Число Пи: другие произведения.

Бд-7: Наши руки не для скуки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почтительно приношу благодарность Mario Lander'y, написавшему пародии на рассказы Д.Ватлина "Последний реквием" и М.Рашевского "Искупление" (см. комментарии 213 и 229).


   ПОСЛЕСЛОВИЕ
  
   Начиная отчёт о прочтении работ, хотела/решила обязательно обращать больше внимания на то, что автору Удалось, потому что на то, что Не Удалось, внимание обращается само, без понуканий.
   В каждой работе хоть что-то же удаётся, а именно авторам самых слабых работ долно быть особенно интересно, что же у них, несмотря на тупость и злокозненность критика, получилось неплохо.
   Поэтому все рецы в первой половине отчёта начинаются словами "автору удалось...": это технический приём, тот стержень с резьбой, на который я пыталась накручивать гайку положительного взгляда на каждую работу.
   До концы выдержать однородность этой фигуры мне... Не Удалось, в основном - из-за того что словокомбинация "автору удалось" постепенно приобрела смысл, противоположный нейтрально-буквальному. По понятным причинам...
   Тем не менее, намерения были благими. За что прошу прощения.
   Во всяком случае, намерения выделить удачное сохранились до конца.
   К сожалению, из-за этого может получиться так, что отзыв кажется "лучше" оценки, или оценка - "хуже" отзыва, за что опять же извиняюсь.
   На всякий случай, примерно объясню общую оценку.
  
   Объяснение оценок
   7 - ни в чём не могу упрекнуть (даже если хочется)
   6 - минорные и /или трудноформализуемые упрёки и/или сама ощущаю вкусовщину своих претензий
   5 - серьёзные претензии, но проблемы выглядят исправимыми, а текст стоит работы
   4 - а) серьёзные претензии, работать и работать, может, не в этот раз, но есть ради чего; б) качественный текст, но неформат для БД
   1, 2, 3 - разные степени впечатления о том, что работать ещё не над чем, лучше уж другой рассказ написать. 3 - О-о-о, 2 - У-у-у, 1 - оскорбление ума и чувств читателя с правом на компенсацию в установленном законом порядке.
  
  =================================================================
  
   Решив сэкономить на формулировке "критериев оценивания", вырыла я себе яму. Сразу оказалось, что во многих случаях придётся объяснять то, что можно заранее декларировать. Неудобно.
   Поэтому соберу инструменты, которые служат обычно "главными удлинняемыми" в отзыве на текст, если их заранее не обозначить. Обозначу, но явным образом вспоминать и ковыряться ими в каждом тексте не буду.
  
   А поскольку они никому не интересны, ибо почти каждому интересен лишь отзыв на собственный текст, то перенесу их в самый конец, чтобы глаза не мозолить. И будут и овцы сыты, и волки целы. Кто хочет обязательно посмотреть инструменты, пусть лезет в Подвал. Он, естественно, находится внизу.
  
   Если о каком-то тексте сказалось плохо и слишком коротко, то автор, тем более - молодой, скорее всего сможет сам идентифицировать болячки текста по статье Юрия Максимова "Как Не Надо писать фантастику (штампы и штампоборчество)" http://zhurnal.lib.ru/m/maksimow_j_w/nenado.shtml. Или по ссылкам, в ней приведённым.
  
   Skier Бд-7: Молот войны
   Автору удалось создать настроение: затягивает, и в конце щемит. Но показалась не раскрытой ситуация. В чём заключается её техническая основа - не поняла.
   Пытаясь выбрать подходящую отвёртку, склоняюсь к тому, что автор склонялся к квази фан-фэну, отведя фант-ситуации вспомогательную роль. Но главный предмет описания в этом случае - безнадёжные личные отношения на фоне грядущего апокалипсиса (?) - описан не достаточно сильно-оригинально, чтобы вызвать самостоятельный интерес.
   Единственная отличительная особенность текста - пилюли. Не могу понять: это яд? Тогда не поможет: про такую пилюлю надо знать заранее, быть готовым ей восползоваться, а в кутерьме взрывособытий, скорее всего, за паспортом никто не полезет и записочку даже не прочитает. Если же это не яд, то вообще не понятно.
   Фантастическая деталировка вызывает слишком много вопросов, а психологическая расстановка героев слишком обычна. И получается, что рассказ не имеет ни фантастической, ни "общей" ценности. (Я это пишу потому, что мне, в общем, понравилось, как рассказ написан. Но он не выстрелил.)
   ("Детдомовский я" - так говорят на вокзале в 10 лет, а водитель звездолёта скажет "я вырос в детдоме" или как-то так.)
  
  
   Пригожина М. Бд-7: Дебют сверхчеловека
   Автору удалось обозначить свою выдумку, смело наплевав на её жизнеспособность.
   Этот рассказ не открывается ни одной из заявленных отвёрток.
   Настоящий фан-фэн не получился: элементы рассказа не выдерживают проверки на "физическую осуществимость".
   Была катастрофа, врачи, "собрав человеческий организм из уцелевших останков", составили одно тело (две руки, две ноги), а все уцелевшие мозги запихали в одну коробку - интересно, почему мозгов осталось целых больше, чем рук и ног? Они устойчивее? А, да! Очень маленькие. И твёрдые, как видно. ("... они втиснули головной мозг каждого из них в одну черепную коробку. Оказывается, для этого не требуется много места.") Список бывших индивидуумов (потенциальный кругосветный путешественник, космонавт, археолог, океанолог, вулканолог) заставляет мучиться: почему в катастрофе не оказалось ни одного простого дядиваси, ни одной марьиванны. Возможность соединить в одно тело останки разных по принципу "что лучше сохранилось" наукой отвергается. Готовность медиков, собравших это чудо, выпустить его не улицу в стадии, когда он "не успел как следует приноровиться к собственным ногам, и они то изгибались носками вовнутрь, то неожиданно растопыривались", так что он передвигается, "резко взмахивая несоразмерно длинными руками и каким-то чудом удерживаясь на коротковатых ногах ... хаотично выбирая направление" - недопустима. А ещё его, оказывается, натравили на какого-то преступника, который, оказывается, знает, что это именно против него выпустили на улицу такое вот чудо - это всё на голову читателя валится с полной бухты-барахты. И т.д.
   Следовательно, всё это - условность, но она заняла 2/3 текста. А квази фан-фэн не получился: попытка исследовать общечеловеческое свелась к тому, что простой убийца почему-то не смог застрелить этого странного, составленного из многих, человека. Хотя и стрелял в него.
   Я думаю, он просто промахнулся. Бывает.
   Может, идея текста - в последней фразе? В том, что в отсутствие преступника-злодея, сверхчеловеку уже и не с кем поговорить?
   Не похоже. Очень уж скучный преступник. Не о чем с ним разговаривать.
  
   Веленова Е. Бд-7: Араней
   Автору удалось написать что-то чуть большее чем сказка типа "Откуда у черепахи треугольный хвост". К сожалению, такие сказки уже автоматически ассоциируется читательским мозгом, и трудно пробраться к сути. Надо бы как-то формой двинуть читателя по башке - а автор как нарочно ещё ставит на пути восприятия дополнительный барьер: первые два абзаца, осточертевший пересказ начала Книги, обязательная программа, которую как бы ноблес оближ отработать, два абзаца заняла, теперь можно к главному - а читатель уже плюнул, он уже триста раз эти первые два абзаца читал. А если бы начать с поворотного пункта? "Как побил государь Золотую Орду под Казанью, - повелел на подворье своё приходить мастерам". Сразу с третьего абзаца, в который можно ввинтить упоминанием содержащееся в первых двух, оперевшись на то, что читатель не вчера родился. Я понимаю, что советов моих автору не нужно, тем более что по стилю и композиции первые два абзаца органичны в тексте. Но что делать? 21 век. Проблема "образованности" читателя - это проблема писателя. Нельзя давать читателю соскучиться в самом начале.
   Увы, главное доказываемое осталось лишь заявкой, и пробираться к этой сути - напрасный труд. Вот главное: "Нет, Отче наш, не то я ткал, что видят глаза. Создавал большее, но прельстились мои братья и сестры красочностью узоров и не видят сути." На протяжении чтения это кажется утерянным: просили люди способности созидать прекрасную реальность; дар получил только один; стал он ткачом (?); дар его выразился в кустарном текстильном промысле; никакого недовольства или страданий от того, что его продукт используют просто как материал, он всю дорогу не выражал; в конце жизни свихнулся и отказался одеваться. Это выглядит как сдвиг по фазе, потому что он представлен как особо искусный ткач, а не как первый в мире ткач: см. ранее: "...появились в мире кузнецы, гончары, плотники ...Проходили столетия, творения людей исчезали... Но люди, не зная устали, продолжали творить, насыщая мир различными вещами" - трудно предположить, что одежды ещё не было, а плотники уже были, и потом: "люди дивились мастерству искусного ткача, ибо создавал он ткани необычайной красоты", т.е. сам продукт был знаком, только качество его было особенным. И последующее "так было положено начало искусству ткачества" не отменяет впечатления, что ткачество было уже раньше: слово "ткать" употреблено выше, в просьбе к творцу, а шитьё одежд упоминается в связи с тканями Аранея как само собой разумеющееся давнее умение, а не новое приложение новому материалу. Талант Аранея - почему он выразился в ткани, а не, например, в создании картин и скульптур? И уж если в ткани, то почему из неё не шить? И последнее философское обобщение - "тот кто стремится переделать созданное Всевышним, обрекает себя на гибель души и забвение" - в контексте воспринимается как призыв ходить голыми. За нудистские пляжи?
   Я не хочу сказать, что изъян - в главной мысли, наоборот, она стоит доказывания. Но доказано неудачно. До абсурда доведено - раз, технически искажено - два.
  
   Астахова Л.В. Бд-7: Дежурный
   Автору удалось складно и ладно, во второй половине - убедительно, изобразить то, что он хотел.
   Но: полстраницы описания похмельного синдрома - утопить в ванне: даже у Булгакова это короче. Появление ангела/демона в момент осознания оного синдрома - наболевший приём. Потому до середины рассказ воспринимается как провальный.
   Общая проблема, 21 век, надо учитывать возраст Литературы и избегать проторенных путей.
  
   Кефалиди И. Бд-7: Разрушение Мискама
   Автору удалось быть понятным.
   Основной фант-элемент не обоснован - раз (почему топ-мэнэджер должен быть таким?); неубедителен - два: уж если он такой, то его поведение - приглашение секретарше - нетипично? Но: "Мискам не первый раз подобным образом проводил вечер". Значит, оно типично? Тогда почему он разрушился в результате, т.е. почему продолжение так на него подействовало - оно ведь тоже типично и не в первый раз? Если нет, это надо показать.
   Один + два = конфликт не интересен. Ситуация и фон не продуманы автором, в них недостаёт логики.
  
  
   Хозяинова Н. Бд-7: Равенство Равных
   Автору удалось крупными мазками набросать в основном непротиворечивую картину. Но не удалось сделать интересным и выпуклым главное доказываемое.
   Техническая антиутопия с общим для многих изъяном: нет ни намёка на объяснение на причину её существования или на "энергетическую выгодность" конструкции. Доклад Жана главному Рефу выглядит наивным до неправдоподобия: должен был догадаться, что очевидное очевидно не только ему, и что правда опасна, а если не догадался, то наивность его стоило более индивидуально-тепло прописать, а не проговорить его как указание на схему, которую читатель должен сам выбрать на складе. Автор пугает, а мне не страшно - потому что не вижу в жизни основ для такой ситуации. Если они есть, реально или умозрительно, автор должен проложить дорожки. Я их не нашла.
   Язык хромает канцеляризмами, как "потрясающе проявил себя в потасовке", "аналитиком на фабрике пищи" и пр.
  
   Журавель И.А. Бд-7: Кольт
   Автору удалось создать аналог пародии А.Архангельского на В.Шкловского. Прошу прощения за то, что поминаю это произведение уже который раз, но что поделать, если многие так и пишут: не как Шкловский и не как Архангельский, но как какой-то непроизвольный(!) аналог пародии одного на другого.
   Весь текст проходит под флагом высказанного самим автором девиза: "Но речь не об этом." Всё время хочется понять - а о чём же? что сказать-то хотел?
   Рассказ состоит из четырёх кусочков. В конце третьего автор вспоминает, что хотел что-то сказать, и в четвёртом - начинает философствовать о том, что такое реальный мир, и как нам некуда то ли из него, то ли в него бежать.
   Под философию нужно базу подводить, а не предварять её полутора страницами рассказов о том, как пиццу ели и сны смотрели. Иначе получается, что герой тоскует от серости жизни своей и, действительно, никому не интересен. Читателю - тем более.
   Для тех, кто читал рассказ, привожу полностью текст Архангельского (отсюда: http://www.lib.ru/RUSSLIT/ARHANGELSKY/epigrammy.txt ):
  
   А.Архангельский
   СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ МОНТАЖ (На В.Шкловского)
  
   Я пишу сидя.
   Для того чтобы сесть, нужно согнуть ноги в коленях и наклонить туловище вперед.
   Не каждый, умеющий садиться, умеет писать.
   Садятся и на извозчика.
   От Страстной до Арбата извозчик берет рубль.
   Седок сердится.
   Я тоже ворчу.
   Седок нынче пошел не тот.
   Но едем дальше.
   Я очень сентиментален.
   Люблю путешествовать.
   Это потому, что я гениальнее самого себя.
   Я обожаю автомобили.
   Пеший автомобилю не товарищ.
   Лондон славится туманами и автомобилями.
   Кстати о брюках.
   Брюки не должны иметь складок.
   Так же как полотно киноэкрана.
   В кино важен не сценарист, не режиссер, не оператор, не актеры и не киномеханик, а -- я.
   Вы меня еще спросите, что такое фабула?
   Фабула не сюжет, и сюжет не фабула.
   Сюжет можно наворачивать, разворачивать и поворачивать.
   Кстати, поворачиваю дальше.
   В Мурманске все мужчины ходят в штанах, потому что без штанов очень холодно.
   Чтобы иметь штаны, нужно иметь деньги.
   Деньги выдают кассиры.
   Мой друг Рома Якобсон сказал мне:
   -- Если бы я не был филологом, я был бы кассиром.
   Мы растрачиваем золото времени, накручивая кадры забракованного сценария.
   Лев Толстой сказал мне:
   -- Если бы не было Платона Каратаева, я написал бы о тебе, Витя.
   Толстой ходил босиком.
   Босяки Горького вгрызаются в сюжет.
   Госиздат грызет авторов.
   Лошади кушают овес.
   Волга впадает в Каспийское море.
   Вот и все.
  
   Оркас А.В. Бд-7: Потому что...
   Автору удалось отработать программу по намеченному жирным пунктиром плану, проехавшись по нему всем составом и со всеми остановками. Продуманы комплектующие, намечены точки соедининения и линии сгиба, всё вошло в пазы и встало на места.
   Но читать почему-то скучно. Могу предположить, что это по причине использованного стиля: стёб на тему классической мифологии, да ещё рыцарско-драконьей, приправленный современным сленгом или научно-популярными атрибутами вроде платинового тигля, терминов электроники... Да, это выходит очень смешно - если не помнить многого-многагагого такога же читаннаго. Проблема: 21 век.
  
   Светлый А. Бд-7: Как написать убийцу?
   Автору удалось сходу запутать читателя, так что тот через несколько строк уже не понимает, кто что говорит. Вы бы хоть поставили "1" и "2" перед репликами.
   В остальном: это не только не фантастика, но и не проза, даже не плохая проза, и даже не попытка написать рассказ.
   Это издевательство над читателем.
  
   Ватлин Д.В. Бд-7: Последний реквием
   Автору удалось описать "Макдональдс" 18 века во время посещения семейством Моцарт: "Оббегав весь город, и основательно продрогнув, он [Сальери] почему-то забыл про их любимый ресторанчик. И теперь, уже увидев его [Моцарта] жену и детей, бегающих друг за другом вокруг уже не работающего фонтана, он успокоился и перешел на более спокойный шаг. Помахав Констанце, он толкнул тяжелую дверь, и вошел в небольшой, но уютный зал, где они так любили засиживаться, и где подавали бесподобные венские сосиски."
   Чрезвычайно наивно поданная попытка перевернуть миф Моцарт-Сальери: оказывается, Сальери отравил Моцарта по просьбе самого Моцарта. Хорошо, пусть по просьбе. Но неужели автор не понял, что, изобразив творческий процесс Моцарта как результат оккультных ритуальных действий с факелами, свечами, амулетами, волшебными эликсирами, втираемыми в тело, укладыванием себя в специальные каменные углубления, тайными механизмами и прочим, - он полностью нивелировал его как человека, а его музыкальный гений - как талант? Такого Моцарта уже не жалко. Подумаешь, ещё один чернокнижник. Описание творческого процесса и косноязычно, и неестественно: ""Еще! Еще!! Я смогу понять! Я смогууу!!!" - тело выгнулось в пароксизме боли и страсти и безжизненным мешком упало на пол. Мгновенно захлопнулись окна, мощный порыв ветра погасил факелы, и абсолютная тьма поглотила почти мертвое тело." Окна, видимо, захлопнул упомянутый тайный механизм, когда тело вышло из углублений упомянутого камня... (Текстуальное совпадение с рассказам "Искупление", который тоже характеризуется пафосом, повторениями, преувеличенными штампами состояния как признаками языковой беспомощности: "Я... я не знал, что... Я не смогу больше. Я не... ... Грудь его часто вздымалась, тело напряглось, словно от ярости. И обмякло. ...И кулем свалился на пол.")
   Изображение музыкантов-композиторов в качестве членов Ордена, которые принимают ("переносят", "передают") музыку прямо от господа-бога к господам Их Святейшествам с учётом интересов Бога и Ордена, выглядит не просто нелепостью, но нелепостью, обесценивающей суть: "Мы же все время работаем для Ордена! Мы передаем фуги, сонаты, симфонии! ... Люди перестали ходить в церкви и слушать Божественную музыку. Музыка презренного металла становится им ближе и понятней! Ордену нужен Реквием, чтобы нанести решительный удар. ... Вольфганг, ты же знаешь: каждое творение Господа обходится нам кровью. Только амулеты Ордена и постоянные молитвы спасают от гибели нас и наших близких! ... Вчера я уже перенес Реквием, и он зазвучит в ближайшее время." Хотелось бы спросить, много ли автор слушал Моцарта? Писал ли Моцарт по преимуществу церковную музыку? А Сальери? Чем отличается фуга от сонаты и соната от симфонии? Что такое фуга, в натуре??
   Ну, и ещё: называя рассказ "Последний Реквием", обязательно надо ввести читателя - хоть самым кратким упоминанием - в историю реквиемов Моцарта: как минимум - перечислить, сколько их было.
   "плевали в него водостоками воды, падающей с неба" - да-а, это ого-го.
  
   Заметил-Просто И.Д. Бд-7: Что-нибудь особенное
   Автору удалось написать как бы сказку для детей, но не удалось правильно определить жанр написанного: это не фэнтэзи.
   Нанизать вам образов, почтеннейший? (с) А стержень? А сюжет? А главное доказываемое?
   В каждом заведении (магазине, складе и пр.) живёт сказочное существо: в овощном - дракон, в булочной - фея, в аптеке - гномик. И...?
   Для сказки тоже доказываемое не помешало бы. "Сказка - ложь, да в ней намёк". Сказки без намёка-урока в чём-то неполноценны. Может быть - в главном.
   Стиль определён (то есть - он есть). Но его одного даже для сказки не хватает.
   Классический случай "синдрома первой фразы". Рассказ начался: "Мужчина зашел ко мне под вечер. У меня никого из посетителей не было". Извините, но первое впечатление - что речь держит обитательница борделя, которая сидит в своей комнате, пока посетители заведения развлекаются с другими девушками.
  
   Ахметова Е. Бд-7: О снах
   Автору удалось нагнать снисходительного туману на читателя: не понимая, что имеет в виду главный персонаж (загадочная девушка, которая хочет построить себе мир и для этого вылавливает людей в их снах), я кажусь себе тупым вторым персонажем рассказа: ничего не понимающим мужиком, который видит эту девушку во сне.
   Разумеется, этот рассказ надо открывать отвёрткой 1-а: это настоящий фан-фэн, с мистическим уклоном. Картина мира. И тут настигает следующий облом: при прекрасной внешней прописанности, мир остался ватным внутренне. Его эстетика ускользает, внутренняя логика почти отсутствует, а главное доказываемое ("... что планет не бывает, а все, что видели с ... Космических кораблей ... было обычными миражами безмирья. ... что для бегства от обыденности нужно не лететь и не рваться, а всего лишь поплотнее закрыть за собой дверь, шагая вперед с закрытыми глазами. ... что этот ваш островок жизни - всего лишь один из миров, обвалившихся внутрь лабиринта Пирамиды...") отстаётся только названным, без анализа или сколько-то серьёзного обдумывания. Оно, скорее, служит оправданием для самоощущения превосходства для главного персонажа - девушки - над персонажем второстепенным: спящего и разговаривающего с ней мужика, роль которого в этом произведении сводится к роли туповатого мальчика для битья, на фоне которого хорошо философствовать на отвлечённые темы.
   Возможно, я чего-то не поняла, ибо мистика мне вообще трудно даётся.
  
