Кьяза: другие произведения.

В поисках себя или фантом трупа лича)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.05*23  Ваша оценка:

  Глава 1. Как все начиналось.
  За оконцем тихий вечер потихоньку завоевывал пространство. Я покачивалась головой вниз, зацепившись ногами за балку. Ну зацепилась - это громко сказано. Аморфной бестелесной субстанции и держаться не надо, мы можем игнорировать законы гравитации и прочих сил притяжений, инерций. Однако я упорно хваталась за последнюю материальную форму, которую помнила. Почему последнюю? Потому что у нас конечно встречаются странные личности, одни эрштаи и терштаи чего стоят, однако все обладают некоторым количеством мяса и мышц на костях, иногда жира, и куча различных типов органов, а у меня такая органическая масса отсутствовала. Вообще. Абсолютно. Зато помню кости и зеленоватую плесень на них. Кажется, там еще остатки хрящиков были. Обычно я заворачивалась в многослойные одежды, дабы уж совсем не пугать народ. Кажется. Не помню. Зато четко помню черные крылья. И собственное безрассудное могущество. И все... Нет, еще имя. Кьяза.
  Я еще немного покачалась вниз головой и соскользнула облачком на пол. Сейчас придут друзья. Ночью гулять пойдем. Немного подумав, повисла на паутине, притворившись капельками росы... Поднапряглась и вновь вспомнила... Я была личом. Точно. Лишенная каких либо чувств... Хотя нет, я была злая, этакая ироничная безжалостная злость, когда вежливое слово со скрытым подтекстом убивало ядом. В переносном смысле конечно. И не всегда.. Лишь когда открывала челюсть... Хорошо, хоть зубы все на месте. Не шамкала и не шепелявила. И вообще я была безобидным личом. Никого не трогала, так, шаманила себе в склепе потихоньку, исследовала пределы поднятия мертвых. В смысле давности захоронения можно поднять. И степени сохранности. Чисто научный интерес. А местным не понравилось. Вот и меня убили. Смешно? А мне-то как смешно... И еще любопытно как? Как они могли убить мертвое? Я теоретически знаю, что где то хранится мое сердце. Пока оно целое, я бессмертна. Ну так вот меня убили, а сердце целое. Мироздание почесало в затылке и оживило. Весьма оригинальным способом. Теперь я фантом трупа лича.
  Я зевнула. Днем на кладбище было несколько похорон, вой и причитания выспаться не дали. Причем что удивительно. Если слезы искренние и от чистого сердца, то я спокойно сплю. Но сегодня прям праздник лицемерия. Ни на одних чистого горя не было. Нет, вру. Тихое детское всхлипывание. Маленькая девочка осталась сиротой. Я вспомнила ее голубые глазки, когда не выдержала и вылезла посмотреть на горе-актеров. Кстати, надо Зарайе сказать, пусть посмотрит, что там с девочкой. Хотя нет, некромант еще больше девчонку испугает. Может, тогда Нику или Ятсана? Но одна... Без царя в голове, а второй мало того, что парень, так он еще и терштай. Правда изгнанный. А терштаи отличаются своим прагматизмом, доведенного до цинизма. Таких только маленьких девочек отправлять успокаивать. Вот ни на кого нельзя положиться. Я рассердилась и...тыгдымс! Шлепнулась с паутины. Забыла, что нельзя мне эмоционировать. Не знаю, как но по перевоплощению в фантом, я каким то образом поставила странную настройку, чаще всего мне мешавшую. Наверно пьяной была. Но теперь, если меня начинает распирать от эмоций, я обретаю половинчатую материальность. Ага, в виде скелетика с зеленой плесенью и черными крыльями. Но самое обидно, синяк теперь на копчике неделю ныть будет. Хорошо, хоть не вылетел, как в прошлый раз. Одной вставлять сложно.
  Я проковыляла в дальний угол и зажгла свечки. Надо пользоваться моментом, пока не успокоилась и могу хоть что-то держать в руках. Заодно перед зеркалом покрутиться - девочка я в конце концов или нет? Хотя...не помню.
  Я медленно посмотрела как спичка прошла сквозь пальцы, оседая на земляной пол. Ну хоть две свечки зажгла. Нет, я не боялась темноты, я могла в ней неплохо ориентироваться, но с танцующими бликами и тенями было веселее. Скрипнула дверь.
  - Кьязка, одевайся, мы пришли. Ятсан, постой хоть ради приличия на пороге, пока она приведет себя в порядок!
  Зарайя и Ника ввалились кубарем, позвякивая чем-то подозрительным в сумках. Ятсан спускался следом недовольно бурча:
  - Она фантом! Она Лич!!! Вернее труп лича! Точнее фантом трупа лича!!! Скелет!!! Ну что там прикрывать!!! Там кости!!! Как и у все нас!
  - Вообще-то женский скелет отличается от мужского, - заметила, повисая на балке вверх ногами. Прикрываться, конечно, ничем не стала.
  - Кости различаются лишь размерами. Все остальное одинаково, - буркнул он и покраснел. Девчонки, хихикая, доставали из сумок провиант. Если бы могла, я иронично изогнула бы бровь. Но ее не было. Посему лишь блеснула недовольно пустыми глазницами.
  - Опять пьянствовать будете?
  - Так середина лета!!! - парировала некромант, нарезая ритуальным ножиком колбасу.
  Я лишь фыркнула:
  - Зарайя, дорогуша, ты должна радоваться, что я тебе не могу уши надрать за столь пренебрежительное отношение к серьезному инвентарю.
  - Ну в Гильдию ты точно не пойдешь. А так.... Можешь прочитать нотацию.
  Зарайя была необычным некромантом. Весьма креативным, наверно сказывался стаж. Нет, все как положено, худущая, причем настолько, что даже я рядом с ней чувствовала себя коровой перед отелом. Седые волосы, черные глаза, аристократическая бледность жертвы вампира. Идеальный служитель смерти. Все портили веселенькие плотные чулки в полоску всех цветов радуги, кокетливо выглядывающие из под черной мантии. Да и мантия могла быть на пару ладоней длиннее, чтобы хоть коленки прикрывать. Про ярко-салатовые кроссовки я вообще молчу.
  А про Гильдию она верно сказала. Не тянет меня туда, побаиваюсь я некрепких выдержкой некромантов. А вдруг они там все такие увлеченные, как Зарайя в нашу первую встречу.
  В тот вечер я вышла подышать свежим воздухом. Хорошо, хорошо, выплыла посмотреть окрестности. Пустынное кладбище, травка, цветочки, деревца на фоне заходящего солнца. Мммм, лепота. Приняв любимый облик упорядоченной конфигурации костей с крылышками, я следила за небесным светилом. Раздавшийся сзади вопль заставил меня не только подпрыгнуть на месте, но и материализоваться:
  - Умертвие!!! Живое!!!
  Рассерженная, я повернулась, чтобы, во первых, объяснить, что умертвие не может быть живым, это нонсенс, а во вторых... Голос женский и реакция дам однозначная при встрече со мной. Есть ли у них юбки или они в брюках - они со всех ног улепетывают от меня.
  Стоявшая за мной девушка не подкачала, она тоже бросилась бежать. Восторженно размахивая серебряным кинжальчиком, с горящими от счастья глазами она неслась на меня с воплями:
  - Стой!!! Ты мое!!! Это я тебя нашла! Ты мой зачет и лицензия!!!
  Честно говоря, в тот момент объяснить, что я в корне не согласна с такими утверждениями, не представлялось возможным. При встрече со мной дамы убегают - это аксиома. Я девушка. Я и убегала от этой воинственной некромантки в ярких чулках и салатовых кроссовках, а она неслась за мной, попискивая от восторга. Честно говоря, я тогда испугалась очень сильно, и именно страх не давал перейти в бесплотное состояние, чтобы взмыть и оторваться от маньячки.
  Бегали мы про кладбищу час. Твою дивизию, это недоразумение гоняло меня целый час по кладбищу без остановки. Солнце зашло, и за гонками наблюдало несколько зомби и настоящих умертвий, которые даже развернули нечто вроде тотализатора.
  Наконец, обе запыхавшись свалились возле склепа, пытаясь отдышаться.
  - Пять минут передыху, - просипела она.
  - Десять, - возразила я, проверяя сочленения в районе колена.
  - Идет.
  Увы, и через десять минут она не отдышалась, продолжая тяжело сипеть.
  - Водички бы.
  - У меня там немного дождевой есть, - я наконец успокоилась, и тут же взмыла облаком вверх.
  - Где?!!! Куда?!!
  - Водичка за склепом в ямке, - я опять повисла вниз головой на суке плакучей виторины, классической растительности на кладбище. Надо кстати бы проверить, может я в одну из своих жизней была летучей мышью? Уж слишком сильно во мне желание повисеть вверх тормашками.
   Пародия на некроманта послушно на четвереньках поплелась в указанном направлении, вскоре из-за склепа донесся победный клич:
   -Ну ничего себе ямка!!!
   Невольно заинтересовавшись восторгом, выплыла к ней. Это милое создание в позе попа кверху стояла на берегу маленького прудика размером с таз и жадно пила воду, без помощи рук. Практически как кошка.
   - Очаровательно. Ты мне своим видом всех зомби мужского полу не старше десятилетних захоронений поднимешь. Без заклинаний. Подлинней мантии не нашлось?
   - В длинной бегать неудобно. А ты кто?
   - Фантом трупа лича.
   - Врешь. Таких не бывает!
   - Значит, меня нет.
   - А тогда что передо мной висит? И вообще, что вам всем мантия моя не нравится, ты вон вообще голая ходишь.
   Я слегка приблизилась. Чудо достало яблоко из пестрой сумки и чистило его ритуальным кинжалом. Заметив мою отвисшую челюсть, щедро протянуло половину:
   - Хочешь?
   - Милое создание, у меня к тебе три вопроса. Первый - чем я твое яблоко держать и есть буду? Второй - почему ты решила, что я голая, а не голый? И третье - твою ж...Ты чего творишь то, уникум?!! Это же ритуальный нож!!!
   - Отвечаю по порядку, - хмыкнула она, аппетитно хрустя яблоком, - первое - я просто проявила вежливость, второе - у тебя более широкий таз, а также более узкая грудная клетка, менее угловатые челюсти и слабее выражены надбровные дуги и затылочные мыщелки, а значит, ты раньше была женщиной. Ну а нож я тщательно помыла.
   Теперь пришла пора фыркнуть мне. Легкое усилие и кинжал завис рядом со мной.
   -Эй, верни, это вещь сугубо индивидуального пользования!
   - Я его не трогаю. Лишь смотрю.
   Поразительно, но девочка действительно тщательно за ним ухаживает, даже удивительно для столь легкомысленной особы. При этом рунную вязь, включая магическую составляющую, она закрыла сейчас защитой, чтобы не испортить.
   Немного подумав, вернула нож владелице. Затем взлетела в самый дальний угол и сказала:
   - Уходи.
   - Неа, мне надо что- нибудь поднятое притащить в Гильдию, а ты идеально для этого подходишь.
   - В северной части есть могила старого Кеберга, подними его и забирай.
   Она недовольно засопела, но стала собирать вещи. Уже на выходе обернулась, бросая на меня виноватый взгляд:
   - Я не могу.
   - Что ты не можешь?
   - Мне жалко тебя. Одна на кладбище. К тебе мужики не пристают?
  Я вновь навернулась, бряцая костьми.
   - Тебя как звать? - потягиваясь, спросила ошеломленную некромантку, отнимая у нее яблоко. Жевать не стала - слишком неэстетичное зрелище, а убираться тут некому.
   - Зарайя.
   - Горянка?
   - Мать. Отец из равнинных. Офигеть, как ты это делаешь? - она тыркнула мне по ребрам пальчиком, ну спасибо хоть не кинжалом.
   - Не знаю. Мое обычное состояние - фантом. Но вот в минуту сильных эмоций становлюсь материальной. И отвечая на твой вопрос - я не во вкусе местного мужского населения.
   - А тебя как зовут?
   - Кьяза, кажется.
   Я уже успокоилась и начала потихоньку растворяться.
   - А кто ты?
   - Я фантом трупа лича. Меня местные убили.
   Она обошла меня вокруг и потом вдруг предложила:
   - А давай к Наставнику сходим? Может, он чего знает?
   - В Гильдию? Не пойду. Все, иди отсюда. Вечереет, еще не хватало тебя от мальчиков отбивать.
   - Но...
   - Иди!!!
   Злость, помноженная на боль и горечь, разбудили темную сущность. Без пафосных взмахов руками я выкинула волной Зарайю из склепа, правда, проследив, чтобы она опустилась живая и невредимая на указанную мной могилку. Проследовав за ней, я сказала:
   - Послушай, человек. Тебе сказали, что делать? Делай! Отстань ты от мертвых.
   - Не могу. Профессия обязывает.
   - Да чтоб тебя. Достала.
   Я развернулась и побрела по траве в сторону склепа. Магичить не хотелось. Мне вообще ничего не хотелось, пока...
   - А я завтра все равно приду! - донеслось в спину.
   Я не остановилась. Даже не повернулась. Незачем ей видеть мою радостную улыбку.
   К счастью, она оказалось навязчивой и наглой. Зарайя пришла не одна.
   Кроме нее возле склепа появилась рыжая девушка с двумя косами, насмешливыми зелеными глазами и россыпью веснушек на круглом лице. В отличии от некромантки незнакомка была высокая, ладная и с такими формами, что даже во мне ее округлости вызывали жгучую женскую зависть. А нескромное декольте футболки магнитил взгляд мужчины в черном. Некромант. Магистр. Все как положено - седой, сухой, черноглазый, бледный. И высокий до неприличия. И слишком молодой для Главы гильдии, ректора института, могущественного мага смерти, ему всего около сорока. Но о его регалиях я уже потом узнала. Я сидела на ветках виторины и исподволь наблюдала за странной компанией, поскольку четвертым среди гостей был терштай. Темный из расы штай. Один. Именно терштай вызывал во мне беспокойство. Это был молодой юноша с темными крыльями. Судя по их размерам, вполне сильный темный штай, удивительно, что без пары. Светлые волосы собраны в низкий хвост, прозрачные голубые глаза. Ему бы моделью у художников и скульпторов служить, настолько был идеален, если бы не одно но... Терштаи реалисты и прагматики, им чужды эмоции, чувства и порывы сердца. Холодный расчет и жесткий аналитический ум. Они даже семьи создавали, словно подписывали сделку.
   Я хмыкнула, прячась в ветвях. Тештаи и эрштаи в нашем мире были высшим звеном, да впрочем не только у нас. Они жили в своих горах, неприступных для обычных жителей. Весьма замкнутая раса, однако в качестве правителей, наместников, управляющих всегда назначались пара терштай и эрштай. Проверено многовековой практикой: пара из расы штай - идеальные руководители. Если терштаи по своей сути прагматики, то эрштаи - эмпаты высшей категории. Хотя, опять же, одним словом их не описать. Тонко чувствующие любой перепад настроения, эрштаи управляли эмоциями и психикой. От них не скрыть ложь, не уйти от ответа. При этом им не чуждо сострадание и совесть, милосердие и добро. Внешность эрштаев антагонистична терштаем. Темные до черноты с небольшими цветовыми нюансами волосы, темные глаза и ослепляюще белоснежные крылья, смуглая, золотистая кожа, идеальное тело. Пара эрштай и терштай выглядит сногсшибательно. И пары у них на всю жизнь... Нет, совсем не то, что вы подумали. Пара может быть и однополой. Гхм, какие вы все испорченные. Поясняю. Пара подразумевает оптимальное, а по сути идеальное взаимодействие на профессиональном уровне. Если это еще и совпало с личной жизнь, то это верх совершенства. Именно к совершенству и стремятся штаи. Но бывает и так, когда срабатывается, как партнеры по общему делу одна пара, а семьи у них свои отдельно. Опять таки оптимально, что в результате супруги потом становятся парой в деловых отношениях. И... Вот тут я поняла, что окончательно запуталась в хитросплетениях пар штаев и сосредоточилась на гостях.
  - Кьяза! - неуверенно позвала некромантка.
  Магистр наконец оторвался от декольте второй девушки и подозрительно огляделся.
  - Зарайя, только из уважения к вам и потому что старого Кеберга надо было вернуть обратно, я пришел после итогового экзамена сюда. Ну и где тут то, чего быть не может? Я же могу и передумать насчет лицензии.
  - Ну она правда фантом трупа лича. Мы же личей и фантомов не трогаем. Мне ее жаааалко.
  - Зарайя, не бывает фантомов личей!!!! Ника, ну ты благоразумная девушка, скажи своей сестре.
  - Да погодите вы, надо разобраться. Порядок наведем, - отмахнулась вторая девица, едва не засветив магистру в нос, - Ятсан, ты чуешь что-нибудь?
  - С нами магистр черных наук Санфео, куда уж мне с ним тягаться, - фыркнул терштай.
  - Но-но, изгнанный, - погрозил ему некромант и еще раз огляделся, затем добавил, - что-то есть, но слишком.... Неясно, непонятно, противоестественно.
  - Сам ты противоестественный, - буркнула я, и он тут же поднял голову. Мои глазницы и его глаза встретились. Хрясь! Тонкая хрупкая ветка тут же сломалась подо мной реальной и я шмякнулась на магистра. Он успел среагировать и даже поймать.
  - Охренеть, - Санфео поставил меня на землю и вылупился, не моргая.
  - Согласна, - засмущалась я, обволакивая стратегические места скелета легкой дымкой.
  Он обошел вокруг меня и даже протянул руку, чтобы потрогать, но тут же получил по ней шлепок.
  - Не приставай к даме, - кокетливо сверкнула я на него пустыми глазницами.
  - Да ни в жисть, - отпрянул он, и...покраснел, - то есть, я не хотел вас оскорбить, я вообще другое имел в виду и... Охренеть, - подвел он итог.
  - Содержательная беседа, - вздохнула я и вновь перешла в бесплотное состояние.
  - Привязка на эмоции? - догадался Санфео.
  - Не помню.
  - Филактерию разрушили?
  - Не знаю, - вздохнула я, затем посмотрела на навострившую уши некромантку и двух застывших ребят. У обоих шок. Недолго думая, с помощью умений окатила их водой из того прудика, что вчера наполовину выпила Зарайя.
  Недальновидное решение. Футболка Ники промокла, вводя мужчин в очередной ступор.
  - Пошли в склеп, - махнула я рукой.
  - Зачем? - насторожилась Ника.
  - Там удобнее сушиться. Заодно расскажете,зачем пришли. Или только полюбоваться?
  Они послушно двинулись в склеп. Я же задержалась, оглядываясь вокруг. Присутствие магистра настораживало, не более. Сейчас надо было позаботиться о низших. Не их вина, что во мне слишком много силы, и она, выплескиваясь, спонтанно поднимает зомби и умертвия. Гильдия некромантов уничтожает низших, но не трогает высших, если те не переходит границы. За себя я была спокойна, а вот остальных надо закрыть сегодня под землей. Быстро набросив полог, я развернулась и вздрогнула. Санфео стоял за мной:
  - Я не трону твоих низших, если они не будут нарушать границы кладбища.
  - Ты уже знаешь, кто я?
  - А ты?
  - Я не помню.
  - Значит, надо вспомнить .
  Придя к единодушному мнению, вошли в склеп. И теперь офигела я. Ника, ворча и пыхтя, мыла пол и сметала паутину. Терштай, сразу видно, что по приказу, разгребал завалы рухляди в углу
  - Что вы сделали с моим склепом?!!
  - Тут грязно, полная антисанитария. Ноги вытерли?
  Я хотела возмутиться, но магистр положил мне руку на плечевую кость:
  - Она хранительница порядка, тут ничего не сделаешь.
  - Оставьте мне хоть одну паутину, я на ней сплю, - проворчала я.
  Еще одна разновидность нашего ненормального мира. Хранители. Могут быть разными, но то, что они хранят - это личная идея фикс. Идеальные работники, если дело касается их фетиша.
  Ника замерла, затем повернулась ко мне.
  - Ой, я увлеклась! Прости! Ты скажи, что надо?
  - Просто сложить все по местам и не трогать паутины в углах. И... Можете зажечь свечки? Я люблю смотреть на огонь.
  Удивительно, терштай тут же бросил доски и умчался на улицу.
  - А чего это с терштаем? И почему он изгнанник? - решила расспросить новых знакомых.
  - Его Ятсан зовут. Он не изгнанник, он сам ушел от штаев.
  - А его пара?
  - А нет у него пары. Он от нее отказался.
  - Псих, - я взмыла вверх, поскольку Ника продолжила подметать пол, и хоть пыль мне не досаждала, но порядком раздражала. Остальные привычно достали маски из карманов и нацепили на себя. Ученые, видать.
  Хранительница порядка теперь обходила паутинки стороной, боясь даже дышать в их сторону. Мне казалось, еще немного и она начнет с них пыль стирать.
  Терштай вернулся через четверть часа, когда склеп засиял стерильной чистотой. Впрочем, выбора у старых стен не было, Ника припахала всех, включая даже магистра. Избежать общественных работ смогла лишь я, и то благодаря своей бесплотности. Заодно и за разговором мне пояснили, что Зарайя сдала квалификационный экзамен, а после не удержалась и рассказала куратору и по совместительству Главе Гильдии некромантов магистру Санфео о встрече со мной. Тот заинтересовался и.... И нас прервал Ятсан, ввалившийся в склеп с огромным мешком свечек.
  Мама дорогая, хоть я и не помню тебя. Он действительно псих. Ятсан притащил такое количество восковых и парафиновых изделий, что мы все тут же уставились на него с осуждением.
  - Ятсан, ты ограбил магазин свечек?
  - Неважно. Я же забыл спросить, какие свечки ей нравятся.
  - Меня Кьяза зовут, - буркнула я.
  - ... Поэтому принес все, что нашел, - словно не слыша, закончил он торжественно.
  Я спланировала и зависла над столь богатым ассортиментом. А Ятсан увлеченно рылся, выставляя все новые и новые образцы, попутно занудствуя:
  - Ведь в зависимости от размера свечки, используемых материалов, пропитки и добавленных примесей пламя тоже меняется. Где то больше, где то меньше, различная температура, ровность горения и...
  - Ятсан, помолчи!!! - хором гаркнула троица живых, а терштай обиделся, закрывшись крыльями, словно в плащ укутался. Обалденный оттенок перьев. Черным с глубоким синим отливом, едва заметным и таинственно благородным. Я усилием воли переключила своем внимание на свечки, а обидчивый зануда вдруг встрепенулся и достал из кармана маленькую резную фигурку из воска. Желтоватая девочка штайна сложила руки на коленях, вглядываясь вдаль.
  - Красиво!
  - Это эрштайна, она ждет восход солнца. Хочешь подарю?
  - Зачем?
  - Ты мне ее напоминаешь.
  - У меня черные крылья! И штаи не могут быть некромантами, а именно им я была. Личи только из некромантов получаются!!!
  - Не всегда, - задумчиво ответил Санфео, пристально смотря на фигурку эрштайны, - что-то не так с тобой. Надо искать филактерию!
  - Зачем?
  - Посмотреть, кем ты была. Ненормально все это, ненормально. Особенно потеря памяти и непроизвольная материализация. Но я думаю вместе мы найдем решение.
  В общем, тот вечер положил начало нашим посиделкам в склепе. Санфео не часто к нам присоединялся, должность обязывала. Но эта троица постоянно тусила у меня. И свечки теперь горели постоянно.
  Глава 2. Фантом становится мамой.
  Я перевела взгляд на нарезанную колбасу и решилась:
  - Сегодня хоронили кого-то и там плакала девочка.
  Ятсан и Ника переглянулись:
  - Это Талена. У нее родители погибли.
  - Девочка осталась одна?
  - Нет, у родственников.
  Я еще раз качнулась и спланировала вниз.
  - Проводите?
  - Кьяза, ты что?! Это же на улицы надо идти!!! А сегодня праздник середины лета!!!
  - Вот я и хочу, чтобы у девочки был хоть отголосок праздника!
  - О каком празднике может идти речь, если девочка родителей похоронила?
   Разумный, конечно, вопрос, но его задал Ятсан, и я возразила:
   - А лучше киснуть и реветь?
   - Кьяза, не притворяйся, - он еще и отчитывать меня удумал, разумник наш, - во-первых, ты прекрасно понимаешь, что ребенку не до праздника. Во-вторых, магистр строго-настрого запретил покидать тебе кладбище во избежание возможных эксцессов. Сегодня правители гуляют, народа на улицах много - вдруг тебя опознают? Представляешь, если вся Гильдия откроет на тебя охоту? Чисто в исследовательских целях.
   Резон в его словах был, однако...
   -Ятсан, я ценю твою заботу обо мне, однако на похоронах единственные искренние слезы были у девочки и я банально боюсь, что ее могут обидеть. Так что идем. И попробуй меня остановить.
   - Нашла дурака, - фыркнул он, - ты же нематериальна, если не волнуешься. Хорошо, как ты себе это представляешь?
   Ну почему он такой умный, что даже треснуть его хочется? Особенно этот пренебрежительный тон, словно все остальные дураки? Не тратя время на объяснения, я потянулась к темной силе. Это некромантам нужна кровь и воззвание к смерти, чтобы хоть что-то сделать. Тем более в большинстве своем это атрибутика. В любом, кто имеет дело с магией жизни и смерти, есть тонкое умение цеплять нужную струнку силы и вытягивая ее, творить магию. А все остальное мишура, чтобы молодежь не задирала нос. И подольше оставалась молодой.
   На кладбище энергия смерти бушевала, мне удалось наполниться ей до максимума, чтобы затем сотворить подобие материальной оболочки. Да, я могу становиться осязаемой, и даже управлять внешним видом по своему желанию. Сейчас мне хватит времени на четыре часа. Главное, не волноваться, чтобы вдруг девушка с черными волосами и фиолетовыми глазами не стала скелетом.
  Оденься, - весь красный, Ятсан накинул мне куртку на плечи. Девчонки очнулись из ступора и хихикнули. Тьма, я же забыла, что люди имеют обыкновение носить одежду, включая нижнее белье.
   - Извини, - повернулась к терштаю и невинно похлопала ресницами. Тот сдавленно охнув, выскочил из склепа.
   Я развернулась обратно и попала в цепкие ручки девчонок.
   - Как? - чисто с профессиональным интересом поинтересовалась Зарайя.
   - Фантом может становиться материальным, если сил хватит. На кладбище много энергии смерти...
   - Я почувствовала, но не заметила заклятья.
   - Я говорила очень тихо, - не стала разочаровывать юного профессионала, пусть дольше остается молодой.
   В углу нашло подобие одежды, вернее хламиды с капюшоном белого цвета. Хорошо, что праздник середины лета подразумевает карнавал и маскарад, наряд в него хорошо вписывался.
   Уже в городе осознала, что мой порыв слишком эмоционален. Вся Уэльсия высыпала на улицы, и мне, отвыкшей от столпотворения, было слишком неуютно. А когда мы попали на городскую площадь, то вообще укуталась с ног до головы в хламиду, накинув капюшон. Осознать всю глубину попадания пришлось, когда на нашем пути вырос разъяренный Санфео.
   - С ума сошла? - он схватил меня за руку, незаметно связывая темными узами, чтобы не сбежала, - сейчас главы с речью выйдут, а ты тут гуляешь! Штаи чувствуют нечисть на огромных расстояниях!
   - Я не нечисть!
   Ребята с поникшими головами семенили следом. Я сердилась, но брошенное заклятье помогало сохранить иллюзию. Надо бы потом спросить формулу у Магистра. Только собралась задать вопрос, как вдруг взгляд упал на помост в центре площади. На нем стояли терштай и эрштай. Дюл и Гал. Главы нашего региона. И все бы ничего, да только Дюл пристально тяжелым взглядом смотрел прямо на меня. Я испугалась столь откровенного интереса, однако в душе оставалась надежда, что все же не я причина пристального внимания Главы, которая растаяла моментально. Он поймал испуганный взгляд несчастного фантома и недобро усмехнулся. "Вот мы и встретились, девочка!" - прозвучало в голове.
  Я дернулась, и мое резкое движение уловил Санфео:
  - Что?
  - А разве штаи могут разговаривать телепатически с другими расами? - я не отрывала взгляд от помоста.. Там Гал недовольно оглянулся на терштая, и проследив за его взглядом, уставился на меня. С удивлением, неверием и ... узнаванием? Мне интересно, кого они сейчас узнали - меня как лича, как фантома, или тот образ, который я приняла?
  Магистр выругался непечатными словами:
  - Они могут внушать, но ответить ты им не сможешь, если сама не штай. Кто ты? Кем ты была до того, как стала личом? Ты помнишь?
  - Не помню.
  А Главы переключили свое внимание на Ятсана. Вот здесь было полное взаимное узнавание, наполненное убийственной долей ядовитого презрения. По идее, на перекрестье взглядов мухи должны были дохнуть слету. Но то мухи, а вокруг веселилась толпа людей, а эту заразу ни один яд не берет. Им вообще законы мироздания не писаны. Ну а как иначе объяснить, что они могли убить лича? И это в развитый век компьютеров, телевидения и виртуального мира. И в любых источниках написано - лича убить, уничтожить нельзя, если его филактерия остается цела. Впрочем, у меня проблема, а я тут ударилась в философию. Пока штаи обменивались взглядами, наверно еще и споря друг с другом по телепатическим каналам связи, я зашипела магистру:
  - Сними привязку и хламиду покрепче держи!
  - Не выдумывай, Кьяза, хочешь, чтобы на тебя охоту объявили?
  - Сними сам, иначе я сниму, и количество пострадавших увеличится.
  - Это как? - озадачился он.
  - Я тебя поднимать не буду, если пришибет откатом, - рыкнула я.
  Времени было в обрез. Словно гвоздь в мозгах, теребила мысль добраться до девочки. А Главы вновь стали поворачиваться в мою сторону. Санфео оказался умным мужиком, а главное опытным, знал, что с разъяренной дамой лучше не связываться. Крутанувшись на месте, он заслонил меня от штаев спиной и сдернул привязку, я тут же взмыла вверх, рассеявшись облаком мелкого тумана над площадью, стараясь из всех сил не волноваться. Иначе дождь из костей на глазах праздно шатающейся публики и под прицелом камер запомнится надолго.
  Недолго думая, рванула в ближайший переулок, уходя от толпы, понимая, что долго в бестелесном состоянии не выдержу. Лабиринт улиц петлял, и вот меня все же накрыло, лишь успела сгруппироваться и приземлиться на четыре конечности, не потеряв ни одной косточки. Меня трясло от страха и понимания, что противостоять штаям, когда они в паре, я не могла. Спрятавшись в тупике, где стояли мусорные контейнеры и дворник складировал свой нехитрый инвентарь, устроилась в углу, пережидая приступ паники, как вдруг услышала тихий всхлипы. Передо мной на ящике из-под фруктов сидела девочка с золотистыми всклокоченными волосами. Она лишь хлопала большими глазами, а плечи вздрагивали от несдерживаемых рыданий. Это была та самая девочка с кладбища. Но что удивительно, возле ее ног, свернувшись клубком и тихо попискивая, лежал маленький дракомант.
  Ооо, это примечательные существа, занесенные в книгу Редких животных, хотя до сих пор идут споры о их разумности. И, несмотря на это, они нечисть. Подлежащая уничтожению, если ее нашли в жилых районах. Основной ареал обитания дракомантов, драконов с темной сущностью смерти, это Черные земли вблизи гор, где живут штаи. Случаи, когда дракомантов, встречали в других местах и вылавливали, очень редки и больше похожи на слухи. Зоологи, биологи и прочие ученые устраивали экспедиции в Черные земли, но возвращались несолоно не хлебавши. А вот некроманты часто гостили у этих красавцев, но они же некроманты, а значит, секретов не выдают.
  И вот теперь детеныш мифа сидит передо мной, защищая... Ведунью? Девочка оказалась маленькой ведуньей, еще не инициированной. Как такое возможно? Что происходит с миром? Животное, изначальное полное магией смерти, защищает светлую, служительницу магии жизни.
  - Ты кто? - тем временем спросила девочка.
  - Я ... Я Кьяза. Живу на кладбище, там сегодня тебя видела и ... Почему ты здесь сидишь? Откуда у тебя этот зверек?
  - Ты тетя? Это дракомант Редж. Она маму потеряла. И я тоже. Вот мы и плачем.
  - А ты знаешь, кто такие дракоманты?
  - Ага. Драконы смерти. Но Редж маленькая и ей страшно. А ты правда тетенька?
  Наивный вопрос вверг меня в смятение, немного подумав, я согласилась, постепенно взлетая вверх, поскольку уже успокоилась:
  - Да, я женщина. Просто я фантом.
  - Здорово! А ты можешь меня усыновить вместе с Реджей?
   Мой многострадальный копчик героически принял на себя удар от встречи с мостовой.
  - Понимаешь, девочка...
  - Я Талена.
  - Талена, я как бы на кладбище живу. И я типа призрак, - сдерживая ругательства и потирая конец позвоночника, стала объяснять ребенку, - я не могу усыновить, тьфу ты, удочерить тебя.
  - Почему? Ты же обо мне беспокоилась, а тетя с дядей выгнали меня, когда Реджу увидели.
  Ну я б тоже выгнала, однако мысль вслух не высказала. Это сейчас рогатая драконья морда с брылями в виде усов и змеиными глазками была по-детски умильна, если вы любитель кошмариков. А это длинное тело ящерицы, где по позвоночнику пластины с шипами? И трехпалые лапы с длинными когтями да и перепончатые крылышки особенно очаровательны.... Сейчас, пока весь дракомантик размером с кошку. Но вырастают они, если верить слухам и редким документам, до размеров хорошего слона в высоту, а в длину вообще молчу. У него размах крыльев может достигать десяти метров.
  - Талена, понимаешь, дракоманты помимо обычной еды, питаются эмоциями людей, причем больше всего им нравятся грусть и тоска. И они умеют управлять человеческими эмоциями, вынуждая испытывать именно то, что им нужно. Поэтому... - я замолкала, понимая, что не стоит девочке говорить о реалиях, что дракоманты могут довести до полного истощения. Тем более это непроверенные факты. А значит, ...
  - Ладно, пошли, ночь переночуешь у меня, а завтра придумаем. Только Редж спрячь в сумку. Не хватало, чтобы ее заметили.
  До кладбища мы добирались окольными путями и пришли, когда совсем стемнело. Ребенок уже спотыкался в темноте, засыпая на ходу. В склепе она упала на оставленные ребятами одеяла и тотчас уснула, дракомант выбралась, огляделась и тут же подползла к ней под бочок, сворачиваясь так, чтобы случайно не оцарапать ребенка во сне. Я собрала остатки сил и получившимися руками накрыла их сверху. Хорошо, что ребята оставили еду здесь, будет детям завтраком. Только вино надо спрятать.
  Именно за заначиванием бутылок меня застукали ворвавшиеся в склеп магистр и друзья,
  - Твою мать, Кьяза! - зарычал Санфео.
  - Тише, ребенка разбудите, - фыркнула я и тут же взлетела вверх, - бутылки заберите с собой и принесите фрукты завтра утром.
  Ребята удивленно уставились на сопящих малышей, а Ятсан подошел на цыпочках к ним и подтвердил:
  - Дракомант, малышу около трех месяцев, совсем недавно оторвался от матери. Откуда он тут? И почему спит в обнимку с неинициированной ведуньей?
  - Его нашла Талена, а родственники, ее приютившие, выгнали их из дому.
  - Бред, - сказала Ника и тут же закопошилась, вытягивая из своей сумки расческу, шерстяную шаль и конфеты. Шалью укутала сверху малышей, рядом положила конфеты.
  - Кьяза, ребенку не место на кладбище. Здесь шляются подозрительные личности, - назидательно выдвинула она претензии ко мне.
  - Ага, четверо из них, самые подозрительные сейчас передо мной.
  - Не больше, чем ты, - обиделась Зарайя и принялась кинжальчиком ковырять стенку, но, выловив строгий взгляд наставника, тут же спрятала его в сумку.
  - Кьяза, у нас итак назревает проблема с Главами региона, а еще этот ребенок, - попытался воззвать к разуму Санфео, - и дракомант...
  Я внимательно смотрела на магистра, а потом меня озарило:
  - Санфео, ты же холостяк?
  Он икнул.
  - И молодой еще, в том смысле, что детей можешь заводить...
  Магистр протестующе поднял руку:
  - Так, фантом, погоди. Я лучше заранее сяду, - он действительно сел, даже завернул ноги узелком, прислонился к стене, глубоко вздохнул и кивнул, - продолжай.
  Я молча позавидовала его гибкости. Интересно, а у меня в материальном состоянии получится так ноги завязать? Ребята же замерли в предвкушении. А я продолжила:
  - Ну так вот, детей тебе можно завести, да и сам ты женским полом интересуешься, вон у Ники тогда...
  Ника подбоченилась, и я не стала уточнять что магистр тогда у Ники. Кто ее знает, может она и фантом трупа лича упокоить сможет со злости. Ятсан заржал.
  - Ты говори, говори, - хмыкнул магистр, косясь на хранительницу, - не тяни скелет за пятку.
  - Все очень просто. У тебя дом большой, более приспособленный к проживанию живых, да еще ты Глава Гильдии. Ты женишься на Нике, удочеришь Талену и заберешь их к себе в дом. Некроманту ведунью не дадут, а хранительнице точно доверят.
  Договаривала я уже из-под потолка, поскольку в отличии от онемевшего некроманта, Ника пыталась достать меня метлой. Не то что бы опасно, но неприятно и щекотно.
  - Ника, отойди в сторонку, дорогая, - неестественно ласковый голос магистра заставил меня насторожиться. Сидевшие в углу Зарайя и Ятсан тоже приумолкли, сделав перерыв в хихикание. Некромант был готов бросить заклятье, и у него возможно получилось бы меня достать, если не Ника. Услышав от Санфео обращение "Дорогая!", она резко поменяла вектор приложение метлы, с силой огрев ею некроманта.
  - Ах, дорогая?!! Ах ты мертвячий доктор!
  Санфео оказался крепким мужиком во всех отношениях. Метла сломалась, а ее остатки он моментально превратил в пепел, но перестарался. Прах тут же собрался в маленький буранчик, который бросился с писком к Нике, хорошо хоть "Мама!" не кричал. Хранительница взвизгнула и полезла вверх по первому попавшемуся вертикальному предмету вверх, подальше от пола, где бесновались остатки метлы. Проще говоря, запрыгнула на руки к магистру. Ребята взвыли от нового приступа хохота, да и я тут же приземлилась к ним, переходя в материальную фазу и тоже заливаясь от смеха. А сладкая парочка, осознав тесноту объятий, моментально метнулась в разные углы, подарив нам несколько приятных мгновений, ведь не всегда увидишь красного как рак некроманта.
  Однако такой грохот не мог остаться незамеченным. Талена тут же проснулась, а маленькая дракомант ощерилась.
  - Кьяза, - испуганно позвала девочка.
  - Я тут, малыш, - бросилась к ребенку, а остальные замолчали, - что такое, Талена?
  - Я испугалась, - пожаловалась она.
  - Все хорошо, дяди и тети шутили, - успокаивая девочку, я сверкнула глазницами на давящихся от смеха дядь и теть.
  - Прости, Кьяза, - попытался взять себя в руки Санфео, - но со стороны это смотрится умильно и смешно.
  - Как и красный от смущения некромант, - огрызнулась в ответ.
  - Ладно, собирайтесь, - вздохнул магистр, - только давайте обойдемся без свадеб, пока без свадеб. В любом случае Кьязе здесь оставаться нельзя, штаи ее засекли и в первую очередь будут искать среди мертвых. Я пока не готов к встрече с ними. Девочке тоже не место на кладбище, Ника права. А остальным по домам пора. Завтра подам прошение в городской совет опеки и девочка фиктивно будет числиться у меня ученицей. Но надо искать ведунью.
  - Почему ты уверен, что меня не будут искать в твоем доме? Между прочим, нас видели вдвоем.
  - Ну морок никто не отменял. Я же не совсем идиот разгуливать за руку с фантомом под носом правителей. Выглядело все, будто я тебя поймал и выводил из толпы.
  - А ребята? - недоверчиво спросила я.
  - Со мной была ученица, и ее сестра с парнем, - Ника фыркнула, но сдержала порыв, поскольку была занята важным делом, она делала бутерброды голодной девочке.
  - Он сказал, что мы наконец-то встретились, - прошептала я.
  - Кто? - насторожились мужчины.
  - Дюл. То ли он меня узнал, то ли созданный мной образ.
  - А ты? - напряженно спросил меня Ятсан.
  - Я не помню. Не помню!!! Он и тебя же узнал, я права?! - взорвалась, обретая осязаемость и заметалась по склепу.
  - Узнал, мы были раньше знакомы. Я ушел с гор почти одновременно с ними. Только их назначили Главами, а я отказался от своей пары. У нас такое не прощается.
  Он почесывал пузико разомлевшего дракоманта. Тягостную тишину нарушил магистр:
  - Да хрен с вами со всеми. Пока не разберемся, что с Кьязой, вы переезжаете ко мне. Тьма, неужели я по собственной воли понизил себя в должности и завел личный детский сад. И одни девчонки, если не считать Ятсана.
  - И дракоманта, - добавил терштай, вставая, - это мальчик.
  - О тьма, твою мать, если она конечно имеется, - застонал магистр, затем подхватил девочку на руки, - все, идемте.
  Он первым выскользнул из склепа. Ятсан подхватил дракоманта и сунул того в руки Зарайи.
  - Ути, какая лапочка, - решила потискать его некромантка и тут вытянула его на руках, поскольку Редж попытался схватить ее нос зубами, - ща зубы на амулеты заберу, чешуйчатый блохарик.
  - У них блох не бывает, - фыркнул терштай, разбрасывая все вокруг и затаптывая свечи, - Ник, помоги, иначе они узнают, что Кьяза здесь жила.
  Все таки хулиганскую натуру не перекрыть и истинным призванием. Хранительница порядка в три минуты навела такой бедлам,что было еще страшнее, чем когда они появились здесь в первый раз.
  - Мда, ты самая лучшая хранительница беспорядка, которую я встречал, - парень обнял рыжеволосую и чмокнул ее в нос, затем махнул нам рукой, - глаза прикройте.
  Меня предостережение не касалось, поэтому я видела, как терштай одни движением рук приподнял слой земляной пыли и она осела на всех поверхностях склепа, словно здесь давно никого не было.
  - Уходим, - он подтолкнул сестер к выходу, и они бросились догонять магистра, уже ушедшего достаточно далеко.
  - Кьяза, стой, - позвал Ятсан меня, - тебе нельзя так уходить. Главы почувствуют след.
  - Я могу замести их.
  - Понимаешь, мы чувствуем другую магию как букет ароматов. Рассердись или испугайся. Если я вынесу тебя, то они не почуют. Мой запах перекроет все.
  - Я не умею по заказу.
  Он приблизился к неясным очертаниям, что я сейчас из себя представляла, и тихо шепнул:
  - А стань вновь той девушкой, что сегодня вечером. Одежды нет, я хоть эстетически получу удовольствие от побега, - так вкрадчиво, так заманчиво и так...
  - Ты некрофил, что ли? - рассердилась я, пытаясь скрыть смущение и панику. Ятсан совершенно не был похож на того зануду и умника, к которому я привыкла.
  Его ход удался, я обрела осязаемость, и он тут же подхватил меня, прижимая к себе и взмывая на крыльях вверх.
  - Ааааааа! - это я от страха и эйфории от полета.
  - Давно мечтал с тобой полетать! - мне послышалось или он правда это сказал?
  - Ятсан, ты о чем? - я попыталась извернуться, чтобы посмотреть ему в лицо.
  - Не ерзай, держать тебя сложно, особенно за ребра, - он тут же сложил крылья, скрыв нас ото всех и камнем упал вниз.
  - Ааааааааааа! - я таки извернулась и вцепилась в него всеми костлявыми конечностями, боднув черепом в челюсть. Одно дело летать самой и управлять полетом, другое дело использовать стукнутого на голову терштая, который решил меня по косточкам разобрать.
  - Не кричи, - поморщился он, поддерживая теперь за позвоночник, расправляя у самой земли крылья и уходя в крутое пике - ты стала терять материальность, пришлось пойти на крайние меры.
  Интересно, а скелет или фантом может испытывать приступы морской болезни? Голова кружилась нещадно, а мое транспортное средство продолжало лихорадить в траектории полета.
  - Меня сейчас стошнит, - жалобно проблеяла я
  - Чем? - удивился Ятсан, вгоняя несчастного фантома трупа лича в ступор. Надолго. По крайней мере ныть я перестала, но бояться - нет.
  Во двор Гильдии некромантов мы прибыли одновременно с остальными. Ночь. А значит в институте некромантов в разгаре были полевые учения. А теперь представьте состояние адептов, когда на широкий двор входит ректор института, Глава Гильдии некромантов с маленькой ведуньей на руках, за ним спешит одна из выпускниц и представитель хранителей. При этом из сумки некромантки выглядывает голова живого дракомантика. Магистр Санфео огляделся и грозно спросил:
  - Ну и чего замерли? Продолжайте практику!
  - Так ведь светлые во дворе, потенциальные шпионы, - заметил один из преподавателей.
  - Где? - удивился ректор, - ах эти... Это моя дочь и неудавшаяся невеста. Работайте.
  После заявлении о дочери часть преподавателей схватилось за сердце, а при словах о невесте вторая часть бывалых некромантов судорожно начала хватать воздух ртом.
  - Светлые? - раздался робкий голосок.
  - Ну и что, - пожал плечами Санфео, - ведут они себя похлеще темных.
  - Если ты папа, тогда Кьяза - мама, - подала голосок Талена, устами ребенка как говорится.
  Сейчас икнул весь двор. И дружно подпрыгнул, да так, что вздрогнули стены, потому что на площадь камнем упал Ятсан со мной. Терштай в последний миг расправил крылья, зависая в миллиметре от земли и осторожно ставя пассажира на ноги. Скелета с легкой плесенью на костях. Зеленого цвета. В смысле плесень и скелет
  - Лич, - выдохнули все.
  - Кьяза, - закричала Талена.
  Все, нервы у преподавателей не выдержали. Кто-то истерично захихикал, кто забормотал заклятья. Санфео успел разбить все, направленные на несчастный фантом трупа лича, которого укачало, причем настолько, что принять бесплотное состояние не получалось. А я, покачиваясь из стороны в сторону, погрозила кулаком хмыкающему терштаю:
  - Я тебя прибью потом, когда буду в состоянии. За домогательства и надругание над пассажиром.
  - Обращайтесь, - фыркнул тот.
  Махнув рукой на всех, я медленно побрела через двор по траектории пьяного зомби, бросив лишь:
  - Детей спать уложите.
  Нервы одного студента не выдержали, он бросился на меня с воплями:
  - Умертвие! Живое!
  Учить его правильным терминам не было желания, я лишь отмахнулась, воздушной волной впечатывая несчастного в стенку. Он тихо сполз вниз с шепотом:
  - Ой, мамочки...
  - Гости неприкосновенны и под моей защитой, - прогремел грозный голос магистра. Я даже обернулась. Надо же, наш магистр может быть таким величественным и страшным. Некстати вспомнился он же весь красный от смущения держащий на руках Нику. Меня тут же пробило на смех, да так, что я уселась прямо посреди мостовой.
  - Ятсан, убери это фантомное недоразумение в подвал, пусть проспится, - поморщился магистр.
  - Не трогай мою новую маму! - возмутилась Талена.
  - А с рогатым что делать? Он мне сумку уделал! - жалобно пропищала Зарайя.
  - Значит, неудавшаяся невеста? - прошипела Ника.
  - Я не нанимался возиться с ребячливыми личами, нечисть по вашей части, магистр! - начал отпираться Ятсан.
  - Мда, иногда светлые действительно хуже темных, - задумчиво произнес старый бородатый некромант рядом со мной, наблюдая за всеми.
  - Просто светлым тоже иногда хочется пошалить, - вздохнула и растаяла в воздухе, - уважаемый, покажи мне подвал потемнее. Мне надо восстановиться.
  - Пойдем, дитя, - кивнул он в сторону неприметного здания.
  Я хотела возразить, но промолчала. А кто знает? Может, я правда была ребенком? До того, как стала личом. Ведь дети могут все, на что взрослые даже не рискнут замахнуться.
  Глава 3. Все не так как кажется.
  Оказавшись, наконец, одна, я задумалась. Слова одного из Глав не давали покоя. Про усталость, конечно, преувеличила, мне восстанавливаться не надо, лишь я перешла в бесплотное состояние, то вновь чувствовала себя хорошо. Прогулки, сон на кладбище были скорее данью прошлой жизни, которую я и не помнила. И вот кажется пришла пора вспоминать. Хотя бы, чтобы определиться как быть дальше. А начинать надо...
  Я выскользнула во двор. Учения уже закончились. И часть студентов потянулась в город, догуливать на празднике. Я вылетела в открытые ворота и огляделась. Страха не было. Девочка пристроена, живые в своих взаимоотношениях сами разберутся. Пулей метнулась на площадь. Дюл и Гал уже ушли. Их след вел в сторону ратуши. Немного засомневалась в задумке, но все же рванула туда. Штаи как магические существа сильные, но я тоже не промах. И даже теоретически неубиваемая, пока филактерия цела... Главное, не наткнуться на того, кто не в курсе моей бессмертности. Испытывать новый приступ склероза и начинать все сначала мне не хотелось.
  Забраться на территорию ратуши, нашпигованную по последнему слову техники и магии, было не просто, но я справилась. Пришлось послоняться невидимкой по сплетению коридоров, поскольку не рискнула проходить сквозь стенки. У штаев своя магия, и я не уверена, что смогу справиться с ловушками.
  Дюл и Гал обнаружились на открытой мансарде. Эрштай сидел в кресле, свободно распластав крылья за спиной и чересчур увлеченно подпиливал ногти. Терштай стоял возле балюстрады с бокалом вина, вглядываясь в город.
  - Ты уверен, что не ошибся? - Гал в очередной раз оценил результат своих стараний и отложил пилочку, достав из кармана бесцветный лак.
  - Образ можно подделать мороком. Сущность - никогда. Ты сам же видел.
  - Видел, но до сих пор не верю. У видения изначальная сущность давно утрачена. И если это оно, то не без твоей помощи.
  - Я пытался ее спасти и остановить.
  - Ты влез, куда тебя не просили, перешел границы, - эрштай осторожно наносил лак на ногти, Дюл покосился на него, поморщился, но смолчал.
