климатических зонах мир без дождя в феврале очень бы даже легко обошёлся.
  
   И зпервых двух строк третьего стихотворения становится ясно, что события происходят днём: "сейчас - не время, и на звёзды никто не смотрит". Но при чём тут "рЕмень"? И потом ещё про потолок, которого не хватит (обычно бывает, что метража не хватает, а тут потолка; возможно, квартира "в общем зале" не имеет потолка).
  
  
   Джекил И.Х. Твп. Триптих - Три сестры 
   Три весенних месяца в женском обличии действительно можно считать тремя вечными подругами. Цикл написан верлибром. Если бы не в столбик, получилась бы проза. Поскольку всё же это стихи, мы ожидаем некоего надрыва, пафоса или кульминационной точки, которая подняла бы текст с публицистических равнин в поэтические выси.
  
   И действительно, к апрелю события ускоряются, весенняя телега начинает всё быстрее катить с горы. Майя чем-то напомнила царя Давида с его арфой, который пришёл "на всё готовенькое" после отца Соломона да и деда Саула.
  
   Однако, почему же Марта оказалась младшей? Она ведь приходит первой, не так ли? Да, и самая неповоротливая, судя по описанию. Но - оставим эту деталь на совести автора, который всегда прав.
  
   Несовсем понятна ссылка на "не восьмая, а первая" - в каком календаре март был 8-м месяцем? Видимо, интерпретировать нужно так: Марта славна не своим праздником 8 Марта, а своим весенним первенством. Но мне эта аллюзия представляется натянутой, искусственной, но допускаю, что иному читателю она будет ближе.
  
   По форме цикл получился довольно гармоничен: три стихотворения по три строфы. Стихи ли это? По моему, это стихи в прозе. По взаимодействию поэтических приёмов они не уступят своим рифмованным братьям.
  
  
   Узланер В.Б. Твп. Три по три
   Стихи интересные. Авторское "я" - повсюду, что и привлекает читателя.
  
   Первое стихотворение слегка затянуто и требует редактирования. Первая строфа говорит о знании героем в детстве трёх мёртвых языков. Вторая строфа говорит, что герой плохо знал язык чужой (видимо, новой для него после бегства) страны. В третьей строфе о языках речи нет, что тормозит динамику развития событий. К счастью, четвёртая строфа немедленно возвращается к теме забываемых языков. Последняя строфа целиком посвящена мёртвым языкам, но шероховатости текста продолжают сопротивляться трагичности происходящего на сцене. Ко всему прочему, часто остаётся за скобками причинно-следственная связь событий. Вот, изучали они Тору каждый год, и тут же герой бежал от страха и от войны - что же произошло? Это похоже на обрыв плёнки и возобновление повествования где-то в будущем, и рассказ (а это всё же рассказ) превращается в "рыбу" для рассказа, отрывочные фразы. Некоторые детали (которые важны)... "Бахрому у флага" - неправильно, должно быть "бахрому флага". Некоторые рифмы (на мой вкус) - не вкусные, тормозящие поступательное движение стиха: груб-углу, тиф-найти, земле-языке, тиши-принадлежит (в финале особенно важно разжечь пафос, а слабые рифмы его гасят). "Не русский, не советский, не раввин" - эти рядом поставленные характеристики вряд ли стоит относить к единому ряду (скажем, не коммунист, не поп, не раввин). Иными словами, стихи обладают потенциалом, но требуют доработки.
  
   Второе стихотворение можно было бы подвергнуть подобной же критике. Что такое "племя трёпаных гитар"? Понимай, как хочешь. Нищета может создавать чувство неловкости, но может ли она сама быть неловкой? И нагота тоже. Что или кто "вмешали шутки, сантименты"? Грамматически получается, что гитары. Но гитары не могут это вмещать! Да, и можно ли вообще вмещать шутки? "Дерево у струнных инструметов" - тогда, скорее, дерево струнных инструметов без "у". А материей души можно представить голос струнных инструментов, а не их дерево (впрочем, спорный вопрос, согласен, не настаиваю). И ещё, перебор эпитетов: дерево есть материя, которая тянет, как магнит, храня бриллианты - если бы меня спросили, я бы сказал: "Не верю!" Ещё мне кажется, всякий раз, когда мы используем сравнение через "как" ("большой, как утёс" вместо "утёсоподобный") частица поэзии куда-то уходит.
  
   В последнем стихотворении 19-го века нет вообще: вторая строфа, где речь о "позапрошлом веке", слишком непонятная. Т.е. эту строфу надо долго обмозговывать, но всё равно не помогает: почему "бушует в голове" от того, что "влюблённые целуются поспешно"? Соседство упомянутых "девяностых" и "двадцатого" запутывает: декада, век - всё смешалось. (Кстати, почему двадцатый - с прописной, а Двадцать Первый - с заглавной?) И почему 21-й - "первый и последний? О чьём хребте там речь? Опять всё смешалось.
  
  
   Ноэми Н. Три любви моряка Джузеппе
   Нет трёх вечных подруг. Есть три любви моряка Джузеппе, если верить названию цикла. Из текста следует, что эти дамы вряд ли могли бы стать вечными подругами - и даже их общая принадлежность к гарему моряка не помогает. Но если бы автор назвал их собственными именами, может быть, читатель и догадался бы, что имела в виду автор, и тогда, как знать, согласился бы с автором. Возможно, речь шла о женщинах-матерях, женщинах-дочерях и женщинах-жёнах? Неочевидно.
  
   Несколько раз прочитал первое стихотворение. Вторая строфа - кажется, прямая речь героини ("ножи рыбацкие скрещиваются из-за меня"). И вдруг - "но я сильнее, потому что - влюблён". Почему же не "влюблена"? То ли ошибка в роде причастия, то ли тире стоит вместо имени Джузеппе. Скорее всего, второе. Но и тогда - очень уж сложно. А ведь не чистота, а именно простота есть залог здоровья! Стихи написаны вольным образом. Вернее, это тонический стих, который во второй строфе уже настолько раскачен, что теряешь всякие ориентиры, что усугубляется внезапными появлениями и исчезновениями рифмы. Думаю, такие стихи могут привлечь читателя, который любит "американские горки" или готовится в космонавты.
  
   Второе стихотворение. Вдруг возникает "чёрный водоворот" - это "мореход целует ступни и ладошки". Думается, эта дама - негритянка (так ведь она "таитяночка"), но где здесь водоворот? Что такое "миг солнца"? Когда наступает "час ослепительного накала"? В полдень, конечно. Далее вдруг - букет! Букет чего, солнечных лучей? И почему она "ласковая", когда у неё "два лезвия режут"? И в финале всего она "ласковая на прямое сияние" - что это? Неужели она действительно "меряется взглядами" с прямыми солнечными лучами? Так делал один физик, пока не ослеп (временно, слава Богу).
  
   В третьем стихотворении вновь негритянские мотивы: чёрная богоматерь. (Действительно, есть негритянские церкви, которые считают, что Иисус наверняка был негром.) Или нет, извините, там не богоматерь, там "богомать" - это практически неприлично, для христиан, возможно, кощунственно. Конечно, автор не хотела вызвать подобной ассоциации, но так случайно получилось. Впрочем, эта "богомать" - "словно дьявола сила", и родить от неё - "грех родить". Т.е. она некая дьяволица. И вот, идёт она, "чёрная ночь в бликах белков", только пули свистят по степи, только ветер жужжит в проводах, тускло звёзды мерцают... "Ураган шагов".
  
   Наверняка я здесь перепутал все образы, неверно их понял. Первая любовь моряка - его жена, вторая - подруга-таитянка на дальних островах, третья - его пиратская доля, которая ходит за ним по пятам. Или уж сама смерть? Ну, хорошо, согласен, есть три вечных подруги моряка.
  
  
   Лерман О.М. Твп. Две басни и мажор! 
   Первое стихотворение - философическое. В нём говорится о том, что миром правит страсть, хотя само слово "страсть" ни разу не упомянуто: оно заменено на духи: войны, любви, победы, тюрьмы и свободы. Слова о том, что дух, вырываясь на простор, "будоражит и крошит усталость", вызывают сомнение: можно ли будоражить усталось, да ещё и крошить её? Будожажить можно, например, мысли, воспоминания, окружающих людей... Крошить можно хлеб, врагов... Усталось можно преодолевать, превозмогать, чувствовать... Ещё один комментарий (дискуссионный, соглашусь): написано, что дух бунтарский пробивает бездушность стены, а асфальт - тополиные всходы. Нужно затормозить, остановиться, задуматься, чтобы догадаться: наоборот, это всходы пробивают асфальт. Вот это торможение - крайне нежелательная вещь, которая убивает пафос текста. "Житейская жалость" - очень звучная аллитерация, повод для раздумий: что такое "житейская жалость"? Ярко высвечивается почти афоризм: "Это он продвигает прогресс
   С безрассудством кровавой вендетты". Но тут же и падение с высот афоричности в низину алигичности: "Он похож на безумство и стресс". Безумство и стресс - разных полей ягоды: первая - поэзия, вторая - медицина. Соединённые союзом "и", они вводят читателя в ступор. Наконец, дух Войны и дух Победы - практически одно и то же. В этом стихотворении не три подруги, а от пяти до двух. Впрочем, они действительно вечные, так что не будем такими уж формалистами. В целом стихотворение интересное, хотя и требует некоторой доработки.
  
   Второе стихотворение - басня, забавно. Из текста не следует, что кукушка, ворон и петух - "три вечных подруги". Ещё вот что... Для классической басни характерно сначала некое развитие событий, движение во времени, а в финале - мораль. Например, вначале бог посылает вороне кусочек сыра, потом ворона взгромождается на ель, потом собирается завтракать, потом потом призадумывается, в какой-то момент появляется лиса и т.п. Басня по жанру - своебразная сказка, в ней есть герои и их путь. А в данном примере идёт общее рассуждение о поведении героев, но не обозрение их действий. Герои здесь не взаимодействуют друг с другом. Но как же вывести мораль из события, которого не было? Скорее, это снова философический текст, а не басня.
  
   В третьем стихотворении (которое действительно басня, в отличие от второго) три вечных подруги - это трижды повторенное бараном слово "три". Формально с автором можно согласиться, но фактически это не ответ на вызов конкурсного проекта. Ну, что это за подруги вечные? Т.е., они конечно, вечные (для барана), и три, и всегда вместе - но не все те подруги, которые всегда вместе. Не получается принять такой вариант всерьёз.
  
  
   Ванке В.А. Три чувства возраста
   Три чувства возраста, представленные автором - это чувство деда по отношению к внуку, чувство близости Музы (думается, Эрато, муза любовной лирики, судя по настроению автора) и стареющая любовь к той, которая "осталась последней опорой". Слова одной эмоциональной линии: "финал", "прощанье" и "последней" делают из трёх стихотворений цикл. Думается, три вечных подруги автора здесь действительно есть.
  
   Хотелось бы избежать отдельных шероховатостей слога. "Меж грома и бреда грозы рукопашной" - грома грозы или только бреда грозы? Похожа ли гроза на бред хоть чуть-чуть? Что такое рукопашная гроза? В слове "вихры" ударение должно падать на Ы, а в этих стихах - на "И". Что такое "облетевшие взоры"? Так не бывает! Ещё хочется добавить, что многие эпитеты знакомы, много раз повторены в стихах множества поэтов, и это делает чтение менее интересным.
  
  
   Скользящий Твп: Выбор (триптих)
   Пришлось углубиться в Интернет, чтобы понять, о каких законах пишет автор. Помогло, что первый закон был более-менее ясен из первого стихотворения: не навреди. Оказалось, что второй закон - "стоять на своих собственных ногах", "не идти на компромисс с ложью". Третий же закон - "непривязанность". Правда, там ещё и четвёртый был: "вести моральный образ жизни". Всё это необходимо, чтобы стать Гуру, буддизма или индуизма, не уверен. Однако многочисленные аллюзии к персонажам греческой мифологии заставляют отбросить такую интерпретацию. В то же время, обращение к категориям палеогеографии (Гондвана, Лавразия, Пангея) вносит дополнительные затруднения, или дополнительные ассоциации (для тех читателей, которые уже стали гуру). Думаю, подобные стихи необходимо снабжать объяснениями, которые могут принимать разные формы: комментарий перед стихами, сноски, эпиграфы, названия отдельных частей (вместо простого 1., 2., 3.) и т.п. Читателя надо беречь от перегрева, соблюдая правила техники безопасности!
  
   Продолжая поиск трёх вечных подруг, обращаю внимание на первые стихи каждой из частей: "Если эта дорога..." Первая уводит ввысь, вторая терниста, третья широка. Учитывя название триптиха, герой стоит на распутье этих трёх дорог. Пожалуй, можно увидеть в них наших дорогих и любимых трёх вечных подруг. Первая - дорога ввысь, в любовь (сопряжённую с "единством и борьбой" противоположностей, по версии стихотворения). Вторая - дорога познания. "Трещины в ней" - тайный знак будущих баталий Запада и Востока, Европы и Азии. В целом стихи малопонятные, однако, трубные, кричащие. Третья - дорога в смерть, или в рай, но оказывается, дорога туда, где все три дороги сойдутся (в царстве Аида, надо думать).
  
   Интересно, конечно, красочно, многообразно. Иногда шероховато, спорно. Скажем, при широком размере (пятистопный анапест с цезурой после третьей стопы) используется рифмовка АБСАБС - её не сразу и увидишь, а тут ещё и слабая рифма "все"-"свет", которая в результате выходит убитой, неслышимой, и читатель путается, не улавливает повторяемость рифм в строфе. Далее усложнение идёт только по восходящей: "шаг"-"ландшафт", "все"-"свет"-"черствеет"-"синеве" и так далее, чем сложнее, тем лучше. Не согласен! Тормозишь также и на некоторых шероховатостях или синтаксических двусмысленностях речи: " И тебе тяжело выдыхать каждый третий шаг" - вдыхать шаг или вдыхать тебе? С кем надо выпить на брудершафт мировую третью: с синевой или с дорогой? И так далее.
  
   Учитывая всё вышесказанное, эти стихи стоит причислить к жанру мантры. Да-а, не всякая птица долетит до середины Днепра! Не всякий читатель захочет быть следопытом! Однако интересно было пошарить по закоулкам авторского воображения.
  
  
   Ратмир Т.В.П. Бездна бездну призывает
   Участие в конкурсе произведений умершего человека не противоречит нашим условиям. Однако подобная ситуация накладывает на судейство определённый отпечаток этического свойства.
  