   Арденис З. Бд-7: Домой
   Автору удалось создать как бы заставку к "От заката до рассвета". Мрачные герои борются со злобными мутантами. Будучи укушенными... то есть, будучи похищеными? этими мутантами, в мутантов спецназовцы и превращаются. Бригада на выезде. Сколько-то мутантов они положили, потом часть их самих утащили мутанты, пополнив свои ряды. Самостоятельного интереса это не имеет, хотя текст явно должен открываться отвёрткой 1-а. Попробуем применить 1-б: "Домой" - называется рассказ, "Я тоже когда-нибудь вернусь..." - говорит один из утащенных, превращающийся в мутанта спецназовец, глядя в глаза своему бывшему товарищу, который почему-то молча сжимает пулемёт. А должен бы был (товарищ) всадить в него очередь, потому что тот уже почти мутант. А сам будущий мутант (бывший огнемётчик, седой ветеран) не должен был бы стоять на виду у пулемётчика, да ещё среди мутантов: все они должны были не стоять перед пулемётом, а где-то прятаться. Где-то там, куда, по тексту, утаскивали людей. А то ведь их сейчас отпулемётят. Но нет. Застыла картинка, двигаться ей нельзя - рассыплется. Нелогичная потому что. И совершенно непонятно, кто, куда, в качестве кого и каким образом вернётся.
   Видно, что авор старался прописать образы и придать каждому индивидуальность ("В десантном отсеке броневика сидело несколько человек в военной форме разных возрастов и с различным оружием"). Формально это удалось: злобный автоматчик, чувствительный юный пулемётчик, седой ветеран-огнемётчик, девушка с винтовкой, длинноволосый радист с броневиком. Но то ли для текста на 4 кб оказалось слишком много ничем не интересных деталей, то ли схема "возраст-пол-оружие" несовершенна - но только в последней сцене с трудом удаётся проследить, кто похищен, а кто в броневике остался. Я до сих пор не уверена, похищен или не похищен мутантами неподвижный Янсен, впившийся пальцами в пулемет. Вроде, не похищен. Но тогда почему же он неподвижно стоит, не в броневике, на глазах у превращающегося в вам... мутанта седого ветерана (пара слезинок из-под седых бровей которого пусть остаётся на совести автора)? Похитят же и превратят...
   "...уже было открыл рот, чтобы ответить ей, но тут рот открыл седой ветеран..." Это - мультфильм.
   Рассказ воспрнимается малоосмысленным нагромождением образов-штампов, с неосуществимым штампом в качестве галвного доказываемого (по поводу вероятно-невероятного возвращения).
  
  
   Прытков А.В. Бд-7: Экзамен
   Автору удалось связно рассказать свою историю. К сожалению, она не открывается ни одной из отвёрток: самостоятельной ценности фэнт-антураж не несёт, общечеловеческая же составляющая сводится к рассказу о мальчике, который спас деревню, заткнув пальцем дырку в плотине. Все 12 кб использованы - но ничего суперинтересного не произошло.
   Очень тяжеловесный, канцелярский язык, тусклый, без находок. Трудно читать фэнтэзи, написанное такими предложениями: "Специальные места для проведения экзамена на звание мага существовали всего в нескольких городах".
   Тем не менее, текст местами оставляет милое впечатление, в основном за счёт какого-то бесхитростно-реалистического описания происходящего. Если бы автор описывал не магический экзамен, а реальные собятия, я бы ему во многом поверила. Автор как будто не выдумывает из воздуха своё сюжетное развитие, а видит его перед своим внутренним взором. И если герой после экзамена пообедал, потом проспал до вечера, а потом поужинал и снова лёг спать, то это вызывает доверие. Хотя не вызывает особого интереса. Но за счёт этой простой правдивости, например, тоже мило читается сцена с решением загадки относительно возможности взлететь.
   Конечно, милости и ощущения правдивости недостаточно, чтобы состоялся фантастический рассказ. Автору нужен был хороший сюжет, а придумать его пока не удалось.
  
   Поляков И.В. Бд-7: Пришествие
   Автору удался перевёртыш: обмануть читателя. Но это оставило жутко неприятное впечатление.
   Нет, я не принадлежу к христианской конфессии, так что сверх-чувствительность тут ни при чём.
   Рассказ оставил ощущение бессмысленности и обмана, не трюка - а именно настоящего обмана.
   Автор выбрал такую подставу, которой никто даже не должен ожидать.
   Пришёл хороший человек, а вообще-то - даже Иисус, в деревню, сказал хорошие слова, всем стало вроде хорошо, проповедовал, споил им кровь свою, а оказалось - это андроид, который всех отравил, зачистив деревню по заданию.
   Ну, и ха-ха. На вопрос что автор хотел этим сказать, я ответить не могу. Никакой глубины или подтекста не вижу. Перевёртыш в чистом виде. Я не очень люблю жанр перевёртыша: слишком механистичная это задача, и часто механистично и решается. Здесь же автор выбрал модель, которую даже эксплуатировать не пришлось: отработала сама, как миленькая. Просто, как ударить ребёнка. Это не проза, это трюкачество.
   Написан рассказ довольно умело, язык грамотный, в меру художественный, чувствуется набитая рука. Без изысков, но не хуже, чем у людей.
   А главным доказываемым всё равно осталось умение обмануть. Можно тут надстраивать что-нибудь о блаженстве лёгкой смерти с улыбкой на устах, но суть от этого не меняется. Особенно обидно, что Иисус-андроид произносит такие долгожданные и хорошие слова, и я как читатель прямо открылась навтречу - и такой облом. Даже хочется поставить грустный смайлик.
  
   Кусков С.Ю. Бд-7: Модулятор настроения
   Автору удалось придумать и поставить техническую задачу, решить её с разных точек зрения, гармонично, остроумно и многослойно. При этом уложиться в размер так, что и не жмёт, и не висит. Читать стало в удовольствие.
   Идея - есть, причём - интересная; модели общества с замедленным развитием какой-то области знания или с отсутствием какого-то знания интересна сама по себе; идея наложить эти модели друг на друга так, что по очереди скептически друг друга рассматривают - очень забавно; суметь на 12 кб убедительно и без претензий набросать чуть ли не десяток образов, и очно, и заочно (например, отсутствующий ученик в первом слое не менее живой, чем действующие в кадре) - респект автору. В первом, самом прописанном слое, детали прямо сочатся жизненной силой. Их хочется цитировать, чтобы соблазнить читателей прочитать рассказ, но цитировать придётся всё, так что не буду.
   После консультаций с коллегами, возникло подозрение, что рассказ написан как пародия на конкурсное задание последнего "Эквадора". Нет?
   - А ягоды, сдается мне, не очень-то и нужны, - сказал Сторм...
   Очень хорошо.
  
   Курганин A.F. запасной вариант
   Хотя автору не удалось придумать новый сюжет (оставление сообщения себе самому в преддверии грядущей потери памяти и изменения личности), но такое кардинальное решение, как пуля себе самому - ну, допустим, что это оригинально.
   К сожалению, текст настолько безграмотен, что серьёзно анализировать степень прописанности деталей или мотивированности поведения персонажа не представляется возможным. Не называют себя преступники преступниками! Не кричат они, что "преступники не следуют правилам!", они кричат, что "настоящие пацаны плюют на ваши правила", или как-то так . Если автор не учить русский язык, то русский читатель не мочь это читать. Единственно связно-грамотные лакуны в рассказе - это цитаты из учебника биологии, глава про нейроны, или откуда там это ни скопировано (зачем, кстати?). В остальном, текст представляет собой набор ляпов: где ляп - там смешно, где не ляп - там бесцветно.
   "Я давно обдумывал свой Запасной Вариант действий, как назвал его я, но отрезвляющая его необходимость пришла лишь сейчас."
   "усевшись, запрос компьютера ввел меня в недоумение"
   "Зал при входе был чисто убран и ценно обставлен"
   "Меня словно осенила, такая близкая и ясная идея, странно, что она не приходила мне раньше."
   "Новая идея показалась мне чрезвычайно интересной, что придало мне сил преодолеть еще один лестничный пролет."
   "Начальник полиции волевым жестом остановил тираду Дока: "Черт! Да он спятил!"
   Это - не отдельные недостатки, это суть данной работы.
  
   Дунаев Б.М. Камо грядеши
   Автору удалось правдоподобно и тепло засунуть сказочный сюжет в современный антураж. Рассказ нормально написан, грамотно; всё, вроде, есть у него, но чего-то не хватает. Речевой образ текста плюсовой, но индивидуальность стиля вызывает какое-то робкое недоверие. Надеюсь, что автор, который умеет так (хорошо) писать, не обидится, если я скажу, что мне показалось, что тут он прошёл по линии наименьшего сопротивления, в какой-то степени копировал определённую повествовательную традицию, не создавал - а воссоздавал.
   В сочетании с проблесками памяти, подсказывающими сюжеты с житьём в обратном направлении ("а контрамоция обязательно должна быть непрерывной?", и не помню какого народа сказку, где старушка исхлестала себя молодильным веником, и внукам пришлось её в качестве младенца нянчить), и с изрядной заштампованостью первых абзацев рассказа (понимаю: надо было "отработать" стандартную ситуацию, отсюда и ситуационные штапмы: проблема - 21 век; посмотрите, как тяжело катал обязательную программу автор "Аранея"), у меня возникло впечатление, если можно так сказать, не совсем первой свежести.
   Прошу, автор, не бейте меня: я прочла расказ трижды, и в первый раз он понравился меньше, чем в два вторых. То есть, при перечитывании понравился больше. Но каждый раз, когда отрывала глаза от текста, воспроизводилось именно первое впечатление. Я честно попробовала объяснить, почему оно такое. Это заняло много времени и, наверное, вышло неубедительно.
   Давайте считать, что это чисто вкусовая оценка.
   Яркости не хватает, вот.
  
   Дробкова М.В. Бд-7: Я - Ромб
   Автору удалось красиво решить поставленную самому себе задачу: описать реальность, заменив её предметы и атрибуты геометрическими фигурами и их свойствами; проследить за развитием и дать внутренний диалог ромба-главгера, оставаясь в рамках простой геометрической терминологии. Читать легко и приятно: автор хорошо владеет материалом, и совершенно хватило небогатого, в общем, "словарного запаса" в избранном ареале, чтобы запараллелить реальность и даже как бы описать веху в развитии страны, если я правильно поняла.
   Но обаяние текста длится только пока читаешь. На долговременную память вряд ли ляжет: это, скорее, упражнение для мозга, чем формирующее мозг влияние. А худлитра должна оказывать скорее второе, чем первое.
  
   Рашевский М. Бд-7: Искупление
   Автору удалось: (1) замахнуться и врезать супер-фант-предположением: президент страны - Мессия, при помощи гос-механизма провозглашающий и осуществляющий курс на насильственное искупление грехов для воров и подонков; (2) критически пересмотреть библейские ценности, признав ненужной и вредной одну из них: данную Богом человеку свободу воли.
   Покритиковать Иегову и предложить альтернативу его принципиальным наработкам - не возбраняется, тем более - в фантастическом рассказе. Однако, автору, на мой взгляд, не удалось сделать это хоть сколько-то убедительно.
   Смелая условность, использованная для создания фантастического полигона, обычно производит хорошее впечатление. Но президента оказалось слишком много. Автор как бы не смог выбрать главную линию, и осталось непонятным, про что рассказ: про президента-проповедника? Про "искупающего" Евграфа, который сначала убивал убийц, а теперь помогает раскаяться и искупить вину убийце собственной жены? Про любовь Евграфа к своему Президенту? Показалось, что задумано второе, а первое и третье развились бесконтрольно.
   Автор честно предупредил, что было Чудо, Президент изменился непонятным образом и вдруг. Однако условность не осталась условностью: она перетянула на себя одеяло, и президентское мессианство превратилось в воплощённую мечту главгера, счастье страны, новую звезду старой религии.
   Проповедник-Учитель-Президент, всевидящий врачеватель душ всея страны в президентском кресле выглядит неорганично и страшновато. "Больное у нас государство, больной народ, - сказал им тогда президент. ... - По телу страны разбросаны язвы, в них кипит и множится злоба. Нам нужны лекари, да не простые. Душу врачевать придётся. Больно будет. ... Порождать болью покаяние. Да, заставлять, но - справедливо. Катализаторы. Палачи. Лекари. Страдальцы... Искупающие. Награда - искупление. Прощение. Вам. Им. Это ваш долг перед государством. ...я сделаю так, чтобы это стало правдой. И многому ещё научу". Научил. Их, и других из других тюрем" - ??
   Проблемы с языком, много двусмысленностей и нечёткостей, стилевой грязи.
   "А глава государства хотел верить им, настоящим подонкам, и надеялся на них. Очень надеялся." - ?? Скорее, он хотел не подонкам верить, а верить в то, что они - не настоящие подонки, или что они могут измениться.. Уж не говоря о том, что "они" - это заключённые, и не думает же автор, что все заключённые - настоящие подонки?
   "Были и мировой синод религии [?? Что такое "синод"?], долгая встреча патриархов церкви и президента за закрытыми дверьми, после которой священники во всех уголках страны начали восхвалять деяния главы государства..." - за закрытыми... понимай, как хочешь: убедились и поверили? подкуплены? запуганы госмашиной? (Только христианская конфессия?)
   "С первого взгляда заметно: искупаемый здесь был в первый раз. Не как вчера, два дня... неделю назад" - так в первый или не в первый?
   Главная сюжетная составляющая - прощение гада, причинившего тебе зло - решена стандартно и ничего нового не добавила к канону. Фантэлемент - помощь раскаяться через инициирование/разделение боли раскаяния - не выдерживает эмоционального соревнования с супер-стар-президентом и с линией преодоления желания мести, пропадает в их тени. Размытость и неубедительность описаний, кроме языковых причин, во многом вызывается их пафосностью и преувеличенностью; а в сочетании со стилевым косноязычием пафос всегда бьёт в собственные ворота. "Двое лежат, их тела мелко дрожат в беззвучном плаче, руки безвольно елозят по резине"... брр; - "Слабость очищения. Слабость утраты. Слабость понимания" - многозначительно, но не понятно ничего. "Евграф встал на колени, шатается, смотрит на искупаемого. Тот ткнулся в него мокрым лицом и сотрясается в плаче." - В это невозможно поверить, но не потому, что этого не могло быть. - "- Да будь ты прощён... Искуплён, - прошептал едва слышно. И кулем свалился на пол." - А этого и быть не могло. Разве если инсульт.
   Искренность раскаяния из-под палки доверия не вызывает, что тут же, вопреки воле автора, подтверждается текстом: "Искупил?" - слабо спросил зэк. Поднял глаза, заглядывает сквозь пальцы [??] Искупающего, дрожащие от напряжения. ...    "Искупил?" - вновь прохрипел зэк. Вновь ткнулся в колени Искупающего лицом. - "Я... я не знал, что... Я не смогу больше. Я не..." Искренне раскаивающийся человек не спрашивает с такой откровенной деловитостью, не достаточно ли уже ему страдать, и не пора ли свёртывать процедуру. Раскаяние - результат индивидуальной работы личности, не предоставляемый ею на предмет измерения проверяющим. Противоестественность нарисованного автором понимания искупления вызывает протест. Искупление греха обязательно связано с работой, с действием, направленным вовне; раскаяние и искупление - не одно и то же: раскаяться - не значит искупить, а значит только сделать возможным искупление, потому что искупление - это взятая на себя и выполняемая в течение всей последующей жизни обязанность, связанная и с изменением личности и её поведения, и с совершением работы по "исправлению причинённому миру вреда". А не претерпевание укола аминазина в задницу, каковым, по существу, является проделываемое в рассказе. Даже если это "нравственный" аминазин, и задница у героев этого рассказа находится в голове. ""Искупить грех"- вообще лукавое понятие, в нем не должно быть самоуспокоения." ((с) одного православного форума). Искупить и отпустить грех - тоже разные вещи.
   Основополагающие понятия перемешаны и перепутаны, и осталось ясным одно: свободу воли автор выплеснул вообще, превратив тем самым раскаяние и искупление - в наказание и отпущение.
   Терминологическая пара "искупающий" - "искупаемый" не соответствует грамматической норме.
   "три года назад Евграф был простым влюблённым по уши монтажником" - знаете ли вы влюблённого монтажника? Нет, вы не знаете влюблённого монтажника.
   "Над его головой поднялась рука Евграфа, пальцы сложились в сложную комбинацию" - ???
   "заставляя страдать от вины содеянного" - ?
   Это не отдельные недостатки, это свойство всего текста.
   (Автору, чтобы лучше посмотреть на свой текст со стороны, советую прочитать рассказ "Последний Реквием" (сосед по группе на конкурсе). Он чуть наивнее и безыскуснее, но и по форме, и по сути родимые пятна обоих рассказов очень схожи. Увидите там - проще будет и у себя увидеть.)
  
   Бережная М.А. Бд-7: На площади "Зеленых осколков"
   Автору удались несколько красивых образов и общий милый фон. Но прекрасная воздушность возобладала над всем и в результате осталась одиноко танцевать на пустой площадке.
   Были заявлены: боль от смерти возлюбленной, уход из своего мира в другой, обретение способности жить дальше и любить вновь после периода страдательного существования плюс помощь другим влюблённым (заслуга). Найден удачный образ: в момент смерти возлюбленной лопнуло сердце, и он разучился дышать (волшебник, ясное дело, ему не жизненно необходимо - но образ нормальный). Утопление на суше, водный демон - тоже хорошая заявка на волшебное полотно.
   К сожалению, на этом чудеса закончились, и текст понёсся в пучину самолюбования героя, который живёт уже в своё удовольствие, а страдания лопнувшего сердца играют в его жизни роль не столько искреннего и тяжёлого горя, сколько пикантной добавки, курящейся ароматической палочки.
   "Зато часто мне удается поймать за хвост вездесущую тень Леди Разлуки, что прячется в тени домов, зорко следя за появлением бреши в самой лучшей и самой хрупкой защите - защите вашего счастья. Тогда, я беру это капризную даму под руку и увожу к себе в кафе, где мы проводим время за занимательными беседами (Знаете, сколько истории она видела, и с каким удовольствием рассказывает?) парой бокалов вина, а под утро переходим на кофе. В такие дни, вы можете быть спокойны, даже очень большая ссора не приведет вас к разлуке - какая же настоящая Леди устоит перед крошечными шоколадно-вишневыми пирожными, которые научил меня печь придворный повар одного уже почившего короля?" - простите, но я не верю, что этот человек страдает. Уверена: у него всё хорошо.
   Жаль, но пелена необязательности и несерьёзности заволакивает и губит повествование.
   "Ровный ковер воздушных бело-розовых лепестков" апельсиновых деревьев: насколько я знаю, апельсиновый цвет - белоснежный.
   Текст не вычитан, и напрасно.
   "Волшебники и волшебницы хвастаются новоприобретенными возможностями" - наверное, способностями или умениями?
  
  
   Аноир Т. Бд-7: Сказка осеннего полнолуния
   Боюсь, автору не удалось то, чего он хотел: это не эротично, не смешно и не оригинально. Удалось автору написать неполноценную розовую (или жёлтенькую?) пошлюшку. Чтобы он больше так не делал, подарю-ка я ему настоящую эльфийскую голубую порнушку:
   http://tiamat.ruslash.net/texts/tiamat_gilmorn_mordor_nights.htm
   Чтобы не влезать в детали подросткового секса волшебных рас и не тыкать блестящими острыми предметами в тело нежной субстанции по имени Чувство Юмора, попробую компенсировать безапелляционную голословность вышесказанного, сложив горстку хвороста, собранного в буреломе авторского русского языка и повествовательной логики:
   "на стрельбище, с покрасневшими глазами, дружной стайкой пускал все стрелы"
   "драл свои прекрасные платиновые волосы"
   "мечтал удавиться тетивой на первом же подходящем сучке"
   "Надо ли говорить, что Маэнир, несмотря на свою силу и ловкость, совершенно не интересовался сменой времён года"
   "Какой интерес здоровой эльфийской девочке тащится к невежественным людям, где её всё равно никто не оценит?"
   "задание ему дали плёвое: провести ночь в далёком овраге и принести с собой сколько-то определенной дичи"
   "Опыт у неё, должно быть, большой, да и сама она привыкла к изысканному обращению..."
   "словно лесные клопы, одолевают сомнения"
   Ну и хватит.
  
   Светов С. Бд-7: Sagittarius A
   Автору удалось доказать, что он знал, что делал. Но я как читатель этого так и не поняла. Думаю, это рассказ для особенных читателей, а редактировать его должен особенный редактор. Откорректировать я бы могла, потому что синтаксис - он всегда синтаксис.
   Если автор пишет: "Модуляторы, каждый величиной с планетоид, были уничтожены одним оборотом пентакля" - я верю. Что он это видит своим внутренним взором. "Прокол новой вселенной в рукаве звёздного газа на границе межгалактического пространства изливал в безбрежную тьму потоки вещества, полей и ещё чего-то неуловимого, которое так и не смогли идентифицировать аналитические машины" - верю: всё так и было. Это ярко и грамотно написано.
   Но увы, я - простой читатель, рядовой. Для меня этот механизм слишком сложен. Смысла в нём не могу найти.
  