  - Я в состоянии решить сам.
  - Ты уже решил. Доволен результатом? Остынь, - Гал посмотрел на ногти и резко встал, - Не хватало, чтобы ты рванул сейчас разбираться. Оставь ее в покое, прошу тебя, сжалься!
  - Там этот прощелыга!!!
  - Кьяза взрослая девочка, разберется. Остынь.
  - Каким место она взрослая? Как была ребенком, так и...
  Они оба насторожились. Я вспомнила, что говорил Ятсан про чутье штаев. Угу, оно, в смысле чутье оказалось на высоте.
  - Девочка сама пришла в гости? - вкрадчиво произнес Дюл, глядя именно туда, где я примостилась, мимикрируя под окружающую реальность.
  Не видя смысл скрываться, приняла более видимые очертания, оставаясь бесплотной.
  - И что ты здесь делаешь так поздно одна и в таком виде? - Дюл поставил на парапет бокал и сделал шаг в мою сторону. Я лишь улыбнулась, вернее оскалилась, впрочем, у скелета это одно и тоже.
  - Мы знакомы? - я даже сымитировала заброшенную ногу на ногу, хотя в виде костей это больше выглядит забавно.
  И эрштай, и терштай замерли. Гал пришел в себя первым:
  - Ты не помнишь?
  - А что я должна помнить?
  - Опять издеваешься?! - взорвался Дюл, - все развлекаешься? Ты же узнала нас на площади!!!
  - Почему ты так решил? - пока я была спокойна, хотя происходящее больше всего походило на театр абсурда.
  - Потому что сбежала! - он практически нависал надо мной, и будь я материальной, то сказала бы, что меня домогаются. Я смотрела в зеленые прозрачные глаза, на лицо искаженное гневом, длинные белые волосы терштая свисали, перекрывая мой облик. Интересно, а какие они на ощупь?
  - Стой, Дюл, она действительно ничего не помнит, - эрштай оттащил партнера за плечо, а я перелетела к свободному креслу, ожидая их слов.
  - Но как? - маска злобы слетела с лица терштая и я рассмотрела его в подробностях. Мужское лицо с жесткими чертами, которые не смягчали светлые радужки и светлые волосы. Темные крылья были грозно расправлены за спиной, словно штай собирался схватить добычу и утащить ее в поднебесье, чтобы никто не нашел. Немного подумав, перевела взгляд на эрштая. Полный антипод партнера. Темные волосы собраны в хвост, черные глаза с янтарными искорками, смуглая кожа с невероятным золотым отливом. Его возня с пилочкой и лаком для ногтей никак не вязалась с весьма брутальными линиями лица и легкой трехдневной небритостью.
  Вздохнув, констатировала:
  - Я вас не знаю.
  - Не верю, - выдохнул Дюл и сделал попытку рвануть ко мне, но его перехватил эрштай.
  - Дюл, спокойно, - Гал бросал на меня странные взгляды.
  - У меня только один к вам вопрос. Кого вы узнали - морок или остатки сущности?
  Вроде вопрос простой, но штаи замерли, затем Дюл осторожно сказал:
  - Это ты.
  - Но я не штай, - возразила.
  - Почему ты так думаешь? - Гал словно акробат, подбирал слова.
  Вместо ответа я расправила призрачные черные крылья за спиной, принимая бестелесный образ той самой девушки с темными глазами и фиолетовыми глазами.
  - Полукровки у штаев не рождаются. Это моя фантазия. Просто красивая картинка.
  - Что ты помнишь? - эрштая сложно сбить с толку.
  - Как мило. Это допрос?
  - Нет, Кьяза, но лучше... - Дюл не договорил.
  Услышав свое имя, я взвилась и тут же упала обратно, становясь материальной. Хорошо хоть не развалилась на части.
  Штаи обалдели.
  - Это что? - Дюл пришел в себя быстрее.
  - Да что ж за гадость такая, - вздохнул Гал, и я обиделась.
  - Сам ты гадость, - фыркнула я, - и вообще, мужик с маникюром смотрится дико. Мальчики, может вы эти...ну те самые?
  Все же что-то с штаями неправильное. Ятсан делится своими странными эротическими фантазиями, а теперь этот терштай... Дюл подлетел ко мне, прижимая к стене, и я замерла пораженная происходящим. Он держал меня, не прикасаясь, словно на костях не плесень, а мышцы, мясо, кожа - вся та биомасса, которая есть у живых, но вырваться не могла. И еще ощущала его прикосновения. Именно как касаются к коже, нежно и жестко одновременно. В испуге я запрокинула череп вверх, пытаясь понять происходящее. А Дюл смотрел сквозь прищуренные глаза на меня.
  - Вспоминаешь, девочка? Ты же помнишь прикосновения? Смотри, что помню я.
  Меня резко развернули к зеркальному окну. Там отражались мы. Властный, высокий, сильный терштай, в руках которого замерла испуганная девушка семнадцати лет.. Мои крылья имели и белые, и черные перья. Темные волосы с белыми прядками заплетены в две косы длиной почти до середины бедра. Рука мужчины собственнически скользнула с плеча на грудь, слегка замерла, и опустилась на живот, вжимая мое невидимое тело в себя, что я чувствовала его стальные мышцы.
  - Только тогда девочке нравились объятья и поцелуи.. Вспомнила?
  - Дюл, скотина, отпусти девочку, ты испугал ее, - Вмешался Гал, но терштай отмахнулся
  Сдерживая подкатывающую панику, склонила покорно голову. Дюл вздрогнул и ослабил хватку:
  - Кьяза...
  Удара он не ожидал. Его снесло до ограждения балкона, и от падения спасли лишь крылья. Гал бросился ко мне, удостоверившись что с партнером все в порядке. Задержка оказалась роковой. Я успела выстроить защитный барьер, втягивая в себя темную силу ратуши. В старые времена здесь была и тюрьма, поэтому мне хватило силы. Удар мощью смертельной энергии не убил эрштая, поскольку я не собиралась никого убивать.
  - Лич! - выдохнули штаи. Появившаяся охрана барахталась в расставленных ловушках, а я не отказала себе в удовольствии предстать в том обличии, что мне продемонстрировали.
  - Труп лича, - слегка склонила голову в высокомерном поклоне, - точнее фантом трупа лича. Высшая нежить, не подлежащая уничтожению. Которую вы попытались ... Даже термина правильного не подберу. Обесчестить? То есть априори назвать главу извращенцем? Я как-то воспитана иначе. Будем считать, что вы пытались ограничить мою свободу. Соответственно, согласно заключенным договоренностям, имею прав требовать компенсацию.
  - Не докажешь, - хмыкнул терштай.
  - А мне и не надо. Я выставлю обвинения против вас, Глава Дюл. Тогда свидетельствовать будет Глава Гал в присутствии Гильдии Некромантов и Гильдии Ведунов. А он все видел и соврать не сможет, - я следила за метаниями терштая, - Глава Дюл, ваше поведение не типично для терштаев, я могу требовать вашей отставки.
  - И кто поверит фантому?
  - Я, и поддержу, - появление Санфео оказалось неожиданным. С ним был Ятсан.
  Магистр поманил меня рукой:
  - Иди сюда, мы уходим. Слишком поздно для визитов. Успокаивайся.
  Но я не успела сделать шаг, как Дюл резко сказал:
  - Я согласен на компенсацию. Что желаешь?
  Легкое движение...
  - Нет, Кьяза! - возглас магистра и Ятсана, но они не могут подойти им мешал щит.
  А я уже стояла вплотную к Дюлу и тихо говорила:
  - Забудь меня. Я не хочу никогда о вас слышать. Я не помню, что было в прошлом, и не хочу вспоминать. Я призрак, пусть могущественный, но призрак. Все. Не береди раны. Забудь. Исчезни из моей жизни.
  - Не могу, ты моя, - он тихо шепчет, не делая даже попытки дотронуться, и столько боли в его голосе, что я не выдерживаю и бросаюсь в сторону магистра. Меня вылавливает Ятсан и прижимает к себе.
  - Не трогай ее! - рык Дюла лишь сильнее напугал. Его едва сдерживал Гал, крича:
  - Уходите, он не в себе!
  Ятсан с места срывается в полет, и вот мы летим по ночному небу
  - Мы забыли там магистра.
  - Я, во-первых, не извозчик, да и не поднял вас двоих. Во-вторых, не тронут они Санфео. Не встревай, они сами разберутся.
  - Я его пара была?
  - Ты должна сама вспомнить.
  Я задумалась, и тут терштай разжал руки. Забыв про крылья за спиной, про то, что я бессмертна, завизжала так, что у самой уши заложило. Меня тут же подхватили.
  - Ты с ума сошел?! Я же испугалась!!!
  - Морок закрепи. Ты начала таять.
  - И что? Тебе бы легче было.
  - Мне нравится летать с тобой.
  В этот раз я вырвалась сама, вывернулась, переходя в бестелесное состояние, и камнем ушла вниз, под землю. Добраться тропами мертвых до кладбища не составило труда, как и наложить заклятье на склеп, чтобы никто не потревожил. Мне надо было осмыслить произошедшее. Сейчас визита в ратушу Глав я не боялась. Дюл проговорился, что мы знакомы и даже больше чем знакомы, так что угрозы с их стороны нет. Но образ. Я какой-то неправильный штай. Разноцветные крылья, бледная кожа при все остальных признаках эрштая. Кто я? Как я стала личом? И если Дюл моя пара.... О последнем не хотелось и думать. Он пугал меня. Как и Ятсан.
  Утром я вернулась в Гильдию некромантов. По тропам мертвых не пошла, справедливо опасаясь встречи либо с фанатиком, либо с двоечником, что по себе равнозначно. Это особая категория гениев, которая сначала делает, потом думает. Да и через раскрытые ворота я пробиралась с опаской. Не зря. Посреди двора меня ждала вся честная компания, а именно магистр, Ятсан, Ника с Зарайей, Талена и Редж. Их мрачные лица не предвещали ничего хорошего, казалось, еще секунда, и магистр снимет ремень и выпорет прям на площади. И не проскользнуть мимо них. Девчонки вроде не учуяли, а эти два гада уже заметили.
  Пришлось слегка обозначить свое присутствие легким маревом.
  - Кьяза! - девчонки прыгнули сквозь меня, и лишь Талена застыла в растерянности. Я спустилась к девочке и приняла знакомый ей образ.
  - Тебя покормили? Ты выспалась?
  - Да. Куда ты исчезла?
  - Мне надо было побыть одной. Талена, я же ... В общем, я не смогу всегда быть рядом, я ...
  - Ты сущность, которая потерялась. А когда ты себя найдешь? - наивный вопрос, но так много скрывающий в собственной сути. Я хотела уже поговорить с магистром, как сзади раздался злой окрик.
  - Нечисть, уйди от ребенка!
  А вот нельзя так со мной. Я, например, сразу вспоминаю, что я не заблудшая душа а вообще-то серьезный и злой темный маг. Очень могущественный. И очень злой.
  - Талена, бегом в дом. Редж, охранять!!!
  Девочка послушно припустила в сторону крыльца под присмотром дракоманта. А я развернулась. В воротах стояла ведунья. Сильная. Светловолосая, с одухотворенным лицом, в общем правильная до безобразия.
  - Ты кого нечистью назвала, блондинка? - фыркнула я.
  - Кьяза, остынь, - постарался отрезвить меня Санфео, но меня поддержали сестры.
  - Кьяза не нечисть!
  - А кто же? - гостья скрестила руки на груди.
  - Фантом трупа лича, - брякнула Ника.
  Ятсан опять давился от смеха.
  - Санфео, что у тебя за зоопарк? - возмутилась гостья, - и зачем тебе светлый ребенок?
  А мы втроем с девчонками фыркнули на нее.
  - Наядна, каким ветром тебя занесло?
  - Санфео, сначала на вопрос ответь.
  - Это моя дочь.
  Вот он, миг торжества! Мы с девчонками аж замерли от восторга, как буднично и спокойно сказал магистр фразу, которая убила ведунью. В переносном смысле. Она стояла, раскрыв рот и медленно переваривая информацию.
  - Ник, - шепнула я, - может подыграешь? Ну такой шанс их обоих ввести в транс.
  - А ты расскажешь, почему магистр и Ятсан бесятся?
  - Конечно.
  Пока Санфео вежливо ждал, когда светлая придет в себя, Ника быстренько прихорашивалась. Наконец светлая очнулась:
  - И кто же счастливая мать?
  - Я, - пришлось воплотиться в скелетик и помахать приветственно ручкой.
  Наядна неверяще обернулась к магистру и тот лишь подтвердил мои слова кивком. Говорить ничего не стал, поскольку едва сдерживал смех.
  - Ты женился? На фантоме??? Ты с катушек съехал.
  - Нет, не на Кьязе, она просто мама - магистр протянул в раздумьях, - у меня есть невеста, кажется, - но продолжить ему не дали...
  Ника походкой от бедра подошла к ошеломленному некроманту, подхватив его за ручку:
  - Дорогой, может объяснишь мне, что это за жертва химической промышленности?
  Мы с Зарайей помирали со смеху, с другой стороны по стенке сползал Ятсан, схватившийся за живот. А хранительница грациозно мизинчиком вернула отвисшую челюсть магистра на место и посильней прижалась к нему.
  - Так кто это?
  К сожалению, помочь вернуть челюсть на место светлой было некому. А также случайным свидетелям из некромантов-жаворонков.
  - Так все, детский сад, достали, - пришел в себя и разозлился Санфео, - Кьяза, Ятсан и Наядна - марш в мой кабинет. Зарайя, я с утра задание дал, почему не выполняешь?
  - Так Ника помочь обещала.
  - Брысь в библиотеку, недоразумение некромантское!
  Светлая пришла в себя и молча отправилась в сторону здания Гильдии, за ней пошел Ятсан. Я же растворилась в воздухе, собираясь попасть в кабинет через окно. Не зря. Уже возле окна обернулась. Магистр и Ника с упоением ругались, при это магистр не выпускал из рук рассерженную девушку. Я нырнула в кабинет и устроилась на подоконнике.
  - Ну и что там? -вошедший через дверь Ятсан устремился ко мне.
  - Ругаются, - фыркнула я.
  - Ну да, ну да, впрочем так тоже можно ругаться, - хмыкнул в ответ терштай.
  Я вновь выглянула в окно. Эти двое уже целовались, причем столь же страстно, как и спорили до этого. Проходящие мимо некроманты и адепты, спотыкались, замирая с раскрытыми ртами от удивления, а потом ускоряли шаг, стыдливо пряча глаза.
  - Прогресс налицо, - вздохнула я, переводя взгляд на ведунью, что по-хозяйски устроилась в одном из кресел.
  - Кьяза, ты чего? - покатился со смеху Ятсан, - только сейчас узнала? Они уже давно встречаются!
  - Тогда что в склепе было?
  - А тогда она в очередной раз ему отказала. Магистр ее уже год как замуж зовет!
  - Полтора, - фыркнула ведунья, - но брат не сдается. Значит, Кьяза?
  - Брат?!! - Ятсан даже икнул.
  - Брат, старший, родной. А не то, что вы подумали, - ехидненько пояснила ведунья и вздохнула, - она его полтора года мурыжит. Ей, видите ли нравиться, что Санни в окно лазает, а ему же по статусу не положено, ну не серьезно же. Глава Гильдии, ректор института, маг-некромант высшего разряда и к какой-то пигалице в окно.
  - А зачем он лазает? - решила уточнить я.
  - Ну ей же нравится, - пожала плечами ведунья, - отчего девушке приятное не сделать?
  Мы переглянулись с терштаем и снова рассмеялись, представляя, как магистр карабкается по стене.
  На удивление магистр присоединился к нам достаточно быстро. Проигнорировав ехидные смешки сестры и терштая, он сел в кресло, покачался и указал пальцем на живых:
  - Комментарии оставьте себе. Сейчас решить надо вопрос с девочками.
  - Которыми? - посерьезнела Наядна.
  - Най, первую ты видела. Неинициированная ведунья семи лет от роду. Талена. Родители погибли. Вчера были похороны и вчера же Кьяза привела ребенка в склеп, поскольку родственники выгнали ребенка на улицу. Девочка притащила домой дракоманта. Сегодня родственники подали заявление в полицию о пропаже.
  - Что?!!- возмутилась я, материализуясь на подоконнике.
  - Кьяз, успокойся, они не помнят, что сами виноваты, перепили на поминках. Готовы принять обратно, без питомца, естественно.
  - Нет.
  - Ну именно так я и ответил, - некромант вздохнул, - органы опеки хотят забрать ее в детский дом, пока приемная семья будет готовить документы. В общем, только если отдать девочку в Гильдию ведунов, тогда девочка избежит удочерения. Именно поэтому я и пригласил Наядну, как Главу ведунов.
  - Я готова приютить ребенка, у нас и правда будет лучше. При твоем контроле могу и дракоманта забрать. Пока не вырос, пусть живет, - согласилась его сестра, - а что за вторая девочка?
  Я отвернулась и преувеличенно внимательно рассматривала двор. Нет, я понимала, что так будет лучше для Талены, там живые люди. Но почему так больно? За спиной раздался вздох.
  - Най, все сложнее. И все не так просто с Таленой, - некромант говорил с паузами, тщательно подбирая слова, - есть вторая девочка, точнее девушка. Кьяза. Та самая, которую ты назвала нечистью. Ну по состоянию на сегодняшний день, она высшая нечисть с высочайшим магическим потенциалом темной силы, неустойчивым характером, что свойственно молодым людям и даже простительно, однако при ее могуществе различного вида приступы гнева взрывоопасны для окружающих. Кьяза, не обижайся, но ты как пороховая бочка, то ли рванет, то ли нет.
  Я заинтересованно посмотрела на магистра. А он продолжил:
  - Особенность личей состоит в том, что чем больше времени проходит с обращения, тем больше теряется рассудок, возможность трезво мыслить моральными нормами. Проще говоря не заморачиваются моральной стороной вопроса. Личи в большинстве своем исследователи, и в какой то момент теоретические выкладки с лабораторными опытами требуют подтверждения на практике. Чем старше и соответственно могущественней лич, тем меньше его заботит моральный аспект исследований и возможная угроза живым. Гильдия отслеживает адекватность нечисти, и демиличи, то есть высшая степень личей, подлежат упокоению. Аналогично и с фантомами. Ты весьма молодой фантом, и поэтому неопасный пока, но уникальность происхождения... Впрочем, я отвлекся. Твое желание опекать девочку плюс некоторые особенности дают возможность утверждать, что нынешнее состояние обратимо, с учетом насильственной смерти бессмертного. Надо только найти филактерию. Именно поэтому, Най, я не могу отдать Талену тебе. Их взаимная привязанность держит Кьязу здесь и как не грубо не звучало, сохраняет рассудок.
  - Судя по всему, ты много обо мне знаешь... - я даже не спрашивала, я утверждала.
  - Много, - согласился Санфео, - теперь практически все. С помощью Ятсана мы восстановили всю картинку произошедшего с тобой, за исключением ключевых моментов, а именно перехода в личи и затем в фантома.
  Я перевела взгляд на терштая, мрачно следившего за нашим разговором, и он кивнул в подтверждение.
  - Рассказать мне не хотите? - я пыталась говорить спокойно, однако раздражение потихоньку плескалось ядом.
  - Мы не можем, ты должна сама все вспомнить, - тихо сказал Ятсан, - это обязательное условие для возврата. Наши слова субъективны в оценке твоих действий и у тебя может создаться ложная картинка прошлого, а такое убьет тебя. Важно, чтобы ты сама все вспомнила. Прости.
  Я облокотилась на раму. Вспомнить сама. Что? Кого?
  - Ты был в моей прошлой жизни, Ятсан? Кем ты в ней был?
  - Ты должна сама вспомнить.
  Успокоиться, растаять и найти Талену. Да, именно так. Сейчас лучше уйти и переключиться.
  Девочка с Никой и Зарайей дрессировала дракоманта, хотя у меня создалось впечатление, что все наоборот. Все четверо замерли, увидев меня.
  - Кьяза?
  - Наядна, глава Гильдии ведунов, хочет забрать Талену к себе вместе с дракомантом.
  Девочка насупилась, а Редж заворчал недовольно, оглядывая нас всех. Я же устроилась рядом с ребенком:
  - Магистр пока не настроен отдавать тебя, так что выше нос. Я думаю, пришлют ведунью в качестве няни. Кстати, Талена, а ты в школу ходишь?
  - Нет, мама говорила, что мне осенью купят букет и платье и отведут в первый класс. Но теперь мамы нет, - шмыгнула малышка носом.
  - Значит, платье и букет купим тебе мы, и сделаем большие белые банты. Все обзавидуются, ведь тебя поведут в школу Главы Гильдий.
  - Эта белобрысая? - фыркнула Ника.
  - Это сестра магистра, - пояснила я, вставая, - можешь не ревновать. Хотя на его месте за полтора года мотания нервов, я бы уже на сестру твою переключилась. Впрочем, если вам двоим нравится играть спектакль, играйте.
  - Эээ, Наставник как мужчина мне не интересен, - запротестовала Зарайя, - и вообще любовь учебе помеха. Ты лучше расскажи, что там с Дюлом и Галом? И почему бесится Ятсан и Санфео?
  Я вздохнула и рассказала все о нашем разговоре с штаями, включая описание нашего ухода с ратуши. Талена сбежала гонять мячик по двору Гильдии. Было забавно наблюдать, что некроманты с удовольствие подыгрывали ребенку, а также пытались накормить конфетами и фруктами. Да и Ника не вызывала опасений, наоборот, притягивала любопытные взгляды. Судя по всему, Санфео решил больше не потакать капризам рыжей занозы, и вскоре ей придется принять предложение.
  - Запутанно все. Ты была парой Дюла?
  - Не помню.
  - А сколько тебе лет?
  - Не помню.
  - Но так не может быть.
  - Зарайя, тебе не кажется, что все мое существование противоречит законам логики и мироздания?
  - Ты расстроена?
  - Самая большая мечта - стать собой. Не находится в промежуточным состоянии между живыми и мертвыми. Либо уж умереть окончательно, либо жить. Хотя лукавлю, хочу жить. Но я не понимаю, как мне надо вспомнить то, чего я не помню.
  - А мне мама говорил, что если забыла, надо вернуться на то место, где забыла, - оказывается, Талена нас внимательно слушала.
  - А мама не говорила, что подслушивать нехорошо? - фыркнула Ника и повернулась ко мне, - слушай, а Талена права...
  - А куда?
  - Ну ведь хоть что-то ты помнишь?
  - Имя, что была личом, и у меня точно были крылья... Остальное нельзя брать на веру, это были воспоминания Дюла.
  - Крылатые расы лишь дракоманты и штаи, - раздался тонкий голос.
  Мы переглянулись...
  - А Редж говорить умеет, - восхищенно выдохнула Талена.
  А мелкое хвостатое и крылатое недоразумение зевнуло, потрясло головой и посмотрело на нас. Молча.
  Я подняла голову и увидела следившего за нами через окно магистра.
  - Мне надо в Черные Земли. И потом в горы к штаям. Я к магистру, пусть поможет добраться.
  - И мы с тобой! - завизжали девчонки, но я их не слышала, взлетая напрямую в кабинет магистра.
  - Что такое? - спросил он.
  - Мне надо в Черные земли, потом к штаям.
  - Ятсан уже ушел выкупать билеты. Тебе как бы без надобности, а на нас нужны.
  - Кому нам?
  - Ятсану и мне, мы едем с тобой. Еще я беру Зарайю.
  - Мы тоже едем, - донеслось возмущенное из дверей. Там стояли счастливая до безобразия Зарайя и обиженные Талена и Ника. Редж притворялся обычным животным.
  - Нет, детям и светлым нечего делать в Черных землях.
  - Магистр, я одну сестру не отпущу!
  - Я хочу с мамой!
  Редж молчал, но воинственно сопел.
  - Санфео, а разве дракоманты говорят? - сдала я хитреца.
  Магистр плюнул со злостью и достал телефон.
  - Ятсан, на всю когорту бери билеты. Данные сейчас пришлю.
   Девчонки радостно завопили, да и я улыбалась. Магистр тем временем набирал что-то на телефоне и поманил хранительницу:
  - При одном условии, Ника, подойди сюда.
  Та недоверчиво приблизилась к нему, он же, даже не отрывая глаз от телефона, тихонько шепнул несколько слов на ухо. Она попыталась возмутиться, но он лишь уточнил:
  - Не согласна? Я удаляю твои данные для Ятсана?
  - Хорошо, - скрипнула зубами она.
  - Идите, собирайте вещи. Талена, останься. Надо поговорить.
  Глава 4. Ночь перед путешествием.
  Девочка послушно вошла в кабинет и замерла посередине. Санфео приблизился к девочки, присел на корточки, чтобы сровняться в росте и серьезно сказал:
  - Талена, я утром был в органах опеки и подал заявление на удочерение. К сожалению, твои тетя и дядя против. А значит, дело будет решаться через суд. Немножко все затянется, но пока тебе разрешили жить у меня. Так получилось, что у тебя светлый дар, а я владею темным. Моя сестра Наядна главная среди ведуний, ты будешь у нее учится. Но взять в поездку я тебя не могу, Черные земли не для маленьких светлых девочек. Ты поживешь с Наядной, а потом Кьяза вернется и мы тебя возьмем обратно сюда жить. Ты же умная девочка, правда?
  Смотреть на закусившую губу девочку со слезами на глазах было невыносимо.
  - Санфео, там действительно все так плохо?
  - Я не знаю, что именно нас ждет, Кьяза. Для дракомантов светлые серьезный раздражитель, а тут ребенок.
  - Ты сам говорил, что она словно якорь для меня.
  Он вздохнул:
  - Есть еще одно препятствие, на нее у меня нет документов и не будет до суда. Я не готов идти к Главам на поклон. Не после вчерашнего твоего демарша.
  - Дюл должен мне компенсацию за моральный ущерб и домогания. Идем, - я направилась к выходу.
  - Кьяза, нельзя так с ними.
  - А со мной можно? Помогать никто не собирается, так не мешайте. Талена и Редж едут со мной и точка.
  Санфео хотел попробовать другие аргументы, но тут к нам заглянул студент института:
  - Меня послал сюда Вердиль, секретарь ректората. Там вас ждут Главы и они очень рассерженные.
  - Иди, сейчас буду, - магистр вздохнул, - ну что, Кьяза, на ловца и зверь бежит. Мой совет, просить лучше у Гала. Больше шансов на безвозмездную помощь. Талена, бери свое питомца и руку давай.
  Ожидавшие в кабинете Главы не ожидали нашего появления в таком составе. При виде ребенка они недобро взглянули на магистра, тот вздохнул и попросил:
  - Талена, детка, подожди у Вердиль, пусть она тебе яблоко что ли почистит.
  Девочка с удовольствием сбежала к секретарю, а Санфео плотно закрыл дверь и повесил полог тишины:
  - Ну что, обращаться официально, или по старой дружбе поговорим откровенно?
  - Второе, - ответил Дюл.
  Сегодня он был собран и спокоен. Гал же, наоборот, пристально следил за мной, не отрывая взгляд. Я устроилась на подоконнике, сразу приняв форму лича, чем вызвала тень неудовольствия на лицах штаев.
  - Так чем обязан?
  - Жалобы на тебя пошли. На территории Гильдии проживают светлые, говорят, насильно удерживаешь, - сказал Дюл.
  - Недоказуемо. Одна из них будущая дочь, вторая - невеста, будущая.
  - Будущая невеста или жена?
  - Невеста, - хмыкнул Санфео, - мораль читать будешь? Так опоздал уже. На полгода точно.
  - А куда еще год делся?
  - Все чин чинарем было, я Наставник ее сестры, а тут, сам понимаешь, Кодекс профессионалов. Еще претензии?
  - Что вчера было на кладбище?
  - Практические занятия, не более.
  - Санфео, хоть мне не ври, - хмыкнул Гал, - с каких пор терштаи участвуют в практических занятиях? И потом, на кладбище не было студентов некромантов, за исключением одной особы с уже полученной лицензией и тебя.
  - Гал, я сказал вам официальную версию, дальше придумаете сами. С общественным закончили?
  - Не наглей.
  - У меня нет выбора. Речь идет о Кьязе.
  - Слушаем.
  Они даже подобрались, превращаясь в хищников. Я смотрела на них, пытаясь понять, что же им всем известно. Если предположить, что я штай, правда неправильный и Дюл моя пара в семье, то тогда у меня пара в профессиональной сфере. Ятсан? Ерунда, они оба ненавидят друг друга, даже за километр видно. А Санфео продолжал:
  - Мы с Ятсаном сумели практически все восстановить в хронологии. Подробности сообщу позже. Думаю, что вас сейчас больше интересует выводы. В общем, процесс обратим, если найдем филактерию. Но Кьяза должна все вспомнить сама, без подсказок извне. Дюл, тебя это в первую очередь касается. Никаких подсказок, намеков, демонстраций. Иначе она умрет.
  Штаи, когда узнали об обратимости процесса, слегка расслабились, и последние слова заставили их вздрогнуть.
  - Что ты хочешь?
  - Мне нужны..., - начал Санфео, но его оборвали.
  - Кьяза, что ты хочешь? - спросил Дюл, не отрывая от меня горящего взгляда, полного неприкрытой страсти.
   Настолько, что я вижу, как он склоняется надо мной, с таким же жадным взглядом, только губы изогнулись в соблазняющей улыбке. Склоняется? Я лежу? 'Девочка моя, доверься мне' - 'А если отец узнает?' - 'Не узнает, я все предусмотрел, малышка'.
  Воспоминание осязаемое и яркое, что я чувствую горячие ладони, поглаживающие грудь в жадной ласке, обжигающее дыхание, касание губ, властных и нежных одновременно, и черные крылья над нами, слегка дрожащих от сдерживаемой страсти. Резко пропал воздух, хочется вздохнуть полной грудью, но сердце заходилось в бешеной гонке. Сердце? Разве мне надо дышать? Где-то издали слышались голоса:
  - Дюл, не смей!
  - Гал, я не знаю, что она видит!
  - Гал, не трогай их, пусть вспоминает, ей нужны завязки! Ятсан, уйди!
  - Кьяза, нет!
  Мир сужается до зеленых глаз напротив меня, где бушует огонь. Подавив панику, отдаюсь во власть образов, столь реальных, что проникновение мужчины внутрь ощущаю словно он сейчас берет меня, тело пронзает горячая волна желания и страсти, что я едва сдержала стон. 'Тише, девочка, тише, больше больно не будет' - 'Мне не больно' -'Я буду нежен'. Нас накрывает черными крыльями, что, касаясь разгоряченной кожи, обостряют чувственность момента.
  Я не выдержала, прерывая зрительный контакт с терштаем. Остатки разума сорвало откровенными картинками воспоминания, и я бью на уничтожение по Дюлу. Что происходит дальше, сливается в хаос, из которого меня выдергивает лишь то, что свет вокруг исчезает:
  - Кьяза, нет, прошу тебя, нельзя, успокойся, вернись!
  Меня держал Ятсан, сжимая до исступления, закрыв крыльями и повторяя:
  - Остановись, нельзя, ты можешь, вернись!!!
  - Я убила их?- голос тих и незнаком даже мне. Ответ слышать не хочется. В случае утвердительного меня ждет упокоение. Фантом, убивший живого, начинает деградировать.
  - Нет, Санфео прикрыл, успокаивайся.
  - И даже не подпалила крылья?
  - Увы, промахнулась, - усмехнулся он.
  - Жаль. Ничего, найду папу и пожалуюсь на то, что вспомнила.
  Ятсан уже опустил крылья и мою последнюю фразу услышали все.
  - А что ты вспомнила? - изгнанник не торопился отпускать меня.
  - Ээээ, так, ничего особенного, даже не поняла особо, - как хорошо, что я скелет и краснеть не умею.
  Санфео уронил голову на руки. Ятсан скрипнул зубами, но больше меня привлекла реакция Глав. Дюл изо всех сил старался сдержать эмоции, которые раздирали его. Причем они были настолько богаты, что стало слегка жалко чернокрылого- это и смятение, и какая-то затаенная радость и боль, и горечь, улыбка и... Стыд или стыдливость, не готова была сказать, но уши терштая слегка покраснели. Ошеломляющая картина, однако был персонаж, который переплюнул по красноте Дюла. Гал просто пылал, сжимая руки в кулаки,играя желваками:
  - Ну Дюл, ну удружил. Сволочь ты, достал уже меня своими выходками.
  В общем по реакции мужчин мне стало понятно, что именно я вспомнила - ни для кого не секрет. Надеюсь, что хотя бы о том, что это был мой первый опыт с мужчиной, догадывался лишь один из присутствующих.
  - А когда мы выезжаем? - я сменила тему разговора, одновременно освобождаясь из объятий Ятсана.
  - Завтра утром.
  - Надеюсь, документы на Талену успеют приготовить. Я не хотела бы откладывать поездку.
  - Куда вы едете, Санфео? - Дюл посмотрел на магистра, который уже насмеялся.
  - В Черные земли, - охотно тот ответил, - Нам надо найти филактерию. Это необходимо для обратного ритуала.
  - Она там?
  - Кьяза сказала, что ей надо туда, так что не вижу смысла не ехать. У нас тут уже целая экспедиция собралась. Хотите присоединиться?
  Вот так теряют челюсть. Причем дуэтом. И я и Ятсан стояли, открыв рты от изумления и возмущения, заметив которое Санфео пояснил:
  - Ты же хотела в горы, Ятсан изгнанник, а Дюл и Гал могут помочь туда попасть. Не забывай, посторонним вход на территорию штаев запрещен.
  Главы резко поднялись с кресел:
  - Встретимся в Черных землях. Документы на девочку получите вечером, наше условие, что твоя сестра едет вместе с ребенком.
  - Изощренная месть, Гал, ты на меня навешиваешь пять женщин, как я с ними справлюсь?
  - Ну раньше же справлялся. С тобой Ятсан, он поможет, - хмыкнул эрштай, а Дюл лишь сверкнул глазами в сторону изгнанного терштая, и Главы покинули в кабинет.
  - Зачем они нам? Зачем ты их позвал? - набросился на некроманта Ятсан.
  - Остынь, парень, - резко оборвал его Санфео, - они также как и ты, заинтересованы в успехе дела.
  - Ага, ты провоцируешь Кьязу, она ведь итак еле сдерживается.
  - Послушай, изгнанник, - Санфео чеканил слова, а в кабинете резко потемнело и похолодало. Вокруг магистра сгущалась магия смерти, и он уже больше не был балагуром и добрым дядюшкой. Перед нами стоял грозный некромант, - за длительное время у нас с тобой не получилась продвинуться ни на йоту. А Дюл со второй встречи вызвал воспоминания, и не важно, о чем они. Важен результат. Мне плевать на твои разногласия с Главами, я вообще не уверен, что хоть кто-нибудь из вас с терштаем говорит правду. Мне нужен результат, и я добьюсь его любой ценой.
  - Первоначально...
  - Молчи, терштай! - приказ был сделан вполголоса, однако мне захотелось спрятаться под стол. Ятсан выскочил из кабинета, громко хлопнув дверью.
  - У тебя тоже свой расчет на меня? - тьма рассеялась, некромант перестал внушать страх.
  - Кьяза, когда вспомнишь, ты все поймешь. При Дюле ты испытываешь сильные эмоциональные всплески, которые вскрывают воспоминания. Давай отложим в сторону твою ненависть к нему и расчетливо будем использовать ваши взаимоотношения, чтобы добиться результата. Я могу лишь сказать, что как только вернется память и мы найдем филактерию, можно будет провести обратный ритуал.
  - А где возьмем тело? Я точно помню, что в филактерии только сердце.
  - Ты сомневаешься в моей силе? Ты можешь материализоваться, так что с оболочкой проблем не возникнет. Кстати, меня все интересует вопрос, а почему плесень на костях?
   Вот почему то опять захотелось покраснеть, да что такое, я уже давно не испытывала столько разнообразных эмоций за короткий промежуток времени.
  - Так красивее, и цвет забавный.
  Он рассмеялся:
  - Я то думал, что плесень имеет глубинный смысл. Женщина, одним словом.
  Я буркнула и облаком направилась в сторону окна, намереваясь наконец отдохнуть в подвале. Но вредный магистр меня окликнул:
  - Кьяза, когда папу встретишь, не надо ему рассказывать об этом воспоминании. Папы обычно болезненно переживают утрату девственности дочерей.
  Да чтоб тебя тьма поглотила или Ника еще год мурыжила! Приземлившись на четыре конечности, я возмущенно посмотрела на него:
  - Чисто из вежливости мог бы промолчать!
  - Мог, но предпочитаю заранее предупредить, я могу и буду считывать твои воспоминания, пока ты в состоянии нечисти, уж прости за термин. Мы не имеем право подсказывать и рассказывать, но направлять в нужную сторону могу. Тем более есть шанс, что проанализировав твои воспоминания и соотнеся с тем, что я знаю, поиски филактерии ускорятся. Так что постарайся спокойнее относится к этому.
  Я лишь пожала плечами и пошла на выход. А там на меня налетело личное стихийное бедствие под именем Талена.
  - Кьяза, я хочу с вами.
  - Ты едешь с нами, но при условии, что слушаешься Наядну беспрекословно, - воспользовалась своей материальностью и погладила малышку по голове, - пойми, я немного не совсем человек, и не всегда могу помочь тебе или помнить о том, что тебе надо есть, спать. Давай пойдем вещи соберем, пока я еще могу чтото делать.
  - А у меня нет одежды. Она у тети.
  Я шлепнула себя по лбу. Точно, я ж ребенка с улицы забрала. Пришлось вернутся к магистру.
  - Что случилось?
  - У Талены одежды нет, все у родственников.
  - Я уже созвонился с Наядной, она послала туда пару ведуний, которые все приготовят. Талена, девочка, найди Зарайю и Нику, скажи, что я попросил их за тобой последить. Кьяза, отправляйся отдыхать. Все, мне надо передать дела перед отъездом. Да, забыл, Реджа оставь здесь.
  - Зачем?
  - Мы с ним пообщаемся, - уклончиво ответил магистр, поднимая дракоманта на руки и сажая на стол. Я с удивлением обнаружила, что зверек подрос немного. Раза в два.
  - Так, дети, брысь отсюда. Кьяза, никаких расследований и попыток покинуть территорию Гильдии. Я поставил охранки. Отдохни.
  Я отвела Талену к сестрам, а потом нахально ускользнула от расспросов в тот самый подвал, который мне показали вчера. День был в разгаре и давил на меня, вводя в состояние анабиоза.
  Я очнулась лишь ближе к полуночи и первым делом рванула к Талене. Девочка спала, а возле ее подушки свернувшись клубком дрых дракомант. Учуяв меня, он открыл один глаз и цыкнул на меня:
  - Тсс.
  - Притворщик, я с тобой потом поговорю, - пригрозила я ему, оглядываясь. Вещи девочки уже привезли, возле кровати стоял небольшой рюкзак для путешествия, а в кресле лежала подготовленная назавтра одежда.
  - Наядна все приготовила, - еле слышно фыркнул дракомант, - плохая из тебя мамаша.
  - Я вообще уникальная, а вот ты...
  - Видать хорошо тебя головой приложили, - он спрыгнул на пол и отошел к окну, бесцеремонно поманив меня хвостом, - иди сюда, а то разбудишь девочку.
  - Рога пообломаю, - пригрозила ему.
  - Ты ничего не помнишь совсем? - он проигнорировал угрозу.
  - Ты не похож на детеныша. Слишком разумный для младенца.
  - Нас бросают матери, когда мы становимся совершеннолетними. Ну как бросают, скорее выпускают в свободное плавание. Вот такая мы раса.
  - Вы не животные, - дошло до меня, - ну ты и гад. Она же ребенок!
  - Мне магистр приказал. Как бы выбора нет, или притворяться питомцем и носиться за мячиком, или отправиться к адептам в качестве наглядного пособия.
  - Ятсан упомянул, что тебе три месяца...
  - Ну да, просто в силу особенностей мы быстро учимся. Дракоманты хорошо владеют ментальной магией и телепатией. И рождаемся мы вполне разумными, пеленки не пачкаем. Впитать в себя все, что необходимо для полноценной взрослой жизни, можно и за два месяца, после этого еще месяц чисто для адаптации тела и физиологии, и мы вполне дееспособны.
  - То есть детства нет?
  - Ну почему же, просто после совершеннолетия мы считаемся молодняком и нам дают десяток лет на безумства и хулиганства, прежде чем обязывают к полноценной взрослой жизни. А бесчинствовать лучше с хорошим багажом знаний.
  Я опустилась возле него облаком:
  - Тогда почему ты послушался магистра? И почему я должна верить, что ты не навредишь девочке? И если ты раса, то ты?
  - На первый вопрос не могу ответить, на второй - я отношусь к ней как к маленькой сестренке, не обиду даже без приказа магистра. Талена по сути спасла меня, когда я по дурости рванул к людям и заинтересовался садом возле ратуши. И сдуру еще слишком близко подошел к розам справедливости. В курсе что за зверь эти растения?
  Еще бы не знать. Куст темно-бордовых роз, практически черных вывели и посадили в саду светлые еще во времена противостояния некромантов и ведунов. Зачарованные цветы кроме обычных способов питания еще высасывали души темных, кто имел неосторожность к ним приблизиться. Но самое обидное, что посадившая их ведунья что-то намудрила, и уничтожить их не смогли, когда наконец темные и светлые договорились о взаимовыгодном сотрудничестве. В результате куст по-прежнему растет в саду, только его огораживает колпак из горного хрусталя, нейтрализующий дурман, который привлекает темных. Вот такой юмор у светлых.
  - Там же колпак!
  - А я его разбил, когда падал. Сигнализация сработала быстро, но Таленка оказалась быстрее, тем более она там рядом сидела.
  - Жуть, - искренне посочувствовала я, - но вернемся к замечанию о расах...
  Редж вздохнул и попросил:
  - Отвернись.
  Я послушно поменяла направление зрения. Вокруг было тихо, и ничто по-прежнему не нарушало тишину.
  - Поворачивайся.
  Я обернулась и от неожиданности снова стала материальной. За моей спиной сидел голый мальчишка лет восемнадцати, если на человеческий возраст переводить. Обычный такой паренек с каштановой взъерошенной шевелюрой, из которой спускались две черные тонкие косички, круглолицый со слегка длинноватым носом. Единственное что не вписывалось в обыденную картину - это темные глаза c белым зрачком и пара рожек, которые смешно торчали из под прически. Редж прикрывался стянутым покрывалом, и не мигая, смотрел на меня
  - Офигеть, - выдохнула я, - а крылья?
  Он молча повернулся спиной, которую украшала татуировка. Замысловатые, испещренные рунами крылья выглядели как настоящие. Я потянулась к ним, но дракомант отпрянул:
  - Эй, что за домогательства??
  - Иди ты, я просто хотела потрогать.
  - Слушай, ты правда ничего не помнишь? Штаи прекрасно знают о двухипостасной сущности дракомантов. Да и некроманты, особенно те, кто уже со стажем, тоже в курсе.
  - Нет, блин, притворяюсь.
  Весь спор мы вели шепотом, боясь разбудить малышку. Редж вздохнул:
  - О нас специально ходят разные слухи и мифы, чтобы не было желающих использовать наши умения в корыстных целях. Менталисты, телепаты, маги с силой смерти - идеальные преступники.
  - Это да.
  После короткого молчания я спросила:
  - А ты в транс умеешь погружать?
  - Да без проблем. А кого надо?
  - Меня. Вдруг я под гипнозом все вспомню.
  Редж покосился на меня и извиняющим тоном сказал:
  - Кьяз, ты только не обижайся. Но у тебя же мозгов нет.
  - Это ты сейчас в каком смысле меня попытался оскорбить?
  Редж хмыкнул:
  - Ты фантом, а мне для воздействия нужны материальные мозги, в которых кровь бегает и куча разных нервных окончаний. В общем не твой случай. Хотя... Интересно, а чем ты сейчас думаешь?
  Я не выдержала и ткнула в него пальцем. Он в шутку ойкнул и потер место удара:
  - Костлявая ты больно. Отвернись.
  Я послушно отвернулась, а он перешел в ящеровидную ипостась, зевнул:
  - Все, мне пора спать, я еще расту и отдых необходим. Иди, не обидит ее никто.
  Да уж, растет он знатно. Сейчас, после разговора со мной, он был размером с хорошего волкодава. Потоптался возле кровати девочки и завалился на полу, свернувшись клубком. Сверкнул на меня черным глазом:
  - Иди погуляй что ли, может где тебя и осенит.
  Совет был разумный, можно конечно навестить Глав и еще раз довести Дюла, попытавшись его поджарить. Единственное, боюсь прибить раньше времени, жалко все же, и так по жизни не повезло влюбиться в меня. Странно, Гал не вызывал противоречивых чувств, скорее наоборот, вызывал легкую симпатию. А вместе они приводили к здравому решению - держаться от них подальше.
  Вылетев во двор гильдии, бросила взгляд на кабинет магистра. Темно. Гхм, надеюсь, выбирая между объятиями Ники и сработавшими охранками, он все-таки предпочтет первое. Тем более охранки простые и они не распространяются на тропы мертвых.
  А город спал. Даже влюбленные парочки предпочли сегодня остаться дома, после предыдущей ночи сумасшедшего праздника. Впрочем, меня данный факт не огорчал, никто не мешал фантому, особо не маскируясь, прогуливаться по сонным улицам. К сожалению, город не вызывал никаких эмоций, лишь легкую меланхолию, которую поддерживала полная луна. Плутания по ночным лабиринтам все равно вывели меня к ратуши. Я вспомнила про появление дракоманта и решила погулять по саду. Возле роз справедливости.
  В свете бледной луны розы зловеще чернели на фоне зеленых листьев, поблескивая капельками росы. Восстановленный колпак над ними создавал искрящуюся пелену, переливаясь мертвенным светом на обманчиво хрупких гранях. Завораживающие зрелище. Я устроилась в тени старой виторины и гипнотизировала жуткие цветы.
  - А ты знаешь, какие легенды рассказывают про Розы справедливости? - меньше всего я готова была здесь встретить именно этого живого.
  Магистр присел рядом и тоже уставился на розы.
  - Я вроде обошла все охранки.
  - Я бы сказал, очень ювелирно обошла. Про тропы мертвых я не подумал.
  - Тогда как ты меня нашел?
  - Не только у тебя бессонница, - он отвечал коротко, следя за моей реакцией.
  - Ага, и имя ей Ника. Санфео, все в порядке, я никуда не полезу и ничего не сломаю. Можешь возвращаться к девушке.
  - Во-первых, девушка уже спит, самолично спел колыбельную. Маленькая она еще, устает быстро.
  Я смутилась, почему-то вспомнив эпизод с Дюлом из прошлого. Если у них примерно также, то неудивительно, что Ника устала, удивительно, почему магистр на ногах.
  - Это хорошо, что ты цепляешься за воспоминания,- хмыкнул некромант.
  - Подглядывать нехорошо, - буркнула я, - а во-вторых?
  - Во-вторых, Главы у нас хорошие, опытные управленцы, не хотелось бы сейчас их менять. А вот твоя реакция на одного из них и непреодолимое желание его прикончить заставляет волноваться. Чем же тебе Дюл не угодил?
  - Он домогается до меня.
  - Ну, с учетом его чувств, сложно сдерживаться, даже когда любимая - фантом лича.
  -Вот-вот, я злобный лич, это моя суть. Злобный исследователь ученый. А ваш Дюл - извращенец.
  - Вот о злобе я и хотел поговорить с тобой. Кьяза, каждый всплеск злобы разрушает твой рассудок, приближая к демиличу. А вот забота о Талене, переживания за ребят, сочувствие - они позволяют балансировать на той тонкой грани, переступив которую ты не сможешь вернуться.
  - И как я от нее далека?
  - Ты стоишь на ней, слишком долго тебя искали. Поэтому сдерживайся, ты же умница, можешь управлять своими эмоциями.
  - Но приступы злобы редки.
  - Однако они разрушительны, - вздохнул магистр, - нам повезло, что Зарайя решила привести умертвие с кладбища, а не воспользоваться моргами Гильдии.
  - Угу, сомнительное везение. Она за мной с ритуальным ножом час по кладбищу гонялась.
  - Удивительно способная ученица, лишь бы характер не испортился.
  Я взлетела вверх и приняв облик бесплотного лича, повисла вниз головой и тихо спросила:
  - Вы, правда, меня искали?
  Санфео посмотрел на меня, затем облокотился на ствол дерева и начал рассказывать:
  - Ты же знаешь, что не бывает абсолютно темных или светлых магов. В каждом из нас присутствует частица смерти и жизни. Розы справедливости лояльны к темным магам вопреки сказкам, что любят рассказывать детям. Они действительно вытягивают душу того, кто их срывает, но только если он задумал плохое. А человек с чистым сердцем может их сорвать, даже если он темный маг. Зло не черное, плохим может быть и светлый маг.
  - А как же сказки о том, что их надо подкармливать пеплом праха некромантов? - полюбопытствовала я.
  - Ага, убитых и сожженных на алтаре в подвале ратуши, причем перед этим сердце, надо вырезать заранее, проткнуть и сжечь силой света, - развеселился магистр, - ну на худой конец, полить сцеженной до последней капли кровью.
  - Брр, гадость какая, - передернула плечами.
  - Не говори. Но самое любопытное, сорванная роза становиться обычным цветком, безопасным для окружающих.
  - То есть колпак, чтобы... - догадалась я.
  - Да, чтобы идиоты и самоубийцы не портили окружающий ландшафт своими остатками, - он потянулся и встал, - тебя искали и весьма долго. Пора возвращаться. Завтра рано выезжаем.
  Он подождал, пока спущусь и протянул руку:
  - Я хочу немного поспать, а твое поведение слишком непредсказуемое. Позволь погрузить тебя в забытье. Обещаю, как только сядем в поезд, сразу же выпущу.
  Я замерла, в руке магистр держал маленький ковчег с рунами смерти. Он аккуратно открыл крышку и тихо сказал:
  - Кьяза, верь мне. Когда ты вспомнишь, то все поймешь, а пока доверься. Хотя бы потому что сон в ковчеге избавит тебя от встречи с Дюлом, который идет в нашу сторону.
   Он знал, чем меня купить. Я нырнула в тишь ковчега и даже сама захлопнула крышку, накладывая изнутри свои щиты. Магистр провел рукой, запечатывая ларец.
  - Магистр! - голос Дюла доносился слегка приглушенно.
  - Глава Дюл, чем могу быть полезен?
  - Я хотел поговорить о Кьязе, вернее, услышать от тебя ....
  - Нет, Дюл, наберись терпения, - Санфео спокойно перебил терштая, - жди. Пока она не вспомнит, никаких разговоров. Мой совет, постарайся держать себя в руках в присутствии фантома. И сам целее будешь, и она будет стабильней. Время и злость Кьязы играют против нас. И если тебя успокоит, то на Ятсана действует тот же запрет.
  - Он ее обнимает!
  - Она ему больше доверяет. Я устал, Дюл, за двое суток обзавелся невестой, дочерью, совершеннолетним дракомантом и сильным фантомом. Многие на похожее тратят гораздо больше времени, ну хотя бы в вопросе появления детей точно. Завтра вечером мы будем в предместье Черных земель, в местечке Масито. Жду вас там. До встречи.
  Мерное покачивание ларца возвестило, что Санфео направился домой, я воспользовалась передышкой и абсолютным уединением, чтобы уйти в забытье. Интуиция подсказывала, что скоро все перевернется с ног на голову.
  
