Чуднова Ирина Викторовна: другие произведения.

Останется каждый четвёртый!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Самая-самая группа. Обзор будет пополняться.


   Думала я думала, и ничего разумнее не придумала, чем воспользоваться своей же спонтанной систематизацией, которая была впервые написана мной для обзора двухлетней давности. Чтение работ этого захода конкурса "Блэк Джек" показывает, что классификация до сих пор является рабочей, поэтому я рискну воспроизвести её за некоторыми корректировками и дополнениями. Есть смысл перечитать, даже если вы уже читали это раньше.
  
   Итак, я выделила несколько особенностей, которые часто бывают присущи конкурсным произведениям, перефразируя Толстого, "все хорошие рассказы хороши по-разному, а вот недостатки, поддаются обобщению" :-)
  
   Эти особенности я постараюсь описать подробно, у ряда рассказов одновременно может быть несколько пунктов, и я буду просто называть их номера для простоты. Оценку я ставлю по совокупности всего - не только недостатков, но и достоинств, впечатления, послевкусия и массы всего неформализуемого, плохо формализуемого и формализуемого местами, что относится к читательскому удовольствию. Иногда рассказ может обладать несколькими недостатками, я их могу видеть, но отдавать себе отчёт в том, что сознательно прощаю, потому, что помимо них там есть магия-химия-атмосфера текста, которая перебивает негативное впечатление, ради неё собственно и стараюсь, как читатель и судья. Исключительно ради неё.
      Рассказы сравниваю между собой, в другой комбинации оценка может быть иной (что особенно актуально для полуфиналистов - их троешник куда серьёзнее троешника в группе, и не все семёрки из первого этапа останутся таковыми в Полуфинале). Собственно, это во многом причина того, что хорошие рассказы остаются за бортом финальной выборки - автор не виноват, что у его рассказа на конкурсе случились такие соседи. В этом и есть соревновательный момент и адреналин игры.
     
      Итак, оттолкнёмся от самого главного определения конкурса "Блэк Джек" -- это конкурс короткого фантастического рассказа. Все слова ключевые и важные. Все эти понятия стоит чётко уяснить ещё до начала конкурса, если есть желание подать в игру не хоть что-то, подходящее по формально-интерфейсным признакам, а действительно короткий фантастический рассказ.
     
     1. Этот текст не рассказ. А, например, миниатюра практически без действия и сюжета. Таких всё меньше, но они всё-таки бывают. Или текст не рассказ, а поток сознания, бессознательного или тезисов, в которых автор подаёт какую-то идею, а зачастую - даже не идею, а просто мысль. Может быть, даже фантастическую. И может быть, даже постаравшись её как-то структурировать. Случается, идея даже интересная, но текст всё равно не рассказ.
     
     
     2. Этот текст не короткий рассказ. А, например, начало длинного рассказа, или глава романа, или синопсис. Или эпизод, который мог быть включён в более серьёзное произведение. Или этюд. Или это всё-таки рассказ, но у него есть серьёзные проблемы с композицией -- либо потому, что автор не очень освоил эту форму, либо потому, что сыграли роль ограничения на объём, предконкурсная спешка, привычка писать в другом объёме, неумение упаковать сюжет в короткую прозу, неумение расставить акценты, неумение управлять читательским вниманием, в конце концов -- неподходящая реализация идеи этими героями в этом сюжете и антураже и даже -- неумение грамотно и красиво закончить.
     
     
     3. Этот текст не фантастика. А, например, лирика с большим количеством образности, с тропами, сравнениями и прочей высокоразвитой художественностью слова. Это неплохо само по себе, и при прочих равных делает текст интереснее и лучше, но если есть только лирика и только тропы, но нет сюжета то становится понятно, что текст заблудился на этом конкурсе. Надо быть большим мастером пера, чтобы сделать из одной лишь образности языка интересное действие и героев.
     
     
     4. Отсутствие фантастики при наличии фантэлемента. Так тоже бывает и бывает довольно часто. К примеру, у героев рассказа фэнтезийные имена и пара-тройка отсылок к явно выдуманным артефактам (даже и не волшебным, но из чужого мира, или вполне волшебными, но на сюжет никак не влияющими), или событиям, не имевшим места в нашем мире, но само действие и вообще всё, о чём рассказ, в общем-то не фантастично ни в какой мере. На конкурс прозы этот рассказ не возьмут, из-за наличия фантэлемента, а для конкурса фантастики одного этого мало.
     
     
     5. А вот такой подвид нереалистической прозы, как магический реализм -- напротив, является фантастикой, хотя там зачастую чётко вычленяемого фантэлемента может не быть. Но в этом случае фантастичность проявляется другими способами. Умение качественно создавать подобные непротиворечивые миры -- очень ценно и делает автору честь.
     
     
     6. Антураж и герои. "Царь ненастоящий!" -- герой не подходит для реализации именно этой идеи. Или герой факультативен -- взят просто потому, что нужно было кого-то взять. Или герой картонный, толи потому, что автор не умеет написать его так, чтобы выглядел живым, толи сам текст изначально стёбной, пародийной направленности, и герой выполняет роль собирательного типажа (это, кстати, одна из причин, почему пародийные и юмористические рассказы не поднимаются высоко). Антураж вроде бы, фантастичный, но непродуманный. Так как антураж в коротком рассказе может быть задан только грамотно и к месту использованнми деталями, то на него работает всё: то, как и что говорят герои, во что они одеты, как себя ведут, в каких обстоятельствах действуют, какие реалии мира определяют логику поступков, как эти реалии объяснены и предъявлены читателю, насколько все элементы сбалансированы и отсутствует перекос -- например, автор слишком увлёкся антуражем и забыл, ради чего всё это придумано.
     
     Плохие способы давать антураж: один герой рассказывает другому герою реалии мира, в котором они существуют. Рояль в кустах -- злодей над поверженным героем многословно и без всякой нужды объясняет тому (а заодно и читателю), на чём герой погорел. Эта-то информация как раз и даёт герою возможность выправить ситуацию и победить. Подобные вещи надо лучше компоновать, логичнее оформлять, концы чётче увязывать, грамотнее прятать и элегантнее описывать. При прочих достоинствах этот недостаток может быть прощен рассказу читателем в моём лице, но если прочих достоинств маловато -- ничего не поделаешь, оценка будет ниже.
  
   Ещё один подпункт в этой теме: лютая эклектика. Для такого короткого рассказа, с каким мы имеем дело на конкурсе "Блэк Джек", смешение жанров и подвидов фантастики очень опасная вещь. Во-первых, потому, что зачастую при заданных автором условиях нет возможности полноценно развернуть картину мира, в котором происходит действие, во-вторых, возникает композиционный перекос и, как следствие -- невнятица, в-третьих, очень часто из-за эклектики появляется ощущение рояля в кустах (а то и целой их вереницы!), в-четвёртых, страдает сюжет и психологизм. Нужно очень хорошо подумать и исключить всё, что может быть исключено, тогда больше шанс, что рассказ не будет наблюдать пресловутое прокрустово ложе, куда его втискивали и утрамбовывали пяткой.
     
     
     7. Язык и пунктуация. Конечно, я не всё замечаю, а только то, что само лезет в глаза. Я даже вычитывать не стану -- есть люди, у кого это получается лучше, а удовольствия сам процесс им доставляет куда больше, чем мне. Но для меня есть сильно раздражающие моменты. Например, меня раздражает оназм, особенно, когда "Он" или "Она" с большой буквы, раздражает вечный "парень" на протяжение всего рассказа, раздражает необразный язык и язык переполненный эпитетами, раздражает, когда забывают, что местоимения третьего лица он, она, оно, их и т.д. относятся к предыдущему существительному в том же лице и падеже, и приходится долго думать, кто на ком стоял. Это заставляет меня несколько раз перечитывать, чтобы получить первичную информацию. Невероятно раздражает точка в конце названия. В последнее время что-то слишком часто эта ошибка стала появляться у конкурсных рассказов. Плохая стилистика: бедный, негладкий язык, чья бедность и негладкость не обусловлена задачей, а проистекает из плохого владения автора этим (и главным!) интрументом художественной изобразительности в литературе.
     
     
     8. Лютая вторичность и вечные сюжеты. Очередная реализация бродячего сюжета без привнесения новизны или с минимальной новизной. Это же относится к вторичным героям. Простить можно только в случае выдающейся реализации. То есть -- автор должен владеть словом, как бог, пускай, как Чехов или Хэмингуэй. В очередной раз читать про сотворение мира, продажу души дьяволу, ангелов и чертей, борьбу мирового зла с мировым добром, мальчика, который ушёл в игру и там остался, мальчика, который думал, что в игре, и покрошил живых в капусту, учёного, который изобрёл нечто, от чего сам и пострадал, или стопицотую неостроумную реализацию сюжетов русских народных сказок в космосе или в мире технофэнтази, а также повествование, где всё произошедшее в конце оказалось сном или алкогольным бредом, и так далее.
     
     
     9. Плохой перевёртыш или одноразовый рассказ. Хороший перевёртыш перечитывается с удовольствием, плохой перечитывать невозможно, он расползается с каждой новой строчкой. Видимо, отгадка этого в том, что перевёртыш надо писать и переписывать слоями, чтобы при перечитывании глаз цеплялся за другие подробности, выуживал дополнительную информацию, новые повороты, чтобы читатель получал новое удовольствие от второго прочтения, более утончённое, гурманское.
     
     
     10. Фантастика ради фантастики. Сюжет и коллизия такого рассказа могут быть решены в рамках реализма, но подобное решение требует от автора знания матчасти. Например, знания подробностей исторической битвы или особенностей другой культуры, или географии конкретной местности. Я понимаю, что ещё один скучный и неинтересный реалистический рассказ с малым количеством интересных деталей и бедными поворотами сюжета читать совсем никто не будет, а конъюнктура, потрафляющая фантастике как таковой (наличие фэндома, конкурсов, более высокого читательского интереса), как раз способствует появлению в большом количестве подобных рассказов, ибо их есть кому подкинуть и куда определить. Но всё же -- по-хорошему этот вид творчества лишь повышение энтропии, хотя, может быть, барахтаясь в молоке, наш автор, как та лягушка, таки спахтает свой кусочек масла и научится писать. Но размышление о писательском мастерстве и о целеполагании всякого делания очень способствует сокращению этого пути.
     
     
     11. Неудачное название. Это отдельная проблема - правильно и к месту назвать рассказ. Назвать так, чтобы он запомнился и по титулу тоже. Хорошее название может придать глубины, повернуть идею под другим углом, правильно настроить на восприятие, дать подсказку к разгадке, поиграть с искушённым читателем, настроить на нужный автору лад, создать атмосферу и так далее. Неудачное название, в принципе, может всё то же самое. Только со знаком минус. Есть ещё и такое название, которое ни рыба ни мясо. Вроде и вреда от него нет, но и пользы не приносит -- так, есть и есть. А ведь это важное изобразительное средство, ещё один способ достучаться до читателя и обратить его внимание на рассказ.
     
     
     12. Нечуткое отношение к читателю. В принципе, всё, что написано выше -- это тоже оно. Но есть и некий отдельный подвид, который нет-нет, да и попадётся. Автор через губу относится к собственному творению. То есть, он заранее признаёт, что рассказ фигня, таланта у него, как у писателя, нет (даже и собственно притязаний на это никаких, как говорит Максим Мошков "та, погулять вышел"), сделано на коленке за последние полчаса перед закрытием приёма и вообще приснилось и набредилось, а я не при делах. Почему это плохо? И почему это недостаток рассказа? Во-первых, это уже потому плохо, что позиция страусиная: вот я выпустил своё творение в мир, и дела мне до него больше нет. И забуду я и рассказ этот, и что писал его, и про конкурс забуду. Нужен был входной билет, вот и пусть он будет хоть каким, поиграть-то хочется. Не всегда такие рассказы уж очень плохи, случается, что вполне ничего. Но автор этим отношением к своему творению словно заранее показывает, что по большому счёту и писать-то не стоило, но надо же что-то нести на конкурс. Рассказу этому читатели и судьи, меж тем, удаляют внимания не менее, чем всем остальным. А если он в целом гладенький и справненький, пусть и вторичный, но не вызывающий большого отторжения -- то подняться такой рассказ может вполне высоко. Но автор был тёплохладен, когда писал рассказ, остался таким, когда отвечал на отзывы и после конкурса о детище своём забудет, не станет дорабатывать, рефлексировать, что-то улучшать, дальше разрабатывать тему и мир, проживать изнутри героя и коллизию. Лучше пяток новых на новые конкурсы напишет. Таких же, по сути, хроменьких. Поэтому когда я вижу признаки подобного отношения автора к своему детищу, я заражаюсь этой теплохладностью. Так что, не обессудьте.
  