   Джи М. Бд-7: Мастер
   Автору удалось вызвать чувство горячей читательской благодарности: ура, это не чернуха. Жёсткий, но щадящий, даже слишком щадящий: в реале не всегда появляется нужный грузовик, увы, увы.
   Смачно показана работа "тёмной силы", спокойно, размеренно и без экзальтации работающей "на войну и террор", которая оказывается уравновешена работой "светлой силы", противодействующей и, вероятно, тоже работающей спокойно, размеренно и без экзальтации.
   Можно надеяться, что мир никуда не укатится, и законы равновесия позволят ему ещё посуществовать. За это автору большое человеческое спасибо.
   Написано выразительно. Главгер вызывает уважение и позволяет посмотреть на мир изнутри себя, хоть он и "плохой".
   Однако по окончании чтения остаётся какой-то вакуум. Выразительность - на хорошем уровне, а образ текста сразу ускользает. Это - общая беда для "текстов схемы", где сюжет имеет подчинённое, второстепенное значение, служит иллюстрацией, по существу - фоном, а не главной игрушкой.
  
   Дарк Л. Бд-7: Вуаль
   Автору удалось придать рассказу лицо: взят и выдержан определённый ритм, рисунок. Видна цель.
   К сожалению, идея рассказа очень и очень истрёпана, конкретный её поворот - очень спорен, а техническое воплощение хромает на обе ноги.
   Идея кольца событий, связанности судеб: и говорить не стоит, сколько великолепных воплощений имеет и в литре, и в кино. И будет иметь дальше. Чтобы остаться "в истории" разработки темы, надо быть достойным предшественников. Увы.
   Авторский поворот идеи - я не очень поняла, в чём он состоит:
   События ДОЛЖНЫ кольцеваться? (А как быть с такими, которые ни во что не вписаны?)
   События должны кольцеваться определённым образом? Каким?
   Мистический главгер проследил, чтобы (или за тем, как) судьбы нескольких человек связались, повернув друг друга. Зачем? Почему? Какой в этом смысл? Скорее всего, смысл - в том, что смысла никакого. Просто "он знает, что все должно было случиться именно так" - и всё. Даже не ясно, знает ли он, или это как-то от него зависело. Потому - не возбуждает интереса.
   О какой троице идёт речь? Персонажей в рассказе много, людей на планете - гораздо больше, а индивидуально приставленных к персонажам крылатых всезнающих субъектов - всего три, и они вообще "троица"; как их должно хватать на всех, или как выбраны именно эти три персонажа, а все остальные люди остались без присмотра?
   Есть ли смысл у этой многозначительности?
   Воплощение механистично. Автор выдумал историю каждому персонажу, но ни один из них не ожил, они остались шахматными фигурами и интересны только правилами, по которым передвигаются по доске.
   Главный технический прокол рассказа, настоящая авария - это девочка с аппендицитом и едущий к ней в больницу менеджер-папа с деньгами. Я ЧЕТЫРЕ РАЗА прочитала рассказ в попытке понять, как связан с остальными этот эпизод и не затесался ли он случайно из какого-то черновика. Пришлось созвать читательский форум и устроить мозговой штурм, было высказано несколько предположений, я выбрала версию о том, что "менеджер" - это тот самый конкурент, который покупает половину акций у предательского коммерческого директора, но в данный момент он мчится в больницу к дочери, чтобы оплатить операцию аппендицита, и все его деньги на это уйдут, так что не останется на акции. И поэтому директор не лишится своей компании.
   Эта версия возникла как читательский отзыв на намерение автора нарисовать кольцо: кольцу недоставало фрагмента, а этот фрагмент был бесхозным.
   С другой стороны, не может же стоить операция аппендицита столько же, сколько половина компании? Или девочка умрёт, а менеджер с горя так и не купит акции? Не верю: бизнес есть бизнес, не купит сегодня - купит через неделю, и директор всё равно лишится компании...
   Ни техникой, ни смыслами встать вровень с имеющимися пахарями кольцевых полей судеб автору не удалось.
  
   Сергеев А. Мы обязаны им Землёй
   Автору удалось написать такой рассказ, что при попытке объяснить степень его ужасности меня охватило чувство безнадёжности.
   "И если бы не резиновый кляп, комната бы заполнилась пронзительным криком боли и отчаяния" - для читателя тоже надо кляп предусмотреть.
   У автора прошу прощения, потому что, конечно, не следует критику так писать про произведение. Но я, честное слово, как раз стараюсь быть помягче. Думаю, что за критикой вам стоит обратиться к близкому человеку, который пройдёт с вами текст фразу за фразой, и сделает это мягко и необидно.
   По сюжету: тема "человечности" в человеке, когда всякие пришельцы изумляются нерациональным человеческим качествам вроде Любви, Сострадания, Готовности к Самопожертвованию, Отказу Забыть Собственного Ребенка, и демонстрацией оных качеств человечество зарабатывает право на существование или свободу - тема эта разработана на разных уровнях и в разных направлениях. Вы выбрали самый лобовой: необъяснённым способом инопланетные исследователи поместили несколько человек, поодиночке или попарно, в свои лаборатории, и смотрят, что они будут делать. А люди отдают свою пищу друг другу, защищают друг друга от инопланетных орудий пытки и выращивают апельсиновые деревья в горшочке. И все умиляются.
   Самое невероятно, что люди эти потеряли самое главное человеческое качество: любопытство, стремление задавать вопросы, искать объяснения, выходы из ситуаций. Они настолько спокойно сидят в непонятной тюрьме, что кажется: лоботомию им уже проделали.
   "Но не смотря на тёмные мысли, с каждым новым подносом всё чаще проносящиеся в голове", и для того, чтобы оправдаться перед возможным одиноким-не-автором-этого-рассказа, случайно читающим этот отзыв, просто скопирую отрывок из текста:
   "Однажды Мэри проснулась и по привычке не открывая глаз прижалась спиной к любимому. Но Эйка не оказалось рядом. С жутким удивлением она обнаружила возлюбленного прикованным металлическими захватами к стене, рядом с продолговатым предметом.
      Не успев прийти в себя, Мэри стала свидетельницей того, как из продолговатого предмета вырвалась блеснувшая на свету нить и вонзилась в живот Эйка. Тело его судорожно задрожало насколько это позволили захваты. И если бы не резиновый кляп, комната бы заполнилась пронзительным криком боли и отчаяния.
      Нить так же быстро исчезла. Эйк повис на захватах. Он потерял сознание.   
      Мэри заслонила Эйка. С получасовым интервалом нить вонзалась в её спину и поражала мощным электрическим разрядом. И как бы не содрогались мышцы в невыносимой тряске страданий, Мэри ни за что не собиралась сдвинуться с места. Здоровье любимого значило для неё больше, чем собственное. Он бы поступил так же. Она ни на секунду в этом не сомневалась."
   И выше, и ниже по тексту всё точно так же. Не сомневайтесь.
   Автору: http://lib.ru/INOFANT/BRAUN_F/arena.txt, тоже лабораторная ситуация.
  
   Руалев Бд-7: Лишь несколько трепетных взмахов крыла
   Автору удалось набросать некоторое подобие настроения, но попутно он совершил анти-читательское преступление: заставил прочитать ненаписанный текст.
   Приём, когда что-то воспроизводится несколько раз с минимальными вариациями, должен быть оправдан-заряжен-подпёрт нагнетанием напряжения, повышением градуса, переосмыслением, дополнительными деталями, ЧЕМ-ТО таким, чтобы к моменту возвращения к ключевому моменту и перечитыванию повторяющегося отрывка у читателя формировалось новое отношение - или скапливалась новая информация для формирования нового отношения - к предмету. Иначе зачем перчитывать?
   Здесь ЧЕТЫРЕ РАЗА повторяется одно и то же, прежде чем начинает скапливаться новая информация, а в параллельном "мистическом" слое вообще ничего не происходит, главгер твердит, как он летал между мирами и перебирал какие-то осколки, и он их семь раз перебирает без какого бы то ни было продвижения куда-либо.
   Сколько ни говори "халва"...
   Читатель несколько раз читает три-четыре строки, про то как главгер убил свою девушку, семь раз читает, как он летал между мирами и раскаивался (семь раз - одинаково), и потом он убивает её уже менее охотно, а конце не убивает совсем (потому что это "ужасно неправильно"). Видимо, у главгера за время межзвёздных скитаний что-то зреет и вызревает, но читателю это не видно. То есть, виден котёл, пар из него идёт, и понятно, что там что-то варится, но крышка закрыта. А потом оказывается, что в соседней комнате уже отобедали и разъехались, а мы и не попробовали ничего.
  
   Каневский А. Бд-7: Нло над Токио
   Ахтунг!
   Оказывается, этот текст - пародия на не читанного мной известного писателя Мураками.
   Признаю, что, не читав оригинал, не могу с уверенностью судить о качестве пародии. Не могу даже сказать, что, мол, если пародия - не на общеизвестное, то вряд ли у неё есть шансы: ведь, кажется, Мураками - общеизвестен, так что незнакомство с ним - мой личный минус. Более того, я как раз могу сказать, что догадываюсь, что автору удалась сама пародия: в тексте звучит и некий стиль, и чувствуется отношение к нему автора. Но что я ДА могу сказать - это что не очень-то интересно читать эту пародию как фантастический рассказ. И ещё, что на конкурсе фантрассказа придётся мне её как таковой и оценить, к сожалению. Поэтому оставляю отзыв без изменений, а автору желаю удачи на конкурсе пародий. И думаю, что шансы у него там были бы немалые.
   Автору удалось написать пару страниц лёгкого полу-фант полу-трэш трёпа. Удалось придать ему лёгкий полу-волшебный налёт. Удалось создать эстетически-индивидуальный образ текста, но не удалось вложить вообще никакого смысла - если это вообще предполагалось. Если не предполагалось - то наоборот: удалось не вложить, то есть - всё удалось, но мне как читателю нужен смысл. Или - гораздо больше эстетики. Чтобы заполнить смысловой вакуум, нужна просто чёртова пропасть эстетики. (Самое смешное, что из той концентрации эетстики, коорая нужна для заполнения смыслового вакуума, как правило, рождается уже и некоторый смысл.)
   Читая этот рассказ, мне очень хотелось посмотреть имя автора. Потму что на такие вот тексты, когда не знаешь, как реагировать, то надеешься - вдруг имя подскажет? Вдруг текст написан таким известным титаном мысли, обладателем философски-эстетической позиции, защитником чётко провозглашённой культурной традиции, что текст можно и нужно читать именно в контексте всего остального творчества автора. Но нет, не буду смотреть имя, потому что БД - конкурс короткого фантастического рассказа, и даже титаны-обладатели-защитники долны суметь заново, с нуля подтвердить свои права на короткой конкурсной дистанции.
   Почему-то многие думают, что в стебовой упаковке проканает любая бессмыслица. Но если у стёба нет адреса и смысла, то король оказывается голым.
   Может быть, автор пытался написать пародию на среднеплановый короткий фантастический рассказ? Если да, то, по-моему, это не получилось: вместо пародии вышел ещё один среднеплановый фантастический рассказ.
   Авор грамотно и легко пишет, но кажется, что не придумал, о чём бы написать.
   Вообще-то, это ещё похоже на попытку (тоже неудачную) написать пародию на "Мао" Майора.
   "Открыв окно, я залез на подоконник и осторожно попробовал ногой воздух. Он был мягкий, но держал. Медленно ступая, иногда проваливаясь по колено в разреженых местах, я начал долгий подъем. Становилось холодно, я ведь вышел в одних трусах. Надо было бы что-нибудь накинуть, подумал я, но возвращаться уже поздно. Земля уходила все дальше; поглядывая вниз, я различал знакомые приметы Токио." Это очень хорошо. Аж сердце замирает. Зачем, зачем оно замирает? Что будет?
   Ничего.
  
   Уткин М. Фаэтон http://zhurnal.lib.ru/u/utkin_m/faieton.shtml
   (Этот текст снят с конкурса, но мне показалось, что автор не совсем понял, по-настоящему, за что - или понял не совсем так; поэтому оставляю отзыв здесь в том виде, как он был написан.)
   Автор хотел оживить, "поставить" миф о Фаэтоне, нарастить его деталями и изменить трактовку? Если так, это не удалось совершенно. Главное впечатление - что я читаю изложение - очень близко к тексту - текста Куна - полностью подтвердилось: автор просто скопировал текст Куна, а потом разукрашивал: добавлял детали, что-то вписывал, а какие-то куски оставлял, как были, только менял пару слов, теряя по дороге сказуемые и запятые. Но концовку изменил.
   Хочется проделать упражнение с чужим текстом - переработай его, а не копируй, внося свою правку.
   Смотрим (и я ещё не по всему тексту прошлась):
   - Стой, Фаэтон! Сын мой, клянусь Солнцем-Гелиосом, которого ты видишь сейчас! Он - твой отец! Пусть он лишит света меня навсегда, если я солгала!
   - О, сын! Клянусь тебе Гелиосом, который нас видит и слышит, которого и ты сам сейчас видишь, что он - твой отец! Пусть лишит он меня своего света, если я говорю неправду.
   Догадайтесь: где Кун, и где автор рассказа?
   - Даже бессмертные боги не дерзают управлять колесницей Солнца. Сам Зевс-громовержец не может устоять в моей колеснице, а кто могущественнее его? Подумай, дорога вначале так крута, что даже мои крылатые кони едва взбираются по ней. Посередине так высоко над землей, что даже мне, привыкшему страшновато смотреть вниз. В конце же, дорога так идет под откос, что без опытного управления колесница разобьется.
   - Даже и бессмертные боги не в силах устоять на моей колеснице. Сам великий Зевс-громовержец не может править ею, а кто же могущественнее его. Подумай только: вначале дорога так крута, что даже мои крылатые кони едва взбираются по ней. Посередине она идет так высоко над землей, что даже мной овладевает страх, когда я смотрю вниз на расстилающиеся подо мной моря и земли. В конце же дорога так стремительно опускается к священным берегам Океана, что без моего опытного управления колесница стремглав полетит вниз и разобьется.
   Догадайтесь: где Кун, и где автор рассказа?
    - Ты думаешь, может быть, встретить в пути много прекрасного, но путь идет среди опасностей, ужасов и диких зверей. Узок он; если же ты уклонишься в сторону, то ждут тебя там рога грозного тельца, там грозит тебе лук кентавра, яростный лев, чудовищные скорпион и рак. Много ужасов на пути по небу. Поверь мне, не хочу я быть причиной твоей гибели. Увы мне, не награду ты себе просишь, а страшное наказание!
   - Ты думаешь, может быть, встретить в пути много прекрасного. Нет, среди опасностей, ужасов и диких зверей идет путь. Узок он; если же ты уклонишься в сторону, то ждут тебя там рога грозного тельца, там грозит тебе лук кентавра, яростный лев, чудовищные скорпион и рак. Много ужасов на пути по небу. Поверь мне, не хочу я быть причиной твоей гибели. .. Ведь ты же просишь не награду, а страшное наказание.
   Догадайтесь: где Кун, и где автор рассказа?
   (Догадаться можно: автор сокращал Куна, выбрасывая дополнения, сказуемые, запятые.)
   Отличная от канона версия падения Фаэтона - Зевс скинул, потому что людям не равняться с богами - появляется как отличие слишком поздно, когда даже не заметивший прямого заимствования читатель успел соскучиться от пересказа общеизвестного. К тому же, новизны в этой трактовке нет: в тех же мифах мотив ревности богов к мастерству или удаче человека или получеловека плюс оргвыводы плюс воздействие - тоже встречается (автор пусть сам найдёт).
   Авторские вставки не блистают. Избыток восклицательных знаков не делает письменную речь ни выразительнее, ни доходчивее. Сеть не швыряют раз за разом с берега в море, да ещё чтобы в ней каждый раз запутывалась одна рыбина.
    " - ...сильно намокнешь, - продолжил фразу Фаэтон" - какую фразу он продолжил, ну, какую??
   "Сын верховного бога, мокрый и потускневший, с трудом вскарабкался поодаль на скалу. Нервно приглаживая беспорядочно слипшиеся волосы, закричал с безопасного расстояния:  - Я все скажу Зевсу! Он испепелит тебя молниями!"
   - это так мы улучшаем канон? Сомнительно.
   И кто такая "розоперстная Эос"??
  
   Титарчук Ф.А. То, что служит
   Автору удалось каким-то странным образом убедить читателя, что стиль для него - автора - важен. Но практически сразу стиль был уронен и так и не поднялся. Хотя чувствуется, что автор старался.
   Рассказ, в котором стиль заявлен главной составляющей, не должен начинаться со стилевой неточности, и вообще, должен быть тщательно вычитан на стилевые ляпы.
   Начало: "Он вспомнил свои юные годы, когда жизнь, казалось, застыла" = не застыла, а не двигалась: застыла - это состояние, сменившее другое состояние, а раньше-то ничего не было, раз юные годы. "Точно так же восходило и заходило солнце, так же наступали равноденствия" - точно так же как когда? Понятно, что как СЕЙЧАС, много времени спустя, но в сочетании с "застыло" прошлое и будущее, помимо воли автора, поменялись местами. Тем более что в этом же абзаце упоминается и ещё более раннее прошлое.
   Таких проколов быть не должно: "Старейшины, будучи людьми "бывалыми", не желали признать того, что мир изменчив, что время полного цикла Венеры за последние 5000 лет изменился, что реки сменили русла, а ветер выветривал горы и лишь в головах остальных руины былой цивилизации, дарованой богами и по неведомой причине деградировавшей до настоящего состояния... "
   Три восклицательных знака в конце невыразительных фраз ставить нельзя! И вообще, нельзя воскл-знаками злоупотреблять!!!
   "Ежегодные паломничества к храмам со святынями из божественного солнечного металла не шли ни в какое сравнение с паломничеством избранных, отобранных Старейшинами как потенциальных служителей культа." ??
   К сожалению, текст читается как по кочкам: от ляпа к ляпу, и следишь уже только за ляпами, а не за повествованием: очень они приковывают к себе внимание.
   "...откуда после каждого освящения предметы культа из божественного металла "растекались" по иным храмам, а так же служили украшениями знатных вельмож. Потом, намного позже, когда уж ничего не будет, высоту горы определят в 4 с лишним километра, но это будет потом, когда его уже давно не будет"
   Так, всё, стоп: больше, с этого момента, внимание на такое не обращаю: буду искать повествование и сюжет.
   ...
   Не вышло, потому что дальше пошёл уже такой сплошной грамматически-стилевая путаница, что до смыслового слоя добраться не удалось.
   "Их вынули из храма только под вечер. Погибших завернули в материю и отправили вниз, помутившихся рассудком связали - их удел пасть на жертвеннике богу, выживших умыли и привели в состояние..."
   Нет, главную идею этого мистического кошмара вычленить удалось: какой-то почему-то более умный и чувствительный ОН много страдал и стонал, долго шёл, но правильно понял, что богов нету, что жизнь изменяется, и что придут варвары и все разрушат, а переплавленные на украшения предметы культа расползутся по всему миру. Нашествие варваров - это завоевание Америки. Почему-то, только испанцами, но это уж ради бога.
   Автор, простите меня. Я писала по мере чтения. Вы видели сами, что начинала читать благожелательно, но не хватило моей благожелательности на 12 Ваших килобайт.
   Мистика и косноязычие - две вещи несовместные. Главная индивидуальность этого рассказа - стилевое косноязычие.
   Мистика и незнание описываемого предмета - не менее несовместны. Вы уверены, что описываете что-то хоть приблизительно похожее на религиозные ритуалы и обычаи индейцев?
   Честно признаюсь, что уже к середине текста хотелось задушить автора. А ближе к концу хотелось убивать его бесконечно долго, в качестве наглядного пособия.
   Выражаю искреннюю надежду, что автор осознает допущенные ошибки или просто перешагнёт через них, и лет через 10 будет со смехом рассматривать свои первые опыты с высоты своего нового мастерства и понимания вещей.
  
   Ртищев П.Н. Бд-7: Мастер чистоты
   Автору удалось завлечь читателя вкусной фразой в самом начале: "хрустел сушкой так, что казалось, вот-вот на пол посыплются осколки зубов".
   Описывать придуманное и вовлекать читателя автор умеет. Эпизод с чашкой - "но контроль теряется, если отвлечёшься" - как живой. Включая неправильную муху.
   Сюжет - очередная попытка порабощения человечества пришельцами. Они пришли под видом одинаковых дворников, немного поработали при домоуправлениях и теперь набросились на одного жильца, чтобы лишить его свободы воли, и потом, конечно, лишат всех.
   И всё-таки, странное впечатление оставляет текст. Он похож на хижину, выстроенную не совсем трезвым строителем из обломков дворца вперемежку с другими подручными материалами. Мысль автора, а за ней - развитие сюжета скачут с пятого на десятое, логика просматривается с трудом, а иногда и не просматривается. Вопросы зачем и почему всплывают всё время. Автор как бы использовал уже имеющееся у читателя представление о захватнических возможностях и аппетитах разнообразных пришельцев и не стал утруждать себя прорисовкой основ ситуации, а сконцентрировался на её образном повороте. Что, кстати, гораздо мудрее, чем отрабатывать общеизвестное (как, например, сделано в рассказах "Араней", "Дежурный"). Но пропущенные логические связи не должны бросаться в глаза пустотами:
    "  - Мечта дворника! - прокомментировал Кузьмич.
      - Значит, всех свободы воли лишишь, а меня так и вовсе..."
   Почему "значит", откуда вывод?
   Кажется, что половину текста авор не написал вслух, а только отдумал про себя.
   Боюсь, не смотрит ли автор на читателя, как его главгер на собеседника: "Не беседа с недотёпой завлекала его, но игра ума. В эту минуту требовалась живая душа, что приняла бы на себя накопившейся сарказм".
   Много синтакси-грамма-ошибок, которые в сочетании с логическими пропусками дают неожиданные эффекты: "Дух людской достиг черты, у которым человеческое начало меркло".
   Поступок главгера - отымание раковинки и наставление ея на бывших владельцев оной - не выстрадано ни автором, ни читателем.
   Всё слишком без сопротивления. Потому - из другого уха, незамедлительно.
  