  Глава 5. Начало путешествия.
  Утро или нет, но вновь вернуться к реальности меня заставило чье-то нытье. Прислушалась и едва не бросилась наружу, однако потом разобралась в звуках. Ныла Талена, причем не по делу, а капризов ради:
  - Я хочу к Кьязе. Ты обещал, что она с нами поедет.
  - Талена, детка, давай ты закроешь ротик, позволишь мне усадить весь ваш дурдом в вагон и потом я выслушаю все твои претензии, - чрезвычайно добрые и спокойные интонации Санфео просто сигнализировали - магистр на грани и сдерживается лишь чудом. Я поудобней устроилась в ковчеге и приготовилась слушать спектакль.
  - Господин Такиан, добрый день, - а это очевидно, проводник, - решили попутешествовать? А кто сие юное создание.
  - Моя дочь. Милейший, подскажите, мы хоть туда пришли? Нам до Масито поезд нужен.
  - Да, будьте добры ваши билетики.
  Послышалось шуршание. Талена продолжала бубнить про то, что без меня не поедет.
  - А на зверушку ветеринарный паспорт есть? Ага, спасибо. Удивительный зверь, страшноватый. Вы только ошейник и намордник с него не снимайте. Не хотелось бы остальных пассажиров напугать. Кто это?
  - Это Редж, - охотно пояснила Талена, - он драко... - слова утонули, словно девочке закрыли рот.
  - Спасибо, Ятсан, хоть какая-то помощь. Это уникальный зверек, генетический эксперимент. Надеюсь, остальные пассажиры предупреждены, что в наш вагон лучше не заходить. Не хочу, чтобы они напугали Реджа.
  Я фыркнула, представив дракоманта в ошейнике.
  - Ух ты, весь вагон в нашем распоряжении? - это Зарайя, - а нам долго ехать? Я ловца снов успею сплести?
  - А у тебя есть перья? - Ника,- и вообще, магистр, тебе не кажется, что отдельный вагон это чересчур...
  - Девочки. Просто. Сядьте. В вагон. Пожалуйста, - интересно, чем они его утром так довели.
  - Наядна опаздывает, - Ятсан попытался неудачно перевести тему.
  - Я заметил, - короткий ответ, - иди проследи за нашими стихийными бедствиями.
  - Не, магистр, Зарайя четко обозначила свои намерения.
  - Да пусть плетет, может хоть кто-то от меня отстанет. Где Кьяза где Кьяза. Уже два часа мозг выносят.
  - Но перья то она из меня щипать будет. Кстати, а где Кьяза?
  В ответ Санфео зарычал, возможно он бы и покрепче что сказал, но тут наконец появилась Наядна:
  - Простите, господа задержали. Ятсан, занеси мой багаж, пожалуйста.
  - Я бы удивился, если ты пришла вовремя, - вздохнул магистр, пока ворчащий Ятсан с проводником шебуршили вещами.
  - Знаете что, магистр, не язвите. Поезд еще не отправляется.
  - Ну что вы, светлая, я лишь констатирую факт.
  Фырчание и тихий голос проводника:
  - Сочувствую вам, господин Такиан. Пожалуйста, займите свои места. Отправляемся.
  Некоторое время ничего не происходило, кроме обычной суеты, что бывает в начале путешествия, поскольку было утро, меня вновь начинало клонить в забытье, когда ты отключаешься от действительности, растворяясь в окружающем мире, становясь его частицей. Но полностью отрешиться от действительности не дали.
  - Реджу не идет розовый ошейник, он мальчик, - обиженно протянула малышка и вновь заканючила, - где Кьяза?
  - Талена, не прыгай. Зарайя , сними ошейник с Реджа, - интересно, если у магистра сейчас такой усталый голос, то что будет потом?
  - А ему идет, - съехидничала некромантка.
  - Блонди, ведь обернусь, я его на тебя надену и саму выгуливать на поводочке буду ,- рыкнул дракомант, не выдержав.
  - В ошейнике? Не получится, зверушка. Ты зачем мне сумку изнутри прогрыз?
  - Сразу видно блонди, дышать то мне надо было! Сними, паразитка, ошейник!
  - Ни за что!
  - Знаешь, седая девочка, я передумал. Я выгуливать тебя не буду, лучше я только в нем тебя...
  - Заткнись, Редж! Тут ребенок! - не выдержал магистр под сдавленные смешки остальных, которые тут же стихли.
  Меня слегка тряхнуло, и ковчег стукнулся обо что-то.
  - Ой, какая шкатулка, - возвестил ребенок и зловредно добавил, - где Кьяза?
  - С меня хватит. Талена, не трогай ковчег, Ятсан, пожалуйста, забери Реджа, пусть принимает человеческую ипостась, только одеждой с ним поделись. Зарайя, отведи Талену к Наядне. Пусть вас теперь сестренка терпит.
  Звуки стихли.
  - Устал, любимый? - я сильно удивилась, едва узнав в столь нежной реплике голос вредины Хранительницы.
  - Ника, иди сюда, милая. Устал, вы все нервы вымотаете, пока доедем. Даже адепты более послушны и менее проблемны, чем ваша компания.
  - Мы слегка шумные и все. Не больше, чем раньше.
  - Рыжая, не дразни. Ну почему ты такая колючка на людях? Мне надоело скрываться.
  - Санни, я светлая из древней династии Светлых хранителей, ты темный, и не просто темный, а магистр некромант. Родители вообще ставили на то, что ты на Зарайю обратишь внимание. У них мечта пристроить темное пятно в нашем генеалогическом древе. В прямом и переносном смысле. Но ведь сестренка не виновата в своем даре. И если родители узнают...
  - Ника, за что ты так со мной, я который год лазаю к тебе в окна на потеху всему городу.
  - Санни, пожалуйста, - жалостливую мольбу подкрепил звук поцелуя, который тут же отсек все возражения мужчины.
  Судя по шороху одежды, магистр нашел себе более интересное занятие. Ээээ, я не согласна. Может я и не вижу, но все слышу и... Тьма, я даже подать сигнала не могу, попытка покричать окончилась крахом, очевидно вчера некромант слишком устал и сделал лишь одностороннюю звукоизоляцию.
  - Хорошо, понял, заткнулся и продолжаю разыгрывать роль идиота. Ника, учти, если ты забеременеешь, я не позволю больше вертеть мной. Мы поженимся.
  - Для этого надо забеременеть, - лукавый голос девушки явно намекал на что-то.
  - Я тебе помогу, - поддержал игру некромант, - прямо сейчас.
  - А если войдут? - вопрос больше был кокетливым сопротивлением, когда 'нет' больше означает 'да'.
  - Не войдут, все у Наядны чай пьют с плюшками. Но даже если что вдруг, я поставил защиту.
  - И Кьяза?
  Тишина была ей ответом. Полная и абсолютная. Я даже поразилась профессиональности некроманта, так быстро разоблачить даму. Но продолжение разговора показало, что я была о магистре слишком хорошего мнения. Или все же плохого?
  - Ника, ты специально? - тяжкий вздох.
  - Санни?
  - Поздравь, дорогая, ты действуешь на меня сногсшибательно и мозговыносительно. Надеюсь, я хоть звукоизоляцию поставил, и наша фантом ничего не услышала. И вообще она спит.
  - Санни? - изумление Ники достигло своего пика.
  - Солнышко, в ковчеге Кьяза, я же не мог ее во всеувидение принести на вокзал. Подожди секунду и не делай поспешных выводов. Надеюсь, вчера я все же был более собранный.
  Я даже не знала, разочаровывать магистра или же подыграть. Ларец взяли в руки, и защиту мы сняли одновременно. Вырвавшись на свободу, я слегка зависла под потолком, и оглядев парочку, рассмеялась. Ника придерживала расстегнутую блузку, хватая воздух ртом, то ли от смущения, то ли от негодования. Некромант пытался строго смотреть на меня.
  - Звукоизоляция была односторонней, и я честно пыталась подать знак, что все слышу, - подколола я влюбленных, и рванула через стенки в сторону остальных. Кто знает, что магистру в голову придет.
  Траекторию полета я не рассчитала, поэтому попала в коридор вагона, где проводник нес пару бокалов, очевидно в сторону купе Наядны. При виде меня он взвизгнул и уронил чай на пол.
  - Приведение! Нечисть! Спасите!
  - Фантом, с вашего позволения, уничтожению не подлежу. И вообще, отвернитесь, я не одета.
  Вот что значит, муштра и долгий опыт работы. Проводник замолк, покраснел и отвернулся от меня. Еще один любитель костей. Воспользовавшись заминкой и устрашившись разъяренного магистра, который выскочил из купе, я нырнула в купе главной ведуньей, Ну это мне так показалось, на самом деле купе было пустое, практически. Если не считать Реджа в человеческом облике, спасибо, что хоть штаны надел, и Зарайи, яростно дерущихся. Ритуальный нож некромантки валялся на полу, там же лежал небольшой кусочек отрезанной косички дракоманта. Приглядевшись, я поняла, что ребята не то чтобы дерутся, скорее даже..
  - Редж, Зарайя! Кьяза! - прогремело от дверей.
  Эти двое отпрыгнули друг от друга, а я захихикала противненько, замечая зацелованную смущенную некромантку. Парень тоже слегка был растерян. явно замышлялось сначала совершенно иное. Приглядевшись, увидела на полу остатки поводка. Ошейник обнаружился на шее Зарайи.
  - Редж, руки оторву, - неистовствовал Санфео, и причины его несдержанности мне были понятны, несмотря на то, что Ника предпочла отсидеться в купе, - Зарайя, я сказал снять ошейник. Я вам ребенка доверил.
  -Они решили увеличить их количество, - хихикнула из-под потолка, - на вас же магистр, надежды нет.
  - Стой, зараза бесплотная, развею и подниму! - пригрозили мне, но я уже сквозь стены рванула в следующее купе.
  Какая прелесть, опять практически пустое. В конце концов, эти двое молчали и не двигались. Я даже прислушалась, дышат ли, поскольку меня они тоже не видели. Терштай гипнотизировал светлую, а Наядна сверлила взглядом Ятсана.
  - В гляделки играем? - невинно поинтересовалась я.
  - Изыди, нечистая, - отмахнулась Наядна.
  - На себя посмотри, у тебя нос в шоколаде, чистая ты наша, - обиделась я.
  Ятсан не выдержал и расхохотался, потом вздохнул:
  - Кьяза, из-за тебя мне в дцатый раз придется перетаскивать вещи ее светлости.
  - Супер, ну хоть вы себя прилично ведете! - порадоваться мне не дали. Магистр, собственной персоной:
  - Так, иди сюда, прозрачное недоразумение, есть разговор, - он старался казаться строгим.
  - Санни, я ничего не видела и практически ничего не слышала. И вообще сам виноват, - ой, зря я его так назвала.
  - Кьяза, пожалуйста, пойдем поговорим. Наедине.
  - Я тебя боюсь, - сказала честно, прячась за Наядну, хихикнула и наябедничала, - а они тут в гляделки играют. Скоро перейдут на новый уровень. Не экспедиция, а разврат.
  - Кьяза, - зарычали мужчины дуэтом.
  - Круто, - восхитилась Наядна, - мне требуется больше времени, чтобы довести брата.
  - Хочешь, научу? Санфео, успокойся, ничего больше не случится. Ну согласись, сам виноват, - примирительно сказала я, - иди уж. Я никому не расскажу.
  - Кьяза, ты же знаешь, что мертвецы тоже могут болтать, - устало вздохнул Санфео, пропуская в купе поникших Зарайю и Реджа, затем прислушался, - ладно. Наядна, оставляю этих на твое попечение. Достанут, шли в соседнее купе. И шоколад с носа сотри.
  Он предупреждающе посмотрел на меня и вышел.
   - А чего наставник такой злой? - спросила Зарайя.
  - Вообще то он был с твоей сестрой, а его отвлекли, - хмыкнула я, устраиваясь на карнизе окна.
  - Да ладно, мы лишь с Таленой хотели одну косичку Реджа на... - не договорив, она побледнела, а все остальные подскочили.
  - Где Талена?! - наш вопль в унисон заставил вагон испуганно дернуться, а в коридоре вновь взвизгнул проводник, звон стекла сообщил, что и эти порции чая не дошли до адресата.
  Также в унисон все рванули к дверям. Мне повезло, мое состояние позволило пронестись сквозь стены.
   В соседнем купе никого не было, его торжественно занимали чемоданы Наядны и немножко багажа от остальных членов экспедиции. А вот в следующем купе я с размаху впечаталась в смуглую грудь мужчины. Эрштая, если быть точной. Ну, а если прям давать все технические характеристики, то меня осторожно за лопатки держал Гал.
  - Отпусти, - попросила я. Эрштай вызывал во мне недоверие и симпатию одновременно. .
  - Куда летела, что случилось? - он осторожно убрал руки, демонстрируя ладони, словно подтверждал мирные намерения. Голос звучал мягко и успокаивающе.
  - Талена исчезла, - неожиданно для себя я всхлипнула, словно маленькая девочка.
  Он нахмурился:
  - Поезд не останавливался, значит, она гуляет по вагонам. Не волнуйся, найдем девочку.
  Снаружи послышался грохот, Гал удивленно изогнул бровь.
  - Наверно, остальным удалось наконец выйти из купе.
  Эрштай хмыкнул и выглянул в коридор, там стояла практически звенящая тишина, которую нарушал мерный спокойный голос Дюла. Он бесстрастно отчитывал остальных за невнимательный присмотр за ребенком. Гал немного послушал, затем позвал друга:
  - Дюл, верни сюда ребенка.
  - Надеюсь, вы усвоите урок, сделаете правильные выводы и будете в будущем вести себя более ответственно. Иначе я буду вынужден аннулировать документы Талены Чероты, что весьма огорчит магистра Санфео Такиана. Мне жаль, что у столь достойного человека столь нерадивые товарищи, - невозмутимо закончил чтение нотаций терштай и наконец вошел вместе с ребенком на руках.
  И если Глава был одет строго и выглядел внушительно, то девочка на его руках... Пока взрослые учиняли между собой разборки, Талена развлекала себя сама. В меру своей детской фантазии, под влиянием окружения взрослых и в условиях ограниченности ресурсов. Я расхохоталась в голос, увидя юную прелестницу с ярко красным лаком на ногтях, хотя, нет, все кончики пальцев были заманикюрены. Кажется, именно этот оттенок предпочитала наша хранительница. Рациональное зерно в маникюре было - выглядело устрашающе, да и пальцы от грязи защищены. Чистые белые колготочки были раскрашены в полоску помадой и фломастерами. Это уже влияние юной некромантки. На шее девочки был завязан ярко- розовый бант - в знак солидарности с Реджом. А к нежному кружевному платьишку невесть откуда взявшимся клеем были спереди наклеены черные перья. Вполне логично, чтобы сделать крылья на спине, платье пришлось бы снять, а Талена не стала заморачиваться условностями. Подозреваю, что с перьями расстался все- таки Ятсан. В одной руке ребенок держал столовый нож, и куклу, на которую вылили что-то белое. Во втором кулачке девочка сжимала мороженое на палочке, в котором была перепачкана ее мордашка. Капли подтаявшего лакомства уже запачкали парадный синий мундир Дюла, но он мужественно терпел.
  - Она была в вагоне ресторане. Я купил ей мороженое, - отчитался терштай, усаживая ребенка на сиденье. Затем он недовольно снял мундир, отшвырнул его в сторону и стал снимать гимнастерку, но его остановил эрштай:
  - Не рисуйся, иначе опять крылья подпалят.
  - А сам? - больше для проформы буркнул Дюл, но все же тонкую гимнастерку оставил, заметив мой внимательный взгляд
  Гал хмыкнул и потянулся за футболкой. Я тут же переключила внимание на него. Дело в том, что на футболке не было прорезей под крылья. Вообще. Я слышала про материальную магию штаев, но одно дело слышать, а другое - увидеть воочию. Дале произошло знаменательнейшее событие - Гал смутился.
  - Ты не могла бы отвернуться? - вежливо попросил он.
  - У нашего фантома чисто исследовательский интерес,- язвительно заметил Дюл, - сказывается прошлое лича, жаждущего новых знаний. Так что удовлетвори научное любопытство девочки.
  Я гневно посмотрела на темнокрылого. Оказывается он успел уже сменить гимнастерку на футболку модного дизайна. С растянутым воротом и несколькими порезами в районе груди, которые лишь подчеркивали спортивную фигуру штая. Невольно залюбовалась, погружаясь в недавно приобретенные воспоминания. Сзади раздался шорох, я резко обернулась, однако Гал уже успел одеться.
  - Я забираю Талену, ее надо отмыть, - решила воспользоваться предлогом, тем более мороженое закончилось.
  - А мне дядя Дюл купил шоколадку, она в кармашке, - радостно сообщил ребенок.
  Дядя Дюл... Меня накрыло.
   Я отчетливо вижу край обрыва, мои ноги, а мои ли они? Хотя боль в содранной до кости коленке и ручей крови я ощущаю очень реально. Значит, я вспоминаю детство? Очень весело. А еще жутко болит чуть ниже правой лопатки, простреливает, что даже пошевелиться боюсь. Крыло. Я осторожно оглядываюсь. Слева и справа отвесные стены, сзади гладкий камень. Я сижу на выступе на одном из утесов гор штаев. Сижу, тихо подвываю и хлюпаю носом. Мне страшно и больно. И почему то кружится голова. Вдали виднеется темное пятно Птица? Они сюда не залетают. А пятно приближается, вот уже различимы светлые волосы, хмурое лицо:
  - Дядя Дюл!
  Он пикирует ко мне и зависает неподалеку:
  - Не реви! Почему не летишь?
  - Крыло. Я не смогла, больно.
  Он еще больше хмурится и приказывает:
  -Я сейчас сниму тебя, только держись крепче, чтобы не сбило воздушным потоком. Иначе... Кьяза, просто держись.
  Меня действительно припечатывает к стенке, отчего боль в спине становится невыносимой. Я уже реву во весь голос, а меня подхватывают на руки и бережно прижимают к себе, стараясь не задеть поврежденное крыло.
  - Тише, девочка, сейчас вернемся к папе и маме, и будет все хорошо, - неожиданно ласково шепчет терштай, - не реви, слезами не поможешь. Ты скоро снова сможешь летать. Хочешь куплю тебе шоколадку?
  - И мармеладку.
  - Конечно, а также пирожное и мороженое, и твоя мама нам опять устроит нагоняй, что я тебя кормлю сладким перед обедом. Ятсан, гони к отцу, у Кьязы сломано основание правого крыла, пусть готовит операционную!
   Я дернулась, чтобы увидеть второго терштая, но мой взгляд наткнулся на Талену. Ребенок уже доел шоколадку, пока я замерла в прострации, и теперь на мордашке добавились темные разводы. Я вздохнула, и поманила ее к себе:
   - Пойдем, Талена, надо умыться и заодно ты мне расскажешь, зачем тебе нож.
   - А мне Зарайка свой не дала, сказала порежусь, - девочка охотно спрыгнула вниз и посеменила ко мне.
   - Что ты вспомнила? - тихонько спросил Дюл.
   Я резко повернулась к нему, благо нахождение в материальной форме позволяла на уровне движений демонстрировать свое настроение:
   - Пока я так и не увидела обещанного шоколада, мармелада, пирожных и мороженого. Так что, дядя Дюл, не собираюсь отвечать на твои вопросы.
   Крылатые расхохотались в голос.
   - Это замечательно, что вам весело. Хоть кто-то наслаждается поездкой, - мрачный голос магистра из дверей лишь добавил веселья Главам. А Санфео оглядел Талену, осторожно забрал у нее режущий предмет и ласково попросил:
   - Детка, беги к Нике, приведение в порядок маленьких поросят как раз ее призвание. Нет, ножик останется у меня, без рун он все равно не работает. И куклу попроси отмыть, если надо, я потом куплю тебе с белыми волосами. И, пожалуйста, не отрезай у Реджа больше косички, тем более Зарайкиным кинжал.
   Он выглянул в коридор, чтобы убедиться, что девочка попала в руки охающей хранительницы, которая тут же увела ее приводить в порядок.
   Затем повернулся к нам.
   - Мы договаривались, что вы не будете давить на Кьязу.
   - Она искала ребенка. Ты тоже нашел кому доверить Талену, - парировал Дюл, - двое из-за размещения поссорились, двое под действием гормонов бучу устроили. Я ребенка случайно заметил и не отказал в удовольствие последить за ней. Милое создание перезнакомилось с половиной поезда. Более того, ее накормили творожниками в ресторане. Готовься счет оплачивать, там было варенье из редкого в нынешний сезон терна. Да, еще. В люксе она у одного умыкнула крем от потливости ног, который налила на голову кукле.
   Санфео потер глаза, уселся рядом с Галом и повернулся ко мне.
   - Что вспомнила?
   - Ты же в курсе, - ответила я недовольно. Некромант устроился так, что свободное место осталось рядом с Дюлом, что меня абсолютно не радовало.
   - В курсе, но мне интересны твои выводы.
   - Мои крылья поменяли цвет после операции?
   В купе стало так тихо, что слышно было как через купе переругивались Редж и Зарайя.
   - Я не могу ответить на этот вопрос, - осторожно ответил некромант, - я не видел какого цвета твои крылья тогда были.
   Я замолкла возвращаясь во воспоминания.
  Скалы, серый камень. Ветер сильный, но теплый. Коленка разбитая. Золотистая кожа слегка обветрилась, и вторая коленка тоже расцарапана. Я слегка поворачиваю голову, чтобы понять, я упала сверху, чудом удержавшись, рядом на выступе лежат белые перья. Только белые перья в моих крыльях. Мне пять лет. Мы с Ятсаном играли в догонялки в запрещенном каньоне Скиртс.
   Провал, и вот я вновь с Дюлом.
   - Девочка моя, доверься мне.
   - А если отец узнает?
   - Не узнает, я все предусмотрел, малышка.
   Я вскидываю руки и нахально обхватываю его за шею, вырывая довольный рык. Мои руки. Белая кожа, еще белее, чем кожа терштая, почти фарфоровая, словно сияет. Кончики крыльев, моих крыльев, уже пестрых, где угольно-фиолетовые перья сочетаются с белоснежными.
   Вспомнила. Первую близость я выпросила у Дюла на собственное совершеннолетие в качестве его подарка мне. Надеялась забыть и забыться. Что? Или кого? И что же произошло, что я так сильно изменилась?
   Я расслабилась и растворилась, фантомом взлетела на карниз окна, и там устроилась, готовясь к допросу:
   -Санфео, я ведь могу узнать неопровержимые факты. Например, дату рождения?
   Магистр напрягся, но ответил:
   - Если ты мне скажешь свое полное имя.
   - Я его не помню.
   - Тогда мы не можем помочь. Кьяза, мы ходим на грани.
   Я понимала, что даже любой неоспоримый факт тянет за собой столько субъективных нюансов, но попробовать же можно было.
   - Я родилась эрштайной, - полуутвердительно, полувопросительно произнесла вслух.
   Два крылатых и один седой мужчина дружно кивнули.
   - В пять лет я сломала крыло.
   Еще один кивок.
   - И мы с Ятсаном дружили в детстве.
   Дверь тут же открылась, и упомянутый терштай заглянул в купе.
   - А почему без меня? - возмутился он.
   - Так ты Наядной занят был, - фыркнул Дюл. Гал промолчал. Я настороженно следила за их разговором, пытаясь отгадать их отношения.
   - Светлая капризничать изволили, выбирая, где ехать семь часов. Сейчас дамы заняты отмыванием Талены. Девочка использовала суперстойкую косметику в наведении красоты с добавление клея. Так мне можно присоединиться? Княжича звать?
  - Заходите, - вдруг покладисто согласился Санфео, отмахиваясь от недовольных штаев.
  Я замерла настороженно, думая, что за княжич. А за Ятсаном вошел гордый Редж.
  - Редж княжич? - удивилась я.
   И только я. Да что ж за попутчики и друзья? Значит, как домогаться, таскать на руках - они первые, а хоть что-то объяснить, так сама, дорогая, вспоминай.
  - Ну если мать княгиня дракомантов, то я княжич, наследный между прочим, - задрав нос, заявил довольный мальчишка.
  - Что ж ты, княжич, позволил традиционную косичку отрезать?
  - А ты предлагаешь Таленку ментально ударить? - взъярился дракомант на ехидную реплику Ятсана, - это седая зараза ребенка подговорила на диверсию, я даже опомниться не успел, как мелкая сидела на мне и пилила Зарайкин ножом волосы. Пришлось терпеть. Ничего, ошейник я на нее уже надел. Кстати, магистр, почему светлая может трогать ритуальный кинжал?
  - Я потом объясню, - нахмурился Санфео, а я не выдержала.
  - Можете обсуждать меня дальше. Не буду мешать вашему высокопоставленному мальчишнику.
  - Кьяза, - крик донесся уже почти в спину, когда я прямо через стенки направилась к дамам. В конце концов, сейчас день. Мне положено находиться в забытье, тем более солнце ярко светило в чистом голубом небе.
  Талену уже отмыли и переодели в удобный спортивный костюм. И сейчас три женщины - хранительница, некромантка и ведунья, пытались прийти к соглашению, как именно заплести волосы девочки. Вздохнув, я потянулась к магии смерти. Мне повезло, мы проезжали равнину с многочисленными деревнями, где кладбища были с незапамятных времен. Мысленно попросив прощения у жителей, я втянула в себя силу, надеясь, что умертвия получатся как всегда - спокойные, болтливые и вежливые. Но самое главное, я научилась поднимать их с ограниченным периодом активности. Максимум пара недель, и потом они сами упокоятся. Наибольший вред от них - будут интересоваться новостями науки, ну а что делать: каков лич, такие и умертвия. Мне же надо было с кем-нибудь общаться, а так весьма выгодно- ты их исследуешь, а они с тобой беседы умные ведут. Говорю же, я была мирным личом, даже не лезла к людям. Кому потребовалось убить такую лапочку - непонятно.
  Вытянутой силы хватило материализоваться в ту самую девушку с фиолетовыми глазами, только теперь мои черные волосы были заплетены в две косички, где причудливым узором вились белые пряди. Я и крылья воспроизвела именно такие, что показал мне Дюл.
  - Талена, хочешь я тебе косички заплету?
  Девочка завороженно кивнула.
  Я медленно расчесала ей волосы, разделила их на две части и стала плести. Руки сами выделяли, перекрещивали в замысловатый узор золотистые прядки. Я плела и пела в полнейшей тишине:
  - В серых горах штаи живут
  Назло всем ветрам песни поют
  В серых горах в седых облаках
  Штаи небесные песни поют
  Встретят закат, встретят восход
  Солнце им жаркие песни поет
  Ветер седой и ковыль молодой
  Штаям звенящие песни поют.
  Песня с незамысловатым мотивом и незатейливыми словами оживала.
  И вроде уже не я, а мне плетут косы, нежные мамины руки, перебирают пряди, вплетая разноцветные ленты с яркими бусинами. Мама поет мне слова про разноцветные песни штаев.
  - Ну вот и все, Кьязеныш. Теперь ты хоть на приличную эрштайну похожа.
  Моя мама терштайна. Красивая и улыбающаяся. Она обнимает, там в воспоминаниях.
   А в реальности я обнимала маленькую девочку передо мной.
  - Знаешь, надо тебе купить красивые ленты с бусинами, - я скрывала за бодрыми словами свое волнение. Подняв глаза, увидела в дверях Глав и Санфео. Все молчали и смотрели на меня. Молча. Красноречивы были взгляды, что я тут же развеяла материальный облик скользнула в купе магистра и закрылась самостоятельно в ковчеге. А теперь отдыхать. На лентах Талены охранки и маячки, если она опять останется одна, я тут же узнаю.
  