  
   13. Автор знает, что у него есть недочёты (грамматика, стилистика, синтаксис и т.д.), но почему-то не исправляет это сразу, а ждёт окончания конкурса. Притом, что править можно и нужно. Всё, что улучшает текст не должно быть проигнорировано ни на какой стадии конкурса (какие правки и когда запрещены, в Правилах указано довольно однозначно). Одна из задач конкурса: улучшение любого текста. Всё, что вышло из конкурса в лучшем виде, чем в конкурс вошло, уже победило по определению (победило собственные недостатки).
  
  
  
   Есть один важный момент, по идее, его нужно поставить в "Критерии оценивания", но их у меня всё равно никто давно не читает, видимо, считая, что это не важно, все ждут точечный отзыв на свой рассказ, на парочку тех, за кого болеют и на парочку тех, кого считают своими конкурентами. Так вот, есть важный момент, свидетельствующий о мастерстве автора: автору удалось переубедить меня, как читателя. Перетянуть на свою сторону, заставить поверить во всё, что в тексте написано, в то, что осталось за текстом. Хотя бы не время чтения рассказа. Может быть, потом я всё же увижу, что--то, что мне покажется недочётом, но может быть и решу, что об этом не стоит говорить -- мол мелочи. Я буду отмечать это в обзоре.
  
  
   Теперь потихоньку приступим к рассказам группы.
  
  
   Скворцова А.В. "Обыкновенная магия"
  
   Фантастика присутствует, но скорее номинально, чем в самом деле. То есть, это, смотря с какого бока глянуть: если девочка нездорова в узко медицинском смысле, то за её видения никакой фантэлемент не отвечает, ещё и не такое может приглючиться. А если у неё действительно есть способность переходить в другой мир, то по большому счёту для качественного рассказа (и, собственно, рассказа) этого мало.
   Самая большая претензия -- а для кого и с какой целью это написано? Для детей: мол, мечтай, это даже такой, как эта героиня, помогает жить? Для взрослых? Просто написалась (как бы сама собой, без руля и без ветрил) коротенькая миниатюрка (автор тренировался, руку набивал)? Из этой претензии вытекает, возможно, не задуманный автором трагизм восприятия: героиня сильно нездорова, но это как будто не имеет никакого значения. Хотя для взрослых читателей именно это и главное, только прошло мимо. Одним словом, без ответа для кого и с какой целью это написано, без понимания (причём данных внутри текста, а не за его пределами) невозможно в полной мере сформировать однозначное отношение. Язык вполне гладкий, что позволяет подозревать в авторе всё же не бездумного новичка.
  
  
  
   Марик "У кошки девять жизней"
  
   Закольцовка и какая-то при этом безнадёжная. Что ж, они так и будут ходить друг за другом по этой ленте мёбиуса? Неудачно написаны две сцены -- со школьным двором и следующая, с листовками. Первая: не враз понимается кто в кого стрелял и кого от чего именно спасал котёнок, вторая и вовсе странная -- во-первых, сейчас давно не ходят на баррикады с листовками, во-вторых, воздействие котёнка оказалось в этот раз очень нелокальным, вдруг вся революция разом закончилась. "Сказал котёнок", "сказал волкодав" -- на мой взгляд, неудачно. Рассказ в целом довольно незапоминающийся. Название рассказа -- там кошка, а у вас котёнок, причём, проходят Петины годы, а котёнок всё котёнок, и даже не ясно, кот или кошка.
  
  
  
   Ечеистов В.В. "Голос Вселенной"
  
   Не знаю, хорошо это или плохо, что рассказ кончился, едва начавшись. Признаться, от этого автора с некоторых пор я ожидаю большего. Но в данном случае так, на один зубок получилось. Не то, чтобы сюжет не раскрыт, просто сам сюжет на копейку. Да, они среди нас, и делают вид, что помогают ловить сами себя, тем самым заманивая в ловушку. Интрига "Янтарный Гугон" -- как представителю человечества, мне интересно, где и кому во Вселенной мы насолили :-)
  
  
  
   Гуфельд З. "Рисующий облака"
  
   В общем, тот случай, когда не рассказ. Скорее, миниатюра, или стихотворение в прозе, правда, чуть утрачивающее к концовке образную зримость начала. Количество "но" стоит, на мой взгляд, подсократить. Здесь нет сюжета, хотя есть фантэлемент :-) такое тоже бывает. Кстати, похожая идея в старом советском мультике "Чуридило", и в мультике про "Коробку с карандашами", но там сюжет явно присутствует и имеет развитие. Я не говорю, что одно плохо, а другое хорошо, но всё-таки БД конкурс -- короткого фантастического рассказа. Вне контекста конкурса оценила бы гораздо выше за образность и ощущение детства.
  
  
  
   Чертова Е.В. "Волчица"
  
   Рассказ про то, что материнский инстинкт бывает даже у зомби. Но, может быть, потому, что это странный вариант зомби -- телом, но не сознанием. Из ребёнка она собирается вырастить именно человека, не зомби. И, вот честное слово, я не вижу тут зомби. Да, тело со сверхвозможностями к выживанию, но сознание-то вполне человеческое. Фантэлемент есть, но как бы сказать -- номинальный. Автор с задачей справился, беда в том, что задача невысокая. Язык хороший, закомпоновано тоже неплохо. Упрекнуть не за что, но и похвалить тоже особенно не за что.
  
  
  
   Бэд Кристиан "Играй, Наставник!"
  
   У Высоцкого есть песня "Лукоморья больше нет", так вот в той песне сюжета и содержания больше, чем в этом рассказе. Тут мы только и узнаём, что дураков нет таскаться по Средиземью и таскать голыми руками каштаны из огня, то есть всевозможные артефакты. Всей фантастики, тут, кстати, ровно столько, сколько в контексте толкиновских героев. Ну, или от противного -- в мире фэнтези такой прагматизм и интернет -- это и есть фантастика. А сюжета всё равно нет, хотя какие--то действия герои всё-таки совершают, даже если отказываются совершать. Автор писать умеет, это мне известно. Жаль, что на этот раз не получилось показать это умение во всей красе.
  
  
  
   Трищенко С.А. "Один за всех"
  
   Очень продуктивная и интересная идея развития общественных организмов, но вместо того, чтобы поднять её повыше, автор спустился до адекдота и в каком-то смысле социальной сатиры. Я даже поверю, что побудительным мотивом было покопаться в том, откуда растут корни неравенства. То есть, дверь открыл, и тут же её закрыл. Для адекдота очень длинно, затянуто. И в общем, жаль идеи, она хорошая, только подходить к ней надо немного иначе. Язык ничего особенного, хотя можно было бы хотя бы через языковую игру добавить тексту достоинств.
  
  
  
   Цуркан В. "Стена"
  
   Образ стены неплох. Собственно, на этом образе рассказ и построен -- сперва что--то приходит и это не принимается нами, мы с этим пробуем бороться, а потом оно захватывает нас, и с каким настроением и мыслями мы входим в это, с тем и дальше живём в новом качестве. Примерно метафорой эой идеи я и восприняла рассказ. Психологизма рассказу очень, на мой взгляд, недостаёт.
   Мне кажется, слишком быстрым переход героя от мыслей о ненависти к стене, к воспоминанию о транзисторном приёмнике (кстати, для него это явный прапрадедовский антиквариат), которое его и настраивает на "нужный", то есть умиротворённый лад. Но ведь, наверное, были и те, кто касался стены в ином состоянии, вот бы узнать! Одним словом, читатлю в моём лице не хватило.
  
  
  
   Павлова Т. "По вере своей"
  
   Идея понятна. И всё же в логике рассказа получается, что тяжёлую болезнь король получил тоже по вере своей, ибо он и войны вёл за веру. Или эта самая вера для всех троих сработала одноактно именно в тот момент (как бы открылся портал для некоего воздаяния "на закате", а потом так же закрылся), в целом идея не новая, исполнение вроде и неплохое, но новизны не принёсшее, а мы уже всё-таки в 21-м веке живём, нам слов "каждому воздастся по вере его" недостаточно, и раскрытия в рассказе, а как именно воздастся, и что значит "по вере его" не показано, то есть, показано на уровне века 16-го. Забудется быстро этот рассказ, вот в чём его основной недостаток. Собственно, именно на это и намекает автор в аннотации "старая притча".
  
  
  
   Поляков А.В. "Бабы с возу!.."
  
   Прекрасный пример случая, где фантастика задаётся только именем подручного и одром, тянущим телегу. Будем считать, что метафора -- это частный случай сказки. Ну, и попытка потроллить честную публику. Провальная, хотя автор надеялся, что сексизм, вынесенный в название, и актуальный антураж зацепит. Не зацепило. Ну, а больше в эпизоде ничего особенного и нет, там даже поворотов сюжета нет, есть только интродукция, с чем в текст вошли, с тем и выходим. Кстати, виртуозное владение стилистикой и языком могут спасти подобные тексты. Но здесь и этого не случилось. Юмора тоже не наблюдается.
  
  
  
  Клянчин Ф.А. 'Эволюция Бога'
  
   Слово 'бог' с заглавной намекает на то, что это христианский Бог-отец, оказалось нет. Начало выглядит описанием сна, именно из-за того, как это написано - герой двигается как во сне - наугад, всё ему там незнакомо и удивительно, как если бы прийти в жилище аборигена затерянного острова и там ходить, трогая всё руками и время от времени изумляясь, когда удаётся понять назначение предмета или восхититься его форме. Примерно в такое место ваш герой и попадает. Вина в этом целиком авторская, сдаётся мне, что этакое описание 'сна' вставлено не намёком на одно из представлений философии 'мир снится Творцу', а из каких-то других соображений, может быть, автор просто не подумал, зачем он пытается вызвать у читателя именно это ощущение. Дальше сон превращается в интервью, а герой становится корреспондентом, опрашивающим своего проводника, причём, из диалога становится ясно, что создатель мира бывает там время от времени, тем страннее выглядит продемонстрированная ранее реакция на всё вокруг, как на никогда не виданное, более того, это явно реакция человека, впервые находящегося в данном месте, у него нет ожиданий, какие бывают, когда приходишь куда-то повторно.
  
  Примерное представление о языке рассказа даёт вот этот отрывок: 'Меня окружали бесконечные переливы света. Это позволило мне немного отвлечься от изучения мира и насладиться его красотой.
  
  Именно в этот момент передо мной возник призрак. Это был сгусток света, непрерывно меняющий свои очертания. Его сияние постоянно пульсировало, реагируя на меня'. Довольно бедный, не чуждый канцелярита, поэтому читать текст тяжело и скучно.
  
  По сюжету мало динамики, сперва описание 'сна', потом 'интервью', то есть диалог, затем идёт интроспекция, 'как бог дошёл до жизни такой и стал творить миры', довольно невыразительная, затем снова выпадаем в некое 'подпространство' и там происходит ещё одно интервью с неким существом, совершенно непонятно, это какое-то другое из того же мира, что и Аннот, или из какого-то другого, впрочем, я уже настолько к этому моменту зависла в пространстве, что как читателю мне это не интересно, а отмечаю в качестве критика. Потом ещё два отрывка, один описание умирания некоей сущности, второй как будто бы вывод и самое главное. Я трижды перечла, но смысл всё равно ускользает, настолько невнятно это описано.
  
  Очередное перечитывание вызвало ассоциацию с Успенским, тем, который писал про карты Таро. Там каждой карте Таро дано описание переживаний автора на основе образов, которые эта карта у него вызвала. Советую прочитать, чтобы понять, как много можно сделать увлекательного, просто описывая образы. Это зависит от литературных способностей, хотя мой пример вовсе не значит, что Успенский выдающийся литератор.
  