   Учитывая аннотацию к стихотворению (а как её не учитывать, когда уже прочитал?), согласимся с присутствием трёх вечных подруг: начала, движение и финала. Красный сфинкс - возможно, это остывающая планета, которая впоследствии станет источником жизни, неким кораблём, а потом придёт "затухание". Если бы в этих стихах был выдержан стиль от начала и до конца, они производили бы более высокое эстетическое воздействие. Однако наряду с вычурной лексикой вроде "манерного излома" или "солнца, уплывшего за окоём", перед нами предстают "дурацкое (???) море", "сберечь вены" (нечто медицинское и невообразимое: герой "подул на небо", чтобы "сберечь вены"). Ну, и так далее.
  
   Рифма иногда повторяется снова и снова, иногда вдруг становится внутренней, иногда уходит вовсе. Такая вольность, возможно, характерна для вольных стихов (верлибра) вообще, так что можно признать, что это свойство - на любителя. Поэт рискует, испытывает читательскую готовность оценить эксперимент и принять в нём участие. Так поступали многие (яркий пример - Дали), но не многие выходили победителями.
  
   Мне кажется, автор не доработал текст, но должен ли я об этом писать вообще, если автора уже нет?
  
  
Каневский А. Трилогия 
   Первое стихотворение -сонет, по строфике напоминающий итальянский (с дополнительной головой). Думается, если убрать третий катрен, стихи бы улучшились: он ничего не добавляет и не изменяет, а краткость - сестра таланта. Кроме того, рифма "странно" - "красный" слаба и не к лицу сонету как жанру. Зато последний терцет и кода хороши. Да, и сценарий получился красочный, живой.
  
   Второе стихотворение настолько обворожительно, что три луны, даже и превратившись в "полногрудых баб", так и не перестали вращаться "на шести полюсах". Второй короткий рассказ получился длиннее первого, но из него не хочется ничего убирать.
  
   Третье стихотворение - о том, что мы обабились. В нём много поэзии, которую ещё иногда называют пассионарностью. Впрочем, первая половина стихотворения похожа на стёб, который следует считать лишь эпиграфом ко второй половине. А вторая половина заканчивается не столь харизматично, сколь в первых двух стихотворениях: этот финал напоминает мораль в басне. Ну, не беда.
  
   В третьем стихотворении, правда, не оказалось трёх вечных подруг, ибо "три девицы под окном" оказались только частью эпиграфа, а не главными героинями произведения. В то же время, в каждом из трёх стихотворений так или иначе фигурируют три девицы (всего - 3х3 - девять), и автору удалось убедить читателя в вечности их "дружбы", а также и в том, что перед нами именно трилогия, а не простая подборка. Всё это есть источник вдохновения для понимающего читателя. Поэтому - принимается.
  
  
   Астафьева В. Три вечных подруги  
   Если три вечные подруги в этих стихах есть, то они хорошо скрываются. Можно было бы считать таковыми сами эти три стихотворения, ибо они чем-то друг на друга похожи. Но это бы называлось подогнать решение под ответ.
  
   Первое стихотворение начинается словами о том, что "душа от слёз изныла". Думается, душа может изныть слезами от горя, но не от слёз. В этих стихах есть попытка изобразить некую картину: кто-то грустил, что-то касалось, кого-то манило, кто-то играл, ..., кто-то сидит и слышит... И после всего этого я так и не смог нарисовать эту картину. Получились только мазки.
  
   Второе стихотворение. Слово "смуглота" существует, но чисто эстетически оно мне представляется грубоватым для "нежной кожи" (напоминает, извините, слово "сволота"). А почему не "смуглость"? При ямбе, "чтобы смущать" читается с ударением на БЫ: штабы смущать.
  
   Третье стихотворение написано ямбом, а количество стоп в каждом стихе первой строфы переменно (6, 6, 7, 5), однако стабилизируется на пяти во второй строфе. Это мешает в данном примере.
  
   Стихи простые, непритязательные, с человеческим лицом, но без той силы, которая подняла бы их над гладью морскою. Возможно, все силы этой музыки истратились на много-много раз повторенные в русской поэзии слова и рифмы: день, тень, ныть, манить, играл, бал, лаская, зная, судьба, мольба, дыханье, мирозданье - и далее по списку.
  
  
   Mad L. Mental Sex 
   А почему бы не перевести название этого триптиха на русский? Секс в уме. Или интеллектуальный секс. Допустим. Газ, вода и лёд - вполне достойные друг друга вечные подруги (извините за каламбур).
  
   Приходит мысль, что стихи написаны в процессе изучения русского языка. Во-первых, забыт перевод названия. Во-вторых, расставлены косые линии для начинающего читателя. В-третьих, читаем примечание: " НУС* (греч. nus - ум, мысль, разум), одно из центральных понятий древнегреческой философии, дух, разум, смысл, мысль. Латинский перевод термина "нус" - интеллект". На самом деле греки пользовались греческим, а не латинским алфавитом, а центральным понятием греческой философии была мудрость (софия). Кроме того, греки всегда беспокоились о том, как человек должен прожить жизнь и что делает человека счастливым (было такое замечательное словечко, ????????? (эдамони), которое на русский наиболее адекватно перевелось бы как счастье или блаженство в самом возвышенном смысле слова). Ну, а до Сократа греческих философов более волновали вопросы устройства мироздания. Нус был в этом списке на каком-то тринадцатом месте (если, конечно, мы определимся, что же такое нус: ум, мысль, разум, дух, рузум, смысл или, наконец, интеллект).
  
   Наконец, сквозь косой частокол, несмотря на обещание перегорания и секретное слово "иррумировал", изначально обещанная тема трёх состояний вещества в природе (помимо плазмы) так и осталась за бортом.
  
   В заключение я просто вынужден, преклонив колено, попросить у автора прощения за столь шутливый тон изложения материала. Но Вы понимаете, Mad Lu, у критиков тоже иногда сносит крышу, особенно когда дует ностальгический средиземноморский греческий ветер.
  
  
   Завьялова А.П. Т.В.П. Триптих: Пожалуйста, Спасибо, Извините.
   Пожалуйста, спасибо, извините - слова заслуженно объявлены "тремя вечными подругам". Обыденность предложенных восклицаний усложняет задачу автора произвести впечатление на читателя, что создаёт дополнительную интригу ещё до начала чтения.
  
   Стихи прямолинейны по форме донесения идеи до читателя и носят моралистический характер: они учат, как надо себя вести. Они, вероятно, обращены к детям, т.е. это детские стихи. Работая в таком контексте, не стоило менять размер стихотворения, дабы воспитывать в малолетних читателях вкус к мерному звучанию ритмической речи (например, размер первых двух строф первого стихотворения не совсем совпадает с размером третьей строфы).
  
  
   Алексеев А.А. Твп. Молодость, старость, жизнь
   Пожалуй, "Молодость, зрелость, старость" был бы более логичный заголовок для этих рубайят. Категория "жизнь" принадлежит другому смысловому ряду. Эстетический "драйв" можно отыскать в третьей части подборки, а первые две - скорее, подготовительные этапы, вследствие чего весь текст хочется рассматривать как одно стихотворение, а не три. В нашем конкурсе так дела, увы, не пойдут.
  
   В целом это стилизация под рубайи. Упоминание Аллаха - лексический признак стилизации (не говоря о форме как таковой).
  
  
   Долина Д. Т В П. Триптих. "И это всё о нём"
   Пожалуй, в этой подборке самыми сильными оказались последние две строчки. Но сначала о теме. Название подборки есть подсказка: все три стихотворения - об одном человеке, что и есть ответ на конкурсный вызов. При этом второе стихотворение явно посвящено господину Ливингстону. Было бы уместно указать, какому именно: Давиду ли, который был исследователем Африки? Или Роберт, который участвовал в создании Декларации Независимости (США), а позже - в приобретении у Франции Луизианы? Я берусь утверждать, что речь идёт не о человеке, а об итальянской авиакомпании Livingston Air, ибо только такой вариант объясняет авторскую идею: герой триптиха прилетает и улетает, никогда не успокаивается, не останавливается, даже, может быть и не смотрит на свою любимую, которой кажется, что самим смыслом его жизни в конце концов "станет высота". Любовь героя - небо. Любовь героини - герой.
  
   Наверно, меня одёрнут, и будут правы: птица-чайка по имени Джонатан Ливингстон стала аллегорическим героем стихотворения.
  
   К сожалению, трёх вечных подруг (друзей) здесь нет.
  
   Если бы в этом триптихе было больше художественных приёмов: рифмы поглубже, интересные аллитерации - в дополнение к богатой сюжетной фантазии, которая на лицо... Когда рифм нет вообще, то читатель может обойтись и без них. А когда рифмы всё же как бы есть, но они суперухабистые (курит-ссутулил, охраняя-слепая, полётом-эпизода, тобой-любовь, навсегда-высота, измереньи-изменит и далее), читатель часто спотыкается и может даже ушибиться, и тогда все остальные художества стихов теряют всякую прелесть. На них просто некогда взглянуть.
  
   "Тебе не место в этом из миров - Упитанном, закормленном и сытом"... Наверно, имелось в виду "раскормленном", а не "закормленном". Кроме того, зачем усложнения речи, такие как "в этом из миров", если можно сказать проще: в этом мире? Ещё одно лексическое сомнение: "Свой смысл, который станет - высота". Именно сомнение, и, возможно, меня поправят. Я думаю, что правильнее сказать "свой смысл, которым станет высота" или "свой смысл, который станет высотой". Впрочем, русский язык... как бы это выразить... всепозволяющий.
  
  
  
   Алер Твп. Тьма, изгнание, страх
   Эта подборка посвящена душевным переживаниям лирического героя, выраженным метафорически. Автор предоставляет самому читателю интерпретировать нарисованные абстрактные картины. При этом легко можно представить себе "светлый пепел" или "чёрный дёрн", но гораздо менее выразительно звучит "в целом свете всё - корм" (что бы это значило?). Насыщенность внутренними рифмами обогащает музыкальный арсенал стихотворения. По жанру эти стихи, пожалуй, являются заклинанием, буквальный смысл которого имеет второстепенное значение. Иными словами, это музыкальное произведение. Оно может быть принято или отвергнуто конкретным читателем в зависимости от его настроения.
  
   Вряд ли можно с чистой совестью признать тему Конкурса выраженной в этой подборке, невзирая на название.
  
  
   Ink V. Твп. "Рельсы" (триптих) Тема железной дороги характерна для русской поэзии, также как путевые записки - для русской прозы. Ещё бы! Какой русский не знает железнодорожной тоски! Но куда мы едем? "Промеж двух линий вклинивается третья", её-то и выбирает пассажир, не решаясь отправиться на восток, не в силах повернуть на запад. А севера и юга просто нет: ж/д - одномерное пространство.
  
   Стихи выдержаны в одном размере, в одном стиле, в одном настроении. В первой части герой едет, соседи храпят, кружка звенит... Во второй - путь щерится, линии тянутся, дорога перечеркнута... В третьем - тишина подчёркивает, ты ждёшь, третья вклинивается... Но главное состоит в том, что "поддерживать направление - забота беспристрастных металлических параллелей" - полная безответственность пассажира, который не сделает ни шага влево, ни шага вправо. Третья линия - пятое колесо - вводит всех в нервозное состояние, и проводник матерится. А во сне проводник летает: его суперэго бунтует, там ютится русская тройка, которой нет места на железной дороге. "Видели ли вы, как бежит по степям, В туманах озёрных кроясь, Железной ноздрей храпя, На лапах чугунных поезд?" Впрочем, не стоит одни стихи возводить на пьедестал с помощью других: первые и сами за себя постоять могут.
  
   Аннотация к этому цикла была лишней. Иногда аннотация нужна - для уточнения непонятных аллюзий, названий, сюжетов (как справочник). Но в данном случае никакие справки не нужны.
  
  
   Лобанов В. Т.В.П: Детство, Отрочество, Юность
   Стихи довольно динамичные, стремятся вперёд, хотя слабые рифмы тормозят движение. Во втором стихотворении рифмы гармоничны, и движение ускоряется. Если молодые герои "бегут на речку", то и читатель бежит вместе с ними. "Бродяги мысли меня уносят в мир иной..." - так начинается повествование. Это сразу заставляет читателя сглотнуть слюну: взгляд на прошлое, которое кануло в Лету, которого больше нет и не будет. Может ли кого-то не тронуть картина прошлого, когда живая мать, дед подшивает валенки, а отец купил "Бирюсу"? Ностальгия -причина всех душевных страданий. Ностальгия по невинности.
  
   В первом стихотворении, несмотря на точку (и несмотря на род глагола), кажется, будто собака Пальма пьёт воду кружкой.
  
   В третьем стихотворении опечатка: должно быть "упились ликёром" , а не "напились". (Это лишь заметки на полях.) Но почему третье стихотворение не раскаляет воображение, как второе? Возможно, четырёхстопный дактиль слишком нетороплив, ему не угнаться за четырёх- и, тем более, двустопным ямбом? Нет, не то. Третье стихотворение более похоже на мемуарную литературу, чем на образное самовыражение - суть поэзии. В третьей части чередуются: забытый классик Брежнев; две подруги Жанна и Рита, о которых ничего не сказано, кроме того, что они есть; какие-то безликие сваи близ Волги и безликий же Сашка; потом лишь подобие рефлексии ("прыгал с обрывов" - ну, и что, где развитие?). И так продолжается до самого финала. Это лишь дневниковые наброски, они не трогают читателя. Здесь есть воспоминания, но нет юности, которая подразумевалась.
  
  
   Инна К. Твп: Утро - День - Вечер
   Хотя утро, день и вечер можно было бы считать тремя вечными спутниками, в стихах не сделано попытки найти между ними какую-то дружескую связь. Напротив, эти герои оказались весьма автономны.
  
   В первом стихотворении при отсутствии рифмовки в нечётных стихах (шаблон рифмы - АБВБ), ожидаешь встретить другие художественные приёмы, которые поднимают ритмическую речь из публицистических низин в поэтические высоты. Вместо этого мы наблюдаем поражение рассказчика, который выражает увиденное словами: "Не поддаётся выраженью". Вот и вся недолга.
  
   Во втором стихотворении гораздо больше жизни, однако той жизни, которая уже была тысячу раз прожита в русских стихах за последние триста лет. Злой ветер уже много раз гнал тучи по небу. Так и хочется добавить скороговоркой: "Веселится и ликует весь народ" (два-три раза). И диссонансной рифмы "мочи - тучи" (вместе эти слова мочеточат) недостаточно, чтобы на читателя и в самом деле повеяло новизной.
  
   Наконец, в третьем стихотворении (к вечеру) события переносятся за океан, в Мексику. Впрочем, всё описанное вполне могло произойти и в средней полосе России летней порой, где-нибудь в августе, когда рдеет горизонт: лесной пожар или отход ко сну Ярилы. "От дыма языки" - это ошибка, языки бывают от пламени.
  