  Глава 6. Первые приключения.
  Охранки сработали через два часа. Я вынырнула из ковчега и прислушалась. Рядом никого не было, поезд покачивался, но мои ощущения говорили, что Талену похитили. Рванула к ней.
  Никто их не похищал. Троица угрюмо стояла на перроне забытого всеми полустанка. Перила покосились, бетон осыпался. Редж ругался, Зарайя в панике оглядывалась, а Талена шмыгала носом, сжимая в руке ленточки с бусинами.
  - И? - принимая более менее реальные очертания, грозно спросила я.
  - Мы от поезда отстали.
  - Я вижу. Но как?
  И тут старших прорвало. Оказывается, Таленка в окно на полустанке увидела ленты, точь в точь как у меня, стала канючить, но магистр запретил выходить из вагона, мотивируя тем, что поезд уже отправляется. Ну и троице не пришло ничего в голову лучше, как прокрасться через весь поезд в хвост и там выскочить. На минуточку. Ленточки купить. Купили. И посмотрели вдаль уходящему поезду.
  - Почему не догнали? Редж, ты бы их донес.
  - Кьяза, мы в предгорьях Туарен.
  А вот это очень и очень плохо. Если наш равнинный регион Вастель был одинаково населен и темными и светлыми, мирно сосуществуя, то в Туарене преобладали светлые, и здесь процветал махровым цветом геноцид темных. Несмотря на всеобщие законы о равенстве, темных в Туарене не было практически совсем, а кто и проживал, тот относился к второму сорту людей. И теперь наша компания была красной тряпкой для местного населения. Дракомант, некромант и фантом. И нам не поверят, что маленькая светлая наша подружка и подопечная, а не заложница.
  - Ты пробовала достучаться до Санфео? У вас же есть связь учителя и ученика? - спросила я Зарайю, оглядываясь вокруг.
  Редж еще раз ругнулся и покраснел:
  - Я ей ошейник вместе с блокировкой от магистра надел. Хотел позже поквитаться, и чтоб он не пришел на помощь. Ай, Кьяза! - он едва увернулся от маленькой молнии, - просто попугать хотел, все остальное только с согласия. А здесь снять его не получается. Не используй магию, привлечешь внимание.
  Да куда уж больше. На нас уже косились, собираясь вокруг перрона. Пришлось собрать остатки сил и материализоваться под чистокровную эрштайну в надежде что в немногочисленной деревне нет никого из сильных магов. Пока спасло.
   Толпа слегка расступилась, а Талена вложила ладошку в мою руку.
   - Редж, Зарайя, быстро за мной, - сил было мало, но я чувствовала кладбище рядом. Нам бы до него добраться, там я в своей стихии и смогу поддерживать материальную оболочку, давая возможность дракоманту обернуться. Нам дали спокойно спуститься и даже выйти на площадь,когда я поняла причину такой доброты. На площади стоял ведун.
   - Надо же, фантом, блокированный некромант и молодой дракомант, какая прелесть, - по бабьи взмахнул он руками, но тут же резко прошипел, - девочку отдайте, людоеды.
   Талена лишь сильнее вцепилась в мою ладонь. Редж отодвинулся в сторону, готовясь переметнуться, а Зарайя лишь сжала кулаки в бессильной злобе.
   - И с кем имею честь говорить? - решила потянуть я время.
   - Ребенка отдай, нечисть. Пока по-хорошему прошу.
   - Зачем?
   - Стерва, думаешь, я не знаю зачем вам ребенок? Я не дам загубить ее душу ради грязных опытов.
   Все ясно, фанатик. Я приняла форму скелета, чем вызвала крик ужаса среди толпы.
   - Редж, двух вынесешь? - тихо спросила я, со стороны выглядело, что я устрашающе клацаю зубами.
   - Да, смогу, а ты?
   - Передай Зарайе, что снять ошейник поможет ее капля крови. Как снимет, пусть кинет мне кинжал. Сам же оборачивайся, девчонок забери и уходи за облака. Княжич, за облака!
   - Мама, а ты? - Таленка стиснула мои кисти.
   - Меня нельзя убить, детка, - успокоила я и погладила ее по голове.
   Дальнейшее происходило быстро.
  Зарайя достала кинжал и чиркнула себя по ладони, прижимая затем окровавленную руку к ошейнику, нашептывая слова заклятья. Зеваки замерли, а некромантка не особо заботясь о целостности себя, секанула ритуальным ножом ошейник, разрезая мягкую кожу как масло. Почти одновременно я не совсем ласково толкнула Таленку к Реджу, который в виде дракоманта расправлял крылья. Надо же, мальчик подрос, его звериная ипостась была размером с хорошего коня, а размах крыльев превышал даже дюлевский, а терштай не из маленьких был по комплекции. Он выловил девочку передними лапами, одновременно хвостом придавая ускорение по зарайкиной попе, пока та вскакивала на него и хватала ребенка. Кинжал мне пришлось вырывать силой. Испачканный в крови некроманта, он был источником сил для меня. Не беря его в руки, я проводила взглядом улетавшего дракоманта, наблюдая тщетные попытки ведуна остановить беглецов. Все таки он слабоват как маг. Не сумел заметить защитный купол, который я накинула на площадь.
  - Ну а теперь, когда дети ушли, можем и поговорить, светлый, - начала разговор, давая возможность шебутной троице догнать поезд.
  - Ты умрешь! - завизжал он.
  - Скучно и обыденно, как минимум дважды уже умирала. Когда стала личом и потом, когда стала фантомом.
  - Так не бывает! - выдохнул он, а взгляд стал осмысленным.
  - Вот и я тем идиотам говорила - лича нельзя убить, а они сволочи, не послушались и вот результат,- ерничала я, - в следующий раз к тебе пошлю невежд, может ты их вразумишь?
  - Да избави Свет, - отшатнулся он.
  - Ну вот, так ведь неучами и помрут, - вздохнула огорченно я
  - Кто?
  - Ну те, которые лича убили.
  - Которого?
  - Меня.
  Светлый мотнул головой, почесал в затылке, затем потер лоб. Не помогло. В его системе мироздание наш разговор не укладывался. Но мужик попался упорный. Он решил зайти с другой стороны.
  - Ты фантом?
  - Разве непохожа? - рискнула уточнить.
  Ведун внимательно осмотрел меня с ног до головы
  - Эй, извращенец, - завопила я, старательно прикрываясь призрачными костлявыми ладошками, - куда смотришь? Не видишь, я голая?!
  Мужик осел кулем на землю. Остальные последовали его примеру, а некоторые даже глаза детям прикрыли, чтоб срамоту не смотрели. Точно идиоты и извращенцы. Я воспользовалась всеобщим столбняком и взмыла ввысь, откуда бросила:
  - Мужик, там у тебя три умертвия поднялось. Ты не бойся, когда они тебе теорию гравитации рассказывать начнут, лучше конспектируй. Это мое последнее увлечение. Они потом сами через две недельки в могилки зароются.
  Махнул на прощание туманным подобием крыла, умчалась за детьми, ритуальный кинжал как на веревочке полетел за мной. Повезло, обошлось малой кровью, вернее просто словами.
  Ребята не так уж далеко улетели. Они обнаружились примерно через пятнадцать минут полета в перелеске. Редж полусидел полустоял, облокотившись на поваленное дерево, в руках у него ревела перепуганная Зарайя, а парень ее утешал. Примечательно, что Талена сидела на том же бревне, и старательно, высунув язык, плела косички дракоманту. Не выдавая своего присутствия, прислушалась.
  - Идиот, я же с рождения с даром! А тут как дура беспомощна, все из-за тебя!
  - Ну извини, я же не думал, что так получится.хотел поеазать, каково это в ошейнике с рунами находиться. Успокойся, крошка, все прошло. Давай улыбнись. Подтирай слезы, нам надо поезд догнать, а ты из-за слез на спине не держишься. Талена, ты хоть волосы не вырывай!
  - А если с Кьязой что случится?
  - Вряд ли. Если она заставила меня уйти за облака, то собиралась бить на поражение огнем тьмы.
  Они оба замерли и синхронно выдали:
  - Блин!
  - Спокойно, я здесь, - мне пришлось обнаружить себя.
  Забавно, Зарайя тут же отскочила от парня, вытирая слезы и краснея. Все ясно. Я перевела взгляд на княжича, который продолжал терпеть опыты юного парикмахера, наблюдая напряженно за мной.
  - Ты прав, я собиралась бить огнем тьмы, но не по людям, а поверх них, чтобы ослепить. Почему вы не в поезде?
  - Тебя ждем.
  - А ревем чего?
  - Перенервничала, - буркнула некромантка.
  - Зарай, ты меня час по кладбищу гоняла, не нервничала, а тут. Запомни, твоя кровь снимает все блоки, наложенные на тебя. Даже прокушенная губа может вернуть силу.
  - Кинжал верни.
  Я легким пассом направила орудие к ней. Сейчас отдохнем и в путь. Есть шанс , что наше отсутствие не заметили.
  Увы, Дюл в столице региона запустил опасный механизм. Воспоминания рушились на меня внезапно, бессвязно и переворачивали картину бытия с ног на голову, заставляя глядеть по новому на казавшиеся знакомыми вещи и людей.
  Мы в темном подземелье. За спиной слышно тихое дыхание, но меня оно не пугает. Восхищенный взгляд прикован к столу, где лежат серебряные предметы. Я протягиваю руку, но меня останавливают:
  - Не спеши, ты можешь взять только одну вещь. Слушай сердце.
  Я киваю, но вновь протягиваю руку, лишь на секунду замерев, дотрагиваюсь до кинжала с тонким и узким лезвием. Рукоять искусно отделана гравировкой в виде перьев.
  - Удивительно, ну что ж. Дай руку.
  Мужчина изза спины осторожно сдвинул в сторону все остальное, положил кинжал. Также сжал мою левую руку, обхватив запястье. Я тут же фиксирую в память, что я смуглая:
  - Правая рука - жизнь. Левая рука - смерть. Ты уверена в выборе?
  - Да.
  - Кьяза, ты понимаешь, что это всего лишь имитация ритуала, который я тебе просто демонстрирую. Ты эрштайна, у тебя нет темного дара. В общем резать руки не будем.
  - Нет, учитель, ведь ничего же не будет?
  - Нет. Но кинжал я тебе подарю. Все равно, в нем лишь сердцевина из серебра, так он из стали.
  - Тогда режьте.
  Он достает свой нож, и осторожно прижимает лезвие к коже. Маленькая капелька крови срывается вниз, на мой новый кинжал. Вспышка, меня откидывает к стене и последнее что я вижу, как Санфео пытается разорвать черную сеть смерти, тянущейся от ритуального орудия ко мне.
  Я очнулась, лежала на траве. Надо мной склонилось три головы. Внимательно посмотрела на них и спросила:
  - Что?
  - Ты из себя уже два часа изображаешь доисторическое ископаемое, - просветил меня Редж, - в смысле не шевелишься. Примерно в радиусе десяти метров по невидимой границе вокруг нас шастают злые штаи, разъяренный некромант с ремнем в руке и беснующая хранительница. И Наядна без багажа, поэтому.... Слышь, а подержи их за щитом еще пару часиков, а? Меня еще никогда не пороли. Да и мы то непричем. Кстати, расскажи как ставила. У щита офигенная проницаемость - нам накидали еды и воды, но сами они пройти не могут.
  - Ага, а еще, - Зарайя помялась, роясь в кармане, - в общем ты лежишь на моем кинжале, хотя никто не может прикоснуться к нему, кроме тебя и Талены, хотя я не понимаю, почему. И еще вот, плесень пропала.
  Она протянула зеркальце. В нем отражался скелет, но с ним было что-то не так. Потом поняла. Плесень действительно исчезла, а на костях местами расплывчато и невнятно просвечивались легкие контуры мышц. Не везде. Но они были. Я пригляделась в череп. Он тоже хаотично затягивался чем то похожим на мясо, но удивительно другое. В глазницах появились глаза. Настоящие, темнофиолетовые, слегка раскосые. Мои.
  Я неспеша села и достала кинжал. Так и есть, это тот самый кинжал , после наполнения кровью которым я стала некромантом. Санфео рассказывал мне о некромантии, я попросила его показать ритуал инициирования, и он отвел меня в подвалы гильдии, где инсценировал ритуал, но почему-то все пошло неправильно, и инсценировка стала полноправным таинством.
  Я прикрыла глаза, черная сеть, объединяющая ритуальный предмет и некроманта опутывал нас троих и связывал с кинжалом. Меня, Зарайю и Талену.
   Я вновь легла, игнорируя крики и возмущения Санфео и остальных взрослых. Честно говоря, меня конечно сложно выпороть, но мало ли что придет в голову учителю. Вдруг закрепит оболочку и высечет? Итак, Санфео учил меня некромантии. Почему? Зачем? А мои родители в курсе этих занятий? Кинжал. Почему он вернулся обратно в Гиильдию? Почему его выбрала Зарайя Я приподнялась на локтях и спросила некромантку:
   - Как ты выбрала ритуальный предмет? Он лежал на столе?
   Зарайя бросила испуганный взгляд на магистра. Я проследила за ними - старшие за границами щита изображали из себя статуи соляные. Все бледные, даже Гал.
   - Отвечай, от этого зависит много.
   - Со стола мне ничего не приглянулось. Мне отменили инициирование, и я ушла в угол, где и нашла его под камнем. Наставник удивился, но потом провел все таки инициирование. Меня тогда об стенку нехило приложило, но больше приключений не было.
   Я вновь приняла горизонтальное положение. Возможно нож решил,что через некромантку, тем более такую взбалмошную и рожденную в светлой семье, меня можно будет найти. Очень часто ритуальные предметы обладают 'мнимым разумом', настолько крепка связь между ними и хозяином. Не, не так... Скорее всего я, пока помнила все и была личом, сделала привязку, чтобы кинжал могла взять вот такая же необыкновенная личность, как и я. А Зарайя как раз уникальна, сильная темная, рожденная среди светлых. Взять и найти меня. Зачем? Чтобы вернуться? Не помню.
   Ладно, с некроманткой разобрались. А Талена?
   - А у папы был такой же ножик, - девочка протянула руку, и через мои ребра вытащила кинжал, особо не заботясь моральной стороной вопроса, - и даже не один.
   Талена Черота? Чероты - хранители войны в нашем городе. Темные хранители-кузнецы, которые изготавливали оружие, в том числе и для некромантов. Девочка чистая светлая, рожденная среди темных.
   - Какая прелесть, - я села и забрала из рук ребенка острый предмет, - зайка, отдай мне ножик, Реджу идут косички.
  Удивительно, но сохранять материальную форму удавалось легко. А еще можно мигать глазами. Поскольку наши приключения заняли достаточное время, то было решено разбить лагерь. Наядна долго сокрушалась по забытым чемоданам, но что в них - не сознавалась. Щит я сняла лишь после того, как все взрослые пообещали использовать ремни лишь по их прямому назначению, а именно для поддержки брюк. Что совершенно не спасло Реджа. Все штаи и магистр по очереди отвесили ему подзатыльники. К ним присоединилась Ника, и мальчишка обиделся, обернулся в животную ипостась. А тут уже обстучись, покрытая жесткой чешуей морда была непробиваемая, а если еще вспомнить про рога и колючий гребень. Но зато я разобралась, куда у дракомантов исчезает одежда. Они ее прячут под чешую.
  В итоге от княжича отстали все, кроме Талены. Ребенок обрадовался новой забаве и полчаса ходила за Реджом, канюча ему на ухо, чтобы он ее покатал. Парень сдался, и счастливые вопли девочки разносились с неба Остальные обустраивали палаточный городок. Кроме меня. Обнаружив, что я могу моргать и вращать глазами, ушла в нирвану. Живые не поймут, но сами ощущения от обычных движений дарили умиротворение и радость. Хоть иллюзорно, но я жива! Я могу чувствовать!!! Живые меня не поняли. Они косились на сидящий в центре скелет, который то открывал, то закрывал глаза. Иногда я меняла вид деятельности, вращая глазными яблоками, смотря то вправо то влево. Попытки со мной поговорить оканчивались провалом. Я совершенно не собиралась ни с кем общаться. Я обиделась! Они то все обо мне знают, а меня после каждого воспоминания словно по голове кувалдой бьют. И учитель тоже хорош. И этот, который вроде любит. И второй, который друг детства. Любят они, как же... Странная любовь, я страдаю от амнезии, а они помогать отказываются. А еще обиделась на родителей. Почему они меня не ищут? И на хранительницу, которая на глазах у Санфео флиртовала с Ятсаном, вгоняя последнего в краску. Изгнанник уже не знал, куда деться от столь обильного внимания хранительницы. Магистр же спокойно смотрел на выкрутасы любимой, чем обижал меня сильнее. И на Наядну, которая решила заняться воспитанием Зарайи. И на Зарайю, которая молча выслушивала нотации. И на Гала, только не придумала за что, но все равно обиделась . В общем на всех обиделась. Поэтому сижу и моргаю глазами.
  
  Глава 7. Пурпурный ветер и сапфировый кот.
  А вечером меня ждало новое развлечение. Живые поужинали и разбрелись по палаткам, не обращая внимание на меня, ушедшую в медитацию. Ну это они так думали, на самом деле я шпионила в надежде узнать о себе что нибудь новое. Первой в палатке скрылась Наядна, предварительно загнав с собой Талену и Зарайю. Некромантка, наверно настолько устала от нудных поучений светлой, что безропотно сдалась. Потом отдельную палатку заняли Главы, еще одну поделили Ятсан и Редж. Предпоследняя палатка досталась Магистру и Нике. Санфео прошелся по периметру, поставил защиту от всех посторонних и потусторонних, еще раз сделал попытку поговорить со мной. Но натолкнулся на стену молчания, я лишь приоткрыла один глаз и надменно посмотрела на него. Плюнув в сторону, он ушел за Никой, не забыв повесить беззвучный полог на палатку. Для кого поставили последнюю палатку, я так и не поняла сначала.
  Удостоверившись что все ушли спать, я перестала изображать статую с моргающими глазами, а с удовольствием встала, потянулась и развеялась, взлетев на ближайшего дерево, повиснув головой вниз. Эх, раньше надо было так сделать. Мир вверх тормашками так забавен, но было бы веселее, если бы остальные сновали по полянке.
  Словно услышав меня, сначала из палатки мальчишек высунулась голова Ятсана:
  - Кьяза, - тихо позвал он.
  - Ятсан, ложись спать, - тут же донесся голос магистра, - завтра рано выдвигаемся.
  - Сан, кто тебе спать не дает? - пробурчал во весь голос Гал.
  - Попрошу без грязных инсинуаций, - возмутилась звонко Ника.
  - Так помой их, - ввернул едкое словцо Редж.
  Над поляной раздался хохот штаев, который оборвал шепот светлой Наядны:
  - Если разбудите Талену, то сами с ней возиться будете.
  Действенная угроза. Над лагерем тут же повисла тишина. Ятсан подождал, пока все затихнут, и вылез из палатки:
  - Кьяза.
  - Ятсан, я же сказал.
  - Санфео, сейчас Талена будет ночевать с тобой и Никой.
  И вновь тишина. Хорошая у нас девочка, если ее именем пугают магистра, главу Гильдии некромантов. Я замерла, следя за оглядывающим окрестности Ятсаном. К нему присоединился Санфео.
  - Не трогай ее. Не сейчас.
  - Она обиделась.
  - Я в курсе, Ятсан, поэтому и не трогай ее, пусть остынет. Иди спать.
  Они разошлись. И вновь все уснуло. Прошло еще четверть часа, и действо продолжилось. Только в этот раз из палатки вылез Редж. Парень беззвучно добрался до пустой палатки, проверил ее незанятость и перебрался ближе к палатке дам. Я почувствовала, как он использовал ментальную магию, едва уловимую. Через секунду в палатке послышался шорох:
  - Ты куда?
  - В кустики, - буркнула Зарайя
  - В другую сторону от мальчиков.
  - Тьма, а я как раз к ним собралась заглянуть. Там удобнее всего.
  - Девочка...
  - Таленку сама укладывать будешь, Светлая зануда?
  Некромантка выскочила и действительно зашагала в сторону рощицы. Но Редж, сидевший в засаде, подкрался сзади, поймал ее, зажав рот рукой, и развернул к себе. Это было впечатляющее зрелище. Он просто смотрел на девчонку, а у нее на лице сменялись эмоции со скоростью света, в зависимости от того что он ей 'говорил' телепатически . Сначала испуг, затем удивление, недоверие сменило возмущение, затем она расслабилась. Редж отпустил ее и даже поднял руки. Зря. Зарайка тут же залепила ему звонкую пощечину.
  - Кустики какие попались шаловливые, - хмыкнул Дюл, - приходится им сдачи давать.
  - Да вы заткнетесь сегодня? - вздохнул Санфео.
  - Мы мешаем? - осведомился Гал.
  - Завидуйте молча, - фыркнула Ника.
  - Дюл, ты первый на очереди по укачиванию Талены, - пригрозила Наядна, - тем более опыт есть.
  - А у Гала он больше, - парировал терштай.
  - А он тебе поможет, даром, что вы пара.
  - Наядна, ты не пробовала на ребенка наложить полог тишины? - осведомился Ятсан.
  - Свет, забыла, - фраза прозвучала так растерянно, что остальные не сдержали смех.
  Пока спящие препирались, Редж с Зарайей в обнимку испуганно прислушивались, затем юркнули в пустую палатку. Я едва сдержала смешок. А Наядна не выдержала:
  - Сан, Зарайю не чувствую.
  - Наядна, отстань. Редж блок ментальный поставил.
  - Но...
  - Они оба совершеннолетние. Наядна, спи.
  - Шустрые кустики оказались, - фыркнул Дюл.
   - Да уж, - согласился Гал и ворча добавил, - хотя кто бы говорил....
  Они еще немного позубоскалили, но вскоре лагерь уснул. Только я решила, что все закончилось, как из палатки светлых вышла Талена. Мягкий свет луны осветил девочку со спутанными волосами, трущую кулачком глазки. Под мышкой у нее был зажата тряпичная кукла, в другой она держала ритуальным ножик Зарайи. Впечатляющая картина. Талена огляделась и направилась в сторону палатки, где спал Ятсан. Из палатки Глав высунулся Гал, проводил ребенка взглядом и снова спрятался. А девочка вошла в палатку, перепугав терштая:
  - Ятсан, я буду спать с тобой, - безапелляционно заявила она.
  - Э гхм. Мда. Талена, а Наядна?
  - Я тебя хорошо знаю, а ее плохо. Ну можно я тут спать буду?
  - Ладно, ложись. Только ножик подальше спрячь.
  - Я его хотела Кьязе отдать. А ее нигде нет. Где Кьяза? - завела пластинку Талена.
  - Будешь ныть, пойдешь к Наядне. Спит Кьяза, она же фантом, наверно на дереве.
  - Главное, чтобы она оттуда не упала, - девочка зевнула и через секунду раздалось мерное сопение.
   Я тут же перевернулась и устроилась более привычным способом, прячась в листве. Ночь - мое время, хотела прогуляться тропами мертвых до ближайшего кладбища, немного запастись силой, однако сейчас я предпочла дождаться продолжения ночного представления. Вот только надо поставить на себя экран, чтобы меня не засекли.
   Мои ожидания оправдались. Из палатки выполз Гал, воровато оглядываясь. А этот куда? Явно не в кустики. Ну точно, я даже закусила губу, чтоб не рассмеяться в голос. Эрштай подошел к палатке, которую теперь в одиночестве занимала светлая.
  - Ная.
  А вот дальнейшее было полной неожиданностью. Полог палатки открылся, оттуда высунулась нежная ручка, и ведунья без слов схватила эрштая за футболку, втаскивая во внутрь. Ну если честно, он и сам практически прыгнул туда, но со стороны выглядело комично. Правильно, а чего время на слова тратить. Тем более, судя по ним, это давно не в первый раз. Вот только от кого прячутся... взрослые люди, а ведут себя хуже Зарайи и Реджа.
   В итоге к двум часам по полуночи мы имели три палатки, занятых спонтанными и не очень парочками, связанных не совсем простым сном, еще в одной Ятсан спал с Таленой. И одинокий и несчастный Дюл, от которого сбежал даже Гал, променяв верного друга на любовницу.
  Я уже собралась прогуляться, как вдруг спектакль решил продолжиться. Из палатки вылез Дюл. Он осмотрел три любовных палатки, хмыкнул, бросил хмурый взгляд на палатку с ребенком. И направился ко мне. Ага, значит, в этом акте у меня главная роль? Терштай остановился неподалеку, внимательно на меня посмотрел.
  - Иди спать, Дюл.
  - Давай спокойно поговорим, - он проигнорировал мою фразу, - только отойдем в сторону, чтобы нам не помешали.
   - Дюл, нам пока не о чем разговаривать. Единственное воспоминание, с тобой связанное, не вызывает у меня желание что-либо обсуждать, - и это правда, и вообще я обиженная и смущенная, чтобы говорить.
  - Я хочу попросить прощения, - зараза, он еще и улыбаться умеет. Обезоруживающе.
  - Хорошо, - буркнула я.
  Он оглянулся на лагерь, затем жестом показал в сторону, ближе к границе защиты.
  - Слушаю, - я скрестила руки, вызвав улыбку терштая. Тьма, если он будет продолжать улыбаться, я не смогу долго обижаться. А надо.
  - Я виноват в несдержанности и грубости в нашу первую встречу после долгой разлуки. Не сдержал эмоции.
  - С каких пор терштаи подвержены эмоциям?
  - С тех пор как юные барышни исчезают из дома бесследно.
  Я отвернулась, закрыв глаза.
  - Я не помню.
  - Я знаю, и прошу прощения за то что обвинил тебя во всех смертных. В общем и все, что хотел сказать.
   Я вздохнула, взлетела и повисла вниз головой на суку. Ну нравится мне так висеть. А почему бы не попробовать сыграть на его чувствах? Хотя сложно, сейчас он своими эмоциями бесит сильно.
  - Дюл, давай так. Я не помню ничего. Если можешь, отвечай на вопрос. Если нет, то так и скажи.
  - Девочка, не боишься, что я вообще не смогу ответить?
  - Не называй меня девочкой. Я итак на грани. Дюл, я лич, ты понимаешь? Я нечисть, изгой, враг.
  - Спрашивай, девочка.
  - Ты знаешь меня с детства? - мне легче узнать его суждение обо мне, чтобы выделить факты.
  - С рождения.
  - Откуда?
  - Извини.
  Ладно, пойдем иначе.
  - Я родилась эрштайной?
  - Да.
  - А среди штаев есть еще пестрые? С признаками и терштая и эрштая?
  - Нет, такое невозможно.
  - Но я...
   Он перебил меня:
  - Девочка, прости, я не готов ответить на большинство вопросов. Ты не хочешь рассказать сама, что вспомнила?
  Я задумалась, ведь если он действительно знает меня с рождения, то все произошедшее ему тоже известно. Но с другой стороны...
  - Дюл, почему меня не ищут родители? Им наплевать было, на то что я пропала? Санфео был учителем, но искал, Ятсан - друг детства и тоже искал, вы с Галом знакомые - тоже ищете. А они?
  Он вздрогнул и посмотрел мне прямо в глаза:
  - Когда я утром уходил на работу, ты спала в моей постели, а вечером уже исчезла. Они... Они тоже ищут.
  Я застыла, пытаясь внести сказанное в уже имеющуюся мозаику памяти. А он метнулся ко мне, застыв на столь близком расстоянии, что его губы практически касались черепной коробки. Зеленые глаза сжигали страстью дотла.
  - Ведь первым ты вспомнила нашу ночь, я прав? Помнишь, что это был подарок?
  - Я правда попросила лишение девственности на день рождения? - говорить было сложно.
  Он усмехнулся и тихо шепнул, прежде чем взмыть в небо:
  - У нас с тобой день рождение в один день, девочка.
  Я проследила за ним взглядом Он приземлился возле палатки и приглашающе махнул мне рукой. В ответ покрутила пальцем у виска, молча сообщая все, что я думаю о нем. Дюл пожал плечами и ушел спать. Немного подождав, скользнула вниз. Теперь можно и за силой прогуляться. Ага, так мне и дали. Ятсан предпринял очередную попытку поговорить со мной.
  - Кьяза...
  - Ятсан, я хотела пойти на кладбище. Если завтра с вами идти, мне сила смерти нужна. Разговор точно не подождет?
  - А можно я с тобой?
  Я ошарашено посмотрела на него:
  - А Талена?
  - Она спит, но даже если проснется, то дальше щита не уйдет, а внутри пусть разносит что угодно, не жалко.
  - Я пойду тропами мертвых, - предупредила его.
  - Но меня ты можешь провести за собой?
  Поняв, что он не отстанет, вздохнула. Материализовавшись, взяла его за руку.
  Для живых хождение тропами мертвых не очень приятное времяпрепровождения. Эти самые тропы возникают на местах захоронений умерших, будь то разумная или неразумная тварь. За миллионы лет существования мира, нет здесь такого места, чтобы никто не лежал мертвым на маленьком кусочке земли. Вот и появились для нечисти своя разветвленная транспортная сеть, ведь человеческие средства передвижения для нас были закрыты. Но есть в мире и исключения. Тропы мертвых обходят стороной Черные земли и горы штаев. Там своя энергетика и свои законы.
  Да и вообще нечисть у нас культурная, в отличии от описания легенд и мифов. Только малочисленная, но во всем виноваты предрассудки. Низшая нечисть дальше своих мест обитания редко уходит, да и общаться с ней... Все равно что с грибами разговаривать. А высшая очень малочисленная да и больше всего склонная проводить время в одиночестве в силу собственной самодостаточности. Это я какая то неправильная нечисть, вон с какой толпой живых общаюсь.
  До кладбища добрался жутко бледный, но чрезвычайно упертый терштай. Как только мы поднялись на поверхность, он тут же прилег на ближайший могильный камень:
  - Секундочку, я только дух переведу.
  - Перейди на соседний, здесь умертвие противное живет. Еще сейчас вопить начнет, перебудит деревню, набегут светлые. Одни проблемы.
  Он послушно переполз на соседнюю могилу. Я устроилась рядом:
  - О чем ты хотел поговорить?
  - О филактерии. Ты помнишь, где она?
  - Нет. Но может вспомню. А ты знаешь?
  Он покачал головой.
  - Кьяз, скажи честно, мне нужно не мнение магистра или Глав. Их решение я знаю, но как показал опыт, в отношении тебя они ошиблись. ..
  - Ятсан, ты знаешь что произошло?!
  - Прости, я не могу. Но мне правда важно услышать именно от тебя, что если ты найдешь филактерию, то сможешь вернуться.
  Он уже отошел и сидел рядом, хмуро смотря прямо перед собой.
  - Ятсан, шанс есть. И поверь, я заинтересована в том, чтобы вернуться. Обещаю, что перед тем, как решусь на ритуал, проверю все сама, раз ты им не доверяешь. Знаешь, я вспомнила, как стала некромантом. Это было странное стечение обстоятельств. Ни я ни Санфео не ожидали, что инициация пройдет.
  - Санфео потом сутки напролет искал, как обратить ритуал, - вздохнул Ятсан, - корил себя за беспечность и искал. И не смог.
  Мне стало грустно, никаких тайн, просто ошибка двух слишком самонадеянных болванов, которые решили, что ничего не произойдет.
  - Почему ты стал изгнанником? Ты действительно отказался от пары?
  - Да, она предпочла другого.
  - Но тогда значит, она не была твоей парой? - я осторожно подбирала слова, понимая, что мы оба балансируем на грани.
  - Ее отец тоже считал так.
  - А мама?
  - У нее не было матери.
  Разочарование сложно скрыть. Я тянулась к Ятсану, думала, что нас связывает нечто большее, чем дружба с пеленок, однако его парой я не была, оказывается. И здесь тупик.
  - Ятсан, пора возвращаться.
  - Хочешь, опять полетаем? - вдруг предложил он, - а перед самой защитой уже воспользуемся тропами мертвых?
  А почему бы и нет? Я успела напитаться необходимой энергией, так что поддерживать материальную форму было легко. Ятсан взмыл вверх с брюнеткой с фиолетовыми волосами вверх, и сделал несколько кульбитов:
  - Ты так весело вопила тогда, - рассмеялся он, - и прижималась тесно тесно.
  - У тебя странные вкусы, терштай, - фыркнула я, замирая от восторга. Все же самой так крутиться у меня не получается.
  - Я свободен и могу выбирать любую девушку. Мне плевать, что раньше с тобой был Дюл, я поборюсь за тебя, когда вернешься.
  - А если мы с ним пара?
  - А выбор останется за тобой, но ради фиолетовых глаз можно и побороться, - вкрадчиво шепнул Ятсан, и ушел в жесткое пике.
  Ощущения были незабываемые, хотя все же неполные. Иллюзорное тело все же оставалась иллюзорным, хоть и чувствовала ветер, прикосновения терштая, тепло его дыхания. Они были, но их остроту приглушало забытье, напоминая о моей сущности. Я наслаждалась полетом, хоть на краткие мгновения забывая о том что умерла.
  - Ятсан, поцелуй меня.
  Он завис, лишь размашистые движения крыльев поддерживали нас в воздухе.
  - Кьяза, милая, ты уверена?
  - Прости, я ... Я забыла, кто я и вот... Извини.
  Он спланировал вниз, мягко приземляясь, однако из рук не выпустил.
  - Кьяза, а ты меня не поджаришь как Дюла? Из меня итак перья Зарайка с Теланой подергали.
  - Отпусти!
  - Нет, а как же поцелуй? - он пытался шутить, но глаза смотрели слишком серьезно.
  Я бросила взгляд на лагерь, проверяя, что за нами не подглядывают и замерла, оцепенев от ужаса.
  - Что, Кьяза? - испугался Ятсан и тоже обернулся, - что ты видишь?
  - Тьма, Ятсан, пурпурный ветер!!!
  Не особо заботясь о конспирации, я разбила защиту магистра, палатки снесло мгновенно. Ятсан уже несся к Талене, что испуганно захныкала в темноте.
  - Дюл, Гал, Санфео - пурпурный ветер!!!
  - Где? - магистр спокойно вышел из палатки
  - Идет с севера, и он нас уже учуял, - я бросилась к Талене, поспешно одевая ее в теплый костюмчик. Редж выругался, оборачиваясь в звериную сущность.
  - Сколько у нас времени? - Санфео проворно проткнул свой палец, капля крови упала на землю и наши вещи тут же провалились в пространственную дыру, все, кроме одежды, - Ника, Зара одевайтесь.
  Наядна уже стояла готовая с Таленой на руках.
  - Не больше четверти часа.
  - Отлично, - Санфео кивнул, - Дюл, Гал, Ятсан, забирайте дам. Редж за Талену головой отвечаешь. Первые десять минут двигайтесь строго на юг, высоко не поднимайтесь, затем уходите в сторону Масито. Встретимся там.
  - Но, - Ника закусила губу.
  - Все будет хорош, торопитесь
  Ятсан подхватил некромантку, Дюл - Нику, Гал - ведунью. Талена вцепилась в шею дракоманта, а тот ее еще и концов хвоста прижал к спине.
  - А вы? - спросили штаи.
  - Неподалеку деревня, - пояснил Магистр, - нельзя, чтобы люди пострадали. Тем более там преобладают светлые.
  Мы проводили их взглядами и переглянулись.
  - Напомни мне потом руки оторвать Дюлу, - хищно оскалился магистр, - если ты не против, конечно. Нашел за что мою Нику хватать.
  - Я подержу его, чтоб тебе сподручней было, - пообещала я.
  Пурпурный ветер - одно из необъяснимых явлений нашего мира. Природу его никто понять не может, изучению не поддается, хотя бы по причине своей сущности. Камикадзе среди ученых нет. Пурпурный ветер питается кровью живых. Отсюда и его название- это потоки воздуха с огромной скоростью, напитанные кровью, что кажется ветер имеет насыщенные кровавый цвет. У него есть свой предел насыщаемости, после которого он также внезапно исчезает, как и появился. Известно, что он обладает чутьем на теплокровных, причем предпочитает кровь светлых. С развитием технологий, ученые и некроманты научились его выявлять и сдерживать, направляя по безлюдным местам, приходилось жертвовать животными ради жизни людей. Однако в далеких регионах, где сильных некромантов можно поискать днем с огнем, очень часто жертвами становились и люди. А именно в такой местности мы и находились.
  - Что делать будем, учитель? - вопрос с подвохом, я ожидала его реакции.
  - Нам надо отвести его от деревни, думаю, вон тот лес удовлетворит его аппетиты, - он не поддался на провокацию, что ожидаемо, ведь магистр в курсе теперь всех воспоминаний. Что ж, тогда подкинем ему парочку идей для введения в состояние глубокого шока и хвастовства ради:
  - Я знаю иной вариант.
  Санфео, готовый полоснуть руку, чтобы через кровь получить необходимую ему силу для управлению пурпурной пакостью, замер:
  - Говори.
  - Будучи личом, я выбиралась в пустыни Тотху, где больше всего возникает пурпурных ветров. Один раз мне удалось подобраться достаточно близко, чтобы выяснить, что эта дрянь не брезгует и мертвечиной. Кровь не обязательна, нужны куски чего угодно, где раньше была жизнь. Только в этом случае цвет его весьма неприятный, не так эстетично смотрится.
  - Девочки такие девочки, - хмыкнул он, - предлагаешь направить на кладбище?
  - Дослушай, учитель. Когда я стала фантомом, то снова пошла в пустыню Тотху. И попала в эпицентр пурпурного ветра. Это неуправляемая энергия смерти!!! Это колоссальный источник силы темных магов! Она накапливается в земле в тропах мертвых и достигая определенных значений, вырывается на свободу, ища антидот, которым является кровь, на худой конец, остатки плоти живых, чтобы погасить излишки. У меня есть записи, где я рассчитывала...
  - Кьяза, ветер повернул в сторону деревни, что делать надо?!! - зарычал магистр.
  Времени не оставалось, я материализовалась, подскочила и сама полоснула по запястью некроманта. Нож я забрала у Талены.
  - Не двигайсссся, - на меня кровь в таком количестве тоже действовала, как наркотик, что приходило сдерживать порыв располосовать магистра.
  Ветер учуял пищу. С мерзким подвыванием он рванул в нашу сторону. Моя сущность взбесилась и я лишь успела предупредить некроманта:
  - Под руку не лезззззь! Прибью!
  Надо отдать должное, Санфео оказался мужчиной с крепкими нервами и смышленный. Он дождался, пока ветер попадет на нашу поляну и тут же ушел в тропы мертвых, пережимая рассеченное запястье. А я ....
  Очнулась я лишь на закате. Милая поляночка напоминала декорации от триллера буро-бордовая трава зловеще колыхалась на ветру. Деревце, которое я вчера облюбовала под личный насест, было вырвано с корнями и раздроблено на мелкие щепочки. К непонятным кусочкам на другом конце поляны я предпочитала не приглядываться. Судя по всему у меня был явный передоз силы, и оставалось лишь надеяться, что никто не пострадал. Если учесть, что я вновь материальна, то наверно, я испытала сильное потрясение. Интересно, а кто еще оказался потрясенным? Легла вновь на землю, уставилась в небо, смотря как заходящее солнце играет акварелью, раскрашивая небеса в яркие цвета. Надо вспомнить, что же произошло, что я целые сутки практически отсутствовала в обществе разумных существ.
  Если бы у меня была кровеносная система а также кожа, я бы покраснела. Оказывается, я впитала в себя весь пурпурный ветер и опьянела. После чего выковыряла в прямом смысле слова из под земли магистра. То, что я считала кусками плоти на краю поляны, оказалось комьями земли. Магистр был готов меня развеять, но примерно через полчаса он как конь ржал. А я, оказывается, выдала ему всю математическую выкладку по пурпурному ветру, включая формулу расчета продолжительности явления, силы, направления. Следующую лекцию я посвятила тому, что ему с Никой пора обзавестись потомством и неприлично от всех прятаться. И взяла с него слово, что он станет настоящим мужиком ( Тьма, я так и сказала 'Будь мужиком!' ) и всем расскажет о своих чувствах, а рыжую слушать не будет и утащит к алтарю. Обе лекции я сопровождала эмоциональными жестами, разнеся дерево в щепки. Потом милостиво отпустила его к остальным, как он только пообещал, что без меня Дюла лишать конечностей не будет, что все семь останутся у него. Странная арифметика у магистра.
  А затем я решила проучить того белого ведуна, угрожавшего нам вчера. И не нашла ничего лучше, как отправиться вместо ветра в деревню. В виде скелетика с зеленой плесенью и фиолетовыми глазками. Под пять метров росту.
  Я произвела фурор в деревне. А потом фурор произвел ведун, у которого я к каждой ноге привязала по парочке алюминиевых ведер, чтобы гремело звонко и прогнала по всей деревне пару тройку раз, заставив прыгать через заборы. Придурок решил по мне шарахнуть светом. Идиот, я и так бессмертна, а с таким количеством энергии. А потом...
  Я даже застонала от стыда.
  Мы с ведуном играли в карты на раздевание. Правда, перед этим в него залила бутыль настойки на мху. Забористый напиточек. Вот только одного не поняла, почему все время выигрывала, хотя мне на руку конечно, потому что чтобы я с себя снимала то? Плесень и глазки? Боюсь, население меня не поняло бы. Оно, впрочем, все равно не поняло, но заранее согласилось со всеми моими идеями, особенно о равенстве и братстве всех рас и цветов магии. И даже клятвенно согласилось устроить туристический обмен с Черными землями. А вот искренне они обрадовались заклятию от пурпурного ветра, который достал местных аборигенов.
  На радостях накрыли стол, чтобы закрепить совместным распитием спиртных напитков мир во всем мире. Я сначала сопротивлялась, но потом опытным путем выяснила, что если настойку впитывать в кости, то эффект опьянения будет аналогичным, если бы я в живом состоянии пила ее. Те три умертвия, которые были подняты вчера случайно, присоединились к нам, чтобы наглядно доказать идеи равенства и братства. Они быстро переняли новомодную манеру пития для нечисти, и скоро под столом валялись вперемежку живые и мертвые и храпели. Все. А мы играли в карты на раздевание. Когда на ведуне остались лишь трусы, я вдруг вспомнила о терштаях и учителе. Объяснила, что у меня два потенциальных жениха и один учитель, и ведун впечатлился и, гордо покачиваясь, ушел спать в соседний сарай. А я направилась искать своих.
  И очнулась на полянке. Хорошо хоть похмелья нет. Проверила резерв сил. Он не зашкаливал, но энергии было предостаточно. Села и замерла. Напротив меня сидел кот. Сапфировый кот. И одно крыло его неестественно лежало на земле.
  - Привет, кися, - сказала я.
  - И тебе не хворать, - кот буркнул недовольно.
  - Ты откуда здесь?
  - Живое учуял, думал помогут, - фыркнул он, - однако я ошибся. Если будешь жрать, то поторопись.
  - Что есть? - не поняла я.
  - Меня, - вежливо пояснил кот.
  Я вытаращила глаза:
  - Зачем?
  - Откуда я знаю? Ты ж нечистая.
  - Ты тоже грязный, - обиделась я, - с крылом что?
  - Сломал, - вновь буркнул он и с надеждой спросил, - правда есть не будешь?
  - Ты грязный и костлявый, значит не вкусный, - развеселилась я. Кот просто боялся, и мне стало его жалко.
  - Тебя как зовут, пушистый?
  - Цнип, - ответил он, крадучись приближаясь ко мне. Я осторожно провела над ним рукой. Сломано правое крыло, в основании и.... Меня захлестнуло.
  Дюл приземляется придерживая меня, чтобы не было больно. Я уже не плачу, лишь прижимаюсь в испуге к терштаю. Перед нами здание больнице, находящиеся прямо в толще скалы. От центрального входа к нам спешит маленький Ятсан с эрштаем в светлом костюме. Это его отец, хирург и главврач больницы:
  - Все готово, надо торопиться, пока сращение костей еще возможно без потери подвижности крыла. Ее родители извещены, но пока не пришли. Дюл, отдай мне Кьязу.
  - Без разрешения начнешь операцию?
  - Время, Дюл. Иначе она не сможет летать.
  - Я сам донесу. Показывай куда.
  Рядом раздается голос маленького Ятсана:
  - Вон ее папа и мама!
  Мы оборачиваемся. К нам сверху спускается взволнованная пара штаев. В терштайне я узнаю ту женщину, что заплетала мне косы. Эрштаем был Гал.
  Я очнулась от того, что кто-то терся о мои бедренные кости. Сапфировый кот мурлыкал, прижимаясь здоровым боком. Я машинально почесала за ухом. Гал отец... И Наядна... А где мама? И кто она? Что произошло?
  - Пошли, синий и мохнатый. Надо найти моих друзей. Среди них есть хирург, он конечно специалист по штаям, но думаю в нашем случае не важно откуда крылья растут - из шерсти или из кожи.
  - Далеко идти? - деловито спросил он.
  - Тропами мертвых быстро.
  Он не успел испугаться или возразить, даже мявкнуть не успел, как я утащила его за собой.
  Как я и подозревала, они ушли не так уж и далеко. И даже разбили новый лагерь. Наше появление стало неожиданностью для всех, кроме только разве магистра, который настороженно следил за мной.
  - Кьяза! - бросилась ко мне Талена и замерла, - какая киса!
  - Это Цнип, но у него сломано крыло, и его надо лечить, - я присела на траву, чтобы познакомить ребенка и кота, остальных упорно игнорировала.
  - Бедненький, - пожалела животинку девочка, - а как?
  - Нам Ятсан поможет. Ведь правда, терштай?
  Ятсан хотел возмущаться, но ему сделал знак магистр, и темнокрылый хирург подошел, чтобы осмотреть больного.
  - Это не перелом, только вывих. Я могу его вправить, однако придется дать снотворное. Животное измотано. Наядна, поможешь мне. Здесь разодран бок, надо швы наложить.
  Он забрал кота и ушел вместе со светлой. Я посмотрела на нож, который оставался у меня, затем протянула его некромантке.
  - Ребенку больше не давай.
  - Кьяза...
  - Я хочу побыть одна.
  Мне удалось раствориться, и даже взлететь с земли. Я почти гордилась собой, что не сорвалась. Ровно до момента, пока взгляд не уперся в отца. Злость захлестнула меня. Он меня назвал гадостью в первую встречу!!! Он маме изменяет с белобрысой!! И не важно что я не помню, но он то должен помнить?!
  - Гал, уходи!! У нее откат после передозировки!!! - голос Санфео прозвучал издали.
  - Нет, или сейчас или никогда уже! Меня достали эти прятки!! - Гал тоже взорвался, - и если она не помнит, то я напомню!!!
  - Дюл, забери его!
  - Ну напомни, папочка! - прошипела я, сдерживая приступ бешенства, - найди ссссссебе оправдание!
  - Вспоминай! Вспоминай, Кьязеныш, - рыкнул он, - иначе будет больно.
  - Самоубийца, - прошелестело над поляной, а я готова была его убить.
  - Кьяза, - раздался тихий детский голосок, напоминая о....
  - Кьяза? - голос отца звучит бесцветно из-за закрытой двери. Я сижу на кровати, обняв колени, укрывшись крыльями, белыми крыльями в полнейшей темноте. Мне четырнадцать.. Сегодня маму увезли в роддом. У меня должен родиться братик.
  - Я уложил твою дочь спать, Гал, - Дюл явно встревожен.
  - Да, все верно. Мою дочь, - отец пьян?
  - Гал, все в порядке? Ты меня пугаешь.
  - Идем в кабинет, Кьяза пусть спит, пока пусть спит.
  - Твою ж мать, Гал...
  Голоса уходят, а я ныряю в окно и добираюсь до карниза возле окна отца. Мне совсем не нравиться о чем они говорят. И почему отец не зашел ко мне пожелать спокойной ночи?
  - ... что говорят врачи? Ведь Динк обещал быть.
  - А Динк не пришел, Дюл. Несмотря на контракт, обещания, наплевав на нашу дружбу. Он появился, когда ребенок уже умер, и Авина находилась в коме. Врачебная ошибка. Эта гадина еще надеется, что дети поженятся? Мне плевать, что Ятсан и Кьяза считают насчет пары. Никогда моя дочь не станет женой сына убийцы. Кроме нее у меня никого больше нет, Дюл. Что я ей скажу?
  Мама и брат умерли. Осознание настигает, я отшатываюсь, и крыло меня вновь подводит. Тело пронзает судорога боли, я с криком срываюсь в пропасть, и лишь слышу вослед
  - Кьяза!
  - Кьяза! - этому ребенку надо ставить памятник, а остальным головы поотрывать. Талена, вцепившись в ребро, трясла меня, - Кьяза! Не трогай дядю Гала.
  - Деда Гала! - машинально поправила я ее.
  - Он мой дедушка? Он папа Магистра?
  Магистр крякнул от новости. А мой запал закончился. Лишь хватило сил спросить:
  - А почему гадость то?
  - Где? - не понял Гал, тоже тяжело дышавший и понимая, что жив благодаря новоявленной внучке.
  - Твоя первая реакция на меня - ты сказал 'Гадость какая!'
  Гал хмыкнул:
  - Когда тебе был год, ты букву Р не выговаривала, хотя сразу чисто произносила слова. Любимая фраза была 'Радость какая!', которая трансформировалась в твоем произношении 'Гадость какая!'
  Я оглянулась на магистра в растерянности, а тот лишь улыбнулся:
  - Ты не помнишь себя в таком возрасте, нам часто о нашем младенчестве рассказывают родители, так что ничего страшного в этом нет. А сейчас, когда ты вспомнила отца, думаю, что рассказы о твоих первых двух годах жизни от Гала будут даже полезны.
  Я вновь повернулась к отцу, мне в голову пришла дикая мысль:
  - Гал, - не могла я пока его назвать отцом, - сколько тебе лет?
  - Сорок три.
  - А Дюлу?
  - Тоже.
  Штаи недоуменно смотрели на меня. Правильно, это факты из их биографии.
  - А когда день рождение у Дюла?
  - Первый день осени.
  Отлично, отправная точка есть. А теперь самое главное.
  - А сколько тебе было лет, когда ты стал папой?
  Он напрягся, но все ответил:
  - Нам с Авиной было по восемнадцать.
  - Благодарю, - я тут же ушла в тропы мертвых. Теперь мне надо осмыслить слишком много. Но точка отсчета положена.
  