  Общий вывод: автор замахнулся на нечто очень высокое. Видимо, вот сидит что-то внутри, какие-то слабоформализуемые желания понять, как всё устроено в этом мире, они толкают фантазию на то, чтобы размышлять об этом. И думается, что выйдет рассказ, но рассказ не вышел (любые части могут быть переставлены между собой, или практически безболезненно удалены). Всё-таки рассказ подразумевает некую структуру, выраженный сюжет, а тут этого практически нет. Из уважения к читателю нужно научиться. И с языком нужно что-то сделать, он очень бедный, школьные изложения таким писать ещё можно, а вот художественную прозу не очень.
  
  
  
  Шауров Э. 'Убить Червя'
  
  Очень симпатично сделано. Казалось бы, такого написаны горы и тьмы, но читается легко, не раздражает, инопланетное приключение парня невеликого ума психологически довольно хорошо мотивировано: убийства из разряда, 'я не хотел, оно как-то само получилось' довольно частое явление для таких 'рисковых', как этот герой. Развязка тоже забавная, и даже некоторая интрига в конце: не окажется ли гонорар адвокату таким, что три миллиона покажутся герою за счастье? Написано для развлечения читателя, и читатель в моём лице вполне развлёкся.
  
  
  
  Малеев К.А. 'Сигареты с фильтром'
  
  История студента, который каким-то образом сознанием оказался перенесён в сознание местного студента в Омск весны 1919-го. Но даже для юного и наивного студента странно ломиться напрямую в резиденцию Колчака, ведь военное время! А этот парень даже писал о Колчаке курсовую, то есть, явно студент-историк, стало быть, должен понимать больше других, в какое время и обстановку его забросило. Герой сам по себе неинтересный (видно, автор специально хотел создать такой образ попаданца, чтобы особой симпатии у нему не возникло), что отчасти объясняется тем, что попаданцев, как таковых, судя по аннотации, автор не любит как класс. Собственно, так и получилось, уже с первых моментов разговора я стала ждать, что парня в конце расстреляют. Но обошлось, просто выкинули вон. Уж не знаю, как он писал свою курсовую, но такое ощущение, что ничегошеньки не помнит, прямо как перенёсся, так сразу всё и забыл, а ведь зачем-то шёл в штаб Колчака? Что именно хотел там рассказать? И, кстати, фильм 'Адмирал' (любой художественный!), а также анекдоты про Чапаева, предъявляемые студентом-историком, реконструктором, выглядит совсем беспомощно. Создаётся ощущение, что автор словно бы специально делает героя глупее, чем это возможно (пусть бы он тогда уже не по Колчаку писал курсовую). В итоге антипопаданческий рассказ получился ненамного лучше слабых попаданческих.
  
  На самом деле, попаданчество - это такая условность, из желания поместить героя, похожего на читателя, такого, с которым тому было бы легко себя сасоциировать, в обстановку приключений, ради приключений это и пишется. И потому, интересно, а как герой выкрутится в предложенных обстоятельствах (вариант: а как бы выкручивался я сам?), а тут получился своего рода обман потребителя: а на самом деле ничего хорошего из этого не получается. Ну, как может быть банально и неудачно, мы и так знаем, а тут ещё герой, который самого себя не стоит (что, кстати, вполне соответствует с точностью до наоборот формату Мэрисью - намеренно или нет, у автора получился герой, который глупее самого себя). Этим самым автор посадил сам себя в ловушку изначально неинтересного героя.
  
  Название удачное. Язык в общем неплохой, и умение писать есть. Вот только потрачено было, к большому моему сожалению, на холостой выстрел.
  
  
  
  Вишнева Е. 'Принесённые в дар'
  
  Не первый БД наблюдаю за этим автором. Тот случай, когда от конкурса к конкурсу получается всё лучше и лучше. В этот раз был создан умирающий мир, в который пришла какая-то глобальная напасть-болезнь (прямо поцелуй смерти, не иначе), и герои существуют в условиях всё сужающегося жизненного пространства - будущее хуже настоящего. Однако, герой находит в себе надежду, можно сказать, он её делает из ничего, из её противоположности. Но, может быть, именно отсутствие надежды и убивает этот мир. В общем, свой катарсис в конце рассказа я получила. Спасибо за доставленное читательское удовольствие.
  
  
  
  Лапочкин В. 'Орбитальные будни'
  
  Забавный рассказ. Есть и юмор, и психологизм, и хорошо сделанный антураж орбитальной станции. Герои живые, и те, что в кадре, и те, что за кадром. Коллизия, конечно, не так, чтобы что-то серьёзное-большое, но ведь ничего такого и не предполагалось, самим названием задано, что речь пойдёт о чём-то бытовом. В общем, видно, что автор писать умеет. Рассказ для читательского развлечения, ну, так читатель в моём лице и развлёкся, исполнение полностью соответствует замыслу.
  
  
  
  Голиков А.В. 'Мастер калибровки'
  
  Сразу с порога пример рассогласованности местоимений: 'Нам хорошо было вдвоём. Еду заказывали. Плазма заменяла окно в мир. Нас никто не беспокоил, разве что она иногда звонила родным. Как ни странно, друзей у неё почти не было. Меня всё устраивало, мы разговаривали, смеялись, целовались. Я узнал о мире много нового и окончательно раздумал рвать вторую Нить. Она заслужила гениального сына, потому что и сама была умницей'. Плазма заменяла.. она иногда звонила.. друзей у неё почти не было. Раздумал рвать вторую Нить. Она заслуживала.. Кажется, в рассказе ещё есть такие места, да и в целом язык мог бы быть более выразительным, всё повествование ведётся в примерно одном ключе, и читатель в моём лице слегка позёвывал. Даже скажу так: язык рассказа какой-то неуверенный, словно автор учится ходить, из-за этого я при чтении не доверяла, и всё время ждала какого-то подвоха, как бывает, когда читаешь тексты, написанные неносителем языка (я не говорю, что этот рассказ именно такой, но у меня не возникло ощущение полной гладкости речи).
  
  Два рассказа в группе про Нити судьбы. Это тенденция, новый тренд, случайность? Оба о человеческих привязанностях (может, потому и Нити?). Кстати, название 'Мастер калибровки' показалось не очень удачным, потому, что калибровка - это процесс сведения реального параметра с эталонным. Вот тут есть вопрос - а где эталон? Что принято за эталон? Есть ли у судьбы эталон?
  
  Ещё момент: герой влюбился, и любовь начала мешать работе :-) но состояние влюблённости-то как раз и не показано, то есть, автор, конечно, говорит словами героя об этом, но эмоциональная наполненность языка (а повествование от первого лица) практически не меняется, хотя это ровно тот случай, когда можно показать, насколько хорошо автор владеет изобразительными средствами языка. Именно поэтому не очень-то герою сочувствуется, и не слишком за него переживается. В этом смысле человеком он всё-таки не стал. А ведь коллизия очень интересная.
  
  Первое предложение рассказа: 'Память - это осознание себя' как минимум спорное, а если память не личная, а связанная с вещами отвлечёнными? Например, с информацией, загруженной в виде банка данных или память о том, что ты видел, но без осознания себя наблюдателем - ну, вот кино посмотрел, сам фильм помнишь, а свои ощущения при просмотре нет? Вот то, что для осознания собственной личности крайне важны воспоминания - другое дело. Но вряд ли наоборот. Во всяком случае фраза неубедительная, а ведь первое предложение очень важно. Зато оно закольцовано с финалом. Но из-за сомнительности начала уже и финал теряет некоторую долю своей убедительности. Думаю, над рассказом ещё можно поработать, в плане стилистики и языка так точно стоит.
  
  
  
   Лазоревый Хиер 'За гармонию сфер'
  
  Царапнуло старомодное 'зала', причём обращала внимание на это при каждом перечитывании. Так и мерещится там старик Державин или ещё какой 18-19 век, и кофей с картишками. 'воевали,- не были людьми' - со знаками и пробелами тут не всё хорошо. 'Да ведь... и те' и тут тоже несколько невнятное место, я не вычитывала, просто бросилось в глаза. Оформление прямой речи в диалогах не везде гладко. И есть ощущение, что многоточие не везде к месту (я про диалоги), понимаю, что автор хотел передать заминку и паузы, недоговорённость, это лучше делать чуть иначе, обычно мы в разговоре или выражаем это через невербальные действия, чуть замедляем темп, подбираем слова, мнёмся. Если захотите улучшить, это можно сделать. Вот тут снова что-то не то с пробелами и знаками препинания: 'голос: " Девочки!".' Вот тут много 'подушки' на единицу объёма, подсократить бы: 'положив на них подушку, сидел детина: могучие плечи безвольно клонились; такие же могучие руки - одна к другой, ладонями книзу - лежали на подушке. Ладони временами поглаживали подушку', и знаки препинания тоже. Я не буду отмечать все места, где с пунктуацией что-то не то, но они довольно часто встречаются в рассказе, на авторские знаки тут не получается списать. Покажите рассказ кому-то, кто умеет корректировать, читать будет гораздо глаже. И вот тут: 'Я подумал вдруг, что смотрю вслед женщине с каким-то новым для себя, переосмысленным чувством.' из-за слова 'с каким-то' предложение звучит выспренно, а ведь оно важное, всё, что ближе к концу воспринимается гораздо обострённее, чем то же самое в середине, тем более, читатель ждёт разгадки и авторского 'резюме'. 'Слушай, Мольков, - сказал я.' - он же у вас Мотыльков!
  
  Теперь по содержанию. Видно, что автор в общем вполне может сложить историю, только напильником её не обточил - нужно вычитать, доработать язык, чтобы усилить важные моменты, собственно, тут я вижу яркий эпизод с 'травой у дома' (у всех, кто не забыл эту песню, ассоциация должна сработать), насчёт девочек в кепи - явно видно, что эти реакции автор продумывал, присутствие женского персонала тут не случайно и имеет свою роль, работает, первое впечатление от пострадавших: здесь явно не хватает яркости, по идее, сцена задумана, как отсылка к госпиталям военного времени, хорошо, что есть 'крупный план' и 'общий', но им не хватает вещности, образности, буквально чуть-чуть поработать с языком, и это появится появится, ещё момент, когда исследователи понимают, с чем они имеют дело, как-то обыденно это воспринимается, а ведь кульминационный момент рассказа. И чуть бы поярче концовку, чтобы было ощущение, что рассказ закончен автором, а не кончился сам по себе. Симпатичная, интересная идея, очень ей 'огранки' языковой недостаёт.
  
  
  
  Некрасова А. 'Эдем версия 9.0'
  
  В самом начале фраза: 'И надо отметить, в данной ситуации это было сродни побегу с собственных похорон.' - во-первых, тут недостаёт запятой, во-вторых, а зачем тут это 'надо отметить'? Мы только вошли в рассказ, события развиваются динамично, но изложение искусственно притормаживает динамику сцены, дальше этого больше. 'Механические травмы' - не уверена, что в медицине это называется именно словом 'механические', а тут нужен точный термин. 'Уровень дегенерации мышечных тканей завышен.' - 'завышен' в данном случае слово не правильное. 'Высокий', 'выше нормы на столько-то процентов', 'критический' и так далее, у вас приблизительное слово, стилистические неточности и грамматические ошибки такого рода ещё попадались в тексте, вычитайте, будет лучше.
  
  По содержанию: их забросили неведомо куда с задачей выжить и разможиться. Первую часть рассказа раненая при высадке героиня ищет, как бы ей залечиться и выжить, потом таки находит криокапсулу, в которой помимо лечения её ждёт ещё и пара. Вот и готовы новые Адам и Ева, яблочное пюре у нас в консервах, а планета называется 'Эдем 9.0', больше в рассказе нет ничего. С точки зрения прагматизма, раз уж они находятся до высадки на пригодные планеты в криосне, забрасывать стоило бы уже беременных женщин, раз так ненадёжна техника и заранее в часть капсул помещать пары - если выживут, то оба. Но это так, ленивые мысли по ходу чтения и перечитывания. А по большому счёту в рассказе очень мало уникального смысла и содержания, отсылка к "вечным сюжетам" сильно портит, хотя и фантастичен он, и вроде бы объём по верхней границе лимита, но объём этот потрачен не очень разумно. Есть ощущение, что автор только-только разогнался, а тут надо тормозить. Ну, и признаться, я так и не поняла, зачем это всё написано? Что в этом рассказе нового по сравнению с другими в том же ключе техногенной апокалиптики? Может быть, всё дело в том, что автор других рассказов не читал, и первая возникшая идея показалась интересной и не прошла критическую проверку. Пожалуй, это основная претензия.
  