   Лизер Т. Бд-7: Все включено
   Автору удалось ещё раз проиллюстрировать мысль о том, чт коммунистический рай оказывается бараками с парашей и надсмотрщиками. Проиллюстрировать удалось. Но - внимание, 21 век! История литры насчитывает множество более гораздо боле удачных иллюстраций, вошедших в классическое наследие. Рядом с ними, увы, рассказ не блещет ни оригинальностью, ни исполнением. Хотя написан бойко. Но уж слишком вторично.
   "Плавники дельфинов блестят на солнце. Белокурые девы с шоколадными плечами смотрят, как я с криком влетаю в бассейн" В бассейне дельфины?
   "Интонации голоса выдавали во мне аристократа" - так нельзя сказать про себя самого.
  
   Farlander Голгофа
   Автору удалось войти в образ и остаться там до конца. Мне удалось войти следом, но там - не очень понятно, что.
   Не надо так уж рассчитывать на читательскую эрудицию. Стоит объяснить понятнее, что она, эта ОНА, которая висит над миром в рассказе. Иначе это никак не "Фантастика, Философия, Религия", а голимая мистика, в которой, конечно, у автора есть право ничего не объяснять. Но у читателя есть право не понять и отмахнуться, поэтому желательно как-то удерживать его от этого.
   Я обычно не понимаю и отмахиваюсь. Но этот рассказ прочитала внимательно до конца, потому что он удержал всё-таки чем-то. Формой. Почти стихи, однако:
   "Сколько минуло лет?
   Кто-то помнит? Сомнительно... Нет.
   Десять? Триста? Пятьсот? А не все ли равно?
   Ей, живущей вне всяких времен..."
  
   "Что значит смерть? Лишь конец бытия...
   Ведь Конец наступил уж однажды...
   Все не так, все не так... Разве может сказать
   возносящий свой крест, что есть жизнь, что есть смерть,
   что, добро, что есть зло?.. Нет, не стоит гадать -
   ведь ответа Ему не найти..."
  
   Путь наименьшего сопротивления. Это проза? значит, лаконичность не предусмотрена, а требования к форме - что хочу, то и ворочу; это стих? тогда какой вам ясности и логики? обойдёмся образами, и расшифровывайте.
   Тем не менее, "фабула" проста: очередное - пост-технологическое - распятие, но тут случилась некая крылато-парящая ОНА, которой это не понравилось, и конец света наступил незамедлительно. Вот и всё. Остальная чась текста посвящена репортажу о том, что ОНА видит с высоты своего полёта. Страшно, неприятно, во многом правдоподобно. Наверное, это означает, что рассказ удался и выполнен, как задуман. Но мне непонятно всё равно.
   Или ОНА - это бог вообще, Творец? "Адам и Ева пошли гулять и повстречали родную мать?" Кстати, видела недавно фильм, там ангелы и демоны в современных обличьях быстро ехали к какой-то церкви в Америке, потому что там планировалось некое культовое событие, используя которое можно было обманным путём из демонов стать ангелами, что-то в этом роде, а Богом оказалась вёсёлая тётка с белыми зубами и крепкими босыми ногами. В конце она громко закричала, и всё устроилось: у злодея лопнула голова, а хорошие выздоровели.
   Ну, если Творец у нас такой созерцательно-безусловнорефлексивный, как ОНА из этого рассказа - то неудивительно и то, что в мире сгорают в пламени (а как ещё?) города, тянут к небы дома свои остовы, рвутся псы, толпы смотрят на казни и прочая. Дом без хозяина.
   Ан нет, в конце сказано, что ОНА - "дьяволица". С другой стороны - это взгляд со стороны: она такой кажется людям, "алая дьяволица с глухим воем возносится на черных крыльях над разоренным капищем павшей цивилизации", значит, всё-таки... Да ещё, у неё, оказывается, есть сёстры, и есть отец... отец-конец... "которой наделил Ее некогда отец - великий, безжалостный, всеочищающий Конец".
   Довольно. Сыт я.
   Перебор с многозначительностью часто приводит к... Концу.
   "Короткий удар - и разорванный шлемофон солдата с брызгами черепа катится по серым камням" - что такое брызги черепа? А - длинный удар?
  
   Филаретовна Е. Бд-7: Сеньор Альбейда и песочные жизни
   Замечательная стилизация, читается на одном дыхании, всё - живое сверху донизу, антураж, фон, детали, люди. К сожалению, рассказ немножко разочаровал развитием и развязкой сюжета. Давайте, я не буду ничего утверждать: вдруг не поняла; всё, что можно будет выслушать или подсмотреть - выслушаю и подсмотрю может - поможет. Но на сей момент, мне не хватило оснований, не хватило жёсткости, прописанности главного преткновения в рассказе.
   Я не поняла, что сделала сеньорита Джилли. Научила песчаных людей новой игре? Которая состоит в том, чтобы загонять человека в песок? Но не сказала, зачем сделала это. Значит, читатель должен сам догадаться, а я не могу. Но можно и без объяснения оставить - при условии, что чётко ясны и выписаны пусть не причины, но суть произошедшего. А не понятно: умирает ли загнанный в песок человек, и сразу ли. Вроде, говорилось, что тот, кого ищут, жив, но в опасности, и бредёт во сне "где-то, ведомый лишь ему одному известными грёзами, блуждал младший сын доминуса Алехандро. Блуждал без еды, без воды, улыбаясь и умирая шаг за шагом", и это было видно в хрустальном шаре. Но описание новой игры не похоже на эту версию: "гнать двуногую добычу по пескам, заставляя её увязать вначале по колени, затем - по пояс... Весело. Много звуков. Человек извивается..."
   Мне кажется, суть сделанного и хоть часть побудительной причины должны быть не так расплывчаты. Тем более, что игра игре рознь: люди - не ленты и не бусины. Тут обязательно должен быть мотив.
   В конце сеньор Альбейда тоже учит песочных людей новой игре: бросает им бусины вместо лент. Задобрить судьбу, подкинув ей минимальное изменение, чтобы главное осталось неизменным? Если да, то те же ли причины были у Джилли?
   Текст-загадка - это хорошо, отсутствие ответов - отлично. Плохо, когда не удаётся уверенно понять, что автор хотел спросить.
   Выловленные блошки:
   "проклиная жару и преступления"
   "Мы знаем стили работы друг друга"
  
   Бд-7: Кто сказал, что в Зазеркалье не летают вертолеты?
   Хороший текст. И та же беда со мной, что в рассказе с Альбейдой: непонимание канвы. На этот раз, композиция непонятна: концовка рассказа не пересекается с его основным содержимым. Или понимать надо так, что этих людей, олигарха и Ко, всё гонит, земля изгоняет - и люди, и духи, и звери? И даже лучшие и самые невинные из них обречены, потому что они как бы стая, которую гонят все стаи этой земли, каждая - по своей причине?
   Не уверена в трактовке, но если угадала правильно, не обрадуюсь. Мне кажется, что короткий рассказ должен быть настолько чётким, чтобы не надо было думать вслух, добираясь до сути. Если угадала я правильно, то чего-то малого, чуть-чуть не хватило, чтобы полная чёткость завершила композицию.
   "Это лицо не сходило с экрана телевизора" - телевизор в чуме? (Это вопрос: я не знаю.) "Те, кому хватало глупости задаваться вопросом, как мог бывший зав.лабораторией заполучить в руки и удержать такие богатства" - это идёт как мысли Анихасавы, и "зав.лабораторией" выбивается из органичности. Но, опять же, я не знаю ничего.
   "Тот, что замер левее Мельсагова" - непонятный персонаж, он органичен, но зачем написан, если никак же не выстрелил?
   Или этот рассказ - конкурсный вариант чего-то более длинного?
  
   Фэйер А. Невидимки-2006
   Автору удалось воплотить в слова такую простую и понятную мечту: вроде и жить - но не работать, никому не быть должным ни морально, ни материально, и делать, что хочешь. Для этого главгер взял да и проснулся в один прекрасный день почему-то невидимым, и оказалось, что он не один такой, и что правительственные агенты зачем-то охотятся за невидимками и рассеивают их, используя какие-то чёрные трубки, но их можно избегать, прячась по углам, а можно не бояться и не избегать, и летать самолётами в Новую Зеландию, как собирается сделать какой-то американский невидимка, который только что приехал в Россию, но как-то сразу заговорил с по-русски, хоть и с акцентом, и вообще непонятно, зачем он в Россию залетел - по дороге-то из Америки в Новую Зеландию.
   Если пересказать рассказ своими словами, то окажется, что самые нужные слова - "как-то", "зачем-то", "какой-то", "почему-то". Значит, рассказа, по существу нет.
   Мораль рассказа - "волков бояться - в лес не ходить" - не требовала такого нагромождения неопределённой выдумки, не получившей от автора самостоятельного значения.
   "Интересно, будь я видимым и голым, обратили бы на меня внимание? Конечно, я бы сделал бесполезными все их газетки, телефоны и плееры. Я бы стал центром внимания, вывалял их мобильно-музыкальное величие в куче говна. Выстебал святое." - разве? Подумаешь - кто-то свихнулся и вышел голым (или даже на мороз). Пожалели бы, позвали бы помощь. Зачем же сразу "в говно".
   "Не может быть! - произнес добродушный. - Я три года такой, и я слежу за каждым шагом!" - чьим?
  
   Роман П. Новая беспрерывность
   Автору удалось создать вполне правдоподобную модель психотерапевтического курса. Может быть, так дело и обстоит: вся наша жизнь - это организованная оздоровительная процедура, проводимая под руководством специалистов в псих-стационаре... для кого? Вот этот вопрос остался неотвеченным.
   Впрочем, отвечать на него на обязательно, и так нормально.
   Но как-то это не радует. Не веселит литературно. Может быть, избранный автором канцелярский стиль гладкой рекламы сыграл в свои ворота - хотя "по легенде" он как раз таким и должен быть. Не могу сказать. С середины, когда схема прояснела, читать стало скучно. Хотя концовка не лишена изящества.
   В общем, скучновато, и в то же время жизнеспособно.
   Не знаю, можно ли было решить эту задачу в другом языковом и стилевом ключе. Нынешний ей подходит, но мало интересен сам по себе.
  
   Маслов И.А. Клятва командора
   Читать было интересно, повествование динамичное и увлекательное, но интерес остался неудовлетворённым, потому что внутри рассказа ситуации остались оборванными, а придуманная система мира и его главные атрибуты - необъяснёнными: что это за вриль, что за мертвецы, притягивающие его и т.д., и это было бы не так важно, если бы замкнутой была "должностная интрига", но она тоже только названа, хотя и узнаваема - в общем, рассказ можно читать как наброски мяса по известной схеме "отношения фронта и тыла, солдат и правительства". Сюжетная схема разрядилась в никуда. Автору плюс за мясо, минус за скелет.
  
   Бэль М. Бд-7: Дождь для Зиниры
   Написано грамотно, но от фантастической части рассказа хотелось ждать большего. До того места, как главгерша упала с моста, всё было хорошо, но после началась скороговорка с моралью и нарушенной логикой. Растрачивать талант - преступление, но автор это доказал только тем, что вот и в другом, явно более развитом, мире это тоже считается преступлением. Нарушение логики: почему героиня вдруг (и правильно!) решила, Джи он умрёт так скоро, уже прямо сейчас? Совершенно непонятно. Вроде, он так долго жил, успел много за ней подсмотреть ("с тех пор, как я здесь, никто не раздражает меня так, как ты"), а тут сразу: "- Ты скоро умрешь? - по щекам Зиниры катились слезы, и она благодарила ливень за то, что он скрывает их в безудержном потоке. Хотя неизвестно, знает ли Джи, что такое слезы..." Да, он сказал, что умрёт, но это, вообще-то, естественно для нашего мира (в отличие от его мира). Супер-чувствительность и немедленные потоки слёз героини после первого в жизни разговора длиной в полстраницы воспринимается как нелогичное преувеличение. Чувствительность вышла из-под контроля и погубила рассказ.
  
   Воронов А.П. Береги фигуру
   Автору удалось в первом абзаце написать узнаваемую пародию на фильм "Звонок", и это было очень весело. Затем фантэффект, выпущенный на свободу, быстро произвёл впечатление и, к сожалению, так же быстро, то есть - меньше чем с середины рассказа, выехал на финишную прямую, на которой уже не было неожиданностей. Гипер-эффект. Их было много. 21 век. Написано же хорошо, ярко и динамично.
  
   Бд-7: Капли любви
   Автор попытался придумать что-то совсем необычное, и оно, вроде бы, как-то удалось, но трудно понять, что автор хотел этим сказать. Для чего выдумка?
   Как выдумка она не играет оттого, что сама по себе малопонятна. Есть некие "капли", агрегаты из нескольких человек, в случае необходимости они дезагрегируются и работают по отдельности, а потом собираются обратно и действовуют как один (идеальная модель армейского отделения, где роль прапорщика играют все вместе). Ну, модель. Если б она в чём-то участвовала, произвела на свет сюжет! А она просто бегает по плацу, выполняя непонятные задания. Для чего, почему именно так? Ни для чего и ни почему, а просто потому, что забавно? Просто забавно не бывает, если не к чему применить. (Для иллюстрации, вот почти такая же модель, но применённая по самое не хочу: http://zhurnal.lib.ru/t/treshkonkurs/sorok.shtml )
   Попытка применить заняла меньше половины текста и свелась к эпизоду продолжения рода. Была коротко, хотя с массой ненужных подробностей рассказана эмоциональная часть любовной истории двух капель, с фант-элементом никак не связанная, "чисто-человеческая". После чего автор приступил, наконец, к тому, ради чего можно было писать этот рассказ: акту оплодотворения и/или деторождения двух "капель", которые, как мы помним, являются агрегатами из нескольких человек. Это могло бы быть интересно, если бы автор придумал и описал, как, чёрт возьми, это внутри его выдумки происходит! Но автор не описал. Он только быстро и грустно сказал, что сначала ничего не получилось, а потом вдруг получилось, но счастье так и не пришло, хотя дитя и родилось.
   Вывод: не раскрыта тема. По-человечески понятные проблемы вроде "Скоро мы первый раз попытались объединиться. Капли, совершенно разные по взглядам, возрасту и опыту. Естественно, у нас ничего не вышло, кроме боли и бесконечной усталости" читателю фантрассказа сами по себе не интересны. Ему фант-преломление подавай. "Мы не встречались почти неделю, потом в каком-то угаре попробовали снова, и снова - зубцы наших шестерен не совпали и лишь высекли искры" - какие шестерни, они ж из людей состоят?
   Язык беден, много ляпов.
  
   Лероев М. Приключения Сони в Волшебном лесу
   Я считаю, что сказки должны иметь какое-то... значение. Познавательное, или нравоучительное, или эстетическое. Учить чему-то. Обязательно. И когда сказка оказывается всего лишь милым перечислением ничем не обусловленных событий, она мне оказывается не интересна и как бывшему ребёнку, и как нынешнему родителю.
   В этой сказке "мораль" как бы всё же имеется: помоги сам - поможешь тебе. Но мотив этой помощи такой формальный, что вся она тоже воспринимается как необязательный элемент.
   Элемент необязательности и информационно-эмоциональной пустоты губит сказки на корню одну за другой.
   Написано в меру свободно, но только в меру, и без особой ноты.
   "усталости как не бывало" - говорят, когда усталость прошла, а её и вообще не наступило.
   "а над нею высятся боровики, размером с маленькие деревья... Стала девочка их срывать да складывать один к одному" - не рисуется картинка "срывания" чего-то, что выше тебя ростом.
   "главный лесной художник в отпуске, а, как ты должна догадываться, не сами же ёлки зеленеют" - вот это "как ты должна догадываться", зачем это?
   "столько желающих стать лесной головой" - голова, как ни странно, мужского рода. Или это нарочно?
  
   Ведьмин Е. Звездолов
   Автору удалось придумать милую сюжетную схему - звездолов, всю жизнь не выполнявший главной звездоловьей заповеди: поймал - подари. Встречается с девочкой, становится ему стыдно, передаёт он ей свою профессию вместе с первой подаренной звездой, а сам тут же умирает от старости и накатившего некстати раскаяния на сырой траве.
   К сожалению, автору не удалось сколько-нибудь правдоподобно изобразить придуманное. Во-первых, чувствительность подвела: нельзя так явно умиляться описываемому. Во-вторых, подвела логика: поведение и реакции персонажей наивны и неправдоподобны. В третьих - язык хромает так, что только кочки и ощущаются: и в отношении стиля, и в отношении элементарной - даже не грамотности, а хотя бы вычитанности.
   Герой, как обычно, оправился на звездоловство с приходом весны. Всё бы ничего - но встретил молоденькую девочку. Тут же вспомнил, как стар - и умер. Не верю.
   Девочка вышла ночью из леса на поляну, без страха подошла к незнакомому хриплому мужику - не верю.
   Только поглядев на девочку вспомнил он, что никогда не дарил никому звёзд - не верю. Был и он молодым, прямо с неба собирал...
   В умилительной сказке про звёздочки - алмазные бусинки - и вдруг: "Судя по голосу, какая-то девка."
   "скарб прижал к телу" - собранные звёзды = скарб?
   Караул: "Грубая рука протянулась к девочке. Знала она, что делать нужно." - автор знает, что грубые руки делают с девочками? - "Знала, почему пришла, знала куда пришла. И к кому." - ???.... А-а, отпустило. Это девка знала, а не рука. ... Чёрт, да это ж ещё хуже! - "Гладкая ладошка коснулась затвердевшей кожи. Он чувствовал, как в ее пальцах струиться энергия, как она бурлит, бежит по венам, присутствует в каждой клетке." - Эротика или порно?!
   "Вот скажи теперь ей, для чего нужны эти звезды. Кому нужны такие подарочки. Скажи ей, звездолов." - Прошу прощенья, но догадка возникает сразу: для того, чтобы наивных девчонок завлекать в грубые руки. Ан нет: "Они нужны... - горло сдавило. - Чтобы надежды... надежды... вернуть... тем, у кого их не осталось..." - Или всё-таки ДА? Молоденькие девчонки с такими старенькими и морщинистыми без подарочка в лес не пойдут.
   Но лучше бы ему было, учитывая возраст, не мечтать о девочках. А то был такой живой, и вот сразу умер. Потому что знала она, что делать нужно...
   Автор, простите меня. Я очень понимаю, что Вы хотели написать совсем другое, и точно знаю, что. Но мне нужно показать Вам, что происходит, когда рассказываешь грубою рукой, которая не знает, что и как нужно делать.
  
   Stalewars Бд-7: Калеки
   Не могу понять, что хотел сказать автор.
   Что над каждым уровнем бытия и понимания стоит следующий? И что каждый уровень ущербен по сравнению с последующим?
   Это уже много раз говорили, но посмотрим, что получилось на этот раз.
   Все уровни у автора получились одинаковыми, их высшесть относительно друг друга проявляется только композиционно.
   Или автор это и хотел сказать - он же и назвал свой рассказ "Калеки".
   Но понятие "калека" само по себе относительно: оно подразумевает отклонение от нормы, покалеченность. Тогда где в рассказе норма? Кто - не калека? Автор и читатель? Это надо доказать. Автор должен читателю что-то рассказать, а читатель - понять это и восхититься мыслью, или образом, или неожиданностью. А в рассказе имеется только скучное описание ничем не интересных и довольно неумных персонажей с бестолково мечущимися мыслями ни о чём. Чтобы восполнить эту бестолковость, автор пытается изобразить эмоции, для чего без счёта льёт в тесто восклицательные знаки. Это ещё никому не помогло. Интерес персоналий друг к другу сродни интересу Иванушки-дурачка к мухам на оконном стекле.
   Ненормативная лексика может добавить колорита или смысла, но не может их заменить. И читатель, хоть и хорошо научен догадываться, что такое "Ну и *** с ними" и даже "***ть - идиот!!!", всё равно впадает в ступор при виде "***ла!!! КОГО??? Дурак!" Что "ла", что?!
   Между прочим, самым меньшим калекой выглядит человек первого, низшего уровня: он хоть пытается жить, а остальные только собой любуются.
   Автору в подарок: http://zhurnal.lib.ru/s/shlenskij_a_s/spacclrd.shtml, вариант цепочки. Да, это о другом, но схема та же, и главное: посмотрите, сколько мыслей и образов напихано туды. Пусть они не все свежие, но поданы так, что читать это - Интересно. А продираться через частокол тройных восклзнаков и редуцированных крепких словечек, выглядящих слабыми в контексте текста ни о чём - неинтересно.
  