  Глава 8 Хитрые семейные отношения.
   Итак, мне порядка двадцати пяти лет. И отсутствую я, самое большое, около семи лет. Ведь на восемнадцатилетие я была более чем живой, если верить воспоминанию и наглой ухмылке одного темнокрылого. А к четырнадцати годам я все еще оставалась эрштайной. И у меня мама умерла вместе с младшим братом. Еще мы с Ятсаном объявили себя парой. И отец Ятсана каким-то образом причастен к смерти мамы. А еще у меня были проблемы с крылом после травмы. Но как я стала жить с Дюлом? Куда отец смотрел? Что в конце концов произошло?
  Вопросы зудели и требовали ответа. Я выскочила на поверхность и застала любопытнейшую картину. Ятсан, сидя на бревне, держал на руках Цнипа, чеша ему за ушком. Кот нежно мурлыкал на всю поляну. Талена пыталась накормить кота мороженым. А возле костра Ника поспешно готовила на огне огромный котел еды.
  - Вы еще не ужинали? - удивилась я, - А кто ребенку мороженое дал?
  - Талена уже поела, как и все остальные, - ответил мне магистр, тут же появившийся из палатки и недовольно косившийся на любимую, что пикировала остротами с терштаем, - это кота кормить собрались. Кто ж знал, что он проглот такой. Его личный врач сообщил, что нужен холодец, чтобы крыло быстрее срослось. Кьяза, скажи, кого ты еще притащишь на мою голову? Я должен подготовиться. .
  - Я постараюсь больше ничего не подбирать.
  - Спасибо, - с чувством ответил он и даже поклонился, - это успокаивает. Ты как?
  - Нормально. Объясни, я могу как нибудь управлять процессом? Изматывает сильно.
  - Можно поставить блок, но это тупик. Постарайся абстрагироваться и анализировать. Я успел сходить в твой склеп и найти записи по пурпурному ветру. Ты прекрасный математик и ученый, рассматривай происходящее как возможность получения новых знаний и опытов, - он подошел поближе и встал рядом.
  - Поможет? - с надеждой спросила я.
  - Не уверен, но угрозу для окружающих представлять не будешь, если ученый возьмет верх на ребенком.
  Тут меня заметила Талена.
  - Кьяза! - маленькое стихийное бедствие двинулось в мою сторону с бешеной скоростью, так что мне осталось лишь материализоваться и поймать ребенка в костлявые объятия. Мороженое пролетело дальше и встретилось с брюками магистра. Тот хмыкнул, смахнул лакомство в землю и вежливо осведомился:
  - Барышня, пока солнце не зашло, надо бы выкупаться и переодеться. Я разрешу перед сном еще поиграть, но сейчас пора привести себя в порядок.
  - Хорошо, папа.
  - Отлично, беги к Наядне.
  - А Кьяза?
  - Талена, Кьяза фантом, она может лишь с тобой потом поиграть.
  Девочка спрыгнула вниз и даже сделала шаг к Наядне, уже поджидавшей ее возле походного душа, как вдруг ребенка озарила новая светлая мысль:
  - Если ты папа, а Кьяза мама, то почему вы не поженитесь?
  Тишина наступила резко. Ятсан чудом удержал кота, который, почуяв неладно, вцепился в парня всеми когтями. Животные инстинкты оказались на высоте, потому что челюсть синего хвостатого отвисла в унисон хирургу. Наядна выронила полотенце на землю, но поднимать не спешила. Дюл и Гал растеряли весь хворост который тащили для костра, а Редж шлепнулся на землю всеми четырьмя лапами, забыв как махать крыльями, хорошо хоть Зарайя вцепилась в его шею и удержалась на спине парню. Чего не скажешь о сумках с провиантом. Ника на автомате продолжала мешать холодец, но ее глаза как то странно сузились, блеснув недобро в сторону магистра.
  - Эээ, мда, - только и нашелся чего ответить магистр.
  Я скосила одним глазом в его сторону, продолжая следить за девочкой. Маневр не остался не замеченным наивным ребенком:
  - Ух ты, а меня так научишь?
  - Обязательно, как только искупаешься, - я подхватила ребенка на руки и потащила к светлой. В конце концов, она отвлеклась от неудобного вопроса, и мне это было на руку. Все тут же отмерло. Все вспомнили о своих делах и даже стали как то больше суетиться, избегая смотреть на магистра и хранительницу. А та чересчур усердно помешивала варево. Магистр же задумчиво следил за ней. Затем резко ушел в палатку. Передав девочку Наядне, я проследила за Никой. Да, кажется не все так чисто в их взаимоотношениях. Не зря говорят, устами младенца.
  Перейдя в бесплотное состояние, подлетела к Ятсану.
  - Что с Цнипом?
  - Ничего страшного. Не рассчитал силы и в темноте впечатался в камни. Я все зашил, сейчас накормим животинку и завтра все будет хорошо. Холодец поможет регенерации.
   - Я вам не мешаю обсуждать меня? - фыркнул кот и продолжил трагическим голосом, - я тут с голоду помираю, а они бессердечные...
  - Слышь, синешерстный, - рассердился Ятсан, - ты уже мой ужин сожрал, и у Ники стянул добавку. Совесть имей, домашний питомец дракомантов.
  - Я кот и гуляю сам по себе, - гордо заявил пушистик и даже попытался выпрямиться, однако зашипел от боли, свернувшись обратно.
  - Хватит, блохарик, отгулял уже, - рассмеялся Ятсан, - если у дракомантов не найдем твоего хозяина, то Талене подарю.
   - Во-первых, блох у меня нет, - возмутился Цнип, - эта единственная, что ты выловил, случайно сверху упала. В-вторых, ты чего мной распоряжаешься, ты мне никто, меня вон та, прозрачная нашла. так что она теперь моя хозяйка.
   Я опешила. Сначала мама, теперь еще коты летающие, судя по всему вредные и прожорливые. Нет, мне такого добра не надо.
  - Я согласна с Ятсаном. Талена потеряла родителей и ей как никогда сейчас нужно что-то только ее. А если он умеет говорить, то она не будет чувствовать себя одиноко. Мне кажется все эти ее слова про папу и маму в отношении нас с магистром - лишь крик ребенка о семье, что ей нужна. И хоть мы с ней возимся, взяли с собой, но заменить то родителей не можем.
  Кот свернулся клубком и закрыл глаза. Обиделся? Но уточнить мы не успели. Наядна выпустила чистую Таленку из палатки в теплом костюме с куклой в руках. Цнип тут же спрыгнул с коленей и подошел к девочке. Та замерла, а кот начал тереться об ее ноги, мурлыча.
  - Кися, - восхищенно выдохнула Талена и ... зевнула. Наядна тут же подхватила и отнесла внезапно уснувшего ребенка в палатку, а кот, гордо задрав хвост, направился за ними. Даже через стенки палатки было слышно мурлыку.
  - Сапфировых котов у нас берут в няньки, - пояснил Редж, - чаще всего они остаются и потом, либо переходят в другой дом. А этот, очевидно предпочел уйти.
  - Она спит, а кот рядом греет ее. Она впервые заснула без слез, - подтвердила подошедшая Наядна.
  В общем, кажется, от необходимости выходить замуж за магистра меня избавили. Да и девочка теперь под присмотром. Я понимала свою вину, что потащила ребенка за собой, а внимание не уделяю, однако... А впрочем, что оправдание, это лишь желание оправдать себя перед собой, тем более я знаю, каково - терять маму. И ответственность за ребенка несу я. Не магистр, не Наядна, а именно я. А то, что я фантом и лич? Маму любят не за красоту или пирожки. Маму любят без условий, только потому что она мама. Как и отец. Я посмотрела назад. Надо поговорить с отцом. И даже сделала шаг в сторону штаев, но в небе появилось новое действующее существо, блеснув золотом в лучах вечернего солнца. Дракомант. Я оглянулась на Реджа. Он помрачнел, но стоял спокойно, значит, он узнал сородича.
  Приближение золотого дракоманта заметили все и теперь ждали развития событий, лишь магистр прогнал жестом Зарайю и Нику в сторону палатки, где спала Талена. Я тоже присмотрелась к гостю. Красивый, огромный грациозный зверь медленно спускался вниз. Вот синими искрами блеснули его глаза. А меня опять накрыло.
   Я сбегаю по ступеням, высеченным в скале, к мальчишке лет девяти, что сидит внизу, свесив ноги в пропасть. В руках у меня маленький золотой дракомант и у него одна перепонка на крыле рассечена и болтается грязными ошметками.
   -Ятсан, Ятсан!!! - хлюпаю носом, прижимая попискивающего зверька к груди. Парнишка подскакивает и едва успевает поймать меня, но не удержавшись на ступени все вместе падаем в пропасть, пока Ятсан не расправляет крылья, крепко прижимая меня к себе:
   - Кьяза, тебе запретили бегать по городу без сопровождения! А если опять крыло заболит?
   Мальчишка не спешит меня отпускать, без видимых усилий удерживая нас троих в в воздухе.
   - Но ты же меня поймал! - возмущаюсь его недогадливостью, - я же знала, что ты не дашь упасть.
   - Угу, как всегда. Ты сначала все перевернешь с ног на голову, а я потом думаю, как нам избежать наказания. Что теперь?
   - Не ворчи. Ты мужчина и терштай, тебе положено, - я вспомнила о причине своего поиска друга и хлюпнула носом, - вот, ей больно.
   Пытаюсь в полете изогнуться и показать причину слез. Ятсан шипит и пикирует вниз, что бы на дне ущелья отпустить меня и разглядеть, что вызвало расстройство. Мы оба внимательно осматриваем золотого дракоманта. Затем Ятсан косится на меня:
   - Кьяза, а ты в курсе, что он старше нас, если мамы рядом нет?
   - Да? - удивиляюсь я.
   - Эрштайна, вы чем на уроках слушаете? - друг закатывает глаза.
   - А зачем, если есть ты? Я у тебя спишу потом.
   - И как ты сдаешь экзамены? Он уже совершеннолетний...
   - Это девочка, видишь какая красивая. Ей надо помочь.
   - Кьяза, это дракомант.
   - Но твой папа врач. Дядя Динк разве не поможет?
   Мы вновь смотрим на дракоманта.
   - Папа врач, а не ветеринар, - осторожно говорит Ятсан.
   Вспышка, и перед нами бледная девушка в красном платье с длинными белыми волосами и синими льдинистыми глазами с белым зрачком. Она покачивается из стороны в сторону:
   - А так твой отец сможет мне помочь, юный штай? Меня зовут Вае, я наследная княжна дракомантов.
  Мгновение, я вновь вернулась в реальность. Вокруг тишина, лишь золотой дракомант переступает в нетерпении лапами,распластав в воздухе крылья, боясь задеть палатки. Все ждут.
   - Вае! - тихо шепнула я, делая шаг в сторону княгини, матери Реджа.
   Взмах крыльями, и вот перед нами красивая блондинка с невероятными голубыми глазами.
   - Вае! - уже радостно завизжала я, бросаясь к ней.
   - Тише, маленькая эрштайна, ребенка разбудишь, - ворчит она с насмешкой, обнимая меня, - как же ты изменилась. Я всегда говорила, что диеты - это зло. Одни кости и остались!
   - И еще глаза, - я рассмеялась в ответ, заставляя ее крутануться на месте.
   - Вот только они-то и остались. Кости, как я понимаю, тоже истаяли. Завязывай с диетами, Кьяза.
   - Вае, какая ты красивая, - выдохнула я.
   Женщина и правда была великолепная. Изящная, высокая, с точеными чертами лица, словно сошедшая с картин. На ней было длинное платье кафтан ярко-красного цвета с искусной вышивкой золотом и серебром, отороченное белым мехом. В разрезе верхнего одеяния виднелись высокие сапоги ярко-красного цвета. На голове княжеский венец.
   - Птичка моя, а почему так тихо?
   Я оглянулась на спутников, которые изображали из себя статуи с открытыми ртами.
   - А, ты первая, кого я вспомнила и не попыталась убить.
   - Дорогая, ты меня радуешь. Спасибо, что оставила жить, - хмыкнула княгиня и поманила сына пальцем, - княжич, пойди-ка сюда. Нет-нет, девочку тоже прихвати
  Я оглянулась, и с удовольствием наблюдала, как Редж с ехидной улыбкой на губах тащил за руку упирающуюся некромантку.
   -Благословишь? - вкрадчиво поинтересовался он у матери.
   - А уже пора? - спросила она, оглядывая Зарайю. Меня она по- прежнему обнимала за костлявые плечи, - Дитя, не обращай внимания на княжича, ветер в голове, вот и не думает, что говорит. Как тебя зовут?
   - Зарайя и я некромант, - она гордо вздернула подбородок.
   - Ты очень сильный некромант, - согласилась мягко Вае, отпуская меня и вдруг обняла девушку, - потрясающе сильная для рожденных среди светлых. Я рада, что ты не сдалась. Возможно, такая девушка и нужна моему сыну, чтобы он поумнел. Только давай я поставлю тебе блок от воздействия дракомантов, чтобы сын не злоупотреблял ментальным воздействием.
   Редж заворчал недовольно и мать тут же обернулась к нему:
   - Чувство должны быть истинными и не только с твоей стороны!
   Редж даже покраснел, склонив голову. Я же успела уловить победную усмешку Зарайи. Нет, эти двое еще позажигают, главное под раздачу не попасть. А в этот момент взгляд княгини упал на Ятсана. Похоже, сегодняшняя ночь решила переплюнуть вчерашнюю по количеству сюрпризов. По крайней мере такого от княгини я точно не ожидала. И никто не ожидал, кроме темнокрылого
   - Ятсанчик! - взвизгнула она, бросаясь к нему и с разбегу запрыгивая на руки. Терштай подхватить успел, но на ногах не устоял и они кубарем покатились по земле, хохоча как дети.
   - И это княгиня, - фыркнул Редж.
   - Я правда это вижу? - прошептала Зарайя, не обращая внимания, что наглый княжич уже сграбастал ее в свои объятья.
   Придержав пальцем челюсть, осмотрела поляну. Ребячливое поведение княгини ввело всех в шок. А Ника почему то сильно рассердилась. Но пара блондинов, валяющихся на земле, неудобств не испытывала.
   - Крыло посмотришь, доктор? - спрашивала тем временем Вае Ятсана.
   - Вот хоть ты мне объясни, почему вы все крылья не бережете? Сначала Кьяза, потом ты. А сегодня она еще и кота с вывихнутым крылом принесла. Прям-таки дар.
   -Дар? Ятсан, у тебя амнезия? Дар? Или проклятье? - Вае бросила быстрый взгляд на меня и повернулась к темнокрылому, тихо спрашивая, - все так плохо?
   - Она чуть ли не убила Дюла и Гала.
   - Ей помочь?
   - Убить или вспомнить? - хмыкнул Ятсан.
   - Вспомнить.
   - Я против, - к ним подошел магистр, протягивая руку Вае, - княгиня, рад вас видеть. Однако Кьяза должна вспомнить сама.
   Если бы Ника была хоть немножко магом, то молнией из ее глаз и княгиню, и магистра, ну и терштая за компанию убило на месте. Но увы, ей оставалось лишь метать свирепые взгляды, а магистр не спешил отпускать руку Вае.
  Княгиня сама прервала контакт, развернувшись к Главам.
  - Я рада видеть отца моей спасительницы и его товарища. Надеюсь, милая шалунья не сильно подпалила ваши крылья?
  - Княгиня, - поклонился Дюл, - не волнуйтесь, все хорошо. Мы привыкли к проказам юной эрштайны. И прошу прощения за столь скромную встречу. А также позвольте представить вам главу Гильдии ведунов Наядну, сестру Санфео.
  Поняв, что подругу взяли в оборот и мне не отдадут, я медленно отступила к опушке леса. Но уйти незамеченной не удалось. Меня перехватил Ятсан.
  - Я удивлен, что ты вспомнила Вае.
  - Почему меня не отпускали по улицам одну гулять? Я не могла больше летать? - спросила я его невпопад.
  Он вздохнул:
  - Крыло плохо восстанавливалось и я всегда сопровождал тебя. Либо я, либо Дюл. Ты помнишь город, Кьяза?
  - Нет, не помню. Прости.
  - Когда ты вспомнишь, я надеюсь мы еще пролетим по его улицам. Возвращайся, мне не хватает тебя.
  Он взмахнул крыльями и слегка оторвался от земли, бросив на прощание:
  - У нас с Вае ничего не было и нет. Я наблюдаю за швом на крыле, чтобы он не истончался. Я ее врач, Кьяза. Это ребячество, княгине слишком рано пришлось повзрослеть, встав во главе дракомантов. И судя по ней, Редж безотцовщина.
  - Зачем ты мне это говоришь?
  - Боюсь тебя потерять еще раз, - он не стал дожидаться ответа и улетел на поляну.
  Проследив за ним взглядом, увидела, что ко мне направился Дюл. Нет, я не могу, не готова, не хочу! Я боюсь его и себя рядом с ним! Не дожидаясь, ушла в землю, на тропы мертвых.
  На поверхность я выбралась утром, практически одновременно с солнцем. Лагерь уже не спал. Все спешно паковали вещи, в сторонке Талена играла с Цнипом. Я подошла к ним:
  - Привет милая, как ты?
  - Привет, Кьяза. А мы с Цнипом не мешаемся под ногами, как и попросил папа. Сказал, что мы сейчас будем летать?
  - Ну раз магистр сказал летать, то конечно, придется отращивать крылья, - я материализовалась и потрепала малышку по голове, - а ты как, пушистое создание?
  - Меня не покормили, - пожаловался он.
  - Что?!! Да этот обжора весь котел холодца сожрал, - возмутилась Ника за моей спиной.
  - Да разве это котел? Так, маленькая мисочка.
  Зарождавшийся спор пресек на корню магистр.
  - Все выдвигаемся. Вещи я забросил в пространственный карман, достанем уже на месте.
  - А куда мы?
  - Крылатики нас прокатят, - хихикнула некромантка и тут же получила по попе хвостом от Реджа. Он с матерью уже были в драконьем обличии.
  - Ускорим процесс передвижения. Княгиня Вае любезно пригласила нас в гости. Вечером уже будем в Черных землях.
  Я заметил, что у Вае на спине подобие седла. Магистр укутал Талену в теплую куртку с капюшоном и устроил ее на спине золотого дракона, пристегнув ремнями. Зарайя резво устроилась на Редже:
  - Вперед, рогатенький!
  - Ну держись, вредная девчонка, еще пощады запросишь, - рыкнул тот и взмыл вверх, заложив петлю. Мы оглохли от визга и обалдели от долетевшего с небес:
  - Редж, миленький, еще! Пожалуйста!
  - Хорошая девочка, - одобрила Вае и неспешно взлетела вверх.
  - Как будет путешествовать Кьяза? - озабоченно спросил Гал.
  Некромант повернулся ко мне:
  - Если есть проблемы с дневным передвижением, то могу предложить укрытие в ковчеге. Не волнуйся, звукоизоляцию исправил, отдохнешь немного.
  Я лишь улыбнулась и поменяла облик на ту самую девочку с пестрыми крыльями. Имитируя взмахи, взлетела вверх и даже крутанулась на месте, рисуясь перед остальными.
  - Я лучше так. Если станет неуютно, попрошу убежище.
  На самом деле мне было любопытно, как дальше распределятся пары. Особенно хотелось посмотреть на Санфео у кого-нибудь на ручках. Но меня удивили. Магистр притянул к себе Нику, Гал вдруг подмигнул мне и подхватил Наядну. Ятсан стал личным перевозчиком Цнипа, при этом мохнатая моська довольно щурилась.
  - Отлично, Дюл на подмене и разведке. Вперед.
  Крылья смерти. Я слышала о них, но видеть... Такое под силу только очень сильному некроманту, так как сил они вытягивают из владельца немеряно. Вокруг Санфео сгустилась тьма, и он спокойно взлетел вверх, держа на руках любимую. Та испуганно вцепилась в него.
  - Дорогая, ты даже не подозреваешь и о половине моих способностей, - шепнул он тихо, - думаешь, я не догадывался о мыслях, что последние дни бродят в маленькой головке моей любимой?
  Мда, на месте Ники я бы сейчас все рассказала как на духу, ну что бы не превратили в очаровательное зомби. Магистр такой, он может.
  Я догнала Дюла и Гала с Наядной, те летели непринужденно, словно прогуливались по проспекту.прислушалась к разговору и прибавила скорости, обгоняя их. Выслушивать теорию световых корреляций в зависимости от направления магического потока, не очень хотелось.
  Сделала попытки присоседиться к Вае с Таленой, но они были заняты важным разговором, а именно обсуждение модных этим летом расцветок лент для косичек. У меня волосы отсутствовали, и я не могла поддержать беседу на должном уровне, чем заслужила снисходительные взгляды. Спелись, одним словом.
   Охотиться за Реджом и Зарайей не стала - от одного вида их кульбитов у меня начинался кружиться череп и иллюзорно подташнивать. Из целей для моего пакостного настроения остался лишь Ятсан и Цнип. Душа, если конечно она имелась у фантомов, требовала хулиганств. А Цнип так умильно храпел на руках терштая, что я была обязана разрушить идиллию.
   Рассчитав направление и скорость, я растворилась в воздухе, заметив, что научно-познавательную беседу Главы и ведунья прекратили, пытаясь разгадать, что я удумала. А я подкралась к Ятсану, моментально материализовалась и выхватила кота из его рук. Терштай кувыркнулся в воздухе от неожиданности, а Цнип мяукнул от возмущения. Кот оказался весьма упитанным, я его едва держала на весу, стараясь сохранить материальную оболочку.
   - Развлекаешься? - рыкнул Ятсан, а его глаза грозно сверкнули.
   -Немножко, - пожала плечами, отлетая на безопасное расстояние.
   - Ну и я развлекусь, - он бросился за мной.
   Мне пришлось улепетывать со всех сил с вопящим от страха и возмущения котом. За спиной слышался хохот старшего поколения.
  Закладывать виражи в осязаемом состоянии да еще с довеском в виде синего осипшего от ора кота было сложно. Уворачиваться от стремительного и юркого терштая - еще сложнее. Поэтому надо избавиться от балласта. Мне не пришло ничего лучше в голову, чем отдать Цнипа Дюлу. Ну как отдать... В тот момент я пролетала как раз не так чтобы далеко, но и не близко. С криком: "Лови!" бросила несчастное разом онемевшее животное, которое уже и забыло, что само может летать, прямо в чернокрылого Главу и...Кот выжил. Его поймали. И даже его погладили и успокоили. И передали нежно и осторожно Талене. Вот только блеск глаз Дюла мне не нравился. Мне он очень не нравился, причем настолько, что я едва не прозевала Ятсана, подкравшегося со спины. Рванула вперед и едва не попала в руки Дюла, уже тоже открывшего сезон охоты на меня.
   Увернулась и рухнула камнем вниз, уходя от погони и замерла. Если я сделала правильные выводы, то они соперники. Однако почему они объединились против такой маленькой и беспомощной меня? Неужели обоих довела?
   - Дюл, Ятсан, это моя дочь, осторожнее, - напомнил строго им Гал.
   - Мы учтем твои пожелания, папа, - точно сговорились. То есть котика им жалко, а меня нет. Ну хорошо, мальчики, у меня есть одно преимущество перед вами.
  Следующие полчаса довольные зрители с земли наблюдали, как два терштая гоняют по небу один фантом в осязаемом состоянии. Яростно, нагло, не жалея себя и меня, с крутыми виражами и мертвыми петлями. Зарайя с дракоманта вела прямой репортаж, уворачиваясь на особо острых моментах, когда подлетала совсем близко.
   Через сорок пять минут противники начали выдыхаться. Поняли, что просто так меня не поймать, хотя готова признать, что пару раз уходила лишь чудом. Сейчас же они предприняли агрессивную атаку, и я их подпустила достаточно близко, что прям из-под носа резко уйти вниз, в надежде, что не рискнут броситься за мной. Но полные мрачной решимости, штаи ушли камнем следом. Затормозили они уже вплотную к земле, чтобы не разбиться. Я же нырнула на тропы мертвых, чтобы выбраться за спиной Гала.
   Штаи, стоя на земле, тяжело дышали. И у обоих взгляд такой недобрый недобрый.
   - Довела ребят, - резюмировал Гал.
   - А меня доводить можно? - решила уточнить у него.
   - Когда??? - выдохнули те обиженно.
   - Не знаю, но уверена, что было. Просто так личами не становятся.
   Они хотели возмутиться, но им не дал Санфео:
   -Вывод логичный, однако объясни мне, Кьяза, как нам быть с твоей диверсией? Ты вывела из строя двоих крылатых. Как мы добираться будем?
   Я вздохнула, осознавая правоту.
   - Ладно, вы себя-то донесете, охотники влюбленные? - сжалился магистр, подхватывая Нику и взмывая вверх.
   Все взлетели, лишь я осталась на земле. Запал кончился, и собственное поведение казалось таким глупым. Ровно до слов Гала, долетевших сверху:
   - А Кьязеныш верна себе, она вновь обоих оставила с носом, а вы купились на ее провокации. Как всегда, парни. Ничего не меняется.
  Догнала я их через несколько минут. Без излишнего показушничества аморфным облаком скользнула вокруг всех и отправилась вперед. Не позволяя никому приближаться но и не теряя спутников из виду. Через три часа полета устроили привал. Каждый занялся своим делом, кто готовил еду, кто костер. Талена носилась по лагерю, умудряясь мешать всем одновременно, ей успешно помогал Цнип, только он усердно крутился под ногами у Ники и Наядны, занявшиеся обедом. Несмотря на ворчание женщин, Цнипу постоянно перепадали лакомые кусочки.
  Я тихонько ускользнула в рощицу неподалеку, тень от молодых деревьев прятал от солнца, которое уже раздражало. Найдя заросли погуще, устроилась в ветках капельками росы. Увы, последнее время мне нет покоя от живых. Вот и сейчас в зоне видимости появился Гал, оглядывавшийся по сторонам в поисках меня. Пришлось слегка нагляднее обозначить себя.
  - Я могу подойти? - осторожно спросил он.
  - Можешь.
  Он устроился возле куста, смотря в сторону.
  - Ты хотел поговорить? - спросила, чтобы разбить молчание.
  - Скорее попросить прощения.
  - За что?
  - За все, что с тобой произошло. Я говорил с магистром. Хотя нет, наверно не так. Я виноват, что когда Авина... Когда их не стало, а потом ты попала в больницу повторно, я слишком замкнулся в своем горе, чтобы не заметить...
  Он говорил, а меня накрывали образы.
  Вот срываюсь с окна, и крыло подводит, и я лечу в пропасть. Меня ловит Ятсан, который лишь шепчет: 'Прости, милая, прости!' Через мгновение я уже в больнице, бледный Динк, отец Ятсана, пытается подойти ко мне и осмотреть, но ворвавшиеся в палату Гал и Дюл выгоняют его вместе с сыном. Диагноз неутешителен. Долго летать мне нельзя. Перелом в самом уязвимом месте, не столь подвижен и не выдерживает нагрузки.
  Неделю спустя я возвращаюсь домой. На пороге нас ждет Ятсан, он пытается поговорить, но его вновь прогоняют. С момента возвращения отец замыкается, уйдя с головой в работу, а я... Меня начинает интересовать некромантия. Дюл, пытавшийся вытянуть друга из депрессии приводит домой знакомого некроманта. С целью убедить меня, что штай и наука о смерти несовместимы. Я соглашаюсь, но мое любопытство приводит к тому, что Санфео все же берется учить меня истории некромантии.
  Неудачная демонстрация оборачивается тем, что я становлюсь некромантом. И если во время инициирования люди седеют и тьма меняет цвет их глаз, то у меня бледнеет кожа, часть перьев на крылья становятся черными да еще в черных волосах появляется несколько белых прядей. Мой необычный вид не вызывает у отца никаких нареканий, он дает добро на полноценное изучение некромантии.
  В школе я становлюсь изгоем. Меня пытаются травить, я в меру сил огрызаюсь. Но тут как ни странно, за меня вступается Ятсан, с которым последние два года мы в состоянии сухого безразличия. На мое робкое спасибо, он презрительно роняет, что я его пара, а значит выбора то ни у него ни у меня нет. Это нас ссорит окончательно до выпускных экзаменов. Однако издевки над моей внешностью прекращаются - мне объявляют бойкот. Отдушиной становятся занятия с Санфео и вечерние посиделки с Дюлом и отцом. И мои сумасбродные выходки. Поняв свою безнаказанность и используя силу эрштаев и некромантов, я устраиваю провокации в школе, подставляя и сталкивая лучших друзей и подруг. Меня никто не мог заподозрить. Никто кроме Ятсана. По первым разам он сдает меня директору, и отца вызывают в школу. Он спокойно выслушивает, пожимает плечами и всегда говорит одну фразу: ' В чем ее вина, если она вывела их истинное отношение друг к другу наружу? Она Эрштайна, это ее стихия'.
  А на выпускном Ятсан во всеуслышание называет меня своей парой. Между нами вроде начинает восстанавливаться мир, что совершенно не радует отца. После выпускного Дюл меняет свое поведение в отношении меня, стараясь встретиться чаще, лишний раз прикоснуться, даря подарки без повода. На фоне всего происходящего как гром среди ясного неба звучит новость - Ятсан переезжает в другой город вслед за родителями. Динк так и не восстановил свою репутацию.
  Ятсан прилетает на выходных, мы видимся украдкой, и он мне помогает разбирать написанное в старинном г некромантском гримуаре, который нашли в ущелье. Но все чаще и чаще ссоримся. В то время Дюл окружает такой заботой, что я сдаюсь и на наш день рождения...
  А потом я исчезаю...
  Отец смолк, а я сидела ошарашено глядя на руки. Иллюзорные кости были обтянуты мышцами. Попробовав, я поняла, что могу полностью управлять степенью осязаемости.
  - Когда ты уже исчезла, - тихо продолжил Гал, - из центра пришли документы, в которых подтвердили, что врачебной ошибки не было. Авина упала в день родов, но никому не сказала и не поехала в больницу . Когда ее привезли, необратимые процессы уже пошли, шансов не было никаких. Я своей ненавистью разрушил твою жизнь. А потом. Семь лет от тебя не было и слухов. Мы с Дюлом исколесили весь мир, маскируя поиски тебя под разъездную работу. Мы ведь собирались уехать. И твое появление на площади выбило почву из-под ног. А потом еще нахальное поведение в ратуше. Я боялся верить, искал причины чтобы не признать. Потому что страшно, больно. Это как приговор в своей несостоятельности как родителя. А когда понял, что ты еще не помнишь ничего... Знаешь, если ничего не получится, то все равно возвращайся домой. Мне все равно, кто ты по внешности - штай, лич или фантом. Ты моя дочь, и это самое главное.
   - Я предпочитаю думать, что все получится, - тихо ответила я, затем спросила, - но я боюсь возвращаться. Пока ты рассказывал, я в общих чертах увидела все. И даже если не брать во внимание экзотическую внешность, то... а ты уверен что я смогу жить среди штаев?
   - Значит, переедем туда, где сможешь. Работу я везде найду. Но думаю, тебя пугает не быт.
   Гал зрил в корень, меня пугали два терштая, каждый из которых утверждал, что я его.
   - Кьязеныш, за семь лет поисков я понял одно. Не в моей власти тебе указывать, с кем жить. Кого выберешь ты, того и приму. Только выбирай сердцем.
   - Даже если это будет Ятсан?
   - Мы не разговаривали после произшедшего. Я извинюсь и перед ним.
   - А если это будет даже не штай?
   - Значит, я не увижу внуков, только и всего.
   - Тебе мало Талены?
   Он рассмеялся:
   - Да уж, ее мне с избытком хватит. Ты в курсе, что она пыталась мне приклеить перья, которые выдрала из Дюла?
   Я хмыкнула и, материализовавшись, устроилась рядом, положив черепушку на плечо. Он замер.
   - Где ты ее нашла?
   - На кладбище.
   - Говорил я тебе, не гуляй по сомнительным местам. Хотя некоторые находки все таки прекрасны. Тебе нравится Уэльсия?
   Это тот самый город, где я обитала на кладбище. Городок на равнине, где и темные и светлые мирно сосуществуют. Нет, без особых уникумов не обошлось, конечно, однако в целом красивый город. И в нем живут мои друзья, которые ради привидения сорвались в неизвестные дали. Гал понял без слов.
   - Думаю и ребенку там будет легче. Иначе сложно будет поделить ее между тобой и Санфео. Да и...
   А вот тут уже я все поняла. В Уэльсии жила Наядна.
   - Пап, а братиков мне ждать? - улыбнулась я и тут же взмыла в воздух.
   - Поживем увидим, - загадочно ответил Гал и посерьезнел, - знаешь, есть еще один момент из прошлого, который я должен рассказать, потому что ты при этом не присутствовала и даже не знала. Тема неприятная, но предпочту сейчас расставить точки. Ты помнишь выпускной?
   - Смутно, но на нем Ятсан объявил нас парой, - я вновь опустилась вниз, потому что начало мне не понравилось.
   - Да, и я взбесился. Но возражать тебе было рискованно - любой запрет ты воспринимала в штыки и исчезала из дому. С учетом, что крыло плохо восстановилось, каждое исчезновение было ударом в сердце. Я решил пойти на хитрость и попросил Дюла поухаживать за тобой, проявить немного побольше внимания, чтобы отвлечь тебя от юного терштая, но соблюдая границы приличий, чтобы не разбить твое сердце. Дюл согласился. И кажется слегка увлекся игрой.
   Гал замолчал, давая возможность осмыслить сказанное. Игра? Забавы ради? Но возмутиться не успела, отец продолжил:
   - Вот только боюсь, не игра это была вовсе. Дюл сдерживал себя, потому что ты моя дочь. О чем ты вспомнила тогда, в ратуше?
   - Такое отцам не говорят.
   - Значит, он все-таки перешел грань. Ты из-за него убежала? Он обидел тебя?
   - Я не помню.
   Все слова все действия и тоскливые взгляды терштая теперь воспринимались иначе. Холодный расчет и ничего больше. Хорошо, я тоже умею считать. И даже знаю как правильно отнимать. Надежду у гадов.
   - Кьязеныш, не спеши делать выводы.
   - Поздно, у него был выбор и он его сделал. Я не могу тебя винить, родители не могут трезво мыслить в отношении детей. Но Дюл должен был понимать, на что идет и осознавать последствия. Он терштай, аналитик и прагматик. Я не верю в его любовь. Все фарс и игра!
   С каждым словом я все больше распалялась, и возможно сорвалась, если бы вдруг не сработала охранка:
   - Талена!
   Я бросилась в сторону поляны. Наше появление в лагере вызвало переполох, который усилился, когда обнаружили, что исчезли Зарайя, Редж и Талена. Выяснилось, что пока готовили обед, Редж предложил покатать девочек, чтобы остальным не мешали. В общем, укатились...
   В разборе полетов, кто виноват и где искать я разбираться не стала. След от фантомных охранок виден лишь мне, и надо было спешить. Тропы мертвых были мне как нельзя кстати. Охранное заклятие, которое я вплела в ленты девочки, надрывалось, вопя, что девочка напугана.
  Когда я добралась до них, готова была убивать направо и налево. но когда я их увидела, свалилась от смеха, а ребята обиженно смотрели на меня. Через пять минут моего непрерывного смеха Талена не выдержала и заревела в голос. Теперь я пыталась ее успокоить, а сладкая парочка некромантки и дракоманта насупились и ждали.
   Эта троица решила поиграть в прятки в каньоне Стрикс, что отгораживал земли штаев и Черные земли от остальных жителей мира. Вот только они не учли, что выбраться из него можно только по воздуху. Обернуться в человеческую ипостась Редж сумел. Бродя по лабиринту каньона, они устали и заблудились. И вот тут то они и поняли свою ошибку. Уйдя с широких проходов вглубь, они лишили себя возможности выбраться. На том пятачке, где я их нашла, Реджу не хватало места чтобы обернуться в животную ипостась, по причине, что его дракон достиг обычного размера для взрослой особи, когда размах крыльев достигает десяти метров. В узком проходе он мог поломать крылья, либо случайно задавить девочек. Зарайя попыталась обратиться к темной магии, но каньон Стрикс пускает лишь магию штаев, блокируя остальные. Паника взрослых оболтусов передалась Талене и именно ее испуг я почувствовала. Когда все успокоились, я вдруг поняла, что сейчас сама неосмотрительно попала в ловушку, став таких же оболтусом. Талена светлая, я не смогу увести ее тропами мертвых. О том, чтобы уйти за помощью - не было и речи - ребенок вцепился в меня мертвой хваткой и не отпускал, начиная истошно визжать, если я пыталась отцепить ее пальчики. Зарайя не знала куда идти, и отпускать ее одну на тропы мертвых было опасно. а вместе с Реджем... Честно говоря мой излюбленный способ передвижения был мне слишком дорого, да и создавался он слишком долго, чтобы позволить этой парочке их разломать. В итоге... Сидим и ждем.
  Мне приходилось поддерживать материальную оболочку девушки с крыльями, потому что при любом признаке перехода в бестелесное состояние Талена начинала подвывать. С трудом удалось уговорить ее поспать, и она уснула на моих коленях. Парочка сидела неподалеку в обнимку. Сначала они ругались, а сейчас Зарайя дремала у парня на плече, а он нежно поглаживал девушку по спине. Сначала Редж порывался поискать пешком площадку пошире, чтобы обернуться, но тут же сник под моим строгим взглядом.
  - Редж, ты же знаешь, как коварен Стрикс. Не хватало потом тебя искать. Сиди, разделяться нельзя. Нас найдут.
  - А если нет? - оптимистично спросила некромантка.
  - Найдут, - убежденно сказала я, - один раз нашел, и теперь отыщет. Зачем вы сюда пошли?
  - Там такие красивые скалы, а еще я видела стертые руны тьмы на камнях, не все понятно, но я уверена, что здесь скорее всего был один из путешествующих некромантов, и если поискать... - Зарайя слишком воодушевленно рассказывала о переливах жил металлов и тайных письменах на стенах ущелья. Теперь понятно, кто идейный вдохновитель. Я покосилась на Реджа, тот виновато вздыхал.
  Держать материальную оболочку было все сложнее и сложнее, Зарайя пыталась передать мне немного силы, но ущелье блокировало ее возможности. Уже впав в забытье, услышала хлопанье крыльев. Открыть глаза сил не нашла. Поэтому лишь ждала, пока заберут ребенка.
  - Что с ней? - голос Гала слишком встревожен.
  - Потеря сил, она слишком долго была материальной, - вот магистра не ожидала услышать.
  Ко мне наклонились и аккуратно прикоснулись.
  - Я сейчас заберу тебя, постарайся не сопротивляться, - ну конечно, кто бы сомневался, Дюл.
  - Заберите их и уходите, - ответила ему, - поздно. Сейчас вы моя еда. Ваша жизненная сила.
  Я слышала как ругнулся магистр, подгоняя остальных, как вновь захлопали крылья. Талена захныкала спросонья, но голосок стих в вышине. Однако живой остался. Открыв глаза, увидела напротив себя Санфео.
  - Учитель, уйди от беды подальше.
  - Будет больно, предупреждаю, - он проигнорировал мои слова, - Вае, ты готова?
  Над нами кружил золотой дракон. Я вновь откинулась к холодному камню и закрыла глаза. Вспышка, боль. Я почувствовало как меня разорвало пополам. Злобная сущность лича рванула наружу, готовясь расквитаться с обидчиком. Я поддалась на мгновение, ударила, но ничего не произошло.
  - Мало вспомнить, Кьяза, надо уметь пользоваться полученной информацией, - голос магистра доносился словно сквозь толщь воды, - иди в ковчег. Я не хочу применять силу.
  Я помотала головой и попыталась уйти тропами мертвых, осознавая, что еще мгновение и я как обезумевшее умертвие брошусь на него. Магистр отзеркалил мои движения:
  - Прости, девочка.
  Магистру было наплевать на поле каньона, блокирующее инородную магию. Острой гранью камня в перстне он оцарапал палец, выжимая каплю крови. Я не успела сообразить, как меня затянуло в ларец. Крышка захлопнулась. Поняв, что проиграла в битве, пришла к единственному правильному решению в этой ситуации. Я легла спать.
  