  
  
  Wassillevs 'Цветочек аленький'
  
  Сходу вопрос: инверсия в названии имеет особый смысл или просто так? Ассоциация с аксаковской сказкой всё равно никуда не делась, и читатель её так или иначе ждёт, но она в итоге так и не выстреливает. 'Цветик-двухцветик' - было бы точнее, и ближе к 'исполняет два желания'. Описание боя, увы, получилось слишком сложным, канцелярским (отчего сильно теряется динамика и зримость), автор перемудрил, пытаясь развести мышление инопланетных существ и землян, поэтому первая часть вышла скучной, хотя она задумывалась, как динамичная. Я пыталась представить ваших героев, и не смогла - не описаны в тексте, а без этого чёткий образ не рисуется, заменяется чем-то аморфным.
  
  Очень продуктивная идея - артефакт исполняет два желания, одно загаданное, а второе на усмотрение артефакта. Пожалуй, только это и вывозит рассказ на себе. Этой бы идее да достойную огранку в виде более зримого описания боя, получилось бы действительно здорово. А так пока двойственные ощущения, оценка будет сильно зависеть от соседей по группе.
  
  
  
  Старух Кляпашок 'Трофей'
  
  Классическая фантастика, где фантэлемент нужен для того, чтобы лучше высветлить морально-этическую коллизию. Текст стоит вычитать на лишние и недостающий знаки препинания, 'мздоимец' и 'мздодавцы' отчего в кавычках? По мелочи ещё хватает блошек, без них будет лучше. Плохой баянистый момент - эпидемия и болезнь неожиданно заканчивается сама собой, и ребёнок выздоравливает ещё до возвращения отца с трофеем. Пожалуй, это для меня несколько снизило впечатление. 'Медвеи, Тайг' - есть в этом отсылка к тотемному животному, жизнь которого равноценна жизни человека, хочешь, не хочешь, а тут это читается через поток мыслей и опасений героя. Кстати - именно это - мысли, опасения, надежды, сделаны хорошо, ими и вылеплен характер и личность главгера. Собственно, коллизия с нарушением закона отыграна в полной мере, а вот то, что в итоге оказался убитым человек, вот тут мне лично не хватило реакции героя, коды не прозвучало, в этом смысле читатель во мне чего-то ожидаемого не получил, возможно, катарсиса. Может, виноват объём, но это важное, и стоило было бы дать хоть одним предложением, а вот без этого впечатление оказалось несколько смазанным. Да, 'железа оказалась маленькой, но тяжёлой' - что именно он вырезал у человека, вот думаю, что такое плотное есть у меня в организме, чтобы это описание подошло?
  
  
  
  Рита Л. 'Момент'
  
  Интересно, читала ли автор рассказ-победитель позапрошлого БД-15 'Зависть'? Этот рассказ невольно хочется сравнить с тем, и не в пользу 'Момента'. И ещё есть рассказ Юлии Остапенко 'Я пришла', там, правда, не так однозначно, но невольно всплыл, следовательно, не просто так (кажется, тоже играл и побеждал на одном из ранних БД). Рассказ, к сожалению, стилистически не безупречен, в подобных сюжетах львиная доля убедительности в языке. Смотрите, с самого начала: 'Кидаю окурок в окно и смотрю, как он бесшумно падает на тротуар, напоследок вспыхнув, прежде чем погаснуть.' - прежде чем погаснуть совершенная избыточность, а фразу портит. Похожее ещё есть в рассказе, может быть, поработаете? 'Мне надо чтоб со мной жили' - хорошо, убедительно. А вот мысль о том, что 'что даётся легко - ненастоящее' мне кажется странной, особенно из уст Истины. Очень многое нам даётся легко, дыхание, сон, зрение - почему это не настоящее? Ваша героиня ещё и сверх меры категорична :-)
  
  Концовка настраивает на странный вывод: хочешь познать истину, утопи её в вине. Хотя вообще-то всё наоборот. И ещё, замах был на то, что старая избитая приукрашенная и какая она ещё там Истина пришла к герою, разделась, потому, как голая она тоже бывает, ужаснула его своими шрамами (так просто не каждому даётся же!), оделась и выпила вместе с ним пару бутылок, поделившись чем-то, что он всё равно забудет, дабы утопиться в вине (причём, тонуть в нём нй больно). Катарсиса не случилось. И герой тоже большой симпатии к себе не вызывает, хотя он явно не случайный для Истины человек. Кажется, ей-то он был верен :-) Эпизод, написанный, как 'приглашение к геронтофилии', очень рассказ, на мой взгляд, портит. Непонятно, зачем автору нужно было героиню раздеть, ведь познания-то не случилось. По законам читательского восприятия автор обманул: сказал 'а' и не сказал 'б', не выстрелило ружьё.
  
  Вот этот самый важный эпизод рассказа (недаром он вынесен в заголовок, который, именно поэтому и удачный):
  
  'Вот, пожалуй, тот самый момент истины. Мой момент. Скривить-то душой вряд ли получится. Ну же, давай, взгляни мне прямо в лицо и ответь.
  - Честно скажи, я - страшная?
  - Вовсе нет! - машет руками, - просто...
  - Просто старая, всеми использованная и никому не нужная, - заканчиваю я за него, медленно и чётко произнося каждое слово.
  - Что я должен сделать? - беспомощно спрашивает он. - Ну, я ведь должен что-то теперь...
  - Да брось ты, - мне вдруг становится жаль его. Натягиваю платье на голое тело и поворачиваюсь спиной.'
  
  Ваш герой достаточно хорош, чтобы Истина к нему пришла собственной персоной, и недостаточно (а попросту ведёт себя как законченный конформист и маменькин сынок), чтобы этот самый, может, единственный момент в его жизни - момент обладания Истиной, не провалить. Именно в этом смысле я ждала от рассказа большего. Потому и в конце нет катарсиса: сама Истина не в полной мере надмирна, по правде говоря, в ней вообще мало истины :-).
  
  Замах авторский принимается - хороший, большой замах, достойная задача, а вот реализация не очень. Может быть, стоит осушить пару бокалов вина и поискать там вашу героиню? :-)
  
  
  
  Стасисбрынза 'За Родину! За Коррупцию!'
  
  Политическую сатиру в отсутствии тонкости замысла должны спасать лихость изложения и юмор, а также прочие стилистические достоинства текста. В данном случае не скажу, что совсем провально, но много скучных, затянутых, не артистичных мест. Для шести килобайтов слишком много. Нехитрая мысль, что: 'жизненные нужды исполнителей при оружии должны быть удовлетворены, а то, глядишь, пальнут в тебя же ненароком' - ясна, но этого мало.
  
  
  
  Холм А. 'Найти разумное объяснение'
  
  Вот эти моменты: 'мир вокруг наиболее обширен', 'моих очей словно коснулось прозрение', 'появился столь неожиданно для меня', 'куда более важен любых разговоров', 'Отец ушел и я выкраил ещё две минутки', 'содрагания и небрежения, какие рождаются в сердцах многих представителей человеческого рода' в двух начальных абзацах вводят в совершенную прострацию: поначалу думаешь, раз их так много, то это неспроста! Потом понимаешь, что это всего лишь авторское невладение языком, то есть, банальная неграмотность. И под этой неграмотностью погребена потенциально стоящая идея. Только не нужны никакие пришельцы из космоса, в нашем мире достаточно вещей, которые помещаются между молекулами кислорода. Автор открыл дверь в неизведенное, потоптался на пороге и закрыл дверь.
  
  По сути, ситуация примерно та же, что описана в этом примере:
  
  'Однажды осенью Басё и Кикаку шли через рисовое поле. Кикаку сложил хайку о красной стрекозе, которая привлекла его воображение:
  
  Оторви пару крыльев
  У стрекозы -
  Получится стручок перца.
  
  - Нет, сказал Басё, - это не хайку. Ты убил стрекозу. Если ты хочешь создать хайку и дать ему жизнь, ты должен сказать:
  
  Добавь пару крыльев
  К стручку перца -
  И появится стрекоза'.
  
  Т.Бреславец 'Поэзия Мацуо Басё': 'Наука'. Москва, 1981
  
  Надеюсь, автор наработает опыт и будет успешнее решать такие задачи.
  
  
  
  Слимпер Н.В. 'Про принцессу, которую так никто и не спас'
  
  Один из приёмов постмодернизма - снижение высокого, но в данном случае, это не постмодернизм, это просто плохая попытка рассказать известный сюжет, как бы в перевёрнутом варианте. Вроде бы есть задача, вполне нормальная сама по себе, посмотрите, как подобную решает Александр Щербина в песне 'Рыцарская сказка' То, что получилось у вас, к сожалению, находится на уровне несмешного, плохо рассказанного анекдота. Язык автор чувствует плохо, хотя вроде бы и делает попытки языковой игры, от которых, правда, только хуже: 'Переступив через себя, он переступил через мертвых рыцарей, и легко забрался на самый верх'. О языке рассказа в целом исчерпывающее представление можно получить, например, вот из этого отрывка: 'Принцесса же, как следует вздрогнув, избавляясь от напряжения, села за прялку. Так она и сидела, иногда вздрагивая и морщась, нехотя вспоминая об ужасной бородавке того уродливого рыцаря, и пряла.
  Конь же, стоявший на краю полянке, увидев смерть своего нерадивого хозяина, фыркнул, тряхнув головой, да и потопал не спеша обратно через лес'. Ошибок и опечаток в рассказе масса.
  
  Если автор действительно хотел вызвать у читателя приступ брезгливости во всех смыслах этого слова, то у него это получилось. Приступ недоумения и брезгливости.
  
  
  
  Добрушин Е.Г. 'In memoriam'
  
  С порога о названии: латинская фраза означает 'в память о чём-либо', по прочтении рассказа я так и не поняла, о чём же? О злополучном теракте? О родителях? Так и осталось неясно.
  
  Неудачный диалог в первой сцене: полное ощущение, что они только-только познакомились, а оказывается Моше уже делает Рахель предложение. Дальше не лучше: выясняется, что программа по удалению памяти терриристам и воспитанию их как евреев не секретная, то есть, Рахель должна о ней слышать по словам брата, однако, девушку нисколько не насторожило, что у её жениха в прошлом есть эпизод с потерей памяти. Вообще, это уже и есть как бы чёрная метка, самый и факт этот уже достаточная причина подозревать в любом с амнезией террориста. Хупа в Израиле невозможна с человеком, чья мать не является галахической еврейкой. Странное поведение брата героини в предложенной логике характера - он говорит сестре в последней сцене 'делай аборт', но молчит о своих подозрениях в день свадьбы. Но, допустим, в обществе уже стало общим местом, что эти люди, такие же, как и все остальные, и не могут быть дискрименированы, тогда зачем проверять через связи в спецслужбах, тот ли это террорист или какой-то другой? Коллизия рассказа хоть так, хоть эдак надумана, и сова на этот глобус плохо натягивается. Ну, и в общем, написано не особенно хорошо: бедный язык, схематический сюжет, не очень новая и плохо проработанная фантастическая часть со стёртой памятью и тому подобное.
  
  
  
  Mindal 'Готовое решение'
  
  Рассказ про два подхода в творчестве (миров), ни один из которых (подходов) не хорош в полной мере. Главный герой использует 'готовые решения' из каталога, второй герой строит мир из собственной фантазии и наполняет его своей витальностью 'живёт им', и когда умирает, то его мир, захватывающе фантастичный, умирает вслед за ним (кстати, отчего умер Сергей? Его отравили? Он умер от того, что столкнулись два солнца в созданном им мире?). Напоминает мне это два подхода в искусстве: один условно 'восточный' - сперва художник долго учится воспроизводить существующие образцы и каноны, затем, когда достигнет в этом такой степени мастерства, что начнёт растворяться в этом, уже двигается самостоятельно. Многие так и остаётся на стадии воспроизведения (как главный герой рассказа), есть и другой подход, условно 'дилетантский' - когда художник отдаётся на волю фантазии и творит, что называется 'от сердца', полностью следуя наитию, но при этом вынужден объяснять свои образы всем и каждому, и понятны они, пока жив автор, если он умрет, образы перестанут быть ясны остальным. Хорошо бы, эти оба подхода объединить (и этим озабочен главный герой), но Сергей отмахивается. Хорошо бы рассказ вычитать, там и ться\тся, и стилистические недочёты, есть и опечатки, да и просто какие-то досадные мелочи, которые портят неплохое в общем-то впечатление. Описание драконов страстное, образное, захватывающее, собственно, именно оно и дало мне аналогию с художниками.
  
