Далин Макс Андреевич: другие произведения.

Отзывы для преноминации

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Для конкурс фэнтезийного романа 2016 года.


Обзор для преноминации

  
   Рымин А.О. "фентези 2016" Вслед за Бурей. Книга первая. Доля слабых
   Подкупило, что автор предварил текст сообщением - мол, всё вычитано, проверено, отредактировано, наслаждайтесь. Жаль, не выходит наслаждаться: страшно себе представить, как оно всё выглядело до вычитки. В первых же строчках: "Покидая истерзанный лес, ей еще повезло отыскать относительно чистый ручей и наполнить бурдюк да краев" - Антон Палыч помахал слетевшей шляпой. И несколькими строками далее: "слихвой оправдались надежды и подсократил число желающий изловить богомерзкую тварь". Выходит, что не вычитаны даже первые абзацы - в них масса школьных ошибок. Что же делается дальше?
   Стиль одновременно напыщен и коряв, этакая модная нынче каша из разнородных слов, не сочетающихся в одной фразе. "Свистопляска" рядом с "катаклизмом" - скрип пенопласта по стеклу, а ведь ещё и "столь" - натужная архаика. "Трещины с рваными краями, которые извиваясь гигантскими змеями" - это тоже очень спорно: ведь трещины в скалах образуют острые углы (не "рваные края" - камень не бумага, ломается, не рвётся), а змеи извиваются плавно. "Речка, извивающаяся змеёй" - точное сравнение, "трещины, извивающиеся змеями", да ещё и с "рваными краями" - ломают картинку и мозг.
   Синопсис представляет собой довольно подробное описание мира, приключений и действий. О героях и сюжете тут речь не идёт: последовательность событий прерывает промежуточный финал, а психологические глубины автору, похоже, не интересны. Вспоминая о персонажах, Рымин пишет об их действиях, даже не намекая на мысли, чувства, рост, духовные движения. Единственный раз он намекнул на внутренний мир героя - словами "одержимый кристаллом" - но это ведь ровно ничего не значит, кроме задела на дальнейшие приключения. Пусто.
   Вердикт: аморфное приключалово, с Вечными, монстрами, артефактами, экшеном. Написано плоховато, ошибки отягчены заявлением автора об их отсутствии - его глухотой к тексту и безответственностью.
  
   Лазорева К. Фэнтези - 2016. Легенда о Слепых Богах
   С первых строк - текст ползёт вкривь и вкось. "Приговор был суров, но обычный для этой страны" - предложение всего из восьми слов, а автор уже поплыл в несочетаемых формах определений. Дальше - ещё хуже, текст хоть на перловку разбирай. "На глазах Сая ручейки крови сплелись, и он увидел в луже собственное, искаженное гримасой боли лицо" - тут всё прекрасно. И ручейки, которые "сплелись" - не для жидкости слово "сплелись", оно для ниток, верёвок, веток, в метафоре могут сплетаться мысли, сновидения, слова, но ручейки в лужу - слились, лужа - не корзина и не кружево. И собственное лицо в луже - это не отражение, а лицо само, оторванное от черепа. Лужа-то - кровавая, образ получается макабрический, но явно не тот, на который Лазорева рассчитывала. Тем более что рядом с лицом героя появляется лицо бога: то ли он смотрит прямо из лужи, как мертвецы в Гиблых Топях у Толкина, то ли - стоит за плечом героя и в луже отражается. Ошибка в том, что здесь не следовало употреблять слово "собственный": увидал в луже себя, своё отражение, своё лицо, на худой конец. Далее герой встречается взглядом с "глазами, не принадлежащими человеку - золотыми, обрамленными витиеватым узором с правой стороны лица" - никак не получается представить оба глаза, обрамлённые с правой стороны лица. И так - чуть ли не в каждом абзаце. Я уж не говорю о защитных куполах, фиолетовых огнях и прочих штампах дешёвой фэнтези и компьютерных игр. Опять же, государство Астал читается, как "Астрал" - это необходимая ассоциация?
   Ясно, что путаница в словах вызвана путаницей в мыслях. Двенадцатилетние воины-смертники - спорно, но ладно, фэнтези, Магия. Но дальше - кто на ком стоял, кто куда и зачем ходил и как можно выбирать между спасением мира и спасением друга? Ведь, коль погибнет мир, то и люди - вместе с ним? Или в описываемой системе координат какая-то нечеловеческая логика? А из пафоса рвётся истерика даже в синопсисе:  "Кальвин... я... больше не совершу такой ошибки. Больше... если я не смогу спасти тебя, то я... То лучше я убью тебя..." - но не убивает, несмотря на рыдающие многоточия. И все достают носовые платки.
   Вердикт: путанное, пафосное и безграмотное фэнтези, традиционная графомания, как её Стругацкие описывали - с Великими Подвигами, слезами и страданиями. Структурированного сюжета нет, о психологической проработке речь ожидаемо не идёт, читать тяжело и неприятно. И традиционный задел на серию: можно будет ещё долго рыдать.
  
   Буденкова Т.П. Жизнь и приключения вдовы вампира
   Стилизация. Смелый автор, молодец. Жаль, что не потянул. Стилизация - такая поганая вещь: там каждый звук надо выверять, чтобы ритм речи не ломался, чтобы не затёсывалось посторонних словесных конструкций, да ещё и стараться сделать всё это бодро, легко, изящно, чтобы читатель не заснул. К сожалению, он, гад, почти засыпает на первых абзацах от общей серости текста - но диалоги ещё хуже. Отец сперва называет героиню Натальюшкой, потом - Натали: это две несмежных манеры разных социальных кругов, их нельзя приписывать одному человеку; неверное употребление форм имени выглядит маркером незнакомства с психологией эпохи. В диалогах - такие обороты, каких даже современные депутаты избегают по насыщенности канцелярщиной: "Поэтому будешь меня сопровождать, тексты читать, да следить, чтоб я случайно ошибку при письме не допустил", - вот кто скажет так, а не как-нибудь, вроде: "Поедешь со мной, будешь читать и следить, чтобы я не ошибся"? А ведь наши классики отличались именно экономностью и естественностью текста.
   Вердикт: увяз в нечитаемых фразах, скверно имитирующих девятнадцатый век.
  
   Deadly.Arrow Спасти химеру
   Приятное, многообещающее, неплохо написанное начало. Автор умеет говорить, рассказывать, создавать образы: "Огромный пустой дом бакалейщика настороженно молчал. Я сидела на полу перед камином и смотрела, как огонь неохотно лижет дубовые обрубки - все, что осталось от некогда изящного кресла. Будто собака, которой кинули слишком большую кость. И с одной стороны подойдет, и с другой, а все равно в пасть не лезет" - автор наблюдателен, слова метки. Удачный синопсис обещает любопытный сюжет, с интригой, конфликтом, психологической проработкой персонажей. Нельзя ограничиваться началом и синопсисом, надо читать целиком - и это, похоже, будет захватывающее чтение.
   Вердикт: есть, о чём говорить - и будет приятно прочесть.
  
   Шут О.В. Фентези 2016. Свет + Ольга. Простор 
   Начало: "Свет, будущий величайший менестрель Простора (в чём он был абсолютно уверен), вышел на сцену концертного зала "Гранд-арт", чтобы поздравить одну из выпускниц Универсального колледжа и спеть песню в её честь". Интересная штука: читаешь и видишь ход мысли автора. С одной стороны, автор любуется героем. Ну - любуется. Имя - ни в какие ворота, потом - "величайший менестрель"... А с другой - надо же подпустить "самоиронии", чтобы в мартисьюшности не обвинили. Вот, щепоточка. Чёткий СИшный рецепт. По этому рецепту автор и ваяет дальше. Очарованного читателя ждёт сообщение, что "Свет был невероятно красив": "О, эти глаза, огромные, бездонные, пугающие и прекрасные, предмет зависти мужчин и восхищения женщин! И это уж не говоря о завораживающем голосе! О, сколько восторженных взглядов Свет ловил на себе во время выступлений!.." - тут самоирония уже не прокатывает, отвратно. Дальше - ррромантика.
   В синопсисе много ррромантической мути с драконами, приключениями и беременными эльфийками. Мир называется Простор. В нём есть страна медуз - причём под медузами, вероятно, понимаются родственники Горгоны Медузы, но это никак не проясняется. Просто: медузам герои хотят дать концерт - а я, примитивный тип, тут же вспоминаю, что у медуз и ушей-то нет, музыка им, вроде, ни к чему. И, наконец, в финале зеркало считает Света самым лучшим менестрелем Простора - вывод сделан, тут уже ни к чему самоирония, верно?
   Вердикт: сумбур вместо музыки с полноценным Марти Сью, в чей талант не верится ни секунды.
  
   Мудрая Т.А. Фэнтези - 2016. Мириад островов
   Приятный, грамотный, интересный текст. Синопсис обещает отличное чтение: необычный мир и захватывающий сюжет. Одна зацепка пока, но на самом видном месте, к сожалению: слово "мириада" - женского рода. Быть может, "мириады островов" в названии?
   Вердикт: хорошо бы прочесть целиком. 
  
   Кубрин М.С. Фэнтези-2016. Одолженный меч, чужая магия
   "Все началось с обычных вопросов. Где я?! Как я здесь оказался?! И кто я?!" - вы - американский энтомолог, следуете на Суматру ловить бабочек... простите, сорвалось. Первая фраза стандартна до смешного и звучит, как пародия - дальше всё вполне соответствует. "Книжка по игре" - ещё полбеды бы, но ведь манера письма у автора - вроде ведомости в промтоварном магазине: увиденное его герой, прописанный "из глаз", перечисляет однообразно и скучно, даже не пытаясь создать зримый образ. Ход авторской мысли ясен: читатели в "Меч и магию" играли, авось, вспомнят, как и что выглядело. В обиходе этот метод называется халтурой.
   Судя по синопсису, главный герой, как, впрочем, и другие герои этого мутного действа, особо не нужен и роли не играет. Автор просто забывает о нём, расписывая цепочку событий и планетарные катаклизмы. Общее впечатление: всю книгу герой влечётся по горам и долам фабулы, не понимая, "в чем смысл открыто вводить в действие его самого (по правде говоря, его устроила бы возможность остаться в стороне и безвестности)". Герой новой формации - дубль-пусто.
   Вердикт: лучше в игру поиграть.
  
   Morgot E. Фэнтези 2016 Тень на Солнце (Зезва Ныряльщик-1)
   Автор основательно затарился в ювелирном бутике: "Блики солнечного света веселыми зайчиками бегали по смуглой коже, россыпью ослепительных бриллиантов зажигали капли во влажных волосах, таких длинных, что золотые пряди падали намного ниже пояса". При первых же красивостях хочется отложить эту радость подальше, а красивостей, между тем, всё больше, алмазный дым всё гуще... На ювелирных деталях находки не кончаются. В этом тексте все персонажи в каждой фразе поминают местные силы небесные, выражаясь надуманно и громоздко, как водевильные арабы начала двадцатого века: "Рот наоборот и зад наизнанку, если вру!" В одном тексте уживаются Зезва и Кондрат, есть девы-али, гномы зачем-то названы джуджи, а ещё есть мхецы... ну - мхец... и мхец, и жнец... Это даже хуже, чем дева-али. Ну и конечно, архаические обороты, просторечные обороты и современный полуканцелярит соседствуют в речи одного персонажа - это уж как водится: вот, скажем, трактирщик может и "Щас все будет, присаживайтесь вот тута", и "Ремонт давно не делал" - современный переболтанный языковой коктейль, то, что Сарнов называл "плазмой". У автора проблемы со слухом и со вкусом.
   Синопсис очень тяжело воспринимать: страсть к неологизмам и красивостям создаёт непролазный текст, а стилистические и грамматические ошибки окончательно превращают его в бурелом. Может, там и есть какое-то здравое зерно, но за рюшечками, завитушечками и выкрутасами стиля я его не нашёл.
   Вердикт: друг Аркадий, не говори красиво. У читателей того... слипнется.
  
   Бр.Кузнецов Фэнтези-2016. Демоны Сквернословят
   У этого автора перед текстом размещён пересказ предыдущих серий. И из этого пересказа мы узнаём, что "Мертвецы - избранная раса. Их некрократия - высшее благо для всех. А вы не знали?" - не-а, мы народ серый, куцый. Продолжаем просвещаться: "За Порогом находится мёртвое Запорожье" - и мёртвые запорожские казаки, во главе с убитым Тарасом Бульбой. Уж сколько раз твердили миру: тщательно выбирайте слова, случайное слово тянет цепь случайных ассоциаций - нет, никто не слушает. Интересно, Кузнецов думал о Запорожской Сечи или просто всунул первое попавшееся слово?
   Далее: "Мертвецом-то быть престижно, да и живучи они - ну почти бессмертны". Простите, я сломался. Что ни фраза, то перл из сокровищницы под названием "Автор сам понял, что сказал?" Предоставляю читателям Кузнецова самим разбираться, кто из мертвецов живее всех живых, а кто там у них самый мёртвый - не для моего слабого разума книжка.
   Вердикт: читать можно. Чтобы перловки насобирать.
  
   Стадник О.О. фентези 2016 Голубя тебе на грудь
   Начало простенькое и стандартное, но без особых перлов. Перлы начинаются дальше. Сказать, что героиня книги - дурёха, значит сильно польстить её интеллекту: ума у этой особы, как у ошалелой мухи. Судя по синопсису, дамочке требуется новое имя, а для того, чтобы его заполучить, она намерена выйти замуж за первого встречного немолодого женатого мужика. Которого и кадрит с ловкостью и элегантностью пьяной до рвоты ПТУшницы. Впрочем, все персонажи начала текста отличаются либо дуростью, либо картонностью: хозяин трактира не замечает книги, торчащей из-под платья героини острыми углами, трактирный гарсон всерьёз пугается местного аналога реплики "Чёрт тебя подери!" - и далее в том же духе. А потом появляется ОН, красавец-мужчина, и становится совсем тошно.
   Судя по синопсису, вся эта чушь особой роли в книге не играет. Но что играет - мне уже не интересно.
   Вердикт: если персонажи недостоверны с первых строк, то дальше, скорее всего, будет только хуже.
  
   Воронина В.В. фэнтези-2016 Злая сказка 
   Тон сразу задаёт эпиграф - сентиментальное, стандартно написанное стихотворение. Дальше - стандартная муть, несколько фраз, вообще лишённых смысла:
   "Я не скажу, что это история началась здесь и сейчас. И я не скажу, что она началась в тот вечер, или что он был каким-то особенным. Тогда мне и в голову не могло прийти, что такое случится. Это сейчас совершенно ясно, что очередной поворот моей жизни уже маячил на горизонте, но я еще пребывала в блаженном неведении. Это сейчас. А тогда..."
   В общем, уже понятно, что ждать нечего, но, на всякий случай, посмотрим, что дальше. А дальше - королевская чета, которая ведёт себя с девицей, непонятно, какого происхождения, как парочка "новых русских" с гувернанткой. Далее выясняется, что "видимо, на эту работу величество устроил меня еще и в наказание" - няней собственного наследника. В наказание. Знахарку, специалиста по зельям. Няней. Ребёнка, который её ненавидит. В наказание. И девка убивает принца. Всё логично. Король - болван, которому плевать на собственного наследника, королева - ещё хуже.
   Вердикт: с самого начала - такая кромешная дурь, что читать дальше и изучать синопсис нет никакого смысла. Глупость, редкая даже для СИ. Да, злая.
  
   Ривер А. Фентези-2016. Трель соловья 
   Громко хрустя картоном, "Вор спрыгнул с крыши на землю и шутливо поднял руки в знак капитуляции". Диалоги пресные, речь не несёт никакой информации о персонажах - она нейтрально-литературна. Я бы сказал, хотя бы без перловки, но есть проблема со словом "магичка". Автор называет так знатную даму, рядом - обращение "миледи", а между тем, "магичка" - слово, родственное словам "медичка", "техничка", "физичка", слово, обозначающее профессиональную принадлежность, причём свойское, обиходное словцо. Должно бы употребляться среди своих, в профессиональном кругу. Среди коллег. К примеру, в университетском парке:
   - О, привет! Давно у нас не был. Ты к нам?
   - Меня и в городе не было. Только что с севера. К вам, куда ж ещё. Посмотрю списки дипломников - нужен перспективный стихийник.
   - То-то, гляжу, одичал, зарос. А зачем стихийник? Торосы двигать?
   - Ух, ты, какие у вас тут девочки ходят... Не знаешь, с какого факультета?
   - Наша, магичка. Но тебе не подойдёт: она целитель.
   - Ну, целитель нам тоже не помешает...
  
   Или в коллективе разных специалистов. Например, на станции или на борту корабля обсуждают, кто пойдёт в поле:
  
   - Так, геолог, химик, биолог есть... Никого не забыли?
   - Ещё магичку надо.
   - Да, Лесневскую обязательно.
  
   Но если не входящий в круг назовёт волшебницу магичкой, его строго поправят:
  
   - Вам она - магистр артефакторики, или товарищ артефактор, или Наталья Ивановна, или госпожа Рабинович.
  
   Таким образом, слово "магичка" может употреблять только персонаж - сотрудник или коллега волшебницы, только в мире, где маг - профессия, органичная и обычная для социума. Пусть и не слишком массовая. Как в нашем мире, скажем, слесарь-инструментальщик, хирург-онколог или настройщик камертонов. И слово это следует употреблять как жаргонизм, характеризующий непринуждённое общение внутри коллегии или коллектива. Никак не в качестве авторской характеристики знатной дамы.
   Впрочем, кроме "магички" по отношению к "миледи", у автора ещё и "телепортисты", и много всякой радости. В общем, глухому к языку автору требуется злой редактор, вооружённый палкой с гвоздями.
   Синопсис нечитаем, потому что непонятен. Все идет не так, как было задумано, и Тень решает спасти не пойманного личной охранной владелицы ученика, а Лирен, выводя ее на улицу и оставляя в переулке - пять раз перечитал, прежде чем понял, кто на ком стоял, да и то не уверен, что понял правильно. Расшифровывать весь текст - сил нет.
   Вердикт: может, мысль и есть. Но автор не умеет её выражать.
  
   Полоскова Д. Фентези 2016 В погоне за Иштар 
   Первые строки - с намёком на оригинальность, чудо, тайну, но запал, к сожалению, быстро прошёл. Автор пишет развинченным неряшливым стилем, с междометиями и прибаутками: "А кожа? Ой, не могу. Ну, что тут еще? Ваше любимое занятие? Отвечать на идиотские вопросы, что же еще. Нет, на все это невозможно смотреть без юмора". Возможно, на этом свете всё возможно, даже поплакать возможно, ведь текст в том же тридцать три раза опостылевшем антураже под названием "Серые Будни". Опять бытовуха... Поманили Иштар - а приволокли с вульгарной девицей на сайт знакомств.
   Судя по синопсису, впрочем, дело происходит в светлом будущем, а вульгарная девица, ни много, ни мало - культуролог, специалист по древним космическим цивилизациям, которая ожидает, что известный своим состоянием всей Солнечной Системе, Марек Скрыльски вот-вот сделает ей предложение. Правда, героиня сама не понимает, хочет ли этого. Насколько можно судить, героиня не знает, чего хочет, до самого конца - а её приключают, как могут, второстепенные герои и злодеи, потому что она оказывается неожиданно ценным артефактом. Некий владыка даже дарит её некоей владычице, чтобы добиться её, владычицы, расположения - усматриваете логику? А потом героиню выменивают на фальшивые артефакты - и вряд ли владычица, "умная расчётливая садистка", сильно продешевила.
   Вердикт: видимо, на о-очень определённый читательский круг.
  
