Число Пи: другие произведения.

Бд-18: Ты мой ребус, дружок, ты мой ребус...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.32*5  Ваша оценка:


   Времени в полуфинале традиционно не хватает. Отзывы - сколько успеется.
   А ведь только в т.н. "полуфинале" и начинается, собственно, конкурс. Виной тому - математика. К списку, в который входит четверть (!) поданных текстов, можно относиться как к результату преноминации, а не к полуфиналу соревнования.
   Схема "15 из 70" давно намекает, что не стоит тратить время, чтобы писать обзор в первом туре. Тогда останется время на тексты, которые сообщество признало более актуальными.
   С одной стороны, с другой стороны...
  
   Крюкова О.В. Чёрная Звезда
   Целостно в смысле стиля и подхода, но вызывают сомнения жанр и целевая аудитория. Заявлено - фантастика? Включаю взрослое сознание, и описанная реальность не выдерживает автоматического расшатывания им. (Пример: дно моря находится глубоко, в самом центре планеты + рыбки плавают среди прелестных зелёных цветов = какова длина стеблей = глубине моря? И какое там давление? Разница давлений, чтобы одни и те же рыбки могли разглядывать дно и выпрыгивать на поверхность, должна быть не очень большой. Планета маленькая? Тогда что удерживает на ней море, ведь сила притяжения окажется недостаточной. И т.д.)
   Деткам, сказка? Тогда да. В качестве сказки очень и очень текст изобразительно ёмкий. Декорации этого спектакля вызывают уважение. Но не идея, которой, собственно, нет. Детское чтение формирует личность, а времени, отводимого нашей реальностью на чтение, настолько мало, что жалко тратить его на несколько-страничное перечисление деталек, описание - хоть и живое, милое, но само по себе мало содержательное. Но главное: ребенку важна (важнее, чем взрослому) напряжённая и осмысленная фабула. Она может быть абсурдной и нелогичной, но должна быть. Бесфабульный текст дети вряд ли попросят перечитывать или сами станут, если до конца дойдут.
   Присланные на визит длиною в день, земные детки изобретают для хозяйки планеты систему знаков зодиака, ту же, что на земле, чтобы ей было легче было размещать звёзды на небосводе после чистки. Но почему эти знаки зодиака, изобретённые детьми - такие же, как на земном небосводе? И зачем знаки, если для каждой звезды хозяйка просверлила в небе дырочки? Дырочки уже есть, а если необходимо, чтобы каждая звезда попадала в свою и только в свою дырочку - так в этом знаки зодиака вряд ли помогут, они только контуры задают, которые уже не нужны по причине дырочек и винтиков.
   Как ни прикинь, получается, что никакой внятной идеи текст не несёт.
   Обилие уменьшительных суффиксов ещё можно простить, но что дети сравнивают хозяйку планеты исключительно с едой звучит совсем уж диссонансом. Всё-таки, она - живое существо, деятельная личность, персонаж, а выглядит как "зефир в морковном шоколаде", "персиковый мармелад", "копия мороженое эскимо с грушевой подливкой" и далее по тексту... Один день под руководством кусочка маминого тортика...
   Не получается счесть законченным произведением ни в каком жанре.
  
   Рукавица Е.А. Тайна маминого кулона
   Знает ли автор что такое рассказ? Не похоже. Неспешно начатое повествование ничем не завершилось. Дальше завязки дело не пошло. Уровень увлекательности и стиля пока что не дают горевать об этом.
  
   Семикова Л. Прокат Пегаса 
   Упражнение на тему эксплуатации таланта, как мне кажется - малоудачное. Тема раскрыта, но живого сочувствия рассказ не вызывает. Губят схематичность, утрирование, смысловые штампы, примитивное разделение чёрного и белого. "На твои никчёмные свирельки?" "А пока Пегас башляет, пусть. Не перетрудится". "Что ты заладил - умрет, умрет. Не сдохнет! Пусть работает". Такие простые пути к сердцу читателя ведут в тупики. "А-а-а...- орала мать, размахивая кухонным полотенцем. - Прочь!" Отец выглядел несчастным и потерянным".  - Что вдруг он несчастно потерялся? Впервые подобное? Не верю. "Их кошельки лопались от денег, а глаза горели нездоровым азартом". Схема - это наше всё. "...грузный лысый мужчина в мешковатом костюме ходил за Варькой по двору, лапал ее за талию и ниже." Причины, по которым Пегас это терпит, девушка это терпит, отец это терпит - не прописаны. Правдоподобия нет, жизненности. Неоднозначности.
  
   Куйда Д.В. Матюшок
   Антураж: пионерлагерь, детишки. Ровно, посредственно, без изысков.
   Идея: вот вызвали они персонажа "Матюшок", скушал он шоколадную конфету, и наутро детишки матом заговорили. А то они раньше так не говорили? Придумайте что поинтереснее и поправдоподобнее.
  
    Нилак Н. Дуб на краю черничного поля
   Написано хорошо, но как ни странно, умело написанный, эмоциональный, насыщенный текст читается схемой. Как самолёт с обледеневшими крыльями, потерявший подъёмную силу и не сумевший взлететь с полосы.
   Наверное, проблема в размере. В виде короткого рассказа это не получилось. Перенасыщено персонажами, они только-только задышали - а уже тексту и карачун.
  
    Прудков В. В гостях у Шекспира
   Читать сюжет про то, как гость из будущего влияет на известное ныне лицо, вольно или невольно направляя его на путь, сделавший его известном ныне лицом, приходилось неоднократно. В этом автор, однако, не виноват. Но он виноват в том, что его гость из будущего ведёт себя до чудовищного неправдоподобия по-идиотски. Кретинов, оставляющих будущим великим писателям экземпляр не написанной ещё книжки, в машину времени допускать никогда не станут. Даже не уговаривайте.
  
   Вербина Э. Бд-18: Цветочный мальчик
   Не понимаю, чего я не понимаю. Хотя, наверное, самого главного: в чём - мистика? В неестественности описанного?
   Почему всё женское население некоего городка насилует мальчика-заику? Не понимаю этого, не понимаю и того, чем это прекрасно и/или мистично. Не понимаю, каким боком мужчина с тростью в финале относится до этой истории. Понимаю, что он её уделал секатором, и потому после кроксы были хороши. Но отчего были хороши дельфиниумы, душистый горошек, флоксы и лилии?
   Вижу, что рассказ взывает восторги, потому прошу помощь зала. Для меня он - как "толпа, вытягивающая, словно гуси, свои длинные шеи". Многошейная толпа. Любимая коза конюха. Не поддающиеся осмыслению события и метафоры. Ну не понимаю я, что значит "обласканный и облюбованный мягкими крылышками ангелов у себя во рту". Орбит без сахара?
   Если кто может своими словами рассказать о чем текст, то это не я. У меня он вызывает решительный отказ "содрогаться в спазме эстетизма" под руководством автора.
  
    Савенков С. Бд-18: Точно воробьи в лужах
   ГГ изобрёл бессмертие, но "на перенаселённой планете бессмертие позволительно только кучке вождей". Мне не удалось понять, в чём автор видит проблему: в перенаселённости или в социальном неравенстве. Поэтому я не знаю, с какой стороны подступиться к обсуждению, и виню автора именно в этом: что он не обозначил проблему более явственно.
   Про отказ от личного бессмертия по тем или другим причинам читалось множество раз. Здесь, похоже, ГГ уходит, разочаровавшись в цели своей жизни. Но может быть и потому, что не хочет быть частью перенаселения.
   Я таки думаю, что, реши человечество проблему перенаселённости, перестань быть саранчой на своей единственной планете - то и многие проблемы решились бы сами собой. Об этом рассказ или нет - не понятно до конца. А такой нравоучительный рассказ понятным до конца быть - обязан.
  
   Орбит Б.С. Бд-18: Сияй мне, солнце
   Короткий фантастический рассказ не должен представлять собой ребус. Если требуется перечитывание, оно не должно быть тотальным. Недостаток ясности - это недостаток. Многие авторы уверены в обратном и нарочно зашифровывают смысл даже сюжетный и ситуационный, не говоря уж об идейном. Этот приём часто применяется как маскировка отсутствия идейного багажа у автора: бывает, что если просто и ясно сформулировать, то окажется, что нечего было сказать. В этом рассказе мне так и не удалось понять, является туманность сознательным эффектом или нечаянным дефектом. Скорее - второе. Каша. Руководители, не позволяющие разработать методы волшебной помощи "разным паралитикам" (невозможная формулировка), но дающие стране чудесные методы передачи интернета по мицелию. Не вызывающая читательского доверия паника оттого, что где-то нет интернета по этому самому мицелию. Подозрение, что рисунки дочери ГГ (грибы она рисует) повлияли на интернет в области... Его неготовность как волшебнику самому поработать над проблемой разных паралитиков, на фоне способности его дочки прямо из инвалидной коляски повлиять на интернет...
   Рассказ хорошо написан, и у него замечательная концовка, но она лежит на ножке рассказа как шляпка не от того гриба.
  
   Неверная Д. Бд-18: Полный контроль
   Тоже рассказ-ребус. Тоже хорошо написанный, но шифрующий то, о чём написан.
   Главную смысловую нагрузку на читателя несут два особиста, прибывшие наблюдать за аспектом операции, который они ни главгеру, ни читателю не указывают. Они обладают информацией о предмете, но о каком именно предмете, у главгера и у читателя тоже нет ясного представления. Равно как и о том, почему эта информация секретна - и что именно секретно. Возникшая нештатная ситуация, попытка поимки некоего существа, возможно - разумного, терпит неудачу, и вот почти все погибли, но оставшийся в живых особист(ка) препятствует сообщению об этом на базу и на Землю - почему? "За каким хреном меня сюда понесло?" - интересуется она. Читатель тоже в недоумении.
   Вся эта игра в непонятки не способствует получению читательского удовольствия от хорошо прописанных сцен.
   Единственное, что удалось разгадать - это способ, которым капитан собрался передать информацию наверх, на посадочный модуль и морскую платформу. Однако, вместе с командным модулем люди наверху получат и живого рагниса, так что последняя загадка для читателя - что будет после этого.
   Этот клубок становится логичным, если долговязая кикимора и майор Горди - это перевоплощённые рагнисы, стремящиеся доставить своего соплеменника наверх, чтобы разорвать в клочки триста оставшихся человек. Так?
   "Каждый раз, когда она открывала рот, он хотел подняться и хорошенько врезать этой долговязой кикиморе по зубам. Хотелось ему, конечно, пересчитать зубы не рыжей дамочке в чине лейтенанта службы внеземных контактов, а её патрону майору Горди." Увы. Написано чётко: "этой долговязой кикиморе". Может, просто "по зубам"?
   "от недостатка кислорода, голода и жажды" => "от голода, жажды и недостатка кислорода"
  
   Сотникова О.С. Бд-18: Пастушка 
   "Не ждать милостей от природы, а получать их столько, сколько потребуется". Хорошая попытка. К сожалению, противоречие-конфликт более обозначены, чем прописаны. Не хватило живого изображения "пастушеской" ипостаси ГГ и её человеческого окружения, семья осталась набором восковых фигур, обозначенных степенью родства. Единственный прописанный контакт - это ГГ + планета, но он остался схемой без подпитки извне. Если б членов семьи сделать живыми, чтобы читатель смог отождествлять себя с ними или с ГГ в контакте с ними, текст выстрелил бы громче. (Автору: посмотрите рассказ "Дуб на краю черничного поля", там как раз это сделано отлично.) Стиль повествования скорее деловой, чем художественный.
   "Сразу поняла - шпион". Чей шпион?
  
   Сено В. Бд-18: Livecoach
   Можно догадаться, что автор хотел сказать, но боюсь, что он это сказал не в форме рассказа. А в форме пролога к рассказу. Но и поставится ему пролог оценки.
  
   Трищенко С.А. Бд-18: Кое-что не так 
   У представления о хорошей жизни не так уж много вариантов. Автор представил свой в форме рассказа, который хоть и не рассказ, а миниатюра, но время на его прочтение не соответствует объёму полученной полезной информации. У меня часто бывает такое впечатление от текстов, и доказать его правомерность не представляется возможным никогда.
   Но вот я дам контр-пример. Одно из моих любимых литературных определений хорошей жизни:
   "Хорошая жизнь - это мягкий-мягкий диван... большой-большой арбуз... и "Три мушкетера", которые бы никогда не кончались. Такое у него было представление о хорошей жизни. Ему тогда было двенадцать лет, и ему нравился Атос - он был бледный и не пьянел". https://www.litmir.me/br/?b=47737&p=75
   Две ёмких сжатых строки, которые остались со мной на всю жизнь. Сейчас, когда искала ссылку по частичной цитате, обнаружила, как много их цитируют. А почему?
  
    Беляева С.М. Бд-18: Последний полёт
   "Мне двадцать лет и я бородат. Я жаждал приключений, просто сгорал от нетерпения". Согласуйте предложения между собой.
   Как правило, выразительность изложения обратно пропорциональна количеству восклицательных знаков.
   Благодарю автора за повод перечитать "Испытание" Станислава Лема. Чудесным образом, оно незаконно лежит здесь: http://4fantast.ru/stanislav-lem/navigator-pirks/88-ispytanie.html, и в нём есть всё, что нужно.
  
    Кагадий В.В. Когда шефа нет
   "Кажется, я тоже кричал, заливая её белыми струями". Непонятно, отчего так кричал оператор противообледенительной установки, нанося ПОЖ на крылья и на фюзеляж. Шефа звал?
   Жульнический рассказ. Фантэлемент заключается в последнем абзаце в две строки, не несущем никакой смысловой нагрузки. Подумаешь - оператор противообледенительной установки оказался водителем поливальной машины? Какой в этом интерес?
  
    Вэдер О. Бд-18: Чудесная мышеловка 
   Отличный перевёртыш. Неожиданный, внятно и выразительно написанный, соразмерный.
  
   Ситникова Л.Г. Бд-18: Бог, в которого никто не верит
   Этот рассказ стоит на мысли, которую я как читатель считаю своим долгом сформулировать, чтобы понять, стоит ли она рассказа. Для этого надо напрячься: рассказ, хоть грамотным и ясным языком написанный, незначителен (почти пуст) по форме и по первичному (антуражному, изобразительному) содержанию, состоит из необязательных деталей, которые что прочёл, что не прочёл. Он как бы существует в виде недоформулированной мысли, которая стоит на гипсовом постаменте. Поэтому я пренебрегу своим долгом. Думаю, что по-настоящему ценную для себя мысль автор доформулировал бы сам.
   Но признаюсь, даже казалось, что пришло на память что-то из классики... "Печальный демон, Бог сомненья, летал над грешною землей"... Пришлось сходить в интернет, чтобы проверить, существует ли такой бог в реальности, и оказалось, что существует такой грех. Тут бы пофилософствовать ещё, но не хочется, потому что рассказ очень скучный. Гипсовый постамент мешает, к нему не прислонишься.
   Если бы создать экспериментальную модель для проверки теории, описанной в рассказе "Бд-18: Постфактум", её можно было бы применить для определения энергетической ценности мыслей в рассказах, не прибегая к перечитыванию, а просто измеряя расширение вселенной. А если б реализовать модель в виде мышеловки из рассказа "Бд-18: Чудесная мышеловка", и чтоб она переправляла загруженные в неё рассказы ффтопку или в список финалистов, то и жюри б не понадобилось. И даже Ольга Валентиновна вынуждена была бы признать результат, добытый с помощью таких естественных наук.
  