  Мне несколько жаль, что при такой качественной постановке проблемы и обозначения внутреннего конфликта ситуации в рассказе, автор не пытается дать ответ на поставленный вопрос. Тогда было бы совсем хорошо, пока что довольно неплохо. Пожалуйста, вычитайте рассказ!
  
  
  
  Тюрин Р.В. 'Тушечка'
  
  Рассказ про то, как лётчик 'наснил' себе фантомное чувство вины за катастрофу, к которой не имеет никакого отношения, но считает на основании 'вещего' сна, что имеет прямое, что это именно он не справился с управлением самолётом. В общем, простенькая мистика, или магический реализм, кому как покажется, или просто реализм - мало ли, что там приснилось, мир снов загадочен. Для автора это наверняка рассказ, помогающий переосмыслить то, что происходит вокруг нас, события из актуальных новостей.
  
  Язык: ничего особенного, последняя фраза неудачная, вот это: 'Море вам пухом, все мы там будем...' - где 'там'? в море? Получается, что именно в море. Эта фраза ещё и как бы примиряет героя со случившимся - мол, смотри, вот же некий утешающий голос тебе говорит - ты не виноват, и герой пусть со скорбью о погибших, но довольно легко принимает это. В общем, мир несовершенен, жизнь хрупка. Дата написания рассказа важная часть содержания.
  
  
  
  Горностаев И. 'Возлюби ближнего'
  
  Герой понятный, я про Альберта Кирилловича (про бога с ангелом - ясно, что их автор нафантазировал такими, как ему надо "для дела", они функциональны), только так себе герой, бесцветный, для авторской задачи на короткий рассказ впрочем вполне подходящий, только сочувствовать ему не очень получается - что у него в жизни было, кроме того, что в церковь ходил, а на приходе отец Пётр служил. Композиционно рассказ из двух диалогов, тематически - небесная канцелярия, да ещё и 'датский' - про майянский конец света. Написано живенько, но несколько пустенько. Героя вселяют в тело девочки на 'ангельскую вакансию', только не ясно, с какой целью, этот момент обозначен, но не выстреливает, поленился автор его развить. А дальше диалог, в котором сетует создатель, дескать, любят они меня, а должны бы любить мир, который я им дал. И поэтому давай-ка мы сперва этот мир у них на минуту отберём, так, что и не заметят (мы ж добрые), а потом снова вернём, чтобы понимали, чего могут лишиться (если заметят). Но, конечно, не в коня корм: бог сломал куличик, а потом снова вылепил, последняя сентенция, видимо, подводка к девочке, в которую переселили Альберта Кирилловича (автор, исправьте там в конце опечатку в имени героя), но на том всё и заканчивается: зачем воплощал, с какой целью - так и осталось за кадром.
  
   Основной недостаток рассказов такого рода в том, что сама тематика на входе как бы сулит раскрытие тайны бытия или хотя бы озарение, но вот вопрос: а не был ли теплохладен сам автор, когда рассказ писал? Не чувствую я, как читатель, чтобы что-то во мне после прочтения изменилось. Если уж писать на эту тему, то иначе, так, чтобы читателя проняло, чтобы он хотя бы почувствовал, что этот этот мир достоин его деятельной любви, в которую нужно и можно превратить деятельную ненависть.
  
   Ася Анистратенко в четырёх строках сказала на эту тему куда больше:
  
  кто-то должен все время смотреть на свет
  повторяя упрямо что смерти нет
  потому что в действительности у тьмы
  нет другого оружия только мы
  
  
  
  Тихомиров М. 'Жёсткая посадка'
  
  Прямо с захода рассказа читаем рядом вот эти два предложения, оформленные, как внутренний монолог героя: 'Просто уясните: я - чертовски крутой перец.
  
  Но это все лирика, увертюра, музыкальный этюд, предваряющий собственно величие полета валькирий.' Не верю, что ваш 'чертовски крутой перец' знает, что такое увертюра и вообще когда-нибудь слушал Вагнера.
  
  А дальше так себе вестерн, коротенький совсем. Из фантастики: космический корабль, у которого внезапно закончилось топливо, два желудка у парня в салуне и как минимум три плеча у нашего героя. По большому счёту, без всего этого вполне можно обойтись, от сюжета не убудет.
  
  Отрывок чего-то большего, или автор ручку расписывал, а в ней внезапно кончиись чернила?
  
  Концовка опять же не вяжется с образом героя: ' Пока разгоняется реактор, нам с любимой как раз хватает времени на то, чтобы выкурить трубку мира и зарыть поглубже томагавк войны, любуясь осколком растущего месяца.
  О, эти женщины, ох, злато, ах, эти чары Луны!..' Там строкой выше было 'бабы и бабки', а тут 'чары Луны' и 'злато', для такого рассказа недостаточно, чтобы создать объёмный и сложный образ, но хватает, чтобы ваш 'чертовски крутой перец' перестал быть цельным.
  
  
  
  Плотникова Т.А. 'Наш мир'
  
  Рассказ прямо в пару предыдущему - там жёсткая брутальная фантазия, тут розовая женская мечта о романтике и райских уголках, сказка для домохозяйки, у которой один день до боли в усталых плечах похож на другой, хорошо, что муж художник и не забыл пошаманить, чтобы у героини была такая замечательная возможность оказаться в чудесном мире из их романтического периода. Если честно, то писать подобное гораздо захватывающе, чем читать. По крайне мере, для меня. Язык мог быть и поярче. С трудом представляю ставни на пятом этаже - зачем они? 'Ожидая неизбежность удара, я зажмурила глаза. Сильный поток воздуха обволакивал меня, земля неизбежно приближалась.' Неизбежность-неизбежно. И дальше ещё такие неудачные места ещё есть. То вдруг ни с того ни с сего проскользнёт 'дабы', то неудачный эпитет. Язык такого рассказа должен быть безупречным, чтобы читатель хоть на ловлю блох не отвлекался: 'Бабочки-лекари сразу подлетели и стали хлопать своими красочными крыльями, восполняя недостаток воздуха' - это предложение хорошо характеризует особенности и недостаки языка.
  
  В общем, зачем это писал автор, мне понятно, но, увы, рассказ для узкого круга: тех, кому автор знаком лично и интересны её фантазии. Рассказ, увы, совсем не запоминается.
  
  
  
  Грехова А.С. 'Таинственный лес'
  
  С самого начала читаем вот это: 'Элеонора привыкла, что ее практически никогда не воспринимали всерьез. Мелкие стычки и драки редко обходили ее стороной. Вот уже десять лет она скиталась по миру, ища того самого мага, который разрушил всю ее жизнь и убил любимого. Она зарабатывала себе на жизнь тем' и это: 'Вот и сейчас она направлялась в сторону небольшой деревни, где, по словам местных жителей, а также встретившихся ей на пути торговцев, чей путь пролегал через нее': бесконечное 'она' и 'её', а во втором отрывке 'ей на пути торговцев, чей путь пролегал через неё', надо полагать, через Элеонору, да и в первом отрывке 'всю её жизнь. Она зарабатывала', то есть, жизнь зарабатывала. Перечитайте, пожалуйста, со вниманием вводную часть моего обзора. В общем-то весь рассказ написан таким вот неряшливым языком, и можно то же самое сказать гораздо экономнее, ярче и живее. Проверьте знаки препинания при прямой речи, согласование времён глаголов, и так далее. В общем, на грамматику, пунктуацию, стилистику надо обратить самое пристальное внимание. И больше читать хорошей, классической литературы, это очень помогает тренировке чувства языка и чуткости к слову.
  
  Вот очень показательный отрывок и пример того, как не надо писать:
   'Элеонора открыла глаза. Рядом стоял Граф, который пытался мысленно пробиться к сознанию своей хозяйки.
   - Со мной все хорошо, дружок. Я в порядке. - тихо ответила девушка своему другу. Она была еще слаба и не окрепла после сражения.
   - ТЫ ТАК ДУМАЕШЬ?! - странный голос возник из ниоткуда и, казалось, окружил ее со всех сторон. Граф тоже его услышал. - СЧИТАЕШЬ, ЧТО ВОЛКИ ЭТО МОЙ ПРЕДЕЛ!? ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ ГДЕ ТЫ, НАКОНЕЦ-ТО ТЫ ВЫДАЛА СЕБЯ!
   - Кто ты?! - выкрикнула девушка в пустоту ночного леса. - Что ты?! Неужели...
   - Я ТВОЙ СТРАХ, Я КОШМАР, Я ТВОЯ СМЕРТЬ... ХА-ХА-ХА... - голос растворился во тьме столь же внезапно, как и возник.
   - Похоже, мы ввязались во что-то пострашнее, чем просто мелкие зачистки, дружок, - тихо произнесла Элеонора, обнимая своего друга за мускулистую шею. Впервые за многие годы ей стало страшно.'
  
  Весь текст - явно часть большего произведения, опять же, посмотрите в начале моего обзора, многие пункты можно отнести к вашему рассказу. Ну, и положа руку на сердце - сколько раз мы все читали (или хотя бы начинали читать) нечто подобное? На этом поле такая конкуренция, что неопытному автору там делать нечего, любить приключения и иметь свободное время для сочинительства ещё недостаточно, чтобы преуспеть на этом поле. Но, кто знает, может быть автор готов идти этой дорогой и дальше и работать над языком и литературной составляющей, это ключевое. Удачи!
  
  
  
  Бел Д. 'Сквозь соль и слёзы'
  
  В самом начале: '- Ну иди сюда, красавица, - пробасила Катари, вылавливая морскую хризантему.' Неужели 'пробасила'?! Это слово настолько не вяжется со всем образом героини, оно здесь явно случайное, неточное.
  
  Как же мать позволила детям выйти в море без оберегов, раз в мире героини подобные вещи имеют значение? Конечно, сила магии морской обитательницы могла оказаться сильнее оберега, но тут отдельно оговорено, что героиня заметила отсутствие кулончиков ещё на берегу. Чего только не сделает мать ради спасения своих детей, убить мужа - легко, а вот отправить их обратно за охранными артефактами - не факт! :-)
  
  Написано меж тем неплохо, хотя можно бы ещё вычитать, особенно начало. В целом симпатичная сказка, может и без особенно глубоких мыслей, но и как есть хорошо. Исполнение адекватно замыслу.
  
  
  
  Борисов П. 'Поисковик'
  
  Название у рассказа такое, что поневоле ожидаешь историю о Яндексе, Гугле или чём-то подобном. Где-то на пятой-шестой фразе мы узнаём, что героиня 'женщина', потом бог весть сколько текста идёт сплошное 'она', 'её', 'ей', ближе к середине появляется, наконец, Лариса Смирнова. Вообще, по чистой случайности и из опыта, а ещё потому, что читаю несколько раз, я догадываюсь, что это всё вероятно один и тот же человек. Остальные герои рассказа зависли где-то в вакууме авторского воображения. В середине рассказа мы начинаем понимать, что поисковик - это не про интернет, примерно тут и материализуется герой. Примерно с середины начинается внятное действие, и концы потихоньку связываются с концами - это потому не очень хорошо, что начало полностью выпадает из этого всего и даже думается, что не так уж оно и нужно на самом-то деле. В общем, помимо претензий по языку, есть претензии и по композиции рассказа - она переусложнена, может быть, перестановка мест слагаемых сделает сумму более достойной идеи? 'И я ловил образы очаровательной белокурой девочки и её внучек' - автор, ведь правда, у белокурых девочек не бывает внучек?
  
  В итоге, я раскопала смысл и логическую последовательность событий, я даже удовольствие от рассказа получила, но, честное слово, не понимаю, зачем это было так далеко и так путано прятать сюжет от читателя? Неужели задачей своей автор видел напрочь сломать читательскую голову? Или он пишет специально для тех, кому не лень вернуться и перечитать, и ещё вернуться, и снова читать, пока всё не сложится.. Очень двойственное ощущение, очень.
  