  
   Лукоянова Д.Н. Твп: Любовь, Смерть, Память
   Любовь, смерть, память. Балкон, поминки, снегири... Я уже где-то писал, что тема нашего конкурса, скорее всего, должна бы вдохновить автора на создание чего-то нового, а не на использование прежних стихов (хотя, если подходит по теме...).
  
   Первое стихотворение. "Подчеркнув обрывистость балкона, Мы перегибались за края"... Так шутливо могла бы сказать одна из поддерживающих балкон балок, перегибаясь за края. "В этом бесподобии загона" - представьте, что вы стоите на балконе с дорогим вам человеком, и он вам говорит о "бесподобии загона". Ясно, что вас выгнали на балкон курить, в "загон для курящих и горящих лиц". Закон о курящих лицах создал загон для них же. Логично! Если же к лицам курящим добавить ещё и горящих, да и вспомнить про "обрывистость балкона", то можно вообразить инструкцию по технике безопасности.
  
   Думаю, если эта критика не покажется читателю естественной, то она покажется ему безобразной. Ну, что я могу поделать?! Да простит читатель придирчивого обозревателя!
  
   Второе стихотворение, "Поминки по другу". Давайте оставим эти стихи в покое, учитывая чувствительность темы.
  
   В третьем стихотворении понятно, что развивается некая трагедия лирической героини, но не очень понятно, чем трагедия заканчивается. Образ снегирей на снегу хорош, ибо они красные.
  
  
   Бейро М. Твп три зимы - мои вечные подруги(сонеты)
   Это три английских сонета, в которых отсутствует большинство характерных черт сонета классического, но двустишная кода делает их сродни тому, что сочинял Шекспир. Сонет требует от автора крайней сосредоточенности на деталях и крайней точности. Не уходя в дебри теории и причин строгости этого жанра, укажем на некоторые очевидные факты.
  
   Кода во всех трёх сонетах отчётливо выражена в шекспировском стиле. Эти стихи можно даже считать подражанием Шекспиру - безусловный комплимент. Однако определение последней коды, "зима - мой строгий бич", представляется сомнительным: бич не может быть строгим (хотя он мог бы быть злым). Прочие шероховатости не характерны для сонета и требуют доработки. Например, в стихе "Была бы без чудесной канвы снов" пятистопный ямб заставляет поставить ударение на кАнвы вместо канвЫ. "...тобой Полна моей печали нитка нот" - этот текст очень трудно понять: нитка нот полна моей печали по тебе? Слишком уж замысловато. "Когда так непосильно больно" - это неожиданный, несонетный переход на четырёхстопный ямб с пятистопного. "зима исполнится на бис" - на бис нельзя исполниться, хотя можно повторно выйти на бис. Зима не может исполниться, она может наступить или прийти.
  
   Когда мы создаём некую картину [и её можно чисто физически вообразить], то образы, использованные в картине, можно считать удачными. Например: "Дом ходит ходуном" - это метафора, и её нельзя понимать буквально (дом не может ходить!), но мы легко представляем картину: вот дом, и вот он движется, и всё в нём движется, перемещается вразнобой - так дом ходит ходуном. Поскольку наше воображение в состоянии представить этот сюжет как бы наяву, образ удачен. В противоположность, "горечь рыхлой раны" представить невозможно. Про рану можно представить её глубину, кровоточивость, смертельность, обидность - но не рыхлость.
  
   Возможно, автор и видит три зимы как три свои вечные подруги. Возможно, эти зимы запомнились автору так, что никогда не оставляют её. Но из текста это не следует, и читатель остаётся в неведении.
  
  
   Эльвира Твп. Завершение любви: Надежда, Воспоминание, Возрождение.
   Трёх вечных подруг в этой подборке, строго говоря, нет, хотя есть надежда, воспоминание и дорога к возрождению.
  
   Рефрен "Я буду ждать" в первом стихотворении - наиболее действенная эстетическая сила, пободная "жди меня" у К. Симонова. Но чего-то не хватает. Чего-то уникального, нигде и никогда не встречавшегося. Например, таким уникальным мог бы стать сам образ того, кого ждут. Но этот образ не нашёл своего места в стихотворении: мы узнаём про этого ожидаемого, что он будет усталый, злой, с тоскливыми глазами, не в силах сладить с собой - и всё, уникальный образ не сформировался, портрета нет. Конечно, всё это необязательно, но тогда должно быть что-то другое, одного лишь "полупрозрачного мерцанья" недостаточно. Иначе всё стихотворение превращается в "полупрозрачное меранье". Наконец, в четвёртой строфе допущена какая-то ошибка: там, где должна быть рифма к слову "метель", появляется "двора". Это случайная опечатка? Скорее всего.
  
   Во втором стихотворении очевидно присутствие авторской души, её невидимое соучастие в происходящем. Это усиливается в последних двух строфах, как и должно быть. Недостаточно самобытности: оригинальных форм или слов, чего-то нового. Самые, казалось бы, яркие строки, "И твой продолжается бой, И мой продолжается путь", вдруг обращаются известным советским шлягером про то, что "И вновь продолжается бой, И сердцу тревожно в груди..." Иначе и быть не может: мы воспринимаем произведения искусства в контексте нашей общей культуры.
  
   В третьем стихотворении, "Возрождение", кажется, никакого возрождения нет, а есть дорога к возрождению, последнее слово, закрытие лавочки: "Приём окончен, господин!" Ясно, что последний шаг всякого процесса становится первым шагом процесса следующего, но в стихах этого нет. До возрождения дело не дошло.
  
   Ещё короткое замечание: надо бы заменить "уже ждёт" на что-то более благозвучное, и чтобы ударение не падало на Уже. Наконец, "Меня там поезд уже ждёт на девять тридцать" - верно ли здесь использован предлог "на"?
  
  
   Гончарова Л.С. О Трех
   В каждом из стихотворений этой подборки фигурирует трио главных героев, которых также можно считать "вечными" спутниками. Все три части написаны свободным белым стихом. Первые два стихотворения есть притчи, авторская задача - непосредственное нравоучение, а третье - скорее, письмо или обращение (к маме).
  
   В первом стихотворении есть три части: сначала три героя по-разному смотрят на картину цветка у ручья, потом они же смотрят на эту картину одинаково, и, наконец, делается вывод о том, что быть разными - хорошо. Для остроты художественного восприятия этого произведения не хватает какого-то явного конфликта, какой-то остроты. Можно ли сделать вывод "как же хорошо, что разные мы все", просто из того факта, что трое посмотрели на предмет одинаково, а в другом случае - по-разному? Думается, необходимы дополнительные обстоятельства. Последние строки этого текста не совсем внятны: "И, думая по-разному, мы об одном, быстрее к истине придём!" Наверно, имелось в виду, что обдумывая с разных сторон один и тот же предмет, мы лучше его поймём.
  
   Во втором стихотворении есть три взгляда на "красавицу Луну", но чтение получается скучноватым. Басенный жанр с его акцентом на нравоучительстве довольно труден. Басни часто получаются скучными. Для их оживления нужны средства тяжёлой поэтической артиллерии: метафоры, эпитеты, аллегории, аллитерации, глубокие рифмы, гиперболы - ну, что угодно, лишь бы сыграть на фибрах читательской души. В данном же случае эти художественные приёмы используются мало.
  
   Третье стихотворение напоминает молитву, и то, что в нём сказано, хорошо известно каждому человеку нашей культуры: Надежда поддержит нас в любом начинании, без Веры вообще ничего не начнём, а Любовь даёт силы для преодоления трудностей. Со всем этим трудно поспорить. Дефицит художественных приёмов делает эти стихи обыденными, невидимыми, скользящими в эфире без видимого следа. Они похожи на комету без хвоста.
  
  
   Луганская А. Т.В.П. : Эйфория, Депрессия, Меланхолия
   Эйфория, депрессия и меланхолия - три состояния лирического героя, сменяющие друг друга с течением времени. Рассказать о них очень трудно, ибо их нельзя переживать одновременно, а можно только вспоминать. Автору удалось это воспоминание, хотя бы отчасти.
  
   Три стихотворения похожи друг на друга, что и делает из отдельных произведений триптих (триплет, по версии автора, что наиболее адекватно переводится как тройняшки). Размер стиха неожиданно изменяется в отдельных строках. Рифма неожиданно пропадает, чтобы вернуться потом. Например, во второй строфе первого стихотворения и ритм, и рифма куда-то уплывают. Почему? Неизвестно. Плавающий ритм сам по себе иногда становится художественным приёмом, но в данном случае ему сопутствуют бедные рифмы (а порой и отсутствие рифмы: "легко"-"идём") и бедная лексика (вспомогательное слово с двумя согласными из трёх звуков "лишь" встречается семь раз!). Такие слова, как "стабильность", "проблемы", "здоровы все", "не пойдём к врачу" (и так далее) делают текст чрезмерно сухим.
  
   Авторская задумка была довольно смелой, но исполнение сложной задачи отразить три состояния лирического героя получилось недостаточно ярким.
  
  
   Лапердин Е.В. Прощальный вечер
   Трёх вечных подруг в стихах нет. Почему они были представлены на этот конкурс? Кто осмелится назвать три момента или этапа жизни тремя вечными подругами?
  
   Не хватает чувства, жизни, яркости: скажем, непредсказуемого финала или противоречия, парадокса. Всё слишком ровно и гладко.
  
   Некоторые сочетания действий и характеристик вызывают недоумение: "не промазал и умер", "выбор меж грустью и смертью". (Выбрать можно между грустью и весельем, между жизнью и смертью.) При чём тут "Правильный "Барс" карабин" - и что это вообще значит, и почему эти слова образуют отдельное предложение? Больше вопросов, чем ответов.
  
  
   Саша R. Триптих
   Автор откликнулся на призыв конкурса и задумался о трёх вечных подругах.
  
   Первое стихотворение в целом похоже то ли на нравоучение, то ли на некий кроссворд, который решается по ходу чтения. Первая фраза есть законченное предложение, смысл которого, увы, от читателя ускользает. Почему? Во-первых, восприятие осложняется перестановкой слов: вместо "Не просто понять смысл тройки", сказано: "Не просто тройки смысл понять уму". Во-вторых, слово "уму" лишнее: если понять, то и так ясно, речь идёт об уме. (Если бы автор хотел сказать "понять сердцем", было бы другое дело.) Наконец, о какой тройке речь - пока неясно (или мы должны были выяснить это из названия?). Далее... слова "третее" не существует, хотя есть слово "третье" (которое не укладывалось бы в ритм). "Сойдешь от диалектики с ума" - опять перестановка слов, разрушающая устойчивое выражение "сойти с ума" и, в итоге, тормозящее наше продвижение по тексту. Далее... При чём тут "классовая борьба"? Читатель теряет фокус! В стихотворении так и не сказано, каким образом ноль становится третьим началом. От соединения плюса и минуса образуется ноль (по тексту), т.е. ноль не есть начало.
  
   Кстати, почему первое стихотворение написано в строчку, не в столбик? Я не знаю.
  
   Второе стихотворение... "Разрушить семя" - нельзя. Его можно уничтожить, извести и т.п. Из первых двух строк можно подумать, что Дон Гуан - как раз и есть "гость каменный": пришёл и разрушил (однако мы все прекрасно знаем, что это не так). Однако финал стихотворения озадачивает более всего: слова "за ней" по правилам надо приписать к последнему предшествующему существительному женского рода, т.е. статуе. Получается, что шаги статуи - за самой статуей. Невнятна также фраза "Когда любовь поднимет неба выше" - что это в точности обозначает? Кого поднимет любовь и какое отношение это имеет к событиям предыдущей строфы? Ведь в первом четверостишии любовник попал в ад, а тут вдруг - небо выше!
  
   Третье стихотворение... (Сказано: подражание Высоцкому. Вероятно, имеется в виду песня "Разговор у телевизора". Но можно заподозрить и ту песню, в которой "А мне ещё сильнее хочется". Однако подражания всё-таки не вышло, хотя это лишь заметка на полях.) Как может быть девушка, даже капризная, быть "пронизана острыми углами"? Что это значит? Что значит "тело ходит волнами"? Какой-такой "рай обещают губы полные"? И ещё: "темна в делах", "в любви непрочная", "кто без греха - пусть камнем бросится", "Иди, виси над этой бездною"... Всё это фразы, которым не хватает смысла.
  
  
   Вербовая О.Л. Триптих: Любовь, Разлука, Встреча
   Хотя любовь, разлука и встреча могли бы оказаться тремя вечными подругами, в этом цикле подобная "дружба" никак не обоснована, и нельзя сказать, что стихи стали отзывом на тему конкурса. При этом три предложенных стихотворения объединяет общая тема (история) любви и взаимоотношений главных героев: женщины (от первого лица) и мужчины (от второго). Главная удача цикла - яркость огня, который удалось зажечь автору и пронести до самого финала. Огня чувственности, поддержанного откровенностью.
  
   Увы, есть несколько фраз для дополнительных раздумий и доработки. "Ты был не рядом" - это корявая фраза, и её легко можно исправить на "ты не был рядом". "Себя не чуять одинокой" - тоже сомнительная формулировка, и автор, видимо, имела в виду "не чувствовать", а не "не чуять". "Не чуять" можно под собой ног (устойчивое выражение) или добычу. Первое стихотворение не слишком оригинально, однако подкупает искренностью.
  
   Во втором стихотворении больше фантазии и даже изобретательности. Почему героиня пишет письмо гусиным пером? Потому что мать с тётей заперли её в кладовке, где разводят "гусочек". Вообще-то в кладовках обычно складируют всякую всячину, но никак не разводят гусочек (хотя припоминаю, как у нас на балконе московского блочнопанельного дома мама решила в 1991 разводить кур; балкон - конечно, не кладовка). Всё это стихотворение написано в несколько шутливом ключе, т.е. героиня не теряет оптимизма в разлуке. Сидя в кладовке с бедными гусочками, она, правда, заговорила немного меланхолически ("таки дела, мой светик" и "другу милу"). Там и кошки тоже появились, в кладовке этой, так что героине не очень-то и скучно. Дождь - традиционный аккомпаниатор меланхолии. Наконец, оказывается, что героиня со своим милым дружком некогда гуляла по крыше этого дома - может, она сама кошка? Конечно, она же общипывает "гусочек" и пишет перьями письма, которые передаёт через "свет в окошке". Есть во всём этом какой-то оптимизм, вызывающий симпатию.
  