   Сапфира А. Фентези 2016 Проклятие Золотого берега
   Прелесть, а не текст. Вот так это всё наивно, чисто и трогательно, такие штампы школярские, такой картон классический, что умилительно смотреть. Начало - ну веками, веками проверенный штамп с путниками под проливным дождём. А одного из всадников зовут Финвал (кит-полосатик, ага). Ну, не прелесть ли? Тем более что божество у них - великий Гидрос, то ли от воды, то ли от гидры, в общем, символизирует собой что-то такое, морское. А там дальше - купец Омар. Только господин Аметисто всю малину портит - он явно из другой минералогии. Как говаривал в купринском "Поединке" генерал, который всегда уходил спать аккуратно в одиннадцать: "Ну, гошпода, ешьте, пейте, вешелитесь, а я пойду в объятия Нептуна". Ему говорят: "Морфея, ваше превосходительство?" - "Э, вше равно: иж одной минералогии..." А я-то уже обрадовался ясной логике имён, ожидая господина Нарвала или господина Тритона.
   А что там дальше - всё равно. Синопсис у Сапфиры в стихах, там ожидаемо ничего не понятно, но "в душе бунтует храбрый маг" - это здорово получилось. И дальше: "И не расплавится в объятьях запрос на важность женских прав", - а? Нет, мило, смешно, я душой отдохнул.
   Вердикт: очень трогательное, наивное и даже в чём-то симпатичное уморительное сочинение славной девочки.
  
   Середа Е. Фэнтези-2016: Камень королей. Первая часть (гл. 1-7) 
   Начало стилистически напоминает советский детектив. В детективах 50-х - 60-х годов в силу цензуры, запрещавшей жаргон и ненормативную лексику, уголовники разговаривали, как благородные девицы в чепчиках - вежливо и культурно. Чувствовалось воспитание. Вот так же чувствуется воспитание и в благородном Сони, который "вор, а не убийца". Купец же, заказывающий собственную "смерть", явно учил речь по бумажке, составленной современным пиар-менеджером: "Убийство будет имитацией, - продолжал он. - Я выпью специальное зелье и заготовлю кровь. Тебе ничего не надо будет делать, кроме как забраться ко мне домой, взять у меня одну вещь и сбежать так, чтобы тебя заметили и обвинили в убийстве. Следующей ночью мы с тобой встретимся, и я заберу у тебя мою вещь. Еще через пару дней я чудесным образом оживу и сниму с тебя все обвинения. Чего я пытаюсь этим добиться? - спросил сам себя Эльер и тут же ответил: - Мне нужно, чтобы мои враги поверили, что я умер и у меня украден товар, который они хотят отобрать. А все, что должен сделать ты - это подставиться и подержать у себя сутки этот товар. Работка плевая, а потраченные нервы я тебе компенсирую" - чувствуете? Действие, судя по синопсису, происходит в условном Средневековье, а купец так и сыплет: "имитация", "компенсирую"... Я уж не говорю о строе фразы. Ни о психологической проработке персонажей, ни о создании достоверной атмосферы речь тут вообще не идёт.
   Синопсис тоже напоминает советские детективы, в которых шпион предлагает продать ему план КВЖД за жемчуга стакан. Ну, ей-богу - знакомый богатый купец, располагающий ценным товаром, который он, почему-то, не намерен продавать, предлагает вору... Операция "Ы", ага. Если даже счесть всё это логичным, то фабула - типичный квест, а сюжета - не видать.
   Вердикт: если у вас грипп, температура и головокружение - читать можно. Забавно и даже логика видна. А вот здоровым - на свой страх и риск.
  
   Дмитраш Д. Фэнтези-2016: Пересекая барьеры
   Очень интересный эффект. В тексте всё время происходит что-то очень экстремальное - то потолок содрогнулся, то червяка потрошат - а у читателя нигде ничего не ёкает. Видимо, это происходит потому, что автор не создаёт для читателя картинку, не вызывает ощущение соучастия и сочувствия, а просто ровным голосом перечисляет действия.
   "Мир содрогнулся от очередного подземного толчка. С потолка гигантской пещеры посыпалась каменная крошка, но свод её устоял, обвала не произошло. Сезон вулканической активности хоть и подходил к концу, но такие потрясения для подземного мира были всё ещё не редкими, хотя и привычными". - Сегодня ожидается тёплая солнечная погода. Переменная облачность, местами возможен туман. Относительная влажность воздуха...
   "Янх Сиан пытался пропороть кинжалом брюхо гигантских размеров червя. Пробить шкуру зверя было непросто, она была слишком плотной". - Рыбу, разрезанную на порции, обваливают в сухарях и жарят на растительном масле, поддерживая средний огонь.
   Тон то ли поваренной книги, то ли метеосводки - не повышая голоса, не понижая. Диалог пустой, это даже герою очевидно, а если прибавить ещё и атрибуцию в манере, описанной Носовым, старательное избегание слова "сказал":  "задрал нос Нир Сягрин", "выдвинул вперёд итак квадратную челюсть здоровяк", - так совсем уж не хочется продолжать читать. А ещё стилистические и грамматические ошибки - автор традиционно путает -тся и -ться - и там ещё по мелочи.
   В синопсисе - такая сборная солянка, что у меня зарябило везде. Приключений должно быть много, крайне экстремального толка, ангелов с демонами накрошили и перемешали, присыпали людьми - и больше всего подкупают появляющиеся где-то там дальше милиционер Михалыч и трансвестит Васька. Это именно они с удивлением узнают, что их предшественники оставили в культуре демонов довольно заметный след, - бедные демоны, у которых вот этак наследили! А ещё все эти сомнительные личности человеческой национальности привносят в их мир новшества...
   Вердикт: нет, ну... может, кто-нибудь и рискнёт это дело прочесть. Может оказаться смешно в незапланированных автором местах.
  
   Зотов А.А. Фэнтези-2016: История лаборатории 27
   Автор интересен тем, что ухитряется в нескольких первых абзацах не сказать вообще ничего - но как! Я не могу не привести его пролог целиком, сохранив орфографию и пунктуацию - это просто песня:
   "И вновь реальность расплывается перед глазами, уступая место темноте.
   Темноте, из которой есть лишь один путь: тусклый огонек где-то далеко. Настолько далеко, что казалось бы, его никогда не достичь. Но, вместо того, чтобы окончательно затухнуть, он мчится, подобно лавине, зародившейся где-то далеко в горах, и сбивая с ног. Но к этому привыкаешь.
   Потом приходит свет.
   И вот ведь что странно - на самом деле промежуток между тем, как мир исчезает и тем, когда свет нового мира заполняет все сознание, равен секунде, даже меньше, одному удару сердца, но это мгновение тянется так долго, едве ли не вечность, пусть и маленькую. А ведь ТАМ, в промежутке между тем и этим нет ничего, кроме точки, которая через мгновение сбивает с ног как мамонт, несущийся во весь опор.
   ТАМ и не может быть ничего и уж если на то пошло, то и самого ТАМ быть по всем расчетам не должно. Но оно есть.
   И еще ТАМ появилось что-то...."
   Ну это же прекрасно, воля ваша! Ведь только вдуматься: точка света где-то невероятно далеко превращается в лавину... чуток попутал падежов, налажал малость в спряжении глаголов, но неважно. Главное, это первый текст в моей жизни, в котором точка сравнивается с мамонтом, несущимся во весь опор. Это меня потрясло.
   Синопсис читать не стал. Тут и так всё ясно: сильная вещь.
   Вердикт: если в первых двух предложениях нет логики, грамотности и смысла - так и читать нелогично и бессмысленно. А тут - в первых пяти абзацах...
  
   Ридель Н. Фэнтези 2016 Город трультов: ловушка в красках 
   А вот это - жаль. Автор честно пытается создавать образы, даже в своём роде любопытные. Только вот текст огорчительно слаб, а рассказчик, как говаривал Лукин, прихрамывает на деепричастный оборот. "Не дыша - лежал - притаившись" в одном предложении - никуда не годится, а предложение-то - первое. А дальше: "неизвестно как залетевшую в лесок провинциального городка", - что такое "лесок городка"? Первые абзацы... Ну, тут уже ясно, что дальше будет всё печальнее и печальнее. А автор ещё и синопсис не представила.
   Вердикт: скука - от корявости.
  
   Сухих А. Текст ухватил себя за хвост
   Текст не соответствует условиям конкурса. Увы. Но отличный текст, яркий, очень необычный. Можно любоваться словесной игрой, тем, как автор разворачивает смыслы - и как забавно выходит: "А по сюжету Третий Штурман пока еще мучил престидижитатор. Тот не желал ни втыкаться, ни вытыкаться - вел себя как какой-нибудь артефакт, другими словами, вещь в себе. Ну, или не совсем в себе. Престидижитатор был объект непонятного назначения и неопределенной функциональности. И название у него было, наверное, не совсем такое, как я тут написал - а вот паспорта у него не было". В общем, я всё понимаю, это, конечно, не фэнтези, тем более - не классическое, но так здорово!
   Вердикт: нету. Есть предложение - рассматривать, как уникальный случай и луч света в тёмном царстве.
  
   Реут А. Фэнтези 2016 Кинопольский Волк
   Ух ты, как лихо! Хорошо, живо, бодро написанное начало приключенческой истории. Образцовое первое предложение произведения, выстроенного на экшене: "В день, когда начались убийства, Александр Волченя ехал в Кинополь поступать на биологический факультет КГУ". Яркая чёткая картинка, живые диалоги, эффект присутствия... Почитаем и порадуемся, тем более что синопсис обещает бодрый детективный сюжет, загадки тайн и эффектный финал.
   Вердикт: душу погрело.
  
   Михалевская А.В. Фентези 2016: Саламанкеро
   Очень приятное начало. И многообещающее: я вижу, как автор потихоньку начинает раскрывать внутренний мир героев буквально с первых абзацев. Ярко, грамотно и умно. Предвижу любопытную вещь, тем более в синопсисе автор описал, как причудливо тут тасуется колода - судеб, миров и вероятностей.
   Вердикт: приятно видеть, как писатель работает с образами героев.
  
   Фирсов А.С. Фэнтези 2016 .Драконы Навеки
   Написано криво, примитивно, грязно, без стиля, налицо неумение создать атмосферу, а герой сходу вызывает отвращение. Это же фэнтези, ёлки-палки! Почему общий настрой - как в лиговской коммуналке, да ещё и лексика такая же?
   "Друзьям по барабану, с ними он встречался в скайпе и в фейсбуке виртуально, а девушкой Виталик не обзавелся. Девушки- вещь дорогая- ради пятиминутного секса веди ее в ресторан или бар или клуб, угощай, терпи тупой треп, а потом такси вызывай-разорение! Так говорили друзья, и Виталик с ними был полностью согласен. Тратить время и деньги на капризных девчонок - глупость!  Проще врубить ролик с порнушкой и так сказать в ручную все поделать". - Все могут оценить и орфографию, и пунктуацию, и красоты русской речи.
   И эпиграф: "Дракона убить нельзя, пока он живет в душе каждого..." - автор, что вы хотите этим сказать? Что вообще эта фраза значит? Дракон живёт в душе каждого - то есть, один - в миллиардах душ разом? Или это значит, что в душе каждого живёт дракон? И пока он там живёт, его нельзя убить... Вдумчиво.
   Судя по синопсису - стандартное приключалово, с неизменным рабством, неизменными гладиаторами, неизменным навыками выживания, полученными от кого-то мудрого...
   Вердикт: да ну его!
  
   Спиридонова О.С. Чужой мир. Ярра 
   "В торопливо сброшенных наушниках с надрывом пел Синатра. Влажный воздух наполнял свежестью притихшие улицы, внизу еле слышно плескалась река, а где-то вдалеке просигналил поезд. Непривычно ярко для города светились алмазные звезды, превращая чернильную синеву ночного неба в антрацит. Романтичная картина? Еще бы. Идеальные декорации для любовных сцен, восхитительный фон для сладких поцелуев. Но, как назло, сейчас я была одна. И дело не в том, что мне так нестерпимо хотелось целоваться. Нет, просто я висела над пропастью, из последних сил цепляясь за ржавую металлическую трубу. Пальцы онемели, а я все еще держалась, надеясь хотя бы на чудо. Увы, чудо не явило себя, и я даже не поняла, в какой момент непослушные ладони разжались". - Какая красота. Автор, не объясните ли мне, почему висящая из последних сил в предсмертном внутреннем монологе распространяется про Синатру, про небеса, звёзды, поцелуи и прочую муть? Впрочем, это у нас авторский стиль. Падать героиня будет не одну страницу - и, падая, она вспоминает, вспоминает, вспоминает, в процессе воспоминаний не забывая полюбоваться собственной крутостью и собственным талантом. Ну, пафос, конечно, грамотность, опять же - никогда не видал, чтобы слово "неужто" писали так: "не уж то".
   Синопсис начинается со слов "землянка Светлана" - дорогой автор, "жительница Земли", "земная девушка". Землянка - жилище, вырытое в земле, всё-таки. А остальное - стандартная фэнтезень.
   Вердикт: в школе говорили, "тройка с тремя минусами". Тоскливо.
  
   Макарка, Гыррр Справиться с мечом
   Уважаемый, вы фэнтези пишете или что? "На той неделе шефу приспичило "сплотить коллектив". Именно поэтому мы сейчас тащимся в автобусе в дом его то ли бабушки, то ли пра-пра-...бабушки" - первые фразы романа фэнтези? И дальше - в том же духе, в том же духе, с неизменными канцелярскими оборотами, втиснутыми в якобы внутренний монолог, с массой бытовых подробностей - и всё это разудалым, ёрническим стилем, который считается обычным для "юмористической" истории.
   Ну, что... иные смеются и при слове "лопата", тем более, что герой заговорил с напропалую хамящей лопатой, признавшейся, что она - меч. Вечнозелёная классика: герой тупит, девайс хамит, сюжет морально устарел ещё во времена моды на Эльтерруса.
   Судя по синопсису, всё это затевалось, как пародия. Какая по счёту, опять же?
   Вердикт: стандарт стандартович. И написано плоховато - рыхло, многословно, муторно. Может, драйв и стиль спасли бы положение, да нет их.
  
   Николаева Р.Б. Умру тебе назло
   А я-то, наивный, надеялся этого не увидеть!
   "Как мне повезло! Какая я, все-таки, счастливая! Совет выбрал мне в супруги его, такого невероятного... Он совершенен! Он безукоризнен! Когда мы станем одним целым, а потом взорвемся, создавая новую Вселенную, она станет идеальной, лучшей, такой Вселенной еще не зарождалось. Идеальные Галактики, идеальные Звезды, идеальные Планеты. Я наполню духовной жизнью его совершенные Миры. Жизнь, что зародится на этих планетах, будет гармоничной и нескончаемой в своем развитии, не исчезнет даже с исчезновением нашей Вселенной!" - автор, вы это серьёзно? Никак это женское романтическое фэнтези в космогоническом антураже?! Очень страшно. Впрочем, надо сказать, что после пролога там ещё страшнее, а синопсис подтверждает: таки да, романтическое фэнтези.
   Вердикт: ёлы-палы, ну запрещено же условиями конкурса!
  
   Линн Р. фэнтези 2016 Истинное имя
   Мне кажется, что "Утро начиналось неудачно" уже может заменить для современного читателя "Мороз крепчал": для нашего времени это даже более распространённый штамп. Дальше автор ухитряется описать дела фэнтезийного императора так же обыденно и уныло, как её коллеги описывают быт тружеников консалтинговых фирм. Персонаж, высокий мужчина, который "до безобразия хорош собой", ведёт себя в покоях императора традиционно хамским образом - и так же традиционно его отсылают к чёрту на рога наводить порядок. "Четвертина" в качестве единицы измерения времени - сомнительна.
   Но синопсис любопытный. Логичный, связный, неглупый.
   Вердикт: не уверен в оценке. Искру не высекает, любопытства не вызывает - но текст грамотный и отвращения не вызывает тоже. Очевидно, его стоит почитать. Уровень - выше среднего по больнице.
  
   Норд Н. Власть Зверобога
   Как минимум, своеобразно. Как всё это время моей душе не хватало этнической фэнтези - и вот оно, радостно. Авторская манера кажется спорной, но она есть, манера - это немало. Синопсис любопытный.
   Вердикт: есть смысл читать дальше.
  
   Степанов В. Фэнтези-2016: Не быть волшебником 
   Нудная житейская история. Волшебник, который внимает этой нудятине. Из текста торчит визитка Гарри Дрездена и толпы его коллег фэнтези всех стран мира. Стиля нет, текст серый.
   "Я могу с точностью до минуты сказать, когда это случилось. Мы тогда с женой поехали в Тибет, горы всегда нас манили. И там отмечали Новый год. И вот сразу после наступления праздника, в ноль часов, прямо в наш дом, где мы снимали комнату, ударила молния. Выгорела вся проводка. И мы остались без электричества. А потом началось. Электрику не смогли восстановить, а другого приемлемого места мы не нашли. В итоге отпуск был испорчен. Мы с супругой здорово поругались. Я думал - ерунда, помиримся. Но наша ссора переросла в еще большую ссору уже дома. И это притом, что мы почти не ругались. Через две недели Ира собрала вещи и уехала к маме. А через два месяца мы развелись. Но это был еще не конец". - Господа, кому захотелось почитать об этой нестерпимой драме дальше? Стиль, пригодный для отдела "писем читателей" в журнале для домохозяек, для искренней исповеди в сложной обстановке не годится, внутренний Станиславский кричит: "Не верю!"
   Отдельное спасибо автору за кота "какого-то дымчатого цвета" - фраза-индикатор: всё в ней прекрасно - и цвет вместо масти или окраски, и "какой-то" - какой бы это? Нет, господа, так начинать нельзя.
   Синопсис: Чем больше пространства и время у волшебника, тем больше в запасе у него сил, - продолжать так тоже нельзя. Синопсис так же мучительно скучен, как и первые страницы, да ещё запутан и неграмотен. Автор, дорогой, вы бы хоть на абзацы текст делили, ведь мозг ломается.
   Вердикт: срочно заесть милыми книжками Баттчера.
  
   Хохлов С.О. Замок Лето
   Занимательно и ужасно, порадовало. Хотелось бы взглянуть на синопсис - но в любом случае начало многое обещает, есть смысл читать дальше.
   Вердикт: похоже, тут мы найдём нечто необычное.
  
   Кучевский А.Я. Легенда о вольном купце
   "Нескладно как-то легенда начинается". - Первая фраза. Молодец автор, точная оценка. Начало текста представляет собой нудно изложенную житейскую историю о неприятностях стандартного персонажа. Картон вперемежку с канцеляритом - стиля просто нет.
   "Два года назад я по собственному желанию уволился из консалтинговой компании. Когда данный род деятельности еще приносил хоть какую-то пользу, я скопил некоторую сумму денег, планировал потратить их на машину. Никаких сюрпризов при покупке не произошло, расстались мы с теперь уже бывшим владельцем трехгодовалой легковой тойоты чуть ли не лучшими друзьями; он даже в подпитии сообщил мне, что багажник несколько раз пользовался усиленным вниманием со стороны сварщика. Осмотрев швы, даже не так - Швы, я остался вполне довольным. На вид - крепче, чем на заводе". - Объясните мне, пожалуйста, зачем это читать и почему это начало романа фэнтези.
   Синопсис обещает детективный сюжет, но воспринимается на удивление тяжко. Похоже, в тексте нет структуры - или автор сам её не видит.
   Вердикт: может, кто-то рискнёт прочесть.
  