  Глава 9. Черные земли.
  Голоса доносились издали, я не сразу вспомнила, где нахожусь. Ах да, ковчег. Премило, магистр так и не исправил звукоизоляцию. Совсем рыжая ему голову вскружила. Однако, прислушавшись, поняла, что мне специально оставили возможность слышать.
  - Вае, далеко еще?
  - Успокойся, Санфео, мы уже почти добрались до города. Девочке достаточно сил?
  - Я залил в нее все свои накопления, и если не поторопимся, свалюсь с тебя. У меня есть шанс научиться летать без крыльев.
  - Не бойся, я тебя поймаю.
  - Вообще-то такие слова я предпочитаю говорить, а не слышать от красивых дам, - проворчал он.
  - Угомонись, магистр, - рассмеялась Вае.
  Я осторожно поскреблась в крышку.
  - Кьяза, спи, - строго сказал магистр.
  - Я не умею, я фантом.
  - Значит, учись. У меня не осталось сил воевать с взбесившимся привидением.
  - Дяденька, я больше не буду.
  Нас заметно тряхнуло.
  - Вае, аккуратней!
  - Извини, дяденька, - дракомант изо всех сил пыталась не смеяться в полете.
  Я вновь поскреблась в крышку.
  - Учитель, я буду хорошо себя вести, честное слово. У меня тогда выбора не было, Талена перепугалась. Но я же справилась. Ну выпустите меня, я хорошая.
  - Сколько раз я от тебя это слышал, - фыркнул магистр.
  - Сколько? - полюбопытствовала я в надежде, что мне расскажут что- нибудь интересное.
  - Кьяза, важнее, сколько раз ты сдержала обещание.
  - И сколько?
  - Ни разу, - припечатал он, и нас опять тряхнуло.
  - Санфео, прости, - Вае похихикивала, - но слышать от Дюла, Ятсана и Гала жалобы привычно, но ты вроде ее всегда защищал.
  - Дозащищался на свою голову, - проворчал он, поднимая крышку ларца, - угомонилась, заноза?
  - А я тебя просила уйти, - я уже устроилась напротив него призраком с очертаниями скелета покрытого мышцами и показала ему язык. Язык? Скосив глаза, повторила жест. Ух ты!
  - Ну все, она обнаружила у себя язык, - простонал магистр и откинулся на спину, - это надолго. Вае, можно не торопиться, дайте старику отдохнуть.
  - Ой, хватит кокетничать, старик, - рассмеялась княгиня, - отдыхай, четверть часа у тебя есть. Все уже прибыли, их накормили, сын с подругами и котом исследуют замок. Остальные отдыхают.
  Я на секунду прервала свои упражнения и покосилась на подругу.
  - Кьяза, я менталист, отследить что там твои друзья делают вполне легко.
  Я лишь кивнула, затем посмотрела на затихшего магистра и пробралась к нему поближе. Надо было проверить мою теорию. Если у меня и Зарайи ритуальным предметом был кинжал, то Санфео использовал перстень. Вдруг я могу у всех безнаказанно трогать некромантские артефакты. Я осторожно потянулась к кольцу, но магистра нельзя перехитрить.
  - Кьяза, не дури. Ты обещала вести себя хорошо и опять не выполняешь обещанное, - не меняя положения, он открыл глаза, внимательно следя за мной.
  - Извини.
  - Лучше скажи, какая ошибка допущена тобой в каньоне?
  - Не знаю.
  - Ты забыла, что штайна. Даже фантомом ты остаешься штайной. И магия штаев в каньоне тебе была доступна. Призвав ее, вы бы смогли выйти из лабиринта. Мало вспомнить, надо еще применять знания.
  Я смутилась и показала ему язык. Живые, что с них взять. Не могут понять, каково это чувствовать холодный ветер на языке. Санфео застонал и закрыл глаза. Я опять показала ему язык.
  - Я все вижу, - предупредил он.
   Вае вновь захихикала. Я устроилась поудобнее, вдыхая слегка пряный запах с нотками моря и перца. Запах? Обалдеть!!! Я чувствовала запах. Слабый аромат, явно мужской.
  - Магистр, а ты пахнешь, - тут же поделилась открытием с учителем.
  Вае взвыла от смеха, закладывая крутой вираж.
  - Гхм, после такого дня неудивительно, - проворчал он, а потом осознал, резко садясь, - что?
  Княгиня повернула к нам голову.
  - Я не это имела в виду, - смутилась но пояснила, - пряный запах с нотками перца, моря. Запах очень слабый, но я его чувствую.
  - Вае, вернись на пять минут назад и спускаемся, - заорал Санфео.
  - Магистр, тебе точно надо отдохнуть, - пришла очередь ворчать княгине, - я тебе не ездовая лошадь. Можно и вежливо попросить, а главное понятно.
  - Княгиня, прости, запамятовал, - по лицу магистра было понятно, что раскаяния в нем ни на грош, - давай, пожалуйста вернемся на ту точку, которую пролетали, когда Кьяза у себя язык обнаружила. Надо там осмотреть все.
  - Да поняла, я поняла. Держитесь.
  Вае заложила крутой поворот, золотые крылья замелькали перед глазами, ветер усилился, едва не сдувая магистра. Через минуту мы уже стояли посреди каменистой пустыни черного цвета. Через час закат. На востоке небо уже потемнело, сливаясь с горизонтом, и нельзя было определить, где кончается земля и начинается воздух. Сухой горячий воздух от земли контрастировал с холодным ветром. Краем сознания отметила, что чувствую перепады температуры, но сейчас мне хотелось проверить еще одну догадку.
  - Санфео, зачем мы здесь? - княгиня в человеческой ипостаси подошла к магистру, наблюдая за озирающейся мной.
  - Она фантом, но к ней возвращается возможность чувствовать. Причем сейчас как то резко вернулись тактильные ощущения, обоняние. Интересно, а вкус она чувствует? - задумался он, - Вае, сможешь вызвать остальных? Только Талену с котом лучше во дворце оставить, там же есть кому за ними присмотреть?
  Я лишь краем уха уловила, что он ждет остальных, все ища, на чем же проверить вкусовые рецепторы языка. Как назло, вокруг не было ничего такого, что в моей дырявой памяти ассоциировалось со сладким или на худой конец, не горьким. Земля? Есть подозрения, что очень горячо. Несчастные остатки чахлых деревцов вперемежку с еще пытающимися расти? А вдруг ядовитые, кто знает, как на меня отрава подействует. Живности, пригодной к питанию тут тоже не наблюдалось. Здесь вообще не было никого живого, кроме... Я обернулась и внимательно оглядела парочку. Под моим оценивающим взглядом они попятились.
  - Ты что удумала? - попытался хорохориться магистр, все же отступая еще на шаг.
  - Учитель, но тебе же тоже интересно, - я моментально материализовалась возле него, - наклонись, пожалуйста.
  Между прочим, я ему до плеча даже маковкой черепушки не достаю.
  - Но не настолько, чтобы быть съеденным, - попытался он отшутиться.
  - Почему съеденным? - озадачилась я, а сзади кто-то икнул.
  - А как ты собираешься проверять вкусовые рецепторы?
  - Учитель наклонись, - попросила я повторно.
  - А почему я? - не сдавался он, - тут и Вае есть.
  Сзади опять кто-то икнул.
  - Потому что я девочка, - ответила ему и даже подергала рукой за куртку.
  Магистр не нашел, что ответить на этот аргумент. А исследовательская сущность лича требовала проведения эксперимента, так что я просто дернула за куртку сильнее, и он покорно наклонился, застыв в ожидании. Я осторожно лизнула его в щеку. Соленая и колючая. И теплая. Магистр, не выпрямляясь, повернул голову, ошарашено глядя мне в глаза. А сзади раздался стон. Не сговариваясь, мы повернулись в сторону странных звуков, причем я так и висела на магистре, вцепившись в куртку. Вае сидела на земле в обнимку с одним из кустиков и уже даже не хохотала, а рыдала от смеха.
  Мы синхронно пожали плечами. И вновь посмотрели друг другу в глаза.
  - И как? - шепнул магистр.
  - Соленая, колючая и теплая, - отчиталась я тоже шепотом.
  - Умоюсь, побреюсь и.... Не на охлаждение не согласен, пока погуляю по свету- пообещал магистр.
  Сзади княгине стало совсем плохо. А мы продолжили разговор шепотом.
  - Что происходит? - спросила я.
  - Не знаю, - честно ответил магистр, - только вот обязан тебя предупредить. На тебе же не морок?
  - Нет, я просто материализовалась, без принятия образа.
  - У тебя появилось лицо. Кожа, ресницы, брови, нос и... губы.
  - И?
  - Можно еще проверить и....
  - Магистр!!!
  Красивое и грозное трио мужских голосов, сдобренное дуэтом женского смеха, соло исполнила шипящая Ника. Редж благоразумно молчал.
  - О, пришли сразу два кандидата на проверку чувствительности, - усмехнулся Санфео, демонстративно нехотя отпуская меня.
  Трио исполняли Гал, Дюл и Ятсан, Зарайя и Наядна покатывались со смеху. Талена и Цнип сидели на дракоманте.
  - Ты красивая, - выдохнула девочка и припечатала, - вот только осталось волосы твои найти и одеться.
  Тьма! Мышцы же обросли. Не хватает лишь кожи и немного жировой прослойки, ну и ногтей на пальцах. Все вокруг стихло, что слышно было как ветер гнал редкие песчинки земли.
  - А ничего так фигурка, - брякнул кот.
  Магистр пришел в себя и резко сдернул с себя куртку, закутывая меня в нее.
  - Ная, есть возможность одеть Кьязу?
   Ная с улыбкой покачала головой:
   - Черные земли, неподалеку каньон Стрикс. Я не смогу ничего из пространственного кармана достать, - и ехидненько добавила, - а мальчикам нравиться ее вид, зачем что-либо менять?
   Это стало последней каплей, я тут же перешла в бестелесное состояние, однако не смогла отказаться от провокации, поскольку наблюдать за Ятсаном и Дюлом было забавно. А сейчас перед ними парил призрак в очень короткой юбке и веселых полосатых чулочках, прям как у некромантки. Наядна рассмеялась:
   - Да, ребятки, намучаетесь вы с ней. Победит сильнейший и стойкий.
   - Где? - решила уточнить я, озираясь вокруг, чувствуя непонятную тревогу.
   - Что? - переспросил Гал, хмуро и ревностно глядевший на остальных мужчин.
   - Победит где?
   - Сама разбирайся с армией своих поклонников, - отмахнулся Гал, - что случилось?
   Ответить я не успела, потому что раздался утробный рык. Я оглянулась на Дюла, но тот тоже озирался в поисках иситочника звука..
   Рычал Цнип. Вздыбив шерсть, он стек синей каплей на землю с Реджа,и медленно крался к видимой лишь ему цели. Редж тут же обратился в человеческую ипостась, держа на руках Таленку. Раздалось противное хихиканье.
   А Цнип охотился. Он полз на животе, стараясь слиться с местным пейзажем. Получалось не очень, но я не спешила разочаровывать животное, подверженное великим рефлексам охотника. Проследив за его направлением, на конец, увидела на кого рычал. Увидела. Осознала. И, завизжав не хуже сирены, запрыгнула на руки Ятсана. И только потому, что он рядом стоял.А терштай на чистых инстинктах взмыл вверх, держа меня крепко. Да, именно держа, потому что я вновь стала материальной. А вот одежда нет.
   - Ты чего? - прохрипел Ятсан, судорожно прижимая к себе.
   - Там мыши! - пояснила, понимая, что в данный момент не тех я боюсь. Ну подумаешь чернавки, тем более с моим визгом они, противно хихикая бросились врассыпную, оставив несчастного котика без добычи. А вот у Ятсана светлые голубые глаза как-то слишком потемнели, да и дышит он тяжеловато, и еще температура повысилась.
   - Отпусти.
   - Меня все устраивает, - Ятсан ловко увернулся от Дюла, решившего отнять добычу у более удачливого соперника. Остальные внизу покатывались от сложившейся ситуацией, лишь кот обиженно умывался, а Талена укоризненно смотрела на взрослых.
   - Мыши ушли, - у меня не получалось никак перейти в бестелесное состояние.
   - Они вернутся, а здесь безопасней.
   - Я не одета, - воззвала я к его совести.
   - Я чувствую.
  Дюл уже вернулся к остальным, мрачно смотря на Ятсана. Хохот стих, снизу началась раздача ценных указаний и советов обоим терштаям, что делать дальше. Глава огрызался, а Ятсан игнорировал. Он слегка изменил положение, и хоть по-прежнему был напряжен, но взгляд слегка изменился, к неприкрытой страсти добавилось едва заметное ожидание. Бросила испуганный взгляд вниз и меня захлестнуло воспоминанием. В последний момент чудом успела лишь накрыть нас с терштаем щитом. Почему то я уверена, что именно это воспоминание Санфео знать не обязательно.
  - Кьяза, уходим! - Ятсан взмывает в небо, но замирает на полпути, - уходи шальная! Пурпурный ветер!!!
  - Ятсан, успеем, - я на коленях, ломая ногти, разгребаю каменистую почву, пытаясь откопать книгу в черном переплете.
  Терштай, ругаясь, камнем падает с неба. Один удар, и старый фолиант освобождается из земляного плена. Я бережно беру его руками, а меня нещадно хватают в охапку и уносят в небо, в сторону каньона Стрикс.
  - Дурная, наградил же мир парой, - ворчит он, опускаясь на дно расщелины
  - Ятсан, я знаю, что ты не злишься, а переживаешь. Поверь, все было под контролем.
  Он хватает меня за руку и тащит по переплетению ходов в тверди камня. Добравшись до знакомой пещеры, резко разворачивается и, выхватив и швырнув откопанную книгу на пол, прижимает к стене:
  - Под контролем?! Пурпурный ветер в нашу сторону - это под контролем? Ты свихнулась со своей некромантией! Что ты хочешь доказать миру? Что ты уникальна? Охотно верим, ты первый некромант среди штаев! Что еще?! Их не вернуть, Кьяза, их не вернуть!
  - Если бы твой отец не опоздал, и возвращать никого не потребовалось! - кричу ему в ответ, а злые слезы текут по щекам.
  - Милая моя, это роковое стечение обстоятельств, его утром в центр вызвали, - он шепчет, перемежая слова поцелуями, - светлая моя, мне больно видеть твои метания. Кьяза, остановись, ради нас, прошу остановись.
  Он все настойчивее и настойчивее в поцелуях, наконец, я ему отвечаю. Еще пять минут и он отстраняется, тяжело дыша.
  - Не здесь. Кьяза, пообещай больше не рисковать собой. Пожалуйста, не лезь никуда без меня. Поверь, отсиделись бы здесь, я сам бы вернулся за книгой. Обещаешь?
  Я киваю, и он нехотя отходит. Молча поднимает книгу и протягивает мне, сам уходит в дальний угол, где достает нехитрые запасы консерв и бутилированной воды.
   Я встретилась глазами с Ятсаном, он тихо шепнул:
   - Вспомнила?
   - Где книга?
   - Здесь.
   - Сегодня ночью.
   Он лишь кивнул, потом виновато добавил:
   - Правда, я в ней покопался и несколько заклятий адаптировал под материальную магию штаев. Это я тебе сейчас не дал развеяться.
   - Зачем?
   - Ты моя.
   Собственнический инстинкт в мужчинах неискореним. А мне теперь что, заранее разорваться?
   Меж тем Ятсан спустился вниз, там закрылся от остальных и попытался натянуть на меня футболку, но я уже разобралась с его заклятием и вынырнула к остальным фантомом без формы.
   - Вае, ты приютишь нас на пару дней? - я упрямо игнорировала всех, лишь мимоходом погладив Талену по голове.
   - То есть магистр зря все вызывал?
   - Да, - соврала я, - мне нужно к тебе в дом.
   Вае покачала головой, но промолчала. Остальные же ворча, разобрались по парам крылатый-некрылатый и дружной стаей отправились в сторону столицы дракомантов.
   Полчаса, и мы уже в сердце Черных Земель. ДОм Княгини поражал своими размерами ровно до тех пор, пока не понимаешь, что часть его обитателей предпочитает находиться в человеческом обличии, а часть передвигается в драконьей ипостаси. Удивительно, как вторые не раздавили первых. Впрочем, лично мне бояться было нечего, фантома раздавить невозможно, хотя лича вот тоже убить нельзя... Удостоверившись, что Талена передвигается по широким коридорам, больше похожим на улицы, исключительно на Редже в компании Зарайи. Кажется, пословицу "Сесть на шею мужчине и свесить ножки", наша некромантка поняла буквально. Но если мужчина не против, то и мы тоже.
   Возникла небольшая суматоха, торжественный ужин и прочие атрибуты живой жизни, которые я наблюдала вися на люстре большого зала. Дракоманты косились, но молчали, справедливо решив, что раз княгиня и княжич благосклонны к новому декору светильника, то не им менять дизайн.
   Через час, наконец, все разбрелись по комнатам. Вае попыталась поговорить со мной, но я полностью погрузилась в медитацию, прикрывшись щитом от ментального воздействия, лишь плавно покачивалась в такт легкому дуновению ветра.
   - Кьяза, фантом невозможно сдуть, - фыркнула княгиня, - точно не хочешь поговорить?
   - Вае, не сейчас, я думаю.
   - Ой, детка, от долгих раздумий морщины появляются. Отдохни и постарайся ночь провести без приключений.
  Я приоткрыла один глаз и с видом оскорбленной невинности посмотрела на подругу.
   - И глазки мне не строй, не проймешь. На терштаях тренируйся, - улыбнулась она и потом посерьезнела, - - только не играй ими.
   - Вае, сначала Дюл, потом отец, теперь ты. Разве я играла кем-нибудь когда-нибудь?
   - Играла, девочка. Собой. А переживали мы. Почему не вернулась домой?
   - Потому что ничего не помню. Я и сейчас ничего не помню. Куда по твоему я должна была вернуться? Между прочим, шикарное было время. Я занималась изысканиями и экспериментами, выяснила про пурпурный ветер, разобралась с предельным сроком поднятия...
   - Все это мило, дорогая, но оправданием не служит.
   Я закрыла глаза и замолчала, продолжая покачиваться на люстре вниз головой.
   Вае вздохнула:
   - Отдыхай.
   Лишь кивнула в ответ.
   Вае оставила меня одну, предусмотрительно выключив свет и отдав приказ, чтобы меня не беспокоили. Но одиночество длилось недолго. Открылась дверь, в зал скользнула фигура в белом, а вместе с ней нахлынули воспоминания.
   - Вае, помоги, - голос Ятсана доносится откуда-то издали, а перед глазами пелена. Лишь чувствую что летим, опускаемся и меня укладывают на что-то мягкое. Правое крыло безвольно висит и ноет в травмированном суставе.
   - Ятсан, вы с ума сошли? Что с ней?
   - Она сумасшедшая, я больше не могу с ней, все Галу расскажу. Пусть прибьет, но хоть она останется жива.
   - Ятс, по существу!
   - Каньон Скиртс, она решила уничтожить стенку с рунами. Что-то пошло не так, и все полетело в нее. С тех пор не приходит в сознание, - пелену прорывает, обрушивая звуки камнепадом. Хватаюсь за голову и шепчу, стараясь не сорваться в крик:
   -Свет, иначе тьма поглотит.
   Вае понимает с полуслова.
   - Ятсан, любого ведуна, чем сильнее тем лучше. И как можно быстрее.
   Следующие полчаса проходят в борьбе с самой собой. Наконец, я слышу, тяжелые взмахи крыльев и возмущенный женский возглас:
   - Пернатый, крылья общипаю! Нашел куда светлую тащить!
   - Ятсан, вежливо нельзя было попросить? - строгий голос Вае.
   - Некогда, тут Кьяза, - пыхтит он.
   Я поворачиваю голову и вижу босую светлую ведунью слегка взъерошенную, в одних джинсах и майке. Интересно, откуда ее Ятсан откопал? Она возмущенно пытается вырвать свою руку из стальной хватки терштая. Через мгновение взгляд женщины падает на меня:
   - Да отпусти ты, недощипанная подушка. Кто ее так? - он недовольно отпускает ведунью, и та подлетает ко мне.
   - Рикошет от удара.
   - С ума сойти, она некромантка? Это ученица Санфео?
   - Ты его знаешь?
   - Да вот. наградил Свет братцем. Отойдите, времени мало.
   Теперь она сосредоточенно водит надо мной ладонями, гася всполохи тьмы. Мир вокруг проясняется, пелена спадает, и я вижу как в комнату врываются Дюл с Галом.
   - Ятсан, я запретил приближаться к моей дочери! - возмущается отец, но его одергивает ведунья:
   - Не кричи, белокрылый, если бы не парень, то девочка доигралась бы. Мне интересно, где вы нашли это заклятье?
   - Светлая разбирается в некромантии? - хмыкнул Дюл, тревожно оглядывая меня.
   - В детстве читала мои конспекты, - словно ниоткуда появляется Санфео, - Наядна, моя сестра.
   Мне уже лучше, и я украдкой тяну руку к Ятсану, потому что понимаю, сегодняшняя выходка нам просто так не сойдет. Терштай успокаивающе поглаживает по ладошке, с вызовом глядя на Дюла.
   Ведунья встает, чтобы тут же осесть без сознания на пол. Первым ее подхватывает отец.
  Я спустилась к Светлой:
  - Наядна, ты меня разыскиваешь?
  - Тебя, - ведунья смотрела, не зная с чего начать. Я ей помогла.
  - Наядна, к чему был тот спектакль в кабинете твоего брата в Гильдии? Что ты нас впервые видела. Ятсан так искусно разыграл удивление. Но вы же давно знакомы!
  - Меня Санни позвал, сказал, что нашел тебя. Во дворе я тебя не признала. А спектакль... Санни искал пути заставить тебя вспомнить, - она спокойно следила за моими метаниями.
  - Думал, уловлю ложь и начну вспоминать? Логично, если делать ставку на сущность штая. Но я уже им не являлась.
  - Первоначально ты эрштайна, просто некромант. Вот и все. Я хотела поговорить о Гале.
  - Что с ним? - испугалась я.
  - Ничего, - она избегала смотреть на меня, и только сейчас я заметила, что ведунья нервничает. Слегка внимательно присмотревшись, поняла, что ее мучает:
  - Ная, ты из- за того, что ты встречаешься с Галом? Но я то тут причем?
  - Я хотела бы попросить не ставить его перед выбором. Он все равно выберет тебя. Я прекрасно знаю, что романы между штаями и людьми не долговременны. Я знаю, что скоро все закончится, только не ускоряй процесс.
  Она развернулась и пошла на выход. Я ошарашено смотрела ей вслед, но все же сумела сказать:
  - Я не хочу, чтобы вы расставались.
  - Правда? - грозная ведунья, сильная светлая магиня, сейчас выглядела как ребенок, которому родители подарили долгожданную игрушку- не веря в свое счастье и уже испытывая восторг.
  - Правда.
  Я была искренней в своих словах, только сейчас поняв, что молчаливая светлая и отец - идеальная пара. И плевать на стереотипы и генетику. Наядна улыбнулась и вдруг насторожилась. Она поманила меня и осторожно приоткрыла дверь. По коридору крадучись шла сладкая парочка - Талена и Цнип. Мы прислушались.
  - Там точно есть мороженое? - прошептала девочка.
  - Точно, - уверил кот и облизнулся, - а также сосиски, ветчинка и рыбка.
  - А разве драконы едят ветчину? - удивилась девочка?
  - Ты Реджа видела? - снисходительно спросил Цнип, - его же прокормить надо, так что драконы едят все!
  Они прокрались вперед, причем Талена босиком шлепала по полу с тряпичной куклой подмышкой и ритуальным ножом Зарайи в руке. Я хотела перехватить девочку и отправить спать, но Наядна меня остановила:
  - Тише, еще двое.
  Я едва успела накрыть нас защитным пологом, как появились еще две фигуры. Редж и Зарайя следили за маленькими грабителями вкусненького.
  - Зачем ей твой нож? - тихо шепнул Редж, не забывая распускать руки.
  - Редж, отлучу от сладкого, - пригрозила некромантка и тут же поделилась предположением, - может, холодильник вскрывать?
  - Некромантской зубочисткой? Весело. Может уже поймаем их и отправим спать?
  - Редж, мысли шире. Сейчас доберемся до кухни, наберем провианта, вина прихватим и тогда уже нарушителей обезвредим и отправим спать. А сами смоемся на гулянку.
  - Зарайя, я сам себя, что ли, граблю? Не, так я еще не развлекался, моя седая девочка, но мне нравится. Два поцелуя, и мы окажемся на кухне раньше их и устроим засаду. Согласна?
  Последний вопрос был риторическим, Редж уже целовал некромантку, и та была далеко непротив.
  Наконец, он с сожалением, прервался:
  - Я знаю одну пещерку, спрятанную от чужих взглядов и ментальных посылов. Запасаемся провиантом, одеялком, мелочь спать укладываем и сбегаем.
  - Твои шуточки не пройдут. Мне Вае блок поставила.
  - А я никогда и не шутил с тобой. Я ж из-за тебя остался, а не потому что магистр приказал.
  Он подхватил опешившую девушку и исчез в одном из ответвлений коридора.
  Мы переглянулись с ведуньей.
  - Пойдем их разгонять? - спросила я, понимая, что время поджимает.
  - Сами разберутся. Редж больше дурачится, - зевнула Наядна, - но девочек в обиду не даст. Трансформация закончена, он уже не так беспомощен,как вчера или позавчера. А характер у княжича жесткий, и силы немеряно. Не позавидую я тому, кто к Зарайе или Талене сейчас сунется. Я пойду? Гал ждет.
  Она махнула рукой и ушла по коридору. Я вздохнула. Если у дракоманта закончилась трансформация, то он теперь достиг своих максимальных размеров в звериной ипостаси по идее и гормональная перестройка закончилась, а значит, он может официально вступить на престол. Хочется верить, что он сказал правду, и Зарайя для него не игрушка.
  А меня ждал Ятсан. Когда я проявилась в его комнате, он уже был готов, застегивая сумку:
  - Здесь то, что нам пригодится. Ты готова? Мы летим в город штаев.
  - Зачем?
  - Надо кое-что забрать.
  - Тогда идем тропами мертвых, это быстрее, - схватила его, утягивая за собой на древние пути некромантов.
  Через четверть часа мы были на центральной площади Шетана - столицы гор Штаев.
  
   Глава 10. Город штаев.
  