   Неуймин А.Л. Бд-7: Мой ласковый и нежный враг
   Образ выбран, продумана композиция, последовательно и без явных ляпов воплощено. Чего не хватает? Наверное, яркости. Много раз писано-читано и про то, как человеки (плохие, насильники) напарываются на богов в человечьем обличье и бывают тут же смертельно наказаны; много - про то, как богам нравится пребывать в человеческой оболочке, или человеческая гамма чувств. Что остаётся? Красивый образ взаимотяготения и взаимозависимости стихий-врагов. Но его одного не хватило для полнокровного рассказа. Хотя, как упражнение, текст вполне качественный.
   (Что такое "головной плавник"?)
  
   Белявский Г.П. Каштан
   Рассказ ни о чём. У него нет сюжета. Сюжет в рассказе должен быть. Или образ. Сюжет или образ должны быть особенными, интересными. Автор должен владеть темой. Знать свой предмет. В данном случае - собак. Собаки "любят свободу" иначе, чем представляет автор. И как ни крути, скороговорка "родился - получил имя - взяли в город с дачи - женился" (ах, извините, убежал со стаей, в которой вожаком - молоденькая де... сучка) на протяжении 7 кб - не интересно.
   Всё дело в генах? Случайно удалось догадаться. Папа был бродяч. В генетике автор тоже разбирается слабо.
   "любовь к свободе и стройные ноги Каштанки заставили меня гавкнуть" Собаки любят не глазами. Они любят носом. Автор - не кинолог. Это мы уже поняли.
  
   Бах И.С. Опасная планета
   Ох. Я было приняла за чистую монету и озверела. А потом двушка провалилась в щёлку.
   Сочетание яркой пародии с мыслью, которая помимо пародии. Мысль, доказанная тысячу раз, опять об экологии? Чтобы её сделать в тысячу первый - нужна яркость, а она есть. Спасибо. А может быть, чтобы подпереть даже такую яркую пародию, всё-таки нужна какая-никакая мысль? Можно и так посмотреть. Хорошо, что есть и то, и другое. И главный образ - люди, попавшие в чистые экологические условия, пускают корни и деревенеют. Мне понравилось.
   Гармония стиля, образа и "морали", очень хорошо.
   Почти нет балластных предложений.
   Размер идеален.
   Вычитать бы и блошек повыловить, запятые потерянные вернуть, диалог поярче. Надавать по зубам встречному метеоритному потоку - это уже лишнее.
   "закупоренный нос вызывал повышенное черепное давление", " эстетическое сходство с брачующимся аистом" (м.б. эстетичное?), "шестикрылые птицы свинцового окраса слетали с причудливых веток, закрывая носовые отверстия одной парой", "согласно предписания" (или это нарочно?), в общем - есть ещё над чем поработать, но читать было приятно.
  
   Бушмаринов И.С. Бд-7: Частные решения уравнения дракона
   Очень приятный текст, без ляпов и провалов. Казалось, про драконов можно уже читать только через силу. Оказывается - нет.
   Жаль, это не рассказ, а зарисовка. Это не претензия. Но рассказ написать сложнее, а читать интереснее.
  
   Чугунов Н. Крылья возмездия  
   Облом. Бойко так начиналось, обещало сюжет - а оказалось бессюжетным перевёртышем. То не эскадрилья летела на объект, а птичьи стаи - гадить на человеческое жилище.... Ощущение напрасно потраченного времени. Даже блох выловленных выпущу, нечего им мучиться.
   Пусть бы и птичьи стаи, но если бы этот вариант был продумал, спланирован, детализован, представлен, сюжетно обёрнут. А тут - голый перевёртыш, без никакой задней мысли, в чём мать родила.
   Зачем? За что, автор? Что хотели сказать?
  
   Трищенко С.А. Бд-7: А Вы Уже Окрысились?
   Автору удалось вставить в рассказ некоторые мысли по поводу человечества и человека, но как-то они или не развиты, или не хватило их на рассказ. "Он посмотрел в зеркало. На него смотрела откровенно крысиная морда. Но, уточнил Тит Силыч, знакомая крысиная морда. Создавалось впечатление, что так было испокон веков." Ну да. И маленький человечек в мышеловке.
   Ни яркого, ни страшного, ни грустного фант-рассказа не получилось, аллегория бледная. Хотя написано как бы и неплохо. Но недостаточно ярко.
   Автору подарок: http://zhurnal.lib.ru/s/sorokin_s_w/zdoc.shtml. Найдите здесь описание картин художника Чиркова.
  
   Озерова Е.С. Бд-7: Лес
   Увы, автор не выдержал взятой ноты, не справился со стилем и перешёл на пересказ. Первый отрывок написан целостно и что-то обещал, но не хватило умения, видимо. Кроме того, сюжет не закруглён, а оборван, как будто не придумалось ничего... закругляющего.
   Сказочно-мистическая нота, Матушка-волчица с жёлтыми глазами - всё было хорошо до места: "- С тобой хотела повидаться. - невозмутимо ответила Матушка и замолчала, заинтересованно следя за реакцией парня. Но тот отреагировал на удивление правильно." Это - первое выпадение из заявленного стиля, и, к сожалению, уже до конца. Если Матушка-Волчица наивно-цветисто называет пули "горячими быстрыми смертоносными пчелками", овечек-коровок - "вкусными и неповоротливыми животными" (не знает, как называются? Но зато знает, что находится в городской квартире у охотника), но в том же речевом отрывке употребляет выражения "которые забредают на Нашу территорию", "это я могу объяснить со своей точки зрения" - всё, эффект разрушен.
   Совершенно неправдоподобное описание лесного инцидента: "Как только напуганный человек начинал озираться по сторонам, прямо у него из-под ног выскакивал заяц, останавливался неподалеку и потешно морщил любопытную мордочку. Когда охотник, сбитый с толку, вместо того, чтобы стрелять, бросался к нему, как к единственному светлому пятну вокруг, тот резво отпрыгивал в сторону." Какой охотник, даже в мистической ситуации - да не только охотник, а человек вообще - бросится к зайцу "как к единственному светлому пятну"?! "В лес больше ни ногой!" - так могла выразиться Хозяйка Медной горы, но не Матушка-Волчица. Убийство "заказанного" волчицей генерала выстрелом в спину - совсем как-то не комильфо. Оставление троих людей в лесу вместо обещанного отпущения - почему? А письма соседки под корень дуба в тёмный лес совсем уж нелогичны. Можно и на опушке встретиться, если нужно. И чем они ответы пишут в лесу, что едят, как одеваются, лечатся и прочее? Партизанщина какая-то вместо мистики и сказки получилась.
  
   Deadly.Arrow Бд-7: Десять секунд свободы
   Автору удалось описать сошедшего с катушек наркомана: "демонтажника", расстреливающего всех попавшихся. Ещё удалось придумать и воплотить главную деталь, главный образ текста: профессиональную "привычку всегда знать сколько секунд занимает любое действие", быстро бегущую мысль с обсчётом и квалификацией действий, как бы отдельная от реальности и намного её обгоняющая; так что как читатель я прочувствовала и саму особенность, и как она зудит в человеке. Стиль яркостью и индивидуальностью не выделяется, но описание этой счётной особенности - всё равно удачно.
   К сожалению, фоновые детали и поведение людей неправдоподобны. Частью - по стилевым причинам, частью - по логическим.
   "Еще недавно в забегаловке и плюнуть было некуда: рабочие местной фабрики торопились промочить горло перед началом смены" - имеется в виду период или полчаса назад? Если второе то не недавно.
   "на пальцах багровели незаживающие порезы" - (в описываемую техно-эпоху перчатки не проблема)
   " -- Убить подонка! - заорал дюжий верзила, спрыгивая с площадки наверху"
   "Ровно через десять секунд он открывал глаза, поворачивал ручку аппарата и смотрел на черный экран, где переплетались зеленые линии. Структура материалов в суперразрешении. Глеб либо пропускал продукцию, либо возвращал на переработку, либо вручную добавлял несколько корректирующих штрихов. Минута на контроль, потом десятисекундное ожидание, потом снова контроль. Иногда Глебу казалось, что зеленые линии отпечатались на сетчатке глаз" - так уже давно не делают, бессмысленно, а где всё-таки есть 100-процентный контроль - там люди не работают, или - не в таком режиме. Неправдоподобно описан процесс, не верю. Много брака будет. Для описанного мира это не должно проходить.
   Главный провал рассказа - эпизод с инсценировкой казни. Он и логической проверки не выдерживает (сказал бы директор, что приговорённый подох - ничего бы страшного не произошло; выкладывать сумму за инсценировку - проще таки повесить, но ещё проще - сказать собравшимся правду; "Люди ждут, когда я его повешу, а я привык выполнять обещания" - ерунда какая-то, он же не идиот, начальник?), и стиль уже окончательно сбился на пересказ.
   Концовка выглядела бы логичной, если была бы продемонстрирована или проанализирована (не)возможность избавиться от этого проф-счёт-изъяна другим путем - всё-таки, деньги, смена профессии обещали надежду - а герой не попытался, и автор тему уронил.
   Попытка рассказа интересная, но воплотить не удалось. Автору хочется пожелать успеха, не на БД-7, а вообще.
  
   Кукушкина З. Бд-7: Ловчий
   Оригинальный вариант позиции "мир - бог - дьявол", и безукоризненно воплощено. Что ещё скажешь. С одной стороны, конечно, главное закладываемое относительно выбора - не удивляет, но данная Ханом мальчику монета - кусок удачи, того, о чём, к примеру, молятся в системе этого варианта реальности - придаёт всей ситуации особенный оттенок. К сожалению, описанный мир в части атмосферы, окраски - очень уж разработанная область, практически - накатанная. Умелая и яркая деталировка, в т.ч. оригинальная - не спасает от ощущения знакомых декораций. Ну, 21 век. Что же делать.
  
   Иванов С.В. Бд-7: Сектор 15
   А в этом рассказе я не поняла ничего. Ни фабулы, ни развязки, ни фишки. Прошу извинить.
  
   Индиана Г. Сансара
   Эзотерика... Эзотерика?!
   "Примечания: Сиддхартха, Шакьямуни, Гаутама и Тахагата - имена Будды; Бодхисаттва - человек, вставший на путь Будды; Кальпа - промежуток времени в 640 млн. лет."
   Увы. Даже если "нашу скромную повествовательницу" в течение многих кальп стирали в "новенькой на первый взгляд стиральной машине" с добавленим Дхармы в виде стирального порошка - это ещё не делает текст эзотерикой.
   "Из меня только и вырвалось: "Дык!" На этом словарный запас вашей скромной повествовательницы, похоже, иссяк. Во всяком случае, я просто не могла сказать нечто более информативное." Увы. Именно таково общее впечатление от текста.
   "пространство маленькое, если захочешь, можно, стоя в центре, все стены изляпать" Подходящая единица измерения пространства...
   Что хотел сказать автор, догадаться не могу.
  
   Галяутдинова А. Воздушный шар
   Если это не нарочно, то 1. Если нарочно, то 7, но всё равно 1, потому что это конкурс фантастического рассказа, а не фантастичного. Склоняюсь ко второму варианту. Если права, то автору респект. Если нет - то, может быть, всё впереди.
  
   Чернышева Н.С. Бд-7: Жить дважды...
   Вот уж салат так салат. Майонеза не хватает для придания формы: нарезанные овощи рассыпаются, даже трудно выделить сюжетные составляющие в таком крошеве информации; элементы нежизнеспособны, хотя могут быть приняты как условность, но такое количество условностей извинительно только в случае, если они придуманы и скобминированы для того, чтобы сконструировать и запустить какой-то сильный удар: парадокс, неожиданность. Парадокса не случилось, концовка маловразумительна, остался салат.
  
   Вернер В.Д. Голем
   "На нем была грубая крестьянская рубашка и джинсы". По читательскому ощущению - ни того, ни другого. Не потому, что я думаю, что он голый, а потому, что не верю ни единому слову в этом рассказе.
   Поточное описание программистско-сисадминских действий, не всегда понятных читателю, вряд ли интересно как само по себе, так и будучи направлено на перепрограммирование и взлом несуразно-нежизнеспособного глиняного (но дробящего глиняными ногами булыжник) голема. Какие "волшебства" демонстрировал публике юный программистский гений в бродячем цирке, что интересного в многочисленных и никак не относящихся к сюжету подробностях, как именно возник искусственный интеллект, что в нём интеллектуального, как уживаются и понимают друг друга персонажи рассказа - всё это, как салат - майонезом, скреплено плёнкой необязательности и непрописанности.
   "Его белый плащ колыхался на ветру не менее фентезийно, чем золотистые патлы Глеба" - если фэнтэзийность заключается в колыхании, тогда конечно.
  
   О'нил О.В. Бд-7: Грустная сказка ушедших вглубь веков
   Потрясающе наивный текст. Не обоснован главный сюжетообразующий элемент: причины убивать "мутантов", как бы они ни были преступны, должны быть логичны, но никакой логики обнаружить не удалось; зачем кому-то - власти, организации, большинству общества, правителю или жрецам понадобилось убивать их - непонятно. Стиль передач "пси-радио" невозможен, но это - общая проблема текста: языковый кошмар. "Пси-радио" явственным образом направлено на читателя: иначе сообщить инфу о положении дел автор не сумел. Автору просьба: попросить помощи у друга, пройти с ним текст предложение за предложением. Но сначала попробовать "окропить скупой слезой учительское тело", вместо тела можно взять любой неодушевлённый предмет. И не злоупотреблять так восклицательными знаками. "Вы думаете, что нас убиваете? Нет! Вы себя убиваете! - кричала им дева-львица невозмутимо. - Самих себя - все лучшее! А без души вы - полуживые полутрупы!" - такая хорошая невозмутимая дева была, и только восклицательные знаки всё ипортили...
  
   Ясинская М. Бд-7: Рубинки
   Хорошо. Автору удалось и не выйти из образа, и напряжение сохранить. Но для отличного - не хватает фант-придумки, яркости фантастической. Всё-таки, в рамках обыденного сюжет. Не смогла я прочесть в конце того откровения, к которому готовил строй текста. Или не поняла. Вот хочется спросить: девица-медведица в лесу с каким медведем живёт? Со Звенцом или нет? Может, да, а может, нет. Но на месте Звенца, если можно так представить себе, я б чуждые серёжки, вражьи подарёнки у неё из ушей обязательно выкусила.
   Нет, как-то не заострён конец, всё-таки.
  
   Баев К.А. Бд-7: В поисках настоястчего героя
   Идея рассказа и начало его - очень уж изъезженные, уж слишком часто приходилось видеть это упражнение: упирающийся герой, не справляющийся с ним автор. Поэтому, несмотря на общую стройность и милость воплощения, ощущение вторичности преобладает. Воплощение вполне достойное; проблема одна-единственная: 21 век.
   (К слову: если бы герои вели себя именно так, то большинства написанных текстов не было бы написано, и это было бы Хорошо!..)
   "Вставить множество постельных сцен, это может привлечь к рассказу внимание мающихся от сперматоксикоза юнцов и заодно скроет огрехи сюжета" - не скроет, даже не надейтесь.
   Автору желаю больше интересных мыслей, готовых перерасти в достойные сюжеты.
  
   Уткин А.А. Бд-7: Конёк-лошачок
   Автор решал и решает свои задачи, и да сопутствует ему удача. Но на конкурсе фантастического рассказа с Логиновым в финале - это неформат. Вариант рассматривать тексты Уткина как "просто прозу" мне не подходит: это не "просто проза", а специальная литература. К тому же, я с другого факультета. Поэтому - в горшок.
  
   Васильев Г.А. Николай Угодник
   Неплохой рассказ, и читался бы легко, если бы не несколько ощутимых смысловых воздушных ям. К сожалению, осталось чувство неуверенности в том, к какому жанру автор относит своё произведение: чудесная и добрая сказка со спасением, рождественская история - или "мягкий трэш".
   Вот эти ямы:
   Потенциально погибший мальчик девяти-десяти лет жалуется: "- Я еще даже не курил ни разу, из спиртного ничего кроме пива не пробовал... Девчонок вообще..." Так трэш или сказка?
   Известие о смерти папы мальчик воспринимает с противоестественным равнодушием. Изображение поведения мамы тоже не блещет реализмом.
   "Я шмыгал носом и ждал, когда же мама осмыслит нужный вопрос (что, если это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ошибка?), и придет к правильному выводу (убедиться можно только одним образом - увидеть собственными глазами)." Здесь чисто смысловой провал: телефон в квартире имеется, действие происходит в Москве, убедиться можно по телефону, или хотя бы локализовать место, куда надо ехать убеждаться глазами. Основной сюжетообразующий элемент надо было обставить более правдоподобно. (Лирическое отступление: когда мой б. муж в Очень Нетрезвом Состоянии сообщил с проходной института, что они уже Идут Домой, а потом пропал и не пришёл, я дозвонилась в центральную справочную, они мне дали номер центральной конторы по несчастным случаям, и с утра, когда б. позвонил и заплетающимся языком попросил не сердиться на него, потому что он пока что ещё черт-те-где находится, я его сбила с ног по-экстросенсорски: "Думаю, что в телефоне-автомате около метро Полежаевская". Он как стоял, так и упал прямо в кабинке... А мне всего лишь сказали - по телефону! - в вытрезвительное отделение какой больницы его, заснувшего в вагоне последнего метропоезда, оттащили.)
   "Я представил себе все это и мысленно поздравил маму Гоши с наступившим Новым Годом." - Тут явственно ощущается тема наказания именно женщины, нота злорадства и издевательства по отношению к ней, а ничего, что подтверждало бы обоснованность такого отношения, в рассказе не находится. Потому ощущение трэша. Садистическая нота в описании Николая-угодника.
   "Двумя пальцами я брезгливо вытащил слипшийся чехол от зонтика, насквозь пропитанный спермой." Всё-таки трэш. А пластмассовая пимпочка у него (чехла!) на конце есть? Кошмар.
   Финальная сцена радостной встречи вернувшейся с обходов моргов жены и весёлого пьяного вчерашнего изменника заставляет заподозрить в авторе женоненавистника, во всём винящего глупых и невнимательных баб. Сразу прошу прощения у автора: я говорю это не для того, чтобы перейти на его личность вместо анализа текста, а как раз для того, чтобы помочь ему проанализировать текст: вполне вероятно, что для автора описанное читательское ощущение - Неожиданный Эффект, и тогда надо задуматься, откуда он происходит.
  
   Горблюк В.П. Бд-7: Ничто человеческое или последняя любовь
   Увы. Наивный приём сообщения информации: поток сознания главгера, который только и думает о том, как устроен его мир, перебирая в голове его детали - чтобы читатель послушал. А читатель слушает и не сомневается: такого мыслительного процесса просто не бывает. "В нашем обществе нет рождаемости и смертности. Отсутствует преступность, так как ни у кого ничего не надо отнимать. Все равны и только Великий и Бессмертный возвышается над нами." Не бывает.
   Автору не удалось создать правдоподобную модель антиутопии. Она вся на переборах, не доказана, сама себя отрицает. Конечно, злая искусственная система уничтожила произведения искусства, собирается уничтожить животных и растения - вот только автор не сказал, зачем, не встроил эту необходимость в свой мир - просто пугает, а читатель не верит. Автор описывает семью, члены которой (мама, папа, бабушка) испытывают обычный для членов семьи набор эмоций, и читатель не станет верить автору на слово, что одни эмоции сохраняются, а другие - нет.
   "По окончании мероприятия массовый погром последнего криогенного хранилища жалких человеческих останков. [зачем?] Уже прошло двадцать лет, как стерты почти все следы биологических хомо-сапиенс [зачем?]. ... Ликвидированы кладбища и хранилища безделушек, именуемые в прошлом музеями и библиотеками. Точнее уничтожены бумажные и предметные носители информации, которые заменили цифровыми, голографическими и виртуальными. Зачем расходовать средства и материальные ресурсы на хранение этого тлена. [так заменили виртуальными носителями? А как же дальше автор пишет, что стёрли худлитру?] На месте бывших поселений воздвигнуты великолепные храмы в честь Великого и Бессмертного, а так же общественные энергетические питатели. Мои современники живут в подземных, отлично обустроенных, ячейках. [для чего обустроенных? В чём их качественность, и как она ощущается этими организмами?]" Автор ничего не пишет о том, КАК они живут, и ЧТО им заменяет отсутствующие искусство, любовь, физические удовольствия. Поэтому мир ни на чём не основан, он рассасывается, не успев синтезироваться, он как бы сразу рожается мёртвым.
   Мгновенная любовь, развившаяся за чуть ли не 10 минут, тоже неубедительна.
  