  
  
  Георгиевич Я. 'Орудия смерти, орудия жизни'
  
  Начало динамичное, хотя, "демон под капотом" - и только потом становится ясно, что это не отдельная сущность, а метафора. По-моему, стоит таких двусмысленностей избегать, помня о бритве Оккама. '- Я тоже, только сегодня прилетела... - Фраза напрашивалась на вопрос' - фраза не может напрашиваться, говорящий может провоцировать вопрос фразой, сам говорящий может напрашиваться на вопрос (хотя и это не очень-то хорошо звучит), поправьте, пожалуйста. В тексте есть ещё блошки, просторечные слова и выражения в авторской речи, вычитать не помешает.
  
  В общем, это такой вестерн, апгрейженный до космоперы. Есть ощущение, что рассказ часть чего-то большего (перед нами завязка, объясняющая происхождение возможного супергероя). В общем, стрелялка-бродилка, с заданиями и адреналином. Увлекает тех, кто такое любит. Но таким любителям неизбежно покажется мало по объёму текста. Вычитать всё равно надо. И забудется быстро.
  
  
  
  Шахов А. 'Неподвижность'
  
  Этому рассказу досталось критики (я читала комментарии и обзоры), и в самом начале отзыва отмечу, что вычитка ему не помешает. Даже если автор сейчас не видит мелкие мелочи, то по прошествии времени стоит к тексту вернуться и пройтись полирующей шкуркой. 'Подобострастные мысли' - пожалуйста, исправьте сразу. Посмотрите в словаре значение слова 'подобострастный'.
  
  Для меня этот рассказа -- стопроцентное попадание в личное. Более того, я теперь точно знаю, что можно больше никому не объяснять, как именно выглядит депрессия изнутри, а просто посылать этот рассказ. Да, ровно все претензии критиков, что действия и решения героя странны, что отсутствие подбадривающих слов аборигенов: 'мол, давай, иди же!' - недостаточная мотивация для того, чтобы остаться и не лететь, что объяснение героя: "если я вернусь один, мне жизни не дадут родственники погибших" - лишено логики (ещё бы! это ж рационализация чистой воды!): вот ровно так и выглядит настоящая, многолетняя депрессия.
  
  И причина этого состояния героя, кстати, дающая ответ на многие вопросы в рамках предложенной автором ситуации: 'Как бы я ни пытался, это место не хотело меня отпускать. Оно гнало меня от себя, а затем хватало за руку и прижимало к сердцу'.
  
  Очень много идеально точного - и странные рационализации, и общение со многими окружающими, как с одним, и потеря памяти, и разрушение тела, и полностью забытые навыки чего-то простого (герой разучился управлять кораблём), и маниакальная сфокусированногость на единственном в мыслях (стань Тубу), но одновременно полная апатия и бездействие в жизни даже и в этом, как бы самом важном. Этот рассказ - правда, от первого до последнего слова.
  
  Да. Он не для всех. Но я по-настоящему счастлива, что этот рассказ написан. Он про возможную меня, про то, что было бы, если бы я не улетела со своей внутренней 'планеты', где тормознулась на добрый десяток лет непутёвой жизни, а могла бы просидеть и все пятьдесят.
  
  При всей безнадежности рассказа концовка всё же светлая. Самое искреннее спасибо автору за рассказ. И название идеально точное.
  
  
  
  Адашов Ю. 'Называй меня папочкой'
  
  Начало хорошее, сразу, что называется, верная фокальная точка, попадаешь в ключевой разговор и входишь в курс дела. Вот тут не очень хороший момент: 'Стены хрупки, как нечистая совесть. Зак всем нутром почувствовал, как напряглась и взвыла электроника костюма, пытаясь погасить удар. Не помогло. Пробив рваную дырищу, техномаг оказался' - если 'стены хрупки', то почему электроника так напряглась? И потом, сперва 'электроника напряглась, погашая удар', а потом только 'пробив рваную дырищу', странная ретардация для такого динамичного действия. 'многострадальная тушка Зака' - он вроде бы ещё не успел особенно настрадаться телом.
   Бой динамичный, но зримый, не перегруженный подробностями, обилие которых на деле только тормозит темп действия.
  
  Искин заражённый душой - это хорошо, одно из самых точных мест рассказа, хотя, в общем, идея и не новая сама по себе. Вышедший из-под контроля ИИ оказался мальчишкой, помешанным на игре. Герой отхватывает редкий трофей - мега-костюм и усыновляет пацанчика (апргрейдится по полной). В общем, молодец, квест удался. Только вот возникает ощущение, что это на самом деле не конец истории, а начало чего-то большего: повести или романа. Коллизия как раз настраивает на то, что вот с этого-то момента и начнётся настоящее действие, и да - действительно хочется узнать, что там с героями стало дальше.
  
  Название - удачное, но спойлер. Написано симпатично, тем, кто любит экшен, должно понравиться (правда, в виде романа смотрелось бы куда как весомей во всех смыслах).
  
  
  
  Васина О. 'Минимальное воздействие'
  
  С самого начала рассказа: 'Мимо приземистого дома с двускатной крышей крадётся мальчишка. Он вздрагивает, услышав, как ржавая калитка довольно постанывает в объятиях ветра. Длинная чёлка падает на лицо, закрывая обзор' - на мой взгляд, эти три предложения стоит переписать. Вроде бы они правильные, но какие-то школярские в смысле построения, тут некоторые глаголы читаются не как одноактное действие, а как продолженное во времени, 'длинная чёлка падает' и есть ощущение, что она всё падает и падает, бесконечно для своё падение. Понимаете, о чём я? Вот тут то же самое: 'Слышатся брань, возня, звуки бьющегося стекла, визг' - слышатся звуки бьющегося (не разбитого!) стекла, которое всё бьётся и бьётся, и так до скончания веков. Ну, или вот тут: 'Хрустит ветка. Кайл слишком поздно чувствует за спиной движение' - почему не сказать: 'хрустнула ветка, Кайл слишком поздно почувствовал за спиной движение'?
  
  Концовка удачная, жизнеутверждающая. А вот инопланетяне какие-то глуповатые. Неужели одноактное воздействие на неключевую точку причинно-следственной цепочки может её сломать? Мало ли, пообещал им мальчишка, а потом взял и перерешил? Темпоральные, получается, вмешательства они освоили, и спец вон какой, разбирается, как надо общаться, а на поверку даже мне, как читателю, не представляется убедительным обещание 'держаться подальше от физики'.
  
  'Я мало жил и жил в плену, таких две жизни на одну, но только полную тревог, я променял бы, если б смог!' - для пубертатного подростка полнота жизни - довод, перекрывающий даже судьбы мира, уж тому инопланетянину ли этого не знать?
  
  
  
  Горбачёв О.В. 'Куриная слепота'
  
  С самого начала: 'произносят эту пару ритуальных фразы,' - пожалуйста, поправьте рассогласованность. 'В Универе' - универ со строчкой, 'незданной курсовой' - несданной курсовой, это не от слова 'первозданный', а от 'сдавать'. И там ещё есть языковые блошки, чем раньше вычитаете тем легче будет рассказ для восприятия.
  
  Образ отца такой выверенный получился, именно от собственного страха так и предостерегают, хочется самому вместо сына оказаться во всех критических ситуациях его жизни и оберечь, охранить.
  Описание первой встречи с Надей, уж извините, слащавое.
  
  Но сам рассказ мне глянулся, есть в нём игра 'зрячий - политически неблагонадёжный', причём без педалирования, а поданная на уровне модели общественного устройства.
  
  Кстати, на каком-то БД примерно десятилетней давности был рассказ, которому я ставила семёрку, и даже выдвигала в Список Мошкова, но который потом так и не смогла найти, видимо, автор его удалил с сайта. Там была похожая ситуация: практически всё население видит только оттенки зелёного, за исключением единиц, которые видят весь спектр, в мире нет войн, и люди в целом не агрессивны, но это меньшинство нужно для того, чтобы популяции в целом иметь генетическую возможность на всякий случай. Там девушка, видящая весь спектр, пытается рисовать картины полной палитрой, но у неё не получается, не смотря на физическое преимущество. А вот у художника с обрубленным зрением получается создавать прекрасную картину этими красками, хотя видит он их как оттенки зелёного. Если вдруг кто-то подскажет, что за рассказ и как называется, не говоря уже о ссылке - буду очень благодарна.
  
  Думаю, и автору 'Куриной слепоты' будет интересно, как ещё похожую идею разработали.
  
  
  
  Просвирнов А.Ю. 'Загадки вокруг Люция'
  
  Забавный остросюжетный (как говорили в моём детстве) детектив с фантдопом, тот самый случай, когда рассказ легко читается, развлекает, не более того, но и не менее. Как говорится: спите осторожно, все ваши фантазии и сны могут быть использованы против вас. :-)
  
  Из замеченных блох: 'словно сошедшая с полотен мастеров девятнадцатого века' - штамп, откажитесь от этой фразы.
  
  В общем, для такого небольшого пространства всё динамично закомпановано, всё по делу, всё играет, хотя и смотрится чуть нарочито в том плане, что ребята практически сразу нападают на верный след. Нет, это не претензия, просто чуть тесновато восприятию в заданном объёме.
  
  
  
  Оркас А.В. 'Выбор'
  
   Честно говоря, в начале чтения рассказа была уверена, что это сатира. Фамилия Да Винчи прямо с ходу на такое восприятие настраивает. Разумеется, потом понимаешь, что автор вроде как серьёзно и о другом. Но остаётся недоумение - а зачем такую отсылку давать в этом случае? Или автор всё же колебался - серьёзно он и не очень?
  И вот это 'ставленник зажравшихся промышленников' неужели кто-то так думает во внутреннем диалоге? 'Да, поскольку я тогда только рожусь. Я рожусь в 2005 году' - а так точно можно сказать? Звучит уж больно странно, замените на что-то вроде 'я тогда только появлюсь на свет'.
  
   'Погибнет двадцать миллионов советских граждан!
   - А кто победит?
   - Россия победит' - погибло не 20 миллионов, а уже сейчас официально считается, что нижний предел потерь 26.6 миллионов человек, не думаю, что в будущем вернутся к цифре хрущёвского времени. 'Россия победит' - в то время государство называлось Советский Союз, и именно так должен был ответить ваш герой, это и фактически верно, и понятно советскому нелегалу, за слова 'Россия победит' он мог бы заподозрить этого гостя из будущего в той ещё провокации. В тексте ещё есть, к чем придраться по мелочи, вычитывание на свежую голову поможет.
  
   По композиции - чрезмерно подробная первая сцена, в кафе, вторая, на балконе, очень динамичная, и где-то смазанная. Доводы пришельцев из будущего разной степени убедительности. Ещё вопрос: а почему они убить сами не могут, а вот оружие из будущего в руках человека из прошлого никаких темпоральных законов не нарушает?
  
   Сам по себе сюжет в общем-то сильно не новый - есть даже моральная дилемма - способен ли ты убить младенца в колыбели, если знаешь, что это Гитлер? Реализация сюжета тоже не так, чтоб впечатляет, вот честно - комикс вижу, а интересный рассказ - нет.
  
   Не обессудьте.
  
  
  
  Плюс Д. 'Снежные записки'
  
   Попытка сконструировать жизнь изо льда, в итоге в общем, получаются мыслящие и чувствующие формы (а это и есть высшие формы жизни), но совершено недеятельные. Мыслят - следовательно, существуют, но..
  
   Вот две едва ли не соседние фразы: 'Обидно - оказывается, я не уникален!' и 'Странно, но моя голова занята лишь одним - я мечтаю прикоснуться к тебе' - между ними целый пласт - от ощущения собственного эгоизма и единственности до зарождения любви (между прочим, тема, занимавшая классическую литературу 19-го века). При этом до самого конца рассказа Снежана остаётся объектом, она так и не начинает действовать. Рассказ-метафора известной максимы: 'в любви один любит, другой позволяет себя любить'. К сожалению, автор не пошёл дальше, не попытался не просто дать одушевлённый 'дневник наблюдений за живой и неживой природой', а найти в этом нечто большее, нечто, что дало бы читателю новое понимание - любви? жизни? сознания? может быть старости и смерти?
  