   Желдак А. Новый Мир. Игры для взрослых (Черновик) 
   Черновик - это само по себе прекрасно. Начало представляет собой отвратительно написанный диалог с надуманной атрибуцией. Текст настолько нестерпим, что на страницу меня не хватило: "трубка телефона вибрировала от криков моего толстого лысого друга" - интересно, автор отдаёт себе отчёт, что диалог, оформленный таким образом, звучит так, будто персонаж беседует с собственным взбунтовавшимся пенисом, причём - не по телефону? "Кипел, как забытый на плите чайник" - штамп ещё советской эпохи. Я не сторонник позиции англоязычных писателей, использующих в атрибуции только слово "сказал", но нельзя же так небрежно!
   Мало того, что скучно и грубо, автор ещё и синопсис не представил. Ну и ладно.
   Вердикт: не роман и был.
  
   Протоиер.Спиридонов А.В. Фэнтези-2016. Хроники Эллизора. Чужестранец
   Написано чистенько, грамотно - но диалоги совершенно нестерпимые, их книжная стерильность не соответствует обстановке более чем полностью. Сходу заметно - автор "не вжился", не чувствует собственных героев. Вместо синопсиса автор рассуждает о том и о сём, что помогает определить, какова его этическая позиция, но не помогает понять, хорошо ли выстроен сюжет.
   Вердикт: символы - символами, а герои должны вызывать читательское доверие, иначе любая идея превратится в дешёвый лозунг на выцветшем плакате. Вещь - на любителя агиток.
  
   Лифантьева Е.И. В поисках ведьмы. Общий файл
   Фэнтези-середнячок. Грамотно и, вроде, неглупо, но плоско, без искры и драйва. Такое чувство, что образы не продуманы по-настоящему тщательно. Вот, скажем, рассуждение о том, что "из представителей фауны присутствуют только комары. Тоже бабы, чтоб их! Как известно, комары-самцы питаются не кровью, а чем-то растительным. Это комарихи житья не дают! Вся их сволочная натура в этом!" - звучит вполне симпатично, но их "острые, как кинжалы, хоботки" тут же сводят всё на нет. Разве комариное жало сравнимо с лезвием? Как стилеты, шила, иглы - ну, пики, копья, если хочется довести образ до гротеска, но кинжалы никак не идут. Далее - штаны в контексте не "попрочнее", а "поплотнее". Из-за постоянной мелкой небрежности автора текст много теряет.
   А синопсис вообще нестерпим. Не надо было излагать его канцелярским языком, надо было - человеческим.
   Вердикт: текст лучше многих, но далеко не блестящ. Можно читать, можно не читать.
  
   Хабибулин Ю.Д. Фэнтэзи 2016: Меч Белогора
   Автор начинает текст с пейзажа, выстроенного из штампов - без зацепок для внимания читателя. Порой строит предложения нелогично, явно сам до конца не понимая их смысла:
   "По крышам домов и автомобилей, по головам людей и кронам деревьев замолотили огромные градины, как по команде неведомого генерала войска захватчиков, стремящегося по одному ему известным причинам уничтожить всё живое, подавить волю к сопротивлению, склониться перед мощью и величием пришельца". - Ещё разочек: кто на ком стоял? Кто должен подавить волю, а кто - склониться перед мощью?
   Со вкусом всё грустно, зато в ассортименте Пафос и Сила с большой буквы, красивости просто лютые:
   "Змеящиеся щупальца разрядов искали и находили новые цели, которые тут же вспыхивали, заражались вирусом разрушения и превращались в мерцающих красных чудовищ, ищущих себе пищу".
   "Ещё немного и этот цветущий уголок страны может превратиться в край обгоревших развалин, выжженных взбесившимся огнём, падающим изломанными фиолетовыми копьями на беспечно спящих в своих кроватях людей". - Простые смертные в обычную грозу просыпаются, а эти во время Невероятного Катаклизма мирно спят. В ту пору, когда по их головам молотят огромные градины абзацем выше. Гвозди бы делать из этих людей.
   После пролога градус пафоса чуть снижается, но многословие - феноменальное, и автор искусно переплетает любимые красивости с кондовым канцеляритом:
   "Женщины из куколок в зимних одеждах превращаются в красивых разноцветных бабочек, источающих тонкие запахи иноземных парфюмов и привлекающих повышенное внимание мужской части населения".
   "К ещё неяркому и нежаркому солнцу начинает вовсю пробиваться слабенькая нежнозелёная травка, стараясь не упустить ни одного тёплого лучика солнца в новом сезоне и поскорее напитаться живительной энергией".
   "Вчера договорились о распределении обязанностей: кто чего купит, и кто какое развлекательное мероприятие подготовит".
   Но синопсис - да. Да. Забористый. Автор ничего для читателя не пожалел, там у него инопланетяне, питающиеся людьми, сектанты, маги, феминистки, ЗОЖ, криминал, правозащитные организации, драка на Танковом поле близ Прохоровки и политическая борьба. Очень страшно.
   Вердикт: что-то исключительное. Хочется огородить верёвочками с флажками и выставить какую-нибудь предупреждающую надпись, вроде "Тут доедается мозг, не доеденный телевидением".
  
   Селеверстов П.Е. фэнтези 2016. Золотой череп. "Воронка душ"
   А! О! Автор нас всех порадовал: "Крепчал мороз. Закручивались спиралью снежные хлопья. Где-то вдали, за тёмными лесами, полыхало зарево пожарищ. Война пожирала людей, и не было никакого спасения кроме бегства". Правда, начал он текст иначе, но мороз там крепчал везде. Вот первый абзац: "Понять ценность того, чем обладаешь, можно только потеряв это. Процветание и благоденствие породили уверенность в собственной непогрешимости. Не было ни страха, ни опасений за будущее и каждый, кто мог себя проявить стремился к неограниченной славе и богатству. Когда волшебство и простой человеческий талант соперничали друг с другом в создании чудес, окружающий мир казался сырой глиной, из которой можно было вылепить любой предмет. И никто даже не подозревал, что скоро грянет гром и то, что виделось естественным и очевидным, станет вдруг опасным и губительным для всего живого. Уверенность в правоте, надменность и презрение к чужой свободе, определили главным мерилом физическую силу". Автор складывает штампы, как кубики, создавая конструкции пафосные, бессмысленные и беспощадные.
   Синопсис оправдывает ожидания. Автор любит кавычки и почему-то заключает в них слова, вроде "проклятый" или "живые". Герой по имени Всебор бросает кольцо в вулкан вытаскивает артефакт из воронки после долгих и стандартных приключений. С поправкой на язык можно вообразить фэнтези, которое могла бы сочинить, начитавшись современных авторов, довольно бездарная компьютерная программа.
   Вердикт: мороз таки крепчал.
  
   Злая О. фэнтези 2016: Безвечность 
   И сходу в лоб: "Посвящается Сердцам, бьющимся в унисон со Вселенной". Сразу настораживает. Тем более, что там обращение к читателям: "Прежде чем вы приступите к прочтению моей самой странной истории, хочу заранее осветить темы, затронутые в книге: любовь, музыка, космос, кино, искусство, время, животные, субкультуры. Я попыталась объединить всё то, что делает меня счастливой, всё то, что, надеюсь, и вам, моим дорогим читателям, придётся по душе". Ясное дело, тут уже нечего ждать. Но мы попробуем.
   "Я представляю время, как некую единицу измерения жизненного цикла Вселенной, не щадящую никого и ничего на своём пути..." - дальше, или лучше не надо? Ладно, ещё попытка:
   "Я бы отрывала по сантиметру своей кожи за каждый болезненный вздох Стефана". - Всё, я сломался. Необыкновенно пафосно, давит у читателя эмоции с такой яростной силой, что текст превращается в пародию на себя. Неграмотно и пошло.
   Синопсиса ожидаемо нет, потому что, скорее всего, нет структуры. Свободное парение, так сказать.
   Вердикт: редкостно неприятная вещь.
  
   Крэйн Э. Фэнтези 2016. Мятеж (часть первая)
   "Вольный ветер гулял меж горных пиков, сдувая с них остатки позолоты уходящего дня". Традиционное для СИ начало, якобы красивая и довольно бессмысленная метафора. Зато потом - всё интересно. Уважаемый автор, а вы специально назвали юного огненного мага Фьордом? В смысле, морским заливом, окружённым скалами? Вы что-то конкретно имели в виду? ""Фьорд!" - одернула сына женщина, чей силуэт в холщовом платье маячил у дальней стены". - Как получилось, что силуэт женщины где-то маячил отдельно от неё, да ещё и был одет в холщовое платье? Ну и дальше в том же духе.
   Судя по синопсису, мы имеем дело с очередным романом, автор которого не справился с магией и не представляет, что делать с магами. Почему героя должны "заклеймить отступником"? Нужны или не нужны отступники Ордену Смиренных? Чем отличаются маги из Ордена от других магов? Сумбурный синопсис создаёт впечатление о романе, как о ворохе нелогичностей и глупостей.
   Вердикт: а автор представляет себе, что такое каменная маска, которую носят на лице, не снимая?
  
   Курленёва А. Фэнтези 2016 Песня для тумана 
   Многообещающая вещь. Удачное начало, грамотный, красочный, интересный текст. И - да, этническое фэнтези, отрада сердцу.
   И синопсис многообещающий. Это надо целиком читать.
   Вердикт: читать будет приятно.
  
   Баранов Н.А. Фэнтези 2016, Демиург местного значения. Книга 1 
   Вот как-то совсем не порадовало. Вроде бы, текст грамотный, манера "из глаз" - ёрническая, но не совсем безобразная, нет ощущения, что человек не понимает, о чём пишет... и всё равно не порадовало. Подозреваю, из-за многословия, бесконечной вводной, затянувшейся на несколько глав - и довольно-таки скучной. И в описываемый мир тяжело верится. И обещанная в синопсисе мартисьюшность главного героя огорчает.
   Вердикт: терпимо. Но невкусно.
  
   Медведникова В. Предвестники Мельтиара 
   Первая книга трилогии. Но автор уверяет, что её можно читать как самостоятельное произведение. Роман написан достаточно гладко, с минимумом ошибок, столь распространенных, что их можно считать неизбежными. И в романе достаточно достоинств: проработанный мир, своеобразная магическая система, драматические герои, их мотивированное противостояние, их нравственный выбор. Большинство читателей наверняка заинтересуются продолжением.
   Вердикт: почитаем.
  
   Гладышева М. Фэнтези 2016. Четвертая эпоха
   Роман начинается с сигнала будильника. И хотя будильник не звенит, а декламирует стишки, стандартный зачин настораживает. Не зря. История давно знакомая, многократно перепетая: героиня умирает здесь, приходит в себя там, оказывается призванной, избранной, единственной, после множества приключений и подвигов обретает любовь и становится благой богиней. У романа есть безусловные достоинства: мир устроен очень любопытно, населяют его нетривиальные разумные расы и, главное, героиня - хорошая, добрая девушка, деятельно любящая всё живое. Она не только не крошит врагов направо и налево - ей претит убивать даже ради спасения собственной жизни. Читать "Четвертую эпоху" было бы приятно и увлекательно, если бы не приходилось пробираться через бесконечные россыпи перлов. Как сопереживать горю, страху, удивлению, гневу, любви героини, если над каждой третьей фразой или хихикаешь, или ломаешь голову: что автор хотел сказать? Синопсис мало помогает - написан в том же стиле:
   Он сообщает ей о том, что создатели этой реальности, то есть он и его трое братьев собираются их покинуть. - Кого - их?.. Кто на ком стоял?
   И в тексте - кочка на кочке:
   "Любопытство заняло первое место в рое моих мыслей". - Во-первых, любопытство - не мысль, а эмоция или черта характера. Во-вторых, где в рое первое место?
   "Подруга приложила сухие ладони ко лбу, постепенно перемещая их по рукам". - Любопытная анатомия.
   "Вдохнув зеленую дымку, я развела руками в разные стороны". - Дымка - это не дым. Это шелковая ткань, тонкая и почти прозрачная (ее название происходит от греческого "димитой" - две нити). И - попробуйте развести руками в одну сторону.
   "Многочисленные сиделки выживались естественным путем, не вынося чрезмерной самостоятельности Веры Алексеевны. И только Надя нашла на нее управу. Или просто Вере стало хуже, и она не захотела противиться такой доброй, естественной помощнице?" - Речь не о вздорной капризной старухе, которую, наконец-то, окоротили. Так героиня говорит о горячо любимой приемной матери, мудрой женщине, одаренной сверхъестественной чуткостью к живому. Что значит "естественная помощница" - судить не берусь.
   "Мы... люди, только с более развитым чувством принадлежности к окружающей нас флоре и фауне". - А это мудрая женщина так разговаривает с девятилетним ребенком.
   "Прощаясь со мной перед поездкой, она втихаря засунула мне в один из карманов рюкзака свои блинчики с корицей". - Нужно совершенно не чувствовать, не различать смыслы слов, чтобы употребить по отношению к доброму делу "втихаря", словно подкормить героиню - пакостное дело.
   "За всё это время я привыкла к этой доброй женщине. И мне всегда казалось, что она относится к нам не только, как к наемникам, а как к близким и родным людям". - О сиделке, той самой, что сунула блинчики в рюкзак. У автора совсем худо с русским языком: наемники и наниматели - полярно разные роли.
   Можно было бы оправдать это "втихаря" трудным детством героини и похвалить автора за точную речевую характеристику. В речи детдомовского ребенка вполне уместны "уличные" словечки: "я прифигела", "колупался у меня в мозгах". Но нет - к подобным выражениям прибегают и высокие особы иного мира: "вылазь, уже не перекинется", "вырубать я тебя не буду", "не бери в голову", "тебе лучше не беситься и орать тут как умалишенная". И если бы лексикон персонажей был только разговорно-просторечно-жаргонным! Его можно было бы счесть осознанным дерзким приемом. Но снова нет: автор перемежает арготизмы чудовищными конструкциями, претендующими на литературность, при этом путаясь в падежах и предлогах.
   "Весной, когда пик моих побегов из приюта достигал апогея". - Ну почему не сказать, что героиня то и дело убегала из детдома, и чаще всего - весной? Даже если учитывать только переносные значения слов "пик" и "апогей", получим нелепость - побеги в высшей степени, достигшей высшей степени. Но любая метафора, помимо переносного значения, сохраняет и прямое. В данном случае слово "побег" - движение по некоторой линии на относительно горизонтальной поверхности Земли - актуализирует прямые значения слов "пик" - острие вверх и "апогей" - точка лунной орбиты, самая далекая от центра Земли. Вместе выходит нелепость в кубе.
   "Накопленное постепенно таяло от нужд на лекарственные препараты". - Нужда в чем, а не на что. И жесточайший канцелярит. Нормальная живая девушка сказала бы: "Пришлось потратить сбережения на лекарства".
   "Тоска по ней усилилась с геометрической прогрессией" (в геометрической прогрессии). "По окончанию школы" (по окончании). "О прическе озаботилась" (озаботилась чем, а не о чем). "Свой возраст лучше умалчивать" (умалчивать о возрасте). "Со всех четырех эпох" (из эпох). "Ты выглядишь довольной при моем присутствии" (в моем присутствии). "Я вперила взгляд на молодого отца" (вперить взгляд в кого, а не на кого). "Со словами, ассоциирующими меня как нечто ангелоподобное сошедшее с небес" (ассоциировать можно кого-то с кем-то, что-то с чем-то). И на десерт - сюр, не поддающийся интерпретации:
   "Он подмигнул мне, пытаясь облегчить поток информации". "Я сразу же подумала, что если такой экземпляр когда-то искал любовь, неудивительно, что моя персона стала результатом". "Приносить баланс в народах эпохи, служить символом единения и силы энергии".
   На этом фоне пробелы вокруг дефисов, дефисы вместо раздельного написания, случайные запятые, "одеть" вместо "надеть" и "-ться" вместо "-тся" - мелочи, не стоящие внимания.
   Вердикт: Оно, конечно, весело, но, может, автору учебники почитать?
  
   Кулаковская И. Фэнтези 2016.Другие 
   Первое впечатление - это текст предыдущего автора. Фамилия другая, героиня просыпается не от будильника, а от голоса матери. Но те же пробелы вокруг дефисов, дефисы вместо раздельного написания. И те же случайные запятые, путаница "одеть" и "надеть", "не" и "ни", "-ться" и "-тся" - впрочем, этот комплект свойствен большинству присланных на конкурс текстов. И та же смесь просторечия, канцелярита и абсурда - разве что не "вылазь", а "залазь".
   "Я вся во внимании" (я вся внимание). "Журналисты с бульварных газетенок" (из газетенок). "Расспрашивать подробности" и "расспрашивать причину" (расспрашивать о чем). "Рассказ всего произошедшего" (рассказ о чем). "Попасть в неприятность" (у меня неприятность; навлечь на себя неприятности). "Сложив в уме два плюс два" (сложив два и два). "Переодела свою форму на джинсы и футболку" (сменила форму на джинсы и футболку или переоделась в джинсы и футболку). "На против кровати" и "смутил до нельзя". "Краюшек стула". Достойное анекдота смешение стилей "не так классно, нежели". А некоторые обороты сходу и не переведешь на русский: "Мне было все равно на других посетителей".
   "Я поняла, что мама подняла человека с дежурства и залилась краской". - Нет, покраснела не мама, а героиня. Просто запятой не хватает.
   "Улыбка сама соскользнула с моих губ". - Соскользнула - значит, ушла, на губах её больше нет. Но по контексту героиня улыбнулась. Чему верить?
   "Мамины светлые волосы были аккуратно перетянуты лентой. Она была такой хрупкой, что казалось вот-вот разобьется, как фарфоровая статуэтка". - Лента, хрупкая, как статуэтка?..
   "- На все сто! - высказалась первая мама". - Нет, мама у героини одна, второй нет. Это мама высказалась первой.
   "Вновь стена холода овладела им". - Наверное, к нему вернулось хладнокровие?
   "Шок на лицах друзей застыл". - До сих пор шок на лицах, вероятно, двигался?
   "На десять минут все мои мысли удалились". "Он был нашим разумом. Вот и сейчас его лицо ничего не выражало". "Врачи выделялись своими белыми халатами на фоне больничной безысходности". "Посовещавшись между собой в полголоса, они заполнили собой все свободное место". "Своих детей у нее ещё не было, не считая, лисицы фенек". "Я вслушалась в их болтовню и застыла на этом вопросе". "Прохожие приняли мои эксперименты над подопытном, как незнание меры последнего".
   Но нет, Кулаковская - всё-таки не Гладышева. У Гладышевой, по крайней мере, героиня вменяемая и мир затейливый. Здесь же - очередные могучие маги, таящие свой волшебный дар от людей. Здесь - девичий щебет, калейдоскоп тем и эмоций, одинаково пылких, о чем бы ни шла речь - попытке изнасилования или кофе-латте, открывшемся даре визгом ломать сантехнику или мести стерве-однокласснице при помощи дара, тайне "мы - Другие" или машинке в подарок, смерти отца или новом платье. С непременным подробным описанием нарядов. "Переодевшись в спортивный лиф и шортики, закончила свой образ кроссовками" - и где же героине предстоит демонстрировать свой законченный образ? На беговой дорожке у себя в комнате, в одиночестве. Может быть, кроссовки и шортики сыграют значимую роль в сюжете? Нет. Побегав, героиня примет душ и в очередной раз переоденется.
   Вердикт: Любительницам журналов мод и музеев мебели, вздыхающих "живут же люди", это может понравиться.
  