   Зимина С.С. Бд-7: Погоня за премией 
   Стиля особого нет, текст топорщится невычитанностями. Описанная фант-коллизия: "Но есть негласное правило, и есть особая премия. ... один фотограф-журналист. Мог заполучить Премию Гонки. Задача одна. Выбрать себе одного гонщика и преследовать его по параллельной трассе, предназначенной специально для журналистов, подавших заявку. [Это всё - негласное правило? Если нет, то какое это правило, где оно?] А лавное фотографировать. Особая комиссия из предыдущих победителей-фотографов выберет лучшую [лучшую - что?]."
   Рассказ выстроен на абсурдном фундаменте, это чувствуется с самого первого описания "негласного правила" и подтверждается в конце: "... каждый гонщик пытается помочь грасу Даркнайту найти того журналиста, который обогнал его в гонке, только для того чтобы сделать свою гениальную работу." Чтобы сфотографировать гонщика на финише, не надо гнаться за ним со старта и обгонять: можно спокойно дождаться его на финише. Же. Поэтому рассказ рассыпался в прах.
   "Человеческая" часть, дружба-служба, собранный чуть ли не мальчишками флаер с замечательными ходовыми свойствами ("три товарища"? "два товарища"?) - очень уж в привычное место бьют, которое уже у читателя давно потеряло чувствительность.
  
   Эйс Бд-7: Зло, которое не дремлет
   "Если убрать все ненужные слова, то выходило очень миленько." Увы, ненужных слов в рассказе слишком много: если убрать, ничего не останется. Понять, зачем автор рассказал всё, что он рассказал, не представляется возможным. Ничего из рассказанного не сложилось в сюжет. От рассказа можно отрезать и отбросить любой кусочек совершенно без ущерба для содержания. Он весь день работал экзорцистом (большая часть текста, совершенно ни о чём), а на другое утро зашёл к соседке проверить, не убила ли она своего мужа, и оказалось, что то ли не убила, то ли его и не было (хотя "в последнее время он не слышал грохота работающей машины мужа соседки", значит - был? (и что, что это за машина?!)), и "Ауры смерти над домом не бывало с тех пор, как с крыши, свернув антенну, свалилась упитанная соседская кошка." - Был и был убит, но это, почему-то, оказалось не страшно? "Точно, она его грохнула, а его теперь считает лишним свидетелем." Кого? Или его, или его. Или уже не считает, или не грохнула...У меня голова болит.
   "Всего лишь немного зеленоватый, и стал завтракать." Именно так.
   Не хотелось подсчитывать, сколько раз главгер почесал живот. Много. Может, это - главная фишка рассказа, но спасибо, лучше не надо.
   =======================================================
   Перечитав рассказ. Поняла то, чего, видимо, не поняла в первый раз.
   Вероятно, ошибка была в том, что я его пыталась читать как фантастический рассказ, а это, видимо, пародия на боевики со Сталлоне. "Кобра", или. Названий не помню. Мрачный и злой в отношении зла Сталлоне с отвращением надкусывает пиццу из картонки в своём одиноком жилище, а потом - всё остальное.
   Если это так (тем более что написано грамотно и довольно стильно, если смотреть с этой точки зрания), то автору респект, хотя оценка всё равно не будет высокой, потому что если пародия не имеет САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ фантастической ценности (а эта, по-моему, не имеет), то ей место на конкурсе пародий, а не фантрассказа. (Возможно, это мою персональное ограничение восприятия - но для его нивелировки есть другие судьи.)
  
   Дьяченко Н.О. Мрачная тайна
   Увы. Языково-логический кошмар.
   "Нет, прямо мне не запрещалось покидать наше селение, наш отдалённый дом. Вообще-то да, запрещалось. Мне не разрешали посещать даже наш посёлок. Обычно это достигалось мягкими уговорами. Но иногда ко мне применялась и грубая физическая сила. Вся моя семья: отец, мать и старая нянька - кидались на меня и волоком тащили обратно в мою комнату." Вовочка, не грызи ногти... на ногах... у бабушки... И вообще, отойди от гроба!
   "Да, кое-что странное я обнаружила. Странное - но не страшное же! Да, я была как-то неестественно бледна. Понятное дело, больная. Мои губы были практически белыми. На моём лице, казалось, жили одни глаза. И это было жутковато, если честно. Мне и самой стало не по себе. Но они ведь могли бы и попривыкнуть! За все эти годы. Я привыкла где-то через пару дней." После того, как впервые посмотрелась в зеркало?
   "хотя по моему лицу они поняли, что со мной приключилось нечто ужасное, они даже не попытались меня обнять! А ведь даже идиоты из американских сериалов делали это!"
   "А ещё через полчаса после окончание работы ко мне вошла Эльза - моя подруга. Если честно, сухая и довольно некрасивая девица. Лет тридцати. С ней была бледная мама. Она села на кресло, дрожащими руками сжимая подлокотники."
   Хочется надеяться, что автор, хоть и не замечает проблем текста, когда текст у него под пальцами находится, всё же увидит их "вчуже" в массиве "чужого" произведения (например, этого обзора). Если не увидит - ничем не смогу помочь.
   Главное логическое нарушение текста, хоть и бледнеет в сравнении с языковыми, но всё же: у героини не нарушена память, она помнит всё своё прошлое, кроме эпизода "смерть-воскрешение" ("Я помню всю свою жизнь, кроме этого", и из её внутреннего монолога вполне вырисовывается образование, культурный багаж, память о прошлом) - и в то же время совершенно не удивляется произошедшим с её окружающими ПЕРЕМЕНАМ по отношению к ней; она описывает их отношение и поведение как давно данную данность, а ведь для неё должен существовать перелом между из НОРМАЛЬНЫМ поведением - и НЕНОРМАЛЬНЫМ, после какого-то события, которого она пусть самого и не помнит, но наличие перемены должна фиксировать разумом и искать причин этой перемены. Не рассказывать о том, какие все окружающие странные, а искать причин их превращения в странных.
  
   Пятницын А.Л. Дневник Рыцаря
   У рассказа должна быть завязка, развитие и финал. Завязка, вроде, есть. Развитие - худо-бедно. А финала нет совсем никакого. Завязка и развитие оказались ни за чем не нужны: так и не выяснилось, что сделал герцог, в чём его предательство? Зачем было всё это рассказывать?
   В чём соль?
  
   Лагунов И.И. Бд-7: Нет ничего необычного
   Элегичекая миниатюра. Много удачных образов. К сожалению, чтобы удержать внимание читателя так долго, полтора листа, нужно что-то большее, чем приятные, но маловразумительные образные цепочки. Больше цемента нужно, такое вот ощущение.
   И уж точно тексты такого рода должны быть вычитаны по максимуму.
   "Человек взял клочок бумаги, валявшийся неподалеку и развернул на нем свои масштабные идеи, жаль не было карандаша, но его это не волнует."
   "Ручеек этих зеленоватых идей стек вниз с берега и понесся по поверхности воды и был скрыл далеко за мостом веры, ведь только туда могут течь светлейшие зеленоватые эмоции."
   "Их не терпят за то, что они постигают внутри себя, наружу отдавая старость и негатив" - наркоманы - старость?
   "Неужели" - шипят нитью накала они"
   В тексте много таких хлипких мест и мало деепричастных запятых.
   Но главное, чего не хватает - чувства приобретения после чтения: из текста ничего не удаётся вынести, унести, забрать с собой.
  
   Бессонова О. Бд-7: Ночные забавы
   Мораль рассказа понятна: "манекены" называют людей злыми (могут унести на склад), а сами только что устоили "обструкцию" новой манекенше за гламур и шиншилловую шубку: "- Давай ей башку оторвем! Вот потеха будет! ... Пойдем к ребятам из отдела "Охотник и рыболов", инвентарь возьмем. Накинем на нее сеть, повалим и... Крык!"
   Ну и? "В своём глазу бревна..."
   Конечно, истина эта столько актуальна, что доказывать и по-всякому поворачивать её можно много, хорошо и красиво, на 22 век хватит. Но тут уж очень слишком как-то оно в лоб. Не работает.
   "  - Она теперь не так гламурна, - хихикнула Анастасия.
     - И не так уж надменна, - с ухмылкой вторила подруге Галина."
   Не по андерсоновским ли стопам хотел пройти автор?
   Кажется, уж лучше б автор сделал из этой задумки какую-нибудь страшилку, а то истории с моралью совсем не получилось.
  
   Рыскин А. Бд-7: Сосновый бор под Ленинградом
   Встретил в лесу мальчик Володя трёх масонов, и избрали они его, с его согласия, стать лет чрез 30 в России тем, чем орден потребует: президентом - так президентом, Генеральным секретарем КПСС - так Генеральным секретарем КПСС. А в награду обещали из леса, где он заблудился, вывести не наутро, а за одну лишь минуточку. Согласился мальчик Володя. И действительно: не прошло и трёх десятков лет, оказался Володя в Кремле, да ещё и томик стихов выпустил по дороге:
   "Президент встал с кресла и сделал несколько шагов по направлению к высокому, до потолка, книжному стеллажу. Взял в руки томик стихов. Открыл, полистал. Ага, вот...
      "Трое путников вышли из леса к нему.
      И куда-то пропал обжигающий страх.
      И сказали они: "Не витай в облаках,
      Будь по жизни ты тверд и не верь никому...""
   Грешным делом, поискала в интернете эти строчки. Не нашла. Жаль. Почему бы не использовать аутентичный текст? Автор! Из Путина нам что-нибудь!
   "Мальчик Володя в лесочке гулял,
   тройку масонов он там повстречал.
   Знать с ним не будут масоны забот.
   Вынес немало их русский народ!"
  
   Краснов И.В. Я нареку тебя
   Увы, слишком просто было бы, если бы из слишком простой идеи слишком простым языком пересказа (хоть бы и правильным), да ещё сконцентрировав описания чуть ли не до символических, можно было создать что-то стоящее. Пигмалион вываял Галатею, чтобы непохожа она была на визжащую его жену. Увы, слишком преувеличенно и ненатурально визжит жена. Может, в этом всё дело?
   "А, может быть, - плющ на колонне?", - думал он, положив подбородок на колени. - "Такие широкие листья, с тонкими и нежными прожилками.......... "Пусть будет воин". - Его глаза стали различать контуры предметов в ещё полутемной комнате. - "С круглым щитом и в шлеме с большими перьями... Поднимать ему руку или нет? И что он будет держать в этой руке? Меч или копьё?" Кажется, автор перелистывает для читателя учебник по истории пятого или шестого класса: ионический-дорический-коринфский, воин с копьём, воин со щитом и с перьями, драгун верхом на лошади...
   В тексте единственная - но есть! - живая деталь: как он гвоздями дверь изнутри заколачивает, на время творчества. Всё остальное - сплошной штамп.
  
   Негласная Е. Мы были вместе. Мы - были...
   Кто бы объяснил? Слишком сложно для меня. Ну, хорошо, аллегорий я не поняла, но очень обидно, что не смогла разобраться, стал он - кем? Луной? Землёй? На планеты-то взгляд как бы из центра, вообще:
   "А потом появились планеты - одна, вторая, третья... Тебе не пришлось их придумывать, они будто всегда были там, на своих местах, и под твоим взглядом только явили себя, не оставшись безучастными к твоему Творению.
      И одна из планет - да, самая маленькая, да, нежная и привередливая, но такая родная и щемяще близкая, - она приняла к себе одинокую Луну...
      И ты не стал уходить."
   Образ уходящих с горящими глазами - хорош. Но для меня содержание рассказа этим и исчерпывается, к сожалению. И это уж точно не фэнтэзи. Всё-таки, важно бывает правильно определить жанр. Это может помочь читателю сориентироваться.
  
   Югэн Тёмные Витражи
   И здесь, как в предыдущем рассказе, неправильно выставлен жанр: это не фэнтэзи, а мистика какая-нибудь или что-то ещё более сложное.
   Простите, не смогла понять: то ли ничего из середины рассказа на самом деле не происходит, и всё это - только сюжет на витраже? То ли всё это ДА происходит? Но если так, то оно тем самым само себя отрицает, потому что происходит непонятно для чего. Срединная сцена брошена в никуда, читается низачем, вызывая ощущение впустую потраченного времени. Что, куда, сидели, говорили, рассказали, будто бы так, а может быть эдак, и всё уже закончилось не начавшись.
  
   Даун И., Мемфисс С. Бд-7: Маленькая дрожащая девочка
   "Хуйня, какая-то..." "Нет, ну в смысле это понятно..." "Это есть существование в определенной плоскости. А что есть эти плоскости?.."
   "Куку".
   "Кукареку".
  
   Смирнова Е.С. Бд-7: Как рождаются герои
   В этом маленьком рассказе имеется: маленькая, но достойная труда мысль; много языковых блох (таких как "большое, но мелкое блюдо", "загадочно смотря на желающего узнать", "рукой с унизанными кольцами пальцами"); и одно неприятное свойство, вызывающее моё читательское раздражение: самолюбующаяся самоописательность. Чертовски умна и проницательна, изящно-прекрасна, непосредственна, мила, видит на километр в глубину, уверена в себе... и всё это - Я!
   Технически это выражается в описаниях действий первого лица так, как принято описывать третье: "я непонимающе вскинула бровь", "я загадочно сверкнула глазами" (!), и всё время в косвенной речи - я, я, я... Яканье раздражает и абсолютно довлеет над текстом. "- Тебе не стыдно? - услышала я ленивый голос, и в тот же миг пред мои ясные очи явился упитанный белый кот" Не лучше ли было написать что-то вроде: "Раздался ленивый голос: "Тебе не стыдно?" - и из бархатной темноты выплыл упитанный белый кот". Хотя даже третье лицо не всегда может спасти от самоописания, но уж такое прямое яканье просто выкидывает читателя из текста.
   Автору совет: попробуйте переписать этот рассказ в третьем лице, но не делать из третьего лица скрытое первое: опишите действующее лицо как непостижимый образ, тайну, высшую мудрость. Возможно, рассказ получится глубже и интереснее.
  
   Хигаду Ночь Большой Луны
   Неплохо, тем более - образы вполне прорисованы, хоть они и не очень нужны, а не очень нужны потому, что это "текст мысли", которая читается с первого диалога. Сразу становится понятно, что Чудной полетит. Доказывать это как бы оказывается незачем.
   Поведение матери в конце неправдоподобно. Что ребёнка своего увела - это хорошо, но всё равно человческий ребёнок, даже уродец, на птенца не похож, а как-то не чувствуется в ней понимания. Поэтому я уж заподозрила, что это действительно птицы. Перечитала текст - нет, не может быть.
  
   Чебуратор, Жаков Бд-7: Несовершенство
   Не могу правильно судить - оценить - этот расказ. Поставлю высокую оценку, наверное. Но.
   Когда читаю, возникают всякие несуразные вопросы. Или они от недостатка понимания, или от избытка желания понять, или и то, и другое. Но попробую поделиться сомнениями.
   Во-первых, мне трудно принять за правду фигуру о том, что настояшая красота, та, которой не хватает миру современному, может быть заключена в фигурке оленёнка. Если тут не кроется что-то большее, чего я не смогла понять, то всё же чувство такое, что внутреннетекстовая валюта, пользоваться которой предлагает автор, не подходит для того предмета, ценность которого она призвана обозначать.
   "Глаза прикипели к олененку: тот был прекрасен. Красота в чистом, совершенном виде. Точно концентрат свойств и качеств. И это на потеху сопливым детишкам?! Да тут на весь город хватит!" - вот в это не верю. Живой оленёнок может быть прекрасен, а фигурка - удивительна, выразительна, и пр, но не прекрасна. И это создаёт ощущение какой-то нелепости, несоответствия между мыслью и образом.
   А эпитет "бесподобен" никак уже не подходит к фигуркам как к произведениям искусства:
   "Сунуть уродцев в шумовку с крышечкой. ... Фигурки наливаются золотом и кармином. Они... бесподобны. Такое не встретишь в природе. Такое не умеют делать люди."
   Я дико извиняюсь, но тут мне вспоминается, как детьми мы с братьями-сёстрами всегда хотели иметь прозрачные зубные щётки. А если ещё и блёстки внутри пластмассы - это уж предел мечтаний был.
   Причём, автор тут же и по-другому поворачивает: "Солнце - художник-имажинист - трудилось над образом сияющей арки". Тут - согласна.
   Несколько мест, которые показались промахами в отношении строящегося образа:
   Подсмотренное философом: "Старый Пан швырялся в бидонах поварешкой, извлекая... Плечи передернуло ознобом: стих оказался вещим. Варенье с..." - С ЧЕМ?? Я не знаю приведённых строк известного поэта, и в интернете не нашла, а приведённое в тексте "Плоды миров, вас вырастил ли кто, иль, дикие, в лесу вы без присмотра..." ответа не даёт.
   Что так возмутило Пана в вопросе про бидоны? Это же простое любопытство?
   "-Но... из чего это? Никак не пойму. И... что у вас в огороде? - набравшись смелости, спросил гость" - что побудило гостя связать фигурки с бидонами?
   За всеми этими вопросами интересоваться ещё и точной трактовкой образа бидонов совсем выходит неприлично. Увы. Вынуждена прихзнаться, что фант-смысл рассказа от меня ускользнул.
   Но ткани его, образности, живости отдаю должное. Он как та самая фигурка, довольно-таки... бесподобен.
   "С беленой печи свисал край полосатой дорожки, вторая вела к дверям напротив" - прямо с печи - и к дверям?
   "...сидел за письменным столом" - сопрягается с "Я..." двумя абзацами выше. Так задумано? Если да, то красиво.
   "до краев полную янтарной густой жидкостью" - а за такой штамп автору такого уровня полагается расстрел на месте.
  
   Турецкий В. Бд-7: Великий кабан, несущийся по прерии навстречу восходящему солнцу
   Увы. Хорошо написано, но идея заезжена до полного бесчувствия. И хорошего написания текста не хватило, чтобы она стала как новая.
   Образы: сколько персонажей, столько образов, они переливаются. Но не стреляют, увы. Может, дело в том, что этот перевёртыш устроен обратным манером: обещано чудесное (избавление, перемена участи), а оказалось - обычное, банальное, как-всегдовое (смена власти, новый диктатор). Мозг сразу говорит: тьфу, пропасть, опять как каждый день, зачем было и заходить в эту комнату, здесь пыль и душно. Парадокса нет, неожиданности нет, есть только обманутая надежда читателя на то, что фантастика - фантастична.
   Проблема: 21 век.
   Первый отрывок вообще великолепен. Жалко, что с перевёртышем так вышло.
   По тексту, несколько замечаний,
   "весело потрескивает сухая, разрубленная на мелкие щепки мебель" - мне кажется, что сухая, разрубленная на мелкие щепки мебель - это мелкие щепки, наколотые из старой мебели. Не могу внятно объяснить придирку, но горят всё же уже щепки, а не мебель.
   "- Они ж узнают! Не смей думать! - голосит мужчина" - они ж узнют - лишнее: читатель не дурак, не надо жертвовать правдоподобностью диалога.
   "И только через минуту ему доходит, что о крысе-деликатесе он думает из-за запаха, что от сестры идет. Мясом паленым пахнет" - не надо так грубо: читатель, опять же,, не дурак. Лучше бы провести параллель между мыслью и восприятием, читатель сам догадается, почему его вырвало.
   "А пока, что они смогут, быдло?" - называние населения быдлом неорганично.
   И третий раз повторю, что очень хорошо написано.
  
   Рингсон П. Дневник самой старой мыши  
   Главную мысль рассказа не смогла понять: похоже, их несколько, и не одна не доказана. Что автор хотел сказать? Что он больше всего хотел сказать?
   Мышка думает, разговаривает и бессмертна: фантастика, сказки. Люди ставят опыты на мышах, мыши мучаются: реальность. Люди сделали какое-то количество мышек бессмертными; если это - успех эксперимента, то теперь пришла пора людей, но людей почему-то бессмертными не делают: внутритекстовый абсурд (ведь для чего тогда был эксперимент?!) На бессмертной мышке ставят разные опыты, не связанные с опытом по бессмертию: абсурд. К мышкам относятся с завистью и садизмом: " Работаешь тут, работаешь, никакой тебе благодарности, а эти ... еще убежать норовят. Не понимают они своего счастья. Одно слово - мыыыши!", " Дайте ему разряд током, чтобы успокоился, а то шевелится, ножками дергает ..." - абсурд, невозможность. Мышки убежали, человечество стало с ними бороться, и не заметило, как отравило само себя... Мыши, в условиях вымирания людей, ставят опыты на крысах...
   Прошу прощения у автора, который думает, что это фантастика: увы, это абсурд. Единственная фантастика - что мышка думает и разговаривает. Этого не хватает для фантастического рассказа.
   Пожалуй, пора вводить новый инструмент: буравчик. Считаем восклицательные знаки. Повышенное содержание восклицательных знаков на единицу текста часто сопровождает малую выразительность. Здесь один восклицательный знак приходится на каждые 23 слова. Это, конечно, не предел: в рассказе "Калеки" один восклзнак приходится на 14 слов...
  