   Абабков А.С. Бд-18: Постфактум
   Достойная рассказа мысль, но, как и в рассказе Бд-18: Бог, в которого никто не верит, установленная на гипсовый постамент. Единственное живое место в тексте: "Стивену нравилось не помещение вокруг, а быть вновь молодым и чувствовать тело, ходить, говорить, да просто шевелить руками. Вот уж не думал, что умерев, он будет так доволен, и даже счастлив". Диалоги с богом не удаются большинству тех, кто за них берётся - уж не знаю, почему. "Он самый, - важно кивнул мужчина, - Бог". - "Не ожидал. Я думал о вас иначе". - "Какое счастье, что мне не важно, что обо мне думают люди, мне важно только то, что я думаю о себе сам. Поэтому ты наблюдаешь меня таким, какой я есть, а не в каком-то странном, придуманном кем-то другим образе ". Для кого странным? Ни единому слову не верю. Диалоги не под стать богу, выполняемые действия ему не под стать. Увы.
   Бог "не имел ни бороды, ни рясы, ни длинных вьющихся волос, зато обладал развитой мускулатурой выдающегося спортсмена". Голый и лысый...
  
   Макара Д. Скука
   Ещё один хорошо написанный ребус. Читатель должен понимать, что он прочел, или ему не положено?
   Что это за рота, какие войска, какая боевая задача?
   Подразделение Гринписа? Боевые антимилитаристы?
   Считала бы эту догадку правильной, если бы не попытка использовать название как подсказку. "Скука"? Или название подразумевает, что скука заставляет автора писать фантастические рассказявки?
   Если антимилитаристская догадка верна, рекомендовала бы прописать статус персонажей однозначно, хотя бы в конце. Да и для усиления заряда хватило бы места. А то и правда, читается как компо-игра. Бодренького юморка с избытком, а эмоции - почти ноль.
   "Рекомендую твердый стул, фольгу и хорошую ручку"... Чаво? "...с выносом тел танкистов и двигателем наружу" - если правильно согласовать однородные, то и порядок слов придётся поменять.
  
    Калмаков А.А. Бд-18: Лилечка
   Проще всего поставить жанр "мистика" и ничего не требовать взамен.
  
    Горбачев О.В. Бд-18: Особый случай
   Ёмкий в смысловом отношении рассказ - и спорный в смысловой своей плоскости.
   Насколько я поняла, результатом оцифровывания мозга является существование личности, оторванной от реальности, в которой человек погиб. Он продолжает жить и развиваться в своей собственной реальности, а связь с "настоящей" ограничивается беседами с психологом. Его оставшиеся в живых близкие не имеют с ним контакта, для них он умер. Правильно?
   Тут имеются некоторые материальные и концептуальные проблемы.
   Материальные. Поток умирающих даже только от несчастных случаев нескончаем. Количество оцифрованных будет непрерывно расти. Где, грубо говоря, психологов на всех набрать?
   Концептуальные. Для меня, смерть человека бьёт не по нему самому, а по его окружению. Оцифровка на поможет осиротевшим и покинутым. Сознание того, что покинувший обитает где-то, где с ним нет связи - очень неоднозначная штука.
   Нестыковка концепции:
   "Мир грез, в котором живет оцифрованная личность, создает его собственное сознание. И как виртуозно создает! Куда там программистам игровых пространств. Оцифрованные верят в реальность придуманного мира. Совсем как мы верим в реальность снов пока спим. Отражение нашего мира, полученное через интерпретаторы, цифровые сознания вписывают в свои виртуальные миры, при этом продолжая верить, что живут в единственном реальном мире. А по сути каждые из них существуют в собственных мирах, наивно уличая в иллюзорности только чужие реальности".
   В соответствии с вышепроцитированным, вопрос по поду информации от психолога: "Стойкий парень, уже будучи оцифрованным, вообразил себе новую жизнь, семью, доучился на программиста и поступил к ним на работу. Теперь Кирилл тянет дежурства и еще на добровольных основах адаптирует сознания оцифрованных новичков". Всё это существует только в виртуальном мире Кирилла? В реальности он в институте не работает?
   "Это была самая тяжелая часть работы Кирилла - утешать и объяснять". Это не укладывается ни в виртуальную, ни в реальную схемы. Что можно объяснить погибше-оцифрованной маме выжившего мальчика? Что её мир будет иллюзорен и она никогда не увидит настоящего сына? Или её обманут, сказав, что муж погиб, а сын жив? То есть, не понимаю, каким образом, кроме обмана, можно обеспечить психологический комфорт для личности, осуждённой на существование в мире собственных грёз.
   Думаю, что в реальности должна была бы существовать какая-то форма согласия на такую оцифровку, дающаяся заранее. Как у нас есть подписка о согласии пожертвовать органы в случае чего. Я подписку на органы дала, а подписки на оцифровку (как я её понимаю из рассказа) не дала бы.
   Хотелось бы знать, видит ли автор свою концепцию стройнее и однозначнее, чем она прочитывается.
  
   Матильда Бд-18: Пирожные Марты
   Интригующе, многообещающе, хочется пройти до конца - а конец кажется сдуванием воздушного шарика. Почему героиня - внезапно - съела пирожные? Её кто-то заставил?
  
   Амурский Д.В. Бд-18: Я тебе верю!
   Землю попашет - попишет стихи. Помог ребёнку при исполнении - позвонил мириться с женой по исполнении. Любимый приём Шонды Раймс? Рабочие эпизоды и контакт с пациентами помогают врачам разбираться с личными проблемами. Не хватает силы параллели личного и рабочего. Слишком эмоционально-расхлябанная связка: десятилетний мальчик по работе - годовалый нереализованный ребёнок - звонок бывшей жене. Не цепляет.
   Повествование чёткое, читалось с интересом. Не получилось развязки. Или - не случилось.
  
   Пулярда Обещанные фисташки 
   Отрывок неплох, но это не рассказ. Кусочек, вырванный из чего-то. Обр.вн.: в названии нужно два "н", а в "будь уверенна" - одно.
  
   Григорьев Ф. Бд-18: Наблюдатель
   Это смело. С размахом. Красиво. И в силу отличной написанности, сомнений не вызывает. Даже к позиции "одна вселенная движется внутри другой", что кажется несовместимым с сущностью и понятием "вселенная", не хочется придираться. Пусть будет так, как хочет автор. Конечно, мы никогда не узнаем, каких законов умерший творец-наблюдатель захотел для своей вселенной, но и не надо. Фантдопущение имеет право быть таковым.
  
   Березина Е.Л. Подставить Левую
   Отличная первая фраза, драйв выдержан, поведение персонажей логично, всё понятно и достаточно неожиданная концовка. Задача невелика, зато решена. Но невелика. Но решена.
  
   Грей М. Бд-18: Мотель за поворотом
   Ни в чём нельзя быть уверенным. Героиня то ли помнит, что у неё была сестра, то ли у неё не было сестры, потому что она ещё вообще не успела родиться, салат из погибших, похороненных на одном кладбище, и все не успокоившиеся, и главгерша куда-то девается - к ним в могилку, что ли, укладывается? Что читатель должен извлечь из этого рассказа?
  
   Безруков Д.Н. Бд-18: Вор
   Что украл? Наверное, рассказ? А был ли рассказ? И у кого?
  
   Горностаев И. Бд-18: Мертвая петля
   С повествовательной стороны рассказ бежал как удобная тропинка, много сего случилось по дороге, какие-то персонажи обретали свои типа литературные жизни - и всё это для того, чтобы без борьбы и без катарсиса стрельнуть в прошлое, уничтожив настоящее... Какой облом. Это же азбука. Жалко времени, потраченного на чтение.
  
   Арилин Р.А. Бд-18: Крестный ход
   В рассказе нет отрицательного героя, это усиливает эффект. Может статься, автор отрицательным представляет Платонова, но мне видится, что у каждой стороны - своё безвыходное положение. Большинство людей не виноваты в обстоятельствах, в которых они оказались. Они отвечают за свои действия в этих обстоятельствах, хотя и относительно действий у них зачастую нет выбора. Те, кто виноват в создании обстоятельств, на фоне которых люди совершают свои трагические движения, в рассказе не показаны. Показан результат и найдено решение. Мёртвые хлеба не едят - и никакой продразвёрстки не нужно.
   Ушли времена, когда было кому писать про это реалистически. Теперь это - область фантастики. Горевать или радоваться?
  
   Сандерс П. Бд-18: Киборг-убийца в пустыне
   Название не отвечает содержанию, раз автор целит в сектантство и в готовность слепо следовать учителю, кем бы он ни был. И киборг тут не очень киборг, а вполне человек. Рассказ вышел блёклым по сравнению с реальностью. Это его и погубило.
  
   Долгая Г.А. Бд-18: Заново рожденный
   Вот они добрались на джипе до пересохшего Арала. И вот он вдруг наполнился водой и ожил чудесным образом.
   А в чём триггер? Нету? Просто так ожил? И где здесь фантастика? Одно неправдоподобие.
   Можно написать рассказ, как он и она поднялись на Килиманджаро, и вдруг на неё обратно нахлобучились снега. И ещё много, много похожих рассказов.
   Я реально сижу сейчас и заставляю себя понять, где у вас фантэлемент. Как сыщик заставляет себя понять, где та самая улика. Потому что по тексту вижу сознательного автора, который понимает, на какой конкурс он подаёт произведение. И поэтому ищу этот элемент, как ищут преступника, хорошо замётшего следы: при помощи логики и основного допущения, что он должен где-то быть.
   Предполагаю, что вы писали о том, что если очень хочется и/или верится, то может произойти. Ключевое слово - "предполагаю", потому что из текста этого никак не следует. Да, вы написали, что один из супругов-ГГ верит, что вода где-то есть. Это единственная, весьма косвенная улика. Не доказательство.
   Текст гладкий и грамотный, но несмотря на наличие художественных элементов, он воспринимается как посредственный. Я после первого абзаца почитала в википедии про Арал (не знала нынешнего положения, каюсь), и после этого ваш рассказ уже ничего нового мне не сообщил, ни материально, ни эмоционально
   Если вы страстно любите те места, если у вас невыносимо болит беда этой земли, и если вы сможете вложить это в текст - для заподозренного фантэлемента будет почва. Может быть, любите и болит, но кажется, что просто выбрали эту тему как ученик для реферата. Боль не выражена. Спокойненький, гладенький текст.
  
   Мякин С.В. Бд-18: История спасения
   Христос-инопланетянин и Христос-путешественник во времени встречались нам много раз. Так же как высшие по развитию инопланетяне, присматривающие за развитием более молодых цивилизаций (такие высшие делятся на доброжелательных и зловредных). Этот рассказ можно назвать классическим: высший папа, высший сын, воспитательный процесс, благие намерения, любовь, решение высших советов. Всё это было, было, было...
   Я не знаю, что надо делать молодым авторам, чтобы не писать написанные много раз другими тексты. Нет рецепта. Поэтому готова признать, что такие авторы страдают безвинно. Но всё-таки, если одно и то же пишется одинаково многими, значит, это банально. Таков диагноз.
  
   Сухаревская А. Бд-18: Долгая ночь
   Как бы хороший текст, который незачем читать.
   Стиль нормальный, стиль откладываем в сторону: автор владеет приёмами описания. А читать не хочется.
   Существует такой класс как бы фантастических текстов, которые пишутся, на самом деле, от неумения писать реалистическую серьёзную прозу. Пишут такие тексты авторы, которые, казалось бы, умеют неплохо что-то изображать, но фантастика у них получается посредственной.
   Рецепт такой. Берётся какое-то человеческое свойство, надрыв, проблема - вот, положим, страдает человек так-то и так-то потому-то и потому-то. Реальная проблема, реальное страдание, реальное человеческое горе. В этом рассказе: страх остаться одному, страстное желание сохранить свой очаг - или отказ поверить в то, что всё уже потеряно (ах, как я тоскую, когда нет ясности ситуации в коротких рассказах!). И у человека, который хочет об этом написать, нет достаточного жизненного опыта и нет достаточно воображения, чтобы в сотрудничестве они написали об этом волнующем настоящем состоянии некое настоящее маленькое исследование в близком к настоящему интерьере. Я не говорю - реализм. Гротеск - это реализм? Юмор, сатира - это реализм? Мастер-и-маргарита - реализм? Да! Это всеми ногами стоит на знании реальности, описании реальности, отношении к реальности, владении реальностью, выворачивании её наизнанку, доведении до посинения, использования реального как моста между душами.
   Фантастика же... Фантастика должна быть смелой, яркой, наглой, дополнять реальность или ломать её, представлять интерес сама по себе. Она должна быть другой. Давать другое.
   А если как бы фантастика создаётся как некий искусственный антураж, решающий единственную задачу - быть фоном, предметным стеклом, на котором можно разложить состояние души, раз уж его не удаётся поймать и запечатлеть в естественной среде обитания, то мне это кажется вынужденной мерой автора, который просто не владеет реальностью. Фантастика в этом случае является суррогатом реалистической прозы.
   Для меня рассказ "Долгая ночь" типичный в этом отношении. Очень прилично создан фон, правда - очень поношенный, надёванный другими. Ещё не совсем деградировавший мир, но по дороге туда: уже туманы, крысы, бандиты, дефициты, мёртвые зоны, слепые пятна, всё расползается, чувство обречённости начинает и выигрывает. Но несмотря на качественную прорисовку фона и даже именно из-за качества её прорисовки, на трети рассказа возникает чувство уверенности: у этой фантастики не будет катарсиса, она мертворождённая, никаких развязок не предвидится, фантастика эта - предаст. Потому что автор - это автор-реалист, не набравший достаточно своего материала и вынужденный его придумывать. И все эти детали, реплики, образы - только фон для чего-то, что автору очень важно, но он не умеет это показать, иначе как привязав за руки и за ноги к столу вивисектора.
   Вот девушка с телефоном, на котором она умело набирает... Она теперь у меня в голове, а нахрена? Ей обещали роль, но не дали, и она сошла-пропала с автобуса, несчастная и никому не нужная, в первую очередь - своему писателю, и он её мне подкинул, как подкидывают в чужой палисадник котёнка, которого стрёмно топить самому.
   Фантастическое и реалистическое в этом рассказе поддерживают друг друга как двое калек.
   Можно написать фантастический рассказ про то, как Чехов придумывает фантастический антураж для "Смерти чиновника" или "На мельнице"?
  