   Третье стихотворение начинается со строки "Люблю тебя я прежнего сильне", которую можно понимать двояко: то ли героиня любит прежнего друга сильнее, то ли она любит его сильнее, чем любила раньше. Такой эффект обусловлен двойной инверсией, всегда опасной: вместо "я тебя люблю" мы имеем "люблю тебя я", а вместо "сильнее прежнего" - "прежнего сильнее". "Ведь светлым ты остался" - это ошибка: герой не мог остаться светлым (ну, разве что имелось в виду, что он блондином был, блондином и остался). Имелось в виду, что воспоминание о герое осталось светлым, а не сам герой. "Как и был" - опасное словосочетание, ибо "как и" всегда ложится на слух в виде "каки", особенно в песне. "Друзья твои спились и озверели" - здесь стоит подумать над выбором слов, ибо "спились" не требует дополнительных объяснений, а вот "озверели" озадачивает читателя. "Я не жалею, что тебя дождалась" - наверно, героиня хотела сказать, что не жалеет, что его ждала (а не дождалась). "Ты повидал жестокостей там море" - это формально корректная фраза, но фактически избыточная: довольно было бы сказать "непернёс жестокость" (без моря и без "повидал"). "Я завтра жизнь свою свяжу с тобой" - имеется ли в виду какой-то формальный акт (регистрация в ЗАГСе, встреча на вокзале...)? Не думаю, что в этих стихах мы должны быть обеспокоены формальностью. На деле героиня уже давно связала свою жизнь с героем, и эта прокламация насчёт "завтра" представляется лишней, хотя можно было бы сказать "завтра мы, наконец, воссоединимся вновь". Наконец, упоминание Путина в финале представляется абсолютно инородным, не вписывающимся в канву нашего стихотворения. Путина необходимо срочно вычеркнуть из этого любовного треугольника!
  
  
   Мэл Три вечных подруги
   Вечной троякой дружбы, к сожалению, в стихах нет, хотя стихи и похожи друг на друга.
  
   Автор изображает некие визуальные картины, стараясь через них передать чувства героини. Тексты несколько затянуты и требуют редактирования. Сбои размера (ритма) очевидны и непонятно, чем обусловлены. Их было бы легко исправить. Рифмы бедные. В первом стихотворении нечётные стихи то рифмуются, то нет. Изображаемые объекты: луна, нож, звезда, танец, маска, костёр, тени, огонь и т.д., и т.п. Мироощущение передаётся всегдашними категориями: тоска, боль, кровь-любовь, ждать, жизненный путь, крах, простить, горечь - вследствие многословия, постепенно собирается полный набор вездесущих слов и сочетаний, которые часто появляются в стихах вообще, меняясь, впрочем, местами. Это не умаляет искренности автора, но усыпляет читателя.
  
  
   Ковалевская А.В. Три желания
   Трудно разглядеть трёх вечных подруг в трёх желаниях, но попробуем разобраться с желаниями как таковыми.
  
   Первые же слова напоминают о песне А. Галича "Когда я вернусь...", но сразу становится явным, что совпадение случайно. Героиня немедленно начинает воображать всевозможные действия, которые ей предстоит осуществить: она вернётся, её не родят, она отпачкуется, взлетит ("в сферу"). При этом вода будет "не такой" (и горы, и лес), и героиню "не съедят", а сберегут, как приз. В результате она будет "резво ползти", "грациозно и мило скакать", "верещать ультразвуком, желая исполнить каприз". Наконец, появляются усики и брюшко, причём "навсегда", а также сонмище, стая, стадо и скоп. Что всё это значит? Да, очень просто: "Потому что хочу". И чуть-чуть физиологии или сексологии: "С милым рай в колокольчике, если размер подходящ..." Таков мир насекомых, прямой и грубый. Думается, эта строка могла стать первой и последней, и получилось бы если не стихотворение, то дружеский шарж.
  
   Рассказать о любви, выбрав главными героями насекомых, оказалось не так просто.
  
   Второе желание - перечень ого, что будет, когда всё плохое пройдёт, а всё хорошее придёт. Главное для нас - поэтов "вновь до дыр зачитают". Хм... это будут тяжёлые времена без свободы слова, лучше не возвращаться в них! В финале ещё оказывается, что герой обращается к своему ангелу с последней просьбой (которая "святое"), т.е. герой собрался немедленно умереть. Не слишком радужная картина!
  
   Третье желание - то ли щенячье, то ли волчье (цвета рабуги оказались исчерпаны, и мы обращаемся за помощью к фауне). Но будьте осторожны с образами! Каждый образ должен быть вообразим наяву. "Дали челюсти всходы клыков" - это хоррор, фильм ужасов, и ничего "щенячьего" здесь нет. Из "широкой груди" волка может рваться вой, но не песнь. "Дразнить серебряным мертвенным светом" нельзя, даже "с неба" и даже при помощи "коврижки".
  
   Иногда хочется поупражняться в простых и понятных картинах. Например, так:
   Стоит стол, рядом стул,
   Критик сидя уснул...
   Или:
   Верблюды съели саксаул,
   И жизнь покинула аул...
   Незамысловато и примитивно, однако понятно и жизненно, картина чёткая и ясная, а значит, гармония победила. А гармония, т.е. красота, и есть предмет искусства.
  
  
   Андрус О.Ф. Т.В.П. тройка семерка туз
   Перед нами символизм, возможно, имажинизм, иногда и сюрреализм. К сожалению, автор проигнорировала тему конкурса.
  
   В первом стихотворении изображается финал неспокойной ночи и возвращение утренней зари. Ананке, мать трёх мойр, богинь судьбы, персонификация необходимости и предрешённости, приносит тоску и страх героине произведения, заключает её в тиски снов. (Надо сказать, что тиски, неодушевлённый предмет, не могут быть безликими или выразительными.) Однако ночь заканчивается. Горизонт представляется полем боевых действий (вселенского масштаба), местом столкновения сил добра и зла в образе Дня и Ночи, которые вместе танцуют. (Тут же упоминается "Мрака дочь" - видимо, та же Ночь. "Змеится мраком" - сомнительный эпитет. Мгла может наступать, надвигаться, давить - но не змеиться.) Последняя строфа начинается предложением, в котором части переставлены местами, а пропущенные слова заменены на тире - всё это делает фразу труднопонимаемой, на ней приходится притормаживать, а это портит впечатление. В стихотворении явно присутствуют две подруги. Конкурс требует третью, но так и не получает её. Сами по себе стихи могли бы быть замечательны для любителей символизма, если избавиться от пары невыразительных образов (указанных выше).
  
   Во втором стихотворении глубокие, сочные рифмы. Это философические стихи о том, что жизнь бабочки коротка и нервозна. Нервозность порождает их неспокойные зимние сны. Вначале появляются птицы, но срази исчезают, так что непонятно, зачем появлялись (ружьё висело, но не выстрелило). Далее нет объяснения, что такое день боли (день веселия вообразить легче). Почему "безумно-слепо" написано через дефиз? Эти слова стоило написать через запятую. "Немыслимая нелепость - короткое укорачивать" - это самые глубокие слова в подборке. "День рая и бесконечности" - это, конечно, день смерти, но вряд рай и бесконечность можно без лишних объяснений поместить рядом, подобно раю и аду, например. Финал стихотворения неярок, несамобытен: мы уже много раз читали про поток вечности, про теней в этом потоке и про нашу хрупкость. Впечатление от финала (самое важное впечатление!) ещё ослабляется банальной рифмой "вечности-бесконечности", которая слабее других рифм этого стихотворения (а хотелось бы - наоборот).
  
   Третье стихотворение начинается с "Мертвенны краски у ночи". Может быть, краски ночи? Или Ночь персонифицирована? (Ладно, это придирка.) Но ведь какие же краски в ночи? Да, их просто нет! Отсутствуют краски у Ночи. Аспид в мифологии - крылатый змей, жуткое чудовище в небе. Если небеса аспидны (вспомним "мглой змеится" из первой части), то страшно. Далее речь идёт о "мраке урочищ". Но если всё вокруг - мрак ("мертвенны краски"), то мрака урочищ не может быть (см. определение понятия "урочище"). Может ли роса вспыхивать? Ну, ладно, пусть так. Однако - "жемчугом розово-горьким". Если розовый - это цвет, то и горький - тоже должен быть цвет. Про некоторые цвета говорят "едкий" или "ядовитый". Не уверен насчёт горьких цветов. В целом это стихотворение осталось мной непонятым. После наслоения эпитетов (мертвенный, аспилный, мрачный, вспыхивающий, жемчужный, розовый, бирюзовый, бронзовый, светлый, ангельский), идёт резюме о том, что небо - мера любви для каждого из нас (в стихах - "у каждого"). Не уверен, что из одного как-то следует другое.
  
  
   Зеленцов И. Твп: Вера, Надежда, Любовь
   Первое стихотворение - собственно, не о вере, а о Боге. Герой пытается осмыслить Бога, приходя к выводу, что Бог есть оксюморон: и "реальный морок", и "искренняя ложь", и "глаза и слух слепоглухого", и т.п. Божественный чертёж - это чистый лист бумаги. Любовь есть сердце добра и зла (это самый загадочный посул). Дорога ведёт из ниоткуда в никуда. Бог - пустота. Тишина созвучна колоколам. "Трудно быть Богом", - сказал кто-то другой, и герой отрицает это: "Просто скучно". Иными словами, оксюмороны герою скучны.
  
   Предложение "Так на пустой доске - любой гамбит" непонятно. Любой гамбит - что делает? Или просто тире перескочило на слово вперёд, а должно было отделять подлежащее "любой" от сказуемого "гамбит"? Но любой может быть гамбитом, если гамбит - это вид дебюта? Имеется ли в виду, что на пустой доске любой дебют есть гамбит, т.е. "дебют" подразумевается по умолчанию? Тогда здесь сокрыт ещё один оксюморон, но стоило назвать дебют по имени, а не мучить читателя.
  
   Фраза "ведь для того, кто вечность и везде" понятна, хоть и некрасива.
  
   Продолжается перечисление противоречий. Бог подобен звезде, которая светит, но уже погасла, т.е. он гость из прошлого. Мысль для Бога "теряет всякий смысл".
  
   Неожиданно героя постигает сомнение: может статься, Бог осознаёт себя каким-то неведомым герою образом ("путём" по тексту). ("В ушко иглы нашёптывая нить" - спорный образ, ибо как же нашепчешь нить?). Всё предложение от "Но, может статься" до "улитки" хочется упростить, разбить на части, чтобы можно было без дополнительных усилий его понять.
  
   Далее возвращается перечень противоречий: творение - отказ, всевластье равно бессилью. (Почему?. И почему далее сомнения - это песок? Часто песок овеществляет время, но сомнения... Слово "собственный" рядом с "побег", наверно, лишнее.) И далее: "счастье в том, что счастья нет". (Счастье есть вечный двигатель? Может быть, охота за счастьем?)
  
   Мысль о том, что "мыслящая тварь - глаза и слух слепоглухого Бога" - ещё одна попытка осознать наши взаимоотношения со Всевышним, ею и заканчиваются стихи. Это оригинальная теория: Бог везде и всегда, но - как? Через многочисленные и одновременные воплощения во всех живых тварях (и в растениях тоже), через все средства, которыми эти твари и растения ощущают мир: вкус, запах, зрение, слух, электричество, магнетизм, на ощупь, ... Индивидуальной твари или растению недоступно большинство способов взаимодействия с природой (например, мы видим лишь ограниченный спектр света), но все вместе флора и фауна служат "глазами" и "ушами" Бога. Иными словами, кроме Бога нет больше ничего и никого, во всяком случае, среди живого. В этом смысле мир - чистый лист, где есть только Бог. Забавно, что человек, герой стихотворения, являясь частью Бога, его ушами и глазами, может вообразить себя хоть на минуту способным понять это своё предназначение, а также и проникнуть в глубины Божественного замысла - хоть на микрон. Любое подобное рассуждение всегда приводит к противоречию, рождаются новые оксюмороны. Логично было бы закончить текст последним оксюмороном, скажем, разгаданная неизвестность (можно подождать муз и поискать и что-то более поэтичное). Но, прошу прощения, не стоит домысливать за автора!
  
   Вот некоторые соображения корректорского свойста в связи со вторым стихотворением. В остальном оно замечательно метафорой Титаника, да и другими впечатлениями.
  
   Слово "мирок" - не к месту. Так обычно называют неразвитый внутренний мир, а здесь - непонятно что. Вторая строфа очень выразительна. Третья тоже, но можно было обойтись без "мудака" (это моё личное, естественно, предпочтение, как всё, здесь сказанное). "Конечно, быть. Здесь нет других вопросов" - читатель сначала думает, что автор ошибся, имея в виду "Конечно, быть. Здесь нет вопросов". Но потом предполагаешь, что имелось в виду: нет других вопросов, кроме "быть или не быть". Думаю, над этой строкой стоило бы ещё подумать, чтобы не запутывать читателя. "в свой рай Господь любезно приоткрыл калитку" - слово свой лишнее. "словно тонущий за нитку" - тонущий не хватается за нитку, он хватается за круг, воздух, другого тонущего - но не за нитку. Два стиха о том, что "Москва плыла сквозь ночь, что твой корабль, а новый день навстречу полз, как айсберг" - самые сильные, ибо самые яркие.
  
   Третье стихотворение (которое состоит из трёх частей) тоже замечательно, но времени на его разбор пока не хватает. Прошу извинить!
  
  
   Лапина Е.В. Глаза, душа и сердце
  
   О вечной дружбе глаз, души и сердца в стихах ничего не сказано.
  
   Автора привлекают твёрдые короткие формы, довольно сложный жанр. Первое стихотворение, похожее на японское хокку, есть визуальное отображение настроенческих колебаний героя: они подобны исчезающим кругам на воде. Это красивый образ. Записанное иероглифами (скажем, столбиком), подобное стихотворение само по себе несёт визуальное эстетическое ощущение читателю, что теряется при использовании алфавита.
  
   Второе стихотворение было бы более красиво, если бы все рифмы оказались на месте. Твёрдая форма требует твёрдости во всём, и в рифме в том числе. Иначе возникают нежелательные противоречия.
  
   Третье стихотворение мешает читать приложенная к нему мигающая картинка. Свет возникает в глазах не напрасно, а для того, чтобы читать мысли души. Продуцирует ли душа мысли? Не знаю.
  
  
   Кольцевая В. твп: Дар
   Взаимодействия трёх подруг в этих стихах нет. Есть размер, есть рифма (хотя, разная), есть аллюзорность.
  