   Город спал, изредка ночную тишину рассекал шорох взмахов крыльев припозднившегося штая. Я узнавала и не узнавала родные места.
   Штаи живут в горах, дома выстроены прямо в скалах, а между ними лабиринты узких переходов, которые могу оборваться в пустоту обрыва. Немного странно было смотреть, как каменная лестница сбегает вниз , затем обрывается, чтобы вновь продолжиться на другой стороне расщелины. Я стояла и озиралась на окна. которые еще сияли одиночными огнями, на дежурный свет в кабинетах мэрии. Ятсан с плохо скрываемым ожиданием следил за мной.
   - Зачем мы здесь
   - Кьяза, ты должна все вспомнить. Еще тогда сказала, что книгу надо брать лишь в здравом уме и твердой памяти. В твоем здравомыслии я не сомневаюсь, а вот с памятью проблемы. Кстати, ты называла ее некромантским гримуаром.
   Вспышка, боль пронзает голову, я падаю на холодный камень, сжимая виски и чуя под руками волосы. Две косы. Так вот что имел в виду Санфео, говоря, что я должна вспомнить сама. Чужие воспоминания обо мне приносят невыносимую боль. Пытаясь отдышаться после приступа, почувствовала, как Ятсан, слегка неловко, но быстро одевает меня.
   - К тебе вернулась кожа и волосы, ты стала почти совсем настоящей. Только крылья остались призрачными, - тихо пояснил он, когда я смогла свободно дышать. Ятсан сидел на камнях, моя голова лежала у него на коленях.
   - Нам надо пройти по городу, ты же поможешь мне? - попросила я.
   - За этим я тебя и привел. Прости, больше не буду ничего говорить. Меня тоже достало откатом.
   Он помог мне встать, обхватывая за талию:
   - Куда сначала?
   - В школу.
   - Кьяза, зачем?
   - Ятсан, мне надо вспомнить все что было со мной после того как я стала некромантом. Тогда я пойму, где искать филактерию и что произошло в тот день, когда я...Когда я стала личом.
   Ятсан нахмурился:
   - Хорошо, школа так школа.
   Он расправил крылья, но я вдруг вспомнила:
   - Ятс, но ты изгнанник!! Тебе наверно,...
   - Милая, - шепнул на ухо, - я сам себя изгнал. Я сам себе судья и палач.
   Проникновенный голос смущал и путал мысли. Подняв глаза, вздрогнула. его лицо было настолько близко. что я чувствовала его дыхание. Чувствовала... Сколько же я красок мира потеряла, пока была фантомом. Ни запахов, ни тактильных ощущений, ни вкуса...
   Словно угадав мои мысли, Ятсан выдохнул прямо в губы:
   - Я до сих пор помню твои поцелуи, их вкус. Знание того, что я был первым, кто тебя поцеловал по-настоящему, грело в одиночестве.
   Боль от навязанного воспоминания поглотили ощущения от поцелуя. Терштай сначала осторожно, словно боясь спугнуть, прикоснулся к моим губам. Не встречая сопротивления, осмелел, нежно и чувственно целуя, постепенно усиливая напор и страсть. Боль испугалась и отступила, оставляя место страсти.
   - Вернись ко мне, милая, возвращайся, без тебя плохо, - шептал он, нежно целуя глаза, виски, шею.
   - Ятсан, не дави на меня, я же...
   - ...ничего не помнишь, знаю, но верю, что вернешься.
   Последнее отрезвило. Увернулась от еще одной серии поцелуев, серьезно спросила:
   - К кому? Ятсан, к кому вернуться?
   Он отпустил и нахмурился:
   - Я не могу ответить на этот вопрос. Идем
   Мы подошли к одному из узких проходов с лестницами, Ятсан вел меня за руку:
  - Нам придется полетать. Ты сможешь удерживать материальную оболочку?
  - Я не смогу лететь.
  - Я донесу тебя.
  Конечно, он часто подстраховывал меня, чтобы я не разбилась в горах, когда иногда крыло подводило. Вот и сейчас он подхватил меня на руки, и взмыл вверх. Через минуту мы стояли возле входа в школу.
   Я стою одна напротив группы девушек с черными и белыми крыльями, судорожно сжимая сумку с тетрадками. Сбежать не получится, крыло опять болит и я не могу взлететь. А мучительницы стоят и скандируют:
  - Калека! Грязнуля!
  Они пытаются выщипывать темные перья, оскорбляя, а я сдерживаюсь из последних сил Санфео запретил использовать знания против обычных штаев. Нож висит на поясе, и одна из девушек хватает его и тут же получает ожог. Наклоняюсь, чтобы поднять упавший кинжал и тут меня толкают, и я падаю, ожидая последующие тычки. Только бы не сорваться. Но заклятье уже летит в обидчицу погружая ее в летаргический сон. Пусть поспит пару недель. В этот же момент, не особо церемонясь, девушек расшвыривает Ятсан и бросается ко мне.
  - Не смей!
  - Они первые начали, - все таки срываюсь, а он тащит меня по коридорам за руку.
  - Тебя нельзя ни на секунду оставить, - ворчит он и вдруг резко тормозит, пряча меня за спину.
  - Ятс, зачем тебе эта калека? Отойди, - выход из школы нам перегородили одноклассники и ребята из старших классов. Проходившие мимо учителя не вмешиваются.
  - Она моя пара, - спокойно отвечает терштай, прижимая меня к стене, поскольку нас пытаются окружить.
  - Она убила Валию.
  - Поспит две недели и проснется, - тихо бормочу я, но Ятсан меня слышит.
  - Кьяза, Тьма, расколдуй!
  - Не могу, я сверху наложила формулу невозврата. Придется подождать.
   Ятсан шипит и оглядывается. Море школьников растет, а учителя безмолствуют. Как красноречиво их невмешательство. Я и для взрослых не такая, уродина. Тьма, Тьма Тьма.
   - Ятс, у тебя есть время уйти. Нечистых всегда убирали.
   - Вы с ума сошли, - взрывается мой терштай, - она же такая же девчонка как и остальные! Еще пару месяцев назад вы же с ней общались. Что изменилось?
   - Она стала опасна! -фраза заставляет учителей вспомнить свои обязанности, но поздно - против нас вся школа, и ни директор, ни весь педагогический состав не может ничего сделать.
   - Ятсан, уходи, - тихо шепчу.
   - А ты?
   - Со мной все будет в порядке.
   - Не смей! - он догадывается, что я готова применить полученные знания по некромантии на практике.
   - Что здесь происходит?! - голос гремит, отражаясь от стен и высоких потолков. Толпа детей вздрагивает и расступается. Да, с отцом не поспоришь и в обычной жизни, а если он еще и.... На пороге школы возвышаются оба Главы региона штаев да еще и некромант высшей категории. Нервы не выдерживают и срываюсь к отцу. Он на короткое мгновение обнимает меня и передает Дюлу. Ятсан сжимает кулаки, а Дюл прикрывает меня крылом.
   - Господин директор, что у вас происходит здесь? - иронично он осведомляется, пока Гал сканирует всех, высчитывая эмоции и чувства. .
   - Вы не так все поняли. Просто дети...
   - Я все прекрасно понял, - обрывает его Дюл и обращается к напарнику - ты не против?
   - Я за.
   - А вместо него?
   - Магистр.
   Пока они перебрасываются короткими фразами, директор бледнеет.
   - Не стоит так уж сильно наказывать детей, Гал, - усмехается Дюл, - я думаю, что лучшее учебное заведение в столице может и напрямую подчиняться руководству страны. А представителем назначим Сакаллу.
   Молодой учитель истории, вчерашний выпускник ВУЗа терштай Сакалла нервно расстегнул пуговицу воротника.
   - Решено, - Гал поворачивается к директору, - Вадим, вы свободны. Сакалла, принимаешь дела.
   Сакалла, именно благодаря ему я доучилась. Бойкот лучше травли, а тишина помогала сосредоточиться на главном. Ятсан злился на друзей, которые с ним общались, а при виде меня уходили. Посмотрела на терштая.
   - Вспомнила?- чуть грустно спросил он.
   - Только как Вадима лишили должности. Остальное в общих чертах.
   - Ятсан? И..Кьяза? - раздалось за спиной, - но сказали, что ты исчезла.
   На пороге школы стоял Сакалла с папкой в руках. Он медленно спустился и подошел к нам.
   - Сакалла, нет, - дернулся Ятсан, но я его остановила.
   - Я контролирую себя, господину директору ничего не угрожает, - успокоила спутника. Обрушившиеся образы сменяли друг друга и оседали в памяти, не цепляя, лишь заполняя потерянные страницы памяти. Кроме одного. Я была в школе в тот самый день. Не одна, с Ятсаном.
   - Что с тобой случилось, Кьяза? - спросил директор, - куда ты тогда исчезла?
   - Господин директор, я оставляла вам тогда, в последнюю встречу, тетрадь, - взволнованно заговорила я.
   - Да, она у меня в кабинете, - удивленно протянул он.
   - Я могу ее забрать?
   Он молча открыл дверь в школу и знаком предложил нам следовать за ним.
   В кабинете Сакалла открыл сейф и отдал мне тоненькую тетрадку.Не обращая внимания на мужчин, я устроилась на подоконнике и стала вычитывать руны, коими пестрела тетрадь. Да, это были записи, мой дневник, который я начала вести, когда стала некромантом.И заканчивался он планом действий, после которых стала личом. Пыталась уловить хоть маленькую нить, которая приведет меня к филактерии. И понять, зачем я все это затеяла.
  Увы, дневник отсылал к найденному в горах гримуару, лишь упоминая, что я вернусь через пару дней, и никто и не заметит моего исчезновения, как всегда. Всегда? Память услужливо подсунула аксиому - отец злился на мои исчезновения на пару дней, но наказывать не наказывал. Дюл бывал недоволен, но претензии высказывал Ятсану.
  - Почему Дюл тебе выговаривал что мы исчезали на пару дней? - вопрос вылетел сам по себе.
  - Потому что ночи ты предпочитала проводить с ним, - сквозь зубы прошипел Ятсан.
  - Но ведь пара - ты? - удивилась я.
  - Тогда ты предпочитала..., - начал говорить терштай, но Сакалла его остановил.
  - Ладно, потом разберусь, - отмахнулась я, погружаясь в записи, чтобы понять, что меня смущает в них. Мысль скользила на краю сознания, не давая покоя. Захлопнув дневник, подскочила и посмотрела на директора. Меня осенило:
  - Ятсан, подожди снаружи.
  Он недоверчиво покосился на Сакаллу, но все же вышел. Директор спокойно ждал, а я подошла к окну, осторожно распахнула его и выглянула наружу. Прямо под нами в темноту уходила пропасть.
  - Сакалла, тебе придется понести меня на руках.
  Он вдруг усмехнулся:
  - Ничего не меняется в этой жизни. А сама?
  - Я фантом трупа лича. Это морок, лишь материализованная оболочка. Летать я могу лишь в бесплотном состоянии.
  - Доигралась, - констатировал директор, подходя ко мне.
  Я не выдержала:
  - Я не помню ничего, Сакалла. Во что я играла?
  - Я заметил, что ты забыла абсолютно все. Иначе бы ты называла меня иначе. Держись.
  Он подхватил меня на руки и вылетел в окно:
  - А что скажем когда нас Ятсан найдет? Все нервы парню вымотала тогда. Я, когда узнал что его пару лет назад видели с огневолосой красавицей, порадовался было, а оказывается все вернулось на круги своя.
  - Сакалла, я же тогда пришла к тебе, потому что запуталась и искала совета?
  - Сак, раньше ты меня называла Сак. Помолчи немного, доберемся до нашего места и поговорим.
  Он спустился на дно обрыва. Там прямо под окнами был вход в небольшой грот. Я осмотрелась. Темный камень с прожилками желтых руд с низкими сводами потолка, посередине место для очага, чуть глубже подобие лежанки. Справа возле стены бил небольшой родничок, тонкая серебристая вода сбегала под стены, петляя между камней.
  - Вспомнила? - спросил Сакалла.
  Вспомнила. После того, как он вступил в должность, молодой учитель предпочел наладить контакт с дочерью Главы региона. В последних двух классах Ятсан ушел в параллельный биологический, я осталась в математическом. И после уроков украдкой пробиралась в кабинет директора, где проводила почти все время до возвращения отца со службы, благо Сакаллла работал допоздна. Ятсан бесился, но поменять ничего не смог. Следствие по делу его отца затянулось, и парень старался больше времени проводить с матерью. Чуть позже, пресекая на корню разговоры о наличии между нами любовной связи, Сакалла показал мне этот грот. Теперь я пряталась тут, если не было занятий у Санфео, и вечером уже исчезала отсюда прямо домой под присмотром Ятсана или Дюла. Сакалла составлял мне компанию, и мы коротали время за пространными разговорами.
  - Ятсан знает этот грот, - сказала я.
  - Знает, однако время у меня есть. Ты должна сама вспомнить или подсказывать можно?
  - Сама. Ятс рассказал один момент, однако было очень больно.
  Сакалла устроился на лежанке, усмехаясь:
  - А почему ты не пользуешься щитами эрштаев? Те самые, которые вам позволяют защищаться от всплесков считываемых эмоций?
  Я опешила, а он с удовольствием наблюдал за моим смятением:
  - Помнишь как или помочь?
  - А ты можешь? Ты же терштай.
  - Солнце мое разноцветное, я учитель, - фыркнул он.
  - Сак, успокой меня и скажи, что с тобой у меня точно ничего не было. Ну пожалуйста, - взмолилась я.
  - Все так страшно? - развеселился он - что и вспоминать не хочется?
  - Сакалла!!!
  - Успокойся, - он подошел и прикоснулся к моим вискам, - тогда ты меня не интересовала, я помогал маленькой испуганной девочке...
  - Сакалла!!!
  - ... А сейчас у меня слишком серьезные конкуренты, чтобы начинать, - смеясь, закончил он фразу, - расслабься. А потом воссоздай вокруг себя контур, который фильтрует информацию. Отрезая потенциально опасные и пустые, он пропускает лишь нужное для анализа и синтеза.
  Я послушно выстроила поток силы тьмы, и Сакалла отдернул руку:
  - Тьма, Кьяза, ты всегда была оригиналкой. Больно же. Давай попробуем. Ты пришла ко мне в обед. По идее я планировал сбежать из школы пораньше, но ты меня уговорила остаться. Как ощущения?
  - Все нормально.
  - Продолжаем тогда, - Сакалла завалился на лежанку, смотря в потолок, - ты была взвинченная вся. Рассказала, что пыталась завязать с некромантией, но в результате едва не погибла. Подробностей не знаю. Но крыло перестало держать тебя окончательно. Как ты сказала, что из дома ты сбежала вслед за Дюлом, но поскольку не могла лететь, добиралась обходными путями четыре часа. Я сделал попытку тебя успокоить, но ты не слушала. Говорила, что сейчас придет Ятсан и вы в последний раз ставите эксперимент, когда все решится. Я сейчас дословно говорю твои слова. Ты как?
  - Продолжай, - я стиснула кулаки, смутно понимая, что от его слов много зависит.
  - А дальше пришел Ятсан, он попытался тебе отговорить. Меня зацепила фраза: 'Откажись от него, и не надо будет лечить крыло'. Тогда я затащил вас в кабинет, где заставил рассказать, что происходит. Узнал, что ты дни проводишь с Ятсаном, ночи с Дюлом. При этом ни днем ни ночью не счастлива. И вы задумали провести ритуал, который поможет восстановить крыло. При этом ты была в стопроцентном успехе, а Ятсан сомневался.
  Я глухо застонала. Еще бы он не сомневался. Вылеченное крыло при выбранном ритуале скорее всего побочное действие, чем цель. Тьма, как же я была глупа.
  - Ты не была глупа, на самом деле уже отчаялась. При этом все переживания держала в себе, - тихо шепнул на ухо Сакалла, он уже сидел рядом, обнимая меня, - замкнулась ото всех, запуталась в себе. Уже когда ты исчезла, я понял, что мы все идиоты. Все твои выходки были криком маленького ребенка с просьбой увидеть и помочь. Мольбой остановить. Прости, не поняли и не разобрались.
  Я сделала попытку высвободиться из его рук, он охотно отпустил.
  - Ты вспомнила, что за ритуал?
  - Вспомнила, - глухо ответила, оборачиваясь назад.
  У входа в грот стоял Дюл.
  - А ты по-прежнему под конвоем передвигаешься? - удивленно хмыкнул Сакалла, разглядывая Главу.
  - Давно не виделись, Сак, - обманчиво спокойно начал Дюл, но я тут же перебила их
  - Хотите помахать кулаками, идите наружу, там места больше. И Ятсана прихватите, - поспешно добавила, услышав хлопанье крыльев снаружи.
  - Что? - ну хоть в чем-то троица едина, например, в своем изумлении. Но разбираться сейчас некогда. Сакалла не зря привел меня сюда, значит, что-то было. Что-то серьезное, влияющее на события.
  - Кьязеныш, - мягко позвал Дюл. Я на миг замерла и вспомнила.
  - Сакалла, письма!! Ты отдал им письма?
  Директор отрицательно покачал головой, а я облегченно вздохнула. Они их не читали, поэтому так и цепляются за меня.
  - Верни мне их.
  Он протянул мне два конверта, один адресовался Ятсану, второй был для Дюла.
  - А третий? Твой?
  Гхм, зря я конечно уточнила третьего адресата. Дюл и Ятсан насупились, недобро поглядывая в сторону Сакаллы.
  - Я его прочитал и принял решение не отдавать остальные.
  - Верное решение, - похвалила и мстительно добавила, - зачем их так огорчать, милый? Неведение милосердней, - на этих словах Сакалла нервно сглотнул.
  Вот теперь пусть сами разбираются между собой. Тем более сейчас уверилась в своем решении. Разговор с директором школы сумел каким-то образом снять блоки с памяти. Я была слегка дезориентирована, потому что подробности прошлой жизни сыпались со всех сторон, я же отгоняла ненужные, пытаясь вычленить необходимые для ритуала. Итак что мы имеем. Ятсан ассистировал мне, без него бы одна не справилась. В случае успешного прохождение перерождения, мы должны были провести в пещере пару дней и начать обратный ритуал. И стереть руны в каньоне Стрикс пыталась, потому что они могли повлиять на ритуал. Однако сама чуть ли не умерла. В итоге изрисовала пещеру своими. Не ту, где мы прятались от пурпурного ветра, а дальше, намного глубже в толще земли. Там, где хранится моя филактерия. Но это позже. У меня осталось еще одно незавершенное дело в городе. Маленькая месть.
  И осталось решить разногласия с терштаями. Я оглянулась на них. Легче всего сказать - не помню. Сложнее признаться себе, что наоборот, все помнишь, все знаешь, и что самое опасное для рассудка, признать свою ошибку. Не сейчас, потом, если получится вернуться.
  Я улыбнулась, сравнивая свои воспоминания о трех терштаев и их самих. Ятсан возмужал, голубые глаза потемнели, лоб прорезала глубокая складка. Длинные тонкие пальцы династийного хирурга были обманчиво хрупки, но я знала, какая сила в них скрывается. Дюл заматерел еще больше, и раньше мало улыбавшийся, сейчас постоянно хмурился. А вот зеленые глаза его кажется стали еще прозрачнее, словно он терял цвет с каждым годом. Сакалла как был неописуемо красив, так и остался. Любимец женщин, любитель красоток, он умудрялся со всеми оставаться в хороших отношениях. Глядя в его слишком правильные черты лица я невольно ловила себя на том, что он мне кого-то напоминает. Но кого?
  Отогнала ненужные мысли и огляделась вокруг. Если все пройдет хорошо, то в город я не вернусь. Хоть и жила в нем с рождения, но события последних лет жизни отбили все желание оставаться в нем. Если все пройдет хорошо, то я уйду отсюда эрштайной с пестрыми крыльями. Одна. Больно, но правдиво. Тот, с кем мое сердце, больше не допустит, чтобы я занималась некромантией. И ведь соглашусь, чтобы не огорчать его, но тогда я просто повторно умру. Морально. Все, не время, не сейчас.
  Наконец, я вспомнила. Быстро направившись к роднику в углу грота, опустила руку в ледяную воду. Немного пошарив, достала кинжал. Двойник Зарайкиного. Санфео рассказывал, что их было два, вернее сначала был один, но потом мастер Черота переплавил его на два. Один потеряли, когда доставили в подвалы Гильдии. Именно его нашла некромантка. А второй стал моим.
  - Возвращаемся! - скомандовала и вдруг поняла, что попала в западню. Ни у Дюла, ни у Сакаллы, ни у Ятсана в руках не было сумки. А значит, кинжальчик могла нести только я. А кто- то должен нести меня. И данный момент осознала не только я, но и терштаи. Директор школы ехидно ухмыльнулся, а эти двое ревниво переглянулись.
  - И ни у кого, ни у кого нет сумки? - жалобно спросила, прижимая дневник, кинжал и письма. Немного подумала и превратила конверты в прах.
  Все покачали головами. Немного подумав, подошла к Дюлу:
  - В общем, эти двое уже были моими транспортными средствами. Справедливо, что теперь и ты поработаешь немного.
  - Как скажешь девочка.
  Он не дал опомниться и передумать. Подхватил и вылетел в ночь. Остальные рванули следом.
  
  Глава 11 Я помню!
  
  -Ты вспомнила, - Дюл даже не спрашивал, а утверждал.
  Покосилась на него и нехотя ответила:
  - Практически все, осталось два момента непроясненных, как только с ними разберусь, могу попробовать провести обратный ритуал.
  - С Санфео, - опять не вопрос, а приказ.
  - Он тоже будет, - сказала, смотря вниз.
  - А еще кто? - наконец то вопрос
  - Ятсан.
  - Ты всегда уходила к нему, - мне послышалась горечь в словах и даже усталость.
  - Вы с отцом не запрещали, но не одобряли мои изыскания. Впрочем, Ятсан тоже. Дюл, не надо. Ничего изменить нельзя. Ты изначально строил отношения на лжи.
  - Возможно, - не стал он отрицать и замолчал. И через некоторое время добавил:
  - Ты не все вспомнила, но это уже не важно. Я действительно согласился ухаживать за тобой, чтобы отвлечь от Ятсана. Но если бы я знал, чем все закончится, то ни за что бы не подписался.
  - Это признание в любви? - горько усмехнулась я.
  - Это неуклюжая попытка попросить прощение, что перегнул палку. Прибыли, Кьязеныш.
  Он приземлился неподалеку от входа в дом Вае, сразу выпустил меня из рук, лишь шепнул:
  - Почему ты не воспользовалась тропами мертвых?
  Ответ ему не требовался, он тут же ушел, оставив меня на попечение Сакаллы и Ятсана.
  - Кьяза, - позвал Сакалла.
  - Мне надо готовиться к ритуалу. Я хочу кое- что проверить, - буркнула и тоже направилась во дворец. Вае показывала мне типа помещения в подвале, где могу отдохнуть. Спрятав там записи и кинжал, прислушалась. Ага, парочка некромантка и дракомант дегустируют вина, хорошо что только начали. А Талена уснула на кухне, пока Цнип продолжает поглощать запасы хозяев. Кошмар, куда в него столько влезает. Растворившись в воздухе, сначала посетила винный погреб. Ух ты, я наверно, не вовремя, однако именно эта парочка мне нужна. Маленькая месть, судя по времени, она не просто холодная, а уже застыла до состояния льда. Деликатно кашлянула и ребята наконец отвлеклись от поцелуев.
  - Дико извиняюсь, понимаю что вина закусывать надо, но ветчина покалорийней будет, чем поцелуи, - заметила я и поспешно добавила, - мне надо одному штаю отомстить без членовредительства. Нужна ваша помощь.
  - Кому? - навострили уши они.
  - Бывшему директору школы. С его попустительства, а в чем то и молчаливого одобрения меня травили одноклассники. А еще он отца вызывал в школу, когда я сдавала сдачу.
  - Круто, может тогда и моему покажем где чернавки спят? - восхитился Редж.
  - И моему, - обрадованно потерла ручки Зарайя.
  - Санфео? - испугалась я, - не, я только жить собралась. Он же нас потом троих упокоит и поднимет, и повторит процедуру.
  - Это да, - вздохнула Зарайя, - нет в жизни справедливости. Кстати, насчет чернавок... Они скоро оживут.
  - В смысле? - мы с Реджом уставились на некромантку.
  - Я в спальню подбросила пяток чернавок, предварительно их обедвижев. Магистр вчера задание противное дал.
  - Тьма, Редж, сматываемся, - скомандовала я, - только Цнипа и Талену из холодильника заберем.
  Мы бросились на кухню. Зарайка подхватила сонную девочку на руки, забросила на дракона, которым стал Редж, затем пыхтя, туда же потащила упирающегося Цнипа с батоном колбасы. Я же параллельно забросила в пространственный карман томатный сок, соль, прихваченные пару бутылок вина и попавшиеся под руку сладости.
  - Минута осталась, - напомнила Зарайя.
  Мы вылетели из окна, Редж не отказал себе в удовольствии зависнуть недалеко от окон спальни магистра. Ждать долго не пришлось. Тишину ночи прорезал пронзительный женский визг и отборнейшая ругань магистра.
  - Гхм, стесняюсь спросить, Зарайя, куда ты им чернавок подкинула? - я наслаждалась концертом, удивленно смотря на сладкую парочку Талена и Цнип, которых зародившийся переполох не затронул. Одна как спала, так и продолжала спать, а второй меланхолично дожевывал колбасу.
  - Под матрас, иначе бы Ника нашла, - охотно поделилась опытом Некромантка.
  - Тебя опасна злить, седая девочка, - задумчиво покосился на нее дракомант, - учту в семейной жизни.
  А скандал в благородном семействе набирал обороты. Наконец окно распахнулось и в него полетели в принципе ничем неповинные мышки Черных земель. Летели и противненько хихикали. Вдруг Цнип бросил колбасу, шикарно изогнулся в прыжке и выловил одну из плюющихся огоньком тварей. На наши недоуменные взгляды флегматично пояснил:
  - Для мести пригодиться, - и как ни в чем не бывало продолжил жевать колбасу. Чернавка постаралась вырваться из его лап, но тут проснулась Талена, зевнула, увидела нового зверька:
  - Это мне? Спасибо! - обалдевшая чернавка даже заверещать и плюнуть не успела, как ее сгребли в охапку, и прижали к груди. Девочка вновь уснула, а мышка хлопнула пару раз глазками, завозилась, но поймав красноречивый взгляд кота, тут же прильнула к ребенку и тоже задремала.
  - Она точно светлая? - спросила я шепотом некромантку, поскольку в спальне магистра и Ники прибавилось народу и теперь выясняли зачинщиков диверсии
  - Я тоже уже сомневаюсь, - услышала ответный шепот.
  - Может, потом порассуждаем? - хмыкнул Редж, прислушиваясь, - пора ноги делать.
  Он тут же быстрее заработал крыльями, улетая в сторону гор штаев, а нам вслед летело рассерженное:
  - Зарайя! - Ника.
  - Кьяза! - Гал и Санфео.
  - Редж! - Вае.
  - А Хранительница угадала, - фыркнул кот, облизывая усы.
  Если погоня и была, то Редж умело от нее ушел и через полчаса мы приземлились возле одного из домов в пригороде столицы штаев. Рассвет наметился тонкой полоской на горизонте, но по-прежнему было темно.
  Вадим спал с открытым окном. Даже после скандального увольнения из-за дочери одного из руководителя страны хитрый эрштай умудрился остаться в системе, заняв невысокую, но прибыльную должность в местных органах управления. Вины за собой не чуял, угрызениями совести не страдал, поэтому всегда крепко спал. Однако в эту ночь программа дала сбой. Сначала его разбудила маленькая девочка. Маленький ангелочек в светлой пижамке с куклой подмышкой и с испачканным в крови ножом вежливо спросила, где ей найти раковину. Вадим на автомате махнул в сторону кухни, решив, что человеческий ребенок ему снится.
  Однако звук воды с кухни намекнул, что это не сон. Спустив ноги с кровати и нащупав тапки, Вадим испуганно озирался. Тапки нашлись, но почему то мокрые и липкие. Присмотревшись, бывший директор с ужасом их откинул, взобравшись с ногами на кровать. Бурый цвет некогда белоснежной обуви наводил на тревожные ассоциации. А вода на кухне продолжала шуметь. Решив воспользоваться крыльями, Вадим взмахнул и тут же перья приклеились к стене. Намертво. Раздался противненький смех. Эрштай не выдержал и взвизгнул. Еще немножко противного смеха, а на кухне стихла вода. Раздался топот детских ножек.
  - Дядя, ты чего кричишь? - укоризненно спросил ангелочек с уже чистым ножом, - прилип? Давай помогу.
  Дитя отложило куклу на подоконник и с ножиком наперевес стало приближаться к распластанному по стене бывшему директору. Вадим задергался.
  - Малышка, не надо, дядя боится.
  Вадим тут же затих с ужасом наблюдая в окне скелет с крылышками и плесенью на костях. Зеленоватая мохнатая поросль добила Эрштая окончательно. И даже девочка с ножиком показалась такой милой, такой безобидной, но... Насупившись и пыхтя, ребенок отошел в сторону, а к нему тут же подскочил Сапфировый кот.
  - От этого штая плохо пахнет, - животное и лапкой дернуло брезгливо, - дядя, памперс помочь сменить?
  - Вы кто? - просипел Вадим.
  - Привет из прошлого, - пояснил скелет с крылышками, - я пришла забрать кое-что, что ты отнял у меня.
  Эрштай дернулся, кот презрительно фыркнул, а рядом опять раздался противненький смех. Вдруг темноту прорезала маленькая искорка, пролетевшая до распятого Вадима. Запахло палеными перьями.
  - Пуська, нельзя, - погрозила пальчиком девочка, вызвав смешок скелета, - извините, дядя, она еще дикая, я ее только сегодня удочерила.
  За окном послышалось странное фырчание, а у эрштая полезли глаза на лоб, когда на подоконник легла драконья морда- черная, рогатая, ужасная, которая фыркнула и добавила:
  - Точно плохо воняет, - подтвердила голова, а в этот момент на нее перебралась из ниоткуда худущая девушка с черными глазами и седыми волосами. Некромантка. В голове Вадима стали зарождаться смутные мысли. А девушка, не стесняясь, по голове дракона перебралась в комнату, явив Вадиму слишком короткую мантию и веселые полосатые чулки.
  - Эй, мужик, куда смотришь? - рыкнул дракон, - голову откушу.
  А некромантка огляделась и бодро спросила:
  - Ну че, ритуал тут проводить будем? Тогда давайте поторопимся, а то ведь найдут и точно выпорют.
  Эрштай обмяк и обреченно спросил:
  - За что?
  - За красивые глазки, господин директор, - ответил скелет, а Вадим сжался, узнавая голос.
  - Кьяза??? О, Тьма! Что с тобой? Эээ, Послушай, мы могли бы ... эээ. Мне жаль что с тобой так произошло! - залепетал он, следя как призрачный скелет постепенно обрастает мышцами кожей, превращаясь в пестрокрылую школьницу. Фантом.
  - Вадим, верни что ты забрал у меня.
  Он вспомнил, как однажды на уроке отнял у эрштайны, недавно потерявшей мать и брата, тонкое кольцо. Отнял и забыл отдать.
  - Кьяза, я забыл, понимаешь.
  - Где кольцо?! - рявкнул фантом, и Вадим лишь указал рукой на бюро в углу комнаты.
  Некромантка подошла и открыла маленький ларец, порылась в нем и выудила несколько колец:
  - Которое, Кьяза?
  К ужасу и удивлению Вадима, девушка материализовалась и подошла к подруге:
  - Это. Мамино. Талена, солнышко, забирай Цнипа и Пуську. Редж, увези девочек отсюда. Ни к чему им видеть все.
  Вадим рванул и отклеился от стены, оставив часть перьев. Метнувшись в сторону двери выскочил на улицу и ребята лишь наблюдали его неровный полет на фоне разгорающегося рассвета.
  - Ты правда хотела его того самого? - удивленно спросила Зарайя.
  - Нет,- мотнула я головой, - хотела лишь поговорить. Напомнить ему. Я еще тогда, в школе пообещала, что однажды он испытает такой же ужас, как и я. Вот и сдержала слово. Давайте возвращаться. Я только хотела вернуть мамино обручальное кольцо.
  - Это твое последнее воспоминание? - уточнила некромантка, глядя, как Цнип тащит с кухни сковородку с котлетами. Талена собирала со стенке перья, решив что Ятсану и Дюлу не хватает светлых для красоты. Пуська сидела на подоконнике и плевалась на улицу.
  - Я все вспомнила. Сакалла помог.
  - И что теперь?
  - А теперь за филактерией и обратный ритуал.
  - Ты знаешь, нам не рассказывали об обратном ритуале у личей, - произнесла Зарайя осторожно.
  Я вздохнула:
  - Давайте куда-нибудь переместимся и я все расскажу.
  Местом для излития откровений выбрали грот Сакаллы. Редж обернулся и быстро разжег костерок, огонь нам любезно предоставила Пуська, плюнувшая на сложенные дрова. Уставшая Талена свернулась клубочком на лежанке и засопела. Княжич прикрыл ее и чернавку, которая устроилась под боком девочки, заранее припасенным пледом. Цнип отвоевал место на коленях некромантки, поближе к котлетам. Живые поглощали съестные запасы, запивая вином, а я рассказала все, что вспомнила. Почти все. Некоторые вещи я упорно игнорировала, понимая что, если обратный ритуал не удастся, то нанесу еще большую рану тому, у кого мое сердце. Да и не готова я была себе признаться. В таких случаях амнезия - прекрасная отговорка. Но зачем мы это затеяли, рассказала
  К сожалению, мое крыло так и не восстановилось. Полноценно летать я не могла, поскольку длительные полеты изматывали меня и причиняли боль. Став изгоем в школе, я находила отдушину в некромантии Первоначально хотелось вернуть маму, видя как убивается отец. Но Санфео быстро объяснил разницу между живым и поднятым мертвецом, так что идею о воскрешении зарубила на корню. Если Ятсан, видя мои мучения, стремился стать врачом, чтобы излечить крыло, то я стала искать альтернативные пути. Некромантия стала моим хобби, моей отдушиной. Иногда я утаскивала Ятсана в каньон Скиртс, где проводила практические отработки навыков. Каньон гасил откаты. Однажды мы набрели на те самые странные руны на стенах, а в пещере обнаружили некромантский гримуар. Санфео давал мне неуглубленные знания, боясь неоднозначных последствий. Ему хватило того, что пойдя на поводу подросткового любопытства, самолично инициировал во мне некроманта. Находка дала новую пищу для размышлений, а потом я наткнулась на описание ритуала превращения в лича. Меня прельстило в нем то, что в результате все физические повреждения некроманта-смертного после обряда проходят.
  Однако возникла загвоздка, мне нужен был ассистент, который достанет сердце и поместит в филактерию. Пришлось поделиться планами с Ятсаном. Как я выжила после того разговора, лучше не вспоминать. Его не тронули ни шантаж, ни слезы, ни истерика. Терштай был непреклонен, выхватив книгу, он едва не за шиворот потащил меня к отцу и Санфео. Спасла от огласки лишь случайность. Я вырвалась из его захвата и, стоя на краю пропасти, вынудила согласиться на помощь. Ятсан лишь выторговал отсрочку до совершеннолетия. Но наши отношения после разговора подпортились.
  Следующие дни мы оба посвятили выполнению замысла. Ятсан занялся самообразованием и даже умудрился, начиная с одиннадцатого класса, ассистировать отцу в клинике в другом городе. Я же, прячась у Сакаллы, искала возможность убрать излишние моменты из ритуала, усилив нужное мне действие. В результате мне удалось создать и обратный ритуал. По идее я должна была после изъятия сердца два дня пролежать в пещере, а потом Ятсан должен был вернуть его на место, прочитать заклятье, и тогда я бы вернулась эрштайной. Пестрой, но с целым крылом.
  Еще одной проблемой стали защитные руны на стенах пещеры. Попытки их уничтожить едва не закончились плачевно для меня. В результате я пещеру разрисовала своими рунами, которые должны были нейтрализовать внешние.
  В день моего восемнадцатого дня рождения мы встретились. Ятсан уговаривал одуматься, чуть ли не на коленях умолял, обещал увезти к людям, чтобы я не подвергала себя опасности. Увы, это был не пустой звук. Передвигаться по городу я могла лишь пешком или при помощи Ятсана или Дюла. Крыло уже не держало. Дюл тоже заводил разговоры о смене места жительства, однако я отсекала. Уже тогда часть ночей я проводила у него, потому что дома были рядом и для меня это была хоть какая-то смена обстановки. Впрочем, это не имеет отношение к ритуалу.
  Наглядная демонстрация Ятсану тщетных попыток взлететь убила все его возражения. Мы договорились о дне ритуала. Отдав ему листок с заклятиями, я практически прогнала парня, боясь сдаться под его напором и остаться калекой.
  А в день икс я отдала дневник и письма Сакалле с наказом, если не вернусь, раздать адресатам. Он попытался все узнать, как, то воздействовать, но детские комплексы были сильнее. Я не слышала доводы разума, в ушах лишь звучали оскорбления школьников. . Нет, мстить я не хотела, только Вадиму, который забрал кольцо матери. Но я хотела летать.
  Я замолчала. Ребята переглянулись и тихо спросили:
  - А дальше?
  - А дальше мы ушли в пещеру, еще раз проговорили процедуру и я начала. Последнее что я помню, как Ятсан занес надо мной скальпель. Сознание уже было в тумане. Что пошло не так и почему я все забыла, узнаю завтра, увидев филактерию. Знаете, я что-то устала, - и действительно, я словно засыпала. Сквозь пелену забытья чувствовала как Зарайя с котом втащили меня на дракоманта, как хныкала испуганная Талена. Помню утренний ветер и полет. Как нас встречали с возгласами: 'Что с ней?' Суета и охи ахи меня не разбудили. Я лишь почувствовала как меня подхватили на руки и догадалась, кто это. Сквозь сон прижалась и тихо попросила:
  - Не отпускай!
  - Не отпущу, - пообещал тот, в чьих руках должно биться мое сердце.
  
  Глава 12 Филактерия.
  
  Было необычно, но утром я проснулась в кровати. Как живая. Произошедшее вчера напугало, но разумное объяснение быстро нашлось. Память вернулась, вытягивая все запасы сил, а поскольку я была материальной, то организм решил проблему как с живой и банально отрубился. Одновременно пришла неясная тревога, которая заставляла спешить. Позволил себе вновь стать бестелесной, я скользнула наружу и попала в сад. А там стояли двое, мужчина и женщина. Санфео и Ника. Я испуганно зависла, потом стремительно нырнула в крону ближайшего кустарника, боясь, что меня застукают. Не зря, случайно подслушанный разговор был неожиданным.
  - Ника, ты точно решила? - Санфео стоял практически вплотную к хранительнице.
  - Санни, пойми, эти отношения изначально были обречены, - девушка говорила мягко, избегая смотреть на магистра.
  - Дорогая, мне не надо аргументов, я лишь спрашиваю твое решение - да или нет?
  - Да.
  - И ты отдаешь себе отчет, что он не будет с тобой?
  - Да.
  - Ника, я ведь не дам играть собой. После неудачной попытки, а ты ее сделаешь все равно, я не приму обратно. Ты понимаешь?
  - Ты уже не примешь, Санни, - она грустно улыбнулась, - мы оба знаем, что наши отношения были по принципу подобное- подобным. Мы оба пытались забыть неудачные попытки любить. А ты уверен, что она тебя примет?
  - Ты мудрая маленькая девочка, - улыбнулся Санфео, - не уверен, но так же как и ты, сделаю попытку. Иди, уже не мое солнце, будь счастлива.
  Я ошеломлено наблюдала как они обнялись и хранительница убежала, что даже забыла, зачем пришла. Магистр напомнил:
  - Вылезай, хулиганка. Ты зачем нам чернавок подбросила?
  Я уже была готова оправдываться, как из противоположных зарослей кустов с покаянным видом вылезла Зарайя.
  - Наставник, мне жаль.
  - Ни за что не поверю, некромантское недоразумение. Чудо, ты хоть выспалась?
  - Ну да, кажется. Но мне правда.
  - Зарайя, давай я сейчас скажу и мы больше не будем возвращаться к теме наших окончившихся отношений с твоей сестрой. Мы расстались по обоюдному согласию, и твоя дерзкая выходка никак не повлияла, но это не значит, что стоит продолжать так шутить. Разрыв никоим образом не скажется на моем отношении к тебе и я продолжу учить тебя и дальше. И жить ты можешь по-прежнему в моем доме, как и раньше. У нас с тобой ничего не меняется, ты меня поняла?
  - Правда? - глаза девушки предательски заблестели.
  - Чудо ты в короткой мантии, - вздохнул магистр и прижал к себе Зарайю, - правда, я же обещал. Кто еще так мастерски меня доводить будет?
  - Вы мне родителей заменили, - всхлипнула она.
  - Знаю, Заренок, знаю. Мир несовершенен, иногда те, кому доверяешь больше всего, предают. Люди под властью стереотипов отрекаются от самых близких и родных. Не таи на них обиду, они не со зла с тобой так. Просто не хватило смелости. Давай прекращай ныть. Нам еще Таленку на ноги ставить. Видать мой крест, несмотря на мрачную профессию, служить нянькой сопливым девчонкам.
  - А Кьяза?
  - Она сама еще ребенок, - вот на этих словах я обиделась, и даже надулась. А магистр продолжил:
  - Как разберется со своими штаями, тогда и поговорим. А там глядишь и тебя уведут в Черные земли. Княжич не зря кружит рядом. Выкрадет, и пикнуть не успеешь.
  - Мне рано замуж, - вздернула некромантка нос.
  - Но кандидатура устраивает, - хмыкнул магистр, - все, беги давай. И постарайся отдохнуть и нормально поесть. Пойдешь со мной.
  - Куда?
  - Позже скажу. Брысь. У меня есть еще дела.
  Зарайя послушалась совета и сбежала. А магистр повернулся в мою сторону:
  - Ты что-то хотела?
  Пришлось выходить, вернее вылетать. Зависнув напротив него аморфной массой, спросила:
  - Вы поможете мне с ритуалом?
  - Я могу увидеть записи? Ты в них меняла порядок? - он сразу взял быка за рога.
  Я быстро изложила ему известные мне подробности, добавив, что книга в пещере, но ритуал практически не изменен. Некромант нахмурился:
  - Но последнее, что ты помнишь, это извлечение сердца. Мне кажется, Ятсан по незнанию напутал что-то.
  - Исключено, мы несколько раз репетировали. Но да, память я потеряла на стыке перехода. А потом повторно, когда лича убили. Вот это мне тоже очень хочется вспомнить.
  Магистр покачал головой, затем спросил:
  - Я правильно понял, что ты все вспомнила?
  - Да.
  - Есть что-нибудь, что тебя настораживает?
  - Неясная тревога, словно я теряю время.
  - Идем к Ятсану.
  Магистр не стал тратить время и тут ушел на тропы мертвых, я бросилась за ним. Ятсан был в своей комнате. Увидев нас он побледнел, но потянулся к сумке:
  - Уже?
  - Ты мне ничего не хочешь рассказать, Ятс? - вкрадчиво спросил магистр.
  - Смысл рассказывать, если на месте все увидим, - парень вздохнул, словно ждал приговора.
  - Хорошо, идем.
  Зарайю выловили на пути к черному выходу. Редж сунулся с нами, но его тут же осадили, сказав, что будет лишь мешаться. Единственное, магистр взял с него слово на закате прилететь и забрать всех из пещеры.
  Услышав просьбу, Зарайя побледнела, но лишь сцепила зубы. Княжич недовольно заворчал, но под жестким взглядом Санфео отступил.
  Упросив магистра идти без меня, пообещав догнать, я сбежала до комнаты и, приняв материальный вид, схватила кольцо. Неизвестно что будет со мной дальше, но оно должно вернуться к отцу.
  Все остальные, включая Сакаллу, находились в столовой. Заметив меня, они насторожились. Я добежала до отца и положила кольцо в его ладонь:
  - Прости, это я его тогда взяла из шкатулки и не вернула.
  Гал заскрипел зубами, однако сдержался и поймав мою руку, попросил:
  - Останься.
  - Я должна идти. Я вернусь, честно, - врать получалось плохо, и он догадался:
  - Кто идет с тобой?
  - Магистр, Зарайя и Ятсан. Пап, я вернусь, обещаю.
  Я позорно сбежала, увидев их побледневшие лица. Сбежала от гнетущей тишины, нырнув на тропы мертвых.
  У входа в пещеру я оказалась первой. Остальные появились с воздуха, некромант нес ученицу. Приземлившись они все осмотрелись. Санфео задумчиво протянул:
  - Как любопытно. Мне знакомы эти места. Руны писал я, чтобы спокойно проводить изыскания без ущерба для окружающих. В основном это были смертельные заклятья и эксперименты с запретными ритуалами. И где-то здесь я потерял свой гримуар. Сами по себе стенопись лишь экранирует действие от внешнего мира, повлиять или исказить ритуал не может.
  Он повернулся к нам и чересчур вежливо спросил:
  - Я могу посмотреть на вашу книгу?
  Я нервно сглотнула, осознавая, чьи именно записи мы использовали.
  - Они в пещере, - ответил Ятсан.
  Пройдя по переходам, мы добрались до первой пещеры. Ятсан подошел к стене, вскрыл неприметный тайник и достал потрепанный гримуар. Передав его магистру, он вытащил несколько тетрадок и отдал их мне:
  - Это твои записи с обратным ритуалом.
  Следующие два часа некромантка и терштай терпеливо ждали, пока два фанатика разбирали записи. Ятсан трижды предлагал дойти до филактерии, но мы отмахивались, ища ошибку в ходе обряда. Первые полчаса Зарайя честно пыталась разобраться в терминах и рунах, но потом сдалась. Наконец, магистр захлопнул книгу:
  - Если вы досконально следовали написанному здесь, то у вас должно было все получиться. Могла напутать с филактерией при ее подготовке?
  - Нет, все проверила и не раз, - ответила, чуть слышно вздохнув.
  - Впрочем, даже с учетом того, что ты сейчас фантом, можно попробовать провести обратный ритуал. Я проверил, угрозы нет. Самое плохое, что может быть - ты останешься фантомом, но в том состоянии, что сейчас.
  Я дернулась, а магистр жестко заметил:
  - Я предупреждал тебя, смерть не терпит слабаков. За любой свой шаг ты несешь отвественность. Выбор есть всегда.
  - Я помню. Но если не получится, лучше упокой.
  Терштай и девушка замерли от жутких слов. Магистр лишь кивнул:
  - Договорились.
  - Нет, - возмутился Ятсан.
  - Парень, не лезь, - отрезал некромант, - ошибки я не нашел. Идем за филактерией и не будем откладывать ритуал в долгий ящик. Зарайя, будешь ассистировать. Пошли.
  - Я могу поговорить с Кьязой? - тяжело вздохнул Ятсан.
  Магистр внимательно посмотрел на него и поманил Зарайю:
  - Идем, я объясню что надо сделать. У вас пятнадцать минут.
  - Мне хватит.
  Когда мы остались наедине, я подошла к нему и положила руки на плечи:
  - Ятсан, пойми, я не могу так больше существовать. Особенно теперь, когда все вспомнила. Я действительно устала и постоянно балансирую на грани. Пойми, нечисть остается нечистью, даже будучи высшей. Лучше магистр, он сделает все быстро и безболезненно, чем на меня откроют охоту фанатики.
  - Найти тебя и потерять вновь? Это жестоко, милая, - он притянул и обнял.
  - Это если не получится. В этом случае лучше было и не находить.
  - Прости, Кьяза, это я виноват, что с тобой случилось.
  Интуитивно я поняла, что это не просто слова. Отклонившись, заглянула в голубые глаза и потребовала:
  - Говори.
  Ятсан притянул меня к себе и тихо шепнул:
  - Я лучше покажу. Идем.
  Он, не отпуская моей руки, потянул в узкий проход в глубине пещеры, ведя по темному лазу, терштай ни разу не споткнулся, словно шел по яркому коридору. Наконец мы вышли в огромную пещеру. Все ее стены были исписаны рунами, которые в чем-то повторяли те, что снаружи, а где то в них скрывались заклятья стазиса и стабилизации, подавление темной энергии разрушения. А посреди на широком камне лежала, укрытая до груди одеялом девушка. Штайна с неестественно белой кожей, пестрыми крыльями и черными косами с белыми прядками, что соскользнув с изголовья, безвольно свисали, едва касаясь земли. Казалось что она спала.
  Я нервно сглотнула, переведя испуганный взгляд на Ятсана. То с нежностью посмотрел на девушку и тихо сказал:
  - Я не смог вырезать твое сердце. Помнишь, что книга одно время хранилась у меня дома? Тогда я ее читал, пытаясь понять, что тебя привлекло. Мой взгляд упал на главу о фантомах. Ритуал их временного воззвания из живых врезался в память дословно. Он идентичен личевому, только если у лича надо вырезать сердце, то там вполне достаточно погрузить тело источника духа в стазис. И для него не надо было некромантом. Твое сердце в тебе. Ты сама себе филактерия.
  Я перевела еще раз взгляд на себя, потом на него. И рассмеялась. Ятсан изумленно смотрел на меня, что мне добавляло веселья. За спиной вторил подошедший Санфео, на которого испуганно взирала Зарайя. А мы с магистром не могли остановиться, потешаясь над ними и ситуацией в целом. Наконец, Ятсан рассердился:
  - Может объясните, что тут смешного?
  - Мой друг, - вытирая выступившие слезы, магистр приблизился ко мне, сидевшей прямо на земле, - ты даже не представляешь, насколько твоя дрогнувшая рука облегчила нам жизнь. Возврат в тело фантома процедура быстрая и безболезненная. Подумать только, как все просто. Кьяза, ты представляешь уровень?
  - То есть она изначально была фантомом? - спросила Зарайя
  - Именно, - Санфео рассматривал меня с нежностью биолога, открывшего новый вид бабочек, - воспоминания о времени лича были выдуманы.
  - Не выдуманы, а фантазия подменила реальность, то есть моя душа была твердо уверена, что сначала была личом, потом ее убили и она стала фантомом, - я поднялась и осмотрела издали свое тело, - только маленький нюанс, учитель. Время играет против нас. Для временного фантома я слишком долго была вне тела.
  - Готова вернуться? - посерьезнел магистр, но вновь расплылся в ехидной улыбке, - однако есть шанс, что опять все забудешь.
  - Мне не привыкать. Память-то девичья, - фыркнула и повернулась к терштаю
  Тот стоял подавленный, заметив мой взгляд, лишь хмуро кивнул:
  - Я рад, что все обратимо.
  - Почему ты сразу не сказал? Ты мог меня сам вернуть в тот же день, даже ту же минуту.
  Ятсан нахмурился и нехотя выдал:
  - У тебя и при жизни характер был не подарок, а после... Я попытался с тобой договориться и объяснить, что произошло, однако ты сказала, что я уникален, поскольку убил лича, превратив его в фантом и что надо воспользоваться предоставившимися возможностями, чтобы найти ответы на некоторые вопросы.
  - Но руны должны были не дать мне уйти, - я все оглядывалась на саму себя, пытаясь восстановить картинку.
  - Они и не выпустили сначала, - усмехнулся терштай, - но ты рассердилась, материализовалась и бросила банку с краской в одну из стенок. Очевидно, когда одну руну перекрыла клякса, защита нарушилась, дав тебе возможность исчезнуть.
  Я проследила за его рукой и увидела то самое пятно. Злиться на Ятсана не было смысла. Из нас двоих я должна была предусмотреть все мелочи. А он не смог никому ничего сказать. Тем более моему отцу или Дюлу, поскольку те и так его недолюбливали. Ятсан ушел искать меня в надежде уговорить вернуться и провести обратный ритуал. Он один знал правду и тяготился ею, не сумев никому довериться. Даже Санфео. Сначала из-за юношеского максимализма, а потом... Иногда правда может убивать. Вот он и по прошествию времени не был готов ворошить старое и убить остальных правдой. И сам упорно продолжал верить в лучшее. Я подошла и обняла терштая:
  - Спасибо, что верил и искал. И что помог мне найти себя.
  - Только боюсь, я тебя как раз потерял.
  - Молодежь, время играет против нас, - напомнил Санфео, - Зарайя, забирай терштая и идите на выход.
  Ятсан пытался возразить, но я лишь покачала головой и попросила его:
  - Не спорь. Я действительно могу опять все забыть, да и нестабильна буду. Могу вообразить невесть что и прибить ненароком. Как Дюла при первых встречах в образе фантома. Дай мне время.
  - Зарайя, встретишь спасотряд,- тем временем наставлял магистр ученицу, - никого сюда не впускай. Мы сами выйдем, когда все закончится. Если что, можешь бить на поражение, только без смертельных исходов, пожалуйста.
  Некромантка посерьезнела и, молча уцепившись в терштая, потащила его за собой, не прилагая видимых усилий. Растерянный Ятсан даже не сопротивлялся.
  Санфео подошел к телу и присел на краешек плиты, изучая внимательно лежавшую перед ним девушку. Я настороженно следила за ним, затем решилась спросить:
  - Почему, когда вы меня уже нашли, Ятсан тебе ничего не сказал?
  Магистр усмехнулся и помахал мне своими записями, тем самым некромантским гримуаром:
  - Здесь написано, что максимальный срок обратимости ритуала временного вызова фантома составляет пять лет. После этого связь тело- душа рвется безвозвратно. Тебя нашли по прошествии семи лет. Он оставил нам надежду, сам знаю что все кончено.
  - Все кончено? - словно эхо повторила я, холодея от осознания беды.
  - Это он так думал. Дорогая, я не любитель разыгрывать спектакли, а уж тем более дарить ложные надежды. На момент написания именно так все и обстояло со сроками. Однако позже мне удалось узнать, что кроме времени свою роль в прочности связи играет физическое состояние тела. Тебе повезло, что Ятсан доктор. Состояние физической оболочки идеальное. Ты как всегда великолепна.
  Он нежно провел рукой по лицу лежавшего тела, а я ощутила его теплые пальцы на щеке.
  - Ты чувствуешь, маленькая штайна? - тихо спросил он.
  - Да.
  - Иди сюда. Будет больно и страшно, но ты должна дойти сама. Смотри мне в глаза и иди.
  Магистр гипнотизировал меня взглядом, протянув руку:
  - Иди, милая, пора возвращаться.
  Я чувствовала, как он оплетает меня нитями смерти, не давая сбежать. Паника нарастала и я попыталась сделать шаг назад, однако тело вдруг опалило огнем
  - Нет, малышка, вперед. Теперь только вперед. Верь мне и иди.
  Я не отрывая взгляда от черных глаз, сделала шаг вперед. Больно, но терпимо. Словно босиком идешь по стеклу. Еще один и еще. Каждый шаг дается с огромным трудом, дыхание сбивается.
  - Умница моя, иди.
  Я знала, как обманчиво его внешнее спокойствие. Сейчас магистр плел сложное заклятье, где цена ошибки - жизнь. Его и моя. А значит, я должна продолжать идти, как бы больно и страшно не было. С каждым шагом материальное воплощение фантома в обратном порядке теряло то что успела обрести. Волосы, кожа, мышцы, глаза. До магистра добрался лишь скелет и тот без плесени.
  - Последний шаг, малышка, - за напускным ироничным тоном скрывалось сильное напряжение. Лоб магистра покрывали мелкие капли пота. Он держал руку с перстнем над моим ртом, ожидая того самого последнего шага.
  - Верь мне, милая.
  Верю, учитель. Шаг. Взрыв. Меня бросает вверх, разрывая на мелкие кусочки, и тут же меняется угол зрения. Я лежала на камне смотря в потолок. Во рту привкус крови, тело трясло от холода. И жуткая слабость. Непроизвольно облизываю губы. Тут же их касаются теплые пальцы и знакомый голос словно издали шепчет:
  - С возвращением, маленькая штайна.
  Я попыталась повернуть голову, но не получилось. Тело меня не слушалось. Впрочем, лицо магистр тут же возникло в поле зрения:
  - Ты семь лет провела без движения. Придется потерпеть. Что ты помнишь?
  - Все.
  Он покачал головой, развивая бурную деятельность. Сначала раздел меня полностью, игнорируя мычание и иные проявления сопротивления. Растер каждую мышцу какой то вонючей мазью, приговаривая, что сейчас не время для ложной скромности. Затем укутал в толстые одеяла. Как заботливый папаша, подстриг ногти на руках и ногах, вычистил уши и расчесал волосы, заплетя их в косы. Я была готова провалиться от стыда сквозь землю, а он лишь шутил. А через некоторое время мне стало не до обиженной добродетели. Затекшие от многолетнего лежания мышцы решили дать о себе знать. Через час от боли я сорвала горло и продолжала лишь сипеть. А через два часа полегчало. Санфео тут же вымыл и переодел меня. Сопротивляться и стесняться сил не было.
  Спустя пятнадцать минут я сидела, прислонившись к нему спиной, а магистр с ложечки поил меня бульоном. Голос постепенно возвращался и я не удержалась от вопросов:
  - Ведь все прошло как и должно было?
  - Да, ешь давай. Ная тряслась над этим бульоном, завораживая его.
  - А почему мы не уходим отсюда?
  - Потерпи. Я жду пока связь закрепиться окончательно. Еще пару часов здесь посидим. Помолчи, пожалей голосовые связки.
  Но я должна была узнать, как бы глупой не казалась первоначальная причина, но ведь ради этого все и затевалось.
  - Учитель, а крыло?
  Он замолчал, отставив в сторону чашку, затем аккуратно сказал:
  - Давай дождемся осмотра врача. Сейчас ты жива, необратимых изменений нет. Все остальное скажет доктор.
  Я молча кивнула, сделав вид, что поверила словам. Санфео вздохнул:
  - Мне жаль. Прости.
  - Все хорошо. Это маленькая цена за возможность жить. Санфео, можно попросить об одолжении?
  - Каком? - насторожился он.
  - Тебе в Гильдии штайна-некромант не нужна? В горах я не смогу жить.
  - А как же твой... - начал он, но я его перебила.
  - А он ничего и не узнает. Я никогда ему не скажу, что была не права.
  - Это неправильно.
  - После всего он запретит заниматься некромантией, и я подчинюсь, потому что несмотря на его ошибки, он будет прав. И что тогда инвалиду делать еще? Я больше ничего не умею и не хочу. Нет, лучше так. А он еще найдет свое счастье.
  - А как же ваши пары, Кьяза? - напомнил Санфео.
  - У отца парой была мама. Сейчас он счастлив с твоей сестрой. Мы выбираем, нас выбирают. Речи о предназначении свыше не идет. А наладить взаимовыгодные отношения можно с любым, если есть мозги. Что же насчет любви...
  - Он искал тебя семь лет.
  - Хорошо, перед уходом я скажу ему, что не люблю. Санфео, ты Нику отпустил!
  - Потому что в моем сердце другая. Как и Ника любит другого. И мы тоже в свое время за них решили, что уйти будет лучше, а в итоге потеряли время.
  Я удивленно покосилась на него:
  - Другая?
  - Другая. И вряд ли меня простит. Я же гордый, обиделся, что она за мной в Уэльсию не пошла. И ушел без нее. Идиот, - мрачно подытожил Санфео, - потом еще раз с ней пересекся, уже когда с Никой встречались. И даже ночь провели вместе. А утром я сбежал, решив, что неплохо отомстил.
  - И? - я не знала как реагировать на откровения учителя.
  - Что и? Сын вон жениться собрался. Не повторяй наших ошибок, Кьяза.
  - Редж? Он твой сын? Но он же дракомант? Да даже по генетике.
  - Вот по генетике все хорошо. Не забывай, некроманты меняют внешность при инициации. Полукровки возможны.
  Я молча переваривала сказанное. То есть Вае и Санфео? И Редж их сын? И как мне дальше с ними общаться? Со всеми тремя? Я не готова отказываться от кого- либо из друзей. Магистр словно почувствовал мою растерянность и поспешно добавил:
  - Не переживай, наши разногласия с княгиней тебя не коснуться. Обещаю, мы разберемся. Ты со своим сердцем договорись.
  Следующие полчаса прошли в молчании. Наконец магистр решительно встал:
  - Пора, Кьяза. Нас уже ждут.
  Увы, идти я не смогла, ноги не держали. А еще сонливость накатила, которую я не могла побороть, лишь испуганно вскрикнула:
  - Учитель, я отключаюсь.
  - Все хорошо, малышка. Организм запустил собственные механизмы восстановления. Ближайшую неделю ты будешь спать постоянно. Я донесу тебя.
  