   Пров Бд-18: И тут такое началось...
   На фразе "остальных перебили" подумалось, что тут бы автору и закруглиться: о чем речь уже ясно, а после стадии наступления ясности тексты этой конструкции обычно сваливаются в повторение-мать-скуки. Но автор удивил: тема не исчерпалась, прежде чем закончились слова. Без сучка и уместный стиль, всего в меру, характерные виды релевантной фауны аккуратно зафиксированы по одной-две штуки, и каждая вызывает радостное узнавание : как представитель вида - точно, а иногда и конкретный прототип угадывается.
   К слову, я только что пыталась найти пример для Сипиона, повесть про перезапущенную историю, которую читала на Самиздате, про попаданца в прошлое, не помню ни названия, ни автора. Там в момент насильственного (от рук нас самих) конца цивилизации ГГ понимает, что посылается в прошлое, чтобы изменить его так, чтобы цивилизация пошла по пути с шансом не самоуничтожиться. Он попадает в какого-то доминантного самца первобытно человечьего племени, только что защитившего остаток своих, которые женщины и дети, и берёт на себя их дальнейшую защиту и обучение, пытаясь прогрессорствовать, используя свои знания. Но ничего не помогает, потому что ясно, что знания не приживаются, ничего не меняется, и дольше своей жизни он не повлияет ни на что. В какой-то момент он замечает, что детки их семьи-племени (совсем маленькие) разговаривают с прирученными щенками (которых взрослые представители племени не воспринимали) и употребляют к месту русские слова. Он догадывается, что они наблюдали его общение собачками, и понимает, что должен сделать ставку на детей, которых, в отличие от взрослых, можно учить. После этого идёт эпилог, через несколько сотен или тысяч лет, из которого понятно, что в социальной иерархии, образовавшейся в результате усилий ГГ, самый высокий статус имеет профессия воспитателя, учителя. Для этого проходят отборы, долгое обучение, проверки на пригодность. Любят своё призвание. И понятно, что у этого общества есть будущее.
   Но я к чему вспомнила. Попробовала гуглить, но как ни выстраивала запрос, всё первая страница оказывалась забита Вязовским и похожими энциклопедиями, сплошной паштет. Полистала их (без толку), вернулась читать БД, и как раз этот рассказ выпал по очереди.
  
   Аэтерис А?тум 
   Хоррор, не хоррор - а объяснение изображённому читатель ищет, как умеет.
   Влюблённый ГГ покупает для своей девушки украшение. Спервоначалу нормально разговаривает с продавщицей, потом переходит на претенциозно-искажённую лексику, которой в дальнейшем выражаются, на горе читателю, и мысли ГГ. Заодно уже все персонажи, включая тётку в автобусе, начинают говорить по-ненормальному. В автобусе же ГГ вынимает из широких штанин неизвестно как туже попавшее письменное требование отрезать своей любимой руку. Обдумывает он это требование таким уже языком, что я даже просить прошения за его невосприятие не стану: такой язык можно - в меру! - использовать, если он служит характеристикой чего-то, но здесь он служит только характеристикой неясности всего описываемого. В конце концов ГГ оказывается в некоем заведении, где обращённая к нему речь начинается так: "Уверен, что вы уже сообразили, где находитесь и кто с вами беседует". Если автор уверен, что читателю ясно, кто беседует с ГГ, то он ошибается.
   Не могу отделаться от ассоциации на письма счастья. Впадаю не в хоррор, а в бешенство из-за необходимости прочитать монологи ГГ, оформленные так, как они оформлены.
  
   Григорьев Г. Делай, что должно
   Эта мистика - в защиту эвтаназии по гуманитарным соображениям?
   Полностью за. Но рассказ это не спасает.
   Неправдоподобность ситуации: всего лишь обезножевший интеллигентный деятельный человек не станет молить о смерти, тем более - так подставлять дочь.
   Притянутый за уши фантэлемент: не надо было быть никем ни магическим, ни мистическим, чтобы прикончить старика каким-нибудь небольным способом.
   Фразы, по которым плачут цитатники ("Это должно закончиться сегодня, - жестко сказал старик и снова уснул". "Карина, рыдая, несколько раз пыталась задушить отца подушкой". "Щели между пальцами плотно сжатой ладони Карины...")
   Много лишнего текста, не работающего на сюжет.
  
   Ковешников С.В. Бд-18: А звёзды там тихие...
   Трудно сказать то, что придётся сказать. Впечатление бунтует. Догадываюсь, что рассказ будет одним из лидеров группы (как и цвэточный мальчег), но у меня затык.
   "Идеально белая поверхность гипнотизировала. Хотелось смотреть и смотреть, не отрываясь. Ни тебе щербинки, ни муарных разводов - шедевр!" Это не про продукт Лукича, это про текст рассказа. У читателя возникает уверенность, что автор хотел хорошего и сделал это отлично.
   Но у меня нету уверенности в том, какого именно хотел автор. И при повторном прочтении смысловые занозы, которые я проскочила при первом в надежде допереть после, не удалось вытащить. Типа: почему человек (незнакомец, пилот, Родион) прятал глаза, и что означает относящееся до этого "Ба, - осознал Лукич, - да мы никак покраснели. Не ожидал на старости лет лицезреть чудо". Почему Лукич не должен был повести бровью, скрыв удивление невиданной одёжкой. Почему стол собирали без гвоздей. Догадываюсь, что это какие-то подсказки для читателя, но мне они не помогли.
   Описанный (именно описанный) разговор хозяина и гостя для читателя во многом тёмен, потому что специален и полон профессиональных сленгов, известных только собеседникам. Это хорошо, потому что создаёт атмосферу. Но ещё непонятнее становится, почему они, так хорошо понимающие друг друга, общаются как представители разведок двух разных стран. Что значит "заспать Петровича". Почему этот Лукич - первый из лукичей, которого "повидал" Родион. И какой, в конце концов, смысл в андроидности Лукича.
   Я чувствую, что тут должна иметься в виду какая-то общечеловеческая ситуационная параллель. Но не в состоянии догадаться, какая.
   "Да постойте же! Разве никто не пытался вызнать правду? Посмотреть - что происходит?" - "Опять? - Лукич поник и зябко повёл плечами. От земли поднялась ночная прохлада, по ногам засквозило. - Задаёшь вопросы... Хотя знаешь ответы. Мы же и делаем, что перемалываем языки о трупы. Но есть и другие, - он поднял лицо к небу. - Так прекрасны!"
   Сдаюсь. Рассказ остался для меня претенциозным стильным ребусом. Виновата.
  
   Алексеев И. Бд-18: Хейтеры
   Хороший первый абзац. Оказался ошибкой. Смысл не пришёл, настроение ушло. Два совершенно разных, казалось бы, персонажа разговаривают стилистически неразличимо непонятно о чём. Абсурд как самоцель.
   Грамотность и отсутствие стилистических ляпов на нулевом горизонте смысла и стиля указывают на то, что это, скорее, стёб. Но я воспринимаю, скорее, как воровство.
  
   Филиппова Е.Л. Беженцы
   Фантастическое решение проблемы одиноких стариков: их забрали с собой на свои счастливые планеты их же домашние питомцы, оказавшиеся временными беженцами на Земле и массово переехавшие в места обетованные, когда представилась такая возможность.
   Рассказ бесконфликтен и лишён обоснуя, чем погублен как рассказ. Как фэнтэзи он и не начинался. Остаётся сказка. С длинным нудноватым для сказки началом. Но и как сказка, текст тоже погублен бесконфликтностью. Например, если показать, как грустно одиноким старым людям, как много им дают радости их кошечки, и как неоткуда больше получить радость - и тогда ситуация окажется спасением, и чувства любви и счастья будет на каком фоне описать. Банально? Придумайте что-то другое.
   А то ведь что получилось: всем и было-то неплохо (и людям, и беженцам), и стало хорошо. И всё это скучно.
   Если автор считает, что упоминание трески один раз в месяц достаточно для выразительности, он ошибается. Выразительность должна быть в каждом слове. Как в наших любимых книжках.
  
   Брок А.А. Бд-18: Неназначенная встреча
   Завязать удалось, развязать и не попытались: оборвали. В семью одинокого (в профессиональном смысле) пострадавшего мага-защитника-земли приходит представитель ихнего магического истэблишмента, красующийся перед читателем своей информированностью и своим могуществом. Гость и семья посещённых друг про друга многое знают или чувствуют, а читатель должен проникнуться уважением. Он и проникается, но теперь автору придётся отрабатывать полученную фору, а он городит детали, не прибавляющие ни динамики, ни развития. Читатель ищет направление и обманывается непонятными акцентами типа "ну что же, будем играть в открытую" или "Милая собачка", - небрежно сказал я в адрес Гончей". Почему - играть? Почему - небрежно? Так в лазутчики в стане врага мысль облекают, с нотками пренебрежения и противостояния.
   "А вы кто? - прямо спросил он". Я не хотел прямо отвечать на этот вопрос, и, как обычно, ответил намеком. "Ты ведь знаешь, кто я такой, только еще не поверил в это". Ох, чувствую, что читателю тоже предлагается поверить в то, что он и сам что-то знает... Например, что такое "аграде".
   В конце концов, схема "маг защищал, пострадал, теперь его пришли и полечили" оказывается недостаточной и автору, и читателю, и тогда тексту рубится последняя нога как рассказу: "Ведь он ещё не знает, что сломал Дверь, и лет через десять она рухнет. Оттуда полезут сотни Тварей. Полиция, армия, ополчение и церкови их не остановят. Скоро его страна будет очень нуждаться в хороших магах". Страна? Бельгия? Удмуртия? Автор думает, что предложил развязку, а на самом деле только сообщил, что может и роман написать.
  
   Дзета С. Пилюля Обыкновенная
   Автору удалось придумать довольно-таки яркое фант-предположение: эволюция лекарственных препаратов в результате естественного отбора. Бывает, что удаётся заставить читателя условно принять некоторые обязательные нелогичности яркой схемы - при условии безукоризненности прочей матчасти, которая автору удалась куда меньше.
   Основная претензия: наивность и восторженность обоих персонажей. Один из них (я) играет роль длинных ушей читателя, а другой (профессор) - роль рупора автора. Ноль индивидуальности. Трансляторы в голом виде.
   Устойчивость фант-предположения. Первоначальное доверие, полученное в виде форы за счёт яркости образа, шатается под напором нестыковок. Эволюция предполагает множественные циклы воспроизводства, а ГГ получил свою пару пилюль в упаковке, курьером и за два доллара: нет времени для эволюции, с одной стороны, а с другой - пилюля уже в момент доставки обладала всеми дополнительными свойствами, так что роль ГГ и его генератора - нулевая. Фант-схеме - кранты. Дальнейшие критикокопания типа обязательного законодательства и/или технических ограничений на копирование лекарств, или экономической невозможности общества, где всё можно скопировать и ничего не надо покупать, уже излишни.
   "...две красно-синих пилюли, красиво переливающихся в свете настольной лампочки. Без всяких раздумий я проглотил одну из них, и, стоит отметить, препарат оказался весьма приятным на вкус, словно малиновый или вишнёвый леденец". Какой вкус может быть у пилюль, предназначенных для глотания? Если он и есть, его не почувствуешь. "Погода на улице стояла из ряда вон плохая, и причина пробуждения никак не была связана с естественными потребностями организма". В плохую погоду естественные потребности организма не проявляются? "Картриджи с молекулами": ых? "Казалось, в Институте Изучения Нано-машин так ничего и не изменилось с момента моего выпуска". ГГ - нано-машина? "Через миллионы поколений выработался механизм, стимулирующий мозг человека к производству и распространению точно таких же пилюль", об этом уже сказала, "миллионы" могут относиться до экземпляров, передающихся от человека к человеку, а не заказанных в сети, вышедших с конвейера.
   "Бороться нужно лишь тогда, когда живое существо представляет реальную опасность". Какое живое существо?
   Автор не знает, что все лекарства признаны представляющими реальную опасность априори. Чтобы получить разрешение производить и продавать что-то, живое или неживое, в качестве лекарства, необходимы годы труда и средств, потраченных на доказательства безопасности и эффективности. Кто-то это отменил? В тексте этого нет.
   "Вишнёвый, с малиновым послевкусьем... Вот здесь-пилюли со вкусом банана. Тут-апельсиновые. ... Это ананасовые. Просто удивительно, не находите?" Существует не так уж много вкусов, по фруктовой категории раскладывая. Чему удивляться?
   Идея не выдержала проверку текстом.
  
   Wassillevs Бд-18: Легко ли писать судьбу героя? 
   Экзерсис на тему взаимоотношений автора и его героя. Мне тут нечего особенно написать, потому что на этом же конкурсе в этой же группе есть куда больше удавшийся экзерсис на ту же тему: "И тут такое началось...". Совету. Прочитать.
   То, что там умещается в одно предложение, здесь растянуто на 3-4 абзаца. То, что там изображено, здесь рассказано: неубедительно, многословно, занудно.
   Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. То же относится и к критике. Вместо чтоб мне пытаться что-то доказать, будет эффективнее и проще автору "Легко ли..." прочесть рассказ-конкурент. А незаинтересованным лицам - оба рассказа один за другим.
   Характерная черта неудавшихся рассказов: герои, запланированные как антиподы, двигаются, говорят и думают одинаковой кашей. "Халва, халва, халва..." Читателю не с кем идентифицировать себя, ибо оба примитивно и бестолково описаны примитивными и бестолковыми.
  
   Авайс А. Бд-18: Пространственно-временной континуум пикалёвcкого разлива
   Автору удалась бойкость повествования и фраза "под ногами у него чокался батальон стекла", но не удалась ясность повествования и однозначность фант-допущения.
   Нет уверенности насчёт безударной гласной в названии. Может быть, розлива?
   Фант-элемент назван, но не представляется осмысленным. Двух разработчиков компоигры обманом поместили в их же игру... Зачем? В качестве водителей-пассажиров самонесущегося авто, нарезающего круги вокруг (прошу извинить) озера? Кому это было нужно? Чем интересно?
   Два героя различаются только по именам. Тараторят они в прямой во внутренней речи одинаково, и каждый раз, встречая местоимение "он", приходится делать усилие и перечитывать пару предыдущих реплик (иногда - разбивая их на "чёт" и "нечет"), чтобы понять, имеется в виду Тоха-Антон или Сеня-Сенька-Арсений, и от кого их них девушка ушла, а от кого - не ушла.
   Выпрыгнувший из авто и выскочивший из круга ГГ (не важно, который с девушкой или без, и как зовут) оказался немедленно рождён в качестве младенца: в последние годы это случается сплошь и рядом. Какова смысловая роль этого элемента? Каково предполагаемое развитие? Затыкание рта новорожденного сиськой не приветствуется: ясно, что автор никогда сам не рожал и не интересовался, как это происходит.
   Нагромождение бойких нелепостей, которые связывать в один пучок должен читатель... На хуй мля?
  