  
  
  Римских Р. 'Мой день'
  
   Отличная вещь, написанная зримым языком, с обилием словесной игры, что мне особенно симпатично, хотя, надеюсь, что автор по прошествии некоторого времени сделает его совсем филигранным (это значит, оставит там, где вкусные словечки ради смысла, где на аллитерации построена глубина текста, а не показано умение и вкус автора к словесной игре), если интересно, могу показать места, где я вязла при чтении.
  
   Смыслы в рассказе глубокие - что значит, жить для других? Как далеко можно пойти, жертвуя себя окружающим? Надо ли делать это в прямом смысле, раздавая себя на составляющие? Мукой ли и страданием обретается царствие божье? Нужно ли строить общество, в котором эта самая жертвенность понимается так буквально и так одинаково для всех, а равенство есть совершенно механическая категория, где организм, появившийся из репликатора, противопоставлен естественной личности со всеми её особенностями? Как много мы вообще понимаем о законах того мира, в котором живём (и, главное - чего важного об этом мире не понимаем совсем)? Вопросы поставлены, попытки ответа сделаны, дальше идёт работа читателя - насколько эти вопросы актуальны для него. Рассказ ещё и метафоричен - его можно воспринимать, как модель того, к чему приводит начётнический, некритичный, огульно обобщающий подход, подход, где во главу угла ставится что-то одно, а всё остальное игнорируется, купируется, или загоняется глубоко внутрь.
  
  
  
  Адаменкова Н. 'Вперёд, сволонтёры!'
  
   Смешной симпатичный рассказ. Фантастический антураж вполне в тему, название удачное, запоминающееся. Концовка немного подкачала, если бы не такой, полуоткрытый финал, а точка, было бы ещё удачнее, но и как есть, весьма хорошо.
  
  
  
  М.Г. 'Лучик'
  
   Бытовая фантастика на грани магического реализма. Очень много отдано места бытовому очерку с описаниями, связанными с грибами и хозяйством, ожидается, что в этом есть сюжетная составляющая, но фактически её нет. Язык очень простой, более подходящий для публицистики, чем для худлита, но в общем и целом: рассказ как рассказ, ничего особенного. С другой стороны, такого рода тексты надо писать, это как фотографии для семейного альбома - их значение для чужих так-сяк, а вот для семьи - трудно переоценить. Так же и это: сказка, написанная бабушкой для внучки - одно из тех действий, которые объединяют семью, показывая через связь конкретных людей связь поколений.
  
  
  
  Павкин Р.А. 'Неслучившаяся история'
  
   'Раскатное эхо надвигающейся бури прокатилось по догорающим руинам некогда прекрасной столицы несуществующего более королевства. Последовавшая свинцовая мгла стремительно заволокла остывающую синь небес, отрезав бренную землю от холодного света первых звезд. Рваные ветра, задувая остатки пепелищ и взрывая с них клубы пепельной черни, с остервененьем завыли в остовах навеки сгинувших улиц. Ослепительная вспышка, на миг осветившая уже мертвый город, оставила после себя лишь надвигающуюся темноту забвения.' Весь этот рассказ -- прямая иллюстрация к крылатой фразе "Аркадий, не говори красиво!" Я как раз весьма ценю красоту слога, стилистику, яркий язык, в данном же случае беда в том, что попытка сделать язык ярким есть, но она школярская. Полное ощущение, что автор как бы пытался отыскать именно устоявшиеся, избитые сравнения, это очень заметно, местами выглядит даже нарочито - прилагательное есть, но предмет как был не определён, так и остался. Совет автору (если позволит): учиться видеть штампы и избегать их в своих текстах.
  
   По содержанию: рассказ состоит из одной, весьма подробно описанной сцены. В конце оказывается, что это приснилось мальчику-подростку. Из-за особенностей языка возникает полное ощущение, что рассказ уже много раз был читан в том или ином виде (например, как часть романа или повести). Я надеюсь, автор обратит внимание на заштампованность речи и перестанет к каждому существительному обязательно придумывать прилагательное, а к каждому глаголу наречие. Или хотя бы будет делать это так, чтобы не возникало ощущение дежавю.
  
  
  
  Алексеева-Минасян Т.С. 'Эхо'
  
   Бросилось в глаза 'далёкий соседний берег' - мне кажется, в данном случае это оксюморон. Хороший рассказ, иллюстрирующий идею: если сегодня придут за соседом, то завтра придут за тобой. Правда, герои в индивидуальном порядке саботируют выполнение своих обязанностей, но, даже имея свой собственный опыт преследования, не пытаются поломать систему. Катарсиса в конце не хватает. Получается просто 'зеркальный' случай, а хочется, чтобы нечто большее, какой-то вывод, обобщение. Иначе есть ощущение незаконченной мысли.
  
  
  
   Бураков И.В. 'Возвращение 'Праведного'
  
  Сон, что называется, в руку. Но реальность оказывается страшнее душ, вернувшихся из ада в электронных микросхемах роботов на захваченном корабле. Фрейдистски-жутковато, но из-за фантастичности вроде как и не страшно по-настоящему. Если автор хотел напугать читателя, то в моём случае это не удалось. Задуматься тоже в общем-то особенно не о чем. Но картинка есть. Неожиданный поворот есть - это достоинства рассказа. Хотя в целом, конечно, большой глубины не наблюдается, но, может быть, и не задумывалось.
  
  
  
   Домнина И. 'И придёт День'
  
  Лирическая сказка про сохранение общей массы души и переход её из одного состояния в другое. Леморфы - полупризрачные создания вроде эльфов, живут в период, который автор назвал 'Ночь', следом придёт 'День' и будут жить люди, в чьих душах растворится душа леморфов. Незадолго до перехода у пары героев рождается сын, который будет добрым, в то время, как остальные леморфы накапливают знания. Вопрос, которым задаётся один из героев - сменится ли День людей новой Ночью леморфов? Мило, симпатично, но не более того. Видимо, задача автора ровно этим и ограничивалась. Ровно написано, но без особого изыска. 'Леморфная Ночь' - поправьте.
  
  
  
   Самойлова А. 'Машкина сингулярность'
  
  В общем-то детская сказка. За исключением слова 'сингулярность', хотелось бы мне посмотреть на ребятишек, которым кто-то из взрослых этот рассказ прочтёт: что они у него спросят по непонятную сингулярность, и что он им на сей счёт ответит? Дети, герои рассказа, вполне современные, а вот бабушка какая-то нарочитая, в городах таких бабушек уже не осталось, про деревни - не знаю, но, детки-то однозначно городские. Рассказ вполне может послужить основной для мультфильма, там как раз все перипетии Доро можно отобразить ярко и динамично, и про сингулярность будет проще объяснить.
  
  
  
   Пон А. 'Нити судьбы'
  
  'Моё зеркало не простое. Родовое наследство, переходившее из поколения в поколение по женской линии. Оно высится надо мной двухметровой зеркальной скалой, занимая всю стену комнаты. Я вижу в зеркале хитросплетения жизненных нитей, которые, переплетаясь, рождают неповторимые по цвету текстуры -- судьбы людей. В серебристой поверхности нет моего отражения, но есть приоткрытая Даром душа мира -- где я помогаю нитям соединяться, следуя интуитивному знанию сердца' вот цитата самого начала рассказа, и с первой строки 'родовое наследство... Оно высится' (наследство высится?) 'моё зеркало.. высится зеркальной скалой' - тавтология, 'приоткрытая Даром душа' - читается, как безвозмездно, то есть даром :-), "переходившее из поколения" - почему не перешедшее по наследству, или переходяще из поколения в поколение? Не будь я судья, дальше такого начала читать не стала бы.
  
  В этот заход в одну группу попали два рассказа на тему судеб и нитей, видимо, это какой-то архетип о наличии неких сущностей, управляющих людскими судьбами, причём сущностей, заинтересованных в людском благе.
  
  В этом рассказе нити у героини как бы воруют - мать, чьи близнецы умерли, каким-то образом смогла свить из нитей мирок, в котором сыновья живы и здоровы. Героиня попадает туда и буквально парой фраз возвращает женщину из фантазий посттравматического периода в реальность. Сами доводы в общем-то не особенно серьёзны, однако, Эмилия на них легко соглашается, впрочем, это уж на усмотрение автора, хотя для меня психологически они не выглядят убедительно. Странно, однако, что женщина, способная сделать из нитей целый жизнеспособный мир, не получает нового качества, а ведь она, судя по всему, обладает 'даром' ничуть не меньшим, если не большим, чем ваша героиня, которая использует для своих манипуляций зеркало. Честно говоря, я ожидала в конце инициацию - дело взамен скорби по умершим детям.
  
  
  
   Неделько Г.А. 'Вершина'
  
  Стрелялка-бродилка про то, как герой шёл к вершине пирамиды и дошёл. Кто любит описания сражений и походов, тому может и понравиться. Но в целом выглядит как часть чего-то большего, ведь даже цель, с которой герою понадобилось оказаться на вершине пирамиды, практически не обозначена. Но герой, конечно, молодец и супер-пупер, а ещё у него полно всяких чудесных штук на все случаи..
  
  'Птица Планеты Смерти возвещала о следующей победе. Об окончательно победе, что пришлось так долго ждать.
  О победном конце, дающем начало пока не рассказанной истории из нескончаемого их количества...' - так и есть, этим заканчивается, но можно было и начать, разницы совершенно никакой. Вычитать, даже судя по этому отрывку, не помешает.
  
  Забывается ещё в процессе чтения.
  
  
  
   Борисова М. 'Вам на какую планету?'
  
  Производственный рассказ из жизни писателей и их домочадцев. Жена сочиняет, муж в роли первого читателя и критика историй жены. И вот однажды она написала про то, как они попали бог весть куда, и вот на утро они проснулись именно бог весть где и вот уже три недели там живут. Мужу скучно, жене страшно - поэтому написать она ничего пока не может, боится, что попадут куда похуже. Муж меж тем временем записывал что-то в тетрадку, в итоге, когда жена всё же ощутила некоторый вкус к жизни, она просто добавила что-то к его записям, стараясь не упустить малейших, важных для жизни подробностей, вроде запаха и наличия солнечного света на новом месте, записывать надо было быстрее - ведь солнечный день заканчивается (вот ровно так и пишет конкурсант перед дедлайном, чтобы успеть к закрытию приёма работ, а потом мучится три недели перед окончание группового голосования жюри :-), а там - как повезёт, то ли перенесутся на новое место, то ли останется всё, как есть..
  
  'Како[го] же было наше удивление, когда проснувшись' - ошибка, которая в последнее время встречается всё чаще и чаще, признаться, она действует на меня, как точка в конце названия, весьма раздражающе, так и хочется, озверев, спросить у автора: 'Нет, каково! Ну, какого же чёрта, а?!'
  
  Реакции у героев странные, живые люди так не реагируют на подобное происшествие. Диалог пустой, а ведь можно было сделать его ярким, показать мужскую и женскую реакции, показать писательскую и читательскую природу, а тут у вас жена мнительная, муж целиком в её фарватере, может, на Земле в обычной ситуации это и нормально, но тут вся мой опыт и знание жизни протестует - не верю! Зачем помещать героев в такую коллизию, если они ведут себя, словно попали на пару суток в нейтральную зону международного аэропорта? Может, именно туда их и стоило бы отправить?
  
  Вообще об эскапизме надо писать иначе, не так поверхностно, что ли. А хочешь, не хочешь - этот рассказ именно о нём.
  
  
  
   Сычёв М. 'А не устроить ли нам марафон?'
  
  Рассказ о том, что двое взрослых детных людей не могут наладить толком свою сексуальную жизнь при всём видимом желании этого (вроде бы они не выглядят недоумками, но ведут себя не вполне адекватно). 'Единую информационную базу Сети (ЕИБС)' - скажите, вы эту аббревиатуру придумали специально, чтобы подсознание выкидывало читателю то самое слово? Препятствия, не дающие героям заняться этим делом нехитрым, выглядят совершенно какой-то ерундой, если рассказ задумывался как социальная сатира, то он так не работает. Первая сцена вообще оказывает противоположное действие - ну, когда бы это какие-то карточки были важнее нагрянувшего полового желания? Вот я пишу отзыв, и чувствую себя полной дурой, которой приходится рассказывать взрослым людям совсем уж элементарные вещи.
  