   Первое стихотворение есть некое чревовещание на тему детства (во всяком случае, так говорит название). Чревовещание - естественный способ рождения поэзии, но когда стихи получаются "вещью в себе", т.е. их невозможно понять, что с ними делать после появления на свет? Прочитав текст дважды, я не могу осмыслить это стихотворение. Что касается отдельных фраз, то образность языка тогда служит красоте, когда в ней заложен некий здравый смысл. Обратим внимание на некоторые фразы произведения. "Штанишки обнажают синеву" - это небо в шортах. "Равняя свой нарыв с твоей коростой" - этот процесс равнения осмыслить невозможно. "Скорей играю чем живу" - вообще-то игра тоже есть часть жизни. И вот, стоит девочка на шаре, а от ладоней её "восходит" ароматическая смола ("фимиам"), при этом мы должны представить Пикассо, который мимо "вышагивает по кубам" и при этом не рисует, а "бедокурит". Я могу понять этот текст так, что Пикассо - девочка, у которой ладони смазаны смолой и из них восходит к небесам дым, и вот, эта девочка Пикассо с шара начинает вышагивать по кубам, уж не знаю, куда. Допустим! Но что всё это значит? Далее задаётся риторический вопрос, решится ли бабочка на "такое" сумасбродство - какое именно, непонятно, и при чём тут комнаты, которых три - не полторы (действительно, стихи не врут: 3 не равно 1,5). Потом "пыльцою сыпало из глаз..." Из глаз пыльцой? Сомнительно, но, возможно, энтомологи нас поправят.
  
   Нет времени (извините!) перебирать весь скелет этого стихотворения по косточкам, но главное сказать надо, хоть это уже и было сказано в предыдущих обзорах. Повторенье - мать ученья. Итак, создав некий образ на словах, попробуйте представить это визуально - представить точно так, как оно сказано. Скажем, вы написали: "И сердцу тревожно в груди, и юный Октябрь впереди!". Это можно визуально представить: вот некий лилипут, играющий сердце, сидит в груди, и тревожится, беспокоится, дрожит (бьётся). Вот юноша по имени Октябрь идёт впереди колонны людей. Если картину можно представить, значит действительно есть образ. В конце концов, слово образ и означает [изображение].
  
   Во втором стихотворении продолжается общее философическое взаимодействия героя со своим подсознанием. Пустыня заползает под кожу героя - это вполне гармоничная картина. Затем - несколько неясных строк. Потом, то ли про героя и пустыню, то ли про героя и "лицо", в которое герой смотрит до того: "Мы два верблюда, две колючки, два ветра, рухнувших в бархан..." Не думаю, что ветер может рухнуть. Но главное - что "частный случай не обобщают в караван". В караван можно объединить, но нельзя обобщить, если только не изменить значение этого слова в языке. И если "под руками скрипит податливый песок", то читателю даётся знать, что герой идёт на четвереньках. А "Расти... взахлёб над линией косой" требует хотя бы сноски, чтобы это расшифровать. На этом останавливаюсь, но хочу ещё раз сказать, что не могу понять смысла фраз.
  
  
   Шестаков А.И. Триптих - Тишина, Бесконечность, Реальность
   Кое-где теряется смысловая связь фраз, кое-где теряется рифма (гастроль - прочь).
  
   В первой части неясно, как из первых трёх стихов по смыслу следует четвёртый. Неясен также смысл фразы: "лучшее начало всему тому, что не скучало".
  
   Мысль второй части тоже неясна. Что значит "натолкнуться на бесконечность"? Что значит "сказочно всерьёз"?
  
   Намеренно ли рифма отсутствует в финале? Кто приютил надежду "в себе". "В себе" что-то приютить - это нонсенс.
  
   Вопросы, вопросы...
  
  
   Усачёва С. Маргарита: Ведьма. Королева. Подруга. (триптих)
   Цикл представляет три ипостаси главной героини романа С. Булгакова "Мастер и Маргарита".
  
   Первое стихотворение есть иллюстрация к роману. В этих стихах нет поддекста, они похожи на фотографию. В стихе "Искрился ветер, рвавшийся в клочки" - переизбыток метафор. Пускай ветер или искрится, или рвётся в клочки, но по отдельности или по очереди, но не одновременно. Неясно также, по повелению чьей руки "летело эхо радостного крика". Если имеется в виду и крик, и рука ведьмы, то эхо летело вверх из-за крика, а не по повелению руки. Далее надо убрать запятую после "за спиною", чтобы сказуемое "задевали" действительно относилось к волосам (иначе оно относится к звёздам, но тогда что звёзды задевали, неясно). В целом стихотворение энергичное и красочное, хотя похожее на набросок больше, чем на законченное произведение.
  
   Во втором фрагменте более отчётливо присутствует лирическая героиня, у неё появляется лицо, характер, также появляется динамика событий. Это тоже иллюстрация к роману. Последние слова - самые важные, в связи с чем строка наиболее удлинняется. Гармония формы и содержания.
  
   Возможно, я плохо помню текст романа, но почему, искупая свой грех, героиня подставляет ладонь звезде? И ещё, лучше так прямо не писать о том, что дождь плачет, потому что читателю об этом уже рассказывали много-много раз поэты и писатели прошлого и настоящего.
  
   Ещё хочется добавить, что трудно делать текстовые художественные иллюстрации к художественному тексту. Иногда это бывает похоже на бутерброд с красной икрой поверх чёрной икры.
  
  
   Сергеев М.А. Мы вам покажем!
   Похоже, первое стихотворение написано специально для конкурса, а два других приложены "в нагрузку".
  
   Первое стихотворение можно интерпретировать как хоровой монолог от имени жюри нашего Конкурса. Это хор мотыльков, которые легкомысленно порхают над ими же созданной поляной, куда приглашены подразумеваемые гости, субъекты критики. Мотыльки не подозревают, насколько быстротечен их день и смеются над гостями, призывая и последних присоединиться. Стилистически стихотворение выдержано в постоянном игривом ключе, что выражено не только в лексике, но и в форме стиха. Хочется согласовать глаголы в третьем стихе: здесь "поймите" - в совершенном виде, а "хотите" - в несовершенном, и это мешает. Мелочь, конечно. Иногда автор привносит в речь своих принцесс слишком уж драматичные мотивы: "Стоит ли жить в нём или не стоит". От этого героини приобретают ещё более забавные, даже комические, черты.
  
   Два других стихотворения похожи друг на друга, ибо они похожи на переводы английской романтической поэзии или стилизации к ней. Этот романтизм был характерен двести лет назад, и до сих пор он беспокоит чувственные души мечтателей и путешественников. Снова хотелось бы поработать над согласованием глаголов совершенного и несовершенного вида, но вновь будем считать это мелочью, которую большинство из нас не заметит. Можно исправить "на постели" на "в постели", хотя первое, возможно, ещё более романтично в глазах героя. Что касается бедных рифм, то пусть они не смущают читателя: это составляющая староанглийского стиля. Вторую строфу стоило взять в кавычки как прямую речь героя. Загадкой названия корабля ("Потомок") можно пренебречь, но как пренебречь совпадением фамилии героя, капитана Эйдо, с названием конечного пункта его путешествия? Возможно, Алан был первооткрывателем острова Эйдо. Стих "Пусть корабль несёт звёздный ветер" можно понять двояко (инверсия ли это?), будем считать и это художественным приёмом.
  
   Третье стихотворение посвящено кораблю. "Прости, прости, что, быв не у дела, На дальнем Бреге удел обрету" - это самые красивые строки в подборке. Не знаю, почему слова Дальний Брег написаны, как имя собственное (с заглавной буквы), но, вероятно, это имеет какой-то смысл в общем контексте, ибо два представленных произведения можно воспринять лишь как иллюстрацию к некоему пиратскому или мореходскому роману. Кстати, слово "Брег" могло бы составить хорошую пару слову "бриг" (или наоборот). "Неси, неси моё ветхое тело К душе, живущей на том берегу" - ещё одна харизматичная авторская находка. Последующие повторы строк и слов, символизирующие полёт Небесной Девы - тоже.
  
  
   Райц А. Лунное скерцо "Метаморфозы. Триптих. Ночь, луна, любовь 
   Ещё один образец романтизма, к тому же лорд Байрон придумал эпиграф для этого триптиха.
  
   Сюжет первого стихотворения: героиня подсматривает за скитальцами-любовниками, которые случайно оказались в поле её зрения поздней ночью. Тёмная ночь озарена лунным сиянием для героини именно благодаря этому зрелищу, и героиня забывает на мгновение, что скоро ночь и всё представление уйдут. Пока для героини звучит скерцо (живая, стремительная музыка, часто шутливого содержания, хотя бывает и минор) в результате обозреваемого действа, даже несмотря на холод ночи. А вот когда эта ночь пройдёт, когда прекратится лунный свет, видение пройдёт также (и мы должны догадаться, что станет грустно). Такие вот метаморфозы добра и зла.
  
   Второе стихотворение звучит уже от имени бродяги (надо думать, того скитальца, который участвовал в любовной сцене первого фрагмента). Оказывается, героиня (из первой части) и скиталец - одно и то же лицо. Значит, героиня смотрела со стороны сама не себя (вместе с другим любовником). Но это уже иная ночь. Её любовь не здесь, а визави с луной, т.е. где-то далеко. Вновь в игру вступает сердце, которое "трепетно". Душа слепо подчиняется его повелениям, любовь впереди на лихом коне ("плещет знаменем" и "торжествует"). "Безусловно"! Потом начинается рефлексия, героиня думает о себе, как о "бедняге", ибо темно и нет людей. Героиня и её призрачный спутник продолжают искать утешения в лунном свете, не надеясь на грядущий день. В этом стихотворении что-то случилось с размером во второй строфе: шестой стих вместо пятистопного ямба явил нам четырёхстопный, а седьмой стих вдруг завершился дактилической клаузулой и вовсе без рифмы. Наконец, в восьмом стихе мы вернулись к прежнему пятистопному ямбу, с которым вступили в стих девятый, но который и бросили в десятом, променяв его на шестистопный, а затем всё-таки успокоившись и вновь возвратившись на круги своя к пяти стопам. Такова краткая анотомия этого стихотворения.
  
   Последнее действие этой пьесы кратко: пустой ночной город увидит, как наши любовники-скитальцы, восторгаясь луне, завоют на неё и - "прикончат" свой "роман". Это последнее не очень понятно, но возникает версия о том, что герои стихов - волки, ибо они завыли на луну. Однако переписывать всю интерпретацию текста наново предоставим следующему поколению читателей.
  
   В стихах есть всё: и ночь, и луна, и завывание, и душа, и сердце дважды, и упоминание души, и ссылки на любовь - но сама любовь всё-таки не раскрывает себя. Этого не хватает.
  
  
    Клеандрова И.А. Меж небом и землей (триптих) 
   Вечное трио в данном случае - небо, Земля и человек. Связь их представляется автору неразрывной. Этому посвящены стихи.
  
   Возможно, перед нами пример имажинизма, хотя это течение заявило о себе в русской поэзии сто лет назад. За прошедшие триста лет стихотворчества в России мы видели уже столько течений и направлений, что многие поэты пишут в определённом стиле, формально не причисляя себя к давно ушедшим в историю группам. Мы подражаем вольно или невольно.
  
   В первом стихотворении автор начинает конструирование образов с "янтарных нитей" зодиакального "круга". Комета есть "клякса" на небесном полотне. "Мириады звёзд" - воплощения "невидимой жизни", которой "до берегов" наполнен небосклон. Иными словами, небо - это море, горизонт - берег, кометы - рыбы, Зодиак - янтарь в море. И вдруг появляется "знамя долга, свершений и странствий" в виде "призрачного света". Автор очеловечивает происходящее по её мнению на небесах. Свет, который объединяет небесные тела, есть некий долг, выполнение контракта между небесными телами, способ их взаимодействия. На мой взгляд, здесь наступает переизбыток эпитетов: то, что миры дальние, понятно, но почему свет обязательно призрачный, если он всамделишный? Прилагательное - самая опасная для поэзии часть речи. В итоге свет становится голосом (небесных тел), связующим пространство и времена. Логичный и хорошо известный современникам факт. Во втором четверостишии продолжается развитие событий, и внимание автора переключается на "грузную планету", т.е. Землю, в окружении её Селены (Луны) и остального космоса. Несколько сомнительны уходы в "камни и души", и особенно характеристики звёзд, которые "не знают ни страха, ни грязи" - при чём тут грязь? Это эпитет из другого стихотворения, который попал сюда незаконно. Потом оказывается, что каждая из звёзд - это своеобразный Прометей, прикованный к небу, будто к скале - логично и красиво! Однако при чём тут "тяготенье тоски"? Скорее, подошло бы отчаяние. Впрочем, художник - хозяин (а читатель - дегустатор). Резюмируя, хочется добавить, что образ множества прикованных к небу прометеев, которые тянут друг к другу пальцы-фотоны, дорого стоит.
  
   Второе стихотворение отклоняется от силлабо-тонического канона достаточно, чтобы поспорить: ударник ли это? Зачем задаваться подобными вопросами? Потому что препарировать лягушек интересно. Образы "бездушной сини" (и её "правил") мне представляются сомнительными, но кому-то наверняка будут ближе. Другие картины естественнее ложатся мне на душу: "Я - сень созвездий на дне колодца, это лавины, что мчит по склону" и так далее. (Кстати, "я - сень" есть ясень, хоть и распиленный тире-пилой.) Суть стихотворения в том, что жизнь - во всём, что может увидеть глаз, и никакие военные действия не изменят этой картины. Логично.
  
   Вдохновляет то, что автор действительно откликнулась на призыв Конкурса к творчеству. Она изобразила три луны, как на эмблеме Конкурса, хотя и не объяснила, что они обозначают и с чем их есть. Далее слово "блажь" мешает завершить фразу без заусенца. "Победы и поражения" было бы логичнее, чем "победы и блажь". Кода стихотворения, вернее, последняя строка, есть призыв неизвестно к кому или чему по поводу жара наших сердец...
  
   После дополнительной конкретизации образов мы сможем увидеть отчётливую картину мироздания, взаимодействия неба, Земли и человека, картину, которая к тому моменту уже уляжется в лоне авторского понимания.
  
  
   Карсы Б. Твп. Тройка
   В этой подборке каждое стихотворение посвящено некой тройке.
  
   Первая часть начинается рассказом о том, как герой вносит смятение в душу некой героини. Кавычки (в двух местах стихотворения) стоит убрать, ибо они не несут никакой дополнительной информации, только сбивают с чтения. Стих "Смотрю с "интересом" за чаем" выглядит инородно среди происходящих событий. Если его убрать, ничто не изменится, т.е. он лишний. Далее упоминается, что "дни весенние", но это лишние слова: если их убрать, ничего не изменится. О смысле двух последних строк можно только догадываться: героиня идёт с женихом, герой идёт им навстречу (с умыслом - каким, не сказано), и после этого следует реплика как бы в сторону о том, что третий есть лишний, всегда и без сомнения (для рифмы, возможно), он же хранитель и он же демон. Хранитель - от чего? Демон - более-менее понятно. С одной стороны, всё это вместе есть краткая история, но описание получилось настолько минималистическим и расплывчатым, что почти ничего не сказано.
  