   Асафов К.Д. Бд-18: Башня (Сказка)Автору удалось проиллюстрировать фигуру, но не удалось родить мысль, чтобы взбудоражить читателя.
   Понравилась кость, натренированная отпирать замок. Даже придумала после отпирания замка оставить кость где-то в шкафу, в комнате же, на всякий случай. Понравилось повествование, ламинарная составляющая. Не хватило турбулентности. Вроде бы, и главная мысль на виду, а что с ней делать - не понятно.
   Фигура: цепь жизненных несвобод. В антураже рассказа: принцесса из родительской башни несвободы переходит в мужнину башню несвободы. Повествование: соскучилась, убежала, столкнулась с живой природой (респект, нормально описано). Укушена, поцарапана, промокла, не умеет сшить сарафан из лопушка, добралась обратно до башни, утешена, жизнь продолжается, как запланировано.
   Читалось с сочувствием - завершилось недоумением.
   Чего надо хотеть? Героине уютно. Чего же нам желать?
  
   А.А. Фантастика 
   Прочитала с удовольствием оба раза.
   Автор дважды просемафорил, что формально текст не фантастический: названием и вопросом в конце. Тем не менее, послевкусие остаётся такое, немножко волшебное. А сказки входят в формат конкурса. Кроме того, если кому-то удалось в реальности осуществить невозможную для большинства фигуру жизни, то я готова счесть это фантастикой. И вдобавок, фантастический текст, что читает героиня в автомобиле на парковке, ожидая рассасывания ДТП, заинтересовал меня, и такой рассказ я бы продолжила читать.
   Все три параллельные плоскости повествования лаконичны, гармонично пересекаются, играют на финал, который вызывает чувство сочувствия и отождествления читателя с героем. Перечень благ, обретённых переломом реальности (последняя фраза), производит терапевтический эффект. Царапают две первые смски от бойфренда, какие-то они ненатуральные, слишком правильные, чересчур гладкие.
  
   Шауров Э. Солярис 
   Не брошу камня в стиль или динамичность изложения, которые удаются автору (по ощущению от единственного этого текста) привычно. Но камень теплится где-то за пазухой. Уж очень динамичная и напряжённая первая половина, с риском на грани, с командной мужской работой, живой диалог, матчасть уместная. И когда оказывается, что мужик рисковал жизнью и оборудованием того ради, чтоб заполучить подарок, с которым пойдёт у жены прощения просить... Не то чтоб мужики таких глупостей не делали, не то чтоб это казалось натяжкой. Но на читательское моё впечатление, чувствительная сцена примирения обесценила фантэлемент.
   Рискну сравнить этот рассказ и рассказ "Фантастика". Там минимум фантэлемента в развязке играет на ощущение полной нереальности. А здесь развязка сыграла против восприятия этого рассказа как фантастического. НЕ могу понять, почему. Возможно, последняя фраза - слишком ржавый гвоздь.
  
   Дёмин М. Непреднамеренная ошибка
   А разве нормой следует считать ошибки преднамеренные?
   Идея вложенных мирозданий, матрёшка, где внутреннее служит экспериментом и/или объектом наблюдения для внешнего - жаль, не могу вспомнить, на каком-то БД был интересный вариант на эту тему.
   Написано живо, система стройная, но не могу проникнуться сутью эксперимента. Создана модель земли, близкая, как видно, к той, в которой обитают создатели модели. Чувствуется, что география одна и та же или похожая. Да? Нет? "Внутренняя", экспериментальная Земля, населённая носителями оцифрованных сознаний, - по читательскому ощущению, это как раз наш уровень обитания: противостояние Россия-Америка, "америкосы", баллистические ракеты заставляют это предположить. Значит, смотрим наверх и стараемся определить, в чём разница с верхним уровнем, для чего мы им нужны. "Это ж черновик, понимаешь, чтоб мы тут их дебильных ошибок не делали". Как бы отвечает на вопрос. Но если взглянуть пристальнее: каких ошибок? У них Эмерика энд Раша - бхай-бхай? Отлично. По причине существования экспериментальной модели Земли? Сомневаюсь. Противостояния и бхай-бхайи закладываются задолго до достижения технологического уровня, позволяющего такие эксперименты. Тогда о каких дебильных ошибках речь? Очень было бы важно привести примеры, потому что единственная показанная возможно-ошибочная реалия - эпизод с испытанием ракет. Второе использование модели - они (мы) там что-то изобретают(ем) (сферу Дайсона), а они тут же на Марсе её строят. Странно: "высшие", не-оцифрованные сознания - не могут сами изобретать Дайсонов? Понадобилась искусственная Земля как чудесное поле взращивания изобретений? Тогда вопрос: как "высшая" сфера дошла до технологических мощностей, необходимых для создания "низшей"? Бесспорным профитом от модели кажется как раз психологические, социальные эксперименты. Война - как эксперимент. Противостояние - как эксперимент. Но шевелится тот же вопрос: войны и противостояния на исторической оси предшествуют компутерам: сперва - дубина, потом - сапёрная лопатка и горчичный газ, и потом уже такие вот технологии. Уроки, которые в пространстве рассказа предполагается извлекать из модели, должны быть уже усвоены модельерами в процессе собственного развития.
   Оцифрованные сознания = просто сознания = просто люди, над которыми с лёгкостью необыкновенной проводятся манипуляции. "Я вот в сорок первом такой же был... А там кто-то щелкнул и понеслась." Заставляет задуматься, производит впечатление. Но потом спрашиваешь себя: а к чему тут фантэлемент? Можно просто бога-создателя за то же самое прижать, как бывалыча. Для него не придётся придумывать "семь миллиардов программ, часть из которых оцифрованные человеческие интеллекты". Кстати, 1941 подан не как "дебильная ошибка" подопытного общества, а как условия эксперимента, продиктованные сверху.
   Хорошо было бы прописать связь, пользу и иерархию отношений экспериментатора и экспериментального полигона более обоснованно. А то внизу Савельич, наверху - Васильич или Сергеич. И глаза у всех умные-умные...
  
   Вознин А.А. Коридоры
   Почти бессмертный, страшный и ужасный верховный правитель, система контроля за настроениями населения... Это так глубоко, широко и давно разработанная тема, что без нового или яркого развития она не может сыграть. ГГ же привычно и без труда обманывает "контроллеры мыслей" (предназначение которых не очень-то и ясно: следить за лояльностью престарелому вождю?) и эивёт, в общем, отдельно от системы на некоей райской планете. Путь куда никому не заказан: надло только неплохо зарабатывать.
   И где конфликт? А нету. У ГГ всё хорошо.
   Что предлагается читателю? Поплеваться на неприглядные картинки, описывающие жизнеподдержание пришедшего в негодность престарелого тела? У вождей это особенно неприятно выглядит, по сравнению с обычными людьми?
   Рекомендовала бы автору: 1) Посетить дом престарелых. Может, захочется написать реалистический рассказ. 2) Почитать Оруэлла.
  
   Сомова А. Львиная шкура
   Пассаж "местное солнце уменьшили в полтора раза, окунув в него одно из волокон своего корабля" сразу вызвал уважение размахом. Но по большей части, описание производит гладкое впечатление рисования девочками принцесс. "Синие пряди мелкими завитками огибали роговые пластинки на шее силурианки, укрупняя свои изгибы к верху головы. У самой макушки они были уложены в два толстых жгута, из которых ниспадал каскад локонов, переходящих в густую длинную чёлку, почти скрывающую огромные миндалевидные глаза. Основной цвет глубокого индиго разбавляли пепельно-синие прядки" - это тяжеловато для не-девичьего восприятия.
   Агрессивная раса мотается военным флотом по вселенной, уничтожая цивилизации, которые считает вторичными по оси развития и, следовательно, биомусором, интерферирующим с естественным фоном спонтанного жизне-зарождения. Но получает свидетельство того, сама является производной от некоей расы, которую считала вторичной. И все проблемы пропадают. Мир и дружба начинаются немедленно, непосредственно на уровне и в точке первичного контакта. Поскольку так не бывает, описанное не вызывает читательского доверия. Хотя всё равно приятно, что "в этом уголке галактики Миара оказалась единственной контактёркой": удача! ведь если бы нет...
   Если одной из линий в рассказе мыслилось, что вызывающее насмешки серьёзных людей отношение в порядку у себя на голове может оказаться решающим фактором для спасения цивилизации, то автору стоило как-то прописать этот конфликт, видимо, в предыстории к основной истории.
   Приятно, что представитель Земли - скорее индус, чем гражданин стран, которых принято использовать для этих ролей в фантастических рассказах.
   Несмотря на явную изобразительную определённость, рассказ схематичен.
  
   Сычев К.А. Вокзал
   Пример текста, безупречного в своей собственной системе координат, но вызывающего вопросы в другой, частной.
   При прочтении только языком цокалось: ведь полная абстракция, а выстраивается в реальность. Хотелось принять это всё на доверии, "воспринять объективно". И дёрнуло же меня посмотреть, что такое "стек". Теперь, понимая (догадываясь), что автор, скорее всего, прописал-выписал-описал то ли элементы, то ли функции, то ли операторы (я не программист) компьютерного языка, не знаю, как быть. Потому что предполагаю, что не могу полностью оценить красоты параллелей, как упомянутая корова (или свинья?) - качества апельсинов.
   А кто может в полной мере? Какова здесь целевая группа?
  
   Берар М.М. Бд-18: Любовь в шляпе
   А вычитывать это должен был Пушкин. Но не стал. А вот если бы был какой-то сюжет, то Пушкин мог бы и вычитать.
  
   Кяшкин А.А. Бд-18: Искра воображения
   Фант-элемент неправдоподобен. Мир, где каждый мечтает (!) о даре воображения - это нужно очень внятно доказать читателю, придумать какую-то логическую основу для возможности существования такого мира, или проиллюстрировать - правдоподобно! - разницу между тем, как живут и что поделывают люди с воображением и без оного. И чтоб те, кто "без воображения", были действительно без него. И показать, в чём это выражается, как проявляется, с чем сталкиваются те, кто без воображения. Чем отличаются от тех, кто с воображением.
   Автор нарисовал трепетного и мечтательного (!) ребёнка, который абстрактно страдает о некоем недоступном ему абстрактном воображении. В чём оно заключается для героя (или для автора), читатель не понимает.
   Что обозначает термин "воображение" в рамках рассказа? Нечто, чем нужно обладать, чтобы можно было "не бояться за своё будущее"; что обнаруживается при помощи тестирования; право на него основано на вере; оно помогает управлять некоей Пылью; даёт возможность "отправиться к любой звезде"...
   Халва-халва...
   Да ещё "фантазёры" побеждают каких-то "падших", разумеется - "ценой тысяч расколотых миров и уничтоженных жизней", и, конечно же, это - "победа света"... С нами бог, с нами воображение, и враг бежит-бежит-бежит...
   Надо было маме объяснить мальчику, что неизвестно, кто получает больше удовольствия: тот, кто пишет книжку или тот, кто её читает. Что для восприятия продуктов чужого воображения надо обладать не меньшим воображением. И что не стоит хвататься каждое утро за некий шар, который ему скажет, проснулось у него воображение или не проснулось. Потому что она его любит любого.
  
   Skier Бд-18: Вечноживы
   В процессе чтения сперва увелилась, что это какая-то пересказанная классика, потом - что, может быть, прямо содранная классика, потом - что фразу "Дома меня ждала чашка недопитого кофе" я точно где-то читала, потом разгадка оказалась написана большими буквами на телеграмме.
   Не знаю, как к этому относиться. Похоже. Если вставить, сольётся с первоисточником. Думаю, что сольётся.
   Автор - часть литературного проекта "Станислав Лем"?
   Я не знаю, как к этому относиться. Честно говоря, я недостаточно хорошо изучила первоисточник.
  
   Натрикс Н. Бд-18: Папа скоро вернётся 
   Сколько всего напридумано ... И мальчик-то болен, и работы-то у папы нет, и работодатели-то у него - зелёные человечки в противогазах, и вместо имени - унизительный номер, и вместо рабочего инструмента - болевые ощущения, и сынок телепатически помогает ему через световые расстояния починить вездеход... Отношение к этому рассказу, как и к ещё нескольким рассказам в группе, зависело бы от возраста автора, о котором ничего не известно. Считается, что БД - не конкурс детского творчества, поэтому придётся сказать, что ситуация описана недостоверно, доверия не вызывает, а потому не вызывают сочувствия и персонажи. Слезодавилка классическая.
   Желания поделиться с читателем хватило, не хватило мастерства.
  
   * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
   Мне ещё осталось откомментировать впечатления по нескольким рассказам, но позволю себе сделать некоторое обобщение перечувствованного в процессе чтения конкурсного вообще, плюс разговоры в комментах.
   Многие авторы кажутся уверенными, что смысл чтения, то есть - суть общения автора с читателем, заключается в том, что читатель старается - должен стараться! - понять, что выдумал, или сказал, или описал автор. Автор придумывает некую конструкцию, а читатель должен разгадать, что она означает. Автор на что-то намекнул - читатель должен разгадывать, на что. Автор нарисовал ситуацию, которая не противоречит некоей своей трактовке - читатель должен догадываться, что именно эту трактовку автор и имел в виду.
   Кто-то даже написал в комментах: а кто догадался - тот молодец!
   А что: разве читатель не должен задуматься о том, что сказал автор??
   Читатель НЕ - должен и НЕ - обязан, а - станет. О том, что автор - сказал. А не о том, что же это могло быть такое, о чём он, может быть, хотел сказать.
   Чем сильнее автор хочет быть понятым, чем больше он сделал для этого, чем большим поделился с читателем, чем яснее сформулировал и чётче изобразил - тем охотнее читатель задумывается о прочитанном, крутит в уме воспринятое, добавляет своего в понятое или восполняет своим недовоспринятое.
   Если читатель не понял, что автор хотел сказать - значит, либо читатель глуп, либо автор совсем уж неумел, либо - третий вариант - автор водит за нос или ленится.
   Если вопроса "что хотел" у читателя не возникает, то в этом и только в этом случае он может обнаружить себя обдумывающим суть, смысл, метафору, оттенки, несогласия и противоречия. (А может и не обнаружить. Потому что не хватило содержательности и увлекательности. Но о содержательности и увлекательности я не собираюсь рассуждать, потому что эти материи связаны с писательским мастерством автора. А автор не обязан. За отсутствие мастерства не расстреливают.)
   Сознательное творчество под лозунгом "догадайтесь, что нарисовано на этой картинке", я как читатель не могу считать фантастическим рассказом.
   Заставить догадываться и заставить думать - разные вещи. Догадываться - это ребусы и детективы. Но и детективы дают ясно очерченное поле для догадок, формулируют задачу. В то время как многие фант-авторы почему-то считают себя вправе заставить читателя самого пытаться сформулировать для себя какую-ништо задачу, прислонившись к их шибко загадочному холсту.
   Есть что сказать - говори. Нет - отойди в сторону.
   По поводу фантазии и фантастичного. Суть фантастичного, кажется мне, не в том, что придумано-сконструировано что-то, чего не бывает. А в над-реальной связи с реальностью и с человеческим мироощущением как таковым. Если этой связи нет, мы фантастику "засчитываем", но не ощущаем.
  
   * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
  
   Так говорю я, Захар Тустра (оценка: 2)
   То ли сумасшедший, то ли почти сумасшедший проповедник спускается с гор, куда залез, чтобы спрятаться от человечества, и теперь проповедует человечеству что-то глобально бредовое. Вопрос, увы: что хотел сказать автор, тем более - использовав многозначительное имя в заглавии.
   Я - читатель совсем простой, всяких Ницш и Зороастов знаю по имени, но не в лицо, поэтому, чтобы чего не упустить, полистала педии на тему. Поэтому вопрос и встал. Реально. Что. Автор. Хотел. Сказать. Что добавил к тому, что знают простые читатели: бывают люди, которые ищут просветления, а находят грибы и бредовые идеи? Что добавил к тому, что знают читатели пообразованнее, и что можно найти в педиях? Кроме рассказа на конкурс - что?
  
   Медведь В. Нотерия "Лишнее До"
   Внятно читается фант-элемент. Тут делают напитки из фальшивых нот. Фант, ничего не скажешь. Ошибки хороших музыкантов вкуснее, чем слабых. Понятно. И?
   Сюжет отсутствует. Вместо него - " главная мысль", что-де всё меняется, и не к лучшему: иных уж нет, а те далече.
   Язык небогатый, по минимуму изображения. Создаётся впечатление, что автор мимикрирует. Пишет тот же рассказ, который до него писали поколения, со вздохами и сожалениями старичков об том или ином изменившемся или утерянном объекте реальности, в той же затрёпанной, вылинявшей интонации. Но зато это не надоевшие ностальгии по чистоте юности, нетронутости природы, мужеству, дружбе, или лососю, который больше не идёт не нерест - нет. Повод для ностальгии придуман... Повод для ностальгии - увы, претенциозен. Ах, нам бы ваши проблемы...
   Схема рассказа и расстановка персонажей раскатана поколениями известных и неизвестных писателей. Старый знаха + молодой незнаха + пожилой для посочувствовать и попозировать читателю
   Подозреваю, что гениальных музыкантов меньше не становится, просто они, заразы такие, не селятся там, где удобно хозяевам давным-давно выстроенных нотерий. Этим вопросом я разрушила эфемерную логику рассказа.
   "Менять привычки в этом возрасте - плохой тон". Это фраза - вершина претенциозности.
   Хорошо, что автор стремился к ясности и не зашифровывал смысл. Но рассказ получился ни о чём.
  
   Татаркин А. Бд-18: Тупиковая ветвь
   Все оцифрованы, но не кровожадны. Для нескольких десятков сохранившихся биологических особей созданы относительно естественные островки природы, где они обитают поодиночке. Из повествования следует, что их жизнеподдерживают и пытаются культивировать. Автор имеет право на любую схему, лишь бы ход действий и мыслей персонажей был обоснованным внутри её. А проблема, мне кажется, как раз с этим. Читательское недоверие, в первую очередь, вызывает жизнерадостно-безразличная скороговорка главгера. Его сознание кажется не отягощённым ни мыслью, ни скорбью, ни памятью, ни желаниями. Единственный дискомфорт, о котором он сообщает - опасение упустить созревшую землянику. Одиночество его не мучит, а должно. Человек - существо общественное, будь ты трижды "лесовик". Попытка отвести от себя любой вопрос читателя заранее оговоренным "изменённым геномом" вызвана непродуманностью логической схемы.
   "Реал... в реальности остались только такие как я - человек тридцать по всей планете, неспособных к эволюции. Неандертальцы, живущие в искусственно созданном симбиозе с лесом, на маленьких клочках собственно леса". Что означает термин "неандертальцы"? Что значит "неспособность к эволюции"? Помимо того, что это - вообще бессмысленный термин, эволюция происходит в борьбе за существование и в масштабах десятков тысяч лет, а у тридцати человек из поля рассказа нет ни того, ни другого.
   "А все потому, что женщин уже давно на нашей планете нет - привет от древних, полный хм... привет". На самом деле, в результате войн относительное количество женщин растёт. Мужчины убивают друг друга, а женщины ждут их домой
   "Что у них там случилось, если он приехал на месяц раньше?" Действительно: на месяц раньше и с итак-она-звалась-татьяной, для оплодотворения. И что же так вдруг? Течка?
   Какое-то всё рыхлое. Герой не соответствует антуражу.
  
   Кормин М.В. Бд-18: Министр дверей
   Вроде бы, всё понятно. Почти. Метрополия погибла? Параллельные реальности? В его и её мире - не погибла, а в том, где они оказались - погибла? Ему хода назад нет, или он его не нашёл - и пришлось привыкать? А она ресницами так напорхала, что система дверей пустит её обратно? Или не пустит, но она этого не поняла и потерялась в дверях?
   Не хватило определённости, ситуация ни во что не вылилась, поэтому проникнуться чувствами героя не получилось.
  
   Mindal Бд-18: В глубине души
   Надеюсь, что удалось понять, о чём рассказ. Антураж больших сомнений не вызвал, указатели расставлены правильно: население - роботы, оставшиеся после того, как люди навсегда покинули планету, и они очеловечились - научились думать, социализовались, стали жить похоже на людей, превратив человечество в легенду / божество / адрес для духовных воззваний (услыши мя!). Но это только антураж. Остриё рассказа, думаю, в том, что "начав думать как они", наследники планеты переняли и "плохие" стороны своих создателей, что в рассказе иллюстрируется убийством, жертвоприношением и поиском оправдания для них. Достойный повод для рассказа. И именно для короткого.
   К сожалению, рассказ не достаточно ясен для того, чтобы весь смысл читался с первого раза, и в нём не достаточно изобразительного содержимого, чтобы хотелось перечитывать в поиске смысла (мне - пришлось). Не удалось заставить читателя отождествить себя с героями, а чтобы заставить задуматься о смысле, лучше отождествить себя сразу с несколькими. Или хотя бы с одним, на выбор автора, но - очень сильно. Если выбрать не Эда, который является тут символом пророка, первопроходца, хорошего парны, увлекающего остальных и приносимого в жертву ими, - так вот если выбрать не его, то отношение к нему попутчиков, то, как они его видят, должно быть ясно и заразительно (для читателя) проартикулировано. Если выбрать Эда, то надо заразительно его показать. А получилось так, что все смыслообразующие элементы, вроде, на месте, но нет ни одной пары глаз, за которую мог бы вселиться читатель, чтобы слиться - и потом ужаснуться. Поэтому рассказ не выстрелил, его пришлось расшифровывать.
   Почему - не знаю. Персонажей много, их индивидуальность как бы обозначена в самом начале рассказа, но автор сразу же забывает о ней, они начинают мельтешить, становятся неразличимы. Сейчас ещё раз просмотрела текст, чтобы посчитать, сколько их вообще там было, и проследить линию Сони, про которую запомнилось, что она скакала и пела. И оказалось, что её не было в финальной сцене, откуда возник вопрос, сознательно это - или случайно не упомянута, и если первое - значит, что ещё одна ясная параллель упущена читателем, потому что разве можно ожидать, что герой скажет нечто всего лишь отсутствием своего имени в некоей сцене.
   Автору нужно учиться создавать образы, в том числе - минималистскими средствами, как нужно для коротких рассказов. И не рассчитывать на читателя, который будет старательно перечитывать, докапываясь.
  
   Дубовик Н.В. Бд-18: Сказка про Козла
   Каждый уникален, кому крылья, кому - копыта и чувство равновесия, и не надо завидовать друг другу, потому что если с умом завидовать - то друг другу, ибо нет лучших, а есть разные. Хорошая идея для сказки.
   Эта сказка - для взрослых, потому что автор не открывает маленькому читателю какие-то стороны мира, а, наоборот, рассчитывает повесить большую часть текста на читательский багаж устойчивых восприятий. Действующие лица, нужные автору для иллюстрации антитезы, нужны ему только для иллюстрации антитезы, но им приходится разговаривать на протяжении всего текста, "отрабатывая" своё присутствие, и это оправдание нельзя назвать художественным: они разговаривают, как разговаривали бы манекены ангела, летучей мыши и пегаса. Только два персонажа - ведущий собрание Дракон и собственно Козёл - наделены зачатками индивидуальности. Индивидуальные черты остальных основаны на обозначении осознаваемых читателем устойчивых восприятий, в них нет ничего неожиданного, поэтому воспринимать их скучно.
   Такими мне видится основная причина слабости этого рассказа, несущего такую востребованную взрослым или подрастающим сообществом мысли. Вот бы проиллюстрировать поудачнее...
  
   Бердлов Г.И. Цена мира
   Первые абзацы обещали напряжённое действие. Вестерн на вокзале, волевой и рисковый герой, потом - два, потом - крушение поезда... После этого масса накопленных не объяснённых реплик и деталей достигла критической величины, и следить за действием стало трудно. Оставалась надежда, что прожектор смысла зажжётся в финале, но увы.
   Думаю, автор считал достаточным объяснением этот диалог: "Что случилось в Ергле?" - "Никому не понравилось, что я там делал". - "Что ты там забыл?" - "Ваш гребанный шаттл!" - "Тебя просили найти его? Лин. Лин, прошу тебя, делай лишь то, что тебя просят! Успокаивай межрасовые конфликты, разгоняй потасовки. Но не лезь в настоящую политику. Некоторые события лучше просто игнорировать, Лин". - "Вроде тех, за которыми мы едем?"
   Действительно, он даёт читателю направление и угол для восприятия. Но дальнейшее повествование не предоставляет достаточно материала, а лишь добавочные нагромождения.
   Если автор начнёт объяснять, что он имел в виду, то задним (относительно прочтения) числом окажется, что в тексте это есть, в той или иной степени. Но этого недостаточно. Надо придумывать яснее и рассказывать яснее.
  
   Рыскин А. Всеслышащее
   Трудно сказать, что тут первично и что вторично. Фант-элемент в виде торчащего посреди пустыни уха придуман как повод сказать чего-нить о захватчиках и/или гарантах, или же фантэлемент о рептилоидных захватчиках придуман как повод обыграть человеческую приязнь к пустому сотрясанию воздуха.
   В любом случае, от рассказа, где в начале даётся нормальный для описанной реальности вариант развития событий, ждёшь, что ГГ, от лица которого ведётся повествование, отработает читательское внимание, потраченное на ознакомление с перипетиями описанной реальности (поведанными последовательно и безыскусно). Что он переломит обычную схему выдаст свой - особый, парадоксальный, меняющий ход вещей или отношение читателя - вариант.
   Но увы. В начале сказано, что во Всеслышащее Ухо можно "высказать всё, ну вот буквально всё ... даже обругать Верховного Рептилоида". ГГ добирается до Уха и... "А пош-шли вы все... к...!! - из моего рта исторглась такая несусветная брань, от которой Всеслышащее должно было, по идее, тут же завянуть". Несусветную брань в студию! Иначе как убедить читателя, что ГГ-шный вариант брани чем-то отличается от среднестатистического?
   Или он и не предполагался отличающимся?
   ГГ говорит: "Я не был оригинален". В финале тоже, к сожалению. Но может быть, финал и целится в отсутствие выхода из единственно возможной последовательности событий: ты - несусветную ругань, тебе - ехидный смешок?
   В этом плане реальность не многим отличается. Хоть высказаться можно не только после путешествия по пустыне без еды и воды, и голову на кол в обязательном порядке не насаживают, а самовыражение всё равно дальше несусветной брани не идёт.
   Фант-элемент - есть, фантастики - нет.
   Осмелюсь предложить собственную фантастическую схему. Член жюри в виде Всеслышащего Ухо в ответ на неоригинальную попытку автора наболтать про своё отношение к власти, политике, экономике и современникам издаёт... пусть не ехидный смешок, но грустный вздох - наверняка.
  
   Римских Р. Бд-18: Зрячая слепота 
   Бедная, замученная, замёрзшая, выставленная напоказ девушка-привидение, которую используют в качестве достопримечательности для привлечения туристов. Освободил бедняжку - нарушил бизнес.
   Чувство, которое текст пытается добыть театрально-фантастическими приёмами, это то самое чувство, что испытываешь, когда читаешь о демонстрации публике больных и уродов за плату - в реальности отнюдь не фантастической. Не могу возразить против выстраивания этой ситуации в фантастическом ключе, но девичье привидение с огромными глазами, лучистой косой да златой цепью проигрывает по силе воздействия генетическому уроду. Имитация былинно-простонародной речи в сочетании с нарочитыми объяснялками от местных горожан превращают рассказ в лубок. Поэтому воспринять с сочувствием не получилось. Гипертрофированность стилизации и описательных элементов усиливает уровень лубочности (если можно так сказать). "Глаза под увеличительными стеклами слез", "молчит, будто льдинок-слезинок непролитых в рот набрала" (прямая речь!), "у нее кандалы тоже были - из чистого золота там, с примесью серебра тут, но все звенья - в общей цепи" - металлоанализ + деталь неясной степени точности: в общей цепи? В этом есть сакральный смысл? И как это можно определить, если цепь "сплошной кольчугой укрывала тело"? "Сколько простояла она здесь, что волосы, растущие даже после похорон, смогли повить ее с головы до пят?" Надо задуматься, растут ли волосы у привидений. "Ни один не посмел отвернуться": за ними наблюдало Всевидящее Око Верховного Рептилоида из предыдущего рассказа и заставляло смотреть?
   Последняя попытка добить недовосплакавшего над подонством местных жителей читателя: "Эх... хотел я вас потом всем скопом к приятелю отвести, он погребок тут в двух шагах держит... рыбу готовит - слюной истечь до смерти! А не поведу! Пускай тебе лучше свои, несолоно хлебавши уйдя, бока намнут, чем к нашим под суд попадешь, герострат ты проклятый. Чертов слепыш!" Радостно за ГГ и его товарищей по тургруппе, избежавших мучительной смерти от истечения слюной. Комбинация в одной строке "герострата", "чертова" и "слепыша" - контрольный выстрел.
   Боюсь, что это слезодавилка лубочная.
  