   Ленская М. Бд-7: Мир начинался с дождя
   Автору не удалось воплотить придуманную фантастическую схему в сколько-нибудь логичное повествование.
   Сначала героиня очень долго ехала к клиенту, потом осматривалась в странном заплесневелом доме, где за столом сидела заплесневелая девушка, уставив глаза в странный шар, и были аквариумы с разной морской живностью, включая что-то, похожее на недоразвитых русалок.
   Что бы читатель подумал на месте героини? Наверное, что надо хозяина дождаться, и что лучше здесь ничего не трогать. Именно поэтому читатель - всего лишь читатель, а героиня - это героиня. Она тут же поняла, в чём дело, и спрашивать никого не надо: "Русалки! Правда хвостов не было, но эти существа могут обладать высокой способностью к метаморфозам. И наверное легко могут изменить облик... Кстати, не зря же в последнее время со всех уголков земли приходят сообщения о невиданных доселе потопах. ... вдруг это русалочьи проделки. А что, сидит охранница и через шар управляет водной стихией. ... Если мои догадки верны, то шар это какой-то механизм, запускающий устройство затопления, например какие-нибудь установки по всему миру, усиливающие парниковый эффект. И тогда все эти русалки оживут, а люди погибнут". И не только поняла, а сразу и выработала план: "Я приняла решение, мир останется прежним, а в моём доме всего лишь появится прикольная фенька. .. недолго думая, схватила шар и спотыкаясь бросилась к машине".
   Кошмар, вообще-то. Боже упаси от таких девушек. Придут, увидят, поймут и немедленно что-нибудь утянут. Вылезаешь из моря - нет мобильника. Потому что она решила, что это пульт управления такой, какой-то механизм, запускающий процессы (например, превращающий людей в чаек).
  
   Логос Г. Амурное дело 116 дробь 45
   Рассказ написан неплохо: разговорная речь, нормальное выразительное описание, стиль какой выбран, такой и осуществлён. К сожалению, рассказ плохо логически увязан, линия рвётся, фант-элемент не встроен и выпадает из конструкции.
   Первое упоминание НЛО: "Неделя у него выдалась не из легких: надо наверх рапорт писать, почему в его районе НЛО разлеталось; завтра, небось, журналисты съедутся, а тут еще и это". Второе упоминание: во время допроса объект пасётся около отделения, никого не удивляя: "Усачев понаблюдал за неопознанным объектом. Шар, как шар. Парит себе, светится. А рапорт всё равно придется писать".
   И с бухты-барахты: "Хор, мост, разбитый Рябчиком фонарь, загадочный летающий объект. Все эти факты напоминали щупальца чудовищного заговора и никак не хотели становиться единым целым" - а разве они должны становиться единым целым? Такая конструкция употребляется в случае, если при расследовании одного какого-то дела вылезают факты, которые непонятно, как связать. А здесь - наоборот: НЛО и приставанье к девушке действительно никак не связаны, ни из какого общего дела они не вытекли, поэтому процитированный пассаж логически разбивает строй рассказа (или служит демонстрацией его логической несвязности.) А поскольку амуристость этого "НЛО" и является главным и единственным фантэлементом, то, увы, он оказывается пятой ногой к реалистическому, в общем, рассказу. И так ею до конца и остаётся.
   "А ведь прав Тараскин, - призадумался Усачев, - обознались. Не зря же говорю - орел". Наверное, не "призадумался", а как-то иначе отметил. Отдал должное, уважительно подумал, пробормотал. Чего задумываться тут?
   "Я вам не мальчишечка, гражданочка, - Тараскин попытался восстановить утраченный авторитет, - а старший сержант Тараскин. Товарищ капитан говорит, с такой службой через год буду лейтенантом" - перебор с наивностью персонажа, всё ж таки сержанту не 5 лет, когда с готовностью сообщают любому взрослому, что тебя учительница хвалит.
  
   Крымов О. Бд-7: Банк
   Автор придумал фантэлемент и сумел его логически развить и даже закруглить. Однако почти всегда, когда в рассказе нет героя, не получается и рассказа. Этот рассказ - типичный тому пример. Автор не вложился в создание мало-мальского образа главгера, глазами которого должна читателем восприниматься информация, и получилось, что в рассказе двигаются и разговаривают два манекена, подобно мультипликационным стюардессам из видео-инструктажа по применению средств безопасности. Главгер нужен только для того, чтобы передать читателю придуманную автором фишку, и делает он это на голубом глазу, как будто говорит, а вот чего придумал мой автор! Он придумал банк, который регистрирует клиентов средствами вуду, и втыкает ихним куклам в глаза иголки, если они задерживают возврат ссуд!
   Поскольку героя нет, рассказ как бы этим и исчерпывается.
   Логические блохи по дороге:
   "А вы, насколько я знаю, немного отличаетесь от других банков. Новые методы, особые условия работы. Все об этом говорят, хотя и без какой-либо конкретики. Не врут?" Это вы врёте, любезный главгер. Без конкретики не бывает. Вы хотите, чтобы читатель поверил в такой примерно разговор: -"А вот банк ХХХ - не такой, как все, там совсем другие методы. - Да что вы? - Да! - И какие? - Не знаю, не знаю..." - И ВСЁ?! Нет. Вероятнее, продолжение будет таким примерно: "Не знаю, но (шёпотом) рассказывают, что ... ... ... !!!"
   Главгер должен был сказать что-то вроде "Все об этом говорят, и такое рассказывают, что уши в трубочку и глаза колёсиком. Врут, поди?" Это было бы органично. А так, как есть - получилось лобовое введение читателя в курс дела, шитое белыми нитками. И так всю дорогу.
   "- Прошу. - Кредитчик протяну ему булавку с золоченой головкой. - Стерильная? - с подозрением спросил Косинский. - Обижаете. Одноразовая" опять разговор "только для читателя", неорганичный для ситуации между двоими, которые его ведут: ведь только что прозвучало: "Условия знаете? Рассказывать не надо? - Не надо, пятый раз уже. Давайте ваши бумажки".
   "я здесь уже почти пять" - имеется в виду там.
   "Закон наличие магии не допускает" - имеется в виду, не предусматривает (кстати, наличиЯ).
   "Но разве у вас не так?" - знает же. Что не так!
  
   Каланжов В.И. Бд-7: Абсолютное поражение
   К сожалению, не могу подобрать другого слова, увы.
   Господи, какой бред!!
   Суконно-канцелярски, неграмотно, неинтересно, непонятно зачем! рассказанная история о том, как непонятно каким образом развязанная война между НАТО и странами Российской коалиции непонятно как подходит к своему завершению на американском континенте. Главный герой - Я - в составе какого-то там бронепехотного полка подавляет какое-то там террористическое (или просто гос-американское) арм- или банд-формирование в Майами, потом, совершенно без связи с этим, президент США стреляется, Россия побеждает, попутно даётся какая-то история политически-военного противостояния в мире, ну, господи, полнейший бред. Не потому бред, что Россия окончательное поражение Америке и НАТО наносит, а потому, что непонятно, как она это делает, а также - зачем автор про это рассказывает, что он хотел сказать. Что неплохо было бы победить Америку, и чтобы в России был царь? Или наоборот, какой ужас может произойти в мире: в России будет царь, и она разобьёт Америку?
   Рассказано это так, что за голову хватаешься:
   "Затылком чую - в этот раз тоже придется несладко, ведь нам бросил вызов наиболее жестокий террорист на всем Восточном Побережье".
   "- Как мы помельчали! - с досадой констатировал Президент, подводя итог заседанию. - Наши предки, несшие величие Америки всему миру, с небес попадают узнав на какие унижения мы идем, чтобы выжить!"
   "...госсекретарь поправил очки. Он делал так постоянно перед тем, как собирался поведать главе государства не очень лицеприятные идеи".
   "На экране появилось могучее лицо Государя Российской Империи, Вседержителя Земли Славянской.
   - Родичи мои! - обратился он, используя свою коронную фразу. - Сегодня к Нам поступило известие о внезапной кончине Президента Соединенных Штатов. В связи с этим обстоятельством, а также в виду нашего полного превосходства на всех фронтах, командованием Вооруженными Силами США принято решение о полной и безоговорочной капитуляции!
   - Война окончена! - крикнул я.
      Заиграл гимн. Все как один вскочили, приложили правую ладонь к груди и заорали:
   - Боже, Царя храни!"
   Дайте же очки поправить!
  
   Гордиан А.В. Бд-7: Третий
   Отличный рассказ, по-моему. Может, кто придерётся в изъюзанности идеи полноценных клонов, а я - нет. Зацепило.
  
   Deathwisher Бд-7: Конфыдэрацыя Рюских Дэмакратичских Риспублек 
   Автору удалось было привлечь читателя обещанием напряжения, но большая часть его пришлась на гипертрофированности типа "как расползается плоть горла под сталью, как облевываются наспех повешенные [уверены?], как кричат женщины, когда град камней стесывает кожу с их лиц, обнажая островки кости". Стиль сразу сбился на беспомощные попытки впрямую убедить читателя " - Чё ты бля не? Не знаешь? А че, телевизор у тебя не работает? Ага, работает, и че показывает? Намаз, да? Коврик у тебя есть, да? На карачках к четырем сторонам света ползаешь, мордой линолеум отирая?" Речь персонажей бесцветна. Жуткое недавнее прошлое главгера, убежавшего от какого-то антиутопического строительства, ждёт объяснения - и появляются "узбеки", заполонившие исконно-русские государственные образования и органы. Здравствуйте, девочки!..
   Главное доказываемое под микроскопом искать не приходится, оно бросается к читателю с криком - вот я, ловите! Ксенофобия имя ему.
   Стиль описания Зла мог бы служить пародией сам на себя, но автор, очевидно, писал всерьёз: "Мне в лицо смеялась брыластая харя, нос её, толстый, пористый, морщился и подрагивал, вынюхивая что-то, в нем, как усики крысы, шевелились волоски." Ух ты. "За этим боровом двинули ещё два амбала, причем у каждого шея была раза в три шире рожи".
   Главгер неправдоподобно наивен и эгоистичен, свободен от всяческих воспоминаний, кроме самых общенаправленных, как будто ни семьи, ни любимых-друзей-товарищей у него не было. Персонажи схематичны, служат только фоном для изображения ситуации. Ситуация производит впечатление утрированного абсурда (ну, нет у них Ленина, Сталина и Коммунистической партии). Ценность/оригинальность главной мысли стремится к нулю: автор уверено изобразил из себя массовку.
   Допускаю, что это может быть перевёртышем. Не российская Сов-власть в виде комиссаров и Красной армии меняла уклад жизни нерусских народов, выселяла сёла в один день, морила жаждой в товарных вагонах, истребляла местные религии и символы, заменяя их портретами трёх бородачей или Единого в кепке, не пытаясь даже разговаривать на языках аборигенов, меняя их письменность, уничтожая местные сословия и интеллигенцию, прихотливо тасуя народности, навсегда разделяя семьи; не пришедшие с российской стороны "наставники" насаждали "новую религию", камлание на линейках и демонстрациях перед бюстами иноязычных и инолицых вождей и приезжими проверяющими; не насаждаемая Центром "монокультурная экономика" и эксплуатация детского труда, не, не, не... а... Вполне возможно восприятие "нерусскими" нашествия Сов-власти в описанном автором ключе.
   Что такое "полусдавленный шёпот"?
   Автору подарок: хорошая книжка. Прочитайте, если найдёте (в сети нет, к сожалению) повесть Ф.Искандера "Школьный вальс, или Энергия стыда".
  
   Архипов О. Бд-7: Зорро, друг зомби
   Неплохо написано, но могло читаться гораздо интереснее.
   Автор как бы придумал половину рассказа - половину дела - а вторую половину присобачил, чтобы механически замкнуть первую. Описание круговорота ликвидации бандитов и мафиози получилось хорошо, предыстория в джунглях - неплохо, внутренний монолог главгера - вполне достойно. К сожалению, провалилась часть с отмщением: она эмоционально не подтверждена. Нет никакого напряжения, сопровождающего эту линию. Например, если бы, кроме вялого полушуточного самоукора - "Мы были мальчишками, мальчишками и остались. Зорро хреновы" - автор придумал что-то настоящее, ну, например, они бы послужили причиной смерти кого-то, кто, как потом оказалось, был "честным человеком", и именно потому остановились бы, а не по причине того, что "поменялось время" - то месть от имени этого честного человека вызвала бы напряжение, сочувствие читательское по обоим направлениям (и ко мстителю, и ко главгеру с другом) , ну и.
   Как дочь-мстительница вышла на след через столько лет, и в ситуации, в которую поверить трудно, не только догадаться по косвенным уликам? Это вызывает недоверие. Надо кинуть в зубы читателю намёк на правдоподобную версию. (Я и сама могу предложить, но как читатель требую, чтобы это сделал автор.)
   Начало рассказа, фраза "Открыв дверь, я решил, что всё ещё сплю: шатающийся Максим был мёртв". Она не точна и слишком вызывающа. Не важно, что потом автор объясняет, что имел в виду. Надо, чтобы читателю тоже с самого начала было органично. Да и вообще: если бы шатающийся Максим не был мёртв, а только очень сильно ранен и шатался, это бы не вызвало в главгере никакого удивления? А если б он вообще был цел-навредим и просто шатался за дверью, разве это было бы нормально? "Шатающийся Максим" - что это, вообще, такое? У глагола "шататься" много употреблений. Эта фраза очень важна для задания читателю направления восприятия, а так, как сейчас - лучше бы её вовсе не было. Второй абзац надо переписать. "Открыв дверь, я решил, что всё ещё сплю: бледно-синее лицо Маскима, фиолетовые губы, неестественно вывернутое плечо, тёмная дыра в груди..." - так было бы естественнее; потом - что Максим говорит, потом - понимание главгера, что друг не жив, а потом своим чередом придёт объяснение. Фразу про двух обнимающихся мужиков, в трусах и мёртвого, вообще убрать: прошлое обоих героев (разведка, ФСБ) должно было отучить их смаковать ситуации этого уровня "пикантности". "Моему мертвецу чуть полегчало (звучит, правда?)" - тоже в корзину.
   Скорби по другу не мешало бы добавить. А то главгер, похоже, только удивился - и не более того.
   Простите за массу непрошеных советов, но рассказ можно довести до уровня, там всё есть для этого, но.
  
   Придатко В.Н. Бд-7: Люди погашенных свечей
   Хорошо.
  
   Серая К. Бд-7: Тайная жизнь кошек
   "Не знаю. Это же просто сказка, - улыбнулась женщина". Не женщина, а, всё-таки, бабушка.
   Хорошо. Я не знала, что про кошек такое поверье существует. Да и сейчас не знаю: может, автор его придумал. Но читать было интересно. Если б меньше схематичности в родителях и больше загадочности (или двусмысленности?) в бабушке, чтобы читателю было интереснее сомневаться: есть бабушкино участие в совершившемся или нету.
   Но вообще, больше всего рассказу не хватает его какой-то индивидуальной, внутрирассказовой интонации. Не обязательно супер-дупер оригинальной, но хоть какая-нибудь определённость интонационная. Написано выразительно, но как-то очень уж общим стилем.
  
   Григоров А.Н. Чувство Вкуса
   Фант-допущение приятное: разговор слепого с глухим, в результате все довольны. Исполнение тоже на уровне: спокойное описание разных рас, вполне в русле классических образцов. Правда, меня не оставляло ощущение, что я уже это где-то читала, но допустим, это - лишь рамка к основному логическому построению. В котором, к сожалению, есть пара проколов. Которые в коротком рассказе, опирающемся на логическую конструкцию, смертельны.
   "Слов нет, прекрасная работа... гм... для своего времени. С позиций же современного искусствоведения она не выдерживает критики". Что за ерунда? "Современное искусствоведение" как раз и рассматривает произведения искусства с позиций времени, в котором творил художник.
   "Не ведал Сордо, что билимдонов природа "одарила" монокулярным зрением. Другими словами, мистер Тескар оценивал пространственные характеристики объектов лишь по косвенным, эмпирическим признакам. Все это ему было неизвестно, как и остальным поклонникам живописи, на которых распространялся авторитет Кьечо и Тескара". Это тоже не может быть правдой. В высокотехнологичном мире с развитыми связями между мирами Тескар просто не мог быть искусствоведом в области живописи вне искусства своей расы, как не дают прав дальтоникам.
   Потому рассказ рассыпался. Почти. Ткань его, в общем, приятна.
  
   Богуцкий Д. Бд-7: Муха легкого поведения от студии "Гибли"  
   Наверное, это хорошо. Но как-то очень, очень, очень специфично. Наверное, кому-то близко и понятно. Наверное, я отстала от жизни. Положим, это просто рассказ не для меня.
   В общем, чтобы понять, о чём тут идёт речь, мне пришлось много вопросов задавать умным людям. Но и после их предположений-объяснений ни в чём не уверена.
   Итог такой: грамотность и изобразительность речи - пять баллов; письменная грамотность - три (но на письменной мы не заваливаем); главная мысль, намёк, предупреждение автора миру от меня ускользнули, потому оценивать их не могу; а вот зато на технической грамотности оформления специфики в рассказ для широкой публики я как раз балл и срежу.
   Если я - не блогер и не знаю слов "скин" и "флэшмобер", то Что Делать, и Кто Виноват?
   Технически грамотно сделанная худлитра должна давать читателю возможность повысить свой культурный уровень, усвоив новые понятия прямо с листа, а не заставляя просить помощь зала и лазать по сети. В конце концов, мир и язык, в большом объёме, мы по литре и изучаем. А в этом рассказе, если не знаешь - дурак, пшёл вон. (Вполне понимаю, что технически решить проблемы в данном случае сложно. Но об этом пусть у автора голова болит.)
  
   Змановских С.А. Бд-7: Два трупа в одном гробу
   Почему только два-то? Насколько я вижу главгера, скоро в этом гробу кого только не окажется...
   Рассказ ужасен. Где у него самая ужасная деталь, объяснить не смогу, пока автор сам не признается, что он имел в виду и что хотел сказать. Только тогда мне - может быть - станет ясно, что именно у него не получилось.
   В чём мистика здесь? В том, что мент-насильник, будучи убитым, оказался резиновым?! Я дико извиняюсь...
  
   Николаева М. Бд-7: Мохнатая лапа перевернула страницу 
   Придётся разочаровать автора: он, видимо, думает, что написал сказку с добрым развитием и счастливым концом. Увы, нет: это - настоящая трагедия: "И теперь в теле щенка живут душа и мозги старого профессора".
   Щеночек чуть не утонул (странный заманивший в море чел - нереален) и вспомнил, что он был профессором лет 150 назад. И теперь, став собачкой, принимает участие в воспитании девочки-хозяйки.
   Ну, я не хочу сказать, что этого не может быть, но как-то слишком розово, легковесно у автора это получилось. Неубедительно. Кроме того, когда такую схему используешь, надо её продумать до конца, тем более, что и взрослые персонажи рассказа не могут не задаваться вопросами: каковы законы такого вспоминания, гуляния душ, сохранения-перехода памяти, где душа болталась 150 лет, пока мозги профессора не оказались в щеночке, куда душа пойдёт по окончании краткого собачьего века. Да, увы. Фант-схему надо про-доказать. Хотя бы потому, что кроме неё в рассказе ничего нет.
   Девочкины родители, записывающие рассказы щенка-профессора про жизнь 150 лет назад, забивают гвозди микроскопом.
   Автор делит речь не на предложения, а уж прямо на абзацы, по полстроки. Это производит странное впечатление.
  
   Темный К. Орус Хан
   Странный текст.
   История истребления младенцев в языческом варианте: на свет должен появиться не Иисус, а славянский бог Сварог. Роль Ирода исполняет некий комитет, состоящий из обычных людей, не злодеев и "не супергероев из комиксов" ("половина из них имела лишний вес, у некоторых были проблемы со здоровьем, один был паралитиком"), вооружённых по последнему слову прогресса ("перед каждым из них стояли ноутбуки, на которых были установлены клиентские части программ связывающих их с распределенными по всемирной паутине компьютерами, без ведома их хозяев выполнявшими анализ информации поступающей через backdoor-процессы"); всё это, кстати, никак не сочетается с инфой "их мудрецы умели обращаться с числами. Ведь это они создали каббалу и геометрию". И вот, когда означенный Комитет "провёл огромную работу, зомбировав всех сотрудников родильных отделений во всех населенных пунктах России и даже большинство студентов заканчивавюших мединституты по соответствующей специальности", напился зелёного чаю со льдом и проследил за умерщвлением родившихся в определённый час мальчиков, боги (славянские?) в очередной раз улыбнулись: Сварог благополучно родился в ауле под пологом юрты у Розы, жены Джанибека.
   И что?
   А ничего.
   Пафос рассказа настолько глубок, насколько и условен; он по-хорошему веселит читателя, что, видимо, не планировалось. Причины, по которым рождение славянского бога помешает "жить, как они умели" членам загадочного комитета, не указаны. (О, славянские боги! Да не масонская ли это ложа выведена на чистую воду?! Разумеется, это же они, "они плели свою сеть на протяжении последних пятидесяти лет"!) У рассказа нет логической основы, на которой можно было бы установить пафос такой степени крутости. Отдельные речевые обороты заставляют кусать пальцы, чтобы не будить домочадцев звуками "почти оргазмического наслаждения". Тем более, что "закончив с ним, он закончил и с собой"...
   В то же время, не могу не отметить, что сквозь этот пафос и языковые безобразия действительно пробиваются изобразительные удачи. Например, начало рассказа (до "трепыхающего в мошонке сердца", которое бьёт читателя прямо в глаз, чтобы шкурку не портить). Перебой в подаче электричества, описание сопряжённой с этим тишины и звуков в ней, перехват мощностей на себя резервным генератором - это очень реально, жутко и абсолютно могло бы оживить, сделать зримыми главную мысль, фантдопущение, главное доказываемое текста. Если бы они у него были, увы...
  