   Второе стихотворение. Почему "дождь слепой сегодня"? Почему жаль, что Плющиха не на краю земли? Потом становится ясно: туда герой повезёт героиню и будет желать, чтобы поездка продолжалась вечно. Возможно, всё стихотворение есть иллюстрация к фильму "Три тополя на Плющихе"? Вспоминаю этот фильм. Читаю о нём в Википедии. Там поют песню Пахмутовой "Нежность". Вторая строфа есть аллюзия, отправляющая нас к "Маленькому принцу" Сент-Экзюпери". Постепенно связь с "Маленьким принцем" становится понятной: герой нашёл "розу у дороги" (Доронину), не сумел завязать с ней знакомство, и теперь каждый день возвращается на то же место, надеясь на новую встречу. Счётчик ("злой") "отсчитывать с жаром" не может, это неудачный эпитет. Стихотворение интересное, многослойное. Его иллюстративность лишает эти стихи самостоятельности.
  
   Третье стихотворение посвящено трём коням, которые, казалось бы, несут героя к Софии (мудрости): Вере, Любви и Надежде. На самом же деле они тянут героя в разные стороны, "как лебедь, рак и щука". Что-то здесь есть, но нет главного - силы духа, некой харизмы, драйва, не перехватывает дух, нет той русской тройки, которая была у Гоголя. Сердце героя слишком холодно, и вся построенная конструкция произведения представляется слишком сложной.
  
  
   Ефимова М. Ром, сигарета, книга
   Это чистейшая поэзия. Три стихотворения образовались как дань японским правилам, но их можно было бы и объединить, ибо они сюжетно продолжают друг друга. Три хокку - как три родных брата, внешне похожие, они берут слово друг за другом, и читателю кажется, что говорит один человек. В каждом фрагменте по 12 слогов, 5+7+5. Вначале картина статична: осень и ром во фляге. Правда, в конце возникает дождь, но и он без глагола. Ничего особенного ещё не происходит (хотя ружьё уже висит на сцене). Потом начинается движение: "мну сигарету", "змеи ползут". Наконец, кульминация событий: книга открывается (как ларчик) и сияние позолотит небо. Высший поэтический пилотаж - придать осязаемость неживым предметам (дождь, сигарета, струйки, стекло, книга, небо), заставив их взаимодействовать в столь короткой стихотворной форме.
  
   Да, ещё хочется предложить этот материал пародисту: ром, сигареты, карты.
  
   Наконец, хочется обратить внимание на малую шероховатость: глагол "мну" несовершенного вида, а глагол "открою" совершенного, и "позолотит" несовершенного вновь. В особенности если рассматривать весь текст как единое трио, этот зигзаг нарушает гармонию, которая в остальном практически идеальна.
  
  
   Цветкова К. Tвп: Ложь, Правда, Одиночество
   Читая эту подборку, необходимо, прежде всего, обратить внимание на чисто техническую сторону, ибо именно такой разбор может потенциально быть самым конструктивным.
  
   "Ложь". Рифма между первыми и третьими стихами в некоторых строфах есть, в некоторых нет. Так не пойдёт! Рифма "дней-мечте" настолько слаба, что её практически нет. Нечто подобное можно сказать про "больно-спокойнее". Глагольные рифмы "жду-вру" и "знать-брать" более точны, но и банальны, не увеличивая художественный вес текста, практически не воздействуя на наши души. Слово "я" повторено в первой строфе трижды, и во второй трижды, всего шесть раз в восьми стихах. Однако это многократное повторение не является в данном случае художественным приёмом, а представляется только индикатором бедности языка. Поскольку стихи написаны ямбом (ударение на каждый чётный слог), слово "себе" в восьмом стихе читается неправильно (сЕбе). Аналогично - слово "себе" в пятнадцатом стихе. Клаузула (окончание стиха) в нечётных стихах то женская, то мужская - это становится тормозящим фактором, нарушающим гармонию.
  
   Слово "себе" с неправильным ударением магически возвращается и во стором стиховторении: "НЕт причИны сЕбе лгАть", хотя эти стихи написаны уже хореем (ударение на каждом нечётном слоге). Эти стихи похожи на заклинание, но надо пострараться написать весь текст однородными повторяющимися фрагментами, которые называются строфами. Скажем, по четыре стиха (строки) в одной строфе, каждый стих должен быть похож на своих соседей по стихотворению, и каждый стих пусть рифмуется более глубокой рифмой с другим стихом.
  
   Последнее стихотворение носит романтический характер, а по форме похоже на почти вольный стих, таковым всё-таки не являясь. Не хватает чётких рамок в форме, в которые автор поставил бы для себя.
  
   Автор может попробовать избавиться от недостатков, и тогда ему предоставится возможность поиска, исследовательская работа, которая потенциально откроет новые слова, интересные рифмы, аллитерации, обороты речи, что в свою очередь часто рождает и афоризмы, и даже оригинальные мысли. Пожалуй, самым конструктивным советом автору могло бы быть предложение присоединиться к местному поэтическому клубу для начинающих, но такому, где большое внимание уделяется правилам стихосложения. Или проще: купить учебник по силлаботоническому и другим видам стихосложения.
  
  
   Key K. три первые
   Автор начинает с загадок. Дочитав первое стихотворение до конца, можно предположить, что п.ж. значит "первая жизнь". При чём тут "марта", остаётся загадкой. Имя ли это? Имя месяца или женщины? Краткой аннотации не хватает, особенно учитывая необычность формы стихотворения. Может быть, перед нами вновь подражание чему-то японскому? Танка имеет пять стихов и гораздо меньше слогов. Синквейн как поэтическое упражнение тоже не подходит по размеру стиха. Откладываем эти идеи в сторону.
  
   Итак, первое стихотворение - о первой жизни на Земле (подразумевается, что есть вторая). Стихи гармоничны, за исключением пятого стиха, где нам мешает двойное отрицание: "не веришь в отсутствие". Было бы проще сказать "веришь в просутствие" или нечто подобное. Как и положено коде, последний стих заметно отличается от всех остальных: в данном случае, он длиннее. Каждый из шести стихов отмечен цезурой (паузой) посередине. Всё это вместе создаёт определённый эмоциональный порыв (дуновение, точнее сказать). Иными словами, стихи удались.
  
   Второе стихотворение, и вновь загадки: зачем "п.л.", если есть "пара лезвий"? Впрочем, вырисовывается закономерность: "п.с.", "п.л.", "p.s.". Насколько эти игры бередят фибры читателя, оставим на читательское усмотрение. Итак, героине (кажется, это дама) восемнадцать лет, и она увлечена самоубийством. "Кровь почти стекла", и героиня теряет сознание. На стихе о "вкусном красном тоне", "почти венозном", у мея засосало под ложечкой. В финале представлено Приложение I, которое, увы, рождает вопросы, а не даёт ответы.
  
   Начав с японоподобного упражнения и продолжив традиционной силлаботонической, в третьей части автор переходит к сутрам. Здесь тоже силлаботоника, но сутры предполагают афоризм в каждом стихе. Получилось ли? В общем-то, сутр (или сутров?) здесь нет, ибо нет законченной мысли в каждой строке. Есть мультикультурные аллюзии: индийские сутры, китайский (видимо) чай, древнегерманские руны. Не очень понятен физиологический фрагмент о том, что "от снега светлеет мой взгляд - не внутри, так снаружи". Далее встречается упоминание марта, который "был" - возможно, автор отсылает нас к первому стихотворению, в название которого проник март, т.е. автор отсылает нас к "первой жизни", давая понять, что теперь героиня пребывает в состоянии "first death", что откликается в названии стихотворения, "p.s." (постскриптум). Итак, первый фрагмент был "first life", а второй - "first love" (с лезвиями). Мы имеем дело с ребусом. Наверняка есть читатель, который получает эстетическое удовольствие, разгадывая ребусы. Иначе ребусов просто не существовало бы.
  
   Весь цикл можно считать упражнениями в стихосложении, и если это наркотик, то мы получили довольно высокую дозу художественности.
  
  
   Иванова В.П. Ночь, Звезда и Луна
   К сожалению, эту подборку нельзя считать тремя стихотворениями. Здесь одно стихотворение, искусственно разбитое на три части. Это противоречит условиям Конкурса. Если убрать названия частей и пробелы между ними, отсутствие трёх стихотворений станет очевидным.
  
   Стихи несколько затянуты, много раз повторяется одно и то же, но не как рефрен, а как перефразирование уже высказанной мысли.
  
   Технически стихи недоработаны. В стихе "Обеспокоенные души ищет... ищет..." повторенное слово не укладывается в размер (пятистопный ямб). То же самое можно сказать и о первом стихе второй строфы: в ней шесть стоп, хотя после неё пятистопность возвращается. Стих "А в сердце пламя в перемешку с стужей" неблагозвучен (с-стужей), да и фраза лишена смысла: пламя и стужа - плохие соседи, в отличие от пламени и воды, пламени и льда, жара и стужи... Дальше по тексту слова "это тело" звучат инородно, они из другог словаря (так пародисты выбирают своих жертв). "Ночь бродит по крови" - вновь неблагозвучно, возможно, возникла путаница с "бередить кровь". Появление лишней стопы в предпоследнем стихе первой части можно считать не ошибкой, а художественным приёмом, учитывая, что там основная мысль стихотворения.
  
   Во второй части есть несколько ошибок. "Мне не' хвата'ет тЕ'бя о'чень-о'чень" - нарушена ямбическая последовательность ударных слогов. "Мой мертвый свет, рожденный минералом" - эта строка опять рискует попасть под каток пародиста, ибо слово "минерал" в данном случае инородно (нечто вроде слона в посудной лавке). Выражение "сияешь изнутри" применительно к женщине не представляется подходящим. Женщина просто сияет, без всякого "изнутри", или, возмонжо, от неё исходит некое внутреннее сияние - но всё же не "сияние изнутри". В стихе "Огонь, что в свОём сердце - не погаснет" - вновь ошибка ударения.
  
   В третьей части обратим внимание на стих "Простая русская труженица- женщина", который явно выходит за рамки предложенного ямба. Здесь же вдруг появляется дактилическая рифма, нарушая предложенный автором ритм ещё больше.
  
   Автор могла бы попробовать свои силы в создании более коротких стихов. Поэзии к лицу краткость. Увеличивая размер текста, мы рискуем преумножить наши ошибки. "Краткость - сестра таланта".
  
  
   Виноградова Е.П. Молодость, весна, любовь и другие...
   К сожалению, в этой подборке не было сделано попытки отразить тему нашего конкурса, если не считать формальных ссылок в названиях. Эти ссылки не являются частью произведений и носят искусственный характер. Они как бы подсказывают нам, на что обратить внимание, отвлекая от стихов как таковых. При этом сами по себе стихи сделаны на хорошем художественном уровне.
  
   В первом стихотворении душа выступает как осязаемый орган. Любопытно, что при этом ни разу не упоминается сердце, а речь идёт о "думах", т.е. о мозге. В финале - резюме-вопрос, который одновременно и ответ: душа - "юдоль боли", т.е. то "место" в организме, которым героиня ощущает боль. Думается, это стихотворение и стало материализацией душевной боли.
  
   Второе стихотворение написано от мужского имени. Видимо, чей-то портрет, вернее, скетч от первого лица. В финале нет точки, что символично: на законченное произведение эта одиночная строфа не тянет. Оно и начинается уточняющим словом "просто" (уточнение - чего?).
  
   Третье стихотворение крепко сделано, нет ничего лишнего или неточного. Все картины легко представить, все события строго следуют друг за другом. Нет никаких "заполнителей пространства". Пожалуй, последние две строки могли быть более пронзительны ради создания драмы в этом повествовании. Здесь драма отчасти есть ("Уходить бывает грустно очень"), но она слабовата, особенно, если учесть инверсию слов во фразе "Знаем лишь с зимою мы одни" (вместо "Знаем лишь мы с зимою одни" или ещё как-то).
  
  
   К.Варб Т.В.П. Слово, Зеркало, Ладонь
   Первое стихотворение довольно старое, и я не знаю, нужно ли разбирать его подробно в нашем Конкурсе, тем более, что оно дополнено двумя новыми стихотворениями по теме. Но разбор уже написан, пусть остаётся. Все три стихотворения носят философический характер, написаны о "вечном".
  
   Мысль первого стихотворения раскрывается в финале: всё, что нас окружает - ложь, и сама природа лжёт. Слово (так называется произведение) - тоже ложь. И только дети не лгут. Довольно мрачный взгляд, и не хватает объяснения, как же так получается, что вся природа лжёт, а дети - нет, будто они вне природы, вне Слова, вне всего. Поэтому стихотворение следует считать незаконченным. Где-то посередине ритм стихотворения резко меняется (со слов "Ложь! Всё - Ложь!" Поскольку этот переход ритма, да ещё и в тексте, записанном в строчку, визуально не раглядишь, при чтении спотыкаешься и пытаешься понять, что же тут происходит. Потом понимаешь и читаешь по-новому. Необходима работа над ошибками. Вначале, следуя предложенному ритму, ударение падает на последний слог слова "разлегсЯ", что неправильно. "...волна пробегает по прозяби плёса" - думается, автор имел в виду, что "прозябь" пробегает (волной) по плёсу (реки). Слово "к слёзам" более привычно в форме "к слезам". "Подвижки травы" напоминают о "подвижках перестройки" устами М.С. Горбачёва, но к траве вряд ли применимо такое действие. Далее, когда текст повествует о ста веках и камне на сыпучем холме, то слова о "розовом рыле" этого камня представляются инородными и отождествляют этот камень с неким поросёнком. Но поросята так долго не живут и не лежат на холме. Слова "трёхохватный" нет, хотя есть "треобхватный" (через е, не ё, и от слова обхват, а не охват). Фраза "жёлудь чёрн - дуб прогнил уже весь" требует улучшения, ибо "уже весь" звучит комично, а "чёрн" вместо "чёрен" звучит излишне высокопарно. Задумываешься, почему мотыльку улетать сорок дней "на зов убираемых ясель". А потом переключаешься на "обманна ложь на свете" - это тавталогия, и неясно, зачем здесь нужно уточнять, что масло таки-масляно. "Фиалет" - от слова фиалка или от фиолетовый? Хочется добавить, что этим стихам присущ некий максимализм с негативным вектором, т.е. крайним пессимизм, скрашенный упоминанием детей, но и это упоминание испорчено непонятной переменой ритма в последнем предложении.
  