   Хаимович Х. Бд-18: Если в стенах видишь руки
   Оригинальная идея исполнения и просто приятный спокойный текст. Воспринимается целиком, не в виде отдельных частей.
   Мы видим в другом только то, что нам от него нужно, это - фигура речи, а подана на целый рассказ, органично, в разумном сочетании юмора и грусти. Лично мне особенно понравилось отсутствие толпы в ощущениях: это уже выход за личный уровень.
   Можно придраться к тому, что части, которые, по версии автора, остаются последними, по данным статистики, исчезают первыми. Но это и вопрос спорный, и возможны варианты, и авторский вариант сочетается с рабочей фигурой речи, да и вообще не самый реально-худший. Поэтому придираться не хочется, а хочется поделиться своей читательской находкой, одной из немногих, оставшихся в памяти на годы. Думаю, автору "Рук" будет интересно. А.Ефимов, "Откуси ему всё!" http://samlib.ru/e/efimow_a_s/biteeverything.shtml
  
   =====================
   Чваков Д. Бд-18: Партитура Листа
   Как в салате, приготовленном изо всего, что осталось со вчера - куски информации не полностью сопрягаются друг с другом.
   "И пошла о Музыканте слава чудовищная, не вмещающаяся ни в какие ворота, ни в один интерфейс не вбиваемая. И возрадовался он поначалу. А потом, очнулся, перестал веселиться да своё самолюбие слухами тешить. Тут бы и сказочке конец, да молодцов, кто её слушал, больно уж много оказалось - не в пример гуще, нежели свидетелей уже помянутого господина Иеговы. И я в их число попал - тех, кто, отбросив гарнитуры, предпочитает слушать музыку через хорошую акустику класса Hi-end".
   Молодцы, услышавшие сказочку о том, что некто является хорошим музыкантом (а он им, в действительности, не оказался), оценили то ли хорошие саунд-системы, то ли хорошую музыку... Для меня это - бессмыслица.
   Оппозитный персонаж - то ли хороший музыкант, то ли халтурщик-лабух. Лиргер - то ли то музыку предпочитает слушать, то ли коммерческой завистью охвачен.
   И не то чтобы это не сочеталось, а - как в упомянутом салате. Есть можно, но со скидкой. Одно дело - многоплановый образ, другое - плохо склеенный картонный..
   "Откуда взялась сия маркитантка - можно только гадать, но телефонный номер знакомой цыганки недавно стёрла ревнивая любовница..." Зачем столько накручивать, отвлекая читателя на разгадывание ничего не добавляющих выкрутасов: цыганка, стёртая из телефона - это описанная маркитантка? У него в телефоне??? А, это та гадалка, к которой не ходи... Таки что она делала у него в телефоне? А если бы любовница её не стёрла - ГГ пошёл бы к ней погадать о том, что в баре делала маркитантка? Сколько грамматики и лишних деталей, которые приходится разгребать.
   Теперь ещё погадаем, кто такой Покровитель...
   "Вот теперь-то самое время узнать о том важном, за каким бесом я притащился в бар "Внезапный заяц" этим воскресным утром." Узнать? ГГ же уже сказал: "завтракать по причине выходного дня". Как-то я уже совсем не доверяю никому из действующих лиц.
   Кажется, что основная фишка текста - заставить читателя искать, угадывать и узнавать (или не узнавать) в тексте полу-цитаты. Кто не нашёл - не молодец.
   Я их какое-то количество нашла, но это мне ничем не помогло.
   "Аллюзия с Эйч Пи Бакстером сработала. А вот теперь задачка посложнее - сможешь ли понять, откуда тянется основная тема песни? Ты вспоминаешь раннее средневековье? Хорошая слуховая память, Нестень. Достойно. На что я намекаю?" Не сработала, не смогу, не вспоминаю, и намёк не секу.
   ГГ искал некий артефакт, существованием которого объяснял чужой полу-профессиональный успех, ему сообщили, что артефакт не существует, он то ли не поверил, то ли поверил... А он ещё и мораль некую произносит: "Хвост мой облезлый волочится в двух шагах сзади бельевой верёвкой, копыта, освобождённые от обуви, бьют по паркету что-то из Баха, а сам я предаюсь грусти да печали, поскольку "партитура Листа" оказалась всего лишь легендой для наивных упырей, вурдалаков и малообразованных вервольфов". Рассказ - про любовь к брёвнам в собственном глазу? Если и так, то никакого чувства (ни солидарности, ни грусти, ни стыда) мне испытать не удалось.
   У меня рассказ вызывал чувство глубокого недоумения и заставил почитать про постмодернизм. Читала на Лурке. Осталась очень довольна. Автор, конечно, всё знает про свой жанр, но я читала и радовалась: "Механика работы с (предположительно известными читателю) мемами осталась, а багаж романтизма -- исчез. ...Со временем исчезла и гарантия общего культурно-образовательного поля потребителей. Результат: соус постмодернизма доступен очень ограниченному количеству приближённых людей, в основном критиков. По мере смены поколений появлялся эффект новой обезьяны в клетке: все знают, что мемы важнее эстетики, но никто не помнит, почему эстетика неважна. А причины неважности эстетики тем временем исчезли вместе с миром 1920-х годов".
   Ещё: "Постмодернизм не занимается полезной деятельностью. Он занимается собой. Рассматривает свои отражения, отражения отражений, и в этом заключается всё его существование... В его текстах нет ни слова, говорящего о реальности. Зато есть куча слов о других словах. Есть моск реципиента, старательно поедаемый и вовлекаемый в рекурсию. Также много других радостей. Итого: суть поцмодернизма -- умственный онанизм".
   Мой моск в рекурсию никак не вовлекается.
   Авторов, провозглашающих себя постмодернистами, надо заставлять полоть крапиву.
  
   Pavelski S. Бд-18: Эдема
   Б.Л.Д.Я. Потому что я знаю, что это Ваш рассказ, и мы так хорошо поговорили в комментах, и теперь мне муторно постить этот отзыв, который родился до того, как увидела имя атвора.
   Мне понравилась одна фраза. "Приёмник царапает помехами горячий воздух, иногда цепляясь за чуть живую волну." Всё остальное воспринимаю как модный спазм эстетизма без малейшего намёка на смысл. Уверена, что писать такой текст автор может километрами. Смысловых целей не ставится, следовательно - обязательств не берётся, следовательно - играть словами можно сколько и куда угодно.
   Этот текст удолбывает мозг читателя успешнее, чем "Партитура Листа", потому что он безупречен в своей системе координат, наличие которой я могу чувствовать, но которую не могу ни использовать, ни пощупать. Я уже говорила, что представляю собой обычного читателя и отстаиваю его интересы. Один из возможных интересов (кроме прочесть интересное) - это узнать или научиться чувствовать что-то новое. Но мне кажется, что человек, который даже табак не курит, не имеет подходящего жизненного опыта, через который можно лучше рассмотреть такое произведение.
   Однако. Поскольку интернет как норма жизни предполагает обязанность хотя бы попробовать самовосполнить недостаток фактических знаний, то посмотрела, что означает название рассказа. Вы же сами знаете, что я там нашла: "Эдема - это опухание тканей тела вследствие избытка жидкости внутри клеток и-или в интерстициальной жидкости. Эдема - это частая проблема, которая не допускает или ограничивает перфузию у криопациентов. У пациентов чаще всего наблюдается опухание, размягчение головы или вздутие брюшной полости. Тканевая жидкость сжимает кровеносные сосуды, не пропуская поток перфузата. Как описано в разделе II, ишемия отнимает энергию у натриевого насоса, вызывая опухание клеток в результате чрезмерного поступления ионов натрия (которые переносят дополнительную воду в клетки)" и тд., и тд. И смотрю сейчас выборочно обратно на текст (полностью прочитать второй раз не сумею, прошу извинить) и вижу, что - а может, действительно?
   Во сне человек часто пред-чувствует свои болезненные состояния, ещё не по настоящему наступившие и не почувствованные телом в реальности. Я как раз читала недавно, в книжке О.Сакса "Человек, который принял жену за шляпу", случай про пациентку, которая легла в больницу для плановой операции. "За день до операции Кристина, обычно далекая от всякой мистики и предчувствий, увидела пугающий и странно-отчетливый сон. Ей снилось, что земля уходит у нее из-под ног; она дико раскачивалась, беспорядочно размахивала руками и все роняла; во сне у нее почти полностью пропало ощущение конечностей, и они перестали ее слушаться". Врачи приняли это за истерическую реакцию на предстоящую операцию, но в течение нескольких дней у неё развилась полная потеря сенсорно-мышечного чувства, так что она (и уже всю жизнь) не могла контролировать движения тела без визуального контроля. Этого ещё не было - а сон уже был. (http://yanko.lib.ru/books/psycho/saxs=hat.htm#_Toc127721719 глава "Бестелесная Кристи"). Или как женщине накануне родов может присниться, что у неё начинаются месячные: схваток ещё нет, роды предполагаются только через недели, а "маленький человек" в мозгу (не младенец, а из рассказа) уже получил информацию и сигнализирует сознанию. "Оно набухает, растёт где-то внутри, давит на лобные лопасти... Ведь оно вот-вот сломает их головы изнутри, пробьётся ветвистыми рогами и начнёт сеять смертельные споры, заражая остальных... "Это короны", - шепчет на ухо Юджи маленький человек..." ... из сна... Ещё - живот упомянут, непонятно, в какой связи, и не её живот, но какая уже разница...
   Ну вот и что мы имеем с гуся? Рассказ про девушку, которая, не зная ещё об этом, заболевает водянкой, о чём ей заранее сигнализируют сны?
   Вы понимаете, что вы со мной сделали?
  
   Лиат Н. Бд-18: Чудеса не ждут отставших
   Не могу спорить с тем, что это хороший рассказ. Или что он выразительно, полноценно написан. Или что он очень страшный. Именно поэтому постараюсь объяснить, что мешает мне воспринять его как отличный.
   Сильный (К.) и зависимый от него (А.) в злой реальности, К. случайно получает возможность escape'а, несовместимую с продолжением заботы об А. Или бросить - или спастись. "Иногда выбор делает себя сам". Автор не заставил С. делать выбор: что-то случилось, и escape произошёл самопроизвольно, остается только расслабиться и получать удовольствие.
   Красным флажком, так и не взметнувшимся в полную силу, фигурой в тексте мне кажется "Порой это становилось так невыносимо, что Кьёль втайне мечтал, чтобы Айли наконец умер от тягот пути". К моменту, когда пространство-время выбрасывает К. в спасение, читатель уже забыл об этой фразе, загруженный потоком другой информации по ходу действия.
   Чтобы заставить читателя прочувствовать самое страшное, изображена агония А., обречённого на гибель. Она написана сильно, ни в коей мере не хотелось бы ей жертвовать, но мне кажется, что в качестве финала это - метод аднаногой сабачки. Мне кажется, что отсутствует кинетическая фаза, которая потенциально содержится в процитированном выше. Наказание или самонаказание, которое неотвратимо приходит позже.
   Невозможность узнать, как наши не высказанные вслух желания, или перебранные в уме (с оттенком предпочтения) варианты развития событий определяют это развитие. Комплекс вины, который идёт в нагрузку к обретённому - вроде бы, не по собственному сознательному выбору - избавлению от ответственности. Без минимального хотя бы касания этого направления, текст апеллирует к личному читательскому опыту. Это - не более чем первый сорт. Высший - обращение к девственному читателю.
   Относительно 12 кб: три экрана - прорисовке мира и ситуации (включая альтернативный пейзаж), один - отчаянию покинутого А., пол экрана - колебания сильного (ГГ). Много пейзажа, можно было бы чем-то пожертвовать и вписать недостающий намёк. Если придумать - как.
  
   Alnilama Бд-18: На блюдечке с ледяной каёмочкой
   Название отличное. Концовка слишком ясная. Мораль как она есть. Артефактный вымышленный персонаж-монстрик питается прохладой в человеческих отношениях, заводится в некой семье, помогает отношения охладить и намеревается окармливаться тут на постоянной основе. Людям плохо - монстрик доволен. Похоже, читателя запугивают тем же способом, как пытаются заставить ребёнка кушать: открой рот, а то я вон тому дяде отдам. Берегите ваши отношения, не давайте жрать монстрику.
   Однако если монстрик способен синтезировать прядь волос в расчёске (чтобы вызвать приступ ревности у супруги), то у человека нет никаких шансов. И зачем тогда мораль, раз шансов нет?
   Но всё это было бы пустыми придирками, если бы рассказ не относился к тому типу, которые становится незачем читать, поняв, о чём идёт речь. Потому что сознанию уже нечем себя занять.
   Не отпускают читателя такие тексты, в которых высказано и показано куда больше, чем требуется непосредственно сюжетом. У каждого автора (человека) есть бесконечные внутренние запасы, дайте себе свободу, впускайте в текст индивидуальное, не зацикливайтесь на обязательной программе.
  
   Просвирнов А.Ю. Бд-18: Компенсации
   "Все оказалось гораздо сложнее, чем представлялось Климу", но гораздо проще, чем представлялось читателю. Рассказ оказался про то, что ограниченность гарантийного срока закладывается в характеристики товаров ("искусственное снижение качества"), и что у ГГ поэтому погибла в автоаварии жена. А вот где здесь фантэлемент? В упрощённо-схематичном описании? В названии российского атвоконцерна? В отсутствие реального фантэлемента включается читательский режим поиска. Мой дал предположение, что жена ГГ Катя тоже окажется продуктом (треть текстов на конкурсе - про андроидов) с ограниченным сроком годности. Но она не оказалась, и фантэлемент остался на зачаточном уровне. Картофельные ножи с ручками всех оттенков красно-жёлтого спектра, неоднократно выброшенные мной вместе с очистками, не убеждают в фантастичности описанного мира, в котором ножи делают цвета очисток.
   (Кстати, вспомнился рассказ с прошлого БД, где для этой же темы было предложено действительно фантастическое решение: нано-роботы внутри устройств чинят поломки во время гарантийного периода и разрушают устройство изнутри по его окончании. http://budclub.ru/b/berestnew/zlokljuchenijasrobonjanem.shtml )
   Начало рассказа довольно динамичное, но после эстафеты с получением призового мобильника и сообщения о гибели жены началась отработка схемы. Описание чувств и поведения ГГ вышло примитивным.
   Пример того, что царапает при чтении. Казалось бы, ГГ - не мальчик, но муж: "супруги столько ездили по курортам и ходили по врачам". И - "детский возраст моего подзащитного". Ага: "Вам двадцать восемь, из детского возраста еще не вышли". Может быть, это - фантэлемент? А как же старушечье: "хорошо, что второй смеситель проработал на год больше первого"?
   Катя погибла в 25 лет, это плохо сочетается с долговременностью езды по курортам и хождения по врачам. Ах, да: "молодые супруги столько ездили по курортам и ходили по врачам". Не вызывает доверия.
   Большая часть текста - условности и информатизмы. "Опытный детектив под личиной рубахи-парня как бы случайно подружился с руководителем IT-службы "Востокэлектромобиля" и потихоньку втягивал того в веселые пирушки. При этом жадно ловил каждое неосторожно сказанное во хмелю слово. Как удалось при этом выудить нужные пароли, Клим не интересовался." А я скажу: никак. Нужные пароли не являются темой для бесед на весёлых пирушках.
   Не удалось понять, должен ли условный срок, полученный ГГ за убийство, играть роль символа торжества справедливости: это было бы нелепо, но без этого у рассказа нет концовки.
  