   Флейм К. Вор и убийца 
   Первая книга саги. Приключения тела. Успокаивающе привычный набор: герой - вор-аристократ, мир - авантюрный Ренессанс, население - четыре фэнтезийных расы и люди-завоеватели, квест - добыть магический артефакт, спрятанный в злодейском логове в глубине проклятых лесов. Написано по всем правилам, умеренно и аккуратно, с действием, разговорами, описаниями, интригами, битвами, тайнами и любовью в должной пропорции, в меру приправлено общераспространенными ошибками. Не напрягающее, приятно знакомое чтение для очереди, транспорта, бессонницы.
   Вердикт: на конкурс годится, если не обращать внимания, что перед нами фактически длинный-длинный пролог: собственно квест начнется в следующей книге.
  
   Васильев Я. Зеркало миров 
   Еще одна первая часть трилогии. И опять напоминает предшествующий текст - соответствием правилам, узнаваемостью реалий, персонажей и фабулы, даже редкими ошибками (всё тот же набор: кое-где путаница "одел" / "надел", "не" / "ни", "-тся" / "-ться", местами неверные запятые). Разумеется, есть и отличия. Для тех, кто предпочитает вору благородного героя - боевой маг, самоотверженно расставшийся с родиной ради её спасения от полчищ врагов. Ушедший из мира, в котором люди, эльфы и гномы, объединившись, одолели гадов, в параллельную реальность, где гады подмяли прочие расы поодиночке. Добрыми делами и оружием наводящий порядок в доступной ему части мироздания. Совершающий занимательный и мотивированный квест.
   Вердикт: собрано по инструкции, без претензий.
  
   Суржиков Р. Фэнтези-2016: Стрела, монета, искра
   Первые страницы гигантского романа, посвященные подробному описанию города, обещают обстоятельное, неспешное, тщательно проработанное повествование. Синопсис - увлекательное сплетение трех сюжетных линий, с тайной, политикой, интригами и приключениями, заблуждениями и прозрениями, с подвигами и этическим выбором.
   Правда, два с лишним мегабайта романа - только начало истории. А продолжение - платное.
   Вердикт: жаль, наверное.
  
   Дмитриева Н. Сказочка для негероев 
   Жесткое, без сусала, русское фольклорное фэнтези. Уже радует. Дмитриева создала населенный мифологический мир, умеет удивить и испугать, её героини - нормальные хорошие женщины, без мэрисьюшества, слабые, совестливые и стойкие. Правда, подчас утомительно многословны - и героини, и автор. Если роман слегка уплотнить, получилась бы крутая повесть.
   Вердикт: берём.
  
   Темень Н. Двойной кошмар 
   Попаданец. Парень по имени Роман, отвергнутый девушкой, ради которой он учился, занимался спортом и боевыми искусствами, повышал свой культурный уровень, ели, пил и дышал (если б не она - не стал бы заниматься всей этой ерундой), от удара молнии проваливается на Апеннинский полуостров, к латинам, в двух экземплярах. Один - тупой и трусливый, другой - вменяемый и веселый. Первый переименовывает второго в Рэма и - хлоп - становится великим благородным воином и героем. Двойники претерпевают множество приключений - битвы, магия, пророчества, трон, всё как положено. После чего Роман отказывается быть игрушкой богов и, вернувшись на то же место, с какого перенесся, узнает, что изменил историю: отныне в мифе (по-видимому, автору что миф, что история - всё едино) об основании Рима не Ромул убил Рема, а наоборот.
   Вердикт: ну? И что?
  
   Ковалев В.В. Фэнтези 2016. Игра. Странник 
   Начинается с длинного рассуждения о том, что мир - театр, а Солнце и звезды, как и все на свете, играют роли. Дальше: "Вот еще одно относительно небольшое небесное тело в этом мегалитическом театре - Луна, Селена". А выяснить, что такое мегалиты и мегалитический, слабо? Потом много о женщине, бизнесмене, бомже, милиционере, швейцаре и чиновнике. Которые, похоже, дальше в тексте не встречаются.
   Судя по синопсису, до главного героя я всё же добрался. Кошмарная история о том, как игровой персонаж героя стал самостоятельной личностью. Идея: наш мир - виртуальная игра. Очередной "сон про не сон".
   Вердикт: какая разница, бабочке снится, что она Чжоу, или Чжоу, что он - бабочка?
  
   Ефимова Ю. Фэнтези 2016. Летописец (трилогия). Книга 1. Игра на эшафоте 
   Первая часть грандиозной трилогии о проклятых королях в игре престолов. Кровавое средневековье и борьба за власть. Оригинальный главный герой, он же - главное фэнтезийное допущение: Истинная Летопись. В синопсисе указаны Летопись, тема трилогии, основные конфликты, главные герои. До этих моментов и в романе, и в синопсисе всё хорошо. А дальше в синопсисе пересказывается фабула. Коротенько, минут на сорок. Имен и названий - как в телефонном справочнике. А в интригах разберется разве что Макиавелли. И это только синопсис. В романе, соответственно, всё ещё сложнее и запутаннее. Но текст достаточно грамотный и стильный, чтобы не мешать читателю увлеченно пробираться лабиринтом событий.
   Из странностей: "Прямоугольный свиток пергамента в тонкой кожаной обложке с золотой застежкой". И дальше: "Обложка свитка зашевелилась, верхняя крышка поднялась и аккуратно опустилась на пергамент. Застежка щелкнула, и снова наступила тишина". - Свиток - это длинный лист, свернутый (свитый) в рулон. Цилиндрической формы, естественно. Как он может быть прямоугольным и в обложке?
   Вердикт: есть любители запутанной интриги?
  
   L++ Ибо богиня... 
   Мнозначительно и туманно. Но пикантно. Стиль - эпически-поэтический, с многочисленными и подробными описаниями внешности героинь. Это и понятно: автор - поэтесса.
   Из синопсиса: Ныне интересы отдельных личностей на Старой Терре поддерживаются Профсоюзами, интересы общества - КОМКОНом.
   КОМКОН-1 занимался разведкой среди инопланетян, КОМКОН-2 ловил инопланетян, занимающихся разведкой на Земле. Зачем было вешать на какую-то из этих организаций чужие функции? Разумеется, автор вправе придумывать такой мир, какой ему хочется - но тогда зачем тащить в него термины из чужого сеттинга?
   Кроме КОМКОНа и его наблюдателей (вернее, наблюдательниц), в романе есть планеты-колонии, пассионарии, виртуальный магический средневековый рай, эксперименты с эгрегором, драки девушек и битвы богов. И очень много дамского. Девушки, женщины, блондинки, рыжие, лица, глаза, носы, уши, мочки, серьги, туфельки, платья, непременные истерики... Всё это автор назвала "технологическим фэнтези" - и нашим, и вашим.
   Из синопсиса: Итак, это роман о том, как мир, привычный нам технологический мир, становится другим - магическим. Впрочем, какое мне дело до "мира"! Это роман о людях, застигнутых этими изменениями, людях, обнаруживших, что в их мир пришли боги. О девушках, с ужасом осознающих, что становятся - богинями...
   Вердикт: страшно быть богиней. Аж жуть.
  
   Шабельник Р.В. Песнь шаира или хроники Ахдада 
   Так песнь или хроники? Где запятая?
   Из синопсиса: Роман написан под впечатлением и по мотивам сборника "1001 ночь" в переводе М. Салье. Была идея объединить не связанные между собой сюжеты отдельных сказок, в одну историю, добавив свое и (по возможности) не растеряв колорита, присущего произведениям сборника.
   Оно бы и здорово, да только автор так увлекся стилизацией под "1001 ночь", что топит читателя в красотах стиля и ворохах многоэтажных имен. Добрый десяток страниц на то, чтобы сообщить, что визирь купил и отдал султану невольницу, оказавшуюся не девственной! А когда читатель, наконец, разобрался, кто есть кто и что происходит, автор бросил визиря с его неудачным подношением и перескочил на другую историю.
   Сдаюсь.
   Вердикт: Не тривиально, любопытно, на любителя.
  
   Богомолов С.Л. Жертва огня
   Лит РПГ. Из предисловия: "Последнее время все больше фэнтези; где мечи и магия, где можно не стеснятся, а обиды смывать кровью, где понятен, и заметен твой прогресс, где все зависит только от тебя, где ты можешь быть кем угодно, даже самим собой" (орфография, разумеется, авторская).
   По синопсису - от него ничего не зависит, он ничего не понимает и даже не может выйти из игры.
   Стиль и грамотность текста вызывают ощущение, что автор писал его левой задней ногой.
   "Старую игру давно пора было бросать, - "не ну правда, какой к примеру смысл набирать уровни, если запрещено нападать на персонажа на два уровня меньше, да и в инстансах монстры подбираются под уровень группы, он вообще то качался, как раз для того, чтобы сильнее других быть и на боссов в одиночку ходить". - Да и сама игра заточена под кланы, а Толян предпочитал не от кого не зависеть, и не кому не подчинятся".
   "Почитав еще немного, стало понятно, что дальше ситуация немного выравнивается, с одиннадцатого уровня можно взять добывающую профессию, с тридцать первого производящую профессию, каждая профессия увеличивает одну из характеристик от 0,1 до 1 на каждый уровень персонажа (зависит от уровня профессии) и дает одну способность".
   "Непонятно оставалось со способности".
   Вердикт: вот именно: осталось непонятно.
  
   Весенняя М. Беглянка 
   Любовно-эротический роман в лучших дамских традициях: она скрывает свое высокое происхождение и свой дар, он её спасает, объявляет своей собственностью, становится её покровителем и учителем. И, в конце концов, свободолюбивая девушка понимает, что истинное женское счастье - быть в полной власти любящего хозяина.
   Пикантная деталь: роман, заявленный на Самиздатовский конкурс, из Самиздатовского раздела автора удален, оставлены семь глав. Автор предлагает искать полный текст на другом сайте, предварительно там зарегистрировавшись. Прямая ссылка на текст ведет в никуда.
   Вердикт: это что, шутка?
  
   Алферов В. Царь без царства
   Грамотно, без особых изъянов. Автор советует для оценки стиля читать со второй главы: первая написана много лет назад. Действительно, вторая глава написана лучше первой.
   В относительно небольшое пространство текста упакован добротный масштабный роман: страны, города, храмы, местная теология и мифология, интриги, приключения, хитросплетения сюжетных линий и судеб героев, в которых разбираться и разбираться. Занятие обещает быть интересным. И награждать читателя мудрыми мыслями:
   "Золотая маска, Царство, самая справедливая борьба... ничто из этого не стоит людей. Цепляйся за них, пока можешь, на какой бы стороне они ни были. И прощайся только когда борьба и царства становятся для них дороже". - Истинно так.
   Вердикт: годно.
  
   Циррозиус Фэнтези 2016 Час испытания [общий файл] 
   Первый абзац: "Стояли последние теплые деньки. Бабье лето подходило к концу. Солнце, окрашивая все вокруг в багровые тона, медленно катилось за горизонт, скрытый за верхушками сосен. Леса Южного Пограничья отличались от лесов всей остальной империи. Там они были, по крайней мере, значительно безопаснее".
   Мороз крепчал, да. А где это "там" - в Южном Приграничье или остальной империи - можно понять только через несколько абзацев, из контекста.
   Сходу логический сбой: герой - охотник за головами, зарабатывает на жизнь, убивая разбойников, но граф, который подозревает героя в участии в заговоре, заявляет, что простолюдинам запрещено ношение оружия, но тот же граф, сняв подозрения, возвращает герою конфискованный меч. Это как же, вашу мать, извиняюсь, понимать?
   По синопсису - бестолковый квест.
   Вердикт: а нам туда надо?
  
   Чихунов К.А. Железный лабиринт
   Автор настрогал потрясающую окрошку из фантастики и мифов. Герой - сталкер, не из книги - из фильма, и дочка у него такая же, даже тезка киношной, и главная штуковина в Зоне - Золотой Шар, исполняющий желание. Жены, правда, нет (да она и лишняя - только помешала бы романтической линии), зато есть два совершенно архетипических друга, почти полные аналоги гибкого Чайбайабоса и мощного Квазинда: "Меж вигвамов их тропинка не могла в траве заглохнуть; сплетни, лживые наветы не могли посеять злобы и раздора между ними: обо всем они держали лишь втроем совет согласный, обо всем с открытым сердцем говорили меж собою и стремились только к благу всех племен и всех народов". И прекрасная девушка в поисках отца, и негодяй, жаждущий абсолютной власти, и нуль-порталы, и тайны погибших цивилизаций, и боевые искусства, и космические ковчеги, и взбесившиеся роботы, всего не перечислить. А главное - Лабиринт: "Железный лабиринт - удивительное место. Все незаметные или тщательно скрываемые черты человеческого характера, непременно проявятся в его чреве. Если твой попутчик имеет подлую мыслишку, или подвержен трусости, алчности, злобе, в древнем городе, это непременно вылезет наружу и покажет, каков он есть на самом деле. В то же время, я не раз становился свидетелем тому, как тихие и ничем не примечательные люди, под влиянием лабиринта проявляли чудеса мужества и отваги, и в смертельных ситуациях нередко жертвовали собой ради спасения ближних".
   Герой совершает множество благородных подвигов, а в финале, поставленный перед жестоким нравственным выбором, с честью проходит испытание и обретает заслуженную награду.
   Отличная книга, интересная и этически чистая, если написать её грамотно. Не только расставить по местам запятые - освоить писательскую технику. Избавиться от убивающих литературный текст канцеляризмов "данный", "являлся", "имелся" - уж лучше простецкое "был". Вслушиваться в смысл слов.
   "Третий, выход, вел в коридор, который петляя и изгибаясь, обходил данный уровень по сложной, запутанной траектории, и, в конце концов, снова возвращался обратно". - Запятые после "третий", "выход", "траектории" - лишние, а после "который" запятая нужна. И два лишних слова. "Возвращался" - уже значит "обратно" и "он снова здесь", "снова возвращался" - это возвращался по меньшей мере дважды, что для коридора никак не катит.
   "Высота возвышенности составляла около пятисот локтей, а ширина была велика настолько, что обойти ее вокруг можно было лишь за целый день". - Обойти ширину?
   Научиться органически вплетать описания в авторскую речь и в восприятие фокального персонажа. Пока описания чужеродны, как вставки из путеводителя.
   "По привычке, я бросил прощальный взгляд на Нижний лог - небольшой провинциальный городок с населением в несколько тысяч жителей. Из достопримечательностей в нём имелось лишь две гостиницы, десяток торговых лавок и городская управа".
   "Все воины кроме командира, были одеты в кольчужные рубахи, кирасы и шлемы с остроконечным навершием, и походили друг на друга, как братья. Родлен же отличался пластинчатым доспехом и золочеными поножами и наручами, ослепительно сверкающими в рассветных лучах".
   Научиться показывать бой.
   "В следующее мгновение, мой нож, брошенный из нижнего положения, со свистом рассек воздух, скрываясь в кустах с засевшими в них лучниками. Сдавленный крик, уведомил меня о том, что метательный клинок я потратил не зря. Валдай начал движение сразу за мной, но действовал он на порядок быстрее. Он также метнул нож в засадных лучников, стараясь вывести наиболее опасных противников из боя первыми и, наверняка, попал. Затем он бросился по направлению к кустам, несколько раз изменив траекторию бега. Я знал, что такой маневр, сильно мешает стрелкам прицелиться, практически, исключая попадание". - Подробное перечисление действий напоминает то ли протокол, то ли параграф учебника. А нужно писать ритм, темп, сосредоточенность и кураж, нужно воздействовать на дыхание и пульс читателя - дыханием и пульсом текста. Нужно писать так, чтобы читатель сам пережил схватку - душой, сердцем, нервами. Практические советы, как это сделать, дает Эко в Заметках на полях "Имени Розы" - отличном учебнике для начинающих и маститых писателей.
   Наконец, главное "но". Роман "Железный лабиринт" - ни разу не фэнтези.
   Вердикт: охотно рекомендую его к чтению, но условиям конкурса он не соответствует.
  
   Басов А.Н. Сказки старого дома 
   Как и предыдущий текст - окрошка из стран, эпох, сюжетов и персонажей. Но эта смесь, с одной стороны, совершенно сказочная, с другой, выстроена на мощном обоснуе - старом питерском особняке, по крышу полном электрического волшебства. Да, старые питерские дома - они такие, в них и без электричества чар выше крыши. К особняку прилагаются жильцы - компания добрых соседей, разумных, воспитанных, способных на остроумные решения. И, само собой, их разудалые приключения.
   Даже ошибки уморительно забавные. "Шпанские рожи" - думаете, рожи шпанских мушек? Вот и нет. Это рожи, как у шпаны. А "духовые ароматы"? Музыканты, мимо. Молчать, господа гусары. Это ароматы духов.
   Вердикт: хорошая книга для отдыха.
  