   Бодунец Ж. Бд-7: В пути
   Автору удалось создать настроение. Аллегория жизни как поезда, с которого люди сходят каждый на своей станции, и подбор не всегда сразу узнаваемых попутчиков - убеждают. Невозможность сразу вспомнить, а, вспомнив - вернуть, знакома по собственным... снам.
   Единственно, что мешало читать - уверенность и, одновременно, невозможность вспомнить очень похожую по ощущению и по атрибутике ситуацию - тоже поезд, он едет в смерть, а люди, наоборот, садятся, в этот поезд и едут все в одну точку, и сойти по дороге нельзя, даже если хочется.
  
   Нагорная О.С. Змейка в камне
   Увы, проблема: 21 век. Всё-таки, ситуация с войной рас, в результате которой они перебили друг друга (разумеется, применив в войне страшную заразу, с которой потом не справились обе стороны) - эта ситуация уже давно может быть только фоном для какой-то оригинальной истории, но не может сама по себе в голом виде быть историей. Присобаченный к ситуации счастливый конец в виде генетического и, следом, физического восстановления погубивших друг друга рас погоды не делает, тем более что он занимает совсем немного места, в то время как навязшая в зубах история войны и страшной заразы - почти всё остальное место. К тому же, рассказана эта навязшая в зубах история войны и страшной заразы таким тоном и с таким назиданием, как будто читатель историю войны и страшной заразы впервые слышит. А увы.
   "камень размером с мой нынешний кулак, похожий на дэрго" - кулак не дэрго похож?
   "в прозрачную толщу камня была замурована свернувшаяся кольцом крохотная змейка. Было хорошо видно, что она очень похожа на Кэйр и других гигантских змей, если бы не размеры и цвет" - а разве на человеческий глаз не все змеи друг на друга похожи? Даже несмотря на цвет?
   "Наши женщины откладывали яйца" - русский язык такое терпеть не хочет.
  
   Волгина Л.И. Бд-7: Цвет неба
   Автору удалось сделать то, что не удалось многим другим авторам: поставить упрощение на положенное ему место. Ситуация описана довольно примитивно, без попыток навести лишние красоты, и это оказалось весьма уместной, взвешенной простотой и допустимым упрощением; на том уровне, на котором автор исследовал тему, сложнее и не нужно.
   Ситуация закруглена, всё соразмерно-гармонично, читатель получает повод возгордиться своим интеллектуальным уровнем, догадавшись где гвоздь программы за несколько секунд до того, как на него указывает автор.
   Но всё же, чего-то не хватает для полного успеха, и катарсиса не происходит. Наверное, дело в том, что тема невмешательства очень уж истрёпана, на разных уровнях. И, как справедливо указывали в комментариях, в этом случае необходимо написать шедевр. А тут - просто неплохой рассказ. Поэтому: короткий ретроспективный взгляд в сторону Стругацких - и в памяти от рассказа уже ничего не остаётся. Не хватило яркости.
   (А образ череды разноцветных небес почему-то кажется мне удавшимся несмотря на свою абсолютную не-новизну. Он придал всему такую желанную ноту правдоподобности.)
   Автору подарок, стишок, очень мне нравится, не совсем в тему, и совсем не в жанр, но близко: http://zhurnal.lib.ru/s/shapiro_a_a/sodom.shtml.
  
   Лифантьева Е.И. О чем плачут женщины на рассвете  
   "Никто не тревожит ее, не мешает ласкать черные клавиши" - почему только чёрные?
   Рассказ хороший, но не фантастический и не фэнтэзийный, и женщина для меня осталась совершенно ни при чём: я смотрела на мужчин и слушала их. Наверное, я не смогла понять главный круг рассказа, хотя готова поверить, что он существует. Но пока вижу очень качественную зарисовку без сюжета.
  
   Чернов А. Бд-7: Практическая работа
   Что рассказано - понятно, зачем - непонятно. Всю первую половину рассказа на город обрушиваются напасти, огнь и разрушения, и когда он потом вдруг сам собой таинственнным образом восстанавливается, читатель ничего не понимает, недоумевает и вопрошает себя, что бы это могло быть. К тому моменту, как в городе остаётся единственный повреждённый домик, читатель уже устал метаться туда-сюда, мысленно потеть и строить предположения, рассвирепел и внутренне пообещал автору, что разгадка должна быть сногсшибательна, иначе он с автора слупит кругленького на возмещение морального ущерба. И вот вам разгадка: это всё устроил маг-ученик... Увы, это не разгадка, это... дополнительный моральный ущерб!
   Вероятно, если бы злоключения городка под воздействием мага-ученика были описаны более удачно - интереснее, стильнее, самоценнее - то объяснение про "практическое задание" сыграло бы роль условности, и всё было бы неплохо. Но сама история городского злоключения путана, банальна, малопонятна, скучна, написана невыразительно и без изюмин.
   "Дальбург - не худший городок в округе, хотя и маленький... пожарник Макс Гор... с ... лицом, почерневшим от постоянной работы в огне и дыму" - городок маленький, но постоянно что-то горит?
   "Первым, что пора спасаться, понял старший пожарник Макс Гор" - и как же он это понял? В тексте на этот счёт ничего нет. Понял - и всё. Автор так решил.
   "и ничуть не старый, хоть и староста [??] - резко оборвал досужие разговоры" - какие могут быть досужие разговоры в обстановке полного городского разрушения? слово совершенно не подходит.
   Главный упрёк: скучно.
  
   Елисеева Е.В. Бд-7: Танец живота, или безумная ночь в музее
   Автору удалось причинить читателю морально-материальный ущерб: заставить прочитать нечто, большая часть которого написана ни для чего.
   Фабула: немолодой мужчина (главгер?) едет из деревни в город, заходит в магазин компьютеров, оформляет заказ на компьютер, чтобы получить его завтра утром, и бреется в парикмахерской напротив магазина (40 процентов текста); стажёр-журналист в качестве условия приёма на постоянную работу в местную газету получает задание написать заметку о странном мероприятии "Ночь в музее", куда с целью убить время направляется и немолодой мужчина, приехавший из деревни в город, чтобы купить компьютер (главгер?) (ещё 10 процентов текста); встретившись случайно за одним столиком (с девушками) в музейном зале, стажёр-журналист и немолодой мужчина, приехавший из деревни в город, чтобы купить компьютер (главгер?) смотрят танец, исполняемый другими девушками, одна из которых роняет около стажёра-журналиста и немолодого мужчины, приехавшего из деревни в город, чтобы купить компьютер (главгера?) , деталь своего костюма (35 процентов текста); в оставшиеся 15 процентов текста, стажёр-журналист и немолодой мужчина, приехавший из деревни в город, чтобы купить компьютер (главгер?), уходят в кулуары, чтобы вернуть означенную деталь, а девушка оказывается роботом, у которого сели батарейки, и немолодой мужчина, приехавший из деревни в город, чтобы купить компьютер (главгер?), на полстроки высказывает своё отношение к увиденному ("Николай Петрович, ругая про себя соседа Мишку, выбежал из музея"), а стажёр-журналист выполняет задание редакции ("В утренних новостях местной прессы промелькнуло маленькое сообщение об успешном завершении эксперимента института робототехники по проектированию робота-человека"). За всем этим читателю так и не становится известным, купил ли компьютер немолодой мужчина, приехавший из деревни в город, чтобы купить компьютер (главгер?), и зачем на протяжении 40 процентов текста он пытался его купить. А также покрыто тайной, удовлетворена ли редакция местной газеты заметкой стажёра, и оставил ли его редактор работать в штате.
   Автор, что сказать хотели?
   Стиль вполне соответствует проекту:
   "Яркая реклама в городе о необычном событии собрала во дворе музея шумную толпу молодежи"
   "Их движения вначале напоминали караван верблюдов, затем все больше и больше приобретали захватывающий обольстительно-эротичный характер, ритм музыки ускорился, быстрая тряска плечами стала сопровождаться хлопками ладоней по бедрам".
   И так далее вокруг.
   Очень, очень слабо.
  
   Щерба Н. Бд-7: Вампирская сказка
   Видимо, это моя вина, но название "Вампирская сказка" ассоциируется с "Разбойничья сказка", "Почтарская сказки" и т.д. - и невольно ожидаешь чего-то большего, чем полторы мысли (устами младенца плюс вампир вместо крови может жевать гематоген). То есть, сюжетообразующих мыслей-то этих для сказки вполне хватает, но хочется больше мыслей по дороге, больше наблюдений над жизнью, параллелей, парадоксов, шуток, загадок, сравнений, информации больше, вот. Посмотрите у Чапека (сравнение с которым мне помешало), сравните плотность информации на единицу текста. Его сказку есть зачем читать и помимо основной рассказанной истории, а здесь - помимо основной - почти ничего нет. Что-то есть, но оно слишком напрашивается, слишком надиктовано самим выбранным антуражем, как будто это антураж распоряжается повествованием, а не автор.
   Стиль в тексте имеется. Уж нра или ненра, но он есть: автор не просто историю рассказывал, а образ её словом вырисовывал, и это хорошо. Мне кажется, что жемчужины стиля пока не получилось, но автор знает, чего хочет.
   "уж больно логическая мысль у ребёнка всякими законами да правилами не захламлена" - вряд ли так можно сказать, и мне трудно принять это за авторскую вольность.
   "ловили в человеческом мире людей - изымали непосредственно из кухонь да из ресторанных залов, и прямиком доставляли к повелителю ........ приволок девчушку в залу. Вампиры придворные как увидели живую человеческую плоть, замахали на этого дурачка ... ты что, глумиться захотел над властителем? Три недели на кровь у него аллергия, а он дразнящий кусок сей да прямо в залу" - так они же тоже людей прямиком к повелителю доставляли? Если имеется в виду, что доставляли на кухню, а не в тронный зал - то так и надо написать, чтобы недоумения не было.
   Если это для детей, то не стоит писать "полупрожаренный бифштекс в кровяной луже"
   "совсем на другую участь рассчитывал" - имелось в виду, не рассчитывал, а опасался.
   Насчёт гематогена, у меня серьёзные сомнения в свежести этой находки. Как будто уже не раз читала, но в таких блёклых вариантах, что вспомнить - нереально.
  
   Птухин Е.М. Хроники 2037
   Автор последовательно и основательно ввёл читателя в курс дела, описал обстановку, дал все вводные, вывел на сцену главгера, дал ему сделать первый шаг в сюжетообразовании - и вдруг рассказ закончился.
   Может, и к лучшему. Антиутопии - нелёгкий материал, тем более с оттенком такого садизма: "кусок кожи, который покрывался незаконно добытой одеждой, мог быть конфискован в пользу Министерства Здравоохранения для пересадки при операциях". Наверное, автор испугался и не решился лезть в обозначенную было тему. Спасибо ему за это.
  
   Андерсен Г. Бд-7: Пшеничная кожа
   Интересно, верит ли автор в то, что рассказывает.
   Нет, не в возможность посредством опыления химией нарочно изменить пшеницу так, чтобы у людей выросло по шесь ног, и тчобы они стали более приспособленными к изменившейся среде. Положим, это - условность фантастического текста. Но в "человеческую" составляющую автор верит? Я - никак не могу. Драгоценная малышка всего лишь доживает свой короткий век...
   Интересно также, почему автор надеется, что читатель не знает, что такое "инновационный", и использует это слово для обмена на внимание читателя, совсем как коварный белый человек - разноцветные пластиковые бусы для обмена на золото у доверчивых аборигенов.
   "Я дрожу и срываюсь на рык. Почему ты не обращаешь внимания на то, что теперь у меня шесть ног? Почему ты не выгонишь меня? Почему ты заставляешь меня желать твоего мяса?" ......... "Хотите - буду от мяса бешеный - и, как небо, меняя тона - хотите - буду безукоризненно нежный, не мужчина, а - облако в штанах!"
  
   Киселёв С.А. Бд-7: Доноры Бессмертия  
   Расказ весь вторичен - раз, схематичен - два.
   Формула бессмертия - не человеческая кровь, а человеческая сперма. Это единственная новая идея, и зачем она нужна, мне не понять. "Социальные" схемы, сопутствующие "бессмертным" обществам, описывались множество раз. Рассказ оставляет впечатление хождения по следам.
   Вспоминаю какую-то классику на эту тему, не помню автора, кто б он ни был, пусть самый что ни на есть мэтр - расказ тот тоже шедевром не был; человечество вымерло там именно по причине того, что насильственная смерть продолжала медленно работать, а детей рожать разучились, и оставшийся последним человек чудом по телефону находит живую девушку, в Японии, что ли, и они долго едут навстречу друг другу с целью зачать ребёнка, но потом оказывается, что формула бессмертия застала этого человека в детском возрасте, у него у самого - тело ребёнка, детей делать он не может, и они снова разъезжаются, потому что быть вместе им незачем.
   Для чего я это рассказываю? Ну, тот рассказ - он тоже был, в основном, схематичен - пересказ в крупных мазках событий и их следствий. Но если бы не история с ездой на велосипедах на встречу с существом противоположного пола, если бы не отчаяние спокойного и безсожаленческого расставания по осознании невозможности зачатия - ни за что не запомнила бы я тот рассказ. Хотя бы потому, что он не был бы рассказом.
  
   Таронга Бд-7: Всегда можно договориться
   Рука не поднимается назвать этот рассказ перевёртышем, потому что не ради него он писан: есть сюжет, есть героиня, есть отношение к ней автора, и это хорошо.
   К сожалению, выразительности не хватило для того, чтобы читатель ужаснулся тому же, чему ужасается автор. Восклицательные знаки (см. первый отрывок) выразительности не добавляют (Вот кстати: в качестве упражнение, можно бы посоветовать начинающим авторам в качестве упражнения по развитию речевых средств - писать без восклицательных знаков. Может, их отсутствие на клавиатуре сыграло бы такую же роль, как наличие камешков во рту развивающего дикцию...) В первом же абзаце фальшивой нотой звучит "убьём", и все повторы этого глагола тоже. Уж не говоря о синонимах, то же самое можно - и нужно! - было сказать в другой форме, с другими оттенками смысла. Язык рассказа никакой, без следов индивидуальности рассказчика или персонажей. Предложения как бы представляют собой стерильные смысловые единицы: каждое - правильное, но все вместе - беспомощны.
  
   Бородина М. Бд-7: Зеленый Город
   Автору на дистанции 6 кб удалось полностью и естественным образом прописать необходимые для своего рассказа элементы фант-мира. Удалось неплохо (хотя и немного скучновато, ибо маловато динамики) изобразить детский мир, ощущение захватывающей игры. К сожалению... Не могу объяснить, что. Рассказ оставил впечатление разочарования, последовавшего сразу за очарованием. Источник разочарования локализовать никак не удаётся.
   Попробую многословно и путано.
   Если бы тот же сюжет имел стартовой площадкой реальный мир, то жанр рассказа был бы, несомненно, "мистика": было или не было, погиб товарищ главгера или и вправду ушёл в изображённое на голограмме пространство - читатель покорно-привычно понял бы, что тут следует задаться этим вопросом, и склонил бы выю. (Что не есть хорошо, но так уж приучили нас мистики.) А от фантастического рассказа как-то по инерции ждёшь большего, чем простая непонятка. На самом же деле, претензия одна: когда должен встать мистический вопрос "было иль не было", то надо заставить читателя очень захотеть его задать, измучить читателя, вживить его в героев, заставить разделить их цели. Авторы-мистики часть почти сознательно пренебрегают этой необходимостью. Здесь автору даже как бы почти удалось - но в конце что-то не сработало. Реалистичность описания провала в картинку живого, нестерильного мира, где песок и камешки на земле, а не гладкий мрамор - оба мальчика там были - один остался, второго - спасли после удара током - если "не было", то откуда такая реалистичность восприятия - если "было" - то власти того мира, значит, водят граждан в заблуждение, и это оказывается Главным Читательским Вопросом: какие свойства того мира имел в виду автор, рисует ли он результат необходимости плюс нормальное общество, или - антиутопию. Поэтому вопросы "было-небыло" из мистического разреза перетекают в разрез фантастической неопределённости, а мне как читателю неинтересно гадать о том, какой фантастический фон автор на самом деле имел в виду.
   Потому негоже бросать меня последним абзацем в пучину неопределённости: эта неопределённость оказалась не того типа, как в мистике. И рассказ как бы получился и не мистический, и не фантастический, и крутишь его, крутишь, не зная, как распорядиться прочитанным.
   Уфф.
  
   ПОДВАЛ
   (Набор инструментов)
  
   Жанр фан/фэн даёт фору для слабых писательских возможностей, потому что акцент автоматически переносится с умения видеть жизнь и писать текст, каковые таланты не каждому даны - на способность хоть что-то выдумать из головы, что умеет почти каждый. Поэтому мой основной критерий - впечатление о том, "от бедности" или "от богатства" написан текст.
  
   Отвёртка 1-а. "Настоящий фан-фэн" характеризуется самоценностью применённого жанра, описанного фант-фона, фант-детелей. Имеют ли элементы фэнтези/фантастики эстетическую/смысловую основу ПОМИМО того, что помогают наглядно изобразить некую общечеловеческую проблему в облегчённом окружении? А то фан-фэн часто считают жанром второго сорта, ибо он даёт возможность любому автору, любого уровня, писать практически обо всём, построив наиболее подходящую, облегчённую, условную, ТРЕНАЖЁРНУЮ ситуацию in vitro, подперев недостаток владения реальным материалом - грудой взятых с потолка условностей.
  
   Отвёртка 1-б. "Квази фан-фэн". С другой стороны, мы же не маньяки: почему бы и не изобразить общечеловеческое в облегчённом окружении? Да ради бога! лишь бы получилось хорошо. Но тогда облегчающий фант-элемент должен служить условным фоном для хорошей прозы, а не пятой ногой к собаке, которой не хватило собственных четырёх. Фант-элемент может быть условным или исчезающе малым, но он должен быть органичным и по смыслу, и по размеру. Если фант-элемент имеет второстепенное значение, то автор не должен посвящать ему 2/3 текста, эксплуатируя настроенность читателя на фантастику: тень должна знать свое место.
  
   Читательский (и аналитический) подход к настоящему и квази фан-фэну - разный. Текст, со своей стороны, может представлять собой смесь настоящего и квази в разных пропорциях. Так или иначе, всегда, сознательно или подсознательно мы анализируем, как удалась та сторона, и как удалась эта. Так что я попробую тупо воспользоваться этими двумя отвёртками для облегчения взаимопонимания.
  
   Долото. В тексте - как в любой художественной работе - должно присутствовать главное доказываемое. Оно может быть самым разным. Это может быть мораль, сюжет, мысль, рассуждение, яркий образ, эстетическое построение, парадокс, техническое решение, загадка, отгадка... Не знаю, может ли главным доказываемым быть настроение; наверное, может, но это самое трудное. Главное доказываемое - это то самое, ради чего написан текст. И в коротком рассказе главное доказываемое должно бросаться в глаза, выбегать к читателю с криком - вот я, ловите! Это не значит, что оно должно быть простым и понятным, но должно быть совершенно чётко видно, куда следует смотреть, чтобы его увидеть. Как читатель короткого фантрассказа я не хочу разглядывать рассказ под микроскопом и гадать, чего автор мог иметь в виду. Часто бывает, что главное доказываемое есть, но его трудно вычленить из-за неловкости автора, который ещё не умеет со своим доказываемым правильно обращаться. Так вот: я как средний читатель не считаю себя обязанной решать текст как головоломку, проделывая за автора его работу. Если оно в глаза не прыгнуло, значит - всё.
  
   Шило. Прописанность деталей - и фантастических, и реальных. Они должны быть изображены, а не только названы.
  
   Мыло. Прописанность мира, ситуации. Детали картинки должны сочетаться между собой и вписываться в реальную картину мира там, где она не провозглашена и не описана как фантастическая. Ситуация должна быть физически осуществима, не производить впечатление непродуманного абсурда. Непротиворечивая и жизнеспособная картина описанной реальности есть необходимое условие.
  
   Рубанок. Определённость стиля.
  
   Далее - необходимые, хотя и самые индивидуалистически-вкусово-образовательные инструменты:
  
   Дрель. Увлекательность, интересность.
  
   Молоток. Ценность и/или оригинальность главной мысли или фант-элемента (оригинальность больше относится к настоящему фан-фэну, да и вообще: хорошее воплощение делает обращение к старой теме/элементу оправданным, а плохое - не спасает оригинальнейшую сюжетную находку.
  
   Гвоздь. Проблема - 21 век. Многое написано, многое продумано, многое исследовано до нас. Многое даже прочитано уже до нас - и преподано нам в пересказах или непонятными дозами в общекультурном фоне. Часто автор со своей темой, сюжетом, взглядом оказывается у читателя не первым, даже не подозревая об этом. Потому чем автор образованнее, чем у него выше читательский кругозор - тем больше вероятность не угодить в эту ловушку. Но уж тем более - не стоит попадаться в неё нарочно, пересказывая сто раз навязшие подробности только потому, что они служат основой оригинальному авторскому повороту: надо искать возможность уходить от отработки общеизвестного или сводить её к минимуму.
  
   Благодарю тех, кто не поленился прочитать этот подвал. Пришлите этикетку - балл добавлю.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"