   Тихонова Т.В. Ключ для дождя
   Местами хорошо, но местами провисает, и подход к теме слишком лобовой.
   Рассказ про такой тип характера, который может - в реальной жизни, как и показано в рассказе - вызывать как уважение, преклонение, и любовь - так и насмешливое, жалостливое или презрительное отношение. Однако реальным читателем рассказа этот характер обречён восприниматься как зашкаливающе-положительный. Его носитель обречён на читательское сочувствие. Когда человек ощущает любую чужую беду острее своей и пытается помочь всему миру, растрачивая себя без остатка: разве это не прекрасно? И повествование всю дорогу ломится в открытую дверь, доказывая то, что в доказательстве не нуждается, в том числе - что этот характер не на счастье даётся.
   Проблема в том, что именно тип характера как таковой и стал героем рассказа. Носитель же сперва раздвоился, потом размножился и обобщился, потом схлопнулся и закольцевался. Главного героя не существовало до последнего момента, когда рассказ вырулил-таки на что-то конкретное, личное, своё.
   Высокий изобразительный уровень, заявленный в первых абзацах, даёт сбои, когда начитается отработка схемы: "Оживляешь, кого попало, разве можно было оживлять этого придурка Сэда, он вчера проломил башку Дюше. Слышал в новостях?"
   Меня не оставляло чувство, что читаю адаптированную для фант-читателя версию моей любимейшей книжки "Самшитовый лес" М.Анчарова. Вот цитата оттуда: "...всю свою сознательную жизнь ... заступался. Заступался за что-то своим маленьким сердцем, нелепым, мало кому понятным способом, когда ему приходили в голову чересчур конкретные мысли, и он выдумывал всякие спасательные пояса и вакуумные кирпичи и многое другое, что потом было записано в его особенной книжке, которая называлась "Каламазоо". Заступаться, защитить, не дать пропасть, чтобы все живое могло жить, а поломанное починилось. А теперь Сапожников шел по равнине, и все каменело у него внутри. Он хотел побыть среди зелени и травы. Глеб прав, никого он счастливым не сделал. Никого не спас, никого не защитил. Только себя измучил". Вот эта книга, рекомендую от всего сердца: http://lit.lib.ru/a/ancharow_m_l/samshit.shtml .
  
   Тихомиров В. Деда
   А как ГГ снимал ершей с крючка?
   Вопрос, который задаётся во всех рассказах про андроидов - насколько они люди и насколько ограничены? - попадает из этого рассказа в читателя точнее и болезненнее среднего. Выбрана одна точка, вся сила приложена к ней. Сравнивая с рассказом "Ключ для дождя", где смысловая сила распространена на весь божий свет, и поэтому не хватает давления, можно сказать, что концентрация работает эффективнее обобщения.
   Отлично описан мир, читатель вводится с курс дела исподволь, без объясняловки, смотрит глазами ГГ - мальчика, в силу каких-то (неважных для читателя) обстоятельств оказавшегося на планете с опасной для жизни окружающей средой, воспитанного андроидом-"дедом" так, как отнюдь не всякий живой дед воспитает. Мальчик очень любит деду и убивает членов спасательной экспедиции, которые отказываются взять деду на корабль.
   Первая половина рассказа отличная, проблемы начинаются с появлением троих спасателей. То ли они ведут себя неестественно глупо, то ли автору перестают удаваться диалоги. Непростительно глупо и не соответствует уровню подготовки спасателей: неуважительно курочить дом, не принимать в расчёт связи ребёнка с воспитателем и средой, в которой он вырос, разговаривать с ребёнком-Маугли как с пацаном, помогающим взрослым парням чинить автомобиль, показывать пренебрежительное отношение ко всему, что окружало его до сего момента. Это не вызывает читательского доверия и снижает эффект. Такое впечатление, что это не спасатели, а мародёры: разбежались всё хватать. Что там много ценного научно - верю. Что у экспедиции, чёрт знает сколько времени чёрт знает куда летящей, нету нескольких часов или дней на ознакомление с обстановкой, налаживание контакта с ребёнком и сбор любых ценностей - не верю, очень неестественно это выглядит. "Цейтнот, брат, а то б я ещё и преобразователи выпилил"... Недостаточно сказать "цейтнот", потому что он никак не просчитывается читателем. Его нужно обосновать. Но он всё равно не объяснит непрофессионального поведения спасателей. "Цейтнот, брат, а то б я пальцы отрезал по одному..."
   С момента убийства начитается скороговорка отработки схемы.
   "Я убил трёх человек! Меня арестуют!". Формулировка не соответствует возрасту и эмоциональному состоянию. Можно списать на особенности воспитания, но не хочется.
   Сцена убийства в ретроспективе ГГ дана так, как будто он был взрослым киллером прямо тогда. Упоминания трясущихся рук недостаточно. "Он думал обо мне. Почему он думал обо мне?" Это лишняя фраза в описании того момента, потому что эта мысль не может прийти так сразу, в таком стрессе. В разговоре с дедой она уже нормальная, и она там есть, и хватило бы.
   Да, возраст мальчика - не определён, а его опережающее развитие по многим направлениям - заявлено. Но это формальная правда не помогает мне воспринимать неестественности в его поведении как органичные.
   "Бластеров в доме не было. До сих пор не знаю - действительно ли они считали, что я могу убить их". Бластер в доме не представляется читателю нормой жизни. Прятать веретёна от будущей спящей красавицы должно быть сложно, но всего лишь не держать в дома бластера... "Семнадцать лет - работа, наследство, компенсации"... Даже с прибавкой десятка лет на школу и универ, остаётся впечатление подозрительно короткой жизни приёмных родителей...
   Я не придираюсь. Мне нравится рассказ, в общем. Но хотелось бы понравить его гораздо сильнее. Потому что сила надежды ГГ на то, что деда не обманул, что они встретятся - передана и воспринята. Но через серьёзные помехи.
  
   Гуфельд З. Бд-18: Зомби и Крокодил = Деда-2
   Зомби пытаются сожрать крокодилов, крокодилы, естественно, наоборот. Описано это многословно, и, в общем, похоже на просмотренные фильмы по теме. Повторяющиеся "бы" типа "если бы он мог думать, то он бы подумал" заставили обдумывать именно эту фигуру вместо того, что описывается через недумающие глаза действующих зомби и крокодила. Хорошо, пусть это - условность... Описание социально-семейных свычаев и обычаев крокодилов, включая отношения между ближайшими крокодильими родственниками, готова тоже принять за условность, на которую автор имеет полное право... И про крокодиловой кожи чемодан, в который возможный внук этого чемодана улёгся спать (брр!) - условность. И захотевший прикорнуть с ним рядом зомби - тоже.
   Какое-то настроение в тексте присутствует и транслируется. То самое, что в последних двух строках. Проблема в том, что я не знаю, что делать с настроением, основанном на одних условностях. Пусть будет условное настроение?
   Всё понимается таким же методом, как человечек и солнышко на детском рисунке. Ребёнку мы говорим - как здорово! Это ты сам нарисовал? Какой молодец! А от взрослого рассказа у меня остаётся впечатление потерянного времени.
  
   Герасименко А. Бд-18: Гадовы дети
   Рассказ-сказка + заявка на притчу, бойкая скороговорка, шутки-прибаутки, поток информации мощный, но выделить что-то трудно, по усам течёт, а рот почти не попадает, катарсиса не происходит. Такое обильное деталями действие должно увенчиваться яркой развязкой, иначе в памяти ничего не останется. Но кризис разрешён стандартно: жить, поживать да в цирке выступать, где все уму змея удивляются - а что ж удивляться, раз человек он? Единственный подкинутый читателю вопросик - народятся ли у Василия детки - провален по какой-то, я бы сказала, оплошности. Как жить и рожать детей, если предсказано, что твой ребёнок тебя убьёт - это, конечно, проблема. Но если предсказано, что только твой ребёнок может тебя пристукнуть ("убить любого мужа из его рода мог только другой муж из той же змеиной династии") - ничего не вижу такого, чтоб держать в бездетности жену и чтоб читателю головы морочить.
  
   Альтегин Е. Бд-18: Ошибка нерезидента
   Первично-мимолётное влечение к оперативнику противника ни при каких условиях не может стать причиной добровольного риска провала для настоящего оперативника. Повелитель женско-читательских сердец Эмиль Боев себе такого не позволял.
   Возникла аллюзия на женскую боевую фэнтэзи, где женские мечты об уважительном мужском внимании - о симметричном общении! - сублимируется в экшн с крутой ГГиней, добровольно или лишь чуточку уступающей мужчине в оператизме. С неизбежными объятиями в конце.
   Я даже заподозрила, что "автор - женщина". Но он - нет. Рискну высказать читательское пожелание: вот если бы! Если бы в финале было что-то, кроме наступающих объятий. Что-то касающееся дела, операции, перспективы развития ситуации, осмысления основной коллизии. Было бы ... не так по-женски.
  
   Тарасова А.М. Бд-18: Мол
   Нынче материал радует и человечным отношением к андроидам, и большей человечностью людей. Этот рассказ об андроиде (преданный, внимательный; рискуя собственным существованием, перевозит прах своего человека туда, где тот хотел быть похороненным) рисует картины ненарочитого, сбалансированного сосуществования.
   "Передай подсластитель." Ну кто же так говорит... Четыре слога!
   "Как бы они ни уважали старика при жизни, после смерти он им задал задачку. Но в космосе был негласный уговор: если покойный хотел быть погребённым на Земле, это надо было исполнить. Поговаривали, что Земля уже давно похожа на большое кладбище из-за вот таких вот просьб и завещаний". (Ох, вычитать надо бы... В цитате пришлось сделать четыре исправления.) Проблема фантастически реальная. Каждый день вижу новое несколько-ярусное кладбище на главном фронтоне Иерусалима.
   Понравилось, что работники космопорта бросились на помощь. Реанимация погибающего андроида - это правильно, товарищи.
   К сожалению, рассказу не хватает яркости. Элемента, который бы врезал по читательскому восприятию, обеспечив себе место на кладбище читательской памяти.
   Представьте себя Брэдбери и подумайте, как это делается.
  
   Адашов Ю. Бд-18: Охотник здесь не ты
   Мальчиковая фэнтэзи по одному из распространённых рецептов. Пунктирно прописывается причина-фон для ловко перекатиться, выстрелить из-под локтя, крутануться, перекувыркнуться, послать короткий залп, рассечь щупальца и упасть рядом со многотонной машиной, отброшенной чудовищным ударом. ГГ обычно проделывает это к полному своему удовольствию, а потом разрубает какой-нибудь гордиев узел не вполне понятным для читателя, но, ввиду полного физического превосходства ГГ, читатель побаивается признаться, что более запуган, чем действительно понял материал.
   Дебют. "Серж Рабински водохлёбом не был". Не жалей, Фома, горелки православным христианам. "Он уже давно мог попивать коктейли на чудных пляжах Экзотики Три", но есть хорошая причина чтоб злых морфеток пострелять, руку правую потешить, морфо-стража в поле спешить иль башку с широких плеч морфо-мастеру отсечь: жена и сын сгибли. Жену-охотницу не жалко (про тёщу ГГ даже бы и не вспомнил), а сын, родная кровь, на прогулку за земляникой вышел. (ГГ не предполагал возможности встретить любых своих знакомых или близких в образе ним... морфеток?)
   Миттельшпиль: батальная сцена. Как обязательная программа в фигурном катании: комбинированное вращение, аксель (2 и 3 оборота), вращение со сменой ноги, дорожка шагов, прыжки с шагов (3 и 4 оборота), прыжки во вращении, каскады. Пистолет.
   Эндшпиль: фатальная сцена = гордиев узел. "Глаза Морфа округлились в удивлении. "Отец?" - спросила тварь". Щупальца отрасли, а гортань и челюстно-лицевое строение остались, как были? Ну, пусть: ведь теперь - самое главное: сейчас будут плакать мужчины. ГГ объединил в едином порыве "Я тебя породил, я тебя и убью! " и "Добре, сынку!.. Добре... Вот я следом за тобою!"
   Читатель помнит, что плазменное оружие вызывает некие непредсказуемые катаклизмы, а ГГ-отец заготовил плазменную бомбочку и готовится применить её, не объяснив последствий читателю. "Теперь всё буде хорошо, сынок. Теперь мы останемся вместе. Навсегда." Верю, но боюсь, что колонистам было бы правильнее отправить ГГ-отца на чудные пляжи Экзотики-три: вероятность появления чего-то хорошего в результате катарсиса, постигшего ГГ, невелика. Кстати: кому принадлежит эпитет "чудные" по отношению к пляжам? Закадровому голосу или неводохлёбу Рабински?
   Боюсь, что этот рассказ = слезодавилка мужская.
   "Вдохни бурые сопли", нет, не уговаривайте: только выдыхать.
  
   Ковалевская А.В. Бд-18: Пани Зося ищет рога для супруга
   Мало что могу сказать по существу, потому что лезет изо всех целей единственное слово, "отлично". Отличная структура многоуровневого перевёртыша; отличная проработка с первой до последней буквы; отлично поддерживается уровень метафоры, обрастая всё новыми подробностями, не повторяющими, а оттеняющими друг друга; отличное следование заявленной тональности и темпу; отличная игра слов, отличные параллели и анти-параллели с реальностью. Особенно понравилось меньше места для мозгов и Кабета имеет право на это. Изящный текст, изящный рассказ.
   Но что-то меня грызёт. Существует некая одновременно счастливая и несчастливая особенность у чистого юмора в литературе. Ему легко вызвать читательский отклик - но трудно не кануть в лету, пройти проверку на одноразовость.
   Что делает Швейка, троих в лодке и лорда Эмсворта? Отождествляемость? А может быть - количество? А может быть - не-чистота юмора? Я давно уже, когда читаю-смотрю очень хорошую сатиру - плачу, а когда очень хороший юмор - сжимаюсь от сочувствия.
  