   Доломанова К.Ю. фентези 2016 Роза для бессмертного принца
   По замыслу этот роман - самое фэнтезийное фэнтези среди всех присланных на конкурс текстов. Просто квинтэссенция фэнтези. Сцену то и дело заволакивает колдовская дымка - и сам рассказ полон тумана тайн, недомолвок и умолчаний. Читатель получит не очень внятное разъяснение, что это было и кто на ком стоял, только в эпилоге - если осилит несколько страниц не форматированного, сплошным кирпичом, диалога. Но суровая, полная пафоса и мудрых истин легенда - мрачное средневековье, иные миры и петли времени, неблагодарная чернь и чудесное спасение ведьмы, игры богов, битвы за власть и поиски бессмертия, магические камни вместо сердец и всепобеждающая сила любви - и должна быть загадочной. Беда в другом.
   Первый ляп - ещё до пролога: Я желаю всем, кто это читает, всего самого наилучшего. Пусть в Вашей жизни сбудется самая заветная мечта, но главное, чтобы Вы в ней никогда не разочаровались. "Вы" с большой буквы - обращение к одному человеку. Ко всем - "вы".
   Второй ляп - в прологе. На лесной дороге встречаются рыцарь и менестрель. Больше вокруг никого. И о том, и о другом персонаже Доломанова рассказывает в третьем лице. Кто же, в таком случае, долго и вдумчиво оценивает меч рыцаря, высказываясь: "Определенно, не узнаю клеймо мастера. Но меч не покупался, это я могу сказать вам с точностью"? Кто заключает, путаясь в грамматических временах: "Что-то мне подсказывает, что его меч - служит только для удовлетворения любопытства случайных прохожих. Истинная сила рыцаря была явно не в умении одним ударом выбить оружие из рук противника"? Загадочный "я" со своими суждениями мелькает в тексте снова и снова. Кто этот третий, невидимый героям? Автор? Но автор, создатель мира, не может не знать клейма мастера, не может гадать: "Странно. Очень странно. А хозяин, ни дать - ни взять, граф какой-то или маркиз.... Но мало какой маркиз или граф будет ездить в одиночку по лесному тракту в неспокойные времена" (странный знак препинания - четыре точки - встретится и дальше). Автор не присутствует в мире текста, но обязан знать о нём всё. Может не знать маска автора - рассказчик. Но рассказчик обитает в мире текста, виден другим его обитателям и хоть каким-то боком участвует в событиях.
   А дальше совсем плохо.
   Легенда, с её грозными событиями и возвышенно патетическим тоном, очень требовательна к стилю. С трудом ещё может стерпеть пристрастие к глаголу "быть" - хотя он очень портит впечатление: "Волосы незнакомца были подстрижены так, что некоторые тонкие неровные пряди почти касались плеч. Они были черные, как ночь, с каким-то розоватым отблеском, словно отражали рассветные блики. Уголки губ были опущены вниз, лицо было бледным, холодным и надменным, а глубокие глаза были серо-розовыми". Но просторечное "налазить" вместо "налезать" в авторской речи и "красивЕе" в устах короля (да ещё и в стихах) губят легенду - её пафос становится комичным. Особенно забавно смотрится косноязычный король рядом с крестьянской девочкой, вместо простого "хочу" говорящей красиво: "...У меня такое желание накричать на кого-то".
   Еще требовательнее легенда к собственно языку. У Доломановой с ним беда. И ладно бы только прихотливые запятые и путаница "-тся" / "-ться" - этим страдает большинство конкурсантов. Навскидку:
   "Мой приз взаимоисключает твой. Некрасиво получается. Кто-то останется ни с чем". - Ни с чем останутся оба: взаимоисключение - взаимный процесс.
   "Только пообещай мне, что вырастишь внука, чтобы со мной сейчас не случилось". - Выражения "что бы ни случилось" и "чтобы не случилось" имеют совершенно разный смысл. По контексту герой должен бы просить вырастить внука независимо от того, что случится с героем. По тексту герой просит вырастить внука с целью предотвратить что-то, что должно или может сейчас случиться с героем.
   Беда с падежами и с глагольными формами:
   "Попросить у тебя прощение".
   "Самое ценное для нас, не отягченными привязанностями и прочей ерундой, являемся, по сути, мы сами". - Ужасно. Три ничем не связанных предложения, и отягченными грамматически могут быть только привязанности.
   "Ты тоже готова поклянутся". - Контрольный выстрел в текст.
   Вердикт: можно закапывать.
  
   Кочетов С.Н. Ленон и Гаузен: Два клевых чужака
   О таких сказочках народ говорит: "Не мешай грибам цвести". Безудержная травля вперемежку со стебом. Местами остроумно, а кое-где и смешно. Кочетов увлекается хохмами до того, что путает героев: "Придя домой, Ленон, несколько ошарашенный последними событиями, все же решился снова взяться за написание статьи. Но пережитые за день воспоминания всячески отвлекали его и не давали сосредоточиться на работе. Он попытался вспомнить советы, которые ему давал Валентин Петрович, и выудил, как ему показалось, самый ценный - почувствовать себя классиком пера. Гаузен усиленно воображал, что у него выросли то длинная борода, то курчавые бакенбарды".
   Но увлеченность заразительна, и наверняка найдутся читатели, которые, начав с "чисто поржать", втянутся в первые главы сплошных хохм - и дойдут до встречи героев. А там уж будут приключения, испытания, дружба, любовь и подвиги - всё, что полагается.
   Вердикт: вполне.
  
   Ваганова И.Л. фентези 2016 Ледяное сердце герцога
   Судя по первым страницам и хорошо структурированному синопсису - чистый, чёткий, элегантный условно-исторический роман с фэнтезийными допущениями в стратегических точках сюжета.
   Вердикт: полное соответствие условиям конкурса.
  
   Филиппов А.Н. Доля богатырская
   Что синопсис, что сам текст - псевдоисторический псевдонародный разухабистый кабацко-матрёшечный вроде-бы-юмор с попаданцем из будущего для букету. Инда взопрели озимые в стиле канала "Дискавери": каждая фраза повторяется на разные лады трижды, не меньше, пока не навязнет в зубах. Ухохатывание даже не над поскользнувшимся на банановой кожуре - над несправедливо обвинённым, обиженным, ограбленным, избитым. Первое же предложение привечает перлом "буря тупой ноющей боли".
   Вердикт: эта тупая буря не имеет отношения к фэнтези и потому не соответствует условиям конкурса.
  
   Терехова Ю. Фентези-2016. Земли первородных. Избранницы
   Начинается с того, что верещит будильник. Всё правильно, ещё Стругацкие заметили: "83% всех дней в году начинаются одинаково: звенит будильник". Героиня просыпается и встает с постели. Потом, чего и следовало ожидать, она рассматривает себя в зеркале и рассказывает себе о своей внешности. Затем начинаются чудеса: героиня обнаруживает у себя знак дракона. Поведение героини ожидаемо: провалы в памяти, сердцебиение, подкосившиеся ноги, "незапный мрак иль что-нибудь такое". Затем следует десять страниц девичьего щебета, с собой и подругой, о погоде, природе, офисе, кухне, шарфе, шапке и прочей ерунде. Наконец, подруги добираются до ловушки, подготовленной для девиц с самопроизвольными татуировками, и после их ожидаемых истерик и обмороков, наконец, что-то начинает происходить. Что? Попадание в параллельный магический мир с целью обновления генофонда тамошних обитателей и любовный роман, конечно. Потому что "такие смелые девочки заслуживают счастья". А вы чего ожидали?
   Оживляют повествование только грамматические перлы: "Я оглядела зал: помимо маленькой блондинки с озорным ежиком в джинсовом комбинезоне, экспонаты рассматривала высокая брюнетка, из тех о ком говорят "фам фаталь ", ярко накрашенная, в обтягивающем аппетитные формы платье цвета темной вишни. С другой стороны зала у двух разных свитков стояли еще несколько девушек - одна шатенка в больших очках с кудрями по пояс, одетая в джинсы и темно-синий свитер, полненькая рыжуля с россыпью веснушек на лице в пестром вязаном платье, и высокая стройная брюнетка с ультрамодным каре в кожаном платье-футляре".
   Вердикт: ёжик в комбинезоне, лицо в вязаном платье и каре в кожаном - это прелесть что такое.
  
   Grimuar G. Главный Герой. Эльфийские дневники. Свиток первый. Власть 
   Герой, окончив Достославную Академию, получает звание Главного Героя и кожаный Комплект Юнца. Он знает заклинания Тактического отступления и Сверкающих пяток, спасает прекрасного эльфа, путешествует по стране, полной чудес, в поисках заданий и приключений и отдыхает от подвигов на улице Пьяных Магофф.
   Вердикт: для развлечься - вполне. Относиться к тексту всерьез, похоже, не стоит.
  
   Лепская А.С. Фэнтези 2016. Эффект присутствия. Этап первый. Схизма
   Ладно, можно простить экстравагантно разбросанные запятые, искажающие смысл фраз. Можно смириться с тем, что автор не знает, как пишется "сдуру", "поневоле" и "Пандора", чем кампания отличается от компании. С трудом, но можно стерпеть, что автор не различает прошедшее и настоящее время: "Я подталкиваю нас на поверхность, жадно хватая воздух. В моих глазах сгущалась тьма с красными пятнами, и я то ли не чувствую больше боли, то ли не ощущаю тела". Но если автор сочинил эпическую историю апокалипсиса с войной ангелов, демонов, титанов, атлантов и ещё кого-то, рассказать её хотя бы внятно он может? Чтобы читатель не ломал над каждой фразой голову в попытках догадаться, кто на ком стоял?
   Из синопсиса. Автор представляет главного героя: "Минимум мыслей, патологическое раздолбайство и так себе чувство юмора ? таким был девятнадцатилетний снайпер Андрей Громов. До него ? до начала конца света. Ведь когда планету атакует эпидемия и звери далекие от земного происхождения, разверзается экологический коллапс, а с неба падают ангелы ? больше ничего и не приходит на ум". - Мозг сломался. Я не понимаю, что такое звери, далекие от происхождения, как может коллапс (что означает падение или сжатие) разверзаться и что кому пришло на ум.
   "Героиня не учла одной маленькой ремарки: доверять Дьяволу, пусть и в отставке ? мероприятие сомнительное". - Кто бы объяснил, при чем здесь ремарка - то есть, пометка, замечание или (в пьесе) авторское пояснение. И как доверие может быть мероприятием.
   Начало романа: "Как, вообще, я с дуру очутился в этой комбинации? Я был где-то там еще вчера, и реально верил, что могу что-то изменить. А сейчас, я прикрываю ее собой, как живым щитом, пока от удара содрогается воздух. От удара такой силы, словно сбросили звезды в океан, обрушив с неба, как лепнину с потолка. Огромные осколки толстого стекла осыпаются вниз. Разгоняясь в падении с высоты, они вдребезги расшибаются о каменный пол". - Герой (ростом с дуру?) в комбинации - это уже звучит пикантно. Кого прикрывает собой герой - неясно. Нет, можно, конечно, предположить, что героиню, но по тексту выходит, что комбинацию. Познания автора потрясают: оказывается, в гравитационном поле Земли предметы падают вниз, да ещё с ускорением, и стекло, упав на камень, бьётся. Ну надо же, кто бы мог подумать...
   "Но даже в условии, что мы тонем, она предельно спокойна, словно ничто не может вывести из равновесия ее инстинктивные порывы". - Ну да. Герои тонут в условии, но порывы остаются в равновесии.
   Вердикт: нет слов.
  
   Фортунская С. Маленький мир
   По-видимому, это притча. В тексте нет ни одного имени: героя зовут Хозяин или мастер Волшебник, остальные персонажи - жена, дочка, мастер Огородник, сын матушки Ткач, Рыцарь, Ректор, Королева и так далее. Не личности - роли. Добрые обыватели без крыльев, благие волшебники с белыми крыльями, за границей маленького мира - злобные демоны с черными крыльями и совсем уж гадские гады, которые не верят в чудо, в сказку, в добро и потому отрезают младенцам крылья. А надо верить. И любить. И творить добро. И принимать жизнь с благодарностью, потому что она прекрасна, даже если ты потерял всех, кто тебе дорог. Ну, и так далее - полный набор всем давно известных добрых и светлых мыслей.
   Вердикт: ничего, складно написано. Только уж очень много сиропа, до приторности.
  
   Natalia Фэнтези 2016 Камень Желания Антайо
   Синопсиса нет. Есть аннотация: Жизнь обычного города в одночасье превращается в кошмар. Жуткие чудовища, вырвавшиеся на волю, казалось бы, из самих глубин ада, начинают охоту на несчастных горожан. Тогда на помощь приходит таинственная девушка Антайо, которая знает истинные причины происходящего, однако, не собирается так быстро раскрывать их. В это время Джейди, ничем не примечательный школьник, начинает замечать, что твари неуклонно следуют за ним по пятам. Но очень скоро он поймет, почему, и эта простая истина станет для него ужасной. Неужели во всем этом повинен приближающийся Парад Планет, как известно, имеющий дурную славу предвестника Апокалипсиса?
   Н-да... На космические явления можно многое спихнуть. Заглянем в текст.
   "Сегодня в городе М выдалась на удивление жаркая погода. Вчерашние заслонившие весь небосклон черные тяжелые тучи бесследно рассеялись, а еще не высохшие после дождя лужи сиротливо глядели влажными следами в ясное небо. Неутомимое солнце нещадно жгло, не оставляя им шансов прожить до вечера". - Дивное описание природы. Особенно следы, умеющие глядеть.
   "Кованую ограду оплетал плющ, придавая ей особую элегантность, и листва росших в парке деревьев колыхалась о маленькие пики, торчащие вверх из витиеватого узора ограждения". - Колыхалась о пики. Что бы это значило?
   "Один мальчик, едва не сбил Джейди, но, судя по всему, не замечал ничего и никого вокруг кроме своего только ему понятного веселья". - Ну да. Вокруг мальчика было его веселье. Никому не понятное.
   "Веселая атмосфера постоянно разбавлялась дружным смехом собравшейся молодежи". - О чём тут речь, вообще не понял. По контексту - вечеринка становилась всё веселее, по тексту - всё менее веселой, хотя смех вроде бы должен делать веселье не жиже, а, наоборот, насыщеннее.
   А потом с падением кометы в городе М появились кошмарные чудовища, у которых были "жуткие глазенки" и "смертоносные ручонки". На смертоносных ручонках я умервесь.
   Вердикт: годится на перловку.
  
   Нейтак А.М. Фэнтези 2016. Уроки гнева
   Да, фэнтези может быть и таким - и должно быть таким: в приключениях тела - похождения духа. История поиска и роста. В странствиях по бесчисленным мирам. В контактах с бесчисленными видами разума. История роста в поиске. Чего? Сначала - спасения. Но - "для выявления сути человека его подвергают испытаниям и дают свободу". И если дух-разум уже обрел "умение меняться, готовность учиться. И ещё - способность удивляться", и если он не боится перестать понимать, - потому что только так можно избавиться от иллюзии понимания, - его путь свободы, испытаний и роста бесконечен. На этом пути встают новые цели. На этом пути созидаются смыслы.
   Автор предпринял беспримерную попытку показать смыслы, порождаемые разумом, ушедшим далеко вперед, разумом, владеющим недоступными нам способностями, разумом, взаимодействующим с неведомыми нам силами, наконец, иным, чуждым разумом. Для таких смыслов нет слов в земных языках - и автор набрасывает эскизы коммуникации, лишенной недостатков человеческой речи. Чтобы информацию можно было вложить в голову без предварительного обучения коду:
   "...Тебя незаметно обследовали и внедрили в мозг некоторый объем необходимой информации. В основном лингвистической, с комплексом основных понятий и соответствий".
   Мы знаем только информацию, закодированную в знаках, и знаки всех человеческих языков - слова - конвенциональны: звуковая оболочка слова складывается в субъективной реальности общественного сознания, не зависит от значения и может быть любой. Язык надо учить. Ну, так пусть слова любого языка обладают абсолютным, неконвенциональным смыслом, а герои - способностью видеть этот смысл сквозь звук:
   "Ночная впервые слышала язык, на котором изъяснялся отшельник, но без труда читала смысл его речей".
   А ещё лучше - пусть знаки будут не словами, а чем-то другим, понятным само собой:
   "...В промежутке между его глазами и стеной дрожала светящаяся линия. Сначала ее танец был совершенно непонятен; потом терпение Пламенного было вознаграждено, и в цветных изломах появился доступный восприятию смысл. Ясность послания - все время одного и того же - быстро выросла, потом застыла и уже не менялась больше".
   Двойственная природа знака не сплющивается в монолит значения - так обойдемся без знаков:
   "Помимо прочих искусств духа, Смотрящий хорош в дэну -- разговоре без слов. Образы, вспыхивающие в его разуме, отчетливы и ярки, прекрасны в своей завершенности. Медленные и плоские, слова не могут быть так прекрасны".
   И что же он говорит образами без слов?
   "Я видел беды. Потомок последнего короля Равнин, что правил до нас, ведет сюда одного из Могучих. Согласие их нерушимо, и оба они желают нашей смерти".
   Попробуйте представить образ бед, образ не персонажа по имени Агиллари, а именно "потомка последнего короля Равнин, что правил до нас", образ согласия, образ желания смерти...
   Забудем пока, что образ - тоже знак, только иконический. Взглянем на Агиллари. Этот образ может означать и "Агиллари", и "потомок последнего короля Равнин, что правил до нас", и "узурпатор", и "придурок, вскормивший непобедимого монстра", и "некая пропитая рожа", и много чего ещё. Но Агиллари хотя бы имеет вид. А попробуйте представить, скажем, образ адаптации, субъекта или бытия.
   Лапутяне пробовали заменить слова иконическими знаками, уверенные, что избавляются от знаков вообще. Что у них получилось - известно.
   Но спорный поиск "Уроков гнева", поиск на пределе и за пределами постижимого, дает пытливому разуму неизмеримо больше, чем фантазии, браво марширующие проторенной колеей.
   Вердикт: здорово. Рекомендую.
  
   Шугаев А.Ю. Фэнтези 2016. Гильдия магов 
   Ну вот опять! Автор, это же героическое фэнтези! Такой текст должен вызывать драматические чувства. А вызывает то смех, то досаду. Казенный стиль, словно заимствованный из инструкции по эксплуатации, непонимание смысла слов и элементарное незнание грамматики. Вот только на первых и последних страницах:
   "Его силы находились уже на исходе". "Сознание постепенно покидало его, переходя в галюцинационный бред". "Чародей пользовался заклинаниями, требовавшими огромных запасов энергии, вел сражение с большим количеством противников". "Альдор проделывал с жертвой ту же самую последовательность действий, что и с умерщвленным несколько минут назад речным эльфом". "- Ваше Величество, - уставшим взглядом начал гонец".
   "Темно-русые волосы с короткой челкой и серыми глазами". - Святая традиция - волосы с глазами.
   "...Четверо друзей, как настоящие взрослые воины крепко пожали друг другу руки и пообещали встретиться завтра в обед на реке, чтобы не случилось". - Выражения "что бы ни случилось" и "чтобы не случилось" имеют разный смысл.
   "Он и Милева являлись выходцами из знатного рода Дайсонов, разорившимся несколько поколений назад". - Определение должно стоять в одном падеже с определяемым. Определение "разорившимся" не согласуется ни с одним существительным.
   "Молодой Тархон Дайсон быстро прославился своим умением владеть мечом и острым умом, что подняло его из низин". - Низины и низы - разные вещи.
   "Талантливый юноша заработал авторитет и стал значимой фигурой. Уже более десяти лет воины племен не суются в королевство Пяти Камней". - Уж лучше чистый канцелярит, чем его сочетание с разговорным "соваться".
   "Кадор познакомился с Милевой. У них закрутился роман, закончившийся для влюбленных счастливым замужеством". - Сниженное разговорное выражение "закрутился роман" блекнет перед мужчиной и женщиной, вдвоем вышедшими замуж.
   Вердикт: писать так - не уважать собственный замысел, своих героев, свое творение.
  
   Элиман И. Белая Гильдия и Ветра Унтара
   Суть романа, названного автором философской сказкой, сформулирована в аннотации:
   Ценителям сказок, тем, кто с радостью пустится в путь, чтобы пережить вместе с героями необычайные приключения и первую любовь, узнать верную дружбу, а также поразмыслить над устройством мироздания и научиться любить жизнь.
   Метод обучения любви к жизни прост: предельно пылкими словами рассказать, как герои любят, и предельно красивыми - как прекрасен этот мир.
   Этот мир - разумеется, сказочный. В нём солнце восходит на западе, ветры разумны, лунные лучи ткут мосты над пропастью, рассада хранится в мешках, в сарае, за поленницей, у плотов есть трюмы, а герои, окончив музыкальное и живописное отделения тайной королевской семинарии, получают профессию разведчиков. Действительно, люди искусства - художники, поэты, музыканты - видят и слышат тайные знаки реальности, незаметные большинству. Они быстрее всех чуют опасность. И они же острее всех воспринимают красоту. Итта Элиман показывает её глазами восторженной и влюбленной художницы Итты Элиман: отчетливо, ярко, выпукло, красиво, очень красиво. Подчас до вычурности и сваливания в бессмыслицу: "Печка на кухне... не питает к нему особой симпатии, и частенько вставляет палки в колеса его чудо-стряпни". Любой фразеологизм мерцает двойным значением - и переносным, и прямым, и чудо-стряпня превращается в жареные колеса с застрявшими в них палками. Но художнице можно простить глухоту к слову: она мыслит линиями, формами и красками. А красочной красоты в тексте через край.
   Вердикт: ценители оценят.
  