   Второе стихотворение более оптимистично: если автор молит, то надеется. Оно о том, что Вера, Надежда и Любовь несут свет, несмотря на то, что "в дни безумья горят города". Возникает вопрос: зачем нести свет, когда пожар городов наверняка даёт столько света, что мало не кажется? Читатель вряд ли может визуально представить эту картину, что говорит о неадекватности образа. В целом стихотворение имеет романтический характер, но пробраться сквозь частокол замысловатых словосочетаний и не утратить всякое тепрение, невозможно. При том, что автор молит "о Доверии, О Терпении, О Любви". "Лубяная краса", возможно, перепутана с лубочной, т.е. примитивной. И разве зеркала "отжигаются"? Как вообще понимать это слово? Далее, что значит "спадает звезда"? Имело ли в виду, что звезда падает? Что значит "смерчево шипение"? Что такое "коварство змеящихся пут"? Что и куда они несут? Что значит предложение "Вновь стенаю пред вечностью двери я"? К чему относится слово "двери" и почему автор мучается "пред вечностью"?
  
   Попробуйте произнести текст стихотворения так, как если бы вы писали письмо другу (в прозе), а не стихи в заданном размере. Возможно, количество ясных и понятных фраз возросло бы.
  
  
   Андрон Триптих. Тригонометрия
   Стихи согласуются с идеей нашего Конкурса. Вероятно, они и написаны по случаю Конкурса. В них использованы многие [формальные], внешние приёмы поэзии, но есть и нечто большее. Под формальными приёмами я понимаю свойства [формы]: аллитерации, замысловатые слова, глубокие рифмы, внутренние рифмы и т.п. Сюда же относятся и другие признаки (из области арифметики): по шестнадцать строк в каждой части, четырёхстопный ямб в каждой части, женские клаузулы по всему тексту... Постоянство этой клаузулы способствует нагнетанию напряжения, когда всё время поднимаешься, поднимаешься, и кажется, что вот сейчас произойдёт падение, а оно всё никак не происходит.
  
   Однако главным в этом триптихе является то, что выражено во втором стихотворении. Второе стихотворение неожиданно делает из всей подборки пародию на то, что по аналогии с "троцкизмом" можно назвать "бродскизмом" (извините за грубое слово!). Хотя автору самому всё-таки не удаётся избежать подобного левого уклона, сохраняется надежда, что в будущем вектор его творчества может измениться, ибо есть рефлексия и самоирония. Хочется ещё раз повторить уже многократно сказанное: будьте проще! И добавить словами поэта: "Будьте тоще!"
  
   Итак, первое стихотворение, "Ось Х" (движение времени), содержит тезис: всё прошлое - ничто. Автор не пытается это даказать, а лишь перечисляет противоположности, словно заклиная. На эту тему можно вспомнить множество цитат: "Что воля, что неволя - всё равно, всё равно"; "Пред кем весь мир лежал в пыли, Торчит затычкою в щели" - и так далее. Мысль не нова, но важно донести её красивым образом. Будем считать это стихотворение вступительным, ибо его главная мысль родилась только в двух последних строках и не была развита.
  
   Второе стихотворение, "Ось У" (переживания духа), есть антитезис к первому: "Ну, и что, что прошлое - ничто? В чём соль-то?" - вопрошает герой. Пародийность этого стихотворения находит кульминацию в повторениях частицы "ж" на хвостах 12-го и 13-го стихов, за которыми следует приговор всему постмодернизму: "Молитва тем, в кого не веришь". Кажется, это приговор героя саому себе, самоэкзекуция, горние выси правосудия (вспомните финал "Десяти негритят").
  
   Третье стихотворение, "Ось Z" (власть быта) следует считать синтезом идей из двух предыдущих частей - просто из-за местоположения этой части (финал). Однако стихотворение заканчивается тем, что сюжет уходит из горних высей в долину банальности: быть "средь первых лиц" - "детали", суета, а главное - это душевное тепло. Здесь же наиболее отчётливо проявляется переизбыток переносов. В частности, в стихотворении отчётливо присутствует кода из двух строк, которую хочется прочесть в сонетном ключе: строку за строкой, с паузой посередине. А что же предлагает нам автор? Он завершает первую из этих строк предлогом "сквозь", не давая читателю остановиться на вершине коды, чтобы обозреть открывшееся пространство и выловить из воздуха звук последнего аккорда. "Неси душевное тепло сквозь" - тяжёлая фраза, грубо оборванная, за которой следует "свою" - третье повторение звука "с" практически подряд, т.е. [трудночитабельное]. И что значит: нести душевное тепло через свою проекцию на плоскость? На плоскость тезиса (времени) и антитезиса-пародии (духа)? В общем, герой уже ответил на все вопросы, которые здесь возникают, во втором стихотворении: "Поток подделок и повтора".
  
   Думается, некоторая искусственность предложенного произведения могла быть продиктована именно тем, что стихи написаны специально для нашего конкурса (если это действительно так), а не через случайный "душевный порыв".
  
  
   Торощина Ю.А. Твп
   Главное здесь - "Я спокойна, как печень младенца" - это эстетика современности или просто субкультура врачей-печенегов.
  
   В этом цикле героиня проходит путь от "выживания" к самоубийству через стихотворчество и уход в себя. Стихи, алкоголь и самоубийство представляются героине верными подругами. Стихи с человеческим лицом (если выклевать злосчастную печень), их героиня - живой труп.
  
  
   Копаенко И. Твп Любовь и Разлука. Судьба?
   Три вечных подруги, увы, не ночевали в этом доме. Возможно, только их тени расположились на стене.
  
   Первое стихотворение похоже на реплики из пьесы и не представляет законченное художественное произведение. В нём есть текст, но нет никакого подтекста. Кроме того, не очень ясен размер стиха. Вернее, он куда-то уплывает в середине текста.
  
   Второе стихотворение начинается строфой с исключительно слабыми рифмами. Потом идёт строфа про слёзы и про то, что любовь-"озорная волна" разбилась о борт. Ничего себе озорная волна! В третьей строфе, слава Богу, "все весьма осторожны". При этом "прошлое кажется сном" (цитата не только из этого стихотворения, но и из песни "Ямщик, не гони лошадей" и ещё из множества других стихотворений). В четвёртой строфе задаётся резонный вопрос: "Кому на потребу все счастливы быть непременно должны?" Вот уж, действительно, и о чём беспокоиться, и о чём писать! Наконец, в последней строфе приходит успокоение: "Разлука людьми, не судьбою дана", - вот уж воистину правда: разлуку приносит милиция, следственные органы, прокурор и судья. Думается, поверхностность этих стихов обусловлена тем, что автор сочиняла не о себе, а о придуманных героях и о придуманной любви. Это гораздо сложнее и требует большого как жизненного, так и творческого опыта.
  
   Третье стихотворение начинается мыслью: просто верить, что "нить судьбы" плетётся небесах. А потом делается вывод, что "судьбу творить не всем дано". Неясно, как из первого следует второе. Далее упоминается "подраненная птица", и хочется спросить: почему именно подраненная, а не раненая? Возможно, потому что всё-таки летит. Далее неожиданно изменяется размер стиха и ритм, четырёхстопный ямб на мгновение обращается в пятистопный, чтобы строкой позже вернуться назад.
  
   Ещё раз хочется предложить автору писать о своих собственных чувствах и переживаниях, особенно о тех, которые оказались самыми болезненными.
  
  
   Бойку В. Смеяться или плакать - не пойму... (триптих)
   Первое стихотворение - об одиночестве. Неяснно, между каких "двух миров" стираются границы. Не считать же "смеяться или плакать" двумя мирами! "Я уподоблен" - кем или чем? Лучше было бы сказать "уподобился", но и здесь, уподобиться чистоте холста - нельзя. Можно, например, сказать так: моя душа чиста, как нетронутый холст. "Пустота, озвученная голосом Вселенной" - ещё один малопонятный образ. "Смеяться или плакать - не пойму" - это банальность (многократно повторенная в стихах фраза, которую все знают наизусть, вследствие чего читатель не верит автору).
  
   Второе стихотворение - о том, как, разговаривая с Богом, герой пишет стихи (вследствие, видимо, одиночества, изображённого в первой части). Оно начинается с "перекрёстков слёз", но таковые трудно себе вообразить. "Становиться предельно тихим" может ветер или радиоприёмник (хоть и не сам по себе), но не человек! Тем более, человек не может "становиться бездонен". Вновь возникло противоречие: упоминание "отточенности слога" на фоне отсутствия такового.Возможно, смысл этих стихов как раз и заложен в предложенном противоречии.
  
   Третье стихотворение - о чём? Что такое Огненные Дали? Почему с заглавных букв? Сборник прозы Александра Блока? Но нет кавычек. Возможно также, что это некое музыкальное произведение, но опять же, нет кавычек, да и сноски, которая могла бы подсказать. Перед нами форма символизма, свойственного концу 19 и началу 20 века, т.е. подражание символизму. Итак, звучат "Огненные Дали". Искрятся песнопения. Одновременно сгущаются тени. (Чего или кого? Приходится предположить, что это тени внутреннего мира героя.) Они смотряв в глаза герою и пытают его. Всё это можно себе представить, но тогда при чём тут "божественные параллели"? Порвалась связь событий. Рассказ не получился, а значит, "не верю"!
  
  
   Генюк С. Иерусалиму на пороге Иудейской пустыни (триптих)
   Трёх вечных подруг в подборке нет. Кроме того, здесь не три, а приблизительно пять отдельных стихотворений. То есть, трёх подруг нет даже в плане количества стихотворений!
  
   В первом стихотворении говорится о том, что в Иерусалиме - отсутствие времени. "Чётками струится бесконечность". "За гранью пустоты - опустошенье". И это всё, весь Иерусалим, вся недолга.
  
   Во второй части оказывается, что есть и ещё кое-что: природа внизу, а выше - старый город ("восточный ковёр") и люди, которые говорят с городом "на всех языках". В финале - лестница Иакова "к распахнутым вратам". Можно ли всё это считать одним стихотворением? Если бы было написано в одном размере и не разделено тремя звёздами, можно было бы.
  
   Третья часть начинается с загадки: правильно расставить знаки препинания во фразе "Шатёр кочевнику приют". Потом время стекает "с небесных дланей", т.е. с рук или ладоней неба (или Бога?). "Стекать лунным серебром" - многократно повторенный в литературе образ, проверенный временем, а значит, надёжный. В финале "лунное время" стекает ещё и песком, и "дыханием в висок". Эх, лучше бы это время текло каким-нибудь нильским крокодилом!
  
  
   Шутак М. Три в одном
   Первое стихотворение посвящено воспеванию льда. Это произведение можно считать рекламным объявлением "сети отлей-иглу". Здесь всё просто и ясно, нет "второго дна", т.е. подтекста. Ритм изменяется в тот момент, когда "снежная мгла наращивает ледяные иглы" - это, пожалуй, самый ярко выраженный художественный приём в стихотворении.
  
   Второе стихотворение - то ли эпитафия паровозу, то ли музейная аннотация. Впрочем, для эпитафии текста слишком много, а для аннотации в самый раз. В художественном плане не хватает "красногривого жеребёнка", а также "железной ноздри" и "чугунных лап". Если бы они были, получилось бы продолжение фрагмента из поэмы С. Есенина "Сорокоуст".
  
   В третьем стихотворении вода (в трёх своих состояниях) уподобляется Святой Троице. По теме действительно подходит. Сравнение редкое, но давайте поищем читателя, который его оценит!
  
  
   Партина Т.А. Три подруги в квадрате (три месяца, три сонета)
   Три сонета: французский, итальянский и английский. Это великолепное сочетание для нашего конкурса! Но и требования возрастают для взявшегося за сонетный гуж.
  
   Первый сонет... Читаешь, читаешь, и лишь в финале второго терцета узнаёшь, что речь-то идёт о мартовском коте (и подруге его кошке)! Итак, сонетный тезис: кот идёт, как Бог (с заглавной, ничего себе Кот!), "и важно, и лениво" - здесь эстетическое чутьё нам подсказывает, что подобные эпитеты могут и не очень-то подойти для образа антропоморфного Бога, и ошибка автора именно в том, что надо было написать "бог" с прописной буквы. Кот идёт по клумбам, "затронутым весной" (тронутым весной было бы точнее), с пушицами ("род многолетних травянистых [болотных] растений семейства осоковые"), а с ним идёт и рассказ о нём, антитезис: он изгнал врагов "вполне красиво" (слово "вполне - лишнее), "в двор другой" (лучше во двор), он практически тиран, захватчик и устроил геноцид всем "врагам". Думается, слова про "мир иной" - гипербола, преувеличение, ибо не убил же кот соперников, и не мышей же считать его "врагами"! Стих про "большой сарай с гнилой, обрушенной стеной" можно было бы считать лишним: вполне достаточно фонаря, беседки и сливы, а какую дополнительную эстетическую нагрузку несёт образ гнилой, обрушенной стены в данном случае? И вот, синтез: кот, как бог, он изгнал всех врагов (жаль, здесь нет противоречия, и теза с антитезой не спорят друг с другом, а противоречие переносится в синтез, где по идее оно должно разрешаться), но несмотря на эту силишу, кот "бессилен перед дамой". "Убить весь мир" - спорная метафора, ибо как представить убийство мира? "За тень её хвоста" - возможно, если хвост представляется коту неким шлейфом королевы. И всё же, герой мог бы сделать всё ради того, чтобы идти за тенью шлейфа королевы, но не ради самого шлейфа (как сказано в нашем сонете). Наконец, запоздалый синтез: "ревнивый вопль", а потом и развязка: "вешний город" взирает на "мартовских влюблённых - кошку и кота". Можно сказать, что стихотворение состялось, хоть и требует некоторой корректуры.
  
   Второе стихотворение, "Форцизия", название которого нам, ботаникам, легко понять, но сноска была бы полезной: "Золотые лепестки форзиции - первый привет весны". Здесь отчётливее, чем в первом сонете, вырисовывается тезис, антитезис, синтез и развязка. К сожалению, в первом же катрене нарушено одно из важнейших правил сонета: не повторять слова ("готовит" и "готов" - практически повтор). Стих "Как хорошо, как свежи были клёны" самым настоящим образом отправляет нас на кладбище. Мы в недоумении: что катрен грядущий нам готовит? Определения и дополнения обладают свойством размывать текст, ослаблять напряжение, они часто оказываются неким снотворным для читателя. Во втором катрене, по моему, переизбыток таких частей предложения: тоскливо, грустным, полусонным, серый, обиженным. Мы как бы продираемся сквозь чащу эпитетов. Весь этот сонет пропитан насквозь неким противоречием: весна описана с осенним настроением! В этом и есть уникальность стихотворения, его сущность. Это может либо отвратить читателя, либо привлечь его. Середины быть не может. Поэзия вообще не любит середины, она максималистка.
  