   Родионов М.В. Бд-18: Ужасный мутант-хомячок 
   Наверное, я не воспринимаю жанр "йумор crystalline, pyrogen free, HPLC ultra-gradient grade, ". От слова "совсем".
  
   Фрайт А. Бд-18: Полигон
   Плюсы: спокойный тон, убедительно-реалистичное, внятное описание, грамотная подача информации читателю, выразительность неплохая.
   Минусы. Слишком ровно, не хватает яркости, нет запоминающихся деталей. Действующие лица, хотя ведут себя естественно, являются, скорее, деталями пейзажа. По логике: непонятно, чего требуют земляне от лунян, и как возник конфликт. Поселенчество - да, а что потом случилось? Какие такие "солдафонские правила" отказались выполнять луняне? Их пытались с Земли заставить по утрам строем ходить в туалет? Ну, правда - что? Могу себе представить, например, что, заселив Луну до определённого уровня, они отказались пускать к себе дополнительных переселенцев по принципу "мы тут всё строили, а вы хотите на готовенькое, и у нас ресурсов не хватит". Но и это нереально, ибо 1) состав экспедиций является отражением организационных структур, их снарядивших, поэтому единого мнения возникнуть так запросто не могло, и 2) у колонистов должны были оставаться родственники на Земле... Короче - это требует обоснуя, которого нет совсем.
   Жалко браковать такой, в общем, неплохой текст, однако рассказом он не стал.
   Может быть, это - часть прорисовки более проекта, более объёмного, чем рассказ, но это было бы ещё одним минусом.
   Атмосфера - есть. Читательское доверие и взгляд изнутри - есть. Мяса, полноценной завязки - нет. Но есть ощущение, что не хватило всего чуть-чуть, чтобы вышезаданные логические вопросы стали неважными. Какой-то концентрации, на чём-то одном.
   Представьте себя Брэдбери. Чего не хватает, чтобы подписать рассказ?
  
   Макдауэлл А.К. Олег
   Рассказ имеет право. Он исследует состояние в чистом виде. Но мне мешает ощущение, что это не рассказ, а неврологический анамнез. Это включает мои читательский защитные механизмы, и я начинаю читать другое.
   олег все жить не успевает
поскольку очень много дел
которые сперва закончи
а вот потом уже живи
   ***
   олегу денег не хватает
ни на непал ни на тибет
и он уходит постепенно
в свой мрачный внутренний бобруйск
   ***
   олег воскликнул все пропало
и между прочим он не зря
воскликнул все пропало так как
пропало абсолютно все
   ***
   олегофоб с олеголюбом
пришли к товарищу илье
сидит илья боясь спалиться
в душе он все таки олег
   ***
   олег а кто это с олегом
спросил олега друг олег
олег олегам вот знакомьтесь
олег олег олег олег
  
   Пик А. Бд-18: Свежая Скидка
   Ещё один подопытный, как и Олег. Здесь читателю дали больше конкретной информации: имеет место "социальный эксперимент над асоциальными элементами и использование их в психологических исследованиях покупательских предпочтений". Где дали, там и взяли: человек в стрессе и депрессии (так описано) объектом для исследования покупательских предпочтений быть не может никак. Что же так небрежно?
   Происходящее воспринимается как наказание, а не как исследование предпочтений. Или перевоспитание плюс наказание.
   Предлагаю альтернативное наказание+перевоспитание для асоциальных элементов. Тоже с замкнутостью, тоской, невозможностью вырваться из круга. Сделать ГГ кроликом в Диснейленде, а чтоб дети с ним делали что хотели, а ночь чтоб проводил на парковке для каруселей. Это круче супермаркета. Нет?
  
   Маренин С. Бд-18: Честная память
   Слишком монотонно и тягостно, в одну точку. Пытается ГГ вернуться в прошлое - чтобы или изменить его, или остаться в нём, или получить иллюзию возврата - понять в точности нельзя, но какое это имеет значение? Что - какую услугу именно - предоставляет фирма "Вернись в счастье" - иллюзию или путешествие во времени - понять нельзя, но какое это имеет значение? Что происходит в финале - ГГ улетел во времени, изменил прошлое или спятил - понять в точности нельзя, но какое это имеет значение?
   Набор эпизодов из прошлого довольно уныл. Сопереживания чувству влюблённости, пронесённому ГГ через всю жизнь, не получается.
  
   Томашева К. Бд-18: Мама
   Интересная ситуация, интересный вопрос, но есть некоторые претензии к разработке.
   В первой трети рассказа множественное число первого лица во внутреннем монологе воспринимается как раздвоение личности, вариант паразитизма или эффект Голлума. Разумеется, автор не обязан в первых строках объяснять конструкцию, но скорее мешало, чем интриговало. Тем более, что здесь не перевёртыш, а экзистенциальный (практически - актуальный) вопрос, и пространство, потраченное на тролленье читателя "неуместным" местоимением, кажется тратой времени, которое можно было бы использовать на развитие темы.
   Развитие и доказательство идеи, с которой читатель априорно солидарен (порочность тотального контроля над детской психикой, подавления индивидуальности ради обеспечения приемлемой для родителей модели поведения и комплекса жизненных целей), идёт по не слишком оригинальным вешкам: мальчишка в песочнице, мечта о балете. Эпизод с поведением в магазине (несмотря на "мы") получился живым и милым, очень понравилась царапина на лакированном туфле, но внутренние монологи "от няньки-оператора" дидактичны и работают только на смысл.
   Показались неорганичными, не по возрасту, некоторые фразы подопечной девочки, заявленной как дошкольница: "ты расстроена", "ты хотела, чтобы я сама решала и оценивала последствия своих решений".
   Показалось невозможной ситуация, когда родитель не имеет возможности подключаться напрямую к процессу общения няни с ребёнком. Думаю, что возможность допустить к своему ребёнку кого-то при условии, что нельзя никак и никогда наблюдать процесс (а не только результат) его воздействия, должна бы отвергаться большинством читателей, и такая властная мать, как описана в рассказе, не должна бы быть исключением. Поэтому фант-элемент не вызывает большого доверия и сочувствия.
   Фраза отца мальчика, сказанная в глаза пятилетнему ребёнку ("У него нет оператора, мой сын способен сам принимать решения"), кажется почти преступным хамством, за которое надо морду бить. Что вскрывает ещё один дефект модели: ребёнок гуляет вдали от дома с няней в голове, но без физической защиты.
   "...заниматься по составленной специалистом по дошкольной подготовке программе". Нет необходимости ждать до послеконка. Стилистические правки не запрещены.
  
   Хожевец О.А. Бд-18: Тень звезды
   Попробую объяснить, почему не поставила этому точному, энергичному, ставящему невыдуманную проблему реально неразрешимым ребром рассказу высший балл.
   Не потому (как сперва показалось) что фантастика тут играет роль чисто полигона, условной декорации, в которую проблема, такая человеческая, вписана почти математически. Это нельзя ставить в вину фантрассказу. Огромное множество отличного фанта играет роль фона.
   А потому что почти математическими получились действующие лица. Обрисованы положения, чувства, слова и решения. Но не доведены люди до необходимого уровня индивидуальности. Не обрели своего лица.
   Кажется, автор поставил целью лаконичность - и переборщил. Не обязательно было тратить все 12 кб - можно было обойтись восемью-девятью (против использованных шести), но придумать-прописать двух людей (или хотя бы одного) так, чтобы то, что читателю сейчас понятно, стало невыносимо больно.
   Столько навешено тяжести - и на почти манекен.
  
   Голиков А.В. Факельщик
   На паренька надеются некие инопланетники, он должен - не сильно понимая, что делает - сберечь некий артефакт, за которым охотятся представители нескольких цивилизаций.
   Первая проблема - в том, что и читатель не сильно понимает, что приходится делать пареньку. Предполагаю, что доставить артефакт к какому-то месту, откуда его можно будет забрать через какой-то портал. Это - автоматическое предположение тренированного читателя. Далее, паренёк получает всякие малопонятные команды относительно собственных перемещений, путаность которых списывается туда же. Переговоры инопланетных оперативников сообщают читателю, что паренёк обладает некими непонятными и интригующими свойствами и сверх-способностями, которые позволили ему увидеть и подобрать артефакт. И действительно, свойства оказываются настолько особыми, что сам артефакт признаёт в нём желательного для себя хозяина, отдаётся ему в руки полностью, подчиняется. Паренёк в итоге забирает артефакт себе (в качестве волшебной палочки), с согласия самого артефакта.
   Что у инопланетных оперативников нет никакого объяснения сути и происхождения сверх-способностей российского паренька Кима - это так и должно быть. Проблема в том, что у читателя тоже нет никакой информации. Самое главное - нет информации о личности ГГ. Сущность артефакта предстаёт щенком, собакой, признавшей в ГГ себе хозяина. Собаки, как известно читателю-землянину - это символ невербального умения распознавать "хорошего человека". Поэтому догадываюсь, что суть рассказа - а том, что артефакт ДА признал в ГГ хорошего человека, оттого и дался увидеть, потом в руки, потом использовать. Но кроме мнения артефакта, у читателя нет никаких других сведений. ГГ сам, как личность, никак не описан, описан только его "квест". Поэтому читатель не достигает катарсиса, вынужденный довольствоваться голой фигурой: есть славные пареньки в российских местечках!
   Примерно так начитаются тексты про попаданцев или неожиданно талантливых будущих магов: ничего не предвещало - и бац! А надо чтоб хоть как-то предвещало. Хотя бы пост фактум предвещало...
   "...мозги будто битой вышибли! Он смотрел, как они врезаются в доски вагона и кровавым сгустком медленно сползают вниз, оставляя за собой розовые пузырящиеся сопли. В голове стало ясно-ясно, легко-легко, он глянул на контейнер с артефактом. Теперь Ким знал, что это такое". Это для меня немножко слишком. Хотя я всегда подозревала, что мозги только мешают знать.
  
   Вишнева Е. Половодье
   Рассказ мне понравился тем, что в отличие от огромного количества текстов, заявленных как мистика, в нём есть и связный сюжет (цепь событий и их логическая связь), и мысль, и чувство, и фантэлемент. А то почему-то считается, что раз мистика - то можно, чтоб непонятно было ни про что, ни про почему. И есть в рассказе настроение.
   К сожалению, главный эпизод (героиня впервые в жизни спит и видит сон, в котором через неё передаётся весточка от умерших к живому человеку, встреча с которым мимолётна) висит в воздухе: подход к нему прописан, а вызванное им изменение, переход на новый уровень развития героини - не обозначен. Хотя автор имеет полное право не использовать элемент обобщения (подведения итога), я думаю, что если б было что сказать помимо чисто повествовательного аспекта, то и текст как бы вышел бы на более высокий уровень. Вот этого очень не хватает, мне кажется. Героиня оставлена в воздухе. Она может быть там оставлена, но хочется большего.
   В тексте имеется один-единственный настоящий сон: это сон самой героини. Его сложный антураж, состоящий из многочисленных, причудливо сочетанных деталей, которые, на первый - ах, только на первый! - взгляд, не имеют отношения к тому, чем вызвано сновидение, - это типично сонная работа мозга, зафиксированная сознанием в момент пробуждения. Его смысл и связь "видоряда" с реальностью может правильно оттрактоваться только ГГней, поэтому понятно, почему Василий, которому предназначено послание из сна и который уже его принял, крутит пальцем у виска на пересказ.
   Чужие же сны переданы, как видно, в конечной трактовке. Но поскольку они предшествуют сну героини, из которого видно, что автор знает, как устроен сон, - то читателю кажется, что автор этого или не знает, или изобразить не может.
   Но важнее, что видеть чужой сон - это одно, а правильно оттрактовать его - совсем другое. "А маме снилось, что у нее нет ребенка, болезненного, отстающего от сверстников, только и умеющего, что ввязываться в драки". Ясно, что сон не снится в такой формулировке (образной формулировке, конечно же). Сон снится в виде символов, изобретаемых сознанием, над которыми надо сильно подумать потом, чтобы понять, что откуда взялось. В простейшем случае, могу предложить, непример, что женщине снится незнакомая взрослая женщина, которая обращается к ней, и они разговаривают друг с другом стихами, и потом та женщина что-то даёт ей, и она просыпается в слезах, понимая, что это была её взрослая дочь. Которая в реале болеет, отстаёт от сверстников и т.д. Но если этот сон снился не с утра, то сознание не сможет "проснуться в слезах", и этот сон останется не обработанным сознанием. А дочь, то есть ГГ, правильно понимает сны по полной вертикали, как видно. В том числе, не дошедшие до сознания. И ещё трактует их с собственной надстройкой, через собственную призму. Поэтому боже упаси, чтобы о её даре узнали и поверили. "Жека хрипло смеется, а меня изнутри царапает обида. Не на Жеку, вообще. Почему-то мне с детства никто не верил". У героини, которая видит чужие сны, есть железная палочка для доказательства, просто она её не использует. Хотела б доказать - проблемы не возникло б.
  
   Чернышева Н. Бд-18: Смотрящая за мостами
   Это не комментарий, не анализ, а объяснение оценки. И чисто по памяти, без текста перед глазами.
   Мистика - не мой жанр, абсолютно. Однако, несмотря на то, что нет возможности (да и желания особого) догадываться, что за вид живого существа ведёт действие и рассказ (непонятно даже, человек она или нет: есть данные "за", есть - "против"), оказывается, что догадываться не обязательно. Текст и без этого понятен. Два с половиной действующих лица (люди) описаны конкретно и тепло ровно настолько, чтобы вызвать сопереживание. Вдобавок - понятна идея рассказа, её не приходится выделять перекристаллизацией. Я запомнила примерно фразу про то, что если не можешь идти по дороге вместе с тем, кого любишь, то можно вместо этого стать его дорогой. Про эту трагическую фигуру пишутся романы, и суметь заставить прочувствовать её в рамках короткого и заведомо условного повествования (мистический рассказ Ltd!) - это удача (или достижение, как кому нравится).
   Пассаж по поводу содержимого неиссякаемой банки, из которого каждому цедится желаемый дринк, настолько непреодолимо связан с микстурой Мэри Поппинс, что стоило бы, на моё взгляд, тихо помянуть оную в тексте по имени.
   ЗЫ. Мне кажется, что рассказ "Тень звезды" должен был бы вызвать не меньшее трагическое послевкусие, но ему не хватило прорисовки характеров действующих лиц, который есть в "Смотрящей" (некоторая избыточность которой диктуется жанром и ритмом, но я же не имею в виду количество слов).

Оценка: 4.32*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | У.Михаил "Ездовой гном 4. Сила. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | Т.Сергей "Холодная Шутка" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"