   Троян М. Элато 
   Похождения тела. Герой отправляется в квест в поисках бессмертия, по пути находит спутников, задания, проблемы, невзгоды и опасности. А главным образом - врагов всех мастей и видов. И весь текст с ними, врагами, сражается.
   Синопсис излагает мотания героя туда-сюда, стычки и схватки вкратце. В тексте битвы украшены рюшечками: картинами природы, отдыхом в трактирах и обменом репликами по ходу.
   Одно хорошо - написано относительно грамотно, хотя ящера, на котором герой ездит верхом, автор упорно называет возчиком.
   Вердикт: не стоит, наверное.
  
   Драфтер У.А. Последний дар. Книга первая 
   Из жизни демонов. Вернее, деманонов. Это те же яйца, только в профиль - по словам автора, "в другом переосмыслении". С естественнонаучной терминологией: "энергосущности", "аннигиляция" или "плазма". Любителям рабства, истязаний для дела (героя превращают в деманона, заливая расплавленным металлом, затем наполняя высокотемпературной плазмой, а на десерт ломая ему все кости) и просто так, насилия в стиле постельных клопов, протыкающих объект куда попало, и боевых задач, любое решение коих наказывается смертной казнью.
   Стиль вполне соответствует содержанию:
   "Сначала, я чувствовать движение - собственного тела". "Слышу песнь. Мелодия сливается, переливаясь и растягиваясь. Не сразу я понимаю, что это слова". "Каналы, несущие функцию".
   "Я укрепил свою жизнь. По средствам чужой". - Имеется в виду "посредством", хотя догадаться и непросто.
   "Но только ни кто не может одержать вверх над тем, кто сильнее безнаказанно". - Безнаказанно сильнее. Хорошо звучит.
   "Но время отпущенное мне не хватает на достаточное овладение своими новыми составляющими".
   Вердикт: любопытно: если бы автор забыл текст, а потом прочел его как в первый раз, он бы понял, о чем идет речь?
  
   Ник Н. Мир
   Редкий случай, когда, пробегая несколько страниц для оценки, делаешь усилие не для того, чтобы прочесть, а для того, чтобы оторваться. Интересно, что будет дальше, и написано не без изящества:
   "За спиной собеседников шипел струями фонтан, две позеленевшие бронзовые фигуры устало украшали кубы постаментов, еще дальше собор раскинул оперенные колоннами крылья, словно надумал улететь, да так и не собрался в путь".
    "До чего только не додумаются люди, если пустить эту странную способность на самотек".
   "На воинах ладно сидели комбинезоны одинакового покроя, но разного цвета. Веселенькая рисовалась картина, если не считать того, что в тебя целятся".
   Лаконичный, четкий, осмысленный синопсис:
   Мир состоит из множества реальностей. Потерявшись в них трудно найти дорогу домой, но бедняге Селену, утратившему и дом и память, повезло. Помочь ему берется Май, человек из высокотехнологичного мира, обитателей которого называют демонами. По дороге к ним присоединяются еще два спутника: амазонка Эса и страж порядка Оливин.
   Чтобы найти нужный, приходится преодолеть несколько случайных миров, а по пути проникнуться их бедами и помочь в меру разумения. Разумение иногда подводит, но доброта - надежный ключ к сердцам и проблемам.
   Трудности - это не только способ показать себя во всей красе, но и возможность познать собственную душу. Четыре товарища из добродушных эгоистов понемногу становятся людьми готовыми сотрудничать. Когда на пути встает мир, где любого чужака встречают градом снарядов, Май, Селен, Эса и Оливин готовы его преодолеть.
   И вот они достигли цели. Память возвращается к Селену, но проблема не решена - ведь он не простой гражданин своей реальности, а ее свергнутый король. Реставрация? Селен прошел длинный путь и понял, что не нужна корона человеку, не сумевшему удержать ее на голове, особенно когда в странствиях найдены и любимая женщина, и верные друзья, и ясное понимание, что мужчина должен достигать всего сам, а не получать готовенькое в упаковке. Лишь тогда жизнь имеет цену.
   Вердикт: роман дает то, что обещает синопсис.
  
   Волгина А. Фэнтези 2016. Дорога до Белой башни
   Как предупреждает сам автор, традиционный квест. Написанный чисто, приятно, с той мерой иронии, которая не дает традиционности скатиться в эпигонство. Отлично структурированный синопсис.
   Вердикт: читать.
  
   Фарг В. Фэнтези 2016. Кровь Дракона. Новый рассвет + Эпилог
   Любимая грамматическая конструкция автора - "проезжая мимо сией станции, с меня слетела шляпа". Впрочем, и других перлов хватает.
   "Представляя, что он будет так же толст, невольно пробирал смех". "Трактир находилась недалеко. Как обычно в нем было шумно и людно. Заняв свободный стол, нам сразу же поставили по две кружки, наши вкусы и сумму хозяин уже запомнил". "И мне, почему-то стало жаль своего противника, видя, как его тело удаляется дальше". "И тут я заметил хмурое лицо хозяина трактира, который смотрел на меня". "Страх исходил от идущего, но его нельзя было увидеть. И только две ярко-красные точки пронзали мрак Мертвых скал".
   Судя по синопсису, всё это уже когда-то кем-то написано. Все повороты фабулы уже наизусть заучены. И герой, который приходит в себя в незнакомом лесу, ничего не помнит, но дерется лучше всех. И пророчество об избранном, который спасет мир от зла. И квест. И обучение у мага-алхимика. И мертвые короли в зеленой дымке, которым герой обещает прощение за помощь в битве. И даже то, что у главного врага оказывается лицо самого героя - было, было. Но, правда, герой в финале погибает. Не тривиально.
   А "Кровь дракона" - потому что победить врага, ужасного демона, может только потомок дракона. То бишь, главный герой. Правда, в книге имеются и другие потомки дракона, которым досталась частица его силы. Эти подлежат поголовному уничтожению. Только не спрашивайте меня, где тут логика. Автор так захотел, и всё.
   Вердикт: пусть, наверное, его тело удаляется дальше.
  
   Корсак В.Е. "Фэнтези 2016 Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель" Книга 1. 
   Синопсиса нет. Есть аннотация: Магия не для слабых. Жесткие занятия и требования магической Академии способны закалить или разрушить, или... превратить в монстра. К такому варианту Лера Воронцова готова не была. Оказавшись между светом и тьмой, между человеческим миром и миром нелюдей, она вынуждена выбирать и между двумя дорогими ей людьми. Какое решение она примет: остаться в Академии с магом-Измененным или последовать за волшебницей Миленой, внезапно отрекшейся от мира Магических Земель?
   Но нет, это не женское романтическое фэнтези о студенческой жизни, полной опасных и забавных похождений. Это история о тренировке сознания в реальности сновидений: "Преимущества снов в том, что в них нет ограничений, нет выдуманных обязательств, нет запретов и правил".
   О долгом и сложном путешествии "Я" в лабиринтах иллюзий: "Действия, которые попадают под определение "магических", сами по себе просты. Сложно научиться разбираться в себе и различать, что является истинным, а что иллюзорным". "Убери приоритеты. Добейся чистого сознания, ядра, а не форм его проявления. И для тебя не будет различий между играми собственного света". "Смотри не на реальность, а сквозь нее. Научившись видеть пустоту, ты поймешь природу реальностей и сможешь увидеть переходы между ними".
   О поиске своего смысла и предназначения. И о любви: "Я думаю, что можно развиваться, искать пути и выйти за пределы Глубины группой. Когда все, кто тебе дорог, с тобой, легче отправляться в путешествие, ведь тебя ничего не держит".
   Вердикт: заслуживает прочтения. Если учесть, что эта книга дает не развлечение и отдых, а вешки на пути через болото собственного сознания к тому самому ядру.
  
   Булгакова И. Серый пепел бессмертия 
   Очень страшная история с горами трупов. Однако безнадежная борьба за жизнь и свободу перерастает в противостояние гордой души демонам, а мужество и благородство вознаграждаются нежданной любовью. Текст не без огрехов. Например, царапают:
   "За годы, проведенные в рабстве, Роксана отлично поняла, о чем они говорили". - Нет, героиня не обдумывала годами, что они говорили, и, наконец, поняла. За годы, проведенные в рабстве, героиня выучила их язык - поэтому теперь и поняла, что они сказали.
   "Мой шатер полон достатка". - Достаток - не предметы, а состояние души. И его не может быть много или мало, он или есть, или нет.
   "Он сидел по-прежнему на четвереньках, привалившись спиной к дереву, с повернутыми к свету Селии ладонями". - Так в какой позе он сидел-то?
   Но автор так горячо сопереживает своей героине, так эмоционально рассказывает о её отваге и стойкости в бесчисленных испытаниях, что, несомненно, увлечет многих читателей. Особенно читательниц.
   Вердикт: почему бы и нет.
  
   Кузнецов В.А. Fantasy-2016: Некрос: Языки Мертвых
   Во-первых, это текст - по крайней мере, первая треть - литРПГ, написанный на специфическом жаргоне, малопонятном читателю, не увлекающемуся компьютерными играми.
   Во-вторых, герой, знаток и энтузиаст холодного оружия, фанат игр, моделирующих боевое фехтование, называет долы - канавки на длинном клинке - кровостоками. Ему неизвестно, что назначение долов - сделать клинок легче и жёстче. По словам профессионалов, "само слово "кровосток" не имеет права на существование, обретаясь исключительно в простонародной речевой традиции. Дол служит несколько иным, отличным от гематологии, целям".
   В-третьих, в ставшем реальностью мире игры герой и героиня бегают и прыгают со сломанной ногой.
   Может быть, "в-четвертых" и нет, и под конец мир романа пленит читателя, как ирреально-реальный мир игры пленил героя, поставив перед этическим выбором. Но...
   Вердикт: мне достаточно трёх.
  
   Георгиевич Я. Проспавший смерть, опоздавший к рождению
   Первая книга серии, ещё не завершенной.
   Орды средневековых ратников на флаерах и городских стражников с копьями. Городские ворота и космические корабли. Сельская корчма, масляные лампы, скамьи и кружки натурального дерева - и старомодный сенсорный дисплей. Мужчины - все, кроме главного героя - сексуальные маньяки. Жрецы бесчисленных языческих божков приносят в жертву друг друга, и заодно десятки людей, и вызывают некроманта курьерским кораблем с соседней планеты. Мелкие боги мелкой планетки и их жрецы - реальная сила: население, включая дворян, боится и тех, и других. За дело: божок может и испепелить. Но инквизиция не дремлет - оседлав космический крейсер, отыскивает жрецов даже в пространстве, на борту скотовоза, и, грозя разнести судно на атомы, вынуждает капитана выдать пассажиров.
   Механическая смесь несовместимых реалий и событий излагается сообразным стилем. Крестьянское дитя, выросшее в глухом углу сельскохозяйственной колонии, "оптимистично смотрит на будущее", говорит: "Когда была там, в лесу, многое переосмыслила и поняла", и "Мне так и обращаться к тебе - дедушка? Или - учитель? Учитель мне очень нравится, что-то в этом есть...", и "поддерживаются пригодные для жизни параметры". В авторской речи сияют "гуманоидальные расы" (ещё до начала текста, в аннотации), "некоторые из которых", "превышает за тысячу", "слезы текли не переставая, причем, даже не ручьями, а реками" - рыжий клоун позавидует. А для красоты "высоко в небесах, опираясь своими широкими могучими крыльями на восходящие воздушные потоки", парит сокол, "в область интересов" коего герои и их проблемы не попадают. И впрямь: какие у птицы интересы? Да и сам сокол, которому вместо своих, узких, для скоростного полета, прицепили крылья семейства ястребиных, никуда не попадет.
   Может быть, это пародия? Сразу на всё - фэнтези, космические одиссеи, звездные войны, постапокалипсис, вестерн? Тогда почему читать её тяжелее, чем тащить бегемота по буеракам? Впрочем, сам автор честно предупреждает: читается тяжело. Чтобы добавить читателю трудностей, Георгиевич послайсил текст на тонкие ломтики - они и называются слайсами - и перемешал их в пространстве и времени. И советует дочитать до конца серии.
   Вердикт: а зачем?
  
   Ахметшин Д. На Другой Стороне
   Очень тяжело продираться через словесные заросли этого текста, через длиннейшие периоды, рассуждения о том, о сём, лирические отступления, выступления, наступления и исступления.
   "Был на свете мальчик. То, что у него есть брат, мальчик понял вдруг и внезапно, как бывает, когда понимаешь, что первые три школьных класса, которые ты с успехом одолел, получив свои слюнявые тетрадки с первыми неловкими шагами в науке написания букв и распрощавшись с плачущей молоденькой учительницей, - далеко не вся школа. Что помимо нее есть и другие галактики, называемые "колледж" и "университет"".
   "Но речь сейчас не о них. Ведь настоящий, живой братик - согласитесь - это кое-что гораздо интереснее, чем эфемерные учебные заведения, которые, может, и вовсе перестанут существовать к тому времени, как мальчик до них дорастет. Схлопнутся, как и положено галактикам, в черную дыру".
   Итак, речь не о тетрадках, не о молоденькой учительнице, не о колледже и университете, не о галактиках и не о черных дырах. Десятилетний мальчик уверен, что у него есть брат, и принимается расспрашивать о нём у родителей. Родители несут пургу, перемежаемую выговорами отца и рыданиями матери. Всё, что понимает герой - брат был, давно, но остался маленьким, в школу не ходил и живет не здесь. Раз не ходит в школу - значит, искать его надо в детском саду. Воспитательница тоже рыдает и сообщает, что в саду брата нет, но он где-то есть и наблюдает за мальчиком оттуда. Ага, наверное, все эти годы брат сидит на часовой башне. Там нет? Значит, родители прячут его на чердаке...
   Мальчик очень много размышляет. Ну очень много. Например, так: "Он, наверное, карлик. Поэтому я его не замечаю. Поэтому он до сих пор ходит в детский сад". Или так - когда отец говорит ему, что сейчас у них будет серьезный разговор: "Денис не знал, куда себя деть от волнения. Возможно, после этого разговора - первого по-настоящему серьезного разговора в их жизни - что-то поменяется так сильно, что ему придется бросить школу и уйти отшельником в пустыню, переосмысливать всю свою жизнь". Люди добрые, сколько лет этому десятилетнему мальчику? Нет ещё трех? Далеко за сто? И почему нельзя сказать, что его брат умер?
   Вердикт: может быть, кто-нибудь и захочет разбираться в этом хаосе.
  
   Музипова А. Надежды и тайны древнего леса  
   Попаданка в скрытый мир эльфов, оборотней и магов становится воплощением богини жизни, источником живой силы для выращивания гигантских деревьев, жизненно необходимых биологической цивилизации. Обитатели сказочного города Элифиса существуют в единении с природой: деревья, полые внутри, служат им домами, дают воду, холодную и теплую, и биологические люминофоры, которые светятся или перестают светиться по велению жителей. Дальше этого воображение автора не двинулось: в жилище внутри живого дерева имеются сколоченная из дерева мебель, камин, железная ванна и - предел всему - металлический, с деревянным сиденьем, унитаз.
   Вердикт: биоцивилизация слита в унитаз.
  
   Кулакова М. Сбежавший Король
   Король - это имя. Король XX. А отца его звали, соответственно, Король XIX. И по должности они короли. Очень удобно.
   Идея текста внятно сформулирована в синопсисе: показать, как меняется характер человека под воздействием обстоятельств. Эгоистичный и ленивый Король превращается в благородного и смелого человека. Во всяком случае, виден какой-то прогресс. Его самая заветная мечта не сбывается, но он понимает, что есть нечто более ценное, чем власть и престол.
   Чтобы характер человека менялся под воздействием обстоятельств, у человека изначально должен быть характер. А вот то, что есть ценности важнее власти и престола - бесспорно. Но главное - в тексте есть идея, вполне достойная служить хребтом сюжета.
   История странствий беглого Короля с самого начала заявлена как юмористическая:
   "Король, лежа на земле, величественно отстранил его рукой и начал неуклюже подниматься. Заметив на рукаве черного жирного червяка, он с отвращением смахнул его с царственного локтя.
   - Блин, - устало и как-то обреченно сказал червяк и неспешно уполз от греха подальше".
   Забавно и завлекательно. И дальше юмора много (правда, подчас натужного), опасные приключения перемежаются смешными, а в финале наши побеждают.
   Вердикт: по идее, читаться должно легко и не без приятности.
  
   Белобородов В.М. Норман
   Написано бодрым просторечием: повсюду "ни в какую" вместо "никак", "А чего вы не знали?" - по контексту означающее "А что, вы этого не знали?".
   Грамотность на уровне: в первой же главе - "приведение" вместо "привидение", "одел" вместо "надел", "зелья увеличат твое восприятие из вне", "не смотря на холод". Знаки препинания расставлены как попало.
   "С ним же, ты будешь заниматься языкознанием, поскольку в предыдущем состоянии ты, мягко говоря, не уделял этому времени, по крайней мере, мне показалось, что ты знаешь всего два слова, причем одно из них неприличное". - Нет, из парня не будут готовить лингвиста. Его просто обучат местному языку.
   Логика рассуждений соответствует. Вот герой очнулся в чужом мире, на койке, связанный по рукам и ногам - и, подумав, приходит к выводу:
   "Хотя выбора у меня все равно нет, либо лежать, либо ждать". - То есть, во-первых, у героя таки есть выбор - лежать или не лежать, а во-вторых, он не может одновременно и лежать, и ждать.
   На протяжении всего текста герой и его команда бегают от врагов, спасая свои жизни. Что ж, причина для квеста уважительная. Но для романа этого недостаточно. В романе должен быть хотя бы сюжет. Может быть, в "Нормане" сюжет и есть, но в синопсисе о нём ни слова - только краткое описание маршрута и приключений героя. Зато приключений от души - текст не закончен, пишется вторая часть. А там и третья может поспеть.
   Вердикт: тогда и поглядим.
  
   Танжеринова Я. Драконий маг
   Опять первая часть цикла, обрывающаяся чуть ли не на полуслове. Но в ней достаточно достоинств, - добротный язык, традиционный, но с индивидуальными черточками магический мир, свободолюбивая, но верная долгу героиня-драконесса и почти детективное расследование с неотразимым вопросом, кто убийца, - чтобы читатель, закрыв первую книгу, немедля взялся за вторую.
   Вердикт: а вы уже догадались, кто убийца?
  
   Валентинова Н. По краю
   Детектив и фэнтези в одном флаконе. С черными, белыми и серыми магами, с могущественными артефактами и грозным пророчеством, с искусом власти, отравой славы и паутиной интриг, опутавшей город. Все против героя и героини, на их стороне - лишь их магический дар, умение думать и... порядочность. Достоинство, за которое и любим классический детектив.
   Вердикт: умно, этично и любопытно.
  