   Последний сонет - самый красивый из трёх. Если бы в нём не было повтора слова "здесь", он был бы ещё прекраснее. Кто ещё изображал весну в таких минорных, даже кладбищенских, тонах?! Противники должны возненавидеть лирическую героиню, а сторонники - возлюбить её. Браво, автор! Если начать прислушиваться и придираться, то повторение "ка" в "дорожка парка" есть антисонетный элемент. Повторы в сонете необходимы в строго определённых (каноном) местах и противопоказаны в вдругих. Например, сонету противопоказана внутренняя рифма, да и с аллитерацией надо быть осторожным. Ещё важно: сонету к лицу завершённые фразы внутри отдельных стихов. Поэтому продолжение фразы из первого стиха ("снов...") во второй ("...минувшего") есть антисонетный элемент. Ещё: "пару ряд" - неудачное повторение звонкого "р". Во втором катрене слово "готов" снова является на сцену в двойном экземпляре и звучит рефреном (вместе со словом "здесь", а также под воздействием общей "ауры" слов "ко всему" и "всегда"). Рефрен в стихах - обычно усиляющий элемент, и это его свойство балансирует ослабление текста за счёт нарушения сонетных правил. Мне осталось добавить, что я надеюсь, автору (и другим читателям) понятны мои сонетные рассуждения.
  
   В заключении, ещё одно общее рассуждение о том, каковы последствия сонетного правила, запрещающего повторение слова в сонете. Автор начинает искать слова-заменители, меняя конструкцию фразы, ища синонимы и редкие слова. Всё это приводит к рождению новых образов, новых метафор и неожиданных решений - на узком пространстве сонетной формы. Автор превращается в мага, а стихотворение - в чудо природы.
  
  
   Капрарь С.С. Твп: Песни звезд (триптих)
   Чем-то эти стихи напоминают ближневосточные рубаи. Ясно чем: рифмовкой последнего четверостишия и финалом его. С другой стороны, это романтические стихи о "грёзах", т.е. снах, лирического героя. Оно могло бы быть красивее, если бы от начала до конца был выдержан одинаковый размер. А получилось, что ямб сменяется хореем ("Пролететь, а мы всё те же - в том и дело), а количество стоп в стихах колеблется от пяти до семи. Все эти колебания мешают сосредоточиться на смысле текста.
  
   Второе стихотворение не менее романтично. Его сильная сторона - рефрен в последних стихах всех строф. Его интересная сторона - сохранение рифмы по всем чётным стихам. Его слабая сторона - банальность, обыденность романтических мыслей героя. Они просто неинтересны никому, кроме самой звезды, т.е. главной героини произведения. Если стихи написаны для неё, то их обязательно следует прочитать героине.
  
   Третье стихотворение наводит уныние на читателя, а по опыту нам известно, как читатель не любит уныния в стихах. Ну, да Бог с ним, с читателем, и с его проблемами тоже! В этом стихотворении выдержан размер (анапест с 4-мя стопами в нечётных и 3-мя в чётных стихах). Любители романтических песен в начале 19 века могли бы положить это произведение на музыку.
  
  
   Щербак В.П. Горные видения
   С третьим стихотворением автору удалось-таки вызвать лёгкую меланхолию у читателя, как вдруг появилась последняя строфа с условной рифмой "реки-грозы", а также с безусловно отсутствующей рифмой "поднебесья-кречет", и остатки меланхолии рассеялись. Что осталось? В основном, описания природы, которые сами по себе прекрасны, однако не подкреплены переживаниями лирической героини.
  
   В стихотворении "Ночь", правда, всё не так просто: в палатке лежат двое и перешёптываются. Сосны наклоняются к палатке и тоже перешёптываются - об этих двоих. Люди в палатке становятся частью окружающей их природы, возникает момент гармонии, и в этом моменте заключена суть стихотворения.
  
   Если заменить все банальные рифмы, использованные в этих стиха на более вычурные, авторские, и если найти конфликт в первом стихотворении, да и в третьем тоже, то их простых упражнений в стихосложении может подучиться литература. Литература - это, прежде всего, конфликт.
  
  
   Воронина Т. Т.В.П. Три грани небытия
   Рассматривает три состояния, в которых человек как бы прощается с внешним миром: состояния бреда, сна и саму смерть.
  
   В первом стихотворении изображается бред лирического героя, и о смысле говорить практически нет смысла (извините за тавтологию!). Отметим, что автор экспериментирует с построением строфы, и это интересно. Не часто встречаются восьмистишия, да ещё такие, которые нельзя разбить пополам без видимого ущерба. Перейдём к деталям. "Воздух насквозь остужен" сказать нельзя. Воздух может быть студёным. Чтобы быть "остуженным", необходим субъект этого действия. Остуженным насквозь тоже быть нельзя. Можно быть промёрзшим насквозь. Слово "весь" в предложении о том, что дождь "становится ломким весь" лишнее. Лишние слова подобны космическому мусору: они бьют вас исподтишка, не оставляя времени увернуться, и никто на Земле не знает, что же случилось с космическим кораблём.
  
   Второе стихотворение - сон. И опять всё довольно запутано, как иногда случается во сне, в особенности в том, который, проснувшись, мгновенно забываешь. Возможно, перед нами ещё один образец символизма? Нет, скорее имажинизма: разве луна похожа на "острый гвоздь"? Только в болезненном сновидении героини! Что-то беспокоит героиню, и ей слышится призыв: "Забей!" Забей - гвоздь! Гвоздь луны! Вот он зачем, этот гвоздь! Чтоб забить (во всех смыслах слова, включая и жаргонный). К сожалению, в финале - "в лапы ночи впал цветок жасмина". Что значит "впал цветок", непонятно.
  
   Наконец, третье стихотворение, "Смерть". Самая опасная тема, ибо кто это испытал, уже ничего не напишет, а кто пишет, не испытал. Но мог почувствовать, ощутить приближение. Автор экспериментирует в форме, но содержание ясно: больница, капельница (её тень похожа на "свинцовую грушу" - сильнейший образ). За окном - пасмурный день месяца марта. Героиня - "зрелище" для синиц, о чём она говорит в сердцах, от злости на этих надоедливых свидетелей. Здесь "лица постепенно тускнеют, стираются, пропадая". Неожиданно синицы становятся собеседницами "ангелов над облаками", что совершенно логично в подобной ситуации. Героиня смотрит на эту птичью болтовню, и птичий (ангельский) мир представляется ей настолько далёким, что она думает, будто жизнь её вечна. Парадоксально, но и жизненно.
  
  
   Ильичев Е. Нежность, пустота и вдохновение
   Можно пофантазировать, что первое стихотворение герой читает своей даме, покидая её на время зимовки (возможно, воображаемой). Он сочувствует ей: "Трудно зимой оставаться одной..." - и советует: "Не забывай, что... есть снежность". (Но разве можно зимой об этом забыть?) Он также наставляет её: не хочешь остаться на мели, "зиму живи достойно". Герой вновь советует даме: "Не забывай, что между - Влюблённостью и пустотой - есть нежность". (А весь влюблённость и нежность - практически одно и то же.) Наконец, герой покидает героиню и обращается к своему собственному внутреннему миру: "Я наполняюсь своей пустотой..." (это несколько физиологично) - и указана цель наполнения: эта пустота "всё выносит". Пожалуй, мы набрели на тёмный закоулок произведения, ибо неясно, что "всё" выносит пустота. В финале - вновь призыв к героине: "Путь тебе остаётся покой" вместе с летом, весной и осенью. Значит, зиму (фигуральную) герой забирет с собой, уходя. Он считает, что в остальные времена года героине будет в одиночестве не столь пустынно. Вот некое противорение: "Бури отвыли, снега замели" - первое противоречит второму. Бури и снега (снегопады) - в данном котексте похожие явления, и они не могут одновременно "отвыть" и "замести" (начать мести). Надо сказать, что в этом стихотворении нежность передаётся, главным образом, через употребление самого слова "нежность", а не через другие слова или темы.
  
   Второе стихотворение - резкий контраст первому, хотя оба они сделаны (если не ошибают) тоническим стихом с перекрёстной рифмой. В первом - душа (если опустить "я наполняюсь"), во втором -физиология в образе механики. Здесь герой общается не с возлюбленной, а с женой (у них кольца). Строфа про "вечность" и "бесконечность" выпадает из контекста. С этого момента начинаются главные загадки текста. Герой от физиологии образной переходит к прямой (и грубой): он "положит конец свой на полку", положив "конец равлечениям". Предпоследняя строфа неясна: кажется, противопоставляется материнская грудь и грудь жены, которую герою подают "на блюде". В финале герой собирается в тюрьму и в нищету, при том, что его страсть распространяется на целый мир и он "сходит с ума". Этот момент непонятен. Хочется увидеть в нём признаки "пустоты", о которой возвещает название произведения, но не получается.
  
   Смысл третьего стихотворения трудно понять, и, видимо, автор хотел передать настроение, а не мысль. Возможно, речь идёт о виртуальной страсти. Эта страсть даёт герою вдохновение (т.е. "рожает"). "Звуком безмолвная" - это, строго говоря, тавтология, не обязательная в данном случае. Всякое разжёвывание стихам противопоказано, ибо играет на понижение напряжения. Стих "Словно снежинки ресницами тающая" неясен, видимо, фраза построена неверно. "Блоками Блока" - аллитерация, которая как-то не вписывается в контекст. В итоге, мы "мира словам обречённо внимаем".
  
  
   Эдди Л. Самбики-но-сару: три обезьянки
   Первое стихотворение - отчасти инструкция по пользованию обезьянками, отчасти призыв "давайте жить дружно". Сгодилось бы для детского мультика с философическим подтекстом. Однако нужно подработать некоторые фразы. Например, "и получим защиту с гармонией мы без обмана" - словосочетание похоже на бесформенный и устрашающий мегаполис под аккомпанимент гармонии. Как сказал поэт, "дисгармонию мира, пожалуйста, не умножай".
  
   Второе стихотворение - отчасти исследование "гармонии обезьянковой" (вновь гармония, но теперь с новым определением), отчасти рекламный ролик "красивого острова". У островитян - своя (святая) "троица": власть, мудрость и ключи к счастью (впрочем, второе и третье - одно и то же). Давайте лучше поговорим о форме. Начнём с формы обезьянок: они круглые. "Кто ж от жизни" - надо убрать частицу "ж" (если, конечно, не хочется изобразить жука), и смысл нисколько не пострадает. "Игнорировать любым способом" - ударение падает на "лЮ", а не на "бы", ибо здесь анапест с пропуском слога в третьей стопе. Получилось: "Игнорировать любим способом". Да, и как понять это "игнорировать"? Игнорировать "всё, что под вопросом" - здесь мысль просто-напросто входит в ступор. "Правило для сохранности" привычнее звучало бы "правилом хранения" (или для сохранения, как в роддоме). Далее упоминается "тёплая энергия", и невольно вспоминается что-то из квантовой физики, нечто на грани частицы и волны, а точнее, тёмная материя - нечто из астрономии. В заключении ещё раз вспомним о "гармонии обезьянковой", которая так далека от нашего привычного "разрушать себя"!
  
   "И глаза - то же самое" - что то же самое?
  
   Все три стихотворения - иллюстрации к картинкам, особый жанр поэзии, сложный, ибо автор должен, сохранив связь с изображением, придумать новое, самостоятельное произведение искусства, которое (желательно) могло бы существовать независимо от "исходной точки". По-моему, в данном случае такая сверхзадача решена не была. Стихи не обрели независимости.
  
  
   Парусникова О.Д. Вера, Любовь, Надежда... И Мать Их София
   В первом стихотворении речь идёт об именинах в конце сентября (правиславные отмечают день четырёх мучениц: Веры, Любви, Надежды и их матери Софьи). "Астры и георгины... Как к Вечности мосты". Лучше избегать опасных звукосочетаний вроде "как к". Также неясно, почему перечисленные предметы и названия являются мостами к Вечности. Читатель может домыслить, но это нежелательно: ясность - сестра таланта. В стихе "Всё будто в первый раз" можно было бы добавить слог: "Всё будто бы в первый раз" (как во втором стихе первой строфы). И вновь неясно: почему всё, как в первый раз? Зарисовка неокончена.
  
   Проджолжая чтение, понимаешь, что имеешь дело с молитвой. Вследствие этого неоконченность первой части пропадает. Беру свои слова обратно. Слово "богам" следовало написать с прописной буквы (видимо, опечатка).
  
   Третье стихотворение - продолжение молитвы. Думается, в каждом поколении на протяжении всей истории человечества говорили: "Стали некрепки мы в вере, надежда исчезла вновь" - и так далее. В целом, как сентябрьская молитва (т.е. для специального использования) получились подходящие стихи.
  
  
   Noname L. Три страны
   Первое стихотворение - лёгкий ужастик про страну черепах. В нём поставлены вопросы, которые так и остаются риторическими. Самый животрепещущий элемент повествования заключается в том, что герой - "заядлый турист". Парадоскально он оказался в сонном царстве черепах, которые ползут в одном направлении. Вероятно, при чтении появляются аллегорические видения, связанные с окружающим, да и внутренним, миром конкретного читателя. Учитывая деятельную натуру лирического героя, которому хочется пойти в поход, мы ожидаем какого-то продолжения истории. Возможно, оно появится в будущих произведениях. Или это просто аллегория жизни, завершённая картина, и продолжения не требуется. Так сказать, пища для ума.
  
   Второе стихотворение представляет похожую унылую картину, но с другими обстоятельствами: конфликт иностранца с местными порядками. Трудно быть инопланетянином, внешне неотличимым от местных! Герой, турист и сноб, из первого стихотворения - доигрался. Сейчас из него сделают манекена в заячьей маске. Тоталитарная машина работает безостановочно и бесстрастно. Учитывая название стихотворения, здесь все всего боятся, хотя эта эмоция не проработана в тексте. Главенствует тупое безразличие (овечье, возможно).
  
   Третье стихотворение представляет нам, скорее, страну пастухов, чем страну овец. Пастухи не хотят участвовать в реальной жизни, а предпочитают виртуальную. Реальная жизнь развивается как-то сама по себе, о ней заботится некий дядя (собаки в данном случае). Ещё кое-где (перед глаголами) надо "ни" поменять на "не".
  
   В целом вся подборка - о плачевном состоянии гражданского общества в некоем государстве. Пожалуй, не хватает чего-то: общего резюме, неожиданного финала, скачка, броска, конца света - в зависимости от мировоззрения автора. Ну, и трёх вечных подруг, конечно.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"