  Глава 13 Мы выбираем, нас выбирают.
  
  Все прошло, как и обещал Санфео. Я проспала почти неделю, прерываясь на еду. Однако даже сквозь сон я чувствовала постоянно присутствие магистра. Уйти в мир мертвых во сне легче всего, и он сторожил меня, предотвращая все попытки смерти забрать меня. Периодически остальные приходили навестить. Я слышала как перешептывается Гал с Дюлом, чувствовала руки Ятсана, который осторожно проверял пульс, иногда ноги немели, поскольку Цнип устраивался на них спать, да не один а вместе с противно хихикающей Пуськой. Таленка периодически пыталась переплести косы, но ее тут же уводили. Редж приходил в паре с некроманткой. Пока они сидели рядом, магистр имел возможность отлучиться перекусить или хоть немного передохнуть, доверяя ученице следить за мной. Иногда моего лба касалась Наядна, подпитывая светом, снимая боль. Вае и Ника взяли на себя обязанность по процедурам, вдвоем ворочая мое обмякшее сонное тело. На периферии сознания изредка слышала голос Сакаллы, но столь неясно, что его присутствие казалось нереальным. Наконец однажды проснулась окончательно, полная сил. За окном светило солнце, день был в разгаре. Я обвела взглядом комнату, наслаждаясь яркость красок. Даже пастельные тона казались сочными и живыми. В одном из кресел дремал Гал.
  - Пап, - тихо позвала я, усаживаясь в постели.
  Он вздрогнул, открыл глаза и тут же подскочил ко мне:
  - Тише, не спеши, что-то болит? Я сейчас позову Санфео или Ятсана.
  - Не надо. Я вернулась. Привет.
  - Привет, малыш, - он улыбнулся, и осторожно обнял, - ты слишком долго гуляла в этот раз.
  - Извини, больше не буду.
  - Это ты извини. Я виноват, что не заметил твои метания и страхи. Я постараюсь исправиться.
  Я потерлась щекой о него и ойкнула:
  - Ты колючий.
  - Забыл побриться.
  - И как Ная к этому относится? - поддела я его.
  - Положительно, тактично молчит и вздыхает. Но о нас потом, сначала ты. Что дальше, Кьязеныш?
  Я спрятала глаза:
  - Санфео сказал, что я по-прежнему не могу летать?
  - Он говорил, что видимых изменений нет. Но последнее слово за врачом. Давай тебя осмотрит Ятсан?
  - Потом, - испуганно ответила я и увела разговор в сторону. - В любом случае, возвращаться в Шетан я не собираюсь. Меня там ничего не держит. Думаю отправиться в Уэльсию.
  - Все так серьезно? Кьязеныш, ты не спешишь?
  - Пап, он все равно мне не разрешит заниматься некромантией. А я ничего другого и не хочу, - сорвалось у меня в отчаяниии, - а еслион запретит, то я подчинюсь, он итак из-за меня столько всего перенес. Но буду несчастна. И он тоже. Лучше все сразу разорвать.
  - Подожди, кто он? И почему запретит? Этот таинственный 'он' так уже и сказал? Кьязеныш, что с тобой? Кто он?
  - Он, - буркнула я, мысленно ругая себя за порыв.
  - Не хочешь говорить? Ладно, твое право. Но прежде чем накручивать себя - поговори с ним.
  - Прям сейчас?
  - Нет сейчас я разыщу Санфео, чтобы он тебя осмотрел. Потом ты позавтракаешь и если консилиум твоих персональных врачей разрешит тебя встать, то тогда возможно я соглашусь, чтобы ты покинула постель.
  - Пааап, - я со стоном откинулась на подушки, - это диктат высшей степени.
  - Это забота о единственной дочери, вернувшейся с того света. Ты куда то торопишься?
  Я мотнула головой.
  - Скоро вернусь. Надеюсь, будешь умничкой. Дочка, мы разрешим все проблемы, только не торопись.
  Я закрыла глаза, выражая покорность. Отец вышел.
  Стоило двери закрыться, как меня словно пружиной выкинуло из кровати. В шкафу обнаружилась кое- какая одежда на меня, если мужскую футболку можно таковой считать. Впрочем, на мне она смотрелась как экстремальное мини, хотя по сравнению с мантией Зарайи очень даже прилично. Опасаясь возвращения отца, я распахнула окно и залезла на подоконник. Действительно, к чему откладывать разговор, если можно сразу расставить все точки. Осталось лишь найти его. Мне повезло. Я заметила знакомую до боли фигуру почти сразу.
  На автомате спланировала со второго этажа и замерла. Крыло держало меня. Немного подумав взмахнула пару раз и взлетела. Я летаю!!!! Едва сдержала радостный вопль и кувыркнулась в воздухе. Могу! Лечу!
  - О, в стане крылатиков прибыло, - раздалось за спиной мурлыкающий голос.
  Я испуганно рухнула вниз и на четвереньках развернулась в сторону голоса. Под окном на скамейке растянулся довольный Цнип в обнимку с тонко нарезанной ветчиной и окороком. Он ленивым движением подцеплял на коготок ломтик мяса и отправлял его в пасть. Сверху в районе ушей сапфирового кота устроилась Пуська. Иногда крылатый придерживал ломтик в воздухе, чернавка отламывала себе кусок, а потом точным плевком поджаривала остаток до нежной хрустящей корочки. Умопомрачительный запах напомнил, что я вообще то голодна. И иду на серьезный разговор. А серьезный разговор на голодный желудок не ведут. Цнип насторожился, уловил мой жадный взгляд:
  - Эй, нам и самим мало!!
  - Цнип, ты должен быть с Таленкой!
  - У нас обеденный перерыв!
  - А я семь лет не ела! И у меня серьезный разговор предстоит!
  - С кем? - мурлыкнул кот.
  - С любовью всей жизни, - важно подняла палец и прыгнула в их сторону. Увы, его реакция была молниеносной. Моментально убрал тарелку и поцокал языком. Чернавка захихикала. Увидев мое обиженное выражение лица, сжалился:
  - Тебе и впрямь стоит поесть, а то любовь твоей жизни тебя попросту не заметит. Уж больно ты тоща. Хотя ножки ниче так.
  Шпильку пропустила мимо ушей, сграбастав почти половину нарезки.
  - Эээ, верни немедля, - возмутился кот, а чернавка недовольно заверещала, однако плюнуть не рискнула.
  - Не говори, что меня видел, - попросила я.
  - Иди уже, - фыркнул кот, - одни расходы от тебя. Не скажу.
  Жуя на ходу, я нырнула в заросли сада. Спешить было глупо, потому что комичней ситуации нет, чем явиться жующей, да и с урчащим желудком тоже как то не очень красиво. Тут момент такой трагично возвышенный, а в животе забастовка. Надеясь, что сад безлюден и меня никто не заметит, я все же кралась, оглядываясь по сторонам. И не зря. На одной из аллей обнаружились Санфео и Вае. Они держались за руки и смотрели друг на друга. И это учитель называл поговорить? Странные у него представления о выяснении отношений. Я дожевала последний кусок ветчины и вдруг меня осенило. Вае менталист. Зачем что-то говорить, когда магистр снял блоки со своего сознания, полностью доверившись ей. Слова могут непроизвольно солгать, неправильно донести мысль. А подсознание не лжет. Только сейчас я заметила и расфокусированный взгляд подруги и напряженную позу некроманта и тяжелое дыхание. Да уж, полное подчинение менталисту - вещь неприятная. Я затаив дыхание, ждала результата. Наконец, Вае вздохнула и закрыла глаза. Санфео тоже перевел дух. Зря он конечно расслабился. Тонкая ручка княгини взлетала и залепила со всего размаху пощечину мужчине, да с такой силой,ичто он даже пошатнулся.
  - Вае, - взмолился он.
  - Ты же не думал, что я просто вот так возьму и прощу? - буркнула она.
  - Но простишь же? - он уже забыл об ударе.
  - Уже, - тихо шепнула Вае.
  А я попятилась назад. В конце концов, нехорошо подглядывать за целующимися.
  Боясь им помешать, я заложила большой крюк, стремясь обойти незамеченной и самой не видеть. А что аллея глухая, сад пустынен, они люди взрослые. Тем более я услышала журчание фонтана. Надо бы и пальцы ополоснуть, да и умыться. В общем сто причин, лишь бы оттянуть разговор. А через несколько шагов я уже не знала плакать или смеяться. Но к фонтану придется идти немного другим путем. Сад оказался не так уж и безлюден. Просто в беседке на моем пути обнаружились Редж и Зарайя. И я, кажется, сейчас просто помешаю. Тут вообще решается вопрос жизни и смерти, то есть семьи и детей, то есть. В общем Редж делает предложение по традициям людей. С пафосными словами и кольцом. Только ненадолго хватит молодого и горячего княжича, если Зарайя будет продолжать мять так подол мантии. Ну вот, я оказалась права. Опять отступаем.
  Спрятавшись за деревом, перевела дух. Прикинув в уме расположение фонтана и парочек, мысленно проложила новый маршрут. И все шло хорошо и я шла хорошо, пока не прибыла к промежуточной цели. Ну не судьба мне сегодня умыться и оттянуть неприятный разговор, который решила провести сейчас из-за собственного упрямства. И на будущее надо запомнить, что сад князей дракомантов - самое оживленное место, где об уединении даже думать нельзя. Во всех смыслах. Вот только у застуканной парочки все не так радужно.
  Сакалла сидел на бортике фонтана, небрежно облокотившись одной рукой на камень и насмешливо смотрел на рыжеволосую девушку, стоявшую перед ним. Ника молчала. Терштай хмыкнул и поднялся:
  - Дорогуша, правильно ли я понимаю, что ты вдруг решила, что мы с тобой отличная пара и хочешь возобновить отношения? Позволь тебе напомнить. Когда ты вдруг придумала себе, что у нас нет будущего, то ты сбежала, трусливо оставив записку. Через некоторое время мне услужливо рассказали, что тебя видели в объятьях Ятсана. То есть с ним будущее было? Ведь первоначально предлогом стало, что мы не можем иметь детей. Впрочем, я и сам вас видел. Надо отдать должное моему бывшему ученику, он все же свою любовь не предал. И даже нашел ее. Но это ерунда. Его бы я мог простить. Но увидеть тебя в объятьях магистра - это перебор. Что случилось, милая? Ведь у вас с ним есть будущее. Так что произошло, Ника? - на последних словах ирония исчезла, они выплеснулись с неприкрытым отчаянием и злостью. Терштай саданул рукой на стоявшему рядом дереву:
  - Ника, ответь мне!
  - Я ошиблась, - бледная хранительница с мольбой смотрела на мужчину напротив.
  - Когда, Ника?
  - Когда сбежала от тебя. И сейчас, когда надеялась вернуть. Но я не жалею, что все рассказала. Это лучше, чем молчать.
  Она развернулась, чтобы уйти, но Сакалла поймал ее, прижимаясь грудью к спине девушки:
  - Почему ты сбежала, Ника?
  - Я не могу быть твоей парой. Лучше уйти сразу, чем ждать, пока бросишь.
  - А сейчас?
  - Без тебя еще хуже.
  По лицу девушки текли слезы, но она гордо смотрела вперед, ожидая горьких слов и насмешек. Я была готова вмешаться, но вдруг Сакалла тихо произнес:
  - Без тебя тоже. Я сглупил, что не бросился возвращать тебя. Ника, не надейся, больше не отпущу.
  Резкое движение, и я вновь отползаю, попрощавшись с мечтой умыться. Спасибо, директор, что хоть предусмотрительно прикрылись крыльями.
  Незаметно для себя я оказалась на краю сада. За оградой метрах в двухстах начинался каньон Стрикс, где на краю обрыва сидел тот, к кому я и рвалась душой и так старательно оттягивала встречу и разговор.
  Он услышал мои шаги и обернулся. Я замерла под пристальным взглядом.
  - Привет, - тихо шепнула, хотя до него было еще шагов десять, однако он услышал:
  - Ты почему встала? Рано. Ты еще не до конца окрепла. Да и с крылом непонятно пока, - он нахмурился, пряча за ворчанием тревогу.
  - Мне уйти? - внутри все оборвалось, но я упрямо сделала шаг к нему.
  - Как хочешь, - он отвернулся, глядя вдаль.
  Я медленно подошла и села рядом, свесив ноги вниз. Все заготовленные речи, аргументы испарились. Терштай покосился на меня, однако заводить разговор не спешил.
  - Ты сердишься? - спросила лишь бы нарушить тишину.
  - На кого? На тебя? Нет. Я сам виноват. Осторожней, не упади.
  - Понимаешь, я наверно была неправа по отношению к тебе. Спорила всегда, дерзила, делала все вопреки, не слушалась. Сложно со мной было?
  Он усмехнулся:
  - Да уж, скучно точно не было.
  Я пригляделась к нему. Уставший и небритый. Слегка осунувшийся. Несмело коснулась рукой до щеки:
  - Колючий.
  - Не брился с того момента, как вернулись с пещеры.
  - Я не помню.
  - Как возвращались? Ты спала.
  - А кто меня нес?
  - Я. Ты же просила не отпускать.
  - И сейчас не отпустишь?
  - Не вижу смысла удерживать теперь.
  Обычные слова, короткие фразы. Все как то неправильно и несерьезно. И вновь тягостное молчание. Которое прерывает он:
  - Мы знакомы с тобой давно. Ты ведь не просто так пришла?
  - Да. Но... - и вроде надо сказать, и не идут слова. Он понял и усмехнулся, переводя тему:
  - И что дальше?
  - В Шетан я не вернусь. Санфео готов посодействовать мне с работой. Хочу продолжить заниматься некромантией, тем более несколько незаконченных исследований есть.
  - То есть ты все решила? Уедешь в Уэльсию?
  - Это один из путей развития событий.
  - А второй?
  - Как скажешь ты, так и будет, - решилась я.
  - Я? - кажется, мне удалось его удивить. И поспешно заговорила, потому что если не сейчас, то уже и не рискну.
  - Я понимаю, что вела себя отвратительно. Я догадываюсь, что всему есть предел и я уже перешла тут точку невозврата, после которой ты не простишь. Наверно, глупая тогда была, что не видела. И сейчас, что надеюсь . Что не слышала, не понимала, по сути даже издевалась над тобой. И... И...
  Слов не находилось, а он просто смотрел, без эмоций, без чувств, безразлично. Словно видит впервые, словно я чужая. Под пристальным взглядом горло пересохло, я онемела, с горечью осознавая, что действительно все. Он молчал в ожидании. И я не выдержала. Знала, что сто раз шантажировала его своими слезами, что сейчас это будет перебор, но сдержаться не смогла. Лишь попыталась спрятать их. Прыгнув вниз с обрыва.
  Я не спешила раскрывать крылья, давая возможность встречному потоку воздуха сдуть предательскую воду. Не успела. Догнал, поймал, рыча от злости:
  - Сумасшедшая, ты что творишь?!
  - Отпусти, я уже все поняла! Не мучь, -вырывалась остервенело, смотря куда угодно лишь бы не на него. Иначе не смогу, не выдержу.
  - На меня смотри! - приказал он, опускаясь на дно карьера, но не отпуская меня.
  Я изо всех сил зажмурила глаза. Глупо было надеяться. Сейчас хотелось одного - сбежать и больше не видеть его.
  - Кьяза, посмотри на меня, - уже спокойней попросил он.
  Собравшись силами, распахнула ресницы и тут утонула в зеленых омутах напротив себя. Дюл с тревогой смотрел на мои слезы.
  - Кьязеныш, не честно. Я не могу рассуждать здраво, когда ты плачешь.
  - Отпусти, я все поняла.
  - Что ты поняла? Ну что ты поняла? - прижимая к себе, шептал он.
  - Что я опоздала. И я не нужна тебе. Сама виновата.
  - Глупая. Маленькая глупая эрштайна. Когда ты пришла сейчас, вздохнуть лишний раз не мог, боясь что ты исчезнешь. Ты даже не догадываешься, девочка моя, как я боялся.
  - Ты молчал. Смотрел как на пустое место, - хлюпнула носом.
  - Малышка, моя маленькая сказочница. Не реви.
  - Но ты сказал...
  - Забудь, я живой и могу ошибаться. Ты рядом и ты жива. Это самое главное для меня.
  Через минуту мы вновь сидели почти как и в начале разговора. Только подальше от обрыва. И моя голова лежала на коленях терштая, а он прикрывал нас крыльями от палящего солнца.
  - Я некромант.
  - Я помню, Кьязеныш. Если хочешь в Уэльсию, значит, поедем туда. Тем более наш с Галом отпуск заканчивается.
  - Ну да, работа. Пара.
  - Открою страшную тайну, которую знаем лишь мы с твоим отцом, - заговорщически шепнул Дюл, - мы и не были с ним парой. Полной парой были они с Авиной. Только твоя мама отказалась от карьеры, решив заняться твоим воспитанием.
  - Но ведь вы, - я удивленно смотрела на него, - а как вы тогда познакомились?
  - А я пришел за своей парой. Хотя вру. Я то как раз и не мог никак определиться, а с Галом мы с детства дружили. И когда Авина забеременела, карьера твоего отца пошатнулась. Я и предложил помощь другу. Как видишь наш тандем оказался не только работоспособным, но и успешным. Главы целой страны.
  - То есть тогда ты так и не нашел пару?
  - Почему? Нашел. Правда не сразу понял. Осознал, лишь когда увидел ее с разбитой коленкой на узком выступе этого самого каньона. Да-да, девочка, я давно понял, что тебе от меня никуда не деться, как и мне от тебя. Но Галу я так и не сказал, опасаясь вполне здравой реакции отца ребенка. И поэтому когда он пришел ко мне с дикой идеей, я за нее и ухватился. По сути, он благословил нас.
  - Но Ятсан, - я нахмурилась, и испуганно глянула на Дюла, - ой, прости.
  - Все в порядке. Насчет же Ятсана. Пока ты приходила в себя кое-что изменилось. И я даже в чем-то ему сочувствую.
  Я приподнялась на локтях:
  - Что случилось?
  - Малышка, скоро все узнаешь. Сейчас уже пойдем обратно, - он нежно гладил меня по голове.
  Я смотрела на свое отражение в зеленых глазах и вдруг вспомнила:
  - Дюл, твои глаза...
  - Что с ними не так?
  - Мне казались они прозрачными, когда мы... Когда я еще фантомом была. А сейчас они яркие. А теперь темнеют, - удивленно заметила я, смотря как зеленый оттенок радужки становится насыщенней.
  - Я бы мог развить целую теорию, что когда тебя не было, я потерял смысл жизни и поэтому свет в очах померк, но не буду, - усмехнулся он, а рука едва касаясь кожи скользнула по лицу вниз, к ключице, где на момент замерев, продолжила нехитрую ласку, рисуя узоры на моем теле поверх футболки, - Санфео объяснил, что фантомом ты цвета видела приглушенней. Знаешь, дорогая я передумал. С Ятсаном ты поговоришь позже. Меня мучает один вопрос. Он касается первого твоего воспоминания. Подарок на твое восемнадцатилетие. Меня волнует, что ты не помнишь ничего. Волнует и обижает.
  - А что не так? - подскочила я испуганно, да так резво, что Дюл едва успел отклониться, чтобы мы не встретились лбами.
  - Не скачи, - улыбнулся, он притягивая к себе, - ты помнишь что просила в подарок?
  - Ну, эээ, - я не знала что ответить, вернее как бы приличнее выразиться, а мой личный искуситель обжигая дыханием прошептал:
  - 'Ну эээ' просил я, и ты согласилась, а в ответ ты затребовала совершенно другое.
  - Что? - нервно сглотнула я, пока мысли бешено метались в попытке вспомнить.
  - Ты хотела узнать, каково это, целоваться с усатым-бородатым, малышка, - моего плеча коснулись горячие губы, - но тогда ты исчезла раньше чем я успел отрастить бороду. Малышка, я неделю не брился, чтобы выполнить твою просьбу. Извини, что с опозданием.
  Последней моей мыслью, пока я еще могла соображать была призрачная надежда, что все таки здесь никто не гуляет и крылья моего терштая смогу скрыть нас от любопытных взглядов. Хотя вру, последней была зарубка на память потом попросить Дюла оставить усы.
  
   Если верить учебникам географии, то Черные земли по своей природы аномальны, раз ученые не могут найти поселения дракомантов. А еще, но если только верить тем самым учебникам, то Черные земли пустынны. Так вот, я учебникам не верю. Через пятнадцать минут Дюл героически отбивался от обвинений отца, пока только словесно. От слов к делу перейти двум друзьям мешали женщины. Одной рукой терштай прижимал хихикающую меня к груди, а в эрштая вцепилась Ная, тоже старательно пытающая сдержать смех. В итоге я уже не выдержала. Ужом выскользнув из теплых объятий, взмыла вверх. На мгновение внизу повисла тишина, что я даже испуганно оглянулась. Главы недобро поглядывали на меня. Гал сдержанно уточнил:
   - То есть крыло зажило?
   - Угу, - покаянно подтвердила я, зависая на некотором расстоянии от них, мерно помахивая крыльями.
   - То есть прыжок был позерством? - решил прояснить ситуацию Дюл.
   - Не совсем. И не важно уже. Ты же поймал.
   - На твоем месте, Кьяза, я бы делала ноги, - ласково посоветовала Наядна.
   Точно помню, что отец ни разу не поднял на меня ни руку, ни ремень. И что Дюл мог сорваться и накричать, когда я ему мотала нервы, но и только. Однако сейчас я решила последовать совету мудрой ведуньи, потому что уверенности в том, что меня не выпорют, не было.
   Возле фонтана уже никого не было. Приземлившись, наконец то напилась воды, презрев нормы гигиены. Остался последний разговор. С Ятсаном. Усугубляло положение то, что парень испытывал чувство вины. И я тоже.
   Немного поболтав ногами в воде, нехотя вздохнула и пошла искать друга, не забывая озираться по сторонам, чтобы не натолкнуться на парочки.
   Но влюбленные, наверно, перебрались в более удобные места для уединения, даже Цнип с Пуськой куда-то исчезли. Войдя в дом, так и пошлепала босыми ногами по длинным коридорам в поисках терштая.
   Проходивший мимо дракомант в человеческой ипостаси помог соориентироваться в лабиринтах дома и проводил до комнаты Ятсана. Тихо постучалась и не дождавшись ответа, открыла дверь.
   Ятсан сидел в кресле у окна в кресле и увлеченно читал книгу. На подоконнике дремал сытый Сапфировый кот в обнимку с чернавкой. Заметив меня, терштай удивленно вскинул бровь, бросив тревожный взгляд на кровать. Я тоже посмотрела и замерла. Если честно, то была готова ко всему, только не к такому повороту.
   Бросила возмущенный взгляд на Ятсана, тот лишь пожал плечами. Цнип приоткрыл один глаз, покосился на присутствующих. Потом грациозно спрыгнул на пол, таща в зубах сонную чернавку. Еще один прыжок, и Таленка, не просыпаясь, подгребла Пуську поближе к себе. Кот же деловито устроился в ногах девочки, величественно дернув хвостом в нашу сторону. Типа отпустил.
   Терштай серьезным кивком поблагодарил кота, отложив сборник сказок на подоконник и вышел, увлекая меня за собой.
   - Ятсан, как это понимать? - зашипела я, едва дверь закрылась.
   - Не кричи, она только уснула.
   - Но почему у тебя?
   - Слушай, пойдем на улицу поговорим.
   И вот мы сидим в саду под окнами его спальни. Я пытаюсь осознать ситуацию, настолько она неправдоподобна. А Ятсан настороженно ждет.. Наконец он все же решается задать вопрос:
   - Ты как?
   - Я? Нормально. Ятсан, я ничего не понимаю!
   - Кьяза, не кипеши. Я все расскажу. Ты с Дюлом виделась?
   - Да, я... Мы... - воспоминания о прерванном занятии, когда нас застукал отец, опалил огнем щеки.
   - Уже легче, - улыбнулся терштай, потешаясь над моим смущением.
   - Ятсан, но мы оба взрослые. А она ребенок.
   - Тебе было пять, когда Дюл осознал, что ты его пара.
   - Но я штайна, это в крови, а она человек. Светлая ведунья.
   - Скажи это Сакалле и Нике.
   Я уронила голову на руки. Ятсан обнял за плечи:
   - Не переживай, подруга. Я оставлю ей возможность выбрать самой. Обещаю, до совершеннолетия даже пальцем не трону.
   - Ятсан, я шла к тебе, понимая, что разговор будет тяжелый. Но что он будет настолько трудным, даже не представляла. С одной стороны, я тебя понимаю, и в чем-то даже рада за тебя. Но с другой стороны, Тьма, Ятсан, она же совсем ребенок.
   - Кьяза, не взывай к совести, я сам в раздрае. Я даже у Дюла просил помощи.
   - Он тебе сочувствует.
   - Знаю. Когда я объяснил суть проблемы, он лишь похлопал по плечу и сказал: "Крепись. Легко не будет."
   Я устало положила голову на плечо друга. Ему действительно будет тяжело. Сдерживать порывы, чтобы не напугать ребенка, сохранять дистанцию, чтобы не обвинили в совращении, и ждать. Верить в лучшее и ждать. Хотя с другой стороны, Талена всегда тянулась к нему, даже в палатку пришла спать. А значит, планировать жизнь надо с учетом новых обстоятельств.
   - Мы с Дюлом возвращаемся в Уэльсию. Талена поедет с нами.
   - Значит, я за вами.
   - Ты понимаешь, что над ней будут смеяться одноклассники?
   - Это вряд ли. Гал с Дюлом предложили Сакалле пост директора школы в Уэльсии. Брат согласился.
   - Брат? - изумилась я. Сегодня определенно день открытий.
   - Двоюродный. И я тебе говорил, что кузен будет работать в нашей школе, но ты как всегда все пропустила мимо ушей.
   - Ятсан, во что мы с тобой влипли? - простонала я, - мой друг детства влюблен в мою дочь. А отец моей дочери является отцом наследного княжича дракомантов и надеюсь таки женится на моей подруге. Значит Редж и Талена брат и сестра. Брат моего зятя влюблен в сестру жены брата моей дочери. А мой отец скоро женится на сестре отца моей дочери.А я сама выхожу замуж за друга детства отца, который автоматически становится его зятем. Что за семейка то?!
   - Ты забыла про кота и чернавку.
   - Они тоже женятся?! - с ужасом на полном серьезе спросила я его, но терштай покатился со смеху.
   - Мама, - детский голосок оборвал смех Ятсана.
   Из-за угла к нам вырулила Талена в сопровождении Цнипа и Пуськи. Подмышкой неизменная кукла а в руках два ритуальных ножа.
   - И как она только умудряется их находить? - удивилась я, подхватывая ребенка на руки.
   - Ух ты, - девочка во все глаза рассматривала меня, - ты тоже умеешь летать? Покатаешь?
   - Обязательно, милая, - пообещала я, осторожно забирая ножи. Кинжал Зарайи признал меня.
  
   Эпилог.
  В первый день осени Уэльсия вздрогнула. Весь педсостав центральной школы города вытянулся по струнке, боясь лишний раз вздохнуть под грозным взором нового директора. Суров был новый начальник, ох как суров. А еще красив до дрожи в коленках у женской половины подчиненных. Но суров. А огромные крылья эрштая Сакаллы внушали благоговейный трепет и у учеников.
   А родители будущих первоклассников давали последние наставления своим чадам, особенно подчеркивая, что трогать девочку с золотыми косами, заплетенными на манер штаев ни при каких обстоятельств нельзя. Наставляли, а дети косились на одноклассницу с огромным букетом цветов в одной руке и опасным домашним зверьком в другой, черной крыской из Черных земель. Рядом у ног ребенка крутился Сапфировый кот.
   Родители же косились на девушку с черными косами и разноцветными крыльями, которую обнимал один из Глав города. И на строгого главу Гильдии некромантов, чья рука обхватывала талию красивой стройной женщины с пронзительными голубыми глазами и княжеским венцом. Родители косились и пытались сделать выводы. Пестрая штайна и магистр были родителями златокудрого ангела. А терштай и блондинка - супругами родителей. Но это еще вписывалось в канву привычного мироздания. И даже дедушка эрштай, второй Глава Уэльсии и его молодая жена - глава гильдии Ведунов, тоже вписывались. Ну повезло ребенку с родственниками. Не вписывалась округлая фигурка Светлой, очевидно, Гал готовился стать отцом, что невозможно по всем законам генетики.
   Но даже с этим можно смириться, медицина шагнула далеко в своем развитии.
   Но кем приходится им всем молодой терштай с голубыми глазами, на котором с радостным воплем повисла загадочная первоклассница? Между прочим, главврач центральной клиники Уэльсии, хирург высшей категории Ятсан. Строгий молодой человек, безразлично смотрящий холодными глазами на все ухищрения местных красавиц. И лишь при виде маленькой девочки и ее матери взгляд теплеет, а на лице появляется улыбка.
   Один из Глав переводит взгляд на толпу, и все тут же вспоминают о своих делах. Но торжественное мероприятие так и не начинается. Ждет директор Сакалла, ждут Главы города, ждут Главы гильдий.
   И вдруг с небес доносится радостный вопль. Люди вздрагивают и поспешно расчищают посадочное место. А сверху спускается огромный черный дракон, на котором гордо восседает некромантка.
   Мгновение и перед толпой уже стоит князь дракомантов Редж с молодой женой. Обо совершенно не по-княжески бросаются к маленькой девочке:
   - С праздником, сестренка!
   - Редж, Зарайя! - одергивает их Санфео.
   - Ну теперь то можно начинать? - иронично осведомляется Сакалла.
   Получив одобрительный кивок от Дюла, директор дает отмашку на старт нового учебного года.
   Во время скучных, но таких обязательных речей, Зарайя и Редж пробрались ко мне. Дюл настороженно покосился на них, но промолчал, бросив мне предупреждающий взгляд. Я пожала плечами, как можно наивней округлив глаза. Но муж не поверил. И правильно. Дело в том, что Зарайя получила место штатного некроманта в провинции Туарен. И первым темным магом там же. Светлые с нее пылинки сдувают. То ли помнят как у них фантом бузил, то ли предпочитают дружить с князем дракомантов.
   Но так или иначе, Зарайя занимается практическими исследованиями. А муж ей помогал, в свободное от княжения время. Она дождалась, пока Гал и Дюл уйдут произносить торжественную речь и тихо шепнула:
   - Мы нашли пещеру на границе с пустыней Тотху.
   - И? - я не отрываясь смотрела на мужа. Главное, сдержать эмоции, потому что Дюл также следил за мной. И Ятсан. И отец. И магистр.
   - Там похожая рунопись, что и в твоей пещере. А также несколько старых фолиантов. И еще один свиток, очень старый, он как раз о фантомах.
   - Вечером ждите, - я нежно улыбнулась и помахала супругу ручкой. Вае нахмурилась, а Редж мне подмигнул. Спасибо за предупреждение и за блок, князь. Как нельзя кстати. .
   Наплевав на политес, Дюл сразу по окончании речи перелетел ко мне и сжал в объятьях:
   - Малышка, у меня есть поводы для беспокойства?
   - Что ты, конечно нет.
   - Девочка моя, - начал он, но я отвлекла его банальным образом. Поцелуем. И хорошо, что все-таки усы он оставил.
   Уже вечером, когда Талена уснула, а Дюл с Ятсаном устроились в гостиной, я бросила им тетрадь с расчетами, плюхнувшись на диван.
   - Что это? - Дюл потянулся к тетради.
   - Мой последний расчет. Там ошибка, но я не могу где. Поможешь?
   Дюл кивнул, открывая записи. Просьба не вызвала у него подозрение, как истый терштай, он легко ориентировался в высшей математике и статистике, и нередко проверял мои расчеты по экспериментам. Ятсан тоже заинтересовался формулами, а я неслышно выскользнула из гостиной, поднялась в спальню, где уже ждал собранная сумка. Повесив полог тишины, открыла окно и шагнула в темноту, взмыв в небо. На окраине города меня ждали Редж и Зарайя.
   - Сбежала? - восхитились они.
   - Да, но надо спешить. Так что там за рукописи и руны?
  
   ЗЫ Через десять лет мои приключения закончились, однако ни Дюл, ни магистр не смогли спать спокойно. Как и я. Теперь мы вытаскивали из передряг непоседу Талену, унаследовавшую любовь к путешествиям. Не успокаивало нас и то, что ее муж постоянно сопровождал светлую. Не было веры тому, кто украл ее из отчего дома под венец на ее шестнадцатилетие. Хоть дочь и убеждала, что он просто выполнил ее просьбу.
  
   Конец.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.05*23  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"