   Пушкарева Ю.Е. Хроники Обетованного. Тени и зеркала
   Вторая часть цикла романов (три уже написаны), она же - первая часть трилогии об одном из героев, волшебнике, едва не разрушившем мир. Фантазия и работоспособность Пушкаревой поразительны: в "Тенях и зеркалах" обширный мир с оригинальной магией, его долгая и сложная история, люди и нелюди, множество государств и народов, три десятка персонажей и пять переплетенных сюжетных линий. Чтобы разобраться в этом изобилии, нужно полностью в него погрузиться - то есть, прочесть роман от начала и до конца, а затем и другие части цикла. Чтение обещает быть увлекательным. Роман написан неплохим языком, если не считать отдельных странностей вроде жутковатой фразы "женщины умилялись над застенчивым мальчиком, сверкая белизной зубов".
   Вердикт: для любителей саг, заглянувших на страницу конкурса, "Хроники Обетованного" станут приятным открытием.
  
   Куприянов Д., Фрэо Кусочек Желания
   Ироническое фэнтези, юмор, пародия, как и обещали авторы. С первого же абзаца ясно, что читателю предстоит чистое развлечение: "Темной-темной ночью на темном-темном кладбище возле темного-темного леса совершался темный-темный обряд. И хотя гипотетические свидетели этого скорей всего начали бы ворчать, что безоблачная ночь с полной луной никак не является темной, что редкий лес даже в полночь просматривается насквозь и что на самом погосте висит несколько фонарей, черноты действия это не отменяло".
   Обыгрывание и выворачивание фэнтезийных и сказочных штампов, шаржированные персонажи, забавные ситуации, комические диалоги - всё на месте. Авторы умело перемежают простые (но не примитивные) шутки, иронию, пародию, карикатуру, клоунаду - фруктовый салат из юмора на разные вкусы. Легкий, освежающий, диетический, не калорийный текст. Напрягает разве что путаница "не" и "ни". История не закончена, в эпилоге авторы сулят продолжение. И авторы правы: при верном взгляде на мир в нём бесконечно много смешного, зачем же останавливаться?
   Вердикт: вперёд!
  
   Гаврилова К. Ловушка для потерянной души
   Читать это - словно идти по кочкам. И ладно бы только грамматические ошибки - от распространенных "что бы" вместо "чтобы", раздельного написания "не" вместо слитного до оригинального "Скоро уляжется ветер, опустить серая пыль". Они не очень мешают пониманию. В конце концов, в предложении "Показал где искать, куда смотреть и главное, чего трогать не стоит" можно поставить недостающую запятую - и станет ясно, что речь не о главной штуковине, которую не стоит трогать, а о том, что главное в сообщенной информации. Куда хуже ошибки смысловые: на них то и дело спотыкаешься. Пропустим мелочи вроде "сцепил зубы" (можно сцепить пальцы, ветви, крючья, зубам же цепляться друг за друга нечем - их можно только сжать или стиснуть).
   "Люди бояться брать то, что принадлежит старым временам, обходят стороной могильники. ...Собирателей мало. Я встречал всего троих, да и те куда-то пропадали. ...Пора. Мертвый огонь уже давно пропал, даже искорок больше не видать. Можно и пройтись по расплавленным камням. Скоро пыль уляжется, и сюда пожалуют другие умники, спеша откопать на пепелище сокровища". - Позвольте, какие другие умники, если люди на могильники не ходят, собирателей было всего трое, когда-то, да и те пропадали?
   "Глубокие тени, словно живые, шевелились в темных углах, раскачивались в такт танцу свечей". - Кто танцевал? Огоньки свечей или именно свечи?
   "Где-то за стенами замка завывал ветер, рвался в приоткрытое окно, стучал голыми ветками деревьев в стекла". - В самом деле, если он рвался и стучал в окно - где же он был?
   Гаврилова взялась за очень интересную и сложную задачу: создать образ существа, которое можно в прямом смысле назвать "никто", и показать, как это существо стремится стать человеком.
   Никто - это существо, у которого нет... чего? По идее - ничего. Личности, памяти, сознания, самосознания, желаний, целей. Старый собиратель, назвавший существо "никто", характеризует его так: "Он действительно никто. Нет у него того, по чему нормальные люди определяются. Кругом гладкий, ни баба, ни мужик. И пупка нет".
   Человек - это пупок и половые органы? Похоже, старик совсем из ума выжил. Существо "никто" мыслит глубже: "Воспоминания делают человека человеком. А у меня их нет. Даже имени нет. Я - никто".
   Воспоминания, однако, у него есть. Никто помнит язык - хорошо помнит, в его лексиконе есть даже импортное слово "игнорировать". Существо помнит, что такое тело, глаза, комната и прочие реалии. Есть у него и самосознание: никто называет себя "я" и, очнувшись, сразу разглядывает себя в зеркале. Более того: существо поначалу считает себя человеком - и отказывается от этой мысли только потому, что у него серая кожа, необычная фигура и голова без волос. Думает, чувствует и действует существо вполне по-человечески. Нормальное такое существо, разумное и нравственное. И цель у него есть, тоже человеческая: стать человеком. Осталось только дать ему имя - что в этом сложного? В конце концов, может и сам придумать. Так что же: нестандартная внешность, отсутствие половых признаков (бывает такая патология), амнезия - и ты уже не человек?
   Ко всем прочим фишкам Гаврилова дала существу, очнувшемуся в магическом условном средневековье, смутные воспоминания о современном земном городе. Оно ещё и попаданко, бедолага.
   Вердикт: коктейль из кофе и мух.
  
   Терский И.С. Отчаяние бессмертных
   Текст болен многословием. Правда, не злокачественным. Но тоже не малиновый сироп. Словесные сорняки колосятся в первых же абзацах.
   "Вперед выступил высокий мужчина. Рукой он поманил к себе факельщика, державшегося за спиной своего хозяина". - Вперед шагнул высокий мужчина. Поманил к себе факельщика.
   "Слуги начали копаться в большой кожаной сумке, заполненной различными бумагами". - Слуги покопались в сумке с бумагами.
   "- Вот. Прошу вас.
   Мужчина взял длинными тонкими пальцами исписанный чернилами лист, и быстро пробежался глазами по тексту". - Мужчина пробежал глазами текст. Не стоит смешивать фразеологизмы "пробежать глазами" и "пробежаться пальцами"; глагол "пробежать" в данном значении - переходный, с прямым дополнением. Если очень хочется упомянуть, что пальцы у персонажа длинные и тонкие, а лист был исписан именно чернилами, можно найти множество более изящных формулировок, чем неуклюжая "взял пальцами". Хотя бы так примитивно: "Мужчина расправил лист в тонких длинных пальцах, пробежал глазами чернильную вязь". "Быстро" - лишнее: пробежал глазами - уже означает "прочел быстро". И запятая перед "и", увы, тоже лишняя.
   Высокий стиль, коим некромант говорит со слугами, словно заимствован из очаровательной хохмы Бернарда Диксона "Ученый язык" в сборнике "Физики продолжают шутить" ("Папа, я хочу на завтрак кукурузных хлопьев. Неужели и сегодня овсянка?" - "Да. Мама выдвинула предположение, что ввиду похолодания будет полезно повысить температуру твоего тела путем поедания тобою овсянки. Кроме того, ввиду вышеупомянутых температурных условий твои связанные бабушкой перчатки и пальто с теплой подкладкой и капюшоном несомненно должны быть надеты"). Ну один в один же: "Заметных улучшений не наблюдается. Объект по-прежнему неохотно идет на контакт. Мышечная атрофия усиливается. Кровопотеря прекратилась, однако заметны новые раны". "Ничего о ранах. Зафиксируйте этот момент". "Продолжайте исследование, следующий осмотр проведите завтра. Если он вновь поранит себя, примените цепи". "Похоже, яд вступил в реакцию с принятыми ранее токсинами, воздействию которых подвергся объект. Возьмите у него кровь, для проведения более глубоких исследований".
   Честное слово, исследователи используют протокольный волапюк только в отчетах, статьях и медицинских карточках. Устная речь у них такая же, как у всех вменяемых людей.
   Авторскую же речь иногда трудно понять.
   "...немногочисленные желтые гниющие зубы бессмысленно смыкались на прутьях, а череп с силой ударялся об эту преграду". - Существо впилось зубами в прутья и стало биться о прутья головой. Я могу вообразить эту сценку лишь при условии, что существо кусало решетку вставными челюстями, которые держало в руке.
   "Десятки столов, на которых лежали самые разнообразные приспособления, книги и колбы с различного цвета жидкостью, были практически единственным, что напоминало здесь о призвании его хозяина". - Так десятки столов с приспособлениями, книги и колбы - или единственное?
   "Хозяин лаборатории величественно восседал на высоком деревянном стуле с прямой спинкой, медленно листая пожелтевшие от времени страницы толстой книги. Просторный плащ черного оттенка опутывал его фигуру". - Как он мог листать страницы, весь опутанный плащом? (Ведь фигура - это очертания всего тела).
   Герой исследует мертвеца. И герой, и автор несколько раз называют объект исследования мертвецом. И вдруг:
   "На его теле не было никакого подобия одежды, что лишь подтверждало теорию о том, что этот человек был давно уже мертв". - Мертвец мертв теоретически? Или, если бы его одели, он бы уже не был мертвым?
   Синопсис вызвал ещё большее недоумение. Заявленная тема хороша: благородные некроманты стремятся дать людям бессмертие и уничтожить Смерть, а люди, ничего о некромантах не знающие, видят в них врагов рода человеческого и собираются истребить. Для обострения конфликта в романе есть ещё враждебные некромантам боги и враждебные людям чудовища, которых люди считают созданиями некромантов. Войны, тайны, приключения и мучения главного героя-некроманта приводят его к простому и логичному решению задачи: чтобы уничтожить Смерть, не обязательно искать бессмертие. Достаточно уничтожить всё живое. Не будет жизни - не станет и смерти.
   Вердикт: не будет жизни - не будет и романов. Это утешает.
  
   Махавкин А.А. Леди Зима
   Искусство слова - не умение говорить кудряво. Это умение говорить точно. Мастерство писателя - не декорировать трюизмы словесными завитушками до полной неузнаваемости, а сталью ясного слова высекать из хаоса новые смыслы. Не путая, разумеется, значения слов "благодетель" и "добродетель" или "стемнело" и "потемнело", не говоря уж о "надеть" и "одеть".
   Вот, к примеру, что делает Махавкин из фразы "Стража на вершине башни приветствовала высокого худого человека в черном плаще". Пунктуация автора. "Высокие фигуры, блистающие длинными кольчугами и глухими шлемами, молча разошлись в стороны и вскинули руки в латных рукавицах, отдавая честь долговязому человеку, с головы до ног, обряженному во всё черное. Но невзирая на свободный покрой темного плаща, трепещущего под порывами ветра, особенно яростного на вершине башни, было ясно, что рослый человек определенно не страдает от избытка веса. Скорее на ум приходили определения: худощавый и тощий".
   А вот так автор сообщает, что в день отплытия парусника было ветрено - не спорю, важная подробность. "Утро оказалось пасмурным, во всех отношениях. Налетевший с востока ветер, затянул сереющее небо густой пеленой дождевых облаков, сквозь которую не смог бы пробиться самый мощный луч восходящего светила. Из-за этого казалось, что ночь не намеревается уступать свои права нарождающемуся рассвету, скрываясь в каждой щели, откуда и зыркает черными глазищами. Сумрачный шлейф владычицы темного времени суток тянулся по бурунам рокочущих волн, превращая их в подобие фантастических животных, способных привидеться лишь в пьяном угаре". - Ночь - владычица ночи, каково?
   А начинается текст поразительным пассажем: "Подхваченные ветром времени, листья лет слетают с ветвей древа жизни и несутся по воле влекущего их вихря. Остановись, посмотри, как их эфемерные тела проносятся мимо, смазанными, от огромной скорости, силуэтами! Но если попытаешься поймать и удержать в руке хотя бы один - тебя ожидает горькое разочарование: призраки безразлично скользят сквозь подставленные пальцы и рушатся в черную бездну, дабы исчезнуть там навсегда. И если взор последует за пропажей, то ощутишь, как мрачная бесконечность провала поглощает твое сознание, стирая его без остатка. Невозможно понять: секунда прошла или век - вихрь времени безжалостно обрывает листья жизни твоего дерева и вот оно уже стоит обнаженное, мертвое... Тебя уже нет и только безумный ураган продолжает свою работу, не в силах остановиться, хотя бы на мгновение".
   Выковырнем из этой путаницы (время несет отрезки самого себя, эти отрезки - призраки, они куда-то рушатся, бездна поглощает их и при этом стирает) суть. Получится общеизвестный факт: "Жизнь проходит".
   Хотя, как выясняется дальше, не у всех. Некто проспал много тысяч лет. А теперь проснулся. И кошмарному всемогущему черному магу это очень не нравится.
   Если очистить текст от фиоритур, оставив для колориту любовно выписанных моряков с их трубками, пьянками и проклятьями, якорь им в глотку, получится не очень длинная и довольно забавная байка. Неизвестно кто под ником Хастол уговаривает капитана корабля отправиться невесть куда, а всемогущий черный маг, приняв неизвестно кого за проснувшегося Некта, посылает свое ужасное воинство - силу, заклинания, артефакты, людей, монстров, демонов и непобедимую Тварь - убить Хастола. Воинство истребляет пропасть народу вокруг неизвестно кого, от корабля береговой охраны до населения целого города, но неизвестно кто всякий раз остается цел. Как в американском боевике: все стреляют, никто не попадает.
   Вердикт: "Леди Зима" - только первая книга, до финала истории далеко. Есть надежда, что ещё попадут.
  
   Андреева Р.Р. фентези 2016 Возможны варианты  
   Грамотно и довольно интересно написанная история о том, что и вампир может быть гуманным, и его, как существо разумное, сильнее тянет к общению с умной, доброй, сильной женщиной, чем с романтичными школьницами, что если ты с ним по-человечески, то и он с тобой по-человечески, что всем разумным существам и приятнее, и выгоднее договариваться и сотрудничать, а не воевать.
   Вердикт: за одну идею уже можно дать медаль.
  
   Гончар Е. Фэнтези-2016. Второе дыхание
   Два с половиной мегабайта текста, что уже достойно уважения: попробуйте написать так много и так гладко. Синопсис обещает добрую-предобрую сказку. Героиня - прекрасная принцесса, "равнодушная к собственной безупречности" и умеющая летать. Герой - благородный мошенник, сахарный робингуд, который магической силой "мешает богатым и влиятельным обижать бедных и слабых, чудесным образом появляется рядом с людьми, оказавшимися в беде, с особым рвением помогая женщинам, детям и старикам". Само собой, в конце он оказывается незаконным сыном самого императора. Живут герои в больном мире, теряющем чудеса и преследующем волшебников, окружены врагами, поэтому проходят через череду бед, невзгод и опасностей, вынужденные подчиняться отрицательным персонажам и ужасно страдать от их происков (прямо по Тэффи: "заплакал старик, да делать нечего"). Но в конце из окрестных машин вываливаются боги - добрая Волшебница и мировой наставник, заступник и покровитель Серафим, раскрывают все тайны, раздают всем сестрам по серьгам, одни негодяи раскаялись и исправились, другие наказаны, герои получают свадьбу и трон, а мир - шанс на исцеление. Всеобщие слезы счастья.
   Однако не раскатывайте губу на хэппи-энд: автор высылает последние главы только "в обмен на содержательные комментарии". Как пела девочка в старом мультфильме: "Кто похвалит меня лучше всех, тот получит вкусную конфету". А даром - во, даже в добрых сказках не бывает.
   Вердикт: да, в общем-то, и даром не надо.
  
   Трищенко С.А. фентези 2016-Компьютерное фэнтези
   Больше всего этот текст напоминает диктофонную запись непринужденного трепа в компании программистов. Разговор переходит с баб на профессиональные темы и плавно перерастает в интеллектуальную игру. Умные образованные собеседники, хохмя, болтают бредовый коктейль из миров - реального и компьютерного, бродят по пиксельным тропам, на ходу как можно смешнее дорисовывают страны и сочиняют сюжет, жонглируют словами и реалиями, попутно рассуждают "за жизнь" - о том, о сем, обо всём и ни о чем. Вот так, например: "То есть получается, что принцесса - не Вика. А это меняет дело. Вику бы я выручать не пошел. Да-да, вот именно! Спасешь ее, а она в меня влюбится... еще раз. А интересно: если она влюбилась в меня в реальном мире, а я ее спасу здесь, то что получится: влюбленность в квадрате? Или минус на минус даст плюс? То есть Вика избавится от влюбленности? И где, здесь или в реале? ...Но это лишь в том случае, если влюбленность была отрицательной. А если нет? Плюс на плюс - он плюсом и останется".
   Но и так: "Если бы наш маршрут был прямым, я удивился бы. Он и должен быть запутанным. Мало у кого жизненный путь представляет прямую линию - разве что у того, кто меряет жизнь прямой кишкой. В жизни свои лабиринты, свои пороги и подводные камни. И чаще всего жизнь - запутанные зигзаги".
   И думают дальше, не застревая на остроумном афоризме, потому что истина - не финиш, а путь:
   "...Вид линии жизни зависит от системы координат и точки отсчета. Полная запутанность может смениться идеальной ясностью. Поэтому вполне возможно, что кажущиеся извилистыми лабиринты судеб являются прямыми линиями, прямыми от рождения и до смерти; и если они пересекаются и спутываются, то это одна видимость..."
   "Человек выходит из одной точки и исчезает в другой. И в то же время линии всех людей тесно увязаны между собой, перепутаны, переплетены... Но это иллюзия, это фальшивые лабиринты. Истинная линия жизни - прямая, что бы мы ни видели, что бы нам ни казалось. Прямая хотя бы потому, что следует стреле времени..."
   "Жизнь представляется лабиринтом для тех, кто не знает, куда идти, кто мечется, разыскивая дорогу. А тот, кто знает, не станет тратить время на лабиринты. Для него есть только один путь - прямо к выбранной цели".
   Одно только "но": свободный полет фантазии и литературный текст - совершенно разные вещи. Чтобы превратить живую игру воображения в роман, её следовало бы обдумать и структурировать. Отсечь лишнее и дать произведению форму. При этом текст сократился бы раза в три. Зато стал бы интереснее: читателю не пришлось бы пролистывать аморфные страницы, простирающиеся между умными мыслями и смешными шутками.
   Вердикт: хоть и много ерунды не по делу, но написано грамотно, чисто, неглупо, местами остроумно и даже с блеском.
  
   Герасимова Г.В. Фэнтези-2016. Бесстрашные. Дети Глуши
   Как и добрая половина присланных на конкурс текстов, это не роман, а первая часть саги о приключениях трех героев - двух братьев и названой сестры - в мире-винегрете, настроганном из постапокалипсиса, страшных сказок - о заблудившихся детях и охотящейся на детей ведьме, об ожившей кукле, о спящей красавице - и засилья духов. Духи, вокруг которых вертится основное действие, вызывают нарастающее недоумение. Разумеется, автор волен создавать любой мир, и сама идея смешать городское фэнтези с реалиями других жанров открывает богатые возможности для фантазии. И автор вправе придумывать любые правила игры. Но эти правила не должны противоречить друг другу. А в мире "Бесстрашных" духи умерших то привязаны к живым, вступают с ними в сотрудничество и питаются некими их эманациями, - вероятно, жизненной силой, и видны либо слышны только особо одаренным персонажам, и выглядят, как выглядели при жизни - людьми или животными; то привязаны к вещи и становятся зримыми и осязаемыми каждому, кто возьмет эту вещь; то эти нематериальные сущности - ужасные чудовища, нападают на людей, убивают и пожирают их невещественными зубами в невещественный желудок, более того - сами могут быть убиты вполне материальными ножом или пулей. Как?.. Похоже, что в мире текста просто действуют потусторонние существа разной природы - так, может, стоило и назвать их по-разному, не запутывая читателя? История героических подростков читалась бы с интересом, но ему мешают эта путаница призраков призрачных и вещественных и редкие, но досадные грамматические и стилистические огрехи. Навскидку: "оплата за помощь", "дух, в последствии названный альтом", "переодел одежду", "сделал вид, что не при чем" и печально известная конструкция "проезжая мимо сией станции, с меня слетела шляпа": "зная пакостную натуру Эммы, с нее сталось бы спрятать учебник или порвать конспект".
   Вердикт: чистить надо, чистить.
  