  Фантастический антураж пришит белыми нитками.
  
  Я знаю, куда посылают непрошеных советчиков, и всё же рискну дать совет: если хотите написать о семейном сексе после рождения детей, напишите честную вещь, именно так, как оно есть на самом деле, вскройте нутро героев, покопайтесь в их душе. Пишу и самой противно, что вот это всё приходится говорить.
  
  
  
   Алекс А. 'Меня похитили инопланетяне'
  
  Этот рассказ - метафора апатии, верхним, фантастическим слоем состояние героя объясняется тем, что инопланетяне отрубили ему все неприятные ощущения. Именно так и происходит за время долгой апатии - желания начинают ограничиваться базовыми потребностями тела, контакты с людьми схлопываются, игра в условный морской бой становится интереснее, чем общение с кем бы то ни было, и даже выходить из дому в общем незачем (это состояние и людей в Японии называют хикикомори). И даже вязкость диалога, в котором герой объясняет друзьям, что с ним происходит, вполне уместна для передачи его состояния, скажем так - психологически оправдана. Общая сюжетная коллизия всё же не вызывает во мне катарсиса, но я не считаю рассказ совсем провальным, хотя не на все сто уверена, что автор написал вполне сознательно именно тот слой смысла, который я увидела, а не угодил туда случайно, по наитию.
  
  
  
   Рожкова А. 'Дар'
  
  Трогательно, хотя и несколько сентиментально, более сентиментально, чем, на мой взгляд, стоило бы. В итоге, как в той самой песне 'все умерли'. Два вопроса: один, почему мать так сурово давит на сына - мол, никому не говори? Хотя на самом деле, его надо было научить с этим жить, не просто применяя на хиленькую пользу себе, а как-то иначе. И второй вопрос: а зачем эта способность вообще нужна? Смерть неотвратима, обладатели дара поделать с этим не могут ничего - как говорится, ни украсть ни покараулить. Более того, если вынуть из рассказа фантэлемент, станет ли он хуже? По крайней мере, останется таким же. А может быть, в чём-то и приобретёт. Тут любовь героев лишена надежды на будущее, и потому, концовка с болезнью Вадима и скорой смертью выглядит, как своего рода бессилие автора поделать что-то с самой ситуацией. У них была любовь на пороге смерти. Вот и всё, что тут можно сказать. Может быть, в отсутствии фантэлемента (тем более, что это всё равно ничего особенно не меняет), рассказ получился бы более пронзительным? И фантэлемент выглядит, как подпорка, таблетка обезболивающего, которая даёт ощущение, что всё правильно, и так и надо, у героев узкий коридор действия, в котором они и живут. Эта любовь выглядит, как раскрашивание действительности - но без выхода, без нового качества. И в общем, без катарсиса. Впрочем, кто я такая, чтобы его ожидать? Хотя, уж во всяком случае накал близкого дыхания смерти тут нужен, вот, кстати, именно отсутствие этого ощущения (а ведь с такой способностью в мегаполисе герои каждую минуту должны ощущать близкую смерть, хотя бы чужую!), и есть для меня главный недостаток рассказа - задекларировано, но по сути не предъявлено новое качество людей, обладающих этим даром, ни их психологически новое состояние, ни более острая восприимчивость, ничего. Такие же они, как и все остальные.
  
  
  
   Медведев Д.А. 'Счастье для Горыныча'
  
  Милая, симпатичная сказка. Тот самый случай, когда в целом я эту тему не сказать, чтобы вот прямо очень люблю, но реализация такова, что автор перетянул меня на свою сторону, переубедил, что можно сделать и на таком исхоженном поле что-то свежее, развлекающее, доброе и с приятным послевкусием. Кстати, вот хороший пример, как психологическая проработка характеров вытягивает довольно банальную сюжетную коллизию, умение грамотно работать с национальным архетипом сэкономило объём, позволило сбалансировать рассказ, и ещё поэтому история вызывает симпатию. Автору удалось, автор молодец :-) Кстати, и мультфильм по этой истории можно сделать.
  
  
  
   Крокодилов М. 'Огонь Инуяши'
  
  Я очень сомневаюсь, что рассказ хоть в какой-то мере хоррор. Анимешные и узкосетевые отсылки вижу, есть ироничные места, есть ощущение города, ощущение времени года, ощущение образа жизни героя, но вся фантастическая коллизия пришита крупными стежками, и портит остальное. Написал бы автор о школьных взаимоотношениях, о подростковом мире, об опыте взросления в мегаполисе, могло бы получиться что-то интересное, а так вышла ситуация из разряда:
  
  
   СТИХИ О СОВЕТСКОМ ЁЖИКЕ
  
   Летит по небу ёжик
   Без крыльев и колёс,
   Не знает даже ветер,
   Зачем его принёс.
  
   Но вот внизу граница,
   Граница на замке,
   И чуткие радары
   Проснулись вдалеке.
  
   Советский истребитель
   Взмывает в облака,
   Чтоб ёжика ракетой
   Достать издалека.
  
   Но ёжик истребитель
   На взлёте увидал
   И галстук пионерский
   На шею повязал:
  
   Пилоты не допустят,
   Чтоб ёжик был убит -
   Он наш советский ёжик,
   Пускай себе летит!
  
   13.12.96
  
  (с) Лисаченко А.
  
  Но стишок смешной и милый, а у вас эклектика, что для такого небольшого рассказа плохо - вы туда всего натащили, а цельности в котелке не сварилось.
  
  
  
  Франц А. 'За восемнадцать часов до Конца Света'
  
  У фотографов есть такой принцип - фотография парных похожих объектов некомфортна для восприятия глазом - глаз пытается предпочесть либо одно, либо второе, либо понять, что здесь главное, и зацикливается. Это само по себе не хорошо и не плохо, просто зависит от того, что именно хочет вызвать у зрителя автор. В данном случае рассказ состоит из двух примерно равных по объёму частей и коротенькой, чисто формальной, концовки. Первая сцена с описанием ощущений Градского и пения мальчика очень хороша, и заканчивается отличной фразой, поднимающей весь рассказ до настоящего художественного обобщения.
  
  Вторая и написана слабее, и затянута (особенно всеми этими 'ну?' и 'чо?'), и местами диалог не очень хорош, например вот тут: 'Ох, ты ж, мать честная, вот точно тебе говорю - прямо в душу! А потом раз, и исчезло все. И павильон погас. Ну, а там уж и народ внутри заголосил, да на выход побежал' - по идее, эта фраза должна быть ударной, а она тонет в псевдонародном просторечии. одно слово - нормально, но тут их целый выводок. Я понимаю, что герои такие, через диалог поданы характеры, но и таким героям не обязательно рассусоливать до зевоты. К этому моменту у читателя сходит на нет послевкусие от сильной первой части, я вот даже подумала, не лучше ли, если их переставить местами..
  
  Концовка написана неудачным для таких текстов языком, в научных статьях и сейчас не пишут вот так: 'необычный эксперимент сотрудников теофизической лаборатории Третьего Северо-западного храмового комплекса - на этот раз с привлечением 35% мощностей Суперкомпьютера Сонхийского епархиального университета - позволил смоделировать целый ряд доселе' - 'доселе' и вовсе неудачное слово, а всё остальное выглядит, как в лучшем случае популярная статья. Тем более, через тысячу лет вряд ли язык будет таким даже у епархиальных вестников. Моделировать ли тут нарочито церковно-славянский или напротив - суржик английского, я не знаю, мне отрывки эти кажутся не очень хорошо связанными между собой, и, возможно, другой порядок сделал бы рассказ лучше.
  
  Что автор писать, и ярко писать, умеет, я вижу отлично, просто этот рассказ недотянут, может, потому, что не очень хороша компоновка.
  
  
  
  Нормаер К. 'Воскресный дедушка'
  
  Первую сцену стоило бы чуть подчистить от случайных слов, может быть, заменить их работающими, более точными.
  
  Вторая сцена хорошая. Характеры раскрывает. Третья подзатянута, не смотря на то, что секретарша, конечно, вполне может быть вот такой, но хочется, чтобы не было ощущения статиста, подающего реплики. Может, менеджер бы с ней флиртовал, тогда и объяснения смотрелись бы органичнее, а так - она дура-дурой, и не очень ясно, а чего на объяснения ей вообще время тратить? А так, - он ей бы зубы заговаривал, а сам бы пуговичку расстёгивал, а она бы делала вид, что поглощена разговором, и как бы не замечает этих манипуляций.
  
   Четвёртая сцена так-сяк, проходная объяснялка, диалог есть, но не отыгран: понятно, зачем говорят, но не видно, как говорят. Не дотянуто в общем.
  
  Концовку может, чуть подчистить бы - от случайных слов, и ещё Мозговое кресло странно звучит, не по-производственному, а в концовке каждое слово должно играть.
  
  Идея симпатичная, хотя, конечно, стар и мал всегда вызывают в нас сочувствие, а тут ещё и проявленное благородство. Ещё царапнуло - девочка могла ждать деда в саду, но не могла быть одна, там совершенно точно был кто-то из взрослых, нянечка, воспитатель, сторож, не упомянуть совсем как-то чёрство звучит, и по контексту ожидается.
  
  Последнее предложение категорически советую переписать: 'И судя по их радужным лицам, они были счастливы' - такие штампы и канцелярит именно в этом месте очень портят впечатление, да и запятых там не хватает.
  
  
  
  Diamond Ace 'Булимия'
  
  Хорошо написано, тут ни прибавить, ни отнять. Только пара замечаний из мелких: 'Скинни - пятьдесят-три. Атипичная нервная булимия. Они могут часами спорить на форуме, какие слабительные лучше: "осмо" или пребиотики. Как избежать быстрого выпадения волос. Как скоро начнут рушиться зубы, или почему перестал уходить вес. Часто ли возникают приступы спонтанной агрессии.' Тут точно 'атипичная нервная булимия'? Не анорексия в данном случае? Это ж вроде бы анорексики помешаны на похудении.
  
  И тут: 'Твоя мамка смазывается, чтобы залезть в машину? Когда в последний раз она видела своё влагалище?' Лобок будет точнее. Влагалище это только гинеколог с зеркалом при осмотре увидеть может :-) Хотя можно и сказать и 'вульву', но для ожирения именно лобок точнее всего.
  
  В конце феминстический спич очень уж тенденциозный, современное понимание, что называется, дискурса: женщина не объект, а субъект, и она может делать со своим телом всё, что считает нужным, то есть, если хочет пилатес или косметику - ради бога, желает брить чего пожелает - тоже пусть. Хотя, конечно, сама необходимость это всё обсуждать и 'разрешать' уже далека от адекватности восприятия себя - вроде бы и так никто не запрещает делать с собой, чего душа пожелает. Если зрячему нужна собака-поводырь, значит он слеп. Магический реализм рулит, если им грамотно рулить :-) Спасибо за рассказ и удачи!
  
  
  
  Рыскин А. 'Страж'
  
  Анонсировано как 'алкосказка', алкосказка и есть. Кот, конечно, симпатичный, и автор писать умеет, и диалог динамичный, легко читающийся, название, правда, так себе, не очень играющее на смысл. Но уж очень исхоженная это поляна, с алкоголиками на том свете, которых возвращают на этот с условием завязать. Анекдот - как он есть. И котиков мы конечно любим, да :) Жанр тут - мистика, не фэнтези, хотя автору, разумеется, виднее.
  
  
  
  Аноним 'Полнолуние'
  
  Прекрасная вещь. Метафора - сон мёртвый в противоположность сну живому, смерть как свобода видеть любые сны, инквизиция, которая хотела бы знать твои мысли лучше и раньше, чем ты сам - будь осторожен, не сни с кем попало! Языковая игра на точность попадания в смысл, как читатель я испытываю от подобного интеллектуальное удовольствие. Но, я думаю, автор и так знает, что ему это удалось. Зримо. Что в данном случае вдвойне на руку. Спасибо за рассказ! Удачи!
  
  
  
  ___Сим креслом мастер Гамбс завершает обзор самой лучшей группы. Ниже Полуфинал___
  
  
  
  


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"