   Симочкина М. Фэнтези-2016. Избранница Смерти (завершено, редактируется)
   Автор указывает, что роман завершен, но редактируется, выложен не полностью. Окончание текста, пока не отредактированное, Симочкина высылает по просьбе читателей. Значит, весь остальной текст готов.
   Чтобы составить представление о романе, достаточно прочесть стихи, предваряющие и завершающие текст. Дивные рифмы "полны - темноты", "бытия" - "ножа" и "навсегда - слова", втычки "твоя", "столь", "уж", лютый пафос, ошеломляющие сравнения (стремления, полные надежды, как свет) и определения ("жизнь - это есть бесконечности пепел"), тонкое наблюдение "жизнь уходит навсегда" и совет, умирая, искать в сердце новых сил.
   Заглянем в прозаическую часть. В собственно историю воровки, втянутой в войну богов. В мир, в котором в сгоревшем доме лежит обуглившийся труп с длинными волосами, а меч падает в траву со звоном.
   Автор путает преемника с приемником, вьюнок (растение) с вьюном (рыбой), корни и коренья, "мертвый" и "мертвецкий" ("нежный голос девушки дрожал, хрупкие пальцы мертвецкой хваткой вцепились в мое правое предплечье"). В книге, написанной от лица неграмотной средневековой воровки, смешаны без разбору слова всех стилей. Вполне уместные разговорные и просторечные: скидать, плюхнуться, сгодился, сцапать, простынь, заприметить, вьедчивый, без зазрения совести, поперек его воли. Совершенно неуместные казенные, газетно-протокольные: различные, являться (и даже "улыбка, явившаяся ответом на мою благодарность"), впоследствии, исходя ("исходя из твоего замечания" - так выражается трепетная волшебница, что провела всю жизнь наедине с лесом), иметься, в результате чего, посчитать необходимым, учитывая тот факт, ввиду того, крайне большое количество (ну почему нельзя сказать просто "много"?). Велеречивые - наверное, для средневекового колорита: трапеза, нежели, намереваясь, лицезреть, намереваясь, думы, до селе (орфография авторская). Наконец, иностранные, в устах крестьянской дочери звучащие особенно комично: энтузиазм ("гнался за мной с энтузиазмом" - вероятно, гнался упорно), интерьер (вместо "обстановка"), импульсивность ("порывистость"), дезориентированный ("ошеломленный"), сконцентрироваться ("сосредоточиться"). В этой каше то и дело попадаются комочки истинных перлов:
   "В горле пересохло и першило, язык практически не шевелился, и, попадись мне какой-нибудь караван или путник, я бы не смогла произнести ни слова о помощи. Мычала бы, как домашняя корова, выпущенная на пастбище в чистое поле". - Да, дикая корова в стойле мычит совершенно иначе.
   "Сердце плавно погружалось в околдовывавшие сознание пустоту и бесконечность. Его удары тонули в неизвестности, не успевая зародиться, и на какое-то мгновение мне показалось, что я умерла. Должно быть, силы окончательно покинули меня вместе с потерей крови, и теперь мое бренное тело плавно плывет по незыблемым волнам в вечность". - Незыблемые волны достойны стремительного домкрата.
   "Я вернула свой завороженный взгляд к незнакомке, которая продолжала сверлить во мне дыру". - Нет, не дрелью. Незнакомка так смотрела.
   "По широким улочкам были разбросаны разные предметы - от кухонной утвари и ведер до поломанных в порыве битвы предметов интерьера". "Распахнула комнату спаленки". "Различная гамма чувств, которая сопровождала меня буквально по пятам". "Башни магических гильдий переливались различным волшебством". "Поляна, сплошь усыпанная различными цветами и ярко-зеленой травой". "Придирчивые коряги". "Небо, клонившееся к безудержной грозе". "Привлекательная красавица". "Уверенная решительность". "В его глазах я прочла остервенение и слепую, необузданную жестокость, которую он вот-вот готов был обрушить на мою голову". "По телу разбежались приятные чувства".
   И на десерт: "Данный факт буквально переворачивал все мое нутро".
   Вердикт: моё тоже.
  
   Елагина М. Фэнтези 2016 - Зов Вечности 
   "Блеклый мягкий свет немногих работавших фонарей затейливо играл с тенями желтоватых кустарников". Впервые слышу, чтобы горящие или светящиеся фонари назвали "работающими", а вот это вот "затейливо играл с тенями" - добавляет пикантности с тонкой ноткой пошлятины. Дальше идёт лекция о том, как туман называли куполом, и о том, как жесток мир. Мне очень понравился мир с двумя материками - и, соответственно, с двумя странами, по штуке на каждом. Довольно типично для сочиняющих подростков: на каждом материке должно жить человек по пять, тщательно прописанных, а остальные - несчитаюцца.
   Коль верить синопсису, место действия - не больше и не меньше, чем другая Вселенная. Но Вселенная, как указывает автор, только с тремя светилами - это как планета с двумя материками, только Вселенная. А может, автор просто спутал Вселенные и планетные системы. Каково жить на планете около трёх солнц - вдаваться не будем: там носят бежевые штаны, значит, жить можно. Ещё в этом странном действе фигурируют планета Нибуру, планета Харон и Чёрный Рыцарь - и что-то там происходит - как выразился автор, " разборки внутри-семейного характера".
   Вердикт: интересно, автор школу закончил?
  
   Баракин Д.Е. Рендал Фамел
   Текст "из глаз", фальшивый, как дешёвая сосиска. Ну какой он рыбак? Какой он деревенский житель? "Случилось это знаменательное событие, если кому-то интересно, в триста восемьдесят шестой год третьей эпохи" или "Рыбак имел хоть какой-то стабильный доход, пусть и мизерный". - точно, именно так и выражаются потомственные рыбаки, предки которых, по крайней мере, до прадеда, безвылазно жили в деревне средневекового фэнтезийного мира. "Родиться мне довелось в небольшой деревне со звучным названием Мураки на западе графства Лонар в семье обычного рыбака. Случилось это знаменательное событие, если кому-то интересно, в триста восемьдесят шестой год третьей эпохи. Селение было мало чем знаменито, а по чести говоря, не было вовсе, кроме, разве что, одного забавного факта: приезжие почему-то часто неправильно называли нашу деревушку, меняя 'р' на 'д'. После чего местные юноши нередко их поправляли. Кулаком по зубам. Для правильной дикции, разумеется..." - уважаемый автор, а на каком языке говорили Рендаловы сородичи и эти приезжие? Вы уверены, что по-русски? Если да, то зачем все эти Анры, Сивары, Эрадры и прочие языколомные имена и названия? Если нет - тогда убирайте шуточку про дурной каламбур, как грубо разрушающую достоверность и атмосферу текста.
   А синопсиса нет, потому нельзя прикинуть, распогодится ли потом хоть отчасти. Но не верится.
   Вердикт: текст скрипит, как песок на зубах - от внутреннего разлада.
  
   Ливадия Л.О. Фэнтези 2016. Акара. Зови меня Зверь.
   Исключительно приятный, очень разумный, выверенный, логичный синопсис. И просто до тоски огорчил сам текст: бесконечные, скверно написанные диалоги, без атрибуции, непроработанные - приходится долго думать, кому из героев какая реплика принадлежит. Что было дивно в синопсисе - в тексте расхлябанно и дребезжит. Словно разные люди писали. Обидно!
   Вердикт: автор талантлив, и ему есть, что сказать. Видимо, он ещё скажет, но потом - когда научится развивать мысль в словах.
  
   Алмазная А. Фентези 2016 - Его выбор
   У этого автора тоже болезненное пристрастие к кавычкам. Зачем, скажем, в предложении "Почувствовать "знаменитую" силу, что, говорят, даже сильных ставила на колени, вызвать на поединок" брать "знаменитую" в кавычки? Ирония? На самом деле сила НЕ знаменита? Или - что имеется в виду? А в предложении "Армана этот "учитель" еще не учил, но приятели со старших классов про это "хомяка" много чего рассказывали" помимо опечатки - зачем кавычки? В действительности - НЕ учитель? Или, на самом деле, его НЕ называли хомяком? Что за странная привычка?
   Впрочем, кавычки - ещё не худшая беда. Прочёл страницу - вообще не понял, кто на ком стоял, кто кого почему наказывал, кто кому насильник и при чём тут большеглазый младший братец. Попытался разобраться с помощью синопсиса - ещё больше запутался. Учителей, встретившихся в тексте, в синопсисе нет, зато есть дядя, братья, непонятно откуда взявшаяся сестра - и  "Рэми начинает подсознательно чувствовать свою душу, успокаивает ее боль и ее освобождает. На время, пока он не повзрослеет и не сможет с ней справляться". Кого-кого, простите, он начинает подсознательно чувствовать? Душу? Он с ней справиться не может?
   Вердикт: вещь не для средних умов.
  
   Костенко О.П. Бесконечное время
   Вот истинно, "Кто эти люди с мрачными и жестокими лицами? Что за странные существа чередуются с ними?" Вот-вот, и я тоже подумал: кто все эти люди? Местами текст воспринимается, как неудачный перевод с помощью компьютерной программы: "Тишина и мрак, лишь ветер гуляет по залу, врываясь в пустые окна и колыша гобелен на стене, на котором изображен дракон, а рядом обнаженная девушка". По-русски бы сказать "колыша висящий на стене гобелен с изображением дракона..." Где нет явных вывихов синтаксиса, там плоское перечисление действий - ну, и россыпь грамматических ошибок, закономерных при такой манере.
   Синопсиса нет, но понятно: тут что-то такое, эзотерическое. Про тёмные силы, души, отданные Злу, возвышенно так... Две страницы прочёл - как вагон разгрузил.
   Вердикт: почему-то "заумно и неграмотно в одном тексте" - довольно часто встречающееся сочетание.
  
   Юрченко А.Н. Фэнтези 2016.Барды Мечей 
   А тут - напротив, классическое-классическое, с Государынями, Магами и Великими Учителями с большой буквы, с ужасными артефактами, страшными тайнами, роковой борьбой - в этом роде. Читается, в общем, прилично.
   Судя по синопсису, сюжет вещи - тоже классический квест. Ну что... в принципе, не самое худшее чтение.
   Вердикт: похоже, это приемлемо написанный текст. Может, там и мысли есть.
  
   Малышева А. Фэнтези 2016. Радужный венец. Время потерь 
   А ведь мило! Тёплая такая, спокойная, вдумчивая проза, неспешная, симпатичная. Читать приятно. Судя по синопсису, несколько романтического толка, но без истерик и перегибов в "девчачью" сторону.
   Вердикт: стоит посмотреть дальше. Что-то эта вещь обещает.
  
   Чернов М.В. Фентези2016 Зеркало Агриэля 
   Интересненько, интересненько. Толковый подход у автора - без нажима и напряжения. Просто рассказываем историю - "из глаз" занятной личности, удивительные особенности и страшные тайны которой, по-видимому, будут раскрываться постепенно. Редкие дела.
   Синопсис тоже удачен. Хороший, грамотный, с чёткой структурой - сразу ясно, чего ждать от вещи. А ждать, кроме прочего, ещё и развития характеров. Очень приятно.
   Вердикт: обязательно посмотрим, как автор разовьёт многообещающую идею.
  
   Шашков А.О. Фэнтези 2016 Зеркало Власти-1: Осколок Даргрома
   Сразу хочется сказать: помедленнее, пожалуйста, помедленнее. Не перебивайте сам себя, уважаемый автор, дышите, не надо частить и торопиться. Давайте подумаем над вашими словами. Вот хоть это: "Кровать, например, годится только для растопки печи, а вот замусоленному столику, наоборот, огонь уже не грозит, среди остального хлама можно выделить разве что, зеркало". Что мы поняли? Что для героя важно зеркало. Очень славно, но нельзя ли было выделить этот момент в отдельное предложение? И интригует, знаете ли, вопрос, почему столику не грозит огонь. Замусоленность сделала его огнеупорным? Такого рода шероховатости встречаются и дальше - не то, что ошибки или перловка, но... "Деревушка "Березовый дуб" вызывает усмешку у всех путников, которые здесь останавливаются". - Но ведь не деревушка вызывает усмешку, а её нелепое название. И так далее.
   Синопсис вполне приличный, связный, понятный - и сюжет довольно любопытный. В общем, вполне приличное чтение, но - быть бы автору повнимательнее к тексту.
   Вердикт: можно посмотреть, как автор реализует замысел из синопсиса. Ему бы ещё почистить текст от раздражающих блошек.
  
   Торн А. Фэнтези-2016. Черный призрак.
   "Стылая тишина сковала монастырь. Нежные треугольные ушки подергивались, поворачиваясь в сторону церкви". - Хоть бы "кошачьи ушки", а то торчат явные уши тишины. Тем не менее, текст, в общем, неплохой, только сюжет совершенно абсурдный. Внутренний Станиславский возмущается: "Не верю!" - и кто его осудит: девочка в мужском монастыре... Ну, не работает. Вообще не работает, ни как фантдопущение, ни как этнографическая черта. Либо персонажи не должны быть людьми.
   А синопсис только утверждает в мысли, что вещь нелепа в корне.
   Вердикт: нет, девочки читать будут. Наверное, даже с радостью. Но мозг в процессе чтения включать нельзя.
  
   Смелов Л.В. Орден мандрагоры, или дорогами страны Полной Луны
   У вещи очень любопытная композиция. Я бы сказал, неожиданная. Автор представляет героя, как полагается представлять главного героя - и убивает на следующей странице. Брезжит новый кандидат на звание Гг - ан, нет, и его тоже кончают через несколько абзацев. Ух-х! Так бодро даже Мартин не действует. А до тех людей, кто в синопсисе описан, я пока не добрался: похоже, до того, как представить, всё-таки, центральные образы повествования, автор укокошит ещё пару-другую проходных бедолаг.
   Но - читается лихо и бодрость несказанная. Только вот: "Сэр Роберт дернулся и, проснувшись, вгляделся в узкие зрачки старшего - из-за богопротивной смеси всех кровей они выражали все, что угодно, кроме человеческих эмоций: узкие, мелкие, как серый мыши, они бегали по белкам, выдавая вечный страх и безумие их владельца". - Нет, смысл метафоры ясен, но зрачки - дырки в глазном яблоке, они не могут бегать по белкам. "Бегающие глаза" - это зрачки, которые мечутся в прорезях глазных орбит... или, скажем, между припухших век, как-то так. "По белкам" - это чересчур.
   Вердикт: может оказаться интересно, несмотря на авторскую кррровожадность - или благодаря ей.
  
   Семара Судьба-Полынь. Книга Первая (Общий файл) от 27.04.16 
   Эффектно, ужасно - в общем, очень неплохо. Достойная манера, многообещающий синопсис, обещан духовный рост героев.
   Вердикт: есть, о чём говорить.
  
   Восходова Е. История первая. Изнанка личной жизни. (Полностью) 
   Прилично. И вдумчиво. Начало - с местной легенды - прямо-таки, очаровало. По-моему, замечательно:
   "Всё это продолжалось до тех пор пока однажды у этого места не появилось имя. Дело было так. Один из Теней сидел на солнышке и наслаждался редкой для этих мест хорошей погодой. Всё было настолько прекрасно, что драмморт задремал. А в это время с другой стороны к нему подошла новая партия паломников, стремящихся получить прогноз на будущее, если повезёт, благоприятный и закупиться столь необходимыми в дальнейшей жизни сувенирами.
      Подошли они к дремлющему драмморт и уточняют - правильно ли они пришли, здесь ли живёт уважаемый Оракул:
      На что драмморт ответил на своём родном языке:
      - Б'йер ки м'йт та!
      Что в принципе означало "ни сна, ни отдыха", но это в приличном переводе. С тех пор Тени ушли в места, где ещё можно спокойно выспаться, а город приобрёл своё имя - Берки-Митта и превратился в место, где можно приобрести всё что угодно. Поговаривают, что здесь по сходной цене можно купить душу".
   А к этому славному началу - ещё и обаятельный синопсис.
   Вердикт: похоже, хорошая история.
  
   Хожевец О.А. фэнтези2016 Пламя на воде 
   Я сильно огорчился. Потому что - ведь интересный сюжет, похоже. И кое-какая проработка образов. И - ну, ёлы-палы, дорогой автор, как же можно быть НАСТОЛЬКО безграмотным?! Это же просто катастрофа какая-то! Срочно читать о правилах оформления диалогов! Всё вычитывать и проверять! И объясните, пожалуйста, тёмному, кто такие "суфийские иллюминаторы"? Иллюминаты, быть может? А суфии там при чём? Или у вас такая странная вселенная, что масонской или суфийской магией интересуются прямо-таки круглые окошки в корабельных каютах?
   Причём синопсис - вполне ничего. И в результате роман - как та овсянка в рассказе Зощенко: белая, мягкая, ароматная, одна беда - есть её нельзя. То есть, есть можно, но приходится всё выплёвывать - шелуха заедает.
   Вердикт: очень жаль. Нельзя ли как-нибудь убрать шелуху?
  
   Полынь М.Л. Фэнтези 2016: Фамильяр 
   Чистенько написано и довольно бодро. Но вот вопрос: зачем? И начало - не из цепляющих, и синопсис говорит о том, что вещь - бодрая приключенческая история "просто так". И кстати: пишется точно не "фамилиар"?
   Вердикт: на первый взгляд, образцовое трамвайное чтиво - занять глаза. С другой стороны, вдруг там есть какие-нибудь бриллианты чистого смысла, не замеченные даже самим автором?
  
   Вей А. Фэнтези 2016. Империя кровавого заката. Наследница. 
   Коль не считать пафосного и шаблонного до безобразия названия - любопытно. Судя по синопсису, сюжет затейливый - и уже с первой страницы эта затейливость вполне ощущается. Текст кажется несколько небрежным, но, возможно, эта манера - особенности авторского стиля.
   Вердикт: тянет почитать дальше, это само по себе - рекомендация.
  
   Варко Э. Фэнтези 2016 Тень Дракона  
   Однако, дарк. Причём, в манере не "мрачно и жутко", а "отвратительно". Ну что ж, оно нынче популярно, многие любят. Написано грамотно и бодро, довольно красочно; синопсис чёткий и неглупый, но, мне кажется, особого глубокомыслия от этой вещи ждать не приходится. Чудовища, битвы, интриги... но для поклонников направления - вполне, почему бы и нет.
   Вердикт: для сильных духом и нетребовательных.
  
  
  
  
  
  
    
    
  


Популярное на LitNet.com В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"